Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Приключения / Кирпичников Алексей: " Сталинъюгенд " - читать онлайн

Сохранить .
Сталинъюгенд Алексей Феликсович Кирпичников


        # В 1943 году, накануне летней кампании, пятнадцатилетний сын одного из высших сталинских сановников застрелил одноклассницу, после чего покончил с собой. Следствие по делу возглавил сам народный комиссар госбезопасности СССР. Выяснилось, что погибший, ученик элитной школы, организовал среди одноклассников тайную организацию, использовавшую символику фашистской Германии. В эту организацию, среди прочих детей высокопоставленных руководителей СССР, входили двое сыновей Анастаса Микояна, и даже племянник самого Иосифа Виссарионовича…
        Военно-приключенческая повесть «Сталинъюгенд» написана на основе достоверных фактов. С согласия ныне здравствующих героев в повести сохранены подлинные имена участников событий.

        Алексей Кирпичников.
        Сталинъюгенд.
        Повесть

        Памяти отца, бабушки и деда


1

        Юноша лет пятнадцати и девушка, выглядевшая постарше, неторопливо шли по безлюдному Каменному мосту в сторону Якиманки. Прохладный ветер гулял над рекой, заглушая шум изредка проносившихся мимо автомобилей. Молодой человек оживлённо жестикулировал на ходу, что-то доказывая спутнице. На середине моста он остановился, положив руку на перила. Увидев преграду, девушка подалась назад и прислонилась спиной к ограждению. Подуло, и окрашенное размытыми цветами креп-жоржетовое платье солнце-клёшем прилипло к телу, обозначив ноги. Всё в ней радовало глаз. Правильный овал лица красиво обрамляли слегка вьющиеся каштановые волосы, кокетливо выбивавшиеся из-под белой беретки. Лицо оживляли выразительные карие глаза с длинными ресницами и довольно полные губы с уголками, чуть направленными вниз. Румянец на щеках перекликался цветом с красным приталенным пиджачком с накладными плечами и алыми лакированными босоножками на высокой танкетке.
        Было около четырёх часов пополудни 3 июня 1943 года. Заканчивался второй год изнурительной, страшной войны, и девушка настолько выделялась на сером фоне унылого города, что со стороны казалась ярким цветком, неведомо как взошедшим на пустыре среди чертополоха и бурьяна.
        - …Володя, убери руку.
        Юноша протестующе покачал головой, встряхнув волнистой шевелюрой.
        - Нина! Я устал тебя убеждать. Ты хочешь, чтобы я начал действовать?
        - Да как ты не поймешь - спор с родителями бессмыслен! Они и слышать ничего не хотят. Только нудят без конца: «В США могла учиться и в Мексике сумеешь». Володька… бес-по-лез-но!
        - …Они обязаны считаться с твоим желанием!
        - Опять двадцать пять! Ему - про Фому, а он - про Ерёму. Мне ведь только пятнадцать, и никто не позволит самой решать, где жить.
        - Ну и что?! В Мексику всё равно не пущу… Если члены организации увидят, что кто-то не подчинился моему решению, то станут плевать на меня с высокой колокольни. Поэтому твоё место в Москве!… Пойми - я лучше знаю, что делать. Думаешь, тебе нужны пальмы с океаном? Чушь! И не раскатывай губы, что будешь на приёмах вокруг кинодив вертеться. На съёмки всё равно не попадёшь - ноги для этого недостаточно прямые.
        - Зачем говоришь гадости?
        - Я не гадости говорю, а правду… Не забывай - в СССР ты - дочь посла Уманского и моя девушка! А кем там будешь?!
        - Да я вовсе не думаю об этом!
        - А надо подумать, ради чего ты предаёшь Владимира Шахурина! Неужели не ясно - за нашей спиной огромная страна. И мы - её завтрашние хозяева! По праву наследников!… Поэтому давай прекратим бессмысленные споры. Пора уже тебе зарубить на носу - в Мексику не поедешь, ни при каких обстоятельствах!
        - Убьёшь что ли?
        - Думаешь, слабо?
        - Володя!… Не на Луну я улетаю! А после школы здесь же в университет поступлю. Тогда уж нам никто не помешает быть вместе.
        - Причём здесь университет?
        - …Ну, просто сумасшедший! Как я могу идти против взрослых?
        - Захочешь - пойдёшь!
        - Какой же ты всё-таки ещё маленький.
        Девушка несильно оттолкнула парня в сторону, освободив себе дорогу. Увидев, что она уходит, он догнал её в несколько быстрых шагов и схватил за руку.
        - Что? Не поверила?! Может, тебе всё равно?
        - Вовсе не всё равно! Но я ничего не могу поделать! - Нина мягко высвободила руку.
        - Зато я могу. Последний раз предупреждаю - ты обязана подчиниться. Это очень серьёзно!
        За этим непростым разговором пара подошла к гранитной лестнице, выходящей к мертвенно-серой жилой громаде, прозванной в народе «Домом правительства»[Сегодня благодаря Юрию Трифонову этот дом называют «Дом на Набережной».] . Не замедляя шага, Нина начала быстро спускаться. Володя устремился вслед и настиг её на середине пролёта.
        - …Погоди!
        - Опять за своё?
        В ответ, не говоря ни слова, парень начал судорожно расстёгивать вельветовую куртку. От резкого движения верхняя пуговица отлетела в сторону. Распахнув полу, он вырвал из внутреннего кармана цеплявшийся за швы пистолет.
        - Смотри - это «вальтер»! Патрон уже в стволе. Если не согласишься остаться, будет плохо.
        - Сумасшедший!… Что ты рвёшь мне душу? Хватит паясничать.
        - Я не паясничаю!
        - Ну и стреляй себе на здоровье. Подумаешь - испугал.
        - Будешь так говорить - убью!
        - Попробуй, если сможешь.
        - …Стой, кому говорю! - приказал Володя, увидев, что Нина снова устремилась вниз.
        Услышав окрик, она на миг обернулась, и в этот момент раздался выстрел. В красном пиджачке, чуть ниже левой, уже оформившейся груди, взорвалась аккуратная дырочка, мгновенно окрасившаяся в бордовый, почти черный, цвет. Девушка ещё успела удивлённо взглянуть на дымок, вившийся из дула, и рухнула на ступени.
        Сделав несколько резких шагов вниз, Володя опустился перед ней на колени и пристально взглянул в открытые и уже безжизненные глаза.
        - Нина!… Ниночка!!
        Он выронил оружие, наклонился к ней и затряс, ухватив за плечи. Не почувствовав реакции, приложил ухо к груди - сердце не билось. Казалось, до него не доходила непоправимость совершённого - растерянный взгляд блуждал, останавливаясь то на стекленеющих глазах девушки, то на отверстии в пиджачке, откуда ещё пузырилась густая кровь, увеличивая в размере бордовое пятно. Потом он заметил «вальтер», лежавший рядом. Механически подобрав и как бы взвесив в руке, Володя поднёс пистолет к глазам и уставился в дуло, постепенно различая, как крошечный зев вечной тьмы медленно расширяется до бездны. В его взгляде появилась осмысленность. Мысли бешеным вихрем закружились в голове.

«…Зачем я это сделал? Получается - моя идея важнее человеческой жизни? Или… я расстрелял её, не сумев убедить? Кого расстрелял? Нину!… Разве можно доказывать идею с помощью пистолета?… Нет!! Она сама во всём виновата! У моего окружения нет права на капризы!… Но и я хорош! Приводить приговоры в исполнение - дело плебеев… Что будет?… Ребята подумают - смалодушничал… Ну и пусть! Что мне до мыслей вассалов?! Их дело - подчиняться?! Дурак… вот дура-ак!! Кто теперь подчинится?… Меня просто посадят в тюрьму… Неужели это конец?! И из-за чего?!»
        Ещё какое-то время Володя продолжал смотреть в бездонное отверстие. Потом его правая рука с пистолетом тяжело поднялась на уровень головы. Дуло неуверенно ткнулось в висок, а указательный палец, лежавший на курке, начал медленно сгибаться, приближаясь к пределу, за которым следует необратимый удар бойка. Неожиданно кисть дрогнула, и раздался выстрел.


* * *
        Двумя часами ранее Тёмка Хмельницкий, живший с семьёй в четырёхкомнатной квартире
«дома правительства», позвал к себе друзей-одноклассников - Лёню Реденса и Феликса Кирпичникова. Ребята только что закончили седьмой класс и готовились к выпускным экзаменам - завтра им предстояло испытание по геометрии. Собравшись вместе, мальчишки никак не могли приступить к занятиям - сначала рассматривали фотографии в последнем «Огоньке», потом обсуждали фильм «Багдадский вор», недавно вышедший на экраны. И внешне, и по характерам они были разными, что не мешало им дружить.
        Разговорчивый и неугомонный Артём вырос высоким, широкоскулым и светловолосым парнем с крупным и улыбчивым лицом. Густые русые волосы, зачёсанные назад, обнажали высокий лоб. Убеждая собеседника, Тёмка округлял зеленовато-жёлтые глаза и резко сжимал губы с глухим звуком, как бы ставя точку: «Амба»! Учился он не лучшим образом - кипучая натура не давала возможности сосредоточиться на занятиях. Его волновали иные, значительно более интересные проблемы, чем школьные предметы - двор, кино, оружие… К тому же много времени съедала игра на скрипке - преподаватель считал его подающим большие надежды. Но, обладая цепким умом и хваткой, Хмель успешно избегал двоек, не сильно напрягаясь. Он любил приключенческие романы, мальчишеские тайны и обожал, когда в компании к нему было приковано внимание, поэтому много говорил и часто привирал, увлекаясь настолько, что и сам верил придуманному.
        Чуть выше среднего, для своего возраста, роста, Лёня Реденс был светловолосым и кареглазым. Прямые волосы он укладывал по моде - начёс чуть свисал на лоб. Улыбаясь, Лёнька обнажал все тридцать два красивых и ровных зуба. В меру спортивный, он умел элегантно носить одежду. Так случилось, что из-за переездов семьи Реденсу пришлось осваивать школьную программу первого и второго классов урывками и в основном дома. Это не способствовало прилежанию, и он постоянно чуть запаздывал с освоением текущего материала, не придавая особого значения успехам в школьных дисциплинах. Лёня интересовался в основном техникой, с которой был «на ты» - мог дни напролёт копаться в двигателях автомобилей или мотоциклов, чинить электроприборы или мастерить что-нибудь для дома. Набравшись богатого, для своих лет, опыта Реденс стал ироничным, что воспринималось иными окружающими, как надменность. Такое впечатление усиливала и его улыбка, больше похожая на усмешку. Однако верховодить Лёню не тянуло - он любил смотреть на происходящее со стороны, правда, не оставаясь равнодушным к подростковым шалостям. К пятнадцати годам этот
парень понял, что к людям надо относиться философски и воспринимать их такими, какие они есть, а поскольку одноклассники стали для Реденса своими, он без труда соблюдал правила игры, одобренные друзьями.
        В мускулистой фигуре огненно-рыжего и сероглазого Феликса Кирпичникова со сплошь усыпанным веснушками лицом чувствовались сила и ловкость. С обидчиками Кирпич дрался, отлично удерживая удар и не показывая, что ощущает боль. Он прекрасно занимался в школе, но любил похулиганить и порой небезобидно. С детства парень рос молчуном, предпочитая роль слушателя. В нём отсутствовали страсть к внешнему лидерству и стремление непременно переключить на себя внимание подростковой компании. Как и одноклассники, он обожал технику, и уже в одиннадцать лет научился управлять автомобилем. Друзья знали, что Феликс не подведёт, но заставить его сделать что-то против желания, было почти невозможно.
        Проговорив с полчаса, мальчишки всё-таки начали готовиться к экзамену, проверяя друг друга на знание билетов по геометрии. Ответ предстояло держать перед комиссией во главе с директрисой - депутатом Верховного Совета Ольгой Федоровной Леоновой («партийная» кличка - «Холмогорская корова»), и преподавателем математики Юлием Осиповичем Гурвицем, прозванным за глаза: «Пару запищю».
        Около четырёх часов мальчишки выдохлись и решили размяться на балконе. Там мгновенно забыли про теорему Пифагора с биссектрисой и начали плевать вниз, соревнуясь на дальность. Выиграл Лёня, едва не попав на спину татарина-дворника - тот сидел на лавочке метрах в двадцати от подъезда и курил козью ногу с едким самосадом.
        - Везёт тебе с гайморитом - всегда найдётся, чем похаркать, - позавидовал проигравший Тёмка.
        Закончив турнир, ребята перешли к обсуждению планов на лето. Оно манило купанием, велосипедными прогулками и походами в лес, но особенно радовала возможность вволю повозиться с немецкой военной техникой в «Парке Горького» на выставке образцов трофейного вооружения, где начальником служил отец Артёма, генерал-лейтенант Хмельницкий, после тяжёлого ранения получивший это назначение из рук самого Сталина. Нечего и говорить, что такое положение дел вызывало у парня законную гордость.
        - …Ребята, любопытно, чем всё закончится у Шаха с Ниной? - вдруг изменил тему разговора Лёня Реденс.
        - Как чем?… Нинка уплывёт себе в Мексику, а Володька останется страдать и вымещать переживания на нас, - ответил Артём.
        - Не страдать, а злиться, что она не подчинилась, - не согласился Феликс.
        - Правильно… злиться. Только знаете, что он мне недавно заявил? - снова привлёк к себе внимание Лёня.
        - ?…
        - Сказал: если Нинка отчалит - он убьёт…
        - Кого?!
        - Хмель, ты хоть раз в жизни в состоянии дослушать?
        - Ну не тяни! Кого убьёт?
        - …Грозился - или себя, или её.
        - Чепуха. Откуда Вовке взять настоящее оружие?… Недели три назад он где-то раздобыл «смит-вессон» и отдал мне на хранение. Я заховал его под диван, но мать, как назло, чуть не на следующий день затеяла генеральную уборку. Вечером встретила меня уже с револьвером в руке, устроила истерику и наябедничала отцу. Тот взял
«смит», а я стою и жду: «Ща, как треснет»… Уже к оплеухе приготовился, а он повертел его в руках и говорит: «Этим ржавым хламом только гвозди заколачивать». В общем - пронесло. Батя его в сейф швырнул и приказал забыть об оружии вне музея.
        За домом, со стороны моста, раздался сильный хлопок.
        - Глядите, как выхлопная пальнула, прямо как из пистолета, - прокомментировал Хмельницкий.
        В этот момент звук повторился.
        - Ребята - выстрелы! - возбужденно предположил Лёнька.
        - Да ладно пургу мести. Глушитель жахнул, - усомнился Тёмка.
        - А я говорю - стреляли!
        - Тём, по-моему, выстрелы - Лёнька прав, - поддержал Реденса Феликс.
        - Айда, посмотрим!
        Однако в прихожей их остановила мама Артёма, Вера Ивановна, собравшаяся было пойти к подруге - свояченице Сталина - Евгении Александровне Аллилуевой:
        - Куда это вы намылились?
        - Мам, на мосту пальба! Надо посмотреть, что произошло.
        - А ну, марш назад! Без вас разберутся!
        - Вера Ивановна! А если что-то серьёзное?! - взмолился Феликс.
        - Тем более - нечего там делать! Я кому говорю? Идите в комнату и занимайтесь. И не вздумайте уйти - проверю! - Хмельницкая захлопнула за собой дверь.
        Минуты через три, стараясь не шуметь, Тёмка выглянул на лестничную клетку. Там стояла тишина. Не помня себя от волнения, мальчишки выскочили из квартиры и загрохотали по ступенькам вниз. Остановить их не смог бы уже никто. Вскоре они что есть мочи, неслись по мосту в сторону Кремля. Метров через сто друзья, запыхавшись, подбежали к лестнице. У тротуара, напротив первых ступенек, стояли гэбэшная «эмка», поношенный милицейский «фордик» и карета скорой помощи. На площадке между первым и вторым пролётом находились медики и люди в форме. С обеих сторон входы на лестницу перекрывали милиционеры. Около машин застыли, вытягивая шеи, пятеро любопытных прохожих, как всегда успевших появиться на месте происшествия. От группы на площадке отделились трое: врач и два санитара, державшие в руках носилки с пострадавшим. Они стали осторожно подниматься на мост. Шофёр скорой помощи, ожидавший наверху, засуетился и занял место перед открытой задней дверью. Когда носилки ставили в салон, ребята увидели на них окровавленного одноклассника Володю Шахурина. Со стороны Якиманки показалась другая санитарная машина.
Поравнявшись с лестницей, она круто развернулась и остановилась позади
«эмки».
        - …Можете не спешить. Там девушка. Отвезёте её в морг, - сказал врач подъехавшему коллеге.
        - А как ваш? - спросил тот.
        - Пока жив, но долго не протянет… от силы часов пять-шесть.
        - Та нi… ше день протяне… вiн хлопец дюжий, - вступил в разговор сержант с голубыми погонами чекиста.
        Автомобиль с раненым юношей рывком развернулся и, набирая скорость, покатил в сторону Кремля. Тем временем вторая бригада направилась к месту происшествия. Вскоре уже они несли назад носилки с телом, укрытым простыней. Погрузив их, бригада заняла свои места, и карета поехала в сторону Якиманки по направлению к
1-й Градской больнице.
        На мост поднялись чекисты. Увидев ребят, лейтенант госбезопасности довольно лениво шуганул их:
        - А ну, брысь отсюда!
        Повернувшись затем в другую сторону - к зевакам - он строго продолжил:
        - Граждане, вы, как я понимаю, здесь давно. Среди вас есть свидетели происшествия?

«Граждане» дружно замотали головами.
        - Тогда проходите. Не задерживайтесь.
        Случайно оказавшиеся поблизости пешеходы немедленно повиновались приказу и торопливо разошлись, от греха подальше. Мальчишки отступили на пару шагов, но уходить не спешили.
        - Ребята… и вправду Володька Нину убил! - еле выдохнул Артём.
        - Я кому сказал исчезнуть?! - Уже более грозно рыкнул чекист, не расслышавший реплики Хмельницкого.
        Опустив головы, они побрели в сторону «Ударника», не сговариваясь, миновали кинотеатр и перед Малым Каменным мостом свернули на набережную. Метров через пятьдесят встали в рядок у перил, уставившись на неспешно текшую воду Стрелки. Затянувшуюся паузу нарушил Артём:
        - Да, Лёнька, накаркал ты.
        - Чего накаркал? Можно подумать, промолчи я, он бы не устроил здесь побоище.
        - Вот дурак-то! - вступил в разговор Феликс. - Мне такого не понять. Она навсегда уезжала, что ли?
        - Ребята, а вы видели, как мозги растеклись?
        - Хорош, Хмель! И без тебя тошно, - оборвал его Реденс. - Лучше подумайте, что с нами теперь станет?
        - Мы-то здесь причём, палёна мышь?
        - А при том. У Володьки наверняка сделают обыск и найдут его дурацкие протоколы.
        - Ну и что? В них нет ничего плохого. Вот только организация у нас - тайная…
        - Зря ты. Шах наверняка программу «Четвёртой Империи» подготовил. Он ведь нас измучил этой галиматьёй - то так, то эдак подбирался ко всем по очереди.
        - …Лёнька прав. Он действительно с этими «фюрерами» носился как с писаной торбой. И бумаги уже состряпал… каждому показывал. Только никто не соглашался их подписать. Мне кажется: когда его дружно послали, он сильно сбавил обороты.
        - Если уж на то пошло, у нас не только организация Шаха. Бакулев ведь своё общество в противовес затеял - всем звёзды понавесил. Это, глядя на него, Володька решил «подчинённым» звания присвоить. Чушь всё это. Кому мы с нашими играми нужны?
        - Да, может, никому вчера и не нужны… были… а вот теперь понадобимся!
        - Лёнь, хватит гадать… Всё равно уже ничего не исправить. А как думаете, где он оружие взял?
        - Кирпич, напрасно ты так спокойно насчёт протоколов. Я точно знаю, что Шах ещё и дневники вёл. А что он в них со своим больным воображением «будущего властелина мира» накорябал - кто знает? Если начнут обыскивать, нам может очень не поздоровиться. Насчет Бакуля Артём прав, но только мы уже забыли, когда его общество собиралось по оргвопросам - Петьке эта дребедень давно осточертела, - возразил Реденс. - А с пистолетом - тут и думать нечего - наверняка это Ванькин.
        - Да ты что, с ума сошёл?! Он и Серго своих пистолетов никогда из рук не выпускают. Как детям Анастаса Ивановича, оружие им положено только для самозащиты. Мне Серго рассказывал - их чекисты инструктировали по технике безопасности. И сколько я ни просил, он только ненадолго подержать давал, - засомневался Артём.
        - Ну… - то Серго… а то - Вано. Они с Шахом - не разлей вода, - поддержал полемику Феликс. - Да, ребята, если будет обыск - хорошего не жди. Послушайте, надо срочно Барабанову сообщить… и Бакулю с Хаммером… а девчонки узнают - вот визгу-то будет!
        - Хочешь сказать, Микоянам говорить не надо?
        - Не-е… им в Кремль по такому поводу лучше не звонить.
        - Ладно… пошли во двор. Барабана найдём, а там - поглядим.


* * *
        Друзья отделились от перил и направились к дому. Двор уже напоминал разворошённый улей. Первое, что увидели мальчишки, была стайка их одноклассниц: Галя Лозовская, Ира Бусалова, Галя Куйбышева, Эра Кузнецова и Лара Смирнова. Возле них стоял и Лёнька Барабанов. Заметив ребят, он бросился навстречу:
        - Ребята, Шах только что укокошил Нину Уманскую, а потом и сам застрелился!
        - Не трезвонь. Глашатай выискался. Мы оттуда как раз и идём, - остудил Лёньку Хмельницкий.
        - И всё видели?
        - Видели-не-видели, а когда их увозили, мы там стояли.
        - Ну и что?!
        - У Вовки полчерепушки снесло. Смотреть страшно. Но он пока, вроде, жив.
        Вокруг них уже собрались девчонки и слушали, затаив дыхание.
        - …А как это произошло?
        - Как-как?… Мы к экзамену готовились. Вдруг бабах!… Выстрел! Потом ещё один. Мы - ноги в руки - и на мост. А там уже санитары носилки с лестницы прут. На них Шах - без сознания. Вместо макушки - сплошная каша. Потом уже Нину под простыней - мёртвую - подняли. А дальше - нас погнали.
        - И где ж вы болтались столько времени?
        - Стояли за «Ударником». Обсуждали.
        - Ой, мальчики! А что теперь будет?! - не выдержала Галя Лозовская.
        - Что будет, то и будет! - отрезал Кирпичников.
        В это время из подъезда показалась Вера Ивановна Хмельницкая с тёткой Лёни Реденса, Евгенией Александровной Аллилуевой.
        - Ну-ка, дети, быстро по домам - у вас завтра экзамен! - скомандовала она.
        Школьники неохотно разошлись. Вернувшись к Артёму, ребята ещё какое-то время обсуждали пережитое, но вскоре распрощались. Выйдя во двор, Лёня махнул Феликсу рукой и направился к себе, в 10-й подъезд. Оставшись один, Кирпич потопал домой, а жил он довольно далеко - на улице Горького, сразу за Моссоветом.

2

        Час спустя на стол наркома Всеволода Меркулова, легло срочное оперативное донесение.


        Секретно.
        Народному комиссару
        государственной безопасности СССР
        товарищу Меркулову В.Н.
        РАПОРТ

3 июня с. г., в 16.09, командир круглосуточного поста НКГБ по улице Серафимовича
2, сержант НКГБ Никифорук, зафиксировал на слух, что за домом, со стороны Большого Каменного моста, были произведены два одиночных выстрела. Он немедленно вызвал наряд НКГБ, наряд милиции и бригаду скорой помощи. Затем передал охрану двора своему подчинённому, сержанту внутренней службы Камаеву и, в сопровождении дворника того же дома Нигматуллина (агент «Филин»), немедленно отбыл к месту, откуда слышались выстрелы. На лестнице, ведущей с Большого Каменного моста на Софийскую набережную, они обнаружили юношу и девушку, пострадавших от пулевых ранений, и опознали их. Девушка оказалась дочерью посла СССР в Мексике товарища К. . Уманского, - Ниной Уманской, проживавшей в доме 2 по ул. Серафимовича. В районе сердца на её теле было обнаружено пулевое отверстие. Она не подавала признаков жизни. Рядом с ней находился сын наркома авиационной промышленности СССР товарища А.И. Шахурина - Владимир Шахурин, часто посещавший охраняемый объект, поскольку в нём проживают несколько его одноклассников. На голове у В. Шахурина также были следы пулевого ранения - пострадала черепная коробка и частично мозг. Рядом с ним
находились семизарядный пистолет системы «вальтер», калибра 7,62 (№ 0023461) и две стреляные гильзы. При этом Шахурин, пребывал в бессознательном состоянии. Сержант Никифорук послал дворника Нигматуллина вызвать вторую бригаду скорой помощи.
        Прибывшие медработники лечсанупра Кремля зафиксировали смерть Н. Уманской и тяжёлое ранение В. Шахурина (ответственный - врач отделения скорой помощи Крупенин А.В.). Тело Н. Уманской отправлено в морг 1-й Градской больницы. К моменту составления донесения В. Шахурин был жив, однако не приходил в сознание. Его госпитализировали в больницу лечсанупра Кремля по улице Грановского 2. По мнению врачей, жить Шахурину осталось несколько часов. Смерть должна наступить от необратимых повреждений мозга.
        В отношении фактов убийства и ранения пострадавших в установленном порядке проводятся оперативно-розыскные мероприятия. Свидетелей происшествия обнаружить не удалось. Результаты экспертиз будут готовы в течение ближайших суток, но уже сейчас можно сделать предварительный вывод - оба выстрела произвёл Владимир Шахурин.
        Учитывая чрезвычайность событий, прошу Вас, товарищ Народный комиссар, принять решение о дальнейшем порядке ведения оперативно-следственных мероприятий.
        Дежурный по НКГБ за 03.06.1943 года,
        комиссар госбезопасности 3-го ранга Бызов А.П.

        Меркулов позвонил куратору органов по линии ГКО[ГКО - Государственный Комитет Обороны - Высший исполнительный орган СССР во время войны.] и Политбюро Лаврентию Берии и доложил ставшие известными подробности происшедшего - событие и впрямь было чрезвычайной важности. Выслушав наркома, Берия задумался, а потом сказал с характерным кавказским акцентом: - Для начала проведи опрос родителей. Действуй осторожно. Может, учитывая их состояние, даже лучше сделать это на выезде - дома или на работе. Следствие поручи кому-нибудь из опытных - лучше всего Влодзимирскому. Свяжись с прокуратурой - пусть и от них сразу же будет человек. Преступление, хотя и бытовое, но очень неприятное… Товарищу Сталину я доложу сам. Постоянно информируй меня, как идут дела. Всё.
        Узнав о распоряжении Берии, прокурор Союза Константин Горшенин выделил в помощь начальнику следчасти по особо важным делам НКГБ СССР Льву Влодзимирскому своего следователя по особо важным делам, но уже при прокуратуре СССР - Льва Шейнина. Двум опытнейшим специалистам карательной системы предстояло вместе восстановить картину событий, приведших к столь трагическому финалу.
        В свою очередь, Лаврентий Берия проинформировал Сталина о сути происшедшего и испросил разрешения на проведение обыска в квартире Шахурина. Вождь дал высочайшее согласие, но указал на необходимость соблюдения такта со стороны госбезопасности и прокуратуры.


* * *
        Расследование, начатое в день убийства, активно продолжилось со следующего утра. Правда, поначалу чекистов ждал сюрприз - совершенно неожиданно народный комиссар авиационной промышленности показал непривычный для них норов. Шахурин заставил Влодзимирского и Шейнина полчаса просидеть в приёмной, пока наконец их принял. Уже сам этот факт говорил о вопиющем самомнении и неосторожности наркома. Вдобавок, в ответ на первый же вопрос о сыне, он послал куда подальше и комиссара госбезопасности, и прокурорского важняка:
        - Знаете что, и без вас забот хватает. Разговаривайте с женой, а меня оставьте в покое. Одно скажу абсолютно точно - сын стрелял не из моего оружия. Так что ищите, у кого он взял пистолет.
        Шахурин находился в фаворе у Сталина и считал, что мог позволить себе и не такое. Униженный Влодзимирский бросился к Меркулову с кляузой. Тот сразу доложил Берии. Лаврентий Павлович подумал и подытожил:
        - Ну что ж, если Алексей Иванович так уж занят, беседуйте с его женой.
        Все удивились мягкости оберчекиста, но пошли выполнять команду. Сам Лаврентий, хотя и смолчал, запомнил этот демарш авиационного наркома до лучших времён. На площади Дзержинского не сомневались, что такие времена рано или поздно наступят.
        А пока следователям пришлось держать путь к матери Володи - Софье Шахуриной, не покидавшей больницу на Грановского, располагавшуюся напротив дома, где жила их семья.


* * *
        Примчавшись в клинику, Шахурина вела себя очень нервозно, даже истерично. Софья Мироновна то рвалась в операционную, то умоляла врачей сделать всё возможное для сохранения жизни сына, то грозила окружающим, то начинала безудержно рыдать.
        Увидев хирурга Бакулева, вышедшего к ней после сложнейшей операции, она с надеждой и страхом бросилась навстречу:
        - Александр Николаевич! Ну что?!
        - К сожалению, обнадёжить не могу. Состояние крайне тяжёлое. Думаю - шансов очень мало… Во всяком случае, медицина здесь уже бессильна. Надежда теперь только на его молодой организм…
        - Не может быть! Вы обязаны предпринять ещё что-нибудь! Где он?!
        - Остаётся в палате для тяжело больных.
        - Я хочу быть рядом!
        - Хорошо, Софья Мироновна.
        - И пусть возле него постоянно дежурят лечащий врач с медсестрой и хирург!
        - В хирурге нет необходимости.
        - Как это нет?! - Шахурина кинулась к главному врачу.
        Её с огромным трудом убедили взять себя в руки и попытаться успокоиться. Оказавшись возле кровати, на которой без сознания лежал Володя, она как-то сразу сникла и утихла.


* * *
        Прошли почти сутки. Около двенадцати дня Софью Шахурину вызвали из палаты. В коридоре она увидела высокого мужчину в генеральской форме. Он представился комиссаром госбезопасности Львом Емельяновичем Влодзимирским и сказал, что ему поручено вести расследование событий, связанных со смертью Нины Уманской и с попыткой самоубийства Володи. Далее генерал сообщил, что в рамках следствия необходимо провести обыск в наркомовских апартаментах:
        - Софья Мироновна, вам придётся открыть квартиру. Если не хотите надолго покидать сына, можете пригласить кого-то из родственников поприсутствовать от имени хозяев.
        Шахурина не занимала пост грозного народного комиссара, лично контролировавшего производство каждого нового самолёта для фронта. Несмотря на строптивый характер и сверхуважительную причину - её сын тихо отходил в двух шагах от собеседников, сломленная мать вынужденно согласилась с предложением. Вместе с генералом она проследовала к дому, где в машинах их поджидали следователь Шейнин и бригада гебешных оперативников. Понятые из домовой обслуги тоже перетаптывались возле подъезда. Поднялись в квартиру, и жена наркома послала за родственницей. Пока за ней ездили, два Льва - Влодзимирский и Шейнин - начали перекрёстный допрос, правда, весьма лояльный к несчастной женщине, прилагавшей колоссальные усилия, чтобы преодолеть отчаяние и внятно отвечать на вопросы.
        - …Софья Мироновна, мы с утра беседовали с Алексеем Ивановичем, и нам теперь известно мнение товарища Шахурина, что «вальтер», из которого стрелял Володя, не имеет отношения к вашей семье. Поэтому наш первый вопрос: «Где он взял боевое оружие с патронами»? - начал чекист.
        - Откуда мне знать, Лев Емельянович?
        - Алексей Иванович - сутками на работе. Вы значительно больше видитесь с сыном. Постарайтесь, пожалуйста, вспомнить, с кем подросток общался в последнее время? Или… не привёз ли он пистолет из Куйбышева[До революции и после развала СССР - Самара. В начале войны правительство и дипломатический корпус находились в эвакуации в Кубышеве.] ? Или… каким иным путём мог его добыть?
        - Товарищ генерал, ей-богу, не имею об этом ни малейшего представления. Когда мы возвращались из эвакуации в Москву, я сама собирала багаж всей семьи - пистолета там точно не было… С тех пор чужие в доме не появлялись… а в гости к Вовочке приходили только одноклассники.
        - Кто именно? - вступил в разговор Шейнин.
        - Чаще - Микояны - Ваня и иногда Серёжа. Потом дважды или трижды Лёня Реденс… Ещё Петя Бакулев, Артём Хмельницкий… Но эти, пожалуй, только по разу. Последним вчера зашёл Ваня… Наверное, около часа они в Володиной комнате сидели.
        - А о чём говорили? Вы слышали?
        - Нет.
        - Очень жаль! - посетовал Влодзимирский. - А скажите, у вас есть родственники, привозившие с фронта оружие?
        - Нет.
        - Софья Мироновна, давайте на время оставим пистолет, хотя этот вопрос крайне важен. Расскажите теперь, что мучило Володю в последнее время? Как думаете, отчего он совершил столь необъяснимый поступок? - снова вклинился Шейнин.
        - Лев Романович, он в Ниночку, конечно, сильно влюбился. Я это видела. И переживал её предстоящий отъезд, однако при мне виду не подавал и отметал все мои попытки говорить на эту тему. Вообще-то нервная система у Вовочки не совсем в порядке - ужасно вспыльчив и самолюбив… но он очень хороший. Знаете, как ребята его любят и уважают!
        - И всё же, такие поступки неожиданно не совершаются. Они вызревают. Неужели вы, Софья Мироновна, не замечали, что с сыном творится неладное? Или необычное?
        - Лев Емельянович, я уже сказала, что в последнее время он был чересчур нервным, но в остальном… нет, пожалуй, ничего не замечала.
        Зашёл оперативник и доложил о приезде родственницы Шахуриной. Генерал благосклонно выслушал информацию и свернул допрос.
        - Ну, хорошо, давайте дождёмся результатов обыска и, если понадобится, побеседуем снова… И ещё, Софья Мироновна, мы понимаем, что вам нельзя сейчас надолго отлучаться из больницы, но нам также необходимо осмотреть Володину комнату на даче. Если не возражаете, мы проследуем туда с вашей родственницей.
        - Да-да…
        - Тогда всё на сегодня. Желаю удачи, и… чтобы сына спасли.
        - Спасибо, товарищи. Так я пошла?
        - Конечно. Всего доброго. - С матерью умиравшего попрощался и прокурорский дознаватель Шейнин.
        После разговора с Шахуриной следователи разделились: Шейнин поехал к матери Нины - Раисе Михайловне, а Влодзимирский направился в наркомат иностранных дел (НКИД) для встречи с послом Константином Александровичем Уманским. Беседы с родителями погибшей ничего не прояснили, но комиссара госбезопасности это не смутило - следствие только начиналось, и вся информация ожидалась позже.


* * *
        В этот же день 7-А класс 175-й школы сдавал экзамен по геометрии. В ожидании своей очереди одноклассники разбивались по несколько человек, группируясь в тупиковых коридорах и под лестницей. Там, едва не шёпотом, обсуждали смерть Уманской и безнадёжное состояние Шахурина. В учительской тоже витал дух вчерашней трагедии. Педагоги не свирепствовали, и экзамен хорошо сдали почти все ученики класса по списочному составу. Не сдали только двое. Точнее, не сдавали - Нина к тому времени уже покинула землю, и её холодное тело застыло в морге 1-й Градской, а Володя, не приходя в сознание, умирал в огромной одноместной палате кремлёвской больницы на углу Грановского и Воздвиженки.


* * *
        Спустя сутки Шахурин скончался. Опустошённые, едва не потерявшие от горя рассудок, родители погибших занялись похоронами. В орготделе ЦК партии, ведавшем процедурами сановных захоронений, покойным детям отвели места на Ново-Девичьем кладбище. Более высокому рангом наркому выделили участок земли под могилу, а для Нининого праха подготовили нишу в монастырской стене. Неожиданно для Шахуриных из секретариата могущественного кадровика Маленкова спустили указание: кремировать сына. Спорить с этим решением не имел права даже народный комиссар. Нину определили хоронить 6 июня, а прощание с Володей назначили двумя днями позже.


* * *

5 июня, в 13 часов дня, нарком Меркулов вошёл в кремлёвскую приёмную Берии, где ожидали вызова «на ковёр» нарком вооружений Устинов, начальник Главного артиллерийского управления Красной армии (ГАУ) Яковлев и заместитель Берии по вопросам вооружений Кирпичников. Чекист едва успел поприветствовать генералов оборонной промышленности, как дежурный секретарь в чине полковника распахнул предбанник.
        - Лаврентий Павлович ждёт вас, товарищ народный комиссар.
        Дверь в кабинет Меркулов открыл самостоятельно и увидел, что член ГКО что-то пишет, склонив голову к столу. Негромко поздоровавшись, Всеволод Николаевич приостановился у входа в ожидании распоряжений шефа, успевавшего в военное время и возглавлять оборонный комплекс, и руководить наркоматом внутренних дел, и надзирать за своей прежней вотчиной - госбезопасностью - незадолго до того выделенной Сталиным из НКВД[НКВД - Народный комиссариат (наркомат) внутренних дел.
        .
        - Чего стоишь? Проходи, садись, докладывай… Видишь - дела отложил - тебя жду, - услышал он голос шефа.
        Бесшумно ступая по ковру, Меркулов приблизился к огромному столу и сел на посетительское кресло.
        - Лаврентий Павлович, у нас много новостей по делу об убийстве Уманской. Есть неважные, а есть оч-чень интересные. Начну с неудач. Как вы знаете, Шахурин-младший вчера умер и показаний уже не даст. Это слегка осложнит следствие. Но замечу - при обыске на даче найден весьма любопытный материал - наши сотрудники обнаружили две толстые тетради с дневниками погибшего и рукописные протоколы, свидетельствующие, что Владимир Шахурин возглавлял тайную и, я бы сказал, антисоветскую, организацию, в которую входили его одноклассники - дети высокопоставленных родителей.
        - Постой… не понял. Какую антисоветскую организацию?… Какие дети высокопоставленных родителей?
        - Вместе с Шахуриным учились: племянник Иосифа Виссарионовича - Леонид Реденс, два сына товарища Микояна - Вано и Серго… потом сыновья товарищей Кирпичникова, Хмельницкого… Все они в эту организацию и входили… кроме Вано Микояна.
        - Не шутишь?
        - Никак нет. Так вот… они создали структуру с полным подчинением Шахурину и, судя по содержанию дневников, тот строил далеко идущие планы по захвату власти в стране.
        - Сколько ему было лет?
        - Пятнадцать.
        - И как же пятнадцатилетний Шахурин собирался захватить власть?
        - Товарищ Берия! Не сегодня он собирался власть захватывать, а когда вырастет… но вот планомерную подготовку к этому уже начал!
        - Интере-есно… Очень интересно.
        - Обо всём написано в дневниках.
        - Что конкретно?
        - Лаврентий Павлович, сегодня ночью проходила коллегия, так что я оказался очень занят и до конца пока в вопрос не вник, тем более - Влодзимирский просто физически не успел провести полную расшифровку. Дайте, пожалуйста, ещё денёк-другой с материалами поработать - и вся картина будет, как на ладони.
        - Ты назвал всех участников организации?
        - Нет. Ещё к ним примкнули сыновья хирурга Бакулева и Александра Барабанова из секретариата Микояна. А последний - племянник американца Хаммера, организовавшего для нас сбор денег в США.
        - Хорошенькая компания. Ничего не скажешь. А?… Всеволод! Даже сын моего заместителя оказался замешан!
        - Так точно.
        - Ладно - разберёмся. А какие мысли по оружию? Где он его взял?
        - Тоже работаем над этим - выясняем и обязательно узнаем в деталях, но уже сейчас можно почти наверняка сказать, что оружие дал Ваня Микоян. Жена Шахурина показала, что братья - Иван и Сергей - несколько раз бывали у них в гостях. А за день до убийства именно Вано приходил к Володе, и они долго беседовали в его комнате… У товарища Микояна полно всякого неучтённого огнестрельного оружия. На фронте воюют два старших сына, и комендант дачи неоднократно докладывал, что на побывку они привозили трофейные пистолеты и потом оставляли их братьям. Младшие сыновья Анастаса Ивановича ходят в школу без провожатых и за каждым закреплено по
«вальтеру» - на случай нападения хулиганов. Они без конца тренировались в тире на даче под контролем наших сотрудников… Уже завтра я ожидаю результаты экспертизы.
        Шеф помолчал, оценивая информацию, а потом, подражая Хозяину, сказал, растягивая слова:
        - Копай до конца. Но очень деликатно и осторожно. Про пистолет выясни, как можно быстрей. Обязательно учителей допроси. И тех, кто работает на нас, и тех, кто формально с нами не сотрудничает… Проанализируй результаты экспертиз и обысков у Шахуриных, подготовь выжимки, и ко мне на стол без задержек. До моего распоряжения никаких открытых действий пока не предпринимать. У меня всё. Можешь идти.
        Выйдя из кабинета члена ГКО, Меркулов вежливо - теперь уже прощаясь - кивнул руководителям оборонной промышленности. Увидев спускающегося по лестнице наркома госбезопасности, охранник услужливо открыл дверь, возле которой Всеволода Николаевича ожидал стоявший на парах «паккард». Сев в машину, чекист скомандовал водителю:
        - На Дзержинского.
        Беседа несколько успокоила. Индульгенция, выданная Берией, на полноценное, хотя и скрытое, расследование сильно упрощала ситуацию, однако впереди ожидались результаты экспертиз, а главное, через три дня ему назначили приём у Сталина. Там и выяснится, какие полномочия Хозяин делегирует следствию.
        Когда Меркулов вернулся к себе, на его столе уже лежал отчёт. В нём подтверждалось, что две стреляные гильзы с лестницы идентичны оставшимся в обойме пистолета, находившегося рядом с Шахуриным, и сохранившим на рукоятке отпечатки его пальцев. И следы бойка на гильзах принадлежали этому «вальтеру». Но наибольший интерес представляла машинописная расшифровка дневников Володи Шахурина, отличавшегося малоразборчивым почерком.


* * *
        Тем же вечером в доме Кирпичниковых начался аврал - утром из инспекционной поездки на Урал вернулся глава семьи, Пётр Иванович. Не заезжая с аэродрома домой он сразу поехал на доклад к Берии вместе со спутниками по командировке, наркомом Устиновым и генералом Яковлевым. Там оборонщики отчитывались почти три часа, потом разъехались по домам, чтобы поесть, хоть чуть-чуть привести себя в порядок после долгого перелёта и снова засесть за выверку данных по выпуску продукции наркоматом вооружений в области артиллерии. Эта информация требовалась к предстоящему совещанию ГКО, назначенному у Сталина на 8 июня, и времени для составления сводной таблицы катастрофически не хватало. Поэтому отдых и отложили до лучших времён.
        Пока Пётр Иванович брился и одевался после душа, жена, Евгения Даниловна, рассказала подробности трагедии на Каменном мосту, о которой он вкратце уже слышал, ещё находясь в командировке. Теперь главу семьи кормили. Поскольку до отъезда на работу оставалось мало времени, он торопливо уничтожил первое и второе, но, сообразив, что успевает, немного сбавил темп во время чаепития. Одетый в полувоенный френч, на котором сверкал золотом и платиной орден Ленина, Пётр Иванович допивал чай с конфетой. Напротив, за столом, сидели жена и старший сын Феликс.
        Взглянув на него исподлобья, отец сказал:
        - Хватит лоботрясничать. Только и знаешь, что «одним местом груши околачивать». К добру это не приведёт. Ты уже взрослый парень. И неглупый - учишься ведь хорошо. Пора уже начать думать, как жизнь дальше строить, а ты всё в игры играешь да хулиганишь.
        Феликс молчал, опустив голову.
        - Чего в пол уставился?
        Мальчишка неохотно посмотрел на отца.
        - Гляди, что позавчера твой дружок, сын Алексея Иваныча Шахурина, натворил - всю Москву на ноги поднял! Не пойми из-за чего убил Нину Уманскую, а потом и сам застрелился. Теперь наверняка полным ходом идёт следствие. Вопрос этот политический - сам знаешь, кто их родители. Мы дни и ночи не спим. Работаем. За окном такая война. Столько вокруг бед… а вы оболтусу Володе Шахурину смотрели в рот: что бы ещё отчебучить. У органов к тебе и остальным твоим друзьям могут возникнуть вопросы. И, скорее всего, - возникнут. Вот посиди и подумай, как помочь чекистам понять, что же произошло. И делом займись. Делом!… Лучше вон книги почитай, чем по улицам шляться.
        - Хорошо, папа.
        - Фелинька, пойми, тебе жить дальше… надо учиться и потом работать, чтобы никто не говорил, будто ты лентяй и пустозвон, - примирительно добавил Пётр Иванович и обтёр рот салфеткой.
        Закончив воспитательную беседу, Кирпичников поднялся из-за стола, одёрнул френч и уверенным шагом направился к выходу, по пути прихватив с кресла кожаную папку. Его лимузин, «километровой» длины «хорьх», до войны принадлежавший немецкому послу графу фон Шуленбургу, уже стоял у подъезда, готовый сорваться с места, когда хозяин по привычке усядется на переднее сидение рядом с водителем.
        Когда дверь захлопнулась, мать прикрыла вход в столовую и жестом указала сыну, чтобы сидел на месте. Сама при этом как-то мешковато опустилась на стоявший рядом стул.


* * *
        Кирпичникова до сих пор не могла прийти в себя от ошеломляющей новости о смерти одноклассников Феликса. Всё в этом событии представлялось нелепым и непонятным. Погибших детей она хорошо знала. Их жизнь текла до такой степени благополучно, а гибель выглядела столь бессмысленной и необъяснимой, что она на какое-то время просто растерялась. Однако природа наградила её проницательным умом и редким чутьём в отношении поведения людей, и уже вскоре Евгения Даниловна почувствовала, что эта трагедия каким-то образом отразится на судьбе старшего сына, да и всей семьи. Эти мысли, не дававшие покоя, косвенно подтверждались состоянием Феликса в предыдущие два дня и особенно сегодня - при разговоре с отцом парень выглядел уж слишком растерянным и подавленным, что было несвойственно её задиристому любимцу. Сначала мать посчитала, что это объясняется тяжёлым впечатлением от увиденной наяву смерти, но смятение и испуг на лице сына, понявшего из разговора с отцом, что мальчишек допросят, наводили Евгению Даниловну на серьёзные размышления. Поэтому она решила, не мешкая, попробовать выведать, что его так
насторожило.
        Пристально посмотрев на Феликса, мать потребовала:
        - Ну-ка, рассказывай!
        - Что рассказывать, ма? Я, честное слово, ничего не знаю.
        - Так… во-первых, скажи, но только не врать!… вы в компании часто играли с оружием?
        - Нет… вообще не играли, - не слишком уверенно ответил подросток.
        - А Шахурин хвалился револьвером? Может, показывал отцовский? - Она продолжала негромко, но настойчиво.
        - Мам, у Володи пистолета, по-моему, никогда не было. В школе они есть только у Микоянов.
        - А ты откуда об этом знаешь?
        - Ваня и Серго рассказывали, что им для самообороны выдали по «вальтеру» - на случай, если кто-нибудь нападёт. Знаешь, как мы завидуем.
        - Кто «мы»?
        - Ну, ма… вся наша компания.
        - …А как думаешь, что всё-таки произошло? Почему Володя убил Ниночку? Почему сам потом застрелился?
        - Он её любил… И не хотел отпускать в Мексику.
        - И это, по-твоему, причина для пальбы?
        - По-моему - нет. А Вовка думал по-другому - иначе бы не стрелял.
        - И о чём же таком он мог ещё думать?
        - Не знаю…
        - Знаешь! Вижу, что знаешь… или догадываешься! Что-то ты недоговариваешь. На тебе лица не было, когда отец сказал, что вас допросят! Фелинька… ты даже не представляешь, до какой степени это серьёзно! Расскажи, что вы скрывали?!
        - Ма, ничего не скрывали. Просто всё так неожиданно…
        - Потом пожалеешь, что в партизана играл, да будет поздно. Кроме родителей, тебе никто помогать не станет.
        - Ну, нечего мне сказать!
        - Ладно, иди с глаз долой. - Она раздражённо и в то же время беспомощно махнула рукой.
        Сын пулей вылетел из столовой, и Кирпичникова осталась наедине с тревогой, не покидавшей её и после беседы.


* * *
        Феликс, отпущенный с «допроса», скрылся в своей комнате. Разговор с матерью не на шутку испугал. Он ничего не рассказал про «общество» - просто не имел права выдавать секрет, но именно сейчас стало понятно, что их тайна грозит большими неприятностями. Кирпич относился к организации, как к игре. Так же думали и остальные ребята, но события на Каменном мосту показали - их лидер воспринимал всё абсолютно серьёзно и наказанием за предательство назначил смерть.

«С Вовки, как это ни грустно, теперь взятки гладки, а вот нам, наверное, придётся отвечать на многие вопросы», - думал семиклассник.
        Ему хотелось поделиться с друзьями, но бежать на улицу Серафимовича было поздно - до комендантского часа оставалось всего ничего.

«Завтра, после похорон надо всё обсудить с ребятами», - решил Феликс и улёгся на диван со «Следопытом» Фенимора Купера. Начать подготовку к следующему экзамену по физике он и не пытался, но и книга не уняла тревогу…

3

        Всеволод Меркулов уже час обстоятельно изучал распечатку дневников Владимира Шахурина и материалы из красной папки с тиснённой золотом надписью: «Нарком авиационной промышленности СССР». Эти документы придавали уголовному делу совершенно новую окраску.
        Многословный и сумбурный, дневник представлял смесь философских и политических суждений, воспринятых незрелым подростком. Чего только стоило:

«…Когда вырасту, мне уготована судьба лидера… Уже сейчас необходимо подбирать верных помощников, которых в будущем расставлю на ключевые посты, и на кого стану опираться… Самыми надёжными являются Реденс и Хмельницкий… Пора создавать тайную организацию, где мне отведут место первого и единственного авторитета… Надо увлекать за собой ребят, чьи родители в будущем смогут помогать их служебному росту. Необходимо организовать дело так, чтобы все беспрекословно подчинялись лично мне»…
        И Шахурин создал тайное общество, став его лидером. Позже появились ещё более крамольные мысли: подросток, уже не таясь, собирался со временем заменить товарища Сталина. При этом он восхищался государственным устройством, созданным Иосифом Виссарионовичем, но считал, что надо идти дальше - открыто проповедовать идею завоевания всего мира, и не просто под лозунгом «Пролетарии всех стран объединяйтесь», а, добиваясь цели путём покорения других народов. Высказывались сожаления по поводу отношения к затее других участников «тайной организации». Володю не устраивало, что остальные ребята не воспринимали его мысли всерьёз. Он пытался воздействовать на одноклассников, чтобы те прониклись идеями общества до конца, и тоже начали готовиться к будущей миссии покорителей. Ещё упоминалось, как Петя Бакулев пошёл на прямую конфронтацию и организовал альтернативное «тайное общество», которому, правда, не дал ни названия, ни каких-то конкретных ориентиров. Шахурин смеялся, что, став лидером, Бакулев присвоил себе звание всего лишь «генерал-полковника», не уделив внимания структуре организации, и её целям.
        Одновременно возникли пометки, говорившие, что их автор начитался недоступных для подавляющего большинства советских людей фашистских изданий, незадолго до того напечатанных крошечным тиражом для спецпользования и разосланных членам правительства для ознакомления. Эту часть записей обильно усыпали цитаты из «Mein Kampf» Гитлера и философских трактатов Ницше. Из этих книг автор почерпнул идею, что должен идти вперёд, не принимая во внимание слабых и увлекая за собой сильных. Слабым, по его мнению, оставалось место только на обочине жизни. Он безоговорочно соглашался в этом не только с товарищем Сталиным, но и с Гитлером, и с Ницше. Далее Шахурин проштудировал греческих стоиков, Макиавелли, исторические труды Карамзина и Соловьёва. Они, похоже, тоже оставили след в душе школьника только с позиций оценки возможностей власти.
        В апреле в дневнике появились постоянно дополнявшиеся записи, свидетельствовавшие, что «лидер» начал усиленно искать название организации. В размышлениях, перенесённых на бумагу, последовательно возникали наименования: «Союз»,
«Братство», «Орден» и, наконец, «Империя».

«Союз», подразумевавший объединение равных партнеров, его не устроил. «Братство» он отмёл из-за аналогии с религиозным сообществом. По той же причине отказался от
«Ордена», хотя это название долго волновало мечтателя. В итоге семиклассник остановился в своих изысканиях на «Империи». Это название полностью соответствовало целям - сделать весь мир составляющей одного Государства, образованного на базе СССР. Будущим лидером такой «Империи» Шахурин видел себя. Правда, Иосифу Виссарионовичу он отводил роль пожизненного духовного наставника, с тех пор, когда тому по состоянию здоровья уже трудно будет руководить и он передаст Владимиру Шахурину исполнительную власть.
        В итоге, весь этот чудовищный конгломерат понятий и философских суждений родил в голове школьника окончательное название тайной организации: «Четвёртая Империя (Рейх)». Лидеру присваивался чин «рейхсфюрера», а он, в свою очередь, имел право одаривать званиями остальных участников общества, распределяя между ними обязанности в соответствии с отведённым местом.
        Новые названия уже начали формироваться в голове будущего «рейхсфюрера», но плохая информированность о соответствующей атрибутике в нынешней Германии позволила, для начала, остановиться лишь на общеизвестном «фельдмаршале» и, видимо, выдуманном
«фельдфюрере». Озвучить другие идеи Шахурин не успел, как и не смог убедить одноклассников в правильности своего решения. Хотя в одном месте указывалось, что он вёл разговоры с членами общества о названии «Четвёртая Империя», но не встретил пока понимания со стороны «подчинённых».
        Также через весь дневник проходила тема любви к Нине Уманской. Он восхищался её одеждой и умением эту одежду носить. Его покоряла манера девушки свысока смотреть на ровесников. «Рейхсфюрер» сожалел, что ему не довелось, как Нине, пожить в Америке и не удалось пока самому сполна приобщиться к последним веяниям моды и техники. Шахурин мечтал спасти подругу от какой-нибудь смертельной опасности - хотел, чтобы она узнала и оценила, как ему подчиняются ровесники. Юноша грезил, что Уманская окажется рядом, когда он «покорит Олимп и пройдёт по улице Горького под звуки победного марша». Володя желал её уже по-мужски и мечтал, чтобы она стала его женщиной. Только Дину Дурбин[Кинозвезда сороковых годов.] он сравнивал с Ниной, но и здесь автор дневника отдавал своей девушке безусловное предпочтение. Чем ближе к концу записей, тем явственнее проявлялась нервозность автора. Несколько раз повторялось: если Нина всё-таки соберётся уезжать с родителями в Мексику - он её не отпустит. Не отпустит - любой ценой. Так и написал 2 июня:
«Либо она останется со мной, либо я убью её».
        Сутки спустя Шахурин осуществил угрозу и застрелил Нину. Этот выстрел он оплатил своей жизнью и расстался с ней не из страха перед наказанием - просто у него в голове сварилась такая каша, что он не отдавал себе отчёта в происходившем.


* * *
        Когда Меркулов закончил чтение, ему стало понятно, что Володю Шахурина пожирала одна страсть: стремление к власти - парня переполняло огромное честолюбие. Хорошо прослеживалось, как он накручивал себя, усиливая накал собственных эмоций, готовясь к последующим решительным действиям.
        Нарком подумал:

«Жаль, что Шахурина больше нет. Материал мог бы развиться в громкое дело, убеди он одноклассников следовать за ним не рассуждая… Хотя, конечно, в психике просматривались явные отклонения, и остальные мальчишки, услышав такую крамолу, похоже, с ним не соглашались… или вообще могли рассказать обо всём родителям. Да чего гадать?… Пока хватит того, что есть».
        Отложив дневники, нарком занялся изучением документов из красной папки - взял первую станицу и начал читать.


        Строго секретно.
        Экземпляров: 1.
        Копий не снимать.

22 декабря 1942 года, в городе Москве, мы, Шахурин Владимир, Реденс Леонид, Хмельницкий Артём, Барабанов Леонид и Бакулев Пётр учредили «Тайную организацию».
        Цели «Тайной организации».

1. Организация создана для физического и духовного совершенствования её участников.

2. Каждый участник обязан правильно подготовить себя к будущей жизни:
        - соблюдать устав и принцип единоначалия организации;
        - освоить теорию и практику автомобильного и военного дела;
        - добиться отличных знаний по военной и революционной истории, а также по всем техническим предметам;
        - выполнить норму «Отличник ГТО» и в дальнейшем получить спортивные разряды не менее чем по 2 видам спорта;
        - освоить технику прыжков с парашютом (по достижении 16-летнего возраста) и ориентирования на местности.

3. Пользуясь полученными знаниями, участники общества должны добиваться поступления в военные училища или вузы, а потом стать партийными деятелями, высшими командирами армии или руководителями промышленности.

4. В будущей службе участники общества обязаны всегда поддерживать друг друга и, все вместе, её лидера, Шахурина Владимира.
        Постановление № 1.

1. Лидером «Тайной организации» избрать Шахурина Владимира. (Единогласно)

2. Все члены организации должны подчиняться Шахурину Владимиру. (Единогласно)

3. Дать Шахурину Владимиру право издавать Указы и Распоряжения. (Единогласно)

4. Уполномочить Шахурина Владимира принимать решения о приёме в организацию новых членов, самостоятельно или по рекомендации других членов организации. (Единогласно)

5. Собираться на собрания «Тайной организации» в сроки, определяемые лидером, Шахуриным Владимиром. (Единогласно)
        Подписи. Печать

        Далее вразнобой размещались пять подписей, а под ними стояла прямоугольная печать, изображавшая череп и кости на пиратском флаге. Судя по качеству отпечатка и рисунка, форму изготовили из ластика, и её создателю не угрожало стать вторым Галактионовым[Галактионов С.Ф. (1778-1854) - один из лучших русских граверов, исполнивший большое число отличных портретов, ландшафтов и книжных украшений; работал также и в области литографии.] .
        Закончив изучение первого протокола, нарком быстро пробежал глазами следующие четыре. Хотя они и не дали какой-либо новой, существенной информации, но представили определённый интерес.


        Строго секретно.

19 января 1943 года
        Экземпляров: 1.
        Копий не снимать.
        Прокол № 2 заседания «Тайной организации».
        Присутствовали: Лидер организации Шахурин Владимир, члены организации Реденс Леонид, Хмельницкий Артём, Бакулев Пётр и Барабанов Леонид, а также кандидат в члены организации Кирпичников Феликс.
        Повестка дня: О приёме в члены «Тайной организации» Кирпичникова Феликса.
        Слушали: Шахурин Владимир предложил принять в члены организации Кирпичникова Феликса. С Уставом ознакомлен. Согласился подчиняться Уставу беспрекословно.
        Постановили: Принять Кирпичникова Феликса в члены «Тайной организации». (Единогласно)
        Подписи участников организации
        Согласен соблюдать Устав (Кирпичников Феликс)
        Печать

        На следующей странице - протокол № 3 от 26 февраля 1943 года со сходным текстом - в «Тайную организацию» приняли Серго Микояна и Арманда Хаммера.
        Протокол четвёртого заседания выглядел так:


        Строго секретно.

20 марта 1943 года
        Экземпляров: 1.
        Копий не снимать.
        Прокол № 4 заседания «Тайной организации».
        Присутствовали: Лидер организации Шахурин Владимир, члены организации: Реденс Леонид, Хмельницкий Артём, Бакулев Пётр, Барабанов Леонид, Кирпичников Феликс, Микоян Серго и Хаммер Арманд.
        Повестка дня:

1. Отчёт о результатах выполнения норм ГТО членами «Тайной организации».

2. Отчёт о выполнении членами организации планов по освоению управления автомобилем.
        Слушали:

1. Владимир Шахурин рассказал о выполнении членами организации норм ГТО. Лучше всех справились с нормами: лидер организации В.Шахурин, члены организации А. мельницкий и Ф.Кирпичников. Не сумели в полном объеме выполнить нормы ГТО А. Хаммер и Л. Барабанов.

2. Шахурин Владимир проинформировал, что, по его сведениям, все члены организации освоили ко дню заседания управление автомобилем и готовы, по достижении необходимого возраста, сдать на права.
        Постановили: Поставить на вид членам организации Хаммеру Арманду и Барабанову Леониду за неудовлетворительную физподготовку и обязать их освоить подтягивание не менее пяти раз. (Единогласно)
        Подписи лидера и остальных участников организации
        Печать

        Апрельский протокол отсутствовал - похоже, игра в этом виде начала Володе надоедать, а вот последний документ вызвал у Всеволода Меркулова живейший интерес.


        Строго секретно.

« » мая 1943 года
        Экземпляров: 1.
        Копий не снимать.
        Прокол № 5 заседания «Тайной организации».
        Присутствовали: Лидер организации Шахурин Владимир, члены организации Реденс Леонид, Хмельницкий Артём, Бакулев Пётр, Микоян Серго, Кирпичников Феликс, Барабанов Леонид и Хаммер Арманд.
        Повестка дня:

1. О присвоении названия «Тайной организации».

2. О присвоении звания лидеру Шахурину Владимиру.
        Слушали Шахурина Владимира:
        Учитывая, что победа Советского государства на всей земле неизбежна к моменту, когда участники организации вырастут, получат образование и займут руководящие посты, работая под руководством товарища Сталина, считаю, что организация будет всемирной и предлагаю изменить её название и именовать впредь: «Четвёртая Империя (Рейх)». Предлагается также присвоить лидеру организации звание «Рейхсфюрер» с правами единоличного руководителя.
        Постановили: Наименовать с « » мая 1943 тайную организацию «Четвёртой Империей (Рейхом)». Присвоитъ лидеру организации Шахурину Владимиру звание «Рейхсфюрер». Уполномочить рейхсфюрера Шахурина Владимира присвоить соответствующие звания другим членам организации. (Единогласно)
        Подписи лидера и участников организации
        Печать

        Однако под этим протоколом стоял лишь автограф «рейхсфюрера», а конкретная дата составления осталась не вписанной.
        На следующей странице шёл текст «Устава», перекликавшийся с первым протоколом, а на двух последних уже появились «Указы рейхсфюрера» о присвоении Леониду Реденсу и Артёму Хмельницкому званий «фельдмаршала» и «фельдфюрера», однако самозванные военачальники не оставили автографов в графе: «Уведомлён».
        Изучив бумаги, Меркулов ещё раз испытал ощущение, что их создал не совсем здравый человек, но дела это не меняло - Владимир Шахурин не только бредил в своём дневнике, он действовал, он создал тайную организацию. Мало того, рядом с ним находились другие, ему подчинившиеся. Они по-прежнему живы. С них и будет спрос!
        Сложив материалы назад в папку, Меркулов подумал:

«На этом, судя по документам, активная деятельность "Четвёртой Империи" прекратилась. - И, немного поразмыслив, продолжил про себя: - А уголовное дело об измене Родине её участниками… открылось».


* * *
        Взяв чистый лист, нарком начал раскладывать «пасьянс». Сначала в столбик написал фамилии «фюреров» (так он про себя назвал школьников), поставив против каждой чёрточку. Затем, не спеша, заполнил пустоты:


        Шахурин Владимир -

15 лет, сын наркома авиационной промышленности Алексея Шахурина (застрелился).


        Микоян Серго (Сергей) -

13 лет, сын чл. Политбюро и ГКО товарища Микояна. Имеет личное оружие - пистолет
«вальтер».


        Реденс Леонид -

15 лет, племянник товарища Сталина. Сын расстрелянного свояка Иосифа Виссарионовича, бывшего чекиста Станислава Реденса, мужа старшей сестры Его жены - Анны Сергеевны Аллилуевой.


        Хмельницкий Артём -

14 лет, сын генерал-лейтенанта Рафаила Хмельницкого, нач. выставки трофейного оружия. Генерал Хмельницкий вхож к товарищу Сталину и очень близок к чл. Политбюро и ГКО маршалу К.Е. Ворошилову.


        Кирпичников Феликс -

14 лет, сын Петра Кирпичникова, работающего одновременно заместителем и у члена ГКО товарища Л.П. Берии, и у председателя Госплана тов. Н.А. Вознесенского.


        Барабанов Леонид -

14 лет, сын Александра Барабанова, возглавляющего секретариат чл. Политбюро и ГКО товарища А.И.Микояна.


        Бакулев Пётр -

15 лет, сын главного хирурга эвакогоспиталей г. Москвы Александра Бакулева.


        Хаммер Арманд -

15 лет, сын американского бизнесмена Виктора Хаммера, племянник Арманда Хаммера, активно помогавших советской власти добывать твёрдую валюту, продавая на Западном рынке ценности из Эрмитажа и др. музеев. Виктор Хаммер умер. Арманд Хаммер-дядя продолжает сотрудничать с СССР. Оба были обласканы товарищем Лениным. Арманда Хаммера-старшего до сих пор высоко ценит товарищ Сталин, поскольку тот прикладывает массу усилий для создания в США общественного мнения в пользу СССР и сбора средств для помощи СССР.


        Микоян Вано (Иван) -

15 лет, сын чл. Политбюро и ГКО товарища А.И. Микояна. Также владеет личным оружием, тоже пистолетом «вальтер». (В организации формально вроде бы не участвовал, но был другом Шахурина и, скорее всего, именно он передал ему оружие).

        Меркулов ещё раз внимательно прочитал составленный перечень. С виду простой список таил массу вопросов и загадок, ответы на которые он с ходу даже не пытался искать. Создалась ситуация, когда необходимо семь раз отмерять, а уж потом резать.
        Нарком анализировал:

«С одной стороны, я получил карт-бланш на разматывание "дел"» от товарища Берии - куратора органов по линии Политбюро и ГКО. Его влияние на Хозяина сейчас велико. Когда Лаврентий Павлович узнает, куда потекло это "дело", и поймёт, какие политические дивиденды можно состричь, прижав хвост Микояну, он начнёт давить - доводи "дело" до конца - дай антисоветскую террористическую организацию!… С другой стороны, доставшееся мне по этапу от самого Лаврентия Павлыча ведомство, уже не имеет негласного приказа товарища Сталина косить направо-налево без разбора. Очень многое изменила война - Иосиф Виссарионович за последние два года стал значительно бережнее относиться к руководящим кадрам. Многих простил Сам - того же наркома боеприпасов Ванникова, уже посаженного за саботаж и вредительство… и прошедших мучительное следствие военных - Рокоссовского, Мерецкова, Горбатова… Не просто простил, а вернул на прежние должности, с регалиями. И награждает их, и двигает дальше… Затем родители… Конечно, вякнуть может только Микоян… Он по нашему ведомству не заляпан и, если не обделается, может побороться. Тем более что у
него сразу два сына в дерьме… Хмельницкий способен напроситься на приём к Самому - его товарищ Сталин выделяет. Но, думается, генерал на это не решится. Остальные вообще не пикнут. С другой стороны, все они кроме племянника этого мошенника-антикварщика Хаммера поинтриговать способны… Реденса может отвести и сам товарищ Сталин… но это дела не развалит. Да и вряд ли Он отодвинет в сторону племянника - слишком уж большой зуб у Иосифа Виссарионовича на семью Аллилуевых… Барабанов поплывёт в фарватере Микоянов… Бакулев напрямую к Хозяину не вхож… Кирпичникова, эту лошадь рабочую, Лаврентий Павлыч, конечно, ценит, но не до такой же степени, чтобы Микояшку из клетки выпустить… Нет, дело будем вести, как положено. Товарища Берию уважим, но не суетиться без команды! Ведь он и сам приказал действовать поделикатнее… В общем, шаг за шагом, допросик за допросиком, протокольчик за протокольчиком… Главное - добиться на приёме у товарища Сталина внятной реакции на эту историю».
        Подведя итог, Всеволод Николаевич связался с шефом:
        - Товарищ Берия! Меркулов беспокоит. Я уже ознакомился со стенограммой записей Шахурина. Действительно, очень любопытно. Дело об антисоветской тайной организации - просто очевидно.
        - Хорошо… Сейчас я занят, но информация важная и мне необходимо знать детали. Приезжай в двенадцать ночи и подробно доложи.
        - Слушаюсь. - Меркулов дождался разъединения связи и опустил трубку на рычаг телефонного аппарата.

«Короче, чего гадать. Посмотрим, как на это отреагирует куратор органов, и отсюда сделаем первые выводы», - сказал себе нарком и положил уголовное дело в сейф.
        До двенадцати оставалось три часа относительно свободного времени.

«Пора заняться другим важным делом», - подумал Всеволод Николаевич и углубился в изучение уже почти чистового варианта своей новой пьесы о борьбе чекистов с.о шпионами и диверсантами.


* * *
        Меркулов слыл недюжинным литератором. Трудно было найти в стране театрала, не слышавшего имени Всеволода Рокка. За этим псевдонимом от почитателей укрывался застенчивый нарком госбезопасности. Пьеса Рокка-Меркулова «Инженер Сергеев» стояла номером один в репертуаре девяти областных и республиканских театров. Все пороги в рабочем кабинете драматурга уже обили ходоки из «Малого», умолявшие дать им первым возможность поставить «…Сергеева» в столице. И нарком сдался: уже полным ходом шли репетиции, и вскоре намечалась премьера. Худчасть театра с нетерпением ждала от маститого литератора ещё одного, нового, шедевра. Удостоить их своей пьесой просили также «Художественный»[Ныне является кинотеатром.] и театр им. Моссовета. Конечно, Всеволод Николаевич не хотел огорчать уважаемые коллективы и готовил им очередной подарок, при необходимости отвлекаясь от нелегкого писательского труда на другую работу, с которой также неплохо справлялся, уже третий год успешно совмещая труд драматурга с обязанностями главы госбезопасности СССР.

4

        Когда нарком Меркулов вошёл в кабинет Лаврентия Берии, тот стоял у развёрнутой во всю стену карты СССР.
        - …Явился? Ну, докладывай, что накопали? - спросил он, оторвав взгляд от линии фронта.
        - Лаврентий Павлович, я уже вкратце сообщал о материалах, изъятых во время обыска у Шахурина на даче. Сейчас со мной его дневники и протоколы «Тайной организации». Для удобства чтения с них сделана машинописная распечатка. - Чекист положил на стол заседаний портфель и достал оттуда добро, добытое оперативниками на Николиной горе.
        - Ты всё это внимательно изучил?
        - Так точно.
        - Хорошо, бумаги посмотрим потом. Пока что давай подробно… по сути.
        Нарком сжато, но обстоятельно рассказал члену ГКО о содержании записей Шахурина.
        - Знаешь, Всеволод, распечатку оставь - мне с документами надо ознакомиться. Они - сам понимаешь - серьёзные. Тут спешить нельзя. Тут требуется подумать. Я имею в виду тайную организацию… а вот убийство необходимо как можно быстрей расследовать, и здесь кроме информации, вытекающей из дневника этого неврастеника, первостепенный вопрос: кто дал ему оружие?
        - Лаврентий Павлович, почти никаких сомнений, что это дело рук Вано Микояна. За ним установлено постоянное наблюдение. Во время событий он находился в Москве, и сейчас совершенно подавлен.
        - Вот и хорошо. Завтра мы встретимся с его отцом. Анастас, судя по всему, ещё не знает, из чьего оружия отправили на тот свет Уманскую. Сделаем сюрприз - откроем свои соображения и попросим пригласить Вано. Для объяснений. А там уже посмотрим по обстановке.
        - Прекрасная идея, товарищ Берия.
        - После четырёх будь на телефоне. Я вызову, когда потребуется.
        - Слушаюсь. У меня ещё вопрос, Лаврентий Павлович.
        - ?…
        - Как доложить товарищу Сталину?
        - Пока нет окончательных результатов - с отчётом не спеши. О самом событии я Иосифа Виссарионовича уведомил. Он сказал, что необходимо детально разобраться. Вот ты и разбирайся.
        - Ясно, товарищ Берия. Разрешите идти?
        - Иди.
        Оставшись один, член ГКО задумался. Такого поворота он не ожидал.

«Из этой истории только ущербный не извлечёт выгоду», - подумал оберчекист и придвинул к себе «дело».
        Как и Всеволод Николаевич, Берия знакомился с документами обстоятельно и очень внимательно. Закончив чтение, он откинулся на спинку кресла и надолго задумался.


* * *
        К 1943 году Иосиф Сталин уже почти пятнадцать лет обладал в стране абсолютной и непререкаемой властью. В его ближайшее окружение входили люди, чьими руками он её сохранял и укреплял. Зная не понаслышке сталинскую технологию поддержания власти, каждый приспешник мечтал лишь уберечь себя и близких, прекрасно сознавая, что рядом с Громовержцем жизнь может оборваться в любую секунду совершенно независимо от рвения и желания быть преданным и угодным лично ему. Лаврентий Берия, пожалуй, единственный, думал не только о сохранении жизни, но и о том, как подхватить власть в случае смерти Вождя. К этому он примерялся уже на протяжении нескольких лет, пытаясь оценить стратегию и тактику Ленина и Сталина - двух людей, добившихся власти на его глазах. Берия очень высоко ценил Ленина, отдавая дань его первопроходству, но полновесным «гением власти» он Ильича не считал. По его мнению, Ленин был скорее «гением ситуации» и «гением мести».



«…В самом деле, желая отплатить за казнённого брата и разрушить самодержавие, обладая при этом маниакальным зудом к власти, но не имея никаких шансов её заполучить, Ленину приходилось долгие годы довольствоваться борьбой с ветряными мельницами - полемикой о путях захвата власти с такими же мечтателями, как и сам… В этой борьбе он исписал горы бумаги, развивая и широко трактуя идеи Маркса и Энгельса. Но вдруг случился очередной зигзаг Истории, и реальная власть, о которой Ленин даже не мог и помыслить в потаённых мечтах, сама свалилась в руки Ильича. Ещё незадолго до Февральской революции он сидел в облюбованном Цюрихе, попивал пивко с товарищами по партии да перекидывался с Луначарским в шахматы… Но уж получив шанс, Владимир Ильич зевать не стал и собрал в кулак всех, ошивавшихся вокруг. Сначала навёл порядок среди враждовавших большевиков, временно примирив теоретиков-утопистов и уголовников-боевиков. Потом охмурил и подмял под себя попутчиков - меньшевиков, анархистов и левых эсэров. А уж перетянуть после этого на свою сторону безмозглых - солдат и матросов, было делом демагогии… Завершив
организационные мероприятия, Ильич забыл про национальную, классовую и интеллектуальную неоднородность вставших под его знамёна и захватил вместе с ними власть, начав резво строить государство, призванное отомстить его гонителям. Уничтожив обидчиков, включая попутчиков и заодно с десяток миллионов попавших в суматохе под руку, Владимир Ильич потерял к власти интерес. Больше того, похоже, ужаснулся не только содеянному, но и его непоправимости. В итоге Ленин власть отдал. Своим шакалам-соратникам. Так же без борьбы, как и взял».
        Лаврентий Берия изменил позу - придвинулся вплотную к столу, уперевшись подбородком в руки.

«…Иное дело Сталин. Ему никто ничего не дарил. Иосиф добыл власть в смертельной схватке с хищниками всех мастей, кишевшими в ЦК партии большевиков после ухода Ильича. И чтобы добыть эту власть, Ему пришлось не только заранее целенаправленно готовиться к этому психологически, но и проявить чудеса хитрости, ловкости, лицемерия и бог знает ещё чего, что, может быть, ни один другой двуногий на всём земном шаре никогда бы не сумел осуществить… Взяв власть, Сталин не собирался никому мстить. Он просто подчинил жизнь одной цели - построить сверхмощное и сверхвооружённое, промышленно развитое Государство, призванное стать оплотом Его безраздельного господства. И Он создал систему, позволяющую в любой момент оберегать Себя от возможного бунта… Эта система базируется, во-первых, на отношении Сталина к окружающим как к расходному материалу, а, во-вторых, на построении управленческой пирамиды, где руководство никогда целиком не передаётся Хозяином ни одному конкретному исполнителю или какой-либо однородной группе чиновников, а многократно дублируется и контролируется другими властными структурами, разветвлённость
которых - за гранью воображения… Убирая потенциальных конкурентов, Сталин пользовался очень ограниченным набором средств. В других руках их эффективность была бы весьма спорной. Однако целеустремлённость и тонкое знание человеческой психологии неизменно приносили Иосифу успех - в 1943 году у Кобы давно не стало соперников. Даже в моём лице»…


        Втайне думая о возможности со временем заполучить власть, Берия моделировал грядущие действия, опираясь на опыт Ленина и Сталина. У Ильича он собирался скопировать умение уловить ситуацию и этой ситуацией ловко воспользоваться. У Сталина - учился способности удерживать и укреплять безраздельную власть.
        Ему казалось, что сделано всё, чтобы на горизонте не появился конкурент. Оставалось лишь постоянно доказывать Иосифу свою необходимость и упрочивать позиции рядом с ним, вплоть до его естественного ухода.
        И вот сейчас перед оберчекистом лежали дневники пятнадцатилетнего парня, видевшего вблизи, что собой представляет власть и, несмотря на тотальный страх всех и вся перед этой властью, почти не таясь, мечтавшего о ней, вербовавшего сторонников и готовившегося к действиям по её добыче. Неважно, что ему до власти - как до неба. Всё равно это был конкурент. Как знать, может, сегодня, совсем рядом с ним, Берией, ещё в чьей-то голове вызревали подобные идеи.

«…Шахурина уже нет - "конкурент" ушёл своим ходом. Теперь надо понять, что можно выжать из полученных материалов и без него… Остался Микоян. Ну что ж, с Анастасом разберёмся не на шутку… Иосиф Виссарионович, судя по всему, тоже будет доволен, узнав о проделках детей члена ГКО», - решил оберчекист, прекрасно знавший сталинскую любовь к компромату на приближённых и его технологию избавления от ставших неугодными сатрапов.
        Лаврентий Павлович с удовлетворением убрал секретные бумаги в сейф и отчалил домой, где его ожидали вкусная пища и услужливые, сговорчивые подавальщицы.


* * *
        Куратор госбезопасности очень хорошо изучил Хозяина. Он видел, как тот умело пользовался компроматом для удаления неугодных. Когда Сталину требовалось расправиться с кем-либо из приближённых, любой, даже самый незначительный порочащий материал на очередную жертву оказывался джокером в его руках. При этом он никогда не шёл на прямую конфронтацию, и сам, в лоб, редко требовал крови. Иосиф валил врагов чужими руками, лишь намекая в присутствии одного или нескольких понятливых подручных, что их коллега допустил ошибку. И сплавлял компромат. Этого вполне хватало, чтобы жертву начинали рвать на куски остальные участники стаи. А Вождь, порой, до последней минуты продолжал играть. Он ещё какое-то время защищал обречённого, иезуитски оттягивая исполнение приговора - говорил, что надо тщательно во всём разобраться.
        На такие ситуации Берия имел особый нюх и всегда безошибочно улавливал полунамеки Хозяина.


* * *
        Получив столь серьёзный материал сразу на двух сыновей Анастаса Ивановича, Лаврентий Павлович уже мысленно накидывал петлю и на шею их отцу, сильно мешавшему оберчекисту.
        С началом войны Микоян, уже почти задвинутый в тень, вдруг начал приобретать сильный вес в глазах Сталина. С первого дня вторжения немцев он энергично и эффективно занимался снабжением армии и тыла горючим, амуницией и продуктами питания. Сталин передал в его подчинение сразу три наркомата: внутренней торговли, внешней торговли и пищевой промышленности. Увидев, что Анастас Иванович справляется не в пример лучше Молотова (которому поначалу отдали танковую промышленность) и Маленкова (авиация), Вождь навьючил на него очень сложное и ответственное дело - курирование поставок из Америки по «ленд-лизу». Речь шла о самом необходимом для фронта: сырье, самолётах, артиллерии, автомобилях и горючем. Так у Микояна возник прямой доступ к соконтролю за вооружениями. Вот и летом 1943 года Хозяин дополнительно поручил Анастасу Ивановичу организовать Резервный фронт к предстоявшей битве с немцами в районе Орла - Курска - Белгорода. Роль Микояна в ГКО и Политбюро неуклонно возрастала. Если к началу войны он занимал в негласной иерархии сталинских приближённых где-то восьмую-десятую позицию, вместе с Ворошиловым,
Хрущёвым и Булганиным, пропустив вперёд Берию, Маленкова, Молотова, Жданова и Кагановича, то в 1943-м Микоян уже делил с Маленковым второе-третье места, сразу же вслед за Берией. Этому, конечно, невольно содействовали и сами конкуренты. Жданову Сталин долго не мог простить растерянность и панику, охватившую того в начале войны. Молотов не справился с руководством танковой промышленностью, и её передали Берии. Ворошилов оказался полностью не способен к какому-либо руководству в условиях современной войны. Каганович дело знал и работал неплохо, но взлётов не совершал. Хрущёва и Булганина Вождь отослал на фронт, несколько отдалив от себя. Таким образом, на коне был Берия, реально делавший очень много для выпуска вооружений. Он тянул за собой верного союзника Георгия Маленкова, державшего в руках кадры. Но в спину им дышал Анастас Иванович. Это никак не устраивало Лаврентия Павловича, поскольку Микоян отнюдь не был его послушным орудием, как, например, тот же Георгий Максимиллианович. Раздражённый Берия давно искал случай подставить Анастасу подножку, но повода всё не подворачивалось. И вдруг удача сама
свалилась прямо в руки.


* * *

6 июня, сразу по приезде в Кремль, Берия связался по телефону с Микояном:
        - Приветствую тебя, Анастас.
        - Здравствуй, Лаврентий.
        - Как дела, как успехи?
        - Спасибо. Работаем. Неразрешимых проблем нет, но забот хватает. А у тебя что творится?
        - Тоже трудимся. Кстати, есть небольшое дело. Не выкроишь для меня сегодня часик?
        - О чём разговор… Заходи хоть сейчас.
        - Не могу. Важные дела. А, если тебе удобно, в 18.00 неплохо бы встретиться.
        - Буду ждать.
        Положив трубку, Микоян задумался:

«Берия звонил неспроста. Вслед за этим звонком, "ни о чём", должен последовать подвох. Но какой?… Надо догадаться! И встретить его во всеоружии»…
        Но сколько он ни пытался понять причину непрошеного визита хищного Лаврентия, на ум ничего существенного не приходило.

«Ладно, осталось недолго. Посмотрим, с чем он пожалует», - решил член ГКО и занялся текущими делами.
        Однако Берия пожаловал не «с чем», а «с кем» - он вошёл в микояновский кабинет в сопровождении главного чекиста страны Меркулова. Ничего хорошего это не предвещало, и Анастас Иванович внутренне напрягся, поняв, что предстоит неприятный разговор.
        Нежданные визитёры вежливо поздоровались и уселись в посетительские кресла.
        - …Чаю? Бутерброды?
        - Чайку можно. Ты как, Всеволод?
        - С удовольствием, - поддержал шефа Меркулов.
        Микоян распорядился об угощении. Когда его подали и официантка закрыла за собой дверь, он, оставаясь внешне спокойным, спросил:
        - Ну-с, чем обязан?
        - Видишь ли, Анастас… есть серьёзный разговор.
        - ?…
        - Ты слышал, что третьего дня натворил сын Шахурина?
        - Конечно. - Проницательный Микоян сразу догадался, что к событиям причастен кто-то из его детей, учившихся в одной школе с погибшим.
        В этой ситуации брать на себя лидерство в беседе с двумя стервятниками смысла не имело, и Анастас Иванович предпочел молчать до следующего хода противника.
        Отпив из стакана глоток, Берия поставил его на стол и сказал:
        - Знаешь Анастас, у следствия есть веские подозрения, что Шахурин-младший убил дочь Уманского и потом застрелился сам из «вальтера», принадлежащего твоему сыну Вано. Дело это бытовое, но в высшей степени неприятное… Мы не хотим преждевременно поднимать шум. Есть малая вероятность, что оперативная информация неверна. Поэтому просим помочь прояснить ситуацию… Хорошо бы ты сейчас пригласил парня сюда, и мы, в твоём присутствии, задали ему ряд вопросов.
        В течение монолога Лаврентия на лице Микояна не дрогнул ни один мускул, однако на душе стало тошно и тревожно:

«Несомненно, Берия уверен в причастности мальчика к печальным событиям, иначе не завёл бы такой разговор».
        Ничего не оставалось, как принять навязанные условия.
        - …О чём говорить. Мы просто обязаны сделать, как ты предложил. Я немедленно пошлю машину за Ваней.
        - Не надо. Мы не сомневались в твоём согласии - автомобиль уже стоит под воротами твоей дачи, и наши люди ждут у коменданта звонка. Если распорядишься, через полчаса сына привезут сюда.
        Микоян связался с загородным домом и попросил к телефону Ваню. Когда тот взял трубку, Анастас Иванович спокойно сказал:
        - Быстро оденься по-городскому и пойди к коменданту - там ждёт машина. Она доставит тебя в Кремль - ты срочно нужен.
        Только отец закончил говорить, подросток понял всё - последние двое суток он с ужасом ждал именно этого звонка.
        Комендант дачи, капитан госбезопасности Василий Даранов, подвёл парня к чёрной
«эмке». Как только Ваня устроился на переднем сидении, машина сорвалась с места, устремившись к Москве.


        Некоторое время собеседники сохраняли молчание. На Микояна нахлынули воспоминания. Однажды в этом кабинете Берия уже проводил тяжёлый разговор-допрос. Абсолютно непостижимым образом та история тоже касалась наркома авиационной промышленности и самоубийства…


        Это произошло в начале сорокового года. Лаврентий Берия, почти два года пребывавший на посту главы НКВД, в состав которого тогда входила и госбезопасность, уже успел расправиться и с предшественником Ежовым, и почти со всей верхушкой «ежовских» органов. Террор вроде бы пошёл на убыль, но тут совершенно неожиданно топор оказался занесён над семьёй члена Политбюро Лазаря Кагановича. Его старший брат, Михаил Моисеевич Каганович, тоже был не последним человеком в СССР - это он занимал должность наркома авиационной промышленности до Алексея Шахурина.
        Хотя шквал арестов чуть схлынул, чекисты по-прежнему боролись с «вредительством», подводя под это преступление любую ошибку в расчетах, технологии или изготовлении продукции. Особое значение придавалось военной технике - выявленные «вредители», окопавшиеся в оборонных отраслях, всё так же бесследно исчезали в пыточных Лубянки.
        На испытаниях новой модели разбился самолёт, и НКВД занялся расследованием происшествия. Показания давали два арестованных руководителя номерного завода, выпустившего опытный экземпляр. После непродолжительного пребывания во внутренней тюрьме НКВД они начали дуэтом обвинять наркома Михаила Кагановича, якобы завербовавшего их в антисоветскую вредительскую организацию и приказавшего выпускать брак. Михаилу Моисеевичу показали протоколы допросов. Он завизжал:
«Клевета!» Доложили Сталину. Вождь поднял вопрос в тесном кругу. Лазарь Каганович, ветеран Политбюро и младший брат Михаила, главный железнодорожник страны и отец метрополитена, сидел на заседании - ни жив ни мёртв. Изображая справедливого арбитра, Хозяин попросил и его оценить ситуацию. Лазарь Моисеевич обладал огромным опытом пожирания себе подобных, умело добивая оступившихся коллег, но в данном случае жертвой становился его старший брат, и это был набат, возвещавший, что следующим падёт сам Лазарь. Трезво оценив ситуацию, Каганович стал настаивать на аресте ближайшего родственника, но Рефери возразил:
        - Не упорствуй, Лазарь. Зачем торопиться? Арестовать Михаила мы всегда успеем. А если он вдруг не виноват?… Твой брат работает давно, и до сих пор к нему серьёзных претензий не возникало. Давайте лучше организуем наркому очную ставку с обвиняемыми в присутствии уважаемых свидетелей. Там и станет ясно - кто лжёт?
        Так и порешили. В комиссию включили Анастаса Микояна и Лаврентия Берию. Очная ставка проходила в кабинете Микояна. Туда доставили заключённых. Туда же, пока ещё без конвоя, пришёл и Михаил Каганович. Схватка оказалась непродолжительной - арестованные вдвоем навалились на авиационного наркома. Тот пробовал сопротивляться: повышал голос, орал, что это бред, что сгноит лжецов на Колыме… Но стойкость и численный перевес нападавших выбили почву из-под ног Кагановича-старшего. Поняв, что проиграл, Михаил Моисеевич взял паузу и спросил хозяина кабинета, где здесь туалет. Анастас Иванович показал рукой на дверь в комнату отдыха. Побеждённый в неравной схватке исчез за ней, но пользоваться удобствами не стал - он достал ещё не отобранный наган и свёл счеты с жизнью. Его остывающее тело втащили назад в кабинет и положили на ковёр, вскоре покрывшийся багровыми пятнами крови вынужденного самоубийцы. Ковёр потом пришлось заменить…


        Когда картина из прошлого, словно наяву, прошла перед глазами Микояна, он невольно ужаснулся многократным совпадениям в истории гибели Михаила Кагановича и в событиях, из-за которых Берия насел на него сегодня. Эти совпадения показались Анастасу Ивановичу мистическими и зловещими.


* * *
        Очнувшись от мысленных аналогий, Микоян почувствовал, что тишина стала невыносимой. Разряжая обстановку, он поинтересовался:
        - Товарищ Меркулов, пока Ваню везут, расскажите, пожалуйста, о подробностях трагедии.
        Уловив едва различимый согласительный знак шефа, Всеволод Николаевич довольно обстоятельно проинформировал Анастаса Ивановича о выстрелах на Большом Каменном мосту. За разговором время пролетело незаметно, когда дежурный офицер ввёл Вано. Увидев сына, Микоян показал рукой в сторону стола заседаний:
        - Бери стул и сядь, чтобы тебя было хорошо видно товарищу Берии и товарищу Меркулову.
        Довольно рослый для своего возраста, симпатичный и вихрастый пятнадцатилетний Вано без особого рвения выполнил распоряжение отца.
        - …Ваня, не буду ходить вокруг да около. Расследуется гибель Нины Уманской и самоубийство Володи Шахурина. У следствия есть информация, что Шахурин стрелял из твоего пистолета. Это так? - начал допрос Анастас Иванович.
        - …Да.
        - Как твоё оружие попало к Шахурину?
        - …
        - Ваня, мы здесь не шутить собрались. Посмотри, кто бросил дела и пришёл поговорить с тобой по-доброму: Лаврентий Павлович - куратор органов, и Всеволод Николаевич - народный комиссар госбезопасности. Поверь, им есть, чем заниматься помимо тебя! Потому не надейся, что удастся отмолчаться!…
        - Папа… товарищ Берия, товарищ Меркулов… я всё расскажу, как было. Только я очень волнуюсь, и мне трудно говорить по порядку.
        - А ты говори, как можешь, - вступился за мальчугана Берия.
        - …Мне с самого начала или только про оружие?
        - Давай уж с самого начала.
        - Мы с Володей Шахуриным дружили… Хотя он и учился на класс младше, был самым интересным парнем в школе-к нему все ребята тянулись… Мы часто вместе возвращались из школы до Манежа. От площади Маяковского почти всю улицу Горького проходили… Много разговаривали. Обсуждали, кем вырастем… Володя хотел стать руководителем. Мы думали в один вуз поступать. В МАИ или МВТУ… Ещё Володя сильно влюблялся. Последние полгода он гулял с одноклассницей - Ниной Уманской… Она такая красивая… была. Сначала Нина на него мало внимания обращала и вообще на ребят из класса не смотрела - она в Америке жила и после приезда только со старшеклассниками общалась. Володя ей записки писал… свидания назначал… и всё-таки добился своего - Нина стала к нему очень хорошо относиться. А потом узнал, что она уезжает с родителями в Мексику… и страшно расстроился. Утверждал, что его девушка не имеет права так поступать… Я успокаивал… Но он не слушал. Его трясло при мысли, что придётся расстаться…
        Ваня, почти выдавливавший из себя фразы, на какое-то время замолк.
        - Мы очень внимательно слушаем. Продолжай, - снова пришёл на выручку Лаврентий Павлович.
        - Сейчас.
        Все понимали, что юноше невмоготу перейти в рассказе к главному, но он собрался с духом.
        - …Володя знал, что у меня есть «вальтер» и умолял дать ему на день настоящий пистолет, чтобы напугать Нину и пообещать застрелиться, если она уедет в Мексику. Я сразу сказал, что это невозможно. А он просил… умолял… Так долго продолжалось… Потом начал уже мне грозить, что покончит с жизнью, если не дам пистолет, - сказал, что прыгнет с моста. И я поверил… и согласился… Только не подумал сразу, что надо вынуть обойму или забрать патроны… а дальше вы всё знаете…
        В комнате стояла такая тишина, что с улицы слышались шаги сменявшегося караула.
        Нарушил её снова Вано:
        - Когда я отдал Володе пистолет и вернулся домой, подумал - чтобы попугать - патроны не нужны. И побежал к Шахуриным, на Грановского… забрать обойму… но они уже уехали на дачу. А следующим утром Володя вернулся в город и встретился с Ниной. Наверное, она решила, что с ней шутят… а он не шутил…
        Очевидно, парень страшно переживал невольную причастность к трагедии. Во время монолога он не поднимал глаз. Пальцы подрагивали. Закончив объяснение, так и продолжал сидеть с опущенной головой, втянув плечи.
        - Ваня, как ты мог так поступить?… Разве чекисты вас не обучали правилам обращения с оружием? Ведь пистолеты вам с Серго выдали исключительно для самозащиты! - Микоян был настолько подавлен, что даже не сумел скрыть этого от людей, которых в принципе не мог считать союзниками.
        - …
        - Анастас, сейчас уже поздно выяснять, почему Вано сделал то, что сделал. Хорошо хоть - он понимает, какую совершил ошибку. Будем надеяться, что эта трагическая история послужит уроком… Картина событий нам в целом ясна. Преступного замысла мы здесь не видим… Да, Всеволод Николаевич? - Берия перевёл взгляд на наркома и после его согласного кивка продолжил:
        - Следствие, по-видимому, скоро закончится. Твои действия, Вано, постараемся квалифицировать как халатность. Пока, учитывая несовершеннолетний возраст, тебя накажет… отец. Товарищ Микоян, если у наших сотрудников возникнут ещё какие-то технические вопросы, сына вызовут для объяснений, уже не отрывая ни тебя, ни нас от дел. Не возражаешь?
        - О чём говорить, товарищ Берия.
        - Ну, тогда у нас вопросов больше пока нет. Мы с Всеволодом Николаевичем откланиваемся, а ты, Вано, очень серьёзно проанализируй происшедшее, чтобы ничего подобного в твоей жизни больше не случалось.
        Когда Берия с Меркуловым покинули кабинет, Анастас Иванович сказал:
        - Ваня, у меня нет слов… Самое страшное уже произошло. Спешить теперь, к сожалению, некуда. Я поговорю с тобой позже. У меня сейчас очень много работы. Поезжай на дачу и поразмышляй.
        - Папа, я всё время об этом думаю. И очень раскаиваюсь… Но как я мог представить, что Шахурин такой дурак?!И убьёт её…
        - А надо было допустить такое продолжение.


        Отправив сына, Микоян начал анализировать только что закончившийся разговор. Безответственность Вани сначала ошеломила, но потом он понял, что ошибся сам - нельзя разрешать детям так вольно распоряжаться пистолетами. Было жаль погибших детей, но ещё сильней тревожила сегодняшняя беседа. Он задавался вопросом, почему Берия скомкал допрос и не стал выспрашивать у Вани подробности отношений с Шахуриным.

«…Лаврентий обязан развивать успех. С таким козырем госбезопасность имеет возможность долго нагнетать напряжение и интриговать против меня… Конечно, ситуация может получить развитие и позже. Но зачем тянуть? Ведь железо куют, пока горячо… Берия должен был устроить истерику прямо сегодня. И не у меня, а в кабинете Иосифа. Тут что-то не так. Тут есть какой-то подводный камень… Надо разузнать у Вани подробности»…
        Невесёлые размышления Микояна прервал заведующий секретариатом Александр Барабанов:
        - Анастас Иванович, я на свой риск не отменял совещания. Решил, что в случае чего товарищи подождут…
        - Правильно. Молодец. Приглашай в кабинет. - За личными заботами член ГКО чуть не забыл, что назначил заместителям оперативную летучку.


* * *
        Покинув Микояна, визитёры перешли в кабинет к Лаврентию Павловичу и приступили к обсуждению только что полученного признания сына Микояна. По сути, Берия инструктировал Меркулова:
        - Сворачивай вопрос об убийстве на бытовой почве и раскручивай дело о тайной организации. И в его рамках утверждай, что сын Микояна передал оружие не нервному школьнику Владимиру Шахурину, а лидеру антисоветской террористической группы. Хотя это будет не просто доказать, если Иосиф Виссарионович не разрешит применять спецсредств воздействия - ведь Вано отдал Шахурину пистолет накануне убийства. Без допросов остальных школьников мы пока не обладаем должной информацией… Короче, Всеволод, не выделяя в отдельное делопроизводство, собери материал по «Четвёртой Империи» и выйди с ним к Хозяину.
        - Лаврентий Павлович, а по убийству что докладывать?
        - Докладывай, как есть. Но вряд ли эта чепуха заинтересует Иосифа Виссарионовича. Обязательно скажи, что вскрылись очень интересные обстоятельства и намекни, в чём суть. Если товарищ Сталин попросит подробности, рассказывай, не стесняясь, а я, со своей стороны, тоже сделаю сообщение. Так просто эту историю оставлять нельзя. Посмотрим, как товарищ Верховный воспримет, что в Кремле живут два участника тайной организации «Четвёртый Рейх», возглавлявшейся «рейхсфюрером» Владимиром Шахуриным? - подытожил Берия, имея в виду, что московская квартира Микояна находилась в Кремле недалеко от квартиры Сталина.


* * *
        Машина, в которой Ваню везли домой, миновала поворот к санаторию «Барвиха», проехала ещё несколько километров, и за Усово, где шоссе, запетляв, ныряло в овраг, свернула с Успенского шоссе налево. Метров через пятьдесят она остановилась у высоких железных ворот зелёного цвета - въезда на дачу Микояна в имении
«Зубалово». В обе стороны от ворот, куда хватало взгляда, тянулся высокий забор из красного кирпича, ограничивший этот райский остров от построенного в СССР социализма.


        Бывшее до революции владением нефтепромышленника Зубалова и с тех пор получившее его имя, поместье находилось на двух огромных территориях, рассечённых глубоким оврагом со змеившейся по дну речушкой Медведкой. На дальнем участке стояла дача Сталина - Зубалово-2. Такой порядковый номер отнюдь не говорил о роли её нынешнего Хозяина - просто при прежних владельцах этот дом занимали дети нефтепромышленника. На примыкавшей к шоссе территории находилась дача Микояна - Зубалово-1.


        К описываемым событиям Сталинская дача почти пустовала. Сначала, после гибели второй жены Надежды Аллилуевой, сам Сталин съехал в специально приготовленный для него дом в Волынском возле Кунцево, который все называли: «Ближней» (подразумевалось - «дачей»). Тогда в Зубалово-2 остались только родственники Хозяина от второго брака: сын Василий с семьёй, любимая дочь Светлана да их дед с бабушкой - Сергей Яковлевич и Ольга Евгеньевна Аллилуевы. Когда осенью 41-го немцы подошли вплотную к Москве, Зубалово оставили. После того как фашистов отогнали, обнаружилось, что сталинский дом выгорел внутри. Уцелела лишь кухня и галерея-переход от кухни к дому. Естественно, его сразу же начали восстанавливать (фактически строить заново), а для родных Вождя быстро привели в порядок комнаты над кухней, где они обосновались до окончания стройки. Однако по ряду причин с января 43-го в Зубалово-2 квартировал только старенький Сергей Яковлевич.


        Зубалово-1 не пострадало от немцев и ожило сразу после победы в битве за Москву. На его территории находилось пять домов.
        Если смотреть по направлению от Москвы, в глубине участка над оврагом нависает большое двухэтажное здание в стиле французских замков конца XVIII века. В лучшие для него времена Зубалов-старший любовно выстроил этот дом для себя.
        После революции замок, хорошо видный с шоссе, долгое время был коммунальным. Кроме многочисленного семейства Анастаса Микояна туда подселили ещё две семьи: друга Вождя по дореволюционным ссылкам - замнаркома иностранных дел Карахана и надёжно укрывшегося в СССР польского коммуниста Барского. Однако с годами Сталин охладел к двум последним, и в конце тридцатых, чтобы не мозолили глаза, обоих расстреляли, а их предательские семьи рокировали в социализм. Так в доме остались лишь Микояны.
        Рядом с главным корпусом находилась небольшая кирпичная кухня, что создавало жильцам некоторое неудобство - в зимнее время пищу иной раз подавали основательно остывшей.
        Слева от ворот стоял дом поменьше. В начале тридцатых его занимал военный нарком Ворошилов, а позже - начальник Главного политуправления Красной армии - догадливый, но крайне безответственный Ян Гамарник, бросивший жильё на произвол судьбы и застрелившийся во избежание ареста и насильственной смерти от соратников.
        В дальней части участка имелся ещё один большой многоквартирный дом («Технический корпус») с пристроенной цилиндрической водонапорной башней, украшенной по верхней кромке зубцами, наподобие кремлёвских. При царе в нём жила прислуга капиталиста Зубалова, а после революции дом перекроили - на первом этаже разместили гараж с мастерскими, а на втором - жилом - обустроили апартаменты для семей родственников первой и второй жён Сталина - Сванидзе и Аллилуевой, а также для вдовы Феликса Дзержинского. С 1942 года это здание тоже пустовало.
        Напротив «Технического корпуса» в забор врос одноэтажный дом охраны, где квартировали чекисты, приписанные к семейству Микояна и к поселку. Он имел два выхода: на участок и за пределы территории поместья.


* * *
        Многолетний бессменный член Политбюро ЦК Анастас Микоян возглавлял огромный клан, помимо его многочисленного потомства включавший семьи братьев самого Микояна (один из них, Артём Иванович, выдающийся авиаконструктор, создавал знаменитые МиГи) и семьи родных жены Анастаса Ивановича, Ашхен Лазаревны. В мирное время в Зубалово часто гостили родственники, но война сузила круг постояльцев: крайне редко вырывался с работы глава клана, ушли лётчиками на фронт старшие сыновья - Степан, Владимир и Алексей…
        На даче теперь жили Ашхен Лазаревна, двое младших мальчиков и обе бабушки: мать Анастаса Ивановича - Тамара Отаровна, и мама Ашхен Лазаревны - Вергиния Георгиевна.


* * *
        Вано вылез из машины и с понурым видом вошёл в дом. К счастью для него Ашхен Лазаревна зашла к себе и не видела, что сын вернулся. Стараясь остаться незамеченным бабушками, он поднялся на второй этаж и проскользнул в комнату, которую делил с Серго. Младший брат лежал на кровати и читал. Увидев Ваню, он немедленно отложил книгу.
        - … Ну что?
        - Всё известно - у папы в кабинете сидели Берия и Меркулов. Они сразу же задали вопрос про пистолет, и я рассказал правду.
        - Про организацию говорили? - как всегда, чуть заикаясь, спросил Серго.
        - Нет, об этом ни слова.
        - А как тебя накажут?
        - …Лаврентий Павлович сказал, что я несовершеннолетний, и поэтому со мной разберётся отец. Папа выглядел мрачнее тучи. Что будет, когда он приедет, даже думать не хочу.
        - А мама?
        - Она ничего не знает, если только отец не позвонил, пока меня сюда везли. Сейчас соберусь с духом и пойду на голгофу.
        - А как считаешь - про нашу организацию известно?
        - Если нашли записи Шаха - то знают. А чего тебе волноваться? Вы ж в «тимуровцев» играли. Разве за это могут наказать?
        - Ваня, я не говорил… Я за тебя переживал и понимал, что не до меня. А сейчас, когда немного прояснилось, хочу посоветоваться.
        - ?…
        - Понимаешь, Шах придумал название организации - «Четвёртая Империя (Рейх)». И себе звание присвоил - «рейхсфюрер»… Это он начитался Гитлера. И всем остальным собирался разные звания дать. Я сказал, что мне не нравится этот «рейх», а он пообещал созвать общее собрание, но провести его не успел.
        - Ну, не успел, считай, что и не было такого названия у вашей организации. Ты голову этой ерундой не морочь - мне на всю жизнь хватит того, что я натворил… Знаешь - постоянно думаю, почему так глупо всё устроено?… Когда в тот день дал Вовке «вальтер» и уже от него подходил к дому, вдруг решил - надо срочно вернуться и обойму с патронами забрать. Помчался назад. Только из Кремля выбежал, а мне навстречу Евгения Александровна Аллилуева со Светкой Сталиной. И как полезли расспрашивать о всякой дребедени… Минут десять отняли. Я потом бегом на Грановского, а мне милиционер из будки сифонит - Софья Мироновна и Шах минуты три, как уехали на дачу. Представляешь - не остановись я у Кремля - и обойму бы конфисковал, и Володя с Ниной сейчас живы были… и у меня бы на душе кошки не скребли.
        - В книжках пишут: «Значит, так суждено».
        - Помолчал бы, литератор, - и без тебя тошно. Пойду к маме… сдаваться в плен.

5

        Уманскую хоронили 6 июня. Утонув в цветах, совершенно уже не нужных Нине, чёрно-белый гроб стоял в траурном зале московского крематория. У дверей висела табличка: «Спецобслуживание». Пришедшие на панихиду входили, опустив головы. Находившуюся в прострации Раису Михайловну Уманскую поддерживали двое распорядителей. Кроме родных с Ниной пришли попрощаться её одноклассники, учителя и многие родители учеников 7-А класса. Девочки плакали. Уронив голову на бесчувственные руки дочери, убивалась мать. Бледнее смерти позади неё замер отец погибшей. Мальчишки стояли, не шелохнувшись, с каменными лицами. Люди не стеснялись горя и слёз - нелепость гибели цветущей девушки никого не смогла оставить равнодушным. Когда сказали все необходимые слова и присутствующие попрощались с покойницей, гроб с её телом начал исчезать в шахте крематория. Женщины ахнули, а двое крепких мужчин с трудом удержали мать, рванувшуюся броситься вслед.


* * *
        Смолкла траурная музыка, и толпа медленно потянулась на территорию кладбища. Мужчины закурили. Соблюдая приличие, Константин Уманский сдержанно спросил, хочет ли кто-то поехать на поминки. Все стали дружно вполголоса отказываться. Отец Нины не настаивал - чувствовалось, что неизбежное обсуждение подробностей смерти с одноклассниками или учителями убийцы будет для него и жены невыносимо.
        За воротами стояли начальственные автомобили. Тёмка подбежал к генералу Хмельницкому:
        - Папа, можно мне с ребятами побыть - мы хотим погулять по Нескучному саду.
        - Не нагулялись, что ли?
        - Нет, просто настроение такое… Никому не хочется в одиночестве остаться.
        - Ну, иди, коли так.
        Уманские и Хмельницкие сели в «паккард» Рафаила Павловича и поехали на улицу Серафимовича. Бакулев, Барабанов и Кирпичников подошли к матерям, чтобы тоже отпроситься на часок пообщаться с друзьями. На удивление, всем разрешили уйти. Отпущенные на волю, парни быстро направились в сторону главного входа в Донской монастырь - вслед за Лёней Реденсом, ещё до начала панихиды бросившим короткую фразу: - Надо поговорить.


* * *

175-я школа, где учились ребята, была особенная - самая привилегированная в Москве. Там собрали детей высокопоставленных чиновников, крупных военачальников и других, как в то время говорили - «шишек». Хотя многие учителя были информаторами госбезопасности, это не сказывалось на их высоком профессиональном уровне. Как правило, взаимоотношения между преподавателями и учениками мало отличались от принятых повсеместно - большинство родителей хотели, чтобы их дети получили хорошее образование и в редких конфликтах становились на сторону педагогов.
        Но встречались и исключения. Некоторые всесильные папы уже одним своим именем наводили трепет. В школе занималась дочь Сталина - Светлана, закончившая 9-й класс. Пересилить преклонение и страх перед Отцом народов никто и не пытался - в итоге Светлана Иосифовна стала неприкасаемой. Её, и без того прекрасную ученицу, наперегонки тянули в круглые отличницы. Правда, дочь выросла скромной и сильно тяготилась таким вниманием со стороны окружающих. Хотя за ней неотступно следовал охранник, из кремлёвской квартиры Вождя она почти всегда ходила в школу пешком или - в плохую погоду - ездила туда на метро.
        Неприкасаемой была и дочь Молотова, тоже Светлана. Во многом такой ореол ей создавала мать, Полина Семёновна Жемчужина - жена члена Политбюро и одновременно крупный наркомовский функционер. Светлана Молотова родилась слабенькой и болезненной. Родители оберегали её от волнений и ненужных, по их мнению, контактов. Это происходило и дома - в Кремле - где Молотовы, занимавшие один коридор с Микоянами, перекрыли дверь, связывавшую их апартаменты с шумной квартирой Анастаса Ивановича. Так было и в школе, где за Светой осуществлялся неусыпный контроль. Чтобы девочка не скучала, Молотовы взяли воспитанницу - Соню Стрельцову. Соня жила в чужой семье при живых и здравствующих родителях - её отец шоферил у Вячеслава Михайловича.
        Иногда в погожий день редкие прохожие наблюдали такую картину. Светлана и Соня шли в школу пешком - от Красной площади, вверх по улице Горького до Старопименовского переулка. На всем пути их сопровождала сановная мама. Чуть сзади следовали два охранника. Ещё ниже полз семейный «кадиллак», с величайшей осторожностью транспортировавший до места назначения портфели школьниц. Возле школы охранник Светланы принимал из машины бесценный груз и сопровождал девочек до парты, куда осторожно водружал портфели, оставляя подопечных наедине с учебным процессом. Пока шли уроки, безобидный - на взгляд мальчишек - чекист, прозванный «нянькой Лапиным», повышал интеллектуальный уровень, изучая плакаты в пионерской комнате.
        Проследив, что всё идет по плану, Жемчужина занимала освобождённое от портфелей место и укатывала на службу. Правда, перед тем нередко заходила проинструктировать учителей и директрису. Это объяснялось не только волнениями об успехах дочери на поприще среднего образования - Полина Семёновна пристально следила за социальным составом одноклассников Светы и довольно часто вмешивалась в учебный процесс.
        Дети Микояна воспитывались приземлённее. Они сами добирались до школы, а после уроков «на общих основаниях» играли с друзьями и обходились без охраны, но один из выданных им пистолетов сыграл трагическую роль.
        Конечно, хватало и других родителей, кичившихся своим положением и воспитывавших детей во вседозволенности. С ними педагоги предпочитали не связываться.
        Однако и остальные школьники росли не как обычные советские дети. Они оказались среди тех считанных, Богом ли, судьбой ли, определённых родиться в семьях, не знавших лишений. Благополучие тысяч таких семей опиралось на страдания миллионов других, возводивших коммунизм за пайку хлеба. Но ведь не обвинишь мальчишек в том, что они были детьми именно этих отцов.
        Положение родителей-небожителей, естественно, накладывало отпечаток и на их потомство. Война, поставившая миллионы советских семей на грань физического выживания, никак не изменила материальный достаток большевистских лидеров. Напротив, в те годы семьи высшего советского руководства ещё более отдалились от простолюдинов, миллионами приносившихся в жертву на алтарь победы, к которой Сталин шёл таким заковыристым путём - в Берлин через Москву, Кавказ и Сталинград.
        Несмотря на юность, ученики 175-й школы уже обладали внутренним чувством уверенности в своём карьерном будущем. Они умели оценить положение родителей и вполне обоснованно считали себя избранными. Правда, кое-что понимали - видели или слышали - о навалившемся на народ горе, ведь у многих воевали родные. Но они были ещё мальчишками и воспринимали войну скорее не как страшную действительность, а как огромную по масштабам игру. Ребята не наблюдали за отцами на работе, когда те руководили воинскими соединениями или занимались организацией снабжения воюющей армии. Не всегда понимали, как ими достигались посты. Не ведали, чего тем стоило работать на износ, как требовали Сталин и обстановка на фронте. Перед их глазами были только шитые мишурой погоны, форменные брюки с лампасами, адъютанты, лимузины с шофёрами, охрана, чинопочитание, кремлёвские пайки, дачи - власть. И играть им хотелось «во власть». Другого расклада, наверное, и быть не могло. И так же, как в жизни, - одни выбивались в лидеры, другие это лидерство признавали, третьи вступали за него в борьбу.


* * *
        Поравнявшись с главным входом в монастырь, ребята свернули налево, на 2-й Донской проезд. Через пять минут, почти не разговаривая по пути, все шестеро пересекли Большую Калужскую улицу и углубились в Нескучный сад. Дойдя до обрыва, они, как по команде, уселись на самом его краю. Пекло не по-июньскому жаркое солнце. Внизу притягивала ещё не одетая в бетон река. Казалось, нет силы, воспрепятствующей естественному порыву рвануться вниз, сбросив одежду, и окунуться в прозрачную и прохладную воду. Но мальчишкам было не до купания - им предстояло обсудить то, что Реденс, Хмельницкий и Кирпичников уже бегло обговорили сразу же после убийства.


* * *
        Армаша Хаммер был высоким, худощавым и темноволосым юношей с продолговатым лицом. Он носил очки в круглой металлической оправе и редко расставался с карманными изданиями на английском языке, которым владел в совершенстве. Твидовый, серый английский костюм Хаммера вызывал зависть одноклассников. Из-за толстых подошв английских же ботинок парень казался ещё выше. Его отец, американский бизнесмен Виктор Хаммер, вместе братом, Армандом, активно сотрудничал с советской властью со дня её основания. В Америке у Виктора оставалась семья, но в СССР он встретил женщину, которую полюбил, и у них родился сын, названный в честь старшего брата тоже Армандом. Отец сразу же признал ребенка и уделял ему массу внимания, но радость была недолгой - Виктор Хаммер тяжело заболел и умер. Дядя - Хаммер-старший - их не забывал и периодически помогал материально. Об этом Армаша никогда не рассказывал одноклассникам. Некоторые даже думали, что он сын иностранного коммуниста, скрывавшегося в СССР от буржуйских преследований. Хаммер состоял в тайном обществе, но активности не проявлял - игра не тяготила, но ему было бы
значительно интересней, если одноклассников захватил какой-нибудь другой вид развлечений - что-то более интеллектуальное. Однако мальчишки играли в авторитарное государство со своим вождём и сложной системой подчинённости, и Армаша проявил солидарность, тем более что отделяться от одноклассников ему даже не приходило в голову.


* * *
        Среднего роста, плотный, даже чуть упитанный парень с круглым, улыбчивым и бесхитростным лицом - Лёня Барабанов был антиподом Арманда. На голове у него темнела густая шапка волос, зачёсанных на пробор. Доверчивость и простодушие не мешали Лёньке уметь постоять за себя, а непоседливость приводила к тому, что он мгновенно терял интерес к любому малодинамичному процессу и начинал тянуть друзей заняться чем-нибудь деятельным. Лёня страстно влюбился в одноклассницу и соседку по двору Ирочку Бусалову - дочку главврача страны, начальника лечсанупра Кремля Алексея Бусалова. Эта влюблённость вызывала сильные переживания: Ира охотно общалась с ним, дружила, но видела в Барабане лишь товарища, никак не отвечая на раннее мальчишеское чувство. Как и большинство ровесников, Лёня обожал технику. Учился - неважно, по причине безалаберности. Одиночества не терпел. Поэтому с радостью записался в тайное общество и признал лидерство Шахурина, подыгрывая ему безо всякого насилия над собой.


* * *
        Среди ребят нашёлся лишь один, вступивший в противоборство с Шахуриным - Петя Бакулев. Чуть выше среднего роста, щуплый - с первого взгляда он производил впечатление нежного интеллигента, тем более что был очкариком. Однако этот сероглазый и черноволосый юноша с тонким лицом и пушком на месте будущих усов оказался с характером.
        Бакуль хорошо знал Володю - их матери общались, и по обоюдному согласию родителей, зимние каникулы Петя провёл у Шахуриных на Николиной горе. Там он увидел многое, чего до сих пор не встречал и что в его семье представлялось немыслимым. Софья Мироновна, холёная женщина, тщательно следила за собой, одевалась ярко, со вкусом, и натура у неё была очень властная. Бросалось в глаза, как она любила себя, как часто пренебрежительно относилась к супружеству - её поведение, порой, становилось просто экзальтированным. Многие черты матери передались сыну, единственному человеку, кому Шахурина не могла ни в чём отказать. Пользуясь особым положением в доме, Володя вёл себя, как непризнанный Чайльд Гарольд - мог демонстративно положить на журнальный столик тот же «Mein Kampf» и сказать: «Сегодня ночью я буду изучать эту книгу». Или начинал мечтать, что когда-нибудь возглавит страну и пройдёт впереди победных колонн по Красной площади.
        Петя терялся, но поначалу принял правила хозяина дома, однако, вернувшись в Москву, сразу избавился от неловкости и восстал. Правда, это мало что изменило - не умея ещё по-взрослому аргументировать и не строя каких-то наполеоновских планов, он лишь затеял соперничество с более безобидным подтекстом.


* * *
        - Когда орган заиграл, я подумал, что не выдержу и заплачу, - сознался Артём.
        - Да, действует сильно. Нина - как живая лежала. Мне от этого ещё страшней стало, - согласился Барабанов.
        - Ну и как вам всё это? По-моему, Шах просто свихнулся, - поделился своим мнением Хмельницкий.
        - Да… натворил Вовка дел, - грустно поддержал его Петя.
        - А почему Микоянов нет? - спросил Хаммер.
        - Знаете, у нас дома говорят, что Шах стрелял из Ваниного «вальтера», - вступил в разговор Лёня Реденс.
        - Да ты что?! - Хаммер даже подскочил на месте. - Слушайте, ребята, а ведь и вправду у Шаха оружия не было. Он ещё страшно завидовал Микоянчикам.
        - Неужели Ваня мог отдать ему пистолет без разрешения отца? - удивился Барабан. - Что же с ним теперь будет?
        - Да уж по головке не погладят. Неужели сам не сечёшь? - ответил за всех Хмельницкий.
        - Мне две вещи неясны, - снова вклинился Бакулев. - Почему Ваня, такой правильный, дал Шаху оружие? Это на него совсем не похоже. Шах что - его загипнотизировал?… И ещё я не понимаю, что с Вовкой последнее время происходило? Он какой-то взвинченный был, нервный. Чуть что - сразу в крик. И отчего эта фашистская чушь ему в голову засела?… В последний день занятий он меня на чёрной лестнице к стене припёр: «Бакуль, тебя ребята уважают. Твоя организация, считай, распалась, а моя осталась! Поэтому ты должен первым протокол по присвоению названия "Четвёртая Империя" подписать». Достал его из портфеля… а сам бледный весь и трясётся. Я отвечаю, что против «Четвёртой Империи» ничего не имею, но не подпишу, пока не уберёт приписку, что это - «рейх». И говорю, мол, никакие немецкие звания мне тоже не нравятся… а он губы сжал, глаза сузил… желваки на скулах ходуном ходят. Потом протокол на пол швырнул, схватил меня за куртку и заорал: «Выгоню к едрене матери из организации». Я его оттолкнул… он - меня. Чуть не подрались. Короче, плюнул на условности и поставил его на место: «Подумаешь, фюрер вшивый выискался.
Ну и выгоняй!… Очень-то надо». Так и расстались, поссорившись.
        Какое-то время ребята сидели молча.
        - Ну а что думаете, обыск у него был? - нарушил тишину Реденс.
        - Кто знает? Наверное, был, - ответил Хмельницкий.
        - Тогда считайте - протоколы нашли.
        - Ребята, - не удержался Барабанов. - Я уже Тёмке говорил… А что плохого в нашей организации? С «рейхсфюрером» и с «Четвёртой Империей» мы ведь так и не решили ничего… И никому эта идея Шаха не понравилась. Кто-нибудь этот протокол подписывал?
        Все дружно замотали головами.
        - Слушай Барабан, дело не в том, что мы не подписали. После убийства наверняка этим делом занимаются органы. А если протоколы нашли, да к тому же… ой, постойте!… Бакуль! А вы, когда с Шахом пихались… он потом бумага подобрал? - Реденс с надеждой уставился на Петю.
        - Не знаю. Я первый ушёл.
        - Да, если Вовка протокол там оставил, нас бы уже давно всех чехвостили за милую душу, - рассудительно вставил Феликс.
        - Но даже если забрал… и если нашли… он же нами не подписан. Мы можем говорить, что и не знали о нём вовсе!
        - Реденс, думай! Ты одно скажешь, я - другое, Барабан - третье…
        - Погоди, Кирпич. А чего это - я «третье» скажу?
        - Отзынь. Это - к примеру. В общем, если станем говорить неправду, всё сразу вылезет наружу. Когда спросят - считаю - врать нельзя. Мы ничего плохого не делали. И наказывать нас не за что. Вот Ваня… дал пистолет. Ему плохо… Его есть, о чём спрашивать. И нас тоже. Только мне кажется, что нас будут мучить о Шахе… и о Нине… а вот если об игре спросят… ну и что такого? Мы играли. Мы же соревновались, кто покажет лучшие результаты… а Шах был лидером и судьёй.
        - Кирпич прав, - согласился Бакулев. - Но надо помнить, что Шах-то к организации относился серьёзно… На всякий случай нам нужно уничтожить записи про тайную организацию.
        Все загалдели, что никаких записей у них нет. Тогда Петя сказал, что это относится к нему, поскольку по его обществу остались кое-какие документы.
        - …Тём, я слышал - вы с Кирпичом и Реденсом всё видели? - переменил тему Хаммер.
        - Ага. Только не всё. Мы слышали выстрелы, но нас мать не выпустила. Потом она, правда, уползла, но мы ещё какое-то время выжидали, а когда на мост прискакали, всё уже закончилось - Шаха в машину затаскивали, а Нина лежала на носилках под простыней. Нас чекист чуть не палкой отгонял, но мы Вовку увидели. Зрелище - гибель Помпеи.
        - Отец сказал, что Нина сразу же умерла. Он ей в сердце, как в яблочко засадил, - вставил Петя.
        - …Чего делать-то теперь будем? - после паузы спросил Барабанов.
        - Сымать штаны, да бегать.
        - Реденс, сейчас не до шуток. Лёнька правильный вопрос задал, - вступился за друга Хаммер. - Ребята, как думаете, нас арестуют?
        - За что?! Ты в чём-нибудь виноват?
        - Да нет, Феликс… Просто из-за убийства на нашу игру могут посмотреть как-то иначе.
        - Убийство - ни при чём. Плохо, что Шах подо всё политику подводил. Мне вот плевать на его рассуждения о «Четвёртой Империи» и о том, как вырастем и станем руководить страной - по барабану.
        - Опять я?!
        - Нет, Лёнь, по какому стучат.
        - Можно подумать, по нашему Барабану нельзя стукнуть? - и Реденс пару раз легонько приложился к Лёнькиной макушке.
        Все расхохотались. Реденс дождался, пока отсмеются, и уже серьёзно продолжил:
        - Я с Кирпичом согласен. Мне тоже на это чихать. Шах меня просто задолбал своими планами. Только кому сейчас это докажешь?
        - А не надо ничего доказывать! Вот если вызовут, тогда… мы же никого не обманем, если будем так отвечать? - рассудил Петя.
        - Как отвечать?
        - Ну… что нам плевать на этот «рейх».
        - Тебе хорошо. А нас с Реденсом Шах уже и на должности назначил… дней за пять до перестрелки.
        - Га-га…
        - Ха-а-а…
        - Хмель - свинство так шутить! Они ведь по-настоящему погибли.
        - Да я ничего плохого не хотел сказать. Просто случайно вылетело.
        - Ясно! Ну и кем же ты стал, Тёмка?
        - Зря лыбишься, Бакуль. Он всё так серьёзно обставил!… Реденса произвёл в
«заместители по партии», а меня назначил «начальником концлагерей».
        Все посмотрели на Лёню - так ли это?
        - Ну и как? Ты хоть успел вступить в должность?
        Встречный вопрос Реденса опять вызвал всеобщий хохот.
        - …Не, я её не принял. Вовка рассвирепел - мол, я дурак и, если откажусь, он меня из «Империи» взашей попрёт. А потом как-то само рассосалось. Школа закончилась, мы к экзаменам готовиться начали…
        Казалось, смех разрядил напряжение - ведь в их возрасте мальчишки и не могли беспрестанно думать только о смерти, пусть даже очень впечатлившей, или о своих надвигающихся проблемах. С полминуты никто не произнёс ни слова, но все почувствовали, как устали гадать, что принесёт день завтрашний.
        Наконец Кирпичников сказал, поднимаясь с травы:
        - Всё обсудили? Давайте тогда расходиться, что ли?
        - По коням! - закруглил собрание Бакулев.


* * *
        Оказавшись дома, Артём увидел, что рядом с родителями за столом сидят Константин и Раиса Уманские - вчетвером они справляли горькие поминки.


        Начальник следчасти по особо важным делам, комиссар госбезопасности Лев Влодзимирский, радостно потёр руки, когда к нему на стол легло оперативное донесение, где говорилось, что шесть членов тайной антисоветской организации
«Четвёртая Империя» провели длительное совещание в Нескучном саду.


        Загадочная смерть детей высокопоставленных родителей вызвала в Москве массу толков. Из уст в уста передавались слухи и небылицы, обрастая каждый день новыми
«подробностями».

6

        Сталин принял Меркулова 7 июня в 19.33 - на три минуты позже назначенного. Во время войны, он реже сам выслушивал отчёты наркома - основную информацию о госбезопасности ему передавал Берия. Однако у Хозяина были широкие возможности контролировать правильность сообщений оберчекиста. Во-первых, ежедневно докладывал подчинявшийся лично Сталину начальник управления охраны высших сановников генерал-лейтенант Власик. Такой статус охраны позволял Вождю контролировать своё окружение все двадцать четыре часа в течение любых суток. Во-вторых, существовал ещё и секретный отдел по надзору за членами ЦК. Его возглавлял начальник секретариата Сталина Поскрёбышев, имевший собственную разветвлённую сеть сексотов. Оттуда к Хозяину тоже стекались соответствующие сводки. Но, привыкнув сравнивать информацию о госбезопасности, поступавшую со всех сторон, Вождь считал необходимым периодически вызывать на ковёр и Меркулова, и конкурировавшего с ним влиятельного начальника военной контрразведки (СМЕРШ)[СМЕРШ - «Смерть шпионам».] Абакумова.
        Ещё перед визитом в Кремль Всеволод Николаевич анализировал вчерашний разговор у Микояна и последующий - в кабинете Берии. Он раздумывал, как подать Хозяину информацию о деле Шахурина. Акцент на политической окраске дела мог дать дивиденды, но одновременно грозил отрицательными последствиями - всё зависело от мнения Сталина. Меркулов понимал, что в военное время Вождя больше волновали вопросы реальной безопасности, а не шалости сановных детей, но, с другой стороны, речь шла об идеологии, а ей Сталин придавал первостепенное значение всегда. Кроме того, события бросали тень на Микояна, давая против него компромат - любимый десерт Иосифа Виссарионовича.
        В итоге Меркулов решил проинформировать Сталина максимально полно, но ажиотажа вокруг убийства не создавать, а дальше действовать по обстановке - в зависимости от его реакции. Выслушав отчёт наркома и распорядившись по неотложным вопросам, Сталин наконец отреагировал и на смерть высокопоставленных детей - неторопливо, с сильным грузинским акцентом, сказал:
        - А по поводу убийства, вы, товарищ Меркулов, подготовьте перечень следственных мероприятий и передайте мне на просмотр. При этом мы хотим, чтобы вы знали, что нам крайне важно, с одной стороны, провести самое серьёзное расследование и получить абсолютно точный и объективный результат, но, с другой стороны, мы считаем, что поднимать большой шум сейчас неуместно… Конечно, если потребуется, можете запрашивать разрешение на следственные действия в отношении любых лиц, причастных к делу. Когда сочтём нужным, вы получите такое разрешение… через товарища Берию. Но помните, что родители школьников делают для страны большую работу, и мы настоятельно просим вас вести это дело строго в рамках Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации… Соберите пока всю информацию. Особенно постарайтесь выяснить, кто из взрослых мог направлять Шахурина-младшего и как далеко его друзья зашли в антисоветских настроениях?


        Покинув кабинет Хозяина, главный чекист с радостью понял, что ни в чём не ошибся, как не ошибся позавчера и его шеф Берия - Сталин действительно пропустил мимо ушей информацию о трагедии. Смерть детей и даже фигурировавший в деле пистолет Вани Микояна остались для него второстепенными, а вот сведения о «тайной организации», действовавшей под руководством Владимира Шахурина, да ещё использовавшей фашистскую символику, показались Иосифу Виссарионовичу событием государственной важности.
        Меркулова удовлетворило, что Хозяин задал чёткие рамки полномочий следствия. И хотя эти полномочия имели существенные ограничения, в чём-то связывая руки, нарком был теперь ограждён от возможных ошибок, поскольку действовал по сталинской инструкции и уже не мог запутаться в паутине возможных интриг между Берией и Микояном. Ещё больше его обрадовало, что Вождь разрешил разыгрывать комбинацию вместе с оберчекистом - конфронтация с куратором госбезопасности не входила в планы Всеволода Николаевича.


* * *
        К моменту появления в его кабинете Меркулова, Сталин уже знал от Поскрёбышева о деталях убийства и самоубийства. Хотя Хозяина совершенно не взволновал поступок Вани Микояна, он с удовлетворением занёс этот фактик в досье. При случае и при необходимости оплошность подростка с оружием могла оказаться той последней каплей в компромате на Микояна, который позволил бы без шума свалить его, когда придёт время.
        А вот организация «Четвёртая Империя» затронула Вождя по-настоящему. И сразу по трём причинам.
        Во-первых, окажись в действиях детей члена Политбюро реальный антисоветский умысел - в компромате на него появлялся уже не штрих, а хорошая, полновесная «страница».
        Во-вторых, Сталин не терпел никакого вероотступничества, в каком бы виде оно не проявлялось, пусть, даже, и в играх школьников. И здесь он не шутил. Ему требовалось абсолютно точно выяснить: Гитлер и Ницше будоражили только воображение лидера учеников Владимира Шахурина или ими оказались отравлены мозги и души остальных детей его приближённых?
        В-третьих, совсем незадолго до выстрелов на Каменном мосту, Иосиф Виссарионович столкнулся с одной проблемой, решение которой вскоре обещало стать для него актуальным. Обкатать этот вопрос ему показалось удобным при расследовании дела о
«Четвёртой Империи», поэтому Сталин прекрасно знал, почему он удержал Меркулова от резких действий в отношении «заговорщиков» и зачем потребовал у наркома госбезопасности соблюдать УПК.
        Но в планы Вождя пока что совершенно не входило информировать об этом Меркулова, Берию или кого-либо третьего.


* * *
        Анализируя протоколы тайной организации, ни Берия, ни нижестоящие не посчитали существенным, что заключительный протокол, где игра «в тимуровцев» превращалась в нечто дурно пахнувшее и где в первый и последний раз появились термины из атрибутики гитлеровского рейха, не подписал ни один участник общества, кроме Шахурина. Также остались пустыми графы «уведомлён» в указах пятнадцатилетнего
«рейхсфюрера» о присвоении «званий» Лёне Реденсу и Артёму Хмельницкому. Чекисты считали, что мысли волевого парня с избыточным воображением были автоматически делегированы в головы остальных ребят, но, получив указания Вождя действовать в рамках УПК, Всеволод Николаевич всерьёз задумался над этой проблемой. В конце концов он решил сразу обратиться к Берии. Выслушав подробный доклад, Лаврентий Павлович коротко распорядился:
        - Посиди, покумекай, как ты видишь возможные направления расследования, и доложи варианты. Я посмотрю, посоветуюсь с Иосифом Виссарионовичем и дам инструкцию о дальнейших действиях.


        Поговорив с шефом, Всеволод Николаевич вызвал следственную бригаду - генералов ГБ Влодзимирского, Сазыкина и Румянцева. Когда они вошли в кабинет наркома, тот уже составил примерный план, однако мнение наиболее опытных следователей, делавших ручными самых неподатливых обвиняемых, представлялось совсем немаловажным.
        - …Ну, что думаешь по поводу Шахурина-младшего? - сразу же перешёл к делу нарком, обращаясь к Влодзимирскому. - Говори, не стесняясь, - налицо антигосударственная организация.
        - Товарищ народный комиссар, мы уже обсуждали возможные сценарии и видим здесь, собственно, два дела. Первое, в связи с убийством, против Вано Микояна за передачу пистолета Шахурину. Второе - значительно серьёзней - антисоветская организация, отягощённая букетом добавочных статей: группа, подготовка теракта и так далее… А какой материал изъяли! Всё документально, с подписями каждого. Если «фюреров» хорошенько потрясти - шороха наведём!
        - Правильно думаешь, но не забывай, что как раз под «фюрерами» подписался только Шахурин. Остальных автографов нет.
        - Да они просто не успели!
        - Ну, это пока не факт. Это надо проверить. Значит так… оперативно подготовь записку о возможных направлениях расследования. И не стесняйся наличием высоких имён. Наверх передадим оба варианта. А какие из них используем в дальнейшем, нам укажут. Тогда и получишь генеральную установку. Теперь главное! Слушайте внимательно! Я получил от товарища Сталина однозначную инструкцию - вести расследование строго в рамках УПК. Понимаю, что это непривычно и усложнит задачу, но… рассчитываю на ваш опыт.
        - Будет исполнено, товарищ нарком. Есть ещё один вопрос.
        - Какой?
        - От прокуратуры нам «в помощь» отрядили Шейнина. Он дёргается. Как прикажете взаимодействовать?
        - А вы ему материалы с обыска посылали?
        - Так точно.
        - Тогда никак. У него все бумаги есть - вот пусть в них и ковыряется… в рамках своих полномочий.
        - Всё ясно. Разрешите идти?
        - Идите.
        Три комиссара госбезопасности выстроились в ряд и чуть не строевым шагом двинулись из кабинета начальника на передовую, где против них ощетинилась и грозила начать боевые действия террористическая организация «Четвёртая Империя».


* * *
        Уже через четыре часа дежурный секретарь положил на стол Меркулова папку с докладом Влодзимирского. Драматург отложил в сторону пьесу, куда вносил последнюю правку, и начал внимательно изучать материалы от начследа.


        Особо секретно.
        Народному комиссару Государственной безопасности СССР, комиссару госбезопасности
1-го ранга товарищу Меркулову В.Н.


        План расследования уголовного дела № 17371/43-ОВ от 03.06.1943
        (докладная записка)


        Товарищ народный комиссар!
        В рамках расследования уголовного дела № 17371/43-ОВ, возбуждённого по факту убийства Н. Уманской, следствие располагает на сегодняшний день следующей неопровержимой информацией, касающейся как непосредственно самого факта убийства, так и фактов антисоветской, преступной деятельности ряда лиц, вскрывшихся в результате оперативных мероприятий.
        а) Сын наркома авиационной промышленности Владимир Шахурин, застрелил из пистолета системы «вальтер» Нину Уманскую, дочь посла СССР в Мексике, после чего застрелился сам из того же оружия.
        б) Указанный пистолет принадлежит сыну товарища А. И. Микояна, Вано Микояну, и был передан им В. Шахурину накануне убийства.
        в) В деле имеется ряд вещественных доказательств, в том числе, изъятых при обысках жилых помещений семьи Шахуриных: в городской квартире (по улице Грановского 3, кв.
84) и на государственной даче (посёлок Николина гора, ул. Лесная 11):
        - вышеназванный пистолет системы «вальтер» с пятью патронами в обойме и две стреляные гильзы от него;
        - дневник Владимира Шахурина, из которого можно понять причину убийства и самоубийства, а также узнать о его преступных антисоветских политических взглядах;
        - материалы (учредительные документы и постановления), свидетельствующие, что погибший В. Шахурин был организатором и руководителем тайной антисоветской организации «Четвёртая Империя (рейх)», в состав которой входили дети ряда лиц из руководящего состава государственных органов СССР и (или) пользующихся широкой известностью, как-то: Микоян Серго, Реденс Леонид, Хмельницкий Артём, Бакулев Пётр, Кирпичников Феликс, Барабанов Леонид и Хаммер Арманд, в дальнейшем именуемые
«обвиняемыми». К обвиняемым следствие считает необходимым также причислить и Микояна Вано;
        - книги Гитлера и Ницше.
        Другие вещественные доказательства менее значимы и здесь не приводятся.
        Следствие считает целесообразным провести тщательное расследование и получить ответы на следующие вопросы:

1. Была ли передача оружия Шахурину Вано Микояном сознательным актом, спровоцировавшим все дальнейшие поступки убийцы?

2. Кто ещё из обвиняемых или третьих лиц заведомо знал, что оружие передано В. Шахурину?

3. С какими целями и какие конкретные действия проводились обвиняемыми?

4. Какие мероприятия стояли в планах организации «Четвёртая Империя», и кто из обвиняемых участвовал или должен был участвовать в них?
        Здесь также возникает вопрос, какую роль играл пистолет в дальнейших планах тайной организации? (Явно прослеживается линия организации террористических актов против руководящих лиц государства!)

5. Кто из родителей или родственников обвиняемых, а также из третьих лиц знал о существовании тайной организации? И если кто-то из перечисленных выше был информирован, то - кто, а также, как он (они) содействовал этой организации?

6. Есть ли ещё оружие и (или) иные обличающие документы в распоряжении обвиняемых?
        Получив исчерпывающие ответы на поставленные вопросы, следствие сможет сделать выводы относительно степени вины и предполагаемой меры наказания лиц, причастных к передаче В. Шахурину пистолета, а также по поводу обвиняемых и других лиц, имеющих отношение к «Четвёртой Империи». В этом случае следствие получит достаточно информации о целесообразности ведения общего уголовного дела, связанного с тайной антисоветской организацией и убийством Н. Уманской, ИЛИ о необходимости выделения дела о тайной антисоветской организации в отдельное уголовное делопроизводство.
        В интересах следствия считаю необходимым произвести следующие мероприятия:
        - С целью недопущения дальнейшего сговора обвиняемых, и с учётом особой опасности характера предъявляемых обвинений, заключить под стражу следующих лиц: Микояна Вано, Микояна Серго, Реденса Леонида, Хмельницкого Артёма, Бакулева Петра, Кирпичникова Феликса, Барабанова Леонида и Хаммера Арманда;
        - Произвести обыски в жилых помещениях, занимаемых семьями перечисленных выше лиц;
        - Произвести допросы указанных лиц, а также другие следственные действия, направленные на получение полной картины преступлений и выяснения всех обстоятельств дела;
        - Провести опросы (допросы?) тов. А.И. Микояна и всех родителей обвиняемых;
        - На основании полученных данных составить «Обвинительное заключение» и передать дело на рассмотрение в Особое совещание или в судебную инстанцию (по усмотрению Высшего руководства).
        Учитывая, что обвиняемые являются членами семей работников, входящих в категорию лиц, следственные действия с которыми (или с членами семей которых) следчасть не уполномочена проводить без Высшей санкции, убедительно прошу Вас, товарищ народный комиссар, внимательно ознакомиться с приведёнными материалами и поставить вопрос о полномочиях следствия.
        Нач. следчасти по особо важным делам НКГБ СССР,
        комиссар госбезопасности 3-го ранга Л. Влодзимирский

        Прочитав докладную, Меркулов решил, что натянуть поводья всегда успеет, а пока даже хорошо, что Влодзимирский считает участников тайного общества «обвиняемыми» и просит разрешения на самые жёсткие действия в отношении них и их семей.

«За рвение по выявлению врагов советской власти чекистов не наказывают… Инструкций Иосифа Виссарионовича нарушать не будем, а показать желание работать не помешает», - подумал нарком и приписал от руки на первом листе:


        Товарищу Л. П. Берия для ознакомления
        Лаврентий Павлович!
        По указанию товарища Сталина в НКГБ СССР разработан план следственных мероприятий в рамках уголовного дела, возбуждённого по факту убийства Н. Уманской, а также по вскрывшемуся в результате дознания ещё более значимому факту существования тайной антисоветской организации «Четвёртая Империя».
        Передаю на Ваше рассмотрение указанный план, составленный тов. Влодзимирским, а также прошу Вас, после внесения Вами необходимых исправлений и дополнений, передать этот план товарищу Сталину на утверждение.
        Нарком госбезопасности СССР В. Меркулов

        Сняв трубку прямой связи с приёмной, Меркулов вызвал фельдкурьера. Через двадцать пять минут докладная лежала на столе оберчекиста.


* * *
        Приехав на дачу уже поздно вечером, Анастас Микоян наотрез отказался от ужина, предложенного Ашхен Лазаревной. Поманив за собой сыновей, он поднялся в гостиную второго этажа, сел на кожаный диван рядом с камином, где вяло догорали осиновые поленья, и указал ребятам на места в креслах напротив. Мальчишки синхронно примостились на краешки сидений и так же синхронно опустили головы.
        - Ваня, очень подробно опиши ещё раз, как было с пистолетом?
        Выслушав сына, не пропуская ни одной детали, Микоян понял, что не узнал ничего нового. Это, хотя и расстроило, но чуть сняло напряжённость - содеянному сыном не было оправданий, но находились объяснения, снимавшие с него подозрения в злом умысле - им руководили мальчишеская солидарность и тщеславие обладателя настоящего оружия. Эти факторы смягчали вину.
        - Серго, а ты знал, что Ваня дал «вальтер» Шахурину?
        - Откуда, папа? Я же на даче жил.
        - А что у тебя было с Шахуриным?
        Услышав этот вопрос, худенький Серго как-то весь подобрался. Помолчав немного, он ответил, заикаясь больше обычного:
        - Я считал Володю своим другом. В школе все его одноклассники, а они старше меня, тоже уважали.
        Анастас Иванович увидел, что Серго сильно нервничает, однако не придал этому большого значения, списав волнение сына на переживания младшего брата - за старшего. Ни Серёжа, ни Ваня ничего не рассказали отцу о тайной организации.


        Микоян думал. Сходилось к тому, что надо идти к Сталину. Только он мог поставить в этой истории точку. Услышав себя как бы со стороны, член ГКО даже усмехнулся наивной мысли: «…Точку? Ха! Точку Иосиф не поставит. Просто потому, что Он никогда не ставит точку, пока жив человек, о котором идёт речь. Он может поставить в лучшем случае «запятую» и сложить материал в свой архив… Теперь эта история повиснет надо мной как дамоклов меч, пока, либо Он умрёт, либо я умру… или меня расстреляют. Если понадобится, Он очень аккуратно достанет компромат из сейфа, сдует с дела пыль и, как собаке кость, кинет Берии… Да, Анастас, угораздило тебя разрешить детям иметь собственное оружие».


* * *
        Тонкий знаток человеческих душ и прирождённый тактик дворцовых интриг, Микоян едва ли не лучше всех изучил Сталина. За долгие годы лавирования рядом с Вождём Анастас Иванович лишился иллюзий и твёрдо знал, что может выжить, только оставаясь нужным Иосифу Виссарионовичу. Такое ощущение не пришло к Микояну внезапно - он познавал характер Сталина в динамике, подстраиваясь под изменявшуюся ситуацию в верхнем эшелоне власти.
        Сначала, после смерти Ленина, Микоян искренно и безоговорочно поддержал друга Кобу в его борьбе против безумного Троцкого, готового ради мировой революции утопить в крови и Россию, и весь мир. Потом он не менее искренно ополчился вместе с Иосифом на абсолютно ничтожных «брехунов» и двурушников Зиновьева с Каменевым. Правда, наказание, которому их подверг начинающий тиран, показалось Анастасу излишне жестоким, и уже тогда в его душу закрались сомнение и беспокойство за своё будущее. А уж когда, после убийства Кирова, Сталин медленно зажевал неглупого, но совершенно бесхребетного Бухарина, Микоян мысленно воссоздал весь дьявольский сценарий Кобы.
        Удивительно, но Сталин, по сути, делал то, о чём визжал Троцкий. Только беснование Льва Давидовича с угрозами всему миру было невыполнимо именно потому, что тот делился своими планами с миллионами. Напротив, диктатор делал всё обстоятельно, расчётливо и молча. Свою главную цель - беспрекословное мировое господство - он обкатывал на собственной стране и собственном окружении. Уйти из-под пресса можно было только в небытие.
        Возможно, Анастас Иванович оказался первым, для кого перестало быть тайной, что оппозиционеров ждёт смерть. Позже до него дошло, что погибель готовится не только оппозиционерам - настоящим или бывшим - но и любому из окружения Сталина, кто не станет с гиканьем нестись в первых рядах крушителей и убийц. И, наконец, Микоян осознал, что пока Вождь жив и идёт к цели - насильственная смерть, рано или поздно, доберётся до всего его окружения.
        Уничтожая сподвижников, Иосиф решал сразу две тактические задачи, возникавшие при построении государства: держать всех в страхе путём перманентного пускания крови и одновременно избавляться от ненужных свидетелей.
        Прошли годы, и жизнь доказала правоту суждений Анастаса Микояна. Защититься от тирана нельзя было ничем - ни преданностью, ни умом, ни хитростью, ни подлостью, ни трусостью, ни тупостью. Диктаторская машина уничтожения рано или поздно давила каждого. Уже канули в лету и много позволивший себе Фрунзе, и не утратившие наивности Киров с Орджоникидзе, и пустозвоны Зиновьев с Каменевым, и мечтатель Бухарин, и людоеды Ягода с Ежовым, и даже голову Троцкого, схоронившегося в Мексике, пробил насквозь карающий ледоруб убийцы.
        Теперь Микоян уже не сомневался, что придёт и его очередь, и черёд остальных - властного Берии, хваткого Хрущёва, скользкого Маленкова, надменного Булганина, тихого Андреева, псевдоинтеллигентного астматика Жданова, хитрющего Кагановича, тряпичного Ворошилова, сверхосторожного Молотова…
        Осознав это, Анастас Иванович с ещё большей энергией стал бороться за жизнь, сказав себе: «От моей смерти в одном ряду с миллионами не выиграет никто. От моей жизни выиграю я и моя семья. А там, видит Бог, я его переживу».
        Это оказалось не простым испытанием. Приходилось вместе с Вождём искать «врагов» и добиваться их смерти. Требовалось до хрипоты и полуобмороков славить его с трибун. Но главное, надо было постоянно доказывать Хозяину, что он, Микоян, делает это искренно, чтобы Сталин как можно дольше не усомнился в нём. На этом пути сильно мешали интриги соратников по Политбюро, только и ждавших, как бы свалить ближнего, отодвинув свой конец.
        К сегодняшнему дню Анастас Иванович выдержал все испытания. Он выжил в течение жутких лет страха и террора, сохранив самое для себя ценное - жизнь. Совсем малую толику его оправдывало в собственных глазах, что он никого не топтал без крайней нужды, что в ряду выродков, сам он не стал маньяком-людоедом, жаждавшим человеческой крови без понуждения со стороны тирана.
        Больше того, иногда, переступая через себя и страх, Микоян добивался освобождения особо ценных сотрудников, убеждая Сталина в их незаменимости как специалистов. И даже «через не могу» сумел помочь нескольким сиротам, детям других бывших подчинённых, которых не смог или не посмел попытаться уберечь от жерновов сталинской мельницы.
        Он слишком хорошо изучил Кобу, понимая, что тому были неведомы понятия жалости и сострадания. Неприкасаемой оставалась только дочь Светлана, которой, впрочем, тоже доставалось от любви папаши. Помимо преданности, Сталину ещё требовались полная самоотдача на работе и умение выполнить невыполнимое. Только тогда можно было надеяться, хотя и неспокойно, заснуть на очередную ночь в своей постели. Микоян не припоминал случая, чтобы Иосиф откликнулся на крик о помощи, но Сталин не раз выдёргивал из петли людей, писавших ему из лагерей не о своей преданности, а об усовершенствовании его системы построения государства, в чём бы это ни выражалось: в организации, в науке, в технике или в идеологии…
        И только сейчас, в войну, пришло душевное согласие, когда работу на Сталина Анастас Иванович выполнял с радостью - отдавал всего себя для Победы. Он никогда так плодотворно не трудился, но именно в этот момент натворил бед Ваня.


* * *
        Если бы Микоян высказал Сталину всё, что он о нём сейчас думал, Вождь бы очень обиделся. Потому что ничего из приписанного ему приближённым и близко не соответствовало истине. Сталин никогда не считал себя ни тираном, ни диктатором. И к мировому господству лично он не стремился. Он был предназначен совсем для другой цели. Высшая сила избрала его быть «машинистом паровоза», тянувшего бесконечный состав граждан СССР в «новую жизнь». К составу подцеплялись или вскоре должны были присоединиться новые, бесчисленные вагоны с другими народами. Требовалось очень много горючего. Сначала для того, чтобы сдвинуть состав с места. Потом для набора скорости. Затем для её сохранения. Далее - для нового ускорения или преодоления переломных участков. И на каждом следующем перегоне «паровоз» требовал всё больше топлива, чтобы движение в «светлое будущее» не замедлялось ни на мгновение. И не его, Сталина, вина, что горючим материалом, необходимым «паровозу», служили люди. И этот горючий материал - миллионы людей - отправлялся в топку, отнюдь не по его злой воле, а по необходимости. Но были ещё десятки тысяч
кочегаров, сцепщиков, кондукторов, подручных, ремонтников, механиков, контролёров и, наконец, помощников
«машиниста», своими действиями обеспечивавшие всё необходимое для безостановочного движения состава и, самое главное, регулировавшие процесс подачи горючего в топку. Пока подручные работали синхронно - «паровоз» ускорялся. Когда они не попадали в такт - ход замедлялся. Поэтому всех ошибавшихся тоже ждала топка. Это в равной мере касалось и его - «машиниста». Только раз оступившись, он немедленно пыхнул бы в ней очередным поленом. Такова была диалектика. Но её почему-то мало кто понимал.


* * *
        От воспоминаний Микояну стало не по себе. Он глубоко вздохнул и взглянул на высокий резной потолок. Складки на переносице, образованные двумя глубокими вертикальными морщинами, на мгновение расправились. Снова опустив глаза на детей, Анастас Иванович начал говорить, стараясь быть как можно убедительнее:
        - Ваня… того, что сделал, не исправишь. Я знаю, ты понял сейчас, какую беду принёс твой «вальтер». Двое детей погибли, а к тебе - серьёзные претензии. Только дорогой для всех ценой ты это осознал. К сожалению, чувствую и свою вину. Я не имел права давать вам оружие - слишком рано посчитал взрослыми… Понятно, что больше вы к нему не притронетесь. Только это - запоздалое решение. И ещё - если начнут допрашивать, вы обязаны говорить только правду и ничего не придумывать. Прежде чем отвечать на любой вопрос, каждый из вас должен, не торопясь, всё вспомнить, всё оценить и только потом говорить. И об одном и том же каждый раз говорите одни и те же слова. Не меняйте показаний! И не говорите ничего лишнего, не относящегося к заданному вопросу! Как бы ни подгоняли!… Но ни в коем случае не врите. Вы поняли?
        - Да, папа, - в один голос ответили братья.
        - Ну, тогда идите спать. Уже очень поздно.
        Когда ребята ушли, Микоян снова проанализировал визит Берии с Меркуловым и сегодняшнюю беседу с детьми, решив, что деваться некуда - придётся завести разговор об этой истории с Иосифом. Никто другой не обладал полномочиями поставить в ней запятую.


        Каким бы умным, проницательным и чувствительным к происходившему ни был Анастас Иванович, ему и в кошмарном сне не могло привидеться, что расследование, с ведома главного жреца, находится только в самом начале пути.

7

        Евгения Даниловна была по-прежнему глубоко убеждена, что Феликс ей что-то недоговорил, и хотела выяснить, что именно ребята скрывают. Напрашивался новый разговор с сыном, представлявшийся весьма непростым. Занимая руководящий пост - Кирпичникова работала секретарем райкома партии по идеологии - она плохо умела вести мягкую, проникновенную беседу, а внутреннее ощущение подсказывало матери, что жёсткостью и напором от Феликса ничего путного добиться не удастся.
        Весь следующий день после похорон Уманской она промучилась сомнениями и попыталась за ужином рассеять их, затеяв с Феликсом разговор, но в ответ на вопросы сын бормотал что-то маловразумительное. Тревога только усилилась. Совсем под вечер, когда парень ушёл спать, она выждала несколько минут и, стараясь не шуметь, без стука зашла к нему. Свет уже не горел. Сын лежал, повернувшись лицом к стене. Это было необычно - он всегда подолгу читал на ночь.
        Услышав слабый скрип половицы, Феликс резко приподнялся, повернулся к двери и застыл, опёршись локтем на кровать. На его лице, осветившемся полоской света из коридора, проявились испуг и растерянность. Увидев мать, он испытал заметное облегчение и снова откинулся головой на подушку. Евгения Даниловна села возле сына и неожиданно для обоих нежно погладила его по голове.
        - Фелинька, ты нам с папой не всё рассказал. Я в этом уверена. Знаю, что у вас могут быть какие-то свои тайны, но, по-моему, случилось нечто такое, чем ты просто обязан поделиться. Пойми - если у тебя беда, то, кроме родителей, никто не поможет. Расскажи, что ты скрываешь?
        Феликс долго молчал - было видно, что он напряжённо думает. Мать не торопила и терпеливо ждала. Она знала, что сын способен трезво оценивать события - он хорошо учился и много читал, но это не мешало ему быть настоящим сорванцом. Хотелось увидеть, что пересилит сейчас - рассудок или детское упрямство. Вспомнилось, каким хулиганистым рос её любимец.
        В четыре года, оставшись наедине с бабушкой, он взял в руку большой кухонный нож, решив выяснить строение её внутренностей. Обмершая от страха старушка едва успела запереться в уборной и два часа просидела в плену, ожидая спасительного прихода кого-нибудь из родителей «вождя краснокожих».
        В шесть лет, гуляя с матерью, мальчик залез на самую макушку высокой берёзы и начал раскачиваться, рискуя сорваться и убиться насмерть. А она беспомощно стояла внизу, плакала и причитала: «Фелюсенька, родненький, ну слезь, пожалуйста. Я тебе конфет дам. В зоопарк свожу. Ну что ещё захочешь - всё сделаю». И когда он, как ни в чём не бывало, спустился на землю, она в награду отхлестала его по заднице. От этого воспоминания защемило, и нахлынула запоздалая жалость.
        Позже сын утащил из дома и подарил какой-то шпане семейную реликвию - именные отцовские часы. За это ему тоже влетело по первое число, а часы потом долго искали, но всё-таки нашли и вернули Пете.
        В десять лет, насмотревшись «Путёвку в жизнь», Феликс выкинул очередной фортель. Во дворе он подкрался сзади к соседу - второму секретарю Выборгского райкома партии Ленинграда - и бритвой вырезал у него из пальто здоровый кусок плотного драпа. Скандал тогда еле замяли. Это стоило и нового пальто, и прилюдной порки сына, и долгой успокоительной Петиной беседы с секретарем за бутылкой водки.
        А Феликсу все нипочём. Уже после переезда в Москву он с друзьями смастерил из лёгкого картона огромный пистолет и прикрепил его крючком к ремню участкового. Милиционер инспектировал участок, а за спиной у него болтался бумажный мазуер длиной в полметра. Очевидцы писались от смеха, пока кто-то не указал стражу порядка на причину всеобщего веселья. И опять отцу пришлось за Феликса заступаться, а потом пороть.
        Подросши, сын стал намного спокойнее - уже не был таким шкодливым. Но, может, это только кажущееся спокойствие? Воспоминания прервал голос Феликса:
        - Мам, зря так волнуешься. После убийства мы растерялись…. никак не поймём, где он взял оружие?
        - Опять завёл свою шарманку! Вас кроме пистолета что-то сильно волнует! - Мать вцепилась в сына мёртвой хваткой.
        - Нет.
        - Тогда, отчего у тебя был страх, когда я зашла в комнату?
        - Н-не знаю. Вообще-то, когда папа сказал, что допросят, я и вправду испугался. Меня ведь никогда не допрашивали.
        - Если нечего скрывать, то и пугаться нечего. Фелинька, ты уже достаточно взрослый. Должен понимать, что болезнь надо лечить, а не загонять её внутрь. Расскажи, что у вас произошло с Шахуриным?
        - Мам, ну я обо всём сказал.
        - Хорошо, я понимаю - родители тебе не указ. После похорон Нины ты встречался с одноклассниками. Я сознательно это разрешила - чувствовала, что у вас какая-то тайна. Думала - встретишься с друзьями и обсудишь, что будет, когда вылезут наружу ваши секреты. Какие тогда возникнут проблемы?! Но вы решили по-своему. Только не забывайте - эта история просто так в архив не спишется. Органы выяснят всё до самых мельчайших подробностей. Если вы что-то скрываете, это со временем станет, кому надо, известным!
        - Мамочка, если вызовут, я ни одного слова не совру. Честное пионерское!
        - А ты и считай, что уже вызвали. Ну-ка давай, рассказывай, как на духу!
        - Да нечего мне рассказывать.
        - …Ладно, подумай хорошенько. Может, чего и надумаешь вспомнить? - Евгения Даниловна встала и тяжёлой походкой вышла из комнаты, затворив за собой дверь.
        Оставшись один, Феликс снова перевернулся на живот, обняв руками подушку и уткнувшись в неё лицом. Тело утонуло в страхе. Он очень боялся - если у Шахурина произвели обыск, чекисты нашли протоколы их тайной организации, среди которых мог быть последний, о присвоении ей названия «Четвёртая Империя».
        От разговора с сыном у Евгении Даниловны остался неприятный осадок - ей не удалось вызвать Феликса на откровенность, хотя осталась уверенность, что он скрытничал. Её часто мучила изжога - вот и сейчас снизу поднялась горечь и обожгла рот. Зайдя на кухню, она налила в стакан «нарзана» и осушила его несколькими большими глотками. Стало немного легче. Прежде чем пытаться что-то предпринять дальше, Кирпичникова решила поговорить с мужем. Быстро сделать это не удалось - в тот день Пётр Иванович не приехал ночевать - на завтра было назначено заседание ГКО, и он сутками выверял и сверял с оборонщиками Устиновым и Новиковым сводки наркоматов и информацию, полученную с мест от его собственной службы, чтобы подбить баланс выпущенной продукции, вплоть до последнего ствола. Таким образом, разговор с мужем отложился.


* * *
        Евгения Даниловна Кирпичникова (в девичестве Геня Шулькина), была колоритная, широкая в кости, немного неуклюжая женщина среднего роста, с запоминающимся интересным и властным лицом, украшенным выразительными серо-зелёные глазами и густыми темными бровями. Тонкие каштановые волосы она обычно убирала сзади в пучок. Красивые, но отнюдь не мелкие кисти её рук отличала необычайная для женщины сила, а фигуру выделял весьма значительный бюст. Хотя она была чистокровной еврейкой, в её говоре совсем не замечалось акцента, а в лице и облике отсутствовали типичные иудейские черты. Детство в семье полоцкого колбасника проходило далеко не беззаботно - ранняя потеря отца-кормильца сделала жизнь весьма непростой. Вместе с матерью Геня поднимала младших: сестру Зелду, братьев Самуила и Бориса. Позже отношения в семье осложнились - мать нашла молодого мужа, всего на пять лет старше Гени. Все это сделало Шулькину не по годам взрослой и рассудительной, и характер у неё сформировался крутой.
        Революция, полыхнувшая в России, вовлекла её в свой кровавый круговорот и понесла от уездовской комсомольской ячейки в Питер. В шестнадцать лет она вступила кандидатом в ВКП(б) и самозабвенно трудилась в отделе пропаганды губкома партии, где вскоре познакомилась с Петром Кирпичниковым, тоже кандидатом в партию, занимавшим скромную должность в губернском исполкоме. Пётр был породистым и крепко сложённым мужчиной с удивительно красивым и завораживающим голосом - низким баритоном. «Университеты» он проходил, работая грузчиком в нижегородском речном порту. Революция затребовала молодых людей для активного участия в строительстве новой жизни.
        В двадцать шестом Шулькина и Кирпичников стали жить гражданским браком. В жилом крыле Смольного им выделили комнату, где в июне двадцать восьмого родился первенец, названный Феликсом в честь почившего столпа революции Феликса Дзержинского. Материально им жилось ещё тяжело, но уже тогда забота о хлебе насущном отодвинулась как бы на второй план - обкомовско-исполкомовские пайки и ордера на необходимые товары покрывали их нехитрые потребности. Развернувшаяся после смерти Ленина борьба за власть невольно явилась для каждого из них своеобразным трамплином для роста. Столкновение сталинского ядра руководства партии сначала с троцкистами, потом с зиновьевцами, затем с бухаринцами и, конечно, тотальная чистка, вызванная убийством Кирова, материализовались в физической ликвидации очередного слоя руководства. Вакантные места, как правило, отдавались нижестоящим работникам. Всегда поддерживая линию Сталина, Кирпичниковы быстро поднимались по административной и партийной лестницам.
        К концу тридцатых их семья была уже не последней в номенклатурной обойме: Пётр Иванович стал заместителем председателя Ленплана, а Евгения Даниловна - так она стала именоваться по паспорту - возглавляла отдел агитации и пропаганды Ленинградского обкома ВКП(б). За эти годы в их жизни происходили и другие события: оба закончили экономический вуз, а Евгения Даниловна даже стала доцентом в Институте красной профессуры. Они получили большую обкомовскую квартиру на Лесном проспекте, а из Полоцка в Ленинград перебралась многочисленная семья матери, успевшей родить ещё одну дочь - Любу.
        Родственников Петра Ивановича не жаловали. Причина холодности, по-видимому, связывалась с его происхождением: отец Кирпичникова был из мещан и держал до революции придорожный трактир в Семёнове. Пётр Иванович это не афишировал, поскольку стал рабочим с малолетства, а рассказывать о мещанских корнях означало тогда написать на себя донос о неблагонадежности.
        Семья жила в устойчивом достатке, пользуясь номенклатурными благами обкомовского уровня: машиной, дачей и спецпайками. Так они встретили 1937 год - год, когда суровая коса советского правосудия добралась до собственных воспитанников, не участвовавших ни в каких оппозициях. Должность Кирпичниковой почти неминуемо сулила ей роль одного из сотен тысяч поленьев, сгоревших во имя построения коммунизма в жертвенной топке сталинского «паровоза». Однако судьба или Бог, в которого не веровали Кирпичниковы, уберегли их. Евгения Даниловна понесла вторым ребенком и выхаживала трудную беременность дома. Чекисты, сурово чистившие ленинградский партаппарат в 1937-1939 годах, видимо, до такой степени оказались завалены подручным, находившимся на рабочих местах «горючим», что до неё дело не дошло.
        Пётр же Иванович благополучно пережил чистку и террор, а в сороковом был назначен уполномоченным Госплана по Ленинграду и области, отвечавшим за снабжение финской кампании. Обладателя этого поста наделили колоссальными полномочиями - минуя обкомовское начальство, он подчинялся только руководству Совнаркома. Это повышение произошло благодаря исполнительскому трудолюбию Кирпичникова и благоволению к нему непосредственного начальника - Николая Алексеевича Вознесенского, выдвинутого Сталиным председателем Госплана СССР.
        И в «финскую» у Пётра Ивановича была большая вероятность сложить голову. Всю зиму сорокового года в тех краях стояли ужасающие морозы. Отметки на термометрах нередко опускались ниже минус сорока. Стратеги, разрабатывавшие оперативный план покорения Финляндии, рассчитывали закончить войну за десять дней. Они бросили в бой на укрепленную линию Маннергейма сотни тысяч советских солдат, однако неприступность обороны противника стала открытием для советского генералитета - Красную армию надолго остановили в снежных лесах Карельского перешейка. В итоге продолжительность войны превысила расчетный срок больше, чем в десять раз - операция продолжалась 105 дней. Всё это время требовался срочный подвоз тяжёлого вооружения, боеприпасов, тёплого обмундирования и продовольствия, но работу тыла парализовало - вымерзали паровозы, и нечем было доставлять грузы на фронт.
        Естественно, вместе с наркомом обороны, выдающимся полководцем Климом Ворошиловым, считавшим самыми передовыми видами вооружения тачанки и кавалерию, ответственность пришлось разделить и гражданским службам, ведавшим снабжением войск. В этих условиях между наркомом путей сообщения Лазарем Кагановичем и руководителями Совнаркомома - Вячеславом Молотовым и молодым Николаем Вознесенским - развернулась подковёрная борьба с целью спихнуть ответственность за провалы на «противника». Казалось - на кону стояли головы.
        Численное преимущество принесло успех команде Молотова-Вознесенского, и сталинский гнев, помимо Ворошилова, обрушился на Кагановича. Сверхпреданный Вождю, обросший легендами Климент Ефремович ещё требовался Хозяину в качестве «пролетарской вывески», поэтому его голова уцелела на плечах, хотя из наркомов Ворошилова попёрли, лишив и права голоса на Политбюро. Каганович тоже увернулся - ему удалось расплатиться с Кобой по своим счетам жизнью старшего брата.
        Вместе с Михаилом Кагановичем крайними оказались около 130 тысяч ни в чём не повинных бессловесных бойцов Красной армии, сложивших головы при захвате Карельского перешейка.
        А Пётр Иванович Кирпичников, как член команды-победительницы этой подковёрной войны, получил весомое повышение - его назначили зампредом Госплана (ранг наркома) и поручили заниматься сугубо мирными вопросами несводимого баланса экономики СССР. В этой должности он встретил войну, но уже вскоре был утверждён одновременно и заместителем члена ГКО по вооружениям.


* * *
        На утро 8 числа были назначены похороны Володи Шахурина. Ещё накануне Тёмка заволновался, можно ли ему туда идти. Он обратился к матери, но Вера Ивановна переадресовала его к отцу. Дождавшись возвращения Рафаила Павловича с работы и перетерпев, пока отец поужинает, он спросил, тяжело вздохнув:
        - Папа, я слышал - завтра похороны Володи Шахурина. Мне можно туда пойти?
        В ответ генерал-лейтенант Хмельницкий заявил с солдатской прямотой:
        - Е…сь - смеялись, а разъ…ся - плакать. Иди. Только хорошим это не кончится. Вы ещё вспомните Софью Мироновну. Деньги на цветы возьмёшь у матери.
        Тёмка ошарашено переваривал услышанное. Он так и не понял - или отец что-то знал о тайне мальчишек, или просто почувствовал неладное. Однако было не до анализа - предстояло собрать друзей, но сначала требовалось выяснить, когда точно состоятся похороны. Без энтузиазма Артём набрал номер Шахуриных. К аппарату подошла Володина мама.
        - Здравствуйте, это Хмельницкий.
        - Здравствуй.
        - Софья Мироновна, можно нам прийти попрощаться с Володей?
        - На похороны не приглашают. Они состоятся завтра в 11 часов, в крематории.
        - Спасибо, Софья Мироновна. До свидания.
        Закончив разговор, он обзвонил товарищей. На следующее утро одноклассники собрались вместе, и к 11.00 уже стояли у ворот крематория. Подъехал автобус с табличкой «Авиапром». Из него вышли многочисленные родственники погибшего. Увидев ребят с большим букетом белых пионов, Софья Шахурина сдержанно поздоровалась. Все потихоньку двинулись к траурному залу. На кладбище въехала машина с Лубянскими номерами. В ней сидели двое, о чьей профессии гадать не приходилось. Покинув автомобиль, они приступили к оргмероприятиям - занялись фильтрацией публики, безошибочно отсекая зевак.
        Чёрно-красный гроб стоял на постаменте закрытым - восстановить облик покойного, видимо, не представлялось возможным. Церемония прощания была непродолжительной. Когда она закончилась, все потянулись на выход. Парни остановились около Володиной мамы.
        - Софья Мироновна. Примите наши самые глубокие соболезнования, - грустно сказал Артём.
        - Вам должно быть стыдно. Вы тоже виноваты в его смерти!
        - Мы ни в чём не виноваты, но нам очень жаль, что Володя так поступил.
        - Еще посмотрим, кто виноват - дальше разберутся.
        Ребята отошли в сторону, совершенно обескураженные - они считали, что им не в чем винить себя.
        Авиационный нарком на похороны не пришёл. Позже друзья узнали, что Алексей Иванович попрощался с сыном в морге кремлёвской больницы.
        Урну с прахом Володи похоронили на Ново-Девичьем кладбище, невдалеке от могилы жены Сталина - Надежды Сергеевны Аллилуевой.


* * *
        В тот же вечер, в 21.55, Анастас Микоян вошёл в приёмную Вождя. Через пять минут в его кабинете начиналось оперативное совещание ГКО, посвящённое технической подготовке к летней кампании в районе Курска.
        Поскрёбышев пригласил собравшихся занять места. Чиновники заходили к Сталину в соответствии с негласной табели о рангах - по нисходящей - сначала члены ГКО и Политбюро, за ними Жуков с Василевским, потом наркомы, заместители членов ГКО, командующие фронтами, а уж вслед остальные приглашённые. Микоян вошёл третьим и сел за стол рядом с Маленковым. Участники рангом ниже заняли места на стульях, расставленных вдоль стен огромного кабинета.
        Совещание длилось более трёх часов. Хозяин выслушивал доклады, почти не перебивая. По окончании он придирчиво, зная дело, задавал вопросы и, получив ответы, иногда обращался к тому или иному специалисту за комментарием. Потом - коротко резюмировал каждое выступление, очерчивая круг мероприятий, которые считал необходимым осуществить.
        Разговор шёл о Резервном фронте, который формировал Микоян, сделавший основной доклад. К концу совещания Анастас Иванович с удивлением заметил, что пару раз на секунду упускал нить дискуссии - из головы не выходила история с Ваней. Когда Сталин подводил итоги, член ГКО вынул из папки заранее подготовленную записку:


        Дорогой Иосиф,
        заранее прошу извинить, но семейные обстоятельства вынуждают меня обратиться с просьбой о короткой личной встрече.
        Анастас Микоян

        Сложив листок вдвое, он жестом попросил Маленкова передать его Хозяину. Закончив выступление, Сталин прочёл обращение и отложил его в сторону. Участники совещания поднялись с мест и начали покидать кабинет в обратном порядке - последними выходили члены ГКО. Анастас Иванович уже направился к двери, но его догнал негромкий голос Вождя:
        - Товарищ Микоян, задержитесь, пожалуйста.
        Согласие Сталина сразу же принять его наедине показалось Анастасу Ивановичу не худшим предзнаменованием.
        Когда Поскрёбышев закрыл двери опустевшего кабинета, Верховный указал Микояну на стул и - пока тот настраивался на разговор - распотрошил две папиросы «Герцеговина Флор», набив табаком трубку.
        - Ну, чего там у тебя? - не поднимая глаз, спросил Сталин и глубоко затянулся.
        - Иосиф, мой сын Иван совершил серьёзный проступок. Да и сам я допустил непростительную оплошность.
        - А конкретнее?
        - Начну с себя. Ты знаешь, что Степан и Алексей воюют. На побывку они навезли в дом много трофейного оружия. Мои младшие - Ваня и Серёжа - от его вида просто с ума посходили. Короче, я разрешил им взять себе по пистолету. Чекисты учили их стрелять в тире, объясняли правила обращения… Став взрослее, мальчики попросили избавить их от постоянного сопровождения. Я согласовал это с генералом Власиком, и им разрешили носить оружие для самообороны. А делать этого было нельзя… В итоге Ванин друг, сын товарища Шахурина, упросил Ваню дать ему на один день «вальтер» якобы попугать свою «любовь» - дочь посла Уманского. Тот не хотел отпускать её с отцом в Мексику. Иван по дурости дал. А дальше ты, наверное, знаешь. Сын Шахурина и Уманскую застрелил, и с собой покончил… Ваня, конечно, уже не маленький, но я считаю, что вся вина лежит на мне - нельзя разрешать детям иметь оружие.
        - Это всё?
        - Да вроде бы и этого хватает.
        - Что тебе сказать, Анастас, - в растяжку произнёс Сталин. - Дело и впрямь нехорошее.
        В огромном кабинете тучей повисла гнетущая пауза. Сталин снова раскурил потухшую было трубку и посмотрел на Микояна тяжёлым, немигающим взглядом своих жёлтых глаз.
        - В отношении оружия ты поступил даже не халатно. Ты поступил преступно. И в результате - погибли дети. Выводы пока делай сам. А что касается твоего сына… - После небольшой паузы Вождь продолжил: - Пусть компетентная организация определит степень его вины. Нечего нам в это вмешиваться.
        На какое-то время опять воцарилась давящая тишина, прерванная зловеще спокойным голосом Вождя:
        - И тебе я тоже советую поговорить с Вано, чтобы он всемерно помогал следствию. Думаю, мы и твой поступок разберём, когда придёт время… а пока иди и работай. Дел у тебя - невпроворот. По службе к тебе претензий нет. Ты хорошо трудишься. Сейчас главное - Резервный фронт. Не забывай - его обеспечение на тебе.


        Сев в машину, Микоян погрузился в размышления. По большому счёту он и не ждал от Сталина другой реакции - Хозяин не проносил мимо рта промахи приближённых.

«Сегодня в моё досье ляжет страничка с информацией, которая в нужный день, станет хорошим довеском ко всему остальному, что Иосиф наковырял на меня за эти годы. Только вот когда наступит этот "нужный для Него день"»? - грустно подумал Анастас Микоян.


* * *
        Оставшись один, Сталин соединился с Берией, подстерегавшим звонок в своём кремлёвском кабинете. Лаврентий Павлович прекрасно понимал причину, по которой Микоян выклянчал у Хозяина аудиенцию, и с нетерпением ожидал реакции последнего на челобитную хитрого армянина.
        - Что у тебя есть по делу убийства Уманской? - спросил Верховный.
        - Иосиф, НКГБ подготовило план следственных мероприятий. Я его просмотрел и считаю дельным. План уже находится среди материалов, которые завтра лягут к тебе на стол, но если хочешь, могу доставить его немедленно.
        - Пожара нет. Передашь с другими бумагами. Пока я не посмотрю, вы ничего не предпринимайте, но информацию собирайте.
        Закончив разговор, Сталин вызвал Поскрёбышева и распорядился проследить, как Меркулов станет вести следствие:
        - Мы порекомендовали опираться на УПК. Если со стороны НКГБ будут нарушения, немедленно доложи. У тебя хватит возможностей получать полноценную и объективную информацию с площади Дзержинского по своим каналам? - заканчивая инструктаж, спросил Сталин.
        - Непременно, Иосиф Виссарионыч. Всегда хватало, а чего ж теперь не должно хватить?!
        - Хорошо. Готовь выезд на Ближнюю.

8

        Измотанный и опустошённый тремя почти бессонными ночами Кирпичников ехал на дачу в Барвиху. Напряжение держало его в течение всего совещания в ГКО - ведь обстановку, связанную с выпуском артиллерийского, миномётного и стрелкового оружия для летней кампании, докладывали курируемые Кирпичниковым оборонные наркомы Устинов и Горемыкин. Ряд точных и конкретных вопросов, заданных Хозяином, дали понять, как хорошо Сталин знал ситуацию и какое огромное значение придавал бесперебойному, постоянно наращиваемому выпуску вооружений, включая и освоение новейших систем. Несколько раз он обращался за комментариями к Берии и к Кирпичникову. Семь потов сошло с Петра Ивановича, пока ему не стало ясно, что в целом Вождь удовлетворён.

«Конечно, устал чертовски, - подумал замчлена ГКО. - Но разве можно сравнить сегодняшнюю ситуацию с той, что была в начале войны?… Сейчас вся промышленность работает на полных оборотах. Производственные мощности уже значительно превосходят предвоенные. А сколько новых видов оружия освоено. Полным ходом идут поставки по
«ленд-лизу», что тоже серьёзно помогает затыкать дыры. Естественно, спрос со стороны Лаврентия Павловича по-прежнему колоссален - он своими заданиями не дает расслабиться ни на минуту. И сам труд всё также занимает до 18 часов в сутки. Но характер работы по сравнению с первыми месяцами войны очень сильно изменился. Сегодня на мне уже в основном лишь контроль оборонных наркоматов. То ли дело в
41-м»…
        И Кирпичников окунулся воспоминаниями в чудовищные по напряжению месяцы после начала войны.


* * *
        Тогда, после шока первых дней безостановочного отступления, Сталин замкнул на себе руководство фронтом, с непривычки безуспешно пытаясь скоординировать действия вооружённых сил. Но он же неусыпно руководил и Государственным Комитетом Обороны. В ГКО Вождь поручил Берии, Микояну, Вознесенскому и Кагановичу осуществить эвакуацию всех жизненно важных производств в отдалённые районы страны с последующим разворачиванием и наращиванием их в местах эвакуации. Не хватало оружия и боеприпасов. Людьми, которым предстояло с этим оружием встать на пути немецких армий, Сталин располагал в достатке.
        В этой четвёрке Микоян и Вознесенский определяли список заводов, подпадавших под эвакуацию, подбирали точки их дислокации на новых местах и рассчитывали потребное количество технических средств и рабочей силы; Каганович отвечал за бесперебойное обеспечение потребностей страны в транспорте, а Берия руководил строительством. Этим Сталин отдавал должное Лаврентию Павловичу как, наверное, единственному тогда человеку, способному достичь цели, не считаясь ни с какими затратами и, в первую очередь, с человеческими жизнями. К тому же Берия был полновластным хозяином ГУЛАГа и всей его колоссальной индустрии, а для строительства оборонки на Востоке как раз и требовались миллионы рук заключённых.
        Эвакуировались многие тысячи предприятий, и не только выпускавшие броню, сталь, чугун, порох, горючее и прочие составляющие вооружений, - огромное количество мирной продукции было не менее необходимо фронту. Практически за Волгой предстояло вновь построить всю промышленность страны, до начала войны располагавшуюся в западных районах России и на Украине.
        Получив от Хозяина столь высокие полномочия, оберчекист начал с создания работоспособного, облечённого огромной властью аппарата. Не желая оголять производственное руководство ГУЛАГа, он - с согласия Сталина и Совнаркома - забрал у Вознесенского трёх заместителей председателя Госплана: Николая Борисова, Петра Кирпичникова и Василия Кузнецова, сделав их своими замами по вопросам вооружений, и поручив курировать и контролировать по линии ГКО разные оборонные отрасли. Впрочем, от должностей зампредов Госплана, от кабинетов со своими подчинёнными в Доме Совета народных комиссаров в Охотном ряду, от кремлёвских зарплат, продуктовых пайков и привилегий их никто не «освобождал».
        Кирпичников стал отвечать за производство всех видов стрелкового оружия и артиллерии. В его руках сосредоточилась огромная власть контролёра, превышавшая порой власть курируемых им наркомов. Новая работа начала быстро оказывать влияние на характер Петра Ивановича. Нельзя сказать, что от природы он был внешне мягок. Этому мешали, хотя и очень красивый, но начальственный голос и обычно немного хмурое выражение лица. Да и время было не для сентиментальных людей. Однако внутренняя доброта и внешне скрытая мягкость всегда до тех пор угадывались в нём проницательными людьми.
        После того как на сорокалетние плечи Петра Ивановича легла немереная ответственность, вкупе с немереными же полномочиями и властью, он на глазах становился в высшей степени жёстким и требовательным руководителем, не спускавшим любому прямому или косвенному подчинённому никакой небрежности и, тем паче, - ошибок. А как надо работать, он показывал собственным примером.
        Любое руководство, под чьим началом трудился Пётр Иванович, быстро его замечало и продвигало. Этому способствовал характер Кирпичникова - он был настоящим трудоголиком, готовым отдавать порученному делу все силы. Но ещё он принадлежал к породе людей, раз и навсегда признавших существующий порядок, а признав его, не рассуждал, хороший тот или нет - просто жил в его рамках, порой не считаясь с юношескими идеалами.
        Если и появлялись у Петра Ивановича сомнения в правильности действий руководства, он выжигал их в себе калёным железом, и жизнь постоянно подтверждала его правоту - он неуклонно продвигался вверх по служебной лестнице. Боготворя порядок, он просто не мог не быть беззаветно преданным порученному делу, тем более во время войны, когда, забыв об отдыхе и житейских радостях, оставляя на сон четыре-шесть часов в сутки, отдавал всего себя работе. Поэтому и требовать с других не стеснялся.
        А то, что за труды праведные ему отмерили с барского стола кабинеты в Кремле, на Лубянке и в Госплане: самолёт и два служебных автомобиля; кремлёвские и чекистские спецпайки, - воспринималось Петром Ивановичем как само собой разумеющееся. Таков ведь был «порядок». Не им установленный, но его устраивавший. Всю чудовищность этого порядка Кирпичников мог бы оценить, когда бы сам попал под размол. Но высшая сила его до тех пор уберегала.


* * *
        За воспоминаниями заместитель члена ГКО не заметил, как подъехал к даче. Отпустив водителя, он быстрыми шагами направился к стоявшему в глубине дому. Несмотря на поздний час там горели окна - главу дома ждали. Вскоре он уже сидел за столом и накладывал на тарелку закуску. Сестра жены, Зелда, стояла в проёме двери из столовой в кухню в ожидании, когда Пётр Иванович попросит супа. Евгения Даниловна заняла место напротив мужа, придвинув к себе стакан чая. Нарушая привычный ритуал, она вдруг сказала сестре:
        - Остальное я подам сама. Иди спать. Уберёшь всё завтра.
        - …Ну что у вас произошло? Почему Зелду спать отправила? - угрюмо спросил Кирпичников, когда супруги остались вдвоём.
        - Петя, что произошло - не знаю. Но после самоубийства Шахурина на Феликсе лица нет. И сдаётся, что дело не только в его переживаниях по поводу гибели ребят. Что-то ещё одноклассников связывало. Я с Фелинькой пыталась поговорить. Старалась - помягче. Убеждала: если случилось что, нельзя этого скрывать - кроме нас кто станет помогать? Пустое… молчит.
        - А что может быть хуже - двоих детей похоронили?
        - Конечно, но сердце меня не обманывает. Господи, ну как же узнать-то?
        - Он что, и сейчас такой?
        - Да такой же… серьёзный и отрешённый.
        - А тебе самой-то, что в голову приходит?
        - Да в том и дело, что ничего. А сердце болит.
        - Загадала ты загадку. Чутьё-то у тебя собачье… Хорошо, попробую завтра с ним поговорить.
        - Ты только по-доброму, Петенька.
        - А с чего я должен - не по-доброму?
        - Нет, я не так выразилась. Просто ты таким грозным генералом стал, и тон у тебя в последнее время слишком жёсткий.
        - Хорошо. Я учту.
        Но разговор по душам не сложился, и виной тому не отец - все попытки разговорить Феликса наталкивались на односложные ответы, из которых выходило, что ничего другого, кроме смерти одноклассников, на парня не давило.


* * *
        В НКГБ главным специалистом по политическим делам, отнесённым сталинскими законами к самым опасным уголовным преступлениям, был начальник следственной части по особо важным делам Влодзимирский. Когда выяснилось, что в деятельности погибшего Шахурина есть политический подтекст, решение бросить Льва Емельяновича на
«передовую» обрело логическую завершённость. Получив задание, комиссар госбезопасности сначала не оценил всех подводных камней и начал с привычного плана мероприятий, естественно, начинавшегося с ареста и изоляции друг от друга подозреваемых, сразу же названных «обвиняемыми». Ознакомив с планом руководителя, Влодзимирский не сомневался, что команда арестовать школьников последует незамедлительно, а в ответ пришло непонятное и беспрецедентное указание товарища Сталина - обстоятельно всё выяснить, действуя строго в рамках УПК. Опытный чекист без радости понял, что попал в эпицентр сложной интриги.
        Если учесть, что Влодзимирский успел в последние годы - за ненадобностью - основательно подзабыть этот самый УПК, то понятно, с каким настроением генерал приступил к порученному делу. Для начала он потратил несколько минут на поиск пресловутого Кодекса в своём кабинете и, не найдя, заставил секретаря добыть книгу в хозуправлении. Из УПК следовало, что предъявлять тем, кого он с лёгкостью назвал обвиняемыми, в сущности, пока было нечего - изъятых материалов явно не хватало. Оставалось уповать на царицу доказательств - признание подследственных. Но кто же сознается в антисоветских намерениях, если не бить, а кормить и давать спать по ночам?
        Хочешь не хочешь, а начследу пришлось думать, анализировать и считать - то есть заниматься тем, от чего он почти отвык, опять же за ненадобностью. Устоявшаяся практика предназначала эту работу арестованным - после нескольких хороших зуботычин их фантазия активизировалась, и они придумывали собственные преступления, которые оставалось лишь зафиксировать на бумаге и передать в ОСО - Особое Совещание - широко внедрённый внесудебный орган, заменявший громоздкий и неповоротливый суд с адвокатами, свидетелями, апелляциями, кассациями и прочими рудиментами. В ОСО было много проще и экономней - оно состояло всего из трёх функционеров: чекиста, партработника и прокурора, которым и доверяли право решать судьбу того или иного «врага народа», вплоть до расстрела.
        Необходимость исключить обвинение Вано в халатности при передаче оружия третьему лицу - по бытовой статье сын члена Политбюро был неподсуден - сильно мешала начследу. Лишившись столь мощного аргумента, в любом другом деле автоматически приобретавшего статус решающего, Влодзимирский не получил никакой компенсации. Не считать же таковой возможность использовать оплошность Вани впоследствии, когда
«наверху» посчитают, что пришло время заваливать самого Микояна.
        Правда, начслед попробовал сопротивляться и на следующий день ещё раз обратился к Меркулову с челобитной по поводу «вальтера». Он утверждал, что можно трактовать его передачу Шахурину как реальный акт вооружения тайной организации. Услышав оригинальную версию, нарком задумался и, видимо, проникся идеей. По крайней мере глаза у него на миг заискрились. Но, подумав, он с сожалением отверг предложение - совсем не стыковалось, что, например, сегодня Ваня вооружил организацию с целью свержения советской власти, а назавтра пистолет использовали для бытового преступления, приведшего к обезглавливанию организации.
        Однако Влодзимирский был совсем неглупым человеком. Когда жизнь заставила, его мозги послушно зашевелились. В добытых бумагах имелись протоколы «тайной организации» и пикантный дневник её погибшего руководителя. И если дневник играл для следствия больше информативную роль, то протоколы оказались реальным фактическим материалом - ниточкой, потянув за которую можно попробовать размотать клубок хорошо законспирированной в недрах 175-й школы антигосударственной группировки.
        Для того чтобы эта группировка материализовалась, Влодзимирскому, Сазыкину и Румянцеву предстояло сделать большую и сложную работу. По восходящей степени значимости полученных результатов она заключалась в следующем.
        Требовалось найти свидетелей и получить от них показания, со ссылками на конкретные факты, из коих бы следовало, что члены «тайной организации» - как минимум, антисоветски настроены, а как максимум - что-то замышляли против родной власти. Учитывая широкий круг информаторов, существовавший в среде, окружавшей
«Четвёртую Империю», эта задача казалась вполне осуществимой.
        Также предстояло добиться, чтобы сами участники сознались в антисоветских мыслях, которые могли выражаться и в преклонении перед фашистской атрибутикой; и в желании иметь собственную организацию, отдельную от советской власти; и в намерении со временем проникнуть в руководящие органы страны, чтобы изменить существующий строй. Хотя изобличающие школьников протоколы не подписали оставшиеся в живых, Влодзимирский надеялся, что Шахурин всё-таки согласовал их с «подчинёнными» и не довёл дело до конца лишь по техническим причинам. В этом случае семь детей не смогли бы одинаково соврать, и на очных ставках следствие без труда получило бы нужные признания.
        А главная удача выпадала на долю чекистов, выясни они, что действия школьников направлял или знал о них кто-то из взрослых. Тогда бы задание товарища Сталина, в основном по этой причине потребовавшего провести тщательное расследование, было бы выполнено с блеском.
        Очень важным представлялось понять, почему Вождь поставил перед НКГБ столь жёсткие рамки - это делалось явно неспроста. Узнав причину, Влодзимирский надеялся, маневрируя, попытаться изменить мнение Хозяина и добиться стандартных условий, при которых дело победно завершится после первых же щелчков по лбам маменькиных сыночков.


        Следствие между тем продолжалось. Его никто не останавливал. Не получив сверху специального указания-разрешения на допросы и аресты обвиняемых, а также на допросы свидетелей из числа неприкасаемых, комиссар госбезопасности вынужденно действовал в тесных для него рамках тихого сбора предварительной информации и допросов свидетелей из простых: охраны, учителей, хозобслуги и прочих, естественно, с обязательствами о неразглашении.
        К нему также поступала информация от служб, занимавшихся прослушиванием бесед в окружении обвиняемых. К сожалению, содержание разговора друзей в Нескучном саду оставалось пока неизвестным, но мало-помалу общая картина событий переставала быть тайной. Без радости начслед понял, что на имеющемся материале громкое дело, на которое он так надеялся, заполучив в свои руки папку с документами «Четвёртой Империи», с наскока не получится.
        Такое положение расстроило, поскольку в сознании чекиста 58-я статья УК РСФСР уже давно плакала по «императорам». Вместо этого, вплоть до высочайшего указания, Влодзимирский непривычно осторожно собирал по крупицам материал и укладывал полученные факты не в причудливый, однозначно обвинительный узор собственного изготовления, а в более или менее реальную картину происшедших событий.
        Такая рутина мучила начследа.
        Прошла неделя.
        Проанализировали результаты разговора с Софьей Шахуриной. Они ничего не дали. Подробные показания сняли с водителей всех родителей и с сотрудников НКГБ, охранявших Микоянов и дома на улицах Грановского и Серафимовича. Ещё, конечно, чекисты проверили связи супругов Шахуриных: семьи его братьев и семьи многочисленных родственников Софьи Мироновны. Но ничего нового о неуравновешенном
«рейхсфюрере» или его связях, «порочивших рейх», выяснить не удавалось.
        Прошла ещё неделя.
        Допросили директора, завуча, старшую пионервожатую, секретаря комсомольской организации, классную руководительницу и учителей-предметников 175-й школы, обучавших учеников шестого, седьмого и восьмого классов. Одновременно следователи пролистали сотни доносов, касавшихся личной жизни мальчишек и их семей. Они узнали и приобщили к «делу» много подробностей о своих подопечных, которые люди обычно скрывают тщательней, чем участие в детской игре. Однако тайная организация чудесным образом просочилась сквозь сита взоров соглядатаев, не оставив следов и обнажив крайне низкий уровень работы сексотов и оперативников.
        Прошло еще десять дней.
        Очередные бесполезные для следствия показания сняли с дворников, участковых и кремлёвских врачей.
        По прошествии месяца на Лубянке заканчивали обработку материалов допросов и оперативной информации на всех имевших прямое или косвенное отношение к мальчишкам. Особая следственная бригада, образованная секретным распоряжением Меркулова, работала без сна и отдыха - три генерал-лейтенанта НКГБ в поте лица боролись и пока не могли победить восьмерых школьников, не предполагавших, что против них давно идёт скрытая война. Уголовное дело пухло от наплыва протоколов и аналитических записок, а реальных, обвинительных материалов не прибавлялось. Сходилось, что организация представляла собой детскую игру - все школьники, с известными поправками на происхождение, были обычными пионерами, а некоторые даже прилежными учениками, правда, немного хулиганистыми и задиристыми, но никем не замеченными в антисоветских настроениях или, более того, действиях.
        Значительно конкретнее оказались выводы о мотивах убийства, но не возникало сомнений, что его причиной стали влюблённость и честолюбие Володи. Прямой связи с
«Четвёртой Империей» не прослеживалось. Лишь последний шахуринский протокол поворачивал игру в другое русло. В его лексиконе появились фашистские термины. Что за этим могло последовать, осталось неизвестным, поскольку «рейхсфюрер» очень некстати застрелился. Оставался вопрос, почему у Шахурина созрело желание так назвать свою организацию не с самого начала, а только спустя полгода - не появился ли в его окружении кто-то из старших с вражескими настроениями, не послужила ли для него толчком какая-либо неизвестная органам встреча, какой-либо не раскрытый пока советчик?
        Поступившая косвенная информации не смогла дать ориентир ни на одного из взрослых. Только арест детей и их прямые допросы с очными ставками давали надежду изменить общую картину в пользу версии о наличии целенаправленной, действовавшей и руководимой взрослыми антисоветской организации.


* * *

15 июля на стол Меркулова легло пятитомное, к тому моменту, «Уголовное дело №
17371/43-ОВ». К нему прилагалась записка Влодзимирского, где говорилось, что следственной бригаде не удалось установить причастность живых членов организации или иных лиц к убийству Уманской и Шахурина, как и не удалось получить прямых или косвенных свидетельств, что антисоветская организация «Четвёртая Империя» осуществляла какую-либо конкретную политическую деятельность. Кроме того, следствие не получило подтверждений, что к антисоветской организации имел отношение кто-то из взрослых. Окончательный вывод Влодзимирского был однозначно неутешительным: «Дальнейшие мероприятия в отношении антисоветской организации
«Четвёртая Империя» без привлечения к следственным действиям обвиняемых и членов их семей, а также без обысков на площадях, занимаемых обвиняемыми, представляются неперспективными». В конце докладной начслед божился, что готов выполнить любое задание партии, если высшее руководство развяжет ему руки.


        Меркулов прочитал записку и почти час изучал документы. Естественно, после открытия уголовного дела он исправно получал устную информацию о ходе следствия, и его уже известили, что ничего существенного нарыть не удалось, но такого однозначного вывода опытного чекиста, из которого следовало, что ответственность за дальнейшие события ложилась на его литераторские плечи, нарком не ожидал. Имевшееся в распоряжении НКГБ не давало возможности идти наверх с каким-то конкретным предложением.
        Всеволод Николаевич напряжённо размышлял:

«Товарищ Сталин ничего не забывает. При этом, почти за месяц Он ни меня, ни Лаврентия Палыча ни разу не побеспокоил по вопросу следствия… Это должно означать, что товарищ Сталин хочет сначала получить объективную картину происшедших событий, а уж потом, увидев реальную роль тех или иных высоких родителей в этой истории, принять решение, как довести её до ума… С одной стороны, не так уж и плохо, что дело пустое - вскройся заговор, ещё неизвестно, как Иосиф Виссарионович среагировал бы на то, что органам он стал известен лишь случайно, благодаря неуравновешенному характеру Владимира Шахурина… С другой стороны, есть безусловные факты, вокруг которых можно столько накрутить, что хватит на громкий процесс. Надо только, чтобы Хозяин захотел этого и дал указание вместо «терапии» провести стандартное "хирургическое вмешательство" - заговорят сразу все и вспомнят, чего и не было».
        Меркулов встал и зашагал по кабинету. Пора было принимать решение:

«Конечно, надо идти к Лаврентию. Он уже несколько раз интересовался ходом следствия. Но ведь не нажимал. Ждал, что получим на предварительной стадии и как на это отреагирует товарищ Сталин… Иосиф Виссарионович, естественно, тоже знает, чем мы располагаем. Но ведь было событие… и последовало указание проверить всё тихо. Мы его выполнили, а вот какое продолжение выбрать - дело не наше. Наше дело - всю работу показать и ждать, что наверху решат. Поскольку Хозяин дал добро информировать о деле Лаврентия Палыча, надо попробовать сделать так, чтобы тот Ему обо всём и доложил», - похвалил себя за находчивость драматург с погонами генерал-полковника.
        Приняв непростое решение, Меркулов написал короткую сопроводительную записку.


        Лаврентий Павлович!
        Согласно указанию товарища Сталина, направляю Вам на ознакомление материалы уголовного дела, возбуждённого по факту убийства П. Уманской, с комментарием тов. Влодзимирского.
        Считаю возможным запросить товарища Сталина о необходимости продолжать следственные действия с привлечением к ним обвиняемых и членов их семей.
        Руководство НКГБ и следственная группа готовы выполнить любое указание Высшего руководства страны о дальнейших действиях в отношении «Уголовного дела №
17371/43-ОВ от 03.06.1943».
        Нарком госбезопасности В. Меркулов 15.07.1943

        Закончив, Всеволод Николаевич вызвал секретаря и распорядился отправить материалы Берии. Снова всесторонне обдумав ситуацию, народный комиссар решил, что его личная судьба в связи с этой пикантной историей не должна подвергнуться дополнительным испытаниям.


* * *
        Но этим же делом в то же самое время продолжала заниматься и прокуратура. Важняк Шейнин честно отрабатывал хлеб - он долго беседовал с матерью Володи Шахурина и познакомил её с содержанием копий дневников и письменных документов тайной организации.
        Софью Мироновну совершенно не устроила руководящая роль сына в классе. Не помогали переубедить и железные аргументы, написанные его рукой и подтверждавшие это. Ослепление матери можно понять - семье хватало кривотолков о роли Володи в гибели Нины Уманской. Подняв бучу, она уже не могла сделать сыну хуже, а вот попытаться перенести часть ответственности за недостойные игры с пятнадцатилетнего
«рейхсфюрера» на его друзей ей казалось вполне по силам. Мать считала, что допросы остальных участников смогут выявить ключевую роль кого-нибудь из друзей Володи. Лев Шейнин не возражал против такой постановки вопроса.
        В рамках расследования он вызвал к себе одного за другим всех мальчишек и даже кое-кого из одноклассников заговорщиков. Им разрешили приходить вместе с родителями. На протоколах, которые велись по ходу бесед, следователь зачеркивал типографскую надпись «Допрос» и от руки писал - «Опрос свидетеля». Отношение Льва Шейнина к ребятам складывалось лояльное. Кончилось тем, что он написал заключение, где охарактеризовал действия школьников «игрой» и высказал мнение, что уголовное дело против них заводить нецелесообразно. Узнав об этом, ребята заметно успокоились и начали потихоньку забывать волнения, охватившие их сразу же после трагедии.


* * *
        Такое положение дел никак не устроило Софью Шахурину. Поняв, что от прокуратуры ей не добиться не только обелить сына, но даже констатации факта, что ответственность за происшедшее вместе с Володей делит кто-то третий, она написала заявление на Высочайшее имя с просьбой разобраться во всём более объективно и наказать виновных. Похоже, Шахурину не смутило ничего - ни авторство документов, ни
«должность» сына в организации, ни его конкретные поступки. Получив письменный вопль Софьи Мироновны, Иосиф Виссарионович изучил его и положил на время в стол.


* * *

«Обвиняемые», как их уже априори именовал Влодзимирский, не подозревали, что оставались считанные дни или часы до момента, когда Сталин примет окончательное решение об их судьбе и судьбе их родителей. И тогда всех их или спихнут кованым чекистским сапогом в выгребную яму жестокого следствия, или пока помилуют, после чего в их биографиях происшедшие события останутся до поры до времени только бельмом в личных делах, строго напоминая и им, и надсматривающим, что всё-таки спотыка-а-ались они на пути строительства светлого будущего.

9

        К моменту появления Лёни Реденса на свет его семья находилась на недосягаемой высоте даже для тысяч семей высшей советской знати - он родился родственником Сталина. Мама Лёни, Анна Сергеевна, старая большевичка и активистка, доводилась старшей сестрой Надежде Сергеевне Аллилуевой, второй и любимой жене боготворимого всеми Вождя. Лёнин отец, польский революционер Станислав Францевич Реденс, с первого дня советской власти стал видным чекистом, личным секретарем Феликса Дзержинского. Казалось, Реденсам-Аллилуевым предназначена благополучная и спокойная жизнь, но причудливая История имела на этот счёт собственное мнение, предопределившее другую судьбу их семьи. Оказавшись в 20-х годах среди высших исполнителей сталинской воли в органах, Станислав Реденс был приговорён, со временем, напороться на его «заточку». Этому способствовали и ускорили развязку ещё два обстоятельства.
        Во-первых, Реденс доводился Вождю, хотя и сводным, но родственником, а родственников Иосиф Виссарионович недолюбливал, особенно после самоубийства его жены Надежды в 32-м. Трудно найти ветвь родных и близких расстроенного вдовца, не пострадавшую после этого несчастья от привязанности горца.
        Во-вторых, Станислав Францевич по стечению обстоятельств превратился в личного врага Берии, на долгий срок избранного Вождём своим карающим мечом. С Лаврентием свояк Вождя рассорился в конце двадцатых, когда его послали руководить НКВД Грузии, где будущий оберчекист мечтал бесконтрольно, но только не для Сталина, хозяйничать.
        Станислав Реденс, поднявшийся до ключевого поста начальника НКВД по Москве и области, пал в 38-м, вскоре после того, как Берия подпёр Ежова на посту главы НКВД. Сначала, по хорошо отработанной технологии, Реденса перебросили на новую работу - наркомом НКВД Казахстана, откуда чуть позже вызвали по делам в Москву, где у него уже не осталось открытых союзников в органах. В Москве Станислава Францевича арестовали и после энергичного следствия приговорили к смерти.
        Так десятилетний Лёня лишился отца, но не «входа» в дом Вождя. Ведь и после ареста Реденса за семьёй Анны Сергеевны, во многом благодаря стараниям её родителей, тестя и тёщи Сталина, Сергея Яковлевича и Ольги Евгеньевны Аллилуевых, оставили спецпаёк, кремлёвскую поликлинику и квартиру в «Техкорпусе» Зубалово-1. Сталин согласился на это сквозь зубы, поскольку старшая сестра его покойной жены досаждала. Обладавшая непреклонной волей, Анна Сергеевна была в состоянии сказать Иосифу в лицо многое из того нелестного, что о нём думала. И говорила. До тех пор пока свояк как-то раз не прогнал её с глаз долой, запретив Поскрёбышеву пускать родственницу на свой порог.
        В пятикомнатной квартире Аллилуевых две комнаты, считавшиеся принадлежавшими
«врагу народа» Реденсу, опечатали, а потом и вовсе заселили соседями - семьёй переброшенной с периферии на должность замнаркома здравоохранения Ковригиной.
        Встречи с Вождём были в Лёнькиной жизни нечастыми. Это происходило, пока они жили в Зубалово, но во время таких встреч Сталин иногда обращал на него внимание - иной раз доверял набить свою знаменитую трубку. Не так много Лёня общался и с чуть старше его двоюродной сестрой Светланой Сталиной. Но его очень занимала кипучая жизнь кузена - лётчика Василия Иосифовича, довольно долго позволявшего парню находиться возле себя.
        Война застала многочисленное семейство Аллилуевых в Сочи. К началу учебного года Светлана уехала в Москву вместе с женой старшего сына Вождя от первого брака Якова Джугашвили, Юлией, и их дочкой Галей. Никто ещё не знал, что Юлия Исааковна направилась в Москву себе на беду.


* * *
        С первых дней нападения на СССР Яков ушёл сражаться на фронт и вскоре попал в плен. По закону того времени, продиктованному Хозяином ещё в первые часы войны, сдача в плен независимо от обстоятельств считалась тягчайшим преступлением. Так Яков стал изменником Родины, которого, в случае возвращения домой, ожидало суровое наказание. А Юлию Джугашвили, сноху Вождя, никогда с ним не встречавшуюся, объявили «врагом народа» как члена семьи изменника Родины (ЧСИРа). Молодую женщину арестовали и на долгий срок сослали «за Можай». Внучку Сталина Гулю (Галину), по малолетству, в ссылку не отправили. Приставив няню-чекистку, Евдокию Ивановну, её определили жить к юной тётке - Светлане Сталиной. Квартиру четы Джугашвили в знаменитом доме на улице Грановского очистили от имущества и вскоре заселили… семьёй наркома авиационной промышленности Алексея Ивановича Шахурина.
        Остальные члены семьи Аллилуевых добрались через Грузию до Куйбышева, где уже жили в эвакуации родственники советского руководства. Позже Светлана и Василий Сталины тоже перебрались туда.
        После победы под Москвой обстановка стала менее нервозной. Лёня дружил с братьями Микоянами, хорошо знакомыми по Зубалово. Жизнь у них бурлила. Рядом с домом многообещающий лётчик Василий Иосифович устроил штаб какой-то военно-воздушной инспекции. Чем занималась эта инспекция, ребята не знали, но в её помещение толпами наведывались генералы всех родов войск. Военачальники, оказавшиеся поблизости сына Вождя, стремились сразу же засвидетельствовать своё почтение. Капитан уехал в Москву легализовать инспекторскую контору. Поездка оказалась успешной - вскоре он вернулся майором.
        Прибыл на побывку Степан Микоян, ровесник Василия Сталина. Незадолго до этого он едва избежал гибели. В одном из боёв самолёт Степана загорелся - его по ошибке подбил свой же лётчик. К счастью, Микоян сумел посадить боевую машину на колхозное поле с нашей стороны фронта, где местные жители вытащили его из дымящейся кабины. В Куйбышеве Степан потихоньку приходил в себя после госпиталя. Вид у него был неважный - на лице и руках остались следы сильных ожогов. Майор Сталин покровительственно поучал «горе-лётчика» более низкого звания, что к боевым вылетам надо относиться профессиональней и не попадать под прицел своих коллег. Сына Вождя не сильно смущало, что сам он пороха ещё не нюхал, а интеллигентный Степан, ценитель балета, оставался выше споров с грубоватым и безапелляционным Василием, привыкшим наставлять других по праву неприкасаемого. Да и спорить было опасно. Известно, что Василий Иосифович не брезговал сказать гадость или субъективно преподнести информацию о ком-нибудь в присутствии отца. Реакция Сталина на такие демарши, как правило, не сулила ничего хорошего объектам дружеской критики
молодого лётчика.


* * *
        Мальчишки играли в войну. Раненым считался Серёжа Хрущёв, после перелома ноги ходивший в гипсе. Долгое время их внимание занимало строительство колоссального подземного убежища для генштаба и руководителей государства, куда отрядили на работу многие тысячи заключённых. Поскольку стройку засекретили и обнесли многорядной колючей проволокой, детям было невдомёк, что рабочие остаются в неволе и по ночам.
        Технарь Ваня Микоян сумел вскрыть куском проволоки древний «ролс-ройс» дедушки Ленина, поставленный на прикол в дальнем углу правительственного гаража. В нём ребята устроили штаб-квартиру и склад, хотя и негодного к употреблению, но настоящего оружия. Особую гордость вызывал пулемёт, который мальчишки ухитрились снять с упавшего невдалеке немецкого бомбардировщика. Друзья подолгу купались на специально отведённом для начальства волжском пляже. По случаю, катались со Степаном Микояном на его мотоцикле - ленд-лизовском «харлее». Лёня и Серго запоем читали по вечерам и делились прочитанным с друзьями. Любимыми героями Реденса стали Остап Бендер и Швейк - он охотно цитировал их в разговорах. Оставаясь по мировосприятию ещё детьми, мальчишки внешне очень многое копировали у взрослых. Реденс рос язвой и насмешником, что-то заимствуя от кузена Василия, что-то перенимая от Остапа и Гашека. Война почти не оставляла на нём своих суровых метин.
        В конце 1942 года Реденсы вернулись в Москву. Энергичная Анна Сергеевна бросилась заседать в каких-то «комитетах защиты», как активная участница общества старых большевиков, а Лёню определили в седьмой класс 175-й школы. Там он снова встретился с братьями Микоянами, но появились и новые друзья. Особенно близко Лёня сошёлся с Володей Шахуриным.
        Вскоре среди одноклассников сформировалась спаянная компания, где тон задавал Шах. В обществе детей избранных Шахурин стал больше ориентироваться на избранных из избранных - Микоянов и Реденса. Именно их признание он считал наиболее важным, сделав Лёню поверенным в своих делах. Весной товарищи всё чаще оставались наедине и подолгу беседовали, прогуливаясь по Москве. Мечты Шаха о достижении власти очень мало трогали Лёню - он не понимал, почему Володя так переживает пассивность членов организации и отчего его так волнуют успехи ребят в грядущей взрослой жизни. Для Реденса эти разговоры казались пустыми, поскольку конечный результат не просматривался, но он не вступал в полемику с мечтателем и не прерывал его грёз. Более активно Лёня реагировал на любовные переживания товарища, видя, как Шах мучался неразделённой страстью к Уманской. Потом, когда девушка ответила на его влюблённость, Володю обуздали другие чувства - он посвятил её в свои планы и хотел, чтобы Нина стала его беспрекословной спутницей на пути к славе. Неизбежный отъезд посла с семьёй выводил Шаха из равновесия - он чувствовал бессилие
от невозможности управлять поступками Уманской, не принимая во внимание, что далёкое путешествие предрешено высоким назначением. Реденс, напротив, хорошо это осознавал и, как мог, остужал друга. Проявляя солидарность, он собрался поговорить на безнадёжную тему с самой Ниной, но та опередила его порыв, оповестив Володю об окончательной дате отлёта в Мексику, назначенной послу на десятое июня.
        С этого момента лидер «тайной организации» потерял контроль над собой. Несколько раз он обещал Лёне убить Уманскую. В душе Реденс недоверчиво ухмылялся, но внешне этого не показывал. Он жалел Шаха и далее на секунду не мог себе представить, до какой степени реальны угрозы, вызванные idea fix - не расставаться с Ниной никогда. Лёнька понимал, что с другом творится нечто необычное, но его знаний и опыта не хватало, чтобы определить, к какой трагической развязке необратимо двигался Володя.
        Смерть одноклассников потрясла Реденса. Он постоянно задавался вопросом, как повернулись бы события, расскажи он взрослым о переживаниях товарища. В мыслях он даже перестал рассматривать такую ситуацию предательством, теперь уже возможным лишь в прошлом. Осознавая упущенный шанс остановить убийство, Лёня корил себя, не в силах с кем-нибудь поделиться. Такой груз давил, но шло время, и переживания мало-помалу уступали место беспечности пятнадцатилетнего возраста. Этому сильно поспобствовал Василий Сталин, снова обративший внимание на кузена.


* * *
        Когда летом 1942 года широкие массы родных и близких руководителей советского государства вернулись из эвакуации, с ними возвратилась и семья Вождя. Штаб инспекции ВВС как-то сам собой прекратил активную деятельность, и Василия Иосифовича назначили на 32-й авиаполк. Возглавив часть, участвовавшую в боях, майор отбыл на фронт. Отдадим должное - несмотря на самодурный характер, Василий Сталин был прекрасным лётчиком. И окажись он обычным смертным, его жизнь, наверное, сложилась бы совсем по-иному, но Василий родился сыном великого человека, а после гибели матери воспитывался охранниками отца, и это окончательно сломало его судьбу. После исчезновения в немецком плену старшего сына Сталина, вышестоящие начальники Василия категорически запретили ему пересекать линию фронта, фактически отлучив от участия в боевых вылетах. Вынужденное безделье комполка скрашивал бесконечными загулами, тем более что в собутыльниках и боевых подругах у него недостатка не ощущалось. Вскоре всё «на фронте» ему обрыдло, и майор передислоцировался в расположение зубаловской госдачи.
        На стол Берии стали поступать донесения, что Василий Иосифович активно проводит досуг в окружении богемы из мира кино. В гости к нему приезжали известные всей стране кинорежиссёры Кармен, Ромм, Каплер. Их сопровождали жёны и красивые актрисы. Наполненные заграничной музыкой и фильмами, шампанским и крепкими напитками проходили шумные вечера. Госбезопасность собирала материал, но доложить Вождю не решалась. Разрядил обстановку дед, Сергей Яковлевич - единственный непричастный к ночным забавам житель дачи. Поскольку внук не обращал внимания на увещевания прекратить загулы, старый большевик пошёл к Иосифу Виссарионовичу. Узнав о поведении сына, Сталин задохнулся от гнева и, не пожелав встретиться с опозорившим его отроком, отправил того на гауптвахту, откуда через 15 суток Василия снова отправили на фронт в полк приписки. Опала длилась долго - отец допустил Василия на очную встречу лишь через несколько лет, во время подписания Потсдамского соглашения. Нечего и говорить, что, прогнав сына с дачи, Иосиф Виссарионович запретил появляться там и юной Светлане, почти не имевшей отношения к шумным
вечеринкам брата. Произошло это в январе сорок третьего.
        Снова попав в действующую армию, Василий обнаружил сохранившийся статус-кво: летать не пускали, а в загулах не ограничивали. Его отсутствие в Москве продолжалось почти полгода, а возвращение красноречиво говорило - насмешки в Куйбышеве над Степаном Микояном были преждевременными. На фронте Василию самому довелось почувствовать, что такое «быть подбитым своими». Погнавшись за большим уловом, зампотех полка подорвал в воде реактивный снаряд, но сделал это крайне неловко. В итоге офицер погиб, а его командира, Василия Сталина, задело осколком - он получил ранение в пятку.


* * *
        После госпиталя лётчик Сталин, дослужившийся до подполковника, приехал поправить здоровье в Москву. В двухкомнатной квартире «дома на Набережной» его ждали жена - Галина Бурдонская, и маленькие дети - Надя и Саша. Там же с радостью крутился и Лёнька Реденс, живший в соседнем подъезде и по-мальчишески опекавший семью старшего кузена. Василий с трудом ходил после ранения, и Лёня то и дело гонял за папиросами и напитками для двоюродного брата, мыл и готовил к поездкам его мотоцикл… и готов был делать ещё многое, но сыну Вождя ничего особого не требовалось. Эти заботы заполняли большую часть свободного времени, которого у Лёни и так не хватало, поскольку сразу же после экзаменов Рафаил Павлович Хмельницкий устроил его с Тёмкой работать на выставку - за труд чернорабочих они даже получили первые зарплаты. Такая насыщенная жизнь всё больше отдаляла страшные воспоминания о трагедии, да и завтрашний день не сулил Реденсу каких-либо проблем.


* * *
        Кроме Тёмки в семье генерал-лейтенанта Хмельницкого росла младшая дочь Наташа. Сам Хмельницкий выделялся из стройных рядов обычных генералов. Второй такой колоритной фигуры, наверное, не было во всём огромном Советском Союзе. Многие годы Рафаил Павлович служил адъютантом красного маршала Клима Ворошилова, пятнадцать лет возглавлявшего рабоче-крестьянскую Красную армию. Отличился Руда - так друзья звали Рафаила - ещё во время Гражданской войны и при подавлении Кронштадтского восстания. Был неоднократно ранен и по заслугам отмечен - знакомством с Лениным и Сталиным, двумя орденами Красного Знамени, выдвижением на должность командира
«Московской пролетарской стрелковой дивизии», где под его началом проходили службу многие офицеры, впоследствии сыгравшие значительные роли в военной истории.
        В конце двадцатых Хмельницкий снова возле Ворошилова. Его новую должность наркомовского адъютанта, вряд ли стоит комментировать - общеизвестно, что порученец такого уровня имеет в армии больше, если не полномочий, то возможностей, чем иной маршал. К Руде доверительно относился даже Хозяин, не раз дававший ему деликатные задания.
        Когда после финской кампании Сталин отстранил Ворошилова от руководства вооружёнными силами, генерала Хмельницкого он отослал в распоряжение командующего Северо-Западным военным округом Ивана Конева, назначив комкором-34[Комкор-34 означает: «Командующий 34-м общевойсковым корпусом».] . На прощание Вождь презентовал генералу «парабеллум» с дарственной надписью «Моему другу Руде от Сталина» и восьмиместный новенький «паккард», показав кое-кому, что не считает финскую кампанию таким уж провалом. В этой должности Рафаил Павлович встретил войну и, позже, вёл с корпусом изнурительную оборону в районе Ельни, где попал в окружение, но с боями пробился к своим. Генерал-лейтенанту удалось вывести за собой значительную часть личного состава, всю документацию и даже кассу соединения.
        После этого Сталин вновь отряжает Руду в распоряжение Ворошилова, командовавшего тогда обороной Ленинграда. Хмельницкий опять становится генералом по особым поручениям при маршале. Полностью потеряв ориентацию в военной обстановке, но подгоняемый Вождём, Климент Ворошилов решил самолично произвести рекогносцировку. Взяв с собой верного Рафаила, ещё двух генералов и адъютанта своего адъютанта - полковника Ореста Августыняка - он уселся на дрезину и начал объезд тающих и уже практически неконтролируемых советских владений в районе Волхова. Вскоре властительные пассажиры попали под бомбёжку. Взрывом дрезину сбросило с пути вместе с седоками.
        Когда дым рассеялся, под откосом стали считать раны. Больше всех пострадал Хмельницкий, сильно придавленный ящиками с цинками, лежавшими в дрезине - у генерала оказался серьёзно повреждён позвоночник. Ворошилов вышел из-под бомбового удара с трещиной на ноге. Остальные отделались легкими ушибами и испугом. Оценив обстановку, Августыняк рванул назад. После часа безостановочного бега он вышел в расположение наших частей и доложил ситуацию. Началась операция по спасению начальства - руководителей Ленинградского фронта спешно вывезли из опасной зоны. Несколькими часами позже Хмельницкого отправили на самолёте в кремлёвский госпиталь, эвакуированный в Куйбышев, где его ждала семья. В итоге Рафаила Павловича выходили, но служить в действующей армии врачи категорически запретили. По возвращении из эвакуации его вызвал Сталин и поручил организовать в Москве на территории Парка Горького выставку трофейного оружия. Этой задаче Вождь придавал политическое значение и подчинил начальника выставки непосредственно себе. Руда опять обозначился рядом с «вершиной», поскольку экспозицию беспрерывно
доукомплектовывали, а после появления новых экспонатов её регулярно посещали военачальники и сам Верховный Главнокомандующий. При этом роль Руды состояла не только в надувании щёк рядом с высшим генералитетом - он имел самое непосредственное отношение к распределению благ, поскольку выставка представляла собой колоссальное хозяйство, и экспонаты были лишь «надводной частью айсберга». Под Хмельницким оказались огромные склады остальных трофеев, оттуда семьи руководства получали по «ордерам» автомобили и другие ценные вещи. На каждом таком
«ордере» стояла виза Рафаила Павловича.


* * *
        Тёмка встретил войну в огромной, бывшей буржуйской, восьмикомнатной комкоровской квартире отца в Ростове-на-Дону. 22 июня Хмельницкий со своим корпусом находился на учениях. Узнав о нападении, он позвонил домой и приказал жене собираться к отъезду. Кроме оставшегося при генерале «паккарда» семья владела кабриолетом
«форд-8». Машину попытались сдать на нужды армии, но тыловые службы её не приняли из-за необычности модели и отсутствия запчастей. Хмельницкая прекрасно водила автомобиль и решила пробираться на нём в Куйбышев, где жила её мать Евдокия Гавриловна. Погрузили в машину домашний скарб и тронулись в сторону Волги. Ехала вся семья: Вера Ивановна, Артём, Наташа, домработница Мария Адольфовна Альтендорф и кот Барсик. Около Миллерово они попали под пулемёты «мессершмитов», наградившие Веру Ивановну осколком в правое плечо, не помешавшим, правда, после перевязки, продолжить путь. В Сталинграде исчез Барсик, наверное, оставшийся оборонять город. Тамошний комендант обеспечил семье генерала двухкаютный люкс на теплоход до Куйбышева, с удовольствием приняв от Веры Ивановны дар в виде «форда-8», ставшего Хмельницким обузой. До Куйбышева доплыли без приключений и поселились в небольшом трёхкомнатном бабушкином доме, подаренном ей ещё отцом - крупным зернопромышленником Елисеевым. Дом не отобрали и после революции, видимо, учтя, что внучка купца Вера вышла замуж за подающего надежды красного командира Рафаила
Хмельницкого.
        Ко времени появления Тёмки в Куйбышеве туда переехали и семьи советского руководства. Вера Ивановна стала заведовать столовой генштаба, а дети пошли учиться в школу № 85, где Тёмка встретился со многими будущими московскими одноклассниками. Почти одновременно туда же, в эвакуированный кремлёвский госпиталь, доставили и отца.


        Закончив сдачу экзаменов и получив аттестат о неполном среднем образовании, Тёмка остался в Москве - держала выставка, где он подрядился работать до середины июля. По воскресеньям уезжали на дачу в Нагорное, рядом с поместьем Ворошилова, а 21 июля планировался отъезд Артёма в Барвиху - к Кирпичниковым.

10

        Изучив материалы уголовного дела, Берия остался недоволен. Его, как всегда коварный, план - закрутить вокруг этих нерядовых событий многоступенчатую интригу - проваливался. Первым начал путать карты Сталин. Изначально нейтральная реакция Вождя недвусмысленно говорила, что, по обстановке, он не хотел крови ради крови. Естественно, выйди следствие на какое-либо подобие заговора, от того же Сталина немедленно последовало бы разрешение на все, без исключения, виды следственных действий, и головы полетели бы без счета.
        Но ни Берия, ни тем более Меркулов с Влодзимирским даже не думали о нарушении указания. В итоге получили результат, делавший дальнейшее разбирательство малоперспективным - реального разносчика крамолы Володю Шахурина земные силы уже не могли притянуть к ответу, а поведение остальных, при любом мало-мальски объективном взгляде, тянуло не более чем на шалости, достойные порки.
        Однако если кто-то и хотел взглянуть на эту картину объективно, то - не Берия. Такой подход к лакомому куску интриги противоречил его натуре. Поразмыслив, он всё-таки решился предпринять новую попытку раздуть затухающий костёр. На это его натолкнул очевидный факт, что проиграть он не мог.

«Даже, если не получится расшевелить подозрительность Хозяина, очков на этом не потеряю, а вот нервы Микояшке пощекочу», - решил Лаврентий Павлович и начал обдумывать, как снова запустить маховик «дела» уже на ближайшем докладе Вождю.
        Вскоре представилась хорошая возможность. После очередного заседания членов ГКО Сталин задержал его и попросил доставить всю оперативную информацию о политических настроениях ряда высших военачальников, поступившую за последние три месяца, - Вождя беспокоило, что некоторые командующие фронтами набирают всё больший вес и популярность в войсках и в народе. Перед уходом Берии Хозяин, как бы невзначай, спросил:
        - Ну а что у тебя нового по линии госбезопасности? Я назначил Меркулову докладывать на послезавтра. Ты тоже приходи. Посмотрим, успеваешь ли, сидя в двух креслах, контролировать, что происходит в органах. Не забывай, от этой работы я тебя не освобождал, - едва заметно, с хитрецой, чуть раздвинул губы Верховный.
        - Иосиф, за что - за что, а уж за госбезопасность отчитаюсь перед тобой в любой момент, как за самого себя. - Вскинулся оберчекист, уловив нужное ему настроение Хозяина, и начал немедленно развивать успех. - Послушай, Коба[«Коба» - дореволюционная, подпольная партийная кличка Сталина. Так его иногда называли лишь наиболее приближенные соратники, обращавшиеся к нему на «ты». В описываемое время этим правом пользовались: Ворошилов, Молотов, Берия, Маленков, Каганович, Микоян, Жданов…] , может, я немного преждевременно… не дожидаясь послезавтрашнего доклада. Но хотел бы посоветоваться по поводу истории с Шахуриным. Правда, ты не интересовался с тех пор и, возможно, за военными заботами забыл или отодвинул «на потом»…
        - Лаврентий… ты знаешь, что товарищ Сталин ничего не забывает. Он ждёт. Это Я уже начал думать, что вы потеряли интерес к «делу».
        Услышав порицание, прозвучавшее как высшая похвала, Берия подхватил не лету:
        - Коба! Мы действовали строго по твоим указаниям. Следствие провело огромную работу. И абсолютно тихо. Допрошены десятки людей, собрана масса информации, подготовлены пять томов уголовного дела с нашими комментариями… На первый взгляд может показаться, что всё это результат, хотя и плохо пахнущих, но мальчишеских проделок. Нет прямых свидетельств, что обвиняемых что-то связывало с фашистской идеологией или открытой антисоветской деятельностью. Нет доказательств, что ими руководил кто-то из взрослых… Но это только на первый взгляд. Я глубоко убеждён, что мы не имеем права не считаться с теоретической возможностью того, что антисоветская группа «Четвёртая Империя» очень высоко организована и хорошо законспирирована… что в активе у обвиняемых конкретные планы, а может быть… даже действия. Если так - это тем более опасно, поскольку никто из окружающих не догадывался о существовании детской антисоветской организации. Считаю, что реальную картину мы сможем установить только, если ты, Иосиф, дашь указание на проведение прямых мероприятий в отношении школьников и их окружения, включая родителей. Уверен -
в случае ареста дети не смогут скрыть правду. Тогда мы окончательно убедимся, до какой степени опасна их затея.
        Закончив давно выношенный монолог, Лаврентий Павлович ждал реакции Сталина на наживку. Он почти не сомневался, что предложенный план будет одобрен. Дальше всё становилось делом техники, однако Вождь в какой уже раз доказал, что просчитать заранее его шаги не дано никому, даже, казалось бы, так хорошо изучившему его Берии.
        - Это правильно, что ты не спишь. Конечно, необходимо проверять все варианты. Тем более в таком серьёзном и неприятном вопросе. Но спешить не надо. Одна голова хороша, а две лучше… Сейчас пришло время. Дай мне дело. Я посмотрю его. А потом вернёмся к плану мероприятий.
        Лаврентий Павлович вышел расстроенным - так благоприятно начавшийся разговор обернулся пока ничем, но оберчекист решил, что впустую эта беседа не пройдёт. Он прекрасно знал, до какой степени прожорлив окопавшийся в Сталине червь сомнения.
        Параллельно Хозяин затребовал из прокуратуры заключение Шейнина.


* * *
        На следующий день, вечером 21 июля, закончив приём посетителей и работу с наиболее важными документами, Сталин придвинул к себе, как бы на закуску, «Уголовное дело №
17371/43-ОВ». Взяв лежавшую поверх томов докладную записку Влодзимирского с комментариями Меркулова, он углубился в чтение.
        Как и всё в жизни, Вождь делал это обстоятельно. После ознакомления с запиской, он открыл «дело» и начал изучать расшифровку дневников Шахурина. И чем дальше читал, тем интереснее ему становилось. Он никак не ожидал, что в голове пятнадцатилетнего парня могло так хорошо сформироваться непреодолимое стремление к власти - к абсолютной власти. Он вспомнил себя в юности и признал, что подобные мысли пришли к нему позже - было другое время и другие обстоятельства. Конечно, Шахурин ещё мечтал только о самой власти, не задаваясь особенно вопросом, для чего эта власть нужна кроме удовлетворения собственных амбиций. Но то, что он грезил о мировом господстве и что судьбой других людей школьник пренебрегал, делало парня перспективным.

«…Хочу того или нет, но я смертен. Рано или поздно, гигантский состав под названием Советский Союз попадёт в другие руки». - Даже мысль о том, что весь титанический труд его жизни пойдёт прахом, вызвала озноб.
        Не в первый уже раз Сталин задумывался о смене. Это был больной и почти неразрешимый вопрос. Он прекрасно понимал, что когда-то тема преемника станет сверхактуальной. Но каждый раз, вспоминая об этом, успокаивал себя, что ещё рано, что время не пришло. Вот и сейчас захотелось отбросить эти мысли, но они не уходили.

«… Всякая попытка подготовить достойного преемника неизбежно приведёт к несовместимым противоречиям. Чтобы строить Государство, мне нужны подконтрольные, трусливые и полностью управляемые исполнители… Двадцать лет я потратил на создание такого окружения. Пришлось расчищать Авгиевы конюшни. Сколько жидо-большевистских вождишек, сколько заносчивых и возомнивших о себе людишек пришлось устранить! И ведь всё это делалось параллельно с самим строительством Государства!… Кто бы ещё за пятнадцать лет мог возвести на развалинах царской России такого исполина? НИКТО и НИКОГДА! Кто после войны будет определять судьбу мира?… Советский Союз и паршивая Америка. Другими можно пренебречь. А на кого оставить страну потом?… Вокруг - одни механические исполнители. Только Лаврентий имеет кое-какие задатки творца, но он до моей смерти не доживёт. Его тоже придётся со временем убрать. Иначе он расправится со мной… Мир меняется. Мой наследник будет уже не таким, как я. Но в изменяющемся мире, ему придётся находить единственно верные шаги для упрочения завоёванного мной!… Боже, как разрешить неразрешимый вопрос, как
воспитать преемника, который продолжит Дело и не уничтожит меня до естественной моей смерти?! Одному человеку можно верить до конца - сыну. Но Василий никуда не годен. Никчемный человек. Да и не подразумевает под собой моё Государство никаких династий. История показала, что династической власти пришёл конец. А сам собой нужный кандидат после моего ухода не появится. Выхода нет… Это тот вопрос, который всегда придётся откладывать "на потом"… Вот кого надо начать готовить - Шахуриных! И, может, со временем они заменят меня коллективно… на противовесах».
        Он снова вернулся мыслями к уголовному делу. Открыв ящик стола, достал конверт и вынул из него письмо Софьи Шахуриной.


        Дорогой Иосиф Виссарионович!
        Я обращаюсь к Вам, как к Последней Инстанции, где надеюсь найти справедливость.
        В нашей семье произошло страшное несчастье: мой сын, ученик седьмого класса 175-й школы, Володя Шахурин, получил от своего приятеля Вано Микояна пистолет и застрелил из него одноклассницу Нину Уманскую, а потом покончил с собой.
        Конечно, сын совершил непоправимый поступок. Он был ещё совсем несмышлёным мальчиком и не отдавал отчёта в своих действиях. По-видимому, причины, толкнувшие его на такой необдуманный шаг, вызваны характером. Он сильно увлёкся Ниной Уманской и обладал неустойчивой нервной системой.
        Но я глубоко убеждена, что на его действия повлияли и внешние причины.
        Их две. Во-первых, поведение Вано Микояна, спровоцировавшего действия сына путём передачи в его руки оружия. Во-вторых, поведение Володиных одноклассников, которые своим отношением к моему сыну вызывали в нём желание совершить какой-то неординарный поступок.
        Я думаю, что многое станет ясно из прочтения дневников сына, изъятых у нас при обыске.
        Дорогой Товарищ Сталин! Пожалуйста, помогите разобраться в этой ситуации и организовать тщательное расследование причастности одноклассников моего сына к его гибели. Заранее благодарю, дорогой Иосиф Виссарионович, за то, что Вы нашли время ознакомиться с моей просьбой.
        Ваша Софья Шахурина

        Естественно, Сталин видел всю нелогичность аргументов убитой горем женщины, но письмо кричало и требовало расследования, и становилось, таким образом, лишним аргументом это расследование провести - провести очень тщательно.

«Кашу маслом не испортишь», - решил «шеф-повар» и приложил письмо Софьи Мироновны к уголовному делу.
        Закипало раздражение:

«Конечно, содеянное этими малолетними вероотступниками требует самого сурового наказания. Что произойдёт в умах миллионов трудящихся, если в семьях самых обласканных им руководителей вызревают такие гниды… Ладно бы играли просто «в вождя». Нельзя запретить ярким людям стремиться в лидеры. Только необходимо этот процесс контролировать и направлять… Дети должны брать пример с меня и помнить, что Вождь у них только один… и имя ему - не "Шахурин". Но чтобы играли в "Четвёртый Рейх"!… Такое надо выжигать калёным железом. Даже если окажется, что это было только игрой, наказать придётся».
        Сталин плотно набил трубку табаком. Чиркнув спичкой, неспешно прикурил и затянулся. Злость немного отпустила. Вождь отметил, что, думая об остальных школьниках, он совсем не так великодушен к их поступкам, как к мыслям погибшего Володи Шахурина.

«…Хорошо, накажем всё равно. Но от принятого раньше решения отступаться не станем. Следствие Меркулов проведет, выполнив мою инструкцию - при соблюдении УПК».
        Злость снова начала давить.

«…Этот Уголовно-процессуальный кодекс… эта сброшюрованная стопка подтирочной бумаги, которой мы не придавали никакого практического значения… которую расценивали так же, как свою "демократическую Конституцию" или свой карманный Верховный Совет - не более, чем необходимый атрибут "демократического Советского Государства", выставленный перед надоедливым западным "общественным мнением", всякими там Лионами Фейхтвангерами, да Андре Жидами… И вот обстоятельства поворачиваются в таком направлении, что на определённом этапе это мнение придётся признать не всегда верным! Надо указать ведомству на площади Дзержинского творчески относиться к этому документу. Они обязаны уметь правильно его читать… в зависимости от обстановки».
        Сталин опять раскурил трубку. Растекшийся по лёгким дым несколько успокоил.

«… Конечно, произойди эти события раньше на год или более, ни о каком снисхождении школьники и их родители не могли бы и мечтать. Но сегодня ситуация, на их счастье, несколько иная. Сегодня главные враги - внешние. И, конечно, это не бесноватый ефрейтор. Сегодня главными врагами стали Америка и пляшущая под её дудку Британия. Именно они встанут на пути Красной армии к Атлантике… Ладно, решение принято, и мы не станем его пересматривать. В конце концов эти дети не лютые враги, чтобы так переживать из-за вынужденного облегчения их судьбы. А вот с Рузвельтом и Черчиллем будет очень непросто разбираться».
        Вновь уйдя в размышлениях далеко в сторону от материалов следствия, Сталин вспомнил, как вынашивалась и развивалась его идея советизации Европы.

…Долго всё шло точно в соответствии с Планом. Как опытный шахматист, знающий возможности и манеру игры соперника, он рассчитал наперёд течение этой партии… По сценарию он максимально содействовал англичанам и французам, чтобы поднять с колен и вооружить Германию. И неважно, что у каждой из сторон имелись на то разные причины и цели. Важно, кто правильно поставил на немцев, а кто ошибся. Жизнь вывела, что его ставка оказалась объективно в пользу СССР, а карта Британии и сателлитов оказалась бита… Правда, участие в подъёме немцев достаточно чувствительно ударило по его ресурсам, а он не имел права забывать о собственной программе индустриализации. Поэтому в засушливом тридцать третьем приходилось мириться с тем, что голодные украинцы питались своими детьми - требовалось завалить Германию советским зерном по договорным поставкам, чтобы получать взамен технику. Бесконечными составами мы отправляли в Берлин горючее и сырьё… Весь цвет немецкого офицерского корпуса прошёл обучение стратегии и тактике в наших военных академиях и на наших полигонах… Хорошо понимая, в каком направлении вскоре пойдут немецкие
танки, глупая Европа продолжала заворожённо наблюдать, как на восточных хлебах растили и пестовали Адольфа. Для остановки этого убийственного для них процесса французикам, британцам и иже с ними требовалось по-настоящему объединиться, забыв про свои национальные особенности и интересы. Тогда бы наши задачи сильно усложнились".
        Гроссмейстер усмехнулся.

«…Вот они плоды "демократических" дискуссий и "национальных" интересов - им бы только рылом в своём корыте чавкать… Высшая стратегия идеи для них недоступна. В международных отношениях национальные особенности и национальные интересы должны соблюдаться совсем иначе. Живут же в СССР русские, украинцы, казахи, грузины, белорусы, узбеки, евреи… в атмосфере "национальных" особенностей и соблюдения их "национальных" интересов! Центральный Комитет Коммунистической партии и его Генеральный Секретарь знают эти интересы даже лучше них самих. И свято эти интересы отстаивают!»
        Сталин раскрыл новую пачку папирос, достал оттуда две и выпотрошил их в трубку, крепко умяв. Потом долго прикуривал, пока спичка не догорела почти до конца. Бросив огарок в хрустальную пепельницу, он глубоко затянулся и вернулся к размышлениям:

«…Ефрейтор справился с поставленной задачей - нарастил мускулы и пошёл молотить демократов. Мы не ограничивали его в пространстве. Дали поиграться на большом поле. Кто ему мешал? Забирай себе Европу - скорее подавишься. И он клюнул! Глотал, не прожёвывая. Австрия? - пожалуйста!… Чехия? - нет вопросов!… Польша? - кушай на здоровье, дорогой!… Ха! Вот с Польшей-то несостоявшийся фельдфебель и сделал решающий промах: своими руками создал с нами общую границу, уложив голову на наковальню. Но было ещё не время опускать на неё наш молот. По плану, Адольфу Алоизиевичу полагалось сначала забрать Францию, Британию и остальную мелочь… Главное, что он залёг в Польше, а мы окопались в Бессарабии. Поставив там ногу на нефтепровод, мы, считай, уже могли в любой момент на него наступить и тем самым перекрыть Ефрейтору дыхание. А что он сделал?… Понял наконец какую роль ему отвели. Умник! Семь лет соображал! И вместо того, чтобы погибнуть с почётом: уйти со сцены Наполеоном XX века, побеждённым завоевателем Европы, - Адольфишко стал судорожно цепляться за свою поганую жизнь!… И напал на нас! Подвёл, подлец! Правил так
и не выучил!… Самое неприятное, что опередил-то всего чуть-чуть. Но все планы поломал. Ни себе, ни людям. Можно подумать, что при нашем бездорожье, да с его ограниченными людскими ресурсами, без зимнего обмундирования он мог на что-то расчитывать? Да нам хватило пять-шесть миллионов кинуть ему под танки, чтобы он увяз навсегда. Скажут: "Большие жертвы"! Может быть… Но большие жертвы всегда оправданы. А если они не оправданы, значит - они не большие. Да, горек вкус неизбежной уже теперь победы. Из-за передёргивания этого жулика-ефрейтора будет именно "победа", а не ПОБЕДА… Ведь Рузвельт с Черчиллем поняли всё. И времени у них появилось в избытке, чтобы открыть Второй фронт в нужный для себя момент, подготовившись против нашего похода к Атлантике. Непростительно!…»
        Ещё несколько минут Сталин, полуприкрыв глаза, продолжал вспоминать и размышлять. Правда, теперь уже какая-то цельная идея в его голове не складывалась. Перед глазами всплывали и исчезали события разных лет, почти никак не связанные друг с другом. Он взглянул на стол и снова вспомнил об «уголовном деле».

…Любопытно, ведь и у него внешняя атрибутика адольфовой Германии вызывала, да, пожалуй, и сейчас вызывает положительные эмоции. Он даже кое-что перенял у Ефрейтора. Что ни говори, а государство должно всегда и во всём напоминать о себе помпезностью власти. И не надо стесняться ни погон, ни аксельбантов, ни орденов, ни золотого шитья на мундирах… И правильно он принял решение заменить все эти убогие «шпалы», «кубики» и «ромбики» в петлицах кителей советских командиров на погоны. И «фюрер» - хорошее название. Только надо носить его достойно… Ладно, пора уже на чём-то остановиться по делу Шахурина. - И Сталин принял окончательное решение: - Раз уж я начал играть с этими детьми в «демократию», надо доиграть до конца… Если их придётся наказать не сильно, большой беды не будет. По крайней мере родители станут работать ещё с большим рвением. Тем более что на Анастаса теперь уже дерьма с головой набралось. А дети… пусть поучатся жизни. Чуть-чуть в тюрьме, а, может, немножко в ссылке. Мне ведь такой опыт в своё время не помешал.


* * *
        На следующий день глубокой ночью Поскрёбышев ввёл Берию и Меркулова в кабинет Сталина. Когда они сели, Хозяин начал своё привычно неспешное движение с трубкой в руке вдоль стола и обратно.
        - …Я внимательно ознакомился с делом. Создаётся первое впечатление, что это - результат плохой мальчишеской игры. Но первое впечатление часто бывает обманчивым. Школьников потребуется основательно допросить. Пусть они хорошенько вспомнят всё, сидя за решёткой, но не забывайте - их не надо особым образом обрабатывать. Они ещё дети. Если за ними что-то есть, они в тюрьме и так вспомнят.
        Червь сомнения, на прожорливость которого так рассчитывал Берия, вновь дал о себе знать: «Мерзавцы! Как они смели»?!
        Сузив глаза и разделяя каждое слово, Сталин медленно произнес:
        - Обязательно выясните не только какие конкретные действия они предпринимали в рамках своей антисоветской организации, но и… какие цели перед собой ставили… и… самое главное… стоял ли за ними кто-нибудь из взрослых? А если стоял, то - КТО?!
        Сказав эту фразу, вспыливший было Вождь сделал паузу - вдруг резко потянуло сердце. Несколько секунд спустя боль ушла, и Сталин снова успокоился.
        - Трогать сейчас родителей считаю нецелесообразным. Посмотрим, что расскажут дети. Занимайтесь пока ими. Ваше дело - довести следствие до конца… снять все вопросы. … сделать картину происшедшего абсолютно прозрачной… объективно прозрачной. Увидите преступный замысел - докажите его. Мы же будем внимательно за всем следить и, когда надо, примем решение… либо о привлечении родителей к делу… либо о его закрытии.
        Закончив с указаниями по «Четвёртой Империи», Сталин перешёл к обсуждению остальных насущных проблем.


* * *
        После приёма Берия завёл Меркулова к себе в кабинет:
        - Ты всё понял?
        - Так точно, Лаврентий Павлович! Товарищ Сталин так и сказал: «…либо о привлечении родителей к делу».
        - Правильно мыслишь. Но сейчас ещё не время. Ты пока готовь школьников, а «нужную минуту» - тебе укажут. И чтобы никакой отсебятины! Всё строго в соответствии с распоряжением товарища Сталина!
        - Товарищ Берия, мне два раза повторять не надо.
        - Хорошо. Завтра арестуешь всех. Смотри, чтобы не было провокаций. Микоянша может запросто шум поднять - заведёт Анастаса, а он Хозяина беспокоить вздумает. Этого нам не нужно. Бери их аккуратно. Без следов. И скажи Влодзимирскому, чтобы кололи школьников на противоречиях. Надо - наседок грамотных посади. Если кто-нибудь начнёт давать нужные показания, сразу очными ставками других добивай. Но руки не распускать. Не угрожать иными методами обработки. Ночных допросов не проводить. Режим сделай в рамках УПК. Желаю успеха.
        - Спасибо, Лаврентий Павлович. Сделаем всё, как вы сказали.
        - Давай!
        Когда Меркулов ушёл, оберчекист удовлетворённо потер руки.

«Молодец Берия! Убедил-таки Иосифа! Шлюз открыт! Теперь - дело привычное. Не расколоть четырнадцатилетних сопляков - просто стыдно». - Он радостно подытожил визит наверх, мысленно похвалив себя за настойчивость во время предыдущей встречи со Сталиным.


* * *
        Экзаменационная пора в жизни Леньки Барабанова протекала нервно. Причин было несколько - сперва потрясение от событий на Большом Каменном мосту и похорон, увиденных Лёнькой первые, потом был тревожный разговор с одноклассниками и, поначалу, ещё более тревожная беседа у следователя Шейнина. К нему Барабана вызвали с мамой, но прокурорский дознаватель вёл себя мягко и не слишком настойчиво. Это, хотя и придало ему немного спокойствия, но энтузиазма не добавило. И, наконец, сами экзамены, давшиеся участнику «тайной организации» трудно - слишком уж расхлябано он относился к занятиям во время учебного года. Но всё плохое когда-то кончается, особенно у жизнерадостных людей. Закончились и Лёнькины мучения, а тяжёлые воспоминания о недавних событиях жизнь сама выдувала из его головы.
        Каникулы принесли свежие впечатления и приятную занятость. Барабан периодически появлялся на выставке и бескорыстно помогал и Тёмке и Реденсу, чтобы потом, по окончании рабочего дня, с головой окунуться в игру. Офицеры, отвечавшие за разделы, благосклонно смотрели на интерес мальчишек к экспонатам, учитывая и то, что один из них - сын начальника.
        Но самые счастливые минуты Лёнька пережил, когда родители Ирочки Бусаловой, от которой он обмирал, отпускали её с семьей Барабановых на дачу в Баковку. В Иру влюбился не только Лёня, от неё млели и его родители, Александр Владимирович и Анна Сергеевна.
        Так неспешно тянулось барабановское лето. До учебного года оставалось сорок дней.


* * *
        Ваня и Серёжа Микояны со дня убийства безвылазно находились в Зубалово. Когда Реденсу и другим родственникам Сталина отказали от дачи, жизнь братьев стала значительно скучней. Раньше огромная мальчишеская ватага, населявшая несколько жилых корпусов, имела на выбор кучу развлечений. Любимым делом было соревноваться в «воздушные бои» на велосипедах. Побеждал тот, кто ударом своего переднего колеса по велику соперника заставлял последнего дотронуться ногой до земли для поддержания равновесия. Само собой, играли и в «казаков-разбойников». На развесистой лиственнице, росшей у «Малого дома», мальчишки устраивали штаб, приколотив между двух больших ветвей пару широких досок. «Казацкий» наблюдатель, размещённый в штабе, руководил поимкой «разбойников». Потом стороны менялись местами.
        Все эти забавы стали теперь недоступны, но и без них хватало, чем заняться. В километре текла Москва-река, где находилась лодочная станция. Водных лыж ещё не ведали, но к моторным лодкам привязывали на длинной верёвке широкую доску и поочерёдно катались, сидя на ней. В поместье ребят окружало множество охранников: Лещенков, Сальников, Лукин, Крюков, Щибрик… Последний был сильным шахматистом и учил Микоянчиков играть всерьёз. Остальные тоже сражались профессионально, правда, не в шахматы, а в «козла». Эту игру ребята освоили в совершенстве, особенно Серёжа, ставший постоянным партнером лучшего зубаловского спеца, электрика Коли. В пределах дачи равных им в этом популярном, даже в высших кругах виде спорта не было. А любимым делом были ежедневные тренировки в стрельбе под руководством чекистов. Дальше интересы братьев расходились.
        Серго не мог жить без книг. Он и прозвище получил от девчонок из класса Шахурина -
«Старый букинист». (Правда, дома у него была иная кличка - «Голод в Абиссинии»[В течение XX века в Эфиопии, ранее называвшейся Абиссинией, периодически вспыхивал голод, уносивший миллионы жизней.] , за фантастическую худобу.) Внешне Серёжа больше походил на отца, и темперамент у него был в родителей - южный, вспыльчивый. Малоотходчивый, он часто часами бился за свою точку зрения в спорах с ровесниками или обижался, замыкаясь на долгий срок, когда проявлялось несогласие с взрослыми. Всё это, конечно, не имело отношения к Анастасу Ивановичу, чей авторитет был непререкаем.
        Вано чертами походил на красавицу маму. Высокий и мужественный, он очень нравился девочкам. Девочки тоже не оставляли его равнодушным, и Ваня регулярно заводил пока ещё невинные романы. А вообще он был «технарь от бога» и постоянно уединялся в хозблоке, мастеря разные поделки - любил вырезать стамеской деревянные формы различных фигурок и заливал их расплавленным оловом. Сырьё ребята добывали, выламывая оловянный крепёж из роскошных витражей. Правда, юные литейщики забирали не все куски подряд, а через один, так что витражи не выпадали, и никто этого не замечал, кроме госбезопасности, но её эта проблема не сильно волновала.
        Так шли дни. Поначалу, вечерами, Ваня делился с Серёжей своими переживаниями о трагической глупости, совершённой им в начале лета. Но время, как известно, лучший лекарь. И потихоньку события на Большом Каменном мосту стали всё меньше тревожить братьев.


* * *
        Лучшие ученики класса - Петя Бакулев, Феликс Кирпичников и Арманд Хаммер - сдали экзамены без напряжения. Дальше их пути расходились до сентября.
        На время каникул родители решили определить Петю в трудовой лагерь - отряд добровольцев из старшеклассников сформировали для помощи подшефному колхозу. Бакуль уехал туда в начале месяца, а на побывку должен был вернуться двадцать четвёртого июля.
        Арманда сразу же после экзаменов отправили к родственникам в Новый Иерусалим, и до начала учебного года он расстался с одноклассниками.
        Феликс делил свободное время между городом и дачей в Барвихе, причём, появляясь в Москве, он неотлучно крутился во дворе «Дома правительства», где у Петра Ивановича была комната, появившаяся при любопытных обстоятельствах. Осенью 41-го столица осталась без горячего водоснабжения. Из жилых это не коснулось только домов на Грановского и Серафимовича. Тогда-то Кирпичникову и выделили в пользование свободную квартиру в «Доме на набережной». Однако пустой она оказалась весьма относительно: четыре из пяти комнат стояли опечатанными - прежних жильцов, «врагов народа», посадили, а новых, будущих «врагов», ещё не заселили. Оставалась открытой только комнатушка для прислуги. Её-то и закрепили за Кирпичниковым. Вся операция по обеспечению заместителя члена ГКО горячей водой оказалась «подскоком на месте», поскольку Пётр Иванович жил в Москве без семьи и принимал душ в комнатах отдыха своих рабочих кабинетов. Пользу от этой истории извлекла только молочная сестра Евгении Даниловны, Люба, поселившаяся в этой комнате после возвращения из эвакуации.
        В то несытое для простых людей время племянник постоянно подкармливал тётку, почти ровесницу, всякими вкусностями, таская их из дома. Этого Любе хватало не только на собственное пропитание, но и побаловать любимцев из раненых - вечерами, после работы чертежником в ОКБ-16, она дежурила медсестрой в госпитале.
        Двадцать первого июля по пути со службы Евгения Даниловна забрала сына с Тёмкой в Барвиху.


* * *
        Хмель с Кирпичом начали дачную жизнь с рыбалки на пруду в цековском санатории, превращённом на время войны в госпиталь. Наловив с раннего утра пару дюжин плотвичек и карасей, они сдали улов тётке Феликса, Зелде, и рванули на великах к Москве-реке. Назад вернулись часам к семи, накупавшиеся до посинения и проголодавшиеся, как волки. Добрейшая Зелда усадила их за стол и начала потчевать. Больше всего на свете она любила, когда кто-нибудь с аппетитом ел её стряпню. К тому времени с работы уже вернулась Евгения Даниловна и, зная крутой нрав хозяйки дома, ребята сидели за столом немного притихшими.
        - …Ну, голубчики, чем занимались?
        - С утра рыбы наловили, а потом весь день - у воды.
        - Я уж вижу - оба красные как раки. Феликс, ты на ночь натри спину одеколоном, а то волдыри пойдут.
        - Да, Евгения Даниловна, плохо быть краснокожим и рыжим, - немного пугливо пошутил Тёмка, не выносивший тишины.
        - Ну, чего привязались?! Лягу спать - помажусь, - огрызнулся Феликс.
        - Костенки сегодня за грибами ходили. Принесли по полной корзине. Я и не помню, когда грибы так рано начинались. Говорят, слой пошёл, - сменила тему разговора Зелда.
        - Это - дело. Неизвестно, какими будут август и сентябрь, а о заготовках надо побеспокоиться. Мальчики, может, вы по грибы сходите? - спросила Евгения Даниловна.
        - Мам, мы завтра снова на реку собрались. Там с друзьями уже договорились встретиться.
        - Ну, так после грибов и езжайте на пляж.
        - Да ты что? Мы же без ног вернёмся. Правда, Тём?
        - Евгения Даниловна, давайте послезавтра за грибами - все уже настроились в футбол поиграть, а без нас состав не наберётся.
        - Дело ваше.

11

        Феликс проснулся без будильника, в половине шестого утра. Посмотрев на часы, он поднялся и начал расталкивать Артёма:
        - Вставай, соня - грибы проспим.
        - Палёна мышь! Ты чего, рехнулся в такую рань будить? То на рыбалку - ни свет ни заря… то - за какими-то дурацкими грибами. Дай поспать! - шёпотом отбрехнулся Тёмка, не открывая глаз.
        - Забыл? Мы же с утра решили идти.
        - Кирпич, а попозже нельзя?
        - Можно, но только за счёт завтрака.
        - Ну, его к лешему этот завтрак - разбудишь, перед выходом.
        - Как знаешь. Ты точно есть не будешь?
        Ответа не последовало.
        Тихонько, чтобы никого не разбудить, Феликс привёл себя в порядок, перекусил и упаковал в дорогу сухой паёк. Потом налил дополна офицерскую фляжку из ведра с колодезной водой, достал в чулане две просторные корзины из ивовых прутьев и пошёл поднимать друга.
        В 6 часов ещё прохладного утра 23 июля, стараясь не шуметь, ребята покинули дом, и вышли на улицу. Тёмка никак не мог отойти от сна - его непромытые глаза были заспаны, а лицо выражало страдание, но потихоньку и он стал оживать. Пройдя вдоль дачных заборов метров двести, ребята свернули за угол и вскоре вышли на опушку леса.
        - Пора разойтись в стороны, а то на одни и те же грибы будем натыкаться, - сказал Кирпич, и мальчишки углубились в лес, держась поодаль.
        Мокрая от росы утренняя трава им не мешала - на обоих были обуты высокие кожаные
«ленд-лизовские» ботинки, прозванные «говнодавами». Они в отличие от отечественных аналогов не промокали и не изнашивались.
        Скоро стали попадаться первые грибы. Сначала сыроежки, потом маслята с козлятами и подберёзовики. Ребята исправно срезали их перочинными ножиками, проверяли на червивость и складывали в корзины. За час они углубились в лес километра на три и вышли к озерцу. Артём сполоснул лицо и развалился на бережку.
        - …Кирпич, дай пожрать, а то я впопыхах даже не успел ничего в топку забросить.
        - А ко-ко ни хо-хо? Да тебя подъёмным краном из постели не вытащить было.
        - Ну, тогда я спал, а сейчас проголодался.
        - Знаешь что, господ нет - нечего было дрыхнуть. Всё надо вовремя делать - нам ещё ходить и ходить, так что перекусим часов в девять, не раньше.
        - Ну, ты и зануда! Подумаешь, проспал… ладно, не жидись, дай бутерброд.
        - Ешь, на здоровье. Только потом мне в рот не заглядывай. - Феликс протянул товарищу свёрток с едой.
        - Не ссы в компот - там ягод много. Смотреть в рот тебе не буду - всё равно поделишься своей половиной, - расхохотался Тёмка.
        Увидев, что предусмотрительный Феликс запасся шестью сдвоенными бутербродами, Хмельницкий удовлетворенно крякнул и в два укуса уничтожил толстый ломоть хлеба с сыром. Запив еду водой из фляжки, он ожил и засобирался дальше.
        - Скоро берёзовый лес. Там белые и подосиновые должны пойти, - сказал Феликс, знавший окрестности вдоль и поперёк.
        Переговариваясь и подбирая на пути грибы, ребята очутились в редком березняке, перемежавшемся опушками. Здесь их ждала удача - то и дело попадались молоденькие подосиновики, потом пошли и белые. Мальчишки и не заметили, как их корзины дополнились отборными грибами по самый край. Пришло время трапезы. Они сели на поваленное дерево, и Феликс развернул успевший промаслиться пакет с бутербродами, которые они умяли со зверским аппетитом.
        - По пути назад придётся грибы по карманам рассовывать, - пошутил Тёмка. - Может, проведём селекцию, как дедушка Мичурин, - оставим здесь сыроеги с маслятами, а то белые девать некуда.
        - Жалко ведь.
        - Жалко, знаешь где? У пчёлки в жопке.
        Артём начал аккуратно вынимать из верхней части корзины белые и подосиновики, выкладывая их в рядок на траву. Запасливый Феликс без охоты последовал примеру друга. Когда благородные грибы закончились, он с видимым сожалением освободил корзину от грибов попроще и аккуратно сложил назад крепыши с бордовыми и коричневыми шляпками.
        - Вот так-то лучше, - резюмировал Хмельницкий, закончив ту же операцию.
        Назад к дачному посёлку они вышли усталыми и счастливыми - в руках у них были доверху наполненные корзины.
        - Отдадим трофеи, пообедаем и гоним купаться, - приободрился от грядущего удовольствия Артём.
        - Ага.
        Хмель шёл впереди. Не оборачиваясь, он продолжил:
        - А классно мы сегодня выступили!
        Около ребят притормозили две «эмки». В каждой сидело по трое молодых, здоровых мужчин. Окно первой машины открылось, и улыбающийся шофёр спросил Хмельницкого:
        - Вы что, в этом лесу столько грибов накосили?
        - Не… мы далеко ходили. Километров за пять отсюда.
        Мужчины высыпали наружу и обступили ребят, цокая языками. Позади себя Артём услышал голос:
        - Улов-то поближе покажи.
        Тёмка повернулся, гордо поднял кузов к лицу вопрошавшего и вдруг заметил, что корзинка Феликса валяется на земле, грибы из неё высыпались на дорогу, а самого Кирпича два здоровых мужика уминают на заднее сидение автомобиля. Он ещё ничего не успел толком сообразить, как чьи-то крепкие руки плотно подхватили его и запихнули в другую машину.
        - Не бузи, пацан. Ты арестован, - донёсся до него стальной голос, и Артём сразу затих.

«Эмки» развернулись и погнали в сторону Москвы. На обочине поселковой дороги остались сиротливо лежать две опрокинутые корзины, вокруг которых всё было усыпано белыми и подосиновиками.
        Другие грибы в этот урожайный день ребята оставили в лесу.


* * *
        Комендант госдачи «Зубалово» Василий Даранов зашёл в хозблок и направился к токарному станку, за которым Ваня Микоян мастерил шахматы. Юный столяр-краснодеревщик, с головой погружённый в работу, ловко орудовал инструментом. Острое лезвие резца, ведомое уверенной и уже довольно опытной рукой, то врезалось в зажатую в станке и быстро вращавшуюся деревянную заготовку, то плавно выходило из неё. Прямо на глазах у капитана госбезопасности из куска дерева рождалась шахматная фигура. В помещении стоял шум, и попахивало горелым. Ванины чёрные волосы и футболку обильно усыпали размельчённые до состояния пыли опилки. Понаблюдав за процессом, Даранов слегка тронул парня за плечо. Ваня вздрогнул от неожиданности, отдёрнув стамеску от почти уже готовой фигуры. Обернувшись и увидев коменданта, он не спеша выключил станок и снял защитные очки. Когда шум стих - спросил:
        - Что произошло, Василий?
        - Не переживай, ничего не случилось. Просто ты нужен
        - ?…
        - Товарищ приехал и задаёт вопросы. По технике. А я не знаю, что отвечать. Ты у нас специалист… Вот я и пришёл за помощью.
        - Спрашивайте. Что могу - расскажу, но только я вряд ли знаю больше электрика Коли.
        - Знаешь, Ваня… точно знаешь. Пойдем в комендатуру, а то товарища неудобно сюда тащить - здесь пыль, и оглохнуть можно.
        - Пошли.
        Отключив питание станка и кое-как отряхнув опилки, Ваня направился вслед за чекистом. В кабинете Даранов отрекомендовал ему своего знакомого - сотрудника центрального аппарата НКГБ, Николая Александровича.
        - Садись, Ваня, - комендант указал ему на свободное место. - Побеседуйте пока, а я займусь кое-какими делами.
        Плотно закрыв за собой дверь, Даранов оставил слегка удивлённого сына Микояна наедине с улыбающимся молодым мужчиной, одетым в двубортный светло-серый летний костюм и белые парусиновые туфли с коричневыми дерматиновыми носами.
        Покинув кабинет, комендант быстро зашёл в дежурку и приказал сержанту, несшему вахту:
        - Срочно, по внутреннему, позвони на дачу и позови к телефону Серго. Когда тот возьмёт трубку, скажи, что Ваня попросил его как можно быстрее подойти в столярку.
        Отдав приказ, Даранов вышел на двор и неторопливо направился к хозблоку. С Серёжей они столкнулись у его дверей.
        - Привет, Серый. - Мягко встретил капитан младшего сына хозяина охраняемого им объекта.
        - Здравствуйте, Василий. Что-нибудь стряслось?
        - Да ничего серьёзного. Просто тебе надо помочь Ване, а он у меня в кабинете.
        - Вы что, «козла» забиваете?
        - Хм… Ну, почти.
        - Так бы и сказали.
        Как и его брат, бесхитростный мальчишка последовал в комендатуру, где увидел незнакомого мужчину и растерянного Вано.
        - Познакомься, Серго. Это мой коллега - Николай Александрович.
        Мальчишка вежливо поздоровался и представился. В ответ то же самое сделал гость и предложил ему занять свободный стул. Когда «Голод в Абиссинии» уселся, московский чекист, как бы продолжая прерванный разговор, сказал:
        - …В общем, ребята, вам надо на десять минут подъехать со мной в наркомат, чтобы провести опознание пистолета. Без этой процедуры мы не можем закрыть уголовное дело об убийстве Уманской.
        - Раз надо, значит надо, - ответил за двоих старший брат. - Давай, Серёга, предупредим маму, быстро переоденемся и… через десять минут уже будем тут.
        Последние слова предназначались московскому чекисту. Сказав их, Ваня посмотрел на того, ожидая одобрительного кивка.
        - Ребята, времени на сборы нет! Проблема опознания возникла в последнюю минуту. Знаете, как бывает - попался крючкотвор-прокурор, и очевидные вопросы требует документально подтвердить, поэтому меня так срочно и отрядили за вами. Поверьте, на площади Дзержинского вы больше трёх минут не задержитесь, а потом этой же лошадью мы вас мухой сюда домчим.
        - Ваня… Сергей, - поддержал гостя комендант, с которым ребята за многие годы совместной жизни успели сдружиться. - Давайте, дуйте на всех парусах - скорее вернётесь.
        - Ну, если надо - поехали, - согласился обязательный Вано и поднялся.
        Вслед за ним встали остальные и направились к дверям здания, выходившим за пределы дачи. Рядом с палисадником братья увидели немного запылённую «эмку». Николай Александрович сел возле водителя, а ребятам жестом указал забраться в салон. Микоянчики без промедления расположились на заднем сидении. Взревел двигатель, и машина рванулась к Москве.
        Они стремительно приближались к городу. Московские улицы, свободные от праздной публики, сиротливо пустовали. Через полчаса «эмка» выскочила к площади Дзержинского и затормозила у центральных ворот НКГБ. Массивный глухой стальной створ тотчас распахнулся, и машина исчезла в чреве здания. Заехав во внутренний двор Лубянского комплекса, она остановилась у неприметного подъезда. Николай Александрович неспешно покинул салон, велев братьям обождать, и исчез за местами облупившейся двустворчатой дверью. Вскоре оттуда вышел капитан внутренних войск и строгим голосом приказал ребятам следовать за ним. Мальчишки послушно выполнили команду. Зайдя внутрь, они оказались в длинном пустынном коридоре, застеленном затёртой ковровой дорожкой. В самом его начале была настежь открыта дверь, за которой находилась просторная комната.
        - Направо, - скомандовал оперативник и, когда ребята повиновались, уже более миролюбиво продолжил: - Серго, ты жди здесь, а мы с Вано пойдём выполнять установленную процедуру. Её каждому из вас проходить порознь.
        Оставшись один, Серёжа осмотрелся. Рядом с окном, метрах в полутора от подоконника, стоял казённый стол с задвинутым в него стулом. С другой стороны стола находились две привинченные к полу стальные табуретки. Большая часть пространства вдоль стены справа от окна занимала пошарпанная, длинная деревянная скамья с массивными подлокотниками. На ней мальчишка и устроился дожидаться свой очереди.
        Прошло минут двадцать. Он уже успел пересчитать всех мух, с жужжанием осаждавших окно, и занялся изучением сетки трещин на противоположной стене. Вдруг из коридора послышались шаги, и на пороге показался незнакомый мужчина.
        - Серго Микоян?
        - Да.
        - Пойдём.
        Серёжа с видимым облегчением вскочил со скамьи и потянулся к выходу. Чекист пропустил его вперед.
        - Следуй прямо по коридору. Нам до самого конца.
        Метров через двадцать коридор закончился дверью с табличкой: «Приём арестованных».


* * *
        Зажатый между двумя бугаями, Феликс всё равно видел в окно остающиеся позади берёзы и сосны. Он машинально отмечал знакомые повороты дороги и исхоженные десятки раз лесные опушки. Автомобили свернули с Успенского шоссе на Рублёвку. Произведя сложный арест, чекисты расслабились и начали развязно смаковать прелести новой машинистки оперативного отдела, налегая в описаниях на «две разваленные пухлые булки» в той части её туловища, что располагалась ниже спины. Потом они обсуждали недавний, первый в военное время, товарищеский матч по футболу между
«Динамо» и ЦДКА, где поочерёдно блистали Константин Бесков и Алексей Гринин. Феликс их не слышал. Он был сдавлен этими злыми людьми и скован от ужаса. Слова -
«ты арестован» - всё ещё не доходили до его сознания.
        Теперь они ехали по Доргомиловке. Кирпич безотчётно улавливал привычные дома, мелькавшие на пути в неизвестность. Вот они миновали «Метрополь» и потянулись на подъём к зданию НКГБ, незыблемым утёсом нависшим над площадью Дзержинского. Когда машина обогнула этот дом и замерла у ворот со стороны Большой Лубянской, Феликс пришёл в себя - прямо над ним на солнце блестели четыре окна, приходившиеся на кабинет Петра Ивановича. Внутри у мальчишки всё оборвалось от вспыхнувшей надежды.

«Папочка рядом! И… может быть, его привезли на встречу с ним?!» - Феликс не понял, что привезли его в ТЮРЬМУ.


* * *
        Ленька Барабанов пообедал и развалился на диване с книжкой про Ната Пинкертона. Резко зазвонил телефон. Он услышал, как кто-то пробежал в родительский кабинет, где на письменном столе стоял аппарат. Несколько секунд спустя дверь в комнату приоткрылась, и показалась голова сестры Тамары.
        - Лёнь, тебя Ирка к телефону, - сказала она, ухмыляясь.
        Парня будто сдуло с места. Грузно протопав по коридору, он подбежал к аппарату.
        - Алё?!
        В трубке хрипело, и Лёня едва расслышал:
        - Привет Барабанов! У меня лишний билет на «Багдадского вора» горит. Мы с Галкой Лозовской собирались идти, а она сказала, что не может…
        - Ир, ты?!
        - Ну, да!
        - Мы же два раза его видели?!
        - Ну и что. Сегодня последний день в «Ударнике» крутят.
        - А во сколько?
        - Да уже через десять минут начало. Я жду тебя справа от входа в кассы… - Послышались короткие гудки.
        Ленька стремглав помчался к себе и начал спешно одеваться. Показалось странным:
«Когда Ирка успела простудиться? Голос-то вроде её, но глухой какой-то. Ладно, встретимся - всё разузнаю».
        В дневной час около кинотеатра было совсем мало народа. Иры Бусаловой почему-то рядом не оказалось. В аппендиксе между «Ударником» и домом стояла «форд» с водителем за рулем. Барабан покрутился возле него, озираясь по сторонам в поисках своей любви. Кто-то подошёл сзади и жёстко взял его под локоть:
        - Гражданин Барабанов, ведите себя тихо и садитесь в машину.
        Лёнька было рыпнулся, но в это же мгновение его вторую руку намертво захватил другой молодой и сильный человек, выросший как из-под земли.
        - Не трепыхайся, кому сказали?! Госбезопасность! Ты арестован, - прошипел, как проорал, чекист.
        В Лёнькином сознании ещё успели пронестись мысли о телефонном звонке, о голосе, похожем на Ирин, о какой-то страшной провокации, а стальные руки уже пригнули его голову и втолкнули в автомобиль.


* * *
        В Зубалово пришло время обеда. В хозблок отправили официантку позвать детей к столу. Через пять минут она вернулась, никого там не обнаружив. Поискали в доме, покричали с крыльца - братьев, как след простыл. Их велосипеды стояли в гараже, а дежурные у ворот божились, что мальчишки не выходили за территорию дачи.
        - Может, они как-то незаметно просочились наружу через дом охраны? - предположил один из чекистов. - Там при пересменке иной раз минуту-другую нет дежурного на вахте.
        Все согласились, что так могло случиться - иное женщинам просто не приходило в голову, тем более что они в том доме не бывали и не знали, что пост у входа никогда не остаётся без часового. Уже через полчаса на ногах была вся охрана, старательно имитировавшая поиск. Самого молодого чекиста, Крюкова, командировали к реке посмотреть, не ушли ли ребята купаться без предупреждения, что казалось маловероятным - до воды было больше километра, и мальчишки обычно ездили туда на велосипедах. Когда охранник наконец появился и сказал, что братьев на пляже нет, Ашхен Лазаревна изменилась в лице. Увидев это, Даранов развил ещё более кипучую деятельность - срочно разослал гонцов в лес за участком, связался с постовым на повороте к Барвихе и навёл справки в местном травмопункте. Почему-то эти мероприятия не дали результатов - мальчишек не видели, и о них никто не слышал. Тревога матери и бабушек перешла в панику, а чекист всё продолжал названивать в больницы, морги и милицейские отделения, но и там ничего не знали о судьбе детей члена Политбюро.


* * *
        Лёня Реденс заскочил в квартиру Галины Бурдонской в надежде увидеть Василия Сталина, однако дома того не оказалось.
        - Хорошо, что зашёл, - сказала тётка. - У нас проблема: куда-то потерялся второй ключ от лифта[В то время лифт в Доме правительства запирался на ключ.] . Без него страшно неудобно - Васе пока тяжело после ранения ходить по лестнице пешком, и мне с детьми без лифта тоже несладко. Я у коменданта попросила ещё один ключ, и он к завтрашнему обещался сделать. Пока я соберусь, побудь здесь недолго, и поможешь коляску вниз спустить.
        - Галь, подожди, я скоро приду.
        Лёнька кубарем слетел вниз по лестнице и через секунду уже просил у коменданта дома дать ему дубликат ключа.
        - Леонид, у нас слесарь ногу сломал. Другого - сказали, пришлют завтра утром. Я поэтому и объяснил Галине, что ключ сделают через день. Болванки у меня есть, а вот выточить - некому.
        - Так давайте я!
        - А сможешь?
        - Спрашиваете?!
        Получив всё необходимое, Лёня помчался домой - там хватало приспособлений и инструментов. Совместив мастер-ключ с заготовкой, он зажал их в тиски и начал аккуратно выпиливать пазы в болванке, идентичные тем, что имелись в образце. Минут десять спустя Реденс удовлетворённо отложил в сторону напильник и раскрутил тиски. Смахнув ладонью испарину со лба, он побежал в соседний подъезд проверить, подходит ли новый ключ к двери лифта. Тот подходил, но слегка заедал. Лёнька несколько раз его опробовал, внимательно осмотрел поверхность и заметил на бороздке риску в том месте, где требовалось чуть подправить угол. Счастливый, что вскоре справится с просьбой Галины, мальчишка выскочил во двор и побежал к своему подъезду.
        - …Молодой человек! - Из стоявшего у тротуара автомобиля его окликнул симпатичный мужчина.
        - Что?
        - Вы не подскажете?
        - ?…
        - Подойдите, пожалуйста, поближе, чтобы мне не кричать.
        Лёнька подбежал вплотную к машине и почти просунул голову в открытое окно.
        - Ты Леонид Реденс?
        - Да, а что?
        - Придётся проехать с нами.
        Лёня сразу всё понял, но по инерции ещё попытался оттянуть арест.
        - Мне только ключ отдать нужно.
        - Подождёт. Садись в машину.
        Парень обернулся и увидел, что за его спиной уже маячит другой чекист, как-то незаметно вылезший из задней двери, предусмотрительно оставленной открытой. Поняв, что выбора нет, член «тайной организации» опустил голову и нехотя полез в салон.

«Жалко, ключ не доделал. Теперь Галка до завтрашнего дня будет маяться», - подумал Реденс, когда машина, увозившая его в тюрьму, тронулась с места.


* * *
        В этот же день в Новом Иерусалиме арестовали ещё одного участника «Четвёртой Империи» - Арманда Хаммера. Чекисты перехватили его, когда с двумя вёдрами, полными водой, он возвращался от колодца к своему участку. Бабушка, заволновавшаяся уже через двадцать минут после исчезновения любимчика, кроме этих вёдер, ничего другого, напоминавшего о внуке, найти не сумела. А Хаммер в это время сидел между двумя здоровыми лбами на заднем сидении чекистской машины, навсегда увозившей его из детства.
        Если бы в ясный и погожий день на глазах Арманда вдруг рассыпался на песчинки Мавзолей Ленина со всем его содержимым, он был бы потрясён куда меньше.


* * *
        Зазвонил внутренний телефон. Пётр Иванович снял трубку и услышал незнакомый голос:
        - Здравствуйте, товарищ Кирпичников. Говорит Влодзимирский, начальник следственной части по особо важным делам… Мне поручено сообщить, что ваш сын Феликс арестован и находится во внутренней тюрьме.
        Петру Ивановичу не доводилось раньше беседовать с начследом - только раскланивались при встречах - потому и голос не узнал. Пока чекист говорил, он лихорадочно листал справочник внутренних телефонов и, найдя там Влодзимирского, освежил в памяти имя и отчество генерала.
        - …Вас понял… Лев Емельянович… И как это надолго? Вы считаете, что он что-то серьёзное натворил?
        - Пока сказать не могу. Всё зависит - как пойдет следствие. А натворил он не один, а вместе с группой одноклассников. Это связано с самоубийством Шахурина.
        - Я догадался. Ну что ж, благодарю за информацию.
        - До свидания, Пётр Иванович.
        Положив трубку, Кирпичников почувствовал, что дрожит. Это был удар.

«…Конечно, по этому вопросу возникали волнения, и нешуточные. Но когда после трёхнедельного следствия Шейнин спустил дело на тормозах, а потом почти месяц стояла тишина, окрепла надежда, что беда прошла стороной. И вот теперь Фелинька арестован».
        Петр Иванович набрал рабочий номер жены, но трубку на другом конце провода никто не снимал. Он посмотрел на часы. Было без пятнадцати четыре.

«Странно, где Геня?» - подумал он и позвонил на дачу.
        С той стороны сразу же ответили. Услышав родной голос, Кирпичников глухо сказал:
        - Мне только что сообщили, что Феликс арестован.
        - Ох… теперь всё понятно… а мы здесь уже с ума посходили - мальчики исчезли. На дороге нашли две наши корзинки… вокруг грибы разбросаны. Меня Зелда срочно вызвала с работы. Уже и в милицию обратились. Они начали поиски… Я всё не решалась тебе и Вере Ивановне звонить - сказать, что Феликс с Артёмом исчезли.
        - Меня сегодня не жди. Если и буду, то под утро. Хмельницким не звони. Их, вероятно, тоже проинформируют… когда положено.


* * *
        В Зубалово незаметно стемнело. Женщины собрались в гостиной на первом этаже.
        - Надо сообщить Анастасу. Больше тянуть нельзя, - прошептала Ашхен Лазаревна.


        В кабинете Микояна загудел зуммер вертушки. Анастас Иванович снял трубку и услышал голос наркома госбезопасности:
        - Приветствую вас, товарищ Микоян. Меркулов беспокоит.
        - Вечер добрый. - Ответил член Политбюро и подумал про себя: «Когда звонит глава госбезопасности, вечер добрым не бывает».
        - Анастас Иванович, тут вот какое дело - мне «сверху» поступило указание задержать ваших сыновей, Вано и Серго… и допросить их по поводу оружия, из которого были убиты Шахурин и Уманская. Так что они сейчас в моём ведомстве, на Дзержинского. Предупредите, пожалуйста, жену, чтобы не волновалась.
        - Вы что же их и на ночь оставите?
        - Согласно предписанию, задержу до выяснения всех обстоятельств.
        - Значит, они арестованы?
        - Товарищ Микоян, поймите меня верно - я выполняю указание, - заюлил нарком.
        - Хорошо, товарищ Меркулов. Всё ясно.
        - Тогда, всего наилучшего, - по-пластунски уполз драматург.
        - Всего, - обрезал член ГКО.
        Медленным движением Анастас Иванович положил трубку. Внутри у него что-то оборвалось.

«…Даже на охраняемую дачу они пришли и так арестовали мальчиков, что мне надо из Москвы оповещать об этом Ашхен. Украли… Они всё могут. Боже! И я не последний из виновных, что вся страна - сплошная зона… Тюремные камеры, как сельдями в бочке, набиты заключёнными, мечтающими выбраться из-за колючей проволоки, разделив хотя бы судьбу простого люда. А этот люд теснится в бараках, сидя друг у друга на головах… мельтешит на работе, чтобы перебраться в камеру - коммунальную квартиру… Мелкому начальству снится отдельная квартира-камера и камера-кабинет… Чины покрупнее отдыхают в камерах - дачных посёлках и грезят о самой большой камере, как у меня - двухэтажном кирпичном особняке. Камеры большего размера в этой стране просто не существует. Выше уже всё. Выше - конец. Выше - только жерло вулкана. И самое удивительное - все карабкаются туда, зная, что наверху пропасть, на дне которой раскалённая лава… Думают, дураки, что смогут зацепиться за край и не сверзиться. И я так думаю. И я буду молча хвататься за последнюю травинку своей десятигектарной зоны, обнесённой трёхметровым кирпичным забором, чтобы только эта
моя зона с персональным взводом надзирателей не усохла в мгновение ока до размера тюремных нар… Неужели это никогда не кончится?! Стоп, Анастас! Успокойся! Не раскисай! Пока твоя зона ещё находится в Зубалово, ты обязан бороться! Тебе детей спасать и себя спасать»!
        Звонок из Кремля лишь на мгновение опередил Ашхен Лазаревну, собравшуюся оповестить главу семьи о пропаже детей. Услышав мужа, она упредила его и прокричала в трубку срывающимся голосом:
        - Анастас! Дети пропали! Мы с ног сбились… всё обыскали, везде обзвонили!
        - Не волнуйся - они арестованы, - прервал её Анастас Иванович и разъединил связь.


* * *
        Анна Барабанова почувствовала неладное в восемь вечера. Решив, что после кино Леня зашёл к Бусаловым, она связалась с ними, чтобы загнать сына домой. Однако Ирочка сказала, что ни в какое кино они с Лёнькой не ходили и что она ему сегодня вообще не звонила. Но Тамара утверждала, что с братом говорила именно Ира. Анна Сергеевна ничего не могла понять, но всю её уже охватил ужас. Она позвонила мужу и рассказала о пропаже сына. Тому немедленно передалось волнение жены, и он обратился к милицейскому дежурному по городу. Поскольку запрос шёл из приёмной самого Микояна, сразу же начался активный поиск мальчишки, исчезнувшего столь странным образом.
        Взбудораженный и не на шутку встревоженный, заведующий секретариатом члена ГКО Александр Барабанов ещё выждал какое-то время, а потом встал из-за стола и пошёл в кабинет начальника.
        - …Анастас Иванович, позволите?
        - Заходите, Александр Владимирович. Что-нибудь случилось?
        Несмотря на спокойный тон Микояна и несмотря на свою растерянность, Барабанов сразу увидел, что на шефе нет лица. Но он все жё решился обратиться со своей бедой:
        - У меня большая проблема - пропал сын Лёня. Я хотел отпроситься у вас поездить по больницам.
        - Видишь ли, Александр… думаю, в больницах тебе его не отыскать.
        - ?…
        - Дело в том, что сегодня арестовали Ваню и Серёжу, и я узнал об этом буквально несколько минут назад. Сейчас, когда ты рассказал про Лёню, мне представляется, что он находится в том же месте, где и мои сыновья. Попробуй поговорить с Мамуловым. Может, он внесёт какую-то ясность?
        Барабанов ушёл совершенно обескураженный - член Политбюро не вызвался сам прояснить ситуацию, а лишь отослал его к формальному коллеге, заведующему секретариатом Берии.
        Мучительно долго Барабанов не решался набрать номер Мамулова по ВЧ. Когда он всё же это сделал, почти сразу пришло временное успокоение - приближённый оберчекиста, хотя и без охоты, подтвердил факт ареста Лёни.
        Александр Владимирович оповестил жену. Ужас от неизвестности сменился ужасом от такого известия.

«…Да, была беседа у Шейнина, но он чётко сказал, что это игра, и снял вопрос. Что же всё-таки произошло»? - думал Барабанов, но ответа не находил.
        Правда, разговор с Микояном немного успокоил - он понял, что судьба сына с этой минуты переплелась с судьбой Вани и Серго и, борясь за своих мальчишек, Анастас Иванович невольно станет хлопотать и о его сыне.


        Почти мгновенно беспроволочный телеграф донёс до пока ещё спокойных родителей Тёмки и уже успевшей впасть в истерику мамы Лёни Реденса известие о несчастье с братьями Микоянами и Барабановым. Вера Ивановна Хмельницкая стала накручивать диск телефона Кирпичниковым. Несмотря на позднее время, Евгения Даниловна сразу сняла трубку и на просьбу позвать Тёмку поначалу отвечала невразумительно, но, услышав прямой вопрос, разрыдалась и подтвердила страшную весть. В свою очередь, Анна Сергеевна Аллилуева обрывала провод у генерала Власика. Тот что-то мычал в ответ, но после часовой «паузы» подтвердил догадку и об аресте племянника.


        Родные Арманда Хаммера находились в обморочном состоянии почти два дня. Они впустую объездили все морги Волоколамского направления и мёртвой хваткой вцепились в начальника Ново-Иерусалиской милиции, искренне пытавшегося помочь найти пропавшего школьника. Следов мальчишки разыскать не удалось - он как в воду канул. На третий день мать Арманда, уже мысленно похоронившая сына, позвонила от безысходности Вере Ивановне Хмельниковой. Та сухо рассказала об известных ей арестах. Обретшая искру надежды женщина бросилась на Лубянку. Там её остудили, объяснив, что справок, находится ли имярек во внутренней тюрьме НКГБ, они не дают. Сердобольные женщины из очереди научили, как получить такую «справку». Выслушав инструкцию, мать понеслась домой, собрала нехитрую посылку, вернулась на Дзержинского и, отстояв трехчасовую очередь, протянула передачу в крошечное окошко. Какой-то безликий бритый наголо человек долго водил пальцем по замусоленным страницам со списками арестованных в толстом журнале поступлений, а потом найдя, что искал, бросил в окошко:
        - Не положена ещё передача вашему Хаммеру.
        Наверное, мать Арманда пережила в тот момент самую счастливую минуту в жизни - её сын воскрес. А что произошло это в тюрьме, ей предстояло оценить несколько позже.

12

        Свет очень яркой лампы, зарешечённой металлической сеткой, освещал все неровности стены и пола крошечного бокса. Феликс сидел на табурете, облокотившись на деревянную поверхность стола, шероховатости которой до блеска заполировали многие тысячи рук предшественников. В этот бокс-отстойник, без окна и без малейшего пространства для свободного передвижения, парня завели после короткого обыска.
        Прошло уже минут сорок, как он остался один на один с думами, а всё никак не удавалось прийти в себя от шока. Стало очевидно, что встретиться с отцом ему доведётся не скоро. Подперев ладонями подбородок, Кирпич сидел, безотрывно уставившись в стену, и вспоминал.
        Перед глазами медленно проходили последние полтора месяца - сначала смерть Нины и Володи, потом две недели тревог, вплоть до беседы с Шейниным, затем целый месяц, когда события первых чисел июня постепенно отступали на второй план, а дальше перед глазами встал арест и вот теперь - этот каменный мешок.

«За что?! А если вдруг пожар или наводнение?! Я же не смогу выйти отсюда! Я же погибну! Мамочка, как же теперь без вас?»
        Он не отдавал себе отчёта, откуда может взяться наводнение или начаться пожар. Ещё несколько минут назад всё вокруг освещалось солнцем. По улицам шли люди и ехали машины. Ветер шелестел листвой и разносил по тротуарам июльскую пыль. Над городом, уже «забывшим» про бомбардировки, по-прежнему висели аэростаты, правда, теперь не так грозно, как в 41-м. Из репродукторов звенел стальной голос Левитана, передававший сводки Совинформбюро. И вдруг всё это безвозвратно исчезло.
        Одиночество, тоска и безысходность разъедали. Он был в тюрьме лишь первые минуты и ещё не постиг одну из главных заповедей арестанта - как можно меньше мучить себя мыслями о прошлом. Ещё не понял, что в тюрьме нельзя бесконтрольно раскручивать спираль воспоминаний. Не проникся сознанием, что, думая о так мало ценимой на воле - «воле»… обо всех, оставшихся там дорогих и близких… о жалости к себе, так несправедливо вырванному из прекрасной и ни с чем не сравнимой свободы, становишься заложником собственной слабости, начинающей править тобой, полностью отбирая способность к нравственному сопротивлению - и вот тогда до помутнения рассудка остаётся лишь шаг.
        К счастью, появился офицер с листком в руке.
        - Фамилия?
        - Кирпичников, - очнулся юноша.
        - С вещами на выход.
        Феликс машинально поднялся, и ноги сами вынесли его в коридор. Он вновь попал в комнату, где обыскивали, отобрав поначалу лишь ножик и ремень. Офицер вышел, но арестант недолго оставался один - дверь отворилась, и появился мужчина в синем, застиранном до блеклости халате. В глаза бросились его лопухообразные уши.
        - …Фамилия, имя, отчество, год и место рождения, - прозвучал безразличный голос тюремщика.
        - Кирпичников. Феликс. 1928 год, Ленинград.
        - Отчество.
        - Петрович.
        - Разденься догола. Нательные вещи сложи на стол.
        Феликс снял одежду, оставшись лишь в трусах и носках.
        - Тебе сказано - догола.
        Юноша выполнил команду, прикрыв рукой полыхающий рыжим цветом лобок.
        Мужчина подошёл.
        - Широко открой рот.
        Привычными движениями он исследовал его полость, потом пристально заглядывал в ноздри, в уши и под веки, изучая содержимое на предмет утаивания там колющих и режущих предметов. Не найдя в тайниках ничего подозрительного, контролёр устало заставил парня предъявить в деталях половой член и раздвинуть ягодицы. Феликс автоматически выполнил приказ. Когда ничего запрещённого не показалось наружу и не вывалилось на пол после приседания, ушастый принялся тщательно ощупывать нехитрое имущество арестанта, разрешая надеть проверенную одежду.
        В комнате появился ещё один охранник, на этот раз в белом, но тоже застиранном до серой грязности халате. В руках он держал ручную машинку для стрижки. Прошло минуты две, и рыжая шевелюра рассыпалась по полу. Парикмахер-модельер ушёл, оставив Феликсу непривычную прохладу на стриженной наголо голове. Теперь возник новый тюремный служитель с коротким «бобриком» на голове и чемоданчиком в руке. Он сел у дальнего края стола и достал из кофра какие-то предметы.
        - Подойдите сюда, - приказал он, не отрываясь от работы.
        Парень выполнил команду и увидел открытую жестяную коробочку. Внутри находилась чёрная губка, сочившаяся тёмной и вязкой массой. Рядом лежали листки каких-то незаполненных бланков. Тюремщик взял в руку правую кисть арестанта, а другой рукой крепко вжал его пальцы в губку, отчего их внутренняя сторона мгновенно окрасились чёрным. «Бобрик» ухватил испачканный большой палец Феликса и, плотно прижав к листку, слегка повернул его в обе стороны - как бы вокруг оси. На бумаге остался отпечаток развёртки подушечки. Кирпич удивился - казалось, это отпечаток чужого пальца, от значительно большей руки - на ум непроизвольно пришло сравнение глобуса и настенной карты мира. «Бобрик» повторил операцию с остальными пальцами и снова указал на табуретку - теперь предстояло фотографирование в фас и в профиль.
        Феликс ощущал себя дебютантом на сцене, где остальных актёров уже воротило от бесконечного разыгрывания одной и той же пьесы в пустом зрительном зале.
        Потом его отвели в баню, где выдали вафельное полотенце размером с портянку и обмылок. По всему предбаннику были расстелены крашеные деревянные щиты, а в душевом зале пол покрывали истёртые, не успевающие просыхать деревянные решётки со следами зелёной краски. Под потолком ощетинились рассеиватели, непрерывно выбрасывавшие струи воды. Юноша встал под один из них, но тут же как ошпаренный ринулся назад - вода оказалась слишком горячей. Тогда он поискал глазами краны, но их нигде не было - регулировать напор воды и температуру оказалось невозможно. Поводив по телу бурым кубиком мыла, Феликс начал заскакивать под кипяток и тут же выпрыгивать, пока не смыл прилипшие к телу волосы. Затем он вернулся в раздевалку и обтёрся полотенцем, мгновенно промокшим до нитки. Едва узнав свою одежду после прожарки, он кое-как натянул рубаху и штаны под понукания надзирателя. Потом его повели по коридору до большой железной двери, оказавшейся входом в лифт. Феликс подумал, что сейчас его спустят в подвал, но лифт неожиданно поехал наверх, до пятого этажа. Когда его завели в камеру, он увидел узкое помещение, где
большую часть площади занимала железная кровать. За спиной едва слышно скрипнуло, и заключённый остался один.


* * *
        Уткнувшись в надпись «Приём арестованных», Серго понял, как жестоко чекисты обвели братьев вокруг пальца. От обиды к горлу подкатил комок, но ему едва минуло четырнадцать, и к этому ощущению сразу же прибавилось любопытство, тем более что паузы на размышления тюремщики не оставили. Его завели в комнату, где за столом сидел всё тот же лопоухий, но и конвоир никуда не спешил. Не скрывая интереса, оба смотрели на мальчишку с явно выраженными армянскими чертами лица. Серго удивился - ведь перед ним сюда, вероятно, приводили Ваню и успели насмотреться на сына члена Политбюро.
        - Назови фамилию, имя, отчество, дату и место рождения, свой домашний адрес.
        - Микоян… Серго Анастасович. Родился в Москве в 1929 году. Адрес: Кремль, Коммунистическая 33.
        - Ну что ж, Серго Анастасович, разденься.
        Дойдя до трусов, парень остановился. Любопытные взгляды тюремщиков свидетельствовали, что более тощего создания они ещё не видели.
        - Трусы тоже сымай… не миньжуйся.
        Женщин вокруг не было, и Серёжа вяло повиновался. Его попросили нагнуться вперёд. Когда он выполнил просьбу, один из взрослых зашёл сзади. Не увидев торчавшего лезвия ножа или дула пулемёта, он выпрямился и кивнул напарнику.
        - Можешь одеться. - Чекист, получивший сигнал от сослуживца, явно укоротил процедуру вхождения Серго в мир арестантов.
        После стрижки и других стандартных процедур Серёжа снова попал в коридор, за которым обнаружилось множество лестниц с проёмами, перекрытыми сетками. Когда дело дошло до бани, он невольно повторил технологию Кирпича. Манипуляции с новичком закончились в одиночке с коричневыми стенами, где свет едва проникал через окно, загороженное каким-то ящиком. Серго ещё не знал, что это «намордник» - изощрённое приспособление, лишающее заключённых общения с солнцем. Раздражали жара и духота - он снял рубашку. На шум тут же открылся глазок.

«Посмотрим, кто кого»? - решил арестант и включился в «гляделки» с надзирателем.
        Увидев, что Серго не подпиливает решётку, тюремщик потерял к нему интерес и захлопнул глазок. Снова оставшись один, мальчишка вдруг почувствовал, что время остановилось - стало безумно скучно и тесно. Тогда он походил по камере, но это быстро надоело, и он лёг на кровать.

«Интересно, что сейчас происходит дома»? - Едва успев задать себе этот вопрос, Серёжа вдруг понял, что обманули не только его с Ваней, но наверняка и маму.

«…Значит, она ещё не догадывается, что с нами случилось. И отец тогда тоже может не знать! Но когда-то же им должны сообщить… Скорее бы это случилось! Папа сходит к товарищу Сталину, заступится за нас - и мы на свободе!…»
        На улице темнело. Свет из окна уже совсем перестал проникать в одиночку. С потолка слепила какая-то непередаваемо-яркая лампа. Вошёл контролёр и предложил сводить Сергея в туалет. Он обрадовался - появилась возможность ещё раз осмотреться вокруг. После похода тюремщик объявил отбой, приказав раздеться и лечь в кровать. Серёжа подчинился и вскоре почувствовал, что его клонит ко сну. Но мешала лампа. Казалось, прямо в глаза направлен прожектор - свет проникал даже через закрытые веки. Снова звякнул глазок, и мальчишка спросил, приподнявшись:
        - Скажите, пожалуйста, как здесь выключить свет?
        - Ты чего там бухтишь? - проворчал чекист, открыв дверь.
        - Да я хотел узнать, как свет погасить?
        - Никак - это не положено.
        - Но мне так не уснуть!
        - Захочешь спать - заснёшь.
        И вправду, не прошло и десяти минут, как усталость сморила. Во сне Серёжа видел дом и родных.


* * *
        День 23 июля подходил к концу. Из восьми арестованных и доставленных во внутреннюю тюрьму НКГБ членов тайного преступного сообщества «Четвёртая Империя», четверо уже прошли унизительную процедуру приобщения к миру арестантов и заняли места в одноместных камерах, где им предстояло провести первые трое суток тюремного карантина. Однако в стране, где без очереди нельзя было попасть никуда, своего черёда приходилось ожидать и в неволе. Арманд Хаммер и два Лёньки - Барабанов и Реденс - потеряв счет часам и думам, по-прежнему были замурованы в отстойники, в ожидании, когда их наконец пропишут в неволе.


* * *
        За день до ареста школьников Меркулов провёл с подчинёнными часовое совещание. Учитывая многочисленность обвиняемых, он поручил вести допросы всем членам следственной бригады. Опираясь на задачи, сформулированные Влодзимирским ещё в докладных записках, предстояло решить вопрос тактического поведения с каждым юношей в зависимости от характера. Чекисты посчитали целесообразным подсадить к заключённым «наседок» - штатных сотрудников органов, играющих роли «арестантов», или обычных заключённых, согласившихся сотрудничать с госбезопасностью. Задач у наседок было две: выведать у неопытных сокамерников как можно больше информации, связанной с делом и при случае, выступить свидетелями, опираясь на сведения, полученные из разговоров с подопечными.


* * *
        Петю Бакулева, жившего возле 1-й Градской больницы, взяли днём позже. Около четырёх часов он вернулся на побывку из колхоза. Пока приводил себя в порядок, бабушка подала обед. Едва он начал есть, как в прихожей раздался звонок. Открыв дверь, парень увидел молодого мужчину спортивного телосложения.
        - Это квартира Бакулевых?
        - Да, а что?
        - В домоуправлении идёт проверка, и в ваших документах не обнаружили отметки об оплате квартиры за последние два месяца. Вы бы подошли с квитанциями разобраться на месте.
        - А можно завтра? Родители со вчерашнего дня на работе и появятся поздно вечером.
        - Мы через полчаса закрываемся, а документы нужны очень срочно. Поищи, пожалуйста, сам.
        - Хорошо - пойду, взгляну.
        Поняв, что от настойчивого дядьки не отвертеться, Петя быстро разыскал квитанции и отправился с провожатым в домоуправление, оставив недоеденной окрошку. Возле подъезда стояла серая «эмка». Увидев Бакулева, пассажир автомобиля едва различимо спросил:
        - Эй, мальчик. Где здесь живут Бархударовы?
        Петя и не расслышал толком, что ему сказали.
        - У тебя хотят что-то разузнать. Подойди поближе, - посоветовал атлет.

«Поближе» Петю упаковали в машину и повезли на Лубянку. Щупленький
«генерал-полковник» совсем затерялся между двумя оперативниками. Ему было очень страшно.


        Вернувшись вечером домой после суточного дежурства в госпитале, чета врачей Бакулевых всю ночь и следующий день провела в поисках сына. Ни в моргах, ни в милиции Петю не нашли. В домоуправлении начисто открестились от визитёра, о котором рассказала бабушка. Приёмная НКГБ отозвалась стандартным ответом, что сведениями о школьнике Бакулеве не располагает. Родители передумали, казалось, всё, но не сообразили позвонить кому-то из одноклассников, а молва об арестах школьников до них ещё не докатилась.
        На следующий день за профессором Бакулевым спешно прислали из «кремлёвки» - только что доставленному с фронта раненому командарму требовалась срочная операция. Приехав в больницу, Александр Николаевич наотрез отказался заниматься генералом.
        - Алексей Андреевич! Вы должны меня понять! Пропал Петя! Никому до этого нет дела! Ни милиции, ни органам! Я совершенно в разобранном состоянии, и не могу работать. Уж будьте так любезны, пока не прояснится его судьба, увольте меня от операционного стола, - твёрдо заявил Бакулев начальнику лечсанупра Кремля Бусалову.
        - Александр Николаевич, не паникуйте, пожалуйста. Очень прошу вас начать подготовку к операции, а я тем временем сделаю всё возможное, чтобы прояснить местонахождение вашего сына.
        Через 15 минут великому хирургу сообщили об аресте «генерал-полковника» Петра Бакулева и тем самым спасли жизнь другого, всамделишного генерал-полковника - профессор Бакулев выполнил очередную ювелирную операцию.


* * *
        Прошло трое суток, и ребят перевели в двухместные камеры.


        - …Ну что парень, давай знакомиться, - сосед протянул Феликсу руку. - Меня зовут Анатолий. Но вообще-то все кличут - Толян. Фамилия - Сверчков.
        - А я - Феликс. Феликс Кирпичников.
        - Понял, Феликс… И сколько же тебе годков?
        - Пятнадцать… месяц назад исполнилось.
        - Давно чалишься?
        - ?…
        - Ну, сидишь давно?
        - А?… Сижу давно… Уже четвёртые сутки.
        Анатолий залился непритворным смехом.
        - Ну, ты даёшь… Давно! Да ты, почитай, ещё вольный! Ещё полгода домашними пирожками серить будешь… Хотя… в таком возрасте попасть под следствие на Лубянку надо уметь… Тебя, конечно, в первый раз загребли?
        - Угу.
        - Правильно, на малолетку - не похож, да и место, куда приземлился, большого выбора не оставляет: ты либо оружием баловался, либо политический… Или что?… Немчура тебя заслала мосты подрывать?
        - …
        - Ладно, о делах горьких потом потрём. Пока тебе надо освоиться, понять - что к чему, а что - почём… Ты попал, считай, в самый лучший цековский санаторий на побережье Крыма… В двухместной камере, да не вдесятером… на чистых простынях… Где ещё такое сыщешь? Кормят тоже от пуза, правда, без разносолов. Слушай, а может, у тебя покурить найдётся?
        - Я не курю.
        - Жаль…
        - А это что?
        - Параша. Отлить или похавозить захочешь - крышку открой и гадь на здоровье.
        - А меня в первые дни на оправку в туалет водили.
        - Ну, это в карантине - там параш нет… Да, не гоняй ты! - одёрнул Толян новичка, увидев, что тот думает о своём.
        - «Гонять» - это что?
        - Гонять - это вспоминать, как дома сладко… Здесь жизнь тоже вовсю кипит. С утра могут на допрос дёрнуть. Потом - книг море, а ты, пожоже, до них охочь. А можем - в шашки.
        - Что, выдают?
        - Догоняют и добавляют - сами из хлеба сделаем… вертухаев не спросим.
        - «Вертухай» - это кто?
        - Вертухай по тюрьме водит и в глазок зырит. Так… первый урок тюремного ликбеза я тебе дал, а по ходу поезда и дальше обучу. Теперь рассказывай, каким ветром тебя сюда занесло? Что-то ты больно соплив для Лубянки.
        Феликс почувствовал, что надо как-то отвечать говорливому соседу, но он не умел раскрываться, тем более первому встречному.
        - Да я сам не пойму, за что меня сюда…
        - Как не поймёшь? Ты что?… Мирно полз по улице… изюм из носа пальцем выковыривал… а тебе вдруг, ни с того, ни с сего - клешни завернули, и прямиком во внутреннюю тюрьму?
        - Не-е.
        - А как тогда?
        - Ну… там сложная ситуация. Я потом расскажу. Сейчас - не хочу, настроения нет.
        - Опоздаешь. К следаку поднимут… там глупостей на себя наговоришь и пойдёшь десятерик мотать. А десятка, она о-ох как долго тянется.
        - Да нечего мне на себя наговаривать. Ничего я такого не делал.
        - Так все поначалу чешут. Лучше расскажи. Я плохого совета не дам. Ты мал ещё - по неопытности оговоришь себя, потом жалеть будешь.
        - Буду, значит, буду.
        - Как знашь, но имей в виду, я торчу четыре года - все ходы-выходы знаю и плохо тебе не посоветую.
        - А сам-то как сюда попал?
        - Это, брат, тоже долгая история. Я здесь сейчас на доследовании…
        Дверь отворилась, и в камеру вошёл контролёр.
        - Вынос параши, потом отбой. До семи утра вставать с кровати и говорить друг с другом запрещено. - Последнюю фразу он адресовал новичку.
        Феликс лежал и думал. После трёх дней одиночки, присутствие рядом живого существа казалось просто счастьем. Анатолий, хотя и не вызвал пока доверия, своим балагурством и шутками как-то отвлекал и успокаивал. Но за эти первые тюремные дни в книге жизни Феликса закрылась глава под названием «Детство». Хулиганистый и смешливый парнишка раз и навсегда сделался молчуном и тихушником. В его почти уже сформировавшемся характере появилась ещё одна черта - осторожность.
        - …Ты, Феликс, не гоняй, ты спи, - услышал он тихий голос соседа. - Думай о том, что жизнь везде продолжается. Время пройдёт, и пообвыкнешь даже в тюрьме. А вот руки из-под одеяла вынь.
        - Ой, да! Мне и в одиночке так говорили. А почему?
        - По-качану. Не ясно, что ли? Может, ты под одеялом бомбу варганишь… или так дрочить начнёшь, что от качки тюрьма рухнет. Ну, всё - спим.


* * *
        Соседом по камере у Вани Микояна оказался степенный пятидесятилетний мужчина, представившийся Сергеем Михайловичем - бывшим главным технологом химического предприятия в Московской области. С его слов, сидел он уже больше восьми месяцев и сейчас ожидал решения ОСО. Ему предъявлялось обвинение во вредительстве, что в военное время могло потянуть и на вышку. В чём заключалось вредительство, Вано так и не понял из туманных объяснений Сергея Михайловича про какую-то оплошность, допущенную по его недосмотру в технологическом процессе.
        Химик сразу же начал приставать с расспросами - взрослого мужчину очень заинтересовало, за что оказался в тюрьме его малолетний сосед с таким звучным именем. И Ване мучительно не терпелось с кем-нибудь поделиться, а выбора не было - лишь этот технолог, старавшийся осторожно заглянуть в душу юного сокамерника. Понемногу юноша разговорился - рассказал об убийстве, посетовал, что согласился на просьбы друга дать пистолет… Но тут сосед необдуманно порассуждал вслух:
        - Ваня, как же твой отец, действующий член ГКО и Политбюро, бросил тебя на произвол судьбы и не уберёг от ареста?… Или, может, Анастас Иванович тоже здесь?
        Парень этого тона не поддержал и замкнулся. С этой минуты стало ясно, что у наседки контакт с подопечным не сросся.


* * *
        Длинными коридорами и замысловатыми переходами Ваню привели в большую комнату, где за резным дореволюционным столом сидел крупный мужчина в хорошо сшитой генеральской форме. Выглядел он чуть за сорок. На правой щеке ухоженного лица багровел шрам, а в густых волнистых волосах, зачёсанных назад, уже появилась проседь. Генерал изучающе посмотрел на парня и показал на стул, стоявший напротив. Чуть в стороне, за маленьким столиком, сидел стенографист с погонами младшего лейтенанта.
        Когда арестованный сел, следователь довольно спокойно начал беседу:
        - Ну что ж, давай знакомиться. Представься, пожалуйста.
        - Микоян Вано Анастасович, 1927 года рождения, ученик 8-Б класса 175-й школы.
        - Адрес места проживания?
        - В этой тюрьме, в камере 92.
        - Это хорошо, что не падаешь духом и шутишь, но меня интересует адрес, где ты проживал до ареста.
        - Кремль, Коммунистическая 33.
        - Ну вот, так уже лучше. Теперь я тоже представлюсь. Моя фамилия Влодзимирский. Зовут - Лев Емельянович. Я - комиссар государственной безопасности, начальник следственной части по особо важным делам НКГБ СССР. Можешь называть меня либо
«гражданин следователь», либо по имени-отчеству… Обвинительное заключение тебе предъявили. Знаешь теперь, за что арестован? Вину перед страной чувствуешь?
        - Гражданин следователь. Из обвинительного заключения я ничего не смог понять. Там только написано, что я вместе с другими ребятами из школы обвиняюсь по статье 58 и по статье 19. А в чём именно состоит обвинение, там не написано.
        - А ты не догадываешься, за что вас арестовали?…
        - Я знаю ещё только про арест Серго. Вы нас вместе с ним обманули и нечестно сюда привезли.
        - Что значит, нечестно?
        - Сами знаете - даже переодеться не дали. А товарищ Берия и товарищ Меркулов…
        - Они тебе не «товарищи»!
        - Лаврентий Павлович и нарком госбезопасности меня уже допрашивали и сказали, что я виноват, но мой проступок останется на моей совести, поскольку я несовершеннолетний… А потом со мной беседовал следователь Шейнин. И он тоже не говорил, что я преступник.
        - Ты, Вано, эти разговоры брось. Отвечай на поставленный вопрос.
        - …Если ещё кто-то из моих знакомых арестован, то не знаю, за что. А я совершил очень плохой поступок, имеющий отношение к смерти Нины Уманской и Володи Шахурина.
        - Ну вот, и расскажи о нём поподробнее. Не стесняйся. Времени у нас достаточно. Ты должен понимать - то событие было чрезвычайным. Нам необходимо всё выяснить и запротоколировать.
        - А зачем же арестовывать?… Через полтора месяца. Я что, убегу куда-нибудь?
        - Гражданин Микоян, здесь вопросы задаю я! И запомни, такое поведение ни к чему хорошему не приведёт. Или мы будем работать, или тебе придётся сильно пожалеть.
        - Нет, я согласен отвечать. Но, пожалуйста, задавайте мне конкретные вопросы.
        - Ну а как ты был связан с убийством Уманской?
        Ваня подробно повторил свой рассказ в кабинете отца сразу после убийства. Влодзимирский слушал до конца, не перебивая.
        - Это интересно, но ты ушёл от ответа на вопрос - почему Шахурин стрелял?
        - Это только он знал. Я могу лишь догадываться. Я же описал его характер… Наверное, Володя очень не хотел Нину в Мексику отпускать. А что она могла сделать?
        - Так, с этим всё пока ясно. Теперь расскажи про «Четвёртую Империю»? Как она появилась? Кто в неё входил?
        - …Думаю, Шахурин подговорил ребят создать «тайное общество» из-за своей властности. Я старше на класс, и поэтому он предложил, чтобы мы руководили вместе. Но мне это было неинтересно, и я отказался. А ему очень нравилось командовать. Всё, что ребята делали в школе или после уроков, - сдавали нормы ГТО, водили машину, стреляли в тире, в олимпиаде участвовали - он оформлял, как действия в
«тайном обществе».
        - А кто туда входил?
        - Володины одноклассники и Серго.
        - Поимённо, пожалуйста.
        - Да я на заседаниях ни разу не был. Вы у них сами спросите.
        - Представь, что ты следователь, что твоя работа - выяснять причины и детали такого серьёзного преступления, как убийство молодой девушки, усугубленное страшными обвинениями убийцы в предательстве Родины… И вот сидит напротив тебя человек, вложивший в руки этого убийцы оружие, но вместо того, чтобы искренно помочь следствию полностью восстановить всю картину событий, все мотивы преступления и сопутствующие обстоятельства, он разглагольствует о том, что и без него понятно и известно… Как бы ты на моём месте посмотрел на такого обвиняемого? Как на раскаявшегося в своем поступке человека, желающего помочь органам, или как на преступника, всеми силами пытающегося уйти от ответственности?!
        Вано не хотел представлять себя на месте следователя. Он сразу ощутил, что этот человек - заклятый враг, желающий его гибели. Ощутил, даже несмотря на доброжелательный тон этого человека и некоторую участливость. Но душу разрывал страх. И этот страх нёс парня к тому, чтобы, захлебываясь, начать говорить. Говорить всё, что знал и о чём догадывался. Говорить - без умолку, чтобы только заглушить в себе этот страх. Чтобы хоть на минуту оттянуть следующий вопрос. Но, несмотря на юность, несмотря на этот пронзивший его насквозь страх и несмотря на неопытность, как только он услышал убаюкивающие рассуждения Влодзимирского о помощи следствию, чутьё подсказало: отец был абсолютно прав - чем больше деталей он выложит, тем больше новых вопросов ему зададут, и продолжаться это будет без конца.
        - А что ещё я должен вам рассказать? - Ваня едва сдержал порыв разоткровенничаться с этим ужасным человеком.
        - Всю правду о преступных замыслах «Четвёртой Империи».
        - Да я о ней только краем уха слышал. Меня это не касалось.
        - И Серго ничего с тобой не обсуждал?
        - Почему, он говорил про игру. Но она его увлекала очень недолго, а потом, как я понял, он оставался в организации по инерции. Да вы лучше его самого спросите!
        - Я, наверное, догадаюсь, у кого из вас, о чём спрашивать. Ответь на вопрос, отчего, зная об антисоветском характере организации Шахурина, ты не сообщил о её существовании органам госбезопасности или кому-то из старших?
        - …Я никому о ней не рассказывал, поскольку не придавал этому значения. Я вообще ничего не знал об антисоветских настроениях в организации.
        - А кто из взрослых имел к ней отношение?
        - Я ничего больше не знаю.
        - Очень жаль, что ты не хочешь по-хорошему, - сухо подвёл черту Влодзимирский. - Но мой совет - когда пойдёшь в камеру, постарайся всё вспомнить. Если что-то придёт на ум, попросишься на допрос.
        - Хорошо, я постараюсь.

13

        После долгих размышлений, первым решился похлопотать за сына - Хмельницкий. Генерал понимал, что одноклассников арестовали с высшей санкции, а значит, и ходатайствовать надо было перед Сталиным. Рафаила Павловича воодушевило, что Верховный вскоре сам объявился рядом. Через два дня после ареста мальчишек Иосиф Виссарионович приехал на выставку трофейной техники, куда уже начали поступать новые экспонаты с полей боёв на Курской дуге. Хозяин, пришедший на осмотр в сопровождении Берии, Устинова и Василевского, остался доволен увиденным. Перед самым уходом он благодушно спросил у начальника выставки:
        - Ну, как дела, Руда? Поправился после ранения?
        - Так точно, товарищ Сталин!
        - Ты что такой официальный сегодня?
        - Иосиф Виссарионович, хочу обратиться к Вам с просьбой, и считаю себя не вправе делать это не по Уставу.
        - Что произошло?
        - Товарищ Сталин, у меня в семье большая беда - арестован сын Артём. Я, конечно, понимаю - «ни за что» у нас в тюрьму не сажают, но парню только пятнадцать… и хотелось, чтобы степень его вины определили как можно скорее.
        - Ты прав насчёт того, что у нас «ни за что» не сажают. Сколько мне помнится, он не один по делу проходит… Этим занимается госбезопасность. Ей и карты в руки, всё выяснить, как положено. Так, товарищ Берия?
        Оберчекист, напряженно слушавший диалог, сразу встрепенулся:
        - Совершенно верно, товарищ Сталин.
        - Ну вот, если товарищ Берия подтвердил, что чекисты над этим вопросом работают, то давай-ка, Руда, мы с тобой вместе и подождём результатов. Содержат их хорошо. Можешь не волноваться. А по всём остальным вопросам обращайся к товарищу Меркулову. Я его функций на себя перенимать не вправе.
        - Спасибо за разъяснения, товарищ Сталин.
        По большому счёту, Хмельницкий ничего другого от Вождя не ожидал - решение обратиться к Верховному спровоцировал родительский инстинкт, поэтому о разговоре с Иосифом Виссарионовичем он поделился только с женой, да и то в постели, перед сном.


* * *
        Анастас Иванович Микоян, всё время напряжённый от беспокойства за судьбу детей, находился в двусмысленном положении. После давнего, первого, разговора со Сталиным ему стало совершенно невозможно обращаться с вопросом, как идут дела, к кому-либо кроме самого Хозяина. А спрашивать Иосифа, что тот надумал, казалось самоубийственным. Да и что спрашивать?

«…Коба, почему ты приказал арестовать моих мальчиков? Ты что, отправишь их в лагерь»? - Очень хорошие были бы вопросики.
        Приходилось мучительно и унизительно ждать, поскольку Сталин ни разу после инициированной Микояном беседы не вернулся в разговорах к событиях на Каменном мосту.
        Анастас Иванович составлял в уме различные комбинации.

«Если отвлечься от состояния Вани и Серёжи, то логика подсказывает, что ребят со временем всё-таки выпустят. Их кровь не нужна Сталину. Того должен на первых порах удовлетворить компромат, собранный против меня. Но компромат станет ценным, если докажут их вину. Поэтому крутить будут - до конца. Дай-то бог, чтобы с ними обращались по-человечески. А мне теперь, даже при лучшем исходе, всю жизнь на крючке у Кобы болтаться. Да… сделанного не вернёшь - придётся уповать на то, что сегодня я Сталину пока ещё нужен».
        Однако все эти стратегически успокаивающие размышления разбивались о факт заключения мальчиков в тюрьму.


        В очень плохом состоянии находилась Ашхен Лазаревна. Дети были для неё всем. Прошёл уже год с момента гибели второго сына, Володи, а мать так и не смирилась с мыслью, что его уже нет. Возможно, причиной тому стали очевидцы воздушного боя. Когда подбили самолёт Владимира Микояна, несколько наших лётчиков видели, как его машина загорелась и штопором ушла к земле. Однако, упав на вражеской территории, машина не взорвалась - это оставляло хоть какую-то надежду, и мать верила, что Володя жив. Она молилась, чтобы ничего страшного не случилось с двумя другими её сыновьями, Степаном и Алексеем, ежедневно совершавшими боевые вылеты, а беда пришла совсем с другой стороны - страшная сила захватила двух младших, захватила здесь, в Москве, где почти всемогущим был их отец. И тем больший ужас охватил Ашхен Лазаревну, что Анастас ничего пока не предпринимал, чтобы повлиять на облегчение судьбы Вани и Серёжи. Даже любые её попытки поговорить с мужем на больную тему Микоян в корне пресекал, но материнское сердце оказалось сильнее осторожности сановного отца - презрев страх, несчастная женщина по-своему искала
утешения и старалась хоть что-нибудь узнать о детях. Несколько раз она решалась позвонить маме Пети Бакулева. Только что нового могла ей поведать Валентина Петровна?


* * *
        Анна Сергеевна Аллилуева попыталась прорваться к свояку и защитить сына - Лёню Реденса, но бдительный Поскрёбышев не допустил её даже на порог приёмной.


        Кирпичников долго не решался и подумать о том, чтобы хлопотать за Феликса. Броситься безоглядно на защиту не позволял, в первую очередь, холодный расчёт. Опыт подсказывал, что «резкие движения» принесут только вред - гнев мог обрушиться и на него, и на других членов семьи, оставшихся на свободе, а Пётр Иванович не имел права забывать, что кроме Феликса у него подрастал ещё и маленький Серёжа.


        Семья Барабановых молилась на Микояна, думая, что из всех родителей, только он имеет шансы спасти своих детей, а, значит, и их однодельцев, среди которых был их сын Лёня.


        Единственное, что могли робко предпринять остальные - писать челобитную на высочайшее имя, но это им и в голову не приходило.


* * *
        Меркулов закончил накладывать резолюции на документы и сложил их в папку: «На подпись». Покончив с текучкой, он придвинул календарь-ежедневник, чтобы уточнить план на день. Напротив указателя времени «20. 00», пунктом «9», стояло:
«Влодзимирский. Отчёт о ходе следствия по "Четвёртой Империи". Пунктом «10» значилось: «Доклад у товарища Берии в 21.30».
        Нарком посмотрел на часы, показывавшие 19.47. К закату клонился день 14 августа, однако его рабочий день был в самом разгаре. Всеволод Николаевич распорядился накрыть чай на двоих и впустить начследа, когда тот появится. Через пару минут подавальщица внесла в кабинет поднос с заказом.
        - Поставь на столик у кресел, - сказал нарком официантке, замершей у стола и глазами как бы спрашивавшей хозяина, где тот собирается пить чай.
        Она была из новеньких, но сразу видно, что опытная. И внешне - не вчерашняя школьница, а цветущая, широколицая русская молодка лет двадцати пяти.
        - Тебя как зовут?
        - Антонина, - ответила она, аккуратно сервируя столик и стараясь не поворачиваться к главному чекисту спиной.
        Взглядом ценителя Всеволод Николаевич окинул её сверху донизу, отметив налитые груди, очерченные белоснежным фартуком с оборками, и тугой, маняще оттопыренный зад. Понравилось ему и открытое лицо с румяными, как спелый штрейфлинг, щеками и чистой, гладкой кожей.

«Молодец Немчинов», - подумал комиссар 1-го ранга о своём адъютанте, подбиравшем подавальщиц.
        - …Что-нибудь ещё желаете, товарищ народный комиссар?
        - Нет, спасибо, Антонина. Когда понадобишься, я вызову. А пока иди.
        Официантка направилась к дверям. В её взгляде, брошенном напоследок, во всем её облике и даже в якобы покорной походке многоопытный Меркулов увидел повадку самки, чётко знающей свою роль рядом с вожаком стаи.

«Надо отведать её и, если в любви будет столь же хороша, как аппетитна снаружи, обязательно угощу Лаврентия Павловича», - подумал вслед автор популярных пьес.


* * *
        Вошёл Влодзимирский. Меркулов, уже оккупировавший диван рядом с чайным столиком, показал на глубокое кресло. Начслед прокрался к указанному месту, неслышно ступая на носках.
        - Мне сюда, товарищ народный комиссар?
        - Сюда-сюда… Садись, Лев.
        - Благодарю, товарищ нарком.
        - Давай уже приземляйся. У меня не очень-то густо со временем.
        - Есть, товарищ нарком. - Чекист осторожно опустился на край кожаного сидения.
        - Да ты располагайся удобнее - давай, почаёвничаем. Хочешь курить - кури. - Миролюбиво, с хорошим настроением сказал Меркулов, заметив, что подчинённый сидит в неловкой позе и скованно размешивает сахар в стакане.
        - Огромное спасибо, Всеволод Николаевич! С превеликим удовольствием, - поблагодарил Лев Емельянович и, чуть отодвинувшись назад, занял более удобную позу.
        - Ну, как там компания малолеток? На допросы не рвутся? Я смотрю, ты за них пока ещё серьёзно не взялся, - пожурил Меркулов подчинённого и осторожно отхлебнул из стакана горячий, ароматный чай.
        - Товарищ нарком… признаться, шёл сюда за советом. Уж больно непонятно, как себя с ними вести?… Такой задачи перед следствием ещё не ставили. Скажу как на духу, хоть казните, - я не во всём до конца разобрался.
        В отличие от Влодзимирского у наркома уже сформировалось твёрдое мнение о причинах столь необычного задания. Поэтому и поучал он начследа в благодушной, даже немного ёрнической манере.
        - Милай, ты ж не первый день генерал… с двумя звёздами генерал, госбезопасности генерал. Тебе все указания давным-давно переданы, и пора бы уже понять, что к чему.
        - Виноват, товарищ нарком. Но боюсь - без вашей помощи нам эту задачку не осилить.
        - Ишь, как заговорил. Учить вас тут всех, на мою голову. Короче… проверить взрослых, которые реально могли ребят за собой повести, конечно, надо. Только думаю, таких «старших товарищей» нет и быть не может - вы же полтора месяца собирали на них материалы. Имейся таковой на самом деле, он давно бы уже выявился. Это мы только для страховки делаем. Главное - подготовить сопляков дать показания на любого, кого мы укажем, и расчистить поляну для этой кандидатуры, спущенной сверху.
        - Понял, Всеволод Николаевич!! Всё понял!! Я об этом думал, но всегда ведь как?… Нужный результат определяется уже к аресту. И мы сразу же планомерно работаем. А здесь неясность какая-то. Фу, теперь уже полегче! С этой задачей мы как-нибудь справимся!
        - Временем дорожи! «Кандидатуру» могут в любую секунду с Небес прислать. Теперь, ты учти - у всех школьников разный характер. С кем-то можно напролом идти - кнутом, правда, не забывая о заданных нам правилах обращения… Кого-то хитростью брать. Кого-то - лестью. Кого-то - пряником.
        - Товарищ нарком, мы уже себе составили в общих чертах портреты арестованных - отсюда и будем плясать. Разрешите идти выполнять?
        - Давай, Лев! Я на тебя очень рассчитываю. Но не забывай - с тебя спрос - с первого. Если люди нужны, бери сколько надо. Другие дела пока отдай подчинённым. Кстати, на тебя родители не выходили? Передачи взять не просили?
        - Нет. Молчат, как в рот воды набрали.
        - То-то же. Знает кошка, чьё мясо съела. Ну что ж, дерзай, комиссар. От тебя сейчас столько зависит!
        - Разрешите идти?
        - Иди.


* * *
        Расставшись с Влодзимирским, Меркулов посмотрел на часы и, увидев, что до доклада шефу осталось сорок минут, засобирался в Кремль.
        Нарком, естественно, не мог и предположить, что уже через полчаса после того, как Сталин распорядился об аресте мальчишек и отпустил его вместе с Берией, он, дав Меркулову уехать в наркомат, снова вызвал оберчекиста и, к вящему изумлению последнего, тихо произнес:
        - Лаврентий, ты в это дело не суйся. У тебя сейчас работы и так по горло. Нечего всех на ноги поднимать из-за школьников. Пусть этим занимается Меркулов. У него возможностей и без нас хватает.
        Этой фразой Хозяин задал большую загадку Лаврентию Павловичу. Конечно, сразу же стала напрашиваться мысль, что детей используют в большой игре, чтобы заколоть Микояна. Но нюх подсказал, что причина такой реакции Сталина может оказаться и в чём-то другом - Анастаса ему ничего не стоило убрать и не столь замысловатым путём. И это другое, непонятное, очень сильно заинтересовало и встревожило куратора органов. Ответить на этот вопрос он пока не сумел.


* * *
        Меркулов сидел напротив Берии и докладывал подробности разговора с Влодзимирским. Берия думал, устремив взгляд на стену, где висел грандиозный по своим размерам портрет Вождя.
        Как и все предыдущие годы, за последние недели перед ним постоянно возникали сложнейшие, глобальные проблемы. «Машинист» призвал и уполномочил его отслеживать, контролировать и руководить процессами, впрямую отражавшимися на судьбах страны, Европы, да, пожалуй, и всего мира. На нём висело обеспечение фронта вооружениями. Он отвечал за безопасность Сталина на предстоящей Тегеранской встрече в верхах. Получая всю информацию от внешней разведки и в должной мере оценив значение американских приготовлений в отношении атомного оружия, он уже начал предпринимать шаги, чтобы возглавить такой же проект в СССР. К тому же Берия контролировал и регулировал умы, настроения и степень трудовой самоотдачи миллионов рабов, копошившихся по его указке на бескрайних просторах 1/6 части земной суши, оскалившейся против остального мира и обнесённой по периметру колючей проволокой.
        Но за всеми этими эпохальными делами Лаврентий Павлович ни на минуту не забывал о восьми друзьях-сорванцах, брошенных в каменные мешки прямо у него под рукой, в самом центре Москвы. Ему, чьего одного приподнятая брови хватало для решения судьбы многих сотен тысяч бессловесных, не удавалось сегодня дотянуться до этих восьми узников Лубянки - каприз «Единственного» на земле, чьим смердом был сам Берия, поставил непреодолимую преграду перед его волосатой лапой, уже почти захватившей мёртвой хваткой восемь несмышлёных душ.
        Нет, Лаврентий Берия вовсе не был вурдалаком, который не мог спокойно заснуть, не напившись чужой крови. Он не любил убивать просто ради убийства. И для того, чтобы отойти ко сну, ему всего-навсего требовалась под боком одна из новых женщин, коих он без числа совращал, покупал или принуждал к сожительству, легко находя их в среде актрис, спортсменок, знаменитых лётчиц, жён начальников разного ранга или попросту вылавливая приглянувшихся пешеходок прямо с улицы.
        Просто его работа была такова, что расчёт расхода и сам расход людского материала, необходимого для выполнения этой работы, представлялся до такой степени естественным, можно сказать, технологическим процессом в подконтрольных ему сферах деятельности, что само понятие ценности и единственности каждой человеческой жизни уже давно перестало для Берии существовать.
        Но кровь именно этих восьмерых понадобилась ему как воздух, потому что, не добившись её, он терял крупиночку самого дорогого, чем владел сам, - власти над всеми кроме Иосифа Виссарионовича Джугашвили.
        Со стены Сталин хитро глядел на него и как бы спрашивал: «Что Лаврентий? Задал я тебе загадку?»
        Сильно усомнившись в версии, что мальчишек используют для показаний против кого-то из окружения Хозяина, Берия понимал, что разгадка причины приступа доброты Иосифа проста. Но её неизвестность и непонятность уже несколько недель отравляли ему жизнь. Это непонимание даже пугало - ведь до сих пор он легко угадывал капризы Всесильного.
        Обретя самый большой вес в Его окружении, оберчекист уже несколько раз мысленно примерял хозяйскую «шапку Мономаха», даже подбирал кадры, оценивая своих приближенных и заместителей в качестве членов команды при нём, как при следующем правителе. Он также понимал, что Сталина не мог не заинтересовать Шахурин-младший. Точнее - его дневники. Не много в то время было людей в СССР, всерьёз, а тем более оставляя следы на бумаге, мечтавших о власти при живом-то громовержце. С этой точки зрения и для Берии Володя Шахурин представлялся неким феноменом.
        Мысли Лаврентия начали материализоваться:

«Почему к делу проявлен такой необычный интерес со стороны Самого - более-менее понятно. Возможность, для начала, подсечь Микояшку - это раз… Шахурин-сын и его команда как следующее поколение правителей - это два… Возможный антисоветский настрой в среде детей крупных руководителей или настрой у самих родителей, проявившийся через детей - это три… Но!… Не это главное. Нет! Причина - другая. Есть какая-то информация, попавшая к Сталину, минуя его, Берию, или пропущенная им из-за большой занятости. Надо попытаться прошерстить всю документацию, ложившуюся к Иосифу на стол в мае. Там должен найтись ответ!»
        Оберчекист наконец принял решение, но Меркулова посвящать в него не стал. Наоборот, он захотел усыпить бдительность наркома, чтобы тот не понял, до какой степени его задела ситуация с мальчишками.
        - …А по поводу «Империи» ты, возможно, прав. Веди следствие, как предписано. Утро вечера мудренее. - Чтобы не уронить достоинства в глазах подчинённого, Лаврентий Павлович попытался обесценить так волновавший его вопрос. - Давай теперь о серьёзном! У нас определённые проблемы в ГУЛАГе - в июле недовыполнили план сразу по трём территориальным управлениям. Вопрос только в людском материале - во многих лагерях некому работать. Народ мрёт как мухи, - тысячами, ежедневно… Сам знаешь - сейчас с обеспечением продуктами питания большие сложности, а по сравнению с мирным временем пополнение лагерей «материалом» очень затруднено - фронт отбирает лучших.
        - Эта проблема мне ясна, товарищ Берия.
        - Вот и помоги ГУЛАГу. Чтобы заткнуть дыры, мне нужно тысяч двести новых заключённых. Так что, давай, охватывай шире побывавших под оккупацией. В западных областях всё равно промышленность разрушена, и сейчас не до её восстановления, поэтому проживающие там нужнее сегодня за Уралом. В лагерях.


        Отпустив Меркулова, Берия вызвал едва ли не самого доверенного человека - Владимира Деканозова. Когда тот явился, Лаврентий Павлович вкратце ввёл его в курс дела и напутственно сказал:
        - Срочно подготовь справку обо всех документах, поступавших в мае в канцелярию Верховного по линии госбезопасности и по всем другим наркоматам, связанным с ГУЛАГом. Расшибись, а обернись как можно скорее. Дело это только между нами. Никого больше не привлекай. Смотри, нигде не наследи - сам знаешь, чем это пахнет.


* * *
        Влодзимирский соединился с секретарем и приказал запустить в кабинет заранее построенных чекистов-наседок из камер Микоянов, Бакулева, Хмельницкого, Хаммера и Реденса. Когда главкум тюрьмы майор Столяров ввёл их, генерал-лейтенант грозно осмотрел своё стукаческое войско и скомандовал:
        - Садитесь, дармоеды!
        Наседки робко заняли места за столом совещаний. Начслед придвинул к себе список, где против настоящих фамилий чекистов стояли псевдонимы, под которыми их подсадили к ребятам. Пробежав его глазами, комиссар госбезопасности вступил в полемику:
        - Ну!… раздолбай! Вас как сношать?! По одному или хором?!
        В ответ на это ласковое обращение стояла гробовая тишина.
        - Чего молчите? Обоссались?! В камерах то небось на очко от страха не давит?! Там можно весь день напролёт буи валять да к стенке приставлять, а ночами по домам расползаться - к женам да к соскам под хвост пристраиваться! Я вам покажу, с-сукины дети, как филонить! Сгною всех к едрене матери! Вам какое задание дано?! Отвечать, бляди! Суржиков! Ты в камере у Микояна проходишь как Мастерков?
        - Так точно!
        - Отчитайся, Мастерков!
        - Товарищ комиссар… простите, ей-богу, исправимся!
        - Я говорю, тебе какое задание дано?!
        - Уз-знать у арестованного подробности дела… Вести п-планомерную работу, направленную на то, чтобы он активно сотрудничал со следствием.
        - Мудак! Это стандартная ситуация. Это не задание, а постоянная твоя работа! Запомните, идиоты! Ваша цель - подготовить подследственных, чтобы они согласились дать показания, на кого будет у-ка-за-но! Указано следствием! В нужный момент!
        - Так точно, т-товарищ генерал-лейтенант.
        - Проняло? Смотри, в штаны не насри. Я чужой вони не люблю… Спрашиваю, чем занимаетесь на рабочих местах, шакалы?! Ведёте общие разговоры? А у нас времени нет на общие разговоры. Сопляки могут понадобиться в любую секунду, в полной боевой готовности!
        - Лев Емельянович, прямо с этой минуты мои подопечные начнут выполнять ваше задание!
        - Не моё задание, а задание Государства!
        Влодзимирский сверился со списком псевдонимов и продолжил:
        - Островой, ты за что, по легенде, сидишь?
        - Авария на химпроизводстве, товарищ генерал!
        - Отвечайте на вопрос коротко. Без генералов! Мастерков, а ты?
        - Сознательно перерубил телефонный кабель, копая траншею!
        - Федин?
        - Авария лифта!
        - Редько?
        - Пожар во время показа фильма!
        - Ты, Сурков?
        - Завернул селёдку в газету с портретами членов Политбюро.
        - А мсье Познер кем проходит?
        - Завербован во время поездки в Америку!
        - Так вот! Зарубите на своих носах, курносых и сизых, коротких и длинных, а также на шнобеле… что те из вас, чьи подопечные в любую минуту не подпишут нужных нам показаний, немедленно пойдут мотать настоящие срока за то, за что сейчас якобы находятся под следствием! И за химпроизводство, и за кабель, и за лифт… за всё! Быстро - геть по местам, и чтобы убедили молокососов вести себя, как положено, хоть бы всем вам пришлось без мыла к ним в жопу забуриться! Майор Столяров! Головой ответишь за результат работы этих мудозвонов! И ещё… сообщаю для всех! Если появится срочная информация, обращайтесь сразу же ко мне! Напрямую!
        - Будет исполнено, товарищ генерал! - хором ответили чекисты и покинули кабинет в направлении передовой.


        Проведя профилактическую работу с наседками, Влодзимирский теперь не сильно волновался, что кто-то из парней откажется свидетельствовать против незнакомого лично ему человека. Три-четыре согласия из восьми он твёрдо рассчитывал заполучить в ближайшее время. Этого, на первый момент, хватало для обличающих очных ставок. Остальные, менее сговорчивые, могли вступить в игру позже, но на них к тому времени уже найдётся другая управа - и показания согласившихся однодельцев, и, как полагал начслед, разрешение на применение более жёстких методов воздействия. Этими мыслями он не считал нужным делиться со Столяровым, чтобы не расхолаживать оперчасть. Отпустив стукачей, генерал пометил себе - регулярно напрягать наседок и требовать от них стопроцентного результата ещё на подготовительной стадии операции. Версию о том, что лжесвидетельства могут не понадобиться и что ребятам уготовят другую роль, он не рассматривал.


* * *
        Серёжа Микоян отложил книгу в сторону - почему-то не читалось. Вспомнилось, как после одиночки он наконец получил постоянную прописку в тюрьме. Попав в двухместную камеру, он с удивлением увидел, что находившийся там заключённый, мужчина лет тридцати, одет в сатиновую рабочую спецовку. Серго решил, что того, по-видимому, взяли прямо на службе, не дав даже переодеться. Ведь и с ним самим произошло подобное - его арестовали в лёгком дачном одеянии и сандалиях на босу ногу.


        - …Эгей, ну ты, парень, даёшь! - сказал сосед, когда дверь за надзирателем закрылась.
        Серго вопросительно посмотрел на мужчину, как бы спрашивая, что тот имел в виду.
        - Тебе сколько лет, вьюноша?
        - Четырнадцать недавно исполнилось.
        - Ну, тогда, ещё куда ни шло, это ты просто дохлый такой, что больше двенадцати тебе не дашь.
        - Да, я очень худой, - сдержанно осадил мальчишка развязного сокамерника.
        - Что худой - видно невооружённым взглядом. Ладно, давай знакомиться. Нам, может статься, здесь до-олго вдвоём время коротать. - Мужчина, казалось, не заметил, что его одёрнули.
        - Я думаю, мне не очень долго, - не сдавался юный арестант.
        - Все так сначала поют. Вот расскажешь, за что сюда попал, а я тогда отвечу, сколько тебе здесь быть… Меня зовут Сергей Мастерков. А тебя?
        - И меня тоже зовут Сергей. Точнее, если правильно, мое имя Серго. Но друзья обычно называют меня Серёжа.
        - Ты грузин?
        - Нет, армянин. Меня назвали Серго в честь папиного друга, который сейчас уже умер.
        - Ясно. А фамилия какая?
        - …Микоян.
        - Однофамилец?
        - Нет… сын.
        - Ого!
        В камере на какое-то время повисла тишина, однако Мастерков быстро «пришёл в себя», правда, чуть поумерив наглость.
        - И за что же тебя сюда?
        - Да я и сам до конца не могу понять. Мы в школе с ребятами играли… ну, создали как бы тайную организацию. Был старший… лидер, а все остальные ему подчинялись.
        - И что же, за это посадили?
        - Не знаю. Наверное, за это.
        - Серго, ты чего-то недоговариваешь. Друзей как звали?
        - Артём, Пётр, два Леонида…
        - Да нет, по фамилиям?
        - …Баков, Хмелёв… Каменщиков, Редкин. - Член «общества» решил на всякий случай зашифровать товарищей.
        - Что-то больно странные фамилии?
        Будь Серёжа чуть опытней, он бы сразу понял: Мастеркова удивило, что мальчишка назвал не те имена, которые тот ожидал услышать, и вычислил бы в сокамернике подсадную утку. Но слишком юный Микоянчик не смог догадаться об этой нехитрой чекистской разработке, правда, большой интерес к нему со стороны нового, вынужденного обстоятельствами знакомого насторожил и его.
        - Почему вы меня расспрашиваете?
        - А как ты на моём месте поступил, если бы к тебе в камеру, уж не обижайся, юнца, да ещё сына такого начальника посадили? Небось тоже интересовался, за что его сюда? А?
        Логичный ответ немного успокоил мальчишку. Дверь отворилась, и показался чекист в военной форме с белой буквой «Т» на голубых погонах.
        - Духовную пищу меняем? - спросил старшина, и Серго увидел позади него тележку, полную книг.
        Поняв, что ему предлагают выбрать чтиво, мальчишка вскочил, как подорванный, и в мгновение ока оказался у порога. На тележке раскинулось целое богатство: роскошные издания запрещённых в то время Достоевского, Есенина, Мережковского и почти недоступные, за своей редкостью, «Рокамболь», книги Дюма[Библиотека внутренней тюрьмы НКГБ была полна книг, недоступных для советских граждан, оставшихся на воле. Дело в том, что цензура, запретившая и изъявшая из библиотек большинство дореволюционных изданий и критические книги советских авторов, опубликованные сразу после революции, не имела доступа в епархию НКГБ, а тамошние оперативники, за более важными вопросами, оставили без внимания эту столь важную с идеологической точки зрения тему.] …
        - А сколько можно взять?
        - Да хоть все, но пока сегодняшние не сдашь - новых не получишь. Так что бери на неделю, сколько прочтёшь, плюс одну про запас.
        Серго начал лихорадочно оценивать названия и авторов, складывая на пол отобранное. Стопка росла как на дрожжах.
        - Юноша, у тебя ещё сосед есть. Со своими разделаешься - за его примешься.
        Вынужденный согласиться с доводами библиотекаря, «Старый букинист» умерил аппетит и взял, для начала, четыре книги. Следом за ним к тележке подошёл Мастерков и выбрал себе две. Серёжа обратил внимание, что тот ничего не сдавал назад - значит, до его прихода сокамерник сидел без книг, а вот теперь они ему вдруг понадобились.

«Странно, - подумал шестиклассник, - почему он не читал, когда был один?»
        Но единственного однозначного ответа не нашёл. Как бы то ни было, у мальчишки появились серьёзные сомнения в искренности Мастеркова.


* * *
        Почти всю следующую ночь младший из Микоянов не спал - он думал. До него наконец начала доходить реальность происходивших событий, и разговоры Мастеркова представали в ином виде. Всего за несколько часов мальчуган почти повзрослел. Ему никогда не приходилось так глубоко вникать в свои действия и в поступки других людей, однако в память глубоко запали наставления отца. Помогала и общая эрудиция: множество прочитанных хороших книг, подслушанные разговоры старших, хорошее, для его возраста, владение математикой, а, значит - умение стройно мыслить и делать выводы. Всё это каким-то образом, подспудно, сгруппировалось в его неопытной голове и выдало безошибочный рецепт - взять себя в руки и попытаться не делать и не говорить ничего, не обдумав перед этим последствий.


* * *
        На следующий день Серёжу повели на допрос. Вскоре он оказался в помещении, где стены представляли собой книжные шкафы со стеклянными дверцами. Из этого ансамбля выпадал только один шифоньер с широкими дубовыми створками. В центре комнаты за большим столом, заставленном телефонами, восседал майор, строго указавший Серго сесть на стул в углу. Периодически раздавались звонки - майор снимал трубки и отвечал. По характеру разговоров Серёжа понял, что находится в приёмной, а военный - секретарь. Однако входа в кабинет начальства он не увидел и очень удивился - в приёмной отца всё было по-другому. Вдруг один из аппаратов загудел тягучим зуммером. Сняв трубку, секретарь замер на время, а потом отрапортовал: «Есть, товарищ комиссар!»
        Получив приказ, майор подвёл арестованного к шифоньеру, открыл его и жестом показал туда войти. Подследственный, морально готовый к провокации, уже решил про себя, что это начало психического воздействия, но перед ним возник тамбур со второй, красиво отделанной дверью. За ней оказался огромный, устланный коврами кабинет. Несколько больших окон почти полностью прикрывались тяжёлыми, бордовыми портьерами с кистями, а за портьерами белели собранные в гармошку занавеси с бахромой. Стремительно темнело, и меркнущий свет с улицы почти не проникал в помещение. Большая настольная лампа с зелёным стеклянным плафоном освещала только роскошный, старинный письменный стол с полудюжиной телефонов. Возле этого стола и поместили заключённого. Приглядевшись, он увидел перед собой чекиста в форме генерал-лейтенанта с орденами на груди. Генерал представился Львом Емельяновичем Влодзимирским и начал допрос, оказавшийся довольно коротким. Мальчишку расспрашивали об убийстве Уманской и о пистолете Вани. Серго, находившийся тогда на даче, не мог рассказать ничего нового, но следователь не удовлетворялся такими ответами.
Он хотел узнать, что Ваня говорил младшему брату уже потом, после убийства. Его интересовало, с кем Шахурин делился планами в отношении Уманской. Но Серёжа стоял на своём: брат категорически отказался обсуждать с ним подробности трагедии. На том беседа и закончилась, хотя на прощание следователь пообещал вернутся к этой теме.

14

        Несколько дней после ареста Феликса в доме Кирпичниковых стояла могильная тишина. После того как Пётр Иванович сообщил жене страшную весть, они ещё почти сутки не виделись - замчлена ГКО не мог вырваться с работы. Только глубокой ночью следующего дня, когда супруги легли спать, у них появилась возможность обсудить ситуацию. Первой не выдержала Евгения Даниловна:
        - Петя, ну что скажешь?
        - А что сейчас-то говорить, когда Фелинька в тюрьме?
        - Как подумаю, что ты работаешь в том же здании, где он томится…
        - Это может и не худший случай - пока сижу в своём кабинете, не должны с ним плохо обращаться.
        - Конечно, так. Только от этого тюрьма курортом не станет. А, главное, чем это закончится… и для него, и для нас?
        - Всё думаю, вот мудаки, ей-богу! Я ведь чувствовал, что не к добру его дружба с этим наглецом Шахуриным, - шёпотом, но гневно сказал Кирпичников и решительно повернулся на бок в сторону жены.
        - Петенька, какой бы Володя ни был, он себя уже наказал, что хуже не придумаешь. Чего сейчас говорить о прошлом, - ответила Евгения Даниловна и горестно замолчала.
        - Не возьму в толк, как Феликс мог… в нашей семье?! Мы же коммунисты! Мы что, его не так воспитывали?
        - А у Анастаса Ивановича, или у Хмельницкого, или у других в семьях - не коммунисты?!
        Пётр Иванович слушал жену, одновременно напряжённо думая, что можно предпринять для облегчения участи сына. Ему было много легче, что в эту минуту рядом находилась Геня. Зная её житейский ум, он часто советовался с ней, как поступать в тех или иных ситуациях, особенно в вопросах взаимоотношений с начальством, и не раз Кирпичников отмечал, что жена давала безошибочные ответы на его вопросы. Вот и сейчас, перед тем как принять решение, он сначала захотел услышать её мнение.


* * *
        Кирпичников считал, что Геня обладает такими умом и сметкой не в последнюю очередь благодаря иудейскому происхождению. При этом к еврейскому вопросу он подходил довольно своеобразно - женившись на семитке и беззаветно любя жену, к большинству остальных евреев Пётр Иванович относился с некоторым недоверием.
        Такая двойственность толкования «еврейского вопроса» получила широкое распространение среди коммунистов из славян, чья молодость пришлась на годы революции и Гражданской войны. По-видимому, в психологии этих людей и в их отношении к национальной проблеме столкнулись два взаимоисключающих фактора. С одной стороны, русские, украинцы, белорусы… с детства впитывали дух антисемитизма, являвшегося составной частью государственной политики царской России. С другой стороны, в годы революции и Гражданской войны они становились убеждёнными коммунистами, а коммунистическая идеология того времени, наоборот, боролась с антисемитизмом (чего только стоил один из первых декретов советской власти, объявлявший о преследовании антисемитов наравне с белогвардейцами). Более того, сразу после Октябрьского переворота иудеи создали и заняли большинство высших руководящих постов, а ведь власть всегда вызывала трепет у российских народов. И антисемитизм почти изжился в коммунистах-славянах революционного призыва. Об этом свидетельствовали и их частые браки с еврейками, и абсолютная лояльность к евреям, обильно
представленным на верхних ступенях советской пирамиды, и естественное восприятие евреек - жён больших начальников.
        Не ухудшили их новое отношение к иудеям и наднациональные репрессии предвоенных годов. Хотя евреев в руководстве страной сильно поубавилось после сталинских чисток, они по-прежнему обозначались рядом с Хозяином.
        Несмотря на то что, добиваясь абсолютной власти, Иосиф Виссарионович перехитрил и перемог в смертельной схватке именно евреев - Троцкого, Зиновьева и Каменева, - он внешне отнюдь не связывал тогда борьбу со своими врагами с борьбой против еврейского народа. Собственную краплёную колоду холуев Сталин по-прежнему разжижал Кагановичем и Мехлисом. Одновременно достаточно весомую роль продолжали играть и придворные иудеи: Ванников, Гинзбург, Лозовский, Литвинов… жены Молотова, Ворошилова, Андреева… немалая часть оборонного директорского корпуса и генералитета… масса первостепенных культуртрегеров советской власти.
        Таким образом, отношение к евреям у большинства высокопоставленных функционеров с российскими корнями оставалось весьма лояльным. Однако совсем уничтожить в себе детско-юношеские, генные, ощущения многие коммунисты из славян просто не могли физически. Отсюда и сохранялась их подозрительность к этой нации.
        Так было и у Петра Ивановича.


* * *
        Евгения Даниловна прервала тишину: - Знаешь, Петя, я и вчера не сомкнула глаз. Думала, думала… Что будет? Что можно сделать?… Конечно, всё ужасно. Сначала двое детей погибли, неизвестно из-за чего… Всё-таки Володя Шахурин был, наверное, не совсем нормальный, хотя я этого не замечала… А Ниночке Уманской почему такая доля?
        Но мальчиков-то… мальчиков, за что по этому делу потянули? Вот что я тебе скажу: нам сына надо пытаться спасать. Многое мы сами сделать не можем. Больше придётся уповать на обстоятельства. Если отвлечься от Фелинькиных поступков и рассуждать холодно, то и ему, и нам на руку состав компании. Я думаю - Анастас Иванович по этому вопросу к товарищу Сталину может обратиться. А уж что решит Иосиф Виссарионович, то и будет… Ну а мы, со своей стороны, тоже должны что-то предпринять. Может, Лаврентия Павловича не надо беспокоить. А вот с Всеволодом Николаевичем ты мог бы и поговорить… по-соседски. У вас ведь и кабинеты на одном этаже. Меркулов впрямую не поможет, но хоть расскажет, что же всё-таки произошло.
        Пётр Иванович внимательно слушал эти от растерянности неуклюже высказываемые вслух рассуждения жены и сам вслед за ними выстраивал цепочку мыслей. Он не сомневался - если следствие выявит вину ребят и их решат сурово наказать, то это отразится и на нем лично, и на всей семье.
        - Понимаешь, через своих детей в деле оказались замешаны руководители разных рангов, - после недолгого молчания ответил он. - Накажут, скорее всего, либо всех детей сразу, либо никого. Также и родители, видимо, пострадают либо все вместе, либо никто. Можно сломать голову, но предугадать, как станут развиваться события, немыслимо… Ты права - моё дело попытаться выяснить у Меркулова подробности и узнать, каковы перспективы?
        И они. замолчали, обдумывая переговоренное.


* * *
        На следующий же день Пётр Иванович связался с наркомом госбезопасности по внутреннему телефону и попросил принять на несколько минут. Тот сразу же вежливо пригласил его к себе. Зайдя к Меркулову, Кирпичников грузно опустился на предложенный стул и, не пряча взгляда от собеседника, сказал:
        - Всеволод, ты лучше меня знаешь, в какой переплёт попал мой сын Феликс. О других детях судить не берусь, но про своего скажу: ему нет оправдания. Он, хотя и мальчишка, но уже в том возрасте, когда надо соображать, что делаешь, и у всех подряд на поводу не ходить. Знаю, что будете разбираться по закону. Знаю, что это правильно. Но он мой сын. И ты понимаешь, как мне больно. Очень больно… В общем, в этой ситуации просить за него не считаю себя вправе, но хочу проинформировать, что и с себя ответственности не снимаю - упустил сопляка. И ещё, не как отец, а как взрослый человек хочу отметить - после убийства мы с женой видели, что он мучался и, кажется, действительно понял, до чего могут довести безответственные игры… У меня всё. Единственно, о чём считаю возможным спросить, до какой степени эта история серьёзна и чем она может грозить Феликсу?
        - Знаешь, Пётр, успокаивать не буду. Твой сын оказался участником тайной организации школьников, восхвалявших гитлеровскую символику. Лидировал у них - Шахурин. К тому же всё это, как ты знаешь, усугублено убийством. Дело действительно не простое и можешь представить, до какой степени, раз восемь человек арестовано. Пока о результатах говорить рано - следствие только началось. Ещё не ясно, был ли в их действиях умысел. Судьба школьников может значительно облегчиться, если нам удастся установить, что их сбивал с пути кто-то из взрослых. Я знаю - ты сутками здесь, на работе, но поговори с женой. Возможно, она что-нибудь слышала на этот счёт?
        - Обязательно. Сегодня же! Извини, что побеспокоил. Пойду-ка я работать.
        Кирпичников встал и повернулся к выходу. Меркулов степенно, но достаточно скоро остановил его:
        - Постой, Пётр… рад, что ты так - по-мужски. Мы не забываем, что вместе с тобой делаем одно дело. И ты далеко не последний среди тех, кто кует победу. И не только мы об это знаем… Сверху нам тоже напомнили, но сам понимаешь, решать не мне. Материалы следствие подготовит, уж не взыщи, какие получатся. А что сын раскаялся, как ты считаешь, - это хорошо… Но история и вправду неприятная - развоняется на всю округу. И ребят, наверное, придётся наказать. Я тебе одному из всех родителей это говорю - ты с нами вместе пот льёшь.
        - Спасибо, Всеволод, - попрощался Кирпичников и, уже больше не оглядываясь, пошёл к себе.
        Он был по-своему благодарен наркому, что тот на словах проявил какое-то участие, но и обнадёживающего ему не сказали ничего. Из разговора стало ясно одно - неприятности только начались.
        Выйдя из приёмной, Пётр Иванович, по привычке немного переваливаясь и чётко фиксируя каждый шаг, пошёл по ковровой дорожке, протянутой вдоль длинного коридора в другое крыло здания, где находился его кабинет. Он вдруг снова отчётливо услышал слова Меркулова: «…мы вместе с тобой делаем одно дело… ты с нами вместе пот льёшь…

        Невольно всплыло в памяти, как в начале войны, в этом же коридоре, он увидел, что конвоир ведёт навстречу арестованного. Как будто снова послышался окрик охранника, обращённый к заключённому: «Встать!… Лицом к стене»!

«Лицом к стене» повернулся человек в генеральском мундире со споротыми нашивками. Наблюдательный Пётр Иванович с трудом признал в поникшем военном, с синим от побоев лицом и не закрывающимся беззубым ртом заслуженного боевого генерала Дмитрия Павлова - уже несколько дней шло следствие против руководства Западным военным округом, не сумевшим остановить стремительное продвижение немцев к Москве.

«Да уж, одно мы с тобой дело делаем, товарищ заплечных дел мастер… один пот вместе льём».
        С запоздалым стыдом и внезапно пришедшим раскаянием Кирпичников вспомнил, как в январе 42-го на оборонном заводе в Молотове[В те годы, при жизни Вячеслава Молотова, город Пермь был переименован в «Молотов».] он, ни секунды не раздумывая, отдал под трибунал начальника цеха за задержку на одни сутки выпуска из ремонта пяти орудий. Отдал, как он тогда считал, ради Победы. Отдал, как пожертвовал пешку в шахматной партии.


* * *
        День спустя Кирпичников снова позвонил к Меркулову:
        - Приветствую, Всеволод…
        - Доброго здоровья, Пётр. Что у тебя?
        - Давеча я обещал поговорить с женой, не знает ли она кого-то из старших, кто мог поучать Феликса и его друзей.
        - Да-да.
        - Ничем я тебя, к сожалению, не обрадую. Она ничего не знает.
        - Ну что ж, оставим это решать следствию.
        - Будут ещё какие-нибудь вопросы, постараемся с женой вам ответить.
        - Учтём. Обязательно учтём. До свидания, Пётр.
        - До свидания, Всеволод.
        Вопросы о неведомом взрослом руководителе следователи задали родителям всех обвиняемых кроме Микоянов. За семью Анастаса Ивановича отдувался Василий Даранов. Но ни чекисты Зубалова, ни родные арестованных не смогли облегчить поиск несуществующего врага, охоту на которого объявили на площади Дзержинского.


* * *
        В большом кабинете, за внушительным столом, сидел следователь с погонами генерал-лейтенанта. Не шибко густые волосы с жидковатым чубом он укладывал набок, с пробором. Из-за немного отвислого подбородка в чертах генеральского лица проглядывалось что-то лошадиное. Серго, вызванный на допрос, уже не менее часа отсиживал зад, изредка поёрзывая на стуле. После того как он выполнил начальные формальности - рассказал свои данные - о нём напрочь «забыли». Не задавая арестанту вопросов, чекист занимался своими делами - что-то записывал в толстую общую тетрадь, поскрипывая пером и бормоча под нос… разговаривал по телефону… покидал кабинет, предварительно спрятав документы в сейф, а возвратившись, снова извлекал бумаги на стол и, наконец, пил чай, втягивая в себя кипяток с тонким присвистом. Юный заключённый, с удивлением наблюдавший за этими манипуляциями, никак не мог отделаться от ощущения, что он здесь совершенно лишний. Между тем допроса подследственный очень ждал, втайне надеясь, что прояснится, когда же его отпустят домой.
        Дверь в очередной раз открылась, и в комнату зашёл Влодзимирский. Он уселся на стоявший левее Серго кожаный диван, чуть отодвинув ногой закусочный столик. Генералы заговорили о своём, и мальчишка подумал, что до него очередь дойдёт, наверное, ещё не скоро. Постучали. Влодзимирский рыкнул:
        - Да.
        Возник младший лейтенант. Не опираясь на каблуки, он просеменил по коврам к секретарскому столику с пишущей машинкой и толстой кипой бланков сбоку от неё.
        Снова тихонько предупреждающе постучали - это официантка принесла начальству дымящиеся фарфоровые чайники, сахарницы, тарелки с сушками и блюдечки с нарезанным лимоном. Обслужив генералов, она подала мальчишке пустой чай и неслышно удалилась.
        Хозяин кабинета откашлялся и, не глядя на Серго, заблеял:
        - Обвиняемый, меня зовут Николай Степанович Сазыкин. Я заместитель товарища Влодзимирского и тоже являюсь следователем по твоему делу. Сейчас я прочту обвинительное заключение:
        - Гражданин Микоян, Серго Анастасович… предъявляется обвинение в соучастии в антисоветской террористической организации «Четвёртая Империя»… обвиняетесь по статье Уголовного Кодекса РСФСР 58-10, через статью 19… обвинительное заключение подписано генеральным прокурором СССР товарищем Горшенинным… Поясню, за твою доказанную преступную антисоветскую деятельность, согласно статье 58-10 УК РСФСР, предусмотрено наказание до 10 лег лишения свободы с конфискацией имущества и отбыванием наказания в исправительно-трудовых лагерях особого режима. Поскольку преступление совершено в группе, что предусмотрено статьей 19 УК как отягчающее вину обстоятельство, наказание может быть усилено вплоть до расстрела.
        На секунду в комнате стихло.
        - Тебе ясны предъявленные и доказанные обвинения? - монотонно протренькал следователь.
        - Да, мне понятно, но у меня нечего конфисковывать и потом… я не согласен! - От волнения мальчишка побелел и стал заикаться больше обычного.
        - А вот, давай-ка, мы и разберёмся, с чем ты не согласен?
        - Я ни в какой антисоветской организации не участвовал.
        - Интересно, а что же тогда, по-твоему, представляет собой тайная организация
«Четвёртая Империя (Рейх)» с «рейхсфюрером» во главе? - продолжал давить тонкоголосый Сазыкин.
        - Это была игра.
        - И как вы в неё играли, в эту игру?
        - Мы пять месяцев играли в «тайную организацию», но мы не присваивали никаких немецких названий и званий. У нас вообще не было никаких званий, кроме звания
«лидера» у Володи Шахурина. И мы ничего плохого не делали. Мы просто соревновались, кто лучший в спорте, в вождении автомобиля, в стрельбе, в математике. Это уже потом произошло, о чём вы говорили. Шахурин предложил дать организации такое название… Когда мы встречались у него на квартире, всегда видели одно и то же - Володя ходит по комнате, читает нотации, глядя в потолок, и никому не дает слова сказать… В такие моменты он бывал будто не в себе - мне даже скучно становилось, и я потихоньку какую-нибудь книжку брал и незаметно читал… Так и с этими «фюрерами». Пока говорил, мы слушали, а потом он выбрал название «Четвёртая Империя (Рейх)», но оно никому не понравилось, и мы отказались подписывать протокол.
        - Значит, ты утверждаешь, что организация не имела фашистских планов? - насмешливо вступил в диалог мордатый начслед.
        - Не имела!
        - Ты же был пионером.
        - Почему был? Я - пионер!
        - Ты в тюрьме, - и уже никогда не наденешь пионерский галстук.
        Подбородок мальчишки начал легонько подрагивать - такого удара он не ожидал. Увидев замешательство подследственного, комиссар продолжал нагнетать давление:
        - Ты подумал, что слова «империя», «рейх», «фюрер»… несовместимы со званием пионера?
        - Я же говорю, что мы эти звания не согласились утвердить.
        - Хорошо, а почему никто из вас и, в первую очередь, ты сам не сигнализировал нам, учителям или родителям об антисоветских настроениях Шахурина? Да в свою пионерскую организацию, наконец?!
        Серго на минуту растерялся. Он сразу понял, что очевидный для него ответ о невозможности предательства не удовлетворит следователей. Но надо было что-то говорить, и делать это быстро. Вдруг сверкнуло:
        - Гражданин следователь. И я, и другие ребята, наверное, рассказали бы взрослым о поведении Володи, но он выдвинул идею о «Четвёртой Империи» совсем незадолго до смерти, и мы… просто не успели.
        - Складно врёшь! - громыхнул Влодзимирский. - Но между смертью Шахурина и твоим арестом прошло почти два месяца! И что-то мы не заметили твоего добровольного рассказа. Мало того, следователь Шейнин задавал тебе прямые вопросы о поведении Шахурина перед самоубийством, а ты только вилял и уходил от ответов!
        - …
        - Чего замолк?
        - О покойнике разве надо говорить плохо?
        - Не передёргивай! Речь идёт о вашей организации! И здесь в твоих показаниях наметилась явная нестыковочка.
        - Какая?
        - Объясните ему, пожалуйста, товарищ Сазыкин.
        - Сейчас объясню. Обвиняемый Микоян, именно вот это тебе пока рано знать. Ты должен сам, без подсказок, помочь следствию. Я только одно хочу сказать - твои однодельцы уже дали нам правдивые показания о вашей деятельности. Теперь они заслужили снисхождение. Лучше подумай, если хочешь облегчить участь и не остаться в одиночестве со своим враньём… Расскажи нам подробно, кто из взрослых поучал Шахурина и руководил организацией?
        - Товарищ генерал… извините, гражданин генерал… я, честное слово, никого такого не знаю.
        - Всех отпустят, а ты будешь сидеть. Станешь запираться - пойдёшь под суд вместе с предателем!
        - Я, правда, никого не знаю. Я же не могу выдумывать?!
        - Подумай, Серго. Очень хорошо подумай!
        - Да мне не о чем думать! Не было никакого взрослого!… Честное слово! Честное пионерское!
        - Как знаешь, гражданин бывший пионер Серго Анастасович. Думаю, ты ещё не раз пожалеешь… Что? Оформлять протокол и отправлять его в камеру? - Последние слова Сазыкин адресовал Влодзимирскому.
        - Одну минуточку.
        - Конечно, Лев Емельянович!
        - Серго! Постараюсь всё-таки объяснить. Антисоветский характер организации уже доказан на основании материалов, изъятых у Шахурина на обыске. Статья, по которой вы обвиняетесь, предусматривает наказание, начиная с двенадцатилетнего возраста. Так что здесь ссылки на юность не пройдут. Обманывать тебя не собираюсь… И скажу честно: выйти на свободу ты сможешь только в случае, если не будешь покрывать взрослых, научивших Шахурина его антигосударственным идеям.
        - Лев Емельянович! Но я не знаю никакого взрослого.
        - Я верю тебе. Но предпола…
        Монолог начследа прервал протяжный непрерывный зуммер красного телефона на столе у Сазыкина.
        - Не тро-ожь!!! Я сам! - выпучив глаза, Влодзимирский подскочил, будто из-под дивана ему между ягодиц с размаху всадили шило, и рванулся к следовательскому месту, сшибив по пути закусочный столик. Ударившись о паркет, жалобно звякнул подстаканник, и одновременно раздался треск разбившегося блюдца. Подлетев к телефону, Лев Емельянович схватил трубку прямой связи с Меркуловым, резко выпрямился, отклячив зад, сглотнул комок в горле и проникновенно выдохнул:
        - Я вас слушаю, товарищ нарком… Да, это Влодзимирский. Да… я сейчас у Сазыкина… Так точно, Всеволод Николаевич! Да… Да… Он как раз здесь, на допросе… Будет исполнено, товарищ народный комиссар!… Есть!
        Медленно, как медбрат на носилки тяжело раненного бойца, начслед опустил на место драгоценную трубку. Затем, вздохнув полной грудью и распрямив плечи, он неспешно вернулся к дивану, бросив на ходу стенографисту:
        - Убери, - и показал глазами на разбитое блюдце.
        Через минуту всё собрали и вытерли насухо. На журнальном столике, водворённом на прежнее место, опять дымился свежий чай.
        - Тэ-экс… на чём же мы остановились? А!… Так вот, гражданин Микоян… я предполагаю, что ты знаешь о таком человеке - просто мог не придавать значения его роли.
        - Нет. Я такого не знаю.
        - Не спеши, дослушай… Мы ведь тоже не спим. Мы уже близки к тому, чтобы доказать наличие такого человека. Причём кто-то из вас мог его даже никогда не видеть и никогда о нём не слышать. «О нём» - я имею в виду подстрекателя. Этот человек очень серьёзно конспирировался от вас в своих связях с Шахуриным. Поэтому вы должны поверить органам, когда вам его покажут и вы услышите его признания. Ты понял меня, Серёжа?
        - Да, гражданин следователь… Только отец учил меня говорить правду. И если услышу признание человека, которого не видел и о котором не слышал, я так и скажу, что считаю его подстрекателем, потому что он сознался… и потому, что я верю госбезопасности.
        - На товарища Микояна не кивай - за себя отвечай. Ну а форму твоего подтверждения мы отработаем по ситуации. Ладно?
        - А когда это будет?
        - Ты же сам сказал, что поможешь, когда услышишь его признание. Над этим мы сейчас и трудимся. Придётся подождать, чтобы всё происходило по закону.
        - Хорошо.
        - Вот и молодец. Отправляйся сейчас назад в камеру. Режим мы тебе сделаем ещё более льготный - дадим вторую прогулку, улучшим питание.
        Перед тем как его увели, мальчишка не удержался и попросил у следователя разрешения задать вопрос, не касавшийся дела.
        - …Задавай, если такой любопытный.
        - Гражданин генерал, скажите, пожалуйста… а что, Москву снова бомбили?
        - С чего это ты взял?
        - Вчера вечером так сильно громыхало!
        - Пока вы преклоняетесь перед Гитлером, советские войска громят фашистов на Курской дуге и освобождают наши города - в честь этого в Москве впервые салютовали.
        - Мы не преклонялись перед Гитлером.
        - Тебе не надоело препираться?



«Старый букинист» шёл в камеру под конвоем вертухая и вспоминал только что закончившийся допрос. Он, конечно, заметил двуличность следователей, но последнее их предложение не показалось ему нечестным. До Серёжи не доходило, что, по мысли наркома Меркулова и следователя Влодзимирского, вербовщиком Владимира Шахурина вполне мог оказаться его отец - Анастас Микоян.


* * *
        За день до ареста Лёньку Барабанова сильно продуло после купания на реке. Болеть во время каникул он не мог себе позволить, и сделал вид, что ничего не произошло. Однако от потрясения, вызванного вероломным арестом, Барабан расклеился, причём в одиночке ему становилось хуже и хуже: ломило тело, стало больно глотать, и ночами не спалось - болели даже глаза, но Ленька крепился и не жаловался. Когда его подняли из карантина в двухместную камеру, хворь ещё не прошла - нещадно саднило горло, и любое прикосновение было нестерпимым. На новом месте его встретил сосед - крепкий мужичок лет сорока пяти. Увидев, что новичок - мальчишка, да к тому же совсем больной, сокамерник робко попросил у надзирателя помощи. Минут через десять появился фельдшер, выглядевший уставшим, видимо, от сильного переутомления. Выслушав жалобы, эскулап с начальным медицинским образованием удалился, но вскоре в камеру вернулся тюремщик и принёс две таблетки, заставив Лёньку выпить их в своём присутствии. Проглотив пилюли, парень повалился на кровать и впал в беспокойный сон.
        Утром ему стало значительно лучше - с каждым часом он чувствовал, как возвращаются силы. На пятый день жизни в тюрьме Барабан выздоровел. Однако за эти дни в его характере произошли большие изменения: непонятно куда делась непоседливость - он не мерил камеру шагами, а спокойно сидел на кровати, читая или беседуя с соседом.
        Мужичка звали Евгений Луньков. Колхозник из-под Тулы - светлорусый, голубоглазый и кряжистый - он был симпатичен бесхитростной русской простотой, и эту симпатичность даже не портил нос картофелиной. Когда началась война, его сразу мобилизовали на фронт, в артиллерию, где он быстро выучился на наводчика и принял бой под Оршей в составе дивизиона. Всю осень 1941-го Евгений тяжело и безропотно воевал, обороняя Москву, пока в ноябре не получил осколочное ранение в ногу.
        Латали его в Барвихе, где под госпиталь отвели крыло в цековском санатории с огромным лесопарком и большим прудом, облюбованном Феликсом Кирпичниковым для рыбалки. После госпиталя Лунькова бросили на Украину, где ему выпало стать одним из сотен тысяч советских солдат, пленённых летом 1942 года во время Харьковской катастрофы. В апреле 1943-го он, по случаю, сбежал с полевых работ из-под Брянска. Проскитавшись с месяц по лесам, Луньков оказался в районе линии фронта и сумел перебраться к своим. Там из него долго вытягивали жилы контрразведчики, не верившие в чудеса, тем более - свидетелей его правоты не было. Допросы закончились этапом в Москву, и вот уже больше двух месяцев Лубянка требовала от Евгения доказать советской власти, что Абвер не посылал его через линию фронта взрывать мосты с составами вооружений для Красной армии.
        Рассказав свою, не такую уж редкую по тем временам историю, мужичок участливо отнёсся к Лёниной, но видно было, что ему непонятно, каким ветром занесло в камеру сытого мальчугана, да ещё больного ангиной. А Барабан сразу же проникся доверием к Лунькову - слишком уж бесхитростно вёл себя этот крестьянин и солдат, прошедший через столько испытаний.
        Лёня скрыл от соседа только пост отца, фамилии «соучастников» и должности их родителей, а бывший колхозник и не лез в эти тонкости. Он понимал одно: у Лёнькиного одноклассника оказался в руках пистолет - от отца. А уж кто отец, из военных, партийных или каких других начальников… какая разница? Да и вообще показалось странным, если бы Евгений вдруг сумел оценить значимость Александра Владимировича Барабанова или родителей других ребят. Для таких, как этот солдат, мир делился только на простых и хозяев. Директор или генерал - отличие небольшое. Мальчишка в его глазах происходил «из генеральских». Так и получалось, что Луньков не перебивал и не озадачивал вопросами, а Барабану этого и требовалось - он не мог, да и не хотел больше нести думы в одиночку. Так, незаметно, в беседах и рассказах, шло время.
        За неперспективностью простодушного Лунькова в тюрьме даже не вербовали, но, получив необходимую информацию о характере Барабанова и оценив предыдущее поведение Евгения, оперчасть точно рассчитала, что Лёньку надо подсадить в камеру именно к бывшему пленному. Ставку сделали на то, что оба арестованных - бесхитростные и наивные люди. Они не могли не сойтись, объединенные общей бедой. В дальнейшем следствие и собиралось использовать против заключенных информацию, подслушанную из бесед в камере.
        Не высказывая этого вслух, Луньков давал понять своим отношением к мальчишке, что признаёт его превосходство уже только из-за «цвета крови» - с завидным постоянством мужичок незаметно оттеснял парня от уборки камеры и всякий раз выписывал на себя книги, интересовавшие соседа. И слушал Евгений, не перебивая, сколько бы Барабан ни говорил.
        Луньков был одним из десятков миллионов русских, в чью генную память, накопленную за тысячелетнюю историю насилия и унижений, воспринимавшихся этим народом Божьей данностью, бессрочно вселились покорность и безропотность. Вселились и въелись в их души так же нестираемо, как грязь в ладони этого крестьянина.


* * *
        Для начала Влодзимирский вызывал Лёньку на короткую беседу. Он шумно пугал юного арестанта и увидел, что бесследно это не пройдёт - Барабанов нервничал. Перед серьёзным допросом чекист решил проанализировать беседы в 89-й камере, и уже вскоре генерал изучал стенограммы. Судя по разговорам, у Барабана «изо всех щелей» пёрли тоска и печаль. Начслед решил, что клиент созрел и его пора обрабатывать в свете разговора с Меркуловым. На этот раз Лёню поручили комиссару госбезопасности
3-го ранга Василию Ивановичу Румянцеву.


        - …Гражданин Барабанов, расскажите, как создавалась тайная антисоветская организация «Четвёртая Империя»?
        - Она не была антисоветской!
        - Не вам решать этот вопрос.
        - А кому, товарищ следователь?
        - Забываетесь - для вас больше нет слова «товарищ»!
        - Извините… я оговорился.
        - Жду ответа на вопрос.
        - …И все-таки, кому решать?
        - Судебной или внесудебной инстанции.
        Лёнька молчал и думал: «А почему он называет организацию "антисоветской", если это будет решать не он?» Но задать этот вопрос побоялся.
        - Обвиняемый, я жду ответа.
        - У нас не антисоветская организация.
        - Будете уходить от ответа на вопросы следствия - ничего хорошего не ждите - ведь от того, какое мнение об обвиняемом вынесем мы, зависит и мера наказания. Ваши
«друзья» уже полностью сознались в совершённом преступлении, и это пойдёт им в зачёт, а вот вы запираетесь. О таком поведении гражданина Барабанова придётся поставить в известность суд, и можете не сомневаться - он истолкует его как отягчающее обстоятельство.
        Румянцев до такой степени уверенно говорил о наказании, что Лёнька поверил в его неотвратимость, тем более что нынешнее нахождение в тюрьме красноречиво свидетельствовало о правоте чекиста. Лёню никто не учил, как вести себя на допросе, и очень не хотелось раздражать генерала, но одно он знал совершенно точно - никогда у него не возникало даже намека на антисоветские мысли.
        - Гражданин следователь, я расскажу всё, но, честное слово, «Четвёртая Империя» - не антисоветская организация.
        - Хорошо, продолжайте, а то мы уже полчаса топчемся на месте.
        Счастливый, что отбил у следователя «антисоветскую», Лёня начал говорить:
        - В середине января ко мне подошёл Володя Шахурин и предложил вступить в «тайную организацию». Я прочитал устав, и он мне понравился. Вместе со мной туда вошли Хмель, ну Хмельницкий Артём, Реденс и Бакулев - все из нашего класса. Мы ничего особенного не делали - только на коньках соревновались. Выиграл Шах… Потом приняли Феликса Кирпичникова… Дальше выясняли, кто станет лучшим в турнире ГТО… и машину учились водить, а я уже давно могу, да и все ребята, у кого отцы на персональных машинах, тоже умеют - нас водители учат, чтобы подлизаться к родителям. Даже девчонок из класса - и то тренируют. Вот… мне очень нравилось играть. Всё время приходилось чего-то добиваться и соревноваться. Потом мы приняли Арманда Хаммера и Серёгу Микояна. Арманд с нами учится, а Микоян - на класс младше. Перед самыми каникулами, в конце мая, некоторые из нас собрались у Володи… Мы сначала играли навылет в «чапаевцев» на шашечной доске - двое бились, а остальные ждали очереди на замену…
        - Кто там был?
        - Шахурин… Реденс, Серго Микоян… и Хмельницкий.
        - Хорошо, и что дальше?
        - Ну, потом «чапаевцы» надоели, и мы стали обсуждать - кто, где летом. Договорились встречаться на даче сразу после начала каникул - на великах нам друг до друга не очень далеко добираться. Хотели вместе кататься, купаться, правда, не все могли…
        - Это несущественно. Вы к теме переходите!
        - А потом Володя говорит: «Мы скушно живём: школа - уроки, школа - уроки. Давайте изменим нашу организацию. Я предлагаю назвать её «Четвёртая Империя». И хочу, чтобы мне присвоили звание «рейхсфюрера». Мы удивились: зачем такое название?
        - Кто удивился?
        - Да все. Вот… он тогда говорит, что будем голосовать… а Реденс, по-моему, возразил: «Да что тут голосовать?! Только одного тебя эта чушь интересует»… Ну, тогда Володя захотел всё объяснить, а Тёмка предложил перенести разговор, пока все не соберутся. На этом и закончили. А дальше - Шахурин застрелился.
        - Да, гражданин Барабанов, горазд ты песни петь. Правду говори! Не виляй! - Перейдя на «ты», генерал от госбезопасности грохнул кулаком по столу.
        От неожиданности Лёня съёжился, затравленно посмотрев на мучителя, и, заикаясь от страха, пролепетал:
        - Я, ч-честное слово, не виляю… Вы сп-просите у остальных, как было. Я ничего не придумал.
        - Точно?!
        - Гражданин следователь! Я и вправду рассказал одну только правду!
        - Ладно, посмотрим. Хочется верить, что не врешь… А как ты посмотришь на моё предложение отправиться домой прямо из этого кабинета?
        - Я?! Согласен.
        - Помоги мне найти ответ на один неясный вопрос, и мы серьёзно обсудим эту возможность.
        - ?!
        - Кое-кто из твоих «друзей» показал, что, со слов Шахурина, был какой-то человек… то ли знакомый, то ли родственник, консультировавший его по поводу немецких воинских званий… Или, может, я ошибаюсь? Может быть, это кто-то из приятелей других членов вашего общества?
        - …Я никогда об этом не слышал. Я вообще не имел понятия, что кто-то из взрослых знал о нашей организации! А кто мог? Родители не могли… Может, старшие братья? Они есть только у Микоянов, но Степан и Алексей воюют на фронте… Нет, я ничего об этом не слышал.
        - А ты напрягись. Мы точно знаем, что такой человек есть.
        - Нет, при мне о нём не говорили. А… про дом вы не пошутили?
        - Разве я похож на человека, который шутит? Вспомни и расскажи - будет тебе и о доме разговор… Готовь протокол. - Последнюю фразу Румянцев предназначал уже стенографисту.
        Пока тот стучал по клавишам пишущей машинки, постоянно заглядывая в свои записи, следователь куда-то ушёл. Лёня непроизвольно обдумывал закончившийся допрос. Картина складывалась невеселая, но изменить что-либо он не мог. И ещё, так хотелось домой! Но он не помнил никого из взрослых, о которых спрашивал генерал.

«Будь, что будет, - решил он, - но врать и придумывать ничего не стану».
        Стук пишущей машинки прекратился. Увидев, что офицер закурил, Лёня отметил, как тот глубоко затягивается и выпускает изо рта стройные колечки дыма. Пару раз у стенографиста даже получилось прогнать одно кольцо в другое. Забыв про невзгоды, Барабан увлеченно наблюдал за процессом - он и сам иной раз баловался куревом, даже пробовал пускать кольца, но ничего похожего у него не получалось.
        Вошёл Румянцев и взял из рук стенографиста услужливо протянутый протокол. Прочтя текст, генерал пододвинул к арестованному бумаги и сказал:
        - Прочти и распишись.
        Долгий разговор был ужат до нескольких простейших фраз, так или иначе не противоречивших сказанному Лёней, и он выполнил требование генерала.
        - …А теперь, когда официальный разговор закончен, добавлю кое-что без протокола. Говорить буду честно, как коммунист, с двадцатилетним стажем. Ты веришь слову коммуниста?
        - Конечно!
        - Так вот, Лёня, открою одну тайну. Мы скоро отпустим вас домой. Точнее не «вас», а «тех из вас», кто поможет органам выявить настоящего врага советской власти.
        - ???
        - Видишь ли, есть один взрослый двурушник, отравивший сознание Володи Шахурина и через него пытавшийся воздействовать на остальных школьников. Органы этого человека засекли, и сейчас проводится активная подготовка к его разоблачению с предъявлением всех необходимых доказательств. Когда мы их соберём и, самое главное, получим признание этого мерзавца, вам, советским пионерам, надо подтвердить, что это именно он испортил Шахурина и вложил в его голову антисоветские мысли.
        - А как мы сможем подтвердить, если не знали этого человека?
        - Во-первых, не «мы», а ты. А, во-вторых, ты его знал - просто не представлял, что он вербует Шахурина. Не волнуйся, тебе предъявят признания этого гада, и всё сразу станет ясно, как день божий. Тогда согласишься помочь следствию?
        - Если предатель сам сознается, то зачем нужно, чтобы я говорил, чего не видел?
        - В том-то и дело, что преступник не знает, сообщал ли вам о нём Шахурин. И как только поймёт, что Володя сообщал - сразу же и признается. А так он очень хитрый, и будет запираться до последнего, думая, что нет свидетелей преступления. С тобой-то вместе мы его тут же и расколем!
        - Правда?
        - Конечно, правда.
        - Тогда я попробую.
        - Ну, вот и молодец. По закону мы тебя пока ещё не можем отпустить домой, но условия содержания в тюрьме облегчим прямо с сегодняшнего дня. Знай, теперь ты находишься на ответственном задании!
        Глаза Лёньки заискрились. Когда конвоир увёл его, Румянцев не сдержался и добродушно сказал стенографисту:
        - Жаль, этот спектакль нельзя заносить в протокол.

15

        Увидев, что глазок откинулся, Тёмка поднял палец, и вскоре дверь отворилась.
        - Тебе чего? - спросил надзиратель.
        - Прикурить бы! - сказал юный зек, вскочив с кровати.
        - Прикуривай.
        Старшина встряхнул коробок, как бы проверяя, много ли в нём спичек, вынул одну и приготовился зажечь. Увидев это, Артём, как опытный курильщик, постучал о коробку мундштуком «Норда», и следующим движением, вроде как привычно, размял папиросу, но ожидаемый эффект не наступил - почти весь табак высыпался на пол.
        - Вымахал пердак - под метр восемьдесят, а по-человечески держать папиросу не научился, - беззлобно усмехнулся вертухай.
        - Да она так набита, - обиделся Хмельницкий.
        - Правильно, но пора уже знать, что «Норд» нельзя мять - ты, кажись, уже больше недели куревом балуешься.
        - Я хотел сделать, как Борис.
        - Так он же «Беломор» садит, - надзиратель поискал взглядом поддержки у Тёмкиного соседа и, увидев, что тот согласно кивнул, закончил. - «Норд» и «Беломор» - это две большие разницы.
        Артём изготовился прикурить вторую папиросу, уже не прибегая к манерам бывалого курильщика, и вертухай зажёг огонь. Затянувшись и выпустив дым, Хмель присел и старательно сгрёб ладонью табак с пола, аккуратно ссыпав его на тумбочку. Удовольствие от курения наполовину смазалось.
        - Всё смолишь, Рафаилыч?
        - Борис, а почему меня так редко вызывают на допросы?
        - Как редко? Ты сколько сидишь?
        - Почти две недели.
        - Правильно. А сколько допросов перенёс?
        - Один - и то какой-то недоделанный. Про оружие спросили, про убийство спросили, а потом говорят, не хочешь ли сам во всём сознаться?… Я спрашиваю: «В чём?» А следователь отвечает: «Рассказывай про вашу антисоветскую деятельность». А мне чего рассказывать, когда никакой такой деятельности не было?… Я ему: «Гражданин генерал, мы только играли, безо всякой деятельности». Ну, мы так попрепирались минут тридцать, я ему честно на все вопросы ответил, а потом меня в камеру отправили.
        - Тём Тёмыч, думаешь, ты у генерала один такой? Считаешь - он дни и ночи не спит и всё кумекает, как бы ему с Хмельницким побыстрее разобраться, да на волю выпустить?… Обычно в тюрьме одно из двух: либо с допросов не вылазишь, либо забываешь, как следователь выглядит.
        - Да я не думаю, что он только обо мне вспоминает, но могли бы почаще вызывать. Ещё раз все объясню - и разобрались бы. Мы же не можем быть антисоветской организацией, ведь наши родители - это советская власть. Что же мы, против них попрёмся?
        - Они смотрят не на родителей, а на вас. И запомни, когда раз в месяц дёргают - уже хорошо.
        - Это что же, мне ещё целый месяц здесь торчать?!
        - До конца следствия, может, и год протянется, а потом - приговор. После него уж в лагерь пойдёшь.
        - Да мы же ни в чём не виноваты!
        - Это бабушке расскажешь. Раз сюда попал, считай, срок обеспечен, но ты молодой совсем - больше пятерика не сунут.
        - А ты откуда знаешь?
        - Я девять месяцев под следствием и своей десятки со дня на день жду, а тюремную науку тут быстро постигаешь.
        - И что? Никого не выпускают?
        - Из тюрьмы выходит только тот, кто в неё не попадает. Чекисты же не просто так восемь человек арестовали - у них материал собран, приказ получен, но… я тут думал, и сдаётся, что выход есть.
        - Какой?!
        - Вы сопливые - органы не интересуете. Им нужно знать, кто вас агитировал, а вы его покрываете. Вот пока об этом человеке не расскажете, ничего хорошего не жди.
        - Борис! Но ведь такого человека нет!
        - Да, наверное, и не было такого, вот так, напрямую, говорившего: «Вам надо организовать тайное общество». Скорее всего, вашего Бабурина кто-то обучил!
        - Не Бабурина, а Шахурина.
        - Ну, Шахурина - какая разница.
        - А если я такого не знаю?
        - Знаешь, не знаешь - ты вспомни, с кем Шахурин общался, ты его генералу назови, а уж его дело разобраться: он, не он. Зато с вас подозрения в запирательстве снимут. Вот в этом случае могут и выпустить, но уж всяко - накажут не сильно. Учтут несовершеннолетие.
        Какое-то время Артём обдумывал слова сокамерника, потом снова попросил у надзирателя спички и, наученный предыдущим опытом, аккуратно прикурил папиросу. Когда дверь за вертухаем закрылась, Борис сказал:
        - Так часто будешь смолить - скоро на подсос сядешь.
        - Борь, а почему тебя тогда держат? Ты бы тоже сказал, что подучили, назвал кого-нибудь, и тебе не десять лет дадут, а меньше… Или вообще отпустят.
        Эти слова на мгновение смутили наседку - недоучившегося студента театрального вуза Федина, но он был одним из лучших подсадных, и сразу же нашёлся, что ответить на коварный, но всё же бесхитростный вопрос:
        - Видишь ли, Тёмка, у меня совсем другая ситуация. Во-первых, я взрослый, а с взрослых - и спрос другой. А, во-вторых, у меня эта… авария произошла, и комиссия из десяти человек работала, и причину нашла, и в деле причина эта фигурирует в качестве вещдока. Там диверсию при всём желании под меня не подведёшь - там и слепому видно, что трос от усталости оборвало. Поэтому меня обвиняют в халатности… Только от этого не легче - один хрен - десятерик маячит.
        - А я так и не понял толком, что у тебя произошло?
        - Да я в подробностях не рассказывал, потому что глупо всё случилось и обидно.
        - ?…
        - Я на вечернем учился и работал в институте лекарственных растений - механиком по оборудованию. Короче, старый пердун - академик - вполз в лифт на четвёртом этаже и нажал, видать, на первый… а лифт - хряк! - вместо того, чтобы спокойно поехать, навернулся со всего маху вниз: трос лопнул. Академика - прямиком на кладбище. У него и так не пойми, в чём душа держалась, а тут - прыжок из-под купола цирка без парашюта.
        Борис остановился, увидев, что Артём, повалился на койку и беззвучно сотрясается от смеха.
        - Чего ржёшь?
        - Погоди, - у Тёмки даже появились слёзы на глазах. - Уморил ты меня академиком. Дальше-то что?
        - Как что? Меня за жопу - и на Лубянку. Следователь - майор - орёт: «Чем смотрел, мудило?!» А мне чего отвечать? Понятно, чем. Потом комиссия собралась. Кусок троса вырезали - и на исследование. Мне уж теперь не отвертеться от обвинения в служебном недосмотре. Хорошо, после комиссии хоть вредительство перестали шить - она дала заключение, что трос не подпиливали. Сидеть мне теперь за халатность.
        - И ничего не сделать?
        - Известное дело, коли б мог дедку руки-ноги назад пришпандорить, тогда, глядишь, и отпустили бы. Короче, Тёмка, шуток здесь шутить не любят. Я очень советую подумать над взрослыми. Больше скажу - тебе, наверное, и не надо никого вспоминать. Они там сами окружение Шахурина прошерстят, потом на кого нужно укажут… твоё дело - признать этого человека. Поверь, так и будет: признаешь - домой уйдёшь.
        - Верно-то верно, только, если и найдут учителя Шаха, мы-то его не знали.
        - А если знали? Только не догадывались о его роли!
        - Что ж мне тогда говорить? «…Мол, подучил "он", но я не знал, что это "он"?»
        - Софистикой не занимайся - за тебя подумают и всё тебе разжуют.
        - «Софистика», это что?
        - Ну вроде говоришь одно и то же, а смысл - разный.
        - Ладно. Я понял. Когда будут подговаривать, тогда и посмотрим.


* * *
        Уже через пять минут общения с соседом Петя Бакулев понял, что тот - ненастоящий заключённый. И потому, что глазки у этого никчемного человечка бегали из стороны в сторону, ни разу не остановившись против глаз юноши, и потому, что тот сразу же набросился на «генерал-полковника» с расспросами, проявив подозрительную осведомлённость, Бакуль сразу же почувствовал выпиравшую наружу фальшь. Он ещё не знал, что такое «наседка», но после ареста ожидал опасности со всех сторон. Именно это ощущение руководило парнем в разговорах с мелким, невзрачным и совершенно не запоминающимся Василием Сергеевичем Сурковым - так мужчина отрекомендовался Пете при встрече.
        Совсем не поддерживать разговор мальчишка не мог, но всё попытки Сергеевича втянуть его в дискуссию о причине ареста Петя мягко сводил на нет. Получалось, что большую часть времени, в камере стояла тишина. Петя читал сутками напролёт, лежал лицом к стене, вспоминая свободу, и размышлял после первого, довольно мягкого допроса о предстоящей встрече со следователем. А Василий Сергеевич сходил с ума от безделья, периодически пытаясь вытянуть Бакулева на разговор. Но было видно, что он и сам не верит в удачу. Чекиста часто вызывали ночью. Уже после второго такого вызова Петя догадался, что «допросы» происходят, должно быть, в мягкой постели, под боком у жены - уж больно посвежевшим с них возвращался Василий. Отсиживая рабочий день в тюрьме, «сокамерник» мучился - читать он не любил.
        Бакулев довольно быстро втянулся в тюремный уклад. До обеда ему вполне хватало утренней пайки, к рыбному супу из селёдки он тоже привык, а уж когда давали манную или ячневую кашу - и вовсе пировал. И ежедневная прогулка, и вынос параши, совмещенный с умыванием, и баня, и библиотечный день - всё это очень скоро стало естественным для организованного Пети.


* * *
        - …Обвиняемый Бакулев, расскажи подробнее о своих взаимоотношениях с Владимиром Шахуриным и его семьей. Не спеши и не упускай деталей - нам очень важно знать всё.
        - Когда мы с Володей оказались в одном классе, моя мама стала дружить с Софьей Мироновной Шахуриной. Перед Новым годом меня пригласили пожить во время зимних каникул у них на даче, на Николиной горе. Родители согласились, а я обрадовался - там очень хорошо отдыхать - можно кататься на лыжах, на коньках… в бильярд играть, а по вечерам - кино. Вот.
        - И как ты там отдыхал? - Не дал Пете остановиться Влодзимирский.
        - Ну, я же сказал - с утра лыжи, каток. Потом вкусно обедали, в «американку» играли, книжки читали.
        - Какие книжки?
        - Я прочёл «Всадник без головы».
        - А Володя?
        - Он изучал только две: «Майн кампф» и что-то Ницше.
        - А ты с ними знакомился?
        - Начал, но там такая чушь… мне не интересно. Я так и не осилил больше нескольких страниц.
        - А Шахурину они нравились?
        - По-моему - очень. Я во время каникул понял, что мы с ним разные. Володя погиб и, наверное, нехорошо сейчас обсуждать его поведение…
        - Петя, мы не миндальничать расселись. Ты и твои друзья обвиняетесь в серьёзнейшем государственном преступлении, можно сказать - в доказанном преступлении.
        - Почему доказанном?
        - Здесь вопросы задаю я. Твоё дело отвечать, но помни, что отвечать ты должен искренне, иначе мы поссоримся, а от этого станет хуже только тебе. Продолжай.
        - Вы понимаете, Володю страшно баловали. Я смотрел, как он разговаривает с обслугой и даже с мамой… Я этого не мог понять. Он вёл себя с ними, как рабовладелец. Мне это казалось диким - у нас дома совсем не так.
        - В чём это выражалось?
        - Да в чём угодно: мог наорать на любого, даже вовсе без причины. Говорил: «Я хочу» - и это становилось для всех законом.
        - А как Алексей Иванович к этому относился?
        - Мы его почти не видели. Он приезжал только два раза… У нас дома тоже так: как война началась, я папу очень редко встречаю.
        - Дальше, Петя, дальше. Не останавливайся.
        - Но Володя не такой плохой, как с моих слов можно подумать. Он только очень уж распущенный и самолюбивый… был. А если с ним соглашаться, он становился дружелюбным.
        - Его мама знала, что он читает Гитлера?
        - Конечно, ведь эта книга у нас издана для руководителей.
        - А как Софья Мироновна себя вела?
        - Обычно.
        - С другими мужчинами, например, с адъютантом товарища Шахурина, какие у неё отношения?
        - Я на это не обращал внимания, и ничего об этом сказать не могу.
        - Странно, мне показалось, что ты очень наблюдательный и всё подмечаешь.
        - Только то, что меня касается или интересует.
        - Так что, это не интересовало?
        - Абсолютно.
        - Уж больно ты категоричен.
        - Нет, мне, правда, не нравится обсуждать чужие дела.
        - Зато нас - касается всё! И, давай-ка, уж обсуждать - рассказывай про адъютанта.
        - Гражданин следователь, мне нечего дополнить. Он редко появлялся на даче и бывал не подолгу. Я ничего необычного не заметил.
        - А с Володей он беседовал? Рассказывал что-нибудь, связанное с гитлеровским рейхом?
        - Я ничего такого не помню.
        - Ну, хорошо. Какие фильмы вы смотрели?
        - Разные. В основном - трофейные. Много кинохроники - и нашей, и немецкой, и американской… Там присылали список, как меню в столовой, и Софья Мироновна выбирала, что посмотреть… или Володя.
        - А кинозал где?
        - Вместе с бильярдной. В одном помещении.
        - А кто кино крутил?
        - Дядя Саша. Киномеханик.
        - Расскажи мне про него в деталях.
        - А что рассказывать?
        - Всё… Молодой или старый, простой или начитанный, о чём говорил?
        Петя понял, что следователя интересовало окружение Шахурина, но киномеханик не оставил в памяти сколько-нибудь характерного воспоминания.
        - …Обычный мужчина, лет, наверное, тридцати пяти.
        - Он комментировал во время показа?
        - Может, и комментировал, только я не обращал на это внимания.
        - А Софья Мироновна как с ним разговаривала?
        - Как с обслугой - она на даче хозяйка.
        - Ты видел в кинохронике «Гитлерюгенд»[«Гитлерюгенд» - молодежная политическая организация в нацистской Германии, аналог советского комсомола.] ?
        - Да.
        - Ну и как тебе?
        - Обыкновенно. Мне, правда, нравилось, что у них форма военная, и Володе тоже.
        - А как киномеханик на такие кадры реагировал?
        - Я не помню.
        - Петя, с тобой очень легко говорить. Ты рассудителен и наблюдателен. Ты можешь нам помочь, и это сразу изменит отношение и к тебе, и к твоим друзьям. Ты, наверное, один из всех общался с человеком, которого мы подозреваем. Вот видишь, как я откровенен?… У нас есть серьёзные основания думать, что именно киномеханик оказывал воздействие на Володю. Такое допускает и Софья Мироновна. Подтвердишь это мнение?
        - Гражданин следователь. Я с радостью вам помогу - расскажу, что помню, но, Лев Емельянович, я же не должен наговаривать на человека. Он при мне ничего такого не говорил, чтобы можно было подумать о его антисоветских настроениях.
        - А нам ты доверяешь?
        - …
        - Почему молчишь?
        - А что мне надо ответить?
        - Я, кажется, задал тебе очень конкретный вопрос?
        - …Доверяю.
        - Ладно, Петя, иди в камеру и поразмышляй. Мне будет очень неприятно, если придётся в тебе разочароваться, особенно потому, что нам вскоре предстоит крайне важный разговор, в котором ты заинтересован больше нас. Ну что, согласишься помочь советским органам государственной безопасности?
        - …Постараюсь.


* * *
        Версию о киномеханике следствие проверяло в рамках работы по линии семьи Шахурина. Информацию о ней собрали обширную, но крайне скудную с точки зрения вопросов, интересовавших Влодзимирского. Чекисты теперь знали всё о наркоме авиационной промышленности и его близких. Им стало известно, как часто супруги исполняют семейный долг, какими болезнями болеют и какими эпитетами награждают друг друга при ссорах. Не было тайной, как каждый из них любит проводить время на унитазе или в ванной, сколько нарядов шьёт Софья Мироновна ежемесячно, каковы взаимоотношения Шахуриных с многочисленными родственниками, предана ли Алексею Ивановичу жена… К счастью для наркома, среди огромного количества разнообразных свидетельств, не нашлось одного, главного, о нелояльности.
        Правда, возле Шахуриных оказался один человек, киномеханик Александр Корнелюк, в чьей биографии имелись не то что какие-то криминальные моменты, типа непролетарского происхождения или родственников из кулаков, но наличествовали некие размытости - его родители проживали в Сумах, на территории, занятой немцами. Этого, конечно, не было, когда Корнелюка принимали работать на госдачу, естественно, проведя перед этим тотальную проверку в первом отделе, вплоть до анализа кала, но… надо же было его предкам думать двести лет назад, прежде чем селиться в таком ненадёжном, не застрахованном от гитлеровской оккупации месте.
        Поэтому и прокачивали несчастного киномеханика на тот маловероятный случай, если сверху затребуют чью-то взрослую голову из простых. Одновременно хотели увидеть реакцию Пети Бакулева на предложение оговорить невинного человека.


* * *
        Лёнька Реденс воспринял арест философски. Оказавшись на Лубянке, он с огромным интересом изучал техническое устройство тюрьмы и, как прирожденный технарь, проникся уважением к её устроителям, создавшим превентивную систему изоляции, откуда невозможно сбежать, даже подкупив стражника.
        Тщедушный сосед по камере с невыразительным лицом носил чем-то созвучную с Лёниной фамилию - Редько, и страдал расстройством мочеиспускания. Всякий раз, когда писал, он подолгу стоял над парашей, тужился и морщился, по капелькам выдавливая из себя почти бесцветную жидкость.
        Со слов Редько, работал он киномехаником в правительственном доме отдыха
«Морозовка». Лёня не знал, что этот человек имеет вредную профессию. По крайней мере с точки зрения НКГБ, если судить по пристальному вниманию органов к киномеханику Шахуриных.
        У наседки-киномеханика что-то там загорелось во время показа фильма большим шишкам, и начался пожар, который еле потушили. Были и жертвы - замнаркома финансов подтравился угарным газом и попал в больницу. За такой неудачный показ сосед и
«сидел» под следствием. Из-за поведения сокамерника эта история не вызвала у Лёньки большого доверия. Глядя на то, как Редько исчезал на ночные допросы и, возвратившись, даже для вида не имитировал дневной сон, Реденс сделал вывод, что сосед находился в камере на работе.
        На втором допросе он непроизвольно «расшифровал» наседку. Когда Влодзимирский уже начал разговор, дверь из кабинета в приёмную неожиданно открылась, Лёнька повернулся и увидел на пороге Сазыкина, но сзади него в проёме мелькнул
«киномеханик», болтавший о чём-то с начследовским секретарём.
        К беседам со следователем Реденс отнёсся без особого пиетета. Он, конечно, не был совсем уж беззаботен, но воспринимал происходившие события как игру, но не в
«империю», а как игру чекистов в поиск преступников, где их и быть не могло. Он до такой степени считал обвинения органов «бредом сивой кобылы», что убеждённо ожидал конца спектакля.
        Однажды, в середине допроса, Лев Емельянович проявил чувство юмора и с усмешкой спросил:
        - Ты в Парк культуры и отдыха пришёл? Я тебе что - массовик-затейник?
        - Почему? - удивился Реденс.
        - Сначала на стуле качался, как на качелях, а когда я приказал тебе оставить стул в покое, - ногами начал болтать. Не сомневайся, мы тебя от этого отучим.

16

        Когда Пётр Иванович подъезжал к площади Дзержинского - защемило сердце. Ещё совсем недавно, видя этот дом, наводивший на всех ужас, он непроизвольно полнее чувствовал свою значимость. Конечно, место заместителя председателя Госплана считалось очень высоким. Ещё выше была должность заместителя члена ГКО. Однако лишь у трёх «цивильных» номенклатурных руководителей такого уровня пост сопровождался близостью к Лубянке - одна причастность к ней делала Кирпичникова в глазах коллег более весомым - и он решительно действовал, имея это ведомство за плечами, через посредство своего хозяина Берии.
        И вот теперь всё связанное с этим зданием стало немило. На два этажа выше его сановного кабинета, оторванный и от него, и от Евгении Даниловны и вообще вырванный из детства, в каменной ловушке томился любимый сыночек Фелинька. Косвенно распоряжаясь по долгу службы тысячами людских судеб, Кирпичников ничем не мог помочь сыну-семикласснику, чей арест вверг семью в ужас, с каждым днем добавляя нарастающий страх.
        В один из тихих ночных разговоров Евгения Даниловна сказала:
        - Петя, почему вокруг ареста ребят - мёртвая тишина?
        - Что ты имеешь в виду? Отчего родители не обсуждают между собой, как дела у мальчиков?… Да в штаны, как мы, навалили, вот и молчат.
        - Нет, это понятно. Что же они - другие? Мы-то ведь про Фелиньку в постели говорим… шепотом.
        - А что тогда?
        - Я - про Лаврентия Павловича, про Всеволода Николаевича. Было бы всё определённо, уж кто-нибудь из них мог тебе хотя бы намекнуть…
        - Да уж это точно. Товарищ Берия даже четвертьсловом не обмолвился, а ведь я у него ежедневно бываю не по разу.
        - Вот видишь! Я и думаю: неспроста все это. Не сегодня-завтра могут начаться неприятности у Шахурина или у самого Микояна, а там, по цепочке, и до нас рукой подать.
        - Может, и так. Только что мы поменяем? Ничего. Давай ждать и надеяться, что пронесёт нелёгкая. Лаврентий Павлович ко мне, тьфу-тьфу, вроде бы без изменений относится.
        Немного успокоив друг друга, супруги заснули. Однако разговор не забылся, и Пётр Иванович стал с напряжением следить за судьбой Шахурина и других родителей арестованных, со дня на день, ожидая драматического продолжения.


* * *
        Феликс потихоньку осваивался с положением заключённого. Он теперь многое узнал от Толяна. Несмотря на разность характеров, они подолгу беседовали. В разговорах школьник больше слушал. Сначала ему показалось, что для общения с опытным лагерником необходим переводчик - знакомые слова в риторике Сверчкова представали совершенно в новом смысле, но довольно скоро тюремный язык стал понятен, и Феликс иногда удивлялся его ёмкости и точности воссоздаваемых им образов.
        Анатолий был наседкой с маленьким стажем. Согласиться на эту роль его вынудила ситуация - судьба загнала в тупик, и сама жизнь Сверчкова повисла на ниточке. Отказавшись сотрудничать с оперчастью, он подписывал себе смертный приговор, а согласившись, что он и сделал, - сохранял шансы на жизнь. Предыдущий лагерный опыт и умение приспосабливаться делали задачу Сверчкова проще и перспективней, и с первого же раза всё получилось - он быстро сумел вызвать на откровенность несчастного сотрудника номерного КБ, допустившего ошибку в расчётах, приведшую к выпуску партии бракованных приборов для определения высоты полётов. После разговоров с Толяном, конструктор оговорил своих руководителей.
        И вот теперь предстояло обработать этого рыжего и замкнутого «заговорщика», интуитивно соблюдающего главный закон тюрьмы: не болтать лишнего. Рассказывая о себе, Толян понемногу вытягивал из Кирпича нужную информацию, но подробности дела парень не раскрывал, а Сверчков не форсировал события - так его проинструктировали. Сначала надо было по крупинке завоевать доверие молчуна.


* * *
        Толян встретил Феликса участливо.
        - На, похлебай супчик, - сказал он, пододвинув сокамернику миску с баландой. - Сейчас самое время захавать допрос, чтобы горечи от него не осталось.
        Феликс зачерпнул со дна пару кусочков холодного картофеля с чёрно-синими пятнами гнильцы по краям и без охоты проглотил. Медленно отодвинул миску и стал безучастно жевать ломоть хлеба из остатка утренней пайки.
        Закончив с едой, он глубоко задвинулся на нары, поджав под себя ноги, и взял томик запрещённого на воле и так полюбившегося здесь Есенина. Стихи немного отвлекли, но всё равно не исчезало ощущение опустошенности. Он отложил книгу. В голове по-прежнему вертелся допрос, не суливший своими результатами ничего хорошего.
        - …Кирпич, ты не прав. Жизнь ведь и здесь кипит по-своему. Завтра баня… помоемся, чистое бельё выдадут… опять же твоя любимая библиотека, а там уже и воскресенье на носу - на работу не надо выходить.
        Толян заливисто расхохотался.
        - Не вешай носа, браток, вся жизнь ещё впереди. Даже если срок получишь, я тебя здесь всем делам обучил - на малолетке не пропадёшь.
        Феликс улыбнулся.
        - Смотрю на тебя и думаю - не повезёт твоей будущей жене.
        - ?…
        - Особенно если она из разговорчивых попадётся. Ты ж её последней радости лишишь. Ты ж ей слова сказать не дашь! Будешь чесать-чесать, без умолку…
        - Ну, чего пристаёшь? Можно подумать, я досаждаю своим молчанием. Скажи, ты любишь поговорить?
        - Есть маленько.
        - А я - послушать.
        - У тебя девчонка-то на воле осталась?
        - Ещё рано вроде бы.
        - Тут ты неправ. Это, брат, никогда рано не бывает. Вот меня, например, ничего в тюрьме так не ломает, как отсутствие женского пола. Я ведь и на воле ничего хорошего, кроме этого не видал. Эх, Кирпичёв, щас за хорошую ночку - месячишко бы согласился себе лишка намотать. Стоящая баба, это полный абзац.
        - У тебя много их было?
        - Много-немного - все мои. Я, считай, из-за бабы и срок-то первый получил.
        - А ты говорил, за драку?
        - Да, за драку, только драка - из-за бабы.
        - На танцах не поделил?
        - Не-а. Она, сучка, с двумя сразу гуляла - со мной и с кладовщиком центрального склада. Со мной - шесть дней в неделю, для удовольствия души и тела. А с этим козлом - когда на склад ездила. Она ему подмахнет - он ей товара больше нормы отпустит… Да её понять можно. Я кто был?… - перекати-поле. А ей детей подымать надо. Короче, шепнули мне друганы, а я возьми - и за нею следом увязался. Подловил их и так накостылял её борову жирному, что он потом месяц на больничку работал, а мне за злостную хулиганку пятерик вмандячили. Такие, брат, дела.
        - …
        - Чего молчишь? Вижу, спросить хочешь, как в НКВД оказался?
        - Ну?
        - Ты, смотрю, в тюрьму, как по заказу попал - на тренировку перед работой в разведке. Хрен бы, какой фашист из тебя чего выпытал, попади ты в плен. Город Кушку слыхал?
        - Самая южная точка СССР.
        - Правильно. Вот я там три с половиной года на зоне и проторчал. Бытовик[В то время отношение властей к осужденным по бытовым статьям существенно отличалось от отношения к политическим. Их содержание было значительно менее суровым, а после окончания срока они могли сравнительно легко трудоустроиться без ограничения в правах.] … Сам понимаешь, какое к бытовику отношение - социально близкий. Меня уже расконвоировали и за баранку посадили, по гражданской, значица, специальности. И зазноба появилась. Конечно, не бог весть что - тридцать семь лет, тощая, как вобла, но всёж-ки баба, какая-никакая. А потом, Феликс, враз масть поменялась, Захочешь - не придумаешь. В гараже задом подавал и не заметил старшину из роты охраны. Не знаю, какого лешего его туда занесло?… В общем, я выскочил, извиняться начал - его всего-то кузовом по плечу задело, а он, лось, вдруг костылём мне промеж ног, как зарядит… Меня пополам перегнуло - оба яйца всмятку. Всех святых вспомнил… Очухался, встаю, а он ухмыляется, падло. Кулачищем замахнулся и спрашивает: «Еще хошь?» А меня перемкнуло - патрубок схватил и перекрестил его пару
раз по дыне. Он - с копыт. Потом встал на карачки - пеной пузырится… Тут я понял - ещё чирик огрёб, ни за что ни про что. Короче, я ему чуток добавил, чтобы часок-другой не очухался, потом в угол оттащил и ветошью забросал. Да! Наган забрал и винтаря тоже, всё в кабину уложил - и по газам. Гараж-то за зоной - вот я и драпанул в сторону границы. Сняли они меня на афганской стороне - я уже метров семьсот за кордон успел отползти, пока в ногу не ранили и не взяли тёпленьким. Потом - месяц в госпитале. Старшина-то, к счастью, дуба не дал, а то бы вышака припечатали. Ну вот, а теперь я здеся - на лубянских харчах латаюсь.
        - И что тебе за это будет?
        - Будет?… - на полную катушку. За мной ведь теперь висит гроздь статей - нанесение тяжких телесных при исполнении, измена Родине через побег за границу с оружием в руках… Я, правда, в них не стрелял. А чего стрелять? Человек пятьдесят было - и лагерных, и пограничников.
        Дверь в камеру неслышно отворилась, и вертухай объявил отбой. Когда оба легли, Феликс тихо спросил:
        - Толь, а это всегда так, что следователь тебе не помочь хочет, а орёт?
        - Чудак ты. У него ж работа такая - догонять, ловить да топить. А тебе положено - убегать, скрываться да выплывать.
        - Но зачем придумывать, чего не было?
        - Значит, не набирается у тебя на срок по-хорошему, без придумывания. И… нравится не нравится, а - ноги врозь, моя красавица. Что там за тебя придумали - подписать всё равно заставят.
        - …
        - Что придумывают-то?
        - Да так. У нас организация была, и главным - очень сильный парень. Он увлечь мог, кого угодно, ну, мы за ним и пошли, а он потом такого наворотил: убил девчонку и сам застрелился.
        - А вы здесь при чём?
        - Мы в его организации состояли. Говорят, в антисоветской.
        - А волыну где он взял?
        - Чего?
        - Оружие.
        - У него отец народный комиссар.
        - Тю-ю… так и у тебя тогда небось тоже?
        - Да, у меня папа занимает высокий пост.
        - Ну, Кирпич, закрывай глаза и спи спокойно - батяня вытащит.
        - Не, Толян, всё не так просто. Уже давно бы вытащил, если мог - он у меня в этом же здании сидит.
        - А его-то за что посадили?
        - Ты не понял. У него рабочий кабинет здесь.
        - Так он у тебя чекист, что ли?
        - Нет, он оборонной промышленностью руководит.
        - Постой, не пойму: на Лубянке теперь что - танки собирать начали?
        - Отстань. Я и сам толком не знаю, почему он тут сидит.
        - Да, Кирпич, без пол-литры и впрямь не разберёшься, а с волыной, если вы из неё шмаляли, - дело другое…
        - Да ничего мы не стреляли. Это он сам.
        - Тогда я не вникаю, что за организация без стрельбы?
        - Вникай не вникай… всё равно ничего мы с тобой не изменим.
        - Зря так. Слушай сюда: ты в кабинете у следака, как минёр. Раз ошибся - и загремел на срок.
        - Да мне как ошибиться? Я же ничего не скрываю.
        - Тут дело не в том, что скрываешь. Дело в том, что они за тебя додумывают. И хошь не хошь, а подписывать придётся. Только надо так, чтобы другие виноваты были.
        - Так это же жухальство!
        - Брось, Кирпич, я вот что скажу - вы им и на хер не нужны. Это можешь выкинуть из головы. И на друзей тебя валить ничего не заставят - они взрослого найдут. Он и пойдёт паровозом, а вам… так, мелкие брызги достанутся. Главное, чтобы все как один подписали, на кого укажут.
        - А если это будут наши родители?
        - Ну, ты загнул!… За это и впрямь ничего не скажу, но думаю, что всех-то уж к вашей делюге не подцепят. Им, скорее всего, нужен папашка того, который застрелился.
        - Как ты всё сразу запомнил и посчитал?
        - Посиди с моё - и не в такие ворота будешь без пропуска заезжать.
        - А зачем им Алексей Иванович?
        - Это нарком что ли?
        - Угу.
        - Сам подумай - небось не каждый батя своими пушками разбрасывается?
        - Может, ты и прав, - ответил Феликс, решив, что странное отношение к Гитлеру у Шаха могло каким-то образом связаться с мнением Алексея Ивановича.
        - …Вот увидишь, Фелька, я окажусь прав. Станете наркома выгораживать - вместе с ним тайгу рубать поедете. Ладно, давай спать.
        Феликс отвернулся лицом к стене. Мысли вихрем проносились в голове, не давая уснуть. Не хотелось верить в пророчество сокамерника, но чувствовалось, что тот прав.
        - …Фель? - негромко позвали с соседней койки.
        Разговаривать не хотелось, и он не ответил. «Пусть думает, что сплю»
        Прошло несколько минут. Послышался шорох. Феликс инстинктивно закрыл глаза, притворившись, что действительно заснул, и почувствовал, как Толян застыл над ним, уперевшись взглядом. Затем, стараясь не шуметь, он пошёл к двери.
        Кирпич услышал шепот:
        - Мне бы срочно к генералу.
        Сказав это, Сверчков вернулся на койку. «Почему к генералу? - размышлял Феликс. - Ведь у него же следователь майор - он мне об этом сам говорил».
        Прошло минут пять. Дверь открылась, и надзиратель гаркнул:
        - Кто здесь на «С»?
        - Я - Сверчков.
        - На допрос, - коротко донеслось из коридора.
        - Соседа увели, и в этот момент до Феликса дошло. Дошло всё. Слезы обиды и растерянности брызнули из глаз. Его трясло: «Гад! Вот гад!! Предатель!»
        Нескоро он начал успокаиваться и думать, как поступить в этой ситуации. В конце концов твёрдо решил не подавать вида ни стукачу, ни следователю, что всё понял.


* * *
        Толян сидел напротив Влодзимирского, уже доложив о своём успехе, и ждал награды.
        - Кури, Сверчков, - предложил начслед, протягивая пачку «Беломора».
        - Спасибо, гражданин генерал.
        - А ты талантливый, Сверчков. Молодец. Вижу - завоевал доверие молчуна.
        - Ещё не всё, Лев Емельянович. Парень-то - кремень. С ним - работать и работать, но начало положено, это точно.
        - Ладно прибедняться! Он уже у тебя в кармане, но смотри, нос не задирай. Правильно сказал: он - кремень. Его только хитростью брать. Так что работай, Сверчков. Дави на то, что все остальные тоже покажут, как надо. И мы со своей стороны на него повоздействуем.
        - Да я… всё, что смогу, гражданин генерал!
        - Обязан смочь. У тебя интерес шкурный, иначе ох каким боком кой-кому выйдет побег через границу. А выполнишь это задание - глядишь и малой кровью отойдёшь… простим тебе шалость. Мы толковых людей ценим.

17

        - …Арманд, а с дядей ты часто общался?
        - Редко. Когда он приезжал, мы иногда встречались.
        - А ты кем себя считаешь: советским или американцем?
        - Вы что, смеётесь? Какой я американец? Я советский.
        - И никогда не мечтал в Америку попасть?
        - Почему? Посмотреть интересно бы…
        - А что мешало?
        - Как что? С какой стати мне в Америку ехать?
        - Ну, к дядьке в гости, например.
        - Никто не ездит, а я поеду? Это нехорошо. Да у нас дома даже разговора об этом никогда не возникало.
        - Но английский ты же учишь?!
        - А что в этом плохого? Это родной язык моего отца, да и поступать я собираюсь в иняз. Вот вы же знаете английский в совершенстве, и это вам по работе помогало!
        - Молодец. Обстоятельно на жизнь смотришь. Одно неясно, почему ты в этой организации оказался с таким подходом к делу?
        - Марк Соломонович, как вы не поймёте, - мы дурачились и ни о каких фашистах не думали. Из всех только у Вовки блажь с немецкими названиями в башке засела, но это всё несерьёзно. Мы что, не знали, кто такой Гитлер? Да если, не дай бог, он бы нас захватил в плен, почти всех сразу же и повесил.
        - Это почему же?
        - Как почему? Что, по-вашему, детей Микояна или племянника товарища Сталина он бы пожалел?
        - Нет, не пожалел.
        - Но ведь и у других одноклассников отцы занимают большие посты при советской власти. Из всех нас только мои родители фашистов бы не заинтересовали.
        - Зря так думаешь.
        - Почему?
        - Не знаю, как мама?… Она у тебя еврейка?
        - Нет.
        - Ну, тогда твой отец привлёк бы пристальное внимание немцев - он ведь еврей.
        - Был.
        - Извини.
        - А почему вы решили, что мой отец был евреем?
        - Да потому, что твой дядя еврей - я о нем слышал, работая в наркомате. Пойми, для фашистов не важно, жив отец или нет, а важно, что ты наполовину еврей.
        - Я этим не интересовался - у нас в школе такой вопрос даже и не обсуждался[До конца сороковых годов прошлого века вопрос антисемитизма на государственном уровне в СССР не стоял.] .
        - Зато фашисты бы его подняли! Нет, Арманд, всё не так просто. Что там о вас Гитлер подумал бы - это ещё вопрос. А вот Шахурина наверняка кто-то подучил - случайно такие мысли в голову не приходят.
        - Кто мог?
        - Откуда мне знать? Я же с вами не общался.
        - Да никто его не учил!
        - Не держали бы вас здесь, тем более с такими родителями, если бы это было несерьёзно. Володю направлял какой-то духовный наставник, а через него и до вас добраться решил.
        - Сомневаюсь.
        - Увидишь. Следствие его обязательно выявит. Когда этот шпион сознается, выяснится, что ему про вас хорошо известно и он уже готовился к вербовке - это вам повезло, что Шахурин застрелился. Сейчас я думаю: вы легко отделаетесь, сказав, что, мол, верим - был такой, но на нас влияние не успел оказать.
        - Интересно, как мы на него покажем, если в глаза его не видели и слыхом о нём не слыхивали?
        - А вам предъявят. Вспомни, у меня очень похожая картина случилась, и, когда я подтвердил всё, и без меня известное органам, следователь так и сказал: «Теперь, Познер, можешь твёрдо рассчитывать на снисхождение пролетарского суда».
        - Не знаю, Марк Соломонович, может, вы и правы, только я ничего из головы выдумывать не стану. Конечно, если объяснят, что был шпион, - другое дело.
        - Докажут, не сомневайся - докажут.


        На следующий день, наседка Познер отчитывался перед главкумом тюрьмы Столяровым.
        - Товарищ майор, в целом считаю, что задание выполнено. Я уверен - Хаммер подтвердит наличие взрослого руководителя, если ему показать письменное признание этого человека.
        - Больно ты шустрый. Ничего этого не следует из ваших бесед. Конечно, сдвиги есть, и он зреет для такого решения, но с ним ещё надо работать и работать.
        - Мне бы хоть на недельку домой - по жене соскучился.
        - Можно подумать - мы тебя на ночные допросы мало вызываем, а ты всё недоволен.
        - За это спасибо, но ведь приходишь среди ночи, уходишь чуть свет - ни понежиться, ни отдохнуть.
        - Терпи, ответственное задание. Хаммер - интеллигент. У нас для него такого второго, как ты, сейчас под рукой нет. Вопрос, как дело пойдёт? Будет затягиваться - мы вас перетасуем. Тогда дам пару дней дома отлежаться. Об этом всё, больше не канючь, и смотри, если Хаммер взбрыкнёт - три шкуры спущу.


* * *
        - Обвиняемый Реденс, мы внимательно проанализировали твои предыдущие показания. Складывается мнение не в твою пользу. Ты совсем не хочешь помочь органам госбезопасности.
        - Лев Емельянович! Я уже на четвёртом допросе. Рассказал абсолютно все, что помню. Ну, нечего мне добавить. Я не понимаю, что мы такого делали, чтобы нас за это арестовали?
        - Вы преклонялись перед Гитлером.
        - Это неправда. У нас ничего подобного в мыслях не было.
        - Не препирайся. Это уже доказано следствием, и теперь наша задача - выяснить, кто вами руководил?
        - Шахурин.
        - Хватит. Какой Шахурин? Шахурина подучили. Отвечай - кто?
        - Да что вы заладили: «Подучили, подучили»? Я об этом ничего не знаю! Я уже два месяца в тюрьме. Когда вы меня отпустите? Остальные уже в школу ходят.
        - Не шуми, ты здесь по-прежнему не один. И никто вас пока выпускать не собирается.
        - А товарищ Сталин знает, что вы меня арестовали?
        - Ты это брось! Кому надо, тот знает.
        - Я уверен, что Он не знает. Так же и с моим отцом - это вы подстроили, чтобы его арестовали, и наврали всё Иосифу Виссарионовичу. А сейчас хотите, используя меня, бросить тень ещё выше?
        Услышав это, Влодзимирский похолодел - не от рассуждений юнца, а от того, как среагирует непредсказуемый товарищ Сталин на такое высказывание «племянника». Это надо было срочно довести до Меркулова, и генерал свернул допрос.
        - Успокойтесь, Реденс. Мы разберёмся. Если не виноваты - выпустим. Ждите пока.
        Лёня шёл в камеру и думал: «Вот кого они боятся, как огня. Сразу же, гад, на "вы" перешёл. Неужели мама не передала товарищу Сталину, что меня арестовали? А если её к нему не пустили, то Василий мог сказать или Светка? А вдруг он и вправду не знает?»
        На эти вопросы ему никто не ответил.
        Уже через час крамольные слова «племянника» донесли до Всеволода Николаевича. Услышав их пересказ от Влодзимирского, нарком насторожился, но виду не подал.
        - Чего шум поднял? Этот Реденс - наглец, а ты панику сеешь.
        - Так ведь все стенограммы Туда уходят.
        - Ну и что. Мы выполняем Высшее указание и ничего сверх того не делаем. Ты напор, конечно, сбрось - у нас и без него хватает «свидетелей». Если надо, все подпишутся, и Реденс никуда не денется.


* * *
        - …Что, гражданин Хмельницкий? Вижу, засиделся. Сам на допрос просишься. Ну, рассказывай.
        - Гражданин следователь, Василий Иванович Румянцев мне ещё двадцать дней назад сказал, что больше вопросов у него нет. Я думал, меня домой отпустят. Сколько сидеть можно?
        - Молодец, Хмельницкий, правильно действуешь. Тебя действительно пора выпускать, и к нам на работу принимать, вот хотя бы на моё место. Будешь за этим столом решать, кого сажать, а кого - наоборот.
        - Да нет… я не то хотел сказать.
        - Ладно. Ничего серьёзного против тебя мы не имеем, но есть сомнения, всем ли ты поделился со следствием - вот потому и не пришло ещё распоряжения выпустить из тюрьмы гражданина Хмельницкого. Соображаешь?
        - Это вы снова меня станете расспрашивать, кто Шахуриным руководил?
        - Совершенно верно.
        - Но я же не знаю!
        - Все так говорили, а потом вспоминать начали. Теперь твоя очередь.
        - Гражданин генерал-лейтенант, может, Володя с кем-то и вправду делился этой тайной, но не со мной. Я же не утверждаю, что такого человека не было, - я этого не знаю, и мне ничего про него неизвестно.
        - Эту песню мы уже давно выучили наизусть - надоело, признаться. Вот что, Артём, раз уж сам напросился на свидание, ответь на такой вопрос: «Допускал ли ты, что у Шахурина был авторитет, который спровоцировал все его поступки»?
        - До смерти Шахурина, я этого не допускал, а сейчас, когда вы мне глаза открыли, уже допускаю.
        - Так вот, Артём Рафаилыч, сиди спокойно и жди: снимем мы вопросы по этому авторитету… если надо - предъявим его тепленьким, услышим ваше мнение по этому поводу и уже тогда решим твою судьбу. Ещё вопросы?
        - Лев Емельянович, а никак нельзя хотя бы школьной программой позаниматься? А то время идёт…
        - Когда в школу ходил, ты, по-моему, не так сильно к знаниям тянулся?
        - Так здесь же скучно, мне даже учиться захотелось.
        - Не переживай, наверстаешь, коли будешь правильно себя вести. Чтобы приободрить, скажу: скоро получишь передачу с тёплыми вещами и учебниками. Разрешение на это я уже дал.
        - Как, с тёплыми вещами? Мне что, и зимой здесь сидеть?!
        - Ну вот, хотел обрадовать, что дома о тебе помнят, а ты опять за своё.


* * *
        Стояла середина сентября. Прошло почти два месяца со дня ареста восьми школьников. Следствие по делу Шахурина, парализовавшее всю другую работу трёх генерал-лейтенантов, можно было считать законченным. Общая картина представлялась наркому Меркулову ясной. Во-первых, «Четвёртая Империя» оказалась затеей волевого семиклассника Владимира Шахурина, осуществлённой под влиянием книг и фильмов, без прямого воздействия третьих лиц. Во-вторых, остальные участники рассматривали
«организацию» как игру, и к кульминационным событиям уже начали ею тяготиться. В-третьих, двухмесячный арест - больше или меньше - надломил всех обвиняемых, и следствие считало, что теперь несложно добиться их согласия признать «настоящим» организатором преступления человека, названного госбезопасностью.
        С этими выводами Меркулов пришёл к Берии.
        - Лаврентий Павлович, нам осталось только услышать имя зачинщика, и недельки через две всё закончится. Как вы считаете, не пора ли докладывать товарищу Сталину? Думаю, Алексей Иванович Шахурин вскоре получит по заслугам за высокомерие в отношении ответственных работников органов.
        - Ты за товарища Сталина не решай, кто получит по заслугам. Ты ещё ростом не вышел Его комбинации разгадывать. По-моему, Иосиф Виссарионович ясно сказал: «Мы за этим делом будем внимательно следить». Вот и жди команды Сверху, а хочешь высунуться раньше срока - говори сразу: мол, это моя инициатива, товарищ Сталин.
        - Понял, Лаврентий Павлович. Спасибо за подсказку! Учту. Но у меня ещё вопрос.
        - Говори.
        - Истекают два месяца содержания под стражей. По УПК нужна санкция прокурора…
        - Дело - за тобой? Сам и действуй. Если я тебе каждый раз задницу подтирать стану, то на кой хрен, спрашивается, мне такой нарком госбезопасности нужен?
        После визита к шефу победное настроение Меркулова как рукой сняло - без могучего плеча оберчекиста оказалось значительно нервозней решать вопрос с продлением содержания мальчишек под стражей.
        Вернувшись к себе, нарком связался с прокурором СССР:
        - Приветствую, товарищ Горшенин.
        - Здравствуйте, Всеволод Николаевич.
        - Тут вот какой вопрос - у арестованных по делу Шахурина двухмесячный срок истекает. Надо продлить санкцию на содержание под стражей.
        - С Верхами это согласовано, товарищ нарком?
        - Тебе что, моего указания недостаточно?
        - …Зачем же так, Всеволод Николаевич? Вполне достаточно. Только попрошу дать его в письменной форме.
        - Хорошо. Завтра я пришлю распоряжение.
        Закончив разговор, Меркулов подумал: «Вот собака. Лишь бы жопу свою нигде не подставить. Я тебе это запомню, прокурор хренов».
        Так комиссар 1-го ранга замер в одиночестве, не решаясь сделать хотя бы шаг на минном поле под названием «Отчёт товарищу Сталину о ходе расследования "Уголовного дела № "».
        Шлифовать новую пьесу ему почему-то пока расхотелось.


* * *
        Оставшись один, Берия принялся, теперь уже не спеша, обдумывать доклад Меркулова.

«…Конечно, Всеволод, скорее всего, прав - придёт время, и Иосиф назовет имя жертвы, но представить себе, что Сталин столь сложным образом выкапывает яму под наркома Шахурина просто невозможно. Неужели это капкан для Микояшки? Нет… маловероятно. Анастас сейчас полезен Хозяину - его время ещё не пришло. Тогда под кого?… Под госбезопасность?! Только этого не хватало. Она же висит на мне!… Или, о Боже!., не под меня ли?! Стоп, Лаврентий. Это уже полный абсурд. Ты-то здесь причём?!»
        Вспотев от неприятных мыслей, Берия заставил себя успокоиться. Постепенно вернулось ощущение, доминировавшее раньше, и он решил, что чутьё его не обманывает - Сталин использует уголовное дело для какой-то очень хорошо завуалированной комбинации.


* * *
        Следствие подходило к концу. Влодзимирский считал, что вопрос подготовки обвиняемых к даче ложных показаний завершён. Не имея конкретной кандидатуры Сверху, он не видел необходимости усиливать давление на арестованных - каким-либо указанием с «небес» эта история рано или поздно закончится. Оставался не до конца проработанным вариант, когда «взрослого» потребуют добыть из «простых». На этот случай контуром очертили версию киномеханика Шахуриных. Собрав очередное оперативное совещание, начслед поручил Сазыкину в последний раз прокрутить эту тему с Бакулевым, поскольку его управляемость оставалась спорной.


        - …Обвиняемый Бакулев, у нас было несколько бесед. Ты больше других видел, как Шахурин жил в семье. Давай еще раз попробуем проанализировать и понять, кто же завербовал Володю?
        - Николай Степанович! Меня ведь уже расспрашивали про киномеханика с Николиной горы, и я всё рассказал.
        - Тебе не надоело изворачиваться?
        - Гражданин следователь, ни он при мне, ни Володя при нём, никогда ничего не обсуждали. Если между ними и было что-то, то я про это не знал.
        - А когда мы тебе его признания покажем, что будешь делать?
        - Говорить, что это неправда, не стану. Это же будут его признания.
        - Хитёр ты, гражданин Бакулев, но нас не обхитришь. Понял?
        - …Понял.
        - Петя, мы обязаны знать абсолютно всё! Ты уже достаточно взрослый, и должен понимать, что это необходимо для безопасности государства - ведь преступник окопался в среде высших руководителей страны! Мы не только с киномехаником работаем. Сейчас начала вырисовываться другая, значительно более важная фигура из окружения вашего Шахурина. Этот человек его провоцировал на антисоветские поступки… и даже, скорее всего, враг - не киномеханик. Нам осталось кое-что проверить, и, может быть, мы вскоре предъявим вам признания шпиона. Вот видишь… как мы серьёзно работаем - всё сто раз выясняем, прежде чем кого-то обвинить! Поможешь?
        - Помогу.
        - Вот и хорошо. Теперь давай поговорим вот о чём: у нас есть сведения, что первыми затеяли подобную игру школьники на класс старше - там, где учился Вано Микоян. Напомни, кто туда входил?
        - Ну, все играли… Владик Скрябин…
        - Это племянник товарища Молотова?
        - Да.
        - Кто ещё?
        - …Ил.
        - Кто это, «Ил»?
        - Володя Ильюшин, ещё Юра Кузнецов… Они играли в американскую армию, потому что много техники из США приходит, но скоро бросили - им надоело, наверное. А Шахурин подглядел и сказал: «Давайте, организуем в нашем классе тайное общество». Нам понравилось, потому что девчонки восхищались. Мы разыгрывали перед ними сценки: то двое понарошку начинали драку, а остальные бросались их разнимать, то давали им понять, что у нас организация, куда мы девочек не принимаем… А уже потом Володя ввёл протоколирование «общих собраний», но на самом деле они не собирались - мы по дороге домой обсуждали повестку дня, принимали её и потом расписывались под Володиными протоколами. Шахурин злился, когда видел, что остальные относятся к этому формально.
        - Продолжай.
        - Он со мной говорил, что организация должна жить, как маленькое государство - у всех звания, с армейским подчинением. Я сначала не возражал, но когда понял, что он восхищается немецкими, - решил создать другое общество, с нашими регалиями… Гражданин следователь, поймите, мы играли!
        - Дальше.
        - Короче, я стал шефом второй организации.
        - Тайной?
        - Она не такая уж «тайная». Нам это слово нравилось, но о ней многие знали.
        - Кто?
        - Одноклассники… и девочки тоже.
        - Состав твоей организации?
        - А почти тот же, что и в Шахуринской кроме самого Володи и Серго Микояна.
        - Как это понять? Получается, остальные участвовали сразу в двух организациях?
        - Ну да, просто у меня активными были Кирпичников и Барабанов, а у Шахурина они значились в конце списка, и наоборот.
        - А как Шахурин на это реагировал?
        - Злился. Потом обещал меня исключить из своего состава.
        - Исключил?
        - Нет. Но мне всё это уже приелось, и я прекратил собирать ребят.
        - А протоколы вёл?
        - Н-нет.
        - Точно?
        - Нет… не вёл.
        - А обыска не боишься?
        - Не боюсь.
        - Все уничтожил, что ли?
        - …
        - Имей в виду - мы проверим!
        - …
        - А теперь выскажи свою точку зрения: почему Шахурин стрелял?
        - Это очень сложно оценить. Я думаю так: все ребята играли или выполняли ритуал, чтобы не отличаться от других, а Володя полностью вошёл в образ… Он считал, что должен самоутвердиться. Любой ценой!
        - Логика железная. Тебе учёным быть - прямая дорога, если, конечно, в лагерь не загремишь на долгий срок. Уяснил, надеюсь, что это от тебя зависит?
        - Уяснил.

18

        В очередной раз Берия напряжённо вчитывался в обзорные записки Деканозова о материалах, связанных с госбезопасностью и поступавших в канцелярию Сталина с мая
1943 года…


        Владимир Деканозов слыл в аппарате Лаврентия Павловича интеллектуалом. В конце тридцатых его перебросили на работу в наркомат иностранных дел, и войну он встретил в должности посла СССР в Германии. Обмененный на гитлеровского посла в Москве, Владимир Георгиевич вернулся на родину и получил от Сталина втык, но был
«прощён» и снова стал доверенным заместителем Берии. Только с ним Лаврентий вынужденно поделился проблемой школьников. Озадаченный шефом, Деканозов принялся осторожно копаться в Сталинской почте в поисках информации, раскрывавшей причину столь причудливого отношения Хозяина к «Четвёртой Империи». Он добросовестно делал выжимки из документов, попадавших к Вождю и имевших отношение к репрессивным ведомствам: НКГБ, НКВД, СМЕРШу, Прокуратуре, Военной прокуратуре, Военному трибуналу и Верховному суду. Никакого намёка на связь, пусть даже косвенную, с этим уголовным делом он не нашёл - материалы, в обязательном порядке проходившие через епархию члена ГКО, прежде чем попасть на стол к Верховному, ничего не проясняли. Оставался ещё наркомат иностранных дел, чьи документы традиционно изучались чекистами, но и там Деканозов ничего не сумел обнаружить.
        Обескураженный член ГКО не понимал, где кроется причина. Возможно, имело смысл продолжить поиск и вывернуть наизнанку всю остальную почту Сталина, но ковыряться в бумагах, не имевших прямого отношения к карательной системе и, скорее всего, никак не связанных с делом, представлялось нецелесообразным особенно потому, что получить эти материалы, совсем не привлекая внимания со стороны, было непросто.
        Проанализировали список лиц, персонально допущенных в мае к Вождю. Ни на какие мысли он не навёл ни Владимира Георгиевича, ни самого Лаврентия Павловича. Да и не так уж просто получалось добывать полную информацию обо всех Его контактах, особенно, не ставя в известность третьих лиц, а показывать кому-то ещё, что он залез в Сталинское хозяйство, Берия не посмел, боясь гнева «громовержца». Ещё, правда, очень осторожно, была прощупана почва в идеологическом отделе ЦК ВКП(б) - как ни крути, а «императоры» покусились на святыни марксизма, - но и там был полный штиль.
        Оказавшись в тупике, Берия по инерции заставлял Деканозова просматривать соответствующую почту до сентября включительно, а заодно и отфильтровать апрельские материалы. Не получив утешительной информации, он почувствовал, что даже слегка раскис. Лаврентий Павлович привык решать сталинские головоломки и ребусы на гроссмейстерском уровне, а тут с удивлением обнаружил, что не справляется с «кроссвордом из журнала "Костёр"».
        Однако дело было не в потере бдительности Берией - он в принципе не мог добраться до личного обращения Рузвельта, послужившего причиной сталинских приказов в отношении детей. Переписка Вождя была недоступна никому, кроме него самого.


* * *
        Отложив материалы Деканозова, Лаврентий Павлович поехал домой и вскоре сорвал гнев на поваре - кто-то же должен был ответить за то, что он ел не в радость и пил без охоты. Даже женщины ему в этот день не захотелось. Он разделся и лёг в постель. Тяжёлый хмель сделал своё дело - оберчекист заснул, но сон был неспокоен и неглубок. В его сознании соединились досада сегодняшнего дня и помутнение от алкоголя. Скорее это был даже не сон - он то проваливался куда-то в абсолютную тьму, то на мгновение приходил в себя, не осознавая в полной мере, что с ним происходит. Там, куда падал, во мрак, его мучили какие-то чудовищные кошмары.

…Сначала он вытягивался во фрунт перед пятнадцатилетним оберштурмбанфюрером СС Армандом Хаммером, одновременно почему-то оказавшимся Российским государём императором. Вместо короны на голове у новоявленного императора красовался танкистский шлем. Концы стоячего воротника серого кителя Хаммера с плетёными серебряными погонами соединял гитлеровский крест «За заслуги», а на левой груди самодержца поблёскивала звёздочка Героя Социалистического труда. В одной руке император Хаммер держал скипетр, а в другой, вместо Державы, покоилось одно из драгоценных пасхальных яиц Фаберже, которые его дядя, пользуясь «имперской» благосклонностью, десятками выволакивал на Запад. Самодержец-оберштурмбанфюрер оценивающе посмотрел на преданно застывшего обервертухая и печально сказал:
«Будешь таким тупым, Лаврентий, я никогда не присвою тебе звание "фельдфюрера НКВД"».

…Потом Берия лежал на операционном столе под ножом у одетого в чёрную гестаповскую форму обергруппенфюрера Петра Бакулева, которому в качестве медбрата ассистировал его отец - советский медицинский генерал Александр Бакулев. Увидев в кюветке инструменты, Лаврентий Павлович заканючил: «Пётр Александрович, товарищ врач, не режьте меня, пожалуйста». В ответ он услышал: «Запомни, щенок! Я тебе не товарищ и не врач, а "господин обергруппенфюрер". Вскрыть тебя мне всё равно придётся - есть точная информация, что в твоем брюхе находится тайник с протоколами руководимой и направляемой тобой антисоветской организации "Четвёртая Империя". Ты их сожрал, чтобы уйти от ответственности».


        Лаврентий проснулся от духоты и страшной сухости во рту. Плохо соображая, он накинул стёганный китайский халат с атласными отворотами и вышел в соседнюю комнату. Стол уже полностью прибрали, и теперь его украшала гора фруктов в хрустальной чаше и батарея бутылок с винами, коньяками и прохладительными напитками. Из серебряного ведёрка торчали щипцы, воткнутые между кубиками недавно заменённого льда.
        Берия взял большой фужер и примерно наполовину заполнил его любимым «Варцихе». Поморщившись, он залпом осушил ёмкость и закусил коньяк лимоном. Кислота свела скулы, и оберчекист заел её несколькими ягодами узбекских «дамских пальчиков» цвета опавших кленовых листьев. Теперь он почувствовал, наконец, что немного пришёл в себя.
        Дверь тихонько приоткрылась, и показался верный Саркисов.
        - Что-нибудь ещё желаете?
        - Нет… хотя, пойди сюда.
        Полковник по-кошачьи преодолел путь до стола и преданно замер.
        - Давай выпьем. Ты чего будешь?
        - Что и вы, Лаврентий Палыч.
        - Разлей, - шеф показал на бутылку коньяка.
        Выпив, он надкусил сочный плод хурмы и, прожевав, распорядился:
        - Иди, отдыхай. Меня разбудишь в одиннадцать.
        Оставшись один, Берия почувствовал вторую волну хмеля - в паху привычно ожила похоть. Он пожалел, что не позаботился заранее о новой женщине, и уже было собрался дёрнуть подавальщицу, но потом решил, что выспаться для него сейчас важнее.
        Однако в новой дрёме ему опять виделись какие-то ужасы, неоднократно заставлявшие пробуждаться в испарине. В последние несколько минут не сна даже, а кошмара, казавшегося в забытьи бесконечным, возник сам Сталин в парадном мундире из дорогой диагонали белого цвета. На голове Иосифа Виссарионовича плотно сидела, тоже белая, фуражка с большим прямоугольным козырьком, а шею закрывал алый галстук «юного ленинца», скреплённый зажимом, изображавшим пламя. Хозяин улыбался и держал в руках развёрнутый на последней странице детский журнал «Костёр» с пионерским кроссвордом.
        Хитро прищурившись, Сталин посмотрел на Берию и спросил:
        - Ну-ка, Лаврентий, отгадаешь 23-е по горизонтали: «Рейхсфюрер Советского Союза»?
        - А… сколько букв, Иосиф?
        - Тебе всё скажи. Так и дурак ответит… Ну, да ладно, так и быть, помогу: в этом слове есть буква «Ш».
        - Шахурин, товарищ Сталин!
        - Муд-дак ты Лаврентий… ДЖУГАШВИЛИ.


        Похмелившись с утра и кое-как отделавшись от видений, Берия решил взять себя в руки и на время перестать разгадывать загадку Вождя. Ему просто не оставалось ничего другого, как наблюдать и ждать, куда же направит указующий перст «главный шаман».


* * *
        - …Ну что, Феликс Петрович, так и будешь молчать?
        - Лев Емельянович, сегодня уже шестой допрос, и я уже не один раз всё повторил.
        - А ты считай, что каждый раз, как в первый класс. Почему мы должны тебе верить? Может, мы испытываем, не сбиваешься ли? Ведь, если сбиваешься - значит, врёшь!
        - Да не вру я. Зачем мне врать? Я, что ли, не понимаю - ложь сразу обнаружится.
        - Интересно, как же?
        - Из рассказов других ребят.
        - Да вы же сговорились.
        - Когда?
        - Сначала в Нескучном саду, а потом - во время встреч до ареста.
        - Гражданин следователь, я подробно рассказал про наш разговор в Парке культуры, ничего не скрывал - мы не сговаривались. Просто обсуждали смерть одноклассников. А потом… когда всё стихло… мы об этом старались совсем не говорить.
        - Что значит - стихло?
        - Когда следователь Шейнин нас отпустил.
        - …Как ты думаешь, что сейчас делает твой отец?
        - …
        - Чего молчишь?
        - Я не знаю.
        - А ты не допускаешь, что он тоже арестован?
        - Мой папа - настоящий коммунист.
        - В том-то и дело, что у такого отца сын обвиняется в антигосударственном преступлении!
        - Узнай он обо всём ещё до ареста, наказал бы посильнее вас… за глупость, а в мои антисоветские настроения он бы не поверил, - он меня знает.
        - Ишь, куда завернул. Значит, и тюрьма тебе уже - не тюрьма?
        - Нет. Мне, конечно, не было бы так тяжело, как в камере, но стало бы очень стыдно.
        - А сейчас не стыдно?
        - Стыдно… что раньше не задумывался о том, как мы играем. Но я - за советскую власть! Я её очень люблю! Так же, как и товарища Сталина!
        - Что-то любовь не выпирает из твоих поступков. Следствию ты её пока не доказал.
        - А как же можно доказать, что ты чего-то не делал?
        - Очень просто. Всего одной фразой. Одним единственным утверждением.
        - ?…
        - Не понял ещё? Объясню! Ты, Феликс, должен сам сказать мне: «Лев Емельянович! Я вам доверяю. Вы много раз говорили, что за Шахуриным стоял…» Кто?
        - Не знаю.
        - Ну вот, опять не понимаешь… «Тот!… кого вы разоблачите во время расследования»! Теперь дошло?
        - А я его знаю?
        - Узнаешь, когда время придёт.
        - …Если его разоблачат - я согласен. Только я никого не знаю, чтобы так умел притворяться.
        - А враг, Феликс, всегда замаскирован, и к этому тебе надо подготовиться. Понял наконец?
        - …Да.
        - Ну, тогда иди в камеру и не забывай о нашем разговоре.


        Кирпич еле передвигал ногами, послушно следуя указаниям вертухая. Страшная глыба навалилась на него в кабинете Влодзимирского и придавила до самой земли. Называлась эта глыба - «ложью». И не было места, где он мог от неё избавиться, потому что и в камере всё вокруг тоже пропиталось ложью - ложью Толяна.
        Феликса не оставляла одна мысль: сможет ли он смириться с ней?


* * *
        Не представляя себе, на какой стадии находится следствие, в семьях арестованных детей рисовали самые мрачные картины. И немудрено - целыми и невредимыми с Лубянки возвращались реже, чем из штрафбата. Не у кого им было узнать, как дела, и не на кого повлиять через свои начальственные «вертушки» - с преисподней связи не существовало даже по ВЧ. Взрослые ждали ещё большей беды, но шло время и отсутствие событий наводило на мысли, что, может, всё и обойдётся, что оценит их труд и смилостивится товарищ Сталин.
        Думая о детях 24 часа в сутки, родители предпочитали вслух этого не обсуждать - боялись прослушивания, боялись сглазить, боялись самих себя. Утешало одно - в их положении не произошло никаких изменений. Это оставляло надежду, что решение о судьбе ребят ещё не принято. Об этом же свидетельствовало разрешение сделать детям передачу с зимними вещами и школьными учебниками.


* * *
        Пётр Иванович, осаженный Меркуловым после ареста Феликса, не позволял себе беспокоить по личному вопросу и Берию, но на ежедневных докладах он пытался уловить по настроению главного оборонщика, не произошло ли с сыном чего-либо необратимого. Впрочем, его по-своему удовлетворяло, что Лаврентий Павлович хотя бы не выказывает по этому поводу отрицательных эмоций. Кирпичников не знал, что Берия, столкнувшись с непреодолимым пока препятствием в лице Сталина, решил взять игровую паузу в интригах против Микояна.
        И всё-таки Кирпичниковы не могли до конца смириться с безысходностью. Оба терзались за судьбу Феликса, оба не знали, чем помочь сыну, но больше всего их угнетала неизвестность. В итоге, они решили обратиться лично к члену ГКО и попытаться что-либо прояснить. Вернее, обратиться должен был Пётр Иванович. Вместе супруги составили только текст записки к всесильному начальнику:


        Лаврентий Павлович!
        Прошло со дня заключения моего сына Феликса 96 дней. Не считая возможным обременять Вас тем, что стоит моей семье это несчастье, прошу Вас, Лаврентий Павлович, если возможно, помогите ускорить решение вопроса о моём сыне.
        П. Кирпичников

29 октября 1943 года

        На следующий день, закончив ежедневный отчёт, Кирпичников, осторожно положил эту записку на стол шефа. Берия взял со стола листок и быстро пробежал его глазами. На лице оберчекиста появилось что-то человеческое. Не без некоторого участия он спокойно сказал:
        - Конечно, я понимаю - тебе несладко. Успокоить не могу, но и огорчать не стану. Жди. У Анастаса, вон, двое сидят, а он даже ни разу не позвонил за три месяца… Придёт время, и мы решим этот вопрос. По работе к тебе претензий нет. Вот и продолжай так же.


        Кирпичниковы так и не поняли, ждать ли им помощи от куратора органов. Но они и не могли знать, что Лаврентий Павлович обманул их - он не собирался, точнее, не осмеливался влиять на ускорение решения дела «императоров». И Микоян не звонил ему потому, что понимал - не в кабинете Лаврентия решится судьба его детей.


* * *
        Анастас Иванович единственный из родителей догадался о нестандартности сценария уголовного дела. Своим безошибочным чутьём он вычислил, что Иосиф использует мальчишек для каких-то своих целей, никак не связанных ни с ним, ни с «тайной организацией», ни с убийством на Каменном мосту. Микоян очень хорошо знал Кобу и не сомневался, что рано или поздно ружьё, повешенное им на сцене в первом действии, обязательно выстрелит, - Хозяин никогда не оставлял без ответа ни один, даже самый мелкий, но затрагивавший его личные интересы вопрос. Тем более что под
«личными интересами» Сталин понимал только государственные проблемы.
        Делиться этими мыслями Анастас Микоян не позволял себе ни с кем. Даже с женой.


* * *
        Всеволод Николаевич Меркулов пока ещё пребывал в безмятежном состоянии. Расследование провели по плану, составленному в соответствии с указанием Вождя. Нарком не сомневался, что, как только поступит Указание, уголовное дело быстро пополнится нужными свидетельствами, позволящими раскрыть заговор, подготовленный на самом высоком уровне. Вместе с бригадой следователей он мог в любую минуту предстать с отчётом перед Хозяином. Единственное, что смущало, - молчание Сталина. Но напоминать ему, не забыл ли тот о восьми арестантах, Меркулов и не помышлял. В докладах наверх нарком вообще не затрагивал эту тему, оправдываясь перед собой, что Вождь обещал сам вернуться к ней.


* * *
        А что же Иосиф Виссарионович? Неужели и он все эти месяцы только и думал, как же поступить с восемью школьниками, чтобы это отрицательно не отразилось на боеспособности Красной армии? Конечно, нет. Он был ежечасно и ежеминутно занят. Выигрыш летней кампании 1943 года, хотя и создал нерушимый задел для победы в войне, не позволял ещё пока расслабляться ни на секунду. И не потому, что война идёт до тех пор, пока оказывает сопротивление хотя бы один солдат противника, а вследствие того, что ему приходилось всё время просчитывать варианты дальнейшего развития событий на долгие годы как внутри страны, так и на внешнеполитической арене. Сталин доверял только своему мозгу и своей памяти, а в его феноменальной памяти ничего не растворялось бесследно, и о мальчишках он не забывал. Просто отмерил им столько, сколько отмерил, и время закруглить эту историю ещё не настало. Тем более что и сам он допускал возможность, пока дети сидят в тюрьме, при случае использовать их в стандартной разработке против высокопоставленного
«врага народа».


        В результате уголовное дело № 17371/43-ОВ попало в вакуум или, говоря тюремным языком - «в отстойник». Ребят ещё по нескольку раз исправно таскали на допросы, но делалось это скорее по инерции - ведь уже после продления Горшениным срока содержания под стражей, Влодзимирский начал готовиться к вызову на ковёр. Следователи составили «Заключение» о результатах расследования с нейтральным текстом, по сути, предварительно согласованным с Меркуловым. Всё, связанное с тайной организацией, назвали «игрой», позорящей честь «советских детей». Указали на халатность Вано Микояна, передавшего оружие Владимиру Шахурину, что повлекло за собой тяжкие последствия. В выводах указали на несовершеннолетие обвиняемых, что по «закону» смягчало вину и разрешало закрыть уголовное дело. Однако Влодзимирский не говорил об этом прямо - меру запрашиваемого наказания предлагалось определить вышестоящей инстанции.

«Заключение» отдали наркому на согласование. Всеволод Николаевич прочёл его и спросил Влодзимирского:
        - Если поступит конкретная команда, сколько тебе понадобится времени на получение другого, нужного, результата?
        - Товарищ нарком, всё зависит от команды. Будет жёсткая - с приказом всех осудить на срок - я их за неделю доведу до кондиции, и новое «Заключение» напишем. А скажут, что от них требуется только дать показания против кого-то, а самих отпустить - повозимся чуть подольше.
        - Непонятно сколько их ещё на поводке держать придётся. Ты особо не расхолаживайся и периодически поддерживай напряжение - цепляй иногда на допросы.
        - Будет исполнено, товарищ комиссар первого ранга, но хочу заметить, что неизвестность тоже хорошее лекарство от строптивости - у арестованных стали появляться мысли, что сидеть им вечно.
        - Не буду спорить. Ты в этих вопросах дока - вот и поступай по обстановке, но смотри, чтобы в любую минуту обеспечил готовность подследственных. Имей в виду - ошибки не прощу.
        - Всеволод Николаевич, мы свою задачу выполним.
        - Хорошо.
        Когда Влодзимирский ушёл, Меркулов снова взял проект «Заключения» и взглянул на дату ареста. Через двадцать дней, 23 ноября предстояло брать у Горшенина ещё одно продление на содержание под стражей, однако время пока не поджимало, и он убрал бумагу в стол.


* * *
        В тишине прошли пятнадцать дней, и проблема прокурора опять встала в полный рост. О том, чтобы запрашивать санкцию у Сталина, не могло быть и речи - Вождь готовился к отъезду на Тегеранскую конференцию и связывал свои интересы с органами только в плане личной безопасности в далёком путешествии.

«Неприятная ситуация - Горшенин опять отбрехнётся, и вновь придётся подставляться. Кто знает, как Хозяин потом среагирует на мою инициативу»? - Подумал Всеволод Николаевич и принял промежуточное решение - посоветоваться с Берией.
        При следующем личном докладе нарком обрисовал оберчекисту положение дел и спросил, что необходимо предпринять.
        Защищённый приказом Сталина «не лезть в это дело», Лаврентий Павлович скривил рот и брезгливо заметил:
        - Дело находится в компетенции госбезопасности. Ты - нарком госбезопасности. Вот и разгребай. Хватит и твоего уровня закрыть вопрос у товарища Сталина, когда Он найдёт нужным дело закруглить, а с Горшениным решай сам, - отмахнулся от
«императоров» Берия, перевалив ответственность на Меркулова.

«Вот сволочь, знает всё и даже не намекнёт», - кисло подумал нарком о шефе.


        Оставшись один, оберчекист почувствовал себя неуютно - в голову лезли неприятные мысли: «Иосиф приказал мне не соваться. Лично я - в стороне. Мучиться будет Меркулов, но ведь возникни проблемы у Всеволода, косвенно это коснётся и меня - органы-то подо мной. Выйти, что ли, с этим вопросом наверх? Нет. Нельзя! За то, что лезу не в своё дело, можно такой щелчок по носу получить… да и не время до Тегерана этот вопрос поднимать».
        Спустя сутки Меркулов получил у прокурора санкцию на продление содержания школьников под стражей ещё на два месяца, но Горшенин снова затребовал письменное распоряжения наркома.


* * *
        Дни, проведённые мальчишками в заключении, уже давно превращались в недели, недели перетекали в месяцы, а счёт месяцев шёл к полугоду. Ребята попали под одну из самых изощрённых пыток - неизвестностью. За это время они, не сговариваясь, перечитали «Графа Монте-Кристо», и на ум каждому невольно приходило сравнение с
«узником замка Иф». Став уже бывалыми арестантами, они приспособились к тюремным распорядкам и образу жизни. Следователи теперь редко беспокоили их, и у заговорщиков начали бессистемно меняться сокамерники. Кому-то везло, и попадался сосед, с которым получалось поиграть в сделанные из хлеба шашки или шахматы, а кто-то изнывал от скуки, спасаясь только чтением.
        Эта «странная война», когда школьники как бы ужались до микроскопического размера и находились в самой дальней ячейке памяти Сталина, продолжалась почти полгода.


* * *

13 декабря перед Верховным отчитывались нарком иностранных дел Вячеслав Молотов и посол Андрей Громыко. Речь шла о плане мероприятий, связанных с взаимодействием союзников при освобождении европейских государств от немецкой оккупации.
        Свернув рот набок, бесцветный Громыко уже минут десять гундел и «акал» скрипучим голосом очевидные для Сталина прописные истины.

«…Дурак. Не может ужать белиберду и говорить по сути! Боже, почему Ты посылаешь мне в окружение такую серость»? - несправедливо подумал о Боге Сталин.
        Немного поразмышляв, он решил для себя с долей объективности, что всё-таки «такую серость» подбирал сам. Вот и утверждая Громыку рядом с преданным Молотовым, он руководствовался соображением, чтобы между ними не бросалась в глаза разница в интеллекте.
        - …за десять дней, прошедших после встречи в Тегеране… согласно Вашего указания, юридическая служба наркомата иностранных дел… вместе с отделом административных органов ЦК… начала разработку советского проекта статуса «совместных оккупационных зон», которые, как Вы, товарищ Сталин, совершенно верно указали, будут неизбежно организовываться на территориях государств… которые по окончании войны окажутся заняты одновременно советской армией и войсками союзников, - продолжал ныть Громыко. - Материалы по этому вопросу мы представим на Ваше рассмотрение до конца года…
        Заслушав дипломатов, Сталин отправил их с миром, дав на прощание соответствующие ЦУ.



«…Ну что ж, кажется, пришло время разобраться с организацией школьников», - решил Сталин и вызвал Поскрёбышева.
        - …Я помню, ты в сентябре готовил мне справку о ходе расследования по делу Шахурина.
        - Так точно, Иосиф Виссарионович. Вы посмотрели и вернули её. Сказали, чтобы мы продолжали контроль, но не вмешивались. Там всё шло, согласно Ваших распоряжений.
        - И что с тех пор изменилось?
        - Практически ничего, товарищ Сталин. Влодзимирский по шесть-семь раз допросил каждого. Школьники сознались, что организация существовала, но отказались признать антисоветский умысел. Кроме того, дружно утверждали, что их никто не направлял. Кстати, следствие взрослых так и не выявило. В этом положении чекисты увязли - ждут указаний, но, как я понимаю, могут повернуть дело в любом направлении. Всё-таки подопечные у них - дети, и их убедили, что Шахуриным кто-то втайне руководил.
        - Хорошо. Иди и соедини меня с Берией.
        Вождь отпил из стакана чай и поднял телефонную трубку.
        - Слушай, Лаврентий, чем закончилась эта история с убийством Уманской? Какой приговор вынесло Особое совещание?
        - Иосиф, дело это под контролем Меркулова, но сколько я помню из его уже довольно давнего доклада, оно проведено и ждёт Твоего решения, в каком направлении его заканчивать, - мгновенно устранился многоопытный Лаврентий Павлович, поняв что Сталин его проверяет.
        - Ладно. Пришли мне выжимку и на… - Вождь сверился с ежедневником и, сделав в нём пометку толстым красным карандашом, неспешно закончил: - …на семнадцатое декабря к семи часам вечера… собери у меня верхушку госбезопасности, НКВД и прокуратуры. Проведём одно совещание. Заодно послушаем отчёт следствия по делу школьников и их организации. Посмотрим, как госбезопасность справилась с нашим заданием.
        Лаврентий Павлович напрягся: уже было заржавевшее пыточное колесо вновь со скрипом сдвинулось с места. Берию обескуражило, что Хозяин потребовал трубить полный сбор ради дела, о котором до того не вспоминал почти четыре месяца. Развязка становилась уже не любопытной, а взрывоопасной - стало ясно, что Микоян не будет иметь к ней никакого отношения, но оберчекист совершенно не представлял, куда подует ветер. Немедленно был вызван Меркулов. Узнав о предстоящем «чистилище», Всеволод Николаевич взмок.
        - Товарищ Берия, к чему готовиться на семнадцатое?
        - К отчёту.
        - Да, но какие выводы нам докладывать?
        - Какие получили, такие и докладывайте. Главное, на совещании не оплошайте - держите нос по ветру и адекватно реагируйте на замечания.
        - Лаврентий Павлович! Мне бы намёк услышать!
        - Я тебя проинформировал в рамках положенного. Дальше додумывай сам. - Даже в критической ситуации Берия не позволил себе сознаться Меркулову, что он не знает планов Хозяина.
        Чекист ушёл совершенно удручённый и почти уверенный, что, с согласия Сталина, шеф его сливает.
        Оставшись один, Лаврентий Павлович продолжил анализ ситуации, решив в конце концов, что Хозяин не стал бы собирать много людей, пожелай он кого-то убрать в связи с этой историей. Реальную причину столь пристального интереса Вождя он не угадал, поэтому приходилось терпеть, но ход событий и его чутьё говорили: раскрытие сталинской тайны не принесёт беды. Правда, и ждать от разгадки чего-либо приятного для себя шансов у него не было.


* * *
        После бессонной ночи Меркулов, оставшийся без прикрытия Берии, все ещё мучительно думал, как докладывать результаты расследования. Наконец он принял решение, вызвал Влодзимирского и, не предложив тому сесть, сухо сказал:
        - Семнадцатого совещание у товарища Сталина. Тебе отчитываться по «Четвёртой Империи». Срочно готовь доклад и сразу же ко мне - на просмотр.
        - Товарищ народный комиссар! В каком ключе делать сообщение?
        Всеволоду Николаевичу очень не хотелось давать конкретный ответ. Сейчас он бы с удовольствием ненадолго поменялся местами даже с каким-нибудь вертухаем или наседкой, но подобной рокировки не предлагали.
        - Представишь всё, как игру. Скажешь, что из таких игр вырастает чёрттечто! Ну и в таком же духе. И вот ещё… о нашей готовности пристегнуть любого взрослого сам не говори, а если такой вопрос поднимется… даже тончайшим намеком!… Сразу рапортуй, что это нам - раз плюнуть! Понял?
        - Так точно, товарищ нарком!
        - Смотри, Лев! Шевели мозгами!


* * *

17 декабря 1943 года в кабинете Вождя собрался цвет карательной системы Государства: Берия, Меркулов, Абакумов, Кобулов, Круглов, Серов, Деканозов, Гоглидзе, Мешик… прокурор страны Горшенин со своим первым замом и, наконец, начслед Влодзимирский. Из гражданских пригласили только кадрового секретаря ЦК Маленкова.
        Сталин обратился к присутствующим:
        - Товарищи! Я собрал вас здесь, чтобы мы все вместе послушали отчёт о расследовании уголовного дела, связанного с убийством Уманской и самоубийством Шахурина… По ряду причин это дело представляется нам принципиальным, поэтому проанализировать его мы и хотели вместе с вами. Отчитаться попросим исполнителя - товарища Влодзимирского. Пожалуйста, товарищ Влодзимирский. Нет-нет, вы можете сидеть…
        Вскочивший со стула начслед покорно опустился на место. Раскрыв папку, он сдержанно прокашлялся и заговорил глухим от волнения голосом:
        - Товарищ Сталин. Товарищи участники совещания. Как известно, 3 июня сего года, сын наркома авиационной промышленности товарища Шахурина, ученик 7-го класса 175-й московской школы Владимир Шахурин, застрелил на Большом Каменном мосту одноклассницу Нину Уманскую, после чего застрелился сам. По факту убийства и самоубийства было возбуждено уголовное дело. Во время обыска на даче у Шахуриных мы обнаружили письменные документы, свидетельствующие о том, что Владимир Шахурин являлся организатором тайного общества под названием «Четвёртая Империя (Рейх)», использовавшего в своей символике атрибутику нацистской Германии. В состав общества входили учившиеся с Шахуриным в одной школе дети известных деятелей партии и государства - Микоян Серго, Хмельницкий Артём, Кирпичников Феликс, Бакулев Пётр и Барабанов Леонид. Ещё его участниками стали двое других одноклассников Шахурина - Реденс Леонид и Хаммер Арманд.
        Влодзимирский снова кашлянул.
        - По результатам оперативного розыска выяснено, что пистолет, из которого стрелял Шахурин, передал ему сын товарища Микояна - Вано… После проведения оперативно-следственных мероприятий и доклада о них Руководству страны, было принято решение об аресте всех названных участников «тайного общества» и проведении тщательного расследования…
        Начслед вынул из бокового кармана кителя носовой платок и вытер вспотевший от напряжения загривок.
        - Всех арестованных поместили во внутреннюю тюрьму НКГБ. Естественно, следствие велось строго в рамках УПК и никакого давления на обвиняемых не оказывалось… В результате расследования уголовное дело закончено и передано прокурору СССР товарищу Горшенину… Вот, товарищ Сталин, вкратце предыстория… Теперь, какие безусловные материалы имеются в уголовном деле? Вано Микоян признал факт передачи оружия Владимиру Шахурину… Остальные обвиняемые сознались, что им было известно о наличии оружия у Вано Микояна. Все они кроме Вано Микояна также признали, что состояли участниками «тайного общества», сначала не имевшего определённого названия и, судя по изъятым документам, представлявшего собой «игру»… Но в мае сего года, по инициативе Шахурина, «игра» выродилась в антисоветскую профашистскую организацию, получившую наименование «Четвёртая Империя (Рейх)», руководителем и вдохновителем которой являлся погибший Владимир Шахурин. Участникам этого общества он собирался присвоить соответствующие звания, взятые из гитлеровской атрибутики… Вано Микоян также показал, что ему известно о существовании указанного
«тайного общества», членом которого он не состоял, что подтверждается свидетельствами остальных обвиняемых. Следствие… пока… не выявило связи тайного общества с кем-нибудь из взрослых. И последнее. Что касается убийства. По нашему мнению, оно произошло на почве ревности из-за отъезда Уманской в Мексику вместе с отцом, послом, товарищем Уманским.
        Влодзимирский поспешно глотнул минеральной воды из стоявшего рядом стакана и продолжил.
        - По результатам следствия можно сделать следующие безусловные выводы. Первое. Вано Микоян совершил халатные действия, выразившиеся в передаче оружия третьему лицу. Второе. Хотя «тайное общество» не вело активной деятельности, следствие считает, что в условиях войны между СССР и гитлеровской Германией уже само участие обвиняемых в таком «обществе» является тяжким преступлением, подпадающим под статью 58-10 УК РСФСР. И оно усугублено ещё тем, что обвиняемые действовали в группе… Что касается меры наказания обвиняемым, то следствие считает, что оно… может быть применено… по низшей границе соответствующих статей УК, с учётом возраста обвиняемых… если, конечно, не возникнут какие-нибудь новые обстоятельства… - подстраховал себя Лев Емельянович и преданно поглядел на прогуливавшегося вдоль стола Сталина.

«Только бы пронесло… только бы не ошибся с наказанием», - лихорадочно молился про себя комиссар госбезопасности.
        Иосиф Виссарионович дошёл до конца огромного стола заседаний, где сиротливо стояли пустые стулья и, повернув назад, негромко сказал:
        - Ваше мнение, товарищ Меркулов?
        Нарком тоже рванулся встать, но Хозяин жестом остановил и его.
        - Товарищ Сталин, товарищи… Я, как нарком госбезопасности, с первой и до последней минуты курировал действия следчасти по особо важным делам, и на мне также лежит ответственность за результаты следствия… Честно скажу, мы попали в непростую ситуацию. Во-первых, все обвиняемые не достигли совершеннолетия. Как известно, Закон это учитывает… Во-вторых, родители обвиня…
        - Минуточку, товарищ Меркулов, причём здесь родители? У нас перед Законом все равны! - натянул поводья Сталин.

«Господи, вот ляпнул-то», - пронеслось в голове у наркома-драматурга, и он бросился исправлять положение:
        - Нет, товарищ Сталин, я не это имел в виду… Хотел сказать, что из-за известности родителей обвиняемых, по городу поползли слухи…
        - Это, другое дело, - смягчился «режиссёр».
        - Если короче, товарищ Сталин, то я… солидарен с выводами следствия… и считаю, что при выборе меры наказания, можно учесть несовершеннолетний возраст обвиняемых…
        - Хорошо. А что думает прокуратура? Товарищ Горшенин?
        И порыв Горшенина немедленно выбросить свою прокурорскую задницу из стула Вождь остановил властным жестом. Лицо государственного обвинителя от волнения покрылось красными пятнами.
        - Товарищ Сталин! Мы только недавно получили на изучение полные материалы уголовного дела и ещё не успели составить окончательное мнение. Судя по докладу товарища Влодзимирского и по комментарию товарища Меркулова… мне думается… что возраст обвиняемых можно учесть при определении наказания… - как угорь из рук, заскользил прокурор Союза.
        - Ладно, пока примем такую точку зрения прокуратуры.
        Сталин неспешно занялся трубкой.
        - …Ну а теперь вы, товарищ Берия. Что скажете?
        До этого мгновения оберчекист был так или иначе ограждён от неприятностей указанием Вождя - не лезть в дело. Но сейчас ему предстояло войти в спектакль, и ошибка могла стать роковой. Лаврентий Павлович чуть поправил пенсне, продолжая оценивать реакцию Сталина на первые выступления, и вступил в обсуждение.
        - По поводу обвиняемых. Я думаю, что предыдущие товарищи верно обрисовали их действия, безусловно подпадающие под пятьдесят восьмую статью УК. Поэтому школьников необходимо наказать - здесь я согласен с выступавшими товарищами, - с учётом возраста… Однако я бы не остановился только на этом. Действительно, следствием установлено, что идея фашистской символики одолевала, в первую очередь, погибшего лидера организации Шахурина. У остальных участников подобные мысли были менее чётко сформированы. Но возникает вопрос: до чего бы «доигрались» подследственные, останься жив Шахурин?… Страшно подумать, что в советской, московской школе существовала организация, скорее напоминавшая детскую фашистскую организацию «гитлерюгенд»!… Нельзя забывать и о родителях обвиняемых. Большинство из них уважаемые руководящие работники. Однако они по меньшей мере не уследили за воспитанием сынов-подростков, а товарищ Микоян допустил преступную халатность - не научил своих детей правилам обращения с огнестрельным оружием. В результате погибла девочка - дочь уважаемого посла. И застрелился Владимир Шахурин. Считаю, что
родителей обвиняемых надо, как минимум, привлечь к партийной ответственности, а дело товарища Микояна разобрать персонально.
        Берия - единственный в этой компании, кто мог и просто обязан был лягнуть Анастаса, - замолк. Так куце он ещё никогда в жизни не выступал.
        В кабинете повисла пауза. Все замерли в ожидании минуты, когда Хозяин откроет карты. Под ложечками у них посасывало, а в желудках шкворчало, будто на сковороде жарилось сало. Сталин прохаживался вдоль стола и дымил. Дойдя до. своего места, он вынул изо рта трубку и начал медленно говорить:
        - Ваше мнение, товарищи, я внимательно выслушал… О наказании обвиняемых мы ещё поговорим. Я сейчас о другом… Мы пристально наблюдали за ходом следствия… Может быть, на этом и не стоило бы акцентировать внимание - наши правоохранительные органы всегда свято чтут законность делопроизводства, однако напомню, что мы ещё на самой ранней стадии, через товарища Меркулова, договорились с товарищем Влодзимирским о том, что в этом деле УПК для него должно быть Священным Писанием… Так оно и было. Добавлю, что мы говорим не о капризе с нашей стороны, а о вполне сознательном решении. Мы хотели посмотреть, какого результата добьётся наша многоопытная следчасть, действуя в обстановке, когда арестованные практически ограждены от различных методов психологической обработки со стороны следствия… Что мы видим в результате? Никто из заключённых не признался в антисоветских намерениях! Мы имели на руках простое «дело»… каких НКГБ расследовал многими тысячами, и преступники всегда несли заслуженное наказание… а чуть изменились исходные условия - и «дело» забуксовало. В результате получилось, что прозрачное
«дело», из которого при необходимости… мог бы развиться громкий процесс… «дело» с реальными вещественными доказательствами… - с треском провалилось.
        Сталин раскурил успевшую потухнуть трубку.
        - Вы, наверное, думаете, что товарищ Сталин выжил из ума… Сначала сказал: будьте деликатными, а потом говорит - дело провалили… Не волнуйтесь, я не хуже вас знаю, что результат в белых перчатках не достигается… Подследственный - всегда враг. С врагом надо бороться, а не сюсюкать… Но это здесь, дома, где вы вольны широко трактовать Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. … А если действия следствия перенесутся за рубеж?… Туда, где за ним и может, и будет вестись контроль третьей стороны… Как там выходить из ситуации, когда, с одной стороны -
«дело» налицо а, с другой стороны… выеденного яйца не стоит? Конечно, если рассуждать с точки зрения «буквы» закона. А?… Товарищи, жизнь заставила нас посмотреть, как вы проведёте следствие, так называемым, демократическим путём.
        Сталин подошёл к столу и взял несколько скреплённых листков. Проглядев верхнюю страницу, он нашёл, что искал.
        - Вот послушайте. Ещё в конце мая я получил письмо от Рузвельта. Их с Черчиллем, видите ли, очень волнует, как союзникам сотрудничать после войны на тех территориях, имеется в виду - в тех странах, которые союзные войска оккупируют с двух сторон… Вы понимаете, что они, собаки, теперь разглядев наконец, что мы в обозримом будущем перенесём военные действия за пределы довоенных границ СССР, намереваются открыть второй фронт… И собрались сделать это вовсе не для того, чтобы нам помочь, а чтобы сохранить свои позиции в Европе… Так вот, Рузвельт предлагает выработать конкретные условия взаимодействия сторон… и создавать совместные администрации. Хорош гусь!… Но… хотим мы того или нет, а реальность такова, что вскоре мы действительно окажемся в ряде освобождённых от фашистов стран в одной коммунальной кухне с этими сраными демократами-союзниками… Скорее всего, это будут Германия, Австрия, Норвегия и, возможно, Чехия с Грецией… И работать там только по нашим правилам не удастся!… За то время, что мы получили письмо, которое я держу в руках, прошло полгода. Как вы знаете, первого декабря закончилась
ответственная встреча с союзниками в Тегеране. Там поднимался вопрос о послевоенном разделе Европы и о взаимодействии сторон в совместно оккупированных странах. Мы заняли на этот счёт твёрдую, .заранее подготовленную позицию - ещё в октябре мы дали указание Наркомату иностранных дел подготовить соответствующие предложения. И вот теперь мы в общих чертах договорились с союзниками о послевоенном разделе Европы, включая создание совместных оккупационных зон. После встречи в Тегеране мы дали поручение соответствующим службам НКИД окончательно проработать правовой статус таких зон… Когда мы утрясём этот вопрос на международном уровне, ваши службы - СМЕРШ и НКВД - должны будут совместно с кадровым отделом ЦК развернуть работу по внедрению проверенных лиц в правительства стран, которые окажутся в оккупационных зонах, занятых нашими войсками.
        Услышав это, Берия растерзал взглядом Деканозова за то, что, изучив почту Сталина вплоть до сентября и ничего там не найдя, тот расслабился и упустил контроль над
«темой». Но и себя Лаврентий Павлович обругал последними словами, поскольку не проследил за подчинённым. Он не находил себе оправдания, но посчитал прокол объяснимым - «забыв» об арестованных, Сталин спутал следы.
        - …Здесь уточню: мы никогда не забывали о подготовке национальных кадров для будущих правительств. Такие правительства уже практически сформированы нами из среды немецких, чешских, польских и других коммунистов, находящихся сегодня на нашей территории. Но добавлю, что в дальнейшем, когда эти страны станут нашими… истинными союзниками… кадров, выпестованных в СССР, не хватит. Потребуется активно заняться подготовкой местных руководителей, которые станут работать в нашем идеологическом ключе! И это тоже ваша прямая задача. Именно вам и кадровому отделу ЦК мы поручим контролировать деятельность коммунистических правительств в этом направлении. Мы ни в коем случае не должны пускать вопрос советизации Европы на самотёк… Мы должны обстоятельно продумать всю ситуацию в свою пользу, и уже к следующей встрече с союзниками нам надо выйти с программой, работающей на нас!… Но американцы тоже не лыком шиты. Они будут свою линию гнуть. И, может, по соображениям тактики, сначала придётся потерпеть совместное присутствие их войск в тех или иных странах?… Как вы думаете?
        Сталин обвёл долгим, немигающим взглядом опричников, не смевших ни о чём судить без Хозяина.
        - … Или вы думаете, в странах Восточной Европы мало местных жителей, которые будут держать фигу в кармане?… Правильно, много! Как вы с ними станете бороться, если их антисоветские настроения надо квалифицировать как подрывную, жестоко наказуемую деятельность… в присутствии адвокатов, представителей совместных администраций, другого контроля?… А ведь преступники начнут запираться!… Напоминаю, я говорю о вашей непосредственной, вскоре предстоящей работе… Мы об этом должны думать заранее! Или… о том, как вести себя в данной ситуации, или… о том, как такую ситуацию не допустить!
        Вождь кашлянул, прикрыв рот кулачком, в котором была зажата трубка.
        - Вернёмся к «уголовному делу». Когда случилось это преступление, мы сразу увидели, что по ряду обстоятельств «дело» можно спустить на тормозах… Слов нет, история отвратительная. Недопустимо, чтобы у людей, стоящих у самого кормила власти, дети играли в «тайную организацию». Да ещё озвучивали при этом сомнительные идеалы… Я думаю, если покопаться, у нас и своих идеалов наберётся в достатке?…
        Сталин полуобнажил жёлтые, прокуренные зубы в подобие скупой улыбки.
        - Но сегодня - подчеркну - сегодня… Нам родители этих детей нужнее там, где они трудятся… В то же время спускать такие вольности мы просто не можем себе позволить… И тогда мы решили воспользоваться данной историей как своеобразным полигоном, чтобы обкатать на этой ситуации буржуазный, демократический, в кавычках, процесс, с которым мы многократно можем встретиться в освобождённой нами Европе. Что мы увидели?… Что вашего мастерства не хватило, чтобы добить даже малолетних обвиняемых, не прибегая к условиям, которые мы здесь, в СССР, в нормальной обстановке, создаем следствию… а пользуясь одними только «буржуазными» логикой и фактами… Возникает вопрос: с кем нам приходится работать? И сразу напрашивается ответ: со следователями, которые детей не смогли расколоть в деле об антисоветской организации!… Или вы ждали, что вас на каждый шаг будут подталкивать и рассказывать, о чём спрашивать школьников?… Мы ознакомились с деятельностью следственной бригады. В противовес предыдущей критике скажу - вы, товарищ Меркулов, выполнили большой объём работы… но там, где оставалось сделать последнее усилие,
следствие встало! Создалось впечатление, что оно ждёт какой-то подсказки
«сверху», мол, расскажите нам, кого и как надо осудить. Но!., разве мы хоть раз использовали такую практику?
        Иосиф Виссарионович обмерил собравшихся взглядом, и попробовал бы хоть кто-нибудь пикнуть: «Да».
        Потухшую трубку, которой до этого периодически взмахивал, Сталин обстучал о край пепельницы, положил в боковой карман кителя и продолжил:
        - …За двумя зайцами погонишься… сами знаете, что бывает. Ладно, плохой опыт - это тоже опыт… Малоубедительность материалов следствия - безусловное упущение. Но мы обязаны также признать то, что следствие было нашими же руками заведомо обезоружено… Поэтому на опыте этого дела мы, сами для себя… еще раз… находим дополнительное подтверждение о сделанном раньше, на базе общеполитических рассуждений… выводе. О стратегическом выводе! О выводе про наши будущие взаимоотношения с союзниками при послевоенном разделе Европы. Этот вывод, лишний раз подтверждённый сегодня с использованием НКГБ в качестве инструмента, заключается в том, что в какой бы стране мы ни сошлись армиями с союзниками, нам надо любой ценой не допустить объединения оккупационных зон, пусть даже ценой раздела того или иного народа на не связанные друг с другом государства… Иначе во всякой такой стране, вне зависимости от нашего соприсутствия вместе с союзниками, установится буржуазная «демократия». Что - недопустимо!… Ещё нельзя забывать, что разделить тот или иной народ на части мы, конечно, сумеем… но этот процесс займёт не день и не
два. Может быть, он потребует месяцы. И вот в течение именно этого времени вы должны показать миру своё умение вести состязательное следствие и суд над теми местными жителями, которые, с одной стороны, займутся подрывной деятельностью против нашей идеологии, а с другой стороны, будут делать это только на бумаге… Сделайте вывод из этой истории и подготовьтесь! У вас в запасе мало времени… От силы полтора года.
        Сталин зачем-то помешал ложечкой давно остывший чай, взял стакан и отхлебнул из него.
        - …А теперь я хочу немного возразить товарищу Берии. По вопросу о сравнениях… Товарищ Берия сравнил детскую организацию Шахурина с «гитлерюгендом». По форме он, конечно, прав. Но кроме формы есть ещё и содержание. И мы думаем, что
«содержанием» пренебрегать не стоит. Мы внимательно прочитали дневники Владимира Шахурина. Очень интересные дневники. Этот юноша… мальчик… мечтал о мировом господстве. Эти мечты выражались в детской форме - не успел он дорасти до нужной формы… а вот содержание выглядит уже совсем не детским. Очень взрослое там содержание. И мировое господство он отдавал в своих дневниках Советскому государству! Скажете, неправильная цель? Я думаю, правильная. Очень правильная! Так что давайте, оценим его не как руководителя московского отделения
«гитлерюгенда», а… оценим, по сути. Согласны, товарищ Берия?
        - Да, Иосиф Виссарионович!… Точнее, наверное, назвать его лидером…
«Сталинъюгенда»!
        - Ну, это вы немножко перегибаете, товарищ Берия. Впрочем, продолжу. Очень жаль… что его нет больше с нами - мог вырасти сильный руководитель. Но природа, к сожалению, не сбалансировала у ученика волевой характер… и неустойчивую нервную систему. Его одноклассники оказались недостойны своего лидера. Они никаких планов на будущее не строили - они играли. Как дети. Но! Мы обязаны думать о смене. Мы не вечны. Вечным должно быть наше Государство. Из поколения этих мальчиков выйдет наша смена. Кто-то из них может вырасти в большого руководителя. Для этого они получают сейчас хороший урок. Из них не выйдет… должны найтись другие сверстники. Но опыт этих мальчиков так просто не пройдет - передастся их детям, которые родятся после войны… в конце сороковых или… в начале пятидесятых годов. Вы согласны со мной, товарищи?
        - Так точно, товарищ Сталин! - ответил за всех оберчекист.
        - Ну, вот и хорошо. А чтобы закончить эту тему, вы, товарищ Меркулов и вы, товарищ Горшенин, рассмотрите вдвоём материалы дела. Думаю, учитывая их юный возраст и срок, проведённый в тюрьме, под следствием… Мы их вполне достаточно наказали! Поэтому, давайте уже наконец освободим школьников из-под стражи и ограничимся… административной ссылкой: на один год каждого… на Урал или дальше, всех - в разные города. Пусть изучат свою страну не по карте, - пошутил Вождь и продолжил: -
«Обвинительное заключение» подготовьте к завтрашнему дню и завтра же до десяти часов вечера выпустите их из тюрьмы. Всех одновременно. Процедуру разработайте сами… Миндальничать с родителями и устраивать сопливые встречи на площади Дзержинского - необязательно. А вопрос партийной ответственности мы обсудим позже… на партийном уровне. Не возражаете, товарищ Берия? - закончил Вождь и посмотрел на своего сатрапа.
        Его сощуренные тигриные глаза на одно лишь кратчайшее мгновение победно вспыхнули в сторону обервертухая, и тот очень хорошо понял, что именно подумал Хозяин в этот момент: «Ну что, остался ни с чем, товарищ "всё про всех знающий"?… Изучил вдоль и поперёк всю мою корреспонденцию?… Сколько важных дел из-за этого перепоручил другим да отложил "на потом". А не нашёл ничего - и руки опустил. Сначала в октябрьские бумаги НКИДа залезть поленился, потом - материалами Тегеранских переговоров пренебрёг. Эх ты, аналитик!…»


        На мгновение Берия потерял чувство реальности, и перед его глазами вновь встало ночное видение полуторамесячной давности. На Сталине опять был повязан пионерский галстук, но вопросов он уже не задавал. Лишь покачал головой и сказал: «Помнишь, я тебе в кошмаре снился?… Так вот, я оказался прав: муд-дак ты, Лаврентий!… Ты не против?…»
        Нет, он не возражал. Сразу же после того, как Иосиф упомянул письмо Рузвельта, прояснилось, куда свернул Хозяин, и стало очень обидно.

«Неужели Ему больше нечего делать, кроме как загадывать этот ребус? Полгода он, Лаврентий Берия, уворачивался и изворачивался, чтобы не встать на пути "шаровой молнии", грозившей своей внезапностью и неуправляемостью принести массу неприятностей, и материализовавшейся теперь в мыльный пузырь».
        Берия чуть не завыл от досады. Единственное, в чём он действительно признал ошибку, - это в оценке Шахурина. Точнее, он сразу оценил его верно, но придал слишком большое значение форме.

«Тут Хозяин абсолютно прав! Вот почему Он оказался столь мягок к школьникам!» - Подумал Лаврентий Вертухаевич и мысленно открыл в «деле» последнюю страницу. Осталось лишь грамотно выйти из этой истории да напоследок ещё раз напомнить о себе всём восьмерым гадёнышам, хотя и невольно выпившим из него столько крови.


        - …Все кроме товарища Маленкова свободны. Георгий Максимиллианович, нам с вами надо обсудить ещё один вопрос, - свернул совещание Вождь и жестом отправил карателей на трудовую вахту.


* * *
        Выйдя в коридор, Берия попрощался с прокурорами и позвал чекистов к себе в кабинет. Когда все расселись, Лаврентий Павлович обвёл взглядом своих центурионов и начал читать нравоучение:
        - Вы думаете, было легко смотреть, как под прямым контролем наркома начслед Влодзимирский барахтался, словно слепой котенок, и чуть не утонул в ночном горшке?
        Не скрою, по существующей практике следствие проведено на должном уровне. Всех арестованных правильно подготовили, чтобы те начали давать показания против настоящего врага. Сами знаете, что врагом может стать любой!… в любую минуту. Но именно в этот раз перед вами поставили совершенно другое… необычное задание. Проблема, возникшая перед руководством страны, слишком глобальна, чтобы я позволил себе, даже ради спасения чести мундира, направить вас в нужное русло… Вы должны были догадаться сами!… Весь фон «дела» наводил на разгадку!… Согласитесь, совершенно не требовалось знать причину, из-за которой следствие поручили провести именно по «демократическому» пути. Просто перед вами поставили задачу: доказать антисоветскую деятельность в рамках УПК. И вы обязаны были добыть доказательства путём, в первую очередь, грамотного ведения допросов. Вдумайтесь: восемь человек!… Каких «человек» - школьников… дудели в одну дуду, и вы ничего не смогли с ними сделать!… Мне впору подумать о том, чтобы направить генерала Влодзимирского на курсы повышения квалификации, месяца на три… в школу милиции, - презрительно
глядя на Льва Емельяновича, добил того оберчекист.
        Берия не сомневался, что Хозяин никогда не расскажет другим, что он, Сталин, не информировал Лаврентия о своих планах, поэтому спокойно блефовал, делая вид, что знал обо всём с первой минуты. И подручные поверили.
        - Отчитайтесь, товарищ начслед по особо важным делам, - сдвинул прикуп на Льва Влодзимирского нарком Меркулов.
        - Товарищ Берия! Лаврентий Павлович! Да мы же их к другому готовили! И прекрасно подготовили!!!
        - А я о чём говорю? Где ваш творческий подход? Всё ждёте, когда за вас разжуют и проглотят?! Молчи уж!
        - Лаврентий Павлович!… Казните, если заслужил, но исправить я уже ничего не могу! - взмолился о пощаде Лев Емельянович.
        - Это и без тебя известно. А вы что скажете? - Берия грозно смерил взглядом всю верхушку репрессивных органов.
        Всегда сбитые в стаю для расправ над безгласными, комиссары госбезопасности, при случае и по первой команде, всей сворой набрасывались и на себе подобных, раздирая жертву на куски в надежде, что за рвение их ещё больше приблизят к центру пиршественного стола. Но перед Берией сидели не семиклассники - они прекрасно поняли, что сверкнувшая молния оберчекистского гнева громыхнула раскатом лишь единожды и ушла в землю, сохранив всю стаю в неприкосновенности. Им же осталось лишь дожидаться счастливого конца спектакля и поаплодировать актёрам после того, как опустится занавес.
        - Лаврентий Павлович, позволите? - Вступил первый замнаркома ГБ Богдан Кобулов.
        - Говори.
        - Товарищ Берия! Если коротко… - есть исполнители. Это, скажем, все мы. А есть высшее руководство! Если говорить о работе следственной части по особо важным делам с позиции, я бы сказал, привычной, то всё сделано не так уж плохо: группу учащихся подготовили выполнить любое задание партии. Другое дело, что следствию не хватило общеполитического кругозора и понимания момента… Оно не сумело подняться над своими узковедомственными интересами, не поняло новой тактической задачи, поставленной перед ним. Можно и, конечно, нужно критиковать за это товарища Влодзимирского, но потому и есть у нас Вождь и Учитель, товарищ Сталин, что Он умеет видеть на тысячи километров дальше любого из нас! Умеет направить нас! Я думаю, что начследчасти по особо важным делам сделает правильные выводы из Отеческой критики. И мы все сделаем из этого случая правильные выводы. Как вы считаете, товарищи?
        Вслед за Кобуловым и остальные волкодавы в один голос завыли в поддержку собрата.
        - Ладно, - примирительно сказал Берия. - Товарищ Сталин сегодня преподал вам хороший урок… Помните, что партия поставила вас на столь ответственный участок не для того, чтобы вы мух ловили!… Вы просто обязаны в любой ситуации быть сильнее, умнее и хитрее противника, как бы он ни был вооружён! Учитесь верно читать УПК! Я надеюсь, что мне в последний раз пришлось краснеть за вас перед товарищем Сталиным… Подвожу итоги. Первое. Влодзимирскому к утру подготовить «Обвинительное заключение» в соответствии с сегодняшним указанием Иосифа Виссарионовича и согласовать бумагу с наркомом госбезопасности и с прокуратурой. Процедуру освобождения из-под стражи тебе завтра также предпишет товарищ Меркулов. Второе. Это для вас, Всеволод Николаевич. Подберите адвокатишек поквалифицированней и пригласите кого-нибудь из прокуратуры, да хотя бы того же Шейнина. И пусть они в русле сегодняшнего задания товарища Сталина покрутят это и аналогичные дела из архива, вместе с группой Влодзимирского, естественно… Через два месяца посмотрим ваш промежуточный отчёт. Все кроме товарища Меркулова свободны.
        Чекисты облегчённо оторвали зады от сидений, одёрнув прилипшие к ляжкам галифе, и начали задвигать стулья на место. Оставшись наедине с Лаврентием Павловичем, комиссар 1-го ранга не спускал глаз с оберчекиста, расслабленно откинувшегося на спинку кресла.
        Не забывая, как обидно обошёлся с ним Сталин, владелец второго по значению кабинета страны не хотел, чтобы и Всеволод затаил, теперь уже на него, Берию, обиду за то, что наркома вынужденно отчитали наравне с подчинёнными. Прежде чем начать говорить, член ГКО интенсивно помассировал рукой складки кожи на затылке, как бы пытаясь снять накопившуюся усталость. Затем, сев прямо, он несколько раз попеременно то расправлял плечи, то разводил лопатки, высвобождая из плена затекший позвоночник. Потом занялся пенсне, тщательно протерев его куском фетра. Закончив процедуры, Берия водрузил пенсне на переносицу и примирительно сказал:
        - Будет тебе, Всеволод, и на старуху бывает проруха - учтём на будущее. Пусть это станет нашим самым большим проколом. Забывать такое нельзя, но сейчас, когда выводы нами сделаны правильные, - давай больше не терзай себя и думай о работе - у тебя и без «Четвёртой Империи» её хватает.
        Обласканный Меркулов, ещё даже не ведая о сюрпризе, заготовленном шефом, уже весь залоснился и только что не заурчал от удовольствия.
        - Вот-вот, Лаврентий Павлович! Это вы совершенно точно подметили!… Жаль - их всего лишь в ссылку!
        - Брось. Я думаю, мы заслужили сегодня хороший ужин. Собирайся, и поехали ко мне.
        - С превеликой радостью, Лаврентий Павлович!
        Ободренный управдом Лубянки расцвёл на глазах, и после довольно внушительной паузы неожиданно сказал, игриво взглянув на шефа:
        - Только… позвольте мне, пожалуйста, сделать от вас один телефонный звоночек?
        - Звони, - несколько озадаченно разрешил Берия, удивившись столь необычной просьбе.
        Меркулов перегнулся через огромный стол, вынужденно оттянув зад, и взял трубку ВЧ, стоявшего рядом с Берией. Набрав в этой, отнюдь не самой удобной позе три цифры, он соединился со своей приёмной. Трубку немедленно снял завсекретариатом.
        - …Подавальщицу Антонину срочно на Садово-Кудринскую! - коротко распорядился нарком, сложившись на время разговора в прямой угол.
        Затем он вернулся в вертикальное положение и, растянув рот в улыбке, почти заговорщически проворковал:
        - Вы меня извините, Лаврентий Палыч, что я без спросу похозяйничал, но хороша чертовка - слов нет. Лучшей подавальщицы просто не встречал. Обслуживает столь квалифицированно, что пища сама в рот запрыгивает… как у Гоголя с галушками. Помните?
        - Помню… Только там хозяйничал чёрт, а у тебя, как говоришь… чертовка. Ну что ж, отменить твой приказ - это уронить авторитет наркома в глазах подчинённых… Такого я делать не вправе… пока тебя не сняли.
        Берия по-иезуитски подхватил шутливый тон Меркулова и продолжил:
        - Мы с тобой всё-таки - военнослужащие. Раз считаешь, что моя обслуга управится хуже твоей - поверю на слово. Поехали. Сядешь со мной в машину, там и продолжим разговор. - Лаврентий Павлович совсем расслабился, видимо, в предвкушении знакомства с какими-то особенными способностями подавальщицы Антонины.


* * *
        Устроившись в длинном лимузине, на бешеной скорости несшем их из Кремля, Меркулов снова вспомнил о подследственных школьниках: «Сколько крови за эти месяцы, а особенно за сегодняшний день выпили из него эти маленькие ублюдки… Наверное, только Влодзимирский стал бы измываться над ними так же изощрённо, как он, сними с них защиту Хозяин».
        - …Чтобы больше не возвращаться к этой теме, - вдруг прервал его размышления, как будто заглянувший в душу Берия. - Завтра согласуй с Горшениным обвинительное заключение в отношении этих засранцев. И проверь, чтобы в нём написали что-нибудь пожёстче, а к вечеру, вместе с прокурором, собери их в подвале, в расстрельном отсеке, и зачитай… с чувством. Не забудь хорошенько нагнать жути… а уж потом объяви ссылку с выездом из Москвы в течение 48-ми часов. Выпустишь всех одновременно, а родителей пока не уведомляй… пусть своим ходом по морозу домой добираются. Ха-ха-ха. - Улучшил и без того поднявшееся настроение обервертухай, и даже весь как-то напрягся, распаляя себя мыслями о грядущей встрече с вулканической Антониной.


* * *
        Начслед Влодзимирский действительно чувствовал себя хуже всех.

«Я выполнил все указания наркома и подготовил щенков для выполнения любого задания… а в итоге… мной просто подтёрлись», - горестно думал Лев Емельянович по пути домой.


        В это время восемь юношей уже засыпали, ворочаясь на своих закаменевших матрасах и не ведая, что их судьба сегодня решена окончательно - заточение в неволе закончится завтра вечером.


* * *
        Прошли сутки. Драматург Меркулов стал ещё и ассистентом «режиссера», инсценировав приказ Сталина. Заодно он взял себе в этой постановке роль ведущего.

18 декабря 1943 года, ровно в девять вечера, комиссар госбезопасности 1-го ранга, одетый в форму генерал-полковника, распорядился спустить арестантов в расстрельный подвал НКГБ. В предбаннике, где обычно объявлялся смертный приговор, он приказал усадить их на длинную скамью под охраной восьми солдат внутренней службы и восьми конвоиров. Сам нарком государственной безопасности всея СССР занял место в центре сдвоенного стола, установленного напротив скамьи с заключёнными. По правую руку от него сидели генералы Влодзимирский, Сазыкин и Румянцев, а слева синел мундиром с лавровыми ветвями, нашитыми мишурой на стойке воротника и обшлагах рукавов, прокурор 1/6 части суши Горшенин.
        С каменным лицом нарком обвёл взглядом повзрослевших мальчишек. За полгода тюрьмы каждый вытянулся и здорово спал с лица. На недавно снова остриженных «под ноль» головах уже начал щетиниться ёжик.
        Меркулов хотел увидеть в их глазах страх и увидел наверняка, если бы против него сидел каждый в отдельности, но, собравшись вместе и почувствовав локоть друга, они взглядами теперь выражали лишь настороженность.
        Это не смутило Всеволода Николаевича. Взяв со стола приговор, он поднял голову и, разделяя слова по буквам, зазвенел голосом маршала, принимающего парад на Красной площади.



        Заключение

1943 года, декабря 18 дня, мы, Народный Комиссар Государственной Безопасности Союза ССР тов. Меркулов и Прокурор Союза ССР тов. Горшенин, рассмотрев материалы расследования в отношении арестованных МИКОЯНА Вано, МИКОЯНА Серго, БАРАБАНОВА Леонида, ХАММЕРА Арманда, БАКУЛЕВА Петра, РЕДЕНСА Леонида, ХМЕЛЬНИЦКОГО Артема и КИРПИЧНИКОВА Феликса,


        НАШЛИ:


        В конце 1942 года и в начале 1943 года ученик 1-го класса 175-й школы гор. Москвы Шахурин Владимир предложил некоторым из своих товарищей по школе создать тайную организацию, в которую разновременно вошли ученики 7-го класса упомянутой выше школы БАРАБАНОВ Леонид, БАКУЛЕВ Петр, РЕДЕНС Леонид, ХМЕЛЬНИЦКИЙ Артем, ХАММЕР Арманд, КИРПИЧНИКОВ Феликс и ученик 6-го класса МИКОЯН Серго. МИКОЯН Вано, ученик
8-го класса, считался «шефом» организации и был в курсе всех ее дел.
        Вначале организация носила характер игры, но затем под влиянием ШАХУРИНА Владимира, начитавшегося переводов некоторых фашистских книжек, выродилась в явно антисоветскую организацию. Участники организации в своих беседах восхваляли немецко-фашистскую армию и немецко-фашистских лидеров.
        По предложению ШАХУРИНА Владимира, участникам организации были присвоены различные звания, заимствованные у немецких фашистов, «рейхсфюрер», «фельдфюрер», и
«фельдмаршал», а сама организация была названа «Четвертая Империя» Владимир ШАХУРИН, как руководитель организации, присвоил себе звание «рейхсфюрера».
        Среди участников организации отсутствовало стремление сделать из себя преданных и полезных своему народу и советскому государству людей. Их настроения были чужды патриотическим настроениям советской молодежи, всей душой связанной со своим народом, борющимся против немецких захватчиков.
        Напротив, в беседах между собой участники организации обсуждали вопросы о способах ведения пропаганды, направленной к подрыву советского строя, о свержении после войны советской власти.
        Участники организации неоднократно собирались на «заседания», на которых зачитывались различные «указы» и «приказы» о назначениях и присвоениях званий участникам организации. Был случай сбора членских взносов по 10 рублей с каждого участника организации.
        Среди участников организации поощрялись хулиганские поступки, выходки против девочек в школе, пренебрежение к школьным занятиям.
        Некоторые из участников организации предавались любовным развлечениям, заводя
«романы» с девочками. Никакого интереса к организации пионеров или комсомола участники организации не проявляли.
        В итоге всей этой уголовщины и морального разложения участников антисоветской организации создалась обстановка, приведшая к тому, что 3 июня т. г. руководитель организации Владимир ШАХУРИН на романтической почве убил из револьвера, принадлежавшего Вано Микояну, свою знакомую ученицу той же школы УМАНСКУЮ Нину, после чего застрелился сам.
        Сообщники ШАХУРИНА Владимира, понимая антисоветский характер организации
«Четвертая Империя», никому не сигнализировали о существовании организации и сохраняли ее в тайне, а МИКОЯН Вано не сообщил о факте убийства ШАХУРИНЫМ Нины УМАНСКОЙ.
        Будучи арестованы МИКОЯН Вано, РЕДЕНС, ХМЕЛЬНИЦКИЙ, БАРАБАНОВ, ХАММЕР, БАКУЛЕВ, МИКОЯН Серго и КИРПИЧНИКОВ дали следствию подробные показания о своем участии в указанной выше организации.
        Антисоветская деятельность организации подтверждается также свидетельскими показаниями и различными документами, изъятыми у участников.
        Поведение участников организации тем более преступно, что оно имело место в условиях Великой Отечественной войны, когда весь советский народ напрягает свои силы в борьбе с немецким фашизмом.
        Однако, принимая во внимание, что арестованные являются несовершеннолетними и, учитывая, что все они признали свою вину, -


        СЧИТАЕМ НЕОБХОДИМЫМ:



1. МИКОЯНА Вано Анастасовича, 16 лет, ученика 8 класса 175-й школы, арестованного
23 июля т.г.;
        учеников 7-го класса той же школы: ХМЕЛЬНИЦКОГО Артема Рафаиловича, 16 лет, арестованного 23 июля т.г.; РЕДЕНСА Леонида Станиславовича, 15 лет, арестованного
23 июля т.г.; БАРАБАНОВА Леонида Александровича, 15 лет, арестованного 23 июля т. .; ХАММЕРА Арманда Викторовича, 16 лет, арестованного 23 июля т.г.; БАКУЛЕВА Петра Алексеевича, 16 лет, арестованного 23 июля т.г.; КИРПИНИКОВА Феликса Петровича, 15 лет, арестованного 23 июля т.г. и МИКОЯНА Серго Анастасовича, 15 лет[Бесконечные ошибки, включавшие в себя неверно указанные фамилии и отчества арестованных, видимо, были вызваны спешностью, с которой требовалось составить бессудный приговор.] ученика 6-го класса той же школы, арестованного 23 июля т.г., -
        выслать из гор. Москвы в разные города Сибири, Урала и Средней Азии сроком на один год под поручительство родителей, отобрав от последних, а также от самих высылаемых, соответствующую подписку.

2. Срок высылки считать со дня освобождения арестованных из-под стражи.


        НАРОДНЫЙ КОМИССАР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СОЮЗА ССР (МЕРКУЛОВ)
        ПРОКУРОР СОЮЗА ССР (ГОРШЕНИН)

        Закончив чтение, Меркулов, чуть не сорвавший голос, ещё раз грозно обвёл взглядом друзей, затерявшихся среди конвоиров, и поставил жирную точку:
        - Вам всё понятно?
        Ответом была тишина.
        - Скажите спасибо товарищу Сталину.
        После этих слов нарком и, последовавший за ним Горшенин, покинули «зал заседаний».
        Влодзимирский, всё это время ненавидяще смотревший на своих подопечных, сказал:
        - Осужденные… возьмите личные вещи и слева по одному, начиная с Бакулева, подходите к столу и расписывайтесь в получении приговора.
        В этот момент произошло непредвиденное - самый младший, Серго Микоян, из-за заикания обычно стеснявшийся брать на себя инициативу, вдруг запротестовал:
        - А мы ничего антисоветского не делали и не хотели делать!… Я не подпишу такую бумагу.
        Это послужило сигналом - все загалдели в его поддержку, однако их остановил громовый окрик начследа:
        - Всем заткнуться и оставаться на местах! Так вот, щенки, запомните: кто из вас сейчас откажется подписывать это «Заключение», будет немедленно отправлен в карцер. С завтрашнего дня против него начнется дополнительное расследование, и я даю слово, что из тюрьмы такой бунтарь выйдет нескоро!
        Друзья сразу же стихли, остановленные нешуточной угрозой, и вновь сели на скамьи. Ни у одного не возникло сомнений в серьёзности намерений госбезопасности. Надо было принимать какое-то решение и выходить из патовой ситуации. Теперь уже роль лидера взял на себя самый старший - Ваня Микоян.
        - …Лев Емельянович, вы должны нас понять - ведь не было никакого суда. Нам даже не дали сказать в своё оправдание последнее слово.
        - Вы достаточно оправдывались и изворачивались на следствии!… Слушайте теперь моё последнее слово!… За ним уже начнутся действия! Вас всех про-сти-ли! Быстро подходите по одному и расписывайтесь в получении документов на руки!
        Догадаться, что Влодзимирский сам находится в цугцванге с составленным текстом
«Заключения», ребята, конечно, не могли. Пример показал тот же Ваня - он встал и, не поднимая головы, подошёл к столу, где расписался в получении приговора. За ним потянулись остальные.
        Каждый получил на руки экземпляр текста из-под копирки, где под местом подписей наркома госбезопасности и прокурора Союза было впечатано уже первой копией:



«ВЕРНО: НАЧ. СЛЕДЧАСТИ ПО ОСОБО ВАЖНЫМ ДЕЛАМ НКГБ СССР


        Комиссар государственной безопасности
        (Влодзимирский)

18 декабря 1943 года».

        Рядом с фамилией инквизитора красовалась его подпись: «Л. Влодзимирский», выполненная интеллигентным почерком.


* * *
        Ещё минут через пятнадцать, выдав справки об освобождении, их выпустили на морозную улицу через выход с тыльной стороны здания Наркомата госбезопасности на Фуркасовский. Всем им было идти в сторону Кремля. Не отставая друг от друга, они выскочили на Большую Лубянскую и быстрыми шагами устремились вниз к Манежу. Пуржило, и навстречу им резкими посвистами и порывами дул леденящий и пронизывающий декабрьский ветер, то и дело забрасывавший жесткие, морозные крупинки за воротники, за завязанные под подбородки шапки-ушанки и за запахи их зимних пальто. Чтобы не быть сбитыми с ног ветром, они шли навстречу его порывам, пригнувшись вперёд. За полгода разлуки друзья немного отвыкли друг от друга.
        Вечерняя зимняя Москва военной поры оказалась совершенно безлюдна. С Пушечной, наперерез ребятам, устремился патруль, заинтересовавшийся странной группой. Возглавлял его армейский капитан, а сзади маячили двое красноармейцев с винтовками за плечами.
        - Почему нарушаете комендантский час? Ваши документы!
        Сняв варежки, они послушно достали из внутренних карманов пальто узкие полоски бумаги, где значилось, что сего числа, в 22.00, они освобождены из заключения во внутренней тюрьме НКГБ, и протянули их офицеру.
        Взяв Ванин листок в неснятую на морозе рукавицу, капитан изучил документ, внимательно вчитываясь в каждое слово. Вернув справку, он брал такую же у следующего, пока не прочёл все.
        - Не пойму, - спросил начальник патруля, попеременно глядя то на Ваню, то на Серёжу. - Вы что же, сыновья товарища Микояна?…
        Микоянчики, молча отогревавшие дыханием заледеневшие ладони и перетаптывавшиеся с ноги на ногу, с ответом не спешили.
        - Ну а кто же ещё могут быть Вано Анастасович и Серго Анастасович Микояны?! - Воскликнул уже осмелевший и самый наглый из парней, Артём, испугавшись, что сейчас всех потащат в комендатуру «до выяснения обстоятельств».
        Это, и вправду, спасло положение: капитан отдал честь и пожелал счастливого пути. Солдаты посторонились, и замерзшие мальчишки, убрав в карманы справки и надев варежки на уже закоченевшие руки, припустили вниз, в сторону улицы Горького, оставив оторопевшего офицера в одиночку додумывать загадку с детьми члена Политбюро.
        Казалось, друзьям только и надо было - снова пережить плечом к плечу какой-то крошечный волнительный отрезок жизни - чтобы исчезло отчуждение.
        - Неужели все закончилось?! - прорвался сквозь ветер голос Арманда.
        - Вроде бы да, - почти набегу, откликнулся Реденс.
        Все, наперебой, стали вклиниваться в разговор, стараясь перекричать пургу.
        - А я уж думал: никогда не выйдем. Это счастье, что товарищ Сталин узнал обо всём, разобрался и выпустил нас.
        - Ты что?! Нас же в ссылку!
        - Да это не он! Это следователи все подстроили!
        - Гады! Им дай волю - мы вообще бы оттуда не вышли!
        - А ведь заставляли придумать, кто Шахом руководил!
        - Я уж решил, что придётся говорить против родителей…
        - А я знал, что товарищ Сталин нас защитит!
        - Правда! И я тоже!
        - И я!
        - Точно!
        - Мы на воле! Ура!
        - Да здравствует свобода! Ура товарищу Сталину!
        - Ура-а-а!!!


        Нестройное, восьмиголосое «ура» утонуло в завываниях ветра на Театральной площади.



        Эпилог

        Крошечный эпизод с детьми сталинских сановников, оставшийся почти незамеченным на фоне катаклизмов XX века, думается, тем не менее не знал аналогов и в мировой истории. Но это спустя 60 лет «СТАЛИНЪЮГЕНД» покажется жителю XXI века явлением или, может, сценой из спектакля театра абсурда. Сегодня трудно поверить, что тогда, в 1943-м, всё так и происходило на самом что ни на есть яву. Больше того, печать преступления ещё долго лежала на каждом из осуждённых - по крайней мере до начала шестидесятых. И кое-кому из героев в тот период не раз аукнулись мальчишеские проделки. При этом в конце 1947 года, через четыре года после бессудного суда, дело «Четвёртой Империи» чуть не вспенилось рецидивом. И лишь в
1955-1956 годах, на волне хрущёвской слякоти, членам «тайной организации», наконец, почтой прислали из прокуратуры жёлтые клочки бумаги, официально именовавшиеся «Справками о реабилитации».



        Послесловие автора

        Дорогой читатель! Книга, которую ты прочёл, не документальное исследование, а историческая повесть. И, как всякое произведение такого жанра, «СТАЛИНЪЮГЕНД», по большей части, вымысел. Это касается и описания хода следствия, и размышлений всех героев, и некоторых их поступков.
        Однако книга базируется на конкретных фактах:

1. Владимир Шахурин действительно застрелил 3 июня 1943 года любимую девушку Нину Уманскую, после чего тяжело ранил себя.

2. Он сделал это из пистолета, принадлежавшего Ване Микояну.

3. Выстрелы прогремели в центре Москвы, на Большом Каменном мосту.

4. Шахурин скончался примерно сутки спустя попытки самоубийства.

5. И Володя, и Нина кремированы и похоронены на Ново-Девичьем кладбище.

6. И Шахурин, и Уманская, и все остальные восемь мальчишек, а также их родители и абсолютное большинство других героев книги, названы своими настоящими именами.

7. Володя Шахурин оставил после себя дневники, явившиеся основанием для открытия уголовного дела об измене Родине против его одноклассников по 58-й статье УК РСФСР.

8. Госбезопасность арестовала всех восьмерых ребят в период с 23 июля по 3 августа
1943 года и поместила их во внутреннюю тюрьму НКГБ.

9. Арест длился почти пять месяцев.

10. Следователями были печально знаменитые Влодзимирский, Сазыкин и Румянцев.

11. Прокурорский важняк Шейнин оказался единственным, проявившим лояльность к малолеткам на начальной стадии расследования.

12. Каждый из арестованных сидел в двухместной камере с наседкой почти весь срок заключения.

13. 18 декабря 1943 года школьникам, без суда, зачитали спешно заготовленное обвинительное «Заключение», подписанное наркомом ГБ Меркуловым и прокурором СССР Горшениным, а потом выслали в разные города Урала, Сибири и Средней Азии сроком на год.

14. Текст «Заключения», написанный с большим количеством ошибок и фактических неточностей, подлинный.

15. Текст записки Петра Ивановича, с которой он обратился к Берии, - тоже истинный.

16. Вождь проявил к этой истории большой интерес и, судя по приговору, не меньшее участие. И ещё один любопытный факт, сообщённый мне Серго Анастасовичем Микояном: Сталин действительно как бы забыл о юных узниках почти на весь срок их заключения в тюрьме, а госбезопасность, естественно, не решилась побеспокоить его по этому вопросу, пока он сам не вернулся к судьбе школьников в декабре 1943 года.
        Я пытался, как можно «ближе к тексту», описать жизнь мальчишек и их семей в те годы, не приукрашивая, но и не скрывая того, что стало особенно хорошо видно с высоты Истории.
        Говорить прямой речью за покинувших этот мир вправе любой автор исторического литературного произведения, не допускающий передёргивания основополагающих фактов. Но в этой книге я взял на себя смелость говорить ещё и от имени живых, понимая, что не всё в повести будет им по душе.
        Поэтому я счастлив, что участники описываемых событий: Серго Анастасович Микоян, Леонид Станиславович Аллилуев (Реденс), Артём Рафаилович Хмельниций, Пётр Александрович Бакулев, Любовь Ефимовна Липкина и Ирина Алексеевна Бусалова, передавшие в моё распоряжение бесценный свидетельский материал, проявили великодушие к читателям, согласившись сохранить в книге свои подлинные фамилии. Я безмерно признателен каждому из моих любимых, ныне здравствующих героев (дай Бог им здоровья на многие годы!) за то, что мне было позволено фантазировать, прикрываясь их именами.
        С остальными «мальчишками» и «девчонками» я не встречался во время работы над книгой.
        Вано Анастасович Микоян был недостаточно здоров после тяжёлой болезни, и автор взял грех на душу додумывать за него, пользуясь лишь информацией, полученной от вышеназванных героев книги.
        Арманд Викторович Хаммер живёт в США. Разыскать его с помощью общедоступных средств информации мне не удалось. Может быть, повесть попадёт к нему в руки, и он выйдет на связь, дополнив книгу воспоминаниями, отразящимися в последующих изданиях.
        Следов Леонида Александровича Барабанова я тоже найти пока не сумел.
        Феликса Петровича Кирпичникова не стало в мае 2000 года. Вместо него автору оказала неоценимую помощь мама - Инна Михайловна Кирпичникова. Она же - за него - благословила книгу в путь к читателю.
        Жизнь героев после тюрьмы, штрихами отражённая в эпилоге, описана с их собственных слов.
        Хочу также выразить признание за помощь в работе над повестью Галине Ивановне Аллилуевой, Борису Марковичу Морозову, Виктору Самойловичу и Виктору Викторовичу Гордеевым, Надежде Михайловне Орловой и моей любимой жене Томочке.
        Невозможно переоценить и участие к автору моего первого профессионального читателя - Юрия Владиславовича Ковальского, главного редактора киевского журнала «Радуга».
        И, наконец, но далеко не в последнюю очередь, автор говорит огромное спасибо городу-герою Киеву и лично киевлянину Виктору Михайловичу Стратиенко, принявшему там тяжёлые «роды» рукописи этой книги.


        Оберхаузен - Москва - Киев
        сентябрь 2000 - май 2001 года


        notes

        Примечания


1

        Сегодня благодаря Юрию Трифонову этот дом называют «Дом на Набережной».

2

        ГКО - Государственный Комитет Обороны - Высший исполнительный орган СССР во время войны.

3

        До революции и после развала СССР - Самара. В начале войны правительство и дипломатический корпус находились в эвакуации в Кубышеве.

4

        НКВД - Народный комиссариат (наркомат) внутренних дел.

5

        Кинозвезда сороковых годов.

6

        Галактионов С.Ф. (1778-1854) - один из лучших русских граверов, исполнивший большое число отличных портретов, ландшафтов и книжных украшений; работал также и в области литографии.

7

        Ныне является кинотеатром.

8

        СМЕРШ - «Смерть шпионам».

9

        Комкор-34 означает: «Командующий 34-м общевойсковым корпусом».

10


«Коба» - дореволюционная, подпольная партийная кличка Сталина. Так его иногда называли лишь наиболее приближенные соратники, обращавшиеся к нему на «ты». В описываемое время этим правом пользовались: Ворошилов, Молотов, Берия, Маленков, Каганович, Микоян, Жданов…

11

        В течение XX века в Эфиопии, ранее называвшейся Абиссинией, периодически вспыхивал голод, уносивший миллионы жизней.

12

        В то время лифт в Доме правительства запирался на ключ.

13

        Библиотека внутренней тюрьмы НКГБ была полна книг, недоступных для советских граждан, оставшихся на воле. Дело в том, что цензура, запретившая и изъявшая из библиотек большинство дореволюционных изданий и критические книги советских авторов, опубликованные сразу после революции, не имела доступа в епархию НКГБ, а тамошние оперативники, за более важными вопросами, оставили без внимания эту столь важную с идеологической точки зрения тему.

14

        В те годы, при жизни Вячеслава Молотова, город Пермь был переименован в «Молотов».

15


«Гитлерюгенд» - молодежная политическая организация в нацистской Германии, аналог советского комсомола.

16

        В то время отношение властей к осужденным по бытовым статьям существенно отличалось от отношения к политическим. Их содержание было значительно менее суровым, а после окончания срока они могли сравнительно легко трудоустроиться без ограничения в правах.

17

        До конца сороковых годов прошлого века вопрос антисемитизма на государственном уровне в СССР не стоял.

18

        Бесконечные ошибки, включавшие в себя неверно указанные фамилии и отчества арестованных, видимо, были вызваны спешностью, с которой требовалось составить бессудный приговор.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к