Библиотека / Приключения / Буссенар Луи: " Мексиканская Невеста " - читать онлайн

   Сохранить как или
 ШРИФТ 
Мексиканская невеста Луи Анри Буссенар



        Луи Анри Буссенар
        Мексиканская невеста

        Часть первая
        ЖЕЛЕЗНЫЙ ЖАН

        ГЛАВА 1


        В МЕКСИКЕ.  - ПАРК И ЛЕС.  - ЗАСАДА.  - ВСАДНИЦА. ГНУСНОЕ НАПАДЕНИЕ.  - СТРАШНЕЕ СМЕРТИ.  - ИЗБАВИТЕЛЬ.  - ОДИН ПРОТИВ ДЕСЯТИ.  - ПЕРВЫЕ ПОДВИГИ ЖЕЛЕЗНОГО ЖАНА.  - ВОССТАНИЕ В ИМЕНИИ.  - СТРАХИ МОЛОДОЙ ЖЕНЩИНЫ.  - ВЫСТРЕЛ.  - ВОИНСТВЕННЫЙ КЛИЧ.  - ИНДЕЙЦЫ.
        События, о которых я намерен поведать в этой книге, происходят в Мексике[1 - Мексика (Мексиканские Соединенные Штаты) - государство в юго-западной части Северной Америки. Площадь (с островами) около 2 млн. кв. км. Население (1988) -83 млн. человек. Господствующая религия - католицизм. Официальный язык - испанский. Столица Мехико (основана в 1521 году на месте индейского поселения). С середины 1-го тысячелетия до н. э. здесь имелась достаточно развитая культура, достигшая за последующую тысячу лет высокого уровня (племя индейцев ацтеков имело письменность). В 1521 году конце XVI века страна захвачена испанскими завоевателями. В результате Войны за независимость испанских колоний в Америке 1810 - 1826 годов Мексика добилась самостоятельности, с 1824 года - республика. Климат тропический, на севере субтропический, растительность весьма разнообразна, животный мир более скуден.]. Где именно? Да, можно сказать, как раз между адом и раем: с одной стороны - район с изнурительной жарой, с другой - горное плато[2 - Плато - ровная покатая возвышенность высотой более 200 м над уровнем моря, спускающаяся книзу
более или менее крутыми уступами.] с умеренным климатом.
        На карте это местечко находится в пяти градусах выше экватора[3 - У автора неточность: Мексика целиком расположена между 15 и 32 градусами северной широты.] и в тысяче метрах над уровнем моря.
        Ниже протянулись знаменитые Веракрус, Тампико и Матаморос[4 - Веракрус, Тампико, Матаморос (перечислены с юга на север) - промышленные города Мексики, расположены на востоке страны, вдоль западного побережья Мексиканского залива.] с их удушающей, словно в парнике, атмосферой.
        Наверху же - вечная весна! Иногда, правда, бывает нестерпимо жарко. Однако жить вполне можно.
        А вот и девственный лес, по прихоти богача превратившийся в огромный, бесконечный парк. Гигантские деревья украшены орхидеями[5 - Орхидеи - многолетние травы с красивыми цветами. Около 20 тысяч (по другим данным - до 35 тысяч) видов.] и переплетены лианами[6 - Лианы - древесные и травянистые вьющиеся растения, использующие в качестве опоры другие растения, скалы, стены зданий и т. п. Свыше двух тысяч видов, растут в основном в тропиках; в Европе - виноград, хмель. Различные виды дают съедобные плоды, применяемые с различными целями, сок, стволы идут на изготовление канатов.]. Рычат ягуары, пумы и леопарды[7 - Ягуары, пумы, леопарды - хищники семейства кошачьих. Длина тела у разных видов 17 -200 см. Обитают преимущественно в южных регионах Земли.]. Вокруг великое разнообразие живописной растительности: утыканная колючками клейкая акация[8 - Акация клейкая - один из 750 видов деревянистых растений семейства мимозовых, растет в теплых климатических зонах. Данный вид используется для приготовления из сока высококачественного клея - гуммиарабика.], дикий лимонник[9 - Лимонник - деревянистая лиана,
длина до 15 м, толщина 2 см. Плоды имеют вкус и запах лимона. Используется в медицине как возбуждающее средство.], камфорное дерево[10 - Камфорное дерево - вечнозеленое, высота 2 -50 м. Используется для получения камфоры - лекарства, стимулирующего нервную деятельность, дыхание, кровообращение и т. д.], веерная пальма[11 - Веерная пальма - один из 3400 видов тропических деревьев - пальм, с вечнозелеными листьями, рассеченными наподобие веера.], перец[12 - Перец - здесь: один из многих видов этого растения перец черный. Длина ствола 10 -12 м. Плоды 3 -5 мм в диаметре. В высушенном виде - широко известная приправа.], магнолия[13 - Магнолия - дерево или кустарник, около 80 видов. Достигает высоты 30 м. Листья используются для приготовления лекарств.], олеандр[14 - Олеандр - вечнозеленый тропический кустарник с красивыми цветами. Ядовит. После тщательной обработки листья идут на изготовление лекарств.]… Словом, не тронутый цивилизацией уголок, где щебечут колибри[15 - Колибри - очень маленькие птицы - длина тела 5, 7 -21, 6 см, вес 1, 6 -20 граммов. У самцов яркое многоцветное оперение.] и другие
очаровательные мелкие птахи, трещат сороки с небесного цвета оперением[16 - Речь идет о птице, носящей название голубой сороки, отличающейся от обычной - черно-белой - цветом оперения: спина дымчато-серая, крылья и хвост голубоватые.], носятся взад-вперед неугомонные разноцветные попугаи.
        А внизу, на земле, поверх многолетнего плодороднейшего гумуса[17 - Гумус - перегной, органическое вещество почвы, образующееся при разложении растительных и животных остатков; чем больше гумуса в почве, тем она плодороднее.] - зеленый ковер, кишащий черными гадюками[18 - Гадюки - змеи около 60 видов, длина до 75 см, серая или бурая с темной полосой вдоль спины. Укус может быть смертелен для человека и крупных животных.], гремучими змеями[19 - Гремучие змеи - схожи с гадюками, но их яд обладает меньшей силой воздействия.], скорпионами[20 - Скорпионы - паукообразные животные; около 500 видов. Длина тела от 1 до 18 см. Уколы скорпионов очень болезненны, а уколы крупных тропических видов могут быть смертельными.] и пауками.
        Огромная аллея, прямая как стрела, прорезала грандиозное цветущее великолепие. Вдали видна группа белых строений.
        Что это?.. Поселок?.. Городок?.. Нет! Перед вами - имение «Прибежище беглеца». И самые крупные в Мексике хлопковые плантации[21 - Плантация - крупное земледельческое хозяйство, в котором возделывается, как правило, лишь одна из сельскохозяйственных культур, требующих особо тщательного ухода (хлопок, табак, чай, кофе и проч.).].
        На противоположном конце аллеи, теряющейся в темной чаще, суетились крепкие молодые мужчины. Длинноволосые, загорелые, белозубые, с закрученными кверху усами. А сверкающие глаза! Ничего не скажешь, живописное зрелище. К тому же все они были облачены в национальные костюмы. Широкие сомбреро[22 - Сомбреро - испанская широкополая шляпа.], украшенные серебряной кисточкой, куртки с тяжелыми круглыми пуговицами, небольшие безрукавки - тореро, просторные штаны, ниспадающие на сапоги с большими, словно суповая ложка, шпорами.
        Нетрудно было догадаться, что эти люди готовили засаду.
        Выделялся главарь - великолепный, смуглолицый метис[23 - Метис - потомок от брака между представителями различных человеческих рас; в данном случае - испанцев и индейцев. Метис белого и негритянки называется мулат.]. Его красивое лицо исказила гримаса ярости. Он вынул из кармана большие серебряные часы и воскликнул:

        - Уже восемь часов! Время их ежедневной прогулки! Кажется, они едут. Я слышу топот копыт. Давайте, друзья, быстрей, быстрей!
        Один из усатых красавцев пожал плечами и, улыбнувшись, сказал:

        - Не слишком ли ты торопишься, Андрее? Нам надо еще выкурить по сигарете.

        - Заткнись, балаболка, и не вздумай задымить! Хочешь, чтобы дон Блас и сеньорита[24 - Сеньорита - в испанояэычных странах название (и уважительное обращение), относящееся к особе женского пола - от подростка до молодой незамужней (состоящая в браке, разведенная или вдова - сеньора; мужчина - сеньор).] почувствовали запах твоего мерзкого табака? Да они тут же заподозрят неладное и повернут обратно! Тогда прощай, моя месть! Прощай, выкуп!

        - Ведь нам всем хватит, не так ли?

        - Конечно! Я же человек слова! Вот увидите! Однако довольно болтать! Возьмите два лассо, свяжите их за концы, положите на дорожку и прикройте листвой. Отлично! Спрячьтесь за кустами! Пятеро с левой стороны, остальные - с правой! Ты, Пабло, возьми один конец лассо[25 - Лассо - аркан для ловли животных, длинный кожаный ремень со скользящей петлей, накидываемой на шею преследуемого.], а ты, Бенито,  - другой. И последнее: дон Блас и его дочь в сопровождении охраны будут ехать во главе группы. По моему сигналу вы натянете лассо, а остальные откроют огонь по слугам.
        Сказано - сделано. Бандиты скрылись за кустами. В этот момент в пятистах метрах сзади показались верховые: амазонка[26 - Амазонка - здесь: женщина, едущая на лошади верхом, в седле.] и три всадника. Девушка легко и непринужденно управляла великолепным черным жеребцом.
        Одетая в белое с позолотой, в широкополой из светлого фетра шляпе с длинным пером, она казалась живым воплощением молодости, красоты и элегантности. Блестящие зубки, алый рот, глаза, словно из темного до черноты изумруда, матово-бледный, изумительной чистоты цвет лица. Тонкие, подвижные ноздри вдыхали запахи росистых цветов, слегка приоткрытые губы вбирали свежую утреннюю прохладу. Тонкая, по-детски хрупкая рука сжимала хлыст с сапфировым[27 - Сапфир - драгоценный камень голубого или синего цвета.] набалдашником.
        Один из всадников приблизился к ней и почтительно произнес:

        - Сеньорита, прошу вас, вернемся! Девушка ответила мягко, но твердо:

        - Нет, погуляем еще немного, мой дорогой Торрибьо. Я хочу перейти на галоп. Да и потом… ведь только восемь часов!

        - Сеньорита, будьте благоразумны. Плохие новости… именно поэтому мой хозяин и ваш отец дон Блас не смог, как он это делал обычно, принять участие в прогулке. Дон Блас запретил мне ехать дальше.

        - Но почему? Что за тирания?

        - Нет, сеньорита, это осторожность. Видите ли… я боюсь!

        - Боитесь - чего? Боже мой!  - звонко рассмеялась девушка.

        - Все гораздо серьезнее, чем вы думаете, сеньорита! Вокруг бродят столько подозрительных людей, в том числе сбежавшие с плантации. В числе последних Андрее, бывший бригадир. Видели также индейцев племени бравое. Дон Блас поручил мне не спускать с вас глаз во время прогулки. Я головой отвечаю за вашу безопасность.

        - Ну что же, если б он был здесь, я б ему сказала: дорогой папуля, я хочу ехать дальше. И поскольку мой великолепный папа всегда делает то, что мне захочется, ты ведь поступишь так же, дорогой Торрибьо?
        Не дожидаясь ответа, девушка шлепнула коня ладонью по шее и крикнула:

        - Гоп! Гоп!
        Жеребец вихрем устремился вперед. Откинув карабины за спину, трое всадников пришпорили лошадей и помчались вслед за амазонкой.
        Группа бешено скакала по зеленой аллее… Опьянение от ощущения скорости охватило людей и животных.
        Внезапно все оборвалось. Послышался пронзительный свист, над кустарником возникло облачко дыма, и тотчас раздались оглушительные ружейные выстрелы.
        Осознав свою оплошность, девушка инстинктивно нагнула голову. Но поздно! Откуда вдруг взялась невидимая преграда? Это было лассо, натянутое с разных сторон Пабло и Бенито. Наткнувшись на веревку, амазонка вылетела из седла и при падении громко вскрикнула от боли.
        Бандитские пули не настигли спутников девушки, и те, увлекаемые ошалевшими лошадьми, исчезли в зарослях.
        Оглушенная падением, запутавшаяся в складках своего платья, молодая женщина едва не потеряла сознание. Собрав остатки сил, она отчаянно крикнула:

        - На помощь! На помощь!
        Но ждать помощи было не от кого. Из-за кустарника выскочили бандиты. Перед несчастной девушкой предстал Андрее! Она вздрогнула, узнав в нем бывшего бригадира. Он убежал с плантации после ужасной ссоры с отцом и пообещал отомстить за себя.
        Андрее с ненавистью посмотрел на девушку и прерывающимся от ярости голосом закричал:

        - Дона Бласа нет! Проклятье! Я надеялся захватить вас обоих. Ну что ж, не вышло сегодня - получится завтра! Он придет за вами! Никуда не денется! Я его схвачу, свяжу по рукам и ногам… Вы слышите, сеньорита Хуана?
        С трудом приподнявшись на колено и едва дыша, девушка презрительно бросила:

        - Трусы! Негодяи! Десять человек на одну женщину!

        - Не трусливей вашего отца! Это он, охраняемый своими наемниками, избил меня, унизил, а потом выставил за дверь! Дьявол! Убивают за гораздо меньшее! Но скорая смерть будет для него слишком мягким наказанием. Вначале я разорю вас.
        Оглушительный грохот, словно от пушечного выстрела, донесся со стороны белых строений.
        Торжествующе рассмеявшись, Андрее продолжил:

        - А вот и начинается! Это сигнал к восстанию… ваше имение будет уничтожено. И миллионер дон Блас станет таким же нищим, как и я. А вы, сеньорита, будете отданы краснокожему.
        При этих словах у несчастной девушки похолодела спина. Быть отданной индейцам! Стать скво[28 - Скво - название женщины-индианки из низших слоев общества.], рабыней, наложницей этих бандитов? И кто должен испить эту чашу? Она, любимое дитя своих родителей! Королева здешних мест!
        В отчаянии Хуана громко закричала. Потом сдавленно прохрипела:

        - Лучше смерть! Убейте меня…
        Но Андрее, заранее предвкушающий ужасную месть, насмешливо ответил:

        - Не торопитесь! Я уже сказал свое слово. И хватит болтать! Парни, свяжите эту малышку, заткните ей рот, и потом - в путь!
        В мгновение ока на девушку накинули какой-то плащ, обмотали толстым лассо.
        Улыбаясь, Андрее заметил:

        - Вот так она не будет барахтаться! Смирнехонько прибудет к своему суженому. Индейская татуировка ей будет к лицу!
        И только он произнес эти мерзкие слова, как в зеленой чаще послышался чей-то громкий, ироничный смех. А затем молодой, звонкий голос весело произнес:

        - Не думаю!
        Ветки бесшумно раздвинулись, и на дороге появился незнакомец. Он сделал несколько шагов, остановился, скрестил на груди руки и смерил взглядом бандитов. Потом невозмутимо продолжил:

        - Вы совершаете поступок, недостойный кабальеро[29 - Кабальеро - в испаноязычных странах - господин, дворянин, кавалер, благородный человек.]! Вы освободите сеньориту, не так ли? После этого смиренно попросите у нее прощения.
        Остолбеневшие Андрее и его люди молча смотрели на нежданного спасителя девушки. Вряд ли он один. Все ждали, что из-за кустарника выскочат многочисленные сообщники молодого храбреца. Страх охватил разбойников.
        Поскольку никто не шелохнулся, незнакомец нахмурил брови и добавил:

        - Я жду… действуйте, иначе рассержусь!
        Бандитов было десять человек. Все вооружены кинжалами и револьверами, не считая карабинов, оставленных в кустарнике. Десять здоровенных, в расцвете сил, мужчин, из числа тех разбойников, коих много на границе Америки и Мексики. Человеческая жизнь для них гроша ломаного не стоит.

        - А если я откажусь?  - первым дерзнул нарушить молчание Андрее.
        Незнакомец насмешливо ответил:

        - Я сегодня в хорошем настроении и удовлетворюсь тем, что просто поколочу вас… всех! В противном случае вы были бы отправлены, все вместе, к праотцам!
        Бандиты не смогли снести такого оскорбления. Вскинув свое мачете[30 - Мачете - длинный нож для уборки сахарного тростника и прорубания троп в лесных зарослях. Применяется и как оружие.], Андрее крикнул:

        - Он один! Нам нечего бояться! Вперед! Незнакомец громко, раскатисто рассмеялся. Как будто лицезрение этих яростно ринувшихся на него бандитов доставляло ему неописуемое удовольствие.
        Внезапно смех его оборвался. Он воскликнул:

        - Да, негодяй! Я один! Зато знаю, что имею дело с мексиканцами, этими лжецами, трусами, бандитами с большой дороги, нападающими на женщин… Меня зовут Железный Жан!
        Услышав это страшное имя, Андрее побледнел и пробормотал:

        - Хуан де Гиерро! Я должен был догадаться… только он мог так говорить!
        Затем громко, чтобы подбодрить себя, добавил:

        - Нас десять человек! Лучшие местные головорезы! И мы тебя убьем, Железный Жан!
        Угроза не произвела никакого впечатления на обладателя столь громкого имени.
        Перед бандитами стоял молодой человек двадцати двух лет. Высокий рост, могучая грудь, узкие бедра, широкие плечи - от Железного Жана исходило ощущение невероятной силы и ловкости. Легкий загар, тонкие темные усики, большие голубые глаза, которые обычно бывали мечтательны, а сейчас гневно сверкали. Да, он был не только силен и ловок, но и по-мужски красив. И к тому же насмешлив. Вот и сейчас молодой человек пренебрежительно ответил:

        - Я вас буду бить только ногой, как собак! Вскипев от ярости, Андрее поднял нож и ринулся на обидчика. Железный Жан был вооружен. Рукоятка револьвера виднелась в нагрудном кармане куртки. Но молодой человек, как и обещал, решил обойтись без пистолета и нанес бандиту мощный удар ногой в живот. Охнув, Андрее упал лицом вниз.

        - Один готов!  - громко хохотнул Жан. Остальные бандиты, обнажив ножи, плотной группой двинулись на нежданного противника. Двое из них, к своему несчастью, оказались немного впереди. С невероятной быстротой Жан два раза резко и сильно вскинул ногу. Словно подкошенные, разбойники, изрыгая проклятия и жалобные стоны, рухнули на дорогу. Жан продолжал забавляться:

        - А вот и еще парочка!
        Для разминки он сделал сальто[31 - Сальто - прыжок с места с полным переворотом тела в воздухе.] и, ловко приземлившись на обе ноги, воскликнул:

        - Ваш главарь валяется на земле. Вы видите, как я умею работать. Не вынуждайте меня и дальше продолжать в том же духе… будьте благоразумны… отвяжите сеньориту, на коленях попросите у нее прощения и уходите!
        Но вместо того, чтобы последовать этому мудрому совету, ослепленные яростью семеро бандитов бросились вперед.

        - Смерть! Смерть!
        Железный Жан напружинился и в тот момент, когда разбойники вскинули ножи, вновь взлетел в воздух. Перед тем как приземлиться, он ударом ноги пробил череп четвертому бандиту. Затем страшной силы удар настиг и пятого.

        - Я же вам говорил, идиоты!  - невозмутимо произнес молодой человек.  - Вы от ветерка и то свалитесь, а ножами работаете, как зубочисткой! Как и обещал, я бил только ногами! И это не все!

        - О нет… это не все… дьявол!  - Бенито. Вне себя от ярости, он выхватил свой револьвер, направил его в грудь Железного Жана и крикнул:

        - Умри, негодяй!
        Но молодой человек не уподобился куропатке. Бенито даже не успел нажать на курок. Железный Жан схватил его запястье и сжал с такой силой, что револьвер выпал из рук. Бандит, скорчившись от боли, простонал:

        - Пощадите! Пощадите, сеньор Хуан!
        Атлет расхохотался и, не отпуская Бенито, несколько раз крутнул его. Разбойник заорал, как будто с него живого сдирали кожу. В этот момент Жан разжал свою ладонь - бандит, не переставая вращаться, отлетел назад и обрушился на четырех остолбеневших от ужаса разбойников. Те попадали на землю, громко крича.

        - Тихо!  - металлическим голосом скомандовал Жан.  - Спокойно! Ножи и револьверы на землю! И без шуточек!
        Стычка закончилась. Самые крепкие кое-как, шатаясь, встали на ноги и молча, в ужасе взирали на человека, который в считанные минуты расправился с десятью здоровенными мужчинами. Другие, среди них потерявший сознание Андрее, не имея сил подняться, остались лежать на траве.
        Железный Жан собрал оружие и забросил его подальше в кусты. Затем подошел к тихо стонавшей под плащом девушке. Разрезав веревки и отбросив тяжелую ткань, он мягко произнес:

        - Вам нечего бояться, сеньорита! Я вас охраняю… и, пока жив, никто вас не тронет!
        Удивленная, восхищенная девушка, устремив на своего спасителя большие красивые глаза, улыбнулась и пролепетала:

        - Спасибо! От всего сердца спасибо! Прошу, уведите меня отсюда!
        Мгновенно ослепленный красотой амазонки, с бьющимся сердцем, Жан взволновался более, чем если б ему пришлось столкнуться с полком бандитов. Он помог подняться девушке, затем поклонился и ответил:

        - Таково и мое желание, сеньорита. Вначале я схожу…
        Второй взрыв, еще более мощный, чем первый, прогремел в районе плантации. Затем послышались частые ружейные выстрелы.

        - Идемте! Прошу вас!  - девушка, придя в ужас от шума сражения.  - Боже мой! Сохрани моего отца и мою мать!

        - Я к вашим услугам, сеньорита!  - Жан. Он пронзительно свистнул, затем с неподражаемым искусством трижды пролаял словно койот[32 - Койот - хищник, по виду схожий с волком, несколько меньшего размера и с более длинной шерстью. Обитает на открытых пространствах Северной Америки. Держится парами.]. Тут же из-за кустарника выскочила и нежно потерлась о плечо хозяина великолепная пегая лошадь.

        - Хорошо, Боб,  - произнес молодой человек,  - ты храбрый и добрый конь.
        Затем, повернувшись к девушке, Жан спросил:

        - Сеньорита, вы сможете удержаться в седле? Девушка, с сомнением поглядев на коня, ответила:

        - Я постараюсь! Это падение меня просто убило, но надо во что бы то ни стало вернуться туда, к моим. Они в опасности!

        - Я посажу вас в седло, а сам пойду пешком чуть впереди. Боб, умнейшая лошадь, последует за мной. Он ходит неслышно, плавно, вы увидите. А мексиканское приподнятое седло очень удобно для седока.
        Легко, словно ребенка, Жан поднял девушку и сказал:

        - Вы будете сидеть как в кресле. Впрочем, если хотите, можно и привязать вас.
        Выстрел прервал его слова. Жан присел, вздрогнул всем телом, однако быстро выпрямился.

        - Вы ранены?  - спросила молодая женщина.

        - Нет, сеньорита! Пустяки! Благодарю вас!
        В тот же миг с разных сторон послышались дикие крики и из-за кустов, размахивая томагавками[33 - Томагавк - металлический боевой топорик индейцев.] и ружьями, появились полуобнаженные и размалеванные всадники.
        Несмотря на ржание лошадей и крики людей, великолепно тренированный Боб только фыркнул и даже не шелохнулся.

        - Я-а-а! У-у-у! Я-я-я-у-у-у! Это был боевой клич апачей[34 - Апачи - одно из индейских племен, отличавшееся воинственностью и особой враждебностью к завоевателям.].
        Бандиты, увидев своих союзников, торжествующе вскинули руки:

        - Индейцы! Это индейцы! Мы спасены! К нам, краснокожие! К нам!



        ГЛАВА 2


        ХОРОШАЯ РАБОТА.  - ПОДВИГ ЧЕЛОВЕКА И ЛОШАДИ.  - ПРЕСЛЕДОВАНИЕ И СТРЕЛЬБА.  - МИМОЛЕТНАЯ СЛАБОСТЬ.  - РАНЕН?  - ПЕРЕД ПЕРВОЙ БАРРИКАДОЙ.  - СТРЕЛОК ДЖО.  - ПРОЧЬ ЛАПЫ!  - СПАСЕНЫ.  - СЧАСТЬЕ И СТРАХИ.
        Хотя положение и было отчаянным, Железный Жан сохранил удивительное хладнокровие.
        Сверкая глазами из-под нахмуренных бровей, он спокойно огляделся. Такой взгляд, который схватывает все, вплоть до мельчайших подробностей в минуту опасности, присущ действительно бесстрашным людям.
        Прежде всего следовало разобраться с индейцами. Их было не менее полудюжины. Размалеванные в красные цвета войны, они, угрожающе вскидывая оружие, гарцевали вокруг наших героев.
        Нельзя упускать из виду и поверженных бандитов, в том числе и приподнявшегося на колено Андреса, держащего в руке револьвер с дымящимся стволом. И наконец, четверых разбойников, которых Железный Жан пощадил. Теперь те в полный голос звали на помощь краснокожих.
        Итак, молодой человек был окружен. Кольцо вот-вот начнет сжиматься. Одна-две минуты, и все будет кончено.
        Быстро оценив ситуацию, Жан произнес:

        - Боб, нам, кажется, предстоит здорово поработать! Девушка не могла оторвать испуганного взгляда от индейцев. Ее с детства пугали дикарями! Вздрогнув, она прошептала:

        - О! Оказаться в руках этих монстров!.. Лучше убейте меня… да, убейте меня… поклянитесь в этом!
        Жан улыбнулся и с оптимизмом, который, казалось, никогда не покидал его, ответил:

        - Что вы, сеньорита! Смерть - не лучшее лекарство… это хуже, чем просто плохо… мы поступим иначе… сейчас увидите!
        У молодого человека созрел простой и единственный в сложившейся ситуации план. Надо устремиться вперед, прорвать кольцо и попытаться скрыться!
        Немного поколебавшись и словно желая подбодрить себя, индейцы вновь закричали:

        - Я-а-а! У-у-у-у!
        Пока краснокожие сжимали ощетинившееся томагавками кольцо, Жан, совершив бесподобный прыжок, опустился на круп своей лошади позади девушки и щелкнул языком. Услышав знакомый сигнал, Боб прижал уши и с громким ржанием устремился вперед.
        Андрее бешено вскрикнул и выстрелил второй раз. Но поздно! Пуля прошла между девушкой и Жаном. Тот воскликнул:

        - А с тебя я сниму скальп[35 - Скальп - содранная с человеческой головы кожа с волосами; варварский трофей североамериканских индейцев и доказательство победы.]!
        Перед Бобом оказалась большая лошадь, скорее похожая на охотничью собаку - пегая, вся в пятнах. Пронзительно заржав, конь Жана, точно ядро, рванулся ей навстречу.

        - Смелей! Боб! Смелей!  - молодой человек.
        Ударом крупа Боб, словно корову, сбил мустанга[36 - Мустанг - одичавшая лошадь в американских степях (прериях). Поддается приручению, сохраняя при этом особую выносливость и злобность.], успев укусить мимоходом за бедро индейца. Выдрав кусок мяса у краснокожего и отбросив его на десяток метров в сторону, жеребец заржал и с окровавленными ноздрями бешеным галопом устремился вперед. Кольцо было прорвано.
        Разъяренные индейцы оглушительно закричали и пустились в погоню. Началось беспощадное, захватывающее преследование.
        Несмотря на двух седоков, Боб стрелой несся вперед. Крики преследователей, казалось, еще больше возбуждали его. Он мчался и мчался, не сбавляя скорости… Хрипя от ярости, оскалив пасть. Настоящая боевая лошадь, бесстрашный и преданный друг человека, жизнь которого всегда - борьба.
        Инстинктивно конь бежал по аллее в направлении имения. Вот уже показались большие белые строения в тени гигантских акаций, огромных манговых и великолепных банановых деревьев с широкими атласными листьями.
        Одновременно все отчетливей стали слышны ружейные выстрелы, усиливая тревогу молодой женщины.
        Осторожно придерживая ее в седле, Жан тихо произнес:

        - Спокойно, сеньорита! Мы у цели!

        - Я спокойна, но у меня нет сил! О! Я больше не могу!

        - Вам больно? Потерпите! Конечно, это ужасное падение… и потом, смертельный страх за судьбу ваших родителей!

        - Я одна во всем виновата! Надо было послушать бедного Торрибьо! Господи, что с ним случилось? А как другие мои несчастные и дорогие друзья?

        - Успокойтесь! Они, должно быть, скрылись. Вы совсем скоро увидите своих родителей. С Бобом нам не страшны никакие преграды. Главное - спокойствие, сеньорита!
        Внезапно сзади раздался выстрел. Через секунду - еще три подряд. Просвистели пули. Боб, не видя противника, яростно заржал.
        Преисполненный гордости за свою лошадь, Жан крикнул:

        - Смелей! Дорогой, смелей! Вы видите, сеньорита, его ничто не пугает! Через пять минут мы будем в безопасности! К счастью, эти краснокожие стреляют как сапожники!
        Несмотря на внешнюю веселость Жана, голос его ослаб. Девушка это заметила. До сих пор он говорил резко, с едва уловимым акцентом, выдающим в нем иностранца. На последних словах молодой человек явно сбился. Да и поддерживал ее Жан не столь крепко и ловко, как несколько минут назад.
        Она обернулась и вздрогнула, заметив кровавое пятно на серой шерстяной рубашке ковбоя.

        - Вы ранены? Бог мой, что же делать? Желая ее успокоить, Жан улыбнулся и ответил:

        - Не обращайте внимания! Всего лишь царапина. Я нечаянно напоролся на какую-то ветку. У этих кустарников колючки длинные и острые, как лезвие кинжала.
        Сеньорита Хуана почувствовала, что ее спаситель сказал неправду. Она собралась расспросить его. Вдруг Жану стало хуже. Он побледнел, сжал зубы и покачнулся.
        Уцепившись одной рукой за переднюю луку[37 - Лука - выступающий кверху изгиб переднего или заднего края седла, служащий для опоры всадника.] седла, а другой - за рубашку Жана, девушка воскликнула:

        - Мой друг! Теперь я должна спасать вас! Собрав остатки сил, Хуана сумела удержать Жана в седле. Тот глубоко вздохнул и, сделав усилие, глухо ответил:

        - Спасибо! Я чувствую себя лучше. Чуть не потерял сознание. Все прошло. Сеньорита, вы так мужественны!

        - Уже хорошо? Как я рада!.. Мы прибыли! Урр-а! Мы прибыли!
        Чувствуя, что беглецы уходят, индейцы завопили что есть сил и открыли беспорядочную стрельбу. Но Боб, не обращая внимания на эту адскую какофонию, уносил смельчаков все дальше и дальше.
        Вот и первые хрупкие строения из листвы и ветвей, окружавшие имение. Это поселение, где обитают рабочие с плантаций. Дорожка перед хижинами была забаррикадирована сваленными деревьями. За этим наспех сооруженным препятствием виднелось множество людей. Они кричали и отчаянно жестикулировали руками. Некоторые из них вскинули карабины.
        Наши герои вот-вот окажутся меж двух огней. Сможет ли Боб перепрыгнуть через баррикаду? А почему бы и нет?
        Чтобы подбодрить коня, Жан прищелкнул языком. Боб так любил этот знакомый сигнал. Лошадь яростно заржала и ринулась на препятствие.
        Еще сто метров… Внезапно впереди над баррикадой появился белый дымок. Послышался выстрел, а затем и свист пули.
        В группе преследователей за беглецами раздался сдавленный крик. Второе облачко дыма, потом грохот выстрела и опять противный свист. Почти одновременно - новый предсмертный возглас.

        - Черт побери!  - Жан.  - Стреляют-то не в нас, а в краснокожих за нами. Ура! Спасибо нашему спасителю!
        В тот же миг в течение нескольких секунд прозвучали еще подряд четыре выстрела.
        Молодой человек радостно произнес:

        - Я узнал! Это карабин Джо! Сеньорита! Мы точно спасены!
        А Боб оказался уже рядом с баррикадой. В этот момент сквозь дикий шум прорезался пронзительный крик птицы-пересмешника[38 - Пересмешники - здесь: птицы отряда воробьиных. Длина тела 20 -30 см. Хорошо поют, часто копируя всевозможные звуки (отсюда название).]. Услышав знакомый звук, Боб моментально остановился и встал как вкопанный, тяжело поднимая бока и широко раздувая ноздри.
        Следует, впрочем, уточнить, что данный сигнал подал вовсе не Жан. Он исходил из толпы за баррикадой. И в тот же миг, когда наши герои остановились в неподвижности перед цепочкой недобро поглядывавших на них мужчин, какой-то молодой человек с непокрытой, несмотря на палящее солнце, головой вскинул руки, приветственно помахал и выскочил из-за кустов, словно чертик из табакерки. Это был великолепный метис. В возрасте Жана, двадцати двух лет, не больше. Не столь крепок телосложением, скорее хрупок. Зато производил впечатление чрезвычайно подвижного человека. Настоящая ртутная капелька! Он широко улыбался и размахивал карабином, которым только что остановил отряд краснокожих.
        Метис подбежал к Бобу, который его дружелюбно обнюхал и тихо заржал.
        Звонким голосом незнакомец воскликнул:

        - Здравствуй, старина Боб!
        Затем, продолжая улыбаться, с любовью и радостью глядя на Жана, добавил:

        - Браток! Это я! Сеньорита, позвольте поприветствовать вас!

        - Джо… мой добрый Джо!  - произнес Жан. У него повлажнели глаза.  - Ты здесь!

        - Конечно, дорогой! Это я, собственной персоной. И как вовремя, а? Я узнал ржание Боба. Ни одна лошадь в округе не издает подобные звуки. Смотри, сказал я себе, это Жан! Быстро определив, что ваши дела плохи, твой покорный слуга принялся отстреливать краснокожих. Они, похоже, совсем обнаглели! Пришлось, стало быть, пощипать перья своим же союзникам.

        - Твоим союзникам? Ничего не понимаю…

        - Видишь ли… мы осаждаем этот дом. Апачи - с нами.

        - Как? Ты собираешься захватить дом сеньориты, которую я спас от смертельной опасности? И ты вместе с этими бандитами… убийцами?

        - Ну, ну, не кипятись… мне стало скучно, да и тебя рядом не было… Но если ты против - я с тобой. Мы вместе будем защищать это жилище. Эй, вы! Дорогу сеньорите, Железному Жану и мне, Стрелку Джо!
        Тотчас послышался глухой ропот, потом - оскорбления и проклятия.

        - Мерзавец! Ты продал нас! Оставайся здесь, иначе…

        - Только без глупостей! Так, браток, проходи первым. Дом там… за этими манговыми деревьями… сеньорита проведет. Давай, Боб, вперед!
        Лошадь послушно двинулась по дорожке. Один из повстанцев попытался схватить ее под уздцы. Он протянул руку…
        Джо мгновенно вскинул мачете и опустил его как раз на запястье бандита.

        - Прочь лапы!
        Боб и его седоки могли ехать дальше.
        От дикой боли раненый истошно заорал. Его товарищи, подняв мачете, бросились на метиса.
        Тот отступил на шаг, поднял карабин, прицелился и холодно произнес:

        - Не заставляйте меня стрелять! Дорогу! Считаю до трех. Раз! Два!
        Все хорошо знали Джо, с ним шутки плохи. Как и с его приятелем - Железным Жаном.
        Не успел метис произнести «три», как толпа расступилась.
        Джо быстро пересек маленькую рощицу и оказался перед второй баррикадой, за которой прятались вооруженные защитники дома.
        Обогнув препятствие, он закричал:

        - Амиго! Амиго[39 - Амиго - друг, приятель; обычное обращение в испаноязычных странах.]!
        Радостно встречая свою молодую хозяйку, эти люди поприветствовали и Джо. Тот подбежал к высокой террасе, перед которой остановился Боб. На крыльце между высокими стойками, сделанными из великолепного красного дерева, показались бегущие мужчина и женщина. Они что-то взволнованно кричали и махали руками. Стрелок увидел, как Жан соскочил с лошади, помог слезть девушке, подхватил ее, мертвенно-бледную, и понес на руках вверх по ступенькам. Ему показалось, что походка его друга потеряла свою прежнюю легкость. На сей раз Жан передвигался явно тяжелее обычного. И понятно почему: его грудь и спину украшало огромное кровавое пятно.
        Джо вздрогнул и пробормотал:

        - Он ранен! И очень серьезно! Может быть, даже смертельно! Только Жан способен выдержать такое!
        Обеспокоенный метис взбежал, в свою очередь, по ступенькам. И подошел как раз в тот момент, когда его побледневший друг с трудом заговорил:

        - Я был там… ваша дочь попала в засаду… счастлив, что мне удалось освободить ее. Примите ее… она жива и здорова.
        Собрав остатки сил, Жан уложил девушку на большой мягкий диван. Сам он был белее полотна! С трудом разогнувшись, раненый тут же зашатался и, взмахнув руками, рухнул прямо на Джо.
        Словно в тумане, Хуана видела устремившихся к ней родителей, слышала нежные слова, прерываемые рыданиями:

        - Дочь моя! Маленькая Хуана! Мы уже и не надеялись тебя увидеть! Нам было так больно! Будь благословен тот, кто спас тебя и доставил сюда!
        Продолжая пребывать в полузабытьи, неизбежно следующем после большого нервного потрясения, молодая женщина с наслаждением воспринимала возвращающие ее к жизни страстные слова, горячие поцелуи и ласки. Но при этом она не забыла того, кому была обязана этими счастливыми минутами. Хуана почувствовала, что ее бесстрашный освободитель с фигурой атлета[40 - Атлет - силач, богатырь.] и душой ребенка совсем плох. Девушка с трудом приподнялась и, увидев неподвижного и бледного Жана, беспомощно висящего на руках своего друга, пронзительно закричала:

        - Умер! Он погиб, спасая меня!
        Сохраняя присутствие духа, Джо осторожно положил раненого на другой диван. Затем, не теряя ни секунды, отрезал ножом кусок ткани и приоткрыл рану. Прикусив губу, он печально покачал головой.

        - Нужен врач! Где найти врача? Мы в осаде, а время не терпит!  - отчаянии воскликнул метис. Затем осторожно потрогал место вокруг начавшего воспаляться маленького черного отверстия.  - Это пуля от револьвера,  - сказал он вполголоса.  - Стреляли сзади… она должна была пройти навылет. Странно! Нет, пуля попала в рукоятку его револьвера, лежащего в боковом кармане… разнесла ее вдребезги и, срикошетив, вошла здесь, в нижнюю часть левого плеча… лишь бы она не задела легкие. Кажется, нет!.. Он не харкает кровью!
        Не в силах унять дрожь, Хуана с трудом встала и подошла к раненому. Полузакрытые глаза Жана, казалось, ничего не видели. Несомненно, это была пуля из револьвера Андреса. Она вспомнила, как вздрогнул Жан, когда вскочил вслед за ней на Боба. Итак, он проявил величайшую силу воли, скрыв случившееся и никоим образом не выдав себя. Хотя, быть может, его рана смертельна? Словом, Жан выполнил свой долг, несмотря ни на что. Многим здоровякам и не снилось такое, что совершил он, истекающий кровью!
        Девушка увидела, как Джо, незнакомый ей метис, который, похоже, любил Жана поистине братской любовью, с необычайной быстротой и ловкостью обрабатывал рану. Появившаяся надежда заставила биться сильнее сердце Хуаны, проникшейся симпатией и доверием к Джо. Порывистым неосознанным движением она схватила окровавленную руку метиса и, с силой сжав ее, произнесла:

        - Вы спасете его! Я знаю, вы это сделаете!



        ГЛАВА 3


        МЕКСИКАНСКАЯ ПУСТЫНЯ.  - СОКРОВИЩА АЦТЕКОВ.  - ДИКИЙ ХЛОПЧАТНИК.  - ДОН БЛАС ГЕРРЕРО И ЕГО СЕМЬЯ.  - БОГАТСТВО И ТРУД.  - ПЬЯНСТВО У ИНДЕЙЦЕВ.  - ПОСТОЯННАЯ ОПАСНОСТЬ.  - НЕНАВИСТЬ БРИГАДИРА.  - ПОДГОТОВКА БУНТА.  - БЛАГОПРИЯТНЫЙ МОМЕНТ.  - К ОРУЖИЮ!
        Если взглянуть на карту, территория Мексики по форме напоминает рог изобилия. Природа таким образом словно бы подчеркнула богатство этой страны. Ее площадь составляет девятьсот сорок пять тысяч квадратных километров, что в три раза превышает аналогичный показатель Франции.
        Это изобилие по праву могло бы стать как бы само собой разумеющимся, если б оно не сопровождалось… невероятной нищетой. Огромные богатства едва-едва освоены. Золото, серебро, свинец, железные руды, ртуть, сера, драгоценные камни - все это в немыслимых количествах лежит нетронутым в недрах страны. Три перекрывающие друг друга климатические зоны - тропическая, умеренная и холодная - щедро обеспечивают население продовольствием. Но лишь сотая часть природных даров потребляется местными жителями. Остальное гибнет втуне из-за отсутствия рынков сбыта. Парадоксально, но факт: Мексика одновременно является одной из самых богатых и в то же время бедных стран мира.
        На то есть две причины. Во-первых, численность населения здесь невысока - едва достигает десяти миллионов человек[41 - Из них примерно один миллион белых - из числа испанских переселенцев, четыре миллиона метисов и пять миллионов индейцев. (Примеч. авт.)]. И во-вторых, практически полностью отсутствуют, вплоть до сегодняшних дней, современные средства сообщения. Впрочем, справедливости ради стоит отметить появление немногочисленных железнодорожных линий. Они связывают крупнейшие центры страны, ведут далее в Северную Америку и открывают выход к портам Мексиканского залива.
        Однако экономические последствия этих изменений еще не дали о себе знать. Вот почему в Мексике рядом с большими городами, где наиболее заметны следы цивилизации, находятся огромные пустынные пространства с дикими животными и рептилиями. Там хозяйничают жестокие краснокожие, и бледнолицым здесь лучше не появляться.
        Среди таких богатейших и опасных для жизни дебрей затерялось местечко, которому испанские завоеватели дали в свое время странное название - Биржа Мапими.
        Не считая железнодорожной ветки, которая делит Биржу на две части, эта глухомань ничуть не изменилась со времен Фернанда Кортеса[42 - Кортес Фернанд (Фернандо; правильнее - Эрнанд; 1485 - 1547) -, руководитель похода по захвату Мексики (1519 -1521). В 1521 -1540 годах правил этим новым испанским колониальным владением.], словно прошедшие четыре столетия[43 - Явная описка автора: судя по указаниям в тексте романа, действие его происходит в 70-х годах XIX века, то есть примерно через 300 лет после завоеваний Кортеса.] ее никак не коснулись. Биржа Мапими находится на территории двух провинций - Гихуахуа и Кохахула, расположенных в умеренном климатическом поясе Центральномексиканского плато. Настоящая пустыня с гигантскими кактусами и молочаем[44 - Молочай - многометровой высоты трава и кустарник, около двух тысяч видов. Млечный сок многих из них ядовит. Используется в медицинской промышленности.], редкими горными хребтами, большей частью идущими в юго-восточном и северо-западном направлении; глубокими, мрачными базальтовыми каньонами; стремительными реками с буйной тропической растительностью на
берегах. И почти повсюду ягуары, пантеры, гремучие змеи, медведи, ястребы, дикие пчелы, колибри, попугаи, крокодилы. Великое множество мерзких насекомых, от которых страдают люди. Наконец, здесь обитают индейцы, воинственные, жестокие и бесстрашные существа, с молоком матери впитавшие вековую ненависть к бледнолицым.
        Прежде всего стоит упомянуть многочисленное племя апачей. Их не менее пятнадцати тысяч. Вотчиной[45 - Вотчина - здесь: район землевладения племени.] апачей является приграничная зона между США и Мексикой. Здесь они полновластные хозяева. Затем идут индейцы племени команчи, численностью около пяти тысяч человек. Эти краснокожие - лютые враги одновременно и бледнолицым и апачам. Они воплощают в себе законченный тип индейцев бравое, воинственных, в отличие от своих собратьев мансос - мирных. Последние давно ведут оседлый образ жизни, занимаясь сельскохозяйственным трудом.
        И все-таки, несмотря на смертельную опасность, Биржа Мапими властно притягивает к себе отважных искателей приключений.
        Дело в том, что, помимо скрытых природных богатств, эти места славятся еще кое-чем. Существует многовековая, воспламеняющая умы и страсти легенда, неотвратимо влекущая к себе тех, кого она околдовала. В соответствии с народной молвой, древние ацтеки спрятали от испанских завоевателей в здешних недоступных подземных пещерах золото и драгоценности.
        Эти древние неприступные лабиринты теряются где-то в далеких и крутых горах. Их местонахождение, даже приблизительное, никому не известно. Существует лишь старая, наивная, печальная индейская песенка, в которой поется о золотом короле, его несметных сокровищах… и Орлином гнезде, расположенном на вершине Золотой скалы. Вот, собственно, и все.
        И вот уже несколько столетий, вплоть до наших дней, основываясь на этих совершенно неясных, туманных сказаниях, искатели приключений Старого и Нового Света устремляются сюда в поисках миража[46 - Мираж - здесь: объекты, предметы, существующие лишь в легендах, в воображении.]. Зорко охраняемая индейцами, защищенная непроходимыми зарослями и неприступными горными хребтами, Мапими ревниво хранит свою тайну.
        Стремительные реки здешних ущелий унесли много жизней тех, кто вопреки всему пытался поймать жар-птицу. А сколько жертв еще будет?
        Но нашлись и трезвые головы, кого бесконечные бесплодные и опасные поиски не прельщали. Исследовав местность, эти здравомыслящие скоро обнаружили уникальное плодородие местной земли, богатейший животный мир. Чего ж еще? Справедливо решив, что лучше синица в руках, чем журавль в небе, они посвятили себя сельскому хозяйству. И не ошиблись.
        В подобных обстоятельствах двадцать пять лет тому назад оказался один молодой человек, которого судьба забросила в этот дикий край после гибели императора Максимилиана[47 - Максимилиан I Габсбург (1832 -1867) - австрийский эрцгерцог (принц, наследник престола). В 1863 -1867 годах был императором Мексики, «избранным» местными монархистами. Расстрелян повстанцами.].
        Как и другие первопроходцы, некоторое время он потратил на поиски сокровищ ацтекских королей. Затем случайно обнаружил на берегу реки огромные плантации дикого хлопчатника. Это стало для него настоящим откровением. Быстро осознав тщетность попыток найти несуществующий клад, он решил посвятить свою молодость, энергию, ум и небольшие сбережения именно хлопку. Полностью оправившись от золотой лихорадки, он построил на границе огромного леса жилище, не без основания назвав его «Прибежище беглеца». Затем нанял рабочих из числа местных индейцев и метисов. Те охотно, целыми семьями, пошли к новому хозяину, воздвигнув легкие хижины вокруг его дома.
        Результаты превзошли все ожидания. Уже на второй год пришлось расширять посевные площади хлопчатника, искать дополнительную рабочую силу, закупать необходимое оборудование.
        Производство хлопка резко пошло в гору. С тех пор фортуна[48 - Фортуна - здесь: удачливая судьба.] не отворачивалась от молодого человека по имени Блас Герреро, ставшего крупнейшим поставщиком этого сырья в Мексике.
        В настоящее время ему исполнилось сорок пять лет.
        Испанец до мозга костей, со всеми присущими этой нации добродетелями, но также и недостатками. Цветной человек для него - ничто. Индеец, негр, метис - низшие существа, нечто вроде трудяги-лошади. Разумеется, дон Блас добр к своим рабочим. Зарплата у тех вполне приличная, простой по болезни оплачивается. Но все это больше напоминает заботу рачительного хозяина по отношению к своим животным - о лошади мы упомянули не случайно.
        Для дона Бласа явилось бы смертельным оскорблением, если бы ему предложили сесть за один стол с одним из этих цветных. Одно дело - эти существа из семейства двуруких, другое - он сам.
        Добавьте к изложенному тот факт, что он ни разу не нарушил данного слова, ни разу не солгал и в высшей степени щепетилен в вопросах чести. Вместе с тем дон Блас сверх меры упрям и иногда бывает подвержен приступам бешенства.
        Словом, это был человек, внушающий уважение, но ни в коем случае не любовь и не симпатию.
        Под стать ему была супруга - донна Лаура. Моложе дона Бласа на десять лет, она разделяла все его помыслы и предрассудки. Энергичная, какой и должна быть жена первопроходца, гордая и одновременно милосердная, она в высшей степени была добра и отзывчива. Но это мягкосердечие оказывалось столь надменно-снисходительным, что мгновенно образовывало пропасть между хозяйкой и рабочими.
        Единственную красавицу дочь плантатора, как мы уже знаем, звали Хуана. Это она чуть было не стала жертвой жестокой мести повстанцев. Необычайно умная, образованная, с независимой и возвышенной душой, великодушным характером, выросшая в уединении, девушка рано избавилась от предрассудков отца и матери.
        Родителей она очень любила, но никоим образом не унаследовала их высокомерия и чванства. Словом, в высшей степени красивое, преданное и доброе создание, повсюду вызывавшее своим появлением любовь и умиление. А рабочие плантации ее просто безгранично обожали.
        Хуане было семнадцать лет. Возраст полного созревания этих восхитительных мексиканок, которые, как и их сестры - прелестные тропические орхидеи, расцветали рано благодаря щедрому солнцу.
        У дона Бласа работало около тысячи индейцев и метисов. Это были простые, тихие люди, за небольшую плату выполнявшие тяжелую работу. Выносливые и в высшей степени неприхотливые, они имели один, но весьма существенный недостаток. Их всех отличала чрезмерная тяга к спиртному. Ужасная привычка, могущая при некоторых обстоятельствах обернуться бедой.
        Под действием горячительных напитков в мирном индейце просыпался неукротимый, жестокий, кровожадный краснокожий со своей извечной ненавистью к бледнолицым.
        Именно на это и рассчитывали заговорщики, угрожавшие в настоящее время жизни и богатству преуспевающего плантатора. Дон Блас хорошо знал индейцев вообще и своих рабочих в частности. Он прекрасно отдавал себе отчет в том, что за бич этот всепоглощающий алкоголизм. И плантатор не зря тревожился: этот порок индейцев таил для него постоянную смертельную опасность.
        Необходимо было выбирать из двух зол: либо позволить рабочим пить, либо прекратить производство.
        Дон Блас нашел компромиссный выход: попытаться разумно, искусно и в то же время жестко регулировать размеры потребления спиртного.
        Каждый рабочий получал право на ежедневную, строго ограниченную, порцию горячительных напитков различных видов. Это могла быть пулька (настойка из агавы), либо шарап (настойка из гаявы), либо калуш (настойка из кактуса-опунции), не считая мескаля и агвардиенты, предназначенных для выходных дней и праздников. Любой, уличенный в чрезмерном употреблении алкоголя, немедленно лишался работы.
        Спиртное производилось тут же, на месте, и находилось в подвале, который тщательно днем и ночью охраняли. Проникнуть туда могли только разливальщики, в благонадежности которых хозяин не сомневался. Не стоило удивляться таким мерам предосторожности. Случись непоправимое, дверь подвала окажется взломанной, и тогда - это конец! Возбужденные рабочие все разнесут и напьются-таки словно свиньи. Ничто их не остановит. Опьянение наступит быстро, и дальше начнется самое страшное… пожар, грабежи, насилие, смерть!
        Должности писарей, управляющих мастерскими и плантациями, бригадиров и механиков занимали белые, всего примерно сорок человек. Среди них все-таки был и один метис по имени Андрее. Он работал бригадиром. Вот из-за него-то и разгорелся весь сыр-бор.
        Почему? Никто толком не знал. Хозяин ценил своего бригадира и даже открыто выказывал ему знаки уважения, что было, как известно, совершенно несвойственно для плантатора. Андрее работал у дона Бласа уже год. Умный, толковый, он, кажется, состоял в родстве с самим президентом Хуаресом[49 - Хуарес Бенито Пабло (1806 -1872) - 1852 -1872 годах последовательно глава правительства, президент Мексиканской республики. Во время англо-франко-испанской интервенции (1861 -1867) возглавлял победоносную борьбу своего народа. Приказал расстрелять императора Максимилиана.].
        Однажды, приблизительно месяц тому назад, между Андресом и хозяином из-за чего-то разгорелся ожесточенный спор. Никто не хотел уступать. В конце концов дон Блас не выдержал и обозвал бригадира метисом, а затем и краснокожим. Андрее не остался в долгу.

        - Да! Я - один из тех метисов, которые уничтожили императора[50 - Намек на президента Хуареса.]!
        Это переполнило чашу терпения дона Бласа. Он хлестнул бригадира плеткой, затем ударил несколько раз ногой и, в конце концов, словно паршивого пса, выпихнул за ворота.
        Отряхнувшись, Андрее, лицо которого приобрело страшный землистый оттенок, означающий бледность у цветных, выпрямился, невозмутимо оглядел лачуги рабочих, ангары с хлопком, дом бывшего хозяина, посевы хлопчатника. Затем сплюнул и удивительно спокойно произнес:

        - Здесь будет пустыня! А ты, дон Блас, заплачешь кровавыми слезами!
        И Андрее сдержал свое слово. Восстание вспыхнуло внезапно. Чувствовалось, что метис не терял напрасно времени. Читатель помнит - только чудо спасло дочь плантатора. Рабочих на плантации подбивали к выступлению тайные эмиссары бывшего бригадира. Люди Андреса быстро и довольно легко сделали свое дело. Ночью кто-то незаметно пронес на территорию плантации много вина. Индейцы выпили. Вскоре захотелось еще. Им услужливо подсказали, что спиртное хранится в погребе. Словно большие дети, наивные и дурно воспитанные, индейцы ухватились за эту идею. Постепенно она все глубже и глубже проникала в их головы. Они забыли, кому обязаны ежедневной утренней накачкой. Больше того, они, правда в своем кругу, выражали недовольство малой дозой полагающегося им спиртного. Словом, недовольство постепенно росло, грозя со дня на день перейти в открытое неповиновение.
        Андрее продолжал вовсю действовать. Он сумел привлечь на свою сторону банду отъявленных головорезов. Из числа тех, что обитают на границе между Мексикой и США, промышляя разбоем, грабежами, насилием. Андрее пообещал этим негодяям содержимое сейфа плантатора.

        - Парни! Все знают, как богат дон Блас! Древние ацтеки позавидовали бы его сокровищам. Я покажу, где находится сейф. Остальное - за вами!
        Диким, восторженным ревом встретили бандиты эти слова.
        Индейцы сожгут и сровняют все с землей. Затем напьются до потери пульса. А в это время их бледнолицые собратья овладеют сокровищами богатого плантатора и преспокойно исчезнут.
        Чтобы окончательно обеспечить успех задуманного плана, Андрее обратился за помощью к мескальерос - пожалуй, самым кровожадным и жестоким краснокожим племени апачей. В свое время дон Блас долго боролся с этими индейцами. В конце концов ему удалось отбиться от них. Но мескальерос затаили лютую злобу на богатого плантатора. И потому охотно согласились на предложение Андреса. Ничто не могло остановить этих краснокожих в неумолимом стремлении уничтожить бледнолицых, предварительно подвергнув их жестоким и изощренным пыткам, в чем они были большими мастерами!
        Наконец было все готово. Андрее хорошо знал, что дон Блас вместе с дочерью ранним утром совершал ежедневную прогулку верхом. Бывший бригадир решил лично возглавить поимку своего ненавистного врага.
        Но плантатор, кажется, что-то заподозрил. По каким-то мельчайшим, только ему понятным признакам он заметил неладное в своем окружении, среди рабочих. Но и только. Дон Блас так презирал индейцев, что ему и в голову не приходила мысль о способности этих недочеловеков подняться на восстание. Словом, он остался дома, отправив с дочерью троих охранников.
        В то время как Андрее поджидал его в засаде, дон Блас встретил первый удар, находясь в своем доме. Вначале он услышал громкие крики, затем увидел вооруженных чем попало рабочих. Их вели за собой отъявленные головорезы.
        Оценив ситуацию, дон Блас понял, что силы слишком неравны и имение вот-вот будет захвачено. Сохраняя, однако, спокойствие и решимость, плантатор громовым голосом воскликнул:

        - К оружию! К оружию!
        Остальное читателю известно, вплоть до появления в осажденном доме молодой женщины в сопровождении Железного Жана и незнакомца со странным именем Стрелок Джо.



        ГЛАВА 4


        КАК ДЖО ПЕРЕВЯЗЫВАЕТ РАНУ.  - ВРАЧЕБНОЕ ПРЕДПИСАНИЕ.  - ДЕСЯТЬ МИНУТ НА ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ.  - ВПЕРЕД!  - БОБ.  - ДЖО И ИНДЕЙСКАЯ ЛОШАДЬ.  - ДВОЕ ПРОТИВ ДВУХСОТ.  - ВОЗВРАЩЕНИЕ.  - СПАСЕНИЕ ХОЗЯИНА.  - ОТЧАЯННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ.
        Раненый Жан лежал на диване. Рядом с ним находился Джо, метис, которого спаситель Хуаны называл братом. Разумеется, из уважения и любви к нему, так как было очевидно, что между молодыми людьми не существовало никакого родства.
        Смертельно уставшая и не вполне оправившаяся после падения с лошади, Хуана также не отходила ни на шаг от своего благодетеля. Она долго и любовно смотрела на бедного Жана и затем со слезами на глазах промолвила:

        - Вы его вылечите, не так ли?

        - Конечно, сеньорита! Я сделаю все возможное!  - ответил метис.  - Да и потом, знаете, он здоров как бык и вполне оправдывает свое прозвище. Думаю, скоро с ним все будет в порядке.

        - Кто бы вы ни были, заранее благодарю вас от всего сердца!  - достоинством вмешался в разговор дон Блас.

        - Боже мой! Мы же друзья!  - Джо.  - Верьте мне.

        - Будьте здесь как у себя дома,  - продолжил дон Блас,  - сожалею, что в данный момент не могу выразить вам всю свою признательность. Лаура, дорогая, прошу побыть рядом с молодым человеком, спасшим нашу дочь. Позаботьтесь, чтобы ему было хорошо. А я пойду! Труба зовет!
        С этими словами дон Блас схватил винчестер[51 - Винчестер - карабин (облегченная винтовка с укороченным стволом) с магазином на 15 патронов, изобретен в 1860 году владельцем оружейного завода в США Генри Винчестером, получил широкое распространение.] и устремился в вестибюль. Послышался его голос:

        - Держитесь… я здесь!
        С выражением нескрываемого сострадания на красивом лице донна Лаура подошла к Джо. Тот внимательно исследовал рану.

        - У вас в этом деле большой опыт,  - тихо проговорила она.  - Могу ли я чем-либо быть полезной?

        - Благодарю, мадам,  - почтительно ответил Джо,  - не могли бы вы подать мне бутылку агвардиенте, а также немного ваты.

        - Одну секунду…

        - Мама! И я хочу помочь!  - Хуана. Слуг поблизости не было, и все приходилось делать самим. Работники исчезли, привлеченные шумом разгорающейся бойни, непреодолимой тягой к разрушению, насилию, грабежам. Самые верные и порядочные присоединились к белым, укрывшимся за баррикадой.

        - А вот и то, что мы искали!  - Джо.  - Видите этот бугорок? Сейчас я его надрежу. Ну, вот!
        Пуля вместе со сгустком крови упала на паркет.

        - Так, так,  - произнес метис,  - стреляли из кольта[52 - Кольт - американский револьвер, названный по имени изобретателя, полковника Самуила Кольта (1814 -1862).].
        Снаружи послышалась ружейная пальба, время от времени перекрываемая оглушительным и коротким рявканьем гаубицы. После каждого такого выстрела трясся весь дом. Грохот заставил вздрогнуть Жана, отчасти пришедшего в себя. После небольшой хирургической операции, проведенной его другом, он встрепенулся, открыл потухшие глаза, что-то бессвязно пробормотал и внезапно привстал, узнав метиса. Слабым, но отчетливым голосом Жан произнес:

        - Джо! Старина!

        - Жан! Наконец-то! Все будет нормально!

        - Рана опасна? Только говори правду!

        - Не беспокойся! Через полчаса ты встанешь на ноги и сможешь долбать этих… эту… словом, противника, черт побери!
        Внезапное появление Хуаны заставило метиса подобрать более приличное выражение, чем то, которое он сначала намеревался произнести. Девушка приблизилась к приподнявшемуся на диване раненому. Она слышала его последние слова. Широко раскрытые глаза молодого человека смотрели на Хуану.

        - Ах,  - обрадовано воскликнула та.  - Все в порядке! Бог мой, как я рада! Мама, мамочка! Иди сюда! Какое счастье!
        Жан смутился, покраснел, затем залепетал:

        - Не стоит… прошу, не надо! Право, я не заслужил. Видеть вас счастливыми и улыбающимися - самая большая радость для меня!

        - Минуточку!  - Джо.
        Не теряя времени, он взял кусочек ваты, смочил его в спирте и приложил к ране.

        - Вот так огонь!  - вскочил с дивана и сжал кулаки.  - Ты как будто гвоздь в меня вогнал!

        - Спокойно,  - проворчал новоиспеченный лекарь.  - Нет лучше средства в подобных случаях. Я знаю толк в таких делах. И тебе это известно!
        Метис снял свой длинный шелковый пояс, несколько раз обернул им грудь Жана, перевязав таким образом рану.
        Время от времени Джо через приоткрытую дверь бросал беглый взгляд на происходящее снаружи. Пьяные, очумелые и страшные бандиты вместе с индейцами устремились в очередной раз в атаку. Поодаль горели хижины, образуя вокруг имения кольцо из огня и дыма.
        Сверкая глазами, Джо молча смотрел на происходящее. Затем топнул ногой, взмахнул руками и воскликнул:

        - Черт побери, они и стрелять-то не умеют! Извините, сеньорита, я говорю о ваших людях. Их сейчас всех зарежут! Если б мы были там, Жан и я! Не хочу хвастаться, но половина этих разбойников лежала бы уже на земле! Давай, браток! Быстрей выздоравливай. Нас ждут большие дела!

        - Я готов!  - воскликнул Жан. Его взгляд пылал.

        - Отлично! Уверен, что ты, как обычно, в прекрасной форме. Тебе нужны карабин, патроны и добрая порция агвардиенте для поддержки духа. Вы позволите, мадам?
        На всякий случай донна Лаура принесла с собой две бутылки. Джо схватил керамическую флягу, открыл и кое-как вставил горлышко в рот Жана, который был вынужден долго, не отрываясь, пить. Освободившись, молодой человек воскликнул:

        - Хватит! Хватит! Ты же знаешь, что я пью только воду!

        - Ничего страшного! Это же лекарство!  - произнес Джо.
        Кровь ударила нашему герою в голову. Мгновенно ожив после простого, но весьма эффективного сеанса лечения, проведенного добрым Джо, он почувствовал, как к нему вернулась его прежняя сила. Звуки боя окончательно воодушевили Жана.
        А снаружи борьба разгоралась не на шутку. Обе стороны, не жалея живота, продолжали одни - обороняться, другие - остервенело наступать. Сподвижники дона Бласа вот-вот будут обойдены с флангов. Наступавшие что-то громко и воинственно кричали. Справа и слева появились новые группы лазутчиков, пытающихся незаметно проникнуть в дом.
        Именно в этот момент друзья выскочили во двор.

        - Спокойно, ребята! Мы пришли!  - громко, перекрыв стоявший шум, крикнул Жан.
        Сжав кулаки, он спросил:

        - Карабин! Кто мне даст карабин?
        Хуана, сохранившая в столь критический момент удивительное хладнокровие, куда-то на мгновение исчезла вместе со своей матерью. Они быстро, бегом вернулись, держа в руке по карабину и неся в холщовых мешочках несколько коробочек с патронами.
        Молодая женщина протянула оружие Железному Жану и, нервно сжав ему руку, крикнула:

        - Защитите нас!

        - Умрем, но не сдадимся!  - ответил Жан, прежде чем ринуться в бой. Несколько пуль с глухим треском вонзились в деревянные стойки в вестибюле. Упала на пол и со звоном разбилась большая фарфоровая ваза с орхидеями. Аналогичная участь постигла небольшую бронзовую статуэтку, стоявшую на комоде.
        Хуана тихонько вскрикнула. Пуля прошла в миллиметре от ее головы. Она явственно почувствовала леденящее дыхание смерти.

        - Вперед!  - прорычал Жан.

        - Не спеши! Одну минутку!  - произнес Джо.

        - В чем дело? Чего ты хочешь?

        - Сначала необходимо защитить пушки.
        Метис был прав. Восставшие вот-вот возьмут артиллерийские орудия. Тогда точно - пиши пропало. Джо скомандовал:

        - Целься! Пли!
        Друзья одновременно вскинули карабины. В течение шести секунд наши герои вели непрерывный огонь из двух стволов. Это было похоже на пулеметные очереди[53 - Неточность автора: пулемет изобретен американцем X. С. Максимом в 1883 году, впервые применен в 1899 году, то есть позднее описанных событий.].
        Впереди, в пятидесяти метрах, двенадцать человек покачнулись и затем рухнули на землю.
        Сверкнув глазами, Джо с наивной гордостью воскликнул:

        - Неплохая работа, а?
        Наши герои повернулись, чтобы взять патроны и набить карабины. Сзади стояли две бледные и полные решимости женщины. Они протянули друзьям по заряженному карабину.
        Те схватили оружие, бросив короткое:

        - Спасибо!
        Стиснув зубы, Жан проворчал:

        - Ты целься вправо… а я - влево. Огонь!
        Ужасный грохот, сопровождаемый свистом пуль, продолжился с новой силой. Словно подкошенные, бандиты, метисы и краснокожие падали под ноги своих же товарищей. В толпе нападавших возникло легкое замешательство.
        Этого, однако, оказалось достаточно, чтобы отбить орудия. Одно из них оказалось заряженным. Старинная пушка, из тех, в которых порох воспламеняется посредством зажженного фитиля. К несчастью, тот где-то затерялся во время сражения. Как же выстрелить? Дону Бласу в голову пришла неожиданная идея. Рискуя жизнью, он приставил свой револьвер к запалу и нажал на спусковой крючок. Порох, заполнивший узкий ствол канала, вспыхнул, и тотчас прогремел выстрел.
        Грохот раздался неимоверный. Маленькая пушка вздыбилась и выплюнула из своих недр смертоносное железо. В рядах восставших образовалась довольно широкая брешь.

        - Браво! Браво!  - Жан, затопав ногами.  - Теперь наша очередь, Джо! Идем в прорыв!
        Молодой человек сбежал вниз по ступенькам, за ним - потрясая карабином и заранее радуясь предстоящей рукопашной схватке,  - Джо.

        - Думаю, сейчас мы отменно позабавимся! Между тем Жан внезапно остановился на последней ступеньке. Он аж подпрыгнул от радости: некое рыжее существо, милое его сердцу, прикорнуло в самом центре великолепного кустарника с багровыми цветками! В тот же миг это существо пришло в движение, фыркнуло и, громко заржав, вскочило на ноги.
        Молодой человек восхищенно воскликнул:

        - Боб! Мой дорогой Боб! Я чуть было тебя не забыл! Совсем потерял голову!
        Это действительно был конь Жана. Почуяв запах пороха и услышав звуки сражения, Боб издал воинственное ржание. Прыжком Жан уселся в седло. Затем повернулся к Джо:

        - Следуй за мной! Я буду расчищать проход… возьмешь индейскую лошадь, их полно кругом. И затем в атаку! Думаю, мы пройдем здесь, как нож сквозь масло.
        Затем Жан прищелкнул языком. На мгновение Боб, словно геральдическая[54 - Геральдическая - здесь: изображенная на каком-либо гербе.] лошадь, встал на задние копыта и тотчас, широко раскрыв ноздри, устремился вперед. Уздечка спокойно лежала на шее коня.
        Впереди в пятидесяти метрах дюжина индейцев гарцевала на своих мустангах. Они двинулись к пушкам, которые поспешно заряжались защитниками имения, среди которых была и девушка. На лошадях, украденных у дона Бласа, скакали метисы. Видимо, те, из засады. Чуть позади виднелись индейцы племени мансос, работники плантаций, стремящиеся к вожделенному погребку.
        Жан верхом на могучем Бобе буквально ворвался в эту толпу негодяев. Держа наготове карабин, он громко крикнул:

        - На место! Скоты! На место!
        Однако нападавшие попытались его окружить. Боб принялся прыгать взад и вперед, кусать направо и налево, уничтожая пеших и всадников. Один из апачей поднял томагавк. Жан на лету схватил нападавшего за запястье, словно курицу с насеста, стащил индейца с лошади и грохнул оземь. Затем крикнул не отстававшему от него ни на шаг Джо:

        - Возьми эту лошадь! Она твоя!
        Откинув карабин за спину, бесстрашный метис, недолго думая, занял место поверженного всадника. Мустанг попытался было заартачиться. Однако Джо вонзил ему в бока шпоры, и конь послушно потрусил рядом с Бобом.
        Кольцо окружения на некоторое время было прорвано. Защитники имения могли облегченно вздохнуть. Не будь Жана и Джо, этим смельчакам давно было бы худо. Тем не менее дон Блас понимал, что людей надо эвакуировать. Рано или поздно под натиском превосходящих сил они будут окружены и уничтожены на месте.
        Скрепя сердце плантатор скомандовал:

        - Отступаем! Друзья мои… отступаем к дому! Для этого потребуется, по крайней мере, пять минут.
        Жан и Джо в это время должны будут принять весь удар на себя.
        Двое против нескольких сотен головорезов!.. Против огромной толпы! Похоже, что у наших героев не оставалось никаких шансов. Крик, в котором соединились восторг и ужас, сопроводил их последнюю и решающую попытку выстоять. Не отставая друг от друга ни на шаг, друзья ринулись на живой частокол бандитов. Карабины были уже ни к чему. Их здесь и вскинуть негде, в такой тесноте.
        Требовалось другое оружие.
        Справа и слева вверх над их головами взметнулись острые томагавки - индейские топорики с прочной рукояткой. Один из краснокожих оказался совсем рядом. Насмешливо и зло усмехаясь, Жан крикнул:

        - Эй, ты! Дай мне его!
        И без труда, играючи, вырвал томагавк из рук индейца. Затем, привстав на стременах, с головокружительной быстротой замахал им над головой. Боб яростно рвался вперед и кусался словно тигр. Человек и лошадь вместе были похожи на смерч, ураган, исторгающий удары, толчки, крики… то есть все, что убивает, калечит, приводит в ужас.
        Разумеется, Джо не отставал от своего друга. Вот и он схватил томагавк, великолепное оружие для рукопашного боя. И принялся крушить им направо и налево. Его конь, постепенно возбуждаясь, также превратился в настоящего зверя. Бесстрашные друзья молнией пронеслись сквозь ряды нападавших. Это было потрясающее зрелище!
        Вот наконец они вырвались на открытое поле. Услышав сзади громкие вопли и проклятия, друзья расхохотались и не спеша остановили своих лошадей.

        - Хорошая работа, Жан!  - Джо, по-индейски подняв томагавк над головой.

        - Прекрасно, Джо! Прекрасно, браток… Ты был великолепен!  - ответил Жан, привстав на стременах.

        - Как твоя рана?

        - Не стоит об этом!.. Я разогрелся… ничего не чувствую… завтра будет видно.

        - Что дальше?

        - Карамба! Продолжим… повернем обратно и вернемся защищать имение. Все просто, не так ли?

        - Ты прав!.. Поехали!
        Друзья находились в ста метрах от противника. Странное дело, никто и не думал их преследовать. Видимо, просто боялись!
        Железный Жан скомандовал:

        - Кругом! Вперед!
        Джо ответил громким криком птицы-пересмешника, и обе лошади бешено устремились на врага. Вновь, словно две молнии, обрушились наши герои на красных, точно выжженная глина, противников. Послышались новые проклятия. Жалобные стоны смешались с дикими воинственными криками. Цепь пеших индейцев опять была прорвана.

        - Я же тебе говорил… как нож сквозь масло!  - Жан. Происходившее все больше и больше забавляло его.

        - Они хотят набросить на нас лассо! Идиоты! Как и ранее на аллее, группа краснокожих попыталась перегородить дорогу нашим героям.
        Наметанный глаз Стрелка заметил, как несколько метисов незаметно раскручивали свои лассо в надежде заарканить на полном скаку Жана и Джо.
        Самое время! В воздухе, кружась, засвистели страшные петли, которые с поразительной ловкостью бросили мексиканцы.

        - Твой карабин!  - крикнул Жан.

        - Все понял!  - Джо.
        Тотчас оба мощно швырнули томагавки. Те со свистом, вращаясь, полетели на индейцев. Несколько краснокожих с разбитыми черепами беззвучно рухнули на землю.
        В следующее мгновение друзья уже держали в руках свои винчестеры. Не целясь, с изумительной ловкостью и быстротой они открыли огонь. Торжествующие крики, которые пытались было издать метатели лассо, застряли у них в горле. Бессильно повисли вместе с ремнями руки бандитов. Смертельно раненные, они беспомощно уткнулись носом в луки своих седел. Мимо, словно смерч, пронеслись Жан и Джо. Они кричали:

        - Недотепы!
        Спустя несколько минут друзья легко перепрыгнули баррикаду, оставленную доном Бласом и его людьми. Защитники имения, уже не чаявшие увидеть наших героев вновь, с восторгом встретили Жана и Джо. Дон Блас, выражая общее мнение присутствующих, почерневший от копоти пороховой гари, оставшийся в живых благодаря молодым людям, громко произнес:

        - Кабальеро! Мы обязаны вам жизнью! Вы самые храбрые люди на этой земле!
        А Хуана, будучи свидетельницей героического сражения с индейцами, глядя на Жана, сказала своей матери:

        - О! Я знала, что он вернется!
        Но - увы!  - это была всего лишь минутная передышка. Едва друзья, смущенные восторженной встречей, спрыгнули на землю и пожали несколько рук, как вновь послышались воинственные крики индейцев. Пожар разгорался все сильнее и уже приближался к имению. Складские помещения и магазины полыхали ярким огнем. Положение становилось безнадежным. Казалось, выхода не было.



        ГЛАВА 5


        ПЬЯНКА.  - ОСАЖДЕННЫЕ.  - ПОЖАР.  - БЕЗ РОДИТЕЛЕЙ.  - БЕДНАЯ МАТЬ!  - ПОХИЩЕНИЕ.  - КАК ЖАН И ДЖО ОКАЗАЛИСЬ В ПОМЕСТЬЕ ДОНА БЛАСА.  - ПРИЗНАТЕЛЬНОСТЬ ПЛАНТАТОРА.  - В ПОИСКАХ ВЫХОДА.  - ПАРЛАМЕНТЕР.  - ПИСЬМО АНДРЕСА.  - СРОК - ДО ПОЛУНОЧИ.  - НЕУЖЕЛИ КОНЕЦ?
        Неужели все потеряно?
        Впрочем, разграбление винного погребка на некоторое время остановило противника.
        Осажденные получили передышку. Нападавшие пожелали утолить жажду. Наступило перемирие. Под мощным напором рухнули тяжелые двери из акации. Наконец проход был свободен. Некоторые повстанцы прямо-таки посходили с ума от нетерпения и вожделения!
        Вскоре началась безумная пьянка! Все было бы ничего и, может быть, даже забавно, если бы не вспышка насилия и жестокости, последовавшая за этим пиром во время чумы.
        Вовсе не важно, как назывались вина, из чего сделаны и каково их качество! Главное, что это было спиртное. Остальное никого не интересовало!
        Наугад, не разбираясь, нападавшие жадно поглощали шарап, черный как портер[55 - Портер - сорт крепкого черного пива.] , колонш, белый словно молоко, пюльк вишневого цвета и самые различные сорта мескаля тонкого золотистого оттенка.
        Крики усилились. Толпа заметно оживилась. Кто-то запел, некоторые начали танцевать. Послышались обычные в таких случаях взаимные оскорбления.
        Прошел час, а кутеж все продолжался. Вскоре он перерос в заурядную, беспробудную попойку, потребность в которой постоянно дремлет в этих людях. Зло, унаследованное ими от предков, и оно неизбежно погубит всех краснокожих.
        До защитников дома доносились угрожающие крики пьяной толпы. Но никто, кажется, не собирался атаковать дона Бласа и его людей.

        - Хоть бы эти скоты напились так, чтобы не встали,  - проворчал Жан, в сердцах нажав на курок.
        Раздался выстрел, и неосторожный почитатель Бахуса[56 - Почитатель Бахуса - любитель выпить, пьяница (от имени древнеримского бога виноделия).] замертво рухнул на землю.

        - Да,  - отозвался дон Блас,  - мы смогли бы в таком случае спокойно уйти. К несчастью, они еще держатся на ногах. Более того, смотрите, ваш выстрел сделал их более осторожными.

        - Вы правы. Они не столь пьяны, как я полагал. И действительно, повстанцы перестали вести себя столь вызывающе, старались больше не высовываться и использовали малейшие укрытия, чтобы беспрепятственно добраться до погребка.

        - Сеньор дон Блас, я думаю, у нас достаточно боеприпасов?  - спросил обеспокоенный Железный Жан.

        - Увы, совсем немного. И меня пробирает дрожь при этой мысли.

        - А как с провизией?

        - С этим вообще худо! Ничего нет! Ни муки, ни воды… Продовольственный склад рядом с винным погребком.

        - Да, черт побери! Мало утешительного. Тем не менее надо держаться, и любой ценой.

        - Либо, защищаясь, умереть.

        - Умереть? Гм!.. Как можно позже…

        - Но я обеспокоен, очень обеспокоен.
        Жан не ответил. Да и к чему слова! Он прекрасно понимал, что положение было критическое.
        Впервые бесстрашный ковбой ясно испытал чувство страха. Не за себя, разумеется. Он так часто рисковал своей жизнью. Да и Боб рядом. Верный конь всегда может вытащить хозяина из любой передряги.
        Если Жан и испугался, то только за восхитительную Хуану, чей тонкий профиль и стройный силуэт он увидел в конце коридора. Да, именно за нее! За ее мать, за всех, кого она любила!
        Жан хотел любой ценой избавить девушку от горя, печали… даже от самого ничтожного беспокойства!
        Мучительно медленно тянулось время. Напившись, негодяи дремали на земле у винного погреба и чего-то ждали, не решаясь нападать. Видимо, чувство самосохранения пока брало верх. Значит, еще мало выпили!
        Главари, вероятно, умело дозировали количество спиртного. Главное - не довести этих индейцев до состояния тупого равнодушия ко всему окружающему.
        Наступила ночь. Чтобы осветить поле боя и помешать тем самым осажденным скрыться, бандиты подожгли все, что могло гореть.
        Вспыхнул грандиозный пожар. Запылали хижины рабочих, сараи, складские помещения, хлопковое поле. Огромное огненное море заколыхалось под черным, удушающим облаком дыма. Позже вспыхнули ангары[57 - Ангар - обширное помещение для укрытия от непогоды крупных машин и имущества.], сушилки, склады с маслом, прессы, машинное оборудование, образовав вокруг имения непреодолимое огненное кольцо.
        Осажденные с трудом могли дышать в этой печке. Забаррикадировавшись группами в отдельных комнатах огромного дома, они чувствовали себя как на сковородке. Со всех сторон летели искры, языки пламени подбирались все ближе и ближе. Воды не было. Тушить огонь приходилось одеялами.
        Положение становилось отчаянным.
        Сжав зубы и прищурив сухие глаза, дон Блас не отрываясь глядел на то, как быстро гибнет с таким трудом нажитое богатство.
        И все это - по вине Андреса!
        Впрочем, разве метис не сказал: «Вы будете таким же голодранцем, как и я!»
        Этот человек не бросает слов на ветер! Внезапно жесткие, твердые глаза плантатора повлажнели, когда он перевел взгляд на жену и дочь.
        В ужасе от разгорающегося пожара, диких криков и выстрелов нападающих, красные силуэты которых плясали, словно черти в преисподней, женщины подошли к нему.

        - Дорогие мои! Неужели нас ждет разорение, нищета и смерть!  - дон Блас.
        Железный Жан услышал эти полные отчаяния слова. Стараясь скрыть овладевший им страх, он бодрым голосом произнес:

        - Что вы! Разорение всегда поправимо… нищету гонят прочь… а смерть надо презирать! Да и потом, до этого еще ох как далеко! Сеньор, вы разве не знаете, надежда умирает последней. Не все потеряно, я уверен в этом! Из любой ситуации можно найти выход… впрочем, я - живое доказательство этому.

        - Молодой человек, мне уже почти пятьдесят! А вам - не больше двадцати. В этом возрасте ни в чем не сомневаются!

        - Прошу прощения, сеньор! Мне около двадцати трех лет. Впрочем, я не совсем в этом уверен.

        - Как? Вы не знаете точно свой возраст? У вас что, нет семьи… родителей?

        - Увы!.. Мои родители… - остановился Жан, словно эти слова пробудили в нем жестокие воспоминания.
        Наступило долгое молчание. Все с любопытством смотрели на молодого человека. Он почувствовал направленные на него заинтересованные взгляды. Но Жан боялся, как бы окружающие не подумали чего-либо дурного о его акценте[58 - Акцент - своеобразие в произношении, невольное искажение звуков какого-либо языка лицом, для которого этот язык является чужим.]… о нем самом… родителях.
        В конце концов жестом, преисполненным скорбного благородства, он вскинул голову и, невзирая на всю драматичность положения, посреди бушующего моря огня и торжествующих повстанцев, словно в кошмаре, заговорил.
        Жан решил-таки поведать свою историю этим людям, которых едва знал и которым угрожала смертельная опасность.
        Глухим голосом наш герой начал:

        - Как бы старательно я ни рылся в своей памяти, самое большее, что мне удается, так это смутно различать двух женщин. Одна - молодая, красивая блондинка с ангельским лицом. Я ее называл по-французски «дорогая маленькая мама»! Другая - индианка, которую я звал мама и мамита! Вероятно, она была моей кормилицей.
        Мама! Я никогда не видел ее улыбающейся. Она всегда была в черном, оплакивая убитого мужа.
        В порыве жалости и сострадания Хуана схватила руку Жана, сжала ее и тихим, дрожащим голосом произнесла:

        - Бедная мать! Кроме вас, у нее никого не было?

        - Никого, сеньорита! А как мы любили друг друга, скорбя в глубоком трауре. Она целовала меня с такой беспокойной, страстной, почти болезненной нежностью, что до сих пор я чувствую ласковую теплоту ее губ!
        Мы часами, молча, погруженные в мучительное созерцание, разглядывали портрет молодого человека в военной форме, с золотой звездой на алой ленте.
        Это был мой отец! Она заставляла меня с ним разговаривать, как будто он мог нас видеть и слышать.
        А когда эти воспоминания, одновременно такие жестокие и дорогие, воплощались в словах, мама часто повторяла на великолепном французском языке, на котором я лепетал еще в колыбели, фразу:

        - Люби его, как любишь меня, о мой маленький ангел! Всегда чти его память. Он был прекрасным человеком, но стал мучеником, невинной жертвой мерзкой клеветы, отравившей ему жизнь. Позднее, когда ты вырастешь, то все узнаешь и оценишь сам!
        Затем, внезапно, полный провал в памяти. Не стало мамы! Я остался один… среди негодяев, похитивших меня и пытавшихся вовлечь в какие-то мерзкие дела. Больше я никогда не видел своей мамы.
        С тех пор я всегда один. У меня нет ничего: ни домашнего очага, ни любви, ни надежды.

        - О! Как это ужасно!  - выдержав, зарыдала Хуана. Ее лицо выражало бесконечное сострадание.  - Я и не думала, что можно быть таким несчастным.
        Донна Лаура, ее мать, взволнованно воскликнула:

        - Говорите, мой друг, говорите… После того, что вы сделали для нас, мы не можем быть равнодушны к вашей судьбе!
        Почтительно склонив голову, Жан, волнуясь, продолжил:

        - Ваши слова, мадам, для меня дороже всех наград. Что касается моей жизни, которая вас так интересует, то здесь достаточно нескольких слов.
        Мне удалось убежать от моих похитителей и устроиться юнгой[59 - Юнга - подросток на корабле, учащийся морскому делу и готовящийся стать матросом; молодой матрос.] на корабле. И здесь было очень трудно, но все-таки интересно и приятно. Я долго плавал. Однажды едва не погиб в кораблекрушении. Затем оказался в Америке. Жил кое-как, перебиваясь с хлеба на воду. И так продолжалось до шестнадцати лет.
        Потом стал ковбоем. Это занятие я полюбил всем сердцем. Не могу без лошади, огромных бескрайних прерий, ничем не ограниченной свободы, без этой ежедневной борьбы за кусок хлеба, за жизнь.
        Здесь же я познакомился с Джо. Мы несчетное количество раз выручали друг друга. И сейчас живем как братья. Все ковбои имеют свое прозвище. Меня зовут Железным Жаном. А Джо - Стрелок. У него самое меткое ружье во всей округе.
        Некоторое время назад сюда прибыла экспедиция из США, чтобы на месте изучить возможность строительства железной дороги. Нас взяли в качестве проводников. Мы должны были оказаться в местах, где живет мать Джо… он не видел ее шесть лет!
        Нам быстро надоели эти высокомерные янки[60 - Янки - прозвище американцев - уроженцев США.]. Мы оставили их и одни направились в Жаралиту, там Джо надеялся повидать мать.
        На нашем пути оказалось поместье «Пристанище беглеца». Я решил остановиться здесь на некоторое время, ожидая, пока вернется Джо.
        Мы расстались позавчера. Наслаждаясь великолепным лесом, я ехал один и вскоре совершенно случайно обнаружил засаду, которая, сеньорита, была устроена для вас.
        Можете представить, как я удивился и одновременно обрадовался, когда во время бегства обнаружил среди повстанцев Джо.

        - Прошу прощения,  - покраснев, вмешался метис,  - я знаю этого мерзавца Андреса… и сожалею, что имел глупость выслушать его. Все, что он сказал,  - неправда, чудовищная ложь! Он столько наобещал… к стыду своему, должен признаться… я ответил ему согласием. И если теперь встречу его… клянусь Святой Девой, я сниму с него скальп. Простите меня, сеньор.
        Дон Блас печально улыбнулся и произнес:

        - Без вас и Железного Жана нас не было бы сейчас в живых. А теперь, друзья, когда наше положение ухудшается с каждым часом, мы должны быть вместе. И надо немедленно посовещаться. Несмотря на молодость, вы оба - опытные и знающие люди. Что нам делать? Ваше мнение? Железный Жан, прошу вас, начинайте первым.

        - Благодарю за честь, сеньор. Я буду говорить открыто, ничего не утаивая. Нас здесь примерно сорок человек, еды и воды нет, не более десяти патронов на ружье.

        - Увы! Такова жестокая правда!

        - Итак! В данной ситуации я не вижу выхода… Вы слышите, сеньор, никакого выхода. Остается надеяться только на какую-либо срочную помощь извне.

        - Вы правы. Но на кого же можем рассчитывать?

        - На тех, кто проживает в этой местности. Необходимо послать гонцов, найти людей, пообещать им что-нибудь и привести сюда в течение ближайших суток отряд хорошо вооруженных, отчаянных людей.

        - Но это невозможно!

        - Надо попытаться.

        - Кто сможет это сделать?

        - Я, черт побери!

        - Вы же ранены!

        - Смотрите! И правда! А я и забыл!

        - У вас не хватит сил.

        - Меня зовут Железным Жаном.

        - Но разве можно выбраться отсюда?

        - Чепуха! Боб и не из таких переделок меня вытаскивал.

        - Какой же вы мужественный и благородный человек!

        - Вот это уже лишнее! Но знайте, что я с вами до конца!

        - У вас душа и сердце героя!

        - Сеньор Блас, прошу, это слишком!  - достоинством прервал плантатора Железный Жан.  - Я не могу принять такие комплименты, но заслужу их потом… а также вашу дружбу, о которой мечтаю. А сейчас время не терпит. Все, ухожу.
        Жан звонко крикнул:

        - Джо!

        - Я здесь,  - отозвался метис.

        - Браток! Пойду за подмогой.

        - Я с тобой!

        - Нет! Ты останешься здесь, чтобы защищать до последнего, слышишь, до последнего, дона Бласа, сеньору и сеньориту.

        - Да, брат. Понял. Будет так, как ты говоришь.

        - Отлично. Я рассчитываю на тебя. У нас есть еще агвардиенте?

        - Немного осталось в бутылке.

        - Хорошо! Вылей все на рану.
        Джо щедро смочил жидкостью повязку и коротко произнес:

        - Все в порядке. Пару дней можешь не трогать повязку.

        - Отлично! Спасибо, брат! Это все, что надо. Сеньор Блас, любой ценой, невзирая на голод, жажду и атаки повстанцев, продержитесь двадцать четыре часа. Через сутки я буду здесь. Либо с подмогой, и тогда - свобода, либо один, и тогда - смерть, но я вас не покину.
        Затем, ни слова не говоря, даже не взглянув на присутствующих, разинувших от восхищения рты, отважный ковбой прыгнул в распахнутое окно.
        Он упал на кучу головешек и тотчас издал пронзительный, настойчивый крик пересмешника. Услышав знакомый сигнал, откуда-то из темноты, гарцуя, появился умный и верный, как пес, Боб. Жан ласково потрепал лошадь, затем одним прыжком вскочил в седло.
        Нападавшие заметили его. Спотыкаясь, они побежали навстречу, пытаясь окружить беглеца. Время от времени раздавались ружейные выстрелы.

        - Мерзавец! Собака! Остановите его! Не дайте уйти! Показались пьяные, страшные апачи.
        Жан прижался к холке коня, крепко обхватил его ногами и издал характерный звук, напоминающий скрежет. Боб отчаянно устремился вперед.
        На мгновение на фоне огненных всполохов застыли всадник и лошадь. Через секунду оба, сопровождаемые оравой пьяных апачей, исчезли в темноте.



        ГЛАВА 6


        ПАРЛАМЕНТЕР.  - ПИСЬМО.  - ЖЕЛАНИЕ АНДРЕСА.  - ОГНЕННАЯ НОЧЬ.  - ОБОРОНА.  - ПЛОХАЯ СТРЕЛЬБА.  - ОСАДА.  - ПОСЛЕДНИЕ ПАТРОНЫ.  - КОНЕЦ?  - КРИК ПЕРЕСМЕШНИКА.  - МЕСТЬ.  - КОВБОИ.  - МИСТЕР ГАРРИ ДЖОНС - АМЕРИКАНСКИЙ ГРАЖДАНИН.
        Наконец наступило утро. Сквозь огромное облако дыма тускло, скупо блеснули первые лучи восходящего солнца.
        Пьяная оргия[61 - Оргия - разгульное, разнузданное пиршество.] продолжалась с прежней силой. Для этих несчастных, обезумевших людей наступил настоящий праздник, первый и единственный в их жизни.
        Дон Блас не узнавал своих доселе послушных и кротких рабочих. До сих пор они составляли мирную и трудолюбивую семью.
        Напившись же, эти люди возненавидели все, что доныне любили, испытывая дикую радость от разрушения того, что в течение последних двадцати пяти лет обеспечивало их существование.
        Тем не менее они не осмеливались подойти слишком близко к дому. Время от времени оттуда раздавался ружейный выстрел, удерживающий повстанцев на почтительном расстоянии.
        Чего же они ждали? Почему не решались нападать?
        Ответ знал только тот, кто организовал эту вакханалию[62 - Вакханалия - здесь: то же, что и оргия.], тот, кто, оставаясь пока в тени, ждал благоприятного момента для решающего удара.
        Да, Андрее, бывший бригадир дона Бласа, прекрасно знал, чего хотел!
        По мере того как проходил день, положение осажденных становилось все хуже и хуже. Ни еды, ни питья! Обнаглевшие повстанцы демонстративно пили перед домом и ели кукурузные булочки, которые запекали тут же на многочисленных кострах.
        В смертельном страхе и все усиливающихся мучениях проходил для осажденных день.
        В шесть часов вечера восставшие как будто затихли. Неужто после этого начнется решающий штурм?
        Нет. Перед домом появился индеец, чуть трезвее, чем остальные его собратья. Он медленно продвигался вперед, неся палку, на конце которой трепыхался кусок белой материи.

        - Парламентер[63 - Парламентер - лицо, уполномоченное одной из воюющих сторон вести переговоры с другой стороной.],  - сокрушенно произнес дон Блас.  - Я вынужден вступить в переговоры с этими негодяями. Пусть подойдет поближе.
        Индеец беспрепятственно дошел до веранды. Несмотря на изрядное количество выпитого спиртного, краснокожий дрожал от страха. Он с трудом вытащил из-за пазухи скомканное письмо, положил его на видном месте и, внезапно обретя ловкость и быстроту, со всех ног пустился прочь.
        Дон Блас расправил листок бумаги, быстро пробежал его взглядом. Затем начал перечитывать вновь, словно не понял с первого раза. Смертельная бледность покрыла его лицо, письмо задрожало в руках, зубы сами собой сжались. Дон Блас непроизвольно застучал ногой по паркету. Чувствовалось, что им овладел бешеный гнев.

        - Отец!  - Хуана.  - Отец! В чем дело? Что случилось? Говорите же! Не молчите!
        Плантатор два или три раза шумно и глубоко вздохнул, как будто ему не хватало воздуха. Затем отвел в сторону жену и дочь, охрипшим голосом произнес:

        - Послушайте! Вы должны все знать.

«Сеньор дон Блас Герреро!
        Перед тем как совершится непоправимое, я хочу предпринять последнюю попытку договориться с вами.
        Прежде всего немного о себе. Мой род столь же знатный, как и ваш, а предки, вероятно, гораздо именитее. Ведь в моих жилах наряду с голубой испанской течет кровь великих императоров, которые в течение многих столетий[64 - На самом деле императорская власть существовала в Мексике лишь после колонизации и весьма недолго, с мая 1822 по март 1823 года и в 1863 -1867 годах.] правили Мексикой.
        Таким образом, чувствуя себя ничуть не ниже вас, я честно и открыто рассказал вам о своих чувствах и попросил руки вашей дочери.
        Не выслушав до конца, вы грубо прервали меня, оскорбили, унизили, ударили. Отказали в праве быть человеком!
        Сегодня я мщу за себя. Да, жестоко. Так могут мстить только метисы. Они никогда не забывают добро и зло.
        Еще немного - и я хозяин… полный, абсолютный хозяин вашей судьбы…
        Но перед тем как покончить с вами, я хочу протянуть вам руку… еще раз унизиться.
        Скажите, что видите во мне равного себе. Позвольте надеяться, что однажды стану полноправным членом вашей семьи.
        Одно слово, дон Блас,  - и ваши муки прекратятся. Одно слово - и руины будут восстановлены. Скажите, и я сделаю вас такими богатыми как вам и не снилось.
        Я жду до полуночи. От вас зависит, кем я буду: преданным сыном или палачом.
        Андрее».
        Дон Блас прочел письмо прерывающимся голосом, выплевывая слова, словно они раздирали ему горло. Наконец он остановился, не в силах унять волнение. Женщины с ужасом посмотрели друг на друга.

        - Как?  - задохнулась от возмущения донна Лаура.  - Андрее, наемный рабочий и, что еще хуже, метис, осмелился домогаться нашей дочери?

        - Позор! Я даже не решился вам об этом сказать раньше.

        - О, мой друг! Какой ужас!

        - Я с ним поступил так, как он того заслуживал,  - прорычал плантатор.

        - Бедный Андрее,  - тихо пробормотала Хуана.  - Вот почему он был так внимателен со мной, так предан мне.

        - Что я слышу, дочь моя? Вы жалеете его?  - заорал дон Блас.  - Вы оскверняете свою жалость, адресуя ее этому дикарю, этому прокаженному[65 - Прокаженный - страдающий острозаразной и трудноизлечимой проказой (лепрой), больные подвергаются строжайшей изоляции в специальных лечебницах-колониях (лепрозориях). К прокаженным многие относились с презрением и брезгливостью (из-за изуродованного лица). Здесь: в переносном смысле, то есть человек, от которого в силу его поведения окружающие отшатываются.]. Его храбрость обернулась для нас жестоким, кровавым оскорблением.

        - Да, отец, мне жалко Андреса за то, что он полюбил меня. Тогда как я не могу, не должна и не хочу разделить его чувство. Может быть, вы обойдетесь с ним помягче? Вы же видите, в каком мы положении.

        - Нет! Пусть лучше он убьет нас! Этот бандит - твой жених?! Я предпочитаю топор позору! Смерть - стыду!

        - Смерть! О нет! Я не хочу умирать! Это невозможно,  - воскликнула девушка, вспомнив отважного Железного Жана.
        Сердце молодой женщины сильно забилось, но не от страха, а от надежды. Она подумала: «Он вернется… и спасет меня».
        Снова наступила ночь. Огненная ночь! Немного поутихший пожар по-прежнему пурпуром озарял все вокруг. Защитники дома падали от голода и жажды.
        Развязка медленно, но неумолимо приближалась. Большие часы на башне дома мерно пробили двенадцать.
        Совсем недалеко в темноте послышались воинственные крики. Большая темная масса людей неспешно двинулась к поместью.
        Впереди с карабином за спиной твердо шагал человек. Метров за пятьдесят до цели он остановился, словно чего-то ждал. Все оцепенели. Наступила тишина.
        Дон Блас узнал Андреса!
        Кровь ударила плантатору в голову. Он яростно закричал, вскинул винчестер, прицелился и выстрелил. Пуля прошла рядом с ухом метиса и убила кого-то сзади.
        В свою очередь Андрее зарычал и громко воскликнул:

        - Вы этого сами захотели, дон Блас! Да падет пролитая кровь на вашу голову! Вперед, друзья мои, вперед!
        Индейцы, метисы и другие бандиты, примкнувшие к Андресу в надежде получить свою долю добычи, с диким ревом бросились к дому.
        Восемьсот - девятьсот возбужденных алкоголем человек!
        Вот-вот произойдет ужасное столкновение!
        Послышался громоподобный возглас дона Бласа:

        - Друзья! Не стрелять! Пусть подойдут поближе! Огонь!
        Раздались оглушительные выстрелы. Но здесь произошел феномен[66 - Феномен - редкое, необычное явление.], хорошо известный тем, кто хоть однажды ночью вел беглый огонь. Даже самые хладнокровные стрелки испытывают тягу чуть-чуть приподнять ствол оружия. И, как следствие, пуля летит выше цели. В то время как следует целиться .гораздо ниже, где-то на уровне колена нападавших. Кроме того оборонявшиеся стреляли слишком быстро и совсем не жалели патронов. В течение нескольких минут было истрачено огромное количество боеприпасов. Людьми овладело безумие, помутневший разум толкал к беспрерывной, беспорядочной стрельбе, стремлению создать побольше шума, огня, дыма. Никто и не задумывался об эффективности этой пальбы.
        Возбужденные долгим ожиданием, напуганные мощной атакой банды головорезов, защитники имения за считанные мгновения опустошили магазины своих карабинов.
        Однако все пули прошли слишком высоко.
        Теперь они были безоружны и вряд ли долго выстоят в неравной рукопашной схватке, где на одного обороняющегося приходилось двадцать нападавших.
        В мгновение ока людская толпа словно накрыла горстку мужчин, оборонявших поместье.
        Началась яростная борьба, в которой с равным успехом использовались ноги, кулаки, ножи. Защитники дома медленно, но неумолимо отступали к большой комнате, где находились донна Лаура и ее дочь.

        - Держитесь, друзья! Держитесь!  - переставая кричал дон Блас, но голос его слабел с каждым мигом.

        - Победа! Победа! Они в наших руках!  - завопил Андрее, вскинув мачете.
        Враги заметили друг друга. Группа дерущихся помешала им сцепиться в смертельной схватке. Скверно бранясь, дон Блас и Андрее безуспешно пытались схватиться врукопашную.

        - Прокаженный! Собака! Нищее отродье!  - дон Блас.

        - Голодранец! Ты го-ло-дра-нец!  - не оставался в долгу бывший бригадир.
        Внезапно, весь в лохмотьях, окровавленный, сверкая глазами, появился Джо. С мачете в одной руке, карабином в другой он встал перед Хуаной и ее матерью.

        - Сеньора и сеньорита! Я здесь! Не бойтесь!

        - Ах, Джо! Это конец!  - горько заплакала девушка.

        - Перестаньте! Надежда умирает последней! В моем винчестере еще шесть патронов. Мы сможем продержаться целых пять минут! Жан обязательно придет!

        - Но будет поздно!.. Джо, ко мне! На помощь!
        Вперед устремилась плотная группа пьяных, страшных людей. Лица их были искажены, они размахивали огромными волосатыми руками и едва держались на ногах. Треснула, а потом рухнула на пол узкая дверь. Через мгновение комната заполнилась бандитами.
        Джо поднял винтовку и не спеша сделал пять выстрелов. Несколько человек упали. Остальные отступили, не решаясь двинуться вперед. Но задние продолжали напирать. Новый бросок… Последний выстрел.
        Джо схватил карабин за ствол и обрушил приклад на голову ближайшего индейца. Еще минута неравной схватки.
        Бесстрашный метис поскользнулся, упал на колено. Тут же вскочил и воскликнул:

        - Я буду вас защищать!.. До самой смерти! Дона Бласа сбили с ног, и какой-то бандит приставил ему к горлу нож. В плотном кольце нападавших Джо в очередной раз взмахнул винтовкой. Приклад разлетелся вдребезги. Джо тут же схватили, скрутили… Взметнулись мачете…
        Внезапно послышался тонкий пронзительный крик, перекрывший остальные звуки.
        Это был крик пересмешника! До боли знакомый сигнал.

        - Жан! Он успел! Ко мне, брат!

        - Ах! Я знала! Он успел!  - Хуана.
        В тот же миг негодяй, навалившийся на дона Бласа, от удара ногой отлетел в сторону. Люди, окружавшие Джо, были в одно мгновение рассеяны длинной смертоносной очередью.
        Затем появился человек, вооруженный одним томагавком и заменявший собой десятерых. Потрясающий, великолепный, словно полубог! Один его вид привел в ужас бандитов. Внезапно он воскликнул растроганным голосом:

        - Славу Богу!.. Я прибыл вовремя!

        - Жан! О, Жан!  - и смогла произнести восхищенная Хуана.

        - Да, браток, ты прибыл как раз,  - вмешался Джо.

        - Железный Жан! Как мне вас благодарить?  - тяжело поднимаясь с пола, произнес дон Блас.
        В этот момент снаружи раздался ружейный залп.

        - Боже мой! Что это такое?  - молодая женщина.

        - Салют, сеньора! Салют в честь вас всех!  - склонился Железный Жан.
        Комната в это время, словно по волшебству, опустела.
        Послышался новый залп, затем еще. Так продолжалось минут пять.
        Затем наступила внезапная тишина, которую сменил постепенно усиливающийся жалобный плач, скорее вой десятков раненых людей. Толпа повстанцев в пьяном угаре, жажде крушить, убивать была уничтожена и рассеяна довольно быстро.
        При свете последних отблесков пламени защитники дома словно завороженные осматривали двор, сплошь усеянный телами убитых и раненых бандитов.
        Послышались громкие, торжествующие крики победителей:

        - Гип! Гип! Ур-ра!
        Откуда-то из темноты появились люди - их было несколько десятков. Светлокожие, в белых льняных рубашках, зашнурованных на груди. За широкими ремнями торчали рукоятки больших револьверов, украшенных серебром. Все - в мягких кожаных сапогах со шпорами, на голове - широкополые шляпы, которые носят американские ковбои.
        Спрыгнув на землю, они, придерживая своих коней под уздцы, о чем-то тихо переговаривались и, по всей видимости, ждали дальнейших указаний. Огромного роста молодой человек, кажется, был их командиром. Он отделился от группы своих товарищей и один направился к дому. Оттуда, хромая, согнув спины и волоча ноги, во все стороны разбегались последние, оставшиеся в живых повстанцы.
        Дон Блас, его супруга, дочь, Джо, Железный Жан, а с ними и остальные защитники «Прибежища беглеца» постарались поскорее покинуть зал, в котором чуть было не погибли.
        Они вышли на террасу. К ним подошел незнакомец. Он снял шляпу, почтительно поприветствовал дам и на безупречном английском обратился к Железному Жану:

        - Джон, дорогой, представьте меня. Жан сделал шаг вперед и произнес:

        - Мистер Гарри Джонс, американский гражданин. Дон Блас Герреро, хозяин дома.



        ГЛАВА 7


        ПОСРЕДИ РАЗВАЛИН.  - САМЫЙ БЫСТРЫЙ.  - ДВА РАНЕНЫХ ИНДЕЙЦА.  - ПОМИЛОВАНИЕ.  - БЫСТРЫЙ ЛОСЬ И СОЛНЕЧНЫЙ ЦВЕТОК.  - КОРАЛЛОВОЕ КОЛЬЕ.  - ПЕРЕВЯЗКА.  - ХЛОПКОВЫЙ КОРОЛЬ.  - НЕСКОЛЬКО МИЛЛИОНОВ.  - НАВЕДЕНИЕ ПОРЯДКА В ПОМЕСТЬЕ.  - ВЗАИМНАЯ СИМПАТИЯ.
        Ошарашенный столь быстрым развитием событий, дон Блас, однако, быстро овладел собой. Он восхищенно посмотрел на стоявшего перед ним невозмутимого гиганта, затем с присущим людям своей национальности темпераментом широко раскрыл объятия и бросился к молодому человеку. В соответствии с мексиканской традицией[67 - Традиция - обычай, порядок, правила поведения, переходящие от поколения к поколению.] крепко обнял его, несколько раз приподнял, ласково потрепал рукой по спине.
        Потом дрожащим от волнения голосом проговорил:

        - Мистер Джонс! Мы обязаны вам жизнью! До сих пор я вздрагиваю… Нас ждала смерть… если б не вы, не ваши мужественные люди и не наш храбрец Железный Жан.
        Молодой человек ответил на правильном испанском, но с характерным для американцев носовым акцентом:

        - Вы правы, сеньор. Но все-таки самой большей похвалы заслуживает Железный Жан. Это он нашел нас и очень вовремя привел сюда. Но прошу вас, не будем больше об этом. Соседи должны помогать друг другу.

        - Вы проживаете недалеко отсюда?

        - Да, сэр. У нас тут лагерь. Я руковожу экспедицией по изучению возможности строительства в Мапими железной дороги. Вы ведь знаете об этом? Мы находились в пятидесяти милях от вашего дома, когда примчался Железный Жан и рассказал о случившемся. Счастлив, что оказались здесь вовремя.
        Бледные, уставшие, еще не пришедшие в себя от пережитого, донна Лаура и Хуана протянули молодому человеку руки и еле слышно прошептали слова благодарности.
        Почтительно склонив голову, Гарри Джонс с учтивой сдержанностью сказал:

        - Дорогие дамы, примите уверения в моем искреннем к вам уважении.
        Темперамент - возбудимость и восприимчивость человека к впечатлениям внешнего мира.
        И, крепко пожав женщинам руки, энергично продолжил с видом человека, знающего цену времени:

        - Здесь царит невероятный беспорядок, а вам необходимо хоть немного отдохнуть…

        - Прежде всего,  - прервал американца дон Блас,  - мы умираем от голода и жажды.

        - Бог мой! Конечно, вы правы. Поспешим!

        - Мы с вами, Гарри!  - неутомимый Железный Жан.
        Только сейчас американец заметил рядом с собой метиса, протянул ему руку и, громко рассмеявшись, произнес:

        - И Джо здесь! Джо по прозвищу Стрелок! Учтите, я на вас не обижаюсь, хотя вы слишком рано оставили нас.

        - Рад вас видеть, Гарри,  - ответил метис.  - Можете рассчитывать на меня.

        - Ловлю на слове, дорогой!
        Ковбой еще раз поклонился дамам, быстро повернулся и направился в сторону веранды к поджидавшим его там людям.

        - Друзья! Это не входит в круг ваших обязанностей, но тем не менее я попрошу вас помочь мне навести порядок в доме этих леди и джентльмена.

        - В чем дело, Гарри? С удовольствием поможем!  - сразу отозвалось несколько доброжелательных и энергичных голосов.
        Несмотря на весь трагизм ситуации, дон Блас оставался доном Бласом, то есть поборником строгой иерархии в отношениях с подчиненными. Тем более его, сторонника классовых различий, гордящегося своей принадлежностью к высшей расе[68 - Расы - подразделения человечества, характеризуются общими наследственными физическими особенностями, связанными с единством происхождения и определенными областями распространения. Основные группы (так называемые большие расы): негроидная, европеоидная, монголоидная.], поразили простота и естественность в обращении этих людей, среди которых было много цветных, со своим вожаком, белым американцем.
        Ковбои спрыгнули с лошадей и последовали за Гарри. А тот, показывая пример, первым рьяно взялся за работу. Молодые люди быстро очистили двор от мертвых повстанцев, поставили на место опрокинутую мебель, все тщательно подмели, вымыли.
        В это время Джо и Жан с несколькими добровольцами принесли воду и пищу для жаждущих и изголодавшихся. Они перевязали раненых, уложили их поудобнее.
        Наступил рассвет. Уставшая, разбитая Хуана вздремнула.
        Внезапно душераздирающие крики, перекрываемые грубыми проклятиями, разбудили заснувшую девушку.
        Под верандой обнаружили двух раненых индейцев.
        Два гиганта из Техаса[69 - Техас - штат на юге США, граничит с северо-восточной частью Мексики.] легко извлекли краснокожих из подполья и небрежно, словно имели дело с металлоломом, волоком потащили прочь.
        Несчастные поняли, что им пришел конец. Один из них - постарше и покрепче - стал осыпать всех бледнокожих проклятиями, несколько раз презрительно сплюнул в их сторону, а затем запел предсмертную песню.
        Другой индеец, подросток, отличался незаурядной красотой - прекрасные черные глаза, белые жемчужные зубы, коралловые[70 - Коралловый - светло-красный, цвета красного коралла.] губы, великолепный бронзовый цвет лица, слегка побледневшего от боли и страха.
        Одна его рука, видимо задетая пулей, безвольно висела вдоль туловища. Другой он пытался намертво вцепиться в своего товарища! Внезапно индеец начал истошно кричать. Эти отчаянные вопли и разбудили Хуану.
        Пленник был облачен в длинное, ниже колен, и затянутое на поясе платье из оленьей кожи, шаровары из того же материала с роскошной бахромой по швам, а на ногах - мокасины[71 - Мокасины - у американских индейцев - кожаная обувь без твердой подошвы, украшенная разноцветными кусочками кожи, вышивкой, бисером.]. Вся одежда была украшена красивой замысловатой вышивкой.
        Вдруг от головы индейца отделилась длинная иссиня-черная коса, до сих пор закрепленная на затылке выпавшей костяной заколкой.

        - Слушай!  - один из янки.  - Провалиться мне на месте, если это не индианка.

        - Ты не ошибся!  - ответил другой.

        - Что будем делать?

        - И думать нечего! Обоих пристрелим, и точка! Это как гремучую змею - всегда убиваешь с удовольствием.

        - Ну вот и отлично!
        В соответствии с жестоким и неумолимым законом пустыни ковбои вытащили револьверы и приставили стволы к головам пленников.
        Индеец выругался в последний раз. Индианочка громко закричала. Вот-вот прогремят выстрелы.
        Хуана бросилась вперед. Порывистым движением она отстранила в сторону револьверы и, задыхаясь, произнесла:

        - Пощадите их, джентльмены! Прошу вас! Ковбои учтиво склонили головы и засунули кольты за пояс.

        - Как скажете, сеньорита. Ваша просьба - для нас закон!

        - Спасибо! Благодарю вас от всего сердца! Попытка героически встретить смерть, кажется, вконец обессилила индейца. Он побледнел, глаза часто-часто замигали. Бросив последний, преисполненный невыразимой нежности взгляд на девчушку, краснокожий тяжело рухнул на землю.
        Железный Жан и Джо подошли к Хуане. Они поняли ее великодушный и благородный замысел: спасти этих несчастных, перевязать и - кто знает?  - вылечить их жестокие души.

        - Индейцев надо отнести в дом, не так ли, сеньорита?  - спросил Железный Жан.

        - Да, мой друг, спасибо вам!  - признательно улыбнулась Хуана.
        Железный Жан легко, словно ребенка, поднял краснокожего и играючи понес.
        В свою очередь, Джо деликатно взял на руки индианочку, которая весила не больше раненой пташки.
        Они положили раненых на пол в большом зале, переоборудованном под лазарет. Опытный Джо оказал индейцам первую помощь.
        Вскоре старший краснокожий пришел в себя. Пуля задела ему плечо. Серьезная, но не смертельная рана. Для ее обработки Джо, как ранее в случае с Жаном, щедро использовал спирт. Он также предложил индейцу выпить целый стакан крепкого напитка.
        Такой метод лечения не принят среди аборигенов. Впрочем, краснокожий не выказал ни малейшего неудовольствия. Наоборот! Он с большой охотой принял порцию спиртного, с удивлением взирая на этих бледнолицых, проявляющих столь не свойственную им, по крайней мере до сих пор, широту души по отношению к поверженному индейцу.
        Наконец перевязка была сделана. Джо на индейском языке обратился к раненому, чувствовавшему себя несравненно лучше:

        - Мой краснокожий брат доволен? Ему легче?

        - О! Мой юный брат такой хороший доктор. Быстрый Лось благодарит его.

        - Быстрый Лось - храбрый воин и славный вождь. Он скоро выздоровеет. Ему вернут оружие, коня, и он сможет вернуться к своим.
        Индеец искренне полагал, что его хотят вылечить и затем подвергнуть изощренным пыткам. Подобные вещи нередко практиковались краснокожими.
        Поэтому, не веря своим ушам, он недоверчиво переспросил:

        - Мой брат говорит правду? Его язык не раздвоен, словно у змеи?.. Быстрый Лось вернется домой… свободный?..

        - Конечно! Клянусь, что так и будет!

        - О! Как добр мой брат!
        Показав на маленькую индианку, раненый добавил:

        - Мой юный брат, великий доктор также перевяжет мою дочь - Солнечный Цветок?

        - Обязательно, вождь! Сейчас же! И я постараюсь!

        - Цветок тоже будет свободна?

        - Она никогда не расстанется со своим отцом, храбрым воином Быстрым Лосем, ставшим нашим другом.
        Услышав на родном языке столь добрые слова, девочка немного успокоилась. А когда она увидела склонившуюся над ней с ласковой улыбкой Хуану, страхи рассеялись окончательно.
        Молодая женщина обратилась к Джо:

        - Поторопитесь, пожалуйста, дорогой Джо, я помогу вам. А ты, малышка, ничего не бойся. Все будет хорошо.
        Та с достоинством, присущим индейцам, ответила на довольно правильном испанском:

        - Солнечный Цветок - дочь воина. Она столь же бесстрашна, как и ее отец - Быстрый Лось.
        Кость на руке девочки оказалась раздроблена пулей.
        Джо ловко соединил твердые осколки, положил на рану смоченную спиртом вату. Хуана приставила две палочки, и метис тщательно перебинтовал руку. Бедная девочка, которой, кажется, не было и шестнадцати, не проронила ни звука. Лишь огромные капли»»слез беззвучно скатывалась по щекам из красивых темных глаз.
        В какой-то момент ее взгляд остановился, словно загипнотизированный, на коралловом колье Хуаны. Инстинктивно девочка потянулась к нему и потрогала украшение.
        Она слабо улыбнулась и прошептала:

        - О! Как это красиво… Цветок никогда не видела ничего подобного.
        Хуана быстро сняла колье[72 - Колье - ожерелье, носимое на шее.] и закрепила его на бронзовой шее маленькой индианки.

        - Тебе нравится, получи от меня подарок! Обрадованная девочка мгновенно забыла про боль, широко улыбнулась и воскликнула:

        - Солнечный Цветок счастлива! Как никогда!
        Она всем сердцем полюбила красивую бледнолицую, такую добрую и великодушную.

        - Солнечный Цветок! Какое красивое имя! И как оно тебе идет, дорогая малышка!
        Измученная усталостью, волнением и большой потерей крови, девочка слабо улыбнулась Хуане. Она бросила нежный взгляд на Джо, взяла руку молодой женщины и тихо уснула.
        В это время Гарри Джонс подошел к дону Бласу.
        В доме был наведен относительный порядок, люди попили, поели, и теперь мужчины могли спокойно побеседовать. С любопытством посмотрев на молодого гиганта, плантатор произнес:

        - Я хорошо знаю одного джентльмена, вашего соотечественника. Вы с ним - как две капли воды. Удивительно! Речь идет о достопочтенном Майкле Джонсе… знаменитом полковнике Джонсе… известном миллиардере. Хлопковом короле. Вы случайно ему не родственник?

        - Я его единственный сын! К вашим услугам, дон Блас!

        - Тысяча чертей! Хлопковый король!  - оттенком невольного почтения к более богатому воскликнул плантатор.

        - Повторяю: к вашим услугам!

        - Тысячу раз спасибо, сэр!

        - Впрочем, и вы известны мне: как не знать одного из наших самых солидных и уважаемых поставщиков сырья. Когда Железный Жан рассказал, что тут случилось, я тотчас помчался спасать основного партнера[73 - Партнер - сотоварищ, компаньон, совладелец, соучастник.] фирмы. Надеюсь, вы сможете быстро восстановить производство. И построите новый дом.

        - Я бы очень этого хотел, но увы!..

        - Наша компания с удовольствием поможет.

        - Дело в том, что я разорен…

        - Значит, вам не остается ничего другого, как согласиться на мое предложение.

        - Мы обязаны вам жизнью.

        - Сие не имеет никакого отношения к бизнесу. Вам достаточно будет одного миллиона долларов?

        - Но это же огромная сумма!  - воскликнул дон Блас, потрясенный непринужденностью, с которой молодой человек назвал цифру.

        - Да, сэр… огромная. Ну, так вы согласны?

        - У меня нет никаких гарантий.

        - Почему же? А ваше честное слово?

        - А если я умру?

        - Возьмите меня в долю… двадцать процентов меня устроят. Я люблю работать и ненавижу безделье. Это дело с железной дорогой меня не увлекает. Соглашайтесь, дон Блас. Уверяю вас, через десять лет мы станем вице-королями хлопка!
        Склонив голову и нахмурив брови, плантатор задумался. Ведь он терял свободу!

        - Согласен!  - с усилием произнес дон Блас.  - Но с условием: вы будете моим равноправным компаньоном.

        - Отлично! Договорились. В лагере у меня сто тысяч. Это для начала. Пошлите за ними. Они нам срочно понадобятся.

        - Послушайте, это интригует[74 - Интриговать - совершать тайные действия в предосудительных целях или загадочные для других поступки.]! Такое бескорыстие с вашей стороны… после нашего спасения…

        - Не стоит об этом, прошу вас! Я просто счастлив оказаться полезным. Оставьте за мной право на радость, которую я испытываю, оказывая вам эту услугу.
        Гарри Джонс явно чего-то недоговаривал. Впрочем, он даже сам себе не смог бы этого объяснить. Да и то сказать, события в последние несколько часов развивались стремительно и непредсказуемо. Но главное было очевидно - один только вид Хуаны произвел на гиганта неизгладимое впечатление.
        В этой драматической ситуации, посреди полыхающего огня, в кольце кровожадных краснокожих она показалась ему живым воплощением человеческой красоты. Увидев ее, он испытал глубочайшее потрясение, а затем неодолимую потребность посвятить себя ей, умереть ради нее.
        Даже после победы, когда опасность миновала, американец все еще не мог опомниться - красота порой потрясает больше, чем смерть.
        В это время Хуана и Железный Жан совсем случайно оказались рядом у изголовья раненой индианки. Молодые люди испытали бесконечное счастье, пребывая наедине, рядом друг с другом.
        Жан, внутренне радуясь чувству выполненного долга, был удивительно робок. Настолько, что даже не осмеливался обратиться к той, которую спас. Рана его больше не беспокоила.
        Он забыл о том, что последние двое суток только и делал, что дрался, мчался на лошади, затем опять дрался, презирая смерть. И эту минутную близость Жан посчитал небесным подарком за все перенесенные испытания.
        А она, прислонившись к этому огромному, великодушному, бесстрашному и преданному воину, чистому душой, как ребенок, вздрогнула от ужаса, вновь мысленно представив свою короткую и ужасную эпопею[75 - Эпопея - здесь: ряд событий, сопровождаемых подвигами или, напротив, причиняющих вред многим людям в течение более или менее продолжительного времени.]. Затем про себя сказала: «Я ему обязана самым дорогим - жизнью!»
        Девушке показалось, что она знает его давно. Очень давно! Всегда! Что именно он воплощает в себе героический идеал ее девичьих грез и никто не отнимет у нее такого доброго и сильного защитника.



        ГЛАВА 8


        МИСТЕР ГАРРИ ДЖОНС ДЕРЖИТ СВОЕ СЛОВО.  - ПРЕТЕНДЕНТ.  - ЖАН И ХУАНА.  - ПРОСЬБА.  - ШУМНОЕ ОБЪЯСНЕНИЕ.  - ЯРОСТЬ.  - БЕГСТВО.  - ЦВЕТОК.  - ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ИНДЕЙЦЕВ.  - В ЖАРАЛИТЕ.  - ЖАН УЗНАЕТ МЕСТА, В КОТОРЫХ НИКОГДА НЕ БЫЛ.  - ДОМ.  - МАМИТА!..
        Так в задушевной и все более крепнущей близости прошла неделя.
        В доме вновь воцарился порядок. Подобно сказочному Фениксу[76 - Феникс - сказочная птица, в старости якобы сжигала себя и возрождалась из пепла молодой и обновленной.] «Прибежище беглеца» быстро возродилось, точно из пепла.
        Мистер Гарри Джонс сдержал обещание. Очень скоро прибыли деньги. А с ними и небольшая бригада строителей, которая с жаром принялась за работу.
        Молодой миллионер действовал широко, по-американски. Его энергия, быстрый, практичный ум, а также доллары творили чудеса.
        Одновременно гигант выказывал всяческие знаки внимания Хуане, которая относилась к нему с симпатией и поистине сестринской любовью.
        А дон Блас, выдавая желаемое за действительное, уже видел ее невестой,  - а там и женой богатого американца.
        Вместе с тем плантатор не мог не заметить, что и Железный Жан ухаживал за Хуаной.
        И здесь, в очередной раз проявив недальновидность, дон Блас недооценил силу взаимного и необоримого влечения Жана и собственной дочери. Плантатор не понял характера молодого человека. Он не мог и не хотел признать в нем равного себе.
        Конечно, с одной стороны, Железный Жан являлся для него хорошим парнем, которому дон Блас был многим обязан, но с другой - существом низшего порядка, обыкновенным авантюристом, искателем приключений.
        Дон Блас также и представить не мог, что Хуана испытывала к своему спасителю совсем иные чувства, нежели просто благодарность и признательность.
        Столь очевидная недальновидность в высшей степени гордого и властного хозяина дома рано или поздно должна была привести к катастрофе.
        Между тем Андресу удалось скрыться. Несмотря на активные поиски, его так и не смогли найти. Бывшего бригадира не оказалось среди убитых. Тот факт, что самый заклятый враг семейства Герреро остался жив, причинял всем определенное беспокойство.
        Зато радовало, что Железный Жан и индейцы - Быстрый Лось и Солнечный Цветок - были практически здоровы.
        Однажды утром бледная и заплаканная Хуана прибежала к своему спасителю. Предчувствуя недоброе, тот спросил:

        - Сеньорита! Что случилось? У вас такой несчастный вид!

        - Жан!  - прошептала молодая женщина.  - Мистер Джонс попросил у отца моей руки.
        Ковбой вздрогнул, словно получил пулю в самое сердце. Сделав отчаянное усилие, он преодолел секундную слабость и погасшим голосом произнес:

        - Вы, сеньорита… Жена этого иностранца! Но что сказал ваш отец?

        - Ах! Разумеется, он безмерно рад! А я просто убита! Я и не думала о мистере Джонсе!

        - Ох! Сеньорита, вы возвращаете меня к жизни!  - воскликнул молодой человек, только сейчас осознав глубину своей любви к Хуане.
        До сих пор эти два больших ребенка испытывали радость от взаимного общения, близости, одинаковости вкусов, интересов. Но они еще никогда не говорили о любви.
        При мысли о расставании, о том, что они больше не увидятся, их сердца распахнулись.
        Молодые люди долго, печально и молча смотрели друг на друга, лишь сейчас осознав, насколько жестокой бывает жизнь, только-только приоткрывшая им свои двери.
        Однако, решительный по натуре, Жан недолго предавался мучительным размышлениям.

        - Сеньорита! Я страстно хочу постоянно видеть вас, на коленях готов стоять… каждую минуту выказывая переполняющие меня преданность и любовь. О! Навсегда стать вашим верным и скромным другом… угадывать ваши желания… дать все самое лучшее… окружить нежной лаской… я уже мечтал обо всем этом.

        - И я, Жан! Вы вошли в мою жизнь, причем в самые ее ужасные мгновения! Воспоминания о них до сих пор холодят сердце.

        - Благодарю вас за эти слова. Они дают мне силу и надежду! Сеньорита! Время не терпит… я это чувствую. Позвольте мне сейчас же пойти к дону Бласу и, в свою очередь, попросить у него вашей руки.

        - Да, Жан! И знайте, что бы ни случилось, я буду принадлежать только вам.
        Стремительно, не дав молодому человеку возможности ответить, она вышла из комнаты, охваченная сладостным волнением.
        Дон Блас находился один в бывшем салоне[77 - Салон - здесь: гостиная, приемная комната для гостей.]. Он ходил взад-вперед, дымя сигаретой и бросая время от времени взгляд на разбитые стекла, оборванные портьеры[78 - Портьера - занавес из тяжелой материи на двери.], поломанную мебель, размышлял: «Наконец-то, скоро прекратится этот кошмар. Как все удачно складывается… моя дочь выйдет замуж за миллиардера… я стану могущественней самого Президента и смогу претендовать на все».
        Услышав звон шпор, плантатор поднял голову и остановился. В помещение вошел и вежливо поклонился Жан.

        - Смотри!  - дон Блас.  - Железный Жан! К вашим услугам, мой мальчик.
        Молодой человек серьезно и торжественно ответил:

        - Прошу, дон Блас, уделить мне несколько минут. Я хочу сказать вам нечто очень важное.

        - Охотно… мы одни, я никого не жду. Говорите. Собравшись с духом, Жан медленно, слегка дрожащим от волнения голосом произнес:

        - Сеньор дон Блас, я беден. У меня только оружие и мой конь. Но я чувствую в себе достаточно сил, чтобы покорить весь мир.
        Еще не осознав, о чем пойдет речь, дон Блас прервал молодого человека:

        - Я буду очень рад помочь вам.

        - Сеньор дон Блас, я не прошу милостыню! Кроме того, позвольте заметить следующее: я не какой-нибудь бродяга, каковым могу показаться. Я прекрасно помню своих родителей… свое происхождение. Я - выходец из благороднейшей французской семьи, и мое имя заслуживает всяческого уважения.

        - Верю, мой мальчик! Но какое это все имеет ко мне отношение?

        - Сейчас узнаете,  - твердо ответил Жан.  - Я испытываю к донне Хуане самые искренние, исполненные почтения чувства… и пришел просить у вас ее руки!
        Эти слова оглушили плантатора подобно выстрелу. Он вздрогнул, напрягся, прикусил губы и наконец насмешливо ответил:

        - Я не ожидал такой чести с вашей стороны. Простите мне минутное замешательство… Надеюсь, вы не сочтете за нескромность, если я спрошу, как же на самом деле звучит ваше имя?

        - Мой отец - французский офицер - служил в штабе императора Максимилиана. Его звали Антуан Вальдес.
        При упоминании этого имени доном Бласом овладело странное возбуждение. Лицо как-то передернулось, глаза налились кровью, он задрожал от ярости. Взмахнув рукой, плантатор сдавленно воскликнул:

        - Вальдес! Вы говорите, Антуан Вальдес?

        - Да!

        - Я бы охотнее отдал свою дочь несчастному без имени и без копейки за душой. Но она никогда не будет принадлежать сыну предателя! Иуды[79 - Иуда - один из двенадцати апостолов (учеников и друзей Иисуса Христа), предавший его за плату. В переносном значении - предатель.], продавшего своего хозяина! О нет, никогда!

        - Дон Блас! Берегитесь!

        - Я сказал правду! Соучастник Лопеса… продавший Хуаресу императора Максимилиана! Да, его звали Антуан Вальдес!
        При этих страшных словах львиный рык вырвался из горла Жана, яростно блеснули глаза. Вот-вот Железный Жан бросится и сотрет в порошок человека, посмевшего так оскорбить его.
        Невероятным усилием воли он остановил себя. Огонь в глазах погас, рука опустилась.
        Бледный, дрожа всем телом, он глухо произнес:

        - Если бы на вашем месте был другой, я бы убил его. На сей раз своей жизнью вы обязаны дочери, которую я люблю и буду любить до последнего дыхания. Дон Блас!
        Мой отец был достойным человеком. Какой-то негодяй оклеветал его. И я вам докажу его невиновность!
        Не говоря больше ни слова, Жан стремительно вышел из комнаты. Оказавшись в вестибюле, он что есть мочи заорал:

        - Джо! Джо! По коням! Черт побери! По коням!

        - Я здесь, браток!  - ответил метис, находившийся возле индейцев.

        - Уходим! Быстро! Уходим! Оставим этот дом! Иначе, боюсь, убью кого-нибудь!
        Преодолев в два прыжка ступеньки, Жан подбежал к конюшне, быстро взнуздал Боба. Джо, ничего не понимая и ни о чем не спрашивая, наскоро попрощался с Солнечным Цветком, Быстрым Лосем, надел сбрую на лошадь, отбитую у индейцев, и вскочил ей на спину.
        Жан уже был в седле. Отпустив поводок, он пришпорил Боба, и тот с диким ржанием пустился вперед. Джо устремился следом за своим другом.
        Обогнув дом, они намеревались выехать на широкую аллею, где несколько дней назад Жан спас Хуану.
        Молодой человек поднял голову. В окне на первом этаже он заметил свою возлюбленную. Она протягивала ему цветок.
        Когда всадники вихрем пронеслись мимо окна, Хуана поднесла цветок к губам, затем бросила и тихо прошептала:

        - Господи! Сохрани и верни его! Он уносит мою душу!
        Жан на лету схватил цветок, повернулся и воскликнул:

        - До свидания, сеньорита! Я им докажу, что достоин вас!
        Два дня спустя молодая женщина, еще не пришедшая в себя после отъезда возлюбленного, с сожалением обнаружила исчезновение Быстрого Лося и Солнечного Цветка, под покровом ночи сбежавших из дома. Она успела привязаться к юной индианке, и это бегство сильно огорчило ее.
        О Жане как будто забыли. Либо дон Блас что-то подозревал, либо посчитал молодого человека слишком незначительным, чтобы говорить о нем.
        Оказавшись в полном одиночестве, молодая женщина замкнулась в себе, с надеждой думая о будущем.
        После двухдневного перехода и двух ночей, проведенных под открытым небом, Жан и Джо прибыли в Жаралито.

        - Это здесь проживает твоя мать?  - Жан у своего друга.

        - Да! И, как ты знаешь, я не видел ее шесть лет.

        - Жаралито!.. Жаралито! Это название мне ничего не говорит, я никогда не бывал здесь. И все-таки тут есть что-то до боли знакомое.

        - Ба!  - беззаботно ответил Джо.  - Все здешние поселения похожи друг на друга. Те же фруктовые сады, беседки из виноградных лоз. А на полях - кукуруза, перец, тыква и картофель - везде одно и то же!
        Перед друзьями предстала широкая улица, обсаженная по бокам манговыми деревьями. В конце возвышалась небольшая церквушка с длинным фасадом и невысокой башенкой, где звенел колокол.

        - Я уверен, что знаю эту деревню,  - прошептал Жан.  - Смотри! Я могу с закрытыми глазами дойти до низенького, кирпичного, как и церковь, домика. Он немного в стороне, на краю площади, окружен оградой. Во дворе имеется колодец. Так ведь?

        - Точно! И никто лучше меня не знает этот дом!  - остолбеневший Джо.  - Ты сейчас его увидишь.
        Друзья пустили лошадей в галоп и через пять минут оказались возле строения, только что описанного Жаном. Привлеченная топотом копыт и кудахтаньем встревоженных кур, лаем разбуженных собак, хрюканьем свиней, у ворот появилась красивая мулатка. Она с любопытством посмотрела на двух молодых людей. Джо спрыгнул на землю и бросился ей на шею:

        - Мама! Это я! Твой сын… твой маленький Джо!

        - Боже мой! Это ты! Дорогой! Неужели я схожу с ума? Как ты красив! Такой большой! Дай, еще, еще раз расцелую тебя!
        Взволнованный Жан молча и с завистью взирал на эту трогательную сцену. Он еще острее почувствовал свое одиночество.
        Молодой человек спрыгнул на землю, и Джо, взяв его за руку, обратился к своей матери:

        - Мама! Это Жан - знаменитый следопыт Хуан де Гиерро! Он спас мне жизнь. Ты его полюбишь, как меня.
        Она долго и пристально смотрела на Жана. Затем, подняв руки, побледнела и пронзительно воскликнула:

        - Тоньо! Ты Тоньо Вальдес! О! Я узнаю тебя. Сын святой, которая так любила и так мучилась от страданий!
        У тебя ее глаза! О! Ее дорогие глаза, такие красивые, нежные! Они пролили столько слез! И у тебя ее губы! Только она никогда не улыбалась… Да! Конечно, ты Тоньо! Вылитый отец, храбрый и доблестный.
        В голове молодого человека совершалась медленная мучительная работа. Он узнал дом, который, как ему казалось, никогда прежде не видел, голос, напомнивший давно забытые нежность и любовь. Жан узнал эту женщину, протягивающую ему руки. В памяти всплыло ласковое детское имя кормилицы.
        Дрожащим от волнения голосом, заикаясь, ковбой произнес:

        - Мамита! Это ты! О! Мамита!
        Вне себя от радости, наш герой бросился к ней и, не выдержав, взахлеб зарыдал. Он, наводящий ужас на всех вокруг!
        Наконец прерывающимся голосом Жан продолжил:

        - А мама, моя другая мама, которую ты так любила?

        - Она умерла на моих руках от горя. Через год после того, как тебя выкрали. Но ты не один, Тоньо. Проходи, этот дом принадлежит и тебе. Мы поговорим о ней, вспомним и твоего отца. Сядь сюда, между твоей мамитой и твоим братом.



        ГЛАВА 9


        УБИЙЦА.  - АНДРЕЕ РОМЕРО, ОТЕЦ.  - ПОДЛИННЫЙ ПРЕДАТЕЛЬ.  - ЦЕНА КРОВИ.  - ИЗГНАННИКИ.  - УЖАСНАЯ НИЩЕТА.  - СОКРОВИЩА.  - ПЛАН.  - МЕТКИ.  - ЕЩЕ ОДНА ЖЕРТВА.  - ОБОКРАДЕННЫЙ.  - СКАЛЫ.  - ТРЕВОГА.  - НА КРЮЧКЕ.  - НЕСЧАСТНАЯ МАТЬ!

        - Какой же у тебя печальный вид, Тоньо!  - Кормилице нравилось называть ковбоя детским именем.

        - Да, мамита, мне очень плохо,  - ответил Железный Жан.

        - У тебя действительно кислая физиономия. Хотя ты всегда был душой компании и мог развеселить любого,  - вмешался Джо.
        Жан подробно рассказал о своих бедах, перемежающихся со злоключениями Джо, вплоть до того момента, когда вместе с молочным братом покинул «Прибежище беглеца». Затем, после некоторой паузы, сделав усилие, он продолжил:

        - Я не рассказал про самое последнее… ужасное слово… оскорбление, нанесенное доном Бласом памяти моего отца. И я не мог ответить, потому что имел дело с родителем той, которую безумно люблю.

        - Ах! Мне кажется, я знаю, чем он так тебя огорчил!  - воскликнула мулатка.  - Твой отец отчаянно переживал. Он как раз собирался ответить на эту гнусную клевету. Но не успел, его убили.

        - У него же были доказательства невиновности?

        - Да… они существуют.

        - И где же они?

        - Увы, этого я не знаю, дорогой мой мальчик!

        - Ох, как жаль, что я не могу поставить на место этого надменного плантатора… опровергнуть его ложь… рассказать всю правду! Ладно, время еще придет! Один вопрос, мамита!

        - Говори, дорогой!

        - Тебе известно имя бандита, убившего моего отца?

        - Да. Его зовут Андрее Ромеро, племянник президента Хуареса.

        - Почему он убил отца?

        - Чтобы обокрасть его.

        - Я достану из-под земли этого негодяя!

        - Увы! Он умер ужасной смертью. Его замучили индейцы.

        - Ты говоришь, Ромеро… Андрее. Так, так… Андрее… так же зовут того, кто организовал нападение на имение дона Бласа.

        - Убийца твоего отца оставил сына… такого же мерзавца и с таким же именем, примерно твоего возраста. Он работал у какого-то плантатора, может быть дона Бласа. В наших краях его хорошо знают. Самый настоящий разбойник с большой дороги.

        - Это он! Я чувствую. Устроил засаду, пожар, учинил бойню… он-то не уйдет от меня! Расскажи-ка мне лучше о моем отце. Все, что тебе известно. Постарайся не упустить ни малейшей детали. Потом я доведу эту правду до сведения тех, кто осмелился запятнать безупречное имя Вальдеса. Я добьюсь этого любой ценой. Это будет целью моей жизни!

        - Можешь положиться на меня!  - решительно сказал Джо.

        - Спасибо, брат! Мы хорошо знаем друг друга, видели в деле и вдвоем стоим целой армии. Нам нипочем любые трудности и даже смерть! А теперь рассказывай, мамита…

        - Мне придется начать издалека. Ты должен знать, что связывало меня с твоими родителями… и я буду счастлива вспомнить вместе с тобой эти столь дорогие для меня события.
        Твой отец служил офицером во французском экспедиционном корпусе, высадившемся на побережье Мексики. Рядом с ним всегда была его молодая супруга, твоя мать.
        Сразу же по прибытии она взяла меня в служанки. Очень скоро мы стали с ней подругами.
        Настоящая француженка, не признающая расовых предрассудков, она меня многому научила. Дала мне, можно сказать, образование. Благодаря ей я научилась говорить по-французски. Она любила меня.
        Некоторое время спустя я вышла замуж за местного солдата, служившего у капитана Вальдеса.
        Твой отец, мой Хосе, храбрый и честный человек, был предан своему хозяину. Он вскоре погиб, защищая капитана от индейцев племени бравое. Вам было по два года.
        Прошло некоторое время.
        Я не знаю точно, как случилось, что император за деньги был выдан своему смертельному врагу - диктатору Хуаресу.
        Тебе известно, что, побежденный и преследуемый со всех сторон, император с небольшим отрядом оставшихся ему верными солдат укрылся в крепости Керетаро. Это старинное сооружение казалось неприступным. Запасов пищи и воды могло хватить надолго.
        Хуарес поклялся как можно быстрее схватить своего противника, поскольку к императору уже спешила помощь.
        Среди защитников крепости выделялся молодой американец. Максимилиан его очень уважал, сделал своим адъютантом.
        С другой стороны, американец выказывал самые дружеские чувства по отношению к твоему отцу. Тот отвечал ему взаимностью. Янки был настоящий гигант, очень смелый, хладнокровный, с каким-то неприятным огоньком во взгляде.
        Я боялась его!
        Дети мои, вовсе не случайно он мне не нравился! Именно этот негодяй вступил в сговор с врагом! Вместе с полковником Лопесом он решил выдать императора противнику.

        - Подлец!  - одновременно воскликнули молодые люди.

        - Это не все! Самое гадкое то, что предатель, дабы запутать следы и избежать в будущем каких-либо осложнений, действовал под чужим именем.

        - Боже мой! Я все понял!  - кулаки, простонал Железный Жан.

        - Он воспользовался именем твоего отца! Этот мерзавец вел переговоры, требовал деньги, а затем выдал пароль, назвав себя капитаном Вальдесом.

        - О! Какая низость!

        - С тех пор на твоем отце клеймо предателя!

        - Как его зовут? Имя?

        - Майкл, капитан Майкл.

        - Это ничего не говорит! Нужны более подробные данные.

        - Он исчез в тот же день, в одежде погонщика мулов. Изображал бедняка, а сам навьючил своих животных двумя мешками с золотом, полученным от Хуареса. Больше никто его не видел. Вероятно, он вернулся к себе на родину. Хоть бы это золото принесло ему несчастье!

        - Скорее всего он только разбогател на нем,  - с горечью произнес Жан.

        - Миллионер или нищий, все равно, я его узнала бы, несмотря на то, что прошло двадцать три года. Он и сейчас у меня перед глазами.

        - Дальше? Что было дальше?  - переспросил молодой человек.

        - Твоим родителям и мне с мужем Бенито чудом удалось оставить Керетаро. У нас не было ровно ничего. Ни крошки хлеба, ни глотка воды! Твой отец отдал императору последние деньги. Нам надо было зарабатывать на жизнь. Но на работу нас никто не брал. Все закрывали перед нами двери. Нас гнали, словно прокаженных.
        Капитан не понимал, что происходит. Он послал Бенито узнать, в чем дело. Тот сообщил ему ужасную новость. Падение Керетаро, пленение императора Максимилиана! Все это болью отозвалось в наших сердцах.
        Через сутки вся страна узнала о случившемся. Но одновременно с этой вестью летела другая: Максимилиана за деньги выдали врагу! Двое его же офицеров! Имена предателей: полковник Лопес и капитан Вальдес.
        Гнусная клевета преследовала, опережала, окружала нас повсюду. Твой отец был вынужден сменить имя. Мы поселились в городке Монтерей. Там вы и появились на свет. Конечно, ваше рождение как-то скрасило нашу беду, взвалив одновременно новые заботы на плечи капитана и Бенито. Антуан не гнушался никакой работы. Но судьба оставалась неумолимой.
        Так продолжалось восемнадцать месяцев! Устав, мы покинули Монтерей и направились на север. Здесь по дороге случилось несчастье. Недалеко от лагуны[80 - Лагуна - мелководный залив, отделившийся от моря в результате образования песчаной косы.] Тлалма-лила от рук индейцев пал мой Бенито.
        Наконец, усталые и потерявшие всякую надежду, мы прибыли сюда.
        У твоего отца оставался последний шанс: заняться поисками драгоценных металлов. Конечно, это тяжкий и изнурительный труд. Но здесь так много золота.
        Ценой гигантских усилий ему удалось обнаружить небольшую жилу[81 - Жила - здесь: протяженное в двух направлениях геологическое образование (тело), вмещающее различные геологические породы, в данном случае золото (золотоносная жила).]. Мы смогли перевести дыхание. Через некоторое время он исчез на целых три месяца. Капитан вернулся сияющим! Впервые я увидела его улыбающимся.
        Дело в том, что он раздобыл доказательства своей невиновности! Какие-то бумаги, стоящие целое состояние. Твой отец спрятал их в надежном месте, решив воспользоваться позднее, в более подходящий момент. Весь как в лихорадке, он твердил, что скоро станет богатым, невероятно, сказочно богатым! После этого он во весь голос заявит о своей невиновности. Это случится через шесть месяцев, а может быть, и раньше.
        Мы растерянно смотрели на него, думая, что от радости несчастный потерял голову. А он смеялся! Боже, как он веселился! Капитан рассказал, что во время последней экспедиции нашел золото ацтеков.
        Дети мои, вы знаете эту старую легенду, старинную индийскую песню о золотом короле, Орлином гнезде…

        - Да, слышали,  - разочарованно произнес Железный Жан.  - Но это всего лишь легенда.

        - Нет! Я тебя уверяю… и твой отец нашел драгоценности древних ацтеков.

        - Это невозможно, мамита! Золота ацтеков не существует. Бедный отец! Он, как и многие другие, просто пал жертвой миража. И сколько таких было за последние пятьдесят лет! И разве мы, брат, не поверили в эту сказку? Искали золото в течение долгих месяцев, ежедневно рискуя жизнью, постоянно сталкиваясь с дикими животными, индейцами… А как мы голодали, мучились от жажды? И если кто-то мог и должен был найти, так это только мы, поскольку никто лучше нас не знает эту местность. Но наши поиски оказались бесплодными, да и неудивительно: золота ацтеков не существует в природе!

        - Ты ошибаешься, сын мой,  - тихо произнесла женщина,  - твой отец искал, он преодолел те же опасности и нашел драгоценности.

        - Неужели это правда, мамита?  - потрясенный Жан.

        - Да! Огромное, невероятное количество золота и драгоценных камней. Легенда оказалась правдой.

        - Но где? На Бирже Мапими?

        - Да, там! Покрасневшими от солнца глазами твой отец долго созерцал горы драгоценностей. Он касался сокровищ, катался по земле от счастья, танцевал, пел… Он рассказал нам об этом, уже умирая, хрипящим, разрывающим душу голосом. Он вспоминал, как своей кровью набросал на носовом платке достоверный план горного хребта, где находилось золото.
        Ведь тогда, обнаружив сокровища, он наполнил небольшой мешочек драгоценными камнями и повернул назад, оставив на дороге специальные метки.

        - Что за метки, мамита?

        - Первые буквы его имени и фамилии A.V., расположенные следующим образом: AV. Он глубоко процарапал эти метки в скале, и буквы, конечно, хорошо сохранились.

        - Понятно! Хотя трудно поверить в реальность всей этой истории… Но как же случилось, что мой отец погиб?

        - А теперь разреши, я продолжу свой рассказ. Твой отец возвращался истощенный, обессилевший без пищи и воды, пешком, в лохмотьях. Его лошадь накануне пала. Скорее всего, капитан погиб бы, не встреть он одного золотоискателя. По обычаю этих мест, незнакомец накормил и напоил твоего отца. Словом, поставил его на ноги.
        Оказалось, что старатель[82 - Старатель - здесь: человек, ищущий на местности золотые россыпи или месторождения и, найдя, разрабатывающий их.] следовал той же дорогой.
        Поэтому дальше они пошли вдвоем. Хотя капитан не проронил ни слова о найденных сокровищах и выглядел в высшей степени жалко, его спутник нутром чувствовал, что твой отец достиг цели. Незнакомец долго и безуспешно пытался вызвать капитана на откровенность.
        Все было напрасно! Видя тщетность своих усилий, старатель решился на подлость. Он подмешал в пищу твоего отца какое-то одурманивающее вещество.
        Наполовину отравленный, охваченный ужасной лихорадкой, потеряв рассудок, капитан заговорил. Словно в гипнотическом сне, не сознавая, что с ним происходит, он все выложил своему спутнику.
        Его рассказ, надо полагать, был довольно бессвязным. Но негодяю хватило и этого.
        Неизвестно, сколько времени пробыл твой отец в бессознательном состоянии. Вероятно, очень долго. Очнувшись, он увидел, что лежит на дороге, ведущей из пустыни в Жаралито. Незнакомец, а это, как мы потом узнали, был Андрее Ромеро, забрал у него мешочек с драгоценными камнями, носовой платок, на котором капитан начертал план, и выстрелил в упор, всадив Антуану пулю между лопаток. Затем скрылся, полагая, что его спутник мертв.
        Придя в себя от утреннего холода, капитан невероятным усилием воли поднялся и сумел добраться до дома. Обезумевшая от горя, твоя мать подхватила его, намереваясь перевязать рану, послать за врачами.
        Но он чувствовал близкий конец. Харкая кровью, он сказал:

        - Не надо, моя дорогая… бесполезно… мне осталось жить несколько минут. Принеси ребенка… нашего Тоньо…
        Мать принесла. Он бесконечно нежно посмотрел на тебя. Голосом, от которого у меня разрывалось сердце, капитан продолжил:

        - Мой малыш… я не смогу увидеть, как ты растешь… становишься сильным, храбрым. Оставляю тебе чистое, незапятнанное имя. Хотя будет трудно его носить. О, негодяи! Дорогая, потом все ему расскажешь… у меня уже нет времени доказать им всем свою невиновность. Но мой мальчик станет мужчиной… исполнит этот священный долг… спасет мою честь. Сын найдет сокровища… я их искал для вас. Мне это стоило жизни. Да, он найдет, хотя план украли!
        Затем капитан потерял сознание. Мы думали, что он уже больше не придет в себя. Однако твой отец очнулся и долго, подробно рассказывал о сокровищах, сообщил название горного хребта, где спрятано золото. Речь идет о горах дель Пало, которые находятся…
        Яростное ржание прервало слова женщины. Вздрогнув, Железный Жан крикнул:

        - Это Боб! Он кого-то учуял… у него великолепный нюх. Нас подслушивают.
        Затем молодой человек быстро снял сапоги, тихо открыл дверь и, держа в руке револьвер, босиком вышел на улицу. Снаружи было темно. Бесшумно, словно дикий зверь, Жан сделал несколько шагов и остановился, пристально вглядываясь во тьму. Затем продвинулся еще немного вперед и внезапно упал на землю, споткнувшись о протянутую на высоте двадцати сантиметров веревку.
        Ковбой выругался:

        - Черт побери!
        Раздался выстрел. Пуля прошла рядом с головой нашего героя. Ослепленный вспышкой, Жан тем не менее заметил около окна человека в сомбреро. В следующее мгновение тот кинулся прочь. Машинально ковбой нажал на курок и про себя произнес: «Благодаря этому падению я остался жив. Мой Боб не ошибался. За нами действительно следили».
        Жан вытянулся на траве, прислонил к земле ухо и уловил шум, неразличимый для любого другого, кроме него. Кто-то босой бежал изо всех сил в сторону от дома. Через некоторое время послышался топот копыт. Молодой человек вернулся в хижину и спокойно произнес:

        - Один из тех любопытных, которых хоть пруд пруди, когда говорят об интересных вещах. Завтра мы отправимся по его следу, не так ли, Джо? Мамита, продолжай, прошу тебя.
        С раннего детства привыкшая к пороху и крови, та как ни в чем не бывало продолжила:

        - Мне остается, дорогой, рассказать самое печальное. Потеряв мужа, твоя мать перенесла на тебя всю любовь, переполнявшую ее сердце. Не думаю, что в мире нашелся бы еще один ребенок, столь же любимый и боготворимый. Ты был для нее всем, самим Всевышним, жизнью! В свою очередь, ты также обожал свою мать.
        Прошло два года. Вскоре на нас обрушилось новое несчастье. На поселок налетели какие-то молодчики. В то время наши края кишели бандитами. Никто не мог поставить их на место. Наш дом, в котором не было мужчины, захватили и разграбили одним из первых. Негодяи забрали у нас последнее. А один мерзавец разрубил топором портрет твоего отца.
        Твоя мать и я защищались, как две разъяренные львицы, у которых отнимают детенышей. Но силы были слишком неравны. Когда мы очнулись, я обнаружила Хосе под какой-то мебелью. А тебя, дорогой, унесли бандиты.
        Поняв, что потеряла сына, твоя мать смертельно побледнела. Я уложила ее в кровать. Она молча, безропотно подчинилась, двигаясь как автомат. Душа словно покинула бедняжку. На следующее утро я с трудом узнала ее. За одну ночь она вся поседела.
        Твоя мать прожила еще несколько месяцев, пока тихо не угасла на моих руках, не переставая повторять твое имя.
        Так я осталась с Хосе.
        Слава Богу, что ты вернулся и вы оба рядом со мной… Теперь мы никогда не расстанемся, ведь так?
        Со слезами на глазах молодой человек прерывающимся от волнения голосом ответил:

        - Рядом с тобой!.. Моя мамита!.. Да это такое счастье!.. Но позже!.. Завтра с восходом солнца я уеду. Мой долг велит отомстить за поруганную честь моей семьи!



        Часть вторая
        СОКРОВИЩА АЦТЕКСКИХ КОРОЛЕЙ

        ГЛАВА 1


        ПЛАНЫ НА БУДУЩЕЕ.  - БРАТСТВО.  - ТРЕВОЖНЫЕ СИМПТОМЫ.  - СТРАННАЯ БОЛЕЗНЬ.  - ПОГИБЛИ!  - ОТРАВЛЕНИЕ.  - ПРОТИВОЯДИЕ.  - ТРЕВОГА!  - НОЧЬ В БОЛЬНИЦЕ.  - ОЧКОВЫЕ ЗМЕИ.  - НАШЕСТВИЕ ЗМЕЙ.

«Прибежище беглеца» менялось на глазах. Повсюду строили, чистили, сеяли. Восстановительные работы были в полном разгаре. Действовали быстро и умело, по-американски. Во всем чувствовалась твердая рука мистера Гарри Джонса, сына хлопкового короля.
        Снедаемый постоянной жаждой деятельности, молодой человек целыми днями пропадал на стройке. Он что-то рассматривал, примеривал, отдавал указания. Иногда сам, словно простой рабочий, брал в руки инструмент. Гарри Джонс не был снобом[83 - Сноб - пустой, увлекающийся всем модным, пытающийся разыгрывать из себя аристократа человек.]. Единственный, любимый сын своего отца, он мог бы удовлетворить любые капризы, самые невероятные желания. Словом, вести роскошную жизнь богача. Ведь эти промышленные или финансовые короли обладают таким состоянием, перед которым меркнут богатства королевских особ.
        Гарри Джонс не стремился удивить людей. В данный момент его задача состояла в завоевании расположения прелестной Хуаны, которая сразу же произвела на него неизгладимое впечатление.
        Однако Хуана любила свой дом. Здесь она родилась, сделала первые шаги. Наконец, здесь расцвела, став ослепительной красавицей.
        Молодая девушка предпочитала суровую непритязательность дома, затерянного в непроходимых лесах, великолепию и блеску городских апартаментов.
        И это желание стало для Гарри законом. Деятельный и решительный человек, он поклялся построить на месте разрушенных и сожженных строений настоящий дворец. Засучив рукава, молодой человек принялся за работу. И результаты, несмотря на нехватку материалов и рабочих, не замедлили сказаться.
        Конечно, Гарри мог бы сотворить чудо, раздавая направо и налево доллары. Но сын хлопкового короля предпочел построить, как он надеялся, собственными руками, используя местные ресурсы, гнездо для себя, вложив в него душу.
        Хуана не могла не заметить рвения, с каким Гарри отдался работе. Она быстро поняла, что американец к ней неравнодушен. Но наша героиня была не из тех, которые легко меняли решения. Ее сердце уже принадлежало Железному Жану.
        Конечно, она могла бы полюбить Гарри… например, как сестра. Американец не волновал, не трогал ее душу. Честная и великодушная Хуана очень хотела рассеять его иллюзии[84 - Иллюзия - здесь: необоснованная надежда, несбыточная мечта.], что-то сказать, остановить. Однако всячески оттягивала решающий разговор, могущий раскрыть секрет ее сердца.
        А Гарри, видя доброжелательную и ласковую Хуану, принимал желаемое за действительное, оказывал девушке все большие знаки внимания, надеясь, что будущее оправдает его самые смелые ожидания.
        Между тем с белыми, работающими над восстановлением дома, вот уже в течение нескольких дней происходили какие-то странные вещи. Их было не меньше пятидесяти человек вместе с индейцами племени мансос. Все эти люди были здоровы и выносливы. Они умело и без устали выполняли самые различные работы: валили лес, строгали, пилили, делали кирпичи.
        И вот, без видимых причин, многие из них заболели. Причем индейцы, работавшие бок о бок с американцами, оставались здоровыми. Гарри встревожился. Уже несколько его людей не выходили из дома, лежали пластом.
        Прошел месяц с тех пор, как американец, ведомый Железным Жаном, освободил «Прибежище беглеца». Дон Блас решил отметить этот маленький юбилей и пригласил всех на большой семейный праздник.
        Последние приготовления закончились. Предполагалось, что огромный и роскошный стол соберет всех здоровых и принесет какое-то облегчение больным.
        Гарри только что вернулся от своих работников. Дон Блас заметил, что молодой человек бледен. В воздухе запахло грозой.
        Плантатор пожал американцу руку и обеспокоенным голосом поинтересовался:

        - Ну что, мой друг? Какие новости? Вы неважно выглядите.

        - Сеньор, я в отчаянии! Пятеро из числа больных умерли сегодня утром… Товарищи думали, что они спят… позвали их, дотронулись… те оказались холодными и твердыми как мрамор!

        - Ужасно!

        - И это не все! У меня еще десять больных. Я спрашиваю себя, что будет с ними завтра. Кстати, еще двенадцать человек заболели несколько часов назад. И они уже не в состоянии нормально передвигаться. Хотя до сих пор неутомимо трудились, бесстрашно охотились, укрощали диких лошадей! Больше половины моих людей!.. Друзей! Сеньор дон Блас!
        Голос молодого человек дрогнул, в глазах показались слезы.

        - Это невероятно,  - побледнев, ответил плантатор.  - Симптомы[85 - Симптомы - признаки какого-либо явления (здесь - заболевания).] те же, не так ли, мой друг?

        - Да, сеньор! Вначале я не придал этому большого значения. Человек внезапно чувствует усталость, с трудом передвигается. Ничего не болит, однако возникает непреодолимое желание уснуть. Он ложится и засыпает, полагая, что назавтра все пройдет. Но на следующий день больной не встает. Он на глазах слабеет, теряет аппетит. Им овладевает полная апатия[86 - Апатия - состояние безразличия, равнодушия ко всему.]. Представляете, сеньор? Проходят три дня. Внезапно из носа течет кровь, появляется резкая боль в пояснице. А там - мертвенная бледность, пухнут веки, желтеют глаза… Больной еще больше слабеет, кое-как протягивает два дня и тихо, без мучений и предсмертных судорог гаснет в бессознательном состоянии!

        - Вам известно, что наши индейцы прекрасно знают местные болезни и лечат их не хуже настоящих врачей?

        - Они видели моих людей. Их настои и колдовские заклинания не возымели никакого положительного действия. Краснокожие, например, поили моих парней микстурой[87 - Микстура - жидкое лекарство.], в которую предварительно окунали кузнечиков, привязанных за лапки к нитке. О! Бедные люди!

        - В таком случае надо было пригласить врача.

        - Три дня назад я послал гонца на телеграф, в Реноваль, с указанием любой ценой вызвать лучшего специалиста. Со страхом жду его прибытия.
        В этот момент послышался топот копыт.

        - Может быть, это он!  - надеждой в голосе воскликнул Гарри.
        Перед домом остановились двое всадников. Один из них - нарочный, посланный мистером Джонсом, другой - молодой человек в элегантном[88 - Элегантный - изящный, изысканный (например костюм).] дорожном костюме и с чемоданчиком в руке.
        Незнакомец ловко соскочил с лошади, поприветствовал хозяев и коротко представился:

        - Доктор Энрикес, к вашим услугам.

        - Ах, здравствуйте! Добро пожаловать!  - радостью воскликнул Гарри и энергично пожал протянутую руку.  - Вы будете щедро вознаграждены.

        - Об этом поговорим позднее. Вначале покажите больных.

        - Как? Даже не отдохнув, не перекусив после столь длительного и изнурительного путешествия?

        - Потом! Где они?
        Гарри и дон Блас провели гостя в просторный сарай, наспех переоборудованный в лазарет.
        Доктор Энрикес внимательно осмотрел больных, покачал головой и, прикусив губы, произнес:

        - Господа, этого пока достаточно. Я навещу их вечером. А сейчас пойду приготовлю микстуру. Ее должны будут принять все больные и здоровые. Кроме того, настоятельно порекомендуйте вашим людям ничего не принимать из рук индейцев. Запретите также краснокожим и метисам приближаться к этому помещению и вашему дому. А теперь идемте!
        Как только они вышли, дон Блас обеспокоено спросил:

        - Что происходит, доктор?

        - У вас есть враги?

        - Еще какие!

        - Вы уверены в своих рабочих? Я имею в виду прежде всего местных жителей.

        - Увы! Как можно положиться на индейцев?

        - Ну что же! Мне кажется, ваши люди отравлены!

        - Отравлены? О! Будь прокляты эти негодяи! Вы уверены, доктор?

        - Не совсем! Я сказал: мне кажется. Меня немного смущают симптомы. Они не совсем обычны. Идет ли речь об эпидемии[89 - Эпидемия - значительное распространение какого-либо заразного заболевания.]? Или это отравление? Пока трудно ответить однозначно. Из осторожности я все-таки больше склоняюсь ко второму.

        - Но что использовали эти негодяи?

        - Полагаю, речь идет об отваре корня барбадина. Он неизвестен здесь, зато южнее, на низменных равнинах, произрастает весьма и весьма обильно.

        - Какое-нибудь противоядие имеется?

        - Да! Я попытаюсь найти его здесь.
        Спутники двинулись к дому. По дороге доктор внимательно осматривал обступившую аллею растительность. Увидев низенький кустарник с маленькими заостренными листьями и белыми цветочками, он радостно воскликнул:

        - Ах! Нам повезло! Как раз то, что нужно! Это разновидность чеснока. На мой взгляд - лучшее средство против отравы из корней барбадина.

        - Отлично!  - торжествующе воскликнул Гарри.  - Вы знаете, доктор, а я как раз собирался уничтожить эту растительность. Слава Богу, не успел!
        Не мешкая спутники принялись лихорадочно срывать листья с резким чесночным запахом. Потом Гарри побежал за водой, оттолкнув по дороге индейца, подозрительно поспешно, на его взгляд, предложившего свои услуги. Неутомимый доктор растер затем на ладони листья, бросил их в кипящую воду.
        Спустя двадцать минут отвар был готов. Спутники бегом вернулись к больным и напоили их спасительной жидкостью. Только теперь уставший и взъерошенный доктор буквально упал на диван и тотчас заснул, успев, правда, сказать:

        - Смотрите, чтобы здесь не было посторонних.

        - Не беспокойтесь,  - отозвался Гарри,  - у дома стоят двое моих вооруженных людей.
        Прошло несколько часов. Наступил вечер. Проснувшись, доктор обнаружил, что больные почувствовали себя несравненно лучше.
        Он радостно потер руки.

        - Ваши люди спасены, если не случится ничего непредвиденного!

        - Как все удачно складывается, доктор,  - не переставал повторять молодой янки.  - Мы вам так признательны!
        Стемнело. Вокруг царила тишина. Внезапно, примерно в час ночи, послышались грохот, затем крик:

        - Тревога! Тревога!
        Шум доносился со стороны домика с больными. В мгновение ока дон Блас, Гарри, доктор и другие вскочили с кроватей. Спешно вооружившись, они направились к лазарету. Некоторые захватили фонари.
        Метрах в десяти от домика Гарри наткнулся на чье-то тело. Опустив лампу, американец увидел полуголого умирающего индейца. Пуля попала ему в грудь. Рядом находилась умело сплетенная из бамбука клеточка.
        Из темноты шагнул один из часовых. Дуло его винчестера еще дымилось. Он произнес:

        - Осторожнее, джентльмены! Здесь происходит какая-то чертовщина. Боюсь, этот мерзавец не один.
        Послышался изумленный возглас дона Бласа. Он признал индейца:

        - Это же Пабло! Один из моих самых порядочных и верных работников!
        Гарри с горечью произнес:

        - Происшедшее лишний раз доказывает, что никогда, ни в коем случае нельзя доверять этим людям. Краснокожие, как видите, остаются для нас смертельными врагами.

        - А что находится в клетке?  - дон Блас, нагнувшись и протягивая вперед руку.

        - Не трогайте! Не трогайте!  - часовой.  - Оттуда доносится какой-то свист. Мне кажется, там змеи.
        Из лазарета донеслись стоны. У основания плетеной стены Гарри заметил дыру, в которую свободно мог пролезть человек.

        - Кто-то воспользовался этим отверстием и проник в домик,  - продолжил часовой.  - Хотя ни я, ни мой товарищ ничего не слышали и не видели.

        - Вперед, друзья! Вперед!  - прервал его дон Блас. Они вошли в лазарет, где царила темнота. Несколько фонарей осветили помещение.
        И тут эти бесстрашные люди, отважные ковбои, суровые искатели приключений, не выдержав, в ужасе вскрикнули при виде открывшегося их взору невероятного зрелища.
        В полосках ослепительного света нервно подрагивали, сворачивались и вновь разворачивались маленькие, чрезвычайно подвижные змеи с блестящей красной кожей в черных кольцах. С тонким свистом, приподняв головки, они устремили холодные глаза на свет фонарей. Их было не менее двенадцати, а может, и гораздо больше.
        Страх сковал вошедших.

        - Коралловые змеи! Боже мой!  - пролепетал плантатор.  - Берегитесь! Их укус смертелен!
        Какой ужас! Две гадины быстро скользнули по первым, ближним ко входу кроватям. Яркими красными полосками они выделялись на белых одеялах.
        Широко открыв рты и выпучив глаза, больные, лежащие на этих кроватях, хрипели и корчились в предсмертных судорогах.
        Гарри снял с винчестера тонкий стальной шомпол и бесстрашно двинулся вперед. Змеи подняли головки и тихо, угрожающе засвистели. При свете лампы было заметно, как их маленькие, светлые, золотистые зрачки налились кровью.
        Молодой человек спокойно и решительно нанес два молниеносных удара. Оба маленьких монстра свалились на пол. Гарри растоптал их.
        Разбуженные выстрелом, ослепленные ярким светом фонарей, больные, до того спокойно отдыхавшие после приема противоядия, теперь пришли в ужас.
        Послышался громкий голос доктора:

        - Ради ваших жизней! Не двигайтесь! Встревоженные светом и шумом змеи не спеша стали расползаться в разные стороны. Больные понимали, что в их кроватях, может быть, уже притаились мерзкие рептилии, и малейшее движение вызовет смертельный укус.
        Вошедшие осторожно, чтобы не потревожить спрятавшихся под плетеной стеной хижины и кушетками змей, приблизились к больным.
        Двое из них были укушены: один - в палец, другой - в ухо. Те самые, на кроватях которых лежали змеи, уничтоженные Гарри Джонсом.
        Агония этих несчастных людей была короткой. Больные в отчаянии закричали. Тоскливо, душераздирающе! Это были вопли крепких, отважных мужчин, внезапно растерявших энергию и силу воли!

        - Уберите их! Пощадите! Гарри! Сеньор дон Блас! Унесите нас отсюда!
        Вновь вмешался доктор. Он властно скомандовал:

        - Не двигаться! Через четверть часа все змеи будут уничтожены! Клянусь!
        И, обращаясь к Гарри, добавил:

        - Быстро принесите консервированное молоко, воду и большую миску.
        Через пять минут все было доставлено. Доктор разбавил молоко водой, затем бросил в принесенную тарелку пригоршню какого-то белого порошка. Затаив дыхание, люди ждали, что будет дальше. Постепенно к миске отовсюду, привлекаемые запахом лакомства, стали сползаться небольшие и юркие гады. Приподняв головки, они с аппетитом принялись лакать жидкость. Молоко, захваченное маленьким, темноватым, раздвоенным и гибким языком, стекало по тонким чешуйкам…
        Внезапно эти твари стали отчаянно дергаться, извиваться. Через минуту маленькие блестящие зрачки потускнели, движения замедлились, и, наконец, рептилии застыли на полу.
        Всего их оказалось пятнадцать штук.

        - А теперь, друзья,  - произнес доктор,  - успокойтесь. Опасность позади. Здесь не осталось ни одной живой змеи. А что касается вашей болезни, то потерпите. Через пару дней будете на ногах. Гарантирую!
        И, повернувшись к дону Бласу, добавил:

        - Сеньор, вы поступите разумно, если уедете отсюда. Отрава, змеи… Ваши враги на этом не успокоятся. Надо уезжать.

        - Да!  - ответил плантатор.  - И чем раньше, тем лучше.



        ГЛАВА 2


        ОТКУДА ПОЯВИЛИСЬ ЗМЕИ?  - ПОСЛЕ ОТРАВЫ - ЯД!  - НАДО УЕЗЖАТЬ.  - ВО ИМЯ ЗДРАВОГО СМЫСЛА И БЕЗОПАСНОСТИ.  - ДОРОГА ЧЕРЕЗ ПУСТЫНЮ.  - ЗЕМНОЙ РАЙ.  - УПРЯМСТВО ДОНА БЛАСА.  - ПОДОЗРИТЕЛЬНАЯ ДУХОТА,  - В РУСЛЕ РЕКИ.  - УРАГАН.  - НАВОДНЕНИЕ.  - ПАНИКА.  - ХУАНА ПРОПАЛА!
        Пока дон Блас и американец, поверив в окончательную победу, трудились над восстановлением разрушенного дома, враг не дремал.
        Враг, беспощадный и действительно грозный для любого, кому известна жестокая ненависть метиса, поклявшегося вконец разорить и пустить по миру плантатора. И он сдержит свое слово, чего бы это ему ни стоило!
        Этим врагом был Андрее. Он уже показал, на что способен, и дон Блас зря его недооценивал… Несомненно, Андрее находился где-то поблизости, наблюдая за происходящим в доме. Обнаружив, что Гарри Джонс и его люди обосновались там надолго, метис решил избавиться от них с помощью отравы. Сделать это было нетрудно, так как индейцы, работавшие у американца, полностью повиновались Андресу. Отраву незаметно добавляли в пищу бледнолицым. Пятеро погибли, остальных ждала такая же участь, если бы не своевременное вмешательство доктора и назначенное им лечение.
        Андресу мгновенно доложили о выздоровлении больных. Коварный метис решил не мешкая воспользоваться ядом коралловых змей. Эти ужасные рептилии в изобилии водятся в местных лесах и даже возле мест обитания человека.
        Индейцам, умеющим обращаться со змеями, не составило труда схватить и запереть их в клетки. Затем по приказу Андреса двое краснокожих ночью направились с рептилиями к лазарету. Один из них смог проникнуть в хижину и выпустить из клетки свирепых гадов. В соответствии со своей повадкой, маленькие змеи расползлись и успели укусить двух шевельнувшихся было больных.
        Другой индеец был замечен и застрелен часовым. Краснокожий замертво упал возле клетки, в которой яростно шипели разъяренные гады, опоенные каким-то снадобьем.
        Остальное читателю известно, вплоть до настоятельной рекомендации доктора дону Бласу оставить «Прибежище беглеца». Под угрозой смерти следовало решиться на это, каким бы мучительным ни был отъезд, больше напоминающий бегство.
        Приняв окончательное решение, дон Блас собрался отдать необходимые распоряжения, чтобы подготовиться к отправлению в более безопасное место. Надо было уехать как можно дальше от бывших работников плантации, полностью подчиненных Андресу.
        Но куда именно?
        Города с их так называемой цивилизацией, ограниченным пространством, огромным населением не подходили для наших первопроходцев. Этим детям пустыни были необходимы простор, свобода.
        Немного подумав, дон Блас объявил свое решение:

        - Мы двинемся в глубь Биржи Мапими. Нас сорок пять, и все вооружены. Продовольствие имеется. Собираемся, и быстро. Больные поправятся во время путешествия.
        Плантатор давно, впрочем, собирался построить дом на берегу лагуны Тлалмалила.
        Съестные припасы, мебель, инструменты были тщательно упакованы и размещены на четырех огромных повозках, настоящих передвижных домах, в которых имелось все. Каждую повозку тянули десять мулов[90 - Мул - помесь лошади (кобылы) и осла (самца). Очень вынослив.].
        Спустя полторы недели после кровавых столкновений у имения караван, к величайшему изумлению оставленных на произвол судьбы индейцев, двинулся в путь.
        Впереди на лошадях скакали два техасских ковбоя. Великолепные стрелки, крепкие парни, они прекрасно знали местность, и поэтому им было поручено действовать в качестве разведчиков: выбирать правильное и безопасное направление движения, своевременно обнаруживать и сообщать дону Бласу или Гарри о появлении людей, диких животных и прочих неожиданностях.
        За ковбоями двигалась первая повозка в сопровождении нескольких всадников. Затем - остальные. Замыкали караван шесть вооруженных ковбоев, так же, как и все в колонне, верхом на лошадях. Они внимательно смотрели по сторонам, готовые к любым неожиданностям. Дон Блас, его жена, Гарри и Хуана скакали парами тут же.
        Было решено не брать слуг из числа индейцев.
        От первых дней путешествия у наших героев остались самые приятные воспоминания.
        В десять утра караван останавливался. Все завтракали, кормили животных, затем отдыхали. В три часа - вновь в путь, и так до захода солнца. Вечером повозки располагали в виде креста. Животным спутывали ноги, а люди располагались в углах, образуемых пересечением выстроенных в линию повозок. Затем разжигали костры, ужинали, после чего, выставив охрану, ложились спать. Часовые сменялись каждый час.
        С непривычки возникали кое-какие неудобства, но спустя некоторое время путешествие превратилось в приятное и интересное времяпрепровождение. Особенно для Хуаны, остро переживавшей расставание с любимым домом, где она провела свое детство. К тому же Гарри проявил себя в высшей степени любезным и услужливым спутником. Ему частенько удавалось развеселить Хуану и отвлечь ее от грустных воспоминаний.
        Прошло несколько дней. Вскоре густые, влажные испарения предупредили о приближении лагуны - настоящего озера, не уступающего по площади целому аррондисману[91 - Аррондисман - общее название административно-территориальной единицы (части департамента, т. е. области) во Франции.] нашей Франции. Появились низинные земли. Пески, где росли унылые растения вроде гигантского кактуса, молочая, алоэ[92 - Алоэ - травянистое растение с мясистыми листьями, около 250 видов, один из которых (столетник) разводится в жилых помещениях. Сок листьев используется в различных лечебных целях, для приготовления лекарств.], сменились непередаваемой по великолепию, размерам и разнообразию флорой. Картина, представшая взору путешественников, поражала воображение, хотелось петь и кричать! Обычных слов не хватало! Длинный спуск, больше похожий на широкую дорогу, проходящий по руслу какой-то высохшей реки, рассекал надвое изумрудную долину. Впереди, сквозь густой сероватый туман поблескивали воды лагуны, известной также под названием Озера кайманов.
        Радостный дон Блас воскликнул:

        - Вот мы и у цели!

        - Всего лишь за восемь дней пути! Простая прогулка!  - добавил Гарри, привыкший к длительным изнурительным переходам в пустыне.

        - Пока расположимся здесь,  - продолжил плантатор.  - И не спеша будем подыскивать место для строительства дома.

        - Позвольте заметить, что мы стоим в русле высохшей реки. Мне кажется, следовало бы остановиться где-нибудь повыше.

        - Вы правы, но на этом широком песчаном спуске нам легче будет заметить индейцев, если они вдруг попытаются напасть на нас.

        - Вряд ли краснокожие настолько глупы, чтобы решиться на такое. Зато представьте себе, что произойдет в случае ливня. Вы не чувствуете приближающейся грозы? Видите эти темные тяжелые тучи на горизонте?

        - Ладно! Хватит!  - прервал молодого человека дон Блас. Он не выносил, когда ему возражали.  - О чем вы говорите? За два месяца не выпало и капли дождя.

        - Что вовсе не мешает этому произойти сегодня. Но плантатор уже не слышал Гарри. Пожав плечами,
        дон Блас повернулся и пошел отдавать приказ о приготовлении к ночлегу.
        Хуана, в отличие от своего отца, серьезно отнеслась к словам Гарри и попыталась, в свою очередь, переубедить плантатора.

        - Папа,  - тихо произнесла она,  - мистер Джонс прав! Подумайте, что может произойти, если внезапно начнет подниматься вода?
        Дон Блас побагровел от гнева, сморщил лоб, который разрезала толстая лиловая вена.

        - Хватит!  - Плантатор рубанул ладонью воздух.  - Делайте, что я говорю!
        Впрочем, эта небольшая семейная ссора, последствия которой окажутся ужасающими, осталась незамеченной. Все были радостно возбуждены по случаю окончания путешествия и в предвкушении ужина, а затем и отдыха.
        Быстро привязали коней и мулов, кто-то сбегал за водой, кто-то принес дров. Распаковали коробки с провизией, с близстоящих деревьев нарвали диковинных плодов. Часы показывали пять. Через два часа стемнеет. Люди Гарри насытились, обретя привычную силу, выносливость и энергию.
        По мере захода солнца американец с горечью констатировал, что предчувствие его не обмануло.
        Огромный красноватый диск, постепенно теряя свой истинный размер и цвет, мало-помалу закрывался туманом.

        - Грозовое солнце! Предвестник циклона[93 - Циклон - атмосферный вихрь огромных размеров (радиусом до нескольких тысяч километров) и скоростью 30 -40 км/час.]! -тихо прошептал молодой человек.
        Тем не менее Хуана услышала его и ответила:

        - Вы полагаете, что это случится?

        - Да, мисс Хуана. И я боюсь, потому что вам грозит опасность. Остальное для меня не важно.

        - Что делать? Папа не желает ничего видеть и слышать.

        - Я постоянно буду рядом с вами. Позвольте дать совет: оставайтесь весь вечер одетой и обутой. Попросите донну Лауру поступить так же.
        Дон Блас не понял, о чем говорили молодые люди. Он производил впечатление уверенного в себе человека. Действительно ли он не замечал ничего тревожного? Или это была только хорошая мина при плохой игре?
        Совсем скоро дон Блас пожалеет о своем упрямстве…
        В обманчивом спокойствии прошло еще несколько часов.
        Постепенно стало душно, словно в теплице. Смолкли ночные птицы, хищные животные. Огромные, черные с медно-красным оттенком по краям тучи неслись по небу, усеянному звездами. А как неестественно, почти лихорадочно сверкали эти звезды в ярких ореолах[94 - Ореол - здесь: светлый круг, светлое пятно вокруг светящейся точки.]!
        Огненными зигзагами несколько раз сверкнула молния, затем раздался оглушительный гром.
        Это была гроза… а может быть, и ураган, чего так опасался Гарри.
        Захрипели и задергались мулы, заржали, поднимаясь на дыбы, лошади. Беспорядочно забегали люди, кто-то зажег фонари. Несколько человек устремились к животным, пытаясь их успокоить, а заодно проверить и укрепить путы[95 - Путы - здесь: веревка или ремень, которыми связывают передние ноги домашнего животного, чтобы оно не могло далеко и быстро уйти от дома, пастбища.].
        Буря усилилась. Огненные зигзаги то и дело пересекали почерневшее небо, гром грохотал безостановочно, подобно артиллерийской канонаде. Пошел дождь. Настоящий тропический ливень, льющий потоком с неба, словно мифический Титан[96 - Титан - в древнегреческой мифологии гиганты, пытавшиеся добиться владения небом.] своими руками выжимал эти облака, насыщенные влагой.
        Хуана и Лаура вскочили с первыми раскатами грома. Спустя мгновение их палатку снесло порывом ветра.

        - Дочь моя!  - простонала мать.  - Не уходи, не оставляй меня.

        - Я здесь, мама! Здесь!..
        Вцепившись друг в друга, они испуганно смотрели по сторонам, пытаясь увидеть своих защитников - дона Бласа и Гарри.
        А плантатор прямо-таки потерял голову от случившегося. Наталкиваясь на людей и животных, суетясь, жестикулируя, дон Блас перебегал от одной группы к другой, отдавал какие-то бессмысленные распоряжения, сея вокруг замешательство и в конечном счете панику.
        Страх сковал сердца даже самых храбрых. Раздался чей-то крик:

        - Спасайся кто может!
        Гарри пришел в бешенство, услышав этот вопль отчаяния и малодушия. Взведя курок револьвера, громовым голосом он перекрыл стоявший вокруг грохот:

        - Всем стоять на месте! На месте!.. Башку продырявлю любому, кто двинется!
        Отважный и спокойный, он на голову был выше всех. Энергичные жесты и слова способствовали тому, что каждый мало-помалу проникся хладнокровием и бесстрашием американца. Никто больше не помышлял о бегстве. Не имея возможности укрыться, люди стояли согнувшись, под проливным дождем. Гром гремел не переставая. Напуганные, все застыли в какой-то обреченной неподвижности.
        Гарри нашел Хуану и донну Лауру. Вскоре появился и рухнул от усталости на землю дон Блас.
        Женщины были не столь подавлены, как думал американец. Гарри с радостью обнаружил, что они смогли побороть вполне естественный в подобной ситуации страх.
        Улучив момент, он подбодрил их:

        - Держитесь! Буря скоро закончится. Небо вот-вот начнет проясняться.
        Внезапно Хуана пронзительно закричала:
        Мифический - от слова «миф», сказание, передающее верования древних народов о происхождении мира и явлении природы, о богах и вымышленных героях.

        - Вода! Вода поднимается!

        - Ого!  - воскликнул Гарри.  - Надо уходить отсюда. Вода идет сверху.
        Вниз, огибая камни, оставленные предыдущим наводнением, устремился водный поток. Вдали послышался шум водопада.

        - А если мы поднимемся на повозки?  - пролепетал дон Блас, только сейчас осознавший цену своего упрямства.

        - Ни в коем случае!  - отозвался Гарри.  - Если поток окажется сильным, их перевернет и понесет течением, словно соломинки.
        Именно наводнения больше всего опасался молодой американец. В сложившейся ситуации оставался один выход - немедленно бежать отсюда.
        Взяв на себя всю ответственность и не обращая внимания на дона Бласа, Гарри крикнул:

        - Друзья! Слушайте меня, от этого зависит ваша жизнь! Повинуйтесь мне полностью и беспрекословно. Я за все отвечаю. Понятно?

        - Да! Да! Гарри! Командуйте!  - сразу несколько хриплых голосов.

        - Отлично! Значит, можно рассчитывать на вас! Отвяжите мулов!
        А вода между тем прибывала с угрожающей быстротой. Она уже достигла подколенной впадины животных, которые беспокойно зафыркали, пытаясь встать на дыбы. К счастью, приказ Гарри был уже выполнен, хотя и не без трудностей. Освобожденные мулы, разбрызгивая во все стороны воду, устремились в лес.

        - Они вернутся!  - молодой человек. И тотчас добавил: - теперь седлайте коней!
        Он повернулся, чтобы помочь надеть упряжь на лошадей Хуаны и донны Лауры. В данной ситуации Гарри посчитал своим долгом сделать это лично.
        Вода поднималась все выше и выше. Поток стремительно несся вниз, унося с собой вырванные с корнем деревья, обломанные ветки, запутанные вороха лиан. Люди с трудом удерживали встревоженных лошадей. Послышалась новая команда Гарри:

        - Снять путы! И тут же:

        - По коням, друзья! С нами Бог!

        - Гип! Гип! Ур-р-а!  - ковбои.
        Затем врассыпную они устремились прочь от этого места. Дон Блас, Гарри, Хуана и донна Лаура остались одни. Молодой человек помог донне Лауре подняться на фыркающую лошадь, затем крикнул:

        - В седло! Дон Блас! В седло! А теперь ваша очередь, сеньорита!
        Подняв, словно ребенка, Хуану, он посадил ее на черного жеребца, потом на секунду скрылся под водой, чтобы срезать путы.
        И вот он уже на своем мустанге! Молодой человек обернулся к девушке:

        - За мной, и не отставайте!
        Женщины с трудом удерживали ошалевших от страха лошадей. Рискуя каждую секунду попасть в бешеный поток и столкнуться со стремительно несущимися вниз по течению огромными деревьями, наши герои наконец выбрались на возвышенность. Подумав, что спасены, они радостно закричали. В этот момент раздался оглушительный грохот, сопровождаемый ослепительной вспышкой. Молния ударила где-то совсем рядом, наполнив воздух резким запахом серы. С громким треском рухнули несколько деревьев. Обезумевшие лошади встали на дыбы. Несколько секунд кромешной темноты, затем две или три яркие вспышки осветили мрачную картину разрушения.
        В этот миг раздался громкий отчаянный крик, скорее раздирающий душу плач:

        - Дочь! Где моя дочь?  - несчастная донна Лаура.

        - Мисс Хуана!  - Гарри застыла кровь. Ошеломленный дон Блас зарыдал, как дитя. Казалось,
        он сошел с ума. Рядом ревел поток, с треском падали деревья. В адской, кромешной тьме творилось что-то невообразимое. Девушка исчезла.



        ГЛАВА 3


        БОРЬБА С ТЕЧЕНИЕМ.  - К ЛАГУНЕ КАЙМАНОВ.  - НА МЫСЕ.  - УЖАСНЫЙ ВОСХОД СОЛНЦА.  - КРОКОДИЛЫ!  - В ОКРУЖЕНИИ.  - ЗЫБУЧИЙ ПЕСОК.  - ЛАЙ СОБАК.  - БЕГСТВО.  - СТРАННАЯ ПИРОГА.  - СПАСЕНЫ!  - ТА, КОТОРУЮ НЕ ЖДАЛИ!
        Не видя грозу в тропиках, невозможно представить ее разрушительную силу. Эпицентр[97 - Эпицентр - участок местности, находящийся непосредственно под местом взрыва бомбы, удара молнии и т. п. или над очагом землетрясения.] удара молнии иногда превращается в пустынное пространство. Таким образом, Хуана, ее мать, дон Блас и Гарри должны были бы быть уничтожены на месте. И тем не менее, насквозь промокшие, оглушенные, ослепленные и жалкие, благодаря счастливой случайности или странному капризу молнии, нередко опровергающему самые худшие опасения, они остались живы. В тот момент, когда вспышка осветила все вокруг, лошадь Хуаны наткнулась на какое-то невидимое препятствие и чуть было не упала. Сильная и ловкая девушка, натянув поводья, удержала жеребца на ногах. Но тут несущееся вниз по течению бревно ударило коня по голове. Бедное животное, вновь потеряв равновесие, подставило бок бурному потоку. Течение подхватило обоих и понесло, словно соломинку. Хуана отчаянно закричала. Именно этот крик и услышали похолодевшие от ужаса мать, отец и Гарри.
        А несчастная девушка, кружась, словно щепка, в бурлящих водоворотах, среди каких-то обломков, неслась вниз навстречу неизвестности. Цепляясь за колючие ветки, запутавшись в лианах, Хуана в страхе вглядывалась в темноту.
        Перед глазами на секунду возник и тут же исчез образ бесстрашного Железного Жана.
        Всхлипнув, надломленным голосом она пролепетала:

        - Жан! О, Жан! Где вы?
        Инстинктивно Хуана еще сильнее вцепилась в гриву лошади, которая, отчаянно фыркая и дергаясь, пыталась нащупать твердую землю.
        Грозное течение несло девушку все дальше и дальше. В голову Хуаны пришла страшная мысль: «Лагуна! Боже мой! Это конец!»
        Поток действительно неотвратимо уносил ее в эти предательски спокойные воды с чудесными берегами. Однако, вспомнив название лагуны, Хуана поневоле вздрогнула. Еще бы - Лагуна кайманов[98 - Кайман - один из видов крупных крокодилов, длина туловища (с хвостом) до 4 -5 м.]! Она похолодела от ужаса при мысли, что через некоторое время ей, вероятно, предстоит встреча с этими чудовищами.
        Между тем буря потихоньку затихла, ливень прекратился. Облака местами рассеялись. Показались звезды. Странное дело! Ни на секунду девушке не пришла в голову мысль, что отец, мать, Гарри и все остальные тоже в опасности. Что с ними может случиться? Они же сообща противостоят стихии, думалось ей…
        Между тем бедная Хуана, посреди ревущего потока в компании с фыркающей от страха лошадью, уже никого не звала. Затерянная в страшном одиночестве, переживая ужасающую явь, устав бороться, она чувствовала, как ее неумолимо несло к заливу. Не выдержав, бедняжка простонала:

        - Лагуна кайманов! О! Кайманы! Боже милосердный!
        Лошадь наконец ступила на твердую землю. Поводья лежали на шее, а Хуана, вне себя от ужаса, неподвижно сидела в седле, судорожно вцепившись в гриву коня.
        Понемногу русло реки расширилось, незаметно перейдя в устье. Темная линия густой растительности на берегах отступила назад. Впереди виднелось свободное пространство. На широкой глади слабо подрагивали отражения звезд. Лошадь шла в воде по брюхо, затем по колено. И тут внезапно стремительно погрузилась в реку. Раздался всплеск, сопровождаемый характерным звуком захлебнувшегося животного. Хуана, подумав, что наступил конец, отчаянно закричала:

        - На помощь! На помощь! Жан, ко мне!
        Крики разнеслись далеко по мертвенной глади лагуны, не вызвав, увы, никакого ответа.
        А лошадь через мгновение вынырнула вновь и, рассекая грудью воду, энергично поплыла вперед. Ничто ей теперь не мешало. И, не выказывая поначалу усталости, животное быстро продвигалось в глубь лагуны. Но Хуане показалось, что прошла целая вечность.
        Вскоре движения лошади значительно замедлились, стали судорожными. Животным овладел страх. Жеребец жалобно заржал, шумно выдыхая воздух из широко открытых ноздрей.
        Прошло уже более четырех часов с начала урагана. Еще немного, и бедная лошадь пойдет ко дну. Конь тоскливо и обреченно заржал еще раз. А Хуана, чувствуя, что вот-вот погибнет, с присущим испанкам темпераментом обратилась с последним призывом к Богу.
        Лошадь отчаянно дернулась… затем исчезла под водой… вынырнула… громко фыркнула, проплыла еще несколько метров… И - ступила наконец на твердую землю, как раз в тот момент, когда девушка закрыла глаза, тихо прошептала имя Жана и приготовилась к смерти.
        Неужели берег? Почувствовав под ногами твердь, жеребец обрел, казалось, новые силы.
        Между тем горизонт слегка порозовел. Скоро наступит новый день.
        Выйдя на берег, конь тихо заржал и энергично стряхнул с себя воду.

        - Спасена! Я спасена! Боже! Благодарю тебя!  - Хуана.
        Страшно усталая, мокрая, она соскользнула на землю и ласково погладила коня. Дрожа от холода, в потяжелевшей от воды одежде, девушка принялась нетерпеливо ждать рассвета, чтобы сориентироваться на местности и определить, куда идти. Караван, вероятно, должен находиться на западе. Его будет нетрудно найти, как только лошадь немного отдохнет.
        Но что такое? Какое новое испытание уготовила ей судьба?
        Странные звуки резанули слух. Приглушенный плеск, едва слышное тяжелое скольжение по воде, чье-то фырканье все громче, по мере приближения рассвета, слышались со всех сторон.
        Быстро светлело небо. Взору открылась лагуна. Стремительные белые полосы разрезали спокойную гладь воды. Казалось, десятки пирог[99 - Пирога - у океанических народов лодка, выдолбленная или выжженная из целого ствола дерева.] устремились к абсолютно голому клочку суши длиной двадцать метров и шириной три метра, на котором обрели покой Хуана с лошадью.
        Прошло несколько минут.
        Внезапно лошадь стала проявлять панический страх. Напрасно Хуана пыталась ее успокоить. Жеребец поднимался на дыбы, пятился назад, словно пытаясь куда-то скрыться.
        Понимая, что конь вот-вот вырвется, убежит и унесет с собой всякую надежду на спасение, девушка из последних сил взобралась на спину лошади и кое-как устроилась в седле.
        Властно повернув животное в сторону берега, Хуана негромко прищелкнула языком. Еще секунда, и лошадь устремится в указанном направлении…
        Слишком поздно! Повсюду, сколько видел взор, выползали из воды блестящие, ползучие гады. Это были крокодилы, привлеченные сюда громким ржанием жеребца.
        Гигантские ящерицы плотным кольцом окружили лошадь, застывшую от ужаса на месте.
        Десятки, сотни чудовищ, толкая друг друга, быстро передвигались с помощью коротких толстых лап. Выгнув бородавчатые спины, открыв огромные отвратительные пасти с двумя рядами длинных острых зубов и устремив на жертву жестокий неподвижный взгляд зеленоватых зрачков, они полностью заполонили небольшой мысок, близлежащие воды. Крокодилы устремились на добычу.
        В другой ситуации Хуана, пришпорив коня, бросила бы его вперед сквозь это мерзкое столпотворение. Попыталась бы заставить лошадь отчаянным прыжком преодолеть движущийся к ним живой барьер… И может быть, попытка удалась бы. Но что может уставший, выбившийся из сил конь?
        Тем не менее стоило попробовать. Погибать, так с музыкой! Вперед! Только этого не хватало: песок на мысе оказался зыбучим. Напрасно Хуана подбадривала коня и натягивала поводья. Он уже был не в состоянии броситься вперед. Не мог даже двигаться… попытаться вырваться из этой проклятой земли, засасывавшей его все глубже и глубже!
        Вот он уже провалился в песок до уровня подколенной впадины. Лошадь отчаянно заржала. Хуана в ужасе вскрикнула. Крокодилы решительно бросились вперед.
        В это мгновение над лагуной внезапно разнеслись странные звуки. Словно разом залаяли множество собак. Тявканье маленьких шавок и грозное басистое рыканье волкодавов слились в один могучий хор.
        А дальше произошло невероятное. Лай собак, словно по мановению волшебной палочки, остановил начавшуюся было бойню.
        Крокодилы, даже те, что уже вцепились в ноги жеребца, захлопнули пасти, приподняли головы и стали внимательно прислушиваться, проявляя странное, непонятное волнение.
        Затем, медленно отступая и шлепая по воде хвостами, кайманы стали спешно нырять и вскоре исчезли в пучине.
        Лай, постепенно удаляясь, становился все тоньше и тоньше.
        Испытав страшное нервное напряжение, Хуана вначале облегченно вздохнула, а затем отчаянно заплакала. Если бы не тошнотворный запах мускуса и гнили, можно было бы подумать, что она оказалась жертвой какого-то дьявольского кошмара.
        Между тем лошадь продолжала погружаться в песок, не переставая, однако, яростно сопротивляться, пытаясь вырваться из смертельных объятий. Эти попытки привели только к тому, что жеребец еще быстрее и глубже уходил в землю. Хуана спрыгнула с лошади, ступив на обманчиво мягкий песок. Не мешкая, ей следовало оставить это место. Лошади уже не поможешь. Чтобы избежать ее участи, Хуана устремилась вперед.
        Собачий лай затих, и в наступившей тишине послышался отдаленный, но ясный и четкий голос:

        - Не беги! Оставайся на месте! Подожди меня! Ты спасена!
        Изумленная, не веря своим ушам, Хуана тем не менее повиновалась. Остановившись, она посмотрела в сторону лагуны, переступая с ноги на ногу, чтобы не дать песку засосать себя.
        Вскоре девушка увидела какой-то длинный узкий предмет, с невероятной быстротой передвигающийся по спокойной зеркальной глади лагуны. Что это? Пирога?.. Кайман? Ни то, ни другое… а может быть, и то и другое.
        Очертания предмета по мере его приближения становились все отчетливей. Это была узкая и легкая пирога, сделанная в форме крокодила. Издали создавалось полное впечатление, что перед вами кайман. Даже настоящие речные монстры поддавались на эту уловку.
        Странный ялик скользил все быстрей и быстрей по тихой спокойной глади озера. Пирогу дополняли, делая ее абсолютно похожей на каймана, два коротких, приспособленных впереди и напоминающих лапы речных рептилий весла. С их помощью челнок двигался по воде.
        Вскоре лодка приблизилась к мысу и по инерции скользнула передней частью по песку. Теряясь в догадках, Хуана ждала появления странного, таинственного гребца.
        Внезапно верхняя часть деревянного каймана, как бы провалившись, открылась, и там, словно чертик из табакерки, показалась человеческая фигурка. Две руки крепко обняли Хуану, затем последовал звонкий поцелуй.
        Вне себя от радости, Хуана, ответив взаимным объятием и поцелуем, закричала:

        - Солнечный Цветок! Ты… здесь, моя дорогая! Ты спасла мне жизнь!
        Да, это была та самая маленькая и бесстрашная индианка в своем наряде из оленьей шкуры, в колье из кораллов! Та же красивая, энергичная головка, те же большие и прекрасные, словно из черного жемчуга, глаза!
        Глубоким, немного гортанным голосом девочка ответила:

        - Да! Это я, отдавшая тебе душу и любящая тебя как сестра!

        - Цветок! Мой маленький Цветок! Обними меня еще раз и говори, говори. Пусть твои поцелуи, твои слова подтвердят, что это не сон… и мой разум мне не изменяет.
        Индианка мягко улыбнулась:

        - Не бойся ничего… они ушли… Тебе ничто больше не угрожает. И потом… я же здесь!

        - Ты такая храбрая и добрая, сильная и красивая. Да, рядом с тобой я ничего не боюсь. Но куда мы пойдем? Как нам выбраться из этого проклятого места? Посмотри, под нами проваливается песок, чтобы поглотить нас, как мою бедную лошадь!

        - Ей уже не поможешь,  - нежно и печально ответила индианка, что удивило Хуану: обычно краснокожие очень жестоки по отношению к животным.
        Затем Цветок нагнулась, вынула из пироги два небольших, широких весла, положила их плашмя на песок и повернулась к Хуане:

        - Встань на них и больше не будешь проваливаться в песок.

        - А как же ты?

        - Я умею стоять и двигаться так, чтобы не проваливаться.

        - Мой дорогой Цветок! Я совсем не рассчитывала вновь увидеть тебя… Ты так быстро и странно сбежала, даже не попрощалась. Я плакала и мучилась без тебя.

        - Нам надо было уйти! Но я не забывала тебя, как, впрочем, и мой отец Быстрый Лось. Мы никогда не забудем свою спасительницу. Что бы ни говорили бледнолицые, признательность - одна из добродетелей индейцев.

        - Но как ты оказалась здесь? Именно в этом месте так вовремя?

        - Я находилась на плоту чинампа в ожидании Быстрого Лося и других охотников.

        - Что за охотники?

        - За крокодилами! Это ценная добыча… Янки платят за шкуру каймана до пятнадцати - двадцати долларов!

        - Надеюсь, ты не одна была на плоту?

        - Именно одна и подражала лаю собак.

        - Не понимаю.

        - Сейчас все объясню. Видишь ли, крокодилы - самые прожорливые и кровожадные хищники на земле.

        - Да, это так,  - с готовностью подтвердила Хуана, еще не полностью отошедшая от пережитого ужаса.
        А индианка с поразительным спокойствием продолжила:

        - И вот для этих постоянно разинутых пастей и пустых брюх собака является любимым лакомством. Услышав лай, крокодилы бросают все и устремляются туда, где находится собака.

        - Ах, вот оно что! Я, кажется, начинаю понимать…

        - Ну и хорошо. Теперь тебе известно, как поступают охотники за кайманами, чтобы завлечь этих сильных и жестоких хищников. Они просто изображают лающих собак, вот и все.

        - И ты, моя маленькая героиня, решилась одна выступить против целой армады крокодилов!

        - Да,  - весело рассмеявшись, ответила девочка.  - Я залаяла по-собачьи. Мой папа как-то сказал, что у меня в этом деле большой талант. Ты ведь слышала, а? Словом, я собираю всех кайманов. Когда их уже достаточно, оставляю плот, сажусь в мою маленькую пирогу, похожую на крокодила. Плыву, усиленно работая веслами, напоминающими лапы этих чудовищ. Некоторые крокодилы следуют за мной, думая, что это их сородич… Потом гребу к нашим охотникам, сидящим в засаде. Тем остается только убивать кайманов. Все понятно?

        - Да, моя дорогая. Я также поняла, что ты - самое храброе, самое преданное создание на этом свете! Но как все-таки ты оказалась именно здесь и помогла мне избавиться от крокодилов?

        - Все довольно просто. Прежде всего нам было известно, что вы оставили имение.

        - Это невозможно!

        - Почему же? Мы также знали, что вы остановились недалеко от Тлалмалилы. Дорогая Хуана, от нас, индейцев, ничего не скроешь. Словом, этой ночью я спокойно улеглась спать на плоту. Буря не помешала мне заснуть. На рассвете я услышала ржание лошади… затем твой голос, который я тут же узнала, моя дорогая и любимая сестра! Тотчас я все поняла. Тебе грозила смертельная опасность. Лагуна кишит крокодилами. И оставался единственный способ отвлечь их от тебя - лаять, лаять изо всех сил. Что я и сделала. Они быстро появились возле плота. Я запрыгнула в пирогу и, сделав крюк, чтобы не наткнуться на плывущих кайманов, оказалась здесь. Ловко, не правда ли? А теперь уходим отсюда!
        Хуана хотела улыбнуться, но ее нервы испытали такую нагрузку, что ни на что уже не хватало сил.
        Глаза возлюбленной Железного Жана обратились к лошади, еще более погрузившейся в песок. Вид жестокой агонии животного заставил ее содрогнуться. Не в силах сдержать себя, девушка воскликнула:

        - Да, дорогая, уходим! Быстро уходим!



        ГЛАВА 4


        ДАЛЕКИЙ ДЫМ.  - ЖАЖДА И ГОЛОД.  - ЗАВТРАК РОБИНЗОНА[100].  - МОЛОЧНОЕ ДЕРЕВО.  - ТРУДНАЯ ДОРОГА.  - САМЫЙ КОРОТКИЙ ПУТЬ - НЕ САМЫЙ ЛУЧШИЙ.  - НЕПРИЯТНАЯ ВСТРЕЧА.  - НЕРАВНАЯ БОРЬБА.  - ЛАССО.  - ПЛЕННИЦЫ.
        Перед тем как отправиться в путь, Солнечный Цветок внимательно оглядела горизонт. Ничто не ускользнуло от ее пытливого взора. Спустя мгновение она радостно воскликнула:

        - Отлично! Это там!

        - Что такое, моя дорогая?  - Хуана.

        - Лагерь бледнолицых. Смотри… видишь тянущуюся вверх тоненькую полоску дыма… серого цвета на фоне голубого неба?

        - Да, вижу. Но почему ты считаешь, что это дым от огня, разведенного бледнолицыми?

        - Во-первых, на той стороне нет индейцев. Я уверена в этом… Во-вторых, мои сородичи никогда не разжигают огонь из поленьев, выделяющих дым.

        - Почему?

        - Не настолько они наивны, чтобы таким образом выдать свое местонахождение. Вокруг так много врагов.

        - Тем не менее эта наивность, как ты выразилась, оказала нам хорошую услугу.
        Индианка прервала Хуану и с самоуверенностью опытного следопыта заявила:

        - Ты полагаешь, что иначе я не смогла бы их обнаружить? Знаешь ли ты, что в лесу для меня нет секретов? Я в состоянии, если захочу, найти след змеи! Впрочем, довольно разговоров! Надо уходить, и побыстрее! Ты можешь идти?

        - Как же иначе? Просто рвусь увидеть своих!

        - Я спросила, потому что нам предстоит долгий и трудный путь, а время не терпит. С минуты на минуту вернутся кайманы. Нам надо уйти отсюда как можно дальше. А в окрестностях к тому же обитают двуногие крокодилы, намного опаснее этих, из лагуны!

        - Что ты говоришь? Не понимаю…

        - Я имею в виду десперадос[101 - Десперадос - так называли людей, сбежавших из тюрем Мексики и США. Эти беглецы, объединенные в вооруженные банды, жили за счет грабежей и убийств, наводя ужас на местных жителей.]. Избави нас Бог от встречи с ними.
        Голос индианочки слегка дрогнул. Затем, с некоторым сожалением, она добавила:

        - Как жаль, что моя пирога мала для двоих! Мы бы сэкономили столько времени.

        - Дорогая, твой отец будет беспокоиться, если ты не вернешься. Он подумает, что с тобой что-то случилось.
        Девочка рассмеялась и сказала:

        - Солнечный Цветок - не ребенок. Подобно настоящему воину, она ночью и днем без опаски ходит по лесу, плывет в пироге по лагуне. Впрочем, я дам ему знать о себе.
        С этими словами она легко вытащила пирогу на песок, перевернула ее дном вверх. Затем вынула из-за пояса нож и концом размашисто нацарапала на дереве какие-то странные иероглифы[102 - Иероглифы - здесь: неразборчивые, трудно разбираемые письмена.].

        - Что это означает?  - любопытством спросила Хуана.

        - Что я с тобой, и что мы отправились в путь открыто, не скрываясь. Не сегодня-завтра они будут здесь, увидят сигналы и пойдут по нашим следам.

        - Браво, дорогая! Ты подумала обо всем! Это здорово!

        - В путь!
        Подруги оставили проклятый мыс, где погибала лошадь, и пошли вдоль побережья лагуны.
        Солнце поднималось все выше и выше. Стало жарко. Хуана, тяжело дыша, молча шагала вперед. Индианка, в свою очередь, выказывала явные признаки нетерпения и беспокойства.

        - Нам так не везет!  - в конце концов не выдержала Солнечный Цветок.  - Вся вода ушла. Равнина местами еще затоплена. По прямой мы не сможем двигаться, только зигзагами - назад, вправо, влево. Может случиться, что до вечера не дойдем до твоих.

        - Это плохо! Очень плохо!  - с огорчением ответила Хуана.  - Тем более, должна тебе откровенно сказать, я прямо-таки умираю от голода и особенно жажды.

        - Какая же я идиотка! Это мы, краснокожие, словно мулы, едим, когда можно, и терпим, когда нельзя. А ты, наверное, едва стоишь на ногах! Я и не подумала об этом. Пошли! Быстро в лес!

        - Да, как можно быстрее. Я уже не могу без отвращения смотреть на эти грязные воды лагуны.

        - Через некоторое время будешь пить молоко… такое вкусное, нежное… Тебе ведь известно, то, что вы, бледнолицые, называете палочным молоком[103 - Палочное молоко - местное название сока растения из семейства хлебных деревьев.] - растение из семейства хлебных деревьев.

        - Да, да!  - закивала головой Хуана. Подруги пошли дальше, внимательно вглядываясь в окружавшую их густую растительность. Через несколько минут Хуана остановилась возле красивого дерева, похожего на смоковницу[104 - Смоковница (инжир, фиговое дерево) - растение из рода фикусовых, семейства тутовых. Высота 4 -8 м, диаметр ствола 0, 2 -0, 4 м. Плоды - мелкие орешки внутри мясистого соплодия, которое употребляется в пищу в свежем и переработанном (сушеном, в виде варенья, вина) виде.].. С таким же гладким стволом, широкими зубчатыми листьями нежно-зеленого цвета.

        - А вот и то, что мы искали,  - весело промолвила она. Индианка ужаснулась:

        - Ты хочешь выпить сок этого дерева?

        - Ну конечно! Ведь это и есть палочное молоко?

        - Дорогая, не пройдет и двух дней, как ты умрешь в страшных муках. И ничто тебя не спасет.

        - Боже мой!

        - Да, все будет именно так, потому что деревья и плоды, словно змеи и грибы,  - одни безвредны, другие смертельны для человека. Хотя все настолько похожи друг на друга, что можно легко ошибиться.

        - Именно потому ты и запрещала мне в имении дотрагиваться до диких плодов?

        - И не зря. Животные и дикари вроде нас точно знают, что можно есть и что нельзя. А остальные могут ошибиться. Кстати, вот смотри, рядом другое дерево. Из него сок можно пить. Хотя они почти неразличимы. Но достаточно разговоров. Сейчас утолим жажду!
        Индианка срезала ножом молодой побег бамбука, удалила из него мякоть, сделав маленькую трубку толщиной с гусиное перо. Затем надрезала кору другого дерева, воткнула в образовавшуюся ранку бамбуковую трубку и несколько секунд подождала. Вскоре появилась одна белая, блестящая капелька, за ней - другая, третья. Потом полилась тоненькая струйка.
        Цветок воскликнула:

        - Пей, дорогая! И не бойся! Утоли жажду! А я пойду поищу, что поесть.
        Хуана послушно прильнула губами к бамбуковой палочке. И долго с наслаждением пила сладковатую жидкость, гораздо более вкусную, чем коровье молоко, поскольку у нее не было неприятного животного привкуса.
        Хуана продолжала пить, а Цветок уже принесла увесистый пучок спелых бананов.
        Оторвавшись от трубки и уже приободренная, Хуана воскликнула:

        - Эта пища мне известна! Спасибо, девочка! От всей души благодарю тебя, мой маленький, добрый гений!

        - Облаченный в оленью шкурку, обутый в мокасины и обрамленный солнечным лучом… Ты не находишь своего доброго гения немного диковатым?

        - Ты все шутишь, маленькая проказница!

        - Конечно! Во-первых, мне весело… во-вторых, тебе ничто не угрожает, ты попила, поела. Скоро увидишь своих. Это меня безмерно радует и огорчает одновременно, так как я понимаю, что нам придется расстаться. Но я все равно улыбаюсь, потому что лучше смеяться над печалью, чем плакать! Вот!

        - Как? Ты не хочешь оставаться со мной?

        - Нет!  - твердо ответила индианка.  - И это меня очень огорчает, ведь я всегда мечтала быть рядом с тобой.

        - В таком случае ничего не понимаю.

        - Все просто! Сейчас увидишь… Представь себе, что ты одна, без семьи… тебе не оставалось бы ничего другого, как пойти со мной. Ты стала бы королевой нашего племени. Во-первых, я обожаю тебя! Затем, мой отец, великий вождь Быстрый Лось, и мои братья готовы уничтожить любого, кто посмеет тронуть тебя.

        - Очень приятно сознавать, что тебя так любят…

        - Подожди, позволь мне продолжить, Белая Роза. Но у тебя есть отец и мать, которые смотрят на меня как на жабу… мистер Гарри Джонс, который словно боится, что я сниму с него скальп. Ну и, наконец, эти бледнолицые грубияны! Они просто люто ненавидят всех краснокожих!

        - Ты ошибаешься, милая!  - перебила подругу Хуана.  - По крайней мере, в отношении моих родителей. Несмотря на некоторые предрассудки, они - люди добрые и великодушные. Когда они узнают, что ты спасла мне жизнь, то искренне и крепко полюбят тебя.

        - Ты ошибаешься, дорогая, потому что слишком любишь своих родных. Но вспомни Железного Жана! Он вырвал тебя из лап Андреса… спас твоих родителей. И тем не менее они поступили очень неблагодарно по отношению к нему… унизили его… смертельно обидели.

        - Молчи, Цветок! О! Молчи, умоляю тебя. Я сама мучилась и до сих пор страдаю не меньше Жана… но разве я имею право судить своих родителей? Нет, ведь так… даже если они ошибаются… и разбивают мое сердце. Я обязана уважать их и подчиняться им. Но надежда умирает последней. Я уверена, что мой спаситель сумеет открыть глаза отцу.

        - Бедный Жан!  - индианка.  - Какой он был бледный и печальный и как померк его взор! Я с трудом узнала его.

        - Ты видела Жана после нашего отъезда?

        - Да, с Джо… Это было месяц назад. Они уехали в неизвестном направлении, никому ничего не сказав, отказавшись даже от нашей помощи. Мы их так любили!

        - Прошел целый месяц!  - прошептала Хуана, впав в скорбную и мучительную печаль.
        Несколько минут девушка смотрела задумчиво в одну точку. Затем, словно стряхнув с себя оцепенение, она энергично вскинула голову и воскликнула:

        - Идем!

        - Да, идем!  - Солнечный Цветок.
        Жара стала просто невыносимой. От земли, насыщенной влагой, поднимался густой пар, неподвижно повисая над листвой деревьев. Ни малейшего дуновения ветерка. Чудовищная теплица!
        Хуана, бесстрашно шагавшая сквозь эти душные испарения, вскоре стала задыхаться. Несмотря на свою выносливость, даже Солнечный Цветок начала проявлять признаки усталости.
        Постоянно сгибаясь из-за низко растущих веток, израненные и исцарапанные отовсюду торчащими колючками и жесткой травой, они наконец пересекли кустарник и оказались перед лагуной.
        Слева серебристо переливались на солнце воды залива. Прямо перед ними вплоть до противоположного высокого обрывистого берега простиралась дорога.
        Изрезанная и местами размытая по краям водой, она была не менее двух километров длиной и тридцать метров шириной.

        - Какое счастье!  - воскликнула Солнечный Цветок.  - Благодаря этой дороге мы намного сократим путь. Здесь и воздух чище, и не так душно!
        Почувствовав прилив новых сил, подруги, улыбаясь и оживленно переговариваясь, двинулись вперед. Они словно забыли об угрожавшей им смертельной опасности и не думали о новых испытаниях, подстерегавших их на каждом шагу.
        Половина пути была пройдена. С лагуны тянул легкий, освежающий ветерок. Хуана и индианка ускорили шаг. Внезапно впереди показалась группа всадников, примерно шесть человек. Они покинули лесную чащу и направились по дороге навстречу подружкам.
        Хуана вскрикнула. Цветок нахмурила брови и сказала:

        - Неприятная встреча! Мы в западне.

        - Ты полагаешь, что это враги?

        - В пустыне любой незнакомец - враг.

        - Но ведь совсем недалеко люди мистера Джонса. Может быть, это они ищут меня. Кто знает…

        - Нет, перед нами не янки. Всадники облачены в мексиканские одежды, и под ними мустанги.
        Хуана обернулась назад, посмотрела на пройденное расстояние и сказала:

        - Бежать было бы сумасшествием!

        - Да, это безумие! Слева и справа вода. Пути к отступлению отрезаны… Спокойно, как ни в чем не бывало идем вперед.
        В душе Хуаны теплилась надежда. Мексиканцы - рыцари до мозга костей - склонны демонстрировать по отношению к женщине абсолютное уважение. Любой кабальеро, будь то богач или нищий, почитает даму, невзирая на ее положение и цвет кожи.
        Таким образом, подружкам нечего бояться, если, конечно, им навстречу двигались не отъявленные разбойники.
        До последнего момента Хуана всячески успокаивала себя, полагая, что незнакомцы вполне безопасны.
        Внезапно всадники предприняли угрожающий маневр. До сих пор они шли в колонну по двое, но тут выстроились в одну линию, загородив таким образом дорогу.
        Солнечный Цветок в мгновение все поняла. Ее тренированный глаз уловил некоторые мелочи, на которые не обратила внимания Хуана. Она побледнела и побелевшими губами прошептала страшное слово:

        - Это десперадос!
        Да, перед ними были самые настоящие бандиты, без чести и жалости, жестокие и коварные. Совершив бессчетное количество преступлений, они сами поставили себя вне закона и обычной человеческой жизни.
        Остановившись в нескольких метрах от беглянок, они молча и с насмешливым бесстыдством смотрели на дрожащих и готовых вот-вот заплакать девушек. Один из всадников, видимо вожак, приподнял наполовину, в знак приветствия, потрепанную шляпу и, мерзко посмеиваясь, произнес:

        - Я благодарю судьбу за то, что на нашем пути оказались две столь очаровательные дамы. Нам как раз нужны две женщины для приготовления тортилей. Любой кабальеро с удовольствием принимает эту пищу. Осмелюсь предположить, что вы согласитесь выполнять столь ответственную и важную работу.
        Грозящая опасность, а также нанесенное оскорбление придали Хуане мужество. Глядя бандиту в глаза, она с достоинством ответила:

        - Мы женщины, с нами случилась беда. И мы имеем право на уважение и сострадание. Вы же недостойны имени кабальеро, так как оскорбили нас.
        При этих словах, произнесенных с неподражаемым благородством, разбойник вздрогнул, но быстро овладел собой и вызывающе произнес:

        - Что вы, что вы, сеньорита! С нашей стороны - никакого хамства. Я просто уверен, что вы окажетесь для нас идеальными помощницами.

        - Я - дочь дона Бласа Герреро,  - твердым голосом продолжила Хуана,  - моя подруга - дочь великого вождя Быстрого Лося! Мы не служанки!

        - Мне это известно, сеньорита Хуана. Зачем хитрить, мы давно ищем вас! Вы - хорошая добыча, и мы не упустим своего шанса. Хотите вы того или нет, но последуете с нами.
        Один из бандитов прервал старшего и хриплым, осевшим от постоянного употребления виски голосом, крикнул:

        - Хватит болтать! Девчонка стоит тысячи долларов. На эти деньги мы сможем пить месяцы. Надо связать ее и отнести куда следует. Андрее ждет. Он щедро заплатит нам за это.

        - Джим правильно говорит,  - проворчал другой бандит.  - Время не терпит. Дорога длинная, и хочется пить. Так что давайте два лассо и… в путь!
        В мгновение ока разбойники сняли лассо, закрепленные в передней части седел, раскрутили и бросили. Просвистев в воздухе, две петли с удивительной точностью опустились на девушек. Все произошло так быстро, что Хуана и Цветок не успели даже шевельнуться.

        - Трусы! Трусы!  - закричала Хуана.  - За нас отомстят!
        Скрипнув зубами, яростная и неукротимая индианка тоже не думала сдаваться. Ей удалось вытащить из-за пояса нож, и она одним ударом перерезала лассо. Быстрая и ловкая, как кошка, индианка бросилась к Хуане, освободила ее от веревок и, загородив подругу своим телом, воскликнула, вскинув кинжал:

        - Скорее мы умрем… чем станем вашими рабынями!

        - Чертовка!  - прорычал тот, которого назвали Джимом.  - У меня же было новое лассо! Надо обезоружить эту краснокожую. Я сейчас займусь ею!
        Одним прыжком бандит спрыгнул на землю и, легкомысленно подняв руку, направился в сторону девушек.
        Быстрая и бесстрашная индианка бросилась навстречу и молниеносно ударила ножом по ладони разбойника. Тот дико выругался, в то время как его друзья давились от смеха.

        - Ах, змея, ты еще кусаться! Я убью тебя! Здоровой рукой он взял револьвер и направил его на индианочку, с вызовом смотревшую ему прямо в глаза.

        - Ха-ха, не убьешь,  - произнесла она своим гортанным голосом, в котором прозвучали металлические нотки.  - Ты не убьешь меня, потому что трусишь… потому что ты боишься смерти… ужасной смерти, уготованной тебе краснокожими. Ты знаешь, что мой отец, Быстрый Лось, отыщет тебя… ты не сможешь спрятаться ни в горах, ни в лесу, ни на равнине! Ничто не помешает ему - ни время, ни расстояния. Вот почему ты дрожишь от страха и не осмеливаешься выстрелить в меня!
        Бандиты прекрасно сознавали, что дикарка права и ее слова - не пустая угроза. Смутившись, Джим засунул револьвер за пояс и проворчал:

        - Ладно! Уходи! Убирайся! В конце концов, вовсе не ты нам нужна!
        Но индианка твердо ответила:

        - Нет! Я не уйду… я не оставлю мою подругу… буду ей верна до самой смерти!

        - Говорю тебе, убирайся!

        - Нет! Я останусь!

        - Спасибо, Цветок! Спасибо, сестричка!  - Хуана, взволнованная до слез выказанной преданностью.

        - Ну, хватит!  - главарь.  - Пора кончать. Пусть остается, если хочет. К тому же если она уйдет, то сможет направить по нашему следу краснокожих. А пока девчонка с нами, мы сможем обвести их вокруг пальца.
        Во время этого короткого обмена репликами остальные бандиты незаметно приготовили лассо. Внезапно они взмахнули правыми руками. Взлетев в воздух, кожаные ремни со свистом устремились в сторону Хуаны и ее подруги.
        На девушек одновременно упало по нескольку прочных скользких петель. Индианка была так крепко захвачена, что не смогла и пальцем пошевелить. Нож в ее руке оказался уже ни к чему. Вне себя от ярости, она свалилась на землю, попыталась еще сопротивляться. Но через несколько секунд, связанная и полузадушенная, неподвижно замерла на песке.
        Разбитая от усталости и всего пережитого, видя, что все потеряно, Хуана почувствовала, как силы оставляют ее, что было вполне естественно, ведь она сутки провела на ногах.
        Туман застилал ей глаза. Девушка побледнела и медленно опустилась на землю. Главарь пожал плечами и цинично произнес:

        - Так даже лучше! Свяжите покрепче этих девчонок. Вы, двое, положите их спереди на сиденье. А теперь в путь!



        ГЛАВА 5


        ОТЪЕЗД ЖАНА И ДЖО.  - ЧЕЛОВЕК БЕЗ ОБУВИ.  - ПЯТЬ ВСАДНИКОВ.  - В ПУСТЫНЕ.  - ИНДЕЙСКОЕ ГОСТЕПРИИМСТВО.  - МЕНЮ НА УЖИН.  - ОТРАВЛЕННАЯ ЛОШАДЬ.  - ЛЕКАРСТВО.  - ПЕШКОМ.  - В ПЕСКАХ.
        Железный Жан и Джо решили незамедлительно выехать из дома.
        Добрая мамита очень хотела бы оставить подле себя вновь обретенных сыновей - родного и выкормленного ею. О! Быть рядом с ними! Вновь день за днем пережить это прекрасное прошлое, полное любви и преданности, о чем ее бедное исстрадавшееся сердце навсегда сохранило неизгладимые воспоминания.
        Однако новая разлука была неизбежна! К этому взывало чувство долга. Мамита покорилась. На прощание она поцеловала молодых людей, стараясь скрыть подступившие слезы, чтобы потом, одной, наплакаться вволю, коротая томительное ожидание.

        - Первым делом надо найти следы того человека!  - воскликнул Железный Жан, как только рассвело.
        Читатель, вероятно, помнит о странном выстреле, произведенном незнакомцем во время рассказа кормилицы Жана.
        Мамита рассказывала в это время о событиях, касающихся сокровищ ацтекских королей.
        И Железный Жан решил во что бы то ни стало найти шпиона, чуть было не ставшего его убийцей!
        Пока Джо готовил вещи, ковбой принялся искать следы. Вскоре он обнаружил отпечатки двух босых ног. Жан долго их рассматривал, потом произнес:

        - Так! Пальцы ноги удалены друг от друга… ярко выраженный изгиб стопы, характерная пятка, срединная линия загнута вовнутрь… Это нога метиса, к тому же всадника, так как только частая езда верхом деформирует стопу таким образом. Пусть пока мне все это ничего не говорит. Тем не менее я узнаю эти отпечатки даже через десять лет.
        Молодой человек быстро двинулся вперед. След вывел на улицу и оттуда на равнину. Затем Жан его потерял, вновь нашел, но уже за деревней.

«Так, ясно: здесь стояли лошади. Их было пять. На четырех оставались всадники, пока незнакомец отсутствовал. Боясь преследования, тот запрыгнул на свою лошадь, не успев даже обуться».
        Как и все лошади, используемые в пустыне, эта также не была подкована. Жан, от которого, казалось, ничто не могло ускользнуть, сделал из этого весьма важный вывод. На копыте задней ноги с левого бока коня имелась едва заметная царапина - очень существенная деталь для великолепного следопыта, каковым являлся наш герой.
        Что дальше? Жан, словно въявь, увидел: всадники с места взяли в галоп. Незнакомец без обуви поскакал первым. Пытаясь обойти преграды из густо растущего дикого кустарника, лошадь боком задела торчащие колючки, оставив на них несколько волос.
        Жан заметил их, внимательно рассмотрел и произнес:

        - Отлично! Итак, у нашего незнакомца - черная, крупнее, чем у других, лошадь, длина прыжка указывает на ее силу и мощь, а точность масти - на чистокровность. Этого мне достаточно!
        Затем Жан вернулся домой и занялся сборами. Проверил - ничего не забыто. Лассо, ружья, запас патронов, индейское огниво. Следовало взять еще закатанные одеяла, шерстяные сорочки, два мешка с мукой, мачете и кожаные футляры для него. Ну и, конечно, бутылку агвардиенте да немного кукурузы для лошадей на случай полного отсутствия корма.
        Это все! Вещей вроде бы и много, но, аккуратно разложенные, они заняли совсем мало места. Два месяца вполне можно не пополнять запасы.
        Пора! Последний поцелуй мамиты. Повлажневшими глазами она с гордостью смотрела на своих мужчин. Последние объятия, и в путь!

        - Мамита, дорогая мамита! Мы любим тебя! До скорого! Мы вернемся… и больше никогда не расстанемся!

        - Поезжайте, мои родные! Чувство долга превыше всего! Уходите быстрей… Я больше не могу… О! Дети, мои дети!
        У молодых людей предательски заблестели глаза, в горле застрял комок. Не произнося больше ни слова, они вскочили в седла и галопом помчались за деревню, в степь, к пустыне.
        Целый день Жан и Джо скакали в восточном направлении. Именно туда вели следы незнакомцев. А те передвигались быстро и не щадили своих лошадей. Что дало Джо повод заявить:

        - Такое впечатление, что они хотят заманить нас в ловушку.

        - Вполне!  - Жан.  - Эти парни не особенно скрывают свои следы.

        - Они, кажется, принимают нас за глупцов, полагая, что мы доведем своих лошадей до истощения в первый же день. Эти люди не знают Боба и мустанга!

        - Более того, они не догадываются, что мы готовы преследовать их до Риодель Нокт… даже до Техаса.

        - Давай-ка поедем медленней.
        За час до захода солнца наши герои остановились перед хижиной, где проживало многочисленное семейство индейца племени мансос. Небольшой домик, окруженный садом. Отец - сорокалетний веселый здоровяк, жена - под стать ему. Трое взрослых сыновей от пятнадцати до восемнадцати лет, три взрослые дочери и, наконец, малышня, развлекающаяся во дворе вместе с домашними животными и птицей.
        Не успели Боб и мустанг остановиться, как индеец и индианка устремились навстречу, чтобы подхватить их поводья. А какая вежливость, гостеприимство! Хозяева постарались подробно перечислить все, чем могли располагать в харчевне гости.

        - Входите!.. Входите, сеньоры! Мы в вашем полном распоряжении. Для вас приготовлены чили, фриоли, тор-тильки, а для ваших лошадей - кукуруза и сено. Будь благословен Господь, приведший вас к нашему дому!

        - Спасибо, амигос!  - ответили молодые люди, крепко, до хруста костей, пожав протянутые руки.
        Лошадей расседлали и отвели под навес. Казалось, весь дом заходил ходуном. Стол был еще богаче, чем обещали хозяева.

        - Сеньоры! По стаканчику мескаля?  - хозяин.  - У нас великолепное вино! Так возбуждает аппетит!
        Отказаться было бы неприлично. Кивком головы братья выразили согласие и, пододвинув искусно плетеные табуретки, уселись за стол.
        Молодая девушка принесла мескаль в небольших красных кружках, форма которых осталась неизменной еще со времен испанских завоевателей.
        Завязалась беседа. Не выдержав, Жан в лоб задал индейцу мучивший его вопрос:

        - Вам известны люди, побывавшие у вас перед нами?

        - Это настоящие кабальеро. Больше я ничего не могу добавить.

        - Долго они были здесь?

        - Покурили и приняли по стаканчику.

        - Они намного опережают нас?

        - Думаю, на час, не более.

        - Почему они не остановились на ночлег?

        - Не знаю.

        - Куда они направились?

        - Не знаю!

        - Сколько лет человеку, ехавшему на самой крупной черной лошади?

        - Я не присматривался к нему,  - равнодушно ответил индеец. Казалось, ему не было никакого дела до всего, что его окружало.
        Чей-то радостный крик возвестил, что ужин готов.
        Изумительный запах шел от омлета, приготовленного на топленом свином сале. Затем последовала анчилада из обжигающего, как пламя, мясистого стручкового перца, смешанного с луком, и, наконец, огромная порция тушеных фриолей - маленьких черных фасолин, которыми неизменно заканчивается ужин простого мексиканца.
        А старшая дочь между тем принялась ловко и умело готовить тортили, употребляемые здесь вместо хлеба, практически неизвестного большинству местных жителей. Тортили были, есть и еще долго будут любимым блюдом мексиканцев.
        Разумеется, Жан и Джо не смогли отказаться от приглашения сесть за стол. И метис - настоящий гурман[105 - Гурман - знаток изысканных блюд, любитель вкусно и обильно поесть.], свернув тортили в трубочки, наполнил их фасолью и с удовольствием принялся поглощать это комбинированное блюдо.
        Кто сказал, что предложенное кушанье тяжеловато для желудка? Один-другой глоток великолепного мескаля даже камни переварятся!
        В Мексике рано ложатся спать, и тотчас после ужина гостеприимный хозяин провел молодых людей в отдельную комнату, где они могли как следует отдохнуть. Обстановка? Проще некуда: два больших, обитых медью сундука, служивших одновременно в качестве стульев, и полдюжины плетеных из листьев капустной пальмы скатертей, иначе петат. Это название, а также их форма остались неизменными со времен Адама и Евы! Поистине, Мексика - страна вековых традиций.
        Использовав вместо подушек седла и прикрывшись попоной, наши герои мгновенно, как это бывает у людей с чистой совестью, заснули.
        Проснулись они незадолго до рассвета от громкого ржания и глухих непонятных ударов. Ангар, служивший конюшней, находился совсем рядом.

        - Лошади! Лошади!  - Железный Жан, тотчас вспомнив о своих верных друзьях, выручавших их столько раз.
        Было еще темно.
        Через мгновение наши герои были на ногах, зажгли маленькую лампу с фитилем, горевшую на хлопковом масле, и бегом устремились к навесу. Здесь они увидели своих лошадей. Те жалобно ржали, отчаянно крутили головой, пытаясь укусить себе живот. Словом, с бедными животными, судя по всему, произошло что-то ужасное.
        Заметив хозяина, Боб заржал и устремил на него свои большие глаза, словно собирался сказать: «Помоги мне! Спаси меня!»

        - Черт побери!  - Жан.  - Он никогда не болел. Это же кремень, лучшая лошадь в округе. Вряд ли он переутомился. И я сам накормил и напоил его!
        Джо сокрушенно предположил:

        - Кажется, Боба вместе с моим мустангом отравили. Лошадь метиса была совсем плоха. Она металась, корчилась, каталась по земле… Шерсть бедных животных была какой-то липкой, неприятной на ощупь.
        Жан громко, так что разбудил весь дом, заорал:

        - Бенито! Иди сюда, Бенито!
        Бенито означает здесь «индеец вообще», как Джон Буль, а Джонатан.
        Любой краснокожий, окликнутый таким образом, отзывается, словно его позвали по имени.
        Хозяин тотчас, зевая и потягиваясь, предстал перед молодыми людьми. Увидев ошалевших лошадей, индеец спокойно, как ни в чем не бывало, произнес:

        - Смотри! С ними, кажется, что-то случилось!

        - Почему это произошло?  - выведенный из себя Джо.

        - Не знаю,  - невозмутимо ответил индеец.
        Метис пристально посмотрел на краснокожего, сжал рукоятку кинжала и сквозь зубы пробормотал:

        - Скотина! Иуда! Если б я только знал! Жестом Жан остановил его и воскликнул:

        - Браток, оставайся здесь и смотри в оба! Затем, повернувшись к индейцу, добавил:

        - Мне нужны две бутылки агвардиенты.

        - Слушаю, кабальеро… сейчас принесу.

        - Я с тобой…

        - А!  - и произнес индеец. Что-то промелькнуло в его темных зрачках. Это не ускользнуло от внимания Жана.
        Не отставая ни на шаг от направившегося к подвалу краснокожего, ковбой подумал: «Все ясно! Этот мерзавец напоил какой-то гадостью лошадей, а теперь хотел что-то подсыпать в спиртное».
        Хозяин невозмутимо, прямо из большого глиняного кувшина, наполнил обе бутылки и протянул их молодому человеку. Тот бегом вернулся назад.
        Метис и Жан крепко с помощью лассо связали лошадям ноги и кое-как напоили бедных животных содержимым бутылок.
        Огненная жидкость быстро подействовала на скакунов. Кони вздрогнули, в исступлении забились на земле, мгновенно и обильно вспотев.

        - Они спасены,  - с облегчением произнес Жан.  - Но понадобится еще не менее суток, чтобы лошади пришли в себя.

        - А в это время наши друзья, не останавливаясь, будут двигаться вперед.

        - Ну что ж! Согласен, плохо. Но было б еще хуже, если б мы потеряли лошадей.

        - Ты прав! Без них нам нельзя.
        Усмирив душившую их ярость, Жан и Джо остались подле животных. Время от времени они тщательно растирали своих лошадей, по очереди ходили вокруг хижины, стараясь не оставлять коней одних.
        Молодые люди имели богатейший опыт кочевой жизни и слишком хорошо знали индейцев, чтобы хоть на секунду заблуждаться относительно истинных намерений приютившего их краснокожего.
        Разумеется, он был сообщником беглецов. Вряд ли тут требовались какие-либо доказательства.
        Радуясь, что их самих не отравили, наши герои решили смотреть в оба, стараясь не упустить из виду обитателей дома.
        Медленно тянулся день. Все молча и настороженно следили друг за другом. Во время обеда Жан и Джо потребовали присутствия всех членов семьи за столом, даже маленьких ребятишек. Молодые люди ели исключительно блюда, которые уже отведал хозяин дома.
        Солнце склонилось за горизонт. Друзья устроились под навесом рядом с лошадьми, решив не смыкать глаз.
        Ночь, однако, прошла спокойно. Наутро молодые люди оседлали коней. Те чувствовали себя значительно лучше, но были еще очень слабы.
        Холодно простившись с обитателями дома, наши герои отправились в путь пешком, ведя лошадей под уздцы.
        Теперь незнакомцы опережали Жана и Джо на тридцать часов пути. Молодые люди между тем быстро нашли их следы и под палящим солнцем прошли не менее сорока километров.
        Ужасно страдая от голода и жажды, лошади тащились с трудом. Понимая, что им от этого будет только плохо, Жан решил пока не кормить и не поить бедных коней. Вместе с тем он зорко и с надеждой, как будто что-то искал, смотрел по сторонам.

        - Наконец-то! Вот и кактусы!  - радостно воскликнул молодой человек.
        Друзья остановились перед этими необычными островками зелени, время от времени встречающимися в мексиканских пустынях.
        Экзотические[106 - Экзотический - здесь: причудливый, диковинный.] оазисы с удивительной растительностью состоят в основном из гигантских алоэ, столетника, смоковницы, кактуса и молочая. Среди последних встречаются мясистые многолетники, совершенно лишенные колючек. Не случайно их называют пустынным кормом. Дикие и домашние животные с удовольствием его поедают. Именно при виде этого растения так обрадовался Жан. Оставалось только расчистить путь.

        - Ну что, начали?

        - Конечно, браток!  - подхватил Джо.
        И оба принялись рубить колючие листья и ветки, затрудняющие лошадям доступ к вожделенному лакомству. А умные животные, быстро смекнув, в чем дело, медленно, вслед за хозяевами, двигались вперед, время от времени издавая нетерпеливое ржание.
        Наконец место было расчищено. Отпущенные на волю Боб и мустанг с аппетитом захрустели сочными многолетниками.

        - Этим молочаем можно одновременно утолить и голод и жажду,  - заметил Джо.

        - К тому же он послужит великолепной внутренней припаркой,  - добавил Жан.

        - Снимет боли в желудке.

        - В конце концов вернет нашим лошадям прежнюю силу и выносливость.

        - Естественно, мы продолжим погоню, да, браток?

        - Обязательно! Я должен во что бы то ни стало догнать и схватить негодяя, подслушавшего рассказ мамиты и пытавшегося убить меня, когда я его обнаружил. Сдается мне, что этому мерзавцу известен секрет запрятанных сокровищ, которые стоили жизни моему отцу.



        ГЛАВА 6


        НОЧЬ В ПУСТЫНЕ.  - ВОСПОМИНАНИЕ ОБ ОТСУТСТВУЮЩЕЙ.  - СЛЕДЫ ИСЧЕЗЛИ.  - МИСТИКА[107].  - ДЖО НЕ ВЕРИТ В СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННУЮ СИЛУ.  - ИНДЕЙЦЫ.  - РАДОСТЬ ОТ ВСТРЕЧИ.  - ОТКЛОНЕННОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ.  - ОТЪЕЗД.  - ТРУДНОСТИ.  - ДИКИЙ ИНДЮК.  - НА СЕРОЙ СКАЛЕ. -МОНОГРАММА[108].
        Пока животные продолжали объедаться нежной живительной мякотью, молодые люди приготовили себе простой походный ужин: несколько дюжин ягод кактуса, небольшой кусок сухого и твердого, как кожа, тазаго и на десерт по сигарете.
        Поев, Жан и Джо растянулись на теплом песке. В качестве подушек сошли седла. Братья укрылись попоной и положили рядом с собой карабины.
        Насытившись, лошади, словно верные псы, улеглись возле хозяев.
        Наступила ночь, и на темном небосводе засверкали звезды. А там - незаметно рассвело. Огромный красный диск солнца внезапно появился над горизонтом, Боб и мустанг не спеша поднялись. Они потянулись, потерлись друг о друга и затем опять направились к понравившемуся им молочаю.
        Бодро вскочив на ноги, Джо говорил и говорил не умолкая.
        Напротив, Жан сохранял озабоченное выражение лица, отвечал большей частью односложно. Поглощенный своими мыслями, он задумчиво смотрел на медленно поднимающийся кверху сигаретный дым. Перед его взором возник тонкий и нежный профиль Хуаны, ее большие, красивые глаза с мягким и одновременно гордым выражением. Казалось, он слышит чарующую мелодию ее голоса.

«Увы! Огромная пропасть разделяет нас!» - подумал молодой человек.
        Видя, что Жану не до него, Джо один отправился к колючим зарослям. С помощью мачете метис расчистил себе дорогу, намереваясь набрать для завтрака кактусовых ягод.
        Оставшись один, Жан глубоко вздохнул и поднес руку к внутреннему карману шерстяной рубашки. Пальцы сжали небольшой кожаный конвертик. В нем хранился цветок, брошенный Хуаной, когда, потрясенный, вне себя от гнева и позора, он бежал из ее дома.
        Это была красивая камелия[109 - Камелия - род вечнозеленых деревьев и кустарников с цветками различной красивой окраски. Листья используются в медицине.] с тонким и опьяняющим запахом. В ней были хороши даже листья - перламутровые и цвета слоновой кости. Сейчас, правда, цветок поблек, но сохранил нежный и хмельной аромат. Хуана! Запах цветка словно перенес ковбоя к ней, и вся кровь бросилась молодому человеку в голову…
        Взор его голубых, со стальным отливом, глаз затуманился, приобретя непривычно нежное выражение. Губы непроизвольно что-то прошептали и затем страстно приникли к драгоценной реликвии[110 - Реликвии - дорогие по воспоминаниям вещи, особо чтимые (например, оставшиеся после известных, уважаемых людей, родственников и т. п.).].
        С трудом сдерживая себя, Жан глухо пробормотал:

        - О Хуана!.. Дорогая Хуана! Да, огромная пропасть разделяет нас! Но она исчезнет, и ничто меня не остановит.
        Радостный крик вернул его к действительности. Это появился Джо, неся полный мешок ягод.

        - Браток! А вот и завтрак! Лошади уже готовы! Быстро поедим, и в путь! Мы и так намного отстали.
        В течение десяти минут наши герои позавтракали и подготовили к дороге коней. Глядя, как животные яростно кусали удила, трясли головами и прыгали с резвостью кроликов, трудно было представить, что еще позавчера они были чуть живы. Теперь же, судя по всему, четвероногие чувствовали себя великолепно. Отпечатки следов преследуемых прекрасно сохранились, и молодые люди беспрепятственно двинулись вперед. Поскольку следы все время вели на восток, Железный Жан заключил: если они не свернут на север, то обязательно выйдут на Тлалмалилу.
        Вечером его предположение получило полное подтверждение.
        Лошади, обретя прежнюю силу и выносливость, без труда покрыли за световой день расстояние в девяносто километров. Незаметно наступил вечер. Солнце скоро скроется за горизонтом. А пока оно отсвечивало ярко-красным пламенем на спокойных водах огромного озера, внезапно представшего взору наших героев.
        Следы вели дальше непосредственно в лагуну. Они четко просматривались в прозрачной теплой воде озера. Однако вскоре пропали.

        - Приехали!  - Жан.  - Слишком большая глубина, ничего не вижу.

        - Мне кажется, все ясно!  - в свою очередь Джо.

        - Хитрость, шитая белыми нитками!

        - Вряд ли способная ввести в заблуждение таких опытных следопытов, как мы!

        - Фу! До неприличия грубая работа.
        Что же произошло? Преследуемые решили не оставлять больше следов. Они забрели вместе с лошадьми поглубже в воду, прошли таким образом несколько лье и выбрались затем на берег.

        - Все ясно!  - сказал Жан.  - Они двинулись либо вниз по течению, либо вверх от того места, где мы сейчас находимся. Потом незнакомцы продолжили путь по суше, полагая, что избавились от нас. Они приняли нас за идиотов.

        - Ну что ж. Скоро увидят, кто мы есть на самом деле. Опасаясь крокодилов, которыми кишели здешние воды,
        друзья отъехали примерно на один километр от берега и здесь устроились на ночлег. Ранним утром они вернулись назад - надо было тщательно обследовать побережье, чтобы ускорить поиски, молодые люди решили разделиться. Жан отправился вдоль берега в северном направлении, а Джо - в южном. После обеда друзья договорились вернуться на исходную точку. Обменявшись крепким рукопожатием, наши герои направились каждый в свою сторону, тщательно осматривая землю перед собой.
        Медленно прошел день. Было жарко и тоскливо. Наступил вечер. Молодые люди с точностью до минуты встретились на обусловленном месте. Расходились они веселые, словно собирались на прогулку, а вернулись оба с нахмуренными лбами, озабоченные и даже растерянные.

        - Ну что?  - спросил Жан.  - Нашел?

        - Нет!  - горечью ответил Джо.  - А ты?

        - Никаких следов!

        - Черт побери! Странно! Не сомневаюсь, что ты искал на совесть…

        - Как и ты…

        - Не укладывается в голове! Мы же лучшие следопыты в округе!

        - Мне кажется, здесь что-то не так! Невозможно, чтобы пять человек и пять лошадей исчезли бесследно.

        - Я также не верю в чудеса!

        - А я на три четверти индеец… И хоть мне пришлось проживать с белыми, умнее я от этого не стал…

        - Ну ладно, старина Джо, не прибедняйся. Лучше подумай хорошенько.

        - Понимаешь, хочу, но не могу!

        - Хорошо. Тогда послушай. Мы оба прошли по семь-восемь лье вдоль берега, не найдя, однако, следов вышедших из лагуны лошадей. О том, что они вошли в озеро здесь, нам известно. Чтобы пройти такое расстояние по брюхо в воде, как думаешь, сколько времени потребовалось бы им?

        - Думаю, не менее восьми часов.

        - Отлично! А ведь здешние воды буквально кишат крокодилами и пиявками[111 - Пиявки - кольчатые черви, длина 0, 5 -20 см. Кровососы. Слюна их имеет свойство останавливать кровотечение.], обожающими кровь и свежую плоть. Они за три часа сожрали бы бедных лошадей или высосали из них всю кровь.

        - Но тем не менее животные вышли!

        - Нет!

        - Тогда что с ними стало?

        - Ставлю Боба против хромого осла: я, кажется, нашел разгадку.

        - Так объясни, да побыстрей, пожалуйста. Я сгораю от нетерпения.

        - Мне думается, произошло следующее. Беглецы прекрасно отдают себе отчет в том, с кем имеют дело. Они поняли, что с помощью обычных приемов им не удастся избавиться от нас. Словом, эти хитрецы, невзирая на огромный риск, пустили лошадей вперед, к центру лагуны. Спуск в этом месте не крутой, и они, ступая о твердую землю, прошли достаточно далеко. Затем, когда стало глубже, лошади поплыли. Незнакомцы направились в сторону так называемых плавающих островов - чинампа. Видимо, они знали об их местонахождении.
        Джо привскочил, как будто ему в ногу попала пуля.

        - Карамба! Я все понял! Ты - гений! Таким образом, пока мы, ползая на карачках, ищем их здесь, эти мерзавцы преспокойно загорают на чинампе!

        - Не думаю, что они там задержатся. Наверняка уже нашли пироги охотников за крокодилами и переправились на противоположный берег лагуны.

        - А лошади?

        - Они ими просто пожертвовали. Знают ведь, что всегда найдут других. Удар кинжалом по затылку, и бедные животные камнем пошли ко дну.

        - Короче, нас обвели вокруг пальца.

        - Не огорчайся! Мы все-таки примерно знаем, что с нашим противником.

        - Слабое утешение! Следы-то уничтожены.

        - Я помню отпечаток босой ноги. Но вряд ли это мне поможет. Не смогу же я заставлять разуваться каждого встречного.
        Громкое ржание Боба прервало Жана на полуслове.

        - Гляди-ка,  - невозмутимо произнес он,  - ни минуты покоя.
        Молодой человек оглянулся и заметил, как сзади, из-за складки местности, внезапно появилась группа всадников.

        - Вот как!  - ковбой.  - Это индейцы! Что они тут делают?
        Действительно, перед ними были краснокожие - не меньше двадцати человек, и они быстро приближались. Первым желанием Жана и Джо было вскочить в седла и схватить карабины. В пустыне любой посторонний - враг.
        Не замедляя хода, всадники скакали прямо на наших героев. Их руки, однако, были подняты в знак приветствия и мирных намерений.
        Молодые люди громко и весело расхохотались:

        - Друзья! Это друзья!
        Закинув винчестеры за спины, Жан и Джо поскакали навстречу краснокожим. Встреча была шумной и радостной. С обеих сторон слышались восторженные восклицания:

        - Железный Жан! Стрелок Джо!

        - Быстрый Лось! Солнечный Цветок!

        - Ах, вождь,  - произнес Жан,  - как рад вас видеть!

        - Солнечный Цветок! Маленькая и милая Флор! Я так счастлив!  - пролепетал Джо, покраснев до ушей.
        Все спешились и не переставая жали друг другу руки. Железный Жан добавил:

        - Вижу, что мой брат, Великий Вождь, совсем поправился!

        - Мой младший брат - великий лекарь!  - улыбнулся индеец.  - Благодаря ему Быстрый Лось здоров как бык и стремителен, словно животное, имя которого он носит.
        А Джо все не отходил от Цветка. Сжав бронзовые ладошки маленькой индианки, он восторженно воскликнул:

        - Жан!.. Жан!.. Ну посмотри на нее! Верхом на лошади, в походном снаряжении… с раненой и едва зажившей рукой! У этой малышки поистине храброе сердце!
        Столь искренний восторг ее мужеством наполнил душу Цветка (или Флор, как ее называл Джо) гордостью, неизмеримо, кстати, большей, чем славословия по адресу внешней красоты. Она густо, так что это стало заметно даже на фоне ее коричневого лица, покраснела и с достоинством ответила Джо:

        - Солнечный Цветок рада словам своего великого, бесстрашного и доброго друга!
        Оставленные без присмотра лошади быстро подружились, в то время как люди продолжали оживленно беседовать.

        - Дорогой вождь,  - произнес Жан,  - все-таки почему вы оказались здесь?

        - Сейчас для нас наступил сезон охоты на кайманов. Мы направляемся в Тлалмалилу и останемся там в течение двух лунных месяцев[112 - Лунный месяц - определяется числом новолуний («нарождения луны»). Продолжительность около 29, 5 суток. Двенадцать таких месяцев составляют лунный год в 354 суток (на 11 или 12 меньше календарного).]. А что здесь делает мой брат в компании со Стрелком Джо?

        - Мы на военной тропе!

        - Вот как! В таком случае знайте, враги моего брата - мои враги! Мы не пойдем за кайманами… Будем с вами! Когда отправляемся?

        - Нет, вождь, благодарю от всего сердца. Силы наших врагов не столь велики. Их немного - пять человек. Мы легко управимся сами.

        - Мой брат отказывается!  - вождь. Его гордое лицо внезапно опечалилось.

        - Нет, вождь! С величайшей радостью и признательностью приму вашу помощь! Но позже! По времени наша экспедиция вряд ли продлится дольше охотничьего сезона на кайманов… Словом, если по истечении двух лунных месяцев мы не окажемся здесь, направляйтесь к нам! Значит, мы в опасности и нуждаемся в подмоге.

        - Где я найду моих братьев Жана и Джо?

        - В Ла Сиерре-дель-Пало.
        Индеец едва заметно вздрогнул и произнес:

        - Будьте осторожны! Ла Сиерра - проклятое место, и там погибло много людей.

        - О! Я ничего уже не боюсь! Да и что после всего пережитого может быть хуже?
        Солнечный Цветок в это время оживленно беседовала с Джо. Тем не менее она услышала последние слова Жана. Девушка тотчас подошла к молодому человеку, взяла его за руку и проникновенно сказала:

        - Не теряй надежды, друг!.. Да, не теряй надежды! Душа нашей дорогой Хуаны с тобой, а тяжелые времена пройдут.
        Неумолимо бежали минуты. Жану и Джо пора было ехать. Расставаться друзьям всегда тяжело.
        Предчувствие подсказывало Железному Жану, что беглецы также направлялись в Сиерру-дель-Пало. Он был уверен в этом. Иначе почему его пытались убить? Почему убежали, подслушав рассказ кормилицы? Почему порывались отравить лошадей? И наконец, зачем бы эти невероятные усилия в попытке оторваться от преследователей?
        Словом, ковбой был уверен, что найдет их там: либо по дороге, ведущей в Сиерру, либо непосредственно перед горой.
        Жан и Джо быстро простились с индейцами. Последние объятия, короткое напутствие, и наши герои вскочили на лошадей.
        Джо поцеловал очаровательную индианку на манер бледнолицых в обе щеки. Под снисходительным взором своего отца девушка улыбнулась и произнесла:

        - До свидания, мой Джо! Я буду помнить тебя! Возвращайся быстрее!
        Сжав ногами крутые бока мустанга, метис тихо прошептал:

        - Флор! Дорогая, маленькая Флор! До скорой встречи!
        Затем лошади бросились с места в галоп. Джо с сияющим взором несколько раз обернулся назад, чтобы помахать рукой восхитительной индианке.
        Друзья скакали весь вечер, переночевали на теплом песке и ранним утром вновь отправились в путь. На следующий день, пройдя вдвое больше обычного, они, не встретив по дороге ни души, прибыли в пустынную каменистую местность. Ни единого деревца, ни травинки, никого. Спать улеглись почти натощак. Мучила жажда.
        На третий день, проявив величайшее мужество и выносливость, Жан и Джо пересекли страшную пустыню.
        Лошади еле тащились. С воспаленными лицами и пересохшим горлом, друзья, спотыкаясь, вели животных под уздцы. За три дня наши герои преодолели пятьдесят лье!
        Наступила ночь. Усталые, разбитые Жан и Джо собрались рухнуть на землю, когда лошади внезапно оживились.
        Хромая и спотыкаясь, они устремились в обступившую их со всех сторон темноту.
        Так продолжалось примерно полчаса. Вскоре животные остановились. Боб заржал и потянулся в середину плотного кустарника.

        - Послушай!  - с трудом двигая пересохшим языком, обратился к метису Железный Жан.  - Послушай!.. Он пьет!
        Друзья опустились на землю. Руки нащупали густую и сочную траву. Едва ли не ползком наши герои дотащились до источника.
        Лошади стояли здесь же и с шумом втягивали в себя живительную влагу.

        - О! Вода!.. Вода!
        Распластавшись на животе, друзья в свою очередь припали к источнику жизни. О! Пытка жаждой! Самое ужасное, чему может подвергнуться человек!
        Напившись, друзья с трудом расседлали лошадей и тотчас погрузились в свинцовый сон.
        Разбудил их громкий хруст. Было совсем светло. Животные жадно пожирали сочную и сладкую траву.
        Джо с удовольствием потянулся и воскликнул:

        - Карамба! Я так голоден, что загрыз бы и крокодила!
        Недалеко послышалось кудахтанье, затем захлопали крылья. Жан жестом показал, чтобы Джо замолчал, а сам, держа в руке револьвер, тихо пополз вперед. Прошло несколько секунд. Кудахтанье возобновилось. Тотчас раздался выстрел. Однако Жана все не было. Джо начал беспокоиться. На всякий случай он крикнул:

        - Жан! Эй, браток! Заснул, что ли?
        Ему ответил далекий приглушенный и неузнаваемый голос:

        - Джо! Иди сюда… быстрей… быстрей…
        Несомненно, это был Жан. Решив, что его друг в опасности, Джо выхватил револьвер и ринулся в том направлении, откуда доносились крики.
        Метис облегченно вздохнул, увидев Жана с обнаженной головой, без единой царапины, но ужасно бледного. Рядом на земле лежало неподвижное тело великолепной птицы зеленовато-коричневого цвета с рыжевато-медным оттенком. Огромное мясистое образование в виде гребешка украшало голову пернатого, весом не менее пятнадцати ливров[113 - Ливр - мера массы во Франции до введения метрической системы (1 ливр = 489, 5 г).].
        Это был дикий мексиканский индюк - одна из красивейших птиц на земле, к тому же с нежным и изысканным на вкус мясом.
        Подбитая меткой пулей как раз в момент взлета, птица рухнула к подножию скалы. А Жан, не глядя на поверженную дичь, смертельно бледный, словно вот-вот потеряет сознание, вцепился в серый гранит.

        - Черт побери, браток, что случилось?  - голосом спросил Джо.  - Ну говори же, на тебя страшно смотреть!
        Услышав друга, молодой человек как будто проснулся. Пальцем он показал на низкие, приземистые вершины горной гряды и наконец с усилием произнес:

        - Это Сиерра-дель-Пало.
        Затем его палец опустился и остановился на серой скале. Посреди мельчайших трещин виднелись две буквы, образующие в целом монограмму.

        - Смотри!  - Жан.

        - Бог мой!  - свою очередь, побледнев, воскликнул Джо.  - Буквы! Твой отец!
        Глубоко нацарапанная на скале монограмма прекрасно сохранилась. Она была образована от слитного написания букв А и V.
        Джо вспомнил о признании матери, сделанном в ночь, предшествовавшую их отъезду; затем ужасную историю отца Жана, несчастного Антуана Вальдеса, печальную жертву рокового стечения обстоятельств. Так, значит легенда о сказочных богатствах ацтекских правителей вовсе не выдумка?.. Удалось же Вальдесу их найти! Хотя до него это безуспешно пытались сделать многие и многие в течение долгих трех столетий. И совсем не зря бывший капитан проявил осмотрительность, оставив в качестве меток свои инициалы! А начертанный кровью на носовом платке план, украденный у него впоследствии убийцей? Выходит, он был верен!
        Все это молнией пронеслось в голове метиса, продолжавшего изумленно смотреть на друга. Жан тяжело вздохнул и разбитым голосом продолжил:

        - Да! Наша дорогая мамита не ошиблась… память у нее прекрасная… как, впрочем, и сердце! И эти буквы - именно те, которые нацарапал мой отец острием своего ножа. Поразительно! Это поразительно! Знаешь, Джо, ужасное прошлое, обремененное нищетой, слезами, стыдом и кровью, возникло перед моими глазами. Мне показалось, что я теряю сознание, я… Железный Жан!

        - Да, браток, понимаю! Я сам, как и ты, взволнован до глубины души. Как бы то ни было, самое важное,  - мы недалеко от огромных сокровищ.

        - Да! Монограмма - решающий, если не главный след. Кстати, я взволнован вовсе не от жадности… я представил, как мой отец здесь боролся, мучился и надеялся… А что касается сокровищ, то они мне нужны для того, чтобы отомстить и защитить честь моего отца!



        ГЛАВА 7


        ПОСЛЕ РАЗГРАБЛЕНИЯ.  - ВПЕРЕД, ТОЛЬКО ВПЕРЕД.  - УПРЯЖКА.  - ПРИИСК.  - В ДЕРЕВЯННОМ ДОМЕ.  - ТОТ, КОГО НЕ ОЖИДАЛИ УВИДЕТЬ.  - АНДРЕЕ!  - ЧЕГО ХОЧЕТ ГЛАВАРЬ ДЕСПЕРАДОС.  - ГОРДЫЙ ОТВЕТ.  - МЕЧТЫ И ПЛАНЫ РАЗБОЙНИКОВ.  - ОПЯТЬ СОКРОВИЩА АЦТЕКСКИХ КОРОЛЕЙ.  - СМЕРТЕЛЬНАЯ ОПАСНОСТЬ.  - ПЛЕННИКИ.
        Несмотря на двойную тяжесть, лошади, несущие Хуану и индианку, неутомимо мчались вперед.
        Они обогнули крайнюю точку лагуны, прошли недалеко от мыса с крокодилами, затем всадники решительно направили своих питомцев в сторону Биржи Мапими.
        Вопреки ожиданиям, местность вовсе не была пустынной, лишенной воды и зелени. В этом странном краю имелось всего понемногу. Сюда еще не пришла цивилизация, хотя рано или поздно это должно было случиться.
        Пески и непроходимые заросли, скалы и прерии, небольшие ручейки и горные вершины… Кто сказал, что здесь - никого? А дикие звери? А люди, привлеченные сюда изобилием драгоценных металлов? Главным образом - отъявленные негодяи, наполовину старатели, наполовину грабители, бездомные, лишенные стыда и совести. Они жили тут в относительной безопасности и добывали золото, потому что разбой не обеспечивал постоянного дохода.
        Эти люди с удовольствием готовы были сослужить службу любому, пожелавшему их нанять. Кровь смущала их не более, чем вода.
        Они сами называли себя беженцами или отчаявшимися. Очаровательный эвфемизм[114 - Эвфемизм - более мягкое выражение вместо грубого или непристойного.] для обозначения мерзавцев, сбежавших от виселицы, кандалов, мексиканских и американских тюрем.
        А какую они испытывали радость, убивая, грабя и насилуя!
        Таковы были эти негодяи, чьими услугами воспользовался загадочный и жестокий тип, которого никто не видел, но который тем не менее казался вездесущим. Речь шла об Андресе Ромеро, заклятом враге дона Бласа Герреро.
        Около трех часов продолжалась бешеная скачка. Адские страдания, переносимые Хуаной, не дали ей потерять сознание.
        Продолжая сохранять ясность ума, девушка подумала, что шестеро бандитов пришли с той стороны, где находились родители.
        Ею овладел смертельный страх. Что же произошло там после бури и наводнения? Неужели отец, мать, Гарри, его люди были атакованы во время этих ужасных событий?
        Совсем скоро она все узнает. Но никто при этом не проявит и тени жалости.
        Лошади остановились у подножия невысокого, поросшего лесом холма. Рядом дымилось и потрескивало несколько костров. Здесь же, развалившись на траве, ели и пили какие-то молодчики. Их было не меньше тридцати, и все они при виде всадников издали громкий, приветственный клич. Затем послышались ругань, приглашение разделить трапезу.
        Хуану и Флор сняли с лошадей. Несчастная девушка с ужасом посмотрела на лежавшие повсюду груды тряпья. Конечно же все это добро было награблено! Рядом стояли мулы, груженные тюками с провизией, одеждой, бельем, оружием. Последний мул стоял, запряженный в маленький, двухместный экипаж, принадлежавший Гарри.
        Хуана не осмеливалась ни о чем спросить этих разбойников, внушавших ей панический ужас. Бросив растерянный взгляд на индианку, она пролепетала:

        - Флор!.. Моя маленькая, любимая Флор… О! Я, кажется, умираю…

        - Смелее!  - ответила бесстрашная девочка.  - Смелее! В жизни надо быть готовой ко всему! Смотри смерти в лицо и презирай ее!

        - Да!.. Я пытаюсь… так надо… хотя сердце разрывается при мысли о моей маме… моем отце…

        - Родители закаляют наши души, равно как и тело… Они учат нас улыбаться… даже если шакал грызет сердце!
        Коляска, запряженная симпатичным мулом, была доверху заполнена ценными вещами. Увидев знакомые предметы, Хуана вздрогнула. Неужели полная катастрофа? Что случилось с родителями? С до сих пор непобедимыми храбрецами Гарри? Неужели их захватили врасплох?.. Разогнали?.. Может быть, уничтожили? Она безуспешно пыталась отогнать от себя эти страшные вопросы.
        Передышка оказалась короткой. Бандиты торопились побыстрей оставить эту местность. Главарь, взявший на себя командование разношерстной толпой разбойников, был тот самый нарочито-вежливый тип с мрачным взором, который ранее и схватил Хуану с индианкой.
        Он подошел к девушке и в своей ироничной манере одновременно фатоватого[115 - Фатоватый - пустой, любящий порисоваться человек.] и жестокого хвастуна произнес:

        - Сеньорита, признаю, мы обошлись с вами жестоковато, что недостойно вашего положения и красоты.
        Собрав всю свою волю, Хуана резко ответила:

        - Ваши комплименты для меня оскорбительны! Избавьте меня от них! Что вы хотите?

        - Всего лишь,  - со спокойным бесстыдством продолжил негодяй,  - предложить вам эту коляску. В ней вы не так устанете, пока мы доберемся до места.
        Не возразив ни слова, девушка поднялась в упряжку, взяла в руки вожжи и повернулась к индианке:

        - Садись рядом со мной, дорогая.
        Флор проворно запрыгнула на сиденье. Мрачный тип усмехнулся:

        - Позвольте, сеньорита, дать вам один неглупый совет: не пытайтесь бежать! Ибо в таком случае мы будем вынуждены связать вас и засунуть в рот кляп[116 - Кляп - кусок дерева или тряпка, насильственно всунутые в рот, чтобы захваченный пленный не мог кричать или кусаться.]… Вы знаете, у этих кабальеро довольно тяжелая рука. А теперь поехали!
        Несмотря на непомерный груз, лошади и мулы бойко двинулись вперед. Повозки скрипели, тяжело переваливались на камнях дороги, беспорядочно стучали копыта, звенел и лязгал металлический хлам. Колонна направилась на север. Бандиты, кажется, держали путь в сторону хребта, едва заметные вершины которого выглядели на таком расстоянии словно голубоватая дымка.
        Разбойники, судя по всему, спешили. Они постоянно подгоняли животных, отчего движение становилось еще более беспорядочным и хаотичным.
        Время от времени на дорогу падал обессилевший и задыхающийся мул. Один из бандитов начинал яростно браниться и осыпать проклятиями бедное животное, затем, вынужденный оставить вожделенную добычу, догонял ушедшую вперед колонну.
        Иногда под седоком падала лошадь. Бандит, выбравшись из-под рухнувшего коня, злобно ругался. А его товарищи в это время равнодушно проходили мимо и исчезали в клубах пыли.
        Ехали не останавливаясь. Только ночью разбойники устроили небольшой двухчасовой привал.
        С разбитым телом и исстрадавшейся душой, Хуана не переставая думала о том, что все дальше и дальше уходит от разграбленного лагеря, бывшего для нее последним пристанищем.
        А сейчас у нее не оставалось ничего: ни физической, ни моральной поддержки, даже надежды! И это в семнадцать лет!
        Поредев вдвое, отряд наконец добрался до цели. Колонна вступила на засушливую, каменистую равнину. Кое-где виднелись небольшие, чахлые деревца.
        Тоненькие ручейки беловатой воды повсюду пересекали местность. Вся равнина, куда ни глянь, была изрыта, перепахана, что свидетельствовало об огромном, неимоверном труде. Сотни квадратных ям и канав глубиной в несколько метров буквально усеяли, словно гигантские соты, песчаную поверхность. Тут и там валялись лопаты, мотыги, кирки, различные ограждения, деревянные ящики, странные приспособления в виде колыбели, а также огромное количество пустых консервных банок.
        Эта территория, пустующая в данный момент, представляла собой золотой прииск.
        Большие ямы и канавы являлись отводами, откуда старатели извлекали золотоносную землю. Здесь были скрыты несметные богатства, лихорадочно добываемые этими людьми - неутомимыми тружениками и одновременно неисправимыми разбойниками.
        Немного дальше, у подножия холма, приютились жалкие строения: латаный-перелатаный брезент вместо крыши, какие-то лачуги, укрытые дерном, хижины из веток и кое-где бросающиеся в глаза, словно настоящие дворцы, бревенчатые дома. В большинстве своем это были бары, где за золото наливали дьявольской крепости напитки старателям, для которых пьянство превратилось в естественную потребность.
        Около сотни мужчин, растянувшись здесь же, на земле, предавались послеобеденному отдыху. Большинство из них были мертвецки пьяны.
        Прибытие отряда вызвало шум, ругань, крики «Ур-ра!». Кто-то выстрелил из пистолета. В ответ на это дверь одного из домов открылась. Появился какой-то человек. По его сигналу предводитель банды, а следом за ним и вся колонна остановились.

        - Он здесь?  - предводитель.

        - Да! Он здесь и уже начал проявлять признаки нетерпения… Ты ведь знаешь… он не любит шутить!

        - Сеньорита,  - обратился главарь к Хуане,  - прошу вас, слезайте. Мы прибыли.
        Флор, спокойно посмотрев на бандитов, ловко спрыгнула на песок. Затем она помогла сделать то же самое Хуане, у которой затекли ноги. Бедная девушка с трудом передвигалась…
        Незнакомец указал на дверь и, посмотрев на них с двусмысленной улыбкой, произнес:

        - Заходите! Вас ждет приятное общество.
        Хуана прекрасно понимала, что любая попытка сопротивления лишь подвигнет разбойников на насилие.
        Гордо подняв голову, она вошла в комнату, заставленную и заваленную самыми различными предметами: грубо сколоченной мебелью, оружием, провизией, коврами, мехами.
        Мужчина, облаченный в красивый мексиканский костюм, поднялся ей навстречу, поклонился. Девушка едва подавила крик.

        - Андрее!  - ужасе воскликнула она.  - Вы!.. Здесь!
        Перед ней стоял великолепный метис с красивым мужественным лицом. От этого человека веяло чем-то неотвратимым, фатальным. Андрее слегка побледнел и глухо произнес:

        - Вы никак не ожидали меня здесь увидеть, Хуана Герреро? Не так ли?
        Бросив на него презрительный взгляд, девушка резко ответила:

        - Ах!.. Теперь я все понимаю! Засада… похищение… кража… убийство. Во всем этом замешаны вы… Я должна была догадаться.

        - Да, сеньорита!.. Даже кража! Что вы хотите, я стал главарем шайки бандитов… хотя некоторые сказали бы: главой партизанского отряда. Здесь, в Мексике, разницы особой нет. Так что я не стану вступать с вами в словесную перепалку.
        То ли от ярости, то ли от волнения, впрочем внешне никак не проявляемых, его звучный мелодичный голос заметно дрожал.

        - И вы будете держать меня в качестве пленницы?  - надменно спросила молодая женщина.

        - Это зависит от вас! Кстати, присядьте, прошу… поешьте… мне кажется, вы проголодались.

        - Я ничего не хочу от вас! Даже яблока или стакана воды!

        - Зря! Иначе вы умрете от истощения - сегодня, завтра или позже… Дело в том, что я больше не расстанусь с вами.
        Во время этого разговора Андрее, взволнованный больше, чем хотел бы, несмотря на внешнюю невозмутимость, смотрел на свою пленницу со странным и удивительным выражением на лице.
        Его великолепные властные глаза, казалось, угрожали и в то же время умоляли ее, светились ненавистью и страстью, а иногда и безумием.
        Хуана с вызовом ответила:

        - Вы забываете, что смерть принесет мне избавление.

        - Вероятно. И так, наверное, было бы даже лучше. Я навсегда избавился бы от столь дорогого и жестокого наваждения… от этих оков, которые я добровольно принимаю и одновременно хотел бы разбить! Да! Мне кажется, я ощутил бы, уничтожив вас, жестокую радость… даже если буду проливать над вашим телом кровавые слезы!

        - Не надо угроз, Андрее!  - бесстрашно вмешалась в разговор Солнечный Цветок.  - Знай, Хуана всегда будет отмщена!
        До сих пор метис едва ли обратил внимание на индианку, несомненно приняв ее за служанку. Вглядевшись, он признал в девушке соучастницу штурма и разграбления плантаторского имения. Удивленный Андрее воскликнул:

        - Дочь Быстрого Лося! Значит, она тебя приручила… маленькая пантера… Она сделала тебя своей рабыней.

        - Да! Я ее люблю, предана и верна ей. Такие, как я, всегда остаются рядом в трудные минуты!

        - Спасибо, моя дорогая маленькая сестричка!  - произнесла Хуана, до глубины души взволнованная словами индианки.  - Я тоже люблю тебя!
        Затем она повернулась к Андресу:

        - Вы удерживаете меня, невзирая на элементарные нормы порядочности и гуманности. Что вы намереваетесь сделать со мной?

        - Сеньорита, уже работая у вашего отца, я испытывал по отношению к вам… нежную и уважительную привязанность… которая затем переросла в огромную… единственную… вечную любовь.

        - Я не могу и не хочу больше об этом даже слышать… это оскорбление моим самым дорогим и сокровенным чувствам.

        - И тем не менее вы выслушаете меня, сеньорита, поскольку сами захотели узнать мои намерения, мою волю. К тому же необходимо, чтобы вы знали все.

        - Вопреки элементарным правилам приличия, вы делаете какие-то непонятные намеки, заявления. И это при том, когда мое сердце уже принадлежит другому, когда я помолвлена…

        - Вы! Помолвлены!..  - страшно побледнев, произнес Андрее.

        - Да, я помолвлена с человеком, который в моих глазах олицетворяет исключительную добродетель, самые возвышенные чувства и рыцарское благородство.
        Андрее сделал попытку съязвить, но лишь сжал кулаки и скрипнул зубами.

        - Не могу ли я узнать имя вашего избранника… этого рыцаря… Кто это живое воплощение совершенства?
        Хуана гордо, с вызовом произнесла дорогое имя:

        - Железный Жан!

        - Боже мой! Я так и думал. Но, видите ли, сеньорита, сосуд с водой не всегда бывает выпит, и помолвка не всегда влечет за собой свадьбу… Вы никогда не станете женой Железного Жана, потому что я приговорил его к смерти. Словом, выбросьте из головы имя этого авантюриста. Ему осталось жить несколько дней… может быть, часов!
        Хотя страшная угроза заставила бешено забиться сердце девушки, она бесстрашно ответила:

        - Да! Не всегда сосуд, наполненный кровью, доходит до рта тех, которые жаждут ненависти и мести! Приговор не всегда означает его последующее исполнение. Вы не убьете Железного Жана! Он сильнее вас!

        - Сто пятьдесят моих людей поклялись его уничтожить. Он обречен, это я вам говорю! К чему, впрочем, эти взаимные наскоки, ненужные словесные перепалки, состязания в красноречии? Я пойду прямо к своей цели! И ничто меня не остановит: ни предрассудки, ни насилие, ни даже смерть! А цель - это полное, абсолютное обладание вами. Вы меня слышите, Хуана Герреро? Именно вас я хочу видеть своей женой. И вы должны пойти на это добровольно… свободно… с согласия вашего отца. Бог тому свидетель, так будет!
        Наступила страшная пауза. Сверкая глазами, противники молча смотрели друг на друга. Индианка невольно прижалась к подруге, словно пытаясь оказать поддержку своей силой и дружбой.
        Понимая, что защищает собственное счастье и любовь, Хуана постаралась не потерять самообладания. Она устремила на Андреса сверкающий взгляд:

        - Что ж, я все вам скажу. Некоторые перехлесты и в конечном счете несправедливость моего отца по отношению к вам причиняли мне большую боль! Я жалела ваше оскорбленное самолюбие… искренне и глубоко сострадала. Позже вы меня напугали! А сегодня я, не испытавшая в своей жизни ничего, кроме радостей любви, знаю, что такое ненависть! Вы больше не напугаете меня, и я ненавижу вас!
        Главарь усмехнулся:

        - Ну что ж, тем лучше! Я не нуждаюсь в жалости, потому что не принадлежу к тем, кто внушает сострадание.
        Ненависть! Пусть будет так! Крайности всегда ходят… Да здравствует ненависть! Подождем, пока она уступит место любви.

        - Я ненавижу вас! И так будет всегда, потому что у вас душа палача!
        Метис пожал плечами и тоном уверенного в себе человека произнес:

        - Не надо быть столь категоричной и загадывать так далеко. Вполне возможно, что наш союз не будет прочным вначале… и ничто для меня не станет неожиданностью. Но я уверен, что смогу покорить вас глубиной моих чувств и неисчерпаемой нежностью. Я смогу создать достойное обрамление вашей изумительной красоте! Ибо не всегда буду нищим бродягой без кола и двора… Да, еще несколько дней, и убогая личинка - а сейчас я именно таков - превратится в ослепительную бабочку… стремящуюся в лазурное небо, ближе к солнцу… Я стану богатым, безмерно, безумно… Словом, богаче Гарри Джонса, Вандербильда[117 - Вандербильды - династия (то есть ряд людей одного и того же рода, одной и той же фамилии) американских предпринимателей. Основатель - мелкий торговец овощами Корнелий Вандербильд (1794 -1877), ему наследовал сын Уильям (1821 -1885) и т. д. Владельцы судов и железных дорог, разнообразных предприятий.] или Рокфеллера[118 - Рокфеллеры - финансово-промышленная группа в США, основой создания которой послужил нефтяной бизнес, начатый в 1870 году Джоном Д. Рокфеллером-старшим (1839 -1937). Личное состояние разветвленной
семьи исчисляется множеством миллиардов долларов.]… любого другого финансового туза и промышленного магната! У меня все будет иначе, чем у этих выскочек, буднично пересчитывающих свои миллионы. Моя семья, и вы это знаете, принадлежит к числу самых знатных и известных в стране. С вами и для вас я добуду место среди великих, тех, кто управляет нашим государством… И почему бы не первое! Андрее Ромеро! Владелец ста миллионов и, как его дядя Хуарес,  - президент Мексиканской республики! Хотите обладать этим волшебным миром золота, роскоши, нескончаемых праздников, могущества?..
        Хуана прервала метиса. Она говорила медленно и спокойно:

        - Я невеста Железного Жана и перед Богом и людьми хочу стать его супругой.
        Андрее, с трудом подавив ярость, угрожающе прорычал:

        - Но подумайте же! Разве может женщина отказаться от всего этого? Вы мне не верите? Может быть, сомневаетесь в моих возможностях? Хотите знать мою тайну?
        Почему бы и нет! Хм! Я в двух шагах от сокровищ древних правителей, моих предков… Здесь - огромное состояние, которое судьба передает в руки их прямого наследника… единственного потомка рода… И это я, Андрее!

        - Я люблю Железного Жана и никогда не стану вашей!

        - А я сказал, будете: волей или неволей! Сила на моей стороне! Я вас заставлю!

        - Попробуйте!

        - Я сделаю это сейчас же! Впрочем… До вечера я даю вам время на размышление. Если на рассвете не получу обнадеживающей вести… ну что ж, ваши отец и мать не получат ни капли воды и ни крошки хлеба до тех пор, пока вы не проявите благоразумие и не откликнетесь на мое предложение. Знайте, что, если вы будете упорствовать, они умрут от голода. Вам известно: я человек слова и мои угрозы не пустое бахвальство.

        - Вы лжете! Моим родителям ничто не угрожает. Жестко улыбнувшись, Андрее спросил:

        - Вы уверены в этом?

        - Да! Вы лжете для того, чтобы напугать меня!
        Метис укоризненно, как на капризного ребенка, которого собираются наказать, посмотрел на нее. Затем медленно пересек комнату и открыл тяжелую массивную дверь. Столь же нарочито неспешным шагом он прошел во вторую комнату и снял замок с другой двери.
        Мертвенно-бледная, с растерянным и блуждающим взглядом, колотящимся сердцем, Хуана поняла, что сейчас произойдет нечто ужасное.
        Андрее тем временем остановился. Затем резким движением распахнул дверь.
        Взору предстала металлическая решетка, сделанная из наложенных крест-накрест стальных прутьев. Эта клетушка оказалась карцером, в котором, надежно запертые, жалобно стонали два человека.
        Свет, упавший сверху, ярко осветил несчастных, и Хуана увидела, как они в отчаянном жесте протянули свои руки через проемы решетки.
        Девушка тотчас узнала пленников. Страшный крик сорвался с ее обескровленных уст:

        - Отец! Мама! Вы! В руках этого монстра!
        Да, это были несчастные дон Блас и донна Лаура. Они не спускали с нее обезумевших глаз.

        - Моя дочь! О мой любимый ребенок!  - умирающим голосом лепетала мать.
        Внезапно от резкого толчка палача дверь закрылась, скрыв от Хуаны столь дорогое и страшное видение.

        - Ну как? Вы продолжаете меня считать болтуном?  - холодно поинтересовался Андрее.
        Но девушка его уже не слышала, да и не видела. Ее губы не в силах были произнести и слова.
        Усталость, накопившаяся за последние три дня, страхи, ужасная реальность - все это вызвало шок[119 - Шок - состояние резкой слабости и общего угнетения организма в результате ранения, ушиба, психической травмы и т. п.], которого не выдержал молодой организм Хуаны.
        Покачнувшись, она упала прямо на руки индианки. Та бросила на Андреса ненавидящий взгляд и произнесла:

        - Негодяй!



        ГЛАВА 8


        ЖАРЕНЫЙ ИНДЮК.  - ПЕРЕХОД ЧЕРЕЗ ГОРНУЮ РЕКУ.  - ЛИХОРАДОЧНЫЕ ПОИСКИ.  - ОТВЕРСТИЕ В СКАЛЕ.  - ГОРОДОК НАД ЗЕМЛЕЙ.  - МЕТКИ.  - ЭТО ЗДЕСЬ! -ЛЕСТНИЦА.  - НА ВТОРОМ ЭТАЖЕ.  - ЛАБИРИНТ.  - НАУГАД.  - НЕУЖЕЛИ ЗАБЛУДИЛИСЬ?  - РЫЧАНИЕ.  - БЕЗУМИЕ.  - ЗОЛОТО!
        Вернемся к Жану и Джо. После волнующей находки монограммы друзья вновь почувствовали голод. К счастью, пища находилась тут же, в виде очень аппетитного дикого индюка.
        Пятнадцать футов мяса! Джо не мешкая, с ловкостью дикаря принялся потрошить индюка. Жан в это время разжигал костер.
        Джо отделил от передней части птицы большие куски мяса, подсолил, поперчил и затем принялся нанизывать их на деревянные палочки.
        Потом оба подставили свои порции к огню и стали нетерпеливо ждать. Вскоре сочная и нежная мякоть задымилась, зашипела, выделяя розоватые капельки сока, /паркое было готово.

        - Черт побери!  - Джо.  - У меня слюни текут… У нас ведь нет времени испечь немного хлеба! Как, браток?
        Жан в это время уже резал мясо. Нацепив на кончик ножа несколько аппетитных кусков, он тотчас отправил их в рот и только потом ответил Джо:

        - Такую вкуснятину можно вполне есть без хлеба!

        - Согласен с тобой! После такого куска мяса весом в три фута и нескольких стаканчиков воды я смогу спокойно прожить до ужина.

        - А мы разве знаем, когда и чем будем ужинать?

        - Конечно! На всякий случай я отложил в сторонку два приличных куска от нашего индюка.
        Наступила тишина, нарушаемая лишь работой крепких молодых челюстей. Так продолжалось примерно пять минут. От жаркого не осталось и следа.
        Приготовление пищи, обед, утоление жажды - все это отняло у наших героев не более получаса. Хорошо поев, друзья заторопились.
        Быстро взнуздав лошадей, они пешком, чтобы легче было искать, двинулись дальше.
        Боб и мустанг с поводком на шее, умные, послушные и верные, шли следом. Жан предусмотрительно замерил точное расстояние от монограммы до уровня земли. Оно соответствовало длине его карабина.

        - Почему так?  - спросил Джо.

        - Я думаю о том, как бы поступил на месте своего бедного отца, если бы ставил эти метки. Я бы нацарапал монограмму на одной и той же высоте, с тем чтобы впоследствии облегчить поиски, в случае если выросшие деревья или кустарники скроют их.

        - Блестящая мысль!
        Ценой огромных усилий и адской усталости друзья продолжали карабкаться по скалистой стене. Так они прошли около одного километра, пристально вглядываясь во все, что было заметно не выше одного метра от уровня земли.

        - Вижу буквы!  - торжествующе воскликнул Жан.  - Смотри!

        - Отлично! Метка на той же высоте, что и предыдущая. Карамба! Мы бы целую неделю искали ее на этой скале.
        Примерно через километр отвесный проем в базальтовой[120 - Базальт - плотная вулканическая горная порода обычно черного цвета.] породе преградил им дорогу. Восемь-девять метров шириной, пятнадцать глубиной и внизу - стремительный водный поток.

        - Что будем делать?  - Джо.

        - Пустяки!  - Жан.  - Наруби с полдюжины стволов длинного бамбука, свяжи в пучок… и перебрось все это через расщелину… Получится мост. Мы пройдем по нему на корточках. А я пока продолжу поиски.
        И молодой ковбой медленно пошел вдоль скалистого берега, пиная ногой изломы, срывая куски зеленого мха, очистив и тщательно осмотрев таким образом около двадцати метров. Внезапно Жан радостно вскрикнул.
        Он опять обнаружил монограмму! На сей раз она была нацарапана плашмя, словно приглашая преодолеть горный поток.
        Жан вернулся к Джо, который как раз заканчивал мастерить переносной мостик, и произнес отрывистым, дрожащим голосом:

        - Браток! После полосы неудач нам сопутствует везение… надо этим воспользоваться. Расседлай и разнуздай коней… Они подождут нас здесь, на воле. Я больше не могу стоять на месте… чувствую, как во мне бурлит кровь. Что-то неумолимо толкает меня вперед. Ты пойдешь следом, как только будешь готов. С помощью лассо переправь наш груз на ту сторону. Понял? Отлично!
        С этими словами наш герой схватил бамбуковый мостик, перебросил над пропастью и сел на него верхом.
        Хрупкое и одновременно громоздкое сооружение прогнулось, но все-таки выдержало. С помощью рук и ног Жан быстро перебрался на противоположную сторону расщелины. Не говоря ни слова, он поднялся и бегом направился дальше. Джо также молча, разинув рот, смотрел на своего друга, подумав, что тот немного не в себе.
        А Жан шел и шел вперед… через какие-то горные обвалы и колючие заросли.
        Больше он не видел монограмм. Видимо, пропустил, оставив где-то позади. Тем не менее Жан все ускорял шаг, убежденный, что вскоре обнаружит нечто очень важное.
        Казалось, ничто не нарушало царившее вокруг безмолвие. Перед ним простиралось безводное, словно выжженное, пространство. Лишь время от времени из-под ног убегали встревоженные ящерицы. Только черные ястребы -пилоты - описывали высоко-высоко в небе свои бесконечные круги.
        Внезапно характер местности вновь изменился. Появилась растительность, выделяясь зеленым пятном на мрачном унылом фоне. Отвесная гора высилась, образуя сверкающую и неприступную стену. До уха молодого человека донесся отдаленный шум водопада. Невольно Жан вскрикнул. С удивлением и радостью он заметил в стене четырехугольное отверстие, размером сто пятьдесят сантиметров на семьдесят.
        Молодой человек остановился и произнес:

        - Несомненно, передо мной дело рук человека… но что это - дверь? Окно? Вход в пещеру? Пока не знаю. Но уже близок к цели… Я это чувствую, не зря так волнуюсь. Вперед и вперед! Но - как?
        Поскольку отверстие находилось на высоте примерно шести метров от уровня земли, подняться туда представлялось нелегкой задачей. Жан озабоченно покачал головой. Но тут же воспрянул духом:

        - Мы поднимемся туда позже, с помощью бамбуковой лестницы!
        В течение нескольких минут он внимательно оглядывался по сторонам. Не найдя ничего нужного для своей цели, ковбой отправился дальше. Пройдя метров сто, Жан неожиданно остановился перед новым отверстием на той же высоте. Оно ничем не отличалось от первого. Но под ним стояла монограмма. Она была едва заметна, однако легко узнаваема для посвященного.

        - Неужели здесь?  - Жан. Его сердце бешено заколотилось.
        Он посмотрел направо от себя и на всем протяжении высокой базальтовой стены увидел множество других отверстий.
        Жан пробежал вперед метров на пятьдесят и остановился, завороженный странной картиной, представшей его взору. На протяжении более двухсот метров темные стены были буквально испещрены прямоугольными отверстиями, образующими подобие этажей. Местами виднелись два, три и даже четыре этажа! Самый нижний - на уровне семи метров от земли и самый высокий - четырнадцати - пятнадцати метров.
        Это выглядело как настоящий воздушный городок, забраться в который можно было б разве что с помощью специальных лестниц.
        Об этом свидетельствовала и конфигурация[121 - Конфигурация - внешнее очертание.] окон.
        Некоторые из них были снабжены небольшими уступами - площадками, к которым и должны бы приставляться лестницы.
        Все больше удивляясь, Жан подумал: «Это, кажется, и есть Орлиное гнездо… труднодоступное и таинственное обиталище, о котором говорится в старой легенде! Да, так оно и есть! Я это чувствую… Именно здесь, ограбленные, преследуемые жадными и жестокими победителями, спрятали свои сокровища последние правители Мексики! И ни пытки, ни смерть не заставили их выдать тщательно оберегаемый секрет - место, где хранятся фантастические богатства! То, что в течение стольких лет не смогли обнаружить искатели, что в течение столетий разбило столько надежд,  - все это нашел ты, о мой дорогой отец!»
        Жан продвинулся вперед. Шум водопада усилился. Примерно в центре этого необычного воздушного городка он увидел нечто вроде низкого свода, как раз на уровне земли. В глубине этого отверстия были слышны рокот и плеск мощного потока воды, который с глухим ворчанием исчезал где-то под землей.
        Радостный крик заставил Жана вздрогнуть. Это был Джо.

        - Ну что, браток? Я вижу, есть новости!  - произнес метис.

        - До чего странно! Мне кажется, что все это - сон.

        - Да, похоже на то! Нам казалось, что мы прекрасно знаем здешние места… Однако ни разу не слышали об этом городке. И индейцы нам ничего не рассказывали.
        Джо тщательно осмотрел стену и добавил:

        - Никакого сомнения! Перед нами Орлиное гнездо. Не хватает какой-то детали, чтобы облегчить поиски. Этажи ведь изолированы один от другого.
        Вдруг он радостно подпрыгнул на месте и крикнул:

        - Караиба! Эта деталь, вот она… как и те, на высоте длины карабина.

        - И там, сверху! Видишь, сверху… огромная, опрокинутая!  - прервал его взволнованный Жан.
        Строго над монограммой, обнаруженной его молочным братом, на уровне верхней части окна второго этажа, Жан заметил две буквы. Они выглядели следующим образом: УЛ.
        И замысел автора ясно проступал из размеров букв и четко выделенной поперечной линией буквы А.
        Джо тотчас все заметил и воскликнул:

        - Нет никакого сомнения, это здесь! Да, здесь надо подняться, войти в то окно и там искать. Для посвященных все очевидно… не так ли, брат?

        - Полностью с тобой согласен! Давай начнем делать легкую и прочную лесенку из бамбука.
        Братьям повезло. Эти гигантские растения в изобилии встречаются в здешних местах. Везде, где достаточно влаги, можно найти великолепные побеги бамбука. Некоторые из них достигают огромной толщины и невероятной высоты.
        Друзья выбрали два приличных экземпляра, быстренько срубили, оставив две части по восемь метров длиной. Затем обозначили места для ступенек с помощью тонких стебельков и скрепили их на стойках молодыми, гибкими и прочными, словно ивовые прутья, веточками.
        Подготовка лестницы заняла примерно два часа. Легко, без всяких усилий Жан поднял ее и приготовился к подъему. Но в раздумье остановился.

        - Послушай, браток! Мы так спешим, что упустили из виду нечто очень важное.

        - Да, я знаю… мы не уничтожили наши следы… веточки бамбука… щепки, листья… все это осталось здесь, на земле. Но уборка заняла бы слишком много времени.

        - А нетерпение буквально пожирает нас. Однако чем больше я об этом думаю, тем больше прихожу к убеждению, что мы ведем себя неосторожно.

        - Ах! Карамба! Вряд ли здесь кто-либо бывает чаще одного раза в десять лет… и кто знает, ступала ли сюда человеческая нога после открытия твоего отца?

        - Нам чертовски не повезет, если кто-то окажется здесь именно в тот момент, когда мы собираемся перерыть сверху донизу Орлиное гнездо… Ладно, идем! Жребий брошен!  - произнес Жан.
        С потрясающей легкостью он поднялся по лестнице на первую площадку. Джо с небольшим факелом из окотового дерева тотчас последовал за ним. Оказавшись на каменном выступе, он потянул на себя лестницу, поднял ее и вновь приставил к стене. Затем друзья один за другим вскарабкались наверх и оказались у окна, над которым красовалась опрокинутая монограмма.
        Наши герои вошли в тесное квадратное помещение, настоящий каменный мешок, откуда с шумом вылетела огромная стая летучих мышей. За первой комнатенкой находилась вторая, затем третья и четвертая. Все они сообщались между собой посредством четырехугольного отверстия, достаточного, чтобы пройти одному человеку.
        Некоторые помещения имели по две дыры. Одна - связывающая множество комнат фасадной части, а другая - огромное число полостей в глубине горы.
        Словом, это была гигантская пещера, сделанная руками человека и оборудованная невероятным количеством отсеков подлинное жилище пещерных людей!
        Жан вынул из сумки индейское огниво[122 - Огниво - приспособление для добывания огня: твердый камушек (кремень) и стальная полоска; ударами их друг о друга высекается искра, от которой загорается близко помещенный трут - высушенный особый гриб или фитиль.], воспламенил его с помощью пучка бамбуковых волокон, которым и зажег факел из окотового дерева.
        Вспыхнуло яркое пламя, и друзья двинулись наугад вперед, переходя из комнаты в комнату и углубляясь все дальше и дальше в горный массив. Однако вожделенных сокровищ не было.

        - Странно,  - немного растерянно произнес Жан.  - Эти клетки как две капли воды похожи одна на другую. Ничто не указывает нам, куда идти.

        - Я сам ожидал время от времени увидеть буквы. Жан на мгновение задумался, затем воскликнул:

        - Кстати! План, о котором говорила мамита… линии, начертанные кровью моего отца на носовом платке, похищенном у него убийцей.

        - Ты прав. Это была схема движения по пещере с указанием местоположения сокровищ.

        - Черт побери! Неужели мы не дойдем до конца!.. Будем бродить словно неприкаянные… десять, пятьдесят раз проходить рядом со сказочными богатствами и затем, отчаявшись, уйдем! Можно было бы перекопать всю гору… работать месяцами! Но время не ждет!
        Едва наш герой произнес это, как совсем рядом послышалось глухое ворчание и затем быстрые шаги. Взмахнув факелом, Жан яростно закричал:

        - Это уже слишком! Мы здесь не одни! Сейчас узнаем, кто это - человек или зверь.
        Он устремился вперед, но Джо обогнал его. Рискуя разбиться о каменные стены или свалиться в пропасть, метис ринулся в погоню. Надо сказать, ему помогал отвратительный запах, с каждой секундой становящийся все более явственным - по нему и следовал Джо.
        Прошло несколько минут, и послышался приглушенный, но радостный возглас метиса:

        - Быстрей! Быстрей сюда! У нас пленник. Подбежав, Жан увидел, как его молочный брат, встав в углу на колени, изо всех сил что-то или кого-то тянул. Впереди высилась сплошная стена. Комната имела только вход. Несмотря на всю драматичность ситуации, Жан, не выдержав, расхохотался. Он узнал знакомый запах енота[123 - Енот - хищник, длина тела до 75 см, хвоста до 25 см. Мех густой, желтовато-серый, весьма ценный. Зверь обитает в лесах.]. А во что же вцепился Джо? Да в хвост, и причем довольно длинный.
        Вся передняя часть хищника исчезла в небольшой круглой дыре, служившей, судя по всему, входом в нору.
        Свободной рукой Жан схватил за лапу и, в свою очередь, потянул упирающегося енота. Упрямец совсем обессилел. Рыча, тяжело дыша и чихая, он выполз наружу.
        Чтобы избежать укуса, Жан ловко прижал лапу животного к его затылку, а Джо в это время лупил его тыльной стороной своего мачете.

        - Итак,  - с горечью произнес Жан,  - мы мучились столько недель лишь для того, чтобы поймать эту вонючую тварь… шли через пустыню… столько страдали и так рисковали… мы… Боже мой! Джо!.. Браток! Я, кажется, схожу с ума… посмотри! Ну погляди же!
        От волнения молодой человек уронил факел, который упал около енота, слегка подпалив мех животного.
        Джо широко раскрыл глаза и принялся скакать на месте, судорожно взмахивая руками, словно потерял разум. Затем сдавленным голосом воскликнул:

        - Золото! Это золото! Енот - сторож… сокровищ… А они здесь! Здесь! Здесь! У меня голова кругом пошла! Браток! Я вне себя! Золото! Только посмотри… потрогай… я его сейчас проглочу!
        Усилием воли Жан овладел собой. Ярко светил факел. Когти, шерсть на лапах, грудь енота были словно посыпаны чем-то желтым, немного тусклым, хорошо знакомым наметанному глазу бывшего старателя.
        Огрызнувшись, животное открыло свою пасть. Язык, зубы, щеки были также усыпаны золотой пыльцой вперемешку с пеной.
        Пока Джо продолжал яростно дрыгать ногами и выделывать немыслимые телодвижения, Жан растянулся на полу, вытянул руку и с трудом, примерно до плеч, протиснулся в отверстие норы. Он нащупал что-то мелкое, шершавое, смешанное с пылью. Сжав пальцы, Жан вытащил руку. Поднял факел и произнес:

        - Да! Это золото… чистейшее золото… вход в нору покрыт им… почти забит…

        - Ты прав,  - ответил немного пришедший в себя Джо,  - ладонь, рукав твоей рубашки по локоть покрыты этой божественной пылью! Если б ты мог целиком просунуться в нору, то вышел бы оттуда сверкающим… словно золотая статуя!

        - Несомненно, эта нора ведет в тайник, набитый золотом. После моего отца здесь обосновались невесть откуда пришедшие еноты. Если б не эта ниспосланная Богом случайность, мы бы ничего не нашли.

        - Что будем теперь делать?

        - Надо расширить вход в нору, чтобы проникнуть туда.

        - Все инструменты остались внизу… я схожу за ними, и мы раздолбаем это отверстие.

        - Спокойно, мой дорогой Джо, спокойно! Выйти отсюда, из этого лабиринта… затем снова найти комнату с норой енота… Я не думаю, что все пойдет как по маслу.

        - Ты прав! Мы столько плутали, пока оказались здесь. Пойдем назад и будем ставить метки… обратный путь окажется легче.



        ГЛАВА 9


        ПУТЬ ЧЕРЕЗ ЛАБИРИНТ.  - ПЯТНО ОТ ДЫМА.  - НЕРВНАЯ, НО НУЖНАЯ РАБОТА.  - ПУТЬ ОТКРЫТ.  - СОКРОВИЩА.  - ЗОЛОТАЯ ЛИХОРАДКА.  - ФАНТАСТИЧЕСКОЕ КОЛИЧЕСТВО ЗОЛОТА И ДРАГОЦЕННЫХ КАМНЕЙ.  - ПОЛНЫЕ КАРМАНЫ.  - ВОЗВРАЩЕНИЕ.  - ИЗЛИШНИЕ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ.  - ОТПЕЧАТОК БОСОЙ СТУПНИ.
        Как и предполагал Железный Жан, выйти из этого лабиринта оказалось не так-то просто. Во-первых, надо было найти путь к выходу, во-вторых, пометить его таким образом, чтобы вернуться назад.
        Если бы вход и выход из каждого отсека проходили по прямой линии, все было бы просто. Наши герои шли вперед, никуда не сворачивая, словно по аллее.
        Но при возвращении все оказалось иначе.
        Представьте себе одну из хитроумных головоломок, предлагаемых иллюстрированными журналами своим наиболее смышленым и проницательным читателям. Это нечто очень сложное, состоящее из линий, которые пересекаются, возвращаются к исходной точке, упираются в тупики, вновь начинаются и так далее.
        Даже на бумаге очень утомительно разобраться в этих хитросплетениях. А в жизни - просто пытка. Вспомните по этому поводу ледяной лабиринт, в павильоне оптики на Всемирной выставке в 1900 году.
        Примерно такую же головоломку предстояло разрешить и братьям. С той лишь существенной разницей, что все происходило не ради игры, а ставками были богатство, месть, честь и даже жизнь!
        Некоторое время друзья безуспешно пытались что-либо предпринять.

        - Слушай, браток,  - предложил Джо,  - а если я попробую своим мачете обозначить черточки над каждым входом?

        - Давай дерзай!  - раздраженно бросил Жан. Однако каленая сталь оставляла едва заметную линию на окаменевшей поверхности стены.

        - Нет, это слишком долгая работа,  - раздосадовано сказал Джо,  - и потом, мы замучаемся искать эти черточки на обратном пути!

        - И все-таки надо искать выход,  - произнес Жан, высоко держа факел, чтобы метису было удобнее при его свете долбить стену.
        Затем он машинально поднял голову и вскрикнул:

        - Отлично! Нам, кажется, везет. Фортуна на нашей стороне.

        - В чем дело?
        Пальцем Жан показал на стену, где виднелось темноватое пятно от сжигания смолистого дерева. Джо тут же понял и радостно произнес:

        - Блестящая идея и, главное, очень практичная.

        - Еще бы! Достаточно поднести огонь к перемычке каждой двери… после чего остается надежная, хорошо заметная метка в виде темного пятна.
        Выставка - международная торговая ярмарка, где были представлены новейшие достижения во всех областях науки, культуры, производства того времени.

        - И, продвигаясь вперед, оставлять их на каждом входе и выходе.

        - Идем!
        И начался изнурительный поход по лабиринту. Неудачное начало, возвращение назад, пересечения, тупики, вновь поиски правильного направления, уничтожение ставших ненужными меток! Было от чего потерять голову!
        Запыхавшиеся, истекающие потом, усталые и разбитые, наши герои начали отчаиваться. Эта игра в кошки-мышки длилась уже три часа!
        Внезапно впереди показался свет: это был вход! Друзья радостно закричали:

        - Ура! Свет! Свобода!
        Потушив факелы, они высунулись наружу. Ничего подозрительного. Жан и Джо осторожно, с этажа на этаж, спустились на землю. Затем не мешкая они направились за вещами, спрятанными Джо в укромном месте, и вскоре вернулись назад, каждый неся свой мешок.
        Продукты, оружие, снаряжение и, конечно, кирка - основной инструмент для добычи сокровищ. Осталось запастись водой, ее понадобится много во время работы там, наверху. К счастью, рядом находился источник, невидимый и бурлящий, но доступный благодаря отверстию в скале. Друзья наполнили свои бурдюки[124 - Бурдюк - мешок из цельной (снятой «чулком») шкуры лошади, барана, козы; используется для хранения жидкостей или, при надувании воздухом, для переправы через реки.] емкостью шесть-семь литров, затем уложили все вещи в два небольших мешочка.
        Привязав к поясу конец лассо, Жан стал подниматься первым. Кожаная веревка была очень длинной. К другому концу, оставленному на земле, Джо привязал мешочек. Взобравшись на второй этаж, молодой человек затем поднял груз.

        - Осторожно! Теперь ты…
        Следовало опустить лестницу, чтобы, в свою очередь, смог подняться Джо. Когда же это кончится! Нетерпение Жана росло. Фу, наконец-то! Джо присоединился к своему другу, а лестница осталась на старом месте, между первым и вторым этажами.
        Не мешкая, даже не поев, друзья отправились в отсек, где находился вход в хранилище сокровищ.
        Волнение, возрастающее с каждым мгновением, взбадривало наших героев, придавая им новые силы и толкая вперед. Запасы окотового дерева были велики, и поэтому на освещении факелами они могли не экономить. А это являлось главным. Благодаря оставленным меткам друзья быстро и без всяких затруднений добрались до места.
        Вооружившись железной киркой, Жан тотчас, засучив рукава, принялся за работу.
        Он с отчаянной силой начал долбить отверстие в неподатливом камне.
        Напрасные усилия! Хорошо, если ему удавалось отбить маленький кусок прочнейшего гранита! Джо, раздосадованный, стоял рядом, держа в руке факел.

        - Ах, не везет, черт побери!  - метис.  - Так мы будем работать целый месяц! И прежде, чем чего-либо добьемся, сломаем кирку.

        - Какие же мы с тобой идиоты! Надо было взять с собой динамит.
        Однако мало-помалу кое-где в стене вдруг с легкостью стали откалываться большие куски камня. Это было нечто вроде застывшего красноватого цемента, которым был полностью отделан вход в нору.
        Нагнувшись, чтобы лучше увидеть, Жан удивленно воскликнул:

        - Здесь плита! Смотри, Джо… она с четырех сторон покрыта цементом… один из углов был отбит, а затем заделан довольно свежим раствором.

        - Все ясно!  - воскликнул Джо.  - Это дело рук твоего отца… Вероятно, он каким-то образом выбил этот кусок плиты, с тем чтобы проникнуть в нору… затем, уходя, заделал отверстие.

        - Ты прав! Именно так… поражаюсь: какая сила, какая находчивость… ведь он был один и со всем справился.
        Как раз когда молодой человек произносил эти полные нежности слова, кирка полностью вошла в расщелину. Почувствовав сопротивление, Жан изо всех сил напрягся. Каменная глыба стала поддаваться, что-то не то хрустнуло, не то треснуло. Собрав остатки сил, Жан еще более уперся. От напряжения, казалось, вот-вот лопнут мышцы. Пот ручьем струился по лицу. Последний рывок.

        - А-а-а! Черт возьми!
        Под действием мощнейшего напора каменная глыба отделилась от стены. В тот же миг Жан больно ударился о плиту.
        А блок подкатился прямо к ногам пораженного Джо. На месте плиты метис увидел отверстие диаметром пятьдесят сантиметров.
        Жан между тем поднялся и радостно вскричал:

        - Проход открыт! Сокровища наши!
        Он поднял кусок окотового дерева, зажег его о факел Джо и изо всех сил бросил в отверстие.

        - Пламя не гаснет… значит, там можно дышать. Идем… я пойду первым.
        Выдвинув ноги вперед, Жан протиснулся в пролом, поцарапавшись об острые камни, и оказался в довольно большом помещении, высотой примерно два метра.
        Он поднял горевший кусок окотового дерева и хриплым изменившимся голосом позвал Джо:

        - Браток! Быстро! Иди сюда! Не верю своим глазам! Я схожу с ума!
        Метис ловко проскользнул в отверстие. Увидев бледного в красноватом свете факела Жана, он огляделся и спокойно произнес:

        - Да, это и есть те самые сокровища…
        По правде говоря, Джо был разочарован.
        Сказочное богатство, огромное количество золота, неисчерпаемые сокровища, из-за которых погибло столько людей! И что же? Это воплощение знаменитой легенды, на протяжении целых веков ласкавшей слух целых поколений, оставило его абсолютно равнодушным.
        Золото ценится тем, что на него можно приобрести. А желания Джо, его мечты, устремления оставались по-детски простыми.
        Жан, многое повидавший, вкусивший прелести цивилизации и потому знавший о ее неисчерпаемых потребностях, удивился при виде своего несколько заторможенного друга, беспомощно хлопающего ладонями по бедрам в надежде изобразить искусственный энтузиазм.

        - Слушай, браток,  - со сверкающим взором и изменившимся лицом обратился он к Джо,  - посмотри на все это! Груды золота… драгоценные крупицы… кучи золотой пыли… слитки, уложенные аккуратно, словно кирпичики… Ты знаешь, что каждый из этих кое-как уложенных и скрепленных ящиков содержит целое состояние?
        Большие, великолепно сохранившиеся, деревянные лари стояли в два параллельных ряда в двух метрах друг от друга.
        Жан, держа факел в руке, возбужденный, дрожащий, начал считать охрипшим голосом:

        - Один!.. Два!.. Три!.. Четыре!.. Пять!
        И еще, еще! Он продолжал считать, хмелея от цифр и все более теряя голову при виде этого потрясающего воображение зрелища.

        - Двадцать восемь!.. Двадцать девять!.. Тридцать! Тридцать ящиков!.. И в каждом самое меньшее одна тысяча килограммов самородного золота, то есть три миллиона…
        Итого, более девяноста миллионов франков[125 - Франк - денежная единица Франции, равная ста сантимам. Введен с 1799 года вместо ливра.]!
        Джо по-прежнему оставался бесстрастным.
        Дело в том, что самородное золото - совсем не то, что отлитые из него монеты и особенно ювелирные изделия. Оно не так завораживает.
        Самородное золото - тусклое, без блеска, словно закопченное. Золотоносный песок - жесткий, сухой и шероховатый. Драгоценные крупинки бывают неправильной, даже причудливой формы. А самородки - довольно тяжелые, необработанные, шершавые.
        Наконец Джо до странности спокойным голосом ответил:

        - Ты знаешь, браток, я счастлив оттого, что вижу тебя таким радостным… полностью разделяю твои чувства. А мне вполне достаточно хорошей лошади, винтовки, теплого солнца, бесконечного простора…
        Но Жан его не слышал. Он ходил взад-вперед, смотрел, восхищался, ахал от упоения, размахивал руками, вновь останавливался.
        Вдруг молодой человек громко вскрикнул. Вожделение сменилось искренним восторгом. Он только что заметил еще один, последний ящик, гораздо меньший по размерам, чем другие, и остававшийся до сих пор невидимым в темном углу.
        Внезапно в полумраке, в ослепительном блеске, вспыхнули самых различных видов и форм драгоценные камни.
        Бриллианты, сапфиры, топазы, рубины, изумруды, гранаты, бирюза, опалы, аметисты… В совершенно неописуемом сказочном беспорядке их лежало там много-много тысяч штук.
        Часть этих великолепных камней была необработанна, другая отделана индейцами, оказавшимися на поверку искусными ювелирами. Шлифовка отличалась мастерством и изумительным вкусом.
        Прежде всего это относилось к изумрудам. Несомненно они имели то же самое происхождение, что и камни, которые Эрнан Кортес отказался подарить самому Карлу V[126 - Карл V (1500 -1558) - император «Священной Римской империи германской нации» (1520 -1556) и испанский король под именем Карла I (с 1516 года).] и которые могли успешно соперничать с ними по красоте и блеску.
        Свободной рукой Железный Жан зачерпнул горсть камней, затем разжал ладонь. При свете факела в ящик полился тоненький, сверкающий, огненный ручеек.
        Внезапно восхищение, восторг пропали.
        Отец!
        Память о страдальце молнией пронеслась в голове молодого человека, заставив учащенно забиться сердце.
        Семнадцать лет назад, отовсюду изгнанный, оклеветанный, несчастный, его отец испытывал такое же нервное возбуждение. Он нашел огромное богатство! Те же чувства, надежды взбудоражили его душу, когда пальцы сжимали драгоценности древних индейских правителей.

        - Отец!  - Жан тихим, проникновенным голосом.  - Отец! Прости, что я поддался этому очарованию, такому естественному и по-человечески понятному. До настоящего момента я презирал богатство. И если на мгновение потерял голову при виде этих сокровищ, которые ты - храбрая и нежная душа - страстно желал донести до нас, то только потому, что они позволят мне завершить твое дело! Да, при помощи этого золота я смою с твоей памяти незаслуженный позор… отомщу за твою смерть и верну роду Вальдесов честное имя, похищенное у него подлыми клеветниками.

        - Вот это по-нашему, дорогой брат,  - с повлажневшими глазами и дрогнувшим голосом сказал Джо.  - Такое использование богатства мне подходит. Я также чувствую в себе твое возбуждение и охотничий азарт. Что будем теперь делать?

        - То, что сделал мой отец семнадцать лет назад. Возьмем с собой содержимое маленького ящика и немного золота. Ты же знаешь, что драгоценные камни имеют потрясающее свойство: в малом объеме они заключают огромное богатство.

        - Все понятно!
        Пригоршни камней перекочевали в карманы старателей. Затем друзья аккуратно заложили осколками вход в нору и пошли вперед, унося с собой труп енота.
        Благодаря оставленным меткам, наши герои быстро продвигались к выходу из горы. По дороге Железный Жан наметил план дальнейших действий. И уже перед тем, как спуститься вниз, он остановил Джо:

        - Браток! Я тебе хочу сейчас же, немедля сообщить нечто важное… Неизвестно, кто из нас останется в живых, со мной всегда может случиться несчастье.

        - Вот это да! Что за разговоры… ты рожден, чтобы жить сто лет!

        - Очень на это надеюсь! Но тем не менее послушай меня. Необходимо как можно быстрее забрать отсюда и спрятать в надежном месте найденные сокровища… Это будет непросто. Прежде всего должен признаться, что совершил глупость, отказавшись от услуг Быстрого Лося и его людей. Их много, это бесстрашные и преданные воины. Они были бы нам хорошей подмогой и неподкупными сторожами.

        - Ты прав!

        - Надо срочно их найти… и это мы сделаем в первую очередь. Потом, может быть, ты останешься с ними здесь… посмотрим. Что касается меня, то я немедленно еду в Мексику. Продам часть камней, приобрету легкие и прочные повозки, достаточное количество мулов, закуплю продукты и все это в железнодорожном вагоне отправлю до ближайшей отсюда станции: Мапими или Перональ. На повозки затем будет погружено золото… при необходимости наши бесстрашные краснокожие сопроводят бесценный груз. Вся операция должна быть проведена быстро и в глубочайшей тайне.

        - Да, брат, в первую очередь в глубочайшей тайне…

        - У тебя есть какие-нибудь замечания?

        - Нет, браток, все ясно. Твой план представляется мне разумным, и мы его еще обсудим, пока будем искать краснокожих.

        - Отлично! Тогда вперед.
        Вначале друзья сбросили на землю енота и затем не спеша, с помощью лестницы сами спустились вниз.

        - А теперь,  - сказал Джо,  - надо уничтожить малейшие следы нашего пребывания здесь.

        - Ты прав! Это очень важно… даже если нам придется затратить целых два дня. Что делать с лестницей? Можно было бы ее сжечь, а пепел развеять по ветру. Но это займет много времени. К тому же от костра появится дым.
        Жан поступил иначе. Он разрубил лестницу на части и закинул их в пропасть, образованную внутренним водопадом.
        После этого друзья принялись с упорством краснокожих собирать листья от бамбука, ветки, щепки, бросая все в водный поток.
        Затем они занялись уничтожением отпечатков своих ног.
        Какое долгое, неблагодарное и трудное занятие! Надо было на четвереньках двигаться назад, возвращая земле первозданную нетронутость.
        Наши герои справились со своей задачей с неподражаемой ловкостью. Они уже поздравляли себя с быстрой и успешной работой, когда Жан внезапно вскочил, словно задел рукой коралловую змею. Его щеки страшно побледнели, а из горла вырвался приглушенный хрип. Судорожно, согнутым пальцем он показывал что-то на земле, совсем рядом, как раз между двумя ямками, оставшимися от стоек бамбуковой лестницы.
        Озадаченный Джо подошел ближе, посмотрел и, в свою очередь, побледнел так, словно вот-вот потеряет сознание.
        Яростно выругавшись, он воскликнул:

        - След! След босой ноги! Хоть бы дьявол распял душу ее обладателя!

        - Да, это отпечаток, который я узнаю из тысячи других,  - сказал ошеломленный, несмотря на свое бесстрашие, Жан.  - След, оставленный босой ногой мерзавца, пытавшегося застрелить меня в Жаралито, в домике мамиты.

        - Выходит, он добрался сюда и, пока мы были наверху, следил за нами… может быть, даже подслушивал и затем благополучно исчез!

        - Теперь мы не одни… наши меры предосторожности уже ни к чему, тайна сокровищ известна врагу!

        - Но кто это? Честное слово, дал бы руку на отсечение, лишь бы узнать кто!

        - Все позволяет думать, что это убийца моего отца!

        - Андрее?

        - Да, Андрее! Наш злой гений.



        ГЛАВА 10


        БОСАЯ НОГА.  - ВОЗВРАЩЕНИЕ.  - ЗВУКИ БОЯ.  - БЕГЛЕЦ.  - ОПЯТЬ АНДРЕЕ.  - ГАРРИ ДЖОНС.  - НАД ВОДНЫМ ПОТОКОМ.  - НА ДНЕ ПРОПАСТИ.  - СПАСТИ СВОЕГО СОПЕРНИКА.  - ОТЧАЯНИЕ ДЖО.  - БЕЗУМНАЯ ГОНКА.  - ТА, КОТОРУЮ НЕ ЖДАЛИ.  - КАПИТАН МАЙК.  - СЫН ПАЛАЧА!
        След, оставленный босой ногой, произвел на наших героев ужасное впечатление. Они даже почувствовали легкий озноб. Ясно, конечно, что враг был один и не осмелился бросить вызов двум испытанным бойцам. Но куда он направился? И, кто знает, быть может, негодяй спрятался где-либо поблизости! Нацелив на них оружие, ждет удобного случая, чтобы спокойно расстрелять Жана и Джо… Молодые люди интуитивно почувствовали опасность уже в первые секунды после осмотра следа. Однако Жан вдруг задумчиво спросил:

        - Но скажи, зачем же Андресу ходить босиком?

        - О! Все очень просто,  - ответил Джо.  - Мерзавец не хочет, чтобы мы его узнали, рассчитывает нас обмануть. Его цель - заставить нас думать, что он все еще там, в разграбленном имении дона Бласа.

        - Что ж, вполне возможно.

        - К тому же я помню рисунок подошвы его сапог и даже мокасин и отпечаток, которые они оставляют… и ему об этом известно… Вот почему он разулся, шпионя за нами!

        - Ты совершенно прав!

        - А след, который мы обнаружили, что является для него совсем нежелательным, он просто не успел стереть, так как должен был бежать, поскольку ты и я буквально шли за ним по пятам.

        - Все верно!

        - Кстати, совершенно бесполезно пытаться его преследовать. Маскируясь в каменных обвалах, он наверняка убежал и уж конечно не оставил за собой никаких следов.
        Продолжая таким образом беседовать, друзья, используя складки местности, прячась за скалами, кустарником и в небольших оврагах, осторожно, подобно краснокожим, уходили прочь от Орлиного гнезда. Невидимые для постороннего глаза, пробираясь ползком на локтях и коленях, они направлялись к расщелине, на дне которой грохотал стремительный водный поток. При мысли о лошадях нашими героями овладел смертельный страх.
        Они боялись, что бесстрашные животные были либо захвачены, либо убиты врагом, дабы оставить их одних в этой огромной пустыне.
        Внезапно какой-то отдаленный шум заставил вздрогнуть друзей. Сухие, трескучие хлопки пронеслись вдоль отвесной стены хребта.
        Натренированный слух наших героев в очередной раз не ошибся.

        - Выстрелы из винчестера!  - произнес Жан.

        - Там что-то происходит,  - добавил метис.
        Вслед за первым раздался очередной, еще более мощный и громкий залп. Стреляли непрерывно и из оружия большого калибра.

        - Ружейные выстрелы! Из мексиканских ружей,  - продолжил Жан. Его беспокойство возрастало.

        - Судя по шуму, их не меньше пятидесяти человек.

        - Ты прав, нам не везет. Никогда посреди этой пустыни не было столько людей.
        Друзья ускорили шаг и вскоре оказались перед зияющей трещиной, перегородившей им дорогу. Внизу, на глубине десяти метров, крутилась, кипела и билась о гранитные берега вспененная вода.
        Как преодолеть эту пропасть? На всякий случай братья поднялись на вершину скалы, чтобы оттуда, поверх кустарника, обозреть местность. Невдалеке на песке они заметили две группы яростно дерущихся людей.
        Одна, не столь многочисленная, насчитывала дюжину мужчин. Другая - по крайней мере, сорок человек. Все были верхом на лошадях.
        Они находились примерно на расстоянии полутора километров от расщелины.
        Несмотря на дым, Жан и Джо смогли разглядеть их одежды.

        - Янки и мексиканцы! Я был в этом уверен!  - Жан.

        - Ты не ошибся: винчестеры против ружей!
        Облаченные в серое, янки образовали компактную[127 - Компактный - плотный, сжатый.] группу, которая, несмотря на отчаянное сопротивление, таяла буквально на глазах. Мексиканцы, в более темных одеждах, непрерывно кружили вокруг американцев, все более сужая кольцо и расстреливая противника в упор.
        Сам не зная почему, Жан почувствовал, как сжалось его сердце. Конечно, в этом районе находилось много американцев. Но молодой человек подумал невольно в первую очередь о людях Гарри Джонса, которые своевременно вмешались и спасли имение дона Бласа.
        И эта мысль, соединившись с думой о любимой Хуане, больше его уже не покидала.
        Джо услышал, как Жан глухо пробормотал:

        - Если это действительно они! В таком случае… Откуда они здесь?.. Что случилось там… несчастье?
        Неподвижные тела продолжали между тем устилать землю, осиротевшие лошади с болтающимися стременами уходили в панике бешеным галопом прочь. Одна из них, испугавшись чего-то и захрапев, на мгновение остановилась перед большим кустарником. Там находился человек. Босой, с непокрытой головой, он выскочил из своего укрытия, схватил коня под уздцы и запрыгнул ему на спину.
        Мексиканцы шумно приветствовали его, а тот, гарцуя на еще не пришедшем в себя скакуне, присоединился к своим товарищам.
        Джо узнал хитроумного шпиона, непримиримого и опасного врага, который, чуть опередив их, вторично ускользнул от возмездия братьев.
        Метис выругался и приставил карабин к плечу.

        - Андрее! Ух!.. Негодяй… погоди немного!

        - Не стреляй!  - Жан.  - Не стреляй, он слишком далеко!
        Несмотря на это благоразумное предостережение, Джо выстрелил. Ненависть помутила ему рассудок, и он забыл об осторожности. Метис взглядом проводил свою пулю.
        Кажется, впервые великолепный стрелок промахнулся. Сжав кулаки, он прорычал:

        - Дьявол! Ты был прав… Мерзавец слишком далеко, а выстрел только обнаружил нас. Какой же я болван, что не смог удержаться!

        - Ладно! Рано или поздно нам еще представится случай.
        Тем не менее этот неожиданный выстрел и просвистевшая следом пуля на мгновение вызвали растерянность среди наступавших. Всего лишь на мгновение, которое американцы - лихие и решительные парни - попытались использовать со всей выгодой для себя. В большинстве раненые, понесшие большие потери и такие страшные в своем отчаянии, они устремились на мексиканцев и, прорвав окружение, помчались туда, откуда прозвучал выстрел. Кто знает? Может быть, там спасение!

        - Браток, внимание!  - произнес Жан.  - Мы повторим твой маневр, который спас меня и мою дорогую Хуану, когда нас собирались схватить индейцы.

        - Понял! Ты откроешь огонь справа, я - слева. И посмотрим, как запрыгают эти мексиканцы! Идем, укроемся в камнях.

        - Огонь!  - Железный Жан.
        Два выстрела наших героев слились в один звук. Два мексиканца, сраженные на полном скаку, выронили оружие, закачались, перевернулись в седле и упали под копыта лошадей.

        - Андрее… где этот Андрее?
        Джо напряженно вглядывался в скачущих людей.

        - Огонь! Стреляем произвольно! Самое время! Новый залп, и еще двое мексиканцев рухнули за землю. Смешавшись, обе группы всадников находились уже не более чем в пятистах метрах от наших героев. Обозленные мексиканцы открыли бешеный огонь по американцам.
        Они хотели во что бы то ни стало уничтожить янки и потому не жалели пуль.
        Несчастных беглецов настигала гибель буквально на глазах. Вот их всего четверо… трое… двое…
        Разумеется, Андрее и его бандиты дорого заплатили за эту победу. Жан и Джо расстреляли магазины своих автоматических ружей и уничтожили немало мексиканцев. Но у тех, увы, было численное преимущество, и белые вот-вот будут полностью уничтожены.
        Остался последний беглец, настоящий гигант, прекрасно сложенный, с непокрытой головой и в рваной одежде. Его лошадь, вся в белой пене, с развевающейся по ветру гривой и широко раздутыми ноздрями, резко увеличила скорость и сумела значительно оторваться от преследователей.
        Американец дрался до конца, защищая своих товарищей. Теперь же, оставшись один, он бежал, выжимая из животного последние силы.
        Уже несколько раз в него стреляли, но никак не могли попасть. А он уходил все дальше и дальше… Внезапно Жан всем телом содрогнулся. В этом всаднике, преследуемом остервенелой бандой, в этом человеке, находившемся в отчаянном положении, Жан узнал Гарри Джонса, американского миллиардера, своего соперника!
        Тот вихрем мчался к пропасти… к невидимой ему стремнине, которая грозно и глухо рычала между двумя отвесными стенами глубокой впадины. Позади - мексиканцы, впереди - также верная смерть. А он скачет и скачет, ничего не подозревая!

        - Несчастный! Ему конец!  - пробормотал Жан, внезапно охваченный глубоким состраданием.
        Как спасти своего соперника? Да, спасти! Это слово прекрасно характеризовало благородную душу молодого человека. В течение какой-то доли секунды он пережил недавнее прошлое. Такое доброе и жестокое: восстание в имении дона Бласа, Хуана и ее божественная красота, освещающая все вокруг. Потом тот же Гарри Джонс… его ухаживания за молодой женщиной… грубый ультиматум[128 - Ультиматум жесткое требование, сопровождающееся какой-либо угрозой.] дона Бласа, приведший его, бедного Жана, в отчаяние… Затем вновь волнующий лик и ее слова: я ваша невеста…
        И этот Гарри Джонс сейчас умрет… этот миллиардер, молодой, храбрый, великолепный! Именно за него дон Блас хотел выдать свою дочь.
        Но ни на секунду не появился в душе Жана соблазн - не препятствовать судьбе поступить по-своему.
        Будь что будет, он попытается спасти Гарри Джонса!
        Голос Джо заставил его вздрогнуть:

        - Черт побери! Патронов больше нет! Они остались там, в мешках.
        А Гарри уже всего в шестидесяти метрах от пропасти. Жан порывисто поднялся, выскочил из-за своего укрытия. Он побежал к расщелине и, подняв карабин с пустым магазином, остановился на самом видном месте. Несколько раз Жан сделал знак рукой, ясно давая понять всаднику, чтобы тот свернул налево. Затем, набрав полные легкие воздуха, крикнул:

        - Налево!.. Ради вашей жизни!.. Налево! Неужели Гарри не понимает? Или не слышит? Или его лошадь взбесилась?
        Как бы там ни было, американец стремительно приближался к пропасти. И лишь когда до нее оставался десяток шагов, Гарри заметил расщелину.
        Слишком поздно! Слишком поздно, чтобы свернуть. Гарри это прекрасно понял, однако, как человек хладнокровный, решил играть ва-банк. Узнав Железного Жана и уловив смысл его слов, он резко пришпорил коня и поднял его на дыбы.
        Лошадь, прекрасное животное из Техаса, совершила потрясающий прыжок над стремниной. Жан, судорожно застыв на месте, с потным лицом и остановившимся сердцем, увидел ее летящей в воздухе. Каким-то чудом передние копыта животного достигли противоположной стороны. В отличие от мексиканских лошадей, у коня Гарри на ногах были металлические подковы.
        Животное зацепилось за гранитный выступ. Раздался глухой скрежет, и из-под копыт вылетел сноп искр. Чувствуя, что вот-вот сорвется и полетит в пропасть, конь заржал, бросил вниз сумасшедший взгляд…
        Прошло всего несколько секунд.
        Оказавшись над бушующим водным потоком, Гарри только и успел крикнуть:

        - Спасибо! Прощай, Жан!
        Потом еще что-то. Но Жан, окаменев от ужаса, уловил лишь имена дона Бласа и Хуаны.
        Лошадь и всадник полетели в пропасть. Бедное животное наткнулось на какой-то выступ, который буквально проткнул его, а Гарри, вылетев из седла, упал в бушующий поток. Оглушенный, он тут же исчез в водовороте.
        Жан, смотревший вниз, заметил, как американец конвульсивно замахал руками. Затем его голова вновь на секунду появилась над вспененной водой. И Жан услышал душераздирающий крик:

        - Ко мне! На помощь!
        Этот бессознательный, скорее инстинктивный вопль бесстрашного и сильного человека, умирающего в расцвете сил, мрачным эхом отозвался посреди глухого рычания стремнины. И, содрогнувшись до глубины души, Жан не смог устоять перед этим отчаянным зовом. Рывком поднявшись, он приметил место, где исчез Гарри, и затем решительно бросился в воду.
        Мексиканцы, преследовавшие беглецов, разумеется, знали о существовании пропасти. Остановившись в пятидесяти метрах от расщелины, с видом людей, полностью выполнивших свою жестокую миссию, они громко расхохотались при виде этого трагического финала беспощадной схватки.
        События развивались столь стремительно, что Джо не успел даже вмешаться. Метис лишь вздрогнул всем телом, увидев, как Жан, его друг, брат, единственный человек после матери, которого он любил, словно сумасшедший, кинулся в пропасть.
        Джо выскочил, в свою очередь, из-за кустарника, и его все увидели.
        Мексиканцы тотчас открыли огонь. Джо мгновенно бросился на землю. Пули со свистом пролетели над головой. Затем метис вновь вскочил на ноги и с проворством косули[129 - Косуля - разновидность оленей. Длина тела до 150 см, высота в холке до 100 см, вес до 55 кг. Быстро бегает, проворна, ловка. Объект охотничьего промысла (в большинстве мест запрещенного).] устремился к краю пропасти.
        Он думал только о Жане и, посмотрев на вспененный поток, произнес:

        - Это правда, что Жан плавает словно кайман! Но река несется, точно лошадь в галопе… Он разобьется о скалы… И потом, куда прыгать?
        Бросившись вдоль обрыва, Джо машинально схватил карабин и лассо. Так поступают настоящие искатели приключений! Правда, патронов не было, и карабин представлял ценность не большую, чем обыкновенная палка. Вряд ли понадобится и лассо, разумеется, если он не догонит /пана…
        Джо ускорил шаг, напряженно всматриваясь в бушующий поток. Он страшился даже думать, что Жан уже, может быть, мертв.
        Вскоре вдоль края пропасти стали появляться первые препятствия: чахлые кустарники посреди камней, скалы.
        Мексиканцы продолжали время от времени стрелять, правда безуспешно. Что было вполне естественно: трудно поразить цель, находясь верхом на скачущей галопом лошади.
        Тем не менее они мало-помалу сокращали разрыв, следуя по параллельному маршруту.
        Разгадав их маневр, направленный на то, чтобы отрезать ему дорогу, Джо пробормотал:

        - Как только доберусь до кустарника, я спасен!
        Вот наконец и растительность. Укрывшись за кустом, Джо ползком добрался до края пропасти и посмотрел вниз.
        А там, на глубине тридцати футов, по-прежнему несся желтоватого цвета бурлящий и грохочущий водный поток.
        Немного дальше расщелина резко поворачивала в сторону. Джо показалось, что он увидел нечто темное, стремительно летевшее вперед по воле волн.
        Скорость течения помешала метису распознать этот предмет, вскоре исчезнувший за излучиной, образуемой руслом горной реки.
        Это обстоятельство тем не менее придало Джо надежды и силы. Поднявшись, он ринулся вперед, не обращая внимания на густой кустарник и каменные развалы. Рельеф местности значительно облегчил ему задачу. Практически не мешая Джо, различного рода препятствия существенно замедлили продвижение мексиканцев.
        Крутые откосы выросли с обеих сторон. Бурный поток вошел в узкую горловину и устремился дальше. Всадники были вынуждены остановиться. А Джо, ловкий и быстрый, словно серна, проворно прыгая с камня на камень, быстро ушел вперед, и вскоре уже ничто ему не угрожало.
        Он карабкался по крутым пересекающимся тропинкам, то удаляясь, то приближаясь к стремнине. Потный, с лицом, сожженным солнцем, проявляя чудеса выносливости и энергии, метис шел все дальше и дальше.
        Несмотря ни на что, он продолжал надеяться!
        Наконец Джо достиг наивысшей точки хребта. Вот уже более двух часов он без устали бежал и бежал, преодолевая тысячи препятствий.
        Теперь надо было спускаться вниз. Рискуя сломать себе шею, метис отчаянно устремился вперед, за каких-нибудь двадцать минут преодолел противоположный склон и, оказавшись у воды, громко, словно сумасшедший, издал вопль.
        От радости?.. Отчаяния?.. Этого Джо пока не знал. Но он издали заметил нечто такое, от чего потерял голову.
        Внезапно, преодолев горловину, поток расширился. Теперь он медленно катил свои воды вдоль пологих берегов и впадал в озеро, мирно светящееся посреди песков, словно изумруд, оправленный в серебро.
        На противоположном берегу стояла группа людей - примерно дюжина мужчин в одежде горнорабочих и женщина, склонившаяся над двумя неподвижно лежащими на песке телами.
        Они были примерно на расстоянии пятидесяти метров. При виде этой женщины в обычном деревенском платье у Джо застыла кровь в жилах.
        Новый вопль вырвался из его уст:

        - Мамита!.. Дорогая мама!.. Это я… я… твой Хосе!
        Бросив карабин и лассо, метис бросился в реку. И если Жан плавал словно кайман, то он, Джо, плавал не хуже морской свинки.
        Ему ответили с противоположного берега. Женщина поднялась, раскрыв объятия, и, заикаясь, произнесла:

        - Хосе!.. Мой дорогой… моя любовь… мой мальчик…
        Несколько энергичных взмахов руками, и молодой человек, преодолев реку, весь мокрый, вне себя от радости, бросился на шею матери. Та, потеряв голову от счастья и нежности, зарыдала.

        - Мамита! Ты здесь! Какое блаженство! Но Жан?.. Мой бедный Жан?

        - Успокойся, он жив,  - промолвила сияющая мать, показав на двух мужчин, лежащих на песке.  - Он открыл глаза, узнал меня. Именно в этот момент я увидела и тебя.
        Такой близкий, еще слабый и вместе с тем отчетливый голос заставил Джо подскочить. Это был голос Жана.

        - Мамита… мой добрый ангел!.. Джо… мой любимый брат!
        Энергично растиравшие Жана горнорабочие отошли в сторону. С бьющимся сердцем и глазами, полными слез, женщина присела на корточки, положила к себе на колени голову Жана, нежно его поцеловала и тихим, прерывающимся от рыдания голосом, произнесла:

        - Видишь ли, сынок, я хорошо знала, что должна была прийти… это выше моих сил… я чувствовала, что мои дети в опасности… и я пошла… И вот я здесь… вы живы… и слава Богу!

        - Спасибо, мамита! Спасибо, моя вторая мама! А мой спутник… тот, которого я, к счастью, вырвал из лап смерти?..

        - Да, извини, дорогой… на радостях я забыла о нем.
        Один из рудокопов вылил в рот Гарри целый стакан агвардиенте. Вздрогнув, словно от прикосновения к находящемуся под электрическим напряжением проводу, молодой человек зашевелился и открыл глаза.
        Пережив страшное падение, чудом не утонув, он посмотрел на окружавших его людей, узнал бесстрашных героев и произнес:

        - Вы любите друг друга, словно два брата… я обязан вам жизнью… примите меня… я буду третьим братом…
        Гарри приподнялся и протянул им дрожащие руки, чтобы пожать крепкие ладони Жана и Джо.
        Услышав его голос, мамита побледнела, затем вздрогнула, как будто ее настиг удар в самое сердце.
        Она пристально, с расширенными от ужаса глазами посмотрела на этого молодого человека, которого едва замечала, пока была поглощена заботой о Жане.
        Увидев перед собой огромного янки, с большими серыми глазами и энергичным лицом, обрамленным белой бородкой, женщина воскликнула:

        - Капитан Майкл!.. Адъютант императора Максимилиана… человек, который…

        - Вы ошиблись, добрая душа,  - прервал ее Гарри,  - бывший адъютант императора, сегодня полковник Майкл или, что правильнее, Микаэль Джонс - мой отец…

        - Конечно, это так,  - с горечью ответила женщина,  - прошло двадцать пять лет… и сын - живой портрет отца тех лет!

        - Вы знали моего отца?

        - Да, к несчастью для всех нас! Жан!.. Или, вернее, Тоньо… Тоньо Вальдес… ты спас жизнь сыну того, кто был палачом твоих родителей, принесшим им разорение, бесчестие и смерть!



        Часть третья
        ЧЕСТНОЕ ИМЯ

        ГЛАВА 1


        ПРИЛИВ КРОВИ.  - КРОВОПУСКАНИЕ ПО-ИНДЕЙСКИ.  - СПАСЕНА!  - ОТЪЕЗД АНДРЕСА.  - ПИЩА.  - ПРЕДРАССУДКИ В ОТНОШЕНИИ СОВРЕМЕННЫХ ИНДЕЙЦЕВ.  - ПОДГОТОВКА К ПОБЕГУ.  - НЕОЖИДАННОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ.  - ПАЛАЧ!  - ШУМНОЕ ОБЪЯСНЕНИЕ.  - ОБЩИЙ СЕКРЕТ.  - БАХВАЛЬСТВО.  - ДОСТОЙНЫЙ ОТПОР.  - БЕГСТВО.  - ТРЕВОГА!
        Хуана, пленница Андреса, посчитала, что слова бывшего работника ее отца - самое обычное хвастовство.
        Гордо подняв голову, девушка не обращала внимания на угрозы, полагая, что пока она одна в опасности, ей нечего бояться. Но как только девушка увидела своих бедных родителей, то поняла: это конец! Все рухнуло, и дальнейшая борьба становилась невозможной. Внезапно она ощутила себя вконец обессилевшей. Упав на руки маленькой индианки и почувствовав, как жизнь оставляет ее, Хуана потухшим голосом произнесла:

        - Я умираю!.. Так будет лучше… может быть… прощай все, что я любила!..
        Бесстрашная и неутомимая Флор уложила ее на грубо сколоченные нары, укрыла меховыми шкурами и воскликнула:

        - Мой друг! Сестричка! Моя красивая белая розочка… нет, ты не умрешь! Я здесь и спасу тебя!
        Увидев приближающегося Андреса, который собирался ей помочь, она, страшная и одновременно великолепная, преградила ему путь и, взмахнув ножом, воскликнула:

        - Уходи! Уходи же!
        Побледнев, метис посмотрел на нее и сжал рукоятку револьвера. На мгновение установилась страшная тишина. Невероятным усилием воли Андрее взял себя в руки, затем пожал плечами и медленно пошел прочь, проворчав:

        - Змея!.. Я раздавлю твою голову! Пока ты мне нужна, но этому придет конец!
        В ответ послышался издевательский хохот, обнаживший зубы молодой дикарки:

        - Быстрый Лось, мой отец, снимет с тебя скальп и натрет красным перцем твою ободранную башку!
        На конец Флор осталась одна с Хуаной. Воспитанная в суровой жизненной школе, привыкшая с раннего детства принимать самостоятельные решения, индианка не растерялась. Посмотрев на свою неподвижную подругу с багровым лицом и застывшими, налитыми кровью глазами, она тихо произнесла:

        - Кровь хлынула в голову… это серьезно… Нахмурив брови, девушка на мгновение задумалась, потом добавила:

        - Да… кровопускание! Это единственный выход. Индианка приложила лезвие ножа к ногтю пальца. Нож был острым, как бритва. Флор подошла к Хуане, схватила мочку правого уха и легким движением снизу вверх с внутренней стороны надрезала кожу. Не мешкая она проделала то же с мочкой левого уха. Тотчас две алые капли, словно рубины, показались в маленьких розовых надрезах. Это и было кровопускание по-индейски.
        Серьезная, обеспокоенная, Флор смотрела на свою подругу. Однако кровотечение, против ожидания, было не столь обильным. Встревоженная индианка пробормотала:

        - Неужели поздно?.. Неужели страх… боль убили ее? Нет же!.. Она дышит… да и потом, я хочу, чтобы она жила!
        Понемногу алые капельки, сменяя друг друга, медленно потекли из разбухших от прилива крови артерий, закапали на пол. Флор, затаив дыхание, не двигалась.

        - Ух!.. Наконец-то!
        Блеснули две тоненькие красные струйки, залив небольшое пространство на кровати, где уже, казалось, агонизировала бедная Хуана.

        - Она спасена!  - оттенком невыразимой радости воскликнула Флор.
        Кровь текла еще в течение десяти минут. Все это время индианка с мучительным беспокойством вглядывалась в лицо Хуаны, отмечая возвращение ее к жизни, появление осмысленности в туманном взоре больших глаз, в которых все еще отражался неописуемый ужас.
        Наконец Хуана всей грудью вздохнула и одновременно слабо застонала. Ее взгляд прояснился, она узнала свою подругу. Продолжая глубоко дышать, девушка пролепетала потухшим голосом:

        - Флор!.. Моя маленькая Флор!.. Это ты!.. Ты снова спасла мне жизнь!

        - Я схожу с ума от радости!.. Пока лежи… молчи… потом мы обо всем поговорим.

        - Его здесь нет?.. Этого чудовища…

        - Нет!.. Прошу тебя… не разговаривай и не двигайся.
        Послышался быстрый лошадиный топот, сопровождаемый металлическим лязгом мундштуков и шпор. Между бревнами в стене сохранился небольшой просвет. Флор прильнула к нему, некоторое время молча смотрела, затем воскликнула:

        - Гляди-ка! Он куда-то ускакал с дюжиной своих людей, таких же мерзавцев… Хоть бы они не вернулись! А теперь займемся тобой… вначале остановим кровотечение.

        - Не понимаю!

        - Тихо! Будь маленькой, послушной девочкой… Я тебе сделала кровопускание по-индейски… Так, дай-ка продолжу.
        Индианка порылась в своей сумке, вынула оттуда пух бавольника, обмакнула в кровь и прилепила к мочкам два небольших кусочка мягкого, пушистого волокна. Затем, ласково улыбнувшись, добавила:

        - Завтра все будет в порядке… даже царапину не увидишь.
        Пух бавольника, или хлопчатника, служащий, как известно, индейцам для разжигания огня, является также прекрасным кровоостанавливающим средством. Раны при соприкосновении с ним быстро заживают. Вот уже и Хуана начала испытывать то блаженное состояние, которое следует за мучительной и жестокой болезнью.
        Придерживаясь рекомендаций маленького туземного лекаря, она неподвижно лежала на кровати, стараясь даже ни о чем не думать.
        Постепенно болезнь отступила, и девушка тихо уснула. Пока она пребывала в этом здоровом, восстанавливающем ее силы и энергию сне, запертая снаружи дверь отворилась. Появился человек, несущий в руках большую корзину. Властным жестом Флор показала на спящую Хуану. Человек церемонно, по-мексикански, поприветствовал девушек, положил свою ношу на стол и беззвучно, на цыпочках удалился.
        В корзине находились два сосуда с водой, фрукты, холодное мясо какой-то крупной дичи и кукурузные лепешки, приготовленные под горячей золой.
        Быстро осмотрев продукты, Флор тихо про себя сказала:

        - Отлично!.. Есть чем подкрепиться… Совсем скоро нам понадобится много сил. Надо бежать отсюда!
        И индианка принялась ходить взад-вперед по хижине, тщательно осматривая, ощупывая углы в надежде найти уязвимое место.
        Внезапно она издала типичное туземное восклицание, которое обычно старательно изгоняла из своего наполовину нормального цивилизованного языка:

        - Ау!.. Вот это прекрасно… здесь мы проскочим. Храбрая девушка тут же принялась рубить своим ножом место соединения двух стволов в виде ласточкиного хвоста. Терпеливо и неутомимо строгала Флор огромное бревно. Падающую на пол стружку она собирала и прятала в кровати Хуаны. Неблагодарный труд продолжался в течение многих часов. Лишь ночью Флор дала себе передышку.
        С рассветом девушка вновь принялась за работу, каждую секунду боясь возвращения Андреса или поставщика продуктов.
        Наконец проснулась Хуана. Было уже совсем светло. Она открыла глаза, увидела свою подругу, растерянно осмотрела мощные стены темницы, и мучительное воспоминание об их общей беде вновь всплыло в ее голове.

        - Флор… Маленькая Флор, что ты делаешь?  - вздохнув, произнесла она.

        - Отверстие, через которое мы уйдем отсюда!  - энергично ответила индианка.

        - Но как ты могла подумать об этом!.. А моя мать… мой бедный отец!.. Они ведь, как и мы, пленники… Наш побег лишь ускорит их гибель.

        - Ошибаешься! Я уверена, что Андрее не убьет твоих родителей, а будет держать в качестве заложников, чтобы ты вернулась.

        - Ты его хорошо знаешь, однако!

        - Совершенно верно!.. Он жестокий и вместе с тем хитрый, и в его интересах, поверь, моя дорогая, сохранить в целости и сохранности дона Бласа и донну Лауру… Только имея их, Андрее может тебя удержать. Выбравшись отсюда, мы доберемся до Лагуны крокодилов. Это не так далеко! Там мы найдем Быстрого Лося и его воинов. Они обожают тебя, поверь мне! Они нападут на лагерь этих негодяев и обязательно освободят твоих родителей.

        - Ох, дорогая, как бы не совершить нам непоправимую ошибку.

        - Так мы бежим?

        - Да,  - ответила Хуана, к которой постепенно стала возвращаться прежняя энергия.

        - Хорошо! Позавтракаем и немного отдохнем… Завтра отверстие будет готово.
        Шло время. Однако Андрее, против всякого ожидания, так и не приехал. В полдень появился все тот же подневольный тип с продуктами. Он принес вторую корзину.
        Флор вовремя услышала его шаги и успела сказать Хуане:

        - Ложись!.. Притворись больной. Пусть он думает, что тебе очень плохо… Это снимет с нас всякие подозрения.
        Когда прислужник ушел, Хуана, посмотрев на продукты, подумала о своих родителях и печально прошептала:

        - Есть ли у них что-нибудь поесть? Боже мой… подумать только, они тут, совсем рядом… может быть, голодные… ужасно голодные!.. И я даже не могу их нежно обнять… разделить с ними свою пищу!
        Но индианка ответила с присущей ей уверенностью:

        - Нет!.. Нет!.. Даже не думай об этом… Андрее встретится с тобой, по крайней мере, еще раз… чтобы узнать, как подействовала на тебя его угроза. А пока их, конечно, кормят.

        - О! Вновь увидеть это чудовище!.. Сама мысль об этом просто убивает меня.

        - Есть способ избежать встречи с ним - бежать немедленно, днем, невзирая ни на какой риск. Отверстие вот-вот будет готово… Я могу передвинуть оба бревна, и мы спокойно выйдем наружу.

        - Ты - прелесть!

        - Нет же! Просто если я чего-либо хочу, то меня ничто не остановит. А теперь скажи мне, моя дорогая, ты не боишься?

        - Нет!

        - Ты хорошо бегаешь?

        - Дома я носилась наперегонки с индейцами…

        - Хорошо! Ты бегаешь, как я… а я ведь дочь Быстрого Лося! Кстати, в нас могут стрелять.

        - А мы во время бега будем совершать прыжки в разные стороны, и разбойники не смогут вести прицельный огонь.

        - А если преследователи будут на лошадях, мы побежим в горы.

        - Итак, вперед!.. Мне не терпится поскорее освободить моих родителей.

        - В добрый путь!.. Мне нравится видеть тебя такой решительной и боевой. Сейчас передвину одно из бревен… выгляну, нет ли чего подозрительного вокруг… затем первая вылезу наружу… а ты - следом за мной.
        Не мешкая бесстрашная индианочка сдвинула бревно и, внезапно поставив его на место, испуганно воскликнула:

        - Андрее!.. Он возвращается… совсем рядом… на лошади!
        Хуана побледнела и напряглась, словно в ожидании удара. Затем твердо, хотя и дрожащим голосом, ответила:

        - Предоставим все решать судьбе.
        Послышался топот лошадиных копыт. Всадники остановились перед хижиной.
        Андрее спрыгнул на землю, вынул засов и, даже не смахнув с себя пыль, непринужденно вошел в комнату.
        Поздоровавшись, он заметил, как побледнела Хуана, и с лицемерной вкрадчивостью осведомился:

        - Вы больны, и мое появление напугало вас, сеньорита?

        - Какое вам до этого дело?  - тоном ответила девушка.

        - Большое, сеньорита. Мне надо вам сообщить нечто важное. Это долгий разговор, но у меня достаточно времени.

        - Я ваша пленница и вынуждена терпеть ваше присутствие.

        - Но только от вас зависит стать свободной… богатой… которой все завидуют…

        - Опять!

        - Да, сеньорита! А теперь позвольте мне без всяких предисловий сразу же сообщить то, что вы должны узнать как можно скорее.

        - К сожалению, я не могу выгнать вас вон или заставить замолчать… Вы сильнее, и я, повторяю, вынуждена терпеть ваши слова и ваше присутствие.
        Андрее, словно оскалившись, раздвинул губы в холодной улыбке, гораздо более страшной, чем обычная вспышка гнева.
        Эти люди, проживающие в столь жарком климате, казалось, замешанном на вулканической лаве и огне, умеют при необходимости сохранять зловещее хладнокровие.
        Андрее не спеша уселся за стол. Он вынул из внутреннего кармана бумажник и раскрыл его. Вытащив оттуда кусок ткани из хлопка, когда-то белый, а теперь пожелтевший, метис осторожно развернул его над столом.
        Но что это? Носовой платок, на котором поблекшим красноватым цветом были начертаны какие-то странные линии. Они образовывали квадратики, приставленные один к другому, словно сотовые ячейки, и соединенные по бокам.
        Отдельная линия причудливо извивалась и заканчивалась большим красным пятном. Она пересекала некоторые из этих фигур.

        - Вы знаете, сеньорита,  - произнес Андрее после долгого молчания,  - что это такое?
        Хуана едва заметно пожала плечами, в то время как Флор неслышно вытащила нож, засунутый в чулок, готовая броситься на негодяя и заколоть его.

        - Надо прямо сказать - вы не любопытны! Тем не менее я вам расскажу… Это схема. Вот что мне оставил в наследство мой отец, дон Андрее Ромеро, шурин нашего президента Хуареса. Это стоит сто двадцать… может быть, сто пятьдесят миллионов! Линии, начертанные кровью, ставшей несмываемой, обозначают место, где спрятаны сокровища древних ацтекских королей… а большая извилистая полоса указывает, как следует идти, чтобы добраться до цели.
        Хуана оставалась бесстрастной. Однако Андрее, ничуть не смутившись, продолжил:

        - Вам это безразлично, сеньорита, но уверяю: через секунду вам станет интересней. А что касается тебя, малышка Флор, то прекрати играть со мной в такие игры. Положи нож на место и знай, что при малейшем подозрительном жесте с твоей стороны я разнесу тебе голову… и сеньорита в итоге будет лишена столь преданной и нежной подружки. Вернемся к нашим баранам… Я давно имел эту схему, но не знал, где находится Орлиное гнездо и как туда добраться. Некто другой, в свою очередь, знал туда дорогу, но не имел схемы… таким образом, мы ничего не могли поделать друг без друга. Вам до сих пор неинтересно узнать… кто был этим другим?
        Хуана продолжала хранить презрительное молчание.

        - Ну что ж, он - мой заклятый враг… Наши отцы ненавидели друг друга… И вот уже несколько месяцев, как обстоятельства сделали меня и его также непримиримыми врагами… Два существа, разделенных непреодолимой пропастью взаимной ненависти и страха. Человека этого зовут Железный Жан!
        Разумеется, знакомое имя прозвучало в ушах Хуаны точно ружейный выстрел. Чтобы не закричать, она сжала зубы, не дыша. И продолжала стоять неподвижно, будто статуя.
        Насладившись произведенным впечатлением, Андрее резко, с оттенком особой жестокости и едкости, произнес:

        - Между нами началась борьба. Успех должен был принадлежать наиболее ловкому… а также наиболее счастливому… Именно я стал и тем и другим! Я потерпел поражение при штурме имения вашего отца. Его спас Железный Жан, приведший Гарри Джонса с командой. Вне себя от ненависти, я денно и нощно, без устали следил за ним, пока он внезапно вместе со Стрелком Джо не уехал в Жаралито.
        Я следовал за ними со своими самыми преданными людьми… и однажды вечером подумал, что смогу наконец отомстить. Босой, едва дыша, я добрался до окна дома, в котором он остановился… Там шла беседа. Все было прекрасно слышно.
        Женщина, бывшая кормилица Жана, рассказывала ему о тайне спрятанных сокровищ… о том, где они находятся и как туда добраться!
        Таким образом, удивительный случай помог мне узнать тайну, как раз в тот момент, когда о ней стало известно ему…
        Жан и Джо не мешкая отправились в путь. Мне надо было их опередить, а затем запутать следы. Этот план без труда удался благодаря ловким и преданным друзьям - их много в здешних местах.
        Когда Жан и Джо потеряли мои следы, я смог из преследуемого превратиться в преследователя. Чем и не замедлил воспользоваться. Вслед за твоими друзьями я добрался до хребта дель-Пало, где вот уже несколько веков находились спрятанные сокровища.
        Я был терпелив… О да, терпелив, потому что ненавидел… И я был вознагражден!
        Словно ищейка, не отставая ни на шаг от своих врагов, я видел, как они взобрались в Орлиное гнездо, воспетое в наших древних легендах и поиски которого бесславно оканчивались для великого множества искателей приключений.
        И Боже мой! Эти мерзавцы нашли клад!.. Гигантское, колоссальное нагромождение несметных сокровищ!
        Но сегодня у этого богатства только один хозяин. Вы слышите, сеньорита, сокровища принадлежат мне! Никому иному, только мне… Андресу Ромеро!
        Ведь Стрелок Джо исчез… а Железный Жан погиб!
        Услышав страшные слова, Хуана вздрогнула всем телом и гордо выпрямилась, не спуская глаз с бандита. Флор бросилась к нему и яростно выкрикнула:

        - Ты лжешь! Мой Джо свернул бы тебе шею, словно дохлой курице.

        - Да, вы лжете!  - громко и резко добавила Хуана.  - Вы можете, если посмеете, потребовать, чтобы дикий буйвол[130 - Буйвол - млекопитающее, схожее с быком. Еще в древности приручен человеком. Используется как тягловая сила и для получения молока, шкуры, мяса.] был съеден гиеной… леопард сожран шакалом[131 - Шакал - млекопитающее семейства псовых. Внешне напоминает волка. Длина тела до 85 см, хвоста около 20 см. Обычен возле жилья. Питается мелкими животными и птицами, поедает падаль, отбросы. Шкура малоценна.]… или орел обращен в бегство совой! Но не говорите, что Железный Жан уступил какому-то Андресу! Это скорее из области фантастики… вместо того чтобы напугать, ваша новость меня больше рассмешила.
        И обе девушки, словно услышав забавный анекдот, громко расхохотались. Этот звонкий, язвительный смех был хуже пощечины для остолбеневшего Андреса.
        Он поджал губы, стиснул зубы, и его красивое лицо как будто залила желчь.
        Метис спокойно встал, скрестил на груди руки и, с вызовом глядя на Хуану, произнес:

        - Смейтесь же, сеньорита!.. Смейся и ты, дикарка!.. Да, улыбайтесь сколько душе вашей угодно. Уверяю вас, есть чему радоваться! Впрочем, хорошо смеется тот, кто смеется последним! Рад буду увидеть вас вновь… и по-прежнему улыбающимися!
        Он церемонно попрощался с пленницами, тщательно запер за собой дверь и, звеня шпорами, удалился.

        - О! Обманщик… лгун!  - возмущенная Флор.  - А ты молодец, как хорошо заткнула ему рот!

        - Да! Не смогла отказать себе в удовольствии… но это, к сожалению, только слова!

        - Понимаю… надо бежать… но когда?

        - Немедленно! Он вернулся усталым, обозленным… поэтому, поев, сразу пойдет отдыхать… в нашем распоряжении будет минут пятнадцать… Ну что, бежим?

        - Я только и думаю об этом! Ты знаешь, я задыхаюсь здесь… мне нужны воздух, простор… солнце и, больше всего, месть!

        - А также спасение тех, кого я люблю!
        Во время этого короткого разговора Флор вновь передвинула бревно, поставленное на место перед приходом Андреса. Она посмотрела направо, налево, вперед. Было время послеобеденного отдыха или работы. Ничего подозрительного, по крайней мере в непосредственной близости, Флор не заметила. Только в отдалении, на песке, у равнины лежали несколько человек. Ближе, перед харчевней, стояли две привязанные лошади.

        - Если бы нам удалось добраться до них, мы были бы спасены!  - воскликнула Флор, показав на животных. Она передвинула второе бревно, проскользнула в образовавшееся отверстие и, продолжая лежать на земле, обратилась к Хуане:

        - Твоя очередь! Быстро!
        Не колеблясь, возлюбленная Железного Жана последовала примеру своей подруги. Оказавшись снаружи, она посмотрела на то место, где томились ее родители, отчаянно желая, но не осмеливаясь крикнуть им ободряющее слово. Флор в это время пыталась сориентироваться на местности.
        Показав на запад, она произнесла:

        - Так, побежим в этом направлении!
        Девушки стремительно бросились вперед, чтобы как можно быстрее добраться до ближайших скал. Пробежав метров пятьсот и мысленно уже поздравляя себя с удачей, они внезапно услышали сзади пронзительные крики, сопровождаемые ружейными выстрелами:

        - Тревога! Тревога! Пленницы сбежали!



        ГЛАВА 2


        НА БЕРЕГУ.  - СТРАШНОЕ ОБВИНЕНИЕ.  - РУКОПОЖАТИЕ.  - ВОПРОС ЧЕСТИ.  - КАК ОКАЗАЛАСЬ ЗДЕСЬ МАМИТА?  - ОПЕРАЦИЯ ПО СПАСЕНИЮ.  - ФАКЕЛ ИЗ БАМБУКА.  - ПОЧЕМУ ГАРРИ БЕЖАЛ.  - ЖАН УЗНАЕТ ВСЕ.  - ПРОБУЖДЕНИЕ ЛЬВА.  - ДОБРОВОЛЬЦЫ.  - ПЕРЕД ОТПРАВЛЕНИЕМ.
        А там, на берегу реки, впадающей в лагуну, Гарри Джонс только что пришел в себя.
        Вокруг него стояли мамита, горнорабочие и Джо. Затем он узнал Жана, ценой невероятного риска спасшего ему жизнь.
        Полный признательности, Гарри протянул молодому человеку руку и предложил свою дружбу.
        Именно в эту минуту мамита, с ужасом глядя на сына хлопкового короля, возмущенно сказала Жану:

        - Мальчик мой, ты спас жизнь сыну того, кто был палачом твоего отца!
        Услышав эти страшные слова, молодой человек ужасно побледнел. Он опустил руку, молча и оторопело глядя на американца.
        Со своей стороны, и Гарри растерялся. Он понимал, что мамита искренна, но человеческое достоинство и сыновние чувства восстали в нем против этой, на его взгляд, чудовищной несправедливости. Обратив на Жана взор своих серых, добрых и честных глаз, американец тихо произнес:

        - Хелло! Джон, дорогой мой, послушайте меня! Я люблю своего отца. Это прекрасный, справедливый человек. Все его у нас уважают. Слова этой почтенной женщины меня больше огорчают, нежели возмущают… Я утверждаю… я клянусь, что здесь какое-то страшное недоразумение. Мой отец слишком великодушен, чтобы заслужить это оскорбительное слово - палач.
        А мамита с трудом сдерживала себя, слушая молодого человека, пытавшегося оправдать своего отца.
        Низким, дрожащим от возмущения голосом она произнесла:

        - Да!.. Он сгубил честь человека… Он хуже чем убийца!
        Гарри болезненно вздрогнул. Американец понял, что перед такой убежденностью в правоте остается лишь отступить. Спорить бессмысленно.
        Продолжая смотреть на Железного Жана, он с бесконечной мягкостью, которая так контрастировала с его гигантским ростом, силой и обычной резкостью, добавил:

        - Джон, ответьте мне с присущей вам прямотой: если бы вы услышали об этом раньше… когда я уже был в воде… позволили ли бы вы мне погибнуть?
        Сжав кулаки и опустив голову, Жан глухо ответил:

        - Нет!

        - Вы спасли бы меня, так?

        - Да!

        - Вы ни о чем не сожалеете?

        - Преступление отца… даже если оно доказано… не должно касаться его невиновного сына! Гарри, я ни о чем не жалею!

        - У вас доброе сердце, Джон.
        Американец на мгновение замолк, глубоко вздохнул и с усилием добавил:

        - Если и есть на свете что-то ужасное, способное разбить сердце сына… так это - подозревать отца. Я всей душой верю, что он невиновен! Тем не менее во имя чести… во имя истины… я увижу… я буду искать… и узнаю! Да простит меня Бог за такое кощунство!.. Если мой отец окажется виновным… ну что ж! Я исполню свой долг… да, Джон, я исполню свой долг! Вы все еще отказываетесь пожать эту руку, протянутую вам в знак бесконечной признательности?
        Жан, ужасно взволнованный, тихо ответил:

        - Гарри, я не знаю, что нас ожидает… Ваши помыслы чисты и благородны, и я запомню ваше обещание. Вы ведь поможете мне, не так ли, и чем быстрее это будет сделано, тем лучше. Жизнь для меня бессмысленна, пока мое имя обесчещено… и ничто на свете не помешает мне выполнить свой долг. Вот моя рука!

        - Спасибо еще раз, мой друг и спаситель!
        Потрясенная мамита не верила своим глазам. Этой простой женщине были доступны только два чувства: беззаветная преданность, имеющая источником страстную любовь, и неодолимая жажда мщения, рожденная страшной ненавистью. И потому происходящее показалось ей чудовищным. Мамита печально прошептала:

        - О! Тоньо, мой Тоньо, как ты можешь пожимать эту руку… ведь он сын убийцы твоего отца!
        Джо в глубине души разделял неудержимое отвращение своей матери и удивленно смотрел на молочного брата, великодушие которого было выше его понимания.
        Возникла мучительная пауза, заполненная немыми упреками. И только любовь мамиты и Джо к Жану мешала произнести их вслух.
        Из приличия шахтеры отошли в сторону. Двадцать человек, в основном молодые сильные люди с открытыми и суровыми лицами, облаченные в мексиканские одежды. Шахтеры - а в том, что это они, сомневаться не приходилось - везли с собой багаж, инструменты, продовольствие, легкие палатки и две небольшие повозки, запряженные мулами. Крепкие, хорошо вооруженные мужчины держали под уздцы лошадей, с хрустом поедающих большие порции кукурузы.
        Тихо беседуя, они курили тонкие сигареты, с любопытством и симпатией взирая на троих молодых людей в намокших одеждах и мамиту, подвижное лицо которой выражало одновременно радость, удивление и ненависть.
        Железный Жан посмотрел, в свою очередь, на эту живописную группу искателей приключений, благодарно помахал им рукой, кивнул головой и поднялся.
        Подойдя к индианке, он обнял ее за плечи и, глядя в глаза, бесконечно нежно произнес:

        - Мамита… любимая мама… во имя моей любви к тебе… во имя священной памяти тех, кого мы оплакиваем, поверь мне… так надо!
        Побежденная, она тихо склонила голову, не пытаясь больше ни бороться, ни возражать. «Жан сказал о своей любви… Жан сказал, что так надо… он не может ошибаться».
        Ее взгляд померк, голос дрогнул. Мамита растроганно произнесла:

        - Пусть будет так, как ты хочешь, Тоньо… Он пообещал тебе помочь… и наша ненависть потерпит… не так ли, мой Хосе?

        - Да, мама,  - серьезно ответил метис,  - если Гарри не сдержит свое слово, то ничто не спасет его от нашей мести.
        Продолжая обнимать мамиту, Жан промолвил:

        - А теперь, мама, позволь мне немного прийти в себя, посмотреть на тебя, поговорить, поцеловать, выразить свою любовь… Подумать только! Я был без сознания, умирал, чуть не утонул, прыгнув вниз с высоты сорока футов…

        - Да,  - прервал его Джо,  - сцена не для слабонервных… и хотя я знал, на что ты способен, тем не менее, кажется, испугался!

        - Ты уже понял, благодаря чему я спасся?

        - Догадался… тебя спасла связка бамбука… она служила нам мостиком, потом я сбросил ее в реку.

        - Точно! Бамбук застрял, зацепившись за какой-то камень… Я одной рукой держал Гарри за воротник его куртки… Мы словно перья неслись вниз по течению… Еще немного - и мы либо утонули бы, либо разбились о скалы. И тут я заметил спасительный бамбук… вцепился в него свободной рукой и больше уже ничего не помнил… пришел в себя только здесь. Ты держала, мамита, мою голову у себя на коленях! Мне чудилось, что я вижу прекрасный сон… а на самом деле этот сон оказался чудесной явью. Это ты, мамита!.. Моя мама!.. Мой добрый ангел! Мы оставили тебя в Жаралито, чтобы вновь встретиться здесь, в пустыне, где появление женщины до сих пор казалось невозможным!

        - Ах, мой дорогой, о чем ты говоришь? Это была всего лишь прогулка в сравнении с борьбой, нищетой, страданиями, которым подверглись в свое время твои родители, мой бедный Бенито и я. Да, я пришла, подгоняемая каким-то предчувствием. Это было нечто непреодолимое… Ведь подумайте только… Вы пришли и тут же уехали, оставив меня одну в моем домике, где я должна была умереть, не видя вас… А я даже не успела насмотреться на вас, о мои дети! Вы для меня - вся жизнь… И наступила длинная ночь… страх, отчаяние, ужас овладели мной… Что-то мне подсказало: твой сын в опасности, ты им нужна… Хосе! Тоньо! Я слышала ваши голоса, они звали меня.
        Ничто на свете уже не могло удержать вашу мамиту на месте… я должна была пойти… даже одна… в сторону этого хребта дель-Пало, одно название которого внушало мне ужас. Я купила двух мулов, продукты и отправилась в путь. При выезде из Жаралито встретила этих парней. О, счастье! Они как раз направлялись к горе дель-Пало, где собирались искать золото.
        Я напросилась сопровождать их, заявив, что не буду им обузой. Эти мужественные кабальеро великодушно согласились, и мы стали друзьями. Двигаясь без остановок, вчера наконец добрались до проклятого хребта!
        И мои опасения, дорогие дети, оказались не напрасными, потому что, когда я вас нашла, вам угрожала смертельная опасность.
        Наконец-то мы вместе! Благодаря Всевышнему, охранявшему меня, усталость и трудности позади. Хосе… Тоньо… мои дорогие! Я с вами… и никогда больше не оставлю вас!
        Женщина страстно, долго, не отпуская обнимала молодых людей. Те, смущенные столь бурным проявлением материнской любви, растерянно лепетали:

        - О! Нет, мама… мы больше никогда не покинем тебя!
        Эти яркие, волнующие, незабываемые мгновения сторицей окупили долгие страдания мамиты.
        Еще продолжая наслаждаться радостью от неожиданной встречи, Железный Жан уже думал о том, что обстоятельства, при которых она произошла, не внушали оптимизма.
        Слишком много в сложившейся ситуации предстояло выяснить.
        Из-за мамиты молодой человек не успел даже выслушать Гарри. Что за темная и непонятная история произошла с ним? Что привело сюда миллиардера - ив таком состоянии? Ведь даже самые бедные из числа тех, кто решается двинуться в пустыню, имеют при себе, по крайней мере, лошадь, карабин и лассо. У Гарри же не было ничего! Абсолютно ничего!
        Тут же мысли Жана перекинулись на имение дона Бласа, где он оставил свою любовь. Перед взором молодого человека в лазурном[132 - Лазурный - светло-синий.] и золотом обрамлении появился божественный лик Хуаны.
        Разумеется, Гарри не ведал о самом сокровенном и дорогом, что было у Жана. Дон Блас ничего ему не сказал, а сам американец и не подозревал об этой трагической и страстной любви.
        Инстинктивное целомудрие помешало Жану даже упомянуть имя девушки, так он боялся выдать свою тайну!
        Тем не менее встреча с Гарри в подобных обстоятельствах не предвещала ничего хорошего. Дрожащим голосом Жан обратился к американцу:

        - Гарри, скоро мы разойдемся в разные стороны, каждый по своим делам.

        - Да, вы правы, Джон! Нелегкая миссия, которую мне предстоит выполнить, не терпит никакого отлагательства.

        - У вас ничего нет. Чтобы отправиться в путь, нужно обзавестись самым необходимым.

        - Слушаю вас.

        - Я попрошу этих кабальеро, может быть, они согласятся уступить вам лошадь, оружие, патроны и дадут немного провизии.

        - Хорошая мысль…

        - А пока мы отдохнем после всего, что пережили… Я был бы счастлив узнать, как вы оказались здесь… один, спасаясь, несмотря на все ваше мужество, бегством? Мне ничего не известно, но я чувствую, что с вами случилось нечто ужасное.

        - Да, Джон… Вы правы: нечто ужасное! Я буду краток. Поскольку спокойная нормальная жизнь в имении так и не наладилась, дон Блас был вынужден оставить свой дом и отправиться в путь, унося с собой самое ценное. Я со своими людьми взялся сопровождать его. Мы собирались обосноваться недалеко от лагуны Тлалмалила. Когда почти добрались до цели, разразился ураган, и последовавшее за ним наводнение поглотило все имущество дона Бласа… Много людей погибло. Дон Блас, его жена, я и еще пятнадцать мужчин чудом остались живы.
        Не выдержав, задыхаясь, Жан выкрикнул:

        - Дальше?.. Что было дальше?

        - Когда мы, умирая от холода и голода, все-таки собрались вместе, нас атаковали десперадос… Мы дрались как львы! Но, несмотря на это, дон Блас и донна Лаура оказались в плену.
        Все! Больше Жан не мог сдержать смертельный страх, разрывавший сердце. Его прорвало. Сжав кулаки, звенящим голосом он воскликнул:

        - А Хуана! Что случилось с ней?

        - Она исчезла ночью! В самый разгар наводнения…

        - Ах!.. Исчезла… Если б там был я!

        - Но она чудом спаслась… Позже, я не знаю как, ее также взяли в плен.

        - В плен! Но кто это сделал?.. Черт побери! О! Если б только негодяи, которые подняли на нее руку, знали, что их ждет! Гарри, расскажите все, я умоляю вас!

        - Тщательно осмотрев побережье лагуны, я в конце концов обнаружил следы мисс Хуаны… рядом находилась отметина маленькой ноги, несомненно принадлежавшей какой-то индианке! Затем следы борьбы, отпечатки конских копыт. Девушек, видимо, схватили и посадили на лошадей.
        Нас было десять человек, и мы, не задумываясь, отправились в погоню. Следы привели в лагерь бандитов, которые ранее пленили дона Бласа и его супругу. Мы насчитали не менее сотни негодяев. Но, несмотря на это, бросились в атаку! Прекрасная была схватка, и такой бесстрашный человек, как вы, Жан, составил бы нам отличную компанию.
        Однако численный перевес решил исход борьбы в пользу разбойников. Все мои товарищи погибли! Вы видели, как умирали последние из них! Я остался один и пытался спастись бегством, чтобы потом отомстить за гибель своих друзей… однако, не рассчитав, рухнул в пропасть!

        - Вы знаете, по крайней мере, имя негодяя? Говорите же, Гарри!

        - Он вам известен!

        - Андрее?

        - Да, Андрее! Для всех нас он стал злым гением и пока торжествует победу!

        - Ух! Не долго это будет длиться!  - голос Железного Жана заставил вздрогнуть стоявших поодаль старателей.

        - Проклятье!  - и Джо, которого имя Андреса привело прямо-таки в бешенство.  - Мы найдем его, и это будет борьба не на жизнь, а на смерть!

        - Да, братец! Нам бы только найти наших лошадей, оружие, и потом мы зададим жару этим негодяям!

        - Как!.. Одни?  - произнес Гарри.

        - Конечно! И не постесняемся! Вы уже видели при обороне имения дона Бласа, на что мы способны.

        - Вы - самые смелые люди на этой земле. Я был бы счастлив и горд, если б вы согласились принять меня в свою компанию. Только скажите!
        Жан с достоинством ответил:

        - Я бы не хотел лишать этих многострадальных пленников вашей помощи. Присоединяйтесь к нам, Гарри!

        - Благодарю вас, мои друзья… Не сомневайтесь, я буду достоин вашего доверия.
        Пока молодые люди говорили, к ним подошли старатели. Взяв слово от имени всей группы, один из них обратился к Жану и, недолго думая, спросил:

        - Вы ведь хорошо знаете эти места, не так ли, кабальеро?

        - Думаю, да, мой друг!

        - В таком случае вам известно, что помимо негодяев здесь встречаются и честные люди, которых возмущает несправедливость и у коих несчастье вызывает сострадание. Мы знаем Андреса Ромеро! Это настоящее чудовище, и его новые преступления вовсе не удивляют нас… Пора, черт побери, положить этому конец. Нас здесь двенадцать парней. Прекрасных, ловких всадников. Мы не трусы, отлично владеем карабином и лассо… Вы поведете нас против Андреса и его бандитов? С таким командиром, как вы, мы будем непобедимы.
        Взволнованный и восхищенный, Жан слушал эти полные решимости и честности слова. Он не сомневался, что стоящий перед ним человек искренен и надежен. Взяв руку старателя, молодой человек сильно сжал ее и воскликнул:

        - Боже мой! Вы еще спрашиваете, соглашусь ли я? Ну конечно, и с удовольствием! Только давайте договоримся… вы золотоискатели, не так ли?

        - Совершенно верно! И в каждом старателе дремлет отличный парень, всегда готовый подраться…

        - Это мне хорошо известно, друзья… но я про другое. Ваше время в буквальном смысле слова ценится на вес золота. Я с признательностью принимаю вашу помощь, но знайте: потерянные вами в этой компании дни будут оплачены. Каждый из вас после завершения экспедиции получит двадцать пять тысяч долларов.

        - Ух ты! Это целое состояние!  - восхищенный золотоискатель.  - Но мы не продаем свою помощь.

        - Я знаю! Однако командир имеет право, это его долг, оплачивать ратные подвиги своих воинов! Для начала вы получите задаток.
        С этими словами Жан засунул руку в карман и вытащил пригоршню драгоценных камней. Затем добавил:

        - Подставьте, пожалуйста, вашу шляпу. Старатель снял свое сомбреро. Ковбой высыпал туда блеснувшие на солнце камни и продолжил:

        - Они все отменного качества. Впрочем, каждый золотоискатель знает толк в этих вещах… и может сам оценить… разделите камни между собой. Они ваши!
        Взволнованные услышанным и этим королевским жестом, старатели вскинули оружие и громко закричали:

        - Да здравствует Железный Жан! Да здравствует наш бесстрашный и великодушный командир!
        А озадаченный и растерянный Гарри, пытаясь, однако, сохранить внешнее спокойствие, подумал про себя: «Что это за человек! Он роздал целое состояние, вызвал такой энтузиазм и теперь намеревается исполнить невозможное, то, что мне оказалось не по силам».
        Между тем Жан, энергично шагая взад и вперед, время от времени останавливался и вновь возобновлял движение. Судя по всему, наш герой разрабатывал план операции.
        Чтобы поддержать его репутацию настоящего сорвиголовы, этот план должен был быть отчаянно смелым как по замыслу, так и по исполнению.
        Наконец, топнув ногой, молодой человек произнес:

        - Отлично! Все ясно! Поступим именно так!
        Жан подошел к мамите и, понизив голос, ставший звонким и властным, сказал:

        - Дорогая, ты помогла мне… а теперь тебе надо немедленно уходить!

        - Сын мой, я готова. И ты это знаешь.

        - От всего сердца спасибо! Поцелуй меня! Так, Джо, найди наших лошадей и оружие! Сколько тебе для этого понадобится времени?

        - Два часа!

        - Отлично! Вперед, и успехов тебе!

        - Друзья, за работу!



        ГЛАВА 3


        БЕГСТВО.  - ОТСТУПЛЕНИЕ ОТРЕЗАНО.  - В БРЕВЕНЧАТОМ ДОМЕ.  - ОСАЖДЕННЫЕ.  - ОТПОР.  - ВЫСТРЕЛЫ ИЗ КАРАБИНА.  - БАРРИКАДА.  - АМБРАЗУРА.  - СТОЛПОТВОРЕНИЕ.  - ПРИБЫТИЕ ПОВОЗОК.  - ПЬЯНКА.  - НАПРАСНЫЕ НАДЕЖДЫ.  - НЕПРЕРЫВНЫЙ ОГОНЬ.  - ТРАГИЧЕСКАЯ ТИШИНА.  - ВЗРЫВ.  - СНОВА В ПЛЕНУ!
        Не обращая внимания на крики и выстрелы, Флор и Хуана продолжали бежать вперед.
        Пули, со свистом проносясь над их головами, вонзались в землю, вздымая фонтанчики пыли или разбивая камни.
        Беглянки пытались приблизиться к лошадям, привязанным у бревенчатого дома. К несчастью, при звуке выстрелов распахнулась дверь, и на пороге появились двое мужчин. Мгновенно вскочив на спины мустангов, они погнались за Флор и Хуаной.
        Таким образом, этот маневр девушкам не удался. Сделав крюк, они устремились к изрытой старателями равнине. По крайней мере, здесь лошади будут вынуждены замедлить свой бег.
        А впереди в четырехстах метрах замаячили первые скалы песчаной пустыни.

        - Быстрей!.. Быстрей!.. Держись правей!  - индианка, показав на обломки горной породы.  - Там мы будем в безопасности.

        - Да, да, бежим!
        Однако отовсюду, разбуженные криками и выстрелами, появлялись какие-то мрачные типы и устремлялись в погоню за беглянками. Повернув голову, Флор увидела, как они вылезали из деревянных хижин, палаток, харчевен и покрытых травой землянок.
        Вот их уже не менее ста пятидесяти, может быть, двухсот человек. Стреляя и страшно матерясь, они бежали сломя голову, пытаясь догнать девушек.
        Другие, более догадливые, седлали своих лошадей и во весь опор мчались к скалам.
        Они на ходу с хохотом, уверенные в легкой победе, разматывали и уже раскручивали свои лассо.

        - Мы переоценили наши возможности!  - сдерживая рыдания, произнесла Хуана.
        Впереди показалась цепочка всадников. Таким образом, дорога к скалам была отрезана.

        - Назад!  - сверкая взором, крикнула индианка.

        - Ты что намереваешься делать?

        - Защищаться!.. У меня есть идея!

        - Да!.. Стоять насмерть! Но где мы возьмем оружие?

        - Сейчас у нас все будет… Бежим!
        Девушки остановились, повернулись на сто восемьдесят градусов и вернулись к исходной точке. Флор внимательно посмотрела на домики, отметив тот, который находился несколько в стороне от других строений. Приземистый, квадратный, он походил на маленькую крепость. Домик был без пристроек и слегка возвышался над местностью, что являлось большим плюсом. Это делало невозможным любое внезапное нападение.
        Показав пальцем на домик, индианка коротко сказала:

        - Туда!
        И обе со всех ног пустились в указанном направлении. Поскольку подружки побежали к домам, преследователи замедлили шаг и прекратили стрельбу.
        Наконец девушки оказались на месте. Дверь дома была открытой, мощная, прочная дверь. Внутри пусто.
        Бандиты гарцевали на своих лошадях, дурачились и торжествующе кричали, считая, что беглянки в их руках.
        Флор первая вошла в укрытие и радостно воскликнула:

        - Фу! Наконец-то мы здесь… Теперь пусть попробуют сунуться!
        Быстрым взглядом индианка осмотрела незатейливое внутреннее убранство помещения. Две грубо сколоченные большие кровати, устланные листьями кукурузы. На стенах - рога диких быков, на которых висели два винчестера и пара револьверов, украшенных серебром. Стол и табуретки из неотесанного дерева, ящик с одеждой и патронами, куски тазахо - вяленое мясо,  - нанизанные на веревочку, консервы и полная фляга.

        - Здесь мы вполне можем выдержать осаду! Оружие… продовольствие… стены, за которыми можно укрыться от пуль и дождя! Прежде всего закроем дверь!
        Тяжелый блок удерживался в проеме с помощью закрепляющегося сзади толстого бруса, способного выдержать любой удар.
        В мгновение ока брус был поставлен на место. Те, кто построили эту крепость, предусмотрительно оставили четыре отверстия, позволяющие контролировать ситуацию снаружи. Маленькие, со скошенными в целях увеличения угла обзора краями, они могли служить настоящими бойницами - в них легко просовывался ствол карабина.
        Одно отверстие находилось в двери, и любопытная Флор тотчас прильнула к нему глазом.
        Несмотря на серьезность ситуации, она громко расхохоталась и воскликнула:

        - О! У них такой бестолковый вид! Представь себе собак, охотящихся за парой агути[133 - Агути - горбатые зайцы. Обитают в тропиках Центральной и Южной Америки.]… Ха-ха-ха! Я не могу удержаться от смеха… Они разбивают себе носы перед норой, в которой спряталась добыча. Так и эти болваны!

        - Перестань дурачиться, дорогая!

        - Смешно же! К тому же у нас есть время. Впрочем, хватит… надо защищаться!
        В домике не было окон. В обычной ситуации свет проникал через открытую дверь. Сейчас же только тоненькие лучики солнца еле попадали с четырех сторон в домик. Впрочем, девушкам, быстро освоившимся с царившим полумраком, хватало и этого света.
        Флор сняла висевшие на ремнях карабины и протянула один подружке.

        - Ты ведь умеешь стрелять?  - она.

        - Сейчас увидишь!  - решительно ответила Хуана. Оружие оказалось заряженным. Шесть патронов находились в магазине и один в патроннике. Итого семь выстрелов.

        - Надо продержаться до ночи! Когда стемнеет, мы тихо откроем дверь, захватим с собой по карабину… и побежим со всех ног. Они ничего не заметят, и нам не составит труда скрыться…

        - А если бандиты перекроют дорогу?

        - Мы расчистим себе путь ружейными выстрелами! А теперь хватит болтать!.. Они слишком близко подошли… Их надо остановить!
        Флор тщательно прицелилась в огромного, выше всех остальных, всадника. Затем легко нажала на курок.
        Раздался выстрел. Бандит взмахнул руками и тяжело рухнул назад.
        Жестоко расхохотавшись, индианка воскликнула:

        - Один готов! После этого другие почувствуют к нам почтение!
        Почти одновременно выстрелила и Хуана. Пораженный в грудь конь встал на задние копыта, словно геральдическое животное, сделал несколько шагов и затем свалился на землю, подмяв под собой седока.

        - Ты промахнулась?  - раздосадованно произнесла индианка.

        - Нет! Я и целилась в лошадь… стрелять же в человека я не могу…

        - Ах да!.. Ты же бледнолицая! И у тебя свои предрассудки… А что б ты сделала, если б этот мерзавец взломал дверь и набросился на тебя?

        - Что ты хочешь от меня? В гневе… в пылу схватки… я б защищалась.

        - Так, значит, то, что является плохим издалека, оказывается хорошим и полезным поблизости… Ну что ж, ладно!..
        И бесстрашная девушка еще одним выстрелом как бы отметила это умозаключение, довольно необычное в данный момент.
        Второй всадник покачнулся, затем осел и рухнул на землю. Чуть позже, почти одновременно,  - третий и четвертый.

        - Мой отец научил меня стрелять из карабина,  - сказала Флор. Ее глаза сверкали в темноте, словно у пантеры.  - Джо был бы доволен мной!

        - А я не могу решиться убить человека… каким бы негодяем он ни был!..
        Во второй раз Хуана сосредоточенно прицелилась в лошадь, появившуюся с фланга. Приклад карабина с силой ударил в плечо, а снаружи всадник и конь рухнули в пыль.
        Пуля попала в бок животного. Лошадь продолжала дергаться и время от времени заунывно ржать. А всадник со сломанной ногой полз по песку и орал благим матом.

        - Отлично!.. Как бы ты не хотела, но к этому пришла!  - саркастически рассмеялась индианка.  - Ты его покалечила…
        Решительный отпор, удивительная ловкость и сноровка, проявленные нашими героинями, быстро охладили наступательный пыл бандитов. Те рассчитывали играючи схватить беглянок. Но вместо двух дрожащих от страха юных созданий разбойники встретили храбрецов, защищающихся словно два мужественных и бесстрашных солдата.
        Бандиты остановили лошадей, сгруппировались, отойдя из осторожности подальше от злополучной хижины.

        - Думаю, мы им преподали хороший урок!  - индианка, деловито заряжая свое оружие.

        - По крайней мере, сейчас они успокоились! Но что будет позже… этой ночью!

        - Прежде всего отдохнем и подкрепимся. И глядим в оба!

        - Я не голодна, просто ужасно разнервничалась,  - ответила Хуана.
        Она в самом деле испытывала глубокий упадок сил, обычный после сильных психических встрясок.

        - На войне, видишь ли, моя дорогая, необходимо отдыхать и кормиться… Без этого невозможно защищаться.

        - Как бы я хотела обрести твое спокойствие и хладнокровие! Но я не перестаю думать о моей маме, моем отце - они все еще в руках этого монстра. И мне страшно!

        - Ты права, монстр… и трус! Во время схватки его не увидишь, он прячется… боится пуль и посылает убивать других!

        - Человек, предпочитающий темные делишки… удары из-за угла… словом, ты права, трус.

        - Смотри! Я ж тебе говорила!
        Хуана, пытавшаяся разгрызть кусок тазахо, взглянула в амбразуру[134 - Амбразура - отверстие в стене здания, боевого укрепления для ведения огня и наблюдения; бойница.]. Она увидела, как к хижине, укрываясь за толстыми ветками деревьев, ползли люди. Пули им, кажется, уже были не страшны. Хуане почудился среди них Андрее.
        План бандитов был прост. Под прикрытием деревьев они рассчитывали медленно, но наверняка подобраться к осажденному домику. Хуана насчитала двенадцать человек.

        - И мы позволим им двигаться вперед?  - Флор, вскинув карабин.  - Ну что, как твои предрассудки?

        - С ними покончено!  - отрезала Хуана, повторив движение индианки.
        Девушки открыли огонь одновременно. Врезавшись в деревья и выбив два куска древесины, пули со зловещим визгом срикошетили[135 - Рикошет - отскакивание снаряда, пули, осколка под некоторым углом от поверхности, о которую ударяется снаряд, пуля.] далеко в сторону.
        Надежно защищенные передвижными укрытиями, нападавшие были неуязвимы. Однако из осторожности они остановились.
        Раздались еще два выстрела. Один из бандитов, раненный в плечо, выругался и, показав кулак, опустился на землю.
        Массивные, вертикально стоящие стволы образовывали настоящую баррикаду. За ней, прячась от выстрелов, суетились старатели с лопатами. В основании огромных кругляков они вырыли маленькую траншею, в которую под действием собственной тяжести опустились деревья. Вынутую землю тотчас раскидали, затем примяли. В итоге получился надежный частокол, за которым можно было укрыться дюжине человек.
        Разумеется, в этой импровизированной ограде оказалось множество щелей, и наметанный глаз индианки заметил, как в них появились стволы винчестеров.
        Инстинктивно Флор отпрянула от амбразуры и одновременно с силой толкнула Хуану. В тот же миг баррикада покрылась облачком дыма. Послышался ружейный залп, и град пуль обрушился на массивные стены хижины. Некоторые, с ужасающей точностью задев кромку амбразуры и повредив деревянную обшивку, с мрачным свистом вонзились во внутреннюю стену.
        Если бы Флор оставалась на своем посту, пуля попала бы ей прямо в голову!

        - Хороший ответ!  - произнесла девушка.

        - И неплохая реакция[136 - Реакция - здесь: действие, возникающее в ответ на то или иное воздействие.],  - добавила Хуана, положив пока ненужное оружие на пол.  - Какая честь для нас - мы в осаде!

        - А как же иначе! Мы защищаемся, как мужчины, и с нами обращаются соответственно!

        - Теперь-то я поняла, зачем они все это делали!

        - Бандиты просто укрылись!

        - Чтобы спокойно стрелять по амбразуре, одновременно мешая нам отвечать и так же безбоязненно построить вторую баррикаду перед первой.

        - А затем они вплотную приблизятся к домику, разрушат его своими кирками и в конце концов схватят нас тепленькими!

        - Я даже думаю, что они решат окружить нас с четырех сторон… Впрочем, это займет много времени.

        - Только бы бандиты не напали до наступления сумерек!

        - Вряд ли… видишь ли, дорогая, сейчас очень жарко… этим скотам пришлось скакать верхом, стрелять, работать… их должна мучить жажда… словом, я буду очень удивлена, если они не пойдут сейчас пить! А когда в пустыне начинают пить, никто не знает ни где, ни когда это закончится!
        Импровизированный - здесь: сделанный без предварительного плана, из подручных материалов.
        Прошло несколько минут. Вдалеке послышались громкие возгласы, сопровождаемые револьверными выстрелами. Крики доносились с противоположной стороны лагеря.
        Беглянки в надежде посмотрели друг на друга. Неужели кто-то напал на бандитов?.. Пришел к ним на помощь?.. Принес долгожданное спасение?
        Невзирая на смертельную опасность, Флор посмотрела в амбразуру, испещренную пулями.
        Снаружи творилось что-то непонятное. Люди бегали, прыгали, бросали от радости вверх оружие, шляпы… Потом на лету ловили их.
        Показались груженые повозки. Они медленно двигались сквозь толпу беснующихся бандитов.
        Повозки время от времени останавливались, что вызывало у разбойников новый, бурный прилив энтузиазма.
        Индианка обладала великолепным зрением, свойственным, впрочем, всем краснокожим. Несмотря на расстояние, Флор четко уловила все детали происходящего и спустя некоторое время воскликнула:

        - Они все пьют!
        Девушка заметила протянутые руки - характерный жест пьяницы, подносящего к губам полный стакан и одним глотком поглощающего огненную жидкость. Затем еще, еще и так до тех пор, пока пьющий не рухнет на землю, сраженный огромной дозой алкоголя.
        Обеспокоенная столпотворением, Хуана ответила:

        - Вероятно, им доставили новые запасы агвардиенте? Боже мой! Что же нас ждет?

        - Вечером они будут мертвецки пьяными, и мы сможем спокойно уйти отсюда.

        - Но эта безумная радость пьяных людей меня просто страшит. Я вспоминаю ужасную ночь, когда они разграбили и сожгли имение.

        - И когда ты так великодушно спасла нас, меня и моего отца, Быстрого Лося. А ведь в то время мы были твоими врагами.

        - Я думаю, ты уже давно вернула мне свой долг… Послушай, пока в нас не стреляют, позволь посмотреть в амбразуру.
        Выглянув в щель, Хуана воскликнула:

        - Смотри, они убегают так, словно у них в сапогах горячие угли! Как жаль, что эти повозки не прибыли раньше, когда бандиты преследовали нас!

        - Ладно, оставь это… ничего не потеряно… когда напьются, то про все забудут!

        - А если мы сейчас попытаемся бежать?

        - Они еще не вполне пьяны… да и их лошади не расседланы… через пару минут негодяи догнали и схватили бы нас.

        - Тогда потерпим!
        Им пришлось ждать недолго. Но тут произошло то, чего наши героини не ожидали. Нападавшие выпили и быстро, бегом, вернулись назад!
        Флор вновь встала у амбразуры и посмотрела наружу. И тотчас увидела, как в расщелину между двумя стоящими стволами протиснулся ствол карабина. Индианка предусмотрительно отпрянула в сторону. Раздался выстрел. Пуля со свистом и сухим треском вонзилась в стену в нескольких сантиметрах от амбразуры.
        Спустя мгновение раздался второй выстрел. Затем - третий, четвертый. Пули кучно ложились на стену хижины, словно бандиты забавлялись в стрельбе по цели. Флор, как, впрочем, и ее подруга, разгадала замысел бандитов.

        - О! Негодяи!  - маленькая индианка.  - Поливая огнем амбразуру, они препятствуют нам их увидеть, приблизиться к окну и дать отпор!

        - Флор!  - Хуана в паузе между выстрелами.  - Кто-то идет, я слышу шаги…

        - Да! Они бегут… совсем рядом! О! Нельзя даже посмотреть, увидеть, что они замышляют!
        Вокруг продолжали свистеть пули, разнося в клочья края амбразуры. Иногда они со звоном проносились сквозь расширенное отверстие и впивались во внутреннюю стену.
        Снаружи, за баррикадой, слышались радостные, возбужденные голоса. Немного дальше полным ходом продолжалась пьяная вакханалия.
        Внезапно нападавшие прекратили огонь. Послышался легкий треск. Девушки не могли понять, что происходит. Так продолжалось полминуты.
        Затем вдруг они почувствовали, как под их ногами дрогнула земля. Подружки упали на землю, и в этот момент раздался ужасный грохот. Одна из стен хижины рухнула, словно не выдержала мощного порыва ураганного ветра. Остальные, наполовину выломанные, чудом остались на месте. Бревна, с невероятной силой вырванные из стены, кружась, отлетели на сотню метров. В то же мгновение едкий, удушливый дым заполнил развалины. Оглушенная Хуана пролепетала:

        - Динамит!.. Это динамит!
        Сквозь плотное облако пыли осторожно пробирались люди, держа наготове лассо.
        Не успели девушки прийти в себя, как были связаны по рукам и ногам.



        ГЛАВА 4


        ВЗАПЕРТИ.  - БЕДНЫЕ РОДИТЕЛИ.  - ПРИКОВАННЫЕ.  - ГОЛОД И ЖАЖДА.  - ПРИЗНАТЕЛЬНОСТЬ.  - МЕЖДУ ГОРДОСТЬЮ И ЧУВСТВОМ ДОЛГА.  - ОБМОРОК.  - НА ПОМОЩЬ!  - УМИРАЮЩИЕ.  - ЗА СТАКАН ВОДЫ.  - АНДРЕЕ.  - ДОН ВЛАС ПРИШЕЛ В СЕБЯ.  - ЯРОСТЬ.  - ЖЕСТОКАЯ УГРОЗА.  - ОДНИ!  - КРИК ПЕРЕСМЕШНИКА.
        Хуану и Флор быстро отнесли в лагерь.
        Бандиты предусмотрительно старались избегать встречи с пьяной толпой и, повинуясь точным и ясным распоряжениям, задворками прибыли к огромной хижине, в которой пленницы сидели ранее.
        Солнечный Цветок хранила яростное молчание, а Хуана оставалась бесстрастной, но в глубине ее глаз ярко полыхал огонь.
        Отворилась потайная дверь, девушек освободили от лассо, и они оказались в темной комнате. Дверь тотчас закрылась.
        Беглянки услышали, как бандиты громко расхохотались, и один из них крикнул:

        - Уф! Ну и работенка… идем пить! Мы вполне это заслужили!
        Внезапно маска безразличия с лица Хуаны спала, и несчастная девушка, сраженная новым ударом судьбы, горестно воскликнула:

        - Флор! Моя бедная Флор! Мы столько прошли… столько испытали… и все - ради этого?!
        В другом конце комнаты в темноте послышался слабый, разбитый голос. Хуана вздрогнула.

        - Дочь моя!

        - Мама! О Боже мой! Будь благословен!

        - Хуана! Малышка!  - прошелестел другой голос.

        - Папа! И вы здесь!
        С бьющимся сердцем, вытянув руки и спотыкаясь, девушка прошла вперед. Ее глаза постепенно привыкли к темноте. Она различила две стоящие человеческие фигуры и одновременно уловила лязг металлических цепей.
        Хуана всем телом задрожала от возмущения и боли.

        - Дочь моя! Дочь моя!  - мать вялым дрожащим голосом, который было невыносимо слушать.
        Хуана обняла свою мать, осыпала ее поцелуями, нашептывая ласковые, нежные слова, как когда-то давно, еще в далеком детстве.
        Она хотела пододвинуть ее поближе к полоске света, струившегося сквозь щель в стене. Посмотреть на мать! Хоть мгновение! Одно мгновение под этим маленьким лучиком, дарованным их палачом.
        Девушка почувствовала сопротивление, и знакомый лязг металла заставил Хуану вскрикнуть.
        Ужас! Ее мать была закована в кандалы! И с какой изощренной жестокостью! Донну Лауру посадили на цепь, словно дикое животное, в двух метрах от мужа. Дон Блас также протягивал к дочери дрожащие руки.
        Оставив на мгновение мать, Хуана прижала к груди своего отца и воскликнула:

        - Папа! О мой любимый папа! Судьба ополчилась на нас!.. Отец! О… мы так несчастны!

        - Но, по крайней мере, нам остается последнее утешение, на которое мы уже не надеялись,  - ответил хриплым, ослабленным голосом дон Блас,  - увидеть тебя… еще раз обнять перед смертью… моя Хуана!

        - Вы будете жить! Я не хочу, чтобы вы умирали!

        - Последний час приближается, дочь моя!

        - Я не хочу! Не хочу!

        - Бедное дитя! Если б ты только знала,  - произнесла мать,  - впрочем, мы уже почти не чувствуем боли… если б только не мучила жажда…

        - Боже мой!.. Что вы говорите!

        - Негодяй сдержал свое слово! С тех пор как он нас схватил, мы ни разу не пили и не ели.

        - Какой же он варвар[137 - Варвар - здесь: грубый, жестокий, озверевший человек.]! И какое ничтожество!

        - Такова наша судьба! Он мстит умело. Без особых выкрутасов, но с жестокостью, присущей всем представителям этой расы… достойной того презрения, которое я всегда к ним испытывал. Индеец, дитя мое,  - это дикарь!

        - Папа! Но мы обязаны именно индианке тем, что смогли насладиться радостью встречи! Она проявила по отношению ко мне любовь… преданность! Не раз рисковала своей жизнью ради меня… и сейчас разделяет наш плен… как потом разделит и нашу судьбу… Папа! Умоляю вас, не будьте столь несправедливы по отношению к той, которая стала мне ближе сестры!
        Флор, стоя у двери, даже не шелохнулась. Она осознала всю глубину пропасти, отделявшей ее от этих людей! Неискоренимый, чудовищный расовый предрассудок… продолжавший существовать даже в таком месте и в такой момент.
        Между тем на донну Лауру произвели впечатление взволнованные, проникновенные слова ее дочери. Она узнала Флор, маленькую индианку, раненную во время битвы за имение. Эта краснокожая сбежала вскоре после ухода Железного Жана.

        - Дитя мое!  - позвала донна Лаура индианку.  - Подойди сюда. Я не могу приблизиться к тебе.
        Флор, сохраняя достоинство, подошла к этой женщине, бледнолицей, олицетворяющей злейшего врага. Скорее стесняясь, чем пугаясь, не зная что и сказать, она опустила голову.
        В смятении донна Лаура смотрела на нее, испытывая сильнейшее желание прижать девушку к своей груди. Только сейчас гордая испанка осознала наконец вековую несправедливость расы победителей; она поняла, насколько были необоснованны ее пренебрежение и презрение по отношению к краснокожим. Нет! Индеец не таков, каким охарактеризовал его дон Блас.
        Она - женщина, мать, и ее нежная душа широко распахнулась перед очевидной правдой.

        - Дитя мое, Хуана любит тебя, словно родную сестру… иди ко мне… ты также станешь моей дочерью!

        - Браво, мама!  - Хуана.  - Ты просто молодец! Другого я от тебя и не ожидала.
        Флор вздрогнула и пролепетала:

        - Мадам, я и не надеялась!

        - Ах ты, малышка! Видишь ли, признательность измеряется размерами сотворенного добра… И я никогда не смогу расплатиться с тобой!
        Дон Блас, несмотря на усиливающуюся слабость, сохранял холодное достоинство, столь контрастирующее[138 - Контрастирующий - резко противоположный чему-либо.] с волнением, охватившим его жену и девушек.
        Что это? Гордость?.. Неосознанность своих поступков?.. Вероятно, и то и другое, но в сочетании с глубоким удивлением.
        Да, он восхищался своей дочерью. Пожертвовал бы ради нее всем и даже отдал бы жизнь, лишь бы облегчить ее страдания. Дон Блас был безусловно справедлив, храбр и великодушен. И тем не менее из этого отцовского сердца не вырвался этот признательный возглас в адрес восхитительного и бесстрашного создания, спасшего жизнь горячо любимой дочери.
        Флор была индианкой. А это слово воплощало для него, испанца голубых кровей, все зло.
        Однако он не мог не признать очевидное. И поскольку в глубине души дон Блас являлся все-таки поборником справедливости, он надменным, слегка дрожащим от перенесенных страданий голосом произнес:

        - Девочка моя, я искренне признателен вам. И если благодаря Провидению мы выберемся отсюда, вы увидите, что дон Блас умеет быть щедрым.
        Хуане хотелось крикнуть отцу:

«Папа! Она заслуживает большего, чем какое-то банальное обещание будущего вознаграждения! Негоже таким образом умалять сделанное ею».
        Дон Блас догадался, о чем подумала его дочь. Что-то сдвинулось в его, без сомнения, рыцарской натуре[139 - Рыцарская натура - здесь: самоотверженная, великодушная, благородная личность.], недоступной, однако, для благородных помыслов, проповедующих равенство между всеми членами великого человеческого братства.
        Он схватил руку Флор, крепко ее пожал и добавил:

        - Дитя мое… будьте благословенны!
        Ага! На сей раз индианочка уловила совершенно иную тональность в произнесенных словах. Она посмотрела на этого бледнолицего из другого мира и поразилась выражению его лица. Флор собралась ответить дону Бласу, однако тот покачнулся, задрожал и затем рухнул так быстро, что она не успела даже поддержать его.
        Хуана закричала:

        - Папа умирает! Папа умирает!
        Сломленная слабостью и мучительным волнением, донна Лаура опустилась на колени и погасшим голосом прошептала:

        - Девочка моя! Любимая! Увидев тебя, я почувствовала себя лучше… а теперь… конец… мы умираем от голода… жажды… О, как мне больно!..
        Хуана стала звать на помощь. Она принялась бить кулаками и ногами по деревянной, гулко отдающей стене.
        Через несколько минут, показавшихся вечностью, девушка услышала размеренные шаги, сопровождаемые звоном шпор. Маленькая потайная дверь отворилась, и на пороге появился Андрее. С ним были двое людей. Холодный и самоуверенный метис прошел в помещение, почтительно поприветствовал девушку и произнес:

        - Вы в чем-то нуждаетесь? Я к вашим услугам, сеньорита!

        - Вы медленно… с изощренной жестокостью убиваете моих родителей… принесите им воды… пищу!

        - Через минуту все будет исполнено, сеньорита! Дон Блас должен пенять на себя, если я посчитал своим долгом выступить против него… и вы знаете почему! Ведь я просил его быть просто полюбезнее со мной…
        Девушка задохнулась от такой наглости.

        - Вы говорите о любезности жертвы по отношению к своему палачу! О соблюдении приличий со стороны умирающего к тому, кто его убивает! Ваши шутки, по крайней мере, неуместны!

        - Дону Бласу достаточно произнести одно слово… сделать один жест - и вы все свободны!

        - Хватит! Мне нужны вода и пища… исполняйте!

        - Да, сеньорита… если только в ваших словах я уловлю… некое обещание, надежду…

        - Надежду! Какую? Обещание? Чего? Говорите быстрее! Время идет, и непоправимое может случиться с минуты на минуту!

        - Я хочу, чтобы отныне дон Блас обращался со мной как с равным… Я требую, чтобы он отнесся положительно к моему намерению жениться на вас…

        - Я помолвлена! Вы это знаете, и никогда я не стану женой другого человека.

        - Значит, это ваше последнее слово, сеньорита,  - продолжил Андрее изменившимся голосом.
        Дон Блас хрипел и ворочался на полу. Потерявшая голову донна Лаура опустилась на колени и жалобно стонала. Дневной свет, широким потоком проникавший в помещение через распахнутую дверь, ослепил несчастных.
        С трудом Хуана узнавала в этих людях своих родителей. Настолько их изменили перенесенные страдания. Ее отец, мать в таком состоянии… И все из-за этого монстра, перемалывающего их сердца и истязающего их тела. И тут наша героиня, удивительное создание, преисполненное доброты и благородства, почувствовала, как ее захлестнула волна ненависти.

        - Сеньорита, вы не отвечаете,  - продолжил метис,  - должен ли я понимать ваше молчание как…
        Она резко оборвала его, воскликнув:

        - У вас нет ни души, ни совести, ни великодушия! Вы всего лишь бандит с руками по локоть в крови, в котором никогда не было ничего человеческого!

        - Вот здесь вы не правы! Меня пожирает любовь! Медленно убивает безумная страсть… как других голод и жажда… Эта искупительная любовь может сделать из разбойника героя! Если б я вас не так страстно любил… сеньорита, сегодня вы были бы мертвы. Только любовь смогла победить ненависть, оскорбление и презрение, остановить месть на пороге смерти. Но сегодня я хочу вас! И если я использую самые жестокие средства… позже вы простите все это тому, кто сделает вас еще более богатой, более великой и более любимой, чем сама королева!
        Хуана с ужасом посмотрела на Андреса. Затем перевела глаза с этого человека, говорившего о любви в такой момент, на умирающих родителей.
        О!.. Спасти их!.. Спасти любой ценой, но не изменой Железному Жану, бесстрашному и самоотверженному герою, который был так нужен сейчас!
        Но времени на размышление не оставалось. Необходимо было действовать быстро. Обморок дона Бласа может оказаться смертельным.
        Девушка решительно тряхнула головой:

        - Воды! Я хочу воды! И без всяких условий!

        - Хорошо! И что потом?  - неумолимый Андрее.

        - Я посмотрю!

        - Даете слово?

        - Нет! Никаких обещаний! Я сказала: посмотрю! Она подумала:

«Да! Я спасу их. И затем навсегда исчезну… И моя смерть станет платой за их жизнь! Жан оплачет меня и отомстит! Это слово: „Посмотрю!“ -, не означает безусловного отказа. И в то же время я не принимаю на себя каких-либо обязательств».
        Но Андрее, со своей стороны, уловил в этом маленькую трещинку в неприступном до сих пор монолите.
        И потом, речь идет о стакане воды! Всего лишь стакане воды! Он постарается завтра, в последующие дни постепенно вырвать у Хуаны это заветное слово, которое свяжет ее навсегда.
        Андрее склонил голову, вышел и вскоре вернулся, неся на подносе один из пористых сосудов из красной земли, повсеместно используемых в здешних местах. Он поставил его на большой массивный стол и, пятясь, отошел к оставшейся открытой двери.
        Двое его людей с револьверами в руках находились тут же.
        Хуана схватила вазу, поднесла ее к распухшим губам своего отца и вылила немного воды в раскрытый рот.
        Почувствовав благотворную жидкость, дон Блас глубоко и продолжительно вздохнул, глаза его открылись, зубы разжались. Жизнь постепенно возвращалась в истощенный организм. Он пил… О! С такой лихорадочной и болезненной жадностью, красноречивее всяких слов свидетельствующей о перенесенных муках.
        Андрее находился тут же, загородив собой дверь. Он холодно взирал на происходящее. Но огонь в глазах выдавал его истинное состояние.
        Дон Блас увидел Хуану. Склонившись над ним, она смотрела на него с выражением бесконечной любви и нежно шептала:

        - Пейте, папа, пейте и не бойтесь!
        В это мгновение плантатор заметил Андреса и судорожно дернулся. Ужасное подозрение пронзило его сердце, страшная мысль о том, что Хуана могла что-либо пообещать палачу, желая получить эти несколько спасительных капелек воды.
        Бледный, величественный и грозный, он вырвал из рук дочери сосуд, плюнул в Андреса переполнявшей рот слюной и швырнул в него вазу!
        Затем яростно закричал:

        - Мерзавец!.. Прокаженный!.. Собачий сын!.. Пусть эта вода будет для меня отравой! Потому что ее дал мне ты! Убирайся, бандит… и дай мне умереть!
        Сосуд разбился о косяк двери. Содержимое вместе с осколками брызнуло Андресу в лицо. Метис бешено зарычал. Мокрый, оскорбленный, жалкий и смешной, побагровев от ненависти, он выхватил револьвер и, направив его на дона Бласа, закричал:

        - О! Неужели я должен плакать… всегда лить кровавые слезы… Я убью вас!
        Хуана пронзительно вскрикнула, бросилась к отцу и закрыла его своим телом.
        В обезумевших от ярости глазах Андреса появилась какая-то осмысленность. Он опустил пистолет и выбежал из помещения, рыдая от беспомощности, исступления, заикаясь и отрывисто выговаривая:

        - Я бы вырвал свое сердце… всех бы их зарезал… Я больше не могу… не могу! Однако… надо запастись терпением… Я отомщу за все!
        Сломленный этим последним усилием, дон Блас впал в мучительное оцепенение. Его жена, вытянувшись на полу и положив голову на колени Хуане, продолжала жалобно стонать.
        Несчастные испытывали страшные муки и покорно ждали избавительницы - смерти.
        Хуане хотелось кричать, звать на помощь, ради них отдать себя в жертву, заплатить своей жизнью за их спасение.
        Дон Блас, страшный в гневе, выкрикнул:

        - Дочь моя!.. Если вы станете жалеть этих негодяев, я прокляну вас!
        И Хуана смирилась. Она разделит судьбу родителей, облегчит последние страдания и потом умрет вместе с ними.
        А что Солнечный Цветок? Индианка вовсе не чувствовала себя обреченной. Непрерывно, словно дикий зверь, двигаясь по хижине, щупая, что-то внимательно осматривая, она пыталась найти лазейку, сквозь которую можно было прошмыгнуть и скрыться.
        Ее голову сверлила одна-единственная мысль. Сбежать любой ценой, добраться до Лагуны кайманов, позвать своих братьев и привести их сюда, чтобы освободить несчастных пленников.
        Наступила ночь. Снаружи доносились крики старателей. Попойка продолжалась.
        Флор не прекращала поисков. Давно ознакомившись со всеми предметами, находившимися в помещении, она ходила взад-вперед, вытянув руки и щупая вслепую. Не найдя ничего, индианка вновь и вновь продолжала без устали искать.
        В данный момент Флор исследовала крышу. Для этой непростой в кромешной тьме операции она поставила на большой стол один из тяжелых, массивных стульев. Затем, рискуя сломать себе шею, индианка взобралась на это сооружение и принялась ощупывать бревна, наклонно уложенные на мощные подпорки. Девушка небезосновательно полагала, что хоть один из брусов можно сдвинуть.
        Она работала наверняка, без лишних движений, встав на цыпочки и стараясь приподнять один за другим плохо закрепленные бревна.
        Однако на этом участке крыши делать нечего! Ничуть не отчаиваясь, Флор продвинула стол подальше, вновь поставила на него табуретку, поднялась наверх и продолжила поиски.
        Вдруг странный, по крайней мере в такой час, звук заставил ее вздрогнуть.
        Тишину нарушил резкий радостный хохот.

        - Ты смотри!  - произнесла девушка.  - Это крик птицы-пересмешника! О! Неплохое подражание!.. Но пересмешник никогда не поет по ночам… Ах, если б я только знала наверняка! И тем не менее попробуем!
        Она ответила пронзительным тявканьем, который затем перешел в протяжный вой, как у собак, лающих на луну. Это был крик шакала.
        Тотчас дважды подряд совсем близко послышался хохот птицы-пересмешника. Сердце индианки неистово забилось.

        - Ах, Боже мой! Неужели это правда?  - пробормотала она вполголоса.
        Со своей стороны, девушка вновь, также дважды, с неподражаемым мастерством ответила голосом койота, этого маленького мексиканского шакала, дерзкого грабителя, ночного разбойника и одновременно трусливого животного.
        Спустя мгновение совсем рядом послышался еще более громкий, пронзительный, с оттенком радостной иронии, крик пересмешника.
        Затем - три отрывистых, через равные промежутки времени, удара тяжелым предметом о деревянную стену хижины.
        Не спеша Флор слезла с табуретки, легко спрыгнула со стола на пол, подошла к Хуане, неподвижно сидевшей подле своей хрипящей матери, и просто сказала: - Никогда не теряй надежды!



        ГЛАВА 5


        ТОРГОВКИ И ИХ ПОВОЗКИ.  - ПРОДАЖА ГОРЯЧИТЕЛЬНОГО.  - ПРИБЫЛЬНОЕ ДЕЛО.  - КОРНЕЛИЯ ПЬЕТ И НЕ ПЬЯНЕЕТ.  - НА КРЫШЕ ХИЖИНЫ.  - ВОДА И ВЯЛЕНОЕ МЯСО.  - ТЕРПЕНИЕ И ВОЛЯ.  - ВНОВЬ ОБРЕТЕННЫЕ СИЛЫ.  - УХОД.  - ДВА УДАРА КИНЖАЛОМ.  - ПОД ЧЕХЛОМ.  - ЛАГЕРЬ ПРОСНУЛСЯ.  - БЕГСТВО И ПОГОНЯ.  - ВПЕРЕД!
        Вернемся немного назад. Всего на несколько часов.
        В то время как Солнечный Цветок и Хуана бесстрашно защищались в хижине, в лагерь, если не забыл читатель, прибыли повозки.
        Откуда они прикатили? Об этом вопрошали друг друга заинтригованные бандиты. Разумеется, они не были обеспокоены. Внешний вид повозок не давал ни малейшего повода для тревоги. Накрытые водонепроницаемым тентом, тяжело груженные и запряженные уставшими мулами, они не спеша, проваливаясь в песок, двигались, кое-как ведомые двумя женщинами. Среднего возраста, в потрепанном платье, это были индианки или мулатки. Словом, бедные создания в разорванных одеждах, с грязными, покрытыми пылью лицами, на голове - пестрый платок, подвязанный под подбородком. Обе потягивали небольшие трубки из краснозема и с непринужденностью заядлых курильщиков смачно, со свистом, сплевывали.
        Женщина с первой повозки, здоровенная товарка с размеренными, неспешными движениями, мелодичным напевом остановила мулов и что-то прокричала на местном наречии своей приятельнице. Та - высокая, худая, нескладная бабенка с едва проступающими усиками, тотчас вызвала легкомысленные шутки в толпе старателей, обступивших повозку. Она тоже остановила свою телегу, за которой шагала лошадь, привязанная обрывком лассо.
        Если женщина вызвала насмешки, то вид бедной коняги повлек за собой взрыв гомерического хохота[140 - Гомерический хохот - неудержимый, громовой (выражение происходит от описания смеха богов в поэме «Илиада» легендарного древнегреческого поэта Гомера, время жизни которого определяется по-разному от XII до VII в. до н. э.).] у бандитов - любителей быстрой езды и больших знатоков этих благородных животных.
        С потертой гривой, выступающими ребрами и ободранной спиной, несчастный конь напомнил бы европейцу рабочую лошадь бродячих артистов.
        Бедное животное покорно и терпеливо ждало корм, в то время как женщина, не отвечая на шутки обступивших повозки людей, достала откуда-то снизу большую бутыль, оплетенную бамбуком.
        Она передвинула свою трубку к краю рта, и голосом, будто насквозь пропитанным алкоголем, крикнула на отвратительном испанском:

        - Это великолепное агвардиенте!.. Чистый мескаль… прямо из подвалов Жалиско… У нашего президента, да хранит его Господь, нет ничего подобного… Удивительный напиток этот достоин таких кабальеро, как вы! Кто хочет настоящего мескаля из Жалиско? Кто его хочет? Всего лишь унция золота за бутыль в две квартильи[141 - Квартилья - мера веса или объема сыпучих и жидких тел; под этим названием известны резко отличающиеся друг от друга меры в разных испаноязычных странах и в разное время.].

        - Ура! Это маркитантки[142 - Маркитант (маркитантка) - мелочной торговец (торговка), сопровождающий армию в походе и снабжающий военнослужащих в основном дополнительными к пайку съестными припасами и спиртными напитками.]! Добро пожаловать на золотой прииск!
        Здесь уже ощущался недостаток горячительных напитков… что в сотни раз хуже нехватки хлеба!

        - Унция[143 - Унция - здесь: устаревшая аптекарская мера веса; применяется также при определении веса золота; равна 29, 86 грамма.] золота! Не так уж это и дорого! К тому же Андрее обещал озолотить своих верных компаньонов!

        - Итак, вперед!.. Пить!.. Пить! К нам! Сюда! Быстрее! Вскоре товарки уже и не знали, кого слушать. Бутыли быстро наполнялись из бочонков, укрытых тентом, опорожнялись и вновь наполнялись.
        Платили наличными и без обмана.
        Торговля развернулась вовсю, и маркитантки даже не успевали пересчитывать выручку.
        Первая товарка со страстным вожделением поглядывала на небольшой металлический сосуд, быстро наполнявшийся золотом, резким движением хватала его, опрокидывала содержимое в мешочек, висящий на шее, и вновь клала на место, поближе к страждущим.
        А в это мгновение другая, с усами, улучив момент, проворно влила себе в рот добрую порцию желанного напитка. Десперадос, предвкушая забавную сцену близкого опьянения, громко расхохотались, а кассирша, в свою очередь, яростно завопила:

        - Эй! Корнелия, перестань напиваться! Уродина! Пьяница!.. Ты разоришь нас… Из-за тебя этим молодцам не хватит вина! Ты посмотри, какие они щедрые!
        Сконфуженная Корнелия виновато потупила взор, затем вновь вскинула голову, прикусила губы, как бы желая сдержать смех, и быстро обменялась со своей подругой вполне осмысленным взглядом.
        Мало-помалу кабальеро вошли в раж и стали пить не останавливаясь. Небольшие бочонки емкостью в одну фанагу (девяносто литров) очень скоро стали пустыми. А поскольку жажда возрастала по мере потребления алкоголя, старатели испугались, как бы запасы огненной воды не истощились.
        Со всех сторон послышались возгласы:

        - Эй! Подруга!.. Твой мескаль великолепен… так здорово бьет по голове… но скоро его не станет!

        - Не беспокойтесь, уважаемые сеньоры! У нас есть еще целых два карга! Корнелия! Мошенница, воровка, ты продолжаешь пить! Какой стыд! Посмотрите, кабальеро, она едва стоит на ногах!
        Корнелию в самом деле сильно закачало. Однако время от времени она бросала в сторону своей таинственной подружки быстрый, острый, такой молодой на грязном лице взгляд и заговорщицки подмигивала.
        Лошадь между тем накормили. Безучастный ко всему и покорный конь, не спеша разжевав кукурузу и напившись воды, спокойно улегся посреди всеобщего шума.
        Солнце все более склонялось над линией горизонта. Вскоре неистовый гам сменился тяжелым опьянением, настоящим угаром, за которым последовал свинцовый сон, близкий к беспамятству.
        И две товарки, кажется, очень спешили вызвать такое мертвецкое состояние.
        Они принялись работать еще быстрее, раздавая направо и налево полные кружки, не очень заботясь о том, чтобы какой-нибудь нечистоплотный кабальеро не забыл заплатить за последний глоток, который сразит его наповал.
        Корнелия просто не щадила себя. Она без устали наполняла стакан, чокалась поочередно со всеми, произнося бессмысленные тосты, дрожащей рукой подносила сосуд к губам и ловко выливала мескаль… за вырез своей кофточки!
        Ее приятельница, видя эти проделки, перестала кричать и, казалось, застыла в восхищении.
        Итак, все шло как по маслу! Подруги собрали хорошую выручку, вина еще было много, полумертвые забулдыги-старатели попадали кто где. В лагере стало тихо.
        Назавтра эти кабальеро начнут с новой силой похмеляться.
        Ободренные наступившей тишиной, нарушаемой лишь пьяным храпом, женщины негромко обменялись несколькими словами, после чего Корнелия спрыгнула с повозки.
        Сильно шатаясь, она пошла вперед, натыкаясь на домики, палатки, пока не добралась до хижины, где были заперты пленницы.
        Маркитантка тяжело рухнула на землю, затем, как будто ей в голову взбрела пьяная забава, принялась издавать пронзительные крики птицы-пересмешника.
        Изнутри ей ответили тявканьем койота. Корнелия вздрогнула и возобновила свое птичье пение. Вновь послышался вой шакала.
        Женщина вне себя от радости тихо пробормотала:

        - Это прекрасно!
        Затем подняла камень и трижды ударила по стене. После чего осторожно ползком добралась до потайной двери, расположенной у противоположной стены домика.
        Двое часовых, сидя на корточках, курили и тихо переговаривались. С этими уловка не удалась, они не выпили ни грамма спиртного. Рядом с ними лежало оружие.

        - Ничего не поделаешь,  - проворчала Корнелия,  - если б я только знала! Ну ладно, вперед… только осторожно!
        Пристально вглядываясь в темноту, она вернулась на исходную точку и без лишних движений стала подниматься на крышу. Несмотря на мешающее платье, операция была проделана быстро и с невероятной ловкостью. Не теряя времени, торговка вытащила из-под юбки небольшой и толстый металлический предмет. Кажется, ломик старателя. Затем бесшумно надавила на крышу. С едва уловимым хрустом приподнялось одно из бревен. Образовалось отверстие, в которое свободно мог пролезть человек. Склонившись над дырой, Корнелия тихо произнесла:

        - Флор!.. Это ты?

        - Да!  - тотчас ответила маленькая индианка.

        - Сеньорита тоже здесь?

        - Да!.. А также ее мать и отец…

        - С ними все в порядке?

        - Нет! Они умирают от голода и жажды!

        - Черт побери! Надо принести немного воды и мяса… через пять минут вернусь.
        В мгновение ока Корнелия без лишнего шума, с ловкостью обезьяны соскользнула на землю и, шатаясь, перешагивая через пьяных старателей, вернулась к повозке, на секунду пропала и затем появилась, держа в руке мешок.
        Она снова взобралась на крышу и позвала Флор. Девушка поднялась на стол и ответила:

        - Я здесь! Что надо делать?

        - Возьми этот мешок… там вода, мясо, два заряженных револьвера… Вначале дай напиться, но только осторожно, затем накорми отца и мать. Я буду ждать здесь, не двигаясь, пока они немного не придут в себя. Иди! И делай все быстро, малышка Флор!
        Маленькая и бесстрашная индианка сохраняла удивительное хладнокровие.
        Ничто ее не удивило и не взволновало. На вопрос Хуаны она ответила:

        - Тихо! Ни слова… поговорим позже. Солнечный Цветок бесшумно соскочила на пол, открыла мешок и поднесла к губам умирающих спасительный напиток.
        Несчастные! С какой же жадностью они пили воду! Девушка подходила поочередно к донне Лауре и дону Бласу. С помощью Хуаны, поддерживающей их неподвижные головы, Флор умело и аккуратно дозировала жидкость, не поддаваясь на мольбы и уговоры дать воды побольше. Словом, мало-помалу ей удалось вернуть умирающих к жизни.
        А теперь можно и поесть. Она осторожно чередовала глоток воды с небольшой порцией вяленого мяса. Проникновенно уговаривала жевать медленно и тщательно.
        Так продолжалось примерно два часа! Все это время Корнелия неподвижно лежала на крыше.
        Наконец донна Лаура и дон Блас почувствовали себя лучше. Еще слабые, едва отдавая себе отчет в том, что их ждет спасение, они тем не менее уже могли стоять на ногах.
        Неутомимая Флор вновь поднялась на стол, приблизилась к отверстию и произнесла:

        - Им лучше!

        - Они могут идти?

        - Да! Думаю, что да… но они прикованы к стене цепью.

        - Возьми этот ломик, оторви одно звено. А я пойду, открою дверь… Если услышите крики, шум, не двигайтесь!

        - Все ясно!
        Корнелия поставила бревно на место, осторожно слезла с крыши и, пошатываясь, двинулась вперед. Она обогнула хижину и подошла к двери, где стояли на посту двое часовых. Беспомощно махая руками, пытаясь устоять на ногах, торговка рухнула в конце концов как раз между бандитами.
        И тут произошло нечто невероятное!
        С удивительной быстротой пьяная Корнелия вскочила на ноги. Жалкое создание, до сих пор качавшееся, словно марионетка[144 - Марионетка - кукла в театре, управляемая системой ниток.], у которой оторвали поддерживавшие ее нитки, вдруг выпрямилось подобно стальной пружине. Последовали два быстрых молниеносных выпада рукой. Тускло блеснуло стальное лезвие кинжала.
        Удар направо!.. Удар налево! Часовые, пораженные в самое сердце, замертво, без звука и стона, рухнули на землю!

        - Хорошо!  - прошептала удивительная женщина. Она засунула кинжал за пояс, ощупала стену хижины в поисках засова. Обнаружив, откинула его, толкнула дверь и вошла в помещение.

        - Флор! Ты готова?  - Корнелия низким голосом.  - Сеньор и сеньора могут идти?

        - Да! Они намотали цепи на пояс, чтобы было меньше шума.

        - Хорошо! Выходите тихо… следуйте за мной. Хуана, поддерживая мать, вышла первой, за ней - Флор, о которую опирался дон Блас.
        Вне себя от радости и удивления, не веря своим глазам, несчастные пленники двигались при свете звезд, обогнув место заточения и уходя дальше, ведомые таинственной благодетельницей.
        Никто не проронил ни слова.
        Несколько темных фигур лежало на земле. Это спали пьяные в стельку старатели. Спутники осторожно обошли их стороной. Показались неясные очертания огромных повозок.

        - Наконец-то! Мы на месте!  - Корнелия.
        Бережно, с бесконечными предосторожностями, она помогла подняться наверх, под тент, донне Лауре, затем Хуане и дону Бласу. Флор, оказавшись последней, получила соответствующие наставления. Они свелись к следующему: сидеть тихо, не двигаться, что бы ни случилось, и терпеливо ждать отъезда.
        Операция по спасению пленников длилась почти всю ночь. Скоро забрезжит рассвет.
        Между тем Корнелия начала выказывать признаки нетерпения. Сидя сзади за тентом и рассеянно лаская лошадь, она пробормотала:

        - Почему они до сих пор не дают сигнал? Что могло случиться?
        Незаметно исчезли звезды, горизонт просветлел. Некоторые старатели проснулись. Они были в явно плохом расположении духа. Кто-то громко зевнул, потянулся. Пора было опохмеляться.
        У первой повозки, где прятались четверо беглецов, послышались негромкие голоса. Наиболее нетерпеливые из десперадос хотели подняться наверх и налить себе вина.
        Корнелия оставила свой пост, поднялась на передок и вступила в переговоры с бандитами. Начался обмен неприличными выражениями. Перепалка становилась все громче и громче. Стали просыпаться и другие головорезы. Скоро наступит день. Положение ухудшалось с каждой минутой.

        - Здесь нет больше мескаля!  - Корнелия.  - Поищите в другой повозке… а я скоро уеду и привезу еще…
        С помощью своей приятельницы она быстро запрягла упрямившихся мулов.
        В это время десперадос принялись опустошать бочонки, припрятанные во второй повозке. Это был резерв! Началось столпотворение, потом чуть ли не драка… Не обращая на происходящее внимания, женщины уселись в первую повозку.
        Торговки схватили вожжи и, прищелкивая языком, попытались стронуть с места мулов.
        Внезапный, необъяснимый отъезд показался десперадос подозрительным. Вскоре злые, невыспавшиеся, они окружили коляску. Кто-то угрожающе взмахнул рукой.
        Приятельницы быстро обменялись несколькими словами, затем Корнелия спрыгнула на землю.
        Бах!.. Бах! Две мощные, смачные пощечины прозвучали, словно удары хлыста. Двое кабальеро пошатнулись и рухнули на песок.
        Тотчас - еще два удара кулаком. Затрещали кости… Десперадос покатились по земле… Корнелия продолжала отбиваться… Боже мой! Она вскинула ногу и нанесла несколько великолепных ударов! Настоящая львица, которую разозлили!
        В ее платье вцепились со всех сторон, и вскоре оно превратилось в лохмотья. Десперадос, получивший первую оплеуху, от которой его щека стала синей, недоуменно воскликнул:

        - Глазам своим не верю! Это же мужик!
        Да! Под лохмотьями можно было различить сапоги, штаны стального цвета и красный пояс ковбоя. А также пару револьверов, расписанных серебром!.. И еще индейский кинжал…
        Настоящий мужчина! Его голос перекрыл стоявший вокруг шум:

        - На место, негодяи! На место! Черт побери! Или я вас всех уничтожу!
        Резким движением он, словно нитку, оборвал конец лассо, за который была привязана к задку повозки лошадь. Прыжком ковбой вскочил на коня, стоявшего без уздечки и седла.
        Его вновь окружили. Пораженные десперадос не переставая кричали:

        - Мужик! Это мужик!

        - Да, да! Черт побери!  - мнимая Корнелия, которую на самом деле звали Стрелок Джо!

        - Вперед, мамита! Вперед! Смелей! Мамита! Смелей!
        Таким образом, вторая товарка оказалась отважной мулаткой.
        Она сильно хлестнула мулов и отпустила вожжи. Четверо животных устремились вперед. Под колесами повозки остались двое кабальеро, неосторожно попытавшихся остановить мулов.
        В тот же миг Джо характерно прищелкнул языком. Конь, а это был Боб, великолепный скакун Железного Жана, хорошо знал Джо, любил его, повиновался ему, как своему хозяину. Разрисованная лошадь, вся в каких-то мнимых царапинах и ссадинах, делавших ее похожей на старую клячу, временно поступила в распоряжение метиса.
        Услышав знакомый сигнал, Боб яростно заржал: это был его боевой клич. Неожиданно конь начал брыкаться передними и задними копытами. Словно ураган, носился он среди десперадос, нанося мощные удары, от которых трещали кости перепуганных кабальеро.
        К тому же Боб начал кусаться! Он снимал скальпы, сдирал с лица кожу, оставляя на теле ужасные раны.
        Великолепно дрессированный, повинующийся малейшей команде, конь обогнал повозку и, раскидав людей, освободил залитый кровью проход.
        Управляемая умелой рукой мамиты, упряжка во весь опор помчалась вперед, удаляясь все дальше и дальше в степь.
        Между тем десперадос, оправившись от потрясения, довольно быстро пришли в себя. Их много, и они, надо отдать им должное, были бесстрашны! Бандиты решили во что бы то ни стало отомстить за гибель своих товарищей и собственное унижение!
        В это время в лагерь прибыл Андрее. Он обнаружил трупы двух часовых, открытую дверь и пустую хижину.
        Издав звериный рык, бандит во все горло заорал:

        - По коням! По коням! Черт побери! Они мне нужны живыми или мертвыми! Пятьсот унций золота тому, кто их схватит!
        В мгновение ока разбойники взнуздали оставшихся лошадей и вскочили в седла, готовые устремиться в погоню.

        - Вперед! Быстро!  - Андрее, оказавшись впереди своей банды.
        В тот же миг, невесть откуда, на десперадос налетела группа всадников.
        Примерно дюжина людей на лошадях ворвалась на территорию прииска. Потрясая оружием, они кричали что-то воинственное.
        Во главе группы, выпрямившись на стременах, мчался Гарри Джонс. Рядом, на пегой лошади, достойной ученице Боба,  - Железный Жан.



        ГЛАВА 6


        ПЕРВАЯ СТЫЧКА.  - МЕЖДУ РАВНИНОЙ И ГОРАМИ.  - УЩЕЛЬЕ.  - ОКРУЖЕНЫ!  - ОТСТУПАТЬ НЕКУДА.  - ВВЕРХ ПО СКЛОНУ.  - ПОДВИГ ДЖО.  - ИСТРЕБЛЕНИЕ МУЛОВ И БАНДИТОВ.  - СПАСЕНИЕ.  - ОПЯТЬ ВМЕСТЕ!  - ДОН БЛАС И ЖЕЛЕЗНЫЙ ЖАН.  - СБИТАЯ СПЕСЬ[145].  - БЛАГОРОДНЫЕ СЛОВА ГАРРИ ДЖОНСА.
        Старатели во главе с Железным Жаном и Гарри Джонсом налетели словно ураган. Плотная, компактная группа нападавших рассеяла немногочисленных десперадос, отставших от основного отряда бандитов.

        - Не стреляйте! Предоставьте это нам!  - Железный Жан своим новым друзьям.
        Он взял по револьверу в каждую руку и добавил:

        - Гарри, будем действовать вдвоем!.. Я начинаю первым!
        От банды Андреса, насчитывавшей примерно сотню головорезов, их отделяло уже не более пятидесяти метров.
        На полном скаку, не снижая скорости, Жан открыл беглый огонь. Яркие вспышки, быстрые, короткие звуки выстрелов, облачка белого дыма, затем свист пуль. И тотчас, там, среди растерявшихся бандитов, возникло внезапное столпотворение.
        О! Какой великолепный стрелок! Все пули попали точно в цель. В плотных рядах противника образовалась брешь[146 - Брешь - здесь: разрыв в строю, колонне войска.]. Потеряв уверенность, бандиты замедлили бешеный галоп.

        - Ваша очередь!  - звонко воскликнул Жан.
        Искусный всадник-гигант Гарри Джонс умело направлял свою лошадь одной ногой и шпорой. Он вскинул оба револьвера и нажал на спусковые крючки.

        - Браво, мой дорогой, отлично!  - Жан. Разгоряченные старатели также не скрывали своего восхищения.
        Несколько человек упали, брешь еще более расширилась. Страх начал овладевать бандитами. Это было видно по тому, как шарахались лошади и пригибались всадники. А там впереди, не сбавляя скорости, закусив удила, продолжали мчаться мулы.
        Несмотря на огромные камни, глубокие колдобины, ужасную тряску, рискуя разлететься вдребезги, повозка удалялась все дальше и дальше.
        Прииск давно остался позади. Ни ручейка для отмывки песка, ни аккуратных прямоугольных канав, никаких земляных насыпей, мусора. Зато множество других препятствий. Постепенно долина расширилась. Слева простиралась равнина, справа показалась гора. Джо, скакавший впереди на могучем Бобе, произнес:

        - На горе нам будет легче скрыться! Обернувшись, он крикнул:

        - Направо, мамита!.. Направо!
        И направил Боба по дороге к вершине. Беглецы устремились вперед по узкому, шириной пятьдесят метров, ущелью.
        Внезапно послышался громкий свист. Затем последовала короткая команда. Тотчас отряд Андреса, преследовавший повозку, стал поворачивать влево. Отказавшись от погони, бандиты бросились к равнине.
        Проход был свободен! Жан, Гарри, удивленные старатели не мешкая поскакали дальше, следом за повозкой.
        Теперь можно было перевести дух!
        Жан, однако, почуял неладное. Этот непонятный маневр[147 - Маневр - передвижение войск в боевой обстановке с целью успешного выполнения поставленной задачи.] обеспокоил нашего героя. Он прекрасно понимал, что Андрее не из тех, кто просто так отпускает свою жертву. В чем же дело?
        Бешеная скачка помешала ковбою поделиться тревогой с Гарри и старателями. Впрочем, в этом не было смысла, поскольку никто из них не знал местности.
        Прошло более двух часов. Казалось, все осталось позади. Внезапно Жан громко выругался.

        - Проклятье!.. Посмотрите, Гарри, ущелье сужается! Ширина горловины уже не более двадцати пяти метров!

        - Ну и что! Проскочим!

        - Вот почему десперадос отказались от погони! Чтобы ждать нас в конце этой проклятой теснины!

        - Ничего страшного,  - спокойно ответил американец,  - придется подраться.

        - Это точно… И нам будет нелегко.
        Еще одно лье миновали. Джо, внимательно посматривая по сторонам, скакал в пятистах метрах впереди. Вдруг он развернулся и вихрем помчался назад. Метис сделал знак рукой и громко закричал:

        - Стой! Мамита… оставайся на месте!
        Повозка тотчас остановилась. Джо объехал упряжку и приблизился к Железному Жану.

        - Что случилось, браток?  - обеспокоенный молодой человек.

        - Нам не везет!.. Каньон заканчивается узкой расщелиной… Там сможет пройти лишь один всадник, да и то вряд ли!

        - Дьявол! Мы в ловушке… Тогда - назад!

        - Это невозможно! Посмотри… видишь, показались десперадос!
        Жан обернулся и увидел многочисленную группу всадников, перекрывших путь к отступлению. Он спокойно перезарядил свои револьверы и, обретя привычное хладнокровие, произнес:

        - Ну что ж… Значит, вперед!
        Путники двинулись дальше и через десять минут оказались в тупике. Слева возвышалась отвесная стена. Справа - горная вершина, куда вела узкая, крутая тропинка, по которой едва ли могла пройти повозка.
        Узкая расщелина - ею заканчивался каньон[148 - Каньон - глубокая узкая долина с крутыми склонами.] - была не менее двухсот метров длиной и полтора метра шириной. Далее простиралась равнина, свободное пространство. Всадник еще мог здесь пройти. Но как быть с повозкой? Оставить ее и двинуться дальше пешком? Но дон Блас и его жена едва ли были в состоянии идти. А где взять для них лошадей, а также для Хуаны, Флор и мамиты?
        Может быть, подсадить их в седла, к старателям? И этого делать нельзя! Кони быстро устанут, и бандиты настигнут беглецов. Тупиковая ситуация. Мысли молнией проносились в голове Жана.
        Что же делать? Внезапно на ум пришла оригинальная идея.

        - Друзья!  - молодой человек к старателям.  - Надо разделиться! Скачите вперед! Найдите подмогу… А мы пока в это время будем защищаться там, наверху.

        - Да, Жан,  - от имени всех ответил один из старателей.  - Мы повинуемся, хотя нам очень нелегко оставлять вас. Рассчитывайте на помощь! Мы со своей стороны сделаем все возможное! До свидания!

        - До свидания, друзья, и спасибо вам! Возьмите наших лошадей и позаботьтесь о них!
        Показав на гору, молодой человек добавил:

        - Дорогая мамита, вперед!
        Потом Жан спрыгнул на землю. Его примеру последовали Гарри и Джонс. А мамита принялась изо всех сил хлестать мулов.
        Повозка рванулась вверх по склону. В это время показались первые десперадос. Они мчались на наших героев и что-то громко кричали.

        - Ах ты, черт!  - разъяренный Жан.  - Эти парни сейчас нам заплатят… Приготовься, Джо… и вы, Гарри.
        Друзья живо вскинули свои безотказные винчестеры. Прогремели три выстрела. Тотчас, постепенно удаляясь и затихая, ответило громкое эхо. Позади рухнули на землю три разбойника. Заметив, что старатели скрылись, Жан скомандовал:

        - Вперед! Сохраняйте спокойствие!
        И наши герои рысью устремились следом за повозкой. Та между тем замедлила ход. Напрасно мамита без устали хлестала бедных мулов. Подъем становился все тяжелее и круче. Животные перешли на шаг.
        А десперадос быстро пришли в себя и открыли беспорядочную пальбу. Некоторые пули просвистели совсем рядом.

        - Ну что ж!  - Жан.  - Сделаем еще один залп!
        Вновь загрохотали винчестеры. Плотный прицельный огонь остановил нападавших и предоставил беглецам несколько минут передышки. Невероятно, но повозка поднялась еще на сотню метров. Однако дальше мулы уже не могли двигаться.
        Впрочем, пули уже не были страшны нашим героям. Но следовало избавиться от повозки.

        - Прошу дам сойти на землю,  - произнес Железный Жан, подойдя к упряжке, неподвижно стоявшей на крутом подъеме.
        Первой из-под брезента, словно чертик из табакерки, выскочила Солнечный Цветок. Вынужденное безделье и неподвижность чрезвычайно раздражали это непоседливое и горячее создание.
        Заметив Жана, она радостно воскликнула:

        - Ура! Как вовремя! А я уже начала задыхаться! Жан, мой друг… отличная работа! О! Как я рада вновь увидеть тебя!

        - Малышка Флор! Моя дорогая маленькая Флор!  - широко улыбнувшись, произнес молодой человек.
        Тут он заметил Хуану. Что-то сильно ударило в сердце, и ковбой побледнел. Задрожав всем телом, он внезапно забыл былые муки, бессонные ночи, страшные дни, жизнь без надежды. Из головы напрочь вылетели последние события: бегство, новые опасности, угроза гибели. Жан видел перед собой только свою любимую. Он испытывал мучительную радость.
        Несмотря на онемевшие от неподвижности ноги, девушка легко спрыгнула на землю и устремила на него красивые, ясные глаза, излучавшие бесконечную нежность. Едва не теряя сознание под этим ласковым взором, сторицей искупившим былые страдания, с бьющимся сердцем и пересохшим горлом, ковбой пробормотал:

        - Сеньорита, вы так натерпелись… Но больше нечего бояться… Мы спасли вас!
        Она схватила его руку, горячо сжала в своих ладонях и ответила, глядя молодому человеку в глаза, вкладывая в слова всю душу:

        - Рядом с вами, Жан… я ничего не боюсь… я просто счастлива!
        И, не дав ему времени что-либо сказать, она протянула одну руку Джо, другую - Гарри и продолжила:

        - Дорогие друзья, как я благодарна всем! Моя признательность бесконечна, как и ваша преданность!
        Гарри невольно перехватил взгляды, которыми обменялись Жан и Хуана. Американец почувствовал волнение в словах, которыми те обменялись, ощутил теплоту их рукопожатия. Он быстро осознал разницу в отношении молодой женщины к нему и ковбою. И Гарри все понял. Сам того не желая, он подумал: «Как она его любит! А я всегда буду для нее всего лишь другом».
        Глубоко вздохнув, Гарри поклонился и ответил:

        - Это был наш долг, мисс Хуана. И мы с удовольствием его выполнили.
        Между тем с повозки тяжело сошла донна Лаура. Жан почтительно склонился перед ней, а Гарри, сделав шаг вперед, мягко произнес:

        - Мадам, позвольте вам помочь!
        Донна Лаура страдальчески улыбнулась и пробормотала:

        - Ах! Мистер Джонс, нас преследует рок. Вы все видите сами… благодарю за вашу верность и соучастие в нашем горе!
        Женщина сильно ослабела и с трудом держалась на ногах. Гарри поднял ее на руки и отнес в сторону.
        Наконец настала очередь дона Бласа. С трудом, цепляясь за брезент, плантатор выбрался из повозки и оказался лицом к лицу с Жаном.
        Во время бешеной скачки мамита рассказала ему в нескольких словах о последних событиях. Дон Блас, как, впрочем, его жена и дочь, знали, что Гарри, Железный Жан и Джо находились рядом.
        Но если Хуана чувствовала, что ее бесстрашный возлюбленный был вдохновителем их освобождения, то дон Блас не желал понимать ничего, кроме одного: для него Жан оставался обычным наемником и теперь служил Гарри Джонсу, которому все и обязаны спасением.
        Мужчины молча смотрели друг на друга. Несмотря на драматичность ситуации, дон Блас сумел сохранить свое неколебимое высокомерие. Подумать только, этот авантюрист, носивший позорное имя, осмелился попросить у него руки Хуаны!..
        А Жан, в свою очередь, вспомнил, как этот надменный испанец оскорбил память его отца, осквернил безупречное имя Вальдеса, его имя! Взор молодого человека полыхнул горячим огнем, и плантатор, не выдержав, отвел в сторону глаза.
        Но ведь дон Блас был одновременно и отцом Хуаны, богини красоты и доброты, которую Жан страстно любил… и потом, плантатор выглядел таким несчастным!.. Великодушие нашего героя, равно как и любовь, одержали верх над вполне законным чувством негодования! Он медленно склонил голову и с холодным достоинством поприветствовал спесивого испанца, чем немало озадачил последнего: «Ты смотри! Он обращается со мной, как равный с равным! Этот молодой человек не прост!»
        С неимоверными трудностями дон Блас спустился на землю. Но не смог устоять на распухших, затекших ногах. Дали о себе знать перенесенные страдания. Закружилась голова, силы оставили дона Бласа. Вот-вот он упадет.
        Охваченный жалостью и опасаясь худшего, Жан, легко, словно ребенка, подхватил его, поднял и бегом понес вверх по крутой тропинке!
        Гарри, в свою очередь, держал на руках донну Лауру. Хуана и Флор поднимались вверх, прыгая, точно газели[149 - Газель - здесь: жвачное млекопитающее из группы антилоп; отличается изяществом, стройностью, а также стремительной быстротой бега.], через камни, завалы. Мамита также лихо карабкалась на гору, держа за спиной огромный мешок. Джо, как добрый и внимательный сын, захотел ей помочь.

        - Нет, мой мальчик,  - мягко возразила мамита,  - в мешке продукты… ни о чем нельзя забывать. Не беспокойся! Я еще достаточно сильна - и не такие тяжести носила. А ты, такой смелый и ловкий, защити нас! Слышишь? Эти негодяи опять бегут… атакуют!
        Опасения доброй мамиты полностью подтвердились. Десперадос, поначалу растерявшись, быстро пришли в себя, увидев, что беглецов осталось совсем мало.
        Человек двадцать с воинственными криками бросились в атаку.
        Джо оглянулся назад и рассмеялся, показав белые, острые зубы молодого зверя, почуявшего добычу. Затем, обращаясь к матери, он произнес:

        - Ты права, мамита. Я буду прикрывать ваш отход… Иди, не бойся, моя дорогая… твой сын защитит тебя!
        Затем с молниеносной быстротой молодой человек вскинул винтовку. Четыре выстрела прозвучали в течение четырех секунд. Никто из десперадос не упал. Полагая, что метис промазал, они стали выкрикивать оскорбления.
        Но наш великолепный стрелок целился вовсе не в людей, а в бедных, уставших мулов, которые, не в силах тащить повозку дальше, едва удерживали ее от падения вниз по склону.
        С поразительной точностью пули угодили прямо в головы несчастных животных. Те рухнули на землю. А дальше произошло нечто ужасное. Тяжелая повозка, не удерживаемая более мулами, сначала медленно, затем все быстрее и быстрее, несколько раз перевернувшись и увлекая за собой мертвых животных, покатилась вниз.
        И вся лавина обрушилась на группу конных десперадос, не успевших от неожиданности увернуться от столкновения.
        В одну секунду все было раздавлено, расплющено и уничтожено!
        Это уже сулило спасение или, по крайней мере, передышку на некоторое время. Торжествующий Джо побежал верх по склону и вскоре догнал своих товарищей, как раз подошедших к площадке, возвышавшейся над ущельем. Внизу грохотал водопад, отвесно, словно в колодец, падающий в пропасть. По бокам поднимались скалы, образующие таким образом естественное укрытие. Здесь можно было защищаться и отразить любое нападение.
        Железный Жан, заслуженно носивший свое прозвище, поскольку за все время у него не дрогнул ни один мускул, положил в укрытие дона Бласа, смотревшего на молодого человека со смешанным чувством удивления и восхищения.
        Ковбой холодно поклонился и затем помог мамите снять со спины мешок.
        А дон Блас, продолжавший упорствовать в своем странном заблуждении, с неожиданной и совершенно неуместной фамильярностью[150 - Фамильярность - преувеличенная развязность, бесцеремонность.] воскликнул:

        - Черт побери, а вы ничего! Гарри, вы умеете подбирать себе людей!

        - Вы ошибаетесь, дон Блас,  - ответил американец,  - мой друг, Железный Жан…

        - Конечно, конечно! Я знаю… вы так скромны! Тем не менее я еще раз хочу поблагодарить вас, возглавившего нелегкую миссию по нашему освобождению!
        С грустным достоинством молодой янки прервал плантатора:

        - Ваша признательность, дон Блас, не должна ошибиться адресом. Она полностью принадлежит Железному Жану, моему самому дорогому другу, а также спасителю. Он спас мне жизнь, рискуя собственной… Я был один, без оружия, без всего… Он по-братски поддержал меня, накормил, вернул силы… дал винтовку, коня, чтобы я мог участвовать в вашем спасении! Железный Жан - настоящий герой, я горд считать себя его другом и счастлив драться под его командой! Именно ему, Джо, его матери, Солнечному Цветку вы все обязаны жизнью и свободой!
        Слушая эти слова, дон Блас испытывал чувство глубочайшего изумления.
        Его предрассудки летели к черту, а гордость жестоко страдала.
        Он окончательно замолк, не осмеливаясь взглянуть на этих «жалких людишек», ставших в одночасье благодаря проявленной самоотверженности и преданности благородными и сильными.



        ГЛАВА 7


        ОСАДА.  - ВОДОПАД.  - ВОЗВРАЩЕНИЕ НА ИСХОДНУЮ ТОЧКУ. -ФАКЕЛ. -ПОДЗЕМНЫЙ ПЕРЕХОД. -В ПРОПАСТИ.  - ПОДЗЕМЕЛЬЕ.  - УДИВЛЕНИЕ ДОНА БЛАСА.  - ГРАНИТНЫЙ ХРАМ.  - ПЛИТА И ГИПСОВЫЙ КРОКОДИЛ.  - СПАСЕНИЕ?
        Десперадос полностью окружили наших героев, расположившихся на площадке, служившей им неприступной крепостью. Бандиты попытались вновь атаковать маленький отряд. Но с такими стрелками, как Джо, Жан и Гарри, подобные поползновения с самого начала были обречены.
        Со значительными потерями отброшенные назад, десперадос укрылись внизу за скалами, решив взять осажденных измором.
        Но благодаря предусмотрительности мамиты наши герои были, по крайней мере, на несколько дней обеспечены продуктами, а наличие рядом водопада позволяло утолить жажду.
        Прошло двадцать четыре часа. Ночью десперадос не осмелились возобновить свои атаки. Уверенные в конечной победе, они терпеливо ждали.
        Для осажденных же главным было выиграть время, так как рано или поздно должна была прибыть подмога. Но смогут ли устоять наши герои? Вопрос жизни и смерти, не выходящий из головы Жана, взявшего на себя ответственность за судьбу близких ему людей.
        В течение ночи он не сомкнул глаз. Его изворотливый и находчивый ум продолжал безостановочно работать, изобретая самые невероятные варианты спасения. Однако ничего подходящего в голову пока не приходило.
        Показалось солнце. Окрасив вначале вершины горного хребта, оно затем, словно огненное море, разлило свой свет дальше. На площадке, прижавшись друг к другу, дремали дон Блас и его жена. Флор и Хуана о чем-то тихо беседовали. А мамита, бережливая и предусмотрительная хозяйка, готовила в это время завтрак. Джо, приставив винтовку к скале, курил сигарету и вместе с Гарри следил за спрятавшимися внизу бандитами.
        Железный Жан нервно, словно лев в клетке, ходил взад и вперед, глядя на равнину. Затем машинально остановился у водопада, слегка затененного небольшими зарослями окотового дерева.
        Его загипнотизировал этот огромный столб воды, отвесно падающий с вершины горы прямо в пропасть. Он долго вглядывался в водопад. В голове ковбоя возникла неясная мысль. Ему показалось, что он знает этот водопад, где-то его уже видел. И в десятый раз мысленно Жан представил себе путь, который он прошел после обнаружения сокровищ, стараясь вспомнить каждый отрезок маршрута, каждый поворот.
        В результате наш герой пришел к весьма неожиданному выводу: «Мы же сделали огромный круг и в итоге пришли к исходной точке! И тем не менее я не могу в это поверить!.. Факты говорят мне - да, но разум вопиет - нет!»
        Шириной приблизительно два метра и толщиной, по крайней мере, один метр, водяной столб переливался в лучах солнца всеми цветами радуги, падал вниз, разбиваясь там на мириады блестящих, словно алмазы, капелек влаги.
        Жан вновь внимательно осмотрел водопад. Спустя мгновение он обнаружил нечто, заставившее его вздрогнуть. Продолжая напряженно думать, нахмурив брови, молодой человек пробормотал:

        - Странная вещь! Вода сильно размыла гребень… в результате место падения водопада несколько отступило назад. Но это не все! Скала, по которой скользит и с которой обрушивается вниз вода - дело рук человека! Этот гранитный блок[151 - Блок - здесь: большой камень, искусственный или обработанный руками человека.], явно имеющий следы обработки металлическим инструментом, был поставлен здесь так, что трубы прочно удерживают его на месте. Никакого сомнения! Много лет тому назад водопад сконструировали или пустили по этому руслу люди, располагавшие мощнейшими орудиями труда! Одним словом, его специально направили в зияющую внизу пропасть! Кто?.. Зачем?.. С какой целью? Я хочу это знать!
        Жан внимательно осмотрел верхнюю часть пропасти. Она оказалась вовсе не круглой, а в форме удлиненного эллипса[152 - Эллипс - замкнутая кривая линия, похожая на растянутую яйцеобразную окружность (дается самое примитивное пояснение).] , достигающего в самой широкой части диаметра трех метров.
        Наклонившись, он посмотрел вниз. Оттуда доносился приглушенный, хриплый рокот. Осмотр ему ничего не дал. Однако мозг продолжал лихорадочно работать. Наш герой, сторонник быстрых и решительных мер, непременно вскоре все увидит и узнает.
        Не колеблясь, Жан вытянул руку, сломал толстую ветку окотового дерева, воспламенил ее и затем бросил в колодец. Ярко вспыхнула смолистая древесина. Факел свободно полетел вниз и, застряв на каком-то выступе, продолжал гореть ослепительным пламенем.
        Не переставая удивляться, Жан решительно воскликнул:

        - Если огонь не гаснет, значит, есть кислород, а значит, внизу может дышать человек… надо посмотреть, что там, и сделать это сейчас же! Джо, браток… быстро… подай лассо и крепкий кусок древесины длиной в два фута[153 - Фут - английская мера длины, равная 12 дюймам, или 30, 479 см.], а вы, Гарри, продолжайте наблюдать за обстановкой.
        Передав лошадей старателям, молодые люди сохранили при себе лассо. Это были крепкие, длиной двенадцать - пятнадцать метров, ремни из бычьей кожи.
        Пока Джо рубил древесину и удалял с нее ветки, Жан связал лассо между собой прочным морским узлом[154 - Морские узлы - временные соединения двух гибких тросов или троса с каким-либо предметом. Очень надежны, притом легко развязываются, когда минует надобность; существует множество морских узлов, каждый имеет свое назначение. Вязанию их специально обучается каждый член экипажа любо го судна.]. Затем на одном конце ремня закрепил за середину приготовленную Джо деревянную палку и перебросил ее через колодец. Наконец сунул за пояс большой кусок окотового дерева и вновь обратился к Джо:

        - Я спускаюсь! Тихонько отпускай лассо… Не знаю, насколько глубок колодец… Если длины ремней не хватит и по-прежнему будешь чувствовать тяжесть, то с помощью мамиты подними меня! Ничего в таком случае не поделаешь. Если же, напротив, мне удастся ступить на твердую землю, то, завершив осмотр колодца, я дам вам сигнал о подъеме, дернув три раза за лассо. Все ясно?

        - Да, брат! Все понял!  - ответил Джо.
        Чтобы кожаные ремни не потерлись о каменный выступ, предусмотрительный Жан накрыл гранитную поверхность большим мешком мамиты. И затем, прежде чем заинтригованные этими манипуляциями[155 - Манипуляция - более или менее сложный прием в ручной работе, требующий навыков и точности исполнения.] Флор и Хуана успели подойти поближе, устроился на привязанной к лассо палке и крикнул Джо:

        - Давай начинай!
        Метис напряг свои могучие мышцы и потихоньку, без рывков начал спускать своего молочного брата в пропасть.
        Хуана побледнела, с трудом удерживаясь, чтобы не вскрикнуть, увидев, как Жан исчез в темном колодце. Надо его хотя бы подбодрить ласковым словом. Однако, подумав, она остановилась. Стоит ли? Разве Жан не знает о ее любви к нему? И о том, что она навеки принадлежит только ему! Зачем же смущать его или отвлекать. Ведь от того, что делает сейчас Жан, зависит жизнь и спасение всех!
        Ремень медленно, с легким шелестом скользил по грубой ткани мешка. Джо, откинувшись назад и оглушенный непрерывным грохотом падающей воды, начал беспокоиться. Длины ремня могло и не хватить. Оставалось только десять метров… шесть… чуть более пяти!
        Наконец-то! Спуск, как часто бывает в подобных случаях, прекратился внезапно. Джо больше не чувствовал веса Жана. Прошла минута, ремень медленно, без всякого натяжения качался из стороны в сторону.
        Жан ступил на твердую землю.
        Метис радостно воскликнул и, обращаясь к Хуане, поскольку видел, как та смертельно испугалась, произнес:

        - Все нормально, сеньорита… Теперь только надо запастись терпением, Жан находится на глубине не менее сорока метров!
        Дон Блас и донна Лаура поднялись со своих мест. Обеспокоенные Хуана и мамита приблизились в водопаду.
        Все молча, выжидающе смотрели в темное отверстие колодца. Прошел час! Целый час смертельного страха, нервного ожидания и неколебимой надежды!
        Внезапно рука Джо дернулась, затем второй раз и тотчас третий!.. Это был условный сигнал.

        - Мамита, на помощь!  - крикнул обрадованный молодой человек.  - Тяни тихо, родная, не спеши!
        И оба изо всех сил потащили ремень.

        - Боже мой! Какой же он длинный!..  - возбужденно прошептала Хуана.
        Наконец показалось немного бледное, но сияющее лицо Жана.

        - Что скажете, мой друг… говорите же!  - девушка.
        Жан уцепился руками за край колодца, подтянулся, перевалился наружу, вскочил на ноги и ответил:

        - Победа… сеньорита! Победа! Мы спасены! Дон Блас с усилием произнес:

        - Какое чудо! Мы уже и не надеялись… так в чем дело?

        - Да, сеньор! Настоящее чудо! Через некоторое время мы будем в полной безопасности… а затем обретем свободу… и по-прежнему нам будет светить солнце! А теперь к делу! Быстро! Время не терпит! Нам всем необходимо спуститься в колодец… успокойтесь, это не так страшно… увидите сами!

        - Жан, мы вам полностью доверяем!  - произнесла Хуана.  - И ничего не боимся.

        - Спасибо, сеньорита,  - коротко ответил молодой человек.  - А теперь позвольте немного усовершенствовать наше незатейливое приспособление… просто палка, привязанная на конце лассо, достаточна для мужчины… но для женщины этого мало. Джо, дай мне твой пояс.
        У метиса был красивый, прочный, длиной несколько метров шелковый пояс. Жан быстро и с ловкостью бывшего матроса скрепил его в виде стропа[156 - Строп - кольцо (петля) из каната, цепи или веревки для охватывания груза и переноса его с места на место при погрузке.] так, что в нем мог разместиться человек. Затем молодой человек произнес:

        - Видите, как плотно обхватывает тело! В нем вы будете, как в мешке! Сейчас я спущусь вниз, чтобы принимать вас там. Затем последует Флор… потом вы, сеньорита… далее донна Лаура, после нее мамита! Затем дон Блас, Гарри и, наконец, ты, мой добрый Джо.

        - Но как я спущусь?  - метис.

        - Положишь толстую палку поперек колодца, привяжешь к ней лассо и вперед!

        - Отлично! Но когда мы все окажемся внизу, как освободим лассо от палки?.. Иначе ведь десперадос обнаружат, куда мы ушли!

        - Это моя забота! Не забудь, перед тем как последовать за нами, спустить вниз в мешке оружие, снаряжение, продовольствие и факелы из окотового дерева. А теперь за дело!
        С этими словами Жан устроился поудобней в приспособлении, сделанном из пояса Джо, свесил ноги и коротко скомандовал:

        - Опускай!
        Вторично ковбой исчез в пропасти. Спустя несколько минут он дал условный сигнал. Джо поднял лассо и обратился к Флор:

        - Теперь твоя очередь, дорогая!

        - Я готова!  - решительно ответила индианочка. Она сделала все в точности как Жан и, крепко вцепившись обеими руками в ремень, добавила:

        - Порядок! Опускай, Джо!

        - Держись, сестричка!  - крикнула Хуана.
        Джо слегка отпустил лассо, и спуск начался как раз в тот момент, когда шум водопада уже заглушил ответ индианки.
        Лассо поднялось вновь. Теперь в перекинутых крест-накрест петлях расположилась, в свою очередь, Хуана. Она улыбнулась родителям и крикнула:

        - Ничего не бойтесь и до скорого свидания! Давай, мой милый Джо, вперед!
        Девушка почувствовала, как спускается. Рядом, всего в метре, падала в пропасть вода. Капли прохладной влаги хлестали по лицу. Свет померк. Стало темно. Она посмотрела вниз и увидела огонь. Внезапно столб воды исчез. Хуана догадалась, что колодец разделился на две параллельные горловины, напоминающие наложенные друг на друга огромные печные трубы. Девушка спускалась по одной из них, а водопад грохотал в другой.
        Впрочем, она и не успела поразмышлять, в чем тут дело. Две могучие и бережные руки подхватили ее, и мягкий ласковый голос Жана произнес:

        - Сеньорита, все нормально… я счастлив!

        - И я, Жан… мой дорогой Жан, я горжусь вашим мужеством… вашей находчивостью… я вам обязана всем.
        Яркий луч осветил наших героев. Словно живая скульптура, Флор держала в руке факел из окотового дерева. Она улыбнулась и воскликнула:

        - Ты видишь, все очень просто! Жан, быстро, подай сигнал!
        Прошло несколько минут, и Хуана приняла в свои объятия донну Лауру. Затем по очереди спустились мамита, дон Блас и Гарри.
        Все столпились в широком коридоре, под прямым углом подступающим к колодцу. Удивление, переходящее в изумление, читалось в глазах наших героев.
        Наконец прибыл мешок мамиты с продуктами, оружием и снаряжением. Наверху остался только Джо, бесстрашный Джо, проявивший в последние полчаса чудеса ловкости и силы. Задрав голову, Жан заметил своего друга, повисшего, словно паук, на конце ремня. Цепкий глаз ковбоя различил также палку, лежащую поперек поверхности колодца. К ней было привязано лассо.
        Джо спускался медленно, не спеша, с помощью рук, точно заправский гимнаст. Ступив на твердую землю, он воскликнул:

        - Карамба! Наконец-то! Можешь мне поверить, брат, я, кажется, немного устал! Но есть мысль, от которой я никак не могу отделаться. Как ты снимешь палку и как мы получим обратно наше лассо?
        Жан улыбнулся и коротко ответил:

        - Смотри!
        Он схватил винчестер, прицелился и трижды нажал на курок. После третьего выстрела Джо перестал чувствовать сопротивление. В тот же миг о землю тяжело шмякнулись лассо и две половинки перебитой пулями палки.
        С присущим ему хладнокровием Жан добавил:

        - Десперадос увидят там только остатки костра. А теперь, друзья, следуйте за мной.
        Он взял у Флор факел, поднял его и непринужденно пошел вперед по коридору. Метров через двадцать наши герои наткнулись на ступеньки, грубо выбитые в скале. Молодой человек произнес:

        - Нам предстоит пройти шестьдесят ступенек и две площадки, где мы сможем передохнуть. Спускайтесь медленно и ничего не бойтесь.
        Несмотря на усталость, трудный путь по крутым и скользким ступенькам, наши герои довольно быстро, не останавливаясь, спустились вниз. Так велико было их желание достичь цели.
        Наконец они оказались в большом зале, казалось, высеченном в огромной скале и не имеющем выхода наружу. Ни окон, ни дверей. Словом, закрытое со всех сторон углубление, совершенно отрезанное от внешнего мира. Пахнуло затхлым духом подземелья.
        По периметру[157 - Периметр - длина замкнутого контура, например сумма длин всех сторон многоугольника.] зала у стен стояли массивные, каменные кресла. В глубине помещения различалось нечто напоминающее алтарь[158 - Алтарь - здесь: жертвенник или надгробный камень у древних народов.]: куб из камня, к которому вели двенадцать ступенек. И наконец, над алтарем высилась великолепная скульптура гигантского каймана. Вероятно, какое-то божество, идол этого подземного храма.
        При свете факела все с удивлением взирали на мрачную и поражающую воображение картину.

        - Где мы?  - усилие, спросил дон Блас Железного Жана.
        Молодой человек вел себя так, словно это был его дом.
        Ковбой подошел к большому широкому камню напротив алтаря. Гранитная глыба была прочно вставлена в специальную нишу в стене. На поверхности камня, закрывавшего, по всей видимости, доступ в другое углубление, виднелось высеченное изображение каймана.
        Жан закрепил факел в растопыренных когтях каменного крокодила и спокойно произнес:

        - Позвольте мне, сеньор, совершить небольшой экскурс[159 - Экскурс - отступление от главной темы изложения.] в историю. Он должен удовлетворить ваше вполне понятное нетерпение и страстный интерес к тому, где же мы оказались. Когда в эти земли вторглись испанские завоеватели, то бывшие хозяева страны, богатейшие и всеми почитаемые полубоги, внезапно оказались в роли изгоев[160 - Изгой - изгнанник, презираемый всеми.] и отверженных. Они попытались спасти себя и свое богатство, прибегнув к самым различным, порой весьма хитроумным средствам, лишь бы избавиться от безжалостных и жестоких победителей.

        - Да, да!.. Я слышал… эти легенды… Все они странным образом преувеличивают богатство одних и бесчеловечность других… Только что вы хотите этим сказать?

        - Сейчас узнаете! Таким образом, немногословные, умелые и трудолюбивые рабочие, доведенные до фанатизма своими хозяевами, без устали, остервенело готовили убежища… в том числе и то, в котором находимся мы!
        Как видите, это своего рода храм, напоминающий склеп первобытной эпохи, с изображением идола над алтарем. Тут можно спрятаться, спокойно жить. А проникнуть сюда невероятно сложно! Разумеется, здесь множество входов и выходов. Один из них, согласитесь, довольно оригинальный и безопасный, тот, благодаря которому мы оказались в этом храме.
        И совсем непросто, поверьте, было оборудовать и направить водопад, искусно прорыть два параллельных колодца, один служащий для стока воды, другой - для прохода человека.

        - Все, что вы говорите,  - прервал Жана дон Блас,  - очень интересно. Согласен! Как убежище это годится! Но я не вижу здесь сказочных богатств, а главное - где отсюда выход? Ведь если его нет, то мы обречены на ужасную смерть.

        - Выход есть!

        - Вы уверены в этом?
        Жан показал пальцем на каменную плиту с высеченным на ней изображением крокодила, держащего в когтях факел из окотового дерева.

        - Вот он! Надо только сдвинуть камень, и это сделаю я.

        - И за плитой выход?

        - Сеньор дон Блас, вам известна легенда об Орлином гнезде и Золотом хребте? Эта старая индейская песня…

        - Да, глупая история, берущая свое начало еще со времен испанских завоевателей.

        - Все, о чем там говорится,  - правда, и вы в этом убедитесь! За этой плитой находятся сокровища ацтекских королей! И там же выход!



        ГЛАВА 8


        ТАИНСТВЕННЫЙ ВХОД.  - ИЗУМЛЕНИЕ ДОНА БЛАСА.  - УКРОЩЕННАЯ ГОРДОСТЬ.  - КОНЕЦ ПРЕДРАССУДКАМ.  - СУНДУЧОК.  - ЗАГАДОЧНЫЕ ДОКУМЕНТЫ.  - ОФИЦЕРЫ ШТАБА.  - СТРАХИ ГАРРИ.  - ВСЕ-ТАКИ ЭТО ПРАВДА.  - ДЕЛО ЧЕСТИ.  - ОТЧАЯНИЕ.  - СКОРЕЕ СМЕРТЬ.  - ВЗРЫВ.
        Дон Блас с таким испугом посмотрел на Железного Жана, что, будь другая обстановка, тот упал бы от смеха.
        Испанца продолжали грызть сомнения. Его поразила уверенность молодого человека. Но Жан привел такие доказательства, что в голове плантатора все смешалось. Он молча стоял и ждал дальнейшего развития событий. Между тем остальные вскрикнули от радости.
        Хуана приблизилась к ковбою и тихо произнесла:

        - Жан, мы верим вам!.. Жан, мой друг, освободите нас! Молодой человек улыбнулся, поклонился и ответил:

        - Будет так, как вы хотите, сеньорита… Смотрите! Молодой человек схватил факел, ярко пылавший в лапах каменного крокодила, и свободной рукой изо всех сил нажал на гранитное изображение речного монстра.
        Медленно, с каким-то странным шелестом, каменная громада стала погружаться в пол. Закапала вода. Послышался аналогичный[161 - Аналогичный - сходный, соответственный.] шелест, но с другой стороны склепа.
        Какое чудо! По мере того как в землю опускался каменный блок, там, в полумраке, вырастал алтарь! Его основание, с которого стекала вода, представляло собой тщательно отделанный монолит[162 - Монолит - здесь: цельная каменная глыба.] , с легким шорохом поднимающийся из подземной полости.
        Присутствующие не сумели сдержать возглас изумления.

        - Не удивляйтесь,  - спокойно произнес Жан,  - это всего лишь гидравлическое устройство, [163 - Гидравлический - здесь: действующий давлением или движением жидкости.] правда, блестяще задуманное и искусно сделанное… Какая точность и простота… Работает, а ведь прошло столько веков!

        - Я сдаюсь,  - сдавленным голосом, запинаясь, сказал дон Блас,  - да, я уступаю очевидному. А вы настоящий мужчина! Но как вы все это обнаружили?

        - Во время первого визита сюда, час назад, когда искал вход… Мы ведь знаем и другой, не так ли, Джо? А теперь будьте любезны следовать за мной… Вот здесь зал с сокровищами!
        Наши герои прошли во вторую часть подземелья. В третий раз со времен испанского вторжения люди созерцали это сказочное богатство!
        Все поспешили к ящикам, желая воочию, поближе посмотреть на грандиозное нагромождение желтого металла.
        Дон Блас, самый сомневающийся, в итоге поразился больше всех. Для этого болезненно гордого человека, для этого спесивого, высокомерного испанца, живого воплощения вековых предрассудков завоевателей, рухнул целый мир!
        Жалкий, он посмотрел на Флор, мамиту, Джо - безропотных потомков этих великих и несчастных мучеников, затем воскликнул:

        - Значит, это была правда!.. Боже мой! Правда, что мы были палачами!
        Внезапный крик мамиты заставил всех вздрогнуть. Старая женщина, однако, быстро овладела собой. Она подумала, что ее хозяин, отец Жана - ее маленького Тоньо,  - заплатил своей жизнью за эти сокровища. Она вспомнила его последнее мрачное сообщение и тут же забеспокоилась, не забыла ли чего.
        Не изменяет ли ей память? Мамита медленно посмотрела вокруг. Словно какое-то далекое воспоминание освещало ей мало-помалу сумерки прошлого. Да, несколько слов, невнятно произнесенных капитаном Вальдесом… слоги, прерываемые последними предсмертными хрипами.
        Старая женщина провела рукой по мокрому от пота лбу и воскликнула:

        - Ах, Боже мой! Он сказал: сундучок… сундучок… там… там… самое ценное… драгоценные камни…
        Она вырвала из рук Жана факел и, обезумевшая, устремилась к ящику с драгоценностями. Мамита нагнулась, осветила низ короба, стоящего на четырех ножках, и вынула оттуда какой-то квадратный предмет, покрытый ржавчиной.

        - Вот он, сундучок!  - воскликнула старая женщина.  - Открой его, сын мой. Он ценней для тебя, чем все это богатство.
        Озадаченный, Жан схватил протянутый мамитой сундучок. Тот был закрыт на замок. С помощью ножа молодой человек снял крышку. В ящике оказалось множество бумаг. Некоторые лежали в перевязанных тонкой бечевкой конвертах, другие, аккуратно свернутые, были сложены в стопку.
        Мамита, у которой глаза сверкали, словно два черных бриллианта, приблизилась, держа факел. Жан положил сундучок на горку драгоценных камней, чтобы освободить руку. Затем он взял бумагу, развернул ее дрожащей рукой и пробежал глазами.
        Внезапно из груди ковбоя вырвался крик. Лицо его страшно побледнело… Он хотел говорить, но слова застревали в горле.
        Жан долго и страстно, с неописуемым выражением любви и гордости во взоре, смотрел на Хуану, потом наконец воскликнул:

        - Хуана! Родная Хуана! О! Если б вы только знали!

        - Говорите, мой друг, говорите!  - восхитительная девушка. Ее сердце отчаянно билось, в глазах читался восторг.
        Окрепшим голосом Жан продолжил:

        - И вы, дон Блас, слушайте! Наконец справедливость восторжествует! Слишком поздно, увы, для подвижника, павшего жертвой чудовищной лжи!
        Все недоуменно смотрели на возбужденного Жана, чувствуя, что сейчас произойдет нечто очень важное.
        А тот уверенным, властным тоном заговорил вновь:

        - Дон Блас! Вы помните, я кричал, вопил, что мой отец невиновен! Сегодня я вам это докажу! А ты, моя мама, будь благословенна! Как и та, святая, давшая мне жизнь… Ты даруешь мне сейчас, в данный момент, честь! И вы все слушайте это свидетельство честных и великодушных противников моего отца!

«Мы, нижеподписавшиеся, удостоверяем, что французский капитан Антуан Вальдес не поддерживал никаких связей со штабом мексиканской армии и не имеет ни малейшего отношения к делу о предательстве императора Максимилиана.
        Кампакса, Галладо, Диас, Рубио, офицеры штаба республиканской армии».

        - Я знаю! Я знаю этих людей!  - дон Блас.  - В них нельзя сомневаться!

        - Слушайте дальше, дон Блас! Слушайте!

        «Я, нижеподписавшийся, генерал, состоящий на службе в республиканской армии, бывший командующий войсковой группировкой под Керетаро, честью своей свидетельствую о том, что французский капитан Антуан Вальдес абсолютно непричастен к вероломной акции, результатом которой стала выдача нам императора Максимилиана Первого.

        Эскобадо».

        - Все… мне нечего сказать,  - пролепетал плантатор.

        - Продолжайте слушать, дон Блас!

        «Клянусь честью, что капитан Вальдес не тот, кто нам за деньги выдал Максимилиана Австрийского.

        Президент Республики Хуарес».
        Сразу обессилев, дон Блас прошептал:

        - Эскобадо! Честный солдат, без страха и упрека… И сам Хуарес… безжалостный человек, с каменным сердцем. Хуарес, патриот, у которого руки по локоть в крови, свидетельствует… О! Жан, мой друг, я признаю свою ошибку… позволь мне попросить прощения… склоняюсь перед памятью твоего отца! Вы никак не выказывали своего законного негодования… Вы осыпали нас благодеяниями… Жан… нет, Антонио Вальдес… у вас большое, доброе сердце. Вы достойно носите свое имя!

        - Сеньор дон Блас, предательство - самое мерзкое из всех преступлений… к несчастью, ваше вполне законное чувство презрения затронуло невиновного, а всеобщее заблуждение погубило жизнь честного человека. Это была судьба.

        - Да, мой друг, судьба… Ведь осуждение относилось к совершенному преступлению и имело в виду настоящего виновника…

        - Этот виновник будет найден, и его злодеяние наказано.
        Все произошло довольно быстро. Сцену освещало яркое пламя горящего факела. Взволнованные до глубины души, наши герои хранили молчание.
        После свидетельств офицеров и президента Жан вынул из сундучка следующую бумагу. Он развернул ее дрожащими руками и быстро пробежал глазами.
        Молодой человек приглушенно вскрикнул и мучительно прошептал:

        - Боже мой… значит, это правда!

        - Что случилось, Жан?  - вначале удивленный, а потом обеспокоенный плантатор.  - Прочтите, мой друг, прочтите!

        - Я не могу… меня переполняет счастье.

        - Дайте ее мне!  - ничего не понимающий дон Блас.
        Жан протянул ему письмо и печально добавил:

        - Вы этого сами захотели!
        Дон Блас начал читать громким голосом. Стояла тишина. В происходящем было что-то трагическое.

        - «Для моего сына, моего малыша Антонио. Перед Богом, честью и твоей головой, клянусь, мой мальчик, что я не совершал преступления, обвинение в котором исковеркало мне жизнь. Клянусь, что человек, выдавший императора Максимилиана, был его товарищем по оружию, близким другом. Тебе предстоит узнать его имя. А вот доказательства моей непричастности к этому делу. Прежде всего свидетельства офицеров Республиканской армии, признавших, правда очень поздно, мою полную невиновность. В высшей степени благородный поступок! Когда меня не станет, храни, сын мой, эти письма как нечто самое дорогое и драгоценное. Далее ты найдешь бумаги, в которых этот негодяй обговаривает с врагом условия и цену своего злодеяния. Все написаны его рукой. Ты увидишь, что он ставил везде мое имя: капитан Вальдес, пытаясь представить меня таким образом, как истинного виновника случившегося. Надо сказать, что мерзавец в этом преуспел. Кстати, уверенный в своей безнаказанности, он даже не позаботился о том, чтобы изменить почерк, сделать его похожим на мой. Я заплатил бешеные деньги за эти письма. Ты найдешь их в сундучке.

        Должен признать, однако, что они были бы недостаточны для подтверждения моей непричастности и его вины. Существует другое, решающее и абсолютно неопровержимое доказательство.

        Первые пять писем, написанные с интервалом в два дня, дают достоверную картину того, как совершалась эта омерзительная сделка. Они раскрывают характер негодяя, с наглостью настоящего бандита излагающего свои требования. Он спорит, выдвигает новые претензии… Словом, упорно торгуется и в конце концов, точно скупой и осмотрительный купец, заключает сделку. Читая письма, чувствуешь, что обе стороны спешили покончить с этим делом побыстрее.

        Наконец все готово! Все согласны!

        Вероломный офицер и его достойный сообщник, полковник Лопес, получают: первый - пятнадцать тысяч унций золота, второй - две тысячи. В шестом письме как раз об этом говорится. Оно адресовано генералу Эскобадо и благодаря ниспосланному самим Богом случаю скреплено подписью полковника Лопеса, соучастника.

        Возьми это письмо, мой мальчик, и прочитай. Ты увидишь две строчки, добавленные Лопесом, его подпись и печать штаба дислоцированного[164] под Керетаро отряда.

        Но либо по ошибке, либо из бахвальства, либо по забывчивости Лопес указал подлинное имя негодяя, воспользовавшегося моей фамилией. Полковник написал: настоящим подтверждаю соответствие моим интересам и условиям этого письма капитана Майкла…»
        Крик, скорее рев смертельно раненного зверя, вырвался из горла Гарри Джонса:

        - Отец! Это был мой отец! Женщина, память вам не изменила… как, впрочем, и ненависть.

        - Я не испытываю чувства ненависти,  - с достоинством ответила мамита,  - особенно в этот день, когда торжествует правда!
        Бледный, с блуждающий взором, едва удерживаясь на ногах, Гарри прерывающимся от подступивших рыданий голосом добавил:

        - Моя сыновняя любовь уничтожена… честь посрамлена… жизнь потеряла смысл!

        - Но, в конце концов, что случилось?  - растерянный дон Блас.  - Я вас не понимаю, Гарри… При чем здесь ваш отец, мой друг?

        - А! Ваш друг!  - расхохотавшись, прервал плантатора американец.  - Мой отец, перед тем как стать хлопковым королем… полковником Федеральной армии… служил в Мексике, в войсках императора Максимилиана… капитан Майкл, это американский вариант Микаэля, мой отец… это и есть достопочтенный Микаэль Джонс! Теперь-то вы понимаете? Я сын предателя… сын миллиардера! Отцовское состояние… это бесчестно нажитое золото… цена крови убитого императора! И я клянусь, как клялись вы, Железный Жан… бедный Антонио Вальдес… как вы, сеньор дон Блас… я буду безжалостным, и я проклинаю себя! Лучше смерть, чем жизнь, обреченная на бесчестие!
        Отчаявшись при мысли, что весь мир рушится вокруг него, несчастный молодой человек вытащил из-за пояса револьвер и приставил его к сердцу.
        Вот-вот случится непоправимое! Однако Жан, как всегда, подоспел вовремя. Молниеносным движением он схватил Гарри за руку и дернул ее на себя. Револьвер упал на землю, прежде чем прозвучал выстрел.
        Донна Лаура, Хуана, Флор, Джо, дон Блас в ужасе вскрикнули и бросились к американцу.
        И пока Жан удерживал обезумевшего Гарри, мамита с бесконечной жалостью и нежностью смотрела на него.

        - Гарри,  - мягко произнес ковбой,  - Гарри, послушайте меня! Я говорил вам об этом раньше… сыновья не должны отвечать за ошибки своих родителей. Что касается меня, то я все забыл! Гарри, я вам предлагаю свою дружбу… можете всегда рассчитывать на меня, тем более в такую минуту.
        Гарри смотрел на эти протянутые к нему руки, эти дружеские, выражающие горячую симпатию лица, продолжая, однако, хранить зловещее молчание. Вместе с тем чувствовалось, что он стал потихоньку приходить в себя.

        - Кроме того,  - продолжал Жан,  - вы просто не имеете права покушаться на свою жизнь в такую минуту. Мы все в опасности… а вы такой сильный и бесстрашный. Сознательно умереть, невзирая на общую для всех угрозу… это похоже на дезертирство. Гарри, поклянитесь мне, что больше не попытаетесь покончить жизнь самоубийством… поклянитесь… умоляю вас!

        - Жан! Тоньо! Клянусь!
        В этот момент раздался ужасный грохот. Гора покачнулась, словно собравшись рухнуть вниз. Послышался чудовищной силы треск, звуки обвала. Оглушенные беглецы, вцепившись друг в друга, оторопело смотрели на происходящее. Железный Жан бросился к двери, ведущей в склеп. Остановившись, он зарычал от бешенства и изумления. В стене зияла брешь диаметром около десяти метров. Через это отверстие был заметен кусочек неба, быстро, однако, закрытый клубами белого дыма и пыли.
        Затем послышались громкие крики, крики бандитов, почуявших близкую добычу…



        ГЛАВА 9


        ПЛАН АНДРЕСА.  - ДИНАМИТ.  - ОТЧАЯННОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ.  - РУКОПАШНАЯ.  - ВОИНСТВЕННЫЙ КЛИЧ.  - НЕ ЖДАЛИ.  - БОЙНЯ.  - ПОСЛЕДНИЙ ВЫСТРЕЛ.  - БЕДНЫЙ ГАРРИ!  - ПОСЛЕДНЯЯ ВОЛЯ УМИРАЮЩЕГО.  - ЕДИНАЯ СЕМЬЯ.  - ВСЕ ВМЕСТЕ!
        Когда беглецы выскочили за пределы прииска, [165 - Прииск - место разработки залежей драгоценных металлов.] Андрее страшно забеспокоился.

        - Куда они повернут? Направо или налево? Слева равнина, и там для них спасение! Справа - расщелина, где они будут уничтожены, как крысы.
        Метис радостно вскрикнул. Джо, повозка и все остальные в бешеном темпе, не сбавляя скорости, устремились вправо по дороге, ведущей в ущелье. Бандит прекрасно знал, что там выхода нет. По его сигналу десперадос свернули к равнине. Примерно через километр все остановились, поджидая подмогу. К отряду присоединилось еще некоторое количество протрезвевших, невыспавшихся бандитов. Вскоре численность группы превысила двести человек. Андрее справедливо посчитал, что беглецы достаточно углубились в расщелину. Теперь без всякой опаски им можно было отрезать путь к отступлению.
        Метис направил по их следу примерно шестьдесят хорошо вооруженных и отчаянных головорезов. Задача была одна - во что бы то ни стало помешать нашим героям повернуть назад. Сам же Андрее решил находиться поблизости и, в зависимости от развития событий, вмешаться, когда возникнет необходимость. Спустя некоторое время появился связной и доложил метису обстановку. Старатели из команды Железного Жана пошли дальше по расщелине. Повозка же вместе с беглянками, мнимыми торговками, а также Жаном и Гарри Джонсом повернула в гору. В настоящее время все собрались на небольшой каменной площадке. Их плотно окружили, решив взять измором.

        - Хорошо!  - произнес Андрее, потирая ладони.  - Они в наших руках! Каждые два часа докладывайте мне обстановку… а мы пока вернемся в лагерь.
        И бандиты не спеша, давая лошадям возможность отдохнуть, направились к прииску, куда и прибыли к десяти часам. По дороге у главаря было достаточно времени, чтобы поразмышлять о событиях последних дней. Быстрота, с которой они разворачивались, немало смущала метиса, заставляя искать ответные решения. С такими, как Железный Жан, Стрелок Джо и Гарри Джонс, стоит быть ко всему готовым, и он, Андрее, не успокоится, пока эти люди живы. Словом, их надо уничтожить немедля и наверняка… Все должно решиться в ближайшие сорок восемь часов. Вряд ли за это время Железный Жан дождется подмоги, чтобы успешно противостоять двум сотням вооруженных висельников.
        До настоящего времени Андрее пока не сумел проследовать из комнаты в комнату по сложному маршруту, начертанному кровью на носовом платке и ведущему в тайник с сокровищами. Однако метис был уверен, что совсем рядом, в небольшом помещении, находится громадное количество золота. Оставалось найти конкретное место.
        Когда Жан и Джо исчезли, Андрее рассчитывал немного позже спокойно добраться до тайника. Но сегодня все изменилось. Времени оставалось в обрез. Следовало предпринять нечто экстраординарное[166 - Экстраординарный - чрезвычайный, редкий, редкостный.] - просто взорвать переднюю часть воздушного городка! Единственный способ, с помощью которого можно было быстро овладеть вожделенными сокровищами. Приняв окончательное решение, Андрее начал думать, как его исполнить. Бандиты между тем прибыли в лагерь.

        - Так!  - мешкая обратился метис к своим людям.  - Быстро приготовьте весь динамит, который есть в наличии!
        Взрывчатки оказалось более пятисот килограммов - вполне достаточно, чтобы осуществить задуманное. Довольный, Андрее отдал последние распоряжения: захватить с собой необходимые инструменты, распределить между людьми динамит, взять провизию на два дня, накормить лошадей - и в путь! Уже через час отряд был в седлах. Бандиты воспользовались дорогой, по которой укатили на повозке мамита и Джо, блестяще исполнившие роли торговок и осуществившие успешный побег.
        Всадники пересекли горную реку, превратившуюся у лагуны, как помнит читатель, в спокойную водную гладь. Ведомые Андресом бандиты после трудного, изнурительного перехода прибыли наконец к воздушному городку.
        Скоро стемнеет. Понимая, что время не ждет, Андрее приказал вырыть у основания скалы множество ям и заложить в них динамит. Более пятнадцати часов не покладая рук работали бандиты.
        Работа не остановилась и на рассвете следующего дня. Когда ямы были готовы, Андрее приказал разместить в каждом углублении по заряду. Прошло еще два часа. Наконец все было готово. Метис придирчиво осмотрел проделанную работу, проверил длину бикфордова шнура[167 - Бикфордов шнур - тканная из нитей длинномерная трубка, начиненная зернами пороха; служит для воспламенения взрывчатого вещества на безопасном для подрывника расстоянии.], привязанного к одному из зарядов.

«Отлично!  - про себя сказал он.  - Достаточно одного фитиля, и остальные рванут вслед за первым».
        Затем главарь громко крикнул:

        - Друзья, уходим! Всем в укрытие, через минуту здесь будет жарко.
        Андрее сделал шаг вперед, вынул изо рта сигарету, поднес ее к концу бикфордова шнура и тотчас побежал прочь.
        Прошла минута. Внезапно земля вздрогнула. Раздался гигантской силы взрыв. Белое облако дыма и пыли окутало скалу. Послышался грохот отваливающихся скальных пород. Бандиты, подбежав к скале, не могли поверить своим глазам. Результаты взрыва оказались потрясающими. Гора была буквально пробита насквозь. От первого ряда окон с их площадками не осталось ничего. Справа отвалился огромный кусок скалы, открыв взору опешивших бандитов широкое углубление. В основании разрушенной стены образовался не крутой, достаточно пологий откос, сплошь усеянный камнями. По этому склону можно было спокойно пройти дальше в освещенную солнцем впадину.

        - Друзья!  - воскликнул Андрее.  - Перед нами Золотая гора, то самое Орлиное гнездо бывших правителей страны! Здесь сказочные богатства. Они принадлежат нам… Вперед!
        Возбужденные, ослепленные, обезумевшие, уже потерявшие было надежду на такую удачу, десперадос буквально взвыли от восторга. Они сбежали вниз по откосу и оказались в большом зале с тремя стенами.
        В этот момент у потайного входа, закрывавшегося с помощью каменной плиты, появился Железный Жан. Увидев перед собой толпу бандитов, он сразу все понял. Положение было безвыходным. Двадцать пять… тридцать… пятьдесят вооруженных, матерящихся десперадос плотной группой двигались прямо на наших героев.
        Хуана, ее отец, Гарри, Джо встали рядом с Железным Жаном. Ковбой взглядом поискал Андреса, понимая, что тот где-то рядом. Но метиса не было видно. Жан вынул один из своих револьверов и разрядил весь магазин в наступавших бандитов. Полдюжины десперадос рухнули на землю под ноги своих товарищей. Все смешалось в грохоте выстрелов и криках головорезов. На мгновение в их рядах возникло замешательство. Они никак не ожидали увидеть здесь посторонних!
        Затем бандиты открыли беспорядочную стрельбу. Засвистели пули, посыпались мелкие кусочки гранита. К счастью, выстрелы никого не задели.
        У Жана не было времени перезарядить револьвер. Он бросил его на пол и вынул из-за пояса второй. Еще шесть выстрелов. Затем громовым голосом ковбой воскликнул:

        - А теперь твоя очередь, Джо! И ваша, Гарри! Американец и метис бесстрашно присоединились к Железному Жану и открыли огонь.
        В течение целой минуты, подвергаясь смертельному риску, молодые люди сдерживали натиск противника. В стане бандитов в очередной раз возникла небольшая паника. Но, увидев, что против них всего трое, десперадос с новой силой устремились в атаку.
        Дон Блас подобрал карабин и тоже открыл огонь. Во время бегства Хуана и Флор получили по револьверу. Сейчас они оказались очень кстати. Бледные, полные решимости ни в чем не уступать мужчинам, девушки бросились вперед… За ними последовали мамита и даже донна Лаура.

        - Им не удастся взять нас живыми!  - крикнула Хуана, оказавшись рядом с Жаном.

        - Вперед, друзья, вперед!  - крикнул чей-то голос, показавшийся ковбою знакомым.

        - Андрее! Трус! Ты прячешься! Трус! Теснимые со всех сторон бандитами, наши герои вскоре будут окружены. Волосатые грязные лапы вот-вот схватят женщин. Засверкали стальные лезвия ножей…
        Это конец! Жан в упор выпустил последнюю пулю. Магазины револьверов Гарри и Джо опустели. Тогда молодые люди выхватили кинжалы. Началась рукопашная… последние удары. Роковая минута, кажется, пробила.
        И в этот момент послышался громоподобный и страшный крик… звериный рык, заполнивший склеп и перекрывший звуки сражения:

        - Я-а-а-а! У-у-у-у! Я-а-а-а!
        Это были индейцы! Солнечный Цветок и Джо тотчас ответили на этот сигнал, несшийся со всех сторон, от которого бандитов прошиб холодный пот.
        В тот же миг в зал, круша все на своем пути, ворвалась ватага людей. Настоящие демоны с мощными обнаженными торсами, бронзовыми лицами, сверкающими, словно у диких животных, глазами и зубами!
        Единственное оружие - нож для скальпирования, страшный индейский нож с острым, как иголка, концом, наточенный, словно бритва.
        Бронзовые демоны, услышав ответный крик, уже не владели собой. Ловкие, яростные, бесстрашные, они буквально обрушились на бандитов. Во главе группы двигался гигант.

        - Быстрый Лось! Отец! Мы здесь!
        Десперадос не успевали даже поворачиваться. Каждого из них железной рукой хватали за затылок… затем взмах ножом… и брызги крови!
        И чуть позже, громкие крики и стоны умирающих. Ужасная бойня продолжалась не более двадцати секунд!
        Потом наступила пронзительная тишина. Жан, дон Блас, Хуана и остальные только было собрались произнести первые слова благодарности, как один из умирающих, совсем рядом, в двух шагах от девушки, наполовину приподнялся. В дрожащей, судорожно сведенной последним, отчаянным усилием воли руке он держал револьвер. Человек выстрелил в Хуану, прохрипев погасшим, но торжествующим голосом:

        - Она моя! Я унесу ее с собой!
        Это был Андрее. Да, смертельно раненный Андрее! После выстрела он тут же рухнул на пол. Тотчас послышался душераздирающий крик. И кричала не Хуана. В момент выстрела Гарри Джонс, стоявший рядом с девушкой, бросился вперед и получил в грудь пулю, предназначенную ей. Смертельно раненный гигант издал этот ужасный вопль, от которого у присутствующих застыла кровь в жилах. Вздрогнув всем телом, американец покачнулся и рухнул на руки Джо.

        - Гарри! Ах, Боже мой!  - зарыдала Хуана.

        - Гарри! Бедный Гарри!  - Жан.

        - Друзья,  - прерывающимся голосом произнес раненый,  - я умираю! О! Не плачьте… так будет лучше… и потом… я сам этого хотел! Зачем мне жить? Счастлив, что таким образом… обеспечил ваше счастье! Я ведь все понял… дорогая Хуана… Жан, дорогой Жан… будьте вместе!
        Глаза Гарри закрылись, его тело как бы застыло, к губам подступила кровь. Последний раз дернувшись, он испустил дух.
        Уничтожение людей Андреса продолжалось между тем у основания и на самом склоне. Бандиты, застигнутые врасплох внезапной атакой краснокожих, так и не сумели оказать какого-либо сопротивления. Впрочем, это было невозможно, так как индейцы имели подавляющий численный перевес. Никто из десперадос не уцелел. Наши герои были в безопасности.
        Жан и Джо отнесли несчастного Гарри к ступенькам алтаря и уложили на наспех постеленное одеяло.
        Хуана присела на колени и нежно поцеловала умершего в лоб. Он спас ей жизнь. Не в силах что-либо сказать, девушка зарыдала. Затем подошла мамита и повлажневшими глазами долго смотрела на бедного Гарри, так жестоко и благородно искупившего вину своего отца.
        Затихли последние предсмертные хрипы умирающих. Индейцы перестали издавать дикие крики. Гробовая тишина, казалось, повисла над ужасным полем бойни. При виде гранитных святых, изваянных их предками, краснокожие испытали глубокое волнение. Этот разрушенный храм, о существовании которого они и не знали, эти каменные божества, застывшие в священном покое, эти бледнолицые, чуть было не замурованные в развалинах и спасенные только благодаря своевременному появлению индейцев,  - все это привело в замешательство недалеких и в общем-то простоватых соплеменников Быстрого Лося.
        В конце концов, они собирались спасти Железного Жана, Стрелка Джо, а увидели перед собой высокомерного плантатора и его жену… рядом стояла Хуана, красавица Белая Роза… и Солнечный Цветок, любимица племени, бесследно исчезнувшая некоторое время назад.
        Ничего не понятно! Сбросив маску обычной невозмутимости, индейцы решили приступить к расспросам. Трогательный эпизод на некоторое время остановил их.
        Солнечный Цветок вторично воскликнула:

        - Быстрый Лось! Отец!
        Девушка бросилась к вождю, повисла на его шее и на манер бледнолицых поцеловала в обе щеки.
        Индеец прижал дочь к своей широкой груди, и горделивая улыбка осветила его бронзовое лицо, когда Джо, протянув обе руки, воскликнул:

        - Вождь! Ваша маленькая Флор столь же бесстрашна, сколь бесстрашны ваши самые лучшие воины! Я буду счастлив и почту за честь, если вы согласитесь, чтобы она стала моей женой.

        - Я думаю,  - ответил гордый воин,  - ночной соловей уже давно пропел в сердце Солнечного Цветка имя Джо. Если дочь согласна, ты будешь моим сыном… моим любимым сыном!

        - Да, папа! Всей душой!  - ответила индианочка.

        - И мы никогда не расстанемся!  - Хуана, приблизившись к сияющим от счастья Джо и Флор.  - Мы составим большую семью, соединенную глубокой, неколебимой любовью, рожденной в общих бедах и заботах и чувстве безграничной благодарности по отношению к тем, кто нас спас.
        Тут Хуана взглянула на своего отца и добавила:

        - Ах, отец! Если б вы только захотели!
        Дон Блас и Быстрый Лось оказались друг перед другом.
        О! Это был уже не тот высокомерный испанец, гордящийся своей голубой кровью и презирающий краснокожих представителей семейства двуруких. Спесь, чванливость, предрассудки - все рухнуло и испарилось в неимоверных испытаниях, выпавших на долю всех. Самопроизвольно, жестом, выдающим открытость и сердечную симпатию, дон Блас протянул индейцу обе руки и своим низким голосом произнес:

        - Вождь, я всегда недолюбливал вас! И совершенно несправедливо, необоснованно закрывал глаза на величие и благородство представителей вашего народа… Простите меня великодушно! Моя Хуана, или, как вы ее называете, Белая Роза, только что сказала… мы создадим большую, единую семью… мы вновь построим очаг, в котором вы всегда будете желанным гостем… Ваша дочь, с таким красивым именем - Солнечный Цветок, давно стала моей дочери как сестра… Вы же будете моим братом!
        Индейцы, окружившие дона Бласа, встретили эти прекрасные слова одобрительным шепотом, а Быстрый Лось торжественно произнес:

        - Отец Белой Розы хорошо сказал! По просьбе Белой Розы он пощадил Быстрого Лося и Солнечный Цветок, когда те были его врагами… С тех пор мы полюбили бледнолицых. Ведь признательность является добродетелью краснокожих. Сегодня мой брат предлагает нам свою дружбу! Я с удовольствием принимаю ее в обмен на нашу. Отныне она будет вечной!
        Железный Жан, в свою очередь, крепко обнял Быстрого Лося и добавил:

        - Хорошо сказал, вождь! Но, мой друг, как вы сумели так вовремя оказаться здесь?

        - Я обещал вам прийти на помощь, если вы не появитесь в течение двух лунных месяцев. Сегодня - второй лунный месяц! Вот почему мы, предчувствуя недоброе, пошли по вашим следам. Они и привели нас сюда… как раз в тот момент, когда Андрее взорвал скалу…

        - Как? И вы не встретили на своем пути группу мексиканских старателей… наших друзей… они отправились за подмогой!

        - Нет!
        В этот момент послышались радостные крики и топот копыт. Впереди показалась дюжина всадников. Большинство из них было ранено, но люди твердо держались в седлах. Они увидели брешь в скале и нескольких белых рядом с индейцами Быстрого Лося.

        - Старатели! Старатели!

        - Джо.
        Он кинулся им навстречу, перепрыгивая через развалины, усеянные трупами.

        - Это вы! Мы и не надеялись увидеть вас!

        - Карамба!  - один из золотоискателей.  - Нам пришлось немало потрудиться! Мы не смогли найти подмогу, а поскольку время поджимало, то решили обойти сьерру[168 - Сьерра горный кряж, хребет (в Испании, Португалии, Южной Америке); слово часто входит в состав названий конкретных гор; например Сьерра-Невада (в Северной Америке и Испании).],  - вернуться назад и драться вместе с вами. Бандиты, не найдя вас там, наверху, на площадке, повернули обратно и наткнулись на нас… пришлось крепко побороться… Вы видите, мы не какие-нибудь однорукие калеки… словом, мы уничтожили много этих негодяев, а остальные просто убежали.

        - Ах, какие же вы храбрецы… У вас благородные сердца! Подойдите сюда… подойдите, смелей! Вы много потрудились, и вы должны быть по чести вознаграждены.
        Старатели с трудом слезли с лошадей и, шатаясь, побрели по развалинам. Индейцы кому помогали идти, кого несли на руках. Затем последовали дружеские похлопывания по плечам, объятия, поцелуи.
        А потом Жан, выражая общее мнение, торжественно произнес:

        - Друзья, вы честно и с риском для себя помогли нам сохранить наши жизни. В свою очередь, я хочу выполнить свои обязательства по отношению к вам. Вы получите значительную часть сокровищ. Однако мы по-прежнему будем оставаться вашими должниками, так как такие услуги никогда нельзя измерить деньгами. А что касается этого огромного богатства, то, я полагаю, его надо использовать на благо нашей общей семьи. Это будет своего рода реституция, возвращение долгов. Не так ли, дон Блас?

        - Да, Жан! Да, Тоньо Вальдес! О, как я рад, что могу назвать вас своим сыном!


        notes

        Примечания


1

        Мексика (Мексиканские Соединенные Штаты) - государство в юго-западной части Северной Америки. Площадь (с островами) около 2 млн. кв. км. Население (1988) -83 млн. человек. Господствующая религия - католицизм. Официальный язык - испанский. Столица Мехико (основана в 1521 году на месте индейского поселения). С середины 1-го тысячелетия до н. э. здесь имелась достаточно развитая культура, достигшая за последующую тысячу лет высокого уровня (племя индейцев ацтеков имело письменность). В 1521 году конце XVI века страна захвачена испанскими завоевателями. В результате Войны за независимость испанских колоний в Америке 1810 - 1826 годов Мексика добилась самостоятельности, с 1824 года - республика. Климат тропический, на севере субтропический, растительность весьма разнообразна, животный мир более скуден.

2

        Плато - ровная покатая возвышенность высотой более 200 м над уровнем моря, спускающаяся книзу более или менее крутыми уступами.

3

        У автора неточность: Мексика целиком расположена между 15 и 32 градусами северной широты.

4

        Веракрус, Тампико, Матаморос (перечислены с юга на север) - промышленные города Мексики, расположены на востоке страны, вдоль западного побережья Мексиканского залива.

5

        Орхидеи - многолетние травы с красивыми цветами. Около 20 тысяч (по другим данным - до 35 тысяч) видов.

6

        Лианы - древесные и травянистые вьющиеся растения, использующие в качестве опоры другие растения, скалы, стены зданий и т. п. Свыше двух тысяч видов, растут в основном в тропиках; в Европе - виноград, хмель. Различные виды дают съедобные плоды, применяемые с различными целями, сок, стволы идут на изготовление канатов.

7

        Ягуары, пумы, леопарды - хищники семейства кошачьих. Длина тела у разных видов 17 -200 см. Обитают преимущественно в южных регионах Земли.

8

        Акация клейкая - один из 750 видов деревянистых растений семейства мимозовых, растет в теплых климатических зонах. Данный вид используется для приготовления из сока высококачественного клея - гуммиарабика.

9

        Лимонник - деревянистая лиана, длина до 15 м, толщина 2 см. Плоды имеют вкус и запах лимона. Используется в медицине как возбуждающее средство.

10

        Камфорное дерево - вечнозеленое, высота 2 -50 м. Используется для получения камфоры - лекарства, стимулирующего нервную деятельность, дыхание, кровообращение и т. д.

11

        Веерная пальма - один из 3400 видов тропических деревьев - пальм, с вечнозелеными листьями, рассеченными наподобие веера.

12

        Перец - здесь: один из многих видов этого растения перец черный. Длина ствола 10 -12 м. Плоды 3 -5 мм в диаметре. В высушенном виде - широко известная приправа.

13

        Магнолия - дерево или кустарник, около 80 видов. Достигает высоты 30 м. Листья используются для приготовления лекарств.

14

        Олеандр - вечнозеленый тропический кустарник с красивыми цветами. Ядовит. После тщательной обработки листья идут на изготовление лекарств.

15

        Колибри - очень маленькие птицы - длина тела 5, 7 -21, 6 см, вес 1, 6 -20 граммов. У самцов яркое многоцветное оперение.

16

        Речь идет о птице, носящей название голубой сороки, отличающейся от обычной - черно-белой - цветом оперения: спина дымчато-серая, крылья и хвост голубоватые.

17

        Гумус - перегной, органическое вещество почвы, образующееся при разложении растительных и животных остатков; чем больше гумуса в почве, тем она плодороднее.

18

        Гадюки - змеи около 60 видов, длина до 75 см, серая или бурая с темной полосой вдоль спины. Укус может быть смертелен для человека и крупных животных.

19

        Гремучие змеи - схожи с гадюками, но их яд обладает меньшей силой воздействия.

20

        Скорпионы - паукообразные животные; около 500 видов. Длина тела от 1 до 18 см. Уколы скорпионов очень болезненны, а уколы крупных тропических видов могут быть смертельными.

21

        Плантация - крупное земледельческое хозяйство, в котором возделывается, как правило, лишь одна из сельскохозяйственных культур, требующих особо тщательного ухода (хлопок, табак, чай, кофе и проч.).

22

        Сомбреро - испанская широкополая шляпа.

23

        Метис - потомок от брака между представителями различных человеческих рас; в данном случае - испанцев и индейцев. Метис белого и негритянки называется мулат.

24

        Сеньорита - в испанояэычных странах название (и уважительное обращение), относящееся к особе женского пола - от подростка до молодой незамужней (состоящая в браке, разведенная или вдова - сеньора; мужчина - сеньор).

25

        Лассо - аркан для ловли животных, длинный кожаный ремень со скользящей петлей, накидываемой на шею преследуемого.

26

        Амазонка - здесь: женщина, едущая на лошади верхом, в седле.

27

        Сапфир - драгоценный камень голубого или синего цвета.

28

        Скво - название женщины-индианки из низших слоев общества.

29

        Кабальеро - в испаноязычных странах - господин, дворянин, кавалер, благородный человек.

30

        Мачете - длинный нож для уборки сахарного тростника и прорубания троп в лесных зарослях. Применяется и как оружие.

31

        Сальто - прыжок с места с полным переворотом тела в воздухе.

32

        Койот - хищник, по виду схожий с волком, несколько меньшего размера и с более длинной шерстью. Обитает на открытых пространствах Северной Америки. Держится парами.

33

        Томагавк - металлический боевой топорик индейцев.

34

        Апачи - одно из индейских племен, отличавшееся воинственностью и особой враждебностью к завоевателям.

35

        Скальп - содранная с человеческой головы кожа с волосами; варварский трофей североамериканских индейцев и доказательство победы.

36

        Мустанг - одичавшая лошадь в американских степях (прериях). Поддается приручению, сохраняя при этом особую выносливость и злобность.

37

        Лука - выступающий кверху изгиб переднего или заднего края седла, служащий для опоры всадника.

38

        Пересмешники - здесь: птицы отряда воробьиных. Длина тела 20 -30 см. Хорошо поют, часто копируя всевозможные звуки (отсюда название).

39

        Амиго - друг, приятель; обычное обращение в испаноязычных странах.

40

        Атлет - силач, богатырь.

41

        Из них примерно один миллион белых - из числа испанских переселенцев, четыре миллиона метисов и пять миллионов индейцев. (Примеч. авт.)

42

        Кортес Фернанд (Фернандо; правильнее - Эрнанд; 1485 - 1547) -, руководитель похода по захвату Мексики (1519 -1521). В 1521 -1540 годах правил этим новым испанским колониальным владением.

43

        Явная описка автора: судя по указаниям в тексте романа, действие его происходит в 70-х годах XIX века, то есть примерно через 300 лет после завоеваний Кортеса.

44

        Молочай - многометровой высоты трава и кустарник, около двух тысяч видов. Млечный сок многих из них ядовит. Используется в медицинской промышленности.

45

        Вотчина - здесь: район землевладения племени.

46

        Мираж - здесь: объекты, предметы, существующие лишь в легендах, в воображении.

47

        Максимилиан I Габсбург (1832 -1867) - австрийский эрцгерцог (принц, наследник престола). В 1863 -1867 годах был императором Мексики, «избранным» местными монархистами. Расстрелян повстанцами.

48

        Фортуна - здесь: удачливая судьба.

49

        Хуарес Бенито Пабло (1806 -1872) - 1852 -1872 годах последовательно глава правительства, президент Мексиканской республики. Во время англо-франко-испанской интервенции (1861 -1867) возглавлял победоносную борьбу своего народа. Приказал расстрелять императора Максимилиана.

50

        Намек на президента Хуареса.

51

        Винчестер - карабин (облегченная винтовка с укороченным стволом) с магазином на 15 патронов, изобретен в 1860 году владельцем оружейного завода в США Генри Винчестером, получил широкое распространение.

52

        Кольт - американский револьвер, названный по имени изобретателя, полковника Самуила Кольта (1814 -1862).

53

        Неточность автора: пулемет изобретен американцем X. С. Максимом в 1883 году, впервые применен в 1899 году, то есть позднее описанных событий.

54

        Геральдическая - здесь: изображенная на каком-либо гербе.

55

        Портер - сорт крепкого черного пива.

56

        Почитатель Бахуса - любитель выпить, пьяница (от имени древнеримского бога виноделия).

57

        Ангар - обширное помещение для укрытия от непогоды крупных машин и имущества.

58

        Акцент - своеобразие в произношении, невольное искажение звуков какого-либо языка лицом, для которого этот язык является чужим.

59

        Юнга - подросток на корабле, учащийся морскому делу и готовящийся стать матросом; молодой матрос.

60

        Янки - прозвище американцев - уроженцев США.

61

        Оргия - разгульное, разнузданное пиршество.

62

        Вакханалия - здесь: то же, что и оргия.

63

        Парламентер - лицо, уполномоченное одной из воюющих сторон вести переговоры с другой стороной.

64

        На самом деле императорская власть существовала в Мексике лишь после колонизации и весьма недолго, с мая 1822 по март 1823 года и в 1863 -1867 годах.

65

        Прокаженный - страдающий острозаразной и трудноизлечимой проказой (лепрой), больные подвергаются строжайшей изоляции в специальных лечебницах-колониях (лепрозориях). К прокаженным многие относились с презрением и брезгливостью (из-за изуродованного лица). Здесь: в переносном смысле, то есть человек, от которого в силу его поведения окружающие отшатываются.

66

        Феномен - редкое, необычное явление.

67

        Традиция - обычай, порядок, правила поведения, переходящие от поколения к поколению.

68

        Расы - подразделения человечества, характеризуются общими наследственными физическими особенностями, связанными с единством происхождения и определенными областями распространения. Основные группы (так называемые большие расы): негроидная, европеоидная, монголоидная.

69

        Техас - штат на юге США, граничит с северо-восточной частью Мексики.

70

        Коралловый - светло-красный, цвета красного коралла.

71

        Мокасины - у американских индейцев - кожаная обувь без твердой подошвы, украшенная разноцветными кусочками кожи, вышивкой, бисером.

72

        Колье - ожерелье, носимое на шее.

73

        Партнер - сотоварищ, компаньон, совладелец, соучастник.

74

        Интриговать - совершать тайные действия в предосудительных целях или загадочные для других поступки.

75

        Эпопея - здесь: ряд событий, сопровождаемых подвигами или, напротив, причиняющих вред многим людям в течение более или менее продолжительного времени.

76

        Феникс - сказочная птица, в старости якобы сжигала себя и возрождалась из пепла молодой и обновленной.

77

        Салон - здесь: гостиная, приемная комната для гостей.

78

        Портьера - занавес из тяжелой материи на двери.

79

        Иуда - один из двенадцати апостолов (учеников и друзей Иисуса Христа), предавший его за плату. В переносном значении - предатель.

80

        Лагуна - мелководный залив, отделившийся от моря в результате образования песчаной косы.

81

        Жила - здесь: протяженное в двух направлениях геологическое образование (тело), вмещающее различные геологические породы, в данном случае золото (золотоносная жила).

82

        Старатель - здесь: человек, ищущий на местности золотые россыпи или месторождения и, найдя, разрабатывающий их.

83

        Сноб - пустой, увлекающийся всем модным, пытающийся разыгрывать из себя аристократа человек.

84

        Иллюзия - здесь: необоснованная надежда, несбыточная мечта.

85

        Симптомы - признаки какого-либо явления (здесь - заболевания).

86

        Апатия - состояние безразличия, равнодушия ко всему.

87

        Микстура - жидкое лекарство.

88

        Элегантный - изящный, изысканный (например костюм).

89

        Эпидемия - значительное распространение какого-либо заразного заболевания.

90

        Мул - помесь лошади (кобылы) и осла (самца). Очень вынослив.

91

        Аррондисман - общее название административно-территориальной единицы (части департамента, т. е. области) во Франции.

92

        Алоэ - травянистое растение с мясистыми листьями, около 250 видов, один из которых (столетник) разводится в жилых помещениях. Сок листьев используется в различных лечебных целях, для приготовления лекарств.

93

        Циклон - атмосферный вихрь огромных размеров (радиусом до нескольких тысяч километров) и скоростью 30 -40 км/час.

94

        Ореол - здесь: светлый круг, светлое пятно вокруг светящейся точки.

95

        Путы - здесь: веревка или ремень, которыми связывают передние ноги домашнего животного, чтобы оно не могло далеко и быстро уйти от дома, пастбища.

96

        Титан - в древнегреческой мифологии гиганты, пытавшиеся добиться владения небом.

97

        Эпицентр - участок местности, находящийся непосредственно под местом взрыва бомбы, удара молнии и т. п. или над очагом землетрясения.

98

        Кайман - один из видов крупных крокодилов, длина туловища (с хвостом) до 4 -5 м.

99

        Пирога - у океанических народов лодка, выдолбленная или выжженная из целого ствола дерева.

100

        Робинзон - герой романа английского писателя Даниеля Дефо (около 1660 -1731) «Робинзон Крузо» (1719), восславившего труд и волю к жизни, способность человека выжить в труднейшей обстановке на необитаемом острове.

101

        Десперадос - так называли людей, сбежавших из тюрем Мексики и США. Эти беглецы, объединенные в вооруженные банды, жили за счет грабежей и убийств, наводя ужас на местных жителей.

102

        Иероглифы - здесь: неразборчивые, трудно разбираемые письмена.

103

        Палочное молоко - местное название сока растения из семейства хлебных деревьев.

104

        Смоковница (инжир, фиговое дерево) - растение из рода фикусовых, семейства тутовых. Высота 4 -8 м, диаметр ствола 0, 2 -0, 4 м. Плоды - мелкие орешки внутри мясистого соплодия, которое употребляется в пищу в свежем и переработанном (сушеном, в виде варенья, вина) виде.

105

        Гурман - знаток изысканных блюд, любитель вкусно и обильно поесть.

106

        Экзотический - здесь: причудливый, диковинный.

107

        Мистика - вера в сверхъестественное, небывалое, в чудеса.

108

        Монограмма - художественное сплетение начальных букв имени и фамилии.

109

        Камелия - род вечнозеленых деревьев и кустарников с цветками различной красивой окраски. Листья используются в медицине.

110

        Реликвии - дорогие по воспоминаниям вещи, особо чтимые (например, оставшиеся после известных, уважаемых людей, родственников и т. п.).

111

        Пиявки - кольчатые черви, длина 0, 5 -20 см. Кровососы. Слюна их имеет свойство останавливать кровотечение.

112

        Лунный месяц - определяется числом новолуний («нарождения луны»). Продолжительность около 29, 5 суток. Двенадцать таких месяцев составляют лунный год в 354 суток (на 11 или 12 меньше календарного).

113

        Ливр - мера массы во Франции до введения метрической системы (1 ливр = 489, 5 г).

114

        Эвфемизм - более мягкое выражение вместо грубого или непристойного.

115

        Фатоватый - пустой, любящий порисоваться человек.

116

        Кляп - кусок дерева или тряпка, насильственно всунутые в рот, чтобы захваченный пленный не мог кричать или кусаться.

117

        Вандербильды - династия (то есть ряд людей одного и того же рода, одной и той же фамилии) американских предпринимателей. Основатель - мелкий торговец овощами Корнелий Вандербильд (1794 -1877), ему наследовал сын Уильям (1821 -1885) и т. д. Владельцы судов и железных дорог, разнообразных предприятий.

118

        Рокфеллеры - финансово-промышленная группа в США, основой создания которой послужил нефтяной бизнес, начатый в 1870 году Джоном Д. Рокфеллером-старшим (1839 -1937). Личное состояние разветвленной семьи исчисляется множеством миллиардов долларов.

119

        Шок - состояние резкой слабости и общего угнетения организма в результате ранения, ушиба, психической травмы и т. п.

120

        Базальт - плотная вулканическая горная порода обычно черного цвета.

121

        Конфигурация - внешнее очертание.

122

        Огниво - приспособление для добывания огня: твердый камушек (кремень) и стальная полоска; ударами их друг о друга высекается искра, от которой загорается близко помещенный трут - высушенный особый гриб или фитиль.

123

        Енот - хищник, длина тела до 75 см, хвоста до 25 см. Мех густой, желтовато-серый, весьма ценный. Зверь обитает в лесах.

124

        Бурдюк - мешок из цельной (снятой «чулком») шкуры лошади, барана, козы; используется для хранения жидкостей или, при надувании воздухом, для переправы через реки.

125

        Франк - денежная единица Франции, равная ста сантимам. Введен с 1799 года вместо ливра.

126

        Карл V (1500 -1558) - император «Священной Римской империи германской нации» (1520 -1556) и испанский король под именем Карла I (с 1516 года).

127

        Компактный - плотный, сжатый.

128

        Ультиматум жесткое требование, сопровождающееся какой-либо угрозой.

129

        Косуля - разновидность оленей. Длина тела до 150 см, высота в холке до 100 см, вес до 55 кг. Быстро бегает, проворна, ловка. Объект охотничьего промысла (в большинстве мест запрещенного).

130

        Буйвол - млекопитающее, схожее с быком. Еще в древности приручен человеком. Используется как тягловая сила и для получения молока, шкуры, мяса.

131

        Шакал - млекопитающее семейства псовых. Внешне напоминает волка. Длина тела до 85 см, хвоста около 20 см. Обычен возле жилья. Питается мелкими животными и птицами, поедает падаль, отбросы. Шкура малоценна.

132

        Лазурный - светло-синий.

133

        Агути - горбатые зайцы. Обитают в тропиках Центральной и Южной Америки.

134

        Амбразура - отверстие в стене здания, боевого укрепления для ведения огня и наблюдения; бойница.

135

        Рикошет - отскакивание снаряда, пули, осколка под некоторым углом от поверхности, о которую ударяется снаряд, пуля.

136

        Реакция - здесь: действие, возникающее в ответ на то или иное воздействие.

137

        Варвар - здесь: грубый, жестокий, озверевший человек.

138

        Контрастирующий - резко противоположный чему-либо.

139

        Рыцарская натура - здесь: самоотверженная, великодушная, благородная личность.

140

        Гомерический хохот - неудержимый, громовой (выражение происходит от описания смеха богов в поэме «Илиада» легендарного древнегреческого поэта Гомера, время жизни которого определяется по-разному от XII до VII в. до н. э.).

141

        Квартилья - мера веса или объема сыпучих и жидких тел; под этим названием известны резко отличающиеся друг от друга меры в разных испаноязычных странах и в разное время.

142

        Маркитант (маркитантка) - мелочной торговец (торговка), сопровождающий армию в походе и снабжающий военнослужащих в основном дополнительными к пайку съестными припасами и спиртными напитками.

143

        Унция - здесь: устаревшая аптекарская мера веса; применяется также при определении веса золота; равна 29, 86 грамма.

144

        Марионетка - кукла в театре, управляемая системой ниток.

145

        Спесь - надменность, высокомерие, чванство.

146

        Брешь - здесь: разрыв в строю, колонне войска.

147

        Маневр - передвижение войск в боевой обстановке с целью успешного выполнения поставленной задачи.

148

        Каньон - глубокая узкая долина с крутыми склонами.

149

        Газель - здесь: жвачное млекопитающее из группы антилоп; отличается изяществом, стройностью, а также стремительной быстротой бега.

150

        Фамильярность - преувеличенная развязность, бесцеремонность.

151

        Блок - здесь: большой камень, искусственный или обработанный руками человека.

152

        Эллипс - замкнутая кривая линия, похожая на растянутую яйцеобразную окружность (дается самое примитивное пояснение).

153

        Фут - английская мера длины, равная 12 дюймам, или 30, 479 см.

154

        Морские узлы - временные соединения двух гибких тросов или троса с каким-либо предметом. Очень надежны, притом легко развязываются, когда минует надобность; существует множество морских узлов, каждый имеет свое назначение. Вязанию их специально обучается каждый член экипажа любо го судна.

155

        Манипуляция - более или менее сложный прием в ручной работе, требующий навыков и точности исполнения.

156

        Строп - кольцо (петля) из каната, цепи или веревки для охватывания груза и переноса его с места на место при погрузке.

157

        Периметр - длина замкнутого контура, например сумма длин всех сторон многоугольника.

158

        Алтарь - здесь: жертвенник или надгробный камень у древних народов.

159

        Экскурс - отступление от главной темы изложения.

160

        Изгой - изгнанник, презираемый всеми.

161

        Аналогичный - сходный, соответственный.

162

        Монолит - здесь: цельная каменная глыба.

163

        Гидравлический - здесь: действующий давлением или движением жидкости.

164

        Дислокация - расположение войск на определенной для повседневной жизни или ведения боевых действий местности.

165

        Прииск - место разработки залежей драгоценных металлов.

166

        Экстраординарный - чрезвычайный, редкий, редкостный.

167

        Бикфордов шнур - тканная из нитей длинномерная трубка, начиненная зернами пороха; служит для воспламенения взрывчатого вещества на безопасном для подрывника расстоянии.

168

        Сьерра горный кряж, хребет (в Испании, Португалии, Южной Америке); слово часто входит в состав названий конкретных гор; например Сьерра-Невада (в Северной Америке и Испании).


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader . Для андроида Alreader, CoolReader, Moon Reader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к