Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Поэзия Драматургия / Тильман Любовь: " Эмигрантка " - читать онлайн

Сохранить .
Эмигрантка Любовь Тильман

        # Сборник стихов на русском и украинском языках.

        Любовь Тильман

        Эмигрантка

        В этом сборнике стихи на русском и украинском языках вперемешку - так он был первоначально составлен и так я его и представляю Вашему вниманию.

    С уважением автор

        Окно

        Мне не жалко, бери, ничего не прошу,
        Все, что будет, тебе я прощаю.
        Я твой образ, в глазах, постоянно ношу
        И о прошлом касании вздыхаю.

        Голос чудится мне, в гаме дня и в тиши,
        И улыбки сияние родное…
        Но касания тела не насытят Души,
        А два рядом не то же, что двое.

        Мы расстанемся вскоре, уже решено.
        Но я знаю, средь чувств непогоды,
        Ты придешь посмотреть на чужое окно,
        Что моим было долгие годы.

        Ты захочешь хоть тень увидать на стекле,
        Ощутить хоть бы отклик огня …
        И Душа встрепенется о прошлом тепле,
        И, быть может, поймешь ты меня.

        Сжигаю

        Сжигаю память всех прошедших дней:
        И взлеты прошлые, и прошлые падения,
        Любви (отбывшей) прошлый юбилей,
        Прошедшего все времяпровождения.
        Все позади! Пусть все горит огнем!
        Домой! Домой! Я покидаю дом.

        Песня

        Я люблю тебя телом, но больше Душой.
        В эти странные дни, когда все решено,
        Я, как прежде, готова проститься с тобой
        И, по-прежнему, жду все равно.
        Мне в глаза бы твои все глядеть и глядеть.
        Еще пара шагов и не встретимся впредь.
        Что тянуть с этой парой шагов?
        Нашу долгую песню пора бы допеть,
        Но в Хаосе еще столько слов.

        Не верь

        Не верь, если скажут тебе, аhуви[Мой любимый (иврит)] ,
        Что я заблудилась в несчастной любви.
        Любви несчастливой, конечно же, нет.
        Любовь - сказка жизни,
        раскрывшийся Свет,
        Луч солнца в росинке, в сосновом лесу…
        Улыбка, которую в сердце несу.

        Вот и все

        Да, вот и все. Прости. Я уезжаю.
        Ты пожелай, чтоб легким был мой путь.
        Мы больше не увидимся, я знаю,
        Вот разве что во сне когда-нибудь.
        Молчи. Я все сама себе сказала.
        Ни слов, ни чувств напрасно не тревожь.
        Я еду навсегда. Ну, так и что ж?
        Я двадцать лет жила как у вокзала,
        Все ожидая, что вот-вот придешь.

        Не обертайся

        Не обертайся. Мушу пережити.
        Хоч серця метроном ще б’ється в резонанс
        l ще «рiзбить печаль свої дереворити»
        Та вибрані шляхи вже роз’єднали нас.

        Я так тебе ще прагну цілувати,
        Прижатись до нестями в відчуттях.
        l ти ще поруч (можна все сказати),
        Та кожен з нас на свій ступив вже шлях.

        l за фіранки слів не варто вже ховатись…
        Роки й роки, все сказано в свій час…
        Ось-ось i вже нам більше не стрічатись.
        Можливо, лиш зоря на мить з’єднає нас.

        l стане млосно, очі, губи друга…
        l, крізь фізичні відстані Землі,
        Підхопить раптом нас тугої хвилі туга
        l закачає в зоряній iмлi.

        Колись

        Ти глянь-но у вікно:
        Там дощиків засів.
        То все було давно,
        Ще за старих часів
        То все було колись,
        Комусь, когось назад…
        Ти в серце подивись,
        Там також дощепад…
        Не треба, помовчи,
        Минулися слова.
        Як сонцю уночі

Їм вже/ще не пора.

        Зі спадщиною

        Зі спадщиною пережитих літ
        Ми кожен день народжуємось в світ.
        Про кількість літ питатися дарма,
        Ми вже не ті, вчорашніх нас нема.
        Не паросток, насіння, не бутон,
        Що було - ніби є i ніби сон.
        Лишились шрами, зморшки на чолі
        l тихі очі, в сумі і теплі.

        Нічого випадкового

        Нічого випадкового немає -
        Повторюєш мені ти знову й знову.
        Ти правий, всіх нас Бог Веде і Направляє,
        l нам Дає думки і Відкриває мову.

        Вже розколовся час. Та крізь круті пороги,
        На перехресті вчора й майбуття,
        Лише на мить схрестилися дороги:
        Ні там, ні тут, свій світ і каяття.

        Ніхто чуже життя не може перебути.
        l, хоч рука в руці, та жити мусиш сам,
        Звільнися від лузги, дурману та отрути…
        Ти в себе подивись і все прозрієш там.

        А побут нас усіх у вирі буднів крутить,
        У кожного проблем, повір, чималий міх,
        Та більшість, через це, своє життя не губить.
        Чого ж ти падаєш, адже ти краще них.

        За домами

        За домами зелени разливы.
        Замерла, почти что не дыша.
        Вот места, где были мы счастливы -
        Обмануться тянется Душа.
        Но смеется разум: наважденье,
        Фикусы - красивые деревья.
        А наш лес за морем, за границами,
        За до слез сомкнутыми ресницами.

        Антисемітці

        Так я єврейка, родом з України.
        Жидівка - кажеш ти, То що ж, нехай і так.
        Я, гордо, на чолі несла єврейства знак
        l не ховалася, як дехто, у шпарини.
        Я прізвище єврейське зберегла.
        Я все життя «жидівкою» була.
        Тут праотці мої, в забутих вже віках,
        Роботу віднайшли собі i дах.
        Я народилась тут, батьків тут поховала…
        А звідки ти взялась? -ото мені цікаво.
        Чи не від тих навал монгольсько доби,
        Що щирий люд землі підняли на диби?
        Чиж пращурку твою не зґвалтували були?
        Бо звідки ж в тебе ці монгольські скули,
        Мигдалини очей, той неповторний ніс?
        До справжніх українок придивись,
        Що не сичать, не бризкають слиною,
        Не марять світ затьмарити пітьмою,
        Не б’ють себе у груди щохвилини,
        Доказуючи: я - для України!
        l не шукають потім в прадідах „жидів”,
        Щоб назавжди покинути «свій Львів»,

«Свою Галичину, свою Вкраїну
        l неповторну мову солов’їну».
        Ти ж не бажаєш в Україні працювати,
        Багатше жити у Австралії, Канаді
        Та знов „жиди”, у котре, на заваді
        Де ж, в дідька, ту жидівську маму взяти?
        l ти сичиш i бризкаєш слиною…
        Всі вині, всі гнобили, обкрадали,
        Привчили бути нишпоркою, рабою
        А під кінець ще й мову відібрали…
        А я - „жидівка”, народилася у Львові,
        Мені всі люди - люди однакові.
        Мене дістали вже твої промови,
        Бо все моє життя у Львові є дві мови.
        l вчилася я тут і працювала,
        l на обох писала й розмовляла,
        Не нишпорила, і не плазувала,
        Не крала і рабинею не стала.

        Рождаемся мы

        Рождаемся мы там, где нас родили:
        В Америке… Израиле… России…
        И, согласитесь недруги и други,
        Нет в этом ни вины и ни заслуги

        Спаси

        Владыка Мира, Бог моих отцов,
        Спаси меня от недопонимания,
        И Защити мое существование,
        И Дай прийти к Тебе в Конце Концов.
        Ты Всемогущ! Что я перед Тобой?
        Что пред Тобою все изыски мира?
        Я не орган, я даже и не лира…
        Не деревом, травинкою простой
        Тобою взращена я в поднебесье.
        Но и во мне ведь чье-то равновесье…
        И я ведь что-то значу в Бытие -
        Как камень, как травинка на Земле.

        Половинка

        У кожного з Души є тільки половина,
        Бо чоловік + жінка - це Людина
        (Дивиться шостий день у роздiлi «Буття»)
        Ми тільки половинки - ти і я.

        Не пророки

        Стихи рифмуют не пророки.
        Хоть резче в них, подчас, пороки
        И ярче мир в своей красе,
        И четче времени приметы …
        - То лишь другой Души отсветы,
        Мятущейся в миру, как все.

        Вехи дат

        Плачет тучепад,
        Длинных струй поток.
        Сердце, невпопад,
        Сбросило листок.
        Оглянусь назад -
        Сколько там всего.
        Сколько? - Вехи дат,
        Больше ничего.
        Дивный синий свет
        Дарит неба свод…
        Боль или ответ?
        Вечера ль исток?
        Иль всему исход?

        Не легко

        Этот город мне бросить совсем не легко,
        Здесь с рожденья живу я года и года…
        А родная земля от меня далеко
        И я не была там никогда.
        Там жили мои предки седой стариной,
        Там язык, что я только теперь познаю,
        Там никто и не знает про муку мою
        И не ждет, что вернусь я домой.

        Читаю

        Читаю я труды, седые, мудреца.
        Ищу для понимания смирения.
        Но как же можно так любить Творца
        И ненавидеть все Его Творенья,
        Иллюзию Земного Бытия?
        Себя как разделить на «я», «чуть я», «не я»?
        Как осознать не равность Изначалья
        И невозможность равности в Конце?
        И понимаю я печать Молчания
        И строгость скорби на лице.

        Попытка

        Попытка все понять и объяснить,
        Во всем всенепременно разобраться.
        Как трудно жить. Но невозможно жить
        И разобраться в Сущем не пытаться:
        Понять в Пути свое предназначенье…
        И жить - не жить, и спать и не уснуть,
        И не постичь в познанье постиженье
        И изойти. И так закончить путь,
        Все нити упустив, и все значения.

        Все уходит

        Сквозь стекло воспоминаний ветер.
        Все уходит. Мысли не дают покоя.
        Ах, зачем я помню все плохое,
        Если все равно тобой болею?
        Сквозь стекло воспоминаний ветер.
        Пустота. Безудержность желания.
        Как бесцветны все воспоминания.
        Думать не хочу, а вдруг прозрею?
        Сквозь стекло воспоминаний ветер?
        Или это тучи через сердце?
        Мне ни на кого не опереться,
        Не суди, живу я как умею.

        Помолчим

        С тобою мы уже расстались.
        Пройдет совсем короткий срок…
        Ты выбрал запад, я - восток
        И, словно вовсе не встречались.

        Ты позабудешь обо мне,
        И будешь, с женщиной другою,
        У наслажденья в полусне,
        Таким, каким ты был со мною,

        Учить ее словам моим,
        Ласкать ее таким же взглядом…
        Давай же просто помолчим,
        Пока еще с тобой мы рядом,

        Так, посидим, щека к щеке,
        Плечо к плечу, рука с рукою…
        Быть может, вспомнишь вдалеке
        Как хорошо молчать со мною.

        Конец Концов

        Как тянет холодом пустыни
        И жарким ветром полюсов…
        Все, чем Земля жила доныне
        Теперь пришло к Концу Концов.

        Мы мир свой изжили до точки.
        И, в новых масках Бытия,
        На голове людей листочки,
        Скучая, вырастит Земля.

        Мост радуги

        Благодарю Тебя, мой Бог,
        Что Ты сегодня мне Помог.
        Прошу о милости Твоей:
        Спаси меня в стремнине дней.
        Ведь Ты же Бог моих отцов
        И заключен Союз меж Нами.
        Напоминанием о том
        Мост радуги под небесами.
        Спаси меня и Защити,
        И Отврати, мой Бог, напасти,
        И все грехи мне Отпусти
        И Дай мне хоть немного счастья.
        Спаси меня и весь мой род,
        Все ветви, ответвленья рода…
        Помилуй, Господи, народ,
        Всю Душу Твоего народа.

        Что знаем

        Что знаем мы про прошлые мгновения.
        Живому как постичь живущего истоки.
        У прожитых веков свои есть заблуждения
        И лжеисторики свои и лжепророки.

        Осень?

        Осень? - Это дождь, и гроза,
        И жаркий полдневный луч,
        Усталое солнце прячет глаза
        За дымные стекла туч,
        Когда по утрам бросает в дрожь
        И игры ветра грубы…
        Это когда ты вновь позовешь
        Меня с собой по грибы.

        Тост

        Так поднимем же тост
        За мерцание звезд
        И за те облака, что далече,
        Пока этот туман
        Не приблизился к нам
        И не лег, охлаждая, на плечи.

        Возвращаюсь

        Вот возвращаюсь я домой.
        Прощай, любимый.
        Прости за то, что я одним тобой жила
        Вот возвращаюсь я домой.
        Прощай, любимый.
        Так много долгих лет
        Я не гасила свет,
        Когда тебя ждала.
        Но брошен жребий мой,
        И возвращаюсь я домой.
        Прощай, любимый.
        Мы больше никогда
        не встретимся с тобой.
        Не хмурься, не молчи,
        Но вспомни обо мне,
        Когда в чужом окне
        Увидишь свет в ночи.
        Вот возвращаюсь я домой.

        Да? Возвращаюсь я домой?
        А может, дом бросаю свой?

        Я никогда там ни была,
        А здесь родилась и жила,
        Но там земля моих отцов,
        Что Бог им Дал в конце концов
        И возвращаюсь я домой.
        Своя квартира здесь, свой быт,
        Здесь каждый камень мной обжит,
        Но каждому приходит срок
        Какой кому отводит Бог,
        Что ж возвращаюсь я домой.
        Да, возвращаюсь я домой.
        Чтоб там меня не ожидало
        Хоть так не просто, милый мой,
        Начать с нуля, начать с начала
        Уже с седою головой…
        Но возвращаюсь я домой.
        Прощай, любимый.

        В самих себя

        В самих себя погружены
        Дрожанье мысли и струны.

        Ты полагал

        Ты полагал, что я не устою.
        Ты знал меня, а я тебя не знала.
        И, каждый раз, тебя я открывала,
        И удивлялась, что еще люблю.
        Чего ж теперь, ломая рамки схем,
        Ты тщишься все вернуть в первоначала?
        Выходит, что тебя я лучше знала,
        А ты, дружок, не знал меня совсем.
        Брось жалостливость прикликать мою
        И упрекать, что я вдруг изменилась.
        Пойми, я все еще тебя люблю,
        Но просто я с тобой уже простилась.
        Поверь, тебя обидеть не хотела,
        Напрасной злобой сердце не суши,
        Я жду в тебе не жаркой страсти тела,
        А только чуткой нежности Души.
        Жду и не жду, смеюсь я над собою,
        Тебя я знаю не один десяток лет,
        Смешно от дуба ждать, чтоб стал вербою,
        От камня - чтобы выбросил вдруг цвет.
        Со мною рядом ты пылаешь словно пламень,
        Я принимаю дар и не ищу вины,
        Ведь в жизни и верба, и дуб, и камень…
        Нам одинаково важны.

        В суете

        В суете бегущих дней,
        В безднах уходящей ночи,
        Сердце любит все сильней
        Солнца золотые очи.
        Под ресницами лучей,
        Нестерпимо полыхает,
        Чистым светом согревает
        Тяжкий, горький путь людей.
        То исчезнет, то блеснет,
        Разгорится нестерпимо…
        Все всегда преодолимо
        В мире, где любовь живет.

        Желтый лист

        Желтый лист завис на мгновение в окне троллейбуса. В падении ли? В полете?

        Не бывает

        То ли солнце плачет.
        То ли дождь смеется.
        Ветер листья тащит.
        Сердце болью бьется.
        В жизни и в природе
        Увяданье, тленье…
        В сердце, как в погоде,
        Странное томленье.

        Улетают дети.
        Облетают годы.
        Сквозь морщинок сети,
        Смотрятся невзгоды.
        Хоть полны цветенья
        Яркие газоны,
        Почти все деревья
        Все еще зелены.

        Как впервой страшится
        Мир Души ненастья.
        Сердце верить тщится,
        Что нагрянет счастье,
        Вслед за чистой просинью
        Первый снег растает…
        Но. Весны за осенью
        Сразу не бывает.

        Последний гудок

        Нам было и горько и сладко с тобою
        И, так невозможно, противоречиво.
        Нас жизнь не связала одною судьбою,
        На время лишь рядом пути прочертила.
        И мы, обретаясь на разных дорогах,
        Плеч-о-плеч, порой, проходя повороты,
        То лбы расшибали на тех же порогах,
        То, в час испытаний, плодили остроты.
        Дороги сходились, текли, расходились,
        А мы все спешили, куда-то стремились
        И, следуя, каждый, дорогой своей,
        Неслись по годам все быстрей и быстрей…
        Свернула дорога моя на восток,
        Прощай, мой попутчик, последний гудок.

        Пути для…

        Пути для отступления отрезаны уже.
        Сошли с колес сомнения
        На резком вираже.

        Ни в чем…

        Ни в чем, казалось, не повинны.
        Что ж, праздничных не сняв одежд,
        Мы сыпем кубарем с вершины
        Былых событий и надежд?

        В баре

        Отгородить себя от всех.
        И, в этом пьяно-шумном баре,
        Не строить глазки, не скандалить,
        Не реагировать на смех…

        А, вдруг, с внезапной остротой,
        Как в свежевымытом овале,
        Познать свое существованье
        И посмеяться над собой.

        Насовсем

        Я теку сквозь пальцы расстояний,
        Сквозь печати штампов, виз, проблем.
        В сердце нет ни планов, ни желаний,
        Там живет лишь бездна «Насовсем».

        Свободный полет

        Вот и все. Я в свободном полете:
        Угол штампа, кругляшка печать…
        Вы навряд ли меня поймете,
        Если вам не случалось летать.
        Забивает дыхание бездна.
        Пустота и внутри и вокруг…
        И тоска уже бесполезна…
        Все - в надежности собственных рук.
        И нет смысла уже «трепыхаться»,
        Не свободен «свободный полет».
        И нельзя замереть и остаться,
        И назад нельзя - только вперед.
        Самолет, в разложении точек,
        Закружил, растворяясь во мгле,
        Мне осталось собраться в клубочек
        И лететь навстречу земле.

        Я оставила

        Я оставила свой дом
        И лечу…лечу…
        А куда лечу о том
        Думать не хочу…
        Одинокий огонек
        Светится в ночи…
        Не длиной мой Путь далек,
        Сердце замолчи.
        Вот вернулась я домой,
        В край, где дома нет.
        Этот край, конечно, мой,
        Мой шесть тысяч лет.
        Здесь деревья на песке
        От дождей цветут…
        Прикажу молчать тоске
        Прорастая тут.
        Одинокий огонек
        Светится в ночи…
        Не длиной мой Путь далек,
        Сердце замолчи.
        Тихо к Богу обращусь,
        Попрошу помочь,
        Пусть неправильно молюсь,
        Ты Прости, как дочь,
        Помоги мне выбрать путь,
        Не оставь в пути,
        Без тебя мне не вздохнуть
        И не прорасти.
        Одинокий огонек
        Светится в ночи…
        Не длиной мой Путь далек,
        Сердце замолчи.
        Не пытайте: «Ма нишма»[Что слышно (иврит)]
        Улыбнусь в ответ,
        Я решила все сама,
        На излете лет.
        Совершила я вираж,
        Все еще лечу,
        Явь вокруг или мираж
        Думать не хочу.
        Одинокий огонек
        Светится в ночи…
        Не длиной мой Путь далек,
        Сердце замолчи.

        Зимние дожди

        На нас здесь льются зимние дожди,
        А солнце выйдет - жарко, словно летом…
        Давай, поговорим с тобой об этом,
        Ты только снег лопатить подожди.

        Уехала, уехала, расстались,
        Но годы все мои с тобой остались,
        Все чем была, все, чем жила
        С собою я не забрала…
        Уехала, уехала.… Прости.

        Остановись и просто так постой…
        Я вижу, как замерзли твои руки…
        А как с тобой дожились до разлуки,
        Ответ на это сложный и простой.

        Ты скоро уже встретишь Новый Год,
        Затем весна придет неотвратимо…
        А я, ступив на тропку пилигрима,
        И знать не знаю, что там завтра ждет

        Скоро весна

        Скоро настанет весна,
        Кончится эта прохлада,
        Ночи шальные, без сна,
        Мне забывать уже надо.
        Как же ласкал ты меня,
        Как, в нетерпенье, дрожал,
        Как, ты любимый, меня целовал,
        Нежно и страстно любя.
        Милый, забудь обо мне.
        И не сердись, что тоскую.
        Трудно представить, что будешь другую
        Ты обнимать в полусне.
        Как я ласкала тебя,
        Как, в нетерпенье, дрожала,
        Как я, любимый, тебя целовала,
        Нежно и страстно любя.
        Ты не грусти обо мне,
        Лучше забудь, если сможешь…
        Родненький, чем же теперь нам поможешь?
        Встретимся в завтрашнем сне.

        Лечу

        Когда Душа больна покоем стала,
        Все ведая, все зная наперед,
        Я раздарила все, я все попродавала,
        Взяла билет и села в самолет.

        Летит мой самолет, стремит сквозь грозы,
        Дай Бог мне приземлиться в добрый час…
        Вино и музыка… а я глотаю слезы,
        Нежданно, вдруг, полившие из глаз.

        Мой самолет спустился в Тель-Авиве.
        Что ж, вот и возвратилась я домой,
        Бреду по дням, словно по рыхлой ниве,
        Глубоко перепаханной весной.

        Здесь все не так. Я ничего не знаю.
        Я все еще, как будто бы, в пути.
        И не покоем я теперь страдаю,
        А тем, что мне его не обрести.
        Я все еще словно лечу сквозь грозы,
        Дай Бог мне приземлиться в добрый час…
        Ни самолета нет, ни музыки, лишь слезы,
        Что льются все непрошено из глаз.

        Берега забвенья

        Пошлю письмо и не дождусь ответа…
        Что ж, этого и следовало ждать.
        Тяжеловодная, мерцающая Лета,
        Начнет все чувства тихо поглощать.

        И я ступлю на берега забвенья,
        Где только тени от прошедших лет,
        Где ни страданья нет, ни утешенья,
        Ни прошлого, ни будущего нет.

        Сокроет все тяжелое мерцание
        И только глубоко, на самом дне,
        Все теплится и теплится желание
        И ожидание, что напишешь мне

        Сегодня

        Сегодня ты мне сделал шаг навстречу.
        И я тебе улыбкою отвечу.
        И пусть она летит сквозь расстояния,
        От моего до твоего желания,
        Преодолеет длинные границы
        И добрым сном тебе, родной, приснится.

        Фейерверк

        У тебя там уже отсверкал
        фейерверк новогодний.
        А у нас здесь все тихо.
        У нас здесь совсем все иначе.
        Ты прости мне, любимый,
        что с тобой мы не вместе сегодня.
        Ты прости мне, любимый,
        что Душа за тобою все плачет.
        Так хотела я счастья,
        так хотела с тобою быть рядом.
        Но сказал ты мне фразу,
        что в сердце вонзилась стрелою.
        И душа омертвела, опоенная горечи ядом,
        Ты сказал: «Дорогая,
        здесь не выжить нам вместе с тобою».
        Здесь не выжить? А где?
        Где, скажи мне, родной, двери рая?
        Где не надо терпеть,
        и бороться и спорить с судьбою?
        Ты внезапно заплакал,
        заплакал меня провожая
        И уехала я, увозя твои слезы с собою.

        Нигде

        Я разорвана, размазана, размыта…
        Я вообще нигде, ни там, ни здесь.
        Будущее взорвано и смыто.
        И дорога - пока все, что есть.

        Я, не распрощавшись, попрощалась,
        Сердца боль оставив под залог.
        И сама, уехав, там осталась,
        Не сумев переступить порог.

        Вираж

        Во я дала! Совершила вираж,
        Выйти никак не могу.
        Господи, если дороги не Дашь,
        Как я себе помогу?

        Кто же, Скажи, мне подставит плечо?
        Счастья мне Дай, если Можешь.
        Господи, кто мне поможет еще,
        Если Ты мне не Поможешь.

        Зима

        Сейчас зима: ботинки, куртки, ботики..
        А дождь идет - спасенья нет нигде.
        Везде валяются поломанные зонтики
        И ходишь не по камню - по воде.
        Но только облака чуть-чуть развеются,
        Лишь выйдет солнце - сухо и тепло…
        Глядишь, и самому себе не верится,
        Чтобы зимой все буйно так цвело.

        Как живется

        Как здесь живется? Трудно и легко,
        Душе, конечно, как всегда, неймется,
        Все близко, но без денег - далеко…
        А вам, мои родные, как живется?

        Да, да, я помню: трудно и легко,
        Душе, конечно, как всегда, неймется,
        Все близко, но без денег - далеко…
        Наверно во всем мире так живется?

        Искус

        Напрасно не таи обиду.
        Мы все проходим тот искус.
        Попробуй яблоко на вкус,
        Не верь обманчивому виду.

        И пусть керув замкнет врата,
        И все не так, и нет нам рая…
        Ведь помним мы: «Все суета»,
        Из всех зол - знанье выбирая.

        Не ведомо

        Я оставила землю, где родилась
        И последний родительский дом.
        Но сильней оказалась эта связь,
        Чем могла я подумать о том.
        Я ни там и ни здесь. Я словно нигде.
        Я затеряна где-то в пути.
        Я расплылась кругами по мутной воде
        И самой мне себя не найти.
        Я ушла и блуждаю, как в маминых снах,
        Что моими были года.
        И в сердце моем только дикий страх
        И фраза: уже никогда.
        Никогда уже больше так не любить,
        Не быть с любимым вдвоем.
        Никогда счастливой уже не быть
        В доме уютном своем.
        И уже не воротятся те года:
        Поляны… леса… грибы…
        И останется горькое «НИКОГДА»
        В вопросительном знаке судьбы.
        Где исток? Где исход? Ничего не пойму.
        Все смешалось как в странном сне.
        Только Богу Ведомо Одному
        Все, что ныне не ведомо мне.
        Я искала свой Путь и свою страну,
        С праотцами крепила связь…
        Только Богу Ведомо Одному,
        Где Душа моя родилась.

        Просьба

        С собой наедине не Оставляй меня,
        Мой Бог, моя Надежда, мой Спаситель.
        Не загаси ту Искорку Огня,
        Что Ты вложил в Души моей обитель.

        И если, даже, я за все в ответе,
        Дай выжить мне в водовороте дней,
        Не растерять тепла Души своей,
        И не Лишай стихов - моих детей,
        Без них я сирота на этом свете.

        Вот я уехала

        Вот я уехала за тридевять земель,
        Там, за порогом дней, оставив все былое.
        Но в сердце у меня еще любви метель
        И желтых листьев кружево лесное.

        Ивы

        Как красивы ивы
        В том краю лесном.
        Были мы счастливы,
        Помнишь ли о том?
        Дремный час рассвета
        Разжигал нам свет…
        И не жду ответа,
        Знаю - смысла нет.
        В обиде ты, что разорила дом,
        Что я себе избрала трудный путь.
        А я живу лишь мыслью об одном,
        Что свидимся еще когда-нибудь.
        Потом когда-то, дата
        Неведома пока.
        Прости, я виновата,
        Что очень далека,
        Рукой не дотянуться,
        Лишь лучиком любви
        Тихонько прикоснуться
        И попросить: «Живи!»

        Здесь

        Здесь солнца и народу многовато.
        Здесь летом, прямо скажем, жарковато.
        И никакого спасу не зимой
        От ветреной погоды дождевой.

        Обилие приближено здесь к раю.
        Чего здесь нет? - Я, право, и не знаю.
        Цветут, необычайной красоты,
        И травы, и деревья, и кусты…

        Кому-то здесь и море по-колено,
        А кто-то и при солнце, как во мгле…
        Ведь люди тут живут обыкновенно,
        По-разному, как и на всей Земле.

        Никогда

        И уже никогда не вернусь я домой.
        Никогда не узнаю, что было бы с нами.
        И уже никогда, никогда, Боже мой,
        Не открою те двери своими ключами.

        Пишу письмо

        Пишу письмо с Прародины моей
        На Родину, домой, где дома уже нет,
        Где только прежней жизни долгий след
        И много-много мной прожитых дней.
        Пишу письмо на Родину, домой,
        С Прародины, где дома еще нет,
        Где только новой жизни первый след
        Не вычерчен, лишь обозначен мной.
        Пишу письмо. О чем? Да просто так,
        Чтоб передать привет земле родной,
        О том, как целовала первый мак,
        Расцветший среди кактусов весной.
        Как радовалась стайке воробьев,
        Среди деревьев необыкновенных
        (С необычайною красивостью цветов -
        Больших и маленьких, цветных и белопенных).
        Зимой здесь льются долгие дожди.
        В пустыне это, право, благодать…
        А жизнь обычна. Что о ней писать?
        День. Снова день. И так стекают дни.

        Все прекрасно

        Иду уверенно и четко,
        Как будто все тут, все по мне.
        Пусть в сердце дробится чечетка,
        Не проявлю ее во вне.

        Все у меня прекрасно, милый,
        Живу в своей родной стране.
        А ты? Следишь ли за могилой?
        Как клялся на могиле мне.

        Или, все клятвы нарушая,
        Живешь в своем беспечном сне?
        Смеется женщина чужая
        В теперь уже чужом окне.

        А я за «тридевятым царством»,
        За неоглядностью морей,
        Не от беды, не за богатством,
        По дикой дурости своей.

        Обыкновенный

        Какой же ты обыкновенный,
        Любимый мною человек.
        Как все смешливый и степенный…
        Как все - не принял, не отверг…
        Живешь, не тратя лишних сил,
        Душе ни холодно, ни жарко,
        И тех, кого ты приручил,
        Тебе нисколечко не жалко.
        Кого любил, тебя любя,
        Зовут, протягивая руки,
        Живут с тобою без тебя…
        Живут в разлуке без разлуки…
        А ты живешь как деревцо,
        В полдневный зной приют давая,
        И щедрых рук твоих кольцо
        Открыто всем, не избирая.
        Чем больше крона, тем щедрей,
        Тем гуще тени благодать…
        А мне уже твоих ветвей
        Не ощутить… не увидать…
        Мне увядать.

        Устала

        Острой гранью кристалла
        Жизнь переставила метки.
        Как я безумно устала,
        Мыслей иссохли ветки.
        Цель потеряла силу.
        Все оказалось впустую.
        Как я безумно тоскую.
        Вижу свой дом… могилу…
        Вижу тебя, родного…
        Брата… своих друзей…
        Улицы милого Львова…
        Зелень лесных ветвей…
        Вижу - не дотянуться,
        Все за тем рубежом.
        Родненький, мне бы проснуться,
        Чтоб все оказалось сном.
        Что ж, и жизнь - сновиденье,
        Быстро стекает в ночь.
        Годы в ней, словно мгновенья.
        Чем тут можно помочь?

        Зеркало

        В Зеркале моей Души
        Отражаются все лица:
        Вот он Паж, а вот - Царица,
        Чем они не хороши(?)
        Мальчик-Рыцарь на Коне,
        Фея, сладкая, в полете,
        Темный Всадник на охоте…
        В Душу лезут все ко мне.
        Это - мой Мир, или чей?
        Мне и больно и обидно,
        Но меня почти не видно
        В тихом сумраке очей.
        Приспускаю мыслей шторы,
        Приближаюсь я к окну,
        Погружаюсь в тишину,
        В синеве ища опоры.
        В Зеркале моей Души
        Отражаются событья,
        Но связать их тонкой нитью
        Слабой мысли не спеши.

        Эфир

«Фильтруй эфир»,
        Не впитывай как губка
        Все, что несет стоячая волна.
        Но в лабиринтах призрачных рассудка
        Сумеет отразиться вся она.

        Ты видишь, или ты не замечаешь,
        Ты слышишь, или чем-то отвлечен,
        Но, все равно, ты все в себя вбираешь
        И не умеешь выстроить заслон.

        И после в явь иль в сон приходит слово,
        Картина, образ, разговор, сюжет…
        Из впитанного бытия дневного,
        Которого в сознанье нашем нет.

        И мы толкуем про первопричины,
        Пытаемся пробиться в глубь себя.
        Но как преодолеть свои личины
        И разобрать, что «я» и что «не я».

        Все пройдет

        Все пройдет. Быть может успокоиться
        Сердце, обреченное любить.
        Будет лишь привычная бессонница
        Мысли в мрак сознанья уводить.
        Буду погружаться в отрешения,
        В тупость каждодневной суеты…
        В физзарядку, фильмы, в птичьи пения…
        В жизнь без ожиданья и мечты.
        Я - ничто, я - вещь, я - домработница…
        Замкнут мой мирок дерьмом, жратвой, полами…
        Мы наедине: я и бессонница,
        И еще твои глаза меж нами.
        А терпеть не будет мочи боле,
        На бумагу выплесну все боли.

        Поговорка

        Твердят в известной поговорке,
        Что сыр бесплатный в мышеловке.
        Но цены сыра в мышеловке
        Известны только мышкам в норке.

        Молчание

        Я сегодня никак не могу уснуть.
        Мне позвонить бы кому-нибудь,
        Вздохнуть и прижаться к чьей-то груди.
        (Здесь случайных знакомых «пруд пруди»).
        Но ты далеко, за сетью границ.
        И твое лицо за глазами всех лиц.
        И мне никто не сумеет помочь.
        Я хочу с тобой разделить эту ночь.

        Время наших встреч за мельканием дней.
        Но не о том речь, что мне все больней.
        Чужая квартира - плохой приют.
        Не в одной точке мира меня не ждут.
        И летит сквозь года молчанье твое,
        Словно мы никогда не были вдвоем.

        Полусферой…

        Полусферой неба синева.
        Серо-белых облаков мерцанье…
        Как прекрасно это мирозданье
        Не способны выразить слова.

        Старость

        Медленно подкралась старость,
        Вот она, лови.
        Что же мне еще осталось
        Без твоей любви?
        Как ты там? Нашел подругу?
        Кто теперь с тобой?
        Мысли бегают по кругу,
        Ловят хвостик свой.

        Отросток

        Как на планете этой одиноко…
        В какие-то забвенные века
        Была обломлена розетка от цветка
        И ветром войн унесена далеко.
        Там сотни лет диковинкой он был,
        На развлечение зевакам и прохожим.
        Страну, где рос, безудержно любил,
        Но так устал быть чуждым, непохожим.
        И вот позвала Праотцев Земля,
        Рванулся он, коренья обрывая:
        Там все! Там все такие же, как я!

        Смешной цветок. (Иль это я смешная).

        Огонь

        Отдохните города от машин,
        И от бытностей разбитого дня,
        И в себя вглядитесь, словно с вершин,
        Отражающего вечность Огня.

        Мы живем не в пустоте, в суете,
        В бесконечной беготне, и в делах…
        А Огонь горит, горит в Высоте
        И еще пылает в наших сердцах.

        Наша жизнь (А что еще у нас есть?),
        Постепенно ускользает, пьяня.
        Но, кончается суетное «шесть»,
        Принимаем Посвященье Огня.

        Вот горит и моя свечка уже.
        И молитву я над ней сотворю.
        Ведь не важно на окне, иль в Душе
        Зажигает кто-то свечку свою.

        Суета

        Какой-то странной суетой
        наполнены мгновения.
        Но только эта суета не вне меня, во мне.
        Уже прогрызли брешь в мозгу
        сомнения. Сомнения
        Они как бы внутри меня
        и словно бы во вне.
        Как будто кто-то говорит
        и кто-то отвечает,
        И фраза, вроде о другом,
        вдруг, входит в разговор…
        А жизнь вокруг кипит, бурлит,
        меня не замечает.
        И я, как все, транжирю жизнь
        на сон и всякий вздор.
        И разобраться, что к чему
        я просто не умею.
        Живу как листик, как цветок,
        как капелька дождя.
        И, точно также как они,
        когда-то отболею,
        И также не оставлю след
        однажды отойдя.

        Примирение

        Меня примирила весна,
        Салатное ростодвижение,
        Веселая тайна цветения
        Зеленого зимнего сна.
        Осот, словно солнечный зайчик,
        И радостно, благостно мне,
        Как будто цветет одуванчик
        В далекой родной стороне.
        Я с каждой травинкой знакома,
        И с родиной древней родня,
        К порогу далекого дома
        Они возвращают меня.
        Меня примирила весна,
        Проросшая свежей травою,
        Как будто все боли, незримой рукою,
        Тихонечко стерла она.

        Я знаю

        Я знаю: ни о чем нельзя жалеть.
        Не мы решаем, Бог за нас Решает,
        Он нам чуть-чуть свободы Разрешает,
        Но не Дает судьбы преодолеть.

        Ожидание

        По эту сторону печали
        Мы скоро встретимся с тобой.
        Как предначертано судьбой,
        На миг пересекутся дали.
        А дальше? Сможем ли успеть?
        Протянешь ли мне, милый, руку,
        Чтоб, перепрыгнув чрез разлуку,
        Барьер судьбы преодолеть?
        Иль снова разорвется миг,
        Не дав ни смысла, ни отсрочки?
        И разлетимся мы - две точки
        Раз пересекшихся прямых.

        Расслабиться

        Мне от себя бы отдых взять,
        Расслабиться и жить, не думать.
        Мне надо мыслей пену сдунуть
        И отрешиться, и не ждать.
        События в свой срок придут,
        Преграды длинные минуя…
        Но разум, сердце, тело ждут.
        А что же против них могу я?

        Ищу

        Ищу тебя в своих воспоминаньях,
        В давнишних снах, в сегодняшнем бессонье…
        Ищу тебя в незнаньях, и в признаньях,
        В морщинках на твоей родной ладони.
        Ищу. Не оставляй меня, любимый,
        Без нежной ласки тела твоего.
        Я помню миг счастливый, день счастливый,
        счастливый месяц… Больше ничего.

        Поговори

        Поговори со мною о любви,
        О чуткой нежности прикосновенья…
        Не сдерживай потоки откровенья,
        Пусть выльются в меня слова твои.
        И я приму живительный поток
        И растворюсь в сиянье голубое…
        Ладонь моя накроет, как листок,
        Бутон привядший, и замрет в покое…
        Мы так сейчас близки, так далеки -
        - Израиль - Украина нить тоски.

        Без милого

        Без милого я и смеюсь, а плачу,
        Строкою в лист бумаги изольюсь…
        А с миленьким моим, с ним все иначе,
        А с милым я и плачу, но смеюсь.
        Без милого я только половина,
        В тревоге сердце, мается Душа,
        Сама Земля «безвидна и пустынна»
        И жизнь, пусть не плоха, не хороша.
        А с милым по-другому сердце бьется,
        Бриллиантами становится роса…
        Когда же мой любимый улыбнется,
        Заголубеют даже небеса.

        Мы смотрим…

        Мы смотрим в мир усталыми глазами
        Давным-давно ушедших в времена.
        Происходящее уже случалось с нами
        В забытом, где-то там, на грани сна.
        Обрывки мыслей, озаренья, строчки…
        Пронзительная Бездна Пустоты…
        Сгущенье «я» на грани «я» и «ты»…
        Молчание. Ни решенья, ни отсрочки…

        Я прощаюсь…

        Я прощаюсь с тобой до утра. До утра?
        А, быть может, мы встретимся где-то во сне?
        Мне б к разлукам с тобою привыкнуть пора.
        Ты и рядом со мной и в далекой стране.
        В той стране, где цветут незабудки в лугах,
        Где от птичьего звона горит небокрай,
        И родительский кров, и родительский прах…
        Где сказала всему я: «Прощай».

        Не редактируйте

        Не редактируйте меня!
        Я - не бревно! Я - Буратино!
        Я - неба странная картина
        На грани вечера и дня!
        Вы ж не кромсаете в лесах
        Все листья, превращая в хвою…
        И я хочу сама собою
        Предстать и в мыслях и в словах.

        Чужой сад

        Качались олеандры, мальвы, розы,
        Желтели шесики,
        словно просились съесть,
        Цвели гибискусы, акации, мимозы
        И бугенвилии… всего не перечесть.
        Цветы пестрели, словно счастья знаки.
        Я их улыбкой отмечала на ходу…
        А над травой краснели тихо маки
        За то, что радуюсь цветам в чужом саду

        Настоящая любовь

        - Скажи, а ты когда-нибудь по настоящему любил?
        - Конечно. Что я не человек? Четыре раза по настоящему любил. А потом понял - фигня все это.

        Радиоэфир

        - Но я имею право?
        - Бетах[конечно (иврит)] , что имеете.

        - По закону?
        - Послушайте, уважаемый, что Вы задаёте глупые вопросы и тратите эфирное время… Конечно же по закону. Вы ведь разговариваете не просто с человеком с улицы, а с известным адвокатом.

        - Значит, я могу…
        - Ничего Вы не можете. У Вас не хватит денег доказать в суде Вашу правоту. Да и сумма, которую Вам задолжали, не окупит Ваших затрат на адвокатов.

        - Но Вы ведь говорили, что по закону…
        - Все! Вам ответили. Теперь Вы тратите чужое эфирное время. Следующий… Кто у нас на линии?

        Почти анекдот

        - Ты раздетых женщин любишь?
        - Я всех раздетых людей люблю.
        - Ты что, гомосексуалист?
        - Нет, охранник на входе в супермаркет.

        Соблазнение

        - Зачем живешь одна? Ты одна, я один.
        - Ты же знаешь, я замужем. Да и у тебя, думаю, жена, дети…
        - Э… где они все. А пока твой муж приедет, мы могли бы быть вместе…

        - Зачем ты оскорбляешь меня? Разве я давала тебе повод?
        - Что я сказал плохо? Ты взрослая женщина. Я тебе хорошо говорю.

        - А тебе будет приятно, если, пока тебя нет, твоя жена будет с кем-то другим?
        - Нельзя говорить так. Зачем говоришь плохое? У нас запрещено. Если узнаю что, да, приеду - убью.

        В автобусе

        Жаркий день. Полупустой автобус. От кондиционера всех разморило. Пассажиры тихо подремывают. Вдруг, автобус останавливается и шофер спрашивает: «Чья сумка?».

        Одна дама молча встает и выходит из автобуса. Водитель еще несколько раз задает свой вопрос, а затем предлагает всем покинуть автобус. При этом, он открывает дверцу, отделяющую водительское место от салона, таким образом, что она загораживает сумку со стороны пассажиров, а сам он остается незащищенным.

        Люди быстро покидают автобус, только одна женщина возится. «Быстрее» - просит ее водитель. «Куда ты спешишь?» - возмущается она и направляется к передним дверям.
«Госпожа, пожалуйста, на вторые двери» - просит ее шофер. «Что вдруг» - удивляется она, подходит к передним дверям, забирает, вызвавшую переполох, сумку и выходит из автобуса.

        Водитель несколько секунд с изумлением смотрит на нее, а потом предлагает пассажирам продолжить поездку.

        Вот тут-то я…

        - Слушай, неужели ты не знаешь, кто написал книгу о бароне Мюнхгаузене?
        - Кто? Неужели Пушкин?
        - При чем здесь Пушкин? Вслушайся, фамилия-то какая: «Мюнхгаузен»…
        - Ну и что? Пушкин тоже был Каннибал.
        - Кто? Кто он был?
        - Ну, этот, как его, Каннибал.
        - Во-первых, не совсем Пушкин, а во-вторых, не Каннибал, а Ганнибал.
        - Подумаешь, какая разница? Шломо тоже называют Соломоном.
        - Понимаешь, каннибалы - это людоеды.
        - А Ганнибалы?
        Вот тут-то я и задумалась.

        notes

1

        Мой любимый (иврит)

2

        Что слышно (иврит)

3

        конечно (иврит)

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к