Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Приключения / Акаёмов Андрей: " Сказание О Великом Рыцаре Легком И Его Крутобёдрой Подруге И Соратнике Сереге " - читать онлайн

Сохранить .
АКАЁМОВ АНДРЕЙ

        СКАЗАНИЕ О ВЕЛИКОМ РЫЦАРЕ ЛЕГКОМ И ЕГО КРУТОБЁДРОЙ ПОДРУГЕ И СОРАТНИКЕ СЕРЕГЕ


  
  Это был очередной полутупой полужурфикс полузнакомых полуидиотов. Смотрели слайды, курили, гоняли чаи и беседы за жисть и за политику."Ельцин, надежда продвинутой России, - такой же пидарас, как и все коммуняки. Заграница нам поможет, экстрасенсы нам помогут, инопланетяне нам помогут". Да здраствует рабовладельческий строй светлое будующее всего продвинутого человечества...
  Один придурок доказал телепатию и радиокинез при помощи колоды карт, потом достаточно оригинальными рассуждениями опроверг все мировые законы, и начал рассуждать на тему черно-белой магии. Тут уж и Легкий взбесился. Легкий - это не кличка, а фамилия. Такая же, как, например, Сидоров, только гораздо менее распространенная. Если уж до конца, то Легкий Владимир Федорович. Собсвенно, взбесил его не фокус , а несколько, скажем так, примитивный апломб, типа: "белые маги - за перестройку, черные - против." В общем, возьми он и скажи, что магия, как и жизнь, не бывает ни черной, ни белой, а все как-то больше серая. Но серый цвет - это суперпозиция всех цветов радуги, а не только черного и белого. Кто знает, Володьку (а отчеством и именем он в этой компании он так до сих пор и не разжился) поймет, что такое его поведение было для него совершенно не типично.
  - У Вас нестаичная комковато-прерывистая аура, возразил "белый маг", - Вам надо продуть чакры и сделать аактивный массаж экстримальных точек подключения к Вселенскому коонтину.
  - А Вы, кстати, к какой себя относите ? - спросила рыжая девица.
  - Пурпурный, - ответил Владимир, зная, что данный цвет слагается из синего и красного.
  - Аура не только плохая, а ее совсем нет. Желто-фиолетового оттенка, сказал "белый маг", загрязненная коричневыми крапками...А трехногая чаша у Вас есть ? а еще нужен меч и кольцо...
  - Извините, гражданин, - сказал Владимир, - Но народ должен бы знать, на каком основании вы распространяете суеверные теории чуждые самосознанию советского человека среди некоторой незначительной части наших соотечественников подверженых влиянию неустойчивого элемента. Должен предупредить вас что мой гражданский долг обязывает подать сигнал о Вашем недостойном поведении, порочащим честь и достоинство строителей комунизма , куда следует.
  - Сообщайте, - разрешил "белый маг", - Но имейте ввиду, что в этом случае Ваше биополе может совсем протухнуть. Потом не говорите, что это я во всем виноват, и не просите помочь. Сделать что-то будет ну совершенно невозможно.
  - Там компетентные товарищи там разберутся, - пообещал Легкий. Белый маг что-то ответил
  Но у Владимира уже отпало всякое желание слушать и разговаривать. Он и так израсходовал на этого идота свой годовой лимит трепа. В конце вечеринки к нему подошел сухощавый невысокий мужчина с короткой стрижкой, молодым лицом седыми волосами и каким- то странным выражением глаз одновременно внимательным и сумасшедшим. Представился Константином, дал красивую визитку и попросил когда ему Легкому будет удобно зайти без предварительной договоренности.
  На тот период у Легкого был небольшой душевный и производственный и личный кризис. А люди в таком состоянии обычно легче идут на контакты, чем все остальные. Ну а если инициатива контакта исходит не от них, и просят зайти, тут уж, как говорится... Фирма называлась НППМО OMЕGA.Тот, кто видел эту греческую букву, наверно, поймет те чувства, которые испытывал Владимир, когда заходил в это самое НППППМО.
  Константин надиктовывал письмо секретарше. Секретарша сидела не за пишущей машинкой, а за клавиатурой микроЭВМ. Собственно, диктовал, это, наверно, не совсем правильно сказано. - Документ 62-22-3 вот от этого до сюда. Теперь откройте 16-11-4. Вот это место. Пол, конечно, лучше заменить. Концовку нашу стандартную деловую. - Деловую с намеком или без намека ? - спросила секретарша. - С намеком, - сказал Константин, - Как скомпануете, покажете. I will talk to this man for eleven minutes.
  - I hope ten and half will be enough. - сказал Владимир, заходя за Константином в соседнюю комнату. В соседней комнате тоже был компьютер, но другой, заграничный импортного производства. Экран у него был цветной и в два раза больше, чем у компьютера секретарши. Судя по всему, он был американский, так как русские буквы к клавиатуре были приклеены. Причем, русские буквы не совпадали с американскими совершенно. Владимир уже слышал про персональные компьютеры, но видел их впервые. Вероятно, он все-таки как-то видал свой интерес.
  - IBM PC AT 286 yellow ruble sorok. Tea ?
  - Yes, thank you.
  - У нас работает 42 человека, - перешел на русский Константин, - Из них 39 - на временных договорах. С трудовой нужно 6. Caveant consales. Как Вы смотрите насчет небольшого испытания ? И подвинул к Владимиру блюдечко с конфетками. - Во времена те с сахаром дела обстояли очень плохо - скупали самогонщики. С конфетами и того хуже, -скупали те, кто привык время от времени есть сахар. А конфеты были шикарные. Прибалтика. Владимир взял одну, а после немого разрешения - еще одну. Константин за это время выдал на экран компьютера какой-то нелепо-верблюжий график. - Наш партнер, точнее его поставки. Собственно, только поставками он и может управлять. А по этой оси - финансовая выгода. Видите, если поставки уменьшаются, то он прогорает из-за высоких накладных расходов. Если увеличиваются, ему придется искать альтернативный транспорт, а это тоже увеличение цены. Так вот создали мы ему ситуацию, что те поставки, которые сейчас есть, совершенно невозможны. На бумаге. Но он об этом и не догадывается. Это вот партнер нашего партнера не мы . Будет много - сгниет, мало прогорит. Но точка оптимизации другая.
  Графики были выведены разным цветом на одной оси. И то, что их горбы не совпадают, было видно очень наглядно.
  - Ваши предложения ? спросил Константин.
  - Если это помидоры Поставлять другой сорт, болие дорогие и лучьше хранимые предложил Владимир, - Чтобы привести в соответствие весо-стоимость.
  - Но ведь придется же отказываться от привычных поставщиков. - возразил Константин.
  - А нам то что ? - спросил Владимир, сделав ударение на слове "нам". Это же не мы, это же наши партнеры.
  - Трудовая у Вас, надеюсь, с собой? Сросил константин
  Уложились они ровно в 11 минут. Следующим документом, который переродила секретарша, был приказ о приеме на работу Легкого Владимира Федоровича.
  
  
  Сейчас этих кооперативов...Размножаются простым амебным делением. Ну и, положим, не намного сильнее будут. Идея та же: хорошо спи, плохо - дергайся пока не станет хорошо. Там причина слабости сама идея создания. Проехаться на ком-то и обеспечить должностями себя и своих родственников. Фирмами кудв денутся они станут. Структурная организация Фирмы положим ненамного совершеннее будет Капитализм - такая зараза. По этой крокодильей тропе ходить надо подумавши. По-капитализма что пол-собаки. Вариться в этом дерьме можно только если есть идея, иначе наче столько сам деградируешь, что потеряешь минимальное необходимое самоуважение и желание дергаться.
  - Так идея- цель или средство ? - спросил Владимир.
  - Цель...средства, Константин попробовал эти слова на вкус и они ему явно не понравились,
  - Идея - это идея. Я просто о том, что мы можем не опасаться за свое существование.
  - Какие сейчас котируются ? спросил Владимир. Мировое господство или безбедное сущестование. Наша цель
  - это мы сами, - продолжил Константин, - А это очень и очень серьезная... цель!. Если бы мы поставили себе задачу распространить свою идеологию по всему миру, мы бы эту задачу выполнили за два года. Но слава владычице эту задачу мы никогда не поставим. Наша задача: быть самими собой. Таких как мы много быть не может. Мир этот и без того тесен до чрезвычайности.
  Обеспечением самого себя самим собой Владимир занялся в тот же день. Работа эта была трудная и многоэтапная. Этап, который достался ему, заключался в сравнении случайных рядов, полученных разными способами. Одним из этих способов был он сам. Случайные ряды проверялись на рядность и на случайность. Для этого использовался механизм, который в обычной повседневной жизни служит для архивации данных. Механизм этот был реализован на компьютере с оригинальным электротехническим названием искра и представлял собой несколько программ, носящих простые заграничные и оригинальные названия . Он архивировал эти самые неизвестно откуда взявшиеся ряды, а потом сравниваля их заархивированные длины. Впрочем, если честно, делал это не совсем он, а программа, написанная Константином. Ряды добывали те, кто был на договорах. Добывали из самых разных мест. Владимир же служил промежуточным звеном между тем и другим.
  Работа, конечно, была интелегентная творческая интересная, захватывающая, необычная и совершенно бесполезная. Но не сложная и особых проблем в ней, вроде, быть не должно. Проблемы впрочем были. Во-первых, подозрительные ряды надо было смешивать, переставлять и читать задом наперед. Во-вторых, этих рядов было очень уж много. Кроме того, для совсем уж подозрительных рядов предполагалось использование каких-то не менее подозрительных программулек. Впрочем результаты от этого так и не появлялись. Конечно, что-то было в том, что похожие свойства были у последовательностей, полученных самыми разными методами. Но вот как это использовать, не знал никто да и никто узнать особенно и не старался.
  - Понимаете, - говорил Константин,- Жизнеспособность структуры- это какой-то оптимум. А оптимум нельзя развивать, оптимуму можно только соответствовать. Общество в общем-то никогда особым умом не блистало. Слишком глупые структуры, конечно, развалятся, но и слишком умные никто терпеть не будет. Ум, сила, красота - это такие качества, которые вызывают восхищение только в том случае, когда они где-то далеко. В реальной же жизни они вызывают раздражение, которое их же и погубит. Бороться можно только с одним противником, но это раздражение примиряет даже самых непримиримых врагов и конкурентов. А если уж и боятся напасть, то наблюдают, выжидают и дают сигнал другим как только увидят, что есть шанс.
  Внешне мы выглядим как вполне обычная купи-распродайная лавочка, и нельзя допустить, чтобы мы выглядели как-то иначе. Поэтому мы вынуждены напрвлять избыток своего совершенства и интеллекта на какие-то неразумные цели.
  - Пронюхают ? - спросил Владимир.
  - Отбрешемся, - сказал Константин, - В конце концов у нас в Уставе декларируется поддержка и развитие наукоемких технологий.
  
  Легкий жил и работал по-сталински, то есть просыпался в обед, приходил на работу после обеда, уходил, точнее, уезжал хорошо далеко за полночь. Называлось это рациональным использованием выислительной техники. Впрочем, ни он сам, ни техника были не против подобного использования. Машина у Легкого была хорошая, а вот квартира плохая. Консантин уже давно предлагал бросить старуху и перебраться поближе к работе. Но во-первых, Легкий не любил резких перемен, во-вторых, у старухи был гараж, в-третьих, в случае этих перемен варить борщь пришлось бы самому.
  Бревно лежало поперек дороги и совершеннейшим образом сбивало как с мыслей, так и с самой дороги. Тут хочешь - не хочешь , а остановишься. Но как только Легкий это сделал, к машине подбежала толпа из пятидесяти представителей мелкого рогатого скота, а один из этих представителей начал тыкать стволом в стекло и Легкого. Легкий попробовал подать назад, но под задние колеса уже что-то подложили. Пришлось выходить разбираться. Первым делом он отобрал кольт у придурка, который его явно не заслуживал, и выстрелил в него два раза в упор. Но, наверно, промахнулся. В третий раз выстрелить не удалось, на него накинули мешок, затянули на шее петлю и долго и не сильно били. Потом куда-то несли, везли, потом опять несли. И в конце концов запихали в красивую, ну просто сил нет до чего старомодную комнату, в которой сидел красивый молодой высокий очень старомодный парень. В комнате была люстра, ковры, зеркала хрусталь неимоверных размеров сервант, комод и стол. Парень был похож на старинного пролетарского поэта Блока.
  - Так и знал, сказал он, - Что Фильке нельзя давать заряженную петарду. Хотя, конечно, ризон у меня была несколько другая... Вы не интересуетесь, какая ?
  - Не интересуюсь. ответил Легкий.
  - А я Вам все-таки объясню. сказал Блок. Вместо объяснения в квартире погас свет, и откуда-то выпал экран, на котором стали мелькать слайды, изображающие эпизоды из жизни какого-то жизнерадостного юноши. Вьюнош был с родителями, с девушкой, с собакой, кошкой,и мышкой. Везде он улыбался, как, впрочем, и его собачье окружение.
  - Это предпоследний его снимок,- сказал Блок, показывая наиболее жизнерадостную картинку, Перед тем, как он эплай фо ворку к этому вашему Констан-тан-тину. А вот ласт.
  Последний снимок резко контрастировал с предпоследним. Был он очень печальный, спокойный, строгий. И вообще этот вид ему немножко шел, как, впрочем, и гроб, в котором он лежал.
  - Острая сердечная недостаточность. С чего бы это?
  - У нас очень трудная и ответственная работа, - сказал Легкий, Не всякий выдерживает.
  - Наверное, все-таки очень ответственная, потому что Сема сковырнулся за рару ауэров. На экране опять замелькали слайды схожей тематики и со схожим концом. Впрочем, изображали они жизнь уже другого человека и был он, вроде как, постарше и покрепче.
  - Саркома, сказал Блок,которого, как выяснилось, звали Леонидом, Что Вы на это со-вритэ?
  - Ничего не скажу, ответил Легкий.
  - Почему не скажете? спросил Блок Леонидович.
  - Потому что не знаю. Что я Вам, вирус что ли?
  - А узнать сможете?
  - Смогу, но вряд ли захочу.
  - Объясняю ситуэйшину, сказал Леонид, растягивая слова, - Сам я категорический противник смертной казни, но у нас тут гроуп, коллегия пять-за, один-против. Око за глаз, фиксу за зуб экз и эс за все остальное. Но я их уговорил дать мне шанс, и если Вы нам будете нужны, то мы съедим кого-нибудь другого. Имеем же мы в конце концов право хотя бы узнать, что вы там делаете с нашими ведущими сотрудниками.
  - Если вы не хотите обращаться в прокупатуру общественность и милицию, - сказал Легкий, - То я советовал бы обратиться в кооперативное исследовательское бюро "Юстас". Я, правда, не имею полномочий рекламировать их деятельность.
  - А мы эти самые юстасы и есть. И уж против тех метод, которые мы применяем для рисёчей, Вы вряд будете возражать. Хотя бы потому... На экране появился последний слайд. Личность, которую отпевали на этот раз была Легкому даже немного знакома. Это был тот самый козел, с которым он поспорил в гостях.
  - Что же вы, имея такую статистику, спросил Легкий, Посылаете на верную смерть еще одного своего достойного представителя ?
  - Да никто его не посылал. Сам пошел. кража с проникновением. Хотя, конечно, никакой кражи, только проникновение. Узнал, где ваш Кискентин прячет ключи от сейфа и решил воспользоваться. Я этого ламера предупреждал. Филькин брат, кстати. Вот такая вот некрасивая хистори, Владимир Федорович. И, кстати, повешу я Вас на нее совершенно профессионально и без всяких проблем.
  - Зачем же на меня ее вешать ? Ведь пять человек за. Или Вы тоже работаете на Константина ?
  - Не работаю. К нему очень трудно устроиться. А что касается пяти "за", так я еще надеюсь Вас уговорить. А вот если неуговорю, так повешу просто для того, чтоб у Вас не возникло каких-нибудь недостойных мыслей.
  - А какие средства Вы предпочитаете для казни? - спросил Легкий.
  - Предпочитаем суицидное самоубиение. Хотя, конечно, его трудно организовывать, зато потом меньше проблем.
  - Если что я бы мог посодействовать, - предложил Легкий. Предлагаю такой перспективный жизнеутверждающий вариант. У вас там пять к шести, как я понял? Берем кольт, там аккурат шесть дырок, вставляем туда пять пломб, крутим барабан...
  - Не годится. Револьвер придется оставлять на месте, а Филя, по-моему, своего бразу ценил меньше, чем его. Давайте уж что но изи. Возьмем кубик, Вы загадаете каку-нибудь нум, но если уж выпадет какой-нибудь не тот, то без дураков. Обещаете?
  - Если выпадет какая-нибудь не та цифра,то будет без умного человека,пообещал Легкий.
  - Надеюсь, этим умным человеком все-таки будете Вы, а не я. У нас тут таблеточки бенобруметана. Просто,категорично и со вкусом и даже немного приятно.
  - Таблеточки не понадобятся, сказал Легкий,- Потому что выпадет "тройка".
  - Это вы официально заявляете ?
  - Рсписку ?
  - Магнитофон... Леонид долго и проблематично тряс стаканчик с кубиком, после чего выбросил "тройку".
  - Идите, сказал он, Пока свободны. Впрочем, Вы, конечно, извините, но до машины Вас проводят. И, знаете, такой дружеский совет: Вы все-таки воздержитесь от желания рассказать то, что здесь произошло кому-либо. Те неприятности, которые у Вас были, слава богу, закончились. Но ведь, знаете же, могут быть и новые.
  
  Просто диву даешься, сколь многое было написано в Уставе консалтинговой аудиторской фирмы "Юстас", и сколь разнообразных физических и юридических она привлекала для обеспечения этих своих возможностей. Сотрудники были большей частью временнные, но их было много и разных: от красного профессора научного коммунизма до народного целителя шамана мухомороеда. И самое, пожалуй, удивительное, что это был один и тот же человек. Хотя, конечно, в 90 % случаев работа "Юстасов" осбых способностей не требовала и заключалась в выработке научно-обоснованных рекомендаций ведения кадровой политики. Попросту говоря, обосновывали сокращение штатов. Директор заключал договор, давал список, они под этот список подводили жутко научную базу психологической совместимости сотрудников друг с другом и математическими моделями развития и производственным процесом (если он был). Если вы думаете, что это очень легко, то ошибаетесь. С некоторыми да, но есть такие люди, которых не выгонищь никакими методами. "Юстасы" могли справиться с кем угодно. И если нельзя было ориентироваться на интегральное диференцирование пдхода и
производственные показатели, ориентировались на мнение коллектива. А когда подводил коллектив, натравливали на этот самый коллектив психологов-экстрасенсов, которые запугивали его вампирами, черными аурами, прерывистым биополем и прочими вещами, увидеть которые было невозможно и поспорить с которыми было затруднительно. Конечно, неудачи у Юстасов были. Но неудачи были у дирекции, а не у Юстасов. Нет да нет, эти самые экстрасенсы промывали ауру кому-нибудь из обреченных и он оставался на работе вплоть до следующего сокращения. Но стирка стоила дорого, и соглашались на нее далеко не все. Начальство- же утешали оптимизацией, синхронизацией , теорией катастроф и точкой перегиба. Впрочем если уж быть до конца честным то тут, как говорится, рыночные отношения - кто больше заплатит. Впрочем, директора обычно соглашались немного подождать. Так и так получалось подозрительно, если наука увольняла всех неугодных . А то, что солидные, приезжающие на черных "Волгах" мужики в дорогих костюмах и нечесанные придурки, заговаривающие воду и сжигающие чужие ногти, принадлежат к одному структурному подразделению, никто
обычно и не догадывался. Еще в "Юстасе" служили бывшие воры и бывшие миллиционеры. Но, вероятно, бывшими они оказались не из-за выполнения научно-обоснованных рекомендаций ведения кадровой политики, а по какой-то другой причине.
  
  Константин долго хохотал над историей Легкого. После чего послал Лидочку за кисточкой-белкой, аллюминиевой краской, фотобумагой и реактивами. Клизму возьми крикнул он ей вдогонку
  А скоч? спросила Лидочка. -
  есть, - сказал Константин. Потом он поговорил с невысоким молодым человеком, которого недавно приняли на работу и еще не успели положитьв гроб. Молодой человек, которого, кстати, звали Владом, молча кивнул и смылся в неизвестном направлении. Вскоре Лидочка принесла кисточки и они с Константином стали покрывать сейф и стол Константина алюминиевым порошком. Связующим лаком они при этом не пользовались. Сначала насыпали на поверхность порошок, сдували кизмой если поверхность не позволяла работали кисточками потом прилепляли туда скоч, скоч отдирали и прилепляли по новой к черным квадратикам, которые Легкий настриг из черно фото-бумажной упаковки, а когда они кончились, стали лепить к черным квадратикам, которые Легкий производил, окуная засвеченную фотобумагу в проявитель. На обратной стороне писали место, где это было взято. Вскоре приехал Влад с двумя бутылками и одним стаканом, которые подвергли той же унизительной операции. Потом все вчетвером сели сличать отпечатки. Точнее, впятером, потому что в конце вызвонили неизвестно откуда высокую соломоволосую темноглазую крестьянского направления девицу.  Алик, как выяснилось, оставил отпечатков великое множество всех своих рук, а возможно, и ног. Потому что они проверили и свои отпечатки, и нашли несколько штук не поддающихся идентификации. Для восстановления картины все данные загнали в компьютер. Картина вырисовывалась прямо таки жуткая: Алик, используя ключ, взятый у вахтера, проник в помещение. после чего из стола Константина достал ключ от сейфа, который открыл и забрал все папки, лежащие там. Папки перемешав сложил на место, закрыл сейф и подлейшим образом проник к компьютеру. Облапав его весь самым кошмарным неподобающим позорящим честь и достоинство советского человека образом, покинул помещение. Когда картина была восстановлена со всей полнотой, Константин позвонил Леониду, которого почему-то назвал Сергеем.
  - Серега! заорал он в трубку,- Это что еще за фокусы?! Ты что это моих людей пугаешь? Володька заявился на работу в одиннадцать часов. С ним этого сроду никогда не бывало. Что там Сергей Леонидович Блок пробубнил в трубку, никто не слышал, но Константин закричал опять:
  - Какая такая информация? Ну так бы сразу и сказал. Нет, в обед нельзя. Приходи часика в четыре, у нас в это время что-то вроде производственного собрания, и писюк свободен. Какой пароль? А что там написано? Диск reboot user? Короче, открываешь флопарь и никакого тебе ребоута. Значит так, папка называется RAZBЕRI. Там все, что нагребли за день и еще не разобрали. Дискеты? Дискеты может и не хватить. Возьми на всякий случай парочку или хотя бы хайденсик. Архиваторами полдьзоваться умеешь? Ладно, спросишь Лидочку, она научит. Не архивариус, а архиватор. марахайка такая. Короче, в четыре часа минут двадцать могу дать, на большее не расчитывай. Или покупайте мне еще одну писишку. Ну не знаю, сколько стоит. И чтоб никакой красной. В крайнем случае желтая.
  В четыре часа у них действительно было что-то вроде производственного собрания. Собирались в комнате, которая обычно служила для заключения договоров, пили приготовленный Лидочкой кофе и в вольной форме докладывались о результатах работы. Если результатов не было, не докладывались. Нет да нет, уговаривали своего единственного программиста написать еще одну программу. Программист был очень грамотный и программы писал очень грамотные, друг на друга ориентированные. Лишних вопросов не задавал и работал быстро, но его все время надо было уговаривать. Если это не помогало, Константин произноси самую страшную свою угрозу: - Ладно, Толик, говорил он миролюбивым голосом, занят, значит занят. Сам напишу. На бейсике.
  Каждый раз реакция программиста была абсолютно предсказуемой. Он кипятился, взрывался, выяснял имена и форматы входных и выходных и убегал работать. Работал он дома на благородном Паскале и высоком Си, а кухонный бейсик считал абортом цивилизации. У программиста был еще один недостаток. Он никогда не говорил о существовании параллелных разработок. А если и говорил, то в таких выражениях, что пользоваться этими самыми разработками мог только совершенно уж бесчуственный идиот. Впрочем, пользовались все, а Легкий в первую очередь. Эта самая разработка под названием "множественная корелляция устраивала его во многом, но не во всем. Вот для этого-то и не всего надо было писать дополнительный модуль, а значит признаваться программисту, что он использует чужое ПО. а от таких вещей беднягу мог хватить удар. А то, что работать откажется, так это уж, как говорится, на все 100.
  - Начнет ведь, гад, писать такой-же пакет, сказал Константин, - ознакомившись с проблемой, - И наверняка протянет месяца на два, не меньше. Давай-ка это представим как данные, полученные из стороннего источника. Может тогда удастся что-нибудь сделать. Ну и дискетки придется этому подлецу купить. С чем это он их там ест, совершенно не представляю. А пока что вы смотрите насчет того чтобы развеяться сменить обстановку ?
  - С удовольствием ответил Легкий но сначала развяжу пару хвостов
  
  
  Чем дольше Легкий служил у Константина, тем сильнее он чувствовал себя мужем, который обо всем узнает последним. В лавочке явно шевелились какие-то непонятные впрочем некриминальные дела. Причем, понять, какие, было совершенно невозможно. Хотя, конечно, если откровенно говорить, Легкий особенно и не пытался. Работа была интересная, зарплата - не менее интересная, а коллектив более интересный, чем зарплата. Но вот этот-то коллектив себя и вел совершенно непонятно. Появлялись какие-то незнакомые рожи, исчезали знакомые. Потом они появлялись в каком-то ином странном виде - одни обветренные загорелые, другие выглядели как после долгой попойки. Третьи выглядели так же, как обычно, но начинали себя как-то странно вести. Последним в максимальной степени соответствовала Влада, которая вдруг ни с того ни с сего совершенно бесстыдным и откровенным образом начала приставать к Легкому, ни в коей мере не скрывая своих намерений, скорее, даже наоборот. Надо сказать что у Легкого было что-то такое что нравилось женщнам но каки они обэтом догадывались понять было совершенно невозможно потому что что то такое он
прятал под двумя слоями материи сначала трусов а потом штанов. Извлекал же наружу редко совсем для других целей без свидетелей и в нерабочем состоянии. Но орентация Влады на что-то такое была столь сильна что она могла найти это где угодно в темноте и против ветра
  - Не могу,- сказал Легкий,- С полячками не взаимоотношаюсь.
  - Я только наполовину полячка,- сказала Влада,- Причем на верхнюю. а нижняя половина у меня здешняя отечественная. Болие того отмеченая знаком качества
  - А кем?
  - Неважно И я считаю, что ты должен с ней что-нибудь сделать.
  - Я ничего достойного не могу с ней сделать, - ответил Легкий, Вот уже сетьдесят лет как я бесповоротный и неустойчивый импотент.
  - А до этого кем был?- спросила Влада.
  - Пассивным онанистом-гомосексуалистом,- ответил Легкий.
  - Так тебя надо лечить, - посочуствовала Влада , - И переориентировать. На общечеловеческие ценности.
  - Увы, - сказаол Легкий, - Там нечего ориентировать, отсохло и отвалилось за ненадобностью. Кроме того, не забывай, что ты секретарша начальника.
  - Можно и без этого я пробовала к тому же не дави я этого не люьлю не секретарша я,- сказала Влада, Агент... И все это делаю по его непосредственным указаниям.
  - Тащи справку,- сказал Легкий,- На фирменном бланке с печатью. Влада удалилась, и через пару минут пришла со справкой. В справке было написано: "Справка дана Владе Пшех...Пфеф...тьфу ты черт, опять забыл, в том, что она может ебаться сколько угодно с чем сочтет нужным. За душевные травмы, аборты и венерические болезни Администрация ответственности не несет." Подпись. Печать. Была еще справка о венерических болезнях, в том смысле, что их не было.
  - Пошли в договоряшку, надо ловить момент.
  - Какой момент?- спросил Легкий,- У меня же такой справки нет. И любви у нас тоже нет а только агентурная работа
  - Будет и то и другое,- сказала Влада.
  - А душевные травмы? - спросил Легкий.
  - У меня не бывает душевных травм,- сказала Влада.
  - У меня бывают, - ответил Легкий, - К тому же у меня есть весь большой выбор венерических болезней. К тому же я не так воспитан и не могу поплатиться принципами...
  - А аборты у тебя есть?- спросила Влада.
  - Нет.
  - Будут. Я забыла тебе сказать, что я - активная лесбиянка. Изакончила курсы гомикопатии.
  С этими словами Влада схватила и потащила его в договоряшку. Легкий сопротивлялся как мог. Он схватился сначала за карандаш, потом за лист бумаги, но не смог за них удержаться. Договоряшкой называлась комната для ведения переговоров с деловыми партнерами. Она была обставлена огромаднейшими креслами, маленькими столиками. Сколько ни вбухивали денег в дизайн этой комнаты, и каких художников к этому ни привлекали, все равно получался какой-то наипохабнейший просовеченный кич. Поэтому с деловыми партнерами заключали сделки обычно в коридоре или в крайнем случае на лестнице. Пару сделок умудрились даже заключить в туалете. Договоряшку же использовали для релаксации, когда все равно, где, все равно, что и все равно, с кем. Впрочем, кресла, не смотря на свой припохабнейший вид, были довольно мягкими и неплохо стыковывались друг с другом.
  Влада закрыла дверь, выключила свет и начала раздевать Легкого. Раздевала долго и не очень грамотно. Но после того, как раздела, не стала использовать появившиеся возможности, а схватила Легкого за руку и куда-то потащила. Контора Константина находилась на втором этаже трехэтажного здания, принадлежащего какой-то бюрократической организации, которая сдала несколько комнат в аренду кооперативам. Здание было старое, с низкими потолками и не очень большое. Поэтому Легкий никак не мог понять, куда Влада его тащит. Было темно, а в конце они уже бежали. Причем, бежали так долго, что здание, каким бы оно ни было, просто не могло так продолжаться. Бенжали в абсолютной темноте. Потом очутились в какой-то круглой комнате. Под ногами были то ли матрасы, то ли паласы, то ли вообще неизвестно что. Комната была темная, по стенам со страшной скоростью кружились какие-то светящиеся звездочки. Над головой тоже были звезды: яркие, мохнатые натуральные и неподвижные. Легкий ничего не успел спросить. Впрочем, если бы и успел, то все равно бы не спросил. Потому что они с какой-то неистовостью набросились друг на друга.
Что это было и сколько это продолжалось, сказать невозможно. Но все это было и все это продолжалось.
  
  
  Он просыпался долго. И он никак не мог понять не только, где он находится, но и кто он такой. Но то, что он - не он, он понял сразу. Он сидел возле дороги в одежде, которая была ему совершенно незнакома. Зеленые из плотной ткани облегающие штаны с висящим, впрочем, задом. Полу-носки, полу-сапоги из толстой рыжей кожи. Длинная голубая рубашка и бордовая с прорехами куртка. Темно зеленый плащь. Очень красивый пояс из серебристых колец с висящим на нем мечом, сумка, полукруглая и совершенно уж дурацкая шапка. Но самым удивительным был горизонт, точнее мираж, который маячил на этом самом горизонте. Мираж этот изображал еще один горизонт, с уходящей вдаль дорогой. И вроде был еще один мираж, и вроде как, еще один (каждый следующий мираж был бледнее предыдущего). Еще на небе был странный узор из серых точек непонтной симетрии Легий сел, помотал головой, пытаясь понять, где он находится и как сюда попал. Потом попытался это вспомнить. Но не удалось сделать ни того, ни другого. Постепенно миражи стали зыбкими, и как-то ненавязчиво сгрупировались один в другой. Но яснее от этого не стало, скорее, наоборот.
Впрочем, если есть дорога, то надо по ней идти. А так как идти было все равно куда, он решил идти вниз, воспользовавшись тем, что дорога имела еле заметный уклон. Перед этим он вытряхнул сумку, обнаружив там кусок вареного мяса, засохший хлеб и пол-фляги с водой. Кроме того, у пояса был кошелек, набитый мелкой красивой старинной неизвестной валютой, и самое главное - к поясу был пристегнут меч красоты и остроты необыкновенной. В черных кожаных ножнах, отделанных проволочным серебрянным витьем.
  Вниз шлось легко, а местность была довольно красивая- холмы, купы деревьев и ни малейших следов ни человека, ни его деятельности. Даже на дороге их не было.
  Город открылся как-то неожиданно, стоял на берегу большой реки и делился ей на две равные части. И это был именно город, потому что он был огорожен крепостной стеной. С гор к нему стекалось несколько дорог. И еще одна дорога шла вдоль реки. Пожалуй, самое интересноебыло в том, что город не был окружен деревнями, полями и фермами. Он существовал как бы сам по себе. Высокогорное плато, по которому он шел, в этом месте резко спускалось вниз. А дорога на этом резком спуске была уже не грунтовая, а мощеная крупными булыжниками. Спустился он за какой-то час, но солнце к этому времени уже село. У ворот его ждал стражник. Стражник был невысокого роста, старый, бородатый, в шлеме, с алебардой и лицом бывшего алкоголика.
  - Здравствуй, путник,- зычно и высокопарно сказал он,- Приветствую тебя в нашем славном городе Ритане. Я здесь для того, чтобы взимать пошлину за вход, а так же не пропускать людей с оружием.
  - Что же мне меч продать или здесь оставить что ли?- спросил Легкий.
  - Можешь и оставить, - ответил стражник на очень знакомом Легкому языке.
  - Этот меч я не могу оставить,- ответил Легкий,- Это символ моей нелегкой профессии и единственный кормилец на большой дороге.
  - А ты можешь дать обещание, что не будешь извлекать его из ножен в пределах городской черты?- спросил стражник.
  - Не могу, - ответил Легкий, - Я же не знаю, что у вас творится за этой самой чертой. Легкий отвечал на том же языке, причем откуда он его знал, он не знал совершенно.
  - Всякое творится, - сказал стражник, - Но с каждым конкретным случаем разбираются индивидуально. Дай-ка сюда твою дрючку. Не волнуйся, верну через 2 минуты. Вернул он меч не через три минуты, а меньше, чем через тридцать секунд. У основания меча была маленькая дырочка, такая же дырочка была в ножнах. Когда Легкий рассматривал меч, он так и не понял ее назначение. Сейчас это стало ясно. Через эти дырочки была продета проволочка с пломбой.
  - Государственная, - сказал стражник, - Год тюрьмы и пять полноценных золотых штрафа. Но с каждым случаем, как я уже говорил, разбираются индивидуально.
  - И что будет если разберутся? - спросил Легкий.
  - В таком случае будет "или" а не "и".
  - Если не секрет, как у вас тут вообще с политической обстановкой и охраной общественного порядка? Есть у меня шансы ходить по улицам, не прибегая к помощи этого инструмента?
  - Да кому ты нужен? - ответил стражник,- Ходи сколько влезет. Днем, конечно, и желательно по центральным улицам. В этом городе двенадцать ворот, и все улицы, которые от них ведут, - центральные. Так что до мэрии доберешься. А там, кстати, недалеко гостиница "Одинокий рыцарь". Если читать не умеешь, узнаешь по вывеске. С тебя, кстати, одна серебряная, медная- за пломбу.
  - Так я, выходит, еще свои неудобства оплачиваю?- спросил Легкий.
  - Что делать,- по-философски сказал стражник, - Вся наша жизнь- это оплата наших собственных неудобств.
  Комната, которую ему предоставили в гостинице, вмещала только кровать и маленький столик-подоконник. Вторым неудобством было то, что горячие блюда в гостинице запрещалось готовить. Но за один медяк ему дали флягу кислого вина и кусок не менее кислого сыра. Спал он крепко, без сновидений. А утром пошел осматривать город. Город был небольшой, очень чистый, и буквально на первых шагах к нему пристал какой-то малый, вызвавшийся быть слугой, гидом, кем угодно, лишь бы заплатили.
  - Шпион мне не нужен, - сказал Легкий, - А гид на пару дней понадобится. Что же касается злачных мест, то это уж как-нибудь в другой раз ладно, а пока своди к гадальщику, провидцу или кто у вас там есть.
  - Есть ясновидец,- сказал малый,- Очень хороший, но берет дорого.
  - Меня не интересует, сколько он там берет, а интересует, жулик или нет.
  - Жулики в этом городе все, - ответил малый,- Это вообще город жуликов, но он не больший жулик, чем все остальные. Впрочем, и не меньший.
  Жулик принимал в собственном офисе и был пучеглазым старикашкой с всклокоченной бородкой.
  - Этого надуть не удастся, - сказал он гиду,- Так что твоя доля уменьшается. А ты садись, Легкий Владимир, только не думай, что это какое-то колдовство Под таким именем ты записался у городских ворот, а сплетни здесь распространяются быстро. Но сам понимаешь, платить надо и за них. Поэтому с 2 серебрянных и начнем.
  - Это еще за что? -спросил Легкий.
  - Ты платишь за собственные неудобства, - сказал ясновидец. А платишь мне потому, что я один могу тебе сказать то, что никто другой сказать тебе не может.
  После этого они вдвоем и с превеликим трудом прогнали гида и прошли в маленькую комнату, обвешанную толстыми коврами.
  - Здесь мы можем говорить спокойно, - сказал ясновидец,- Я плачу за то, что мне приносят сплетни, но мне никто не платит за то, что я их кому-то приношу. Ты можешь быть абсолютно уверен, что о твоем деле будут знать только два человека: ты и я. Впрочем, кое-что я уже знаю. Первое - что тебя несколько смущает некоторая, скажем так, раздвоенность. Второе, что у тебя некоторые проблемы с целями твоего пребывания здесь.
  Сказав это, он сел за маленький столик на колесах и налил в стеклянную посудину воду из большой глиняной бутыли и смотрел на эту воду с полчаса наверное. После чего сказал:
  - Ты знаешь, я ничего не буду тебе говорить. Те вопросы, что у тебя есть, слишком серьезные вопросы и они не из любопытства, они нужны для действия. А действие будет разное в зависимости от того, где ты получишь ответы на свои вопросы и от кого ты получишь эти ответы. Ответ я, скажем так, знаю, но не понимаю. Кроме того, как мне кажется, я его недостоин. Тебе надо идти в храм Владычицы. Уровень твоих вопросов и уровень ответов на них хоть как-то соответствует уровню этого храма.
  - Может, чтоб частично отработать деньги, ты хотяя бы объяснишь, где этот храм находится?- спросил Легкий.
  - Да любая собака знает,- ответил провидец. Впрочем, эти собаки наверняка тебе покажут не тот храм, а его, скажем так, официальную столичную версию. Поэтому спрашивай храм Владычицы на горе.
  - Ты же в курсе всех сплетен, - сказал Легкий, - Может что-то посоветуешь.
  - Иди с купчиками до старой крепости, - посоветовал провидец, - Там формируются караваны. Наверняка какой-нибудь из них будет проходить рядом.
  В старой крепости караванов формировалось много, но долго. "Своего" каравана Легкому пришлось ждать почти полтора месяца. Провел он их в тренеровках и приобретении навыков обращения с холодным оружием. Правда, свой меч он для этого не использовал, а использовал учебный. Учебный меч - это просто железная палка. Пропустить удар этой палки, конечно, неприятно, но не смертельно. Противником Легкого был огромадный неприлично волосатый мужик, который в этой крепости чуть ли не жил. Его услуги ценили и звали на сопровождение почти всех караванов. Но он свои услуги ценил не меньше и заряжал такую цену, что караванщики предпочитали обходиться без него и его услуг.
  Какие-то рефлексы на фехтование у Легкого были, и иногда получалось даже неплохо. Но мужик, которого, кстати, звали Гардт побеждал его в одиннадцати случаях из двенадцати.
  Наконец скопился караван, который был нужен Легкому. Правда, охранником его туда не взяли. Во-первых, он не принадлежал к их цеху, во-вторых, его никто не знал, ну и в третьих, он собирался покинуть караван на середине пути. Впрочем, если будет рубаловка, участвовать в ней придется всем. В предгорьях жило какое-то уж совсем дикое нецивилизованное разбойничье племя, которое никогда не брало ни пленных, ни заложников. Это племя практически полностью изолировало горы от долины. Но именно это делало караванный бизнес таким привлекательным. В горах практически не было соли и было много золота. В додлине же наоборот. Правительственные войска постоянно воевали с этим племенем, и совсем недавно пришло сообщение, что кочевников разогнали, и с теми, что остались, достигнуто перемирие. Но никто этому не верил.
  Вышли рано утром. Легкий взял в аренду гужевой транспорт молодую ослицу Симочку. Купить ее было не намного дороже, но в этом случае надо было самому заботиться о прокорме обвязке и прочих вещах. А ему предстояло самостоятельное трехдневное путешествие по горам. Три дня туда, неивестно сколько обратно. Вполне возможно, что и там дня три. Двенадцать дней, почти двадцать килограмм продуктов. Ну и там одеяла, щит, запасные подметки. Тащить все это на себе, конечно, можно, но караван идет быстро.
  В общем, вышли. Ни в первый, ни во второй, ни в третий день ничего особенного не произошло. Каждый вечер забивали очередного козла, стадо которых гнали с собой. Утром доедали то, что приготовили вечером. Днем - чай, сыр, сухофрукты сухари. На третий день появились сопровождающие. Они держались на безопасном расстоянии и к каравану близко не подходили. Кочевники - не кочевники, разбойники - не разбойники, понять было невозможно. И кочевники, и разбойники вели сходный образ жизни, имели общую культуру и привычку одеваться и очень плавно без излишних проблем переходили друг в друга.
  - Были бы у них серьезные намерения, давно бы полезли торговаться, или попрошайничать - сказал главный, - Думаю, имеет смысл сохранять боевую готовность.
  Боевая готовность означала , что надо надеть на себя все железо, которое везли в обозах. Это где-то килограмм сорок на каждого, не меньше. В таких доспехах ходить совершенно невозможно, а уж в жару тем более. Поэтому договорились, что из шести стражников в доспехах будут двое и на лошадях, а на опасных участках одевать железо будут все. Сейчас они как раз прошли такой опасный участок. Лет десять назад один караван в этом месте нарвался на засаду. Железо поскидывали на телеги и расслабились, когда вдруг услышали крик дозорного. Дорога в этом месте шла по краю пропасти. Нападающие устроились в кустах чуть выше и пускали оттуда тростниковые стрелы. А дорогу перегородили щитоносцы. Они стояли очень плотно, а некоторые, возможно, и сидели, потому что из щитов торчал целый лес копий. Луки у нападающих были слабые. Стреляли они плохо. Купцы быстро расхватали оружие и попрятались за повозки. Воины напяливали доспехи, а те, что были в доспехах, гарцевали на лошадях перед копьями. Но на дороге с трудом помещалось две лошади, а напротив каждой было не меньше шести копий. Легкий вспомнил совет Гардта, схватил
чей-то щит и попробовал проскользнуть между копий. В щит ткнулось чье-то копье, Легкий чисто автоматически попытался отклонить его мечом и совершенно неожиданно для самого себя без всяких видимых усилий разрубил его пополам. Он взмахнул мечом еще раз, и к его ногам упало еще две палки, которые когда-то были копьями. с таким мечом можно было работать. Делая им огромные круговые движения, Легкий стал приближаться к щитоносцам. Щиты были огромные, обоженные дубовые, обитые медными пластинами. Из-под щитов виднелись только каски с прорезями для глаз. Легкий махнул мечом и с немалым удивлением для самого себя разрубил и щит, и его обладателя, а так же серьезно задел его соседа. Еще несколько движений, и от заслона на дороге не осталось ничего, не считая кучи дров и окровавленных туш. Остальные, туши побросав щиты, с воплями бежали. Легкий загнал меч в ножны, уклонился от стрелы, пущенной кем-то сверху, и пошел занимать свое место в караване.
  Перекус на этот раз сделали чкуть раньше, чем запланировали.
  - Там наверху всадники были и камней они припасли, чтобы скатывать вниз. Заслон поставили только для того, чтоб мы скопились в одном месте. Если б не эта твоя дрючка, нам бы, наверно, плохо пришлось. Так что я вроде как твой должник.
  - Не стоит об этом, - сказал Легкий, - Заплати сколько положено за боевые и будем в расчете.
  - Покажи-ка свою махалку, - попросил главный,- Хочется, знаешь, посмотреть оружие, каким можно делать такие штуки.
  - Покажу,- сказал Легкий,- Но в руки не дам.
  - Знаю, знаю ваши суеверия, - сказал главный, трогая лезвие, - Хороший меч, но есть зазубрины.
  - Без зазубрин меча не бывает, - сказал Легкий.
  - Бывает,- ответил главный, - А почему на нем крови нет?
  - Вытер,- сказал Легкий,- Чтоб не прилипал к ножнам.
  - Может пропутешествуешь с нами до конца? - спросил главный, - Двойная оплата.
  - Да нет, знаешь,- сказал Легкий,- Как-нибудь в другой раз.
  Вернулся разведчик, который сказал, что кочевники, оказывается, наверху еще установили несколько повозок, груженных камнями. Такая повозка да с такого разгона...В общем-то очень дешево отделались. Один убитый (стрела), двое легко раненных. У кочевников - четыре трупа.
  Легкий покинул караван через четыре дня после нападения. Ему предстояло пройти категорийный перевал и форсировать горную речку. Главный начертил ему подробную карту и подарил кольцо с рубином, объяснив, что с этим кольцом он может расчитывать на помощь в любом караван-сарае.
  Перевал Легкий взял без особых приключений. Вниз, правда, пришлось идти долго и без воды. По дороге он разобрался с мечом. Оказывается тот меч, который он осматривал сам и тот меч, который показал главному, был вовсе не тем мечтом, которым он перерубал кучу народа. Один меч вставлялся в другой, используя его наподобие ножен. Второй меч был вдвое уже и настолько тонкий, что в торец его не было видно. Это второй меч разрубал что угодно, и рана от этого меча, если ее не растянуть, заживала практически мгновенно. Его можно было даже воткнуть в камень и вытащить, и на камне после этого не оставалось никаких следов. Не смотря на свою малую толщину, он был довольно тяжелый, а выхватить его удалось по той причине, что Легкий так и не снял пломбу, которую ему поставил стражник. Хорошо, что он догадался это сделать, когда главный попросил посмотреть оружие. Впрочем, второй меч тоже был неплохой, но разрубить человека в полном вооружении пополам им было, конечно, невозможно. Уже на выходе к большой реке Легкому опять пришлось поработать своим ножиком. Дорогу преградили столь плотные заросли каких-то кустов,
что пройти их каким-либо иным способом было невозможно. С рекой тоже были приключения. Утонуть не утонул, но пополоскало на переправе его здорово, а сухарные крошки, которые он взял вместо хлеба, превратились в редкостную пакость.
  Впрочем, дальше дорога была гораздо проще и инструкция тоже не намного сложнее: "После большого камня идти вдоль воды и найти маленькую тропинку, отходящую от воды. Большой камень был очень уж большой, маленькая тропинка - очень уж маленькая, а подъем наверх крутой, но недолгий. Скоро он закончился маленькой площадкой , красиво замаскированной деревьями, на которой сидела худая старуха в кожаном халате без рукавов, но с капюшоном.
  - Здесь случано не храм Владычицы?- спросил Легкий.
  - Случайно храм,- ответила старуха.
  - А ты, случаем, не его хранительница?
  - Случаем,- А ты,- случайно не его ищешь?
  - Совершенно случайно и именно его.
  - Тебе не кажется,- спросила старуха,- Что как-то слишком много случайностей для столь важного и судьбоносного события, которое перевернет судьбы многих народов и будет переведо на многие языки мира?
  - Иногда кажется, - ответил Легкий, - А иногда не кажется. По понедельнакам, вторникам, четвергам кажется, а по всем остальным пяти дням не кажется. А точно переведут? Я надеюсь, когда они будут это делать, то не забудут упомянуть, что я держался скромно и с достоинством.
  - Черта с два,- сказала старуха,- Все переврут, сволочи. Мне добавят годков, пририсуют горб и лишат девственности. А тебя вместо Федоровича запишут Ведеровичем.
  - А ты знаешь,- сказал Легкий,- Ты зря его стесняешься, твой горб тебе даже очень идет, создает какое-то необъяснимое своеобразие. Как ты думаешь, я должен что-то пожертвовать на храм или ну его на хер?
  - Кому пожертвовать? Владычице?- спросила старуха,- А она вроде не из бедных будет. Как никак целым миром владеет.
  - А храм у нее что такой задрипанный?- спросил Легкий, - Могла бы в конце концов крышу из тростника сделать.
  - Мир положем тоже не из приятных ну и если б Владычица разбрасывалась на такую мелочь, черта с два бы ей мир доверили, - ответила старуха, - А красивая у тебя дрючка, продолжила она, - Я то уж думала, она окончательно от нас ушла.
  - А что ты про нее знаешь? - спросил Легкий,- Я же, собственно, из-за нее и пришел.
  - Про нее знаю многое но не все, - сказала старуха,- Про тебя почти ничего. Самое важное знание, что она отбирает жизнь у тех, кто ей владеет. Причем, отбирает не от конца, а из середины. А про тебя мне бы хотелось знать: ты тот, у которого отобрали, или тот, кому отобрали?
  - Давай разбираться с этим вместе,- сказал Легкий, доставая вино, сухофрукты и вяленое мясо.
  - Да, - сказала старуха через некоторое время,- Интересная история. Надеюсь, ты разрешишь мне ее использование? Давай я тебе расскажу все, что знаю по этим вопросам, а там уж вместе попытаемся сообразить, на каком мы свете. Для начала меч. Ты что-нибудь про драконов знаешь?
  - Знаю, что они под охраной, - сказал Легкий,- И что вроде бы очень крупный штраф с того, кто его убьет. Одного видел и,откровенно говоря, совершенно не представляю козодоя, который пожелает этот штраф заплатить.
  - Четыре с половиной тысячи лет назад, - сказала старуха,- Драконы спасли мир. Кочевники, знаешь ли. Раньше их было гораздо больше, и все их хозяйство держалось на том, что они собирали скотину в большом количестве и гоняли с места на место в поисках корма. Дикий и необразованный совершенно некультурный народ без каких либо социальных инстинктов и трудовых традиций. А драконы так устроены, что охотятся за стадами. И не выхватывают а загонеют ... Вот они и лишили кочевников ихней экономической базы. А кочевая угроза тогда была очень серьезная. Драконы спасли нашу цивилизацию. Более того, их специально переправили сюда из другого мира чтобы они это сделали. Говорят, что это сделала Владычица, но это, скажем, не совсем так. Просто сама Владычица из другого мира, и те, кто переправил драконов, тоже. Все бы хорошо, но эти драконы не очень то к нашим условиям приспособлены. Не физически, тут у них проблем нет, какие-то психологические проблемы. И нет да нет кто нибудь из этих милых крошек да свихнется. А живут они черт те знает сколько. Растут всю жизнь и совершеннейшим образом не умирают. И такие
кошмарные крокодилы вымахивают, что ничем их не возьмешь.
  - Понимаю, - сказал Легкий, - Воздушное превосходство. А как выражается их сумасшествие?
  - Да на людей нападают, динозавры проклятые, - ответила старуха, Нет, на одного человека, конечно, никогда не нападут. Городов они тоже боятся. А если там сельская ярмарка или караван. В общем, очень некрасивая история получается.
  - Так этот меч, - догадался Легкий, - Переправили сюда хозяева драконов, чтобы поддерживать их численность?
  - Численность их поддерживаь не надо. Сами себя прекрасно поддерживают. А вот от свихнутых людоедов избавляться время от времени приходится. В каждой мэрии есть список драконов, подлежащих уничтожению. И за каждого награда в соответствии с его размером и причиненным ущербом. Деньги очень даже неплохие и, думаю, тебе придется этим заняться.
  - Очень надо, - сказал Легкий,- Продам я этот шампур, больше возьму я слышал, император обещал неплохую награду тому, кто эту штуку ему притащит.
  - Твое право,- сказала старуха, - Дураков им помахать всегда найдется более, чем достаточно. Теперь о твоем деле. Как я поняла, ты из другого мира, и в вашем мире драконов нет и таких вещей не производят. И нашли вы с ним друг друга не потому, что вы - родственники, а по какой-то другой причине.
  - Противоположности сходятся,- ответил Легкий,- А разноименные заряды притягиваются.
  - Как, как ты сказал? - спросила старуха, - Разноименные заряды? Оригинально. Впрочем, не буду лезть в твои сексуальные проблемы. В моем возрасте это может быть воспринято как-то неадекватно. Так вот в этом мире еще есть чаша и перстень. Что они там делают, и для чего нужны,- не суть как важно. Но когда они все вместе соберутся в одном месте и в одно время, то Владычице то ли очень хочется, то ли совсем не хочется. Короче, как-то ее можно этим шантажировать. А император старому балбесу жить надоело. Вот и решил на старости лет и растряси этот гадюшник, провернув аферу с владычицей . Терять то ему нечего... И вроде бы как чаша уже у него.
  - Ты вроде как намекаешь, - сказал Легкий, - Что я тоже могу провернуть подобную аферу и уговорить Владычицу вернуть меня в мой мир.
  - Почему же намекаю? - спросила старуха, - Я прямо так и говорю, что от этой дрючки избавляться еще рановато.
  - Но тут одна тонкость есть,- сказал Легкий,- Меня вроде как ваш мир не устраивал только в одном- никак я не мог понять, как в нем очутился. а сейчас понимание-не понимание, а что-то такое уже начало проявляться.
  - Я же сказала, что мне вроде как решать твои сексуальные проблемы не совсем прилично. Но если все-таки соберешь все это барахло в одном месте, дай знать. Тут недалеко есть хорошая смотровая площадка, залезу на нее и посмотрю конец мира.
  
  Легкому все-таки пришлось заняться этими долбанутыми психованными планерами. Причина была самая банальная - деньги, точнее их отсутствие. За сопровождение караванов платили очень даже неплохо, но тут была большая опасность засветить меч. А с драконом дерешься один на один. Собственно, с ним и можно было драться только один на один. Одного человека дракон просто не воспринимал. Так что можно было без проблем подойти (а драконы глухие) холодным утречком с подветренной стороны и безпроблемно рубить голову. Собственно, с первым, третьим, четвертым, девятым и одиннадцатым драконами так хоть не с первого раза но произошло. Но этот гад попался упорный и какой-то уж очень подлый. Он уже несколько раз притворялся мертвым, а когда Легкий приближался, выкидывал какой-нибудь фокус. Взлететь, слава Владычице, он не мог. Старому дракону, чтобы взлететь, надо бежать и бежать вниз, и желательно еще иметь при этом встречный ветер и небольшую уступочку. И как раз путь ко всему этому перегородил Легкий со своей махалкой. Дракон так устроен, что в случае опасности он всегда пытается взлететь. А когда эта самая
опасность увеличивается от его желания, он выходит из себя, начинает бить хвостом о землю, царапать ее и жутко шипеть и хлопать крыльями. Лапами дракон драться не может, они у него слабые и он на них с трудом стоит. Подцепить что-нибуть на лету это еще както получается а стоя на одеой ударить другой и напороться на мечь...дураков нет Может драться хвостом и головой. Хвостом ему ничего не стоит сбить слона, но работает он им не очень точно. К тому же имеет дурную привычку смотреть куда собирается бить. Существует масса способов ухода от хвоста дракона, и Легкий уже перепробовал их почти все. Можно было, конечно, просто отрубить хвост, возможность эта появлялась и не один раз. Но в этом случае дракон начнет дико дергаться, и к нему уже не подберешься. А хвосты у драконов вырастают как у ящериц. Легкому нужен был удар головой. Тут надо просто развернуться и рубануть по этой самой голове на обратном ходе, а потом повернуть меч, чтобы голова его не сбила. Ну а когда от этой самой головы останется только шланг с кровью, надо драпать как можно быстрее. У дракона два мозга, и тот, что возле крыльев,
превращает обезглавленного птеродактиля в бешено крутящийся комок мышц, который разносит все и вся к чертям пересобачачьим. Но до этого Легкому еще было далеко. Он, конечно, здорово его покалечил, срезал пол костяного гребня, здорово порвал крылья. Крылья у дракона еще и система охлаждения, поэтому кровищи было много. Такого дракона в живых оставлять нельзя. Этот старый симулянт уже убил двух человек. а с порванными крыльями может и вовсе бросить всякую другую добычу. У драконов есть излюбленный прием. Они ударяют тебя носом и вроде пытаются сбить с ног костяным гребнем. Ударить носом в середину щита дракон все-таки не идиот. Нос у дракона довольно таки чувствителдьное место, а щит у Легкого был утыкан клыками родственников этого крокодила. Хватать же зубами меч дракон все-таки не будет, каким бы дураком он ни был. Вот и остаются всякие подленькие штучки да обманные финты, которые может быть и были бы уместны для какого-нибудь лесного тушканчика, но для летающей змеюки двадцатиметровой длины выглядят как-то не очень солидно.
  Тут эта тварь расставила ноги, оперлась на крылья и начала выгибать шею. "Клевок",- жуткая штучка. Сам он ни разу на него не нарвался, но в литературе читал. Клевок дракон делает гораздо быстрее, чем прямой удар, и в сторону можно просто не успеть отскочить. К тому же стоять и смотреть, задрав голову, тоже не очень удобно. А ведь клевок может быть и обратным финтом для обратного удара. Махнет головой где-нибудь рядом, а потом собьет крылом или хвостом по ногам ударит. Этот так делать не будет, - внезапно понял Легкий, - Слишком много он днлал обманных финтов. Наверняка хотел меня приучить к тому, что он старый и осторожный. Какими бы дураками драконы ни были, но в драке они - стратеги высочайшего класса. Единственная проблема - чуть-чуть переигрывают. Отскочить в стороны, махнуть мечом и подпрыгнуть, потому что пойдет хвост. Этот придурок не зря разбросал все камни во время драки. Он может спокойно пустить хвост на высоте пять сантиметров. А если не пять сантиметров, а пятьдесят? - подумал Легкий,- Пятьдесят сантиметров - напрется на меч, даже если я просто держу его в руке. Не будет этот крокодил
рисковать. Но этот змей-горыныч рисковал. Рисковал здорово. Клевок он не довел буквально пяти сантиметров до меча Легкого. И Легкий чисто автоматически после маха опустил меч вниз и встретил лезвием огромное кожаное бревно, которое летело на него. Как он отскочил, он не понял и сам. Бревно разлетелось на две части, причем, обе части задергались, со страшной силой молотя по земле. Легкий рванул в сторону, потому что о каком-то разумном поведении тут не могло быть и речи. Но тут перед ним мелькнула голова с раздвоенным языком и выпученными глазами. Дажен не понимая, что он делает, Легкий махнул мечом и побежал дальше.
  Жуткое чудище без головы и хвоста еще часа три било о землю ногами, крыльями и остатками того и другого.Это было страшное зрелище, и Легкий благодарил Владычицу за то, что она позволила ему наблюдать это со стороны.
  Когда эта бешеная дерготня наконец кончилась, он перекусил и устроился ждать мародеров-живодеров. Просто диву даешься, с какой скоростью эти пираты узнавали о добыче и приезжали на место. Драконы, точнее их останки находили разнообразное применение в народном хозяйстве империи Итабар. А то, что не находило применения в народном хозяйстве, шло в медицину и народное целительство. Остатки скупали доморощенные колдуны, самозванные ведьмы и просто какие-то козодои. В общем, раздраконивали бедягу так, что от него даже кишков не оставалось.
  На этот раз приехал старый толстый дуралей, которого Легкий терпеть не мог.
  - Здорово, герой!- крикнул тот слазия с маленькой пегой кобылки, Ты, я слышал, мертвечинку продаешь?
  - Пошел в жопу, старый пропидорасеный тушканчик, ответил Легкий, тихо - Дракон собственность императора, и должен быть разделан императорскими егерями, и они, кстати, больше заплатят.
  - Долго же тебе их ждать придется,- прохихикал дуралей. Они, знаешь, немножко хе-хе заблудились и поехали нсовсем по той дороге. Пока разберутся, вернутся, неделя. И что от него останется? А вонять будет...
  - А мне не к спеху. К тому же у меня финансовые проблемы.
  - Да тебе за эту ящерку двенадцать монет наградных отвалят.
  - Десять,- сказал Легкий,- И егеря шесть.
  - Черта с два шесть, - сказал дуралей, - Ты сам здорово сбил цены.
  - Слушай, я же сказал, пошел в жопу. Ну не нравишься ты мне. Придет какой-нибудь другой козохвост, может еще и так сдам.
  - А если не секрет, почему это я тебе не нравлюсь? Вот всем нравлюсь, а тебе не нравлюсь.
  - Да потому что в прошлый раз ты мне подсунул фальшивый золотой.
  - Да быть того не может! Я все деньги проверяю.
  - Может, может, что я тебе врать что ли буду?
  - Не будешь,- согласился дуралей, - Но всен-таки дай слово рыцаря, что это так.
  - Бери слово и это в жопу в жопу...
  - Слушай, я не знал, правда- сказал дуралей,- Самого надули. Монета была фальшивая или неполноценная?
  - Свинец внутри...
  - Слушай, ну честное слово не знал! Знал бы, разве пришел бы торговаться? Знал бы, послал бы помощника. Я компенсирую. Короче, два за ящерку плюс полная компенсация.
  - Два?!- спросил Легкий,- Да ты за кожу и кровь больше получишь.
  - Шкурку ты здорово покалечил, а из крови половина уже разбрызгана. Можно, конечно, продать в розницу, но ты же знаешь, какие это проблемы.
  - Твои проблемы- это твои проблемы.
  - Да-а-а, никогда не думал, что благородные рыцари такие торгаши.
  - С чего это ты взял, что я торгуюсь?- спросил Легкий,- Пока что я тебя просил уйти в одно скажем так достойное тебя место.
  Они поговорили еще с пол-часа. И в результате этого разговора Легкий разбогател на три с половиной золотых плюс любая лошадь на выбор. Лошади были одна хуже другой, но Легкий все-таки нашел себе более или менее приличного конька, выломал у дракона два клыка (правый - в магистратуру, левый- на щит), и ппопытался поскорее покинуть это страшное место, которое уже воняло. Впрочем, воможно вонь исходила от живописной группы, одетой в разнообразнейшие лохмотья, которые уже облепили несчастное пресмыкающееся как мухи... (так ли уж надо объяснять, что облепляют мухи).
  
  
  В мэрии чиновник внимательно осмотрел драконий клык и спросил:
  - Тебе как- деньгами или свидетельство выдать?
  - Давай лучше свидетельство. Именное.
  - Тут такое дело, - сказал чиновник, - Десять тебе положено от императора и еще один золотой насобирали местные власти, итого одиннадцать монет. Я выпишу сразу на одиннадцать?
  - Выписывай на сразу на одиннадцать,- согласился Легкий.
  - Так, распишись вот здесь и вот здесь. И тут, кстати, тебе секретное сообщение. Придворная статс-дама Фешетта - надсмотрщица над королевскими книгами предлагает тебе встретиться для возобновления интимных взаимоотношений.
  - В жизни своей не трахался с библиотекаршами.
  - И не будешь? - спросил чиновник.
  - И не буду.
  - Тогда распишись вот здесь. Легкий расписался. Чиновник пошарил в бюро, вытащил какую-то бумажку тяжко вздохнул и по складам прочитал:
  - ИБМ Писи Эйти 286 эмэсдос три точка ноль... А теперь будешь?
  - спросил он.
  - Вопрос официальны? - спросил Легкий.
  - Официальный.
  - Придется.
  - Тогда расписывайся, - сказал чиновник и указал место, где надо расписаться.
  Легкий расписался, чиновник вручил ему запечатанный конверт.
  - Это ты расписался в получении, а теперь распишись в том, что конверт запечатан.
  Легкий проверил конверт и расписался.
  - Больше нигде не надо расписываться?- спросил он.
  - Распишешься на месте,- сказал чиновник, - Приятного секса. Она, говорят, дамочка ничего себе победительница прошлогоднего конкурса .
  В письме был огромнейший план проникновения в императорский дворец. Входные пароли, отзывы, нумерация дверей и стражников, услугами которых можно пользоваться. Императора, располагая такой информацией, конечно, не свергнешь, но книжку из закрытого фонда библиотеки слямзить можно очень и очень проффесионально. Все это очень походило на ловушку, поэтому Легкий решил освободиться от лезвия и пронести только его платиновые ножны. Он уже нашел способ отделять это лезвие от рукоятки. Лезвие он оставил в гостинице, но не в своем номере, а в соседнем. Потом записался на прием к какому-то мелкому чинуше и проник во дворец. Дальше пошла работа по плану и по обстоятельствам.
  
  
  Императорский дворец - это почти семьдесят (если не семсот) километров темных корридоров. Император воплощал свои неожиденные архитектурные устремления, просто пристраивая к дворцу новое крыло. А жил он долго и очень и очень любил архитектуру.
  Легкий бродил по дворцу с пол дня, наверное. Пока наконец не оказался в маленьком тесном закутке. Отсчитал четыре двери и вошел в пятую. Что угодно ожидал увидеть Легкий, но только не это. Это была внутренность средней московской коммунальной квартиры. Стол, низенькая тахта, стулья с тонюсенькими ножками, Дверь на открытую веренду была замаскированна под окно (до окон итабарская архитектура так и не додумалась) квадратное, без витражей и с большими стеклами. И никаких тебе ковров, резных панелей, огромных бронзовых вонючих светильников и прочего антиквариата.
  - Привет, - сказала Влада, отрываясь от конспекта. Долго же ты блуждал. Мне уже два часа как донесли о твоем прибытии.
  - Да у вас тут дивизию можно потерять, - ответил Легкий, Кавалерийскую. С боевыми слонами.
  - Кофе будешь? Сейчас вскипячу.
  - Вскипятишь? - не понял Легкий. (готовили во дворцах как и в гостиницах отдельно)
  - Да я тут немного экспериментирую с электричеством. Лампочек еще делать не научилась, какие-то недолговечные получаются. А кипятильники высший класс. Только вот уже третий прут.
  - А кто ?- спросил Легкий.
  - Секретная служба,- ответила Влада.
  - А им-то зачем ?
  - Как, ты разве не слышал про волшебную чашу, в которой ночью горит огонь, а днем кипит вода, если ее туда налить?
  - А ночью что, электричество отключают?- спросил Легкий.
  - Ночью я кофе не пью, - ответила Влада,- А электричество у меня от б-а-аольшой такой батарейки.
  - И охота тебе развлекаться? - спросил Легкий.
  - Это было условием вступления в должность. Я насвистела, что мне надо поопаться в старинных книгах чтобы сделать эту самую чашу. Уже штук пять сделала, но этим придуркам все кажется, что я самую лучшую оставила для себя.
  Рассказывая все это, Влада намолотила и вскипятила кофе. Кофе был хороший, хотя имел какой-то странный привкус.
  - Желудин?- спросил Легкий натуральный?
  - Обижаешь, начальник, - сказала Влада, - Самый что ни на есть класик. Тут его пользуют в качестве лекарства. Породы просто не отработаны... Но я уже потихонечку приучаю этих напыщеных идиотов его пить. А у тебя настоящий драконобой ?
  - Настоящий, Но скажем так, не все время. ты, я гляжу, много читаешь?- спросил Легкий, осматривая полку с книгами.
  - Nobile oblige,- ответила Влада.
  - "Чародействие гаданием",- прочитал Легкий название книги, которую Влада конспектировала.- Надеешься, пригодится?
  - Зря смеешься, - ответила Влада, - Там у нас таких знаний нет. Представляешь, тут написано как предсказаниями можно добиться чтобы произошли те или иные события. Причем, не обязательно те, которые предсказываешь. Константин над этим работал но не очень удачно...
  - А ты когда назад собираешься?- спросил Легкий.
  - Пока мне спешить некуда,- ответила Влада, - Ты, кстати, как?
  - Да хоть сейчас,- сказал Легкий.
  - Хоть сейчас не желательно, - сказала Влада,- Нас тут трое. Мы втроем сюда прибыли и втроем должны уйти. Так что, если желаешь смыться, ты должен найти третьего.
  - А кто он или она ? - спросил Легкий. И где?
  - Он . А чтоб я знала. Но он тебя знает, и ты его тоже знаешь.
  - А может это ты с ним трахалась, а не я?- спросил Легкий, - Я как-то не замечал у себя подобных ориентиров.
  - Секс здесь совершенно ни при чем, хотя при чем, конечно, но связь здесь косвенная, а не прямая. И как-то он в эту косвенную связь встроился.
  - Слушай, давай все-таки подробнее. Обо всех этих милых связях и путешествиях, в которых я оказался, кстати, ни в малейшей степени того не желая...
  - Если думаешь, что я много знаю...В общем-то мы часто совершаем подобные journeys. Я как раз хотела отправиться с тобой в одно место познакомить с ситуацией, но влез какой-то козодой и все испортил. Оказались мы совсем в другом, далеко друг от друга и совершенно не вовремя.
  - А как вообще эти путешествия происходят?- спросил Легкий.
  - Путешествуем не мы, путешествует наше сознание. Там, откуда мы прибыли, мы просто спим. И это, кстати, самое неприятное.
  - А что тут неприятного? - спросил Легкий, - Хоть выспимся. А что касается сновидений, то они меня вроде как даже немного устраивают. Чувствую, что скоро начнутся эротические.
  - Я вижу, что ты это чувствуешь,- сказала Влада, - Но тут есть один момент. Точнее, не один и вовсе не момент. Ты здесь уже около года. Там- тоже.
  - Это как так? - спросил Легкий, - Что же я там ем и куда, извините...
  - Извините, под себя, - ответила Влада, - А ешь, судя по всему, глюкозу из капельницы и манную кашу через шлангу. И проснешься худой, без мышц, состарившись на 12 лет.
  - Так надо найти того парнокопыного и просыпаться немедленно. Почему ты говоришь...
  - Найти того козлопаса надо, а вот проснуться получится, но нельзя.
  - Почему?
  - Объясняю. Я вообще-то тут не развлекаюсь, а работаю. Через этот мир можно пройти в другой, и там нам будет открыта кое-какая информация. Но тот мир еще не готов. И готов будет лет через 10 с хвостиком.
  - То есть там этой информации нет?
  - Информация там есть, но ее еще не сказали. А, к сожалению, заставить ее сказать невозможно, можно только подслушать.
  - А как-нибудь в другой раз туда попасть можно?
  - Вряд ли,- ответила Влада, - Я еще раз напоминаю:мы здесь случайно.
  - И эта информация прямо такая ценная?
  - В общем-то Константин считает ее самым важным знанием всех времен и всех миров. Но он, естественно, ошибается. Она гораздо важнее.
  - Но ты знаешь, мне как-то не улыбается просыпаться старым сорокалетним дистрофиком.
  - А мне, знаешь, как-то тоже,- сказала Влада, - Поэтому то я тебя и вызвонила.
  - А что мы можем делать?- спросил Легкий.
  - А что мы можем еще делать? - спросила Влада, - Трахаться, конечно.
  - И что, поможет?
  - Если как в тот раз, то вряд ли. Надо гораздо дольше. Собственно говоря, надо постоянно.
  - Для физкультуры или для долголетия?- спросил Легкий.
  - И для того и для другого. Клетки деградируют постоянно. А во время секса умирают те, которые старые.
  - А там мы тоже будем трахаться?
  - В начале, вероятно, нет. А потом, надеюсь, получится.
  - А ты уверена, что мы лежим на соседних кроватях?
  - Уверена. Константин свою работу знает.
  - А этот третий лишний рядом не лежит? Вдруг я его трахну, а не тебя?
  - Надеюсь, что нет. Вряд ли кто-нибудь заинтересован в его долголетии.
  - Что, можно начинать? - спросил Легкий.
  - Подожди немного. Попробуй сначала пошевелить пальцами. Да не так, а вот так. Легкий шевелил пальцами по-разному, но Владе так и не понравилось.
  - Ладно,- сказала она,- Еще кофе будешь?
  - Буду. Но ты все-таки объясни мне, это все сон или это на самом деле?
  - Там- это сон, а здесь это на самом деле. Ты бы все-таки разделся. Слуги сюда не заходят.
  - А ты почему не разденешься?
  - А мне в кайф когда меня раздевают.
  - Вношу предложение,- сказал Легкий, - Я тебя быстренько раздеваю, потом ты одеваешься и я тебя раздеваю снова, и так несколько раз до полного кайфа. А секс с кайфом делать не будем. Если его делать с кайфом, он долго не получится.
  - А мне долго и не надо,- сказала Влада,-Сутки-двое вполне устроят.
  - Сутки-двое? - возмутился Легкий, - Ты же сказала, десять лет с хвостиком!
  - Сначала научись шевелить пальцами. Ой, я сказала пальцами...
  Как-то внезапно у них все это получилось, и как-то совсем по-другому, чем планировали. Легкий упыхался совершенно. Он впадал в какое-то забытье, потом выходил из него, и так и не мог понять, где он и что с ним. Ночь в Ингебане всегда была темная. На этот раз она была даже темнее обычного. Легкий уже несколько раз просыпался за ночь, и каждый раз это пробуждение он использовал для того, чтобы замедлить деградацию своих клеток. Но это пробуждение отличалось от других. Кто-то был рядом. Он не видел ничего, ничего не слышал, но он чувствовал, что кто-то стоит рядом и смотрит на него, и что этот кто-то его видит.
  - Кто бы ты ни был, уйди!- сказал Легкий. Точнее, он хотел это сказать, но сказать он не смог. Язык одеревенел и еле ворочался во рту:
  - Хто то нэбэ, - еле произнес он,- Уды.
  - Что? -вдруг закричала Влада,
  - Что ты сказал?
  - Тут кто-то есть,- сказал Легкий нормальным голосом,- И этого кого-то я сейчас прирежу.
  - Как ты сказал до этого?- спросила Влада.
  - Я сказал, чтобы он уходил. - Меня не интересует, что ты сказал. Меня интересует, как ты это сказал. Как это у тебя получилось?
  - Да ничего у меня как раз и не получилось. Вытрахался сил нет как. Язык как замерз.
  - Вот как раз сейчас то у тебя все и получилось,
  - ответила Влада, Ты сказал в том мире, а там ты спишь и говорить толком не можешь. Ты произнес это там во сне. Наверно растравил свой двигательный центр. Попробуй провести рукой.
  Но сколько Легкий ни водил рукой и ни пытался найти капельницу с глюкозой, ничего у него не получилось...
  
  Во дворце вставали рано. Естественное освещение слишком ценилось и им надо было пользоваться, но Легкий, конечно, проспал. Влада его будила, пыталась накормить, но он продрых таки до обеда. В обед Влада опять оказалась одетой, и ему опять пришлось доставлять ей кайф.
  - У тебя есть какое-нибудь барахло кроме этой дрючки?- спросила Влада.
  - Совсем немного.- ответил Легкий.
  - Завтра,- сказала она,- Мы официально поженимся, поэтому сходи за своими шмотками. Если на что-то будешь способен в эту ночь, то постарайся не задерживаться.
  Легкий вряд ли был на что-то способен в эту ночь, как, впрочем, и в следующую, да и желания не малейшего не испытывал. Но он все-таки решил перенести барахло в комнату своей новой супруги как можно быстрее, прежде всего потому, что без своего основного лезвия чувствовал себя как без штанов. Легкий догадывался о ценности меча и вполне мог полагать, что ради этой ценности его могут прирезать среди ночи, отравить или затрахать в усмерть. Поэтому Легкий и шел по узкому коридору и был готов к любой неожиданности. Причем, готов настолько, что случиться она ну никак не могла. Но, видать, именно поэтому она и случилась.
  Не было ни мешка на голову, ни внезапной проверки документов. Он просто полетел куда-то вниз, а потом его схватили и быстро куда-то понесли. Потом все-таки опомнились, одели все таки наголову мешок и понесли дальше. Не били, хотя вырваться, конечно, из десяти пар цепких рук было совершенно невозможно. Место, куда его принесли, представляло собой большую и хорошо освещенную комнату. Дверь на веранду не из марьиного стекла и не из цветных кусочков обычного а сплошного полированног куска да еще впридачу тонированного (Веранды выполняли функции коридоров для слуг а слугами здесь были почти все)
  - Вы хотя бы оцените, что у Вас не отобрали меч. - сказал невысокий худощавый немного волосатый мужичинка, который сидел напротив Легкого, закинув ногу на ногу демонстрируя черные кожанные с сереьрянными листьями туфли.
  Легкий был знаком с бюрократическим стилем. В его мире это был стол и телефон. Здесь это был огромнейший полуко мод полусекретер с многочисленными маленькими ящичками. Лысый протянул руку, и паж, стоявший сзади, шустро поскочил к этому самому комоду, открыл один из ящичков, достал оттуда скрученную в трубочку бумагу и протянул лысому. Но тот не торопился ее ни разворачивать, ни читать.
  - Угощайтесь, кстати,- сказал он Легкому, когда малый подал им бокалы с ужасающе противной смесью виноградного сока и меда. Здесь эту липкую мерзость почитали за напиток богов, и отказаться от нее мог разве уж совершенно больной человек. Легкий взял бокал и стал отпивать из него эту дрянь маленькими глоточками, расчитывая при первой возможности плеснуть этой мерзостью в лысого, разбить стекло и прыгать с веренды (перил здесь не признавали только колоны). Он уже знал, где он был. Это был кабинет начальника тайной канцелярии. Таких дверей, сделанных из единого куска полузеркального стекла, было всего три во дворце- у императора, у Влады и в особой службе. Плоское стекло здесь делать не умели, но Влада знала секрет и реакцию серебрянного зеркала и пожаловалась Легкому, что ей не удалось сделать этот секрет всеобщим достоянием. Этот лысый козодой убедил императора, что общество к нему еще не готово. Но себя он подготовил к этому секрету очень и очень хорошо. Дверь у него была больше, чем у Влады чуть ли не в полтора раза. И самое обидное, что похоже толще примерно вдвое.
  - Меч, - сказал Легкий,- Вы забирали у меня ночью причем с колдовством и, кстати, накажите ваших исполнителей, сделали они это исключительно неграмотно.
  - Спасибо за донос,- сказал лысый,- А Вы, я гляжу, догадались, где находитесь.
  - Да уж, знаете,- ответил Легкий,- Как-то ожидал чего-то подобного.
  - А Вы знаете, Ваша будущая супруга тоже. И ей уже пошли доносить, что Вы не дошли до конца коридора. Как Вы думаете, получится, нет?
  - С первого раза, вероятно, все-таки не получится.
  - А если даже и получится,- спросил лысый, Тогда что?
  - Это Вы меня об этом спрашиваете?- спросил Легкий.
  - Лысый рассмеялся, развернул бумагу, прочитал и протянул Легкому. Это было прошение на имя императора поселить во дворце своего мужа.
  - Наша служба,- сказал лысый, - Занимается безопасностью, и здесь должна быть моя виза. Поэтому беседу я с Вами провожу по долгу службы.
  - У вас довольно странный способ вызывать на собеседование.
  - Положение обязывает. Обычно мы применяем еще более странные способы. Но и вы то положем оказались сдесь ну тоже скажем так несанкционированно... Что касается меня лично, я бы предпочел сам к Вам прийти и поговорить без дураков. Но мои дураки должны видеть, что служба работает. Они, кстати, вообще не признают никаких иных способов, кроме...хм-хм...Понимаете, редкостные козоносы, и чтобы хоть как-то выжить, вынуждены врать всем и вся. А самим шило в жопу воткни, маму родную продадут. Поэтому и считают, что все так.
  - А Вы не такой?- спросил Легкий.
  - Был бы таким, не дослужился бы до их начальства, - сказал лысый, Врать можно и пытать можно, но не со всеми этот номер проходит. Но сдругой стороны, если никакой другой номер не пройдет, то надо же отчитаться, что все методы были испробованы. Вы все-таки не забывайте что я беседую не с будыщим мужем а нарушителем даступа у охраняемому объекту и мой долг разобраться и отчитаться как это произошло
  - А перед кем отчитываться?
  - Я отчитываюсь только перед императором.
  - А что, император тоже, скажем так, не понимает? Лысый засмеялся.
  - Безопасность, - вздохнул он, - Тут лучше перестраховаться, чем допустить хотя бы малейшую возможность. Перестраховка - это одна лишняя голова на шесте. А их шестов вон сколько. И свободного ресурса знае-те больше половины. Одним занятым больше, одним меньше. А безопасность империи - это безопасность империи. -
  - Империии, императора или...? - спросил Легкий.
  - Да неужели Вы думаете, что он бы так долго торчал в этой комнате, или я бы так долго занимал свой пост, если бы все эти вещи не совпадали? Трудно, конечно, добиться того, чтобы ради безопасности империи пришлось терпеть, ну, скажем таких, интересных людей, как я и он. Но, знаете, время есть и возможностей, слава богу, хватает. Ну и сами посудите, какая тут может быть безопасность, если по дворцу будет разгуливать рыцарь, перерубивший в капусту двенадцать драконов, да еще вооруженный супер-оружием, которое, кстати, в розыске, и за которое, впридачу, объявлена награда в сто золотых.
  - Уговорили, - согласен сказал Легкий, - Забирайте.
  - А Вы, я гляжу, в курсе, что обывает с хозяином этой штуки.
  - Да уж, знаете,- сказал Легкий,- Была возможность убедиться.
  - Давайте будем считать, - предложил лысый,- Что Вы готовы к диалогу.
  - К равноправному?
  - Вставайте и уходите, - сказал лысый, - Никто Вас тут не держит.
  - Я о другом, меня в общем-то интересует кое-какая информация по этой дрючке. Если Вы мне сообщите, я согласен на все, что угодно, в том числе и на сто золотых.
  - А эта информация, она же может представлять некоторую опасность.
  - А рыцарь, который перерубил в капусту двенадцать драконов и размахивает супер-оружием?
  - Считайте, что уговорили,- сказал лысый,- Вас что интересует?
  - Давайте не будем, - сказал Легкий,- Вы поэтому и не отдали меня своим архаровцам, что просто не знааете, каке вопросы мне надо задать. Я тоже не знаю, какие вопросы Вам надо задать, поэтому говорите все, что знаете, а я в свою очередь обещаю сделать все, что Вы попросите. Лысый опять рассмеялся.
  - Это драконобой, - сказал он,- Легенд про этот меч более чем достаточно. Драконы когда-то спасли наш мир. Но это тупые неорганизованные зверюги. То, что они появились очень вовремя говорит о том, что наш мир был спасен специально. Драконов прислали из верхнего мира, и оттуда же пришел этот меч тобы иметь возможность их хоть как-то контролировать. Вмешательство из верхнего мира было трижды, поэтому есть еще два предмета: кольцо и чаша. Было достаточно людей, которые ими пользовались. И опыт свидетельствует, что когда два эти предмета объединяются, иногда происходят очень и очень интересные события. Анализу этих событий посвящена книга какого-то халтурщика, который сам себя назвал "Великим магом Вампури". Но он же высказал предположение и расчитал ситуации, которые возникнут, если все эти три предмета объединить. По его данным произойдет что-то вроде вмешательства в верхний мир.
  - Книга в особом фонде?- спросил Легкий.
  - Книга у меня здесь лично.
  Он залез в один из ящиков и вытащил свиток черного цвета.
  - Единсвенный экземпляр,- сказал лысый, - Вам дам почитать, но с возвратом. Если что-то поймете, надеюсь, поделитесь со мной. Идея простая: все эти три предмета в работе, и объединиться они могут только когда работа будет сделана. С драконами Вы, вроде, как со всеми разобрались. А для чего нужна чаша разве что Владычица знает. Но как бы то ни было, когда работа этих предметов прекратится, они могут быть собраны в одном месте. По идее их придут и заберут. Вот наш старый дурак император и решил воспользоваться этим моментом чтобы выклянчить что-то у хозяев этого товара.
  - А Вы, я гляжу, несколько против этого?- спросил Легкий.
  - Они должны быть собраны вместе когда эта работа будет сделана, ответил, разделяя слоги, лысый,- А не тогда, когда приспичит этому, ну скажем так... Когда работа будет сделана они соберутся сами а не искуственным путем всякими там наградами и розысками... Безопасность империи. империи, а не императора. Основа безопасности-профилактика на это силы есть на борьбу с опасностями нет и чтобы силы разумно и эффективно распределять необходимо чтоб события текли естественно без излишнего напряжения А желания императора и безопасность империи... Хотел бы он жить другое дело но ему похоже надоело... Отсюда нестыковки.
  Теперь о Вашей жене. Она появилась тут полтора года назад и сказала, что по ее сноведениям, в старых книгах содержится информация о том, как устроена волшебная чаша. Ей дали людей, материалы, после чего она сделала опытный образец. Правда, он был связан с довольно таки заумным и громзким нешним устройством, к тому же чаша не светилась. Мне пришлось буквально наизнанку вывернуться чтобы добыть те материалы, которые она просила, и она сделала второй экземпляр. Устройство это было поменьше, а чаша уже начала светиться красным светом. Так вот основным элементом там была маленькая проволочка из металла похожего на серебро. Похожего на серебро, но тяжелее золота. Нагревательный элемент из другого металла или сгорал или плавился. Мы испытали и проверили Ваш меч. Он острый, прочный, но не настолько, чтобы рубить стальные стержни. Но он сделан из того же материала. Я предполагаю, что где -то в рукоятке у него находится нагревательный элемент, вроде того что Ваша жена использует , только помощнее и размером поменьше. Есть, знаете ли, старая легенда, что этот меч не всегда обладает такими возможностями. Чаша,
кстати, тоже не всегда нагревается, а только когда взаимодействует определенным образом с этим самым устройством. В общем, хотите верьте, хотите нет, но больше я ничего не знаю.
  - Значит Вас, - сказал Легкий, - Больше устроит ситуация когда эта штучка останется при мне?
  - При условии, что Вы будете находится от дворца подальше и никому не скажете об этом нашем разговоре, во что, конечно, поверить трудно.
  - Хорошо, Ваше предложение?- спросил Легкий.
  - Мы Вас немножко,- сказал лысый, - Чисто формально попытаем и совершенно натурально наградим. Будем считать, что Вы у меня на договоре, а там, знаете ли, всех сначала пытают, потом награждают.
  - Пытать будете больно?- спросил Легкий.
  - До свадьбы заживет,- заверил лысый.
  - Хорошо, дальше что?
  - Дальше сдадите меч на временное хранение. Мы Вам сделаем точно такой же чтобы было поменьше сплетен. О разговоре- никому. Впрочем, думаю, своей жене Вы так и так расскажете, поэтому ей можно, а остальным нельзя.
  - Я должен буду рассказать еще одному человеку,- сказал Легкий.
  - Если он не будет болтать, рассказывайте, но мы этого человека поставим на контроль.
  - Болтать не будет,- заверил Легкий.
  - Ну так что, - спросил лысый, - Оставите свою дрючку, чтобы мы смогли снять копию?
  - Будет как -то подозрительно,- сказал Легкий,- Если я появлюсь в городе без него. Подождите уж немного.
  - А в город Вам то зачем?- спросил лысый.
  - Шмотки Забрать . Щит , рюкзак и все такое
  - Скажите, где, напишите доверенность, пришлем нашего человека, заберет. А Вам надо быстрее к своей жене. Она уже добилась аудиенции у императора. И, кстати, если будет подозрительно ей, ссылайтесь на меня, так и так догадается. И передайте ей мои самые лучшие.
  
  Если Влада и волновалась, то внешне это заметно не было.
  - Тебе привет от черта лысого.
  - Догадываюсь, - ответила Влада,- И что ты там у него делал?
  - Трудоусторйство. Вот возьми, кстати . И протянул ей свиток.
  - Черный свиток,- ахнула Влада, - Так и знала, что он у этого козлиного копыта.А меч ты, выходит, на него обменял?
  - На время. Оставил, так сказать в залог.
  - Надеюсь, он не будет возражать, если я сниму копию?
  - Надеюсь, не будет, - ответил Легкий,- Потому что он, похоже, собирается сделать то же самое.
  - Но это уж твои проблемы,- ответила Влада, - Хотя, как мне кажется, ты ему излишне доверяешь.
  - Можно подумать, у меня есть выбор.
  - Что,сильно били?
  - По документам сильно.
  - Все -таки какую -то пакость он наверняка задумал. Я уж не знаю, сколько мне пришлось интриговать чтобы добыть эту пэйпу, и все без толку.
  - Может это копия?- предположил Легкий.
  - Это подлинник, - сказала Влада, - Причем полный. Подержи-ка она направила снимок на свет собрала линзой солнечный свет и стала расматривать свиток с обратной стороны.
  - Я пока почитаю немного,- сказала она,- Надо успеть до темноты. А ты давай пока составь список приглашенных на свадьбу.
  - Да я никого, кроме лысого, не знаю, - сказал Легкий,- Собственно, и его не знаю. Как, кстати, его зовут?
  - Вот его и пригласи, - сказала Влада, Зовут его, кстати, Серак и он секретарь брата императора. Брат императора, кстати, отвечает за безопасность, но ничего, кроме как жрать и срать не умеет. Здесь во дворце всю работу делают секретари, а их хозяева только сплетничают и плетут интриги одна глупее другой. Кстати, ты в курсе, что если ты на службе, то ты должность должен покупать?
  - Мне тут уже пообещали кое -что за донос. А что, должность очень денежная?
  - Сам факт нахождения во дворце- это уже блат, и его всегда можно превратить в деньги. Можешь выбрать провинцию или социальную группу за которую будешь просить. Герои всегда в цене.
  Легкий вызвал слугу, сказал ему пароль, тот провел его к лысому, с которым Легкий поделился своими проблемами.
  - Список приглашенных? Лобированье? - спросил лысый, - Ладно, организуем против купцов ничего не имеете? Публика денежная жадная конечно но в мру свои проблемы правда предпочитают решать сами но это у них не всегда получается и у вас кстати и рубин к тому же вы популярная личность так что доить этих идиотов будет нетрудно. Но раз в месяц придется встречаться...Только ради бога ничего не делайте и ничего не обещайие лучьше вообще молчите ... берите деньги прошения и сразу ко мне... Бумаги мне половину денег можете забрать Я потом скажу что отвечать... Кстати, заберите свое барахло. И еще Вам нужен свадебный костюм. Я вызвал портного. Ткань бесплатно, и работа бесплатно но всякие там рюшечки и брюшички ...Ну и за срочность и качество... придется платить. Копию меча, или хотя-бы ножен думаю, к свадьбе сделают. И вообще я Вас сейчас познакомлю с одним пажиком, и давайте все вопросы будем решать через него.
  Среди ночи Влада разбудила Легкого толчком в бок.
  - Что, - спросил он, - Опять трахаться? Может все -таки дождемся офицального обряда?
  - Трахаться, - прошептала Влада,- Но не со мной, а с этим чертовым свитком.
  Трахаться со свитком пришлось довольно своеобразно. На пол клали лист толстого картона, покрашенного в желтый цвет. Сверху клали раскрытый свиток текстом вниз. Все это накрывалось толстенным куском стекла. Потом Влада чем -то вспыхивала и картон убирала в огромный ларь, из которого доставала следующий кусок и клала под свиток, который отматывался ровно на длину картона.
  - Тут дело не в том, что написано, - сказала Влада,- А в том, как написано. на просвет если сильно светить сзади видно подчеркиванья и зачеркиванья... Нас подслушивают, но не подсматривают.
  - А если все -таки и подсматривают?- спросил Легкий.
  - Тогда залезут в ларь и засветят фотобумагу. Проявить они ее так и так не смогут.
  
  
  Конкурс красоты в Итабаре больше напогминает съезд барышников. Отношение к нему соответствующее, но тем не менее каждый считает за честь быть на него приглашенным или принять участие. Цели у конкурса, надо сказать, довольно прозаические. Во дворце многие должности могут занимать только женщины. И если мужчины занимают должности сами и даже прилагают для этого немалые усилия, то с женщинами проблемы. Если у женщины и возникает какая-то карьерная ориентация, то она предпочитает делать карьеру в храме. Дворец же просто рассматривается как средство улучшения породы великих родов. Отношение к этому, мягко скажем, не очень, но тем не менее конкурс никогда не испытывает недостатка в претендентках.
  Влада влезла в эту аферу по еще более прозаической причине. Дебютанток кормили, обеспечивали жильем и одеждой. У нее же на момент появления в Итабаре были некоторые проблемы со всем этим. Конкурс длится несколько дней или, точнее, несколько недель. Заседает великое множество комиссий. Выбираеют тайным голосованием и всегда из двух претенденток, причем, набрать надо больше трех четвертей голосов. Если голосов примерно поровну, претенденток тасуют. Впрочем, ничего такого особенного от них не требуется. Покрутила задом и пошла в следующую комнату. А там тоже самое перед другой комиссией. Номинаций много. Влада участвовала в номинации "молодых незамужних женщин". Но чем ближе к финалу, тем сильнее перемешиваются номинации и тем больше надо вертеть .
  В конце концов ей пришлось соревноваться с одной совершенно неправдоподобно офигенной негритянкой. Негритянка была до того эффектная, что Влада уже жалела, что она не активная лесбиянка. Комиссия была самая большая, и она буквально рыдала от необходимости выбора, который должна была сделать.
  Выступал председатель. - Вы знаете, - сказал председатель (унылый старикан), Я был председателем многих комиссий и никогда не видел никого красивее Зики. К тому же цвет ее вообще может смутить кого угодно. У меня буквально разрывается сердце и я не буду спать этой ночью но не только поэтому а потому что таким женщинам давать второе место просто преступление . Думаю, такие же чувства испытывают все члены комиссии.
  - Они чё, прохихикнулись?- спросила Влада Зику.
  - Думаю, да,- сказала Зика,- Потому что, как мне кажется, у них были относительно тебя некоторые сомнения.
  - Вашей козлиной комиссии нельзя доверить отбор ишаков на живодерню,- сказала Влада во вступительном слове,- Думаю, в любом третьесортном постялом дворе вы сможете найти гораздо большую уродку, чем я. Если конечно загляните в хлев Мне очень жаль дворец и тех, кто там пасется, потому что они будут вынуждены каждый день лицезреть такое ничтожество. И если уж мне дано право выбирать занимаемую должность, я бы хотела спрятаться от людей подальше. Если должность библиотекаря закрытого фонда свободна, я бы взяла ее.
  - Такой должности,- сказал старикан, - У пока нас нет. В закрытый фонд никто не допускается, и библиотекарь там не нужен, Да и сам фонд положим никому особо не требуется но придется ее создавать и назначать тебе жалованье. Кроме того, ты не сказала, как ты распорядишься наградой в двадцать золотых.
  - Половину отдам Зике чтоб она купила мужа где-нибудь помимо вашей лавочки.
  
  Женщине делать карьеру во дворце - все равно, что мужчине делать карьеру в храме. В общем-то получается, и даже неплохо, но все равно не их это место. В Итабаре женщине совершенно не обязательно быть чьей-то любовницей сестрой женой или боевой подругой. Женщины в Итабаре самостоятельны и порой даже слишком. В некоторые места, такие как культура, религия, история декоративное искуство мода мужикам вообще доступ закрыт(в косметику почему-то нет). Но как в культурно-историческом декоративном храме приходится решать чисто полицейские и охранные проблемы и держать для этого бородатый и нечесанный элемент, так и во дворце возникает потребность решать задачи культурного и религиозного строительства. Хотя, конечно, основная задача дворца - это охрана правопорядка империи, но каким-то необъяснимым образом дворец всегда являлся таким местом, где порядка меньше всего. Впрочем Так же, как и храм, который собирает самых отъявленных циников и богохульников(точнее богохульниц) со всего видимого мира, но в храме всегда порядок, а во дворце, как нигде, уважают Владычицу. Вероятно это происходит все-таки потому, что
в храме самую активную часть составляют мужчины, а во дворце большинство сила и сексуальная настойчивость- за женщинами. Мужчинки же во дворце, как и бабы в храме, заняты преимущественно сплетнями, интригами, и выяснением вопросов типа: "А ты кто такой?"
  
  
  Свадьба была пышная и многолюдная Среди приглашенных был даже брат императора, и Легкий убедился, что он может не только жрать но и пить.
  Сам император долговязый желчный старикан который никак не выглядел на свои сто три года от силы на сто два соединил их руки, что -то пролепетал подмигнул Владе и удалился. Легкий довольно -таки быстро и без особых проблем завязал массу ненужных знакомств. Владе очень шло свадебное платье, хотя, конечно, оно (точнее они) были не белого, а красного цвета.У Легкого было синее с пурпурным что -то вроде трико с темно зеленым плащем без рукавов Пили опять эту мерзость из меда и виноградного сока. Правда, пока они гуляли, какие -то козлопасы проникли в их комнату и засветили всю фотобумагу. И первую официальную брачную ночь пришлось потратить на то, чтобы снять еще одну копию.
  
  
  
  Нет в этом мире того, чего бы в нем не было. Но многое в нем- от миров иных. Причина тому- что нет совершенства в мире, а только в мирах. И каждый из миров достигает разного. Верхние миры - ледяные кристаллы. Они прекрасны, но неподвижны. Нижние- бушующее пламя. Несовершенство их законов порождает случайность, которая в своих метаниях рождает красоту, которая сгорает там чуть ли не быстрее, чем появляется. Но совершенство верхних миров нуждается в совершенстве и может ее хранить. Потому и стекаются с нижних миров потоки в миры верхние. И как ни мало верхних миров, но они вдохновляют миры нижние на поиски симметрии в том хаосе, в который они погружены. Но сами они в своем ледяном спокойствии ничто не могут найти. Различная есть красота и различные есть потоки между мирами. Иные из них подобны ветру. никто не знает, откуда приходят они и никто не знает, куда унесут они осенние листья наших слов и забытых мечтаний. Есть из них и те, что подобны рекам, собирающим свои большие воды из тысячи родников. И нет сил и нет возможностей противостоять их мутным потокам. И только когда мы пытаемся противостоять
им, мы можем понять всю силу и мощь этого течения. Конечно, не могут сами миры проникать друг в друга, ибо если бы они проникали друг в друга, было бы это не много миров, а один мир. Но нужда их друг в другк такова, что многие силы свои они вклыдывают в то, чтобы уловить красоту миров иных. Одна из этих сил- наши сны. Сны, которые приходят к нам из верхних миров, знакомят нас с той красотой, что они накопили, а сны, что идут из нижних, - с той красотой, чт оони создали. Каждый мир уникален и уникальна его красота. Но иной раз случается такое, что создает он красоту, нужную многим. Но красота миров нижних беззащитна, и бывает, что встают миры иные на стражу его красоты. Ведь не может мир сохранить красоту, которую создал, ибо создал он ее теми силами, которые ее разрушают. Я не могу сказать, на счастье или на беду, но на защиту красоты нашего мира встали миры иные. Четыре тысячелетия тому назад существующий правопорядок оказался перед угрозой разрушения. Кочевые племена с мужчинами-богами, не покорявшиеся Владычице, стали уничтожать наш мир. Они брали то что слабое и то что в стороне но были упорны
настойчивы безжалостны. И своих вождей боялись сильнее чем смерти ибо после смерти их боги им обещали лучьшую жизнь ч соответствии с их заслугами в бою. Мы потеряли свободу передвижения по своей земле и обрели страх... Было много предзнаменований, и иным из них жрицы поверили и приняли как руководство к действию. И когда в храме Владычицы из змеиного яйца родился первый дракон, его уже ждали. Не было битвы кочевников с драконами. Это красивая сказка. Драконы никогда не нападали на людей. Драконы уничтожали стада. И они уничтожили быт кочевников, быт кочевых пастухов, которые шли за своими стадами. Тот быт, который столь немногим отличался от быта боевого похода.
  Драконы спасли наш мир. Исходят они из более совершенного мира, и как им ни трудно в нашем мире, они все же сильнее его. Кроме того, силы, пришедшие к нам из верхних миров, способны подчинять себе наш мир, потому что все, что бы они ни делали, они делают правильнее. Нападение же на людей вызвано тем, что любое живое тратит небольшую свою часть на те вещи, которые оно обычно не делает. Потому что гибкость и пластичность нужна всему, и живому в особенности. И чтоб здержать драконов от движения в этом направлении, пришли к нам из верхнего мира еще три вещи, которые являлись не мечтой-ветром, а камнем, который приволокло течение. Это меч, чаша и кольцо. И только меч позволял бороться с драконами. Чаша же и кольцо служили для его ограничения, потому что всегда был соблазн применить это абсолютное оружие для целей иных. И потому меч этот никогда не появляется в нашем мире надолго и никогда не достается сынам нашего мира. Чаша же служит для того, чтобы проложить дорогу тем, кто отдаст этот меч в другие руки. Понять, зачем нужно кольцо, в этом мире никто не может, ибо служит оно целям миров иных. И нет в
этом мире ни слов, ни желаний, ни чувств, которыми можно понять эти цели. Что же следует из всего этого ? Прежде всего то, что меч этот не прячут в нашем мире, ибо сколь бы ни было желание иных людей уберечь мир от этого страшного оружия, всегда найдется более сильное желание других этим оружием обладать. Те же, что желают обладать им, обычно имеют и силу, и власть. Меч этот можно применить для многих благих целей нашего мира. Но можно принести им и вред а что есть добро а что есть зло можно спорить и спорить и не будет в этом вопросе ясности и понимания... Потому владеют им и уносят его те, кому судьбы нашего мира безразличны. Потому, когда бывает уничтожен последний дракон-людоед, или же когда вновь появляются они, происходит стыковка миров. Но цель этого слияния не есть цель нашего мира. И хотя избавляет он нас от бед многих, платить за него цену приходится не в пример большую. Власть же и сила тех, кто приходит за мечом- это власть и сила миров высших, и наивно думать, что они поделятся этой властью и этой силой. Ведь то, что им надо от нашего мира, они уже имеют. Верхних миров не в пример меньше,
чем нижних. И верхние миры накопили красоту с миров многих. Потому нужда нижних миров в верхних всегда больше. И мир верхний всегда может пожертвовать интересами любого из миров нижних, ибо ценность для него не мир, а миры. Потому и защищаются они от желаний тех, кто стремится к ним. И защищаются не только своими поступками, но и своей сутью. Ведь желания образуют цели, а цели нижнего мира могут разрушить мир высший. Но не следует думать, что совершенство мира задано изначально. Наши поступки определяются нашими законами. Но и законы могут зависеть от поступков. Совершенство мира определено пропорциями и соотношениями. И если мы способны их понять, то мы способны и изменить их. Но понимание этого требует многих сил, многих жертв и многих знаний. И если знания эти могут принадлежать мирам иным, а вдохновить нас на подвиг могут сновидения, пришедшие из таких далей, которым нет и имени, то жертвы это наши и только наши.И только наша готовность идти на эти жертвы определит путь развития нашего мира. Будем мы подыматься ввысь или опускаться все ниже и ниже зависит только от нас. Есть в нашем мире и боль, и
красота. И многое из боли приходит из кошмарных снов нижних миров, и многое из красоты - суть прелести чудесных видений миров верхних. Но подчиняемся мы не всей боли и вдохновляемся мы не всей красотой, а только теми, что отвечают нашему смыслу и нашим целям. Но когда миры иные приходят в наш мир, то вряд ли есть смысл ждать от них то, что надо нам. Многие у них есть свойства, которых нет у нас. Но что бы мы ни взяли у них, в этом случае рассыпется в пепел. Ведь не многие у них цели, когда они приходят к нам. И немногие у них средства для их достижения. Потому и ничтожен шанс найти среди этого то, что может нам пригодиться и понравиться. И хоть вмешательство это сильнее наших снов, мы вряд ли можем чем-то воспользоваться.
  
  
  
  
  Если где -то и можно жить без всяких проблем, так это во дворце. Слуги...Разве что зад не вытирают...Впрочем могут и вытирать если попросишь... Если у Легкого какие -то проблемы и были, так это только с его женой, которая требовала восстановительных процедур и утром, и вечером, и делала все возможное, чтобы начинались они утром, а заканчивались вечером. Причем, вечером совсем не того дня, которому принадлежало утро. Но Легкий находил утешение в работе. Копию меча ему сделали очень хорошую, и он, воспользовавшись тем, что Сераку в конце концов надоело за ним следить, забрал лезвие и приладил к этой копии. Правда, материал у меча был все -таки немного другой, поэтому загнать лезвие в рукоятку оказалось гораздо сложнее.
  Должность Легкого называлась "ответственный за меню императорского дракона". Императорский дракон был не легендой, а самой что ни на есть натуральной зверюгой, побелевшей от старости и безделья которая разжирела и обленилась настолько, что уже не умела не только летать, но и ходить. Впрочем, вероятно, дело было еще и в размерах. Драконы живут вечно и растут всю жизнь. Этот вырос до семидесяти метров и уже не лез ни в какие ворота.(к сожалению и в буквальном смысле) Особых проблем ни с ним, ни с его меню не было. Жрал он редко. а если жрал, то жрал как дядя императора то есть абсолютно все. Кроме того, нет да нет ему скармливали издержки производства особого отдела. Серак несколько своеобразно решал проблемы с безопасностью и демографическими излишками великих родов, которые представляли собой самый нестабильный элемент дворцового сообщества.
  Платиновый меч уже в наглую хранился в государственной казне, и Легкий его уже не забирал даже когда ходил в город. От него уже отломали небольшой кусок, который Влада использовала для изготовления ламп накаливания. Легкий тоже работал над одной рацухой. Он уже сделал для Серака что -то вроде зумера, чем поверг его в абсолютный восторг. Но Серак требовал миниатюризации и беспроводной связи. Пока Легкий работал над миниатюризацией, кое -какие детали для этого делали в городе. В общем -то, конечно, никакой это был не зумер, а подслушивающее устройство. Здесь для этого пользовались огромными рупорами чуть ли не три метра в диаметре или стальной проволокой, натянутой внутри трубы. , звонок стал таки всеобшим достоянием. Брат императора, как выяснилось, умеет не только жрать и пить, но и выбалтывать государственные тайны. Сейчас такие звонки были у всех, и вызывать при его помощи слуг было хотя и не очень дешево, но очень и очень престижно. Серак вообще сделал себе что -то вроде селектора с пятидесятью кнопками, на которых были написаны имена его секретарей и ведущих сотрудников. На одной из этих кнопок
было написано имя Легкого. Хотя официально на службу его так и не взяли. Но провод действовал в обоих направлениях, поэтому Легкий не особенно возмущался. Во дворце были хорошие мастера ювелиры и грамотные ремесленники, но Влада загрузила их своими заказами на несколько лет вперед. Поэтому Легкому пришлось кое -какие детали делать в городе. К тому же, как он надеялся, что их изготовление хоть в малейшей мере послужит целям технического перевооружения общества. Серак засекречивал все в наглую. Легкий возвращался от стекольщика, когда услышал знакомый голос.
  - А я виноват?- говорил голос, - В утвержденных правилах этого нет. А правила, кстати, утверждал не я, а налоговая служба. И что я могу сделать? Это же рулетка, а не шарики с надписями. Ну делите выигрыш пополам, ваши проблемы в конце концов.
  - Это как так - пополам?! - возмущался здоровый трудолюбивый деревенский парень, Половина шкатулки - мне, половина - ему?
  - Продадим, - предложил старикашка, - А бабки поделим.
  - Кому ты ее продашь?- спросил дурень,- Это же штучная работа. Искюйство. На такую коробку покупателя поискать надо. Антикварят.
  - Во дворце любую штучку можно тиснуть,- предложил старикашка,- Правда, этот хварият может быть и ворованный, но по дешевке всегда биюкнуть можно.
  - Мою шкатулку, мою редкостную шкатулку по дешевке бьюкнуть?
  - Почему твою?- спросил старикашка,- Мою. Я первый выиграл.
  - Ты первый крутил, - ответил дурень, - а записали первого меня.
  - Стоп, стоп, стопинг я сказал кипсайланз юзы недохаканые! Гамкали все одновременно. Забирайте свой долбаный бокс и уматывайте к вирам пересобачачьим. У меня и без вас резидентных проблем хватает.
  - Гамкаем по новой, - предложил старикашка,- Но только двое- я и он.
  - Не положено возразил деревня
  - Положеных ебут ответил старикашка
  - В хелпе ничего не сказано хотите Играйте по новой, мне что, жалко что ли? Но за участие платите. Правила...
  - Не буду платить. уже- сказал дурень.
  - А я буду платить,- сказал старикашка,- И буду играть один. Сам то себя всегда выиграю.
  - Лады, жопа вяленая ..., - сказал дурень примерительно, Давай сротатим еще раз.
  - Не советую, - сказал Легкий дурню,- Продуешся.
  - Это же рулетка, стеклянная заверенная - из немагнитных материалов с печатью оценщика я сам проверял возразил дурень, Возьму побольше нумов и выиграю.
  - Это такая рулетка, что проиграешь,- сказал Легкий.
  - Эй, Володька, ты что мне ламеров отшиваешь? с понтом мент или общественность?
  - А ты, Серега, я гляжу, тут лохотрон открыл.
  - Для служащих конторы глубокого бурения сообщаю Не лохотрон, а лоторея и, ан-пасан, по утвержденным налоговой инспекцией правилам. Ладно ебята, вы, тут сами дуйте свою гамку, а я пойду, мне тут с френдом поспикать надобно. сами можите ротатить а нумера ... Лукс посмотри чтоб не халтурили и не передрались и врить врить врить мне проблем вроде как не к чему...
  - А если передерутся? - спросил Легкий Сергея, когда они сидели в третьесортном кабаке и заливали пивом свою встречу.
  - Не, - ответил Сергей,- Там половина стада - мои. Надо же кому-то деньги перекачивать себе то возьмешь больше 10 монет живо личного шпика приставят да и побить этого старого барсука еще уметь надо.
  - Батарейку для стрелки сам делал?
  - Да нет, звоноки раздербанил. Хороший бизнес, между прочим, не то, что твоих летающих кракодильчиков забижать.
  - Экология...Так ты знал, что я здесь?
  - Конечно, - сказал Сергей и завыл, подражая государственному глашатаю, - Великий рыцарь Легкий получил награду 8 полноценных золотых один из которых пожертвован славным гражданином нашего города купцом и предпринимателем выборным членом районной управы хромым Мефи за дракона, совершившего нападение на заключительную часть общего собрания пайщиков серой мельницы происходившее на водохранилище возле этой самой долбонутой мельницы.
  - Легких много,- возразил Легкий.
  - А анекдоты про Чукчу и Василь Иваныча кто распространяет? Ты бы хоть учасников бы сгифил.
  - Да знаешь - сказал Легкий,- Случайно вышло. Напился пару раз со гардменами.
  - Пару раз, - передразнил Сергей, - Да уже пора полное издание готовить. Я, кстати, тоже с анекдотов начал, потом несколько мелодий продал. Сейчас вот Банк хочу открыть, не одолжишь, кстати, на начальную раскрутку? Они же тут не знают ни акций, ни облигаций, ни векселей, ни ни депозитов. Такие бабки можно делать ну и прям из ничего. В долг на год под проценты. Тридцать полновесных.
  - Зачем в долг?- спросил Легкий,- Я у тебя могу купить кое -что.
  - И что ты у меня, интересно, купишь?- спросил Сергей?- Рулетку или это квариатную шкатуленцию?
  - Колечко,- сказал Легкий, - С безымянного пальчика.
  - Дорого как память,- сказал Сергей, - Но оно, по -моему, столько не стоит от силы двадцать девять.
  - К оценщику ... узнаем,- предложил Легкий.
  - К государственному с правом заключения, - сказал Сергей, Чтобы потом не выступал, что я с тебя двадцать девять монет за медяшку содрал.
  Государственный оценщик долго и внимательно осматривал кольцо.
  - Дешевка,- сказал он,- Восковое литье. Два медных гроша максимум, учитывая то, что из одного из них оно сделано.
  - Кольцо, - сказал Сергей, - Исторический символ и очень дорого нашему крутому роду, поэтому я не могу продать его за два гроша.
  - Продайте за три, - предложил оценщик, - И, кстати, с Вас серебрянный дин за консультацию.
  - Насколько я понимаю, - сказал Сергей, - Торгово -рыночные отношения, и я имею право его стусэлить по той цене, по которой найдется мен его купить.
  - Если найдете козоноса, который купит за пять, можете продать хоть за четыре, - сказал оценщик.
  - И Нашел, представляете? - ответил Сергей, - И, кстати, вот он здесь перед Вами сидит и рвется заключить фицияльный договор.
  - Договор- еще два дина, - сказал оценщик, - И, кстати, нужны свидетели, а эта услуга тоже оплачивается. Там возле двери постоянно околачивается несколько мелких парнокопытных можно позвать... Если-вы конечно считаете что эта медяшка столько стоит.
  - Она столько не стоит, но он согласен заплатить. Кстати, договор зависит от суммы сделки?
  - Не зависит. Вы платите за пергамент, печать,за свидетелей отдельно как с ними договоритесь ну и мое драгоценное время. Налогом облагаются только сделки стоимостью выше одного золотого.
  - А если он заплатит больше, чем один золотой?- спросил Сергей.
  - Если он заплатит больше, - сказал оценщик,- То ему надо не ко мне. Тут недалеко есть доктор. психов Лечит холдной водой и дубинкой и берет недорого.
  - С налогом как?- спросил Сергей.
  - Налог идет с дей-стви-тель-ной стоимости. Действительную стоимость определяю лично я. Если кто -то желает заплатить больше, пускай идет и лечится.
  - Он согласен заплатить больше,- сказал Сергей.
  - Больше- это сколько?- спросил оценщик.
  - Больше- это тридцать золотых.
  - Почему же тридцать? - спросил Легкий,- я не жадный Пятьдесят.
  - Полноценных?- спросил Оценщик.
  - Полноценных,- подтвердил Легкий.
  - В таком случае садитесь, - и указал Сергею на кресло с высокой спинкой.
  - А в чем дело?- спросил Легкий, усаживаясь.
  - Дело в том, - сказал оценщик, - Что налицо тайный умысел. А о сделках, подозреваемых в тайном умысле, я обязан сообщить, скажем так, своему начальству, и у меня есть к Вам такой интересный вопрос. Вы, как, заинтересованы в этом докладе или нет? Я, кстати, заинтересован. Сами посудите, как я могу пропустить договор, где за медное литое кольцо предлагают пятьдесят золотых монет? А копия в архив? А свидетели? Нужны свои и надежные а это деньги...
  - Ну, - сказал Легкий,- квариат.
  Больше он ничего сказать не успел, потому что что -то хлопнуло, и грудь ему передавило железным бруском. На руки и на ноги тоже схватили болезненные стальные захваты. В этот момент в узкую дверь начали вламываться какие -то рожи с мечами, которые меньше всего походили на свидетелей.
  - Меч!- закричал Легкий, Серега, меч! Драконобой!
  Но Сереге не надо повторять. Он уже выхватил меч у Легкого и махнул им в сторону нападавших. Эффект был настолько впечатляющим, причем, не только для нападавших, но и для самого Сереги. Но он быстро оправился и начал махать направо и налево. А когда нападавшие, точнее то, что от них осталось, ретировались в коридор, он со страшным криком бросился за ними.
  - Да -а -а, - протянул он, вернувшись,- С таким найфом можно бизнес на планерах делать. А где, кстати, наш любезный нотариус? похоже что Любезный юрист Удрал, и с моими фифти голд. С этими словами он перерубил железные бруски, которые сковывали Легкого, и с видимым сожалением вернул ему меч. Легкий вырезал тайную дверь, через которую удрал Оценщик, но она вела в коридор, который выходил на улицу.
  - Мне кажется, - сказал Сергей, - Нас ожидают бааальшие неприятности. Кстати, тебя больше, чем меня. За этих придурков мне ничего не будет.
  - Почему?- спросил Легкий.
  - Мафия,- ответил Сергей, - У них же поясные мечи, - Секретное оружие. Государственным служащим нет никакой нужды ими пользоваться. И он поднял один из мечей, обернул вокруг пояса и застегнул на манер ремня, - Смертная казнь только за владение. С этими словами он собрал оставшиеся неповрежденные мечи и застегнул их тоже сделав чебе нечто вроде доспехов. И долг каждого порядочного мэна вырезать этих козодоев как бешенных псов. А ты владеешь драконобоем, да впридачу знаешь секрет кольца.
  - А ты в курсе, что главный оценщик большого рынка связан с мафией.
  - Прав, - сказал Сергей,- Похоже, залетели оба. У тебя есть какая -нибудь дыра, где можно без проблем отссидеться?
  - Пошли во дворец, -дыра редкостная предложил Легкий, Там своя кстати мафия, надеюсь покруче этой.
  - Во дворец так во дворец, - согласился Сергей, - Но до него, почитай, две мили. Ты думаешь, дойдем?
  Две мили прошли точнее просидели без особых приключений. Хотя конечно винчик мог-бы быть и получьше... Легкий постоянно водил во дворец всяких темных и невнятных личностей. Поэтому Серегу без проблем пропустили. Правда, задали множество вопросов, на которые тот довольно правдоподобно ответил. Потом Легкий заскочил к знакомым стражникам, посплетничал и узнал про пожар, который случился в кабинете главного нотариуса большого рынка. История была какая -то темная и невнятная. К тому-же до конца еще и не произошла.
  Было несколько свидетелей, которые видели, что перед самым пожаром из кабинета вынесли несколько кожаных мешков. Мнения разделились. Одни предполагали, что в этих мешках находится секретная документация, другие - что сам нотариус. Делом вовсю уже вовсю занимался особый отдел.
  
  Они долго бродили по закрытому фонду и осматривали помещения. Собственно, осматривал их только Сергей.
  - Что ты хочешь там найти? Они все такие.- сказала Влада.
  Помещения были длинными, узкими, похожими на корридоры с дверью на открытую галерею в торце и с полками вдоль стен.
  - А почему шелфы не комлект?- спросил Сергей.
  - Книги дорогие,- сказала Влада,- Комнаты дешевые. Это же единичные экземпляры для переписки.
  - А разве книги не печатают? - спросил Сергей.
  - Эти не печатают. Запрещенная литература.
  - А толщина стен какая?
  - Стандартная- локоть.
  - Сорок мало. Могут подслушать.
  - Будем говорить шепотом,- предложил Легкий.
  - Один хрен ,- сказал Сергей, - Тут такие профи есть. Впрочем, вам, конечно, лучше знать.
  - Мы в придворных интригах не участвуем,- сказала Влада, - Просто время от времени ебёмся друг с другом.
  - Сейчас им будет, что слушать кроме твоих воплей,- сказал Сергей, Потому что у меня есть к вам классная мессага.
  В конце концов они выбрали помещение, которое ничем не отличалось от других. Стульев в этих комнатах не было, поэтому сели на книжные полки. Полки были высокие, потому что книги не стояли в ряд, а лежали друг на дружке. В соседних комнатах сделали какую-то хитрую сигнализацию из звонков . Говорили не шепотом, говорили в полный голос, а вскоре и вовсе разорались. Потом все-таки успокоились и договорились, что каждый по очереди расскажет все, что знает. Остальные его не будут перебивать. А потом в конце все обсудят и зададут друг другу надлежащие вопросы.
  Первому выпало рассказывать Легкому. Он рассказал все, начиная со службы у Константина. Особо подробно остановился на своем посещении храма. Про драконов рассказал только самый необходимый минимум. Впрочем, и в этом минимуме Серега нашел своих около-криминальных знакомых. Потом рассказал про штуку с мечом.
  - Как же они верят, что у тебя нет меча?- перебил таки Сергей.
  - Они, по-моему, считают, что он превращается в нужный момент. Есть даже какая-то легенда на эту тему.
  - Так этот меч, в смысле платиновый, у них?
  - Да,- сказал Легкий, - пока В государственной сокровищнице.
  - А этот из чего?- спросил Сергей.
  - Серебро,- ответил Легкий, - Выглядит почти так же. Но того блеска, конечно, нет.
  - А как ты для него отверстие сделал?
  - А оно и не делается. Его можно вставить куда угодно. Там, правда, есть немножко загнутое ушко, за которое его надо вытаскивать.
  - А тебе не предлагали этот меч продать?- спросил Серега.
  - Да только и делают, что предлагают. Последняя цена, по-моему, была два золотых.
  - А то, что этот меч не этот меч, кто знает?
  - Да только я и Серак. Ну может еще император.
  - А дядя императора знает?- спросил Сергей.
  - Ему положено знать,- сказал Легкий, - Но, по-моему, он ничем кроме пива не интересуется.
  - Ладно,- сказал Сергей,- С какого места рассказывать?
  - то твой интерес рассказать побольше и почеснее, - сказала Влада -
  Ну что тут говорить, - сказал Сергей,- То, что у Кискинтина творятся какие-то темные ворки, это, по-моему, и пьяному ежику понятно. Короче, была там у нас одна структура - Ну крышевали они там всяких ко-пиратов. Сначала они пытались с Кискентином сами разобраться. И, знаете, какая-то чертовщина у них началась. Какие-то дурацкие рэндомы, в которые поверить трудно, а организовать невозможно. Вот они и послали одного пипла разобраться с этой ситуэйшиной. Мэн поротатил, поротатил и быстро так помер. Какая-то там сердечная недостаточность. Причем, пипл то тупой, а недостаточность острая. Сам понимаешь, поверить в такое сочетание затруднительно. Так че ты думаешь? Хватило у них ума с бригадой прийти разбираться. Так на них тряпка упала, которая на потолке висела. А этот Константин им и говорит: "Или вы, добры мододцы, по добру по здорову убираетесь, или я вас всех в блу цвет покрашу и голыми на главную с лозунгами и жирнолюгами отвезу". Ну поторговались, поторговались, короче, дали слово, залог оставили и ко мне на ко мне на консарлинг. А я тогда шибко умный мэн был. Это сейчас я дурак дураком набрался
там у всяких. А тогда ума хватало даже дураком прикидываться. Короче, набрал я самых крутых идиотов, каких только мог. Один был, кстати, такой дурак, что сам на рожон полез. Ну что с ним было, вы, наверное, знаете. Но кое-какую информацию он раздобыл.
  Конфетки у вашего Киськина в сейфе отравленные. Семь отравленных, а две нормал. И заметь, ну никак не пролаблены. Так что ты, Легкий, здорово рисковал, когда он тебя конфетками угощал.
  - Это экзамен какой-то фиопский на колдунов. - сказала Влада.
  - А что-то он на африкана не очень то и похож,- сказал Сергей,- Впрочем Чукчи тоже так делают.Ну, значит, дальше. Тут я уж из своих самых гнилых, узеров выбрал что и на гамеске на бутоны не лягут и эмульнул что вроде как от меня самый шорох идет, ну и Володика мягко так и ненавязчиво спозиционировал. Но на пуг его взять не удалось. То ли он понял, что прикол, то ли просто не успел разобраться.
  - Ты вроде мне как о трех мазуриках говорил.
  - Ну один трупик мы сами изобрели. Слинковали первое со вторым, добавили кое-что от себя. Вполне натурально получилось. Но все-таки чего-то добились. Констант открыл досту к своим базам. Кстати, почему он это сделал, не подскажете?
  - Да надоел ты ему хуже горькой редьки,- ответила Влада,- Он тогда собрал весь партактив и сказал, что этот чайнопер решил, что мы от него что-то скрываем. А если мы начнем и в самом деле что-то скрывать, то он чего доброго и поумнеет и сядет на прерывание. А умные на стороне нам, вроде как, и ни к чему. Пускай приходит и берет все, что ему надо. Не будет напрягаться, не будет ценить. А не будет ценить, то никогда и не расчухается в том, что слямзил.
  - А я вот ..., - сказал Сергей.
  - ломать Много ума, не надо.
  - Ну опять ты об этом, - сказал Сергей, - договорились же ну, небольшая бага вышла. Нестыковка версий... Понадеялся на недобросовестных и неквалифмцированных исполнителей.
  - Погодите, погодите,- перебил Легкий,- Я же ничего не знаю.
  - В ощем, так, - сказал Сергей,- Констан специальным компьютерным оборудованием погружал людей, обладающих определенными качествами, в довольно своеобразный гипноз, и они у него возвращались с общественно значимой информацией. И вроде бы как вдвоем получалось лучше. Вот я и решил пристроиться в хвост и посмотреть, какие результаты будут при групповухе.
  - Что-то я тебя там не видел.- сказал Легкий.
  - Да этот козодер ничего не понял,- сказала Влада.
  - Насчет не понял - согласен, насчет ...- можно поспорить, сказал Сергей,- А если ты такая умная, давай объясняй.
  - Похоже, придется,- сказала Влада, Понимаешь, - сказала Влада, обращаясь только к Легкому,- Практически любой сон - это путешествие в иные миры. И проблема не в том, чтобы его совершить, а в том, чтобы от этого был хоть какой-то толк. А когда двум людям снится один и тот же сон , то они уже понимают, что за этим что-то есть. Отношение ко сну меняется. А это отношение позволяет совершать более правильные сны.
  - А секс здесь при чем?- спросил Сергей.
  - Секс везде причем а именно здесь при том, что без него ты работаешь только на reading only. Понимаешь, миров очень много, и они не соединяются, потому что те, что могли соединиться, уже соединились, и это один мир. Так вот, наш мир как бы состоит из двух. Это два абсолютно разных мира с абсолютно разной идеей историей, разными принципами и разными целями, которые соединились уже давно. И все это как-то утряслось, скомпоновалось, перекомпромиссилось...
  - Янь ...инь,- догадался Сергей.
  - Да, - подтвердила Влада,- Женское и мужское начала. А секс- это то, что осоединяет эти миры. Конечно, жизни надо и размножаться, но важнее ей соединять миры, поэтому она и завязала секс на самые важные функции и на самые сильные удовольствия. Собственно, не будь этого соединения разных начал, жизнь в принципе не могла бы быть. Да собственно жизнь это соединение и есть этих двух... а сон соединение двух вообще...Понимаешь Жизнь В рамках одного мира она не самодостаточна. Но женский мир может раскрутить мужской, а мужской - женский.
  - То есть секс как бы сближает два мира?- спросил Сергей.
  - Два этих мира...Но снижает имунитет на все остальные тоже... ну это как Это средство для их слияния, и он повышает восприимчивость к чужим мирам вообще. Ну и кроме того, два мира представляют более полную структуру, и они могут пройти там, где один мир зацикливается.
  - А ты уверена, что их два? Может их три, и как раз мое оригинальное участие и позволило...
  - Вообще-то,- сказала Влада,- Их не два, а ... Два мира- это то, что создало жизнь. Но есть еще и разум, чувства, эмоции. Константин экспериментировал с групповыми погружениями. Но настройка на эксперимент здорово сбивает, потому то я и секретничала. У нас, кстати, много народу поперебывало на разовой работе.
  - И что это интересно с ними произошло?- спросил Сергей.
  - Мало, Есть другие способы- сказала Влада, - Володьку, вообще-то, готовили для других целей. Read only.
  - Похвально, - сказал Легкий,- Подозреваю, что это у вас даже слишком хорошо получилось.
  - Это уж Серегу поблагодари,- сказала Влада,- Влез на сцену и начал своим козлинным тенорком подпевать солистам. Хотя, конечно, подозреваю, что Константин мог это и специально организовать. Как, кстати, ты это сделал?
  - Да подключился к какой-то марахайке, гласы одел с синими искорками, датчики поставил. В общем, все по схеме.
  - Ну ни хрена себе по схеме да не той,- сказала Влада, - Это же устройство для...
  - Для чего?- спросил Сергей.
  - Не важно. К нашему делу это никакого отношения не имеет.
  - Имеет,- сказал Сергей,- Раз мы здесь.
  - Мы используем эту штуку чтобы довести человека до состояния, близкого к эпилепсии. Причем, близкого не с этой, а с той стороны. Ты, кстати, кололся?
  - Кололся. Я же сказал, все по инструкции.
  - Да,- сказала Влада, - Повезло тебе, дураку.
  - Ты так считаешь?- спросил Сергей.
  - Мог бы и в кошмарном сне оказаться. А так все-таки попал в верхний мир.
  - В верхний? - спросил Легкий, - А я почему-то считал, что он нижний.
  - Ну и дурак,- сказала Влада. - Неужели не видишь, что здесь даже булыжники одного размера и галька более круглая. Я уж не говорю о том, что тут нам любую работу делать легче.
  - Да мы вроде как здесь особо и не работали ...А прогресс?- спросил Сергей.
  - Прогресс заморможен, потому что не было больших войн. И это, кстати, совсем неплохо. Общество развивается, хотя и медленнее, но оно гораздо устойчивее. И всяких там шизофренических настроений типа революций и крестовых походов здесь не знают.
  - Да я тоже заметил,- сказал Сергей,- Осенью осень, весной весна, зимой зима. Очень все правильно и по графику.
  - Погоди, - сказал Легкий, - если нижним легче работается, то верхние тут лучше управляют. А Ты считаешь, что карьера библиотекарши это очень круто? Может ты все-таки нам расскажешь, как ты ее сделала?
  - Мне кажется Сергей еще не все рассказал.
  - Да, собственно, и рассказывать нечего. Очухался как после тяжелой попойки в каком-то клоунском костюме и с кольцом на пальце. Хоть не в носу. На запах жареного приплелся в кабак, там продал две хохмы, покормили бесплатно. Месяц этим развлекался. Увеличил товарооборот хозяину раза в два. Намекнул, что неплохо бы и платить. Побили. Потом поддался на провокацию какого-то жонглера-гастролера. Я ему два фокуса продал, притащились с ним в столицу империи. Ну что говорить, страна непуганных идиотов, но все насквозь крепко схвачено мафиозными структурами. Самостоятельно работать не дают совершенно. Пришлось идти на поклон к какому-то хромому придурку. Предложил ему несколько схем, начал работать. Про Легкого слышал. Глашатаи весь год вопили
  - А кольцо?- спросила Влада.
  - А что кольцо?
  - Да вот я смотрю, костюмчик ты сменил с тех пор, а вот кольца лишился совсем недавно.
  - Да как-то, знаешь, тянуло меня к нему. Какие-то чувства были непонятные. Подробнее сказать не могу.
  - Будем считать, что выкрутился.
  - Ничего. Посмотрим, как ты это сделаешь.
  - Ты здесь два года?
  - Один год, одиннадцать месяцев, шесть дней, пять часов, двенадцать минут.
  - Похоже, мы все родились одновременно.
  - Может вы меня избавите от объяснения некоторых подробностей интимного плана, не имеющих отношения к делу.
  - Избавляем.
  - Ты где очухался?
  - В каком-то поселке городского типа.
  - А я в столице И сразу поняла, что что-то надо делать, чтобы отсюда выбраться. Но и потом, я же шла с заданием. Здесь это задание выполнить невозможно. Но я знала некоторые наши нужды и нашла один вариант в мире, в который из этого можно попасть. Все бы хорошо, да только небольшие временные расхождения. Двенадцать лет, впрочем, уже десять. Пыталась, конечно, и назад вернуться. Но, как выяснилось, для этого нужна кое-какая атрибутика: чашка, дрючка и колечко. Поэтому решила немножко форсировать события. Заявилась во дворец, предложила сделать эту самую миску в надежде найти придурков, которые тем же самым увлекаются. Заодно и получила доступ к их фондам. Я про библиотечные.
  - И каковы наши планы?
  - Планы смутные. Хочу хотя бы побывать в том мире и выяснить, чего это он так Константина зацепил.
  - У меня такой нескромный вопрос. Если я найду это кольцо, а ты - чашку, мы назад сможем вернуться?
  - Подозреваю, что да, но только подозреваю. Но если уж не найдем, то сто процентов не вернемся.
  - А если наоборот?
  - Что ты хочешь этим сказать?
  - Не хочу, а уже сказал. Чашка у нее.
  - Никогда за ней этого не замечал. В смысле, я хочу сказать, что не замечал, чтобы она врала.
  - А она хоть раз говорила, что у нее нет чашки?
  - Ты, похоже, действительно умнее, чем я предполагала. Но у стен есть уши.
  - А сейчас мы эти самые ухи и отрежем, - сказал Сергей и резко выхватил меч у Легкого. Но уши резать не стал, а погрузил меч в стену на уровне груди и сделал резкое движение вперед вниз.
  - Все, - сказал он, - Можете забирать эти самые уши и скармливать королевскому дракону. Тут, как я понял, есть ответственный за его меню.
  - Я гляжу. - сказал Легкий, забирая меч,- Что использование чужого инвентаря у тебя уже вошло в привычку.
  - После чего он погрузил меч в одну из мраморных полок и оставил его там. Потом замерил расстояние до выстуающего ушка лезвия на своем ремне и заколотил это ушко рукояткой. Ушко (это самая ушка всегда входила более туго, чем основное лезвие, но именно этот факт позволял выхватывать меч из ножен).Потом он окончательно закрепил серебрянное лезвие, и меч превратился в самое обыкновенное боевое оружие со сменным лезвием. Серега при этих его манипуляциях дипломатично отвернулся.
  - Может, зайдем в соседнюю комнату, проверим?- предложил Легкий.
  - Не стоит,- ответила Влада.
  - Корридор, наверняка, под наблюдением, веранда всегда под наблюдением а агенты секретных служб могут эти комнаты каким-то образом закрывать изнутри.
  - Что ж, - сказал Сергей,- Неплохое алиби. Думаю, вы где-то должны раздобыть мне сотню золотых для поисков этого самого кольца. Обязуюсь найти в течение десяти лет.И наверное хватит мне ошиваться во дворце...
  - Сто золотых,- сказала Влада,- Это почти десять килограмм золота. За такие деньги кто хочет чего хочет найдет.
  - В том то и дело, тебе этих колец столько найдут, а я его все-таки два года таскал, каждую лаберу знаю. Ладно, тащите свои пятьдесят , я сегодня что-то не очень жадный.
  
  Жалованье во дворце не платили. Во всяком случае, оно не доходило до тех должностей, которые зпнимали Легкий и Влада. Но у Легкого осталось кое-что с драконьих денег да и купцы подкидывали, а Влада тратила на свои нужды деньги Серака столько, сколько считала нужным. Поэтому требуемую сумму собрали быстро. Золота действительно получилось очень много. Но чем хороши итабарские деньги так тем что их можно прищивать к одежде это надежней чем кошелек да и защита от холодного уружия неплохая Кроме того Договорились о связи, решили еще несколько вопросов с конспирацией и проводили Серегу Во дворце, надо сказать, было превеликое множество белых серых и слвсем-уж черных выходов. На прощание Сергей пожал Легкому руку, многозначительно заглянул в глаза и сказал: "Чаша у нее", а потом почти одними губами: "Кольцо будет". Легкий не отошел и десяти метров , как наткнулся на Серака.
  - Н-да, - сказал Серак, - И что у Вас общего с этим козлоухом ?
  - Рулетка, - объяснил Легкий, - Очень интересное техническое решение.
  - Дороговато Вы заплатили за это интересное техническое решение. Ну и что там с рулеткой?
  - Ваш заказ кстати беспроводная связь... Раздраконил, козлинное вымя, наши звонки. Я и не думал, что их можно так оригинально использовать.
  Серак выругался. Долго и со значением но улыбаясь и без особой злобности. - Проклятый уткожер, - сказал он, - Раздарил этих звонков своим собратьям по бутылке и полностью выбил ситуацию из-под контроля. Не раздарил бы, черта с два имели бы эту рулетку.
  - Но тут можно очень много и перспективно поработать.
  - Нужна нам эта работа, - сказал Серак,- Чем больше такой работы, тем больше болит голова у нашей службы.
  - Ничто не обещаю, - сказал Легкий, - Но мне кажется, тут есть возможность несколько облегчить работу вашей службы. Кстати, вы у него уже вытряхнули эти деньги?
  - А зачем?- спросил Серак,- Деньги не государственные, твои личные, имеешь полное право тратить так, как сочтешь нужным. Наблюдать, конечно, за ним наблюдаем, но это и раньше делали. Очень, знаешь ли, неспокойный у тебя приятель. Жду с письменным докладом через два часа.
  - А я у Вас на службе? - спросил Легкий.
  - На службе, на службе,- заверил Серак,- Жалованье второго числа каждого месяца. И вот , кстати, свидетельство наших доверительных отношений. При этом Серак совершенно непонятно откуда достал меч точно такой же, какой был у Легкого.
  - И как это я буду с двумя мечами ка самурай ходить? - спросил Легкий.
  - Если вернете эту фальшивочку, не обижусь,- сказал Серак.
  - Уговорили. Возвращаю. Расписка нужна?
  - Не нужна. Мы же почти доверяем друг другу и, надеюсь, что Вы не воспользуетесь моей излишней доверчивостью.
  - Я тоже на это надеюсь. - сказал Легкий.
  
  Говоря о том, что за Серегой ведется наблюдение, Серак был прав лишь отчасти. Мафия приставила наружку к Сергею чуть ли не с момента его появления в столице. Серак же приставил наружку к наружке. Кроме того, за Сергеем уже месяц следили совершенно непонятно откуда взявшиеся незнакомые никому хамы и вор-аристократ "Лисий глаз". Этот вообще появился недавно, после того, как Сергей вышел из дворца. Вероятно, следил еще кто-то. И, похоже, что Сергей уже кое о чем начал догадываться, потому что от дворца он сразу пошел к ювелиру, где купил украшения для своей бывшей любовницы и отправил их с его мальчиком. После чего с другим мальчиком отправил письмо настоящей любовнице, со словами скоро буду а потом пошел в кабак к толстому Гуту.
  Толстый Гут, как и его кабак, не процветал. Впрочем, эта черная полоса началась совсем недавно. По непонятной причине в течении недели растерял всех завсегдатаев кще неделя ущла на случайных посетителей . Он уже обращался к Владычице, продавал пиво с неслыханой скидкой ходил к колдунам, но ничего не помогало. Впрочем, и не должно было помочь. Колдуны после консультации с Серегой зарядили такую жуткую сумму на снятие сглаза, что дешевле было продать кабак малому, который предлагал просто смешные деньги. Но Гут уже был готов на все. Надо ли говорить, что Гут очень обрадовался позднему и единственному в этот день посетителю. Он засуетился, заволновался и предложил плохого пива.
  - Я гляжу, у тебя не очень тут с клиентурой,- сочуственно сказал Серега.
  - Да нет, господин,-сказал Гут, - Просто в это время иногда бывает...наложилось
  - Хорош врать, - перебил его Серега, - К колдунам ходил?
  - Нет, - ответил Гут.
  - Врешь,- сказал Серега,- Ври таким придуркам, как ты сам, а мне врать бесполезно, догадываешся, почему?
  - Не вру,- сказал Гут.
  - Это я не вру,- сказал Серега,- Потому что я не мэн, а ангел, слуга Владычицы, и нам врать неположено.
  - Я к Владычице тоже обращался,- сказал Гут.
  - А не веришь? - спросил Сергей,- Придется гнать дему. С этими словами Сергей щелкнул пальцами и махнул руками перед лицом Гута . Сразу после этого в кабак зашла компания подвыпивших молодых людей. После того, как Гут обслужил их, он опять подошел к Сереге. Он хотел что-то сказать, но сказать не успел.
  - Вижу, сказал Сергей,- Что нужны еще пруфы. Он повторил свои действия, и в кабак ввалил то ли почтальон, то ли глашатай. Видно было, что человек на службе, но свою бляху он куда-то замаскировал. Таким ходить по кабакам нельзя категортчески... Сергей махал и щелкал пальцами дул Гуту в лицо еще несколько раз, и кабак постепенно наполнился народом. Последней зашла проститутка. Старая, правда, но еще очень даже ничего. А проститутка- это самый верный признак, что заведение пользуется популярностью в народе.
  - Господин, - сказал Гут Сереге,- Не понимаю, как Вы это делаете. Может вы- мафия какая и решили цену сбить, а потом решили поднять, может это реклама какая гипноза но не смогли бы Вы приходить сюда и щелкать пальцами каждый вечер, а я Вам буду ставить бесплатное пиво.
  - Дурак,- сказал Сергей, - Да мне твое пиво,- и он оттопырил куртку и показал пришитые золотые, которые получил от Легкого. Впечатления на Гута он произвел просто убойное Тот поверил сразу и вовсе с должной долей фанатизма и совершенно бесповоротно (а Лисий гдаз, который зашел предпоследним вообще чуть не свернул шею разглядывая Серегу с немыслимой позиции при помощи системы заркал), - Да я твой кабак вместе с тобой и пивом и почтальеном куплю и не замечу. Как вообще можно блеять и не верить Владычице?
  - Да я верю, - сказал Гут, - Но я уже обращался, и она не помогла.
  - Владычица сразу не хелпит, надо сначала разобраться, что ты за мен. може ты правильный ламер а може гнилой юэ потом в соответствии с класификатором...система... проверки... тесты... досье. А ты, козодой, ещё и к колдунам ходил.
  - Я...,- сказал Гут,- Они...
  - Знаю, знаю,- сказал Сергей, - прайса гнилая.
  - А я кто? спросил Гут.
  - Решается в данный момент.
  Гут налил еще пива проверяющему, подхалимски заглянул ему в глаза и спросил:
  - А Вы какой ангел?
  - Ангел удачи, -ответил Сергей.
  - И когда Вы уйдете, они...
  - Естественно, - сказал Сергей, - И со страшной скоростью и всеми возможными способами. Это- же демонстрашка а не прощение твоих многочисленных грехов. Укрепление веры так сказать на наглядном примере не моя конечно обязанность но тоже иногда нет да нет делать надо а то развелось -дисиденты понимаешь-знаешь атеисты... так и до революции недолго ... ходят по колдунам козлинное пузо а потом жалуются что владычица не помогает...
  - А Вы не можете побыть еще немного, чтоб они привыкли к моему замечательному сервису ?
  - Вдова,- сказал Сергей... - и бедный умирающий ребенок. Почтенная женщина. Наложилось...Надо там появиться и все исправить. И еще два срочных вызова на сегодня. Просто я в начале делаю самые неприятную работу.
  - А удача?- спросил Гут,- Я слышал, это причка вроде совы.
  - Птица,- подтвердил Сергей, - голубая и невидимая. Летает за мной, курица недопетуханная , и приманивает всяких козохвостов вроде твоих посетителей.
  - А может Вы уйдете, а птичку это ...оставите?
  - А вдова? А ее сын? Тебе что, вдовы совсем не жалко?
  - Я не в том смысле, - сказал Гут,- Вы же не сразу до нее дойлете? А пока Вы будете к ней идти, я бы птичку подержал, а потом выпущу, честное слово.
  - Так она же за мной увяжется, - сказал Сергей.
  - Так я уже заклассирован или нет?
  - Мое дело доложить.
  - А птичку?- спросил Гут,- Неужели Вам меня совсем не жалко? Я бы мог помочь этой самой Вашей вдове и ее сына на службу бы взял если он конечно не хромой не глухой и не тормоз. Жертву могу принести Владычице если что , Зарок там дать...не пить не есть...
  - Это не ко мне. У нас специализация . Впрочем, ты прав. Это, конечно, не совсем рацональное использование средств, когда эта если эта синючая курица будет летать по улицам и приносить всяким незапланированным козоедам. Ладно считай что уговорил Давай так, мы ее как-нибудь тут задержим, но через пятнадцать минут ты ее обязуешься выпустить.
  - А она Вас не слушается?- спросил Гут.
  - Она?! Меня?! - спросил Сергей,- Да эта стерва совершенно неуправляема! Ты лучше вот что скажи- у тебя вход закрывается снаружи или изнутри?
  - Черный-снаружи, главный-изнутри.
  - Ну,- сказал Сергей, - Давай рискнем под твою ответственность. Незаметно так пробираешься к черному ходу и подносишь к главному замки там, запоры, потом возвращаешься через черный и закрываешь его получше. После этого я попробую вспугнуть эту чертову дуру, пробиться к главному и запереть его.
  - А зачем?- спросил Гут, - Можно просто закрыть дверь, она же не откроет.
  - Она то не откроет, - сказал Сергей,- А эти козлорожи откроют. И знаешь, как они бросятся за ней...? Никакими силами не удержишь.
  - А если им пива дать бесплатно?- предложил Гут.
  - Некоторые пиплы,- сказал Сергей, - Удачу ценят важнее пива, Впрочем, можно конечно попробовать.
  - Не надо, - другой раз- излишне даже поспешно перебил Гут, Я согласен с тобой, господин,- Запрем ход и подержим этих козлобрюхов еще немножко. разнервничаются, конечно, но лишняя удача мне не помешают.
  - Конечно,- сказал Сергей, - Если учесть, что ты продал им самое дерьмовое пиво и чуть ли не за двв номинала .
  - Но ведь пьют же, не жалуются? Значит, нравится, - сказал Гут и как-то боком стал выбираться из-за стойки.
  - Уф-ф-ф, - сказал он, вернувшись, - Этим запасным выходом уже лет пять как не пользовались. Там запор верхний, запор нижний и еще я замок положил. Надеюсь, его не утащат.
  - Не утащат, - заверил Сергей, - Удача еще здесь. Пока удача здесь, ничего с твоим замком не случится. Короче, к колдунам больше не ходить, с дохода восемь процентов будешь раздавать вдовам, сиротам. Ничего не гарантирую не мне решать но раз тебе хочется почему-бы и не сделать хорошее дело для вдов не для тебя идиота... Учти птичку они не видят а видят меня так что ломанутся за мной но ты можешь объяснить что ... впрочем не надо не поймут скажи мол сам в полных непонятках...
  - отбрехусь ответил Гут не в первой от налоговиков и то отбрехивался
  - Надеюсь . А пока к тебе такая орентировка: подойди ка вон к тому козлобороду, и когда будешь подходить, спотыкаешся падаешь. Надо как-то отвлечь эту дуру- куру.
  
  В пансионате У Миррам сейчас не было особо много постояльцев. Поэтому она соглашалась на любого.(впрочем когда было много тоже соглашалось) Соглашались и они на нее Мирамм была толстушка а сдесь это было редкостью и некоторым нравилось... Но на этого согласиться было трудно. Был он длинный, лохматый, бородатый, ходил в совершенно нелепом плаще и не менее нелепой шляпе. Он, конечно, назвался ученым, заплатил вперед, обозначил свою цель пребывания в столице как изучение какого-то никому не нужного свитка, и сказал, что проблем с ним не будет. Уходил он за час до рассвета, приходил через час после. Ужин и завтрак ему оставляли на столе, обед он брал сухим пайком. Так что проблем с ним действительно не было. Проблемы были с полицией, которая им интересовалась при каждом удобном и неудобном случае. Вид у беспроблемного ученого был настолько подозрительный, что просто провоцировал на всякого рода разбирательства, которые происходили, стоило только в радиусе 200 миль случиться какому-нибудь происшествию с участником ростом чуть выше среднего. Поэтому как только секретная служба упустила Серегу (который был
выше среднего итабарца на две головы), опять у Миррам начались проблемы с полицией, тайной службой и какими-то уж совершенно непонятными личностями. Впрочем, убедившись, что борода у него настоящая и что он несколько постарше Сереги, от него отстали. Зря. Потому что сразу после собеседования в магистратуре произошла встреча двух длинных бородатых, лохматых личностей, одна из которых была подозрительным ученым, а другая замаскированным под него Серегой. На близнецов они, конечно, мало походили. Разве что ростом и цветом бород. Но при неактичном освещении разобрать, кто есть кто было трудно. После чего настоящий ученый снял каблуки, переоделся и пошел прятаться в какую-то дыру в районе порта. Серега же занял его место. Место, конечно, было не самое лучшее, но уж, во всяком случае, поспокойнее того, где он отсиживался до этого. Скучно, конечно, было ну просто сил нет как. В Итабаре мужчин и женщин примерно поровну. Среди студентов и ученых тоже. Женщины имеют очень большой вес в обществе и учатся часто тем же вещам, что и мужчины. Но вот учатся почему-то совершенно раздельно, и что обидно, точно так же
раздельно посещают раздельные читальные залы. Серега, для которого женщины были единственным утешением, смыслом, целью и направлением жизни, уже через каких-то две недели совершенно изошел на нет, вспоминая своих подружек. а когда понял что как-то странно смотрит на эту жадную толстую дуру хозяйку то , не дождавшись срока, который он сам себе отвел на усушку-утряску, он вызвал фальшивого ученого подежурить за себя в пансионе, а сам постарался по возможности незаметно проникнуть к одной из своих утешительниц. Все две недели, что он кропел над тупым графоманским свитком, он высчитывал, к кому из своих бывших можно пойти, и в кеонце концов решил идти к Горячке. Горячка была нервная, худая, быстрая брюнетка и имела множество достоинств и не меньшее количество недостатков. Но было у нее одно свойство, которое перевесило все достоинства, а именно: исключительная надежность и верность, качество, которое для представительниц ее профессии вряд можно назвать типичным. Кроме того при надобности она могла отработать за троих, а Серега в своих сексуальных фанитазиях дошел до того, что уже становилась понятна
причина разделения групп мужского и женского обучения.
  Горячка Сереге очень обрадовалась. Его, оказывается, у нее уже искали и даже следили за домом, поэтому сексуальные проблемы пришлось почти отложить и решать проблемы несколько другого плана. К счастью, Горячка предвидела их возможность и неплохо к ним подготовилась. Подготовка представляла собой доску, которая лежала на крыше и по которой при должной сноровке можно было перейти на соседнюю крышу, воспользовывшись тем, что по случаю Серегиного прибытия один из шпионов убежал за подмогой, а два других контролировали парадный и черный ходы. У Горячки была полуслужанка, полудомохозяйка, которая создала возле этих входов, точнее, выходов довольно высокую напряженность. Первую ночь прятались в пустом доме у одной из подруг Горячки и занимались любовью. Вторую ночь прятались там же и занимались тем же самым. День между двумя ночами тоже прятались и тоже занимались. Но потом надо было что-то решать и что-то делать. Серега на свою беду был очень уж заметной личностью. Итабарцы- нация во всех отношениях приятная, но слишком уж малорослая. Сергей же даже среди представителей собственной нации отличался ростом
скажем так несколько выше среднего. Единственной возможностью было пробиться к свободному племени. Эти не зависили не от дворца ни от мафии... Жили они относительно недалеко от города в долине, которая непонятно каким образом была огорожена с гор со всех четырех сторон. Путь по реке, правда, исключался. В верхнем своем течении река была совершенно не судоходна, а в остальных течениях неплохо контролировалась городской администрацией. Кроме того, еще никому не удалось попасть в свободное племя по этой самой реке, хотя именно там она и начиналась. Но как-то люди туда ходили и как-то выходили. Вторая проблема была выбраться из города, но тут у Сергея был некоторый опыт. Но над опытом этим Горячка долго смеялась... ... есть еще путь но я его не знаю
  - Где ?
  - В храме должны знать, - сказала Горячка, - Как то они ходят там у них филиал.
  - А как попадем в храм?- спросил Серега.
  - озеро,- ответила Горячка.Переплывем
  Тут необходимы пояснения. Храм представлял собой совершенно естественную огромадныю скалу, находящуюся в центре города. Эта совепшенно естественная скала совершенно неестественным образом была изрыта очень красивыми многочисленными пещерами настолько, что можно сказать, что от нее уже и половины не осталось. В довершение ко всей этой красоте она была окружена искусственным озером с проточной водой и густыми лесопосадками по берегам. Это озеро имело военно-стратегическое значение, но для горожан, которые не знали войны уже несколько сот лет, это было излюбленное место отдыха и купания. Жилое строительство здесь было запрещено, как, впрочем, и любое другое. В храм можно было попасть тремя способами. Через длинный перекидной, находящийся под постоянным контролем с обеих сторон, мост, на прогулочной лодке, которые, как подозревал Серега, тоже под контролем или переплыть. Но все эти три способа заканчивались у небольшой площадки возле главного входа. во всех же остальных местах скала отвесно уходила в воду. Но Горячка заверила, что это ее проблемы, и что она, вроде как, знает черный ход. Вторая проблема
была в том, что Серега никак не хотел расставаться с деньгами и с мечами. Шесть мечей по полтора килограмма каждый, плюс ко всему пятьдесят монет, точнее, уже 49, в каждой из которых грамм по сто не очень чистого золота. Возле храма не воруют. Спрячем под водой, потом приплывем,- сказала Горячка.
  
  Их ночное купание постепенно начало переходить в утреннее, а тайного хода в храм Горячка до сих пор не нашла. Они плыли вдоль скал и время от времени Горячка ныряла, выныривала и плыла дальше, ощупывая скалу и отыскивая какие-то тайные знаки. Сказать, что они замерзли, это значит ничего не сказать. Сергей уже вообще ничего не соображал. Наконец стало хоть немного светло, и Горячка нашла нужный ей знак. Подныривать пришлось метра на четыре. Потом проплыли по какому-то тоннелю и вынырнули наружу уже внутри скалы. Совершенно непонятно почему, но там было светло. Вскоре выбрались наружу. Через некоторое время, немного согревшись, пошли блуждать по тоннелям.
  - В храме,- объяснила Горячка, - Два независимых контура., но зал Главной жрицы у них общий. Надо только идти по указателям, и рано или поздно мы там окажемся. Оказались они там скорее поздно, чем рано.
  - Допросят, - объяснила Горячка,- Врать бесполезно. У Главной никакого государственного интереса нет, и если ты ей понравишься, нам помогут.
  - А если не понравлюсь?- спросил Сергей.
  - Мешать, во всяком случае, не кому. - ответила Горячка.
  Главной Серега понравился. Главная сидела в середине огромного, залитого водой зала непонятно какого - искусственного или естественного происхождения. Впрочем, вода была теплая, и зал был светлый. Главная сказала, что Сергей ей понравился и начала его допрашивать. Первый вопрос ее был, не совершал ли Сергей престуалений против Владычицы. Когда же он ответил, что не знает, какие действия являются преступлением против Владычицы, Главная немного ошалела. Впрочем, она быстро пришла в себя и начала детальные расспросы. Выяснив, что Сергей не занимался сексом с мужчинами, не пас коз, не отказывался от обещания жениться, не отрекался от своих детей, не служил в кавалерии, она согласилась выслушать просьбу Сергея и его жены.
  - Но я не жена,- возразила Горячка.
  - Ты - его жена,- сказала Главная,- Потому что вы занимались сексом в храме Владычицы.
  - Э-э-э,- сказал Сергей,- Для согрева.
  - Мы не знали, что это ритуал, - сказала Горячка.
  - Теперь знаете,- сказала Главная,- А ты что-то имеешь против того, чтобы иметь такого красивого и высокого мужа?
  - Вообще-то нет,- сказала Горячка,- Но он может быть против.
  - Он?! - воскликнула Главная,- Против?!
  - Вообще-то я не против, - сказал Сергей, - Просто для меня это несколько неожиданно. Ну и потом, я не здешний и боюсь, что мне придется внезапно возвращаться на свою историческую родину.
  - Не придется, - заверила его Главная, - Сейчас вы пойдете к писцам и запишете свою историю. История должна быть очень интересная и она должна быть в нашей библиотеке. Но читать ее пока никто не будет, а я и подавно.
  Писцами были молодые девчонки. Подходили они по конвееру. Каждая хихикая записывала по 2-3 фразы и убегала. Сергей сначала как-то мялся, а потом разошелся не на шутку. История эта, правда, несколько отличалась от той, что он рассказал Легкому и Владе, но в конце концов они его особо и не расспрашивали. Потом Сергея основательно покормили и отвели в комнатку Горячки, и они еще раз повторили согревающий ритуал. За то время, пока Сергей обогащал библиотечный фонд, Горячка достала и высушила их вещи. В храме они проблаженсвовали неделю, потом их позвала Главная, подвела к длинному тоннелю и объяснила, что по нему надо просто идти и игнорировать все закрытые двери. Открытые же двери закрывать за собой. Кроме того объяснила, как дойти до свободного племени и к кому можно обратиться в случае, если понадобится помощь. А помощь, вероятно, была все-таки нужна, так как Сергея разыскивали полиция, мафия, тайная служба и неимоверное количествочастных сыщиков, соблазненных наградой за его поимку. Кроме того, вор-аристократ Лисий глаз так и не прекратил своих гнустных происков.
  По тоннелю шли долго. Тоннель был темный, но сухой и высокий. В конце концов выбрались наружу через какую-то щель в горе, задрапированную кустами шиповника. Дальше шли по горам. Продукты у них с собой были, а вот одеяла не было. От теполого плаща СЕргея толку было мало. Впрочем, тропы были хорошие, и по ним шли ночью. Днем спали. Так оно было теплее и безопаснее. Раза два Горячка спускалась к кабакам и приходила с продуктами. Это была та помощь, которую обещала Главная. В самом конце был снежно-ледовый перевал, а кое-где даже пришлось карабкаться по скалам. Но долину, в которую они спустились, можно было считать наградой за любые тяготы пути. Это было воистину удивительное место.
  
  
  Ценой хронического недосыпа Влада установила таки контакт со своим бывшим миром. Правда, недосып был не ее, а Легкого. Она будила его среди ночи и требовала отчетности в снах. Потом все это анализировалось при помощи толстенного талмуда из запрещенного фонда. Их двойники поживали неплохо. Работали у Константина, и все свободное от секса время писали историю и устройство своего мира. Вероятно они все-таки готовились в него вернуться, потому что тратили время на изучение того мира,в который попали. Похоже, их совершенно не интересовал прогресс и всевозможные технические устройства. Легкий-2 изучал боевые искусства и неплохо в них поднаторел. Влада-2 интересовалась все больше притчами и узорами. Что касается Сереги2 то он тоже работал у Константина и с учета в психушке его уже сняли.... Был еще менее садистский способ связи при помощи маятника, который держали в руке. С его помощью пару раз связались с Константином и получили от него необходимые инструкции. Способ этот был хороший, надежный, но больно уж длительный. К тому же требовал одновременной работы двух договаривающихся сторон. Если не считать
этих , то больше никаких проблем у Легкого и Влады не было.
  Во дворце толкалось очень много народа. Свадьбы, дни рождения...Кроме того, во дворце отмечались все праздники. Нет да нет и горожане устраивали бесплатную кормежку для дворцового люда, а то и дворец устраивал бесплатную кормежку для горожан. Бывали еще месячники дружбы между дворцом ихрамом и между храмом и дворцом Помимо всего прочего отмечали принятие новых законов, прием послов, заключение договоров. Если бы не любовь Влады, которая как-то незаметно но с эавидным постоянством переходила в бешенство матки, Легкий бы наверно разжирел как дядя императора. Он, правда, тренировался битве на мечах по три часа каждый день, но это было больше искусство, чем физкультура. Просто не хотелось упускать прекрасную возможность. Фехтовальная школа Итабара была очень хорошей и обладала богатыми и довольно своеобразными традициями. Кроме того Легкий пытался изучать литературу и двигать общественный прогресс, но толку от этого было мало. Литература не изучалась Прогресс же упорно не желал двигаться. Правда, он заинтересовал несколько человек своими химическими опытами, ( наверное все-таки алхимическими) но это
иначе, как фокусы, не воспринималось. В довершение ко всему куда-то пропал Серега. Придворные колдуны могли только сказать, что он жив. Искали его все. Он был нужен Владе для комплекта, Легкому - за комапанию, Сераку- для обеспечения какойто своеобразной одному ему понятной системы безопасности. Помимо всего Серегу разыскивали его околокриминальные приятели. Влада уже сходила в храм на аудиенцию к главной жрице. Но та выразилась в том смысле, что волноваться не стоит, когда надо- будет. Правда, кому надо, что надо, зачем надо выяснить так и не удалось.
  
  
  Вольное племя жило охотой, огородничеством и сбором орехов. Хлеб сажали, но мало. Животноводства не было. Развитого производства тоже. Жители были красивы и приветливы. В чем их трудно было упрекнуть, так это в том, что они перерабатывали. Больших участков для земледелия не было, но росло абсолютно все и без всяких проблем. Мужчин в племени было раз в пять меньше, чем женщин, но на Серегу никто особо не претендовал.
  Они с Горячкой засеяли небольшой участок и построили шалаш возле пресимпатичного пляжика. А так как еда еще не выросла, то ходили по гостям. Вообще ходить по гостям было любимым развлечением их новых соплеменников. В гости, конечно, без подарков не пойдешь, но тут пригодилась Серегина кольчуга. Кольчуга представляла собой большие бронзовые кольца, нашитые на кожаную безрукавку. Это было чисто мафиозное изобретение, и защищала она тоьлко от алебарды полиции и от меча воинов. Кольца от этой кольчуги можно было вставлять в нос, вешать на уши или одевать на пальцы. Поэтому когда приходили в гости, дарили по кольцу каждой женщине, которые жили в доме. Плюс ко всему Серега научился неплохо играть на довольно странном инструменте , представляющем собой нечто среднее между гуслями и арфой. А так как он знал много незнакомых здесь мелодий, то был желанным гостем в любом доме. Еще в самый первый день к Сереге пришел кузнец и выпросил два меча, пообещав, что сделает из них арбалеты для охоты- один себе, один - ему. Кузнец пропал и надолго, и Серега уже распростился со своими мечами, когда он неожиданно появлся
и вручил Сереге очень изящную маленькую штучку, которая напоминала что угодно, но только не арбалет. Меч был разрезан на три неравные части и из него была сделана плоская пружина, напоминающая автомобильную рессору. Натягивался (точнее сжимался) арбалет легко при помощи тросика и роликов,а стрелял не очень далеко но очень точно. К арбалету прилагалось устная инструкция с полсотни стрел без оперения, но со стальными наконечниками. Серега из старой шкуры и деревянного чурбака соорудил что-то вроде макета кабана и тренировался по несколько часов в день, чтобы не оплошать на охоте. На этой модели кузнец обозначил точки, куда надо бить. После месяца тренировок, когда Серега научился стрелять с любого положения, в падении и с разворота лежа и стоя на голове, пошли на охоту. На охоту собирались долго - часа два. Наконец вышли. Прошли от лагеря минут пять и встретили кокго-то недохаканного идиота-кабана. Серега его пристрелил, вернулись с мясом. После этого Серега наделал шашлыков для всего племени и пригласил всех, кого только мог. Как это ни удивительно, но эта первая его охота вовсе не была чем-то из ряда
вон выходящим. Кабаны жили возле лагеря и кормились на его помойках. Нет да нет их прикармливали излишками урожая. Поэтому их вполне можно было считать домашними. И хотя дальше, чем на километр от лагеря отходить за ними так и не пришлось, охота все равно была довольно-таки азартным и в общем-то довольно таки интересным занятием. А когда еще кузнец выковал по заказу Сереги с полсотни шашлычных палочек, то времяпрепровождение к "Сереге на шашлыки" и вовсе стало одним из старинных племенных обычаев. К тому времени Серега полностью запустил свой огород и занимался только шашлыками, используя вместо уксуса мелкие красные кислые ягоды, растущие на колючих кустах, которые ему собирала детвора. Если любимым развлечением мужчин была охота, любимым развлечением женщин были сплетни.
  - А что не сказал, что знаком с великим рыцарем Легким? - спросила Горячка после одной из посиделок,- Я даже не знала, что ты спас его от страшной и неминуемой смерти.
  - Откуда узнала?- спросил Сергей.
  - Бабы ... - ответила Горячка.
  Добраться до источника слухов оказалось не трудно. В племя забрел бич-лабух, который записал несколько Серегиных мелодий и взамен спел балладу о великом рыцаре Легком, его крутобедрой подруге и соратнике Сереге, из которой следовало, что Серега сразился с шестью вооруженными до зубов мафиози, заманивших в ловушку и напавших на какого-то важного государственного чиновника.
  - Врут?- спросила Горячка.
  - Привирают, - ответил Серега, - Их было не шесть человек, а пятнадцать. Просто шесть мечей остались непокалеченными.Да и это козлинный хвост был заодно с ними..
  - Вот не знала, что ты у меня такой агресивный,- пожалела Горячка.
  Постепенно и как-то фрагментарно настала зима. Кабаны обнаглели настолько, что и вовсе поселились на остатках Серегиного огорода, и он их мог стрелять, не вылазия из шалаша. К шашлыкам добавилась баня с бассейном, которые Серега организовал прямо на пляжике. Вместо входного билета надо было принести две вязанки дров. Березовые и мятные веники Серега заготовил заранее. Зима была недолгой и теплой. За зиму Серега пристрелил несколько лис, которые разрыли яму с кабаньими останками. На плащь не хватило, но удалось сшить что-то вроде жакета.
  Весной появились новые проблемы. Паводок начисто смыл Серегину баню, и ее пришлось переносить немного повыше. А когда стало совсем тепло, по племени прошел слух, что Серегу разыскивают. Вскоре появился и сам розыскник - унылый мужик с лошадиной рожей и бляхой государственного почтальона. Пьяный впрочем в дупелину. Он вручил Сереге запечатанный пакет, попросил расписаться и ушел покачиваясь неизвестно куда. В пакете были:
  1. Прощение всех Серегиных грехов прошлых и будующих, подписанное генеральным прокурором;
  2. Патент на звание охранника императорского оружия и разрешение на ношение любого неимператорского оружия,которое Серега сочтет нужным для его охраны, подписанное дядей императора;
  3. Письмо от секретаря начальника особой службы, где тот обещал всяческое содействие и призывал прийти во дворец и приступить к своим новым обязанностям, которые, ко всему прочему, неплохо и довольно регулярно оплачивались;
  4. Письмо от Легкого, в котором тот заверял, что с государством у Сереги проблем не будет, но будут проблемы с его бывшими приятелями, которыя его ищут совершенно непонятно для каких целей;
  5. Предписание императора начальникам крепостей и гарнизонов оказывать Сереге всяческое содействие и выделить необходимую охрану, если она ему понадобится для безопасного и безвизового возвращенияв столицу;
  6. Письмо от Влады, которая писала, что в одной из голов торчащих на шесте возле гостюрьмы знающте люди вроде как опознали главного юриста и оценщика большого рынка;
  7. Письмо от Серегиного напарника по довольно своеобразному бизнесу, в котором тот сообщал, что семья против Сереги ничего лично не имеет, что папа в курсе, и сам очень обижается, что его деток используют для каких-то некрасивых целей;
  8. Письмо от папы с обращением ко всем родичам оказать Сереге любую необходимую помощь, какую тот попросит, и не интриговать против него, и служить интересам братства, с предупреждением, что если эти интересы будут нарушены, то с нарушителями разберутся быстро и очень своеобразными способами;
  9. Еще несколько писем от Серегиных фанатов, а так же маленькая записка от Легкого, написанная, вероятно, позднее, где тот писал, что похоже все очень заинтересованы в его прибытии;
  10. Письмо от вора-аристократа Лисьего глаза, написанное в заключении, где тот сообщал о порядках в тюрьме и о том, что там кормят два раза в день а простыни меняют раз в месяц;
  11. Письмо от государственного шпиона, пожелавшего остаться неизвестным, с единственной фразой: "Ну ты, мужик, даешь".
  Откровенно говоря у Сереги не было ни малейшего желания возвращаться в столицу. Впрочем, у Горячки, которой пожаловали титул статс-дамы его императорского дворца, тоже. Но что-то такое у него там зашевелилось, и сам не понимая почему, он стал собираться в дорогу.
  Пробиваться решили по главной дороге,- быстрее. Серега не знал, действует ли их продуктовый кредит у Главной, а к письму Легкого была приложена огромная карта, график патрулей и координаты блок-постов. Но то ли продуктов взяли мало, то ли секс отнимал гораздо больше времени и сил, чем рассчитывали, но к половине пути они уже были вынуждены зайти в кабак чтобы пополнить запасы продовольствия. Про главную дорогу вообще говорили, что она - один сплошной кабак. И чем ближе к столице, тем больше это высказывание соответствовало действительности. Добавьте к этому еще то, что кабаки представляли собой длинный дом с открытой верандой, и располагались всегда вдоль дороги, а не перпендикулярно к ней. Та часть, что не была открытой верандой, представляла множество маленьких комнаток и одну большую. Большая комната стыковалась с верандой и, собственно, она и была кабаком. Маленькие же комнаты служили самым разнообразным целям. В них можно было спокойно поесть, вести переговоры. Они сдавались внаем торговцам, проституткам, путешественникам. Иногда в них поселялись представители императорской администрации, но
чаще всего в них складировали посетителей, которые упивались настолько, что позорили центральную комнату своим видом.
  Продукты, конечно, можно было купить и у крестьян, и в какой-то из мелких комнатушек,но в этом случае возникнут проблемы с разменом денег, которые так и так придется решать у главного кабачника. Поэтому Серега решил действовать в наглую. Заявился в кабак, не переодевая дорожного костюма и потребовал отоварить его сухим пайком на две недели и как можно как можно быстрее. Горячка сама хотела это сделать, но Серега здраво рассудил, что если разыскивают его, то разыскивают и ее тоже. Дорожный костюм - это штаны, короткая малица и плащ. Обычный костюм - это длинная малица. Малица - что-то вроде рубахи без рукавов. Еще ее положено подпоясывать. Итабарская мода не делится на мужскую и женскую. Разве что украшениями. Поэтому на Горячке был такой же костюм.
  - А тебя тут разыскивают,- сказал трактирщик.
  - Донесешь, зарежу,- ответил Серега спокойно.
  - Уже, - сказал трактирщик, - Ты че не видел, как малый у тебя из-под ног выскочил?
  - И кто это меня, интересно, разыскивает?
  - Это я , - сказал Бармал, запызивыясь и вваливаясь в трактир. Малица у него была не только одета задом наперед, но еще и вывернулв наизнанку. Впридачу и не подпоясаная. (для итабарца это то-же что для советского человека появиться на улице без штанов) Наизнанку так же были вывернуты джурабы, которые ко всему прочему были еще и разного цвета , а один бкх подметки.
  - Не в твоих принципах сниимать комнаты в кабаках,- сказал Сергей.
  - А я сменил бизнес,- сказал Бармал, - И пришлось поступиться принципами. Этот твой приятель Легкий уже покончил со всеми дракошами, а новых пока не предвидится.
  - Решил меня что ли в качестве сырья для своей живодерни использовать? - спросил Сергей.
  - Да нет, тут такое дело тоньше, твоя рулетка покрутилась, покрутилась и перестала. В смысле, крутится то она как прежде, а вот останавливается там, где желает. Вот хромой мне и говорит: "Найди Серегу и приведи на консультацию. Десять золотых за посредничество".
  - И ты поверил?
  - Так они в самом деле прекратили крутить эту шарманку. И на излете.
  - Но десять золотых, - сказал Серега.
  - Да они в неделю больше имели,- сказал Бармал, - А что ты без охраны? Тебя же. как я заметил, еще кто-то разыскивает.
  - Кто?
  - Да все.
  - Кто все?
  - Да все абсолютно. Любого спроси, чем он занимается, тот ответит: "Разыскиваю Серегу".
  - И все из-за рулетки?
  - А чтоб я знал. Кстати, если нужна охрана...
  - Не нужна,- сказал Сергей, - Попробую как-нибудь уйти огородами.
  - Зря ты так,- сказал Бармал,- Это же главная дорога, самая что ни на есть разбойничья вотчина. А приметы твои и твоей женушки каждая собака знает.
  - Я все-таки считаю, - ответил Сергей,- Что охрана ко мне привлечет больше внимания, а с разбойниками как-нибудь справлюсь.
  - Ну и дурак, что так считаешь. Ко мне и то какие-то хамы приставали два раза. Совершенно не представляю, как вернуться в город.
  - А зачем тебе в город?- спросил Сергей.
  - как зачем за деньгами -Десять золотых,- сказал Бармал,- Я их уже заработал.
  - Так тебя просто просили передать про рулетку? спросил Сергей.
  - Просто просили передать. А иначе за другую работу я бы не взялся. принцыпы ...Мы же с тобой друзья в конце концов.
  - Да, друзья, - подтвердил Сергей, - И знаешь, что я могу тебе предложить в знак нашей дружбы?
  - Что?
  - Охрану.
  - Какую?
  - Самую лучшую на выбор. Тут, насколько мне известно, недалеко стоит императорский гарнизон. Придешь туда, изложишь свои проблемы, помогут. документ я тебе сейчас выпишу...
  - А ты, я гляжу,- сказал Бармал, - Сделал неплохую карьеру с тех пор, как мы виделись в последний раз.
  - Да нет,- сказал Сергей,- Это у меня просто хороший блат. Поговорили еще немного, вспомнили старых знакомых. К тому времени Горячка уже собрала необходимые продукты, и они вышли. Бормала оставили переодеваться. На всякий случай сделали хороший крюк, и на главную дорогу вышли только через день. Участок был бездюдный, патрулей не было, к тому же через час так и так темнело. Поэтому и решили пройти по дороге. Вскоре впереди увидели группу людей, которые занимались довольно странным делом. Точнее, было две группы, и занимались они тем, что одна группа нападала на другую. Та группа, что защищалась, спряталась за щиты и ощетинилась копьями. Нападавших было раз в пять больше. Они пытались достать оборонявшихся, кидая в них камнями и тыкая палками из костра. На костре стоял огромный котел с уже дымящимся маслом. Прямо в центре группы нападавших бесился Бармал, который орал: - Так ему! так ему, подлецу! Куда тыкаеешь?! В морду тыкай, в морду! Да не так. А ты че, козинное ухо, приперся со своим булыжником?Тащи его обратно! Иначе алебардой по копусте получишь.
  И те и другие были очень уж заняты своим делом,поэтому не видели Серегу, который приблизился чуть ли не вплотную и ждал дальнейшего развития событий. Дождавшись, когда двое самых живописных козоебов схватили котел с маслом и потащили его к обороняющимся, Серега спокойненько засадил стрелу сначала в шею одному,а потом пристрелил начальника нападавших. После чего он выпустил еще несколько стрел. А когда обороняющиеся, воспользовавшись тем смятением, которое произвел Серега, он выхватил оба меча и с диким воплем ринулся в бой. Бой был недолгий и эффективный. Нападавшие куда-то убежали. Вероятно, за подмогой. Бармал убежал за ними,выкрикивая ругательства. Но вскоре вернулся и поблагодарил Серегу за помощь.
  - Я же тебе говорил, - сказал Серега, - Что охрана - это излишние проблемы.
  - А я не против таких проблем,- сказал Бармал, - Ловко мы их. Смотри, человек десять уложили, не меньше.
  Уложили они все пятнадцать, причем половину из них достал Серега своим арбалетом. Несмотря на довольно заманчивое предложение, Серега все-таки решил продолжать путешествие вдвоем. До города оставалось совсем немного с неделю. Но в город они заходить не стали, а нашли тот ход, по которому когда-то из него выбрались, и пошли по нему. Было темно,и шли долго. И, судя по тому, что прошли гораздо больше, шли совершенно не туда. Было уже ясно, что заблудились,но идти куда-либо еще было невозможно. Шли по открытым дверям, так что хотели они того или нет, но их маршрут определялся теми, кто эти двери открыл.
  - А не может такое случиться, что мы ходим по кругу? - спросила Горячка.
  - Может,- ответил Серега,- Но если это происходит, это кому-то надо. А меня разыскивает такое количество народу, что я думаю, что этот кто-то вряд ли является исключением.
  - Так оно и есть, - сказал чей-то голос. И тут Серега почувствовал что-то острое и неприятное возле своей шеи.
  - Думаю, Вам лучше ненадолго пройти со мной для собеседования. А Ваша подруга останется здесь. На всякий случай, мало ли какой фокус Вы еще можете выкинуть.
  - Серега, беги!- закричала Горячка, - Я как-нибудь...
  - Куда ?,- спросил голос,- и зачем интересно... Если Вы не выкинете какого-нибудь фокуса, Вам и вашей подруге ничего не угрожает. Вряд ли я могу как-то подтвердить свое обещание, но тем не менее думаю, что Вам лучше все-таки пройти со мной.
  Прошли недалеко. В небольшую комнатку со столом, двумя скамьями и светильником. Сереге, который привык к темноте, этот светильник буквально резал глаза. Его собеседником оказался высокий худой старик.
  - Присаживайтесь,- сказал старик и отложил рапиру, которую держал в руках,- Как видите, оружия у меня нет.
  - Могу я спросить хотя бы...
  - Можете,- сказал старик, - Но попозже, Сергей Николаевич, если не ошибаюсь. То, что он Николаевич, в этом мире не знал никто, даже Влада.
  - Похоже, - сказал Сергей,- Что между нашему подразделению уже пора открывать ту филиал.
  - Да нет,- сказал старик,- Я вообще-то здешний, просто имею доступ к хорошим источникам.
  - И что там сказано, в этих источниках?- спросил Сергей.
  - Да много чего,- сказал старик, -Вам теорию или примеры
  -Да дурак я знаете-ли сказал Сергей давайте уж примерами...
  Ну вот, например, в вашем мире есть такая игра, напоминающая сражение двух армий. И есть один человек - Крамской, который очень здорово в нее играет. Он очень напряженно обдумывает комбинации, а творческие личности черпают информацию из многих миров и, к сожалению, во многих мирах эту информацию засвечивают. А в этой игре как - придумал какую-то комбинацию, до которой твой противник не догадался или догадался неправильно, и считай, что выиграл. Поэтому думать надо много и заранее, и кое о чем даже во сне. А дальше начинается самое интересное. Представим себе другой мир, который отделился от этого совсем недавно. Такой же, но не совсем. А там такого гения нет, и более того, нет человека, который может это хотя бы в принципе осознать. А шахматы- игра политическая, и имеет большое влияние на ситуацию в мире. А миры, повторяю, близкие и сильно расходиться не могут. И что, по-Вашему. произойдет?
  - Понятия не имею.
  - Подумайте, - сказал старик.
  - А это очень важно?
  - Очень. Если Вы решите эту задачку, то получите такую награду, о которой даже и мечтать не смеете.
  - Считайте, что уже решил,- сказал Сергей,- в соседнем мире в той же стране появятся несколько гроссмейстеров, которые завоюют титул чемпиона мира, и фамилии у них будут похожие - Корчной, Карпов, Каспаров, Крамник,...
  - К........, - продолжил старик.- А Вы, признаться, не дурак. И меня это очень и очень радует.
  - Это почему же? Все остальные вроде совсем не против- спросил Сергей.
  - Да я Вам хочу предложить одну работку,при которой лишние мозги не помешают. Но сначала немножечко расскажу о наших проблемах. У нас довольно приятное место, но больно уж все надежно и устойчиво. Нет, конечно, не спорю, иногда удается довольно-таки неплохо раскачать маятник. Но чем больше его оттягиваешь в одну сторону, тем больше он, подлец, рвется в противоположную. А точку закрепления так до сих пор сменить и не удалось.
  - Вероятно, не хватает полномочий или финансовые проблеммы,- предположил Сергей.
  - Да нет, - сказал старик, - С полномочиями, вроде как, проблем нет. С деньгами тоже Сам мир очень уж устойчивый.
  - А это плохо? - спросил Сергей.
  - Иногда да, - ответил старик.
  - Не надо было призывать драконов.
  - Владычица,- пожаловался старик, - В этом мире есть какая-то странная красота, какая-то непонятная симметрия, которую она захотела сохранить. Ну сохранить то мы ее сохранили, а развить не можем. Вот все есть для ее развития, а главного нет- нужды.
  - Нужды? хорошо сказано образно... А я чем-то могу помочь?- спросил Сергей.
  - Можешь, - сказал старик, - От тебя уже пошло достаточно всякой бестолковщины. Если ее организовать и как-то усилить, думаю, можно как-то растормошить это болото.
  - И как мы это сделаем?- поинтересовался Сергей.
  - Я это делать не буду,- сказал старик,- Пробовал. Не получается. Думаю, придется заняться тебе.
  - А у меня для этого будут необходимые возможности?- спросил Сергей.
  - Ах, да, сказал старик,- Извини, что не представился,- Император Сендрик. Завтра как раз передача власти. Так что приходи на церемонию. Передам.
  - И как мне туда попасть?- спросил Серега.
  - Вот эта дверь, - сказал император, - Ведет в закрытый фонд библиотеки. Только когда будешь заходить, немножко покашляй, они, по-моему, там опять трахаются. Да вот кстати им официальное приглашение мне кажется им полезно было- бы присутствовать Передай ладно ... Но сначала успокой свою жену в ее положкении вредно волноваться
  Вероятно, Влада и Легкий занимались чем-то еще, кроме секса.
  - Эта дверь никогда не открывалась,- услышал он голос Влады,- Как ты думаешь, что из нее появится?
  - Думаю что бы не появилось...И Серега услышал звук вынимаеиого меча
  - Это он, это он, наш московский почтальон.....
  - Привет, Серега! - сказал Легкий, - А ты вовремя. Завтра вроде как есть возможность отсюда смыться. Как ты смотришь на то, чтобы вернуться на свою историческую родину?
  - Отрицательно. Мне тут доверили кое-какое имущество, и мне бы не хотелось подводить хорошего человека.
  - Сергей,- сказала Влада,- Второго раза не будет. Астрономический фактор раз в тысячу лет...
  - Да я и от первого откровенно говоря не восторге. Вот, кстати, познакомьтесь с моей женой.
  - А я с ней знакома, - сказала Влада,- Это же Горячка.
  - Ой, Влада, - сказала Горячка,- А что ты тут делаешь?
  - А где это вы познакомились?- спросил Легкий с легким подозрением.
  - Неважно.- сказала Влада, - Тебе повезло с женой, Сергей. Горячка если мужика сразу не прирежет, может хранить ему верность месяц, а то и больше. Но нож все-таки отбери ... Кстати, если дело в этом, то мы можем ее с собой захватить.
  - Никуда ее захватывать не надо, - сказал Сергей,- Меня сейчас назначили чем-то вроде управляющего, и мне бы хотелось сделать эту работу наилучшим образом. А к своим долбанутым будильникам возвращайтесь сами. Они там о вас, наверно, очень переживают.
  - Да прав ты, Серега. Может, действительно, хрен с ними,с будильниками? Три года без них жили, как-нибудь еще проживем.
  - Знаешь,- сказала Влада,- Давай поступим по обстоятельствам. Думаю, там видно будет.
  - А там это где?- спросил Сергей.
  - Толком не знаю ,- ответил Легкий, - но есть пророчество что сообщат... Кольцо?
  - Будет,- сказал Сергей,- Так чтобы сто процентов обещать не могу, но девяносто девять почти гарантирую.
  
  На крыше дворца недалеко от часов находился жертвенник, стоявший на небольшой сцене. Взле этого жертвенника два раза в году на осеннеу и весеннее равноденствие собирался дворцовый и околодворцовый люд, приносил необходимые жертвы и пел старинные песни. Было еще что-то вроде мюзикла под открытым небом. Но сейчас зал был пуст. Правда, он был утыкан факелами где только можно. Больше всего факелов было натыкано возле часов. Часы представляли собой диск, разделенный на 96 секторов, окрашенных в шахматном порядке. Внутри этого диска был еще один с 48-ми секторами, а внутри этого
  - еще один с 24-мя. И так далее. Это были единственные часы в империи, которые показывали физическое время. Обычно здесь делили день на 12 часов, и ночь делили на 12 часов. Поэтому зимние дни имели продолжительность летних ночей и наоборот. Сейчас была самая короткая летняя ночь, и стрелки физических часов приближались к двенадцати. Хорошо конечно что столица была нашироте Мадрида а не ленинграда...
  Церемонию передачи власти трудно было назвать особо многочисленой впрочем она была довольно представительной. Присутствовали: император, главная жрица храма Владычицы у реки (которая, похоже, была с императором в излишне даже доверительных отношениях), Легкий, Влада, Сергей и Горячка. Еще для солидности, вероятно, пригласили дядю императора. Солидности у того, надо сказать, было на троих. Начали с того что выпили вина из кубка пустив его по кругу
  - Кого ждем? - спросил Серега.
  - Владычицу. - ответила Главная кого-ж ещё.
  - А это как, - по протоколу или по предсказанию?- спросил Серега, который уже начал потихоньку разбираться в здешних обстоятельствах. Главная хотела что-то ответить, но не успела, потому что хоры стали заполнять грязные личности непонятного вида, вооруженные боевыми тяжелыми арбалетами. Когда всех присутствующих взяли под прицел, в зрительный зал вошел Серак.
  - Не ждали? - спросил он, красиво поднявшись на сцену и покланившись присутсвующим .
  - Да нет, почему же, - ответил дядя императора,- Если кто-то и имел возможность насовать репейника под молодоебов, так это только ты.
  - А ты не такой дурак, я погляжу, - ответил Серак, - и кстати мне кажется, тут вроде как происходит передача недвижимости? Надеюсь, вы ничего не имеете против свидетелей ? вроде по закону положено...
  - Да мы как-то внезапно так передумали ее передавать.- ответил император.
  - А напрасно,- ответил Серак,- Следующего момента придется ждать ой как долго. Ладно, объясняю для тех, кто ещё не понял. Все, наверное, видели полезное такое изобретение под названием подушечка для иголок. Иногда делают в виде симпатичного такого ёжичка иногда в в виде жуткого дикообраза Тут на вас каждого по десять арбалетчиков. И вы в принцепе вправе сами выбирать на кого жаете походить в случае изменения планов на ежичков или дикообразов впрочем если они скрещиваются можите выбрать компромисный выриант... А в принцепе можно остаться и самими собой сколь угодно долго но тогда придется к сожалению некоторое время делать то, что я порекомендую.
  - Да мы в обще-то не против, но народ какой-то собрался гордый независимый и не любит когда на него давят сказала Влада
  - Да я не долго ответил извиняющим тоном Серак и не сильно так знаете небольшая перестраховочка от излишне гордых и несговорчивых ...начнем что-ли так
  Ты, - сказал он, обратившись к дяде императора,- Подымай алтарь и ставь вот сюда.
  Алтарь представлял собой каменный параллелепипед высотой чуть меньше трех локтей. Поднять его, по представлению Легкого, было все-таки совершенно невозможно. Но дядя императора попыхтел, попыхтел, поднял и отставил в сторону. Под алтарем оказался еще один алтарь, потоньше-поменьше, разделенный на две половины - черную и белую. Посередине линии раздела перпендикулярно ей проходила зеленая полоса, а в середине полосы блестела золотая нить. - Теперь ты, - сказал он Владе, - Ставишь чашу на полосу с белой стороны одной ножкой на ниточку. Другие ножки выровняй по зеленой границе
  - Да это же фальшивая чашка, - самоделка лампочка с рефлектором сказала Влада,- Не видишь что ли? Может я сбегаю за настоящей? Это мигом, пять минут туда, пять обратно.
  - Вообще-то, - сказал Серак, - До полночи три минуты, и сбегать ты не успеешь. Так что вы, ребята, меня капитально надули. Но вы не учли две вещи. Первая- я ну очень обидчивый. И просто из обиды за подлянку прикончу вас всех. А второе- что не такой уж я дурак, как это иногда кажется. И еще я очень и очень предусмотрительный.
  С этими словами он достал из кармана маленькую полукруглую чашку с тремя ножками.
  - На, держи, прятать надо получьше и радуйся, что мне не пришлось нервничать и демонстрировать себя нервным и разозленным и портить здоровье себе и людям.
  - Дальше что?- спросила Влада, поставив чашку так, как просил Серак.
  - Кольцо,- сказал он Сергею, - Ровно в двенадцать кинешь кольцо в чашку, но не сверху, а чуть сбоку. Надеюсь, не промахнешься.
  - А тебе, - сказал он Легкому,- Провести мечом над этой самой чашкой. И все, ребята, свободны. И можете уматывать куда вам заблагорассудится, а можете и оставаться при тех должностях, которые имеете. В общем я вас оставляю и дальше ваши проблеммы... Я добрый, не жадный, хотя, конечно, и немножко обидчивый.
  - А нет у меня кольца, - сказал Сергей.
  - Ну нет, нет, - сказал Серак, - Ну на, раз нет,- И протянул кольцо Сергею.
  - Тьфу ты, зараза, - нашел таки сказал император, Ты Я гляжу, подготовился гораздо лучше, чем я ожидал.
  - Да уж,- сказал Серак,- Было время. И возможности тоже были.
  - А конца мира не будет?- спросил Легкий.
  - Сразу Не будет, будет конец этого начало другого но не для всех ответила Главная...вряд ли стоит этого особо обасаться потому-что это происходит на каждой альтернативе... Стукнуло двенадцать, Серега кинул кольцо, а Легкий махнул мечом. Но ничего, во всяком случае ничего заслуживающего внимания, не произошло.
  - Ты был козохренным учеником,- сказал император, - Тебе бы сыры делать Я же тебе говорил, что сущности нижнего мира отражают сущности верхнего. А отражений иногда бывает больше, чем предметов. Если был фальшивый меч, фальшивая чаша, то уж сущность, с которой они произошли, тоже должна иметь фальшивку.
  - Все понял, понял ответил Серак Фальшивое кольцо. И С этими словами взял чашу и перевернул. Не прилипло, - сказал он,- А где настоящее? И вы думаете, что я поверю, что Главная со всеми ее великими пророчествами заявилась на этот спектакль. Или эта церемония тоже отражает какую-то фальшивую сущность?...
  - это ты ее отражаешь но Как бы то ни было, - перебил император, полночь уже пробило, а следующего такого момента ждать тысячу лет. так что уж покажи нам всем свою обидчивость вроде как обещал...
  - В другой раз ладно ...к тому же я Думаю, что следующий такой момент наступит гораздо быстрее. Показываю У этого алтаря две половинки. Причем, заметьте, они немножко наклонены. На одну девяносто шестую. Так что следующий такой момент наступит через пятналцать минут. Предусмотрели...Подстраховались... Я думаю, мне и меньшего за глаза хватит, чтобы найти настоящее колечко.
  С этими словами он уверенно подошел к Сереге и рванул его за рубашку. Рубашка порвалась и обнажила кольчугу, состоящую пришитых колец точно таких же колец, как и то, которое валялось на полу.
  - Ну и какое же у нас натура ? - спросил Серак, - Я, кстати, предупреждал я вас про мою мстительность и обидчивость или нет?
  - Кольцо... спросил Серега какое кольцо? ах кольцо! А забыл, - ответил Серега,- Столько темпоры, столько событий, все поперепуталось да и вымпивши я.
  - Придется вспомнить,- печально произнес Серак,- Или по-моему или никак. Как ты насчет дикообразной ликвидации?
  - А хрен с ним,- сказал Серега,- киляй. Че это жизнь что ли? когда всякие там решают что когда и куда тебе кидать...
  - А друзей тебе своих не жалко?- спросил Серак.
  - Да какие это друзья, - сказал Серега,- козломахи рогатые...
  - А я ведь еще и нервный.- протянул Серак.
  - А я вообще-то тоже не из спокойных.- парировал Серега.
  - Серега, не паясничай, покажи кольцо, - влезла в разговор Влада.
  - Не показывай! - закричала Горячка, - Я не знаю, что этому козлопасу надо, но если ты отдашь, ты под угрозой. А ты же никогда не поступал под угрозой.
  - Верно,- сказал Сергей,- Гордый я ... Абидно да...
  - сочуствую. - сказал Серак и пошевелил пальцами. Тут вжикнули две стрелы, и пролетели возле головы Горячки, чуть не задев ее.
  - Не показывай!- завопила она, выхватив кинжал и приставив его к своему животу.
  - Кольцо придется показать.- отчеканил каждое слово император.
  - Знаете, ребята, - весело сказал Серак, - Вы тут сами пообщайтесь, а я немного постою в стороне чтобы вас не нервировать. В конце концов, что я такого попросил? Немного поработать на общее дело. Да и карьеры я никому ломать не собираюсь...
  - А в самом деле? - спросил Серега,- Что он такого попросил? Что будет, если я покажу это самое кольцо?
  - Кинешь в чашку, - ответила Главная,- Придет Владычица, передаст тебе власть исполнительную но законодательная думаю будет не против.
  - А ему то какой ? мы вроде как для этого и собрались...- спросил Сергей.
  - Владычица, - вступил император,- Передает не только власть, но и слово бессмертия.
  - И что?- спросил Сергей,- Я буду бессмертным?
  - Будете - Если будте этому слову следовать.
  - Тебе в твоем положении,- сказала Главная,- Было бы полезно получше разобраться в наших делах. Столетие императора отмечают каждые сто лет. Это юбилей, а не дата.
  - Да, Кхе-кхе. Я вооще-то выгляжу моложе своих четырех с половиной тысяч.
  - Да мне, признаться, столько и не нужно, - ошалело пролепетал Серега, - Какой смысл мне быть бессмертным, если моя жена...
  - Жене тоже, - Как без нее то?
  - А ты как?- спросил Серега Горячку.
  - Мое бессмертие здесь.- произнесла чью-то цитату Горячка и показала на свой живот. Другого не надо.
  - Слушайте, ребята,- Если этому лысому козоебу надо бессмертие, пускай забирает и уваливает. Может это вещь и приятная, полезная и нужная в хозяйстве но я так и так к нему не предупрежден и морально не подготовлен. Кстати, это слово или бессмертие?
  - Это слово, - внушительно произнес император,- Которое дает бессмертие.
  - Ну послал бы его на это самое слово или засклеротил ? .
  - А кто меня старого дурака всерьёз воспринимает? А в такое время, в таком месте, да при такой атрибутике...
  - Так вы решили?- спросил Серак,эфектно поднявшись на сцену.
  - Подозреваю что Да, - сказала Влада,- Мы согласны. Но нам все-таки нужны небольшие гарантии против твоей, ну скажем так излишней мстительности.
  - Такие устроят?- спросил Серак, опять залазия в свой бездонный карман и доставая оттуда свиток. Компенсация за уязвленную Гордость...
  - Более чем. - поспешно произнесла Влада, быстро просмотрев написанное.
  - Ну что ж, давайте продолжим, время уже поджимает. Надеюсь, на этот раз будет без фальшивок и фокусов. Значит, предупреждаю на всякий случай еще раз - или по-моему или никак.
  - Да у нас, вроде бы, пока сценарии совпадают,- сказала Главная. Подождали еще три минуты, и по сигналу Серака Серега кинул кольцо в чашу. Легкий уже хотел махнуть мечом, но Влада мягко отвела его руку и плавно схватила чашу с алтаря. Из чаши прямо в небо бил лилово-фиолетовый луч, красоты и яркости необычайной. Влада повернула чашу и провела зайчиком по галерке, где стояли арбалетчики. Сказать, что это произвело на них впечатление, значит, ничего не сказать, потому что арбалетчики и галерка вспыхнули и загорелись. Пыхнуло страшным жаром, горело мясо и дерево плавился гранит вопли были страшные но не продолжительные стрелы впрочем не летели а если летели то не прицельно...
  - Не люблю, когда на меня давят,- сказала Влада, поставив чашку на место. Чаша уже потухла.
  - Бьюти, - сказал Серега, - Но я свои надо сказать баньки раскочегаривал получше. Кстати, такой нескромный вопрос: где Владычица? Или ей по фигу наши энтэтейны с лектронной пушкой.
  - Я же говорила, сказала Главная, - Что тебе полезно было бы получше знать нашу мифологию. Владычица чего?
  - Э-э-э,- сказал Серега,- Не знаю. Мира, наверное.
  - Не мира,- сказал император, - А чаши.
  - Так ты Владычица?- спросил Легкий Владу.
  - Да,- сказала она, - А что?
  - А что раньше не могла сказать?
  - Да как-то повода не было... Да и Никто положим особо и не спрашивал.
  - Или по-моему или никак,- вдруг нервотично заорал забытый всеми Серак и выхватил что-то черное из кармана и за что-то дернул. Больше он ничего сделать не успел, потому что за то время, пока он вытаскивал и дергал, к нему подскочил дядя императора и нанес страшный хук левой. Серак пролетел шесть метров и слетел со сцены. Дядя императора страшным голосом завопил "Ложись!!!" одновременно подвая пример.
  - Здорово его поразметало,- сказала Горячка. Она была единственная, кто не выполнил команды.- Потроха вон уже на факелах болтаются.
  - Откуда у этого козожопа граната?- спросил Легкий отряхиваясь.
  - В этом мире, - протянула Главная,- Слишком много знаний из миров иных.
  - Да уж я гляжу, излишне много.- сказал дядя императора.
  - Серега- спросила Влада последний раз ты с нами ?
  - Я бы ... да у меня тут жена дети...да и Че мне там делать, телевизор что ли смотреть?
  Ну ладно держи тогда Серега власть торжественно произнесла Влада протянув ему руку Горячки
  - Подозреваю что мне все-таки придется тебе объяснять что у нас не только новый император но и новая главная жрица храма у реки и еще одна жрица храма на горе начала главная...
  - Володька ты как насчет телевизора ?
  - стобой согласен даже на телевизор если он конечно с приставкой...
  - возьми тогда чашку и кольцо вдруг пригодятся предложида Влада которая начала как-то растворяться в воздухе
  - Пока ребята попрощался император до скорого
  - Надеюсь я не сильно Насорила спросила Влада
  - Владычица всегда появлялась излишне даже эфектно ответила бывшая главная так что народ поймет...
  - Э.. это как его... слово... спросил Сергей я думаю ...раз такое дело ...
  - Ой извините ребята совсем из головы выскочило Влада подвальсировала к Сереге и Горячке Наклонила к себе их головы и что то быстро шепнула
  - Только это ? спросил новый император Серёга
  - Только это и ничего кроме этого
  - А мы вроде как и не против ответила Новая главная жрица храма у реки хоть сейчас...
  - Ребята постойте неожиданно хватился неизвестно чей дядя да не вы а вы там куда вы направляетесь очень опасно?
  - Очень- соврал Легкий Будильники достают ну просто сил нет как
  - Справимся, не впервой, - отмахнулась Влада, - Там кнопка есть.
  - Это вверх или вниз?
  - Вниз, - ответила бывшая.
  - Тогда возьмите, - сказал дядя, освбодившись от кольчуги со страшной скоростью, - Возьмите, хорошая кольчуга, ширпотреб электроцеха, высший класс - стальные спиральки...
  - Да нам она как-то великовата, разве что пригласить в нее еще кого нибудь...
  - Одевай, - влез Серега первый разжиреть там на руководящей работе недолго, да и некоторые позиции требуют свободы маневра... а это тебе, сестричка, и протянул Свою обкромсанную Владе -Самоделка, но почти пять кило вашего золота, да и кольца я не все раздал пригодится я думаю
  - Да ладно спасибо, как-нибудь в другой раз, - сказал Легкий.
  - Бери, - приказал бывший император, - Пригодится, у меня чутьё...
  - А я возьму, - сказала Влада, одевая Серегинну самоделку, -От хорошего человека такую тяжесть получить не жалко...
  - Что ты им хорошим людям такое сказала? - спросил Легкий, который в колышущемся блестящем одеянии походил на привидение (впрочем, он им и был, к тому же наполовину растаявшим).
  - Сейчас покажу, - сказала Влада, и с этими словами они растворились окончательно.
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к