Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Приключения / Мушинский Олег: " Солидный Куш " - читать онлайн

Сохранить .
Солидный куш Олег Мушинский


        # Водный мир…


        Мушинский Олег
        Солидный куш

        Синий фрегат замер, как мурена, у самого дна. Ни звука, ни вспышки света, ни единого неосторожного движения. Лишь над выдвижной башней на корме медленно и бесшумно вращались раструбы слухачей. Стайка любопытных красно-золотых рыбок резвилась неподалеку, но благоразумно соблюдала дистанцию. В самой башне высокий мужчина с хмурым лицом недовольно спросил:
        - И сколько нам тут еще торчать?
        - Сколько капитан скажет, столько и будем, - невозмутимо отозвался его напарник. - Слушай давай. Упустим корабль, капитан обоим головы оторвет.
        - Да слушаю я, - скривился высокий. - Только не слышу ничего. Полдня - один рыбий писк в ушах. А если этот корабль вообще другим курсом пошел?
        - Тогда капитан оторвет головы не только нам, но мы будем первыми. Слушай давай.


        Тот, кого они ждали, появился только вечером.


        Торговый корабль "Пеликан" шел по поверхности моря. Прямо по курсу путеводной звездой клонился к закату пылающий лик Фервора. Зеленоватые волны сонно и недовольно толкались в деревянный борт. Сильный попутный ветер насмешливо освистывал тихоходную посудину, с демонической ловкостью закидывал холодные брызги матросам за шиворот и так надувал паруса, что трещали снасти.
        Судя по длинному прямоугольному корпусу, скошенному вперед форштевню и высокому квартердеку, "Пеликан" сошел со стапелей Ангулусианских верфей. Осадка была столь низкой, что, сильно наклонившись, с палубы можно было зачерпнуть воды рукой. На носу тускнела некогда посеребренная фигура Светлого Меркуцио - покровителя торговли. По бокам от квартердека рассекали волны широкие рулевые крылья. Капитан явно спешил - на обеих выдвижных мачтах были подняты все паруса.


        Опытный наблюдатель добавил бы, что со стапелей "Пеликан" сошел далеко не вчера. Дело в том, что корпуса кораблей обшивали досками из темного дерева. Оно лучше противостояло соляной коррозии и значительно медленнее обрастало ракушками. Давно не крашенный корпус "Пеликана" был усеян многочисленными вставками-заплатками из гораздо более дешевого светлого дерева. Собственно, их было столько, что уже не было никакого смысла в капитальном ремонте с заменой обшивки. Гораздо проще и дешевле сразу заказать новый корпус. Впрочем, дешевле - не значит дешево, а состояние корабля и само его присутствие в этом забытом богами уголке Терраны говорили о том, что последнюю улыбку удачи владелец "Пеликана" лицезрел очень давно.
        Надо признать: опытный наблюдатель, добавив все это, был бы абсолютно прав. "Пеликан" и его капитан Жориан Вахлак были примерно одного возраста, и им обоим не нравился этот рейс. "Пеликану" - из-за резких изменчивых северных течений, капитану - из-за слухов о пиратах, прочно обосновавшихся в этих краях. Увы, удача действительно отвернулась от них обоих, так что выбирать не приходилось. Трюмы "Пеликана" были заполнены едва ли на треть грузом дерева далеко не лучшего качества. Настолько далеко, что продать его можно было только здесь, за пятидесятой параллелью.
        По коралловому трапу поднялся старший помощник. Прикрыв ладонью глаза, посмотрел, сколько осталось Фервору до горизонта, и недовольно заметил:
        - До полуночи однозначно не поспеем, капитан.
        Капитан Вахлак в ответ резко фыркнул. Это был плотный краснолицый мужчина лет пятидесяти. Одевался он просто: выцветшая до неопределенного цвета куртка поверх серого свитера да широкие штаны из темной парусины. Обуви Вахлак не носил, считая ее практически полезной только для глубоководников. На широком поясе висели: хронометр в плоской раковине, длинный морской нож и потертая маска для дыхания под водой. Старший помощник еще перед прошлым рейсом сделал себе искусственные жабры, отдав за это полугодовое жалование, но капитан Вахлак придерживался испытанных дедовских методов. Его темные волосы были собраны на затылке в жиденькую косичку, а всегда недовольный взгляд словно вопрошал: "ну почему все опять сделано не так, как надо?!"
        Замечание помощника о возможном опоздании к сроку ничуть не улучшило настроение капитана.
        - Знаю, - недовольно буркнул Вахлак.
        Он поднял глаза. Желтый треугольный вымпел на флагштоке уже не указывал строго на север, а повернулся градусов на пять к западу. По опыту капитан Вахлак знал, что это медленное смещение будет продолжаться примерно с полчаса. Потом вымпел на какие-то секунды обвиснет, и направление ветра поменяется. Поменяется резко и непредсказуемо. Если будет на то милость Алгоры, ветер будет попутный и тогда к утру у них есть шанс увидеть плавучие башни Кампавалиса. Если же нет…
        Свое отрицательное мнение по поводу несовершенства этого мира капитан обозначил парой богохульств, сдобренных чуть большим объемом брани. Рулевой вздрогнул и осторожно, чтоб капитан не заметил, осенил себя знаком, отгоняющим злых духов. Вряд ли северным демонам понравится, как поливают грязью их божественных повелителей. Гневить небожителей - вообще грех, а к северу от пятидесятой параллели, где единственная суша - верхушки рифов да редкие плавучие льдины, и власть Алгоры безгранична, как мировой океан - непростительная глупость. Тем более что в низких мореходных качествах ангулусианских торговых судов небожители совсем не виноваты. Да и сама идея сделать сильный крюк к северу от традиционного торгового пути, чтобы избежать возможной встречи с пиратами, всецело принадлежала капитану. Пошел бы обычным маршрутом, там и короче, и течение попутное, а не как здесь - в левый борт. Конечно, на "Пеликане" всего шесть пушек и около двух десятков огненных ядер. Маловато для конструктивного диалога с пиратами, попадись они на пути. Но, опять же, арсенал корабля не Алгора распродавала.
        В носовой обзорной линзе проступила неясная серая тень.
        - Пять градусов на правый борт, - буркнул Вахлак.
        - Есть, капитан, - отозвался рулевой, поворачивая центральный штурвал.
        По левому борту проплыл острый пик, похожий на воткнутый в небо палец. На широких синих полосах сверху вниз мерцали ярко-белые символы.
        - До Кампавалиса осталось сто миль, - сообщил, вглядевшись, старший помощник.
        - Сто так сто, - буркнул Вахлак. - Пять градусов на левый борт.
        Рулевой плавным поворотом центрального штурвала вернул корабль на прежний курс. Фервор коснулся краем горизонта.
        - Может быть, пора зажечь лампы, капитан? - спросил старший помощник. - До восхода Алгоры еще больше часа, а тут рифов, как бородавок на Ацеровой морде. Не налететь бы в темноте-то на полном ходу.
        - Нет, - отрезал Вахлак. - Лампы запалим, когда совсем стемнеет. Лишнее внимание нам ни к чему. Лучше опоздаем к сроку. Тем более, до утра все одно разгружать нас никто не будет.
        Старший помощник мысленно проклял капитана с его чрезмерной осторожностью. Не поджимай так сроки, наверное, вообще бы проверповались по самому дну. Ну кому нужно это латанное-перелатанное корыто?! Да и груз его вряд ли способен возбудить пиратский аппетит. А вот риф, попадись он на пути, не сделает скидок ни на груз, ни на возраст. Так старший помощник подумал, но вслух сказал только:


        - Как скажете, капитан. - И, после небольшой паузы, добавил. - Пассажиры уже собрались в кают-компании.
        Вахлак снова фыркнул. Пассажиров он не любил, и никогда раньше не брал на борт. Не поджимай так нужда, не взял бы и в этот. По крайней мере, взял бы не всех… Вахлак передал управление кораблем помощнику, велел четко держать курс и, недовольно бурча себе под нос, спустился в кают-компанию.
        Мальчик-стюард уже сервировал стол для торжественного ужина, но пассажиры более-менее терпеливо ждали капитана. Справа, у большого квадратного иллюминатора стоял Дерк Гриб. Высокий, в сажень ростом, богатырь с густой гривой черных волос. Резкие черты лица, квадратный подбородок, прямой взгляд серо-стальных глаз - он производил впечатление человека волевого и решительного, но вместе с тем была в нем какая-то отталкивающая жесткость.
        Наверное, именно это качество помешало свести ему более близкое знакомство с Алиной Иратой - единственной пассажиркой "Пеликана". Невысокая стройная блондинка с короткими золотистыми волосами и невинно-голубыми глазами, она обладала очаровательной привычкой мило улыбаться по любому поводу. Сегодня на ней были белоснежные жакет с меховой оторочкой и обтягивающие штаны, заправленные в короткие сапожки из акульей кожи. Вокруг шеи - белая ленточка с бантиком и ультрамариновой морской слезой под левым ухом. Если растянуть, получится маска для подводного дыхания. Не самая удачная модель. Ненадежна, малоэффективна и максимум за час подводного плавания забьется солью так, что можно выбрасывать. При этом стоила втрое дороже, чем та, что висела на поясе у капитана и служила ему верой и правдой без малого тридцать лет. Но, надо признать, смотрелась очень эффектно.
        Закинув одну восхитительную ножку на другую, Алина лениво развалилась в мягком кресле с бокалом легкого вина и отрешенно созерцала окружающую действительность сквозь треугольные стекла розовых очков. Перепонки между пальчиками были такими нежными и тонкими, что просвечивали насквозь. Вряд ли она была из богатых, иначе не путешествовала бы на попутном торговце, но ей определенно не приходилось тяжело грести по жизни.
        У стола переминались трое шахтеров в ношенных коричневых комбинезонах и тяжелых донных башмаках. Не молодые уже трудяги, которым, по их собственному определению, сказочно повезло откопать что-то ценное. Полученной премии как раз хватило оплатить переезд до Кампавалиса, чтобы наняться на тамошние газовые шахты. Для капитана Вахлака все дыры в морском дне были на одно лицо, но у каждого свои представления об успехе.
        Шестым, и последним, пассажиром "Пеликана" был нелюдь. Высокий и невероятно худой гуманоид с синей кожей. На треугольном лице с острым подбородком выделялись большие голубые глаза. Ярко-белые волосы свободно спадали на плечи. Четырехпалые руки были несколько длиннее, чем у людей, а перепонки между пальцами, наоборот, сильно короче. Можно даже сказать, что они были едва намечены. Дуа" леоры не любили соленую воду и выбирались наружу из своих подводных замков только в случае крайней необходимости.
        Нелюдей капитан Вахлак тоже не любил, хотя конкретно этот вроде бы оказался вполне приличным парнем. Никаких хлопот с ним не было, а его байки о знаменитом Южном походе скрашивали досуг других пассажиров, избавив капитана от необходимости заниматься этим вопросом. Нелюдь кутался в длинный, до пят, черный плащ с меховым воротником, и отрешенным взглядом наблюдал за Алиной. Надо заметить, что с самого своего появления на борту "Пеликана" он проявлял повышенное внимание к девушке. Алину это забавляло, и она благосклонно принимала знаки внимания нелюдя, даже выучила правильное произношение его имени: Д" ель Дуа" мель Дуа" лора.
        Большая квадратная дверь разделилась пополам, пропуская капитана. Все повернулись к нему. Д" ель поднялся с кресла. Традиция требовала от капитана произнесения в последний вечер путешествия небольшой, соответствующей случаю, речи. Но Вахлак был не мастер говорить и сказал просто:
        - Рад вас всех видеть в последний раз.
        После чего, не обращая внимания на эффект, произведенный двусмысленностью этой фразы, направился к своему месту во главе стола. Стюард поспешно выдвинул капитанское кресло, и почтительно замер за ним. Из переговорной трубы донесся сильно искаженный голос старшего помощника:
        - Капитан, извините, вы не могли бы вернуться?
        Капитан Вахлак буркнул что-то неопределенное, круто развернулся и молча вышел. Пассажиры встревожено переглянулись.
        - Случилось что-то серьезное, - выразил общие мысли Д" ель. - Нечто столь значительное, что требует внимания самого капитана.
        - Ерунда, - возразил Дерк. - Вы, дуа" леоры, любите устраивать бурю в тарелке. Наверняка, какие-то мелкие технические проблемы.
        - Мы только что миновали пик-указатель, - спокойно напомнил Д" ель. - До ближайшего поселения осталось еще сто миль пути. На таком удалении мелкие технические проблемы могут быть очень крупными.
        - Бывает и так, - согласно кивнул Дерк. - Но на том же указателе было отмечено, что в десятке миль к юго-западу есть улей связи. Этот "Пеликан" хоть и стар, как Заветы предков, но достаточно прочен, чтобы одолеть подобное расстояние даже в шторм.
        - Это его качество, полагаю, во многом скоро будет зависеть от намерений вон того корабля, - уточнил Д" ель.
        Все повернулись к иллюминатору. В какой-то полумиле справа словно из ниоткуда появился большой трехмачтовый корабль. Из видимого с "Пеликана" темно-синего борта хлестали тугие струи воды, давая таинственному появлению вполне прозаическое объяснение: корабль только что всплыл из морской пучины. Один за другим развернулись и наполнились ветром белоснежные паруса. Синий корабль покачнулся и, набирая ход, двинулся вперед.
        - Фрегат местного производства, - определил Дерк. - Похоже, дальше мы будем путешествовать не одни.
        - Полагаю, это пираты, - невозмутимо поправил его Д" ель. - Я вижу, что орудийные порты этого корабля уже открыты.
        Дерк криво усмехнулся.
        - Открытые порты еще не делают корабль пиратским. Края тут действительно не спокойные, вот они на всякий случай и показывают зубы. Наверное, добывали водоросли, всплыли, а тут - мы. Вот и решили припугнуть. Да и других приготовлений к бою не видно.
        Шахтеры, явно напуганные мрачным замечанием дуа" леора, согласно заворчали.
        - Такая версия не лишена оснований, - согласился Д" ель. - Но показывать зубы лучше в профиль, чтобы мы могли сосчитать пушки. А к бою не готовятся, потому что не ожидают серьезного сопротивления.
        - Да у тебя просто мания величия, дуа" леор, - усмехнулся Дерк. - Те дрова, которые наш капитан пытается выдать за груз дерева, не стоят того, чтобы возиться с абордажем.
        - А пираты об этом знают? - тревожно спросила Алина.
        - Как правило, знают, - отозвался Дерк. - У них шпионы в каждом крупном порту.
        Дуа" леор в ответ только пожал плечами: мол, поживем - увидим. Ждать пришлось не долго. Синий корабль быстро поравнялся с "Пеликаном" и без лишних предисловий отсалютовал выстрелом из носовой пушки. Пылающее ядро прочертило огненный след перед носом торговца и с шипением зарылось в пробегавшую волну.
        В следующую секунду палуба резко накренилась - рулевой круто заложил левый поворот. Тарелки и бокалы с печальным звоном посыпались на пол. Побелевший стюард вцепился в капитанское кресло, как в спасательную сеть. Дерк грязно ругнулся и выскочил вон.
        - Что происходит? - встревожено спросила Алина.
        - "Пеликан" атакован пиратами, а наш капитан предпочел бесславное бегство безнадежному сражению, - спокойно проинформировал ее Д" ель.
        Шахтеры, призывая на головы пиратов всех демонов полюса, бросились на палубу. Алина, скорее повинуясь стайному чувству, чем осмысленно, последовала было следом, но у главного люка ее остановила твердая четырехпалая рука.
        - Прошу прощения, что вмешиваюсь в ваши действия, - извинился Д" ель. - Но мне представляется неблагоразумным ваше дальнейшее продвижение.
        Алина непонимающе взглянула на него. Экипаж деловито метался по палубе, несколько матросов карабкались на мачты, с батарейной палубы доносились голоса канониров и лязг железа. Из люка в полу вынырнул боцман с целой охапкой гарпунов, тесаков и прочих орудий смертоубийства.
        - Я прошу вас позволить мне обратить ваше внимание на то обстоятельство, что во время боя именно экипаж станет первоочередной целью противника, что делает неразумным близкое соседство с ним, - тактично разъяснил свою позицию Д" ель. - Современные средства дистанционного поражения еще далеко не так точны, как хотелось бы.
        - А разве будет бой? - спросила Алина. - Мы же удираем.
        Д" ель молча указал рукой на быстро приближающийся синий корабль. Вот он изменил курс, повернувшись бортом к "Пеликану", и тотчас грянул бортовой залп из двадцати орудий.
        Синий корабль исчез в облаке серого дыма. "Пеликан" трясся, как в лихорадке, пока ядра превращали его нос в подобие крупноячеистой сети. Фок-мачта треснула у самого основания, и накренилась вперед. Один из матросов грохнулся с нее на палубу и остался лежать неподвижно. Другой с воплем исчез за бортом. Из-под палубы вырвались языки пламени, быстро охватывая весь полубак.
        - Хорошо горит, - отметил Д" ель. - Это чем же они ядра начиняют?
        - Потушить пожар, - послышался из переговорной трубы голос капитана. - Живо, Фервор вас сожги!
        Трое матросов с баграми и ведрами бросились выполнять приказание. Синий корабль вынырнул из оседающего облака дыма и пошел на сближение. Четыре его погонных пушки выстрелили одновременно. Два огненных ядра прожгли основательную дыру в гроте, одно угодило в полубак. Полыхнуло пламя, отбросив матросов прочь. Горящие люди с воплями покатились по палубе. Один перекувырнулся через фальшборт, и камнем ушел под воду. Алина побледнела.
        Рулевой завертел штурвал, разворачивая "Пеликана" против ветра. Двое матросов, бесстрашно забравшись на грот-мачту, спешно срезали загоревшийся парус. Синий корабль совершил поворот оверштаг, пройдя за кормой "Пеликана". Снова рявкнули погонные пушки. Корабль дернулся, словно получил хороший пинок.
        - Левый борт, приготовиться! - проревел из трубы голос капитана.
        Оттолкнув рулевого, Вахлак сам встал к штурвалу. Синий корабль шел круто к ветру и быстро настигал их. По его такелажу ловко ползали пираты: одни убирали паруса, другие просто размахивали оружием, подбадривая себя перед предстоящей схваткой. Капитан Вахлак завертел штурвал, разворачивая "Пеликана" поперек курса синего корабля.
        - Огонь!
        Залп из трех стволов был не слишком впечатляющ, но эффективен. Огненные ядра прожгли нижние паруса на всех трех мачтах пиратского корабля.
        - Ура! - закричала Алина, и матросы дружно подхватили.
        - Разумно, но поздно, - хладнокровно прокомментировал дуа" леор единственный залп "Пеликана".
        Синий корабль быстро приближался. Канониры, подгоняемые бранью капитана, спешно перезаряжали пушки, но даже Алине было понятно, что второго залпа не будет. Синий корабль находился всего в полусотне саженей. Кто-то с палубы пальнул по нему из пистолета, и это словно послужило сигналом. Воздух наполнился треском выстрелов и криками раненных. Стреляли, в основном, на синем корабле, кричали - на "Пеликане".
        По трапу кубарем скатился старший помощник. Свитер на нем дымился. В одной руке старший помощник держал шпагу, в другой - пистолет.
        - А вы что здесь делаете?! - рявкнул он, заметив пассажиров.
        - Следим за ходом событий, - спокойно проинформировал его Д" ель. - У вас есть другие предложения: как провести этот вечер?
        - Какие, к Фервору, предложения?! - чуть не взорвался помощник. - Сейчас нас возьмут на абордаж, будет вам предложение!
        - Учитывая эмоциональность и бессодержательность вашего ответа, я позволю себе сделать предположение, что план спасения вы еще не выработали, - невозмутимо сделал вывод Д" ель. - В таком случае я готов предложить следующую схему…
        - Короче, Д" ель, - взмолилась Алина. - Они уже близко.
        - Как вам будет угодно. Я предлагаю погрузить корабль…
        - Поднимут обратно, - нетерпеливо перебил старший помощник. - Их корабль больше нашего, и мы никуда не денемся. Масла и ревущих бомб у нас нет.
        - А я и не предлагаю продолжить сопротивление под водой, - проинформировал его Д" ель. - По моим наблюдениям, исход столкновения больше не вызывает никаких сомнений. Корабль вам не отстоять. Поэтому я предлагаю покинуть его, как только палуба окажется под водой. Фервор почти зашел, а до восхода Алгоры еще около часа…
        - Понял, - снова не дослушал старший помощник. - Ты прав, в темноте, может, кто и улизнет. Эй вы, живо вниз!
        Последнее относилось к прячущимся за фальшбортом матросам. Те оглянулись, и начали осторожно отползать к главному грузовому люку. Синий корабль был почти рядом.
        - Скажите, Алина, где сейчас находится ваш подводный костюм? - без тени спешки осведомился Д" ель.
        - В каюте, - удивленно отозвалась Алина. - В зеленой сумке. А…
        - Вернитесь, пожалуйста, в кают-компанию и отдрайте любой иллюминатор по правому борту, - попросил Д" ель. - Мы покинем корабль через него.
        - Ага, действуйте, а я - мигом, - сказал помощник, и помчался вниз, прыгая через три ступеньки.
        - Поспешите, Алина, - попросил Д" ель.
        Девушка неуверенно кивнула, а потом, словно проснувшись, пулей метнулась обратно в кают-компанию. Д" ель закрыл главный люк, передвинул вниз рычаг блокиратора, оглянулся по сторонам и вытащил из-под плаща пистолет. Аккуратно вставив ствол в узкий проем, спустил курок. Глухо бухнул выстрел. Д" ель ладонью разогнал дымок и оглядел дело рук своих. Каменная пуля надежно застряла в блокираторе. Теперь дверь будет сложно открыть даже с этой стороны.
        Дуа" леор повернулся и быстро, но с достоинством сбежал вниз по трапу. Дым заволакивал коридор, и Д" ель прикрыл лицо платком. Помещения для пассажиров на "Пеликане" никогда не было, и пассажиров разместили в пустующих каютах офицеров, благо на корабле давно имелся острый недокомплект команды. Сейчас там бушевал пожар. Пламя с победным ревом выползало из прогоревших дверей и быстро разбегалось по стенам. Д" ель оценил ситуацию, нашел ее безнадежной, повернулся и пошел обратно.
        "Пеликан" погружался под воду. Черный вечерний сумрак за иллюминатором сменился зеленоватым подводным, а из пробоины хлынула вода. Д" ель прибавил шагу. "Пеликан" содрогнулся от удара. Синий корабль на полном ходу врезался в его борт. Хвала создателям, не рассыпался. Алина едва успела вцепиться в створку двери, чтобы не упасть. Стюард опрокинулся на пару с капитанским креслом и замер под ним. Острые крючья впились в борт "Пеликана", не давая ему уйти. Прозвучал короткий сигнал, и пираты с ревом запрыгали на залитую водой палубу торговца.
        Д" ель только начал подниматься по трапу, как его нагнал старший помощник.
        - Хвала Алгоре, успеваем, - радостно выдохнул он. - Я открыл кормовые баки, а носовые и так уже заливает. Еще немного, и мы пойдем на дно.
        - Кстати, как глубоко здесь? - уточнил Д" ель.
        - Порядка двадцати саженей, - наморщив лоб, сообщил помощник. - Но дно очень изрезанное, так что сколько конкретно под нами - сказать не берусь. Придется положиться на милость Алгоры.
        - Да, - улыбнулся Д" ель. - Я от всего сердца благодарю вас за содействие.
        - А теперь… - начал было старший помощник, но дуа" леор прервал его.
        Прервал быстро и убедительно, ударом кинжала точно в сердце.
        - Я искренне сожалею, - сказал Д" ель, извлекая оружие из тела и внимательно оглядываясь по сторонам. - Но мне не представляется оправданным и далее находиться в вашем обществе.
        Убедившись, что его никто не видит, дуа" леор переместил тело так, чтобы труп лежал поперек прохода, и аккуратно пристроил под ним пару круглых огненных гранат. Тому, кто потревожит покой мертвеца, придется несладко. Грохот наверху возвестил, что пираты уже захватили палубу и теперь пытаются выбить главный люк. Над головой прогрохотали по палубе тяжелые башмаки. Д" ель замер, вслушиваясь в обстановку на корабле.
        Алина едва справилась с тугими креплениями, когда в кают-компанию ввалились боцман и двое шахтеров. Сразу за ними в дверях возник Дерк Гриб.
        - Д" ель предлагает смыться, пока темно, - крикнула им Алина, выкручивая последнее крепление.
        Сильный рывок, противный скрип, и в кают-компанию хлынул свежий морской воздух. С квадратного иллюминатора неопрятными лохмотьями свисала свалявшаяся обивка. Алина брезгливо наморщилась, и схватив со стола салфетку, старательно отерла ей руки. Продолжавший базироваться под капитанским креслом стюард посмотрел на девушку, как на святую.
        - Отличная идея, - признал боцман. - Может быть, кому и повезет. Все - за борт!
        - Не все, - криво усмехнувшись, Дерк шагнул к нему.
        Боцман едва успел удивиться, когда длинный абордажный тесак проткнул его насквозь.
        - Я не хочу умирать, - замотал головой пожилой шахтер.
        - Никто не хочет, - сочувственно заметил Дерк, раскраивая ему череп.
        Завизжав от страха, Алина сунулась в иллюминатор. Второй шахтер с воплем метнулся следом, поймал ее за талию и отшвырнул прочь. У него были свои взгляды на предмет того, кто спасется первым. Удар тесаком в спину показал, чье мнение здесь действительно имеет значение. Дерк рывком поставил протяжно воющего шахтера на колени и отрубил голову. Алина тотчас замолчала. Мертвое тело осталось стоять на коленях. Широко раскрытые глаза жалобно смотрели в открытый иллюминатор, до которого так и не удалось добраться. Дерк пинком отправил голову в угол.
        - Не смотри покойникам в глаза, - сказал он. - С ума сойдешь.
        Алине пришла в голову мысль, что предупреждение запоздало, но ситуация не располагала к дискуссии. Воздух потряс рев, больше подходящий раненному кашалоту, чем человеку. Дерк стремительно развернулся. В кают-компанию скорее ввалился, чем вошел капитан Вахлак. Выглядел он кошмарно. Дикие полубезумные глаза, прожженная в нескольких местах куртка, жуткая рана на боку кое-как перевязана грязной тряпкой. Правой рукой капитан крепко сжимал рукоять тесака. Цепляясь свободной рукой за край стола, Вахлак медленно выпрямился.
        - Разве я тебя не убил? - Дерк удивленно приподнял бровь. - Старею.
        Капитан, не тратя времени на бессмысленный разговор, ударил первым. Клинки со звоном скрестились. Дерк оттолкнул капитана и рубанул сверху вниз. Вахлак кое-как отбил удар и сделал выпад. Дерк с ловкостью, никак не вязавшейся с его китовой тушей, уклонился. Удар по спине отправил капитана на палубу. Дерк настороженно поглядывал по сторонам, пока его противник медленно поднимался на ноги. Поймав испуганный взгляд Алины, капитан глазами указал на иллюминатор. Потом выпрямился и злобно уставился на Дерка. Алина начала медленно сдвигаться по стеночке. Вахлак ухватился за рукоятку тесака двумя руками и, взревев, взмахнул им над головой. Клинки сшиблись в воздухе, а потом Дерк одним страшным ударом развалил капитана наискосок пополам.
        - Теперь ты точно умер! - злобно рявкнул Дерк.
        Алина завопила, но бешеный взгляд убийцы заткнул ей рот надежнее любого кляпа. Мотая головой, она медленно сползла по стене. Дерк сделал глубокий вдох, успокаиваясь, и шагнул к ней.
        - Прошу прощения, - послышался вежливый голос дуа" леора.
        Д" ель стоял у двери с двумя пистолетами в руках. Один был нацелен на Дерка, второй - на Алину.
        - Сдавайтесь, будьте так любезны, или будете немедленно с превеликим сожалением уничтожены, - сказал дуа" леор. - У меня нет времени на обстоятельную дискуссию вроде той, что имела место здесь до моего появления.
        - Я сдаюсь, Д" ель! - тотчас крикнула Алина и, не вставая, подняла руки.
        - Я тоже, - хмуро буркнул Дерк. - Не стреляй, парень.
        Он бросил окровавленный тесак на пол. Потом демонстративно, двумя пальцами, вынул из-за пояса пистолет и швырнул его к ногам дуа" леора. И тотчас рухнул на Алину, накрыв ее своей тушей. Полыхнула ослепительная вспышка, и на какой-то миг стало нестерпимо жарко. Перед глазами у Алины поплыли радужные пятна. Сильно запахло горелым мясом. Алина в панике забилась и получила увесистую оплеуху.
        - Лежи, дуреха, все уже.
        Дерк поднял тесак, отер о рукав и сунул за пояс.
        - Что?… Что это? - просипела Алина.
        - Граната, - довольным голосом пояснил Дерк. - Вспышка ОГ-14, в корпусе пистолета. Не такая мощная, как пятнашка, но иногда бывает очень полезна… Всегда надо смотреть, что тебе под ноги бросают… Ого! А парень-то успел выстрелить. Взял бы чуть пониже - точно бы меня продырявил…
        Алина сильно пожалела, что Д" ель не взял чуть пониже. Дерк прошел к дверям и выглянул в коридор. Крышка люка, ведущего на палубу, стонала под тяжелыми ударами, но держалась стойко.
        - Да что они там возятся? - проворчал Дерк.
        Никого, кроме него, это не заинтересовало. Алина медленно потянулась к иллюминатору. Стюард, глядя на нее, пополз из-под кресла. Деревянная ножка проехала по палубе, и Дерк обернулся на звук. Полыхнувшая в его глазах ярость как хлыстом ударила Алину. "Беги!!!" - словно кто-то рявкнул ей в ухо. Алина ловко подтянулась и ласточкой нырнула в иллюминатор. Дерк, метнувшись от двери, в последний момент успел перехватить ее за щиколотку.
        - А-ну, стоять!
        Если его бешеный рев и мог к чему побудить, так это к паническому бегству, а вовсе не к покорному ожиданию. Повиснув вниз головой, Алина чиркнула волосами по волне и забилась. Дерк без труда тащил ее обратно. Ловко перехватил вторую ногу, направил ее в иллюминатор, и получил пяткой в нос. Отшатнувшись, он разжал пальцы, и только белые сапожки мелькнули перед глазами. За бортом раздался негромкий всплеск. Дерк рванулся за беглянкой, но иллюминатор все-таки не дверь. На такие габариты не рассчитан. Дерк застрял в нем широкими плечами, и громко зарычал от злости.
        Сверху свесился один из пиратов.
        - Девчонка сбежала!!! - заорал Дерк.
        Ответом была забористая брань. Поток сквернословий еще далеко не иссяк, а не меньше десятка пиратов уже прыгнули с борта, в полете натягивая маски. Алина вспомнила про свою под водой, когда рефлекторно подавила следующий вздох. Торопливо растянула ткань и прилепила ее к лицу. Усилием воли заставила себя не вдыхать сразу. Маска быстро намокла и фильтр выделил первую порцию кислорода. Почувствовав давление, Алина осторожно вдохнула. Прохладная живительная волна скользнула в легкие. За пару вздохов Алина подстроила ритм дыхания к возможностям слабенького фильтра.
        Слева мелькнула какая-то тень. Быть может, акула, подтянувшаяся к месту боя. Быть может, пират. Выяснять Алина не стала. Отклонившись вправо, она быстро уходила в спасительную темноту. С пиратского корабля сбросили подводные лампы. Большие - пол сажени в диаметре - прозрачные шары, в каждом из которых обитала целая колония люциферинов. Сразу стало светлее. Алина, не сбавляя темпа, перевернулась в воде. Пираты опускались широким кольцом. К счастью, Алина сразу взяла в сторону и потому теперь оказалась за пределами круга. Один из преследователей заметил девушку и засигналил остальным. Те едва успели повернуть головы, как Алина уже плыла прочь. Подхватив лампы и разворачивая сети, пираты устремились следом. По поверхности воды скользила лодка, готовая сбросить на голову Алины свежую порцию ловцов. И тут появились акулы. Четыре длинных полосатых акулы. Развернутым строем они шли навстречу Алине.
        Завидев их зубастые пасти, девушка похолодела. Весьма некстати вспомнилось, что на ней сапожки из акульей кожи, хотя вряд ли это имело большое значение. Голодные акулы сожрут ее, не взирая на сапожки. Вместе с сапожками. Алина в панике оглянулась. Пираты отставали саженей на десять и, даже возникни у них такое желание, спасти ее просто не успевали. Да они и не рвались особо. Завидев акул, пираты быстро перестроились, и теперь их группа напоминала зависшего в воде морского ежа. Только вместо колючек во все стороны торчали гарпуны и кинжалы.
        Алина закрыла глаза, и потому пропустила момент, когда акулы проплыли мимо. Проплыли так близко, что коснулись девушку плавниками. Алина открыла глаза, и с удивлением обнаружила себя не съеденной. Видимо, группа пиратов показалась акулам более аппетитной, и они сходу врезались в нее. Вода окрасилась кровью. Алина метнулась в одну сторону, в другую, а потом ушла вниз. У морского дна она чувствовала себя в большей безопасности. Конечно, если рассудить здраво, на морском дне тоже скрывается немало опасностей, но в тот момент Алина была не в том состоянии, чтобы рассуждать здраво. Потому она не уплыла прочь, как поступил бы любой здравомыслящий человек на ее месте, а забилась в первую же попавшуюся расщелину. Проплыв под нависшей скалой, Алина на ощупь нашла каменистое дно и растянулась на нем.


* * *
        - Алина.
        Алина едва слышно застонала в ответ, не желая выбираться из такой теплой, уютной и безопасной темноты. Голос бесцеремонно вторгся в ее убежище, размахивая мерзкой, слепящей глаза лампой.
        - Алина.
        - Папа? - узнала она этот голос. - Разве ты не умер?
        - Для тебя это достаточное основание, чтобы не слушаться? - ворчливо осведомился голос. - Сколько раз я должен говорить: не смей спать под водой. А ну-ка, вставай, лежебока!
        - Но, папа…
        Алина открыла глаза. Мир плыл в темно-розовом тумане, перечеркнутым зигзагообразной трещиной. Алина удивленно вгляделась, потом сообразила, что это из-за очков. Без них мир был темным, мутным и сине-зеленым. Слева и справа темнели обросшие водорослями стены. Было прохладно. Алина поежилась и сделала глубокий вдох. Маска протестующе хлюпнула и пропустила пару капель солоноватой воды. Алина привычно задержала их во рту и выплюнула следующим же выдохом, но противный привкус остался. А продавец клялся всеми святыми, что целые сутки в этой маске можно дышать совершенно свободно. Мог, правда, сказать "всего одни сутки", но не сказал. Ни он, ни Алина всерьез не предполагали, что в ней действительно придется плавать. По крайней мере, дальше, чем кружок-другой вокруг корабля на стоянке.
        Эта мысль породила следующую: сколько она уже пробыла под водой? Было не так темно, а, значит, Алгора уже заняла свое место на небосводе. Впрочем, утром бы Алина уже не проснулась. Или нашел бы кто - желающих перекусить в подводном мире всегда хватает, или нехватка кислорода удавила бы ее тихо и незаметно, после чего, опять же, - на корм рыбам.
        Судя по ощущениям, девушка находилась на глубине саженей в пятнадцать. Бывалый охотник или матрос мог бы определить это с точностью до сажени, между делом сориентировавшись в пространстве и во времени. Отец в свое время пытался преподать дочерям эту науку: Эллана даже чему-то научилась, но для Алины все это так и осталось дуа" леорской грамотой - красиво и непонятно.
        Папа? Алина огляделась. Если не считать какой-то любопытной трески, поблизости никого не наблюдалось. Не то, чтобы Алина всерьез на что-то надеялась, но сон был таким реальным. Как и следовало ожидать, никого рядом не было, да и быть не могло. В ее каюте на "Пеликане", в кармане единственный раз надетой новой курточки, осталось краткое сообщение. На желто-коричневом листе аккуратно выписанными кисточкой зелеными буквами значилось следующее:


        "Алина. Твой отец скончался, сведенный в могилу болезнью, вызванной чрезмерным употреблением горячительных напитков. Сохраняй мужество перед лицом такой утраты и постарайся поспеть в Кампавалис до пятнадцатого октября сего года, когда состоится его погребение. Подписано: Сергий, хранитель заветов ледяной Эли"


        Скончался. Спился, проще говоря. Спился и умер.
        Алина плохо помнила отца. Помнила, что был он высок, силен и крепок, как скала. Много пил и заразительно хохотал над собственными шутками. Последний раз Алина видела его восемь лет назад. Тогда ей было двенадцать. Родители разошлись, и мать покинула Кампавалис, забрав с собой младшую дочь - Алину. Хотела забрать и Эллану, даже подралась с отцом на заседании суда в ратуше, но закон рассудил иначе. Мнением Алины закон не заинтересовался.
        Теперь отец был мертв. Уже декаду он лежал в леднике, ожидая, пока демоны севера отнесут его душу к Алгоре. Завтра, а быть может уже сегодня, его тело предадут огню - пылающий Фервор тоже должен получить свою долю. Алину опять обошли при дележе, лишив даже возможности проститься с отцом. Она горько вздохнула, выпустив вверх горсть маленьких пузырьков. Любопытная треска на всякий случай отплыла подальше.
        Глядя на нее, Алина вдруг поняла, что очень хочет есть. Как назло, она специально пропустила обед, чтобы сполна насладиться торжественным ужином без особого ущерба для фигуры. Кто же знал, что на ужин будут пираты и психопат, рубящий головы?!
        Над головой проплыл и растаял крупный темный силуэт. Алина замерла. Как бы ей самой не стать чьим-нибудь ужином. Девушка вспомнила недавнюю встречу с акулами, и ее аж передернуло от ужаса. Надо срочно убираться отсюда. Тотчас встал вопрос - куда? Долгое морское путешествие - это для охотников, привычных к тяготам дальних заплывов и имеющих соответствующее снаряжение. Ни тем, ни другим Алина похвастаться не могла. Все ее снаряжение - хиленькая маска, которая того и гляди склеит ласты.
        Сапожки придется снять. Алина поразмыслила об их дальнейшей судьбе, но рука не поднялась бросить модную обувку. Немало потрудившись, кое-как запихала сапожки в поясную сумку, предварительно вытряхнув оттуда бесполезные под водой мелочи. А вот с жакетом, видимо, придется расстаться. Не сейчас, разумеется. Еще не хватало появиться в улье полуголой. Но потом, увы. Ни нежная ткань, ни тем более распушенный мех не переживут продолжительного купания в соленой воде.
        Вспомнив, сколько она заплатила за этот жакет, Алина чуть было не прослезилась. Да за такую сумму она сама кого хочешь утопит! Если, конечно, раньше не утонет сама…
        Последняя мысль вернула Алину к насущной проблеме. Быстрая ревизия карманов принесла платок и немного мелочи. Пять маленьких круглых монеток, вырезанных из розового коралла, и две побольше из белого. Перед отплытием на "Пеликане" Алина заскочила в улей отправить сообщение хранителю Сергию с просьбой ее встретить. Мелочи с собой не было, и она разменяла железную монету, получив на сдачу горсть коралок. Часть тогда же потратила, а часть так и осталась в кармане.
        Стоп! Дерк - сожги его Фервор! - говорил, что всего в нескольких милях к юго-западу есть улей связи. Вот несколько миль она проплывет. Проползет по дну, если надо.
        Алина оттолкнулась от камня и неспешно поплыла вверх, настороженно поглядывая по сторонам. Темный силуэт, кем бы он ни был, не возвращался. На полпути Алина почувствовала теплое течение. Ближе к поверхности мути было меньше, а света больше. Алина задержалась, поворачиваясь вокруг и напряженно вглядываясь во тьму. Ничего не разглядела и слегка успокоилась. Задержала дыхание и вынырнула из воды.
        В небесах мерцали звезды. Алгора щедро заливала воздушный океан мягким серебристым светом. Над морем царил почти полный штиль. Зеленоватые волны мерно покачивались. В такую погоду улей, как правило, парит над водной гладью. Обычное его состояние - полупогруженное. Под воду улей уходит только при сильной буре, а когда выпадает полный штиль, сильфы поднимают свое жилище над водой и старательно чистят корпус. Алина с надеждой огляделась по сторонам, но нигде не заметила мерцающих во тьме символов. Вообще ничего не заметила. Насколько хватало глаз, была только вода.
        Конечно, ночью видимость даже в воздушном океане не ахти какая. Тем не менее, надежда на немедленное спасение отпала. Алина расстроилась, и привычно сориентировалась по звездам. Словно в утешение, звезды поведали ей, что юго-запад как раз в том направлении, куда несло свои воды теплое течение. Это уменьшало вероятность замерзнуть по пути и увеличивало шанс не промахнуться мимо цели. Сильфы предпочитали ставить свои ульи поближе к течениям, собирая проплывающий мимо планктон и водоросли. Алина еще раз проверила направление, и ушла под воду.
        Сберегая силы, девушка позволяла течению нести себя и неспешно работала ногами больше для согрева, чем для продвижения вперед. Внизу проплывали едва различимые изломанные рифы. Алина пыталась по ним прикидывать расстояние, но быстро запуталась. Пока разбиралась, забыла последнюю цифру. Махнула рукой и поплыла дальше, мысленно вознося молитву ледяной Эли - покровительнице всех заблудившихся и потерявшихся. Алина никогда не была сильно религиозной, и потому в ее молитве было куда больше отсебятины, чем канонического текста, но зато она отличалась большой искренностью. Последнее, как утверждал хранитель заветов, было важнее. Ледяная Эли более всего на свете ценила искренность. Вполне нормально для святой, которую так называемые друзья бросили умирать на льдине, отобрав всю одежду и даже дыхательную маску.
        Молитва кончилась. Краем сознания Алина отметила этот факт и сразу забыла о нем. Механически двигая ногами в реальном мире, она плыла сломя голову в мире грез. Ей снова было десять лет - только что исполнилось, а папин корабль едва успел пришвартоваться в доках Кампавалиса. Где-то в капитанской каюте ее ждала новая, потрясающая игрушка, уже полгода как опрометчиво обещанная несдержанным на слова родителем. Вот только эти взрослые совершенно не умеют расставлять приоритеты. Вместо того, чтобы сразу поспешить домой и вручить подарок, отец с каким-то чудаком в синей форме затеяли скучнейшую игру в приемку груза по списку. Алина знала, что такие игры могут тянуться невообразимо долго, и решительно взяла инициативу в свои руки. Другими словами, уже битый час металась в лабиринте складского сектора, хватая за рукав каждого встречного и требуя сообщить ей, где пришвартовалась "Грозовая цапля". Куда ее только не посылали! Один раз какой-то подозрительный тип вызвался проводить до самого трапа, но, услышав, чья она дочь, моментально исчез. Алина опять осталась одна, и плыла, плыла, плыла.
        - Алина! Вот ты где, - сказал, выныривая перед ней, отец. - А я уже тебя обыскался.
        - А я - тебя, - ответила Алина. - А где твой корабль? Ты привез мне игрушку? Ты обещал.
        - Я помню, что я тебе обещал, - грустно улыбнулся отец. - Ну давай, еще немного осталось. Вон до того кривого рифа, там налево и вверх, а через два прохода - направо.
        - А ты?
        - А я - за тобой. Ты у меня вон какая выросла. Мне, старику, за тобой не угнаться.
        Алина, счастливо смеясь, поплыла дальше, и, едва повернув направо, налетела лбом на какую-то деревяшку. Приложилась знатно. Треснувшие очки окончательно развалились пополам. Коварная деревяшка присутствовала и в реальном мире. Ну, папа.
        Торопливо поправив съехавшую с носа маску, Алина осторожно ощупала ушибленный лоб и огляделась. Коварная деревяшка оказалась перевернутой рулевой мачтой с какими-то жалкими ошметками паруса. Правее едва заметно колыхалась мелкоячеистая сеть, за которой темнел деревянный корпус. На черном дереве мерцали серебром четко различимые под водой символы. Узел связи.
        "Доплыла", - подумала Алина. - "Хвала Эли".
        Она ухватилась за мачту и быстро всплыла на поверхность. На волнах покачивался большой, саженей двадцать в диаметре, деревянный шар, опоясанный стальным кольцом. Над кольцом по кругу располагались восемь входов. Четыре обычных, прикрытых герметичными люками диаметром в сажень, два шлюза на случай подводного положения улья и два с выдвижными трубами для глубоководного перехода прямиком с борта корабля. Улей был готов принимать посетителей в любое время и в любом состоянии. Нижняя часть корпуса скрывалась за юбкой из мелкоячеистой сети. Из верхней половины торчали обломки шести рулевых мачт. Та, которую головой нашла Алина, зацепилась реей за сеть. Буря, что ли, постаралась?
        Алина посмотрела вверх. Стальное кольцо находилось в трех саженях над водой. Сеть была столь мелкой, что в ячейку едва можно было просунуть пару пальцев. Трапа нигде не наблюдалось. Оно и не удивительно. Для сильфов - похожих на медуз глазастиков, способных плавать в воздухе как в воде - это не актуально, а проблемы всех прочих их не интересуют. Сильфов вообще ничего не интересует, кроме их невероятно запутанной религии, родного улья и поющих кристаллов.
        Маска недовольно фыркнула, когда Алина вместо воды вдохнула через нее воздуха. Она умела выделять кислород для дыхания из любой, даже самой соленой воды, но вот с воздухом у нее этот трюк никогда не получался. Алина стянула маску, оставив ее под подбородком и, наконец, вдохнула полной грудью. Голова слегка закружилась, как от выпитого залпом бокала крепкого вина.
        - Э-ге-гей! - закричала Алина, выпрыгивая по пояс из воды. - Скиньте трап, пожалуйста! Эй!
        Никакого эффекта это не произвело. Алина крикнула еще пару раз, недовольно фыркнула, уцепилась покрепче за сеть и начала карабкаться вверх. Соскучившийся без дела холодный северный ветер радостно вцепился в мокрую одежду и приступил к подробной инспекции полуночной плывуньи. Когда Алина доползла до стального кольца, он уже добрался до костей. Вход оказался заперт изнутри. Плотно пригнанная деревянная крышка сидела как влитая. Обе ручки были жестко застопорены в одном положении. Алина замолотила кулаком по иллюминатору.
        - Э-эй! Спите, что ли?! Откройте! Откройте, Фервор вас сожги!!!
        Получилось не слишком похоже на вежливую просьбу, но мысль, что, проплыв несколько миль, она замерзнет прямо перед входом в улей, наполнила Алину жгучей обидой. А вот не дождетесь. Цепляясь за сеть, она поползла по корпусу к следующему шлюзу. Тоже заперто. Алина некоторое время ожесточенно пинала деревянную крышку пятками и кричала, плавно переходя от призывов к милосердию к жутким проклятиям и обратно. Потом поползла дальше, дрожа от холода и усталости.


        Совсем без сил, на одном упрямстве Алина добралась до третьего входа. Поначалу ей показалось, что и здесь заперто. Потом одна из ручек медленно поддалась. Алина навалилась на нее всем весом и сдвинула в крайнее нижнее положение. Потом проделала такой же трюк со второй, и потянула на себя. Дверца открылась, и Алина повисла над водой. На ее вопль просто обязаны были собраться все сильфы улья и все окрестные пираты. Тем не менее, в поле зрения никого не появилось. Понимая, что сейчас полетит вниз, Алина отчаянно заработала ногами. Уцепившись носком левой ноги за сеть, кое-как убедила дверцу, что та должна вернуться обратно, поближе к корпусу.
        Тяжелая дверца с силой захлопнулась. Алина схватилась одной рукой за коралловое кольцо, которым крепилась сеть, и снова потянула дверцу на себя. Сил, оставшихся в одной руке, определенно не хватало для подобной операции. Алина, дергая за ручку, прокляла тяжелую дверцу вплоть до третьего колена садовника, вырастившего дерево, из которого она была сделана.
        - Ну, держись!
        Вцепившись в ручку обеими руками, Алина рванула изо всех сил. Тяжелая дверца, наконец, сдвинулась с места. Алина, отклонившись в сторону, тотчас перехватила одной рукой за коралловое кольцо. С дверцей она не уехала, но и сама дверца, утратив первоначальный импульс, решительно двинулась обратно. Алина обернулась как раз вовремя, чтобы остановить ее головой. От удара на миг потемнело в глазах. Девушка зашипела, как разъяренная кошка. По лицу сбежала капля крови. Алина резко оттолкнула дверцу рукой и полезла в открывшийся проход, на ощупь цепляясь за все, что попадалось под руку. Дверца прошла примерно половину максимально возможного пути, замерла, а потом конструкция и ветер погнали ее обратно. Сильный удар по округлой попке убедил Алину, что борьба далеко еще не окончена.
        - Да отвяжись ты! - прошипела она.
        Кое-как отпихнув бедром приставучую дверцу, Алина перевернулась на спину и, отбрыкиваясь ногами, заползла в приемное отделение улья. Дверца еще раз хлопнула и удовлетворенно замерла в закрытом положении. Алина облегченно вздохнула.
        В улье было тепло. Мягкий свет переливался, как вода. Ни сильфов, ни кого-либо другого не наблюдалось. На полу валялись листы бумаги. По деревянной конторке, за которой обычно парил в воздухе дежурный сильф, была размазана какая-то на редкость вонючая мерзость. В углу красовалась куча мусора.
        - Ну и помойка тут у вас, - заметила Алина. - Ладно, спасайте меня, а я посплю.
        И, не откладывая в долгий ящик, отключилась. Снилось ей теплое южное море, плавучий остров с песчаным пляжем и купания в серебряном свете Алгоры. Алина сидела на полотенце, поедала невероятно вкусных, обжаренных в соусе, летающих рыбок, но никак не могла насытиться. Сочные рыбешки буквально таяли во рту, и в желудок ничего не попадало. Пляж мерно покачивался в такт набегающей волне. Из воды выскочил дельфин и бодро забарабанил в возникшую из ниоткуда дверцу.
        - Там, между прочим, не заперто, - пробурчала Алина, приоткрывая один глаз.
        Дверца отворилась, явив ее взору высокого молодого человека. Густая грива пышных каштановых волос ярко контрастировала с жиденькой бороденкой, а голубые глаза смотрели одновременно насмешливо и строго. На левом бицепсе красовалась синяя татуировка: морской змей, пронзенный тремя кинжалами.
        Одет человек был в серый свитер с отрезанными по плечи рукавами и черные штаны, заправленные в высокие сапоги из мягкой кожи. Голубой шарф небрежно наброшен на плечи, как полотенце. Такие обычно носят артезианские солдаты-наемники. Широкий красный пояс с множеством маленьких сумочек, напротив, больше подошел бы странствующему торговцу. Вместо традиционного ножа или тесака на богато отделанной жемчугом перевязи висела короткая шпага.
        В целом, Алина вряд ли смогла бы ответить, за кого бы она приняла этого незнакомца, если бы задалась таковым вопросом. Но она им не задалась. Она просто отрешенно наблюдала за незнакомцем, даже не потрудившись встать с пола.
        - Во имя Алгоры, здесь что, прошелся Фервор собственной персоной?! - потрясенно спросил тот.
        Алина едва заметно пожала плечами. Незнакомец шагнул внутрь, бросил быстрый взгляд по сторонам и присел рядом с девушкой.
        - А с тобой что случилось, красавица? - спросил он, внимательно осматривая ее разбитый лоб.
        - Моя прическа сильно пострадала? - осторожно осведомилась у него Алина.
        - Прическа? - удивился тот. - Ну, по-моему, она и сейчас ничего.
        - Значит, сильно, - констатировала Алина. - Жалко.
        - Ничего, сделаешь новую, - заверил незнакомец. - Лучше прежней.
        - Я на нее два часа потратила, - пожаловалась Алина. - Мальчика стюарда вконец изнасиловала.
        Брови незнакомца изогнулись в насмешливом изумлении.
        - Фигурально выражаясь, - поспешила уточнить Алина, пока тот не навоображал себе Фервор знает чего.
        Незнакомец снова усмехнулся.
        - Не переживай. Прическа - дело наживное, главное голову сохранить, а голова… - он еще раз осмотрел свежую ссадину на ее лбу. - Голова, вроде, в порядке. Но при случае к целителям все-таки загляни… Тебя как зовут-то, красавица?
        - Алина, - представилась она. - Алина Ирата.
        - Алина, - повторил незнакомец. - Красивое имя. А я - Брик. Брик Фалко, если угодно по всей форме.
        - Очень приятно, - кивнула Алина.
        - Мне тоже. Так что с тобой стряслось, Алина? Сильфам не понравилось твое сообщение?
        - Не знаю, - снова пожала плечами Алина. - Я их вообще не видела.
        - Вот как? - удивился Фалко.
        - Угу. Я на "Пеликане" плыла, - пояснила Алина. - Потом напали пираты. Синий такой фрегат. Названия я не видела. Стали стрелять. А потом этот Дерк Гриб убил капитана. Пополам разрубил. Ужас. А еще он голову шахтеру отрубил. Не помню, как его звали. И Д" еля он сжег.
        - Кто такой Д" ель? - перебил Фалко, гнусно намереваясь сорвать давно запланированную истерику.
        - Дуа" леор, - пояснила Алина. - Он такой забавный. Был. Он стрелял в этого Дерка, но не попал.
        - Жаль, - с искренним сожалением заметил Фалко. - А потом?
        - Я удрала. Вылезла в иллюминатор, и в воду свалилась. Пираты за мной гнались. И акулы тоже. Но я их всех за кормой оставила. А потом плыла, плыла и приплыла. Кричала, но они не отзывались. Я залезла по сети и заснула… Думала, меня тут спасут, а здесь и нет никого.
        - Тут есть я! - гордо заявил Фалко.
        - Это, конечно, плюс, - с легкой полуулыбкой признала Алина.
        - Это большой плюс. Ты, кстати, куда путь держишь?
        - В Кампавалис. Отвезешь меня туда? Я заплачу. Денег у меня, правда, не много…


        Фалко величественным жестом отбросил меркантильный вопрос.
        - Я не настолько беден, чтобы забыть о благородстве. Давай-ка я по быстрому осмотрюсь тут, и уберемся отсюда. Не нравится мне это место.
        - А это не опасно?
        - Полагаю, все, что могло случиться, уже случилось, - обнадеживающе улыбнулся Фалко. - Но очень хотелось бы понять, что именно здесь случилось.
        Подойдя к конторке, он подцепил покрывавшее конторку месиво шпагой и чуть приподнял. Очертания стали чуть более знакомыми. Алина вдруг сообразила, что провела ночь в комнате с трупом. С изрубленным сильфом!
        - Ой! - только и смогла сказать она.
        - М-да, - произнес Фалко. - Не удивительно, что ты до него не докричалась.
        - Он мертвый, да?
        - Я не силен в их анатомии, - признал Фалко. - Но мой опыт подсказывает, что неподвижное и расчлененное тело всегда в итоге оказывается трупом.
        Алина почувствовала, что ей становится дурно.
        - Хм… А это что такое? - с явным удивлением в голосе произнес Фалко.
        Не вставая, Алина повернула голову. Ночью она не обратила на это внимания: в дальней стене, в полусажени над полом, красовалась аккуратная круглая дыра. Не маленькая. Чуть меньше сажени в диаметре. Фалко выдернул шпагу. Лишенный опоры труп сильфа медленно, словно нехотя, осел обратно на конторку и расплылся по ней. Отвечая на поставленный вопрос, Алина мысленно пожала плечами. Продублировать жест в реальном мире не было ни сил, ни желания, да и Фалко все понял без слов.
        Со шпагой в руке он приблизился к дыре и осторожно заглянул внутрь.
        - Это не ядро, - сказал Фалко. - Ядро такого калибра наделало бы делов, а вон, на противоположной стене ни царапины.
        Судьба противоположной стены не заинтересовала Алину даже в принципе, и она исключительно из вежливости спросила, что бы это могло быть? Пришла очередь Фалко пожимать плечами.
        - Даже не знаю, что сказать, Алина, - признал он. - Края оплавлены, но контур очень ровный. Думаю, огнемет, хотя я никогда раньше не видел такой аккуратной работы.
        Мысль о том, что где-то рядом может оказаться профессионал огнемета и расчленения, совсем не привела Алину в восторг.
        - Давай уплывем отсюда. А, Брик?
        - Минутку, я только загляну внутрь… Подумать только! Я, наверное, буду единственным из ныне живущих людей, кто заглянет внутрь улья. Ну, то есть, если ты, конечно, не пожелаешь присоединиться?
        - Нет, спасибо. Хватит с меня приключений.
        - Ну, как знаешь.
        - Брик, - позвала Алина. - Ты лучше смотри, чтобы этот огнеметчик и в тебе такую же дыру не прожег. А то кто меня в Кампавалис доставит?
        - Не беспокойся, - самоуверенно отозвался Фалко. - Мне уже случалось бывать в серьезных переделках.
        - Мне тоже. И не хотелось бы попасть снова.
        - Я это учту, - пообещал Фалко.
        Он убрал шпагу и вынул из поясной сумки пистолет. Не такой, какие Алина видела раньше. Этот был маленький, но с широким дулом. Фалко просунул в дыру пистолет, потом голову, и огляделся.
        Улей оказался полым. Только кабинки-приемные прилепились к стенам, образуя деревянный пояс. Внизу, на покатом полу, стоял огромный - пару саженей в высоту - темно-синий кристалл. По всей видимости, он все еще функционировал. По поверхности кристалла пробегали ярко-синие разводы, а сам он едва слышно гудел. Не на одной ноте. Звук постоянно менялся, складываясь в замысловатую мелодию.
        Помимо кристалла, на светлом полу четко выделялись черные полосы и серые растекшиеся кляксы. Первые были похожи на следы пламени, а вторые силуэтами напоминали сильфов. И то, и другое было сконцентрировано вокруг кристалла. Сильно пахло паленым. Фалко вздохнул и выбрался обратно.
        - Что там? - спросила Алина.
        - Похоже на поющий кристалл, - сообщил Фалко. - Как сталагмит, только темно-синий. Плюс куча мертвых сильфов. Там настоящая бойня.
        Алина побледнела.
        - Брик, давай убираться отсюда, а? - предложила она.
        - Давай, - неожиданно легко согласился Фалко. - Думаю, кое-кому в Кампавалисе следует знать об этом, и чем скорее, тем лучше.
        Едва Алина приподнялась на локте, как тупая боль форштевнем въехала в затылок. Девушка зашипела сквозь зубы.
        - Э, сдается мне, ты чувствуешь себя хуже, чем выглядишь, - заметил Фалко.
        - Да уж надеюсь, - сквозь зубы прошипела Алина. - Я…
        Договорить она не успела. Фалко легко поднял ее на руки. Пинок ногой распахнул своенравную дверцу. Та откинулась, насколько позволяли петли, задержалась на миг и, набирая ход, пошла обратно. Фалко зафиксировал ее ногой.
        - А вот и моя лодка, - не без гордости сказал он. - "Сагитта".
        Алина повернула голову. Употребив эпитет "лодка", Брик Фалко проявил незаурядную скромность. На волнах лениво покачивался настоящий тримаран. Три длинных - саженей пять, не меньше - узких корпуса из темного дерева соединялись прочной металлической рамой. Две высоких мачты были наклонены друг к другу и соприкасались макушками, образуя с треугольник, опутанный сложной системой такелажа. На левом корпусе небольшой башенкой выстроились металлические кубы трехступенчатого опреснителя. Сразу за ним - рычаги рулевого управления. Надраенные бронзовые узлы поблескивали на солнце. Нос среднего корпуса прикрывал полукруглый железный щит, из-за которого торчали стволы сдвоенной гарпунной пушки. Столько металла одновременно Алина еще ни на одной лодке не видела. А ведь одна рама стоила, наверное, целое состояние, да и все остальное явно покупалось не на распродаже штормовых обломков.
        - Вот за кем пиратам надо было гоняться, - тихо заметила Алина.
        - Пусть только попробуют, - самодовольно усмехнулся Фалко. - У меня на борту целый арсенал, и я отлично знаю, как им пользоваться.
        Он покачнулся на носках, и легко перепрыгнул на борт тримарана. Палуба покачнулась под ногами, и это движение отдалось в голове Алины. Больше чтобы отвлечься от ноющей боли, чем из любопытства, она спросила:
        - Скажи, Брик, а кто ты такой? Странствующий принц? Ну, если, конечно, это не великая тайна.
        - Совсем не тайна, - ответил Фалко, опуская ее на палубу. - Я - проповедник.
        У Алины от удивления даже голова болеть перестала.
        - Проповедник?!
        - Именно. Белый проповедник пути Светлого Меркуцио. Несу бедным северным дикарям свет истинной веры и милосердие самой Алгоры.
        - А что дикари делают здесь?
        - Здесь только я, - успокоил ее Фалко. - Дикари, как им и положено, прозябают далеко на севере. Я там полгода проплавал, распространяя милость Алгоры, но у меня кончился порох, да и пуль почти не осталось. Так что я, как и ты, держу путь в Кампавалис. Надо пополнить запасы.


* * *
        Губернатор Кампавалиса кричал, брызгал слюной и гневно топал ножкой. Еще он периодически всплескивал ручками, потрясал какими-то бумагами, короче: делал все, чтобы как можно глубже донести до двух своих слушателей всю степень своего расстройства. Это был невысокий человечек, которому природа щедро компенсировала в ширину все, что не додала в высоту. Фервор даровал ему взрывной характер. Алгора - безграничное, как мировой океан, упрямство. На разум оба творца, пожалуй, сильно поскупились. Видимо, каждый понадеялся на другого, а договориться между собой они от сотворения мира не могут.
        Чиновники ратуши единодушно стонали и роптали под его управлением. Как-то раз, набравшись храбрости, даже отправили коллективную жалобу самому королю, но желаемых результатов это не принесло. Губернатор Ричун Кламор Старший умел, в основном криком и угрозами, заставить своих подчиненных работать, а скудность ума не позволяла ему принять во внимание мешающие работе объективные трудности. Как следствие, обширное хозяйство Кампавалиса не только исправно функционировало, но и приносило кое-какой доход, половина которого под усиленным конвоем ежегодно отправлялась в столицу. Короля такая ситуация вполне устраивала, а что до методов, обеспечивавших результат, так у его величества были заботы и поважнее. Для того он и назначал губернаторов, чтобы самому не вникать в местные проблемы. Возможно, именно по этой причине, а не в силу чьей-то злой шутки, коллективная жалоба была переслана самому губернатору Кламору с короткой припиской его величества: "Строго разобраться и впредь не допускать". Многим тогда небо с рыбью чешуйку показалось.
        Двум нынешним слушателям губернатора было просто скучно. Адмирал Каедо, бессменно возглавлявший военный флот Кампавалиса вот уже почти сорок лет, наблюдал подобное всякий раз, когда случалось что-то экстраординарное. В этой самой отдаленной и самой северной провинции королевства, чьи воды сливались с водами варваров, дуа" леоров и воинственных артезианцев, экстраординарное случалось регулярно. Фалко созерцал это сольное выступление впервые, но оно ему быстро приелось. Ругался губернатор Кламор от души, но совершенно не изобретательно. К тому же, часто повторялся. От нечего делать Фалко стал разглядывать кабинет.
        Мебель из настоящего темно-красного дерева стоила, наверное, море денег. Причем не каких-нибудь саморезных коралок, а самых что ни на есть металлических. Массивный письменный стол с множеством разнокалиберных ящичков. Большущее кресло, обитое мехом снежных медведей. Шкафы высотой до потолка с витой резьбой на дверцах. Стоявший у левой стены столик поменьше был отделан золотом.
        Правую стену кабинета занимала выполненная с большим художественным вкусом карта Кампавалиса и ближайших окрестностей. Точнее говоря, это была картина. Панорамный вид города, прорисованный столь тщательно, что с успехом заменял обычную карту.
        Кампавалис вольготно раскинулся на большой, миль пять в поперечнике, песчаной банке. Ровное дно, теплое течение и глубина всего в восемь саженей делали ее идеальным местом для поселения. Высокие серые рифы, встававшие до самой поверхности воды, расположились почти идеальным полукругом, и прикрывали город с севера. С юга природный щит был продолжен толстенным каменно-коралловым молом аналогичной высоты. Попасть внутрь наполовину природного, наполовину искусственного кольца можно было только через узкий - шириной едва ли в полмили - пролив на юго-востоке. У входа в пролив грозным предупреждением незваным гостям возвышалась каменная крепость Скутум. Сам пролив контролировался двумя крепостями размером поменьше, но зато обустроенных по последнему слову фортификационной науки. Батареи мощных пушек были готовы отправить на дно любого незваного гостя.
        Как и окружающее его кольцо, сам Кампавалис четко делился на две части. В северной половине, именуемой местными жителями Старым городом, стояли аккуратные ряды каменных зданий, соединенных сетью подводных переходов. Стены домов едва угадывались под толстым слоем полипов. На их фоне ярко выделялись белоснежными треугольниками мраморные храмы Алгоры и ее святых. Чистота была угодна великой богине, и жрецы, не жалея сил, поддерживали в храмах образцовый порядок - как внутри, так и снаружи. Владельцы остальных зданий проявляли куда меньшее рвение. Во-первых, подобные колонии полипов нарастали не за один век и сами по себе являлись признаком древности. Во-вторых, практичные северяне предпочитали что-нибудь попроще, и чуть ли не половина домов пустовала в ожидании покупателя.


        Основное население Кампавалиса проживало в раскинувшемся южнее Новом городе. Кирпичи из прессованных водорослей были самым ходовым строительным материалом. Попадались и каменные, и даже деревянные дома. Некоторые могли всплывать на поверхность, другие были жестко закреплены на морском дне. У городской бедноты на восточной окраине жилье было и того проще: самодельный коралловый купол, который легко можно было поднять на поверхность для проветривания или переместить в другое место, если занимаемый им земельный участок вдруг приглянулся бы городским властям.
        Почти у самого пролива раскинулся огромный порт, некогда сделавший Кампавалис торговой столицей северных земель. Целый район одних только складов, ныне практически пустующих, но когда-то забитых товарами до самых крыш. От дна до самой поверхности вытянулись причалы, плавающие ремонтные доки и портовые службы.
        - До каких пор будет продолжаться это безобразие?! - перешел, наконец, к конкретике губернатор Кламор. - Ульи закрыты уже целую декаду!
        - По крайней мере, теперь мы знаем, почему они закрыты, - заметил адмирал Каедо. - А, зная причину…
        - Я не хочу знать причину! - рявкнул губернатор. - Я хочу, чтобы все ульи снова заработали в нормальном режиме!
        - Для этого нам и нужна причина, - сообщил ему адмирал. - Сильфы не посвящают в свои проблемы посторонних, и до сих пор мы блуждали в тумане. Теперь же картина прояснилась. Ульи закрыты из-за нападения на передаточный узел и, как только мы отыщем и примерно накажем нападавших…
        - Так найдите их! - закричал губернатор, в гневе брызгая слюной на синий мундир адмирала. - Наверняка это пираты, про которых говорил этот вот ваш друг. Найдите, и убейте их всех! Слышите?! Всех до единого! И предъявите трупы сильфам. Кампавалис не может больше оставаться без связи! Понятно?!
        - Я бы…
        - Вы будете делать, как я сказал!!!
        - Как прикажете, губернатор, - адмирал коротко поклонился, и вышел из кабинета.
        Фалко последовал за ним, оставив губернатора в одиночестве изрыгать проклятия неизвестным налетчикам. Его крики были слышны даже за толстенной герметичной дверью.
        - Вот это глотка, - искренне восхитился Фалко.
        Сидевшая за скромным коралловым столиком секретарша осторожно улыбнулась. Фалко подмигнул ей, и поспешил за адмиралом. Тот, глубоко задумавшись, неспешно шагал вниз по каменной лестнице.
        - Не нравится мне все это… - вздохнул адмирал, обращаясь то ли к своему спутнику, то ли к самому себе. - Пиратов, конечно, никогда не грех погонять по волнам, но не верю я, что это они разгромили улей. Надежная связь всем нужна.
        - Может, деньги оказались нужнее, - предположил Фалко.
        - И много там было денег, Брик? - спросил в ответ адмирал, и сам же ответил: - Горсть-другая коралок. Это же не городской улей. Там хорошо, если раз в месяц какой-нибудь бродяга, вроде тебя, заплывет. Разве это добыча?
        - Нет, конечно, но… Я вот что подумал, - чуть помедлив, произнес Фалко. - Те ребята, что потопили "Пеликан"… Алина сказала, что пассажиры крайне не высоко отзывались о его грузе. Тот же случай.
        - Помимо груза, есть еще сам корабль, - возразил адмирал. - Ну и сами пассажиры, если пираты не побрезгуют работорговлей. Из сильфов, конечно, рабы никакие, но вот корпус улья набирается из высокопрочного дерева. Нет, Брик, тут что-то не так.
        Они прошли под каменной аркой и свернули в большой зал. Вдоль стен стояли статуи воинов, со славой сложивших голову в межрелигиозных распрях. Воины Алгоры были выполнены из белого мрамора, воины Фервора - из красного гранита. Зеленый грибок, как символ миролюбия и всепобеждающей силы природы, пятнами расползался и по тем, и по другим. В центре зала струился фонтан, смачивая причудливую композицию из голубого мрамора.
        - Так и с "Пеликаном" этим что-то не так, - не захотел отказываться от своей версии Фалко. - Груз - дрова. Корабль потопили. Пассажиров, кроме Алины, перебили.
        - Значит, за ней и охотились, - сказал адмирал Каедо. - Девушка хороша собой?
        - Восхитительна.
        - Вот тебе и причина.
        Фалко нахмурился.
        - Но знаете, что я намерен предпринять? - спросил он.
        - Знаю, - усмехнувшись в усы, ответил адмирал Каедо. - Первым делом, Брик, ты все-таки проведаешь отца. Между делом отчитаешься о своих похождениях на севере. Хотя, судя по тому, что я слышал, твой долг вряд ли сильно уменьшился.
        - Кстати, о долгах, - тут же ввернул Фалко. - Кое-кто, помнится, обещал кругленькую сумму за голову Чапа Леданика.
        Адмирал остановился, и посмотрел на него с интересом.
        - Такие слухи тоже до меня доходили, но я, признаться, не поверил. Как же тебе удалось?
        - Легко, - небрежно бросил Фалко. - Выследил банду, собрал полсотни храбрых варваров, и ночью мы нанесли бандитам визит.
        - Надо же. А мне докладывали, что варвары считали Леданика неуязвимым и боялись, как самого Фервора.
        - Это верно. Но их страх не распространялся на людей Леданика. Ну, мы и поделили цели. Подплыли на четырех лодках, нас заметили, и тут я вызвал Леданика на бой. Он, понятное дело, схватился за пистолет - чего еще ждать от бандита? - и я с незапятнанной честью разрядил в него сразу два мушкета. Те, тяжелые, что я с юга привез. Помните?
        Адмирал Каедо кивнул.
        - Помню. Мне они показались совершенно не практичными игрушками.
        - Но, как видите, пригодились. Представляете, этот хитрец носил под костюмом дуа" леорскую кольчугу. Легкую, но такую прочную, что даже из пистолетную пулю остановить может. Только я тоже не из планктона собран. Выведал все заранее, а мушкет в упор дуа" леорскую кольчугу насквозь пробивает. Вместе с тем, на ком она была надета. Так что банда Леданика больше не будет вам докучать, а его голова ждет вашей оценки.
        - Я своих слов не меняю. Тебе, как я понимаю, в белых коралках? - адмирал снова усмехнулся. - Это по нынешнему курсу будет порядка десяти тысяч. К закату подгребай на "Эдакс". Я выведу эскадру на внешний рейд, разошлю разведчиков, и начнем охоту на этот синий фрегат. Кстати, эта твоя красавица названия, часом, не приметила?
        - Вроде, сказала, что нет, - подумав, сказал Фалко.
        - Надо бы с ней еще пообщаться, - сказал адмирал Каедо. - И расспросить поподробнее об том бое. Может, даст какую-нибудь зацепку.
        - Готов взять это на себя, - немедленно вызвался Фалко.
        - Ничуть в этом не сомневаюсь, - улыбнулся адмирал. - Но я, пожалуй, попозже тоже загляну. Как ее фамилия?
        - Мм… Ирата. Да, Алина Ирата.
        - Ирата? - переспросил адмирал. - Очень интересно. А Ворису Ирату она, часом, не родственница?
        - Не знаю. А кто это?
        - Да был у нас тут один такой контрабандист. Личность в своем кругу известная, но за руку так и не поймали. Скончался на днях.
        Фалко задумчиво почесал подбородок.
        - Не знаю. Попробую узнать. Думаете, дружки того контрабандиста за дочкой охотились?
        - Без фактов я никак не думаю, - ответил адмирал.
        - Так я добуду факты и…
        - И загляни все-таки к отцу, Брик. Он ведь тебя полгода не видел.
        - С этой его последней идеей он мог меня вообще больше не увидеть, - фыркнул в ответ Фалко.
        - Уверен, Брик, он делает это для твоего же блага.
        - Мне бы вашу уверенность, адмирал. Ладно, ладно, загляну.
        - Вот и хорошо. Привет родным, Брик, - сказал адмирал Каедо, и махнул рукой поджидавшему его эскорту - десятку офицеров в разных чинах.
        Фалко задумчиво смотрел им вслед. Адмирал, конечно, прав насчет отца. Есть только одна неувязка. Сын с отцом сильно по-разному представляли, что для Брика хорошо. И разница эта составляла на текущий день почти пять миллионов в белых коралках.


* * *
        Следующие два часа своей жизни Фалко посвятил такому отчаянному торгу, какого постеснялся бы сам Светлый Меркуцио - хоть он и покровитель торговли. Зато, после распродажи северных трофеев и закупки всего необходимого для нового путешествия, чистая прибыль составила почти три тысячи коралок. В самом радужном настроении Фалко покинул городской рынок, и отправился проведать Алину.
        Городская больница при храме Снежной Клементины располагалась в Восточном квартале Старого города. Фалко спустился на один уровень и прошел кривым подводным переходом. Винтообразная лестница вывела его в большой, ярко освещенный зал с неработающим фонтаном. Герметичные двойные двери храма были как раз напротив. Слева и справа от дверей уходили вглубь два тоннеля. Правый, выложенный красным гранитом, вел в часовню Фервора. Левый, чьи стены были облицованы белым мрамором, являлся переходом в храм Алгоры. Никогда заранее не угадаешь, кто будет более благосклонен к очередному пациенту.
        В дверях Фалко вежливо пропустил вперед седобородого жреца в белой рясе, и прошел следом. Здание храма было выстроено в виде буквы "П". В правом крыле располагался собственно храм, в левом - больница. В просторном фойе стояла мраморная статуя самой Снежной Клементины, поднявшей руку в благословляющем жесте. По периметру - статуи поменьше ее верных псов. Вот так, навскидку, их было больше полусотни.
        Вслед за жрецом Фалко свернул налево, прошел в широкие двери, которые сторожила еще пара мраморных псов, и оказался в квадратном приемном зале. Пол был выложен белым мрамором. На стенах висели картины из жизни великой целительницы. Каждая - в золотой раме. Вот осиротевшую Клементину изгоняют прочь родичи-огнепоклонники. Больше похоже на неудавшееся убийство. Клементина бежит по льдинам, за ней гонится пара здоровенных северных псов. Остальные преследователи милостью Алгоры сильно отстают. Вот Клементина исцеляет больных, путешествуя от стоянки к стоянке на простенькой лодке, сопровождаемая все той же парой псов. На следующей картине целительница мчится сквозь вьюгу по северным льдам на санях, переделанных из той же лодки и запряженных той же парой псов. Добирается до самых отдаленных поселений. Исцеляет всех, кто дожил до встречи с ней. Ей подносят богатые дары, но она отказывается. Берет только запас еды для следующего путешествия. Судя по богатству отделки зала, ее последователи куда как менее привередливы. Вот и финал. Сама Алгора поднялась из морских волн, пробив весенний непрочный лед, и
призвала великую целительницу к себе.
        Жрец прошел к трем девушкам в белых мантиях, неподвижно сидевших на коленях под картиной, где Клементина варила в закопченном котле нечто, похожее на перебродивший планктон. У каждой на груди вышита зеленая водоросль - эмблема помощницы целителя.
        - Снежной чистоты вам, дети мои, - благословил девушек жрец.
        Все три благодарно кивнули.
        - Чем мы можем помочь вам, хранитель? - спросила средняя.
        - Укажите мне, где находится Алина Ирата, - тихим печальным голосом сказал жрец. - Она была доставлена сегодня утром, или днем. К сожалению, я не знаю точного времени.
        - Желчь Ацера! - непроизвольно вырвалось у Фалко.
        Жрец взглянул на него с неодобрением. Девушки синхронно поджали губы. Ацер - пьяница и скандалист - был мало популярен даже у алых жрецов. Каким течением его занесло в ряды огненных святых, один Фервор знает. Разве что ругался он здорово, потому и считался в первую голову покровителем сквернословов. Упоминать его имя в белом храме было, пожалуй, некоторым перебором.
        - Прошу прощения, - сказал Фалко. - Я полагал, что здешние целители смогут ей помочь, а тут вижу: к ней уже хранитель заветов пришел…
        - Это вы ее привезли? - спросил жрец.
        Фалко кивнул.
        - Вы рано отчаиваетесь, мой друг, - продолжил жрец. - Я пришел не по зову долга, а по зову сердца. Меня зовут хранитель Сергий, и раньше я был духовным наставником Алины.
        - Фалко. Брик Фалко…
        - А, наш проповедник на севере, - дружески улыбнулся хранитель Сергий. - Как же, как же. Наслышан. Рад с вами познакомиться.
        - Вы слышали обо мне? - удивился Фалко, и мысленно добавил. - Наверняка, ничего хорошего.
        - Да, конечно, - кивнул хранитель Сергий. - Вы произвели неизгладимое впечатление как на варваров, так и на нашу северную миссию.
        Судя по гневным взглядам и поджатым губам, на учениц Фалко тоже произвел неизгладимое впечатление. Будь он один, наверняка получил бы рекомендацию проследовать из храма по одному из адресов, столь часто поминаемых стариной Ацером. В присутствии же Хранителя Заветов девушки ограничились ледяными взглядами и сухим казенным тоном, каковым и было сообщено нынешнее местонахождение Алины Ираты.
        - Благодарю вас, дети мои, - сказал хранитель Сергий. - Пойдемте, Фалко.
        По мраморной лестнице, охраняемой вездесущими псами, они поднялись на третий этаж, и пошли по длинному, постоянно разветвляющемуся коридору. Хранитель Сергий легко ориентировался в нем, дружески раскланивался со встречными целителями, их помощниками и учениками. Определенно, он был здесь не впервой.
        - Скажите, хранитель, - осторожно начал Фалко. - А некий Ворис Ирата случаем Алине не родственник?
        Хранитель Сергий улыбнулся.
        - Какое точное определение вы подобрали. Да, он ей случаем родственник. Отец, если быть точным. Алина - его младшая дочь. Нежданная, но очень любимая.
        - Нежданная?
        - Ворис мечтал о сыне, который бы продолжил его дело.
        - Я слышал, это дело называлось контрабандой, - как бы в шутку, с улыбкой заметил Фалко.
        - Не исключено, - сказал хранитель Сергий. - Хотя несколько последних лет он был исключительно горьким пьяницей, что и привело его на костер Фервора. Если за ним и числились какие-то грехи, сейчас он отвечает за них перед куда более строгим судьей, чем королевские чиновники.
        Фалко кивнул.
        - Едва мы отчалили, Алина сказала, что опаздывает на похороны, и сразу погрузилась в себя. Я еще там, в приемном зале, подумал: напророчила себе.
        - Надеюсь, все не так трагично. А Ворис сегодня утром действительно отправился в последнее путешествие. Очень жаль, что Алина не успела с ним проститься.
        - Угу, - поддакнул Фалко. - Надеюсь, ее семья не в обиде. Готов засвидетельствовать, что Алина была не в том состоянии, чтобы исполнить свой долг. Она так и не пришла в сознание, даже когда я ее в больницу принес.
        - Ваш благородный поступок будет учтен на весах Алгоры, - сказал хранитель Сергий. - А что до семьи - не беспокойтесь. Ее давно нет.
        Фалко с пониманием кивнул. Водный мир Терраны был суров к своим обитателям. Нестабильный климат, вечноголодные хищники и братья по разуму, что никак не могут поделить планету - все это сильно уменьшало шансы отправиться к Алгоре своим ходом. Если верить статистике королевских чиновников - каждому четвертому кто-то помогал.
        - Так Алина теперь сирота?
        - А? Нет, - покачал головой хранитель Сергий. - К счастью, Алгора не была к ней так сурова. Я имел в виду, что семья давно распалась.
        - Ах, вот как. А что стряслось? Внезапная любовь?
        - Любовь - это благословение Алгоры, - ответил хранитель Сергий. - Не уверен, что супруга Вориса его заслужила. Она, прости и помилуй ее Алгора, выходила замуж за капитана Ирата, а не за Вориса. Вы видите разницу?
        - Полагаю, да.
        - У Вориса был корабль. "Грозовая цапля". Я не разбираюсь в них, могу только сказать, что он был меньше обычных. Но деньги водились. Ворис баловал дочек довольно дорогими подарками, его супруга отлично справлялась самостоятельно… В общем, идиллия кончилась, когда "Грозовая цапля" разбилась.
        - Понимаю, - кивнул Фалко.
        - Это хорошо, - сказал хранитель Сергий. - У нас обычно люди расходятся тихо. Особенно когда делить толком нечего, а у Вориса все было вложено в его корабль. Вот только эта женщина ничего не умеет делать тихо. Шум, наверное, в открытом море слышали. По-моему, она отсудила все, что смогла оторвать от пола и унести с собой…
        - А дочери?
        - Младшую, Алину, она забрала с собой. Эллана осталась с отцом. Впрочем, он так часто стал прикладываться к винному ковшу, что ее, скорее, растила улица. Ни к чему хорошему это, разумеется, не привело. У девочки появились сомнительные друзья, а потом она вообще куда-то исчезла. Иногда я думал, что лучше бы обеим дочерям остаться с матерью. Хотя она их не хотела и не слишком-то ими занималась, но, по крайней мере, она умела устраиваться в жизни.
        Фалко удивленно приподнял бровь.
        - Если ей было наплевать на детей, почему она просто не оставила их мужу?
        Хранитель Сергий пожал плечами.
        - Доподлинно не знаю. Возможно, проявился ее собственнический характер. Возможно, хотела досадить Ворису. А, может быть, в ней, наконец, проснулись материнские чувства. Лучше поздно, чем никогда. Нам сюда.
        Алина сидела на кровати, закутавшись по шею в белое одеяло, и маленькой ложечкой аккуратно ела джем. В палату заглянула девушка в белой мантии с символом ученицы на груди.
        - Ирата, к вам посетители, - сообщила она и, повернувшись к тем, более строгим голосом добавила. - Целитель сказал: не более пяти минут.
        - Как сказал целитель, так и будет, - заверил ее хранитель Сергий, проходя в палату.
        Алина вопросительно посмотрела на него. Потом в ее глазах мелькнуло узнавание.
        - Хранитель Сергий! Как я рада вас видеть!
        Она поспешно отставила чашечку с джемом и вскочила на ноги. Не будь хранитель духовным лицом, бросилась бы ему на шею, но почтение к сану в последний момент удержало девушку от такого опрометчивого шага. Сегодня на ней была коротенькая туника, которая мало что прикрывала. Впрочем, прикрытое все равно просвечивало через тонкую ткань. Алина даже сумела в суровых больничных условиях сделать новую прическу. Золотистые волосы были аккуратно уложены, короткая челка едва прикрывала свежий шрам на лбу.
        - Вижу, что рада, - кивнул хранитель Сергий. - Но это еще не повод забывать о приличиях. Тем более, когда на тебя смотрит молодой человек, у которого не хватает такта отвернуться.
        - Ой, извините.
        Алина поспешно накинула на себя белый халат. Если она и смутилась, то не показала этого.
        - Привет, Брик, - мило улыбнулась девушка. - А я уже боялась, что ты не зайдешь.


        - Извини, дела, - ответил Фалко. - Так этот чудесный вид был приготовлен специально для меня?
        - Это тебе просто повезло, - фыркнула Алина, и присела обратно на кровать. - Тут очень жарко, и одеяло теплое. Да вы проходите, садитесь.
        Хранитель Сергий и Фалко осторожно опустились на старые стулья, которые вполне могли быть ровесниками снежной Клементины.
        - Про самочувствие не спрашиваю - сам вижу, - сказал хранитель Сергий. - А что говорит целитель?
        - Много умных непонятных слов, - улыбнулась Алина. - В переводе на понятный: я замерзла, и мне здорово встряхнуло мозги, если они есть, плюс шрам останется. Придется отращивать челку.
        - Тебе идет, - заверил ее Брик.
        - Да? Спасибо. Представляете, эти бандиты вообще хотели срезать все испачканные кровью волосы, - пожаловалась Алина. - Но я задала им жару. Отмыли горячей водой.
        - Целители наверняка хотели, как лучше, - мягко заметил хранитель Сергий.
        - Я тоже, - ответила Алина. - Но у меня голос громче.
        - Это у вас фамильная черта, - едва заметно усмехнулся хранитель Сергий.
        - Ну, наверное. Ладно, лучше расскажите, как вы тут?
        - Я? Я - все тот же хранитель заветов, только еще более старый.
        - Да ладно вам, - улыбнулась Алина. - А как Эллана?
        - Надеюсь, что с ней все хорошо, - сказал хранитель Сергий. - Я давно ее не видел, но каждый день молюсь Алгоре за вас обеих.
        - Разве она не приплыла на похороны?
        Хранитель Сергий откинулся назад. Стул подло хрустнул, но вовремя одумался и не посмел сконфузить духовное лицо такого ранга банальным падением.
        - Я ее не видел. Семью на церемонии представляла только ваша мать. Ну и я, на правах духовного лица. От алого храма был хранитель Клементий.
        - Не уверена, что слышала о таком.
        - Не удивительно. Хранитель Клементий - большой знаток похоронного церемониала, но другие вопросы бытия его совсем не интересуют.
        Алина нахмурилась.
        - Ну и как все прошло?
        - Достойно. Ваша мать мужественно сдерживала эмоции, и перешла к алкоголю только после торжественной части. Там свое и наверстала.
        - М-да. Представляю, что она говорила про нас с Элланой.
        - Ничего такого, что уместно повторить под сводами храма, а, значит, ничего стоящего. Когда ты окрепнешь, я покажу, где развеяли прах.
        - Спасибо. Брик, составишь мне компанию?
        - Непременно, - сразу согласился Фалко.
        - Кстати, - Алина лукаво улыбнулась. - А ты правда проповедник?
        Фалко широко улыбнулся.
        - Разумеется. Хотя я могу соврать и в присутствии Хранителя Заветов, но в данном случае нет необходимости. Вот только проповедник из меня тот еще.
        - Это верно, - с улыбкой подтвердил хранитель Сергий. - Отчеты о его миссионерской деятельности больше похожи на описание военной кампании. Ваше рвение, Фалко, конечно, похвально, но наша старомодная миссия все же предпочла бы, чтобы вы обращали души к Алгоре, а не отправляли их к ней.
        - Как могу, - развел руками Фалко. - В конце концов, это была не моя идея.
        - А чья? - удивилась Алина.
        - Отца. Рассказать, как я стал проповедником? - спросил Фалко, и, не дожидаясь согласия, пустился в объяснения. - Отец всегда видел меня в рясе белого священника, а я мечтал о морских походах. Ну и на каком-то этапе родитель решил, что путь странствующего проповедника был бы неплохим компромиссом. Я, конечно, так не считал. Закончил с отличием Мореходную академию Его величества, получил диплом капитана, и тут, как по заказу, подоспела война с краббами. Мне, конечно, полагалось пару лет патрульной службы на каком-нибудь корыте вдали от достойных внимания событий, но случай был на моей стороне. Его Величество затеял вместе с дуа" леорами тот самый Южный поход - слышали, небось?
        Хранитель Сергий степенно кивнул.
        - Д" ель много о нем рассказывал, - сказала Алина. - Дуа'леор, который плыл с нами на "Пеликане". Он говорил, что возвращается домой без штанов. Но так и не вернулся.
        Алина погрустнела. Фалко ободряюще погладил ее по руке.
        - Не переживай. Может, так оно и к лучшему. Дуа" леорское общество беспощадно к живым неудачникам, а так он - павший герой.
        - Да, наверное, - неуверенно кивнула Алина.
        - Ну, вот Его Величество позволил частным боевым кораблям присоединиться к эскадре, - поспешил перевести разговор в менее печальное русло Фалко. - И я уговорил отца снарядить для меня корабль. Пообещал привести его обратно с полными трюмами металла. Спорили долго, но в итоге отец согласился. И через год я вернулся, как этот Д" ель, в самом буквальном смысле без штанов…
        Алина сочувственно кивнула, и Фалко, окрыленный ее вниманием, продолжил:
        - Если бы этот идиот - адмирал Лярд - держался первоначального плана, все было бы отлично, но ему непременно хотелось взять Алый атолл. Взяли, между прочим. Битва была - даже вспоминать страшно. Море на десять миль полыхало. Семьдесят наших кораблей против их девяносто, да еще три крепости - одна другой сильнее. Но мы победили! Пустили на дно корабли краббов, превратили в руины их крепости… - Фалко тяжело вздохнул. - Едва мы подняли флаг адмирала над главной крепостью, как подошел объединенный флот краббов. Одних дредноутов сотня. А у нас на плаву хорошо если пятнадцать кораблей оставалось, да и команды, кто еще живой, на берегу с легким оружием. Посмотрел на ситуацию наш бравый адмирал, спустил свой флаг и поднял белый. Вот так вот. Адмирала на радостях краббы в жертву Фервору принесли, а уцелевших кого в рабство продали, кого родные выкупили. Отец дал за меня выкуп, но по возвращении предъявил счет. За корабль, за обещанный металл, за выкуп и доставку его краббам. Каждую каплю в строку. А у меня только хламида краббовская да шарф - один знакомый наемник на день рождения подарил. Тут отец и
вернулся к своему компромиссу. Мол, если стану проповедником, то за каждого новообращенного он мне белую коралку с долга спишет.
        - И много ты еще должен? - спросила Алина.
        - Несколько миллионов, - вздохнул Фалко. - Здесь ловить нечего, и я отправился на север. Обращал варваров.
        - Вообще-то, решение твоего отца не вполне законно, - нахмурившись, заметила Алина.
        - Конечно, - сразу согласился Фалко. - Но я дал слово, и бедным варварам приходится его держать.
        Алина от души расхохоталась.
        - Сколько же варваров приняло белую веру?
        - Сотни две будет, - ответил Фалко, и повернулся к хранителю.
        - Примерно так, - подтвердил тот. - Пока из миссии пришел только общий отчет, но, полагаю, эта цифра если и изменится, то ненамного и не в меньшую сторону.
        Спустя ровно пять минут - с хронометром она, что ли, под дверью дежурила? - в палату заглянула ученица.
        - Извините, - твердо сказала она. - Вам пора.
        Хранитель Сергий со вздохом поднялся.
        - Желаю тебе скорейшего выздоровления, Алина. Да хранит тебя Алгора от всех бед и напастей.
        Он поднял руку в благословляющем жесте, и Алина склонила голову.
        - Всего хорошего, Алина, - кивнул Фалко.
        - И тебе тоже, Брик. Меня, наверное, завтра с восходом выгонят отсюда. Придешь встретить?
        - Непременно.
        Пылающий Фервор в небесах криво усмехнулся, и смешал все планы. У выхода из больницы Фалко остановил один из лейтенантов гарнизонного флота.
        - Брик Фалко? Прошу прощения, но адмирал просит вас немедленно прибыть к нему на "Эдакс".
        - А зачем я ему так срочно понадобился?
        - Полагаю, в качестве гонца, - ответил лейтенант. - Ульи по-прежнему закрыты, а у вас самая быстрая лодка в Кампавалисе.
        Он огляделся по сторонам, и, понизив голос, добавил:
        - Недалеко от Секундуса замечен боевой корабль краббов.
        Фалко едва удержался, чтобы не помянуть Ацера в присутствии Хранителя Заветов. За спиной звякнул колокол, возвещая начало заката. Звон тихо и печально раскатился по залу, словно заранее оплакивая тех, кому не доведется увидеть восход. А если адмирал прав, таких может оказаться очень много. Торопливо распрощавшись с хранителем Сергием, Фалко поспешил вслед за лейтенантом.
        Тем временем в больнице Снежной Клементины служители гасили светильники. Алина, лежа на спине, задумчиво смотрела в серый потолок. Не так, совсем не так она представляла свое возвращение домой. Да и есть ли у нее теперь здесь дом? Отец купил его по настоянию матери, которой непременно хотелось жить в Старом городе. За восемь лет он вполне мог продать его, и вернуться в свою лачугу на окраине. Там Алине, кстати, нравилось гораздо больше. Там можно было гонять разноцветных рыбешек, играть в сказочных русалок-воительниц и до темноты слушать захватывающие дух истории, которые рассказывали старые матросы.
        Незаметно для себя Алина задремала. Когда вновь открыла глаза, было уже совсем темно. Из приоткрытой двери падал неяркий свет одинокой лампы. Рядом с кроватью стоял человек во всем черном. Лицо его было скрыто маской. В правой руке человек держал пистолет.


* * *
        Алмазная шахта Секундуса была захвачена ровно за десять минут.
        Ровно в полночь сменился караул. Трое солдат расположились в караульной башне у прохода к шахте и приступили к неспешному несению службы за флягой вина местного разлива. Самый молодой завистливо облизнулся и натянул на уши слухача. В одну минуту первого он постучал в иллюминатор караульного помещения.
        "Чего тебе?", - просигналил пальцами старший по караулу.
        "Корабль", - доложил солдат.
        "Что за корабль?"
        "Наверное, вот этот".
        Со стороны Секундуса быстро приближался темный силуэт. Даже паруса были грязно-серые, сливавшиеся с вечерним сумраком. Пока старший по караулу соображал, кто бы это мог быть, корабль подошел почти вплотную и повернулся левым бортом. Он был похож на большущее, три сажени в диаметре и тридцать в длину, бревно. Настолько похож, что некоторые всерьез считали, что корабли краббов делаются из ствола одного дерева. Вдоль борта располагались десять орудийных портов, из которых торчали жерла пушек.
        - Краббы, - ошарашено сказал старший по караулу.
        Корабль краббов ответил утвердительно, бортовым залпом.
        Алмазная шахта Секундуса располагалась у подножия длинного рифа. Защищавшая ее надводная крепость представляла собой две каменные стены, углом нависавшие над единственным входом. В двух саженях от уровня воды располагалась батарейная палуба, оснащенная пятью антикварными пушками. Из той стены, что была обращена в сторону открытого моря, торчали заросшие водорослями лезвия. Между двух стен были зажаты: казарма, опреснитель воды и маленький склад. В целом, когда-то это была грозно выглядящая конструкция, вполне способная напугать приличных размеров банду подводных авантюристов.
        В те давние времена, когда шахта исправно приносила немалый доход, крепость надежно защищала ее от налетов северных варваров и разных бандитов. Постепенно шахта беднела. Королевские войска разбили кланы варваров и прогнали их далеко на север. Крепость обветшала, постепенно превратившись в контрольно-пропускной пункт в сочетании с почетной стражей. Гарнизон таял, как льдинка на солнце, и вскоре от него осталось всего двадцать солдат при пяти пушках, ядер к которым давно не было. Впрочем, они и не понадобились.
        Первый же залп просто смел батарею форта. Разбитые пушки, камни, кораллы - все разлетелось в разные стороны. Круто наклонив грот-мачту, корабль налетчиков повернулся вокруг своей оси, и дал залп вторым бортом. Десять каменных ядер ударили практически в одну точку. Стена с хрустом осела и накренилась вперед. Раздался короткий резкий свист, и полсотни налетчиков бросились в воду.
        Это были невысокие, на голову меньше сажени, зеленые ящерицы. Из одежды на каждом - только кожаная портупея да связка амулетов на жилистой шее. Зато вооружения у каждого хватило бы на троих. Связка коротких гарпунов за спиной, широкие ножи и огненные гранаты на поясе, устрашающего вида тесаки в руках. Ручное огнестрельное оружие краббы не жаловали, оно не годилось для подводного боя, но у многих были арбалеты. Тугая тетива из водорослей аллис не уступала в прочности стали, и даже под водой могла послать стрелу на десяток саженей.
        Моментально преодолев узкую полоску воды, краббы полезли на стену, ловко цепляясь за выступы и пучки водорослей. Старший по караулу словно очнулся от спячки, и рванул вниз рычаг, поднимая тревогу. В казарме сипло вякнул давно не чищеный ревун. Торопливо натягивавшие подводное снаряжение солдаты на миг замерли, а потом дружно ударились в панику. У ведущего наружу шлюза началась драка. Не то, чтобы каждый торопился схватиться с неведомым врагом. Скорее, каждый норовил выбраться наружу, понять, что происходит, и удрать.
        - Что там такое, Фервор вас сожги?! - заорал комендант в переговорную трубу.
        - Краббы, комендант, - поразительно спокойным голосом отчитался старший по караулу. - Вот уже здесь.
        Потом из трубы донесся короткий вскрик. На следующий призыв коменданта к караулу и Фервору ответил протяжный шипящий свист, в котором смешалась злоба и насмешка.


        - Краббы, - тихо сказал комендант.
        Солдаты, наконец, сообразили сломать замок шлюза и распахнули обе двери. Внутрь хлынул поток воды.
        - Спасайся! - заорал кто-то.
        Солдаты ныряли в поток, цеплялись за косяки и вылезали наружу. Из пролома в оседавшей стене появились краббы. Солдаты кинулись врассыпную. Кто к дальним воротам, кто вглубь форта. Краббы плавали быстрее. Взмах тесаком, точный сильный удар, и одним мертвым солдатом становилось больше.
        Когда комендант покинул казарму, ему уже некем было командовать. Заметив человека, двое краббов подплыли к нему. Комендант вытащил из-за пояса пистолет, прицелился в них и спустил курок. Как и следовало ожидать, под водой пистолет лишь тихо щелкнул. Вода попала в запальную камеру, моментально намочив порох, и исключив всякую возможность выстрела. Не только сейчас, но и много после. Но рефлексы оказались сильнее разума - оба крабба уклонились вниз. Комендант оттолкнулся ногами от шлюза, и быстро поплыл вперед. Крабб перевернулся, поднимая тесак. Комендант парировал его пистолетом, и вогнал свой нож в шею противника. Кровь мутным облаком окутала голову оседающего мертвеца. Комендант выпустил пистолет, схватился за плечо покойника, и через его голову ударил ножом второго. Метил в глаз, но крабб успел отклонить голову, и нож располосовал щеку. Комендант сразу отдернулся назад, удерживая мертвеца, словно щит. Крабб перекувырнулся над головой погибшего товарища, и напал сверху.
        Комендант едва успел перехватить жилистую лапу противника. Крабб фыркнул ему в лицо, и попытался сорвать маску. Комендант отпихнул его ногами. Перевернувшись в воде, налетчик устремился в новую атаку. Комендант ушел вниз. Как раз вовремя. Сильный удар чуть не рассек ему грудь. Противники схватились у самого дна. Крабб напирал, стремясь прижать противника к каменной поверхности. Прикрываясь свободной рукой, как щитом, комендант бил из-под нее ножом. Крабб ловко парировал удары, и на каждую атаку проводил три своих. На руке уже было с десяток глубоких, до кости, пореза, когда крабб неосторожно раскрылся. Нож коменданта немедленно устремился вперед. Крабб извернулся, одновременно стремясь перехватить руку с оружием. Комендант вовремя заметил опасность и отдернулся назад. Острое лезвие распороло краббу перепонку между указательным и большим пальцем.
        Эта рана была пустяковой. Куда большая травма была нанесена самолюбию. Уже вторую царапину никак не спишешь на случайность и внезапность нападения. Затрясшись от ярости, крабб ринулся в атаку. Комендант мужественно парировал удар рукой, заработав еще один порез. Крабб перехватил его руку и потянул к себе. К его удивлению, комендант не стал сопротивляться. Даже наоборот, подался навстречу. Крабб занес тесак, ощутил металл, распарывающий ему брюхо, и с большим сожалением умер.
        Комендант выдернул нож из мертвого тела, обернулся и похолодел. Неподалеку, наблюдая за поединком, расположились не менее десятка краббов. Впереди был крупный воин в доспехах из акульей кожи, расписанных алыми знаками. Если бы комендант разбирался в этой азбуке, он узнал бы, что перед ним предводитель штурмовой группы.
        Едва тело мертвого крабба осело на пол казармы, как предводитель медленно двинулся вперед. Остановившись в полусажени, поднял вверх свой тесак. Комендант пожал плечами и повторил его жест. В следующее мгновение предводитель краббов атаковал. Бой был недолгим. Напирая массой и постоянно нанося колющие удары, предводитель налетчиков заставлял коменданта отступать, пока не припер его к стенке. Комендант ударил сбоку ножом. Предводитель перехватил его руку, а потом, подавшись вперед, всей тушей прижал человека к стене и пронзил тесаком насквозь. Комендант выронил оружие и медленно осел на колени. Предводитель зафырчал так, что пузыри вихрем взвились вокруг него. Подняв тесак, он сверху с силой вогнал его в спину поверженного врага по самую рукоятку.
        Краббы восторженно зафырчали и забили ластами. Предводитель вынул из поясной сумки хронометр и взглянул на циферблат. На захват крепости ушло девять минут. Еще минута потребовалась краббам, чтобы взломать толстенный люк, прикрывающий доступ в шахту.
        Десяток налетчиков занял пост у входа, а остальные деловито обшарили шахту. Результат упорных трудов последней недели - пару не ограненных алмазов - нашли сразу же. Предводитель краббов небрежно сунул их в поясную сумку, и взмахом тесака велел продолжать поиски. Его бойцы перетрясли шахту сверху донизу, заглянули в каждый закоулок, открыли каждый ящик. Что бы они ни искали, в шахте этого не было.
        С корабля краббов раздался долгий протяжный свист. Предводитель налетчиков резко фыркнул и приказал возвращаться. Бревноподобный корабль прошел вдоль стены павшей крепости, собирая бойцов и разгоняясь для боя. Бегать от схватки было не в обычаях краббов.
        Со стороны Секундуса приближался белый двухмачтовый корабль. Капитан краббов сразу признал в нем артезианского рейдера и довольно ощерился - вот противник, достойный воина. Это были легкие, маневренные корабли, пользующиеся заслуженной славой по всей Терране. Позади капитана возник предводитель штурмовой группы. Он быстро зашипел, но капитан отмахнулся, указывая на цель. Предводитель резко фыркнул и убрался.
        Рейдер выстрелил первым. Два огненных ядра вырвались из погонных пушек и разбились о носовой щит, щедро заливая все горящим маслом. Рейдер тотчас отклонился на левый борт. Корабль краббов повторил маневр противника. Два бортовых залпа рявкнули одновременно. Каменные ядра легко пробили деревянные борта, но серьезного урона не нанесли. Артезианский рейдер продолжил поворот и ударил по краббам из кормовых пушек. Одно из огненных ядер разбилось о борт, другое безвредно пролетело над палубой. Корабль краббов описал дугу, и устремился в погоню. Когда до цели оставалось порядка двухсот саженей, заговорили его погонные пушки. Три каменных ядра ушли в воду, четвертое проломило левое рулевое крыло. Краббы засвистели от радости. Теперь вместо утомительного маневрирования, в котором у артезианца были все преимущества, противнику придется принять честный бой на своей палубе. Тот, впрочем, не отказывался. Артезианский рейдер резко лег на левый борт, разворачиваясь. Над палубой корабля краббов прокатился резкий свист, призывая к готовности абордажную команду. На подобном рейдере экипаж редко превышал сорок
человек, а у краббов была сотня бойцов. Отличное соотношение для абордажа. Великодушно позволив противнику развернуться, корабль краббов двинулся наперехват.
        Выстрелы из погонных пушек прозвучали одновременно. Не успел рассеяться пороховой дым, как между кораблями проскочила лодка. Тримаран. Двигался он на хорошей скорости, хотя и управлялся всего одним человеком. Тот стоял на корме, у руля. Когда тримаран проносился мимо левого борта корабля краббов, человек поднял мушкет, быстро прицелился и выстрелил. Боец абордажной команды рухнул на палубу с простреленной головой. Бросив мушкет, человек переложил руль направо.
        - Пали! - свистнул в переговорную трубу капитан, и пушки рявкнули вслед наглецу.


        Тримаран тотчас сменил курс, и каменные ядра лишь посшибали волны. Капитан краббов зашипел от ярости, поняв свою ошибку, а к разряженному борту уже подходил артезианский рейдер. Послышался сигнал горна, тотчас заглушенный грохотом бортового залпа. Разрывные ядра, как смерч, прошлись по палубе. Мачты, паруса, абордажная команда - все было разорвано в клочья и разметано в разные стороны. Взрезая волну уцелевшим крылом, рейдер развернулся, и вторым залпом ударил по корпусу. Каменные ядра с треском проламывали борт, расшвыривали по батарейной палубе пушки и канониров. Завершив разворот, артезианский рейдер пошел вперед, и врезался в борт корабля краббов окованным железом форштевнем.
        Борт не выдержал. В пролом хлынула вода. Несколько уцелевших бойцов храбро бросились в атаку. На носу рейдера их уже ждали: два десятка матросов с пистолетами в каждой руке. Загремели выстрелы, засвистели пули. Краббы в ответ успели швырнуть несколько гарпунов, и каждый нашел свою цель. Артезианский рейдер покачнулся, и начал медленно отползать назад. Над фальшбортом показался медный раструб огнемета, и струя пламени прокатилась по палубе.
        Тримаран описал дугу, и остановился на почтительном расстоянии. Горящий корабль медленно погружался в воду. Артезианский рейдер отошел саженей на десять, повернулся, и залпом каменных ядер уничтожил левый борт краббов как таковой. На внутренних палубах наступающая снизу вода вступила в яростную битву с огнем. Немногие уцелевшие краббы попытались обраться до противника вплавь. Перегнувшиеся через фальшборт матросы стреляли в них из пистолетов и арбалетов. Точность оставляла желать лучшего, и окончательная победа была достигнута за счет большого расхода боеприпасов. На палубе рейдера звонко стукнула катапульта, швыряя за борт серое веретенообразное ядро. Оно ввинтилось в воду, лопнуло, и все громы небесные слились в едином гуле, потрясшем подводный мир. Кверху пузом всплыла стая тунцов - случайные жертвы жестокой современной войны.
        Бревноподобный корабль перевернулся, и скрылся под водой. Тримаран подошел ближе. С поврежденного рейдера просигналили:
        "Эй, на Сагитте, спасибо".
        "Всегда рад помочь. Будем штурмовать обломки?"
        "Нет. Разбомбим на грунте, и все дела".
        Вниз полетели раскаленные добела веретенообразные ядра, размазывая останки бревноподобного корабля по морскому дну. Абордажная команда, отправленная вниз больше для очистки совести, чем для зачистки дна, не обнаружила ни уцелевших краббов, ни достойных поднятия на борт трофеев. Искореженные до абсолютной непригодности пушки потом вытащат штатные и неофициальные мародеры из Секундуса. Вторым, конечно, лучше на металл особо не зариться, но деревянные обломки тоже имеют определенную стоимость.
        Победители борт о борт удалились в сторону Секундуса. Из-за обломка рифа медленно выплыл предводитель штурмовой группы. Скорчив злобную гримасу, он проклял всех людей, как нынешних, так и давно умерших, и еще не родившихся. Потом перевернулся и быстро поплыл вдоль рифа.


* * *
        В Секундусе поврежденный рейдер загнали в сухой док. Плотники и мастеровые облепили белый корпус, как ракушки. Налет на шахту основательно напугал мирных обитателей, и они работали как демоны, стремясь поскорее вернуть в строй охромевшего защитника. "Сагитта" пришвартовалась неподалеку.
        По коралловому навесному мостику Фалко перешел на борт артезианского корабля, и осмотрелся. Пробегавший мимо матрос замедлил скорость, чтобы успеть произнести такую длинную фразу, как:
        - Если вы ищете капитана - она на корме.
        И нырнул в грузовой люк.
        - Спасибо, - в пустоту сказал Фалко, и неспешно направился в указанном направлении.
        На корме высокая темноволосая девушка в синем кителе размахивала шпагой перед тремя портовыми чиновниками. Можно было подумать, что те задумали взять корабль на абордаж, если бы не выражение их лиц. Так тюлень смотрит на акулу. Жалобно и без надежды. Фалко остановился в двух шагах. Девушка бросила на него испепеляющий взгляд, в последний раз рявкнула на чиновников и взмахом шпаги велела им убираться, что и было ими проделано с поразительной поспешностью. Фалко усмехнулся. Шпага тихо скользнула в ножны. Девушка поправила сбившуюся челку, и хмуро спросила:
        - Что ты забыл на моем корабле, Фалко?
        - Ты все такая же суровая, Лимия, - улыбнулся Фалко.
        - Капитан Лимия, - строго поправила та. - Пусть у меня нет семьи, которая купит мне личный корабль, и я несу службу на задворках цивилизации, но я - все еще капитан. В отличие от некоторых.
        - Слышала уже о моей беде? - ничуть не обиделся Фалко.
        - Весь север слышал. Чем я хуже?
        - Ты лучше, - поспешил заверить ее Фалко. - Ты самый лучший капитан на всем этом диком севере. Я при случае замолвлю за тебя словечко адмиралу Каедо и…
        - Только попробуй! - прорычала в ответ Лимия. - Я сама в состоянии заслужить повышение.
        - Заслужить и получить - это две большие разницы, - философски заметил Фалко.
        Лимия фыркнула и отвернулась, чтобы проинспектировать очередную партию дерева, доставленную на ее корабль. Лично и очень придирчиво осмотрела каждую доску. Забраковала чуть ли не половину всей партии. Чиновник склада кланялся и разводил руками, доказывая, что лучшего дерева нет на всем севере, после чего был послан за нормальным лесом гораздо дальше северных морей. В выражениях Лимия не стеснялась.
        - Представляешь, Фалко, - пожаловалась она, когда чиновник чуть ли не бегом покинул корабль. - Эти уроды хотят сбагрить мне всю гниль, что завалялась на их складе.
        - Могу чем-нибудь помочь?
        - Да. Убей их всех.
        - Ради тебя - с удовольствием, но это вряд ли поможет, - Фалко с сожалением развел руками. - На их место возьмут точно таких же, если не хуже. Эти, по крайней мере, ремонтируют тебя бесплатно.
        - За такой ремонт они мне еще доплачивать должны! Ты посмотри, как они крыло заводят!
        Фалко посмотрел. Ничего криминального не увидел. Ну, устанавливали крыло в гнездо не строго горизонтально, а под небольшим наклоном. Как обычно. Лопасть-то тяжеленная, вот и заводили крыло как придется, а в самом конце рывком выправляли до нужной плоскости. Лимия придерживалась иной точки зрения на техпроцесс, и обрушила на нерадивых работников такой поток брани, что даже у привычных ко всему портовых рабочих зарделись уши.
        - Поцарапаете лопасть, заставлю новое крыло ставить! - закончила капитан обвинительную речь, и устало облокотилась на поручень.
        - Не напрягайся ты так, - дружелюбно посоветовал Фалко. - Они ведь сами заинтересованы отремонтировать корабль по высшему разряду. Если ты пойдешь на дно, кто их защитит от следующего нападения?
        - А что, будет следующее? - подозрительно прищурилась Лимия.
        Фалко пожал плечами и рассказал о разгромленном улье. Лимия аж присвистнула.
        - Ничего себе бодяга заваривается… И как всегда, спасти прекрасную девушку выпало везунчику Фалко.
        - Ну зачем тебе спасать прекрасных девушек? Тебе за принцами надо охотится.
        - Чтобы такие, как некоторые, не лапали бедных беззащитных красавиц, - фыркнула Лимия.
        - Да не такая уж она беззащитная оказалась, - улыбнулся Фалко. - От пиратов сама ушла, и от стаи акул увернулась.
        - Вот как? - заинтересовалась Лимия. - И как же звать это чудо подводного мира?
        - Алина. Алина Ирата.
        - Ирата? - переспросила Лимия, внезапно насторожившись.
        - Угу. Знакомая фамилия?
        - Ну… - неопределенно протянула Лимия.
        - Да ладно тебе секретничать, - отмахнулся Фалко. - Мне адмирал рассказал про местную звезду контрабанды по имени Ворис, который никто иной, как отец этой Алины.
        - Он уже умер, - сообщила Лимия.
        - Я в курсе. Встретил хранителя Сергия, он мне рассказал.
        - Ну и как ты поступил с дочкой этого контрабандиста? - спросила Лимия.
        - Как благородный человек, коим я по праву рождения и являюсь, - заметил Фалко. - Так что нечего на меня так криво смотреть. Отвез в Кампавалис и сдал целителям. Она у Снежной Клементины теперь на попечении. Даже не поцеловал на прощание, хотя, возможно, она и не была бы против.
        - Вот как? И почему я тебя не соблазнила в академии? В кои-то веки приличный мужчина, да еще - благородный. Была бы сейчас с титулом, и с пятимиллионным долгом. Мне такой кредит и не снился.
        - Так еще не поздно, - улыбнулся Фалко.
        - И не мечтай.
        - Ну нет. Мечтать о тебе - мое любимое занятие в часы досуга.
        Лимия снова недовольно фыркнула. По коралловому трапу протопал жилистый мужчина в серой форме, расшитой золотистыми нитями. Как оказалось, начальник местного гарнизона. Ему не терпелось поинтересоваться причинами стрельбы, которую он слышал. Лимия холодно осведомилась, почему он не удовлетворил свой интерес, выслав достойное слышимой стрельбы подкрепление. Дальнейший диалог был сух, официален и не демонстрировал взаимного уважения между переговаривающимися сторонами. В конце беседы начальник гарнизона выразил смутную надежду, что экипаж рейдера между делом не прикарманил хранившиеся на шахте алмазы, и покинул корабль, не дожидаясь, пока его выкинут за борт.
        Вместо него на палубу бодро взбежал мальчишка лет двенадцати, с белым шарфом, повязанным вокруг головы. Экстравагантный головной убор при каждом шаге сползал на глаза, и его приходилось придерживать рукой. В другой руке мальчишка сжимал целую пачку зеленоватых конвертов. Когда он подбежал ближе, Фалко разглядел на шарфе серебристый символ: крыло, конверт и кристалл, переплетенные в таком замысловатом узоре, что повторить его в реальности никогда бы не удалось.
        - Капитан Лимия, капитан Лимия! - закричал мальчишка, озираясь.
        - Чего тебе? - окликнула его Лимия.
        Мальчишка тотчас подбежал к ней.
        - Ваша почта, капитан Лимия, - доложил он, выуживая из пачки пару зеленоватых конвертов. - Вот. И еще в улье три штуки, которые личные.
        - А что, ульи опять работают? - спросил Фалко.
        - Угу, - кивнул мальчишка. - Как стрелять перестали, так улей почти сразу и открыли.
        Лимия вручила мальчишке две розовых коралки. Тот четко, по военному, откозырял, и умчался дальше. Лимия повертела конверты в руках, посмотрела на Фалко и сказала:
        - Значит, это мы твоих погромщиков на дно пустили. Интересно… Так, Фалко, ты мне сегодня действительно сильно помог, а потому, если я могу тебя отблагодарить до того, как вышвырну за борт…
        - Ну, - улыбнулся Фалко. - В одной из моих фантазий - из тех, что посещают меня в часы досуга - ты…
        - Фалко!!!
        - Ладно. Тогда расскажи, что ты знаешь об этом Ворисе?
        - Зачем тебе это?
        Фалко обдумал вопрос, не придумал достаточно правдоподобного ответа и потому ответил честно:
        - Сдается мне, на Алину напали его дружки, и мне хотелось бы оградить ее от дальнейших посягательств.
        Лимия окинула его оценивающим взглядом и криво усмехнулась.
        - Что, зацепила она тебя?
        - Ну, годы идут, ты недоступна, вот я и…
        - Фалко! - рявкнула Лимия. Потом вздохнула, успокаиваясь. - Так, пойдешь в мою каюту… О, что я говорю?
        Она коротко свистнула. Рядом, как призрак из тумана, беззвучно материализовался матрос. Лимия указала ему на Фалко.
        - Проводишь его в мою каюту и выдашь бумаги из ящиков два и три. Смотри, чтоб больше никуда не лазил. Сам сунешь нос в бумаги - кишки на шпагу намотаю. Задача ясна?
        - Так точно, капитан, - молодцевато гаркнул матрос.
        - Ну, значит, жить будешь, - вздохнула Лимия. - Фалко. Там у меня собраны все доносы на этого твоего контрабандиста. По-моему, ничего интересного, но чем могу… А мне, извини, надо делами заняться.
        - Конечно. Спасибо, Лимия.
        - Капитан Лимия!


* * *
        Под бдительным присмотром исполнительного матроса, Фалко часа два рылся в бумагах. Доносы и официальные рапорты были свалены в полнейшем беспорядке. Особой ценности, как и предупреждала Лимия, не было ни в одном. Все, что касалось Вориса Ирата, либо предполагалось, либо допускалось, либо было откровенным враньем. Внимания заслуживали разве что пара бумаг. В одной анонимный автор напрямую связывал в единый образ таинственного Мечтателя, организовавшего в пригородах Кампавалиса сеть контрабандных поставок чарующих водорослей, с неким капитаном Злюком. В другом, с обязательными для государственного доноса экивоками, значилось, что настоящее имя капитана Злюка - Ворис Ирата. Источником информации значился аноним, близкий к кругам, близким к самому капитану Злюку. Скорее всего, случайный собутыльник. К делу, такое, разумеется, не подошьешь, и донос упокоился в частном архиве Лимии.
        В целом, бумаги рисовали образ удачливого браконьера и контрабандиста, которого так ни разу и не поймали за руку. В семейной жизни ему, выходит, повезло меньше. После развода несколько лет беспробудно пил - интересно, кстати, на какие средства, если жена обобрала его до нитки? Хотя, если он действительно Мечтатель, на его откат за выход из дела можно было бы напоить весь Кампавалис.
        Брик потянулся, покидал бумаги обратно в ящики, и кивнул бдящему у иллюминатора матросу. Тот быстро прибрался и проследовал за Фалко на палубу. Остановив первого попавшегося матроса, узнал, что капитан покинула корабль, но, вероятно, скоро вернется. Монтаж крыла почти закончен, и она наверняка захочет сразу его опробовать. Фалко пожелал им удачи на испытаниях и покинул корабль.
        Секундус, не смотря на возраст, был относительно небольшим поселением. Маленькие домики лепились к каменистому дну в строгом порядке, и соединялись сетью герметичных коридоров. С одной стороны города возвышались плавучие башни порта, с другой - улей связи. Над городом, у самой поверхности воды покачивалась на волнах плавучая крепость. Было уже далеко за полночь, и потому в коридорах горели только обязательные общественные лампы. Другими словами, светила только каждая десятая лампа, причем каждая из них была самой тусклой и самой грязной в своем десятке. Верх коридоров был полупрозрачен, но свет Алгоры с трудом пробивался сквозь мутноватую воду.
        Фалко шел по кирпичной мостовой, беззаботно помахивал на ходу круглой лампой с люциферинами и прикидывал, успеет ли он вернутся до утра в Кампавалис. По всему выходило, что, не случись чего непредвиденного - успеет. К тому же, просьба адмирала была выполнена и даже перевыполнена, благо удалось удачно сыграть на огненном нраве краббов. Можно рассчитывать на благодарность. А это немаловажно, потому как адмирал был единственным человеком в Кампавалисе, чье мнение действительно что-то значило для отца Брика.
        Помимо адмирала, Фалко ждала Алина. Девушка с милым лицом, потрясающей фигурой и аппетитными формами, столь соблазнительно выступавшими под тонкой тканью. А если означенную ткань снять - очень медленно, наслаждаясь моментом - то…
        Размечтавшись, Фалко не сразу заметил, что за ним кто-то следует. Понимание оного пришло вслед за быстрыми шагами за спиной и резким запахом перегара. Кто-то сипло хекнул. Фалко отклонился вправо, и мимо пролетел потертый мужичонка с толстой веткой коралла. Он даже не догадался смягчить падение руками. Так и плюхнулся плашмя на живот. Фалко оглянулся. Других нападающих не наблюдалось.
        Фалко потыкал носком сапога лежащего мужичка.
        - Чего тебе? - вознесся на винных парах недоуменный вопрос.
        Фалко хмыкнул.
        - Хочу знать, с чего это ты меня палкой решил попотчевать? На выпивку не хватает, что ли?
        - Почему не хватает? - обиделся мужичонка, принимая сидячее положение. - Очень даже хватает. Девочки, вина мне и моему другу.
        И он достал из кармана горсть розовых коралок. Фалко с интересом огляделся. Глоток хорошего вина был бы кстати для пересохшего от непотребных мечтаний горла, но из темноты никто не появился и выпить не поднес.
        - Уснули что-ль?! - недовольно буркнул мужичонка.
        - Может быть, - не стал спорить Фалко. - А вот тебе бы пора уже проснуться.
        - Чего? - мужичонка подозрительно уставился на него прищуренными глазами, потом недоуменно огляделся и спросил. - Где это я?
        - Там же, где и я, - сообщил Фалко.
        - А ты где?
        - Здесь.
        - Угу. Погоди, а ты кто?
        - Тот, кого ты хотел стукнуть палкой. Давай, соображай быстрее, - поторопил его Фалко. - С чего на меня-то бросился, помнишь?
        - А то как же, - возмущенно заявил мужичок.
        - Рассказывай.
        - Так чего рассказывать-то? - буркнул тот. - Сидели мы значит, поминали друга старого. Пили само собой. Много пили. А потом он и говорит, что надо бы приложить тебя отдохнуть. Ты ж вон уже людей на пол роняешь. Того и гляди - бузить начнешь.
        - Погоди. Кто говорит?
        - Ну, Злюк…
        - Это какой-такой Злюк? - прервал его Фалко. - Ворис, что ли?
        - Ну да.
        - Он жив?! - удивился Фалко.
        - Вот балда, - фыркнул мужичонка. - Говорят же ему - умер. Череп на похоронах был, вместе с алым хранителем прах развеивал. Поминки мы по нему справляли.
        - Так кто тебе меня велел стукнуть?
        - Злюк… Не, погоди. Это когда было?
        - Ну, я с тобой уже минут десять канителюсь.
        - Не, когда Злюк ко мне приходил?
        - Я-то откуда знаю? - удивился Фалко. - Я думал, он умер.
        - Дык точно умер, - заверил его мужичонка. - Ничего не понимаю. Ты точно в баре сегодня не бузил?
        Фалко с сожалением покачал головой. Вот так всегда. Только обозначится на горизонте нечто интересное, возьмешь в руки подзорную трубу, а там, оказывается просто штормовые обломки на волнах качаются.
        - Нет, не я. Хотя, конечно, жаль. Где, говоришь, сидели?
        - "У Пузана". У ремонтных доков который.
        - И хорошее место?
        - А то.
        - Будет время, загляну туда.
        Фалко повернулся и пошел прочь. На какой-то момент подумалось, а не мог ли Ворис все-таки остаться в числе живых? Если подумать, не мог. Хранитель Заветов и ложь - вещи, несовместимые в принципе. Пережить полное сожжение смертному не дано. Обмануть Хранителя Заветов, знающего Вориса лично Фервор знает сколько времени - еще менее реально. А вот внушить нужную мысль правильно подготовленному пьянчужке - пара пустяков. Только кому мог понадобиться Фалко? У него и знакомых-то в Секундусе не было. Разве что Лимия… Фалко усмехнулся при этой мысли, и отбросил ее, как еще менее разумную. Оставался еще упомянутый пьянчужкой Череп. Друг покойного Вориса, также неоднократно фигурировавший в доносах. Услышал, что Брик ныряет в его водах, и решил принять меры? Пожалуй, самое разумное объяснение. Не он ли и охотится на Алину? Если - да, то ему самое время передумать.
        В улье в этот поздний час было пусто. Только у входа скучали двое дешевых охотников за новостями. Увидев Фалко, тотчас прилипли к нему с просьбой поделиться подробностями ночного боя. Брик хотел было послать их подальше, но потом передумал и по секрету сообщил, что начальник гарнизона в курсе целого ряда весьма пикантных подробностей о том, что творилось перед нападением на алмазной шахте. Что там могло твориться, Фалко не успел придумать даже приблизительно. Грязная фантазия охотников сделала это за него. Даже не сказав спасибо, двое растаяли, как призраки в ночи.
        Фалко назвался дежурному сильфу и спросил, нет ли для него почты. Как оказалось - есть. Сильф отклонился назад, принял из щели в стене сложенный листок бледно-зеленоватой бумаги и передал его Фалко. Сообщение было подписано отцом Сергием и состояло всего из двух слов: "Алину похитили".


* * *
        Поначалу Алина приняла незнакомца с пистолетом за продолжение малоприятного сна. Снились ей работорговцы, которые постоянно продавали ее каким-то жутким извращенцам. Крепкая ладонь в кожаной перчатке, зажавшая ей рот, побудили Алину рассматривать происходящее как реальность. Незнакомец уткнул пистолет ей в ухо и прошептал поверх ствола:
        - Крикнешь, и ты - покойница. Поняла?
        Алина послушно кивнула.
        - Умница, - сказал незнакомец. - Теперь ты встанешь и мы с тобой тихо выйдем отсюда.
        Алина вспомнила сон с работорговцами-извращенцами, и отрицательно замотала головой. Глаза над маской изобразили удивление.
        - Иначе пристрелю, - сообщил незнакомец.
        Алина кивнула. Незнакомец чуть отнял ладонь, зажимавшую ей рот, и спросил:
        - В чем проблема? Торопишься на встречу с Алгорой?
        - Лучше к Алгоре, чем к работорговцам, - фыркнула Алина, и сама похолодела от собственной смелости.
        Хотела еще что-то добавить, но незнакомец снова зажал ей рот. В его глазах мелькнул гнев.
        - Мы не работорговцы, - четко прошептал он. - Мы - контрабандисты, и не торгуем людьми. Можем, конечно, взять выкуп, но у тебя вряд ли есть такие деньги.
        В ответ он получил еще один кивок.
        - Тут кое-кто очень хочет с тобой поговорить, - сообщил незнакомец. - И этот кое-кто не может прийти сюда, поэтому мы с тобой быстро выйдем отсюда и встретимся с этим кое-кем. Поняла?
        Алина снова кивнула. О чем контрабандистам с ней говорить, она не представляла даже приблизительно. Впрочем, это их заботы. Незнакомец сдернул с нее одеяло. Алина вздрогнула.
        - Вставай, быстро! - резко прошипел незнакомец.
        Алина поднялась. Дернулась было за халатом, но незнакомец резко пресек ее действия и подтолкнул в спину.
        - Куда? Не балуй, а то пристрелю. Шагай к двери.
        Алина хотела объяснить, что ей не помешало бы одеться, поскольку ее нынешнее одеяние никак не подходит для деловой встречи, но незнакомец плотно зажал ей рот и не проявил склонности к переговорам. Подтащив Алину к двери, он прижал ее лицом к стене, а сам выглянул в коридор.
        - Пошли, - тихо сказал он. - И без глупостей.
        Они медленно прошли по пустынному коридору, замирая при каждом подозрительном шорохе. Точнее, замирал один незнакомец, а Алина просто останавливалась и ждала. Никем не замеченные, они добрались до одной из боковых лестниц. Вышли на площадку и остановились.
        На мраморных ступеньках, сжавшись, сидела ученица целителя. Та самая, что столь строго следила за графиком приема посетителей у Алины. Глаза ее были открыты. Незнакомец на миг замер, потом тихо ругнулся. Алина бросила на него вопросительный взгляд. Тот вместо ответа ткнул ученицу носком сапога. К удивлению Алины, та не вскочила и не закричала, а медленно завалилась на спину. На ее груди расплылось большущее темное пятно, остекленевшие глаза по-прежнему смотрели прямо перед собой.
        Алина вскрикнула бы, не зажимай ей рот незнакомец.
        - Спокойно, спокойно, - прошептал он. - Она уже мертва.
        Алина со страхом покосилась на него. Гибель ученицы ее совсем не успокоила.
        - Это не я, - сказал незнакомец. - И мне это не нравится. Труп совсем свежий, так что давай-ка сливаться.
        Они быстро спустились по лестнице. На первом этаже располагался небольшой холл, заваленный тюками с несортированными морскими травами, какими-то инструментами и прочими атрибутами деятельности целителей. Дверь, ведущая во внешние коридоры, была чуть приоткрыта и застопорена обломком коралла.
        - А я ее закрывал, - сказал незнакомец. - Тихо!
        Алина послушно замерла, но ничего не услышала. У незнакомца, видимо, слух был лучше. Он переменил позу и нацелил пистолет на лестницу. Алина осторожно скосила глаза. Ей показалось, что на лестничном пролете мелькнул чей-то темный силуэт, но это могла быть просто тень от качнувшегося светильника. Незнакомец замер, весь обратившись в слух. Алина тоже, но по другой причине. Что-то подсказывало ей, что если расходиться с незнакомцем, то именно сейчас, когда его внимание и пистолет нацелены на лестницу.
        Девушка собрала все свое мужество в кулак, и этим кулаком ударила незнакомца между ног. Пистолет выстрелил. Каменная пуля шваркнулась о стену. Откуда-то сверху метнулась серая тень. Алина, отпихнув руку незнакомца, рванулась к незакрытой двери. Тот дернулся было за ней, но серая тень ударом ноги подправила его траекторию. Незнакомец врезался в стену, выхватил нож и стремительно развернулся. Удар в голову он отбил, но по печени пропустил. Согнувшись, ударил снизу вверх своим ножом. Тень ловко перехватила его руку, вывернула ее и вырвала оружие. Незнакомец открыл рот и издал сдавленный хрип, когда его же нож перерезал ему горло. Мертвое тело еще не успело упасть на пол, когда тень - как и положено, бесшумно - выскользнула за дверь, прикрыв ее за собой.
        Алина бежала прочь. Перед глазами мелькали каменные стены, редкие фонари, поддерживающие свод деревянные колонны. Заметив первый же шлюз, девушка рыбкой нырнула внутрь. Захлопнула за собой внутреннюю дверь, и лихорадочно заработала ручным насосом. Едва вода поднялась до колен, тихо звякнул блокиратор. Как раз вовремя. Со стороны коридора кто-то рванул ручки двери. Быть может, поздний прохожий, а быть может, и кое-кто пострашнее. Скорее - второе. Этот кто-то сразу начал откачивать воду из шлюза. К счастью, система защиты от затопления была на стороне Алины. Никто не мог открыть шлюз, если он хотя бы на десять процентов заполнен водой. Алина усиленно заработала насосом, но ее противник был явно сильнее. Вода уходила. Бросив насос, Алина вдохнула полную грудь воздуха и повернула ручки внешней двери. Едва та вышла из пазов, в щель, отпихнув дверь, хлынула вода. Поток ударил девушку о внутреннюю дверь, и сбил с ног. Голова загудела. Держась одной рукой за ноющий затылок, а другой - толкая норовящую закрыться дверь, Алина выползла наружу. Пнула пяткой тяжелую крышку. Запирающий механизм, не встречая
больше сопротивления, быстро притянул крышку на место. Снова зафырчал насос, откачивающий воду. Алина оттолкнулась от дна, и поплыла вверх. Туника, напитываясь водой, постепенно утрачивала цветность.
        Вынырнув на поверхность, Алина жадно глотнула свежего воздуха и огляделась. Полицейский департамент находился в другом квартале. Далековато. К тому же, полиция всегда больше интересовалась преступниками, чем их жертвами. С самого детства защиту и опору Алина, как и большинство обычных граждан, находила в двух местах: дома и в храме. Есть ли у нее еще здесь дом, Алина так и не успела узнать, да и что в нем толку, если он теперь пуст. Разве что найти какую-нибудь одежду… Она, конечно, гордилась своим телом, но это еще не повод демонстрировать его всем желающим. Да и хранитель Сергий, конечно, будет сильно расстроен, если Алина заявится в храм в коротенькой почти уже прозрачной тунике. Он всегда был очень строг в вопросах церемониала. С другой стороны, кто бы там за Алиной не гонялся, он наверняка знает про дом и вполне может пожаловать туда. За каменной стеной никто даже ее криков не услышит. Оставалось надеяться на понимание хранителя и его доброе, несмотря на напускную суровость, сердце.
        Согласно традиции, к дверям храма надлежало восходить, а не подплывать. Опасаясь столкнуться с кем-нибудь в общественном подземном переходе - все равно с кем, туника уже выцвела до полной прозрачности - Алина направилась к кольцевому тоннелю, опоясывающему храм. Прошла через крошечный шлюз, и опасливо выглянула из-за внутренней двери. Ни в самом тоннеле, ни за полупрозрачными стенами никого не заметила. Было тихо. Алина на цыпочках взбежала вверх по мраморным ступеням и тихонько приоткрыла тяжелую дверь. Внутри храма было темно. Квадратный зал саженей двадцати по диагонали, и всего две огненные лампы у дальней стены, освещающие мраморную статую Алгоры. Обнаженная прекрасная женщина стояла на возвышении, вознеся руки к нарисованному небу. На раскрытых ладонях сидели, сжавшись, маленькие человечки, дуа" леоры, сильфы и даже краббы. Застывшие в красном граните языки пламени, как водоросли, обвивали ее ноги и тело.
        Позади статуи виднелась небольшая дверца, ведущая внутрь храма. Никому, кроме священнослужителей, не дозволялось входить туда. Алина тихонько вздохнула, и прикрыла дверь за собой. Статуя, казалось, неодобрительно поглядела на нее. Алина, привычно сложив руки в молитвенном приветствии, мысленно испросила прощения за свой вид. Алгора должна понять. Хранитель Сергий, вероятно, тоже. Алина на цыпочках направилась к статуе. Входная дверь была достаточно плотной, чтобы заглушать пение молитвенного хора, но лишний раз рисковать все равно не стоило. Дверца рядом со статуей беззвучно распахнулась. Хранитель Сергий с лампой и молитвенным жезлом в руках шагнул в зал.
        - Кто бы ты ни был, приветствую тебя, - степенно сказал он, и дальше совсем другим тоном: - Алина?!
        Алина мелко закивала, понимая, что надо как-то объясниться, но не представляя, с чего начать.
        - В таком виде?! В храме?! - гневно начал было хранитель Сергий, и тоже озадачился: - Что случилось, Алина?
        На прямой вопрос она могла ответить.
        - Меня хотели убить, хранитель, - тихо сказала Алина. - Я испугалась и убежала.
        То, что Алина испугалась, она сообразила только сейчас, и ее сразу начало трясти.
        - Убить? Ты не преувеличиваешь?
        Хранитель Сергий озабоченно заглянул ей в лицо. Увиденное побудило его к дальнейшим действиям. Он положил жезл на пьедестал Алгоры, стянул с себя белый плащ и накинул его на плечи Алине. Та краем сознания отметила неподходящий размер, и поспешно прогнала неподобающую мысль прочь из головы.
        - Вот так вот, - строго сказал хранитель Сергий, усаживая Алину на ступеньки перед статуей. - Все-таки в храме, не в кабаке каком. Так, давай-ка по порядку. Кто тебя хотел убить?
        Алина пожала плечами.
        - Тогда почему ты решила, что тебя вообще хотели убить? Опять с целителями повздорила?
        - Не думаю, что это были целители, - тихо сказала Алина. - Один ученицу убил. Другой мне пистолетом угрожал. Сказал, что он контрабандист. А потом на него напала какая-то тень и зарезала, как лосося.
        - Погоди-ка, девочка, - тон старого хранителя сразу смягчился. - У тебя, кажется, бред.
        - Нет, - сказала Алина, и сразу пожалела, что это не так.
        За спиной хранителя беззвучно выросла серая тень.
        - Сзади!!! - заверещала Алина.
        Хранитель начал было поворачиваться. Кулак в перчатке из акульей кожи, как рыба-молот, с разгону врезался ему в затылок. Глаза хранителя закатились. Тень отпихнула его с дороги и бросилась на Алину. Та, коротко вскрикнув, вскинула руки. Тень отбила их в сторону и раскрытой ладонью ударила в лоб. Алина опрокинулась на спину, плащ слетел с ее плеч. Тень потянулась к ней, и девушка рефлекторно лягнула ее ногой. Тень ловко перехватила ее за пятку, и резко вывернула пойманную ступню. Алина, вскрикнув, перевернулась на живот. Тень тотчас опустилась ей на спину. Выглядела она нематериально, но весу в ней было побольше, чем в Алине.
        С треском разорвалась тонкая ткань туники. Алина открыла рот для нового вопля. Сильные пальцы тотчас затолкали в него оторванный кусок ткани. Вторая рука тени в этот момент крепко прижимала к полу обе ладони Алины. Сил ей было не занимать. Обеспечив молчание, тень легко завела руки Алины за спину и ловко связала. Снова послышался треск ткани. Откинувшись назад, тень крепко стянула лодыжки Алины. Следующая оторванная полоска закрыла, как маска, нос и рот. В отличие от маски, дышать через плотную ткань получалось с трудом. Тени и этого показалось мало. Сделав из тонкого пояска туники петлю, она накинула ее на шею Алине и крепко привязала концы к кистям рук. Неосторожное движение, и петля туго сдавила горло. Девушка захрипела. Тень наградила ее хлестким ударом по ягодицам, и ослабила петлю.
        - Будешь дергаться, петля снова затянется, - едва разобрала Алина тихий шепот. - Поняла?
        Алина осторожно, чтобы не потревожить коварную удавку, кивнула. Тень легко сместилась с ее спины на ступеньки рядом. Алина рискнула чуть повернуть голову. Рядом с ней сидела высокая темноволосая женщина из расы дуа" леоров. На ней был серый, слегка переливающийся плащ с рукавами и капюшоном. Особый покрой и отделка создавали иллюзию тени. Сейчас плащ был распахнут, позволяя остыть разгоряченному темно-синему телу. Единственным ее одеянием, не считая плаща, была полоса черной ткани, обернутая вокруг бедер. Один конец свободно свисал спереди, второй - сзади. На левом бедре примостились кожаные ножны от кинжала, на правом - небольшая, похожая на карман, поясная сумка. Дышала дуа" леорка тяжело, но ровно. Небольшие остроконечные груди с угольно-черными сосками едва вздымались. В правой руке дуа" леорка вертела длинный кинжал с трехгранным лезвием. Ее черные глаза, не мигая, следили за пленницей.
        Острый язычок облизнул черные губки. Дуа" леорка ловко перебросила кинжал в левую руку, ни на миг не замедлив его вращения. Правая рука крепко ухватилась за плечо Алины и медленно перевернула ее на спину. Цепкий плотоядный взгляд обшарил, как огладил, тело пленницы. Алина похолодела. Дуа" леорка плавно, как змея, скользнула к ней. Алина ощутила жар разгоряченного тела. От разорванной туники мало что осталось, и это немногое дуа" леорка нетерпеливо срезала кинжалом.
        - Вначале - дело, - с огромным сожалением в голосе прошептала тень. - Мы должны спешить. Сюда идут.
        Она медленно отстранилась. Алина приподняла голову. Дуа" леорка внимательно смотрела на дверь за статуей. В ее руке появилась крупная черная горошина. Дуа" леорка поднесла ее к носу Алины и, не глядя, раздавила. В нос ударил приторно-сладкий запах. Он прорвался в мозг, закружил его и унес в темноту.
        Дуа" леорка быстро закуталась в плащ, перекинула Алину через плечо и совершенно беззвучно выскользнула вон. Спустя пару минут в зал вошел юный служитель, нагруженный всем, что нужно для малого ночного богослужения. Недоуменно оглянулся, заметил лежащего у статуи хранителя и поспешил к нему. Около минуты у него ушло на осознание реальности происходящего. Затем храмовый зал потряс еще один совершенно неуместный в нем вопль.
        Когда поднялась тревога, серая тень достигла одного из главных шлюзов. Дремавший неподалеку стражник протер глаза. Первым делом поглядел на охраняемый объект - обитую железом дверь, за которой находился полупустой склад. Замок был на месте. Стражник повернулся, и остолбенел. К нему совершенно беззвучно приближалась серая тень с обнаженной красоткой на руках. Стражник удивился. Удар пяткой свернул отвисшую челюсть. Стражник еще не успел упасть, когда тень осторожно положила свою ношу на пол и одним движением срезала маску с его шеи. Кинжал мигом исчез в ножнах, а обе руки ухватились за ручки шлюза. Проход был свободен.


        Втащив Алину в камеру шлюза, тень быстро закрыла внешнюю дверь и повернула регулятор. С потолка хлынула вода, заполняя тесную камеру. Тень быстро сдернула ткань с лица Алины, срезала ненужную больше петлю и вытащила кляп. Всю ткань спрятала под своим плащом. Затем ловко приладила чужую маску к лицу Алины, и заработала ручным насосом. Когда весь воздух был выдавлен в воздухозаборник, она открыла внешнюю дверь. Выплыла наружу, огляделась. Ничего подозрительно не заметила. Из-под плаща появился обломок коралла. Тень застопорила им норовящую закрыться дверь, и вытащила Алину из шлюза. Обломок коралла убирать не стала. Пока внешняя дверь открыта, изнутри в шлюз без специальных инструментов не попадешь. Тень это вполне устраивало. Придерживая одной рукой пленницу, она быстро поплыла на север.
        Воду сотрясали удары подводного колокола. То тут, то там мелькали лампы. Кто-то спешил к Старому городу, кто-то бестолково метался. Стайки перепуганных внезапной активностью разноцветных рыбок носились кругами. Из норы высунулась мурена, злобно оскалила пасть и убралась обратно. Тень быстро и уверенно двигалась у самого дна. Свет ей был не нужен. Когда люди приближались слишком близко, она прижималась ко дну, накрывая собой свою ношу. Ровные ряды ламп - отряды городской стражи - устремились к восточному кварталу и торговому порту. Скоро в Кампавалисе стало светлее, чем днем.
        Тень достигла входа в старый выработанный рудник. Слева прилепилась к стене ветхая лачуга. Раньше здесь была сторожка, но опустевший рудник в охране не нуждался. Власти хотели устроить на его месте склад, но пока и нынешние не слишком-то заполнялись. Чуть дальше виднелись коралловые купола местной голытьбы. Двое-трое высунули головы, но смотрели они в сторону города. Большая же часть попросту игнорировала поднятый шум. Несколько часов сна для этих людей значили больше возможности узнать о чужих неприятностях.
        Пристроив Алину на пороге лачуги, тень скользнула к коралловым куполам. Замерла над одним, зеленоватым и основательно обросшим полипами. Поскребла пальцами крышу. Из щели высунулась лохматая морда в маске. Тень слегка повела рукой. Морда уловила движение, и заметила тень. В глазах отразилось недовольство. Тень повернулась и быстро поплыла обратно. Лохматый последовал за ней. У входа в рудник они остановились.
        "Фервор тебя сожги, зачем приперлась?" - просигналил лохматый.
        "Мне нужен проход на ту сторону, и лодка", - ответила тень. - "Немедленно".
        "Разогналась. Потеряйся, пока тарарам не уляжется, потом попробую что-нибудь для тебя сделать".
        "Немедленно", - повторила тень.
        "Натворила делов, а я - расхлебывай? Нет уж. Этот колокол звонит по тебе, а мне лишние проблемы не нужны".
        "У тебя не будет проблем".
        "Да ну? Как только сочтут лодки и увидят, чьей не хватает, сразу придут с вопросами".
        "Ты будешь вне подозрений, обещаю", - просигналила тень. - "Если не проваландаешься до появления стражи. Я уйду от них. Ты - нет".
        Лохматый изобразил глазами крайнее отвращение.
        "Пусть Фервор сожжет тех, кто свел меня с тобой. Это никаких денег не стоит".
        "Плата принимает разные формы. Открывай дверь".
        Лохматый фыркнул, и склонился над замком. Тень плавно скользнула к лачуге, и вернулась с Алиной на буксире. Лохматый судорожно взглотнул. Дыхательная маска от внутреннего напряжения расплющилась по лицу. Тень плечом небрежно отодвинула лохматого с дороги, и заплыла внутрь.
        "Ты с нами?" - просигналила она.
        Глаза под надвинутым капюшоном сверкнули насмешливо и презрительно. Лохматый поспешно закивал. Рудник был давно затоплен. Откачивать воду без дорогостоящей герметизации не имело смысла. Освещения тоже не было. Лишь узкая полоса голубоватого сумрака у входа. Лохматый запер дверь, нашарил лампу и засветил ее.


        "Так ты не шутила, когда говорила, что оплата бывает разной?" - просигналил он.
        Его взгляд, как якорь в морское дно, вцепился в обнаженное тело.
        "Я никогда не шучу", - просигналила в ответ тень, закрывая Алину собой. - "И у меня очень мало времени. Подбери слюни, и обеспечь мне транспорт. Немедленно".
        "Конечно, конечно. Сейчас все будет".
        Первым плыл лохматый. Тень с Алиной - за ним. Лампа давала мало света, но лохматый знал подземный лабиринт, как свои пять пальцев. Подводные рудокопы рыли там, где ожидали обнаружить руду, и без колебаний бросали бесперспективные ветки. Кривые извилистые ходы пересекались, разветвлялись и обрывались под самыми немыслимыми углами. Пришедшие на смену рудокопам контрабандисты расширили некоторые тоннели, завалили другие и тщательно замаскировали третьи.
        Лохматый оглядывался через каждую сажень. Тень со своей ношей не отставала. Свет лампы раздражал привыкшие к глубоководному сумраку глаза, но она не жаловалась. Жалобы - ключ к уязвимости. Так учили в школе теней. Зато лохматый жаловался за троих. Тень отвечала одним знаком.
        "Ты уверена, что меня не заподозрят?"
        "Да".
        "Тебе легко говорить. Уйдешь на моей лодке, а что я скажу страже?"
        "Ничего".
        "Так уж и ничего. Я, знаешь ли, здорово рискую".
        "Нет".
        "Да… Слушай, а нельзя ли мне получить небольшой аванс?"
        "Нет".
        Беспокойный проводник вздыхал, выпустив через маску горсть пузырьков, проплывал несколько саженей, после чего диалог с незначительными вариациями повторялся. Тень не выказывала ни раздражения, ни недовольства, хотя давно испытывала и то, и другое. Страх делал проводника ненадежным партнером, и своими жалобами он сам себе складывал сухие водоросли на костер Фервора. Пока лохматый выдерживал темп, это было еще приемлемо, но стоило ему чуть сбавить скорость в попытке оказаться поближе к предмету своего вожделения, как укол кинжалом в голень быстро напомнил, кто тут командует.
        "Смотри вперед, а не назад", - просигналила тень. - "Заблудимся - сердце вырежу. И еще кое-что".
        "Да я тут с закрытыми глазами не заблудился бы", - обиженно ответил лохматый.
        "Тогда двигайся быстро".
        "А я что делаю?"
        Лохматый изобразил обиду, подарив тени дюжину минут покоя. Потом обмен сигналами возобновился. Когда тень в очередной раз отказала в авансе, лохматый остановился.
        "В чем дело?" - просигналила тень. - "Заблудился?"
        "Разогналась. Прибыли".
        "Куда?"
        "Куда просила, туда и прибыли. За той плитой - выход. А теперь…"
        "Я тебе не верю".
        "Ну, знаешь ли…" - лохматый недовольно всплеснул руками, и замер.
        Одно стремительное плавное движение, и кинжал коснулся его горла.
        "Да что ты?" - опасливо засигналил одними пальцами лохматый. - "Клянусь тебе, вот выход. Да я б никогда тебя не подставил…"
        "Открывай", - приказала тень.
        Опасливо косясь на нее, лохматый нырнул вниз, нашарил что-то под слоем ила и потянул. Каменная плита медленно съехала в сторону, открыв узкий, в четверть сажени шириной, проход.
        "Вот", - просигналил лохматый. - "Видишь?"
        "Ты первый", - ответила тень.
        Лохматый пожал плечами, загасил лампу, припрятал ее неподалеку от входа, и вынырнул в щель. Прижавшись к скале, огляделся.
        "Все тихо", - просигналил он. - "Давай девчонку, потом сама".
        Тень подплыла к щели, оттолкнула лохматого и быстро выбралась наружу. Огляделась, одновременно прислушиваясь к своим ощущениям. Здесь было холоднее, чем в Кампавалисе, а, значит, они находились с внешней стороны кольца. Свет Алгоры едва достигал морского дна. Несколько западнее мерцал огнями небольшой поселок. Десятка два маленьких плавучих хижин с пристроенными садками. Обычное поселение рыбоводов, готовых мириться с отсутствием городских удобств и холодной водой ради покоя своих рыбок. Тень мысленно наложила увиденное на заученную карту, сопоставила с внутренним чутьем и сориентировалась в пространстве.
        "Где лодка?" - спросила она.
        "В поселке, где же еще?" - ответил лохматый. - "Ты же не предупредила, что нарисуешься. Слушай, как ты теперь посмотришь но то, чтобы я…"
        "Вначале я посмотрю на лодку".
        "Не доверяешь?" - сопровождая сообщение сигналами обиды, поинтересовался лохматый.
        "Разумеется", - согласилась тень.
        "Ладно, Фервор с тобой. Нечего нам там всем толкаться, особенно с девчонкой. Обождите здесь, а я метнусь за лодкой".
        "Не медли".
        "Я быстр, как тайфун", - хвастливо заявил лохматый. - "Потеряйся пока в пещере, мало ли кто мимо проплывет".
        "Я знакома с искусством маскировки", - просигналила в ответ тень.
        "То-то в городе тарарам устроила. Ладно, жди".
        Он перевернулся в воде и быстро поплыл вдоль серой каменной гряды, туда, где виднелись огни. Тень нахмурилась. Поселок резчиков кораллов, нарезавших в основном рейсы с контрабандой, находился в полумиле к востоку. Рыбоводы были немногим ближе, но куда хуже относились к посторонним, усматривая в каждом чужаке возмутителя морского спокойствия. Общих дел с контрабандистами, как правило, не имели, предпочитая строить богатство на своих рыбках и творческом подходе к неуплате налогов.
        Вытащив Алину из прохода, тень быстро отплыла прочь. Каменистое дно было покрыто редкими водорослями. Тень пристроила Алину в небольшой расщелине, и накрыла своим плащом. Потом приметила ориентиры, и направилась к поселку рыбоводов. Ее беспокойный проводник заплыл в одну хижину, потом - в другую. Тень прижалась к скале над поселком, и терпеливо наблюдала за его маневрами. Темная кожа и мастерство позволяли ей оставаться незамеченной даже без плаща, но дуа" леорка все равно чувствовала себя словно голой. Сестры из школы теней вычислили бы ее в одну минуту. На ее счастье, лохматый даже никогда не слышал о такой школе. Подзадержавшись в местном трактире, он, наконец, вынырнул в компании седого рыбовода. Лохматый что-то втолковывал ему пальцами на ходу. Сзади один за другим нарисовались еще шестеро. У причала они догнали лохматого. Рыбовод отстегнул замок, обернулся и несколько удивился.
        "Погодите, вы все в лодку не влезете", - просигналил рыбовод. - "Она, знаете ли, одноместная".
        "Это не твоя забота, папаша", - ответил лохматый. - "Твоя забота - пропить эти деньги до завтра. Как протрезвеешь, получишь свою лодку обратно, как и договаривались".
        Старик обвел компанию подозрительным взглядом, но решил не искать приключений на свою голову.
        "Хотелось бы получить ее назад неповрежденной", - осторожно заметил он.
        "Мы лодками не питаемся", - пошутил лохматый. - "Не трясись, получишь ты назад свое корыто. Все, потеряйся".
        Рыбовод, постоянно оглядываясь, поплыл в сторону трактира. Лохматый толкнул лодку вперед, и поплыл следом. Тень пригляделась. Лодка вполне соответствовала данному ей описанию: "корыто". Костяной каркас, обтянутый кожей. В длину - полторы сажени. К левому борту прикреплена короткая мачта и весло. Сверху в обшивке сделан люк. Рядом торчит рукоятка ручного насоса. Лохматый довольно легко толкал лодку перед собой, из чего следовало, что с балансом и обтекаемостью проблем не будет. И на том спасибо.
        Тень перевернулась, и поплыла, прижимаясь к стене. Шестеро друзей лохматого следовали за ним на некотором отдалении, постепенно смещаясь к каменной гряде. Коварный проводник же, напротив, двигался на некотором удалении от стены и не по самому дну. Так его легче было заметить, наблюдая из прохода. Шестеро приближались с куда большей осторожностью. В полусотне саженей от прохода двое начали разматывать приличных размеров сеть. Тень презрительно усмехнулась, и камнем пошла вниз.
        Шестеро напряженно следили за выходом из пещеры. Почувствовав движение за спиной, начали оборачиваться. Четверым это удалось. Пятому тень сходу вонзила кинжал в спину. Шестой сделал пол-оборота и осел на дно с перерезанным горлом. Оставшиеся с удивлением увидели, что их атакует одна-единственная полуголая женщина. В глазах появилось презрение. Ловкий выпад кинжалом, и еще один схватился за распоротую грудь. Друзья лохматого вдруг осознали, что половина из них уже вне игры, и презрение сменилось страхом и яростью. Двое попытались набросить сеть, третий выхватил нож. Тень ушла вверх, перевернулась и ударила кинжалом. Удар пришелся точно в глаз. Человек дико дернулся, и осел вниз. Кинжал застрял в ране, пришлось его выпустить. Увидев, что противник безоружен, двое оставшихся приободрились. Один - здоровенный громила, размахивая ножами, попер в атаку. Тень, отступая, ловко уклонялась от его ударов. Второй поднырнул под первым, и попытался схватить ее за ноги. Тень вовремя заметила опасность и ушла вверх. Удар ножом оставил на ее бедре длинную царапину.
        "Попалась, детка", - радостно просигналил второй.
        Первый в это время продолжал размахивать оружием, не давая тени оторваться. Еще один порез появился на ступне. Тень ускорила подъем. Человек с двумя ножами - тоже. До поверхности оставалось сажени три, когда тень вдруг совершила резкий кувырок через его голову. Шаг был рискованный. Человек среагировал и ударил вверх, но он поднимался слишком медленно. Лезвия прошли в паре пальцев от живота тени. Человек быстро развернулся, но тень уже уходила на глубину, навстречу второму противнику. Тот явно не ожидал такого поворота событий, и уж тем более ему не обрадовался.
        Человек метнулся в сторону. Тень легко догнала его, схватила за голову и свернула шею. Выпавший из руки нож она подхватила едва ли не раньше, чем разжались сжимавшие его пальцы. Повернулась к последнему из противников. Тот быстро спускался прямо на нее, выставив вперед ножи. Тень прикрылась убитым, как щитом. Человек с ходу протаранил мертвого приятеля. Тень в последний момент выскользнула из-под трупа. Человек поздно среагировал, и удар ножом не достиг цели. Тень перехватила руку, и глубоко распорола ее от кисти до локтя. Человек только отдернул руку, и начал разворачиваться. Тень ударила ножом. Человек выпустил оружие и перехватил ее руку. Силы ему было не занимать. Одной рукой он притянул тень к себе, второй попытался содрать с нее маску, но раненная рука слушалась плохо. Тень легко оттолкнула ее локтем и вцепилась противнику в глаза. Человек замотал головой, пуская пузыри, и выпустил тень. В следующий миг лезвие ножа распороло ему кисть, и по самую рукоять погрузилось в живот.
        Отпихнув бьющегося в конвульсиях человека, тень огляделась. Лодка лежала на дне. От лохматого и пузыри растаяли. Тень нахмурилась. Вряд ли у него еще были здесь друзья, а обратиться к страже контрабандист не посмеет - свои же утопят, но задерживаться было бы неблагоразумно. Поднимая лодку на поверхность, тень подумала, что было бы неплохо позднее вернуться и рассчитаться с предателем, но потом отбросила эту мысль. В конце концов, если она собиралась убить его по завершении миссии, то почему он не мог проделать то же самое. У обоих не получилось, так что в каком-то смысле они квиты.


* * *
        Фалко нашел хранителя Сергия в госпитале Снежной Клементины, на том же этаже, где лежала Алина. У дверей дежурил стражник со шпагой и пистолетом. Строгий целитель отпустил на разговор всего одну минуту. Фалко согласился, и был допущен в палату.
        - Доброе утро, хранитель.
        Хранитель молча указал на стул рядом с собой. В отличие от тех, что были в палате Алины, этот оказался новым и вполне удобным. Лицо хранителя скрывала маска. Не из тех, которые помогают дышать под водой, хотя и там она функционировала бы исправно. Сложная конструкция сбоку вгоняла кислород в легкие пациента, а специальный фильтр насыщал его ароматом лечебных водорослей.
        "Вы получили мое послание?" - одними пальцами, как под водой, просигналил хранитель Сергий.
        - Да, - кивнул Фалко. - Вы писали, что Алину похитили, но не сообщили, что сами пострадали.
        "Это не важно. Меня вылечат. Найдите Алину".
        - Не волнуйтесь. Полиция уже занимается этим делом.
        "Они ищут похитителя. Я боюсь, что безопасность Алины для них - не главное. Прошу вас - помогите".
        - Постараюсь, - кивнул Фалко.
        "Благодарю", - едва пошевелил пальцами хранитель.
        - Вы видели, кто вас ударил?
        "Нет".
        - Это плохо. Ладно, зайдем с другой стороны. Кому могла понадобиться Алина?
        "Не знаю. Найдите Алину", - едва заметно просигналил хранитель.
        Его глаза под прозрачной маской закатились.
        - Хранитель? - окликнул его Фалко.
        Не получив ответа, подскочил к двери и бухнул по ней кулаком. Охранник с целителем влетели внутрь раньше, чем был нанесен второй удар. Целитель бесцеремонно отпихнул Фалко в сторону, и шагнул к пациенту. Первым делом взглянул на подающую кислород конструкцию, подхватил руку хранителя и привычно нащупал пульс.
        - Что с ним? - спросил Фалко.
        - Потеря сознания, - кратко резюмировал целитель. - Ученица - ко мне, остальные - вон!
        Фалко пропустил девушку с тяжелой сумкой в руках, и вышел вслед за охранником.
        - Ну дела, - вздохнул Фалко. - Давно он тут?
        Охранник пожал плечами и добавил:
        - Ты извини, приятель, но мне запрещено разговаривать с посторонними.
        - Понял. А кто здесь имеет право голоса?
        - Целитель, - усмехнулся охранник. - Ты же сам слышал. А еще, вон видишь того, в черной пижаме?
        По коридору шел сморщенный человечек совершенно неопределенного возраста. Его одежда действительно напоминала мятую и не первый год ношеную пижаму. Вокруг шеи был дважды обернут форменный белый шарф, поверх которого болталась на лямках дыхательная маска. Подмышкой человечек крепко сжимал серую сумку.
        - Понял, спасибо, - сказал Фалко, и двинулся наперехват.
        Человечек шел быстро, и догнать его удалось только на лестнице.
        - Господин полицейский, - окликнул Фалко.
        Человечек остановился, обернулся и близоруко прищурился. Потом аккуратно расправил шарф, чтобы была видна вышитая на нем изогнувшаяся акула. Над акулой готовились дать деру три с трудом узнаваемые селедки.
        - Простите, старший инспектор, - поправился Фалко. - Брик Фалко, проповедник Светлого Меркуцио.
        - Знаю, - тяжело вздохнул инспектор, словно личное знакомство с Бриком было для него непоправимой трагедией.
        - Вы расследуете похищение Алины Ираты? - сразу взял акулу за жабры Фалко.
        - В моем ведении много дел, - ответил инспектор. - Но среди них не значится обсуждение служебной информации на лестнице.
        - Понял, - сказал Фалко. - Как вам понравится предложение отобедать вместе?
        - Совсем не понравится, - сообщил инспектор. - Вид постороннего, сующего свой нос в мое расследование, отбивает мне весь аппетит.
        - Ну какой же я посторонний? - усмехнулся Фалко.
        Человечек снова вздохнул.
        - Да. Формально вы свидетель, но фактически я уже ознакомился с вашим рапортом о спасении упомянутой вами особы, и должен заметить, что как свидетель по данному делу вы совершенно бесполезны. К тому же у вас непробиваемое алиби на момент нападения, так что вас даже подозревать бессмысленно. Я как раз собирался вычеркнуть вас из списка.
        - Не спешите, инспектор, я еще могу пригодиться.
        - Старший инспектор, - поправил человечек. - Старший инспектор Пертинакс. Вы, Фалко, действительно можете оказать следствию неоценимую услугу. Займитесь своим делом, и не лезьте под руку. Всего хорошего.
        Старший инспектор повернулся и засеменил вниз по ступенькам. Фалко хотел сказать ему вслед какую-нибудь колкость, но не успел придумать ничего подходящего.
        В городском архиве к нему отнеслись немногим лучше. Спрятавшийся за коралловой стойкой архивариус только развел руками, и с сожалением сообщил, что никаких данных о состоянии дел Ирата он выдать не может, потому как на все, что связано с этой фамилией, наложен строжайший полицейский запрет, и он, архивариус, является хранителем знаний, а не искателем неприятностей. Вот если бы Фалко привел с собой ранее упомянутую Алину Ирату и та подтвердила бы его право на знакомство с делами семьи, тут можно было бы кое-что устроить.
        Фалко, сохраняя самообладание, напомнил, что именно ради поиска Алины он и лезет не в свое дело, на что получил клятвенное заверение: если поиски увенчаются успехом, ему непременно пойдут навстречу в городском архиве. Растянувшиеся на полчаса препирательства породили стойкое убеждение, что права Алины ценятся здесь куда выше ее самой. Фалко в раздражении покинул архив и направился в улей.


        Городской узел связи уже был открыт для приема посетителей, и недостатка в них не ощущалось. Складывалось впечатление, что оставшиеся на декаду без дальней связи люди стремились наверстать упущенное именно сегодня. Идеально круглый шар саженей тридцать в диаметре, обшитый темным деревом, был погружен в воду по самые входные люки. Все они были распахнуты, и около каждого группировалась стайка страждущих. Фалко выбрал ту, где преобладали портовые рабочие. Группа выглядела побольше прочих, но рабочие редко интересуются мировыми новостями. Большинство приплыло проверить почту и отправить заранее заготовленные письма, так что очередь двигалась очень быстро.
        Пока дежурный сильф проверял почту на имя Брика Фалко, рядом материализовалась подозрительная личность в сером помятом подводном костюме. Такие носят разнорабочие. Фалко сначала принял его за шпиона. Прикинул, куда бы его заманить, чтобы там припереть к стенке и вытрясти всю подноготную. Решил, что лучше в одном из подводных переходов прямо под ульем, но решительные меры не потребовались. "Шпион", едва Фалко освободился, сам пошел на контакт. Как оказалось, это был простой охотник за новостями. По городу уже циркулировали слухи о разгроме улья, и рассказ из первых рук должен был пользоваться спросом. Охотник за новостями широким жестом предложил три железных монеты.
        - Нет, - с некоторым сожалением сказал Фалко, деньги предлагались хорошие. - Информация за информацию. Мне надо знать все о Ворисе Ирате и его делах, а полиция со мной не разговаривает.
        - Он умер, - честно сказал охотник. - Эта информация ничего не стоит.
        - Я знаю о его смерти, - кивнул Фалко. - Но со смертью не заканчиваются дела человека. Осталось завещание, остались дети и бывшая супруга, остался друг Череп.
        Охотник за новостями испуганно оглянулся.
        - Извини, приятель, - торопливо прошептал он. - Так глубоко я не ныряю.
        И немедленно ушел под воду, причем до самого дна. Фалко хмыкнул. Похоже, означенный человек обладал серьезной репутацией. Фалко решил, что с ним определенно стоит познакомиться. Отловил другого охотника за новостями и за три розовых коралки узнал местонахождение последнего жилья Вориса Ирата. Это был небольшой домик у самых скал. Каменный дом в старом городе спивающийся капитан давно продал, а имя нового владельца ничего не сказало Фалко. Попытка перевести разговор на Черепа привела к его завершению. Этот охотник за новостями не запаниковал, услышав имя, но говорить отказался.
        - Здесь тебе против него никто не поможет, приятель, - сказал он. - Ты, может, и крутой, как разогнавшийся айсберг, но мы ищем новости, а не проблемы.
        - У меня и без него проблем хватает, - ответил Фалко. - Нам просто надо поговорить.
        - Тогда ты взялся за дело не с того конца, - сообщил ему охотник за новостями. - Подкинь еще пару беленьких, и я постараюсь донести твое желание до тех, кто передаст его Черепу. Ну а дальше он сам тебя найдет. Или не найдет, но тут уж не обессудь. Решать будет он.
        Фалко выдал ему три белых коралки.
        - Поторопись.
        - Спасибо, друг.
        Охотник за новостями ушел вниз, и исчез в лабиринте подводных переходов. Фалко лежал на воде, глядя в голубое небо и прикидывая свои дальнейшие ходы. Его деятельная натура не выносила бездействия, но ничего, кроме бесцельного метания с выпученными глазами, при таком минимуме информации придумать не удалось. Фалко понимал, что противостоят ему не обычные вымогатели, и даже не подпольная сеть работорговцев. Нападение на "Пеликан" и убийства в госпитале Снежной Клементины - звенья одной цепи. И эти звенья не слишком-то подходят друг другу. Пираты с удовольствием выпотрошили бы торговый корабль вроде "Пеликана", но всадить нож в целительницу или напасть на хранителя заветов решился бы не каждый. Тем более, когда в этом не было необходимости - любого из них можно было просто нейтрализовать точным ударом, не доводя дело до убийства и даже госпитализации. Второй убитый в госпитале был, как за две коралки узнал Фалко, зарезан собственным ножом, что тоже не относило его к выдающимся бойцам современности. Полиция записала покойного как неудачливого воришку, оказавшегося на пути настоящей акулы. Кто бы ни
похитил Алину, играл он жестко, и противодействовать ему надо аккуратно. По крайней мере, до тех пор, пока не будет спасена девушка.
        Единственной зацепкой оставался дом Иратов. Вряд ли лачуга в таком районе стоит возни с похищением, но, в отсутствии других идей, Фалко решил взглянуть на нее поближе. По дороге он обдумал и забраковал четыре варианта байки, под которую охраняющая дом полиция должна была бы пропустить его внутрь. Так ничего и не придумав, Фалко проплыл над домами, нырнул в третий проулок слева и оказался перед небольшим домиком. Как и все здешние лачуги, эта представляла собой прямоугольную конструкцию, жестко закрепленную на дне. Коралловый каркас был обложен кирпичами из прессованных водорослей. Дверь так обросла полипами, что в них затерялись рукоятки. Окон не было. Полиции, кстати, тоже. Фалко поначалу подумал, что ошибся адресом. Справился у проплывавшей мимо женщины.
        "Да, этот дом", - подтвердила та. - "Вы к Ворису, да?"
        "Именно. Ведь это его дом?"
        "Дом-то его, только сам он уже не с нами", - ответила женщина. - "Схоронили Вориса. Широкой души был человек".
        Фалко просигналил какую-то банальность вроде всеобщей смертности. Женщина немного поубивалась по покойному, который был чуть ли не идеалом доброго соседа, и уплыла своим курсом. Из норы под домом вынырнула ярко-желтая рыба с большой пастью. Покружила вокруг человека, поняла, что подачки не будет, и скрылась за углом. Убедившись, что других свидетелей не будет, Фалко отвернул ручки шлюза и бесцеремонно забрался внутрь. Шлюзовая камера была довольно большой. В ней в полный рост могли стоять четверо взрослых людей. Обычно в таких домах шлюз куда меньше.
        Работая ручным насосом, Фалко откачал воду, вынул из поясной сумки пистолет и только тогда отворил внутреннюю дверь. Прихожая была немногим больше шлюзовой камеры. Пол мягко пружинил под ногами. Дышалось с трудом, и Фалко поспешил перейти во внутренние помещения. Собственно, внутренние помещения - одно название. Большая комната была поделена тонкими сеточками на три неравных сектора. В одном под тускло горящей лампой раскинул свои широченные листья дышащий платан. Это невысокое растение можно было встретить практически в каждом доме. Оно было неприхотливо и при этом исправно снабжало кислородом семью человек так на трех. При наличии света, разумеется. В темноте платан начинал поглощать кислород. Фалко долил масла в лампу, и она озарила помещение ровным, чуть дрожащим светом. Рядом с платаном стояла катушка с намотанным на нее шлангом. Где-то на крыше был укреплен деревянный поплавок с воздухозаборником. Достаточно сдернуть стопор, и деревянная коробка всплывет на поверхность. Из трубы под потолком хлынет бодрящий морской воздух. Фалко подумал, и решил пока повременить. Дышалось пока терпимо, а
всплывший воздушный шланг сообщит всему городу, что тут кто-то есть. Оставив все без изменений, Фалко продолжил осмотр. Второй сектор занимала маленькая скромная кухонька. Третий - спальное помещение. И тот, и другой были перевернуты вверх дном. Фалко хмыкнул и прошелся по комнате. Учинившие обыск действовали вполне профессионально, но не церемонились. Распотрошили абсолютно все. В полу, на стенах и даже на потолке остались следы щупов. Фалко наобум немного покопался в раскиданных вещах, но ничего интересного не нашел.
        Тихое бормотание шлюза возвестило о приходе следующего гостя. Фалко быстро прошел ко входу и прислушался. Насос работал достаточно энергично, чтобы предположить наличие в шлюзе сильного человека. Фалко выбрал себе позицию в углу за платаном, и замер там со шпагой и пистолетом. Насос закончил свою работу. Открылась дверь, и из шлюза вышел невысокий крепкий мужчина. На гладкой лысой голове не было даже намека на волосы. За ушами виднелись жаберные щели. Судя по темно-фиолетовому цвету, вшиты они были далеко не вчера. На вошедшем был более, чем просто приличный, подводный костюм из синей ткани. Поверх костюма - лазурный жилет со множеством кармашков, даже на фоне костюма отличавшийся качеством покроя. На ногах - высокие сапоги из акульей кожи, с наведенным кислотой причудливым узором. В целом, одеяние незнакомца тянуло куда больше стоимости этого дома, и он вряд ли был одним из соседей.
        Мужчина остановился на пороге и внимательно осмотрелся. Заметив Фалко, кивнул и шагнул вперед.
        - Ну, здравствуй, Фалко, - сказал он. - Я полагал, мы поговорим более цивилизованно.
        Мужчина развел руки и повернулся кругом, демонстрируя отсутствие оружия. Фалко кивнул, и убрал шпагу в ножны. Потом, продолжая держать мужчину на прицеле, заглянул в шлюз.
        - Эскорт плавает за дверью, - сообщил ему мужчина.
        - Вот как?
        Фалко убрал пистолет, и жестом предложил мужчине пройти в комнату. Тот с интересом осмотрел учиненный погром.
        - Это кто ж так порезвился? - удивился он.
        - Не я, - коротко ответил Фалко.
        - Да уж думаю, - хохотнул мужчина. - Ты обогнал меня минут на десять максимум. За это время тут морд пять должны были рыться, как донные скаты. Ладно, потом разберемся. Говорят, Фалко, ты меня ищешь.
        Он не спрашивал. Констатировал факт.
        - Все может быть, - ответил Фалко. - Я все еще не услышал твоего имени.
        - И не услышишь, - усмехнулся мужчина. - Друзья называют меня просто Череп. Ты меня искал, и ты меня нашел. Я готов узнать причину.
        - Быстро ты появился, - заметил Фалко. - Это не очень соответствует тому образу, который я почерпнул из доносов.
        - А ты меньше верь доносам, приятель, - хохотнул Череп. - Половина из них написана под мою диктовку и с моего благословения. Но не будем тянуть мурену из норы. Я, знаешь ли, занятой человек. Да и ты, как я слышал, не из бездельников. Рассказывай, в чем твоя нужда, а я расскажу, чем ты можешь помочь мне. Глядишь, столкуемся.
        Фалко некоторое время задумчиво смотрел на него. Потом спросил в лоб:
        - Тебе что-нибудь говорит имя Алина Ирата?
        - Мы сидим в доме ее отца, - сказал Череп. - Но это ты, я слышал, уже пробил. Я был другом Вориса. По крайней мере, он так говорил. Алина - его младшенькая. При чем тут она?
        - Хотел бы я знать, - вздохнул Фалко. - Когда ты ее последний раз видел?
        Череп ненадолго задумался.
        - Когда Ворис со своей акулой расплылся в разные стороны. Лет семь-восемь назад, точнее сейчас не припомню. Это важно?
        - Думаю, нет, - ответил Фалко. - Вряд ли у этой истории такие глубокие корни.
        - Ты говоришь загадками, приятель, - заметил Череп.
        В ответ Фалко кратко поведал историю своего знакомства с Алиной.
        - А я-то думал, чего она на похороны не приплыла? - покачал головой Череп. - Вот оно как повернулось.
        - Эллана, кстати, на похоронах была? - спросил Фалко.
        Череп обдумал вопрос, внимательно глядя на своего собеседника. Что-то прикинул в уме, и утвердительно кивнул.
        - Была. Только не светилась. Уже отчалила, и я не могу сказать - куда.
        - Давно?
        - Сразу. Там ее мамаша тон задавала, ну а Эллане эти танцы в неостывшем прахе, сам понимаешь, поперек горла. Я б на месте хранителя выставил эту акулу пинком под зад… Алый, кстати, явно был бы не против такого решения. Стоп. Наш-то хранитель с сегодняшнего дня сам у Снежной Клементины на попечении. Это связано с Алиной?
        - Да. Ее пытались выкрасть из больницы, но она сбежала.
        - Она всегда была шустрой девчонкой, - подтвердил Череп. - И куда она рванула?
        - К хранителю Сергию, в храм. Как оказалось, это было не самое удачное решение.
        Череп задумчиво покивал, взвешивая информацию.
        - Ну а куда ей еще было здесь податься? - спросил он. - Ты, как я слышал, краббов по волнам гонял. Дом в старом городе давно продан. Эту халупу любой, кто не задохлик, без труда по кирпичику разберет. Одна дорога и остается, что к своему хранителю плыть. А дальше?
        - Дальше пока все, - сказал Фалко. - У хранителя ее и взяли. Заодно и ему досталось. Деталей не знаю. Полиция меня не любит, хранитель в тяжелом состоянии и говорить не может. В общем, никаких концов.
        - Понимаю, - кивнул Череп. - У меня много друзей, и ты надеешься, что кто-нибудь хоть что-то слышал. Логичное суждение. Кто ведет дело?
        - Старший инспектор, - ответил Фалко. - Как же его? Сейчас… Пертинакс.
        - Знаю такого, - кивнул Череп. - Тихоходен, но въедлив, как барракуда. Настоящий образец отечественного правосудия. Если вцепился в хвост, рано или поздно до головы доберется.
        - Поздно меня не устраивает.
        - Вижу, - усмехнулся Череп. - А как теперь выглядит Алина?
        - Очаровательно, - признал Фалко.
        Череп хохотнул.
        - Вот то, что я называю приблизительным словесным портретом.
        Фалко мысленно отрешился от прелестей Алины, и составил сухой, но исчерпывающий портрет.
        - Вот так она выглядит сейчас, - закончил он. - В одежде, как я заметил, предпочитает белое. Если, конечно, у нее будет выбор.
        - Если… - задумчиво повторил Череп. - Хорошо, чем могу - помогу. Алина мне не совсем чужая.
        - Тогда я готов узнать причину твоего стремления плыть мне навстречу. Чем простой проповедник может помочь тебе?
        Череп помолчал, разглядывая своего собеседника. Фалко его не торопил, заставив себя сохранять равнодушное выражение на лице. Череп хмыкнул.
        - Простой проповедник, говоришь? А то я не слышал, как ты нашел Леданика и сделал его на голову короче. Говорят, та еще проповедь была. Да и про другие твои, скажем так, сольные и не очень выступления рассказывают много интересного… Ладно. Дочка Вориса тебе-то зачем?
        - Мы сейчас говорим о твоем деле, - сухо напомнил Фалко.
        - Да дело-то у нас, как я теперь понимаю, одно, - усмехнулся Череп. - Получается, Алина это и была.
        - Где?! - вскинулся Фалко.
        - Не спеши, приятель. Там ее уже нет. Значит, слушай продолжение своей истории, - Череп помолчал, собираясь с мыслями. - Вчера с одним из моих друзей случилась неприятная история. Связался этот идиот с дуа" леорами. Да не с кем-нибудь, а сразу с тенью. Законом это, конечно, не наказуемо, но за отсутствие мозгов Фервор карает лично. Вчера эта тень сильно нашумела в городе, и ей понадобился срочный выход из Кампавалиса. С тенью была связанная девушка. Его описание девушки хуже твоего, но приметы те же. Да, полагаю, тут у нас все сходится. Допускаю, что именно эта тень между делом порезвилась в госпитале и храме, но это, как ты сам, понимаешь, не более, чем досужие размышления старого человека.
        - И что было потом? - поторопил его Фалко.
        - Потом? Потом этот кретин увидел голую задницу, и с этого момента думал не той головой, что надо! Извини. Тень пообещала дать ему покувыркаться с девушкой в обмен на лодку. Я ведь всех своих друзей предупреждал, чтобы чужим транспорт без меня не давали ни под каким соусом. Надо же проверить, с кем дело имеешь, удостовериться, да просто надежного друга иметь рядом для подстраховки. Не в ледяном раю Алгоры ведь живем, чужаки, они всякие бывают. Но это чудо решило, что оно тут самое умное. Пообещал лодку, вывел из города через подводный тоннель, а сам высвистал шестерых таких же гигантов интеллекта. Решил повязать тень, и порезвиться с обеими. Как ты сам понимаешь, фокус не удался.
        - Все мертвы, - скорее сказал, чем спросил Фалко.
        - Пока нет. Этот неустрашимый кракен как увидел тень с ножом, дал деру. Пока та резала его приятелей, зарылся в ил, и забыл, как дышать. Тень забрала лодку, Алину, и слилась. Мертвых нашел патруль. Пошарили в округе и обнаружили незакрытый вход в тоннель. Ну кому он мешал? Плавали люди напрямую к друзьям, время экономили. Нет, понимаешь, усмотрели возможность провоза контрабанды, и обрушили тоннель.
        Фалко усмехнулся, прекрасно представляя, как пользовались этой возможностью Череп с друзьями.
        - Тебе смешно, - заметил Череп, - А мне теперь в гости к друзьям только вокруг плавать, а это время, формальности лишние в порту… Кроме того, я должен как-то решить вопрос с тенью, но, скажу честно, нет уверенности в том, что сумею ее найти. Ты, полагаю, сумеешь.
        - По-моему, твой друг получил то, что заслужил, - сказал Фалко.
        - Разве я спорю? - развел руками Череп. - И еще получит. С этого героя подводного секса лично семь шкур спущу. Но эти люди были под моим покровительством, и не привык бросать друзей в беде. Как минимум, я просто обязан найти эту тень и объясниться с ней. Пусть даже все сведется к тому, что я еще извиняться буду за этих недоносков! Кто виноват - тот и расплачивается. Это люди поймут. А вот если я оставлю шесть трупов без внимания, этого они не поймут. Никак не поймут. В общем, тень надо найти. А теперь еще и дочка Вориса в этом завязана, хотя и не пойму каким боком?
        - Ворис, он же капитан Злюк, он же Мечтатель, оставил приличное наследство? - спросил Фалко.
        Череп снова расхохотался.
        - А ты глубоко ныряешь, приятель. Я в тебе не ошибся. Про Мечтателя только я один и знал.
        - Ты не похож на человека, который на друга доносы сочиняет, - парировал Фалко.
        - Вот как? - Череп нахмурился. - Значит, я был не один. Спасибо, приятель. Гляжу, наше содружество уже начинает приносить плоды. Но с наследством это ты, пожалуй, промахнулся. Ворис действительно прибыльное дело замутил, и продал его на сторону за хорошие деньги. Тут ты на верном курсе. Но потом он пил, и пропил все подчистую.
        - Такую сумму? Я, знаешь ли, кое-что слышал о размахе контрабандного дела в наших краях.
        - Слухи всегда преувеличивают факты, да и обвинение в контрабанде ведь не было предъявлено. Вот тебе еще момент к размышлению: Ворис всегда жил с размахом. Он вообще все делал с размахом, включая пьянки. Ну и Эллана подрастала, он ей ни в чем не отказывал.
        - Кстати, об Эллане, - снова ввернул Фалко. - Как они с сестрой ладили?
        - Как дети ладят? - усмехнулся Череп. - Ссорились-мирились по сотне раз на дню. Но если кто чужой Алину обижал, Эллана всегда за нее вставала. Если не справлялась сама, местное хулиганье собирала. Всегда морским чертом была. Помнится, какой-то матрос по пьяни отвесил Алине хороший подзатыльник, она упала и нос о камни расквасила. Ворис как раз в рейсе был. Так Эллана собрала целую банду. Подкараулили бедолагу на молу и камнями закидали. Чудом не убили. Он с лодки нырнул, а тут ему Фервор акулу послал. Ну, та и отучила морячка руки распускать. Отхватила по самые плечи. На его счастье, охотник рядом проплывал, вытащил.
        - Даже так? - удивился Фалко. - Что-то такое, вроде, припоминаю. Адмирал рассказывал, но не сказал, чем дело кончилось.
        - Да ничем не кончилось, - сообщил Череп. - Сунули морячку немножко денежек и доступно объяснили, что акул в море много, а жизнь у человека всего одна. Он все понял правильно, продал лодку и потерялся.
        - Кстати, о лодках, - вернулся к делу Фалко. - Что за лодку взяла тень?
        - Рыболовную. Уплыть можно далеко, но никаких припасов в ней не было. И, главное, не было опреснителя. Я раскинул сеть в округе, пока пусто. Возможно, у нее где-то неподалеку нора.
        - Или корабль.
        - Или корабль, - согласился Череп. - Вроде того, что вы там в Секундусе вчера раздраконили. Не из-за шахты же краббы пришли. Хотя дуа" леоры и своим-то не слишком доверяют, а тут целый корабль этих головорезов. Не сходится. Но мысль, полагаю, правильная.
        - Думаешь, еще корабль всплывет?
        - Не удивлюсь. Не нравится мне все это, Фалко. Когда слишком многие завязаны на одно дело, это должен быть тот еще кус. А раз так, игра будет жесткой.
        - А я слышал, ты и сам с зубами, - поддел его Фалко.
        - Зубы есть, - признал Череп. - Только драка - шумное мероприятие, а мой бизнес тихий. Ему лишний шум противопоказан.
        - Но что, во имя Алгоры, могло понадобиться большим акулам от Алины?!
        - Фервор его знает. Будем искать. Ты теперь знаешь, кто и откуда Алину увез, а я знаю, кого и о чем спрашивать. Это не так и мало, приятель.


* * *
        Алина очнулась в полной темноте. Попыталась протереть глаза, и с грустью осознала, что ее руки крепко к чему-то привязаны. Дальнейшая инвентаризация ощущений подсказала, что ноги также привязаны к этому чему-то, и вдобавок несколько вывернуты. Ровно настолько, чтобы это было сильно неприятно.
        Справа послышалось злобное шипение. Алина вздрогнула, но это всего лишь разгоралась большая лампа. Ее свет озарил небольшую комнатку с темными стенами и совершенно черным потолком. Алина лежала обнаженной в самом центре, распятая на манер морской звезды. Не самая выигрышная позиция, но выбор позы был жестко ограничен прочными веревками. Ограничен, увы, практически до полной неподвижности. То, на чем лежала девушка, можно было бы назвать столом: деревянная конструкция на четырех ножках с выдвижными ящиками. Вот только столешница была не ровной, а больше напоминала морское дно. Возможно, объемная карта, но кто же в здравом уме станет распинать пленницу на карте? Впрочем, уже в следующую секунду в своем здравом уме Алина сильно усомнилась.
        Перед ней стоял Д" ель в своем неизменном черном плаще, и приветливо улыбался.
        - Так вот ты какой, мир после смерти, - тихо прошептала Алина.
        - Лично я надеюсь, что он выглядит значительно лучше, - усмехнулся Д" ель.
        - Мы живы? - удивилась Алина.
        - Пока - да, - кивнул Д" ель.
        - Но…
        У Алины голова пошла кругом. Д" ель терпеливо ждал, пока она примирится с реальностью.
        - Я же сама видела, как ты умер, - сказала девушка.
        - Если вы о случае на "Пеликане", то точнее будет говорить о попытке убийства, - поправил ее Д" ель. - Попытке неудачной, поскольку спалить меня не так-то просто. Моя быстрая реакция позволила мне выйти из сложной ситуации с несколькими сильными ожогами. К сожалению, я дополнительно был оглушен и не смог ликвидировать ранившего меня пирата. Несколько позднее подоспела помощь, мои раны были исцелены и вот я - перед вами. Точнее, вы передо мной.
        Алина фыркнула.
        - Знаешь, мне кажется, ты чересчур торопишь события.
        - Это не я, - с некоторым сожалением в голосе пояснил Д" ель. - Это обстоятельства торопят нас обоих.
        - Какие обстоятельства?
        Д" ель нежно погладил ее по щеке, отметив мягкую бархатистость кожи. Не иначе, личный каприз Фервора не позволил этой красавице родиться дуа" леоркой, и впутал ее в это суровое мероприятие. Д" ель мысленно вздохнул, и твердо напомнил себе, что дело - прежде всего.
        - Видите ли, прекрасная Алина, вы являетесь не только зримым воплощением идеала красоты, но и носительницей сверхценной и, увы, эксклюзивной информации.
        Девушка опешила.
        - Я не понимаю… О чем ты?
        - Какое мужество! - восхитился Д" ель. - Вы точно должны были родиться в нашей расе, и…
        - Да погоди ты со своим мужеством! - на повышенных тонах перебила его Алина. - О каком секрете ты толкуешь?
        - А вам ведомы многие тайны? - уточнил Д" ель. - Интересно. Но я не буду требовать всех.
        - И на том спасибо, - буркнула Алина.
        - Меня интересует только тайна капитана Скутума, - пояснил Д" ель.
        - Но я не знаю такого, - ответила Алина.
        Дуа" леор посмотрел на нее с искренним сожалением. Алина вдруг поняла, что последнее утверждение мало смахивает на правду. Любой живущий в Кампавалисе, знает это имя. Именно в честь этого человека, полсотни лет назад с маленьким отрядом артезианских наемников отразившего вторжение целого флота краббов, названа крепость в проливе Кампавалиса.
        - Но… он же давно умер, - сказала Алина. - Ну, так считается. Вроде бы тогда краббы всех убили.
        - Он действительно умер, - подтвердил Д" ель. - Я своими глазами видел его тело. Могу свидетельствовать, что он действительно мертв и даже успел основательно разложиться. Тело опознали по знакам различия на форме и по характерному шраму на черепе, который капитан заработал несколько ранее. Дополнительно в пользу идентификации говорят некоторые нюансы, в которые я не вникал. Экспертам этого было вполне достаточно.
        - Ну, раз уж эксперты признали, значит, это точно был он, - быстро заверила дуа" леора Алина. - Я с экспертами всегда согласна.
        - В таком случае, не будем отклоняться от заключения экспертов, - Д" ель достал лист бумаги, вгляделся в текст и добавил: - Капитан хранил все важные документы при себе, в поясной сумке. Никому не доверял. Имея дело с наемниками, это вполне разумно, а Скутум однозначно отличался большим интеллектом.
        - Ну, наверное… И что там было?
        - А вот это я рассчитываю услышать от вас, дорогая Алина, - с мягкой улыбкой сообщил Д" ель. - И, должен заметить, сложившие обстоятельства вселяют в меня определенную уверенность в именно таком исходе нашего разговора.
        - Ты с ума сошел?! - взвизгнула Алина. - Откуда я знаю, что было в этой проклятой сумке?
        - Ну-ну, - Д" ель покачал головой. - Поберегите легкие, они вам еще понадобятся. Я вполне допускаю, что вы лично не занимались потрошением трупа, и не требую от вас полной инвентаризационной описи. Меня интересуют только те данные, что попали лично к вам. Как видите, я не требую ничего невозможного, и даже готов, в разумных пределах, поделиться результатами. Итак…
        - Какие данные? Я правда не понимаю, о чем ты.
        Улыбка Д" еля стала совсем печальной.
        - Понимаю. В сложившихся обстоятельствах, ложь - ваше единственное оружие, - дуа" леор вздохнул. - Я искренне восхищаюсь вашей стойкостью, Алина. Что ж, как вам будет угодно. Тогда, с моим превеликим сожалением, начнем ваше переубеждение.
        Алина вздрогнула. Д" ель наклонился, что-то подкрутил под столом. В спину Алине врезалась какая-то острая железяка, заставившая ее выгнуться. Изогнуться еще дальше мешала веревка, проходившая под грудью, да и руки с ногами были зафиксированы намертво.
        - Вам удобно? - спросил Д" ель, снова выпрямляясь.
        - Честно говоря, не очень, - осторожно сказала Алина.
        - Это хорошо, - ответил Д" ель. - Данная конструкция предназначена для причинения физических и нравственных страданий. Степень воздействия может быть усилена специально подобранными наркотиками.
        Дуа" леор выдвинул один из ящиков и достал плоскую коробочку. Открыл. Продемонстрировал содержимое Алине. В коробочке были две склянки. Одна с мутно-зеленой жидкостью, вторая - с красной. Д" ель выдвинул из-под холмистой столешницы подставку, и выставил склянки на нее. Затем начал неторопливо доставать и раскладывать жуткие на вид инструменты. Алина с растущим опасением следила за его приготовлениями.
        - Что вы предпочитаете, Алина: трансмугалеон или аглюкопанат? - спросил Д" ель.
        - А какая разница?
        - Функционально, в вашем случае - никакой. Но, возможно, вы имеете какие-либо эстетические предпочтения к цвету препарата?
        Алина подозрительно уставилась на дуа" леора, но тот, похоже, не издевался. Еще за время их совместного путешествия на "Пеликане" она заметила, как важна для дуа" леора эстетика. С другой стороны, включаться в его игру не было никакого желания.
        - Выбирай сам, - буркнула Алина, и отвернулась.
        - Хорошо, тогда будет трансмугалеон. Красный цвет так восхитительно гармонирует с вашей белоснежной кожей. А аглюкопанат мы применим позднее, когда будет много крови.
        - Чьей крови? - холодея, переспросила Алина.
        Д" ель в ответ ласково улыбнулся, и взял склянку с алой жидкостью.
        В дверь резко постучали. Д" ель вздохнул, отложил склянку, набросил на Алину легкое зеленоватое покрывало и только тогда крикнул:
        - Войдите.
        Дверь открылась и в комнату шагнул с поклоном другой дуа" леор. На этом был синий плащ без отделки, да и покрой был значительно проще. Вместе с дуа'леором в каюту ворвался гулкий шелест спешно откачиваемой воды.
        - Я прошу прощения, - сказал новоприбывший.
        - Оно тебе даровано, - ответил Д'ель. - Говори.
        - Стоянка флота обнаружена, - сообщил новоприбывший. - Капитан просит вас пройти в рубку для выработки новой стратегии.
        - Сейчас прибуду.
        Новоприбывший еще раз поклонился и покинул комнату. Д" ель посмотрел на склянку, на Алину и вздохнул.
        - К сожалению, неотложные дела призывают меня. Надеюсь, неудобства пребывания на этом ложе побудят вас к сотрудничеству раньше, чем я вернусь. Не скучайте, драгоценная Алина.
        Девушка только фыркнула в ответ. Д" ель поклонился, и между делом опять что-то подкрутил под столом. Из столешницы выдвинулась еще пара острых железяк, а сама она несколько изогнулась.
        - Да чтоб тебя Фервор живьем спалил! - крикнула Алина.
        Д" ель довольно улыбнулся, и быстро вышел, прикрыв за собой дверь. Алина, поизвивавшись в доступных ей пределах, нашла положение, в котором железки не так сильно впивались в спину и бока. Положение было сильно неудобным, и Алина от души прокляла Д" еля с его садистским устройством.
        Судя по плавному покачиванию и рывкам, корабль постоянно маневрировал. Время от времени сквозь толстую обивку стен доносились звуки пушечных выстрелов. Бортовые залпы сотрясали весь корпус, из чего можно было сделать вывод, что сам корабль не велик и сильно перегружен оружием. Алине было не до выводов. Каждая встряска заново знакомила ее с выступами и неровностями стола. За каждым вскриком следовала новая порция проклятий, призывавших на голову Д" еля все более страшные кары.
        Бой затягивался. Когда дверь снова открылась, призванных ужасов уже хватило бы, чтобы зверски уничтожить все население среднего по размерам города, даже если не экономить. Алина с надеждой скосила глаза. Поначалу ей показалось, что рядом никого нет. Потом часть темноты продвинулась к свету, и рядом с Алиной материализовалась серая тень. В памяти всплыло малоприятное воспоминание, как оная сбивает с ног в хранителя Сергия, и тянется к ней. Алина тихонько вскрикнула. Тень приложила к ее губам синий палец. Алина осторожно кивнула, движимая скорее страхом, чем надеждой на спасение. Тень склонилась над ней. Под капюшоном блеснули глаза. Алина замерла. Тень вынула из рукава дыхательную маску и быстро приладила ей на лицо. Затем исчезла из поля зрения, и Алина почувствовала, как убираются в столешницу остроугольные железяки.
        Алина облегченно выдохнула. Следующий вдох дался с трудом. Маска была отличная, не банальный фильтр-накопитель в тряпке. К сожалению, любая маска для дыхания под водой была предназначена прежде всего для дыхания под водой. Чистый воздух едва пробивался через систему фильтрации и выделения кислорода. Еще пара судорожных вздохов, и Алина начала задыхаться. Тень выпрямилась. Алина бросила на нее умоляющий взгляд, но та то ли не поняла, то ли не захотела понять. Где-то послышался грохот, и тень беззвучно исчезла, даже не потрудившись закрыть дверь за собой.
        Собрав все имеющиеся резервы самообладания, Алина подавила начинающийся приступ паники, и заставила себя задержать дыхание. Надолго ее не хватило, но кое-что успело пробиться в накопитель фильтра. Алина с наслаждением втянула в себя скромную порцию кислорода, и снова задержала дыхание. Так, пожалуй, можно продержаться. По крайней мере, теперь можно было лежать спокойно, если, конечно, отрешиться от ноющей боли в конечностях. А проклинать Д" еля можно и мысленно.
        Алина задумалась: каких еще ужасов она не пожелала гнусному дуа" леору? Надо же, прикидывался таким хорошим, таким эстетом, а оказался банальным извращенцем без всякой фантазии. Даже привязывая девушку к столу, не сообразил придать ей соблазнительную позу.
        Шум хлещущей воды заставил Алину отвлечься. Вся обратившись в слух, девушка явственно слышала, как потоки воды врываются сквозь пробитый корпус. Издалека доносились чьи-то крики. Корабль содрогнулся от пушечного залпа, потом дернулся и круто накренился. Наверное, получил сдачи. Прикрепленное к полу устройство для страданий не сдвинулось с места, но теперь ноги Алины были выше головы. Ощущение было малоприятным, да и небрежно накинутое покрывало сползло почти до самых бедер. Алина, как могла, приподняла голову, и мысленно прокляла всю расу дуа'леоров оптом.
        Шум хлещущей воды постепенно сменился гулким бурчанием. У Алины затекла шея. Потом она почувствовала мягкое прикосновение сзади к волосам, и чуть не закричала от неожиданности. Помешали маска и нехватка воздуха. Резко повернув голову, Алина коснулась ухом холодной воды. Корабль тонул. Это несколько успокаивало. Еще немного, и голова окажется под водой, где можно будет дышать свободно. О дальнейшем Алина не загадывала. Сделать что-либо было не в ее силах, а необоснованные надежды приводят к неприятным разочарованиям. Хотя, за последние дни на девушку обрушилось столько, что впору было разочароваться во всем мире. Вначале пираты, потом дуа" леоры… Кое-что Д" ель объяснил. Все они считают, что Алина что-то знает. Но что? Легенды о капитане Скутуме, и те Алина помнила смутно. В Кампавалисе было полно народу, которые знали историю куда лучше. Вода начала захлестывать лицо. Алина закрыла глаза, и задумалась о делах давно смытых волнами дней.
        Полсотни лет тому назад краббы затеяли захват Кампавалиса. С чего им вдруг захотелось утвердиться так далеко на севере, осталось тайной. Захотелось. Краббы собрали огромный флот из тяжелых, как они любят, дредноутов и не спеша выдвинулись на подвиг. О налетчиках, разумеется, узнали заранее, и в столицу полетела депеша с воплем о помощи. Вот только краббы успевали быстрее, а гарнизон Кампавалиса уже тогда насчитывал всего три сотни бойцов при четырех кораблях. И тогдашний губернатор - Алина так и не смогла вспомнить, как его звали - подрядил флот вольно действующих артезианцев задержать захватчиков. Командовал объединенными силами капитан Скутум.
        От предложения губернатора храбро выйти навстречу врагу артезианцы отказались. Вместо этого они укрепили крепость Скутум, которая тогда называлась Языком Черепахи. Откуда взялось то, прежнее, название, никто уже и не вспомнит. Язык Черепахи был десятком плотно прижатых друг к другу скал. Природа и рудокопы прорыли в них множество пещер. Последние, видимо, надеялись, что обособленно стоящие скалы и содержат что-то особенное, но, кроме камня, ничего так и не нашли. Вот в этих-то пещерах и разместил капитан Скутум свою маленькую армию. И, едва первый корабль врага показался в пределах досягаемости, каменная крепость начала бой.
        Орда краббов осаждала ее со всех сторон. Тяжелые дредноуты, выстроившись в две линии, били по ней из тяжелых пушек. Рейдеры и отдельные отряды воинов атаковали с флангов. Когда начался прилив, воины краббов забрались на мол и разместили там легкие пушки. Артезианцы отчаянно отстреливались, а воинов краббов ждал малоприятный сюрприз в виде множества ловушек, рассеянных по всему Языку Черепахи. На их устройство ушел весь тогдашний арсенал Кампавалиса. Старики говорят, многие ловушки до сих пор функционируют, потому совать свой любопытный нос в крепость Скутум категорически не следует. Печальных прецедентов было, увы, предостаточно.
        Язык Черепахи продержался почти сутки. Все его защитники погибли, но, едва закончился штурм каменной крепости, подоспел королевский флот. Краббы были разбиты. Немногие из них убрались с поля боя. А Язык Черепахи в тот же день переименовали в честь его первого и последнего коменданта. Последнего, потому что расчищать ловушки артезианцев никто не взялся. Затем был знаменитый Южный поход, где объединенный флот людей и дуа" леоров угодил в аналогичную ловушку - краббы оказались хорошими учениками - и все враждующие стороны понесли такие потери, что больше уже и не помышляли о захватах.
        Тем не менее, всегда находились желающие пошарить в подводном лабиринте крепости Скутума. По городу ходили слухи, что за спасение города артезианцы вроде как затребовали половину его казны, и, как менее уверенно добавляют те же слухи, плату они взяли вперед. Однако означенных сокровищ никто так и не нашел. Казна флота краббов, захваченная королевскими войсками, была значительно меньше. С собой к Алгоре артезианцы тоже вряд ли забрали земные сокровища. Видимо, все это богатство было спрятано где-то в окрестностях Кампавалиса, но где? Кое-кто полагал, что в самой крепости, и лез разряжать собой одну из оставшихся с той памятной битвы ловушек. Большинство же сомневалось. Во-первых, потому что держать казну на передовой - занятие не самое благоразумное. Во-вторых, потому что власти Кампавалиса проявили полное отсутствие интереса как к крепости, так и к слухам о сокровищах. Последнее стало основным доводом тех, кто не верил в существование мифического клада. Уж кто-кто, а королевские чиновники непременно вернули бы такую сумму. Тем более, что на разгромленных краббов можно списать любые потери, какие
только позволит взять совесть.
        Алина задумалась: при чем тут Д" ель и поясная сумка покойного капитана? Казна Кампавалиса даже в нынешнее упадочное время располагалась в приличных размеров пещере. Вряд ли в свои лучшие времена она могла поместиться в поясную сумку. У Алины, к примеру, туда с трудом влезала вся ее косметика. Неужели там была карта?! Это многое объясняло. Кроме одного простого вопроса: зачем капитану брать с собой карту в бой? Алина не успела придумать этому разумного объяснения.


        В затопленную каюту заплыли краббы. Трое. Алина вздрогнула. Один из краббов схватил ее за подбородок и внимательно вгляделся в лицо. Другой бесцеремонно сдернул покрывало. Алина ответила на это испепеляющим взглядом, но она, увы, не Фервор, и ее гнев только позабавил краббов. Тот, что глядел ей в лицо, увидел, что хотел, и дал знак своим товарищам. Они подняли тесаки. Алина похолодела, но краббы лишь перерезали веревки. Один из них предусмотрительно спихнул на пол разложенные Д" елем инструменты. Алина кое-как прикрылась онемевшими руками и знаками попросила вернуть ей покрывало.
        "Ты поплывешь с нами", - просигналил в ответ крабб.
        "Без одежды не поплыву", - решительно отказала Алина, и добавила, повинуясь внезапному наитию. - "Ну что вы, тряпки испугались?"
        Краббы возмущенно фыркнули. Один поднял покрывало, быстро, но тщательно ощупал ткань и тесаком прорезал дыру посередине. Алина недоуменно посмотрела на него. Крабб подплыл и продел ее голову в дыру. Ткань закрыла Алину спереди и сзади, оставляя руки свободными. Алина припомнила, что подобные одеяния носят жрецы краббов, которых она видела на юге. Не самый эстетичный из костюмов, который больше подошел бы ночной русалке, а не приличной девушке. Алина с сожалением вспомнила свой новенький костюм для подводного плавания, и сапожки из акульей кожи, что так и остались в госпитале, и ей стало совсем грустно. Огляделась в смутной надежде обнаружить забытый каким-нибудь добросердечным дуа" леором плащ ее размера, но ничего подобного в поле зрения не попало.
        "Теперь мы поплывем", - просигналил крабб.
        "Поплывем", - скрепя сердце, согласилась Алина.
        Краббам, чье одеяние состояло исключительно из широкого оружейного пояса, сложно будет понять ее стремление одеться прилично, а злить вооруженных головорезов девушка опасалась. Первым из каюты выплыл крабб. Он дернул ногами в дверном проеме, и осел вниз, а вода потемнела от крови. Двое других, приготовились к бою. Несколько секунд прошли в тишине и полной неподвижности. Нападения не последовало. Вместо ожидаемого врага из коридора выплыли еще краббы. Прибывшие раньше быстро обменялись с ними условными знаками. Около десятка краббов окружили Алину и вытащили ее на палубу.
        Бой еще не закончился. Вдалеке вытянутый, похожий на лезвие ножа корабль дуа" леоров отбивался от двух бревноподобных фрегатов краббов. Еще два пришвартовались с обеих сторон к тому кораблю, на котором была Алина. Изрядно потрепанный пятый стоял с убранными парусами чуть в стороне, собирая всплывающих с глубины краббов. Где-то там, видимо, совершал свое последнее погружение шестой. Алину быстро затащили на один из пришвартовавшихся кораблей. Торопливую просьбу поделиться трофейным плащом проигнорировали, если не считать пары недоуменных взглядов. Сигнальщики просвистели нечто невообразимое, и оба фрегата разом отвалились от выпотрошенной жертвы. Та, лишившись поддержки, быстро пошла на дно.
        Последний из оставшихся кораблей дуа" леоров умело маневрировал, задавая жару двум своим противникам. Оба были уже порядком потрепаны. У дуа" леоров даже наметился шанс на победу. Когда в бой вступил весь флот краббов, этот шанс растворился, как льдинка в теплом течении. Корабль дуа" леоров ушел от залпа одного противника, угостил пятью ядрами другого, но попал под огонь третьего. Ядра расколошматили весь нос. На некоторое время корабль дуа" леоров утратил маневренность и этого оказалось достаточно, чтобы четвертый фрегат, сманеврировав, ударил его в борт. Едва корабли сцепились, краббы устремились на абордаж. Еще один фрегат подошел к другому борту, третий пришвартовался к корме. Дуа'леоры без боя сдали палубу, отступив в трюм. Краббы последовали за ними. И тут корабль дуа'леоров взорвался.
        Не просто взорвался, а буквально разлетелся в щепки. Громыхнуло так, словно десяток ревущих ядер под воду сбросили. Взрыв, словно огромная бешеная акула, разодрал борта пришвартовавшихся фрегатов. Тому, что был у кормы, начисто оторвало нос. Погонные пушки, обломки бушприта, разбитый носовой щит пролетели над палубой и с плеском попадали в воду. На фрегате слева с хрустом переломилась и рухнула грот-мачта.
        Горестный вой прокатился над палубами. И, словно вторя ему, лишившийся носа корабль застонал разодранными деревянными внутренностями, накренился вперед, и быстро затонул. Два других сильно кренились на неповрежденные борта. Едва оправившиеся от удара краббы уже суетились на палубах, пытаясь удержать на плаву поврежденные корабли. Над водой разносился переливчатый свист.


* * *
        Волны, как расшалившиеся дети, бодро и весело раскачивали тримаран. Небо хмурилось, затягивалось тучами и все больше темнело. С юго-востока надвигался шквал. Совсем не редкость в это время года, но именно сейчас он был очень некстати.
        С момента похищения Алины прошло почти двое суток, а Фалко ни на каплю не приблизился к разгадке. Полиция тоже топталась на месте, но это ничуть не утешало. В раскинутой Черепом сети тоже было пусто. Последнее наводило на мысль, что в этой темной истории все-таки есть еще один корабль, и Фалко на быстроходной "Сагитте" патрулировал воды к востоку от Кампавалиса, наведываясь по пути во все мало-мальские поселения. Общение с народом скрашивало поиск, но конкретной пользы не приносило.
        В улье города Кварта Брика нагнало срочное сообщение от Лимии. Фалко пробежал взглядом текст, озадаченно присвистнул и перечитал вторично. Сообщение озадачивало. Брик был знаком с Лимией довольно давно, еще со времен совместной учебы в академии, и все это время видел перед собой гордую замкнутую женщину. Чтобы заставить ее(!) умолять(!) Фалко(!) о помощи, как минимум небо должно было упасть в Мировой океан, и там три раза подпрыгнуть.
        Подробностей Лимия не приводила. Только умоляла Фалко бросить все, и немедленно прибыть по указанным координатам, пока не стало слишком поздно. Текст был довольно сумбурным, что также было совершенно не свойственно "барракуде" - как ее прозвали в академии за холодность нрава и беспощадность в учебных поединках. На какой-то момент Фалко всерьез заподозрил ловушку, но отправителем письма значилась сама Лимия. Сильфы очень ревностно относились к точности передаваемых через них сообщений. Какими неведомыми путями эти замкнутые почтальоны собирали информацию, не знал никто. Они никогда не удалялись от родного улья, ничем не интересовались и никого ни о чем не просили. Даже не спрашивали. Тем не менее, всегда знали, где искать заявленного адресата, и всегда знали, кто именно отправил сообщение.
        Пустые сомнения никогда не входили в круг увлечений Фалко. Он был человеком действия, и потому уже через десять минут на всех парусах мчался к заявленному месту встречи. Кому-то на небесах это, видимо, совсем не понравилось.
        Буря надвигалась с неумолимостью налогового инспектора и размахом имперского советника. Сплошная стена ливня падала с небес, а ей навстречу вставали гигантские водяные валы. То тут, то там сверкали яркие ветвистые молнии. Прорваться через такое не представлялось возможным.
        Сообщив стихии, что он о ней думает, Фалко быстро убрал парус. Пробежав по палубе, проверил: все ли закреплено? Открыл носовые и кормовые водозаборники. Левый и правый корпуса начали заполняться водой. Фалко натянул маску, выхватил из гнезда гарпун и спрыгнул за борт.
        "Сагитта" быстро скрылась под водой. Фалко держался за скобу в среднем корпусе, и поглядывал по сторонам. Налететь на какую-нибудь подводную тварь было бы совсем некстати. Не только корабли ищут укрытия под водой, и хищники давно об этом знают. Тем более, что света в подводном мире становилось все меньше, и это немногое очень скоро погасит буря. Фалко засветил лампу, укрепленную над каютой, и внимательно огляделся. Несколько правее погружалась большая медуза. Заметив по соседству большую лодку, выразительно пошевелила стрекалами. Слева мелькнула серая тень. Акула. За ней вторая, третья, четвертая. Фалко внимательно следил, как хищницы описывают круг. Серые, чуть больше сажени каждая. Такие редко первыми нападали на человека. Эти, по всей видимости, захотели стать исключением из общего правила.
        "Сагитта" была уже на глубине саженей в десять, когда акулы напали. Все четыре разом повернулись и устремились к Фалко. Гарпун вонзился самой быстрой точно в жабры. Акула дернулась, и вырвала оружие из рук Фалко. Очень несвоевременно. Вторая уже разинула пасть. Фалко отпихнул хищницу, и рванулся вверх. Третья акула попыталась отхватить ему ногу. Помешала свободно свисавшая с корпуса сеть. Акула запуталась, забилась и сорвала атаку четвертой. Фалко быстро проплыл вдоль корпуса, выдернул из гнезда новый гарпун, обернулся. Акула с разинутой пастью неслась прямо на него. Фалко распластался на палубе, и ударил снизу вверх. Вода окрасилась кровью. Умирающая акула дернулась, и уступила поле боя двум другим. Не обращая внимания на погибшую подругу, две акулы чуть разошлись, и разом напали. Фалко ткнул одну гарпуном, другой сунул в пасть попавшуюся под руку деталь такелажа. Милостью Алгоры разминувшись с острыми зубами, Фалко сдернул деревянную крышку и вместе с водой нырнул в люк. Акула сунулась за ним. Фалко ударил гарпуном в разинутую пасть, вложив в удар всю свою силу. Акула съехала по металлическому
древку. Фалко похолодел. Хищница остановилась в паре пальцев от сжимавшей оружие кисти.
        Фалко выдохнул, и выпустил оружие. Горсточка пузырьков устремилась вверх. Мертвая акула неспешно осела вниз. В открытом люке показалась следующая зубастая пасть. Как Фалко не познакомился с ней в узком коридоре, он и сам не понял. Думать было некогда. Акула уже разворачивалась. Фалко вынырнул в люк, быстро задраил его за собой и… замер, ощутив холодное лезвие ножа у своего горла.
        Осторожно скосив глаза, Фалко обнаружил рядом совершенно обнаженную дуалеорку с ножами в руках. Сомневаться в том, кто это - не приходилось. Фалко был ловленный тунец, и абы кто его так легко бы не захватил врасплох. Он умел чувствовать движение под водой, а север научил его моментально реагировать на подобные чувства.
        "Привет", - осторожно, одними пальцами, просигналил Брик. - "Ты ведь та тень, что недавно с большим шумом ушла из Кампавалиса?"
        "Да", - ответила тень, спрятав один из ножей.
        Второй продолжал оставаться у горла Фалко.
        "Какая удача, а я ведь как раз тебя искал".
        "Не самое разумное времяпровождение", - ответила тень. - "Зачем?"
        "Один мой друг из Кампавалиса хочет с тобой переговорить".
        "Это тот, который неправильной головой думает?"
        Маска помешала разглядеть выражение лица, но в глазах тени плясала смешинка.
        "Нет. Тот, кому он служит. Он хотел бы обсудить с тобой этот инцидент и принести свои извинения. Я готов гарантировать твою безопасность".
        "Ты сейчас и свою безопасность гарантировать не можешь".
        "Думаю, что могу", - возразил Фалко. - "Если бы ты хотела убить меня, ты бы сделала это сразу. Хотя, возможно, ты просто очарована мной, как эталоном мужской красоты…"
        "Ты умен и хладнокровен", - сообщила тень. - "Ты хорошо сражаешься, и можешь мне пригодиться. Но не в том качестве, о котором ты только что упомянул. До эталона тебе, как до южного полюса. Впрочем, нет. До южного полюса гораздо ближе".
        "Это просто вода здесь мутная", - не согласился с такой оценкой Фалко. - "Мне она, конечно, не мешает оценить твои достоинства, а…"
        "Мое главное достоинство - умение убивать. Не забывай об этом", - сообщила тень, и убрала нож. - "Выпусти акулу".
        "Чтобы она сразу напала на меня?"
        "Чтобы не задохнулась. Она тоже может быть полезна, а ловить новых у нас нет времени. Мы должны торопиться".
        Фалко на всякий случай вооружился гарпуном, и осторожно приоткрыл крышку люка. Акула вынырнула, повернулась к Брику, и тотчас резко отдернулась. Словно кто-то отвесил ей невидимую, но очень сильную оплеуху. Акула ушла под правый корпус, вынырнула с внешней стороны и закружила вокруг "Сагитты", держась в пределах светового круга. Тень подняла серый плащ с палубы, и обернулась им, почти пропав из поля зрения.
        "Впечатляет", - признал Фалко. - "Но давай вернемся к нашей рыбе. Куда и зачем нам торопиться?"
        "Спасать ту девушку, из-за которой ты и преследовал меня", - пояснила тень.
        Фалко удивился.
        "У меня сложилось впечатление, что именно ты ее и похитила".
        "Твое суждение верно", - сообщила тень.
        Подняла с палубы страховочный ремень, попробовала его на прочность и стала вязать петлю.
        "Я похитила ее ради знаний. Краббы похитили ее ради жертвоприношения. Этот исход не устраивает нас обоих. Верно?"
        "Да, конечно", - поспешил согласиться Фалко. - "А где…"
        "Чуть позже. Давай вначале приведем твою лодку в движение. Потом ты получишь ответы".
        Тень небрежным жестом подозвала акулу, ловко приладила на нее ремень и взмахнула рукой. Хищница тотчас рванулась в указанном направлении. Лодка дернулась, и медленно сдвинулась с места. Акула вернулась, и рванула снова. На этот раз лодка потянулась за ней.
        "Четыре могут свободно двигать такую лодку", - сообщила тень. - "Одна будет справляться с трудом. Ей нужно помочь".
        Фалко кивнул. Они подтолкнули с кормы, и "Сагитта" пошла веселее. Фалко начал понимать, в чем секрет молниеносных и всегда неожиданных рейдов дуа" леоров. До Пылающих дней, поговаривают, все корабли могли свободно передвигаться как по водной глади, так и под ней, и даже над ней. К сожалению, это знание, как и многие другие, было безвозвратно утрачено. А "Сагитта" хоть и отличалась плавностью обводов, но веса в ней вместе с балластом было не мало.
        "Зачем вам всем понадобилась Алина?" - просигналил Фалко.
        "А ты не знаешь?"
        "Пока нет, но скоро узнаю", - оптимистично заявил Фалко.
        Тень задумчиво посмотрела на него. Кивнула.
        "Ах да. Сестра Алины. Понимаю. Хорошо. Ты слышал о кладе капитана Скутума?"
        "Сокровище размером в половину городской казны? Это миф".
        "Есть версия, что нет", - сообщила тень.
        "Ты его видела?" - удивился Фалко.
        "Нет. Ворис Ирата утверждал, что видел. Он хранил это в тайне, но перед смертью не удержался. Разделил свое знание пополам, и отправил своим дочерям. По моим сведениям, он стремился таким способом воссоединить семью".
        "Ну, если не соврал, такая сумма кого хочешь объединит".
        "Это верно".
        "Но ты не похожа на родственницу Вориса".
        "Он был болен, и доверил отправку писем двум своим друзьям. Не самое разумное решение. Эти люди проявили верность, но не проявили осторожность. Секрет перестал быть секретом. Их пытались захватить, но один исчез, а второй - погиб. По моим данным, оба письма были отправлены. Те, кто заинтересовался их содержимым, проявили интерес к двум сестрам".
        "Представляю, какая на них началась охота".
        "Чересчур большая. Охотники больше мешали друг другу, чем гонялись за добычей. Мне удалось найти и выкрасть Алину, но наши бывшие союзники - краббы, выследили наш флот и потопили его. После боя мне удалось выкрасть одного из командиров краббов и узнать, что Алина предназначена в жертву Фервору. Либо она рассказала все, что знала, либо проявила слишком большую твердость - причина не важна. Смерть Алины не допустима".
        "Это уж точно. Но учти, я и тебе не дам ее в обиду".
        "Спасибо за честное предупреждение", - невозмутимо ответила тень. - "Я и сама об этом догадалась, но всегда лучше знать наверняка. Сокровище велико. Многие погибли. Уверена, что мы сможем прийти к разумному компромиссу. Если нет - я тебя убью".
        "И тебе спасибо", - просигналил Фалко. Помолчав, добавил: - "Куда мы направляемся?

        "На юго-восток".
        "Это я заметил".
        "Место называется Печать Фервора".
        "Потухший вулкан?"
        "Недавно он пробудился. Краббы считают, что это - знак Фервора. Если опоздаем, Алина узнает это наверняка".
        "И зачем ты натравила на меня акул? Сейчас бы плыли полным ходом".
        "Я не была уверена, что ты мне нужен. Акулы стали платой за твердость суждения. Не беспокойся. Жрецы Фервора не начнут обряда раньше восхода".
        Фалко кивнул. Нравы огнепоклонников он знал хорошо. Достаточно хорошо, чтобы тревожиться о судьбе Алины и до восхода солнца. Имелось также еще одно немаловажное обстоятельство. Лимия назначила ему встречу всего в трех милях к западу от Печати Фервора.


* * *
        Синий фрегат с гордым названием "Вольный странник" лениво покачивался на сине-зеленых волнах. Недавняя буря умчалась прочь, прихватив все, что только можно. В небесах - ни облачка, на поверхности воды - ничего, кроме фрегата, переждавшего бурю у самого дна. Это был крупный трехмачтовый корабль, на орудийной палубе которого замерли в ожидании своего часа сорок тяжелых пушек. На шкафуте, небрежно облокотившись на фальшборт, стояла Лимия. В каждой руке она держала по пистолету. Рядом серой скалой застыл высокий мужчина с густой гривой черных волос. Одной рукой он сжимал рукоять огромного на вид тесака, другой - горло тщедушного на вид матроса. На палубе у фок-мачты лежал труп, портя одним своим присутствием безупречный порядок на корабле. Лужа крови и страшная рубленая рана не оставляли сомнений, что смерть его не была естественной кончиной от старости. На носу сгрудилась команда: с полсотни головорезов, выглядевших одновременно очень рассерженными и очень напуганными.
        По левому рулевому крылу из воды осторожно выбрался Фалко. Прошел по гладко отполированному дереву, и вскарабкался по вырезанным в борту ступеням. Как раз в этот момент шея тщедушного матроса не выдержала. Тихий хруст уведомил, что команда сократилась еще на одного человека. Высокий мужчина с презрением отшвырнул труп, и шагнул вперед.
        - Ну, кто еще хочет поспорить со мной?! - проревел он.
        Ответом ему было глухое бурчание команды.
        - Так ты ничего не добьешься, Дерк! - крикнул кто-то.
        - Тогда всех перебью, - невозмутимо ответил высокий мужчина.
        Фалко решил, что это и есть Дерк. Где-то он уже слышал это имя. Задумавшись, он пропустил следующую реплику. Вперед выступила Лимия. Окинула команду ледяным взглядом. Ворчание притихло.
        - Сборище трусов! - выразила она свое мнение. - Какие вы, к Фервору, матросы?! Стая тунцов - вот вы кто! Вам только форель в лагуне разводить.
        - Мы нанимались бойцами, а не смертниками, - выразил кто-то общее мнение.
        - Бойцов тоже иногда убивают, - язвительным тоном напомнила Лимия. - Не знал?
        Говоривший не ответил. Банда головорезов пристыжено умолкла.
        - Смерть смерти рознь! - выкрикнул кто-то из толпы. - Все знают, как эти огнепоклонники поступают с пленными.
        - Так не попадайся, - бросил Дерк.
        - О чем и речь, - подхватил тот же голос. - Не полезем туда, и не попадемся. Далась вам эта девчонка! Что мы, по одной координате сундук не найдем?
        Банда согласно заворчала.
        - Трусливые землекопы, - сказала Лимия. - Эта девчонка - моя сестра!
        - Твоя проблема, - заметил кто-то.
        Шпага Лимии муреной скользнула из ножен.
        - Повтори, - холодно велела она.
        Судя по ее тону, выполнение приказа было равносильно смертному приговору вкупе с немедленным приведением его в исполнение. С другой стороны, молчание было бы признанием победы капитана, что гарантировало участие в авантюре. Последнее команду совершенно не привлекало. Человек повторил. Медленно и раздельно.
        Шпага пробила ему горло. Мертвое тело еще не осело на палубу, а команда уже бросилась на своего капитана. Меж двух зол: следовать в опасный поход за своим капитаном или погибнуть от ее руки; люди выбрали третье.
        Зазвенела сталь. Кто-то пальнул из пистолета, но немедля получил по затылку от сотоварищей.
        - Идиот! - рявкнул ударивший. - Живьем ее брать!
        - Разогнался! - ответила Лимия, ловко орудуя шпагой.
        Против такой толпы она, ясное дело, долго бы не устояла, но тут океанским тайфуном налетел Дерк. Его тесак отхватил руку одному, голову - другому, пронзил третьего. Команда попятилась было, но задние ряды наперли, не давая отступить передним. Передним же ничего не оставалось, как, проклиная в душе хитроумных товарищей, наступать. От дружного выпада десятка клинков не могли защитить ни сила, достойная челюстей белой акулы, ни ловкость, достойная мурены. Лимия и Дерк плечом к плечу отступали по палубе.
        Увиденное и услышанное наводило на размышления, но оно же указывало на несвоевременность долгих раздумий. Фалко отложил новую информацию на дальнюю полочку в мозгу, и вытащил из поясной сумки пару пистолетов. Легко перемахнул через фальшборт, и шагнул вперед по палубе. Лимия и Дерк продолжали отступать. Взбунтовавшаяся команда оттеснила их от носа на более широкий шкафут. Здесь бунтовщики смогли, наконец, развернуться. Чтобы не оказаться в окружении, Дерк и Лимия поспешно отступили на шканцы. Бунтовщики не отставали.
        - Братья и сестры мои! - воскликнул Фалко. - Прекратите эту богопротивную междоусобицу! Разве не заповедовала нам Алгора любить ближнего своего?
        Фалко заметили - кое-кто даже узнал - но не испугались. Точнее говоря, не прошло и секунды, как над плечом рослого матроса появился ствол мушкета. Фалко тотчас опустился на колено. Бухнул выстрел, и каменная пуля прошелестела над головой, звонко шмякнувшись о мореное дерево.
        - И сказано было - да не будет в сердцах зла, - сказал Фалко. - А где увидишь зло - изгони его.
        Неспешно прицелился, и спустил курки. Двое матросов опрокинулись на руки идущим следом.
        - Фалко! - закричала Лимия. - Прекрати проповедь, и вытащи меня отсюда!
        Следующий выстрел заставил Дерка схватиться за плечо. Воодушевленный этим матрос рванулся вперед, замахиваясь цепью. Удар тесаком отхватил ему руку и часть плеча. Следующий поскользнулся в крови, и нарвался на шпагу капитана. Лимия выдернула оружие из тела, и отлетела назад, получив хороший удар деревянным брусом. Дерк рубанул наискось. Матрос закрылся брусом. Сталь вошла в прочное дерево, и увязла в нем.
        - Отплавался, - фыркнул матрос.
        Дерк выпустил тесак, и ударил кулаком в нос. Брызнула кровь. Другой матрос взмахнул ножом. Дерк перехватил руку с оружием, развернул бунтовщика и пинком отправил под ноги другим нападавшим. Фалко тем временем склонился на Лимией.
        - Как она? - крикнул Дерк.
        - Вне игры, - ответил Фалко. - Братья мои! Одумайтесь и отрешитесь от греха, а то всех к Фервору на акулий корм порублю!
        - Сейчас сам акульим кормом станешь! - выкрикнул кто-то.
        - Эй, Дерк! - окликнул Фалко. - Я успею перезарядить пистолеты?
        - Вряд ли, - буркнул тот, сворачивая шею очередному матросу. - Бери капитана, и сливайся.
        - Понял.
        Фалко натянул Лимии маску на лицо, подхватил девушку на руки, и, не теряя времени, сиганул за борт. Следом над фальшбортом воспарила массивная туша Дерка. Фалко перевернулся в воздухе, прикрывая голову Лимии от удара об воду. Не успели отзвучать два всплеска, как через борт перепрыгнули с десяток вооруженных чем попало матросов.
        "Я думал, у тебя тут лодка", - просигналил Дерк.
        "Лодка не здесь", - ответил Фалко. - "Я как-то не ожидал подобного оборота".
        "Я тоже", - признал Дерк. - "Где-то мы передавили".
        В воду юлой ввинтился высокий матрос с двумя ножами. Из-под киля показалась крупная серая акула. Матрос успел повернуться, испугаться, и акула перекусила его пополам. Вода окрасилась кровью. Второй матрос с ходу ударил акулу гарпуном. Промахнулся, и острие безвредно прошкрябало по плотной шкуре. Акула резко дернулась в его сторону. Страшные челюсти сомкнулись. Сопровождаемая кровавым шлейфом, морская хищница увлекла свою жертву на глубину. Остальные бунтовщики почувствовали неодолимую тягу вернуться в воздушный океан.
        "Проклятье. Я тоже ранен", - просигналил Дерк.
        "Спокойно", - ответил Фалко. - "Эта на нашей стороне. По крайней мере, на моей".


        "Мы с капитаном тебе не враги".
        Фалко повернулся, выбирая направление. Акула описывала вокруг них большой круг, не приближаясь и не отдаляясь.
        "Я думаю, что ты пират", - просигналил Фалко. - "Плывем туда".
        "Пират", - не стал отпираться Дерк. - "Но на твой пятимиллионный долг никогда не покушался. К тому же капитан доверяет тебе, а она разбирается в людях".
        "В отличие от меня", - просигналил Фалко. - "Как твоя рука?"
        "Если акулы на твоей стороне, с остальным я справлюсь. Далеко нам?"
        "Да".
        "Еще одна акула. Тоже ручная?"
        Фалко оглянулся. К ним приближалась еще одна акула. Тоже серая, несколько поменьше первой. Вокруг туши был надежно затянут кожаный ремень, и два его хвоста тянулись за акулой, как усы сома-переростка.
        "Перепутал", - просигналил Фалко. - "Наша вот эта".
        "А та?!"
        Дерк умудрился вложить в сигнал пальцами всю гамму переполнявших его чувств.
        "Да Фервор ее знает", - небрежно отмахнулся Фалко. - "Наверное, местная. Жрать-то все хотят. Хватайся за ремень".
        Серая хищница проплыла между ними. Пасть была закрыта.
        "Ну, Фалко. Теперь я понимаю, как ты смог донырнуть до такого долга", - успел просигналить Дерк, прежде чем вцепился в ремень здоровой рукой.
        Акула покрупнее разделалась со своей жертвой, и пристроилась за ними. Дерк опасливо косился на нее. Фалко высматривал что-то впереди. Их ручная акула уверенно двигалась в одном направлении, но это было не совсем то направление, которого ожидал Фалко. Очнулась Лимия. Удивленно огляделась и отчаянно засигналила обеими руками.
        "Фервор всех сожги, что происходит?"
        Дерк попытался изобразить раненой рукой изобразить что-то успокаивающее, но получилось совершенно невнятно. Крупная акула начала их нагонять, явно собираясь продемонстрировать свою версию происходящего. Ручная хищница круто ушла вправо. То ли убегала от атаки, то ли место назначения круто поменялось. Крупная акула плавно скорректировала свой курс, направляясь наперехват. Разинула пасть.
        "Догоняет, Фервор ее спали! Догоняет!" - засигналила Лимия.
        Ручная акула резко дернулась вниз, чуть не стряхнув своих пассажиров. Крупная прошла в опасной близости от поджатых ног. Удивленно щелкнула челюстями, и начала разворачиваться. Ручная акула продолжала погружение, одновременно забирая влево. Крупная хищница озадаченно проплыла над нею, рыская по сторонам, потом вдруг внезапно бросилась на ей одной видимую цель. Укусив воду, отдернулась, и быстро уплыла прочь.
        "Это еще что за чудеса?" - удивилась Лимия.
        Дерк кивнул в сторону Фалко. Брик пожал плечами. Их акула заложила крутой вираж, и, поднырнув под нависающей скалой, заплыла в небольшой грот. Он был практически затоплен, лишь у самого потолка распластался небольшой воздушный пузырь. Вода была значительно теплее, и несколько чище. На песчаном дне, усеянном светящимися анемониями, сидела дуа" леорка. На почтительном расстоянии вилась стайка любопытных сине-золотых рыбок, но появление акулы заставило их опрометью брызнуть врассыпную. Серая хищница устремилась прямо к тени, затормозила, и покорно легла на песок у ее ног. Фалко выпустил Лимию, и выплыл вперед.
        "Это и есть твоя команда?" - просигналила Тень.
        "Главное - не количество, а качество", - ответил Фалко.
        "Это еще кто такая?" - одновременно потребовала ответа Лимия.
        "Ах, да", - спохватился Фалко. - "Знакомьтесь. Это дуа" леорская тень. Вон тот громила, если не ошибаюсь, Дерк Гриб".
        "Не ошибаешься", - признал Дерк.
        "А это капитан Лимия из королевского флота, но тут я уж точно ошибаюсь".
        "Ошибаешься", - подтвердила тень. - "Эта женщина известна мне как Эллана Ирата".


        "Одно другому не мешает", - просигналила Лимия. - "Я и та, и другая. В зависимости от обстоятельств".
        "Очень интересно", - отметил Фалко. - "Это ж надо было, поступить в королевскую Академию по поддельным документам. Сказать кому - не поверят".
        "А документы были настоящие", - спокойно пояснила Лимия. - "Оригинал - подделка. Но давайте не будем отвлекаться - время дорого. Зачем здесь эта женщина, Фалко?"


        "У нас одна цель", - ответила тень. - "Мы все хотим спасти вашу сестру - Алину".


        "Ты тоже?" - не поверила Лимия.
        "Да. Я ищу знание, которое составляет указание пути к тому, что оставил в этом мире капитан Скутум", - обрисовала расклад тень.
        "Это наше с Алиной наследство", - заявила Лимия.
        "Ваше наследство - только путь к сокровищу", - поправила тень. - "А само сокровище будет принадлежать тому, кто сумеет его прибрать к рукам".
        "Это будешь не ты!" - заявила Лимия, хватаясь за рукоять ножа.
        Четыре клинка появились из ножен одновременно. Акула молнией сорвалась с места, и закружила над своей хозяйкой. Дерк отплыл вправо. Фалко сместился между ним и тенью.
        "Фалко! Ты на ее стороне?!" - возмутилась Лимия.
        "Я на стороне Алины", - ответил Фалко. - "И она все еще ждет нашей помощи. Поэтому вношу свое предложение: давайте вытащим ее оттуда, а потом вы можете перегрызть друг другу горло, раз уж вам так этого хочется. Сейчас нам понадобятся все, кто знает, с какой стороны браться за нож".
        "Разумно", - признала тень, опуская оружие.
        "И ты предлагаешь ей верить, Фалко?" - спросила Лимия.
        Брик криво усмехнулся под маской.
        "Полагаю, здесь никому не стоит верить. Даже себе".
        "Согласна", - ответила тень, и убрала нож.
        "Ладно, живи пока", - последовала ее примеру Лимия.
        Дерк молча вернул оружие в ножны, никак не обозначив свое отношение к происходящему.
        "Ну вот и чудно", - просигналил Фалко. - "Тень, ты уже разведала подступы к острову?"
        "Да".
        Тень села, и четкими широкими бороздами начертала карту острова на песке. Все подплыли поближе, чтобы лучше видеть. Даже акула несколько снизилась. Хотя, вероятно, не столько для того, чтобы увидеть рисунок, сколько для того, чтобы прикрыть хозяйку в случае внезапного нападения. Ей не стоило беспокоиться. Судьба сестры волновала Лимию куда больше, чем лишний кандидат на клад. Тем более теперь, когда команда самоустранилась. Дерк стянул куртку. Рана на плече оказалась глубокой царапиной, уже подзатянувшейся в холодной воде. Опасливо косясь в сторону акулы, Дерк вытащил из поясной сумки кусок ткани. Лимия подплыла к нему, и помогла наложить повязку.
        "Сражаться сможешь?" - спросила тень.
        "Это всего лишь царапина", - ответил Дерк. - "На суше я б вообще возиться с ней не стал, но раз ты призвала акул, не стоит их лишний раз дразнить".
        "Разумно. Теперь смотрите. Основная масса краббов - внутри острова", - сообщила тень, и добавила еще несколько штрихов к своему рисунку. - "Вот здесь небольшая лагуна, где спрятан флот. Четыре корабля, из которых два до сих пор на плаву только потому, что глубина им как раз по ватерлинию. Помимо охранников лагуны, подводные посты выставлены здесь, здесь и здесь. Плюс небольшой отряд вот тут, наблюдает за фрегатом. Ваш приход, как бы капитан Лимия, не остался незамеченным".
        "Тогда почему они сразу не напали?" - недоверчиво спросила Лимия.
        "Краббы не станут рисковать святым местом", - пояснил Фалко. - "Они нападут, если поймут, что раскрыты, либо если будут абсолютно уверены, что никто не уйдет".
        "Именно", - подтвердила тень. - "Полагаю, есть еще наблюдатели и караулы на суше. Там я не успела произвести разведку. Предлагаю проникнуть на остров вот этим путем".
        Она провела пальцем по карте.
        "А разве здесь нет поста?" - Дерк ткнул пальцем в узкий проход, отходивший влево от намеченного маршрута. - "Место так и напрашивается на караул. Я бы обязательно выставил хотя бы наблюдателя".
        "Здесь нет поста", - уверенно возразила тень. - "Мои акулы хорошо поработали".
        Лимия нахмурилась.
        "Как видите", - добавила тень. - "Я могу быть как ценным союзником, так и опасным противником. Ваш друг Фалко считает, что первое предпочтительнее. Рекомендую прислушаться к его мнению".
        Лимия глянула на Фалко, тот утвердительно кивнул.
        "Мне первый вариант тоже нравится больше", - неохотно признала она. - "Но гораздо важнее, какой вариант больше нравится тебе".
        Слово "тебе" Лимия четко выделила из общей фразы. Тень улыбнулась.
        "Я отвечу позднее. Сейчас ответ очевиден, но не очевидна его искренность"
        "Тогда поторопимся. Скоро восход", - напомнил Фалко.
        "Да. Это оптимальное время для нападения", - добавила тень. - "Основная масса краббов сейчас собирается у вулкана, и риск наткнуться на праздношатающихся падает до самого дна".
        "Хорошо", - кивнула Лимия. - "Но я буду приглядывать за тобой".
        "Это очевидно", - ответила тень, поднимаясь со дна. - "Следуйте за мной".
        Акула резко оборвала очередной круг и ушла в сторону. Люди поплыли вслед за тенью. Стены грота были абсолютно черными. Тень уверенно нашла в них неширокую расщелину, оценивающе оглянулась на крупного Дерка, кивнула и заплыла внутрь. Свет анемоний не попадал сюда, но кое-где под самым потолком прилепились небольшие колонии люциферинов. Местами приходилось двигаться на ощупь, полагаясь на внутреннее чутье и своего проводника. Расщелина вывела к самому берегу. Ровное песчаное дно резко контрастировало с изломанными черными скалами на суше.


        "И все-таки мне это не нравится", - просигналила Лимия.
        "Не спеши подозревать зло, спеши искоренять его", - ответил Фалко цитатой из заповедей Алгоры. - "Мне тоже не все нравится. Я еще могу понять поступление в академию по чужим документам, но пиратство - это грех, который сам светлый Меркуцио заклеймил позором".
        "Насколько я помню, великий и мудрый Меркуцио нищенство заклеймил куда строже", - парировала Лимия. - "Из двух грехов я выбрала меньший. Не верь сказкам, Фалко. Лучше быть богатой преступницей, чем честной нищенкой".
        "Ты могла бы удачно выйти замуж", - заметил Фалко.
        "И чем бы я тогда отличалась от тех ночных русалок, которые скрашивали твой досуг в академии? Была бы на постоянной основе? Тоже мне, достижение. Помню, та рыженькая около тебя весь последний семестр увивалась".
        "Возможно, она просто любила удовольствия", - возразил Фалко. - "Это не преступление, если только ты не ревнуешь".
        "Я? Нисколько. Особенно, когда узнала, что у нее на руках три младших сестры и отец-инвалид, ослепший на честной, но совершенно неприбыльной работе".
        "Эй! Этого даже я не знал", - возмутился Фалко. - "Ты что, шпионила за мной?"
        "Скорее, проявляла интерес", - ответила Лимия. - "Надо признать, была приятно удивлена твоей щедростью. Тех побрякушек хватит оплатить нормальное образование всем троим. Но, все-таки, мало чести в том, чтобы продавать свою честь. У этой девочки не было выбора, а у меня был, и я свой шанс не упустила".
        "Шанс - это благословение Меркуцио", - просигналил Фалко. - "Ты уверена, что верно распорядилась им?"
        "Как смогла. Давай-ка лучше ускоримся; мне не нравится, что тень так далеко оторвалась от нас".
        "Только один вопрос", - удержал ее Фалко. - "Что случилось с настоящей Лимией?"
        "Вряд ли ты мне поверишь, но я действительно не знаю", - ответила Лимия поддельная. - "Я нашла тело на рифе. Хотела пошарить в штормовых обломках, ну и наткнулась на подарочек. Взамен документов отправила тело к Фервору, так что мы с ней квиты. Фалко, мы уже сильно отстаем".
        Они нагнали тень на отмели. Та замерла под самой поверхностью, распластавшись в воде. Почувствовав приближение людей, тень, не оборачиваясь, просигналила им не всплывать. Все трое тотчас прижались к песчаному дну. Минуты две прошли в тишине и неподвижности. Потом тень просигналила.
        "Верпуйтесь сюда. Осторожно. Краббы".
        "Замечательно", - просигналила в ответ Лимия. - "Едва начали, а уже все идет криво. Я снова чувствую себя в своей лодке".
        Люди, цепляясь за дно руками, начали осторожно продвигаться вперед. Ползли медленно, внимательно вглядываясь перед собой, чтобы ненароком не ухватиться за что-нибудь ядовитое. Тень их не торопила. Когда люди оказались рядом, плавно сместилась в сторону и засигналила:
        "На берегу стоит патруль. Двое. Других не чувствую"
        "Снимем", - уверенно просигналил Дерк.
        "Есть одна сложность", - просигналила тень. - "Выйти из воды удобнее всего здесь. Справа и слева - скалы, а волна - сильная".
        "Значит, выйдем здесь", - просигналил Фалко. - "Их точно двое?"
        "Живых точно двое".
        "Тогда действуем!"
        По сигналу тени все четверо развернутым строем двинулись вперед. Волна подхватила их, вынесла к берегу и отхлынула. Краббы с интересом уставились на четыре выброшенных морем тела. На всякий случай потянули из чехлов метательные гарпуны. Четыре тела разом оттолкнулись от песка, поднимаясь на колени. Разом метнули ножи. По капризу Фервора, все четверо выбрали одну цель - более крупного крабба, что стоял чуть ближе. Тот содрогнулся, и рухнул мордой вперед. Его товарищ ловко метнул гарпун. Новая волна скрыла нападавших, подхватила гарпун и отнесла легкое оружие в сторону. Крабб решил, что доблесть - не главное достоинство караульного, и быстро зашлепал прочь, высвистывая на ходу сигнал тревоги.
        Едва волна отхлынула, люди и тень поднялись на ноги и бросились за ним. Фалко на бегу метнул второй нож, но крабб успел нырнуть в какую-то дыру и оружие звякнуло о камень над его головой. Тень, сбросив плащ, нырнула следом. Из темноты послышалась возня, хрип и удар металла о камень. Потом все стихло. Дерк и Лимия тем временем разоружили мертвого крабба, и закинули тело за камни. Следом полетел приличных размеров пук морских водорослей, что в изобилии усеивали берег. Откуда их выносило море, предположить было сложно, поскольку песчаное дно выглядело абсолютно голым, но судя по количеству, там водорослей было более, чем в избытке. Фалко, подобрав свои ножи, осторожно заглянул в темноту. Ничего не увидел и не услышал. Недовольно нахмурился.
        "Что там?" - пальцами, как под водой, просигналила Лимия.
        "Тихо. Надо проверить".
        Фалко наклонился, и, держа нож наготове, шагнул в темный проход. Потолок быстро понижался, и через несколько шагов пришлось согнуться, а потом и вовсе продолжить путь на четвереньках. Тьма была кромешная, как в глубоководном гроте. Тишина, как глубина, давила на уши. Фалко продвигался на ощупь, больше полагаясь на свою развитую интуицию подводника, чем на какие-то внешние признаки. Почувствовав поворот, интуиция повела его влево. Вытянутые вперед пальцы соскользнули с мокрого камня, и коснулись чего-то мягкого и теплого. Фалко медленно провел рукой, и решил, что это кожа. Получил беззвучную, но увесистую оплеуху, и решил, что там не только кожа. Он скорее почувствовал, чем заметил движение рядом с собой. К нему плотно прижалось мягкое тело, и Фалко услышал злой шепот:
        - Что ты себе позволяешь, союзник?!
        - Прости, я тебя не заметил.
        - Да уж, я почувствовала. Еще раз такое себе позволишь, руки отрежу.
        - Я буду более внимателен. Крабб не сбежал?
        - Нет. Он впереди, застрял в проходе. Надо его вытащить.
        - Зачем? Найдем другой путь.
        - Ты уверен, что он есть?
        - Тот крабб, на берегу, крупнее этого. Если уж этот застрял, тот бы точно не пролез. А плавают в воздухе только сильфы и птицы.
        - Логично. Возвращайся. Я за тобой.
        Осторожно помогая себе руками, Фалко начал пятиться назад. Пару раз его ладони касались в темноте гладких ног тени, но та не усмотрела в этом злого умысла. По крайней мере, обещанного членовредительства не учинила. Фалко пятился, как рак, и едва ощущал, как тень беззвучно движется за ним. Выбравшись из тесного туннеля, не смог сдержать вздох облегчения.
        - А где тень? - спросила Лимия.
        - Здесь, - ответила та, шагая из темноты в предутренний сумрак.
        В этот раз на ней был широкий оружейный пояс, и ничего больше. Фалко сделал вид, что отвернулся. Дерк предпочел проявить бдительность, а не хорошие манеры. Тень проигнорировала обоих. Лимия протянула ей плащ. Тень благодарно кивнула. Серая ткань окутала ее, превращая в бледное подобие своего имени. Даже зная, что тень перед ними, было непросто заметить ее на фоне серой скалы.
        - Должен быть еще один проход, пошире этого, - сообщил Фалко. - И, кажется, я его только что нашел.
        Он указал в сторону едва приметной расщелины в скале. Тень плавно сдвинулась туда. Высунула из-под плаща руку, и поманила остальных. Вблизи расщелина оказалась достаточно широкой, чтобы там мог пройти увешанный оружием крабб. Выступавшая вперед скала закрывала вход от взглядов из воды, да и от первого тоннеля вполне можно было его не заметить. Расщелину выдал Фервор, выглянувший из-за горизонта и разрезавший сумрак своими острыми лучами.
        - Светает, - заметила Лимия. - Надо торопиться.
        Расщелина уходила круто вверх. В правой стене регулярно попадались тоннели - некоторые однозначно рукотворные - которые вели вглубь вулкана. Сама расщелина, поизвивавшись в горной породе, выходила на широкий каменный карниз. Внизу бушевали волны, а на карнизе выстроились краббы. Осторожно выглядывая из-за последнего поворота расщелины, можно было насчитать десятка два. Все они смотрели на восток.
        Впереди стоял высокий и очень старый крабб в алой хламиде. В руке старик держал короткий жезл из красного дерева. Навершием служила кроваво-красная жемчужина величиной с яйцо альбатроса. Выстроившиеся позади старика краббы были от макушки до пят покрыты алыми рунами и вооружены металлическим оружием.
        "Старикан - верховный жрец Фервора", - знаками сообщил Фалко, немного разбиравшийся в иерархии краббов. - "Головорезы за ним - храмовая стража. Посильнее обычных бойцов и никогда не отступают".
        "А где Алина?" - просигналила Лимия.
        "Не вижу", - с сожалением ответил Фалко. - "Но церемония не начнется без этого деда. Наберись терпения, и он сам нас выведет, куда надо".


* * *
        Когда пылающий край Фервора показался над горизонтом, крабб в алой хламиде низко поклонился зримому воплощению бога и запел молитву. Пение это больше напоминало шипение пополам с бульканьем, но зато почти в точности соответствовало тем звукам, которые издает погружаемая в мировой океан пылающая головня. К Фервору надлежит обращаться на его языке, а не на жалком лепете смертных. Чего стоил их лепет, когда разгневанный бог обрушил на землю пылающее небо? Ничего не стоил он и теперь.
        Если бы огнепоклонники людей и дуа" леоров усвоили преподанный им в далеком прошлом урок, сейчас бы алые, а не белые храмы главенствовали бы по всей Терране. Глупцы. Их счастье, что Фервор в своей далеко не безграничной милости готов даровать им второй шанс. Он пробудил ото сна вулкан, запечатанный им самим еще в Пылающие дни. В его глубине уже клокотала лава, сиянием подобная самому Фервору. Сегодня она пожрет свою первую жертву. Глупый молодой вождь все-таки оказался полезен. Он захватил в плен человека, женщину, которая оказалась столь мужественной, что не устрашилась сурового жертвоприношения. Что ж, если она хочет унести свою тайну с собой к Фервору, пусть так и будет. Молодой вождь слишком глуп, чтобы понять: сокровище - это вовсе не тонны презренного металла. Сокровище - это сотни склонившихся перед пылающим богом новообращенных, сотни неистовых фанатиков, готовых убивать во славу Фервора. Белые жрецы могут сколь угодно долго говорить о главенстве души, но их заблуждение не станет от этого истиной. Тела гораздо важнее, чем души. Тела - молодые, сильные, полные жизни и пылающей ярости. Перед
мысленным взором жреца предстал блистательный хаос нового Огненного похода, и он довольно облизнул немногие оставшиеся зубы. Пусть все начнется.
        Верховный жрец подал знак стоявшим за его спиной. Четверо воинов в алой раскраске зашлепали ластами по каменным ступеням. С противным скрипом отъехала в сторону каменная плита, заменявшая дверь. Краббы уверено двинулись в темноту. Одолев несколько кривых пролетов и переходов, остановились перед другой дверью. Эта охранялась двумя стражниками. Обменявшись условным свистом, пришедшие получили право войти внутрь.
        Внутри было абсолютно темно и очень сыро. Вошедшие остановились. Из темноты шагнул высокий крабб в расшитой жемчугом броне из акульей кожи. На широком красном поясе змеился золотой узор - символ вождя клана. Вождь фыркнул на пришедших, небрежно раздвинул их в стороны и вышел. Двое стражей тотчас заняли места по бокам, и последовали за ним, отставая на полшага. Четверо пристроились за ними.
        Отряд прошлепал извилистыми ходами глубоко вниз, где каменные стены были покрыты сыростью и плесенью. С потолка капала вода. В глухом тупике, под присмотром еще одного крабба, сидела Алина. Девушка куталась в зеленоватую ткань, и хмурилась. Вождь фыркнул на своих сопровождающих, и они послушно остановились на почтительном расстоянии. Охранник Алины коротко поклонился, и отошел в сторону. Вождь опустился на пол. Алина медленно подняла голову.
        - Ты не передумала? - тихо спросил вождь на вполне сносном человеческом языке.
        - Я же тебе говорила - я не знаю, что было в том проклятом письме, - вздохнула Алина. - Последний раз отец мне писал полгода назад. Поздравил с днем рождения, и все. С тех пор он мне ничего не писал. Ну как ты не понимаешь?
        Вождь издал нечто, похожее на вздох.
        - К моему и твоему сожалению, мне кажется, это действительно так.
        - Может, отпустишь меня? - попросила Алина. - Я выкуп дам. Я теперь богатая наследница, если отец, конечно, дом в старом городе не пропил…
        - Пропил, - холодно заверил ее вождь. - Оставил только свою хижину. Завещание оформлено на двух сестер. Хижину уже обшарили сверху донизу, сокровищ там нет.
        - Но сама хижина тоже денег стоит, - не сдавалась Алина. - Потом у меня еще в банке кое-какие деньги есть, ну и мой домик на юге.
        - Такая же никчемная лачуга, - поправил ее вождь. - Мне не нужны твои жалкие накопления. Мне нужно точное содержание последнего письма твоего отца.
        - Но я его не знаю!
        - Тогда, - вождь тяжко вздохнул. - Тебя будут пытать во славу Фервора.
        - Фервор тебя сожги! Ну не знаю я, не знаю, что там было! Ну как мне тебя убедить?

        - Никак, - сказал вождь. - Твои глаза говорят больше, чем твои слова. Я не вижу в них лжи.
        - Но, тогда…
        Вождь фыркнул и поднялся.
        - Честь воина противится задуманному, - сказал он. - Но долг перед кланом обязывает исполнить. Погоня за тобой обернулась большими потерями. Их надо возместить. Тебя будут пытать, пока не откроешь тайну.
        - Да не знаю я никакой тайны!!!
        - Тогда, - сказал, отвернувшись, вождь. - Тебя будут пытать, пока не умрешь. Твое тело будет предано огню со всеми почестями, а мужество - воспето в песнях наших лучших сказителей. Клану придется примириться с потерей сокровищ, но честь останется незапятнанной. Смерть исполненного такого мужества врага вполне достойна похода воинов. Мы сможем вернуться домой.
        - А я? - грустно спросила Алина.
        - Ты - нет.
        Вождь зашлепал по коридору. Стражники - за ним. Четверо, раскрашенные красным, подхватили Алину под руки и повели следом. Оставшись в одиночестве, охранник прошелся туда-сюда и недовольно фыркнул. Других трофеев в этом неудачном походе не было, а сторожить воздух, пока все остальные будут провожать строптивую пленницу к Фервору, крабб счел слишком унизительным. Очевидно, что вождь просто забыл отдать нужный приказ, и потому можно - ненадолго! - оставить бесполезный пост.
        Принюхиваясь и прислушиваясь, крабб тихонько зашлепал ластами по лестнице. В соседнем коридоре мелькнула неясная тень. Крабб подозрительно принюхался, вытащил кинжалы и прошлепал туда. Там и умер.
        Процессия с Алиной тем временем достигла верхней площадки, и уверенно свернула направо. Массивная каменная дверь плавно отъехала в сторону при их приближении. За ней оказался огромный, ярко освещенный светом тысяч факелов, зал. Центр зала занимал большущий каменный алтарь, вызывавший навязчивые ассоциации с разделочным столом. Вдоль стен стояли и сидели краббы. Множество краббов. Старые и молодые, крупные и не очень. Кто-то щеголял в раскрашенной кожаной броне, на других был лишь пояс для оружия. Всех их объединяло только одно. Каждый из них был воином, и принес свое оружие с собой.
        Верховный жрец воздел руки, и мгновенно наступила полная тишина. Вождь остановился на пороге, ожидая сигнала. Верховный жрец окинул собравшихся тяжелым взглядом, и завыл. Краббы тихонько подхватили, и зал наполнился зловещим гулом. Еще два жреца в хламидах потемнее вышли к алтарю, и, аккомпанируя себе протяжным воем, начали обкладывать его сухими водорослями. Вождь обернулся. Его стражи стояли по бокам. Двое воинов алого храма держали за руки Алину. Вождь нахмурился. Разве их не должно быть четверо? Уточнить этот вопрос он не успел.
        Через голову Алины перекувырнулась тень. Стражи среагировали мгновенно, закрыв вождя своими тушами. Ударились друг о друга боками, как ворота захлопнулись. Один из них закончил маневр по инерции, будучи уже мертвым. Тело завалилось назад, из глубокой раны на шее гейзером хлестала темная кровь. Второй каким-то чудом избежал смертельного удара. Тень резко присела и ударила снизу, распарывая стражу ногу.
        Воин в алой раскраске коротко вскрикнул, удивленно косясь на торчащее из его груди лезвие шпаги. Другой только начал поворачиваться, когда сверкнувшая сталь разделила его с пленницей. Алину передернуло, и отрубленные руки шмякнулись на пол. Уцелевший стражник взмахнул гарпуном. Под рукой мелькнула сталь, и ужалила его в самое сердце.
        - Уходим! - скомандовала Лимия.
        Вождь взвыл, и бросился на врага. Яростный удар двумя длинными кинжалами пришелся в пустоту. Тень легко ушла в сторону. С другого бока мелькнул человек. Вождь развернулся, нанося удар. Фалко парировал его своим кинжалом, шагнул вправо и пронзил крабба шпагой.
        - А говорил, возлюби ближнего, - поддел его Дерк.
        - Какой он мне, к Фервору, ближний?! - фыркнул в ответ Фалко, выдергивая шпагу.
        Мертвое тело завалилось ему под ноги. Краббы оправились от потрясения, и дружно взвыли. Фалко мысленно, но очень сильно пожалел об оставленных на "Сагитте" гранатах - сейчас они явно не были бы лишними. Алина повернула голову, и обнаружила рядом Дерка с окровавленным тесаком.
        - Опять ты? - только и смогла сказать она.
        - Я, - не стал спорить Дерк. - И стоило ли ради этого убегать?
        - Не знаю, - вздохнула Алина.
        - Задерживаться здесь точно не стоит, - сообщила Лимия.
        - Эля?!
        - Потом обнимемся, сестренка. Сматываемся! Фалко, не спи там!
        Целая толпа краббов, потрясая оружием, мчалась разделаться со святотатцами.
        - Иду! - откликнулся Фалко, быстро срезая эмблему с пояса мертвого вождя. - Все, уходим!
        - Давно пора, - проворчал Дерк.
        Подхватил Алину под мышку, и побежал за метнувшейся прочь тенью. Лимия помчалась следом. Фалко задержался, и стянул пару трупов к порогу. Над его головой пролетел гарпун, намекая, что пора удирать. Фалко решил прислушаться к столь прозрачному намеку. Толпа краббов ринулась за ним. Больше приспособленные к подводному миру, на суше они не демонстрировали особой ловкости. На что и рассчитывал Фалко.
        Первые трое влетели в дверной проем одновременно, дружно споткнулись об убитых и разом грохнулись на пол. Бегущие следом цеплялись ластами за них, и быстро образовали злобно вопящую кучу-малу. Многие при этом размахивали оружием. Брызнула свежая кровь. Краббы кусались, плевались и толкались. Жрецы в ярости лупили их ритуальными посохами. Толпа воинов бесновалась перед перекрытым проходом. Самые умные побежали в обход. Верховный жрец воззвал к Фервору и с разгону врезался в образовавшуюся кучу, раздавая пинки и удары направо и налево. С благословением пылающего небожителя ему удалось вышвырнуть нескольких краббов в коридор, и самому выехать туда же верхом на толстом воине. Остававшиеся в зале последовали примеру верховного жреца, и, высоко задирая ноги, с разбегу пролетали над упавшими или прокатывались по ним. Те злобно шипели и отползали в сторону.
        Верховный жрец злобно засвистел, и, подгоняемые его проклятиями воины зашлепали в погоню за дерзкими похитителями. Издалека можно было подумать, что извержение таки началось, и несколько человек удирают от почему-то зеленой лавы.
        - Туда! - махнула рукой тень.
        - Там обрыв! - крикнула в ответ Лимия.
        - Невысокий, - отозвалась тень. - И глубина приличная.
        Она ветром промчалась по узкому карнизу, легко оттолкнулась и нырнула. Серая тень едва заметно пролетела на фоне черных скал, и беззвучно скрылась за синим зеркалом воды. Алина уже в полете глянула вниз, и заметила треугольный плавник.
        - Там акулы! - крикнула она.
        - Это свои, - ответил Фалко, прыгая вниз. - Вроде бы.
        - Ну смотри, если опять ошибся, - проворчал Дерк, пролетая мимо.
        Не успели отзвучать пять всплесков, как с карниза вниз дождем посыпались краббы. Беглецы, не задерживаясь, ушли на глубину. Вода была чистой, и свет Фервора проникал до самого дна. Внизу, насколько хватало глаз, тянулись изломанные черные скалы. Некоторые поднимались чуть ли не до самой поверхности, другие осьминогами распластались по морскому дну. Тень двигалась впереди, указывая путь. Когда она перевернулась, меняя курс, Фалко торопливо просигналил:
        "Какие из акул твои?"
        "Две над нами", - коротко ответила тень. - "Та, что нужна, правее"
        "Над нами больше, чем две", - уточнил Фалко.
        "Тогда плывите быстрее", - отозвалась тень. - "Мои напуганы массовым вторжением из воздушного океана. Остальные, полагаю, тоже. У акул страх и агрессия плывут рядом".
        "Плывем, как можем", - отозвалась Лимия. - "Если ты не можешь удержать акул, надо уходить на дно".
        "Нет, там нас достанут краббы", - просигналил Фалко. - "Надо побыстрее добраться до моей лодки".
        "Так ты с бортом?" - обрадовалась Лимия. - "Почему раньше не сказал? Жду не дождусь почувствовать под ногами твердую палубу. Хотя, конечно, хотелось бы и свой корабль вернуть".
        "Попробуем", - пообещал Фалко.
        "Все в твоих руках", - просигналила тень. - "Вот и моя третья. Хватайтесь за ремни, и гребите ногами. Пятерых она не потянет, а вместе сможем задать неплохой темп".
        Над ними прошла серая акула, волоча за собой два длинных кожаных ремня. Люди ухватились за них, и акула дернулась, почувствовав тяжесть. Тень муреной скользнула вперед. Ловко оседлала акулу, усевшись перед спинным плавником, и стала нежно поглаживать тупорылую морду. Серая хищница быстро успокоилась, и спокойно продолжила путь. Тень поглаживала ее над глазами, одновременно задавая курс.
        Позади клубилось живое облако. Две акулы, повинуясь воле хозяйки, храбро атаковали краббов. Короткая стычка, и обе хищницы уже мертвы. Из краббов лишь один был ранен, но растворенная в воде кровь подала сигнал остальным акулам. То тут, то там завязывались короткие яростные поединки. В отличие от других разумных обитателей подводного мира, краббы противопоставляли акулам не ловкость, а силу и доблесть. Они не уклонялись от боя. Удары гарпунов и кинжалов пробивали прочные шкуры, крепкие челюсти рвали мясо, кровь мешалась с водой, туманя обзор и разум акул. Прошло не более десяти минут, когда тень обернулась и просигналила людям:
        "Будьте внимательны. Краббы победили, и плывут за нами".
        Алина недоуменно переводила взгляд с одного члена спасательной команды на другого. Заметив это, Лимия коснулась ее рукой, и быстро изобразила пальцами:
        "Все в порядке, сестренка. Мы пока все друзья".
        "Пока?"
        "Я потом объясню. Давай вначале выберемся отсюда", - она вытянула руку и дернула Фалко за ногу. - "Далеко еще?"
        "Примерно столько же", - ответил Фалко. - "Неподалеку от твоего фрегата. Я не хотел рисковать лодкой, чтобы вдруг не остаться без транспорта. Как чувствовал, что у тебя такая беда с командой выйдет. Точнее, она чувствовала, а я так, на всякий случай принял к сведению".
        "Чувствовала, или шпионила?" - с подозрением уточнила Лимия.
        "Пока Фалко спал, я сочла целесообразным ознакомиться с его документами", - без тени смущения отозвалась обернувшаяся дуа" леорка. - "Характер твоего письма в сочетании с имеющейся у меня характеристикой, описывающей тебя как хладнокровного, храброго и решительного человека, дали достаточно оснований подозревать наличие кризиса. Домыслить остальное было нетрудно".
        "Ну и союзника ты нам нашел, Фалко", - упрекнула Лимия.
        "Она лучше, чем перетрусившая до бунта команда", - парировал Фалко.
        "Не лучше, а умнее", - поправила Лимия. - "Не факт, что это - лучше".
        "Кошмар", - просигналила Алина. - "Вы только сейчас не передеритесь".
        "Сейчас некогда", - успокоил всех Дерк. - "Нас догоняют".
        Все дружно обернулись. Краббы действительно приближались. Неуклюжие на суше, они были сродни рыбам в воде. Они даже плавали похоже: прижимали руки к бокам, и волнообразными движениями кривых ног продвигались вперед. Целая стая широким фронтом следовала за ними, приближаясь с каждым движением ласт.
        "Успеем?" - спросила Лимия.
        "Должны", - отозвался Фалко. - "Если ничего не путаю, лодка за той скалой".
        "Ты уж пожалуйста не путай, Брик", - попросила Алина. - "Эти отродья Фервора меня на куски разрежут".
        "Не разрежут, пока я рядом", - заверил ее Фалко.
        "Он уже Брик?" - подозрительно уточнила Лимия. - "Не рановато ли?"
        "Да ладно тебе ворчать", - отмахнулась Алина. - "У меня за последнюю декаду было больше приключений, чем за всю предыдущую жизнь. А Брик меня уже второй раз спасает".
        Акула обогнула выступ скалы, и впереди замаячила "Сагитта". Воду из резервуаров Фалко откачал заранее, и лодка рвалась подняться в воздушный океан, но толстый канат надежно удерживал ее на месте. Акула поднырнула под левый корпус.
        "Все на борт!" - скомандовал Фалко.
        Люди выпустили ремни, и ухватились за болтавшуюся сеть. Тень погладила акулу по морде, и сняла ремень. Получив свободу, серая хищница вильнула на прощание хвостом, только ее и видели.
        "Может, лучше было натравить ее на краббов?" - спросил Фалко.
        "Краббов в одиночку она не задержит", - ответила тень. - "В ее смерти нет смысла, а она хорошо послужила нам".
        "Я просто спросил", - просигналил Фалко, вынимая шпагу. - "Держитесь там".
        Из-за выступа скалы появились первые краббы. Фалко полоснул шпагой по канату. Раз, другой, третий. Краббы спешили изо всех сил, но канат сдался раньше. Не намного, но раньше.
        "Сагитта", обретя свободу, устремилась вверх. От быстрого подъема заложило уши. Краббы разъяренно зафырчали. Целое облако пузырей погналось следом за "Сагиттой". Краббы поднимались несколько медленнее. Фалко покрепче уцепился за сеть, и полез к правому корпусу. "Сагитта" сходу прошла границу между океанами, зависла на миг в воздушном, и плюхнулась обратно в водный. Мириады брызг повторили ее маневр.
        Фалко перекатился по палубе, и ударом ноги сдвинул стопор. Взмахнул рукой, указывая на аналогичную конструкцию слева.
        - Дерк, сдвинь стопор!
        Дерк повернул голову, сразу заметил искомое и легко передвинул тугой рычаг в крайнее положение. Сложная - и невероятно дорогая - система пришла в движение. Рея, разворачивая на ходу главный парус, вознеслась вверх по мачтам, стукнулась об ограничитель, и встала на положенное место. Над кормой крыльями развернулись маневровые паруса. Фалко перепрыгнул на средний корпус, и рывком еще одного рычага зафиксировал изменения в такелаже. Паруса наполнились ветром. "Сагитта", быстро набирая ход, двинулась вперед. Из воды вынырнули краббы.
        - Лимия, к рулю! - скомандовал Фалко. - Дерк - пушка!
        - А я?! - крикнула Алина.
        Она сидела под левой мачтой, для верности обхватив ее руками.
        - Сиди там, и держись, - ответил Фалко, прыгая в люк.
        Вынырнувший между корпусами крабб ухватился за сеть и ловко полез по ней. Алина вскрикнула. Крабб повернулся к ней, состроил довольную гримасу и протянул лапу. Алина отпихнула ее ногой. Крабб попытался поймать ее, но вдруг захрипел и выгнулся дугой. Тень выдернула из его спины свои кинжалы, и небрежно спихнула мертвое тело в воду.
        Дерк добрался до пушки одновременно с краббом. Тот схватился за кинжал. Удар под колено сломал ему ногу. Вопль боли сотряс воздух, и резко оборвался. Дерк одним движением сильных рук свернул краббу шею и сбросил тело на руки следующему. Развернул пушку, выбрал цель и нажал рычаг. Тихо звякнула стальная тетива. Длинный гарпун прошил крабба насквозь и унес его с палубы. Позади послышался шорох. Дерк быстро развернулся, спуская второй рычаг. Двое краббов, насаженные на длинный гарпун, как селедки на шампур, на миг зависли над волной и погрузились в нее. Перезаряжать пушку было некогда, и Дерк выхватил тесак. Еще трое краббов храбро атаковали его, и мелкими кусками разлетелись по всей носовой части "Сагитты".
        Лимия цинично пробежала по уцепившимся за палубу зеленым лапам, вызвав волну возмущенного шипения. Самый недовольный попытался поймать нахалку за ногу. Взмах шпаги лишил его трех пальцев. Доброжелательности ему это не прибавило. Ухватившись за сеть здоровой рукой, крабб втянул себя на палубу. Лимия остановилась у руля, оглядываясь по сторонам. Из люка вылез Фалко с парой мушкетов в руках. Один уронил на палубу, из второго прицелился. Беспалый крабб взмахнул тесаком. Фалко пустил курок. Выстрел разнес краббу голову.
        Еще трое разом прыгнули на палубу. Фалко вскинул второй мушкет, и врагов стало двое. Они замешкались, решая кого из двух людей предпочтительнее убить первым. За них все решила тень. Перепрыгнув с левого корпуса, она взмахнула ножами, погружая лезвия в шеи врагов. Все трое повалились за борт. Тень ухватилась за сеть. Мертвые краббы скрылись под водой.
        Фалко перекатился по палубе, и ударом шпаги отсек ухватившуюся за борт зеленую лапу. Все остальное так и не появилось. Фалко оглядел водную поверхность, и протянул тени руку.
        - Хватайся!
        - Убей ее, Фалко! - крикнула Лимия.
        Тень напряглась, готовая соскользнуть под воду.
        - Найдем клад, тогда и будете резать друг друга, - проворчал Фалко. - И вообще, Алгора заповедовала милосердие. Давай, хватайся, а то смоет к Фервору. Будешь вплавь догонять.
        Тень ухватилась за протянутую руку, и плавным движением перетекла на палубу, готовая отпрянуть в любое мгновение, если Фалко шевельнет шпагой. Брик демонстративно держал оружие острием в сторону, опираясь эфесом о палубу.
        - Спасибо, - тихо шепнула в тень. - Ты поступил не слишком разумно, но я умею ценить благородство.
        Фалко коротко кивнул. Огляделся. "Сагитта" набрала ход. За кормой из воды выпрыгивали и грозили оружием краббы.
        - Лимия, Дерк, больше краббов на борту нет?
        - Живых нет, - сообщил Дерк.
        - Не вижу, - отозвалась Лимия. - Потому и предлагаю заодно избавиться от прочих лишних.
        - Кто лишний на "Сагитте" - решаю только я, - сказал Фалко. - Несогласные могут немедленно прыгать за борт. Всем понятно?
        - Вполне, - заявил Дерк, подныривая под парусом. - Но это порождает искушение произвести перераздел собственности. Исключительно ради обретения права голоса, хотя, надо признать, лодка тоже хороша.
        - Достаточно хороша, чтобы ради ее сохранения не жалеть зарядов, - подтвердил Фалко, поднимая с палубы мушкет. - И кладами я никогда не увлекался. Ни Скутумовским, ни каким другим. Это я к тому, Лимия, чтобы ты опустила шпагу и вернулась к рулю. Там фиксатор давно сточился, подпрыгнем на волне и вывернет нас к Фервору в пасть!
        Лимия неохотно отступила назад.
        - Ох, да прекратите вы! - крикнула Алина. - Вы все что, помешались на этом кладе?! Так вот что я вам всем скажу. Нет у меня ни половины, ни трети, ни четверти этого секрета! Ничего нет! Никакого письма я не получала. Ни от отца, ни даже от тебя, Эля. Даже о смерти отца мне написал хранитель Сергий. Вот так вот!
        Над водой повисла долгая пауза, нарушаемая лишь шелестом волн. Нарушил ее Фалко, от души расхохотавшись во все горло. Алина, глядя на него, тоже рассмеялась. Остальные выглядели мрачными и насупленными.
        - Нет, ну надо же! - воскликнул Фалко. - Устроили такую охоту, а банально спросить про письмо никто не догадался. Вот что значит доверие к сильфам!
        - Если только она говорит правду, - уточнила тень.
        - Конечно, я говорю правду, - возмутилась Алина. - Иначе давно все всем бы рассказала. И Д" елю вашему, чтоб его Фервор спалил живьем, и огнепоклонникам, всех их туда же. Даже вот этому вот Дерку рассказала бы, если бы он спросил, а не начал сразу головы рубить. Мне жизнь дороже! А вы все… Навалились… Даже ты, Эля…
        - Извини, - сказала Лимия. - Я просто хотела, чтобы мы с тобой получили наше наследство, и зажили бы припеваючи. Только тебя сразу так обложили - не подступиться. Я половину команды потеряла, пока вышла на этого "Пеликана". А Дерк должен был тебя защитить от всех прочих, но он иногда бывает излишне категоричен.
        Алина вздохнула.
        - Ты, Эля, тоже чаще кулаками думаешь. Ну с чего ты вбила себе в голову, что этот проклятый клад действительно существует?
        - Капитан Скутум действительно существовал, - напомнила тень. - Д" ель собирался представить тебе доказательства, но не знаю, успел ли.
        - Он говорил, но я не стала вникать, - ответила Алина. - Но наличие капитана гарантирует только наличие капитана. Его убили. Где гарантия, что при этом не ограбили? Где гарантия, что его не обманул тогдашний губернатор? Да мало ли что могло случиться, если вообще было, с чем случаться.
        - Отец писал, что сам видел этот клад, - сказала Лимия.
        - После восьмилетнего запоя? - уточнила Алина. - Не удивлюсь, если он и Кракена видел.
        - Не исключено, - признала тень. - Но анализ имеющейся у меня информации позволяет предполагать истинность этой истории.
        - Анализ - это, разумеется, хорошо, - кивнула Алина. - Только, Эля, отец тебе чего-нибудь подкидывал, или как мне, только поздравления на день рождения с двухнедельным опозданием слал?
        - Ну, иногда перехватывала у него монет, но, в принципе, я сама себя обеспечивала. Он же, знаешь, душа нараспашку. Как деньги заведутся, широко раскидывал. Кажется, понимаю, куда ты клонишь. Гулял он часто. Возникает закономерный вопрос: на какие средства?
        Алина снова вздохнула.
        - Вот именно. На какие? Десять лет назад Его Величество повелел провести денежную реформу. Официально ради устранения каких-то недочетов в старых денежных знаках, а на самом деле, чтоб на новых монетах был его светлый лик, а вовсе не его папаши, прими его Алгора. Старые монеты из обращения избирались, и сейчас их уже почти не осталось. Это я тебе как профессиональный счетовод говорю.
        - Ну, это старая забава власть имущих, - сообщил Фалко. - О ней все знают.
        - Угу. Покойный король тоже был когда-то молод, и подобных забав не чурался. А если быть точной, тридцать один год назад он тоже проводил свою реформу. Кстати, с тем же обоснованием. Во времена Скутума монеты резались с профилем деда нынешнего короля. Оплачивала подвиг государственная структура. Ну и чей профиль был на тех монетах, которые ты перехватывала у отца?
        Лимия хмуро кивнула, и сплюнула за борт.
        - Практически убедила, - признала она. - В основном был Его Величество. Ну и родитель его изредка попадался. Хотя ради душевного спокойствия я бы все-таки проверила место с указанными отцом координатами.
        - Да я бы тоже взглянула из любопытства, - признала Алина. - Только второй части этого хитрого плана у меня нет, и никогда не было.
        - На "нет" и суда нет, - подвел итог Фалко. - Ну что, кладоискатели, где вас высадить?
        - Сожалею, но эта история еще не закончена, - сказала тень.
        - Что ты имеешь в виду? - спросил Фалко.
        - Во-первых… - и тень изящным жестом указала за корму.
        Высокие мачты преследующего их корабля буквально утопали в облаке парусов.
        - Ну вот, опять, - грустно вздохнула Алина.
        - Полагаю, это краббы. Слишком много парусов для такого ветра, а краббы любят массу, - добавила тень, и указала влево. - А вот и во-вторых.
        Там появился и быстро приближался синий фрегат.
        - Кажется, моя бывшая команда не желает со мной расставаться, - усмехнулась Лимия.
        - Не страшно, - оптимистично заявил Фалко. - "Сагитта" - самая быстрая лодка в Кампавалисе, и нас никто не догонит!
        - Хоть одна приятная новость, - сказала Алина. - Брик, а у тебя не найдется, во что переодеться? А то в этой тряпке я себя ночной русалкой чувствую.
        - Ты прекраснее любой из них, - заверил ее Фалко.
        - И заметь, Аля, это говорит крупный специалист по ночным русалкам, - ядовито добавила Лимия. - Которому любой котик с его гаремом позавидует.
        - Ну, значит, он знает, что говорит, - беспечно отозвалась Алина. - Но ветер свежий, и мне холодно.
        - Моя каюта, и все, что в ней - в твоем распоряжении, - Фалко указал на небольшую надстройку под главным парусом.
        - Спасибо.
        Алина улыбнулась, и плотно прикрыла за собой деревянную крышку люка. Лимия нахмурилась.
        - Фалко, - строго сказала она. - Если ты только попытаешься совратить мою сестру…
        - Ты же меня знаешь, - отозвался Фалко. - Я теперь светлый проповедник, и…
        - Я тебя знаю, - перебила его Лимия. - Очень хорошо знаю. Поэтому и предупреждаю, чтобы потом между нами не было недоразумений.
        - Ветер стихает, - спокойно заметила тень.
        - А вот это уже плохо, - нахмурился Фалко. - Лимия, десять градусов на левый борт.
        Он потянул фал, сворачивая левый маневровый парус. Лимия аккуратно сместила рулевой рычаг. "Сагитта" едва заметно накренилась, легко повернулась всеми тремя корпусами и легла на новый курс.
        - Я бы хотела вернуть свой корабль, - напомнила Лимия, возвращая руль в среднее положение. - Вместе мы живо заставим их слушаться.
        - Не думаю, что сейчас для этого самое время, - заметил Фалко, внимательно наблюдая за двумя кораблями. - Против ветра мы в лучшем случае подойдем вместе с краббами.
        - Этого хватит, - решительно заявила Лимия. - Дай мне одну минуту, и я их всех построю ровными рядами.
        - Ладно, разворачивайся, - разрешил Фалко. - Попробуем спасти эти пропащие души для виселицы. Но имей в виду, "Сагиттой" я рисковать не буду. И вообще, давай-ка я сам встану к рулю.
        - Не беспокойся. Я помню, что у тебя на борту моя сестра.
        Лимия, не теряя времени, положила руль на разворот, и уступила место. "Сагитта", описав дугу, помчалась обратно. На "Вольном страннике" злобно тявкнули погонные пушки. Фалко положил руль вправо, и два огненных ядра зарылись в волну. Лимия бросилась на нос.
        - Не стрелять! - заорала она. - А то всех к Фервору отправлю.
        Вместо ответа погонные пушки откатились назад, на перезарядку. А с левого борта к "Вольному страннику" уже приближался корабль краббов. Ветер доносил пересвист приказов.
        - Готовятся к бою, - перевел Фалко. - Абордажных команд не слышно. Наверное, будут топить.
        Дерк кивнул, и помчался доложить об этом Лимии. На фрегате тем временем подняли дополнительные паруса, и корабль начал плавный поворот.
        - Круче на борт! - закричала Лимия. - Круче, Фервор вас всех спали!
        На фрегате то ли не услышали, то ли не сочли нужным услышать. "Вольный странник" не спеша выходил на позицию для бортового залпа. При неизменной ситуации у него был хороший шанс выстрелить первым. Краббы изменили ситуацию.
        Бревноподобный корабль оперся крылом на волну, и выбросил новое облако маневровых парусов. Корпус со скрипом повернулся, и тотчас грянул залп. Каменные ядра, сцепленные попарно настоящими железными цепями, бичом хлестнули по такелажу "Вольного странника". С треском ломались реи и мачты, рвались паруса и снасти. "Вольный странник" накренился на левый борт, и в этот момент запоздало рявкнули его пушки. Посланные в воздух ядра пролетели высоко над верхушками мачт корабля краббов и попадали в море.
        - Идиоты, - простонала Лимия. - Какой кретин там командует?!
        - Наверное, Стултус, - проворчал Дерк. - Он давно рвался перебраться на корму.
        - Ему там нечего делать! - рявкнула в ответ Лимия.
        Как из пушки выстрелила.
        - Да я и не спорю, - спокойно ответил Дерк. - Фрегат жалко.
        На корабле краббов дружно ухнули четыре катапульты. Здоровенные огненные ядра бухнулись на палубу фрегата. Заплясало пламя, заметались люди. Излишки масла горящими ручейками сбегали по бортам, и с шипением растекались по воде. Корабль краббов начал быстро разворачиваться. Выстрелы из погонных пушек сорвали блинд на "Вольном страннике", и разворотили бушприт, проделав основательную дыру как раз у ватерлинии. В трюм начала захлестывать вода. По палубе метались перепуганные люди, даже не помышлявшие о спасении корабля. Кто-то на ходу натягивал подводный костюм, кто-то спускал лодки.
        - Стая тунцов, - тихо и печально сказала Лимия. - Просто стая тунцов.
        Как только сложилась пылающая катапульта на палубе фрегата, в воду спрыгнул десяток краббов.
        - Фалко, у тебя нет ревущих ядер? - крикнула, подныривая под парусом, Лимия.
        - Увы, нет, - признал Фалко. - Да и пушка только гарпунная. Пусть прыгают за борт. Пройдем вдоль, и подберем, кого успеем.
        С палубы фрегата бухнул мушкетный выстрел. Пуля звонко чмокнула о стальную раму "Сагитты", и отпрыгнула за борт.
        - Ну, как хотите, - вздохнула Лимия. - Фалко, клади руль направо, уходим. Уговаривать я никого не буду.
        Фалко молча переложил руль. Треугольный бушприт корабля краббов показался из-за синей кормы. Проходя вызывающе близко, краббы по очереди разрядили в пылающий фрегат все пушки правого борта. Корма разлетелась в щепы. При каждом выстреле "Вольный странник" клевал носом. Когда отзвучал последний, объятый пламенем корабль гордо выпрямился и пошел на дно.
        В воде мелькали головы людей и краббов. Неподалеку от "Сагитты" неожиданно вынырнул человек в подводном костюме, огляделся и широкими гребками поплыл к лодке.
        - Давай живее! - крикнул ему Фалко. - Некогда тебя ждать.
        Лимия пригляделась, вытащила пистолет и плавно спустила курок. Пуля угодила плывущему в лицо. Он отдернулся назад, и завалился спиной на волну. Из воды появились две зеленые лапы, и утащили человека вниз.
        - Я убила его не на твоей лодке, Фалко, - спокойно сказала Лимия, убирая оружие.


        - А зачем вообще ты это сделала? - холодно осведомился Фалко.
        - Это был человек, поднявший бунт, - пояснила Лимия. - Если кто и спасется, то это будет не он.
        - Можно было просто оставить его на милость Алгоры, - проворчал Фалко. - Дерк, Лимия, давайте-ка к мачтам. Будем ловить ветер. Похоже, идет штиль, а весел у меня нет. Где тень?
        - Я здесь, - отозвалась та с правого корпуса.
        Тень распласталась на палубе, откинув свой плащ.
        - Радость глаз моих, ты меня провоцируешь, - с ангельским терпением в голосе сообщил Фалко.
        - Извини, - невозмутимо отозвалась тень, запахивая полы плаща. - Мне нужно было остыть перед новым боем, а он, как я понимаю, уже на нашей стороне рифа.
        - Это мы еще посмотрим, - заявил Фалко. - Дерк, как только услышишь выстрел, сверни свой маневровый!
        - Понял.
        Краббы не заставили себя ждать. Погонные пушки рявкнули одновременно. "Сагитта" уклонилась в сторону, и ядра зарылись в волну далеко впереди и слева. Очевидно, краббы не хотели рисковать ценными пассажирами лодки, и целились по верхушкам мачт. Дерк немедленно развернул маневровый парус обратно, и тот наполнился слабеющим ветром. Отлично спроектированной "Сагитте" было достаточно малого. Легко скользя по волнам, лодка шла по ветру, оставляя позади неповоротливый и тяжелый корабль. На следующий залп Фалко даже не прореагировал. Ядра упали саженях в двадцати за кормой.
        - Не перестаю восхищаться твоей лодкой, Фалко, - заметила Лимия,
        - Лучше бы ты не уставала восхищаться ее хозяином, - с улыбкой отозвался Фалко.
        Случайно пойманный им взгляд Дерка дружелюбием не отличался.
        - Я восхищаюсь тем, что того стоит, - парировала Лимия, оглядываясь назад. - Да, и ход у твоей лодки отличный. Даже под слабым ветром мы легко оставим их за кормой.
        - Я тоже так думаю.
        Лимия оставила свой пост, и прошла на корму. Некоторое время внимательно смотрела на постепенно отстающий корабль краббов. Те четко следовали за "Сагиттой", как акула идет на запах крови, но ветер был не на их стороне.
        - С этими мы скоро попрощаемся, - уверенно заявила Лимия и, после небольшой паузы, тихо спросила: - А что будет потом, Фалко?
        - В смысле? - не понял тот.
        - Хотелось бы заранее знать твои планы в отношении меня.
        - Они неизменны, моя неприступная красавица, - с улыбкой заверил ее Фалко.
        - Фалко! Я имею в виду, как ты планируешь поступить теперь, когда узнал, что капитан Лимия и Эллана Ирата - одно и то же лицо?
        Фалко пожал плечами.
        - Честно говоря, не было времени подумать об этом. Покайся чистосердечно, и, как духовное лицо, я отпущу тебе грех. Светлый Меркуцио снисходителен к ворам, хотя и не одобряет крови.
        - Он куда милосерднее, чем наша полиция, - с кривой усмешкой сказала Лимия. - И мне куда интереснее, что ты скажешь им?
        - А что эти сыны Фервора говорили мне, когда я просил помочь найти Алину?! - вскипел Фалко. - Ничего. А что они сделали? Еще меньше. Они каменным молом встали за права Алины, а на нее саму им просто наплевать. Два пирата и дуа" леорская тень проявили больше любви к ближнему, чем вся полиция Кампавалиса, вместе взятая! И что я им после этого скажу? Я предам их осуждению, покуда не отмолят грех равнодушия и не встанут душою на белый путь - вот что я им скажу!
        - Браво, - улыбнулась Лимия. - Я хочу это видеть.
        - Увидишь, - пообещал Фалко. - Но с пиратством придется покончить. Иначе за тобой будет гоняться не только вся полиция Кампавалиса, но и я.
        - Нашел, чем напугать, - усмехнулась Лимия. - Ты и так за мной, как на буксире таскаешься. Ладно, все равно это был разовый эпизод. Мы больше контрабандой промышляем, так что обещаю.
        - А твой головорез?
        - Дерк? Он предан мне, и сделает, как я прикажу.
        Из-за деревянного люка осторожно выглянула Алина.
        - Уже настрелялись? - спросила она.
        - Да.
        - Ну и чудесно.
        Алина оттолкнула крышку и шагнула на палубу. Первое впечатление было таково, что она не переоделась в каюте одинокого путешественника, а прошлась по магазинам столицы. Золотистые волосы были аккуратно уложены. Челка нависала на лоб, скрывая шрам. В левом ухе висела крупная серьга с длинной, свисавшей до плеча, кисточкой из перьев какой-то южной птицы. Фалко так и не смог выучить ее наименование. На Алине была его старая белая куртка - считавшаяся потерянной еще во время учебы в академии - и светло-серые штаны еще более раннего периода. Серебристая шнуровка куртки выглядела эффектно, но оказалась совершенно непрактичной, и быстро порвалась. Алина использовала самый длинный обрывок, чтобы зашнуровать куртку снизу, оставив глубокий вырез. Впрочем, куртка была ей несколько великовата, и края почти сходились на груди. Вместо пояса Алина повязала длинный голубой шарф, оставив концы свободно свисать вдоль левого бедра. Штаны плотно облегали стройные ножки, подчеркивая именно то, что следовало подчеркнуть.
        Только подходящей обуви в каюте Фалко не нашлось. У Алины были маленькие, миниатюрные ступни, и все три пары найденных сапог оказались ей безнадежно велики. Порывшись в глубинах, девушка извлекла на свет тяжелые донные башмаки. Повертев их в руках, легко засунула в правый башмак обе ступни и поняла, что тут ей однозначно не повезло. С ностальгией вспомнила свои модные сапожки из акульей кожи: где-то они сейчас? Целитель, вроде бы, говорил, что Фалко сдал ее вещи на хранение в храм при госпитале, но ведь хранение хранению рознь. Хватило ли у них ума вытащить сапожки из сумки, просушить, проветрить и расправить? Или так и забросили прямо в сумке на какую-нибудь пыльную полку? Алина решила, что второе намного ближе к реальности, и ее это расстроило. Она кое-как запихнула башмаки обратно, и вышла на палубу босиком.
        - Ну, как?
        Алина повернулась, демонстрируя себя во всей красе.
        - Ты великолепна, - признал Фалко.
        Лимия недовольно нахмурилась. Дерк хотел было что-то сказать, но, взглянув на своего капитана, передумал. Тень бросила на Алину всего один взгляд, не усмотрела ничего опасного для себя, и продолжила наблюдение за кораблем краббов.


        - Ладно тебе хмуриться, Эля, - сразу отметила реакцию сестры Алина. - Я, можно сказать, впервые за три дня прилично оделась. Плавала, как сирена, а некоторые тут склонны ко всякому.
        Алина выразительно посмотрела на тень. Лимия перехватила ее взгляд, и нахмурилась еще сильнее.
        - А ты популярна, сестренка, - заметила она. - Надо вокруг тебя круглосуточный дозор выставлять.
        - Полагаю, вам обеим не помешает круглосуточная охрана, - тихо сказала тень.
        - Ну ты это… Не увлекайся, - даже не сразу нашлась Лимия.
        Дерк положил ладонь на рукоять тесака, готовый оградить своего капитана от любых посягательств. Фалко усмехнулся, и прищурился, глядя на ветровой вымпел. Тот предвещал скорый штиль.
        - Я не увлекаюсь, - сообщила тень. - Это вы рано расслабляетесь. История с кладом еще не закончена.
        - Я говорю правду, - заявила Алина.
        - Думаю, что да, хотя допускаю все возможные варианты, - ответила тень. - Но некоторые, вроде вон тех краббов, могут и не поверить. Также не стоит сбрасывать со счетов того, кто информировал нашу разведку о внезапном обогащении семьи Иратов. Кто-то сильно не любит вас в Кампавалисе.
        - Кто бы это мог быть? - удивилась Лимия.
        - Не знаю. Но уверена, что этот кто-то найдет других охотников за вашими головами. Да и за моей теперь тоже. Жадность подчас затмевает разум, а оценка стоимости клада очень велика. Собравшись вместе, мы могли бы найти сокровища и завладеть ими. В горячих головах "могли" и "сделали" нередко смешиваются в одно понятие. Что бы ни нашел на самом деле ваш отец, это надо вытащить на всеобщее обозрение, сделав историю о кладе либо сказкой, либо правдой. Иначе у каждого охотника за неприятностями будет своя правда, а расплачиваться за нее будут те, кто хоть что-то знает. То есть, мы с вами. Лично меня такой расклад не устраивает. Лишние враги мне не нужны.
        - Они никому не нужны, - сказал Фалко. - Но где взять вторую половину описания?
        - Пока у меня нет вариантов, - признала тень, и кивнула на Алину. - Я рассчитывала на нее.
        - Предлагаю вернуться в Кампавалис, - сказала Лимия. - Там не только враги, но и друзья, да и на месте проще разобраться, куда на самом деле ушли письма.
        - Разумно, - признала тень. - Но не следует забывать, что большие денежные суммы могут обратить друзей во врагов.
        - Только не хранителя Сергия, - вступилась за священнослужителя Алина. - Если, конечно, ты его тогда совсем не зашибла.
        - Подобный удар не смертелен для человека, - ответила тень.
        - Хотя на больничную койку ты его все-таки отправила, - мягко упрекнул Фалко.
        - Я не стремлюсь к лишним убийствам, но увеличивать риск тоже не люблю, - спокойно пояснила тень. - Не зная его параметров, я ориентировалась на идеал его возраста и расы.
        - Не стремишься? А ученицу тогда зачем убила? - хмыкнул Фалко.
        - Я бы спрятала тело, - возразила тень. - Убил другой конкурент. Я бы ликвидировала и его на обратном пути, но он ошибся этажом и слишком далеко ушел, а я не сочла целесообразным рисковать, выпуская из вида Алину.
        - Кстати, о риске, - встряла Лимия. - Насколько ты с нами?
        - Я - Дуа" лора, - просто ответила тень. - Интересы дома для меня на первом месте. Особенно теперь, когда Д" ель своей, скажем так, неосторожной политикой довел его до разорения. Если клад существует, я потребую долю, чтобы восстановить силы дома. Если сокровища нет, я потребую огласки, чтобы исключить из числа врагов дома случайных охотников. В любом случае, я заинтересована в полном завершении этой истории.
        - А если клад есть, но его на всех не хватит? - поставила Лимия вопрос ребром.
        - Тогда его заберет сильнейший, - ответила тень. - Это очевидно.
        - Это еще вопрос, кто тут сильнейший, - сказала Лимия.
        - Но искать ответ на него мы сейчас не будем, - пресек развитие темы Фалко. - Вначале разберемся, что на самом деле нашел старик Ирата. Дерк, к маневровому. Как только корпус краббов скроется за горизонтом, разворачиваемся на северо-запад. Попробуем от них оторваться, пока ветер совсем не потеряли.


* * *
        Ветер стих к полудню. Желтый вымпел беспомощно обвис, сигнализируя о наступлении полного штиля. Фалко оглянулся. Над горизонтом едва поднимались мачты корабля краббов. Оторваться не удалось. Высоко над мачтами висело порождение злого гения огнепоклонников - наполненный горячим воздухом кожаный шар. Под шаром, на переплетении веревок, сидел крабб и сигналил вниз флажками обо всех маневрах "Сагитты". Фалко не сразу заметил полупрозрачный шар, и теперь клял себя за невнимательность. Драгоценное время было потрачено на совершенно бессмысленные маневры - наблюдатель с хорошими линзами на такой высоте видел и то, что скрывалось вдали, и даже то, что пряталось под поверхностью моря. Фалко усматривал в таком всевидении что-то святотатственное. Особенно, когда это касалось его лично.
        - Стоим? - грустно спросила Алина.
        - Ну, не совсем, - поспешил утешить ее Фалко. - Здесь течение, и оно несет нас на северо-восток.
        - К сожалению, несет оно не только нас, - разрушила идиллию Лимия. - И назрел вопрос о нашем следующем ходе. Фалко, эта дрянь наверху точно нас видит? Все-таки расстояние не слабое. Может быть, они, как и мы, в предчувствии штиля вытянули на течение?
        - Видит. Если линзы есть, так мы вообще как на ладони.
        - Линзы есть, - сообщила тень. - Я видела, как они бликуют на солнце.
        Она лежала у самого борта, свесив руки в воду.
        - Акул ловишь? - неприязненно поинтересовалась Лимия.
        - Нет, звуки моря, - спокойно ответила тень.
        - И что они говорят? - заинтересовалась Алина.
        - Что недавно с корабля краббов было сброшено нечто тяжелое, и оно сильно плюхнуло по воде, - перевела тень слова волн.
        - Плоскодонка, или даже боевой плот, - предположила Лимия.
        - Чего и следовало ожидать, - сказал Фалко. - Всплеск был только один?
        - Я уловила только один, - ответила тень. - Но на таком расстоянии он был еле слышен. Если сбросили несколько одновременно, или остальные спускали аккуратнее, то они могли слиться в один.
        - Может, уплывем от них под водой, - предложила Алина. - Как я от…
        И она кивнула в сторону Дерка. Тот насупился.
        - Краббы плавают быстрее людей, - с сожалением сообщил Фалко. - Намного быстрее. Тень, а как насчет какой-нибудь дружественной нам акулы? Желательно покрупнее.
        - Акулы свободолюбивы, - ответила та. - Мне потребуется время, чтобы убедить их помочь нам.
        - Сколько?
        - Если попадется слабая и безвольная акула, за час справлюсь. На сильных уйдет больше времени, возможно впустую. Маленькие и слабые подчиняются быстрее.
        - Слабая нам не подойдет, - сказал Фалко. - Хотя, на безрыбье и омар - рыба.
        Тень нежно похлопала по воде ладонями и снова погрузила их в воду. Остальные молча смотрели на нее, кто с сомнением, кто с надеждой.
        - Тихо и пусто, - сообщила тень.
        - Плохо, - констатировал Фалко. - На боевом плоту у краббов тридцать морд, включая тянульщиков. Плюс что-нибудь тяжелое вроде моей пушки.
        - А что тяжелого есть у тебя? - осведомилась Лимия.
        - Кроме пушки - два мушкета. К пушке - четыре гарпуна, плюс те, которыми она была заряжена.
        Фалко вопросительно глянул на Дерка. Тот виновато развел руками.
        - Они уже на дне моря. Извини, ты не предупредил, что надо экономить.
        - Так что? - спросила Лимия. - Молимся Алгоре и уплываем кривыми зигзагами?
        - Искренняя молитва - это всегда хорошо. А что касается остального… - Фалко посмотрел на обвисший ветровой вымпел, на небо, на море и добавил. - Погружаемся.
        - Заметят.
        - Да и Фервор с ними. "Сагитта" у меня прочная, может уйти гораздо глубже, чем доступно простому ныряльщику.
        - Ревущие и глубинные бомбы тоже глубоко ныряют, - напомнила Лимия.
        Фалко усмехнулся.
        - А как же клад?
        - После налета на храм огнепоклонники могут забыть о храме, - возразила Лимия.
        - Но не о мести, - сказал Фалко. - Я их знаю. Жрецы всегда требуют головы для очистительного жертвоприношения. Если нас отправят на дно, то эти головы они уже никогда не получат. Судя по цвету воды, под нами настоящая бездна. Так. Дерк, полностью затапливаешь правый корпус. Водозаборники по одному на носу, на корме и по центру. Я - левый. Остальные - в мою каюту, и задраить люк.
        - А вы? - удивилась Алина.
        - С другой стороны шлюз. Мы войдем через него.
        - Ой, - Алина схватилась за голову. - А я думала, тебе он не нужен, раз люк есть, и свалила туда весь хлам, который мне мешал переодеваться.
        Фалко стоически вздохнул.
        - Ну, тогда просто вытащи его обратно. Все по местам.
        Дерк бросил вопросительный взгляд на Лимию. Та коротко кивнула, подтверждая приказ. Дерк молча развернулся и ловко перепрыгнул на правую палубу. "Сагитта" была рассчитана на одного человека. Вместо традиционных вентилей, откручиваемых изнутри, крышки водозаборников просто срывались металлическим рычагом и оставались за бортом, болтаясь на прочном кожаном ремне. Дерк нашел это удобным, хотя и не настолько, чтобы выложить за такое удобство из своего кармана стоимость шести металлических предметов. Плюс отдельный насос для каждой секции балластного корпуса.
        - Не удивительно, что ему клад не интересен, - буркнул Дерк сам себе под нос.
        Он сдернул рычаг носового водозаборника, и оглянулся через плечо. Фалко прошел свой борт, и, махнув ему рукой, побежал обратно. Одно движение, и обвисший парус сложился. Фалко окинул хозяйским глазом палубы. Все было убрано или надежно принайтовлено. "Сагитта" быстро погружалась. Фалко сделал глубокий вдох, и надел маску. Дерк удивленно глянул на него, и молча потянулся за своей. Первая волна прокатилась по палубе. Фалко сделал знак: "ныряем", и шагнул через борт. Дерк отступил на пару шагов, и последовал за ним. Нырнул, огляделся. Фалко, цепляясь за страховочную сеть, плыл к корме.
        "Что еще?" - недовольно просигналил ему Дерк.
        "Да вот, пришло мне в голову, что мстительность краббов не уступает их религиозности", - пояснил Фалко.
        "А раньше ты не мог этого вспомнить?" - нахмурился Дерк. - "Как это меняет план?"
        "Практически никак. Только под водой развернем рулевые крылья, и уйдем в сторону".
        Дерк с сомнением оглядел небольшие подводные крылья "Сагитты".
        "Хиленькие они у тебя", - отметил он.
        "Какие есть. Лодка на парусное управление рассчитана. Зато степень свободы большая. Этим мы сейчас и воспользуемся. Плюс течение нас снесет".
        "Краббы течение учтут".
        "А наш маневр - вряд ли. По моей команде выворачиваем вправо и вниз".
        "Ладно. Только придумай что-нибудь на случай, если течение поверхностное".
        "Оно и есть поверхностное", - безмятежно ответил Фалко. - "С такой-то скоростью. Но нам много не надо. Только уйти с траектории глубинных бомб. Готов?… Навались!"
        Они дружно повернули рулевые крылья. Вопреки ожиданиям, повернулись они без особых усилий. Дерк, ожидавший худшего, чуть не свернул свое крыло, навалившись всей силой.
        "Полегче", - просигналил Фалко.
        "Ты скомандовал - навались, я и навалился", - ответил Дерк. - "Что теперь?"
        "Так держать".
        "Сагитта", зарывшись носом, уходила на глубину. Течение слабело. Видимость падала. Глубина начала давить на уши.
        "Разворачиваем", - просигналил Фалко.
        Они снова повернули крылья, но уже в обратном направлении. "Сагитта" еще сместилась вправо и выправила крен на нос. Фалко указал рукой в сторону мачт. Дерк кивнул. До шлюза они добрались почти на ощупь. Фалко открыл крышку водозаборника. В шлюз хлынула вода, вытесняя воздух в каюту. Блокиратора в системе не было, но Фалко не спешил. Всплывший воздушный пузырь выдал бы их с головой. Дерк нашел рукоять ручного насоса, и сильно ускорил процесс.
        Когда в контрольном стекле появилась вода, Фалко схватился за ручки входного люка. Рванул на себя раз, другой, третий. Обе ручки сидели, как влитые.
        "В чем дело?" - просигналил Дерк.
        "Фервор знает. Наверное, механизм приржавел, я этим шлюзом и не пользовался никогда".
        "А проверить его на поверхности тебе религиозные убеждения помешали? Подвинься, я попробую".
        Дерк ухватился за ручки, и рванул, что есть силы. Ни с места. Даже "Сагитта" содрогнулась, и замерла.
        "Это не я", - просигналил Дерк.
        "Да я думаю".
        Они медленно оглянулись. "Сагитта" уткнулась всеми тремя носами в массивную тушу, размерами не уступающую лодке.
        "Это еще что?"
        Вместо ответа Фалко сорвал висящую рядом подводную лампу. Одним движением сдернул с нее чехол. Наполнявшие стеклянный шар люциферины были буквально перенасыщены свежим морским воздухом, и лампа сияла, как Фервор в безоблачный полдень. Подводный сумрак отхлынул в мгновение ока. Четко проступили палубы, гарпунная пушка на носу и огромный спрут перед ней.
        Действительно огромный. Сажени три одна голова, мутно-зеленая с белесыми полосами. Спрут был очень стар, и очень рассержен. В принципе, его можно понять. Плыл себе по своим глубоководным делам, к поверхности не поднимался, мечтал о вкусной неколючей рыбе, а тут бац! - и окованным сталью форштевнем между глаз. Без всякого на то основания и даже не демонстрируя вполне понятного стремления сожрать зазевавшегося ближнего. Спрут удивленно раскрыл глаза, и тотчас был обижен повторно. Лампой. Яркий свет ножом полоснул по глазам, привыкшим к подводному сумраку. И тонкая, ранимая душа ужаса морских глубин не выдержала подобного обращения.
        Могучие щупальца, толщиной не уступавшие мачтам "Сагитты", океанским валом обрушились на среднюю палубу. Мореное темное дерево прогнулось, но с честью выдержало удар. Одно из щупалец выбило лампу из рук Фалко и размазало ее по палубе. Люди едва успели отпрянуть в разные стороны.
        "Где у тебя гарпуны для пушки?" - быстро просигналил Дерк.
        "Около пушки, в гнезде", - так же быстро ответил Фалко.
        "Отвлеки его".
        Фалко даже не успел ответить. Дерк поднырнул под занесенное щупальце, ухватился за сеть, и, быстро перебирая руками, потянул себя вперед. Фалко выхватил нож. Не лучшее оружие против такого гиганта, но другого под рукой не было. Нож легко вошел в мягкую ткань, и увяз в ней. Спрут брезгливо дернул щупальцем. Удар впечатал Брика в дверцу шлюза. Другое щупальце змеей извивалось над Дерком, норовя оторвать того от палубы. Пират отбивался тесаком, используя каждую паузу, чтобы продвинуться вперед.
        Толстые щупальца обвились вокруг правого и левого корпуса. Спрут дернул "Сагитту" в одну сторону, в другую, и потянул на себя. Еще одно щупальце вынырнуло справа. Фалко сунул в него попавшуюся под руку снасть. Щупальце крепко сжало трофей, и исчезло под средним корпусом. Фалко едва успел с сожалением осознать, что вещь была металлическая, как еще одно щупальце обрушилось сверху. Спрут определенно разбушевался. Фалко уклонился вправо, и удар пришелся по двери шлюза. Та содрогнулась. Попавшие под удар ручки были легко смещены в крайнее нижнее положение. Фалко даже не успел поблагодарить спрута за такую любезность, как еще одно щупальце устремилось к его ногам. От этого увернуться не удалось.
        Тем временем Дерк добрался до гарпунной пушки. Преследовавшее его щупальце обвило орудие и с корнем вырвало из палубы. Еще один дорогостоящий предмет чуть было не канул в морскую пучину, но милостью Алгоры запутался в сетях. Фалко выразил свое возмущение ударом ножа. Щупальце отдернулось, и нож последовал вслед за пушкой. Дерк поднялся над палубой с тяжелым гарпуном в руках. Сразу два щупальца потянулись к пирату. Дерк ударил. Длинный металлический гарпун наполовину вошел в глаз спруту.
        Чудовище забилось, ослепленное болью, металлом и яростью. Дерк едва успел прижаться к палубе, как над ним хлестнуло щупальце. Другое снова попыталось добраться до Фалко, не преуспело, залезло на надстройку и поотрывало все поручни. Запутавшись щупальцами в раме, спрут рванулся, погнув ее кое-где, вообразил себя в ловушке и помчался прочь, увлекая "Сагитту" за собой. Дерк и Фалко вцепились в страховочную сеть, мысленно молясь Алгоре, чтобы спруту не пришло в голову уйти на глубину. Подобные существа могли нырять мили на четыре. И людям, и даже "Сагитте" хватило бы и десятой доли этой глубины, чтобы всплыть прямиком к престолу Алгоры.
        На их счастье, спрут удирал строго по прямой. Видимо, широкое лезвие наконечника гарпуна врезАлось в тело при любой попытке отклониться от горизонтальной плоскости. Но уж в этой плоскости спрут задал темп, достойный двухмачтового фрегата под всеми парусами. Да еще периодически встряхивал на ходу лодку. То ли пытался освободиться, то ли показывал, что бой еще не окончен.
        Посередине страховочная сеть была закреплена слабо - лишь бы не болталась. Два крепления оторвались почти сразу. Третье продержалось достаточно, чтобы Фалко успел перебраться к надстройке и вцепиться в пиллерс рамы. Освободившийся кусок сети полоскался, как крыло манты.
        Спрут еще ускорился и… врезался в риф. Основной удар, смягченный парой щупалец, принял на себя левый корпус "Сагитты". Прочная скала в двух местах проломила борт. Спрут забился, лихорадочно распутывая щупальца и сметая с палуб все, что подвернется. Фалко попытался осторожно продвинуться вперед, но тоже подвернулся. Щупальце сдернуло его за борт, приложило спиной о скалу и поволокло вверх.
        Дерк осторожно вынул второй гарпун. Открылась дверца шлюза. Вперед метнулась тень. Щупальце изогнулось наперехват, и отдернулось, располосованное двумя ножами. Появившаяся следом Лимия пронзила его шпагой. Щупальце поспешно убралось за борт. Другое одновременно попыталось зайти с кормы. Лимия перевернулась в воде, отступая. Из-за крышки люка опасливо выглянула Алина. В руках она крепко сжимала короткий гарпун, готовая в любой момент бросить оружие и спрятаться обратно.
        Спруту было не до Алины. Перед его вторым глазом внезапно появился Дерк с гарпуном. Все щупальца устремились к нему, но пират успел раньше. Спрут забился в конвульсиях. Щупальце врезалось в Лимию и швырнуло ее на палубу. Еще одно, покороче, накрыло сверху. Алина рыбкой метнулась вперед, с разгону вонзив в это щупальце свой гарпун. Ответная конвульсия отшвырнула ее на корму. Дерк потянул назад свое оружие. Щупальце ударило его в спину. Подавшись вперед, Дерк навалился на гарпун, и целиком загнал его в тело спрута. Массивная туша содрогнулась, и обмякла.
        В облаке мути и крови проплыла тень. Коснулась плеча Дерка. Когда тот резко обернулся, взяла его за руку и сложила пальцы в комбинацию: "назад".
        "Понял", - ответил Дерк, и тень словно растаяла.
        Недовольно хмурясь, пират на ощупь добрался до второго глаза спрута, выдернул гарпун и поплыл назад. Следовало поторапливаться, пока не пожаловали акулы. Учитывая услышанное ранее, Дерк сильно сомневался, что тень справится сразу с несколькими. Фалко и Лимия торопливо заделывали пробоину.
        "Всплываем", - просигналил ему Фалко. - "Откачивай воду".
        "Ты отлично справился, Дерк", - добавила Лимия.
        Пират с достоинством кивнул, огляделся и поплыл к ближайшему насосу. Алина пыталась заняться тем же самым на корме. Тянула рукоятку насоса на себя. Толкала ее, навалившись всем телом. Перетянув рукоятку из одного крайнего положения в другое, обессилено выпускала из-под маски горсть пузырьков, оплывала насос и начинала новый штурм. Дерк быстро откачал четыре других секции и подплыл к ней.
        "Она такая тугая", - пожаловалась Алина.
        "Это точно", - ответил Дерк.
        Отстранил девушку, молча установил на место крышку водозаборника и быстро заработал рукояткой, внимательно посматривая по сторонам. Лимия и Фалко закончили устанавливать временные пластыри на пробоины. Вдали неспешно патрулировала тень. Без плаща. Дерк мысленно усмехнулся: каково сейчас Фалко разрываться между этим бесстыдным телом и подгонкой пластыря, требующей большой аккуратности. И все это под бдительным оком строгого капитана.
        "Сагитта" постепенно поднималась, задирая корму. Когда Дерк почувствовал, что вода в секции кончилась, он зафиксировал рукоятку и переплыл на нос. Спрут так и не успел распутаться. Дерк вытащил тесак и начал резать щупальца. Под водой не было места для удара с размаху, но выбирать не приходилось. Вдали тень перехватила первую акулу.
        Эта была короче сажени, и быстро признала свое подчинение. Вторая оказалась покрупнее. Тень натравила на нее первую. Пока хищницы бились, появилась третья. Тень оглянулась. "Сагитта" почти добралась до поверхности. Туша спрута отделились, и начала оседать вниз. Акулы разом, забыв о разногласиях, устремились к ней. Тень ушла вверх. Ухватилась за сеть, и поднялась на палубу до того, как та вышла в воздушный океан.
        "Сагитта" всплыла около небольшого кораллового рифа. Южное течение вяло обтекало его, и несло свои воды дальше. Лимия первым делом оглядела горизонт. Ни корабельных мачт, ни летающих шаров. Далековато утащил их разбушевавшийся спрут. Фалко прошелся по палубе, оценивая ущерб, и от души помянул Ацера. Стоявший неподалеку Дерк криво усмехнулся, и тихо, только для него, заметил:
        - Знаешь, Фалко, я всегда был сторонником строгой дисциплины. Но если ты еще раз своей безрассудностью подвергнешь жизнь капитана опасности, я могу забыть о том, что ты главный на этой лодке. А что ты - лицо духовное, я вспомню только на этапе твоего отпевания.
        - Э-э… - не сразу нашелся Фалко. - Если ты не заметил, мне Лимия тоже дорога.
        - Не заметил, - сказал Дерк. - Потому и предупреждаю о том, что может произойти, если не замечу опять. Я, как твоя новая синекожая подружка, могу быть и союзником, и врагом. Не знаю, какой из меня союзник, но в мои враги добровольно обычно не записываются. Так что давай так: я буду смотреть, а ты уж постарайся, чтобы мне было что заметить. Уговор?
        - Уговор, - хмыкнул озадаченный Фалко.
        - Отлично. Какие будут распоряжения по ремонту? - поменял тему Дерк.
        Фалко задумался.
        - Главное, это, конечно, борт, но у меня нет дерева на заплатку, а этот пластырь - до первой бури. Хочешь не хочешь, надо держать курс в Кампавалис. Еще надо кровь с носа смыть, чтобы акул не дразнить. Остальное не критично.
        - Ближе Кампавалиса поселение есть, - сообщил Дерк. - К северу. Дыра дырой, но там правительственный объект, так что есть шанс разжиться деревом.
        - Вот как?
        К ним подошла Лимия.
        - Это частный разговор, или касается всех? - спросила она.
        - Фалко беспокоится за поврежденный борт, - кратко информировал ее Дерк. - Я предложил добраться до одной дыры тут недалеко. Забыл название. Это которое к северу, с фабрикой. Мы там еще порох брали.
        Лимия скривилась.
        - Помню. Да уж, действительно дыра.
        - Что, так плохо? - спросил Фалко.
        - Это самая гнусная дыра, какую мне доводилось видеть. Не думаю, что Алине там место. Впрочем, если есть возможность взять дерево ходом - почему нет? Кстати, и щупальца эти пристроим. Еда там всегда в цене.
        Они прошли на нос. Течение неспешно сносило "Сагитту" к северу. Легкий желтый вымпел из непромокающей ткани бодро рапортовал о слабом северо-западном ветре. Последнее Фалко и так чувствовал. Тень сидела, закутавшись в плащ, и задумчиво смотрела куда-то вдаль. Алина с любопытством разглядывала толстенные щупальца. Дерк ухватил одно, растянул вдоль палубы и вынул тесак. Тень поморщилась. Запах был совсем не ароматный.
        - И что из них можно сделать? - поинтересовалась Алина.
        - Еду, Аля, - сообщила Лимия. - Не дар Алгоры, конечно, но мясо есть мясо.
        - Оно же старое, - возразила Алина. - Смотри, какие разводы белесые. Я бы такое на рынке не взяла.
        - Там, куда мы направляемся, жрут все, - успокоила ее Лимия.
        - Людей тоже? - совсем не успокоилась Алина.
        - Не исключено, - хмуро отметил Дерк, примеряясь к разрезу. - Но мы им не по зубам. Ну что, всех вдоль? Будем вялить?
        - Угу, - кивнул Фалко. - Не знаю, что там за дыра, но мы эту гадость есть не будем. У меня зубатка есть. Штук десять еще должно было остаться.
        - Так я ее приготовлю? - вызвалась Алина.
        - Почему нет? - согласился Фалко.
        Остановился над проткнутым Алиной щупальцем. Присмотрелся. Хмыкнул. Выдернул гарпун.
        - Это, пожалуй, можно так выбросить, - сказал Фалко.
        - Эй, это мой трофей, - возмутилась Алина. - Я сама его победила. И он, кстати, выглядит понежнее всех прочих.
        - Это верно, - усмехнулась Лимия. - Что, Фалко, мужская солидарность взыграла?
        - В смысле? - ничего не поняла Алина.
        - Это гектокотиль, - пояснила тень.
        Судя по взгляду Алины, это объяснение ничего не объяснило. Тень улыбнулась, и спокойно пояснила:
        - Это его мужское достоинство.
        - Такое большое? - опешила Алина.
        - Он и сам не маленький, - сказала тень. - Да ему и надо больше. Гектокотиль, когда приходит время, отделяется от мужской особи, и сам плывет к женской. Наши ученые раньше считали, что это - червь-паразит. Теперь говорят, что ошибались, и это, оказывается самоходный мужской орган. Лично я разницы не улавливаю, но им виднее.
        - А ты его гарпуном, - мягко укорил Фалко.
        - Сам виноват! - вскинулась Алина, и снова оглядела свой трофей. - Бр-р-р. Кошмар. Умеете же вы напугать. Я теперь только в подводном костюме купаться буду. Где там твоя зубатка, Брик?


* * *
        Поселение со звучным названием Фремебундус со стороны не выглядело такой уж дырой. Длинные подводные дома были надежно укрыты от сезонных штормов за коралловым рифом. От других напастей поселение прикрывала сверху вполне современная плавучая крепость. Построенная, если судить по выдвижным стрелковым платформам на высоких башнях, не более, чем три года назад. Крепость соединялась навесными мостами с небольшим портом. Три плавучие башни да два причала между ними - вот и все его надводное хозяйство.
        Приближаясь, "Сагитта" уменьшила ход. На обоих причалах скучали часовые с мушкетами. Фалко насчитал человек десять, включая тех, кто выглядывал из-за зубцов плавучих башен. Чуть дальше, за крайней башней, покачивался на волне широкий боевой плот, с парой легких пушек и катапультой для сброса глубинных ядер. Из-за крепости высовывался бушприт пришвартованного там корабля. Какой бы дырой не было это поселение, охранялось оно основательно.
        Впрочем, ответ в самом буквальном смысле лежал на поверхности. Точнее, разливался по ней отнюдь не благоухающим ароматом. Здесь добывали селитру. Источником запаха были большущие плавучие чаны, заваленные, выражаясь официально, разлагающейся органикой. Проще говоря - тухлой мертвечиной.
        - Ну и пакость, - скривила нос Алина. - Может, стоит им сказать, что мясо давно стухло?
        - Они в курсе, - ответила Лимия. - Просто ждут, пока оно совсем сгниет.
        - Зачем?!
        - Пока эта куча гниет, там образуется аммиак, - пояснил Фалко. - Тоже та еще вонючка. Потом его перегоняют вон в те баки, видишь, с дырами. Там особые бактерии превращают аммиак в азотную кислоту. Потом еще чего-то мутят, добавляют древесную золу, и получают селитру. А вон в той башне, если не ошибаюсь, из морской соли выделяют серу. Воняет не менее пакостно, но тоже нужная штука. Из всего этого, плюс сушеные водоросли, делают порох, а порох, как известно, - двигатель прогресса.
        - Никогда бы не подумала, что прогресс так дурно пахнет, - заметила Алина, стараясь пореже дышать.
        - Что ты хочешь? Первый принцип цивилизации - за все надо платить. Это тебе не дар Алгоры.
        - Скорее уж, Фервора, - фыркнула Алина. - Мы надолго сюда?
        - Нет. Возможно, нас даже сразу прогонят.
        - Не прогонят, - возразила Лимия. - Деньги все любят.
        - Посмотрим, - сказал Фалко, поворачивая рулевой рычаг.
        "Сагитта" описала дугу, нацелившись пристать бортом к левому причалу. С мостика, соединявшего порт с крепостью, их окликнул высокий человек в офицерском мундире.


        - Эй, на "Сагитте", что вам надо?
        - Небольшой ремонт, - ответил Фалко, и указал на борт. - Лучше темным деревом, если продадите.
        - Если деньги есть, отчего не продать, - спокойно ответил офицер. - Запас есть. Швартуйтесь.
        Фалко аккуратно подвел лодку к причалу. Дерк перебросил канат через борт, прыгнул следом и быстро привязал "Сагитту" к коралловым кнехтам. По настилу подошел офицер. С некоторым сомнением оглядел разношерстную команду "Сагитты". Тень сочла целесообразным не засвечиваться, и заранее укрылась в каюте. Фалко перебросил сходни, закрепил их и сошел на причал.
        - Я - комендант Дуктус. С кем имею честь? - несколько церемонно осведомился офицер.
        Наверное, успел оценить конструкцию лодки и количество металла на ней.
        - Брик Фалко. Я - владелец этой лодки.
        - Брик Фалко? - недоверчиво переспросил офицер. - Тот самый Брик Фалко?
        - Я - единственный Фалко, носящий имя Брик, - гордо поправил его Фалко. - Вы обо мне слышали?
        - Конечно. Особенно о вашем знаменитом долге. Надеюсь, вы не откажетесь оплатить ремонт наличными, и вперед?
        За спиной громко хохотнула Лимия.
        - Вот она, цена славы. Фалко, тебе одолжить наличных?
        Стоявшие поблизости солдаты заржали.
        - Спасибо, я еще не на мели, - буркнул в ответ Фалко.
        - Рад это слышать, - сказал офицер. - Тогда прошу вас на склад, отберете материал.
        - Хорошо. Кстати, есть на продажу свежее мясо спрута. Щупальца.
        - Нас правительство бесплатно снабжает, - отказался офицер. - Попробуйте предложить рабочим. Только… имейте в виду, что контингент тут специфический.
        - Мы в курсе, - кивнула Лимия. - Доводилось как-то давно бывать. Но спасибо, что предупредили.
        - Пожалуйста.
        Офицер сделал знак рукой, и один из солдат встал у сходней на страже. Лимия одобрительно кивнула и как бы невзначай сунула караульному белую коралку. На постном лице солдата сразу проступило служебное рвение. Остальные тоже несколько оживились. Офицер дипломатично сделал вид, что ничего не заметил, и удалился вместе с Фалко.
        - Эля, а что он имел в виду под специфическим контингентом? - опасливо уточнила Алина. - Здесь работают преступники?
        - Нет, что ты, - успокоила ее Лимия. - Кто же допустит преступников до производства пороха? Здесь вкалывают те, кто больше ни на что не годен. Фремебундус - последнее прибежище неудачников. Сама увидишь. Дерк, тащи мясо.
        Пират послушно ушел на корму, и вернулся с тремя объемными связками мясных полосок, совсем слегка обвяленных. Лимия прогулялась по причалу, как бы между прочим раздав солдатам десяток розовых коралок. Алина за это же время небрежно отвергла штук пять предложений обзавестись персональным телохранителем. Оставив "Сагитту" на попечение солдат и незримой тени, все трое натянули маски и шагнули в воду.
        Плавучие башни цепко вцепились в изломанное дно массивными железными якорями. Причалы оказались просто платформами, под которыми вполне можно было проплыть. Сразу за портом начиналось поселение. Длинные, как мурена, жилые дома в беспорядке лепились к морскому дну, мирно соседствуя с промышленными постройками. Почти все они соединялись переходными трубами.
        Не смотря на близость рифа и теплое течение, фауна была здесь не богатой. Несколько юрких рыбок, да равнодушная медуза - вот и все, что попалось на глаза. Обитателей было и того меньше. Только раз вдали промелькнул человекоподобный силуэт, и сразу скрылся.
        "Тихо здесь", - отметила Алина.
        "Все работают", - пояснила Лимия. - "Или спят. Вот как этот".
        Они проплывали мимо башни, добывающей серу. Снизу к ней прилепилась открытая квадратная будка, опутанная сложной системой тонких тросов. Внутри безмятежно спал безногий старик в лохмотьях и такой ветхой потертой маске, что она вполне могла быть фамильной реликвией. Дерк подплыл ближе. Осторожно ткнул старика в плечо. Тот моментально встрепенулся, и бодро отрапортовал:
        "Не сплю. За процессом слежу. Происшествий не было".
        "Вот и хорошо, что не было", - ответил Дерк. - "Можешь мяса купить, если есть, на что".
        Старик вцепился глазами в мясо, как барракуда зубами.
        "Свежее?!"
        "Еще утром было живое".
        Старик опасливо оглянулся по сторонам. Вынул из лохмотьев розовую коралку, и показал три пальца. Остальные пальцы на руке отсутствовали.
        "Ты повредился разумом в этой дыре", - сообщил ему Дерк. - "Один".
        Старик молитвенно сложил руки, а потом показал два пальца. Дерк оглянулся. Алина смотрела на старика с нескрываемым сочувствием. Лимия глянула на нее, на старика и махнула рукой.
        "Фервор с ним, отдай три".
        Дерк срезал ножом три полосы и протянул старику. Тот одним стремительным движением вырвал мясо, сунул коралку и упрятал покупку под лохмотьями. Лимия усмехнулась, и махнула рукой:
        "Поплыли дальше".
        Старик вытянулся в своей будке, и начертал им вслед знак благословения Алгоры. Никто этого не заметил. Следующей целью оказалось треугольная коралловая постройка с большим шлюзом. Легко поместились все трое. Едва закрыли дверь, зашуршал насос, откачивающий воду.
        "Сервис", - удивилась Алина.
        "Вроде того", - хмуро заметил Дерк. - "Какая политика будет здесь?"
        "Благотворительностью мы уже позанимались", - ответила Лимия. - "Или берут мясо один в один, или пусть плывут к Фервору".
        Дерк кивнул, и стянул маску. Лимия и Алина последовали его примеру. Воздух был затхлый, с богатой примесью всевозможных ароматов. В основном, мерзко пахнущих. Алина наморщилась.
        - Неужели так сложно проветрить?
        - Ты же нюхала, как там наверху, - усмехнулась в ответ Лимия. - Здесь проветривать можно только для разнообразия вони.
        - Кошмар.
        Вода еще не ушла, когда отворилась внутренняя дверь. Дерк шагнул вперед, задержался окинуть взглядом помещение и прошел дальше. Алина покинула шлюз последней.
        Внутри царил полумрак, с которым с переменным успехом боролись три большие лампы. Под каждой стояла кадка с платаном. У входа в шлюз сидел на высоком табурете безногий человек с одной рукой - такой мускулистой, что она казалась совершенно чуждой на столь тщедушном теле. Слева от него торчала рукоять ручного насоса. Рядом - рычаг, открывающий внутреннюю дверь шлюза. Открыв вход гостям, человек протянул руку раскрытой ладонью вверх. Дерк его проигнорировал, Лимия на ходу бросила крайне неприличный отрицательный жест, Алина виновато развела руками. Человек сплюнул на пол, и одним толчком руки закрыл тяжелую дверь.
        Помещение было заставлено рядами низких длинных столов. Когда-то давно, видимо, ряды были ровными, но с тех пор много воды утекло. Ряды сходились, расходились и изгибались, образуя настоящий лабиринт. Дерк, как фрегат-ледолом, проложил дорогу к кухонной стойке. Подойдя ближе, Алина даже остолбенела от удивления.
        За стойкой был настоящий бассейн, заполненный затхлой, цветущей водой. Его обитателем оказался довольно жизнерадостный на вид человек. Точнее, его верхняя половина. Нижняя напрочь отсутствовала. Вместо нее была квадратная рама из светлого дерева, на которой, как на плоту, человек и плавал по бассейну.
        - Привет, Хех, - бросил Дерк, подходя к стойке.
        - Дерк, - расплылся Хех в улыбке. - Неужели настал, наконец, тот день, когда Фервор выставил тебе счет? А я уже подобрал тебе тут славное местечко.
        - Лучше подбери слюни, - фыркнул Дерк.
        Лимия и Алина подошли к стойке. Хех близоруко посмотрелся, и вскинул руки в притворном негодовании.
        - Нет, вы только посмотрите на этого парня. Теперь он с двумя женщинами. Дерк, я напишу храмовникам донос, что ты продал душу Кракену.
        - Ты не умеешь писать, - совершенно беззлобно возразил пират.
        - Ради тебя, научусь, - пообещал Хех.
        - Тогда тебя вышвырнут с этого теплого местечка, и засунут в какую-нибудь занюханную контору, - пообещала Лимия. - Где ты до конца жизни будешь аккуратно выписывать никому не нужные отчеты за пол коралки в декаду.
        - Вот за что я не люблю эту женщину, так это за то, что она всегда права, - вздохнул Хех. - Выпьете?
        Лимия коротко кивнула. Хех ухватился за коралловую ветку над головой и, ловко перебирая руками, переплыл к полкам с товаром. Выбрал жуткого вида бурдюк, встряхнул его, прислушиваясь к бульканью внутри, и тем же способом вернулся обратно. Достал из-под прилавка четыре чашки. Каждая была искусно вырезана из цельного коралла. Хех аккуратно наполнил каждую мутно-зеленой жижей.
        - Что это? - удивилась Алина.
        - Самая лучшая самогонка, какую можно получить, имея в своем распоряжении только водоросли, планктон и медуз, - не без гордости сообщил Хех.
        - И это можно пить? - удивилась Алина.
        - Пить - да, нюхать - нет, - сказала Лимия. - Хех пьет первый, как хозяин. Тут такой обычай.
        - А я и не знал, - удивился Хех. - И давно?
        - Давно.
        - Ну, как скажешь, - ничуть не обиделся Хех. - Ваше здоровье.
        Он поднял свою чашку, и демонстративно опрокинул ее содержимое в рот. Дерк и Лимия последовали его примеру. Алина осторожно пригубила. Огненная струя шаровой молнией ударила по пищеводу в желудок. Алина передернулась и закашляла. Лимия похлопала ее по спине.
        - Крепковато для тебя?
        - Не то слово, - едва выдохнула Алина. - Можно воды?
        - Хех, в твоей дыре есть чистая вода?
        - Обижаешь. У старого Хеха есть все, кроме денег и совести.
        Он снова с поразительной быстротой метнулся к полкам и обратно, чтобы вернуться с чашкой побольше, наполненной прозрачной жидкостью.
        - Вот, только что опресненная.
        Алина благодарно кивнула. Дерк выложил на стойку принесенное мясо.
        - Один в один, - коротко сказал он.
        - Вот за это вот?! - возмутился Хех. - Три за одну розовую, и даже этого слишком много.
        Дерк отрицательно покачал головой. Хех взглянул на Лимию, но та демонстративно разглядывала потолок.
        - Две за одну, или лопай это сам, - сказал Хех. - Я тоже должен с этого что-то поиметь.
        Дерк снова покачал головой. К стойке из темноты вышел долговязый старик, лысый и очень худой. Рук у него не было. На ногах оказались широченные ласты. Обычному пловцу в таких и под водой было бы неудобно, а старик даже на суше передвигался легко и уверенно. Видимо, давно их не снимал. Маска была умело пристроена под подбородком. Так, чтобы наклонив голову, можно было дышать через нее.
        - Налей-ка мне выпить, Хех, - попросил старик, жадно косясь на свежее мясо.
        - Чистая вода кончилась, - бросил в ответ Хех. - Дерк, только ради нашей старой дружбы, три за две?
        - Нет.
        Алина все еще сжимала в руках чашку опреснителя. Старик смерил ее долгим неприязненным взглядом, и сказал:
        - Хех, я не прошу воды.
        - Так у тебя завелись деньги? - Хех удосужился повернуться к старику. - Мне как раз нужна наличность.
        - Я заплачу позднее, - пообещал старик.
        - И когда это будет?
        - В конце сезона. Ты это знаешь.
        - Я это знаю, - согласился Хех. - Я не знаю, доживешь ли ты до конца сезона.
        - Раньше доживал, - сказал старик.
        - Тогда ты был моложе, - возразил Хех. - Нет денег - проваливай. Есть деньги - тащи их сюда. Могу помочь с переноской.
        Плечи старика поникли. Взглядом он уже сожрал все мясо, и запил самогоном из бурдюка, но в желудок так ничего и не попало.
        - Э-э, возьмите мою, - предложила Алина свою чашку. - Я все равно такое пить не могу.
        Старик отдернулся, как будто получил оплеуху с размаху. Бросил на Алину испепеляющий взгляд, что-то прошипел себе под нос и удалился в темноту с гордо вскинутой головой.
        - А-а?
        - Не обращай внимания, - посоветовала Лимия. - Гордость - единственная роскошь в этой дыре, да и та им не всегда доступна.
        - Неужели они все здесь… такие… такие…
        - Калеки, - спокойно подсказал Хех. - Угу. Нормальные рабочие денег много хотят, да еще права качают, что твой насос. А нам много не надо. Кормят каждый день, одевают иногда да денежку изредка подкидывают. И каждый при деле - в меру своей увечности. Дерк, три за две. Ради всего святого, и так в убыток себе беру. Только ради людей.
        - Один в один, - повторил Дерк. - И мой пламенный привет всем этим людям.
        - Фервор с тобой. Бываешь же ты упертым. Прямо айсберг, а не человек.
        Хех быстро пересчитал полоски мяса, сгреб сразу три связки и одним широким движением метнул их на нижнюю полку. Даже раскладывай он по одной, полоски не легли бы ровнее. Хех открыл ящичек в своей плавучей раме, и вынул горсть монет. Старательно отсчитал плату.
        - Здесь не все, - холодно сказала Лимия.
        - А выпивка?! - возмутился Хех.
        - На такую сумму мы бы не выпили даже вместе с тобой, - возразила Лимия.
        - Ты меня обижаешь.
        - Пока еще нет.
        Хех тяжело вздохнул и добавил несколько монеток. Лимия коротко кивнула, и Дерк сгреб деньги со стойки.
        - Вот когда ты станешь старой и никому не нужной, придешь просить местечко потеплее у старика Хеха, и тогда он напомнит тебе, как ты была жестокосердна, - пообещал Хех.
        - Даже ты столько не проживешь, - отмахнулась Лимия. - Бывай.
        - До новой встречи.
        На пороге Алина оглянулась. Хех аккуратно перелил недопитую бурду из чашки обратно в бурдюк, и старательно выписывал мелом на черной доске: "только сегодня - действительно свежее мясо! Одна порция - три розовых". Алина вздохнула и вошла в шлюз.
        На "Сагитте" уже вовсю шли ремонтные работы. Трое ветхих старцев без видимых увечий умело заводили темную доску. Даже Лимия не нашла, к чему придраться. Едва они управились, из-под причала выплыл еще один, безногий. У него была такая же рама, как у Хеха, но вместо маленького ящичка для монет слева крепился солидный чан с гнусно пахнущим варевом. Безногий проплыл вдоль борта, и промазал этим варевом швы. Фалко придирчиво оглядел работу, одобрительно кивнул и наградил каждого мастера белой коралкой. Те благодарно кивнули, и моментально исчезли.
        К сходням подошел офицер. Озадаченно наморщив лоб, он поглядывал то на Фалко, то в бумажку, которую держал в руках. Офицера сопровождали шестеро солдат со шпагами и мушкетами.
        - Только не говорите, что собираетесь произнести прощальную речь, - усмехнулся Фалко.
        - Вот еще, - фыркнул офицер. - Пока вы ремонтировались, один из местных на вас донос сочинил. Мол, пират вы и предводитель пиратов. Я уж, не обессудьте, когда ваше предупреждение о краббах отправлял, заодно и запрос на вас в Кампавалис сделал. Простите, служба.
        - И что же вам ответили? - поинтересовался Фалко.
        - Описали вас довольно точно. А еще здесь сказано, что вы - белый проповедник…


        - Проповедник пути Светлого Меркуцио, - уточнил Фалко.
        - Так тут и написано. Ага, вот: несет свет белой веры нашим северным соседям, а что до методов этого бандита, которые действительно суть пиратские, то, хвала Алгоре, это забота храма, а не полиции. Подписано: старший инспектор Пертинакс.
        Фалко проворчал нечто далеко не лестное для инспектора. Лимия ненавязчиво подвинула его в сторону.
        - Так к нам никаких вопросов, офицер? - спросила она, подарив тому одну из самых своих очаровательных улыбок.
        - Нет, нет. Я скорее поверю в Кракена, чем в белого проповедника-пирата, - немедля растаял тот. - Тем более, раз уж его сопровождает офицер королевского флота - нет причин для волнений. Уверен, что вы сумеете удержать неистового проповедника в рамках закона. Хотя бы в королевских водах. Еще раз прошу простить, служба.
        - Мы все понимаем, - заверила его Лимия. - А можно спросить, кто же посмел назвать белого проповедника пиратом?
        Офицер виновато развел руками.
        - Такие вещи редко подписывают, и обычно передают через третьи руки. Я, конечно, проведу служебное расследование по факту клеветы, но скорых результатов не обещаю.
        - Но если они все-таки будут, вы ведь известите Фалко?
        - Всенепременно.
        По знаку офицера двое солдат отложили оружие, и помогли "Сагитте" отшвартоваться. Мимо проплыл недавний безрукий старик в ластах. В этот раз на нем была потертая кожаная сбруя, к которой крепился объемный с виду мешок. Старик остановился в воде и окинул экипаж "Сагитты" цепким внимательным взглядом.
        - Греби давай! - прикрикнул на него офицер.
        Алина сочувственно посмотрела на старика. Его ответный взгляд был исполнен такой ненависти, что девушка отшатнулась. Офицер заметил это, и обрушился на старика с бранью. Тот, не отвечая, проплыл мимо, и нырнул у крайней башни. Лимия по дружески обняла Алину за плечи.
        - Не обращай на них внимания, сестренка, - посоветовала она. - Так будет лучше и для тебя, и для них.
        - Ты видела его глаза, Эля? - прошептала Алина.
        - Угу. Зависть вообще вредная штука, а когда она гложет постоянно, то в результате получается такой вот маразматик. Займись лучше чем-нибудь, и выкини его из головы.
        - Я попробую, - неуверенно пообещала Алина.
        Сильный южный ветер наполнил паруса "Сагитты", и лодка быстро побежала по волнам, прочь от дурно пахнущего поселения. Фалко правил строго на север. Дверь каюты отворилась и из нее, как из пушки, головой вперед вылетел человек. Следом вышла тень в распахнутом плаще.
        - Это еще что за прилипала?! - возмутился Фалко.
        Дерк ловко перехватил человека в конце пути, поставил на колени и приставил к горлу свой тесак. Незваный пассажир испуганно замер. Фалко закрепил руль, и подошел ближе. Человек был основательно бит, крепко связан и смертельно испуган. Во рту торчал кляп. Единственная рука человека была заведена за спину и притянута к затылку. Глаза стремились через лоб на встречу с ней. Подошедшая тень протянула Фалко кривой разделочный нож.
        - Он забрался, когда вы все отсутствовали, и, надо признать, для человека был довольно ловок, - сообщила она. - Вначале я приняла его за вора. Оказался убийцей. Говорит, его наняли зарезать обеих сестер вот этой вот штукой.
        - Ах ты…
        Дерк едва успел отшатнуться. Разъяренная Лимия голодной акулой набросилась на пленника. Удары сыпались с такой частотой, что тот не успевал вскрикивать, и только протяжно мычал через кляп. Потрясенная Алина испуганно пятилась, пока не уперлась в опреснитель.
        - Спокойнее, спокойнее, - вмешался Фалко. - Гнев - это проклятие Фервора.
        - Спокойнее?! Эта тварь собиралась зарезать Алю! Сейчас он мне скажет, кто его подослал, а потом…
        - Он ничего не скажет с этой штукой во рту, - возразил Фалко. - А ты своей дикостью сестру пугаешь.
        - Что? - Лимия обернулась. - Извини, Аля. Мы тут люди простые.
        - Я заметила, - ответила Алина. - Вначале навалитесь, а только потом думаете, знал ли человек хоть что-нибудь?
        Пленник согласно закивал головой, за что немедленно получил смачный удар по печени.
        - Я тебе покиваю, тварь, - пригрозила Лимия.
        Она рывком выдернула кляп. Фалко бросил взгляд на тень. Та лениво наблюдала за происходящим. Определенно, она уже вытрясла из человека все, что ей было нужно, и его дальнейшей судьбой не интересовалась. Брику стало любопытно, почему она не убила пленника? Если спросить в лоб, вряд ли скажет, да и странно будет выглядеть такой вопрос, если его задаст белый проповедник. У тени вполне хватит нахальства ответить подходящей цитатой из учения Алгоры.
        - Отвернись, Аля, - попросила Лимия. - Сейчас я этого гада буду убивать медленно и страшно.
        - Вот только не надо путать мою лодку с камерой пыток, - возразил Фалко.
        Пленник глазами выразил полную солидарность, но сказать что-либо не посмел. Фалко присел рядом.
        - Так, - сказал он. - Давай делиться знаниями.
        - Все скажу, - истово пообещал пленник. - Только не убивайте.
        - Не пойдет, - холодно возразила Лимия. - Ты хотел убить меня, и за это сам умрешь. Еще ты хотел убить мою сестру, и за это я тебе кишки через ноздри выну. Ты можешь выбрать: в какой последовательности произойдут эти два события.
        Пленник побелел и приготовился упасть в обморок.
        - Твоя судьба в руках Алгоры, а она обычно милосердна, - утешил его Фалко. - Так что ты не слушай, а давай сам говори.
        Пленник кивнул и торопливо зачастил.
        - Меня наняли. Улти. Сказал, есть работа. Дал двенадцать беленьких. Сказал, надо убить обеих сестер, и тогда еще столько же даст. Я вам не враг, просто деньги очень нужны.
        - Молодец, - похвалил его Фалко. - Кто такой этот Улти?
        - Рыба.
        В руке Лимии тускло блеснул нож.
        - Шутка хорошая, а вот время шутить неудачно выбрано, - сказал Фалко.
        - Ну, так его называют, - поспешил пояснить пленник. - Он безрукий. Тянульщиком работает.
        - Это такой лысый, тощий, длинный старик? - подозрительно уточнила Лимия.
        Пленник быстро закивал.
        - Знаешь его? - спросил Фалко.
        - Столкнулись у здешнего трактирщика, когда мясо продавали, - пояснила Лимия. - Аля его пожалела, а он на нее взъелся. Но вот что странно: там старикан за чашку самогонки заплатить не смог. Трактирщик его при нас за это до самого дна унизил. А тут сразу двенадцать монет… Вот донос точно он накатал.
        - Монеты, наверное, не его. Таких, как этот, - Дерк кивнул на пленника. - Никто сам не нанимает. Два-три посредника минимум, причем последнего обычно тоже убивают. Не удивлюсь, если этот Улти уже перерабатывается на селитру.
        - Как?! - посмел удивиться пленник.
        - А вот так, - буркнул Дерк. - И ты, дурак, там оказался бы, если бы вернулся.
        - Алгора, смилуйся надо мной, - взмолился пленник. - Что же мне делать?
        - Умирать, - коротко бросила Лимия.
        - Прошу вас, не убивайте, - снова запричитал пленник. - Я ведь рассказал все, что знал.
        - А не знал ты ровным счетом ничего, - сказала Лимия. - Имя посредника не стоит ни коралки.
        - Моя жизнь тоже, - поспешил подвести базу для обмена пленник.
        - Ох, да отпустите вы его, - попросила Алина.
        - Благодарю вас, милая леди, - тотчас зачастил пленник. - Благо…
        Ударом ногой в лицо Лимия заставила его замолчать. Фалко разделочным ножом перерезал веревки. Поднял пленника за шиворот.
        - Во имя Алгоры, - сказал он. - Велико милосердие ее, и на все воля ее. Именем Алгоры дарую тебе жизнь, чтобы ты служил ей. Оступишься с белого пути в делах, словах или мыслях - и покарает она тебя. А если пожалеет, я тебя сам найду и голову отрежу. Понял?
        Пленник поспешно кивнул. Фалко поставил его палубу и пинком проводил за борт. Следом полетел разделочный нож.
        - И на том спасибо, - буркнула Лимия. - Я уж думала, ты потащишь его с нами.
        - Зная вас, с таким же успехом я мог бы зарезать его прямо сейчас, - ответил Фалко. - Это кто ж вас так не любит-то?
        - Фервор знает. Мы в этом Фремебундусе только Хеха и знаем, а он вряд ли пошел бы на такое. Думаю, тень права. История с кладом так просто не закончится. Кстати, раз уж местные бандиты присоединились, неплохо было бы пообщаться с Черепом.
        - Если только он тоже не присоединился к одной из враждебных нам сил, - уточнила тень.
        - Вот мы все сразу и узнаем, - пообещала в ответ Лимия.


* * *
        С Черепом пообщаться так и не удалось.
        "Сагитта" вошла в воды Кампавалиса уже под вечер. Пылающий Фервор готовился уступить свой небесный пост серебряноликой Алгоре. Фалко вел лодку вдоль течения, и задумчиво хмурился. Ну и команда ему досталась в этом рейсе. Два то ли пирата, то ли контрабандиста, тень и девушка, которую он уже второй раз спасает и снова везет в Кампавалис. А Лимия-то хороша. И как ей удавалось быть одновременно капитаном сразу и гарнизонного фрегата, и корабля контрабандистов? Не удивительно, что ее ни разу не поймали. В тех водах и было-то, наверное, всего два корабля, причем один, как получается, всегда стоял на приколе. Фалко не сомневался, что Лимия будет верна данному слову, и покончит с пиратством, но аналогичной уверенности в Дерке у него не было. Впрочем, взаимное недоверие на "Сагитте" стало нормой. Фалко не доверял Дерку, Дерк - ему и еще тени, Лимия - только тени, тень - вообще никому. Только Алине было все равно. На этом основании она бессовестно оккупировала каюту и завалилась спать, не забыв, впрочем, запереть дверь изнутри. Остальные расположились на палубе, подальше друг от друга.
        Тень вытянулась на корме левого корпуса. Как водится, распахнув свой плащ. Брика эта ее привычка серьезно нервировала. Лимию тоже, хотя раньше Фалко подобных склонностей за ней не замечал. Видимо, ее раздражало все, связанное с тенью. Сама она устроилась на носу. Дерк сидел под парусом, и сосредоточенно ковырялся в разобранном пистолете. Быть может, изобретет нечто полезное перед тем как попадет на эшафот. Неисповедимы пути Алгоры и Фервора, а судьбы их творений непостижимы, наверное, и самим небожителям.
        Фалко встряхнулся, и коротко свистнул.
        - Кампавалис на горизонте, - объявил он.
        Дерк оглянулся, кивнул и отправился будить Лимию. Тень уже была на ногах. Запахнув плащ, легко перескочила на средний корпус. Подошла Лимия в сопровождении Дерка. Дамы обменялись неприязненными взглядами.
        - Значит, так, - сказал Фалко. - Все мы, во всех смыслах, в одной лодке, и давайте не будем ее раскачивать. Какие-нибудь конструктивные предложения появились?
        - Пора бы уже сосчитать внешних врагов, - сказала Лимия. - Надоело на ощупь плыть. Тут я рассчитываю на Черепа. Он достаточно разумен, чтобы принять доводы Алины и не бегать по волнам за лунным бликом.
        - Будем надеяться, - кивнул Фалко. - А ты, тень, что скажешь? Кстати, у тебя имя-то есть?
        - Есть, - с легкой улыбкой признала тень. - Но знать его позволительно только сестрам и спутнику жизни, если я когда-либо соберусь обзавестись таким балластом. Что до мыслей в моей голове, то им тоже рано обрести звук. Думаю, Лимия разумно определила наш следующий шаг. Вначале - цель, потом действия. На предстоящей встрече рекомендую осторожность.
        Фалко хмыкнул.
        - Дерк?
        - Пас, - коротко ответил пират.
        - Ну, значит, так тому и быть, - подытожил Фалко. - А чтобы у вас не возникало взаимных подозрений, а у меня - лишнего повода для волнений, давайте держаться вместе. В смысле: не расплываемся, и никакой самодеятельности. Поскольку некоторые тут натуры увлекающиеся, а мне бы не хотелось, чтобы в Кампавалисе возникли проблемы, стартовавшие с моей лодки.
        - Увлекающиеся, - буркнула себе под нос Лимия. - На себя посмотри.
        - Согласен, - не стал спорить Фалко. - Значит, я буду на глазах у вас, а вы - у меня. Тем самым мы достигнем гармонии. Лимия, ты лучше знаешь этого Черепа. Где нам его искать?
        - Есть у него несколько нор, - ответила Лимия. - Но если мы всей стаей начнем по ним метаться, Череп вряд ли скажет за это спасибо. Я просто шепну кое-кому в порту, что он нам нужен, и немного подождем. Ну и некоторым тут лучше в порту не светиться.
        - Об этом я и сама догадалась, - кивнула тень. - Но ты не беспокойся за меня, я умею быть невидимой.
        - А я не о тебе беспокоюсь, - холодно заметила Лимия.
        - Тем не менее, приятно, что ты не впадаешь в грех равнодушия, - отметил Фалко. - Тебе, Дерк, тоже лучше лишний раз не светиться, поскольку твое подробное описание есть у полиции.
        - Откуда? - удивился Дерк.
        - Я дал, - честно признался Фалко. - Алина тебя довольно хорошо запомнила, а я изложил все приметы в своем рапорте.
        - Спасибо, - буркнул Дерк.
        - Лучше скажи спасибо, что я тебя предупредил, а не сдал в порту, - в тон ему буркнул Фалко.
        - За это и благодарю, - пояснил Дерк. - Не за донос же.
        - Тогда сиди тихо. Меня досматривать не будут. Тень - тебе лучше вообще растаять. Лимия - к парусу.
        - Слушаюсь, капитан, - усмехнулась та.
        "Сагитта" прошла мимо крепости Скутум. Каменная скала выглядела голой, безжизненной и суровой - прямо как демон-утопленник из детских сказок. С крепости на молу "Сагитту" окликнули, узнали и позволили войти в пролив. Гарнизонной эскадры не было ни на внешнем рейде, ни в порту. Очевидно, сообщение Фалко уже дошло до адмирала, и скоро краббам на Печати Фервора придется туго.
        Едва лодка причалила, Лимия перепрыгнула на пристань и отбыла в неизвестном направлении. Фалко остался сидеть на носу. Грыз вяленую рыбешку и хмурился, пытаясь сообразить: чем же он прогневал небожителей? Самостоятельно Брик вряд ли сумел бы так глубоко впутаться. Тень права, придется плыть с сестрами до последнего порта. Потому что иначе с ними поплывет кто-то другой, и этот кто-то может быть куда менее благороден, чем Фалко. Например, краббы. Фалко хорошо знал их характер. Краббы были не из тех, кто сворачивает на половине пути. Да, не иначе, как сам Фервор подбил старого Вориса отправить эти злосчастные письма. Лучше бы он унес тайну с собой. Хотя, тогда Фалко не познакомился бы с Алиной, что все-таки плюс. И не мечтал бы о двух женщинах сразу, что несомненно минус, особенно для белого проповедника. Брик недобро помянул уже своего родителя, и еще более нахмурился.
        Внешне сестры действительно были довольно похожи. Черты лица, фигура… Хотя, фигуру Лимии Фалко представлял, в основном, умозрительно. В отличие от более легкомысленной младшей, старшая сестра не позволяла обстоятельствам руководить ею. За все годы знакомства Фалко видел ее только в офицерском мундире или в глухом, плотно зашнурованном костюме охотника, а все попытки ее расшнуровать пресекались вежливо, но твердо. К добру или злу, но Брик никогда не терял при этом головы, что позволило им оставаться друзьями.
        Лимия вернулась довольно быстро. Легко сбежала по сходням, коротко кивнула:
        - Сообщение отправлено. Алина еще не проснулась?
        - Нет. Спит, как ребенок.
        - Она и есть ребенок.
        - В чем-то я тут с тобой согласен, - кивнул Фалко. - Хотя, конечно, ее формы…
        - Фалко! О ее формах даже думать не смей.
        - Ну, ты, конечно, всегда кандидат номер один, - улыбнулся Фалко. - И, если…
        - Нет, - не дослушав, отрезала Лимия. - Если совсем без форм не можешь, у тебя вон дуа" леорка есть. Которая при каждом удобном случае тебе свои формы демонстрирует.
        - Это она не демонстрирует, это она остывает, - вздохнул Фалко. - Перегревается она в своем плаще. А я ей, увы, тоже не нравлюсь.
        Глаза Лимии несколько округлились.
        - Уже успел к ней подплыть? Ну, знаешь…
        - Опять не хвала Алгоре, - улыбнулся Фалко. - Ты… А это еще что такое?
        На причале появился старший инспектор Пертинакс. За ним строем по два следовал отряд солдат городской стражи. Навскидку стражников было около полусотни. Пертинакс огляделся по сторонам, и решительно направился к "Сагитте". Фалко бросил вопросительный взгляд на Лимию, но та едва заметно пожала плечами, и, как бы невзначай, передвинулась назад - к канату, соединявшему тримаран и кнехт на причале. Не исключено, что действительно пора удирать. Предварительно избавившись от старшего инспектора. Фалко категорически не желал заполучить еще одного сомнительного попутчика.
        Пертинакс шагнул на палубу. Солдаты выстроились у сходен. Вне слышимости тихого разговора, но достаточно близко, чтобы вмешаться, если разговор станет слишком шумным. У половины были пистолеты, несколько держали в руках тяжелые мушкеты.
        - Чем могу помочь, инспектор? - спросил Фалко.
        - Старший инспектор, - поправил его Пертинакс. - К сожалению, помощи от вас ждать не приходится. А вот вопросы вы порождаете регулярно. Например, с каких это пор вы занимаетесь кладоискательством? Причем в очень сомнительном компании.


        - Это вы на что намекаете, инспектор? - холодно поинтересовалась Лимия, подходя ближе.
        - Старший инспектор, - поправил ее Пертинакс. - Уж вам-то следовало бы разбираться в рангах. Я ни на что не намекаю. Я говорю прямо. А сомнительной компанией я именую такую компанию, к которой у закона есть серьезные вопросы.
        - Например?
        - Ну, к примеру, такой вопрос с вашими регистрационными данными. Согласно одним записям, ваша фамилия Лимия. Согласно совсем другим - Ирата. Имя в обоих случаях совпадает, а дальше опять незадача. То ли вы капитан королевского флота, то ли вы контрабандист, а то и пират, но это пока под большим сомнением. Ну и как так получается, что человек вроде один, а записей на двоих хватит?
        Фалко бросил на него удивленный взгляд. Сидевший под мачтой Дерк положил ладонь на рукоять своего тесака.
        - А вы ничего не путаете? - спокойно спросила Лимия. - По-моему, тут все под большим сомнением.
        - Нет. Один ваш старый знакомый любезно предоставил полиции данные о подлоге документов, и о ваших связях с контрабандистами. Связи, конечно, не преступление, но уже повод к размышлению. Особенно, если в комплекте с подлогом. Также он обвинил вас в пиратстве, но уже без доказательств. Возможно, просто со зла лишнее приписал.
        - И кто же это такой злой?
        - У вас так много врагов, готовых строчить столь обстоятельные доносы, что на целый лист не помещаются? - удивился Пертинакс. - Возможно, вам самое время подумать о перемене образа жизни? И начать, к примеру, с чистосердечного признания в подлоге документов.
        - Одну минутку, - вмешался Фалко. - Не мелковато ли дело о подлоге для старшего инспектора?
        - Для настоящего полицейского любое нарушение закона не является незначительным, - с едва заметной ноткой гордости возразил Пертинакс. - Но вы правы. Дело о подлоге обычно ведет рядовой инспектор, а в случае, если подозрение падает на военнослужащего, то оно передается его вышестоящему руководству. Но я ведь привел этот случай только в качестве примера. Возможно, не совсем удачного. Тогда давайте рассмотрим другого вашего спутника, которого зовут Дерк Гриб.
        - А с ним какая неопределенность? - спросила Лимия.
        - О, нет. С ним как раз все четко и определенно. Он, в отличие от некоторых, не вводит в заблуждение правоохранительные органы, и тут к нему никаких претензий нет, - и Пертинакс благодарно кивнул нахмуренному Дерку. - Но вот его род занятий, классифицируемый как пиратство, вызывает серьезные нарекания со стороны закона, который я и представляю. Также мне известно о ваших контактах с представителями дуа" леоров, находящимися на территории Кампавалиса нелегально. Ох уж мне эти иностранцы… Вот на днях в Рыбьей кости крабб объявился. Убил рыболова, украл лодку. И ведь наверняка тоже кладоискатель, Фервор его спали.
        - Кстати, о краббах. Странно, что вы не упомянули Алину Ирату, - заметил Фалко. - Которая также находится в моей компании, и даже сейчас спит в моей каюте, и которую вы уже два дня назад должны были спасти и оградить от дальнейших посягательств. И которую мы только милостью Алгоры спасли с алтаря Фервора.
        - Об этом мне тоже известно, - совершенно невозмутимо ответил Пертинакс. - Не исключено, что правительство сочтет целесообразным отблагодарить вас за спасение гражданки королевства, но с точки зрения закона эта ваша операция нареканий не вызвала. В отличие от кладоискательской деятельности. Что и подводит нас к цели моего визита. До выяснения обстоятельств я вынужден задержать вас всех.
        Фалко недовольно фыркнул. Только этого еще не хватало. Отец, конечно, вытащит его раньше, чем просохнут чернила на протоколе, но опять же поставит это в счет. Да и остальные… Теоретически, судьба Дерка и тени не сильно беспокоила Фалко, но практически он никогда не бросал в беде доверившихся ему людей. Или нелюдей. Не говоря уже о таком немаловажном аспекте: пока что только многовековые традиции подчинения владельцу лодки и уважения перед храмом не позволяли спутникам Фалко вцепиться друг другу в глотку. Брик всерьез опасался, что лишенные этого сдерживающего фактора, его компаньоны могут уступить греховному соблазну устранения лишних.
        - Я бы согласился с вами, инспектор, - сказал Фалко. - Если бы вы действительно были в состоянии задержать всех охотников за этим мифическим кладом. Тогда бы мы, несомненно, нашли разумный выход из положения. Только беда в том, что вы этого сделать не можете, и оставшиеся на свободе будут и дальше гоняться друг за дружкой. Клад этот вряд ли существует в реальности, но убивают из-за него на самом деле. Так не лучше ли нам вначале вытащить на всеобщее обозрение то, что нашел старый Ирата, а уже потом сводить счета с законом? Не опасаясь, что в этот самый момент еще кого-то убивают.
        Пертинакс с полминуты обдумывал его слова.
        - С вашей стороны это было бы благородно, но не разумно, - вынес он свое мнение. - Впрочем, государство от этого только выиграет. Эта история подняла столько мути со дна. Мне теперь работы надолго хватит.
        - В таком случае, старший инспектор, не смеем вас задерживать, - сказала Лимия.
        - Но я, напоминаю, вынужден задержать вас, - сказал Пертинакс. - Я согласен с вами, Фалко, но закон есть закон. Что до возможных новых преступлений, я приложу все силы, чтобы их пресечь.
        - Это вот эти силы? - с кривой усмешкой Лимия кивнула на отряд расхлебанных стражников. - Этих можно только положить.
        - У меня еще есть, - ответил Пертинакс. - Городская стража, знаете ли, достаточно велика. Так что попрошу сдать оружие, и следовать за мной.
        Повернулся, и махнул рукой солдатам. Те примерно дружно вскинули оружие. Фалко вздохнул. Затевать драку с таким количеством стражи было бессмысленно. Тем более, что, учитывая серьезность, с которой Пертинакс подошел к аресту, можно было предположить наличие и второго такого же отряда под водой - с арбалетами и сетями.
        - Но что касается Алины… - начал было Фалко.
        - Не беспокойтесь, - перебил его Пертинакс. - Я оставлю здесь отряд стражников. Все равно я должен обеспечить сохранность вашего имущества, которое также может выступить вещественным доказательством. Полагаю, что в центре города под такой охраной ей ничего не грозит.
        У Фалко и Лимии было совсем иное мнение на этот счет, но Пертинакс был непреклонен, а солдаты за его спиной придавали его мнению особый вес.
        - Ладно, Фервор с вами, - махнул рукой Фалко. - Но если Алину все-таки украдут, вы об этом сильно пожалеете.
        - Вот только не надо мне угрожать, - буркнул Пертинакс. - Если бы меня пугали подобные заявления, я бы не пошел служить в полицию. Сдавайте оружие.
        Фалко молча протянул ему свою шпагу. Дерк вытянул тесак с куда более агрессивными намерениями, но Лимия едва заметно покачала головой и пират сник.
        - Это все? - осведомился Пертинакс, окинув взглядом две шпаги, тесак, шесть пистолетов и почти дюжину ножей.
        Все это он умудрялся вполне уверенно держать в руках.
        - Нет, - честно сказал Фалко. - Вон еще пушка на носу. Помочь взвалить на плечо?


        - Нет, спасибо, - не оценил шутки Пертинакс. - Пушка пусть останется на своем месте. В таком случае, прошу за мной. Сержант, выставьте охрану у лодки, и обеспечьте безопасность Алины Ираты.
        Здоровяк с сержантскими нашивками коротко кивнул и расставил посты еще до того, как арестованные сошли со сходен на причал. Лимия окинула их на прощание придирчивым взглядом, и осталась довольна. Насколько, конечно, можно было быть довольным в такой ситуации. По крайней мере, Алине под такой охраной ничего не угрожало.
        Все прочие также были надежно ограждены от любой внешней угрозы, поскольку Полицейское управление, куда доставили арестованных, ничем не уступала главной гарнизонной крепости Кампавалиса. Протокол составлять не стали. То ли отложили на потом, то ли старшему инспектору и так все было ясно.
        В городскую тюрьму Фалко попал впервые, и с интересом оглядывался по сторонам. Полицейское управление Кампавалиса располагалось в Старом городе, и задней стеной вплотную примыкало к скалам. Как оказалось, сразу за рукотворным каменным кубом находилась крупная пещера. Оценить размеры мешала скудность освещения, но и увиденное впечатляло. Пещера, в которой базировался гарнизон Кампавалиса, явно уступала этой.
        В стенах и даже в полу были грубо вырублены камеры, большей частью пустовавшие. Как пояснил словоохотливый тюремщик: те, что в полу - для опасных преступников, в стенах - для более покладистых. Вход в каждую камеру перекрывался толстой коралловой решеткой грунтового оттенка.
        - Раньше-то из розового делали, - сообщил тюремщик, возясь к ключами. - Оно-то и покрепче, да и подешевле будет. Только некоторые умельцы повадились из них коралки вырезать. Подчистую решетки стачивали. Бежать-то отсюда некуда, сами видели, ворота железные, но все равно - не порядок. Человек в тюрьме исправляться должен, а не пилить государственное имущество на денежные знаки. Он-то уйдет, а что другим сидельцам оставит? Вот то-то и оно. Заходите, пожалуйста.
        Зайти в камеру можно было, только сильно согнувшись, а массивному Дерку вообще пришлось протискиваться. Лимия брезгливо огляделась.
        - Тесновато тут, - недовольно заметила она.
        - Зато светло, - заверил тюремщик, запирая решетку. - И сухо, когда дождя нет. Это у нас специально для привилегированных заключенных. А что тесно, так могу инструмент под расписку выдать - займетесь расширением жилой площади. Под контролем, конечно, зато не скучно будет. Следующие сидельцы вам спасибо скажут.


        - Заняться мне больше нечем, - фыркнула Лимия.
        - То-то и оно, - подхватил тюремщик. - Скучновато тут у нас. Да я не неволю. Вы посидите, освойтесь, примерьтесь, а недельки через две можно и за инструмент браться. Если что, вы не стесняйтесь к дежурному обращаться.
        - А он тоже будет "недельки через две"? - спросил Фалко.
        - Он-то? Да нет. Он тут постоянно дежурит. На то он и дежурный. К дальним камерам, понятное дело, только в обед выбирается, но отсюда вы его всегда докричитесь. Только кричите погромче, тут акустика плохая. Ну, ладненько, обустраивайтесь.
        - Ну и что теперь? - спросила Лимия, когда тюремщик и караульные удалились за пределы слышимости.
        - Терпение, - оптимистично ответил Фалко. - Наша система правосудия не столь прозрачна, как ее представляет этот Пертинакс. Закон, конечно, есть закон, но деньги есть деньги. Думаю, отец быстро нас вытащит.
        К полуночи он уже не так был в этом уверен. Наверху начался дождь. Из вентиляционной трубы вначале закапало, а потом побежала тонкая струйка воды. Дерк попробовал ее на вкус, и сплюнул. Лимия сидела в углу, и молча смотрела в одну точку. Противно лязгнул, и сразу умолк механизм, управляющий металлическими воротами. Сидевший у решетки Фалко насторожил уши, но больше до него не донеслось ни единого звука.


* * *
        Алина прибытие в Кампавалис проспала. Усталость и нервное напряжение последних дней навалилось каменной глыбой. Едва голова коснулась подушки, как девушка провалилась в глубокий сон.
        Из темноты к ней тянули лапы злобные краббы. Алина пыталась убежать, но безуспешно. Сверху упали дуа" леоры, и напали на краббов. Откуда-то из пустоты пришел Дерк, построил враждующие стороны по росту, и принялся деловито рубить головы всем подряд. Из каждой отрубленной головы выскакивал маленький пират, и, злобно ухмыляясь, начинал целиться в Алину из большущего мушкета. Все они что-то кричали, но девушка не могла разобрать ни слова.
        - Это еще что такое? - послышался знакомый голос.
        Из-за спины Алины выступил отец. Гневно взмахнул руками, и все враги разом куда-то пропали. Совсем как в детстве, когда отец одним взмахом тяжелой руки отгонял от маленькой Алины дурные сны.
        - По дурацки как-то оно получилось, - вздохнул совсем еще не старый Ворис.
        Обычно он так говорил, когда собирался устроить дочерям приятный сюрприз, который в итоге оборачивался очередным скандалом с матерью. Скандалы эти никому не нравились, но мать все равно их закатывала по одной ей известным причинам. Алина невольно огляделась, ожидая немедленного появления родительницы со свежей порцией претензий на языке. Вместо этого пустота под ногами одернулась морской гладью. На волнах лениво покачивался улей с поломанными рулевыми мачтами. Тот самый, где Алина впервые встретилась с Бриком. Дверь отворилась. На пороге стоял крабб. Алина вздрогнула, но крабб ее не заметил. Воровато оглянувшись по сторонам, он торопливо спрятал что-то в оружейном поясе, и быстро вернулся обратно в улей.
        - Ты уж извини, - откуда-то из-за спины сказал отец. - Я тебе письмецо-то на день рождения заранее заготовил, а потом закрутился и забыл отправить вовремя. А последнее письмо вообще отправить не получилось. Написал, надежного человека послал отправить, а не получилось. Чуть-чуть он опоздал. Так ты не серчай на старика. Я как лучше хотел.
        Алина обернулась. Сильно постаревший отец стоял на застывшей волне и с грустью смотрел на повзрослевшую дочь. Алина захотела сказать, что она ничуть на него не сердится и по-прежнему очень любит, но слова не шли с языка. Попыталась обнять, но руки прошли сквозь мгновенно ставшую призрачной фигуру.
        - Вот так вот оно, дочка, - вздохнул старый Ворис, и растаял.
        Алина проснулась. Потянулась, глянула в иллюминатор. Фервор готовился закатиться за горизонт, уступая небосвод Алгоре, и напоследок заливал красноватым светом коралловый причал. Правее покачивалась на волнах плавучая башня. Чуть дальше готовился приветствовать восход Алгоры шпиль белого храма. Судьба снова привела Алину в Кампавалис. Девушка быстро оделась, привела в порядок прическу и осторожно высунула нос на палубу. Ее спасители собрались у сходен и, как водится, с кем-то ссорились. Этот кто-то, судя по эмблеме на шарфе, был большим полицейским чином. На причале выстроился отряд солдат, который хоть и не вмешивался в дискуссию, но и впечатления праздношатающихся не производил.
        Спор с полицейским, как и следовало ожидать, закончился арестом спорщиков. В любом споре за властью всегда последнее слово, и хорошо, если это слово - не приговор. Алина хотела уже выйти на палубу, но мягкая рука зажала ей рот и оттянула назад.
        - Не спеши, - услышала девушка тихий шепот тени. - Эти новые люди тебе не друзья.
        - А ты? - фыркнула ей в ладонь Алина.
        - Скажем так, они меньше друзья, чем я, - отранжировала новоприбывших тень.
        - Алгора, когда же это кончится? - в сердцах прошептала Алина.
        - Не раньше, чем найдем этот клад, - ответила тень. - То есть, если верить твоей версии о маразме - никогда.
        Алина вздохнула.
        - А какой-нибудь другой версии у тебя нет?
        - У меня - нет. А вот у этих, похоже, есть. Терпение и внимание - вот все, что нам сейчас нужно. Стражи вашей расы бдительны только первые полчаса, потом монотонность притупит их внимание, и можно будет действовать.
        - Надеюсь, ты никого не собираешься убивать?
        - Не беспокойся. Мертвец - слишком четкий след, чтобы мы могли позволить себе такую роскошь. Скоро стемнеет, и пойдет дождь. Тогда придет наше время.
        Алина кивнула, и отошла от двери. Забралась с ногами на кровать, и загрустила. Тень забилась в темный угол рядом с дверью, закуталась в плащ и пропала из виду. Не прошло и часа, как начался обещанный ею дождь. Начался с легкой измороси, а потом полил в полную силу. К полуночи пожаловала смена караула. Шестерых усталых стражников сменили шестеро сонных. Двое заняли пост у сходен, остальные, едва сержант со сменой пропали из поля зрения, забрались под тент на средней палубе и затеяли ленивую игру в фишки. Тень выждала еще полчаса, и выбралась из своего убежища.
        - Пора, - тихо сказала она. - Я расчищу путь, и позову тебя.
        Алина бросила на нее тревожный взгляд, но ничего не сказала. Сама она забилась бы в каюте, и носа не высовывала. К сожалению, ее мнением в этом приключении практически не интересовались.
        Тень осторожно выскользнула наружу. Никто из караульных не заметил, как открылась и закрылась дверь. Не заметили они и краббов, бесшумно поднявшихся из воды. Тень замерла. Краббов было десятка три, не меньше. Четверо занялись караульными у сходен. Тихо сняли и бесшумно опустили под воду. Игроки в фишки не надолго пережили своих товарищей. Еще десяток краббов развернулся перед входом в каюту, явно готовясь отразить нападение. Тень с легким любопытством следила за их действиями.
        Убедившись, что атаки не будет, краббы решительно ворвались внутрь. Алина удивленно подняла голову. Вместо тени в дверном проеме стояли сразу трое краббов с кинжалами наготове.
        - Опять вы? - обречено вздохнула Алина.
        - Маску надень, - коротко приказал тот, что стоял посередине.
        Алина послушно натянула на лицо маску. Не такую роскошную, как была у нее на "Пеликане", но та, увы, безнадежно склеила ласты. Пришлось ее выбросить. Эту Алина нашла в шкафу у Фалко. Маска выглядела симпатично, но не более того. Крабб внимательно проверил крепления маски, снял с оружейного пояса связку тонких кожаных ремней и крепко связал девушку. Алина мысленно порадовалась, что в этот раз она хотя бы одета прилично. Крабб взял ее на руки, и вышел на палубу. Послышался тихий короткий свист, и зеленокожие воины разом ушли под воду. Там их ждал второй отряд. Спустившись к самому дну, краббы быстро поплыли прочь. Если кто и заметил скользящую по самому дну тень, то принял ее за свою собственную.
        Пару раз впереди мелькала подводная лампа - то ли припозднившийся моряк, то ли городская стража - и отряд моментально замирал у самого дна. За линией причалов скучал с лампой форменный оборванец. Краббы уверенно направились к нему.
        "С успехом?" - просигналил оборванец.
        "Не твое дело", - отрезал один из краббов. - "Указывай путь".
        Оборванец перевернулся в воде, и поплыл вперед, освещая себе путь подводной лампой. Краббы следовали за ним за пределами светового круга. Обогнув купола местной бедноты, оборванец привел их к затопленной шахте. Там ждал другой человек, почти голый, но заросший до такой степени, что вполне мог заменять одежду волосами. Подняв лампу, он осветил трещину в скале, и нырнул туда. Краббы с пленницей последовали за ним. Один на ходу сунул первому провожатому мелкую монету, и презрительно отпихнул того прочь.
        Оборванец отплыл в сторону, и только на почтительном расстоянии позволил себе недовольно фыркнуть. Горсточка пузырьков устремилась вверх. Крепкие пальцы сжали горло человека, и утянули того на самое дно.
        Краббы примерно полчаса петляли по подводному лабиринту вслед за своим проводником, пока не всплыли в небольшом гроте. В дальней стене красовалась треугольная трещина, через которую вливался внутрь мягкий свет Алгоры. Проводник протянул ладонь за платой, получил удар гарпуном в шею и удалился на морское дно. Алину передернуло. Двое краббов, державших ее под руки, обменялись удивленными взглядами. Один из них стянул с лица Алины маску, сделав это с подчеркнутым уважением, но девушка была слишком напугана, чтобы оценить жест по достоинству.
        К северной стене лепилась то ли отмель, то ли широкий каменный карниз, и на ней было еще больше краббов. Чуть дальше едва виднелся над водой корпус небольшого корабля. Мачты были сложены, надстройки убраны и только на корме была развернута батарея гарпунных пушек. Командовал краббами жрец в алой мантии, и никакого сочувствия том единственном взгляде, что он удостоил пленницу, не наблюдалось и в помине. Он коротко мотнул головой, один из похитителей поднял Алину на руки и понес вперед. Другой о чем-то залопотал жрецу, но тот только отмахнулся.
        Прилив практически поглотил отмель, и ящероподобные воины сновали туда-сюда по щиколотку в воде. Одни перетаскивали с корабля снаряжение и оружие, другие спешно возводили укрепления из коралла, песка и камня, третьи просто патрулировали, зорко поглядывая по сторонам и принюхиваясь к доносимым из трещины запахам. Чувствовалось, что устраивались пришельцы надолго и всерьез.
        Крабб отнес Алину в дальний угол отмели. Там, за уступом, оказалась незатопленная расщелина. Небольшая по размерам, так что краббу даже пришлось наклонить голову, входя туда. На каменном полу была небрежно брошена охапка сухих водорослей. Крабб пнул их ногой, убедился, что никакая вредоносная живность не покусится на ценную пленницу раньше времени, и опустил Алину на это ложе. Почти тотчас послышались шлепающие шаги. Крабб обернулся, поднимая гарпун, но сразу опустил оружие.
        Пришедших было четверо. Возглавлял их крупный воин в доспехах из акульей кожи, расписанных алыми знаками. Крабб, принесший Алину, отвесил ему уважительный поклон, получив взамен легкий приветственный кивок. Очевидно, большой начальник, хотя и не тот вождь, который общался с Алиной на Печати Фервора. Начальство сопровождали двое воинов попроще. На каждом была только кожаная портупея, но в руках каждый держал металлический гарпун.
        Четвертым и последним был безрукий Улти. Увидев связанную Алину, он довольно оскалился, демонстрируя гнилые зубы. Девушку передернуло. Предводитель новоприбывших бросил взгляд через плечо, и брезгливо махнул рукой, словно отгоняя назойливое насекомое. Один из его воинов тотчас сгреб Улти за шиворот, и пинком отправил прочь с начальственных глаз.
        - Тебе уже заплатили, предатель, - пролаял он на всеобщем. - Убирайся, и не путайся в ногах, пока не позовут.
        Состроив совсем уж мерзкую гримасу, Улти поспешил растаять в темноте. Краббы не высоко оценили его помощь, и совершенно не ценили его самого. Но для Улти это было не главным. Главным была его месть.
        - За что он меня так ненавидит? - вздохнула Алина.
        - Какая разница, если от его мнения ничего не зависит? - профырчал в ответ предводитель краббов. - А задумываться над мотивацией предателя - слишком много чести для него. Хотя, мои воины говорят, что ты выразила сожаление ликвидацией другого предателя. Проводника через подводные пещеры. Это правда?
        - Ну, в общем, да, - неуверенно сказала Алина, одновременно гадая, чем для нее может обернуться секундная слабость в обществе прирожденных воинов.
        По всему выходило, что хуже все равно не будет.
        - Почему? - сразу спросил предводитель краббов.
        - Ну, человек, все-таки, - совсем замялась Алина.
        Предводитель краббов в ответ недовольно фыркнул.
        - Слушай, насчет этого проклятого письма, - осторожно начала Алина. - А вдруг его вообще не было?
        - Было, - коротко ответил предводитель краббов, и вынул из поясной сумки сложенный вчетверо лист зеленоватой бумаги: - Вот оно. Я нашел его, пока наши синерожие союзники громили улей. К сожалению, от одной половины описания толку немного, а наш жрец не желает обменять тебя на вторую половину.
        - Почему? - искренне изумилась Алина.
        - Потому что желает принести тебя в жертву Фервору, - недовольно пояснил предводитель краббов. Скривился, и задал неожиданный вопрос: - Считаешь ли ты себя святой Алгоры?
        - Э… Ну… Не знаю, - только и смогла выдать Алина без предварительного обдумывания.
        - Плохо, - сказал предводитель краббов. - Некоторые мои воины так считают, и это порождает большие сложности с твоим жертвоприношением. Если узнаешь наверняка, пожалуйста, дай мне знать.
        Он повернулся, и зашлепал прочь. Его воины остались рядом с девушкой, встав на страже. Тому краббу, что принес сюда пленницу, это не очень понравилось. Они злобно поворчали друг на друга, но у новоприбывших был численный перевес и лучшее оружие, поэтому тому не оставалось ничего иного, как убраться. Алина, которая с растущим опасением следила за спорщиками, вздохнула с облегчением. Ей, если подумать, было все равно, под каким соусом ее принесут в жертву. Лишь бы в пылу спора не закололи. Все церемонии огнепоклонники проводили на рассвете, что давало несколько часов жизни. За это время Алину вполне могут спасти. Или перепохитить… Вот знала бы, какое наследство оставил отец - послала бы письмо с сожалениями на имя хранителя Сергия, и уехала бы далеко на восток, или еще куда. Не так важно. Главное, подальше от всех этих безумцев с их кладами и жертвоприношениями.
        Предавшись меланхолии, сам момент спасения Алина пропустила. Один из стражей застыл, как изваяние. Другой неспешно прохаживался туда-сюда. Когда этот второй вдруг повалился на своего товарища, тот даже успел удивленно раскрыть глаза. Серая тень материализовалась, и хлестнула по ним. Крабб отшатнулся, и открыл было рот, чтобы разом выразить свое недовольство и поднять тревогу. Гарпун оседающего трупа взлетел вверх, и навсегда лишил оплошавшего стражника права речи.
        Мертвые тела осели на пол. Алина же, напротив, взмыла вверх, подхваченная сильными руками. Не тратя время на ремни, тень быстро унесла ее во тьму. Это похищение, в отличие от предыдущего, прошло для краббов незамеченным, но в гроте были не только краббы. Пара зорких глаз следила за Алиной из темноты, упиваясь ее беспомощностью и, как казалось, обреченностью. Счастье оказалось недолгим.
        Проглотив разочарование, Улти заорал на весь грот:
        - Тревога! Девчонку украли! Держите их, идиоты!
        Кто-то оглянулся на шум, но не все краббы владели всеобщим, поэтому больше смотрели на крикуна, и взгляды эти доброжелательностью не отличались.
        - Какой же он все-таки гад, - констатировала Алина.
        - Тихо, - скомандовала тень, продолжая беззвучно шагать по мелководью.
        Несколько краббов прошлепали к расщелине, обнаружили трупы и коротким свистом известили остальных. Лагерь пришел в движение. Часть воинов тотчас ушла под воду, другие развернулись широкой цепью и побрели по отмели. Несколько групп помчались в разных направлениях. Короткий пересвист известил о причинах переполоха караульных у выхода из грота.
        - Скорее, кретины! - продолжал надрываться Улти. - Туда! Туда!
        В воздухе беззвучно пронеслась арбалетная стрела, устранив источник лишнего шума. Тень прижала Алину к стене, закрывая собой. Мимо протопал отряд краббов. Один подозрительно потянул носом воздух, и замедлил шаг. Остальные поспешили дальше. Задержавшийся недовольно фыркнул, и зашлепал следом, но все-таки вернулся, и остановился, принюхиваясь. От стены отделилась тень. Крабб поднял голову, пытаясь разглядеть, кто ее отбрасывает. Вынырнувший из темноты нож ударил его в шею.
        Тень ловко подхватила пошатнувшуюся Алину, и быстро направилась к воде, мысленно кляня внимательного крабба. Ее чуткие уши уловили осторожное шлепанье. Отряд заметил потерю бойца, и возвращался, стараясь не вспугнуть добычу. Тень зашла в воду по пояс. Дальше отмель резко обрывалась вниз. Тень перерезала ремни, стягивающие алинины запястья, и отбросила их в сторону.
        - Надень маску, и плыви рядом со мной, - шепнула она, ложась на воду.
        Алина поспешила исполнить указание. Прижимаясь ко дну, они больше поползли, чем поплыли. Приближавшийся отряд краббов протопал почти рядом, но тем и в голову не пришло, что у беглецов хватит нахальства поплыть навстречу. На что тень и рассчитывала. Чуть отстав, она перерезала ремни на ногах Алины, спрятала их под плащом, и легким толчком велела той плыть дальше, забирая левее, к обрыву. Каменная стена уходила отвесно вниз. Краббы тем временем обнаружили мертвеца, перерезанные ремни чуть в стороне от него, и свистом известили остальных о предполагаемом местонахождении беглецов. Направление было ложным, но краббы тоже не первый день играли в такие игры, и сразу расширили зону поисков. Тень чувствовала поднятые ими колебания воды, и эти колебания неумолимо приближались. Скорость приближения оптимизма не внушала.
        Тень догнала Алину, поймала за кисть и начала складывать пальцы в слова:
        "Нас не заметили, но догоняют. Чувствуешь впереди течение?"
        "Да. Холодное", - ответила Алина.
        "Отлично. Оно впадает в расщелину. Держись этого курса, и ты ее не пропустишь. Заплывешь в расщелину, и плыви по течению. Если повезет, оно выведет тебя на поверхность. Если нет, затаись и жди. Я вернусь".
        "Куда ты?" - спросила Алина.
        "Одна я проскользну мимо краббов. Найду помощь, и вернусь".
        "Найди Брика", - попросила Алина.
        "Непременно", - пообещала тень. - "Он - самый разумный из всей этой компании. Возьми".
        Тень вложила ей в руку нож, легко сжала кисть на прощание, и тотчас исчезла. Алина неуверенно провела рядом рукой. Никого. Подавив легкий приступ паники, Алина поплыла дальше. Главное - не пропустить расщелину, присутствия которой девушка, в отличие от тени, совершенно не ощущала. Отец, вроде, что-то подобное пытался ей привить, но безуспешно. Единственное, что осталось от его науки - никогда не паниковать. Паника под водой убивает быстрее мако. Еще там было что-то про течение… Алина поймала мысль за хвостик, как зазевавшуюся рыбешку, и рассмотрела со всех сторон. Точно, было. Как будто бы перед узким местом течение воды усиливается. Вот как, например, здесь - словно подсказал кто-то.
        Девушка подалась ближе к стене, и точно коснулась пальцами сглаженного водой уступа. Расщелина была неширокой - Алина едва могла в нее протиснуться, но дальше стены расступались, позволяя плыть нормально. Тьма в тоннеле была кромешной, и двигаться приходилось исключительно на ощупь. Алина держала нож наготове, готовая устрашить - тоже на ощупь - любого подводного злодея. Стиль продвижения был творческим компромиссом между стремлением шуметь погромче, чтобы заранее распугать местную ядовито-кусаче-колючую живность, и желанием вести себя потише, чтобы не привлечь внимание краббов.
        Выбранная тактика оказалась успешной. За первые полчаса пути девушку никто не поймал, не укусил и она всего два раза ушибла пальцы о камни. Потом тоннель раздвоился. Один путь круто уходил вниз, другой плавно забирал вверх. Течение было сильным внизу, наверху почти отсутствовало. Видимо, туда поступали излишки воды, что свидетельствовало о сужении нижнего тоннеля. Алина задумалась. Путь наверх мог вывести ее на поверхность. Путь вниз определенно тоже вел не в тупик, должна же вода куда-то деваться. Впрочем, все могло быть совсем не так, и даже наоборот.
        Где она находится, Алина примерно представляла. Эта северо-восточная область скального кольца, окружавшего Кампавалис, всегда имела дурную славу. Здесь был настоящий подводный лабиринт, состоящий из множества пещер, соединенных тоннелями вроде этого. Еще во времена основания Кампавалиса кто-то решил, будто здесь может быть месторождение алмазов, вроде того, что позднее открыли чуть западнее. Множество любителей быстрой наживы навсегда сгинули в этом лабиринте. Поговаривали, что их души не нашли покоя, и продолжают скитаться по затопленным тоннелям, жестоко расправляясь с теми, кому выпадет несчастье попасть в их призрачные руки. В период упадка города тоннели приглянулись контрабандистам, которые тоже не жаловали любопытных сограждан. Масла в огонь подливали и алые жрецы. Они говорили, что до того, как Фервор в ярости уронил на землю пылающее небо, и Алгора, чтобы спасти их творения, затопила весь мир, был в этих тоннелях настоящий подземный город. Древние люди самоуверенно надеялись укрыться там от гнева пылающего бога. Разумеется, их самонадеянные усилия пошли прахом, в каковой и обратились все
обитатели подземного города, когда Фервор в гневе своем ворвался внутрь. Опаленное подземелье было навечно проклято пылающим богом, и те немногие безумцы, что осмелились сунуть туда свой любопытный нос и выбрались обратно, скончались в страшных мучениях. Алина, уже второй раз сбегавшая чуть ли не с алтаря Фервора, лишний раз гневить вспыльчивого бога совсем не хотела.
        Забравшись в верхний тоннель, девушка устроилась на отполированном водой каменном дне и совсем загрустила. Грусть плавно перетекла в неглубокий тревожный сон. Никакие злодеи ее там не терроризировали, но проснулась Алина с четким ощущением, что рядом кто-то есть. Она торопливо нашарила выпавший из руки нож, и замерла, вглядываясь во тьму. Ничего не увидела, но тревожное ощущение не отпускало. Этот кто-то был совсем рядом, и одновременно - очень далеко. Когда Алина сконцентрировала на нем все свое внимание, она словно услышала слова:
        - Вниз! Плыви вниз!
        Другой кто-то - скорее всего, посланец Фервора - спокойно и внятно напомнил о судьбе тех, кто сгинул в этих тоннелях. Алина испуганно начала отползать по верхнему тоннелю. Первый кто-то невнятно выругался, и снова призвал Алину вниз, обещая покой и неслыханное богатство, если только она его послушается. Голос напоминал отцовский, но разобрать точно мешал гулкий шум в ушах. Кто-то, словно подслушав ее мысли, тотчас добавил в список соблазнов устранение этого шума. Достаточно спуститься на полсотни саженей вниз. Алина отрицательно помотала головой, и зовущий ее голос сразу ослаб. Слова сливались в монотонный гул, и тонули в гудящем шуме. Наверх пробивалось только одно слово: "вниз". Алина оттолкнулась от пола, и поплыла вверх. Голос бесновался на пределе слышимости, ругаясь и приказывая вернуться. Алина плыла все быстрее, и вдруг увидела впереди свет.
        Выход из тоннеля напоминал чуть наклоненную чашу. Поступающая снизу вода заполняла ее, и лениво переливалась через край. Располагалась эта чаша в гроте, подобном тому, что не так давно покинула Алина. Даже отмель присутствовала, и к ней у каменной россыпи был пришвартовал небольшой корабль. Хвала Алгоре, не краббовский. Обычный двухмачтовый иол, каких полно в любом порту королевства. Трещин в потолке не наблюдалось, но влажные стены грота облюбовали люциферины, и света вполне хватало.
        Не дожидаясь, пока глаза окончательно привыкнут к яркому освещению, Алина выбралась из чаши. Наклон был сделан в сторону воды, а с самой верхней точки можно было спрыгнуть сразу на отмель. Высота составляла чуть больше сажени. Алина легко соскользнула вниз, но привыкшее к водной среде тело повело в сторону. Сделав пару заплетающихся шагов, девушка устало опустилась на камень. Левая рука уперлась во что-то мягкое. Лениво обернувшись, Алина обнаружила, что упирается в плечо дуа" леора. Точнее, его верхней половины. Где в это время болталась нижняя, один Фервор знает.
        Поспешно отдернув руку, Алина огляделась по сторонам. То, что она приняла за каменную россыпь, на второй взгляд оказалось свалкой мертвецов. Люди и дуа" леоры лежали вперемешку - перед мрачным ликом смерти все равны. Основная масса полегла перед кораблем, но несколько тел отмечали наивысшую точку прилива. Наверное, пытались избежать общей судьбы, но смерть настигла их, а вода принесла обратно.
        Окликнуть выживших девушка не осмелилась, да и не была уверена, что ей тут будут рады. Мысль нырнуть обратно в тоннель показалась еще менее симпатичной. Там либо обратно, на костер Фервора, либо вниз, к навязчивым призракам, от которых, опять же, на берега огненной реки. Если бы у Алины был выбор, она бы предпочла ледяной край Алгоры, тихий и полный покоя. Впрочем, втайне она считала, что совместное творчество у богов получается лучше, и не спешила покидать реальный мир.
        Она на цыпочках приблизилась к кораблю. Никаких признаков жизни не заметила, и, немного осмелев, подошла ближе. У опрокинутых сходен, опираясь спиной на валун, сидел еще один дуа" леор, показавшийся Алине знакомым. Тот же изящный черный плащ, чистый и даже совсем не помятый, остроносые ухоженные сапоги… Дуа" леор медленно поднял голову. На усталом лице промелькнула едва заметная улыбка.
        - Здравствуйте, Алина, - сказал Д" ель Дуа" мель Дуа" лора.
        - Э-э, привет, Д" ель, - ответила Алина.
        - Рад, что после пережитых испытаний Алгора послала мне именно вас, - сказал Д" ель.
        Алина попятилась назад.
        - Имей в виду, у меня нож, - пригрозила она на всякий случай.
        - Благодарю, я и сам заметил это, - кивнул Д" ель.
        Откинул полу плаща, и продемонстрировал длинноствольный пистолет. Алина тяжело вздохнула.


* * *
        Фалко вздрогнул, когда его лица коснулась мягкая ладонь.
        - Эй, я - тень, а не привидение, - услышал он насмешливый шепот. - Возьми ключи, и выбирайтесь отсюда. Хватит уже бездельничать. Алину опять украли.
        - Кто?! - моментально вышла из своего отрешенного состояния Лимия.
        - Вначале краббы. Потом я. Сейчас она в очень ненадежном месте. Действуйте тихо, и быстро.
        Совсем тихо не получилось, но зато очень быстро. Лимия решительно отодвинула Фалко от решетки, отобрала ключи и моментально нашла нужный. Тихо крякнул замок. Оттолкнув решетку, Лимия муреной выскользнула из камеры. Тень беззвучно материализовалась рядом.
        - Наше оружие нашла? - спросила у нее Лимия, пока через узкий проход протискивались остальные.
        - Ты полагаешь, у меня других дел не было? - ответила тень. - У охраны намародерствуете. Им оно все равно не понадобится.
        - Обязательно было убивать? - недовольно спросил Фалко.
        - Нет, - отозвалась тень. - Поэтому они пока живы. Просто спят. А что ждет их по пробуждении за сон на посту, решать коменданту и Фервору. Еще вопросы есть?
        - Да, - буркнула Лимия. - Чего мы ждем?
        - Вас. Пойдем. Только не разбудите спящих.
        Тень словно растаяла в тюремном сумраке. Люди, стараясь ступать как можно тише, поспешили к воротам. Железные створки были чуть приоткрыты. Здесь же стояла тень с ножом в руке.
        "Что?" - жестом спросил Фалко.
        Тень с усмешкой кивнула на левую створку. На каменном полу валялась разбитая масляная лампа. На самой створке было наспех накарябано маслом:
        "Спасибо. И вам удачного побега!"
        - Семь бед - один ответ, - выдохнул Фалко под нос древнюю мудрость. - Ладно, нечего тут торчать. Когда охрана проснется?
        - Если не будете шуметь, к утру, - сообщила тень. - Сейчас идем нижним коридором, выходим на хозяйственный уровень. Там есть выход. Постарайтесь дышать пореже. А лучше вообще не дышать.
        Тень двинулась первой, быстро растаяв в сером сумраке. Караульное помещение находилось сразу за воротами, слева. Четверо стражников спали, сидя вокруг стола. Еще один скорчился прямо на полу. Их быстро разоружили. У троих были тесаки, еще двое были вооружены арбалетами. Совет дышать пореже пришелся очень кстати. В воздухе разливался сладковатый дурман, так и норовивший утащить мозг в страну грез.
        Буквально за поворотом натолкнулись на предыдущих беглецов. Человек шесть в серых дешевых костюмах спали вповалку. Фалко, с трудом сдерживая желание к ним присоединиться, едва ковылял. Лимия повисла у него на плече, и чуть не повалила на пол. Дерк едва удержал обоих, и больше поволок, чем повел по коридору. Тень дожидалась их у развилки. Из правой потянуло свежим морским воздухом, быстро развеявшим дурман в головах.
        - А я как раз думала, пройдете вы или нет? - заметила тень. - Значит, если человека заранее предупредить, пятьдесят саженей он одолеет.
        - Пятьдесят? - вяло удивился Фалко. - Я думал, мы отмахали целую милю.
        - Пятьдесят три сажени, плюс сколько-то вы там намотали в караульном помещении. Умножая на среднюю скорость передвижения…
        - Слушай, спасибо, конечно, но давай ты потом посчитаешь, - перебила ее Лимия. - Где моя сестра?
        - Неофициально это место называется лабиринтом призраков, это в двух милях от поселения Рыбья кость.
        - Знаю, - недовольно кивнула Лимия. - Ничего лучше выбрать не смогла?
        - Выбирали краббы, - уточнила тень. - И один ваш приятель по имени Улти. Нам направо.
        - Улти, - протянула Лимия. - Когда я поймаю этого урода, он меня на коленях будет умолять отправить его к Фервору.
        - Ты опоздала, он уже там, - сообщила тень. - Краббы используют предателей, но совершенно не умеют их ценить.
        - Кстати, сколько там краббов? - вклинился в разговор Фалко.
        - Сотни полторы. Плюс двадцатипушечный фрегат. При желании может вместить всю эту банду, но я бы не стала игнорировать вероятность наличия еще одного корабля.


        - Полторы сотни? Надо же. А гарнизонная эскадра, как назло, отсутствует, - недовольно проворчал Фалко.
        - Я мимоходом сочинила от вашего имени донос этому инспектору, - сообщила тень. - Подобная деятельная натура способна мобилизовать внутренние резервы. Налево, и готовьте маски.
        Тюремный склад представлял из себя большой купол, наполовину заполненный водой. На поверхности покоились кое-как сколоченные плоты, пригодные разве что для транспортировки грузов в пределах склада. Подняться еще выше воде мешала воздушная подушка под куполом. Низ склада опоясывала высокая коралловая решетка, набранная из квадратных секций. Тень подплыла к одной из них, и легко спихнула секцию с креплений.
        Город спал. Начавшийся было дождь быстро закончился, и Алгора прогнала с небес тучи, столь поверхностно относящиеся к своим обязанностям. Верхние слои воды были залиты ее мягким светом, но просветить город до самого дна хватало сил только у Фервора. Тень держалась у самого дна, ориентируясь в темноте не хуже, чем ее спутники, выросшие в Кампавалисе. Фалко взял это на заметку, решив при случае подкинуть пищу для размышлений адмиралу Каедо. Ближе к порту тень стала забирать влево.
        "Я предпочитаю передвигаться на своей лодке", - просигналил Фалко.
        "Прекрасно тебя понимаю", - ответила тень. - "Но смена караула на твоей лодке происходит раз в три часа, и эти три часа как раз сейчас истекают"
        "Тогда поспешим. Наши караульные не слишком точны, и немного времени еще есть, а моя "Сагитта" - самая быстрая лодка в Кампавалисе"
        Тень молча перевернулась в воде, и поплыла в направлении плавучих башен. К исходу третьего часа они не успели, но и городская стража полностью оправдала нелестное мнение Брика. Когда все четверо бесшумно всплыли у борта "Сагитты", отряд стражи как раз промаршировал на ее палубу. Стражники остановились, и удивленно огляделись по сторонам.
        - Ты уверен, что эта лодка? - спросил один другого.
        - Сказано "Сагитта". Э-эй, на борту!
        Тишина была ответом. Кто-то заглянул в каюту.
        - Не заперто, - сообщил он. - Но никого нет.
        - И что делать будем? - лениво осведомился другой стражник. - Пойдем в казарму сон досматривать.
        - Разогнался, - отозвался самый долговязый. - Сбегай к сержанту, и доложи, что на "Сагитте" никого нет. А лодка-то богатая, такие без охраны не кидают. Что-то тут нечисто. Смотрите в оба, ребята.
        Ребята, за исключением убежавшего с докладом, послушно посмотрели в оба. Ничего интересного не увидели, о чем и сообщили долговязому. Тот недовольно кивнул.
        - Значит так, - посетила его новая мысль. - Вы двое - в воду. Посмотрите, что там снизу. А вы двое - к пушке.
        Двое, недовольно ворча, натянули маски, вытянули тесаки и шагнули через борт. Еще двое направились к пушке. У них на пути вырос Дерк.
        - А ты кто такой? - успел удивиться один из стражников.
        Дерк, не отвечая, сгреб обоих за грудки и треснул головами друг о друга. Долговязый схватился за эфес шпаги. Холодное лезвие ножа прижалось к его шее, а вкрадчивый шепот нежно посоветовал не шалить. Из воды вынырнул один из стражников.
        - Под водой никого нет, - сходу доложил он.
        - Сейчас будет, - спокойно отозвался Дерк, и скинул прямо на стражника двух его оглушенных товарищей.
        - Ты следующий, - шепнула тень, и легонько подтолкнула долговязого в спину.
        Тот с достоинством шагнул через борт, и плюхнулся, подняв тучу брызг. Фалко и Лимия тем временем отвязали канаты. Подхваченная начинающимся отливом, "Сагитта" медленно отползла от причала. Звякнули освобожденные стопоры, закидывая рею на положенное ей место. Развернулся, хлопнул и наполнился ветром парус.
        "Сагитта" быстро набирала ход. Причал таял в ночном сумраке. Из воды вынырнули все пятеро стражников. Они размахивали оружием и что-то кричали, но ветер относил слова в сторону.
        - Надо выбраться из города, пока эти клоуны не перебудили весь гарнизон, - задумчиво сказала Лимия. - А-то как бы нас крепости не обстреляли.
        - Полагаю, в каждой крепости уже лежит приказ не выпускать "Сагитту" без специального разрешения, - отозвалась тень. - Этот Пертинакс производит впечатление серьезного человека, а люди адмирала Каедо - не эти клоуны.
        - Прорвемся, - оптимистично заявил Фалко. - Сама Алгора освещает наш путь.
        - Эк тебя занесло, - улыбнулась тень. - А если она светит канонирам крепостей?
        - Тогда придется вспомнить все, чему меня учила жизнь и королевская академия.
        - Вот что мне нравится в людях, так это их неудержимое стремление ломиться в запертую главную дверь, бесстрашно игнорируя боковой вход.
        - Если есть предложение получше, скажи прямо, - буркнула Лимия. - Но только не тайными ходами через лабиринт призраков. Вокруг будет и быстрее, и надежнее.
        - Не уверена, - возразила тень. - Но можно и вокруг. С этой стороны лабиринта призраков есть грот, в котором сейчас базируется корабль с бойцами Черепа. Люди Улти выследили корабль, и сдали своим союзникам - краббам. Те планировали нападение, но потом отказались от него. Причины мне не известны. Полагаю, просто не хотели демаскировать свое присутствие. Используя ваши связи с Черепом и сообщив этим людям об опасности, мы имеем неплохой шанс склонить их к временному союзу против общего врага.
        - Откуда информация? - с изрядной долей недоверия в голосе спросила Лимия.
        - Пока вы знакомились с местным правосудием, я обзавелась новым и очень разговорчивым другом из команды столь нелюбимого вами Улти.
        - Представляю, как ты его разговорила, - буркнула Лимия.
        - Лучше не надо, - заверила ее тень. - Плохо по ночам спать будешь.
        - Ну, знаешь…
        - Отставить, - скомандовал Фалко. - Нам более чем хватает внешних врагов. Предложение дельное. Если договоримся с этими людьми, то используем их корабль. А вот насколько мы можем доверять его экипажу?
        - Пока краббы рядом - вполне, - высказала свою точку зрения тень. - А потом мы точно также можем предать их, не дожидаясь подобного хода с их стороны.
        - Разумно, - кивнул Фалко. - Хотя не скажу, что мне это нравится. Куда править?
        - Сейчас - на двенадцать градусов к северу, - сказала тень, бросив взгляд на звезды. - Потом держись вдоль стены. Я скажу - когда нырнуть.
        - Так просто не заплыть? - недовольно уточнил Фалко, поворачивая рулевой рычаг.
        - Нет. Даже на пике отлива потолок будет как раз на уровне воды. Но там есть замаскированный кабестан, так что затащить внутрь твою лодку не составит труда.
        - Не слишком ли много ты знаешь об этом гроте? - усомнилась Лимия.
        - Мы раньше использовали его как звено в цепи проникновения, - спокойно пояснила тень: - Потом землетрясение обрушило ход на другую сторону, и пришлось искать другой путь. Кабестан установили контрабандисты, использовавшие грот под склад. Мы не трогали их товары, а они не ползали по тоннелям, и все были довольны.
        - Прямо гармония асоциальных элементов, - проворчал Фалко. - Ты, часом, не спросила, что за рыба этот Улти?
        - Спросила, - ответила тень.
        - И что он ответил? - поинтересовалась Лимия.
        - Из того, что представляет интерес - следующее. Улти по каким-то причинам не мог проживать в Кампавалисе. Будь он жив, последнее стоило бы взять на заметку, поскольку у вас тут целый квартал голодранцев. Одним больше - одним меньше. Возможно, дело в характере его деятельности. Улти сколотил из местных нищих небольшую шпионскую сеть, услуги которой продавал всем желающим. Толку с них, полагаю, немного, но у голодранцев и гонорары соответствующие, так что свой рынок у него был. С полицией не контактировал, поэтому Череп смотрел на его проделки сквозь пальцы. Последнее время активно сотрудничал с краббами и даже стал огнепоклонником, но для тех предатель всегда остается предателем.
        - Так ему и надо, - буркнула себе под нос Лимия.
        У скал болталась одинокая лодка, но и она, заметив приближение "Сагитты", поспешно подняла паруса и умчалась в сторону города.
        - На север, порядка четверти мили, - сказала тень.
        - А я думал, эти у самого входа болтались, - заметил Фалко.
        - Ты правильно думал, но здесь другой грот, - пояснила тень.
        - Сколько же их тут?
        - Да не меньше сотни, - ответила Лимия. - И все - одинаковые. Наверное, творцы руку набивали перед созданием мира.
        "Сагитта" пошла вдоль стены. По сигналу тени Дерк убрал парус. Лодка еще немного прошла по инерции, и остановилась. Тень указала на причудливую трещину в скале.
        - Вход - под ней.
        - Погружаемся, - скомандовал Фалко. - Говоришь, под самой поверхностью? Тогда складываем мачту и обойдемся двумя центральными секциями. Дерк, снимай заглушки.


        "Сагитта" неспешно погрузилась под воду. Вход был достаточно просторен, чтобы мог пройти небольшой корабль. Дно покрывали синие водоросли. Тень пошарила в них, и вытянула изрядно истрепавшийся канат. Дерк, прихватив подводную лампу, поплыл вперед. Тень плыла следом, держась за пределами светового круга. Кабестан оказался под стать канату - старый и неухоженный. Тем не менее, в рабочем состоянии. Дерк придирчиво осмотрел его, потом аккуратно повесил лампу на крюк в стене.
        "Полагаю, вчетвером мы без труда сможем его использовать", - просигналила тень.
        Дерк кивнул, примерился и потянул за ближайший рычаг. Канат начал подниматься. Дерк продолжал вращать барабан. Канат натянулся. Дерк чуть сбавил темп, чтобы не породить рывка, а затем вернулся к прежнему ритму. Скоро в поле зрения появилась "Сагитта". Фалко и Лимия плыли у бортов, не позволяя лодке отклониться и задеть за стену. Дерк позволил "Сагитте" приблизиться, а потом закрутил барабан обратно, освобождая канат. Фалко поднырнул под корпусом, и освободит нос лодки.
        "Кинем канат обратно?" - просигналила Лимия.
        "На обратном пути", - отмахнулся Фалко. - "Кстати, а обратно как?"
        "Так же", - ответила тень. - "Там такой же кабестан, только лучше замаскированный".
        "Отлично. Тогда всплываем".
        Грот был просторен. На влажных стенах вольготно раскинулись колонии люциферинов, давая ровный мягкий свет. Послабее, конечно, чем сияние Алгоры, но для освещения грота хватало. У северной стены скала выдавалась вперед, образуя ровную полукруглую площадку. К ней был пришвартован небольшой двухмачтовый иол с поднятыми над водой широкими рулевыми крыльями. На желтой корме было выведено игривое название "Русалка".
        - Капитана не знаю, но с Черепом эта "Русалка" точно работала, - сообщила Лимия. - Возила что-то с севера.
        - Наверное, браконьеры, - сделал вывод Фалко. - Будем говорить вежливо, но сурово.
        Дерк криво усмехнулся. Фалко нырнул в каюту, и появился в новом поясе, увешанном серыми керамическими шариками с кулак величиной. Четыре штуки - обычные огненные гранаты тринадцатой категории. Слабенькие, обычно используются как осветительные, но если в кого попадет - мало не покажется. Особый состав масла горит даже под водой. Еще две были помечены предупреждающей черной полосой - шрапнель. Вот это уже серьезно. В такой гранате, помимо мощного порохового заряда, присутствовала резаная лента из настоящего металла. Убойная штука, но когда каждая пара осколков тянет на металлическую монету, поневоле задумаешься о "возлюби ближнего своего". А для "дальних" и обычная огненная граната сойдет. Хотя, конечно, лучше пятнашка, с пороховой начинкой.
        - Какая-то тварь смыла весь порох, - недовольно заметил Фалко, протягивая Лимии пару пистолетов. - Так что это - все.
        - А мушкеты? - тихо спросил Дерк.
        - На месте, но они не заряжены.
        - Тогда забери эту игрушку, и дай мне второй тесак.
        Дерк перебросил Фалко отобранный у стражников арбалет. Пройдя по палубе, наклонился у мачты и вынул из-под рамы короткоствольный пистолет. Сунул его за пазуху, и прошел на нос, с двумя тесаками, небрежно зажатыми подмышкой.
        "Сагитта" приближалась так, чтобы в любой момент положить руль налево, и уйти прочь от опасности. Дерк стоял у гарпунной пушки, всем своим видом давая понять: кто бы ни сидел сейчас в засаде, этому кому-то лучше бы оттуда и не высовываться. Целее будет. Когда подошли ближе, выяснилось, что предосторожности были напрасными. Всех, кого можно было убить, уже убили. На палубе "Русалки" и на каменной площадке лежали вперемешку тела людей в подводных костюмах и дуа" леоров в черных плащах.
        Дерк положил руку на спусковой рычаг пушки. Тень плавно скользнула к нему. Лимия убрала парус, и лодка плавно ткнулась в каменный берег.
        - Хвост Ацера, - прошипела она, повернув голову.
        На берегу в напряженной позе застыла Алина с ножом в руке. Неподалеку, привалившись спиной к большому валуну, сидел дуа" леор и целился в девушку из длинноствольного пистолета. Дерк направил на него пушку. Дуа" леор повернул к нему голову, и улыбнулся. За спиной пирата стояла тень. У той за спиной, в свою очередь, маячила Лимия с тесаком в руке, но для настоящей тени подобное не представляло серьезной проблемы. Алина обернулась, и напряжение разом спало.
        - Убей людей, - одними губами произнес дуа" леор.
        Тень не шелохнулась. Только взгляд ее перебегал с одного мертвеца на другого. Северные варвары - большие знатоки засад, и Фалко тоже успел нахвататься этой суровой грамоты. Судя по расположению тел, дуа" леоры окружили людей на палубе. Вон тех, в центре. Вероятно, хотели захватить без боя. Но в кормовой надстройке прятался второй отряд. Он атаковал дуа" леоров, и сбросил их с палубы. Дальше бой сместился в воду, где, судя по разорванным телам у линии прилива, победителей и побежденных уровняли акулы.
        - Д" ель, - скорее прошипела, чем сказала тень.
        - Рад, что ты меня узнала, - довольно отметил тот. - А я уже испугался, что эти испытания изменили меня до неузнаваемости.
        - Нет, - холодно сказала тень, спрыгивая на каменный берег. - Ты как был глупцом, так им и остался. Скажи мне, эти мертвые - это все?
        Улыбка Д" еля померкла.
        - В каком смысле? - недовольно бросил он. - И я пока еще глава дома Дуа" лоров, так что не обязан давать отчет каждому воину.
        Тень стояла молча и неподвижно, в ожидании более приемлемого ответа.
        - Ты слышала, что я сказал? - несколько громче спросил Д" ель.
        - Ты сказал, что являешься главой дома Дуа" леоров, и не желаешь давать мне отчет в своих действиях, - тихо ответила тень. - Но мне не нужен твой отчет. Я просто хочу знать, сколько Дуа" лоров, главой которых ты являешься, осталось после последнего боя? Когда ты, как мальчишка, угодил в элементарную ловушку.
        Ее голос вибрировал, придавая звучанию звенящий оттенок. Д" ель уже не на шутку встревожился. Фалко тоже. Он успел привыкнуть к насмешливой невозмутимости тени, а теперь в ее голосе звучало отнюдь не спокойствие.
        - Какое это имеет значение? - вспыхнул Д" ель. - Даже если остались только мы двое, ты должна выполнять мои приказы. Я не виноват, что эта дура позволила себя убить, и акулы вышли из-под контроля…
        - Только я и ты?
        Тон, которым был произнесен вопрос, заставил содрогнуться всех услышавших. Это уже не был голос живого существа. Так, наверное, звучал глас Фервора, в тот день и в тот час, когда Алгора отвергла любовь пылающего бога, и он в безумном гневе проклял созданный ими мир. В единой вспышке соединились ярость и приговор. Д" ель не осмелился, или не захотел, солгать.
        - Да.
        Тень бросилась на него, как штормовой вал обрушивается на берег. Д" ель рефлекторно вскинул пистолет. Глухо бухнул выстрел. Разряженный пистолет отлетел прочь. Под ударом затрещали сломанные кости. Д" ель коротко вскрикнул. Взмахнул рукой, пытаясь защититься от следующего. Тень перехватила руку, и легко сломала ее. Потом подняла Д" еля с пола, взмахнула им, как пучком сухих водорослей, и с размаху опустила на валун. Лицо дуа" леора исказила болезненная гримаса. Алина отвернулась. Дерк спокойно следил за расправой, только теперь под прицелом держал тень.
        - Эй, погоди! Он, конечно… - словно очнулся Фалко.
        Лимия удержала его за плечо.
        - Стой! Ее сейчас только из пушки остановишь.
        - Стрелять? - спросил Дерк.
        Схватив Д" еля за голову, тень одним плавным, стремительным движением оторвала ее. Бордовая кровь хлынула фонтаном. Тело содрогнулось, и замерло. Тень повернулась. Лицо ее напоминало восковую маску, глаза смотрели в запредельную даль, и, казалось, уже видели царство Алгоры. Из оторванной головы вывалилось все ее содержимое. Его было не много.
        - Нет, - ответил Фалко.
        Тень нетвердыми шагами направилась к ним. Остановилась между "Сагиттой" и "Русалкой", подняла голову за волосы и зашвырнула далеко в воду.
        - Ну вот и все, - тихо, но очень внятно сказала тень. - Вот и все.
        Она опустилась на каменный пол и закрыла лицо ладонями.
        - Он в тебя попал? - спросил Фалко.
        Тень не отреагировала, застыв живым памятником мертвому дому. Медленно подошла Алина. Присев рядом, обняла дуа" леорку за плечи. То ли хотела утешить, то ли просто сопереживала чужому горю. Лимия сильно нахмурилась.
        - Я все-таки схожу за лечебной сумкой, - неуверенно сказал Фалко.
        - У нас гости, - спокойно сообщил Дерк.
        Не скрываясь, по поверхности воды плыли краббы. Хотя, чего им скрываться, будучи числом около полусотни. Развернувшись широким фронтом, они нежданным приливом надвигались на берег.
        - Что вам тут нужно?! - крикнул на всеобщем Фалко.
        Ответом был протяжный свист, заменявший краббам воинский клич. Щелкнул арбалет, вогнав стрелу в левую мачту "Сагитты".
        - Кто бы сомневался, - проворчала Лимия, вскидывая пистолет.
        Каменная пуля смачно шмякнулась об воду. Лимия коротко ругнулась, и выстрелила из второго пистолета. Крабб выпрыгнул по пояс из воды, замахиваясь гарпуном. Пуля угодила ему в грудь, и опрокинула назад. Фалко швырнул огненную гранату, и по воде растеклось горящее масло. В следующий момент защелкали арбалеты, и только своевременное бегство с палубы спасло людям жизнь.
        Передовой отряд уже лез на корму "Сагитты". Осколочная граната, разорвавшаяся в полете над рулевым рычагом, пошвыряла краббов обратно в воду. Лимия разрядила изъятый у стражников арбалет в того единственного, кто каким-то чудом остался на борту. Крабб со стрелой в груди последовал за своими товарищами, но из воды уже лезла следующая партия. Еще несколько влезли на палубу "Русалки". Туда же полетела вторая осколочная граната, а следом - огненная. Последнюю какой-то отчаянный крабб поймал в полете, и бросился с ней в воду.
        - Самое время удирать, - сказала Лимия: - Но не прорвемся же.
        - Ой! - вскинулась Алина. - Там же ход есть. Вон в той чаше. Я через него приплыла. Только…
        Она не договорила. Лимия сгребла ее в охапку и поволокла к указанной чаше.
        - Тень, Дерк, отходим! - крикнул Фалко.
        Вскинул арбалет, и послал стрелу в ближайшего крабба. Тень не шелохнулась. Дерк оглянулся, нахмурился и прыгнул обратно на палубу "Сагитты". Рванувшийся к нему крабб рухнул с разрубленным черепом. Фалко подскочил к тени, отрывая ее от пола.


        - Эй, ты жива еще?!
        - Какая теперь разница? - безжизненным голосом отозвалась тень.
        - Значит, жива. Дерк, мы уходим!
        - Я заметил! - крикнул тот, опрокидывая очередного крабба. - Пошел, я догоню.
        Еще один крабб полетел за борт. Другого Дерк покрошил на месте, и оказался у гарпунной пушки.
        - Вот это мой размер, - довольно заметил он.
        Фалко подхватил тень на руки, и побежал к чаше. Лимия уже затолкала туда Алину. Оглянулась. Дерк аккуратно навел пушку, и рванул рычаг. Длинный металлический гарпун пронзил сразу двоих. Дерк выдернул пушку из гнезда и бросил на руки подбегающему краббу. Тот опрокинулся, и захрипел, придавленный металлическим стволом. Дерк огляделся. Первые краббы уже лезли на берег.
        - Дерк, бегом! - крикнул Фалко. - Окружают!
        - Не успеем, - проворчал тот. - Уходите, я прикрою!
        Он подхватил отложенные было тесаки и бросился на тех, что влезли на корму "Сагитты". Лимия молча натянула маску, и нырнула в чашу. Фалко встряхнул тень.
        - Эй, плыть сможешь?
        - Нет, - ответила та. - Я…
        Фалко закрыл все возражения маской, натянул свою и бросил последний взгляд через плечо. Дерк, как торнадо, кружился на корме "Сагитты". Во все стороны летело выбитое оружие и отрубленные конечности, но врагов было слишком много, и из воды постоянно выныривали новые. Брик заметил даже несколько краббов в алой раскраске - воины храма. Вся эта масса собиралась вокруг "Сагитты", только дюжина бойцов устремилась за остальными беглецами. Фалко забросил тень в чашу и запрыгнул следом.
        Воины храма полезли на палубу "Сагитты". Дерк бесцеремонно протопал к ним по телам павших, кроша тех, кто еще подавал признаки жизни. Метнул тесак в ближайшего. Тот ловко отбил его гарпуном. Дерк перехватил металлическое древко, дернул к себе и рубанул сверху. Мертвец унес тесак с собой, но оставил взамен свой гарпун. Дерк крутанул оружие, примеряясь к весу, и пошел хлестать им, как дубиной. Воины алого храма были мастерами боя, знали сотни приемов и уловок, но чего стоило их знание под яростным напором всесокрушающей силы? Либо крабб успевал увернуться, либо нет, и тогда к звону металла добавлялся треск ломающихся костей. Дерк двигался быстро, и первый вариант значительно отставал от второго.
        В отряде краббов было шестнадцать воинов храма - и семеро из них вскоре лежали на палубе. Тело Дерка украшало несколько глубоких царапин, но ни одна из них не была по настоящему серьезной. Тогда один из оставшихся коротко рявкнул команду, и прыгнул. Удар сбил его в полете, и отправил за борт, но остальные, не заботясь больше о защите, дружно ударили гарпунами. Два удара достигли цели. Одновременно прочие краббы дали залп из арбалетов, подстрелив при этом еще пару воинов храма и нескольких бойцов попроще. Четыре стрелы вонзились в Дерка. Он отступил и закачался. Краббы радостно засвистели. Четыре - число Фервора, пылающий бог с ними, не смотря на заваленную трупами палубу.
        Воин храма рванулся добить врага. Дерк парировал выпад, и насадил крабба на гарпун. Поднял, оторвав ласты от палубы, наградил презрительным взглядом и швырнул тело за борт. Краббы яростно зашипели. Придвинулись ближе, но ударить первым никто не решался. Дерк спокойно ждал, опираясь на опреснитель. Рука едва удерживала ставший вдруг неподъемным гарпун. По средней палубе протолкался вперед крупный воин в доспехах из акульей кожи. Дерк сосчитал алые знаки на доспехах, и криво усмехнулся.
        - Предводитель, значит, - буркнул он.
        Тот коротко кивнул, и с подчеркнутой точностью изобразил тесаком военный салют. Замахнулся. Металлический гарпун, глухо бухнув, упал на палубу. Дерк вынул из-за пазухи пистолет и спустил курок. Сухо щелкнул механизм, как при осечке. Краббы дружно подались вперед. Предводитель схватил пистолет за ствол, и вырвал его из рук. Довольно осклабился.
        - Не такая мощная, как пятнашка, - с сожалением сказал ему Дерк. - Но иногда бывает очень полезна.
        Верещание горящих краббов эхом прокатилось по сводам грота, и наступила тишина.


* * *
        Достигнув места, где тоннель разветвлялся, Алина заколебалась. Впереди были краббы. Позади - тоже. Внизу ждали духи умерших. Все жаждали крови. Ее крови. Оставаться на месте тоже смысла не было, краббы могли догнать их в любую минуту. Выбор не из легких. Лимия легонько шлепнула ее по ноге, словно спрашивая: в чем дело? Алина вздохнула, собираясь с мужеством, и выбрала путь вниз. Среди краббов друзей у нее не было, а среди мертвых был отец.
        Лимия задержалась у развилки, чтобы предупредить Фалко. Тот несколько отстал. Тоннель был узковат для двоих, а Фалко упорно тащил с собой тень. Лимия недовольно скривилась. Тень и раньше ей не нравилась, а теперь стала совсем обузой. А вот если бросить ее в особо узком месте, то можно надолго задержать погоню. Вот Дерка жалко. Он всегда был послушен и немногословен, а в любом бою стоил целого отряда. Но Дерк все равно не пролез бы в эту дыру, а так, может быть, и прорвется. Почувствовав прикосновение к ноге, Лимия дернулась и нырнула в тоннель, ведущий вниз.
        Спуск становился все круче, и завершился настоящим водопадом. Алина, вылетев из потока, красиво перевернулась в воздухе и аккуратно вошла в воду. Вынырнула, и быстро огляделась. Ничего страшного в поле зрения не попало. Еще один, на этот раз небольшой грот, с люциферинами на стенах и каменной площадкой, занимавшей добрую половину доступного пространства. От потолка до нынешнего уровня воды было едва ли три сажени. Когда-то этот уровень был выше, но затем вода нашла новый путь. Водоросли, успевшие облюбовать скрытый водой уступ, теперь покрывали его слоем сушняка.
        Из ниспадающего по стене потока вынырнула Лимия. Развернулась в полете, окидывая грот цепким взглядом, и ушла под воду. Алина последовала за ней. Лимия проплыла у самого дна, осматривая трещины, перевернулась и недовольно просигналила:
        "Как решето, но все узкие. Застрянем. Выбирайся на берег".
        "А ты?"
        "Я тоже".
        Она оттолкнулась от дна, и быстро пошла вверх. Едва сестры выбрались на твердую поверхность и стянули маски, в потоке воды промелькнул Фалко. Лимия поднялась на ноги, огляделась и усмехнулась.
        - Знаешь, Аля, а описание подобного места было в моем письме.
        Алина в ответ только вздохнула.
        - Было, было, - повторила Лимия. - И, кстати, моя координата проходит по этим пещерам.
        - Так что ж ты их раньше не обшарила? - без всякого интереса спросила Алина. - И эти, краббы. У них мое письмо. Рылись бы в иле, и отстали от меня.
        - Ха! Тут, Аля, сотни пещер, и не меньше десятка проходит строго по заданной координате. А под каждой - настоящий лабиринт, в котором можно шарить годами. Но грот не тот. Если это то место, то нужный грот был бы чуть восточнее. Это если бы мы прямо плыли.
        - В том гроте тоже краббы, - сообщила Алина. - У них там даже корабль спрятан, и крепость они строят.
        - Вот как? Значит, решили шарить по твоему письму, и попали пальцем в море. Так, так, так. Слушай, Аля, если это - то место, то за вторым поворотом должна быть железная дверь с нарисованной на ней красной рукой.
        - Лично я и одного поворота не вижу, - отозвалась Алина. - Где там Брик? Утонул, что ли?
        - Как же, дождешься от него, - усмехнулась Лимия. - Вон он, легок на помине.
        Фалко вынырнул, стянул маску и, удерживая одной рукой тень за шиворот, погреб к берегу.
        - Лимия, помоги вытащить, - выдохнул он.
        Лимия скривила гримасу, но послушно ухватила за края плаща. Вдвоем они отнесли тень подальше от воды, и уложили на водоросли. Фалко склонился над дуа" леоркой. Пуля незадачливого предводителя попала в правую грудь. Темная кровь едва сочилась из раны, но, судя по следам, раньше этот процесс был куда интенсивнее. Тень была бледна, лицо приобрело голубоватый оттенок. В глазах застыла печаль.
        - Тряпки и воду, - скомандовал Фалко, вытягивая из сапога кинжал.
        - Не нужно, - едва слышно произнесла тень.
        - Рано тебе умирать, - сказал Фалко.
        - Нет. Пора. Скоро я буду со своими.
        - Это от тебя никуда не денется, - заметил Фалко.
        - Вот и славно. Позаботьтесь о теле, чтобы душа долго не плутала. Я так устала. Хочу домой, к своим, - тень едва заметно улыбнулась. - А вот и они.
        Фалко резко обернулся, готовый увидеть выпрыгивающих из воды краббов. Никого не было. Только фырчал, спадая по стене, водопад. Он снова перевел взгляд на тень. Дуа" леорка застыла, глядя в запредельную даль. Печаль ушла из глаз вместе с жизнью. Алина шмыгнула носом, и отвернулась. Лимия посмотрела на Фалко. Тот вздохнул и поднялся.
        - Сушняка тут не на один костер хватит, - сказал он. - Давайте поторопимся. Не люблю, когда церемониал рушат.
        - Краббы могут в любой момент пожаловать, - напомнила Лимия.
        - О чем и речь. Давайте поторопимся.
        Лимия хотела было возразить, но Алина присела на корточки, и начала рвать водоросли руками. Старшая сестра махнула рукой, и присоединилась к младшей.
        - Ты лучше ножом, - подсказала она. - Даром, что сушняк, а пальцы порезать недолго.
        Втроем они быстро собрали большую кучу.
        - Этого хватит, - сообщил Фалко. - Так, службу я знаю, но сразу за обоих жрецов выступать, пожалуй, не стоит. Лимия?
        - Пас. Это твое предприятие.
        - Я буду за алого, - неожиданно сказала Алина. - Только я текста не знаю.
        - Не надо текста. Когда я закончу, просто подожги костер, и все.
        - А чем?
        Фалко похлопал себя по карманам, и помянул Ацера.
        - Потерял, - пояснил он.
        Снял с пояса огненную гранату, и аккуратно раскрутил ее. Запал передал Алине, маслом полил костер, а пороховую начинку аккуратно собрал обратно в пустой корпус.
        - Вот эту штуку дернешь вниз, и брось, - пояснил Фалко принцип действия. - Лучше на масло, тогда сразу полыхнет.
        Алина кивнула. Фалко встал в ногах тени, простер над ней руки и тихо откашлялся.


        - Все возвращается… - начал он службу.
        Лимия встала сбоку, чтобы держать в поле зрения водопад. Фалко не цеплялся за каноны, творчески переосмысливая слова службы в контексте конкретного покойника. Алина с хмурым лицом стояла у него за правым плечом. Не самая удачная позиция в смысле безопасности, но именно там место алого жреца. Лимия мысленно вознесла молитву обоим творцам, чтобы те придержали краббов, пока Фалко не покончит со своим совершенно не оправданным капризом. Душа и так рано или поздно найдет дорогу к Алгоре, а Фервор… Фервор нахапал в Пылающие дни на тысячи лет вперед. Тем более, что дуа" леорка определенно не была огнепоклонницей, так что, кроме пепла и плюсика в его потусторонней отчетности, пылающему богу ничего толком с этих похорон не причиталось. Даже краткого славословия от Алины не будет.
        - Да распахнет Алгора перед ней врата своего царства, да примет тело ее пылающий Фервор, - произнес Фалко финальную фразу, и сделал шаг влево.
        Алина подняла запал, и щелкнула рычажком. Ничего не случилось.
        "Сильнее", - подсказала пальцами Лимия.
        Алина кивнула, и резко дернула большим пальцем. Из запального отверстия хищно вынырнул язычок пламени. Алина бросила запал на разлитое масло. Полыхнула вспышка. Фалко и Лимия привычно прикрыли глаза. Не имевшая их опыта Алина отшатнулась, закрываясь руками. Перед глазами плыли радужные круги. Сухие водоросли занялись в момент, и ревущее пламя окутало тело дуа" леорки.
        - Как она говорила, вот и все, - сказал Фалко.
        - Как раз вовремя, - недовольно заметила Лимия.
        Фалко бросил на нее недоуменный взгляд. Лимия кивнула в сторону водопада. Наверху, у выхода из тоннеля, примостился крабб, терпеливо ожидая окончания церемонии. Увидев, что его заметили, изобразил в воздухе удар ножом, указал на костер и спрыгнул вниз. В переводе жест не нуждался. Из тоннеля высунулся следующий, и полетел вслед за первым. Потом еще один. И еще.
        - Еще одна граната у меня есть, - сказал Фалко.
        - Тринадцатая? - буркнула Лимия. - Ей только мальков пугать. Если я права, здесь должна быть железная дверь с красной рукой. Если нет - ныряем.
        - Если только там, - с сомнением сказал Фалко. - Здесь света хватает.
        Лимия, не дослушав, уже бежала в темный угол. Алина, за ней. Фалко на секунду задумался, бросать ли гранату, решил, что рано, и последовал за сестрами.
        - Нашла! - донесся до него довольный крик Лимии.
        Дверь была круглой, чуть ли не сажень в диаметре, и металлической.
        - Эй, здесь желтый череп, а не красная рука, - возразила Алина, указывая на рисунок посередине.
        - Хвост Ацера, - разочарованно протянула Лимия.
        - Сейчас и череп сойдет, - заявил Фалко, дергая за короткую металлическую ручку.


        Дверь едва сдвинулась с места, отрывая узкую щель. За ней было темно. Фалко рванул еще раз, делая щель чуть шире.
        - Внутрь! - решительно скомандовал Фалко.
        - Это же знак лабиринта призраков, - замотала головой Лимия. - Там живут духи мертвых.
        - Еще минута, и сразу три таких духа поселятся прямо тут, - заявил Фалко. - Внутрь.
        Краббы уже выбирались из воды на каменную площадку.
        - Нет! - сказала Лимия. - Бежим дальше.
        Фалко, не тратя времени на спор, ударил ее по ногам и толкнул внутрь. Следом влетела Алина, так и не успевшая решить, где страшнее. Фалко нырнул в щель, ухватился за внутренние рукоятки и потянул на себя. Обратно дверь пошла охотнее. Рывок обеих ручек вниз зафиксировал ее положение. С той стороны донесся глухой удар - то ли стрела, то ли гарпун. Фалко выпустил рукоятки, оступился и повалился назад, на обеих девушек.
        - Ну, это уже слишком, - возмутилась Лимия, энергично выползая из-под него.
        - Извини, я не специально, - сказал Фалко, пытаясь принять устойчивое положение.


        Алина молча подалась в сторону и они кое-как, на ощупь, разделились.
        - И что теперь? - спросила Лимия.
        - Не знаю, - честно признался Фалко. - Но эту дверь быстро не сломать, так что давайте сориентируемся, где мы?
        - В лабиринте призраков, - сказала Лимия. - Здесь люди и покруче пропадали.
        - Читал, знаю, - ответил Фалко. - Три экспедиции, и все с концами. Тем больше оснований не совершать опрометчивых действий.
        - Вроде тех, из-за которых мы тут и оказались, да? - язвительно уточнила Лимия. - Тут бы хоть осмотреться… Фалко, у тебя лампы нет?
        - Нет. Граната есть.
        - Очень мило. Подорвем себя, и не сдадимся врагу?
        - Нет. Сидите спокойно, я сейчас из нее светильник сделаю.
        - Не могу я сидеть спокойно, - заявила Лимия. - Лучше уж проползу дальше, пошарю, что тут есть.
        - Только осторожно, Эля, - попросила Алина.
        - Спасибо, Аля, я и сама не тороплюсь к Алгоре. Просто не могу вот так сидеть в темноте и ждать у моря погоды.
        Послышался тихий шорох, иногда сопровождаемый звяканьем металла по камню. Потом в дверь забарабанили снаружи, и грохот ударов заглушил более тихие звуки.
        - Ну вот, вроде, и все, - объявил Фалко.
        Мелькнул огонек. Потух. Снова вспыхнул, и, как голодная акула, набросился на предложенное ему масло. Чуть дрожащий свет разогнал тьму. Тоннель, в отличие от двери, был в сечении квадратным. Чуть больше сажени в высоту и столько же в ширину. И пол, и стены, и даже потолок были отполированы до гладкости льдинки. Тоннель тянулся саженей на двадцать, а потом под прямым углом поворачивал влево.


        Фалко осветил дверь. Выглядела она солидно, только запорный механизм прямо-таки вопил о необходимости смазки. Конструкция была не совсем типовой, но вариацией на тему нынешнего стандарта. Или нынешний стандарт был вариацией этой.
        - Говорят, эти двери выковали еще до пылающих дней, - прошептала Алина. - Чтобы спрятаться от гнева Фервора.
        Фалко недоверчиво усмехнулся.
        - Откуда им было знать, что дело так обернется, - сказал он. - И потом, посмотри.
        Он посветил вниз. Почти у самой кромки был вытравлен кислотой символ Алгоры.
        - Этой технологии лет триста максимум, - сообщил Фалко.
        - Обман? - поразилась Алина. - Но ведь люди-то пропали на самом деле. Или нет?
        - Не думаю, что обман, - покачал головой Фалко. - Люди… Люди отправились вниз, чтобы лично узреть воплощенный гнев Фервора. Наверное, узрели. А это вот сделали, чтобы другие следом не полезли.
        - Ой, а Эля-то полезла, - спохватилась Алина. - Эля!
        - Что случилось? - выглянула из-за поворота Лимия.
        - У нас, по счастью, ничего, - сообщил Фалко. - Даже стучать перестали. А ты чем порадуешь?
        - Ничем. Похоже, там тупик.
        - Уверена? Ради этого коридорчика вешать металлическую дверь расточительно даже для храма.
        - Тащи сюда свет, и сам все увидишь.
        Фалко поднялся на ноги, и прошел до поворота. За ним был еще один такой же отрезок пути, с точно таким же поворотом, только в этот раз направо. Фалко прошел до него. Третий отрезок тоннеля тянулся саженей на десять максимум. Дальнейший путь преграждала серая скала без каких-либо признаков полировки.
        - Наверное, скала осела, - сказала Лимия.
        - Похоже на то, - согласился Фалко. - Тем лучше. Что бы там не прятал храм в глубине, теперь это похоронено окончательно.
        - А что с нами будет? - спросила Алина.
        - А ничего, - оптимистично ответил Фалко. - Краббы ведь не знают, что здесь такой милый тупичок. Покараулят немного, потом решат, что мы пошли на корм призракам, и уберутся восвояси. А там и мы потихоньку за ними двинем.
        - Не уверена, что все будет так просто, - покачала головой Лимия.
        - Положись на меня, - ободряюще улыбнулся ей Фалко.
        - Уже это сделала, - сказала Лимия. - Теперь гадаю: зачем?
        - Затем что я умный, надежный и изобретательный, - пояснил Фалко. - Ладно, пойдем обратно. Попробуем выяснить, какая слышимость через эту дверь.
        - Пойдем, - вздохнула Лимия. - Стоим! Это что такое?
        В отполированной стене красовалась еще одна дверь. Прямоугольная и совершенно не выступающая, она буквально сливалась со скалой. На двери, примерно на уровне груди, была нарисована красным раскрытая ладонь.
        - За вторым поворотом, железная дверь с красной рукой, - тихо сказала Лимия.
        - Что? - не понял Фалко.
        - Это из описания пути в моем письме, - пояснила Лимия. - Самый конец, причем.
        - Так может…
        Алина не договорила, у нее захватило дух.
        - Чего проще, откроем и посмотрим, - сказал Фалко.
        - Кто-то не так давно предупреждал насчет опрометчивых действий, - напомнила Лимия.
        - Так мы аккуратно откроем, и осторожно посмотрим, - уточнил Фалко. - Так, Алина, держи свет.
        - Уверен? - спросила та.
        - Как может сомневаться тот, кто не думает? - усмехнулась Лимия.
        Вынула тесак из-за пояса, и встала сбоку от двери, готовая атаковать все, что может вылезти оттуда. Фалко внимательно осмотрел механизм. Одна ручка была внизу, вторая вверху. Их соединяла коралловая штанга.
        - Запирается снаружи, - заметила Лимия.
        - Тогда, может, не будет отпирать? - предложила Алина.
        - Ну, надо же чем-то развлечься, пока краббы не уберутся, - сказал Фалко.
        - Интересные у тебя представления о развлечениях, - хмыкнула Алина, и отступила назад, явно показывая, что героизм - не ее призвание.
        Фалко свернул обе ручки, и взглянул на Лимию.
        - Готова?
        Та кивнула. Фалко рванул дверь на себя. Ожидая такого же сопротивления, как на входной двери, он определенно переборщил здесь. Дверь оказалась тонким листом железа, и поддалась сразу. Фалко не удержался, и завалился назад. Алина предусмотрительно отскочила в сторону.
        - Аля, свет! - закричала Лимия.
        - Что там?! - вскинулся с пола Фалко. - Ай!
        Алина поспешно шагнула назад, и наступила ему на пальцы. Услышав вскрик, чуть не уронила импровизированную лампу на голову Фалко. Тот, резко сев, перехватил источник света и сунул его в дверной проем.
        - Темно там, - ответила Лимия на заданный ранее вопрос. - А теперь, при наличии света, можно и все остальное посмотреть.
        Фалко, ворча себе под нос, поднялся на ноги, и все трое, затаив дыхание, заглянули внутрь.
        - Хвост Ацера, - протянула Лимия.
        Внутри была совершенно квадратная комната сажени в три по каждой из сторон. Так же, как и в тоннеле, стены, пол и потолок были гладко отполированы. Комната была практически пуста. Только в самом центре, на полу, валялась темная сумка. Лимия забрала у Фалко светильник, шагнула внутрь и внимательно огляделась по сторонам. Не заметив ничего опасного, приблизилась к сумке. Оглядела ее со всех сторон.
        - На ловушку не похоже, - сказала она, поднимая сумку с пола.
        - Ловушка может быть внутри, - предупредил Фалко.
        - Тоже верно.
        Лимия принесла сумку к выходу и поставила, прислонив к высокому порогу. Немного вытянутая в длину, из отлично выделанной акульей кожи, со множеством кармашков с правой стороны. Сверху крепились две лямки, так что сумку можно было носить и в руках, и за спиной.
        - Не похоже, что она тут скучает со времен Пылающих дней, - с сомнением отметила Лимия.
        - Такие были в моде несколько лет назад, - добавила Алина. - Я, помнится, похожую посылала отцу на день рождения. Может быть, даже эту самую.
        - Вот как? - сказал Фалко. - Тогда вряд ли в ней скрывается древнее зло. Лимия, посвети.
        Та поднесла свет прямо к сумке. Фалко аккуратно расшнуровал завязки, и распахнул главное отделение. И в нем, и в несколько меньшем боковом отделении было пусто.
        - Не смешно, - заметила Лимия. - Ну, если папаша такую бодягу ради этой гнилой шутки заварил… Просто слов нет.
        - М-да, - кивнул Фалко. - Вряд ли он тогда станет первым претендентом на милость Алгоры.
        Алина молча обшарила кармашки сбоку. В одном обнаружился пучок водорослей, в другом - кожаный конверт. Алина открыла его, заглянула внутрь и вытащила сложенный вдвое лист бумаги.
        - Неужели, письмо? - криво усмехнулась Лимия.
        - Не-а, - сказала Алина, развернув лист. - Вексель. Точнее, альфа-вексель. Старый, сейчас образец поменялся.
        - На чье имя? - деловито уточнила Лимия.
        - Альфа-вексели всегда выписываются на предъявителя, - пояснила Алина. - В них даже графы "имя" нет.
        - А графа "сумма" там есть?
        - Да. Вот.
        Алина ткнула тонким пальчиком в строку, на которой большими зелеными знаками было четко выведено: "50 000 000 (пятьдесят миллионов), металл". Лимия и тут не нашла подходящих слов.
        - Вот это я понимаю - наследство, - одобрительно хмыкнул Фалко. - Не удивительно, что все с ума посходили.
        - Пятьдесят миллионов в металле, - мечтательно протянула Лимия.
        - Это всего лишь бумага, Эля, - вздохнула Алина.
        - Ну да, бумага, - довольно кивнула та. - Бумага, которую можно обменять на пятьдесят миллионов.
        - В течение пятидесяти дней с даты подписи, - еще печальней сказала Алина. - Вот подпись ответственного, вот дата. Пятьдесят два года назад.
        - Что?!
        Вопль Лимии эхом отразился по стенам.
        - Эй, потише, - взмолился Фалко. - А то краббы подумают, что призраки уже до нас добрались.
        - Да плевать мне, что они подумают! Аля, ты уверена?
        - Это моя работа, - кивнула Алина. - Альфа-вексель нельзя отозвать или оспорить, но он имеет срок исполнения в пятьдесят дней. Даже по старому кодексу. Сейчас эта бумага представляет интерес разве что как исторический документ.
        - Погоди, погоди. Спокойно, - Лимия в волнении заходила туда-сюда, размахивая перед собой руками. - Папаша должен был знать про такие вещи.
        - Так он семью хотел объединить, - напомнила Алина. - Вот, мы с тобой снова вместе.
        - В такой дыре, где нам с тобой делать нечего! Так, спокойно. Мы тоже не вчера родились. Дата - не подпись, ее подделать еще проще.
        Алина покачала головой, и ткнула пальцем в цепочку цифр под подписью:
        - Смотри, Эля. Вот это - номер в регистрационной книге. Первая группа цифр означает банк, зарегистрировавший вексель, а эти две - позицию в книге. Там тоже указана дата, с которой сверят эту. Ну и…
        - Это не проблема, - отмахнулась Лимия. - Значит, подделаем и регистрационную книгу.
        - Проще сразу ограбить банк, - усмехнулась Алина. - Но это еще не все.
        - Извини, я перебила, - сказала Лимия. - Что еще надо знать?
        - Только то, что четыре года назад сменился банковский кодекс, и с ним - образцы всех банковских бумаг. В том числе, и альфа-вексель. Старые образцы имели хождение еще около года, потом их погасили или переоформили. Так что никто не поверит, что этой бумаге менее трех лет. А раз возникнет хоть малейшее сомнение, начнут проверять по полной программе.
        - Ну, папаша, - выдохнула Лимия. - Встречу его у Алгоры, все выскажу! Миротворец паршивый! Каракатица плоскомордая! Устроил, пингвин пучеглазый, состязание, язви его душу!
        - Эля, - мягко позвала Алина.
        - Что Эля?! Я уже двадцать пять лет Эля, а в карманах по-прежнему ветер свищет. Думала, наконец заживу, так нет, вексель этот, чтоб его. Раньше обменять не могли?

        - Если бы обменяли, здесь бы и векселя не осталось, - заметил Фалко.
        - Да и Фервор с ним! Кому он нужен, этот вексель? А мой корабль?! Мои люди?! Ничего же не осталось. Кто я теперь?!
        - Ты красивая и умная женщина, - сказал Фалко, пытаясь ее обнять. - Только сейчас немного расстроенная.
        - Немного?!
        Она вырвалась и в лихорадочном возбуждении заходила взад-вперед по комнате, время от времени выкрикивая бессвязные ругательства в адрес родителя, прочих конкурентов-кладоискателей и даже совершенно неизвестных двум ее слушателем личностей. Все они получались в лучшем случае отпетыми мерзавцами. Фалко снова шагнул к Лимии, но Алина поймала его за руку.
        - Дай ей успокоиться, - сказала она. - Она перекипит, и придет в норму. Просто не мешай, ладно?
        - Ну, полагаю ты знаешь, что говоришь.
        - Конечно, это же моя сестра.
        Фалко кивнул, и вышел из комнаты. Держась рукой за стену, вернулся к круглой двери. Прислушался. С той стороны едва доносилось шуршание, и тихие удары по камню. Не сумев взломать дверь, краббы пробовали на прочность стену. Фалко прикинул толщину камня, и решил, что в ближайшие пару месяцев беспокоиться не о чем. Если, конечно, не попробуют взорвать, но взрыв под землей - штука небезопасная. Свод может обрушиться. А копать - пусть копают.
        Доносившиеся из коридора бессвязные ругательства перешли во всхлипывания, а потом и вовсе затихли. Когда через некоторое время Фалко заглянул в комнату, сестры сидели, обнявшись, на полу, и младшая гладила старшую по голове. Алина бросила на него вопросительный взгляд.
        - Свет? - одними губами спросила она.
        Фалко отрицательно покачал головой, и вернулся на свой пост. Свет ему не был нужен. Подумал было, что масло следовало бы экономить, но махнул рукой. То, что горит, уже не потушишь, а остаток в корпусе слишком мал, чтобы с ним считаться. Все одно, долго им тут не высидеть. Если краббы не снимут осаду, то придется пробиваться. Либо остаться здесь и, если этот тоннель окажется герметичным, то задохнуться, а если нет, то умереть от жажды. Да уж, действительно, будет что сказать старому Ворису, когда представится такая возможность.
        Прикрыв глаза, Фалко поудобнее устроился перед дверью и впал в безумное ожидание. Случись такое пару лет назад, он бы мысленно перебирал самые фантастические варианты спасения, и готовил их реализацию, не считаясь с риском. Север научил его терпению. Иногда надо просто ждать, и результат сам придет в руки. Краббы то возобновляли свою шуршащую деятельность, то вновь затихали. Потом окончательно наступила тишина. Фалко вяло боролся со сном, но последний побеждал. Тем удивительнее было его мгновенное отступление. Фалко проснулся и внезапно почувствовал, что рядом кто-то есть.
        Ладонь легла на рукоять кинжала. Не было слышно ни звука, но кто-то определенно двигался в темноте, и этот кто-то приближался. Вот уже почти рядом. Фалко ударил снизу, быстро и без предупреждения, как донный скат. Кто-то плавно ушел в сторону. Фалко почувствовал движение, и дернулся следом, припечатав всем корпусом ночного бродягу к стене. Резкий короткий выдох подсказал, что он на верном пути. Левая рука описала широкую дугу в поисках правой противника. Не нашла, и финишировала на груди. Груди женской, мягкой и ничем не прикрытой.
        - А… - только и догадался сказать Фалко.
        - Вижу, ты тоже не спишь? - донесся из темноты тихий голос Лимии.
        - Вообще-то я на посту, - усмехнулся Фалко, мягко отстраняясь, и пряча кинжал в ножны. - Извини. Тебе не следовало так подкрадываться.
        Правая рука Лимии сама нашла его левую, и вернула ее обратно. Под пальцами ощущалось отсутствие одежды и присутствие желания. Это так не клеилось с привычным образом Лимии, что Фалко даже несколько растерялся. Правая рука скорее рефлекторно, чем повинуясь осознанному приказу, нашла ее бедро. Округлое по форме, бархатистое на ощупь и тоже ничем не прикрытое.
        - Только ничего не говори, - сказала Лимия. - Слышишь? Ни единого слова.
        Фалко кивнул.
        В каменной комнате Алина была одна. Лежала на спине, смотрела в потолок и с любопытством прислушивалась к звукам, доносившимся из коридора. Общий фон свидетельствовал о полной гармонии. Алину и здесь обошли. И кто? Родная сестра. Не то, чтобы Алина сама всерьез положила глаз на этого Брика, и уж тем более у нее никогда бы не хватило смелости, чтобы отправиться покорять мужчину обнаженной, но спросить-то могла. Кто-то - скорее всего, Фервор, но голосом отца - коварно подсказал прямо в мозг, что еще не все потеряно, и, если она надумает присоединиться, то никто ее не прогонит. Алина сочла эту мысль слишком смелой, и вежливо попросила убраться. Она, конечно, девушка современная, но не до такой же степени. Ей просто не нравится, когда ее отодвигают на второй план. Хотелось бы, чтобы наоборот, выдвинули на первый. А еще лучше, на пьедестал. Кто-то - наверняка Фервор, но опять голосом отца - подсказал, как это организовать. Алина обдумала эту мысль, и коварно улыбнулась про себя.


* * *
        Ближе к утру шуршание у наружной двери возобновилось с удвоенной силой. Краббы, передохнув за ночь, решительно пошли на штурм. Металл звякал о металл, бухал о камень. С первым же ударом Фалко вышел из сонного оцепенения, и схватился за оружие, одновременно пытаясь сообразить, что же происходит. И что произошло несколько ранее? Как назло, после ухода - или, точнее сказать, исчезновения - Лимии, он снова оделся, и теперь не был уверен, что произошедшее не относилось к разряду сновидений. Последнее занимало Фалко гораздо больше, чем неизбежная стычка с краббами. Тем не менее, руки привычно готовились к первому. Вытащили кинжал, собрали на ощупь пустую гранату.
        За дверью разнесся гул мушкетной стрельбы. Несколько пуль даже шваркнулись о дверь. Фалко хмыкнул. Рядом, как продолжение сна, материализовалась Лимия.
        - Что происходит, Брик?
        - Нас атакуют, - ответил Фалко, мысленно отметив изменение обращения с фамилии на имя. Наверное, все-таки не приснилось. - И, как мне кажется, атакуют не только нас.
        - В смысле?
        - Краббы не любят огнестрельное оружие, - пояснил Фалко. - А там, слышишь, вовсю садят из мушкетов.
        Словно подтверждая его слова, рявкнул залп. Потом снова послышались приглушенные крики и звон металла, время от времени прерываемые одиночными выстрелами. Держась рукой за стену, подошла Алина. Наткнулась ногой на сестру.
        - Аля, тихо, - попросила та. - Сядь рядом.
        Та послушно опустилась на пол. Нашарила руку сестры и спросила:
        "Что творится? Нас опять хотят убить?"
        - Да, - прошептала в ответ Лимия. - Но их перебьют раньше. Так что не волнуйся.
        - Я постараюсь.
        Рявкнул еще залп. Потом на какое-то время усилилась пистолетная трескотня, и наступила тишина.
        - Кто победил? - спросила Алина.
        - Надо посмотреть, - сказал Фалко.
        - Только осторожно, - попросила Алина, отодвигаясь за спину сестры.
        - Обязательно. Где тут арбалет валялся?
        - У двери, - подсказала Лимия. - Только стрелы нет.
        - Да и Фервор с ней. Ага, нашел. Ну, благослови нас Алгора.
        Фалко нащупал ручки двери, и повернул их вверх. Стопор, кое-как заранее смазанный остатками масла, сдвинулся без лишнего лязга. Фалко толкнул дверь плечом. Металлический круг сдвинулся на толщину руки, и уперся во что-то. Фалко прицепил к прикладу гранату с отщелкнутым запалом, и боком высунул арбалет наружу. Откуда-то сверху нарисовались две сильные руки, вырвали оружие и утащили его за дверь. Фалко никогда раньше не слышал, чтобы в одной короткой бранной фразе собралось столько удивления и разочарования. Арбалет промелькнул в щели, пролетая над ней, и плюхнулся в воду. Вспышки так и не последовало, и следующая бранная фраза - отличавшаяся большей продолжительностью - выражала уже разочарование и возмущение.
        - Брик, - раздался голос адмирала Каедо. - Мое сердце уже не так молодо, чтобы без ущерба воспринимать твое чувство юмора.
        - Адмирал?!
        Фалко на радостях пнул дверь ногой. Она подалась, уронив кого-то с другой стороны. Фалко ухватился за притолоку, и легко выскользнул из тоннеля. Неподалеку стоял и демонстративно держался за сердце адмирал Каедо собственной персоной. Грот был полон солдат в форме королевского флота, увешанных оружием, как затонувший корабль полипами. Одни деловито обшаривали грот, другие стаскивали в кучу трупы найденных краббов. Около десятка избранных головорезов выстроились полукругом за спиной адмирала. Каждый в сажень ростом, обликом и статью напоминал белую акулу во цвете лет.
        - Прошу прощения, я не знал, что это вы, - развел руками Фалко.
        - А просто спросить: кто там? - отозвался адмирал.
        - Прошу прощения, не сообразил, - снова извинился Фалко. - Вы здесь так, случайно, или по делу?
        - По делу, - сказал адмирал. - Хотим вот спасти тут некоторых зарвавшихся кладоискателей, сколько вас там осталось?
        - Трое, - сообщила Лимия, выбираясь на свет.
        За ней показалась Алина.
        - Ага, - сказал адмирал. - Сестры Ирата все-таки уцелели. Отрадно. Дерк, как я понимаю, погиб наверху…
        - Погиб? - переспросил Фалко.
        - Ты не знал? Мы нашли подходящее под описание тело на твоей "Сагитте". Там целое месиво - люди, краббы, дуа" леоры. Кошмар, причем дипломатический.
        - Ерунда, - отмахнулся Фалко. - Я знаю, что сказать их дипломатам, чтобы…
        - Брик, - перебил его адмирал. - Ты лучше придумай, что сказать отцу. Он за эти дни постарел лет на десять. А еще тебе надо объясниться с Пертинаксом за то, что вы в тюрьме устроили.
        - Если бы только за это, - вздохнул Фалко.
        - Остальное он тебе списал. Вот, - адмирал вытащил из поясной сумки бумагу, развернул и с видимым удовольствием прочел. - "Препятствовал нормальной работе правоохранительных органов. Наличие злого умысла не установлено, просто дурак".
        Фалко недовольно скривился.
        - А пока он сочинял эту бумагу, - продолжил адмирал. - Поименованный в ней Брик Фалко смылся из заключения, смыв заодно оружие караульных. Да еще оставил ворота на распашку. Как там написано?… И вам удачного побега?… Там полтюрьмы, между прочим, разбежалось. Хорошо, от газа вашего большая часть прямо в полицейском управлении заснула. Кстати, рецептом не поделишься?
        - Увы, нет, - покачал головой Фалко. - Это тень намешала, а она, к сожалению…
        И он кивнул на выжженный круг.
        - Угу. Еще один повод для дипломатического скандала, - вздохнул адмирал. - Думаю, Брик, ты здорово обяжешь нашу администрацию, если вернешься на север. Там твой стиль более уместен.
        - Согласен, - сказал Фалко. - А…
        Он кивнул на своих спутниц. Адмирал нахмурился.
        - К Алине Ирата ни у кого претензий нет. А вот с вами, капитан Лимия, даже не знаю, что делать? Пертинакс рвет и мечет, но в итоге смог предъявить только подлог документов.
        - Насчет документов я могу объяснить, - начала было Лимия.
        - Не нужно, - отмахнулся адмирал. - Я, знаете ли, не вчера родился и, кстати, тоже в этом самом Кампавалисе. Прекрасно понимаю разницу в уровне жизни королевского офицера и, скажем так, среднестатистических перспектив девушки без образования вашего класса. У Пертинакса свои взгляды на этот счет, но Его Величество разделяет мою точку зрения.
        - Его Величество? - поразилась Лимия.
        - Вы, разумеется, не забыли, кто является главой адмиралтейства? - строго напомнил адмирал. - Все серьезные вопросы, связанные с офицерами флота ранга капитана и выше Его Величество разбирает самолично. В вашем случае, как мне сообщили, он задал только один вопрос: не являются ли подлогом оценки, выставленные вам аттестационной комиссией академии? Узнав, что нет, повелел считать подлинником и все остальное, а вам - сменить фамилию.
        - На какую? - переспросила Лимия.
        Адмирал задумчиво потер подбородок.
        - Хм. Этого в тексте нет, но королевский указ есть королевский указ. Так что потрудитесь исполнить. От командования я вас временно отстраняю, пока не разберемся с остальными претензиями Пертинакса. Честно говоря, мне не хочется терять такого толкового офицера, но и на связи с контрабандистами и, тем более, пиратами, я закрыть глаза не могу.
        - Воля ваша, - вздохнула Лимия. - Пиратство, вообще-то, не мой курс, хотя ради спасения сестры я не слишком церемонилась в средствах. И, если понадобиться снова - мнение Пертинакса будет последним.
        - Понимаю, - кивнул адмирал. - Не одобряю, но понимаю. С другой стороны, чрезмерная жесткость может обернуться против вас в будущем.
        - Пусть только попробует, - буркнула Лимия.
        - А разве не уже? - уточнил адмирал.
        - В каком смысле?
        - Ну, например, некий Улти, исправно снабжавший Пертинакса информацией.
        - Также снабжавший этой информацией краббов, - ввернул Фалко. - Что, между нами, есть государственная измена. И с такими связями Пертинакс имеет наглость нас обвинять.
        - Тебя, Брик, он ни в чем не обвинил, - напомнил адмирал. - А на вас, капитан Лимия, этот Улти ведь не только доносы строчил.
        - Потому что он - гад, - легко подвела базу Лимия. - Посмотрели на него не так во Фремебундусе, вот и взъелся.
        - Насчет Фремебундуса не знаю, - сказал адмирал. - А вот что знаю, так это то, что десять лет назад этого Улти, которого тогда звали Наути, некая молодая леди со товарищами закидали камнями в проливе. Да так, что он, не глядя, за борт сиганул прямо в пасть акуле. Хорошо, мой флаг-офицер как раз на охоту выплывал, так не дал до конца схрумкать рыбачка.
        - Ах, эта тварь, - вспомнила Лимия. - Я думала, он давно сдох. Но он…
        - Согласно данным протокола, находясь в состоянии сильного опьянения, побил Алину, - проявил осведомленность адмирал. - Знаю. Я не к тому, что он заслужил или не заслужил, а к тому, что следующие десять лет он шпионил за вашей семьей, готовя месть и попутно предавая государство по сходной цене. Подумайте над этим.


        Лимия согласно кивнула.
        - Вот и хорошо, - сказал адмирал и, повернувшись, крикнул. - Эй, Алан, все?!
        - Да, адмирал, - откликнулся молодцеватый офицер. - Зачистили по полной.
        - Ну и отлично, - довольно кивнул адмирал. - Давайте выбираться на свежий воздух. Если, конечно, некоторые не жаждут еще поиграть в кладоискателей.
        - Не жаждут, - заверил его Фалко. - Нашли уже.
        - Да ну? - удивился адмирал. - И много?
        - Нет. Сейчас принесу.
        - Он у меня, - остановила его Алина. - Решила забрать на память. Если, конечно, никто не возражает.
        Лимия только покачала головой.
        - По мне, так лучше забыть все, как страшный сон.
        Алина вытащила из кармана сложенный листок бумаги, и протянула адмиралу. Тот развернул, и расхохотался на весь грот.
        - Альфа-вексель, - провозгласил он. - Просроченный полвека назад. Да, шутник он, ваш папаша.
        Он вернул бумагу Алине, и махнул рукой своим людям. Сверху, прямо по водопаду, была скинута веревочная лестница, и матросы по одному ловко взбирались по ней. Алина поспешила выбраться одной из первых.
        - Скажи, Эллана… - начал было Фалко, с непривычки запнувшись за имя.
        В мыслях он давно называл ее так, но языку, оказывается, тоже привычка, нужна.
        - Да, Брик? - подбодрила его Лимия.
        - Да я насчет обязательной смены фамилии, - сказал он. - Мне кажется, что для тебя фамилия Фалко будет в самый раз.
        - Уверен?
        - Абсолютно.


* * *
        Спустя ровно два месяца восстановленная "Сагитта" покачивалась на волнах у причала. Фалко лично заканчивал погрузку припасов для дальнего путешествия. В честь свадьбы сына отец Брика сильно расщедрился, так что снаряжения и арсенала лодки хватило бы на небольшую войну. Которая, если верить слухам о возрождении культа полярного волка, была уже по эту сторону рифа.
        Старший инспектор Пертинакс не набрал материала для обвинения и удовлетворился извинениями. Куда менее покладистыми оказались губернатор Кампавалиса, страсть как не любивший проблемы во вверенных ему водах, и дуа" леорский посол. Последний желал получить плащ тени, и никак не хотел верить, что Фалко мог сжечь столь ценный предмет. Через пару дней, правда, урезал свои притязания, но зато на политическом фронте его стараниями сильно похолодало, что, в свою очередь, столь же сильно подогрело темперамент губернатора.
        Алина отбыла почти сразу после свадебной церемонии, заявив, что счастлива за молодых, но лично она привыкла к более спокойным водам. В столицу как раз отправлялся ежегодный конвой. Пассажиров, по причинам безопасности, не брали, но для Алины адмирал сделал исключение.
        Фалко еще раз все перепроверил, и вышел на палубу. Постоял, вдыхая свежий морской воздух. Намечался шторм. Стоило, пожалуй, поторопиться с выходом, иначе можно и застрять.
        На причале появилась Лимия. Нет, Эллана. Фалко все еще привыкал к новому образу. Как всегда, в строгом глухом костюме. Кто бы мог подумать, что за ледяной маской скрывается такой вулкан, что еще не известно, кого следовало назвать Фервором.
        Эллана, как обычно, проигнорировала сходни, перепрыгнув сразу на палубу.
        - А вот и я.
        - Я уже успел соскучиться, - заметил Фалко, делая попытку обнять супругу.
        Та легко и плавно уклонилась.
        - Брик, ты же белый проповедник. Духовное лицо, между прочим, и должен являть собой пример хладнокровия и выдержки.
        - Не далее, как этой ночью ты своими действиями побуждала меня совсем к иным качествам.
        - Ночью нас никто не видел, - уточнила Эллана. - А сейчас ты - образец, так будь любезен соответствовать.
        Фалко усмехнулся.
        - Хорошо, хорошо. Что сказал адмирал?
        - Много неинтересного. Суть сводится к "с глаз долой, из сердца вон". Сердца у нашего губернатора нет, но орет он, что твоя белуга, так что нас ждет открытое море, и чем скорее, тем лучше. Да, кстати, я тут по пути в улей заплыла. Думала почту проверить. Писем нет, но новостей я прикупила.
        - Есть что-нибудь интересное?
        - Суди сам. Мое мнение будет слишком предвзятым.
        Эллана выбрала из пачки листов один, и протянула его Фалко. Тот, заинтригованный, повернул бумагу к свету и прочел:


        "Вчера стартовал уже ставший традиционным аукцион в Триктоне. Открытием дня сразу и безоговорочно стал документ, подписанный Максимом Макмиланом, прозванным Хитрым.
        Этот (по неофициальным данным сильно коррумпированный) чиновник начал свою карьеру клерком в адмиралтействе, а спустя всего три года уже был губернатором северного города Кампавалис. Венцом его карьеры небезосновательно считается разгром вторгшейся в воды Кампавалиса армады краббов с помощью отряда наемников капитана Скутума. Избегая личной ответственности за свои действия, Макмилан опирался на устные приказы, которые предпочитал передавать через вторые руки. Считалось, что за все тридцать два года своей карьеры в качестве государственного служащего Макмилан не подписал ни одного документа.
        Вчера выяснилось, что в лице капитана Скутума нашли достойного противника не только краббы. Нашим экспертам был представлен альфа-вексель, выписанный Макмиланом капитану Скутуму за его участие в обороне Кампавалиса. Как известно, храбрый капитан погиб в том бою. Альфа-вексель не был предъявлен к оплате, и пятьдесят два года пролежал в тайнике Скутума, откуда был извлечен в ходе столь фантастичного приключения, что мы даже не беремся приводить подробности, тем более, что продавец пожелал сохранить инкогнито.
        А вот с покупателем никаких тайн нет. Единственный известный документ, подписанный Максимом Макмиланом, приобрел известный коллекционер и покровитель искусств лорд Гелидус, за рекордную для нашего аукциона сумму в пять миллионов белых коралок".


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к