Библиотека / Приключения / Говард Роберт: " Появление Эль Борака " - читать онлайн

   Сохранить как или
 ШРИФТ 
Появление Эль Борака Роберт Ирвин Говард

        Эль Борак #2

        Роберт Говард
        Появление Эль Борака

* * *
        Историю эту мне рассказали в Дели. Рассказчиком был родовитый выходец с севера, афридий,[1 - Афридий - одно из племенных объединений афганцев в Пакистане (северо-запад Пограничной провинции). Язык - пушту. Во 2-й половине ХIХ века противостояли английским колонизаторам, участвовали во всех антианглийских выступлениях.] статный сильный человек с ястребиным взглядом, некто Хода Хан.
        - Сахиб, не кажется ли вам странным, что Британия правит Индией, когда есть такие люди, как я? Сравните, например, себя со мною. Я могу убить вас голыми руками. А что бы вы делали, оказавшись в горах?
        И все-таки ваша раса правит миром.
        Нет, физическая сила ничего не значит в борьбе между народами. Есть еще что-то, нечто, не имеющее названия, что есть у Запада и нет у Востока.
        Сплоченность? Да, но не только.
        Ну вот хотя бы взять случай с муллой Гассаном и мемсахиб Мэрион Саммерленд.
        Правдивая ли это история? Несомненно, сахиб.
        В горах по ту сторону границы, в нескольких милях от британской территории, в долине есть одно селение. Долина называется Кадар, и селение имеет такое же название. Это моя деревня, сахиб, и живут там самые сильные и воинственные люди из племени априди.[2 - Априди - самоназвание афридиев.]
        Подчинялись ли мы какому-нибудь закону? Закону, установленному англичанами или эмиром? Нет. Мы грабили караваны, совершали набеги в Индию и похищали женщин у хинду и других племен, пока не появился Эль Борак. Единственным законом для нас было слово муллы Гассана и вождя Кулам Хана, великого воина.
        Так вот, будучи еще юношей, едва вступившим в пору возмужания, я и несколько молодых людей из нашей деревни как-то раз отправились к границе в надежде раздобыть у англичан винтовки. В набег пошли Яр Али, который считался лучшим воином племени после Кулам Хана, Абдулла Дин, Магомет Али и Яр Хайдер - самый старший из нас, впрочем, Абдулла Дин был почти одного с ним возраста. Яр Али Хан, Магомет Али и я были моложе их.
        Итак, уже пробравшись на британскую территорию, мы увидели молодую мемсахиб, которая ехала верхом совсем одна. Я не знаю, что заставило ее поехать в горы без сопровождения, но ведь женщины англичан всегда отличались бесстрашием и безрассудством.
        - Стойте! - воскликнул Яр Хайдер. - За нее можно взять хороший выкуп. Я видел ее в Пешаваре. Она дочь полковника сахиба Саммерленда.
        Тогда мы спрятались в засаде и, когда она проезжала мимо нас, выпрыгнули из укрытия. Яр Али, Абдулла Дин и Яр Хайдер бросились на лошадь, а я схватил девушку за талию и приподнял над седлом. Магомет Али помог мне, что было совсем не лишним, так как она хотя была и не сильна, но боролась, как тигрица.
        Несмотря на ее сопротивление, мы связали мемсахиб руки, заткнули рот и посадили на лошадь, привязав ноги к стременам. А затем поехали в горы.
        Отъехав подальше, мы вынули кляп у нее изо рта, потому что англичанка была молодая и хорошенькая и нам не хотелось причинить ей вред.
        Она спросила, куда ее везут, и Яр Хайдер, который лучше всех нас говорил по-английски, сказал, что мы похитили ее из-за выкупа. Она потребовала немедленно отпустить ее и начала угрожать нам британской армией, а мы только смеялись. Тогда она сказала, что отец ее не заплатит выкуп.
        - В таком случае мы бросим на тебя жребий, - сказал Абдулла Дин со злой усмешкой.
        Яр Али обругал его и приказал замолчать. Абдулла Дин был опытным воином и старше по возрасту, но Яр Али ничего не боялся.
        На полпути к Кадару мы остановились на выступе скалы, в тени от каменной гряды, чтобы отдохнуть и поесть. Когда я снимал девушку с коня, она одарила меня таким взглядом, что я готов был бросить все и убежать в горы, но меня удержал стыд перед товарищами.
        Мы развязали ее и дали поесть и попить. Она была такой хрупкой и беспомощной, что все ей сочувствовали. Все, кроме Адбуллы Дина. Он был сильным, но очень злым человеком и продолжал убеждать нас бросить на мемсахиб жребий. Мы отказались.
        - Нет, клянусь Аллахом, - сказал Магомет Али. - Мы все участвовали в этом деле и честно разделим выкуп.
        - Вы мальчишки, - усмехнулся Абдулла Дин, - а я мужчина. И я возьму то, что хочу.
        Он вознамерился завладеть девушкой, но она ударила его по лицу так, что он отшатнулся.
        - Трус! - сказал Яр Али Хан. - Попробуй подними руку не на женщину, а на мужчину!
        Яр Али и Абдулла Дин схватились. Яр Али убил Абдуллу Дина и сбросил его со скалы.
        - Предупреждаю, - сказал Яр Али, вытирая кинжал, - никто из вас не смеет тронуть мемсахиб.
        Но мы не собирались ее трогать, даже если бы он ничего и не говорил.
        Девушка не пострадала, только испугалась. Она все плакала и просила, чтобы мы вернули ее домой. Нам было жаль ее, мы не могли видеть слезы девушки, но каждый думал о золоте, которое отец мемсахиб даст за нее. Наконец мы прибыли в деревню Кадар.
        Люди спешили посмотреть, кого мы привезли. Увидев девушку, они завыли, как воет стая волков, когда долины покрываются снегом и звери подбираются ближе к деревне.
        Но мы отогнали сельчан и никому не позволили ее оскорбить. Это не в обычаях племени априди. Может быть, сахиб, но мы жалели мемсахиб и восхищались ею. Мы были ее друзьями, хотя она не верила этому.
        А потом появился Хумаил Хан, выступая, как великий воин, и грозно хмурясь; люди расступились перед ним.
        Он смотрел на девушку, как тигр смотрит на молодую лань.
        - Мы сделали глупость, что привезли ее сюда, - шепнул мне Магомет Али. Я и сам это знал, так как мы не могли противиться воле вождя.
        - Откуда вы привезли девушку? - спросил Хумаил Хан.
        - С той стороны границы, - коротко ответил Яр Али.
        Вождь посмотрел на нас, переводя взгляд с одного на другого.
        - А где Абдулла Дин? - спросил он.
        - Я убил его, - сказал Яр Али. - Я убил его вот этим ножом и сбросил со скалы.
        - За что?
        - Он хотел завладеть девушкой и взять ее себе. - Яр Али положил руку на рукоять ножа и посмотрел Хумаил Хану прямо в глаза. Я подумал, что вождь сейчас вытащит саблю и убьет Али, но он ничего не сделал. Он в упор рассматривал девушку, и она вся сжалась под его взглядом.
        - Отведите ее в мой дом, - приказал он, но мы не двинулись с места.
        - У вас есть уши? - угрожающе сказал Хумаил Хан, хватаясь за саблю.
        - Да, и ножи тоже, - ответил Яр Али, и я схватился за свой кинжал. Я боялся Хумаил Хана, хотя не так уж сильно, и не собирался подставлять ему спину.
        Но как только вождь и Яр Али обнажили клинки и подскочили друг к другу, мулла Гассан выступил вперед.
        - Мир, мир, - приказал он, и вождь шагнул назад. Даже он боялся муллы, который мог разразиться проклятием из Корана на любого, кто его оскорбит. Но Яр Али не двинулся с места, свирепо сверкая глазами, и не сделал даже шага назад.
        - Не должно быть вражды в деревне Кадар, - повелел мулла. Никто не произнес ни слова, и он продолжал: - Эта женщина не должна быть причиной спора, поэтому я отведу ее в мечеть и попытаюсь обратить в нашу веру. - И я заметил у муллы Гассана такой же взгляд, какой был у Абдуллы Дина и Хумаил Хана.
        Никто из нас ничего не сказал, кроме Яра Али.
        - Хорошо придумано, мулла, - сказал он насмешливо. - Да, тебе бы понравилось обращать мемсахиб. Да! Руку даю на отсечение, эта девушка принадлежит мне. И Яру Хайдеру, и Хода Хану, и Магомету Али. А мы мужчины!
        Мулла заколебался. Яр Али не боялся ни человека, ни дьявола. И я был уверен, что Гассан его испугался.
        Так мы стояли и смотрели друг на друга. Вождь не осмеливался завладеть девушкой, потому что он боялся муллы, а мулла не осмеливался, потому что он боялся Яра Али Хана.
        Но мулла был хитер.
        - Давайте отложим это дело, - сказал он. - Давайте не будем причинять никакого вреда девушке и через какое-то время решим на совете, что с ней делать.
        - Нам не нужно никакого совета, чтобы это решить, - сказал Али. - С девушкой нужно хорошо обращаться, пока мы не получили за нее выкуп, а потом вернуть англичанам. И выкуп будет разделен между нами четырьмя: мною, Хода Ханом, Яром Хайдером и Магометом Али.
        - Довольно, - сказал вождь раздраженно и пошел прочь.
        Мы повернулись к девушке, которая сидела на лошади в течение всего этого разговора, не понимая, о чем шел спор, но по-прежнему пребывая в испуге. Тем не менее она старалась не показывать своего страха, и мы восхищались ею.
        - Вы привезли меня сюда, а сейчас что вы собираетесь со мною делать? - спросила она.
        - С вами будут хорошо обращаться, пока мы не получим выкуп, мемсахиб, - ответил Яр Хайдер. - Вас доставят в мой дом, и вы будете под присмотром моих жен.
        - Хорошо, - сказала она утомленно. - Пожалуйста, отвезите меня туда, я очень устала.
        Из нас четверых только Яр Хайдер был женат, поэтому мы оставили мемсахиб на попечение его жен, и Яр Али угрожал им жестокой расправой, если с ней будут плохо обращаться.
        А потом Магомет Али повез в форт, где находился ее отец, письмо, в котором говорилось, что его дочь похищена и будет возвращена целой и невредимой за 5 тысяч рупий, четыре винтовки и пять полных патронташей. В письме (его писал Яр Хайдер, он мог писать и на пушту, и на урду) также было сказано, что, если Магомет Али сразу же не вернется, девушка будет убита. Магомет смело приехал в форт и вручил послание полковнику. Его не решились схватить, опасаясь, что с девушкой что-нибудь случится, а он не отвечал англичанам ни на какие вопросы.
        Полковник просто взбесился. Его британская гордость была уязвлена.
        - Я не заплачу им ни одной рупии! - кричал он. - Но если Мэрион не вернется ко мне целой и невредимой, я прочешу все горы и сотру ваше племя с лица земли.
        - Да, - ухмыльнулся Магомет, - так ты и знаешь, где находится мое племя и моя деревня.
        Полковник разразился проклятиями, потому что ни один англичанин не знал, где находится Кадар.
        - Если девушку не вернут в такое-то время, - сказал полковник, - я пошлю солдат в горы.
        - А если выкуп не принесут в такое-то время, - ответил Магомет Али, - мои товарищи сбросят девушку в пропасть глубиной в тысячу футов.
        Полковник был взбешен, но ничего не мог поделать. Когда Магомет Али поехал обратно, следом послали лазутчиков, чтобы его выследить, но Магомет Али был горцем - он только посмеялся над ними и легко ускакал от солдат.
        В это время вождем в Кадаре являлся Хумаил Хан, но были и другие, желавшие захватить власть, - Кулам Хан, Дарза Шах и Яр Хайдер. Конечно, и еще кое-кто, но эти трое считались самыми могущественными в Кадаре после муллы и Хумаил Хана.
        Среди этих троих Кулам Хан был наиболее сильным, но даже он не осмеливался открыто бороться за власть, потому что остальные двое стали бы завидовать. И в любом случае двое из троих объединились бы с Хумаил Ханом против третьего - так всегда бывает на Востоке, особенно в Афганистане.
        На следующий день после того, как мы похитили девушку, Кулам Хан пришел ко мне в дом и сказал:
        - Ты, Яр Али и остальные вызвали ненависть Хумаил Хана и муллы.
        - Кажется, так и есть, - ответил я мрачно.
        - Хумаил Хан хочет ее, и мулла тоже, - продолжал он, - им хотелось бы получить и выкуп, но девушку они желают еще больше. Хумаил Хан сидит у себя в доме и проклинает муллу, но не осмеливается взять мемсахиб, потому что боится муллы Гассана. А мулла боится мести Яра Али и англичан. И еще он боится слишком нажимать на Хумаил Хана. Поэтому он строит козни. В Кадаре замышляется большой заговор.
        - Вот как, - сказал я, - для чего же замышляется заговор?
        - Чтобы убить соперников, - ответил Кулам Хан, глядя мне прямо в глаза, - чтобы завладеть девушкой, чтобы захватить власть.
        - Так. - Я задумчиво посмотрел на него.
        Некоторое время мы молчали. Потом я сказал:
        - Яр Хайдер - мой друг.
        - Вождю нужна правая рука, - сказал Кулам Хан.
        - Говори прямо, - попросил я.
        - Ну что ж. - Он оглянулся, чтобы проверить, не подслушивают ли нас. - Помоги мне, и, когда я стану вождем в Кадаре, я обещаю, что девушке не причинят вреда и никто не будет оспаривать твоего права на выкуп. Я возведу тебя высоко и в совете, и на войне. Все это я сделаю, если ты вместе с Яром Али поможешь мне.
        - А Яр Хайдер?
        - Если он поможет мне, я обещаю ему то же самое. И Магомету Али тоже. Только ничего не говори Яру Хайдеру, чтобы он не выдал меня Хумаил Хану.
        Я ничего не ответил.
        - Подумай о том, что я тебе сказал, - произнес Кулам Хан, вставая. - Я верю тебе, Хода Хан, потому что ты не любишь Хумаил Хана и, кроме того, ты не похож на предателя. Что странно для априди. Скажи все это и Яру Али.
        Он пошел к выходу, а я смотрел ему вслед. Он был высокий, с гордой осанкой, и носил свою саблю, как доблестный муж. Говорили, что в его жилах течет кровь дуррани,[3 - Дуррани - крупное племенное объединение афганцев.] и я верил этому. Кадар мог выбрать и худшего вождя, чем Кулам Хан.
        Вскоре я пошел к Яру Али и рассказал ему все, что Кулам Хан сказал мне.
        - Лучше бы нам ему помочь, - сказал я, - потому что вождь завладеет девушкой. Или мулла, а может быть, Кулам Хан захватит власть без нашей помощи и сам возьмет или мемсахиб, или выкуп за нее.
        - Клянусь Аллахом! - вскричал Яр Али, метнув свой нож в пол. Он всегда так делал, когда был в гневе. - Я буду охранять девушку и получу за нее выкуп, несмотря на Хумаил Хана, Кулам Хана, муллу и самого дьявола. Почему я должен помогать Кулам Хану? Почему я должен помогать всякому априди? Клянусь Аллахом! Я уже давно рвусь отсюда, но выкуп мешает мне покинуть эти проклятые горы и увидеть внешний мир. Иди к Кулам Хану и скажи, что я убью Хумаил Хана, когда сам захочу, и не раньше. А когда я это сделаю, пусть Кулам, или Дарза, или шайтан становятся вождями, черт бы их всех побрал!
        Я ушел, а он сидел в своем доме мрачный и снова и снова вонзал нож в пол. Странным человеком был этот Яр Али Хан.
        Я не решился передавать его слова Кулам Хану, потому что боялся: ведь если заметят наши переговоры, вождь может заподозрить недоброе.
        И я ничего не сказал Яру Хайдеру, зная, что он сам хотел стать вождем и не остался бы спокойно стоять в стороне, видя, как Кулам Хан берет власть в свои руки.
        Но Магомету Али я все рассказал, и он сказал мне, что поможет Кулам Хану.
        - Я помогу даже Дарза Шаху скинуть Хумаил Хана.
        Наступил день выкупа. Отряды англичан рыскали в горах, но они не смогли найти Кадар, и мы решили, что сахиб полковник сдался и приготовил выкуп.
        Замысел был такой. Мы с Яром Али тайно придем на то место, где должны оставить выкуп, и понаблюдаем за теми, кто там будет. Потом мы вернемся в Кадар и, если все будет спокойно, вчетвером - я, Яр Али, Яр Хайдер и Магомет Али - привезем девушку на место выкупа.
        - Клянусь Аллахом! - сказал Яр Али людям Кадара. - Если девушку кто-нибудь обидит, я сровняю Кадар с землей. Я буду жечь и рубить и убью каждого мужчину, каждую женщину и каждого ребенка в Кадаре!
        И мы покинули деревню.
        Я не знаю, почему люди из племени заккахель[4 - Заккахель - одно из равнинных племен афридиев (хель означает клан).] бродили так далеко от равнин и почему они так осмелели, что вторглись в страну априди, но мы узнали об их появлении, когда со стороны гор раздался ружейный выстрел. Пуля просвистела у моего лица.
        Мы прыгнули за валуны и открыли ответный огонь. Но пока продолжалась эта перестрелка, ни мы им не причинили ущерба, ни они нам; однако нападавших было около десяти человек, и они подбирались все ближе и ближе, затаиваясь, перебегая от валуна к валуну и стреляя на ходу.
        Вскоре один из них неосторожно высунулся, и его тюрбан показался над камнем. После этого закка осталось уже девять.
        Мы с Яром Али начали отступать, скользя от камня к камню, как и наши враги.
        И вдруг, огибая большой валун, я столкнулся нос к носу с одним закка, который подбирался, чтобы ударить с тыла. У меня в руке была сабля, и я ударил его прежде, чем он смог поднять винтовку.
        Тогда с диким криком другие закка бросились на нас. Когда они вышли из укрытия, Яр Али выстрелил, и враг упал. Остальные продолжали приближаться. Я увидел, как Яр Али уложил еще троих ударами сабли, а потом у меня не осталось времени смотреть по сторонам, потому что пришлось биться со здоровенным закка, который оказался свирепым воином. Сперва я думал, что их только десять, но вскоре к ним присоединились и остальные.
        Клянусь Аллахом, они насели на нас, как волки на тигра!
        Я с трудом защищался, и наконец закка с издевкой засмеялся, поднимая саблю, чтобы нанести удар, который должен был отправить меня к Иблису. Но когда он замахнулся, высоко в горах прогремел выстрел. Закка упал.
        Яр Али прислонился спиной к валуну, отчаянно отстаивая свою жизнь. Его одежда превратилась в лохмотья, а хайберский нож был красным от крови. Четыре закка лежали у его ног.
        Когда они опять пошли в наступление, снова раздался выстрел и очередной закка упал вниз лицом.
        Воины кружились вокруг нас, и всякий раз, когда они приближались, один из них падал на землю.
        И тогда я увидел на горе странное зрелище. По крутому склону спускался какой-то человек, европеец, одетый в костюм для верховой езды и шлем, какой надевают англичане, когда ездят верхом. Он спускался быстро, не разбирая дороги, прыгая с камня на камень, как горный козел.
        Закка тоже заметили его. Они немного помедлили, огляделись и вдруг - о чудо из чудес! - повернулись и побежали прочь, как будто сам дьявол гнался за ними.
        Человек спустился с горы. Мы молча смотрели на него. Он был среднего роста, худой и жилистый. Волосы черные, как и глаза. Он улыбался.


        notes

        Примечания


1

        Афридий - одно из племенных объединений афганцев в Пакистане (северо-запад Пограничной провинции). Язык - пушту. Во 2-й половине ХIХ века противостояли английским колонизаторам, участвовали во всех антианглийских выступлениях.

2

        Априди - самоназвание афридиев.

3

        Дуррани - крупное племенное объединение афганцев.

4

        Заккахель - одно из равнинных племен афридиев (хель означает клан).


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader . Для андроида Alreader, CoolReader, Moon Reader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к