Библиотека / Приключения / Буссенар Луи: " Канадские Охотники " - читать онлайн

   Сохранить как или
 ШРИФТ 
Канадские охотники Луи Анри Буссенар



        Луи Буссенар
        Канадские охотники

        Часть первая. ОХОТНИКИ СКАЛИСТЫХ ГОР

        ГЛАВА 1


        Бигорн - коза или баран? - Клуб охотников и рыболовов. - Англичане держат пари. - Миллион за одно слово. - Сэр Джордж Лесли. - Ливерпуль, Галифакс, Виктория. - «Я поеду один». - Три месяца спустя. - Депеша. - Разорен.
        - Баран!
        - Нет, коза!
        - Ну нет же, нет!
        - А я говорю - да!
        - Полно, дружище, оставьте вашу самоуверенность, это все-таки баран.
        - Дорогой мой, самоуверенность здесь ни при чем, только любовь к правде заставляет меня утверждать, что это коза.
        - Это просто упрямство.
        - Это убежденность!
        - Если у вас есть хоть какие-то аргументы[Note1 - Аргумент - логический довод, служащий основанием доказательства.], изложите их.
        - Лучше начните вы.
        - Мне надоела наша перепалка! Уже пятнадцать минут препираемся по поводу заметки, написанной профессиональным журналистом!
        - Но просвещенным его не назовешь.
        - Вы говорите так потому, что он разделяет мое мнение.
        - Нет, потому что он бездоказателен. Черт возьми, дружище, если мы имеем честь быть членами Shooting and Angling club[Note2 - Клуб охотников и рыболовов (англ.). (Примеч. перев.)], то уж, конечно, вправе оспорить мнение редактора журнала «Охотник».
        - Мы что, до бесконечности будем перебрасываться, словно мячиками, «бараном» и «козой»?
        - Лучше давайте выберем арбитра[Note3 - Арбитр - посредник между спорящими сторонами.].
        - Дорогой мой Джеймс Фергюссон, наконец-то я слышу от вас разумное слово.
        - Дорогой Эдвард Проктор, такое согласие - уже свидетельство нашей мудрости.
        - Кто же нас рассудит?
        - Нас всего четверо - вы, я, Эндрю Вулф и сэр Джордж Лесли.
        - Предлагаю Джорджа Лесли.
        - А я предпочитаю Эндрю Вулфа.
        - Сэр Джордж - охотник высшего класса, мастер по многим видам спорта. Им исхожены леса всех континентов. Его мнение - для нас закон.
        - А я за Эндрю Вулфа. Он приветлив, искренен, легко сходится с людьми, а по компетенции[Note4 - Компетенция - круг вопросов, в которых данное лицо обладает познанием и опытом.] не уступает сэру Джорджу Лесли.
        - Вы не согласны иметь сэра Джорджа в роли арбитра?
        - А вы отводите кандидатуру Эндрю Вулфа?
        - Получается, - воскликнул, имитируя отчаяние, приземистый, краснощекий и пухленький Эдвард Проктор, - что мы не можем прийти к согласию даже в выборе арбитра, который должен разрешить наш спор!
        - Ничто не мешает нам, - ответил высокий, худой и бледный Джеймс Фергюссон, - обратиться и к тому и к другому.
        - А если и они начнут спорить?
        - Тогда, может быть, им удастся найти еще одного, уже последнего арбитра…
        - Ну что ж, как хотите, Джеймс, но я своего мнения не меняю.
        - Прекрасно, Эдвард! Я тоже не собираюсь уступать ни в чем.
        Эти закадычные друзья, промышленники, забросившие свое дело, не похожие друг на друга ни внешностью, ни характером, постоянно спорящие друг с другом, вступили в Клуб охотников и рыболовов так же, как иные становятся путешественниками и членами Географического общества, не выезжая даже за черту города.
        Любовь к спорту проснулась в них поздно, и, как нередко бывает в Англии, где аристократия уважает физическую силу, они увлеклись охотой и рыбной ловлей. Скажем прямо: на этой стезе удача их не баловала.
        Впрочем, удача тут ни при чем. Говорят, препятствия только разжигают страсти.
        Так или иначе, наши друзья относились к самым ревностным поклонникам аристократического собрания: обедали только в обществе охотников и рыболовов, старательно запасались рекомендательной литературой, много тренировались в клубном заповеднике и, когда возвращались домой, испытывали приятную ломоту в плече и жжение щеки от соприкосновения с прикладом - прилежные охотники успевали за день пустить в воздух не меньше трех сотен патронов.
        Одним словом, воинственные и неуклюжие, не имеющие специальных навыков, они всерьез считали себя профессионалами только потому, что иногда преследовали дичь да задавали наивные вопросы, слушая которые становилось ясно: эти люди не имеют никакого отношения к охоте: охота ведь не только необоримая страсть, но и великое искусство.
        Те, кого выбрали в арбитры, играют в шахматы в дальнем углу зала.
        Эдвард Проктор и Джеймс Фергюссон дружно поднимаются и бесшумно встают: первый - за спиной Джорджа Лесли, второй - Эндрю Вулфа.
        Партия едва начата, у противников силы равные, борьба предстоит долгая.
        Проктор, несмотря на свою бесцеремонность, дозволенную человеку полному и богатому, не решается прервать игру, а стеснительный Фергюссон, симпатизирующий Вулфу, в смущении, используя язык жестов, щелкает языком, громко сглатывает слюну.
        - Вы что-то хотите? - спрашивает раздраженно сэр Джордж сухим, резким тоном, не поворачивая головы, не поднимая глаз от фигур на доске.
        - Мы хотели бы прибегнуть к вашей мудрости и богатому опыту, дорогой сэр Джордж, и попросить разрешить наш спор…
        - А вы, мой милый Вулф, надеюсь, не откажетесь присоединить вашу мудрость к мудрости сэра Джорджа, поддержав или оспорив его решение.
        - Да о чем вы? «Мудрость», «опыт», «решение»… И что за торжественный вид?
        - Действительно, - бросает Джордж механически, как фонограф.
        - Опираясь на мнение редактора журнала «Охотник», мой добрый друг Джеймс Фергюссон утверждает, что бигорн - это коза, и тут он заблуждается, - говорит Эдвард Проктор.
        - Милый друг! Напротив, Эдвард Проктор ошибается, утверждая что бигорн - это баран, - восклицает Джеймс Фергюссон, - ведь по мнению самых больших авторитетов, бигорн - бесспорно, коза.
        - Да нет, баран!
        - Коза!
        - Но его же называют «диким бараном Скалистых гор»!
        - Самая новая книга по естествознанию определяет бигорна как «capra canadensis»! «Capra» - значит коза, запомните хорошенько - коза! Канадская коза…
        - Я опираюсь на мнение не менее серьезного автора, который определяет бигорна, как «ovis montana». «Ovis» - значит овечка, слышите, овечка, иначе говоря баран, горный баран…
        Оба арбитра и глазом не моргнули в течение всей этой дискуссии[Note5 - Дискуссия - обсуждение спорного вопроса.]; спорящие почти кричали, уже не слыша друг друга.
        - А вы знаете, каков он, бигорн? - произнес наконец сэр Джордж, воспользовавшись секундной паузой.
        - Ну, по рассказам, по описаниям знакомых…
        - Это прекрасное животное. Охота на него трудна, драматична, вся на нервах, тут требуется железное здоровье, необыкновенная ловкость и редкостная удача. Я предпочитаю бигорна кейптаунскому льву, пантере с острова Ява… даже, пожалуй, королевскому тигру… Тигра можно все-таки догнать, а за бигорнами не угонишься… Скоро их уже не останется, это восхитительное животное исчезнет, как гризли[Note6 - Гризли - крупный свирепый серый медведь, обитающий на Аляске и в западных районах Канады.], как бизоны[Note7 - Бизон - дикий бык, водившийся в Северной Америке. В настоящее время сохранился только в заповедниках.], как многие другие виды…
        - Значит, - робко роняет мистер Проктор, - вы охотились на бигорна?
        - Одного я даже подстрелил и потом ел из него котлету. Котлета стоила мне тысячу фунтов, но я не жалею.
        - Поэтому никому, кроме вас, не разрешить наш серьезный спор.
        Вовлеченный в обсуждение любимой темы, сэр Джордж в конце концов поднялся.
        Это был человек неопределенного возраста, скорее усталый, чем пожилой, высокий, худой, угловатый, с бесстрастным, почти холодным лицом, равнодушными бесцветными, ни на чем не задерживающимися глазами, с прямым - почти без губ - ртом, над которым нависал нос, напоминающий ястребиный клюв.
        Его неподвижное лицо странной бледности обрамляли бакенбарды, словно посыпанные перцем и солью, в свисающих усах шатена сверкали седые нити. Темные, густые, с приятным блеском волосы контрастировали с седой бородой.
        В общем, сэру Джорджу Лесли уже перевалило - и похоже давно - за сорок. Богатый, элегантный, истинный джентльмен, убежденный холостяк, он большую часть своей жизни странствовал. Его приключения возбуждали интерес публики, уважающей спортсменов. В Лондоне несколько сезонов подряд только о нем и говорили, хотя и без особой симпатии.
        Рассказывали страшные истории с сэром Лесли в качестве героя, ему приписывали - не приводя, правда, никаких деталей - поступки, математически рассчитанные и убийственно хладнокровные, свойственные людям, не боящимся крови. Офицер индийской армии, погибший впоследствии при странных обстоятельствах, вспоминал даже, что сэра Лесли прозвали Вампиром…
        Ничем не подкрепленные слухи все-таки оставляли в общественном сознании смутный зловещий след.
        - Честное слово, - сэр Лесли скрестил руки на худой, но широкой груди, - мне трудно привести вас к согласию. Скорее, пожалуй, баран, насколько смутные воспоминания позволяют мне иметь собственное мнение.
        - Баран, я же говорю! - закричал обрадованный Проктор.
        - Его закрученные спиралью рога, крупные, с поперечными полосками, длинные (порой до пятидесяти двух дюймов) - это рога барана.
        Вулф прервал его:
        - Однако лежбища, и поразительная подвижность этих животных сближают их с козами. Как утверждает Джеймс Фергюссон, бигорна, на которого любят охотиться в Скалистых горах[Note8 - Скалистые горы - часть горного пояса Кордильер на западе Канады.], можно считать и козликом.
        - Но он же бывает около двух метров в длину. Впрочем, какая разница - особенно сейчас, - коза это или баран? Но вы, Фергюссон и Вулф, хотите все-таки заключить пари? [Note9 - Пари - условие, по которому проигравший в споре обязан сделать что-либо.]
        - Конечно! Я ставлю тысячу фунтов за козу!
        - Я ставлю тоже тысячу…
        - Тысяча фунтов! Неплохая сумма, особенно когда уверен, что выиграешь… Ну что ж, спорю на пять тысяч фунтов, а вы, Проктор?
        - Идет! Тоже пять тысяч! - решается толстяк после долгих колебаний.
        - Сделка заключена, - воскликнули в один голос Вулф и Фергюссон.
        Сумма в пятьсот тысяч франков при таком ничтожном предмете спора кажется нам, французам, слишком большой. Для Англии же, где во всех слоях общества пышно расцветает мания пари, это обычная ставка: древняя, пресыщенная, артистичная нация жадна на эмоции.
        Пари, предложенное сэром Джорджем Лесли и принятое его собеседником, скоро приведет к драматическим последствиям.
        - Ну хорошо, - бросает Фергюссон, - но как доказать правоту или ошибочность наших утверждений?
        - Очень просто, - отвечает сэр Джордж. - От Ливерпуля[Note10 - Ливерпуль - город на западе Великобритании при впадении реки Мерси в Ирландское море. Один из крупнейших портов Объединенного Королевства.] в Галифакс[Note11 - Галифакс - город на Юго-Востоке Канады. Порт в незамерзающей бухте Атлантического океана.] пароход отправляется в полночь. Сейчас два часа. Чтобы собраться, времени более чем достаточно. Мы отчаливаем от пристани Ливерпуля, через семь дней прибываем в Галифакс, там садимся на канадский трансконтинентальный поезд[Note12 - Трансконтинентальный поезд - поезд, пересекающий континент.] и через шесть дней будем в Виктории, красивейшей столице Британской Колумбии[Note13 - Британская Колумбия - одна из провинций Канады.]; оттуда регулярно организуются маршруты в Скалистые горы. Вот и все.
        - Вы говорите «отправляемся»… Кто именно?
        - Да все мы, черт возьми, все заключившие пари четыре члена Клуба охотников. Мы, охотники…
        При этих словах Проктор, Фергюссон да и сам Вулф, как будто привыкшие к такому глобальному[Note14 - Глобальный - всесторонний, общий.] английскому, ни перед чем не останавливающемуся мышлению, переглянулись в смущении: сибаритов-промышленников[Note15 - Сибарит - изнеженный, праздный, избалованный роскошью человек (по названию древнегреческой колонии Сибариус, жители которой славились богатством и любовью к роскоши).], удалившихся от шумного света, испугал проект, осуществление которого сопряжено с трудностями, усталостью и даже риском.
        - Но зачем же отправляться в Скалистые горы? - тихо спрашивает, внезапно успокоившись, Проктор.
        - Подстрелить одного или нескольких бигорнов и оценить, так сказать, de visu[Note16 - Глазами очевидца. (лат.)], кто из нас прав, а кто нет.
        - Но мы все-таки не натуралисты, - вступает и Фергюссон, - чтобы определять зоологические виды.
        - Это нас не должно останавливать. Возьмем фотоаппарат, снимем животное с разных точек. Привезенный скелет и снимки передадим натуралистам. Этого будет вполне достаточно, чтобы все выяснить.
        - Черт возьми! Скалистые горы далеко, а мы не так уж молоды.
        - Вы отказываетесь? Что ж, я еду один, чтобы избавить членов Клуба охотников от стыда вечно продолжать это пари.
        - Вы поедете? - спрашивает Фергюссон, не сводя с сэра Лесли восхищенных глаз.
        - В семь часов в Лондоне, в полночь в Ливерпуле.
        - И оттуда в Галифакс? - подает голос не менее удивленный Проктор.
        - Да, Галифакс, Виктория, потом берега реки Фрейзер, самой большой реки Британской Колумбии, в которой водится роскошная форель. А там недалеко и до гор, где прячутся последние бигорны.
        - А когда вы вернетесь?
        - Через девяносто дней. С вашей точки зрения, нормально?
        - Вполне!
        - Ну что ж, с Божьей помощью через три месяца я привезу скелет и кучу фотоснимков бигорна. Что же касается денег на путешествие и охоту
        - траты поделим поровну.
        - Справедливо. Если только не потребуете компенсации за вашу нелегкую работу.
        - Да ладно уж, - полупрезрительно усмехнулся сэр Джордж, - на это ваших денег не хватит. Ну, договорились? А с вами, дорогой мой Вулф, мы продолжим нашу шахматную партию.
        - Но поскольку вы уезжаете…
        - Мы продолжим ее заочно, и я рассчитываю выиграть.
        - Ну нет, тут я ставлю пари, что нет!
        - Можете ли вы, как джентльмен, рискнуть при этом пятью тысячами фунтов?
        - Пожалуйста!
        - Вы и впрямь хороший игрок и настоящий британец. Господа, я прощаюсь с вами. Сегодня у нас пятнадцатое мая, а я вернусь пятнадцатого августа.
        - Подождите, по крайней мере, пока мы составим договор, и каждый из нас возьмет копию себе.
        - Мы условились под честное слово. Разве этого недостаточно? Это надежнее любой подписи. Прощайте, господа!
        Вернувшись к себе, сэр Джордж нашел срочную телеграмму, грубо - как и бывает при кратком изложении - извещающую о бегстве банкира, которому он доверил все свое состояние - сто тысяч фунтов или два с половиной миллиона франков.
        Сэр Джордж дважды перечитал депешу[Note17 - Депеша - спешное уведомление.], нахмурил брови, поджал губы, затем с изумительным хладнокровием скрутил бумагу, раскурил от нее сигару и прошептал с наслаждением, как истый сибарит, вдыхая ароматный дым:
        - У меня десять тысяч ливров на пари и в ящике еще тысяча ливров… Конечно не густо… но, кажется, достаточно, чтобы убить бигорна и полакомиться роскошной форелью. Надо обязательно выиграть и восстановить во время экспедиции состояние. Если же нет… Ну, прииски в Карибу[Note18 - Прииски в Карибу - прииски в горах Карибу на юго-западе Канады.] еще не истощились. Брат мой - правитель-наместник в тех краях, в крайнем случае поможет.



        ГЛАВА 2


        В дороге. - Канадский трансконтинентальный маршрут. - Ванкувер и последняя остановка. - Виктория и китайцы. - Шахматная партия не забыта. - Правитель-наместник. - Англичанин в своей стране. - Первое убийство. - Как ведет дела высокопоставленный чиновник. - Сэр Джордж дома у брата.
        И солидные и мелкие лондонские газеты - все дружно комментировали отплытие сэра Джорджа Лесли, свершившееся точно в назначенный срок. Одни газеты опубликовали фотографию и биографический очерк путешественника. Другие рассказали и о его партнерах, никому не известных вчера, обреченных на забвение завтра, но сегодня завладевших вниманием британских читателей. Все это было громкой рекламой для Клуба охотников; каждый из его членов купался в лучах славы спортсмена-аристократа, который в течение двадцати четырех часов стал самым знаменитым человеком в Объединенном Королевстве. Первые пари влекли за собой все новые и новые, их заносили в книгу ad hoc[Note19 - Специально для этого предназначенную. (Примеч. перевод.).], к которой предстояло обратиться девяносто дней спустя. Впрочем, скоро страсти улеглись, и Джордж Лесли, Джеймс Фергюссон, Эдвард Проктор, Эндрю Вулф и даже сам бигорн - случайный повод этих бурных событий - были временно, но полностью забыты.
        Планы сэра Джорджа, абсолютно равнодушного к тому, что о нем говорилось, воплощались в жизнь с поразительной точностью, обычно не очень свойственной британской службе водных и сухопутных путей.
        Отплыв со своим необременительным багажом шестнадцатого мая 1886 года в полночь из Ливерпуля, сэр Лесли высадился в Галифаксе, столице новой Шотландии, являющейся сейчас провинцией Канады.
        От Галифакса до расположенного между сто двадцать третьим и сто двадцать восьмым градусами к западу от Гринвича и между сорок восьмым и пятьдесят первым градусами северной широты острова Ванкувер, словно приклеенного наискось к континенту (от материка его отделяет только узкий пролив Джорджия), насчитывается не менее пяти тысяч девятисот восьми километров.
        Удобно устроившись в спальном вагоне, сэр Лесли без напряжения и особой усталости преодолел это немалое расстояние и за шесть суток пересек территорию доминиона[Note20 - Доминион - самоуправляющаяся колония в составе Британской империи. Канада с 1867 по 1947 год - доминион Великобритании.]. Канадская Тихоокеанская железнодорожная линия, последняя из трансконтинентальных линий, построенных на Американском континенте, являла собой подлинное техническое чудо. И что уж совсем удивительно для нас, французов, годами ожидающих, пока проложат железнодорожную ветку местного значения длиною двадцать пять миль, строительство этой колоссальной по протяженности дороги длилось всего пять лет. В июле 1885 года из Монреаля к берегу Тихого океана отправился первый поезд - на пять лет раньше, чем предполагалось проектом. Результат этот поистине поразительный, если помнить, что пути прокладывались в необитаемом краю, в трудных климатических условиях.
        Впрочем, все это не очень трогало сэра Джорджа, которому его принадлежность к английской расе не позволяла восхищаться феноменами[Note21 - Феномен - редкое, необычное явление.], не упомянутыми в справочниках Карла Бедекера и Брэшоу[Note22 - Справочник Карла Бедекера и Брэшоу - путеводитель для путешественников (по именам издателей).]; он спал, пока поезд пересекал северо-западную равнину, ел словно людоед и успел отправить из Риджайны[Note23 - Ри джайна - город в юго-западной части Канады.] телеграмму, сообщавшую партнеру Эндрю Вулфу: «Хожу черным слоном. Ответ - в Литтон»[Note24 - Литтон - город на юго-западе Канады.].
        Путешественник курил в тамбуре сигару за сигарой, потом спал, ел, вновь курил - и так до самых Скалистых гор.
        Он даже взглядом не удостоил знаменитый Кикинг-Хорс, перевал Мчащейся или Лягающейся Лошади, где железная дорога поднимается на самый высокий хребет знаменитых гор. Этот отрезок пути расположен на высоте тысячи шестисот четырнадцати метров, что значительно выше, чем туннели проложенные в Альпах. Но подъем кажется плавным, благодаря тому, что на каждом метре он повышается всего на 39 - 45 миллиметров - и так на дистанции шести километров.
        Находясь в лучших условиях, чем их европейские собратья, английские и американские инженеры смогли обойти наиболее опасные для железной дороги места поверху, не прибегая к туннелям и прочим строительным хитростям, которые так усложняли и удлиняли сооружение этого чуда цивилизации в Альпах.
        Ни совершенство техники, изобретенной человеком, ни открывающаяся взору восхитительная панорама не могли растопить одушевленный кусок льда, расположившийся в спальном вагоне под именем сэра Джорджа Лесли.
        Правда, он долго, приложив к глазам лорнет[Note25 - Лорнет - складные очки с ручкой.], с дотошностью флегматичного англичанина рассматривал встречающиеся расщелины и бурчал себе под нос:
        - Вот где, наверное, прячутся бигорны!
        А потом добавлял, словно речь шла о том же самом:
        - Вулфу придется сделать ход королевской пешкой.
        В Иеле, увидев золотоискателей-китайцев, копошащихся в топкой грязи, невозмутимый аристократ почувствовал, как по телу пробежали мурашки.
        - Золото… В этом краю земля потеет золотом… Надо будет вернуться сюда потом!..
        Конечной точкой трансконтинентальной канадской линии сейчас является не Нью-Вестминстер, а Ванкувер[Note26 - Ванкувер - город на юго-западе Канады, в провинции Британская Колумбия.]. Но в эпоху, когда сэр Джордж пересекал доминион, Ванкувера с пятнадцатью тысячами жителей еще не было. Там, где сегодня раскинулся этот кокетливый и богатый город с домами, расположенными в шахматном порядке, как во многих американских городах, стояла стена непроходимого леса. Побежденный Нью-Вестминстер скоро станет просто пригородом Ванкувера, бум вокруг которого растет с каждым днем.
        В одиннадцать часов утра девятнадцатого мая сэр Джордж покинул спальный вагон, велел перенести свой багаж на пароходик, обеспечивающий связь между конечным пунктом железной дороги и столицей края, и без промедления поднялся на борт.
        Хотя Виктория находится на острове, добраться до нее очень легко благодаря постоянно курсирующим паровым суденышкам.
        Виктория - изящный преуспевающий город, опоясанный деревьями роскошного парка, сверкающий огнями, имеющий в достатке питьевую воду из находящегося в двенадцати километрах озера и насчитывающий не менее двадцати тысяч жителей. Четверть из них - китайцы.
        Поскольку Виктория - столица Британской Колумбии, в ней разместилась администрация штата, состоящая из правителя-наместника, министров и законодательной ассамблеи[Note27 - В отличие от Манитобы и Онтарио Британская Колумбия не имеет Верхней палаты или Верховного Совета. Она направляет в канадский парламент, работающий в Оттаве, шесть депутатов, избранных всеобщим голосованием и трех сенаторов, назначаемых генерал-губернатором. (Примеч. автора.)].
        Так же как их соседи-американцы, англичане обеспокоены наплывом китайцев, которые образовали азиатскую колонию в английском городе: у них свои улицы, свои кварталы, свой театр.
        Не имея ни права голоса на выборах, ни гражданства, сыны Небесной империи[Note28 - Небесная империя - Китай.] живут в каком-то ином измерении, на них смотрят как на предмет купли-продажи и перевозят по территории страны в пломбированных вагонах.
        Несмотря на эту изоляцию и полное смирение, несмотря на въездную таксу в пятьдесят пиастров, которую они должны платить, китайцы представляют для англичан серьезную опасность: численность их растет стремительно и не подчиняется никаким прогнозам.
        Не проявляя интереса к заботам молодого города, сэр Джордж, еще более флегматичный[Note29 - Флегматичный - человек, отличающийся медлительностью, спокойствием, слабым проявлением чувств.], чопорный, высокомерный, чем обычно, просит переправить его багаж во дворец правителя-наместника, а сам сразу направляется на почту, где находит две телеграммы: одна от его партнера Вулфа, сообщающего, что он делает ход королевской пешкой, а вторая - с поздравлениями от членов Клуба охотников. На первую адресат отвечает: «Хожу на одну клетку пешкой от ладьи королевы». А на вторую: «Все в порядке». Затем, завершив дела, словно только что вспомнив, что его брат является правителем-наместником этого края, путешественник отправляется во дворец.
        На широких улицах Виктории пешеходам тем не менее на них тесно, а сэр Джордж как истый англичанин не терпит препятствий, особенно когда они живые. Два китайца, несущие чемоданы-витрины, где выставлены всякие импортные безделушки, имели несчастье загородить путь и предложить сэру Лесли выбрать покупки. Он схватил их за волосы, стянутые на макушке конскими хвостами, поднял на вытянутых руках и отшвырнул словно чучела на проезжую часть, с той невозмутимой грубостью, с какой подданный Ее Величества привык обращаться с теми, кто слабее.
        Один из испанцев, видевших это, возмутился и, подумав, что сэр Лесли из немцев, похожих своей заносчивостью на выпь, презрительно бросил:
        - Прусская свинья!
        От удара, быстрого как молния и увесистого как дубина, он грохнулся навзничь. Второй испанец тоже ощутил силу кулаков англичанина. Вскочив, он сплюнул кровь и с ножом в руке, как тигр, подскочил к надменному драчуну.
        Сэр Джордж изящным движением отстраняет коснувшееся его тела лезвие, слегка поранив при этом указательный палец левой руки, и, увидев кровь, спокойно произносит:
        - За каплю моей крови - всю вашу!
        Выхватив из потайного кармана пистолет марки «смит-и-вессон», он приставляет дуло ко лбу противника и спускает курок.
        Полицейский, решив, что это американец из метрополии, не торопясь подходит, прикасается к его плечу дубинкой и вежливо приглашает следовать за ним к шерифу[Note30 - Шериф - должностное лицо в Великобритании, выполнявшее административные и некоторые судебные функции.].
        - Нет, прямо к моему брату, правителю-наместнику.
        - Ну тогда другое дело, - говорит полицейский, - тогда вы свободны, Ваше Высочество.
        - Вот вам две гинеи[Note31 - Гинея - английская золотая монета, находившаяся в обращении до 1817 года.] на чай.
        Пять минут спустя дежурный проводит сэра Джорджа к его младшему брату - сэру Гарри Лесли; тот встречает его крепкими объятиями.
        - Джордж, это ты! Вот неожиданная радость! И даже не предупредил меня? Каким добрым ветром тебя занесло?
        - Да, Гарри, я тоже очень рад тебя видеть. На досуге расскажу о причинах моего прибытия в Колумбию - у нас будет время поболтать, я уезжаю только завтра. Кстати, на улицах вашего города много лишних людей.
        - В каком смысле?
        - Я только что намял бока двум китайцам да размозжил голову какому-то придурку. Бог мне судья. Прикажи, чтоб принесли патроны четыреста десятого калибра[Note32 - 10,25 миллиметра. (Примеч. автора.)], мои остались в багаже.
        Сэр Лесли был истинным англичанином и потому, конечно, одобрил мотивы, приведшие сюда старшего брата. Такое серьезное пари и так мало времени… Черт возьми, дорога каждая минута, а бигорнов с каждым днем все меньше. Нужно, следовательно, быстро составить план действий, выехать без промедления, прочесать все горные массивы вдоль реки Фрейзер, дающей воду Колумбии. Только там, может быть, посчастливится встретить это величественное животное, уничтожаемое с безумным неистовством.
        - Если еще добавить к этому, брат мой, что я полностью разорен, у меня за душой не больше двух тысяч фунтов, ты поймешь, как необходимо мне сколотить состояние.
        - Ну, - добавил беззаботно правитель-наместник, - все мы в той или иной мере сидим на мели… Тем более надо поскорее добраться до богатых шахт Карибу. Там немало толстосумов-предпринимателей, забывающих заполнять предписанные законом декларации о доходах… Отправишься туда в должности инспектора с правом выносить решения и требовать их немедленного исполнения. Многие концессии[Note33 - Концессия - предприятие, основанное на договоре на сдачу государством в эксплуатацию частным предпринимателям или иностранным фирмам промышленных предприятий или участков земли с правом добычи полезных ископаемых и строительства различных сооружений.] таким образом удастся освободить от золотоискателей, которые не в ладах с законом, и устроить туда нужных людей.
        - У тебя доброе сердце, Гарри, и живой, изобретательный ум.
        - Но заранее предупреждаю, что без риска тут не обойтись, не исключены сражения, наши «свободные рудокопы» - горячие головы. Поняв, что у них забирают концессию - хотя бы и на законных основаниях, - они, боюсь, начнут оказывать сопротивление. Найдутся и ружья, которые стреляют сами, не оставляя улик.
        - Ты же знаешь, Гарри, перестрелки меня не страшат, - ответил сэр Джордж, и тусклые его глаза сразу загорелись зловещим огнем.
        - Да, я знаю, ты скор на руку и чертовски ловок. Не стоит, однако, слишком бравировать этим, помни, что фактически мы там в состоянии войны… И обходись без ненужных убийств.
        - Ладно, постараюсь убивать, лишь имея серьезные основания, в трудных случаях.
        - Вот и прекрасно! А теперь разреши познакомить тебя с частью твоих сопровождающих.
        При этих словах правитель-наместник нажал кнопку электрического звонка. Слуга прибежал столь поспешно, что стало ясно: Его Высочество держит всех в кулаке.
        - Позови Ли.
        Не прошло и тридцати секунд, как на пороге комнаты для курения появился чистенький, напомаженный до блеска китаец, весь в белом, на ногах соломенные сандалии.
        - Господин Ли, познакомьтесь с этим джентльменом, моим братом. С сегодняшнего дня будете его сопровождать в качестве повара и слушаться как меня, какие бы приказы он ни отдавал. Советую все время помнить, что здесь всегда найдется три сажени крепкой веревки вам на галстук, если вздумаете плохо нести службу. Завтра к восьми часам будьте готовы. Идите!
        - Это находка, просто жемчужина, дорогой мой Джордж, - добавил сэр Гарри, когда китаец вышел… - Ты сам увидишь, какой это незаменимый слуга! Он будет тебе за повара, за прачку, за сапожника, за портного, за кого хочешь! Не загоняй только его до смерти, «господин Ли» понадобится мне после твоего возвращения.
        - И сердце и желудок благодарят тебя, милый Гарри, право, ты все предусмотрел.
        - Я дам тебе также в качестве лакея и слугу-европейца, такой сорвиголова! Он будет твоим главным помощником. Еще отряжу кучера-янки, который научился всему, кроме ремесла быть честным человеком. Это отличный всадник, прекрасный охотник, поскольку недавно еще был ковбоем. Он способен на все, даже на преданность. Кучера зовут Том, лакея - Джо. Я познакомлю тебя с ними вечером, сейчас они заняты. Ну что еще? Тебе, очевидно, будет достаточно четырех лошадей, впряженных в шарабан, да еще четырех мулов[Note34 - Мул - домашнее животное, гибрид лошади и осла.] при двух повозках. Дорога от Йела до Карибу прекрасная.
        - Отлично.
        - Когда прибудете в Камлупс[Note35 - Йел, Камлупс - города на юго-западе Канады.], найми полдюжины носильщиков-индейцев.
        - Мне доводилось раньше пользоваться их услугами, здесь они зовутся возчиками.
        - Краснокожие понадобятся, чтобы провезти по горным дорогам все имущество - палатку, оружие, снаряжение, вещи, продукты. Если удастся отыскать в качестве гида одного-двух метисов-канадцев[Note36 - Метис - потомок от брака разных рас, как правило, европейской и индейской.], лучше французского происхождения, да еще заинтересовать их твоим делом, успех обеспечен. К тому же я дам телеграмму в Камлупс и попрошу во что бы то ни стало помочь найти бигорнов. Ты отправишься на охоту сам, оставив слуг в Ашкрофте и подъехав к Скалистым горам по железной дороге. Ну, а сейчас идем ужинать, окажем честь кухне Ли.



        ГЛАВА 3


        Самая богатая рыбой река. - Носильщики или возчики. - Гид-канадец. - В дороге. - Как метис понимает отношения между слугами. - Полный комфорт для Его Высочества. - Английский эгоизм. - «Кровавые люди». - Сэр Джордж хочет видеть обряд каннибализма[Note37 - Каннибализм - людоедство, зверство, жестокость.].
        Фрейзер - самая большая река Британской Колумбии. Можно даже сказать, единственная, так как река, носящая имя доминиона, Колумбия, течет по его землям лишь в верховьях.
        Исток Фрейзер - в озере Желтая Голова, покоящемся меж западных склонов гор, с противоположных отрогов которых устремляются потоки, образующие реку Атабаску.
        Фрейзер вьется петлями, напоминающими букву S; в верхней петле расположен богатый бассейн Карибу, а нижняя петля прилегает к железной дороге между Литтоном и Ванкувером. Образовав широкую дельту, река впадает в залив Джорджия. Вдоль этой сильно вытянутой буквы S Фрейзер принимает притоки: Медвежья река, Ивовая река, Стьюарт-Ривер, берущие начало в высокогорных озерах и несущиеся вниз по глубоким расщелинам. Назовем еще несколько больших рек - Блэк-Вотер, Кенель, Чилкотин, Томпсон; они бегут и слева и справа - глубокие, бурные, содержащие кислотный гумус[Note38 - Гумус - перегной, то есть органическое вещество почвы, образовавшееся в ней при разложении растительных и животных остатков.]; воды, например, Блэк-Вотер («Черная вода») имеют характерный темный цвет. От пятьдесят третьей до сорок девятой параллели Фрейзер, сердито ворча, несет свои клокочущие воды по горному ущелью такой глубины, что невозможно полностью проследить ее течение.
        Она петляет так на протяжении трехсот миль[Note39 - Миля - тысяча шагов в древности. Теперь морская международная миля равна 1, 852 км., морская миля в Великобритании равна 1, 8532 км. В данном случае имеется в виду уставная сухопутная миля, равная 1, 609 км.], окруженная живописными террасами, придающими очень загадочный вид омываемым ею просторам; потом прорывается через узкие и высокие Новые Адские ворота - ее быстрые в густой пене воды совершенно непригодны для плавания вплоть до того места, где река меняет направление, поворачивая на запад, чтобы броситься в море.
        Чтобы завершить описание Фрейзер уже чисто географическими данными, можно добавить, что она глубока, быстра, холодна и изумительно прозрачна.
        Ее волны несут от дальних притоков изрядное количество золотого песка, живым же серебром река так богата, что торговля рыбой и рыбными консервами здесь процветает уже многие годы.
        Ближе к устью - большое количество лососевых. Тридцать лет назад случалось, что мужчины, проводя там свои плоты, шестами нечаянно загарпунивали[Note40 - Загарпунивать - убивать при помощи гарпуна - копья с зазубренным наконечником.] - во время миграции[Note41 - Миграция - передвижение животных на значительные расстояния, вызванное изменением условий существования в месте их обитания или связанное с прохождением ими цикла развития (лосось идет нереститься в места своего рождения).], называемой «подъем», - огромных лососей.
        В верховьях реки и в ее мелких притоках - огромное количество форели, не боящейся водопадов, перепрыгивающей преграды, приобретающей в холодной, быстрой воде упругость движений и нежность плоти, так высоко ценимой спортсменами и гурманами[Note42 - Гурман - любитель и знаток тонких, изысканных блюд.].
        Шесть дней прошло с момента прибытия в Викторию сэра Джорджа Лесли, покинувшего Англию после пари, суть которого состояла в определении зоологического вида бигорна, дикого барашка Скалистых гор.
        Сэр Джордж не терял времени даром. Благодаря помощи брата, правителя-наместника, он организовал экспедицию меньше чем за сутки - собрал людей, лошадей, мулов, повозки, отправил все это - конечно, бесплатно, - поездом до Камлупса и без промедления выехал инспектировать прииски, получив над предпринимателями, разрабатывавшими золотоносные клемы, по сути, неограниченную власть.
        Местная администрация, вышколенная хозяином края, готова была ради влиятельного путешественника вывернуться наизнанку.
        Десять индейцев-носильщиков, или, как их здесь зовут, возчиков, были не то чтобы приглашены, а просто мобилизованы для помощи сэру Лесли; сказали, что труд их будет оплачен, но когда и по каким расценкам - это определит Его Высочество.
        Местный шериф, сталкивающийся по работе с людьми разных сословий и классов и знающий в своем округе почти каждого, нашел для экспедиции опытного канадского охотника.
        Этот человек считался профессионалом, иначе говоря, содержал себя на деньги, заработанные своим ремеслом: был неутомимым ходоком, знал все леса в округе - такие люди уже почти не встречаются.
        На самом деле жил он на скопленное благодаря золотым приискам кругленькое состояние, позволявшее ему ни в чем себе не отказывать, и прежде всего в удовольствии быть охотником-философом, блуждающим Нимвродом[Note43 - Нимврод - библейский богатырь и охотник.].
        Больше сорока лет ставил канадец капканы для компании «Скорняки Гудзонова залива», селился вдали от больших городов, пользуясь полной свободой, столь дорогой для людей его склада. Охотнику теперь уже было просто необходимо проводить восемь месяцев из двенадцати вне дома, вышагивать пешком километры по горам, лесам и лугам; усталость и опасности, неотделимые от подобного образа жизни, имели необыкновенную притягательность для этого здоровяка.
        Сэру Лесли предстояло иметь дело с гигантом приблизительно пятидесяти пяти лет от роду, ловким как юноша, неутомимым как бизон; с шевелюрой и бородой цвета воронового крыла; с чертами лица, дышавшими энергией, иронией и невозмутимостью, выдававшими в нем метиса и вызывавшими искреннюю симпатию.
        Этого краснокожего франко-канадца Жозефа Перро, наверное, помнят те, кто читал наш предыдущий роман - «Из Парижа в Бразилию по суше», где он - среди действующих лиц.
        Конец зимы Жозеф Перро проводил в Камлупсе и собирался в Баркервилл по личным делам, намереваясь совершить это путешествие пешком, «с пустыми руками», добывая пропитание охотой и рыбной ловлей.
        Поскольку встреча в этом славном городке провинции Карибу была назначена через месяц, он уступил настоятельной просьбе шерифа и согласился сопровождать англичанина-спортсмена, приехавшего специально поохотиться и державшего путь в том же направлении.
        Как человек, равнодушный к деньгам, франко-канадец согласился получать за свои услуги всего один фунт стерлингов в день, но при условии, что в путешествии будет иметь дело не со слугами, а только с хозяином и чтобы тот говорил с ним лишь по-французски.
        Сэр Джордж Лесли дал согласие на заключенную между шерифом и метисом сделку, узнав заранее, что только Перро и способен вывести его на бигорнов.
        Первого июня большой караван устроился в поезде и отправился из Камлупса в Каш-Крик[Note44 - Баркервилл, Клинтон, Каш-Крик - города на юго-западе Канады.]. Оттуда начиналась дорога от Йела до Баркервилла, проходящая через Клинтон. На месте слияния рек Бонапарт-Ривер и Томпсон люди с лошадьми, амуницией[Note45 - Амуниция - снаряжение.], узлами, повозками выгрузились из вагонов. Выстроившись, отряд медленно двинулся по дороге, которая являла собой смелый вызов, брошенный инженерами неумолимой природе. Во главе экспедиции, указывая путь и словно принюхиваясь к воздуху, шел Перро, одетый в куртку из оленьей шкуры, с ружьем на плече, трубкой в зубах.
        За ним двигались индейцы, нагрузившись тюками, которые не поместились на фурах. Затем следовала первая повозка, запряженная двумя мулами. Правил ею американец Том; рядом с ним на сиденье устроился повар Ли, чье курносое лицо хранило невозмутимость фарфоровой статуэтки. Затем следовала вторая повозка, нагруженная доверху, под самый брезент. Ее мулов вел под уздцы спешившийся индеец; следом шли две запасные лошади, ведомые другими краснокожими, и, наконец, замыкал процессию двухколесный экипаж, управляемый сэром Джорджем.
        Рядом с ним на скамейке, выпрямившись, как положено слугам в хороших домах, сидит облаченный в ливрею[Note46 - Ливрея - форменная одежда особого покроя, обычно обшитая галунами.] лакей.
        Индейцы с любопытством разглядывают этого человека в шляпе с красно-синей кокардой[Note47 - Кокарда - металлический значок установленного образца на форменной фуражке.] и в широком коричневом плаще с целым созвездием железных пуговиц, блестящих, как солнце. Краснокожие пытаются отгадать, не есть ли это главный хозяин, тем более что другой, бородатый, сам управляет каретой и одет совсем скромно.
        Наивным детям природы, не искушенным в нравах и тонкостях цивилизации, трудно себе представить, какими бывают у нас отношения хозяина со слугой, впрочем, они все равно не смогли бы уразуметь, зачем чистокровный англичанин берет с собой в такую экспедицию лакея, облаченного в ливрею.
        Благодаря послушным, хорошо выдрессированным, идущим ровной рысцой, лошадям половина пути пройдена без приключений.
        Предстоял полуденный привал, чтобы отдохнуть и сменить лошадей; сэр Джордж, озадаченный, как бы известить об этом Перро, останавливает экипаж и посылает вперед к канадцу человека, одетого в ливрею.
        Быстро подбежав к Перро, лакей обращается к нему сквозь зубы, как и положено англичанину, да еще слуге:
        - Эй, гид, его превосходительство послал меня, чтобы приказать вам остановиться.
        Перро медленно повернул голову, выпустил табачный дым, пожал плечами и продолжал свой путь.
        Пять минут спустя канадец, шагающий размашисто, как и положено охотнику, слышит другой голос и высокомерный окрик:
        - Эй, гид, я приказал остановиться, вы что, не слышали?
        Гигант вторично поворачивает голову, узнает самого сэра Джорджа и, смерив хозяина, как и его лакея, взглядом с головы до ног, никак не реагирует.
        - Вы что, не понимаете мою команду? - кричит сэр Джордж дрожащим от возмущения голосом.
        - Соблюдая приличия, господин милорд, - отвечает Перро по-французски на вопрос, заданный ему по-английски, - нужно знать, с кем разговариваете, и выполнять условия нашего договора. Во-первых, меня зовут Перро, а не Гид, запомните, пожалуйста, я настаиваю, чтобы меня называли именно так. Во-вторых, обращайтесь ко мне по-французски, как мы договаривались. И, наконец, если вы будете посылать ко мне этого пуришинеля[Note48 - Игра слов: polichinelle - pourichinelle - полишинель - вонючка-шинель. (Примеч. перев.)]…
        - Какого «пуришинеля»?
        - Ну, клоуна, вашего лакея… Я разговариваю с вами, только с вами, и, если кто-нибудь из этих прихвостней обратится ко мне от вашего или своего имени, я сломаю ему хребет. А если придется еще раз все это объяснять, я вернусь к собственным делам и оставлю вас искать бигорнов самостоятельно. Уж такие мы есть - французы из Канады, не обессудьте.
        При этих словах, произнесенных с иронией и хитрецой, как обычно крестьянин разговаривает с господином, сэр Джордж побледнел и почувствовал безумное желание броситься на метиса с кулаками.
        Но этот чертов великан как бы случайно поигрывает охотничьим ножичком, готовый пройтись по ребрам джентльмена, если тот будет недостаточно вежлив.
        И сэр Джордж, не испытывая ни малейшего желания ждать, когда этот нож, бывавший, по всему видать, в деле очень часто, вспорет его грудную клетку, притушил свой гнев и признал претензии Перро справедливыми.
        Привал, обед и вторая часть пути прошли без приключений. К ночи лошади были распряжены, привязаны и получили, как и мулы, хорошие охапки овса и прекрасной сочной травы, растущей только в этих краях.
        Ли установил походную печь, открыл несколько банок консервов и начал колдовать над весьма аппетитными блюдами, пока лакей покрывал низенький стол тончайшей белой скатертью и расставлял на ней серебряную посуду.
        Тем временем бутылка кларета[Note49 - Кларет - красное столовое вино.] достаточно нагрелась, начала источать волшебный аромат, и Его Высочество, привыкший к сладкой жизни даже в путешествиях, сел за стол и как заядлый гурман отдал должное кухне китайца.
        Палатка, в которой джентльмену предстояло провести ночь, была уже поставлена; собрана и походная кровать, которая примет аристократа после того, как он выкурит, сидя в шезлонге, несколько самых дорогих сигар.
        Хозяин был удовлетворен, и слуги, устроившись, чтобы продолжить пир, пили чашу за чашей, баловали себя бренди и презрительно посматривали в сторону индейцев, удовлетворяющихся скромным ужином.
        Дело в том, что в любой экспедиции слуги питаются за счет хозяина; в данном же случае носильщики-индейцы, мобилизованные со службы, должны были кормиться самостоятельно. А эгоистичный сэр Джордж отнюдь не рвался поделиться с ними своими запасами: подумаешь, краснокожие - вьючные двуногие животные, требующие меньше внимания, чем лошади и мулы, потому что вообще не стоят ни гроша. Пусть кормят себя сами как сумеют.
        Путешественник думал, что метис сядет за один стоял с лакеем и поваром, но тот демонстрировал к ним полное презрение, и хозяин предоставил ему выкручиваться из этой ситуации самостоятельно.
        Итак, Перро и индейцы - одиннадцать мужчин, три сопровождающие их женщины с четырьмя детьми, то есть всего восемнадцать человек - собираются ужинать почти что вприглядку после невероятно трудного дня.
        Но опытного охотника не так легко застать врасплох. Поняв, что ни от хозяина, ни от его лакеев ждать нечего, он вынимает из вещевого мешка трезубец, тщательно затачивает его и, передав индейцам ружье, амуницию, мешочек с огнивом и все предметы, боящиеся сырости, бросает на местном диалекте:
        - Я поищу, друзья, чего-нибудь поесть, а вы разводите пока огонь.
        Не теряя ни минуты, канадец погружается по грудь в ледяной горный поток, идет вдоль обрывистого берега, присматривается при последних лучах заходящего солнца к расщелинам и вонзает время от времени свой самодельный гарпун в толщу воды.
        Несколько быстрых движений, и огромная рыбина весом в семь-восемь фунтов[Note50 - Фунт - основная единица массы в системе английских мер, торговый фунт равен 0, 4536 кг.] поднята сильными руками гиганта - окровавленная, с прошедшим сквозь жабры колючим штыком.
        В следующую минуту добыча снята и брошена на землю - ее подбирают индейцы, сопровождающие своего кормильца.
        Он так ловок в этом виде охоты, здесь такое обилие рыбы, что за полчаса выловлено не менее шестидесяти фунтов форели.
        - Ну вот, - произносит охотник, спокойно и радостно, словно совсем не озяб в ледяной купели, - теперь мы не умрем с голоду, а завтра я еще найду, чем наполнить ваши корзины, бедные мои братья. Если же господин милорд со слугами почувствует голод, с удовольствием помогу и им.
        Два дня спустя экспедиция подошла к Клинтону, небольшому городку, где китайцы добывают золото; это последний очаг цивилизации перед Баркервиллом, до которого еще девяносто миль труднопроходимой дороги.
        На всякий случай Перро купил на свои деньги сто фунтов сушеного мяса в качестве резерва для индейцев: сэр Джордж забыл о них и думать, словно это дикие звери.
        На следующий день, четвертого июня, сделали привал у небольшого притока Бонапарт-Ривер, что берет исток в озере Ломонд.
        Не успели путешественники разбить лагерь, как вдруг появились шесть индейцев - раздраженные, со злыми лицами, в рваной одежде, вооруженные луками и старыми ружьями.
        Перро кричит, требуя, чтобы они ушли, и, поскольку те не торопятся подчиниться, метис угрожает им карабином.
        Сэр Джордж, понимая, что положение серьезное, расстался со своим обычным высокомерием и спрашивает у канадца, кто эти пришельцы.
        - У нас их называют «Дурной народ» или еще «Кровавые люди». Это грабители, бандиты, убийцы, антропофаги[Note51 - Антропофаги - людоеды.], иначе говоря, людоеды. Их надо убивать, они хуже волков.
        - Да ладно, пусть уходят подобру-поздорову.
        Вернувшись в свою палатку, сэр Джордж позвал кучера-американца и спросил:
        - Знаете ли вы индейцев, которых гид называет «Кровавые люди»?
        - Да, ваше превосходительство, жестокие, дикие каннибалы…
        - Говорите ли вы на их языке?
        - Да, ваше превосходительство.
        - Тогда возьмите пять бутылок бренди, отнесите им в качестве моего подарка и попросите далеко не уходить. Постарайтесь также, чтобы ни канадец, ни индейцы вас не видели.
        И добавил, ни к кому не обращаясь, странно блеснув глазами:
        - Хочу посмотреть обряд каннибализма.



        ГЛАВА 4


        Рыбная ловля с подсечкой. - Искусственная приманка. - Длительная подготовка. - Сражение между спортсменом и форелью весом в двадцать пять фунтов. - Хорошая защита. - Что делает Его Высочество со своим уловом. - Размышления сэра Джорджа. - Начал с эклоги[Note52 - Эклога - в античной и европейской поэзии стихотворение на тему о пастушеской или просто сельской жизни.], кончил убийством.
        Рано утром пятого июня сэр Джордж просыпается свежим, бодрым, покидает палатку с улыбкой на губах, как человек, начинающий хороший день.
        Полчаса назад солнце поднялось над розовеющим горизонтом, и сэр Джордж, оглядевшись, решил сразу исследовать реку, чтобы отдаться первый раз в этом году любимому развлечению.
        Несмотря на ранний час, жарко и душно. В долине ни малейшего ветерка, так же как и в ущельях уже прогревшихся гор, по которым несутся с сильным шумом яростные потоки.
        Мухи во множестве роятся над поверхностью воды, словно хотят позлить прожорливого лосося, они ходят невидимыми стаями, но время от времени рыба стрелой выпрыгивает из воды и падает обратно, разгоняя концентрические круги.
        Форель жадна на мошку. Это выгодно рыбаку, ловящему на искусственную приманку.
        Такой вид рыбной ловли известен, но совсем не практикуется во Франции, для англичан же это - один из излюбленных видов спорта, они отдаются ему со всей страстью и ради долгожданного удовольствия не отступают перед самым дорогим и утомительным путешествием.
        У нас привыкли посмеиваться - и совершенно напрасно - над рыболовом с удочкой, а вот в Англии ловца лосося или форели уважают не меньше, чем охотника на шотландскую куропатку или на лису.
        Сэр Джордж, завершив осмотр, возвращается в лагерь, берет лучшую ореховую удочку, выбирает самую прочную леску из шелковой неразмокающей нити, достает из герметично закрывающегося ящика альбом, представляющий все приманки, используемые в разных странах при ловле форели, потом возвращается к быстрому потоку в сопровождении верного лакея, несущего все необходимое.
        Прибыв на место, рыбак изучает, какой приманке здешняя форель отдает предпочтение, - оказывается, это ивовая мушка.
        Между пергаментными страницами альбома, на которых изображены блестящей краской насекомые, находятся отрывные листки, к которым прикреплены искусственные мушки, сделанные из ниток и перьев, шевелящиеся на крючке так, что рыба получает полную или хотя бы достаточную иллюзию, что приманка живая…
        Сэр Джордж сравнивает рисунок ивовой мушки с мушкой, изготовленной продавцом, находит сходство недостаточным, укрепляет еще одно перышко - как антенну - над головой насекомого, убирает кусочек медной проволоки, щелкает языком и шепчет:
        - Вот теперь то, что надо.
        Лакей по первому знаку достает из прорезиненного чехла четыре колена из орешника, каждое длиной метр десять сантиметров, плотно ввинчивает их в медный патрон, которым заканчивается каждое колено; получается крепкая, гибкая, как китовый ус, удочка; потом протягивает шелковую нить в кольца, расположенные по четыре на каждой секции, закрепляет катушку с пятьюдесятью метрами намотанной на нее лески и подает снасть хозяину.
        Тот сажает подновленную мушку на конец шелковой нити и ловко сматывает с поскрипывающей катушки приблизительно пятнадцать метров лески.
        Теперь надо забросить приманку на середину потока так, чтобы форель - самая осторожная из всех рыб - была уверена, что насекомое опустилось само, из роя мошкары, что вьется над речной поверхностью в безумном танце и под особым углом пикирует на воду.
        Эта деликатная операция требует подлинной ловкости и большого опыта. Поначалу ничего не удается, сто раз придешь в отчаяние, прежде чем обретешь ловкость спортсмена-англичанина, который умеет - правда, при отсутствии ветра, - два раза из трех забросить мушку в шляпу с расстояния в двадцать метров.
        Сэр Джордж совершает все приготовления молча, с той лихорадочной медлительностью, которая выдает истинную страсть: прихватывает крылатую обманку указательным и большим пальцами левой руки, собирает свободными кольцами всю леску, спущенную с катушки, и не спеша идет берегом, высоко подняв удилище, устремив взгляд на воду. Вскоре он останавливается, пошире расставляет ноги, яростно взмахивает правой рукой так, что конец удилища описывает широкий полукруг, и отпускает мушку.
        Удилище и искусственная мушка, прикрепленная вместо наживки, следуя движению руки, со свистом рассекают воздух. Хладнокровно, с ловкостью, выдающей опытного рыбака, джентльмен подсекает этот полукруг легким, но сильным движением кисти, и приманка, подскочившая словно от удара кнута, опускается вертикально с той мягкостью, какая свойственна только живому существу.
        Чем быстрее течение, тем больше шансов обмануть рыбу, подстегиваемую сразу и страхом и голодом.
        Поскольку насекомых быстро сносит по течению, рыба торопится их схватить, не особенно разглядывая.
        У сэра Джорджа бросок мастера.
        Едва искусственная ивовая мушка касается поверхности потока, как сразу исчезает, схваченная с необыкновенной жадностью. В то же мгновение рыбак делает движение, похожее на па фехтовальщика, переходящего в защиту. Леска вдруг натягивается, того гляди, порвется.
        Судя по началу этого поединка, рыба огромная.
        Сэр Джордж, понимая, что такого натяжения не выдержит ни леска, ни прекрасное удилище из орешника, отпускает понемногу нить, которую словно с сожалением отдает поскрипывающая катушка. Попавшая на крючок форель, инстинктивно почувствовав временную передышку, начинает отчаянно сопротивляться.
        У каждой рыбы свой способ защиты. Усач надеется на свою массу, силу и резкие рывки; щука не хитрит, дерется в открытую; у леща кошачьи повадки, ловкость фокусника, использующего рельеф дна, заросли водорослей. Форель в борьбе за жизнь применяет все эти приемы, причем меняет их с такой быстротой, что победить ее может только настоящий мастер, искушенный во всех тонкостях этого необычайно волнующего поединка.
        Хитрые уловки, кружение вокруг своей оси, быстрые рывки ко дну, петляющее движение возле скалистых уступов, притворные обмороки, за которыми следуют отчаянные прыжки - отважная, энергичная, ловкая форель столь изворотлива, что, даже поймав на крючок, ее не так-то легко вытащить на берег.
        Но сэр Джордж - истинный артист. С изящным спокойствием, точными движениями, подчиняясь интуиции, которая никогда его не обманывает, он предугадывает самые немыслимые действия противника и искусно предупреждает их.
        Держа пружинящее удилище почти вертикально, он чувствует с точностью до десяти сантиметров, сколько надо отпустить лески, и до долей секунды, когда можно намотать немного нить на катушку и медленно, но неумолимо подтягивать к берегу рыбину, уже подуставшую в беспощадной борьбе, совсем затихшую. Новичок тут обязательно обманется и начнет торжествовать победу. Сэр Джордж не поддается иллюзии, он наготове, весь в ожидании. Совсем скоро форель резко бьет хвостом и стремительно погружается.
        Рыбак, обожающий подобные поединки, только насмешливо улыбается, шепча:
        - Ты у меня в руках…
        Опять, как кузнечик, трещит катушка, удилище наклоняется, форель стремительно удаляется, идет вверх по течению, потом обратно, резко погружается на дно, выпрыгивает из воды, но никуда не может деться от талантливого рыболова, который предугадывает, предвосхищает все ее маневры, «работает» так, что, уступая ей, утомляет ее еще сильнее.
        Борьба длится уже двадцать пять минут. Последняя хитрость, последняя отчаянная попытка порвать эту крепкую неподдающуюся леску, освободиться от крючка, намертво вцепившегося в губу.
        Все напрасно! Задыхаясь, то трепеща, то застывая без движения, форель наконец сдается, и торжествующий сэр Джордж подтягивает ее, уже не сопротивляющуюся, к крутому берегу.
        Зная, что теперь пришло его время действовать, лакей подбегает к роскошной рыбине, хватает ее за жабры и, не обращая внимания на липкую грязь, пачкающую ливрею, прижимает к себе, вбегает на берег и опускает на траву.
        Первый трофей сэра Джорджа весит почти двенадцать килограммов и имеет метр двадцать сантиметров от головы до хвоста!
        Джентльмен с удовольствием наблюдает, как бьется в агонии его добыча.
        - Я так и знал, что эта форель - таймень! - шепчет он.
        Затем, когда рыба заснула, говорит лакею:
        - Бросьте ее в воду!
        Британский аристократ любит рыбную ловлю с подсечкой, но рыба, обессиленная при этом, по существу, погибает и таким образом снова освобождается от того, кто ее победил, - брат правителя-наместника уснувшую рыбу не ест, а отдать ее слугам и помощникам - это было бы слишком. Нельзя же так низменно использовать улов, побывавший в руках самого сэра Джорджа. Улов должен исчезнуть, но не так банально, ведь рыбная ловля для Его Высочества - священнодействие.
        Форель понес брюхом кверху быстрый поток; англичанин собрался спуститься немного по течению реки, чтобы забросить новую мушку, как вдруг услышал сильный всплеск.
        Удивленный, он остановился и увидел в нескольких метрах от своей рыбы кирпично-красное лицо индейца. Тот схватил рыбину, подтянул ее к берегу и вылез из воды. Это был один из тех туземцев, что приходили вчера и которых Перро назвал «Дурной народ».
        Индеец, взбодренный выпитым бренди, тайком следовал за джентльменом, ожидая или новых щедрот или счастливого случая, который действительно не заставил себя долго ждать. Гортанным голосом краснокожий зовет своих соплеменников, затаившихся у скал, показывает им поживу, и все пускаются в дикий танец, оглашая окрестности громкими криками.
        Тут сэр Джордж забыл о рыбалке, ему пришла в голову мысль, что было бы интересно зарисовать эту забавную сцену. Он вынимает из кармана блокнот и начинает делать эскизы. Но попробуйте на лету схватить эти вроде бы беспорядочные движения! К тому же индейцы, увидев белый лист бумаги, из которого может выскочить пугающая их «медицина», затихает.
        Тогда сэр Джордж, не вступая в контакт с антропофагами, быстро говорит что-то Джо, который срывается с места и мчится в лагерь, находящийся за километр отсюда.
        Полчаса спустя он возвращается вместе с кучером Томом, держащим карабин-винчестер, и навьюченным, словно верблюд, индейцем-носильщиком.
        Сначала достают виски. Путешественник протягивает две бутылки каннибалам и просит Тома сказать им на местном наречии:
        - Господин дает вам огненную воду и просит продолжить пение и танцы.
        Потом член лондонского Клуба охотников достает фотоаппарат - чудесное изобретение современной промышленности, с помощью которого можно запечатлеть и сохранить самые удивительные движения и жесты, да еще так, что фотографируемый ни о чем не догадывается.
        Затем появляется продолговатый ящик, о содержимом которого трудно догадаться.
        - Что они говорят! - спрашивает сэр Джордж, видя, что полученная водка не заставила индейцев пуститься в пляс.
        - Они говорят, ваше превосходительство, что плясали бы лучше, если бы…
        - Если бы что?
        - Если бы вместо рыбы могли съесть человека, - произносит Том, опасливо поглядывая на носильщика-индейца, который ничего не слышал.
        При этом известии тусклые глаза Его Высочества странно заблестели, будто промелькнула молния. Потом зрачки снова стали бесцветными. Но янки заметил этот фосфоресцирующий блеск.
        - Том, вы любите деньги?
        - Очень, ваше превосходительство.
        - Хотите заработать десять фунтов?
        - Что нужно делать, ваше превосходительство? Если перестрелять это стадо, я готов выполнить ваш приказ.
        - Нет, этого не требуется. Подраньте как бы случайно нашего носильщика, так, чтобы он не мог убежать.
        - Понял, ваше превосходительство, - с готовностью отвечает Том, выдавая сразу свое прошлое - охотника за скальпами.
        При этих словах он хватает ружье и мгновенно стреляет в несчастного, который падает с перебитой ногой, громко воя. Потом произносит, зловеще усмехаясь:
        - Вот вам, Кровавые люди, мясо, какое вы любите. Прыгайте, пойте, ешьте и пейте! Господин развлекается. И никому об этом не рассказывайте, если хотите и в следующий раз получать подарки.



        ГЛАВА 5


        Беспощаднее каннибалов. - Фотоснимки. - Фонограф. - Как снимают скальп. - С живого снята кожа. - Каннибал съедает сердце жертвы. - Дележ. - «Спасибо, я этого не ем». - Радости цивилизованных людей.
        Индейцы, которых охотники давно окрестили «Дурной народ» или «Кровавые люди», как правило, - кочевники. Пробовать поселить их на одном месте на такой-то широте и такой-то долготе - бесплодная фантазия.
        Кровавые люди ведут свое происхождение от двух племен: одно - из Британской Колумбии, другое - из Юкона. Они кочуют по Скалистым горам, нигде не останавливаясь надолго, бродят в поисках дичи, которую съедают живьем, или в поисках самой лучшей добычи из всех возможных - человека, вкус плоти которого для каннибалов особо притягателен.
        Сегодня их встретишь недалеко от истока реки Лайард, месяц спустя они уже на реке Пис (река Мира). На зиму антропофаги идут на юг, к реке Фрейзер и ее притокам, а потом, без всяких объяснимых причин, направляются к Юкону или к Маккензи.
        Не поддающиеся никакому влиянию цивилизации, совершенно равнодушные к словам миссионеров, не меняясь ни внешне, ни душевно, самые дикие среди двуногих и четвероногих существ, они перемещаются с места на место, подчиняясь таинственным законам миграции и зову необоримой чудовищной страсти - отведать человеческого мяса.
        Остальные индейцы - оседлые, кормящиеся плодами земли, презирают их, проклинают и вместе с тем боятся, как в наших краях боятся возчиков-цыган, которые, проходя через села, хорошенько обчищают чужие дворы.
        Но если цыгане ограничиваются в своих кражах пустяками - разорят сад, прихватят курочку или гуся, то Кровавые люди днем и ночью охотятся на человека: поджидают в засаде одинокого путешественника или охотника, нападают, пока ушел мужчина, на семью, расположившуюся в палатке, убивают всех, кто им подвернется под руку, и, как хищные звери, набрасываются на свою добычу, справляя чудовищный пир.
        Их страсть так упорна, что ни дети не чувствуют себя в безопасности возле родителей, ни родители возле детей. Достаточно пустяка, несчастного случая, перелома ноги, болезни или смерти близкого человека, и Кровавые люди задушат сломавшего ногу, прикончат больного, съедят покойника, а то пустят кровь ребенку и пируют в окружении пострадавшей семьи, пожирая кого-нибудь из близких. Впрочем, их обычаи напоминают обычаи краснокожих Северной Америки, на которых они и внешне смахивают - те снимают с жертвы скальп[Note53 - Скальп - кожа с волосяным покровом, снятая с головы побежденного врага.] и предают несчастного самым изощренным пыткам.
        Таковы вкратце дикари, встреченные сэром Джорджем Лесли в самом начале его охоты на бигорна в Скалистых горах.
        Когда носильщик-индеец упал, подстреленный американцем, раздались кровожадные вопли; бедняга, попав в руки каннибалов, напрасно звал на помощь.
        Несчастный, верой и правдой служивший европейцам, недавно под влиянием канадского священника принявший христианство, напоминает о своей безупречной службе, взывает к белым людям во имя Христа и в качестве последней меры осеняет себя крестным знамением.
        Сэр Джордж наблюдает эту сцену, чуть усмехаясь и слушая американца, который переводит ему с диалекта душераздирающие жалобы несчастного.
        Джо побледнел, взволнованно следит за происходящим, но не выражает своих чувств, как и положено слуге в почтенном доме. Один индеец из племени Дурной народ, похожий на вождя, с отличительным пером птицы дрофы в волосах, крепко собирает в кулак левой руки волосы носильщика, в правую берет нож…
        Англичанин поднимает фотоаппарат, похожий на случайно попавшуюся коробку, размером не больше шапки, без треножника, без накидки.
        Щелк! Мгновенный снимок в тот момент, когда нож вычерчивает кровавую линию вокруг лба, за ушами, на затылке; на лице жертвы - неописуемое выражение ужаса, гнева, муки и отчаяния. Сочетание столь разных эмоций являло взору нечто пугающее; ни карандаш, ни кисть не в силах этого запечатлеть - только мгновенный снимок.
        Люди, расположившиеся вокруг, представляли собой зрелище странное и страшное: каннибал снимал скальп, остальные, наклонившись, положив ладони на колени и высоко задрав головы, оглашали лес громкими криками, от яркого солнца глаза и зубы дикарей сверкали, а спины и руки отливали медью.
        - Какая жалость, - проговорил сэр Джордж, - что невозможно сделать цветное фото!
        В этот миг ему приходит в голову чудовищная мысль, и он кричит, словно каннибалы могут его понять:
        - Остановитесь!
        - Кровавые люди, остановитесь! - как послушное эхо повторяет в переводе американец.
        Индеец, начавший уже стягивать скальп, замер.
        Для несчастного это приказание прозвучало как последняя надежда, ему показалось, что белый господин, перед которым клонили головы власти Камлупса, силой своей авторитета, а может быть и оружия, спасет его от мучительной смерти.
        Носильщик, уверенный, что пал жертвой случая, не может даже представить, что произошло на самом деле.
        Не теряя времени, сэр Джордж положил на землю аппарат, достал из таинственного ящика круглый предмет пятидесяти сантиметров длиной, тридцати в диаметре; в центре - черная, блестящая, вроде бы эбонитовая трубка с отверстием, в которое с трудом прошло бы яйцо. Сбоку - маленькая слоновой кости кнопка. Больше снаружи нет ничего.
        Англичанин вкладывает этот аппарат в руки лакея и объясняет:
        - Вам надо только держать это, поворачивая раструбом все время в сторону группы индейцев. Если они поменяют местоположение, вы тоже поменяете направление трубы, так, чтобы она все время была направлена на туземцев. Поняли?
        - Да, ваше превосходительство.
        - А сейчас продолжайте! - приказал сэр Джордж.
        - Кровавые люди, господин приказывает вам продолжать.
        В этот момент индеец резким движением стягивает скальп; носильщик в судорогах падает навзничь. Череп сначала кажется белым, потом покрывается кровью.
        Дикарь, подняв руку вверх и отчаянно визжа, размахивает своим ужасным трофеем.
        Щелк! Вот и второй снимок, сделанный Его Высочеством в самый волнующий момент этого трагического зрелища.
        - Вот это будет правдоподобно, - шепчет себе под нос джентльмен, сверкая, как кошка в темноте, глазами. - Увеличим кадры, усилим звуки, записанные фонографом[Note54 - Фонограф - первый прибор для записи на восковой валик звука и его воспроизведения.], и я буду обладать необыкновенным, да, необыкновенным документом.
        Обряд продолжается, и аристократ, стараясь ничего не пропустить, вставляет в фотоаппарат две новые пластинки, заменив ими отснятые.
        Носильщик лежит на спине - из-за простреленной ноги ему не подняться. Он пытается открыть глаза, залитые кровью, пытается шевелить руками, но их крепко держат его мучители, и кровь красной скатертью опускается вниз до шеи, при каждом стоне бьет изо рта фонтаном, к стонам прибавляются булькающие звуки.
        Разгоряченные всем происходящим, возбужденные присутствием белых, что как бы оправдывает акт каннибализма, Кровавые люди растягивают, так сказать, удовольствие: судорожно кривляясь и вопя, выкалывают несчастному глаза, отрубают один за другим пальцы на ногах и руках.
        Сэр Джордж время от времени меняет в фонографе восковые пластинки, когда они уже заполнены знаками, изображающими звук; чудо цивилизации с устрашающей точностью регистрирует чудовищную какофонию.
        Фотопластинки тоже меняются одна за другой, так, чтобы снимки соответствовали крикам каннибалов и стонам жертвы.
        Фотоаппарат запечатлевает все видимое, фонограф - все слышимое, он регистрирует самые неожиданные, самые неповторимые звуки. И сэр Джордж в который раз повторяет, что у него будет документ высшей ценности, поскольку фотоснимки прекрасно проиллюстрируют фонограмму. Фотокадры, увеличенные и показанные проектором в натуральную величину, звуки, записанные и воспроизведенные усилителем, будут сопровождать фильм, и зритель, жаждущий узнать, как это бывает на самом деле, сможет увидеть и услышать то, что сейчас видит и слышит сэр Джордж, - иллюзия присутствия будет полной.
        А ведь есть неженки стиля «конца века», которых пугают подобные спектакли!
        Нет, какая все-таки удача добавить к охоте на бигорна и к захватывающей рыбной ловле нечто такое, что будет существовать долго.
        Пока умирает отданный на съедение индеец, довольный джентльмен повторяет, что жить очень интересно и путешественник всегда получает компенсацию за свою усталость и разные опасности.
        Ужасная сцена подходит к концу. Обескровленная жертва хрипит.
        Вождь с пером дрофы в волосах, повернувшись к белым, понимая, что на него смотрят и, может быть, им восхищаются, высоко вскидывает голову, словно говоря: «Вы еще увидите!»
        Дьявольски точным ударом он всаживает в грудь носильщика нож, подрубая хрящи и кости, потом орудует ножом с другой стороны, отделяя кожу и мускулы от костей, наконец, открывает полость, где еще дышат легкие. Ужас! Сердце продолжает биться.
        Опьяненный видом и вкусом крови, индеец запускает руку в разверстую грудь, вырывает сердце и впивается в него зубами.
        В наступившей на миг тишине отчетливо слышен характерный звук: щелк! щелк! Сэр Джордж сделал еще два снимка, и, кажется, удачно выбрал момент, Его Высочество прямо сияет.
        Во время этой сцены он буквально преобразился, став совсем не похожим на того сдержанного джентльмена с опущенными плечами, с потухшим взглядом и презрительной усмешкой на губах. Глаза горят, грудь расправлена, губы от волнения движутся, он с трудом сдерживает дрожь в ладонях.
        У высокой цивилизации, как и у дикого варварства, есть свои «Кровавые люди». Сэр Джордж, взволнованный больше, чем хотел показать, поистине наслаждается этим чудовищным состоянием опьянения, как и два его слуги, те, правда, в меньшей степени.
        Англичанин Джо, нервы которого поначалу не выдерживали, постепенно тоже проникся интересом к развертывающейся драме, может быть, потому, что был склонен к жестокости по своей натуре, может быть, инстинктивно подражая хозяину, разделяя его пороки так же, как иногда в европейских домах слуга донашивает одежду господина, докуривает хозяйские сигары, доедает десерт.
        Американец Том, ковбой, для которого индеец всегда смертный враг, предается дикому веселью. Он сам мучил краснокожих, снимал с них скальп, продавая парики коллекционерам по десяти долларов за штуку, и если «джентльмена удачи» не усадили на кол, где погибли многие его товарищи, то это дело только случая.
        Поэтому расправа индейцев с индейцем не может его не радовать. Не вдаваясь в то, насколько грязна эта «работа», он находил ее выполненной на отлично.
        Муки носильщика кончились. Каннибалы поделили между собой останки, разрубленные на куски с профессиональным мастерством мясника.
        Большие части делились на мелкие и распределялись в зависимости от заслуг и положения в племени. Вождь, кроме всего прочего, получил мозг и руку.
        Сэр Джордж, довольный, что утро прошло так удачно, собирался уже уходить, как вдруг вождь, словно вспомнив о чем-то важном, ударил себя по лбу. Он начинает совещаться со своими соплеменниками, которые как будто одобряют то, что он говорит, - и голосом и жестами. Ободренный этим согласием, людоед выбирает из груды оставшегося мяса приличный кусок и на кончике ножа почтительно подносит его белому человеку, напоившему их такой вкусной огненной водой и разделившего с ними праздник этой трапезы, вместо того чтобы запретить любимый ритуал.
        Сэр Джордж, польщенный этим утонченным выражением благодарности, вежливо поклонился, как некурящий, которому предлагают сигару или табак, и отказался со словами: «Спасибо, я этим не балуюсь». Да, сэр Джордж пока это не ест, а в дальнейшем - кто знает? Ли ведь отличный повар.
        Его Высочество удаляется со своими слугами, аккуратно упаковав фотоаппарат, фонограф и вложив обратно в непромокаемый футляр удочку из орешника.
        Объяснения по поводу исчезновения носильщика пусть дает кто угодно. Новый инспектор края не привык отчитываться перед кем бы то ни было.
        Подумаешь, одним индейцем меньше. Впрочем, индейцы часто исчезают. Носильщикам мало платят или не платят совсем, их плохо кормят, грубо с ними обращаются, нередко они убегают.
        По возвращении джентльмена уже ждал завтрак, он с аппетитом поел и приказал сниматься со стоянки.
        Через полчаса караван двинулся в путь, точно следуя дорогой, которая вела на северо-восток; возле Зеленого озера сделали часовую остановку, а вечером разбили лагерь под высокой скалой, поросшей густым лесом.
        С приходом ночи сэр Джордж не мог больше сдерживать нетерпение: удалившись в палатку, он достал пластинки, рассмотрел их при свете свечи, убедился, что вышло неплохо, и решил побаловать себя музыкой. Иначе говоря, прослушал по фонографу прекрасно записанное звуковое сопровождение ритуальной сцены.
        Радуясь так, словно он уже восстановил свое состояние или по крайней мере поймал бигорна, и подумав, что столь ценные документы не должны подвергаться риску во время путешествия по Скалистым горам, фотограф-любитель тщательно завернул негативы и восковые пластинки, а с восходом солнца разбудил Тома.
        Том без промедления отправился на главную почту Клинтона и послал ценнейшие материалы заказной бандеролью Его Высочеству правителю-наместнику края.



        ГЛАВА 6


        Лакей не хочет браться за другую работу. - Как сэр Джордж добивается послушания. - Джентльмен наносит удар. - На дне пропасти. - Ли становится кучером. - У края бездны. - Спасены. - Возвращение в лагерь. - Зловещий всадник. - Освежеванный человек.
        Отправив американца на почту, сэр Джордж вскоре спохватился и пожалел о своей поспешности.
        Торопясь скорее отослать «документы антропофагии», он совсем забыл о шахматной партии и даже о бигорнах.
        Том повез небольшую коробочку с фотопластинками и фонограммой, он вполне мог бы отправить и телеграмму.
        Сэр Джордж как раз подумал, что надо защитить белым офицером находящуюся под боем пешку возле королевы!
        Сообщить Вулфу это важное решение долго теперь не представится случая, так как между Клинтоном и Баркервиллом нет никакого почтового отделения. Жизнь теплится на этих пространствах только на постоялых дворах, куда головорезы-золотоискатели являются, чтобы отпраздновать начало работ или их завершение, то есть перед наступлением холодов или с их окончанием.
        Вернуть Тома и думать нечего, Клинтон на расстоянии тридцати пяти миль, что составляет шестьдесят пять с половиной километров. Кстати, стоит ли ждать ковбоя, которому предстоят сто двадцать километров пути?
        Решив не задерживаться больше на этом мертвом плато, где нет ни питьевой воды, ни лесов, иначе говоря ни рыбы, ни дичи, сэр Джонс отдал приказ трогаться.
        Горные лошади чертовски выносливы, Том отличный наездник, он догонит.
        Но когда запрягали хозяйский экипаж, отсутствие кучера стало ощутимым. Джо сразу энергично отказался, напомнив, что он личный лакей Его Высочества, а Ли заверещал как цесарка, боясь даже притронуться к этим четвероногим великанам, которых китаец явно побаивался.
        У носильщиков своя работа, другую им не предложишь.
        Остается гид - может быть, он согласится подменить отсутствующего кучера?
        - Не могли бы вы запрячь лошадей и править шарабаном, пока нет Тома? - задал сэр Джордж вопрос.
        - Нет, господин милорд, - флегматично отвечает канадец. - Я охотник и не собираюсь становиться слугой при ваших лошадях. Может быть, индейцы помогут вам? Жаль, что один сбежал вчера, он хорошо управляется с лошадьми. Ваши носильщики словно тают по дороге. Со вчерашнего дня уже исчезли - первый, второй, третий, четвертый, да еще три женщины, и детей сегодня не видно с утра. Вдруг их Дурной народ съел?
        При этих словах джентльмен вздрогнул. Неужели Перро догадывается о том, что произошло? Он, конечно, говорит правду: три носильщика с женщинами и детьми исчезли. Краснокожих осталось только шестеро. Да и они, при всей невозмутимости, свойственной индейцам, кажутся мрачнее обычного.
        Кровавые люди что-то рассказали? Но они больше не появлялись. А может быть, кто-нибудь из туземной обслуги наблюдал оргию каннибалов, спрятавшись за камнями? Это маловероятно, происходило все далеко от дороги, в том месте, где горный поток течет в глубокой расщелине. К тому же, устав от тяжелого перехода накануне, едва ли кто-нибудь, прервав свой отдых в лагере, отправился смотреть, как идет у Его Высочества рыбная ловля. Разве только Перро, хитрый и насмешливый, как все крестьяне.

«Если бы знать точно, он недолго издевался бы надо мной», - подумал сэр Джордж и переспросил громко:
        - Вы отказываетесь идти запрягать лошадей?
        - Конечно. У вас есть слуги - пуришинель и чучело, они здесь, чтобы обслуживать вас и ваших животных. А я, чтобы помочь убить бигорна…
        - Ладно, я не имею права требовать от вас работы сверх ваших обязательств. Джо, идите сюда.
        - Чем могу служить, ваше превосходительство? - спрашивает примерный лакей, принаряженный, причесанный, начищенный так, будто он только что покинул покои правителя-наместника.
        - Моему превосходительству вы можете услужить, если возьмете сбрую и запряжете лошадей.
        - Я имел уже честь говорить однажды вашему превосходительству, что, будучи специально приставлен к вашему превосходительству…
        - Подчиняйтесь!
        - Я не должен заниматься этим низменным…
        - Раз!
        - Ваше превосходительство имеет в моем лице усердного слугу, слугу скромного, послушного…
        - Два!
        - Извините, ваше превосходительство, это невозможно, я не конюх.
        Услышав столь решительный отказ, сэр Джордж побледнел как мел. Не сказав больше ни слова, он с фантастической быстротой, как настоящий спортсмен, принял позу боксера, и кулаки его рванулись вперед как на пружинах.
        Послушались смачные удары, словно по отбивной, и сразу раздался дикий вой. Такие удары сделали бы честь и чемпиону Объединенного Королевства. Образцовый слуга с подбитым глазом, скрючившись от боли, покачнулся, попробовал защититься и чуть не упал.
        В Англии простому люду неведом бокс - благородный вид спорта, которому, вроде как у нас фехтованию, учат профессионалов и аристократов.
        - Вы хотите меня убить?! - взвыл бедняга, по лицу которого потекла кровь, забыв, кажется, впервые в жизни формулу рабской преданности, требующей обращения к его превосходительству в третьем лице.
        Джо пытается ответить на сыплющиеся градом удары, скорее защищаясь, чем нападая, - тут уж не до наступления.
        - Да, вы хотите меня убить, чтобы потом сло…
        Последний компрометирующий слог сэр Джордж заткнул ему обратно в глотку.
        Мастерски боксируя без передышки, уверенный в точности своих ударов, инспектор края бьет слугу под дых - от такого удара противник обычно надолго выбывает из игры.
        Несчастный захрипел, согнулся пополам, уткнув лицо в колени, и тяжело осел, сплюнув густой кровью.
        - Неужели этот идиот загнулся? - растерянно проговорил англичанин.
        - У меня дурная привычка бить смертным боем!
        Носильщики от страха сбились в кучу, а Перро, спокойно опершись на свое длинное ружье, проговорил, как бы ни к кому не обращаясь:
        - Да, с тобой, господин милорд, надо говорить держа руку на рукоятке ножа. Ничего не скажешь, клоуну - конец.
        - Черт возьми, тем хуже для него! - снова расхрабрился вельможа. И подумал: «Он чуть не выдал меня, а канадец сразу бы догадался, о чем речь… »
        Ровная площадка, на которой расположился лагерь, была на краю глубокой, не меньше пятисот метров, пропасти. Сэр Джордж, измерив быстрым взглядом эту головокружительную глубину, совершенно спокойно, неторопливо обхватил лежащего без сознания лакея, легко, как ребенка, поднес к обрыву и хладнокровно швырнул вниз.
        Затем подошел к позеленевшему, лязгающему от страха зубами повару.
        - Ну, теперь, Ли, пойдете запрягать лошадей? - интересуется сэр Джордж без малейшего волнения в голосе.
        Житель Небесной империи бросается к сбруе, хватает седла, уздечки, вожжи, наугад пытается надеть на мулов сбрую лошадей и наоборот, все путает и вместо того, чтобы ускорить отправку, надолго задерживает ее.
        Его Высочество, видя эту бестолковую услужливость, вынужден сам вмешаться, мысленно решив, что настоящий англичанин не унижает себя, занимаясь лошадьми, а запах навоза даже идет джентльмену.
        Ли, тараща раскосые глаза, повторяет все движения хозяина, совсем потеряв от страха голову, с трудом разбирает, какое кольцо крепится к какому ремню и какая подпруга подходит к шарабану, повозкам, вьючным животным; он обещает за два дня научиться этому искусству и, получив от хозяина фунт стерлингов на гашиш[Note55 - Гашиш - наркотическое вещество, употребляемое населением Восточной Азии.] - таковы чаевые у китайцев, - радостно залезает на место Тома.
        Перро, как и раньше, идет впереди сильно поредевшего теперь каравана. Носильщики, насытившись сухим мясом, закупленным канадцем, передвигаются, низко согнувшись к земле: их теперь меньше и ноша тяжелее.
        В связи с этим сэр Джордж решает сделать перегруппировку и привязать третью лошадь к экипажу вместо того, чтобы поручить вести ее кому-нибудь из носильщиков.
        - Ну, вперед!
        Перро в лихо сдвинутой набекрень шляпе, с трубкой в зубах и ружьем под мышкой легко вышагивает по поднимающейся круто вверх дороге, петляющей среди оврагов и скалистых, отвесных гор. Временами лента дороги по краю бездны становится такой узкой, что экипаж не может проехать. Тогда ее приходится расширять, навалив толстые бревна и поверх доски - получается что-то вроде помоста. При соблюдении строгой осторожности и спокойных конях настил позволяет легко разъехаться двум встречным повозкам, - даже при отсутствии ограждающих перил.
        Но вот лошадь, привязанная сзади к экипажу, начинает против обыкновения нервничать, пугаться. Она натягивает вожжи, продвигается с трудом, топчется на месте, разворачивается поперек, пытается встать на дыбы - словом, ведет себя не так, как всегда.
        А прохвост Ли, напуганный, не знающий - в отличие от наездников и конюхов, - как успокоить неповинующихся животных, начинает нервно покрикивать, приводя в движение и кнут, и вожжи, и руки, и ноги, и даже собственные волосы, завязанные конским хвостом на макушке.
        Мул рысцой въезжает на помост, но идущая впереди гнедая пугается грохочущих досок настила и начинает пятиться назад.
        Она встает поперек, оказываясь всего в полуметре от края помоста.
        - Стоп! - кричит сэр Джордж.
        Пытаясь остановить мула, китаец натягивает то правую, то левую вожжу и буквально рвет мулу губы, отчего тот, в свою очередь, начинает отступать. Лошадь, потеряв противовес, оказывается сразу отброшенной назад.
        Ее задние ноги соскальзывают с помоста, она из последних сил пытается удержаться передними. Почуяв под собой пропасть, животное громко, испуганно ржет, выгибается, повисает всей тяжестью на вожжах, рвет их и падает вниз.
        Ли, совсем перепуганный, продолжает тянуть за вожжи, мул продолжает пятиться назад. Еще два шага, и повозка, мул, незадачливый кучер рухнут с полукилометровой высоты…
        - Вперед! - кричит сэр Джордж, видя, что принадлежащее ему снаряжение может вот-вот погибнуть. Вперед! Дурак! Негодяй!
        Китаец, ничего не видя и не слыша, воет как зарезанный.
        Он тоже рухнул бы в бездну, если бы железная рука не схватила мула под уздцы и не удержала бы повозку, начавшую уже скользить вниз.
        - Отпусти, отпусти вожжи, - злобно кричит кто-то обезумевшему от страха повару. - Олух! Растяпа!
        Перро! Это Перро, растолкав злорадно посмеивающихся носильщиков, успел подскочить и предотвратить неминуемую катастрофу. Едва вожжи ослабли, мул пошел вперед.
        Главное, - продолжает метис, - подчиняйся животному, оно умнее тебя.
        С этими словами охотник, полный достоинства, возвращается на свое место во главе каравана.
        Три часа спустя - привал и обед близ Топорного озера. Затем, в час дня, двинулись дальше и без приключений проследовали вдоль Ножевой реки, которая вытекает из этого озера. В шесть часов уставшие люди и животные останавливаются на привал точно на уровне пятьдесят первой параллели, проехав за день не более тридцати двух миль.
        Оставшись без кучера и без слуги, сэр Джордж улегся спать под открытым небом, даже не поблагодарив проводника за спасение повозки и повара.
        Ли, как истый человек Востока, ведет себя независимо. Он ни словом, ни взглядом не удостоил своего спасителя, считая того, видно, дикарем, а Перро то же самое думал о спасенном.
        Канадец к тому же задавался вопросом, зачем было бросаться к мулу, и пояснял: «Мой покойный дедушка говорил, что во французской крови всегда есть что-то непредсказуемое».
        Восьмого июня, когда солнце осветило снежные вершины, лошади сэра Джорджа радостно заржали. Им ответила ржанием другая лошадь, еще не показавшаяся из-за поворота.
        - Том! Это Том! - воскликнул наш джентльмен, обрадованный, что слуга, отсутствие которого уже создавало неудобства, наконец вернулся.
        Перестук копыт все ближе, и сэр Джордж различает в легких сумерках под растущими вдоль дороги соснами свою золотистую чистокровку и всадника.
        Животное тянется мордой к ноздрям сородичей, которые вдруг фыркают и пятятся назад.
        - Что там еще такое?! - кричит Его Высочество, обеспокоенный, как бы снова не началась паника. - Том, давайте сюда, что вы там замешкались?
        Том в широкополой серой ковбойской шляпе, надвинутой на уши, с карабином через плечо, подбадривая кобылу шпорами, сидит в седле как каменное изваяние, не произнося ни слова. А лошадь, проголодавшаяся за время этого долгого перехода, нагнув голову, тянется к сочной траве.
        Том тоже наклоняется и застывает в позе, противоестественной с точки зрения законов равновесия. Какая странная посадка для такого, как он, наездника… Словно манекен, набитый паклей и привязанный в седлу.
        - Да что же это такое? - не выдерживает сэр Джордж. Откинув теплое одеяло, встав с мягкого травяного ложа, он делает несколько шагов и мобилизует все свое хладнокровие, чтобы не закричать.
        Слуга при помощи хитрой системы веревок привязан так, чтобы тело держалось на лошади, а ей была бы предоставлена полная свобода.
        Привязан… Но почему? Почему он не двигается, застыв как каменный, почему ничего не говорит? Что с Томом? Убит и привязан к лошади, которая самостоятельно догнала караван?
        Ударами ножа англичанин перерубает просмоленные веревки. Похоже, что они местного производства - из коры кедра.
        Лошадь дернулась, и Том заваливается набок, к ногам хозяина. Шляпа падает, и взору предстает обезображенная до неузнаваемости голова. С ковбоя сняли скальп?
        Хуже. Лицо тоже без кожного покрова, глазные впадины пусты, изо рта, лишенного губ, падает какая-то пена, щеки срезаны. Куртка слуги стала ломкой от густой запекшейся крови. С тела также содрана кожа. После зверской экзекуции ободранные ноги и ягодицы втиснуты в брюки и сапоги.
        Сэр Джордж, продолжая рассматривать тело, понимает, что кожа с Тома была снята сразу, причем очень искусно, - так свежуют медведя или карибу, северного канадского оленя. Руки и ноги покойного разделаны как в анатомическом театре.
        Обнаженные мышцы - темно-красного цвета с белыми личинками, отложенными мухами. Значит, эта таинственная чудовищная операция происходила вчера днем, ведь ночью мухи не летают.
        Тут инспектор края не на шутку заволновался.
        - Когда свежевали Тома? До или после визита на почту? - Его Высочество безо всякого отвращения засовывает руку в карман куртки, вытаскивает бумажник и находит в нем квитанцию.
        - Почтовая квитанция, значит, мои материалы в сохранности. Прекрасно! Ой, а это что такое? Под седлом вместо чепрака? Кожа Тома. Ну что ж! Вот и еще один документ!



        ГЛАВА 7


        Объяснения Перро. - Сэр Джордж понимает, что он в опасности. - Хороший совет. - Слово охотника. - Да, конечно, это носильщики. - Сэр Джордж и медведь. - Демон охоты. - В путь. - Страх Ли.
        Перро, услышав топот лошади, откинул одеяло и поспешил к джентльмену, подойдя как раз в тот момент, когда англичанин отдирал от спины коня кусок кожи, положенный вместо чепрака.
        - Что вы об этом думаете? - спрашивает сэр Джордж Лесли у канадца.
        - Дело плохо, сэр, очень плохо, - повторяет метис, внимательно рассматривая веревки и систему их переплетения.
        - Мы в опасности?
        - Я-то нет. Что же касается вас, посмотрим…
        - Что вы имеет в виду?
        - Пока сам не знаю. У вас есть в этом краю враги?
        - К чему такой вопрос?
        - С христианами вроде вас или меня да и вообще с белыми ни с того с сего так не обойдутся.
        - Не понимаю.
        - Нужно понять. Думаю, люди, которые освежевали вашего кучера, были обижены на него, а если они послали вам его труп, значит, вас предупреждают. Средь бела дня, на большой дороге так изуродовать белого, да еще находящегося на службе у властей, - такое не часто случается. Теперь вы понимаете…
        - Полагаете, это не белые изуродовали моего слугу?
        - Конечно, нет! Белый так свою жертву не отделает - убьет и был таков, только его и видели. А индеец, когда мстит, становится диким.
        - Думаете, это месть краснокожих?
        - Бесспорно, и могу вас уверить, что освежевали беднягу живого. А глаза выдавили двумя раскаленными камнями, вложив их в глазницы, как яйцо в подставку. Говорят, это невыносимо больно.
        - А индейцы не могли проделать все это без всякой причины?
        - Никогда! Этот парень, похоже, сыграл с ними злую шутку. И повторяю, его тело отправили вам с единственной целью - устрашить. Если у вас есть грех на душе, сами поймете, что это значит.
        - Ну я-то сумею себя защитить.
        - Тем лучше для вас, индейцы очень хитры.
        - Вы думаете, я в опасности?
        - Не говорю ни да, ни нет, просто не знаю.
        - Мы далеко от Баркервилла?
        - Приблизительно в семидесяти милях.
        - Это не меньше пяти дней.
        Поразмыслив, Джордж Лесли решает переменить тему разговора.
        - А что вы думаете об исчезновении индейцев?
        - По-моему, надо удивляться, что часть индейцев еще с вами. Со слугами так не обращаются.
        - Вы хотите сказать… - запальчиво произносит англичан, не терпящий замечаний.
        - Говорю, что думаю, - обрывает Перро, притронувшись рукой к рукоятке ножа. - Но если правда для вас оскорбительна, до свидания, я поступлю, как они, и оставлю вас с вашим китайцем.
        - Не будем ссориться. Лучше порассуждаем хладнокровно. По вашему мнению, это преступление совершили сбежавшие?
        - Это не преступление - месть. Это совершенно разные вещи. А чья она, не знаю, на месте событий не присутствовал.
        - Хорошо, Перро, не хочу быть нескромным, но ради чего вы отправились в Баркервилл?
        - Повидаться с племянниками, славными парнями, сыновьями моей покойной сестры Клодины Перро и ее тоже уже покойного мужа Батиста. Хочу их позвать на золотые прииски, там нужны толковые и честные люди.
        - Других причин у вас не было?
        - Нет.
        - Удастся ли нам встретить бигорнов недалеко от дороги, в горах между Сода-Ривер и Быстрой рекой?
        - Обязательно. Но путешествие плохо началось. Вы плохо обращались с носильщиками, они вас бросили, это ясно. Вы швырнули вашего лакея в пропасть. Вашему кучеру за что-то мстят… Короче говоря, с вами нет сейчас никого, кроме китайца, который родился далеко от этих мест, и меня, который ничем не может вам помочь, кроме как найти бигорна. Послушайтесь моего совета. Дилижанс[Note56 - Дилижанс - многоместный крытый экипаж, запряженный лошадьми для перевозки почты, пассажиров и их багажа, применявшийся до развития железных дорог.] от Йела до Баркервилла ходит дважды в неделю. На вашем месте я попробовал бы сесть на него по пути и прибыл в Баркервилл, а оттуда снарядил бы новую экспедицию за бигорнами. Едва ли стоит добираться до Баркервилла еще тридцать часов.
        - А если нет?
        - Извините меня, но я не поставил бы за вашу голову и пяти су.
        - Вы преувеличиваете!
        - Считайте, что я ничего не сказал!
        - Но все-таки…
        - Вокруг бродят Кровавые люди, принюхиваясь к человеческой плоти. Позапрошлой ночью были слышны ритуальные крики, не иначе как они лакомились своим ближним.
        - А сами вы их не боитесь?
        - Да ни один из них не решится меня и пальцем тронуть. А вот вас, не знаю… Ведь освежевали же они американца. Дилижанс пройдет здесь сегодня, не упустите сей рыдван, как говаривал мой покойный дедушка.
        - А кто займется моим багажом? - проговорил сэр Джордж, почти согласившись уехать. Он не мог забыть освежеванное тело, засиженное мясными мухами.
        - Возьмите с собой самое ценное, а остальное оставим с китайцем и носильщиками.
        - А за вами они пойдут?
        - Как один человек.
        - Оставьте меня на часок, мне надо побыть одному.
        - Как знаете, пойду завтракать.
        Отважный охотник повернулся и пошел прочь, бубня себе под нос:
        - Что я тут делаю? Мне наплевать на этого заносчивого, злого, жестокого аристократа. Какая от него польза?.. И все потому, что я - гид, как они говорят. Да, мы, охотники, по-рабски верны своему слову, долг - это долг. Я пообещал, что найду ему бигорна. Если англичанина прикончат, он не встретит бигорна, и тогда скажут, что Жозеф Перро не сдержал слова. Как только этот спесивец возьмет первого бигорна на мушку, я сразу скажу «до свидания». Пусть потом драгоценного сэра Лесли свежуют, режут на части, снимают с него скальп, поджаривают на медвежьем жиру, мне будет уже наплевать.
        Перро разговаривал с собой, как все охотники, которые, проводя много времени в одиночестве, привыкли думать вслух. Он съел добрую порцию сушеного мяса, выпил водки, раскурил трубку и, отдавшись пищеварению, продолжал размышлять:
        - Нет никаких сомнений, что это проделали сбежавшие носильщики. Я мог бы поспорить на пари. Уже в тот вечер, как исчез первый, у них был какой-то странный вид. Вот ведь все-таки! Я относился к ним по-дружески, а ни один не сообщил, в чем дело. Впрочем, каждый отвечает за свои поступки сам. Очень хорошо, что они ничего не рассказали. Это меня беспокоило бы. Хотя я не люблю этих ковбоев, но чтобы так его проучить! Видно, Том и его хозяин сыграли с индейцами злую шутку. Ладно, хватит, поживем - увидим.
        В это время наш джентльмен завтракал, запивая изрядный кусок солонины неизменным кларетом.
        Вспоминая, как прислуживал ему раньше Джо и что произошло с Томом, сэр Джордж ел без аппетита, подавал еду Ли. «Ехать мне дилижансом или не ехать? » - в десятый раз спрашивал себя путешественник, не зная, чему отдать предпочтение - самолюбию, запрещавшему думать о бегстве, или осторожности, советовавшей не подвергать себя опасности.
        Он рассеянно вынимает лорнет и подносит к глазам, как любят все путешественники, - поразительно отчетливо видны ущелья, скалы, сосновая рощица, низвергающиеся потоки и затерянные в горах, далеко-далеко тропки, неразличимые невооруженным глазом. Но в поле зрения попадают какие-то темные пятна, выделяющиеся на освещенном склоне горы, в лучах солнца они кажутся фиолетовыми.
        Сэр Джордж явно увидел что-то неожиданное, поразительное - он не из тех, что восхищаются просто красотами природы.
        - Перро, подойдите ко мне, прошу вас, посмотрите.
        Канадец приближается, потягиваясь, сдвинув в угол рта трубку.
        - Если вы не видите, возьмите мой лорнет и направьте по прямой вон к той засохшей сосне, ветви которой…
        - Держите свои стекляшки при себе. Я в них не нуждаюсь. Животные, которых вы там видите, - это просто семейство бурых медведей.
        - Бурых медведей? Вы уверены?
        - Если вы мне не верите, пойдите туда да посмотрите. Я уже десять минут за ними наблюдаю, они роют землю, чтобы отыскать дикий лук, который любят не меньше меда. Их четверо, так?
        - Да, четверо. Надо же, как вам удалось рассмотреть их отсюда? Удивительно, ведь они на расстоянии, наверное, полумили.
        - Держу пари, что здесь полторы мили по прямой. Воздух так прозрачен, что позволяет хорошо видеть, скрадывает расстояние.
        - Я доверяю вам, - вежливо, даже галантно произнес наш джентльмен, что было совсем на него непохоже. - Бурые медведи! Отличная находка для охотника…
        - Тут, господин, я полностью с вами согласен, - оживленно заговорил Перро, который, как все охотники Северо-Запада, обожал охоту на гризли. - Да, это зверь что надо, но убить его трудно. Если не попадешь сразу в глаз, не уложишь первым выстрелом, он мгновенно растерзает вас в клочья.
        - По дороге две с половиной мили. Для таких охотников, как мы, хватит часа…
        - Извините, господин, пройти придется не меньше пяти да еще по горам, не забывайте. Предположим, три с половиной часа, ну, четыре и столько же, чтобы вернуться.
        - Согласен, восемь вместо двух.
        - Это большая разница.
        - Сейчас нет еще шести часов, к двум дня мы уже вернемся.
        - В горах ничего нельзя предугадать заранее. А у вас, как видно, чешутся руки, так хочется разделаться с медведем, не так ли? И я вас понимаю…
        - Так за чем же дело стало?
        - Я согласен, просто предупреждаю, никогда не знаешь наверняка…
        - Неизвестно даже, убьем ли мы медведя?
        - Ну тут я отвечу только, что если у вас не дрогнет при виде этих свирепых зверей рука, если вы попадете точно в цель…
        - Вы обещаете подвести меня к ним на расстояние выстрела?
        - Да, если будете выполнять мои указания.
        - Торжественно обещаю.
        - Дело серьезное.
        - Пойдем же скорее. Ли присмотрит за багажом, а носильщики отдохнут, пока нас нет.
        - Надо бы дать им немного мяса и бренди.
        - Дурная привычка! Но если вы так считаете, я не возражаю.
        - И вам советую взять с собой съестного.
        - А вы?
        - В моей котомке всегда найдется что-нибудь про запас.
        - А я надеюсь полакомиться отбивной из медведя.
        - Как знаете, в дороге каждый обеспечивает себя сам.
        - Да что я, ребенок? Я исходил все Гималаи, по сравнению с которыми Скалистые горы - только холмики, я размозжил там голову не одному тигру, каждый из них запросто проглотил бы вашего медведя.
        - Я готов, месье. Идите следом и повторяйте все мои действия: это непременное условие успеха.
        - Прекрасно!
        Сэр Джордж без промедления вынимает из металлического ящика с оружием роскошный двуствольный экспресс-карабин 557 калибра[Note57 - 14,45 миллиметра. (Примеч. автора.)], изготовленный специально для него знаменитым лондонским ружейных дел мастером. К карабину прилагаются конической формы пули весом 30, 72 грамма с большим пороховым зарядом - до 10, 24 грамма и дальностью попадания до двухсот метров. Чтобы выдержать заряд такой силы, ружье имеет большую массу, весит более пяти килограммов.
        Джентльмен в двух словах объясняет Перро преимущества экспресс-пули, которая благодаря внутреннему желобку продолжает движение внутри своей жертвы и способна расширять рану почти так же, как пуля разрывная.
        Метис одобрительно кивает головой, рассматривает ружье как истинный профессионал, а про себя ворчит:
        - Мы еще посмотрим, господин милорд, как ты управишься со своим ружьем за полторы тысячи франков, посмотрим, чего стоят твои рассказы об охоте на тигров там, в твоих Малаях…
        Наконец охотники отправились в путь. Сэр Джордж больше не думал об оставленном снаряжении, словно оно стоило каких-нибудь двадцать пять фунтов стерлингов, позабыл и об изуродованном, брошенном в траве трупе Тома и о предостережениях гида. Перро отбросил все заботы, как и положено человеку, много видевшему, часто рисковавшему, прошедшему огонь, воду и медные трубы, готовому посетить дьявола и от него вернуться.
        Ли, объятый страхом, понимая, что остается один на один с носильщиками, которым он только что дал по приказу хозяина провизии, улегся среди ящиков и коробок, чтобы не слышать голосов, а главное - не видеть зловещих взглядов, которыми проводили носильщики англичанина и метиса, отправившихся по горной тропе.



        ГЛАВА 8


        Чутье охотника. - Болота в горах. - Гордость. - Приходится уступить усталости. - Медведи. - Выстрел на расстоянии двухсот шагов. - Меткий стрелок. - Звери. - Возвращаются и нападают. - Выстрелы из пистолета. - Рукопашная. - «На помощь!»
        Даже если вы не альпинист, но иногда путешествовали в горах, вы знаете, как трудно там придерживаться нужного направления: искомая точка то и дело исчезает из поля зрения.
        Сверху долины и горы видны отчетливо, все предстает как бы в обманчивой перспективе, так и хочется сказать: «Да это же совсем рядом».
        Скоро эта иллюзия исчезает. Стоит пройти небольшой участок пути, и цель уже не видна. Встречаются препятствия, издали неразличимые - то углубления, то холмы, откуда-то берутся лесные массивы и кустарники, и, например, деревья, находившиеся, казалось, в одном месте, решительно удаляются. Приходится подниматься, спускаться, обходить заросли, пробираться через бурелом, идти по дну расщелин, взбираться по крутым гористым склонам.
        Если у путешественника нет компаса, если солнце - спасительное светило всех странников - спряталось за тучку, двадцать раз потеряешь цель, и бывает, заблудишься - у городского человека очень плохо развито пространственное чутье.
        Оно есть у насекомых, птиц, млекопитающих, в совершенстве пользуются им аборигены[Note58 - Абориген - коренной житель какой-либо местности, обитающий в ней с давних пор. В данном случае - индеец.]. Индеец в густом лесу, гаучо[Note59 - Гаучо - этническая группа в Аргентине, возникшая от браков испанцев с индейскими женщинами.] в прериях, австралийский туземец в дикой чащобе, эскимос в бескрайней пустыне без всяких трудностей проходят расстояния по прямой линии, в то время как дитя цивилизации кружится на одном месте, чаще всего слева направо, описывая круги, из которых ему не выбраться.
        Охотники, будучи полудикарями, приобретают это чувство в результате долгого опыта - без него невозможна их волнующая и опасная профессия.
        Так и Перро. Без всяких усилий, не останавливаясь ни на минуту, он неутомимо, размеренным шагом идет к цели, так, словно не спускает глаз со стрелки компаса, хотя в действительности даже не глядит вперед, петляет, поворачивает, поднимается, опускается, в зависимости от того, какие препятствия встречаются на пути.
        Жара становится изнурительной. Появляется мошкара, особенно докучают огромные жужжащие слепни, ненасытные кровососы, которых канадец прозвал бульдогами. Подходящая кличка: крылатые вампиры не отстанут, пока не насытятся.
        Раз появились слепни, значит, близко болото - в Скалистых горах это не редкость. В ущельях, на плато, в долинах внезапно встречаются большие пустоши, покрытые нежной светло-зеленой травой и мхом, из-под которых выступает ледяная вода. Приходится обходить эти гнилые места, чтобы не погибнуть, как погибают в зыбучих песках Нормандии или на «мертвых» пространствах Солони.
        Почвенные воды сочатся тонкими ручейками, в них роится всяческая живность. Сюда приходят на водопой лоси и красные олени - их следы Перро различает хорошо.
        Следов бигорна нет, но зато очень много когтистых отпечатков черных и бурых медведей.
        Целые стаи частых в американских лесах диких красавцев голубей с длинными хвостами поднимаются в воздух, громко хлопая крыльями. Лесные куропатки и глухари, вспугнутые нашими путешественниками, перелетают с дерева на дерево, с любопытством посматривая на охотников.
        Куропатка еловых лесов, величиною больше глухаря, уже вывела птенцов и отважно их защищает, бросаясь навстречу опасности, взъерошив перья и загребая крылом по земле, совсем как домашние куры.
        - Не бойтесь, мелкота, мы оставим вас в покое, - говорит метис грубоватым, но нежным голосом.
        И, обернувшись к вспотевшему англичанину, спрашивает:
        - Может быть, сердце подсказывает вам, что нужен отдых?
        - Если вы устали, я согласен, - отвечает сэр Джордж.
        - Я? Устал? - рассмеявшись, бросает канадец. - Шутите, сэр? Предлагаю привал, потому что вы тяжело дышите. Знаете, самолюбие здесь ни при чем. Мы не прошли еще и половины пути, а впереди подъем.
        - Вперед! Куда вы, туда и я.
        Перро промолчал, но губы его дрогнули в иронически-хитрой улыбке.
        Скалы, овраги, горные потоки, непроходимые заросли, снова потоки, снова заросли, овраги и скалы. Жара уже нестерпимая, и сэр Джордж наклоняется к ручью, чтобы напиться, и про себя злится на этого метиса, такого же свежего, как в начале пути.
        Перро, конечно, немного кокетничает своей выносливостью, но самое непостижимое, как он ориентируется в этом хаосе. Карабин на плече, рука в кармане, а вторая свободна, он словно прогуливается, с легкостью юноши преодолевая препятствия, такие трудные для англичанина. Походка Перро легка - и на острых скалах, и средь колючих кустарников, и на оползнях, и по заболоченным лесам, где нога по щиколотку погружается в жижу и где сэр Джордж, вспотевший, запыхавшийся, идет, спотыкаясь и изнемогая, поддерживаемый только своей непомерной гордыней.
        А Перро впереди, принюхивается к воздуху, любуется белками, прыгающими в ветвях сосны, дятлом, вытаскивающим из ствола каких-то темно-золотистых насекомых, стайками стрижей, которые гоняются друг за другом и ныряют в световые полосы, словно рой комаров под лучами солнца. Для него это приятная прогулка, он наслаждается лесом с утонченным дилетантизмом[Note60 - Дилетантизм - занятие какой-либо деятельностью при поверхностном знакомстве с предметом, любительство.] подлинного любителя природы.
        Они идут уже три часа. Сэр Джордж, потеряв все ориентиры, не знает, где они находятся. Наверное, они уже недалеко, потому что проводник пятнадцать минут назад загасил свою трубку.
        - Если вы разрешите, месье, - проговорил канадец с отеческим терпением, - остановимся здесь ненадолго. Мы недалеко от места, где вы видели медведей. Если, конечно, они не ушли. Вам надо отдохнуть, успокоиться, чтобы сделать меткий выстрел.
        - С удовольствием, - еле двигая губами, отвечает Его Высочество и тяжело опускается на сваленный бурей кедр.
        - Вот тут посидим четверть часа. К вам вернутся силы и свежесть, словно вы только что из баки и вы точно наведете мушку. Впрочем, я буду рядом. На случай, если промахнетесь… Знаете, этого зверя надо убивать сразу или подбить так, чтобы он не мог двигаться, а иначе плохо придется.
        - Я запрещаю вам стрелять в того же медведя, в которого буду стрелять я. Предоставьте мне выстрелить дважды, чтобы подбить самых крупных. К тому же с вашим ружьем…
        - Не смейтесь над моим шарпом, он верно служит мне двадцать лет и не разу не подвел. Да, у меня одностволка, но я попаду из нее вернее, чем вы из вашей двустволки.
        - Посмотрим, - приободрился сэр Джордж, презрительно поглядывая на старый карабин Перро, с поверхности которого давно сошла бронза.
        - Теперь вы чувствуете себя в состоянии атаковать?
        - Я всегда готов атаковать.
        - Только что по лицу вашему струился пот и ваше учащенное дыхание…
        - Ближе к делу. Где медведи?
        - В четырехстах ярдах[Note61 - Ярд - единица длины в английской системе мер, равна трем футам или 91,44 см.] отсюда.
        - А как приблизиться к ним на расстояние выстрела?
        - А что вы называете расстоянием выстрела?
        - Ну, например, двести шагов.
        - Это далековато.
        - А какая вам разница, если я уверен, что уложу их?
        - Ни вам, ни кому другому с такого расстояния не попасть.
        - Спорим на пари?
        - Спасибо! У меня есть менее глупые способы вкладывать деньги.
        - Подведите меня на двести шагов, большего от вас не требуется.
        - Если настаиваете, следуйте за мной, но это очевидная глупость.
        С этими словами Перро ложится на траву, берет в зубы ремень своего карабина с только что взведенным курком, ползет по ковру из мха и хвои, так плотно прижимаясь к земле, что его не заметишь за двадцать шагов.
        Сэр Джордж попробовал взять свое ружье так же, но то ли ружье его тяжелее, то ли челюсти не так сильны, но ему пришлось от этого отказаться. Он двинулся вперед - причем довольно проворно - на четвереньках, скользя по земле на локтях и коленях.
        Охотники попали в красивейшую рощу красных сосен, разросшихся на склоне Скалистых гор. К востоку от этой рощицы на плато и находились медведи три часа назад.
        - Вы думаете, они все еще там? - шепчет еле слышно наш джентльмен.
        - Думаю, да, - так же шепотом отвечает метис, - у них сиеста[Note62 - Сиеста (от исп. siesta) - полуденный послеобеденный отдых в самое жаркое время дня.]: наелись лука и теперь или дремлют, или играют друг с другом. До темноты косолапые едва ли отправятся дальше. А сейчас ни звука!
        Они поползли дальше, хвоя и мох поглощали шум движений, только благодаря этому и можно было рассчитывать на успех.
        - Осторожнее, - тихо произносит Перро. - Вот! Теперь вы их видите?
        - Вижу только темные камни.
        - Это не камни, а медведи, они далеко от нас и отсвечивают на солнце, как выдры.
        - Подползем еще, я плохо их различаю.
        - Возьмите очки.
        - Да, действительно. Вы правы, Перро, мы, пожалуй, далековато, но приблизиться не удастся - рощица кончается.
        - Можно ползти по открытому месту. Гризли много, они чувствуют свою силу и едва ли пустятся в бегство.
        - Нет, я сказал, что буду стрелять с двухсот метров, значит так тому и быть!
        - Это глупо.
        - Я отвечаю за свои поступки, вся ответственность на мне.
        - Воля ваша!
        Сэр Джордж, опершись локтем левой руки о колено, аккуратно поддерживает ружье, поднимает его, ищет цель и тихо нажимает на курок.
        За оглушительным шумом выстрела последовал хриплый, сдавленный, устрашающий вой.
        Один из медведей, лениво гревшийся на солнышке, подскочил, словно под ним рванула мина, встал на задние лапы и тяжело упал на землю.
        Остальные лежебоки в тот же миг вскочили, повернули головы в сторону рощицы, откуда прозвучал выстрел, - увидев среди сосен белый дымок, уверенные в свой силе, бросились все трое навстречу невидимому противнику.
        Охотники одновременно отбежали в сторону от места, где еще не рассеялось облачко дыма.
        Сэр Джордж различает за стволами силуэт сильного красивого медведя, который замер, принюхиваясь к воздуху. Улучив этот редчайший момент, англичанин с невозмутимым хладнокровием стреляет второй раз. Медведь опрокидывается навзничь, с диким рычанием пытается повернуться, подняться, раскидывая в стороны щепки, но его усилия напрасны.
        - Ну что? - торжествующе кричит сэр Джордж. - Что скажете на это?
        Перро, которого не видно, потому что он прижался к кедру, говорит:
        - Для любителя неплохо, но расстояние слишком велико.
        Два других медведя, не понимая, где враг, замерли в нерешительности в пятидесяти метрах. Один справа от Перро, второй, - слева, наискосок.
        Метис быстрым красивым движением вскидывает к плечу свой старенький шарп, разворачивается вправо, прицеливается и стреляет.
        Выстрел совсем слабый по сравнению с теми, что раздались раньше, гильза отскакивает; открыв ствол, Перро вставляет туда новый патрон - вся операция не заняла и трех секунд.
        Не глядя больше в сторону рухнувшего зверя - для таких профессионалов выстрелить - значит убить, канадец обнаруживает, что четвертый медведь, учуяв его, подобрался совсем близко.
        С фантастическим спокойствием, словно перед ним заяц, Перро успевает предложить:
        - Если хотите, сэр, этот ваш…
        В ответ раздаются ругательства; сэр Джордж занят странным делом: прижав к себе тяжелый карабин, обливаясь потом, он безуспешно пытается открыть затвор ружья, чтобы вставить патроны.
        - Черт возьми! - кричит Перро. - Скорее стреляйте, вон ваш медведь, он еще жив, он поднимается, бежит сюда.
        Перро еле успел повернуться лицом к своему медведю - тот уже на расстоянии шести шагов.
        В это же время сэр Джордж видит, как один из подстреленных им медведей, наверняка смертельно раненный, но чудовищно свирепый, несется к нему.
        Слабенький выстрел шарпа раздается вторично, и Перро с легкостью, необыкновенной для человека его возраста, отскакивает в сторону, подальше от бьющегося в судорогах зверя.
        Медведь убит наповал.
        - Что же этот болван англичанин не стреляет? - непочтительно бормочет охотник, выбрасывая быстрым движением гильзу.
        Словно в опровержение его слов раздается слабенький выстрел, потом второй, третий, четвертый…
        - Револьвер! - презрительно кричит Перро. - Да это все равно, что горохом пулять!
        Сэр Джордж, видя, что зверь, раненный в плечо, разъяренный, с пеной на губах, выплевывая при каждом выдохе струю крови в палец толщиной, совсем рядом, бросает свое ставшее ненужным ружье и, выхватив пистолет марки «смит-и-вессон», разряжает его в хищника почти в упор.
        Даже при рукопашной револьвер для таких животных слишком слаб, пуля не способна пробить плотную шерсть, толстую шкуру и пятисантиметровый слой жира.
        Последнюю пулю джентльмен пускает медведю прямо в рот, она сносит часть языка, несколько зубов, но зверя это не останавливает.
        Обезоруженный, не взявший даже ножа, настолько он был уверен в своем ружье и в своей меткости, сэр Джордж, сбитый гризли, падает на спину.
        Изрешеченный пулями, агонизирующий[Note63 - Агонизирующий - предсмертный, умирающий.], но все еще опасный зверь пытается добраться до головы охотника, а Его Высочество, судорожно вцепившись в шерсть, старается увернуться от раскрытой медвежьей пасти, откуда свисает изодранный в клочья, пахнущий горелым язык.
        Несмотря на отчаянное положение, аристократ не зовет на помощь.
        - Да что же ты, - кричит Перро, подбегая со своим стареньким ружьецом, - что же ты, надутый гордец, не зовешь на помощь? Не знаю, стоит ли тебе спасать жизнь. Доволен ли ты, проклятый англичанин, охотой или нет?
        Сэр Джордж, раздавленный медвежьей тушей, чувствуя, как когти впиваются ему в грудь, наконец сдается. Инстинкт самосохранения берет верх над его гипертрофированным[Note64 - Гипертрофированный - чрезмерно преувеличенный.] самолюбием. Сдавленным голосом, совсем ослабевший, он кричит:
        - На помощь, Перро, на помощь!



        ГЛАВА 9


        Помощь странная, но эффективная. - Поразительная живучесть. - Конец. - Мнение Перро о роскошных ружьях. - Отдых под соснами. - Вечер и ночь. - Лихорадка, жажда, бред. - Галлюцинации. - Хоровод призраков. - Внезапное пробуждение. - В плену.
        Перро откликнулся на призыв на нашего джентльмена, задыхающегося, еле живого, исполосованного медвежьими когтями.
        - Не поздно ли зовешь? - бурчит он. - Посмотрим, посмотрим, чем можно тебе помочь.
        Широкими движениями, внешне медленными, а на деле очень быстрыми, так как они точны и рациональны, метис кладет на землю заряженный карабин, вынимает нож, хватает медведя за ногу и тянет изо всех сил.
        Руки Перро так сильны, что противиться им не может никто - ни человек, ни животное, даже если это шестисоткилограммовый медведь.
        Почувствовав сзади опасность, гризли поднимает голову, выгибается и на миг отворачивается от англичанина.
        С невозмутимым хладнокровием Перро пускает в ход нож и точным движением хирурга перерубает связки медвежьей лапы, отделяя от нее ступню.
        - Пожарю на углях к обеду, - говорит он, бросая кусок, похожий на изуродованную ладонь.
        Медведь взревел еще громче и приготовился броситься на второго врага.
        А Перро уже зажал мертвой хваткой его вторую лапу.
        - Можешь кричать, дрыгаться, кровь из тебя все равно вытекает.
        Это почти невероятно: простреленный второй пулей сэра Джорджа на уровне легких, медведь истекает кровью, она течет как из двух краников
        - но зверь продолжает сражаться.
        Неправдоподобная живучесть!
        Перро отточенным круговым движением повторяет операцию по расчленению лапы гризли и приговаривает:
        - А это - на ужин господину милорду, если он не отправился в ад к язычникам-еретикам.
        Медведь с необыкновенным проворством разворачивается, встает на ампутированные конечности, рыча падает, пытается снова подняться, опять падает, потом, убедившись в тщетности своих усилий, ползет на брюхе, как тюлень, к канадцу, который, подняв карабин, отступает все дальше и дальше, чтобы вконец измотать хищника…
        - Могу прикончить тебя одним выстрелом, косолапый дурень, да пули жалко, - говорит охотник и мстительно добавляет: - Вы, звери, коварны, я рад, что вижу, как ты мучаешься. Литра три крови уже потеряно, пора тебе подыхать.
        Изуродованный медведь доживает свои последние минуты, начинается агония, она длится недолго, смерть приходит, когда он оглашает лес отчаянным воем.
        - Ну, вот, - говорит Перро, - есть неплохое мясо, можно отнести его моим братьям, несчастным носильщикам. А англичанин-то жив? Что-то он ни рукой, ни ногой не шевелит… Подумаешь, поборолся с медведем, в котором не больше двенадцати-тринадцати сотен фунтов!
        Сэр Джордж действительно лежит недвижим. Глаза закрыты, лицо восковой бледности. На плечах одежда разорвана, кожа вся в крови.
        Метис трясет его за руку и кричит:
        - Эй, месье, господин милорд, приходите в себя! Все кончилось, медведи убиты. У нас пять тысяч фунтов мяса и четыре шкуры на выбор. Черт возьми! Отвечайте же! Скажите что-нибудь! Да можно ли от пощечины медведя… Он меня не слышит, бедняга в обмороке, нужно дать ему выпить.
        Перро торопливо роется в своем мешке, вынимает оттуда флягу в плетеном футляре и вливает содержимое в рот его превосходительства.
        - Льется, значит, живой, - с важным видом констатирует «эскулап».
        Его превосходительство начинает глотать целительную жидкость, кашляет, чихает, делает глубокий вдох, открывает глаза, потягивается и, сев, спрашивает слабым голосом:
        - А медведь?
        - Вот он, - отвечает канадец, указывая пальцем на окровавленную тушу, застывшую на ковре залитых кровью сосновых иголок.
        - Что произошло? Я что-то не помню.
        - Что произошло? Ваш карабин ценой в две тысячи франков подвел вас как старое ржавое ружье за четыре франка десять су.
        - Не может быть!
        - Ну, попробуйте открыть ствол, посмотрим что вы скажете.
        - Попробуйте сами, я что-то совсем разбит, - жалобно говорит наконец наш джентльмен.
        Перро старается перевести затвор слева направо, но тщетно.
        - Ваши железные гильзы расширились от слишком большого количества пороха и заклинили механизм. С медными гильзами этого не произошло бы
        - они быстро возвращаются к первоначальному объему.
        - Ну, Перро, вы мастер в ружейном деле.
        - Похожее случилось пять лет назад у моего брата Андре на Аляске - его чуть не загрыз гризли. И тогда друг наш господин Алексей, русский, очень образованный, все мне объяснил. Надо разобрать ваш карабин, шомполом извлечь гильзы, заменить патроны. И потом…
        - Что потом?
        - Следующий раз стреляйте с более близкого расстояния и цельтесь точно в глаз - во всяком случае, когда идете на опасного зверя, способного настичь вас и растерзать. Ваш выстрел неплох для любителя, но попали вы не туда, куда надо, чтобы медведя убить наповал.
        - Вы недавно говорили, что выстрел хороший, - напоминает наш джентльмен, ожидая похвалы, которая потешила бы его гордость.
        - Неплохой, неплохой… Но вам еще надо тренироваться… до тех пор, пока вы с пятидесяти шагов не попадете прыгающей с ветки на ветку белке точно в голову! Вот так!
        С этими словами метис мгновенно прижал к щеке свой старенький шарп и выстрелил почти не целясь.
        Белки во множестве развились на соснах, грызя новые почки, любимое свое лакомство. Одна из них во время прыжка дала охотнику повод проиллюстрировать свое нравоучение.
        Убитый хорошим стрелком в движении, в момент прыжка, изящный зверек тяжело упал на землю.
        - Ну вот, месье, - Перро поднял за хвост белку с размозженной головой. - Я не собирался стрелять с такого расстояния, с какого стреляли вы. У каждого из моих медведей по пуле старенького шарпа в мозгу. А вот ваш второй… Надо отдать должное и зверю. Он неплохо поработал на ваших плечах, хотя и был еле жив…
        - Правда, - кивнул сэр Джордж, решаясь наконец поблагодарить спасителя. - Хорошо, что вы были рядом и пришли мне на помощь.
        - Бросьте, это ерунда! Поскольку я пообещал добыть бигорна, не мог же я позволить задрать вас медведю. Ну, а теперь, если позволите притронуться к вам, перевяжу ваши раны, мы, охотники, это умеем…
        - Не стоят они того, - бодро ответил аристократ. - Я вполне хорошо себя чувствую и сейчас хотел бы вместе с вами разделать эти туши.
        При этих словах он попытался встать, но, едва поднявшись, резко побледнел, закачался, вытянул вперед руки, и упал бы со всего маху, если бы Перро его вовремя не подхватил.
        - Похоже, здорово досталось. - Канадец стал серьезным. - У медведя лапы тяжелые. Если вы не сможете вернуться в лагерь, я схожу за индейцами и они положат вас на носилки.
        - Нет! Лучше побудем здесь, может, проведем тут и ночь, я хорошенько отдохну…
        - Как хотите, месье. Мясо у нас есть, вода недалеко, я поджарю на костре лапы, потом скажете, как они вам понравились.
        Перро соорудил для раненого постель из мха и сухих листьев и в одну секунду сделал ямку, где собирался пожарить на углях деликатес - медвежьи лапы. Затем ловко разделал тушу медведя, отделил филейную часть, не менее обширную, чем у быка, и пристроил ее над огнем.
        Когда мясо было готово, посолил его, достав маленький мешочек из своего охотничьего рюкзака, подал сэру Джорджу на острие ножа один из кусков, вторым занялся сам, мгновенно с ним управился, запил хорошим глотком бренди, раскурил трубку и, поставив рядом свой старенький шарп, уселся отдыхать.
        Сэр Джордж ел безо всякого аппетита, жадно пил воду, налитую канадцем в его чашку из кожи, потом растянулся на своем лесном ложе и забылся тяжелым сном.
        Перро, посасывая трубку, сидел без движения, отдавшись медленному ходу времени, испытывая огромное наслаждение от созерцания леса.
        Радовало ощущение безграничной свободы на бескрайних зеленых просторах, уходящих за горизонт. Невдалеке поблескивала излучина реки Фрейзер - младшей сестры величественной Маккензи. Радовали тысячи негромких звуков, так хорошо знакомых охотнику - свист ветра в сосновых ветвях; шуршание насекомых, неутомимо добывающих себе пропитание в коре величавых зеленых гигантов; гортанный, резкий клекот орла, гордо оседлавшего сухую вершину красной сосны; жалобный крик ласточки, преследуемой соколом; пронзительный призыв зимородка, летящего над долиной, сверкая своими изумрудными крыльями; глухое хлопанье крыльев голубя, непрерывное потрескивание маленькой черно-голубой сороки, верной спутницы всякого зверолова и лесоруба, вечно пристраивающейся на соседнем кусте в ожидании каких-нибудь остатков пищи…
        Так, в блаженном оцепенении, за часами следуют часы, солнце садится все ниже, и сотни сов начинают жалобную перекличку, покинув дупла, где они прятались в течение дня. Птица «Стегай кнутом», названная так за то, что без устали, до пресыщения, до дрожи в голосе повторяет с фантастической отчетливостью эти четыре слога, заводит свою песню; гагара роняет в озеро низкие, зловещие болезненные стоны; козодой низко вьется над отдыхающим охотником. Опускается ночь.
        Ужин почти готов. Когда Перро извлекает из самодельной духовки медвежьи лапы - любимое лакомство охотника, характерный запах жареного мяса диких животных смешивается с острым бодрящим запахом смолы.
        Против всяких ожиданий раненый отказывается есть, но настойчиво просит пить.
        - Немного лихорадит, - отмечает Перро, - это бывает в подобных случаях, после хорошего ночного отдыха все пройдет. Что ж, я съем обе лапы: холодные или разогретые они уже никуда не годятся.
        Потом канадец готовит себе ложе, еще раз дает напиться сэру Джорджу, ставит возле него кожаную чашку с водой и, убедившись, что верный шарп с взведенным курком рядом, устраивается поудобнее на мягкой пахучей постели. Ночные птицы и звери заводят свой концерт, опускается ночь, сквозь верхушки сосен на небе зажигаются звезды. Перро засыпает.
        Обычно сон охотника так же чуток, как сон животного. Он может спать как мертвый, не слыша рычания вдали хищных зверей, уханья ночных птиц, грохота бури, но сразу откроет глаза, если рядом хрустнет веточка, пробежит заяц или куница.
        Перро несколько раз просыпался от стонов спящего сэра Джорджа, от его лихорадочных судорожных движений, но потом волевым усилием заставлял себя снова крепко уснуть - не лишаться же отдыха по такому пустяковому поводу! Метису с помощью самовнушения отлично удавалось управлять своим сном.
        Ночью, где-нибудь между одиннадцатью и двенадцатью часами, когда спят обычно особенно крепко, сэр Джордж, которого лихорадило, впал в болезненное забытье, погрузился в кошмар, где сновали бесшумные призраки, едва освещенные в сумраке ночного леса голубым светом звезд.
        Призраки были похожи на людей, но казались выше человеческого роста, они словно плавали в воздухе, передвигаясь плавно, как тени, и приближались к поляне, где спали рядом сэр Лесли и Перро.
        - Это все от температуры, - успокаивал себя англичанин, - пульс учащенный, в ушах шумит, перед глазами черные мушки.
        Он закрывает глаза, чтобы отогнать наваждение, но в утомленном мозгу бьется предположение: а не в реальности ли все это происходит?
        Проснувшись минуты через три с ощущением, что спал несколько часов, сэр Джордж снова видит цепочку призраков, находит, что они похожи на индейцев, силой воли старается вырваться из забытья и констатирует про себя:
        - Но это не обычные призраки! Они всегда изящно драпируются в белое покрывало, ниспадающее на лицо. А вдруг это духи индейцев? Индейцы ведь не носят белого покрывала. Да нет, я сплю, у меня лихорадка, и все-таки они мне мешают, я сейчас закричу, и они сразу разбегутся.
        Он пытается закричать, ему кажется, что крик очень громкий, хотя на самом деле раздается лишь хриплый стон, от которого Перро оградил себя самовнушением.
        Внезапно призраки остановились между спящими, расположившимися на расстоянии трех метров друг от друга.
        Проходит то ли минута, то ли час - лихорадка лишила путешественника представления о времени. Гости с того света передвигаются, как и положено привидениям, плавно, совсем бесшумно, словно растворяясь в ночной тишине леса.
        Его Высочество в полузабытьи видит, как один из пришельцев берет огромную кровавую скатерть, поднимает ее, растянув на руках.
        - Да это же шкура медведя, что они с ней делают? Покрывают, как одеялом, Перро…
        Призрак действительно подносит шкуру животного к спящему метису и быстро опускает, так что вмиг проснувшийся и чертыхающийся Перро не может ее сбросить.
        Сон как рукой сняло!
        Душераздирающий крик, оглашая лес, распугивает ночных животных. Сэр Джордж чувствует, как его хватают крепкие руки и быстро связывают, прежде чем он успевает шевельнуться.



        ГЛАВА 10


        Большой Волк будет отмщен. - Канадец отказывается от свободы. - Столб пыток. - Традиции теряются. - Гротескный обряд. - Последнее желание. - Сэр Джордж хочет, чтобы Перро избавил его от мучений, убив один ударом. - Как скальпировали инспектора края и вырвали все зубы.
        - Перро, - большой вождь, - произнес кто-то гортанным голосом на языке индейцев. - Ему мы никакого зла не сделаем.
        - Да кто ты такой? Кретин! Предатель! - злобно ругается охотник, полузадушенный тяжелой шкурой.
        - Я Лось, вождь индейцев-носильщиков из Глуна-си-Куулин.
        - Ты паршивая чиколтинская свинья!
        - Пусть Перро меня выслушает! Мое сердце, как и сердце моих братьев, близко к желудку, мы помним, как ты кормил нас, мы знаем, что ты - друг краснокожих.
        - Тогда отпусти меня, негодный червяк!
        - Перро получит свободу при одном условии.
        - Каком условии?
        - Перро - большой вождь, он никогда не лжет.
        - И что дальше?
        - Пусть он даст носильщикам обещание не препятствовать обряду мести.
        - Какой мести?
        - Этот белый человек, твой спутник, приказал своему слуге убить и отдать Кровавым людям на съедение Большого Волка, того, кого белые зовут Биллом.
        - Кто тебе это сказал?
        - Я видел, как упал Большой Волк, и Кровавые люди подтвердили, что белый человек отдал его им.
        - Развяжи меня, чтобы я мог дышать.
        - Перро силен, как гризли: пусть он даст клятву не оказывать сопротивление своим братьям.
        - Обещаю, но дай мне поговорить с белым человеком. Правда ли, месье, - произнес охотник дрожащим от негодования голосом, - что вы приказали убить как собаку одного из индейцев и отдали его каннибалам?
        Сэр Джордж, связанный, с кляпом во рту, все равно не мог ответить.
        - Раз он ничего не говорит, значит, это правда, - продолжает Перро, - а все-таки послушай, Лось…
        - Слушаю тебя, брат мой, твой голос - услада для моих ушей.
        - Вы все здесь?
        - Нас девять, с женщинами и детьми, присоединившимися после того, как убийца, слуга этого белого человека, был освежеван и привязан к седлу.
        - Так я и думал. Как вы сюда пришли?
        - Идя за вами по следу.
        - Понятно… Вы подкрались, когда мы спали, и накрыли меня этой шкурой, чтобы не дать двигаться?
        - Да.
        - А что вы дальше собираетесь делать?
        - Отомстить за Большого Волка: вырвать у белого человека все зубы, скальпировать его, спустить с него кожу, вложить в глазницы раскаленные докрасна камни. Разве это не справедливо?
        - Это, конечно, справедливо, - отвечает охотник, который, будучи метисом, признал право на мщение, даже очень жестокое. - Но я обещал белому человеку помочь убить бигорна, дал слово. Позволь мне сдержать его, а потом делай что хочешь.
        - А если мы хотим подвергнуть бледнолицего пыткам сегодня же с восходом солнца?
        - Я буду его защищать, собрав все мои силы.
        - Но ты же у нас в плену, и карабина у тебя нет…
        - Мое слово важнее всего. Я буду его защищать…
        - Тогда мы тебя свяжем.
        - Вы мешаете мне сдержать слово. Знать вас больше не хочу. Ты, Лось, старый мой друг, вот уж не думал…
        - Перро - превосходный охотник, в нем течет индейская кровь, он знает, что месть нельзя откладывать.
        - Будь я свободен, я уничтожил бы вас, я показал бы вам, как поднимать на меня руку и мешать быть верным слову.
        - Перро не по своей воле не сможет сдержать обещание, он ведь в плену, не в силах сделать ни одного движения. В конце концов он простит носильщиков, которые любят его и будут любить всегда, потому что он добрый, отважный, заботливый. Он не захочет стать врагом носильщикам из-за англичанина, который заодно с Кровавыми людьми.
        - Ну, хватит болтать, связывайте меня да покрепче, потому что, если вырвусь, многим не поздоровится. А вам, господин милорд, крепко достанется с восходом солнца, хотя вы и доводитесь братом правителю-наместнику этого края, получившему власть от Ее Величества королевы. Разве так обращаются с простыми людьми? Что ни день то труп, сразу поверишь моему другу Лосю, что вы с Кровавыми людьми одного поля ягода.
        Пока длился этот монолог, индейцы, несмотря на темноту, крепко связали Перро, сохранив, однако, ему - при сложной системе узлов - некоторую свободу движений.
        Сэр Джордж с той минуты, как открылась страшная реальность происшедшего, хранил презрительное спокойствие. Он разобрал несколько индейских слов, выученных им во время путешествия, узнал голос носильщика, прозванного Лосем, понял, что находится во власти краснокожих, надеяться на милость которых бессмысленно. В отчаянии он ждал утра.
        Индейцы не обижали бледнолицего, даже окружили вниманием, чтобы предстоящую пытку он принял с ясной головой, полный сил, поили его свежей водой, подливая немного бренди, наверное, того, что он сам им недавно дал; прикладывали к ранам компрессы, смоченные в жидкости, секрет которой был ведом только им. Джентльмен сразу почувствовал облегчение. Краснокожие вели себя вроде тех цивилизованных людей, что лечат приговоренных к смерти, дают им то куриную ножку, то рюмку коньяка перед тем, как отправить на гильотину или виселицу.
        Перро, закончив спор с туземцами и выкурив трубку, уснул.
        Индейцы же уселись вокруг белого человека в кружок и застыли, не отводя от него горящих, как у диких зверей, глаз.
        Женщины же и дети уснули на груде мха и ароматной сосновой хвои - они устали за день, когда надо было то быстро идти вперед, то возвращаться, чтобы не насторожить охотников.
        Скоро голоса птиц возвестят утро. Розоватые лучи уже освещают снежные вершины, играют на стволах деревьев, словно охваченных огнем.
        Бодрящий запах смолы смешивается с легким ароматом цветов, чашечки которых начинают открываться при первом поцелуе солнца. Куропатки и глухари выводят на высокой ноте свою песню, белочки носятся как безумные, насекомые жужжат: лес пробуждается, небо светлеет - жизнь кажется прекрасной.
        Индейцы уже бродят по поляне с присущей им отрешенностью. Они умываются, едят и - что удивительно - раскрашивают себе лица яркими красками, как их братья из Соединенных Штатов.
        В результате многолетней службы у белых миролюбивые носильщики потеряли часть своих привычек, одеваются на европейский лад, отказались от кочевого образа жизни и не раскрашивают больше себе лица, за исключением особых случаев.
        Принятые на государственную службу, они полгода проводят на перегоне от Йела до Карибу, где не носят оружия, разве только нож и американский топорик вместо древнего томагавка. Потом возвращаются в свои деревни, иногда довольно отдаленные, и остальную часть года живут со своими семьями, промышляя рыбной ловлей, охотой, покупая продукты на заработанные деньги.
        Этих краснокожих уже не назовешь дикарями, они оседлы, знают, что такое сберегательный банк, профессия, рабочий день, и охотно помогают промышленникам, путешественникам, золотоискателям и лесорубам, мирно с ними сосуществуя.
        Они легко переносят скудость пищи, не обижаются на тумаки и грубые слова. Вывести их из терпения и уравновешенности может только отвратительное преступление, нарушающее все нормы гуманности. Именно таковым оказался поступок сэра Джорджа.
        На этот раз индейцы пренебрегли законами послушания и отбросили страх возмездия за расправу над белым. Жестокость мести должна равняться жестокости преступления англичанина или даже превзойти ее.
        Брат главного начальника правителя-наместника края умрет в страшных мучениях, а мстители пустятся в бегство и, спасаясь от конной полиции, доберутся, если смогут, до ледовых долин Лабрадора, до неприветливых земель Аляски.
        Ради торжества справедливости они откажутся от спокойной жизни, какой живут со времени появления на их земле белых, и станут беглыми изгоями, проклятыми, за голову каждого из них будет обещано вознаграждение в десять фунтов стерлингов.
        Перро проснулся последним, подкрепился, съев три килограмма холодного филейного мяса, крупно порезанного и насаженного на палку одним из индейцев. Метис внимательно смотрит, как готовится казнь, и ворчливо все критикует, замечая, что здесь не чувствуется военного опыта и, видно, нет специалистов по казни. Он презрительно говорит:
        - А как можно было бы все обставить! Во времена моей молодости, когда индейцы собирались казнить пленника, об этом знали все племена на расстоянии двух миль. Тогда краснокожие не ведали усталости, их песни оглашали дали, всю ночь жгли военные костры, плясали до боли в спине, пили до умопомрачения. Пленнику позволялось оскорблять своих палачей, высмеивать их за отсутствие воображения.
        Женщины и дети превосходили в жестокости мужчин. Они придумывали разные фокусы - то с волосами, то с ногтями, то с обнаженным нервом, то с куском висящей кожи - трясли, дергали, скручивали, рвали. А тут что я вижу? Поджаривать англичанина, придушенного медведем, да на это уйдет от силы пятнадцать-двадцать минут, а потом - привет, все кончится. Разве вы умеете продлевать пленнику жизнь, как умели раньше племена сиу, крикливые или толстопузые? У вас ни ружей, ни стрел, нет даже томагавка, вы не можете часами издеваться над пленником, щекоча его то дулом карабина, то стрелой, то лезвием топора, чтобы каждый раз он думал, что это последняя его минута, и в конце концов сходил с ума.
        Рисуя такую страшную картину, канадец еще больше усиливает свое недовольство, а носильщики тем временем все подготовили к казни - и правда, незамысловатой.
        Уложив у одного из деревьев связки сухих и сырых веток, приготовив канаты из коры кедра, они принялись лакомиться мясом медведя и класть последние мазки краски на лицо.
        Это совсем вывело охотника из себя.
        - Ради чего так мазюкаться? - пожал он плечами. - Все равно вы будете лишь карикатурой на настоящих индейцев, а ваша пытка - карикатурой на казнь.
        Каково, однако, будет мнение о казни самого белого человека, когда бывшие слуги начнут «работать» над его драгоценным телом?
        Решающий момент наступил.
        Связанного сэра Джорджа перенесли к дереву, превращенному в столб пыток. Его прикрутили к стволу, с которого срезали ветки, бросив их в костер.
        Англичанин, хоть и бледен, проявляет выдержку. Перро с удовлетворением заключает:
        - Смотрите-ка! Защищая честь белой расы, он держится молодцом.
        Индейцы тем временем запевают на своем языке песню, обращаясь к белому человеку, упрекая его за участие в гибели Большого Волка. Сначала они поют хором, потом слышно соло, потом снова хор, снова солист. Канадец неуважительно зевает:
        - Еще раз то же самое? Зачем тогда было разукрашивать себя как воинам? Э, кажется что-то новое.
        Песня кончилась. Лось, которому положено как вождю выполнять роль палача, подходит к жертве и начинает разыгрывать первую часть ритуала казни.
        Женщины и дети воют фальшивыми голосами, без подъема, скорее просто чтобы распалить самих себя.
        - Никакого эффекта, - замечает Перро, - но, может быть, первая капля крови хоть немного вас возбудит?
        Когда сэр Джордж видит Лося, подходящего к нему с большим металлическим крюком, чтобы рвать по очереди зубы - резцы, клыки и коренные, он обращается к метису слабым голосом, но вполне членораздельно.
        - Перро, - передайте правителю-наместнику бумажник, лежащий в боковом кармане моей куртки.
        - Обещаю, слово охотника!
        - Если сможете освободить руки, прошу вас выстрелить мне в голову, чтобы избавить от пыток этих дикарей.
        - Хорошо, месье, пытка предстоит долгая, хотя индейцы кажутся мне достаточно проворными.
        - Прощайте, Перро!
        - Прощайте, господин милорд… Мне жаль, что я не сдержал слово и не показал вам бигорна, но, сами видите, я связан…
        - А, что уж об этом думать!
        В нарушение индейской традиции, согласно которой пленник пользуется полной свободой слова, Лось грубо прерывает прощальную речь его превосходительства, сжав ему горло.
        Сэр Джордж, полузадушенный, посиневший, выкатывает глаза, из открытого рта язык свисает как у утопленника.
        Женщины и дети понемногу возбуждаются и пронзительно визжат.
        Удушающим приемом Лось заставляет пленника разжать челюсти, до этого плотно сжатые. Теперь он может ввести крюк в рот несчастного.
        Отклонившись назад, вождь тянет изо всех сил.
        Черт возьми! Зубы совсем не держатся! Палач падает навзничь, потрясая какой-то странной штукой, зацепленной крюком. Нечто розовато-белое с металлическим блеском.
        На крюке - зубы, сразу две челюсти, сильные, как у хищников, они поддались легко, без единой капли крови!
        Индейцы переглядываются - к удивлению примешивается что-то вроде страха.
        Белому человеку, кажется, совсем не больно. На его поджатых губах даже играет ироническая улыбка, вызванная этой трагикомической ситуацией, посеявшей смятение среди дикарей, никогда не видевших искусственных зубов.
        Мстители, панически боясь всего необъяснимого, думают, что вмешалась сверхъестественная сила.
        Лось хочет понять, в чем дело; в наступившей тишине он снимает с крюка двойную челюсть, но внезапно издает глухой крик и сильно трясет большим пальцем - пружина в челюсти соскочила и сумела его «укусить»…
        Зубы белого кусаются на расстоянии. А белый человек дьявольски посмеивается.
        - Нет, черт возьми! Смеется тот, кто смеется последним!
        Лось отбрасывает челюсть, слегка его прикусившую, и, взбадривая себя криком - поскольку очень напуган, - бросается с ножом к сэру Джорджу, чтобы снять с него скальп.
        Он грубо захватывает левой рукой густые, длинные каштановые волосы и поднимает свой нож, чтобы сделать надрез вокруг лба, на висках, затылке и по щекам.
        Одна мысль о такой пытке приводила в трепет самых бесстрашных, а англичанин пронзительно хохочет - смелость, граничащая с безумием…
        - Что, черт возьми, происходит? - бурчит Перро в замешательстве от инцидента с искусственной челюстью.
        Разъяренный этим смехом, звучащим как самое сильное оскорбление, Лось поднимает нож, чтобы сделать надрез на лбу.
        Новый взрыв смеха, еще более раскатистого, издевательского, выводит его из себя. Оттягивая левой рукой кожу, чтобы удобнее было подрезать, он вдруг чувствует, что скальп уже у него в руке, скальп белого человека с волосами и кожей… Кошмар! У джентльмена голова лысая, как тыква, а он продолжает смеяться, не потеряв ни капли крови!
        Обезумев от страха, весь дрожа, Лось бросает нож и скальп рядом с челюстью и, охваченный ужасом, никак не может понять, что же это за странный человек, разымаемый на куски без единого стона или хотя бы слова, без капли крови.



        ГЛАВА 11


        Страшная пытка оборачивается фарсом. - Вмешиваются женщины. - Вдова Большого Волка. - Устоит ли белый перед огнем? - Сэр Джордж над костром. - Вмешательство Перро. - Возвращение. - В лагере. - Изумление канадца. - Сэр Джордж помолодел на десять лет.
        Мозг примитивного человека не расположен к вдумчивому анализу. Сохраняя основные, элементарные понятия, он подобен мозгу ребенка, испытывающему инстинктивный страх перед любым непонятным явлением.
        Аборигена, настроенного на выполнение простых действий, обеспечивающих, как и у животных, жизненные функции, ставит в тупик любое таинственное или просто необычное явление, - таким образом область сверхъестественного расширяется за счет предметов, рожденных развитием цивилизации.
        Человек, бесстрашно отражающий нападение медведя или бизона, теряется и дрожит от страха, стуча зубами, когда видит, как падает огромное дерево, подорванное динамитом, или когда прикладывает ухо к телефонной трубке. Не пытайтесь ничего объяснять туземцу, первый раз встречающемуся с каким-нибудь гениальным или совсем простеньким изобретением цивилизации. Он все равно будет растерян, напуган и тем больше, чем более неожиданным окажется объяснение.
        В этот момент его можно убедить в самых невероятных вещах, внушить самые абсурдные предположения, он воспримет все с полным доверием, как человек совершенно лишенный скептицизма[Note65 - Скептицизм - критическое, недоверчивое отношение, сомнение в возможности, правильности, истинности чего-либо.] и уверенный, что следствие куда важнее причины.
        Можно понять поэтому, какой ужас испытал Лось и все носильщики, готовившие для сэра Джорджа Лесли обычную пытку.
        Скальп, снимающийся сам собой без боли и без капли крови - разве это не сверхъестественная сила?
        Обе челюсти, отделившиеся вроде бы как сами по себе, - разве это не причуды потустороннего мира?
        Скальп ведь прочно держится на черепе, чтобы снять его, нужны и сила и мастерство. А какие муки испытывает жертва!
        Даже один зуб удаляют с болью - что же тогда говорить о челюстях с тридцатью двумя зубами?
        Ничего подобного еще не видели в этом краю - от Полярного круга до границы Соединенных Штатов. Это что-то новое, неслыханное, таинственное в полном значении слова.
        Человек, перенесший двойную пытку, должен быть сломлен, раздавлен страданием.
        А тут ничего похожего! Он скорее возмущен, оскорбляет своих палачей.
        Что делать? Как быть?
        Лось в пыточном деле любитель, ему не приходилось учиться этому ремеслу там, южнее сорок девятой параллели, у виртуозов скальпирования - индейцев из племен сиу, команчи, Змеи или Черноногих. Вождь в замешательстве.

«Как быть, - похоже, спрашивает он себя, - продолжать или прекратить? Стоит мне потянуть руку бледнолицего, и она отвалится как засохшая ветвь. Ногу выдерну просто как корень. Белый разломится на куски, но не будет ни страдать, ни кричать, не потеряет ни капли крови. Что же это за человек? И человек ли это? Я боюсь, мне страшно! Я ведь только бедный индеец, пришедший отомстить за своего убитого брата. Лучше бы мне совсем уйти отсюда… »
        Мы задерживаемся так долго на этом моменте, чтобы понять психологию вершащего месть дикаря. Замешательство длилось не больше двух минут.
        Но как переменились краснокожие! Какое смятение на лицах! Прервана песня, прекратились ритуальные танцы, никто не кричит, не угрожает, не потрясает ножом. Казнь не удалась!
        Сэру Джорджу повезло: не было среди индейцев настойчивого человека. Тот бы проверил своим ножом суставы рук-ног пленника и убедился бы, что конечности прочно крепятся к туловищу.
        Перро не может взирать на все это равнодушно и изо всех сил пытается освободиться от веревок. По обыкновению он разговаривает сам с собой:

«Вот уж действительно любопытнее происшествие! Мои братья Эсташ и малыш Андре и мои племянники Жан, Жак и Франсуа будут хохотать до колик в животе, когда я об этом расскажу… Сейчас достаточно пустяка, и этот англичанин, самое странное существо в наших краях, окажется спасен. Но горе ему, если вмешаются женщины. Тогда он погиб».
        Большой Волк, подстреленный Томом и съеденный Кровавыми людьми, оставил вдову. Несчастная, конечно, очень пристрастно наблюдала за пыткой сообщника Тома.
        Видя смятение Лося, чувствуя, что все в нерешительности, боясь, что акт мести не будет исполнен, она гневно обращается и своим соплеменникам, упрекая их в малодушии, и заключает:
        - Белый человек знает секреты медицины, которая оберегает его от боли и крови. Посмотрим, сможет ли его медицина осилить огонь. Если она одолеет и огонь, мне останется только умереть.
        С этими словами индеанка достает из мешочка непромокаемую коробочку, трут, кусочек серного колчедана вместо кремня и небольшую полоску стали; удар по огниву, трут загорается, женщина бросает его на кучу хвои, раздувает огонь и встает во весь рост, как вакханка, радующаяся яркому пламени.
        Сэр Джордж, привязанный к столбу, то впадал в отчаяние, то лелеял надежду на спасение, но тут его начала бить дрожь.
        Будь у него на ногах протезы, прекрасное изобретение современной ортопедии, он мог бы еще побороться с костром, разожженным так некстати мстительной вдовой.
        Какой урок был бы для краснокожих! Не стали бы больше трогать белого человека! Первый раз в жизни Его Высочество пожалел, что нет у него ничего искусственного, кроме парика и вставных челюстей.
        Вокруг пляшут уже языки пламени. Нестерпимо горячо, несчастный задыхается от дыма. Его длинные, с проседью бакенбарды уже опалил огонь. Если бы не добротные длинные охотничьи сапоги, ему было бы еще хуже. Еще несколько минут, и инспектор края погибнет, задохнувшись, в страшных муках.
        - Но все-таки, - прогремел устрашающий голос, - я обещал ему помочь убить бигорна, а честный человек не нарушает данного слова! А ну-ка быстро, черт возьми, пошевеливайся.
        Перро удалось освободиться от державших его веревок, он хватает карабин, прыгает к разгоревшемуся костру, ногой раскидывает горячие ветки в разные стороны, перерезает на джентльмене веревки и кричит ему:
        - У вас, наверное, затекли ноги, руки, но держитесь и быстро за мной, всю ответственность беру на себя.
        Англичанин, весь в ожогах, еле дыша, благодарит своего спасителя, которому уже второй раз за сутки обязан жизнью.
        Но какой у его превосходительства голос! Какие-то стертые, шамкающие звуки, шепелявые, свистящие согласные, странные движения языка и челюстей. Перро недоумевает - где же повелевающий резкий тон? Где слова, стегающие словно кнутом? Да и сам сэр Джордж изменился - рот какого-то полишинеля, голова круглая как бильярдный шар.
        У охотника нет времени философствовать о причинах и следствиях этого внезапного старения.
        Индейцы, оправившись от удивления, похоже, собираются оказать канадцу сопротивление, считая его вмешательство несвоевременным.
        - У меня есть револьвер, - шамкает сэр Джордж старческим голосом, словно во рту у него каша. - Я могу дюжину уложить на месте.
        - Не надо никого убивать, пожалуйста. Если погибнет хоть один краснокожий, за нами погонится целое племя, и тогда костра не избежать. Дайте я с ними переговорю.
        Понимая, что без помощи проводника ему не спастись, аристократ подавляет негодование, от которого дергается его лысая голова.
        Ах, если бы можно было дать себе волю! С каким кровожадным наслаждением выбирал бы он себе жертву за жертвой, и вот - за несколько секунд стрельбы из надежного пистолета - куча трепещущей плоти…
        Перро беседует с индейцами, то убеждает их, то пугает, объясняет, что вина сэра Джорджа невелика, он был лишь наблюдателем, а не участником. К тому же нельзя забывать, что белый человек - брат правителя-наместника, которой наверняка пустит в ход машину мести, если его превосходительство пострадает.
        Носильщики слушают канадца в напряженной тишине, сгустившейся и от неутоленной злобы, и от мистического страха.
        Они не прерывают его и не угрожают. Это уже хорошо.
        - К тому же, - завершает Перро, - белый человек знает секреты медицины, которая делает его нечувствительным к вашим пыткам. Вы же видели? Да, я затушил костер, но он и против огня имеет медицинское средство. На поясе у него маленькое ружье, стреляющее без остановки, он мог бы всех вас перебить, он стрелок меткий! Отпустите нас и оставайтесь здесь, мяса вам хватит дней на восемь, ешьте этих медведей, я вам их дарю. А ну, отойдите! - гремит Перро и выставляет вперед ружье.
        Сэр Джордж выхватывает пистолет и с грозным видом встает рядом.
        Индейцы начинают отступать, устрашенные этим необыкновенным человеком, который, несмотря на пытки, сохранил свои силы; лысый череп и висящие щеки внушают дикарям суеверный ужас. Наш джентльмен успевает подобрать с земли пробковый шлем, весь помятый, но пригодный для того, чтобы прикрыть лысину. Поднял он и экспресс-карабин, лежавший возле его ложа, глазами ищет что-то еще.
        Черт возьми! Парик и челюсть он готов вернуть силой.
        Увы! Оба мастерски сделанные предметы брошены рядом с костром и погибли. Парик сгорел, а расплавившаяся, почерневшая челюсть ни на что больше не годна.
        Аристократ страшно возмущен - выставлены для всеобщего обозрения его лысина и беззубый рот! Он, наверное, набросился бы на туземцев, если бы не помнил о предупреждении Перро, не советовавшего вызывать гнев всего племени.
        Носильщики, понимая, что против них вооруженные охотники, силу и ловкость которых они узнали еще, когда сэр Джордж был их хозяином, потихоньку отступают к густому кустарнику и скрываются там - без крика, без единого слова, насмерть перепуганные.
        - Вы свободны, месье, - объявляет Перро, - и если послушаетесь меня, мы немедля выйдем к большой дороге и вернемся в наш лагерь.
        - Я свободен благодаря вам, отважный мой охотник, - отвечает наш джентльмен с неподдельной искренностью, - я вам должен…
        - Это я должен показать вам бигорна, - прерывает Перро, - а не то бросил бы для выяснения отношений с несчастными дикарями, которые имеют против вас такой зуб, что он стоит целой челюсти. Вы мне ничего не должны. Я помог вам только для того, чтобы сдержать слово.
        - Ну, как хотите, - отвечает сэр Джордж, пожимая плечами. - Идите вперед, я за вами. Мне, черт возьми, совершенно непонятно, в какую сторону идти. Но ни боли, ни усталости я не чувствую.
        - Волнение взбудоражило вам кровь, оно полезно при разных болезнях - при лихорадке, ревматизме, зубной боли и в некоторых других случаях.
        С помощью шомпола старенького шарпа они вытащили железные гильзы, застрявшие в экспресс-карабине, сэр Джордж зарядил его на всякий случай, и охотники двинулись в путь.
        Дорога была долгой, трудной, но ничего подозрительного не повстречалось, индейцы не стали их догонять.
        В четыре часа пополудни канадец и измученный, еле волочивший ноги англичанин добрались наконец до лагеря, где их поджидал Ли с лошадьми и мулами.
        Как всегда нервной скороговоркой, подозревая, что хозяин недоволен, Ли рассказал, как, вскрыв предварительную бочку с бренди и пообещав - если повар правильно понял - быстро вернуться и потрясти хорошенько запасы его превосходительства, со стоянки сбежали индейцы.
        - Они собирались, отправив вас на тот свет, присвоить ваши вещи, - пояснил Перро.
        - Вполне возможно, - ответил джентльмен, зевая так, что, будь у него искусственная челюсть, она уже отвалилась бы.
        Сэр Джордж, чтобы окончательно прийти в себя, выпил разом две бутылки кларета, проверил содержимое маленькой металлической коробочки, находившейся в ящике с оружием, завернулся в одеяло и крепко заснул.
        На следующее утро метис, не знакомый с усталостью, отправился к постоялому двору, расположенному в трех-четырех милях, чтобы разузнать, удастся ли нанять носильщиков.
        Получив отрицательный ответ проклятого ирландца, чья шея плачет по топору, Перро к девяти часам вернулся и нашел инспектора края за столом, с аппетитом расправляющегося с завтраком, поданным ему на серебряной посуде. Здесь же стояло несколько початых бутылок.
        Взглянув на англичанина, охотник, которого вообще трудно удивить, был потрясен.
        Спать ложился измученный, обессиленный старик. А сейчас перед ним сидел почти юноша, со сверкающими белизной зубами, каштановыми волосами, хорошо выбритый, с аккуратно подстриженными усами, еле тронутыми сединой.
        - Ну, что, Перро, нашли помощников? Садитесь, дорогой друг, вот на этот складной стул и разделите со мной завтрак.
        Голос, несомненно, сэра Лесли. Но что случилось? Англичанин помолодел на десять лет.
        Видя, что гид не может прийти в себя от изумления, его превосходительство улыбнулся, как хорошо воспитанный ребенок, и сказал доверительно:
        - В маленькой коробочке была запасная вставная челюсть и новый «скальп». Обгоревшие бакенбарды я сбрил и немного подровнял усы. Вот и весь секрет моего превращения. Но держите это в секрете, Перро, у меня есть такая слабость - я хочу всегда выглядеть молодым.
        Три дня спустя они прибыли в Баркервилл, и канадец, поскольку срок контракта истек, сразу поехал к себе, на прииск, где его ждали племянники и где необходимо было присутствовать, так как дела не ладились.
        Конец первой части



        Часть вторая. НА ЗОЛОТЫХ ПОЛЯХ КАРИБУ

        ГЛАВА 1


        Золото, найденное в Британской Колумбии. - Величие и падение. - «Свободная Россия». - Простая, но гениальная мысль. - Тряпичник золотых россыпей. - Процветание. - Мрачные дни. - Зависть. - Перро - президент. - Его помощники. - Почему необходимо разбогатеть. - Колонизация по-новому.
        До 1856 года в Британской Колумбии почти не было представителей белой расы. В этой прекрасной, богатой, плодородной стране иммигранты[Note66 - Иммигранты - иностранцы, поселившиеся в какой-либо стране на постоянное место жительства.] не задерживались, спеша к западным берегам Америки и особенно в Калифорнию, находившуюся тогда в самом расцвете.
        Внезапно распространился слух, что индейцы нашли в долине реки Фрейзер крупинки золота. Сразу набежали золотоискатели, исследовали песок по берегам Фрейзера и впадающей в него реки Томпсон, обнаружили в нем крупинки или пылинки золота, устроились здесь, принялись за разработки и вскоре разбогатели.
        Все новые и новые группы старателей поднимались вверх по течению до района Карибу, расположенного в верхней петле реки Фрейзер. На этих территориях драгоценного металла оказывалось еще больше.
        Вот тогда и начался массовый прилив золотоискателей, «наступление», «атака» 1858 года, которая длилась семнадцать лет.
        Край, недавно еще безлюдный, заселился благодаря золотой лихорадке как по волшебству. Все новые и новые пионеры англосаксонской расы обследовали земли на границе Соединенных Штатов и Британской Колумбии. Два года спустя тут было уже сорок тысяч жителей, не считая вездесущих китайцев. Добыча золота быстро росла: сначала его намывалось на двадцать, двадцать пять, тридцать, а потом уже и на тридцать пять миллионов франков в год.
        Постепенно, однако, пески, эксплуатируемые независимыми предпринимателями, имевшими небольшие концессии, истощились. Из-за этого, а также из-за сурового климата, трудностей с дорогами и питанием объем золотодобычи резко сократился, и в 1888 году в пересчете на деньги составил в денежном выражении всего три миллиона двести тысяч франков.
        Колумбию к этому времени населяло сто тысяч жителей белой расы англосаксонского происхождения, привлеченных сначала золотом, а потом открывших и другие богатства страны, разработка которых более легка и выгодна[Note67 - Речь идет о лесах, сельском хозяйстве, рыболовстве, добыче угля. Рыбная ловля приносит ежегодно от двадцати пяти до двадцати семи миллионов франков, уголь - от двенадцати до пятнадцати миллионов. (Примеч. автора.)].
        С золотыми приисками вообще связаны всякого рода трудности - надо учитывать и протяженность реки, и относительную истощенность золотых копий, и дороговизну рабочих рук, и трудности обустройства.
        На шесть-семь месяцев в году разработки приостанавливались из-за сильных холодов, от которых замерзает и земля и вода, так что золотоискателям не выйти из дома.
        Промышленность, бездействующая несколько месяцев в году, должна или приносить очень большую прибыль, или умереть.
        Случилось второе, когда промывка песка стала уже невыгодной для отдельных золотоискателей или небольших объединений.
        Оставалась, правда, добыча золотоносного сланца или кварца.
        Но если золотосодержащий песок требует небольшого количества рабочих рук и умеренных вложений капитала, то при разработке горных залежей необходима и техника, и солидные финансы.
        Одиночки-старатели, не имеющие достаточных средств, за бесценок продавали свои концессии или просто их бросали.
        Тогда-то и появились компании или богатые предприниматели, решительно атаковавшие кварцевые залежи, установившие гидравлические или паровые механизмы - эксплуатация природных богатств продолжалась. Недавние рудокопы утраивались в эти компании на работу; получая сравнительно высокую плату, они управляли машинами, ремонтировали их, отыскивали новые жилы, прорубали шахты, доводили породу до такого состояния, когда ее могла взять и камнедробилка.
        Старателями-одиночками остались только китайцы, они работали на ранее выработанных жилах, удовлетворялись средней прибылью, что отвечало их аскетическому[Note68 - Аскетический - крайне воздержанный, отказывающийся от жизненных благ.] образу жизни, бережливости и выносливости.
        Среди компаний, поделивших между собой богатые месторождения, золотоносный кварц и сланец, выделялась одна, по-настоящему процветающая.
        Основанная в 1879 году (а действие в нашем романе происходит в 1886-м) она носила имя «Свободная Россия». Преуспеяние подтверждалось высокими дивидендами, получаемыми шестью ее акционерами[Note69 - Акционер - владелец акций. Акция - ценная бумага, выпускаемая каким-либо обществом и дающая ее владельцу право на получение определенного дохода из прибыли акционерного общества - дивидендов.], и основывалось на довольно оригинальном принципе работы этого коммандитного общества[Note70 - Коммандитное общество - зависимое общество.].
        Простой, но гениальный, он был введен молодым русским, пересекшим с двумя французами край Карибу (рассказ об их приключениях вы могли прочитать в книге «Из Парижа в Бразилию по суше»).
        Этот русский, Алексей Богданов, знакомый с золотодобычей по своей работе в Сибири, сразу понял, в чем недостаток организации труда англичан, и догадался, как извлечь выгоду из самой этой слабости.
        Тогда, в 1879 году, поверхностные залежи были уже истощены, приходилось прорывать глубокие шахты и подземные коридоры, поднимать груженые тележки лебедкой и промывать потом породу в желобах, система которых получила название Длинный Том.
        Даже сильная струя воды, используемая в Длинном Томе, даже ртуть, притягивающая к себе металл, не могли обеспечить полноценную добычу: небольшое количество золота оставалось в мелких кусках породы и фактически пропадало.
        Алексей Богданов знал, что в Сибири отработанная порода содержит не меньше двенадцати - пятнадцати граммов чистого золота на тонну земли или песка. Значит, и в Колумбии отвалы должны содержать столько же золота.
        На первый взгляд не так много. Всего на тридцать шесть - сорок пять франков.
        Но ведь ассоциации, эксплуатирующие кварц, получают приблизительно по шестидесяти франков, добывая двадцать граммов чистого золота с тонны, и считаются преуспевающими.
        Русский юноша провел простые подсчеты. Во сколько же обходится тонна кварца, которую подняли с глубин и промывают в Длинном Томе? Если подсчитать плату за земляные работы, укрепление деревянными щитами подземных галерей, за труд в этих катакомбах, за взрывчатку, доставку породы к зеву шахты и потом подъем наверх, зарплату обслуживающему персоналу и так далее, то получится, что расходуется тридцать франков на каждую тонну.
        А во сколько обойдется работа с тонной уже отработанной породы? Не больше двух франков, потому что труд будет состоять только в том, чтобы промывать порошкообразную массу, собранную в большие терриконики[Note71 - Терриконик - конусообразный отвал пустой породы на поверхности земли при шахте.].
        К тому же дробление и промывка кусков кварца занимает в два раза больше времени, чем промывка песка.
        Выходит, что порода, считающаяся использованной, потому что там слишком мало металла, при дальнейшей ее переработке может принести больше дохода, чем порода первичная.
        Сопоставив эти цифры, Алексей Богданов пришел к выводу, что сможет извлекать из тонны сырья, от которого все отвернулись, до тридцати франков, перерабатывая за день в два раза большую массу, чем при промывке кварца.
        Практика вполне оправдала его предположения.
        Он запросил и легко получил концессию на вымытую породу, с условием не трогать целинные земли; потом, не мешкая, привез из Европы модернизированную технику. Два его друга стали равноправными акционерами и развернули масштабные работы. Конечно, акционеров-англичан, директоров и рабочих других компаний задела за живое деятельность новичка, презрительно прозванного Тряпичником, Старьевщиком.
        Русский не обращал на это внимания и на первых порах промывал за день до пятидесяти тонн песка и получал прибыль по двадцать пять франков с тонны, иначе говоря, тысячу двести пятьдесят франков за день.
        Через месяц он нанял для земляных работ побольше китайцев, модернизировал технику и начал промывать за день до ста тонн, получая прибыль в тридцать франков, или девяносто тысяч франков за месяц и пятьсот сорок тысяч франков за сто восемьдесят дней, в течение которых шла работа в первый год.
        На следующий год он установил новую дробильню, чтобы перерабатывать за день еще на пятьдесят тонн больше; его компания получила восемьсот пятьдесят тысяч франков за сезон, иначе говоря, пятую часть валового продукта[Note72 - Валовой продукт - совокупная стоимость конечной продукции отраслей материального производства и непроизводственной сферы, выраженная в рыночных ценах.] всей Колумбии в то время.
        Компания процветала до 1885 года, возбуждая зависть и провоцируя желание вступить в соревнование.
        До этого момента «Свободная Россия» лидировала. Но администрация края, недовольная чрезмерными успехами чужака и укреплением, таким образом, иностранного капитала, подстрекаемая (а может быть и подкупленная) конкурирующими фирмами, ввела новые правила для иностранных концессий, так что были поставлены под вопрос не только прибыли «Свободной России», но само ее существование.
        Конечно, несправедливость этого решения была очевидной, но Богданов был не в ладах с законом и не мог обратиться за помощью к своему правительству; на это и рассчитывали противники, надеясь его сломить.
        Верхом беззакония был документ, предлагающий русскому покинуть страну, что шло вразрез с легендарной английской гостеприимностью.
        Этот приказ, лишенный каких бы то ни было оснований и который Алексей легко оспорил бы и перед главным правителем-наместником, и - если понадобилось бы - перед властями метрополии[Note73 - Метрополия - государство, владеющее захваченными им колониями.], был сообщен ему по телеграфу.
        Почему? С какой целью?
        Не теряя ни одного дня, он отправился в Викторию, передав дела Перро, который приехал неделю назад.
        Став внезапно президентом административного совета, у которого в подчинении оказались инженер, директор, механики, мастера, управляющие, Перро не знал, какому святому молиться, чтобы справиться со своими обязанностями. Но двадцатого июня прибыли его племянники, которых он пригласил, когда ситуация еще была неясной, - красивые молодые парни, бесстрашные, гигантского роста, сильные и ловкие, как он, добросердечные, решительные, преданные дядюшке всей душой.
        Старшему, Жану, было девятнадцать лет, второму, Жаку, - восемнадцать, а младшему, Франсуа, только что исполнилось семнадцать. Они, по существу, не вышли еще из подросткового возраста, но для растерявшегося Перро стали ценными и сметливыми помощниками[Note74 - См. роман «Адское ущелье». (Примеч. автора.)].
        Племянники устроились в большом деревянном доме - конторе компании, располагавшейся среди лугов и лесов, всего в двух километрах от Баркервилла. Пообедав, они принялись обсуждать сложившуюся ситуацию.
        Возле дома снуют рабочие, в основном китайцы, курсируют вагонетки, пыхтят паровые машины, гулко, как раскаты дальнего грома, ухает дробильная установка.
        - Итак, дядюшка, - начал Франсуа, - вы нас позвали на помощь, чтобы сохранить прииск?
        - Да.
        - Вы боитесь, что у вас его отберут? - засмеялся молодой человек.
        - Ну да… Для обороны, судя по всему, достанет пока таких бойких парней, как вы, а потом приедут на помощь мои братья - Эсташ и Андре.
        - Вы это серьезно? Кто же позарится на эти отвалы, песок, камни, ручьи, ямы и канавы?
        - Лентяи, завистники, которым не дают покоя успехи «Свободной России». Это настоящий сговор, в ход идут любые махинации, лишь бы отнять у нас дело.
        - Вы много потеряете, дядя?
        - Мои деньги в монреальском банке, вы их сможете взять в случае моей смерти как наследники. Но проблема не только во мне, о себе я бы так не беспокоился. В этом деле заинтересованы мои старые друзья-французы Жюльен де Клене и Жак Арно, а также русский, организовавший эту компанию, - Алексей Богданов. Надо постараться защитить их. А чтобы вознаградить вас за труды, я хочу, чтобы и вам это было выгодно.
        - Выгодно нам?
        - Вы разбогатеете, дорогие мои.
        - Нам нужны были миллионы, чтобы освободить Луи Риля, - серьезно произнес Жан. - Луи Риль сидел в тюрьме в Реджайне, англичане его повесили. А теперь зачем нам деньги?
        - Жан, мальчик мой, ты, как я помню, хотел связать свою судьбу с отважной девушкой, спасшей тебя и мужественно разделавшейся с убийцей твоего отца.
        - Да, дядюшка, - племянник отчаянно покраснел, - мы сыграем свадьбу, как только вы и дядюшки Эсташ и Андре смогут к нам приехать.
        - И ты собираешься завести семью, не имея ни гроша за душой?
        - Но мы будем работать.
        - Конечно, я отпишу часть состояния моей новой племяннице, Эсташ и Андре - тоже. Но дело не в этом. Большие деньги нам нужны, чтобы купить в провинциях Манитоба и Саскачеван земли, которые в концессию нам не хотят отдать. Купить и потом поселить там, в нашей дорогой французской Канаде, французов из старой Франции.
        - Ну, если нужно принести пользу стране, мы готовы стать богатыми. Когда необходимо приступить к делу?
        - Значит, договорились? Пока нет господина Алексея, которой поехал улаживать дела к правителю-наместнику, хозяин здесь я. Будете иметь дело только со мной, но меня надо слушаться. Вы согласны?
        - Конечно, дядя, мы в вашем распоряжении, - радостно ответил и за себя, и за своих братьев старший, Жан. - Честное слово христианина и канадца, будем вам подчиняться.
        - Прекрасно, мальчики. Работа, может быть, будет тяжелой, но моя власть, надеюсь, не станет для вас обременительной.



        ГЛАВА 2


        Племянники дядюшки Перро. - Надо организовать защиту. - Все идет хорошо. - Телеграмма на имя эсквайра[Note75 - Эсквайр (от англ. esquire, лат. scufarius - щитоносец) - почетный титул в Англии и США, разнозначный обращению «джентльмен».]Перро. - Письмо эсквайру Перро. - Щедрость джентльмена. - Перро решает отправиться на охоту на бигорнов. - День получки на прииске. - Напрасное ожидание. - Бунт. - Убит директор.
        В это время еще была жива память о Луи Риле, о его героической попытке освободить своих братьев-метисов - канадских охотников, о его трагической смерти.
        Среди тех, кто рядом с бесстрашным героем участвовал в ожесточенной борьбе, которая завершилась захватом города Батош войсками регулярной армии под предводительством генерала Мидлтона, отличились старик-метис и три его сына.
        В жилах старика текла французская и индейская кровь. Этот человек был потомком отважных нормандских дворян[Note76 - Нормандские дворяне - дворяне, населявшие во Франции провинцию Нормандия, потомки норманнов.], высоко державших знамя с золотой лилией[Note77 - Знамя Золотой лилии - знамя французского королевства.]. Звали его Жан-Жак де Варенн, он приходился дедушкой Жану-Батисту де Варенну, отцу трех молодых людей, племянников Перро. Жан-Жак и его сыновья, осажденные в Батоше, держались до последнего, прикрывая отступление. Старик был убит пулей в спину предателем, открывшим неприятелю город.
        Жан-Батист, которого ласково, по-свойски все звали папаша Батист, умирая, завещал своим сыновья найти дядюшек по материнской линии, трех братьев Перро, давно поселившихся в Британской Колумбии.
        Хотя юноши были достаточно сильными и самостоятельными, чтобы не спасовать перед авантюристами без чести и совести, превратившими нейтральные пограничные земли в свою вотчину, дяди, канадские охотники, выполняя волю усопшего, принялись опекать осиротевших сыновей Жана-Батиста.
        Но молодые люди, с неистовством краснокожих возненавидевшие убийцу своего отца, не могли жить спокойно. Они вынашивали план мщения и одновременно пытались освободить Луи Риля из тюрьмы Риджайны. Повидать дядюшек юноши смогли уже после гибели легендарного борца за права метисов.
        Во всех делах братьям помогал когда-то ими спасенный Боб Кеннеди - ковбой из Америки, остроумный, ловкий на удивление, храбрый до безумия, умевший ценить дружбу и верность. Желая отблагодарить своих спасителей, Боб отправился вслед за ними в Карибу, к дяде Перро. До того, как принять участие в деятельности компании «Свободная Россия», братья Перро промышляли охотой для компании «Гудзонов залив», потом для «Американской меховой компании Святого Людовика», они были настоящими кочевниками, которые могли бы дать сто очков вперед даже Вечному Жиду.
        Имея большую часть года постоянную работу, Жан, Жак и Франсуа начали привыкать к оседлой жизни и редко уезжали дальше чем на сто - сто пятьдесят миль от Карибу.
        Такие дистанции для отважных путешественников по лесам и горам - детская забава.
        Во второй половине года, когда работы на прииске из-за холодов приостанавливались, юноши оставляли всю технику верным людям, а сами отправлялись куда глаза глядят, отдаваясь свободной суровой и прекрасной жизни настоящих охотников, которым необходимы и даль горизонта и волнующие схватки с дикими зверями.
        Братья выбирали в качестве базового центра какое-нибудь селение, реже город, чаще просто что-то вроде хутора, где располагался приемный пункт меховой компании, и лишь для собственного удовольствия совершали радиальные походы.
        На этот раз, то есть в 1885 году, им пришло в голову провести зиму в Камлупсе на реке Томпсон, побродить по горам и долам вплоть до самого начала работ на прииске в мае.
        С американской границы племянники написали дяде письмо на адрес компании «Свободная Россия», но шло оно из-за снежных заносов долго и было доставлено в Баркелвилл с большим опозданием. Канадец уже снялся с места, послание отправилось за ним в Камлупс, но в этот момент Перро гостил у своих старых друзей Медных индейцев, охотясь вместе с ними. Письмо долго ждало его в конторе вместе с десятками других, тоже ему адресованных и сообщавших о разных махинациях, замышляемых против «Свободной России». Охотник получил почту в феврале 1886 года, но, посчитав ситуацию менее тревожной, чем представала она в глазах его друзей, зная к тому же, что с прииском, покрытым в это время трехметровым слоем снега, все равно ничего не сделаешь, отправился к индейцам племени Бобров. А племянникам ответил кратко, но вполне определенно и дружелюбно, назначив встречу в Баркервилле уже независимо от дел - на начало июня 1886 года.
        Кто приедет первым, будет ждать остальных, - уточнялось в письме.
        Будучи человеком и предусмотрительным, и заботливым, дядюшка вложил в конверт чек на тысячу двести пиастров, который мог быть оплачен предъявителю в Монреале, но на всякий случай предупредил об этом своего банкира и с легким сердцем ринулся на покорение трехсот снежных километров, отделявших его от Бобров.
        Мы уже знаем, что, вернувшись в Камлупс, он согласился сопровождать сэра Джорджа Лесли в Карибу, знаем, какие неожиданности ждали их на этом вполне заурядном маршруте.
        Молодые люди давно уже прибыли в Баркервилл, но поскольку дядюшка еще не вернулся, они, чтобы не терять времени, отправились - прогулки ради - на шестьдесят миль к северу, ближе к Оминеке, что неподалеку от реки Лайард.
        Трудно по-настоящему оценить страсть к движению, которая владеет людьми, выросшими среди дикой природы: просторы земли и небо над головой им также необходимы, как еда.
        Братья встретились с дядюшкой в тот момент, когда молодой хозяин Алексей Богданов, едва вернувшись из Сан-Франциско, где провел зиму, получил совершенно непонятный и грубый приказ покинуть страну, оставив концессию.
        Депеша пришла восемь дней назад, с тех пор ситуация стала поспокойнее.
        Городская администрация перестала строить подвохи, вела себя сдержанно, почти приветливо. Если б не отсутствие русского, можно было бы подумать, что вернулись спокойные времена процветания.
        - Считайте, что мы принесли вам удачу, - сказал как-то Франсуа дяде Перро, наблюдая для порядка за работой рабочих-китайцев.
        - Может быть, правитель-наместник понял, что он не прав? Я все время об этом думаю. Этот англичанин ведь брат моего милорда. Помните, я рассказывал об этом чудаковатом аристократе.
        - Из этого вы заключаете, дядя…
        - Мой милорд здесь большой человек - исполняет функции генерального инспектора приисков. Я ему дважды или трижды спасал жизнь; может быть, он вспомнил об этом, переговорил с братом и оттого прекратились безобразия администрации?
        - Чем черт не шутит.
        - Вполне вероятно.
        - Вы, очевидно, правы, - воскликнули молодые люди, уверенные по своей юношеской наивности, что у сэра Лесли пробудилось чувство благодарности. Почему бы нет?
        Именно в этот момент, словно подтверждая самые радужные предположения, появился запыхавшийся почтальон-китаец, прискакавший из Баркервилла на муле, погоняя бедное животное за неимением кнута, наверное собственной косицей, красовавшейся на макушке гонца.
        - Мэтлу Пелло, - доставая из кожаного мешка телеграмму, произнес почтальон, картавя, как и все его соотечественники.
        Перро бросил взгляд на депешу, громко расхохотался, дал китайцу на чай пиастр, и завопил, как ребенок:
        - Ну, обсмеешься! Возьми, Франсуа, прочти вслух это послание. Самое время петь «Мамаша Годишон».
        - Эсквайру Перро, город Баркервилл, Карибу, - прочел юноша.
        - Я - эсквайр? Месье Алексей, обрадовавшись хорошей развязке, захотел повеселиться и со мной пошутить… Продолжай, сынок…

        «Дело улажено. Его Высочество признал наши права, которые не могут быть отторгнуты. Ведите работы, как и раньше. Я остаюсь на десять дней в Виктории, чтобы возобновить контракт. Вернусь около пятнадцатого августа. Не беспокойтесь, все идет хорошо.

        Богданов».
        - Против обыкновения он поставил фамилию, а не имя и не добавил дружеских слов, обращенных ко мне. Но раз все идет хорошо, не будем обращать внимания на мелочи, - отреагировал Перро.
        - Теперь, дядюшка, не придется бодрствовать по ночам и быть все время начеку с заряженным винчестером.
        - Будем надеяться…
        - Так куда лучше!
        - Да уж вдоволь поохотимся, как только завершим дела! Смотрите - кто это?
        - Кто-то на лошади, странно выряженный.
        - Вроде того пуришинеля, которого наш дворянин избыл и швырнул в овраг.
        Это действительно был слуга в ливрее на прекрасной породистой чистокровке. Он проехал, не задерживаясь, мимо китайца, встретившегося по дороге, остановился у главного входа, над которым возвышалась веранда, и смерил высокомерным взглядом Перро, приняв его за слугу. Слуга без ливреи!
        - Эй, что тебе надо, пузырь? - спросил охотник, которому надоело это чванливое молчание.
        Образцовый слуга, услышав презрительное обращение, раскрыл наконец рот:
        - Мэтра Перро. Ему письмо от Его Высочества.
        - Перро - это я. Давай письмо и убирайся, я уже тобой налюбовался.
        Пока канадец разглядывал бегущие в наклон завитками буквы на конверте - надо бы сказать, изысканный почерк, - слуга сделал перед крыльцом полукруг и удалился; на его тщательно выбритом лице ни один мускул не дрогнул.
        - Эсквайру Перро… Что за утро! - разразился смехом Перро. - Опять написано «Эсквайру Перро», вот уж поистине не знаешь, кем станешь!
        Молодые люди, услышав этот раскатистый смех, приблизились, образовав милую семейную группу. Перро вскрыл конверт грубыми, непривычными к бумаге пальцами и начал читать вслух:

        «Господин Перро.

        Десять дней я старался изо всех сил найти и убить бигорна. Их или нет совсем, или люди, нанятые мной, ужасно бестолковы. Все говорят - и в этом трудно усомниться, - что только вы, обладая неоценимым опытом охотника, можете вывести нас на след. Получите авансом тысячу пятьсот фунтов, если согласитесь участвовать в двухнедельном походе по Скалистым горам за животным, о котором я мечтаю. Если эти условия приемлемы, жду вас завтра в девять часов. Сразу отправимся в путь.

        Джордж Лесли,

        генеральный инспектор приисков в Колумбии».
        - Вот уж утро, так утро… Милорд идет на такие траты… - произнес «эсквайр», помолчав немного.
        - Он не жалеет ни денег, ни красивых слов, - заметил Франсуа.
        - Тысяча пятьсот фунтов, или тридцать семь тысяч пятьсот французских франков… Сто фунтов, или две тысячи пятьсот французских франков в день за бигорна, охотиться на которого все равно что выкурить трубку.
        - Вы поедете, дядя?
        - Очень хочется… Подумай, сынок, приданое для твоей невесты, заработанное всего за две недели.
        - А как же прииск?
        - Ну поскольку нас оставили в покое и месье Алексей пишет, что дело улажено… А вы приглядите за работами, пока я буду с милордом.
        - Это, конечно, можно, но не кажется ли вам, что такой переход от крайнего беспокойства к полному доверию…
        - Ты осторожен, сынок, это мне нравится! Но вы, мальчики, наверное, заметили, что англичанин добавил свой титул: генеральный инспектор приисков в провинции Колумбия. Как будто хочет сказать мне: «Знаешь, охотник, я тут главный, и лучше со мной дружить». Да и потом, пятнадцать дней - это не вечность, убьем это рогатое парнокопытное и, добавив к тридцати семи тысячам пятистам франкам, выданным авансом, всего двенадцать тысяч пятьсот франков, получим кругленькую сумму в пятьдесят тысяч, которую так хочется подарить моей будущей племяннице.
        - Действительно, дело кажется выгодным, - соглашается Жак, а Жан, не совсем убежденный, задумчиво молчит.
        Перро, чей аппетит за полгода на вольном воздухе разыгрался, приводит все новые доводы, словно школьник, откладывающий фатальный[Note78 - Фатальный - роковой, неотвратимый, неизбежный.] день возвращения в школу.
        - Директор опытный, мастера тоже. Рабочие наняты, выработка началась еще пятнадцатого. Вам нужно будет лишь присматривать за налаженным делом, дожидаясь моего возвращения. В большом сейфе есть кругленькая сумма золотом для оплаты работ и мелкие деньги. Вот один из ключей, второй у директора, он вам даст его по моей записке, которую сейчас же напишу, и научит, как ими пользоваться.
        Похоже, Перро даже не ставит под сомнение свой отъезд вместе с сэром Джорджем.
        Для него этот вопрос решенный. Он поедет и поможет англичанину убить бигорна.
        Вторую половину дня дядя дает молодым людям разные практические советы: если учесть, что ситуация выправилась, все сводится к формальному контролю, а главное - вокруг должны видеть, что акционеры на месте.
        Утром двадцать девятого июня Перро натер жиром лучшую пару мокасин[Note79 - Мокасины - у индейцев Северной Америки мягкая обувь, сшитая из одного или трех кусков кожи, без твердой подошвы, украшенная орнаментом.], наполнил патронташ, смазал ствол старенького шарпа, положил в рюкзак все необходимое и, тепло попрощавшись с племянниками, отправился к сэру Джорджу Лесли.
        Два часа спустя канадец и Джордж Лесли, сопровождаемый его новым лакеем, новым кучером и незаменимым Ли, покинули Баркервилл. Маленький отряд двинулся к северу, к лесистому и совершенно дикому плато, расположенному между Медвежьей и Ивовой реками - двумя основными левыми притоками верховья Фрейзер.
        Как и обещал, наш джентльмен вручил проводнику билеты английского банка на оговоренную сумму. Перро тут же передал деньги трем братьям, провожавшим его до Баркервилла.
        По возвращении в «Свободную Россию» приданое для будущей жены Жана молодые люди спрятали в сейф, настоящую стальную крепость, способную выдержать любую атаку.
        Все было спокойно.
        Два дня пробежали без неожиданностей. Добыча шла на полную мощность, металл прибывал в изобилии. Настал день зарплаты, первое июля.
        Триста рабочих - землекопов, погонщиков мулов, грузчиков, механиков, мастеров, - триста человек со всего света - китайцев, американцев из Северной и Южной Америки, ирландцев, итальянцев, англичан, людей без роду-племени, столпилось у окошечка кассы. Время идет. Уже восемь часов, более двух часов, как они ждут. Директор, друг Алексея Богданова, тоже русский, точность которого вошла в пословицу, почему-то не появляется.
        Это очень странно и уже выводит собравшихся из себя; они громко, на разные голоса, прибавляя ругательства, зовут господина Ивана.
        Им должны заплатить за пятнадцать дней по семьдесят пять франков, в среднем по пиастру за день. Это не шутка - пятнадцать дней работы, как при сухом законе: компания их неплохо кормит, но очень строга в отношении крепких напитков.
        А такие бесшабашные молодцы всегда испытывают жажду выпить.
        Поэтому день зарплаты превращается в нерабочий день, в сплошную оргию; трактирщики открывают этому люду свои погреба.
        - Господин Иван! Господин Иван! Где этот хитрюга директор? Он что, сбежал с кассой? Эй, господин Иван, мы хорошие парни, но наше горло, разъеденное сланцевой пылью, пересохло, пора его промыть спасительным спиртом. Давай, проклятый волчий сын, давай наши пиастры. Ты что, не знаешь, что такое ждать?
        Шум нарастал, алчущие сначала толкались, смеясь, потом потеряли терпение, извлекли из-под лохмотьев револьверы и начали стрелять по окнам.
        Жан, Жак и Франсуа, еще не столько напуганные, сколько недовольные этим шумом, не знают, что и думать, и не могут вмешаться. Молодых людей рабочие не знают, значит, авторитета у них никакого.
        - Нет, правда, - задает вопрос Жан, - почему месье Ивана не видно с вечера вчерашнего дня? С десяти часов…
        - Мы выпили с ним грогу, он пошел к себе с трубкой в зубах, и вот с того момента…
        - Черт возьми, - воскликнул Жак, - поднимемся же к нему на второй этаж, всего-то двадцать ступенек…
        - И давайте поосторожнее, чтобы нам не выбили глаз, эти идиоты принимают окна за мишени и готовят много работы баркервиллским стекольщикам.
        Жан осторожно постучал в дверь; не получив ответа, постучал сильнее. Опять тишина.
        Франсуа наклонился, чтобы заглянуть в замочную скважину, и увидел между двумя половицами паркета прямо под дверью черноватую жидкость.
        - Смотрите-ка, братцы, - произнес он тихо с сжавшимся сердцем, - можно подумать, кровь…
        - Это и правда кровь!
        - Ломаем дверь!
        Тяжелая кедровая дверь, которую не одолеть и четверым, легко подалась под ударами Жана.
        Глазам юных охотников открылось чудовищное зрелище.
        Директор лежал на своей кровати с перерезанным - от уха до уха - горлом, простыни были алы от крови.
        Чудовищная рана рассекла шею месье Ивана так, что голова держалась только на шейных позвонках.
        На полу - бритвенное зазубренное лезвие. В печи - пепел, оставшийся от сожженных бумаг. Ящик бюро выдвинут, многочисленные папки с бумагами, которые братьям показывал Перро, исчезли.
        - Месье Иван умер, - произнес Франсуа.
        - Убит, - сказал Жан.
        - Ты думаешь? - спросил Жак.



        ГЛАВА 3


        Появление Рыжего Билла. - Два часа ожидания. - У Сэма-Отравителя. - Неожиданный кредит. - Денег нет. - Безумная ярость толпы. - Предательство. - Рыжий Билл пойман в лассо[Note80 - Лассо - аркан со скользящей петлей для ловли животных.]. - Лохмотья. - Ключи от сейфа. - «Убийца - вы».
        Страшная новость о зверском убийстве директора взволновала всех работающих на прииске.
        Но поскольку эти авантюристы привыкли к виду трупов, то волнение было недолгим.
        - Ну, пусть Иван умер. Тем хуже для него. Все равно пора платить. Компания нам задолжала. Мы две недели работали бесплатно, превозмогая жажду. Давайте наши деньги.
        - Но ключ от сейфа исчез, - сообщает приказчик.
        - Это не причина, - вопит оратор в огромной фетровой шляпе с рыжей окладистой бородой, - наверняка есть запасной.
        - Но нужно именно два ключа - один без другого не действует, - жалобно ноет приказчик, начиная дрожать от страха.
        - Покажите нам сейф, мы его быстро откроем!
        - Денег, денег! - орет на разные голоса беснующаяся толпа, скандируя во все горло одно только слово.
        - Подождите немного.
        - Где Перро, человек-бизон?
        - Уехал с милордом.
        - Перро - бессердечный человек, если оставил нас без гроша.
        - Спалим его дом, пусть потом разбираются!
        - Но кто-нибудь заменяет Перро? - кричит человек с рыжей бородой.
        - Его племянники.
        - Где они? Что они, струсили? Прячутся как мокрые курицы?
        Вынужденные вмешаться, молодые люди, сохраняя спокойствие перед лицом разбушевавшейся толпы, выходят из комнаты на веранду и смотрят сверху на этих людей, столь к ним непочтительных.
        - Говорят, мы струсили, прячемся, - громко произнес Жан, перекрывая шум. - Кто это сказал?
        - Ладно, видим, что не прячетесь, не струсили, - откликнулся бородатый оратор. - Но поскольку вы здесь за дирекцию, платите сами или прикажите кому следует, чтобы нам заплатили.
        - Хорошо! Прекрасный ответ, Рыжий Билл.
        - Я пытался открыть кассу.
        - И что?
        - Невозможно. Замок открывается с помощью двух разных ключей, а ключ директора, как вам сказали, исчез.
        - Ну, это сказки для глупеньких, - кричит Рыжий Билл, решивший, видно, возглавить этот бунт.
        - Да, да, Рыжий Билл прав!
        - Хватит болтать! К действию! Дом на слом, давайте сейф!
        - Но когда вы все разрушите, разграбите, пропьете, - говорит Жан, - вы что, будете ближе к цели? Кто даст вам завтра работу, которую компания всегда своим рабочим гарантирует?
        - Ишь ты, молокосос, какой адвокат нашелся!
        - Проповедь тут читает!
        - Нам нужен тот, у кого денежки!
        - Подождите немного, - продолжает молодой человек, становясь все увереннее по мере того, как опасность нарастает.
        - Чего ждать-то?
        - До нынешнего дня «Свободная Россия», верная своим обязательствам, не разорила еще ни одного из своих работников. Я уверен, что компания имеет в Баркервилле открытый кредит. Дайте мне возможность переговорить с банкирами, которые знают ситуацию. Сколько мы вам должны? Ваша зарплата за пятнадцать дней - приблизительно двадцать пять тысяч франков, я их раздобуду.
        - Это все пока лишь обещания. Сколько тебе нужно времени?
        - Два часа.
        - Даем тебе два часа. А когда истечет срок, все здесь переломаем. Если не принесешь нашу зарплату, пеняй на себя!
        - Молокосос над нами издевается, друзья, - кричит Рыжий Билл, - он вернется без гроша и обведет нас вокруг пальца!
        - В сейфе есть восемь тысяч пиастров, принадлежащих нам. Если дверцу откроем, я их вам отдам.
        - Давай болтай больше! - бурчит Рыжий Билл. - Хочешь выиграть время и победить нас, но поживем - увидим… Я ухожу к Сэму-Отравителю. Мне пора выпить «сока тарантула». Ко дню получки трактирщик наверняка все приготовил.
        - Рыжий прав, идем к Сэму! Пошли, время быстрее пролетит.
        - Ты думаешь, Сэм-Отравитель даст нам в долг?
        - Долг будет за компанией!
        Против всякого ожидания трактирщик, так звучно прозванный Отравителем, широко открыл и двери трактира, и кредит…
        На памяти завсегдатаев салуна такой ласковой встречи еще никогда не было. Хозяин обычно бывал очень строг и немногословен даже с клиентами денежными и уж совсем не разговаривал с голытьбой.
        Еще удивительнее, что Сэм соблаговолил растянуть в подобие улыбки рот, обнажив почерневшие зубы, торчащие из десен как глиняные горшки на заборе.
        И, наконец, что уж совсем поразительно, он лично потчует всех закуской и самыми сильными напитками.
        Трактир переполнен, рядом на деревянном тротуаре временно в беспорядке расставлены столы, скамейки, ящики, пустые бочки.
        Китайцы, чья жадность соперничает с трезвостью, видя, что странным образом нарушено правило и - может быть единственный раз в жизни - выпить дают бесплатно, тоже приблизились, протиснув свои курносые, желтые лица между сильными, едва прикрытыми лохмотьями торсами искателей приключений, и с удовольствием прикладываются к бутылкам.
        Может ли трактирщик отличить среди этих нахальных посетителей своих от чужих? Маловероятно. Все китайцы на одно лицо, и всех их, оказывается, звать Ли.
        Но Сэму все это безразлично, он наливает, ничего не спрашивая, не считая, не глядя…
        Кто же все это оплатит?
        Веселье постепенно набирает силу - кругом шум, разговоры, крики. Все смеются, вопят, сыплют ругательствами, громко аплодируют китайцу, который, упившись, падает замертво. Самые отчаянные выпивохи ставят пари, их с энтузиазмом поддерживают, вовсю обсуждаются шансы сторон, спорщики постепенно забывают и про компанию «Свободная Россия», и про зловещую смерть директора, и про закрытый сейф, и про зарплату.
        Какое это имеет значение сейчас, когда пить можно вдоволь, когда начинается настоящее веселье под покровительственным взглядом Сэма: тот видит, как швыряют, бьют посуду, и ограничивается лишь легким «уф!». И это он, который раньше из-за одного разбитого стакана готов был схватиться за пистолет!
        Два часа, данные Жану, тем временем истекли. А разгулявшиеся клиенты не думают ни о чем и с удовольствием продолжают щедрую бесплатную трапезу.
        Кто-то напоминает:
        - А как там с деньгами? Метис, наверное, уже вернулся из Баркервилла?
        Это, кажется, опять Рыжий Билл. Да, он самый.
        Ему кричат:
        - А, брось торопиться. Ведь мы можем пить сколько хотим…
        - Пить - это хорошо. - Рыжий Билл встает на табурет, окидывая взглядом шумящий зал. - Но праздник не будет полным, пока мы не сыграем партию в покер, правда?
        - Давай поиграем…
        - Но для игры нужны деньги. Да и Сэм больше не собирается нам наливать, не видя цвета наших пиастров.
        - Да, да, - обменявшись быстрым взглядом с Биллом, кивает головой трактирщик.
        - Что, не дают больше в долг?
        - Кончился кредит, - рычит Сэм, - пока вам не заплатили деньги, а там посмотрим. Давайте, друзья, заставьте платить этих богачей, чтобы они не мучили хороших парней!
        - Дай еще выпить!
        - Нет, больше ни капли! Идите за вашей зарплатой!
        Настаивать, когда Сэм ставит ультиматум, бессмысленно. Все это знают и никто не возражает. Трактир мгновенно пустеет, но все надеются быстро вернуться обратно, веселье в самом разгаре.
        Толпа золотоискателей, еще более возбужденная, чем утром, во второй раз собралась у окна кассы и встречает градом ругательств приказчика, который решился сказать несколько слов.
        Стоящие поближе его услышали; те, кто был далеко, ухватили обрывки фраз.
        - Что? Нет денег? Еще ждать? Приступать к работе?
        - Ах ты, сучий сын! Обманщик! Убийца! Вор! Скальп с тебя снять!
        Неожиданно для себя Жан встретил у банкиров Баркервилла прием весьма холодный и получил твердый отказ, хотя сумма гарантии под имущество «Свободной России» в сотню раз превышала кредит.
        Напрасно он приводил серьезные аргументы: исключительный случай, деньги в сейфе, но недоступны, директор убит, рабочие бунтуют. Все бесполезно.
        Похоже, был отдан какой-то приказ, и каждый демонстрировал полное равнодушие к просьбам представителя «Свободной России», даже шериф, который пожал плечами, узнав про убийство - он слушал, посвистывая, взволнованный рассказ молодого человека. Жан вернулся обескураженным, в груди бушевала буря, брови его были сведены, ноздри подрагивали, но голос казался спокойным:
        - Думаю, дядя Перро напрасно пошел на охоту за бигорном. Как он нужен сейчас, чтобы отбить готовящуюся атаку!
        - Да, рабочие, кажется, переходят в наступление, хотят завладеть сейфом.
        - Мы его защитим, - заявил Франсуа.
        - Конечно, - согласились два старших брата.
        - Есть полдюжины винчестеров, сотня патронташей, а их только триста.
        - Но придется убивать…
        - Черт возьми, они нас сами вынуждают. Не отдавать же себя на растерзание.
        - Вот именно.
        Атака началась. Со всех сторон летят камни, разнося вдребезги окна - стекла градом сыплются в комнаты.
        - Хорошо ли закрыты двери? - спрашивает Жак.
        - Я их закрыл на засов.
        - Слуги все снаружи, орут вместе с толпой. Только приказчик внизу.
        - Ты, Франсуа, - говорит Жан, - спустись, принеси боеприпасы и вместе с приказчиком иди в комнату бедного месье Ивана: оттуда хорошо просматривается вся долина, - окна выходят на две стороны. А я обойду дом, проверю, все ли закрыто, и вернусь.
        Снаружи доносится адский шум. Вопли, пьяные угрозы, проклятия. К гулкому шуму камней, бросаемых со всего размаху по деревянным панелям стен, прибавился звук выстрелов.
        Жан, вернувшись, присоединяется к братьям и приказчику. Здесь же по-прежнему лежит изуродованный труп несчастного директора.
        Ружья все заряжены. Шесть винчестеров с автоматическим перезарядом и магазином на семьдесят два патрона. Отважные стрелки готовы открыть беглый огонь. Но они ответят только в крайнем случае, в момент смертельной опасности.
        Жан хочет вступить с нападающими в переговоры. Он храбро подходит к окну, открывает его, наклоняется вниз и произносит несколько слов. В ответ - гром проклятий. На него нацелена сотня револьверов. Поскольку он безоружен, то пьяные - из благородства, которое сохраняют даже самые опустившиеся, - не открывают стрельбы. Отважный юноша только что приказал своим братьям и приказчикам:
        - Ни в коем случае не стреляйте. Если откроем огонь, примирение станет невозможным.
        Словно для ответа Жану от толпы отделяется человек. Это опять Рыжий Билл, который повсюду лезет на рожон - то и дело подначивает товарищей, все время демонстрирует свою агрессивность.
        До стены осталось не больше пяти шагов, и тут «парламентер» быстрым движением выхватывает пистолет и подло стреляет в Жана.
        Будь на этом месте кто-нибудь другой, а не предусмотрительный метис, смерть была бы неизбежной. Но Жан все видит, большой опыт, приобретенный им в разных переделках, научил охотника быть бдительным перед лицом возможного предательства. Он мгновенно отскакивает от окна, и пуля, только задев его кожаную куртку, вонзается в плоть дерева.
        В тот же самый момент Рыжий Билл, не видя из-за дыма, что же происходит у окна, вдруг слышит резкий свист, и его шею охватывает крепкая петля; с необоримой силой его тянут вверх до самого подоконника, где громилу подхватывают сильные руки, хватают за бороду и швыряют полузадушенного на пол.
        Грубая разгулявшаяся толпа разражается хохотом при виде этого похищения - смелого, ловкого и смешного.
        Видеть, как странно извивается Рыжий Билл в петле лассо, мастерски наброшенного на него Франсуа, - достаточный повод для вспышки бурного веселья.
        В мгновение ока злобный, исходящий пеной детина связан как сосиска и не может сделать ни одного движения. Франсуа, обрадованный удачной операцией, поднимает тяжеленного пленника на руки и, поднеся к окну, кричит насмешливо:
        - Это заложник. Если будете стрелять, сразу раскрою ему голову.
        Два часа толпа была равнодушна к Рыжему Биллу. Это плохой работник, грубиян, задира, пьяница, его побаивались из-за силы, но не любили.
        Но сейчас, когда он возглавил бунт и устроил попойку в трактире, бунтари принимают его сторону - то ли из благодарности за набитый желудок, то ли чувствуя за ним какую-то тайную власть, которой подчинился даже Сэм-Отравитель.
        - Ладно, ладно, - раздаются хриплые голоса, - не убивайте его, может быть, удастся сговориться.
        - Сговориться можно совсем просто, - отвечает Франсуа. - Принимайтесь за работу и дайте нам необходимое время, чтобы найти способ, как заплатить вам.
        У ошеломленного Рыжего Билла взгляд попавшего в западню зверя; он трусливо, как часто случается с зачинщиками подлых дел, пытается вступить в переговоры, словно и не замышлял предательства.
        - Не сердитесь на меня, мальчики, если я только что погорячился. «Сок тарантула» ударил в голову. Когда выпьешь, часто делаешь не то, что хочешь.
        - Вот именно, - произнес Жан. - Вы хотели меня убить. Хорошо, что я был начеку, ожидая возможного предательства. Я не питаю к вам никакой злобы и, если бы ваша жизнь не была сейчас залогом нашей, отпустил бы подобру-поздорову на все четыре стороны.
        - Честное слово, вы настоящий джентльмен. Если я осмелился…
        - Комплименты ни к чему. Если бы вы осмелились что?
        - Попросить вас немного ослабить лассо, оно меня душит. Я не собираюсь бежать, да, впрочем, это и невозможно - со второго этажа да под вашим присмотром.
        - Если только за этим дело, пожалуйста, - говорит метис, ослабляя петлю и предоставляя прохвосту некоторую свободу.
        Рыжий Билл расправляет затекшие члены, потягивается с видимым удовольствием, поигрывая своей мощной мускулатурой.
        При резких движениях дыры на его лохмотьях расширяются, по ним можно изучать законы износа долго служившей одежды.
        Впрочем, мрачное тряпье, пропитанное грязью и смазочным маслом, истончившееся от постоянного контакта с кварцем и сланцем, с машинами и инструментами, не является только его привилегией.
        Товарищи Рыжего Билла тоже не заботятся о своем гардеробе, считая любое внимание к собственной внешности совершенно излишним; их правило
        - лишь бы никого не шокировать. Но и оно выдерживается далеко не всегда, что, впрочем, не мешает этим малым быть о себе очень высокого мнения, как и положено прожигателям жизни без всяких предрассудков… Компании любят заключать соглашения с такими субъектами.
        Но на этот раз изношенность костюма сыграла с Рыжим Биллом злую шутку, на что он совсем не рассчитывал.
        Из одной прорехи, поблескивая серебром, выпал металлический предмет, прошуршал по штанам и соскользнул с сухим стуком на пол красного дерева.
        Оказалось, это связка из трех ключей, совсем маленьких, с весьма хитрой резьбой.
        Тут пленник, при всей своей наглой самоуверенности, вдруг страшно побледнел и глазами загнанного зверя уставился на постель, где лежал убитый директор.
        Жан поднимает ключи, вытаскивает из кармана другие, которые дал ему дядя, сравнивает, убеждается в их полной схожести и произносит изменившимся голосом:
        - Это ключи от сейфа, они украдены у месье Ивана убийцей. Значит, убийца - вы!



        ГЛАВА 4


        Счастье улыбнулось сэру Джорджу. - Почему Перро стал добрее. - Его Высочество любит все новое. - Глухарь. - Бигорну нравится свинячий хлеб. - Ленточная буря. - В эпицентре. - Озон. - Катастрофа.
        Сэр Джордж Лесли выехал из Баркервилла в отличном настроении, Перро пообещал ему добраться до заповедника и найти бигорнов.
        Наш джентльмен так и сияет, и для этого достаточно оснований. Во-первых, в столице провинции Карибу продолжалась его шахматная партия с Эндрю Вулфом: сэр Лесли посылал в Англию депешу за депешей. Для Вулфа и для всех, кто на него поставил, дела идут плохо. Он только что отдал свою черную ладью, красиво снятую белым офицером сэра Джорджа. Последняя депеша сообщала, что черному королю шах.
        Во-вторых, пришло известие, что члены клуба уже прослышали о добытых сэром Лесли необычайно интересных документах, касающихся антропофагов, и готовятся встретить «замечательного исследователя» самым торжественным образом.
        К тому же много приятных сведений поступало от брата: при каждом новом письме от правителя-наместника Его Высочество так энергично потирал руки, что того и гляди мог содрать на ладонях кожу.
        Настроение поднялось и после тайных переговоров с важными персонами провинции, а также с некоторыми авторитетными банкирами. Инспектор края был вполне удовлетворен.
        Слуг при нем стало меньше, а дела идут лучше. Нет больше ни лошадей, ни повозок, а главное, нет носильщиков. Эти прохвосты так варварски обошлись с его париком и вставной челюстью!..
        Впрочем, поскольку в горах нет хороших дорог, повозки и не прошли бы. Небольшая палатка, провиант, оружие, посуда, одежда - все это разместилось на спинах шести мулов. Еще четверо животных везут участников экспедиции: его превосходительство, лакея, кучера и повара-китайца. Растянувшись цепочкой, они следуют за гигантом канадцем, который, с детства презирая такой способ передвижения, шагает столь ретиво, что грозит загнать свой отряд.
        Удивительно, но на этот раз заносчивость англичанина чувствуется гораздо меньше, он стал человечнее. Не со слугами, правда, а только с Перро.
        Когда джентльмену хочется размять ноги, он соскакивает с мула и, догнав неутомимого канадца, с удовольствием беседует с ним, интересуясь жизнью Перро, его давнишними приключениями, охотничьими подвигами и даже делами компании «Свободная Россия». Побудив отважного метиса рассказать о своей встрече с графом Жюльеном де Клене, Жаком Арно и Алексеем Богдановым (чьи похождения описаны в книге «Из Парижа в Бразилию по суше»), сэр Джордж, специально этого не добиваясь и не показывая своей заинтересованности в сведениях такого рода, получил полную информацию о друзьях проводника. Какие похвалы расточал им Перро, как высоко оценивал нравственные принципы, мужество, деловые качества товарищей!
        Он больше не сторонится англичанина, не отвечает ему, как раньше, грубостями за неточное выполнение условии договора, не ворчит на него и с удовольствием поддерживает беседу.
        Перро начал привязываться к своему спутнику именно потому, что оказал ему серьезные услуги - да еще какие!
        Первый раз в жизни он решил добиться расположения официального лица - генерального инспектора приисков. Конечно, не ради личного интереса, а ради дорогих друзей, доверивших ему часть своего состояния.
        Все это накладывало отпечаток на отношения метиса с аристократом, настроение которого все поднималось. Вот уже несколько дней он резво, как юноша, карабкался по склонам скалистого хребта, зажатого с двух сторон притоками Фрейзер - реками Медвежьей и Ивовой. Маленький отряд, несмотря на трудную дорогу, преодолевал ежедневно по тридцать пять-сорок километров. По излюбленному выражению канадца, шли «от зари до зари», делая небольшой привал в полдень.
        У подножья гор стояла удушливая жара, при подъеме же благодаря освежающему юго-западному ветру стало дышаться легче.
        От самого Баркервилла местность была абсолютно пустынной - ни следов животных, ни признаков пребывания, пусть даже давнишних, индейцев.
        Сэру Джорджу такая уединенность нравится; время от времени, когда открывается красивая панорама[Note81 - Панорама - вид местности, открывающийся обычно с высоты.] - а их много в Скалистых горах, - он останавливается, наводит объектив и делает снимок за снимком.
        Не потому, что англичанин очарован этим краем, а потому, что хочет привезти фотографии мест, где никогда не ступала нога человека; здесь царство оленей-карибу и наверняка бигорнов.
        Сэр Лесли, как и многие другие, обожает быть первопроходцем.
        Отряд движется к северу, вернее к северо-западу, строго по хребту между пятьдесят третьей и пятьдесят четвертой параллелью по сто двадцать первому - сто двадцать второму меридиану западнее Гринвича. На второй день - остановка на горном склоне, в красивом сосновом бору, где деревья до восьмидесяти метров высотой.
        С восходом солнца экспедиция снимается и продолжает путь. Перро терпеть не может промедления, день обещает быть тяжелым, значит, времени терять нельзя.
        Группа идет в ритме, привычном для мулов, по еле заметным тропкам, словно чудом удерживающимся на головокружительных откосах. Глаз с трудом различает эту дорожку, едва хватает места для копыт мула.
        Слуги - все трое - закрывают от страха глаза и по настоятельному совету Перро отпускают поводья, полагаясь на инстинкт животных.
        Сэр Джордж спешился и идет непосредственно за канадцем, ведя своего мула за собой.
        Справа и слева вдоль горного хребта, по склонам ущелий, на ровных площадках в гордом неотразимом величии вздымают вверх гигантские кроны великолепные представители местной флоры[Note82 - Флора - растения данной местности.] - сосна Дугласа и сосна Орегоны, пихты Мензи и Энгельмана, серебристая ель, сосна белая, западный кедр, кедр виргинский, кипарис желтый, сосна красная и многие другие. Они группируются на склонах и равнинах, являя глазу пятна разных оттенков, окруженные серебристыми стволами и нежно-зеленой листвой западной березы.
        То тут, то там породы меняются, появляются заросли виноградного клена, осиновые рощицы, массивы гигантских дубов, в них вклиниваются отдельные, но мощные экземпляры диких яблонь, кизила, рябины, боярышника, привлекающие к себе множество пернатых; обилие дичи здесь могло бы поразить воображение и совсем невпечатлительного охотника.
        Сэр Джордж не мог удержаться и извлек из футляра роскошное ружье с автоматическим сбросом гильз, надеясь пострелять лесных курочек, бекасов, глухарей, куропаток, взлетающих прямо из-под ног. Не объясняя почему, Перро категорически воспротивился такой бойне. Сэр Джордж заспорил, требуя, чтобы ему изложили хотя бы причину запрета.
        В этот момент, оглушительно хлопая крыльями, взлетел тетерев не меньше двенадцати-пятнадцати килограммов, наш джентльмен, почти против воли, вскинул ружье, нажал курок, и величественная птица упала камнем.
        Звук выстрела раскатился по округе длинными руладами, сэр Джордж ждал похвалы, но Перро, пройдя еще шагов двадцать пять, повернулся, пожал плечами и сказал:
        - А я думал, месье, что вы охотитесь на бигорна.
        - Конечно, Перро, но ведь тут - такой тетерев.
        - Да, из этой птицы получится приличное жаркое, но обойтись оно может очень дорого.
        - В каком смысле?
        - Черт возьми! Видите, по этой еле различимой тропке с трудом идут мулы, несмотря на их осторожность и привычку.
        - Ну и что?
        - А вы задумывались кто из людей, животных вот так пробил ее по скалам, по мху, по траве, по выступающим из-под земли корням?
        - Нет, никогда…
        - Так вот, месье, по этой тропе каждый год в течение месяца с середины июня до середины июля ходят дикие животные, которые пасутся на лугах, едва с них сойдет снег, отыскивая растение, которое они обожают. У этого растения мелкие трехцветные цветочки - белые, розовые, красные, темно-зеленые листья в белых точечках и - любимое лакомство кабанов - мясистый корень, который часто именуют «свинячим хлебом».
        - Расскажите, расскажите, Перро вы всегда сообщаете что-нибудь новенькое и интересное, - сказал Его Высочество, пытаясь определить вес тетерева, - на замечательный трофей с восхищением смотрели слуги.
        - Так вот, - продолжал метис, - не только кабаны любят это растение. К нему неравнодушны и бигорны. Вы слышите? Бигорны!
        - Вот тебе на! Надо было раньше сказать, я воздержался бы от выстрела.
        - Который загнал их к черту на кулички!
        - А они что, были близко?
        - Все может быть, я не решился бы это отрицать. Про бигорнов, которые хитрее любых других животных, никогда ничего определенно не скажешь: у них глаза рыси, ноги оленя-карибу, нос гончей, хитрость лисы…
        - Я уже сожалею об этом злосчастном выстреле.
        - Да и помимо бигорна есть причина не стрелять здесь без крайней необходимости: на склонах гор лежат снега, и раскатистое эхо выстрела может вызвать оползни.
        - Все-таки надеюсь, что ничего непоправимого не случилось и мы скоро достигнем мест, облюбованных этими дьявольскими созданиями.
        - Но мы ведь уже на их территории, и, возможно, сегодня к вечеру…
        - Сегодня? И вы не предупредили меня?
        - Зачем возбуждать мозг, предвосхищая событие, которое зависит от множества случайностей? Кстати, я, кажется, ошибся в предсказании сроков нашей встречи с бигорнами. Она состоится не сегодня.
        - Почему не сегодня?
        - Можете смеяться, если хотите, но я чую бурю.
        - Что вы хотите сказать?
        - Только то, что в воздухе появился странный запах, значит, скоро быть буре.
        - Я тоже чувствую какой-то запах, такой воздух бывает сразу после разряда молнии.
        - Вот именно, так «пахнут» раскаты грома.
        - А, отгадал, это озон. Здесь его, видно, необычайно много.
        - Да, и, похоже, ленточная буря приближается.
        - Ленточная буря?
        - Она распространяется узкой полосой, и чаще всего вдоль реки, текущей в ущелье. Справа и слева от русла относительно спокойно, а в ущелье ужас что творится.
        - А мы как раз находимся в долине Ивовой реки.
        - Иначе говоря, буря идет прямо на нас.
        По дну каньона, шириной не больше километра, несут свои прозрачные воды Виллоу-Ривер (Ивовая река) - мгновенные перемены погоды поразительны.
        Белесый прозрачный туман струится над водной поверхностью и, прижимаясь к высоким берегам, делает все более плотным воздух ущелья, потом поднимается все выше, ложится на деревья, скалы, причудливо меняя их очертания.
        Похоже, будто какой-то эфир - легче воды, но тяжелее воздуха - наполняет долину и начинает движение с юга на север под порывами крепчающего ветра.
        В глубине каньона река кажется свинцовой, кроны деревьев образуют пятна цвета позеленевшей от времени бронзы, а над ними возвышаются, словно призраки, крепкие белые стволы берез.
        Охотники переглянулись, их лица кажутся мертвенно-бледными в этом словно закопченном воздухе. В небе горит красное солнце, не обрамленное лучами, но достаточно горячее, жара становится невыносимой.
        Мулы, почуяв приближение урагана, сбились в кучу на широком выступе, где сэр Джордж только что убил тетерева.
        Не прошло еще и двадцати минут.
        Перро принюхивается и говорит:
        - Плохо нам придется. Еще есть полчаса, потом начнется дьявольская пляска.
        - Надо поискать укрытие, - советует джентльмен.
        - Лучше останемся на открытом месте. Буря сломает, как спички, эти красавцы деревья, и они раздавят нас, как улиток. А грота на расстоянии мили нет.
        - Что же делать?
        - Остаемся здесь, ляжем ничком на землю, чтобы нас не унес ветер, мулов же всех вместе крепко свяжем сбруей.
        - Не разгружая?
        - Ни в коем случае. Вещи, накрепко притороченные к спинам животных, составят с ними одно целое, особенно если мулы между собой будут тоже связаны - возможно, так удастся хоть что-то спасти.
        Туман становится все плотнее, скрывает реку, укутывает деревья и скалы, меняя их очертания. В долине поднимается ветер, он становится все сильнее, рычит, как зверь, перетряхивая темные тучи, в которых то там, то сям сверкают быстрые, раскалывающие небо молнии. Уже все как в сумерках. Туман, сначала белесый, с мертвенно-синеватым оттенком, - люди еще видят друг друга, - скоро становится совсем плотным, чернильного цвета. Он накрывает все тяжелыми облаками, словно дымом из заводской трубы.
        Китаец Ли, вдавливая себя в землю, воет от страха.
        Лакей и кучер стучат зубами как кастаньетами[Note83 - Кастаньеты - ударный музыкальный инструмент, состоящий из двух деревянных или пластмассовых пластинок в форме раковин и употребляемый для ритмического прищелкивания (ударами пальцев по пластинкам) во время исполнения танца.].
        Сэр Джордж и Перро сохраняют спокойствие - мужественное смирение по-настоящему сильных людей перед лицом беспощадной стихии.
        Слепящая молния прорезала толщу тумана, и тут же раздался оглушительный гром.
        Наши путешественники, ослепленные, оглушенные, помимо своей воли вскакивают и снова падают, отброшенные воздушной волной невиданной силы.
        Буря нарастает, смешивая все воедино - ураган, гром, молнии, кажется, эта часть Скалистых гор вот-вот будет уничтожена.
        Воздух до такой степени заряжен электричеством, что люди чувствуют, как на их головах шевелятся и потрескивают волосы, высекая крохотные искры. Озона в атмосфере огромное количество, его запах столь пронзителен, что путешественники дышат прерывисто, будто задыхаясь.
        Земля под ними дрожит, качается, треск падающих деревьев сливается с беспрерывными громовыми раскатами; охотники словно вдавленные в землю великой тяжестью, упавшей из облака, лежат ничком.
        Слышны приглушенные стоны, но за последним взрывом бури наступает мертвящая тишина…



        ГЛАВА 5


        Заработная плата. - Билла надо отдать под суд. - Оргия продолжается. - Оригинальная дуэль. - Две бочки пороха. - Одновременный финиш. - Тревога. - Ни Жак, ни Жан не вернулись. - Похороны жертвы. - Угроза, нависшая над Франсуа. - Взорванный сейф. - Украдены документы и ценности.
        Можно вообразить себе удивление и негодование братьев, получивших неопровержимое доказательство виновности Рыжего Билла.
        Когда Жак, указав на изувеченный труп директора, крикнул: «Убийца - вы!» - преступник даже не попытался это отрицать.
        Он побледнел, что-то забормотал, но быстро обрел прежнее нахальство.
        - Подумаешь, директор! Заморский негодяй, который обкрадывал рабочих, эксплуататор…
        При этих словах Франсуа, не помня себя от возмущения, схватил винчестер, приставил дуло к груди преступника и прокричал дрожащим от гнева голосом:
        - Бандит! Я убью тебя!
        Жан отвел карабин.
        - Брат, - сказал он, - не надо самосуда. Следует передать этого человека шерифу.
        - Вот именно, - произнес насмешливо Рыжий Билл, - я должен иметь дело с шерифом, пусть свершится законное правосудие.
        И после небольшой паузы добавил язвительно:
        - Если хотите отвести меня к властям, - пойду не сопротивляясь, и чем быстрее, тем лучше.
        - Братья, - продолжает Жан, не реагируя на наглость убийцы, - давайте откроем сейф и заплатим рабочим. Затем я отвезу этого человека в муниципалитет[Note84 - Муниципалитет - орган местного самоуправления, а также здание, занимаемое им.].
        За время этого краткого диалога взбесившаяся толпа, не видя ружей
        - гарантов хоть какой-то почтительности, - приблизилась к дому, вооруженная мотыгами и шестами. Но ворваться в помещение ей не удалось
        - Жан сумел-таки охладить пыл пьяниц.
        - Погодите, сейчас вам будет выдана заработная плата.
        Работяги сразу начали группироваться по бригадам, возле своих мастеров, которые и во хмелю помнили каждого человека и готовы были проверить число отработанных им дней по специальной тетради.
        Двумя ключами сейф открылся легко. Приказчик вызывает каждого по фамилии, Жан отсчитывает деньги. Франсуа их вручает. При таком распределении обязанностей дело пошло споро, несмотря на то, что рабочие были сильно возбуждены.
        Раздачу закончили через три часа. После этого оргия у Сэма-Отравителя достигла своего апогея. Трактирщик сначала удивился и как будто даже был недоволен тем, что выдача зарплаты обеспечила щедрый приток пиастров в его кассу.
        - Ладно, - пробормотал Сэм себе под нос, - я сумею их обобрать, а потом…
        Не договорив, он разразился зловещим хохотом, сморщив плоское бульдожье лицо.
        Мобилизовав всю свою сообразительность, торопясь поскорее вытрясти из пьянчуг деньги, трактирщик предлагает им то новый сногсшибательный напиток, то подогревает ссоры, то провоцирует пари и довольно быстро освобождает золотоискателей от зарплаты. Расчет его прост: обрести власть над нищими всегда нетрудно.
        Тем временем Жан, с помощью приказчика, запрягает в экипаж двух пони[Note85 - Пони - мелкие лошади, выведенные на Британских островах и ранее использовавшиеся в мелких крестьянских хозяйствах.], которые каждый день по самым разным поводам бегают по дороге от «Свободной России» до Баркервилла и обратно и дает знак Рыжему Биллу (у того связаны только руки) садиться в экипаж.
        - Вначале заплатите, - бросает прохвост, - компания должна мне двадцать пиастров, в тюрьме, прежде чем буду отправлен на виселицу, я хотел бы хорошенько смочить горло. Хотя еще посмотрим, повесят ли меня, - добавляет, ухмыльнувшись, убийца.
        Приказчик весьма учтиво отсчитывает верзиле необходимую сумму, засовывает деньги ему в карман, предварительно убедившись, что тот не рваный, и потом помогает забраться на козлы, где уже сидит Жан. Юноша натягивает вожжи, щелкает языком, и пони с тремя кое-как разместившимися седоками несутся во весь опор.
        Пропойцы, находясь в тридцати шагах от экипажа, не обращают никакого внимания на то, что их главаря увозят.
        - Вот она, цена вашей преданности, - цинично и зло бурчит Рыжий Билл, - только что на руках носили, а теперь и головы не поворачиваете, хотя вызволить меня сейчас - пара пустяков. Пулю-другую в бок этому пони…
        - Но здесь еще есть я, - произносит спокойно и решительно Жан, - клянусь, если они попробуют вас освободить, то живым не получат.
        Около трех часов пополудни. Лучи солнца, прогревая песок и мелкий белый, как снег, гравий, создают температуру раскаленной печи. В помещении, где и без солнца нестерпимо жарко, дышать совершенно нечем.
        У Сэма все изнывают от жажды, а трактирщик умело ее распаляет.
        Пьяная оргия, ненадолго стихшая после получения зарплаты, разбушевалась с невиданной силой, грубостью, экстравагантностью.
        Достаточно трезвым взглядом понаблюдать со стороны такое застолье, чтобы понять, сколько злобы и отчаяния в безудержном пьянстве, делающим людей безумными, абсолютно безумными. Это настоящая болезнь; отравление организма проявляется в эпилептических конвульсиях, зверской ярости, необоримом желании укусить, ударить, уничтожить, в патологическом стремлении к льющейся крови, в смещении всех нравственных критериев. Но удивительно, что при самых чудовищных эскападах[Note86 - Эскапада - экстравагантная выходка, выпад.] разнузданный мужлан, доведший себя до положения риз, может тем не менее проявлять упорную последовательность и в поступках, и в желаниях.
        Временное сумасшествие, вызванное разрушающим воздействием алкоголя, весьма по душе представителям англосаксонской расы.
        Они оскорбляют друг друга, потом, как правило, вступают в драку и - как логическое завершение - нередко убивают друг друга. Ран в потасовках не подсчитывают, на вой, шум и револьверные выстрелы не обращают внимания, чокаются, но готовы горло перерезать, если не понравилось что-то в словах собутыльника; наступают на мертвых, свалившихся у стола, словно это бревна, и без содрогания пьют из стаканов, на которых отчетливо видны следы крови.
        Порой какое-нибудь происшествие привлекает всеобщее внимание, вызывая то взрывы смеха, то неистовое «браво!», то бурю ругательств.
        Вот ирландец обещает выпить на пари четыре галлона[Note87 - В галлоне три-четыре литра (Примеч. перев.).] виски и храбро отправляется на тот свет, не одолев и половины, не донеся очередной стакан до губ.
        А тут бьются на ножах. Сверкают лезвия, глухой гул, фонтан крови, один из противников роняет охотничий нож, прижимает ладони к вспоротому животу, делает несколько шагов, запутывается в собственных кишках и падает замертво. В дальнем углу тоже ссора, драка.
        - Не здесь! Не здесь! - воет Сэм-Отравитель, перекрывая всеобщий шум.
        - Что?! Почему?
        - Да вы все разнесете! - вопит трактирщик.
        - А что происходит?
        - Да вот Джимми и Ребен…
        - Чемпион Ирландии и чемпион Англии?
        - Ссора?
        - Матч?
        - Дуэль!
        - На железных прутьях?
        - Ну, это и впрямь волнующее зрелище!
        - Смотрите, как засуетился Сэм.
        - У меня еще два бочонка в погребе, - доносится голос трактирщика.
        - Тащи их сюда, - вопят Ребен и Джимми, бледные от выпивки и ярости.
        - Согласен, но отойдите на сотню ярдов в сторону. Когда будете готовы, вам принесут раскаленные железные прутья.
        Противники, одинаково мрачные, обтрепанные, пересекают зал, неся по бочонку в пятьдесят литров каждый.
        Оргия на какое-то время стихает.
        Длинный Джимми считает, удаляясь: раз, два, три, четыре… При цифре «сто» оба останавливаются, как и вся толпа любопытных.
        - Сэм, мы отошли на сто ярдов.
        - Ну давайте, ребятки!
        - Большими ножами вспарываются обручи на бочках, оттуда обильно сыплются черные крупинки, похожие на мелко раздробленный уголь.
        Это порох!
        Бочки поставлены на попа в полутора метрах одна от другой, противники садятся каждый на свою.
        - Сэм, давай прутья!
        Трактирщик не собирается отказывать таким славным парням, решившим повеселиться, он бежит, держа два металлических штыря, концы которых раскалены добела в кухонной печи.
        Один достается Ребену, второй - Джимми. Сэм-Отравитель убегает подальше, словно за ним гонятся.
        Зеваки наконец поняли, в чем дело, и, отходя в сторону, подзадоривают соперников:
        - Браво, Джимми! Браво, Ребен! Гип-гип, ура!
        Кажется, начинается дуэль непримиримых врагов; цель - постараться просунуть раскаленное железо в отверстие пороховой бочки, на которой сидит противник.
        Вы, наверное, никогда до такого не додумались бы, грустный выпивоха Старого Света, находящий радость в вине?
        Эх, черт возьми! Развязка не заставила себя долго ждать. Чья победа? Джимми? Ребена? Этого никто никогда не узнает. Высоко взметнулся столб белого дыма, из бочки рвануло пламя. На долю секунды можно было видеть черного человека, повисшего между небом и землей, на облаке, вместе с которым он взлетел вверх.
        Подброшенный словно мячик, дуэлянт не проделал еще и половины пути в поднебесье, как сдетонировал и со страшной силой взорвался второй бочонок - разорванные на куски Джимми и Ребен грохнулись наземь. В этой схватке нет ни победителя, ни побежденного, оба чемпиона мертвы, оба финишировали с одинаковым результатом. Пораженные зеваки ненадолго притихли.
        Когда поблизости от вас вот так «забавляются», можно ждать любых неприятностей. Поэтому Жак и Франсуа, конечно, обеспокоены. После отъезда Жана и приказчика они не выходили из дома, все больше и больше удивляясь, почему так долго нет брата. Поездка должна была занять не более трех часов.
        Уже восемь. Экипажу давно пора вернуться. Скоро ночь. Что делать?
        Ехать в Баркервилл. Но можно ли покинуть дом, когда рядом триста разбушевавшихся безумцев?
        К тому же надо быстро предать земле тело директора - стоит неописуемая жара, а комната расположена окнами на юг, труп начинает распространять смрадный запах, в помещении уже трудно дышать.
        Поскольку в нарушение установленного порядка никто из муниципалитета не явился, чтобы освидетельствовать умершего, Жак и Франсуа займутся похоронами сами.
        Недалеко есть мастерская, где чинят, а иногда и делают снаряжение, необходимое для промывки золота, там найдутся инструменты каретника, кузнеца, отыщутся доски и железные гвозди.
        Работники, которые обычно дежурят в мастерской, отправились на кровавый аттракцион к Сэму-Отравителю. Братья спускаются в столярную, где из сосновых досок сами делают гроб и поднимают его в комнату месье Ивана. За неимением белья покойного заворачивают в шелковую штору, кладут в гроб и плотно привинчивают крышку.
        Завершается работа уже при свечах, кругом роятся мошки, солнце давно село.
        До предела уставшие Жак и Франсуа ложатся в половине двенадцатого, но не могут уснуть: их тревожит необъяснимо долгое отсутствие Жана и приказчика, да и попробуй усни, если рядом у Сэма все набирает обороты пьяный дебош.
        - Завтра поеду узнать что-нибудь, - говорит Жак, у которого от тревоги перехватило дыхание.
        - А если я поеду с тобой?
        - Нет, братишка, это невозможно. Дядя Перро доверил нам охранять хозяйство, надо остаться. Я уеду ненадолго.
        - Да, Жак, ты прав.
        Юноша, вооружившись двумя пистолетами и ножом, выехал на рассвете, в четыре часа утра. К восьми он еще не вернулся.
        С каждым часом, с каждой минутой беспокойство Франсуа нарастает. Доведенный до отчаяния, он решает отправиться в Баркервилл сам, рискуя по возвращении найти дом разграбленным. Но что значат материальные интересы дяди по сравнению с исчезновением дорогих братьев?!
        Молодой человек уже собрался ехать, как вдруг остановился:
        - А тело несчастного Ивана?
        Он готов отдать на разграбление дом, старинную дорогую мебель, даже ценности, но нельзя же оставить тело достойного человека на поругание негодяям, которые вот уже тридцать часов подряд пьют, дерутся и вопят как стая дьяволов!
        Вот только кто поможет юноше?
        В эту минуту послышались грубые удары в дверь и возбужденные голоса. Франсуа, вооружившись револьвером, отворяет и видит перед собой полдюжины оборванцев с красными лицами, зло сверкающими глазами.
        - Что вам нужно?
        - Извините, хозяин, - хриплым голосом начинает один из них, - мы там веселимся, но у нас не осталось ни гроша, и мы пришли сюда просить, а нельзя ли нам выдать аванс в счет будущей работы?
        - Это можно, - отвечает Франсуа, которого осенила неожиданная идея. - Каждый получит по два пиастра, но их надо заработать.
        - Если вы думаете, что мы сегодня в состоянии вкалывать, то ошибаетесь, какие сейчас из нас работники!
        - Да поручение совсем легкое. Помогите похоронить директора, который всегда был с вами заботлив и справедлив.
        - Ну, это можно, правда, ребята? - продолжает оратор, бросив на своих спутников заговорщический взгляд. - Нас шестеро, по два пиастра каждому, чтобы опустить в могилу тело христианина. За какие-нибудь десять минут работы - плата неплохая. Можете на нас рассчитывать, хозяин, с вами можно сговориться!
        Не мешкая, соблюдая тишину - Франсуа не рассчитывал на такое уважение к покойному со стороны этих взвинченных оргией людей, - гроб снесли в вестибюль, соорудив из стальных прутьев что-то вроде носилок. Похоронить месье Ивана юный метис решил на пустыре, именовавшемся Старой стройкой.
        Франсуа с простым деревянным крестом в руках, сбитым из двух досочек, первым идет за гробом; почва под ногами бугристая: то куча насыпанной земли, то ямка, повсюду следы заброшенных приисков.
        То слева, то справа длинные широкие рвы, откуда доставали золотоносный песок, а после так и не засыпали.
        - Остановимся вот здесь. - Франсуа показывает достаточно широкий ров, на дне которого нет особых бугров.
        Гроб поставили на белый гравий. Трудно объяснить, как догадался главный в похоронной команде запастись веревкой. Пьянчуга, действуя по всем правилам, делает скользящий узел, дает знак своим компаньонам и обходит сзади ничего не подозревающего Франсуа. Вдруг юноша чувствует, как его шею больно и резко стиснула удавка. Задыхаясь, со сведенным судорогой лицом, он падает на землю, понимая - но слишком поздно, - что ему подстроили ловушку.
        - Ну а теперь сбрасывайте этот ящик, - визгливым голосом командует все тот же человек. - Прекрасно, - произносит он, когда гроб с ужасающим грохотом падает в яму. - Осталось покрепче связать петушка - говорят, он весьма опасен, - и смело идти в дом веселиться!
        Молодой человек крепко связан и обречен на медленную смерть под палящим солнцем на раскаленном песке, рядом с широким рвом.
        - Даже дерева нет, чтобы его повесить, - замечает один из прохвостов.
        - Подумаешь, - цинично добавляет другой, - сдохнет и так. Захотим, вернемся и заставим его дрыгать ногами на конце каната. А сейчас пошли отсюда, время уходит…
        Они быстро зашагали к теперь не защищенному, открытому первому встречному дому и быстро нашли комнату, где стоял вделанный в стену огромный сейф, сопротивлявшийся их жадности своими сложными секретными замками.
        - Надо во что бы то ни стало открыть эту штуковину, - говорит вожак.
        - Ты что, не видишь, такую дверь иначе, как пушечным ядром, не прошибешь.
        - Петушок-то должен знать секрет! У него ведь есть ключи.
        - Но вряд ли он скажет, как ими пользоваться.
        - На костре подогреем мальчишке ступни - сразу заговорит. Впрочем, можно поступить и иначе.
        При этих словах вожак укладывает на сейф патронташи, насыпает сверху немного черного песку, поджигает шнур и командует:
        - Бежим! Динамит, братишки, придуман не только для того, чтобы взрывать горы… Вот вам доказательство!
        Оглушительный взрыв прервал его, тряхнув дом до основания. Едкий, удушливый дым валит изо всех щелей. Когда проходимцы возвращаются, они видят: сейф распался на куски, скрученные, ни на что не похожие.
        - А! Что я говорил? - радуется предводитель. - Вот три связки документов, бумага на владение прииском, контракт на концессию, определяющий права свободных золотоискателей. Как раз то, что нужно. Бумаги немного пострадали от взрыва, но вполне пригодны для того, чтобы Сэм поил нас бесплатно целую неделю.
        - А деньги?
        - И акции?
        - Набивайте себе карманы, но послушайте меня, надо и других позвать. Мы пошли против закона, рискуем головой, лучше, чтобы было побольше соучастников. Тогда меньше ответственности.
        А тем временем, услышав взрыв, клиенты Сэма-Отравителя уже спешили к дому. При дележке добычи не обошлось без тумаков, криков, кровавых драк. Похоже, этой вакханалией прикрывалась основная операция - изъятие всех документов на право владения богатым, лучшим в провинции прииском.
        Жан и Жак еще не вернулись, Франсуа лежал в беспамятстве на раскаленных песках Старой стройки.



        ГЛАВА 6


        Надежды не оправдались. - Под снежной лавиной. - Появление руки. - На помощь! - Коридор в снегах. - Воспоминание об искусственной челюсти. - Сэра Джорджа еще раз спасает Перро. - Бигорны. - Неописуемое изящество. - Выстрелы.
        Сход снежных лавин особенно вероятен и опасен на тех склонах Скалистых гор, где за зиму скапливается фантастическое количество снега. Интересно, что другие хребты в это же время года остаются совершенно оголенными.
        Если температура воздуха повышается постепенно, как в наших краях, снег тает постепенно, не причиняя никому вреда.
        Но когда ртуть в термометре поднимается резко и за какую-нибудь неделю-две жгучий мороз безо всякого перехода сменяется иссушающей жарой, земля, на которой лежит толстый снежный пласт, быстро прогревается, нижний слой подтаивает, теряет сцепление с почвой и при малейшей вибрации верхних слоев скользит вниз. Именно такую вибрацию и спровоцировала ленточная буря, разразившаяся, когда сэр Джордж, Перро со слугами и поклажей, навьюченной на мулов, дошли до места, где водятся бигорны. Пустынное плато, на котором небольшой отряд, ослепленный молниями, оглушенный громом, исхлестанный ветром, по мере сил своих сопротивлялся буре - теперь под толстым слоем снега.
        Взрывные волны грома сорвали с высоты огромную толщу снега, завалившую и людей и мулов.
        По прогнозам Перро снега не должны были сюда сползти. Редкая проницательность изменила на этот раз охотнику по причине совершенно исключительной. Дело в том, что на пути лавины оказались залежи металла, образовавшие на середине склона порог, скошенный в сторону плато. В результате огромная масса снега, разделившись надвое, изменила предполагаемую траекторию и засыпала путешественников.
        Все их снаряжение попало под левую часть снежного потока.
        По горькой иронии судьбы после обвала буря утихла так же внезапно, как и началась. В тучах, только что скрывавших долину, появились просветы, раскаты грома доносились уже издалека, как приглушенное эхо, солнце обрушило свои палящие лучи на деревья, кустарники и луга, засверкавшие, будто жемчужными, каплями воды.
        Неужели маленький отряд погиб, погребенный под снегом толщиной в два с половиной-три метра?
        Нет, кто-то все-таки чудом выжил, оправился от шока и решил бороться со стихией: из-под белого покрова, с пятнами сорванных лавиной растений, комьев земли, камней вдруг высовывается рука и вращательными движениями образует в снегу воронку. Потом из этой самодельной воронки появляется бородатое лицо, и сквозь ветви кустарника, припорошенного снегом, слышится глубокий вздох:
        - Уф! Как приятно дышать, особенно после того, как от этого почти отвык.
        Перро! Это голос Перро.
        - Как там остальные? Что-то никто не шевелится.
        - На помощь! Я задыхаюсь!
        - На помощь!
        - Перро, помогите!
        - Это вы, месье? Постарайтесь выбраться!
        Слуга, кучер и, наконец, наш джентльмен подают голоса хрипло, едва слышно, моля о спасении. Вот только Ли, повар-китаец куда-то запропастился.
        Как позже поймут путешественники, они чудом оказались не раздавленными или не задушенными лавиной. На их счастье, снег был пористым и пропускал воздух. К тому же, инстинктивно отворачиваясь от ветра, все они упали на четвереньки, выставив спины и опустив головы, поэтому над ними осталось какое-то количество воздуха.
        Только благодаря этому небольшому кислородному запасу англичанин и его свита смогли продержаться, пока не подоспел Перро.
        Канадец же спасся сам: благодаря своей силе и гигантскому росту он сумел распрямиться под гигантской толщей снега и пробиться к воздуху и свету. Чтобы высунуть одну только голову, ему пришлось разгрести рукой снежный покров не менее шестидесяти сантиметров.
        Глотнув воздуха, проводник слышит все более отчаянные, все менее различимые призывы о помощи.
        Мулы ведут себя очень беспокойно, фыркают, тянут то вперед, то назад, они совершенно обезумели и того гляди задавят находящихся рядом людей.
        Метису, к счастью, довольно долго прыгая на месте, подняв вверх руки, удалось проделать вокруг себя что-то вроде колодца.
        При этих прыжках охотник задел ногой что-то твердое. Оно жалобно попискивает. Перро встает на этот предмет и, подпрыгнув, успевает окинуть взглядом долину, заваленную снегом.
        Какое счастье! Слой снега кончается! В трех метрах - чистая скала!
        Канадец набирает полные легкие воздуха, наклоняется в ту сторону, где видна свободная от снега земля, и, прижав к груди подбородок, вытянув вперед сцепленные руки, врезается как пловец в плотную подушку снега. Невероятным усилием он расчищает небольшое пространство, потом отступает, чтобы иметь разбег, и подбадривает тех, кто еще под снегом:
        - Ну, давайте держитесь, я стараюсь для вас, а это нелегко…
        Перро бросается вперед вторично - рот, ноздри, глаза залеплены снегом, не хватает воздуха, ему кажется, что он оглох, ослеп, но упрямец работает ногами, руками, выгибает спину, раскачивает торс, упирается в преграду головой, удлиняя спасительный коридор.
        Ну, третий, и последний, бросок!
        - Господи, благослови! - горячо молится охотник.
        Перро передвигается по этому туннелю с величайшей осторожностью, чтобы не осыпались стенки, пробирается к твердому предмету, на который он только что наступил, но попадает ногой в петлю какой-то веревки. Опять доносятся странные приглушенные звуки. Канадец нащупывает веревку и подтягивает ее, предмет ползет следом. Перро тянет еще, отступая на три шага уже по ровной поверхности плато, и, несмотря на драматическую ситуацию, не может удержаться от смеха - веревка оказалась длинной косичкой китайца. А предметом, на который он наткнулся, был сам повар.
        - Ну, знаешь, обезьяна, тебе повезло, что ты не носишь парика. Твой хозяин своей шевелюре не мог бы сказать спасибо. Но хватит, однако, смеяться.
        Помня о серьезности момента, неустрашимый охотник без промедления опять врубается со всей силы в толщу снега, извлекая на этот раз нашего джентльмена. Тот - без сознания, лицо - восковой бледности.
        Засыпанным мулам дышалось легче, воздух сохранился под навьюченным на них грузом. Но его уже не хватает, и животные начинают отчаянно биться.
        Ведомые безошибочным инстинктом, которого, к сожалению, нет у человека, они угадывают, чувствуют, в какую сторону надо направить усилия, чтобы вырваться из снежного плена.
        Словно повинуясь приказу, четвероногие пробиваются коридором, параллельным коридору Перро. А канадец тем временем ныряет, вытягивая из снега лакея и кучера - одного за руку, другого за ногу. Оба недвижимы, как трупы.
        - Уф! - отдувается отважный спасатель. - Больше не могу. И неудивительно, черт возьми!
        Мулы с грузом на спине, связанные, как вы помните, вместе, устраивают такую пляску, что свод коридора рушится и едва не заваливает ослабевшего Перро.
        - Но! Милые мои, поосторожнее! Поосторожнее, но-но!
        Мулы, дрожа, с содранной кожей, охотно слушаются и останавливаются.
        - Животные целы-целехоньки, - бормочет метис, едва переводя дыхание, весь в поту, еле держась на ногах, - а вот люди, кажется, плохи. Начнем с хозяина. Эй, месье, опасность миновала, приходите же в себя. Он меня не слышит, ну ничего, капля спиртного его оживит. Надо открыть рот, но, Бог мой, не вытащу ли я из сэра Лесли челюсть, как грубиян Лось? Буду осторожен.
        Англичанин, глотнув немного виски, с трудом открывает наконец глаза, поднимает голову, видит грубоватое, доброе лицо охотника, берет флягу и, опорожнив ее на добрую четверть, потягиваясь, встает.
        Он может двигать руками, ногами и даже говорить:
        - Это вы, Перро?
        - Да, месье.
        - Вы еще раз спасли мне жизнь.
        - Каждый делает что может, месье.
        - Вы с такой самоотверженностью участвуете в этой экспедиции, заботитесь, чтобы она удалась.
        - Черт возьми! Я ведь дал слово помочь убить бигорна и делаю все, чтобы его сдержать. Кстати, предчувствия мне подсказывают: долгожданный момент близок.
        - О, если б это было так!
        - Я не собираюсь командовать, но послушайтесь совета: лучше ружье иметь при себе. Если в этих местах есть бигорны - а я в этом уверен, - они скоро появятся здесь, посмотреть, не завалена ли лавиной их дорога. Тут ошибиться невозможно: кто говорит «лавина», тот говорит «бигорны».
        Оживившись от таких обещаний и от виски, наш джентльмен очистил ствол ружья от набившегося снега, убедился, что курок и весь механизм работают нормально, вложил в оба магазина патроны и, не сводя глаз с хорошо обозреваемой горной тропы, начал с нетерпением ждать.
        Тем временем Перро силится привести в чувство других участников экспедиции, которые не подают признаков жизни.
        - Ну что за мокрые курицы, - ворчит отважный канадец, - стоит ли падать в обморок от снега, навалившегося на спину и забившего уши? И как вам не стыдно лежать без движения, когда ваш хозяин уже на ногах. И животные живы-здоровы!
        В ответ - ни звука. Тогда метис подтянул к себе кучера и начал так энергично массировать его торс, что бедняга заорал, зовя на помощь.
        Возница пришел в себя уже через две минуты - так эффективно растирание, средство простое, но надежное, тем более что канадец вкладывал в свои действия энергию и уверенность.
        - Ну вот, теперь, когда ты завопил как резаный, окажи такую же помощь своим товарищам - этой китайской обезьянке и вон тому пуришинелю в ливрее. Давай, давай, три сильнее, вспомни, как загораются спички от трения, недаром они и покрыты фротфором[Note88 - Перро хотел, видно, сказать «фосфором». (Примеч. автора.) По французски игра слов: frotte-fort (три сильнее) и phospnore (Примеч. перев.).].
        Оглушенный этим потоком слов, чувствуя, как ноет тело после снежного купания, ослепленный солнцем, кучер взял флягу, из которой пил хозяин, отхлебнул, чтобы взбодриться, хорошую порцию и послушно пошел растирать своих товарищей.
        Перро, быстро зарядив свой старенький шарп, приблизился к англичанину, который со свойственным ему фантастическим эгоизмом даже не поинтересовался, как чувствуют себя слуги.
        Перро внимательно осматривает местность и говорит:
        - А я не ошибся, месье… Они появились!
        - Бигорны. - Голос сэра Джорджа задрожал.
        - Да, бигорны. Их целая дюжина.
        Его Высочество потянулся за лорнетом.
        - Я вам не приказываю, но лучше не возитесь с этим, они могут выбежать прямо на нас как молния - не успеете и глазом моргнуть.
        - Но где они?
        - Повыше, в четырехстах ярдах отсюда, на противоположном склоне расщелины.
        - Эти белые неподвижные пятна?
        - Они самые, смотрите, смотрите, двигаются…
        - Только и всего, - разочарованно прошептал джентльмен.
        (Надеюсь, читатель уже понял, что заявление сэра Лесли, сделанное в Клубе охотников, о том, что он охотился на бигорнов, является не чем иным, как хвастливой выдумкой самонадеянного аристократа.)
        - Вы их недооцениваете, - продолжал Перро, - это красивейшее животное. На таком расстоянии, да еще когда смотришь снизу вверх, они, может быть, и не производят впечатления, но, поверьте, редко где можно встретить таких красавцев.
        - Не спорю, но как их направить в нашу сторону?
        - Они придут сами, добровольно, держась этой темной линии - следа, оставленного лавиной. Не забывайте, мы сейчас на их дороге, бигорны по ней ходят на выпас и возвращаются обратно.
        - Их могут отпугнуть мулы.
        - С того места мулов не видать.
        - А нас?
        - И нас - с высоты мы сливаемся с камнями и кустами, сорванными лавиной. Бигорны очень осторожны, пугливы, но любопытства у этих красавцев еще больше. Сейчас они примчатся сюда во весь опор, чтобы посмотреть, в порядке ли их дорога.
        - На все у вас, Перро, есть ответ.
        - Внимание, вот они! Я их не ждал так скоро.
        Сэр Джордж, опытный охотник с исключительным самообладанием, чувствует, как вспотели его ладони.
        Сердце лихорадочно бьется.
        Светло-коричневые и светло-серые пятна, оторвавшись от скал, с фантастической быстротой мчатся вниз. Силуэты их неразличимы, словно катятся обросшие мхом камни.
        - Они… - повторяет канадец. - Одиннадцать. Что скажете об этих прыжках, этих толчках ногами?
        - Восхитительно!
        Пятна увеличиваются, теперь отчетливо видны очертания животных.
        Огромная голова на изогнутой шее, устрашающая спираль рогов, ноги, заросшие сверху до колена длинной шерстью грязно-белого цвета, - зимнее одеяние бигорнов в это время года начинает спадать.
        На их пути - расщелина десяти метров шириной. Бигорны перенеслись с одного края на другой с удивительной легкостью - без остановки, без колебаний. И опять стремительный, безумный бег.
        Стадо мчится по уступу, что на сотню метров выше плато, на котором притаились наши охотники. На пути отвесная скала - шестьдесят футов[Note89 - Фут - мера длины, равная 30,48 см.] вниз.
        - Им не прыгнуть, - роняет сэр Джордж.
        - Посмотрим, - отвечает Перро.
        Едва произнес он эти слова, как все стадо бросается головой вперед, в пустоту. Каждый из бигорнов в ореоле длинной шерсти на миг застывает меж небом и землей, потом мягко опускается на ноги - металлические рессоры и снова бросается вскачь, ни на минуту не замедляя бега. Едва касаясь копытами земли, прекрасные животные приближаются к месту, где сползла лавина.
        Неожиданно увидев в двадцати шагах мулов и людей, они останавливаются, присев на задние ноги и грациозно вскинув головы, - воплощенное совершенство.
        Если смотреть снизу вверх, бигорны кажутся огромными. Сэр Джордж, воспользовавшись краткой остановкой, длящейся не более двух секунд, успевает вскинуть ружье и сделать два выстрела.



        ГЛАВА 7


        Жертвы. - Подготовка. - Фотографии. - Перро не узнает своего милорда. - Возвращение. - Слово в защиту «Свободной России». - Как наш джентльмен понимает благодарность. - Перро на дне пропасти.
        - Браво, месье! - восклицает Перро. Мощное эхо выстрела из экспресс-карабина перекатывается по Скалистым горам все дальше и дальше. - Честное слово охотника, прекрасная работа!
        - Вы находите, Перро? - спрашивает сэр Джордж, и его равнодушное лицо озаряется гордой улыбкой.
        - Я говорю то, что думаю, месье. - Этот двойной выстрел, встретивший бигорнов, можно считать выстрелом мастера.
        - Они оба подбиты?
        - Насмерть, сражены как молнией. На моей памяти никому такого не удавалось.
        - А вам самому, Перро?
        - Но мне всегда достаточно одного зверя. Я стреляю, чтобы поесть, одного хватает.
        - Любопытно! Все стадо исчезло разом. Из-за дыма я даже не заметил, куда они скрылись.
        - Они бросились в сторону, фьють - и нет их. Эти животные, почуяв опасность, не теряют времени даром. Ну что ж, пойдем за добычей.
        - С удовольствием. Хочу посмотреть на наши трофеи поближе и сфотографировать их с разных сторон.
        В несколько прыжков по тропинке, идущей по склону, они добрались до необычайно красивых животных.
        - Не думал, что они такие большие, - удивился сэр Джордж, останавливаясь возле первого бигорна, пораженного пулей навылет, - она вошла прямо в мохнатую грудь, а вышла через тазобедренный сустав задней левой ноги.
        - В высоту эти красавцы приблизительно пять футов, рост средней лошади.
        - И называть их баранами… Какая нелепость!
        - Рога, конечно, напоминают бараньи. Но если бы эта спираль не была длиной три с половиной фута и толщиной как нога мускулистого мужчины!
        - Название «бигорны», то есть огромные рога, гораздо больше подходит, чем баран Скалистых гор, ovis montana, как убеждал нас глупец Эдвард Проктор. Ну, судить будут натуралисты на основании подлинных документов. Перро!
        - Да, месье.
        - Давайте каждый разделает по одной туше - я сделаю массу кадров.
        - Ну что ж, можно начинать.
        - Погодите, сначала снимем их словно живых.
        Перро, с помощью взбодренных несколькими большими глотками виски повара, кучера и лакея, поднимает обе туши - самца и самки, прислоняет одну к другой, кажется, будто они стоят.
        Сэр Джордж наводит объектив анфас, в профиль, в три четверти, делает снимок за снимком, стараясь запечатлеть колоссального, удивительного барана во всех деталях.
        Это еще не все. Поскольку сегодня фотография еще не способна передавать цвета, Его Высочество среди прочей информации заносит в блокнот и основные сведения об окрасе животных.
        Вот слово в слово это описание, краткое, но достаточно полное:

«Голова - почти круглая, срезанная по прямой линии впереди. Рога у самца непропорционально большие, достигают трех с половиной футов, расположены близко к глазам и закручены в спираль с поперечными полосами, как у барана обыкновенного (позднее по этому поводу зоологи вынесут свое суждение…). У самки рога меньше и почти прямые. Шерстяной покров туловища минимален. На спине, животе и шее шерсть короткая, прямая, грубая, словно пересушена, светло-каштанового окраса, как будто выцветшая. На груди, ногах и задней части крупа шерсть длинная, белого оттенка. Морда и нос белые, щеки светло-каштановые, хвост короткий, черного цвета».
        - Кажется, все, - вполголоса сказал наш джентльмен, перечитав свои записи. - А сейчас, если не возражаете, Перро, аккуратно освежуем бигорнов, стараясь не испортить их шкуры.
        - Доверьтесь мне, месье, я за свою жизнь столько снимал шкур - разного размера и разного цвета.
        - Пожалуйста, приступайте.
        Эта деликатная и весьма трудная работа длилась не более получаса - так споро и дружно работали мужчины.
        Для любителя сэр Джордж демонстрировал прекрасную сноровку. Канадец с удовольствием его похвалил.
        Сняв шкуры и скатав их - дубить, чтобы не ломались, придется значительно позднее, - охотники вспарывают животным брюхо, вынимают внутренности, не забывая про почки, - если пожарить их на костре, получится вкуснейшее блюдо. Потом так же быстро снимают с костей все мясо, открывая по возможности каждую кость скелета.
        Конечно, препарировать приходится вчерне, но пока этого достаточно. Сейчас главное - суметь донести все это до Баркервилла, чтобы туши не загнили, а мясо не испортилось.
        - Если хорошенько очистить кости и засушить сухожилия, - говорит сэр Джордж, - хороший натуралист сможет, изучив фотографии, «одеть» скелет, вставить глаза, придать естественный цвет морде, одним словом, сделав чучело, вернуть этим красивейшим животным подобие жизни… Итак, наша экспедиция завершена. Завтра, Перро, возвращаемся в Баркервилл.
        - Как скажете, месье, я удовлетворен результатом охоты, она могла потребовать куда больше времени и сил.
        Пока хозяин и канадец занимались тушами, слуги освободили от поклажи мулов, собрали багаж в одно место, поставили палатку, запаслись водой и нужными травами, разожгли костер, иначе говоря, все приготовили для ужина и сна.
        Оправившись от страха, привычные к самым разным приключениям в горах, стреноженные мулы с удовольствием жуют сочный корм, пока повар Ли поджаривает на костре заднюю ногу бигорна.
        Перро насадил на вертел четыре почки, общим весом в полтора килограмма, и на две минуты сунул их в огонь.
        Почки надо есть слегка обжаренными, с кровью, иначе они будут отвратительны. Побыв на огне ровно столько, сколько надо, они превращаются в изысканное блюдо.
        Его Высочеству, который по такому случаю пригласил охотника к своему столу, угощение понравилось, а он известный гурман.
        Перро чувствовал себя за столом абсолютно свободно, как если бы делил трапезу с простым грузчиком из Виктории. У него отличный аппетит человека, живущего среди дикой природы. Он рвет, грызет своими волчьими зубами огромные куски дичи, щедро запивая их вином.
        После роскошного пира - Ли добавил к столу и часть своих запасов, - после хорошей трубки и стакана коньяка метис все видит в розовом цвете.
        Десять часов вечера. Покачивается звездный небосклон, улеглись мулы, позевывают слуги, наш джентльмен отправляется в свою палатку. Перро, завернувшись в одеяло и положив под голову камень, тоже устраивается на ночь.
        - Доброй ночи, Перро.
        - Доброй ночи, месье, вы очень любезны.
        А про себя канадец добавил, глядя на звезды:

«Решительно не узнаю милорда. После удачной охоты не осталось и следа от его высокомерия, гордыни, жестокости. Черт возьми, если он и утром будет таким - а ведь теперь англичанин от меня ничего не ждет, - я осмелюсь, наверное, рассказать ему в двух словах о делах прииска, распутать которые, конечно, не легче, чем ком пакли, но для генерального инспектора нет ничего невозможного, лишь бы только он захотел нам помочь… Ну, посмотрим!»
        Лагерь, как и в предыдущие дни, снимается с первыми лучами солнца. Скелеты бигорнов плотно упакованы в одеяла, перевязаны веревками и покоятся на спинах двух ослов. Туда же приторочены свернутые шкуры.
        Сэр Джордж самолично участвует в упаковке, волнуясь, как бы не повредить в дороге драгоценные экспонаты.
        После сытного, хоть и на скорую руку, завтрака экспедиция отправилась в обратный путь. Она обходит быстро тающую сползшую лавину, поднимается до середины склона и оказывается на тропе бигорнов - с расщелинами, крутыми спусками, подъемами, оврагами, безднами.
        Как всегда, Перро идет впереди, непосредственно за ним - сэр Джордж, который по-прежнему пребывает в отличном расположении духа.
        Шагают они жизнерадостно, никуда не спеша, получая удовольствие от ходьбы, а время от времени и от стрельбы то по внезапно поднявшемуся зверю, то по неожиданно вспорхнувшей птице.
        Заядлый охотник, сэр Лесли ищет любого случая дать поговорить ружью и стреляет так метко, что удивляет самого Перро.
        Среди многих охотничьих подвигов сэра Джорджа было и точное попадание на лету в глухаря с расстояния в шестьдесят метров.
        Мишень, конечно, крупная, но любой эксперт оценил бы сложность и красоту выстрела.
        Канадец не скупится на похвалы, и сэр Джордж сияет от гордости: он знает, что Перро не склонен расточать пустые комплименты.
        Первый день пути прошел без приключений. Вечером - обильное жаркое из дичины, отличный аппетит и крепкий сон - ходьба по горам действует лучше любого аперитива[Note90 - Аперитив - слабый спиртной напиток для возбуждения аппетита.] или снотворного.
        До Баркервилла два дня ходьбы.
        Если поторопиться, можно прибыть и к следующему вечеру.
        Перро разговаривает сам с собой: «Если вернемся завтра, то остается совсем немного времени, чтобы рассказать милорду о нашем серьезном деле. Его превосходительство, кажется, вполне расположен выслушать меня, и нельзя упускать этот шанс».
        Подходящий повод для разговора представился после завтрака. Путешественники только что двинулись в путь. Они идут бодрым шагом, хотя духота стоит невыносимая. Наш джентльмен с утра всех торопит - боится, как бы скелет и шкуры не испортились от жары, хочет поскорее отдать их для выделки.
        Внезапно он наступает ногой на черный, блестящий, сразу раскрошившийся камень и, теряя равновесие, хватает за руку Перро.
        - Честное слово, - произносит сэр Лесли, - уголь лезет прямо из-под земли.
        - Причем уголь отличного качества. И залегает он совсем неглубоко.
        - Действительно! В этом месторождении, может быть, целое состояние. Разработка на поверхности очень прибыльна.
        - Да, да! Вообще тут под ногами столько сокровищ! Лишь наклоняйся да подбирай. Здешний край с его углем, металлом, золотом или серебром быстро стал бы самым богатым в мире, имей предприниматели надежные гарантии властей.
        - Но у вас есть закон, регулирующий эксплуатацию недр.
        - Закон!.. Он должен быть пересмотрен от первой строки до последней, поскольку помогает не промышленникам, а разным прохвостам обирать честного труженика до нитки. Может быть, я не должен так прямо излагать все вам, генеральному инспектору…
        - Нет, нет, продолжайте. Мне хотелось бы знать правду, кроме того, если могу чем-нибудь быть полезен вам лично, скажите, я постараюсь помочь.
        - Вы благородный человек, месье! Очень признателен вам, поверьте искренности охотника. Соблаговолите тогда меня выслушать.
        Поскольку, идя друг за другом, беседовать неудобно, сэр Джордж пошел рядом с Перро, несмотря на то, что идти по узкой тропинке вдвоем было трудно и даже опасно.
        - Вот, например, расскажу вам об одной из пятисот концессий - нашей «Свободной России», которую мы едва отстояли всего неделю назад. В законе не предусмотрена наша ситуация - а именно эксплуатация уже отработанной породы. Конечно, Алексей Богданов при покупке прииска документально оговорил характер и специфику нашего дела, без этого компанию давно бы уничтожили. Но недавно против нас снова выдвинуто совершенно надуманное обвинение. Не могу только догадаться - кем. Снять бы с него скальп! Ну вот, пойдем дальше.
        Закон гласит: «Новый участок золотоносного песка или гравия, расположенный в местности, от которой бывшие владельцы отказались, будет рассматриваться как новый прииск, и старые шахты, находящиеся неподалеку от вновь открываемой разработки, тоже будут рассматриваться как новые».
        Истолковать эту статью можно так, что все шахты, расположенные на нашем участке, считаются новыми. Это и пытаются доказать какие-то подлецы.
        - А если они одержат победу?
        - Это невозможно, в контракте оговорено, что данная статья закона на нас не распространяется.
        - Предположите на миг, что по той или иной причине вы не можете предъявить этот контракт, что произойдет?
        - Нас заставят платить недоимки за семь лет - по двести пиастров в год с каждого участка.
        - А сколько участков?
        - Около тысячи.
        - Иначе говоря, придется выложить в итоге один миллион четыреста тысяч пиастров?
        - Ну да, или семь миллионов франков, если перевести на нашу валюту. Семь миллионов! Никогда нам не собрать такой суммы.
        - Административный комитет объявил бы вас банкротами?
        - Да, если бы мы не смогли предъявить наш контракт. Но он, слава Богу, в надежном месте. Впрочем, даже если документы украдут, нам нечего бояться.
        - Тем лучше для вас. Но все-таки почему?
        - Директор компании, приказчик и я дали бы клятву - нашему свидетельству поверили бы.
        При этих словах сэр Джордж обернулся - кучера, лакея и повара не было видно за тяжелой поклажей, - бросил быстрый взгляд на канадца, шедшего по краю тропы со спокойствием человека, не знающего, что такое головокружение…
        Стоило охотнику произнести слово «свидетельство», как сэр Джордж со всей силы толкнул его плечом, сбрасывая в бездну.
        - Дорогие дети, кто же позаботится о вас?! - душераздирающе кричит Перро, понимая, что падает.
        - Теперь прииск мой! - шепчет англичанин, уверенный, что никто ничего не видел.



        ГЛАВА 8


        Бедный Франсуа. - Тот, кого не ждали. - Находка Боба Кеннеди. - Боб в Карибу. - Еще письмо. - Боб и почтальон. - Горе и подозрения изгнанника. - Как отстранили Перро. - Могущественный враг.
        После тщетных попыток освободиться от веревки, Франсуа, оставленный на раскаленном песке Старой стройки, чувствует, как поднимается в его груди волна гнева.
        Не думая о себе, хотя муки становятся с каждым часом все нестерпимее, отважный юноша переживает за пропавших братьев, от бессилия его гнев становится еще яростнее.
        Физически крепкие люди, привыкшие преодолевать препятствия штурмом, не ведают, что сосредоточенность и покой бывают порой куда эффективнее отчаянных метаний.
        Сначала бедняга попробовал перегрызть зубами веревки на руках. Тщетно, он связан так, что зубами не дотянуться до ладоней, крепко прижатых к торсу. Можно попытаться перетереть веревки о кварцевые камни. Но сколько это потребует времени! А братья ждут помощи.
        О! Только бы быть свободным, держать в руках ружье, нож, железный прут или хотя бы просто палку! Не важно чем, лишь бы сражаться - против десяти, против двадцати, против сотни!
        Франсуа, не будь он связан, как боров, отомстил бы этим негодяям, предателям, не пожалел бы десяти лет жизни за возможность найти братьев…
        Но что это? Или показалось? Чьи-то шаги по сыпучему гравию. Сюда идет человек. Наверняка враг.
        Вот он уже рядом. Франсуа, лежащий ничком, видит перед собой только кожаные сапоги. Подошедший наклоняется, трогает охотника за плечо, пытается перевернуть. Незнакомец дышит так, словно долго бежал по гравию. В руке у него нож.
        - Ну, давай, не медли! - кричит Франсуа, в ушах шумит, лицо побагровело от напряжения, перед глазами красная пелена.
        - Бог мой, это он! - слышится гнусавый голос с отвратительным американским акцентом.
        Рука заносит нож. Юноша бесстрашно ждет, когда вонзится в спину холодная сталь.
        Но острое, как бритва, лезвие, прикоснувшись к его руке, в мгновение ока разрезает пеньковый жгут; слышится тот же гнусавый, но ласковый, растроганный голос:
        - Малыш, я подоспел вовремя! Как они тебя разделали! Да накажет меня дьявол, если я не сниму скальп с целой дюжины этих прохвостов.
        Ошеломленный, обрадованный Франсуа шевелит руками, ногами, оттолкнувшись от земли, встает, расправляет могучую грудь и подхватывает того, кто освободил его от пут, кто назвал его малышом. Охотник поднимает своего спасителя, который на целый фут его ниже, горячо целует в обе щеки и шепчет взволнованно, с дрожью в голосе:
        - Боб, дорогой Боб!
        - Да, это я, Боб Кеннеди, и никто другой!
        - Дорогой друг, откуда ты? Я сходил с ума от ярости и отчаяния, уже не надеясь ни на чью помощь.
        - Иду от вашего дома, он в таком виде…
        - Негодяи, наверное, разгромили все от чердака до подвала.
        - Они полные олухи, не то что мои соотечественники - ковбои. Те ни за что не стали бы громить ваш дом.
        С этими словами Боб вынимает из кармана связку банкнот, потом слитки золота, некоторые оплавившиеся.
        - Здесь десять тысяч долларов, половина в банкнотах, половина в слитках. Поделим банкноты, слитки тяжелые, некоторые весят не менее пятнадцати фунтов.
        - Да это целое состояние!
        - И оно обнаружено мной в нижнем ящике сейфа, взорванного динамитом. Этот ящик не был даже закрыт на ключ, а воры не догадались туда заглянуть! Рассовывайте золото по карманам, и бежим скорее.
        - Боб! Дай разгляжу тебя, пожму твою руку, чтобы, по крайней мере, убедиться, что ты действительно рядом. Честное слово, это сон.
        - Проснись и подбери упавший слиток. Доллар, дорогой мой, - нерв войны.
        - Да, деньги понадобятся совсем скоро, нам придется сражаться, ведь исчезли мои братья. У кого бы узнать, где они?
        - У меня. Жан и Жак в тюрьме.
        - В тюрьме? Господи помилуй, почему?
        - Их обвиняют в убийстве джентльмена, чей гроб я, кажется, вижу здесь.
        - Но это безумие! Наглая ложь!
        - Я бы добавил: это преступление! Хорошо спланированный заговор. И во главе его - подлецы очень высокого полета.
        - О, Боб, обо всем, что здесь произошло, ты, похоже, знаешь лучше меня. Но откуда?
        - Объясню потом, а пока давай уносить ноги! Тебя считают замешанным в убийстве и могут с минуты на минуту арестовать.
        - Хотел бы я посмотреть, как это будут делать! Те, кому жизнь надоела, пусть попробуют! У меня, слава Богу, два револьвера.
        - И у меня пистолеты, да еще винчестер, спрятанный в кустарнике, под ольхой; продолжить разговор и составить план действий лучше там.
        - Да, надо торопиться, Боб!
        - Теперь, парень, ты торопишь меня?! Молодец! Напомни еще чистокровному янки, что время - деньги, и тогда он тебе ответит: в нашем случае время - больше чем деньги, время - это жизнь.
        Пока шла эта краткая беседа, Франсуа совсем оправился, к нему вернулась юношеская сила, мягким шагом охотника он побежал вместе с ковбоем к лесу, чтобы спрятаться на случай, если странному муниципалитету этого края вдруг взбредет на ум пополнить тюрьму еще одним канадцем.
        Друзья устроились в роще так, чтобы хорошо видеть дорогу, ведущую к дому. Из трактира Сэма-Отравителя до них доносился дикий вой.
        - Ты помнишь, дорогой Франсуа, что после зимы, проведенной с вами, я был вызван в Гелл-Гэп: выступать на суде по делу Джонатана Ферфильда в связи с контрабандой в Горах Горлицы.
        - Очень хорошо помню: мы провожали тогда тебя до Делорейна - ты сел в дилижанс недалеко от места, откуда намечалось начать операцию. Потом в поместье Одинокий Дом нам пришлось дожидаться, когда же будет объявлена амнистия защитникам Батоша. Без этого Джо Сюлливан не разрешал своей дочери выходить замуж за Жана.
        - Все точно. Тогда вы и получили от дядюшки письмо с просьбой о помощи и втроем отправились на прииск «Свободная Россия». Я же, побывав в Гелл-Гэпе и соседних с ним райских уголках, где меня едва не повесили, вернулся в Одинокий Дом, который показался еще более грустным и пустым, чем раньше. Джо Сюлливан, потеряв возможность заниматься контрабандой, не знал к чему приложить руки, малышка Кэт бродила по дому как призрак, смертельно скучая по Жану.
        Честное слово, я не стеснялся в выражениях, узнав, что вы уехали без предупреждения. Мне передали письмо Перро с обратным адресом, и я сказал себе: пусть друзья не предложили мне отправиться в Карибу следом, пусть даже не оставили записки, я поеду к ним сам и посмотрю, как они меня встретят.
        - Мой славный Боб, но ведь мы не знали, куда тебе писать, и, кроме того, были уверены, что, приехав в Одинокий Дом, ты легко установишь с нами связь - ведь Жан в своей весточке невесте добавил несколько слов и для тебя.
        - Это письмо, по счастью, пришло утром в день моего отъезда. Не будь его, я считал бы, что вы меня совсем забыли.
        - Не издевайся, дорогой Боб. Ты прекрасно знаешь, что стал нашим приемным братом…
        На серые, блестящие как клинок глаза ковбоя навернулись слезы.
        - Не близкая дорожка от Гор Горлицы, - продолжал он, не отвечая на ласковый упрек. - После долгих дней и ночей, проведенных в поезде и дилижансе, я добрался наконец до Баркервилла и, будучи весьма стеснен в средствах, остановился в одной кривой (чтобы не сказать слепой) гостинице[Note91 - Кривая гостиница - гостиница с дурной репутаций, притон. (Примеч. перев.).]: ее посещают люди более чем сомнительной репутации, грязная пена Баркервилла и прилегающих к нему приисков. Это было вчера вечером. Я, естественно, хотел услышать что-нибудь о «Свободной России», о дядюшке Перро, о его племянниках. Неожиданно новости оказались невеселыми, о вас говорили словно об обычных ковбоях, бросивших ранчо и приехавших сюда погулять. Умышленно поддакивая клеветникам, я многое узнал: об убийстве директора компании, об аресте Жана и приказчика, доставивших в муниципалитет убийцу, о выдвинутых против них обвинениях, об аресте Жака, приехавшего вслед за пропавшим братом, и, наконец, об ордере на арест, приготовленном для тебя, тоже как соучастника убийства.
        - Какое-то безумие!
        - Гораздо хуже - разыгранная с профессиональным блеском чудовищная партия! Получив эту информацию, я поскорее добрался до «Свободной России», чтобы помочь хотя бы тебе избежать тюрьмы. Дом оказался вверх дном. В одной из комнат валялись остатки сейфа, распавшегося, словно он из картона. Мне посчастливилось сначала открыть один ящик, чудом уцелевший после грабителей, а потом в трактире Сэма встретить двух своих давних друзей - куда ни кинь, везде знакомые - порядочных бузотеров, но славных малых и по-своему честных. Новость, которую они сообщили, меня насторожила: хозяин трактира поит всех бесплатно и вволю. О тебе я заговорил как бы между прочим. И тут же один из приятелей заглотнул наживку.
        - А, это тот самый юнец, новичок, который выдавал зарплату. Он вон в той стороне! Ищите, но не рассчитывайте на нашу помощь - ни за золото, ни за серебро. Мы сейчас развлекаемся да к тому же задарма!
        - Информация была точной. Я искал тебя и, по счастью, нашел, дорогой мой малыш. Вот и все. А теперь за дело.
        - Не считаешь ли ты, что нам лучше перебраться поближе к городу?
        - Только не днем - боюсь, нас арестуют. Нужно дождаться вечера. Смотри-ка, всадник!
        - Это почтальон, который приносит на прииск письма и телеграммы.
        - Может быть, у него есть что-то для тебя, вернее для нас? Эй, Джон, остановись!
        Англичане и американцы любого китайца зовут Джоном. Джон Чайнамэн[Note92 - Джон Чайнамэн (англ. Chine man). - Джон, человек из Китая. (Примеч. перев.).]. Оглянувшись на крик, житель Небесной империи останавливает мула и спрашивает Боба, что он хочет.
        - Есть ли письма или депеши для администратора прииска господина Перро или для братьев де Варенн - Жана, Жака и Франсуа?
        - Я не знаю. Посмотрю, когда подойду к дому. Нам запрещается отдавать почту вне дома. - Почтальон явно напуган колким взглядом этого невысокого паренька, определенно не расположенного подчиняться правилам.
        - Хватит сказки рассказывать! Давай сумку!
        - Нет! По правилам…
        С грубостью истого американца, вошедшей уже в поговорку, не тратя больше времени на слова, Боб схватил почтальона за ногу, крутанул над мулом, шмякнул о землю, затем приподнял за косичку, заплетенную на голове, сильно ударил кулаком по курносому носу и без дальнейших объяснений отнял сумку.
        Для китайца лучший, если не сказать единственный аргумент, который он понимает - сила. Поэтому почтальон даже не протестовал, пока Боб перебирал письма, адресованные золотоискателям.
        - Вот, - воскликнул он, решив уже было отказаться от поисков. - «Господину Перро, „Свободная Россия“, Карибу, Британская Колумбия». Письмо из Соединенных Штатов. Поскольку вашего дядюшки нет, открой письмо сам, Франсуа. Это в общих интересах. А ты, мэтр Джон, садись на своего мула, бери доллар и двигай дальше! Мы же, малыш, давай вернемся в лесок, из которого так хорошо просматриваются окрестности. Что в письме?
        - Прочти сам, - озабоченно произнес юноша» пробежав строчки глазами.
        - Но оно на французском, я не все пойму.
        - Тогда слушай!

«Олимпия, 25 июня 1886.
        Дорогой мой Перро!
        Наугад посылаю вам это письмо без уверенности, что оно дойдет по адресу. За вами наверняка шпионят и всю почту просматривают. Но буду надеяться на чудо. Дело срочное. Наши противники торжествуют на всех фронтах. Эти пираты, связанные с администрацией или входящие в администрацию, могут отобрать прииск. По наивности я отправился протестовать против приказа о моей высылке к правителю-наместнику и сразу был брошен в тюрьму, хорошо еще, что не отравлен. Благодаря помощи одного врача мне удалось бежать и добраться до Америки, откуда и пишу».
        - Так, значит, телеграмма была не от него, - прерывает Франсуа.
        - Какая?
        - Да восемь дней назад мы получили депешу о том, что все улажено. Не будь ее, дядя никогда не согласился бы отправиться с милордом охотиться на бигорнов.
        - С сэром Джорджем Лесли?.. Он вчера вернулся.
        - Ты в этом уверен? Ты его знаешь?
        - Абсолютно уверен. Самого милорда я не знаю, но с его кучером, ковбоем из Дакоты, мы давние друзья.
        - И что же?
        - Он сообщил мне, что вернулся со своим хозяином из экспедиции. Убили двух бигорнов.
        Молодой человек сильно побледнел:
        - Понимаешь, дядя был проводником экспедиции. Если проклятый англичанин вернулся без него, значит… Ой, Боб, я боюсь даже думать. Кажется, это катастрофа…
        - Ну, Франсуа, будь мужчиной. Нельзя бросать начатое. Твои братья в тюрьме, дядя тоже был, очевидно, арестован по возвращении. Поверь мне, эти факты связаны между собой.
        - Если бы арестован… - Подавив дурное предчувствие, Франсуа ухватился за предположение друга.
        - Теперь давай по порядку. Читай письмо дальше, а вечером я что-нибудь узнаю о вашем деле.
        - Ты прав, Боб. В письме может быть очень ценная информация.

«Ссылка и преследования, - пишет месье Алексей, - сделали меня подозрительным. На адрес „Свободной России“ могут посылаться фальшивые письма, депеши. Будьте осторожны. Ничему не верьте, абсолютно ничему. Я ни разу не писал вам, так как был заточен в одиночной камере…
        Ситуация сейчас такова: хотят завладеть прииском, и для этого используются все средства. Поскольку сила не на нашей стороне, надо временно отступить, хотя бы для видимости. Речь идет о жизни и смерти, а я не хотел бы сокращать ваши дни, дорогой Перро. В таких условиях бороться невозможно, нас раздавят. Поэтому по получении письма бросьте все и приезжайте сюда - гостиница «Олимпия», Вашингтон. Обдумаем, как выйти из этой ситуации с наименьшими потерями. Главное, не теряйте ни минуты. Действовать надо быстро. Жду.
        Всем сердцем ваш Алексей.
        P.S. Любой ценой нужно сберечь контракт, подтверждающий наше право на владение прииском. Поговорите с Иваном, которому я отправляю сегодня же депешу, сообщая те же факты. Будем надеяться, что хоть одно из моих посланий попадет вам в руки».
        - А месье Иван был убит на следующую ночь после отъезда дяди, - замечает Франсуа. - Теперь ясно: кража документов пьянчугами, распалившимися у Сэма, и была той скрытой целью, ради которой устраивалась вся эта оргия.
        - И вот еще что, - прерывает его Боб. - Когда точно пришло фальшивое сообщение господина Богданова?
        - Утром того дня, когда дядя отбывал в экспедицию. Через два-три часа после первого письма к нему прибыл курьер от сэра Джорджа, вручив второе письмо с настойчивым приглашением на охоту. Хорошо помню: известие от нашего русского друга было подписано Богданов, а не Алексей, как обычно, что несколько насторожило дядюшку. Но, успокоенный фальшивкой англичанина, он отбросил всякие колебания и уехал. С того проклятого дня начались несчастье за несчастьем: убийство директора, арест братьев и приказчика, разгром дома, кража документов и денег, наконец, ордер на мой арест…
        - Да, это, как ты теперь убедился, звенья одной цепи. Сначала приказом правителя-наместника удалили месье Алексея, затем услали подальше дядю Перро, дабы воспользоваться вашей молодостью и неопытностью в делах, наконец, убили директора. Даю голову на отсечение: тут не обошлось без сэра Джорджа Лесли, странного охотника на бигорнов.
        - Боже мой, вот что пришло мне в голову…
        - Что именно?
        - Ведь этот человек - брат правителя-наместника… Черт возьми! К тому же он генеральный инспектор приисков края.
        - Так чего же ты хочешь? Я уверен, охотник на бигорнов - главный вдохновитель всех этих подлых дел. А его сообщник - правитель-наместник. Нечего больше и гадать. Мы напали на след. Месье Алексей как в воду глядел, написав, что эти пираты пользуются поддержкой администрации, а может быть, и являются ею.
        - Но в таком случае, Боб, мы погибли, с такими людьми бороться невозможно.
        - Ну вот еще! Ты решил отступать?
        - Боб, ты меня знаешь. Без тени колебаний пожертвовал бы я собой, чтобы спасти братьев. Но, боюсь, и этого будет мало.
        - Ба! Такое ли мы еще видели! У нас в кармане десять тысяч долларов, а десять тысяч долларов - роковая цифра. Имея такую сумму, я готов объявить войну самой королеве и наголову разбить ее войска на море и на суше.



        ГЛАВА 9


        Сообщники. - Как создавалось дело «Свободной России». - «Временное изъятие» контракта на владение земли. - Поражение, мат. - Компания «бигорны и Карибу». - Преступный суд. - Публика возбуждена. - Закон Линча[Note93 - Закон Линча, суд Линча - самосуд, зверская расправа без суда и следствия.]. - Призрак. - Все в тюрьме.
        Начисто лишенный совести, Джордж Лесли, выбрав какую-нибудь цель, идет к ней напрямик, используя любые средства.
        Презирая человечество, он безмерно эгоистичен. Этот аристократ не остановится ни перед каким насилием, чтобы осуществить свой план или просто каприз.
        Ни привязанностей, ни долга, ни самоотверженности, ни уважения, если только речь не идет о собственном «я», не существует для этого человека. Он способен поджечь город, чтобы прикурить сигарету и повергнуть в кровавую бойню целую армию, чтобы насладиться созерцанием чужих страданий. Уезжая из Англии, разоренный «джентльмен» сказал себе: «Я быстро восстановлю состояние и вернусь богатым per fas et nefas». [Note94 - Любыми правдами и неправдами (лат.). (Примеч. перев.)]
        Такой человек, как сэр Джордж, не может быть бедным.
        У него есть все, чтобы добиться своего. В жизни он цепок, умеет, как шахматными фигурами, играть людьми и скрывать под маской избалованного высокородного господина лицо низкого, жестокого и расчетливого врага. Врага всего человеческого в человеке. Отправившись в экспедицию, все поставил на кон, словно желая разом выиграть пари не только с приятелем из Клуба охотников, но и с самим Господом Богом.
        Прибыв в Карибу, Его Высочество сразу остановил свой выбор на «Свободной России», надеясь, что самая богатая и процветающая компания приисков станет его легкой добычей. Не откладывая дела в долгий ящик, вельможа досконально изучил дело с точки зрения юридической, просмотрел все досье, получил информацию об акционерах «Свободной России», просчитал ее расходы и доходы и, завороженный красноречиво-манящей цифрой, воскликнул:
        - Скоро я буду главным акционером этой добывающей компании!
        Ловкач-англичанин начал подыскивать себе в сообщники мерзавца, который понимал бы его с полуслова и был бы для всех вне подозрений. Таковой нашелся в лице шерифа округа - человека еще молодого, сообразительного, активного, энергичного, обвешанного долгами, испорченного пороками, до безумия амбициозного и готового на все. Несколько энергичных слов, и сэр Джордж уже держал его в руках, не связав себя никакими обязательствами, кроме обещания способствовать повышению, которое могло бы удовлетворить аппетиты самого ненасытного.
        - Цель такова, - объяснил он шерифу. - Нужно любой ценой вытеснить с приисков акционеров «Свободной России». Вы слышали? Любой ценой! Иностранцы нам ни к чему, вы принесете благо стране, выгнав их прочь. Место генерального прокурора округа освободится через неделю, оно будет ваше в обмен на эту услугу, а еще - станете членом нового административного совета акционеров и получите десятую часть акций. Так когда вы собираетесь начать?
        - Завтра же, ваше превосходительство. Сегодня я…
        - Ни слова о ваших замыслах, не хочу ничего знать. Главное, одержать победу. Цель оправдывает средства. Вот две тысячи долларов на расходы. Действуйте, не стесняйте себя ни в чем.
        Достаточно искушенный, чтобы всю ответственность взять на себя, прохвост сделал то же, что и его патрон, - начал искать вице-прохвоста, решив поручить ему проведение операции.
        - Сэм-Отравитель прекрасно с этим справится, - сказал шериф сам себе после размышлений и немедля вызвал в кабинет трактирщика. В прошлом фальшивомонетчик, приговоренный к восьми годам принудительных работ, он был освобожден четыре года назад с условием помогать шерифу шпионажем; негодяй оказал шефу полиции уже немало услуг, а тот крепко держал его в руках и мог в любой момент отправить на каторгу за скупку краденого золота, которой Отравитель занимался почти не таясь.
        - Сэм, - начал шериф без всякого вступления, - кажется, контракт на владение землями «Свободной России» фальшивый, абсолютно фальшивый. Чтобы убедиться в этом, нам нужно его посмотреть…
        - Но, месье, его можно взять на время, - отвечает Сэм, понявший все с полуслова.
        - Я рассчитываю на вас, чтобы подготовить условия для этого временного изъятия.
        - И правильно делаете, месье шериф, мне нужно только одно…
        - Я ни о чем не хочу знать, действуйте как знаете. Когда этот так называемый контракт будет у вас в руках, принесите его мне. Даю вам восемь дней!
        - Хорошо. Но если полетят головы и будут переломаны у кого-нибудь ребра…
        - Ну, Сэм, такое разве в диковинку? На этих золотых полях много отчаянных и сильных головорезов - тем хуже для голов и ребер тех, кто послабее. Держите, вот тысяча долларов на расходы. Получите еще столько же, когда принесете документы. Кроме того, мы подумаем, не пора ли отменить давно установленную за вами слежку.
        Пока Сэм умело готовил операцию, сэр Джордж послал правителю-наместнику шифрованную телеграмму и добился от брата приказа о высылке из страны Алексея Богданова, главного акционера «Свободной России» и души всего прииска.
        Когда основной противник был удален, сэр Джордж с облегчением вздохнул и решил, что легко справится с Перро и директором, но тут появились три каких-то юнца.
        - Пусть они вас не беспокоят, - успокоил шерифа Сэм-Отравитель.
        - Дело на мази, - доложил шериф Его Высочеству.
        За восемь дней сообщники никак себя не проявляли, так что и Перро, и его племянники, и директор поверили, что дела улажены или, во всяком случае, начинают улаживаться. Истекал срок, данный шерифом Сэму для исполнения поручения. Контракт необходимо было достать ближайшей ночью. После фальшивки за подписью Богданова, отправленной на адрес «Свободной России» самим шерифом, все успокоились, и Перро по настойчивому приглашению сэра Джорджа без колебаний отправился на охоту за бигорнами. Тем более что наш джентльмен посулил за участие в экспедиции золотые горы - отказаться было трудно.
        Едва Перро уехал, Сэм предоставил рабочим прииска кредит - теперь понятно, из каких денег. Возбужденные алкоголем старатели ждали получки, а трактирщик знал, что вовремя ее выплатить не смогут.
        Для осуществления своего плана он позвал Рыжего Билла - головореза, способного ради денег на все.
        - Вот тебе, Билл, двадцать пять долларов, сегодня ночью в одиннадцать часов ты залезешь на крышу дома хозяина прииска, спустишься через трубу в комнату директора, одолжишь у него связку ключей и спрячешь так, чтобы никто не пронюхал, где они.
        - А если директор окажет сопротивление, если он сунет мне в бок револьвер…
        - Не бойся, каждый вечер господин Иван приходит сюда выпить грога. Сегодня в его бокал я подолью несколько капель надежного снадобья, и русский будет дрыхнуть как убитый.
        - А если все-таки проснется?
        - Полоснешь ножом по горлу! И больше не приставай ко мне с вопросами! Вот, бери свои доллары, столько же получишь, когда справишься с делом.
        Рыжий Билл удалился, бормоча себе под нос:
        - Лучше сразу помахать ножичком, тогда точно не проснется.
        План Сэма был очень прост: забрать у директора ключи от сейфа и тем самым помешать выдать рабочим заработную плату. В состоянии пьяного возбуждения - а питья будет море - рудокопов легко подтолкнуть к мятежу и затем к грабежу или поджогу дома, а тогда уж ничего не стоит взорвать динамитом сейф.
        Замысел не совсем удался, так как Рыжий Билл, убив директора и украв ключи, попался с поличным. Ключи оказались у братьев.
        Сэм, лишившийся помощника, нашел другого подручного, половчей и повезучей. Тот, согласившись помочь похоронить директора, связал Франсуа и бросил умирать на краю рва. Сейф же взорвал.
        Шериф, в чьи руки Жан с приказчиком передали убийцу директора, ничуть не взволновался. Он выслушал рассказ о зловещих событиях на прииске, сделал вид, что всему верит, посадил Рыжего Билла в камеру, а когда Жан со своим спутником готовы были удалиться, объявил им, что, по зрелому размышлению, их тоже должен арестовать, пока это темное дело не прояснится.
        Конечно, молодые люди начали бурно негодовать, тогда могущественный шериф, пожав плечами, позвал помощников и приказал запереть недовольных в камерах, соседних с камерой убийцы.
        К вечеру приехал обеспокоенный Жак, его постигла та же участь.
        Потом шериф, понимая, сколько выгоды можно извлечь из этого дела, выписал ордер на арест Франсуа и решил открыть следствие, словно он и впрямь подозревал, что братья причастны к убийству.
        Обвинение было абсурдным, идиотским, разваливалось на глазах, но, вовремя пущенное в ход, оно при определенном нажиме могло и должно было напугать этих здоровых парней. Тюрьма многих меняет, даже ломает. После нее, полагал шериф, этих мальчишек будет легко заставить навсегда покинуть Британскую Колумбию. А начнут упорствовать - отдам под суд, и, кто знает… не придется ли им закончить свои жизни на виселицах?
        Пока шеф полиции разбирался с юными защитниками прииска, сэр Джордж искал возможности расправиться со своим проводником.
        Поняв, что отважный канадец не собирается ни при каких обстоятельствах складывать оружие и будет продолжать при любых условиях всеми силами защищать «Свободную Россию», англичанин абсолютно хладнокровно решил отправить его на тот свет, выбрав удачный момент, позволявший все списать на несчастный случай.
        На той тропе, по которой они шли, случай мог представиться быстро. Негодяй, как вы видели, мгновенно им воспользовался.
        Резко толкнув плечом, джентльмен отправил Перро в бездонную пропасть, как раз когда охотник мотивировал силу свидетельских показаний при исчезновении документов.
        Совершив преступление, англичанин, сколь притворно, столь и искусно, стал сокрушаться о человеке, не раз спасавшем ему жизнь:
        - Бедный Перро, такой сильный! Такой ловкий! Один неверный шаг… Подумайте, один неверный шаг…
        Слуги склонились над обрывом, но даже не поняли, крутой или пологий у него склон, поскольку все заросло деревьями, лианами, терновником, густыми кустами.
        Тело Перро, падая отвесно, очевидно, угодило в стремительный поток, шум которого доносился до горной тропы.
        Вернувшись в Баркервилл, Его Высочество для порядка сообщил о том, что метис из Канады месье Перро, находившийся временно на службе у Джорджа Лесли, по неосторожности сорвался в бездну. Смерть наступила мгновенно.
        - Ну что ж! Можно передавать концессию преемнику, - цинично воскликнул шериф.
        - А как наследники? - вроде бы невзначай спросил сэр Джордж.
        - Все складывается самым лучшим образом, ваше превосходительство. Вот те самые документы, о которых вы хлопотали.
        - Очень хорошо, дайте мне их изучить да досуге. Да, кстати, дело о назначении вас генеральным прокурором округа продвигается.
        - Вы очень добры, Ваше Высочество.
        - Приказ о назначении, очевидно, будет подписан послезавтра, но вы можете уже сегодня приступить к выполнению новых обязанностей, поскольку место вакантно.
        - Ваше Высочество, не думаете ли вы, что мне представляется удачный случай начать свою деятельность в новой должности с предъявления трем молодым людям обвинения в убийстве директора прииска?
        - Прекрасно, дорогой прокурор. Начните следствие по делу об убийстве, и эти чудаки будут, я надеюсь, примерно наказаны, - отвечает мошенник, делая вид, что верит в виновность Жана, Жака и приказчика. - Но есть ведь и четвертый подозреваемый?
        - Да, Ваше Высочество, третий - племянник погибшего гида Перро. Его никто не видел с момента убийства.
        - Вот уж действительно порочная семейка! - бросил джентльмен на прощание.
        На следующий день Джордж Лесли, подумав, отправил телеграмму своему партнеру Эндрю Вулфу на адрес Клуба охотников. Она извещала об убитых бигорнах и о тех мерах, которые были приняты, чтобы зоологи могли со знанием дела определить, к какому роду относятся эти необычные величественные создания.
        Шкуры и скелет, выделанные местным умельцем, будут тотчас высланы в Англию. Попутно также отправятся фотографии, и компетентные ученые наконец рассудят в затянувшемся споре - коза или баран - уважаемых членов Клуба Эдварда Проктора и Джеймса Фергюссона.
        Сэр Джордж завершал телеграмму уточнением, к которому не мог остаться равнодушным Эндрю Вулф: «Передвигаю королеву на черную клетку, шах королю. Вам остается только ход на белую клетку. Тогда я объявляю шах моим белым офицером и… мат. С дружеским приветом, до скорого свидания, мой милый Вулф».
        Затем, как и положено азартному игроку, у которого мозг всегда работает, а совесть спит, джентльмен начал сочинять устав будущего финансового общества, которое он возглавит как президент. Поскольку жить «Свободной России» осталось недолго - решение о лишении владельцев прииска их прав должно быть подписано не позднее, чем через два дня, - сэр Лесли хотел быть готовым принять богатую концессию и рассмотреть обращения состоятельных акционеров.
        Но какое имя дать новому коммандитному товариществу? «Свободная Россия» больше не годится.
        Не случайно, конечно, имя бигорнов прицепилось к кончику пера будущего президента. А почему бы и нет в конце концов?
        Компания «Бигорны и Карибу» - звучит красиво и экзотически.

«Свободная Россия» умерла! Да здравствуют «Бигорны и Карибу»!
        С момента возвращения сэра Джорджа прошло всего три дня. Как видим, он не терял времени даром. Уже больше недели, как Жан, Жак, приказчик и Рыжий Билл заперты в одиночках. Боба и Франсуа никто не видел, по понятным причинам они не хотели показываться на людях.
        Нетрудно представить себе, в каком нервозном состоянии находились молодые люди, заключенные в тюрьму, лишенные воздуха, света и новостей, возмущенные выдвинутым против них диким обвинением. С каждым часом они чувствовали себя все хуже, метались, громко кричали, требуя прекратить это несправедливое заточение и пригласить судью.
        Наконец их просьба была удовлетворена.
        В Англии следствие по уголовному делу ведется открыто, в то время как у нас его держат в глубокой тайне. Обвиняемый может иметь рядом с собой адвоката, который подсказывал бы ему, как отвечать, - судья не вправе этого запретить. За исключением тех случаев, когда обвиняемый сразу признает себя виновным, он имеет - в глазах суда - презумпцию невиновности[Note95 - Презумпция невиновности - признание подозреваемого невиновным, пока не будет доказано обратное.], его не ловят на слове, не устраивают ловушек, не мучают, как это случается во Франции, напротив, ему дают полную свободу спорить на равных, при свидетелях, со следователем, выдвигать свои аргументы, опровергать нередко ошибочные заключения противной стороны. Конечно, на все это уходит много времени, но зато насколько уменьшается вероятность осуждения невиновного!
        В разрез с традициями английского правосудия наши молодые люди - два брата и приказчик - с самого начала оказались во враждебной среде. Вместо нейтральности, а иногда и доброжелательности судьи они чувствуют нескрываемую злобу, ожесточение, все разговаривающие с ними открыто демонстрируют свою предвзятость.
        Поскольку никого из адвокатов арестованные не знают, им прислали несимпатичного чиновника в рединготе без пуговиц, вельветовых брюках и стоптанных башмаках; от него за версту разит вином и табаком.
        Вместо того чтобы, как положено адвокату, защищать интересы своих клиентов, он, кажется, всеми силами помогает громоздить против них обвинения.
        Черпая силы в своей невиновности, подсудимые громко протестуют, когда судья, не привыкший себя сдерживать, кричит так, словно он уже приговорил их к смертной казни: «Да, вы убийцы!»
        Бессмысленно ждать от него доказательств, развернутых аргументов, убедительных выводов, служитель Фемиды сразу принимается рассказывать истории, вычитанные в бульварных газетенках, возмущается ранней испорченностью подростков, расписывает их зверскую жестокость, воспроизводит по-своему сцену убийства директора и всегда завершает речь словами: «Да, вы убийцы!»
        Такое впечатление, будто он нарочно разжигает ненависть присутствующих - людей без стыда и совести: зачастую пьяных прохвостов без кола без двора, которых всегда много на приисках и которые сейчас под угрюмым взглядом Сэма-Отравителя теснятся на грязных скамьях зала суда.
        Это те же самые типы, что за пригоршню монет и бесплатную выпивку недавно громили «Свободную Россию». А судья, уверенный в своей безнаказанности, открыто взывающий к негодяям, находящимся в зале, все тянет и тянет обвинительную речь!
        Один из бандитов, - как и следовало ожидать, - вскочив с ногами на скамью, кричит хриплым голосом:
        - Довольно сказки рассказывать! Дело ясное! Эти молокососы совершили убийство - или я не я! Отдать их под суд Линча! Три намыленных веревки, скользящий узел - и можно вешать негодяев на первом дереве…
        - Да, да, правильно! Суд Линча, и без промедления! Смерть убийцам! Смерть! Линчевать!
        Тут молодчики, подкупленные Сэмом, шумно встают, устремляются к перегородке, отделяющей подсудимых от зала, и хотят расправиться с обвиняемыми, не теряя ни минуты.
        Молодые люди, хоть и безоружны, готовятся постоять за свою жизнь, в то время как судья и пальцем не шевелит, чтобы утихомирить бурю, им же поднятую.
        Внезапно дверь зала суда с грохотом распахивается, и появляется человек гигантского роста - левая рука подвязана бинтом, лицо все в ссадинах. Он отстраняет здоровой рукой самых распалившихся и кричит громоподобным голосом:
        - Стоп, обманщики! Жив курилка, и ему есть что рассказать!
        По притихшему залу пробежал шепот:
        - Перро! Перро! Откуда он взялся?
        - Дядя! Дюдюшка! - воскликнули Жан и Жак, остолбеневшие от удивления и радости.
        - Да, ребятки мои, это я - вовремя прибыл почти с того света…
        - Что вам угодно, по какому праву мы мешаете слушанию дела? - с бесстыдством спрашивает судья.
        - По праву честного человека, знающего истину, вами тщательно скрываемую, слышите, вы, поборник закона Линча? Хотите знать, откуда я вернулся? Со дна бездны, куда отправил меня бандит, которому я несколько раз спасал жизнь и которому неймется завладеть чужим добром. О, теперь я разгадал его игру. Если я жив, то лишь благодаря случаю, которых много в нашей жизни на фронтире[Note96 - Жизнь на фронтире (от англ. frontiere - граница) - историческая граница продвижения поселенцев в США.]. Падение на сто футов сквозь плотный кустарник и перепутанные лианы. Не всякому удалось бы спастись и вовремя появиться, чтобы разоблачить негодяев.
        - Приказываю вам замолчать! - требовательно кричит судья, предчувствуя, что быть скандалу.
        - А я открыто обвиняю перед всеми здесь собравшимися человека по имени Джордж Лесли, недостойного подданного Ее Величества, выдающего себя за генерального инспектора и пытавшегося меня убить. Я обвиняю его также в том, что он украл или подбил других на кражу…
        Неописуемый гвалт перекрывает голос старого охотника. Размахивая здоровой рукой, он борется с полицейскими, которые по приказу судьи заполнили зал.
        Судья, недостойный своего звания, опасаясь публичного разоблачения махинаций в деле о «Свободной России», а также того, что выступление канадца, которого здесь очень любят, все испортит - многие в зале встанут на сторону пленников и освободят их силой, - торопится арестовать охотника по обвинению… в нарушении порядка…
        Увы! Во всех странах судьи имеют неограниченную власть и выносят заключение в зависимости от личного мнения.
        - Вот черт! - ворчит Сэм, одним из последних покидая зал суда. - Как я испугался за судью и особенно за себя. Этот дьявол Перро умеет устраивать свои делишки… Хорошо, что он теперь за решеткой. Но надо еще заставить его молчать. Иначе мы все погибли. Пожалуй, вот что: завтра ночью нападем на тюрьму, похитим пленников и линчуем их… Конечно, придется разориться на две-три бочки «сока тарантула», но, честное слово, против сильных болезней - сильное лекарство!



        ГЛАВА 10


        Люк, носовой платок и веревка. - Хлороформ[Note97 - Хлороформ - бесцветная жидкость со сладковатым запахом, обладает сильным наркотическим и снотворным действием.]. - Трио пьяниц. - Условия Боба и Франсуа. - Капитуляция по-индейски. - Боб закручивает винт. - Побежден. - Свободны! - Путь в Америку. - Безумие.
        Получилось все, как задумали высокопоставленные преступники. Пока суд оскорблял невиновных и подталкивал к беспорядкам толпу, сэр Джордж составил документ на лишение «Свободной России» всех прав.
        Как генеральный инспектор с неограниченными полномочиями, англичанин имел право потребовать от «Свободной России» внести в казну в течение суток сумму в один миллион четыреста тысяч пиастров. Неисполнение этого приказа влечет за собой - немедленно и без обжалования - аннулирование «русской» концессии.
        Раз директор убит, основной акционер выслан из страны, а на остальных заведено судебное дело, документ о лишении прав предъявлять некому, он остается в распоряжении шерифа, вернее, одного из его помощников.
        По причине отсутствия акционеров имущество концессии не может быть сохранено, все решения суд имеет право выносить заочно.
        Бесстыдные, преступные законы, но они пока в силе.
        Десять часов вечера. Если к этому же часу следующего дня «Свободная Россия» не уплатит фантастическую сумму в семь миллионов франков, она согласно закону перестает существовать и ей на смену официально придет компания «Бигорны и Карибу».
        Известие о чудесном воскрешении Перро и его драматическое появление в зале суда сэр Джордж выслушал равнодушно, пожав плечами.
        - Что ж, странностям в жизни нет конца, - произнес он, пощипывая свои седеющие бакенбарды. - Но какова дерзость - выдвигать против меня такое обвинение! Придется и с ним, и с остальными разделаться окончательно. Не позднее следующей ночи все они будут вздернуты на столбе по всем правилам суда Линча. А вот коротышка шериф далеко пойдет, ишь как все устроил! Ведь и впрямь, надо иметь талант, чтобы, служа вроде строгому и безупречному правосудию, натравить толпу на невиновных, которых нам как раз и хочется устранить!
        Вынеся столь глубокое и беспристрастное суждение о правовых органах страны, джентльмен сначала выкурил с удовольствием сигару, не торопясь выпил чашку чаю, потом принялся за ритуал подготовки ко сну с тщательностью человека, знающего себе цену и питающего к бренной своей оболочке истинное уважение.
        Он бросил последний удовлетворенный взгляд на составленный им акт, упраздняющий «Свободную Россию». Этот документ соседствовал с уставом компании «Бигорны и Карибу». Англичанин прочитал его как вечернюю молитву и лег в постель, заснув крепким сном праведника.
        Резиденция сэра Джорджа расположена в центре Баркервилла, между банком и кальвинистской церковью[Note98 - Кальвинистская церковь - по имени Ж.Кальвина (1509-1594). Возникла в XVI в. как протест против римско-католической церкви.], - солидный, двухэтажный дом, словно крепость, полностью скрытый от посторонних глаз стенами, решеткой и деревьями палисадника. На первом этаже находится кухня, столовая, гостиная, комната для курения, ванная, каморка повара Ли и клетушка, в которой спит кучер.
        На втором этаже апартаменты сэра Джорджа. Пять роскошно обставленных комнат, а также закуток лакея, который все время должен быть под рукой.
        Еще выше чердак, куда никто не заглядывает.
        Пробраться в этот массивный дом, где заперты все двери и обитатели решительны и вооружены до зубов, практически невозможно.
        Поэтому генеральный инспектор спит как убитый.
        Первый сон крепок. Разве услышишь, как над головой что-то таинственно зашуршало. Если бы спящий проснулся и взглянул хотя бы краем глаза на происходящее, то при тусклом, но достаточном свете ночника разглядел бы черный квадрат, внезапно появившийся на потолке между балок.
        На первый взгляд ничего особенного, но почти в полночь это отверстие в две ладони шириной соединило спальню Его Высочества с заброшенным чердаком.
        В любом случае сэр Джордж подумал бы, что это ему снится, особенно когда из отверстия стала спускаться на веревке белая тряпка - все ниже, ниже, пока не коснулась постели.
        Действительно, возможно ли на самом деле смехотворное появление здесь банальной белой тряпки?
        Но вот запах ее - тонкий всепроникающий запах эфира, заполняющий комнату своими раздражающими волнами, - банальным не назовешь.
        Поскольку эта тряпка - обыкновенный носовой платок, перехваченный посредине простой веревкой, - висит прямо над лицом нашего аристократа, он вдыхает сладковатый аромат в больших дозах, но никак не реагирует.
        Две минуты полной тишины, слышно только, что дыхание спящего стало более глубоким, с присвистом.
        Носовой платок быстренько взлетает, на миг исчезает и спускается вновь, опять смоченный летучей жидкостью, запах которой напоминает запах спелого ранета.
        На этот раз никто не держит платок над носом спящего, его просто бросили ему на лицо, а сэр Джордж не шевельнулся и совсем не знает, что за операцию над ним производят.
        Еще через две минуты окошечко в потолке громко захлопнулось. Кажется, теперь никто не старается соблюдать тишину.
        Вскоре под тяжелыми шагами содрогнется деревянная лестница, дверь в спальню сэра Джорджа широко распахнется, пропуская каких-то мужчин - лиц под широкополыми шляпами не видно. Один из пришельцев высокий, другой низенький.
        Они идут прямо к кровати, на которой спит, неподвижный как труп, инспектор края, вытаскивают его из-под одеяла и ловко одевают.
        Наш джентльмен совершенно недвижим и позволяет делать с собой что угодно, а когда его перестают поддерживать, валится на пол как паяц кукольного театра, у которого разом оборвались все нитки.
        - Но как же вынести его отсюда, не привлекая внимания прохожих? И не боишься ли ты, что он проснется раньше, чем мы его донесем?
        - Положись на меня, милый Франсуа, - отвечает низенький, так гнусавя, что и при слабом свете ночника можно узнать Боба. - Я не первый раз пользуюсь хлороформом и гарантирую, он проснется не раньше чем через час.
        - Ладно, пошли!
        - Подожди минуточку. Что там за бумаги на столе? Вот пожалуйста! Контракт на владение землями «Свободной России»! Какая удача! Франсуа, спрячь эти бумаги в карман. Каждая из них стоит не меньше пятидесяти тысяч долларов. Это очень облегчит нашу задачу.
        - Ну, Боб, хватит разговоров, пойдем отсюда, - торопит молодой человек, тщательно спрятав бумагу во внутренний карман охотничьей куртки.
        - Ол райт! [Note99 - Ол райт - от all right (англ.) - хорошо, согласен.] - отвечает ковбой, беря спящего джентльмена под руку.
        - А ты, Франсуа, подхвати-ка его под второе крылышко.
        Спокойно, так, словно все слуги подкуплены, они спускают сэра Джорджа по лестнице, ступенька за ступенькой, выходят во двор, и Боб командует: «Стоп!»
        - Что такое?
        - Положи-ка Его Высочество и хорошенько вываляй в пыли.
        - Зачем?
        - Да чтобы он был похож на бродягу. Вот так, прекрасно, теперь идем.
        Они снова подхватывают сэра Лесли под руки и выходят на плохо освещенную улицу, где пока ни души.
        Американец затягивает песню пьяницы, сказав Франсуа:
        - Делай, как я, пусть ноги заплетаются, качайся, пой…
        Они шли, петляя и спотыкаясь, а похищенный, болтаясь между ними, безвольно повторял эти замысловатые па. Внезапно перед ними вырос полицейский.
        - Куда направляетесь, ребята? - спрашивает он с оттенком симпатии и зависти в голосе.
        - Вот дружок перебрал лишнего, - говорит Боб, вполне натурально икая, - а мы крепко держимся на ногах, у нас ясная голова, доведем его до дома.
        - Не очень полагайтесь на свои крепкие ноги, - отечески советует полицейский.
        - О, не беспокойтесь, мы так пятьдесят миль можем пройти, - расхвастался, как и положено пьяным, Боб. - Спасибо вам и спокойной ночи.
        - Спокойной ночи, друзья.
        Этот причудливый спектакль длился не больше четверти часа.
        Пятнадцать минут спустя молодые люди уже были на другом конце городка, перед стоящим на отшибе мрачным, из тяжелых бревен, домом.
        Боб открывает дверь ключом, который достал из кармана, и командует:
        - Неси его сюда.
        Франсуа молча подхватывает англичанина под руку, как подхватил бы ребенок куклу, и входит в комнату первого этажа. Боб зажигает лампу, одеялами плотно завешивает окна, на которых уже спущены ставни, связывает спящему руки и ноги и говорит:
        - Предосторожности нелишни. Эти англичане всегда рвутся в бой. Подождем, когда он проснется, теперь уж осталось не более пятнадцати минут. Ну, что скажешь, малыш, об этой операции?
        - Она мне кажется невероятной. Я не поверил бы, что все это происходило в действительности, если бы здесь не лежал полностью в нашей власти этот господин. Уж мы потребуем у него отчета…
        - Да, да, потребуем, - произнес ковбой с такой интонацией, что вздрогнул бы самый бесстрашный. - Смотри-ка, а он просыпается раньше, чем я предполагал.
        Сэр Джордж открывает глаза, зевает и пытается потянуться.
        Пробуждение длится минуты две. Боб и Франсуа застыли как каменные.
        Сэр Джордж, сначала удивленный, а затем обеспокоенный тем, что он в незнакомом месте, связан и два незнакомца с ненавистью пристально смотрят на него, хорохорится и спрашивает громко:
        - Где я? Кто вы такие? По какому праву привезли меня сюда?
        Франсуа решает ответить.
        - Вы находитесь в доме, где часто проводят ночь гуляки и пьяницы, вокруг - никакого жилья, можете кричать сколько вздумается. Моего друга гражданина Америки зовут Боб Кеннеди, а я Франсуа де Варенн, племянник Перро, за которого вы нам еще ответите, и брат тех парней, которых послушный вам шериф засадил - против всех законов - в тюрьму. Мы доставили вас сюда по праву сильного.
        - А если захотите узнать, каким образом, - издевательски продолжает Боб, - с удовольствием вам расскажу, поскольку это моя личная выдумка и мне не чуждо тщеславие изобретателя. Сначала мы подкупили ваших слуг, вместе с китайцем, - дали по две тысячи долларов каждому. Эти славные ребята, получив наличными, вручили нам ключ от вашего дома и сбежали - все, кроме китайца, который временно служит нам. Мы устроились на чердаке вашего дома, прихватив с собой еду, веревку, флакон с хлороформом и носовой платок, из уважения к вам идеально чистый. Затем подняли половицы точно над вашей кроватью и терпеливо ждали, пока вы вернетесь и ляжете спать.
        Когда вы крепко заснули, я щедро пропитал хлороформом носовой платок, привязанный к веревке, а мой друг Франсуа - вот он - аккуратно спустил его прямо вам на нос. Хлороформ подействовал, и мы, взяв вас с двух сторон под руки, как бравого выпивоху, что после встречи с бутылкой не держится на ногах, доставили сюда.
        - Но что вы от меня хотите? - высокомерно спрашивает сэр Джордж, уверенный, что нет такой силы, которая бы заставила его делать что-либо против воли.
        - Вот чего мы хотим: шериф округа - ваш друг и такой же негодяй, слушается вас без колебаний и размышлений. Сейчас же напишите ему письмо, черновик которого мы приготовили. Читаю:

        «Господин шериф!

        Поразмыслив, я понял, что мы совершили ошибку по отношению к двум братьям де Варенн и приказчику компании «Свободная Россия». Несчастное стечение обстоятельств побуждало думать, что арестованные виновны, но сегодня я не сомневаюсь в их непричастности к убийству, а поскольку в тюрьме они по моей вине, прошу вас, вернее приказываю, выпустить их на свободу немедленно - в какое бы время суток ни пришло это письмо, принесенное моим слугой-китайцем. Действуйте без промедления, сегодня от этого зависит моя жизнь, а завтра, быть может, и ваша. Мы проиграли, надо смириться.

        Само собой разумеется, что и мой гид Перро должен быть одновременно выпущен из тюрьмы».
        И вы полагаете, я это подпишу? - говорит сэр Джордж, презрительно пожимая плечами.
        - Письмо будет не только подписано, но и написано целиком вашей рукой.
        - Забавное желание!
        - Оно действительно покажется вам невинной забавой по сравнению с тем, что ждет вас, если станете упорствовать.
        - Вы все сказали?
        - Нет, не все. Мы также требуем от вас, генерального инспектора, отменить штраф, незаконно наложенный на «Свободную Россию».
        - Вы слишком самоуверенны, ребята.
        - Подождите, и это еще не все. Вам придется письменно признаться, что вы пытались убить моего родственника - Жозефа Перро. Попытка не удалась, но это не меняет дела.
        - А что я получу взамен?
        - Жизнь.
        - Это все?
        - Мы не можем требовать ни больше, ни меньше.
        - А если я откажусь?
        - Вы не откажетесь, поскольку Боб может вас сделать полностью послушным своей воле.
        - Индейцы, - продолжает Боб, - научили меня, как сделать человека абсолютно сговорчивым.
        - А выполнив ваши требования, я сразу буду свободен?
        - Не держите нас за идиотов! Мы отправимся вместе с вами, всемером, в специально нами нанятом дилижансе до первой железнодорожной станции, потом поездом доберемся до американской границы. В дороге, предупреждаем, при малейшем подозрительном жесте или слове вы будете убиты на месте.
        - Так вот, я отказываюсь, - вызывающе, срывающимся голосом кричит сэр Джордж.
        - Ладно, я так и думал, - флегматично замечает Боб. - Начнем с самых простых приемов, не оставляющих следов… Вы же придаете большое значение своей внешности, я это учту, - продолжает ковбой с угрожающей иронией.
        - Франсуа, обнимите покрепче этого джентльмена, чтобы он не двигался. Вот так, хорошо.
        Удивительно проворно Боб набрасывает на голову сэра Лесли - на уровне лба и висков - веревку, заканчивающуюся петлей. В петлю просовывает деревянную палку и добавляет:
        - Франсуа, держи крепче, он сейчас начнет дергаться.
        С этими словами ковбой начинает крутить палку, так что веревка все сильнее сжимает голову.
        Лицо англичанина становится багровым, он хрипло кричит, бьется в руках могучего юного метиса. Боб продолжает экзекуцию. Лицо его превосходительства становится синюшным от вздувшихся, едва не лопающихся вен, потом покрывается каплями пота. Еще поворот, и сэру Джорджу кажется, что череп дал трещину и через нее выползает мозг. Но у него достаточно энергии, чтобы прохрипеть:
        - Негодяи! Вы можете меня прикончить, все равно ничего не добьетесь!
        - Эта песенка нам знакома, - бросает американец. - Вначале все так говорят, а в конце концов уступают. Да вы не беспокойтесь, от этого не умирают. Веревка, правда, портит ваш скальп. Смотри-ка, Франсуа, у господина парик. В этом нет ничего плохого, мое замечание не должно вас обижать, месье. Ну, напишете письмо по доброй воле? Нет? Тогда я продолжаю.
        Чтобы освободить себе руки, ковбой засовывает конец палки за шиворот нашего джентльмена и обвязывает такой же веревкой с палкой туловище.
        - Эта веревка сделает вашу талию тоньше, чем у осы.
        Теперь сэру Джорджу кажется, что из него выдавливают кишки, он испускает душераздирающие, сдавленные стоны, а из глаз, расширенных от страшной боли, ручьями текут слезы, орошая не только щеки, но и одежду.
        Боб совершенно невозмутимо готовит еще одну веревку с палкой.
        - Теперь я вам свяжу большие пальцы ног, так делают индейцы. Когда же все три веревки будут прилажены, начну работать всеми зажимами. Вот так! - бросает он, резко крутанув палку у головы.
        Раздается дикий, животный вой, сэр Джордж краснеет, бледнеет, бьется в судорогах, икает, словно в агонии.
        - Сейчас по ребрам, - поясняет Боб, - кто молчит, тот на это согласен.
        Сжатые с чудовищной силой мышцы рвутся, на губы фиолетового цвета вываливается синий язык и стекают капли крови.
        Франсуа, бесстрастный как все индейцы, хладнокровно наблюдает эту страшную сцену. Даже если бы он по молодости лет пожалел сэра Джорджа, мысль о братьях и дяде подавила бы это сочувствие.
        - Ну что ж, - продолжает насмешливо ковбой, - крутим дальше. Теперь пальцы, это место чувствительное. Вы пока еще в подготовительном классе, подождите, вот когда я начну крутить все три винта одновременно…
        - Нет, нет, хватит, - заикаясь, надтреснутым голосом лепечет что-то нечленораздельное аристократ, сломленный болью.
        - Вы принимаете наши условия?
        - Да, да, ради Бога, ослабьте веревки.
        - Пожалуйста, ваше превосходительство. Вы правильно сделаете, если капитулируете, человек не в состоянии это переносить. Выпейте стаканчик виски, чтобы прийти в себя.
        - Нет, воды…
        - Воды? - удивленно переспрашивает Боб. - Значит, вам хуже, чем я думал. Вот то, что вы просите, а также бумага и ручка. Вы ведь готовы все написать, так ведь?
        - Да, - произносит замученный инспектор, жадно глотая воду. По лицу его с располосованного лба, смешиваясь с потом, стекает красноватая серозная жидкость.
        Разбитый, сломленный, побежденный, утративший волю к сопротивлению, сэр Джордж пишет, останавливаясь, чтобы сделать еще глоток и обтереть лицо, по которому струится пот и кровь. За полчаса он написал письмо с приказанием освободить пленников, распоряжение, отменяющее штраф в миллион четыреста тысяч долларов, и записку, подтверждающую, что им совершена попытка убить Перро.
        Когда все бумаги готовы, Франсуа выходит в коридор и громко зовет:
        - Ли, идите скорее сюда!
        Китаец, все такой же чистенький, ухоженный, с невозмутимым лицом фарфоровой куколки, почтительно кланяется своему бывшему хозяину и ждет приказаний молодого человека.
        - Вы получили уже тысячу долларов, так, Ли?
        - Да, месье.
        - Получите еще столько же, когда отнесете это письмо шерифу.
        - Да, месье.
        - Пойдете вместе с шерифом в тюрьму и приведете к нам четверых пленников, среди которых Перро, - его вы хорошо знаете.
        - Да, месье.
        - Идите да поскорее, вас ждет тысяча долларов.
        Китаец, может быть, первый раз в своей жизни бросился бежать, а Боб снова скрутил сэру Джорджу руки, не развязывая ног.
        Затем Франсуа передал другу два винчестера и два револьвера, столько же положил возле себя и сказал пленнику, лежащему без сил:
        - Если вам дорога жизнь, молитесь, чтобы шериф не усомнился в вашей подписи и не заподозрил что-то неладное. Иначе, клянусь, живым отсюда не выйдете.
        Прошел час в полном молчании, в нервном ожидании; даже исключительная гордость не помогала трем мужчинам скрыть свое волнение.
        Наконец на улице послышались голоса и писклявая речь китайца, приглашавшего сопровождающих войти.
        Дверь резко распахнулась, вошел Ли, за ним Перро, чья гигантская фигура закрыла на мгновение черный квадрат дверного проема; потом Жан, Жак и приказчик.
        - Боб! Это Боб с Франсуа! - дружно закричали братья, потрясенные и радостные.
        - Вы и есть Боб Кеннеди, друг и, можно сказать, брат моих ребят? - прервал Перро. - Вы настоящий человек, и я люблю вас всем сердцем.
        Охотник едва не удушил американца в объятиях.
        - Вы свободны? - спрашивает Франсуа.
        - Освобождены без всяких условий.
        - А шериф?
        - Отпустил нас и сбежал, позеленев от страха. Но поясните…
        - Больше ни слова, времени мало, - прервал Боб, прекращая излияния братских чувств. - В дилижансе мы тридцать часов будем вместе, пока доберемся до станции Ашкрофт, где пересядем на поезд. Этого вполне хватит, чтобы рассказать друг другу обо всем в мельчайших деталях. Шериф и линчеватели могут опомниться. Вот каждому винчестер, патронташ с сорока патронами и револьвер… А тут продукты, чтобы заморить червячка в дороге. Ну, дилижанс готов, лошади впряжены. Итак, господа, в путь, в Соединенные Штаты!
        Четверть часа спустя тяжелый экипаж, с оглушительным скрежетом подскакивая на ухабах, мчался к югу, унося всю компанию - Перро, трех братьев, Боба, приказчика, сэра Джорджа и китайца Ли.
        Они беспрепятственно добрались до железной дороги, пересели в забронированный заранее вагон, за десять часов преодолели южную часть Британской Колумбии, пересекли границу и прибыли в гостиницу «Олимпия», где их ждал Алексей Богданов. За все тридцать восемь часов ослабевший, подавленный, не похожий на себя сэр Джордж не произнес ни слова, его перетаскивали как тюк с вещами.
        Уверенные, что на американской земле они в безопасности, наши герои, не испытывая никакой злобы к поверженному врагу, отправили Его Высочество в Викторию на пароходе международной компании.
        Поскольку сэр Джордж с трудом понимал, что к чему, Перро попросил англичанина-капитана:
        - Позаботьтесь о нем, это брат правителя-наместника.
        Тут наш джентльмен впервые открыл рот и произнес:
        - У правителя-наместника брат бигорн, бигорн - это я. Кто я - коза или баран - спросите у Джеймса Фергюссона и Эдварда Проктора, там, вы знаете, в Клубе охотников…
        - Да он совсем помешался, - объявил Перро, вернувшись от капитана.
        - Что же вы хотите, - с философским спокойствием ответил Боб, - этот подлый человек все храбрился, а я все завинчивал винт, может быть, оказался затронутым мозг… Честное слово, тем хуже для него. Меня совесть не мучает.
        Конец второй части



        ЭПИЛОГ

        Два месяца прошло после тех драматических событий.
        Алексей Богданов, президент общества «Свободная Россия», воспользовавшись благоприятным случаем, продал собственность коммандитного товарищества. Он заключил - можно прямо сказать - необычайно выгодную сделку.
        Покупатель в лице консорциума[Note100 - Консорциум - временное соглашение между несколькими банками или промышленными предприятиями для совместного размещения займов, проведения финансовых или коммерческих операций большого масштаба, осуществления крупного промышленного строительства, увеличения производства продукции.] английских промышленников и банкиров заплатил наличными. Перро получил пропорционально своей доле сумму в пятьсот тысяч франков. Это истинное богатство для охотника, сумевшего и раньше скопить деньжонок.
        Боб Кеннеди и братья - Жан, Жак и Франсуа, - спасшие концессию от неминуемого краха, получили по сто тысяч франков в виде чеков на предъявителя.
        Хотя славные парни не хотели ничего брать, повторяя, что не собирались продавать свою помощь, Алексей Богданов, уезжая в Европу, так настаивал, что им пришлось в конце концов согласиться.
        - Да что мы будем делать с такими деньгами? - спросил ковбой, не веря своим глазам.
        - Купите земли на северо-западе, возьмете в жены прелестных канадских девушек и нарожаете деловых фермеров, - ответил русский, в голосе которого чувствовалась горячая симпатия.
        - Неплохо, - ответил Боб, - я заведу семью и тоже стану франко-канадцем. Мы поселимся недалеко друг от друга и образуем великолепную колонию…
        Независимые, освобожденные от необходимости зарабатывать на хлеб насущный, приготовившись жить до глубокой старости, изредка, когда уж очень захочется, пускаться в приключения, молодые люди отправились на северо-запад Канады.
        Хорошо зная богатства этой страны, они остановили свой выбор на землях к востоку от Батлфорда, недалеко от слияния двух рек - Северного и Южного Саскачевана.
        Местными жителями, в основном участниками недавней войны, только что получившими амнистию[Note101 - Амнистия - смягчение наказания или освобождение от наказания лиц, осужденных судом.], вновь прибывшие были встречены дружелюбно, им оставалось только выбрать любой из свободных участков земли - а те были один лучше другого.
        Мы не будем описывать, как устроились наши герои. Расскажем только один эпизод, имевший прямое отношение к человеку, который едва их не погубил.
        Однажды в Батлфорде друзья зашли в бар, чтобы освежиться после трудов праведных, и Боб увидел на столе иллюстрированный журнал с портретом на первой странице, который заставил его вздрогнуть.
        - Ого, черт бы меня побрал, кажется, это тот человек, помогите мне вспомнить его имя, человек с бигорном…
        - Сэр Джордж Лесли?
        - Да, да.
        - Наш друг Боб прав, - воскликнул Перро, бросив сердитый взгляд на фотографию. - Но почему журнал «Девятнадцатый век» печатает портрет этого негодяя?
        - Там, наверное, объяснено, - замечает Франсуа. - Посмотрите, Боб.
        - Вот тебе, пожалуйста. Это и впрямь интересно, - ответил бывший ковбой, пробежав глазами колонку текста, относящуюся к фотографии.
        - Читайте, Боб.
        - С удовольствием. «Многие, наверное, еще помнят об отъезде видного члена лондонского Клуба охотников сэра Джорджа Лесли в конце мая месяца на охоту за бигорнами в Карибу. Отъезд был мотивирован условиями пари. Мы не будем на нем останавливаться, поскольку оно интересно только для тех, кто его заключил. Речь шла об определении, к какому роду, с точки зрения зоологии, относятся бигорны - козы или овцы.
        Сэр Джордж, азартный охотник и спорщик, решил во что бы то ни стало поймать хотя бы одного бигорна и привезти его скелет компетентным ученым, которые бы и решили этот вопрос. Во время полного приключений путешествия по Скалистым горам сэр Джордж записывал интересные сведения, относящиеся к жизни аборигенов, и посылал их членам Клуба охотников, так что они шаг за шагом могли как бы следовать за экспедицией.
        Весьма ответственно относясь к сбору документов, путешественник взял с собой фотоаппарат новейшей марки и небольшой фонограф. Попав вместе со своими носильщиками-индейцами в засаду и очутившись в руках краснокожих, известных под именем Кровавые люди, сэр Джордж Лесли сфотографировал и записал отвратительную сцену каннибализма. Неизвестно, как он выбрался живым из этой переделки, но Клуб охотников получил фотографии и фонограммы.
        Один из предпринимателей, почуяв выгоду, купил эти документы за большую сумму и, развернув широкую рекламу, начал их демонстрировать перед публикой. Как и следовало ожидать, увеличенные проектором кадры и усиленные мегафоном звуки имели большой успех.
        Всем хотелось посмотреть сцены настоящего каннибализма, услышать душераздирающие крики жертвы и звериный вой людоедов. Одним словом, на демонстрацию, моральная сторона которой более чем сомнительна, был большой спрос, и она приносила крупные барыши. Но вот однажды один из миссионеров[Note102 - Миссионер - лицо, занимающееся распространением религии среди населения с другим вероисповеданием. Например: французские миссионеры-христиане в Канаде среди язычников-индейцев.], хорошо знающий язык, на котором общаются индейцы, расшифровал на фоне оглушительного шума слова, вырывавшиеся у истязаемой жертвы. Эти слова являлись настоящим обвинительным заключением против сэра Джорджа. Охваченный преступным любопытством, он отдал на съедение каннибалам одного из своих носильщиков; того мучили долго, в соответствии с утонченно-жестокими традициями каннибалов, а затем разрубили на куски.
        По фонограмме слышно, как несчастный обвиняет своего хозяина и как каннибалы благодарят сэра Лесли за обильную пищу. Фонограф, бесстрастно зафиксировавший все звуки, не оставляет никаких сомнений в виновности сэра Лесли.
        Конечно, городские власти не стали закрывать на это глаза, заполучили фотографии и фонограммы и в качестве вещественного доказательства соучастия сэра Джорджа в убийстве индейца, подданного Ее Величества королевы, передали их в суд.
        Суд обязательно состоялся бы, тем более что общественное мнение давно возмущается обращением с подданными колониальной империи Ее Величества. Но тут узнали, что сэр Джордж потерял рассудок. Сумасшествие его не было агрессивным, он называл себя то козой, то бараном… Это спасло его от законного наказания. Но в тюремной ли камере или в доме умалишенных он все равно наказан; попранные законы нравственности восторжествовали.
        Конец


        notes


        Note1

        Аргумент - логический довод, служащий основанием доказательства.



        Note2

        Клуб охотников и рыболовов (англ.). (Примеч. перев.)



        Note3

        Арбитр - посредник между спорящими сторонами.



        Note4

        Компетенция - круг вопросов, в которых данное лицо обладает познанием и опытом.



        Note5

        Дискуссия - обсуждение спорного вопроса.



        Note6

        Гризли - крупный свирепый серый медведь, обитающий на Аляске и в западных районах Канады.



        Note7

        Бизон - дикий бык, водившийся в Северной Америке. В настоящее время сохранился только в заповедниках.



        Note8

        Скалистые горы - часть горного пояса Кордильер на западе Канады.



        Note9

        Пари - условие, по которому проигравший в споре обязан сделать что-либо.



        Note10

        Ливерпуль - город на западе Великобритании при впадении реки Мерси в Ирландское море. Один из крупнейших портов Объединенного Королевства.



        Note11

        Галифакс - город на Юго-Востоке Канады. Порт в незамерзающей бухте Атлантического океана.



        Note12

        Трансконтинентальный поезд - поезд, пересекающий континент.



        Note13

        Британская Колумбия - одна из провинций Канады.



        Note14

        Глобальный - всесторонний, общий.



        Note15

        Сибарит - изнеженный, праздный, избалованный роскошью человек (по названию древнегреческой колонии Сибариус, жители которой славились богатством и любовью к роскоши).



        Note16

        Глазами очевидца. (лат.)



        Note17

        Депеша - спешное уведомление.



        Note18

        Прииски в Карибу - прииски в горах Карибу на юго-западе Канады.



        Note19

        Специально для этого предназначенную. (Примеч. перевод.).



        Note20

        Доминион - самоуправляющаяся колония в составе Британской империи. Канада с 1867 по 1947 год - доминион Великобритании.



        Note21

        Феномен - редкое, необычное явление.



        Note22

        Справочник Карла Бедекера и Брэшоу - путеводитель для путешественников (по именам издателей).



        Note23

        Ри джайна - город в юго-западной части Канады.



        Note24

        Литтон - город на юго-западе Канады.



        Note25

        Лорнет - складные очки с ручкой.



        Note26

        Ванкувер - город на юго-западе Канады, в провинции Британская Колумбия.



        Note27

        В отличие от Манитобы и Онтарио Британская Колумбия не имеет Верхней палаты или Верховного Совета. Она направляет в канадский парламент, работающий в Оттаве, шесть депутатов, избранных всеобщим голосованием и трех сенаторов, назначаемых генерал-губернатором. (Примеч. автора.)



        Note28

        Небесная империя - Китай.



        Note29

        Флегматичный - человек, отличающийся медлительностью, спокойствием, слабым проявлением чувств.



        Note30

        Шериф - должностное лицо в Великобритании, выполнявшее административные и некоторые судебные функции.



        Note31

        Гинея - английская золотая монета, находившаяся в обращении до 1817 года.



        Note32


10,25 миллиметра. (Примеч. автора.)



        Note33

        Концессия - предприятие, основанное на договоре на сдачу государством в эксплуатацию частным предпринимателям или иностранным фирмам промышленных предприятий или участков земли с правом добычи полезных ископаемых и строительства различных сооружений.



        Note34

        Мул - домашнее животное, гибрид лошади и осла.



        Note35

        Йел, Камлупс - города на юго-западе Канады.



        Note36

        Метис - потомок от брака разных рас, как правило, европейской и индейской.



        Note37

        Каннибализм - людоедство, зверство, жестокость.



        Note38

        Гумус - перегной, то есть органическое вещество почвы, образовавшееся в ней при разложении растительных и животных остатков.



        Note39

        Миля - тысяча шагов в древности. Теперь морская международная миля равна 1, 852 км., морская миля в Великобритании равна 1, 8532 км. В данном случае имеется в виду уставная сухопутная миля, равная 1, 609 км.



        Note40

        Загарпунивать - убивать при помощи гарпуна - копья с зазубренным наконечником.



        Note41

        Миграция - передвижение животных на значительные расстояния, вызванное изменением условий существования в месте их обитания или связанное с прохождением ими цикла развития (лосось идет нереститься в места своего рождения).



        Note42

        Гурман - любитель и знаток тонких, изысканных блюд.



        Note43

        Нимврод - библейский богатырь и охотник.



        Note44

        Баркервилл, Клинтон, Каш-Крик - города на юго-западе Канады.



        Note45

        Амуниция - снаряжение.



        Note46

        Ливрея - форменная одежда особого покроя, обычно обшитая галунами.



        Note47

        Кокарда - металлический значок установленного образца на форменной фуражке.



        Note48

        Игра слов: polichinelle - pourichinelle - полишинель - вонючка-шинель. (Примеч. перев.)



        Note49

        Кларет - красное столовое вино.



        Note50

        Фунт - основная единица массы в системе английских мер, торговый фунт равен 0, 4536 кг.



        Note51

        Антропофаги - людоеды.



        Note52

        Эклога - в античной и европейской поэзии стихотворение на тему о пастушеской или просто сельской жизни.



        Note53

        Скальп - кожа с волосяным покровом, снятая с головы побежденного врага.



        Note54

        Фонограф - первый прибор для записи на восковой валик звука и его воспроизведения.



        Note55

        Гашиш - наркотическое вещество, употребляемое населением Восточной Азии.



        Note56

        Дилижанс - многоместный крытый экипаж, запряженный лошадьми для перевозки почты, пассажиров и их багажа, применявшийся до развития железных дорог.



        Note57


14,45 миллиметра. (Примеч. автора.)



        Note58

        Абориген - коренной житель какой-либо местности, обитающий в ней с давних пор. В данном случае - индеец.



        Note59

        Гаучо - этническая группа в Аргентине, возникшая от браков испанцев с индейскими женщинами.



        Note60

        Дилетантизм - занятие какой-либо деятельностью при поверхностном знакомстве с предметом, любительство.



        Note61

        Ярд - единица длины в английской системе мер, равна трем футам или 91,44 см.



        Note62

        Сиеста (от исп. siesta) - полуденный послеобеденный отдых в самое жаркое время дня.



        Note63

        Агонизирующий - предсмертный, умирающий.



        Note64

        Гипертрофированный - чрезмерно преувеличенный.



        Note65

        Скептицизм - критическое, недоверчивое отношение, сомнение в возможности, правильности, истинности чего-либо.



        Note66

        Иммигранты - иностранцы, поселившиеся в какой-либо стране на постоянное место жительства.



        Note67

        Речь идет о лесах, сельском хозяйстве, рыболовстве, добыче угля. Рыбная ловля приносит ежегодно от двадцати пяти до двадцати семи миллионов франков, уголь - от двенадцати до пятнадцати миллионов. (Примеч. автора.)



        Note68

        Аскетический - крайне воздержанный, отказывающийся от жизненных благ.



        Note69

        Акционер - владелец акций. Акция - ценная бумага, выпускаемая каким-либо обществом и дающая ее владельцу право на получение определенного дохода из прибыли акционерного общества - дивидендов.



        Note70

        Коммандитное общество - зависимое общество.



        Note71

        Терриконик - конусообразный отвал пустой породы на поверхности земли при шахте.



        Note72

        Валовой продукт - совокупная стоимость конечной продукции отраслей материального производства и непроизводственной сферы, выраженная в рыночных ценах.



        Note73

        Метрополия - государство, владеющее захваченными им колониями.



        Note74

        См. роман «Адское ущелье». (Примеч. автора.)



        Note75

        Эсквайр (от англ. esquire, лат. scufarius - щитоносец) - почетный титул в Англии и США, разнозначный обращению «джентльмен».



        Note76

        Нормандские дворяне - дворяне, населявшие во Франции провинцию Нормандия, потомки норманнов.



        Note77

        Знамя Золотой лилии - знамя французского королевства.



        Note78

        Фатальный - роковой, неотвратимый, неизбежный.



        Note79

        Мокасины - у индейцев Северной Америки мягкая обувь, сшитая из одного или трех кусков кожи, без твердой подошвы, украшенная орнаментом.



        Note80

        Лассо - аркан со скользящей петлей для ловли животных.



        Note81

        Панорама - вид местности, открывающийся обычно с высоты.



        Note82

        Флора - растения данной местности.



        Note83

        Кастаньеты - ударный музыкальный инструмент, состоящий из двух деревянных или пластмассовых пластинок в форме раковин и употребляемый для ритмического прищелкивания (ударами пальцев по пластинкам) во время исполнения танца.



        Note84

        Муниципалитет - орган местного самоуправления, а также здание, занимаемое им.



        Note85

        Пони - мелкие лошади, выведенные на Британских островах и ранее использовавшиеся в мелких крестьянских хозяйствах.



        Note86

        Эскапада - экстравагантная выходка, выпад.



        Note87

        В галлоне три-четыре литра (Примеч. перев.).



        Note88

        Перро хотел, видно, сказать «фосфором». (Примеч. автора.) По французски игра слов: frotte-fort (три сильнее) и phospnore (Примеч. перев.).



        Note89

        Фут - мера длины, равная 30,48 см.



        Note90

        Аперитив - слабый спиртной напиток для возбуждения аппетита.



        Note91

        Кривая гостиница - гостиница с дурной репутаций, притон. (Примеч. перев.).



        Note92

        Джон Чайнамэн (англ. Chine man). - Джон, человек из Китая. (Примеч. перев.).



        Note93

        Закон Линча, суд Линча - самосуд, зверская расправа без суда и следствия.



        Note94

        Любыми правдами и неправдами (лат.). (Примеч. перев.)



        Note95

        Презумпция невиновности - признание подозреваемого невиновным, пока не будет доказано обратное.



        Note96

        Жизнь на фронтире (от англ. frontiere - граница) - историческая граница продвижения поселенцев в США.



        Note97

        Хлороформ - бесцветная жидкость со сладковатым запахом, обладает сильным наркотическим и снотворным действием.



        Note98

        Кальвинистская церковь - по имени Ж.Кальвина (1509-1594). Возникла в XVI в. как протест против римско-католической церкви.



        Note99

        Ол райт - от all right (англ.) - хорошо, согласен.



        Note100

        Консорциум - временное соглашение между несколькими банками или промышленными предприятиями для совместного размещения займов, проведения финансовых или коммерческих операций большого масштаба, осуществления крупного промышленного строительства, увеличения производства продукции.



        Note101

        Амнистия - смягчение наказания или освобождение от наказания лиц, осужденных судом.



        Note102

        Миссионер - лицо, занимающееся распространением религии среди населения с другим вероисповеданием. Например: французские миссионеры-христиане в Канаде среди язычников-индейцев.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader . Для андроида Alreader, CoolReader, Moon Reader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к