Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Приключения / Генри Уилл: " Спутник Тома Айсли " - читать онлайн

Сохранить .
Спутник Тома Айсли Уилл Генри


        # Уилл Генри. Спутник Тома Айсли

        Генри Уилсон Аллен
        (Уилл Генри)
        (1912-1991)
        Спутник Тома Айсли


        Он подъехал верхом на муле. Был он не очень высок, не очень худощав и не очень молод. С густой вьющейся бородкой. Поклажа его состояла из вытертого солдатского одеяла, в которое были завёрнуты Библия, томик «Рубаи», губная гармошка и ещё кое-какие сокровища, необходимые в странствиях.
        Конечно, Айсли не мог видеть всех этих вещей, когда бродяга подъехал в ту ночь к костру на отроге Волчьей горы. Они появились потом, после того как Айсли предложил страннику спешиться и сесть поближе к огню. Так поступил бы всякий порядочный человек с незнакомцем, подъехавшим из темноты, зная, что до ближайшего пристанища - тридцать миль. Потом Айсли никак не соглашался с тем, что будто его охватила волна христианского милосердия и сентиментальность или безграничная братская любовь заставили пригласить бродягу к огню. Просто никто не прогонит от костра человека, кто бы он ни был, поздней осенью в безграничных пастбищах Вайоминга, особенно когда в сумерках над рекой Танг набирает силу резкий северный ветер и начинает кидаться на тебя, как попавшая в капкан куница. Нет, сэр! Нет, и ещё раз нет! К тому же если этот кто-то смотрит на тебя такими жалкими глазами, что даже пёс, которого пнули ногой, в сравнении с ним кажется счастливее. Смотрит на тебя и просит разрешения только погреть руки и услышать дружеский голос перед тем, как снова пуститься в путь.
        Местечко у Айсли было и впрямь уютное. Во всяком случае, для ковбоя, который трудится один на огромной территории. Айсли немало мог бы порассказать, как трудно найти подходящую дыру для ночлега в таком открытом месте. А тут вполне можно было разместиться вдвоём, во всяком случае, он так считал.
        Это было что-то вроде выхода на поверхность основной породы скалы, образовавшей три стены на вершине длинного неровного пригорка, приблизительно посредине протянувшегося на двадцать миль плато. Кто-то ещё до Айсли поставил между скалами распорки и покрыл их сверху дёрном. В общем, это было не самое плохое место для ночлега. О, чёрт побери, конечно, это не отель «Браун» в Денвере и даже не
«Дроверс» в Шайини! Правда, годы почти смыли дерновое покрытие, и в сильный ливень нужно было сдвигать шляпу подальше на затылок, чтобы не капало за шиворот, но три стены были крепкие, а открытая часть смотрела на юг. Мало того, текла старая дерновая крыша или не текла, она всё-таки на девяносто девять процентов защищала от ветра. К тому же в тот вечер, когда подъехал незнакомец, дождя не было и не предвиделось. Надо сказать, Айсли был таким жизнерадостным человеком, что, как говорится, увидел бы солнце и во время затмения, даже если б ему на голову напялили угольный мешок. Так что для него не составило труда подняться с корточек, обойти костёр и, отогнав дым от глаз, сказать, смущённо улыбаясь:
        - Чёрт побери, приятель, отвязывай свою поклажу и подвигайся ближе к огню.
        Они сразу друг другу приглянулись.
        Пока незнакомец ел харч, который Айсли настойчиво ему предлагал («ел», пожалуй, не совсем подходило к тому, что он делал; скорее «заглатывал»), у Айсли, невысокого ковбоя из большого скотоводческого ранчо Кэй-Бар,[Название ранчо дано по клейму, которое ставилось на животных: К.] была возможность рассмотреть своего гостя. Вообще-то Айсли неплохо разбирался в людях, но этот незнакомец прямо-таки поставил его в тупик. Высокий? Нет, не высокий. Значит, низкий? Да нет, этого про него тоже не скажешь. Средний - вот это будет в самый раз! Ну а лицо? Длинное? Худое? Квадратное? Лошадиное? Тонкое? Красивое? Уродливое? Нет! Ничто не подходит, и всё-таки от всего понемножку есть. Простое лицо - и всё тут! Как и весь он - среднее. Чем дольше Айсли смотрел на него, тем меньше видел, за что можно было бы ухватиться, чтобы сделать заключение об этом человеке. Один раз при вспышке огня в костре он показался слабым маменькиным сынком, жидким, как снятое молоко, а при новой вспышке - твёрдым, как галька в песке. Глянешь на него, наклонив голову в одну сторону, и парень смотрится таким беспомощным, что гвоздя не
вобьёт даже в снежный сугроб. Посмотришь с другой стороны - и кажется, что он самого чёрта наизнанку вывернет. Айсли решил, что не стал бы утверждать ни того, ни другого. Но одно было совершенно ясно. И тут Айсли готов был биться об заклад на что угодно. Этот паренёк вырос не на пастбище и не отличит валька лошадиной упряжки от дышла повозки, а белобрюхого бычка от племенной тёлки. Он был так же не на своём месте в Вайоминге, как корова на балконе.
        Поэтому Айсли страшно удивился, когда его гость, проглотив последнюю ложку бобов и протянув кружку, чтобы снова наполнить её кофе, тихо сказал:
        - Недобрые дела творятся тут у вас в округе. Верно, приятель?
        Что верно, то верно, плохие. Только Айсли понять не мог, откуда этот парень, который больше похож на безработного учителя, давно болтающегося без дела, может знать про это.
        - Откуда ты знаешь? - спросил Айсли. - Что-то непохоже, чтоб это было по твоей части. Извините, конечно, мистер, не хотел обидеть. Но тут у нас, как бы это сказать, никто не смотрит на это дело прямо. Почти все стараются смотреть через него или в обход. А какая твоя сторона, приятель, в войне Волчьей горы?
        - Это так называется? - тихо переспросил незнакомец. Потом с грустно-доброй улыбкой, осветившей, как сияние свечи, его бледное лицо, сказал:
        - Удивительно, какие красивые названия придумывают люди для таких отвратительных дел! Война Волчьей горы… Тут есть и аллитерация, и поэзия, интрига и красота…
        Айсли почувствовал некоторое раздражение. Этот бородач, которого он пригласил укрыться от ветра, не совсем такой, каким должен быть. Пожалуй, подумал Айсли, следует поостеречься. Кто их разберёт, этих чокнутых. Иногда они неопасны, а то могут и прикончить скорей, чем сибирская язва.
        Айсли попытался изобразить ответную улыбку.
        - Как скажешь, приятель! Но как ни называй, это просто новая драка за траву и воду. Тех, у кого есть пастбища, и тех кто хотел бы их заполучить. Ничего не меняется.
        - А на чьей стороне ты, Айсли?
        - Ну, можно сказать… - Айсли запнулся и с удивлением уставился на него. - Айсли? - повторил он. - Откуда ты знаешь, как меня зовут?
        Незнакомец немного смутился, но ненадолго. Он огляделся вокруг, словно в поисках подходящего ответа. Потом кивнул и показал на седло Айсли, прислонённое к задней стенке.
        - Я прочитал его на крыле седла. Только что.
        Айсли нахмурился. Он тоже глянул в сторону седла. Даже зная, где он выбил «Т-о-м А-й-с-л-и» медными заклёпками со звездчатыми головками, видеть эту надпись он не мог: она была сделана на покрышке седла и примерно на дюйм заходила под крыло. Он сделал так специально, чтобы можно было доказать, кто хозяин седла, если бы кому-нибудь вздумалось позаимствовать седло без его разрешения.
        - Неплохое зрение, - сказал он незнакомцу. - Буковки маленькие, к тому же читать их пришлось через кожу толщиной в четверть дюйма.
        Незнакомец чуть улыбнулся.
        - Покрышка седла немного отогнулась, а на заклёпки упал свет от костра. Считай что так. Плюс удача.
        От низенького ковбоя нелегко было отделаться.
        - Ну, хорошо, - сказал он. - Если уж ты такой удачливый отгадчик, скажи мне: откуда ты знаешь, что меня все зовут Айсли, а не Том?
        - Это имеет для тебя значение? Ты предпочёл бы, чтобы тебя называли Томом?
        - Нет, чёрт побери, я не то имел в виду. Меня все зовут Айсли. Уже лет двадцать никто не зовёт Томом. - Недовольно сдвинутые брови Айсли сошлись ещё ближе. - Между прочим, - добавил он, - хотя и не в обычае в этих краях спрашивать имя, но мне никогда не нравилось быть в невыгодном положении. Чувствуешь себя так, будто тебя лишили всех полных и равных американских прав. Я хочу сказать, нехорошо, когда другой парень знает, кто ты, а у тебя нет ни малейшего представления, кто он. Ты меня понял, приятель?
        - Ты хочешь, чтобы я назвал тебе своё имя и ты мог бы называть меня как-нибудь определённее, чем просто «приятель»?
        - Да нет, не надо ничего опре-делён-ного. Приятель - это очень даже подходит. Я тебя не пытаюсь заманить в ловушку.
        - Знаю. Вот что, зови меня Ибен.
        - Ибен? Странное какое-то имя. Никогда не слыхал такого.
        - Это старое иудейское имя, Айсли.
        - О?! Про них я тоже не слыхал. Похоже на какое-то южное племя. Может, кайова или команчей. У нас тут всё больше сиу или шайены.
        - Вообще-то иудеи не индейцы, хотя были кочевниками и отчаянными воинами. Теперь мы называем их евреями.
        - О, теперь знаю.
        - Конечно.
        Они помолчали. Потом Айсли кивнул.
        - Ну, хорошо. Ибен так Ибен. Ибен кто?
        - Просто Ибен.
        - Хочешь сказать, как я - просто Айсли?
        - А почему бы и не так?
        - Да нет, почему же… - Айсли пожал плечами, хотя по-прежнему испытывал раздражение. - Ну что ж, мы вернулись к тому, с чего начали. Откуда ты знаешь про то, что у нас тут делается? И как ты пробрался сюда и не попал в лапы ни тем, ни другим? Тут у нас, можно сказать, самый нездоровый для чужаков климат со времени стычки между сторонниками Грэхэма и Тверсбёри в Аризоне. Понять не могу, как ты прошёл десять миль после Каспера, а уж тем более оказался здесь, в округе реки Бигхорн.
        Ибен засмеялся, тихо и дружелюбно.
        - Ты задал столько вопросов, что на всю ночь хватит, - заметил он. - Скажем так, я иду туда, где неладно, и знаю, как туда попасть.
        Айсли, прищурившись, посмотрел на него.
        - Ты прав, - согласился он, тоже тихо и серьёзно. - Поставим точку. А что касается тебя и мест, где есть беда, одно могу сказать: надеюсь, ты так же хорошо можешь ускользнуть от них, как и находить к ним дорогу.
        Ибен задумчиво кивнул. Лицо его снова стало серьёзным.
        - Значит, война Волчьей горы такое скверное дело, как я и думал.
        - Мистер, - ответил Айсли, - если ты уж попал ногой в эту мразь, то ты вступил не в ЧЬЮ-ТО коровью лепёшку, а вляпался обоими башмаками прямо в середину коровьего дерьма ВСЕГО СТАДА, начиная от прадедушкиного.
        - Очень образно, - криво усмехнулся Ибен, - и, боюсь, вполне точно. Надеюсь, я не слишком поздно.
        - Для чего? - спросил Айсли. - Остановить нельзя, потому что всё уже началось.
        - Я не имел в виду, что поздно остановить. Я хочу сказать, не слишком ли поздно, чтобы восторжествовала справедливость. Подобное со мной случилось в Плезент Вэллей. Слишком поздно… слишком поздно…
        Глаза Айсли сначала широко раскрылись от удивления, потом он, подозрительно сощурившись, глянул на Ибена.
        - Ты был там? - изумлённо спросил он. - В этой заварухе между Грэхэмом и Тверсбёри?
        - Был. Но в стычке не участвовал.
        - Послушай! - оживлённо воскликнул Айсли, в ком любопытство одержало верх над сомнениями, - Кто ж, чёрт побери, всё-таки выиграл, овчары или ковбои? Интересно знать. Нам тут предстоит такое же вонючее дельце.
        - Никто не выиграл, - ответил Ибен. - В войне не выигрывает ни та, ни другая сторона. Лучшее, чего можно добиться - это, чтобы из большого зла получилось хоть что-то доброе: чтобы не пострадали невиновные.
        Айсли, как и большинству простых людей его времени, в детстве читали Библию. Он снова кивнул головой.
        - Ты хочешь сказать: «Слабые наследуют землю»?
        - Почти что так, - согласился Ибен. - Только слабые никогда не наследуют ничего, кроме грехов сильных, если им вовремя не помочь. Именно это меня и беспокоит. Всегда так много беды и так мало времени.
        - Это всё, чем ты занимаешься, мистер? Ищешь, в какую бы заваруху ввязаться?
        - Этого достаточно, - грустно улыбнулся Ибен, - поверь мне, этого больше чем достаточно.
        Маленький ковбой покачал головой.
        - Знаешь, что я тебе скажу, Ибен, по-моему, ты малость чокнутый.
        Бледнолицый юноша вздохнул, мягкие кольца волос согласно качнулись.
        - Должен тебе сказать, Айсли, - ответил он, - везде, где мне только приходилось бывать, все говорили то же самое…
        На следующее утро тучи, предвещающие ранний снег, всё ещё тяжело лежали на севере, но ветер утих. Завтрак был намного веселее, чем вчерашний поздний обед, и новичок оказался не таким чокнутым, как опасался Айсли. Он, как и все, искал работу, а неприятности ни к чему. Что ему на самом деле нужно, так это место, где можно укрыться на зиму. Ибен спросил Айсли, нет ли надежды получить работу в Кэй-Баре. Айсли сказал, что надежды на это ещё меньше, чем пчелиных следов в метель на снегу. «Особенно для парня, - добавил он, - который, похоже, никогда не натирал мозолей лопатой».
        Ибен заверил маленького ковбоя, что работать он может, и Айсли скорее для того, чтобы показать Ибена другим ковбоям, чем в надежде на то, что Старик Рестон наймёт его, разрешил ему поехать вместе с ним в усадьбу. Но там дело получило такой странный оборот, что Айсли снова засомневался насчёт своего гостя.
        Что касается остальных ковбоев, то им чужак не очень-то приглянулся. По их мнению, он выглядел так, будто ему туго пришлось прошлой зимой и он не выровнялся с весенней травкой. Большинство считало, что новых холодов ему не пережить, и все как один были уверены - Старик проглотит его живьём. Разумеется, в том случае, если у чужака хватит наглости явиться в Большой дом и нанести оскорбление рассудительности старого дьявола Рестона, заявив ему прямо в лицо, что намерен просить у него работу. Ранчо в октябре - не то место, где можно найти выгодную работу. Тот факт, что этот телок, отбившийся от стада, не знает таких простых вещей, говорит о том, как немного он стоит. И конечно, вся компания потащилась к дому поглазеть в окно, как будет совершаться это убийство. Айсли так расстроила неблагосклонная реакция парней в адрес его протеже, что в минуту внезапного вдохновения он предложил пари на весь свой заработок у Рестона. Он сказал это просто так, но дружки поймали его на слове, и, когда Айсли заключил последнее пари, оказалось, что он прозакладывал своё жалованье наперёд до весеннего загона скота. Но к
тому времени, когда Айсли со своим подопечным на буксире подошёл к двери Большого дома, он готов был с радостью отдать вдвое больше, чтобы только снова оказаться на отрогах Волчьей горы или в любом другом месте за много миль от владельца Кэй-Бара с его пресловутым «милым» характером.
        Айсли, конечно, влип, однако ныть не собирался. С несравненно большим мужеством, чем горнист армии Кастера, трубивший сигнал второй атаки у Литтл-Бигхорн,[В 1876 году у реки Литтл-Бигхорн американский генерал Г. А. Кастер потерпел поражение в битве против индейцев сиу.] Айсли поднял руку и постучал. Правда, для моральной поддержки он мысленно прибег к богохульству, но Ибен покачал головой: «Не упоминай имени Господа Бога твоего всуе, Айсли! Помни, твоя сила равна силе десятерых». Айсли глянул на него испепеляющим взглядом, потом поднял глаза к небу: «Господи, Господи, чем я заслужил это?» Он, правда, не получил ответа сверху, но зато услышал его из глубины дома. Раздражённо-язвительным тоном, от которого попахивало адом и серой, им предложено было войти и закрыть за собой дверь. Кроме того, голос пообещал хорошую порку за грязь из загона или что другое, появившееся на ковре, а также за время, превысившее шестьдесят секунд, которые им выделяются, на то, чтобы изложить просьбу, получить отказ и убраться к чертям обратно, откуда пришли.
        Так как это предложение было сделано в тональности буйволиного рёва, что обычно ассоциировалось с благодушным настроением Г. Ф. Рестона-Старшего, то Айсли поспешил им воспользоваться.
        - Мистер Рестон, - сказал он, оказавшись внутри дома и позади закрытой двери, - это Ибен, и он ищет работу.
        Генри Рестон сначала покраснел, потом побледнел. У него вырвался звук, похожий на рёв рассерженного гризли, который собирается напасть. Потом он подавил этот звук, подождал, пока разомкнутся стиснутые челюсти, махнул рукой в сторону двери и сказал:
        - Ну что ж, Айсли, лучшей компании ему для этого не подобрать. Удачи вам обоим.
        - Что? - произнёс, задохнувшись, Айсли.
        - Ты меня слышал. И не вздумай хлопнуть за собой дверью!
        - Но, мистер Рестон, сэр…
        Старик поднялся из-за стола. Был он размером с пожилого бизона и такого же милого и кроткого нрава.
        - Айсли, ты помнишь, чёрт тебя побери, что я сказал, когда ты прошлый раз притащил сюда бродягу? Ты не прочь устроить тут дом отдыха для всех бродяг и слабаков, которых непогода и холода загоняют в коровники, - пожалуйста! Действуй! Я пытаюсь управлять фермой, а не зимним курортом. А теперь забирай отсюда своего пилигрима и вернись через двадцать минут за расчётом.
        По природе своей Айсли не был борцом, но пинать его не стоило. Когда он задирал хвост и опускал рога, то мог за себя постоять.
        - Я подожду здесь, - сказал он.
        - Что-о-о? Ты кривоногий жалкий перепелятник! Ты что о себе воображаешь, чёрт тебя побери! Думаешь, можешь делать, что хочешь? Вон!!
        - Мистер Рестон… - чужак произнёс эти слова так тихо и спокойно, что они упали в накалённую атмосферу громче крика. - Мистер Рестон, - повторил он, - вы напуганы. Зачем срывать свои страхи на Айсли? Почему бы вам не испытать меня?
        - Тебя?!
        Старик буквально вытаращил глаза.
        Айсли почему-то захотелось оказаться далеко-далеко отсюда. Он почувствовал себя крайне глупо, так как не мог не согласиться с тем тоном, каким Старик произнёс это
«ТЕБЯ». Бледный, тощий бродяга со своей пушистой бородкой, добрыми глазами и мягкой улыбкой, в лохмотьях и заплатах, в растоптанных фермерских башмаках, похожий на что-то такое, на что не позарится и кошка… Он спокойно стоит и, хотя все против него, говорит в лицо самому большому скотоводу в бассейне реки Бигхорн:
«Испытайте меня!»

«Теперь, - подумал Айсли, - в две секунды Старик выдаст ему такой набор словечек, от которых на кирзовых сапогах повскакивают кровавые волдыри. Если только он просто-напросто, достав из ящика стола пистолет, не прихлопнет его на месте».
        Но Айсли ошибся. И это было только начало.
        - Ну-ну! - выдохнул наконец Генри Рестон. - Значит, испытать тебя! Так? - Он протопал через комнату и остановился перед молчаливым бродягой. Рестон был огромный, как ворота в конюшне, и длинный, как дышло у телеги. Он, однако, не накинулся на бродягу, как того опасался Айсли. Только разглядывал его со странным выражением в своих поблёкших голубых глазах и наконец сказал:
        - И в чём же, скажи на милость, прикажешь тебя испытать?
        - В чём угодно.
        Рестон кивнул.
        - Немало!
        Ибен кивнул в ответ.
        - Разве человек, подобный вам, довольствуется малым?
        Владелец Кэй-Бара вздёрнул подбородок.
        - Ты не тот, за кого себя выдаёшь, - произнёс он вызывающе. - Чего ты хочешь?
        - Как сказал Айсли - работу.
        - Что привело тебя сюда?
        - Здесь беспорядки.
        - Тебе нравятся беспорядки?
        - Нет.
        - Может, ты их сам вызываешь?
        - Нет. Я устанавливаю мир, если могу.
        - А если не можешь?
        - Всё равно пытаюсь.
        - Ты думаешь, дав работу, я помогу тебе на этом пути?
        - Да. Иначе я не был бы здесь.
        Генри Рестон опять внимательно посмотрел на него. Рестон не был, как Том Айсли, простаком. Он был очень сложным, сильным, настойчивым и к тому же опасным человеком.
        - Я много шумлю, когда меня выводят из себя, - сказал он бродяге. - Пусть это не вводит тебя в заблуждение. Я человек мыслящий.
        - Не будь вы таким, я не просил бы у вас работу. Я знаю, кто вы.
        - Но я не знаю, кто ты. Не так ли?
        - Нет, я просто человек, который ищет работу. Работаю честно. Если для меня нет работы, я иду дальше. И не задерживаюсь там, где для меня нет дела.
        - Ну что ж, здесь, в Бигхорне, для тебя дела нет.
        - Вы хотите сказать, что о таком деле не знаете.
        - Господи! Не пытайся говорить за меня, что я думаю, оборванец!
        - Чего мы боимся, то и оскорбляем. Почему вы боитесь меня?
        Рестон с удивлением посмотрел на него.
        - Я? Боюсь тебя? Да ты с ума сошёл! У тебя с головой не всё в порядке! Я - Генри Ф. Рестон. Тут всё моё! Вся эта чёртова земля!
        - Знаю. Поэтому я здесь.
        - Какого дьявола! Что ты хочешь этим сказать?
        - Разве люди в долине дадут мне работу? Они бедняки. Им самим не хватает.
        - Откуда ты знаешь про людей в долине?
        - Я говорил вам, мистер Рестон. Здесь беспорядки. Поэтому я пришёл. Вы дадите мне работу, чтобы я мог остаться?
        - Нет! Будь я проклят, если дам! Убирайся вон! Оба убирайтесь!
        Айсли хотел было направиться к двери, но Ибен коснулся его руки.
        - Подожди! - сказал он.
        - Господи! - проревел Рестон и двинулся к ящику в столе.
        Но Ибен остановил его так же легко, как Айсли.
        - Не открывайте ящик, - сказал он. - Вам не нужен пистолет. Он вам не поможет.
        Рестон медленно повернулся. К удивлению Айсли, Старик был явно обеспокоен. Этот бродяга, перекати-поле задел его за живое.
        - Что не поможет? - спросил он, сердито хмурясь.
        - Решить насчёт меня.
        - О-о! Ты ещё не сказал, что это я должен решить насчёт тебя. Разве что, какой сделать выбор: убить ли тебя, или выпороть хорошенько хлыстом, или, может, протащить дважды вокруг дома на верёвке. Ну а теперь говори, что ещё нужно решить, кроме этого.
        - Я хочу получить работу.
        Генри Рестон снова побагровел, и Айсли подумал, что Старик всё-таки откроет ящик. Но Рестон не сделал этого.
        - Значит, ты хочешь работу? - сказал он. - И уверяешь, что всё можешь? И у тебя хватает наглости сказать этак мне прямо в лицо: «Испытайте меня»? Ну что ж, хорошо, чёрт меня побери, я так и сделаю! Айсли!
        - Да, сэр, мистер Рестон?
        - Выведи Чёрного Боба в станок, оседлай и убирайся из загона.
        - Господи, мистер Рестон! На этом разбойнике никто не ездил, с тех пор как он затоптал Чарли Тэкберри! Он покалечил трёх человек и…
        - Хочешь получить назад свою работу, Айсли, седлай Чёрного Боба!
        - Но…
        - И немедленно!
        - Но, сэр! - Тому Айсли была ненавистна даже мысль о том, что зима на носу, а он останется без работы, но всё равно он не мог участвовать в том, чтоб Чёрный Боб загрыз чужака. - Пожалуй, не нужно мне ваших денег, мистер Рестон. Ибен и я, мы как-нибудь обойдёмся. Пошли, Иб!
        Айсли снова направился к двери, но Ибен покачал головой.
        - Нам нужна работа, Айсли. Иди и оседлай коня.
        - Ты ж не знаешь этого дьявола! Он убийца!
        - Я видел их и раньше, Айсли. И немало.
        - Ты видел дикую, необъезженную лошадь? Никогда! Бьюсь об заклад, за всю свою жизнь ты ни разу не сидел на коне-убийце!
        - Я имел в виду не лошадей, Айсли.
        - Нет, сэр, - стойко продолжал стоять на своём маленький ковбой. - И не подумаю! Чёрный Боб запросто сжуёт тебя! Не стоит так рисковать из-за каких-то несчастных грошей. Пошли отсюда!
        Ибен за руку удержал его, и Айсли показалось, что его схватили когти орла. Ибен кивнул головой.
        - Айсли, - сказал он тихо, - оседлай коня.
        Ковбоям удалось без увечий вывести в загон и оседлать старого разбойника. Коня прозвали Чёрным Бобом после рассказа одного техасца о Бигфут Уолласе, где мексиканский генерал заставлял пленных тянуть жребий из глиняного горшка с чёрными и белыми бобами. Парням, вытащившим белые бобы, генерал даровал жизнь, а тех, кто вытянул чёрные бобы, расстреливал. Имя Чёрный Боб очень подходило для этого старого коня.
        Теперь уже Айсли не знал, чего и ждать от своего нового друга. Зато он по опыту отлично знал, чего можно ждать от Чёрного Боба. У бедного бродяги было больше шансов выжить, если б он стоял под огнём мексиканских стрелков.
        Другие парни из Кэй-Бара не сомневались в том, что будет дальше. Чужак явно ничего не смыслил в их деле. Вообще он, видно, из тех, кто обойдёт вокруг чашки, да так и не узнает, с какой стороны у неё ручка. Вряд ли он сумеет даже перелезть через ограду, чтоб сесть на Чёрного Боба, а уж тем более ему не продержаться в седле, пока они снимут шоры и распахнут ворота.
        Айсли, однако, был ближе к истине. Он подозревал, что у Ибена было что-то на уме. И когда худой юноша с трудом перелез через ограду станка и скорее плюхнулся, чем опустился в седло, другие ковбои тоже это почувствовали. Они перестали пересмеиваться и подначивать пилигрима и поутихли. А Гант Каллахан и Дис Мак Кэйн даже пытались помочь.
        - Послушай, парень, - сказал Гант, - не старайся удержаться в седле. Падай, как только он выйдет из ворот. Мы тебя подхватим, пока он успеет повернуться.
        Дис, вися на перегородке, шептал бродяге на ухо свои советы, но Айсли, державший узду Чёрного Боба, всё слышал.
        - Видишь верхнюю перекладину на воротах? Хватайся за неё, как только Айсли снимет шоры. Конь выскочит из-под тебя, а ты постарайся подтянуться на перекладину и держись покрепче. Конечно, парни потом будут подначивать, но мне очень не хотелось бы закопать тебя в землю.
        В общем, Гант и Дис давали бродяге последние наставления, а другие парни притихли, и вся процедура несколько замедлилась, пока Старик не завопил, чтоб Айсли снял шоры, и Уилл открыл ворота или убирался с дороги и дал это сделать кому-нибудь другому… раз уж они все решили получить свой последний заработок. Стоял октябрь, и под угрозой ранней метели Старик держал всех своих работников за горло. Уилл завопил: «Берегись!» - и распахнул ворота. Айсли стащил шоры и проворно отскочил в сторону.
        А потом… последовала полнейшая тишина, как в тот раз, когда Гигглс Ла Шанс решил показаться на Пасху в церкви. А так как Гигглс в глаза не видел священника, а его самого никто не видел при дневном свете более шести лет, то неудивительно, что все в церкви притихли.
        Чёрный Боб, безусловно, заслужил всеобщее внимание, и нисколько не меньше, чем Гигглс Ла Шанс. Более того, между ними явно существовала связь: судя по всему, в обоих случаях каким-то образом был замешан дьявол.
        Старый конь, втоптавший в навоз загона больше хороших наездников, чем дикие мустанги, вышел из станка дамской рысью, семеня ногами и жеманничая, как старая дева. Чёрный Боб обошёл по кругу, согнув шею, выдувая ноздрями воздух и закатывая глаза, ставшие нежными и влажными, как у лосихи с новорождёнными детёнышами. Сделав круг, он подошёл к воротам загона, остановился, выпрямился и замер, словно пятиаллюрный верховой Кентакки на выставочной платформе. Воцарилась такая глубокая тишина, что когда Датч Хафнер, выдохнув, произнёс: «Великий Боже!» - эффект был такой, как если б он выстрелил из пушки в четыре часа утра посреди кладбища, да ещё в страстную пятницу.
        Айсли, вздрогнув, проворчал:
        - Ну чего ты ревёшь прямо человеку в барабанную перепонку! - Слез с перекладины и поплёлся, бормоча что-то себе под нос.
        Другие чувствовали себя ненамного лучше, но больше всех случившееся потрясло Старика Рестона.
        Чёрный Боб значил для него очень много. Нрав у старого коня был чрезвычайно похож на характер самого Генри Рестона. Вредный, крутой и ловкий, Чёрный Боб не боялся ни Бога, ни дьявола и вообще никого, похожего на обоих, кто передвигался на двух ногах. И вот теперь старый разбойник строил глазки этому потрёпанному бродяге и делал посмешище из самого Генри Ф. Рестона и всей команды Кэй-Бара в придачу!
        Старый Генри, опечаленный потерей своего бандита-коня и обескураженный всем этим спектаклем, выдал Айсли его заработок, а Ибену дал пятнадцать долларов - обычная плата за объездку неукрощённой лошади, и приказал обоим до захода солнца убраться из Кэй-Бара. Ибен, услышав, что Старый Генри велел Дису и Ганту пристрелить Чёрного Боба на волчью приманку, предложил свои пятнадцать долларов за старого коня. Генри Рестон прекрасно понимал, что это «сделка Пекоса»[ПЕКОС- легендарный ковбой, ловкий малый, герой американского фольклора.] и брать что бы то ни было за такую старую развалину - прямой грабёж. Но он всегда был скуп, так что принял сделку, добавив к этому седло, уздечку и недельный харч в грязном масляном кульке.
        До захода солнца оставалось меньше часа, когда Айсли на муле Ибена, а Ибен верхом на обращённом убийце Чёрном Бобе добрались до западной границы Кэй-Бара в сопровождении своего эскорта.
        - Ну вот и Булл-Пайн, - сказал Датч Хафнер. - Удачи вам, только уж обратно не возвращайтесь.
        Айсли окинул взглядом весь бассейн реки Бигхорн: от подножия хребта, на котором они стояли, на запад, к Коди, Питчфорк, Мититсе, до пилообразных острых зубов хребта Абсарока. Маленький ковбой покачал головой грустно, как всякий, кто покидает дом, да ещё в сорок четыре года.
        - Не знаю, что с нами будет, Датч, - посетовал он. - В Булл-Пайне для ковбоя работы нет. И тем более для ковбоя из Кэй-Бара.
        - Святая правда, Айсли, - отозвался Дис Мак Кэйн - Будь я на твоём месте, по правде говоря, я бы и носа не показывал в Булл-Пайне, а тем более в поисках работы.
        Гант Каллахан, третий член почётного эскорта, кивком подтвердил своё полное согласие со сказанным.
        - Тут не поспоришь, Айсли. Булл-Пайн - это ж большая овчарня. Я б не прочь добавить что-нибудь к тому, что сказал Датч, да нечего. Так что - удачи тебе и объезжай этих шерстянников подальше.
        Айсли грустно кивнул в ответ.
        - Мой петушиный задор так поубавился, что стал меньше горошины, - сказал он. - А сам я весь пожелтел от страха, словно горчица.
        - Пожелтел от страха, чёрт побери! - огрызнулся Датч, свирепо глядя на Диса и Ганта. - Что ты слушаешь этих двух идиотов! Мозгов им Господь выдал по чайной ложке, да и то его, видно, подтолкнули под руку! Ни один овчар не посмеет наброситься на ковбоя посреди бела дня. А работу ты найдёшь в районе Питчфорка. Там много ферм.
        - Да уж, конечно, - отозвался Айсли, - и на каждой ферме только и делают, что высматривают, когда подъедет нищий ковбой и бродяга верхом на муле, чтоб приютить их на зиму. Ну, теперь уж всё равно! Пока!
        Три ковбоя подняли перчатки в прощальном приветствии и повернули лошадей назад, в тепло барачных нар. Айсли поднял воротник своей поношенной суконной куртки. Северный ветер начал порывами бросать в лицо дождь со снегом. Вниз с хребта и через плоскогорье до Булл-Пайна было меньше часа езды. Так как это исключалось, то следующий посёлок - уже на земле скотоводов - был Грейбулл, и чтобы добраться до него, понадобится ехать до полуночи, а если крупа перейдёт в густой снег… А-а, чёрт с ним, всё равно у них нет выбора. Для ковбоя из Кэй-Бара северный ветер всё же лучше того, что его ждёт в овечьем городке, таком, как Булл-Пайн. Вздрогнув, он повернулся к Ибену.
        - Поехали! Нам предстоит часов шесть пути.
        Бродяга задержал коня и, прикрыв рукой от света глаза, стал вглядываться вперёд.
        - Странно, - сказал он, - не кажется, что это так далеко.
        - Тпр-ру! - Айсли внезапно остановился. - Что не кажется так далеко?
        - Как что? Конечно, Булл-Пайн, - ответил Ибен со своей грустно-доброй улыбкой, - Куда же нам ещё ехать?
        Айсли мог бы назвать немало мест, куда можно было бы поехать, и одно из них намного теплее того, где они находились - где поджаривают грешников. Но ему не хотелось быть вредным и мелочным с беспомощным пилигримом, хотя из-за него Айсли лишился места и его выгнали из Кэй-Бара, поэтому, не назвав никакой замены, он скроил кислую мину и раздражённо сказал:
        - Мне следовало бы догадаться, Иб, но почему мы всё-таки должны ехать в Булл-Пайн?
        - Потому что там беда, - ответил странник.
        Ибен был прав. Булл-Пайн оказался именно тем местом, где сосредоточилась беда.
        Всё прошлое лето и предыдущую весну ковбои тревожили стада овчаров на сочных пастбищах в бассейне реки. Целые стада они обращали в паническое бегство и загоняли овец до смерти. Некоторых гнали с обрывов или заставляли срываться с высоты в воду. Иногда просто гнали, пока животные не падали с разрывом сердца. Доставалось не только овцам. Пастух-баск умер, а пять овчаров из долины были покалечены, когда они пытались защищать свои стада. При этом ни один ковбой не погиб и никак не пострадал, потому что они всегда нападали первыми и большей частью ночью. Терпенью овцеводов пришёл конец.
        Эти высокогорные пастбища на девяносто процентов принадлежали государству, и овцы имели на них такие же права, как и коровы. Даже, пожалуй, больше, потому что пастбища лучше подходили овцам, чем коровам. Но земля, когда-то открытая для всех, теперь была вся заполнена. Даже за двадцать лет, с юных дней Айсли, в бассейне Бигхорн выросло шесть новых городов и один Господь Бог знает, сколько маленьких небогатых ранчо. Овцы появились в этом районе недавно, пожалуй, около десяти лет назад. Булл-Пайн стал первым и единственным «овечьим» городом в северо-западном Вайоминге. Ему ещё не было и пяти лет, Владельцы ферм крупного рогатого скота во главе со Старым Генри Рестоном стремились к тому, чтобы город не стал ни на год старше, да и вообще, желательно, перестал быть «овечьим». Айсли было доподлинно известно то, чего Ибен, естественно, знать не мог: ранний буран, с часу на час грозивший обрушиться с севера, был как раз тем сигналом, которого ждали на ковбойских фермах. Под прикрытием снежного бурана скотоводы намеревались устроить стремительный рейд на сеновалы и другие кормохранилища овцеводов,
расположенные вдоль реки. Последние были построены общими усилиями всех овцеводов долины, которые, работая вместе, сумели сделать то, чего ни два, ни три, ни десять не смогли бы достичь. Такие хранилища стали диковинкой для всех овцеводов даже в Колорадо, Юте и Монтане, так как оказались невероятно эффективными, и ковбои считали, что если им не противостоять, то идея зимнего содержания овец на этой земле может прижиться. А если так, то половина честных скотоводов, разводящих коров в Вайоминге, вынуждены будут выйти из бизнеса. С другой стороны, если какое-то стихийное бедствие обрушится на кормохранилище в Булл-Пайне - ну, скажем, рухнут заборы под напором сильного снежного бурана, тогда у честных скотоводов не будет конкурентов.
        Зная этот план ковбоев «помочь» природе разрушить кормохранилища овчаров при первом же сильном буране, Айсли последовал за Ибеном в Булл-Пайн, держа все десять пальцев на руках и даже большие пальцы ног скрещёнными.[Держать указательный и средний пальцы руки скрещёнными означало, по местному суеверию, пожелание удачи.]
        По счастливой случайности один-два раза они не туда свернули, спускаясь с плато. Пожалуй, нельзя назвать это случайностью, так как Айсли приложил к этому руку. Как бы то ни было, когда они прибыли в Булл-Пайн, уже так стемнело, что человеку нужны были обе руки, чтобы отыскать собственный нос. И Айсли это вполне устраивало. Хотя ему было бы ещё больше по душе остаться с лошадьми у входа в магазин, куда они подъехали, а Ибен пусть бы вошёл туда один в поисках доброй души, которая разрешит им укрыться на ночь от ветра и снега в каком-нибудь стригальном сарае. Но Ибен сказал: «Нет!» То, что он задумал, требует присутствия Айсли, так что он должен собраться с мужеством и следовать за ним.
        Тяжело вздыхая, маленький ковбой спешился. Судя по числу лошадей, стоявших, сгорбившись, на ветру у коновязи, в магазине собралась добрая половина всех овцеводов долины. То, что они собрались здесь вместо того, чтобы, заготовив сено, сидеть дома в ожидании бури, изрядно обеспокоило Айсли, Может, Булл-Пайн получил какое-нибудь предупреждение о готовящемся нападении, и это был военный совет, в самый разгар которого угодили они с Ибеном? Айсли снова вздрогнул.
        - Иб, - взмолился он, - пожалуйста, разреши мне остаться тут за компанию с нашими животными. Я и овчары… понимаешь, у нас нет ничего общего, разве что у меня, как и у них - две руки, одна голова, ну и, может, кое-какие крепкие словечки. Так что ты уж будь хорошим парнем, действуй сам и раздобудь нам местечко в сарае, или овчарне, или на сеновале, куда можно будет забраться на ночь.
        Ибен покачал головой.
        - Нет, ты должен пойти со мной. Это очень важно.
        Айсли опять передёрнулся, но продолжал настаивать.
        - Послушай, Иб, - сказал он, - скоро буран пронесётся по долине, как Грант через Кумберлэндский перевал.[ГРАНТ У. С. - главнокомандующий армией Соединённых Штатов в Гражданской войне. Перевал в Кумберлэндских горах - важный стратегический пункт, несколько раз переходивший из рук в руки.] Если мы с тобой нигде не укроемся, замёрзнем, как зад у бронзовой статуи или овцы, которых Старый Генри и его парни погонят завтра на рассвете.
        - Я как раз и думаю о Старом Генри и других, - тихо сказал Ибен. - Мы должны быть готовы их встретить. Пойдём, Айсли.
        - Иб, - снова стал отпираться Айсли, - я знаю, что брыкаться на пользу только ослу. Но я должен как-то защищаться. По своей воле я туда не пойду.
        Он даже снял свой сморщенный сапог, будто собираясь запустить им в бродягу. Но Ибен только улыбнулся и во второй раз положил свою худую руку на плечо Айсли, и тот почувствовал силу этих тонких пальцев. Они сомкнулись на руке маленького ковбоя, как рысий капкан номер шесть.
        - Пойдём, Айсли, - произнёс тихий голос. - Мне нужно твоё свидетельство.
        Айсли застонал, постарался вобрать голову как можно глубже в плечи и неохотно последовал за своим обтрёпанным вожаком внутрь магазина в Булл-Пайне.
        - Друзья, - провозгласил Ибен, подняв обе руки, в то время как удивлённые овцеводы, сгрудившиеся около пузатой печки, оторопело пялились на вошедших. - Брат Айсли и я, мы пришли издалека, чтобы помочь вам. Выслушайте нас.
        - Этот кривоногий коротышка никогда не придёт на помощь овчару, - немедленно подал голос один из компании у печки. - Запахло ковбоем! Эй, кто-нибудь, принесите-ка верёвку!
        Ибен снова поднял руку, но это не помогло.
        - А это не Том Айсли, который работает у Генри Рестона? - проревел другой.
        - Он самый! Даю голову на отсечение! - проскрежетал третий, великан-овчар. - Плевать на верёвку, ребята! Я и так проломлю ему голову!
        Все двинулись на Айсли, волосатый великан-овчар впереди. Ибен больше ничего не сказал, но и не дал им подойти к побледневшему ковбою. Когда грузный вожак овчаров приблизился к Айсли, бродяга протянул руку, взял овчара за плечо, повернул и дал пинка, так что тот, пролетев футов пятнадцать, упал на прилавок с галантерейным товаром. Дом дрогнул до самой верхушки, а великан, пробив трёхфутовую дыру в полу, провалился по пояс в обломках половиц. Понадобились усилия трёх овчаров и двухсотфунтовой дочки хозяина магазина, чтобы его оттуда вытащить.
        Когда громадину привели в чувство при помощи тонизатора, приготовленного из равных частей жидкости для уничтожения овечьих паразитов и спиртовой настойки камфарного масла, вся остальная братия принялась обсуждать силу и длину пинка бродяги, а затем вежливо отодвинулась, освободив место, о чём он в общем-то и просил с самого начала, Речь Ибена была прямой и краткой.
        Они с Айсли спустились с гор, сказал он, чтобы принести известие о нашествии филистимлян. Здесь они не для того, чтобы участвовать в войне Волчьей горы, а лишь только хотят внести свою малую лепту в мирное разрешение конфликта, стремясь соблюсти справедливость для всех. Поэтому, закончил он, его кривоногий друг хочет им что-то сказать, из чего они поймут, что он прибыл не как коварный гуртовщик с ложными пророчествами, а просто как человек, который хочет помочь, потому что они честны и богобоязненны и не могут помочь себе тем же манером, как это делают ковбои, убивая и уродуя в глухую ночь, когда порядочные люди спят и стада предоставлены сами себе.
        Такое вступление заинтересовало овчаров и привело в ужас Тома Айсли. Он не очень-то понял про коварного гуртовщика, филистимлян и ложных пророков, по зато хорошо знал овчаров и подумал, что, пожалуй, у него есть тридцать секунд, чтобы воспользоваться случаем, который ему предоставил Ибен, и улизнуть, пока кто-нибудь опять не вспомнил о верёвке. Оглядевшись вокруг, он заметил, что Большой Сэм Йоуки, - поверженный лидер собрания - стал храпеть и тяжело отдуваться, приходя в себя от паров смеси жидкости против овечьих паразитов и камфарного масла. Если учесть, что Большой Сэм через десять секунд (из тридцати отпущенных) опять засверкает глазами, распушит хвост и набросится на Айсли, то ситуация складывалась не лучшим образом. К тому же Айсли не имел ни малейшего представления, что, чёрт побери, надо говорить, чего ждёт от него Ибен.
        - Иб, - прошептал он сдавленным шёпотом, - ради Бога, что ты хочешь, чтобы я сказал?
        Однако добрый самаритянин, приехавший на плешивом муле с потёртым солдатским одеялом, ни капельки не волновался. Протянув свою худую руку, он коснулся плеча маленького ковбоя и сказал со своей кроткой улыбкой, в то время как овчары придвинулись ближе:
        - Не бойся, Айсли, ты что-нибудь придумаешь.
        И Айсли в самом деле придумал.
        - Стойте! - завопил он, отступая к прилавку со скобяным товаром и выхватив из бочки с рукоятками для разных инструментов тяжёлый держак для кирки. - Я уложу вас всех, как Самсон, этой дубинкой!
        Овчары сгрудились, остановились.
        - Так вот! - начал Айсли. - Ибен прав. Я здесь для того, чтоб покончить с этой враждой. И так уже слишком много пролито крови. У меня есть, как говорит Ибен, идея, как покончить с этой войной скорее, чем вы успеете сплюнуть и завопить:
«Здрасьте!» Но, конечно, не без риска. Известное дело, дразнить ковбоя так же безопасно, как пинать ногами пьяного хорька, да и обидчивы ковбои больше, чем разъярённая гадюка. Я полагаю, вам это хорошо известно.
        Овчары кивнули, а один из них сказал:
        - Да уж, знаем! И ты тоже знаешь. Ты сам такой.
        - Нет! - возразил Айсли. - Это не так. Мистер Рестон вышвырнул меня сегодня из Кэй-Бара. Вот этот самый Ибен оставил его в дураках перед парнями, и Старик приказал выдворить нас до западной границы своих владений. Ну а я сподобился потому, что притащил Ибена на ранчо, и Старик Генри сказал, чтоб я тоже убирался и оставил Ибена себе, раз уж я его нашёл.
        Слушатели хмурились и переглядывались. Этот кривоногий коротышка слишком долго возится с коровами. Ясно, что у него с чердаком не всё ладно, вот его и выгнали. Но они всё-таки послушают его до конца: никому неохота, чтоб его воткнули в прилавок или проломили череп рукояткой для кирки.
        - Валяй дальше! - рявкнул Большой Сэм, подходя нетвёрдой походкой и занимая своё место впереди овчаров - Только не трепись долго. Ты, по-моему, уже и так, сколько мог, тянул резину. Но, разрази меня гром, если у нас есть хоть какой-нибудь, пусть самый маленький, меньше чем у больного ягнёнка шанс справиться с этими убийцами - мы такого шанса не упустим. Ну, выкладывай!
        - Благодарю вас, мистер Йоуки, - сказал Айсли. И выложил.
        Высказанная им идея была такой же неожиданностью для него самого, как и для всех овчаров. Он слышал слова, вылетавшие из его рта, но происходило это помимо его воли, будто кто-то другой тянул за верёвочки, заставляя шлёпать губами. Айсли сам с интересом слушал свой собственный план атаки на скотоводов в Ред-Рок-Коррал.
        План был восхитительно прост.
        Ред-Рок-Коррал - расширяющееся место в центральной части каньона, которая называется Тесниной. Если сравнить Теснину с ружейным стволом, то Ред-Рок-Коррал будет похож на место в стволе, где застряла слабо посланная пуля, сплющенная следующим сильным толчком и вспучившая ствол. Образованное самой природой, это место прекрасно служило для поимки диких мустангов. Нужно было лишь перекрыть оба конца Теснины, как только мустанги окажутся загнанными в расширенную её часть. Потом достаточно оставить их на некоторое время поголодать и - можно выводить из Теснины, как комолых коров. Идея Айсли заключалась в следующем: что подходит к диким лошадям, можно применить к таким же людям.
        Овчары, конечно, знают, продолжал Айсли, что горная тропа спускается в долину через каньон. Ну вот! А если они будут знать к тому же, что Старый Генри и его парни завтра на рассвете спустятся по этой тропе, чтобы повалить ограды и выгнать овец в снег, в метель, тогда овчары уразумеют первую часть плана Айсли.
        Маленький ковбой остановился, дав своим слушателям время обмозговать сказанное. Первым опомнился Большой Сэм.
        - Ты предлагаешь, - сказал он тяжёлым скрипучим голосом, как у простуженного осла, - чтобы мы заперли ковбоев в Ред-Рок-Коррал и поморили их голодом, пока они не согласятся оставить нас в покое? Ну знаешь, ковбой, ты глупее, чем кажешься, и самодовольнее, чем прорезавшийся зуб! Думаешь, ты нам нужен трепаться про атаку? Это ж ковбойские штучки! Их нельзя провернуть без того, чтоб не покалечить, а может, даже и погубить людей. Ребята, - повернулся он к остальным, - он просто морочит нам голову. Давайте сюда верёвку!
        - Нет! Постойте! - закричал Айсли, слабо взмахнув рукояткой кирки. - Я ещё не кончил.
        - А я говорю, кончил! - прорычал Большой Сэм, надвигаясь на него.
        Но, как и раньше, он не коснулся Тома Айсли. Ибен поднял тонкую, бледную руку, и Большой Сэм остановился, будто натолкнулся на невидимую стену.
        - Какого дьявола?! - пробормотал он, испуганно потирая лицо. - У меня, видно, шарики за шарики заходят! Что-то так здорово врезало меня по носу!
        - Это ваша совесть, - улыбнулся Ибен. - Он ещё не всё сказал. Правда, Айсли?
        Ковбой обескураженно покачал головой.
        - Чёрт побери, не спрашивай меня, Иб! Это ты чревовещатель.
        - Говори, - кивнул его друг, - и ничего не бойся.
        - Ну что ж, - согласился Айсли. - Я раскрою рот, и мы посмотрим, что из этого получится. Но я ничего не обещаю.
        Большой Сэм, всё ещё потирая свой нос, свирепо глянул на него.
        - Постарайся, чтоб получилось что-нибудь стоящее, а то я обещаю: вышвырну из города, так что землю носом взроешь. Ты меня совсем запутал, я теперь хуже слепого пса в мясной лавке. Даю тебе минуту, и если ты за это время не выдашь мне солидную кость, я разобью к чёрту твою конуру.
        - Точно! - огрызнулся стоявший за ним здоровенный детина. - За кого ты нас принимаешь? Мы что, по-твоему, стадо баранов? Думаешь, коли мы разводим баранов, так и мозги у нас бараньи? Советуешь устроить этим разбойникам вместе со Старым Рестоном западню, как на диких лошадей. За идиотов считаешь? Как мы удержим их в этой каменной дыре? Загородками из прутьев?
        - Нет, - спокойно ответил, к собственному удивлению, Айсли. - Можно попробовать сделать это динамитом.
        - Что-о?! - рявкнул Йоуки.
        - Да, сэр, - смиренно подтвердил Айсли - Полбанки дюпонта № 9 по концам прохода, подожжённым по сигналу. Когда все въедут в Ред-Рок-Коррал, тогда обрушиваются стены каньона, сверху и снизу, запирают всех аккуратненько, как народившихся телят, и ни у кого из людей - ни царапины! И, доложу я вам, так как надвигается тяжёлый снегопад и термометр падает, как подстреленный лось, они через сорок восемь часов как миленькие согласятся на все условия.
        Воцарилась тишина, бездонная, как преисподняя. Её нарушил благоговейный кивок Большого Сэма, который прочистил горло, дрожащий и взволнованный, как будто его попросили выступить с речью в честь флага в День независимости.
        - Великий Боже, ребята! - наконец произнёс он. - Может сработать!
        И все сразу кинулись к выходу и лошадям, стоявшим, сгрудившись, у коновязи.


        Как свидетельствует история долины Бигхорн, действительно сработало!
        К трём часам утра овчары заложили динамит, а около четырёх с гор вниз по тропе спустились парни Старою Рестона. Снега уже навалило порядочно, и они ехали близко друг к другу. Когда всадники оказались посередине Ред-Рок-Коррала, Большой Сэм Йоуки трижды выстрелил из винчестера, и хозяин магазина Триперсонс и его двухсотфунтовая дочка Малютка Джинджер поднесли огонь к дюпонту № 9 в верхнем и нижнем концах почти одновременно. Ковбоям показалось, что прогремел один взрыв и наступил день страшного суда.
        Пожалуй, по-своему так оно и было. И, как и предсказывал Айсли, всё кончилось меньше, чем за сорок восемь часов.
        Овчары проявили великодушие. На верёвках они спустили пленникам подстилки, горячую еду, даже виски для озябших и тюки сена для лошадей. Но они дали понять через Большого Сэма, рычавшего вниз свои советы и пожелания, что овчары намерены держать своих друзей и соседей закупоренными в каменной западне, если понадобится, до весенней травки. Они, разумеется, не дадут им умереть с голоду (разве что очень медленно) и не позволят окончательно замёрзнуть (разве что случайно). Но овчары пришли из Булл-Пайна, чтобы заключить договор и возместить убытки, понесённые летом, и готовы ждать (в тепле и уюте своих повозок), пока вся преисподняя или по крайней мере Ред-Рок-Коррал не покроются льдом.
        Это решило дело.
        Почти весь первый день между двумя лагерями шла перебранка. На второй день всё затихло. Ближе к закату второго дня Старый Рестон проревел снизу: «Ваши условия, Йоуки? Если мы вскорости не вернёмся к стаду, у нас не останется мяса и на поджарку!»
        Большой Сэм перечислил свои условия. Айсли был довольно далеко и не слышал. Рестон под давлением обстоятельств, изрыгая богохульства, вынужден был принять их, и они с Большим Сэмом договорились. Разумеется, такой договор во всей округе имел силу закона. Раз Старый Генри и Большой Сэм ударили по рукам, значит, это становилось обязательным для всех, и тот, кто осмелился бы нарушить договор, мог собирать свои манатки и убираться как можно скорее и как можно дальше.
        Прекрасно понимая это, Айсли скромненько держался в тени. Были и другие мотивы затаиться и не приближаться к месту, где проходили и, наконец, были завершены переговоры. Во-первых, маленький ковбой точно знал, что подумают ребята из Кэй-Бара о ковбое, который продал их кучке овчаров, во-вторых, и эта мысль была ещё более неприятной, он знал, что могут сделать они с таким героем, случись им узнать, кто заварил всю эту кашу. Учитывая все элементы как милого самоуничижения, так и прямой трусости, Айсли посчитал за лучшее поскорее оказаться в седле и убраться отсюда. Что он и намеревался выполнить при первой возможности, то есть минут через двадцать, когда наступит темнота. Как раз в тот момент когда Айсли собирался выполнить первую часть своего плана - найти Ибена, коня и мула, он наткнулся на комитет из трёх джентльменов из Булл-Пайна, делегированных овчарами пригласить Айсли на пирушку, которая будет устроена в его честь поздним вечером в салуне «Бараний рог».
        Поставленный перед такой проблемой, Айсли отказался быть честолюбцем: он скромно отрицал приписываемые ему заслуги, заявив, что они по праву принадлежат другому. Когда же у него потребовали назвать этого неизвестного, Айсли ответил, что, разумеется, он имеет в виду своего доброго друга Ибена.
        - Ну, помните, - продолжал он, - худой такой парень с бледным лицом и кудрявой бородкой. Иб! - позвал он в сгущающуюся темноту, за телегу с сеном, куда они привязали Чёрного Боба и мула. - Выходи, Иб, и поклонись публике!
        Ибен, однако, не показался, а Джейз Трипёрсонс, избранный председателем комитета, спросил:
        - Какой ещё бледный парень? Какая бородка?
        Он произнёс это каким-то странным тоном, и Айсли обиженно ответил:
        - Тот самый, что был со мной в лавке. Тот самый, что вмазал Большому Сэму. Чёрт побери, вы что, издеваетесь надо мной?
        Джейз пристально посмотрел на него, и два других овчара тоже, а потом Джейз всё так же ровно сказал:
        - Это ТЫ вмазал Большому Сэму так, что он пролетел через всю лавку и вломился в прилавок. С тобой никого не было. Это ТЫ издеваешься над НАМИ, Том Айсли!
        - Чёрт меня возьми, - закричал Айсли. - Я пальцем не тронул Большого Сэма! Вы что думаете, я с ума сошёл, чтоб отважиться на такое?
        Все трое со скорбным видом покачали головами.
        - Надо думать, что так, - сказал Трипёрсонс.
        - Нет, вы погодите минутку, - воскликнул Айсли, заметив их сочувственные взгляды. - Пошли, я покажу вам. Тут, за телегой. Мы прошлой ночью спали здесь вместе с Ибеном и сегодня в полдень варили кофе. Правда, я не видел его уже около часа. Может, он застеснялся и скрылся, но, чёрт возьми, я могу показать, где был привязан его мул, и я найду вам его самого, дайте только срок.
        Пока он так говорил, все они во главе с Айсли двигались вокруг телеги. Вдруг Айсли остановился как вкопанный! «Нет! - услышали они его возглас. - Боже мой, не может быть!» Но когда они подошли к нему, всё было именно так: никаких следов, что здесь ночевало два человека. Никаких следов ни бородатого незнакомца, ни его плешивого мула.
        - Но он же здесь был! - в отчаянии закричал Айсли. - Дьявольщина! Вы же сами его видели! Вы просто насмехаетесь надо мной. Видели вы и его самого, и чёртову животину, на которой он ездит. С кем же я, по-вашему, разговаривал эти три дня? САМ С СОБОЙ?
        - Похоже на то, - сочувственно кивнул Джейз. - Плохо дело. А моя Крошка Джинджер положила было на тебя глаз. Хотела, чтоб я предложил тебе остаться тут у нас, в Булл-Пайне. А теперь вижу, как обстоят дела. Пусть уж она лучше держится Большого Сэма.
        - Да, сэр, спасибо! Большое спасибо, сэр! - с благодарностью сказал Айсли. - Я настроился найти для вас Ибена вместе с его чёртовым мулом.
        Внезапно он остановился в сильном волнении.
        - Эй, посмотрите, разве я вам не говорил? Старина Иб - скромник! Он просто стесняется, не хочет, чтоб его благодарили. Сделал то, ради чего пришёл - отвёл беду, - и просто улизнул, когда никто не видел. Пошли! Мы его легко догоним на этой старой кляче.
        Трое овчаров подошли и, наклонившись, стали разглядывать снег. Да, следы были, хотя их быстро занесло только что повалившим снегом. Может быть, следы мула. Но, может, следы небольшой лошади. Скажем, как чистокровная скаковая кобыла Лэгю, или аккуратненький пони метиса Чарли Бо-Пип, или маленькая гнедая Конни Симмса, или стройная верховая Пильса Бофора. Или ещё две-три лошади…
        Изучив улики, члены комитета выпрямились и уставились на маленького ковбоя.
        - Айсли, - наконец произнёс Джейз Трипёрсонс. - Я тебе вот что скажу. Не надо забывать, что ты здорово понервничал. А будет ещё хуже, если на плато узнают, кто выдал эту идею с каньоном. Мы, конечно, тебе очень обязаны и не станем спорить с тобой из-за какого-то парня и его мула, но убедить ковбоев, что это его идея, будет трудновато. Так что, предположим, тебя просто здесь не обнаружится, когда Большой Сэм и другие придут со всей компанией из Кэй-Бара. Мы скажем, что, когда пришли сюда, ты уже уехал и не оставил адреса, куда слать тебе письма. Ну как, идёт?
        Айсли посмотрел на небо. Стало теплее. Новый снег будет недолгим, только покроет его следы. Ветер утих, солнце закатилось, а от каньона доносились звуки, свидетельствовавшие о том, что овчары подняли из Теснины первую партию ковбоев. Пожалуй, ночь для дальней поездки подходящая.
        Он поднял воротник куртки, надвинул шляпу полями вниз и сказал Джеймсу:
        - Идёт!
        - Мы, сколько сможем, задержим ребят, чтоб дать тебе время отъехать подальше, - пообещал Джейз.
        Айсли удивлённо посмотрел на него.
        - Нет уж, не беспокойтесь. Вы и так сделали для меня больше чем достаточно. Прощайте, ребята, и, если мне когда на дороге повстречаются старенькие леди или собаки, которых можно пинать ногами, я пришлю их вам.
        Овчары не обиделись и направились на край каньона, чтобы задержать партию спасателей. Айсли не стал медлить. Он достал из-под телеги своё одеяло, скатал его и поспешно привязал к седлу старого коня. К этому времени Айсли уже не был уверен в том, кто же он сам, в конце-то концов. Может оказаться, что он всё-таки Том Айсли, и тогда трудновато будет объяснить Датчу, Ганту Дису и всем остальным, как случилось, что он провёл ночь у овчаров.
        Айсли меньше чем за пять минут развернул старого чёрного разбойника и направился по исчезавшим в снегу следам мула… или чьи там они были… Дорога шла вниз, к реке, и он ехал быстро. К восьми часам Айсли подъехал к реке Бигхорн, собираясь направиться отсюда на Питчфорк. Он замёрз и проголодался, старый конь тоже нуждался в отдыхе, и Айсли стал поглядывать по сторонам, подбирая местечко для ночлега. Представьте себе его удивление и радость, когда он заметил впереди мигающий свет костра, в густых зарослях недалеко от переправы. Следуя на весёлый свет путеводного огонька, Айсли продрался сквозь кусты, и его глазам предстала картина, которая оживила и развеселила его скорее, чем если бы он увидел, скажем, шляпу, до краёв наполненную горячим кофе.
        - Иб! - радостно закричал он. - Я знал, что ты не стал бы убегать от меня! Господи милостивый! Как я рад тебя видеть!
        - И я тоже, Айсли, - улыбнулся бродяга. - Слезай с коня - и добро пожаловать! Раздели со мной мою скромную трапезу.
        Да, местечко у Ибена было что надо! Так же хорошо защищено от ветра и холода, как и на плоскогорье у Волчьей горы, но Ибен ещё сделал из срубленных веток аккуратную загородку, самую красивую из того, что Айсли когда-нибудь приходилось видеть на ранчо. А от рёбрышек ягнёнка, жарившихся в пламени костра, шёл такой дух, что мог бы вызвать слёзы на глазах даже у скупщиков мясного скота в Канзас-Сити!
        Словом, по мнению Айсли, не было никаких причин отказаться от приглашения. Поспешно свалившись с Чёрного Боба, он сказал:
        - Ты читай молитву, Иб, а я привяжу этого одра. Не хочется тебя задерживать, когда сядем есть.
        Пока они ели, стояла тишина. Было очень похоже на вечер у костра в отроге Волчьей горы, когда Ибен, замёрзший и голодный, появился у костра Айсли.
        После трапезы, когда закопчённый кофейник переходил из рук в руки, Айсли свернул из рисовой бумаги самокрутку и блаженно затянулся, а Ибен наигрывал на старой губной гармошке странную грустную, но приятную мелодию, какой никогда раньше ковбою слышать не приходилось.
        Айсли не терпелось задать множество вопросов, но больше всего ему хотелось знать, почему жители Булл-Пайна вели себя так, будто у него, Айсли, с головой было не всё ладно. Но пока он об этом помалкивал, не выдавая своих истинных намерений. Спрашивал то да сё, вроде: почему это он не узнает ни одной мелодии, которые Ибен играет на своей гармонике. Или - как Ибен сумел испариться из лагеря в Ред-Рок-Коррал, и никто его не заметил? И почему у него на костре жарится ягнёнок, когда в октябре их вообще нет?
        На этот поток вопросов Ибен отвечал лишь тихим смехом и разными отговорками, вроде того, что играет он песни овчаров дальних стран, а следы его у телеги с сеном, около которой они провели ночь, скрыл выпавший снег; уехал же он потому, что знал о предстоящей пирушке в честь Айсли и не хотел мешать ему пользоваться заслуженной данью восхищения. Ну а ягнёнок для него, Ибена, всегда по сезону, и он может взять его, когда пожелает.
        Айсли был немного заинтригован всеми этими уклончивыми ответами, но, услышав замечание Ибена про пирушку в его честь, перестал ходить вокруг да около и решил действовать прямо.
        - Иб, - сказал он, - я хочу задать тебе один вопрос. И ты уж, пожалуйста, ответь на него, потому что я всё равно не отстану, как индеец от бутылки виски.
        - Тише, тише, - улыбнулся Ибен. - Ты получишь ответ, но не сейчас. Утром, Айсли. Я тебе обещаю.
        - Что ты мне обещаешь? - требовательно спросил маленький ковбой. - Я ведь даже не сказал, что хочу!
        - Но я знаю, чего ты хочешь, и ты получишь… завтра утром.
        Айсли упрямо смотрел на него.
        - Что я получу завтра утром? - настаивал он.
        Ибен улыбнулся своей необычной грустно-доброй улыбкой и пожал плечами.
        - ДОКАЗАТЕЛЬСТВО, ЧТО Я БЫЛ С ТОБОЙ ВСЁ ЭТО ВРЕМЯ, - сказал он.
        Айсли нахмурился, потом кивнул.
        - Хорошо, Иб, хочешь придержать ответ до восхода солнца? Я согласен. Я тоже что-то немного устал.
        - Тогда отдохни, - предложил бродяга. - Ложись на своё одеяло, голову клади на седло, а я тебе немного почитаю из книги, которая у меня есть.
        Он засунул руку в своё всё ещё не развёрнутое одеяло и вытащил две книги: стандартного размера Библию в чёрном кожаном переплёте и маленький, переплетённый в красный сафьян томик с какими-то странными, чужеземными письменами на обложке.
        - Новый завет, - сказал он, подняв большую книжку, а затем, показав на маленький красный томик, - «Рубаи» Омара Хайяма. Что ты выбираешь, Айсли?
        - Видишь ли, Иб, - сказал Айсли, - по некоторым твоим словам, я думаю, ты предпочитаешь Библию. И я не отрицаю, там есть невероятные истории, но, если ты не возражаешь, я хотел бы попробовать другую. Я, знаешь, из тех парней, кому нравится видеть обе стороны бильярдного шара.
        Ибен серьёзно, без тени укоризны кивнул.
        - Ты сделал выбор, Айсли, - сказал он. - Да будет так. Слушай…
        Он раскрыл маленькую книжечку и начал читать отдельные строки своему внимательному слушателю. Лениво разлёгшись на одеяле, чувствуя, что тепло костра, вбирая запах срезанных веток в загородке, становится ароматным, как свежевыпеченный хлеб, Айсли слушал рифмы древнего перса.

        От безбожья до Бога - мгновенье одно.
        От нуля до итога - мгновенье одно.
        Береги драгоценное это мгновенье:
        Жизнь - ни мало ни много - мгновенье одно!

        О, если б, захватив с собой стихов диван,
        Да в кувшине вина, и сунув хлеб в карман.
        Мне провести с тобой денёк среди развалин, -
        Мне позавидовать бы мог любой султан.

        Ты обойдён наградой? Позабудь.
        Дни вереницей мчатся? Позабудь.
        Небрежен ветер: в вечной книге жизни
        Мог и не той страницей шевельнуть.
        Кончив читать, Ибен отложил маленькую красную книжку, отвечая на сонные вопросы Айсли о том, кто был этот человек, написавший такие замечательные правдивые слова о жизни на листке обычной бумаги в книжке со старым вытертым переплётом. Ибен поправил одеяло, плотнее укрыв дремлющего ковбоя, и рассказал ему историю Омара Хайяма. Но Айсли очень устал, мысли его затуманились. Потом он вспоминал отдельные куски рассказанного: старый Омар изготовлял палатки; он ничегошеньки не понимал ни в лошадях, ни в коровах, ни в овцах и не очень-то думал о тяжёлой работе, но зато чертовски любил женщин и вино.
        Солнце уже час как взошло и светило прямо в глаза, когда он проснулся. Полежал минуту, соображая, где он, наконец, вспомнив, сел, улыбнувшись, потянулся, и его
«Доброе утро, Иб!» было таким тёплым и радостным, что можно было бы зажечь свечу. Но Иб не ответил на приветствие. И никогда не ответит. Потому что, когда Том Айсли, щурясь от солнца, второй раз оглядел, нахмурившись, место привала, всё, что он увидел - лишь нетронутую пелену снега, который опускался тихо, как крылья ангела. Не было ни Ибена, ни его мула, ни потёртого солдатского одеяла. На этот раз не было даже полузанесённых снегом следов. На этот раз был только снег. И тишина. И сверкающая красота наступившего дня.
        О да! Была ещё одна маленькая вещица, появление которой ни Том Айсли, и никто другой в бассейне реки Бигхорн не были в состоянии объяснить. Маленькая, четыре на шесть дюймов, книжка в красном сафьяновом переплёте, которую Айсли нашёл в своём одеяле, когда стал свёртывать его, собираясь в путь. Никто в северо-западном Вайоминге никогда о ней не слыхал, включая и Тома Айсли.
        Это были «Рубаи» Омара Хайяма.


        notes

        Примечания


1

        Название ранчо дано по клейму, которое ставилось на животных: К.

2

        В 1876 году у реки Литтл-Бигхорн американский генерал Г. А. Кастер потерпел поражение в битве против индейцев сиу.

3

        ПЕКОС- легендарный ковбой, ловкий малый, герой американского фольклора.

4

        Держать указательный и средний пальцы руки скрещёнными означало, по местному суеверию, пожелание удачи.

5

        ГРАНТ У. С. - главнокомандующий армией Соединённых Штатов в Гражданской войне. Перевал в Кумберлэндских горах - важный стратегический пункт, несколько раз переходивший из рук в руки.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к