Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Приключения / Буссенар Луи: " Бессребреник Среди Желтых Дьяволов " - читать онлайн

Сохранить .
Бессребреник среди желтых дьяволов Луи Анри Буссенар

        Луи Анри Буссенар
        Бессребреник среди желтых дьяволов

        Часть первая
        РОЗА МУКДЕНА

        ГЛАВА 1

        Багряная земля, багряное небо, повсюду кровь, предсмертные крики и стоны. Две недели над долиной стоял несмолкаемый гул, пушки палили без устали, снаряды со свистом разрывали воздух. Здесь царила смерть.
        Теперь, когда катастрофа свершилась[1 - Речь идет о русско-японской войне 27 января 1904 -25 августа 1905 года, начатой Японией в целях борьбы за господство в северо-восточном Китае (Маньчжурия) и Корее. Закончилась позорным поражением России, понесшей огромные потери. Ускорила начало революции 1905 -1907 годов.] и Азия дала Европе отпор, когда маленькие японцы прогнали русских великанов, равнины Мукдена[2 - Мукден (ныне Шэньян) - столица Маньчжурии, где 10 -25 февраля 1905 года в ожесточенном сражении японцы разгромили русские войска. Ныне крупный промышленный центр.] заполонили растерянные, чудом уцелевшие в сражениях люди, гонимые неизвестно куда зимним северным ветром.
        Это было неслыханное, сокрушительное поражение, не просто отступление, а окончательный разгром. Стремительное бегство имело лишь одну цель - спасение жизни.
        Постепенно грохот и взрывы сменились тишиной. Более не слышалось ни раскатов канонады, ни цоканья копыт, ни топота убегавших в сумерках войск. Наступила спокойная безлунная ночь. На темном бескрайнем небосклоне одна за другой вспыхивали звезды, как глаза любопытных, желавших взглянуть на ужасы войны.
        Мукденское сражение закончилось. Японцы ликвидировали последние очаги сопротивления. Завтра победители войдут в столицу Маньчжурии[3 - Маньчжурия - историческое название северо-восточной части Китая. Происходит от названия раннефеодального государства Маньчжу, существовавшего в 1-й половине XVII века.].
        Двое всадников легкой рысью скакали по дороге из Лао-Янга в Мукден. Лошади то и дело попадали в лужи крови или натыкались на трупы.
        Один из мужчин был высокого роста, с темными с проседью волосами. Когда-то красивое лицо теперь покрылось морщинами - то ли от возраста, то ли от горя. Другой - плотный коренастый коротышка, круглый как мячик, весь в веснушках, за что получил прозвище Буль-де-Сон[4 - Boule-de-Son (фр) - шар с веснушками. (Примеч. перев.)], казался совсем еще мальчишкой, лет пятнадцати или шестнадцати.
        В этом дуэте он, веселый, с открытым лицом и с неизменной улыбкой на устах, представлял полную противоположность патрону, слегка напоминавшему Дон Кихота, и играл, без сомнения, роль молодого Санчо[5 - Дон Кихот и Санчо Панcа - благородный, с чистыми помыслами рыцарь и его пройдоха-слуга, герои романа испанского писателя Сервантеса Сааведра Мигеля де (1547 -1616) «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» (1605 -1615).].

        - Осторожно, месье, посмотрите, там люди… - неожиданно воскликнул юноша.
        И действительно, в стороне от дороги в темноте промелькнули тени. Двое французов тотчас спрятались за деревьями. Силуэты, пригнувшись к земле, приближались медленно и осторожно. Должно быть, здесь произошла одна из последних и самых ожесточенных перестрелок - трупы, сваленные в кучи, выглядели особенно зловеще.
        Зачем пришли сюда эти бродяги? Какой они национальности? Судя по росту, эти незнакомцы в длинных робах, перехваченных металлическими поясами, шерстяных колпаках, налезавших на лбы, не были японцами. Переворачивая трупы то на живот, то на спину, они с невиданным проворством снимали с несчастных одежду, опустошали карманы и срывали висевшие на шеях мертвецов украшения.
        У Поля Редона, наблюдавшего за происходящим, кровь стучала в висках. Но какое он имел право вмешиваться?
        Будучи собственным корреспондентом «Авенир», одной из центральных парижских газет, репортер[6 - Репортер - журналист, пишущий о текущих, недавних событиях с места их происшествия.] получил разрешение наблюдать за военной кампанией, следуя за русской армией, но при этом был обязан соблюдать строжайший нейтралитет[7 - Нейтралитет - невмешательство в чужие споры, в войны других государств.].
        Между тем мародеры[8 - Мародер - грабитель, похищающий на поле сражения вещи убитых и раненых, а также мирного населения во время войны.] накинулись на несколько тел, сваленных в кучу. Однако среди трупов оказался живой человек. Он встал и, выпрямившись, попытался оттолкнуть злодеев. Те негодующе закричали, а один выхватил из-за пояса секиру и замахнулся. Еще мгновение - и оружие настигнет жертву. Редон выпрыгнул из укрытия и схватил убийцу за запястье. Секира полетела на землю под ругань, которую наш француз не понимал, хотя знал и русский и немного изъяснялся по-японски.
        Люди принадлежали к коренному населению Маньчжурии и говорили на каком-то местном наречии. Они были грубы, злобны и невежественны. Мародеры тотчас набросились на непрошеного гостя, но тот оказался очень проворным. Заслонив незнакомца своим телом, Поль резко ударил противника хлыстом. От неожиданности бандиты отступили. Затем, поняв, что их десять против одного, снова приготовились к драке. Помахивая длинными ножами, которые гораздо больше подошли бы мясникам, чем солдатам, они двигались на журналиста, окружая его. Ситуация складывалась не из приятных. Но Буль-де-Сон уже спешил на помощь патрону. Подобрав с земли упавшую секиру, он сражался как настоящий воин, ломая руки мародерам и разбивая головы. Не растерявшись, Поль подхватил один из ножей, оброненных негодяями. Он прекрасно владел приемами фехтования, и вскоре противник оказался без оружия. Страх овладел мародерами: двое храбрецов в темноте начали казаться им настоящими великанами.
        Отбросив нож, Поль Редон вновь схватился за секиру, с намерением сечь и сечь этих подлых негодяев. Но те, злобно ворча, удалились. Буль-де-Сон в ярости кинул им вслед несколько камней. Вскоре ночь поглотила бандитов.

        - Патрон, хорошая работенка, как говорят у нас в Париже!  - произнес Буль-де-Сон.  - Кстати, как там наш подопечный, которого вы столь отчаянно защищали?
        Поль Редон обернулся. Человек, которого он, рискуя жизнью, прикрывал своим телом, неподвижно лежал на земле.

        - Может, он умер?  - спросил репортер.

        - Посмотрим…
        Буль-де-Сон склонился над телом.

        - Очень интересно! Не китаец, это уж точно, не японец, достаточно взглянуть на его рост. В Японии он сошел бы за великана. Может, он русский… Эй, дружище, да ты вовсе не умер, ты же только что дергал ногами… Давай просыпайся, петухи уже пропели!
        Человек продолжал лежать не шелохнувшись. Похоже, он погрузился в кому[9 - Кома - бессознательное состояние, наступившее вследствие нервного потрясения, ушибов и болезней головного мозга, инфекционных и других заболеваний.], но, без сомнения, был жив, поскольку слышалось тяжелое дыхание.

        - Подожди немного, старина,  - продолжал Буль-де-Сон,  - тебе необходимо подзаправиться. Эй, патрон, передайте-ка мне вашу дорожную флягу с водкой, попробую влить в него несколько глотков.
        Поль Редон, вытащив из кожаного футляра флягу, передал ее толстяку.

        - Черт, не видно ни зги,  - пробормотал юноша,  - я с трудом нащупал пробку, а тут еще голова закутана в капюшон. Посмотрим-ка, что там на нем… Какая-то каскетка[10 - Каскетка - военный головной убор во Франции.] без козырька… Как колпак, вся в волосках, да еще и кусается. А! Вот его физиономия.
        Поль Редон подошел ближе. Вытащив из кармана маленький электрический фонарик, он посветил прямо в лицо незнакомцу.

        - Странно,  - пробормотал он,  - азиатский тип, но не похож ни на китайца, ни на японца.
        И в самом деле, у человека, очевидно еще довольно молодого, были удлиненные черты лица, прямой нос и вовсе не узкие глаза. Единственное, что отличало его от европейца, так это широкий, выдающийся вперед подбородок.
        Пока патрон изучал неизвестного, Буль-де-Сон пытался раздвинуть несчастному челюсти, чтобы влить несколько капель алкоголя. Вскоре это ему удалось. Мужчина вдруг зашевелился и повернул голову.

        - А! Что я говорил!  - толстяк.  - Что ж, дружище, похоже, тебе обожгло нёбо.

        - Посмотрите-ка,  - вмешался Поль Редон,  - кто это ему сделал такую странную прическу, сняв волосы почти вокруг всей головы… Да у него страшный порез на черепе!

        - И правда, нужно промыть рану, но у нас нет воды. Ой, ой, вот так удар! И кожа содрана! Пощупаем. Кость, однако, не задета. Могу поспорить, что скоро этот малый будет на ногах. Глядите, патрон, он уже шевелится. Эй, приятель, что, если открыть глаза? Здесь твои друзья… Опасность миновала, все хорошо!
        Раненый открыл глаза, но, ослепленный светом фонарика, тотчас закрыл их. Даже за этот короткий миг путешественники успели разглядеть большие красивые миндалевидные глаза, мрачный и глубокий взгляд которых пронизывал насквозь.

        - У него такой вид, будто он не понимает, что я говорю,  - сказал Буль-де-Сон.  - В общем-то это неудивительно, в этой сатанинской стране мало кто говорит как парижанин. Патрон, вы у нас полиглот[11 - Полиглот - человек, владеющий многими языками.], идите пообщайтесь с ним. Возможно, он поймет какой-нибудь из знакомых вам языков.

        - Попробую,  - отозвался Редон,  - но мой китайский оставляет желать лучшего.
        Поль произнес несколько ласковых слов на языке Поднебесной Империи. К огромному удивлению, человек вздрогнул и, как бы отталкивая от себя кого-то, ответил на чистейшем английском:

        - Я не… я не хочу быть китайцем!

        - Хорошо, хорошо, никто вас и не заставляет,  - невольно улыбнувшись, ответил репортер.  - Господин, наверное, японец?
        Услышав такие слова, раненый чуть ли не подпрыгнул на месте и возразил еще решительней:

        - Нет, нет, я не хочу быть японцем!

        - Хм. Не русский же вы, нет?  - Редон.  - Я вижу, вы не француз, не англичанин… не маньчжурец, как эти «честные потрошители», от которых вам только что довольно сильно досталось. Какой нации вы, в конце концов, принадлежите?
        Было видно, что рана, хоть и не опасная, доставляла незнакомцу нестерпимое страдание. Сделав усилие, он вновь открыл глаза и отчетливо произнес:

        - Я тот, у кого нет больше родины!
        В голосе неизвестного прозвучали вызывающие нотки, однако чувствовалось столько боли и горечи, что у репортера невольно сжалось сердце. Тут силы вновь покинули раненого. Желтое лицо покрылось смертельной бледностью.

        - Он снова потерял сознание,  - прошептал Поль.  - Кто бы он ни был, китаец или самурай[12 - Самураи - привилегированная дворянская военная прослойка в Японии до 1868 года; здесь: японский воин вообще.], это еще не повод, чтобы оставить его здесь подыхать, как собаку… Буль-де-Сон!

        - Да, месье!

        - Приведи лошадей, они там, за деревьями. Мой конь достаточно силен и крепок, так что выдержит и меня и раненого.
        Через минуту юноша возвратился, в точности исполнив приказание. Взгромоздить на лошадь человека, находящегося в бессознательном состоянии, оказалось нелегко. Вскоре, правда, путешественникам кое-как это удалось. Поль запрыгнул в седло и, придерживая одной рукой незнакомца, другой взялся за поводья. Они поскакали крупной рысью.

        - Удастся ли нам приехать в Мукден до появления там японцев?  - задумчиво произнес репортер.

        - Хм,  - неуверенно протянул Буль-де-Сон,  - нам нечего их бояться. Вы - журналист, это свято… к тому же у вас есть охранное свидетельство.

        - …Выданное русскими властями, и еще неизвестно, действительно ли оно у их врагов. В любом случае лучше об этом не думать, а скорее двигаться вперед.
        Поль Редон поскакал быстрее. Храбрый малый, он вновь покинул Париж и отправился в путешествие потому, что был в глубоком трауре и не находил себе места. Его обожаемая жена, урожденная Дюшато, дочь золотоискателя на Аляске[13 - Аляска - территория (1519 кв км) на крайнем северо-западе Северной Америки, открыта в XVII -XVIII веках русскими; в 1867 году продана царским правительством Соединенным Штатам.], взявшая его фамилию, делившая с ним все самые тяжкие испытания и оберегавшая от опасностей, его бедная Жанна умерла, произведя на свет мертвого ребенка.
        Всегда веселый, общительный, беззаботный и остроумный парижский журналист изменился в одночасье. Он находился в прострации[14 - Прострация - угнетенное состояние с полным упадком сил и безразличием к окружающему.] и растерянности и вот уже в течение трех лет жил в одиночестве, равнодушный ко всему на свете, кроме своей потери. Затем вдруг вышел из оцепенения и отправился по заданию одной крупной парижской газеты прямо на русско-японскую войну. Как и многие, Поль Редон верил в победу европейцев, но после сражения при Ша-Хо (9 -10 октября 1904 года) изменил свое мнение и теперь уже предвидел окончательное поражение России. Последующие события доказали правильность его выводов.
        Первого января 1905 года француз стал свидетелем падения главного оплота могущества русских - Порт-Артура[15 - Порт-Артур (ныне Люйшунь) - город и порт в Китае, на юге бывшей Маньчжурии; в 1898 году сдан в аренду России; в русско-японскую войну взят японцами и остался за ними. Освобожден Советской Армией в 1945 году. В 1955 году безвозмездно передан Китаю.], который выдержал двадцать ужаснейших приступов и все-таки капитулировал. Затем последовало поражение при Хай-Ку-Тай, и японцы, наконец, проникли в Маньчжурию. Разразилось великое сражение под Мукденом.
        Первого марта 1905 года, окружив русскую армию в Нои, японцы нанесли сокрушительный удар, окончательно разгромив ее.
        У Поля Редона сжималось сердце при мысли о России - давнем союзнике и друге Франции, которая попала в столь бедственное положение, но он все же надеялся на лучшее.
        Тринадцатого марта корабли Рожественского[16 - Рожественский Зиновий Петрович (1848 -1909) - русский вице-адмирал. В русско-японскую войну - командующий эскадрой, совершившей переход из Балтийского моря на Дальний Восток; потерпел страшное поражение под Цусимой (остров в Корейском проливе) 14 -15 мая 1905 года, взят раненным в плен. По возвращении в Россию судим, но затем помилован.] прошли Мадагаскар[17 - Мадагаскар - остров в западной части Индийского океана, недалеко от восточного побережья Центральной Африки.] и через несколько дней должны были прибыть в Сингапур[18 - Сингапур - остров на юге Азии, отделен от континента и Индонезии широким проливом.]. Они представляли огромную опасность для противника, с которой приходилось считаться, и вмешательство их могло изменить расстановку сил воюющих сторон.
        Репортер торопился попасть в Мукден. Конечно, русские могли собраться с силами и организовать оборону, ведь они были смелыми и могучими воинами. Еще Наполеон говорил, что надо не просто убить русского, а еще и подтолкнуть, чтобы тело упало.
        Поль подгонял своего коня, который, казалось, не чувствовал ни усталости, ни тяжелой ноши. Всадники миновали густой лес, где недавняя резня была особенно жестокой. Не осталось ни единого дерева, на котором не висело бы по трупу, и ни единого куста, в зарослях которого не валялись бы вперемешку тела погибших в последнем бою. Не слышалось ни вздоха, ни шороха, только вороны кружились, призывая своих сородичей разделить погребальную трапезу.

        - Жуть!  - проворчал Буль-де-Сон.  - Никак не назовешь это приятной прогулкой!

        - Мужайся, мой мальчик, скоро мы будем в деревушке Паркен, а оттуда идет последний участок дороги в Мукден. Там мы отдохнем немного, но только после того, как наш раненый будет в безопасности.
        Журналист был прав: забрезжил рассвет, и вдалеке у дороги показалось несколько маньчжурских хижин.

        - Скажите, патрон, вы ничего не слышите?

        - А что?

        - Шум какой-то, чертовски напоминает топот лошадей…

        - Наверное, это русские бегут в Мукден…
        Выехав из леса, путешественники оказались на открытой равнине, где их силуэты прекрасно просматривались со всех сторон на фоне поблекшего неба.
        Раздался выстрел, за ним другой, и вокруг засвистели пули. Поль Редон мгновенно сообразил, что это предупредительный огонь, и придержал коня. Буль-де-Сон последовал его примеру. Оба подняли руки вверх, и тотчас неизвестные всадники нагнали их.

        - Tomari mas ho! (Ни с места!) - послышался резкий голос.
        И в одно мгновение французы оказались в окружении. Но это были не русские, нет, то оказались японцы.



        ГЛАВА 2

        Вокруг Поля Редона и его спутника образовалось плотное кольцо из низкорослых людей, каждый - в темной, перетянутой поясом униформе с металлическими пуговицами. Ружья были подняты и готовы к стрельбе. К пленникам приблизился офицер и произнес несколько слов на японском, обращаясь к репортеру.

        - Я не понимаю,  - ответил тот,  - я француз и не говорю на вашем языке. Вы говорите по-французски?

        - Да,  - отчетливо произнес офицер, а затем продолжил со специфическим акцентом, слегка растягивая и коверкая большинство слов:

        - Кто вы? Что здесь делаете? Куда направляетесь?

        - Еще будут вопросы?  - спросил журналист.  - Кто я? Француз, военный корреспондент одной парижской газеты. Что делаю? Рискуя жизнью и терпя всяческие неудобства, слежу за кампанией. Я без оружия, что говорит о соблюдении мной абсолютного нейтралитета. Куда иду? Передвигаюсь с места на место, сейчас я еду в Мукден, где рассчитываю найти русский генштаб, при котором я аккредитован[19 - Аккредитовать - здесь: уполномочить на представительство при иностранной державе.]. Вот мои документы.

        - Значит, вы принадлежите к вражеской армии.

        - Ни вражеской, ни дружеской… Я сохраняю нейтралитет.
        В этот момент раненый, которого Редон, желая защитить, инстинктивно прикрыл полами своего плаща, неожиданно спрыгнул на землю и побежал в сторону. Офицер тотчас сделал знак, солдаты набросились на беглеца и, несмотря на его отчаянное сопротивление, окружили несчастного. Круг людей сжался сильнее, о бегстве нечего было и думать.

        - Ха-ха! Это еще кто такой?  - резко прозвучал голос японца.  - Я полагаю, он не француз, и тем более не журналист.
        Незнакомец, которого очень крепко держали за плечи и руки, все же выпрямился и, посмотрев прямо в лицо офицеру, произнес:

        - Я был ранен… умирал, и французы подобрали меня с поля боя.

        - Что вы делали на поле боя? Вы сражались против нас?

        - Я не сражался…

        - Вы, конечно, прогуливались под градом пуль и снарядов. Хватит болтать! Вы - кореец, не так ли?

        - Да, я - кореец.

        - И вы находились среди русских, вы сражались в рядах русской армии. Все ясно: вы - шпион.

        - Шпион? Я?

        - А эти двое - ваши сообщники.

        - Как бы не так!  - закричал Редон.  - Вы, мелкий японский коротышка, вы начинаете мне надоедать! Среди кучи мертвецов я нашел живого и подобрал его. Я только выполнил свой долг человека и француза, и это вовсе не дает вам права оскорблять меня.

        - Вы оказались вместе с корейцем, который сговорился с нашими врагами. Я не желаю вас больше слушать. Мы берем вас в плен.

        - Будьте осторожны, журналиста, не принимающего участия в сражениях, уважает любая нация, и Франция спросит с вас за действия, которые нарушают международное право,  - парировал[20 - Парировать - здесь: отражать нападки или доводы противника в споре.] Редон.

        - Месье,  - холодно произнес маленький человек,  - вы прекрасно говорите на французском, но я не понимаю всех тонкостей… Я встретил вас со шпионом…

        - Вы лжете!  - кореец.  - Еще раз повторяю: я - не шпион.

        - Хотелось бы верить, но не мне это решать. Вы пойдете со мной.

        - Куда вы нас поведете?  - поинтересовался репортер.

        - Именно туда, куда вы и направлялись, в Мукден.

        - Как? В Мукден?

        - Да, туда. В настоящий момент он должен находиться в руках японцев.

        - Откуда вам это известно?
        Вместо ответа японский офицер пожал плечами, затем быстро отдал несколько коротких приказов.
        Редона заставили слезть с коня. Буль-де-Сон, не сводя глаз с хозяина, сделал то же самое и встал рядом в ожидании дальнейших приказаний. Репортер отнесся к приключению философски: похоже, он смирился с мыслью, что ошибся. У него был один, плохой или хороший, принцип - всегда идти вперед наугад, не останавливаясь на полпути, и, будучи человеком, который более не дорожил жизнью, он зачастую сталкивался со смертельной опасностью.
        В конце концов все образуется!
        Но кто, черт побери, был этот несчастный кореец с таким умным лицом, на которого наш герой то и дело посматривал с любопытством и из-за которого он попал в столь затруднительную ситуацию? Шпион! Почему бы и нет, в конце концов! В таком случае положение Поля Редона становилось более чем щекотливым. Дело заключалось в том, что поведение незнакомца казалось довольно странным. Редон даже подумал, что этот человек специально разыграл обморок, чтобы ничего не объяснять, а потом стоило только ему захотеть улизнуть от японцев, как сознание вдруг вернулось.
        Маленькие приземистые суетливые японцы быстро образовали колонну, оставив в середине место для пленников. Все оказалось так умело организовано, что о бегстве нечего было и помышлять.
        Кореец, похоже, забыл о своей ране. Он выпрямился, расправил плечи и теперь был ростом с Редона.
        Офицер, заняв место во главе колонны, четко печатал шаг - раз-два, раз-два… Впервые оказавшись среди японцев, журналист с удивлением отметил, с каким вдохновением эти маленькие человечки подчинялись командиру. Редон восхищался простотой военного построения и точностью движений.
        Француз взглянул на корейца, возвышавшегося над колонной, и заметил в его умных живых глазах неприкрытую ненависть. У незнакомца были тонкие черты лица, ухоженные, хоть и короткие пальцы рук, и, несмотря на ветхость костюма, манеры поведения пленника выдавали аристократическое происхождение.
        Кореец - это слово мало что говорило французу, и не потому, что он не знал этнографии Дальнего Востока, а, скорее, потому, что не мог прочитать всего того, что было написано в книгах. Ведь до настоящего времени Корея[21 - Корея - страна на одноименном полуострове в Восточной Азии. Государственные образования существовали здесь с начала н. э. С XIII века находилась в зависимости от Монголии, затем Японии. После второй мировой войны 1939 -1945 годов самостоятельна, разделена на две республики - Северную и Южную, враждующие друг с другом.] находилась на оконечности азиатского континента, образуя полуостров, омываемый Японским и Желтым морями, и граничила одновременно с Китаем в районе Маньчжурии и с Российской империей в районе Владивостока, и слыла Богом забытой страной… «Королевством-отшельником» называли ее одни, землей «Спокойной Зари» называли ее другие.
        Франция, Америка, Россия и, наконец, Япония поочередно пытались проникнуть туда и закрепиться в этих краях. Но одних оттолкнуло море, других разочаровала сушь и бесплодие земель. И Корея осталась вассалом Китая, хотя в действительности сохранила независимость. Было известно, однако, что Сеул[22 - Сеул - город, возникший в раннее средневековье; ныне - столица Южной Кореи.] кипел ужасными дворцовыми интригами, вспыхивали восстания, люди убивали друг друга… так что в этой стране Спокойной Зари то и дело проливалась кровь.
        Человек, которого разглядывал Редон, этот кореец, которому он спас жизнь ценой собственной свободы, не снимал с лица маску таинственности.
        Двигаться стали быстрее, и трем пленным пришлось ускорить шаг. Буль-де-Сон ворчал, поскольку ему жали ботинки. И зачем они ввязались в это дело? Если бы они не задержались с этим незнакомцем, то уже догнали бы русских. А вместо этого что? Что их ждет? Какой у них все-таки неприятный вид, у этих маленьких японцев - желто-рожие, с узкими глазами, как у разъярившихся кошек.
        Тем временем Редон решил все выяснить. Он приблизился к раненому, который, к его удивлению, чувствовал себя превосходно, как будто и не было того глубокого обморока, чему француз сам был свидетелем.

        - Послушайте,  - произнес он очень тихо,  - вы видите, в какое положение мы попали из-за вас… Не кажется ли вам, что хотя бы из вежливости стоит рассказать мне, кто вы и что делали на поле битвы.
        Мужчина молча скосил на спутника черные глаза, похожие на два горящих уголька. Редон начал раздражаться.

        - Ваше молчание граничит с неблагодарностью или, по крайней мере, с невежливостью. Мне кажется, я заслуживаю несколько другого отношения. И вот еще, прошу вас говорить со мной откровенно.
        Кореец, подняв голову, произнес каким-то странным, похожим на стон голосом:

        - Вы хотите знать мое имя?.. Меня зовут Мститель. Шпион ли я? Нет. Я ненавижу и японцев, и русских, а впрочем, и всех европейцев - французов, англичан и прочих, кто бы они ни были… Я - одинокий кореец из Королевства-отшельника, где вы нарушили покой. Я - дитя Спокойной Зари, которую вы потревожили. Не спрашивайте больше ни о чем… я не отвечу.

        - Значит, это правда, что вы не сражались в одном ряду с русскими?

        - Я? Лев не дерется вместе с гиенами[23 - Гиена - хищное животное темно-полосатой окраски, длина тела около 1 м. Питается падалью; здесь употребляется в переносном смысле.].

        - И последнее… Я - француз, а вы утверждаете, что ненавидите меня. Однако я оказал вам услугу, стало быть, вы - мой должник. Хотите что-нибудь спросить у меня?

        - Нет. Вы теперь пленный, а я сбегу и вновь займусь прерванным делом. Не старайтесь узнать меня лучше, забудьте - это гораздо безопасней. Этим советом я плачу вам мой долг. Пусть каждый пойдет своей дорогой. Это все, что я хотел сказать.
        Склонив голову и скрестив руки на груди, кореец безучастно продолжил путь.

        - Послушайте, патрон,  - шептал на ухо своему хозяину Буль-де-Сон,  - я ничего не понял из вашего разговора, но если мои уши мало что слышали, то глаза, по крайней мере, видели хорошо, и вот что я вам скажу: остерегайтесь этого грязного глухонемого… Клянусь честью, он способен на все и даже на самое худшее.

        - Я не боюсь его, больше того, он меня заинтересовал.

        - Вы слишком добры, патрон.

        - Замолчи… Мы много болтаем, нас могут заподозрить… Но что-то там снова произошло…
        Действительно, какое-то странное волнение охватило японский армейский корпус[24 - Корпус - здесь: войсковое соединение, состоящее из нескольких дивизий.]. Офицеры прокричали команды, солдаты приготовили оружие. Подошел японец, недавно разговаривавший с Редоном.

        - Наша разведка доложила, что казачий полк собирается атаковать нас… Какие-то остатки русской армии… Нам необходимо будет сразиться. Вам известно, каковы правила военного времени? Если я заподозрю вас во враждебных действиях, мой долг расстрелять вас без предупреждения. Я слышал, что французы очень щепетильны в вопросах чести. Дайте слово, что не предпримете ничего против нас. Пожалуйста, вы можете находиться вне сражения, и если не сбежите, то я предоставлю вам свободу.

        - С удовольствием сделаю то, о чем вы просите. Я - ваш пленный и им останусь. Можете не беспокоиться ни за меня, ни за моего помощника.

        - Хорошо.
        Отдав честь, японец повернулся на каблуках и громко скомандовал. Четверо солдат тотчас окружили корейца. Тот оставался в неизменной позе, с опущенной головой и скрестив руки на груди, как будто ему было безразлично происходившее вокруг. Редон догадался, что может произойти, и бросился наперерез.

        - Что вы собираетесь сделать с этим человеком?  - закричал он.

        - Он не француз, а обыкновенный шпион. По законам военного времени я уничтожу его.
        Обхватив корейца руками, репортер громко сказал:

        - Вы не совершите подобного преступления. Когда убивают во время сражения, пусть! Но хладнокровно зарезать человека только лишь по подозрению, не имея доказательств…
        Японец вытащил шпагу, солдаты приготовились стрелять.

        - Почему вы не взяли с него слова так же, как с меня, что он не убежит?

        - Потому что он - шпион, и я не верю ему.

        - Но вы же поверили мне! Ладно! Не убивайте этого человека, я поручусь за него.

        - Вы?

        - Я отвечаю за него, говорю вам.
        В этот момент раздались дикие крики и громкое «ура». Офицеру необходимо было, не теряя ни минуты, занять место во главе колонны. Казаки с шашками наголо стремительно скакали к группе японцев.

        - Я полагаюсь на вас!  - японец Редону и быстро удалился, чтобы принять участие в уже начавшемся сражении.
        Японцы встретили противника оглушительным грохотом ружейных выстрелов. Лошади спотыкались и падали, роняя своих седоков. Однако русские, придя в ярость, жаждали крови. Волны свинца накатывались без остановки, и тем не менее казакам удалось проникнуть внутрь квадратного построения неприятеля и завязать рукопашный бой. Разгорелась еще одна жестокая битва, где лицом к лицу столкнулись не люди, а дикие звери, готовые разорвать друг друга в клочья.
        Не имея права участвовать в боевых действиях, Редон бросился в ров, увлекая за собой Буль-де-Сона и корейца. Там, по крайней мере, они были в безопасности.
        Шла ожесточенная борьба, хотя победа все равно ничего не решала. Казаки дрались так отчаянно, как будто им оставался лишь один глоток воздуха.
        Поднявшись на цыпочки, репортер высунул голову из канавы и наблюдал за ужасной баталией. Его человеческая природа страдала при виде этого разгула жестокости. Буль-де-Сон подошел и встал рядом. Происходящее так потрясло юношу, что его стало тошнить.
        Хорошо владея собой и будучи очень сдержанными, японцы дрались молча, движения их были точны, и удары достигали цели. Казаки с бешеной яростью и воплями налетали на противника.
        Кто, в конце концов, будет повержен в этом сражении, кто задавит своего врага?.. Едва лишь кто-нибудь отступал, как его тотчас начинали преследовать. Японцы гнали русских до конца, до последнего выстрела. Затем офицеры отдавали команды, ряды смыкались с безупречной точностью, и уже никто не мог бы подумать, что только что в них были бреши.
        Редон невольно восхищался: эти маленькие солдаты потрясали его своей стойкостью и храбростью. Теперь француз понял, почему им удалось побить русских и почему они побьют их еще…
        Репортер заметил молодого офицера, чьим пленником он являлся, который подбирал мертвых, лежавших у дороги. Поскольку японец проходил мимо рва, в котором они спрятались, Редон не мог воспротивиться желанию заговорить:

        - Ваши пленные приветствуют вас, вы - настоящие бойцы!

        - А! Вот вы где! Очень хорошо, что сдержали слово…

        - Это по-французски,  - ответил Редон.  - Пойдемте, друзья, нам предстоит нелегкая дорога в Мукден.
        Взмахнув рукой, репортер обернулся. И тут он и Буль-де-Сон одновременно вскрикнули от удивления: кореец исчез.



        ГЛАВА 3

        Но каким образом? Не сквозь землю же он провалился?.. Единственно, что можно было сказать с уверенностью, что рядом корейца больше не было. Редон почувствовал, как его лоб покрывается холодным потом. Нет, он не боялся гнева японца, который мог обрушиться на него, но то, что он поручился и не сдержал слова, мучило француза. Он пробежался по рву из конца в конец и обратно, разыскивая следы исчезнувшего незнакомца.

        - Я говорил вам, что он негодяй…
        Внезапно возмущенные выкрики донеслись до ушей пленников. Японский офицер обнаружил наконец, что его обманули, а поскольку Редон и Буль-де-Сон на минутку отлучились в поисках пропавшего, то офицер, не сомневаясь, что и они тоже сбежали, стал осыпать беглецов проклятиями и оскорблениями на своем языке.
        Подбежав к японцу, репортер на плохом японском попытался его образумить.

        - Я запрещаю вам так говорить. Я сдержал свое слово, кто может это отрицать? Кореец смылся, что поделаешь, но я-то ведь в ваших руках!
        Офицер был очень разгорячен сражением, в котором только что принял участие, и, увидев рядом с собой француза, распалился еще сильнее. Он вытащил из-за пояса револьвер и направил дуло в голову репортеру. Редон тотчас схватил его за запястье и, крепко держа, тихо произнес:

        - Каково бы ни было преступление, которое вы приписываете мне и моему компаньону, вы не имеете права убивать нас. У нас нет оружия, и мы не сражаемся ни на чьей стороне.
        Японец почувствовал крепкую руку француза, державшую его, однако не проронил ни звука, не отдал приказа, чтобы прибежали солдаты и продырявили строптивого иностранца перепачканными кровью штыками, и никого не позвал на помощь. Эта сцена происходила в двух шагах от поля боя, где люди только что убивали друг друга, и была не менее зловещей.
        Прошло мгновение. В душе японца шла борьба дикаря с человеком, не лишенным культуры. Офицер был бледен, боль в руке стала невыносимой, но он знал, как ее переносить, не показывая вида. Лишь голос, звучавший немного хрипло, выдавал его:

        - Хотите сдаться?

        - Сдаться? Что за странное выражение… Мы и так в вашей власти, мы согласились остаться вашими пленниками, вот и все.

        - Где кореец?

        - Черт его знает! Он исчез, как мускатный орех в руках фокусника.

        - Вы поручились за него…

        - Кто отрицает?

        - Вы настаиваете, что не знали его раньше?

        - Разумеется. Я не знал его прежде. Незнакомый человек, и все.
        Японец, презрительно усмехнувшись, посмотрел прямо в лицо французу. Он чувствовал, что не стоит отдавать солдатам приказ расстрелять пленников. Затем, мгновенно приняв решение, офицер произнес:

        - Идите в Мукден. Там военный трибунал решит, что с вами делать.
        Вновь двое путешественников оказались в окружении надежной охраны.

        - Это еще не конец истории,  - ворчал Буль-де-Сон.  - Куда они, черт возьми, нас ведут? Какой недобрый вид у этих маленьких обезьянок.

        - Мальчик мой,  - отвечал Редон.  - Вот что я тебе скажу: когда не в чем себя упрекнуть, остается лишь ждать дальнейших событий.

        - А что, если нам сбежать?

        - Не говори глупостей! Мы не сделаем и двадцати шагов, как сотни пуль уложат нас на землю. Пойдем, друг мой, забудь об этом и не ворчи. Вот увидишь, все образуется.
        Они шли и шли. Из-за раненых движение происходило очень медленно. За Редоном и его компаньоном пристально следили, хотя офицер куда-то исчез и, казалось, не проявлял к ним больше интереса. Очевидно, ему не терпелось снять с себя ответственность.
        Наступил день. Солнце поднялось высоко и теплыми лучами освещало долину. Печальный Маньчжурский край походил на пустыню. Вдруг легкий ропот пронесся по колонне. Низкорослые японские солдаты, мужественно выполнявшие свой долг, хоть и старались держаться бодро и уверенно печатать шаг, на самом деле устали, были голодны и хотели пить.

        - Мукден!  - со вздохом облегчения произносили они.
        Показались белые стены большого города, древней столицы маньчжуров, откуда некогда вышла династия, правившая Китаем в течение трех столетий, колыбель, хранившая могилы суверенных[25 - Суверен - носитель верховной власти.] особ, что-то вроде Мекки[26 - Мекка - город в Саудовской Аравии. Известен со II века. С VII века - священный город мусульман, место рождения основоположника исламской религии пророка Мухаммеда (Магомета) (ок. 570 - 632).] на Дальнем Востоке. Это был вход в новый мир. Сквозь дым пожаров, плывший по воздуху, как облака, виднелись башни, колокольни и колонны, вонзавшие свои белые шпили прямо в небо.
        Возникла заминка. Проходы в двух стенах, окружавших город, оказались настолько узкими, что армия-победительница с трудом протискивалась внутрь.
        Кажется, русские оставили город. Возможно, они собрали войско где-то дальше по направлению к Харбину[27 - Харбин - город на северо-востоке Китая. Возник в связи с началом строительства Россией Китайско-Восточной железной дороги в 1898 году. Среди населения было много русских (живут там и сейчас).] или Владивостоку, чтобы еще раз испытать судьбу.
        Небольшая колонна, зажатая среди батальонов, где офицеры перемешались с толкающими друг друга солдатами, постепенно втянулась в город. При ближайшем рассмотрении он оказался вовсе не таким красивым, как издали, и скорее напоминал большую свалку.
        Внезапно колонна остановилась перед небольшим черным зданием - казармой или монастырем. Пленников впихнули внутрь под мрачные своды. Редон и Буль-де-Сон очутились в просторном помещении, похожем на казематы, где находилось около сотни живых существ. Протестовать не имело смысла, и французы стали пробираться сквозь толпу. Кого здесь только не было - встречались представители всех национальностей русского Востока, мужики с Волыни, казаки и кавказцы, все те, кто жил на берегах Черного и Балтийского морей, и сибиряки, а также жители приграничных с Афганистаном районов и с берегов Оби и Волги. Все эти несчастные когда-то приехали сюда, поверив в победу. Теперь они выглядели ужасно: грязные, измученные, они давно потеряли человеческий облик. Посеревшие лица и потухшие глаза - ни одного из них не узнала бы и родная мать. Дух смерти и проклятья витал над толпой.
        И надо же было попасть сюда Полю Редону, миллионеру, сколотившему богатство на Аляске, и юному Буль-де-Сону, настоящее имя которого было Атанас Галюше, пареньку с пустыми карманами, но добрым сердцем и открытой душой. Увиденное произвело на юношу неизгладимое впечатление. Он попытался подыскать не самое грязное место своему хозяину. Это оказалось нелегко. Повсюду валялись несчастные, у которых уже не было сил, а может быть, и желания передвигаться или реагировать на что-либо. Стояла страшная вонь от рвоты и испражнений, стены вызывали отвращение при одной лишь мысли о прикосновении.
        Но Поль не жаловался. Ни единый мускул не выдал его страданий. Буль-де-Сон нашел наконец прямо над бойницей подходящий камень, на который вполне можно было присесть. Там, во всяком случае, они смогут отдохнуть и подышать свежим воздухом. Сначала Редон воспротивился, считая, что есть другие, кто слабее его. Но юноша не хотел ничего слушать.

        - Послушайте, патрон, мне надо еще походить тут по сторонам, поэтому я должен знать, что вы здесь, чтобы я мог найти вас в любой момент. Будьте так любезны, сядьте на этот булыжник и ведите себя благоразумно, ожидая меня… Не бойтесь, я вас не брошу, но я хочу разведать, что происходит вокруг.
        Редон, не любивший спорить, подчинился. Он уселся на камень и, будучи безразличным ко всему, что его окружало, вскоре погрузился в свои мысли.
        Буль-де-Сон тем временем размышлял вслух:

        - Для начала надо пошире открыть глаза и уши. Японцы не людоеды, стало быть, у них нет желания откормить нас как следует. Они оставили весь этот люд подыхать от голода либо от какой-нибудь эпидемии, которая вот-вот может вспыхнуть, и тогда будут освобождаться места для других. Все эти существа отупели и одичали, кроме нас с патроном. Мы двое пока не потеряли здравого рассудка, и надо им воспользоваться. Сначала обследуем место.
        Юноша стал продвигаться, перешагивая через уставших людей. Большинство спали теперь крепким сном. Иногда он случайно задевал кого-нибудь, и тот невнятно ворчал. Некоторые лежали с открытыми глазами, но их безразличные взгляды равнодушно следили за ним.
        Юноша попробовал поболтать с пленниками о том о сем, но ничего не получилось. Он обращался к ним, люди бормотали что-то в ответ, и на этом диалог заканчивался.
        Буль-де-Сон дважды обошел зал. Конечно же это была тюрьма, вернее, некая разновидность монастыря ламы[28 - Лама - монах буддийской церкви (Будда - 624 -544 гг. до н. э.  - основатель буддизма, одной из трех, наряду с христианством и исламом, мировых религий).] - с нишами в стенах. Лица узников, искаженные гримасами, были, увы, далеки от буддийской невозмутимости…
        Внезапно послышался металлический звон, засов отодвинулся, и в отворившуюся дверь ввалилась новая группа пленных.

        - О! Не надо больше!  - простонал юноша.
        И вдруг ему в голову пришла безумная идея. Воспользовавшись слегка приоткрытой дверью, толстяк одним прыжком оказался снаружи. Тотчас раздались резкие выкрики, и солдаты с остервенением набросились на беглеца. Видимо, японцы обладали повышенным чувством ответственности и не могли допустить, чтобы кто-то из пленных бежал. Мгновенно скрутив юношу, они попытались водворить его обратно, но тот отчаянно сопротивлялся, крича во все горло:

        - Ко мне! На помощь! Убивают!
        Никто его не понимал, однако резкие крики разожгли ярость людей. Пятьдесят против одного… Буль-де-Сон кричал, что он француз, что его должны уважать, что он будет жаловаться послу… в Мукдене. Все оказалось напрасно. Увидев белого и приняв его за русского, толпа навалилась и наверняка задавила бы несчастного, как вдруг кто-то резко спросил:

        - Nani ga desuka?[29 - В чем дело? (яп.)]
        Почти задохнувшийся Атанас Галюше с трудом различил японского офицера и сразу же узнал его по золотым галунам[30 - Галуны - золоченая или серебристая тесьма на военной форме; знак различия чинов.] на каскетке. Тот, бросившись в самую гущу дерущихся, оттолкнул нападавших. Он говорил, говорил без умолку, и солдаты наконец сгруппировались вокруг него. Толпа оказалась недовольна подобным вмешательством - как же, у них отняли добычу! Люди возмущались, кидались на солдат, которые тем временем образовали квадрат вокруг чужеземца.
        Подошел другой офицер и заговорил с первым. Буль-де-Сон внимательно наблюдал за ними, не понимая ни слова. О чем, черт побери, они говорят? Похоже, офицеры, нет, не спорили, а скорее что-то живо обсуждали. Первый офицер носил галуны капитана, второй - лейтенанта, тем не менее лейтенант говорил гораздо громче и настойчивее капитана.

«Тьфу ты, черт!  - подумал юноша.  - Чем это все обернется?»
        Однако у него не было времени на размышления, поскольку двое офицеров, похоже, пришли к согласию. Лейтенант громко и четко отдал приказ, который понравился толпе. Она встретила его слова радостными и одобрительными возгласами.

        - Вот дьявол!  - проворчал Буль-де-Сон, пародируя Кромвеля[31 - Кромвель Оливер (1599 -1658) - деятель Английской буржуазной революции XVII века. Содействовал казни короля и провозглашению республики. В 1653 году установил режим единоличной диктатуры.], сам не подозревая об этом.  - Уж не поведут ли меня, случайно, на казнь?
        Солдаты сомкнули ряды вокруг пленного. О бегстве нечего было и думать. Несчастному оставалось лишь смиренно дожидаться решения своей участи. Однако даже в таком окружении юноша думал лишь о том, как бы найти выход из создавшегося положения. Возможно, ему представится такой случай.
        Молодого человека заставили идти быстрым шагом. Капитан шел рядом, а лейтенант руководил процессией.

        - Раз, два! Раз, два!  - громко командовал лейтенант, и маленькие японцы шагали за ним.

«Черт возьми, они так торопятся, как будто за ними кто-то гонится. Что они хотят сделать со мной?» - размышлял на ходу француз.
        Буль-де-Сона провели по одной из главных улиц Мукдена, чью красоту он вряд ли смог оценить. Страшный беспорядок, суета и толкотня царили вокруг, тем не менее эскорт продвигался. Постепенно дома стали выглядеть солиднее. Юноша увидел церковь, здание банка и даже театр, но у него не было времени на заметки.
        Вскоре шествие остановилось у здания под крашеной черепичной крышей с навесами по углам в китайском стиле. Вот и подъезд. Сделав пять или шесть шагов по мраморной лестнице, они очутились у закрытых дверей. Начались переговоры. Японцы что-то объясняли, младший офицер внимательно слушал. Похоже, все было не так просто. В конце концов договаривающиеся стороны пришли к согласию.
        Капитан не отходил от Буль-де-Сона ни на шаг, и, когда двери отворились, они оба вошли внутрь, а лейтенант вернулся к отряду. Француз с японским капитаном остались одни в просторной комнате, походившей на вестибюль. Снаружи бесновалась толпа. Вскоре появились другие солдаты, которым и был вверен пленник.
        Паренек чувствовал, что подходящий момент, чтобы устроить шум, еще не наступил, и вел себя спокойно. Капитан сказал юноше несколько слов, из которых тот ни единого не понял, но, правда, ответил исключительно вежливым «угу». Повернувшись, офицер исчез за дверью.
        Солдаты с любопытством наблюдали за незнакомцем. Француз! Для них он был кем-то совершенно диковинным. Эх, если бы они могли поговорить! Но никто не знал эсперанто[32 - Эсперанто - искусственный международный язык, не получивший широкого распространения. Создатель - Заменгоф Людвик (1859 -1917).].
        Примерно через четверть часа офицер, старый японский вояка с кошачьими усами, появился вновь. Он сделал солдатам знак, и те, сгруппировавшись вокруг француза, повели его дальше.
        Шли они недолго: дверь, длинный коридор, затем другая дверь с двумя створками, перед которой стоял часовой с суровым лицом. Капитан сказал ему что-то, и они вошли внутрь.
        Буль-де-Сон с трудом сдержал возглас удивления - так все напоминало зал французского суда. В глубине стояла массивная стойка, стол, покрытый зеленой скатертью, за которым сидели трое мужчин, неподвижных и прямых, словно они проглотили аршин. Без сомнения, военные. У того, что сидел посередине, было худое, узкое лицо, маленькие черные глазки с жестким пронизывающим насквозь взглядом. Справа расположился добродушный толстяк, а слева - настоящий майор, желтый, как айва[33 - Айва - дерево, дающее плоды величиной с большое яблоко, твердые и желтые; идут на варенье, компот и т. д.].
        Буль-де-Сон не ошибся: он находился в здании трибунала. Перед судьями стояли человек двадцать в лохмотьях и с отупевшими лицами, которым задавали вопросы.
        Напрасно молодой человек прислушивался изо всех сил, он не понял ни слова из того, что монотонно произносил главный судья.
        Оборванцы имели вид мародеров. Во время допроса им предъявляли украшения, оружие, которые те, без сомнения, украли. Всем выносили один и тот же короткий приговор. Один за другим люди с перекошенными лицами и обезумевшими глазами выходили из зала. Время от времени слышались ружейные выстрелы.
        Буль-де-Сон нервничал. Догадавшись, что происходит, он задавался вопросом, не случится ли то же самое с ним. Если бы, по крайней мере, удалось спасти патрона!
        Наконец наступила очередь француза. Капитан, сопровождавший юношу, первым подошел к судьям и изложил суть дела и конечно же то, как он вырвал иностранца из хищных когтей толпы, не зная при этом, кто он.
        Внимательно выслушав рассказ, председатель посмотрел на француза и сделал ему знак подойти. Солдаты отступили, а Буль-де-Сон услышал наконец знакомые слова.

        - Подойдите ближе,  - произнес японец, немного грассируя[34 - Грассировать - картавить, смягчать звук «р» на французский манер.] и с мягким забавным акцентом.  - Вы говорите по-французски?

        - Конечно, месье, к вашим услугам.

        - Как вас зовут?

        - Атанас Галюше,  - отвечал Буль-де-Сон.

        - Вы - француз?

        - Уверяю вас, я родился в Париже на Лиль-де-Франс, мне стукнет семнадцать, когда зацветут вишни.
        Юноша знал свою силу и хотел вызвать улыбку на безучастно серьезном лице главного судьи. Это, однако, оказалось нелегко, тот продолжал оставаться суровым.

        - Расскажите мне, что с вами случилось и как вы попали в руки наших солдат.
        Буль-де-Сон понял, что сейчас не время шутить и лучше быть откровенным. Тогда очень вежливо и по возможности ясно он изложил факты, и главное - что он состоит на службе у журналиста, корреспондента одной из крупных парижских газет. Профессия репортера - находиться в самых горячих точках и наблюдать за происходящим, чтобы потом рассказать об этом.
        Буль-де-Сон с патроном выехали из Лао-Янга и почти наугад отправились путешествовать по Маньчжурии. В пути они столкнулись с мародерами, которые грабили трупы. Среди мертвых оказался полуживой, которого они подобрали и взяли с собой, не зная, кто он, а просто из чувства сострадания, поскольку тот нуждался в помощи. Вскоре французы встретились с многочисленным отрядом японцев. Последовал арест.
        Все это юноша рассказывал очень убедительно и проникновенно. Председатель, не переставая писать, отдал какое-то распоряжение солдатам, затем, повернувшись к капитану, молча стоявшему рядом, сказал по-японски:

        - Пусть приведут журналиста.

        - Я сам за ним схожу,  - ответил тот.
        Нет ничего глупее, чем распинаться перед истуканами, которые не возражают, но и не проявляют никакого интереса. «Можно подумать, что я разговариваю со стеной,  - размышлял Буль-де-Сон.  - Если бы, черт возьми, я только мог догадаться, о чем думает этот тюфяк».
        Юноше не удалось разжалобить судей. Те слушали его с потрясающим равнодушием.
        В военное время трибунал не особенно разбирался с пленными - ставили к стенке, производили несколько выстрелов и дело с концом.
        Паренек любил приключения и частенько сталкивался с ними в жизни. Главное для него было - не потерять выдержки и присутствия духа.
        Спустя несколько минут в зал суда привели его патрона. Буль-де-Сон едва не вскрикнул, увидев его. Поль Редон предстал перед судьями. Руки были связаны за спиной. Почему? Ведь юноша до сих пор оставался свободным.
        Репортер был бледен, но держался прямо, высоко подняв голову, и смотрел на судей гордо, почти вызывающе. С помощью нескольких слов, которые он знал по-японски, Редон попытался объяснить судьям, что он француз и соблюдает нейтралитет. Увидев, что его понимают, он стал живо протестовать против самого судебного процесса, считая его недостойным цивилизованной нации.
        Председатель казался спокойным. По-видимому, он решил не вступать в дискуссию.

        - Я предоставлю вам возможность для объяснений,  - произнес он равнодушно.  - Послушайте сначала, в чем вас обвиняют.
        Теперь капитан уступил место офицеру, производившему арест, который в свою очередь изложил факты. Председатель перевел их Полю Редону. Выяснилось, что репортер был задержан при чрезвычайных обстоятельствах. Он нашел и подобрал на поле боя человека с тем, чтобы помочь ему бежать. Когда же японские солдаты схватили их, он сказал, что якобы не знает того, которого защищал. Но при первой же возможности француз помог незнакомцу совершить побег. Надо добавить к этому, что кореец оказался шпионом, а кроме того, опасным конспиратором.
        Корейцы и так уже ополчились против японцев, когда те вошли в Сеул, и теперь старались отомстить при каждом удобном случае за несправедливое, по их словам, вторжение. Японцы постоянно испытывали на себе ненависть отдельных фанатиков[35 - Фанатик - здесь: человек, с исключительной страстностью предающийся какому-нибудь делу.], которые преследовали войска на всем пути их следования, убивали одиночек, устраивали поджоги и взрывы.
        Получалось, что Поль Редон, назвавшись французом и журналистом, на самом деле является одним из соучастников, а стало быть, и его случай подлежит рассмотрению военного суда.

        - Теперь, когда вы ознакомились с обвинением,  - сказал председатель,  - защищайтесь. Мы готовы выслушать вас.
        К этому времени у Редона поднялась температура, к тому же он смертельно устал и чувствовал себя отвратительно.

        - Вы ничего не хотите слышать о правах человека!  - вспылил он.  - Что я сделал такого, что не пристало бы делать?  - репортер.  - В куче трупов я заметил живого человека, который еще дышал, а мародеры собирались добить его, чтобы выпотрошить как следует. Я действовал по велению сердца, защищая умирающего от вампиров[36 - Вампиры - летучие мыши; питаются насекомыми; представление о том, что они являются кровососущими,  - устарело.], бесновавшихся вокруг. Повторяю еще раз, я знать его не знаю. Вы говорите, он кореец? Может быть, но я ничего не ведаю о межнациональной вражде между соседями…
        Совершенно холодным тоном председатель произнес:

        - Зачем вы сказали, что будете отвечать за этого человека? Вы хотели, чтобы он избежал правосудия, которое должно свершиться над любым шпионом, пойманным на поле битвы.

        - Потому что я не мог допустить, чтобы расстреливали раненого и беззащитного.

        - А мы считаем, что вы прекрасно знали, что он улизнет, и хотели лишь выиграть время.

        - Это наглая ложь! Я не могу и не хочу оценивать поступок этого несчастного, однако я согласен с тем, что несу ответственность за его побег. И даже если я потерял доверие в ваших глазах, я остаюсь честным и порядочным человеком и запрещаю вам меня оскорблять.

        - Мальчишка, который был с вами, этот маленький француз, ваш слуга?

        - Это мой друг и брат. Вы не имеете права делить мою вину с ним. Я один буду отвечать за то, что случилось.

        - Не говорите так, патрон.  - Голос Буль-де-Сона прозвучал как выстрел.  - То, что вы сделали, справедливо и достойно уважения. Я рад, что помог вам.
        Трех судей, однако, подобное заявление совершенно не тронуло. Допрос был закончен, дело оказалось улаженным в самом плохом смысле этого слова.
        К судьям тем временем подошел капитан.

        - Каждый обвиняемый имеет право на адвоката,  - сказал он по-французски.  - Я выполню эту роль.

        - Кажется, он - большая шишка,  - шепнул Буль-де-Сон на ухо Редону, который даже вздрогнул от удивления, услышав чистейший, почти без акцента[37 - Акцент - здесь: своеобразие в произношении, свойственное говорящему не на своем родном языке.] французский.
        Председатель обменялся несколькими фразами с новоявленным защитником, после чего предоставил тому слово. По правде говоря, этот старый японец с открытым морщинистым лицом и решительным взглядом, был не лишен приятности. Разумеется, перед судьями он говорил по-японски.

        - А что,  - пробормотал Редон, который понимал смысл отдельных слов,  - может, ему и удастся нас оправдать.
        Действительно, несколько раз капитан указывал рукой в сторону обвиняемых. Защищал ли он их? Несмотря на все усилия, репортеру не удалось уследить за ходом выступления. Как и всем иностранцам, слушающим чужую речь, ему казалось, что она звучит слишком быстро.
        Наконец капитан замолчал и, отдав честь, отошел в сторону, даже не взглянув на подзащитных. Да и что он мог им сказать…
        Наступила долгая пауза. Судьи стали совещаться.

        - Не нравится мне все это,  - прошептал юноша. Ожидание было недолгим. Поднявшись, председатель вынес приговор:

        - Смертная казнь. Правда, по просьбе защитника, капитана Бан-Тай-Сана, приговор будет приведен в исполнение только после одобрения главнокомандующим. Сейчас же преступников отведут в крепость Ли-Ханг-Ти.
        Поль Редон выслушал приговор с удивительным спокойствием, разумеется, Буль-де-Сон также не шелохнулся. Французы - они везде оставались французами.
        Солдаты вновь окружили пленных, которые, впрочем, не сопротивлялись, и все отправились в высокую крепость.

        - Вот те на!  - произнес юноша.

        - Вот те на!  - повторил репортер, отрешенно улыбнувшись.



        ГЛАВА 4

        Японцы сосредоточили основные силы на дороге из Мукдена в Харбин. Там стояли два корпуса - один, направленный на Запад, другой - к Владивостоку, против морского флота России. Японцы, воодушевленные победой и уверенные, что не встретят на этой земле серьезного сопротивления, торопились - русский император теперь не скоро решится бросить в глубь Азии новые войска. Японцам не терпелось догнать противника и не дать ему ни минуты передышки. Они быстро организовали в Мукдене оккупационную службу, чтобы не ослаблять действующую армию. Шести тысяч человек хватило на поддержание порядка в Маньчжурии, жители которой, впрочем, и не собирались поднимать восстание.
        За сорок восемь часов военный трибунал установил царство террора. Таковы были черные будни войны.
        После вынесения смертного приговора французов перевели в высокую крепость мрачного вида, стоявшую у дороги, ведущей из Чао-Линга к могилам суверенных маньчжурских особ. Эти могилы служили предметом глубокого почитания, доходящего у жителей Маньчжурии до фанатизма. Они символизировали могущество, власть и моральное превосходство над огромной китайской империей, которая в какой-то степени считалась их вассалом. Маньчжуры признавали только своих императоров и хоронили их в родной земле.
        Когда японские войска покинули город, направляясь на север, волна возмущения прокатилась по Мукдену. Крестьяне, пришедшие из окрестностей города, уверяли, что слышали подозрительные звуки, исходящие из памятников на могилах покойных. Некоторые говорили, что даже видели призраки, бродившие вокруг могил. Рассказывали также, что появились какие-то странные свечения в каменных монументах. Этого вполне хватило, чтобы среди населения распространился слух, будто японцы осквернили святая святых - могилы предков.
        Событие бурно обсуждалось, обрастая, как снежный ком, новыми домыслами, и дело принимало серьезный оборот. Стало достоверно известно, что пьяные японцы выломали двери склепов[38 - Склеп - подземелье, в котором помещают гробы с телами умерших.], разрушили стены и надругались над священными останками императоров.
        Мукден, столица всей Маньчжурии, находился примерно в шестистах километрах от Пекина на реке Хун-О, главном притоке Ляо-Хо. Две крепостные глиняные стены, стоящие параллельно, образовывали два совершенно различных района города. Впрочем, эти стены не могли ни в коей мере ни помешать взять город приступом, ни послужить русским опорным пунктом при обороне. Внутри первого кольца располагалась официальная часть города - торговая, промышленная, финансовая. Русские, заняв центр, практически переориентировали его деятельность. При них там кипела деловая жизнь. Среди великолепных императорских дворцов под крышами из желтого фарфора, которые образовывали небольшие «города» внутри города с многочисленными живописными сооружениями и двориками, торговцы и функционеры чуть ли не по-европейски вели дела. Но сначала там побывали «боксеры», затем - русские, а теперь вот японцы - и от богатства и красоты не осталось и следа.
        Свершился акт вандализма! Вокруг воцарилась мертвая тишина, нарушаемая лишь ритмичным топотом сапог японских солдат.
        Внутренний город не признавал пригорода, где был совсем другой мир. Там жил трудовой люд, не посещавший центральную часть, а чиновники - одни сбежали, другие думали о том, как достичь компромисса с новой властью и не потерять деньги. И только простой народ по наивности сохранил в своем характере национальный дух и уважение к предкам. Никто из высшего общества не думал беспокоиться о могилах, олицетворявших собой понятие родины.
        Мало-помалу среди отдельных групп населения созрело решение: с наступлением ночи всем вместе пойти в Чао-Линг, что в десяти километрах к северо-западу, и проверить, все ли в порядке.
        Что же представляли собой эти знаменитые мавзолеи, где покоились предки маньчжур из древней императорской династии?[39 - Династия - ряд монархов (правителей государства) из одного и того же рода и той же фамилии.] Судя по воспоминаниям путешественника Треффеля, ранее ни один иностранец, ни один простолюдин под страхом смерти не мог приблизиться к этим местам. Однако во времена политических коллизий[40 - Коллизия - столкновение противоположных сил, стремлений, интересов.] и смены власти, строгости получили некоторое послабление, и многие европейцы смогли увидеть могилы вблизи и описать их подробно.
        Широкие аллеи, окаймленные с двух сторон огромными каменными статуями драконов, слонов, верблюдов, вели к массивным воротам в китайском стиле, почти целиком скрытым кронами кедров и кипарисов. Когда же тяжелые, покрытые красным лаком двери отворялись, посетитель, пройдя через крепостную стену, оказывался в сказочном городе. Кругом возвышались удивительные, огромных размеров скульптуры, гигантские деревья и каменные монстры[41 - Монстр - чудовище, урод.]. То и дело встречались небольшие каналы с навесными узорчатыми мраморными мостиками причудливой формы. Галереи петляли вокруг центральной пагоды[42 - Пагода - название индийских, японских и китайских храмов.]. Гигантская металлическая черепаха стояла внутри на каменной плите, на которой были высечены имена усопших императоров. Здесь же находились огромные чаны и котлы, в которых в дни жертвоприношений варились целиком туши баранов. Шаги глухо отдавались где-то под землей, и можно было догадаться, что там располагается подземный город.
        Под натиском полчищ завоевателей все, включая бонз[43 - Бонза - название, данное европейцами буддийским жрецам и монахам в Китае и Японии.], охранников и слуг, покинули это место. И теперь священный город стал действительно царством мертвых.
        Стояла гнетущая тишина, изредка нарушаемая лишь карканьем ворон.
        Наступила ночь. Склепы стали еще мрачнее, а черные деревья вздрагивали в темноте, напоминая каких-то загадочных существ. Неподвижные каменные чудовища, казалось, подстерегали добычу.
        Вдалеке на дороге, идущей из Мукдена, раздался неясный шум, похожий на звук приближающегося потока. Огонь факелов пронзил сумрак ночи, послышались торопливые шаги. Грохот усиливался, сопровождаясь дикими выкриками. Толпа маньчжур, поддавшихся мгновенному безумному порыву, неумолимо продвигалась вперед. Вряд ли ее могло что-либо остановить. Люди шли, не желая знать, какого противника они встретят, и убежденные лишь в одном - их святыни осквернены. Самые смелые и отчаянные бросились на ворота в надежде открыть их, но двери, как безучастные наблюдатели, не поддались. Тогда было принято другое решение - преодолеть стену, окружавшую владения мертвых, представляющую собой непреодолимое препятствие из-за острых железных наконечников. Люди полезли на нее. Сильные и ловкие, они образовывали короткие лестницы, становясь друг друг на плечи. Ничто не могло остановить порыв одержимых. Добравшись до острых железных копий на гребне стены, они в ярости расшатывали их и даже вырывали, затем, быстро пролезая через образовавшиеся бреши, спрыгивали с другой стороны. Падения, травмы - не в-счет, поскольку все были
убеждены, что выполняют священный долг.
        Маньчжуры быстро заполнили загадочный город. Черные тени метались среди каменных статуй, перебегали по мостикам через каналы, и, если кто-нибудь падал, никто не останавливался, не обращая никакого внимания,  - несчастного просто затаптывали.
        В конце концов все остановились перед большой пагодой и затем, забежав в нее, пали ниц перед гигантской черепахой со списком усопших суверенных особ на спине. Маньчжуры знали: там внизу, под ногами находятся подвалы, где и свершилось главное бесчинство. В эти минуты люди были не в состоянии разумно мыслить, им требовались виновные, чтобы наказать, проклясть или убить.
        Внезапно кто-то вскрикнул. Пробираясь на ощупь вдоль стены, человек наткнулся на железную кнопку и случайно нажал на нее. Одна из мраморных плит, покрывавших пол пагоды, сдвинулась, открывая вход в подземелье. Толпа бросилась к отверстию, не ведая даже о его глубине. Отвага смельчаков была вознаграждена - подземная галерея оказалась не очень глубока. Люди с факелами понеслись вниз.
        Постепенно свод стал выше, а длинный коридор - длиннее. Казалось, он не имел конца. Вперед, несмотря ни на что, вперед!
        В довольно просторном склепе со стенами, облицованными камнями, около десятка человек собрались вокруг высокого мужчины, одетого в длинную белую робу, доходившую ему почти до щиколоток. Прикрепленный к стене факел освещал странные, цвета шафрана лица незнакомцев, чьи черты не напоминали ни китайцев, ни японцев.
        Главарь заговорил:

        - Друзья, наконец-то мы собрались здесь. Не знаю уж, каких усилий вам потребовалось, чтобы добраться сюда в назначенный час на нашу верховную встречу, на которой мы должны будем принять окончательное решение… От имени родины благодарю вас.
        Первые слова были встречены одобрительным шепотом. Все без исключения лица излучали неукротимую энергию. Но кто же эти люди?
        Человека в белой робе звали Вуонг-Тай-Лань. Он родился в Корее и был сыном корейской императрицы Таон-Ланг-Дао, убитой в 1895 году японцами при пособничестве собственного мужа, императора Ли-Хзи, желавшего отдать Корею Японии. Таон-Ланг-Дао жизнью заплатила за желание сделать независимой свою страну. Ее двенадцатилетний сын также был приговорен. Но один из преданных слуг спас его от гибели, и через десять лет Вуонг-Тай-Лань воскрес, чтобы посвятить свою жизнь отмщению.

        - То, что я хочу, друзья мои, вы прекрасно знаете - это вырвать нашу страну из власти тиранов, кем бы они ни были - китайцами, русскими или японцами. Помните, когда-то наш край назывался «Королевством-отшельником», а потом в один из самых счастливых дней ему дали имя Чао-Сьен - «Утреннее Спокойствие» или «Империя Спокойного Утра»… Именно это спокойствие и безмятежность, мирное одиночество мы и хотим отвоевать.
        Подняв руку вверх, будто впитывая солнечную энергию, Вуонг-Тай воскликнул:

        - Пошли прочь, чужеземцы!

        - Пошли прочь, чужеземцы!  - повторили собравшиеся.

        - С тех пор, как умерла моя достойная мать, отдав жизнь за родину, у меня, ее сына, нет других мыслей, как только вернуть независимость земле моих предков. Напомню вам, что наши прадеды умели прогнать врагов - французов, англичан, американцев. Два раза и нам удалось выдворить японцев с наших земель. Неужели мы менее храбры, чем наши отцы? Надо бороться, сражаться еще активнее, нужно вернуться на родину, где за наши головы назначена награда, разбудить народ и скинуть в море этих проклятых японцев. Вы согласны со мной? Готовы ли вы умереть вместе со мной за священное дело?

        - Да! Да!  - закричали заговорщики, протягивая руки к Вуонг-Таю, чья собственная рука все еще была поднята вверх ладонью к небу. Таков был жест клятвы.
        Затем корейцы стали совещаться. Они вернутся на родину с северной стороны, со стороны Сиам-Сиу, и пусть три божества Ко, Ри и Янг защитят их…

        - Вы пойдете одни, каждый со своей стороны,  - продолжал императорский сын.  - Я считаю, сейчас подходящий момент, чтобы пересечь Маньчжурию: русские бежали, японцы бросились за ними в погоню, никто не обратит на вас внимания.

        - А вы, принц[44 - Принц - титул члена царствующей семьи.], разве вы не пойдете с нами?

        - Мне нужно кое-что доделать здесь,  - ответил кореец,  - долг чести… поверьте, я прибуду в Сеул в то же самое время, что и вы… Но что происходит? Послушайте!
        Все напряженно замерли. В глубине подземелья послышались крики и шум приближающихся шагов. Вуонг-Тай приложил ухо к стене.

        - В подземелье кто-то есть. Сюда идут! Неужели это японцы? К счастью, я знаю каждый поворот этого таинственного лабиринта[45 - Лабиринт - здание со сложными, запутанными ходами, из которого трудно выйти.]. Но что бы ни случилось, будем драться до конца…

        - Да, да!  - подхватили заговорщики.

        - Подготовьте оружие к бою и вперед!
        Вуонг-Тай бросился в глубину зала. Остальные устремились за ним. Под легким нажатием его рук дверь отворилась, и люди быстрым шагом стали удаляться по бесконечному сводчатому коридору.

«После всего, что случилось,  - размышлял на ходу наследный принц,  - это вряд ли могут быть японцы». Он думал только о политических врагах, не подозревая, что обезумевшие простые маньчжуры могут быть еще опаснее.
        Переходы подземелья оказались достаточно запутанными. Группа остановилась на перекрестке. Чем же была вызвана заминка? Ведь именно здесь они спустились в могильные склепы и считали, что уже следовали по этому пути. Однако уход был столь поспешным, что, видимо, они допустили ошибку и теперь шли не в ту сторону. На стенах не встречались более стрелки, указывающие направление. Сам Вуонг-Тай, похоже, заблудился. Ситуация осложнялась еще и тем, что постоянно слышались воинственные крики толпы, заполнявшей подземелье. Пытаясь выбраться, корейцы рисковали попасть прямо в руки незнакомого противника, о численности которого они не ведали. Какой избрать путь?

        - Будем действовать наугад!  - императорский сын.  - Не отставать!
        Эхо, преследовавшее беглецов, то удалялось, то приближалось и служило им проводником. Корейцы старались уйти от него как можно дальше, но вдруг наткнулись на стену. Путь был закрыт, заговорщики оказались в ловушке. В это же время вооруженные дубинами, железными прутьями и ножами маньчжуры с факелами в руках появились на другом конце галереи. Заметив корейцев, они в бешенстве заорали:

        - Смерть! Смерть варварам!
        И бросились вперед на неприятелей.
        Вуонг-Тай, услышав призывы, сразу понял их смысл. С давних пор маньчжуры враждовали с корейцами, и сегодня, когда дело шло о посягательстве на исторические памятники и проявлении неуважения к святым местам, ярость фанатиков не знала границ.

        - Друзья,  - сказал Вуонг-Тай,  - нам придется умереть… Но продадим, по крайней мере, подороже наши жизни.
        С револьвером в одной руке и длинным ножом в другой, корейцы, как по команде, прислонились спинами к стене и замерли в ожидании.



        ГЛАВА 5

        Французов перевели в крепость Ли-Ханг, что стояла на дороге из Чао-Линга в километре от маньчжурского некрополя. Тюрьма возвышалась метров на двадцать над землей, находясь одновременно на краю скалистого обрыва. Таким образом, с одной стороны она была защищена рельефом местности, а с трех других - четырехметровой двойной стеной.
        Пленные шли в сопровождении более чем двухсот солдат, столпившихся у внутренних ворот, которые были действительно средневековыми и, как полагалось, с подъемным мостиком и цепями.
        Японцы быстро заносили имена арестованных в тюремную книгу. Они очень торопились вернуться в Мукден, где после стольких тяжелых боев им было разрешено немного отдохнуть и насладиться короткими мгновениями передышки.
        Похоже, крепость была малонаселенна. Старый маньчжурский капитан принял пленных французов и записал их имена. Шестеро солдат находилось у него в подчинении. В тюрьме имелись великолепные двери, засовы и железные балки удивительной конструкции.
        Капитан, сопровождавший пленных, шел впереди, за ним Редон с Буль-де-Соном, а по краям - два небольшого роста солдата, которые бросали на французов враждебные взгляды. Все поднялись по очень узкой и казавшейся бесконечной лестнице. Несчастные, чьи руки были в наручниках, рисковали соскользнуть вниз. Группа добралась до площадки чуть более квадратного метра. Капитан достал массивный ключ, какие раньше символически преподносили завоевателям сдавшихся городов, и вставил в такую же огромную замочную скважину. Но тут произошло непредвиденное. Похоже, этот замок долгое время никто не открывал. Маньчжур хотел было повернуть ключ, но тот не поддавался. Охранник старался изо всех сил, держась двумя руками за ключ и наваливаясь на него всей тяжестью своего тела. Ключ и не думал поворачиваться. Буль-де-Сон усмехнулся. Тогда капитан обратился за помощью к одному из солдат. Маленький мускулистый японец, с решительным видом схватившись за железяку, буквально повис на ней. Ключ оставался неподвижным как скала. Стало ясно, что все усилия напрасны. Однако с этим надо было кончать как можно быстрее. Понял это и
Поль Редон. Посмотрев на свои наручники, сделанные из железа, или, скорее, из высококачественной стали, он приблизился к двери. Нажал свободными пальцами на ключ, раздался щелчок, и замок с трудом сработал. Дверь отворилась: Редон жестом пригласил маньчжура войти, вежливо пропуская его вперед. Тот буквально остолбенел. Затем пришел в себя и, улыбнувшись, заспешил в камеру.
        Комната оказалась довольно маленькой, с низким потолком и желтоватыми стенами, не похожими на гранитные. Окошко напоминало щель, и в него можно было увидеть лишь узкую полоску неба. Из обстановки - лишь охапка соломы, старая циновка и кувшин. Сопровождающему пленных маньчжуру стало, наверное, стыдно за столь неприглядный вид камеры. Француз показался ему таким импозантным, что неудобно было поместить его в подобные условия.
        Некоторое время охранник стоял в задумчивости, затем решительно снял с репортера наручники и направился к двери. Взяв ключ, он вновь попытался повернуть его в замке, разумеется, с обратной стороны. Ключ по-прежнему сопротивлялся. Тогда Редон снова пришел ему на помощь. Журналист - человек исключительной доброты и благородства - прекрасно понимал подневольного охранника, не мог же тот оставить заключенных в комнате с открытой дверью. Терпение и труд все перетрут: француз, вставив ключ, стал осторожно поворачивать его вправо-влево, вправо-влево несколько раз. С каждым разом движения становились все легче и легче, и в конце концов крак-крак - и замок сработал. Хмурое лицо охранника озарилось улыбкой.

        - Подождите,  - произнес он,  - я сейчас вернусь, но прежде сниму наручники с вашего компаньона.

        - Незачем, я сам это сделаю,  - ответил Редон и свободными руками нажал на пружины.
        Маньчжур ничуть не удивился, отдал честь, отпустил солдат, затем вышел сам и закрыл замок с другой стороны. Облегченно вздохнув, он крикнул журналисту:

        - Не то что я не доверяю, но кто знает…
        Пленники остались одни. Слабый свет проникал через узкое отверстие бойницы, но все же было довольно светло, чтобы осмотреться. Редон обнял Буль-де-Сона.

        - Бедный мой мальчик, ну и попали же мы в переплет. Это все из-за меня, из-за того, что я вечно вмешиваюсь в чужие дела. Ладно, пусть убьют меня, но ты, ты-то здесь при чем? Ты же ничего не сделал?

        - Извините, патрон! Я совершил то же, что и вы. А в чем, собственно, мы виноваты? Подобрали раненого, которого наверняка прикончили бы, и защитили его от десятка мародеров. Вы плохо меня знаете, если думаете, что я сделал меньше, чем вы..

        - Да, правда, прошу прощения…

        - Ладно, патрон, не будем об этом. Только знайте, я принадлежу вам сердцем и душой и больше всего на свете дорожу нашей дружбой. Если нам суждено умереть вместе, для меня нет высшей чести… Единственно, я хочу вам кое-что сказать, но не осмеливаюсь…

        - Вот те раз! Да ты волен сказать мне все, что хочешь…

        - Даже упрекнуть?

        - Конечно, я буду даже признателен.

        - Хорошо, патрон. Так вот, я знал о ваших приключениях. Помните, когда вы спускались вниз по течению, когда заблудились, когда бандиты шли по следу, когда медведь рвал вас на части, разве вы тогда смирились с судьбой, сказав «аминь»?[46 - Аминь - «истинно так!» - заключительное слово религиозной проповеди, молитвы.]
        Редон хотел было прервать юношу, но тот продолжал:

        - Нет, вы сопротивлялись, всегда и везде, боролись за существование, шли против обстоятельств и побеждали смерть…

        - Постой! К чему ты клонишь?

        - А к тому, что вы, похоже, сильно изменились и теперь принимаете судьбу такой, какая она есть. Вы хотите, чтобы вас расстреляли японцы? Послушайте, но разве это нормально? Чем больше попадаешь в нищету, тем больше прикладываешь усилий, чтобы из нее выбраться. Не мне вам это говорить… Вы пережили очень большое горе, я знаю… Но это еще не повод, чтобы сидеть сложа руки… Перед нами сейчас стоит только одна задача - выйти отсюда с тем же успехом, с каким вы выбирались из когтистых лап медведя, убегали от волков и людей… Пусть это почти невозможно, но надо захотеть.
        Пока Буль-де-Сон говорил, лицо Поля Редона светлело, сердце сильнее забилось в груди. Юноша был прав. Действительно, сколько раз отважный газетчик избегал смерти, а теперь вот сидит безразличный ко всему на свете, склонив голову перед первой же трудностью. Слова юного парижанина потрясли репортера до глубины души. Неужели и вправду он стал трусом?
        В этот момент в замочную скважину вставили ключ. Видимо, охранник вновь боролся с замком. Наконец раздался щелчок, и дверь отворилась. Редон и Буль-де-Сон вскрикнули от удивления. В дверном проеме появились трое. Сначала вошел старый маньчжур с взлохмаченной шевелюрой, за ним мальчик лет двенадцати, крепкий и коренастый, как медвежонок, и, наконец, розовощекая голубоглазая девушка лет восемнадцати в красивом национальном платье. Как и в конвое в Мальборо, все что-нибудь несли. Отец, а это скорее всего был именно отец, поскольку дети обликом походили на него, нес на голове деревянные рамы, которые вполне могли служить кроватями, а в руках - две табуретки. Сын одной рукой обнимал огромный кувшин, а другой - тяжелую, покрытую салфеткой корзину да еще какие-то подставки и планки, напоминавшие отдельные детали стола. Дочь сгибалась под тяжестью постельного белья и подушек, но, кроме того, держала лампу, чей мягкий свет радостно освещал тюремное помещение.

        - Что это еще такое?  - Редон.
        Он заговорил по-французски, забыв перевести сказанное ключнику на китайский, но, к великому изумлению, услышал нежный девичий голос, отвечающий ему на родном языке:

        - Мы принесли вам все необходимое…
        Девушка немного стеснялась, произнося слова, но все же выражалась вполне понятно.

        - Вы говорите по-французски, мадемуазель?  - произнес Буль-де-Сон, учтивым жестом помогая ей освободиться от тяжелой ноши.

        - Да, немного… Я училась у миссионера…[47 - Миссионер - священнослужитель, посланный для религиозной пропаганды среди иноверцев (обычно в отсталые страны); одновременно обычно играл роль просветителя, лекаря.] Это все благодаря доброму отцу Жерому.

        - Я тоже немного знаю… - вступил в разговор голосок чуть пониже.

        - И ты не струсишь перед новыми знакомыми?  - обрадованно спросил юноша мальчугана, забавляясь от души.
        Отец догадался, какую радость доставили пленным его ребятишки, и на грубом, морщинистом лице появилось подобие улыбки. Он быстро установил принесенные конструкции и, положив на них сухие соломенные матрасы, накрыл медвежьими шкурами. Получились две отличные кровати. Из других дощечек соорудили стол, на который тотчас водрузили кувшин с ароматным вином, добрый кусок печеного мяса, плошки с рисом и фруктами.
        При виде королевской еды глаза Буль-де-Сона загорелись. Редон также заметно повеселел в предвкушении пантагрюэлевского обеда.

        - Папа просит вам передать, если еще что-нибудь понадобится, можете смело просить у него,  - произнесла юная Янка, чей французский походил на звук треснувшего ореха, но все-таки заслуживал похвалы, поскольку был абсолютно понятен.
        Пленные заняли места за столом, и девушка принялась обслуживать их так, как будто они были членами одной семьи.

        - Послушайте, патрон,  - начал юный парижанин,  - я говорил вам, что все будет хорошо, только забыл сказать, что буквально умираю от голода.
        Семья маньчжур с уважением смотрела на незнакомых европейцев, которые ели, надо отметить, с большим аппетитом. Завязалась беседа. Начальник тюрьмы знал немного: только, что двоих заключенных завтра или в крайнем случае послезавтра расстреляют. О самом преступлении, совершенном французами, он не ведал, да это его и не касалось.

        - Подумаешь, японцы!..  - воскликнула Янка.  - Что они знают, чтобы убивать!
        Пьеко, а именно так звали мальчика, энергичным жестом одобрил слова сестры. И отец, которому тотчас перевели фразу на родной язык, с ними согласился. Редон с интересом посмотрел на старика. Глаза репортера странно заблестели. Начался любопытный разговор. Глава семейства учтиво сообщил французам свое имя. Бывалого солдата звали Туанг-Ки. В свое время он участвовал в китайско-японской войне и теперь поведал чужестранцам о своих подвигах, а затем вдруг неожиданно признался, что терпеть не может японцев и что ему мучительно видеть, как они хозяйничают в Мукдене.
        По окончании войны маньчжуру был предоставлен скромный пост начальника тюрьмы в Ли-Ханг-Ти, в которой, впрочем, никого не содержали. В старой крепости к тому же не имелось ни гвоздей, ни ключей.
        Редон предложил охраннику стакан вина. Тот не отказался и присел за стол как старый знакомый. Репортер оживился, болтал без умолку, стараясь разговорить маньчжура, сетовавшего, что ему мало платят или не платят вовсе, что война принесла много горя, что артиллеристы разбомбили его поле, погубив урожай…
        Маленького Пьеко послали вниз, стоять начеку у входной двери. Буль-де-Сон с увлечением беседовал с молодой маньчжуркой, для которой не существовало большего удовольствия, как поговорить с чужестранцем. Девушке было приятно слушать французскую речь и понимать почти все, что произносил юноша. А он, пытаясь исправить произношение, давал различные советы. Юная красавица очень старалась, прелестные губки выделывали замысловатые движения, складываясь то так, то эдак.

        - Послушайте, Янка,  - говорил Буль-де-Сон,  - чтобы сказать «тюрьма», нужно сначала вытянуть губы в трубочку - тюрь… тюрь… тюрь, а затем сомкнуть и разомкнуть на «а» - ма! Эх, жаль, что меня завтра или послезавтра расстреляют, а то бы я вас многому мог научить.

        - Расстреляют?  - вздрогнула и расплакалась.  - Это невозможно!

        - Да, именно так,  - подтвердил Буль-де-Сон.  - За мной и за моим патроном скоро придут, отведут во двор, где будет много солдат, приставят к стене, возьмут на прицел, пиф-паф и все! Мы будем мертвы!

        - Нет, нет, я не хочу!  - навзрыд плакала Янка.

        - Не кричите так громко, патрон беседует. Если не хотите, чтобы нас убили, так помогите.

        - С радостью! Но как?
        Тем временем разговор репортера с капитаном Туанг-Ки становился все интересней. Старый вояка уже успел проникнуться симпатией к заключенному, а по мере того, как вино убывало из графина, их дружба становилась все крепче. Редон, однако, в отличие от своего собеседника, сохранял ясность ума.
        Маньчжур оказался сентиментальным и любящим отцом. Когда наступили тяжелые времена, жалованье было маленьким, но он трудился вовсю, чтобы прокормить сына - маленького Пьеко и любимую темноволосую Янку.

        - А если бы у вас завелись деньги, что бы вы сделали?

        - Я? О! Не знаю, я бы ушел отсюда подальше… в Китай… Я бы основал маленькую ферму, где-нибудь около речки… Там росли бы деревья, светило бы солнце и прогуливались животные. Янка и Пьеко - ему уже двенадцать, а ей - семнадцать,  - они помогали бы мне по хозяйству… Мы были бы счастливы. Я бы старился помаленьку, а потом бы и умер спокойно, ясное дело… Но что об этом говорить, мы бедны!  - захмелевший Туанг-Ки заплакал.
        Во время ареста Поля Редона не обыскивали, и теперь он, вытащив из-за пояса бумажник, высыпал из него пригоршню золотых монет.
        Тем временем Буль-де-Сон говорил девушке трагическим тоном:

        - Полноте, моя маленькая Яночка, не надо так расстраиваться. Что поделаешь! Так или иначе жизнь все равно заканчивается смертью.

        - Нет, нет, я не хочу, чтобы вы умерли!

        - Что же вы хотите? А, я знаю… Если бы мы только смогли выйти отсюда, но это невозможно. Нужны надежные люди, смелые и отважные друзья, которые смогли бы нам помочь… Я говорю все это просто так, чтобы поболтать, а на самом деле умирать, конечно, тяжело, да еще молодым… Прощайте, мадемуазель Янка. Поверьте, мне очень жаль с вами расставаться, вы такая красивая, добрая, милая… Позвольте мне обнять вас.
        Девушка слегка подалась к нему. Никогда в жизни она не слышала таких ласковых слов, да еще так мило звучавших по-французски. Буль-де-Сон галантно обнял и по-братски поцеловал юную маньчжурку.

        - Только, когда будете выходить замуж,  - тихо шепнул он ей на ухо,  - я хочу, чтобы вы вспомнили о нас. Мой патрон очень богат, он оставит вам шикарный подарок. Это вас немного утешит…

        - Господи! Что вы говорите! Все это так жестоко! Во-первых, я никогда не выйду замуж…

        - Ха-ха! Не может быть! Такая очаровательная девушка, как вы, обязательно будет любима…

        - Замолчите, говорю вам! Вы заставляете меня страдать, напоминая о самом грустном в моей жизни, ведь один разбойник-бурят по имени Райкар, который командует стадом таких же бандитов в сотне верст отсюда, вздумал просить моей руки…

        - Ему, разумеется, отказали?

        - Пока да, но завтра мой отец может и согласиться… Райкар - один из тех негодяев, которые ни перед чем не останавливаются для достижения своей цели. Если бы вы только знали, как я его боюсь, ведь мой отец уже стар и слаб.

        - Эх, какое несчастье, что нас расстреляют. Мы могли бы позаботиться о вас, защитить, если Райкар осмелился бы сунуть сюда свой нос.
        Малышка вздрогнула, что-то ей вдруг подумалось. Она посмотрела на отца, занятого беседой с репортером. О чем они говорили? По правде сказать, было не похоже, чтобы они спорили. Девушка прислушалась к словам отца:

        - Мы втроем уйдем вместе с вами, а дальше каждый пойдет своей дорогой. Только вот, честно говоря, я не знаю, как выйти отсюда незаметно. У меня есть, конечно, ключи от двери, это хорошо, но японский пост… Они совершенно озверели, эти бандиты… Они подстрелят нас, как зайцев… Другой выход?.. Не знаю… Слишком мало времени я здесь служу… Нет, пожалуй, нет способа бежать отсюда. Я такой же пленник, как и вы.
        Янка, кажется, поняла, что отец весьма доброжелательно настроен к пленным. Она посмотрела на Буль-де-Сона, тот улыбнулся. Молодой человек не сводил глаз с юной маньчжурки. Янка пересекла комнату и тихо приблизилась к отцу. Заметив дочь, Туанг-Ки тотчас умолк. Разговор был слишком серьезным и не предназначался для детских ушей. Девушка подошла совсем близко и слегка коснулась отцовского плеча.

        - Э? Что такое?

        - Папа, я хотела сказать вам два слова…

        - Оставь меня, не сейчас!
        Что правда, то правда, маньчжур и так уже сильно устал. Несколько золотых соверенов[48 - Соверен - английская золотая монета в один фунт стерлингов, содержащая 7, 3 г чистого золота. (Примеч. перев.)] так и просились к нему в карман, и он ломал голову, как их заработать.

        - Папа, это очень важно, прошу вас, выслушайте меня! Буль-де-Сон, знавший причину столь настойчивой просьбы, делал знаки Редону: мол, надо, чтобы она поговорила с отцом.

        - Друг мой,  - обратился Поль к охраннику,  - узнайте, что хочет ваша дочь, у нас ведь достаточно времени, чтобы продолжить беседу.
        Туанг-Ки согласился. С трудом поднявшись со стула - ноги сильно затекли,  - он выпрямился. Янка, потянув его за пуговицу мундира, увлекла в самый дальний угол комнаты, подальше от французов… А те в свою очередь из скромности и уважения ретировались в противоположную сторону.

        - Что? Что случилось?  - спросил Туанг-Ки, язык его заплетался.

        - Папа, я бы хотела прогуляться… Что скажете?

        - Хм… В такой час, ты с ума сошла!

        - Послушайте, мне надоело, что японцы вечно следят за мной, но я знаю один способ выйти отсюда, минуя японские посты.

        - Что ты говоришь? Не может быть!

        - Может… С тех пор, как мы здесь, я все облазила, все изучила и кое-что нашла. Если хотите, я покажу вам, как это сделать, чтобы никто там, внизу, не узнал.
        Старый солдат был совершенно сбит с толку. Открытие пришлось как раз вовремя.

        - Покажи-ка мне этот ход,  - тихо попросил он дочку. И, к величайшему удивлению французов, отец с дочерью покинули камеру.

        - Послушайте, патрон,  - обратился Буль-де-Сон к Редону,  - вы все еще считаете, что мы непременно должны умереть?

        - Гм… Кто знает… - улыбнувшись, ответил репортер.

        - Говорите скорей, вам удалось обработать отца?

        - Немного. Если бы он мог нам помочь, то уже сделал бы это.

        - А я разговаривал с дочерью. Она очень мила и желает нам добра.

        - Подождем и будем готовы ко всему.
        Дверь отворилась вновь. На пороге появились Туанг-Ки и девушка. Юная маньчжурка весело взглянула на Буль-де-Сона. Улыбка играла на ее губах.

        - Готово,  - произнесла она,  - я показала папе дыру, которая выходит на лестницу, ведущую в глубокий подземный ход. Не знаю, правда, куда он ведет, но выход находится наверняка не здесь, а скорее всего в старом заброшенном замке, что около деревушки Раковер. Если доберемся туда, мы спасены. Хотите попытать счастья?

        - Конечно, хотим! И обязательно постараемся выбраться отсюда. Но вы тоже не должны здесь оставаться, японцы отомстят вам за наш побег. Отец Туанг-Ки, идемте с нами, не волнуйтесь, выберемся как-нибудь! Скорее!
        Они спустились на несколько ступенек вниз по лестнице.
        В стене было отверстие. Если до сих пор никто не догадался, что это запасной выход, то только потому, что он был замаскирован ржавой железной дверью под цвет стены. Петли оказались сломаны и страшно скрипели, ручки отсутствовали. Девушка открыла люк, и оттуда потянуло сыростью.

        - Я спускалась вниз. Там ступенек пятьдесят,  - предупредила Янка,  - а дальше галерея закрыта дверью, которую мне не удалось открыть, но французы,  - она указала на Редона,  - без труда смогут это сделать. Крестьяне говорили, внизу существует подземный город. Это большой риск, конечно, но кто не рискует…

        - Тот и не получает ничего,  - закончил Буль-де-Сон.

        - Мы с удовольствием принимаем ваш план,  - сказал Редон.  - Ах, мой храбрый Туанг-Ки, мы вам так обязаны.
        Затем все поднялись в камеру, чтобы подготовиться к побегу.

        - Сейчас девять часов вечера,  - сказал репортер,  - у нас впереди вся ночь.

        - Янка,  - попросил тюремщик,  - пойди найди Пьеко, не можем же мы оставить его здесь.

        - Конечно, черт возьми!  - Редон.
        Вдруг девушка насторожилась. Она услышала торопливые шаги. Кто-то, перепрыгивая через две ступени, бежал вверх по каменной лестнице. Туанг-Ки выскочил на площадку.

        - Пьеко!  - закричал он.  - Что случилось?

        - За пленными идут… - задыхаясь ответил мальчик,  - японский офицер и двое солдат…

        - Дьявол!  - ругнулся журналист.  - Как всегда, не вовремя. Они начинают мне надоедать, эти господа! Нельзя же так беспокоить людей!
        Японцы поднялись вслед за мальчуганом. Они уже были на площадке и затем вошли в камеру. Редон встал им навстречу. Лицо его помрачнело, но глаза блестели.

        - Что вы хотите?  - спокойно произнес француз.

        - У нас приказ немедленно доставить вас…

        - Да? Уже, так скоро?  - переспросил Редон.  - И где же состоится казнь?

        - Во дворе тюрьмы… Солдаты! Забрать преступников! Сначала вот этого!  - офицер указал на репортера.
        Буль-де-Сон также взглянул на Редона. Двое солдат встали справа и слева от Поля. Туанг-Ки с детьми ретировались[49 - Ретироваться - отступить, поспешно удалиться.] в глубину помещения. Янка заплакала.

        - Раз, два, три!  - произнес репортер по-французски и двумя руками схватил за горло обоих солдат.
        Офицер поднял саблю, но она тотчас оказалась на полу. У Буль-де-Сона из вооружения был только платок, но он сумел воспользоваться им. На счет «три» он обхватил платком шею офицера, стоявшего к нему спиной, и поднял того за плечи, как мешок с мукой. Японцы не успели даже охнуть. Двое солдат, испытав на своих шеях железную хватку журналиста, неподвижно лежали на полу, а задыхавшийся офицер делал конвульсивные[50 - Конвульсивные - судорожные.] движения, пытаясь освободиться.

        - Отпусти его,  - сказал Редон юноше.
        Буль-де-Сон бросил тело на землю, а репортер в мгновение ока стянул со стола скатерть, превратив ее в веревку, и связал офицера. Тот не успел даже прийти в себя. Интересно, мертвы ли те двое? Журналиста это не волновало. Он взял оружие и патроны, снабдив также Буль-де-Сона и Туанг-Ки. Офицерская сабля досталась Пьеко. Затем Редон потащил слегка взбудораженных и одновременно восхищенных друзей к выходу. Одним движением закрыв за собой дверь на два оборота, он сломал ключ и бросил его в щель между ступеньками. Теперь замок был заперт, и заперт навсегда.
        Все спустились вниз к потайной двери и, открыв ее, гуськом стали продвигаться по каменной лестнице. Через несколько минут они остановились. Темнота была такой, что беглецы рисковали сломать шею, особенно юная Янка, которую Буль-де-Сон пытался поддерживать.
        К счастью, старик прихватил витую восковую свечу, с которой обычно ходили в погреб, и спички. Он зажег свечу и передал Пьеко, и тот, протиснувшись вперед, возглавил шествие.
        Янка не ошиблась - в конце спуска шла подземная галерея под крутыми сводами. Здесь, видимо, давно не ступала человеческая нога, так как весь пол был усыпан камнями, которые под воздействием влаги отделялись от стен.
        Наконец беглецы дошли до закрытой двери, о которой упоминала Янка. Ранее девушке не удалось ее открыть. А что Редон? Взяв из рук Пьеко свечу, он быстро, но внимательно осмотрел дубовую конструкцию, перемещая свет из угла в угол. Весело усмехнувшись, репортер жестом приказал компаньонам отойти подальше, затем сам отступил на несколько шагов и, разбежавшись, навалился что есть мочи на дверь. Разбухшие от холода и воды, сочившейся со стен, доски с грохотом рухнули на землю.
        Беглецы продолжили путь. Почва под ногами стала тверже, чувствовался легкий наклон вниз. Где они находились и куда шли - никто из них не задумывался. Главное - бежать, и это было лучше, чем оставаться во власти японцев.
        Вдруг идущий первым Редон остановился. В глубине подземелья послышались крики и выстрелы. Пригнуться или склониться было не во французском характере. «Идем на пушки»,  - скомандовал сам себе репортер, задаваясь, однако, вопросом, уж не русские ли это организовали удачный ответный демарш[51 - Демарш - действие, выступление, мероприятие.].
        Подземные переходы пересекались и путались. Люди шли почти вслепую с одной лишь надеждой - найти выход наружу. Наконец они увидели свет фонарей и услышали яростные, похожие на рычание диких зверей, крики разъяренных людей.
        Неожиданно возник еще один коридор, еще одна дверь. Именно за ней дрались и убивали друг друга люди… Редон, имевший твердое убеждение, что настоящее благоразумие состоит в наивысшем безрассудстве, ринулся на нее. Дверь в отличие от первой крепче держалась в каменном обрамлении. Он толкал ее плечами, стучал кулаками. Туанг-Ки помогал ему, как мог. Надо отметить, что, несмотря на преклонный возраст, старик был крепкий как бык. Годы не ослабили его могучего здоровья. Пьеко, Буль-де-Сон и даже хрупкая Янка также прыгали и суетились вокруг дубовой конструкции, за которой шел настоящий бой. Все пятеро трясли, расшатывали ее, пинали ногами толстые доски, и в конце концов дверь поддалась. Падая, она увлекла за собой не только беглецов, но также камни со стен и потолка. Свод на протяжении нескольких метров обрушился, засыпая обломками дерущихся, но не поранив Редона с друзьями, которые уже проскочили вперед. Француз, с пистолетом в одной руке и саблей в другой, смело ринулся навстречу неизвестности.



        ГЛАВА 6

        Корейцы дрались с безрассудством смертников. Столкновение произошло на площади приблизительно в два квадратных метра, как раз под памятником одного из самых древних маньчжурских королей. Корейцы выстрелили в толпу и на мгновение парализовали действия противника. Первые ряды даже отступили немного. Но тут подоспели другие нападавшие, и все вновь пришло в движение. Люди, толкая и пихая друг друга, рвались вперед. Страшный бой продолжался.
        Несмотря на то, что часть фанатиков заблудилась в лабиринтах подземелья, оставались еще человек пятьдесят, вооруженных ножами, секирами и еще чем-то, заменявшим оружие. То и дело раздавались ружейные выстрелы, и люди падали на землю. Появились первые убитые и раненые, тела наваливались друг на друга, загораживая проход другим. Крики стали громче. Разъяренная и опьяненная кровью толпа не понимала причины задержки. Безумцев не пугало ничто и ничто не могло остановить. Не колеблясь, маньчжуры бросались под пули, затаптывая раненых и шагая по трупам. Они были уже в метре от корейцев, сохранявших удивительное хладнокровие и продолжавших без устали стрелять.
        Вуонг-Тай находился, как всегда, впереди, выделяясь высоким ростом на фоне своих соратников. Он твердо решил умереть, но прежде убить как можно больше нападавших. Холодные камни подземелья стали его молчаливыми сообщниками. Они невольно защищали принца, превратившись из некрополя в конспиративный генеральный штаб. Пусть его обнаружат, возможно, предадут смерти, пусть! Всему свое время - битве и гибели. Тайное общество, которое возглавлял Вуонг-Тай, называлось Хонг-Так, что означало «отчаявшиеся».
        Теперь противник находился так близко, что ничего не оставалось, как взяться за ножи и ввязаться в рукопашный бой. Использовать ружья не представлялось возможным. Сколько их там еще, этих головорезов? За первым следовал второй, третий… Одни падали, поверженные, их сменяли другие, и так до бесконечности.
        Двое корейцев уже оказались заколотыми, и их тела исчезли в вихре баталии[52 - Баталия - сражение, битва, схватка.]. Да, это была месть за поруганных идолов[53 - Идол - изображение какого-либо предмета или существа, которому поклоняются или воздают божественные почести.]. За двумя погибшими последовали еще и еще.
        Внезапно за спинами заговорщиков послышался какой-то шум. Неожиданно в стене открылась дверь, и в тот же миг обрушился свод. Нападавшая орда оказалась погребена под каменными обломками. Неужели это новые убийцы? Неужели смерть окружила их со всех сторон?
        Нет, это Поль Редон пришел на помощь. Он увидел лишь, как дикая толпа людей со звериными лицами нападала на небольшую группу смельчаков. Ружья японцев, производства Англии или Германии, сказали свое веское слово. Новая атака захлебнулась, маньчжуры отступили - слишком многие были убиты, ранены или погибли под рухнувшим сводом. Крики ярости сменились хрипами боли и отчаянья. Безумцы бросились наутек, думая, что их преследуют демоны мести.
        Из одиннадцати корейцев шестеро остались в живых. Рядом с ними, в хаосе отгремевшего боя, указывались очертания Редона, Буль-де-Сона, Пьеко и Янки. Слава Богу, никто из них не пострадал.

        - Кто эти люди?  - юный парижанин.  - Мне кажется, мы спасли их от верной гибели.

        - Кто вы? Что здесь делаете?  - английском обратился репортер к незнакомцам.

        - Давайте выйдем отсюда сначала, а потом объяснимся,  - услышал он в ответ английскую речь.

        - Выйти! Конечно! Но как?

        - А вот посмотрите!  - Янка.  - Там наверху свет!
        Действительно, через щель, образовавшуюся в частично разрушенном своде, в подземелье проникали золотистые лучи. Редон первым бросился к отверстию. Будучи ловким и смелым, он, подпрыгнув, без труда зацепился за обсыпавшийся, но еще крепкий край дыры, подтянулся и исчез в отверстии.

        - Пагода!  - он через мгновение.  - Мы, кажется, спасены!
        Растянувшись на полу, репортер искал, за что зацепиться. Затем протянул руку вниз.

        - Давайте, только не все вместе, хватайтесь за руку, я вас вытащу!
        Буль-де-Сон тотчас воспользовался советом. Оттолкнув незнакомцев, юноша подвел Янку к дыре в потолке и поднял на руках.

        - Окажите даме честь,  - произнес он.  - Давайте, мадемуазель, держитесь за лапу патрона. И раз! Поднимайте!
        Девушка вложила свои хрупкие пальчики в сухую жилистую ладонь Редона, и тот подтянул ее, как перышко.

        - Следующий,  - скомандовал репортер.

        - Теперь по старшинству,  - сказал Буль-де-Сон.  - Твоя очередь, старина! Ты, конечно, немного тяжеловат, но мой патрон видел и потяжелее.
        Через секунду Туанг-Ки испарился в отверстии, как утренний туман.

        - Теперь вы!  - вглядываясь в лица незнакомцев, обратился парижанин к оставшейся шестерке.
        В одно мгновение корейцы, образовав небольшую лестницу, последовали за своими спасителями. Последним из корейцев оставался Вуонг-Тай-Лань. Он подставил спину Пьеко, который, не заставив себя ждать, запрыгнул на нее и вылез наружу. Затем кореец взял за талию Буль-де-Сона и поставил себе на плечи. Юноше оставалось лишь протянуть руки Редону, и он был на свободе.

        - Эй, товарищ,  - крикнул Буль-де-Сон в дыру,  - а как же вы сами?
        Едва он успел это произнести, как Вуонг-Тай присел и, распрямившись, подпрыгнул так высоко, что без труда достал до края отверстия руками. Через мгновение принц высунулся наружу.

        - Здорово!  - только и смог произнести юный француз.
        В ту же минуту Редон вскрикнул от удивления. Теперь, когда они оказались на свету, он узнал старого знакомого - корейца из Мугдена, которого они подобрали раненым среди трупов и который своим исчезновением поставил их в затруднительное положение перед японцами.

        - Так… - протянул репортер,  - стало быть, мне на роду написано спасать вам жизнь…
        Кореец посмотрел французу прямо в глаза и, протягивая руку для рукопожатия, сказал:

        - Вспомните, я ведь не давал слова… Императорский долг - я вам позже объясню - требовал моего присутствия в другом месте… Не считайте меня предателем… Я приношу вам свои извинения…
        Редон был потрясен торжественностью речи и, пожимая протянутую руку, ответил:

        - Ничего! Правда, из-за вас японцы чуть было не расстреляли нас, и меня, и моего товарища… Но теперь мы выбрались благодаря чуду и этим храбрым людям!
        Он указал на Туанг-Ки и его детей.

        - Еще раз прошу вас простить меня… Отныне вы и ваши друзья станете священными для меня и моих людей.

        - Ладно, ладно… Сейчас самое главное выбраться отсюда как можно скорее, надеюсь, вы не будете возражать. Каковы ваши планы?  - журналист у корейца.

        - Пересечь Маньчжурию и достичь северной границы Кореи.

        - Но такой переход очень опасен, ведь повсюду шныряют японцы.

        - Мы избежим встречи с ними. Послушайте, дважды вы спасли мне жизнь, теперь вы - мой брат, доверьтесь мне. Я доставлю вас и ваших друзей целыми и невредимыми туда, куда вы идете.

        - Бог мой! Мы идем, куда глаза глядят. У меня нет больше желания гнаться за русскими, у меня не такие быстрые ноги, чтобы их догнать… Вы идете в Корею? Я мало знаю эту страну и с удовольствием пошел бы с вами…
        Лицо Вуонг-Тая просветлело.

        - Моя страна прекрасна!

        - Отлично! Вот и посмотрим на нее. Буль-де-Сон, не хочешь ли ты совершить экскурсию по Корее?

        - Конечно, патрон! С вами я пойду на край света.

        - А наши спасители? Туанг-Ки, Пьеко и…

        - И Янка. Подождите, дайте подумать. Девушка присела на каменную скамейку. Казалось, ее совершенно не волновало происходящее вокруг. Бедняжка! Она была такая юная, нежная, хрупкая… Щеки покрылись румянцем.

        - Послушайте, патрон,  - не выдержал Буль-де-Сон,  - как вы думаете, что, если назвать Янку Розой Мукдена?

        - О, мой молодой поэт! Конечно, пусть она будет для нас и для всех Розой Мукдена, а когда наступят спокойные времена, мы устроим крестины. А сейчас поторопи ее, пожалуйста, с решением. Пусть посоветуется с отцом и братом. Прежде всего мы должны согласовать наши действия с ними. Мы в долгу перед этими людьми, поэтому сначала нужно отвести их в надежное место, а потом уж путешествовать самим. Давай побыстрее! А я пока поговорю с корейцем.
        Юноша направился к Янке. Та подняла голову и улыбнулась ему.

        - Послушай, моя крошка, не можем же мы здесь оставаться вечно… Нам предлагают идти в Корею. Это достаточно далеко, но, может быть, вы согласитесь… иначе нам придется расстаться.
        Девушка вздрогнула и залилась краской.

        - Расстаться? Мне бы не хотелось… Что с нами будет? Что станет со мной?
        Голос ее дрожал. Юноша взял девушку за руку.

        - Тогда соглашайтесь. Только мы тоже не знаем, какие приключения нас ждут и куда мы доберемся в конце концов…

        - С вами и вашим другом я ничего не боюсь.

        - Я буду заботиться о вас, а это значит, что мы вместе встретим радость и горе и никогда не расстанемся. Вас это устраивает, Роза Мукдена?
        Девушка посмотрела на него с удивлением:

        - У меня другое имя…

        - А мы решили, что вас теперь будут звать именно так. Вам не нравится?

        - Напротив, очень нравится!

        - Тогда решено. Считайте, что вас окрестили. А теперь посоветуйтесь с отцом и братом, чтобы узнать их мнение.
        Янка негромко переговаривалась с Туанг-Ки и Пьеко, терпеливо ожидавших дальнейших событий. Разговор был коротким.

        - Папа сказал, что, пока он не найдет подходящее местечко для маленькой фермы, он готов идти куда угодно.

        - А Пьеко?

        - А Пьеко не расстанется со своей сестрой ни за что…

        - Вот и замечательно. Патрон!  - Юноша окликнул репортера, беседовавшего тем временем с Вуонг-Таем.  - Мы пришли к согласию, идем все вместе.
        Корейцу было больше нечего скрывать от своего спасителя и друга. Он рассказал ему все о себе и своих людях, о миссии[54 - Миссия - задание, поручение.], которую они собирались выполнить, если ничего не помешает,  - вырвать свою страну из лап японцев, спасти Россию и провозгласить независимость Кореи. Отважному французу идея понравилась. Помочь освобождению народа пришлось ему по душе. Кроме того, сражаться - значило жить, свободно дышать!

        - Я за вас, можете положиться на меня,  - сказал журналист Вуонг-Таю,  - в Корею - так в Корею! Значит, ваши соратники…

        - …Члены тайного общества Хонг-Так. Увы, некоторые из моих преданных товарищей погибли. Но на их место придут десятки, сотни других.

        - Что ж, посмотрим, но надо, однако, выйти отсюда, в конце концов.  - Редон улыбнулся и дал сигнал к отходу.
        Вуонг-Тай занялся своими людьми. Те перезарядили ружья.
        Туанг-Ки не терпелось поскорее двинуться в путь. Он немного нервничал, вспоминая, в какой спешке они покидали крепость, и прекрасно осознавая, что, если их поймают, расплата будет жестокой.
        Ворота, закрывавшие некрополь[55 - Некрополь - большое кладбище в древних городах.], упирались в высокий кедр, и каждая створка представляла собой громадную монолитную плиту, укрепленную вдобавок бронзовой крестовиной на огромных болтах.
        Редон внимательно изучил запор, стараясь найти слабое место.

        - Этот замок не сломать,  - произнес подошедший ближе Вуонг-Тай,  - лучше попытаться найти другой выход…

        - Вы считаете?  - Поль.  - Посмотрим!
        В который раз он напряг мускулы. Нажимая руками на засов, плотно вставленный в дерево, репортер нагнулся и буквально повис на железяке. Все, затаив дыхание, следили за его действиями. Через несколько секунд француз отпустил засов.

        - Вот видите,  - произнес кореец,  - ваши старания напрасны.
        Не поворачивая головы, Редон ответил:

        - В мире нет ничего невозможного. Я докажу… Раздался легкий щелчок, и старая железяка со звоном упала на землю.
        Все удивленно охнули, а Редон посмотрел на свои кровоточащие ладони. Достав платок, он обратился к Вуонг-Таю:

        - Закончите, пожалуйста…
        Кореец повиновался. Да к тому же на двери было не так уж много внутренних задвижек, и вскоре она открылась.

        - Подождите,  - попросил Редон,  - разрешите мне первому выглянуть наружу. Надо соблюдать осторожность.
        Через приоткрытую створку француз слегка высунулся и посмотрел вокруг. Сад казался совершенно пустынным. Маньчжуры исчезли так же внезапно, как и появились. Репортер прислушался. Никакого шума.

        - Эта тишина еще ни о чем не говорит,  - прошептал Поль,  - не будем торопиться. Послушайте, друзья, возможно, вы знаете эти места лучше, чем я… Мы-то ведь попали сюда не совсем обычным путем… Как выйти отсюда и куда мы попадем при этом?
        Первым ответил Вуонг-Тай:

        - Из некрополя выходят обычно к широкой аллее с многочисленными статуями и вековыми деревьями по краям…

        - …где нет ничего проще организовать ловушку, в которую мы без труда попадем.

        - Можем рискнуть… - возразил кореец.

        - Конечно!  - унимался Редон.  - Но мне кажется, никакие меры предосторожности не будут лишними в подобной ситуации. Мы уже достаточно повоевали, и не хотелось бы получить еще один удар в спину. Надо принять во внимание, что мы-то с вами еще вполне можем сражаться, тогда как некоторые ваши товарищи ранены… Я вижу на их лицах следы крови… И если Буль-де-Сон кажется неутомимым, то старина и его дети выглядят усталыми.

        - Что вы предлагаете?  - Вуонг-Тай.

        - Предлагаю следующее: сначала нужно опробовать путь, а потом уйти как можно дальше и тогда уже отдохнуть.
        Буль-де-Сон, сразу догадавшись о намерениях патрона, спросил в свою очередь Туанг-Ки. Вдруг Янка тихо произнесла:

        - Я знаю… Знаю один путь…

        - О, прекрасная Роза, вы - наше Провидение[56 - Провидение, Промысл - по христианскому вероучению, непрерывное попечение Бога о Вселенной; также название Верховного существа, управляющего всеми мировыми событиями.]. Говорите скорее, мы слушаем вас.

        - Некрополь окружен очень высокой стеной, но в одном месте камни разрушены и там можно пролезть.

        - И куда приведет нас этот выход?

        - На главную дорогу, по другую сторону которой находится густой лес, куда никто никогда не попадал, но который мы с Пьеко проходили не раз. Он тянется в направлении Фу-Шум и теряется в горах. Если мы доберемся до него, мы спасены.

        - А если нас будут преследовать маньчжуры или японцы?

        - Японцы! Что им, больше делать нечего, как догонять сбежавших?.. А что касается маньчжур, то они не посмеют сунуться в лес.

        - Почему?

        - Потому что считают, что там живут демоны[57 - Демон - в христианстве: злой дух, сатана, бес, дьявол.],  - со смехом воскликнула Янка.

        - Предложение девушки мне нравится,  - произнес Редон,  - пожалуй, стоит его принять.
        Все согласились.
        Один за другим беглецы выходили из пагоды. Янка и Пьеко возглавляли шествие. Все торопились, несмотря на то, что маньчжуры, похоже, перестали их преследовать. Они шли мимо мраморных беседок, статуй, колонн и многочисленных каменных черепашек, безучастных свидетелей происходящего. Наконец беглецы достигли стены.
        После недолгого поиска брешь была обнаружена за высокой травой. Пьеко ножом расчистил отверстие, по возможности расширив его. Первым выйти наружу отважился Редон.
        За стеной действительно оказалась широкая дорога. В ста метрах Поль заметил лес, о котором говорила Роза Мукдена. Частоколом стояли высокие ели. Однажды попав в подобную чащу, целое войско вполне могло там заблудиться и погибнуть.

        - Как далеко тянется этот лес?  - спросил репортер у девушки.

        - Он очень-очень велик, кроме того, где-то в часе ходьбы есть холм, почти гора, изрезанная глубокими ущельями.

        - Отлично! Рискнем! На всякий случай оружие держите наготове. Пойдем быстрым шагом, плотно друг за другом.
        По сигналу маленький отряд тронулся в путь. Минуты через три беглецы миновали пространство, отделявшее их от леса. Вскоре на их пути встретился неглубокий ров, который никак не мог служить препятствием. Преодолев его, они углубились в чащу. Внезапно послышался душераздирающий крик.

        - Ко мне! Скорее! На помощь! Буль-де-Сон остановился как вкопанный.

        - Похоже на голос Янки…
        Не теряя ни секунды, он бросился назад, крича на бегу изо всех сил. Юноша тотчас вернулся ко рву, который они только что пересекли, но напрасно. Он побежал в другую сторону, оглядел дорогу со всех сторон и, покружившись на месте, чертыхнулся. Роза Мукдена бесследно исчезла.



        Часть вторая
        БАНДИТ РАЙКАР

        ГЛАВА 1

        Страшная новость потрясла всех. Только сейчас Янка находилась в нескольких метрах от леса, шагая впереди брата, замыкавшего шествие, как вдруг какой-то человек, выпрыгнув из кустов, набросился на нее. Прежде чем девушка успела что-либо сообразить, он с головокружительной быстротой накинул ей на голову мешок. Сестра по наивной детской привязанности хотела идти вместе с братом, чтобы защитить его, а в результате попалась сама.
        Нападавший был маленького роста, с монголоидным лицом, короткими ногами и несоразмерно большим туловищем. Он молниеносно сгреб девушку в охапку, запрыгнул на коня, который ждал его неподалеку, и исчез в лесу.
        Когда Буль-де-Сон, Редон и остальные выбежали на дорогу, незнакомца и след простыл. Преследовать оказалось некого.
        Надо, однако, сказать несколько слов о бандите.
        Маньчжурский край находился между тремя соседями - Монголией, Россией и Китаем, но, несмотря на прогресс цивилизации, оставался довольно пустынным местом. На железных дорогах, построенных недавно русскими из Ляо-Танга в Мукден и в Харбин, образовалось несколько поселений, которые в дальнейшем превратились в небольшие города. Вокруг этих полуцивилизованных оазисов[58 - Оазис - участок пустыни, где есть вода и растительность. Здесь: район относительно культурный посреди общей дикости, неосвоенности.] - из которых Мукден являлся единственным городом, где были каменные дома,  - царили грязь и нищета.
        Обитатели этих мест, мало походившие на культурных людей, ютились в жалких деревянных лачугах. Маньчжуры, тунгусы, китайцы, не говоря уже об иноземных ордах,  - все без разбора, кто переходил через границу Сибири в поисках более мягкого климата, а скорее, чтобы избавиться от давления русских, насаждали там свои не самые лучшие обычаи. Лень и воровство процветали в этом краю.
        Когда началась война, все местные грабители и разбойники отправились вслед за воюющими сторонами: одни - за японской, другие - за русской армией. Бандитов интересовали лишь конвои с продовольствием и боеприпасами, оставшиеся на поле боя трупы да брошенные деревни, чтобы грабить и мародерствовать.
        Человек, напавший на Янку, был одним из таких. Он принадлежал к монголоидной ветви бурятов, проживавших около города Яблоной. Ужасные преступления заставили его бежать из родных мест. Вскоре ему удалось сколотить банду себе подобных, которую он возглавил и в которой пользовался неограниченной властью.
        У бандита была бритая голова с традиционным хвостиком на макушке. На желтом лице с сильно выступающими скулами виднелся маленький приплюснутый носик, на подбородке - редкая бородка. Он был одет в черную жилетку из медвежьей шкуры, перехваченную на талии кожаным поясом, черные гетры[59 - Гетры - подобие толстых чулок, охватывающих ногу от подколенья до щиколотки.] и лапти, сплетенные из тростника и завязывающиеся почти у колен, голову «украшал» шерстяной колпак, натянутый до бровей. Из вооружения главарь имел старое ружье, висевшее за спиной, лук со стрелами и длинный нож без чехла, привязанный веревкой на уровне живота.
        Йок Райкар был страшен. Впечатление еще усиливалось кровожадным выражением лица и звериным взглядом. Маленький маньчжурский конь был под стать своему хозяину. С круглыми боками, крепкий, толстоногий, с крутым нравом, он мог стойко переносить любые дороги, любые испытания.
        Бандит бросил Янку поперек крупа[60 - Круп - часть туловища лошади от спины до хвоста.] животного, голова с одной стороны, ноги с другой, а сам запрыгнул сзади, поскольку седла на коне не имелось. Потеряв сознание, девушка не сопротивлялась. Сам же Райкар отнесся к ней так же, как тигр к пойманной антилопе[61 - Антилопа - парнокопытное животное с рогами (у самцов), отчасти схожее с козами. Объект охоты (мясо, кожа).].
        Они скакали весь день и большую часть ночи. Постепенно пейзаж изменился. Природа стала суровой и дикой. Наконец, узнав знакомую местность, бандит облегченно вздохнул. Он приближался к своему логову.
        Изрядно уставший конь спотыкался о камни. Райкар спрыгнул на землю, поправил сползавшее тело, возможно уже ставшее трупом, и зашагал рядом, ведя коня под уздцы. Затем они спустились в узкую расщелину. Из осторожности бандит взял в руку карабин, а нож зажал в зубах. Вдруг он поднял голову и прислушался. Ему показалось, что невдалеке послышались крики и шум борьбы. Что еще там происходит?
        Два дня назад, когда он покинул своих головорезов, у них, кажется, оставалось достаточно всего, чтобы не затевать драку. Неожиданно возникла фигура немолодой женщины, одетой в лохмотья. Седые волосы обрамляли обезьяноподобное лицо, как венец у гадюки. Она подошла ближе и грубым голосом спросила:

        - Йок Райкар? Это ты?

        - А это ты… цыганка?

        - Да, я, твоя мать Бася.

        - Что ты здесь делаешь? Почему ушла из пещеры?

        - Йок, Йок, все очень плохо… Твои люди убивают друг друга… Они страшно напились. Будь осторожен, они прирежут и тебя…

        - Мои люди? Да ты с ума сошла! Давай вернемся назад!

        - Да, да, пойдем. Но, Йок, твой конь выглядит усталым. Что это за мешок ты везешь?

        - Иди, иди, скоро ты все узнаешь.
        Шум усилился. Яростные крики и тяжелые стоны стали отчетливей. Прислушиваясь, Райкар подталкивал спотыкавшегося на каждом шагу коня. Наконец они дошли до места. В глубине скалы показалось отверстие. Бандит взяв Янку на руки, зашагал к пещере. Бася устало поплелась за ним. Пройдя через каменный лабиринт, Райкар пригнулся с тяжелой ношей и исчез в отверстии. Старуха не отставала ни на шаг, и вскоре они оказались в просторной пещере. Внутри стоял старый сундук, рядом с которым лежали вязанки хвороста и глиняные горшки. Женщина быстро зажгла факел, огонь которого удивительным светом отражался на гранитных стенах.
        Бандит положил свою ношу на подстилку.

        - Бог мой! Да это женщина!  - воскликнула Бася.

        - Взгляни-ка.  - И резким движением Райкар сорвал мешок с головы девушки.  - Жива она или нет?
        Лицо юной красавицы, открывшееся их взору, оказалось смертельной белизны и походило на одного из восковых идолов, часто встречавшихся в русских избах.

        - Прекрасное дитя,  - с жалостью в голосе выдохнула Бася, посмотрев на девушку.  - Похоже, она мертва…

        - Нет, нет,  - усмехнулся Райкар.  - Так просто не умирают… Послушай, я хочу посмотреть, что там делают мои бандиты… Посторожи ее! Если с ней что-нибудь случится, ответишь мне головой. Попробуй оживить ее, ты же цыганка. Но, главное, следи, чтобы не сбежала. А впрочем,  - добавил он после минутного раздумья,  - я сам о ней позабочусь, у меня это лучше получится,  - и громко позвал:

        - Тониш! Тониш!

        - Что ты задумал?  - мать.

        - Тониш самый верный… Придет он в конце концов? Тониш! Тониш!
        В глубине пещеры послышалось глухое рычание, и из темноты возник огромный желтоватый силуэт животного.
        Тониш оказался маньчжурским медведем почти золотистого цвета с черными, как у зебры, полосами. Тяжело переваливаясь, он подошел к хозяину. Тот схватил его за железную цепь ошейника и потащил к лежащей Янке. Животное огрызнулось и попыталось было укусить руку Райкара, но, получив удар кулаком в морду, стихло и подчинилось.

        - Иди сюда,  - приказал бандит,  - и без глупостей!

        - А если он покусает ее?  - не унималась старая женщина.
        Райкар пожал плечами. Подведя медведя к циновке, он сказал:

        - Ты видишь эту девушку?
        Медведь посмотрел на бездыханное тело.

        - Ты должен сторожить ее и помешать ей уйти…
        Слова сопровождались выразительными жестами, которые, по мнению хозяина, должны были помочь животному понять приказ. В довершение ко всему бандит взял лапу медведя и положил ее на тело Янки, а сам указал рукой на дверь. Тониш покачал головой, и можно было действительно подумать, что он все понял.
        В это время крики и стенания раздались снаружи с новой силой.

        - Канальи!  - проворчал Райкар.  - Пора поставить их на место.
        И Йок выбежал вон из пещеры.
        Старая Бася осталась наедине с Янкой, которая, казалось, погрузилась в летаргический сон[62 - Летаргический сон - болезненное состояние, похожее на глубокий сон, продолжающийся до нескольких дней и даже недель.]. Медведь остался сторожить.



        ГЛАВА 2

        Метрах в пятидесяти от пещеры находилось бандитское жилье, состоящее из нескольких полуразрушенных лачуг. Повсюду на земле валялся мусор, издававший жуткое зловоние. В воздухе витали пары алкоголя, тухлой воды и нечистот. Именно в этой клоаке[63 - Клоака - скопище грязи, мусора.], огороженной забором из воткнутых в землю сухих кольев, и произошла драка между людьми Райкара.
        Ссора усугублялась еще тем, что все ее участники оказались смертельно пьяны и ничего не соображали. Глаза дикарей горели огнем хищников, почуявших кровь. Бандиты потрясали кулаками и яростно выкрикивали угрозы. Блестела сталь отточенных лезвий, летели камни, а двое дерущихся уже вцепились друг другу в горло. Предсмертный хрип, кровь - и победитель гордо вскинул голову со шрамом на лбу. Побежденный же в предсмертной агонии, собрав последние силы, выкрикивал проклятья, угрожая местью. Друзья услышали его, и мгновенно банда разделилась на две враждующие группировки. В ход пошло все: ножи, цепи, кулаки, зубы. Обезумевшие головорезы, надрываясь от крика, набрасывались друг на друга. Настоящая сцена из ада!
        Драка захватила даже самых ленивых, самых спокойных и уравновешенных бандитов. В этот момент и появился Йок Райкар. Мгновение он оставался неподвижным. Черты его лица исказились до неузнаваемости. Затем главарь смело ринулся в самую гущу дерущихся. Вытащив из-за пояса длинный на короткой ручке хлыст, он со всей силой ударил им по земле. Раздался оглушительный хлопок. За ним второй, третий… Постепенно бандиты приходили в себя, узнавая хозяина, как тигры своего дрессировщика. Они убирали ножи, выпрямлялись, бормоча что-то себе под нос. Он же продолжал стегать их по плечам, спинам, лицам, оставляя кровавые рубцы. Напрасно они пытались убежать, а наиболее смелые даже оттолкнуть - Райкар догонял их и жестоко хлестал. Не в его правилах было отступать. Бандит сгонял их как стадо животных - один против тридцати,  - не побоявшись, что люди вдруг набросятся на него. Почувствовав силу главаря, они испугались и отступили в поисках спасения от неумолимого бича.

        - По домам, быстро!  - он, перекрывая стоны.  - По конурам, собаки! Очистить место, иначе перебью всех до единого, и некому будет похоронить вас!
        Головорезы, как побитые псы, понуро разбежались по своим хибарам.
        Йок безжалостно преследовал каждого, и его рука с хлыстом то поднималась, то опускалась до тех пор, пока последний бандит не исчез в глубине юрты[64 - Юрта - переносное жилище; состоит из деревянного остова, покрытого шкурами или войлоком.], покрытой шкурами животных, из которой, как из кабаньего логова, доносились хрипы бессильного гнева.
        Рот главаря искривился в победной улыбке. Он стоял, выпрямившись во весь рост, сложив руки на груди, и наслаждался победой. Райкар всегда оставался самим собой, он гордился проделанной работой.
        Затем Йок посмотрел на оставшиеся после драки трупы. Четверым не удалось уйти от ножа. С перерезанными глотками они лежали на земле. Несколько раненых пытались отползти подальше от хозяина.
        Райкар сделал несколько шагов, пнув по очереди сначала мертвых, а затем и раненых. Последним наконец удалось доползти до своих хибар, и главарь остался один с бездыханными телами.
        Стояла тишина. Ничто больше не беспокоило Райкара. Заметив еще полную кожаную флягу, он схватил ее и приложил к губам. Обжигающая жидкость медленно потекла в горло. Стало легко и радостно. Смеясь, он опустился на труп. Опьянев от алкоголя и усталости, бандит заснул.
        Прошел час. Головорезы стали постепенно выползать из своих укрытий. Они появлялись по одному, соблюдая все меры предосторожности. Люди действительно боялись этого человека, преклоняясь перед его безудержной храбростью.
        Бандиты подошли совсем близко и молча наблюдали за главарем. Распластавшись на земле, Райкар не шевелился. Его знаменитый хлыст, выпав из рук, валялся рядом. Вожак спал тяжелым глубоким сном. Его могучий храп походил на рев дикого зверя. В темных душах разбойников закипала злоба и ненависть. «Убить! Убить его!» - зародилась смутная мысль. Разве он не был их мучителем, палачом, разве он не бил их в случае неповиновения, разве не разбил он голову одному и не переломал кости другому? Почему бы не отплатить ему тем же?
        Но даже неподвижный спящий Райкар внушал им неподдельный страх. У одного из головорезов оказался нож. Блеснула крепкая сталь. Один удар в грудь - и месть свершится… Но хватит ли смелости?
        Одна и та же мысль объединила людей. Круг стал сужаться. Теперь бандиты стояли, плотно прижавшись друг к другу. Кто же ударит первым? Никто не решался. Порыв должен был быть единым и мгновенным, чтобы из всех преступных рук ни одна не опередила другую.
        А Райкар тем временем продолжал спокойно спать. Презрительная ухмылка застыла в уголках его губ.
        Что ж, время пришло! Вперед! Смерть бандиту!
        Неожиданно вдалеке раздался звук сигнального рожка. Три коротких гудка эхом прокатились по горам. Услышав сигнал, главарь мгновенно проснулся и тотчас вскочил на ноги. Разбойники инстинктивно отступили, попрятав ножи. Впрочем, Райкар даже не взглянул на них. Оттолкнув стоящих ближе, он влез на выступ скалы, вытянул шею и прислушался. Звук рожка повторился. Бандит радостно хлопнул в ладоши. Затем, сложив руки рупором и набрав побольше воздуха в легкие, издал резкий пронзительный крик, как выстрел прозвучавший в тишине.
        Все узнали сигнал. Два дня назад один из бандитов ушел на разведку и теперь возвращался в лагерь. Выполнил ли он свою задачу? Нес ли он весть о новых возможных нападениях, о новых, еще не совершенных преступлениях?
        Головорезы устали от безделья и жаждали приключений.
        Райкар облегченно вздохнул. Наконец на гребне скалы он увидел силуэт отважного лейтенанта. Он с удовольствием назвал бы его своим другом, если бы был способен на выражения каких-либо добрых чувств по отношению к людям. Борский, добряк Борский, урожденный москвич, убивший кого-то во время кражи, был приговорен к смертной казни. Однако по неизвестной причине, вероятно, по чьей-то милости, смертный приговор был заменен на пожизненное заключение. Борского отправили на рудники Парачева, откуда ему удалось бежать.
        И теперь сильный, высокий, одетый с некоторой претензией на элегантность - в камзол[65 - Камзол - верхняя одежда, нечто вроде короткой поддевки без рукавов.] из кожи буйвола, подпоясанный на талии красным поясом, в каракулевую папаху - он быстрым шагом приближался к лагерю. Райкар бросился ему навстречу с протянутой для рукопожатия волосатой рукой, но тот не обратил на это никакого внимания.

        - Борский! Наконец-то ты здесь! Какие новости?

        - Отличные!

        - Хороший куш?

        - Еще какой!

        - Далеко отсюда?

        - День езды…
        Они шли рядом. Русский возвышался над бурятом на целую голову; его молодое лицо было сплошь покрыто глубокими морщинами, возможно, появившимися в результате многочисленных преступлений. Блуждающий взгляд красивых глаз говорил о постоянной внутренней тревоге. Русский носил большую светлую с проседью бороду.

        - Как ты вовремя вернулся!  - сказал Райкар.  - Наши бойцы заскучали от безделья. Мне пришлось их укрощать, как диких зверей. Но скажи мне скорее, там есть с кем сразиться?

        - Конечно! Бой будет горячим! У тебя все еще двадцать человек?

        - Нет. Четверо погибли. Эти безумцы убили друг друга.

        - Так тебя здесь не было? Райкар остановился.

        - Ты ведь обещал мне никуда не отлучаться во время моего отсутствия.

        - Да, действительно. Но мне было необходимо… Я должен был… - Йок медлил с ответом.
        Борский окинул его презрительным взглядом.

        - Твоя дурацкая выходка стоила нам четырех человек. Четверо будут охранять лагерь. Итого остается двенадцать. Может, и хватит. Давай собирать наше войско, и - в дорогу! Поторапливайся. Нельзя терять ни минуты.
        Несмотря на свой независимый характер, Райкар чувствовал превосходство русского громилы. Взаимоотношения двух бандитов были весьма сложными. Борский оказался единственным человеком, кто не боялся бурята, не пресмыкался перед ним и относился чуть ли не высокомерно. За это Райкар ненавидел его, но в то же время восхищался его смелостью, хладнокровием и признавал некоторое превосходство над собой. Борский слыл умным, образованным и культурным человеком, и даже главарю трудно было подавить вековой инстинкт[66 - Инстинкт - совокупность врожденных актов поведения, свойственных данному виду живого организма.] подчинения сильнейшему. Он был почти готов полюбить его, как дикий зверь любит того, кто его приручил, не забывая, правда, о тайном желании сожрать своего дрессировщика.
        Двое мужчин спустились в лагерь. Борский бросил беглый взгляд вокруг и, с трудом сдерживая неприязнь, сказал:

        - Дикари! Распорядись, чтобы убрали трупы и устранили следы этой безумной вакханалии. Через час все должны быть готовы к отъезду. Где лошади?

        - В буковой роще, в трех верстах отсюда.

        - Проследи, чтобы все было в порядке - оружие, боеприпасы, продовольствие на три дня и вдоволь питья.

        - Что? Разве эта вылазка будет долгой?

        - Я не знаю…

        - Может, лучше перенести отъезд на завтрашнее утро?

        - Нет, это все нарушит, да и незачем.
        Райкар умолк, не желая назвать настоящую причину, по которой он хотел задержаться. Он опасался, что русский будет насмехаться над ним, если увидит Янку, поймет, в каком она состоянии и кто ее охраняет.

        - Да, но ты мне еще не объяснил,  - снова начал разговор Йок,  - чем же хороша будет наша поездка и что она сулит нам в случае удачи?

        - Отдай сначала распоряжения, а потом я тебе все расскажу.
        Подавив сомнения, Райкар принялся командовать. На громовой клич быстро прибежали привыкшие к дисциплине бандиты. Мысль о новом разбое воодушевила их. Они вновь стали верными солдатами своего грубияна командира.
        Головорезы быстро вырыли яму и кое-как побросали в нее трупы, ничуть не заботясь о соблюдении правил гигиены. Затем они отправились в рощу забрать лошадей, пасущихся на привязи возле деревьев. Райкар поторапливал их, зорко следя за всеми приготовлениями.
        Пока грабители выполняли поручения, накладывали повязки раненым, хоть те слегка и противились этому, поскольку их царапины сразу же зажили, как только они узнали о предстоящем деле, Райкар подошел к Борскому. Оба сели в сторонке.

        - Ну что?  - Йок.  - Объяснишь ты мне все наконец?

        - Речь идет о нападении на караван.

        - С продовольствием?

        - Нет, с ранеными… Знаешь, как обычно организует транспортировку раненых с поля боя Красный Крест? И в Японии, и в Китае, и у русских. Завтра одна такая группа проедет в пятидесяти верстах отсюда по узкому ущелью. Ее ведет один американец или француз, женатый на американке. Он сказочно богат, если организовал подобное благотворительное мероприятие на свои деньги. К тому же он везет с собой фургон, в котором, возможно, таятся миллионы.

        - Сколько это составит рублей?

        - Приблизительно пятьсот тысяч.
        Райкар задумался. За всю его преступную жизнь самые удачные нападения не принесли ему более нескольких стволов оружия, двух или трех сотен рублей да нескольких бочек с тростниковой водкой. Цифра пятьсот тысяч ослепила, околдовала его разум. Безумные видения появились в голове: блеск и сияние металла, горы золота, россыпи драгоценных камней. Райкар задавался вопросом, не сошел ли Борский с ума или, что еще хуже, не хочет ли он заманить его в какую-нибудь ловушку.
        Но русский с присущим ему спокойствием продолжал уточнять детали нападения. В своей прежней жизни он знавал людей, обладавших подобным богатством, которые жили во дворцах, едали из серебряной посуды и им прислуживали орды слуг. Райкар слушал, и картины роскоши представали перед глазами.

        - И ты обещаешь, что мы сможем заполучить это богатство?

        - По моим сведениям, да. Надо только проявить храбрость. Конвой сопровождают несколько сестер милосердия, то есть людей, которые не умеют стрелять. А главный, о котором я тебе говорил, будет защищать свою жену.

        - С ним едет его жена?

        - Она никогда с ним не расстается. Настоящая дочь американского народа. Похоже, она умеет стрелять не хуже мужчины, правда, я думаю, ей тебя не запугать.

        - И это все?

        - Кроме сиделок, нашими настоящими противниками будут, пожалуй, полдюжины солдат-европейцев, набранных специально для охраны конвоя и кое-как вооруженных. А дальше я предполагаю вот что: караван вынужден будет остановиться в деревне, где уже приготовлены койки для больных, там-то мы их и захватим. Не беспокойся, я отвечаю за все.
        Райкар воодушевился. Золотой мираж окончательно завладел его воображением. На какое-то время он позабыл даже о своей пленнице.
        Разбойники собрались. Все было готово. Борский рассказал, сколько времени в их распоряжении, чтобы преодолеть расстояние и первыми занять место в деревне. На маньчжурских конях они легко проскачут такую дистанцию.
        Райкару не терпелось отправиться в путь. Пока лейтенант занимался последними приготовлениями, бандит улучил минутку и побежал в пещеру. Он ворвался так быстро, что Тониш, приняв его за чужака, с глухим рычанием бросился навстречу. Йок пнул его ногой, и животное отступило. Райкар направился прямо к соломенной подстилке, на которой лежала девушка. Увидев его, старая Бася поднялась.

        - Не буди ее,  - тихо попросила она,  - девочка спит!
        Молодость взяла свое. Усталость и отчаяние отступили. Бледность уступила место легкому румянцу. Юная маньчжурка спала спокойным безмятежным сном. Райкар склонился над Розой Мукдена - чистота и красота невинного создания завораживала и притягивала к себе видавшего виды бандита.

        - Йок, не трогай ее, не буди, ты испугаешь ее! Мужчина сжал кулаки и стиснул зубы. Предстоящее расставание приводило его в бешенство. Снаружи прозвучал короткий нетерпеливый сигнал рожка лейтенанта. Райкар вздрогнул.

        - Мне надо уехать,  - зло сказал он цыганке,  - смотри за ней хорошенько. Клянусь дьяволом, если по возвращении ее не обнаружу, я устрою тебе адские пытки. Ты меня знаешь, я умею мучить людей.
        Мать посмотрела сыну в глаза. Да, она действительно его знала.

        - Сколько времени тебя не будет?

        - Два или три дня. Но вернусь я очень богатым, таким же богатым, как царь.
        И без объяснений он выскочил из пещеры. Медведь и старая женщина остались сторожить пленницу.



        ГЛАВА 3

        Со дня исчезновения Янки прошло три дня - три мучительных, тревожных и полных беспокойства дня. То, что Пьеко видел похитителя, не сыграло никакой роли. По какой дороге ускакал злодей? Сколько друзья ни искали, им не удалось найти следов от лошадиных копыт. Они отчетливо стали видны лишь на узкой тропинке, а значит, девушку увезли в глухую чащу бесконечного непроходимого леса. Но кто? Кто же это сделал?
        Обезумевший от горя отец сначала не мог думать ни о чем. Через некоторое время он вспомнил о настоятельной просьбе Райкара, об угрозах в случае отказа. Однако последние два месяца бандит не появлялся, и старый тюремный охранник подумал было, что тот отказался от своих планов. Пьеко сказал, что сестра жаловалась ему на бесконечные преследования Райкара.

        - Это безусловно он, злодей Райкар, похитил мою сестру,  - сказал мальчик.  - О! Прошу вас, вы храбрые и сильные мужчины, помогите нам найти ее и спасти.
        Да, но куда идти? В какую сторону отправиться на поиски? Ведя кочевой образ жизни, разбойники не останавливались более двух дней в одном месте.
        Горе Туанг-Ки не знало границ. Старый солдат, перенесший столько страданий и несчастий, не плакал, не кричал, он просто весь обмяк и потерял интерес к жизни. Тогда Поль Редон принял решение, о котором не поведал никому, даже своему верному помощнику Буль-де-Сону.

        - Дружище,  - обратился репортер к юноше,  - прежде чем мы отправимся на поиски этого мерзавца, я хочу вернуться в Мукден.

        - Но, патрон! Вы забыли, что нас приговорили к смерти?

        - Нет, нет, я ничего не забыл… А главное, я не забыл, что Туанг-Ки, Пьеко и Янка рисковали жизнью, чтобы спасти нас. Мне кажется, что в городе жители лучше осведомлены о злодеяниях этих проходимцев, и возможно, им даже известно, где скрываются мерзавцы. Я хочу это узнать. Похожу, поспрашиваю, соберу сведения и тогда пойдем прямо к цели и найдем их логово. Подумай, наша любимая Янка, дорогая Роза Мукдена в опасности, и только мы одни можем ее освободить. Она надеется на нас, ждет нас, произнося в молитвах наши имена.

        - О, бедное дитя! Возможно, ее уже нет в живых!

        - Нет, нет, сто раз нет! Я видел ее глаза, она девушка решительная, энергичная… Она доказала нам это… Я предчувствую, что мы вовремя придем ей на помощь. Разреши мне скорее уйти, нельзя терять ни минуты. Я вернусь еще до ночи, вот увидишь, и тогда мы решим, как действовать.
        В этот момент появился Вуонг-Тай.

        - Брат мой, мне необходимо с тобой поговорить.

        - Я в твоем распоряжении, только прошу побыстрее. Мне надо кое-что сделать, я тороплюсь.

        - Хорошо, буду краток.
        У корейца был почти величественный вид из-за белой повязки на голове, напоминавшей царский венец. Редон знаком велел Буль-де-Сону удалиться.

        - Ну вот,  - произнес француз, обращаясь к Вуонг-Таю,  - теперь, когда мы остались одни, я готов тебя выслушать.

        - Брат мой,  - серьезно произнес кореец,  - веришь ли ты, что некоторые люди получают от Судьбы приказы, которые они не могут, не должны игнорировать?

        - То, что ты называешь Судьбой, для меня означает Совесть… Да, существуют обязательства, которыми человек не может пренебречь.

        - Хорошо. В силу одного из таких обязательств, которое выше меня, которое настолько могущественно, что диктует мне свои условия и ведет меня к цели, так вот в силу моего долга я пришел к тебе с болью в сердце и с огнем в душе сказать: брат, нам необходимо расстаться.
        Репортер вздрогнул. Все это, по правде говоря, смахивало на предательство. Разве не он с друзьями спас жизнь корейцев, которые наверняка не справились бы с неприятелем и все погибли бы!

        - Дружище!  - Вуонг-Тай с несвойственным ему волнением, и лицо его вдруг озарилось догадкой.  - Я понял, ты считаешь меня неблагодарным, ты думаешь, я забыл о своих обещаниях… Нет, конечно же нет, я никогда тебя не забуду, ты спас не просто людей, ты спас народ!
        Поль Редон с интересом наблюдал за изменениями, происходившими с его знакомым. Глаза корейца светились, а легкое волнение очень шло ему.

        - Продолжай,  - сказал репортер.

        - Знаешь ли ты, что такое, когда твой народ отдают иностранным завоевателям? Знаешь ли ты, что значит не иметь родины? Я человек без отечества! Я едва осмеливаюсь вспоминать наши завоевания, наши победы. У меня две матери, одна та, что дала мне жизнь, ее убили, а другая та, что хранит прах моих предков, ее сейчас убивают… А теперь, послушай, что я тебе скажу. По всей Маньчжурии и на границах с Кореей, в деревнях и городах от Сеула до Чемульпо[67 - Чемульпо (ныне Инчхон) - город и порт в Южной Корее, обслуживающий столицу страны - Сеул.], в разных местах живут люди, готовые на все, чтобы спасти родину. Они дали мне небольшую передышку, небольшие каникулы, которые вот-вот должны закончиться. Они ждут меня, рассчитывают на меня. Если я не сдержу слова, которое дал им, они способны - о, я их хорошо знаю,  - они способны на все, на любую фатальную неосторожность… Подчиняясь только злобе, они поднимутся и пойдут Бог знает куда, слушая лишь голос безумцев, которые приведут их к резне. Я говорю не из гордости, но только я могу направить их действия в нужное русло, только я могу привести их к победе. Я
задержался настолько, насколько это было возможно. Я надеялся тебе помочь и спасти несчастную девушку, чья судьба меня очень беспокоит. Но сейчас у меня нет больше ни единого часа, ни единой минуты. Мое дело ждет, зовет меня. Я вынужден забыть долг перед тобой. Вот и все, что я хотел тебе сказать. Прости меня, брат! Я верю, у тебя прекрасная душа, открытая великим мыслям… Знаешь ли ты чувство сильнее, чем любовь к родине?
        Редон больше не сопротивлялся. Француз лучше, чем кто-либо другой, понимал, что такое родина и долг перед ней.

        - Друг мой,  - ответил он,  - не будем более спорить. Иди!

        - Благодарю,  - кивнул головой кореец.  - Кто знает, встретимся ли мы еще когда-нибудь. Разреши мне выразить мое уважение к тебе и твоей стране. Для меня ты более не чужестранец. Можно, я обниму тебя на прощание?..
        Редон протянул руки, и мужчины обнялись. Затем Вуонг-Тай решительно повернулся и побежал к своим товарищам. Редон же позвал Буль-де-Сона, и тот незамедлительно появился.

        - Как ты думаешь, на каком расстоянии от Мукдена мы находимся?  - репортер.

        - Хм, трудно сказать. Не очень далеко, во всяком случае… Если выйти на дорогу из Ляодес-Тунга и идти по ней в нужном направлении, думаю, это займет часа два или три…

        - Я тоже так думаю. Я оставляю тебя с Пьеко и несчастным стариком. Он, похоже, совершенно убит горем. Пожалуйста, не предпринимай ничего без меня. Необходимо, чтобы я непременно нашел вас здесь. Если же все-таки придется уйти, сделайте отметки на деревьях, только так, чтобы я смог их увидеть.

        - Хорошо, патрон. Лучше бы, конечно, вы вернулись.
        Редон отправился в Мукден. Что он собирался там делать? По правде говоря, он и сам не очень-то четко это себе представлял. В такой глуши, куда шел отважный француз на поиски Янки, возможно, он и не встретит никого, к кому можно будет обратиться. Мукден был слишком опасным городом - журналист испытал это на собственной шкуре,  - но город притягивал его. Чего бояться в конце концов? Его никто там не знает, кроме арестовавшего их офицера и нескольких солдат, которые едва ли его заметили, да судей трибунала, которые вряд ли запомнили его лицо из-за полумрака, царившего в зале заседаний. У журналиста были все шансы незаметно пройти в город. Но что он хотел получить там? Карту местности да какие-нибудь сведения о бандитском логове - разве это так уж трудно?
        Француз все шел и шел, вспоминая молодые годы. Через два часа он оказался как раз в том месте, где разыгралась ужасная трагедия и их взяли в плен. А вот и стена некрополя, дальше - крепость, откуда им удалось бежать. Участок мог быть опасен! Но нет, старая башня оставалась безразличной, безмолвной и конечно же необитаемой.
        Редон почувствовал облегчение. Появилась надежда. Не могло же так быть, в конце концов, чтобы ему не удалось найти хоть какую-нибудь зацепку, которая навела бы его на бандитов. Репортер зашагал быстрее. Вскоре появились каменные стены, окружавшие пригород. Задержат ли его при входе? Но почему, собственно? Костюм француза за долгое время скитаний претерпел некоторые изменения и потерял свою элегантность и лоск. Внешность давно перестала быть привлекательной: на голове серый шарф, частично прикрывающий лицо, редкая борода начала пробиваться на давно не бритом подбородке. Поль и сам узнал бы себя с трудом.
        Что ж, шанс у него определенно есть, и репортер, решительно отворив ворота, оказался под аркой, выходившей в пригород.
        Смешавшись с толпой, он почувствовал себя в безопасности. Толкая и пихая друг друга, люди сновали в разные стороны. В основном это были торговцы, предлагавшие свой жалкий съестной товар.
        Вскоре вторая стена преградила ему путь. Перед ней стояли часовые. Возможно, с ними придется переговорить.
        К счастью, досмотр не был слишком суровым. Француз не продумал сколько-нибудь точного плана и надеялся лишь на удачу. Наконец он попал на центральную улицу Мукдена. Никому и в голову не могло прийти, что один из беглецов осмелился вернуться сюда на свой страх и риск.
        Город уже принял свой обычный облик: многочисленные фонари ярко освещали центральную улицу с великолепными полукитайскими-полуевропейскими зданиями.
        Редон осмелел: никто из толпы не обращал внимания на высокого мужчину, решительно шагавшего по дороге и с любопытством озиравшегося вокруг, если бы вдруг француза не заметили…
        Мюзик-холл стоял освещенный разноцветными огнями и афишами, притягивающими разнообразием и обещающими все виды развлечений - музыку, танцы, акробатические номера и танцующих балерин с пленительными улыбками. Вот там он и найдет то, что нужно. Вперед!

        - Господин Поль Редон, минутку, пожалуйста!
        Чья-то рука опустилась на плечо репортера, и он услышал сухой хрипловатый голос, показавшийся ему знакомым. Где же он мог его слышать? Француз на мгновение замер, затем резко развернулся, приготовившись к самому худшему. И тут же узнал человека, одетого в гражданский плащ и в каскетку с золотыми галунами. Им оказался капитан Бан-Тай-Сан, что сопровождал пленников до зала суда.
        Не повезло! И надо же было встретиться именно с тем, кто знал Редона лучше других, защищал его перед судьями трибунала и кто конечно же слышал о смертном приговоре. Да, это был именно он, тот самый капитан с усами дикого кота и маленькими глазками, взгляд которых пронизывал насквозь.
        Репортер посмотрел японцу прямо в глаза и отчетливо произнес:

        - Это действительно я, живой и невредимый! Что вам угодно?

        - Что вы здесь делаете?

        - Могу ответить только, что вас это не касается.

        - Разве вы не приговорены к смертной казни?

        - Черт возьми!

        - И нужно было лишь отдать приказ, чтобы исполнить приговор…

        - Но прежде, чем вы это сделаете, я вас задушу!

        - Как только вы протянете ко мне руки, я продырявлю вам грудь.  - И японец достал револьвер.

        - Хорошо,  - примирительно сказал Редон,  - это вопрос скорости. Давайте лучше поговорим. Мне кажется, вы неплохо владеете французским?

        - Да, понимаю немного… Но прежде, прошу вас, ответьте мне на один вопрос. Вас приговорили к смерти, вы благополучно сбежали, хоть с трудом, но это я понимаю, но почему, черт побери, вы вернулись сюда, рискуя жизнью, будь вы хоть трижды француз?

        - Потому что мне необходимо было сюда попасть во что бы то ни стало, мне нужны кое-какие сведения, вот и все.
        Разговор проходил очень быстро и практически шепотом.

        - Какие сведения?

        - Вы слишком любопытны!
        Репортер отвечал спокойным непринужденным тоном, и можно было подумать, что он чувствует себя вполне в своей тарелке и совсем забыл о смертельной опасности.
        Бан-Тай на мгновение замолчал, а потом спросил:

        - Хотите пойти со мной?

        - Как бы не так! Чтобы вы снова отвели меня в трибунал?..

        - Нет, я спасу вас.

        - Вы?

        - И если это будет в моих силах, дам вам те необходимые сведения, за которыми вы пришли.
        Возникла щекотливая ситуация: возможно, это случай, которого Редон ждал и на который надеялся. Как не использовать его! А вдруг репортер действительно получит столь необходимые данные?

        - Послушайте,  - медленно произнес француз,  - я вас совсем не знаю… Почему я должен доверять вам? Но тем не менее что-то подсказывает мне, что вы не обманете… Дайте мне вашу руку.
        И Поль протянул свою Бан-Таю. Тот без колебаний вложил свои пальцы в его ладонь.
        Если бы японец был предателем, его кисть наверняка бы дрогнула под проницательным взглядом Редона.

        - Я верю вам,  - коротко сказал француз,  - идемте! Через секунду двое мужчин покинули суету главной улицы и свернули в переулок, а затем, сделав еще два или три поворота в полной темноте,  - Бан-Тай прекрасно ориентировался,  - остановились перед бамбуковой дверью. Хозяин вошел первым, гость последовал за ним. Оба оказались в маленьком, посыпанном песком дворике, по краям которого росли карликовые деревья, как это обычно принято у японцев. Пройдя через дворик, мужчины поднялись по ступенькам. Капитан вставил ключ в замок и, войдя в дом, первым делом зажег свет. Свечи вспыхнули сначала в первой комнате, служившей скорее всего прихожей, затем во второй, похожей на французскую курительную комнату. Жестом японец пригласил гостя сесть. А сам, удостоверившись, что все хорошо заперто и закрыто, снял каскетку с галунами и, повесив ее на вешалку, надел на голову берет. Затем снял со стены висевшие на специальном приспособлении курительные трубки. Одну, старую обкуренную, хозяин взял себе, а другую, поновее, протянул Редону и просто предложил:

        - Что, если мы покурим?
        Из-под берета парижских студентов на француза смотрели узкие умные черные глаза.

        - Вы удивлены, молодой человек? Учитесь не удивляться ничему… Да, да, посмотрите хорошенько на меня: я действительно капитан Бан-Тай из третьей роты четырнадцатой линии, в настоящее время на пенсии. Когда-то я был студентом медицинского факультета в Париже и жил в доме номер семнадцать по улице Серпанте. Там я немало денег оставил в таверне[68 - Таверна - харчевня, кабак, трактир.] «Пантеон»…[69 - «Пантеон» данном случае не очень уместное для кабака название, ибо пантеон - монументальное здание для захоронения останков выдающихся людей.] Вы уже начинаете мне верить?

        - Да, конечно, вы ведь почти мой соотечественник! Но какую же роль вы играли в суде? Зачем заставили меня предстать перед трибуналом?

        - По-моему, вы ненаблюдательны. Вы забыли, что, во-первых, я вмешался в тот момент, когда вашего слугу Буль-де-Сона чуть было не разорвала толпа, во-вторых, я был не один, а с маленьким злобным лейтенантом, который, без сомнения, первым проломил бы вам голову без суда и следствия. Я вынужден был отправиться за вами в казематы, но, если бы я хоть одним жестом, одним неосторожным словом выдал бы свое расположение к вам, толпа мгновенно переломала бы вам кости.

        - Вы старались выиграть время? И благодаря суровому виду вам это удалось…

        - Да, правильно… Еще хочу заметить, что я абсолютно не знал, почему и за что вас задержали… И должен признаться, когда мне стало известно, что дело связано со шпионажем, у меня возникло большое желание оставить вас.

        - Абсурдное обвинение, ложное по всем пунктам.

        - Как я должен был об этом догадаться? Мне необходимо было сначала услышать все «за» и «против», прежде чем сделать вывод.

        - Согласен. И все же вы защищали нас в суде.

        - Оказалось непросто, поверьте, чтобы вас и юношу не передали тотчас команде, назначенной для расстрела. К счастью, мне удалось их немного напугать той ответственностью, которую они берут на себя, убив двух французов, и убедить их не приводить приговор в исполнение, пока он не будет подписан главнокомандующим.

        - Вы здорово придумали! К тому же мы выиграли целые сутки!

        - Чем вы и воспользовались, признайтесь!

        - Мы бежали…

        - Убив двух солдат и одного младшего офицера… Вы склонили к дезертирству начальника тюрьмы и вдобавок увели его с собой. Что и говорить, неплохо поработали!

        - Да уж, мне тоже кажется, неплохо…

        - Конечно! Знали бы вы, что сделал в это время капитан Бан-Тай-Сан, старый парижский студент? Я пошел к главнокомандующему, изложил ему суть дела, и он согласился лично вас допросить. Генерал - человек очень умный, вы были бы освобождены. Тогда как, если вас задержат сейчас, никто не сможет вас спасти, ваше дело - труба…

        - Черт! Значит, не надо попадаться! Но ведь в Мукдене никто, кроме вас, меня не знает, значит…

        - Значит что?

        - Раз вы вытащили меня однажды, не продадите и во второй раз, и мы откроем счет.
        Капитан весело рассмеялся.

        - Уж не считаете ли вы, что я проведу остаток дней, спасая вашу жизнь… Что, мне больше делать нечего?
        По мере того как французская речь японца, некогда говорившего весьма бегло на Бульмише[70 - Бульмиш - разговорное название бульвара Святого Михаила (Мишеля), расположенного в студенческом квартале Парижа. (Примеч. перев.)], набирала силу, лицо становилось все добрее.

        - Подождите, надо кое-что уточнить,  - произнес он и исчез в другой комнате.
        Затем появился, неся бутылку и два бокала.

        - Это старое бургундское[71 - Бургундское - вино, изготовленное в Бургундии, французской исторической провинции, в бассейне реки Сены.], настоящее, вы сможете оценить.
        Капитан наполнил бокалы.

        - Попробуйте,  - произнес японец,  - надеюсь, оно развяжет ваш язык. Я хочу, чтобы вы ответили мне, наконец, на один вопрос: «Что же вы здесь забыли?»

        - Честное слово!  - Редон, чокаясь с хозяином дома.  - Вы мне нравитесь, вы производите впечатление отважного и честного человека, и я все расскажу.
        И репортер откровенно поведал о том, что с ними случилось, как они бежали, как оказались в некрополе маньчжурских императоров…

        - Вам повезло,  - перебил его японец,  - если бы вы попали в руки этих безумцев, то непосредственно познакомились бы с искусством палачей.

        - Славу Богу, нам удалось этого избежать. Но мы далеки от благополучного исхода, так как другое несчастье обрушилось на наши головы. Именно поэтому я и решился на опасное возвращение в этот малогостеприимный для меня город Мукден…

        - Несчастье! Скажите мне наконец, в чем же дело?

        - Начальник тюрьмы, старый солдат по имени Туанг-Ки…

        - Я его знаю, он служил под моим началом…

        - Так вот, этот человек пожертвовал всем, чтобы прийти к нам на помощь и вместе с двумя детьми бежал с нами. Его сын Пьеко и дочь Янка : - очаровательное создание, мы нарекли ее Розой Мукдена…

        - Да, она очень мила… И что же произошло?

        - Ее похитили.

        - Кто?

        - Вполне вероятно, некий бандит, преследовавший ее еще раньше.

        - Как его зовут?

        - Йок Райкар.

        - О, несчастное дитя, она попала в руки этого чудовища! Теперь спасти ее не в человеческой власти.

        - Вы его знаете?

        - Конечно, и самого главаря, и его ужасную банду. Им удалось победить полицейских, которые были брошены по их следам для захвата банды. Теперь этот монстр со своими разбойниками приходит грабить прямо к дверям Мукдена. Они разоряют конвои, убивают проводников, режут лошадей, воруют товары и деньги!

        - Где их можно найти?
        Вместо ответа Бан-Тай, опустив голову, стал нервно прохаживаться по комнате взад-вперед.

        - Послушайте,  - пробормотал он,  - я немного знаком с юной особой, о которой идет речь. Ее отец очень хороший человек, но немного наивен, он добр и смел, да и судьба Янки меня глубоко волнует… Вы хотите спасти ее? Я постараюсь помочь вам.

        - Но каким образом?

        - Пока сам не знаю… Зато я приблизительно в курсе, где может находиться бандитское логово. Мы прочешем эту проклятую Маньчжурию и найдем его, обещаю вам, обязательно найдем.

        - Вы говорите, мы найдем… Вы что, намерены присоединиться к нам?

        - Конечно! Мне уже почти пятьдесят, я одинок… Думаю, предстоящая экспедиция взбодрит меня. Пусть Япония и Франция станут союзниками в этой благородной акции. Мне нравится подобная идея, она меня воодушевляет.

        - О, благодарю вас!  - Редон.  - Я и не смел надеяться на такое везение! Вы знаете страну?

        - Так же, как местечко Иедо, где я родился.

        - У вас есть какие-нибудь сведения о местах, где мы могли бы обнаружить этого мерзавца?

        - Да, да… Я служу уже двадцать лет и изучил все хитрости этих негодяев… Бедная Янка, я знаю ее с детства, она такая хорошенькая, нежная, милая… Страшно подумать, что она попала в лапы этого чудовища! Роза Мукдена! Вы были правы, назвав ее так. Клянусь, мы спасем ее!
        Мужчины пожали друг другу руки, тем самым скрепив клятву.

        - Не будем терять времени даром,  - произнес Бан-Тай,  - пошли! Надо вернуться к вашим друзьям. У вас есть лошади?

        - Ни одной. Когда нас арестовали, то отобрали их.

        - Это поправимо. У меня в конюшне стоит парочка, мы их заберем, а потом я возьму деньги, и мы купим еще.

        - Должен вам заметить, что я очень-очень богат.  - Редон улыбнулся.  - Мой доход составляет несколько миллионов франков, поэтому оплачивать покупку буду я. У меня с собой две или три сотни золотых ливров[72 - Ливр - старинная французская серебряная монета, равнялась 20 су; в 1795 году заменена франком, но продолжала оставаться в обращении.]. Слава Богу, их не отобрали, и мой кошелек остался в целости и сохранности. Добавьте к этому три миллиона ливров в банкнотах[73 - Банкноты - основной вид наличных денег.] и не останавливайтесь ни перед какими тратами.

        - Бог мой!  - и выдохнул Бан-Тай.  - Да я просто мальчишка по сравнению с вами. У меня всего три или четыре сотни франков, но и их я с большим удовольствием отдам на благо экспедиции.

        - А раз денежный вопрос не стоит перед нами, давайте пойдем в город и приобретем все необходимое.
        Мужчины спустились в конюшню, находившуюся за домом, и отвязали двух крепких крупных скакунов местной породы.
        Теперь вперед!
        Благодаря Бан-Таю, вновь надевшему каскетку с золотыми галунами, друзья благополучно миновали городские ворота и выехали из города.
        Редон мысленно благодарил судьбу за подобное везение. Даже в приключенческих романах не встречался он с такими перипетиями[74 - Перипетия - внезапная перемена в жизни, неожиданное осложнение, сложное обстоятельство.]. Надо же было ему встретиться с японцем, который бывал в Париже и с состраданием и симпатией относится к французам, понимая европейский характер и образ жизни. Журналист умел разбираться в людях, поэтому сразу оценил поступок Бан-Тая, которого сначала принял за врага, но затем признал в нем верного и преданного друга.
        Вскоре расстояние, отделявшее Мукден от леса, было успешно преодолено. Когда всадники доехали до цели, уже занималась заря.
        Редон свистнул. Будь-де-Сон, хорошо знавший особый сигнал хозяина, тотчас появился из кустов.

        - Патрон! У нас новое несчастье,  - грустно произнес он.

        - Что еще такое? Что случилось?

        - Отец Янки умирает…
        Репортер не смог сдержать возглас отчаянья. Но почему? Что за проклятье!
        Он спрыгнул с коня одновременно с Бан-Таем, и, ведя скакунов под уздцы, они оба пошли в лес вслед за юношей.
        Неподалеку на поляне на подстилке из листьев лежал смертельно бледный Туанг-Ки. Пьеко стоял рядом на коленях и плакал. Однако, когда Редон приблизился к умирающему, тот, узнав его, слабо улыбнулся. Француз увидел впалые глаза на осунувшемся почерневшем лице, бескровные губы. Печать смерти лежала на челе.

        - Что же все-таки случилось?  - он. Несчастный тихим дрожащим голосом ответил сам:

        - Я сделал глупость и за нее расплачиваюсь… Вот и все… Я хочу…
        Силы оставили его. Не договорив, он откинулся назад. Черты лица исказились от боли.

        - Ну вот,  - снова начал Буль-де-Сон,  - бедняга так переживал из-за исчезновения дочки, нашей прекрасной Розы Мукдена, что все это время чувствовал себя совершенно потерянным, от отчаянья он буквально лишился рассудка. Отец думал только об одном - бежать вслед за мерзавцем Райкаром, достать его хоть из-под земли и вырвать девочку из лап чудовища. Я пытался ему объяснить через Пьеко, что положение, в которое мы попали, очень трудное, что никто не знает, где этот негодяй прячется и куда он уволок бедную Янку. Маньчжурия большая… Какое выбрать направление? Я говорил ему, что вы отправились на разведку. Он слушал меня, кивая головой, но я видел по глазам, что он упрекает нас в бездействии. Потом нам показалось, что он немного успокоился, и мы с Пьеко отошли ненадолго, чтобы осмотреть окрестности. Когда же мы вернулись назад, старика на месте не оказалось. Куда он отправился? Бог ведает! Мы кричали, звали его, стреляли даже, рискуя привлечь к себе внимание людей, которым мы вряд ли смогли бы объяснить наше поведение. Ни звука в ответ. Мы искали его несколько часов подряд. В конце концов Пьеко нашел
Туанг-Ки, он лежал без сознания у подножия крутой скалы. Как старик попал туда полуживой? Напал ли кто на него или он сам себя довел до такого состояния? Мы перетащили несчастного на эту полянку. Как он мучился! Мы с Пьеко не очень умелые целители, но оба заметили, что у бедняги что-то сломано. Правда, мы не решились трогать его. И все-таки нам удалось привести отца в чувство. Когда же он пришел в себя, то сразу стал кричать какую-то ерунду: «Там наверху… Все наверх! Я их видел… Надо бежать… Моя девочка, Янка, любимая!» Постепенно старина успокоился, и мы поняли, что он бредит. Видимо, Туанг-Ки показалось, что мы плохо ищем, что проявляем недостаточно желания, чтобы спасти его дочь, и несчастный решил, что только он один способен помочь ей. Уверовав в это, бедняга поднимался все выше и выше, чтобы получше осмотреть окрестности. С упорством маньяка[75 - Маньяк - одержимый ненормальным, односторонним влечением к чему-либо.] старик взбирался по отвесным скалам, окружавшим нас со всех сторон. Что с ним случилось - затмение какое-то нашло, что ли? Скорее всего, он поскользнулся и, не удержавшись на склоне,
упал в расщелину примерно метров с десяти.
        Буль-де-Сон, естественно, рассказал всю печальную историю на французском, поскольку это был единственный язык, на котором он изъяснялся.
        Редон склонился над умирающим. Глаза несчастного смотрели в одну точку. Репортер, делая вид, что все понимает, пытался разобрать слова, которые тот шептал на родном языке.

        - Друг мой,  - заговорил Поль на китайском. Умирающий стал жадно вслушиваться.  - Простите, что мне пришлось уйти, но это было сделано для нашего общего блага, для спасения дорогой Янки. И мне кое-что удалось.
        Туанг-Ки вскрикнул от радости. Вероятно, он подумал, что француз вот-вот приведет ему дочь. Тогда Редон как можно отчетливей объяснил старику, что он узнал от Бан-Тая.

        - Бан-Тай… - прошептал бывалый солдат,  - мне кажется…

        - Мы знакомы,  - закончил японец.  - Да, мой храбрый старина, со дня установления власти Боксеров, ты служил под моим началом.

        - Ах да, капитан… Вы были хорошим начальником!

        - Спасибо. Но послушайте, мне кажется, я знаю, где найти бандита, который похитил вашу девочку. Не теряйте надежду…

        - Однако прежде всего,  - вмешался репортер,  - надо осмотреть твои царапины. Я почти уверен, что они не очень опасные.
        В знак согласия Туанг-Ки закивал головой.

        - Смотрите,  - с вымученной улыбкой произнес он. Исключительно осторожно Редон раздел больного, который мужественно терпел боль, не проронив ни звука. Увидев обнаженное тело старика, француз вздрогнул. То, что открылось его взору, оказалось ужасно. Несчастный приземлился на ноги, все кости были сломаны, вернее, даже раздроблены, а отдельные фрагменты[76 - Фрагмент - обломок, отрывок, часть чего-либо.], прорвав мышцы и кожу, торчали наружу. Удивительно, что несчастный остался при этом жив. Как он еще переносил ужасные страдания?
        Умелые пальцы журналиста сантиметр за сантиметром ощупывали конечности. Редон колебался: что он мог сказать несчастному, чем утешить, какую подать надежду? Дела обстояли из рук вон плохо.
        Глаза Туанг-Ки были широко открыты и светились в глубине каким-то странным светом. Бан-Тай, не будучи новичком в медицине и видавший достаточно ранений на войне, только сжал покрепче губы, не проронив ни слова.
        Но вдруг заговорил сам Туанг-Ки. На этот раз он как бы воспрянул духом и произнес совершенно четко:

        - Вы - мои друзья, я знаю.  - Голос звучал твердо и уверенно.  - Не надо обманывать меня… Я и так чувствую, что все кончено. Мое тело теперь - лишь груда обломков. Но я прошу вас, поднимите меня на лошадь…

        - Но зачем?  - вырвалось у репортера.

        - Чтобы поехать вместе с вами. Вы ведь говорили, что знаете, где найти этого мерзавца Райкара. Или вы думаете оставить меня здесь?

        - Послушайте, дружище,  - вступил в разговор Бан-Тай,  - разве вы не понимаете, что это невозможно, дорога может утомить вас. Мы с Редоном сейчас перевяжем вам ноги, полечим, положим лекарство на грудь… Мы вовсе не собираемся оставлять вас здесь…

        - Вы не покинете меня?  - переспросил несчастный.  - А как же моя дочь? Если вы сейчас же не отправитесь в путь, не теряя ни минуты, ни секунды… Вы что, не понимаете, какой опасности она подвергается? А вы собираетесь торчать здесь и бороться за жизнь трупа!
        Редон и Бан-Тай переглянулись. Они-то, как никто другой, отлично понимали, что задержаться тут еще на некоторое время означало подвергнуть еще большей опасности несчастную девочку, возможно даже, обречь ее на смерть или, что гораздо хуже, на тяжкие испытания. Промедление в данном случае дорогого стоило. С другой стороны, друзья не могли оставить больного одного, хотя и знали, что он не жилец и вот-вот умрет. Это было бы бесчеловечно!
        Репортер окликнул Буль-де-Сона и рассказал ему о своих сомнениях. Может быть, юноша захочет остаться с умирающим? Но Буль-де-Сон запротестовал. Что, если патрон и Бан-Тай встретятся с коварным врагом. Разве вдвоем им справиться? Тут и троих будет маловато, и даже Пьеко не станет лишним.

        - Ты советуешь нам бросить несчастного старика здесь?

        - Откуда мне знать! Как ни поверни, со всех сторон ужасно! Но как бы вы ни поступили, будет правильно! Кроме того, вы ведь знаете, что я сделаю, как вы скажете.
        Туанг-Ки не сводил с разговаривающих глаз. Повернувшись к нему, Редон объяснил, что юный парижанин останется тут, чтобы ухаживать за ним.

        - Путешествие будет недолгим, займет два или максимум три дня, а потом вы к нам присоединитесь…

        - Как? Значит, вы оставите лошадей?

        - Мы найдем других.
        Сделав неимоверное усилие, Туанг-Ки пожал французу руку.

        - Не старайтесь обмануть меня,  - сказал старик,  - вам не спасти меня… Я знаю, что обречен… Я хочу, нет, я требую, чтобы вы уехали немедленно и больше не занимались мной… И Пьеко тоже…

        - Нет!  - воскликнул репортер.  - Мы не можем, не хотим оставлять вас одного…

        - Тем не менее это просто необходимо! Здоровой рукой Туанг-Ки выхватил из-за пояса нож.

        - Моя смерть сделает вас свободными!  - вскричал он.  - Спасите мою девочку!
        И, прежде чем кто-либо успел помешать ему, вонзил лезвие в грудь.

        - Пьеко!.. Янка!  - были последние слова умирающего. Отважный солдат принял смерть. В душе старого крестьянина отцовская любовь возобладала над разумом.

        - Пойдем с нами,  - сказал Редон безутешному Пьеко,  - отныне ты - наш брат… В наших сердцах только одно желание, за которое твой отец отдал жизнь,  - спасти твою сестру…
        Час спустя, похоронив с почестями Туанг-Ки, француз и его друзья отправились в путь. Бан-Тай взял Пьеко, Редон - своего верного Буль-де-Сона. Две лошади уносили прочь четырех всадников.



        ГЛАВА 4

        В пещере Райкара тем временем происходило следующее: после глубокого обморока девушка медленно приходила в себя. Возвращалось сознание, улучшалось кровообращение, сердце стало биться сильнее, на лице появился румянец. Однако Янка не решалась открыть глаза. Инстинкт самосохранения подсказывал ей, что кошмар еще не кончился. Она внимательно прислушивалась, надеясь различить голоса отца, братишки Пьеко и нового друга, чье имя бедняжка не совсем запомнила, но воспоминания о котором грели душу, ведь юноша наговорил ей столько приятных слов.
        Два неожиданных звука заставили юную красавицу оставить воспоминания. Во-первых, она почувствовала чье-то громкое дыхание, переходящее в рычание, а во-вторых, услышала, как кто-то тихим хриплым голосом затянул маньчжурскую песню.

«Моя маленькая птичка, возвращайся… Почему ты улетела из клетки, Ведь я украсила ее душистыми цветами. Возвращайся, возвращайся, маленькая птичка!»
        Заунывная печальная песня звучала долго. Она проникала в душу девушки, напоминая о детстве. Янка приоткрыла глаза. И что же она увидела? Представшая взору картина потрясла ее. Девушка не узнала ничего. Приподнявшись, она попыталась рассмотреть все получше, и в то же мгновение женщина с лицом мегеры[77 - Мегера - здесь: злая, сварливая женщина.] поднялась со стула, на котором сидела, и подошла к ней. Господи, да что это за кошмарное видение! Но нет, Роза Мукдена не закричала от ужаса и отвращения к незнакомому существу.

        - А, вот ты и пришла в себя, моя красавица,  - неприветливо сказала старая Бася.

        - Кто вы? Я вас не знаю,  - промолвила Янка и отпрянула назад.

        - Ничего, скоро узнаешь… А пока ответь мне лучше, кто ты, откуда и как тебя зовут?
        Но девушка и не думала повиноваться. Она уже прекрасно владела собой и лихорадочно соображала, где находится. Янка вновь вспомнила Поля Редона, его друга, брата, отца и корейцев - всех тех, кто прежде был с нею рядом. Почему их нет сейчас? Немного подумав, она сказала:

        - Позовите моих друзей, и они вам ответят.

        - Каких друзей? Ты хочешь меня запутать, крошка… У меня есть только один господин, мой сын Райкар.
        Янка вздрогнула. Услышав это имя, она поняла все. Но по какой нелепой случайности она попала во власть человека, которого ненавидела и презирала всей душой?

        - Райкар!  - она.  - Да будь он проклят!

        - Так, так,  - запричитала старуха.  - Что это ты взбеленилась? Нашла кому угрожать! Райкар - мой сын, мой хозяин!

        - Ваш сын? Этот бандит! Будьте вы прокляты вместе с ним!
        Одним прыжком вскочив на ноги, девушка продолжала возмущенно кричать:

        - Выпустите меня немедленно отсюда!
        Старая Бася громко рассмеялась, став похожей на ведьму:

        - Пожалуйста, убирайся! Можешь попробовать, красавица, а потом мы вместе посмеемся.

        - Отлично! Я молодая, сильная, и вам меня не удержать!

        - Ты думаешь? Возможно, я действительно не так сильна, как ты, только я ведь не одна…
        Женщина быстро отступила, и Янка сделала шаг вперед. Тониш, до сих пор мирно лежавший у выхода, поднялся и тоже сделал шаг. Увидев медведя, девушка остановилась и в тот же миг вытащила из-за пояса длинный тонкий кинжал, лезвие которого зловеще блеснуло в полумраке пещеры.
        Старая Бася тотчас вернулась на прежнее место между зверем и незнакомкой. Медведь, успокоившись, сел, продолжая следить за девушкой своими маленькими бегающими глазками.

        - Не бойся,  - примирительно сказала старуха, беззубо улыбнувшись,  - Тониш не такой уж злобный, как кажется…

        - Вы думаете, я боюсь?  - подняв голову, ответила юная красавица.

        - Нет, нет, ты очень храбрая… Твоя смелость делает тебе честь. Успокойся! Я только хотела убедить тебя, что Тониш - хороший сторож и что в твоих интересах вести себя разумно.
        Животное подтвердило слова Баси рычанием.

        - Значит, я в плену и должна оставаться в этой мрачной пещере?

        - А на что ты жалуешься? Здесь очень хорошо. Многие хотели бы жить в подобных условиях.
        Старуха подошла к девушке, та не шелохнулась, оставаясь безучастной ко всему, что ее окружало.

        - Послушай, дитя мое, ты должна быть послушной, разумной… А для начала отдай мне, пожалуйста, свой ужасный нож…
        Черные глаза Янки сверкнули, как молнии.

        - Иди возьми его!  - вызывающе крикнула девушка. Весь ее вид говорил о решимости бороться, сражаться до последнего. Но, поскольку Бася не приняла приглашения юной маньчжурки, та продолжала:

        - Слушай меня хорошенько, старая женщина. Я еще не знаю, каким нечестным способом удалось завладеть мной твоему сыну, которого я считаю самым отвратительным из всех бандитов и которого ненавижу всей душой, но помни, каким бы сильным он ни был, пусть он совершил хоть все преступления на свете, я его не боюсь. Вы можете передать ему мои слова, поскольку вы - его мать… Янка из тех, кто умеет постоять за себя.

        - Договорились,  - усмехнулась Бася,  - мы обсудим это позже. А пока моего сына нет, он уехал по делам и вернется завтра или послезавтра, я - хозяйка дома… и должна тебя предупредить, я абсолютно уверена, что, если ты сделаешь хоть шаг к двери, Тониш мгновенно раздерет тебя на куски, и твой маленький ножик не спасет тебя.

        - Мне не страшен ни ваш медведь, ни вы сами!

        - Конечно, конечно, но это все слова. Эй, Тониш, иди-ка сюда!
        Медведь поднял голову, но не более. Женщина не интересовала его, она была всего лишь матерью хозяина, а животное уважало только силу. Несколько огорчившись потерей авторитета в глазах незнакомки, старуха сама подошла к животному и, нагнувшись, подняла его огромную лапу с когтями, похожими на стальные крюки. Затем, приподняв голову, отогнула медведю губы, показав ровный ряд крепких острых зубов.

        - Оставьте несчастного зверя в покое,  - посоветовала Янка,  - вы можете так надоесть ему, что он с удовольствием проглотит вас.

        - Не беспокойся, он любит меня.
        Медведь тем временем снова лег и заснул, положив голову на лапу. Губа так и осталась вывернутой, обнажая кроваво-красные десны.
        Из всего того, что болтала женщина, Янка уловила лишь одно, что Райкар временно отсутствует и его не будет день или два. Значит, в настоящий момент существовало только два препятствия - злобная старуха и дикий медведь Тониш. Что они по сравнению с самим Райкаром! Он один представлял самую серьезную опасность, и только он мог заставить содрогнуться отважную девушку.
        Что же ей теперь предпринять? Делать хорошую мину при плохой игре, ломать комедию, что она смирилась с судьбой, а тем временем ждать удобного случая? Девушка была уверена, что друзья и отец обязательно будут ее искать, они сумеют найти это бандитское логово и спасти ее. Она также понимала, что активное сопротивление бесполезно. Какой бы смелой и решительной ни была Янка, бороться против дикого зверя, безусловно превосходящего по силе, просто неразумно. Приручить, обласкать - возможный вариант, но требующий много времени, а выйти на свободу надо не позднее, чем через двадцать четыре часа. Но каким образом?
        Янка сосредоточенно думала. Она изменит тактику поведения.

        - Поймите,  - обратилась девушка к Басе,  - мое положение ужасно. Я была вместе с папой и братом в двух шагах от Мукдена, мы путешествовали, и вдруг я оказалась в этой ужасной тюрьме. Простите меня за мое отчаяние,  - жалобно продолжала она,  - но что вы от меня хотите, что я должна сделать?

        - Ничего! Абсолютно ничего!  - замурлыкала старуха.  - Я должна прежде всего подчиняться сыну… А тебя я прошу только спокойно дождаться его возвращения, не причинив никому вреда.

        - Вы очень любите своего сына?

        - Люблю, конечно… Я очень люблю моего Райкара. Он такой сильный, храбрый, все на свете его боятся.

        - Даже вы?
        Бася посмотрела на девушку: разговор ей не нравился, и она решила сменить тему. Время шло к полудню, и крошка, как она мысленно называла пленницу, вероятно, умирала от голода. Старуха занялась приготовлением обеда.

        - Давайте я вам помогу,  - предложила Янка.
        Съестные припасы не отличались разнообразием - вяленое мясо антилопы, сухой сыр, орехи. В глубине пещеры, где лежали продукты, девушка заметила висевшую на крюке тушу козы.

        - Пойдет на ужин господину Тонишу,  - учтиво объяснила Бася.

        - Бедное животное!  - Янка.  - Посмотрите, на голове запеклась кровь. Можно подумать, что ей проломили череп, а потом зачем-то вырвали глаза.

        - Проделки моего сына. Когда он принес козу сюда, ему показалось, что она жива, поскольку смотрит на него большими, полными слез глазами. Тогда он взял нож и вырезал ей глаза.
        Бася сдернула тушу с крюка и бросила медведю. Послышалось довольное урчание. Тониш набросился на мясо, раздирая куски лапами и зубами. Челюсти исправно заработали, с хрустом перемалывая кости. Янка почувствовала приступ тошноты.
        На обед женщины расположились у ящика, служившего столом. Медведь продолжал пожирать свою добычу. Под это нескончаемое чавканье Янка не могла заставить себя положить ни одного куска в рот.

        - Не найдется ли у вас воды?  - она тихо.
        Бася рассмеялась:

        - Воды? Да разве мы знаем здесь, что это такое? Ты хочешь пить, моя крошка… Впрочем, я тоже. Я дам тебе кое-что получше.
        Старуха поднялась и отправилась в глубину пещеры. Через минуту она победно выставила бутылку на стол.

        - Выпей-ка это залпом. А потом расскажешь мне все новости.
        Янку так мучила жажда, что она, не раздумывая, подняла бутылку к губам и хлебнула целый глоток.

        - Но… Это же водка!  - закричала девушка, обжегшись.

        - Водка! Мы стащили ее у русских. Правда, хороша?

        - Я не хочу больше… Ужасно дерет горло.

        - Ах ты, какая нежная… Смотри, как это пьют. Двумя руками старая женщина поднесла бутылку к губам на расстояние двух пальцев и стала заливать содержимое в рот. Она все пила и пила.

        - Вы погубите себя!  - Янка.
        Бася, сделав еще несколько больших глотков, отбросила посудину на стол.

        - О! Хорошо! Про нее говорят - сироп, выжатый из драгоценных камней.
        Сильный кашель прервал речь бурятки. Скорчившись, она села на пол на колени. Спазмы[78 - Спазмы - судороги мышц] душили ее, разрывая грудь. Так продолжалось несколько минут. Янке стало жаль старую цыганку, но чем она могла помочь? Наклонившись, девушка легонько постучала Басю по спине. Постепенно приступ прошел. Женщина успокоилась, но продолжала тихонько стонать. Было очевидно, что она очень страдала. За это время Тониш справился с козой и, закончив ужин, громко зевнул, показывая всем свой кроваво-красный язык. Затем, положив голову на лапы, заснул. Бася перестала причитать и вскоре, закрыв глаза, тоже заснула.
        Янка осталась в полной тишине между спящей пьяницей и диким зверем. Она посмотрела на медведя. Его мощное тело, как огромный мешок, загораживало вход. Девушка видела за ним свет. Ее тянуло туда. Всего лишь несколько метров отделяли пленницу от желанной свободы. Один быстрый рывок - и она на воле! Девушка перевела взгляд на Басю. Глаза у той были плотно закрыты, дыхание спокойно, женщина спала крепким глубоким сном. Водка доконала ее. Нет, она не проснется, а потом, как говорил этот храбрый Буль-де-Сон: «Кто не рискует, тот и не получает ничего». Янка почувствовала прилив радости, образ юного француза вдохновил ее. Девушка снова посмотрела на дикого зверя. Тониш не шевелился, его поза оставалась неизменной. Наевшись как следует, медведь отяжелел. Шел процесс пищеварения, и сторож крепко спал, ритмично посапывая. Он тоже вряд ли что-нибудь услышит.
        Пленнице нужно было сделать лишь одно стремительное движение. Лапы медведь поджал под себя, свернувшись калачиком, поэтому половина дверного проема теперь была свободной. Если только Янка сможет перешагнуть через спящее животное, не разбудив его…
        Сердце девушки бешено колотилось, но желание обрести свободу было сильнее. Надежда поддерживала ее, ей казалось, что те, к кому она стремится, ждут, зовут ее, желают ей смелости.
        Ноги бесшумно заскользили по сухому и твердому земляному полу. В какое-то мгновение пленница подумала, что подол юбки может задеть медведя. Янка занесла ногу и уже было поставила ее с другой стороны от животного, еще секунда… Как вдруг послышалось грозное рычание. Медведь вскочил на ноги, выпустил когти и разинул пасть. В ту же минуту в ответ раздался другой крик - крик боли и отчаянья. Юная красавица увидела, как два тела смешались в смертельной схватке.
        Что же произошло?
        А вот что: старая Бася, внезапно проснувшись, посмотрела вокруг и не увидела Янки. В ее пьяном сознании мелькнула мысль, что девушка сбежала. Что скажет Райкар? Она бросилась к выходу и попала прямо в лапы Тонишу, чьи острые когти тотчас вонзились в старуху. Женщина упала, медведь навалился на нее, кусая и разрывая ее тело. Борьба длилась недолго. Озверевшее животное, дико рыча, пожирало несчастную.
        Янка, ставшая свидетельницей страшной сцены, обезумев от ужаса, бросилась к выходу. Она бежала прочь, куда глаза глядят, через камни, кустарники и овраги, подальше от злосчастного места.
        Бася была мертва. Медведь поднялся, обошел вокруг тела старухи, казалось, вспоминая наказ хозяина, затем также вышел из пещеры и направился в горы.



        ГЛАВА 5

        Ничто не могло служить лучшим примером человеческого благородства, чем организация помощи раненым, собранным на полях сражений сурового Маньчжурского края. В лучах восходящего солнца конвой под эгидой Красного Креста, а значит, под защитой международного символа милосердия, двигался медленно и осторожно, насколько это позволяла ухабистая проселочная дорога.
        Длинную вереницу крепких, хорошо сбитых повозок с крытым брезентовым верхом и специально обустроенных для больных тянули отборные тягловые лошади. Караван состоял из десяти повозок, в каждой из которых с удобством располагались шестеро раненых - русских или японцев не имело значения. Всех их подобрали после чудовищного сражения, как обломки корабля после бури. Большая часть этих несчастных была отправлена по железной дороге в Харбин. Но поездов для всех нуждающихся не хватило, и пришлось воспользоваться лошадьми.
        Пять дней и ночей караван медленно шел по дороге к границе Кореи. Среди пассажиров не встречалось тяжелораненых. Единственному врачу помогали десять сестер милосердия, которые выполняли свою работу на добровольных началах. Вся экспедиция была организована на средства одного богача.
        Конвой направлялся к небольшой деревушке Марц, где предполагалось сменить лошадей - те были уже готовы,  - а оттуда доехать до Корва, города на границе с Кореей, куда стекались все кареты скорой помощи из Восточной Маньчжурии.
        Во главе шли шесть солдат, которых Борский принял за европейцев. На самом деле они оказались самыми разными людьми, собранными отовсюду. С ружьями за спиной они устало шагали в ногу с лошадьми. Сестры милосердия находились в фургонах с больными, а врач, заснувший накануне довольно поздно, спал глубоким сном в отдельной повозке, предназначенной для двух начальников. Именно эта повозка, следуя на некотором расстоянии ото всех, замыкала шествие.
        Одним из тех, кто организовал конвой, был граф Жорж де Солиньяк, прозванный в американских кругах, где он получил широкую известность, Бессребреником. Ему было около сорока. Из-под колониальной каски[79 - Колониальная каска - носимый европейцами в тропиках головной убор из коры пробкового дерева, шлем с одинаковыми передним и задним козырьками.] выбивалось несколько кудрявых черных прядей, слегка тронутых сединой. Белое лицо выглядело свежим, и если бы не маленькие морщинки в уголках губ, то можно было подумать, что перед вами юноша. Весь облик говорил о силе и достоинстве этого человека.
        Вместе с графом ехала его жена Клавдия Остин, «нефтяная королева» родом из огромного индустриального города, именуемого Нью-Ойл-Сити. Это было обаятельнейшее создание с пышными белокурыми волосами, которые с трудом удерживались шелковой лентой. На необычайно красивом лице блестели, излучая энергию и доброту, прекрасные голубые глаза. Если еще добавить к этому выразительный рот со слегка улыбающимися губами, то все страждущие мира без труда приняли бы ее за само Провидение.

        - Дорогая Клавдия,  - произнес Солиньяк,  - я прошу прощения за то, что вовлек вас в эту экспедицию.

        - Но почему, мой друг? Я нахожу путешествие исключительно романтичным.

        - Да, но слегка однообразным. Признайтесь, вы немного скучали в отеле на Пятой авеню[80 - Авеню - в городах Западной Европы и США широкая улица, обсаженная по обеим сторонам деревьями.] и мечтали иногда о волнующих приключениях? А здесь, среди песчаных равнин, крутых холмов и мрачных лесов, ничто не может поколебать спокойствия нашего слишком легкого путешествия… Разве вы не сожалеете?

        - В любом случае,  - улыбаясь, ответила молодая женщина,  - я бы так не считала… Дело, которым мы занимаемся, требует не только благородства и добродетели, но еще и спокойствия. И мы должны, не противясь, подчиниться.
        Супруги, чье огромное состояние постоянно умножалось, потратили значительную сумму на организацию службы Красного Креста на Дальнем Востоке. Теперь она успешно функционировала. Чету видели то на развалинах Порт-Артура, где они, рискуя жизнью, выполняли свое трудное и опасное дело, то во время сражений под Ша-Хо и Эхр-Хинг-Чан, где под огнем они вытаскивали с поля боя раненых. Все им удавалось - целыми и невредимыми выбирались они из самых рискованных мероприятий.
        Караван въехал в небольшую узкую долину, с одной стороны которой возвышались крутые черные скалы, а с другой - стоял густой еловый лес такой высоты, что до макушек могучих деревьев не доставал глаз. Это ущелье Вация, по выходе из которого караван ждала запланированная остановка в деревушке, считавшейся важным пунктом на пути в Ревзор.
        За разговорами супруги не заметили, как сильно оторвались от обоза. Впереди не виднелось ни одной повозки.

        - Пора перейти на галоп,  - сказала Клавдия,  - мы в два счета догоним их.
        Путешественники пришпорили скакунов, слегка ударяя их хлыстами. Кони поскакали быстрее. Внезапно справа и слева раздались выстрелы. Сраженные наповал, оба коня упали, сбрасывая своих седоков. Солиньяк не успел даже вытащить карабин, столь неожиданным оказалось падение, и столь же неудачным, поскольку тело коня, навалившись, придавило его к земле. Клавдии повезло больше: она тотчас вскочила на ноги и теперь стояла с револьверами в руках. Из леса и с окрестных гор на них надвигались вооруженные до зубов бандиты.
        В одно мгновение Бессребреник был схвачен и связан. Его спутнице удалось пустить оружие в ход, и один из нападавших упал с пробитой головой. Женщина попыталась залезть на скалу, но времени оказалось слишком мало. Ее также схватили и связали по рукам и ногам.
        Увидев мужа во власти грабителей, несчастная отчаянно закричала, задергалась, пытаясь разорвать связывавшие ее веревки. Но все усилия были напрасны. Сам Солиньяк не мог пошевелить и пальцем.
        Конвой уехал слишком далеко, и никто не пришел им на помощь. Возможно, в караване не слышали даже выстрелов, звук которых растворился в ущелье. Пленников взвалили на коней, и группа поскакала галопом.
        В это время другие бандиты напали на двигавшийся в хвосте колонны последний, никем не защищенный фургон. Солдаты же дремали в авангарде, уверовав в полную безопасность.
        Среди сопровождавших обоз царила полная растерянность. Да и что они могли? Ничего.
        После безуспешных поисков пропавшей четы[81 - Чета - супружеская пара, муж и жена.], врач скрепя сердце приказал двигаться дальше. Он глубоко сожалел о потере друзей, но надо было прежде всего думать о раненых, за которых он нес ответственность.
        Тем временем банда Райкара продолжала действовать с головокружительной скоростью, но со строгим соблюдением пиратских правил. Успешно завершив первые два дела, бандиты, ничем не рискуя, двигались по дороге к своим будущим жертвам. Их примитивный план изменился лишь по одному пункту - по инициативе Борского, Жоржа и Клавдию не убили, как это планировалось ранее. Незавидная участь супругов будет решена позднее. А пока несчастные уже больше десяти лье[82 - Лье - французская мера длины, равная примерно 4, 5 км.] провели в нескончаемой скачке.
        Наконец пришло время остановки. Крепкая мускулатура Солиньяка еще сопротивлялась связывавшим его веревкам, но лошади уже не слушались бича. Клавдия умирала от усталости, однако сознания не теряла. Правда, страдания супругов усиливались еще и тем, что каждый из них вдвойне переживал за другого. Оба думали об одном: что их ждет?
        Во время привала Райкар и Борский раздавали приказы: дать лошадям воды и овса, выставить часовых по всем направлениям от поляны, подготовить оружие. Борский, как воспитанный человек, сначала подошел к Клавдии.

        - Мадам,  - галантно произнес он,  - примите наши сожаления за причиненные вам неудобства. Но дело прежде всего, не так ли? Разрешите мне посмотреть, как связаны ваши руки. Возможно, их затянули слишком туго, поймите, мы так торопились! Приношу свои извинения.
        Борский обладал прекрасными манерами светского[83 - Светский - принадлежащий к привилегированным, образованным, богатым слоям общества.] человека. Молодая женщина скосила на него свои огромные глаза, но не удостоила ответом. Человек, чей язык выдавал неплохое образование, вызывал в ней еще больше неприязни, чем дикарь Райкар.
        Русский тем временем легким прикосновением проверил веревки, ослабил их немного и помог американке поудобнее устроиться на лошади. У Клавдии невольно вырвался вздох облегчения.

        - О! Я счастлив уменьшить ваши страдания. Надеюсь, вы воздадите мне должное, когда мы будем обсуждать дела.  - И лейтенант позвал одного из своих людей.

        - Вы поступаете в распоряжение мадам и будете делать все, о чем она вас попросит,  - приказал Борский и направился к Солиньяку.
        Тот с беспокойством следил за всеми перемещениями. Особенно ему не понравилось, что бандит заговорил с его женой. Правда, заметив, что Клавдия пришла в себя, Бессребреник почувствовал даже благодарность к бандиту.
        В этот момент Борский подошел к нему ближе и сказал более жестким тоном, как говорит мужчина с мужчиной:

        - Месье, вы, конечно, поняли, что всякое сопротивление бесполезно. Вы оба находитесь в нашей власти. Мы должны были бы убить вас… Возможно, вы удивлены, что мы не сделали этого… Я хотел бы, зная обычаи вашей страны, вы ведь француз, не так ли?  - даже попросить вас дать слово не пытаться бежать. Но потом подумал, что это станет дополнительным искушением. Таким образом, вы остаетесь обыкновенным пленным, и все средства хороши, чтобы продлить это заключение. А теперь, если хотите, то можете просить у меня все, в чем вы нуждаетесь, кроме свободы, разумеется. Ах да! Кляп! Тысяча извинений, что не заметил его раньше. Вы ведь не можете ответить!
        Одним движением бандит вытащил пучок травы, торчавший изо рта пленного. Солиньяк, слегка приоткрыв глаза, довольно внимательно слушал монолог русского. Они не убили его - значит, положение было не безнадежно. Нельзя отчаиваться. С ним случались переделки и похуже.
        Кляп выпал изо рта, и француз, свободно вздохнув, ответил Борскому:

        - Так, значит, вы являетесь предводителем этих разбойников?

        - Не имею такой чести! Я просто лейтенант. Главарь вон там… Видите? Это мой друг Райкар. У него очень крутой нрав, и к тому же он не может поговорить с вами, поскольку изъясняется только на одном сибирско-маньчжурском наречии.

        - Какую цель вы преследовали, напав на нас?

        - Одну-единственную - обогатиться!

        - Но ведь вы завладели нашим фургоном, не так ли?

        - В котором денег содержалось гораздо меньше, чем мы полагали… От силы двести тысяч рублей. Мои сведения оказались не совсем точны. На самом деле, и вы это знаете не хуже меня, не надо было им доверять.

        - Так вам мало этой суммы?

        - Вряд ли она заинтересует моих отважных компаньонов…

        - Господа головорезы более требовательны?

        - Намного более… Но я и так вам достаточно наговорил. Время бежит быстро, а мы торопимся продолжить путь.

        - Куда нас везут?

        - К нам, черт побери! Возможно, наша обитель покажется вам недостаточно комфортабельной. Заранее приношу извинения, но мы постараемся разместить вас как можно лучше.
        На этом Борский закончил. Отдав честь, он круто повернулся на каблуках и направился к своим.
        Райкар, по обыкновению, был зол.

        - Ты обманул меня,  - прицепился он к русскому,  - твои пятьсот тысяч рублей испарились как дым. Что мы обнаружили в этом проклятом фургоне? От силы несколько тысчонок серебром да ворох бумаг, которыми я не хочу даже разжигать костер…

        - Ты забыл, кто навел тебя на это богатство?

        - Ты лжец!

        - А ты - дурак и глупец, хоть и не ведаешь об этом, но скоро все узнаешь.

        - Кем бы я ни был, почему ты приказал сохранить жизнь этим двоим? На кой черт нам нужны пленные?

        - Повторяю тебе, ты самый последний простофиля из всех зверей в лесу!

        - Объясни немедленно!  - заорал бандит, вскинув голову в порыве злости.  - Кроме того, должен сказать тебе, что мне давно надоели твои штучки. Уж не хочешь ли ты стать командиром? Может, ты думаешь, что я буду выполнять твои приказы? Ты кто, собственно, такой? Откуда ты взялся? Чем ты лучше?
        Борский, не перебивая, слушал говорящего, а затем холодно произнес:

        - Зачем мы ссоримся? Если ты хочешь, чтобы мы расстались, нет проблем… Если хочешь, чтобы боролись вместе до конца, я в твоем распоряжении… Но в настоящий момент, мне кажется, самое главное после того, как мы захватили двух пленных, поместить их в надежное место, например закрыть в твоей пещере под присмотром Тониша.

        - На мою пещеру не рассчитывай,  - проворчал Райкар,  - я не желаю в ней никого принимать.
        Искренне удивившись, русский внимательно посмотрел в лицо сообщнику, пытаясь понять, что кроется за этими странными словами.

        - Что это за новость?  - спросил он, усмехаясь, а затем добавил полушутя-полусерьезно.  - Уж не прячет ли господин Райкар у себя почетную гостью?
        Йок, не поняв иронии, тут же выдал себя:

        - Кто это тебе сказал? Да, ну и что? Я не хочу, чтобы ко мне заходили, ни ты, ни кто-либо другой… И несмотря на твой внушительный вид, клянусь, ты туда не войдешь.
        Ошеломленный этим невероятным заявлением, Борский счел нужным не раздражать дикаря и примирительно сказал:

        - Конечно, конечно! Я уважаю твое желание и найду другое убежище для пленников.

        - Я предпочел бы их убить. Только сначала вытряхнуть все, что возможно: деньги и украшения, чтобы больше не думать об этом деле.

        - Ты забыл, а я тебе говорил, что эти люди несказанно богаты и могут выкупить у нас свободу по гораздо большей цене. Их состояние насчитывает миллионы золотых монет. Я возьму на себя заботу об их жизни, и мы с тобой сможем сказочно обогатиться. Вот поэтому я и помешал тебе их убить. А теперь хватит болтать, пора действовать. Наши бойцы уже давно готовы к отъезду. В дорогу! У нас будет еще время все обсудить.
        Райкар смутно понял идею русского. Будучи недальновидным стратегом, он мог убить, украсть, собрать награбленное - совершить любое сиюминутное действие, но продумать на два хода вперед было не в его силах. Тем не менее бурят отдавал должное уму своего компаньона и в какой-то степени доверял его изобретательности.
        Райкар отдал приказ об отъезде, и небольшое войско отправилось в путь.
        Солиньяк и его жена все еще оставались связанными и сбежать не могли. Единственное послабление состояло в том, что супругов везли теперь ближе друг к другу и им удавалось перекинуться парой слов.

        - Клавдия,  - говорил Бессребреник,  - простите меня, что втянул вас в эту ужасную историю.

        - Простить вас, мой любимый Жорж? Да разве мы не должны быть вместе в горе и радости, делить жизнь и смерть на двоих? Я считаю, что у вас нет повода просить прощения… Я надеюсь, что мы выберемся из этого злоключения целыми и невредимыми. Я верю в вас и доверяю во всем!
        Клавдия всегда умела найти нужные слова, чтобы подбодрить мужа. Наш герой мгновенно вспомнил, что не раз попадал в еще более трудные и опасные ситуации.
        Бандиты тем временем приближались к своему логову. Почуяв жилье, кони поскакали быстрее и вскоре перешли в галоп. Спустившись в долину, седоки увидели цепь горных вершин, окружавших их пристанище.
        Один Райкар казался неутомимым. Этот злобный гном[84 - Гномы - в германских сказках подземные духи, владеющие сокровищами, скрытыми в земле; или сказочные маленькие человечки, добрые и злые.], разочарованный столь скудным уловом,  - стоило покидать Янку!  - скакал все быстрее. Наконец показался выступ скалы и запутанные переходы настоящего лабиринта, которые знал лишь один главарь.
        А вот и лагерь. Борский стал изо всех сил сигналить в рожок, чтобы предупредить часовых. Никто, однако, не ответил ему. Он протрубил еще раз. И опять тишина. Теперь уже Райкар бешено заорал, что его люди - подлые предатели и дорого за это заплатят. Он перенес все раздражение на невнимательных часовых.
        Показалась поляна. Одним прыжком бурят достиг первых палаток. Никого! На его хлопки никто не отозвался. Почувствовав неладное, Райкар бросился к пещере. Проникнув внутрь, он был потрясен увиденным: по всему полу валялись куски мяса. Он нагнулся и, приглядевшись,  - О! Ужас!  - узнал останки тела матери, старой Баси.

        - Янка! Янка!
        Не откликнулось даже эхо. Юная красавица бесследно исчезла. Но медведь, где этот мерзавец Тониш? Предатель, неужели и он сбежал? Дикарь искал зверя, хрипя от ярости. Его нигде не было. Нет, косолапого не убили, этот прохвост сбежал сам, и Янка вместе с ним.
        Гневу бандита не было предела, он жаждал крови и мести. Теперь Йок понял, почему покинули лагерь его верные охранники - они испугались возмездия.
        Выскочив из пещеры, Райкар с пеной на губах прохрипел Борскому:

        - Я хочу, я требую, чтобы пленных убили… немедленно… Я желаю отомстить… И мне не важно, кто они…
        Главарь взглянул на связанных Клавдию и Солиньяка, которые все еще находились вместе. Вытащив из-за пояса огромный нож, он кинулся на них. Женщина первой оказалась на его пути. Отважная американка не испугалась и, несмотря на связанные руки, гордо подняв голову, взглянула прямо в глаза убийце. Еще секунда - и орудие смерти опустится, проломив ей череп. Но в этот момент Солиньяку каким-то чудом удалось освободиться от веревок на запястьях, и он, на лету перехватив руку Райкара, ударил бандита со всей силы, направив нож в его собственное тело. Удар пришелся в плечо. Бурят упал, продолжая кричать:

        - Убейте, убейте! Зарежьте же их, в конце концов! Борский осторожно встал между пленными и разбойником и, отстраняя бандитов, приказал:

        - Отнесите командира в пещеру, я сейчас приду. . Затем, показав на Бессребреника и его спутницу, твердо добавил:

        - Я запрещаю вам их убивать! Они нужны мне живыми, по крайней мере, некоторое время…
        Повернувшись спиной, русский отдал еще несколько коротких приказов, после чего Солиньяка и Клавдию, сняв с коней, бережно перенесли на землю. Они все еще оставались пленными, причем более, чем когда-либо. Райкар был жив.



        ГЛАВА 6

        Янка в ужасе бросилась прочь из пещеры. Стоны и рычание продолжали звучать в ушах. Скорее бежать! Но куда? Дороги не было видно, только частокол могучих деревьев, ветви которых сплетались с корнями, стоял перед глазами. Однако желание покинуть злополучное место, где она лицом к лицу столкнулась со смертью, оказалось сильнее. Молодой крепкий организм хотел жить. Надо непременно выбраться отсюда. Сто раз девушка падала и сто раз поднималась, продолжая движение в неизвестном направлении, но в конце концов в изнеможении, почти теряя сознание, рухнула у подножия векового дуба.
        Было прохладно: в этом краю весна еще не вступила в свои права. Воспаленный мозг требовал передышки, тело устало. Постепенно девушка погрузилась в сон.
        Неизвестно, сколько она проспала, но, внезапно проснувшись, Янка вскрикнула. Стояла темная, мрачная, полная ужасов ночь. Холод сковал мышцы. Ощупав одежду, она поняла, что вся покрыта снегом. Через некоторое время глаза привыкли к темноте, и беглянка увидела, как крупные хлопья кружатся в воздухе и, оседая на ветви деревьев, на землю, сливаются с белоснежным покрывалом.
        Короткий сон тем не менее пошел ей на пользу: страх исчез. Прекрасно зная климат Маньчжурии, девушка не удивилась внезапно выпавшим осадкам, вспомнив, что в это время года возможны любые неожиданности. Снег, дождь и холод могли вскоре смениться солнцем и теплом, вслед за которыми снова наступало похолодание. Снег не пролежит и нескольких часов, а выглянувшее солнце не оставит от него и следа.
        Девушка сделала усилие, пытаясь встать. Однако она была еще очень слаба и слишком замерзла, чтобы ей это удалось с первой попытки. Ничего, она попробует еще раз. Нельзя оставаться на земле.
        Отважное дитя, думая о том, сможет она спастись или нет, рассуждала приблизительно следующим образом. Так не бывает, что все постоянно против тебя, разве она недостаточно страдала, ведь ее разлучили с теми, кого она любила… Этот мерзавец, мысль о котором приводила девушку в содрогание, из-за него бедняжка осталась одна среди ночи в холодном лесу без помощи. Но отважная красавица подбадривала себя, как могла, надеясь на лучшее. Наконец ей удалось встать, и она вновь отправилась в путь.
        Янка шла на ощупь, а снежные хлопья продолжали свою карусель, засыпая следы от ее башмаков. Вдруг девушке показалось, что она идет по вырубке. Обычно лесорубы строили временное жилье, которое оставляли на три холодных месяца зимы, а затем возвращались с наступлением весны.
        Снег перестал сыпать, северный ветер стих. Небо просветлело, тучи исчезли, и появилась огромная желтая луна. Ее слабые лучи струились сквозь ветви деревьев, причудливо преломляясь и рисуя на снегу сказочные узоры.
        Края дороги стали более отчетливыми, а сама просека значительно шире. Янку, однако, больше всего занимало, что тропинка идет на подъем. Когда она выбежала из пещеры - девушка хорошо это запомнила,  - склон шел под откос. Пытаясь сориентироваться, Янка вспомнила, что было утро и она двигалась навстречу солнцу. Значит, беглянка не сбилась с пути.
        Вперед и только вперед! Надежда согревала ее. Как бы сильно она ни замерзла, не имело значения. Чтобы не закоченеть окончательно, девушка побежала, сильно топая ногами и потирая озябшие руки о накинутый на плечи платок. Как все-таки трудно оказалось бороться с холодом! От бега, правда, становилось теплее.
        Вдруг юная маньчжурка заметила на некотором расстоянии неподвижные темные очертания небольшого сооружения и вскрикнула от радости. Это было то, что она искала. У поворота дороги стояла хижина лесника, сооруженная из отличных круглых бревен. Через небольшой дверной проем, в который с трудом мог протиснуться лишь один человек, Янка не раздумывая пролезла внутрь и, облегченно вздохнув, огляделась.
        Каково же было ее удивление, когда она увидела, как кто-то, чиркнув спичкой, зажег фитиль. Языки пламени, охватив смоляной факел, мягкими танцующими бликами осветили хижину. А девушка-то полагала, что в домике никого нет. Она отпрянула назад и собралась было бежать, как вдруг услышала ласковый, слегка простуженный мужской голос:

        - Кто бы вы ни были, не бойтесь…
        Незнакомец, взяв девушку за руки, осторожно провел ее к куче сухого папоротника и заставил сесть. Затем вернулся к факелу, который оставил на полу, и вставил его в стену. Старик не мог видеть лица Янки, так как оно было закрыто платком.
        Девушка более не сопротивлялась. Поверив в добрые намерения человека, она успокоилась и сняла с головы шаль. Незнакомец вздрогнул и, наклонившись к юной маньчжурке, удивленно воскликнул:

        - Маленькая Янка, дочка Туанг-Ки! Бедняжка, да как же ты попала сюда? Одна в лесу в такое время?

        - Это вы, отец Жером? Вы так добры, вы столько сделали для меня…

        - Да, это я, старый миссионер, который любит тебя, как свою дочь, и твоего брата Пьеко. Вас доверил мне твой отец, солдат китайской армии. Ты узнала меня, не правда ли, и больше не боишься?

        - Нет, конечно! Я прекрасно помню вас, ведь вы были так добры к нам.
        Отец Жером был глубоко верующим и очень порядочным человеком. Внутренняя неудовлетворенность толкнула его на разрыв с европейским обществом, и он покинул его. Всю свою любовь батюшка отдавал людям, никогда не показывая вида, что творилось у него на душе.
        Янка слыла одной из самых любимых его учениц. Именно ему девушка была обязана своим волевым характером, твердостью духа и отвагой, которые стали проявляться, как только она столкнулась с первыми трудностями.
        И вот отец Жером вновь встретился на ее пути. Переведя дух, он рассказал юной маньчжурке, что с началом русско-японской войны должен был отправить своих компаньонов на различные поля сражений, где многие сложили головы, творя добро и призывая к миру. Ему самому чудом удалось избежать смерти, хоть он и не страшился ее. Теперь миссионер возвращался в свой скромный приют - старую пагоду у врат Син-Кинга, где рассчитывал найти всех оставшихся в живых собратьев.

        - Провидение направило меня к этому горному массиву, где я встретил тебя, моя любимая добрая Янка. Я вижу, ты ожила, согрелась… розочки молодости распустились на твоих щеках… Теперь ты можешь говорить. Расскажи в двух словах, что привело тебя сюда одну, в это дикое место.
        Действительно, юная красавица уже оправилась от испуга и тотчас начала свой рассказ. Старик запалил ветки кустарника, в помещении стало теплее. Почувствовав себя в безопасности, девушка все говорила и говорила, не без содрогания вспоминая о недавно пережитых кошмарах. Она коротко объяснила, как двое приговоренных к смерти французов были помещены в тюрьму к ее отцу, как тот из сострадания помог им бежать. Девушка специально умолчала о той роли, которую сыграла сама в этой истории, сказав только, что провела беглецов в туннель под мавзолеем маньчжурских королей, как отважные французы не без помощи отца и брата спасли группу корейцев… И наконец дошла до места, когда была похищена подлым негодяем.

        - Ты знаешь имя этого бандита?

        - Конечно, это Райкар…

        - Грабитель маньчжурских степей! Один из тех мерзавцев, что не имеют ничего человеческого, даже лица! Ну, продолжай, продолжай!
        Янка закончила свою историю, упомянув о пещере, где она провела несколько часов, об ужасной смерти матери Райкара от лап медведя Тониша и своем бегстве.

        - Я шла наугад, блуждая по лесу до тех пор, пока, к счастью, не повстречала вас, моего спасителя и благодетеля…
        Миссионер внимательно слушал ее. Он прекрасно знал бандитов, которых ничего не останавливало и которые были способны на любое преступление. Просто чудо, что девушке удалось благополучно уйти. К тому же по какой-то счастливой случайности она пошла именно в этом направлении… Снег также захватил старика врасплох, а убежищем ему послужила хижина лесника.

        - Ничего! Все будет хорошо,  - пробормотал отец Жером.  - Тебе удалось бежать, ты на свободе, в тепле. Ночь еще не кончилась, дитя мое, я дам тебе немного поесть. Настоящую монастырскую еду! А потом ты отдохнешь немного, а на рассвете мы вместе решим, что делать, и отправимся в дорогу.

        - Вы поможете мне найти отца и брата?
        Священник привлек ее к себе и, положив руку на лоб, сказал:

        - Доверься мне, дитя мое! Поешь и поспи, а там видно будет.
        Янка улыбнулась. Конечно же она полностью доверяла ему, зная, сколько доброты и благородства кроется в душе этого доброго человека.

        - Я должна поблагодарить вас за то, что вы научили меня говорить по-французски.

        - И ты смогла разговаривать с пленными. Ты потом расскажешь мне о них…

        - Одного из них зовут Поль Редон…

        - Поль Редон! Но я знаю это имя! Отважный малый, я встречал его во время путешествия по Индии. Я слышал, он настоящий герой.

        - Но его компаньон Буль-де-Сон тоже очень храбрый,  - заливаясь краской, воскликнула Янка.

        - А-а… - протянул миссионер,  - не имею чести знать господина Буль-де-Сона, но охотно верю тебе.
        Отец Жером засуетился, доставая сухие фрукты, хлеб из маиса[85 - Маис - кукуруза.]. Подкрепившись, девушка почувствовала себя лучше. Она окончательно согрелась и вскоре, свернувшись калачиком, заснула под добрым бдительным оком старого француза.
        Сам же священник не спал, внимательно вслушиваясь в звуки леса. Не желая расстраивать бедняжку, он не открыл ей всей правды. Священник сразу понял, что Янка, блуждая по лесу наугад, совсем недалеко ушла от бандитского логова Райкара. Негодяй конечно же заметит исчезновение пленницы, а он не тот человек, чтобы отказаться от пойманной добычи. Предположим, разбойник не будет рыскать среди ночи, но с первыми лучами солнца непременно прочешет окрестности.
        Снег, должно быть, засыпал следы беглянки. Отец Жером слегка поежился. Конечно, он был еще силен и, возможно, выдержит не одну баталию, но годы берут свое.
        Мышцы уже не казались такими крепкими, движения - такими ловкими. Что, если силы его подведут? Надо незамедлительно переправить девушку в безопасное место.
        Старик потушил факел - своими отсветами тот мог привлечь внимание - и остался сидеть тихо и неподвижно, погруженный в мысли о случившемся.
        Ветер стих, и лес еле слышно шумел. Пройдет еще час, и наступит утро. Внезапно священник поднял голову - ему почудились странные звуки. Неужели это наяву? Похоже, кто-то скользил по льду. Старик постарался успокоиться - такой звук могло издавать любое дерево в лесу. Прошла минута. На всякий случай отец Жером, подтянув к себе поближе, крепко зажал в руке здоровенную прямую палку с узлом на конце.
        Звук повторился, став отчетливей и сильнее. Теперь уже старик не сомневался: кто-то медленно шел, тяжело переваливаясь с ноги на ногу. Миссионер не двигался, продолжая сжимать дубину. Сомнений не оставалось - вокруг хижины с глухим рычанием ходил дикий зверь. Подобные животные были редкостью в этом краю. Хруст и треск ломающихся веток неумолимо приближался. Отец Жером бросил короткий взгляд на Янку. Та спала глубоким безмятежным сном. Подумав, что неплохо было бы организовать оборону, старик поднялся и приложил ухо к стене. На этот раз он совершенно отчетливо услышал хриплое дыхание дикого зверя. Затем он перевел взгляд на дверной проем.
        Еще до прихода девушки отец Жером предусмотрительно запасся толстыми полешками, которые теперь лежали на полу. В целом же хижина была крепкой и вполне могла противостоять нападению хищника. Тем не менее священник беспокоился: как гражданский человек, он не имел огнестрельного оружия, ему претило носить с собой орудие смерти. До сих пор палка служила ему надежной защитой.
        Рычание тем временем усиливалось. Треск ломающихся веток раздавался уже совсем рядом. Чувствовалось, что зверь нервничает. Наконец он подошел вплотную к стене и всей тяжестью навалился на нее. Домик задрожал. Неужели хищнику удастся его свалить? Противник был очень силен. Сколько это могло продолжаться?
        Янка проснулась и тоже почувствовала удары.

        - Святой отец! Что это?

        - Ничего, дитя мое. Какой-то зверь бродил по горам и, вероятно, не найдя ничего, спустился сюда… Он скоро уберется отсюда восвояси…
        Девушка не задавала больше вопросов, чтобы не отвлекать старика. Похоже, миссионер сказал правду: через несколько минут скрежет прекратился и наступило затишье. Неужели животное решило оставить хижину в покое и удалиться? Нет, чуткое ухо священника уловило другие звуки, доносившиеся снаружи. Зверь, хрустя снегом, обходил домик вокруг. Без сомнения, он искал вход и, не находя его, беспокоился все сильнее.
        Отец Жером продолжал неподвижно стоять у дверного проема с оружием наготове. Янка не сомневалась, что скоро будет новое нападение, и в тревоге следила за худым бледным лицом миссионера. В его глазах сконцентрировалась вся жизненная энергия, нацеленная лишь на одно - отразить атаку зверя.
        Хищник, похоже, почуял добычу. Громко клацая зубами и яростно царапая дерево, он искал лазейку, откуда пахло человеком. Наконец он обнаружил ее. Двери в проеме между бревнами не было, и зверь полез через наваленные поленья. Внутри, однако, его ждал отец Жером с дубиной. Бревна рассыпались, и в отверстии показалась огромная лапа. Когти, как стальные крючья, поочередно впивались в поленья, с грохотом растаскивая их в стороны. Миссионер, выждав немного, шагнул вперед. Палка поднялась вверх и, описав круг над головой, с силой ударила по массивной лапе животного. От неожиданности хищник взвизгнул, но не отступил. С еще большим упрямством он вцепился в дерево, мешавшее ему пройти, и просунул голову внутрь.
        Увидев желто-черную косматую морду, Янка тотчас узнала ее.

        - Это Тониш!  - воскликнула она.  - Медведь Райкара! Мы пропали!

        - Вовсе нет,  - спокойно отвечал священник,  - пока я жив, во всяком случае.
        Отверстие, однако, оказалось довольно маленьким, чтобы зверь мог целиком протиснуться внутрь. Тем временем девушка, зажав в руке нож, бросилась в сторону дверного проема и со всей силы нанесла удар медведю по голове. Лезвие при столкновении с твердой костью черепа мгновенно сломалось. Почувствовав боль, Тониш обезумел от злости. Из раны брызнула кровь, и разъяренное животное принялось еще энергичнее прорываться за добычей. Еще мгновение - и хлипкая конструкция из поленьев развалится окончательно.
        Отец Жером, чувствуя ответственность за несчастную, которая так храбро пыталась победить дикого зверя, решительно взялся за дело.

        - Отойди, пожалуйста,  - приказал он Янке.  - Я сам справлюсь…
        Девушка беспрекословно повиновалась, и священник начал молотить хищника дубиной. Удары сыпались один за другим. Медведь отступил, а отец Жером, выйдя из укрытия, перешел в наступление. Он оказался лицом к лицу с Тонишем, и зверь не выдержал. Встав на задние лапы, он с воем попятился назад. Колоссальных размеров, с разинутой пастью - вид его был страшен. Миссионер с головокружительной скоростью продолжал работать палкой, которая крутилась в его руках, как мельничное колесо. Он бил медведя по голове, лапам, животу… Тактика священника была проста - отогнать животное как можно дальше от хижины. Однако миссионер устал. Удары перестали достигать цели. Тониш схватил дубину миссионера крепкими зубами и вырвал из рук священника, а затем всем телом навалился на противника.
        Янка, наблюдавшая за перипетиями борьбы, сразу поняла, какая опасность угрожает ее защитнику. Сняв со стены горящий факел, она выпрыгнула наружу. Зверь повалил отца Жерома на спину и, разинув пасть, собирался уже впиться зубами в человека, но тут девушка, не растерявшись, вставила горящее древко прямо в рот хищнику. Медведь отскочил назад, рыча от боли. Миссионер тотчас поднялся на ноги, но теперь он остался без оружия. Заслонив Янку своим телом, старик вновь приготовился к атаке зверя. Но сейчас им вряд ли что-либо могло помочь. Рассвирепев от боли, Тониш ринулся вперед. Одним ударом свалив отца Жерома, он опустил свою лапу на плечо девушки. Это верная смерть! Роза Мукдена сначала удивленно, а потом громко закричала. В ответ грохнул выстрел. Вздрогнув, раненый медведь упал. Прозвучал второй выстрел - хищник был мертв. Девушка бросилась в объятия миссионера. В это время с вершины холма скатился круглый темный силуэт, который по мере приближения обретал черты человека и наконец предстал перед Янкой.

        - Это вы, господин Буль-де-Сон!

        - Точно так, собственной персоной. Мне кажется, я подоспел вовремя.

        - О! Молодой человек, вы спасли нам жизнь!  - вздохнул отец Жером.

        - Хорошо, хорошо! Поговорим об этом позже. А пока пойдемте со мной. Мой шеф, господин Поль Редон, и Пьеко тут недалеко. Идемте!
        Взяв Янку за руку, юноша тихонько добавил:

        - Дорогая Роза Мукдена, я так счастлив был оказать вам эту маленькую услугу.
        Но девушка не улыбнулась в ответ, а лишь с беспокойством переспросила:

        - Вы сказали, господин Поль Редон, Пьеко, но не упомянули моего отца…
        Буль-де-Сон тяжело вздохнул. «Лучше сказать правду»,  - подумал он, а вслух произнес:

        - Ваш отец… умер.

        - Умер? Мой любимый папочка умер? Нет, нет, неправда!

        - Увы! Несчастье слишком реально, чтобы быть ложью. Но прошу вас, идемте скорее. Вы потом узнаете все печальные подробности.
        Янка зарыдала. Юноша и миссионер как могли утешали ее.

        - Где же ваши друзья?  - спросил отец Жером молодого человека.

        - В долине, в двухстах метрах отсюда. Я поднялся на рассвете, чтобы осмотреть окрестности и подстрелить какую-нибудь дичь. Странно, что они не пришли на выстрелы. Но мы их скоро найдем, потерпите немного.
        Тут нервы девушки не выдержали, и она лишилась чувств. Старик поднял ее на руки и понес, как младенца.
        Буль-де-Сон, все ускоряя шаги, пошел вверх, указывая дорогу. Несмотря на радость спасения любимой, необъяснимое беспокойство закралось ему в душу.
        Друзья спускались с крутого скалистого склона, стараясь обходить опасные места. Отец Жером, твердо ступая, легко нес свою ношу. Они уже подошли к тому месту, где в зарослях кустарника юноша оставил спящих друзей, как вдруг Буль-де-Сон вскрикнул.



        Часть третья
        МЕСТЬ СОЛИНЬЯКА

        ГЛАВА 1

        Райкара перенесли в пещеру. Удар, нанесенный Солиньяком, оказался такой силы, что сшиб его с ног, но не убил, и бандит, вскоре придя в сознание, чувствовал лишь легкое недомогание. Крепкий организм молодого мужчины одержал верх, и Йок, оглядев пустое помещение, вспомнил все.
        Обезображенный труп его матери лежал на полу. Правда, это мало беспокоило разбойника - смерть старой женщины, не сумевшей справиться с медведем, не тронула его.

        - Пусть уберут это!  - бросил он, поднимаясь на ноги.
        Ему тотчас подчинились.
        Оставшись один, Райкар принялся ходить по пещере. Он заглядывал во все углы, надеясь обнаружить хоть какие-нибудь следы загадочного исчезновения Янки. Бормоча под нос проклятия, бандит размышлял: девушка не могла уйти далеко; местность вокруг лагеря была обманчива, и тот, кто не знал всех ее закоулков, мог оказаться запертым в ловушке. Райкар взял в руки оружие - поистине, страсть, овладевшая им, была сильнее денег.
        Забыв обо всем: о недавнем бое, о добытом сокровище он хотел только одного: найти юную маньчжурку. Решительно выйдя наружу, бандит направился в горы. Пройдя немного, он свистнул и прислушался. Тишина. Медведь не слышал хозяина. Но разбойника ничто не могло остановить: он жаждал мести. Грубый животный инстинкт толкал его на охоту.
        Борский, конечно, заметил внезапное исчезновение компаньона. Почувствовав себя единственным хозяином, он собрал людей и распределил украденные из фургона деньги. Каждый получил несколько сот рублей и остался вполне доволен. Затем русский распорядился отвести Солиньяка и Клавдию в пещеру в скале, которая должна была служить им тюрьмой. Просторный грот[86 - Грот - естественная или искусственная пещера.] был жилищем Борского, тот со своеобразным вкусом даже обустроил его: карты, миниатюры и различное оружие прикрывали черные каменные стены.
        Грот разделялся на две половины. Пленников поместили в ту, что находилась дальше от входа. Застелили стоявшие у стен кровати. Сам Борский остался в первой комнате, выходившей на узкое ущелье, по дну которого извивалась ведущая неизвестно куда горная дорога. За каждым выступом стояли часовые, несмотря на то, что в эти места вряд ли кто мог сунуться без особой нужды.
        У захваченных в плен была прекрасная охрана, и Солиньяк, отмечавший про себя все детали, отлично осознавал, что полностью находится во власти негодяя, и только Провидение способно его спасти. Но если руки и ноги были связаны, то полет мысли никто не мог остановить. Мозг напряженно работал, и путешественник, не теряя надежды вопреки обстоятельствам, ждал удобного случая для побега.
        Борский, оставив пленных одних, пошел раздавать приказы. В это время супругам удалось уже не в первый раз обменяться словами любви и поддержки. Бессребреник очень страдал, видя свою дорогую спутницу, нежные руки которой были так грубо и жестоко связаны веревками. Однако она убеждала мужа, что совсем не чувствует боли и что вера ни на минуту не оставляет ее. Женское чутье подсказывало миссис Клавдии, что не стоит доверять хитрому русскому, который, будучи по сути бандитом, только играет роль светского человека.

        - Этот проходимец,  - говорила жена Солиньяку,  - еще более жесток, чем Райкар. Я ненавижу Райкара, чья звериная грубость является чертой характера, но еще больше опасаюсь Борского.

        - Пожалуй, вы правы,  - задумчиво отвечал Бессребреник,  - нам необходимо правильно оценивать обоих. Любимая, вы, должно быть, умираете от усталости, попытайтесь немного поспать, а я пока подумаю, что делать.
        Действительно, глаза Клавдии слипались, и вскоре женщина заснула.

«Когда я был несчастным Бессребреником, мне всегда удавалось выбраться из самых сложных ситуаций. Почему же сейчас не получается? Я жив, чувствую себя сильным и энергичным и не собираюсь складывать оружия! Не бывать этому! У Борского, конечно, вид настоящей канальи, и он не остановится ни перед чем. Я даже не удивлюсь, если он вскоре появится, чтобы изложить мне свой план. Я терпеливо выслушаю его, а там посмотрим. Эх, если бы у меня руки были свободны… Но на этот раз бандиты связали их двойным узлом, чувствуется рука мастера. Чем бы перерезать? Кажется, у меня из кармана ничего не вытряхнули, а стало быть, там есть нож и два револьвера. Остается лишь достать все это, но как?..» - Солиньяк попытался засунуть одновременно две связанные руки в карман. Он изгибался как фокусник, но напрасно. Из этой затеи ничего не вышло. Тогда француз огляделся вокруг, и в самом высоком месте свода его внимание привлекло маленькое отверстие, через которое в помещение проникал свет.

«Пожалуй, я борюсь за невозможное,  - мысленно произнес он,  - но желание так велико!»
        В этот момент появился Борский. Время раздумий закончилось, и Солиньяку пришлось вернуться к действительности.
        Русский был высокого роста, светловолосый, а пронзительный взгляд голубых глаз, тонкие губы и правильные черты лица выдавали аристократическое происхождение. Чтобы предстать перед пленными во всей красе, он привел себя в порядок, облачился в коричневый шерстяной камзол с поясом из кожи рыжего цвета и зауженные от колен брюки. Создавалось впечатление, будто дворянин собрался на охоту. Держа в руках шляпу, Борский с некоторой претензией на благородство поприветствовал пленных.

        - Добрый день, мадам, добрый день, месье,  - произнес он, слегка поклонившись сначала Клавдии, а затем Солиньяку.  - Видите, я - человек, который умеет держать слово. Надеюсь, наш разговор будет решающим, и я сумею вернуть вам свободу. Осмелюсь сказать, что в моей власти это сделать, можете не сомневаться… Мне очень жаль, что вас связали веревками, которые причиняют столько страданий. Но, как гласит французская пословица, осторожность - мать благоразумия. От вас зависит сейчас, как сократить время ваших мучений. Вот поэтому я и поторопился прийти сюда. Вы готовы выслушать меня?
        Солиньяк, внимательно слушавший разбойника, пытаясь понять, что же скрывается за холодной маской на лице собеседника, наконец ответил:

        - Я весь внимание.

        - Отлично!  - Борский слегка наклонился к пленнику.  - Во-первых, необходимо познакомиться поближе. Я знаю, кто вы, господин граф де Солиньяк, известный в мире по прозвищу Бессребреник. Вы удачно женились на миссис Клавдии Остин, королеве Нью-Ойл-Сити, по меньшей мере миллионерше. Теперь вы оба, охваченные благородным порывом, посвятили себя благотворительности и возглавили гуманитарный[87 - Гуманитарный - здесь: человечный, человеколюбивый.] конвой Красного Креста, организованный на ваши средства. Все точно, не так ли?

        - Да, месье. Больше всего нас мучает неизвестность: что стало с теми несчастными, которых мы везли в Сиен-Сиу…

        - Их никак не побеспокоили. Наш удар был направлен исключительно на вас. Все прошло тихо, мирно и незаметно, вдали от конвоя, который благополучно продолжил свой путь, и в настоящий момент, должно быть, находится в безопасном месте, там, куда вы распорядились его отправить. Счастлив, что могу предоставить вам необходимые сведения.
        Исключительно вежливый тон, на котором изъяснялся русский, сильно раздражал графа, а особенно эта едкая ирония, выдававшая искусственную манерность.
        Клавдия не отрываясь смотрела на грабителя, но того ничто не могло задеть.

        - Время торопит нас,  - монотонно продолжал Борский,  - теперь я расскажу, с кем вы имеете дело. Меня зовут Владимир Борский, я родился в почтенной семье в Санкт-Петербурге. Мой отец служил чиновником, мать - настоящая буржуа, воспитывавшая своих детей в духе добропорядочности, в почитании морали и царя.

«Куда он клонит?» - спросил себя Солиньяк.

        - Отец, будучи очень жадным, а мать - очень экономной, оставили меня совершенно без средств к существованию. Мне с трудом удавалось получать от них незначительные суммы. А жить хотелось широко, в соответствии с моими вкусами. Я познакомился с прожигателями жизни, внедрился в их среду, стал играть, мошенничать, до поры до времени это удавалось. Но что вы хотите, молодость беспечна, и от нее трудно требовать такой добродетели, как бережливость. Я выиграл крупную сумму, но потратил еще больше, влез в долги. Везение оставило меня, а злой рок[88 - Рок - судьба.] преследовал по пятам, и я вынужден был пойти на самое худшее. Мой отец старел и становился еще скупее, чем прежде. В своей жизни он не сделал ничего полезного, его эгоизм переходил все границы. При этом, надо заметить, он обладал отменным здоровьем и собирался прожить целую вечность. Только несчастный случай мог свести его в могилу… Я же, напротив, был молод, амбициозен[89 - Амбициозный - имеющий чрезмерные запросы.], и единственное, что мешало исполнению моих планов, так это отсутствие денег. Тогда как у моего отца они имелись. И поскольку он
не хотел их отдавать добровольно, я решил взять их силой. Однажды ночью я проник к нему в спальню и, зная, где он хранит свои сбережения, открыл ящик. Передо мной лежала кругленькая сумма, которую я уже собирался было присвоить, но тут отец проснулся и набросился на меня, обзывая вором. Я пытался защищаться, но это плохо получалось. Под руку попался нож, и я убил его!

        - Негодяй!  - Солиньяк, заламывая связанные руки.

        - Потом я сбежал,  - хладнокровно продолжал Борский,  - и был бы в безопасности, если бы не страшное невезение - на меня пало подозрение. Обвинение выдвинула - кто бы вы думали - моя мать! Прекрасно зная меня, она обо всем догадалась. Я отчаянно защищался, придумывая себе алиби[90 - Алиби - нахождение обвиняемого в момент, когда совершалось преступление, в другом месте как доказательство его невиновности.] и отлично играя роль несчастного сироты… Тем не менее меня приговорили к смерти. И все-таки мне удалось посеять сомнения в души судей, которые, будучи исключительно честными людьми, написали прошение императору о помиловании. После чего мне была дарована жизнь. Смертную казнь заменили на пожизненные принудительные работы. Три года спустя я бежал, правда, ценой огромных усилий и жуткого риска! Сначала я блуждал по пустыне Гоби[91 - Гоби - полоса пустынь и полупустынь на юге и юго-востоке Монголии и прилегающих районах Китая, в основном равнины высотой 900 -1200 м, осадков очень мало, растительность разреженная.], затем добрался до Маньчжурии, где меня, однако, ждало новое испытание - я попал в
расположение русских. Долгое время я скитался и, когда в конце концов решил, что пропал окончательно, встретился с Райкаром. Приятель нуждался в помощи себе подобного, я предложил ему свои услуги и с тех пор стал его лейтенантом. Однажды в Мукдене я случайно узнал о вашем конвое. Тот, кто рассказал о вас, сообщил также, где вы находитесь, куда следуете и как вас найти. Я организовал нападение, остальное вы знаете.
        Преодолев отвращение, которое Солиньяк испытывал к этому циничному типу, он произнес:

        - Все эти подробности очень занимательны, но они ни в коей мере не дают ответа на один-единственный вопрос, который интересует меня больше всего: можете ли вы дать нам свободу и на каких условиях?
        Борский, взбудораженный тяжелыми воспоминаниями, ответил не сразу:

        - Вы правы… Если уж я рассказал вам о моем прошлом, то только для того, чтобы вы не ждали от меня ни пощады, ни жалости. Одним словом, вот чего я хочу: я знаю, что вы несказанно богаты, и я тоже хочу стать таким.

        - А! Всего лишь! Вы желаете денег! Сколько?

        - Вы миллиардер… Я вправе потребовать половину…

        - Пятьсот миллионов!  - усмехнулся Бессребреник.  - Вы не очень-то скромны! Вы забываете, однако, что сооружения Нью-Ойл-Сити представляют солидный капитал, реализовать который можно будет лишь через некоторое время, но ни у вас, ни у меня нет желания ждать.

        - Хорошо, если мои требования слишком высоки,  - смягчился русский,  - что вы скажете, например, о двадцати миллионах? Хочу вам напомнить, что за мной стоит целый отряд бойцов, которым я должен кинуть солидную кость.
        На самом деле Солиньяк был слегка удивлен таким снижением цифры - двадцать миллионов! По сравнению с той огромной прибылью, которую они получали, эта сумма казалась практически ничтожной.

        - Двадцать миллионов,  - вновь произнес бандит,  - это мое последнее слово. Вы согласны?

        - А если нет?

        - А если нет, то, не имея возможности держать вас в плену вечно, я убью обоих. Сначала ее, чтобы заставить вас пострадать, наблюдая за агонией[92 - Агония - предсмертное состояние.] жены, а потом и вас. Солиньяк не перебивал бандита. Ему было любопытно узнать, до какой степени жестокости и бессердечия мог дойти этот человек. Но Клавдия оказалась менее терпеливой, чем муж.

        - Швырните этому негодяю те миллионы, что он просит.

        - Не беспокойтесь, дорогая,  - спокойно ответил француз.  - Я только хочу сделать несколько уточнений.

        - Каких же?  - Борский.

        - Надеюсь, вы догадываетесь, месье, что в моем распоряжении сейчас нет ничего, кроме маньчжурской пустыни, и уж конечно же я не смогу выложить тотчас двадцать миллионов.

        - Да, я знаю,  - согласился русский.  - Мне будет достаточно вашего обязательства.

        - Обязательства?

        - Вот ваша чековая книжка, которую я нашел в фургоне. Прежде, чем отправиться в эту страну, вы, вероятно, предприняли все необходимые меры и конечно же сделали аккредитацию[93 - Аккредитация - здесь: право на получение денег в каком-либо определенном банке.] в каком-нибудь банке Мукдена, например…

        - Нет, не в Мукдене. У меня неограниченный открытый счет в «Империал Банк» Сеула, в котором при виде моей подписи вам незамедлительно выдадут ту сумму, которую я укажу.

        - Сеул! Великолепно! Меня это полностью устраивает.

        - Значит, получив эту сумму, вы согласитесь отпустить нас?

        - Даю вам мое честное слово.

        - И мы сможем свободно выбирать, куда нам направиться?

        - Совершенно верно! И более того, я предоставлю вам эскорт в сопровождение, чтобы обеспечить безопасное передвижение по дороге.

        - Ваша доброта превосходит все ожидания. Мне ничего не остается, кроме как поблагодарить вас. Дайте мне чековую книжку и развяжите руки, я немедленно выпишу сумму, которую вы назвали.
        Борский нервно хихикнул.

        - Как бы не так, дорогой,  - ехидно возразил он,  - вы думаете, я круглый дурак и не раскусил вас. Я вас освобождаю, а вы нарисуете на бумажке кроме подписи еще какую-нибудь условную закорючку или знак, известный только банкирам, чтобы они еще и арестовали меня… Если вы думаете воспользоваться моей глупостью, не заплатив ни рубля, то ничего не выйдет! Я не такой идиот!

        - Хорошо… Тогда чего же вы хотите? Каково новое требование?

        - Вот оно, месье. Я хочу гарантии…[94 - Гарантия - поручительство, обеспечение.]

        - Вы говорите загадками, объясните. Бандит вытащил из кармана листок бумаги.

        - Этот листок я также нашел в фургоне. В нем-то и состоит суть проблемы.

        - В самом деле? И что же мы сделаем с этим листочком?

        - Вы напишете на нем несколько слов…

        - Каких?

        - Я вот тут набросал кое-что… Прочтите. Борский поднес бумагу к лицу пленного. Тот взглянул на текст. Быстро прочитав, он вздрогнул, лицо исказилось в гримасе.

        - Подонок!  - закричал Бессребреник.  - Чтоб я это написал? Да никогда! Ни за что!

        - В таком случае, любезный,  - злорадно усмехнулся русский,  - я выполню свои обещания.
        Он подошел к двери и позвал кого-то. Появились помощники, которым бандит шепотом отдал какие-то приказания.

        - Да что там было написано, в этой бумаге?  - Клавдия.
        Возмущение мужа вывело ее из оцепенения.

        - Что было? Этот человек предложил мне написать и подписать следующее: «Я, граф де Солиньяк, признаю, что получил от шефа китайских Боксеров сумму в двести пятьдесят тысяч франков в обмен на план дипломатической миссии в Пекине. Дата».
        Женщина тяжело вздохнула.

        - Но я не понимаю, зачем ему понадобилась подобная ложь?

        - Этот мерзавец без чести и совести, убийца, негодяй, да к тому же еще и грабитель с большой дороги, подозревает, что я могу устроить ему какую-нибудь ловушку. А чтобы заставить меня гарантировать ему получение денег, он хочет держать меня под страхом разоблачения с помощью этой фальшивки, которая может лишить меня моего доброго имени, которая меня обесчестит.

        - Вы не напишете ее?

        - Тысячу раз нет. Лучше достойная, но мучительная смерть, чем позор… Я слишком хорошо вас знаю, Клавдия, чтобы сомневаться в вас…

        - Я ваша спутница навеки. Участь, которая нас ожидает, меня не страшит.

        - Благодарю, дорогая, я уважаю вас и очень люблю. Как бы мне хотелось, чтобы вы также любили и ценили меня… Простите, что не сумел вас защитить. Судьба оказалась сильнее моей воли. Но умрем мы, по крайней мере, вместе и будем достойны друг друга.
        Возвращаясь в помещение, Борский услышал последние слова. Лицо его перекосилось: он понял, что пленный остался неумолим.

        - Так вы напишете такую бумагу?  - спросил злодей, обращаясь к Солиньяку.

        - Нет!

        - Ладно… Тогда я подвергну вашу жену самым невыносимым пыткам, и вы уступите!

        - Нет!  - один голос воскликнули Солиньяк и Клавдия.
        А затем молодая женщина добавила:

        - Плевала я на ваши пытки! Я презираю вас и нисколько не боюсь, потому что вы - трус!
        Со сжатыми кулаками оскорбленный бандит набросился на пленницу. Связанный по рукам и ногам Бессребреник ничем не мог помочь своей супруге и лишь хрипел от ярости и бессилия. Но русский внезапно передумал и позвал кого-то. Тотчас появились пятеро помощников. Они втащили жаровню с горящими углями и раскаленные железные прутья. Клавдия закрыла глаза, мысленно представив то, что ее ожидало. Солиньяк, вытаращив глаза и открыв рот, наблюдал за действиями разбойников, а затем стал обзывать Борского всеми ругательствами, которые только приходили на ум. Однако бывалого каторжника ничто не могло задеть, и он вновь хладнокровно спросил:

        - Может быть, все-таки подпишете?

        - Нет!..

        - Приступайте!  - приказал бандит своим людям. Те подошли к женщине, сорвали с нее чулки и ботинки, а один из головорезов вынул из жаровни раскаленные щипцы.
        Скрестив руки на груди, Борский смотрел на Солиньяка и самодовольно ухмылялся. Затем он снова помахал листком перед носом у француза и прокричал:

        - Тем хуже для вас… и для нее! Действуйте! Палач опустил горячий железный прут на ногу несчастной, и та испустила душераздирающий крик.

        - Остановитесь,  - выдавил Солиньяк,  - я все подпишу!

        - Ну, наконец-то!  - Борский.  - Я знал, что вы нуждаетесь в героизме.  - А затем добавил с демонической улыбкой на лице: - лишь начало, но мы можем продолжить в любой момент, если вы вдруг передумаете.

        - Развяжите руки, я готов вам подчиниться.
        Жаровню оттащили, и солдаты, держа пальцы на спусковых крючках и прицелившись в пленных, встали напротив.
        Граф взял себя в руки, глаза его как-то странно заблестели, на что Борский, однако, не обратил внимания. Он был слишком занят результатами успешно проведенной операции. Русский освободил Бессребренику правую руку, считая, что этого будет вполне достаточно для написания документа. Бандит думал, что сломил противника и что тот не способен более оказать сопротивления.
        Придвинули кусок ствола дерева, служивший столом. У предусмотрительного Борского нашлись даже чернила и перо. Затем пленному развязали ноги: так, с освобожденной одной рукой и ногами, он оказался в состоянии написать документ.
        Русский положил перед ним листок бумаги, взятый в фургоне. В уголке фирменного бланка красовалось название компании «Нью-Ойл-Сити К°».

        - Вы просто все предусмотрели!  - Солиньяк. Прекрасно владея собой, он твердой рукой написал строки, подтверждающие его собственное предательство, и поставил четкую размашистую подпись в конце.

        - Теперь дату?

        - Разумеется,  - ответил Борский,  - она должна быть раньше июня тысяча девятисотого года, до начала восстания Боксеров…[95 - Восстание Боксеров - так иностранцы называли народное антиимпериалистическое восстание в Китае в 1899 -1901 годах; его подлинное название Ихэцюань (по имени общества «Кулак во имя справедливости и согласия»), Подавлено войсками крупнейших государств, в том числе России.]

        - Вы совершенно правы,  - тихо произнес Солиньяк,  - я поставлю декабрь тысяча восемьсот девяносто девятого года.

        - Годится.
        Взяв бумагу, бандит аккуратно сложил ее.

        - Отлично! Теперь чек.
        Все так же спокойно и хладнокровно, как будто бы он находился в своем кабинете, Солиньяк вписал в чек значительную сумму, которая должна была обогатить грабителя. Русский, однако, волновался. Он опасался, что в последний момент француз передумает и откажется выписать чек. Но нет, все прошло как по маслу. Борский не замедлил искренне поблагодарить пленного:

        - Я счастлив, что мне не пришлось прибегнуть к более жестоким пыткам. Рана на ноге вашей жены не больше царапины и скоро заживет. Смотрите, мадам уже приходит в себя.
        Действительно, в этот момент Клавдия открыла глаза и испуганно огляделась вокруг.

        - Не бойтесь, мадам. Мы с вашим мужем уже договорились, и вам более ничто не угрожает.
        Несчастная повернула голову к Солиньяку, и тот свободной рукой сделал жест, который должен был подбодрить ее и подтвердить слова бандита.

        - Вы подписали эту ужасную ложь?

        - Не беспокойтесь, все прошло как нельзя лучше. Я сделал все, что должен был.
        Клавдия настороженно слушала. Хорошо зная своего мужа, она уловила в его спокойном удовлетворенном голосе легкую иронию, которую вряд ли мог заметить иностранец.

        - Хорошо!  - взодхнула она.  - Я полностью доверяю вам.

        - А теперь,  - вновь заговорил Солиньяк,  - когда я предоставил вам все, что вы желали, я надеюсь, господин Борский, больше нет причин держать нас здесь. Вы отпускаете нас на свободу?
        Русский все еще сомневался. Хладнокровие Бессребреника выводило его из себя. С другой стороны, пленные полностью находились в его власти и ему нечего было бояться. Подумав немного, негодяй освободил супругов.

        - Вам, очевидно, потребуется вода и бинты, чтобы сделать повязку мадам,  - учтиво предложил злодей.

        - Да, если это вас не затруднит…
        Борский откланялся и вышел. Через секунду появились солдаты, которые принесли все необходимое и удалились. Солиньяк обнял жену.

        - Дорогая моя спутница, вы - честь и любовь моя на всю жизнь, я не должен от вас ничего скрывать… Я действительно подписал ту бумагу, которую потребовал от меня этот человек.

        - Вы! Но ведь теперь вы пропали! Этот мерзавец обесчестит, оклевещет вас, разобьет нашу жизнь…

        - Клавдия, вы только что заявили, что доверяете мне. Если я и подписал, то лишь потому, что хотел спасти вас от мучительной смерти. Борский - потрясающий дурак, и тот документ в его руках - не более чем листок бумаги, не имеющий никакой юридической силы.

        - Что вы говорите? Объясните же!

        - Чуть позднее, любимая, чуть позднее…
        Солиньяк перебинтовал ногу Клавдии. Рана действительно оказалась небольшой. Не пройдет и двух-трех дней, и шрам зарубцуется.

        - Давайте руку и держитесь крепче! Обопритесь о мое плечо и - вперед!  - воскликнул Бессребреник.  - Я приготовил этому милейшему вовсе не банальный[96 - Банальный - заурядный, пошлый, давно всем известный.] сюрприз!
        Пещера выходила на небольшой выступ в скале. Спустившись по узкой тропинке, путник попадал в глубокое ущелье. Дорога внушала уверенность в правильности выбора.

        - Сделаем проще,  - сказал Солиньяк, беря жену на руки.  - Так мы, пожалуй, быстрее доберемся.
        Держа ее, как ребенка, он отправился в путь. Однако как только они достигли края выступа, прозвучал выстрел. В нескольких шагах, вскрикнув от боли, упал человек. Он попытался подняться, но снова упал. Это был Райкар, главарь бандитов. Нет, он не умер. Пуля пробила ногу, и теперь разбойник не мог стоять. Увидев перед собой Солиньяка и Клавдию, он закричал:

        - Я отомщу!
        И стал продвигаться к ним ползком. Кто следующий - Бессребреник или его жена?
        Однако молодая женщина, вовремя заметив опасность, вытащила из кармана маленький револьвер, отделанный слоновой костью, и выстрелила в голову негодяю. Тело повисло на краю обрыва, а затем, потеряв равновесие, покатилось по склону. В то же мгновение Борский, услышав выстрелы, вместе с остальными бандитами устремился к месту происшествия. Пытаясь предотвратить неизвестно чью атаку, он скомандовал:

        - Огонь! Огонь!
        И пули засвистели вокруг беглецов. По счастью, стрельба велась беспорядочно, и никто не пострадал.

        - Ну уж на этот раз,  - возмутился Солиньяк,  - я дорого продам свою жизнь.
        Заскочив за один из выступов скалы, перегораживавший вход в грот, он вместе с Клавдией оказался в укрытии, и тут за спиной услышал вопрос:

        - Вы француз?

        - Да, да, француз!  - полной грудью, ответил граф.
        Откуда-то сверху со скалы спрыгнул человек и, протянув руку, представился:

        - Поль Редон… из Парижа.

        - Жорж де Солиньяк, из Гаскони[97 - Гасконь - историческая область на юго-западе Франции.].

        - Так, значит, мы - братья! Вы попали в беду?

        - Да еще в какую… Позвольте мне представить вам мою жену, Клавдия де Солиньяк, урожденная Остин.

        - Нефтяная королева…

        - Она самая. Однако не забывайте, что мы находимся в разбойничьем логове и необходимо срочно отсюда выбираться.

        - И выберемся непременно. У вас есть оружие?

        - Два револьвера.

        - Маловато. Но мы вас поддержим.
        На высоком выступе скалы появились Бан-Тай и Пьеко.

        - Друзья, бегите скорее сюда!  - крикнул репортер.  - Нам предстоит сразиться с бандитами.
        Вслед за Редоном и Солиньяком двое мужчин быстро спрыгнули в укрытие, где и произошло краткое знакомство. Едва успев выслушать рассказ о коварстве Борского и его людей, новые знакомые вступили в перестрелку.



        ГЛАВА 2

        Так как же Поль Редон с друзьями оказались в нужный момент рядом с Солиньяком? Необходимо дать короткие пояснения.
        Сначала мужчины безуспешно прочесывали лес во всех направлениях, но, не найдя никаких следов Янки и страшно устав, совершенно отчаялись. Японский капитан Бан-Тай оказался самым активным: в нем проснулся молодой задор, и он только и делал, что подбадривал репортера, чей облик напоминал ему парижских студентов, к которым он относился с нежностью. В свое время Бан-Тай достаточно попутешествовал по дикому маньчжурскому краю, и теперь никто не мог опередить его, даже Пьеко и Буль-де-Сон.
        По какой дороге и в каком направлении шли друзья - не ведал никто. Но японец ни секунды не сомневался, что логово пиратов пустыни находится именно в этих горах и ущельях, и надеялся захватить грабителей врасплох.
        В тот вечер, однако, усталость свалила путешественников с ног, и они, устроившись на ночлег, тотчас забылись глубоким сном.
        Проснувшись на рассвете, Буль-де-Сон предпринял одинокую прогулку, во время которой и спас Розу Мукдена от когтей грозного Тониша. Отклонившись в сторону вместе с отцом Жеромом и Янкой, молодой человек не нашел места, куда должны были прийти его друзья.
        Когда Редон, Бан-Тай и Пьеко проснулись, то сразу же заметили отсутствие товарища. Они ничуть не испугались, решив, что юноша находится неподалеку и быстро вернется. Вскоре, однако, они забеспокоились, но тут Пьеко молча указал на силуэт человека, пробиравшегося через лесную поросль. Поль Редон собрался было узнать у незнакомца, где они находятся, но в это мгновение мальчуган неожиданно воскликнул:

        - Да это же Райкар!
        Юности всегда не хватает осторожности. Пьеко крикнул слишком громко, и бандит, услышав его, тотчас отпрыгнул в сторону и скрылся в чаще. Он пока еще не знал, были ли это его враги, но на всякий случай, заметив мужчин, решил уйти.
        Друзья немедленно бросились в погоню. Началась дикая охота. Редону не составляло никакого труда застрелить негодяя прямым попаданием, когда тот, вынырнув из леса, побежал через кустарник, но, поскольку речь шла о поисках девушки, а не о наказании злодея, не сделал этого. Поимка беглеца являлась лишь ключом к разгадке местонахождения Янки. Главное было - не потерять бандита из виду. А тот тем временем несколько раз совершал крутые повороты, чтобы пустить догонявших по ложному следу. Поль Редон заметил, что в целом бандит придерживался одного направления, как будто его тянуло куда-то. Что ж, хитрость против хитрости.
        Преследование закончилось внезапно. «Охотники» вдруг вышли на дорогу, а бандита и след простыл.
        Тот тем временем остановился в раздумье. Несмотря на отличную физическую форму, Райкар устал и тяжело дышал. Одному ему никак не справиться с поставленной задачей. Подумав немного, главарь решил бросить еще и всех своих людей на поиски Янки. Она не могла далеко уйти.
        С немыслимыми предосторожностями бурят возобновил бег, стараясь ступать как можно тише. Быстро сориентировавшись, он понял, что до лагеря совсем недалеко. Единственное, что не учел бандит, так это что Редон со своими друзьями, оставив лес, бросится через скалы наперерез.
        Поскольку горы в этом месте представляли настоящий лабиринт, преследователи взобрались на скалу и, оглядев сверху окрестности, тут же обнаружили пиратское логово. Там они и настигнут Райкара.
        Друзья не ошиблись. Сначала Йок побежал в пещеру с безумной надеждой обнаружить там Янку. Но нашел лишь неубранные останки матери - значит, подчиненные не выполнили приказа. Не останавливаясь, главарь пустился на поиски Борского, чтобы как-нибудь договориться с ним. В этот момент Йок меньше всего думал о миллионах. Все его желание состояло в одном - найти девушку. Не медля, он подбежал к гроту, где рассчитывал увидеть русского, но наткнулся на Солиньяка, когда тот выходил, неся на руках жену. В этот момент раздался выстрел, сразивший Райкара: это Редон стрелял из-за скалы.
        Что такое? Кто были эти незнакомцы, что оказались на горе? Похоже, европейцы…
        Репортер торопился. С удивительной ловкостью преодолевая все каменистые уступы, он оказался рядом с четой Солиньяк в тот момент, когда отважная Клавдия, вооружившись револьвером, выстрелила в голову Райкару, и тот исчез в глубине расщелины.
        Встреча двух французов произошла на узком выступе над пропастью. По приказу Борского на друзей обрушился град пуль, но скалы защитили их. Русский узнал Солиньяка и Клавдию. Их он не боялся, поэтому громко спросил тех троих, что стояли рядом с ними:

        - Кто вы? Зачем пришли сюда и нарушили наш покой?
        Редон, храбро приблизившись к краю каменной террасы, ответил:

        - Мы преследуем одного негодяя… Райкара!

        - Правда? И по какому поводу?

        - Потому что этот мерзавец похитил одну юную особу, Янку, Розу Мукдена. Мы обещали освободить ее.

        - Заверяю вас, в лагере нет никакой девушки… Увы! Боюсь, что и сам Райкар уже мертв, поэтому вы вряд ли получите объяснения из его уст. У меня нет никакого желания с вами ссориться. Прекратите вашу атаку, к тому же если дело дойдет до драки, то мы явно превосходим вас по силе. Спускайтесь сюда ко мне, я с удовольствием помогу вам решить эту сложную задачу.
        Редон не колебался. Вместе с Бан-Таем и Пьеко он незамедлительно спустился с уступа. Клавдия и Солиньяк последовали за ними.

        - Сюда, пожалуйста, дамы и господа,  - своим обычным тоном галантного[98 - Галантный - изысканно вежливый, чрезвычайно обходительный.] кавалера приглашал Борский.
        Разбойник возглавил небольшой отряд, который, сойдя с крутого каменистого склона горы, вскоре был вне опасности.

        - Вы сами видели, как Райкар провалился в ущелье, состоящее из одних камней и кустарников,  - снова заговорил русский.  - Жив он или мертв, кто ведает.. Я, во всяком случае, не удивлюсь, если он еще дышит. Йок - здоровый малый, и я послал людей на его поиски. Если он жив, то вы сможете спросить у него обо всем, что вас интересует.

        - Но вы, должно быть, в курсе,  - не удержался Пьеко,  - где его логово. Может, мы там найдем какие-нибудь следы…

        - Вы совершенно правы,  - отозвался бандит.  - Идите за мной.
        Все направились к пещере Райкара. Войдя внутрь, никто не смог сдержать крик ужаса при виде разорванного тела старой Баси. Но вдруг Пьеко закричал еще сильнее - он обнаружил ленту. Мальчуган узнал бы ее из тысячи других - эта лента некогда украшала шею его сестры.

        - Вот видите,  - не унимался юноша,  - вы нас обманули! Янка была здесь. Ее держали взаперти, а потом убили.

        - Командир Борский!  - раздалось снаружи. Русский, оставаясь невозмутимым, слегка склонил голову и попросил разрешения удалиться. Пока бандит отсутствовал, Солиньяк ввел Редона и Бан-Тая в курс дела и вкратце, не вдаваясь в подробности, поведал историю подлого убийцы, чьи манеры казались такими изысканными. Он рассказал также об ужасном шантаже, жертвой которого стал сам.

        - Но теперь все меры предприняты, чтобы негодяй не смог им воспользоваться. Это все, что я знаю, но я абсолютно не ведал о преступлении Райкара. Никто не обмолвился ни словом ни со мной, ни с Клавдией о жутком похищении девушки.
        Появился Борский с бледным испуганным лицом.

        - Все напрасно. Поиски тела не увенчались успехом, Райкара не нашли, но возникли непредвиденные обстоятельства: мне только что сообщили, что большое японское войско появилось в ущелье и угрожает нашему лагерю.

        - Японцы!  - воскликнул Бан-Тай.  - Мы спасены!

        - Возможно, вы - да,  - возразил русский,  - но, что касается меня и моих бойцов, для нас опасность велика. Мы рискуем быть захваченными или просто погибнем без суда и следствия. Таким образом, мне необходимо уйти, чтобы проделать брешь в рядах наших врагов.
        Резко развернувшись, он удалился.
        С высоты холма друзья заметили быстро приближавшуюся роту японцев. Отряд Борского, проявив удивительную дисциплинированность, уже построился вокруг командира. Затем по приказу бойцы вскочили на своих коротконогих, но резвых скакунов и понеслись в долину.
        Нападавшие, однако, были очень хорошо осведомлены о местонахождении бандитов и предварительно блокировали все выходы из лагеря. Отряд Борского оказался в окружении.
        В конвое Красного Креста не сразу заметили исчезновение Солиньяка и его жены. Когда же факт был установлен, на их поиски тотчас отправилась группа, которая вскоре вернулась, не обнаружив пропавших. Стали решать, что делать. Сестры милосердия и врач, заботясь прежде всего о раненых, считали, что больных следует доставить в безопасное место, а именно в ближайший городок Син-Кинг, а уж потом возобновить розыски. Так и поступили.
        По прибытии в Син-Кинг сразу же сообщили властям о происшествии. Долина Вация давно считалась опасным местом и служила укрытием для разбойников. Власти распорядились снарядить экспедицию для поисков пропавших.
        Японские кавалеристы, не теряя времени, поскакали в заданном направлении. Они подоспели как раз вовремя. Завязался бой. Отряд Борского уступал по численности роте японцев: пятнадцать против ста.
        Поль Редон и Солиньяк с вершины горы наблюдали за перипетиями борьбы. То, что бандиты проиграют сражение, не вызывало сомнения. Один за другим они падали под пулями нападавших.
        Будучи высокого роста, русский выделялся на фоне остальных бойцов. Бесстрашие, с которым он сражался, было достойно восхищения. Он остался почти один и наверняка будет взят в плен. Но нет! В отчаянном порыве, подняв коня на дыбы, Борский ринулся на стену окружавших его врагов. Напрасно сверкнули сабли над его головой, а пули, выпущенные из карабинов почти в упор, продырявили тело насквозь: бандит не упал. Сделав нечеловеческое усилие, он прорвал заслон и ускакал в лес.
        Солиньяк невольно вскрикнул от восхищения, потрясенный подвигом Борского. Бан-Тай тем временем, привязав на конец карабина белый платок, стал размахивать им над головой, обозначая присутствие здесь соотечественников.
        Японцы заметили его и сразу же ответили. Друзья находились значительно выше сражавшихся. Гранитные скалы нависали над долиной. Нападавшим отдали приказы, а по сигналам путешественники поняли, что должны оставаться на месте, пока за ними не придут.
        Маленькие ловкие японцы спрыгнули с коней и проворно полезли на гору. Они уже почти достигли вершины, но в этот момент оглушительный взрыв потряс скалу. Пламя и дым вырвались из расщелины. Терраса сорвалась и полетела вниз. А какой-то человек, весь в крови и ссадинах, стоял внизу и, злобно усмехаясь, грозил кулаком.
        Райкар, Райкар! Все ему было нипочем - ни пули, ни падение со скалы. Вспомнив, что бандиты хранили в скале бочки с порохом, он добрался туда, несмотря на ранение головы и сломанную ногу, и устроил ужасный взрыв. Его самого отбросило далеко назад, и вновь тело катилось по склону под откос. Если Райкар умрет, то теперь, во всяком случае, с чувством удовлетворения: он отомстил.



        ГЛАВА 3


        - Всем назад!  - скомандовал Бан-Тай, как только увидел первые клубы дыма на склонах холма и понял, что произошел взрыв.
        Подкрепив свои слова действием, японец сильным движением оттолкнул друзей от, как ему казалось, самой опасной зоны. Никто из тех, кого японец хотел защитить, не пострадал. Однако на него самого свалился камень и поранил голову. Бан-Тай упал. Редон поспешил к нему на помощь и подхватил на руки.
        В это время японцы, которые только что расправились с бандой Борского, добрались до вершины.

        - У вас есть раненые?  - спросил командир отряда у репортера.

        - К сожалению, да. Боюсь, что ваш соотечественник, честный и благородный человек, заплатил жизнью за правое дело. Он погиб, спасая нас.
        Клавдия, все еще оглушенная взрывом, опустилась на колени перед Бан-Таем, который полулежал, прислонившись к скале. Женщина отодвинула волосы и осмотрела кровоточащую рану.

        - Да он не умер!  - воскликнула женщина.  - Еще не все потеряно… Посмотрите, он дышит и, возможно, скоро придет в себя.
        Действительно, японец пошевелил рукой. Глаза широко открылись, и он с удивлением посмотрел на окружавших его людей. Редон тотчас наклонился к нему.

        - Как вы себя чувствуете?  - спросил он тихо.  - Вам плохо?
        Бан-Тай отрицательно покачал головой и жестом подозвал к себе японского офицера. Тот приблизился. Собравшись с силами, раненый с трудом выдавил:

        - Лейтенант, я умираю… Я - капитан Бан-Тай… Всю жизнь я служил родине и честно выполнял свой долг. Я видел, как окрепла моя любимая Япония… Сообщите командирам, что я умер с улыбкой на устах под нашим флагом. Господин Редон, я погибаю за вас и за жизнь ваших друзей. Я хотел доказать, что между европейцами и нами существует крепкая дружба. Я люблю Францию, она воспитала меня, и посылаю ей мой горячий привет… Да здравствует Япония! Да здравствует Франция!
        Силы оставили храброго японца, и он откинулся назад: доблестный солдат умер. У Поля Редона к глазам подступили слезы.
        Прошло несколько часов. Друзья обошли еще раз бандитское логово, но больше следов пребывания Янки не нашли, зато по соседству, в хижине лесника, обнаружили труп Тониша. Стало очевидным, что беглецы побывали здесь.
        Животное было застрелено в голову. Пьеко кончиком ножа выковырял пулю и показал ее журналисту. Пуля оказалась европейского происхождения и принадлежала оружию Буль-де-Сона.
        Поиски пропавших возобновились с новой силой, но опять оказались безуспешными. Посоветовавшись с японским офицером, решили идти в Син-Кинг, где конвой Красного Креста сделал небольшую остановку, прежде чем отправиться к берегам Ялу, чтобы оттуда по железной дороге добраться до Сеула.
        Солиньяк поддержал эту идею, тем более, что он хотел попасть в столицу раньше Борского, которого смерть на этот раз пощадила, и помешать коварным замыслам русского. Да еще и Клавдия напомнила, что она в ответе за раненых и что их нельзя оставлять надолго.
        А как же Редон? И Пьеко? Вопрос был довольно сложным. Янку до сих пор не нашли, и все прекрасно представляли, с какими трудностями могла столкнуться бедная девушка. Поиски зашли в тупик, и друзья терялись в догадках. Если юная маньчжурка не погибла от лап медведя, значит, она потерялась в лесу, убегая от преследований Райкара, поскольку сам бандит находился недалеко от лагеря.
        Пьеко не знал, что и подумать. Он считал, что сестра должна была двигаться по направлению к Мукдену. Кроме того, раз в это дело вмешался Буль-де-Сон, убив зверя, который явно охотился за беглянкой, то лучше всего подождать, пока юный француз не встретится с ними.
        После недолгой дискуссии согласились пойти с японцами до Син-Кинга, а уж там принять окончательное решение. Подготовка к отъезду не заняла много времени: честные люди покидали бывшее бандитское пристанище с чувством выполненного долга и надеждой, что главарь Райкар погиб при взрыве, им же самим организованном. Один Пьеко испытывал глубокую тревогу. Ему казалось, что, уходя отсюда, он предает сестру и отца. Поль Редон старался подбодрить мальчугана. Но тот безутешно плакал, и было из-за чего. Отец умер, а единственный близкий человек, добрая ласковая Янка исчезла. Теперь его любимая сестренка неизвестно где, и он остался совсем один на белом свете.

        - Дружище,  - говорил ему репортер,  - клянусь памятью твоего отца, я буду заботиться о тебе… Ты потерял отца, но станешь мне сыном…

        - А мне,  - вмешалась Клавдия, которая все слышала,  - разрешите временно заменить вашу сестру.
        Наконец все отправились в путь. Каждому не терпелось попасть в Син-Кинг.
        Смеркалось. Кто знает, какие еще опасности подстерегали путешественников в этой проклятой стране. Европейцы на лошадях ехали в середине колонны, увозя раненых и тело Бан-Тая. Процессия растянулась. Редон и Солиньяк приблизились друг к другу. Взаимная симпатия объединяла их. Кроме того, у французов оказалось много общего: оба пережили множество удивительных приключений, каждому приходилось выбираться из трудных ситуаций, и оба были несметно богаты.
        Путешествие проходило спокойно. Несколько раз, правда, недалеко от дороги слышался стук конских копыт, но это скорее всего было просто эхо.
        Вскоре отряд прибыл к воротам Син-Кинга. Город представлял бесформенную массу маньчжурских хибар, плотно примыкавших друг к другу и едва разделенных узкими зловонными улочками. Японцев это не остановило. Армейский корпус, состоящий из двух тысяч человек, уже организовал временный лагерь на северной дороге. Палатки поставили на свободные места, предварительно очистив площадь от грязи и мусора. Возводились и деревянные домишки, причем со скоростью, свойственной лишь этому неутомимому и гордому народу. Уже построили гостиницу для командного состава, госпиталь Красного Креста для раненых. И хотя жилье было временным, удобств в нем оказалось не меньше, чем в постоянном.
        Когда отряд добрался до месторасположения корпуса, была глубокая ночь. Командир поспешил к командующему, а Солиньяк и Клавдия заняли свои привычные места в просторном, хорошо проветриваемом помещении медсанчасти, где вдоль стен ровными рядами стояли белоснежные кровати.
        Что нового произошло за время их отсутствия? Да почти ничего… Вот незадолго до приезда отряда подобрали одного раненого, умиравшего у ворот города.

        - Вы оказали ему помощь?

        - Конечно, месье. Это был один маньчжур. У него на лице сгорела вся кожа. Похоже, он попал в огонь, и теперь его не узнает и родной отец.

        - Позовите доктора Леграна, чтобы он позаботился о нем, а завтра утром я приду повидать его сам.
        Сестры милосердия и раненые, услышав голос начальника, поспешили навстречу и тотчас окружили Клавдию, к которой относились как к доброй фее[99 - Фея - добрая волшебница в сказках (в других бывают и злые феи, но значительно реже).] всех страждущих. Но Солиньяк и его жена буквально падали с ног от усталости. А у молодой женщины вдобавок еще разболелась нога. Рана хоть и была небольшой, но давала о себе знать. Поль Редон и Пьеко с нежностью наблюдали за сценой встречи и ждали, когда им приготовят ночлег.
        С общего согласия все серьезные дела отложили на следующий день. Супруги удалились в свои апартаменты[100 - Апартаменты - большая удобная (часто богато обставленная) комната, квартира.], где не было никаких излишеств и которые находились в непосредственной близости от палат с больными.
        Сестра Экзюперьен, руководившая скорой помощью, щедрая и неутомимая по натуре женщина, проводила Редона и Пьеко в их спальни. Вскоре в доме воцарилась тишина. Не спала только главная монахиня - в ту ночь пришел ее черед дежурить. Сестру милосердия беспокоил вновь поступивший больной. Странное чувство вызывал этот босяк в лохмотьях с изуродованным лицом. Женщина подошла к кровати: раненый лежал без движения и, видимо, спал. Лицо скрывалось под слоями бинтов, лишь одна рука лежала поверх одеяла. Кожа на ней была грубая, мускулы крепки, как железные прутья, а ногти тверды, как крючья. Делая обычный обход, подошел доктор Легран.

        - Что вы думаете о нем?  - медсестра.

        - Ничего хорошего,  - с грустной улыбкой ответил врач.  - Те ранения, что он получил, заработаны не в сражении и не в мирном труде. Это наверняка какой-нибудь бандит, попавший в переделку…

        - Вы считаете, что он сбежит?

        - Хм… Не уверен. Кроме безобразной каши на лице, у него одно или два огнестрельных ранения, сломана нога, и, что особенно опасно, пуля была вынута кустарным способом в антисанитарных условиях, и у него начинается гангрена[101 - Гангрена - омертвление ткани, органа, части тела вследствие нарушения кровоснабжения.]. В любом случае, я не думаю, что со смертью этого типа человечество наденет траур.

        - Пусть так,  - произнесла монахиня,  - но я-то знаю, что вы будете лечить его так же тщательно, как и остальных. Не думаете ли вы, что он сам по себе может представлять опасность для окружающих? Нам не нужен волк в овчарне…

        - Ну, волк должен быть, прежде всего, на ногах, чтобы тащить ягнят, а этот вряд ли сможет встать.
        В это время один из часовых, охранявших госпиталь, вошел в зал.

        - Сестра Экзюперьен,  - обратился он к монахине,  - к нам только что пришел священник, который утверждает, что знаком с вами. С ним еще двое.

        - Как он назвался?

        - Отец Жером.

        - Миссионер! Конечно, я его знаю. Извините, доктор, отец Жером не из тех, кого следует заставлять ждать у дверей.
        Сестра Экзюперьен, долгие годы выполнявшая в этом пустынном районе свою благородную миссию, прекрасно знала о деятельности отца Жерома. Монахиня поспешила в вестибюль, где ее уже ждали. Увидев миссионера, она поклонилась ему.

        - Отец мой,  - произнесла она,  - вы постучались в наш дом, он в вашем распоряжении.

        - Я на это и рассчитывал,  - улыбнулся священник.  - Мне многое нужно вам объяснить. Но я очень тороплюсь, к тому же я не один…
        Рядом с отцом Жеромом стояли Янка и Буль-де-Сон. После того, как они поняли, что Редон с Пьеко и Бан-Таем ушли, миссионер не колеблясь принял решение продолжить поиски. Все трое пошли через горы и скалы, рискуя столкнуться с новыми трудностями.
        Самое лучшее было, конечно, добраться до какого-нибудь города. В конце концов старик вывел детей, так он называл Янку и Буль-де-Сона, на дорогу к Син-Кингу, где вероятнее всего они смогли бы получить помощь.
        После тяжелого перехода, во время которого юная маньчжурка вела себя исключительно мужественно, они добрались до города и, несмотря на ночь, решились попросить милости у сестры Экзюперьен.

        - И правильно сделали, святой отец,  - ответила монахиня.  - Конечно, у нас тут довольно тесно, но я знаю, вы останетесь довольны тем, что я вам предложу.

        - Главное - крыша над головой. Эта молодая особа, хоть и выглядит очень отважной и сильной, на самом деле умирает от усталости.

        - Моя комната в ее распоряжении. Надеюсь, ей там будет крепко спаться, как и всем в ее возрасте. Дитя мое,  - добавила женщина, повернувшись к Янке, чьи глаза уже слипались ото сна,  - согласны вы переночевать здесь?
        Девушка встрепенулась. Несмотря на усталость, она и сейчас прекрасно выглядела - румянец на лице, яркие выразительные губы, лучистые глаза…

        - Она - маньчжурка,  - пояснил отец Жером,  - а недавно ее окрестили, насколько я знаю, Розой Мукдена.

        - Это имя вам очень идет, вы действительно хороши как роза, и все же мне кажется, вы сильно устали… Хватит слов. Пойдемте со мной! Что же касается вас, святой отец, и вашего молодого подопечного…

        - Атанас Галюше,  - расправив плечи, представился Буль-де-Сон.

        - Я предложу вам расположиться по-простому. В этой комнате чисто, но вместо кроватей - солома. Придется довольствоваться этим.

        - Вы ведь знаете,  - ответил священник,  - я никогда не искал комфорта. Солома! Да это роскошно! А Буль-де-Сон может спать даже на камнях.

        - Отлично! В таком случае желаю доброй ночи. Сестра милосердия поможет вам. Милая Роза Мукдена, следуйте за мной. Ах да, я забыла об одном найденыше. Сегодня я подобрала младенца. Его мать убили русские или японцы, теперь уже не имеет значения, а ребенок остался.

        - Малыш!  - воскликнула Янка.  - Я позабочусь о нем!

        - Да ему пока нужна только пустышка. Не беспокойтесь, у него здесь полно нянек.
        Через пять минут вновь прибывшие расположились в своих комнатах.
        Монахиня настояла, чтобы Янка спала в ее собственной кровати. Девушка сопротивлялась, но потом, поцеловав маленького смуглого маньчжура, который мирно посапывал с кулачком во рту, легла и вскоре уснула.
        Сестра Экзюперьен осталась довольна: ее приют пригодился, восемь человек нашли здесь убежище, не говоря о загадочном человеке с обожженным лицом.

«Подумать только, уже почти утро»,  - произнесла про себя женщина и, удовлетворенная, отправилась провести остаток ночи на своем посту.



        ГЛАВА 4

        С первыми лучами солнца Солиньяк был уже на ногах и встретился с Полем Редоном в холле приюта. Его сильному организму вполне хватило нескольких часов сна, чтобы как следует отдохнуть. Мужчины обменялись дружеским рукопожатием, оба испытывали глубокую взаимную симпатию. Казалось, они долгие годы знают друг друга.

        - Пришло время,  - начал Солиньяк,  - разработать план совместных действий, мы ведь договорились с вами помогать друг другу, уважая, однако, интересы и намерения каждого. Ваша задача, Редон, позаботиться о Пьеко и во что бы то ни стало найти прекрасную Янку и вашего друга Буль-де-Сона. Это значит, что вы пока не можете покинуть страну, и я в таком случае в полном вашем распоряжении. Вы нуждаетесь в деньгах?

        - В деньгах?  - переспросил репортер.  - Так же, как и вы, я мультимиллионер[102 - Мультимиллионер - обладатель многомиллионного состояния (от лат. «multum» - много).], но в некоторых случаях деньги ничего не значат. Я бы отдал миллионы, чтобы спасти отважного Бан-Тая и отца юной маньчжурки. Но деньги со мной, а их нет в живых.

        - Не могу полностью согласиться с вами, так как мы с женой остались живы лишь только потому, что обладаем огромным состоянием. Я заплатил за свободу этому негодяю Борскому. Но вернемся к нашим проблемам. Что вы собираетесь предпринять?

        - А вы?

        - Я… доберусь до берегов Ялу, оттуда спущусь в Сеул, где подожду моего противника во всеоружии.

        - Кого? Борского? Вы уверены, что он туда поедет?

        - Не сомневаюсь. Ему нужно получить деньги по счету, ведь у него есть чек на двадцать миллионов.

        - Немаленькая сумма… И от кого же он ее получил?

        - От меня.

        - Как! А… я понял, за что вы заплатили ему так много… Это был выкуп.

        - Точно. Но мне вовсе не хочется, чтобы грабитель его получил, и он его не получит. Я сделаю все, чтобы его повесили. Послушайте, у меня есть план. Сейчас я объясню вам, как вы можете помочь мне и что для этого надо сделать.

        - Хорошо! Но я несколько в раздумье. Меня сдерживают мои обязательства. Я должен найти Янку и моего любимого компаньона, юношу с золотым сердцем, которого я вовлек в это ужасное путешествие. Я в ответе за него перед своей совестью. Куда заведут поиски, не знает никто! Мне придется собрать тысячу людей, чтобы они прочесали проклятую гору. Посмотрите, к нам идет главная распорядительница.
        Действительно, сестра Экзюперьен приближалась к говорящим. Женщина была небольшого роста, полная и с улыбающимся лицом. При виде ее веселых глаз все несчастья отступали на второй план.

        - Господа,  - произнесла она,  - я пришла вам сообщить, что завтрак уже готов. Кофе с молоком, пожалуйста, как в Париже.

        - Вы очень любезны,  - улыбнулся Редон.  - Должен признаться, что мне давно не предлагали подобного лакомства. Я знаю одного человека, которого оно также бы порадовало… Мой бедный Буль-де-Сон!
        Услышав имя юноши, с которым уже имела честь познакомиться, сестра милосердия бросила хитрый взгляд на репортера, предвидя интересную сцену.
        Все трое проследовали в столовую, где стоял длинный стол, покрытый белоснежной скатертью. Несмотря на то, что здание было деревянным, внутри все сияло чистотой.

        - Чуть позже я представлю вам некоторых других обитателей этого приюта, и вы присоединитесь к ним.

        - С удовольствием,  - отозвался Солиньяк.  - Я только посмотрю, может ли Клавдия позавтракать с нами.

        - Мадам Клавдия! Она уже давно в палатах и помогает больным. Графиня скоро придет сюда, да не одна, а с новеньким.

        - С каким новеньким?

        - Сами увидите! Очаровательный малыш! Но я не хочу выдавать секретов.
        В том расположении духа, в котором находились мужчины, любое новшество вызывало беспокойство.
        На столе стояло семь фаянсовых кружек, от которых исходил приятный запах. Друзья тихо разговаривали между собой в ожидании остальных. Первой появилась Клавдия, за ней шла юная особа. Жена Солиньяка направилась прямо к мужу и подставила лоб для поцелуя. В это мгновение репортер радостно воскликнул:

        - Янка!

        - Господин Редон!

        - Как я счастлив тебя видеть! Это и есть наша маленькая маньчжурка, Роза Мукдена,  - произнес француз, обращаясь к Бессребренику.

        - Как? Вы знакомы?  - удивилась Клавдия.  - А знаете ли вы, господин Редон, что ваша подопечная - настоящий ангел. Она уже прошла вместе со мной по всем палатам, помогая больным. Из нее получится отличная сестра милосердия.

        - Погодите,  - прервал ее репортер.  - Сначала расскажите мне, что все-таки стало с моим любимым Буль-де-Соном? Я беспокоюсь за него.

        - Да я здесь,  - отозвался веселый голос. Юноша промчался от дверей прямо к Редону.

        - Эх, патрон, патрон! Если бы вы знали… Я уж и не надеялся вас увидеть…

        - Ну что ты, дружище!  - бормотал репортер.  - А я так упрекал себя, что забрал тебя из любимого Парижа и втянул в эту авантюру.

        - Но что же, черт побери, с вами со всеми случилось? Куда вы тогда пропали - и ты, и Пьеко, и бравый капитан?

        - Потом расскажу. Только Бан-Тай погиб.

        - Замечательный был человек!

        - Добрейший и к тому же храбрый солдат! А что с Пьеко?

        - Спорим, он спит еще!  - усмехнулся Редон.  - В его возрасте это вполне понятно.

        - А мне бы так хотелось его увидеть!  - нетерпеливо воскликнула Янка.

        - Да вот и он сам!  - торжественно произнесла сестра Экзюперьен.
        В дверях появился мальчуган. Удивленными глазами он смотрел на всех, кого прекрасно знал, но уже не надеялся встретить. Сестра, раскрыв объятия, бросилась к брату.

        - Ну вот, друг мой,  - сказал Солиньяк на ухо Редону,  - вы уже нашли Янку, Пьеко, Буль-де-Сона. Теперь вы свободны и, может быть, согласитесь поехать со мной в Сеул?
        В это время в столовую вошел японский офицер. Отдав честь, он приблизился к группе:

        - Господин командующий просит графа де Солиньяка пройти к нему в штаб.

        - К вашим услугам. Идемте. Я проследую за вами. Повернувшись к друзьям, Бессребреник добавил:

        - Подождите меня. Надеюсь, что я ухожу ненадолго, а потом мы все обсудим. Господин Редон, подумайте о Сеуле.
        Солиньяк вышел за офицером и вскоре предстал перед командующим, чье мужественное открытое лицо показалось ему очень доброжелательным. С протянутыми для рукопожатия руками он поднялся навстречу вошедшим.

        - Как только я узнал, месье, обо всех ужасных злоключениях, которые вам пришлось пережить, я тотчас направил роту солдат вам на подмогу. Я очень рад, что они подоспели вовремя. Как чувствует себя госпожа Солиньяк? С ней ничего не случилось?
        Поблагодарив командующего за заботу, граф сказал:

        - За исключением маленькой царапины, с мадам Солиньяк все в порядке. Я был счастлив участвовать в операции по защите и освобождению одного француза, который также испытывал огромные трудности, посвятив себя благородному делу.

        - Французу, вы говорите? Знаете, я ведь симпатизирую вашей стране и рад буду познакомиться с любым гражданином Франции, посетившим наши просторы. Вы представите мне вашего друга? Пожалуйста, удовлетворите мое любопытство. Расскажите, кто он.

        - С удовольствием. Его зовут Поль Редон. Он…

        - Поль Редон!  - воскликнул японец.  - Вы именно так произнесли?

        - Точно так. Вам знакомо это имя?
        Подбежав к столу, заваленному бумагами, офицер стал нервно рыться в них.

        - Поль Редон… Так называемый корреспондент одной парижской газеты…

        - Не так называемый, а самый настоящий. Отличный малый, умный и потрясающе смелый.

        - Вы забываете еще одно.

        - Что же?

        - Приговоренный к смерти!

        - Он? Кем и когда? Это невозможно…

        - Очень даже возможно. Вот приказ, который мне передали власти Мукдена: «Господа по имени Поль Редон и Атанас Галюше приговариваются к смертной казни военным судом города Мукдена. Приказ действителен для всех представителей власти, которые обязаны арестовать вышеназванных господ и переправить в Сеул, где они предстанут перед главнокомандующим для принятия окончательного решения». Что вы на это скажете?

        - Послушайте, господин майор,  - вы знаете меня, и вы знаете также, что я человек, который соблюдает законы, но и не бросает слов на ветер. Короче говоря, я ручаюсь за господина Редона, как за себя самого, и прошу в качестве личного одолжения допросить его и тогда уже принимать решение.

        - Я так и собирался поступить.
        Офицер нажал на звонок и распорядился привести репортера.
        Прошло несколько минут. Солиньяк с нетерпением ждал друга. Вскоре тот появился и спокойно прошел в помещение. Можно было подумать, что француз совсем не удивлен, что его пригласил к себе командующий. Тот достаточно вежливо предложил репортеру сесть.

        - Месье,  - начал японец,  - вас действительно зовут Поль Редон?

        - Да, господин майор.

        - Вы приехали из Парижа?

        - Так точно.

        - Вы корреспондент газеты?

        - Правильно.

        - Значит, вы и есть тот самый Поль Редон, которого суд Мукдена приговорил к смертной казни?

        - Надо же,  - засмеялся репортер,  - а я совсем забыл. Восклицание прозвучало настолько неожиданно и искренне, что командующий не смог подавить улыбку.

        - Факт остается фактом,  - произнес он,  - вы обвиняетесь в предательстве.

        - Да, любопытная произошла история… На поле боя я подобрал одного раненого корейца, которого заподозрили в шпионаже. Я поручился за него, но не сдержал слова, поскольку тот, обманув мое доверие, сбежал. Было бы слишком несправедливо, чтобы я один расплатился за двоих.

        - Я не имею права, поймите правильно, вникать в детали этого дела. Я обязан лишь выполнить приказ начальства. Очень сожалею, но должен арестовать вас.

        - Вот черт!  - огорчился журналист.  - На это я, конечно, не рассчитывал! Ну что ж, господин командующий, у меня нет ни малейшего желания оказывать вам сопротивление.

        - Одну минуточку,  - перебил японец,  - а нет ли с вами молодого француза?

        - Буль-де-Сона? Ах да, не хватает второго смертника. Неужели приказ все еще распространяется на него?

        - Естественно. Приказ распространяется на вас обоих.

        - Вам разрешено сказать мне, что с нами сделают? Расстреляют на месте?

        - Нет, конечно. Я должен только переправить вас под надежной охраной в Сеул.

        - Очень удачно!  - радостно воскликнул Редон.  - Я как раз горю желанием туда попасть… Вот видите, господин Солиньяк, мы встретимся в Сеуле.

        - Вы едете в Сеул?  - командующий, обращаясь к Бессребренику.

        - Да, я очень спешу туда. Я рассчитывал отправиться завтра рано утром, добраться на перекладных до Ялу, а там по железной дороге. Через три, максимум четыре дня я буду в городе.

        - Путешествие господина Редона будет более долгим… Вы ведь знаете, что такое военный этап[103 - Этап - передвижение войск или заключенных с остановками на пунктах, где выдается пища, организуются ночлег, медицинская помощь.].

        - А что, если я возьму его с собой?
        Японец задумался.

        - Послушайте, господин граф, вы были аккредитованы у нас по просьбе токийского императорского двора, и я в курсе, каким уважением вы пользуетесь у августейших особ нашей страны. Можете ли вы дать честное слово и поручиться за господина Редона?

        - Конечно, я готов. Я ручаюсь за моего друга, смелого и честного француза. Те, кто принял его за шпиона, глубоко ошиблись. Честно говоря, я удивляюсь, что мог разведывать европеец в малознакомой ему стране, тем более что Франция держит нейтралитет.

        - М-да!  - пожал плечами командующий.  - Но Россия ваш друг и союзник!

        - Но это вовсе не означает, что француз будет, пренебрегая элементарными правилами поведения, нарушать нейтралитет… Нет, нет, господин Редон - не шпион. Я с удовольствием соглашусь сопровождать его в Сеул, а там, я уверен, он незамедлительно предстанет перед военными властями…

        - Клянусь вам,  - без всякой иронии подтвердил репортер.

        - Верю на слово. И все-таки дайте мне немного подумать. Может быть, мы найдем какой-нибудь приемлемый вариант, чтобы и вам было хорошо, и я выполнил приказ. Возвращайтесь пока к своим друзьям и не говорите им, что здесь произошло. Господин Редон, формально я считаю вас подозреваемым так же, как и вашего спутника. Скоро я дам вам знать о моем решении.

        - Уф!  - Солиньяк, выходя из кабинета командующего.  - Дорогой Редон, вы несколько напугали меня. Почему вы не рассказали мне ничего об этом глупом приговоре?

        - Должен признаться, я о нем совершенно забыл. Недоразумение было столь очевидным, что с тех пор, как мы сбежали, благодаря, как вы знаете, усилиям очаровательной Янки и ее брата Пьеко, я считал себя совершенно свободным…
        Друзья благополучно вернулись в лазарет, где их отсутствие не вызвало никакого беспокойства.

        - О, патрон!  - Буль-де-Сона расплылось в улыбке.  - Ну, как вы поболтали с шефом?
        Редон подумал, что юноша тоже благополучно забыл о неприятном инциденте в военном суде, который и его приговорил к смерти, и решил не напоминать.
        Оставалось только подготовиться к отъезду. Не зная точно, как обернется дело, репортер не сомневался в одном - командующий в любом случае отправит его в Сеул. Путешествие будет трудным, поскольку им предстоит преодолеть несколько этапов. Но Редон чувствовал себя как никогда сильным и горел желанием спасти Буль-де-Сона.
        Он вовсе не помышлял о побеге, считая, что справедливость восторжествует и японские власти в Сеуле окажутся умнее тех, что были в Мукдене.
        Внезапно появился отец Жером и сообщил, что собирается удалиться из Син-Кинга и вернуться в свою пагоду на берегу Ялу на севере. Отважный миссионер сказал, что был счастлив оказать услугу случайно повстречавшейся Розе Мукдена и познакомиться с храбрым Буль-де-Соном.

        - Не забывайте, Янка - моя воспитанница и я по-отечески люблю ее. Я был готов дать ей пристанище, если бы мы вас не нашли. Теперь я вижу, что оставляю ее в надежных руках. Я доволен.
        С этими словами миссионер ушел. Скорее всего он отправится на поиски несчастных, которые нуждаются в его помощи.
        После завтрака Редон и Буль-де-Сон пошли прогуляться в город. Репортер решил сообщить наконец молодому человеку о том, что их ожидало.

        - А что, если мы удерем? Найдем лошадей, у вас ведь остались деньги?.. И быстренько доберемся до России.

        - Вы забываете, мой юный друг, что Солиньяк поручился за меня, да и я сам дал слово. Не будем уподобляться бедному Вуонг-Таю.

        - Корейцу? Интересно, что с ним стало?

        - Понятия не имею, но предчувствую, что судьба его незавидна. Услышим ли мы когда-нибудь о нем? Он замахнулся на дело, которое очень трудно осуществить: восстановить независимость Кореи. Эта задача может стать непосильной, ведь его страна лежит между Россией, Китаем и Японией.

        - Остается только пожелать ему удачи!  - беспечно произнес юноша.  - Честно говоря, судьба корейца меня мало волнует. Хотя должен признать, что этот Вуонг-Тай - отчаянный человек.
        В это мгновение какой-то камешек, описав в воздухе дугу, упал к ногам говорящих.

        - Смотрите-ка! Там бумажка!  - воскликнул Буль-де-Сон.
        Редон поднял камень и увидел, что к нему действительно крепко привязан какой-то листок. Развернув, репортер прочитал написанный печатными буквами текст:

«Брат, иди в Сеул. Час борьбы пробил. Победа или смерть. Ты станешь свободным или погибнешь».
        В письме не оказалось подписи, но сомнений не оставалось: это было послание Вуонг-Тая.

        - Вот те на!  - рассмеялся Редон.  - А знаешь, если Вуонг-Тай станет императором Кореи, он может помочь нам выпутаться из этой истории.

        - Не думаю!  - юноша.

        - Я тоже,  - пробормотал журналист.
        Друзья вернулись в приют. Просторные залы большого деревянного строения купались в золотистых лучах солнца. Солиньяк, поджидавший Редона, тотчас вышел навстречу и сказал:

        - Хорошие новости! Наш японец - отличный малый. Он поверил в то, что вы попались по ошибке, и разрешил нам ехать в Сеул вместе. Единственное, он выделил нам в сопровождение - так положено - одного капрала, который поедет с нами, а в Сеуле доставит вас к командующему. Кроме того, он передал объяснительное письмо, в котором просит о помиловании.

        - Не сомневаюсь, что все это только благодаря вам, дорогой друг.

        - Может быть. Но еще и здравому смыслу японцев, их доброте и порядочности, которые не так уж и редки.
        Граф предусмотрел все необходимое для путешествия: два огромных фургона, запряженных шестью лошадьми каждый, повезут друзей до Ялу, где для них зарезервируют вагон. Ничто более не задерживало отъезд героев. Все были в сборе: Солиньяк, Клавдия, Редон, Буль-де-Сон, Янка и Пьеко.
        Пока Редон и Солиньяк беседовали, к ним подошла Янка. Она была одета в длинное платье медицинской сестры, которое ей очень шло, и выглядела прелестно. Лицо вовсе не было типично монгольским, лишь только слишком черные волосы да блестевшие, как два бриллианта, узкие глаза выдавали происхождение. Девушка повернулась к Бессребренику, и друзьям показалось, что она чем-то очень озабочена. Заметив это, граф осторожно спросил ее, чем она так взволнована.

        - У меня к вам одна просьба,  - ответила маньчжурка.

        - Я в вашем распоряжении, дорогая.

        - Так вот… Вы, вероятно, знаете, что сестра Экзюперьен подобрала ребенка… Он совсем маленький и такой хорошенький, он займет совсем немного места…

        - Маленький маньчжур…

        - Да, у него убили и отца и мать… Он один на всем белом свете. Малыш даже не подозревает, какой тяжелой может стать для него жизнь. Он так очаровательно улыбается, а иногда так смотрит на меня, как будто просит о помощи…

        - Ну так что?  - Солиньяк.  - Я понял, что младенец мил, очарователен, но какое это ко мне имеет отношение? В чем же состоит ваша просьба?

        - Такой маленький доставляет сестре Экзюперьен слишком много хлопот, вот я и подумала, если вы согласитесь, конечно, раз уж мы едем в Сеул…

        - Взять мальчика с собой,  - закончил Буль-де-Сон.  - Вы ведь не откажетесь? Господин Редон, убедите господина Солиньяка.

        - Конечно, решено. Он будет «сыном полка», мы позаботимся о нем.

        - О, благодарю! Вы так добры!  - к Бессребренику, девушка взяла его руки в свои.

        - Ба, да мы не такие уж плохие, впрочем, как и вы. Все будет хорошо. А теперь смотрите, ночь уже на дворе. А знаете ли вы, что завтра мы выезжаем на заре? Лошади будут запряжены к пяти часам. Давайте все по кроватям, а завтра - в дорогу!

        - Крепкого сна!  - Буль-де-Сон.  - Время пролетит незаметно.
        В тот момент никто не подозревал, что будет значить как для одних, так и для других эта ночь.



        ГЛАВА 5

        В приюте для раненых воцарилась тишина. Все отдыхали. В этот вечер сестра Экзюперьен покинула лазарет, чтобы отправиться в церковь на службу. Клавдия предложила заменить ее и провести вечерний обход самостоятельно. Янка вызвалась помочь графине.
        В десять часов Клавдия зашла за юной маньчжуркой.

        - Вы готовы, мадемуазель?

        - Еще несколько минут, прошу вас… Мой подопечный уже заканчивает сосать, скоро он заснет, и я пойду с вами.
        Подойдя ближе, американка взглянула на младенца. Мальчуган не отличался красотой - сморщенные щечки, низкий лоб, смуглая кожа,  - но обеим казалось, что ребенок, которого качала Янка, был самым лучшим на свете, и девушка спросила:

        - Симпатичный, не правда ли?
        Вместо ответа Клавдия поднесла к губам ручонку малыша и поцеловала. В глазах юной маньчжурки вспыхнула гордость.
        Младенец заснул. Янка освободилась, и женщины начали долгий обход между ровно стоящих рядов кроватей. Врач и медсестры хорошо знали свое дело: больные, получив помощь, спокойно спали, лишь некоторые, приоткрыв глаза, благодарно смотрели на женщин. Те шептали им слова утешения, давали пить, подбадривали и шли дальше. Наконец они достигли конца коридора. Там, несколько поодаль, стояла кровать того самого обожженного, которого подобрали у дверей приюта. Лицо его скрывалось под бинтами.

        - Несчастный!  - произнесла Клавдия.  - Он не может ни видеть, ни слышать нас.

        - Господи, в какую же катастрофу он попал?  - девушка.
        Женщины, однако, не заметили, как, услышав голос девушки, человек вздрогнул.

        - Вам нужно что-нибудь?  - маньчжурка, склоняясь над больным.
        Глаза их встретились. Янка вдруг покрылась холодным потом и еле сдержалась, чтобы не закричать.

        - Что-нибудь не так? Вам плохо?  - встревожилась Клавдия.

        - Нет, нет, все в порядке!
        Юная маньчжурка узнала раненого. Это был Райкар. Откуда же появился этот бандит? Как попал сюда? Она не знала, что негодяй, пытаясь подорвать Солиньяка и Редона, получил сильный ожог лица, но, корчась от боли, сумел скрыться, а затем из последних сил дополз до дверей приюта в Син-Кинге, где его и подобрали. С тех пор прошло три дня.
        О больном заботились, лечили, и жизнь стала возвращаться к нему. Сам же Райкар чувствовал смертельный страх. До сих пор его никто не узнал, но, если он попадет к японцам, ему несдобровать. Главарь банды Йок Райкар был не из тех, с кем велись переговоры.
        И вот его увидела Янка. Он тоже узнал ее. Страшная ненависть, как поток лавы[104 - Лава - здесь: расплавленные горные породы, извергаемые из кратера вулкана.], наполнила вдруг его сердце. О, видеть ее так близко - и не схватить, не убить!
        А она! Жуткий страх сковал движения. Девушка, опасаясь мести, не решалась произнести ни слова, ни звука. Клавдия с интересом наблюдала за происходившим, она не могла даже предположить, какая буря чувств захлестнула душу юной красавицы. Янка уже снова прекрасно владела собой. Разоблачить или нет этого человека, чья жизнь теперь в ее руках?
        Инстинкт подсказывал ей заговорить, обвинить негодяя, выдать мерзавца со всеми потрохами. Но девушка, вспомнив наставления отца Жерома, решила, что нехорошо доносить, шпионить и мстить подобным образом.

        - Ну что, дорогая,  - произнесла Клавдия,  - думаю, пора и нам отдохнуть. Не забудьте, завтра рано утром мы выезжаем в Сеул.
        Янка молчала. Она чувствовала, как американка вела ее по деревянной лестнице в комнату сестры Экзюперьен, и не сопротивлялась. Комната выходила на деревянную галерею, которая окружала спальни по всей длине дома, там же располагались медицинская часть, бельевая и все подсобные помещения.

        - Доброй ночи, прекрасная Роза Мукдена,  - сказала Клавдия, поцеловав девушку на прощание.  - До завтра…

        - До завтра!
        Мадам Солиньяк удалилась. Пройдя через медпункт, она направилась прямо в комнату к мужу. Редон и Буль-де-Сон проследовали к себе. Сестра Экзюперьен все еще находилась в часовне, где молилась, стоя на коленях.
        Воцарилась тишина. Не слышно было ни единого шороха, ни единого звука. Медсестры спали на стульях, готовые в любую минуту вскочить по тревоге. Янка вошла в комнату, плотно закрыв за собой дверь, и приблизилась к колыбели. Младенец крепко спал. Она смотрела на бедняжку, чья беспомощность вызывала жалость, и думала о чем-то своем.
        Вдруг девушка вновь вспомнила, как там, в лесу, медведь Тониш бродил вокруг хижины, как пытался пробраться внутрь. Она буквально почувствовала скрежет когтей о дерево, рычанье и скрип… Но что это? Неужели кошмар возвращался?
        Нет… В приюте все было спокойно, лишь в углу, где стояла кровать обожженного незнакомца, кто-то зашевелился. Это Райкар, подняв голову, сквозь бинты разглядывал помещение. Еще тогда, когда Янка уходила после обхода, он тайно проследил, куда она пошла. И теперь бандит знал, где ее комната. Что же он предпримет? Какое еще ужасное преступление совершит злодей?
        Йок спустил ноги с кровати, но мышцы не слушались, и раненый упал. Подтягиваясь на руках, он полз, как рептилия[105 - Рептилии - пресмыкающиеся животные: крокодилы, ящерицы, змеи, черепахи.], полз к своей цели.
        Бандит оказался под кроватями. Никто не услышал его, никто не пошевелился. Райкар двигался медленно и осторожно. Вот он уже прислонился к стене, впиваясь ногтями в дерево. С каждой минутой он все ближе и ближе подползал к двери, ведущей на лестницу. Ему оставалось метра два или три, а затем - дюжина ступенек, и он - у цели! После пяти ступенек Райкар почувствовал, что задыхается, и остановился.
        Передохнув немного, бандит добрался до последней ступеньки. Впереди был выход на галерею. Дверь в бельевую оказалась открыта. Со всех сторон свисало сушившееся на протянутых вдоль комнаты балках белье: одеяла, полотенца, рубашки… Райкар прополз дальше. Вот он уже у другого выхода, но на этот раз произошла заминка.
        Приложив ухо к двери, бурят прислушался. Его ухо, привыкшее улавливать самые незначительные звуки, различило беспокойное дыхание девушки. Пошарив руками по дереву, Райкар убедился, что комната заперта. Преступник хотел было высадить дверь плечом, но у него не было точки опоры.
        Неожиданно ему в голову пришла интересная мысль. На полу галереи стоял мощный фонарь с несколькими лампами и освещал зал. Протянув руку, разбойник схватил его и вернулся в бельевую. Затем он снял стекло и поджег одну из тряпок, потом другую, третью и в конце концов бросил лампу. Горючее тотчас разлилось по полу, и комната загорелась.
        Одна тряпка занималась от другой, огонь с одной сухой балки перекидывался на другую - картина танцующих языков пламени заворожила бандита. Несколько минут он смотрел, не отрываясь, как все крутилось в бешеном вихре огня.
        Находясь в своей маленькой комнате, Янка никак не могла понять, что происходит: из щелей показались языки пламени, запахло дымом, слышался треск ломающихся досок, едкий запах гари проникал в горло. Девушка закашлялась. Бедняжка поспешила к двери и настежь отворила ее. Юная маньчжурка даже не подозревала о последствиях своего шага - сноп пламени с шумом ворвался в комнату, наполненную свежим воздухом.
        Закричав, она отступила назад. Но было поздно: чудовище, лежавшее на пороге, схватило ее за ногу. Янка упала. Бандит, навалившись на нее и обхватив скрюченными пальцами горло, стал душить.

        - На помощь! Спасите!

        - Сейчас, сейчас! Мужайся!  - и Буль-де-Сон подоспели, как раз вовремя.
        Юноша вырвал Янку из рук злодея и ударом ноги[106 - Во французском боксе используются удары ногами. (Примеч. перев.)] - недаром парижанин занимался когда-то французским боксом - отбросил негодяя к решетке балюстрады. Тело Райкара обмякло и осталось лежать на полу галереи.
        Пожар тем временем разгорелся вовсю. Сестры милосердия под руководством Солиньяка, который не спал в эту последнюю ночь перед отъездом, помогали Клавдии и вернувшейся из церкви сестре Экзюперьен выносить из помещения раненых. Со всех сторон на помощь бежали японцы, разбуженные колоколом.
        Буль-де-Сон нес Янку на руках. Но, дойдя до лестницы, юноша увидел, что путь закрыт. Необходимо было подняться выше и бежать на другой конец галереи к запасной лестнице, что француз и сделал.

        - Ребенок! Младенец! Я хочу вернуться в комнату… Он сгорит там!
        Юная маньчжурка вырвалась из объятий Буль-де-Сона и устремилась обратно.
        Огонь и дым охватил все пространство вокруг. Однако Редон, услышав крики девушки, опередил ее. Он нырнул в круговорот пламени и, вынырнув через некоторое время в горящей одежде и с опаленными волосами, вынес на руках младенца. Тот плакал и смеялся одновременно, не понимая, что происходит и какой опасности он избежал, невольно приняв участие в этой жестокой игре.
        Через мгновение репортер присоединился к Янке и Буль-де-Сону, и все вместе они благополучно спустились вниз по запасной лестнице. Там еще не было огня. Их встретил Солиньяк и, прорубив в стене отверстие, выпустил наружу. Янка со своим подопечным осталась под открытым небом, а мужчины вернулись в дом, чтобы продолжить спасение раненых.
        Битва с огнем продолжалась почти час. За это время полку отважных спасателей прибыло, и ни один из больных не погиб. Когда граф с репортером вынесли последних, здание рухнуло, и вверх взвился сноп искр. Потоки воды обильно залили обломки.
        Сестра Экзюперьен была безутешна - ее детище оказалось уничтожено, кроме того, оценив потери в сто тысяч франков, она сокрушалась о том, как ей возместить ущерб.

        - Послушайте,  - утешал ее Бессребреник,  - пойдите завтра к банкиру Син-Кинга и представьте ему эту маленькую бумажку.

        - У вас был один госпиталь, а теперь вы построите два,  - добавил Редон, вырывая листок из своей чековой книжки.
        Командующий прибыл на место происшествия одним из первых и, возглавив отряд своих солдат, сделал немало, чтобы спасти раненых. Встретив Редона, выносившего кровати и больных, японец поприветствовал его:

        - Привет смертнику!  - улыбнулся он.

        - Вы забыли еще второго,  - дружелюбно ответил репортер, указывая на юношу, который весь в саже и поту вынырнул из горящего дома.

        - Вы - храбрые ребята,  - пробормотал офицер.  - Господин Солиньяк, не знаю уж какое там преступление совершили ваши друзья, но, если бы я был их судьей, они давно бы были на свободе.
        И вдруг, резко изменив тон, командир сказал:

        - Послушайте, да не ездите вы в Сеул! Я не буду вмешиваться в это дело вообще. Я ведь не надсмотрщик какой-нибудь!

        - Не волнуйтесь, мы выполним ваше предписание и непременно отправимся в Сеул. В наших планах ничего не изменилось. Через несколько часов наступит утро, я уже подготовил экипажи. Мы едем все вместе.
        В целом ничего страшного не произошло. В огне никто не погиб, за исключением самого виновника поджога. Речь шла только о деньгах, и Редон с Солиньяком внесли свою лепту в дело восстановления госпиталя.
        На рассвете японский гарнизон во главе с командующим, без устали говорившим слова благодарности, торжественно провожал друзей. Солдаты восхищались отвагой и мужеством иностранцев. Путники заняли места в повозках, и лошади-тяжеловозы потащили их к Ялу, откуда со станции Фуи-Тью по железной дороге они доберутся до Сеула.

        - У нас осталось несколько незавершенных дел,  - говорил Солиньяк Редону,  - ваш смертный приговор, моя месть Борскому, и кто знает, может быть, мы поможем чем-нибудь нашему знакомому революционеру Вуонг-Тай-Ланю, который, похоже, затеял серьезную игру…

        - Бедный борец!  - отозвался репортер.



        ГЛАВА 6

        Несмотря на то, что Корея на протяжении веков была китайской провинцией, нравы и обычаи местного населения сильно отличались от китайских. Страну населяли две расы - одна монголоидная и другая - странно напоминавшая европейский тип кавказцев и представлявшая собой квазиаристократов[107 - Квази… - приставка, означающая «мнимый», «ненастоящий».]. Малоизученный язык корейцев не походил ни на китайский, ни на японский, ни на какие-либо другие языки пограничных государств. Своим главным принципом Корея провозгласила изолированность и придерживалась его долгие годы, но свободу забрали силой у независимого народа.

«Королевство-отшельник», а именно так называли свою страну корейцы, уступило место Корее-империи, стране-вассалу, тогда как «отшельник» был свободным.
        Одинокая страна, где бедность считалась достоинством, а торговля и партнерские отношения с зарубежьем строго запрещались, сопротивлялась с оружием в руках любому, даже дружескому, вторжению. Благодаря местоположению - Корея являлась морской державой - и рельефу местности ей это удавалось.
        Над всей территорией горной страны возвышалась снежная вершина Пектон-Сан, долгое время служившая препятствием для маньчжурских и китайских варваров. Именно отсюда в двенадцатом веке монголо-татарские кочевники начали свое наступление на Западную Азию и Восточную Европу.
        Страна хвойных лесов, буковых и березовых рощ постепенно превращалась в сельскохозяйственную. Обнаружились, правда, богатые месторождения угля, которые при разработках могли бы принести огромные барыши.
        Но прежде всего это была местность, где процветали лень, грязь и различный сброд. А сделали ее такой короли и знать, которые закабалили не только рабов, но и свой трудовой народ, лишив таким образом развития местную промышленность. Жестокая тирания создавала впечатление ложного спокойствия, царившего на всей территории Кореи, которая благодаря своему мягкому климату получила название страны «Спокойной Зари».
        Потребовалась война русских против японцев, чтобы Корея проснулась для борьбы за свою независимость. Цивилизация, с ее научными трудами, развитой сетью железных дорог и мостов, начинала овладевать страной, избавлявшейся от летаргического сна. Жизнь закипела.
        Сеул стал столицей. Причем он совершенно не был похож на крупные европейские города. Построенный на дне огромнейшей воронки, по краям которой возвышалась бесконечная цепь горных вершин, Сеул походил на корзину с грибами или черепахами - так соломенные крыши одноэтажных домиков напоминали шляпки и панцири.
        С востока на запад и с севера на юг шли широкие улицы с каменными мостовыми, как у римлян. Повсюду виднелись пагоды, а на перекрестках возвышались трехметровые колокола, звонившие в дни больших праздников или возвещавшие об опасности.
        Европейцы построили в городе удобные и красивые дома, самым выдающимся из которых было здание дипломатической миссии Франции. Постепенно постройки европейского типа, банки и агентства вытеснили странные сооружения в восточном стиле. Когда Солиньяк с Редоном входили в просторный зал «Империал Банк», расположенный в крупной гостинице напротив статуи каменной черепахи, можно было подумать, что друзья находились где-нибудь на Уолл-стрит в Нью-Ойл-Сити или на Канон-стрит в Лондоне.
        Высокий лакей-кореец, одетый в белый костюм, вышел навстречу двум иностранцам и провел их в просторный, богато обставленный зал, предназначенный для аудиенций с администрацией.
        Дверь открылась, и директор банка с протянутыми для приветствий руками направился к Солиньяку. Граф пожал руки, но посмотрел на вышедшего англичанина с некоторым недоумением.

        - Как! Вы меня не узнаете?

        - Ваши черты лица мне как будто бы знакомы, но я не уверен…

        - Я - Патрик Леннокс, сын герцога Ричмондского, помните, когда-то в Бенгалии[108 - Бенгалия - историческая область на юге Азии, в бассейнах нижнего течения реки Ганги и дельты Ганги и реки Брахмапутры.] вы спасли моего отца и сестру…

        - А, Патрик! Мой добрый дорогой Патрик! Господи, сколько воды утекло с тех пор. Я помнил вас ребенком, а теперь вы - мужчина. Но как вы оказались здесь?

        - В обличии банкира? Да очень просто! Вы же знаете, англичане не могут сидеть сложа руки. Если японцы завоевали Корею с помощью оружия, то мы решили завладеть корейским рынком. И я, будучи сам лордом и сыном герцога, считаю подобную задачу вполне достойной. А теперь давайте поговорим о делах. Но сначала представьте мне вашего друга.

        - Господин Поль Редон, рекомендую… Очень скромный король золотых шахт Северного полюса, но прежде всего - отважный рыцарь и один из самых честнейших людей, которых я когда-либо знал. Правда, недавно его приговорили к смерти!

        - Как! Вы говорите - к смертной казни? Но кто осмелился это сделать?

        - Японцы! Они приняли его за шпиона! Но не беспокойтесь, теперь уже все в порядке. Нам стоило только поговорить с французским послом в Сеуле, и он тотчас снял обвинения с соотечественника.

        - Поздравляю. Подобная ошибка в условиях войны могла дорого вам стоить. В свою очередь должен сказать, что Владимир Борский приходил в банк. Исключительный джентльмен.

        - Да?  - спросил граф.

        - Я получил вашу телеграмму, в которой говорилось, чтобы я задержал выплату. Повод нашелся - в банке просто не имелось в наличии достаточной суммы денег, так как мы являемся филиалом и сразу не можем выплатить двадцать миллионов. Я перенес выплату на три дня. Он должен прийти сегодня в одиннадцать часов утра, то есть через час. Не стоит говорить, как я счастлив…

        - Одну минуту… А этот исключительный джентльмен не протестовал против отсрочки платежа?

        - Хм, немного. Нужно признать, что подобная процедура противоречит нашим правилам, но я сослался на букву закона, и ему нечего было возразить.

        - У вас есть двадцать миллионов?

        - Конечно. И в банкнотах, и в валюте первой категории банков Европы. Все готово и пересчитано.

        - Хорошо. Но теперь, дорогой Патрик, будьте добры, уберите все эти деньги обратно по ящикам.

        - Да? Но почему?

        - Потому что я сам оплачу счет этого господина, а для порядка попрошу вас присутствовать при нашем свидании.

        - Что это значит?

        - Вы достаточно долго со мной знакомы и прекрасно знаете, что я ничего не делаю просто так. Этот Борский - мерзкий бандит, который даже пытал мою жену. Вот почему я прошу вас помочь мне ввести его в заблуждение и проучить как следует. Я хочу, чтобы он признался во всех преступлениях в вашем присутствии. Буду также вам очень благодарен, если вы пригласите еще нескольких свидетелей, а также японскую полицию.

        - Все, что вы желаете, будет незамедлительно исполнено. Несколько телефонных звонков - и дело сделано. Такое помещение подходит вам для встречи с этим типом?

        - Безусловно.
        Прошел час. Все было готово к приему Борского. Директор банка работал с двумя администраторами. На сей раз роль служащих исполняли русский консул и сеньор Кову-Сай, секретарь нового главы правительства Сеула. Надо отметить, что, несмотря на то, что город находился в руках японцев, император Кореи, пребывавший в закрытом районе в центре Сеула, формально руководил своим народом.
        Ровно в назначенный час Борский вошел в зал и обратился к кассиру. Тот исключительно вежливо проинформировал его, что для получения столь значительной суммы нужно пройти к господину директору, и он лично выдаст деньги. Все это прозвучало вполне убедительно и не вызвало подозрения у русского.
        Борский больше не выглядел грабителем маньчжурских степей: он оделся по-европейски и имел вид человека из самого что ни на есть аристократического общества. Все было на нем безупречно, и впечатление он производил солидное.
        Немного бледен, ну что ж, ведь он затеял крупную игру. В случае опасности он знал, как защититься. Пройдя мимо лакея, бандит несколько развязно направился к широкой мраморной лестнице. Дверь перед ним отворилась, слуга удалился, и Борский вошел.
        Первый, с кем он столкнулся лицом к лицу, оказался Солиньяк. Русский едва подавил крик. Он понял, что борьбы не избежать.
        Сэр Патрик Леннокс со своими администраторами сидел за столом, покрытым зеленой скатертью. Жестом он пригласил посетителя войти и сесть.

        - Господин Борский?

        - Таково мое имя,  - ответил мужчина, глядя свысока,  - разрешите мне сказать, что вы, видимо, только делаете вид, что собираетесь заплатить мне деньги. На самом деле у господина Солиньяка,  - продолжал он со злобной улыбкой,  - нет счета в этом банке или нет достаточно денег на счету.

        - О, вы ошибаетесь, месье. Граф де Солиньяк аккредитован в нашем банке, и ваш чек будет оплачен, если, разумеется, совпадут подписи.
        Борский резко повернулся к Бессребренику:

        - Вы имели наглость изменить подпись?

        - Ни в коем случае. Однако некоторые объяснения не помешают. Господа,  - обращаясь к тем, кто его слушал, произнес граф,  - чек, который представил этот мерзавец, действительно выписан мной в пещере ущелья Вации, когда по дороге в Син-Кинг я был ограблен и взят в плен. Присутствующий здесь Борский угрожал мне смертью, он был лейтенантом у бандита Райкара.
        Во всей Маньчжурии и Корее имя бандита Йока Райкара было хорошо известно.

        - Ложь!  - закричал Борский.  - Вот способ, как не платить долги!

        - Вы можете удивиться, господа,  - продолжал Солиньяк, не обращая внимания на заявление русского,  - но я уступил гнусному шантажу[109 - Шантаж - вымогательство путем запугивания и угроз.], потому что, пока головорезы держали меня под прицелом, этот человек, этот злодей каленым железом пытал мою жену. Я был бессилен и не мог перенести страданий Клавдии.

        - Неправда!  - очень убедительно возмутился Борский.  - Эти деньги - просто долг, который господин Солиньяк хотел отдать мне совершенно добровольно, и он знает за что.
        Напрасно вы улыбаетесь, господин граф! Или вы заплатите, или я объявлю повсюду, что вы - вор.

        - Вы не объявите ничего подобного,  - хладнокровно возразил Солиньяк.  - Будьте добры передать чек господину директору.

        - Если для получения денег - пожалуйста, если зачем-нибудь еще - нет! И будьте осторожны, господин честный человек, у меня есть средство доказать, что это не первая ложь, которую вы допустили.

        - Ах да, я помню. Я подписал вам еще одну бумагу.

        - Не мне! На письме стоит одна тысяча восемьсот девяносто девятый год, и вы не можете этого отрицать.
        Вдруг Борский успокоился и, обращаясь к присутствующим, громко произнес:

        - Господа, простите, что уличил вашего знакомого во лжи, но, если бы вы действительно знали, с кем имеете дело. Я могу рассказать, господин де Солиньяк?

        - Прошу вас,  - разрешил Бессребреник.

        - Ладно… Этот француз больше чем шпион, он - предатель. Он предал нацию. Смотрите, что написано его рукой. Во время восстания Боксеров в Китае, он продал их главарям план европейской дипломатической миссии за ничтожную сумму в сто тысяч франков.
        Дрожащими от волнения руками - Борский понимал, что наступил кульминационный[110 - Кульминационный - достигнувший высшей степени, вершины.] момент, «пан или пропал»,  - он протянул сэру Патрику листок бумаги, который должен был сразить противника.
        Леннокс принялся читать.

        - Господин де Солиньяк, это действительно вы написали?

        - Да, и все в тех же условиях, после первого крика моей жены.

        - Как бы не так,  - возмутился бывший лейтенант Рай-кара,  - посмотрите, вот подпись, а вот дата.

        - Это действительно подпись и дата, сэр Патрик, но вглядитесь внимательно в бланк, посмотрите на свет.
        Директор впился глазами в строчки.

        - Точно, вот дата.

        - Что вы видите?

        - Тысяча девятьсот пятый год.

        - Вот именно. Это год образования нашей компании, а в тысяча восемьсот девяносто девятом Нью-Ойл-Сити еще не существовала.
        И Солиньяк подробно описал, как Борский, украв бланки в фургоне, заставил его написать письмо. Бандит очень торопился получить деньги и не заметил маленькой неточности, которая и опровергла все его доводы.
        Русский понял все: его обманули, на этот раз он проиграл. Бандит обмяк и выглядел совершенно растерянным. Однако это не помешало ему продолжить борьбу. Он вытащил из кармана мелкокалиберный, но достаточно мощный револьвер и, сделав шаг вперед, направил оружие на Солиньяка.
        Редон вовремя заметил порыв негодяя и, прыгнув на него, предотвратил выстрел. Борский отступил и, вдруг подняв руку к виску, выстрелил в себя. Так он распорядился своей жизнью.



        ГЛАВА 7

        Редон с Буль-де-Соном отправились на прогулку по городу. Повсюду стояли японские полки, виднелись артиллерийские батареи. На древней столице Королевства-отшельника лежала печать угнетения. Смирившись с поражением, люди бесцельно слонялись по улицам.

        - Когда-нибудь эта земля проснется,  - сказал репортер юноше,  - прогресс нельзя остановить, а мы, как насекомые, пытаемся что-то сделать, изменить, тогда как все происходит само собой.
        За философскими размышлениями двое французов не заметили, как наступил вечер. Они решили возвратиться в гостиницу, где их ждал Солиньяк с Клавдией, чтобы принять окончательное решение о дальнейших планах. Отправиться в Японию или вернуться в Европу? Буль-де-Сон больше склонялся к последнему.

        - Послушайте, патрон,  - говорил юноша,  - я ведь на самом деле вовсе не Буль-де-Сон.

        - Чувствую, что тебе не хватает Парижа…

        - Да, и я не скрываю этого. Нам будет так хорошо в небольшом домике где-нибудь в Жуанвиле, или Перре, или в Бри-на-Марне. Я заведу семью.

        - Неужели?  - удивился Редон.  - Ты хочешь завести семью?

        - Почему бы и нет!

        - Догадываюсь, кому ты хочешь предложить руку и сердце. Роза Мукдена едет с тобой?

        - Бог мой! От вас, патрон, ничего не утаишь! Если прекрасная Янка даст согласие, я возьму ее и брата Пьеко с нами.

        - А маленького маньчжура?

        - Конечно! Вот семья и готова.
        В это время друзья проходили мимо статуи каменной черепахи. Вдруг перед ними как из-под земли выросла фигура человека в черном и произнесла загадочные слова:

        - Именем Вуонг-Тай-Ланя, будьте на этой площади завтра утром в восемь часов. Вас отведут к нему на свидание.

        - Вуонг-Тай!  - воскликнул Редон.  - Несчастный! Что с ним?
        Но человек уже исчез так же внезапно, как и появился.

        - Патрон, я не понимаю язык этих узкоглазых, но, кажется, догадался, что произошло что-то серьезное. Я спрашивал в гостинице, и мне сказали, что была совершена попытка переворота или восстания, но революционеров предали.

        - Безусловно, это говорилось о Вуонг-Тае. У этого человека доброе сердце, и он очень любит свою родину. Я конечно же откликнусь на его призыв.
        В назначенный час репортер прибыл на место. К его большому удивлению весь город кипел: многочисленные группы людей направлялись к воротам в стене, окружавшей дворец. Толпа увеличивалась с каждой минутой. Все кричали, жестикулировали и торопились куда-то, как будто боялись опоздать к началу какого-то заранее обещанного представления.
        Редон почувствовал на плече чью-то руку. Обернувшись, он увидел человека, чье лицо наполовину было спрятано под маской. Француз последовал за ним, задавая на ходу вопросы, насколько позволяло ему несовершенное знание языка. Тот оставался нем. Приглядевшись получше, репортер заметил на его глазах слезы.

        - Вы были одним из друзей Вуонг-Тая?  - шепотом спросил француз.
        Незнакомец опустил голову и пошел еще быстрее. Он ловко маневрировал в людском потоке, и наконец они оказались у стен крепости. Там кореец,  - а Редон не сомневался, что это был один из членов тайной организации Хонг-Так, той самой, что дала клятву отомстить за убийство императрицы,  - легонько постучал в железную дверь, которая тотчас отворилась.
        Мужчины очутились в узкой темной галерее, которая, казалось, удалялась в глубину стены. Они были одни. Пройдя через длинный коридор, Редон с корейцем вошли в ротонду[111 - Ротонда - круглая постройка, перекрытая куполом.]. Потолок имел форму купола, с высоты падал один-единственный луч света.
        То, что открылось взору, заставило ужаснуться даже видавшего виды репортера. Все стены круглого зала были в чугунных решетках, за которыми, как рептилии, кишели в грязи и мраке изуродованные человеческие существа. В одной из таких клеток, правда, отдельной, Поль Редон увидел Вуонг-Тая, сына императора, хотевшего отомстить за свою мать. Кореец не был покалечен, однако его приковали к стене цепями: за шею, запястья и щиколотки.
        Узнав голос репортера, кореец произнес хриплым голосом:

        - Мой французский друг,  - чувствовалось, что Вуонг-Тай очень страдал,  - я боролся, но меня победили, я хотел освободить мою страну от векового ига, но меня предали. Скажи тем, кто еще на свободе, как отец-император, продавшись чужестранцам, наказал своего сына за то, что тот слишком любил народ…

        - Послушайте, могу ли я что-нибудь сделать, чтобы облегчить вашу участь? У меня есть влиятельные друзья…

        - Даже не пытайся, дружище… Когда ты увидишь меня мертвым, ты поймешь, почему я не хочу, чтобы просили моего отца! Прощай!
        Провожающий увлек репортера за собой. Послышались шаги охранников, входивших в клетку к Вуонг-Таю.
        Редон содрогнулся: жалость сдавила его сердце. Он знал, что несчастный обречен. Его останки выбросят на съедение грифам, которые в Сеуле, как и в других восточных городах, как будто существуют для того, чтобы очищать улицы от грязи и даже от тел казненных.
        Восемь дней спустя великолепная морская яхта «Бессребреник» увозила друзей из Чемульпо в Европу. Роза Мукдена и брат Пьеко были в восторге от путешествия. Маленький маньчжур уже звал Атанаса Галюше и прекрасную Янку папой и мамой.
        Свадьба состоялась в Париже. Небольшой домик купили на берегах Марны. Поль Редон же решил проводить Солиньяка и Клавдию до Нью-Ойл-Сити.


        notes

        Примечания


1

        Речь идет о русско-японской войне 27 января 1904 -25 августа 1905 года, начатой Японией в целях борьбы за господство в северо-восточном Китае (Маньчжурия) и Корее. Закончилась позорным поражением России, понесшей огромные потери. Ускорила начало революции 1905 -1907 годов.

2

        Мукден (ныне Шэньян) - столица Маньчжурии, где 10 -25 февраля 1905 года в ожесточенном сражении японцы разгромили русские войска. Ныне крупный промышленный центр.

3

        Маньчжурия - историческое название северо-восточной части Китая. Происходит от названия раннефеодального государства Маньчжу, существовавшего в 1-й половине XVII века.

4

        Boule-de-Son (фр) - шар с веснушками. (Примеч. перев.)

5

        Дон Кихот и Санчо Панcа - благородный, с чистыми помыслами рыцарь и его пройдоха-слуга, герои романа испанского писателя Сервантеса Сааведра Мигеля де (1547 -1616) «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» (1605 -1615).

6

        Репортер - журналист, пишущий о текущих, недавних событиях с места их происшествия.

7

        Нейтралитет - невмешательство в чужие споры, в войны других государств.

8

        Мародер - грабитель, похищающий на поле сражения вещи убитых и раненых, а также мирного населения во время войны.

9

        Кома - бессознательное состояние, наступившее вследствие нервного потрясения, ушибов и болезней головного мозга, инфекционных и других заболеваний.

10

        Каскетка - военный головной убор во Франции.

11

        Полиглот - человек, владеющий многими языками.

12

        Самураи - привилегированная дворянская военная прослойка в Японии до 1868 года; здесь: японский воин вообще.

13

        Аляска - территория (1519 кв км) на крайнем северо-западе Северной Америки, открыта в XVII -XVIII веках русскими; в 1867 году продана царским правительством Соединенным Штатам.

14

        Прострация - угнетенное состояние с полным упадком сил и безразличием к окружающему.

15

        Порт-Артур (ныне Люйшунь) - город и порт в Китае, на юге бывшей Маньчжурии; в 1898 году сдан в аренду России; в русско-японскую войну взят японцами и остался за ними. Освобожден Советской Армией в 1945 году. В 1955 году безвозмездно передан Китаю.

16

        Рожественский Зиновий Петрович (1848 -1909) - русский вице-адмирал. В русско-японскую войну - командующий эскадрой, совершившей переход из Балтийского моря на Дальний Восток; потерпел страшное поражение под Цусимой (остров в Корейском проливе) 14 -15 мая 1905 года, взят раненным в плен. По возвращении в Россию судим, но затем помилован.

17

        Мадагаскар - остров в западной части Индийского океана, недалеко от восточного побережья Центральной Африки.

18

        Сингапур - остров на юге Азии, отделен от континента и Индонезии широким проливом.

19

        Аккредитовать - здесь: уполномочить на представительство при иностранной державе.

20

        Парировать - здесь: отражать нападки или доводы противника в споре.

21

        Корея - страна на одноименном полуострове в Восточной Азии. Государственные образования существовали здесь с начала н. э. С XIII века находилась в зависимости от Монголии, затем Японии. После второй мировой войны 1939 -1945 годов самостоятельна, разделена на две республики - Северную и Южную, враждующие друг с другом.

22

        Сеул - город, возникший в раннее средневековье; ныне - столица Южной Кореи.

23

        Гиена - хищное животное темно-полосатой окраски, длина тела около 1 м. Питается падалью; здесь употребляется в переносном смысле.

24

        Корпус - здесь: войсковое соединение, состоящее из нескольких дивизий.

25

        Суверен - носитель верховной власти.

26

        Мекка - город в Саудовской Аравии. Известен со II века. С VII века - священный город мусульман, место рождения основоположника исламской религии пророка Мухаммеда (Магомета) (ок. 570 - 632).

27

        Харбин - город на северо-востоке Китая. Возник в связи с началом строительства Россией Китайско-Восточной железной дороги в 1898 году. Среди населения было много русских (живут там и сейчас).

28

        Лама - монах буддийской церкви (Будда - 624 -544 гг. до н. э.  - основатель буддизма, одной из трех, наряду с христианством и исламом, мировых религий).

29

        В чем дело? (яп.)

30

        Галуны - золоченая или серебристая тесьма на военной форме; знак различия чинов.

31

        Кромвель Оливер (1599 -1658) - деятель Английской буржуазной революции XVII века. Содействовал казни короля и провозглашению республики. В 1653 году установил режим единоличной диктатуры.

32

        Эсперанто - искусственный международный язык, не получивший широкого распространения. Создатель - Заменгоф Людвик (1859 -1917).

33

        Айва - дерево, дающее плоды величиной с большое яблоко, твердые и желтые; идут на варенье, компот и т. д.

34

        Грассировать - картавить, смягчать звук «р» на французский манер.

35

        Фанатик - здесь: человек, с исключительной страстностью предающийся какому-нибудь делу.

36

        Вампиры - летучие мыши; питаются насекомыми; представление о том, что они являются кровососущими,  - устарело.

37

        Акцент - здесь: своеобразие в произношении, свойственное говорящему не на своем родном языке.

38

        Склеп - подземелье, в котором помещают гробы с телами умерших.

39

        Династия - ряд монархов (правителей государства) из одного и того же рода и той же фамилии.

40

        Коллизия - столкновение противоположных сил, стремлений, интересов.

41

        Монстр - чудовище, урод.

42

        Пагода - название индийских, японских и китайских храмов.

43

        Бонза - название, данное европейцами буддийским жрецам и монахам в Китае и Японии.

44

        Принц - титул члена царствующей семьи.

45

        Лабиринт - здание со сложными, запутанными ходами, из которого трудно выйти.

46

        Аминь - «истинно так!» - заключительное слово религиозной проповеди, молитвы.

47

        Миссионер - священнослужитель, посланный для религиозной пропаганды среди иноверцев (обычно в отсталые страны); одновременно обычно играл роль просветителя, лекаря.

48

        Соверен - английская золотая монета в один фунт стерлингов, содержащая 7, 3 г чистого золота. (Примеч. перев.)

49

        Ретироваться - отступить, поспешно удалиться.

50

        Конвульсивные - судорожные.

51

        Демарш - действие, выступление, мероприятие.

52

        Баталия - сражение, битва, схватка.

53

        Идол - изображение какого-либо предмета или существа, которому поклоняются или воздают божественные почести.

54

        Миссия - задание, поручение.

55

        Некрополь - большое кладбище в древних городах.

56

        Провидение, Промысл - по христианскому вероучению, непрерывное попечение Бога о Вселенной; также название Верховного существа, управляющего всеми мировыми событиями.

57

        Демон - в христианстве: злой дух, сатана, бес, дьявол.

58

        Оазис - участок пустыни, где есть вода и растительность. Здесь: район относительно культурный посреди общей дикости, неосвоенности.

59

        Гетры - подобие толстых чулок, охватывающих ногу от подколенья до щиколотки.

60

        Круп - часть туловища лошади от спины до хвоста.

61

        Антилопа - парнокопытное животное с рогами (у самцов), отчасти схожее с козами. Объект охоты (мясо, кожа).

62

        Летаргический сон - болезненное состояние, похожее на глубокий сон, продолжающийся до нескольких дней и даже недель.

63

        Клоака - скопище грязи, мусора.

64

        Юрта - переносное жилище; состоит из деревянного остова, покрытого шкурами или войлоком.

65

        Камзол - верхняя одежда, нечто вроде короткой поддевки без рукавов.

66

        Инстинкт - совокупность врожденных актов поведения, свойственных данному виду живого организма.

67

        Чемульпо (ныне Инчхон) - город и порт в Южной Корее, обслуживающий столицу страны - Сеул.

68

        Таверна - харчевня, кабак, трактир.

69


«Пантеон» данном случае не очень уместное для кабака название, ибо пантеон - монументальное здание для захоронения останков выдающихся людей.

70

        Бульмиш - разговорное название бульвара Святого Михаила (Мишеля), расположенного в студенческом квартале Парижа. (Примеч. перев.)

71

        Бургундское - вино, изготовленное в Бургундии, французской исторической провинции, в бассейне реки Сены.

72

        Ливр - старинная французская серебряная монета, равнялась 20 су; в 1795 году заменена франком, но продолжала оставаться в обращении.

73

        Банкноты - основной вид наличных денег.

74

        Перипетия - внезапная перемена в жизни, неожиданное осложнение, сложное обстоятельство.

75

        Маньяк - одержимый ненормальным, односторонним влечением к чему-либо.

76

        Фрагмент - обломок, отрывок, часть чего-либо.

77

        Мегера - здесь: злая, сварливая женщина.

78

        Спазмы - судороги мышц

79

        Колониальная каска - носимый европейцами в тропиках головной убор из коры пробкового дерева, шлем с одинаковыми передним и задним козырьками.

80

        Авеню - в городах Западной Европы и США широкая улица, обсаженная по обеим сторонам деревьями.

81

        Чета - супружеская пара, муж и жена.

82

        Лье - французская мера длины, равная примерно 4, 5 км.

83

        Светский - принадлежащий к привилегированным, образованным, богатым слоям общества.

84

        Гномы - в германских сказках подземные духи, владеющие сокровищами, скрытыми в земле; или сказочные маленькие человечки, добрые и злые.

85

        Маис - кукуруза.

86

        Грот - естественная или искусственная пещера.

87

        Гуманитарный - здесь: человечный, человеколюбивый.

88

        Рок - судьба.

89

        Амбициозный - имеющий чрезмерные запросы.

90

        Алиби - нахождение обвиняемого в момент, когда совершалось преступление, в другом месте как доказательство его невиновности.

91

        Гоби - полоса пустынь и полупустынь на юге и юго-востоке Монголии и прилегающих районах Китая, в основном равнины высотой 900 -1200 м, осадков очень мало, растительность разреженная.

92

        Агония - предсмертное состояние.

93

        Аккредитация - здесь: право на получение денег в каком-либо определенном банке.

94

        Гарантия - поручительство, обеспечение.

95

        Восстание Боксеров - так иностранцы называли народное антиимпериалистическое восстание в Китае в 1899 -1901 годах; его подлинное название Ихэцюань (по имени общества «Кулак во имя справедливости и согласия»), Подавлено войсками крупнейших государств, в том числе России.

96

        Банальный - заурядный, пошлый, давно всем известный.

97

        Гасконь - историческая область на юго-западе Франции.

98

        Галантный - изысканно вежливый, чрезвычайно обходительный.

99

        Фея - добрая волшебница в сказках (в других бывают и злые феи, но значительно реже).

100

        Апартаменты - большая удобная (часто богато обставленная) комната, квартира.

101

        Гангрена - омертвление ткани, органа, части тела вследствие нарушения кровоснабжения.

102

        Мультимиллионер - обладатель многомиллионного состояния (от лат. «multum» - много).

103

        Этап - передвижение войск или заключенных с остановками на пунктах, где выдается пища, организуются ночлег, медицинская помощь.

104

        Лава - здесь: расплавленные горные породы, извергаемые из кратера вулкана.

105

        Рептилии - пресмыкающиеся животные: крокодилы, ящерицы, змеи, черепахи.

106

        Во французском боксе используются удары ногами. (Примеч. перев.)

107

        Квази… - приставка, означающая «мнимый», «ненастоящий».

108

        Бенгалия - историческая область на юге Азии, в бассейнах нижнего течения реки Ганги и дельты Ганги и реки Брахмапутры.

109

        Шантаж - вымогательство путем запугивания и угроз.

110

        Кульминационный - достигнувший высшей степени, вершины.

111

        Ротонда - круглая постройка, перекрытая куполом.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к