Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Приключения / Верн Анри: " Наказание Желтой Тени " - читать онлайн

Сохранить .
Наказание Желтой Тени Анри Верн

        Желтая Тень #4

        Анри Верн
        Наказание Желтой тени

        Глава I

        В просторном холле «Странд отеля» в Рангуне в этот вечер царило привычное оживление, сверкали яркие одежды, сновали туда-сюда постояльцы и гости. Здесь были представители всех азиатских народов: бирманцы с их гладко причесанными блестящими волосами, одетые в европейскую одежду или длиннополые сюртуки из альпаги с высокими строгими воротничками, застегнутые на все пуговицы; индусы, мужчины в тюрбанах и женщины в сари; молчаливые китайцы, загадочно носящие свои лица, как маски. Была куча европейцев, в основном бледнолицые или наоборот багроволицые напыщенные англичане, чувствующие себя несколько скованно в азиатском окружении, дя которых родными были только собственные клубы в Сити.
        Маленький бирманец в форме рассыльного вбежал в холл и, снуя между гостями, выкрикивал на довольно сомнительном английском:

        - Письмо для сахиб Баллантайн!.. Сахиб Баллантайн! Письмо для сахиб Баллантайн!..
        Рыжеволосый гигант с лицом цвета перекаленого кирпича, сидевший до того, вольно раскинувшись в совершенно расслабленной позе, поднял глаза от телефонного справочника, лежащего у него на коленях. Он удивленно посмотрел на посыльного и подумал: «Кто бы это мог отправить мне письмо. Вроде бы никто не знает, что я в Рангуне…»
        Рассыльный был уже от него в нескольких метрах. Гигант махнул ему рукой и вполголоса, чтобы не привлекать внимание окружающих позвал:

        - Эй! Малый… Дай-ка сюда письмо…
        Держа зеленый фирменный конверт, явно с каким-то коммерческим посланием, подросток приблизился и уточнил:

        - Вы есть сахиб Баллантайн?
        Европеец утвердительно кивнул головой.

        - Да, это я собственной персоной. Чтобы удостовериться, можешь спросить у портье.
        Это отмело всякие сомнения юного бирманца.

        - Я и не сомневаться, сахиб. Мне передавать этот конверт для вас…
        Билл Баллантайн взял письмо и повертел его в руках. На конверте, явно английским почерком, было написано его имя. Буквы выписаны четко и даже где-то каллиграфически-элегантно.

        - Кто тебе дал это письмо?  - обратился Баллантайн к рассыльному.
        Мальчишка пожал плечами, но ответил:

        - Один бирманец. Он мне сказать:"Отдать это сахиб Баллантайн, который сидеть в холле отеля». А потом ушел…

        - Можешь описать этого человека?
        Новое пожатие плечами.

        - Бирманец есть бирманец.

«В общем-то правильно,  - подумал Баллантайн.  - Один бирманец похож на другого, впрочем, и на дакоита…»
        Он сунул рупию в руку мальчишке и тот, вежливо поблагодарив, удалился с довольным видом. Тогда только Баллантайн ногтем вскрыл конверт, откуда достал небольшой квадрат бумаги, вырванный из блокнота. На нем было написано:

«Если хотите получить сведения о докторе Пар, приходите сегодня вечером в северо-восточный квартал. Вас будут ожидать на лестнице, ведущей в пагоду Нат, возле десятой статуи слева».

«Ловушка?» - подумал Билл.
        Прибыв в Рангун восемь дней тому назад он уже многих расспрашивал об этом докторе Пар, имени которого он даже полностью не знал.
        В принципе, этот доктор должен был жить в Мандалае, но в настоящее время путь в этот, расположенный в центральной части страны город был перекрыт бандами грабителей и частями повстанцев, кишевшими в районе, отделяющем его от Рангуна. Поэтому Баллантай решил попытать счастья хотя бы в столице. У его противника, правда, здесь имелось множество глаз и ушей, а имя доктора Пар… могло служить просто приманкой, чтобы завлечь Баллантайна в ловушку.
        Противник был многочисленен, но он ничего не значил без своего руководителя, ужасного Минга, известного так же под кличкой Желтая Тень. Этот, то ли монгол, то ли китаец, обладал высочайшим прямо-таки сверхчеловеческим интеллектом, но направлял его исключительно на зло и преступления. Оправдывая свои дурные деяния, он объявил, что собирается покончить с растленной западной цивилизацией, и, действительно, пытался это сделать, используя террор и другие подобные злодеяния. Его излюбленным методом было убийство.
        Ускользая от полиций всего мира, Минг или Желтая Тень, терпел в основном поражение только от командана Морана, которому помогал неизменно его друг, шотландец Билл Баллантайн.
        Однако в данный момент последнее слово осталось за Мингом, ибо где-то месяц тому назад Боб Моран и Желтая Тень столкнулись лицом к лицу в Египте при трагических обстоятельствах. Во время короткой дуэли Желтая Тень победил своего противника. Получив пулю в сердце, отважный Боб Моран рухнул в Нил, был унесен течением и погребен водопадом. Напрасно отсутствующий в это время рядом с ним Билл Баллантайн, вернувшись, искал тело своего друга. Его поглотили воды великой реки. Жажда мести постоянно толкала Баллантайна на поиски Минга, чтобы наказать его за преступления. Но как его найти? Было лишь известно, что Минг отправился якобы в одно из своих тайных логовищ в Верхней Бирме. Расположение его знал только один человек - некий Джек Стар, который, спасаясь от людей Желтой Тени, скрывался в диких горах в сердце Шотландии. Билл разыскал Стара, но уже умирающего, отравленного по приказу Минга. Когда Билл попытался расспрашивать его о тайном убежище Желтой Тени, то последние слова несчастного были:

        - Горы Нага… старые храмы богов-змей… западнее реки Чайндуэн… Область людей-обезьян… Красные Демоны… Район Ми… Синг… Линг… В Мандалае встретьтесь с доктором Пар…
        Джек Стар забился в конвульсиях и больше ничего не мог выговорить. Тем не менее, пылая жаждой мести, Билл приехал в Бирму, чтобы найти таинственного доктора Пар,.. который, если судить по последним словам Джека Стара, мог кое-что сообщить о загадочном районе Ми-Синг-Линг, явно не отмеченном на современных картах. Все, что пока было известно Биллу, так это то, что он должен быть расположен в малоизученных горах Нага, на границе Бирмы и индийского штата Ассам. Билл предполагал, что район: мог получить название по имени какого-нибудь человека, его открывшего.
        Но все равно, и в этом случае вставал вопрос, кто же этот господин Ми-Синг-Линг? До сего времени он для Билла такая же загадка, как и доктор Пар… из Мандалая. Как упоминалось ранее, между Рангуном и Мандалаем действовали одновременно и бандиты, и повстанцы, а за веревочки в этом случае, не исключено, из-за кулис дергал господин Минг, и Билл мог попасть в лапы своего злейшего врага, чем бы и кончились все его планы и действия. Опасность подстерегала на шоссейных дорогах, железнодорожных путях и реках. Пытаться в этих условиях добраться до Мандалая, было все равно, что лезть за медом в гнездо диких плеч. Был, конечно, ещё и самолет. Но, чтобы вылететь на нем в глубь страны, требовалось специальное разрешение шефа отдела местной полиции, занимающегося иностранцами. Сразу по прибытии в Рангун Билл пытался получить это разрешение, но до сего времени его так и не дали, вот почему он и старался провести какие-никакие исследования здесь, на месте.
        И вот теперь Билл Баллантайн читал и перечитывать письмо:

«Если хотите получить сведения о докторе Пар,.. приходите сегодня вечером в северо-восточный квартал. Вас будут ожидать на лестнице, ведущей в пагоду Нат, возле десятой статуи слева».

        - Наверняка, ловушка,  - с сомнением в голосе прошептал Билл.  - Здесь прямо за милю пахнет западней; так и шибает в нос…
        Но, несмотря на все свои рассуждения и сомнения, он знал, что пойдет на встречу, ибо не мог пренебречь ни малейшим шансом, чтобы найти пресловутого доктора Пар, который один способен помочь ему настигнуть Желтую Тень.
        Шотландец решительно пересек холл, поднялся на второй этаж в свой номер и, выдвинул из-под кровати чемодан, достал из него довольно солидного калибра пистолет, который сунул в карман пиджака. С удовлетворением похлопав себя по карману с оружием, он пробормотал вслух:

        - Если, как я полагаю, речь идет о ловушке, то тут есть, чем противостоять этим ловцам. А уж если и этого покажется им мало, то у меня есть ещё кое-что.
        И он покрутил, как бы любуясь, огромным кулачищем, величиной с голову ребенка, один вид которого мог сбить боевой пыл с любого нападающего.
        Билл вышел из комнаты, снова спустился в холл и вскоре очутился на улице. Там он подошел к стоящему рядом с отелем такси. Шофер, явно метис англо-бирманского происхождения, с оливковым лицом, на котором блестели, как бирюза, голубовато-фарфоровые глаза, спросил:

        - Вам куда, сахиб?

        - К пагоде Нат в северо-восточном квартале. Знаете, где это?
        Шофер закивал головой.

        - Знаю, отлично знаю, сахиб. Но должен предупредить вас, что местечко-то довольно грязное, к тому же, на самом берегу реки. Смотрите, как бы вас там не грабанули… или, как у нас говорят, не дакоитнули…

«Грабануть - это могут,  - подумал про себя Билл.  - Определение верное, а дакоитнуть, так наверняка, хотя может быть и не в данный конкретный момент».
        Действительно, в Бирме дакоиты, эти грабители с большой дороги и одновременно ритуальные убийцы, организуют мощные банды, что и ввело в местный лексикон глагол «дакоитнуть», неологизм, хотя и прекрасно известный Баллантайну.

        - У меня есть чем укоротить ваших дакоитов, если им вздумается напасть на меня,  - ответил Билл, положив свою лапу на карман пиджака, где лежал пистолет.  - Ну, а уж коли вы меня туда отвезете, то получите хорошие чаевые…
        Шофер пожал плечами.

        - Чаевые, да ещё хорошие, это - не дурно, но мне бы не хотелось плавать в реке, как дохлая рыба, с ножом между лопаток! Я вас отвезу, сахиб, но только до реки, а там покажу дорогу к пагоде Нат, куда уж вы отправитесь одни, без меня…
        Этот человек откровенно боялся дакоитов, и Билл, который сталкивался с этими профессиональными убийцами в различных ситуациях, хорошо его понимал. Поэтому он не стал настаивать.

        - Ладно,  - миролюбиво сказал он.  - Отвезите меня к реке, а там уж я сам доберусь.
        Когда Билл Баллантайн открывал дверцу, собираясь сесть в машину, его грубовато толкнул какой-то бирманец, который до того стоял с другим неподалеку. Билл весь напрягся, что бы дать отпор, но грубиян вежливо извинился, и они оба с собеседником скрылись в толпе.
        Не придав значения этому инциденту, шотландец уселся поудобнее, захлопнул дверцу такси и машина покатила в сторону реки.
        Как большинство городов Юго-Восточной Азии, а может быть, даже несколько меньше, чем другие, Рангун, этот портовый город с многотысячным населением, не слишком поддавался на уловки модернизма. Конечно, основные улицы столицы, решительно все носили британские названия, как например, Комиссионер-роуд и тому подобные. Все же остальные были чисто азиатские. На них царила грязь и беспорядок. Окраины вообще были завалены помоями и мусором, который быстро не могли сожрать даже бродячие собаки и крысы, несмотря на их многочисленность. Сточные канавы были без решеток. Их разобрали сразу же после ухода англичан и не положили обратно, как если бы новое правительство видело в этом признак независимости. Время от времени мятежники, полупатриоты, полупираты, которые контролируют подступы к столице, перекрывают питьевую воду, что вынуждает население пользоваться речной. Тогда, учитывая отсутствие средств для очистки и профилактики, вспыхивают холера, чума и оспа. Ситуацию усугубляют крысы, переносчики эпидемий, которых религия запрещает убивать и даже отлавливать живыми. Есть здесь и проказа, столь
распространенная, что на пустырях постоянно строятся лепрозории, тянущиеся непрерывной линией вдоль дорог, железнодорожных путей и рек. И тем не менее, повсюду царит атмосфера праздника, ибо почти нигде не видно плохо одетых бирманцев или, более того, людей в лохмотьях, а лик нищеты прячется за чистыми, улыбающимися лицами. Может быть, здесь юля того и используют старые и изобретают новые способы увеселений, тысячи игр, тысячи праздников и тысячи развлечений.
        Через этот красочный город такси доставило Баллантайна в самый запущенный и неухоженный квартал. Здесь яркость красок центра сменили зловещие сумерки. Вместо домов - лачуги; вместо толп гуляющих и праздношатающихся - подозрительные силуэты и тени. Следуя по последней улочке, шофер заложил глубокий вираж и подъехал к набережной реки со слабым намеком на каменные парапеты и мутно-свинцово блестящей водой. Мост через реку состоял из понтонов, покрытых старыми, расходящимися досками, но через него все же можно было перебраться на другую сторону.
        Таксист остановился возле моста и показал рукой через опущенное стекло за реку.

        - Там начинается северо-восточный квартал. Добраться до пагоды вы сможете, перейдя через мост и следуя дальше прямо по улице. В конце её увидите небольшую площадь, а посредине стоит пагода. Еще раз повторяю, что этот квартал пользуется дурной репутацией. Так что, если хотите вернуться живым, то держите ушки на макушки.

        - Ладно. Так и сделаю,  - ответил Билл, а подумав, продолжал: - Будете меня здесь ждать?
        Бирманец утвердительно кивнул.

        - Ждать-то буду, но уж дверцы машины запру, ибо может случиться, что дакоиты перейдут реку. Но предупреждаю, что при первом признаке опасности, я брошу все и укачу в центр…
        Баллантайн рассудил, что настаивать нет смысла, поскольку понимал - страх плохой советчик…

        - Ничего с вами не случится. А что до меня, то я вернусь через полчаса, самое большее - минут через сорок пять. Так что наберитесь терпения…
        Сунув несколько рупий шоферу, Билл высадился, прошел по набережной и вступил на мост, по которому до берега спешили добраться несколько запоздалых прохожих.
        Миновав мост, он двинулся прямо по тянувшейся перед ним улице. Она была пустынна и только какие-то тени скользили вдоль стен. Из лачуг изредка доносились голоса и смех, а в основном царили глухая тишина, ночь и одиночество.
        Мучимый дурными предчувствиями, шотландец ускорил шаг.
        Минут через десять перед ним открылась площадь и, как говорил шофер такси, на ней действительно стояла старая пагода. Теперь вокруг стало совсем пустынно. Ни тени человеческой, ни голоса, ни смеха, ни птичьего чириканья.
        Пустота и тишина, как будто отдан какой-то приказ свыше, заставивший исчезнуть все тени и умолкнуть все голоса. Ночь, однако, была достаточно светлая, чтобы Билл почувствовал свое одиночество и полную заброшенность.
        Вдруг он вздрогнул и напрягся. Позади зазвучали шаги, но не бредущего спокойно человека, а решительно следующего к намеченной цели. Так идет охотник, преследующий свою добычу, уверенный, что она от него не ускользнет.

        - Ну-ну,  - прошептал себе под нос гигант, напрягая мускулы,  - так я и думал. Специально подобрали время, ночь и пустынное место, чтобы потрепать нервы.
        Он продолжал двигаться вперед, но тут кровь у него застыла в жилах. В ночной тиши прозвучал резкий крик, злобно-жалобный крик-вой, столь странный и ужасный, что его вряд ли бы мог воспроизвести человек или животное. Билл тут же его узнал, ибо слышал неоднократно. Это был боевой клич дакоитов.

        - Да. Теперь нет никаких сомнений. Я - в западне.
        Однако опасность, вместо того, чтобы парализовать, возбудила в нем дополнительную энергию.

        - Если люди Минга хотят поиграть в злодеев, то я сполна доставлю им это удовольствие. Уж защититься-то я сумею,  - проворчал он сквозь зубы.
        Говоря это, он сунул руку в карман пиджака и тут уж его обдало холодом по-настоящему. Вместо рубчатой рукоятки пистолета рука его наткнулась на что-то гладкое и округлое. Он вытащил окатанный водой галечник, который тускло блеснул в лунном свете.



        Глава II

        Держа в руке камень, Билл застыл, не сразу поняв, что же случилось. Тут и впрямь можно было поверить в чертовщину. Ведь, выходя из отеля, он сам лично собственной рукой сунул в карман пистолет, но уж никак ни камень. Получалось так, что будто бы какой-то маг превратил оружие в булыжник взмахом волшебной палочки.
        Однако времени разбираться во всем этом не было, хотя Билл сразу вспомнил, как его грубо толкнул один из двух прохожих, когда он садился в такси. «Наверняка это были сообщники Минга,  - подумал он.  - Один, конечно, карманник, который и подменил мне оружие на камень в момент толчка».
        ГНорько усмехнувшись, он бросил гальку к ногам. «Придется дорого продавать свою жизнь. А поскольку отступать некуда, надо побыстрее добираться до пагоды, пока меня не перехватили на открытом месте. А там может быть мне и помогут».
        Преследователи ускорили шаги. Ему тоже пришлось поднажать, почти бегом проскакивая на площадь, куда он и вылетел через несколько секунд.
        В общем-то площадь была не так уж и мала. С одной стороны на неё выходил один из беднейших кварталов, с другой, её окаймляли болота и лагуна. В центре, на искусственном постаменте высилась пагода Нат. К ней вела монументальная лестница, по обе стороны которой стояли статуи. Восемнадцать слева и столько же справа, каждая из которых изображала духа или демона, почитаемых в этих местах.
        Шотландцу не оставалось времени рассматривать детали темной массы храма. Между пагодой и им было две группы людей (трое подходили слева, трое - справа), а если ещё учесть, что и сзади топало не менее трех, судя по шагам, то окружали его где-то около десятка лиц, явно с враждебными намерениями.

«Ну и влип,  - подумал Билл.  - Девять против одного - уже много, а вообще-то их может быть и больше. Однако им бы стоило узнать, кто этот один. Эх! Если бы ещё рядом был командан!»
        Вспомнив о своем погибшем друге, гигант в гневе сжал свои огромные кулачищи. Нет. Моран уже никогда не вернется. Не стоять им больше спина к спине или плечо к плечу… И виноват в этом проклятый Минг, которому служат эти ублюдки…
        Баллантайн прислонился к стене одного из домов, выходящих на площадь. Глухая ярость бурлила в нем и он чувствовал в себе силы сразиться с легионом демонов, уверенно полагая, что уничтожит множество из них, поскручивав головы голыми руками. Но он понимал, что оставшиеся, прекрасно владеющие ножами, конечно, доберутся до него, и его тело останется лежать кучей окровавленной плоти на этой чужой земле. Тем не менее, Билл ни на секунду не помышлял о бегстве. Да и разве это спасло бы его? Натренированные с детских лет, дакоиты бегают как газели. В прошлом они с Бобом Мораном уже состязались в гонках с этими подонками, но никогда не могли оторваться на большое расстояние. Так что ему ничего не оставалось, кроме как биться до последнего издыхания, прежде чем он отомстит за своего друга и за себя.
        Билл напрягся как бык, готовящийся к схватке на арене с торреодором, и прокричал во всю силу своих легких:

        - Ну давайте… вперед, подонки! Вперед пожиратели младенцев! Наступайте ослы, строящие из себя тигров! Идите, идите! Я раздавлю вас как жалких вшей!
        К этому Билл добавил все ругательства, которые знал на бирманском, а к ним ещё и кое-что на хинди… Дакоиты должны были это понять, но они, казалось, ничего не слышали. Эти грубые оскорбления обтекали их как дождь обтекает панцирь черепахи. Это были безмозглые автоматы, запрограммированные на убийство. Роботы из мяса и костей, управляемые Желтой Тенью.
        Выйдя из укрытия, к шестерым присоединились ещё трое. Так что Билл рассчитал число противников правильно. И теперь они наступали, образовав полукруг. Вот уже до Баллантайна осталось десять метров. Зловеще поблескивают лезвия длинных ножей. Десять тонких и остро отточенных клинков в руках убийц-профессионалов.
        Билл напряг мускулы спины, чтобы, оттолкнувшись всем телом от стены, налететь на врагов. А те медленно приближались. Вот уже шесть метров, четыре, три… Они изготовились. На темных лицах не было ни гнева, ни ненависти. Они чем-то даже напоминали обычных тружеников, готовых приступить к рутинной работе, и только сверкание глаз, подобных полированным камням, уничтожало это ощущение обыденности происходившего.

        - Ну, ублюдки! Решайтесь!  - заорал Баллантайн.  - Нападайте, если осмелитесь, пока я не разворотил ваши крысиные хари!..
        И тут трое дакоитов, испустив свой боевой клич, подняли ножи. Но они не успели поразить жертву, так как тишину ночи разорвали три выстрела, и трое атакующих рухнули на землю.
        Все участники этой драмы замерли, но, не успели они опомниться, как прозвучало ещё три выстрела. Двое дакоитов упали, а третий схватился за плечо, из которого фонтаном брызнула кровь. Остальные резко повернулись, ища глазами таинственного стрелка. Но тот не дал им времени опомниться. Снова два выстрела и упал шестой дакоит. И трое оставшихся в живых, включая раненого, сочли благоразумным бежать и скрыться в темноте, превратившись в дичь, напоровшуюся на охотничью засаду.
        Билл ещё некоторое время стоял, удивленно замерев перед этим чудесным вмешательством, которое спасло ему жизнь. Сам же он, в отличие от нападающих, прекрасно видел, откуда были произведены выстрелы. Они прозвучали из темного угла между двумя лачугами на другой стороне улицы, неподалеку от места, где она выходила на площадь.
        Когда первое удивление прошло, шотландец хотел направиться прямо туда, чтобы хотя бы увидеть своего неожиданного спасителя, но не успел. В том месте, откуда прозвучали выстрелы, в лунном свете появились две фигуры. Билл даже смог рассмотреть их лица. Один - мужчина высокого роста, явно бирманец с одутловатым лицом и бритым черепом. Широко открытые мертвые глаза свидетельствовали о том, что он слеп. Этот слепец, как когтями, кривыми пальцами впился в плечо девушки, полукитаянки, тоже одетой в лохмотья, длинные черные волосы которой обрамляли лицо цвета амбры. В этом обрамлении из нищеты и грязи глаза её сияли нечеловеческой красотой и казались нереальнымии.

«Прокаженный,  - подумал Билл,  - тому же ещё и слепой… А девушка - поводырь…»
        Странная пара направилась к реке. Биллу захотелось догнать их.

        - Подождите!  - громко закричал он.  - Подождите же!..
        Но было уже поздно. Прокаженный и девушка как бы растворились во тьме.
        Билл замер, стоя на пустынной и мрачной улице. Его даже не столько поразило исчезновение прокаженного и девушки, сколько мысль о том, что он обязан им жизнью. Ведь только одни они и могли вмешаться, чтобы спасти его, поскольку никого кругом не было, хотя Билл так и не мог до конца понять, как слепой прокаженный вел прицельный огонь. А может быть, все-таки девушка? Тоже вряд ли. Как-то не вязался её облик с умением метко стрелять.
        К тому же, почему, придя ему на помощь, они предпочли скрыться, не дожидаясь благодарности за то, что вырвали его из когтей смерти?

«А может, существует ещё кто-то третий?  - задавал себе вопрос шотландец.  - Кто-то, кто ускользнул, пока я отвлекся, глядя на прокаженного и поводыря? Но тоже непонятно. Вырвал из лап дакоитов и исчез потихоньку? Нет, что-то тут не вяжется».
        Так и отчаявшись найти решение загадки, Билл подошел к телам дакоитов. Среди них он узнал и того, который полчаса назад толкнул его у отеля, когда он собирался сесть в такси.
        Наклонившись, Баллантайн быстро пошарил у него в одежде и обнаружил свой пистолет. Оружие было заряжено. Шотландец подбросил его на ладони и весело прошептал:

        - Ну пусть теперь только дакоиты возвратятся. У меня есть чем их встретить. Впрочем, после урока, который приподал им мой таинственный спаситель, вряд ли удастся с ними встретиться, по крайней мере этой ночью.
        Он поднял голову и взглянул на пагоду Нат, загнутые углы крыши которой четко рисовались волшебными рогами на звездном экране неба. В лившемся в выси лунном свете лестница с её скульптурами духов блестела, как будто отлитая из серебра.
        И тут Билл вспомнил о письме.

«Вас будут ждать на лестнице в пагоде Нат у десятой статуи слева».

        - Будут ждать у десятой статуи,  - ухмыльнулся он.  - Как же, как же, ждут. А я тут, видишь ли, угодил в ловушку и без этого призового стрелка, уже валялся бы дохлый…
        Тем не менее пагода притягивала его. Он просто не мог противиться её призыву. Наконец, приняв решение, он сказал сам себе:

        - А чего бояться этого свидания, если оно теперь явно не состоится? Я уже и так свидился с убийцами Желтой Тени…
        Несмотря на такое самоубеждение, он колебался.

        - Впрочем, почему бы не дойти до пагоды? Я теперь вооружен и ничем не рискую, особенно сейчас, когда дакоиты не рискнут и носа высунуть…
        Добравшись до подножия лестницы, он не встретил ни души. Вблизи она выглядела не столь новой, а, пожалуй, даже поражала своей изъеденностью временем. Ступени как бы оплавились, сквозь щели в них кое-где пробивалась трава. Лианы обвивали статуи, а их цветы издавали одуряющий аромат.
        Не торопясь, осторожно, как солдат по минному полю, он стал подниматься, отсчитывая статуи на левой стороне. Шотландец остановился у десятой, явно, по его мнению, олицетворяющей духа дизентерии. И тут у него возникло ощущение, что статуя пошевелилась, но он сразу понял свою ошибку. Шевелилась не статуя, а кто-то иной. В её тени притаилась человеческая фигура. Билл смог разглядеть только блеск двух золотистых кружочков очковой оправы, за которой угадывалось бледное пятно человеческого лица.
        Гигант мгновенно направил ствол пистолета на смутный силуэт.

        - Кто вы? Отвечайте, иначе я стреляю…
        Ему ответил тихий голос, почти шепот:

        - Я ждал вас… Вижу, что вы получили мое письмо…
        Билл вздрогнул. Оказывается письмо вовсе не было наживкой, которой его пытались завлечь в ловушку. Кто-то действительно ждал его у пагоды Нат. Тогда, выходит, что люди Минга следили за ним с момента прибытия в Рангун и тайно сопровождали его до северо-восточного квартала?

        - В своем письме,  - начал Билл,  - вы обещали мне сообщить сведения о докторе Пар…

        - Да, да. Именно так,  - подтвердил голос.  - Потому-то я и хотел встретиться здесь с вами. Если вам нужен доктор Пар… то достаточно добраться до Мандалая и через пару дней вас в Араканской пагоде вечером будут ждать возле большой статуи Будды Махамуни.

«Опять пагода! Опять статуя!  - подумал Билл.  - Если так будет продолжаться, то я обращусь в буддизм и каждый раз стану возносить молитвы, прежде чем идти на свидание».

        - Ну и как же я доберусь до Мандалая?  - сердито спросил он.  - Надеюсь, вам известно, что для выезда из Рангуна и поездки вглубь страны нужно иметь специальное разрешение?..

        - Да, конечно, я знаю об этом,  - ответила тень в золотых очках.  - Завтра вам доставят это разрешение прямо в отель и вы тут же сможете сесть на самолет до Мандалая.
        В тоне собеседника была такая уверенность, что Билл посчитал бесполезным спрашивать, каким путем тот собирается получить для него разрешение.

        - А как я узнаю того, с кем должен встретиться в Араканской пагоде?

        - Ну, вас-то ни с кем не спутаешь, мистер Баллантайн. Но, на всякий случай, если вас спросят, сколько сейчас времени в Лондоне, вы ответьте: «Я скажу это только самому господину Ох-Ох».

        - И кто же этот господин Ох-Ох, и как я встречусь с доктором Пар?
        Но на этот раз ответа не последовало, ибо золотые очки исчезли вместе с тенью, которая их носила. Раздался только замирающий шелест листвы, качнулись ветки и вновь воцарилась тишина.
        Билл стоял задумавшись, не зная, как все это расценить. Будущее все больше скрывал туман неизвестности и оно становилось непредсказуемым. А ещё ему стало казаться, что он имеет дело с призраками.
        Наконец шотландец махнул рукой.

        - Ладно,  - буркнул он.  - Призраки, не призраки, разве в них дело, если они помогут мне встретиться с этим таинственным доктором Пар… а с его помощью добраться до загадочной области Ми-Синг-Линг, где находится логово Минга, и отомстить за командана…
        Приняв это мудрое решение, он почувствовал, что в него влилась новая энергия, как в Антея, который получал поддержку и силу, коснувшись Земли. Так и в Билла вливалась сила при мысли о мести, при мысли о том, что он заставит заплатить эту поганую Желтую Тень за преступления, совершенные им для реализации своей бредовой идеи управлять миром.

        - Конечно, я поеду в Мандалай, встречусь там с этим Ох-Ох, хотя его имя и звучит, как насмешка. Но вначале посмотрим, сбудутся ли обещания моего незнакомца в золотых очках насчет разрешения!
        Пустившись в обратный путь, он вскоре достиг берега реки и никто не мешал ему. Таксист дожидался на том же месте, а спустя четверть часа машина остановилась у отеля.
        Рано утром посыльный доставил шотландцу конверт с письмом от шефа полиции, в котором также находилось и разрешение посетить Мандалай, добираясь туда любым транспортным средством. Человек в золотых очках сдержал свое обещание.



        Глава III

        Логически рассуждая, Мандалай не имел права на существование. Расположенный в глубине страны, отделенной от столицы бесплодной местностью, кишащей шайками бандитов и мятежниками, где не существовало никакой реальной государственной власти, этот город ко всему прочему никакой реальной стратегической ценности не имел. К тому же там ещё и был нездоровый, какой-то расслабляющий климат, особенно после того возникший, как некогда слишком набожные короли повелели вырубить все окрестные леса для строительства пагод, которые в изобилии возвышались всюду, как цветы на удобренной клумбе.
        Билл прилетел в Мандалай к вечеру. Поскольку свидание должно было состояться послезавтра, шотландец снял номер в лучшем отеле, который только смог найти, и, наскоро перекусив в ресторане, поднялся к себе, чтобы пораньше лечь спать. После рейса Рангун - Мандалай он чувствовал себя не лучшим образом, поскольку самолет имел паршивую звукоизоляцию, был весь пропитан запахом бензина и масла, а пассажиры - бирманцы, индийцы и китайцы - все дорогу болтали, стараясь перекричать друг друга и оглушающий рев моторов.
        Придя в номер, Билл долго лежал на спине, закинув руки под затылок и глядя в открытую верхнюю фрамугу окна, которое выходило на длинную галерею, проходящую вдоль задней стены отеля. До сего времени он не располагал ни малейшей более менее реальной зацепкой о месте нахождения логовища Минга. Он слишком поздно прибыл из Лондона в Шотландию, чтобы получить подробные сведения из уст несчастного Джека Стара, да и после восьмидневного пребывания в Рангуне его расследование не слишком уж продвинулось. Конечно, была эта самая встреча в пагоде Нат, которая, честно говоря, не должна была состояться никоим образом. Логически рассуждая, послезавтрашнее свидание должно лишь познакомить его с новым лицом, столь же таинственным, как и прочие, и откликающимся на смешное имя Ох-Ох. Однако ни о Желтой Тени, ни о Мир-Синг-Линг, упомянутым Старом, пока не было никаких сведений.

        - Надеюсь, что завтра что-нибудь прояснится,  - прошептал Билл.  - А пока нужно выспаться… Не известно еще, может придется приложить кучу усилий, как физических, так и моральных…
        Он повернулся на правый бок и уже через несколько минут спал сном праведника.
        Проснулся он от чьего-то постороннего присутствия и стука об пол. Билл открыл глаза и оглядел номер, но не обнаружил никого и ничего. Подняв голову, он бросил взгляд на галерею, но и она казалась пустой.

«Наверное, приснилось,  - невольно подумал он.  - Подсознание сыграло со мной дурную шутку».
        Он уже повернулся на другой бок и собирался снова заснуть, когда его внимание привлек какой-то непонятный шум, какое-то мягкое шуршание на полу. Билл вслушался, полагая, что это ему чудится. Но сомнений не оставалось, звук был реален и таил некую, ещё не понятную угрозу.
        И тут Баллантайна начал охватывать неосознанный страх. Он широко раскрыл глаза, вглядываясь в полумрак комнаты. На лбу почувствовал капли холодного пота. Вдруг на уровне лица возникла веретенообразная тень. Это была как бы живая лиана, поднимающаяся с пола, а на конце её вырисовывалась острая головка с двумя золотистыми, блестевшими, как полированный металл, точками.
        Вот тут-то кровь и начала стынуть у шотландца в жилах. «Королевская кобра!» - замельтешила мысль.
        Он понимал, что при малейшем движении с его стороны, змея вонзит острые крючья своих наполненных смертельным ядом зубов в его тело.
        Голова уже вздымалась в двух метрах над полом. Гигантская кобра покачивалась над человеком, медленно раскрывая капюшон, что свидетельствовало о её намерении совершить бросок.
        Частью своего сознания Билл понимал, что у него мало шансов остаться в живых. Откатиться в сторону? Но разве можно сравнить быстроту его движений со змеиными? Набросить покрывало? Но это требует времени…
        Тем не менее, медленно, очень медленно, он начал тянуть покрывало! Успеет или нет? Но ведь нужно хотя бы попытаться. Покрывало медленно поддавалось его усилиям. Однако, поздно. Змея откинулась назад и вот уже её зубы готовы вцепиться в жертву. Но тут в воздухе раздался резкий свист, как молния блеснула сталь и голова кобры вместе с капюшоном упала на землю.
        Пораженный этим чудом Билл повернул голову к окну и увидел, как в фрамугу ускользнула человеческая рука и тут же исчезла. Легкий шелест листвы в саду, и все смолкло.
        Билл вскочил. Отпрыгнув инстинктивно в сторону от места, где в конвульсиях извивалось тело змеи, он выглянул в окно. Но сад был пуст, и никаких следов постороннего присутствия.
        Шотландец зажег свет. Куски кобры корчились на полу, а рядом лежало странное отточенное, как бритва, лезвие с рукояткой. Именно это лезвие и метнул с галереи незнакомец, который в последний момент спас Баллантайна перед смертельным броском кобры.
        У ножки кровати Билл обнаружил джутовую сумку, в которой, наверное, и принесли кобру. Кто-то бросил сумку через фрамугу в номер, а змея, взбешенная таким грубым обращением, намеревалась отыграться на Баллантайне. Этот-то звук падения сумки и разбудил его.

«Нет, это не сон,  - подумал Билл.  - Кто-то приходил. Кто-то хотел убить меня, подбросив эту очаровательную зверушку. К счастью, как и в Рангуне, другой кто-то следил и снова спас меня от смерти. По правде сказать, этот второй меня интересует больше, чем тот, кто подбросил кобру». Впрочем, за те несколько секунд, в течение которых его спаситель исчез в окне, Биллу показалось, что он узнал слепого прокаженного. Того самого слепого, который, как оказалось, не только стрелял, как Буффало Билл, но и метал нож с искусством испанского nivajero.

        - Решительно,  - проворчал вслух Баллантайн,  - скапливается загадка за загадкой. А начало положили этот Ми-Синг-Линг и этот доктор Пар… «как-его-там-дальше»… Затем добавился некий Ох-Ох, с которым я должен завтра встретиться. И, наконец, ещё слепой прокаженный, который сопровождает меня как ангел-хранитель.
        Билла не смущали трудности, возникавшие у него на пути, поскольку он и раньше представлял, что путь его будет не из легких, а опасности возникнут на каждом шагу. Тем не менее, чтобы отомстить за Боба Морана и покарать Желтую Тень, он был готов на все.
        Через день, как и было оговорено с незнакомцем в золотых очках, в указанное время билл Баллантайн направился к Араканской пагоде, самому известному в Мандалае храму, которая для местных жителей была более известной, чем многие соборы в Риме для жителей итальянской столицы.
        Название пагоды происходило от королевства Аракан, являвшегося некогда отдаленной провинцией Индии. Пагода была построена вокруг некогда знаменитой статуи Будды Махамуни. Согласно преданию, эта гигантская статуя была отлита из меди. И вот, опять же согласно преданию, Будда посетил королевство Аракан и, увидев статую, нашел, что она похожа на его собственное изображение, которое он держал в руках в виде маленькой статуэтки.
        После этого короли развязали яростное сражение за обладание статуей. Король Пагана по имени Анаратха совершил набег на Аракан, чтобы завладеть божественным изображением. Но перевозка статуи не удалась, так как её не мог выдержать священный белый слон, сопровождавший экспедицию. В конце концов один из королей Бодаупая в 1784 году все же завладел статуей, этим сокровищем буддистов, и сумел переправить её в Мандалай с помощью экспедиционного корпуса в составе тридцати тысяч человек. Она была помещена в храм, который до сего времени носит название Араканской пагоды.
        Пройдя вдоль по улице, где торговцы за звонкую монету предлагают товары для верующих - с изображениями обетов, а также ладан, тонкие золотые листы, гонги, цветы - Билл вошел в пагоду, где в центре высилась статуя Махамуни, представляя в весьма стилизованном виде толстого человека с огромным телом и лицом, черты которого теперь были почти скрыты многочисленными золотистыми листами, налепленными на него за многие годы поклонниками.
        Несмотря на позднее время, пагоду заполняли верующие - индийцы, бирманцы, китайцы и тибетцы. Особенно выделялись последние. В большинстве своем они были странствующими торговцами, добравшимися сюда с помощью коротких переходов через Гималаи. Их профессия состояла в продаже в Бирме драгоценных камней - рубинов, сапфиров, ляпис-лазури, изумрудов, а также средневековой фармацевтики вроде «зубов дракона», крови летучих мышей, змеиных языков и усов тигра, предварительно опаленных. Продавали они и каменные конкреции, которые находят в желудках некоторых животных и которым приписывают магическое влияние.
        Одеты эти торговцы в засаленные фиолетовые накидки, а на их ещё более засаленных и обожженных солнцем лицах живыми казались лишь глаза и рты. В руках у каждого был пакетик с золотыми листами. Иногда то один, то другой, как бы вдруг набравшись мужества, карабкался на живот божества, вставал на цыпочки и любовно наклеивал золотой листик на обожаемый лик. Затем они спускались с тем же выражением блаженства в глазах, как будто только что побывали в раю.
        За спиной Баллантайна кто-то тихонько и монотонно проговорил по-английски, как бы рассказывал заданный урок:

        - Не могли бы вы сказать, сахиб, который сейчас час в Лондоне?
        Несколько удивленный простотой происходящего, колосс медленно обернулся. Перед ним был небольшого роста бирманец, одетый в застегнутый до горла сюртук из альпаги и шапочку, подобную той, что носил Неру.

        - Не могли бы вы сказать, сахиб, который сейчас час в Лондоне?
        На этот раз Билл больше не сомневался, что имеет дело с человеком, который должен вступить с ним в контакт. Поэтому он также вполголоса ответил:

        - Я скажу это только самому господину Ох-Ох.
        Человек слегка поклонился и улыбнулся:

        - Следуйте за мной,  - просто сказал он.
        Баллантайн на секунду заколебался, спрашивая себя, в какую ещё авантюру его вовлекают. Однако, чувствуя в кармане успокаивающую тяжесть пистолета, предававшего ему уверенность, что не попадется так незамысловато, как в прошлый раз, он на всякий случай пощупал карман - не лежит ли там снова камень. Затем двинулся к выходу из пагоды за своим провожатым. Во внутреннем дворе храма высились шесть статуй Аютии, величественных бронзовых чудовищ - трехголовых слонов и гримасничающих демонов, одетых в доспехи. Они пересекли двор, не обратив внимания на спрятавшегося за статуи человека, который внимательным взглядом проводил их. Он был в рубище, бритоголов, по следами проказы на лице.
        Если бы Билл внимательно всмотрелся в него, то он бы узнал в нем слепого прокаженного, которого дважды встречал при трагических обстоятельствах. Впрочем, в данный момент никак нельзя было сказать, что прокаженный слеп. Наоборот, глаза его были подвижны и внимательны, а сам он с неподдельным интересом следил за двумя удаляющимися фигурами.



        Глава IV

        Пройдя по широкой улице метров сто, Баллантайн и его проводник свернули на слабо освещенную улочку, где стоял выкрашенный черной краской «джипа» со снятым верхом и лобовым стеклом. Бирманец сел за руль и, обращаясь к Биллу, предложил:

        - Забирайтесь!
        Шотландец повиновался, не колеблясь. Естественно, на что он надеялся, так это на свою недюженую силу, считая, что маленький и, по сравнению с нем, тщедушный бирманец, которого он мог пришибить одним щелчком, может чем-либо ему угрожать. Впрочем, бирманец мог иметь пистолет, но и Билл был вооружен и не плохо владел как холодным, так и огнестрельным оружием. Пока все шло нормально, а там - посмотрим…
        Скрипя изношенными рессорами и плохо смазанными частями, «джип» катил в направлении реки Иравада, однако реку они не пересекли, а двинулись вдоль берега, удаляясь от центра города.
        По мере их продвижения, прохожие попадались все реже и реже, а вскоре и вообще перестали встречаться. Виднелись какие-то развалюхи, в которых вряд ли кто-либо жил. Билл понял, что они выбрались на окраину города, где господствовали дакоиты и прочие подонки из тех, кто предпочитает быть подальше от представителей закона.
        Декорации, между тем, поменялись. Вместо лачуг пошли руины и отдельные хижины со следами пожара. Баллантайну они напомнили прифронтовые окраины европейских и азиатских городов, подвергавшиеся бомбардировкам и обстрелам.

        - Если не ошибаюсь,  - обратился он к своему гиду,  - здесь бомбили…
        Глядя прямо перед собой и уверенно ведя «джип» среди руин, бирманец покачал головой.

        - Нет,  - ответил он,  - здесь не бомбили. Просто во время войны в этих местах скрывались партизаны. А японцы предавали эти кварталы огню. Партизаны пытались пробиться с боем, но скрыться удалось не многим. В основном их перебили или сожгли, как саранчу, заживо…
        Шотландец не стал комментировать сказанное. Его компаньон впервые заговорил со времени их отъезда, да и то по такому зловещему поводу. Это показалось Биллу плохим предзнаменованием, и он замолчал, а сам решился удвоить внимание.
        Вскоре билли должен был сказать себе, что его страхи принимают реальную окраску. Иногда вдоль разрушенных стен продвигались какие-то тени. В руках этих теней поблескивала голубоватая сталь карабинов и автоматов. Или вдруг в свете гаснущего дня свирепым огоньком загорались глаза на лицах, скрывающихся в руинах людей.
        Чувствуя себя под этими взглядами не слишком уютно, Баллантайн повернул голову к своему проводнику, но тот с отрешенным видом продолжал вести машину, казалось, не замечая вооруженных людей.

        - Они следят за нами,  - проговорил Баллантайн.  - Это, наверняка, члены каких-то банд. Я даже удивляюсь, что они пропускают нас, не пытаясь остановить…
        На бесстрастном лице бирманца промелькнула улыбка.

        - Нам опасаться нечего,  - уверенно заявил он.  - Эти люди - не враги нам! Это «Зеленые флаги».
        Билл знал, что различные группировки внутри страны носят разные, подчас, странные названия типа «Белые флаги», «Красные флаги» и тому подобные. Все они имели цель свергнуть правительство и заменить его военной хунтой. Пожалуй, несколько иного плана были только «Зеленые флаги». Они просто хотели заменить бессильное правительство и навести порядок в стране. Поэтому они воевали одновременно с правительством, мятежниками и бандитами. Они считали, что зеленый флаг, как символ, лучше всего выражает их намерения, и, несмотря ни на что, представляли довольно реальную, хотя и полуоккультную силу.

«Не попал ли я в руки „Зеленых флагов?  - задавал себе вопрос Билл Баллантайн.  - Впрочем, уж лучше иметь дело с ними, чем с дакоитами Желтой Тени. К тому же, до сего времени они не проявляют в отношении меня никакой враждебности, а возможно даже, если захотят, помогут выполнить намеченную миссию…“

«Джип» выехал на дорогу, по обеим сторонам которой росли эвкалипты, и стал взбираться на холм, господствующий над рекой. Пала ночь и бирманец включил фары. Иногда среди деревьев опять мелькали силуэты вооруженных людей.
        В конце концов «джип» съехал с холма и покатил вдоль старой, сложенной из грубого камня стены и вдруг остановился перед массивными воротами из потемневшей серо-зеленой бронзы со створками, украшенными выпуклыми головами драконов. Проводник подал условный гудок - три длинных, три коротких - и ворота отворились. Билл увидел в свете фар человека, вооруженного автоматом, но внимательнее разглядеть не успел, ибо «джип» уже выехал в обширный парк, заросший весь деревьями и кустарником, которые в лунном свете создавали совершенно фантастический пейзаж, на фоне которого тут и там виднелись скульптуры сражающихся демонов. Часть скульптур была разбита как бы ударами огромного кулака, но все равно, другая часть стояла невредимой, как воинство какой-то сказочной армии, вырванные из небытия с помощью магии. Те из них, кто пал, высовываясь из травы, таращили в небо пустые глаза. Тут и там виднелись развалины павильонов, беседок, небольших храмов с заостренными крышами и облезлыми стенами, а также торчащие, как кегли, колоннады.
        Из-за стены деревьев к ним приближалось довольно крупное строение, восточный дворец с некогда столь элегантными башенками, увенчанными бронзовыми куполами, частью разбитых и дырявых.
        Монументальное крыльцо охраняли с обеих сторон две огромные, с чудом сохранившиеся в целости собаки из бело-голубого фаянса. Крыльцо вело к широкому порталу из ажурной бронзы, где стояли вооруженные часовые.

«Джип» затормозил перед крыльцом и его пассажиры ступили на землю. Они поднялись по ступенькам и охранники открыли перед ними дверь, ведущую в широкий коридор. Часть облицовочных плит была расколота, а освещение давали тусклые масляные лампы. Несмотря на явно почтенный возраст помещения, было чисто и чувствовалось, что здесь живут.
        Билл и его проводник, пройдя весь коридор, подошли к высокой двери из текового дерева, инкрустированного медью. Перед ней тоже стояли два часовых с автоматами. На их одежде был нашит зеленый прямоугольник, что свидетельствовало о том, к какому клану они принадлежат.
        В течение нескольких секунд проводник Билла произнес несколько фраз по-бирмански, переговорив в церберами. В конце концов один из них открыл дверь и пропустил пришедших в комнату с высоким потолком, которая по своим пропорциям напоминала вокзальный зал ожидания. В глубине её стояло бюро из тщательно оструганных ящиков. За ним сидел человек, которого освещала стоящая перед ним керосиновая лампа.
        Это был бирманец с лицом аскета или даже аскета-факира, а на его широком носу красовались очки в золотой оправе.
        Человек в золотых очках поднял голову от лежащих перед ним бумаг. Сделал знак Биллу и сказал:

        - Прошу вас, господин Баллантайн… Входите же…
        И тут шотландец узнал голос незнакомца, с которым две ночи тому назад разговаривал на лестнице пагоды Нат в Рангуне. Он подошел все ещё в сопровождении своего проводника к столу, внимательно вглядываясь в незнакомца с золотыми очками. Тот был худ, сутул, с лицом человека скорее утомленного, чем больного. Но в голубых глазах за стеклами очков таилась и бурлила энергия. Чувствовалось, что если он и не слишком силен физически, то уж моральная его мощь не вызывала сомнений. Это явно был человек с железной волей.

        - Итак, вы хотели встретиться с доктором Партриджем?
        Шотландец вздрогнул. Партридж! Не таково ли полное имя таинственного доктора Пар?.. Не его ли имя пытался произнести несчастный Джек Стар?

        - Если этого человека зовут так, то, возможно, именно доктора Партриджа я и ищу…

        - Будучи в Рангуне, вы повсюду задавали вопросы о докторе Пар… А я не знаю здесь в Бирме другого доктора, имя которого начиналось бы подобным образом. Надеюсь, вы скажите мне, как пришли к этому имени, или точнее, к началу этого имени, может быть тогда мне удастся рассеять создавшуюся некоторую неопределенность…
        Баллантайн заколебался. Можно ли доверять этому человеку? Затем ему пришло в голову, что не доверившись, он вообще ничего не добьется. Но с другой стороны, вдруг это сообщник Желтой Тени? Однако внутренний голос говорил ему, что это не так.

        - Часть этого имени прошептал мне, умирая, некий Джек Стар…
        Черты бирманца исказились. Он сделал проводнику Билла знак выйти из комнаты и закрыть за собой дверь. Когда же они остались одни, человек в золотых очках спросил в упор:

        - Скажите, ваше посещение Бирмы связано с неким Мингом?
        Билл даже несколько растерялся от того, как резко и неожиданно прозвучало в разговоре имя Минга. Потом, собрав всю волю в кулак и стараясь казаться безразличным, он проговорил:

        - Минг? Не понимаю…
        Но его наигранное удивление не обманули бирманца.

        - Послушайте, мистер, я понимаю вашу осторожность при вопросе о Минге. Однако мне известно, при каких обстоятельствах встретились Джек Стар и доктор Партридж. Поэтому вам лучше быть откровенным со мной…
        Но Билл все ещё колебался, доверять или нет человеку, имени которого он даже не знал.

        - Вы господин Ох-Ох?  - тоже в упор спросил он.
        Тот отрицательно помотал головой.

        - Нет, я не Ох-Ох. Если уж вам угодно знать все, то меня зовут У-Вин и я команду ю"Зелеными флагами». Теперь вы мне верите?
        Баллантайн понимал, что при той миссии, которую он на себя возложил, нельзя доверять никому. Но нужно было решаться. И тогда он решил все же откровенно поговорить с этим человеком, назвавшим себя У-Вином и в то же время внимательно проследить за его реакцией.

        - Ладно,  - проворчал Билл,  - я вам все расскажу. Да. Я хочу встретиться с доктором Партриджем в связи с неким Мингом.
        И он коротко сообщил собеседнику о событиях, которые привели его в Бирму. Рассказывая, он знал, что подвергает себя огромной опасности и довольно сильно рискует. У-Вин мог и оказаться пособником Желтой Тени, но в то же время он понимал, что ему любым путем нужно хоть как-то продвинуться вперед в своем расследовании и не пренебрегать ни единым шансом на успех. Однако, рассказывая, он внимательно следил за руками бирманца, ожидая, что тот может в любой момент выхватить пистолет. Тем не менее, ничего не случилось, когда Билл закончил свой рассказ и только лицо У-Вина стало более суровым, чем раньше.

        - Благодарю вас за откровенность,  - медленно выговорил он.  - Конечно, я мог бы вам помочь. Однако, если я вас правильно понял, вы хотите отомстить за друга. Но и вы должны понять, что в нынешних условиях «Зеленые флаги» не желают иметь неприятностей с Мингом.

        - А я полагал, что «Зеленые флаги» являются партией, выступающей за порядок и справедливость,  - несколько насмешливо заметил Билл.
        Подперев подбородок ладонью, У-Вин долго смотрел на собеседника, и в голове его, когда он ответил, звучал некоторый упрек.

        - Вы неверно судите. Нас ничего не связывает с Желтой Тенью. Однако в настоящее время у нас слишком много врагов, чтобы ещё навлекать на себя гнев Минга. Позже, когда мы победим своих противников и станем хозяевами страны, тогда мы сможем объявить войну этому движению, выступающему от имени Старой Азии, которым руководит Минг. И тогда мы бросим все силы Бирмы для искоренения этой заразы. Но в ожидании этого…

        - …но в ожидании этого,  - перебил его шотландец,  - вы считаете, что сейчас Минг слишком силен, чтобы бороться одновременно с ним и другими движениями, против которых вы выступаете с оружием в руках…

        - Совершенно верно,  - признал У-Вин.  - если мы дадим Мингу повод объединиться с другими политическими силами, то они нас просто раздавят.
        Билл в расстройстве опустил голову.

        - Я это прекрасно понимаю, мистер У-Вин. Возможно, будучи на вашем месте, я рассуждал бы так же.
        Но расправив плечи, он продолжал:

        - Что же, тем хуже для меня… Но одного я не могу понять, зачем было везти меня сюда.

        - Просто-напросто я хотел узнать ваши планы. Мне довелось быть проездом в Рангуне, инкогнито, конечно, ибо за мою голову правительство назначило большое вознаграждение, и я случайно узнал, что вы ходите повсюду и задаете вопросы о некоем докторе Пар… Я тут же понял, что речь идет о Партридже. Назначил вам свидание, а остальное известно…

        - Ну, а теперь, когда вам все известно и вы отказались мне помочь,  - сухо проговорил Билл,  - надеюсь, что вы будете столь любезны, что отправите меня в мой отель.
        У-Вин согласился.

        - Мой секретарь Шин-Ги, который доставил вас сюда, отвезет вас обратно.
        Глава «Зеленых флагов» помолчал. На его худом и изможденном лице отражались явные сомнения. Было видно, что он борется с самим собой.

        - Скажу вам откровенно, мистер Баллантайн,  - вдруг решился он,  - я искренне сожалею, что не могу оказать вам никакой помощи. Я, действительно, сожалею…
        Шотландец усмехнулся.

        - Я тоже искренне сожалею, мистер У-Вин, но, поскольку ваше решение окончательное, я приложу сам все усилия, чтобы найти доктора Партриджа собственными средствами… Прощайте… и спасибо за беседу…
        Он повернулся и через всю комнату направился к выходу. Билл уже взялся за ручку двери, когда его остановил голос У-Вина:

        - Подождите, мистер Баллантайн… Не спешите…
        Билл нехотя обернулся.

        - Вы выиграли,  - заявил бирманец.  - Я не могу вас вот так просто отпустить. Мы боремся за правое дело и, все взвесив, я посчитал трусостью со своей стороны, если бы не помог вам. Завтра вы с моими двумя людьми отправитесь на переправу и пересечете Иравади у острова Тхихадау. Там найдете джонку, которая называется «Паган», имя древнего бирманского королевства. Я сейчас не могу вам точно сказать, где она стоит, потому что джонка совершает плавания к верховьям реки, снабжая оружием и продовольствием наших командос на передовых позициях. На её борту вы и найдете господина Ох-Ох. Он поможет вам, поскольку и сам в этом заинтересован. Так что встретившись с ним, можете все рассказать ему без утайки.
        Билл на секунду задумался.

        - Джонка «Паган», мистер Ох-Ох, так? Но ведь я ищу-то вовсе не его, вы же знаете.
        У-Вин закивал головой и бледное подобие улыбки появилось на его лице.

        - Этот Ох-Ох знает абсолютно всю, что вас интересует, даже то, о чем вы и не подозреваете, и все потому, что он и есть доктор Партридж.



        Глава V


        - Никаких следов «Пагана»,  - уныло пробормотал Билл.
        Прошло уже немало дней с тех пор, как тяжелая долбленка стала бороздить реку возле указанного острова, где, согласно информации У-Вина, должна была находиться джонка мистера Ох-Ох, он же доктор Партридж. Однако, несмотря на все усилия Билла и двух сопровождающих его членов «Зеленого флага», расспросы речников не дали никакого результата.

        - Давайте поднимемся к северу,  - предложил один из бирманцев.  - Раз мы не встретили господина Ох-Ох до сих пор, он, наверное, должен находиться выше по реке…

        - А если его схватили, а джонку потопили правительственные войска?  - запротестовал шотландец.
        Бирманец, которые предложил свой план, откровенно захохотал.

        - Вы, сахиб, не знаете Ох-Ох. Такое с ним не может случиться. Он слишком хитер, хитрее всех демонов преисподней.
        Уверенность его была такой, что заразила Билла, и он не стал спорить. Долбенка наверное уже в десятый раз подплывала к острову.
        Этот остров в старом русле Иравади окружали легенды. Когда-то на нем был монастырь, от которого остались одни развалины, и манахи, проживавшие там, так приручали рыб, что они становились послушными, как собаки.
        К вечеру Билл и его двое сопровождающих добрались до деревушки Кианкмиаунг, расположенной неподалеку. Но и там никаких следов «Пагана» не обнаружили. Когда же наступила ночь, на реке зажглись дрожащие огоньки. Это начал работать ночной базар, располагавшийся вдоль берега. Билл и бирманцы высадились, чтобы купить вареных яиц, супа, кучу кур и бамбуковые трубочки, сантиметров по двадцать пять, наполненные рисом.
        Нагрузившись припасами, все трое перетащили их в лодку, а потом перебрались на маленький островок в нескольких сотнях метров от деревни. Там они подзаправились и обговорили планы на завтра, выпив несколько стаканчиков шум-шума, чтобы достойно бороться с ночной сыростью. А потом улеглись на дно лодки, положив под руку поближе оружие, и заснули.
        Назавтра они на рассвете продолжили свои поиски, бродя от берега к берегу, проверяя каждое крупнотоннажное судно. Тем более, что за деревней течение было не столь быстрым, и они никак не могли пропустить «Паган».

        - Кончится тем, что я поверю в чертовщину, и что вообще джонка эта проклятая, не существует, а Ох-Ох просто-напросто призрак… - ворчал Баллантайн.
        Сидящий ближе к нему бирманец помотал головой.

        - Ох-Ох - не призрак,  - утвердительно, даже безапелляционно проговорил он.  - Правительственные солдаты это чувствуют на своей шкуре, особенно, когда он их атакует с тыла…
        Едва «зеленофлаговец» проговорил это, какБилл заметил здоровенную «калошу» со скульптурой на носу, какую, впрочем, имели и многие другие суда на Иравади. Она направлялась к долбленке. На судне было человек десять экипажа, но гребли шестеро. Другие держали в руках крупных рыб, которые ещё трепыхались.

        - Это рыбаки,  - уточнил один из бирманцев.  - Они хотят нам продать свой улов.

        - Вот мы её и купим,  - обрадовался Билл.  - Тогда самим не придется рыбачить, да и стол свой разнообразим жареной рыбкой.
        Барка была уже почти рядом и оба бирманца встали, чтобы начать торговаться на своем родном языке.
        И вдруг случилось нечто совершенно неожиданное. Один из рыбаков свесился за борт, но в руках у него была не рыба, а автомат. Прозвучала короткая очередь, и несчастные солдаты «Зеленых флагов», расстрелянные в упор, попадали за борт.
        У Билла возникла мысль, что речь идет о сведении счетов, а потом он решил, что это просто бандиты, которые решили их ограбить. Все это молнией промелькнуло у него в голове, пока он падал в воду, ибо рухнувшие под пулями бирманцы, перевернули лодку. Поняв, что единственное спасение жизни - это бегство, он со всей возможной в такой ситуации скоростью поплыл к берегу. Увы! Не успел он сделать и десятка гребков, как вновь заговорил автомат, вздымая вокруг фонтанчики воды, к счастью, не задевших его.

«Еще одна очередь и я отправлюсь в последнее путешествие»,  - мелькнула мысль.
        Но стрельба прекратилась. На барке прозвучала какая-то команда и в следующий момент тяжелый ялик, управляемый умелыми гребцами, стал приближаться к пловцу. Билл понял, что в состязании с лодкой он проиграет, и остановился. Чуть позже его вытащили на борт барки и грубо бросили на мостике.
        К Баллантайну подошел огромный бирманец с голой грудью и широченными плечами. Левый глаз его, наверное, потерянный в какой-либо драке, прикрывала черная повязка. За широкий кожаный пояс было заткнуто два револьвера крупного калибра и сабля китайского палача с лезвием шириной в руку.
        Склоняясь над шотландцем, пират захохотал, а затем захрипел на скверном английском:

        - Вот иностранный собака, который путешествовать тайно!.. Но теперь он во власти Тхибау и его пиратов. Тхибау получать хороший выкуп…
        Билл Баллантайн понял, что это единственный шанс спасти свою жизнь. Все ведь было довольно просто. Когда он покинул Мандалай, его переодели бирманским лодочником. Напятили бирманскую одежду, выкрасили ореховым соком лицо, руки и другие видимые части тела. А пламенеющие волосы спрятали под тюрбан, обмотав голову. В момент падения в воду тюрбан потонул, и в нем тут же безошибочно признали европейца. Надеясь получить выкуп, главарь приказал его выудить из воды.
        Посчитав, что спорить в такой ситуации неразумно, Билл промолчал. Он прикинул, что время работает на него и что рано или поздно, он попытается скрыться от бандитов, а пока предпочел лежать связанным.
        Течение медленно несло барку, но плаванье было не долгим. Примерно через час они бросили якорь в небольшой бухточке, окруженной невысокими холмами, в которую вел узкий проход. Пираты высадились и повели за собой Баллантайна, подталкивая его в спину.
        Через несколько минут они оказались в каменном цирке, в центре которого стояло около двадцати хижин, крытых соломой.

«Тут-то, наверное, логово бандитов»,  - подумал шотландец.
        Он не ошибся. Его втолкнули в одну из хижин и снова связали ноги. Главарь стоял перед ним в раскорячку и спрашивал:

        - Сколько стоить свобода, иностранец?

        - Хорошую цену,  - засмеялся Билл.  - Хорошую цену, но я, увы, не столь богат, чтобы заплатить…

        - Твой правительство - богатый,  - настаивал бандит.  - Ты есть англичанин, я думать…

        - Шотландец,  - поправил его Билл, который любил во всем порядок и точность.
        Пират пожал своими огромными борцовскими плечами.

        - Англичанин, шотландец, все равно,  - отрезал он, как человек, не придающий значения национальностям, этакий борец за всеобщее равноправие.  - Правительство платить или у королева будет на один подданный меньше…
        Кривой замолчал, подумал и продолжал:

        - Британский правительство заплатить. Завтра я посылать письмо в посольство Рангун. Пока ждать ответ, мои люди праздновать, что тебя захватить! Шум-шум даст радость бедным пират.

«Бедный не бедный, но уж дай-то срок, я заставлю тебя проглотить собственные зубы один за другим,  - подумал Бил.  - Может быть, я доставлю себе это удовольствие довольно скоро…»
        Кривой пират вышел из хижины, оставив пленника наедине со своими мыслями. Вскоре неподалеку раздались крики, смех и икание, то самое великое эсперанто, на котором общаются пьяницы всего мира.
        Лежа на полу хижины, Баллантайн пытался освободиться от своих пут. Попутно его одолевали всякие невеселые мысли. Он ведь не только не нашел доктора Партриджа или Ох-Ох, который обладал ключом к логову Желтой Тени, но и сам находится в совершенно дурацком положении, валяется связанный по рукам и ногам. Более того, этот кривой со своими людьми, будучи дакоитами (так в Бирме называют всех бандитов), может быть связан с монголом, что тоже таило для Билла большую опасность.
        От пиратов следовало избавляться любой ценой. Но все-таки, как? Несмотря на всю свою силу и многочисленные попытки, он не мог избавиться от пут. Оставался выкуп. Предположим, что британский представитель согласится взять на себя формальную сторону дела, что в общем-то вполне возможно, это все равно потребует много времени. Начнутся переговоры, торговля, а тем временем до Желтой Тени дойдет, что дакоиты держат у себя в плену шотландца, колосса с рыжими волосами. Мингу вполне будет достаточно этих примет, чтобы установить идентичность билла Баллантайна и приговорить его к смерти.
        В течение последующих часов до поздней ночи пираты Иравади пили и развлекались, оглашая окрестности дикими воплями и не менее диким пением. Ночь принесла тишину. Скорее всего пираты и их главарь дрыхнут, надравшись рисовой самогонки.

«Пожалуй, настало подходящее время, чтобы попытаться обрести свободу,  - подумал Билл.  - Лишь бы избавиться от этих проклятых веревок…»
        Он вновь и вновь напрягал все силы, но напрасно.
        Наконец, прекратив сопротивление, он лежал задыхаясь от злости и собственного бессилия.
        Сколько же он так пролежал? Четверть часа? Час?.. Одному Богу известно… И тут его внимание привлекло шуршание у стены хижины. Кто-то шевелился и царапался у входа. Он повернул голову и тут же увидел два человеческих силуэта на фоне светлого прямоугольника открывшейся двери.
        Один принадлежал рослому мужчине, другой - явно молодой и стройной женщине. Двое местных.
        И тут, даже не разбирая черт лиц их, Баллантайн узнал слепого прокаженного и девушку - поводыря. Вот уже третий раз они попадаются на его пути и опять в самый критический для него момент. Ну, прямо-таки, настоящие ангелы-хранители! Кто же скрывается под личиной этих таинственных персонажей? Билл со все возрастающим удивлением задавал себе этот вопрос.
        Оставив слепого в дверях хижины, девушка быстро подошла к Биллу. Когда она встала перед ним на колени, шотландец увидел, как в её руке сверкнуло лезвие ножа и почувствовал, что ему перерезают веревки. Он сразу хотел вскочить, но девушка, как бы предчувствуя и упреждая его движение, положила ему на лоб свою легкую руку и прошептала на прекрасном английском:

        - Нет. Не шевелитесь. Когда мы уйдем, досчитайте до ста. Затем только бегите… Обещайте не искать нас…
        Колосс заколебался, потом с сожалением сказал:

        - Даю слово…

        - Вот и прекрасно… Когда кончите считать, то выбирайтесь из хижины и идите к реке… Пираты мертвецки пьяны, перепились шум-шумом, так что если вам повезет чуть-чуть, то они не обратят на вас внимания. Добравшись до реки, украдите лодку и плывите по течению. Джонка «Паган» стоит на якоре в верховье реки, на расстоянии дня пути… Возьмите ещё вот это…
        Билл почувствовал, что ему в руки сунули две вещи. Он на ощупь узнал крупнокалиберный револьвер и коробку с патронами. Билл уже собирался поблагодарить девушку, но та, не теряя времени, скользнула к выходу и исчезла вместе с прокаженным…
        В первое мгновение Билл порывался броситься за ними, но, вспомнив о данном обещании, остановился. Проверив, заряжен ли револьвер, он стал считать до ста. Окончив, сунул патроны в карман, а оружие - за пояс. И только тогда рискнул высунуться наружу.
        На земле тут и там валялись тела пиратов, сраженных алкоголем. Баллантайн пытался разглядеть слепого и девушку, но они как сквозь землю провалились.
        Билл ещё раз задумался, почему они действуют с такими предосторожностями. Затем решил, что его спасители уже далеко, а пираты им не угрожают, а направился к бухте, благославляя великого демона «Шум-Шум», который в данный момент являлся его сообщником.
        И тут, почти рядом с бухтой перед ним возникла человеческая фигура, в которой шотландец тут же узнал кривого предводителя пиратов. Тот был сильно пьян и покачивался из стороны в сторону, но тем не менее крепко держал в руке свою огромную саблю? Саблю китайского палача, с лезвием шириной в человеческую руку.



        Глава VI

        Медленно приближаясь, пират описывал саблей полукруги. Он был громаден, силен и подогрет алкоголем. Каждый его удар мог быть смертельным. Таким ударом вообще единым махом можно отсечь голову.
        Баллантайн замер, а бандит шаг за шагом подступал. Гнусная улыбка бродила по лицу одноглазого,, а в его единственном зрячем оке, блистевшем в лунном свете, сквозила первобытная жестокость.

        - Оказывается наше гостеприимство есть плохо для иностранца. Ты не хочешь платить выкуп. Тогда ты будешь умирать…
        И подняв саблю, он бросился на Билла. Тот успел отскочить в сторону, чтобы избежать смертоносного лезвия, просвистевшего в двадцати сантиметрах от его плеча. Пират потерял равновесие, но удержался и не упал. Снова повернувшись к Баллантайну он гневно прорычал:

        - Сейчас чужой умирать… Не платить выкуп… Тогда умирать…
        В этот момент Баллантайн выхватил револьвер, чтобы пристрелить негодяя, однако сразу представил: выстрел переполошит пиратов, так что лучше не стрелять. Но, с другой стороны, и главарь пиратов не особенно жаждал поднимать шум, так как, подогреваемый винными парами, горел желанием лично расправиться с непокорным чужестранцем.

«Ну что ж,  - подумал Билл,  - мой кривоглазый друг оказал мне честь сразиться один на один. Удовлетворим его желание».
        Хотя, если честно говорить, битва была далеко не на равных. Сражаясь голыми буками, Билл явно бы прикончил своего противника, но у того в руках была сабля, так что пока чаша весов склонялась в пользу бандита.
        Одноглазый, между тем, внимательно следил за противником, несмотря на то, что в голове его бурлили спиртные пары. Он подстерегал малейшие движения Билла. Пират опять взмахнул саблей, и, хотя шотландцу удалось уклониться, но тем не менее он расстался с куском одежды на плече, срезанным, как бритвой. Впрочем, тела сталь не коснулась.

«Ну, ну,  - мелькнуло у Баллантайна,  - дело становится серьезным. Пожалуй, хватит шутить…»
        Со стороны могло показаться, что противники танцуют какой-то экзотический танец. Один все время наступал, размахивая саблей, а другой, несмотря на свой вес, легко увертывался от ударов и выжидал момента, когда противник раскроется.
        И вот, в тот самый момент, когда пират отклонился назад, занося саблю, правый кулак Баллантайна, как на полном ходу локомотив, ударил его в солнечное сплетение. Кривоглазый охнул, выронил саблю и сложился пополам. Снова взметнулась рука Билла, но на этот раз он рубанул ею, как топором, по затылку противника. Раздался хруст и главарь пиратов, ткнувшись лицом в землю, больше не шевелился.
        Теперь, покончив с одноглазым, Билл бросил взгляд в сторону валявшихся в пьяном угаре пиратов. Никто из них даже не поднял головы, хотя сражение происходило в нескольких метрах. Некоторые, правда, иногда шевелились, просто поворачиваясь с боку на бок, но тут же снова отключались.
        Еще раз, воздав хвалу демону Шум-Шум, Билл просился к выходу из бухты, где стояла барка, и его долбленка. Приблизившись, он стал пробираться осторожней, так как на борту посудины мог оказаться часовой.
        И действительно, на корме виднелась фигура с головой, ушедшей в плечи. Часовой спал. Билл, прячась за обломками скал, добрался до долбленки, не переставая коситься на часового. Развязать размокший узел было делом не долгим. Затем он лег на дно и потихоньку погреб руками. Часовой не шевелился. А лодку уже подхватило течение.
        Отплыв на добрую сотню метров, шотландец только тогда сел и взял в руки весло. Лодка быстро плыла в ту сторону, где, по утверждению девушки, должна была находиться джонка под командованием Ох-Ох.
        Весь остаток ночи Билл без устали греб с монотонностью робота. Одна мысль сверлила его мозг - оторваться как можно дальше от пиратского гнезда, а затем заняться поисками «Пагана». Ведь ему нужно было не просто встретиться с доктором Партриджем, но самое главное - добраться до гор Нага, а потом ло логовища Минга, уничтожить Желтую Тень, чтобы отомстить за гибель командана Морана и других невинных жертв этого чудовища.
        Рассвет застал его в самом боевом настроении, довести до конца свое предприятие. Билл Баллантайн принадлежал к тому типу людей, которые, как морально, так и физически, способны упрямо, долгое время, преодолевать одну за другой возникающие перед ним преграды. Характер Билла, надо сказать, формировался под влиянием такого железного человека, сейчас, увы, мертвого, как Боб Моран, Итак, спускаясь по течению, Билл осматривал каждый залив и бухточку, где бы предположительно мог укрыться «Паган». Торговля по берегам реки здесь шла в мизерных размерах, судов почти не было, так что это даже облегчало задачу шотландца. Если джонка, действительно, находилась в этих местах, то пропустить он её не мог.
        Солнце уже было высоко, когда Баллантайн сделал довольно неприятное открытие. Далеко позади него на серебряном зеркале вод виднелась барка со скульптурой на носу, которая плыла слишком быстро, чтобы её можно было перепутать с торговым судном. Да и действительно, какому капитану-торгашу пришла бы в голову мысль усадить за весла всю команду. Поскольку барка постепенно его нагоняла, шотландец понял, что это пираты.

        - Эти проклятые пьяницы протрезвели раньше, чем я думал,  - выругался он.  - А теперь гонятся за мной.
        Он тоже поднажал, часто махая веслом, но через четверть часа понял, что расстояние неумолимо сокращается. Он уже даже мог рассмотреть людей, стоящих на мостике. Однако мощной фигуры одноглазого не обнаружил. «Неужели я прикончил эту мразь?  - подумал он, хотя и без всякого сожаления.  - В таком случае пираты постараются отомстить за своего главаря».
        Поскольку никакого смысла в дальнейшем соревноваться с баркой не было, Билл решил схитрить. Неподалеку находилось множество островков, проходы между которыми создавали целый запутанный лабиринт. Вот Баллантайн и задумал спрятаться в этом лабиринте, где его лодка могла маневрировать много увереннее, чем тяжелая барка.
        Он направил долбленку к островам, однако преследователи поняли его намерение, ибо он услышал урчание. Билл сжал зубы так, что стало больно челюстям.

        - Мотор! У них есть мотор!  - вырвалось у него.
        До сего времени пираты рассчитывали без особого труда захватить беглеца и берегли горючее, но, поняв, что он может улизнуть, видимо, решились не считаться ни с чем.
        Барка шла полным ходом, но Билл тоже был рядом с островами и только собрался нырнуть в их лабиринт, как зазвучали автоматные очереди и вокруг начали взмываться фонтанчики воды.

«Автоматы,  - мелькнуло у него в голове.  - Кажется, я пропал!»
        Тем не менее, он ещё чаще замахал веслом, и оставалось совсем чуть-чуть до спасительного укрытия. И тут, перед ним возникло что-то вроде стены, на которой было написано нечто красными буквами. Надпись показалась ему знакомой, но все решили мгновения. Стена остановила лодку. Билл почувствовал, как что-то твердое ударило его в лоб и, потеряв сознание, упал в воду.



        Глава VII

        Еще не совсем придя в себя, он почувствовал, что вынырнул на поверхность, его тащут и бросают на что-то твердое.
        Наконец туман перед глазами рассеялся, и окружающее начало приобретать более четкие очертания. Он лежал на мостике, а вокруг стояли какие-то люди с матерчатыми зелеными прямоугольниками, нашитыми на груди на уровне сердца.
        Рядом говорили по-английски:

        - Ох-Ох! Вот он и пришел в себя…
        Взглянув на говорившего, Билл увидел длинного человека неопределенного возраста, который с любопытством его разглядывал. Это явно был европеец с почти выгоревшими волосами цвета соломы. Но в то же время в лице его было нечто азиатское. Так бывает, когда европеец слишком долго живет в азиатском окружении. Он как бы адаптируется к обстановке, происходит своего рода мимикрия. Однако волосы незнакомца и особенно оксфордский акцент исключали всякие сомнения в его европейском происхождении. Билл знал, что избавиться от такого акцента можно только отрезав себе язык…
        Поскольку шотландец поднялся, незнакомец заговорил, теперь непосредственно обращаясь к нему:

        - Ох! Ох! Полагаю, мой друг, что мы вовремя вытащили вас из воды. Поэтому, ох-ох, вы пока и живы. И все кончилось благополучно…
        И тут Билл вспомнил слово, написанное красной краской на стене, которая возникла перед ним. Слов, показавшееся ему знакомым.

        - Скажите, я на борту джонки «Паган»?
        Человек с соломенными волосами утвердительно кивнул.

        - Да. Именно на борту «Пагана». Ох! Ох! Я вижу, что вам уже доводилось слышать это имя.

        - Конечно, я уже слышал об этой джонке «Зеленых флагов:. Что же касается вас, сэр, то, полагаю, не ошибусь, утверждая, что имею дело с мистером Ох-Ох.
        Собеседник даже подпрыгнул, прикрыв один глаз, и с подозрением уставился другим на Баллантайна.

        - Ох! Ох!  - изумленно проговорил он.  - Как я вижу, мы, действительно, живем в маленьком мире, где все всех знают. Меня действительно называют мистер Ох-Ох. Но я предпочитаю, чтобы меня называли моим настоящим именем. Меня зовут…

        - …Партридж,  - быстро проговорил Билл.  - Доктор Партридж…
        А поскольку Ох-Ох нахмурил брови, Баллантайн закатился от хохота и продолжал отсмеявшись:

        - Полагаю, сэр, что все это может показаться вам странным. Это, конечно, странно с любой точки зрения. Но я уже много дней иду вас в этих местах, о которых мне рассказал У-Вин, и никак не мог вас найти. И вот, когда я удирал от этих проклятых пиратов, ваша джонка-призрак очутилась у меня перед носом и потопила мое суденышко, а вы спасли мне жизнь. Пусть только кто попробует теперь сказать, что призраков не существует, а так же нет места случайностям и все предопределено строгими правилами…

        - Случай перестает быть случаем, если им управляют,  - афористически проговорил доктор Партридж.  - Что до нас, то мы укрылись в островах, услышав звук мотора и стрельбу. Мы посчитали, что на нас напали и тоже решили, что нападение - лучшая оборона. Вот и приготовились атаковать нападавших. А, выходя из протоки, наша джонка перерезала пополам вашу пирогу. Заметив нас, пираты ринулись наутек, а мы занялись вашим спасением. Дальнейшее известно…
        Доктор Партридж замолчал и, сурово посмотрев на Билла, сказал:

        - А теперь, прежде чем вести дальнейший разговор, разрешите заметить, что если вы кое-что знаете о нас, то нам о вас ничего не известно.

        - Конечно. Я должен вам объяснить… - признал колосс и протянул руку мистеру Ох-Ох.  - Меня зовут Уильям или, если хотите, Вильям Баллантайн… и некий Джек Стар мне…
        Партридж пожал протянутую руку. Однако при имени Джека Стара опять нахмурил брови и, прервав, переспросил собеседника:

        - Джек Стар… Джек Стар… Ох-Ох!.. Так вы говорите, что У-Вин подсказал вам, где меня найти?
        Бил кивнул, а Партридж продолжал:

        - Ох! Ох! Кажется, разговор у нас будет долгий. Я пойду поищу вам сухую одежду, если, конечно, найдется что-нибудь на ваш рост… А потом, ох-ох, мы поговорим в каюте…
        Через четверть часа Билл, закутанный в слишком узкую для него одежду, которую он просто накинул на плечи, сидел в каюте своего хозяина. Ох-Ох расположился за широким столом черного дерева. Он небрежно положил рядом с собой крупнокалиберный «кольт» и как бы небрежно, держа руку в нескольких сантиметрах от оружия, проговорил, обращаясь к гостю:

        - Ну, что ж, мистер Баллантайн, теперь вам остается рассказать вашу историю и, постарайтесь, чтобы она звучала как можно правдоподобнее, иначе… ох-ох…
        Билл должен был долго вести свое повествование. Рассказал он и об обстоятельствах, при которых погиб Боб Моран от рук Желтой Тени в Египте, далее, как он нашел умирающего Джека Стара в его убежище в горах Шотландии. Он даже повторил последние слова умирающего:

        - Горы Нага… старые храмы богов-змей… западнее реки Чайндуэн… Область людей-обезьян… Красные Демоны… Район Ми… Синг… Линг… В Мандалае… встретитесь с доктором Пар…
        Объяснил, что по этим путанным ориентирам прибыл в Бирму, чтобы отыскать доктора Пар, который мог бы указать ему путь в область Ми-Синг-Линг, возможно, обозначенную на крупномасштабных картах. Рассказал он и о своих приключениях с момента прибытия в Рангун, о встрече с У-Вином, пленении пиратами и остановился на столкновении с джонкой.
        Пока Баллантайн излагал все это, доктор Партридж внимательно вглядывался в его лицо, стараясь обнаружить хотя бы малейшие признаки лжи.
        Видимо это изучение удовлетворило его, ибо, когда Билл закончил рассказ и замолчал, с лица мистера Ох-Ох сошло выражение суровости и даже появилась легкая улыбка.

        - Ох! Ох! Ваша история, мой друг, звучит, как сказка. Я понимаю, что У-Вину было трудно довериться вам и пойти на встречу. Я и мои люди не нуждаемся в указаниях и избегаем пользоваться передатчиком, чтобы нас не запеленговали. Конспирация прежде всего…
        Он пальцем крутанул пистолет на гладкой поверхности стола и тот завертелся волчком.

        - Ну, хорошо. Теперь вы узнали, кто такой этот доктор Партридж… Что касается гор Нага, то они обозначены на всех картах…

        - Это я знаю,  - согласился Баллантайн.  - Они находятся на северо-востоке бирманской территории и проходят по границе с индийским штатом Ассам. Они тянутся где-то на четыреста - пятьсот километров. Понимаю, что пытаться там наобум искать логово Минга, все равно, что какую-то конкретную ракушку на дне моря или иголку в стоге сена. Мне нужны от вас кое-какие уточнения.
        Явное выражение досады отразилось на лже-азиатском лице доктора Партриджа.

        - Ох! Ох! Мистер Баллантайн. Не знаю уж, что вам и сказать. Как уже объяснял У-Вин, вы ставите нас в положение… ох, ох… прямо… деликатное. Мы, конечно, с большим удовлетворением восприняли бы весть о том, что этого чудовища Минга уже не существует, а вместе с ним распалось бы и Движение за Старую Азию, которым он руководит. Однако, поймите нас правильно. Сила нашей партии растет изо дня в день. У нас есть оружие, мы хорошо организованы и даже располагаем авиацией, которая может поспорить с правительственными ВВС. Наши войска контролируют значительную часть страны, а политические и стратегические позиции усиливаются. Однако нам ещё рано трубить победу. Нас окружает множество врагов, которые используют малейшую ошибку с нашей стороны. Если в этих условиях мы ещё приобретем себе врага в лице Минга, то это явится серьезной реальной угрозой нашему движению. Минг достаточно силен. Он повсюду имеет своих осведомителей. Минг вполне способен причинить нам огромный вред и даже подорвать основу нашей партии. Вот поэтому-то, как уже вам и говорил У-Вин, мы не можем оказать прямое содействие.
        Гнев охватил Баллантайна. Преодолеть столько препятствий, избежать столько опасностей, чтобы найти единственного человека, могущего дать кое-какую реальную информацию и потерпеть такое поражение!

        - Я же не прошу у вас прямой помощи, доктор Партридж,  - глухо бросил,  - а лишь сведений, в которых я нуждаюсь. Если мне удастся добраться до Минга и повезет уничтожить его, то я и вас избавлю от противника, который, хотя и не в данный момент, но все равно в будущем представит для вас серьезную опасность.

        - Уничтожить Минга!  - подпрыгнул доктор Партридж.  - Ох! Ох! Вы самонадеянны… Желтая Тень вам не по зубам, им можно и подавиться, пытаясь проглотить, мистер Баллантайн.

        - Я об этом прекрасно помню. Но, кто не рискует, тот ничего и не получает. Мне это удастся, потому что я действую на пользу общества в целом и хочу отомстить за друга!
        Партридж покачал головой.

        - Вам, конечно, не откажешь в мужестве и желании устроить «веселую жизнь» этому мерзавцу, Желтой Тени, ох, ох!.. Возможно, что только поэтому мы и пойдем вам навстречу… поможем… конечно, косвенно…
        Он задумался.

        - Да, пожалуй, мы вам поможем, но так, чтобы не торчали наши уши… Ох, ох… Задавайте свои вопросы, я постараюсь ответить на них по мере возможности точно…



        Глава VIII


        - Лет двадцать тому назад я в первый и последний раз был в горах Нага,  - начал Партридж.  - будучи доктором антропологии, я собирал легенды местного населения относительно примитивной расы обезьяноподобных людей, которых бирманские горцы зовут Красными Дьяволами или Красными Демонами из-за цвета их кожи и волосяного покрова.
        Район, который занимали эти проклятые Красные Демоны, по полученным данным, располагался несколько к востоку от Верхнего Чайндуэйна, в диких горах Паткай-Ранже, граничащих с горами Нага.
        Получив средства от Британского музея, я в один прекрасный день во главе крупной экспедиции покинул небольшое селеньице Таро на берегу реки Чайндуэйн и направился прямо на запад к горам.
        Недели две мы шли через перевалы, долины и каньоны, продирались сквозь джунгли или, в зависимости от высоты над уровнем моря, через горные леса и кустарники, с их гигантскими рододендрами, молочаем и древовидными папоротниками.
        Наконец мы добрались до зоны, которую местные жители старались избегать. В ней, правда, были и монастыри, в большинстве разрушенные, однако периодически посещаемые поклоняющимися Нагам, этим богам-кобрам индо-бирманской мифологии. Мы постоянно ощущали какую-то, носящуюся в воздухе угрозу. Ох-Ох! Однако экспедиция была хорошо вооружена и достаточно многочисленна, чтобы отразить любое нападение. Едва войдя в район, мы почти сразу же обнаружили Красных Демонов. Они, действительно, напоминали людей-обезьян, были коренасты, коротконоги, с очень длинными руками. Курносые носы, выдающиеся челюсти, глубоко спрятанные под широкими надбровными дугами глаза. Кожа, волосы, бороды, шерсть, покрывающая грудь и плечи, были красные или ярко-рыжие, как у орантгутана.
        Я поначалу очень обрадовался, решив, что обнаружил так называемое «недостающее звено», этот промежуточный тип между человеком и обезьяной. Я окрестил этот район Страной Мисинг Линк, а не Ми-Синг-Линг, как вам послышалось. от missing link - недостающее звено».
        Однако оказалось, что я ошибся, Красные Демоны не имели ничего общего с обезьянами, ох-ох! Они действительно принадлежали к примитивным первобытным племенам, но являлись людьми в полном смысле этого слова. Подтверждалось это и местами их жительства, привычками, обычаями - так что сомнений никаких не было. Что же касается цвета кожи и волос, то он был искусственным, нанесенным растительным соком, которым они мазали все тело. Мы выяснили, что Красные Демоны служат чем-то вроде рабов поклонникам Нагов, хотя те даже несколько их побаиваются.
        Как понимаете, я был расстроен, но все же сохранил за районом название Страна Мисинг Линк, которое вначале присвоил по ошибке.
        Продвигаясь дальше, к хотя и не обозначенным границам Ассама, мы обнаружили на одном из высоких холмов сказочную крепость, сооруженную явно древними завоевателями-монголами. Сложенная из огромных необработанных камней, она сохраняла величественный вид, даже если была покинута несколько веков. Время было не властно над ней, над её циклопическими стенами. Это оказалось последним открытием нашей экспедиции. Мы вернулись к своей отправной точке на берегу реки Чайндуэйн.
        Через несколько лет после этого я встретился с Джеком Старом. Тогда я уже был в рядах «Зеленых флагов» и отправился со своими людьми к притоку реки Чайндуэйн, где и обнаружил лодку, на дне которой лежал белый, скорее мертвый, чем живой. Это и был Джек Стар. Мы его вылечили, а он рассказал, что проник в горы Нага в поисках археологических сокровищ и попал в плен в старую монгольскую крепость, которую использовал под берлогу Минг. Слава Богу, Стару подвернулся случай и он бежал.
        В заключение доктор Партридж сказал:

        - Вот таким-то образом Джек Стар узнал, что мне известен путь к старой крепости, а поскольку сам он не мог объяснить маршрут до нее, то назвал мое имя.
        Когда его хозяин закончил рассказ, Билл громко засмеялся.

        - Вот так раз! Ну и разгадка! А я-то все искал сведения о некоем Ми-Синг-Линге, думая, что его именем назван район в горах Нага. А это оказывается missing link. То-то я не мог понять, как называется район, когда Стар называл его. Впрочем, он был при смерти и говорил столь тихо, что моя ошибка простительна.
        Шотландец замолчал, а потом внимательно посмотрев на доктора Партриджа, добавил:

        - А теперь, доктор, вы должны мне уточнить, как добраться до логова Минга…

        - Я дам вам карту района, со всеми ориентирами и координатами, но при одном условии…

        - И при каком же?

        - Вы должны обещать мне, что даже под угрозой пытки не выдадите, откуда она у вас. Как я уже говорил, мы не можем сейчас иметь неприятности с Мингом.
        Билл сурово и твердо кивнул головой.

        - Даю вам слово, доктор Партридж, а уж коли я сказал, то не отступлю ни на йоту.

        - Да я и не сомневаюсь, мистер Баллантайн. Ох-ох! Я доверяю вам. Мои люди проводят вас до Киангмиаунга. Оттуда вы отправитесь в Мандалай и встретитесь с У-Вином. Он поможет вам добраться до Таро, которое и будет исходной точкой в Страну Мисинг Линк. Оттуда вы будете добираться сами.
        Билл расправил свою огромную грудь и выдохнул:

        - Я доберусь, доктор Партридж, не сомневайтесь.
        Билл Баллантайн ликовал.
        Наконец-то он нашел того, кого искал и к тому же добыл план местности. Теперь можно было начинать охоту. А он действительно собирался поохотиться на дичь под названием Желтая Тень. И если говорить правду, то дичь опасную, так что охота не из легких. Труднее, чем на любого дикого зверя. Билл был горд, что разгадал кучу загадок, которые преграждали до того ему вход в таинственную Страну Мисинг Линк. Но ещё нужно было свести до минимума все предстоящие трудности, которые рано или поздно возникнут у него на пути. Он даже на какое-то время забыл о тайне, окружающей слепого прокаженного и его поводыря, трижды возникавших у него на пути и чудом спасавших его жизнь. Кто скрывается под их личиной? Но, как уже сказано, сейчас Билл не искал ответа на этот вопрос. Его обуревало нетерпение отправиться на поиски Минга, добраться до его цитадели и заставить жестоко заплатить за преступления, а главное за смерть Морана, боровшегося за справедливость и спасение человечества.

        - Когда мы отправляемся в Кианкмиаунг?  - обратился он к собеседнику.

        - Да прямо сегодня,  - ответил тот.
        А уже через день, ближе к полудню, «Паган», движимый мощными моторами, доплыл до Кианкмиуанга, а ещё через день Билл с картой доктора Партриджа добрался до Мандалая. Не прошло и часу, как он сошел на берег с борта джонки, а на реку сел гидросамолет «Зеленых флагов», пилот которого имел приказ срочно передать личное письмо У-Вина мистеру Ох-Ох.



        Глава IX

        Шел девятый день, как Билл Баллантайн покинул Таро и направился на восток к горам Нага. Все эти дни он брел с мешком за плечами через долины и высохшие русла рек, по мосту, висящему на серо-зеленых от времени бронзовых цепях, пересек реку Нампук. Он совершенно четко ощущал, что карта доктора Партриджа была абсолютно точной. До Таро он добрался на самолете «Зеленых флагов», тщательно замаскированном под коммерческие перевозки. Но дальше, как и предупреждал Ох-Ох, ему пришлось пробираться самостоятельно. Питался он тем небольшим запасом провизии, который захватил с собой.
        К счастью, ему встречались банановые рощицы, что давало возможность держаться на фруктовой диете. Воду он пил из многочисленных источников. Короче, если бы целью его похода не являлось уничтожение Минга, то все это можно было расценить как некое познавательное путешествие.
        Вот уже несколько дней, как он шел через альпийские леса, сменившие джунгли, в которых шапка падала с головы, если смотреть на вершину кроны, а сами стволы были окружены светящимися цветами рододендронов. На низких гнилых ветвях деревьев, как венецианские фонарики, сияли орхидеи. Где-то трубили и топали слоны, доносилось рыканье тигра, вышедшего на охоту.
        Первый храм появился где-то к середине утра тринадцатого дня. Он был в руинах, а корни растений взломали остатки его каменных стен. Скульптуры изъели совместными усилиями солнце и дожди. А два нага из порфира, ранее украшавшие портал, валялись обломками в траве.
        Билл понял, что наконец добрался до границ Страны Мисинг Линк. И вот, соблюдая все предосторожности, он продолжал путь, обходя многочисленные храмы, все чаще и чаще попадающиеся на его пути. Большинство было в плачевном состоянии, как и предупреждал Партридж, но некоторые, на удивление, были, как новые, и чувствовалось, что верующие периодически ухаживают за ними и часто посещают, судя по тропинками, проложенным в траве.
        Иногда у подножий деревьев Билл обнаруживал пиалы с молоком и маленькие изображения нагов с тремя головами…
        В одном случае на участке мягкой земли он заметил отпечаток крупной ноги. Он был велик в ширину и длину с большим оттопыренным в сторону пальцем, что придавало ему обезьяноподобный вид. Без сомнения, он принадлежал Красному Демону.
        Но, несмотря ни на что, рассвет шестнадцатого дня Билл встретил без особых происшествий.
        Выспался он в широкой развилке ветвей большого дерева и с первыми лучами солнца готов был отправиться в дальнейший путь. Лес вокруг был не слишком густым и где-то постепенно переходил в саванну. Пики гор Нага казались недалекими, и потому путник частенько останавливался, оглядывая горные выступы, где могла бы располагаться древняя монгольская крепость, ныне логово Минга.
        Но вот часам к десяти до него вдруг донеслись человеческие голоса. Влекомый любопытством, он, не теряя бдительности, стал пробираться в том направлении, откуда они раздавались.
        Добирался он не долго. За группой деревьев перед ним открылась полянка, в центре которой высился огромный черный обломок скалы. Рядом с ним полукругом стояли человек тридцать бирманцев, одетых в длинные одежды, с головами, покрытыми чем-то вроде фетровых тюрбанов, напоминающих по форме цветочные горшки. Время от времени один из этих людей выкрикивал какие-то слова, смысла которых Билл никак не мог уловить, а другой отвечал ему в той же тональности. И снова воцарялась тишина.
        Но внимание Билла привлекли не эти выкрикивающие мужчины, а беззубая старуха, стоявшая на коленях рядом со скалой. Остатки её серых волос были заплетены в десяток небольших косичек с пролысинами между ними; э то наверняка было то, что осталось от её некогда богатой шевелюры. Старуха была одета в новое платье необычайной белизны и держала в своих скрюченных от времени пальцах деревянную плошку, наполненную какой-то жидкостью, скорее всего, молоком.
        Поставив плошку у подножия скалы и все ещё стоя на коленях, старуха начала раскачиваться из стороны в сторону, всплескивая руками и монотонно что-то напевая надтреснутым голосом, что-то надрывное и дисгармоничное.
        Заинтригованный этой сценой, этим странным ритуалом, Билл поставил мешок на землю, а сам, широко раскрыв глаза, наблюдал эту странную церемонию.
        Старуха продолжала раскачиваться и напевать.
        И тут из-под скалы появилась длинная гибкая тень, приобретая все более четкую форму. Баллантайну даже сначала показалось, что это канат, но он тут же понял свою ошибку, ибо форма начала раскачиваться из стороны в сторону, как бы повторяя движения старухи. На конце её стало раздуваться что-то вроде ракетки. Билл вздрогнул от ужаса и отвращения. Он узнал королевскую кобру вроде той, с которой имел дело в Мандалае.
        Чудовище должно было обладать размером четыре-пять метров от носа до кончика хвоста. Расправив капюшон, она впилась в старуху своими маленькими глазками, похожими на черные бриллианты. И тут только Билл понял, что присутствует на церемонии, которую редко кто видел из белых людей - Поцелуй Змеи.
        Церемония «Поцелуй Змеи», которую ещё называют «Поцелуем Смерти», началась с того, что змея совершила бросок, целях в лицо старухи. Тихий ропот ужаса пронесся среди присутствующих. Однако старая жрица одним движением корпуса ушла в сторону от смертельного контакта, и змея промахнулась. И тут же качания рептилии и старухи возобновились.
        Это был безумный и опасный танец, где старуха напоминала метроном, а мягкие броски змеи - удары боксера. И вдруг, сама выпрямившись, как огромная кобра, жрица коснулась небольшого чешуйчатого черепа змеи, холодного и твердого, как сталь.
        Во время ритуала, танца или борьбы, трудно даже подобрать точное название этого действа, исчезало всякое ощущение времени. Атаки рептилии становились все замедленнее, а старуха четко уходила от бросков. Зато она все чаще касалась головы змеи.
        И в тот момент, когда, казалось, змея стала засыпать, жрица снова встала на колени почти у самого своего божества. Ее лицо находилось всего сантиметрах в двадцати от морды кобры. И тогда она вытянула губы для поцелуя. Змея ещё раз вяло ткнулась в пустоту, и танец продолжался. Обе теперь напоминали боксеров в ближнем бою, настолько они приблизились одна к другой.
        Рептилия окончательно замедлила движения, словно у неё закружилась голова. Тут она так слабо клюнула, что жрица даже не стала отклоняться, а затем кобра замерла неподвижно, как бронзовое изваяние. И тогда произошло немыслимое. Старуха наклонила голову вперед, продолжая выпячивать губы, и запечатлела короткий поцелуй на змеимой морде, на морде самой крупной и опасной из ядовитых змей!
        Казалось, что этот символ любви и мира полностью усмирил дикую агрессию кобры. Она как-то опала и прильнула к сосуду с молоком, а затем медленно исчезла в своей норе.
        Поклонники Змея восторженно зашептались. Гнев божественного Нага был усмирен. Змей принял дружбу человека, и сердца их наполнились гордостью и счастьем.
        Билл, присутствующий при ритуале, был одновременно очарован и ошеломлен этим зрелищем. Он медленно повернулся и неожиданно оказался лицом к лицу с полудюжиной красных дьявольских созданий. Они были мускулисты, с выпуклой грудью и огромными звериными головами. Лапы длинные, как у человекообразных обезьян. Билл сразу же понял, что это и есть те самые Красные Демоны. Он знал, что эти существа прислуживают змеепоклонникам и понимал, что встреча с ними не сулит ему ничего хорошего. Эти типы явно не питали никаких добрых намерений, а поскольку сила каждого из них равна сила Баллантайна, то явно не было никакого смысла вступать с ними в рукопашную.
        Тем не менее, Билл выхватил из-за пояса револьвер, однако не успел им воспользоваться. Существа всей кучей бросились на него, оружие было вырвано из рук и отброшено. В то же время шесть демонов пригвоздили шотландца своим весом к земле. Колосс сопротивлялся, отбрасывал противником одного за другим, но тех становилось все больше и в конце концов они приволокли его на поляну, где сбились в кучку змеепоклонники.
        Видя, что сопротивление бесполезно, Билл решил вступить в переговоры. Он собрал все те немногие слова, которые знал по-бирмански, и попытался объяснить, что он жертва недопонимания, что он вовсе не собирался проявлять нескромность и что сюда его привел слепой случай.
        Слова его заглушили вопли старой жрицы, которая скакала вокруг шотландца, плевалась и выкрикивала что-то, в чем Билл безошибочно угадывал призывы расправиться с ним незамедлительно.
        И тут в нем закипел справедливый гнев.

        - Вопи, вопи, старая кочерыжка,  - заорал он.  - Я теперь понял, почему змея тебя не ужалила… Она боялась сдохнуть от твоего яда! Так что, ори! Продолжай вопить, может помрешь, задохнувшись!.. Яйцо ты змеиное! Ишь чего захотела - шотландца напугать!.. Вели своим проклятым красным рабам отпустить меня, и я обдеру крысиные хвосты с головы!..
        Все это он орал по-английски, да ещё на шотландском английском, с акцентом. Но том английском, где перемешались виски и килт, так что понять его было довольно трудно. И, конечно, жрица ничего не поняла, а продолжала осыпать пленника оскорблениями и угрозами.
        В конце концов она что-то приказала, и Красные Демоны, связав Биллу руки и ноги и просунув под них стволик дерева, потащили шотландца, как охотники, носят убитую дичь, в джунгли, навстречу неизвестности.



        Глава X

        Билл страдал и злился, пока его тащила банда вопящих поклонников Змеи и Красные Демоны. Почти два часа они поднимались в гору. Баллантайн испытывал жажду, путы болезненно впивались в кожу, прорезая её почти до кости, а низкие ветви деревьев и кустарников хлестали его по лицу.
        Наконец вопящая толпа добралась до вершины холма с развалинами храма, от которого практически остался только величественный портал, украшенный с обеих сторон гигантскими, стоящими на хвостах кобрами. Баллантайна подняли наверх и привязали кисти рук в головам змей, продернув веревки в бронзовые кольца, вмурованные в раскрытые змеиные пасти. И он повис в пустоте, как распятый на кресте, отданный на растерзание палящему солнцу. Тут шотландец понял, что его решили таким образом казнить.
        Со своей висячей позиции Билл имел возможность обозревать открывшуюся перед ним панораму, которая при иных условиях могла бы показаться грандиозной. Слева кипела зеленая пена растительности, уходящая почти до горизонта к самой реке Чайндуэйн, которая отсюда виделась, как крохотная голубая черточка и как бы уходила в облака. Справа, кажется, совсем недалеко, виднелись самые высокие пики гор Нага, вонзившие в жестко-голубое небо чудовищные зубы.
        И вдруг Билл увидел то, что так долго и безуспешно искал. Там, впереди, перед ним, казалось, только протяни руку, на выступе одной из скал высилась старая монгольская крепость. Близость цели была дополнительной пыткой для шотландца. Так глупо попасться, будучи почти у цели! Желтая Тень находился неподалеку, всего какие-то километры, а он, Билл, бессилен что-либо предпринять. Моран не будет отмщен, а Минг продолжит творить свои преступления.
        Билл дергался на привязи и раскачивался, как кукла, пытаясь хоть как-то ослабить путы, но напрасно. Единственно, чего он добился, так только дикой боли в кистях рук.
        Бирманцы, Красные Демоны и старая жрица сидели полукругом в тени, собираясь, видимо, присутствовать при его агонии.

        - Ну убейте же меня, убейте!  - рычал Билл.
        Но это было как глас вопиющего в пустыне. Никто из присутствующих при этом зловещем спектакле не шевелился. Они молча смотрели на человека, приговоренного ими к смерти.
        Билла охватило отчаяние. Он понял, что взывать к этим людям бесполезно…
        Солнце обжигало ему лицо и затрудняло дыхание. Он прикрывал глаза, и когда открывал их, все окружающие виделось, как сквозь туман. Положение ухудшалось от минуты к минуте. Через полчаса он потерял столько влаги, что еле дышал, а язык во рту ощущал как какую-то постороннюю сухую шершавую массу. Как какой-то шар, который нельзя ни проглотить, ни выплюнуть.
        Когда он в последний раз открыл глаза, ему показалось, что предметы вокруг изменили свои размеры и очертания, как в какой-то игре, абсурдной игре. На глаза упала красная пелена, через которую все просвечивало, как через цветную вуаль. Потом перед ним стали вертеться огненные галакилики и золотые точки.
        Зрители продолжала внимательно наблюдать, как препараторы-биологи за морской свинкой.
        Билл взревел:

        - Убейте меня, убейте, проклятые!..
        Но на самом деле это ему только казалось, ибо из горла вырывался жалкий хрип. И тут, как бы в ответ на его призыв, раздался дикий вопль - боевой клик дакоитов. Потом ещё и еще.
        Поклонников Нага, которые невозмутимо наблюдали за мучениями жертвы, сдуло как ветром.
        Красные Демоны, бирманцы и старая жрица бросились врассыпную.
        Билл остался один под охраной двух каменных кобр, к которым он был привязан.
        Текли минуты, приближая его к смерти. Красная пелена прочно висела перед глазами, а под черепом бесконечно бухали огромные турецкие барабаны. Весь окружающий мир захлестнула непереносимая боль.
        Баллантайн, правда, не настолько потерял разум, чтобы не понимать, что месть змеепоклонников нисколько ни лучше, чем то, что с ним могут сотворить дакоиты. Так что вряд ли его положение исправится в лучшую сторону.
        В это время в тени деревьев появилось два человеческих силуэта. Когда люди приблизились, Билл даже сквозь багровую пелену узнал прокаженного и девушку - поводыря, которые выручали его уже не раз в самых критических ситуациях. Но он был на исходе сил, и, явись перед ним даже сам сатана со своим чертовым воинством, шотландец отнесся бы к этому совершенно безразлично.
        Метрах в двадцати от портика слепой прокаженный остановился, опираясь рукой на плечо своего проводника. И тут Билл почувствовал, что изуродованное и деформированное проказой лицо слепого чем-то знакомо ему. Даже слишком знакомо. И он тут же понял, что начались галлюцинации от этого проклятого солнечного света, что он уже свихнулся, а следующим этапом наступит смерть.
        Девушка, казалось, почувствовала его состояние и немой призыв о помощи. Покинув калеку, она приблизилась к портику. Билл увидел, что в руках она держит нож. Путы его перерезаны и он мешком рухнул на землю, а девушка, продемонстрировав недюженую силу, отволокла его в тень зарослей рододендров. Опустившись на колени, она сняла с пояса небольшую фляжку, обшитую кожей, и, вытащив пробку, вылила ему на лицо струйку воды. Затем поднесла фляжку к губам и заставила сделать несколько глотков. Но когда шотландец потянулся, чтобы глотнуть ещё этой божественной влаги, этого нектара, она не дала, проговорив:

        - Нет… вам будет плохо… Потерпите немного, а потом выпьете, сколько влезет.
        Ее прекрасный английский язык было странно слышать из уст нищенки.
        Поставив фляжку на землю, она отошла к кустарнику, но скоро вернулась, неся в руках два предмета, в которых Билл узнал свой мешок и револьвер, выпавший у него из рук во время нападения Красных Демонов. Положив все это рядом с Баллантайном, девушка подняла флягу и, протянув её лежащему, сказала:

        - Теперь пейте, только понемногу…
        А потом вдруг совсем неожиданно прозвучало:

        - Если хотите добраться до Минга, то дождитесь ночи; идите к скале, на которой стоит крепость. Опасайтесь часовых. Постарайтесь взобраться по северному склону. Выше расположена стена, поддерживающая террасу, а уже на ней помещение, где живет ваш враг… Убейте его…
        Билл мало-помалу приходил в себя.

        - Кто вы? И кто он?  - спросил шотландец, указывая пальцем на слепого прокаженного, неподвижно стоящего в стороне.
        Девушка приложила палец к губам.

        - Тихо. Не разговаривайте,  - прошептала она.  - Вы бесполезно тратите силы… Отдохните… потом все узнаете…
        Она поднялась и подошла к слепому; оба направились к лесу и там исчезли. Билл хотел догнать их и объясниться. Спросить, почему они все время попадаются на его пути, но не было сил подняться.
        Так он остался лежать на траве, щекой к земле. С того места, где он лежал, была видна крепость. Насколько можно было судить, до неё хватило бы несколько часов ходу.
        Наконец-то Желтая Тень где-то рядом! От одной этой мысли Баллантайну стало легче, в него как бы вливалась новая энергия.



        Глава XI

        Вблизи крепость выглядела вполне сносно. Она стояла как бы на короткой толстой колонне, на уступе скалы. В смутном лунном свете склоны казались гладкими, и Билл, стоя у подножия, понимал, как трудно будет по ним взбираться.
        Остаток дня, после того, как его вырвали из лап змеепоклонников, он провел, скрываясь в лесу, копя силы и подкрепляясь едой из мешка. Поскольку цели он достиг, то пищу не экономил, а так же старался возместить потерю жидкости в организме. У него ещё дико болела голова, но Билл надеялся, что несколько таблеток снимут боль.
        Когда наступила ночь, он почти полностью восстановил силы и уже часам к двадцати трем тронулся в путь.
        Чтобы добраться до вершины, было несколько путей. Чем больше склоны окутает темнота, тем меньше риска быть замеченным часовыми, о которых предупреждала девушка.
        Конечно, это потребует много времени, но у него ещё оставалась значительная часть ночи, так что можно было действовать с предельной осторожностью.
        Чтобы не связывать себя лишним грузом, Билл сбросил мешок. Его он захватит на обратном пути. А сейчас, главное - добраться до Желтой Тени и выполнить миссию правосудия. В конце концов наплевать на все снаряжение, если он выполнит то, что задумал, отомстит за друга и навсегда покончит с Мингом, не позволив ему больше совершать свои злодеяния.
        Набив карманы патронами и кусочками сахара, проверив револьвер, он был готов действовать, и, заткнув за пояс нож, полез по крутому склону. Лез он медленно и осторожно, чтобы не скатился ни один камешек. Колосс весил достаточно, более сотни килограмм, но при необходимости был гибок и подвижен в значительно большей степени, чем люди, весящее много легче его. Он часто останавливался, прикладывая ухо к камню, чтобы убедиться - никто не бродит поблизости. Отдохнув и проверившись, Билл снова продолжал свой путь. Иногда ему вспоминался слепой прокаженный и девушка - поводырь, без которых он вряд ли бы выпутался из тех передряг, в которые попадал. Эти странные персонажи Двора чудес больше всего интриговали его. Кем они были и какую цель преследовали, идя по его следам?
        Впрочем, сейчас ему было не до разгадок, тем более, он уже пытался сделать это сотни раз. Поэтому Баллантайн продолжал подъем без страха и усталости, ибо он, как говорят у бегунов, перешел уже на второе дыхание, на ту стадию, когда ни страх, ни усталость не играли никакой роли.
        До вершины Баллантайн добирался почти два часа. Там он залег в высокой траве и стал разглядывать крепость. Она имела вид заброшенной. Нигде ни огонька, ни шороха. Не мелькал ни один человеческий силуэт.

«Может все, что я проделал, добираясь сюда, бесполезно»,  - подумал с горечью Билл. Но тут послышался легкий шум. Шотландец приложил ухо к земле и тут же услышал мягкое и ровное гудение. Это было гудение огромной электрической машины, находившейся под землей.
        Вот тут-то Билл и заулыбался в темноте во весь рот,

        - Ну, за дело,  - прошептал он.  - Извините за сомнения. Крепость обитаема, хотя и прикидывается вымершей. Насколько я знаю Минга, он обязательно постарается окружить себя современным комфортом. А электричество ему нужно для питания машин в лаборатории. Минг, хоть и преступник, но он ученый, так что не стоит об этом забывать. Шум же - явно работа генераторов. Так что теперь двинулись к северной стороне, как советовала неведомая спасительница.
        Медленно, почти на четвереньках, Билл двинулся вокруг крепости. Понадобилось ему на это почти полчаса, прячась с расщелинах и скудной растительности. Подъем, который ему предстояло совершить без альпинистского снаряжения, несколько не вдохновлял, тем более с его весом и скопившейся усталостью.

«Б-р-р,  - подумал он,  - придется заняться акробатикой, а лучше бы поискать другой путь, ведущий к Мингу».
        Тут раздался шум шагов слева и появился человек, которого отделяли от Баллантайна лишь заросли высокой травы. Человек был в кожаной куртке, блестевшей в лунном свете, матерчатых штанах и каскетке на голове, с козырьком на китайский манер. Под мышкой правой руки у него висел автомат.
        Билл сразу понял, что это один из часовых, о котором говорила девушка - поводырь.

«А может этот охранник и будет той указательной стрелкой, которая доведет меня до Желтой Тени?  - мелькнуло у Билла.  - Так что и не придется совершать головокружительный подъем?»
        Часовой не спешно приближался и вскоре был уже в нескольких шагах от шотландца. Баллантайн видел, как под козырьком поблескивали белки глаз и выдавался курносый нос.
        В момент, когда часовой повернул голову в другую сторону, Билл в едином порыве вскочил и бросился на него. Тот успел лишь встрепенуться, но было уже поздно. Кулак Билла не столь сильно, сколь точно ударил его в подбородок. Часовой даже не успел рухнуть, как шотландец его подхватил и отволок за кустики. Теперь оставалось только подождать, когда жертва придет в себя.
        Зная свою силу, Билл постарался ударить не слишком сильно, так что пленник вскоре очнулся. Первое, что он увидел, был зрачок револьверного ствола, четко уставившийся ему в лоб. В то же время шотландец не громко проговорил, используя бирманские и китайские слова:

        - Молчать, не шуметь, не кричать, а то я вышибать тебе мозги…
        Стражник, должно быть, понял, ибо замигал округлившимися от страха глазами.

        - Я задавать тебе вопросы,  - сказал Билл на той же ломаной смеси языков.  - И ты должен отвечать…
        Пленник закивал головой в знак согласия, но Билл, как бы не видя этого жеста, продолжал:

        - Ты мне сказать, как незаметно проникать в крепость. Но не вздумай советовать мне лезть через стена…
        И поскольку охранник молчал, спросил его опять:

        - Будешь говорить? Предупреждаю, у меня есть средство заставить. Будь умный…
        В голосе своего противника часовой почувствовал выражение холодной твердой воли. Это вызвало у него волну ужаса, но тем не менее он пробормотал:

        - Я не могу сказать… иначе мне смерть. Если я - сказать, мне смерть…
        Билл зловеще засмеялся.

        - Ты умрешь, если будешь говорить, но ещё скорее умрешь, если не будешь. Выбирай… Лично я советую тебе говорить…
        Тот снова что-то забормотал.

        - Я не могу ничего говорить. Я говорить - я умереть.
        Баллантайн потерял всякое терпение. Время было для сантиментов не подходящее. До наступления рассвета ему ещё предстояло добраться до Желтой Тени, а то - слишком поздно.
        Схватив несчастного за плечи, он рывком перевернул его на живот. Затем загнул правую руку до самых лопаток.

        - Говори, а то я сломать тебе рука… Как пробраться в крепость?
        Задыхаясь от боли и ужаса, охранник залопотал:

        - Да, да… я говорить, говорить…

        - Ну, говори, пока я не вырвал тебе плечо.
        Тот на одном дыхании залепетел:

        - Чтобы проникнуть в крепость, следуй…
        И тут несчастный замолк. Тело его забилось в судорогах, вытянулось и замерло.

        - Говори! Говори же! Продолжай…
        Но сколько не тряс Билл неподвижное тело, человек молчал. Перевернув его, Баллантайн приложил ухо к груди; сердце не билось. Шотландец со злобой выругался.

        - Вот ведь не повезло,  - вздохнул он.  - Только заговорил, как сразу же отдал концы. Наверное, сердечный криз… А ведь не так уж и сильно я его помял…
        Он долго вглядывался в искаженное ужасом лицо трупа, потом, опустив голову, пробормотал:

        - Бедный малый!
        Поскольку ничего не оставалось делать, Билл снова посмотрел на стену. Природная стена метров около пятидесяти. Только отдельные неровности на ней могли облегчить подъем.

«Что ж! Больше ничего не остается,  - подумал он, скорчив гримасу.  - Придется пойти на авантюру. Если сорвусь, то непременно сверну себе шею… Ну ладно, коли уж сверну, то хоть командан будет не в одиночестве… на том свете!»
        Он медленно и тщательно стал изучать предстоящий подъем. Стена, действительно, была метров пятьдесят, затем шел узкий карниз и ещё одна стена, но пониже, которая подпирала каменную террасу, где, по словам нищенки, находились личные апартаменты Минга. В среднем, с «пересадкой», нужно было лезть все шестьдесят.
        Внимательно вглядываясь в поверхность стены, Билл подмечал все выбоинки и шероховатости, все трещины, цепляясь за которые можно было попытаться совершить подъем. В общем-то мероприятие было довольно безнадежное, но решительный человек, рискнувший всем, в том числе и жизнью, имел шансы на успех. А с момента смерти командана Морана Билл ни в грош не ставил свою жизнь. Мир потерял для него всякую привлекательность, стал унылым и серым. Именно поэтому он и рисковал всем, чтобы отомстить за друга, наказать Желтую Тень.
        Гигант приблизился к стене и, не теряя времени, начал подъем, перед которым спасовали бы самые отважные альпинисты.



        Глава XII

        Медленно, как муравей и столь же цепко, Билл Баллантайн полз вверх по стене. Раз двадцать, по крайней мере, он чуть было не срывался в пустоту. Как он удерживался? Вряд ли и сам Билл мог это объяснить. Его огромное тело иногда использовало выщерблены, которые вряд ли могли бы удержать десятилетнего ребенка.
        Вися над бездной, шотландец понял, почему Желтая Тень выбрал для резиденции старую монгольскую крепость. Она действительно была непреступной для обыкновенных людей. Метр за метром он карабкался, прижимаясь к камням, как сколопендра. Иногда, цепляясь за выбоины кончиками пальцев, несколько секунд отдыхал, стараясь нащупать ногой какую-нибудь трещину. Нащупав, продолжал свой медленный и опасный путь эквилибриста.
        Он устал, болела голова, так как кончилось действие таблеток; лицо, обожженное до того жарким солнцем, мучительно горело. Ну, а если не считать этих пыток, он в целости и сохранности добрался до карниза, совершив подвиг, который вряд ли до этого кому-либо удавался. Его поддержала жажда мести, желание добраться до Минга.
        Минут десять он отдыхал на этом узком карнизе, шириной едва ли в метр. Билл задыхался, а пальцы рук кровоточили. Зато сознание работало четко и ясно.
        Оставался какой-то десяток метров, да ещё по стене из валунов, не скрепленных цементом, между которыми были щели, создающие всякого лестницу.
        Минут за десять он одолел и это препятствие, хотя на последних метрах его охватило чувство страха, что Минга там нет. Неужели он куда-нибудь уехал из крепости?
        Но Баллантайн вспомнил слова девушки:

«…дождитесь ночи… поднимитесь на террасу… и убейте его…»
        Казалось, что маленькая нищенка прекрасно информирована о том, что Желтая Тень находится на месте в своем логове. Так что её слова внушали уверенность.
        Последние усилия и Билл уцепился за край террасы. Подтянувшись, он лег животом на парапет, и перед ним открылось несколько арок, за которыми в комнате горел электрический свет, освещая прекрасную меблировку.

«А вот и апартаменты Минга,  - блеснуло в голове Баллантайна.  - Остается теперь только найти его самого…»
        И тут он увидел знакомый силуэт врага, стоящего, опершись локтями на парапет в конце террасы. В лунном свете и отблесках ламп из комнаты Билл совершенно точно узнал темный, похожий на костюм пастора сюртук, огромный затылок и полированный как яйцо череп.

«Минг… Это Минг!..» При одной мысли о том, что враг в его руках, Билл забыл об усталости и всех своих страданиях; в его мышцы как будто влили новую энергию.
        Инстинктивно шотландец сунул руку за пояс, но остановился в раздумье. «Нет, никакой стрельбы… Я убью его голыми руками. Так месть моя будет полнее..»
        Желтая Тень не шевелился. Осторожно, не издавая ни малейшего шума и шороха, Баллантайн скользнул на террасу. И на цыпочках направился к своему врагу. Оставалось всего несколько метров, когда Минг что-то почувствовал и резко обернулся.
        На его широком с выдающимися скулами и курносым носом лице, в глазах цвета желтого топаза не отразилось ни малейшего удивления. Только улыбка обнажила его нечеловеческие острые зубы хищника.

        - А вот и господин Баллантайн,  - с обезоруживающим спокойствием проговорил он мягко.  - Полагаю, что на этот раз вы явились, чтобы улить меня…
        Билл не ответил. Он опустил глаза, зная заранее, что этот монгол обладает гипнотической силой.

        - Да, да. Вы явились, чтобы расправиться со мной,  - продолжал Желтая Тень.
        Заметив рукоятку револьвера за поясом Баллантайна, он спросил:

        - Почему же вы не воспользовались оружием? А, понимаю… Решили убить меня голыми руками… Как же вы меня ненавидите, мистер Баллантайн!
        Глумливый тон чудовища подстегнул желание Билла покончить с ним.

        - Да, господин Минг,  - глухо бросил он,  - я пришел прикончить вас. Я задушу вас как паршивую курицу. Вы сильны, но и я не менее силен. А еще, на моей стороне право.
        Желтая Тень издал короткий смешок.

        - Право!.. Не смешите меня, мистер Баллантайн. Я, лично, знаю лишь одно право, мое право, которое я исповедую.
        Говоря это, Минг чуть-чуть приблизился к шотландку, который, чтобы избежать магического воздействия опасных желтых глаз, следил за правой рукой противника. Эта искусственная рука из стали управлялась напрямую нервными импульсами мозга.
        И неожиданно, эта рука настигла Баллантайна, который почувствовал резкую боль в плече, как будто стальные тиски сжали его кости и мускулы. Но он тут же одновременно с Мингом перешел к действиям. Его правый кулак, величиной с детскую голову, как заднее копыто лошади, ударил Минга в челюсть.
        Стальные тиски ослабли. Однако монгол, такова уж была его жизненная сила, не упал. Биллу пришлось добавить левой, потом ещё раз садануть правой, чтобы тот наконец рухнул.
        Бросившись на противника сверху, Билл пытался голыми руками свернуть ему шею. Но в этот момент Желтая Тень, не потерявший сознания, тем не менее, после жесточайших по моще ударов, заговорил.

        - Нет, мистер Баллантайн, не пытайтесь меня задушить. Этим вы подпишите себе смертный приговор. Оглянитесь…
        Полагая, что речь идет о какой-то дьявольской хитрости, гигант и не думал оборачиваться,. Но ему пришлось это сделать, когда он почувствовал, что в затылок уперся холодный оружейный ствол. Он увидел шестерых монголов со зверскими лицами, нацеливших на него автоматы.
        Шотландец медленно встал. Минг поднялся тоже, как будто и не получил только что нескольких страшнейших по мощи ударов. Он улыбнулся, оскалив свои звериные зубы.

        - Надо сказать,  - с налетом иронии проговорил он,  - что вы, мистер Баллантайн, довольно опасный противник… Но вы, однако, должны уже были из собственного опыта знать, что меня невозможно застать врасплох.
        Он сделал знак монголам и произнес несколько слов на языке, в котором Билл не понял ничего. Двое охранников схватили шотландца за руки и, заломив их за спину, связали прочными шелковыми шнурами.
        И вот тут-то до Билла наконец дошло, что, играя против Минга… он в очередной раз проиграл.

        - Вот видите, мистер Баллантайн,  - начал Желтая Тень,  - вы только ступили на террасу, а я вас уже ждал… Ну, а если быть более точным, я ждал кое-кого, не зная точно, что это будете вы. Впрочем, я допускал, что это можете быть вы…
        Оба находились в роскошном рабочем кабинете со сводчатым потолком. Плиты пола были закрыты ковром с толстым ворсом, в котором ноги тонули, как в мягкой пене, старинного персидского или китайского производства, редкой расцветки, великолепно подобранной под грубую кладку стен.
        Тут и там стояли скульптуры, добытые из руин древних монастырей и храмов, буддистских или индуистских. Глядя на их искаженные зловещими гримасами лица, становилось ясно даже не посвященному, что речь идет о демонах-разрушителях, а никак не о богах-благотворителях.
        Билл Баллантайн, все ещё со связанными за спиной шелковыми шнурами руками, был брошен на пол. Минг сидел в нескольких шагах от него на широком диване, покрытом китайским шелком.

        - Вы, как всегда, упрямы,  - продолжал монгол.  - Ваш друг, командан Моран, тоже надоедал мне и это стоило ему жизни… Что же касается вас, то о вашем присутствии я был осведомлен, лишь только вы ступили на бирманскую землю. Но я не вмешивался, потому что знал, что вы собираетесь отомстить за вашего друга, а месть придает людям огромную дополнительную силу. Так что, попытавшись расправиться с вами при помощи своих дакоитов, я нисколько не удивился, что вам удалось ускользнуть.
        Через день вам подбросили королевскую кобру ночью в гостиничный номер в Мандалае. Но вам и на этот раз удалось избежать опасности. Конечно, меня по радио ставили в известность о ваших всех или почти всех действиях. Почти сразу же после того, как вы покинула Мандалай, мне стало известно, что вас захватили пираты Иравади. Эти дакоиты в Бирме, как, впрочем, и повсюду, подчинены мне и платят дань. Однако, когда я направил им приказ передать вас в руки моим эмиссарам, было уже слишком поздно. Вы отказались наглейшим образом от пиратского гостеприимства, нанеся урон их предводителю.. С этого момента я потерял ваш след, до того мгновения, когда вы пристукнули моего часового.
        Желтая тень кашлянул и замолк, в то время как Баллантайн не промолвил ни слова. Тем не менее разные мысли бродили у него в голове.

«Минг совершенно не подозревает о моих контактах с У-Вином и доктором Партриджем. Кажется, он не знает, что с их помощью мне удалось добраться до крепости. Но, что я никак не могу понять, так это, каким образом часовой, умерший неожиданно, смог поднять тревогу. Он ведь не издал ни единого крика…»
        Минг догадался о последних мыслях своего пленника, ибо продолжал:

        - Я знаю, что вы, мистер Билл, заинтригованы поведением часового. Так вот знайте, что большинство моих охранников подверглись специальной операции. Как великий ученый, я к тому же не плохой хирург, не забывайте этого. Большинству охранников я имплантировал в основание черепа маленький передатчик с очень маленьким сухим элементом питания и к тому же подзаряжающимися автоматически от электроизлучений мозга. К этим батареям также подсоединены мощные заряды взрывчатки, хотя они и величиной с горошину. Передатчик настроен на одну волну с центральным приемником в крепости. Если охранник готов предать, то с помощью дистанционного управления бомба подрывается. Взрыв вроде бы не силен и не громок, но, уничтожая жизненно важные центры, влечет за собой смерть. Когда вы захватили часового, ваши и его слова фиксировались на приемном пункте, а когда он под вашим воздействием собрался выложить секретные сведения, которые вы от него требовали, бомба сработала. Догадываясь, что вы собираетесь влезть по стене, я уже ждал вас, и вы угодили в ловушку.

        - Ну, а если бы я, вместо того, чтобы сражаться голыми руками, пристрелил вас?  - спросил с интересом Билл.  - Поступая так, вы подвергали себя огромному риску.
        Желтая Тень сделал неожиданный кивок головой.

        - Поверьте, что все предосторожности были приняты. Едва ступив на террасу, вы были уже на мушке у моих снайперов. Попытайся достать оружие, вы были бы тут же уничтожены.
        Теперь Баллантайну все было ясно, в том числе и слова охранника: «Я ничего не могу говорить… Если я говорить, я - умереть…»
        Несчастный малый знал, что их разговор прослушивается, а заряд в голове сработает, если он скажет хоть слово европейцу о тайне крепости. И, несмотря на это, Билл принудил его отвечать, вызвав тем самым смерть.
        Это гениальное дьявольское изобретение, своего рода новое рабство, прямо-таки подкосило Баллантайна. Он сжал кулаки, напряг мускулы, пытаясь разорвать путы. Однако те были крепки и не поддались.

        - Минг, вы - чудовище,  - проворчал шотландец,  - жаль, что я вас не раздавил, как козявку.

        - Вы угрожаете попусту,  - со своим обычным спокойствием проговорил Желтая Тень.  - Уж никак не вы помешаете мне рано или поздно стать властелином мира… Рано или поздно… Но сейчас меня занимает вопрос, как поступить с вами. Я, конечно, могу приказать прикончить на месте… Однако это будет слишком легким выходом для вас…
        Монгол замолчал и задумчиво посмотрел на пленника.

        - Нет, нет. Решительно не стоит вас сразу же убивать, мистер Баллантайн,  - опять проговорил он.  - Такой уникальный образец. Жаль, просто жаль. Нужно подумать, как вас использовать.
        Он опять задумался. Вдруг лицо его озарилось, и Минг воскликнул:

        - Ну, вот и решение. Нашел!.. Вы убили моего охранника? Прекрасно. Вы его временно замените… Побудете несколько дней в камере. Затем я вам имплантирую маленький передатчик и малюсенькую бомбочку в основание черепа. Хотите или не хотите, но вы будете вынуждены служить мне. А если нет, то паф-ф-ф… Как вы на это смотрите?

        - Я думаю, что вы совсем спятили, Минг. Вы нуждаетесь прежде всего в хорошем психиатре и сумасшедшем доме с холодным душем, смирительной рубашкой и прочими подобными вещами. Вы прекрасно знаете, что я никогда не буду вам служить. В первый же день я сделаю так, что бомба взорвется… и привет честной компании! Я предпочту медленно умирать под пытками, но никогда не стану сообщником такого злодея, как вы.
        Минг пожал плечами.

        - Это все слова!.. Вы же не идиот, мистер Баллантайн,, и должны знать, что инстинкт самосохранения превыше всего. Через несколько дней я сделаю вам небольшую операцию, о которой говорил. А в ожидании её, вы отведаете вкую моих темниц. К тому же, я изобрел некую систему оков, и благодаря им, вам даже не удастся разбить голову о стены…
        Взяв небольшой, обитый кожей молоточек, Минг ударил им в серебряный гонг. Через несколько секунд в комнату вошли полдюжины охранников. Минг бросил им несколько слов, скорее всего по-монгольски, и, подняв Билла, они вывели его наружу.



        Глава XIII

        Нужно было обладать большим воображением - а Желтая Тень им безусловно обладал,  - чтобы изобрести систему оков столь «эффективную», которую создал Минг. Темница сама по себе не отличалась от других: узкое помещение, низкие сводчатые потолки, толстые стены и тяжелые металлические решетки вместо двери. Но сами оковы были дьявольски просты. Речь шла о двух нормальных обыкновенных цепях с кольцами, куда вставлялись кисти рук. Но все дело в том, что они располагались, приковывая узника, на разной высоте. Одна была в двадцати сантиметрах от пола, а другая - в двадцати сантиметрах от свода. Браслет одной застегивался на левой, другой на правой руке, так что она оказывалась задранной вверх. Даже, если узник хотел сесть на пол, правая цепь не позволяла ему этого сделать. Если он хотел выпрямиться, то этого ему не давала левая цепь, заставляя его оставаться перекошенным. Несчастный должен был постоянно быть в неестественном положении, полусогнутым набок, с поджатыми ногами. Днями и неделями ему нужно было находиться в неестественной позе, не имея даже возможности заснуть, мучимый усталостью и болью в
позвоночнике. Такой режим, как утверждал Минг, сламливал сопротивление самых упрямых в очень короткий срок.
        В этой-то противоестественной позиции и оставили Билла стражники. Сначала он даже не чувствовал особого дискомфорта. После тех страданий, которым подвергли его змеепоклонники, это вроде бы было не столь страшно. Его к тому же постоянно преследовала мысль о провале, который он потерпел в борьбе с Желтой Тенью, и это повергало его в глубокое уныние.
        Но прошли минуты, потом часы. Несмотря на всю свою физическую крепость, Билл почувствовал боль в груди и позвоночнике, но цепи заставляли его держаться в этом болезненном положении. Боль ударяла в затылок, переходила в ноги.
        Много раз он пытался всем телом повиснуть на цепи, чтобы вырвать её из стены, но все напрасно. Так он и застыл, задыхаясь, перекошенный, как ревматик. Кровь стучала в виски.
        Время сочилось капля за каплей в вечность. С регулярными интервалами звучали шаги стражников, проходящих по гулким плитам рядом с решеткой. Они удалялись, потом возвращались с снова удалялись. Но вот, в какой-то момент, они приблизились к решетке и смолкли. Прошли ещё минуты, и вдруг в замке решетки повернулся ключ. Резкий свет электрического фонаря больно ударил в глаза, и Билл услышал голос человека - голос, который он слишком хорошо знал и теперь мог услышать только в кошмарных снах - прошептавший:

        - Скорее, Таня, освободи его!
        Зазвенел ключ. Кто-то возился с его цепями, которые резко спали.
        В полусознании Билл скатился на пол, постанывая от боли, и почувствовал, что его переворачивают на живот. Умелые руки массируют ему спину, бока, затылок, ноги. И в то же время тот же самый голос проговорил:

        - Мужайся, Билл, старина… Мужайся… Восстанавливай скорее свои силы… Мужайся, старина.
        Боже! Этот голос… Знакомый голос.

«Нет, невозможно,  - подумал шотландец.  - Я брежу… Этого просто не может быть… Этого НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!»
        Боль медленно отпускала его, уходила из поясницы, кистей, затылка. Он уже сам перевернулся на спину. В свете стоящего на полу фонаря увидел мужчину и женщину. В женщине узнал поводыря, а в мужчине, как и предполагал, слепого прокаженного. А тот прошептал Баллантайну:

        - Ну что, дружище, начинаешь чувствовать себя нормальным человеком?
        На этот раз шотландец понял, что он не бредит. Этот голос он узнал бы из тысячи, и тут Билл зарыдал.

        - Так это правда?!  - бормотал он захлебываясь.  - Вы… это вы… командан?

        - Конечно, это я, Билл, кто же еще… Но перестань называть меня команданом!..
        И тут колосс почувствовал, что горло его перехватило и сердце рвется из груди. Прокаженный, склонившийся над ним, это его друг и брат, Боб Моран, которого он считал мертвым.

        - Это же невозможно, командан!  - шептал шотландец.  - Я же видел собственными глазами, как вы пали под пулями Минга! Это невозможно!..

        - Все в этом мире возможно, Билл. Ты же видишь меня во плоти. Может, и не слишком хорошо выгляжу, но живой… И мадемуазель, которая отперла твои оковы, это - Таня… Таня Орлофф… Ты помнишь ее?.. Но постарайся вспомнить… Ладно, мы и так потеряли много времени… Нужно бежать, как можно скорее! Поднимайся! Ну, поднимайся же!..
        Мысль о том, что его друг жив, сразу придала Биллу силы. Несмотря на то, что боль ещё не совсем ушла, он пошатываясь встал самостоятельно.

        - Но, командан! Объясните же… Как?

        - Позже, Билл, позже,  - ответил прокаженный.  - Сейчас только одно - удираем.

        - А охрана?

        - Я о ней позаботился,  - объяснил Моран.  - Я разложил её по углам, предварительно оглушив. А когда они придут в себя, мы будем уже далеко…
        Баллантайн вздрогнул.

        - Оглушили их!  - воскликнул он.  - Тогда уже поднята тревога… У этих людей вживлены маленькие передатчики в основание черепа…

        - Об этом не беспокойтесь,  - вмешалась Таня Орлофф.  - Мин проделывает такие штучки с сообщниками, которым не слишком доверяет. А темницы охраняют наиболее фанатично преданные ему люди, которых хоть режь на куски, не предадут своего хозяина.
        Билл не настаивал. Таня была племянницей Минга, и кому, как ни ей, лучше всех знать привычки своего дядюшки.

        - Ну, что!  - бросил Моран.  - Надеюсь, что нас здесь больше ничего не удерживает… Двинулись!..
        Один за другим во главе с Таней Орлофф трое выбрались из темницы.
        Ночь подходила к концу и все в крепости должны ещё были крепко спать. Таня вела их подвалами, в которых и днем-то мало кто бывал. Эти оба обстоятельства способствовали их бегству через лабиринты коридоров, переходы и лестницы, вырубленные в скале во время строительства крепости. Наконец они достигли круглого сводчатого зала, в центре которого находилась грубо сделанная статуя Будды, погруженного в размышления.
        Встав на колени, Таня повернула завиток орнамента на пьедестале статуи, которая повернулась вокруг оси, открывая черную дыру и первые ступени каменной лестницы, ведущей вниз. Спустившись на двенадцать ступеней, Таня тронула другой рычажок, и статуя встала на место. Им пришлось спуститься ещё на полсотню ступеней, прежде чем добраться до входа в туннель, длинный и сырой.

        - Вперед,  - скомандовал Боб.  - Сейчас мы в относительной безопасности, поскольку Минг не подозревает, что Таня - наша союзница, и он не может догадываться, что мы пойдем этим путем. Тем не менее, нам нужно выбраться как можно скорее и подать доктору Партриджу сигнал к атаке.
        Билл удивлялся все больше и больше.

        - Вот так раз! Что же там делает Партридж? Я-то думал, что…

        - Давай, Билл, все вопросы оставим на потом,  - обрезал Моран.  - Нам сейчас некогда. Люди Партриджа должны проникнуть в крепость до того, как здесь обнаружат твое исчезновение.
        Они продолжали идти след в след. Пол был ровный, а электрический фонарь давал достаточно света, так что передвигаться можно было быстро.
        Минут через десять ходу туннель сделал поворот ип вывел их к лестнице. Они спустились по ней и оказались на свежем воздухе у подножья скалы, откуда Билл начинал свой подъем в крепость.
        Рождающийся день уже высветил небеса, окрашивая все в серые тона. В обломках скал прятались группками бирманцы, вооруженные до зубов. А с ними мистер Ох-Ох собственной персоной. Все носили знак «Зеленых флагов».
        Доктор Партридж пожал ручищу Билла, говоря:

        - Ох, ох! Сердечно рад видеть вас живым и здоровым, мистер Баллантайн…
        Затем он повернулся к Бобу Морану:

        - Пока все идет как нельзя лучше. Другие коммандос на местах у различных секретных выходов. Они только ждут приказа, чтобы проникнуть в крепость…
        Из-под лохмотьев Боб вытащил часы и глянул на циферблат.

        - Можно подавать сигнал, доктор Партридж. Мне и моим друзьям достаточно полчаса, чтобы добраться до храма и перекрыть личный канал спасения Желтой Тени. Через полчаса давайте сигнал к атаке изнутри крепости.
        Вокруг них уже собралось человек двадцать солдат. Мистер Ох-Ох повернулся к солдату с приемопередатчиком в руках и отдал команду по-бирмански. Солдат тут же начал говорить в микрофон, а когда он кончил, доктор Партридж снова повернулся к Морану:

        - Приказ по группам передан, ох-ох. Через полчаса мы начинаем…
        Он посмотрел на браслет часов.

        - Ох-ох! Давайте теперь двигайтесь вы. Времени у вас всего полчаса…
        Моран повел Таню и Билла через джунгли. Минут через двадцать ходу они выбрались на лужайку, посреди которой лежал частично в руинах храм. Моран взобрался на самую верхнюю из сохранившихся террас, где возвышалась целая заросль кустов, напоминая небольшой лесок в миниатюре.

        - В этих кустах,  - объяснил француз Биллу,  - спрятан самолетик, который выбрасывается в воздух катапультой и на котором Минг в минуту опасности, может скрыться, чтобы добраться до своего другого логова в пустыне Гоби…
        Говоря все это, Боб махнул рукой друзьям, и они последовали за ним вглубь храма. Как и снаружи, храм также жалко выглядел и изнутри.
        Боб показал на статую Будды, сидящего на змеиных кольцах, над головой которого расправила свой капюшон кобра с семью головами, защищая его от солнечных лучей.

        - Минг должен появиться из-под этой статуи… Мы будем подстерегать его здесь. Но, полагаю, Билл, что сейчас я должен тебе кое-что объяснить. У нас, мне кажется, есть ещё немного времени до его прихода…
        Гигант скрипуче рассмеялся.

        - нужно ли мне что-то объяснять! Ну знаете, командан, я просто умру без этих объяснений. Ведь Минг прострелил вам сердце, а вы воскресли, чтобы в очередной раз спасти мне жизнь! Да тут не рассказывать надо, а рисовать картины!..



        Глава XIV


        - Конечно, Билл, я действительно упал после выстрелов Минга. Даже схватился за грудь, куда ударила пуля. Но это ещё не доказывает, что я умер… Логически, я должен был умереть на месте. Однако, как ни смешно, меня и в этот раз, хотя и не желая этого, спас сам Минг. Помнишь, я рассказывал, как тоже спал ему жизнь при неких обстоятельствах. И тогда он подарил мне брелок из литого серебра, представляющий маску тибетского демона с каббалистическими знаками, выгравированными на лбу. По словам Минга, эта маска должна была служить мне талисманом, и действительно, в одном случае она спасла мне жизнь. После этого, я даже долгое время носил её на груди, уверовавшись в могущество этого изображения. И вот с этой-то маской на груди я и очутился на деревянном мосту под стремниной перед первым водопадом Нила. Она была у меня в нагрудном кармане. Как ты знаешь, карман этот по странной случайности был нашит слева. Короче говоря, пуля Минга ударила в маску и та не дала ей проникнуть в сердце, но ребро мне эта пуля все же сломала. От удара я качнулся назад и через перила моста рухнул в воду. От боли и шока потерял
сознание, и меня понесла стремнина.
        Холодная вода привела в чувство, а течение вынесло каким-то судом в спокойную заводь. Но я из-за перелома не смог доплыть до берега, и поток снова понес меня дальше…

        - После вашего падения с водопада, командан, я обшарил в бинокль всю поверхность реки,  - заметил Билл, но так ничего и не обнаружил.

        - Нил широк, а я в нем был всего-навсего маленькой точкой… Точкой, которая ускользнула от твоего внимания… Короче, течение тащило меня, скорее мертвого, чем живого, пока на мое тело случайно не наткнулся парусник, спускавшийся по реке. Его-то экипаж и выудил меня. Эти добрые люди вылечили меня, а ребро, после разного рода обработки их мазями, срослось за полмесяца. Пока я лечился, меня преследовала одна мысль: проникнуть в логово Желтой Тени в Бирме и навсегда покончить с этим воплощением зла. А для этого, чтобы усыпить подозрения Минга, я решил прикинуться погибшим.
        Я втайне вернулся в Англию через день после того, как ты убыл в Бирму. Мне хотелось встретиться с Джеком Старом, чтобы поподробнее расспросить его о резиденции Минга, но там я узнал, что Джек мертв. К счастью мы с Таней условились о связи в случае необходимости через газеты. Я поместил в «Таймс» в рубрике «Продажа домов» следующее объявление.

«Меняю виллу „Куран д'Эр“ на шотландскую усадьбу XIV века. С привидениями не предлагать».
        Через два дня я получил ответ, и Таня согласилась участвовать в моем предприятии. Она согласилась не только информировать о делах своего чудовищного родственника, но и сопутствовать мне в Бирме. Между тем, я связался с сэром Арчибальдом Бейуоттером, единственным человеком, которого я помимо Тани посвятил в свои планы. Он помог нам с Таней добыть фальшивые документы и добраться до Рангуна. И вот там, загримировавшись под слепого прокаженного, я и начал действовать. Подкожные инъекции вызвали вздутие и подобия гнойников, кожу окрасила специальная краска. Правда, мне пришлось потренироваться держать пальцы так, чтобы они напоминали по форме когти, что тоже является одним из признаков болезни Хансена.
        Для окончательного сходства с местными больными я побрил голову. Таня со своей стороны загримировалась под нищенку, поводыря лже-прокаженного-слепого. Поскольку она знала многие секреты Минга, в том числе и пароли, мы смогли добраться до Желтой Тени, пользуясь помощью со стороны его же организации и в то же время, срывая его планы.
        Через них же мы узнали о твоем пребывании в Рангуне и поняли, что ты задался той же целью, что и мы. Сначала я хотел объявиться тебе, но потом изменил свое решение. Ибо в данном случае наше объединение, хотя и увеличивало общую мощь, но с другой стороны - давало Желтой Тени возможность бороться с одной компактной группой противников. В то же время, действуя раздельно, мы атаковали Минга с разных направлений и имели возможность оказывать тебе помощь. Ведь я знал, что ты подвергаешься серьезной опасности. Как помнишь, мне удалось четырежды вмешаться, чтобы вызволить из довольно деликатных ситуаций: в Рангуне, когда дакоиты прижали тебя у пагоды Нат; в Мандалае, где я убил подброшенную тебе кобру; на Иравади, после твоего захвата пиратами; ну и вчера, когда мы сняли тебя с распятия, устроенного поклонниками Нага.

        - Вы ещё забыли, командан, что выручили меня из проклятой тюрьмы Минга. Так что я должник ваш и Тани Орлофф за пять раз…
        Моран, казалось, не заметил поправки своего друга и продолжал:

        - В Мандалае я скрыто присутствовал и в Араканской пагоде, когда ты там встретился с посланцем У-Вина. Используя всю сесть Минга в Мандалае, мы смогли установить, кто этот человек. Ну, а отсюда, мы без труда выяснили, где ты находишься. И вот тогда я решил использовать «Зеленые флаги» в наших целях.
        Я встретился с У-Вином и предложил ему захватить Минга, проведя «зеленофговцев» вовнутрь цитадели, где размещалось его логово. Предложение было слишком заманчивым, чтобы У-Вин мог отказаться. Мы разработали план и У-Вин направил послание доктору Партриджу, чтобы тот подготовил коммандос к рейду и перебросил их по воздуху к крепости.
        Ты скажешь, Билл, что в этот момент я бы мог тебя предупредить! А вот и нет. Я решил оставить тебя в неведении. Таким образом Желтая Тень сконцентрировал бы все свое внимание на тебе, а это позволило бы нам действовать с большими шансами на успех.
        Конечно, Таня и я решили внимательно следить за твоей судьбой, как и до того. С момента твоего прибытия в Таро, мы шли за тобой до крепости. Вырвав тебя из лап поклонников секты Змея, мы направили тебя сложным путем к Мингу, который, отвлекшись на твои действия, упустил из виду солдат Партриджа. Минг схватил тебя, а мы освободили. Пока ты был в темнице, «Зеленые флаги» десантировали с самолетов двести коммандос. Транспортные самолеты из Индии частенько пролетают в этом районе, так что ничего удивительного нет в том, что моторы наших не привлекли особого внимания людей Желтой Тени. И вот мы приступили к реализации плана. Из крепости ведут одиннадцать подземных ходов, и Таня все их знает. Десять из них сейчас блокированы людьми Партриджа, который уже должен в данный момент ворваться в крепость. Одиннадцатый ход свободен. Это личный ход Минга. Он начинается прямо из его апартаментов, которые, как ты знаешь, находятся на вершине крепости и заканчиваются выходом здесь в развалинах храма. Так что, удрав от «Зеленых флагов», Минг, наверняка, воспользуется самолетом. Нам остается только ждать.

        - А если его будут сопровождать?  - спросил шотландец.

        - Он будет один,  - ответила Таня Орлофф.  - чтобы добраться до пустыни Гоби, самолет имеет большой запас топлива и может нести только одного пассажира.
        Боб Моран взглянул на часы.

        - Минг вот-вот появится. Давайте-ка спрячемся. А вы, Таня, уйдите вглубь храма, ваш дядя ни в коем случае не должен вас видеть. Если он каким-то чудом и ускользнет от нас, то не должен ни коим образом заподозрить ваше сообщничество с нами. Ты, Билл, укройся в этой нише, слева. А я спрячусь прямо у самого выхода, так что дичь никак не должна удрать.
        Статуя Будды под зонтиком из нагов дрогнула, затем повернулась вокруг своей оси, открывая квадратное отверстие, из которого выбрался человек с электрическим фонарем в руках. Это был Желтая Тень.
        Как и обычно, он был одет в свой темный костюм. Голова обнажена и никакого багажа в руках. На поясе его в кожаной кобуре висел огромный автоматический пистолет.
        Несмотря на то, что события развивались для него не лучшим образом, убежище захвачено и самому приходится скрываться, лицо Минга было бесстрастно; ни волнения, ни каких иных чувств не отражалось на нем. Он был спокоен, как ангел Зла.
        Статуя встала на место, и Минг погасил свой фонарь. Внутренность храма освещал серый рассветный свет, проникающий через проломы в крыше.
        Медленными шагами монгол пересек храм, направляясь к выходу, но не успел выйти. На его пути встал человек. Несчастный, одетый в лохмотья, с бритой головой, лицом, пораженным проказой.
        Это неожиданное появление, а также направленный на него пистолет, заставили Минга напрячься. Тем не менее голос его был спокойным, когда он спросил:

        - Кто ты, осмеливающийся напасть на Хозяина?
        Поскольку Минг считал, что его имперскому влиянию подчинены в Азии все нищие, люмпены и подонки, которые обязаны оказывать ему всяческое содействие и быть сообщниками во всех его деяниях, то он был удивлен и просто не верил, что кто-то из его подданных мог стать на пути с оружием в руках. И он даже рассмеялся.
        Смех Желтой Тени, раскатистый, зазвучал как щелканье бича.

        - Вы слишком самоуверенны, Минг….
        При звуке этого голоса, который он сразу же узнал, монгол вздрогнул, хотя, как известно, этот человек умел контролировать свои чувства. При звуке голоса того, кого он считал мертвым, даже это существо с железными нервами не могло скрыть, что оно поражено.

        - Это вы, командан Моран!  - воскликнул он.  - Это невозможно!.. Как же вы смогли?..

        - …спастись?.. Вы это хотите сказать, Минг?
        Француз пожал плечами.

        - Слишком долго рассказывать… Да и к тому же, если я и расскажу, то вам не долго хранить эти воспоминания, ибо вы сейчас умрете, Минг… Вы сейчас…
        Боб почувствовал, что его охватывает сонливость, как будто он теряет контроль над своей волей. Он совершил ошибку, поскольку говоря, смотрел прямо в глаза Желтой Тени, и теперь почувствовал ужасную гипнотическую силу своего врага. Он пытался освободиться, но никак не мог, как ни старался. Опасный взор цвета жидкого янтаря обволакивал его, Моран уже не мог пошевелиться…
        И именно Билл, который понял, что происходит, спас положение.

        - Минг,  - закричал он,  - перестаньте изображать балаганного шута. Командан Моран не один…
        Говоря это, Билл направился к монголу. Лишь только тот повернулся к новому противнику, Боб воспользовался этим и стряхнул наваждение. Он опустил глаза, чтобы больше не встречаться взглядом с Желтой Тенью, и скомандовал:

        - Руки за голову, Минг! И не вздумайте хвататься за пистолет.
        Желтая Тень взглянул на ствол пистолета, грозно направленный на него и готовый плюнуть свинцом.

        - Что вы хотите?

        - Я должен бы был вас просто убить,  - откровенно сказал Боб Моран.  - Но даже, несмотря на ваши злодеяния, мне трудно сделать сделать хладнокровно. Я не убийца… Я предпочитаю, чтобы вас судит трибунал «Зеленых флагов», который воздаст вам тог, что вы заслуживаете.
        Повинуясь команде Морана, Желтая Тень медленно поднял руки. И вдруг он единым махом отбросил назад свою искусственную кисть, как на шарнире. А из-под мышки у него вырвалось облачко дыма и пуля ударила в стену у самой головы Боба Морана.

        - Стреляйте, командан!  - зарычал Билл.  - Стреляйте же!..
        Правая рука Минга снова шевельнулась. И тут, повинуясь инстинкту самозащиты, Боб нажал на курок. Прозвучал выстрел и по лбу Минга появилась черная дыра с совершенно ровными краями.
        Удивление исказило черты Минга. Затем глаза его закрылись и он рухнул навзничь, как подрубленное дерево.



        Глава XV

        Все остолбенели от неожиданности, как будто смерть Желтой Тени была явлением, в которое невозможно поверить. Билл, придя в себя первым, подошел к телу и наклонился над ним. Потом поднял голову и сказал:

        - Все точно, командан, он мертв…
        Но тут Баллантайн забеспокоился.

        - А вы уверены, Боб, что это настоящий Минг?
        Моран утвердительно кивнул.

        - Никаких сомнений, Билл. Как только наши взгляды с ним скрестились, я почувствовал его гипнотическую силу. Только Желтая Тень обладает такой способностью…
        Успокоенный словами своего друга, шотландец поднял огромное тело мертвого врага и снял с него пасторский сюртук. Справа под мышкой у Минга был закреплен револьвер среднего калибра, ствол которого был направлен вперед. Вся система жестко крепилась с помощью ремней и остальных подпорок. Тонкая цепочка шла через рукав от курка до ужасной искусственной кисти.

        - Вот ещё один дьявольский трюк этого демона,  - заявил Билл.  - Система так устроена, что когда его носитель встает, дуло пистолета смотрит прямо на противника. Стоит повернуть кисть под определенным углом, цепочка натягивается и производится выстрел. Боюсь, командан, что если бы вы дали Мингу возможность выстрелить ещё раз, то вторая пуля точно бы угодила в вас. Счастье, что вы оказались проворней его.
        Друзья замолчали, стоя у тела поверженного врага. Конечно, Минг был чудовище, готовый всегда к предательству и любым злодеяниям, лишь бы установить над миром свое господство.
        Однако, это был огромный, просто сказочный интеллект, и, конечно, Билл и Боб не могли ни подумать о том, сколько бы пользы он принес человечеству, не будь направлен на зло.
        Легкое всхлипывание привлекло внимание друзей. Таня, выйдя из темного угла, молчаливо плакала над останками своего дяди. Боб и шотландец с уважением отнеслись к этому. Они знали, что без помощи девушки они никогда бы не одолели такого противника; информация, которую она давала им, была бесценной. Действовала она так потому, что была по природе человеком честным и не могла продолжать оставаться сообщницей преступлений. Потому, что не было другой возможности избавиться от этого человека, которого она где-то в глубине души любила, поскольку он воспитал её. И сейчас она оплакивала не преступное чудовище, а дядю, которого потеряла. Таня спрашивала себя, разве не встреть она однажды в Лондоне Морана, она не продолжала бы оставаться покорной сообщницей преступлений Желтой Тени. Именно Боб помог ей освободиться и занять достойное место в человеческом обществе, и она чувствовала к нему признательность за это.

        - Время уходить,  - мягко, но настойчиво проговорил Моран.  - Сейчас доктор Партридж уже захватил крепость и мы должны встретиться с его людьми у секретного выхода, как и договаривались…
        Он потрогай пальцами бугры на своем лице и подумал, что нужно скорее добраться до цивилизованного мира, чтобы путем лечения и операций восстановить свой нормальный облик, сняв маску прокаженного.
        Бросив последний взгляд на Желтую Тень, этого поверженного Титана, Боб проговорил:

        - Пошли к Партриджу. Я скажу ему, чтобы послал людей, отдать последний долг нашему противнику.
        Он повернулся и двинулся вперед в сопровождении Тани и Билла к выходу из храма.
        И тут почувствовал, как в его руке скользнула маленькая ручка и нежно пожала её. Он понял, что это жест поддержки и сотрудничества со стороны девушки, награда за ту жестокую борьбу, которую он вел с Мингом, носителем Великого Зла.
        Желтая Тень умер. И над миром как бы вставала новая спокойная заря.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к