Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Поэзия Драматургия / Тильман Любовь: " Сны Над Облаками " - читать онлайн

Сохранить .
Сны над облаками Любовь Тильман

        # Сборник поэзии и прозы.

        Любовь Тильман

        Сны Над Облаками

        Мне цифры сейчас не важны:
        Сегодня мой друг защищает мне спину ,
        А значит - и шансы равны.

    Владимир Высоцкий

        Эта сказка - как песня из Души прозвучала.
        Можно вновь повторить все мелодии, звуки.
        Можно вспомнить слова. Пережить всё сначала.
        Только вырвать страницы не поднимутся руки.
        Только заново спеть - выйдет сказка другая,
        Пусть хорошая, милая… да не такая!

        Как страшно вдруг увидеть точку

        Как страшно вдруг увидеть точку,
        И сказку отпустить в полёт,
        Где слов пустую оболочку
        Любой по-своему прочтёт.
        Её крыла ещё в зачатке.
        Ей мир реальный незнаком,
        Жила уютненько в «тетрадке»,
        Согретая сердец теплом,
        Рождённая в любви и неге,
        Из нежности и из мечты,
        Не помышляя о побеге.
        Но тесны ей уже листы,
        И вот застыла на пороге,
        Границе между двух миров,
        И в нетерпенье и в тревоге,
        Готовая к игре ветров.

        Всё в Воздухе!

        Всё в Воздухе! И свет! И тьма!
        Слеза дождя! И вздох мороза!
        Осенних листьев кутерьма!
        И песни ритм! И жизни проза!
        В нём ароматы всех цветов!
        Пыльца всех будущих соцветий!
        Он - океан без берегов,
        В нём жизнь всего, что в нашем свете!
        Порыв, затишье, вновь порыв!
        Огонь взметёт, загасит снова,
        Почти что угли истощив!
        Непостоянство - вот основа!
        Внезапным смерчем мир взорвёт!
        Сметёт, закружит, изомнёт!
        И также резко утихает.
        Нежданно нежно обласкает
        Весны дыханием в мороз,
        В жару - прохладным ветерком…
        Что там у нас? Какой прогноз?
        Ну что ты? - Я же не о том.

        А Земле всё равно

        А Земле всё равно - кто, когда, и зачем?
        Лишь Душе суждено быть здесь этим, иль тем.
        Ни себя, ни других, никого не судить.
        Отстрадать. Отпылать. Отлететь. И остыть.
        Но пока не остыла, не - частицей-волной,
        Надо дать ей, позволить, оставаться живой,
        И влюбляться, и плакать, и шутить над собой.

        Опавшая листва улетает

        Опавшая листва улетает в темноту прошедших лет.
        Отчего же так болит память о ней…

        Слегка колыша занавес неба

        Слегка колыша занавес неба,
        Ветер играется в облака.
        Рыжей краюшкой белого хлеба
        Солнце восходит из глубока.
        Только дотянется лучиком света,
        Розовым вспыхнут краски рассвета,
        Золотом стёкла окрасив в домах,
        И отразятся на облаках.
        Вкатится выше Солнечный Шар,
        Сразу же красок утихнет пожар.
        Небо наполнится синевой.
        И разольётся безбрежный покой.

        Жизнь разводит события

        Жизнь разводит события, и сводит опять,
        Словно куклами нами играя.
        И напрасно жалеть! И напрасно пылать!
        И искать суть, безмерно страдая!
        Разум в ступор бессмысленно вечно вгонять,
        Горизонты Души созерцая.
        Её логики нам никогда не понять!
        Потому, что она - не Земная!

        Тоска у каждого своя

        Тоска у каждого своя,
        Хоть где-то, в общем, всё похоже.
        И в оплывании Бытия,
        Мелькает всё одно и то же.
        Но каждый ритм через себя,
        Так, словно бы по приговору.
        Сквозит познания струя,
        На миг давая нам опору.

        Грустно, одиноко, и печально

        Грустно, одиноко, и печально.
        Мир для нас огромен изначально,
        В птицах и цветах - как вешний луг.
        Всякий, появившийся в нём - друг.
        Но проходят годы, сквозь события,
        И не все приятны нам открытия:
        Жизнь - всего лишь времени каверна,
        Торжествуют в ней обман и скверна.
        Я любить весь мир не перестану,
        Лучше подольщусь к самообману.

        Увы, не всем даются откровения

        Увы, не всем даются откровения
        Давно известных истин прописных:
        Мы - мотыльки, обычности мгновения,
        Средь мириадов образов иных.
        Конечно, жить - нелёгкая задача!
        И не поспоришь с жизнью и судьбой.
        Но можно жить - бурча, ругаясь, плача,
        А можно - посмеяться над собой.
        И есть во всём логические связи.
        Когда весной снега растают в срок -
        Один увидит кучу старой грязи,
        Другой - как солнышко - мать-мачехи цветок.

        В Душу лёг улыбкой

        В Душу лёг улыбкой,
        Золотистой рыбкой,
        Ласкою небес,
        Чудом из чудес,
        Приоткрыв на миг
        Сказочный родник.

        Жизнь - только то, что есть

        Жизнь - только то, что есть! Всё принимается!
        Год старый уж прошёл! Но праздник продолжается!
        А от проблем бежать - подобно, как бежать от тени.
        И ни замки здесь не помогут, ни ступени.
        Как наша тень зависит лишь от освещения,
        Так и проблемы - всё в глубинах отношения.
        Постичь сознанием, коли выйдет - одолеть,
        А нет, из сердца вон, принять, переболеть,
        Как данность, как вулкан, хамсин, цунами…
        Да мало ль что ещё жизнь вытворяет с нами.

        Встречами, разлуками

        Встречами, разлуками,
        Нежною игрой,
        Проходными шутками,
        Песней заводной.
        Каждодневной скукой
        Прожитого дня,
        Позднею наукой,
        Холодом огня.
        Тихою печалью,
        Острою тоской,
        Виденьем за далью…
        Дали - никакой.

        Расставанье. День снова

        Расставанье. День снова рутинно пустой.
        Понимаю, что всё это необъяснимо.
        Но Душа, лёгким облачком, вслед за тобой,
        Болью сердца, улыбчивых строчек волной,
        Ожиданием новых феерий томима.

        Ты меня окружил словами

        Ты меня окружил словами!
        Встреча бурей была! Огнём!
        Муж ревнует к тому, что меж нами,
        Сквозь онлайновский окоём.
        А меж нами лишь строчки, строчки,
        Да ещё золотые кружочки,
        Да три скобочки в правый ряд,
        Да почти ощутимый взгляд!
        Да общенья великая милость!
        Да двух жизней несовместимость!
        Интерес! И не понимание!
        Чуть насмешливое сострадание!
        Восхищение! Отрешённость!
        Боль. Извечная незавершённость.

        Вот. На время вас покидаю

        Вот. На время вас покидаю.
        Что поделаешь, улетаю.
        От разлуки на сердце грусть.
        Верить хочется, что вернусь.
        Коль не рухнут мои самолёты,
        Разрешатся успешно заботы,
        Если будете меня ждать…
        Значит: встретимся мы опять.
        Так прекрасно, дорогой слов,
        Над барашками облаков.
        За туманными далями лица.
        Жаль. И так, и так можно разбиться.

        Взаимопонимание

        Раз смысла нет, пошла-ка ты без смысла.
        Кто, я пошла? Да ты куда пошлее.

        Пришла пора. И я прощаюсь

        Пришла пора. И я прощаюсь.
        Дождусь «привет», и отключаюсь.
        С ним мне теплей средь холодов,
        Ведь я в плену у нежных слов.
        Прощай, когда я в вечность кану!
        И до свиданья, если возвращусь!
        Надеюсь, что тебя я здесь застану!
        И тихая растает грусть.

        Жизнь за строчками слов дробилась

        Жизнь за строчками слов дробилась,
        И жила словами в словах.
        Сказка кончилась и растворилась,
        Словно облачко в небесах.
        Но таинственные флюиды
        Ещё полнятся лаской дней,
        И летят по орбитам планиды
        Расплывающихся идей.
        Прорастает Душа, стремится
        Светом выплеснуть из оков,
        Светлой Сказкой, овеществиться
        В глубину грядущих веков.
        Пусть не памятью, ощущением,
        Скрытой нежностью Бытия,
        Ирреальным, чудным мгновением
        Не раскаявшегося Огня!

        Сказка тихо уснула, и закрыла страницы

        Сказка тихо уснула, и закрыла страницы.
        И в окно не стучатся щебетливые птицы.
        Поле выжато. Яблоки с веток опали.
        А волшебные крылья - просто строчками стали.

        Душ одиночество сплетает мир

        Душ одиночество сплетает мир искусно.
        И в этой пустоте немного грустно.
        И Муза, затаилась, не летит.
        Она, как я, на ту же лесть попалась,
        И всё никак не может отойти.
        Ведь ей, как мне, тоски не ожидалось,
        Хотелось в сказке раствориться, и…
        Но сказка кончилась. Обыден быт и сух.
        Её героям боле недосуг,
        Нет времени на «болтовню пустую».
        А Муза тем живёт, что речь ведёт «простую»,
        Тоскует и грустит, смеётся, слёзы льёт,
        Влюбляется, сама во что не зная,
        Летит с Душой открытой на «привет»,
        Наивной, видится во всём Открытый Свет,
        И… «лбом об стенку» долго затихая.

        Полетели же скорее

        Полетели же скорее в Mилый Домик У Реки!
        Там без нас замёрзнут птички у кормушки без еды.
        Полетели же скорее в Mилый Домик У Реки!
        Рыбки задохнутся в речке, если лунки не пробить.
        Полетели же скорее в Mилый Домик У Реки!
        Без тебя туда дороги мне вовек не отыскать!
        Полетели же скорее в Mилый Домик У Реки!
        Лишь с тобой, дыша восторгом, оживает этот мир!
        Полетели же скорее в Mилый Домик У Реки…
        Только ты мне не протянешь ни улыбки, ни руки.
        Рыбки задохнутся в речке, птички сгинут без еды,
        Только нет тебе и дела до грядущей там беды.
        Без тебя туда дороги мне вовек не отыскать,
        А тебе тоскливо-скучно в небе без толку летать.

        Письмо

        По ту и эту сторону - в загранке.
        Сквозь снег и грозы, в штиле, и в болтанке.
        Четыре самолёта поменяла.
        Смеялась. И от скуки изнывала.
        В очередях. Полётах. Терминалах.
        В аэропортах. И на вокзалах…
        Снежок скрипел. По лужам находилась.
        По гололёду, чуть пугаясь, наскользилась.
        В метро, зажатая, стояла не дыша…
        Но дальше по порядку, не спеша.
        Лететь дешевле было через Ригу,
        Хотя почти что день теряли в «перегоне».
        И Рига нам преподнесла большую фигу,
        О чём узнали мы уже в Бен Гурионе.
        Они ввели оплату за багаж,
        А за его транзит - двойной купон.
        На целый час был рейс задержан наш
        Из-за обедающих где-то там персон.
        Стакан воды без денег не налили.
        У нас была, мы даму угостили
        Водою, что купили в терминале.
        А в Риге эту воду отобрали,
        Допить хотели, но они не дали.
        Мы там сидели чуть ли не в подвале,
        Не шесть, а семь часов посадки ждали.
        Хотели кофе, бутерброд купить,
        Но, как мы «не лепили им горбатых»,
        Оплата - можешь в евро заплатить,
        Но сдачу ты получишь только в латах.
        И дальше их как хочешь, так крути.

100 евро в латы поменять мы не хотели,
        И думали, уж сутки попостить,
        Попутчики не дали, может быть,
        Боялись, чтобы мы не похудели.
        Они летели через Ригу не впервой
        И чемодан еды везли с собой…

        Письмо …

        Итак, я продолжаю свой рассказ.
        Когда билет до Киева мы брали,
        Нам, дополнительно, услугу предлагали:
        Бронировать билеты Киев - Львов,

100 $ - билет. Цена, что будь здоров.
        И мы решили: Да зачем из заграницы?
        Возьмём билеты прямо из столицы.
        Когда же в Киеве нам стоимость сказали -
        Упали!

157 «зелёных» за билет!!!
        Вокзал - был однозначным наш ответ!

13$. В купе. Мы ночь проспали,
        И утром уж во Львове на вокзале.
        Нас ёлкой встретил наш родной вокзал!
        Снежок пушистый тихо пролетал,
        Поскрипывал легонько под ногами,
        Был воздух свеж, его хотелось пить…
        Но надо было «подвиги» вершить,
        И, кинув сумки в камеру храненья,
        Отправились на их свершенья.

        Что здесь поделаешь

        Что здесь поделаешь?! Лето проходит.
        Дерево выросло. Снят урожай.
        Осени дни уж почти на исходе.
        Кличи всегда улетающих стай.
        Всё одинаково, разное вроде.
        Та же цикличность в Душе и в Природе.

        Зрелость - это

        Зрелость - это середина лета!
        Добрых, разноцветных тебе дней!
        Чувства и талантов всех расцвета!
        Доброй жизни! И удачи в ней!

        Укрыться в тень за ледяной стеной

        Укрыться в тень за ледяной стеной,
        Глухой стеной, воздвигнутою мной.

«Жизнь пережить - не поле перейти»,
        Увидено столь много в том пути:
        Рожденье - лишь насмешка с смерти ядом.
        Улыбка - ложь, когда печаль с ней рядом.
        Согласья - в несогласье лицемерия.
        А за стеной - мертвы все ощущения.
        Зреть ни к чему ни горе, ни измену,
        Ведь слёзы могут уничтожить стену.
        Смех не звучит, и радость умирает,
        Тепло живых сюда не проникает.
        Так чист и ясен мой прозрачный дом,
        В нём тихо сердце обрастает льдом.

        Снегом скрыты дом и речка

        Снегом скрыты дом и речка.
        В хрупком панцире из льда
        На пригорочке крылечка
        Отражается звезда.
        Спит покой, приспав заботу,
        Время в дрёму погрузив.
        И, свернувшийся клубком,
        Кот, в углу под камельком,
        Выпевает сквозь дремоту
        Ночи ласковый мотив.
        Вот уж спим и мы с тобой.
        Доброй ночи, Милый Мой

        Порой мне тесно в рамках рифм

        Порой мне тесно в рамках рифм.
        И ритм преградой мне, как риф.
        И в каждой строчке новый строй,
        Иной расклад, настрой другой.
        И все слова теряют связь,
        И разбегаются, смеясь.
        И мысль, как морфы в облаках,
        Не обозначена в словах.

        Стекает поднебесный жар

        Стекает поднебесный жар,
        Струит, деревья обтекая.
        И, уже с самого утра,
        Повсюду властвует жара,
        Живое в тени загоняя.
        На пустырях пески желтеют.
        Пожаром стёкла пламенеют.
        Ни облачка, ни ветерка.
        И не слагается строка.

        Жизнь двоилась в своей основе

        Жизнь двоилась в своей основе,
        И пыталась излиться в слове.
        Было празднично и чудно.
        Странный мир, со своими правами,
        Сотворён одними словами,
        И к нему ревновать смешно.
        Впрочем, всё в Этом Мире похоже,
        Бытиё Создаётся тоже,
        Начиная от Самых Основ,
        Бесконечным Потоком Слов.

        В надежде Муза ждёт

        В надежде Муза ждёт,
        Вот-вот настанет время,
        Когда созреет семя,
        В ладони упадёт.
        Но широка Земля,
        Ветрам над ней раздолье,
        Кругом поля, поля,
        А в них своё застолье.
        И семечко летит,
        Во что-то прорастает.
        А Муза дни листает,
        И Душу бередит.
        Ей кажется: вот-вот,
        И обернётся время.
        Но прорастает семя
        В другой слововорот!

        А я всё знаю

        А я всё знаю, уж давным-давно.
        Мне с этой Музой грустно и смешно!
        И жалко Музу мне мою до слёз,
        Что «как дитя» воспринимает всё всерьёз.

        А.Е. Перед тем, как поутру

        Перед тем, как поутру в эфир выходить,
        Все входящие проверяю…
        И опять начинаю за тобою тужить,
        Острословом, смешливым… Я знаю -
        Время всё возвращает на круги своя.
        В личке, в мыле, и в скайпе - всё пусто.
        Твоё «Доброе Утро» не встретила я,
        И от этого, видимо, грустно.

        Всё, что я, и что - не я

        Всё, что я, и что - не я,
        Сны в пределах Бытия.
        Самолёт сорвётся.
        Бытие прервётся.
        Неосознанность огня.
        Кто найдёт тогда меня?
        Кану сквозь пространство
        В Жизни постоянство.
        И не буду впредь ничем.
        А, точнее - стану всем:
        Камушком, песчинкой,
        Капелькой, травинкой,
        Ветерком ночами,
        Пылью под ногами.

        Останется лишь слабый след из строчек

        Останется лишь слабый след из строчек.
        Взгрустнёшь ли Ты над ними, Милый Друг?
        Иль посмеёшься средь своих подруг,
        Как много было их - «зелёных точек».
        Я растворюсь в пространства миражах,
        Как все, пройдя сквозь ужас понимания.
        И унесу с собой свои желания,
        Слезинкой промелькнув на облаках.

        Глупость надо простить

        Глупость надо простить!
        - Зачастую нам всем ведь ума не хватает!
        Страстность можно простить!
        - Кто бесстрастно способен по жизни пройти?
        Даже подлость,
        Душа, как бы ни было странно, прощает,
        Но общаться уже не желает. Прости!

        Ничего не меняя значительно

        Ничего не меняя значительно,
        Человечество расточительно.
        Кто накрал - во дворце, нет - на улице.
        И никто ни о ком не волнуется.
        Злые, лживые да спесивые
        Льют с экранов слова красивые
        И показывают кино,
        Что, мол, им-то не всё равно.
        И своих чучел ставят править,
        Чтоб и дальше спокойно грабить.
        Куклам платят - не навредят.
        И, послушные, словно детки,
        Ручки двигают марионетки,
        Словно впрямь они руководят,
        Сладко ротики открывают…
        И не знают, что говорить.
        Это просто суфлёры зевают,
        Позабыв их предупредить.
        Всяк как может, так развлекается,
        Мир от ханжества задыхается.
        На Земле, уж не первый год,
        Мировая война идёт.
        Всеобъемлющая пандемия,
        Экспансивная эпидемия,
        Накопила «подкожный жир».
        И звеня, и гремя побрякушками,
        Их снабжают ракетами, пушками,
        Декларируя слово «мир».
        И напрасно страдать, печалиться,
        Мир с игрой этой не расстанется,
        Каждый думает, что победит…
        Но, увы, так уже бывало,
        Зло откроет своё забрало,
        И, под чёрное покрывало,
        Радость жизни приговорит.
        И, в безвременье этого сдвига,
        Мир захлопнется, словно книга,
        В бесконечной кромешной тьме.
        Открывая Врата Аида,
        Величавая Атлантида
        Захлебнётся в своём дерьме.

        Печальны времени открытия

        Печальны времени открытия.
        Жизнь вихрем мчится сквозь события,
        Рутинна в смыслах, и в мгновении,
        Тосклива в каждом повторении.

        В этой нелепой банке

        В этой нелепой банке,
        С крыльями, над облаками,
        Мы так малы, уязвимы.
        Господи! Где Твои Херувимы?
        Что там, в Судьбе на Бланке?
        Ты ведь Играешь с нами.
        Знаки Рисуешь Снами.
        Символы Пишешь Днём.
        Милостью Твоей живы,
        Неоднозначны, и лживы,
        Только Тобой Хранимы.
        Не Сотвори Крушенья!
        Не Истреби в болтанке!
        Дай нам ещё приземленья
        В мире, где мы живём!

        Жизнь прошла

        Жизнь прошла как сон.
        Пробуждения стон.

        Давным-давно не вижу светлячков

        Давным-давно не вижу светлячков.
        От звёзд не жду, что сбудутся желания.
        И, прошлые уже воспоминания,
        Воспоминаний новых скрыл покров.
        Ложатся в память пройденные дни.
        Их тихо точат дней текущих воды.
        Обтачивают радости, невзгоды.
        От времени скруглятся и они.
        Углы стирают новые страдания,
        Потери, боли, недопонимания…
        И новых празднеств старые огни.

        Дай мне частичку сердца твоего

        Дай мне частичку сердца твоего!
        Когда-нибудь тебе верну его.
        Когда? Прекрасно знаешь ты о том:
        Когда засну для жизни вечным сном.

        Из самолёта в самолёт

        Из самолёта в самолёт.
        С аэропорта до вокзала.
        Дорога всё в себя вобрала,
        Всех прошлых дней водоворот.
        И выплюнула в мир иной,
        Когда-то хорошо знакомый,
        Любимый, выстраданный, мой!
        Теперь какой-то отстранённый.
        Хоть каждый камень под ступнёй
        О прожитом напоминает.
        И память улицы листает,
        Словно вернулась я домой.

        В себя пытаюсь не глядеть

        В себя пытаюсь не глядеть. Там комната.
        Шкаф книжный. Выключатель за трюмо.
        И от кровати створка зеркала отвёрнута.
        И полукруг пятна, словно клеймо.
        И дверь. И мама всё заснуть пытается.
        Вновь приступ астмы. «Скорая». Укол.
        Ободранною ножкой «светит» стол.
        Диван, когда-то бывший раскладным.
        Перина довоенная под ним.
        Я осязаю всё. До мелочей.
        Вот только нет давным-давно ключей.
        В себя пытаюсь не глядеть…

        Отпусти!

        Отпусти! Я не в силах с тобой больше жить!
        Твоя слабость, притворная, лишь раздражает.
        Если жизнь без любви, как известно, бывает,
        И любовь я без жизни смогу пережить.

        Ф.Я. Рождался раб

        Рождался раб, чтоб в рабстве жизнь прожить.
        И был не в силах он что-либо изменить.
        Мы в лучшем положении с тобой.
        Что ж недоволен ты своей судьбой?
        Ворчишь, что мир давно уже не тот.
        Всё тот же мир. И царь в нём. И народ.
        Империи. Колонии. Вассалы.
        Бродяги. Крепостные. Феодалы.
        Всё та же барства милость и немилость.
        Легенды о любви, про справедливость.

        Пустой день долог

        Пустой день долог. Ночь - ещё длинней.
        Ведь день, коль захочу, подарит сна забвенья,
        А ночь - только знакомые мученья.
        Все радости - за поворотом дней.
        Муж сладко спит.
        Храпит,
        Покой обозначая.
        Что может он против моих ночей?
        Вот лишь коснуться ласково плечей.
        Исчезла сказки призрачность шальная.
        Пегас умчал. Все бросили меня.
        Лишь тьма ночей. Да суетливость дня.
        Всё точно так, как мама предрекала.
        Конец походит чем-то на начала.
        Транжирь или копи, ползи или спеши,
        Тоска и одиночество Души.

        Когда кончается ненастье

        Когда кончается ненастье,
        Внезапный, призрачный покой,
        Воспринимаем мы как счастье,
        И рады милости такой.
        Но скуки медленный паук
        Жизнь паутиной заплетает.
        Тоска. Всё валится из рук.
        И призрак счастья исчезает.

        А.М. Жена холодная

        Жена холодная? К тому же и гуляет?
        А муж «горяч, вот ей и изменяет»?
        Так может не жена «холодная», а муж,
        И не догадливый к тому ж.

        Если будет Дан мне день

        Если будет Дан мне день для размышлений,
        Если завтра вновь мне Позволят быть,
        Буду жить опять искрами мгновений,
        И, сквозь беды, также над собой шутить.
        Жизнь - такой реликт! Кто постигнуть в силах?
        Слабый женский ум? Сильный ум мужской?
        Можно погрустить на родных могилах,
        Можно быть довольным, или нет, судьбой,
        Горевать, прощать, плакать, иль смеяться,
        Раздавать своё, или брать взаймы,
        Нараспашку жить, иль всего бояться…
        Но нельзя За Жизнь заглянуть Во Тьмы.

        Смешны все не прощенья

        Смешны все не прощенья! И прощенья!
        Есть только сны! И чёрная метель!
        И жизни бешеная карусель
        С холодным безразличием вращенья!
        Трудяги Мойры обрезают Нить.
        Простили ль нас? Успели ль мы простить?
        Как получилось? Что теперь в остатке?
        Всё скрыто временем в невидимом осадке!

        Рыбка, кушай птичку

«Рыбка, кушай птичку», «Птичка, кушай рыбку» -
        На Планете вашей счастье и уют.
        Не могу я спрятать грустную улыбку:
        Все едят друг дружку, дружно так жуют.
        Тоже «человечки», коих Жизнь «щадила»,
        Но они друг дружку что-то не щадят,
        Даже без причины, и с улыбкой милой,
        Все один другого дружненько едят.

        Из старых анекдотов

        Кто твой друг и кто твой враг,
        Не поймёшь порой никак.
        На дорожке, средь полей,
        Замерзает воробей.
        Он уж думал: дело плохо
        И не светит ничего.
        Шла корова, и лепёха
        Вдруг свалилась на него.
        Ожил он, забыл про стужу,
        И от счастья сразу в крик,
        Выткнул голову наружу,
        Да чирик, чирик, чирик.
        Пробегала мимо кошка:
        Что за странная лепёшка?
        Быстро лапою поддела,
        Вытащила… да и съела.
        Не тот враг, кто наложил,
        Мимо проходя!
        Не тот друг, кто «удружил»,
        Вытащив тебя!
        Не летай в мороз, во тьме,
        Чтоб беды не кликать!
        А, уж коль сидишь в дерьме,
        Нечего чирикать!

        И было? Иль нет

        И было? Иль нет? Не знаю.
        Каждою строчкой своей,
        Припадаю к памяти дней.
        Но никто уже не отзовётся.
        Только птица ночная смеётся,
        Что осенним листком опадаю,
        Или плачет, на смех похоже,
        Что возможно одно и то же.

        Л.Т. В том ли моя вина

…после стольких лет боли, извинений,
        прощений… и… новых болей… не осталось
        ни чувств, ни эмоций - одно бесконечное
        удивление…

        В том ли моя вина,
        Что Душа от жизни пьяна?
        И неможется ей, и хохочется,
        Поделиться радостью хочется.
        Колобродит она, шатается,
        Всем улыбкам навстречу бросается.
        А улыбки бывают разные.
        А улыбки бывают праздные,
        И не все от добра и веселия,
        Иль от робости и смущения.
        Злые, лживые,
        Да фальшивые.
        Как гримасы давно застывшие.
        Словно маски лица прикрывшие.
        И завистливые, и жадные.
        Им чужие боли - отрадные.
        Им Душа моя - как в глазу бельмо.
        Её радость им - зло во зле само.
        Её щедрости не дано понять!
        Растоптать! Убить! С грязью размешать!
        Сметь наивной быть?! Столько лет прожив?
        Да ещё любить счастья миражи?!
        Им корысть найти б, стал знаком бы вид.
        Но корысти нет - это их и злит.

        Умудрённая и наивная -
        Не для всех - удобоваримое!
        В рамки общие не помещается.
        Словно дискомфорт, отвергается!
        Там где боль была - только грусть.
        Хамству этому улыбнусь.
        Что поделаешь? Всё меняется.
        И наивность, порой, умудряется.
        И, живя среди ста забот,
        Всё наивна! А вам всем: «ВОТ!»

        А между тем

        А между тем, Христос еврейским сыном был.
        Но Христианский Мир о том забыл.
        Мир помнит то, что выгодно ему,
        А остальное - просто ни к чему.
        Они, евреи, как в глазу бельмо!
        На них поставить чёрное клеймо!
        Во всех грехах и бедах обвинить!
        Сам дух их отовсюду истребить!
        Забыть, кто дал рожденье! И кто - смерть!
        И о Родителях - не сметь!
        Ведь Дух, от Духа, в Духе - Знаем сами!
        А мать? Да, что там - мелочь под ногами.
        Ей трон воздвигли, имя изменив,
        И Путь Её, Земной, похоронив.
        Вот если б всех евреев истребить,
        О прошлом вовсе можно бы забыть.

        Ах, мужчины

        Ах, мужчины всегда «одиноки».

«Не согретые, бедные души…»
        Собирают сочувствия крохи,
        Только кто-то развесит уши.
        Но напрасно ко мне стучаться.
        Мне хватило лишь раз попасться.
        Вспоминаю - самой смешно.
        Впрочем, мы женаты давно.
        Он, возможно, другим напевает,
        Что один, и безмерно страдает.

        Спит Форте

        Спит Форте. Пьяно.
        Ночь в окна дышит.
        Сверчка сопрано.
        Скребутся мыши.
        В пустой тарелке
        Уснули мухи.
        В углах, на стенке,
        Застыли слухи.
        В тьме тень не видно.
        Чисто, спокойно.
        Всё так солидно.
        Благопристойно.
        Томик Софокла.
        Чернеют стёкла.
        А ночь промокла.
        А ночь продрогла.
        Окно открою.
        Вошла шумами,
        Дневными снами,
        Болит со мною.

        Я опущусь к тебе касаньем Ночи

        Я опущусь к тебе касаньем Ночи,
        Чтоб Новой Сказки тайны напророчить.
        Пусть звёзды тебе шепчут нежно-нежно
        О том, что счастье вечно и безбрежно.
        Ты сделай вид, мол, веришь безоглядно.
        Конечно, всё не так. Ну да и ладно.
        Грустить нет смысла, лучше веселись.
        Живи светло, пытливо, интересно…
        Ведь всё давно понятно и известно
        О Странной Сказке под названьем «Жизнь».

        Моё сердце взывает

        Моё сердце взывает: Побудь со мной! Тяжело.
        Не тревожу. Молчу. Ничего не ушло.

        Не проникнуть нам в суть.
        Ты - лишь праздничный сон,
        Колокольчика звон.
        Забудь!

        Я и этот, сегодняшний день, отживу.
        Жизнь меня научила терпеть и прощать.
        Строчки слов острой болью опять разорву,
        Но не станет он их читать.

        Что же, пусть не читает.
        Столько лет не ведёт он стихам моим счёт,
        И смеётся, что нынче стихи никому не нужны.
        Только пусть долетит самолёт
        Из далёкой родной страны.

        И тогда, может быть, и к тебе отпущу я слова,
        Что была не права,
        Что наскучил застой,
        Что Душа за тобой!

        Поиграй в мои игрушки

        Поиграй в мои игрушки.
        Пусть всё глупо и смешно.
        Трудно спрятать хвост и ушки.
        Отчего ж мне всё равно?
        Тёплым маленьким пушонком
        Я хочу к тебе прильнуть,
        Милой Женщиной, ребёнком,
        Позабыв про долгий путь,
        Неразумною девчонкой,
        Что влюбилась без ума.
        И лечу по грани тонкой,
        Над собой смеясь сама.

        Ты подарил мне

        Ты подарил мне сотни дивных фраз!
        Ты возвратил мне краски ощущений!
        Из множества нечаянных мгновений
        Мозаика сложилась промеж нас!
        Ярчайшей смальты дивный хоровод!
        Но времени неумолимый ход.
        Уже везде щербинки - тут и там.
        Навряд ли их восполнить, даже нам.
        Пусть что-то лучше посулят года…
        Но так (!) уже не будет никогда!

        А.Е. Так в этом и различие

        Так в этом и различие,
        Меж планом и мечтой,
        И разное обличие,
        И смысл совсем иной.
        Мечтания, сны, грёзы -
        Им воплощенья нет,
        Они Души занозы,
        Её нетленный свет.
        В них возраст - не граница,
        В них расстоянья - вздор,
        Сама Душа, как птица,
        В них рвётся на простор.

        А планы - жизнь для тела,
        Совсем другой сюжет,
        Здесь всё идёт для дела,
        И чтобы рос бюджет,
        Не прохудилась бочка,
        Теряя все гроши,
        И была оболочка
        Для рвущейся Души.

        Земля вращается

        Земля вращается вокруг оси своей,
        И ночь, и день сменяются на ней.
        Вкруг Солнца совершает оборот,
        И старый год сменяет новый год.
        А на обратной стороне Земли
        Всё те же самолёты, корабли,
        Всё та же череда ночей и дней,
        И бег годов, и «всё как у людей».

        Зачем сердце рвётся

        Зачем сердце рвётся?! Душе нет покоя?!
        И мечутся мысли, теряя слова?!
        И сыплется смысл, словно старая хвоя!
        И слёзы сухие вступают в права!
        Так в камни глухие устав долго биться,
        От берега вновь отступает волна,
        Чтоб через мгновенье лететь и дробиться.
        В прозрачности вод - скрытый шквал - тишина.

        Совершая путь глупой ошибки

        Совершая путь глупой ошибки,
        Переменами, без перемен,
        Я пошлю тебе образ улыбки,
        И твою получу взамен.
        И в ответ улыбнусь: вот, малость,
        А продолжился сериал.
        По улыбке с тобой нам досталось,
        И никто её не потерял.

        Мир - доброты не в силах пережить

        Мир - доброты не в силах пережить.
        Быть добрым - для него синоним - глупым быть.

        Ты ль её простил

        Ты ль её простил? Иль она простила?
        Раньше - «изменил», или «изменила»?
        Мне (?!) зачем судить, кто из вас виной?
        Главное - Что будет! - А не то, что было.
        Первое - важней! Согласись со мной.
        Хочешь разойтись? - Вспоминай: обида,
        Удивленье, ярость, и желанье мстить…
        Хочешь вместе быть? - Не подай и вида.
        Вспомни - как хотел в юности любить!

        Сквозь пенных облаков

        Сквозь пенных облаков непостоянство,
        Я рухну камнем в белую метель.
        И моё время поглотит пространство,
        Прервав судьбы слепую канитель.
        И всё, о чём Душа моя болела,
        И всё, что разум силился постичь,
        Исчезнет в синей стыни без предела.
        И, вместо реквиема, прочитают спич.

        Постой! Вернись к Дорогам Света!

        Постой! Вернись к Дорогам Света!
        Ведь Он тебя Берёг, Взрастил,
        И в мир реалий Отпустил,
        Так не казни себя за это.
        За всё другое не казни.
        У Жизни много испытаний:
        И расставаний… и свиданий…
        В Свет все уносятся они.
        Живи Отпущенные дни!
        И верность Мужеству храни!

        Как смещены все темы и понятия

        Как смещены все темы и понятия.
        Входящему раскроет мир объятия,
        И в первые мгновения польстит.
        А дальше - как кому дорога ляжет.
        Всех каруселью жизни закружит,
        Но сказку каждому свою расскажет.
        Смешно, себе никто не господин.
        Начало то же, да конец - один.
        По-разному приводит в мир судьба.
        Как стать свободным дитятку раба?
        Куда попал, в тех дебрях и блуждает.
        Назначенную роль отчаянно играет.
        По-волчьи выть, иль зайчиком скакать,
        Не очень-то дают нам выбирать.

        Хамсин. То холод, то жара

        Хамсин. То холод, то жара.
        Духовка с самого утра.
        Ни ветерка, ни дуновения.
        Вдруг, резко, холода вторжения,
        И быстрый ветер листья рвёт,
        Летает, ветками играя.
        Вот так живём. Всё принимая,
        Что нам природа поднесёт.
        И, выражаясь фигурально,
        Готовы ко всему, морально.

        Так много мудрости рассыпано на Свете

        Так много мудрости рассыпано на Свете.
        Но мы, подчас, наивные, как дети.
        Ведь, к сожалению, не каждый понимает,
        Что мудрость, часто, горькою бывает,
        И может нас порою огорчить…
        На то она и мудрость - чтоб горчить.

        Жизнь меня не баловала

        Жизнь меня не баловала,
        На все триста испытала:
        И на прочность… на разрыв…
        На дугу… подпругу…
        И, всё круто изменив,
        По второму кругу.

        У меня претензий нет.
        Что поделать, коль сюжет,
        Роль вот так досталась…
        Камнем, деревом, травой…
        Отбываю Путь Земной…
        Лишь с любовью озорной
        Ввек бы не рассталась!

        От неё Душа пьяна!
        Жаль! Уходит и она!
        Тёплым Солнышком богата,
        Как Последний Луч Заката!

        Я гляжу на тебя

        Я гляжу на тебя через призму своих ощущений.
        Разум борется с сердцем - не в силах никто победить.
        Разум - глух, и не верит в тождественность отражений.
        Сердце - слепо, и жаждет оставаться слепым и любить.

        Я меж ними, на ниточке тонкой вчерашних событий.
        Всё прощаю. Прощёное в сердце нещадно саднит.
        Насмехается разум над нелепостью чувств и наитий.
        Сердце рвётся, и любит, и стынет от горьких обид.

        Можно взять себя в руки и сжаться от боли в комочек,
        Не показывать вида как страстно пылает Душа.
        Я шучу тебе в строчках, и, рыдая, кричу между строчек,
        И смеюсь над собой, ворох прожитых дней вороша.

        Ракушки, песчинки… на дно оседают

        Ракушки, песчинки… на дно оседают,
        Там каменеют, прессуясь слоями.
        Смолы деревьев, ставших камнями,
        Всё, чем планета жила, сохраняют.
        Агаты и яшмы - картины таят.
        Послушай. Они обо всём говорят.
        И голосов у них много разных.
        Пески пустыни в движеньях поют,
        На солнце, иль в днях и ночах ненастных
        Нам голос свой жалобный подают.
        Нет в нашем мире камней молчащих,
        Каждый - как книга прошедших веков,
        Скажут нам многое, пусть и без слов,
        О всех ветрах, и всех водах мчащих.
        Поведают о деревьях, цветах,
        Грибах, животных, живших когда-то,
        О всём, чем Земля была богата,
        И всех катастрофах, во всех веках.

        Ты сыграй мелодию

        Ты сыграй мелодию,
        Только не расхожую,
        Чтобы не пародию,
        А на жизнь похожую.
        Чистую и внятную,
        Только не избитую,
        Пусть не всем понятную,
        Но тобой прожитую.
        Ты сыграй мелодию,
        Лишь в сердцах звучащую,
        Только не пародию,
        Только настоящую.

        А.Е. Зима с Весной

        Зима с Весной играют в «Ручеёк»,
        Друг в друга медленно перетекают,
        Иль рядышком, рука в руке, бок в бок…
        Им расставаться жаль, но дни Зимы уж тают,
        Как Тень, как полусон, как вешние снега.
        И хоть ещё порой кружит пурга,
        Деревья, крыши и земля белы,
        Весна отринет Зиму и закружит,
        Среди цветов, зелёных чистых кружев,
        Венчающих древесные стволы.

        Так что реальнее

        Так что реальнее: Земля иль облака?
        Мы в Землю упираемся ногами.
        Но мысль летит, скользит за облаками,
        И также полиморфна и легка.
        Попробуй удержать её полёт,
        Когда Душа от счастья замирает,
        В избытке чувств смеётся и рыдает…
        Лишь разум усмехается, он знает:
        Мир не простит, изловит и убьёт.

        С добрым утром!

        С добрым утром! С новым днём!
        Пусть к тебе он будет добрым!
        Не тяжёлым, не свободным,
        Но всё просто будет в нём!
        Счастье лучиком сверкнёт
        И в Душе уютно ляжет!
        Что-то новое расскажет.
        Что-то старое вернёт!

        Был Белый Маленький Медведь

        Был Белый Маленький Медведь,
        И звали его Умка.
        К лесным медведям полететь -
        Была его задумка.
        И он её осуществил,
        И целым возвратился.
        Кто б путешествием таким,
        Скажи, не возгордился?
        А он считал, что всё путём,
        И что вернулся - рад,
        Он просто жизнь любил, и в том
        Большой его талант.

        Нарисуй мне на облаке

        Нарисуй мне на облаке слово - «любовь»,
        Чтоб я в небо всё время смотрела,
        Старых песен эмоции вспомнила вновь,
        Песни новые радостно пела.
        Чтобы сердце опять наполнялось огнём,
        Изнутри как костёр полыхая.
        Чтоб в реалиях жизни живя день за днём,
        Ночью плакала я, улетая.

        День пролетает

        День пролетает, в солнечном ветре колебля
        Струи сплетения Душ,
        устремлённых в пространство Создания.
        Искрами тает, и мчит ни на миг не замедля
        Эпилепсию кликуш, правду и ложь покаяния.
        Луч всё длинней и длиннее, света фонарь всё короче.
        Скоро совсем повернётся шар полутьмы в тьмы сияния.
        Вот уже небо синеет. И, в предвкушении ночи,
        Стон из глубин раздаётся, Космоса и сознания.

        Какое Необычное Видение

        Какое Необычное Видение!
        Пресветлый Ангел в Небо Улетал!
        И Меч Его, Луч Солнца Отражая,
        Светился, Яркой Радугой Играя,
        Словно Далёкий Призрачный Кристалл!
        И было Грандиозно Вознесение!
        Струились в Небо Светлые Крыла,
        Как будто из земли Спиралью Истекая!
        День был обычный. И толпа жила
        Привычно, ничего не замечая.

        Вот вечер наступил

        Вот вечер наступил.
        Устал? Любимый мой!
        Чтобы набраться сил,
        Спеши скорей домой.
        Халат махровый ждёт,
        И тапочки в углу,
        И тесто подойдёт
        К приходу твоему.
        Насыплю лепестки
        Цветов в твою постель,
        И будут сны легки,
        Как вешняя метель.
        А я поворожу
        Вновь на стихов кольцо,
        И тихо посижу,
        Глядя в твоё лицо.

        Нет радости в бессмыслии стараний

        Нет радости в бессмыслии стараний,
        Хоть и в замке таких любимых рук.
        С улыбкой радостной воспоминаний
        Я снова жду тебя, Мой Милый Друг.
        Ты в сердце заскребёшься коготками,
        И полетим в наш Домик У Реки,
        И заструятся мысли ли, стихи…
        И станем сами мыслями, стихами.

        Взгрустнёшь ли

        Взгрустнёшь ли обо мне ты рифмой иль строкой,
        Когда, привязана в смешной, нелепой банке,
        Приподнимусь немного над Землёй
        И рухну, разум растеряв в болтанке?

        Живая радость всех воспоминаний

        Живая радость всех воспоминаний
        Улыбкой прорастает в серость дней,
        И лаской неожиданных признаний
        Салюты слов букетами на ней.
        За ними ты присутствуешь незримо,
        Лаская Душу трепетной строкой,
        И сердце всё горит, не опалимо,
        Неопалимой купиной.

        Не под защитой стен

        Не под защитой стен бетонных зданий,
        А в домике из наших лёгких снов,
        Я ожидаю вновь твоих шагов
        В улыбке облачных воспоминаний.
        Вот рыбка промелькнула под травой,
        А вот - знакомый нам с тобой пенёк…
        Как мало же знакомы мы с тобой…
        Как много пережито в краткий срок.

        Душа трепещет, Сказку открывая

        Душа трепещет, Сказку открывая.
        Кружат страницы облетевших дней,
        В реальный мир, мгновеньем, оживляя
        Событья, чувства, и героев в ней.
        Пора для новых строчек чистить память,
        Других сюжетов, фабулы другой.
        Но держит Сказка крепко, не оставить,
        Не обрести покой, «махнув рукой».
        Прочитана, давно закрыта книга,
        Но всё живёт в Душе её интрига.

        Ох, надо притвориться

        А после говорила: «Поставьте все сначала!
        Мы все начнём сначала, Любимый мой…
        Итак».
        Ох, надо притвориться,
        Немного быть хитрей.
        Что ж чувство не боится
        Открытости своей?
        Сверкающей водою
        Сквозь скалы строгих дней…
        Побудь ещё со мною
        В открытости моей.
        Там, на равнине буден,
        Где нас с тобою нет,
        Не слышен сердца бубен,
        Не виден Сказки Свет.
        Там Жизни Наваждения,
        Во всей её красе.
        Жизнь, я прошу прощения
        За чувства свои все!
        А у тебя не стану
        Прощения просить,
        Пока не перестану
        Я Солнцем твоим быть.
        И что ж, что отпылала?
        Что это мёртвый свет?
        Давай начнём сначала
        Наш призрачный сюжет. ))

        Время крутит нас как лист осенний

        Время крутит нас как лист осенний,
        От родимой ветки отрывая,
        Дарит нам круговорот кружений,
        И роняет, тут же забывая.

        Как будто стая серебристых лебедей

        Как будто стая серебристых лебедей,
        Туман над лесом плыл, стекал по речке,
        Втекая в синеву и растворяясь в ней.
        Вот уже Лучик Солнца на крылечке,
        Сирени тронул ветку, засверкал,
        В воде речной, полоской, заискрился,
        В росе, как в сотнях маленьких зеркал,
        Весёлой радугой играя, отразился.
        Ворвался сквозь окно, подняв переполох,
        Даря для новой жизни пробуждение.
        Раздался вздох…
        В ответ такой же вздох…
        И растворилось в буднях Сновидение.

        Там, в серебристом ивняке

        Там, в серебристом ивняке,
        Где милый домик, возле леса,
        И рыбки быстрые в реке,
        Легла туманная завеса.
        И тихо дремлют лес, и дом,
        Цветы у дома, рыбки в речке,
        Скамейка с книжкой, под окном,
        Сапог две пары на крылечке.
        И две Души - единым Сном
        Скользящие над облаками,
        Над суетой и над мирами,
        Хранящие тот мирный дом.

        И нет в том никакого унижения

        И нет в том никакого унижения,
        Чтоб друг у друга попросить прощения.
        Не важно: ты виновен или нет.
        Ведь главное не поза, а сюжет!

        У сказок странный путь

        У сказок странный путь,
        Попробуй, угадай-ка.
        Жил был на свете Зайка,
        По имени Незнайка.
        Он лес свой знал, как дважды два!
        Чем Вы удивлены?
        В лесу и волк ведь, и сова,
        Медведи и слоны…
        В нём живности полным-полно.
        Бояться их не грех.
        Но Зайке было суждено
        Не их бояться всех.
        Он знал: как с ними в мире жить,
        Как путать и петлять,
        Любой кроссворд их мог решить,
        Любой гамбит понять.
        Чего ж боялся наш герой?
        Вам ввек не угадать.
        Боялся Мушки он простой.
        Как от неё сбежать?
        Закроешь дверь, она в окно,
        А нет, так в дымоход…
        Что сделал? - Приручил, давно.
        Как? - Чай с ней вместе пьёт.
        Сладчайший ароматный чай,
        Так и сдружились, невзначай.

        Цветы в кашпо зависимы от нас

        Цветы в кашпо зависимы от нас,
        И промахов нам наших не прощают.
        Увы, за ними нужен глаз да глаз:
        Воды не дашь - и тут же засыхают,
        Польёшь чрезмерно - и сгниют тотчас.

        Напрасно благодарности мы ждём,
        Зависимость и слов таких не знает,
        На тихих лапах кошки входит в дом,
        И незаметно нас порабощает.

        Не зарекаясь

        Не зарекаясь! Без отречений!
        Не принимая досужих мнений!
        Узкой тропинкой! Хрупкой тростинкой,
        Цельной и сильной! И половинкой!

        Слово произнесено

        Слово произнесено.
        Фраз пьянящее вино.
        Ни сбежать от них, ни скрыться,
        Тяжело остановиться,
        Греют сердце всё равно.

        Вот так когда-то и разрыв нагрянет

        Вот так когда-то и разрыв нагрянет.
        Ты не напишешь. А Душа устанет.
        Я промолчу. Ты промолчишь в ответ.
        Мы не получим ни «Прощай!» и ни «Привет!».
        Осядет в Душу боль, и в строчках отольётся.
        Но и страданье в радость нам даётся.
        Оно ведь лучше, чем глухая пустота,
        Как девственность бумажного листа,
        Когда на нём ни слова нет, ни строчки,
        Ни циферки, ни запятой, ни точки.
        И нет значения - в чём предназначения,
        Ценны лишь эти краткие мгновения!

        Проснулся день

        Проснулся день - я жду твоих шагов.
        Разлился вечер сумерками лени.
        Жду. Вот ещё чуть-чуть, твоя улыбка,
        Как маленькая золотая рыбка,
        Всплывёт из безразличной серой тени
        И озарит охапкой тёплых слов.

        Жизнь преподносит разные сюрпризы

        Жизнь преподносит разные сюрпризы.
        А у меня на всё свои репризы.
        Я буду принимать её капризы,
        И всех границ Души открою визы.
        Пусть возраст нам красот не добавляет,
        Зато, порой, весьма нас забавляет.

        В управленье толпой

        В управленье толпой лишь законы, ни капельки чуда.
        Книгу Книг трактовали - кому как ложилась игра.
        И от этого все повторяют, что предал Иуда,
        Но никто и не вспомнит отреченье тройное Петра.

        Проходит мир сюжет извечный свой

        Проходит мир сюжет извечный свой.
        Мой добрый друг, мой милый визави,
        Теперь ещё поговори со мной,
        И новых строчек ритмы излови.

        Роняет время дни, как лепестки.
        Но если б цвет с дерев не облетал,
        Нам вечно Душу грели бы цветки,
        А вот плодов никто б не увидал.

        Смотри, какие яблочки висят,
        Как солнышками щёчки их горят.
        И так прекрасно, что наш милый сад
        Оделся в новый праздничный наряд!

        В себя пытаюсь не смотреть

        В себя пытаюсь не смотреть.
        Боль прячу за словами.
        Но всё перед глазами.
        И это не стереть.

        Там, высоко

        Там, высоко, над слоем облаков,
        Ещё есть облака, но недоступны взорам.
        Подчинены физическим узорам,
        Там льдинки - словно звёздочки из снов.
        К тебе они спускаются сейчас.
        И может, эта крошечка-снежинка,
        Из глаз моих случайная слезинка,
        Пролившаяся ночью как-то раз.
        А здесь температура плюсовая.
        Снежинки в вышине, барьер пересекая,
        Мгновенно тают, падая дождём,
        И по щекам бегут, напоминая,
        Как я сама, мосты все разрушая,
        Тебя обидела, не ведая о том.

        Плыву по речке с отблеском зари

        Плыву по речке с отблеском зари,
        Дымком курясь, взлетаю над трубой,
        Повсюду ты, куда ни посмотри,
        Всё буйство красок дышит здесь тобой.
        Твои слова мне шепчет всё вокруг,
        Твоим теплом горит в окошках свет…
        Ты что затихла, - говорит супруг, -
        Давай уже, включай свой интернет.

        Чем больше я с тобой общаюсь

        Чем больше я с тобой общаюсь,
        Тем больше, Друг Мой, убеждаюсь:
        Ты добр и мудр не по годам.
        И, значит, Сон не зря приснился,
        Стихов цунами накатился
        И Сказки суть поведал нам.

        Родник, проникший влагою живой

        Родник, проникший влагою живой,
        Сквозь камни, сквозь земли тяжёлый слой,
        Бегущий ручейком по светлой роще,
        Признайся мне - на что теперь ты ропщешь.

        Я так мечтал в той темноте, в затворе,
        Пробиться, побежать и встретить Море.
        Но разве мог я ожидать, что по дороге,
        Всю грязь в меня забросят, и в итоге,
        Не в силах противостоять беде,
        Я принесу всю грязь Морской Воде.

        Да, конечно, сюжет не нов

        Да, конечно, сюжет не нов,
        По ступеням обычных слов,
        И не зная, кто твой визави,
        Восходить к пьедесталу любви.
        Всей Душой прикасаться к словам,
        Принимать каждой чёрточки шрам,
        И огонь, что из сердца исторг…
        Может это - просто восторг?!

        Я браузер, как робот, открываю

        Я браузер, как робот, открываю,
        Страницы неосознанно листаю,
        Читаю, возмущаюсь новостями.
        Смешно. Рабочий стол перед глазами.

        И как возможно это раздвоение?
        Да, человек, ты странное творение,
        То наяву живёшь, как будто спишь,
        То в снах - ответ в незаданном вопросе.

        Как можно видеть то, на что и не глядишь?
        И вслух читать то, что не видишь вовсе?

        Мужчины! Спасибо за поздравления

        Мужчины! Спасибо за поздравления!
        За все пожелания! Определения!
        Когда бы ни вы - нам не выйти из тьмы!
        Откуда б мы знали, что женщины мы?!
        И даже б не знали, что так мы нежны,
        Красивы, любимы, и очень нужны.

        А.П. Там отметалась

        Там отметалась, здесь подыграла…
        Где с кем гуляла на радость всем…
        Жизнь, словно радуга, отсверкала
        В дождях и солнце житейских тем.

        Душа моложе,
        А время строже,
        Не тот уж голос,
        И славы колос
        Уже не в радость, а тяготит.
        Привычна сцена,
        Но Мельпомена
        Своих соавторов не щадит.
        Кто врёт манерно,
        Кто шутит скверно,
        Всяк изгаляется. Сквозь слёзы, в смех.
        Свои расклады.
        Свои награды.
        И только возраст отметит всех.

        Жизнь не считает, кто где летает,
        Звезда, травинка - ей всё равно,
        Друг ли, предатель…

        А злопыхатель,
        Эго умаслив,
        Безмерно счастлив,
        Что даже звёздам не всё дано.

        Легко уйти из жизни, по-английски

        Легко уйти из жизни, по-английски,
        Обижен, как казалось, целым Светом…
        И боль свою своим оставить близким.
        За что? - Да разве думал ты об этом.

        В хмельном угаре, в лабиринтах злости,
        В эгоистичной чёрствости своей,
        Ты и не замечал других людей.
        Они в твоей игре всего лишь кости -
        Прокрутится рулетка, и опять
        На кон их можно, или поменять.

        Но как несправедливо! Что стряслось?
        Тебя?! В игре?! Использовать как кость?!
        Тебе не пережить невзгод таких!
        А близкие? - Так речь же не о них.

        Мой крик, что так похож на стон

        Мой крик, что так похож на стон…
        Но чьих ушей достигнет он?
        Кто Светом в Душу отзовётся?
        Чья длань поманит за собой?

        Жизнь пенится морской волной,
        Играя с ветром, и в прибой,
        Но в тёмной глубине морской
        Для нас загадкой остаётся.

        Летит Душа! И песня льётся!
        Рождая новые Миры
        Такой загадочной Игры!

        Снова прежними нам уж не стать никогда

        Снова прежними нам уж не стать никогда.
        Жизнь течёт сквозь ладони как песок, как вода,
        Как туман тихо тает без черты, без следа.
        Хоть никто и не знает, как уйдёт и когда.

        Всё что там, за порогом дней

        Всё что там, за порогом дней,
        Ночью явственней и больней.
        Словно тьма стирает границы.
        То ли грезится, то ли снится,
        Сквозь зрачки мельканье теней,
        Чётких образов череда,
        Фраза странная в никуда.

        Шесть миллиардов возомнивших всуе

        Шесть миллиардов возомнивших всуе
        Себя властителями и царями.
        А Землю это эго не волнует,
        Растениями здесь мы, иль зверями.
        И все мы, так иль иначе, страдаем,
        Нам только наше мужество опора.
        И надо жить до края, до упора!
        Жить так, как будто ничего не знаем!

        Я поздравляю с Днём Защитника тебя

        Я поздравляю с Днём Защитника тебя!
        К тебе одну прошу у Бога милость:
        Чтоб защищать лишь только от дождя
        Тебе родных и близких приходилось!
        Чтоб мир вокруг тебя царил и цвёл,
        Под чистым небом красками играя!
        И радость та, которую обрёл,
        Все дни светила, Душу согревая!

        Вновь себя стихами изболею

        Вновь себя стихами изболею,
        Радость жизни поменяв на грусть.
        Только знай, что если я уйду к Кощею,
        Никогда я больше не вернусь.

        Когда для меня одной

        Когда для меня одной уже не кончится ночь,
        Кто-нибудь скажет тебе, что меня уже нет?
        Или подумаешь ты, что оставила я интернет?
        И со всех страниц его просто молча ушла прочь?

        Да, конечно смешно.
        Не всё ли равно,
        Уходящему безвозвратно, возвращающемуся в прах?
        Я гоню от себя страх.

        Понимаю - там мне просто не быть.
        Только легче мне было бы уходить,
        Если б знать,
        Что ты будешь меня вспоминать,
        Улыбаться моим стихам,
        Удивляться моим слезам,
        Смеяться над нашими шутками,
        Пусть урывочками, минутками.

        Я и сама не пойму, для чего мне то,
        чего я уже не узнаю.
        Просто я всё ещё вздыхаю.
        Просто призраки чувств всё ещё оглушают меня,
        В ирреальность маня.

        Жизнь дарящий

        Жизнь дарящий, как вода дождевая,
        Протекаешь, всё вокруг омывая.
        Корешками слов всю влагу соберу,
        Расцвечу цветами, помыслов траву.
        Отпущу - пускай гуляет по Инету,
        Хоть никто и не поймёт Сказку эту.
        Я сама её с трудом понимаю.
        Странно строчками в неё прорастаю.
        Как листочек просто тянется к свету,
        Так Душой летит восторг в Сказку Эту.

        СтихИйная диета

        Ты о диете зря не сожалей,
        Стихами ведь гораздо веселей.
        А если вместе сотворим «компотик»,
        То будет сам он литься прямо «в ротик».
        Возьмём немножко вдохновенья,
        Фантазий, опыта, мечты,
        Ироний добрых остроты,
        Добавим искры озаренья,
        Смешаем солнечным лучом,
        Прогреем всё Души теплом,
        Проверим на улыбки слов…
        - Вот поэтический компотик и готов.
        А между рифмами, чтоб голод утолить,
        Всегда покушать можно и попить
        (А кто-то успевает и поспать,
        А кто-то и кого-то в ФАК послать).
        У этой пищи нет ни давности, ни срока…
        Скажи, ну разве плохо?

        Реально - нереально

        Реально - нереально,
        Порою не понять.
        Так сладко, фигурально,
        За мыслями летать.
        И чувства обострение,
        И это настроение,
        И сердце не унять!
        И больно так терять.
        Близки мне оба мира,
        В обоих я живу,
        Не знает даже лира -
        В котором наяву!

        Я - чайник

        Я - чайник, ты же - сисадмин!
        Друг друга мы не догоняем,
        По разные концы сидим.
        Но мы друг друга дополняем!

        И чтоб вы делали, друзья,
        Когда б ни чайники, как я?
        Ругая нас и день и ночь,
        Ведь вы же рады нам помочь!

        Никем не прошен, не разбужен,
        Всё тихо, словно и не нужен.
        Но вот он, чайник, вновь кипит:

«Ой, помогите!» - Жизнь рулит!

        Шутка

        Есть пост и пост.
        Пример здесь прост:
        Он постит, не за столом,
        Где еда,
        А за компом,
        Где всяческая ерунда.
        И тот, кто сидит у компа на посту,
        Исполняет и эту функцию, и ту.
        Простим.
        Постим, хоть и не всегда постим.
        О том, как мы правы,
        Спроси у клавы. O

        Мысли игрой слов болеют

        Мысли игрой слов болеют.
        Мы имеем, нас имеют.
        Мы - заботы каждый день,
        А нас все кому не лень.

        Зачем нам упираться в стенку лбом

        Зачем нам упираться в стенку лбом,
        Когда так много радости кругом.
        И камушки бывают так искристы,
        Так светят гранями хрусталь и аметисты,
        А не пригодны в пищу, может статься,
        Зато ведь ими можно любоваться!

        Ах, чувства - что за диво

        Ах, чувства - что за диво.
        Сквозь них особый взгляд.
        Что не было, что было,
        Никто не виноват.
        Пусть плачет, и смеётся,
        И словно бы горит,
        И гулко-гулко бьётся,
        Но только не молчит.
        Ведь жить должны живые!
        Хоть в мыслях, хоть в сердцах!
        И через дни пустые,
        И жизни тёмный страх,
        Пылать любви мгновеньями,
        Шальными озареньями,
        И радостью, в слезах!

        Было так легко и искренне

        Было так легко и искренне
        В Милом Доме У Реки,
        И взвивались славно искрами
        Лёгких строчек мотыльки.
        И не важно, что за окнами,
        Что за днями, за спиной…
        Музы прилетали толпами
        Посмотреть на нас с тобой!

        Мы сердце разумом иссушим

        Мы сердце разумом иссушим,
        Наивной логикой придушим,
        Закроем дверцу на крючок.
        Но тишина, как паучок,
        Развешивает паутинки,
        Рисуя сонные картинки,
        Переплетая кокон дней,
        И задыхаемся мы в ней.
        Нам чувства б свежего глоток!
        Но всё! Просыпался песок.

        Баю-баюшки-баю

        Баю-баюшки-баю…
        Колыбельную спою:
        Рок тяжёлый и металл,
        Чтобы легче засыпал…
        Слишком шумно?
        Ну так что же?
        Шуму в шуме всё равно,
        Ведь гремит одно и то же
        Еженощно сквозь окно.
        И у нас сомнений нет:

«Замечательный сосед!»
        Этот барабанный бой
        Не услышит лишь глухой.

        Жизнь подчинив тебе лишь одному

        Жизнь подчинив тебе лишь одному,
        Порой страшусь с тобой столкнуться взглядом.
        И больше не завидую тому,
        Кто может быть всегда с тобою рядом,
        Черту всем ожиданьям подведя.
        Ведь этот «кто» не кто иной, как я.

        Задержалась на губе

        Задержалась на губе
        Половинка вздоха.
        Я одно скажу тебе -
        Всё не так уж плохо.
        А подумать - хорошо!
        Отступила серость.
        Дождик выпал и прошёл.
        И так славно спелось!

        Оставь печалиться, поэт

        Оставь печалиться, поэт,
        Что в землю зёрен не бросал,
        Другая жизнь - другой сюжет,
        И свой, особый, капитал.
        Ведь мысль - она и есть зерно,
        Возможно, прорастёт оно,
        И вызреет, и даст плоды.
        Уже не нам. В том нет беды.
        Ведь каждый колос умирает,
        Когда зерно в нём созревает.

        Праздник начинался бурными объятьями

        Праздник начинался бурными объятьями.
        Праздник продолжался нежною игрой.
        Праздник заключился знаньем и понятиями.
        А теперь жжёт сердце чёрною тоской.

        Зачем спешить туда, где всё от нас сокрыто

        Зачем спешить туда, где всё от нас сокрыто,
        Откуда тишина не донесёт и звук?
        Мозг сеет жизни прах сквозь осознанья сито.
        Но осознает ль нас в Свет воспаривший Дух?

        Закат - как и рассвет

        Закат - как и рассвет! Он красками сияет.
        Не умирает свет, струит за горизонт.
        А в нашей стороне ночь тихо подступает,
        И только Снов Тропа в дни ясные ведёт.
        Так хочется уснуть, и в этих Снах проснуться
        От всех дневных хлопот, никчемной суеты.
        Жаль, невозможно нам в прошедшее вернуться,
        Где плыли днями сны, осколками мечты,
        И облегченьем слёз поток внезапно хлынул,
        Спугнув на краткий миг всю серость бытия.
        Дождями светлых грёз пронёсся Сон и минул,
        Остались ты и я - далёкие друзья.

        То ли туман, то ли хамсин

        То ли туман, то ли хамсин,
        Всё скрыто плотной пеленой.
        Только дороги вечный сплин
        Огнями вьётся предо мной.
        Летят навстречу две реки,
        Как с барабана долгий факс.
        И нет ни грусти, ни тоски,
        Лишь созерцания релакс.

        Не обессудь

        Не обессудь, что я перегорела.
        Осталась грусти нежная печать.
        Тепло, что изнутри так славно грело,
        Улыбкой прорастает в жизнь опять.
        Хожу и улыбаюсь, улыбаюсь…
        Ушедших Снов полузатёртый след
        Я возвратить, поверь мне, не пытаюсь.
        Но и забыть его - причины нет.

        Какими пустыми бывают

        Какими пустыми бывают
        Раскрытые нами страницы,
        Когда слова все витают
        Подобьем далёкой птицы.
        Мы видим лишь очертания,
        Мы знаем, что это птица.
        Но призрак - мысли звучания,
        Увы, не овеществится.
        И в сердце - тоска волною.
        И в белые облака,
        Дождинкою ли, слезою,
        Не пойманных слов река.

        Ах этот Домик, светлый, как игрушка

        Ах этот Домик, светлый, как игрушка,
        Что озорная подарила мне «подружка»,
        Сверкает, всеми окнами маня,
        Словно и впрямь там кто-то ждёт меня.
        Но всё ушло. Не стоит обольщаться.
        Никто не станет в окна мне стучаться.
        В картине тишина, ни ветерка,
        Ни ветки, ни летящего листка.

        Забудутся все будущие страхи

        Забудутся все будущие страхи,
        И полусны, светящие во мраке.
        Для тела - не проблема, всё найдётся…
        Но одиночество Душе неймётся.
        Она отсвет от Искры Огневой,
        Горит и ждёт в ответ Огонь Живой!

        Всё запуталось, закрутилось

        Всё запуталось, закрутилось,
        Ничего теперь не вернёшь.
        И не правда была, и не ложь,
        Просто сердце сильнее билось.
        Просто чувства тянулись к тебе,
        Под холодный рефрен осознания.
        Просто был ещё случай в судьбе,
        Милый, сказочный, без названия.

        Соловей затих в саду

        Соловей затих в саду.
        Ничего уже не жду.
        Всё прошло как дивный сон.
        Хорошо, что снился он.
        Ветерком ласкались сны,
        Добегая до весны,
        Сквозь сверкание дождей,
        До цветенья новых дней.
        Пусть и был последним сном,
        Столько счастья было в нём!
        Вдохновенья беспредел!
        Жаль, Соловушка отпел.

        В конце всё так же, как в начале

        В конце всё так же, как в начале.
        Всё те же боли и печали.
        В начале - опыта в нас нет.
        В конце - уже открыт секрет.
        Как только чувство угасает,
        Жизнь человека замирает.
        Он превращается в растение.
        В нём живо лишь сокодвижение.

        Тишина. В Душе ни звука

        Тишина. В Душе ни звука.
        Вам завидно? Гладь да тишь.
        Только вот скребётся скука,
        Отвратительная мышь.
        Тонкий хвостик-закорючка.
        Подольщусь немного к ней:
        Мышка-скука, ты ж не злючка,
        Ну-ка, стань повеселей!
        Дам тебе кусочек сала.
        Скука носик приподняла -
        Вот и веселей мне стало,
        Хвостик норовит вильнуть,
        Тень улыбки над губою…
        Хорошо, когда с тобою
        Говорит хоть кто-нибудь.

        Чудная детская игра

        Чудная детская игра,
        Когда, ещё сомнений полны,
        Спешат навстречу чувства волны,
        А ощущениям не пора.
        Но мы растём, за ночью ночь,
        И всё меняет направления:
        Уже сильны в нас ощущения,
        А чувства улетают прочь.
        Привычно и живём, и спим,
        Всё вместе, ночью ли, средь дня.
        Знать оттого так дорожим
        Последним сполохом огня.
        И что реально, а что нет,
        Неважно. Главное не в том.
        А в том, что вдруг Разверзся Свет
        И сердце Запалил Огнём.

        Прости, тобой уже переболела

        Прости, тобой уже переболела.
        Остались только грусть и теплота,
        И наши заповедные места,
        Куда Душа в смятении летела.

        Она доныне там ещё живёт,
        Милуется цветами и грибами,
        И, сидя на крылечке, вечерами,
        Наивно продолженье сказок ждёт.

        А я зарылась в будни, в суету.
        А я смеюсь и плачу над собой,
        Над беззащитной и беспомощной Душой,
        Влюблённой в доброту и красоту.

        И снова сердце улыбнулось

        И снова сердце улыбнулось!
        Сверкнув, как дорогой алмаз,
        Улыбка к сказке прикоснулась,
        И брызжет искрами из глаз!

        Пусть жизнь непрочна так и зыбка,
        Что хочет, может сотворить,
        Пока цветёт в Душе улыбка,
        Так радостно на свете жить!

        Дождь отсверкал, промчавшись над землёй

        Дождь отсверкал, промчавшись над землёй,
        Весёлой радугой, играя, расцветился.
        И мак, напившись влагою живой,
        Словно фонарик красный засветился.
        Не важно, что недолговечен срок.
        Придёт жара, всё поглотит песок.
        Он цвёл! Сгорал в прорывах вдохновения,
        Разбрасывая искры озарения.
        Он раскрывался, более чем мог,
        Рождая в Душах счастье и восторг.

        Дождь прозвенел под облачной канвой

        Дождь прозвенел под облачной канвой,
        И растворился в небе светлой дымкой.
        Дремавший тихо мак расцвёл улыбкой,
        Напившись влагой чистой и живой.
        И пусть его недолог будет срок,
        Придёт жара, всё поглотит песок.
        Но, счастьем озарённые мгновения,
        Душе отдали столько вдохновения,
        Рождая в сердце слёзы и восторг!

        Наша жизнь - игра без правил

        Наша жизнь - игра без правил,
        С отличительной чертой:
        Сколько б ты её ни правил,
        Но играют в ней тобой.

        Порой не мысль ведёт нас, а сюжет

        Порой не мысль ведёт нас, а сюжет.
        Его извивы нам диктуют сцены.
        Мы, словно бы в гостях у Мельпомены,
        Глядим сквозь рампы беспощадный свет.
        Мы от своих героев далеки.
        За оркестровой ямой, на подмостках,
        Они играют, в чувственных обносках,
        Чужих забот обрывки, островки,
        Живут своею собственной судьбой,
        И больше не подвластны нам с тобой.
        Мы, даже не в партере, на галёрке,
        Не понимаем: кто же там, в суфлёрке,
        Читает, и откуда этот текст?
        Нам он по нраву, иль родит протест,
        Мы изменить не можем в нём ни строчки,
        Ни буковки, ни запятой, ни точки.

        Пусть убаюкает тебя

        Пусть убаюкает тебя
        Ночная песенка, любя,
        Навеет аромат цветов,
        Прохладу лёгких летних снов.
        Ты с ней скорее засыпай!
        Аж до зари теперь, бай-бай!
        А утром, лишь забрезжит свет,
        Окно откроешь, там привет,
        Смешливым солнышком-мячом.
        И среди дня, трудов, забот,
        Всех дел, берущих в оборот,
        Вдруг улыбнёшься - ни о чём.

        А.Е. Ох, как мы с тобой шутили

        Ох, как мы с тобой шутили,
        Сотни строчек наплодили,
        Фантазируя детали,
        Быль и выдумку смешали.

        Этот мир ещё живой,
        Нереальный, озорной.
        И хоть плакать, хоть смеяться,
        От него не отказаться.

        Наши детки не шалят,
        На страничках мирно спят.
        Мы учили их терпенью,
        Ведь не всё и не всегда,
        По желанью и веленью,
        Преподносят нам года.
        Тихо ждут. Сейчас откроют.
        Может в сердце позовут?
        Или сразу и закроют?
        Скажут: Что нам делать тут?!

        Разнобоки строки эти,
        Угловаты и круглы.
        Но они ведь - наши дети,
        Оттого нам так милы.
        Может кто-то полистает,
        Что-то примут, что-то нет.
        Лёгким облачком растает
        Сказки призрачный сюжет.

        И останутся лишь строчки -
        Одинокие листочки,
        Пожелтевшая листва,
        Оторвавшись от ствола,
        Рассыпаясь тихо в прах
        На семи шальных ветрах.

        Этой Сказкой так празднично было летать

        Этой Сказкой так празднично было летать!
        Так легко с тобой говорить!
        Веселиться, смеяться, бесшабашно умчать!
        Ирреальной идеей быть!
        Ежедневно встречать тебя у реки!
        По ночам в строчках слов витать!
        Дни и ночи шальные так уже далеки,
        Только слов воздушная гать.
        Видно, быт подналип на судьбы колесо,
        Проворачивается с трудом.
        Лишь хамсин, жаркий ветер пустыни, в лицо,
        Да разбеги строк - сказочным сном.

        События летели снами

        События летели снами.
        Всё было с нами, и не с нами,
        Из прошлых, будущих страниц.
        Кричали строки: Осторожно!
        Мы здесь! И значит всё возможно!
        И это не последний блиц!
        Мы эти роли отыграли.
        Теперь и сами мы едва ли
        Поймём, где выдумка, в чём суть.
        Всё. Перевёрнута страница.
        Лишь сердце теплотой томится.
        И Сон наш может быть приснится
        Кому-нибудь и где-нибудь,
        И станет для него загадкой.
        Клад, под разрушенною кладкой,
        Который накопил скупец,
        Не ведая, что вот - конец.

        Не обижайся, Милый «Друх»…

        Не обижайся, Милый «Друх»…
        Так я же и не обижаюсь,
        Щекой лишь к строчкам прижимаюсь,
        И сразу мир светлей вокруг!
        Да разве ж можно обижаться?!
        Когда так тянет улыбаться
        В последний Сон на склоне дней
        Судьбы обманчивой моей.
        И память, каждою строкой
        Сочится сладкою тоской.
        И сердце манит повстречаться
        Ладонь в ладонь, и посмеяться:
        Какой Фантазией полна
        Непознанная Слов Страна!
        Не даром, Словом Сотворённый,
        Его энергией Живой,
        Живёт подлунный мир Земной,
        К Сотворчеству Приговорённый!
        Последнему, шальному сну,
        Я руку дружбы протяну,
        Судьбы нежданному подарку,
        И с ним под голубую арку
        Несуществующих небес,
        Где лёгкий след всё не исчез.

        Мысли в воздухе витают

        Мысли в воздухе витают,
        И друг друга догоняют.
        Песнь моя уже в Пути.
        Ведь мечта - шальная птица,
        Где захочет, там и мчится.
        Ей не хочется поститься,
        Но не сбудется. Прости.

        Зачем грустить о том

        Зачем грустить о том,
        Что счастье быстротечно?!
        Ведь мир наш лишь фантом,
        И в нём ничто не вечно.
        Что лучше - век скулить
        И проклинать рождение?
        Или благодарить
        Счастливое мгновение,
        Когда любимый друг
        Струны Души коснулся,
        И воспарил вдруг Дух,
        И словом обернулся!

        В одну и ту же реку … два раза невозможно

        В одну и ту же реку … два раза невозможно -
        Скорей всего правдиво - скажу я осторожно.
        А вот об ту же стену с разбега головой -
        Возможно, сколько хочешь - проверено, друг мой!

        Легко парят фантомы песен

        Легко парят фантомы песен,
        Стремятся вылиться строкой.
        Сюжет ещё их не известен,
        Они ведь управляют мной.
        Мелодия парит привольно,
        Попробуй-ка её унять.
        Струну Души, задев невольно,
        Как ты заставишь - не звучать?

        Тяжко вздымаясь, стонет волна

        Тяжко вздымаясь, стонет волна,
        Воды мешая почти что до дна.
        Что ж ей неможется? Что невтерпёж?
        Столько красот разных в море найдёшь.
        - Там, на далёком цветном берегу
        Всё, что я в памяти вод берегу.
        Но прикоснусь к нему, хоть бы чуток,
        И провалюсь сквозь змеистый песок.
        Облачком, тучкой я испаряюсь,
        Дождиком к милому прикасаюсь.
        Но как бы хотелось, когда-нибудь,
        Всей болью страсти к нему прильнуть.
        К берегу тянет меня лунный свет,
        Только ему со мной радости нет.
        Если восстану и ринусь стеной,
        Всё погублю, что любимо так мной.
        Так и живу, себе не потакая.
        Как же мне быть, если я не такая.
        Разной мы сути и разной природы -
        Берег цветущий и тёмные воды.

        Светлой радости оборванная нить

        Светлой радости оборванная нить.
        Мне б с тобой ещё поговорить.
        В щедрости Души, Душу отогреть.
        Но сознания крепко держит клеть.
        Разве сказка - выдумка? Обман?
        За словами - жизни океан,
        Мир, который нам не одолеть,
        А Душе так хочется лететь!

        На излёте её ловлю,
        Исстрадавшуюся, мою,
        Прижимаю руками крыла,
        Чтобы вырваться не могла.
        А она фейерверками слов
        Вновь взрывается из оков.
        Чувства, искрами на лету,
        Пеплом в гулкую пустоту.
        Ветром пепел слегка лишь тронь,
        И сорвётся живой огонь.

        Время бьётся о порог

        Время бьётся о порог,
        Пеной кружится у ног,
        Словно снег осенний тает,
        Пылью в память оседает.
        И лежат, за слоем слой,
        Нами прожитые годы,
        Словно бы в воде морской
        Осаждённые породы,
        Словно кольца у дубов,
        Чем суровей, тем короче…
        Иногда приходят ночью
        Попрощаться низкой снов.

        Влюбляюсь в добрые слова

        Влюбляюсь в добрые слова.
        Смешно? Так на здоровье, смейтесь!
        Но доказать вы не надейтесь
        Мне этим, что я не права.

        Так много в вашем мире зла,
        Страданий, горя, и печали.
        Когда б слова те не звучали,
        То как бы выжить я могла?

        А вам не надо добрых фраз?
        Слова пусты? Цены не стоят?
        Ещё Настройщики Настроят
        На Ритмы Пониманья вас.

        И будете просить Творца
        Ни блага, ни Златую Рыбку,
        А от людей - одну улыбку,
        Иль просто доброго словца.

        Скалы рушатся в море

        Скалы рушатся в море. Даже камень - не вечен.
        А пловец был так молод, хоть умён, но беспечен.
        И когда с головой вдруг волна накрывала,
        Он шутил над собой: жизнь начнётся сначала,
        Я с неведомой дивой, рыбкою золотой,
        Молодой и счастливый, заскольжу под водой.

        Он воспитан отцом, вырос в этом безбрежье,
        Самым лучшим пловцом слыл на всём побережье.
        Он слыл богом морским, но стихия бездушна,
        И к талантам людским, и к страстям равнодушна.
        Плачь - не плачь, но никто уже не отзовётся,
        Из пучины морской ни один не вернётся.
        За волною волна, ил на дно оседает,
        И закатное солнце луч последний бросает.

        Не обижайся, Милый Друг

        Не обижайся, Милый Друг,
        Что не мечтой живу, а Сказкой.
        За ней стремится в Небо Дух
        И Душу наполняет Лаской.
        Быть может ты - Последний Сон,
        Что смог Души моей коснуться.
        Лечу с тобою в унисон,
        Плыву, и не хочу проснуться.
        Но не мечтаю о тебе,
        Не оттого, что это сложно,
        Ты вспыхнул звёздочкой в судьбе,
        А оттого, что невозможно
        Уже нам что-то изменить.
        Сквозь слёзы Жизнь вновь рассмешила.
        Но что об этом говорить,
        Ты опоздал, я поспешила…
        Мы не за далью городов,
        За далью возраста с тобой,
        И мною прожитых годов,
        Наполненных чужой судьбой.

        Было сухо. Было жарко

        Было сухо. Было жарко.
        Солнце ослепляло ярко,
        Испаряя облака.
        Все мечтали, чтоб над нами
        Небо пролилось дождями,
        Как воздушная река.
        Дождь пришёл, когда не ждали.
        Ярко молнии сверкали
        Круглосуточной грозой.
        Лужи преодолевая,
        Промокали все, мечтая
        О погоде о сухой.

        Без чувства юмора как нам прожить на свете

        Без чувства юмора как нам прожить на свете?
        Нас достают: родители и дети,
        Преподаватели, начальники, студенты,
        Мужья и жёны, или претенденты,
        Водители, таксисты, магазины,
        И подчинённые - занудные кретины…
        И понимаем в грусти и печали,
        Что мы себя и сами уж достали.
        И счастлив тот, кто не желает злиться:
        Немного погрустит… и веселится!

        Горизонт разгорается новой зарёй

        Горизонт разгорается новой зарёй,
        Темноту прогоняя прочь.
        Истекает она, унося за собой
        Всё, что тупо пророчила ночь.
        Он лежал и мечтал о великой стране
        Равноправных и честных людей,
        Где ни зла, ни обмана, ни дани войне,
        Ну а сам был великий злодей.
        Но себя ведь легко нам всегда оправдать,
        Как других легко осудить.
        Гляньте каждый в себя, ведь себе не солгать,
        Но к чему о том говорить.
        Он сгубил не подсчитано сколько людей,
        И давно уж мертва та страна.
        И прошла с той поры не одна сотня дней,
        А вокруг всё бушует война.
        Вокруг чести бесчестье сжимает кольцо.
        На поверхности то - чему плыть…
        Чтоб история знала тебя в лицо,
        Надо подлым злодеем быть.

        А.Е. Учусь я у тебя стратегии общения

        Учусь я у тебя стратегии общения:
        Не принимать слова за чистые монеты.
        Но для меня, прости, так сложно это,
        Травмоопасны файлы обучения.
        Я получаю в нос, смеюсь, и отступаю.
        Но следующий вопрос, и вновь я наступаю
        На те же вилы, в том же самом месте.
        Короче, Милый Друг, топчусь на месте.
        Я не умею врать, крутить, юлить…
        На все вопросы, вновь, правдивые ответы,
        Боюсь обидеть, выкрутив сюжеты…
        Так больно ученицей твоей быть!
        Так классно ученицей твоей быть!

        Что человеческая жизнь

        Что человеческая жизнь
        В безумной логике стихии?
        У Вас заслуги есть? Какие?
        Свои заслуги «золотые»
        Пред ней раскладывать не тщись.
        Она не спросит: кто таков,
        Каких кровей, какого плана,
        Что сделал, или рассказал…
        Зияет ото всех оков,
        Словно одна большая рана,
        Землетрясения провал.

        И витало над зонтами

        И витало над зонтами
        Недовольство тут и там:
        - Ну, когда ж конец дождям?
        - Вы же дождь просили сами.
        - Снова дождь, что за напасть?
        - Без дождей нам здесь пропасть.

        К чему печалиться напрасно

        К чему печалиться напрасно,
        Событьям подводя итог.
        Проблемы в свой решатся срок,
        А ныне всё и так не ясно.
        Где разгорелось? Где погасло?
        Как знать, что завтра суждено?..
        Уже идёт трамвай… и масло
        Пролила Аннушка давно.

        Вот работка подвалила

        Вот работка подвалила,
        Сайт стихами заполнять,
        Ночи все заполонила,
        Нет мне времени поспать.
        В два часа валюсь со стула,
        В 5 опять уже сижу,
        Чтоб страница промелькнула,
        Всё туда-сюда хожу.
        Хохочу болотной выпью,
        Сдуру севшей на сосну,
        Если кофе литр не выпью,
        Обязательно усну.
        Но уснуть я не желаю,
        Есть работы - просто класс,
        И опять я их читаю,
        Не пойму в который раз!
        Их переносить приятно,
        Бегаю туда - обратно,
        Словно с песней налегке…
        Слипаю, почти не видя,
        А вчера проснулась сидя,
        Прямо с мышкою в руке.

        Зачем печалиться напрасно

        Зачем печалиться напрасно
        О дне, который не настал,
        Смотреть в магический кристалл,
        Где всё размыто и неясно,
        Крутить тарелку на столе,
        Смотреть на кофе, на свечу,
        Бросать на карты… и во мгле
        Идти по тонкому лучу
        Туда, где много лет назад
        Жил светло-шоколадный взгляд.
        Реальны были все детали.
        Вокруг от страха трепетали.
        А ты, взяв у родных гроши,
        Беседовала от Души,
        И Души близких искупив,
        Тех, кто ушёл, и тех, кто жив,
        За дверью, белой со стеклом,
        Знакомилась с его отцом.
        И это был не он и он.
        И это был не сон и сон.
        Он возвращался по ночам
        Уже совсем с другим сюжетом.
        Давно не думалось об этом.
        И камень забытья к дверям.

        Преодолев боль, и пережив благодать

        Преодолев боль, и пережив благодать,
        Собрав всё мужество, глядя как ускользает нить,
        Мы порой можем роль по-своему отыграть,
        Но действие никто не смог ещё изменить.
        И эта пьеса идёт на один и тот же сюжет,
        И не сходит со сцены многие тысячи лет.

«Мы все в ней актёры», все, даже рабочие сцены.
        И только нет зрителей, видимо, очень высокие цены.

        Очень жарко! Как же быть

        Очень жарко! Как же быть?
        Ни к чему печалиться!
        Можно в баню не ходить,
        В автобусе попариться.
        Похудеть без всех диет,
        С лишним весом справиться:
        Жир сам вытечет на нет,
        От жары расплавится.
        Станем цвета шоколад,
        Уголь, может статься,
        Но зато как ярко взгляд
        Будет выделяться!
        А когда, вслед за листвой,
        Откружит палящий зной,
        Вспомним мы про это,
        И слегка взгрустнём с тобой,
        Что промчалось лето.

        Мгновением пронёсся ураган

        Мгновением пронёсся ураган,
        Деревья поломал, дома обрушил,
        Стеной волны сломил беспечность суши…
        Стенаньем ветра пел, стонал орган
        Души - смешав восторг, и ужас, и смятение
        Пред мощным безразличием стихий,
        Несущих разрушеньем обновление…
        И слабых строк наивные стихи.

        Уйдут, отвянут, отпылят

        Уйдут, отвянут, отпылят
        По стенам плющ и бугенвиллея.
        Опять пески…барханов ряд…
        Жара… и кончится идиллия.

        Обрывая за нитью нить

        Обрывая за нитью нить,
        Всю жизнь учимся мы ходить.
        Ненавидя, любя… убиваем себя,
        Обрывая за нитью нить.
        И в лохмотья оборванных нитей
        Словно в рубища мы одеты.
        Кто узнает, что мы Одетты,
        В эпицентре слепых несбытий?
        Кто проникнет сквозь тьму наслоений,
        Прилепившихся жизней чужих,
        Оборвавшихся глупых мгновений?
        Вот и ветер судьбы затих.
        Только ил тянет Душу со дна.
        Только давит вод глубина.
        Только гулкая тишина.

        Как в рулетку в Жизнь играем!

        Как в рулетку в Жизнь играем!
        Ставки! Ставки! Господа!
        Ох, не то мы выбираем!
        Мечем фишки не туда!
        Быстро крутится рулетка,
        Лишь мелькание цветов.
        Остановка. Номер. Клетка.
        Стоп игра. Клиент готов.
        Свято место не пустует,
        Новый претендент стоит.
        Если сам он вдруг спасует,
        За него крупье решит.
        Хвост свой вечно пожирает
        Нарождающийся зверь.
        Ставки! Ставки! Отыграет.
        И консьерж захлопнет дверь.

        Да, время мчится, спору нет

        Да, время мчится, спору нет,
        Ни для кого, ведь, не секрет:
        День в детстве долог оттого,
        Что наполняем мы его
        В сто тысяч «как?» и «почему?»,
        И удивляемся всему.
        В нём впечатлений разных тьма,
        Не жизнь - сплошная кутерьма.
        Но мы взрослеем, привыкаем
        К всему, что знаем и не знаем,
        В жизнь тупо входит расписание,
        На всякий день - одно задание.
        И дни похожие плывут,
        На миг отвлечься не дают,
        Как лесосплав на быстрине.
        А жизнь ведь вот она, вовне.
        Но, из опасной быстрины,
        Не лес - деревья лишь видны.

        Пришёл к Котяре Длинный Слон

        Пришёл к Котяре Длинный Слон,
        И так ему заметил он:

«Вокруг все без конца болеют
        И это ты меня, пардон,
        Зараза ходит здесь кругами,
        Глядишь, так захвораем сами».

«Ах, мяу! - слышит он в ответ,
        - Опасности здесь нет как нет,
        Вот я мяукну пару раз
        И все излечатся тотчас,
        От всех болезней и зараз!»

        Жакаранда. Делоникс. Плюмерия

        Жакаранда. Делоникс. Плюмерия.
        Заклинание саги цветения.
        Буйство яркой гармонии цвета.
        Атрибутика вечного лета.
        Все цветы - словно Райского Сада,
        Расцветает улыбкой услада,
        Насыщается взгляд красотой,
        А Душа, бедолага, не рада
        И по-прежнему плачет: Домой.
        Только некуда больше вернуться,
        Время стёрло всё то, что был - дом.
        Впрямь, как видно, не окунуться
        Дважды в тот же нам водоём.
        Глухо сердца грохочет тамтам,
        Я не здесь, и уже не там,
        В каждом дне твердящем: Нигде!
        Как опавший листок на воде.

        Вновь солнечный зайчик

        Вновь солнечный зайчик коснётся усталых твоих ресниц.
        И ворох опавших листьев вспорхнёт подобием птиц.
        И светлой тропой удачи, на солнечном самокате,
        Снова лесное чудо встретит нас на закате
        Крепкими чистыми шляпками над невидимостью грибниц.

        Птицы полетели на восток

        Птицы полетели на восток.
        К мокрому стеклу прилип листок.
        Дозревают цитрусы, клубника.
        И зима, ярка и многолика,
        На Хермон подкинула снежок.

        Как будто звёзд огнями города

        Как будто звёзд огнями города,
        Там, где когда-то лишь пески пустыни.
        И жаркое цветение, вода
        Расцвечивает, поднимая к сини.
        И расцветают чудные сады!
        И созревают дивные плоды!
        Так, словно Рай на Землю опустился,
        И человек не зря на ней трудился.
        Он чувствует себя как юный лев
        И мнит, что всемогущ, Природу одолев.
        Но человек, плоды природы зря,
        Себя её царём считает зря.
        Уйдёт вода. И всё вернётся в прах.
        Осядут пылью буйные соцветия.
        Вновь жизнь потонет в призрачных песках,
        Как до, так после - на тысячелетия.

        Иллюзий образы плетёт природы храм

        Иллюзий образы плетёт природы храм.
        Мы верим её призрачным садам,
        И вожделенно все дары вкушаем,
        И Сон, словно реальность, принимаем,
        Страдаем болью тела и потерь,
        Химерой, за которой скрыта дверь.
        И пусть, порой, нам очень страшно в ней,
        Только Реальность много раз страшней.

        Погас монитор, но всё не ушло наваждение

        Погас монитор, но всё не ушло наваждение.
        Не просто прибор, а закрылась окна многогранность.
        И хочешь - не хочешь, но болью приходит терпение,
        И в окна Души заглядывает усталость.

        Причины сожалеть, по сути, никакой

        Причины сожалеть, по сути, никакой.
        Пустяк давным-давно забытый мной.
        Но просто мир распался на осколки.
        Я их всё собираю, собираю…
        Не удержать - как птиц летящих стаю.
        Они скользят и падают из рук.
        И прошлого колючие иголки,
        Со дна забвенья, прорастают вдруг.
        Не вспоминалось столько долгих лет.
        И образы вдруг всплыли, и сюжет.
        Лишь имена не восстают из тьмы.
        Да губы настоящего - немы.
        Всё разум знал, и все ошибки видел.
        Но сердце билось, падая в финал.
        Бог разумом как будто Не Обидел,
        А вот ума ни капельки Не Дал.

        На поверхности Глобуса

        На поверхности Глобуса
        Обстановка всё та и не та.
        Мы во Чреве Автобуса
        Как Иона во чреве Кита.
        Ясен Пункт Назначения,
        Хоть желания к этому нет.
        Но не Спросят ведь мнения,
        Посылая нас в Белый Свет.

        Сиреневый свет опустился на плечи

        Сиреневый свет опустился на плечи.
        Сиреневый дождь постучался в окно.
        И веткой сирени сиреневый вечер
        Напомнил мой город и всё, что - давно.

        На тёмной стороне Луны

        На тёмной стороне Луны
        Не все каменья сочтены,
        Хоть уже многие названия
        Горам и кратерам даны.
        И мы давно понять должны,
        Что друг для друга рождены,
        Хоть очень разные создания,
        И не всему даны названия
        На тёмной стороне Луны.

        Там уже холодно. Здесь - жарко

        Там уже холодно. Здесь - жарко.
        Там будет снег. А здесь - дожди,
        И солнце полыхает ярко,
        И месяц скобочкой ладьи.
        А там - уж ветер листья носит…
        Я - здесь. Но что это со мной?
        Я, как растенье, вяну в осень,
        И возрождаюсь лишь зимой,
        Когда за первыми снегами
        Уже играет в блёстках наст…
        Я - здесь. Зима придёт ль с дождями?
        Иль вновь нас засухе предаст?

        А даль - отнюдь не расстояние

        А даль - отнюдь не расстояние,
        Души всего лишь состояние,
        Только отсутствие желания,
        Или быть может понимания,
        За километрами, границами,
        Или сомкнутыми ресницами
        На расстоянии касания.

        Вожделение! Вожделение

        Вожделение! Вожделение!
        Что ж поделать? Мы только звери.
        Блекло-жёлтое недоверие
        Отрывает знакомые двери,
        Всё, что было, и все несбытия.
        Мы по разные стороны случая.
        Ты с другой стороны события.
        Оглядимся, друг друга не мучая?
        Так природа вся, сквозь столетия,
        Сохраняет Жизни покров.
        И растит земля все соцветия
        Из семян пролетевших ветров.
        Кто заплачет, кто обхохочется,
        Кто останется не у дел…
        Почему же мне так не хочется,
        Чтоб ты ветром по жизни летел?

        Да, нам удача так необходима

        Да, нам удача так необходима.
        Она порой летит подобьем дыма,
        Иль воспареньем светлых облаков,
        Где образов полно для дураков…
        Себя к ним однозначно причисляю,
        Ведь тоже метафизикой страдаю.

        Что толку объяснять

        Что толку объяснять? Мы знаем сами:
        Не лучший способ - биться в стены лбами.
        Но если в стену лбом не постучаться,
        Откуда сможем опыта набраться?
        Как можем мы узнать, что там стена,
        Когда вокруг не видно ничего. O

        В круговороте дней

        В круговороте дней - «как белка в колесе».
        Страницы памяти, и не хочу - листаю.
        Дни прошлые невольно вспоминаю,
        Счастливые, несчастливые, все,
        Оставленные мной любимые места,
        Берёзки в парке «Дружба», «Погулянка»…
        Жива ль ещё моя заветная полянка?
        Где мне малиновка, у бузины-куста,
        Как пуговками, глазками сверкала,
        И пела, от гнезда пытаясь отвести.
        А я сидела, не ушла, прости
        Меня, малиновка. Ты трели повторяла,
        Пока чета сорок не объявилась,
        Зелёно-чёрный хвост во всей красе.
        Среди черёмух, в утренней росе,
        Там песня соловьиная дробилась.
        Пушистых снегирей я вспоминаю,
        Бесчисленных скворцов гуляющую стаю
        В снегу. И словно слышу вновь сейчас:
        Сорокопута вопиющий глас.
        Дорожка вниз - дупло и мухоловка,
        Тритончиков весёлая сноровка…
        А по весне - ковёр из анемон,
        И брошками цветными медуница,
        И посвист зябликов летит со всех сторон…
        Лазоревка - не частая синица.
        И призрачно, как будто давний сон,
        Намёком образы перед глазами.
        И каждый тон, и каждый обертон
        О маме иссушёнными губами.

        Паутинками Судьбы

        Паутинками Судьбы,
        Между Небом и Землёй,
        С виду тонки и слабы,
        А прочней, чем трос стальной,
        Выплетает сети Жизнь.
        Мы в них вязнем с головой.
        Крепче думай и держись.
        У неё закон простой:
        Иль в растяжке этой жить,
        Или жизнь свою стереть,
        Паутинкой воспарить,
        Оторваться и лететь.
        То, чего мы не поймём,
        Ни теперь и никогда.
        То, чему мы не найдём
        Объяснений сквозь года.

        Дождь и холодно? Так что ж, будем веселиться

        Дождь и холодно? Так что ж, будем веселиться.
        Хватит хмуриться, родной, это ни к чему,
        Ведь от хмурости твоей дождь не прекратится.
        Дождик - это хорошо, улыбнись ему.
        Жарко. В городе хамсин. Что ж ты вновь в печали?
        Пять-шесть месяцев жара? - Но не круглый год.
        Дождики окончились, дни длиннее стали.
        В море поплескаемся, и жара пройдёт.

«И начнутся вновь дожди», - ты твердишь уныло.
        Так устроен этот мир. Что поделать, друг?
        Ты прими его как есть. Улыбнись, мой милый.
        Глядь, и сразу веселей станет всё вокруг.

        Травка разная бывает

        Травка разная бывает!
        Кто-то чай с ней распивает!
        Кто-то курит, иль жуёт!
        Кто-то в водочку кладёт!
        Кто-то лечится травой!
        И сентенция не нова:
        Жизни всей трава основа!
        Держит целый мир Земной!

        Понимаем это так:
        Курим мы траву-табак.
        Чай с ромашкой, рутой пьём.
        Лук с петрушкою - жуём.
        В водку - пару листьев мяты.
        С подорожника - заплаты
        На царапины и раны.
        Пропоём траве осанны!

        А надо ли подыскивать ключи

        А надо ли подыскивать ключи,
        Таинственные двери открывать,
        И то, что смутно грезилось в ночи,
        В реальный мир беспечно вызывать?
        Нам неизвестно, что скрывает дверь,
        Попробуй-ка закрой её теперь.

        Лёжа на спине

        Лёжа на спине,
        На зелёной волне,
        Ясным солнечным утром,
        В окружении рыбок и тишины,
        Смотреть на половинку луны,
        Обозначенную облачным перламутром
        В голубой вышине.

        С милым радостно Душе

        С милым радостно Душе!

«С милым Рай и в шалаше!»
        Только милого шалаш
        Не устраивает наш.
        Всё неможется ему:

«Все красоты ни к чему,
        В мире, где полно проблем,
        Радость не живёт совсем,
        И виною все кругом,
        И шалаш - отнюдь не дом».
        Он бурчит и день, и ночь.
        Как же милому помочь?
        Сами мы избрали путь -
        Ни вернуться, ни свернуть,
        Ничего не изменить,
        Только верить и любить,
        Сквозь тоску и огорченья,
        Светлых радостей мгновенья!

        Снова небо в сине-серых тонах

        Снова небо в сине-серых тонах.
        Снова осень нам пророчит ненастье.
        И грядёт зима. Ах, если б в дождях!
        Неуютно! Но, конечно же, счастье!
        Дождь промчится через пустошь песков,
        И омоет порыжевшие ветки,
        Засверкает мир и станет, как нов,
        С новой силой чистой, дышащей, клетки.
        Жизнь раскроет тайну долгих дремот.
        Сквозь зелёную листву, как видения,
        Одолев скорлуп защиту и гнёт,
        Мир украсят полыхания цветения.

        Да, поймали здесь удачу

        Да, поймали здесь удачу,
        Повествуют строки.
        Но у Высоцкого, «Про Вачу»,
        Всем даны намёки.

        Если денежки не тратить,
        То зачем их наживать?
        А потратить - так батрачить
        Значит надобно опять.

        Мир вокруг крутиться станет.
        Но - лакейская душа,
        На тебя он и не глянет,
        Коль в кармане ни шиша.

        Так, транжиря и батрача,
        Все живём - и ты, и я.
        И не долго ждёт нас Вача,
        Хоть у каждого - своя.

        Но главная в том интрига

        ??
        Но главная в том интрига,
        Что Жизнь - Закрытая Книга,
        Написанная не нами,
        Отыгранная веками.
        И каждый напрасно тщится
        Страницей в ней запоститься,
        В потоках летящих лет -
        Один генеральный сюжет.

        Что будет - только время нам покажет

        Что будет - только время нам покажет.
        Как сердце отзовётся, карта ляжет,
        Во что вольются ручейки дождя -
        Всё это трудно знать нам загодя.

        Плывут назад моря, и горы

        Плывут назад моря, и горы,
        Полей лоскутные узоры,
        Нелепый хаос городов.
        То солнце яростно сверкает,
        То как снегами устилает
        Всё лёгкий облачный покров.
        Рук человеческих творение!
        В Душе одно лишь удивление!
        В металла клёпаной тюрьме,
        Летим во свете и во тьме,
        Пристёгнуты к своим сидениям,
        И молимся: лишь не падением…
        И металлическая груда
        Летит, скользит подобьем чуда,
        Дракон, иль Демон Огневой,
        Ревёт и светит над Землёй.

        Смеётся муж - да сколько лет тебе

        Смеётся муж - да сколько лет тебе?
        Какая разница, ведь дело не в годах.
        Как муравей бежала по судьбе
        В заботах, и в болезнях, и в трудах.
        А нынче я могу сидеть, писать,
        Общаться, что-то делать для Души,
        Под аватаром где-то зажигать,
        Глупить, прикалываться, плакать… Не спеши
        Ещё меня в гнилушку превращать!

        Пока желал

        Пока желал - был идеалом!
        А отпылав - стал просто хамом.

        Кто предрешил

        Кто предрешил? И что предрешено?
        Зависит всё лишь только от стремления!
        И все преграды для преодоления
        У нас внутри - известно всем давно!

        Вот так случается порой

        Вот так случается порой,
        Что, оклеветаны молвой,
        Стремимся мы скорей домой,
        Где ждёт наш сказочный герой.
        Но дома нет, героя нет,
        Давно замыт дождями след.
        Давно забыт. И лишь рассвет
        Надежды будит слабый свет.
        А разум знает уж ответ -
        Так много зим, так много лет.

        Он не был богат

        Он не был богат, не имел много сил.
        Лишь ласку Души своей людям дарил!

        Но щедрость Сердец в клешни рук не возьмёшь,
        В карман её радуги не покладёшь.
        А чтоб наслаждаться ею и впредь,
        Для этого надобно Душу иметь.

        Он был ненавидим Бездушностью Мира
        За то, что мерилом была его лира,
        И бескорыстья цветное крыло
        Словно калёным клеймом её жгло.

        Ты удивляешься

        Ты удивляешься: «Да как это возможно?!
        Семейный Skype - это так неосторожно».
        Что я могу сказать? Я так живу,
        Открыто, в Интернете, наяву,
        Дружу с людьми, любви не изменяя,
        Не подличая, и не предавая,
        Без риска, и без боли головной,
        И без оглядки, что там за спиной.

        Не помню автора

        Не помню автора, сюжет сам подзабыла,
        Но очень мне понравился рассказ,
        Чтоб разыскать кого-то, надо было
        Не рыскать, а на месте ждать как раз.
        Ведь если двое беспорядочно блуждают -
        Один уж пролетел, второй ещё в пути.
        Но, кто на месте друга поджидает,
        Тот верит - он не может не зайти.
        Я подожду, когда придёшь сюда,
        Обнимешь, чмокнешь в щёчку, спросишь: да?

[ Ин .] Отмучиться бы…

«Отмучиться бы всё же поскорее».
        А может быть на Жизнь смотреть повеселее?
        Конечно, есть и лужи в ней, и грязь.
        И должен человек пройти Путь, не боясь,
        Сквозь всё, что предназначено судьбой!
        Ведь слёзы и стенания - не спасут,
        А только Душу болью изомнут.
        Давай же посмеёмся над собой.
        Да! Грешные! При Свете, и во мгле!
        Но так прекрасен Мир! Здесь! На Земле!

        Не раздумывай, пиши

        Не раздумывай, пиши.
        Главное, чтоб от Души!
        (Словом лживым стих обидишь)
        И со временем, увидишь,
        Станут строчки хороши!
        Всё чудесно - есть друзья!
        А уж без любви нельзя!
        Радость жизни - это да!
        Это нужно нам всегда!

        Не оконченные этюды

        Не оконченные этюды.
        Не прописанные портреты.
        Кисти. Красок засохших груды.
        Тень набросков. Случайный блик.
        Мастерские у всех похожи:
        Строк оборванные сюжеты,
        Лоскутки шагреневой кожи -
        Сколки рифм, заведших в тупик.
        Кто-то в ужасе - беспорядок!
        Ну куда это всё годится?
        Что за камушек? Часть ракушки?
        Вымыть! Выбросить всё! Как хлам!
        Но уют заброшенных грядок
        Позволяет вдруг заблудиться
        Мыслям, странным, словно игрушки,
        И вернуться стихами к нам.

        Напущу прекрасного туману

        Напущу прекрасного туману.
        Нарисую милые черты.
        В мире, подчинённом лишь обману,
        Что искать тепла и простоты?
        Он и сам - иллюзия, обманка,
        Наших ощущений суета.
        Неизбежность - вот судьба подранка,
        Та же, что у прочих… и не та.

        Так много лет мечтала я о нём

        Так много лет мечтала я о нём.
        Так много лет уже живём вдвоём.
        Живём нормально, было б грех роптать.
        Вот только жаль, что не о чём мечтать.

        Жёлтый и багряный небосвод

        Жёлтый и багряный небосвод!
        Солнце распалилось без предела!
        Испарилось зазеркалье вод!
        Вся трава от жажды поседела!
        Понапрасну ждать уже снегов,
        И морозца озорные ласки.
        Выбери для неба лучше краски
        Серо-сине-голубых тонов,
        Лишь по краю, кисточкой зари,
        Осени багрянцем озари!

        Дразнилка

        Приглашу я на страничку
        Листик, бабочку иль птичку,
        Солнце, зайчика - игрушку,
        Иль «неведому зверушку» -
        - Это всё ведь тоже я!
        И не может быть двух мнений,
        Аватара, без сомнений,
        Фотография моя.
        Ну а кто завесит жесть,
        Что завесил - то и есть!

        Жил-был кузнец, ковал коней

        Жил-был кузнец, ковал коней,
        Был в своей кузне - чародей.
        Но лошади о том не знали.
        На них возили и пахали…
        А им хотелось без подков,
        Стремян, и всех других оков,
        Лететь весёлым табуном
        По лугу в солнце золотом.

        Да, Жизнь она такая мастерица

        Да, Жизнь она такая мастерица,
        Подсунет гадость нам, и веселится.
        Но ведь и мы в долгу не остаёмся,
        Над ней и над собою посмеёмся.

        Чванливый удивляется порой:
        Да как это?! Смеяться над собой?!
        Его гордыня в нём - подобьем трона,
        Он всё боится - свалится корона.

        А мы от всех корон так далеки.
        У нас в мозгах порхают мотыльки.

        Несём мы, каждый, крест своей судьбины

        Несём мы, каждый, крест своей судьбины.
        Полегче кто, а кто потяжелей.
        И все в одном единственном повинны,
        Что нас зачали в чреве матерей.
        Зависимы от генов, от рождения,
        Отцов и матерей происхождения,
        От жизни неподвластных миражей,
        Свободные, как все марионетки,
        Пытаемся хоть выглянуть из клетки
        Навеянных событий и страстей.

        Время, вслед за листьями событий

        Время, вслед за листьями событий,
        Всё расставит по своим местам.
        И прозреем тоненькие нити,
        И узрим обыкновенный хлам.
        В старых сериалах, новых сеансах,
        Деревянное величье лав…
        И сойдутся, картами в пасьянсах,
        Зебры устоявшихся октав.

        Спасибо! Белой цаплей восхищение

        Спасибо! Белой цаплей восхищение!
        Мир белых лилий - жизни за порогом.
        Но так обманчиво порой воображение,
        И не расскажет нам, увы, о многом!
        Оно всё приукрасить в мире тянется,
        Одежды романтизма примеряет.
        И кто в него поверит - тот обманется!
        Наверно с каждым в жизни так бывает.

        Так в этом и проблема: тишь да гладь

        Так в этом и проблема: тишь да гладь.
        Душе не надо рваться и страдать.
        Жизнь устоялась.
        Взвесь отстоялась.
        Тоска осталась.

        Радостью была

        Радостью была!
        Солнышком плыла!
        Стала вдруг бедой!
        Ссорится со мной!
        Впрочем, что пенять?
        Жизнь не поменять.
        Всё, что предстоит,
        Болью дни пьянит.
        Песенки пою -
        Мысли прочь гоню.

        Чтоб ничего не слышать

        Чтоб ничего не слышать и не видеть,
        Чтоб эту жизнь мне не возненавидеть -
        Упрусь вновь взглядом в неба окоём.
        Как тяжко одиночество вдвоём.

        И всё прекрасно

        И всё прекрасно,
        Пока играешь ты блюз,
        И улыбчиво ясно,
        Что все события жизни в плюс.
        Ведь всё то, что в ней минус,
        Что случилось и не сложилось,
        Музыкой слов легло,
        Образовав крыло.
        Крылья вздымай и мчись,
        Нам ни к чему смотреть вниз.
        Солнца диск золотой,
        Пусть капает воск слезой.
        Радость в Душе поёт!
        Жизнь - всего лишь полёт!

        Как радостно нам встретить ночью друга

        Как радостно нам встретить ночью друга!
        В пустой Гостиной уж потух камин!
        От одиночества за дверью воет вьюга,
        И для тоски три тысячи причин…
        И вдруг, о радость, двери заскрипели,
        Морозной свежестью повеяло округ…
        И словно праздник, из ночной метели,
        Паря как паровоз, ввалился друг.
        Я вновь раздую угольки в камине,
        Глинтвейн сварю, поставлю свежий чай…
        Как будто мыслей не было в помине,
        Что он зашёл случайно, невзначай.
        Ни дом, ни разговор ему не дорог,
        Погреться… где-то время перебыть…
        Но был наш путь так призрачен и долог,
        Что это ему можно и простить.

        Зависимость - паршивая подруга

        Зависимость - паршивая подруга.
        Её порочный круг, попробуй, разорви.
        Как жаль, что мы зависим друг от друга.
        И есть привязанность. Да видно нет любви.
        Чем проще жизнь, тем больше безразличие,
        И пагубность привычек тем сильней.
        Рождает время новое обличие,
        Каких, увы, не мало средь людей.
        Зависимость всё больше донимает,
        Куражится, и в Душу нам плюёт.
        И разум всё конечно понимает,
        Но сердце сделать выбор не даёт.
        Оно полно любви и утешения,
        В нём нежности горячая струя.
        Ни выхода, ни точки, ни решения.
        Как жаль, что ты зависишь от меня.

        Солнышком звала

        Солнышком звала!
        Радостно ждала!
        И вот два кольца -
        Начало конца.
        Где жила мечта -
        Одна суета.
        Разве так ждалось:
        Чтобы вместе - врозь?!

        Ни ум, ни глупость к счастью не ведут

        Ни ум, ни глупость к счастью не ведут,
        Ни ум, ни глупость счастью не помеха.
        Благополучие? - Оно залог успеха.
        Но счастье-то? Причём же счастье тут?

        Ф. Я . Как ни тяжко это бремя

        Как ни тяжко это бремя,
        Ты не хмурься, не сердись.
        Эта жизнь дана на время,
        Лучше с нею примирись.
        Надо жить, в неё играя,
        Всё с улыбкой принимая,
        А не можешь - так смирись!

        Из серии «Старые анекдоты»

        Ситуация знакома,
        Вы почти в районе дома,
        Места для стоянки нет,
        И со всех сторон запрет.
        Сделав морду кирпичом,
        Словно мы здесь ни при чём,
        Пробурчав народный спич,
        Едем прямо под кирпич.

        Что хочешь ты увидеть

        Что хочешь ты увидеть на дне кофейной чашки?
        Чего же не хватает тебе в реальных днях?
        Любимый муж, поэзия, и дни не очень тяжки….
        О чём ещё вздыхаешь? О чём летаешь в снах?
        Конечно же, реальность на сказку не похожа,
        И жизнь не фейерверками, страданьем и трудом.
        И больше всё сжимается шагреневая кожа.
        Но сон, увы, лишь сказка, хоть мы и в нём живём.

        Февраль. В Израиле весна

        Февраль. В Израиле весна.
        Не холодно. Ещё не жарко.
        И зелень полыхает ярко,
        Дождями зимними полна.

        Белым сиянием возникла

        Белым сиянием возникла, не знаю откуда, стрела,
        В сердце проникла, и новое знание жизнь обрела.
        Радуги чуда неуловимо трепещут в Душе.
        В серые будни ей никогда не вернуться уже.

        Нет! Разочарованье - не обман

        Нет! Разочарованье - не обман.
        Хотя по сути - то и то страдание,
        И то и то наносит много ран.
        Но предпочту я разочарование.

        Отпусти мне грехи, Милостивый Создатель

        Отпусти мне грехи, Милостивый Создатель,
        И Позволь мне опять согрешить!
        Я ещё не живу! Я пока - Испытатель,
        Просто пробую: Как это? - Жить!

        Погружаюсь в глубины не бывшего рая,
        Улетаю в пучины мечты,
        Всех эмоций огонь на себя принимая,
        Чтоб потом Оценить их Смог Ты!

        Все печали мои - для Тебя Не Печали,
        И все беды мои - Ерунда.
        Просто Вынули Душу мою, и Послали,
        И Оставили здесь до Суда!

        А она породнилась, несчастная, с телом,
        С иллюзорной красой Бытия,
        И, в гордыне наивной своей, захотела,
        Чтоб слились Суперэго и Я!

        Чтоб в Порывах Любви и Мечтах Вдохновения
        Нераздельно могли воспарить!
        Отпусти, Милостивый, мне все прегрешения!
        И… Позволь мне опять согрешить!

        Не важно: ты один или средь окружения

        Не важно: ты один или средь окружения,
        И всякие телесные движения…
        Всё ищет Душу грешная Душа.
        И пусть за Душу маски принимает,
        Томится этим, даже и страдает,
        Всё прошлое, в забвении, круша,
        Но в сердце тихо радуги сияют,
        Из глаз лучатся, время озаряют,
        И силы жить нам снова придают,
        Душе даря и ласку, и уют.

        Ты мужу изменяла?

        Ты мужу изменяла? - Не смешите!
        Своей любви как можно изменить?
        Он - Свет в моём окне! Где он - моя обитель!
        Треть века вместе! - Это счастья нить.
        Пусть тонкая, дрожит, а всё не рвётся.
        Над испытаниями плачет, и смеётся.
        Сотрём обиды ласковой рукой…
        Но тянется Душа вернуться в Сказки,
        Взмывает вслед за рифмой, за строкой,
        В волнениях эфира ищет ласки.
        Ей невозможно в паутине быта!
        Она по времени размазана, размыта!
        Нет имени ей! Возраст - никакой!
        - И что?! - И возвращается домой.

        За слоем слой на дно ложатся дни

        За слоем слой на дно ложатся дни.
        Слои лежат, спрессовываясь в годы,
        Слоистые, как горные породы,
        Таинственные так же как они.

        Март. Дождались деревья новую весну

        Март. Дождались деревья новую весну.
        Уж бродят соки, пробуждаясь под корой.
        Присохший лист, не подчинившись сну
        Осеннему, всё плачет над собой,
        Что не с кем пошептаться на ветру.
        Но кто услышит? Кто ему ответит?
        Фонарный столб молчит, и днём не светит,
        От ночи отрекаясь поутру.

        Ты слушаешь меня

        Ты слушаешь меня,
        Отнюдь не слыша,
        Как перестук дождя
        По гулким крышам,
        Как речки горной
        Разговор ночной…
        Как речи вздорной,
        Глупой, и чужой…

        Всё в темноте - волшебный край

        Всё в темноте - волшебный край:
        Дымов светлеет хвост,
        Светящейся змеёй трамвай
        Переползает мост,
        Как горы высятся домов седые этажи,
        И в тёплых сумерках дворов
        Ещё теплится жизнь.
        Вечерний город как мираж,
        Не суетлив, не многозвучен,
        Осуществленьем дел измучен,
        До завтра сдал дневной багаж.

        Подошло восьмое марта

        Подошло восьмое марта.
        После зимнего азарта
        Санных горок, лыж, коньков,
        В плен берёт нас мир цветов.
        На лужайках, на пригорках,
        И на бывших санных горках,
        Где теплей: на юг, восток,
        Мать-и-мачехи восторг!

        Так неожиданно и странно

        Так неожиданно и странно
        Подчас приходят к нам стихи,
        Струят подобием фонтана,
        Как брызги быстрые легки.
        Но всё, что в строчках отзовётся,
        Пройдёт сквозь сердца лабиринт,
        Само в себе переживётся…
        И не твоё! - А вот, болит!

        Привет, привет, так пусто и так тихо

        Привет, привет, так пусто и так тихо,
        Тень паучка поплыла прятаться за шкаф,
        Давай накатим, друг, на брудершафт!
        И да минует нас всех лихо!
        А строчки? Что сказать? Они то есть - то нет.
        Внезапны, словно град. Исчезнут - не отловишь.
        Давай ещё одну! Хоть за Ученья Свет!
        И за улыбку, спрятанную в слове!
        Ну уж без третьей нам не обойтись никак.
        Ты не откажешь мне. Надеюсь я заранее.
        Три по сто грамм, подумаешь, пустяк,
        Давай, друг, за взаимопонимание!
        А ты опять в отключке, ты завис,
        Не реагируешь на клавиши, на мышку,
        Что протестуешь? - Мол, хватила лишку,
        Иль просто так, очередной каприз?
        Иду за закусью. И если возвратясь,
        Найду, что ты висишь, лица не изменяя,
        Диспетчер не появится на связь,
        Меня к суровым мерам вынуждая…
        Тогда припомню всё, что не должна сказать,
        Питанье оборву и… и отправлюсь спать.

        Краски заката и краски рассвета

        Краски заката и краски рассвета -
        Тождеством света мистерия эта.
        В каждом мгновении, как в отражении,
        Солнце и воды в одном положении.
        Зеркало зеркала - рассвет и закат,
        Только, увы, другой результат.?

        Смешиваешь мира краски

        Смешиваешь мира краски!
        Снова Рушишь! Создаёшь!
        Кому горе! Кому ласки!
        Кому радость! Кому ложь!
        Красоту вдруг Открываешь!
        Или сердце Леденишь!…
        Книги Судеб Ты Листаешь!
        Что, Скажи, Ты там Узришь?
        Что Ты (!) Можешь Знать о боли?
        О потерянных родных?
        Всё в Твоей, конечно, Воле!
        Даже эта скорбь о них!
        Я на грани понимания…
        Что ж Смеёшься Ты опять?!
        Это Ты(?!) мне Дал желания
        Необъятное объять?!

        У знакомых странный лифт

        У знакомых странный лифт:
        Я стою - и он стоит.
        Если кнопку не нажму,
        Он не едет. Почему?!
        А сегодня я нажала,
        Две минуты ожидала,
        Выйти думала уже…
        Фраза в мозг вдруг простучала:
        Думать надобно сначала,
        Что вы давите без толку?
        Выбирайте верно кнопку,
        Вы на том же этаже!

        Гаснет ночь. И с ней уходят грёзы

        Гаснет ночь. И с ней уходят грёзы.
        Быт наносит новые штрихи.
        И уже приходят в виде прозы
        Снившиеся лёгкие стихи.
        Промелькнёт средь дня
        Шальная строчка,
        И исчезнет лёгким ветерком.
        Жизнь вокруг меня -
        Как оболочка
        Доверху набитая стихом.
        Строчки в ней завязаны узлами,
        Не распутать и не разрубить.
        Я живу, пленённая стихами,
        Иль болею ими, может быть.

        Мы оправлены в время

        Мы оправлены в время,
        Как кристаллы в породу.
        Из его повседневья
        Нам не вырваться сроду.
        Разве только Творец:

… долото, ватерпас…

…новой формы венец…
        Всё уже не про нас.

        Зелёною кровью природы

        Зелёною кровью природы
        Бьётся сердце в груди!
        Позади воздушные своды…
        Что впереди?

        И снова тот же я учу урок

        И снова тот же я учу урок,
        Читая то, чего и нет, меж строк.

        Как от хандры мне убежать

        Как от хандры мне убежать?
        Как от неё укрыться?
        Она врывается опять,
        Чтоб в сердце угнездиться.
        В работе руки, голова,
        И суток не хватает,
        Так устаю, едва жива,
        А всё тоска снедает.
        Мне все дела мои пресны,
        И всё не интересно,
        И все желанья не ясны,
        И будущность известна.
        Питаю Душу красотой,
        Смеюсь почти беспечно,
        По большей мере над собой.
        А в глубине тоска, и бой,
        От детства, и навечно…

        Продвиженья, мысли, фразы

        Продвиженья, мысли, фразы,
        Размышленья о судьбе…
        В временах мы - как алмазы
        В кимберлитовой трубе.
        Иль изыщет нас Геолог,
        Иль размоет нас вода,
        Иль найдёт случайно олух,
        И закроет навсегда.

        Обман распознаётся сразу

        Обман распознаётся сразу.
        Фальцетом фальшь вползает в фразу,
        Знакомый образ изменив,
        И не ложится на мотив.
        Так что же, если не ложится?
        Для Доброй Сказки всё сгодится.
        Её героям жизнь дана,
        Как и всем нам, всего одна.
        А что артист не доиграл…
        Так жизнь ведь длинный сериал.

        Всё фикусы. А память дышит лесом

        Всё фикусы. А память дышит лесом,
        Грибами, перепрелою листвой.
        Под кронами дерев, как под навесом,
        Лишь перестуком капель дождик свой.
        В бриллиантах брызг лесные паутины…
        А из-под полога - и льёт как из ведра,
        Без просыху, с утра и до утра, -
        Прекрасные осенние картины.
        Пропахла электричка вся насквозь
        Духмяной мятой, фруктами, грибами…
        Как быстро время жизни пронеслось.
        Хамсин. И телевизор вечерами.

        Снова плачу. Вновь слёзы текут по щекам

        Снова плачу. Вновь слёзы текут по щекам.
        Сердце - в пропасть! Душа - к облакам!
        По ступенькам, минуя чужие следы,
        Мимо горя, и мимо радости,
        Мысли строчки струят в Тёплый Дом У Воды,
        Смыть печаль, и от жизни усталости

        Уже скоро внесут морозы

        Уже скоро внесут морозы
        Коррективы в привычный пейзаж.
        Бормочут сухие грозы,
        И от сполохов входят в раж.
        И к земле - уже не дождинки,
        А холодный тяжёлый град.
        Это осень справляет поминки,
        Обесцвечивая маскарад.
        Будут белым зимы наряды,
        Кружевами, прозрачным льдом.
        Снежных шапок завалят преграды,
        Согревая холодным теплом.
        И рассеют мраки болотные,
        И зажгут мириады огней,
        И прогонят слова холодные
        Серых, будничных, скучных дней.
        Согревая дома, разгорится,
        Затрепещет весёлый огонь…
        Всё припомнится, всё простится,
        Струны памяти только тронь.

        Я забыла - в каком мире живу!

        Я забыла - в каком мире живу!
        Словно снились сны наяву!
        Но сон вечно длиться не мог.
        Вот уже прозвенел звонок!
        Стало грустно мне и смешно.
        Встало всё на свои места.
        Сон ушёл в пустоту, в давно.
        Дни заполнила пустота.

        За первым городом молчанья твоего

        За первым городом молчанья твоего
        Кресты! Кресты! И больше ничего!

        Как видно, не были мы на одной волне

        Как видно, не были мы на одной волне,
        Хоть и питал моё ты вдохновение.
        Ведь лишь со временем понятно стало мне,
        Что это не обман был, а волнение.
        Мой голос сел, а твой забрался вверх.
        Да. Как же я не мудро поспешила.
        Обиден был и мой нелепый смех,
        И всё, что я тогда наговорила.
        Был голос твой конечно комплимент,
        Но я убила всё в один момент.
        Слова, подобьем воробьиной стаи,
        Все сказочные зёрнышки склевали.
        Простишь ли ты меня? Прощу ль себя сама?
        А Сказка не простит, захлопнулись страницы,
        И полетели прочь испуганные птицы.
        Остались будни дней и быта кутерьма.

        Судьбы непознанный сюжет

        Судьбы непознанный сюжет.
        И только снов неясный след.
        Узлами, в перекрестьях лет,
        Событья обрывает бред.
        Когда, кому, зачем, и с кем?
        А, может, никогда совсем?
        И никому! И ничего!
        Иль всем! И всё! И что с того?!
        Одна тоска! Один финал!
        Хоть выиграл, хоть проиграл!

        Мысль летит совсем неосторожно

        Мысль летит совсем неосторожно,
        Хочет залететь за горизонт.
        Было уже так. Один полёт
        Опыт оборвал, восстав тревожно.
        А второй пришёл как имя в мир.
        То ль предупрежденье? То ль кумир?

        Памяти фальшивая страница:
        Что раздуют, то и сохранится.
        Помнят не того, кто крылья дал,
        А того, кто, пыжась, неумело,
        Завалил в пустой гордыне дело.
        Бают: Рвался к Солнцу, да упал.

        И никто не скажет: «Что ж ты, гад,
        Сделал всё не так, и невпопад.
        Не было б твоих дурных амбиций,
        И летали б мы теперь как птицы!»

        Мы пишем Книгу Жизни в соавторстве великом

        Мы пишем Книгу Жизни в соавторстве великом,
        С животными, камнями, листочками травы…
        И в этом мире странном, цветном и многоликом,
        Мы - лишь звено цепочки, не лучшее, увы.
        Мы выстригаем Землю, мы загрязняем Воды…
        Подчас не понимаем и сами, что творим.
        Мы лишь звено цепочки Одной Живой Природы,
        Но боле всех и выше себя, однако, мним.
        Конечно, очень жалко: наш век как сон растает,
        И что там будет после уже нам не узнать,
        Что сбудется, не сбудется - во временах загубится…
        Но что теперь напрасно об этом горевать?!

        А.Е. С Днём Рожденья, Друг Мой Милый

        С Днём Рожденья, Друг Мой Милый!
        Незнакомый, дорогой!
        Пусть тебе достанет силы
        Одолеть весь Путь Земной!
        Через все завалы буден,
        И потоки впечатлений!
        И пусть будет он не труден,
        Полон счастливых мгновений!
        А они сплетут минуты,
        Продолжая их часами,
        Пролагая все маршруты
        Лишь счастливыми годами!
        От тебя глаза не пряча,
        Открывая тебе новь,
        Пусть ведёт тебя Удача,
        И живёт с тобой Любовь!
        И мечты осуществляя,
        Жизнь к тебе благоволит!
        Радость - радуга земная,
        В сердце красками пылая,
        Страстью пламенной горит!

        Ф.Я. Какая сладкая идиллия

        Какая сладкая идиллия!
        Цветут банан и бугенвиллея!
        Цветёт богиния, красавица,
        И солнце в море погружается.
        Цвет жакаранды тихо падает…
        Но ничего тебя не радует.
        Всё не впервой, уже всё видено,
        Всё серо, буднично, обыденно.

        Сдерживаю мысли на пороге

        Сдерживаю мысли на пороге,
        Много безымянных там осталось,
        В этом неизведанном чертоге,
        И слежу, чтоб Дверь не открывалась.
        Там, за ней, то ли болезнь, то ль тайна,
        Явь картинок, цвета, голосов…
        Приоткрыть - лишь несколько шагов.
        Но дорога эта так фатальна.
        Дверь к себе и тянет, и манит,
        Принимает безобидный вид.
        Любопытный? Что ж, повеселись.
        Но закрыть её, потом не тщись.
        Громоздиться не спеши на пьедестал,
        Ты - не избран, ты - избрал.
        Только неизвестно - Свет иль Тьма?
        Тайна Тайная, иль игрища ума?

        Необычным утром

        Необычным утром
        Начинался день!
        Лёгким перламутром
        Плыл туман как тень!
        Поднимался в горы
        Из крутых лощин,
        Открывал просторы
        Сказочных долин.
        Призрачная небыль,
        Сон издалека.
        Возвращались в небо,
        К солнцу, облака.

        Когда мы совсем не ждём

        Когда мы совсем не ждём,
        Тихо Сказка входит в дом.
        К нам на цыпочках подходит,
        Колыбельную заводит:
        Про Мишутку, что в мороз
        Розу Солнышку принёс,
        Тихий Домик У Реки,
        Где в воде блестят мальки,
        Про беднягу водолаза,
        Про парнишку-многоглаза,
        Про коней и лебедей,
        Да про лунный быт людей…
        Ни о чём и обо всём.
        Птичьи трели за окном
        Эту песню допоют,
        Подарив Душе уют.
        Нашу Сказку вспоминай,
        И с Улыбкой засыпай…
        Доброй Ноченьки! Бай-Бай!

        Нежность? - Это Страсти Джин в бутылке

        Нежность? - Это Страсти Джин в бутылке
        Разума, праправнука Культуры,
        Что горит, но тих в своей улыбке,
        Плачет, но смеются партитуры.

        Нежность - это тёплое мгновение,
        Когда страсти буря отпылала,
        Есть ответы все, и все решения,
        Но уже нельзя начать сначала.

        Здесь свой опыт каждого тиранит.
        Каждый вновь боится ошибиться.
        Когда страсть всё сердце нам изранит,
        Нежности лишь разрешим пробиться.

        Ах, как сладко пелось

        Ах, как сладко пелось. Жаль, что отыгралось.
        Только строчек смелость. Только жизни малость.
        А в Душе так много нежности и жажды.
        Голос твой услышать мне б ещё однажды.
        Мне б тебя увидеть с милою в обнимку,
        И с открытым сердцем улыбнуться снимку.
        Строчками промчаться городом, и лугом.
        И не расставаться с Милым Добрым Другом.
        И какая разница, что там приключилось?!
        Главное, что праздником жизнь преобразилась,
        Что Душа летела, пела в облака.
        Вот и отзвенела, вот и отпылала,
        Но твоя улыбка звёздочкою стала,
        Светлым огонёчком мне из далека.

        Ветры тучи гоняют, и иллюзия восстаёт

        Ветры тучи гоняют, и иллюзия восстаёт,
        Словно тучи стоят, а месяц по небу плывёт.
        Остроносой лодочкой, горбушкой белого хлеба,
        А горизонтом - огни городов в полнеба.

        Отклик обретя, Душа

        Отклик обретя, Душа,
        Прикликая мира ласку,
        Сочиняла нежно сказку,
        Опыт жизни вороша.

        Смолкли звуки и пропали.
        Крылья музыки опали.
        Стало тихо. Белый лист
        Вновь непогрешимо чист.

        Я влюбилась в строчки

        Я влюбилась в строчки, чуть смешливый лад.
        В них, как уголёчки, буковки горят,
        В ум твой, и познания, и в твою тактичность,
        Признаки внимания, сердца поэтичность.

        И неважно, сколько лет
        Прожил кто на свете.
        Имени и даты нет,
        Лишь никнейм в Инете.
        Сменишь аватар и ник,
        И исчезнешь, как возник.

        Эта любовь виртуальная,
        Смешная и нереальная.
        Любовь? Может только - восторг,
        Твой образ из сердца исторг?

        Ты меня не увидишь, я тебя не узнаю,
        Наши судьбы коснулись по самому краю.
        Словно в детстве - восторг, обожанье немое!
        Как бы мы ни назвали - это - нечто иное.

        Слова текут, невнятны и не чётки

        Слова текут, невнятны и не чётки,
        Я их перебираю, словно чётки,
        И складываю за рядком рядок.
        И вот уже кончается листок.
        Читаю - не могу не удивляться:
        Не строчки - мысли по листку струятся.
        Мои? Чужие? Как пришли? Откуда?
        И чем достойна я такого Чуда?!

        Спит котёнок, зевая сладко

        Спит котёнок, зевая сладко,
        Разрываясь, трещит шутиха…
        Время снова, кошачьей лапкой,
        Новый Год подпускает тихо!

        Он идёт в мишуре и блёстках,
        Он взрывает шары огневые…
        И стоят на всех перекрёстках
        Чудо-Ёлки - его часовые!

        И все взрослые - словно дети,
        Достают вновь свои игрушки,
        Нам известные уж столетия -
        Звёзды, шарики да хлопушки.

        Что-то куплено суперновое,
        Что разбилось, что затерялось…
        Блюдо праздничное, знакомое
        На столе вновь обосновалось…

        Время, тихо вздохнув, вдруг сжалось,
        Сквозь года прорезав туннель.
        И стремительно в дом ворвалась
        Всех прошедших веков метель.

        И представились, как живые,
        Не прожитые нами дни,
        Сквозь летящие, огневые,
        Бертолетовые огни!

        Ушедших Снов ещё не стёрся след

        Ушедших Снов ещё не стёрся след.

«Ни от тюрьмы, ни от сумы не зарекаюсь»,
        И от стихов своих не отрекаюсь.
        За все их сказки - мне держать ответ.

        Погружаюсь в твоё молчание

        Погружаюсь в твоё молчание,
        Как в пучины холодных вод.
        И заканчивается кислород.
        И затягивает отчаяние.

        И болезненны и смешны
        Резь в глазах и боль перепонок…
        А порог жизни очень тонок:
        От разрыва - до тишины.

        Крепко держат объятия вод.
        Изнутри наполняясь бедой,
        Растворяюсь, тону, и вот
        Уж сама становлюсь водой.

        По поверхности все корабли.
        Их небрежно волной качаю.
        А сама - всё пеной по краю
        Такой близкой недавно земли.

        Оставаясь со мной

        Оставаясь со мной, покидают друзья.
        Всё, что близко - уходит далёко.
        И вернуть ничего к сожаленью нельзя.
        И обидно. И так одиноко.

        Сердце полнится грустью, впадая в Ничто.
        Разум ищет и ищет причины.
        И лишь только Душа понимает про то,
        Что ни мы, ни они не повинны.

        Ф.Я. Пора взрослеть

        Пора взрослеть? - Да не смеши, мой друг.
        Под старость лет? Взрослеть? С чего бы вдруг?
        Давно уже пора раздать наследство,
        Расслабиться, и тихо падать в детство.

        Порой рождаются стихи, как по заказу

        Порой рождаются стихи, как по заказу,
        Вдруг, неожиданно, приходит всё и сразу,
        Бывает, ночью будят ото сна.
        Их мысль тебе прозрачна и ясна.
        Событья их тобой не пережиты.
        Откуда? Чьею памятью сокрыты?

        А иногда их пишешь на заказ,
        На праздники срифмуешь пару фраз.

        Ведь можно научить и обезьяну
        Всё рифмовать легко, и без изъяну,
        Рождая штампы штампов прошлых лет.

        Я памятник воздвиг - писал Гораций.
        Державин, в перевод, своих внёс раций,
        И текст списал ещё один поэт.

        Вот так, переплетаясь временами,
        Одни сюжеты всё играют нами,
        Стоит на месте, хоть «идёт» процесс.
        Лишь антураж чуть изменил прогресс.

        Летят снежинки

        Летят снежинки, падают кружась.
        Разбит флакон, и оборвалась вязь
        Там где-то в вышине.
        Но взгляд не проникает.
        И из себя, вовне,
        Дождь землю поливает,
        Снежинкой каждой в капельку струясь.
        Барьер преодолён,
        Уже не удержаться
        И не восстановить утраченную связь.
        Лишь щёчкой капельки,
        Упав, к земле прижаться.
        И в ней пропасть.

        Отчего вдруг хард нас покидает

        Отчего вдруг хард нас покидает?
        Улетает? В тёплые края?
        И что делать, когда так бывает?
        Или все надежды наши зря?
        Может он когда-нибудь вернётся,
        Память всех событий возвратив?
        Или навсегда уж расстаётся,
        Наработки тупо прихватив?
        Если так, рукой ему помашем,
        Жаль нам, но лети, найдём другой.
        Мы не ожидаем, когда пашем,
        Что, летя, он всё снесёт с собой.
        До свиданья, хард мой, до свидания,
        Без тебя я справлюсь как-нибудь,
        Но послушай, ты бы на прощание
        Данные не мог бы в комп вернуть?

        Живой Огонь Летел

        Живой Огонь Летел сквозь расстояния,
        Соединяя нитями сознания
        Иллюзии чудные виражи.
        Его смиренно принимало тело,
        То стыло, то пылало и горело,
        И были многолики миражи.
        Весь мир звенел, хрипел, стонал струною
        Под этой Жизнь Творящею Волною,
        И Театр Бытия в Ней восставал…
        И только тихо женщина рыдала
        Над Глобусом - подобием овала,
        Глядя сквозь Жизни Призрачный Кристалл.

        Ночь стирает суматоху дня

        Ночь стирает суматоху дня,
        Выплетая призрачные ткани,
        Размывает всех событий грани,
        Тяжелит, усталостью пьяня.

        Ночь колдует жёлтою луной,
        Раскрывая театр своих иллюзий.
        Тысячи контузий и конфузий -
        Мизерная часть игры ночной.

        Тени Ночи странны и резвы,
        Словно не привязаны к предметам,
        И мышей летучих пируэтам
        Страх дивится с черноты листвы.

        Шорохами полнятся ветра,
        Вот ещё чуть-чуть и круг замкнётся,
        Утро новым светом обернётся,
        И опять продолжится игра.

        Зачем всё надо называть

        Зачем всё надо называть?
        Названье пригвоздит картину,
        Иссушит слов пластичных глину,
        Не даст иначе прочитать.

        А для воды тишина - хуже смерти

        А для воды тишина - хуже смерти.
        В ней всё живое губит застой.
        Вязкая тина плетёт свои сети,
        Обозначая болотный покой.
        Жизнь её только в волнах да в бурлениях,
        В дерзких полётах на крыльях ветров,
        В спорах с горами, долгих падениях,
        Бессильных разливах меж берегов!

        Ф.Я. Быстро как жизнь кончается

        Быстро как жизнь кончается.
        Только не надо маяться.
        В этом ведь разницы нет -
        Сколько с тобой нам лет.

        Нет уже гривы львиной,
        Но не грусти, любимый:
        Как много лет назад,
        Глаз твоих любящий взгляд.

        Пародия. Я себя не берёг

        Я себя не берёг, повторял всё сначала,
        Я старался, как мог, а она лишь ворчала:
        Толька, Толька, Толька, Толька - этого мало,
        Толька, этого мало.… Этого мало.

        Я ночами не спал, всё решал я задачу.
        Суперменом я стал, пусть и с язвой в придачу,
        Но упрямая вновь мне одно повторяла:
        Это всё не любовь, Толька, этого мало,
        Толька, Толька, Толька, Толька - этого мало,
        Толька, этого мало… Этого мало.

        Я психованным стал, ревность крышу сносила,
        Я любимой сказал, чтоб меня позабыла,
        От неё я ушёл, и начал жить сначала,
        Было всё хорошо, но в ушах всё звучало:
        Толька, Толька, Толька - этого мало,
        Толька, этого мало…Этого мало.

        Я женат на другой, уже выросли внуки,
        Не жалею я той ни любви, ни разлуки.
        Я не помню лица. А вот фраза запала,
        И летит сквозь года: Толька, этого мало,
        Толька, Толька, Толька, Толька - этого мало,
        Толька, этого мало…Этого мало.

        Зяблик, что один сидишь

        Зяблик, что один сидишь,
        И о чём, скажи, грустишь?
        Мне синичка обещала,
        Когда здесь со мной летала,
        Что в субботу, не поздней,
        Запоёт, как соловей.
        Всю субботу я прождал,
        В воскресенье не летал,
        Вот не вторник уж, среда,
        А не видно и следа.

        Что? В субботу обещала?
        А в какую не сказала?
        Зяблик, глупая ты птичка,
        Для чего тебе синичка?
        Разве собственные трели
        Уж тебе поднадоели?
        Ты синицей не свищи,
        В пару зяблика ищи.

        Всё в порядке у меня,
        Есть гнездо, и в нём семья,
        Но никто там не поёт,
        Каждый лишь добычи ждёт.
        Мне же песнь куда милей.
        Хоть уже весенних дней
        Откружился хоровод,
        Сердце всё равно поёт.

        Быть может это глупо, смешно, нелепо, странно

        Быть может это глупо, смешно, нелепо, странно.
        Кому-то как хрен в ухе, кому-то не понять.
        Пусть всё так иллюзорно, чудно, непостоянно…
        Пока ещё летается - я так хочу летать!

        Ложь и Правду не трудно на час примирить

        Ложь и Правду не трудно на час примирить.
        Но всегда, за спиной, с немигающим взглядом,
        Будет Ложь лживо Правду во лжи же винить,
        Окропляя вокруг всё агрессии ядом.

        Опуститься ли Правде до логики Лжи?
        Промолчать, наблюдая, как лезут миазмы?
        И злорадствует Ложь. Хоть её виражи
        Лишь истерика, ложь и маразмы!

        Но последнее слово осталось за ней.
        Браво, Ложь, продолжай! Лживых слов не жалей!

        Он изнутри горит и плавится

        Он изнутри горит и плавится,
        Он трескается и дрожит.
        И кто же с ним сумеет справиться,
        И бунт планетный усмирит.

        Наш маленький и хрупкий Глобус,
        С природы-матушки детьми.
        И мчит по улице автобус,
        Нафаршированный людьми.

        Плывут, и ездят, и летают,
        Торгуют и ведут войну…
        Но вздрогнет «Шарик», и растают,
        Вернув Планеты тишину.

        Воды - вновь камни в песок превращают

        Воды - каменья в песок превращают,
        К каждой крупинке ласкаясь волной.
        Но удержать как песок золотой?
        Тихо, неспешно на дно оседают,
        Снова спрессовываясь в слои…
        Вот и камнями вновь стали они.

        Изменить не нам дано сущее

        Изменить не нам дано сущее.
        Формы жизни от жизни тают.
        Ветры, плод бытия несущие,
        Всё возросшее и иссушают.
        Благость влаги многого стоит,
        Но она же бесследно смоет.
        И напрасны мольбы и слёзы,
        Жизни свойственны метаморфозы.
        Понимаю. И принимаю.
        Отчего же тяжко вздыхаю?!

        У дисгармонии звучания

        У дисгармонии звучания
        Нет Миру видимых причин.
        И в исступлении отчаяния,
        Увы, не вспомнит ни один
        Ни лжи, ни подлости, ни боли,
        Ни зла, что сам он сотворил,
        Ни соразмерности: и воли
        Его и музыки светил.
        А мир, соединяя звуки
        В один, неслышный нам, аккорд,
        Рождает призраки разрухи,
        Давая негативу ход.
        За ложью - ложь и разрушение.
        За болью - боль и тишина.
        Рождает наше прегрешение
        Всё зло по имени - Война.
        Бушуют бури и цунами,
        Жара пожарами горит…
        Ведь каждый этот мир творит
        Поступком… мыслями… словами…

        Ох, напрасно текут реки под камень лежащий

        Ох, напрасно текут реки под камень лежащий!
        Ох, напрасно птица в небе без ветров парит!
        Этот мир такой фальшивый и не настоящий!
        Насмехается над нами Тот, Кто нас Творит!

        И напрасно говорится,
        Что Судьба, как рукавица:
        Место жизни поменяешь - Путь получишь новый!
        Мне бросала карты мама,
        Но ложился всё упрямо,
        Несмотря на все усилия, лишь валет пиковый!

        Обмануть Судьбу хотела.
        И как птица полетела
        В праотцев края…
        А валет мой да за мной,
        Видно, связаны Судьбой
        Прочно он и я.

        Я - как перст на белом свете,
        За него ещё в ответе
        В непонятных днях.
        Пылью, выжженной травою,
        Распадаюсь вдоль по зною
        В долгих пустырях.

        Не напрасно текут реки, воды камень сдвинут!
        Не напрасно птица в небе, жизнь её - полёт!
        Расстояния и границы Судьбы не отринут.
        Что Записано нам в Книге - с нами лишь уйдёт!

        Отправила письмо

        Отправила письмо? Довольна? - Да. Вполне.
        Сюрприз удался. Только жаль не мне.
        Как не тебе? - Таков судьбы каприз.
        Ответ не получила - вот сюрприз.

        Старуха - смотрят молодые

        Старуха - смотрят молодые.
        Сдурела - разум говорит.
        А помыслы ещё шальные.
        А сердце в первый раз горит.
        Пусть силой верх берут понятия,
        Разумностью практичных слов,
        Душе так сладостны объятия
        Высоких светлых облаков.
        Она по строчкам к Свету тянется,
        Хрупка, как вешняя трава,
        А телу бедному достанется
        Всё, в чём права и не права.

        Лежит камень. Речка льётся

        Лежит камень. Речка льётся.
        Только лужа остаётся.
        Всё уходит безвозвратно
        В недра. В глубину.

        В вышине летает птица.
        Только мне уж с ней не слиться,
        И не повернуть обратно,
        Здесь усну.

        Я с Тоской - опять нас двое.
        Мне бы в кружево лесное,
        На лугу проросшем мятой
        Ноги замочить.

        Как смешно: начать с начала.
        Что ж, сама свой Путь избрала,
        От Судьбы своей косматой
        Не фиг голосить.

        Тяжёлой рамой нежную

        Тяжёлой рамой нежную
        Убить картину можно…
        Название безбрежию
        Даётся осторожно.

        Ведь всё нам то читается,
        Что между строк лежит…
        Дождь рамкой не кончается,
        Лес рамкой не кончается,
        Мысль рамкой не кончается…

        Нам чувство вспоминается…
        Строка запоминается…
        Название стирается,
        Как водами гранит.

        Протянулись паутинки

        Протянулись паутинки
        От часов и до картинки,
        От картинки до карниза,
        До серванта, до сервиза…
        Непременный знак застоя.
        Это ткёт паук покоя,
        От стены и до стены,
        Сети сирой тишины.

        Да! Природа взбунтовалась

        Да! Природа взбунтовалась!
        Возомнив себя царём,
        Человечество зарвалось:
        Праздник ночью, праздник днём,
        Необдуманно транжирит…
        Все ресурсы сводит в хлам,
        Возомнив, что всё осилит,
        На Земле творит бедлам.

        Ночь уже прошла за середину

        Ночь уже прошла за середину.
        До утра каких-то два часа.
        Вот и я так незаметно сгину.
        Это на Земле не чудеса.

        Всё уходит безвозвратно в вечность,
        Распадаясь вновь до составных.
        И кружит бездушно бесконечность
        Массовых движений волновых.

        Что за ними? Нам не догадаться,
        Не проникнуть взглядом, не узнать.
        Остаётся только улыбаться.
        Жить. И неотвратного не ждать.

        А что поделать можем мы?

        А что поделать можем мы?
        Ложится стих, как пожелает…
        Он нам послание из тьмы,
        Которая в ночи сверкает
        Сыпучими огнями звёзд,
        Естественными огоньками,
        Имеющими власть над нами,
        Таинственным туманом грёз.

        Мы можем им сопротивляться,
        Ехидно править их пытаться,
        Лишить их чистого листа,
        Ярчайших красок не заметить…
        Но мысль их ясная чиста,
        Они вернутся, чтобы встретить
        В нас пониманье и терпение.
        И… мы подарим им рождение!

        Ничего не в новь

        Ничего не в новь.
        Сборник отдан вновь.

        Впечатленья перерыв,
        Наступает перерыв.

        Разума пуст чат.
        Мысли не стучат.

        Хоть мозги и бродят,
        Строчки где-то бродят.

        Всё рушилось! Опоры! Мачты! Здания

        Всё рушилось! Опоры! Мачты! Здания!
        Пылясь, кварталы рассыпались в прах!
        Всё разрушали почвы колебания!
        Царили хаос! Паника! И страх!

        Всё рушилось! В воздушной серой мути
        То ужаса крик слышался, то стон…
        И не было ни смысла в том, ни сути,
        А лишь слепой, не познанный закон.

        Пегас устал капризам Музы потакать

        Пегас устал капризам Музы потакать.
        Его владения - бескрайние луга.
        Он может бесконечно там скакать,
        Ничей не господин и не слуга.

        Никто докучливо его не теребит,
        И ничего не требует, не просит…
        И силу крыл его не превозносит,
        И отраженьем в солнце не горит!

        Там благодать! Раздолье и покой!

«Пегасушка, - о нём вздыхает Муза, -
        Полёт со мной - ужель тебе обуза?
        Летим в наш тихий Домик Над Рекой!».

        Все ремесленники Музы

        Все ремесленники Музы
        Слов подбором маются,
        И дряхлеют от обузы.
        А стихи - случаются!

        Строчки, словно мотыльки,
        Светлых яблонь лепестки,
        Чуть прозрачны и легки,
        В Душу опускаются.

        Сны Обрывая Над Облаками

        Сны Обрывая Над Облаками!
        И Заставляя сниться их снова!
        Господи! Ты ведь Играешь нами!
        Сдвинул чуть в сторону, и готово!

        Слева солдатик, солдатик справа…
        Мир для Тебя - забава!
        Рушишь и Создаёшь!
        Что Тебе наши боли?
        Мы - лишь Игра, не боле…
        Всё остальное - ложь!

        Все эти песнопения,
        Сказочки про спасения…
        Ты Воскресишь игрока,
        Даже наверняка.

        Следующий Ход какой?
        Ну же, Спаситель Мой!
        Что ж Ты? Давай! Смелей!
        Жизни моей Не Жалей!

        Хочешь, чтоб разум молчал?
        Сам же его мне Дал!
        Вот и стараюсь жить!
        И человеком быть!

        Я растаю просто льдинкой

        Я растаю просто льдинкой
        В эпицентре новых дней.
        В землю упаду дождинкой,
        Погружусь во тьму ночей.

        Распадусь. Меня не станет.
        Мир не вздрогнет обо мне,
        И кружить не перестанет
        В каждой твари и вовне.

        Память - лживая блудница,
        Лицемерья платит дань.
        И горит враньём страница,
        Кровоточащая длань.

        Пегас, устав от Музы, отдыхает

        Пегас, устав от Музы, отдыхает.
        А Муза в Тихом Домике рыдает:

«Детишек общих отдала в приют,
        Папашку там они напрасно ждут.
        Кто строчки им причешет, и пригладит?
        Кто слово или слог какой приладит?
        Кто зафундычит братьев и сестёр?
        Кто вынесет гулять их на простор?»

        Рыдает Муза, горько слёзы льёт.
        Солёный ручеёк источник наполняет.
        Кто вод из Иппокрены изопьёт,
        Стихами, вместе с Музой, зарыдает.

        Крылатый Конь Источник Отворил,
        И тем поэзию к себе приговорил.
        Эрато, без него теперь беда,
        А приговор его, увы - вода.

        Ну, кто сказал, что «Сказка - ложь»

        Ну, кто сказал, что «Сказка - ложь»,
        И правды в ней - одни намёки?
        Она закончилась? И что ж?
        Всему и всем выходят сроки.
        Но, только память потревожь,
        Скользнёт Душа Над Облаками
        В мир, что похож и не похож,
        И где героями мы сами.

        В страницах Сказка тихо спит.
        Откроют Книжку - и проснётся,
        И вновь заплачет, засмеётся…
        Себя героем ощутит
        Читатель, в мир наш окунётся.
        И лаской в сердце отзовётся
        Весь свет, который сохранит
        Душа, к Душе начав движение,
        На миг даря Осуществление.

        Мы слышим сединами убелённых

        Мы слышим сединами убелённых.
        Но всем известна истина одна:
        История - убийца побеждённых,
        И служит победителям она.

        Путь удачи ли, неудачи

        Путь удачи ли, неудачи,
        Чётко метками не обозначен.
        Мы не знаем, где им начало,
        Нотка первая, где прозвучала.
        Когда словом соприкоснулись?
        Или раньше? Когда проснулись
        Души в время, и осознали,
        И немного другими стали?

        Скайп

        Хамсин раскрыл объятия жаре.
        - Привет, Мой Милый! Что там, на дворе?
        - Да на дворе, как и везде, жара,
        Уже плюс восемь с самого утра.

        Птица-Сказка перо обронила

        Птица-Сказка перо обронила,
        Опускалось оно, сияя,
        И страничка заговорила,
        Чудо-Сказку в себя вбирая.
        Упорхнула весёлая птица.
        Мне осталась только страница.

        Хожу и улыбаюсь

        Хожу и улыбаюсь. Отчего?
        С тобой мы не решали ничего,
        Назревших важных дел не обсудили.
        Мы обо всём и ни о чём поговорили.
        Хожу и улыбаюсь…. Оттого…
        И… может… от смущенья твоего.

        Мой Рыцарь подвиги в честь Дамы совершал

        Мой Рыцарь подвиги в честь Дамы совершал.
        Но притомился он. И конь его устал.
        Коня оставил Рыцарь отдыхать,
        А сам - в другое Королевство, погулять.
        Для Дамы подвиги свершать - есть чем гордиться!
        Но телу и Душе - милей девица!
        Коль Дама знак подаст - колено преклонит,
        И примет случаю приличествующий вид,
        И будет оды в её честь слагать…
        И думать: «Как бы поскорей сбежать»
        Но я - не варвар, хоть гнетёт тоска,
        Дать знак не поднимается рука.

        Над Облаками Сказки Сны летели

        Над Облаками Сказки Сны летели!
        Над облаками Сны? Иль Облаками Сказки?
        Сны Сказки? Или Сказочные Сны?
        Какой вы ждёте от меня подсказки?

        Не всё ль равно. В объятиях весны
        Кружат они, как нежные метели
        Цветущих яблонь, что роняют цвет
        Из года в год, в теченье многих лет,

        И тяжелеют яблочным угаром.
        Кто вспомнит дерево, собрав его плоды?
        Цветут, пылают, и горят сады,
        Пронизанные внутренним пожаром.

        Кто сказал, что сказка просто ложь

        Кто сказал, что сказка просто ложь,
        И что правды в ней - одни намёки?
        Как и нам, выходят сказкам сроки.
        Но, лишь только память потревожь,
        Души заскользят над облаками
        В Сказку, где героями мы сами.
        В книжке тихо спит она строкой,
        Как откроют, сразу и проснётся,
        Сколько раз откроется, прочтётся,
        Столько раз заплачет, засмеётся,
        Доброй лаской в сердце отзовётся,
        Словно он, читающий - герой.
        Нас коснутся дум его течения,
        И проснётся счастье ощущения.
        Чубчик затрепещет на ветру,
        Вспоминая давнюю игру.
        Души вновь захватит притяжение.
        Улыбнутся тихо облака.
        Будем мы смотреть издалека
        Нашей Доброй Сказки продолжение.

        Хочу тебе мешать

        Хочу тебе мешать! И не давать покоя!
        Чтоб обо всём забыл, о быте, временах…
        И возвратился в мир, в котором жили двое,
        Смешно встречаясь в ирреальных снах.

        Вот так, как будто маленькое чудо

        Вот так, как будто маленькое чудо,
        Улыбка прорастает ниоткуда,
        И в серые, обыденные дни
        Искрятся сквозь глаза её огни

        Я забыла, прости, в каком мире живу

        Я забыла, прости, в каком мире живу.
        И вздымалась Душа, как во снах, наяву.

        Возвращалось лишь тело, поесть да попить,
        И спешило назад, чтобы вместе бродить.

        Сердце в пропасть летело, Душа - к облакам!
        Я ходила и пела вдогонку стихам.

        Ясный день. Нет ни облачка. Воздух лучист.
        Стол. На нём предо мной… чистый лист.

        Не хочет Сказка отпускать

        Не хочет Сказка отпускать,
        Колышется в порывах дверца,
        Улыбкой тянется из сердца,
        И разум норовит сковать.

        Зовёт в тот мир, где тишина
        Звенит как сон над летним лугом,
        Где нереальная страна
        С незримым ирреальным другом.

        Птица вслед летит за птицей

        Птица вслед летит за птицей,
        В светлый мир, где Сон гнездится,

        Ни тоски, ни горя нет,
        Лишь в окошке тёплый свет,

        Где приветливо встречали,
        И развеют все печали,

        В мир, где Сказка и покой,
        Каждой маленькой строкой.

        Твоих слов ярких нежная радуга

        Твоих слов ярких нежная радуга
        Строчек ритмы рождает во мне,
        Оживляет, хоть и ненадолго,
        Что таилось внутри - вовне.

        Так же зимних дождей падение
        Оплодотворяет песок,
        Пустырям даруя цветение
        На короткий весенний срок.

        Отцветут. Вновь песками затянутся.
        И застынут на много дней.
        Но в песках семена останутся,
        В ожидании новых дождей.

        Он был мил, умён и сексуален

        Он был мил, умён и сексуален,
        Так хорош - почти что нереален,
        Всё спешил на помощь, всех любил,
        Честен и не безразличен был.
        Признаюсь, и я его любила.
        Да не только я, он был любим
        Всеми, кто знаком был только с ним.
        Так его судьба благословила,
        Подарив все лучшие черты.
        Только не пойму - причём здесь ты?!

        Пусть сердце рвётся

        Пусть сердце рвётся! Душа пылает!
        Но всё прервётся! И Сон растает!
        Ведь ты со мною ничем не связан,
        И вроде «должен, да не обязан».
        Мысль за тобою летит как птица.
        А разум знает - пора проститься.

        Нежный Сон отражался во всех зеркалах

        Нежный Сон отражался во всех зеркалах,
        Создавая иллюзии коридоры.
        Отпустив все уроки, узды, и опоры,
        Лбом в стекло - и оно разлетелось в лучах.

        В каждом сколе сверкали, отражаясь, огни.
        Мне безжалостно резали ноги они.
        А где свет бесконечно сиял в зеркалах,
        Лишь стена, с бахромой паутины в углах.

        Я сотру паутину, черноту забелю

        Я сотру паутину, черноту забелю.
        Я завешаю стены снами новых зеркал.
        И свой тесный чуланчик опять обновлю,
        Превращая в волшебный сверкающий зал,
        Где границ никаких не имеют просторы,
        Лишь иллюзий открытые коридоры.

        Читались мне ответы в каждом слове

        Читались мне ответы в каждом слове.
        Теперь читаю - всё мне вроде внове,
        Логично всё, всё на своих местах,
        И смысла тайного - ни в строчках, ни в словах.

        Что видела я раньше? Как читала?
        Каких эмоций пленницей я стала?
        Быть может только морок в мираже?
        Но что это за шрамик на Душе?

        Ощущение блаженства рая

        Ощущение блаженства рая
        Оттого, что Душа другая,
        В светлых радугах понимания,
        Беззащитно спешит на свидания.

        Не святая. Не безгрешная

        Не святая. Не безгрешная.
        Так о чём теперь жалеть?
        Пролетело время вешнее,
        Ничего в нём не стереть.

        Сердце всё ждало, печалилось,
        Всё грустило о любви.
        Не святая, не раскаялась.
        Что ж, у всех грехи свои.

        И цвела любовь, как радуга,
        Стыла тучей грозовой.
        И была любовь та надолго,
        Как подарок дорогой.

        Вот она, любовь желанная,
        Храп гардины шевелит.
        Наша жизнь такая странная,
        Что подарит, тем болит.

        Душе так хочется лететь

        Душе так хочется лететь,
        За строчками в полёт струиться,
        А Телу в буднях всё успеть,
        И Разум примирить их тщится.

        Он предпочтенье отдаёт
        Реальным жизненным задачам.
        Душа внутри горит и плачет.
        Но Разум разумом живёт.

        Случайных слов опавшая листва

        Случайных слов опавшая листва.
        Какого дерева они? Какой породы?
        Пусть треплет их продажная молва.
        Изменят их прожорливые годы,
        Чтоб новых строчек выросла трава.

        Здравствуй, Ночь

        Здравствуй, Ночь! Ты с чем ко мне сегодня?
        Извини, я выпила. И что ж?
        Что же ты, бессовестная сводня,
        Вновь ко мне Бессонницу ведёшь?

        Ты одна ко мне прийти боишься?
        Или мало снов у нас с тобой?
        Что ж ты за бессмыслицей таишься?
        Ты стыдишься встретиться со мной?

        Да, тебе порой я изменяла,
        Опусы, работа, мужики…
        Да, играла, а ещё читала…
        Но теперь я от всего устала,
        И смиренно жду твоей руки.

        Ночь молчит. Бессонница, не споря,
        Лезет обниматься… ну дела…
        Я ведь не от радости, иль горя,
        Чтоб её не видеть я пила!

        Я с милой так увидеться хотел

        Я с милой так увидеться хотел,
        Но милая приняла строгий вид:

«Ох, у меня так много разных дел,
        А что случилось? У тебя горит?»

        Её я вижу в парке и в кино,
        С подружками в кафе по вечерам…
        Понять, как видно, стоило давно,
        Что вместе быть, увы, недолго нам.

        Что я напрасно низки слов ловил…
        А как чудесно голосочек пел,
        Как трогательно мило мне твердил:

«Я ж не хочу остаться не у дел».

        Милый! Взмахни крылами

        Милый! Взмахни крылами!
        Видишь: Над Облаками,
        Радугами весны,
        Наши кружатся Сны.
        Светлое отражение,
        Любящих Душ движение!

        Хмуро глядишь в экран,
        Крылья за спину сложил,

«Жизнь, - говоришь, - не роман,
        Требует всех наших сил.

        Некогда мне летать,
        Да и к чему эти Сны?!
        Жизнь может больше мне дать
        Праздника и весны».

        День без тебя - пустой… как колесница

        День без тебя - пустой… как колесница
        С убитым всадником, несущаяся вскачь!
        Он также странен, как и рукавица
        Одна, когда вторая запропала!
        Как кружка, в месте, где на сотни миль
        Не сыщет капли влаги и богач!
        Словно в пустыне экзорцизм вокала!
        Как бесполезность парусины в штиль!

        Дай строчку мне

        Дай строчку мне! И в праздничный полёт!
        Ведь нам с тобой не нужен самолёт.
        Взовьёмся вверх течением мгновения,
        На крыльях озорного вдохновения.
        И полетим в страну, где маки, васильки,
        И лес, и Милый Домик У Реки!

        Надо подождать немного

        Надо подождать немного,
        Боль затянется тоской,
        А тоска - сухой печалью,
        А печаль утонет в грусть.

        Не сужу давно уж строго,
        Ни поступком, ни строкой,
        Ни вблизи и не за далью
        Логики искать не тщусь.

        Чувства разве выбираем?
        Мы их просто принимаем,
        Или боремся впустую,
        Их пытаясь изменить.

        Кажутся - нежны и хрупки, -
        Не сломить.
        И лишь поступки
        Может разум подчинить.

        Ну вот, я почти успокоилась

        Ну вот, я почти успокоилась,
        И боле меня не морочь.
        Уютно в Душе обустроилась
        Глухая ослепшая Ночь.

        Уселась, утешившись опытом,
        Босые ступни подобрав,
        И тихим, прерывистым шёпотом
        Судачит, кто в чём был не прав,

        Жонглирует заморочками,
        Сама с собой ведя спор,
        Меня, моими же строчками,
        Выцеливая в упор.

        Сто лет без тебя

        Сто лет без тебя. И с тобой лишь мгновение.
        Но вот он судьбы парадокс!

«Зелёной тоскою» сквозит сожаление
        Сквозь горький поток сухих слёз.

        Ни близкими не были мы, и ни милыми…
        Да дело-то, в общем, не в том -
        Я рифмами, лёгкими и быстрокрылыми,
        Впервые летала вдвоём.

        И было так сладко вдогонку за рифмами,
        Так нежно вздымались крыла.
        Но всё - отраженья, и острыми рифами
        Зияет небес глубина.

        Вверху и внизу синева отражается
        И белая пена блестит.
        То ль в небо под рифы Душа погружается,
        То ль в воды морские летит.

        Ещё чуть-чуть и сердце успокоится

        Ещё чуть-чуть и сердце успокоится,
        И жизнь опять войдёт в привычный ход,
        И перестанет изводить бессонница:
        И ничего в ней не произойдёт.

        Останется охапка рифм нечаянных,
        И строчек огненный круговорот:
        Нежданных, странных, милых, неприкаянных…
        И я по ним, как через море вброд.

        Мне с милой дорог разговор любой

«Мне с милой дорог разговор любой», -
        Не так давно мне милый говорил.
        Я прикипела к строчкам, - он остыл,
        Молчит, вообще не говорит со мной.

        Назвал меня ты «сказочницей»

        Назвал меня ты «сказочницей». Что ж?!
        А чем тебе Мир Сказок не хорош?
        По жизни будь хоть мишка косолапый,
        А в Сказке - Принц, иль Милый Рыцарь Мой,
        Или другой какой-нибудь Герой,
        Вот РАК, к примеру, или Шмель Мохнатый,
        Крылатый Конь, иль Лыцарь На Коне
        В Далёкой Милой Сказочной Стране.

        Предательство любимых - это боль

        Предательство любимых - это боль.
        Но время дарит новую любовь.
        И мы не преминём в неё влюбиться,
        И с памяти сотрутся даже лица,
        Когда-то так любимые тобой.

        Предательства знакомых и родных,
        Бессилье споров мелких и пустых…
        Конечно, неприятно, мы страдаем.
        Но мы себе родных не выбираем,
        Им Бог Судья, а мы прощаем их.

        Но дружба - очень редкий минерал,
        Купить нельзя, хоть много кто продал.
        И если нам он встретится в природе,
        Пусть неказист и непригляден вроде,
        Но это наш надёжный капитал.

        Всё как обычно - и семья, и смог.
        Так что ж Земля уходит из-под ног,
        Дрожит, колеблется, всё валится из рук,
        И в сердце гулко? - Это предал друг!

        Стихи легли тайм-аутом

        Стихи легли тайм-аутом, и снова
        Я с Милым говорить уже готова.
        Отбросив все печали и сомнения,
        Иду на новый уровень общения.

        Отыгран первый, значит - на второй.
        Надеюсь, встретит там меня Друг Мой,
        Поможет вновь мне одолеть все сети,
        И выведет меня на третий.

        Скакать по кочкам

        Скакать по кочкам, Милый Мой,
        Любимое занятие.
        А без него - мир никакой,
        И нет ни в чём понятия.
        За хвостик! И заставь скакать!
        Жизнь к этому стремится!
        Растают тучки и опять
        Сердечко загорится!

        В Домике возле леса

        В Домике возле леса
        Тайны легла завеса.
        Окон манящий свет
        Не огласит сюжет.

        Праздничный блеск реки,
        Да по-над крышей дымки.
        Но не известно нам,
        Кто топит печи там,

        Кто утопил ключи.
        Только лишь вздох в ночи.
        Птица вдали видна,
        Но долетит ли она?!

        Гасит утро быстрых снов видения

        Гасит утро быстрых снов видения,
        Мириады крошечных событий,
        Незаметных маленьких открытий,
        Бесконечных истин повторения.

        Мозг во сне спешит проверить соты,
        Все пути и каждый свой форпост,
        Всё, что день текущий понанёс,
        Результаты бешеной охоты.

        Где-то ставит новые задания,
        Вычищает, строит путь короче.
        И мелькает мысль сквозь темень ночи,
        Снами воплощаясь в мир сознания.

        Отболеть и успокоиться

        Отболеть и успокоиться.
        Чувствам двери затворить.
        В окна смотрится бессонница,
        Тянет тоненькую нить
        Из надежды и сомнения,
        Из весёлых прошлых дней,
        Озорного откровения
        Страстной нежности твоей.

        Я всё ещё летаю

        Я всё ещё летаю
        И в снах, и в Милых Снах.
        Я всё ещё читаю

«Люблю!» на облаках.
        Я всё ещё страдаю
        По узенькой тропе.
        Я всё ещё скучаю,
        Мой Милый, по тебе.

        Воздух горит отражением

        Воздух горит отражением
        Нами не прожитых снов,
        Силится мысли движением
        Освободить от оков,
        И в иллюзорности мира,
        Не создавая кумира,
        Выискрить слово «любовь».

        Слово - как понимание.
        Слово - как отрицание
        Лживости внешних причин.
        Выбить стрелой откровения
        Горечи и сомнения,
        И побудить движения
        Жизни разрушить сплин.

        Светлый замок ледяной

        Светлый замок ледяной.
        Свет от солнца золотой.
        Всё сверкает, словно сталь,
        Хрусталём звенит печаль.
        Боль занозой изо льда.
        Изморозью - никогда.
        Разве только в Никуда.

        Жизнь как Сказка кончается

        Жизнь как Сказка кончается.
        Вопреки её снам,
        Не всегда в ней сбывается
        То, что грезилось нам.

        Вместе, врозь, или около,
        А Душа всё болит.
        Ей бы чувства глубокого,
        Да исчерпан лимит.

        Пусто. Словно поздней осенью в парке чёрном

        Пусто. Словно поздней осенью в парке чёрном.
        Пусто. Мечется тревога по осколкам всех отсветов,
        Как потерянный ребёнок, как огня самосожжения.
        Пусто. Только голые стены и боль отторжения.
        Пусто. В мире иллюзий, и упрямом и покорном,
        Только вопросы, и нет никаких ответов.
        Пусто!
        И только ожидание хватает надежду за руки,
        И просит остаться,
        Ведь всё может статься,
        И ловит движенья и звуки…
        Но… пусто.

        Они понимали друг друга без слов

        Они понимали друг друга без слов.
        Но рвались наружу, спешили слова,
        И гасли, таинственно вспыхнув едва,
        Боясь затеряться в толпе голосов.

        И в недрах эфира сплетались пути,
        И мир облетал, как слоёный пирог,
        И не было сил неуйти, ни уйти,
        Лишь мчать одновременно долей дорог.

        Отражается золото света

        Отражается золото света
        В чуть рябящей поверхности вод,
        И весёлых цветов хоровод,
        Добрый дар уходящего лета.
        И тропинка бежит вдоль реки.
        И в окошках горят огоньки.
        И светлеет дымок над трубой…
        Словно в Домике мы с тобой.

        Птицы - вестники весны

        Птицы - вестники весны!
        Загляните в Мои Сны!
        Там нет горя и печали,
        Лишь смешливость доброй дали,
        Нет ни возрастов, ни дат.
        Только Домик Возле Речки,
        Только рядом на крылечке
        Наши тапочки стоят.

        Сухость слёз разумность стирает

        Сухость слёз разумность стирает.
        Думать ни о чём не желаю.
        Только постоянно вздыхаю.
        И сама смеюсь над собою.
        Можно всё назвать и игрою.
        Это ничего не меняет.

        Ложусь я с мыслью о тебе

        Ложусь я с мыслью о тебе,
        И с ней же просыпаюсь.
        Хоть изменить в своей судьбе
        И строчки не пытаюсь.

        Но, чтобы боли стих прибой,
        Прорвалась слёз вода,
        Мне нужно говорить с тобой,
        Хотя бы иногда.

        Застывший занавес небес не шелохнётся

        Застывший занавес небес не шелохнётся.
        Полёт за строчками вослед Над Облаками.
        Но средь безмолвья, веришь, не поётся.
        И не с кем без тебя сорить словами.

        В соавторстве с А. Е.

        Они понимали друг друга без слов.
        Но чувства горели, сжигая сердца.
        Словами же рвали все цепи оков,
        Хотелось друг друга постичь до конца.

        И рвались наружу, спешили слова,
        Как вестники нежности и доброты.
        Как будто деревьев младая листва,
        Цвели нежной страсти шальные цветы.

        И гасли, таинственно вспыхнув едва,
        Страшась получить синий холод в ответ.
        Для новой листвы отдавая права,
        Но в сердце храня чуткой нежности свет.

        Боясь затеряться в толпе голосов,
        Но больше не в силах так долго молчать,
        Никто не считал ни минут, ни часов,
        Хотелось Вселенной о чувстве кричать.

        И в недрах эфира сплетались пути,
        И нежности слова касались слова,
        Ведь им друг до друга хотелось дойти,
        Обняться словами, коснувшись едва.

        А мир облетал, как слоёный пирог,
        В нём только энергий струились клубки,
        Он был беспощаден, коварен и строг.
        И были они далеки и близки.

        И не было сил неуйти, ни уйти,
        Их всё разделяло от мира до дат.
        Была бы возможность, сказал бы: Лети,
        Я рад этой встрече, я рад тебе, брат!

        Мы мчим одновременно долей дорог,
        Не в силах отбросить ни эту, ни ту,
        По опавшей листве, не жалея и ног,
        Сплетёмся в заоблачную высоту.

        Пусть Жизнь сплетает ветви добрых дней

        Пусть Жизнь сплетает ветви добрых дней
        В гамак, в котором ночь ты проведёшь.
        И лепестков в него просыплет дождь
        Цветов, которых в мире нет нежней.
        И закачает лаской ветерка,
        Меж звёзд его подвесив в вышине.
        И светлой песней, что как сон легка,
        Умчит тебя на сказочной волне.

        А утром, розовым лучом

        А утром, розовым лучом,
        Тебя коснётся неба свод!
        Сладкоголосым соловьём
        Цветущий сад тебе споёт!
        И твой гамак, как лепесток,
        Легко опустится, кружа.
        И в сердце будет петь восторг,
        И счастьем полнится Душа!
        И день промчится без проблем,
        Легко всё разрешится в нём,
        Все бесконечности дилемм
        Душа сожжёт живым огнём!

        Ты рядом, и мне жалко засыпать

        Ты рядом, и мне жалко засыпать.
        Но телу объяснить всё это сложно.
        Оно зевает, просится в кровать,
        И справиться с ним просто невозможно.
        Спокойной ночи, милый, «пыль мечты»
        Надёжно сохраним и я, и ты,
        В Душе, иль в сердце, в тихом уголке,
        Где места нет ни грусти, ни тоске.

        Мне снилось, Милый

        Мне снилось, Милый, что с тобой вдвоём
        По Бережку мы к Домику идём,
        Меня ты обнимаешь и смеёшься,
        Что вот ещё чуть-чуть и обожжёшься,
        А сам - как раскалённая спираль…
        Клубит туман сквозь призрачную даль,
        Ещё вот шаг и Домика порог…
        И… прозвучал будильника звонок.
        И растворились Домик и Река,
        Лишь голос твой всё грел издалека.

        Я - твой голос, и твоё молчание

        Я - твой голос, и твоё молчание,
        Светлый смех, и горькое отчаяние,
        Смелость я твоя и твой же страх,
        Я - твои шальные отражения,
        Сердца и Души твоих движения,
        Быстрое скольженье в зеркалах.

        Вот-вот начнётся новое цветение

        Вот-вот начнётся новое цветение,
        И новой жизни новая волна!
        Кому рожденье,
        Праздник! Вдохновение!
        Кому печаль и горькое смятение -
        Что это, может быть, последняя весна.

        Так с Добрым Утром

        Так с Добрым Утром! Добрым Днём!
        Пусть всё лишь добрым будет в нём!
        Удача, радость, сил прибой
        Сопутствуют тебе, Друг Мой!

        Первый Ангел меня состраданью Учил

        Первый Ангел меня состраданью Учил,
        И прощать Обучал Второй,
        А молча терпеть из последних сил -
        Третий Ангел Сторожевой.
        Мне Четвёртый Пел о мире чудес,
        О любви, Вонзив в сердце копьё.
        И только Пятый Смеялся, Глядя С Небес,
        Ах, как Мы Разыграли её!

        Пусть всё, что ты не хочешь оставлять

        Пусть всё, что ты не хочешь оставлять,
        К тебе приходит ласковыми снами,
        И устилает ложе лепестками
        Мечты, несущей время жизни вспять,
        И молнией весёлых летних гроз
        Вдруг озарит внезапное решение,
        И с доброю улыбкой пробуждение
        Найдёт ответы на любой вопрос!

        Спи, любимый

        Спи, любимый. Я к тебе приду,
        Опущусь у ложа на колени,
        Чтобы отгонять ночные тени
        И кошмары в мелочном бреду.

        Стану навевать чудные сны,
        Полные волшебной доброй сказки,
        Приведу с собой веселья краски
        Из счастливой солнечной страны.

        А когда запляшет солнца луч,
        Утро распахнёт твои ресницы,
        Ты увидишь сновиденья ключ,
        Нежностью стекающий с страницы.

        И прервётся ожидание

        И прервётся ожидание.
        Вновь неведомое знание
        Птицу-Разум помутит.
        Сердце в пропасть оборвётся.
        Тот, кто плачет - засмеётся.
        И проснётся тот, кто спит.

        Мир в Кольце Своём замкнётся.
        Старым Новый Цикл начнётся.
        Поколеньями Времён,
        Через таинства наития,
        Словно Новые Открытия,
        Старым Знанием в Новый Сон.

        В пологах ночи трепещут наития

        В пологах ночи трепещут наития,
        Бледные тени Основы Основ.
        Одолевая себя и события,
        Мы погружаемся в таинства снов.

        Свет под ресницами
        Вспыхнет зарницами,
        Пятен цветных поплывут облака…
        Разум приникнет,
        И голос проникнет,
        То ли внутри, то ли издалека.

        Сон или явь? Ничего не понятно.
        Мозг ли играет, в себя погрузив?
        Или пытается кто-то невнятно
        Сути своей передать лейтмотив?

        То ли коралл, то ли лотос в раскрытии?
        Лишь сожаления тёмная падь.
        Не удержать, не проникнуть в наитии,
        Не осознать. Остаётся - принять.

        Игра перетекала через край

        Игра перетекала через край.
        Уже ей скучно стало в мире рамок.
        Она стремилась в небо, как подранок,
        Хотелось протрубить: прощай, прощай.

        Но обрывался в пропасть этот мир!
        И все миры слились во тьме пространства!
        И Жизнь - этот безжалостный сатир,
        Всё более сужал границы царства!

        И скоро их сведёт в одну черту!
        И станет эта сторона по ту…

        Солнышко сквозь тучки

        Солнышко сквозь тучки
        Протянуло ручки,
        Жёлтые, блестящие,
        Всех к себе манящие,

        Подняло росточки,
        Распушило почки,
        В лужицах плескалось,
        Солнцем отражалось.

        Лужицы смеялись,
        В небо воспарялись,
        Превращались в тучки,
        Затеняли ручки.
        Ручки не простые -
        Лучики златые.

        Всё это только сказка

        Всё это только сказка, тень сна в обычных днях,
        Смеющаяся ласка луча на облаках,
        Игра проникновения движения Души,
        Счастливое мгновение у времени в тиши.

        Случайных строчек брошенный корабль

        Случайных строчек брошенный корабль,
        Его так с места стронуть тяжело,
        Скрипит, словно колодезный журавль,
        И тянет, тянет камушком на дно.
        Но только Друг закинет низку слов,
        Кораблик снова всплыть уже готов,
        И засверкать от красок всех событий,
        И заискриться строчками наитий,
        И плыть против течений и ветров!

        Женские сказки и сказки мужские

        Женские сказки и сказки мужские,
        Где все красивые и молодые,
        Сильные, умные, всех побеждают,
        Легко встречаются, также бросают.
        В конце - на все вопросы ответ.
        Любовь или свадьба венчают сюжет.

        И отличает от клона клон -
        Кто главный герой - она или он.

        Жди, приду

«Жди, приду во сне - поверь,
        если не закроешь дверь!»

        Что ж, ловлю тебя на слове!
        Думай! Думай обо мне,
        Чтоб в видение ночное
        Смог прийти ко мне во сне!
        Дверь сновиденья открою!
        Буду ждать! Отдам ключи!
        Стань как в явь передо мною!
        И входи! И не молчи!

        Двери снов своих для тебя отворяю

        Двери снов своих для тебя отворяю я в эту ночь!
        Открой мне свой облик, дай зреть его в сна видениях!
        И в шуршащих,
        скользящих почти что незримо, мгновениях,
        Взглядом глаз твоих, расстояния времени превозмочь!
        Говори со мной: с чем смирился ты, что одолел!
        Расскажи про свой быт, кого любишь и чем живёшь!
        Жизнь - конечно игрушка, в ней смешаны правда и ложь!
        Жизнь глупа, и серьёзен в ней - только судьбы беспредел!

        Тайна свивает кокон

        Тайна свивает кокон,
        Вдоль речки бежит тропой.
        За переплётами окон
        Манящий свет золотой.

        Но не проникнуть взглядом.
        Двери не отворить.
        Разве что с Тайной рядом
        Тихонечко побродить.

        Погасла звёздочка

        Погасла звёздочка, но свет ещё идёт,
        Шальными строчками искрясь, и в Душу светит!
        И сердце светлой радостью ответит!
        И разум мысли горечью взорвёт!

        Осколки в клочья Душу изорвут,
        И новыми стихами опадут.
        И прочитавший будет думать: «Да!
        Чего только не выкрутит судьба».

        И не поймёт, и не узнает он,
        Что это был лишь сон…
        Прекрасный Сон!

        В стране волшебной, где правит царица Ночь

        В стране волшебной, где правит царица Ночь,
        Смертному чувства свои тяжело превозмочь.
        И всё, что пророчил день,
        Ночи стирает тень.

        В стране волшебной, где правит царица Ночь,
        Жизнь проживает себя, как и в днях точь-в-точь.
        Ночь обдирает маски,
        Тьма вытирает краски.

        В стране волшебной, где правит царица Ночь,
        Только любовь нам выжить может помочь.
        Душу к тебе одному
        Я протяну сквозь тьму.

        В стране волшебной, где правит царица Ночь,
        Милый, ты встречу нам в Звёздном Сне напророчь.
        Души, как облака,
        Друг к другу издалека,
        Летим! Вот моя рука!

        Погружает вечер в тени благодать

        Погружает вечер в тени благодать,
        Вьётся лёгкий ветер, можно отдыхать.
        Но, как дятел, ящик за спиной «долбит»,
        Сквозь окно и двери музыка гремит.
        Мысли словно птицы мечутся в шумах,
        Не собрать их вместе мне, увы и ах.

        Солнышко с Цветочком

        Солнышко с Цветочком
        Прыгает по Кочкам.
        Хочет подарить Цветок
        Самой лучшей из Дорог,
        Той, которая ведёт
        В Дом, в котором Друг живёт!

        Полетели! Полетели

        Полетели! Полетели! Ну же!
        Я сниму усталость, боль и стресс.
        Это ж так прекрасно, что нам нужен
        Ирреальный мир простых чудес.

        Мы забудем этот быт досадный,
        Под глубокой чашей, полной звёзд.
        С речки робкий ветерок прохладный
        Травушку украсит блеском рос.

        Птиц ночных бесшумное видение
        Первобытный страх пробудит в нас.
        Жаль, когда наступит пробуждение,
        Будем мы всё там же, где сейчас.

        Утро быстро входит в дом

        Утро быстро входит в дом
        Птичьим гамом за окном,
        Криками из-за стены,
        Проникающими в сны.
        Лай собак. Моторов рёв.
        Трудно дрёму поборов,
        Город просыпается.
        Время просыпается
        Быстро, как песок в часах.
        И уже на всех парах
        Ты влетаешь в новый день.
        В нём всё та же дребедень.
        То же завтра и вчера,
        И актёры, и игра,
        Те же мысли, про запас,
        Даже Сказочный рассказ.

        Ты сегодня молчишь целый вечер

        Ты сегодня молчишь целый вечер,
        И бездна разверзлась в Душе.
        Словно замерли наши встречи
        На расхристанном вираже.
        Отовсюду ветра несутся,
        В клочья рвут облаков покров…
        Жизнь как жизнь, - ни заснуть, ни проснуться.
        Всё в порядке. Вот только… жаль Снов.

        Лучиками света

        Лучиками света,
        Сквозь ночную тьму,
        В дрёмный час рассвета
        Я войду к нему.

        Голосами птичек
        Растревожу дом.
        Золото ресничек
        Задрожит огнём.

        Он поднимет веки,
        Синеву разлив.
        И подхватят реки
        Времени мотив,

        Песни лёгкой, светлой,
        Доброй, озорной.
        В тихий час рассветный
        Он споёт со мной.

        Утро начинается.
        Голоса сливаются.
        Солнце входит в тень.
        Вот уже и день!

        Ночь прокралась мглою в дом

        Ночь прокралась мглою в дом,
        На пуантах, босиком,
        Тишиной,
        За спиной,
        Исполняет танец свой.
        Тронет лёгким ветерком,
        Прыгнет, закружит волчком,
        Тенью губ волос коснётся,
        Ждёт: вот Милый Мой очнётся,
        И помчимся в Дивный Сон.

        Ты не видишь, и не слышишь,
        Ты в компьютер что-то пишешь,
        Весь в заботы погружён.

        Ночь трепещет, Милый, что ты?
        Дню оставь его заботы,
        Покружи со мной чуть-чуть,
        Отдохни от дел, режимов,
        В Мире Снов и Херувимов
        Ты проникнешь в Жизни суть.

        Ты не видишь, и не слышишь,
        Ты в компьютер что-то пишешь,
        Хочешь Время обмануть.

        Времени седого дочь,
        Удивительная Ночь,
        Словно Лотос, хороша!
        Растворяется Душа,
        Отдыхая от забот.
        Утро Душу соберёт,
        И прервёт ночной покой.
        И с очищенной Душой,
        Полной Света и Огня,
        Ты войдёшь в пределы Дня!
        А пока оставь дела,
        И позволь, чтоб увела
        Ночь тебя в свои чертоги,
        Где пшеница вдоль дороги
        Чистым золотом горит,
        Ярко маки в ней алеют,
        В чистом небе птицы реют,
        И рассудок сладко спит.
        Ночь мила и так прекрасна,
        Но старается напрасно,
        Жаль, тебе, в столь поздний час,
        Даже Время не указ.

        Ты не видишь, и не слышишь,
        Ты в компьютер что-то пишешь…

        Я отправлю к тебе Добрый Ветер

        Я отправлю к тебе Добрый Ветер,
        Чтоб из близка и далека,
        Ото всех водоёмов на свете,
        Он пригнал бы к вам облака.

        Чтоб они пролились, грозою
        Возвестив для всех свой приход,
        И, летя, целовались с Землёю,
        Умывая прохладой вод.

        Пусть тебе, Милый, сладко спится!
        Чистым воздухом ночь дохнёт,
        И приветливая Жар-Птица
        Песню-сказочку пропоёт.

        Так прекрасно и сердечно

        Так прекрасно и сердечно!
        Нежность Сказки торжествует!
        Но не может длиться вечно
        То, чего не существует.
        Хоть и греет, даже жжёт…
        Лишь фантазии полёт.

        Разум проживает, как умеет

        Разум проживает, как умеет.
        Тело понемногу каменеет.
        Поздно не бояться и бояться.
        А Душе всё хочется смеяться,
        Нужной быть, мечтать, любить, лететь…
        Хоть и ведом страх с названьем «смерть».
        Пусть давно совершены ошибки,
        Но не удержаться от улыбки.
        И не удержать её в узде -
        Здесь и, одновременно, нигде.

        Солнышко скрывается за бескрайность вод

        Солнышко скрывается за бескрайность вод.
        В чёрный превращается синий неба свод.
        С фонарями звёздочки спорят в вышине.
        Вечер в ночь уходит, спать пора и мне.

        Всё, что днём царило, чутко спит в ночи.
        Но зато проснулись гулкие сычи.
        Сони покидают дупел благодать.
        Да мышей летучих можно увидать,

        Как скользят бесшумно, тенью по луне.
        Хочется бездумно, просто в тишине,
        Побродить немножко с Другом у реки,
        Где манят окошком дома огоньки.

        Только друг далёко, только дома нет,
        Утлою лодчонкой тихий лунный свет.

        Бездумность. Одиночества фантом

        Бездумность. Одиночества фантом.
        Горчинка с ароматом кофе.
        Молочный блик ликёра в штофе.
        И все проблемы - на потом.

        Хлопья снега блёстками играют

        Хлопья снега блёстками играют,
        Словно он на лучиках завис.
        В белый плен сугробы забирают,
        Да синички слышится посвист.

        Всё покрыли белым шапки снега,
        Подчеркнули ветки, провода…
        Розовая утренняя нега,
        И большая белая звезда.

        Пусть тебе покажется всё странным.
        Ты, прости, конечно, всё не так.
        Этим утром - душным и угарным,
        Погрузись на миг в морозный парк.

        Ощути, хотя бы на мгновение,
        Как щекочет ноздри холодок,
        Нежности моей прикосновение,
        И живого воздуха глоток.

        Мне б дождиком тебя порадовать

        Мне б дождиком тебя порадовать!
        Да вот не хочется обманывать.
        Я бродила тут и там,
        Всюду солнечный бедлам.
        Лишь разок, издалека,
        Видела я облака,
        Сквозь окно автобуса,
        На вершине глобуса.
        Он стоял в витрине,
        В книжном магазине.
        А на небе - лишь лучи,
        Так нещадно горячи,
        И, хоть смейся, хоть кричи,
        Жар, как в доменной печи.

        Когда уйду я в ночь

        Когда уйду я в ночь
        Потерянной песчинкой,
        И будет всё точь-в-точь
        Как было до меня,
        Быть может взглянешь ты
        На чистые листы,
        И улыбнёшься, с лёгкою грустинкой,
        Какою я была нелепою соринкой,
        Как мне лететь хотелось в унисон,
        И сочинять, и петь, чудесный Сон,
        С весёлой, чуть горчащею, перчинкой.

        Эти ночи, эти дни,
        Добрым словом помяни.
        Жаль, уносятся они.

        Словно ветром вдаль несутся.
        Не успеешь оглянуться,
        А меня давно уж нет,
        И тебе уж много лет.
        Наша сказка на страницах,
        В книжных полках запылится.

        А пока мы тут с тобой,
        Отдыхай, Мой Дорогой,
        В дивном Доме-У-Воды,
        Где ни горя, ни беды,
        Запах мяты и сосны,
        Мир и Ласковые Сны!

        Всё на свете можно срифмовать

        Всё на свете можно срифмовать,
        Рифмы, словно пазлы, подобрать.
        Отчего ж я по стихам тоскую,
        А специально строчек не рифмую?
        - Оттого, что нечего сказать.

        С добрым утром! Солнца свет

        С добрым утром! Солнца свет!
        Дня привычная страница.
        Замелькают снова лица.
        Твоего меж ними нет.
        Только голоса мираж.
        Только строчек эпатаж.

        Знакомая дорожка

        Знакомая дорожка.
        В окошке огоньки.
        Серебряная плошка
        Дрожит в воде реки.
        Ночные вскрики леса,
        Заухали сычи.
        Глаза сквозь тьму ночи.
        Отыгранная пьеса.

        Итак. Вот утро начинается

        Итак. Вот утро начинается.
        От дрёмы разум просыпается,
        Включаясь в жизни балаган,
        И ищет точки применения.
        И мы продолжим без сомнения
        Смешной придуманный роман.
        И будем жить в его страницах.
        И полетит за птицей птица,
        Сквозь расстояний рубежи.
        Наш Мир, двоясь в своей основе,
        Опять изловит разум в Слове,
        Из Снов выстраивая Жизнь.

        Куда торопила память Моя Королева

        Куда торопила память Моя Королева?
        Зачем спешила всё вспомнить и всё забыть?
        Был справа Король, и два Офицера слева,
        И Пешка стремилась собою Ладью прикрыть.

        Был ясен расклад, и варианты всех предложений.
        И каждому ясно, кого и когда сдадут.
        Игра завершалась. Сама по себе. Вне мнений.
        И лишь Королева вокруг Короля держала редут.

        По ступенькам сновидений

        По ступенькам сновидений,
        Сквозь вуали тишины,
        Сотней радостных мгновений
        Ты в мои проникни сны.
        Взгляд соприкоснётся с взглядом,
        Нам подаренным судьбой,
        И забудем, что не рядом,
        Что далёко мы с тобой.
        Этот Дар Ночи Волшебной
        Словом в сердце заключи,
        И водой живой, целебной,
        Поднеси мне, как ключи,
        Когда утро огневое
        Краски мира распахнёт.
        И увидят только двое
        Мир, где Сказка всё живёт!

        Воспаряясь в горячих лучах

        Воспаряясь в горячих лучах,
        Растекаясь в цветущих лугах,
        И бесследно в земле исчезая,
        Я теку - как вода дождевая!

        Мои песни - живая струна

        Мои песни - живая струна.
        А струна не звучит одна.
        Тронет ветер, и только стон
        Отзовётся со всех сторон.
        А струне ведь нужна рука,
        Нежность - бешеная река,
        Хочет вырваться из оков
        Серых будней и тупиков!
        Если жизнь не приемлет ласку,
        То излиться хотя бы в Сказку.
        Только Сказки ведь не сочиняют,
        Ими жизнь свою наполняют.
        В напряжении воздух дрожит:
        Что реальнее - Сказка иль быт?
        И за Сказкой, как и за бытом,
        Сердце быть не хочет забытым.
        Чувство в нём то стихает, то множится.
        Но не сказкой оно тревожится.
        А далёкой родной рукой,
        Что однажды струны коснулась,
        И источником обернулась,
        Вдохновенье даря и покой.
        И звучит струна в унисон.
        Ты - Мой Ласковый Камертон.
        Без тебя - только ветра стон.

        Пусть тебе приснятся капельки летящие

        Пусть тебе приснятся капельки летящие,
        Капельки летящие, капельки блестящие,
        Нежные, прохладные, словно руки милой,
        Сердце убаюкают и наполнят Силой!
        И в жару любую, чтобы ни случилось,
        Капельками счастья чтоб оно светилось!

        Пусть с тобой случается только всё хорошее

        Пусть с тобой случается только всё хорошее.
        Не хочу, чтобы тебе больно было, Друг.
        Жизнь, хоть не кончается - как осколков крошево,
        Если что с родными приключится вдруг.

        И приходят песни - как вода тяжёлые,
        И уже, хоть тресни, радость не звенит.
        Временем сотрутся все, наслоятся новые,
        Только сердце камень боли сохранит.

        Но сейчас мне весело, ты сейчас со мною.
        Мне бы боль твою ещё хоть чуть-чуть смягчить.
        Буду прыгать зайкою, солнечной струною,
        Самой светлой песенкой Душу бередить.

        Просыпается песок

        Просыпается песок.
        Мне ещё бы хоть чуток.
        Или то, что есть сейчас,
        В своём прошлом, хоть на час,
        Хоть на несколько минут.
        Но песчинки всё бегут.
        Конус верхний пуст уже,
        Все на нижнем этаже.

        Было ль что-то с нами

        Было ль что-то с нами?
        Или снилось снами?
        Поиграй словами,
        Словно бубенцами.
        Всё стечёт во тьму,
        Мысли никчему.

        Сейчас отправлюсь спать

        Сейчас отправлюсь спать,
        Но в завершенье дня,
        Чтоб он зацвёл улыбкой на губах,
        Тебе должна послать
        Привет прощальный я,
        И пожелать свиданий в добрых снах.
        Пусть расцветает ночь
        Созвездьями любви,
        И доброй сказкой Душу увлечёт,
        И тихий нежный дождь
        Печали все твои,
        Как с листиков зелёных пыль, сотрёт.

        С Добрым Утром! Ты проснулся

        С Добрым Утром! Ты проснулся!
        Солнца лучиком коснулся,
        Разбудив улыбку глаз!
        И опять Душа запела,
        И в восторге полетела
        В Доброй Сказки Добрый Сказ!

        Днём спою тебе другую,
        Может быть и не такую,
        Без волшебной чешуи.
        Я же их не сочиняю,
        Только в Душу принимаю
        Чувства нежные твои.

        И Душа, в экстазе ласки,
        Порождает чувства сказки,
        И парят они светло,
        И летят к тебе как птицы,
        Чтоб в Твоей Душе гнездиться,
        Возвращая ей тепло.

        Тишина перед рассветом

        Тишина перед рассветом
        В окна, в дверь стучится.
        Расскажи-ка мне об этом,
        Что-то мне не спится.

        Хочется поговорить,
        Сердцу сердце отворить,
        Хочется счастливой быть.
        Поздно. Не случится.

        Было ль там что-то с нами?

        Было ль там что-то с нами?
        Или лишь снилось снами?
        Думать теперь никчему.
        Всё уплывает во тьму.
        И можно играть словами,
        Словно бы бубенцами,
        Не привязываясь ни к чему.

        Молчание - золото

        Молчание - золото?! Молчание?!
        Молчание - тоска, отчаяние!
        В нём боль и горечь не видна,
        И скрыта смерти тишина.
        В нём пустота и всё не так.
        И Душу поглощает Мрак.

        Скажу тебе одно

        Скажу тебе одно,
        Сюрприз нежданный мой,
        Ты посмотри в окно:
        Дождь отгремел грозой,
        Растаял светлой дымкой,
        И мак расцвёл улыбкой.

        Обрывается, осыпается

        Обрывается, осыпается…
        Листопадом, дождями, судьбой.
        Новый взмах, краткий вздох и кончается,
        Не успев дать желанный покой.

        Только что лепестки кружились,
        А уже замели снега.
        Были, не были, может снились
        Заливные с мятой луга.

        Так хотелось до самого донышка
        Мне напиться из чаши дней.
        Вот погасла ещё одна звёздочка
        В небосклоне жизни моей.

        Слово - вот большой искус

        Слово - вот большой искус.
        Пробую слова на вкус.
        Эти - горьки, эти сладки,
        Вот без дна, а здесь всё мель,
        Грустные - как шоколадки,
        Липкие - как карамель.
        Эти рядом не ложатся,
        А вот этим не расстаться,
        Только в паре норовят…
        Строю гармоничный ряд,
        В окончанья строчек - рифмы,
        Задаю движенья ритмы,
        Но они, разрушив связь,
        Разбегаются смеясь.
        Им ведь надо не искусства,
        Только искренности чувства.
        Разлетаются с листа.
        В сердце боль. Душа пуста.

        Пусть Добрым Сном ночь в дом к тебе войдёт

        Пусть Добрым Сном ночь в дом к тебе войдёт,
        Желанною прохладой одарит,
        И звёздным флёром чресла обовьёт,
        И от всех бед тебя заговорит,
        Сотрёт печали нежною рукой,
        Подарит сердцу радостный покой.

        Претензии к сисадмину по поводу перегоревшей пробки

        Ага, решил на выходной
        И свет нам выключить. У, злой!

        Ведь мы ж совсем не приставали:
        Два раза в аську постучали,

        Твой телефон с утра молчал,
        А здесь вдруг Виндовс упал…

        Звонили мы твоей соседке,
        Нет, нет, конечно же одной,
        Мы понимаем - выходной,
        Сначала Людке, затем Светке…

        Но ты и дверь не открывал…
        А здесь у нас сплошной завал,

        Вдруг Ворд куда-то задевался…
        Компьютер явно издевался.
        Решил, возможно, он с тобой
        Совместный сделать выходной.

        Деваться некуда, тогда
        Уже набрали мы 02.

        Куда пропал ты, мы ж не знали,
        Мы за тебя переживали.

        Но там система - ждать три дня.
        Тогда поборников огня
        Пришлось нам вызвать. Вместе с ними
        Заняться окнами твоими…

        Прости, ну кто ж предположил,
        Что ты с чужой женою был…

        Вот всё! И больше ничего.
        И выходного твоего
        Мы вовсе и не нарушали…
        Ну разве ж мы тебе мешали?

        Два раза звякнули в 03,
        Мол, кто-то стонет изнутри…
        Чего ругался ты, как зверь,
        Когда тебе взломали дверь?

        Неадекватный твой ответ.
        Ещё и вырубил нам свет!

        Как жаль, что стихла буря ощущений

        Как жаль, что стихла буря ощущений.
        Так грело сердце! Так рвалась Душа!
        Была так эта сказка хороша,
        Из тысячи нечаянных мгновений!

        Осталась только строчка послесловия,
        Лишь послечувствий тонкая струна,
        Презрев устоев странные условия,
        Так трепетно звенит ещё она.

        Я за тобой хожу повсюду

        Я за тобой хожу повсюду.
        Так ходит нитка за иглой.
        Заболевание тобой
        Не излечить мне. Как простуду,
        Что без лечения - семь дней,
        А при лечении - неделю…
        Лечусь стихами. А точней,
        Стихами по тебе болею.

        А под утро вдруг приснится

        А под утро вдруг приснится
        Сказки новая страница.
        Ночью - тенью, тихим сном,
        Звёздной бездной за окном.
        А с утра гремит сверкая,
        Радугой в росе играя
        Ярким солнечным лучом.

        С ней давно пора расстаться.
        Только жалко просыпаться
        В духоту слепого дня,
        Где лишь возраста личина,
        Рыжая тоска хамсина,
        Да привычек колея.

        Извини, мой Дружок

        Извини, мой Дружок,
        Вероятно уж в следующий срок.
        Хоть уже назубок
        Я вроде бы знаю урок.
        Но на практике снова
        Взорваться готова,
        Разрывается грудь,
        И не перешагнуть
        Твоего безразличья порог.
        Об него бьюсь, как бьётся
        О камень морская волна,
        Всё стремит, не сдаётся,
        Отступая, вновь катит она,
        И опять отступает.
        Помню я - «так бывает»,
        Но остыть не желает
        Разрывающая тишина.

        Сон всё в себя вобрал

        Сон всё в себя вобрал, и всё унёс.
        И в воздухе застыл один вопрос,
        Которому нам не найти ответа,
        Которому ответ давно уж дан:
        Лучи заката и лучи рассвета
        Тождественны друг другу сквозь туман.

        Мир сказки так пылал! В сто тысяч строк!
        Но самой доброй сказке есть свой срок.

        Низом стелется молва

        Низом стелется молва.
        Глухо катятся слова.
        А мне уже так много лет,
        Что не столь важен их сюжет.
        Я живу - как жизнь ложится:
        Что случится - то случится,
        Если радость вдруг нагрянет,
        Я приму - пускай обманет.

        Залетел ко мне на час
        Милый, трепетный Пегас.
        До сих пор плодятся дети,
        Не предать мне строчки эти.
        Пусть Пегас мой улетел,
        У него ведь много дел,
        Весь в лучах, цветах и птицах,
        Но останется в страницах
        Доброй Сказки беспредел.

        Ты плыви себе, молва.
        Впрочем, знаешь, ты - права.
        Я с тобой не стану биться,
        Как же можно не влюбиться
        В эти славные слова.

        Всё оборвав в один миг

        Всё оборвав в один миг,
        Праздник устал и затих.
        Кончилось вдохновение,
        Горькой волной сожаления
        Обрисовав тупик.
        И не выразить, не стереть,
        Только временем одолеть.
        Болью капает в слово «впредь».

        Я почти тебя вижу, Милый

        Я почти тебя вижу, Милый,
        Лёгкий образ неуловимый.
        Сердце тянется прикоснуться,
        Хоть давно уж пора проснуться.

        Но так сладок был этот Сон,
        Так Душе моей в унисон.
        Так летелось, так пелось мне
        На нашей с тобой волне.

        Нынче кочки её все плоски,
        Только бывших строк отголоски,
        Только эхо прошедших Снов,
        Только сладкая горечь слов.

        В покровах тайн уже нам не укрыться

        В покровах тайн уже нам не укрыться.
        Смеялась, ухала в лесу ночная птица.
        На стражу острый месяц в небе встал,
        Ночь раскроил и нити оборвал,
        И в нас упёрся жёлтыми рогами,
        И пригвоздил к тому, что есть мы сами.

        Дел подчас невпроворот

        Дел подчас невпроворот.
        На все жизненные темы,
        Словно тучи небосвод,
        Заплывают дни проблемы.

        Но сквозь жизни непокой,
        Как чешуйки Доброй Рыбки,
        Светлый лучик золотой
        Чуть насмешливой улыбки.

        И светлеет мир вокруг.
        Сердце радо улыбнуться.
        Ты - со мной! И песни льются!
        С Добрым Утром! Милый Друг!

        Свеча погасла. Стекло потемнело

        Свеча погасла. Стекло потемнело.
        Что было пламенем, пеплом осело.
        Жизнь завела вновь шарманкой рутину.
        Время колышет в углу паутину.
        Ловит меня в свои липкие сети.
        Кто же придумал игры все эти -
        В теле стареющем с юной Душой?
        Что привлекательней? Страсти? Покой?
        Двойственность. Внутреннее расслоение.
        Разные мысли, в одно мгновение.
        Сердце вибрирует. Душа поёт.
        Но тело уже не способно в полёт.

        Я пишу, как дышу

        Я пишу, как дышу, ни себе, ни другим не в угоду.
        Просто мысли ложатся в бумагу строка за строкой.
        Я как будто вступаю в незнакомую тёмную воду,
        И не знаю, что дальше, и пробую ямы ступнёй.

        Что же, «Пока» - пока

        Что же, «Пока» - пока.
        Здесь без тебя тоска.
        Сквозь разбитые дни
        Строчек твоих огни.

        Хочется говорить.
        Хочется написать.
        Тянется тонкая нить.
        Разум велит молчать.

        Ветер.
        Закат и рассвет,
        Всё в багровых тонах.
        Молчанью молчанье в ответ,
        Быстрая тень в зеркалах.

        Я? Злюсь? Конечно я не злюсь

        Я? Злюсь? Конечно я не злюсь!
        Я до сих пор ещё смеюсь.
        Словами время обозначу.
        Жаль только, больше вот не плачу.
        Так сладко рухнул слёз поток,
        Казалось, что уже иссох.
        И вдруг пронзило! Всё живое!
        И всё болит пережитое!
        Спасибо, что живой восторг
        Из камня забытья исторг!

        Струна оборвана

        Струна оборвана? Так что ж?
        Ведь каждый знает,
        Что Жизнь и на оборванных играет,
        Хоть много целых струн звучит округ,
        Она их ценит за особый звук.

        Мой первый Сон

        Мой первый Сон,
        Последний Сон,
        Душа с тобою в унисон.

        Мы с тобой так далеки

        Мы с тобой так далеки,
        Как Звёзд ночные светлячки,
        Хоть в поле видимости рядом,
        Могу тебя коснуться взглядом,
        Или движением руки.

        Моя Душа как Сон легка,
        Ей хочется за облака,
        Парить любовью и мечтой,
        Несбыточной и озорной.
        В просторах бесконечной ночи
        Она понять хоть что-то хочет,
        За дней привычных Бытиё
        Манит непознанность её.

        А ты усталый и земной,
        Посмеиваешься надо мной:
        Всё в жизни буднично и ясно,
        Зачем придумывать напрасно
        То, что не сбудется и впредь.
        И предлагаешь мне взрослеть.

        Не успевая подумать

        Не успевая подумать, мы успеваем моргнуть.
        В этом, наверное, - суть.
        Сердце над разумом преобладает.
        Разум за чувствами не успевает.
        Знаю. Смешно. Объяснений - тома.
        Но чувства по-прежнему сходят с ума.

        Нам иногда даётся дар предвидеть

        Нам иногда даётся дар предвидеть.
        Но, если что и вижу, промолчу.
        Наш Сон Прекрасный портить не хочу.
        Не часто сны доводится мне видеть,
        Которые не падают в кошмар.
        И если есть в лесу хотя б один комар,
        Он прилетит с другого края леса
        Моей крови напиться и наесться.
        И это не гипербола, не шутка,
        Не глупая пустая прибаутка.
        Реальность. И во сне, и наяву,
        Я словно в разных временах живу,
        Душою где-то по частям скитаюсь,
        Не помня - кто я, где я, как зовут,
        Где близкие-далёкие живут,
        И только всё домой попасть пытаюсь.
        Так много лет мне снится мамин сон,
        С тех пор как утро оборвало стон.
        Сначала звёзды манною крупой,
        Затем звала, звала всё за собой…
        Все сны подвластны времени. Я знаю.
        Хоть наяву во Сне я полетаю,
        Беспечно отдаваясь ветеркам.
        Он обрывается - и я, по облакам,
        Неотвратимо вниз… уж не живу…
        Проснусь ли? Или это наяву?
        Зачем же я о Сне не промолчала?
        Беспечная, я рассказала Сон.
        Ведь я предвидела, что оборвётся он,
        И вновь начнётся мой кошмар с начала.
        Сны не живут в миру, среди людей,
        Они боятся солнечных лучей.

        О, это чудо дивное - влюблённость

        О, это чудо дивное - влюблённость!
        Восторг! Горенье! Неопределённость!
        Всех чувств и мыслей бурное течение!
        Предчувствие любви! Её влечение!

        Всё под запретом: мысли и желания.
        Гасят цунами чувств воспоминания!
        Горит в Душе восторг! Пылает тело!
        Как жаль, что всё так быстро отгорело.

        Как хорошо, что сердце запылало!
        Ах, как же нам для счастья нужно мало!
        Всего лишь жить бы весело да дружно.
        Ах, как же нам для счастья много нужно!

        Мы куклы

        Мы куклы. Дёргают, кому не лень.
        И дёргаемся мы, порой, весь день.
        И тянутся невидимые нити,
        Переплетая узелки событий.

        Твой голос как поющий луч

        Твой голос как поющий луч!
        Он, как лесной прозрачный ключ,
        Цветами радуги играет.
        От счастья сердце замирает.
        Я пью его густой настой.
        И он, струясь живой водой,
        Во мне все чувства оживляет.
        Что ж ты молчишь? Ещё, глоток!
        Что б заструил по телу ток,
        И протрубил весёлый рог,
        Вновь породив в Душе восторг.

        Нельзя делиться радостью

        Нельзя делиться радостью,
        Хоть чувства не сдержать.
        И вот теперь за радостью
        Осталось лишь рыдать.
        Поймали. На булавки.
        Под скальпель. По частям.
        И радости зачатки
        Увидеть тщатся там.
        Напрасно расстарались,
        Убив. Душа мертва.
        От радости остались
        Страданье да слова.
        Пустые артефакты:
        Былых улыбок тень,
        Обрывки снов, контакты…
        - Неповторимый день!

        И Сон растаял - словно льда стекло

        И Сон растаял - словно льда стекло.
        Как лёгкость облаков над головой,
        Перед палящим Солнцем в летний зной.
        И снова время сонно потекло.
        Виденья промелькнули и умчались.
        Лишь радуг чёрточки на облаках остались.

        Но что жалеть нам о прошедших снах?!
        О ярких радугах на нежных облаках?!
        Когда, сдавая прошлое на слом,
        И Жизнь сама уходит странным сном.
        Когда, рождая в Душах смертный стон,
        И Жизнь сама уходит словно Сон.

        А.Е. Мы задаём вопрос

«Мы задаём вопрос. Судьба-то, может, злая?»
        Я понимаю. Это логика мужская.
        Природа такова. Никто не виноват.
        Вот и пословица твердит: «Судьба-злодейка»!
        Ведь для мужчин всегда важна лазейка.
        Для женщины не знать - кромешный ад.

        Мы словно рядом

        Мы словно рядом - только позови!
        Как поведёшь себя, мой странный визави,
        Когда я вдруг исчезну со страниц?
        Захочешь ли узнать ты, что со мною?
        Пришлёшь ли, заболевшей, стайку птиц?
        Напишешь ли «Прости», когда глаза закрою?

        Стрела вонзилась - и отпела тетива.
        Да! Знаю! Жёстче в времени трава,
        Растёт и отмирает ежегодно.
        Пчела пыльцу собрала, и свободно
        Осуществляет дальше свой полёт.
        К чему ей травы, когда собран мёд?!

        Если вдруг

        Если вдруг
        Исчезнет друг -
        Грустно и темно.
        Всё, что крутится вокруг,
        Сердцу всё равно.
        Друг появится, и вновь
        Заиграет в сердце кровь,
        Разум строчкой оживёт,
        Жизнь все краски обретёт!
        Вот!

        Мы в ответе за тех, кого мы приручили

«Мы в ответе за тех, кого мы приручили».
        А в ответе ль за нас те, кто нас приручил?
        Те, кого мы так нежно, так безумно любили,
        Кто был с нами так ласков, так страстен, так мил.

        Всё сегодня не так. Мы не видим причины.
        Хоть конечно нелепо причины искать.
        Толку в этом? Ни мы, ни они не повинны.
        Чувство было! Ушло - не вернуть его вспять.

        Не вина, а беда, что мы не забываем,
        И цветок, что увял, поливаем опять.
        И не важно, что мы прежним чувством страдаем.
        Это тоже ведь радость - от чувства страдать.

        В нежной твёрдости ладошки

        В нежной твёрдости ладошки
        Буковки - такие крошки.
        Но слагаются в слова
        И удержишь их едва.

        Словно ядра наливные,
        Как фонарики живые,
        В каждом слове свой росток
        Ждёт, пока наступит срок.

        И когда приходят сроки,
        Как монисто вяжут строки,
        Нижут строчку за строкой,
        Выплетая мир цветной.

        Мир, в котором Свет Струится
        В каждой чёрточке Излиться.
        Не захлопывай ладонь!
        Отпусти живой огонь!

        Всё, что нас касается

        Всё, что нас касается,
        В сердце отзывается,
        Грустью, радостью ли, болью,
        Неприятием, любовью…
        Но за далью и годами
        Уж не знаем мы и сами,
        Как что называется.
        Ведь у чувства нет названья,
        Лишь оттенки осознанья
        В странных бликах Бытия.
        Что есть что - не знаю я.
        С болью радость повенчалась,
        Грусть любовью оказалась,
        С неприятием любовь -
        Под один сошлись вдруг кров.
        Смесь не разберёшь такую.
        Я, тоскуя - не тоскую.
        Я грущу - когда смеюсь.
        Мне не страшно - я боюсь.
        Веря - где-то и не верю.
        Однозначности потерю
        Можно и переживать,
        Можно и пережевать.
        Только всё равно не ясно,
        Хоть понятно всё прекрасно.

        Я - радуюсь, а ты - смеёшься

        Я - радуюсь, а ты - смеёшься!
        И радостно мне, что тебе смешно!
        И рассмеюсь, когда ты улыбнёшься!
        Как здорово, что есть у нас «окно»!
        Что можно кинуть солнышко… цветочек…
        Иль длинный ряд зелёных добрых точек….O

        Спасибо, Миг Нежданный Мной

        Спасибо, Миг Нежданный Мной,
        За доброе твоё терпение,
        За шутку, что сыграл со мной,
        За чумовое вдохновение!
        Душа была почти в застое.
        И вдруг стихами понесло,
        Во всех трёх смыслах в этом слове.
        И в них сквозит твоё тепло!
        Развей сомнения скорей,
        Мне кажется, они все - диво!
        Хотя, всегда у матерей
        Что ни ребёнок, то красиво.
        А мне - как на Душу елей.
        Шальная мать твоих детей.

        Мир сказочный и мир реальный

        Мир сказочный и мир реальный
        Так друг на друга не похожи.
        И ни один не идеальный?!
        Так мы не идеальны тоже.
        И это не принципиально:
        Где я живу, где сочиняю…
        Ведь главное, что так реально
        Восторгом я к тебе пылаю.

        Что за сияние видно во мгле

        Что за сияние видно во мгле?
        Может звезда отразилась в стекле?
        Или дрожащий свечи огонёк
        Кто-то для путника ночью зажёг?
        Это, сквозь тьму всех пережитых лет,
        Пламя Души пробивается в Свет!

        Не беспокойся, я уже пришла

        Не беспокойся, я уже пришла.
        Жизнь продолжает свой летящий форум.
        Судьба меня, как зверя, загнала,
        Хоть и пыталась ей подсунуть фору.

        Но это там, за мыслью странных снов,
        За дверью ослепительного мира.
        Пусть там и остаётся! Мир наш нов!
        И пусть в нём правят лишь тепло и лира!

        Ведь с самого начала ты всё знал!
        Во всё проник в овеществленье мига.
        И жизнь мою, как книгу, прочитал.
        Но я пишу! И значит - длится книга!

        На сердце и ирония, и грусть

        На сердце и ирония, и грусть.
        Посмейтесь! Только слёз не будет пусть!
        Вдруг Сказки Сны вошли в мою реальность.
        Я в ней уж пожила, и нажилась - хоть вой.
        Нырнула в ирреальность с головой,
        И жизнь влетела в новую тональность,
        В сто тысяч строчек сказку отразив,
        Сыграла новый праздничный мотив!

        Он отзвенел, отпел, и воплотив
        Несуществующую мира идеальность,
        Улыбкой доброй оживив банальность,
        В Душе ещё рождает отголоски,
        Как радуги размытые полоски.
        Вот вроде рядом, но отнюдь не здесь.
        В Дожде и в Солнце - им недолго цвесть!
        Глаз видит - не дотронуться рукой!
        Не на земле, а где-то над Землёй!

        Ты принимаешь молчание

        Ты принимаешь молчание.
        А я принять не могу,
        И в счастливое изначалие
        Опять от него бегу.
        И словом к тебе пробиться
        В радугу ласки тщусь.
        И в мир твой спешит излиться
        Добрая нежная грусть.
        Я помню - «что так бывает»,
        И не от всего есть ключи…
        Иллюзия долго тает.
        Прости её! Не молчи!

        А. Е. Как прекрасно пишешь ты

        Как прекрасно пишешь ты!
        Сохраняю все листы!
        Я люблю их полистать,
        И, смеясь, перечитать.
        Десять смыслов, сто - в одном,
        В каждом слове - целый том!
        Каждый раз, когда читаю,
        Смысл другой в них открываю.

«Чтобы лилась песнь моя» -
        Строчка мне нужна твоя.
        А порой я их ворую,
        Плюс энергию живую,
        Что струит в стихах твоих,
        Не стихая ни на миг.
        В них жизнь - сила!
        В них - напор!
        В них поэзии простор!

        Стихи вдоль строчек слов бегут

        Стихи вдоль строчек слов бегут
        Всегда,
        Когда
        Их где-то ждут!
        Когда никто нигде не ждёт,
        Врастает мысль в молчанья лёд.

        По краю зелёной надежды

        По краю зелёной надежды!
        По краю синей печали!
        Сомкни усталые вежды!
        Узри незримые дали!
        Прости не ждущих прощения!
        Впусти к тебе не стучащих!
        Оставь слова и сомнения!
        Услышь упрямо молчащих!
        Пройди огнём и водою,
        Осотом, режущим ноги!
        Взрасти простою травою
        Для путника, вдоль дороги!

        Нет! Я поверить просто не могу

        Нет! Я поверить просто не могу,
        Что я зайду, и вот - тебя здесь нет!
        И что не будет выпечатан след
        Смешливой острой фразой на бегу!
        Не взглянет исподлобья аватар!
        И не изменится «Здесь был в последний раз»!
        И не охватит больше сердца жар!
        И слёзы не польются вновь из глаз!
        И снова стану я сама собой -
        В себе застывшей глыбой ледяной.

        Смешинки твои падали каскадом

        Смешинки твои падали каскадом,
        Стремительным звенящим огнепадом,
        Искря глаза и ослепляя ночь.
        Внезапной вспышкой - чудо озарение,
        И Душу наполняло вдохновение,
        И строчки были вылиться не прочь
        Волною, налетевшею стихами.
        Они живут золою, угольками,
        Летящим пламенем над облаками,
        Горят, словно небесные огни,
        И радугой улыбок греют дни.

        Друг ушёл, не отворив секрета

        Друг ушёл, не отворив секрета,
        Лишь сказав - Прощай, Душа, прощай!
        И в Душе застыли краски лета,
        Собирает осень урожай.
        Время стало. Умерло движение.
        Бессловесия поднялась стена.
        Жизнь бездвижна - как изображение,
        Фотография из твоего окна.

        Моя Душа - как струнный инструмент

        Моя Душа - как струнный инструмент.
        Заденет ли случайно чувство, птица…
        И отзовётся песнею в момент,
        И долго ещё будут звуки литься,
        И, вырваться стремясь, будить в ночи,
        Непрошено врываться в буден ритмы,
        Выстраивая строчки, ритмы, рифмы,
        И умоляя разум - помолчи.

        Когда мне больно, тяжко

        Когда мне больно, тяжко, и хреново,
        И воздух не желает проходить,
        Так хочется к тебе прижаться словом,
        И просто, ни о чём, поговорить.
        Ты б снова улыбнул меня до смеха,
        Восторгом слёзы по щекам из глаз,
        И рассказал, что жизнь - нелепая потеха,
        И отступила б боль, как было уж не раз.
        Как хочется. Тревожить не посмею.
        Уж лучше коготки по локотки…
        Я Душу прошлым праздником согрею,
        И вновь в глазах запляшут огоньки!
        Твоих лучистых мыслей отражения!
        Смешливых Душ тончайшие движения.
        Таинственные краски Бытия.
        Всё то, чего не объяснить словами,
        Что Снами пронеслось Над Облаками,
        Случайным отраженьем: Ты и я.

        Написано не мной, хотя и мной

        Написано не мной, хотя и мной.
        Внезапно, ночью, разбудило вдохновение.
        И сами полились стихи рекой.
        И это было «чудное мгновение».
        Поверишь ли, что это всё экспромт,
        Подаренное мной, и то, что на странице?
        Несутся лыжи и не виден горизонт…
        Душа - за облака, подобна птице!
        Сейчас сожму кулак и «кнопочки» оставлю.
        Иначе никогда я не остановлюсь.
        Когда придёшь домой (я этого дождусь),
        Ты топик посетишь, я крылья вновь расправлю.

        Трава - огромный мир живой

        Трава - огромный мир живой!
        Свои там драмы и сюжеты!
        И то, что мы зовём травой, -
        Нам не известные планеты.
        Но мы в иных живём мирах.
        Мы где-то выше, над травой,
        Не знаем, порождая страх,
        Что чьей-то властвуем судьбой.
        Там населения тьмы и тьмы.
        Борьба на грани выживания.
        Ковёр зелёный видим мы -
        Идиллию существования.
        А кто-то видит Рай Земной,
        Нас не заметив «под травой».

        Я оставляю висячие строки

        Я оставляю висячие строки.
        Я принимаю игру.
        Скоро и мне уже выйдут все сроки
        В мир под аншлагом «умру».

        Всё позабудется. Всё растворится.
        Время затрёт следы.
        Всё, что отбудется, и то, что отснится
        Лягут в одни ряды.

        Мгновеньем ещё мелькнут разговоры:
        С кем… почему… когда…
        Но не проникнут липкие взоры
        В канувшие года.

        Разве что строки продлят немного
        Памяти тонкую нить.
        Но вскоре и их уведёт дорога
        В мир под аншлагом «Не быть».

        В жизни так же, как и в строчках

        В жизни так же, как и в строчках,
        Всё мираж, и всё игра.
        Мы - не мы, в словах, и в точках,
        Мановением пера.

        И не пробуйте читать:
        Было - не было, меж строк.
        В Жизнь не может не врастать
        Сердца трепетный росток.

        Входят образы, пылая
        Синим льдом, или огнём,
        В новых строчках обретая
        Свой особый мир и дом.

        Инвертируют сюжеты,
        Чертят правила игры…
        И стекают в воды Леты
        Через сердце их миры.

        Так хочется мне в Домик У Реки

        Так хочется мне в Домик У Реки.
        Побыть ещё наедине с тобой.
        Чтоб на углях шипели шашлыки,
        И лес вздымался тёмною грядой.

        Чтоб лунный свет чуть воды серебрил,
        И тишина была почти живой
        И в небе, низко, мириад светил.
        И ни одной проблемы, ни одной.

        Проникновенье! Озаренье

        Проникновенье! Озаренье!
        Волной летящей вдохновенье!
        Мир, вспыхнувший в одно мгновенье!
        Сомненье!

        Вот как могу тебя я не любить

        Вот как могу тебя я не любить?!
        И как могу тобой не восхищаться?!
        Ты всё, что хочешь, можешь сотворить!
        И что задумаешь, размыслишь и удастся!
        Умел руками! Светел головой!
        Во всём талант твой чувствуется сразу.
        Я радостно ловлю любую твою фразу,
        И прячу её в ларчик, не простой,
        А тот, что называется Душой.

        Сквозь смех, аж слёзы на глазах

        Сквозь смех, аж слёзы на глазах,
        Так, словно взорвались хлопушки,
        Как в цирке: зрители все «ах!»,
        А он уж тянет кролика за ушки.
        Смешно. Конечно - изначально знал!
        А вкруг меня клубили мир туманы,
        Плыли полумечты, полуобманы,
        Восторг то наступал, то пропадал,
        Катились слёзы, дрожью било тело,
        А изнутри, где сердце, словно грело,
        Улыбкой чувство на лице цвело…
        Всё знал! От смеха челюсти свело!
        Не плачу, я ведь - «девочка большая»…
        Куда уходят чувства, остывая?

        Всё надо назвать, разложить, и забыть

        Всё надо назвать, разложить, и забыть.
        Наверно. Конечно же, легче так жить.
        Но, как бы мы чувства не называли,
        Сумеем словами раскрыть их едва ли.
        Их можно только - сопережить.

        Что для Души корысть

        Что для Души корысть?
        Та, что тревожит тело,
        Не долго заживётся среди Душ,
        И быстро растворит её пространство.
        Та, что тревожит сердце, повитает,
        Но тоже очень быстро распадётся!
        Воспрянет Дух - Божественный Огонь!
        Но он от Бога и вернётся к Богу!
        Какую часть Души корыстью ты прельстишь?
        Две первые, увы - недолговечны!
        А третья и сама огромное богатство,
        Но в Вечном, ведь, извечно нет корысти!
        Что ей подаришь, то к тебе вернётся,
        Но ты об этом даже не узнаешь.
        Ведь ты не знаешь всех путей возможных,
        И от чего тебя Уберегли.

        Мне было жаль стиха

        Мне было жаль стиха, оборванной строкой
        Он на бумагу выплеснут был мной.
        Такой беспомощный. Его взяла я в сердце,
        Приотворилась новой мысли дверца,
        Внеся волною нужные слова,
        И вот уж он вступил в свои права,
        Ложится в книгу, как и все другие,
        Не совершенные! - Такие дорогие!

        Взрослым ведь тоже хочется сказки

        Взрослым ведь тоже хочется сказки,
        Доброй, волшебной, с наивностью ласки.
        Принц и принцесса, да под венец.
        А жизнь ведь не дарит счастливый конец.

        Ты меня не замечаешь

        Ты меня не замечаешь!
        Ничего не отвечаешь!
        На странички не идёшь!
        Грустно это и обидно!
        Ничего вокруг не видно,
        Только вежливости ложь!
        Что ж…
        Я совсем не раздражаюсь.
        И отнюдь не обижаюсь.
        Хоть обидно мне до слёз.
        У тебя свои охоты.
        У тебя свои заботы.
        А скучаю я всерьёз.
        Хоть всё это очень странно.
        Удивляюсь постоянно.
        Мысль гоню, и не пойму:
        Как, зачем, да почему.
        Мне самой, поверь, смешно,
        Но сердце плачет всё равно.
        А Душа всё за тобой,
        В Мир Воссозданный Игрой.

        Ангелы наших чувств

        Ангелы наших чувств не хотят растворяться в эфире.
        Снова к тебе я мчусь лёгкою слов тропой.
        Кто мы с тобой, Мой Друг?
        Мы - только иллюзии в Мире.
        Кто мы с тобой, Мой Друг?
        Мы - сам этот Мир с тобой.
        Слово было в Начале. И Слово было у Бога.
        И мы, и слова - отголоски одних и тех же флюид.
        Когда мы тщимся излиться непроизносимостью слога,
        Лишь Он уста Замыкает, лишь Он уста Отворит.

        Как бы мне ни стараться

        Как бы мне ни стараться,
        Не выходит. Прости!
        Трудно так удержаться,
        Чтоб к тебе не зайти:
        Осторожною строчкой,
        Странных слов оболочкой,
        В неизбежность пути.
        Призываю молчание,
        Гулкую тишину.
        В лабиринтах отчаянья
        От бессилья тону.
        Но приходит в видение
        Прежних строчек искус,
        И горит наслаждение
        Словом каждым, на вкус.
        Вкусом солнца и хлеба,
        Солодят и горчат,
        То возносят до неба,
        То к земле пригвоздят.
        И так хочется новых,
        Что нет сил утерпеть.
        Обещаний суровых
        Я не дам себе впредь.
        Постучу вновь отважно,
        Новый повод найду,
        Прикоснусь, и не важно,
        Что к холодному льду.

        За спиной воздушных замков

        За спиной воздушных замков белопенные сверкания,
        Радость нового открытия, и дорога в облаках.
        Впереди усталость мира, боли ком от расставания,
        И от бывшего веселия серый пепел на губах.

        Так пусто всё

        Так пусто всё. И мутно на Душе.
        Уже нет больше прежнего тепла.
        Как будто что-то в этом витраже
        Разбилось. Так же магия стекла
        Под сеткой мелких трещин исчезает.
        Нет ничего страшнее мелочей,
        Ведь каждая в нас что-то обрывает
        В потоке будничных вялотекущих дней.
        Наш мир сужается, словно клочок шагрени.
        Смеёмся, чтоб никто понять не смог:
        Мол, всё в порядке - это лишь дань лени.
        И вешаем на жизнь большой замок.
        Я не хочу! Душа стремится к Свету,
        В восторге ловит Отблески Огня,
        Травинкою льнёт к каждому сюжету,
        Пытаясь расшатать границы дня.

        Ты же знаешь, как я за тобой невозможно скучаю

        Ты же знаешь, как я за тобой невозможно скучаю!
        Для чего мне, по кнопочкам, снова стучаться к тебе?!
        Нами сказано всё! Что добавить? - Я просто не знаю.
        Только знаю - не зря эта встреча случилась в судьбе.
        Что тебе принесла? - Никогда не узнать мне об этом.
        Злом была иль добром? Может, просто помехою жить.
        Отбыла. Пронеслась непонятным и бурным сюжетом.
        И захлопнулись двери. И больше нам их не открыть.
        Для чего мне по кнопочкам?
        Для чего за тобой мне слоняться?
        Отчего я тревожусь, твоих не увидев следов?
        Ты ушёл со страниц, а Душа всё не хочет расстаться,
        И болеет, и плачет, из телесных срываясь оков.

        Я не девочка - обижаться

        Я не девочка - обижаться.
        Просто образ твой я люблю!
        И смешно пытаюсь вписаться
        В жизнь размеренную твою.
        Неразумной малою птахой,
        Мудрой дамой с седой головой…
        Жизнь грозит мне расправой и плахой,
        А Душа всё равно за тобой.
        И смеюсь, и предвижу заранее,
        Хоть не сбудется никогда.
        Мне бы встреч разочарование
        И забыть тебя навсегда.

        Чем больше, Милый, говорю с другими

        Чем больше, Милый, говорю с другими,
        Тем больше тянет говорить с тобой,
        И строчками, и мыслями шальными,
        И просьбами, и болью, и игрой,
        И всем, что Жизнь дарит и забирает,
        Беспечным смехом, обо всём забыв.
        Окончен год. Дождь блики Снов стирает.
        Но всё ещё звучит в Душе мотив.

        Душа летит к тебе

        Душа летит к тебе!
        К нему стремится тело!
        А сердце пополам надтреснутой струной!
        Последний Сон в судьбе!
        Ничто не отболело!
        Но всё закончилось само собой.

        Я не могу писать стихов

        Я не могу писать стихов.
        Хоть строчки пчёлами роятся,
        Но все коловороты слов
        К тебе как бабочки струятся.
        Им больше нечего сказать.
        Смешно страдать об идеале,
        Того, что никогда в реале
        Твоим и не могло бы стать.

        То, что сердце плачет

        То, что сердце плачет,
        Ничего не значит.
        С мыслью мысль судачит,
        От того и плачет…
        Так уже бывало,
        Значит, будет снова.
        Время доказало,
        Что ничто не ново.
        Пусть уже не снами,
        Пусть уже не с нами,
        И в обычной жизни,
        Не под облаками.
        А мои дороги,
        Как фантом, лишь зримы,
        Бьются в дней пороги,
        Строчки-пилигримы.
        А мои - следами
        Всё к тебе ложатся,
        И Над Облаками
        Мыслями струятся.

        Улица за улицу цепляется

        Улица за улицу цепляется,
        Просто так, без цели, наугад.
        Строчка сквозь бездумность прорывается,
        Словно ниоткуда, невпопад.

        Пусть течёт, додумывать не стану
        Взглядом в облака, дома, цветы…
        Напущу прекрасного туману
        Витражами чуждой красоты.

        И больную Душу успокою
        Тем, что и для жизни есть предел,
        Слов смешливых глупой чередою,
        Суетой пустых ненужных дел.

        Прощальное письмо

        Прощальное письмо. Прощальные слова.
        Прости. Так нелегко с тобою расставаться.
        Прости за всё, за всё, в чём была не права.
        Пора. Пора и мне уже за дело браться.

        Так празднично горел живой поток из слёз.
        И Музой правило такое ликование.
        Прости. Прости. Конечно не всерьёз
        Случайных строчек странное свидание.

        Пишу, и вновь пылает изнутри.
        Но слёзы не текут. Хоть и стоят в глазах.

«Так нежно сдуть». Вновь ночь всю, до зари,
        Читаю письма, и горю в слезах.

        Прощальное письмо. Последние слова.
        Последних Снов последние мгновения.
        Последние, возможно, откровения.
        Останутся лишь строчки да молва.

        У будущей весны глаза небесной сини

        У будущей весны глаза небесной сини,
        Зелёная коса в цветах до самых пят,
        И нежный аромат чуть видимой полыни,
        И утренней росой сияющий наряд.

        У будущей весны поток чудесных трелей,
        Вся музыка лесов, где каждый о своём.
        Чуть солнце припечёт и обертон капелей
        Нам запахи земли приблизит каждым днём.

        У будущей весны всё то, о чём мечтали.
        Цикл завершён, и всё теперь начнёт опять…
        Из солнцем и песком насквозь прошитой дали,
        О будущей весне смеяться и рыдать.

        Душа за призраком рыдает

        Душа за призраком рыдает,
        Не ставшим другом во плоти,
        А сердце и само не знает,
        Что так хотело воплотить.
        Что это было? Наваждение
        Разбило сердце, сна лишив?
        Иль боли горькое томление
        На самом донышке Души?
        Что это было? Сны? Желания?
        Слов обронённых волшебства?
        Иль просто чувства, без названия,
        Флюиды древнего родства.

        Я улыбнусь

        Я улыбнусь, хоть нет в Душе улыбки,
        Шутя, любую тему поддержу,
        Так, словно не было ни боли, ни ошибки,
        И ничего по сути не скажу.

        Жили-были три снежинки

        Жили-были три снежинки,
        Ни колючки, ни пушинки,
        Охлаждённая вода -
        Чудо звёздочки из льда.
        С нами рядом и не рядом,
        Прикоснуться - только взглядом,
        Да и то, коль добрый глаз,
        Тронешь - и растают враз.
        И останется вода,
        Как везде, и как всегда.
        Хоть они и не мираж,
        Но впадать не стоит в раж.

        Или так:
        Вот жила одна снежинка,
        Ни брюнетка, ни блондинка,
        Звёздная структура льда.
        Проще говоря - вода,
        Та, что в кране и на речке,
        И росою на крылечке,
        И слезинкой в тайнах глаз
        Той, что рядом в этот час.
        Что приветливо встречает
        Каждый взгляд твой, и мечтает
        Быть с тобой, и не с тобой,
        Просто женщиной земной.

        Не возвратиться! Не распроститься

        Не возвратиться! Не распроститься!
        Больше не вырвется крик!
        Мыслей пурга осенняя…
        Улиц переплетения…
        Жизнь то ль течёт, то ль снится…
        Всюду один тупик…

        Лепит снег со всех сторон

        Лепит снег со всех сторон.
        Бродит самый сладкий сон.
        Вот почти забытый дом,
        Сосны, речка…
        Только снега нанесло
        На пригорочек крылечка,
        Да весло,
        Позабытое на нём,
        Никогда не бывшим днём.
        Время тает.
        Сон стекает:
        Облака… туман… вода…
        Ниоткуда… никуда…
        Спать… остаться…
        Распрощаться…
        Сон истёк…
        Взгляд в потолок…
        Что вздыхаю?
        Я ведь знаю -
        Для всего приходит срок…
        Притаиться!
        Притвориться!
        Может быть, опять приснится?

…Знаю, знаю, не случится.

        Как небесные цветы

        Как небесные цветы
        Наши странные мечты -
        Расплываются и тают,
        Новый образ обретают,
        И снегами опадают,
        Достигая высоты.

        Вот кончился период ночи

        Вот кончился период ночи!
        Душа вдохнула Солнце дня!
        И сердце радостно хохочет!
        И боль уходит от меня!

        А мы ведь с ней почти сроднились,
        И планы строили в тоске.
        Но двери истины открылись,
        И раны излечили мне.

        Прости, о боль, моя подруга,
        Тебя я отпущу легко,
        Лишь ради радости и друга.
        Всё близко. Всё так далеко.

        Я знаю, ты ещё вернёшься,
        Не этой тропкой, так другой,
        И снова жилочкой забьёшься,
        И тело изогнёшь дугой.

        Но эти Сны Над Облаками,
        Тебе уже не замутить,
        Они меж строчек, меж словами,
        Нам будут радугой светить.

        И когда воздух затвердеет,
        И я застыну не дыша,
        Меня В Окошке Свет согреет
        И улыбнётся вдруг Душа.

        Вроде не осень

        Вроде не осень - весна на дворе.
        Вроде как в марте мы, не в ноябре.
        Что же там было осенней порой,
        Что ты так тоскуешь за жёлтой листвой?!
        Смотри: набирают веточки цвет,
        И дышит весной каждый новый рассвет.

        Тихое журчание. - Слов? Воды?

        Тихое журчание. - Слов? Воды?
        Тёмный небосклон воспоминаний.
        Яркий блеск Неведомой Звезды,
        В лёгкой дымке призрачных скитаний.
        Домика игрушка у реки.
        Буковки летят как мотыльки,
        И сгорают в ярких красках мира,
        Сказано: «Да не создай кумира»!

        Но сама Душа огнём полна!
        И волной к Огню летит она!
        Выше! Вверх! Туда! За облака!
        Только Звёздочка и там - так далека!
        Мы проходим разные Пути.
        Ничего! Ты, главное - свети!
        Улыбаясь, помашу тебе рукой.
        Там, где ты - Свет Жизни и покой.

        Ощущая внимание

        Ощущая внимание,
        Я слегка напряглась.
        Но пришло понимание,
        Страсти призрачной связь.
        Игры фраз и забвения.
        Быстрый пас на лету.
        Ухожу в ощущения,
        В беглых слов пустоту.
        И улыбка непрошено
        Прорастает сквозь взгляд,
        Через звёздное крошево,
        Полстолетья назад.

        Да разве может ветер не кружить

        Да разве может ветер не кружить,
        Не падать, облаками не играть,
        Листвы покров не мять, не ворошить…
        Вот так и чувства наши - не унять.

        Их тропами мы можем не идти,
        Не потакая всем капризам сердца.
        Но так приятно встретить их в пути,
        И сказкою на ласку опереться.

        Эти несколько минут

        Эти несколько минут
        Не помогут, не спасут.
        Надышаться, наглядеться,
        Сохранить в анналах сердца.
        Ничего не сохранится.
        Сердце чувствами живёт,
        Перестанет жарко биться,
        Может, разве что, вздохнёт.

        Вот сбылся этот давний сон

        Вот сбылся этот давний сон,
        Словно блужданий завершение.
        Увы, совсем не облегчение,
        Лишь горечь жизни в унисон.

        И в этих, прежде дальних далях,
        Не суждено нам дома быть,
        То, что записано в Скрижалях,
        Ничто не может изменить.

        Коль человек не выбирает,
        Жизнь за него сама решает.
        И выбор наш немного значит,
        Так или эдак - сердце плачет.

        Это была не наша война

        Это была не наша война.
        Не нам в глаза Смерть смотрела,
        Взрывалась осколками Тишина,
        И рвала на части тело.
        Не нас выселяли, сжигали в печах,
        Живьём муровали в стены.
        Не мы умирали, беззвучно крича,
        Когда яд выливали в вены.
        Не у нас на глазах пытали детей,
        Вымирали от голода сёла.
        И не мы в закрытости лагерей…
        Но Война к нам приходит снова,
        Горькой памятью дедов, отцов, матерей,
        Всем, случившимся не с тобой,
        Фотоснимками ужаса концлагерей,
        Покалеченною судьбой.

        Идёт, взрываясь то здесь, то там,
        Третья Мировая!
        И понапрасну кажется вам,
        Что эта война - не такая.
        В ней те же страдания, та же боль,
        И та же статистка всуе…
        Ты глядишь на неё сквозь экран «голубой»,
        Но она и тебя не минует.
        Вспомни! Так уже было! Казалось вдали,
        А война покатилась огнём,
        И ко всем, кто навстречу к ней не пошли,
        Сама пришла горем в дом.
        Вглядись, она здесь, грязна и страшна,
        Пылает в кровавой мгле!
        Любая война - наша война,
        Пока мы живём на Земле!

        Смешные встречи

        Смешные встречи! - Только лишь слова!
        А сердце стало радостнее биться.
        Вдруг оказалось - я ещё жива!
        И в жизни может всякое случиться!
        И надо осторожней быть в реале,
        Чтоб чувства вдруг и здесь не заиграли,
        Не забродили, разум помутив…
        Слова так сладостно слетались на мотив.

        И серьёзна, порой, и игрива

        И серьёзна, порой, и игрива,
        Жизнь пусть будет к тебе милостива!
        Пусть оценит твои усердия!
        И помилует в час испытаний!
        Да пребудет с тобой Милосердие!
        И минует чаша страданий!
        И всё то, что в тебе туманится,
        Светлой радостью в жизни останется!

        Ты же знаешь прекрасно, как это бывает

        Ты же знаешь прекрасно, как это бывает.
        Время идёт и всё остывает.
        И то, что когда-то сгореть не успело,
        Так холодно, словно и не горело.
        Ветер листву оборвал, и листает.
        Новыми ветками жизнь прорастает.
        А старого дерева старая крона
        Черна и суха, вне владения Крона.

        Я в цилиндре стою

«Я в цилиндре стою.
        Никого со мной нет».
        Только в Душу мою,
        Сквозь окно, мёртвый свет.

        Белый свет обручальный.
        Всё сложилось - и нет ничего…
        Мне «Знаком этот образ печальный,
        И где-то я видел его…»

        Нигде на всей Земле

        Нигде на всей Земле нет у меня угла.
        К бездомности сама себя приговорила,
        Наивности своей беспечная раба,
        Сменив покой на долю пилигрима.
        Судьбы смешной, нелепый парадокс.
        И нет нигде ответа на вопрос:
        Там я была «жидовкой», «оккупанткой»,
        Здесь стала «русской», да к тому же «эмигранткой».

        Любовь к вину

        Любовь к вину - вот истина - для пьянства.
        Все остальные чувства - от лукавства.

        Улыбнусь тебе, Друг Милый

        Улыбнусь тебе, Друг Милый,
        Помашу рукой.
        Ты наполнил строчки силой,
        Дал Душе покой.
        И нежданна, и случайна,
        Приоткрылась мне вдруг тайна
        В буднях бытия:
        Что живая я.

        В ответ на «Да!»

        В ответ на «Да!» - плод безразличья - «Нет!».
        Не раз мы проживаем сей сюжет.
        Не верит сердце и Душа болит,
        Словно забыли путь, что пережит.

        Бегущая вода

        Бегущая вода и полыханье света -
        Израиля ярчайшая примета.

        Вокруг меня златое поле ржи

        Вокруг меня златое поле ржи.
        Вокруг тебя сплошное поле лжи.
        Пытаюсь подойти, и вязну в ложь,
        А ты полями носишься и ржёшь.

        Навести над глазами

        Навести над глазами грим цветов побежалости,
        Позабыть, что в судьбе уже годы и годы,
        Усмехнуться себе - да какие невзгоды?
        И позволить Душе эти детские шалости.

        Это длинное молчание

        Это длинное молчание -
        Лишь терпение и отчаяние.
        Рвутся все слова наружу,
        Но молчания не нарушу.
        Дам себе я обещание.
        Но кому оно, молчание?
        Не поможет, не подскажет,
        Никого ничем не свяжет.
        Всё, что жизни жизнь даёт,
        Паутиной зарастёт.

        За гранью снов

        За гранью снов, за поворотом лета,
        За тихим светом призрачной луны,
        За всем, что кто-то, и за всем, что где-то -
        Всё те же грани, и всё те же сны.

        Как не хватает всем тепла порой

        Как не хватает всем тепла порой,
        Участия, и друга доброй силы…
        Нам бы к живым ввалиться всей толпой!
        А мы, скорбя, приходим на могилы!

        Жаль! Не живых мы любим - только прах!
        Судьба вздымается чем круче, тем капризней!
        Слегка звенят, качаясь на ветрах,
        Оборванные струны наших жизней…

        Плачет дождик за окном

        Плачет дождик за окном,
        Омывает ветки.
        Я, конечно, не о том.
        Горе не навеки.
        Все уходят. Тает след.
        Память облетает.
        Ветром радостей и бед
        Жизнь года листает.

        Какая чудо-сказка получилась

        Какая чудо-сказка получилась!
        За слогом слог она в строку ложилась!
        Как ангел и упряма, и послушна!
        Как близкий человек - неравнодушна!
        Словно дитя - наивна и чиста!
        Теперь лежит - не убежать с листа,
        Лишь улетать с листающим страницы,
        Чтоб в сердце лёгкой грустью зарониться,
        Теплом проникновения в глазах,
        Улыбкой сожаленья на губах!

        ПРОЗА

        Очи-пятки :

        Истерические хроники
        Улягутся - улягушатся
        Стервилизация

        Неподслушанный разговор

        - Ты лёг спать, и заснул. Значит, это ты пришёл в Сон.
        - Нет! Я только лёг, и заснул. А Сон сам пришёл ко мне.

        Случайные мысли

        Сон - это перевёрнутый лицом в подушку нос.
        Гроб - это перевёрнутый борг (задолженность с украинского), который уже не возместим.
        Не хамите, да не хамимы будете.
        Все ждали, что наступит эра милосердия - и она наступила - всеми 4-мя лапами каждому на горло.
        Одиночество - это когда тебя везде много оттого, что никто тебя не замечает - когда ты привычен для всех как шкаф.
        Человек говорит: «Подари ослу рюкзак, и он станет носить в нём овёс». Ослик говорит: «Подари человеку рюкзак, и он станет носить в нём всё, что ни попадя».
        Женщина думает о мужчине, мужчина о шницеле. Интересно, а о чём думает шницель, пока он ещё пасётся на лугу.
        Человек он был изначально добрый, всегда интересовался: как жизнь, здоровье, родные… и только после этого уже сносил голову.
        У правды часто две стороны - прав волк, которому, чтобы выжить, надо питаться, но и права его жертва - которой никак не хочется быть едой, притом, что и она сама лишает кого-то жизни, чтобы выжить.
        В воздухе разлит жар. Мозги текут. Думать не в силах. Начались дожди. Холодно. Мозги замерзают, замораживая мысли. Весна. Уже не холодно. Ещё не жарко. Ничего, кроме блаженства. Думать ни о чём не хочется. Так может, дело не в погоде?
        Мечта - это способ существования белковых тел вне белковой оболочки.
        Самой себе себя не увидать, «большое видится на расстоянии».
        Птичий рефлекс: кто кормит, на того и гадят (где кушают, там и гадят).
        Алкоголизм - это дорога от слабоволия, неумения отказать, или (и) безответственности, желания расслабиться, через безнравственность, к болезненному состоянию, когда часть клеток мозга уже отмерла, а физиология перестроилась.
        Как быстро тает ратио, увы, а я почти ещё и не качала.
        Важно не кем называть, а как чувствовать.
        К службе и должностям не стремись, а поставили служить - не филонь.

«Безумству храбрых поём мы песню». «Безумству храбрых» - точней не скажешь.
        Люди говорят об авитаминозе, но почему-то никто не говорит об акоммунитозе - недостаточности общения.
        Блохи-паразиты - поражают нашу кожу, поражая нас своей поразительной прыгучестью. Они поражают, а мы поражаемся - поражённые и поражённые.
        Дорога - правнучка тропинки.

«Не влезай - убьёт» - лозунг предпринимателя.

«Не стой под стрелой» - Амур.
        Дорога открывается идущему.
        Слон и моська: помыли слону моську.
        От молодости к старости - один шаг. От старости к молодости путь не известен.
        Ночью, как только включаю свет, начинается война с тараканами на выживание. Сволочи! Изучили мои шаги. Прячутся до того, как успеваю дойти до выключателя. Два раза меняла тапочки - не помогает.
        Память уходит, закрывая за собой двери воспоминаний.
        Я бывала во многих местах. Что помню я о них? Что вспомню о тех, с кем работала, училась?.. Что во мне останется от тебя, Италия? Что во мне останется от тебя?..

        Комары

        Комары здесь подлые. Если какой и зазудит, что бывает крайне редко, тут же спохватывается и замолкает.
        Нет того, чтобы, как нормальный комар, вальяжно расположившись на коже, несколько раз коснуться хоботком, выбирая место, а затем медленно и с удовольствием раздувать краснеющее брюшко. Эти не садятся.
        Набираю текст. Руки передо мной на клавиатуре. Тишина. Вся левая кисть изгрызена комарами.
        - А почему они меня не кусают? - смеётся супруг, с остервенением почёсывая правое предплечье

        Идеальный муж

        В квартире было чисто убрано, наварено, ни грязного белья, ни горы поношенной обуви в прихожей. Это был феномен, который ни друзья, ни родственники не могли объяснить. Так случалось каждый раз, когда хозяин квартиры оставался один с двумя сыновьями школьного возраста, проводив супругу в очередной вояж.
        Казалось бы, вдвоём легче справляться с домашним хозяйством. Но нет. Присутствие супруги в доме всегда выдавали разбросанные по всей квартире одежда и обувь, затоптанные полы с обрывками ниток и кусками грязных лоскутьев, сантиметровый слой пыли на мебели, остатки привядших, засохших
        и прокисших продуктов на кухне.
        Жёны друзей тихо завидовали и нет-нет, да и закинут своим мужьям - смотри мол, а ты…
        С годами все, знавшие близко эту семью, привыкли к такому положению вещей, и воспринимали его как должное. Но однажды всё изменилось - супруга уехала, а раскардаш в квартире остался.
        И все с удивлением узнали, что «примерного мужа» оставила любовница, ради которой он и наводил лоск в квартире в отсутствие супруги.

        В соседней комнате, под стенкой

        - У нас вчера случай таинственный был…
        - У вас всё в порядке?
        - Да всё в порядке. Рюмка с серёжками выпала из шкафчика над телевизором…
        - Бьётся к счастью! Не переживай!
        - Да я не переживаю, не в том дело…
        - Вот мне знакомая рассказывала, они…- И далее последовал десятиминутный рассказ о том, что, у кого, когда разбилось. - А рюмка - это чепуха.
        - Так мы рюмку найти не могли…
        - Так разбилась же!
        - Так и осколков не увидели, и одна серёжка пропала…
        - Найдутся! В соседней комнате под стенкой!
        - Почему в соседней комнате под стенкой?
        - Так бывает!
        - Представляешь, два раза комнату подметали, передвинули всё, что смогли, под кроватью ползали…
        - Так я же и говорю: через некоторое время объявится в
        соседней комнате, под стенкой! Вот у нас случай был… - И последовал обстоятельный рассказ о потере, найденной в соседней комнате под стенкой.
        - Но как она попадёт туда? Для этого она должна была бы пролететь метра 4 по диагонали, обогнуть два простенка и две шторы, и свернуть резко влево. Она что, с крылышками?!
        - Неважно! Найдёшь в соседней комнате под стенкой!
        - Короче! Заглянули за телевизор, а там разбитая рюмка и серёжка. Мы два часа от смеха в себя прийти не могли!
        После минутной паузы. - И что здесь смешного?!
        - То, что кто-то всё время говорил: «В соседней комнате, под стенкой!»

        Сказка

        - Тук…тук…тук…
        - Кто там?
        - Это я, Сказка! Открой, пожалуйста!
        - А ты точно Сказка?
        - Да.
        - А чем докажешь?
        - А разве реальность такою бывает?
        - Не знаю, реальность бывает всякой. А у тебя есть документы?
        - Какие документы?
        - Ну, что ты - это ты.
        - Ты впусти меня. Я наполню для тебя купель чабрецом и мятой, постелю постель лебяжьим пухом и нежными ветерками летнего соснового леса и луга, разомну твои усталые плечи…
        - Это всё только слова. А вдруг ты - Страшная Сказка, и ворвёшься ко мне воющими ветрами, цунами, разбойниками и ужасными хищниками…
        - Но как ты узнаешь об этом, не впустив меня в своё сердце?
        - А зачем мне об этом знать? Уходи! Шляются тут всякие, только покоя нормальных людей лишают.
        - Но я ведь твоя сказка. Куда же я пойду?
        Ни слова не прозвучало в ответ. И в сказке появилась новая страничка - печальная

        С(Ц)ветовосприятие

        Сказка на ночь

        - Загадки синего леса!
        - Не леса, а Лиса!
        - Почему лиса? Это слово пишется через «е» - «лес»!
        - Нет, через «и» - «Лис»!
        - Вот, смотри, видишь - нарисовано дерево, и написано «лес»!
        - А рядом нарисована лисичка, и написано «Лис»!
        - Хорошо! Загадки синего Лиса.
        - И не синего! А голубого!
        - Это ещё почему голубого?
        - Потому, что он крашеный!
        - О! Уже и голубые животные есть?! Да ещё и красятся?! А что он красит? Глаза? Губы?
        - Да нет, он весь выкрасился. Потому, что он перевернул на себя ведро краски. И выкрасился. И стал голубым.
        - Прям как наш маляр Пётр Сергеевич! Он тоже опрокинул на себя ведро краски. Правда, голубым после этого не стал.
        - А каким стал?
        - Таким, как и был, только в краске с головы до ног.
        - А в какой краске?
        - Хорошей. На ацетоне. Мы все около него балдели.

        Встреча

        Отрывок

        Она была растеряна. Она мыслила, но ничего не видела и не ощущала. Не было ни света, ни темноты - одна мысль. Как можно мыслить, ничего не ощущая? Понять это было выше её сил.
        Сказать, что ей было страшно - значило бы ничего не сказать. Её обуял ужас. Но паники не было. Как и всегда, во всех сложных ситуациях, она постаралась сосредоточиться. Сейчас пошевелюсь, и всё встанет на свои места, - приказала она себе, - мысленно попыталась представить своё тело, и не смогла. Она не помнила, как выглядит.
        - Превед. - Неожиданно раздавшийся Голос заставил её мысль съёжиться и пропасть. - Не бойся, - засмеялся Голос, - сейчас тебе станет легче. - Она вдруг почувствовала силу. Это было странное ощущение. Она не знала: кто она, что она - одна живая мысль, и вдруг прилив силы. Хотелось прыгать, смеяться, петь… «Чем петь?» - подумала она, и внезапно увидела себя, но
        не теперешнюю, а почти незнакомую девушку, с роскошными чёрными кудрями, прикрывавшими плечи и грудь.
        - Хорошо, - сказал Голос, - ты начинаешь приходить в себя. Вот сейчас подкинем тебе ещё чуть-чуть энергии и «Полетели же скорее в Милый Домик У Реки».

«Это же мои стихи, - подумала она, - откуда он знает мои стихи?»
        - Твои? - Голос явно подсмеивался, - ты уверена? Или ты совсем уже перестала узнавать меня?
        - А я тебя знаю? - удивилась она.
        - И опять будем знакомы, - засмеялся Голос, - РАК!
        - Нет, - сказала она, - так не бывает.
        - Ну, конечно же, - засмеялся Голос и пропел: «Что было? Было. Было что-то…»
        Её всю содрогнуло. И она вдруг увидела, каким-то непонятным внутренним зрением, сверкающий меч и золотые доспехи Ангела, словно сотканные из солнечного света. Его лицо беспрестанно плыло, как в давних, земных снах, не давая разглядеть и узнать черты.
        - Ты - Ангел?! - ахнула она.
        - А то ты не знала? - засмеялись золотые лучики его улыбки.

        Несостоявшийся разговор

        - Но если всё это так, зачем ты живёшь с ним?
        - Скажу, не поверишь.
        - Тебе поверю! Скажи!
        - Я люблю его!
        - Любишь? Но как же тогда Сказка?
        - Сказка - Трепет Души моей. А он - Моё Сердце.
        Сказка - Манящий Смех, призрачный обман уюта в далёком чужом окне.
        А он - Реальный Свет сквозь окна нашей жизни.
        Сказка - Несбыточные Скитания Одинокой Души.
        А он - Несостоявшиеся Надежды Разбитого Сердца

        Месть

        У них были образцово-показательные отношения. Такие демонстрируют в кино, телепередачах, и описывают в умных книжках для идиотиков.
        Они дружили семьями. Более того, бывшая жена нынешнего мужа, тайком ото всех, делала ей маленькие подарки, как правило, это были духи, но иногда туалетная вода или мыло. Подарки ей откровенно не нравились. Супруг, которому она по просьбе его бывшей, не говорила об их происхождении, также несколько раз выказывал негативное отношение к их запаху. Но обижать человека пренебрежением к его подаркам не хотелось, и каждый раз перед приходом гостьи, она всячески демонстрировала, что пользуется ими. А затем долго пыталась выветрить запах, который держался на удивление стойко.
        С годами супружеская жизнь вошла в накатанную колею.
        Что ты хочешь, я уже старый - повторял супруг, оправдывая сухость отношений и постоянные депрессии.
        Дни стали длиннее. Спешить домой не хотелось. Она шла через лесопарк, разглядывая налившиеся соками разноцветные веточки, проклюнувшиеся молодые листочки, первые весенние цветы… ощущая умиротворение и покой.
        Внезапно послышались голоса, слишком знакомые голоса, чтобы уйти. Выйдя на полянку, она только и произнесла: «Ну и ну…», и пошла прочь.
        Настроение было убито. Думать и размышлять не хотелось. После бесцельного блуждания по улицам, она почти на час зависла над чашечкой кофе в случайной кофейне.
        Когда она вернулась домой, он притворился, что напился и спит. Его коронный номер. Она молча занялась своими делами. Он храпел, стонал, делал вид, что бредит, а потом сказал: «Ну да, я скотина, выгони меня». Она молчала. Тогда он закатил истерику на уже порядком поднадоевшую ей тему, сводившуюся к тому, что все вокруг сволочи, страна разваливается, и ему всё равно где подыхать. Она молчала. Он изгалялся и так и эдак, но ни одна из его уловок, обычно выводивших её из равновесия, не срабатывала. Тогда он попробовал приласкать её. Ей стало противно, и она инстинктивно дёрнулась в сторону.
        - Ты сама виновата, - Зло произнёс он, - я бы давно забыл её, так тебе обязательно надо было покупать именно эти духи.
        - Духи? Причём здесь духи? - не поняла она.
        - Приходя домой, я постоянно ощущал её запах, запах духов, которые я подарил ей на свадьбу, и потом ещё дарил десяток лет на каждую годовщину.

        Страх

«Это ещё что?» - Бакс тупо уставился в монитор, с которого на него смотрело непонятное мохнатое существо.
        Он тряхнул головой и протёр глаза, но существо не исчезло. «Заснул я что ли?» - подумал мужчина. Он встал, прошёлся по комнате, перехватил из холодильника кусочек колбасы, попил воды, постоял возле окна, постоянно ощущая на себе пристальный взгляд.
        Ощущение было ему знакомо. С детских лет он боялся темноты. В темноте ему постоянно мерещились страшные существа и ощущения постороннего присутствия.
        В зрелые годы, переосмыслив на основе атомной физики и теории голографического построения вселенной многое из прочитанного о полевых сущностях, он сделал для себя вывод, что дети более открыты для энергетических контактов и с возрастом только у отдельных людей эта особенность не подавляется сознанием.
        Но одно дело ощущения и иллюзии, а другое - вот так лицом к лицу. Или мордой к морде, сыронизировал Бакс. Он обернулся и наткнулся на немигающий взгляд круглых чёрных глаз. И тут его осенило: балда, это же кто-то из домашних пошутил. Ладно, сейчас мы тебя изничтожим - он закрыл сайт, но существо не исчезло.

«Чёрт знает что», - выругался Бакс, и вызвал диспетчера задач. Но в таблице не отображалось никакого нового процесса. Он удивился и тыкнул перезагрузку. Компьютер перезагружался, а с экрана на него всё так же пялилось это странное создание. «Ну уж нет, - Бакс терял терпение, - сейчас», - и отключил ящик от сети. Все маячки на модеме, компьютере, клавиатуре, мониторе, мышке - погасли, и только экран мягко светился чуть насмешливым взглядом чужих глаз.
        Бакс решился на крайнюю меру и попробовал лечь спать. Но взгляд с монитора страшил его и, как магнитом, притягивал к себе. Он вернулся к компьютеру - вирус такой, что ли? Даже не слышал ни о чём подобном.
        - Да что же ты в конце концов такое, - произнёс он в сердцах.
        И тут, из отключённых колонок отключённого от сети компьютера, раздался шелестящий голос: «Я - это ты, вернее часть тебя, твои ночные страхи». От неожиданности Бакс даже подпрыгнул. А нервная дрожь, не отпускавшая его всё это время, усилилась до зубной дроби.
        - Как это, часть меня? - c трудом выговорил он.
        - Ты же сам всем рассказывал, что где мысль, там энергия, а её концентрированные сгустки и образуют всё Сущее.
        - Но причём здесь ты?
        - А кто с детства и по сегодняшний день вырисовывал мороки темноты?
        - Нет, здесь что-то не то.
        - Так ты что, обманывал, говоря про своё понимание окружающей реальности?
        - Никого я не обманывал, я действительно так думаю.
        - Тогда чем же ты удивлён и напуган теперь?
        Бакс задумался. Существо явно было не глупым, а главное всё знало о нём самом. Да, он говорил. Но возможно ли, что силы его энергии, пусть и за много лет, хватило на создание эгрегора?
        Сама мысль об этом заставляла каменеть его сердце.
        - Я сплю, и ты мне просто снишься, - предположил он. Существо ехидно усмехнулось.
        - Вот она, вся сила неверия твоей веры. А может, ты просто трусишь?
        - А может я заболел и у меня раздвоение сознания?
        Существо откровенно расхохоталось. - Трусишь! Трусишь!
        Готов спрятаться за сон, за болезнь, за что угодно, лишь бы не признать реальность своих же убеждений.
        - Каких убеждений? - уже открыто начал отступление Бакс.
        - Ты - просто сон! Иллюзия! Фантазии больного воображения!
        - Тогда дай мне руку! - раздался насмешливо-повелительный голос позади него.
        Мужчина обернулся и вскочил со стула. Посреди комнаты стоял, протягивая ему руки, его недавний компьютерный собеседник. Он был около метра ростом, весь обросший длинными, каштановыми с рыжинкой, волосами. Из-за этих волос невозможно было понять форму головы. Она выглядела как мохнатый шар с двумя огромными чёрными округлостями глаз. Существо выглядело вполне симпатичным и дружелюбным.
        И Бакс, секунду поколебавшись, протянул ему руки. В тот же миг сердце его похолодело. Он увидел, как в момент соприкосновения по его рукам, от пальцев вверх, побежала чёрная волна прорастающих длинных густых волос. Он дёрнулся, и волосы успели добежать только до локтей.
        - Кто ты?! - воскликнул он!
        - Я - это ты, а ты - это я. - усмехнулось существо.
        - Да мы вовсе не похожи! Я реален, а ты нет!
        - Ну, сейчас немного более похожи. А если бы ты не дёргался, то у тебя и вовсе не осталось бы причин утверждать это.
        - Уходи! Я не хочу тебя знать. И убери эти страшные волосы с моих рук.
        - А волосы-то тебя чем не устраивают? Ты ведь так переживал, когда начал лысеть.
        - Так то же на голове, а это на руках!
        - А, опять ваши людские заморочки. Волосы - они и есть
        волосы, какая разница, где?
        - Убирайся!
        - Я бы с радостью! Да не могу! Ты призвал меня и держишь.
        - Как это я тебя держу?
        - А ты подумай?
        - Так я и думаю!
        Существо вдруг начало разрастаться у него на глазах. Бакс внезапно обнаружил, что голос больше не шелестит, а бьёт по барабанным перепонкам подобно разрядам грома.
        - Сильнее думай! Сильней! - болью отдавалось у него в
        голове. Стоп! - сказал себе Бакс.- Во-первых, успокойся, а во-вторых, сядь и реально проанализируй ситуацию. Я сидел за компьютером. Хорошо. Дальше. Дальше я хотел выйти в соседнее помещение, но там было темно, я взглянул на дверной проём, и мне стало страшно. Дальше.
        Пока он размышлял, существо гремело: «Думай! Думай!». А при последней мысли, он вдруг увидел, что существо заняло почти весь объём комнаты, поглотив шкаф, и ещё чуть-чуть - поглотит и его самого вместе с компьютерным столом и со всеми прибамбасами.
        Он вжался в стол, пытаясь собрать остатки своих растерзанных паникой мыслей. Молитва. Бакс начал читать «Отче наш», а затем, взяв с полки молитвенник, всё подряд, открыв на случайно попавшейся странице. На существо он более не смотрел. Шрифт был мелкий и Бакс напрягался и прилагал все усилия, чтобы разглядеть и правильно прочитать слова.
        - Эй! Ты почему перестал думать обо мне? - прозвучал из-за спины мягкий густой бас. Бакс обернулся. Существо значительно уменьшилось в размерах, а шкаф вернулся на своё место.

«Так всё же правильно! - воскликнул Бакс. - Всё правильно! Хвала тебе, о великий Роберт! Как же я сразу не допёр?»
        - Думай! Думай обо мне! Тебе же страшно! - уже почти умолял из-за спины сухой надтреснутый голос.
        - Да ну тебя, надоел, - отмахнулся Бакс и включил компьютер. В то же мгновение в глубине дисплея засверкали знакомые чёрные глаза.
        - Ну и сиди там, - рассмеялся Бакс.
        И, как только он рассмеялся, изображение буквально взорвалось, рассыпавшись многочисленными каскадами разноцветных искр.

        От судьбы не уйдёшь. Корпоративная честь

        Предисловие

        Каменный период - казнён и съеден.

        Средние века - казнён.

17 век - казнён.

21 век…
        - Казнён?
        - Нет, смертную казнь как меру наказания отменили, но умер в тюрьме.

        Усталый Архангел повернулся к трепещущей Душе.
        - Что можешь сказать в своё оправдание?
        - Оговорили.
        - В каком веке?
        - Во всех.
        - Ложь на Высшем Суде?!
        - Но, судите сами!
        - Прокрутить Ленту Времён!

1.

        На небольшом возвышении, в пещере расположились вождь племени, шаман и племенная элита.

        - Кто украл переднюю часть козлёнка со священного очага праотцев? - грозно вопрошал вождь сидящих на земле воинов.
        Все молчали, опустив головы. - Шаман?!
        - Чато Ринома Астатья!
        Чато Ринома Астатья побледнел.
        Между тем шаман продолжал: - Я вчера гадал на лопатке новорождённого козлёнка…

        - Он, он…, - начал говорить Чато Ринома Астатья, но отравленная стрела уже сделала своё дело.
        - На костёр! - сказала жена шамана, старшая дочь вождя. Он съел козлёнка и сам стал козлёнком, сыны племени!

2.

        Богато обставленный кабинет.
        - Так вы решили? - обращается к пожилому мужчине его
        юная супруга.
        - Не мешайте мне, Вы же видите, я работаю.
        - Что ж, я это предвидела. - Она распахивает двери. - Господа, вот этот человек, о котором я говорила. Он ругал церковь и Его Святейшество.

3.

        - Что это? - Князь поморщился.
        - Мужская подвеска, Ваша Светлость. Лежала под перинами постели Её Светлости.
        - Допросить с пристрастием! Немедленно!
        Через час он вызвал палача.
        - Призналась?
        - Да, Ваша Светлость. Перед тем как умереть, её Светлость сказали, что заказали эту подвеску как подарок Вам, в честь аудиенции у Его Высочества.

4.

        Улица была пустынна, погода прекрасная. Единственно, что раздражало - сработавшая сигнализация, оглашающая округу назойливым противным воем. Звук исходил от непроницаемых ворот то ли гаража, то ли какой-то мастерской. Мужчина уже почти прошёл их, как его схватили крепкие руки полицейских.

        - Попался, наконец, ворюга!
        - Я? Я просто шёл мимо! Я даже не прикасался к ним!
        - Ну, это легко исправить.

        И они несколько раз сильно толкнули его так, чтобы он упал руками на ворота, схватившись за замок.

        Заключение

        - Что же, ты не лгал, - с грустью в голосе произнёс Архангел.
        - Уф! Спасибо! Значит, наконец-то в Рай?
        - В Ад!
        - Опять в Ад? Но почему? - вскричала, проваливаясь в Бесконечную Тьму, несчастная Душа.

        - Конечно, в каждом отдельном эпизоде вина не просматривается, - продолжил Архангел, уже не столько для осуждённого, сколько для молодых Ангелочков, скопившихся у Твердыни Правосудия, - но по совокупности…

        Лесная лужица и её друзья. Сказки природы

        Моему доброму другу, вдохновившему меня на их написание

        Солнечный Лучик и Лесная Лужица

        Однажды встретились Солнечный Лучик и Лесная Лужица.
        - Ты кто? - спросил Лучик.
        - Я - Лужица! - ответила Лужица, приветливо улыбнувшись складочками воды. - А ты?
        - Я - Солнечный Зайчик, - ответил Лучик, гордо выпятив нижнюю губу.
        - Ты?! Зайчик?! - засмеялась Лужица. - Думаешь, я Зайчиков не видела? Где же у тебя шёрстка, хвостик, ушки?
        - Какой хвостик? Какие ушки? Какая шкурка? - обиделся
        Солнечный Лучик. - Ты что, смеёшься надо мной?!
        - Да нет, я серьёзно, - сказала Лужица, разгладив складочки улыбки.
        - Лучики! Лучики! Возвращайтесь! - позвало Солнышко. -
        Пора освещать другую половинку Земли! Домой! Домой!
        - Ты - Солнечный Лучик! - воскликнула Лужица! Она была
        ещё молоденькая и неопытная и, кроме обитателей леса, в котором жила, мало кого знала.
        - Завтра я вернусь, и тогда ты узнаешь, кто я! - погрозил ей Лучик и исчез, вслед за Солнцем, за горизонт.
        Утром, Солнце ещё не успело показаться, а он уже был возле Лужицы.
        - Привет, Кусок Болота! - грубо произнёс он.
        - Привет, Лучик! - нежно улыбнувшись, ответила Лужица.
        - Я не Лучик, сколько раз повторять тебе! Если ты сейчас же не назовёшь меня Солнечным Зайчиком, я превращу тебя в пар!
        - И тебе не жалко будет всех, кто живёт в моих водах? Ты же убьёшь их всех! - воскликнула, покрывшись скорбными морщинками, Лужица.
        - Если тебе их жалко, - зло рассмеялся Лучик, рассыпав вокруг себя десятки огненных жал, - скажи, что я - Солнечный Зайчик! Так меня называют Люди, и мне это очень нравится!
        - Люди?! - удивилась Лужица. - Но люди часто выражаются аллегориями, а твоя истинная сущность, имя твоё - Лучик!
        - Ах, так! - Лучик побелел от возмущения. - Тогда сейчас я покажу тебе свою истинную сущность! - И он закружился в огненном танце вокруг Лужицы, испаряя воду по её краям.
        - Спасайтесь! Спасайтесь! Разбегайтесь! Прячьтесь! - закричала Лужица Тритонам, Комарам, Лягушатам, Клопам и прочим обитателям своих вод. Она метнулась вниз, под листики и камушки, вправо, влево, но огненные жала, которые испускал упрямый Лучик, быстро высушивали пытавшуюся сбежать воду.
        И вскоре от Лужицы осталось только несколько комочков мокрой земли, под которые и успели спрятаться её бывшие обитатели. А Лужица, едва заметным движением воздуха, воспарилась и закачалась лёгким Маленьким Облачком в бездонной небесной голубизне.
        - Ты откуда здесь? - удивилось большое пушистое облако.
        - Я было Лесной Лужицей. - И Маленькое Облако поведало Большому свою горькую историю.
        - Но почему же ты не уступило упрямому заносчивому Лучику? Тогда бы ничего подобного не случилось? - спросило Большое Облако.
        - Не знаю? - чуть не плача ответило Маленькое, почти превращаясь в тучку. - Я ведь было право.
        - В данной ситуации, от того, как ты его назвало, ничего не менялось. Ты должно было думать не о собственном самолюбии, а о тех, кто от тебя зависит. Ладно, попробуем помочь тебе.
        И Большое Облако обратилось к Воздушным Потокам:

«Друзья мои, плывите во всех направлениях и передайте всем облакам и тучам, что мы ожидаем здесь их помощи». И только оно произнесло это, как стали собираться облака и тучи от всех рек, озёр, морей, всех водных источников планеты. Маленькое Облачко вновь и вновь пересказывало всё, что с ним приключилось.
        Одни считали, что оно было право, другие - нет. Но все сошлись на том, что нужно спасать бывших обитателей Лесной Лужицы. И, решив это, они закружились в стремительном танце, всё более объединяясь в единую чёрную Грозовую Тучу, которая полностью закрыла Голубую Чашу Небосвода.
        Стало темно как ночью.
        - Что это вы тут устроили? - возмутилось Солнце. - Ни один мой Лучик не может проникнуть к Земле.
        - Твой Лучик испарил Лесную Лужицу, - ответила ему Грозовая Туча, - и этим обрёк её обитателей на гибель.
        - Это не хорошо, - задумчиво сказало Солнце, узнав все
        подробности происшедшего, - но если мои Лучи не смогут достигнуть Земли, то погибнет всё живое. Я постараюсь лучше воспитывать мои молоденькие Лучики, а вы верните на Место Лесную Лужицу и разлетайтесь каждое по своим делам.
        - Договорились! - воскликнула радостно Грозовая Туча. Ведь и она, и Солнце делали одно дело - поддерживали Жизнь на Земле, и именно ради Жизни объединились они вокруг Маленького Облачка.
        Тяжёлые водные капли заскользили вниз. Туча начала таять, и в открывшийся просвет ворвались и полетели к земле сверкающие Солнечные Лучики. Они радовались открывшейся свободе и пронизывали своими объятиями каждую встреченную капельку. Щёчки капелек розовели от смущения. И если бы мы в этот момент посмотрели на Небо, то могли бы увидеть нежную разноцветную радугу - сверкающие бриллиантами Капли Дождя и Золотые Дорожки Солнечных Лучиков, объединившихся в прекрасном танце Радости Жизни.
        А что же наши старые знакомые, Лесная Лужица и Лучик, который желал, чтобы его называли только Солнечным Зайчиком? Они опять встретились.
        Лучик застал Лужицу, когда та прихорашивалась, приводя в порядок свои края и помогая своим обитателям выбраться из-под полузасохших комочков земли. Она была очень хороша, в сверкающих одеждах из отражений деревьев и трав, и такая весёлая в суете лягушек, тритонов, водомерок, что невозможно было не залюбоваться.
        - Прости меня, пожалуйста, - сказал Лучик, - ты была права, что это имя отражает мою суть. Теперь я знаю: Солнышко излучает, лучится и значит я и все мои братья - Лучики. Ты такая красивая! И так смешно морщишь водные складочки.
        Лужица рассмеялась, и весёлые отражения Солнечного Лучика побежали по её поверхности. - И ты меня прости, - сказала она, - ведь это и моё упорство чуть не привело к беде. А с Голубой Чаши Небосвода на них глядели, улыбаясь, Белые Пушистые Облака и Золотое Колесо Солнца.
        Ведь это совсем не важно, как тебя называют. Важно - какую суть ты сам ощущаешь в себе, и как относишься к тем, кто от тебя зависим.

        Солнечный Лучик, Зайчик и Волк

        Солнечный Лучик и Лесная Лужица весело вдвоём проводили время. Лужица привыкла, и с удовольствием называла его Солнечным Зайчиком, а Лучик, в ответ, радостно скакал и отражался от её поверхности смешными рожицами.
        Вдоволь насмеявшись, Лучик отправлялся гулять по Лесным Тропинкам и Пригоркам. Лужица очень переживала за него и много раз просила не заходить далеко в Лес. Но Лучик был молоденький и беспечный. «Ну что со мной может случиться?!» - отвечал он на все предостережения Лужицы, а про себя думал, что ей просто завидно, ведь Лужица не могла гулять по Лесу.
        Как и большинство юных созданий Планеты, Лучик считал себя самым умным, и никак не желал признать, что Лужица, хотя и выглядела молоденькой и беспечной, на самом деле знала об окружающем мире намного больше, чем он сам. Да и в самом деле! Что может знать заполненная Дождевыми Водами Ямка в Земле?!
        Но в этом-то всё и дело - Водами. Не Водой, а именно Водами. Но об этом расскажет уже Другая Страничка Этой Сказки.
        Лучик очень любил Лес. Его внимание привлекало всё -
        травы, ягоды, грибы. Он мог бесконечно наблюдать, как над зелёными полу-юбочками двух зародышевых листков бука появляется третий листочек, вытянутый, остренький и ребристый; как в течение минут грибы раздвигают грунт, листики и поднимают над землёй свои шапочки. Он согревал ягоды, и они наливались весёлым румянцем.
        Но однажды он так увлёкся, что не заметил, как спустился с пригорка в глубокий овраг. Лучик попытался подняться вверх, но дорогу преграждали плотно сомкнувшиеся листья трав, кустарников, кроны деревьев. Лучик заметил тропинку и побежал по ней. Но тропинка привела его в другой овраг. Долго блуждал Лучик тёмными оврагами, а когда совсем уже ослабел,
        свернулся калачиком рядом со своими любимыми моховичками и заплакал. Тоненький плач Лучика тонул, еле слышными серебряными колокольчиками, в шелесте и поскрипываниях старого леса.
        Маленький Лесной Зайчонок изо всех сил пытался понять, что же это за новый звук появился в лесу. В нём боролись любопытство и страх. «А что бы сказала мама?» - спросил он себя. И сам себе ответил: «Опасность надо изучать, чтобы знать, как избежать её». Так его любопытство перехитрило его страх, и привело к корням Старого Бука, где он неожиданно для себя обнаружил, что звуки исходят от маленького золотого колечка, обвившего ножку Моховика-Чёрноголовика.
        Зайчонок подумал, что если он сорвёт гриб, то колечко можно будет снять. Он протянул лапку и очень удивился - никакого колечка на грибной ножке не было.
«Показалось», - сказал себе Зайчонок. Но как только он убрал лапку, колечко снова появилось на ножке Моховика.
        - Да ты живое? - воскликнул Зайчонок, - ты прячешься от меня?
        - Ничего я не прячусь, - серебристым шёпотом отозвался Лучик, - я заблудился и умираю от голода.
        - Ну, это не проблема, - отозвался Зайчонок, - сейчас я принесу тебе что-нибудь поесть.
        Лучик улыбнулся наивности этого незнакомого и доброго существа, и ему даже показалось, что у него прибавилось сил.
        - Извини, - сказал он как можно более вежливым голосом, - но я питаюсь только Солнечным Молоком.
        - Тогда нам нужно найти какую-нибудь зайчиху, - сказал
        Зайчонок уверенным голосом. - Заячье молоко самое солнечное, потому что зайцы кушают растения, напитанные солнечной энергией.
        - Нет, - сказал Лучик, - ты не понимаешь, мне нужно настоящее Солнечное Молоко.
        - А у зайчих что, не настоящее? - обиделся Зайчонок.
        - Не сердись, - сказал Лучик, поняв свою ошибку, - конечно же настоящее. Оно настоящее у всех мам. Но меня может спасти только молоко моей мамы.
        - А кто твоя мама? - ухватился за Фразу Зайчонок, сгоравший от любопытства понять, что же это за такое странное светящееся, звенящее и говорящее колечко.
        - Моя мама - Солнышко, - нежно произнёс Лучик.
        - Солнышко? - удивился Зайчонок. - Солнышко. - произнёс он задумчиво. - Конечно, Солнышко! - весело крикнул он таким голосом, как восклицают «Эврика!».
        Круглый, блестящий, сияющий диск, кто же ещё может быть мамой сверкающего колечка?

        Сначала Лучик хотел обидеться и возразить, ведь его мама совсем была не похожа на плоский диск, она была кругленькая, как Зрелый Абрикосик. Но потом он подумал, что надо будет очень долго объяснять, а сил у него почти уже не осталось, и он решил промолчать и улыбнуться.
        А надо сказать, что когда Лучики улыбаются, они начинают сильно и нежно сверкать. Зайчонок залюбовался красотой своего нового собеседника, и решил познакомиться поближе.
        - Меня зовут Заяц, - сказал он, - но все называют меня
        Зайчик, а тебя?
        - А меня - Луч, - ответил Лучик, - а ещё - Солнечный
        Зайчик!
        - Так мы почти тёзки, - весело рассмеялся Зайчонок, - я
        Лесной Зайчик, а ты - Солнечный. Нет, я просто обязан тебя спасти. Перебирайся ко мне за ушко, и помчимся искать твою маму, только держись крепко, я быстро бегаю. - И он опять протянул свою лапку к колечку.
        Колечко развернулось и заскользило маленьким, золотистым и горячим, ужиком сначала по лапке, затем по ножке, и, наконец, миновав бок и кусочек спины, удобно обвилось вокруг длинненького пушистого ушка Зайчонка. И как только оно прекратило своё движение, Зайчонок сорвался с места и длинными летящими прыжками помчался вверх по косогору, покрытому зарослями ежевики.
        Молодой, вошедший в силу Волк, лениво бродил по лесу
        в поисках, чем бы поживиться. Вообще-то он предпочитал охотиться ночью. Но эта ночь была для него особенной. Он встретил подружку.
        Волк с удовольствием вспоминал, как это произошло. Он, голодный и злой, уже почти час пытался поймать маленькую и вёрткую лесную мышь. И вот, когда он практически уже настиг её и изготовился к последнему прыжку, из-за его спины вылетело молодое пружинистое тело Другого Волка, пронеслось над его головой, щёлкнуло зубами, и исчезло в темноте леса вместе с мышью.
        Волк обалдел. Никто в Этом Лесу не посмел бы так с ним поступить. Да и никто из его сородичей не обладал такой стремительностью и силой прыжка. Но уже меньше, чем через секунду, его ноги спружинили и, совершив длинный прыжок, он очутился нос к носу с молодой, поджарой волчицей, держащей в зубах его потенциальную добычу.
        Волк растерялся. Он ожидал, что вор будет удирать со всех ног, путать следы, прятаться, а Молодая Волчица спокойно смотрела на него чуть раскосыми глазами, и, кажется, заранее знала, что она неотразима. Подчиняясь этому прекрасному взгляду, он сел, не сводя с неё глаз. Волчица тоже села и, наклонив голову, положила мышь к его ногам.
        Мышка была маленькая, даже чтобы насытить одного, а уж как разделить её на двоих было и вовсе непонятно.
        Понимая, чего незнакомка ждёт от него, Волк великодушным жестом ноги отодвинул Мышь поближе к Волчице.
        Но Мышке почему-то не захотелось ждать финала этого джентльменского поединка. Воспользовавшись моментом, она проскочила между двумя волками и пустилась наутёк.
        Волки дружно кинулись за ней в погоню. Обоим было ясно, что эта погоня несерьёзная. Ну в самом деле - два огромных молодых волка гнались по лесу за маленькой Лесной Мышью, которой, к тому же, давно уже и след простыл. Но им было так весело мчаться бок о бок через лесную чащу, совершая прекрасные длинные прыжки, наслаждаясь полётом и силой мускулов, неспешно кружить по полянам, а устав, любоваться
        луной, даря ей свою восторженную песню.
        Ночь пролетела незаметно. Утро Волк проспал. И сейчас было самое время подкрепиться. Странное поведение Зайчонка сразу же привлекло его внимание. Лучика Волк не видел. И, хотя он и был голодным, но ночная встреча сделала его благодушным, и он с удивлением следил, как заяц танцует на месте
        и разговаривает сам с собой.
        Мысли Волка были далеко. Он уже представлял, как принесёт этого странного зайца в подарок своей подружке. Заяц явно был не в себе, и у Волка не было и тени сомнения в том, что поймать его будет плёвым делом.
        Каково же было его удивление, когда заяц вдруг резко сорвался с места и почти поплыл по воздуху, совершая поразительные прыжки над колючими зарослями ежевики. Такого позора Волк стерпеть не мог.
        Уже второй раз за сутки добыча уходила у него из-под носа.
        Но бежать на горку по колючкам не хотелось, и Волк двинулся в обход, огибая холм и рассчитывая встретить зайца наверху. Зайчонок Волка не видел, и такого сюрприза, естественно, не ожидал. Он был неприятно поражён, когда на самом верху пригорка, в просвете деревьев, через которые уже видна была
        Прекрасная Солнечная Поляна, нарисовался силуэт огромного мускулистого волка.
        Он так резко затормозил, присев на задние лапы, что Лучик не удержался на его ухе, и кувырком полетел вперёд, прыснув Волку прямо в глаза. Это и спасло им обоим жизнь. Волк на мгновение ослеп, присев от неожиданности. Зайчонок, испугавшись за друга, бросился вперёд, забыв об опасности. Он подхватил Лучик с переносицы Волка и прыгнул в Солнечное Сияние Лесной Поляны.
        Волк бросился за ними, уворачиваясь от окрепшего Лучика, который пытался заслонить собой Зайчонка, и сиял Волку прямо в глаза. Но Лучик всё-таки был ещё очень маленьким, и его энергии явно не хватало, чтобы остановить молодого здорового Волка. «Мама! Мамочка!» - закричал Лучик, видя, что волк вот-вот схватит его друга.
        Солнце сначала не понимало, почему её Лучик вмешивается в конфликт между волком и зайцем. Солнечные Лучи, на всякий случай, заперли Волка в Золотую Клетку, пока Солнце не услышало весь рассказ от А до Я. Оно было в затруднении. С одной стороны, невозможно запретить волкам кушать. Если волки не будут кушать - они просто умрут. А этого допустить
        было никак нельзя. Но с другой стороны - как можно было позволить волку съесть Зайчонка, который спас её Лучик.
        - Уважаемый Волк, - вежливо сказало Солнце, - Вы, как и я, слышали всё, что тут произошло и понимаете, насколько трудно мне теперь принять какое либо решение. Возможно, у вас есть какое-либо мнение на счёт того, как нам поступить.
        - М-м-м-да, - произнёс Волк. Он был голодный и сильно хотел пить, а от клетки из Солнечных Лучей шёл нестерпимый жар. Он хотел ещё что-нибудь сказать, но в горле так пересохло, что Волк только и произнёс одно короткое: «Пить!»
        И тут же Зайчонка как будто ветром сдуло, а через несколько минут он вернулся, смело подошёл к клетке и развернул перед волком круглый зелёный листок, на котором лежал, поблёскивая свежей влагой, большой кусок мха.
        Волк с наслаждением вытянул воду со мха. Храбрость и великодушие зайца тронули его ещё не зачерствевшее сердце. «Уважаемое Солнце, - сказал Волк,- я уважаю этого маленького детёныша зайца за его смелость, доброту и умение сострадать. Я расскажу о нём всем своим родным и знакомым. Теперь, если мне будет дозволено, я удалюсь, и выйду на охоту только ночью».
        - Ты - Мудрый Волк, - улыбнулось Солнце, и Солнечная
        Клетка растворилась в воздухе. Все герои нашей Сказки вздохнули облегчённо. Волк дошёл до конца поляны и обернулся: «Смотри, не попадайся мне ночью», - сказал он Зайчонку и растворился в Сумраке Под Пологом Леса. А Солнечный и Лесной Зайчики, обнявшись, весело понеслись вприпрыжку к Лесной Лужице, чтобы рассказать ей о своём удивительном приключении.

        Умение услышать

        - Послушай, - сказал как-то Солнечный Зайчик своему лесному тёзке, - мы с тобой обегали все полянки и пригорки в Нашем Лесу, но его Чащоба по-прежнему остаётся для меня тайной за семью печатями. Расскажи мне, пожалуйста, какая она?
        Лесной Зайчик удивился и смешно дрыгнул ушами: «Да
        обыкновенная, - сказал он, - такая же, как и те места, которые ты видел.
        - Так не бывает, - потускнел Лучик от обиды, - ты что думаешь, что я совсем ничего не понимаю.
        - А что тут понимать, - удивился Зайчонок - трава, деревья… как и везде.
        Разговор оборвался, и Зайчонку стало неловко. Он видел, что Его Друг обиделся, но никак не мог понять, на что. И тогда он подумал, что Лучику будет приятно, если он проявит интерес к его жизни, и спросил: «Скажи, а как это быть целым Солнцем и одновременно его ребёнком - маленьким Лучиком?».
        Лучик не очень понял, о чём его спрашивает Зайчонок, он думал в это время о том, какая же трава сможет вырасти в Чащобе Леса, потому и ответил почти машинально:
«Нормально».
        - Что «нормально»? - в свою очередь обиделся Зайчонок, - ты не слушаешь меня.
        - Я думаю, - сказал Лучик, - какая трава может расти без нас - Ярких Солнечных Лучей.
        - Так я как раз о Солнечных Лучах тебя и спрашиваю, - подхватил Зайчонок.
        - А я тебя о траве, - возразил Лучик.
        - Трава как трава, - сказал Зайчонок.
        - Солнце как Солнце, - произнёс Лучик, и исчез с полянки.
        Зайчику стало очень обидно. Он не мог понять, чем так обидел своего друга, и побежал к Лужице. «Смешные вы оба, - сказала Лужица, внимательно выслушав его. - Общение - это не только умение говорить, но и умение слушать».
        - Так я только и делаю, что слушаю его, - возмутился Зайчонок. - А он всё говорит и говорит, за целый день не переслушаешь. Если я не буду его перебивать, чтобы сказать своё, так и буду сутками молчать.
        - Вот и видно, как ты слушаешь, - рассмеялась Лужица,
        топорщась морщинками воды, - твой друг просил тебя рассказать про чащобу…
        - А что про неё рассказывать, - перебил Зайчонок, - пусть полетит себе и посмотрит…
        - А ты сам подумай, - возразила Лужица, - может ли Солнечный Зайчик оказаться там, куда Солнце никогда не проникает?
        Зайчонок задумался. Ему очень хотелось настоять на своём и сказать, что да, может. Но это была бы неправда. А мама учила его, что говорить неправду некрасиво.
        - Не может, - нехотя согласился он.
        - Вот и помоги ему узнать, какая же она чащоба.
        - А как же я могу помочь, если он не может? - удивился Зайчонок. Но Лужица только улыбалась, вглядываясь в него его собственным отражением.

        Лес

        Зайчонок лежал в зарослях травы под покровом орешника и рассуждал вслух: - Из чего состоит лес? - Из деревьев. А что такое чащоба леса? - Деревья. Потому что чащоба леса - это тот же лес. Но, если чащоба леса это тот же лес, то как она может отличаться от леса? - он совсем запутался, потому что хотя и слушал просьбу Лучика, думал в то время совсем о другом, и не вник в её смысл. Слушал да не слышал. - Ведь лес - это и есть деревья, - продолжал разглагольствовать Зайчонок, - потому что трава растёт и на лугах, а вот деревьев там почти нет.
        Поэтому луг - это не лес.
        - А сад - это лес?! - раздался рядом чуть насмешливый, звенящий знакомыми серебристыми нотками, голосок.
        - Лучик! - обрадованно вскочил на ноги Зайчонок. - Я вот тут как раз обдумываю твою просьбу. И я пришёл к выводу, что ты зря обижаешься на меня. Лес…
        - Слышал, слышал, - перебил его Лучик. - «Из чего состоит лес? - Из деревьев…» - передразнил он Зайчонка. - Только вот и деревья, и трава бывают разные, а значит в них живут и разные животные. Вот мне и интересно узнать, кто растёт и живёт там, куда не проникают мои собратья.
        Они опять начали говорить одновременно, перебивая друг друга, и, поняв, что вот-вот поссорятся, уныло замолчали.
        - Вот пошли к Лужице, и пусть она тебе скажет, - предложил Зайчонок.
        - Да что может сказать твоя Лужица? - пренебрежительно засмеялся Лучик.
        - А разве она и не твоя подружка? - удивился Зайчонок.
        - Ну и что, что подружка? - парировал Лучик. - Что может знать какая-то там Лужа?! - Но когда он выпалил эти слова, ему стало стыдно за них, и, чтобы как-то загладить эту неловкость, он согласился пойти и спросить мнение Лужицы.
        - Деревья, - сказала Лужица, - конечно, лес это обязательно деревья! - Зайчонок победоносно глянул на своего солнечного друга, который аж потемнел от такой несправедливости. - Но не только, - продолжила Лужица, чем весьма разочаровала его. А Лужица, между тем, рассказывала дальше. Деревьям необходимы свет, вода, пища, те, кто будет опылять их и переносить семена. Поэтому каждый лес немного другой. С хвойными деревьями живут другие грибы, ягоды, травы и животные, чем с лиственными…
        Но друзья не дали ей договорить.
        - Кто тебе рассказал всё это? - спросил Зайчонок.
        - Никто. Я сама видела.
        - Так не бывает, - сказал Лучик, - у тебя же нет ног, ты не ползаешь и не летаешь…
        - Откуда ты всё знаешь? - хором воскликнули друзья.
        - Так слушайте Сказку Вод, - ответила Лужица и осветилась доброй загадочной улыбкой.

        Сказка Вод, рассказанная Лесной Лужицей

        - Итак, вы думаете, что я состою из Воды? - сказала Лужица.
        - А из чего же ещё?! Конечно из Воды! - не поняли её друзья.
        - Тогда давайте вспомним, как появляются лужицы.
        - Их дождик оставляет, - сказал Зайчонок.
        - И растаявший снег, - добавил Лучик.
        - А откуда берутся дождь и снег? - не унималась Лужица.
        - Из облаков.
        - Нет, из туч.
        - А облака и тучи?
        - Так нечестно, - сказал Зайчонок, - ты обещала рассказать нам сказку, а сама всё спрашиваешь и спрашиваешь. Лужица улыбнулась. Она поняла, что Зайчонок просто не знает и немножечко хитрит, чтобы это скрыть.
        - Из воды, - отозвался, задумавшийся на мгновение Лучик. - Мне мама рассказывала, что когда Лучики взрослеют и становятся Жаркими Лучами, они влюбляются в прекрасные Водяные Капли, и уносят их Лёгкими Облачками с собой в Голубую Высь.
        И опять едва заметная улыбка пробежала по поверхности Лужицы. Она не стала напоминать Лучику, что не всё и не всегда бывает так романтично, и как он сам испарил её. Потому что у Лужицы была совсем другая цель. И она продолжила:
        - А где находится вода, капельки которой попадают на небо?
        - В речке, в росе, в листьях, в море…., - наперебой посыпались ответы друзей.
        - Вот, - сказала Лужица, - и это значит, что состою я совсем не из воды, а из множества разных вод, которые Солнце и Ветра собрали со всех уголков Земли и из всего живущего на этой Планете. И каждая из этих вод хранит знания обо всех местах, где она побывала.
        Зайчонок и Лучик умолкли. Им было о чём подумать. Ведь они считали Лужицу своей подружкой, и никогда даже и представить себе не могли, сколько же знаний она хранит в себе.
        Задумалась и Лужица. Она не открыла друзьям и половины своих секретов. И даже не рассказала им о Своём Любимом Родничке, который так часто пробивался к ней из-под земли и камушков с чудесными рассказами о минералах, пещерах и прочих подземных чудесах.

        Прерванное общение

        Наташу уже давно раздражали Катины звонки. Во-первых, Катя любила поговорить за чужой счёт, а во-вторых, она просто любила поговорить. И о чём разговаривать - для неё не было никакой разницы.
        Начиналось это всегда одинаково. Катя звонила и просила перезвонить, так как у неё срочная информация, а денег на карточке телефона почти не осталось, после чего бросала трубку.
        Сколько Наташа ни зарекалась - всё равно перезванивала. Ничего важного Катя не сообщала, а тут же принималась болтать, легко перескакивая с одной темы на другую и не давая вставить слово.
        Перебить или остановить этот поток было невозможно. Но со временем Наташа научилась от него уходить. Где-то в диапазоне 20-40 минут она, извиняясь, объясняла, что вынуждена прервать беседу, так как ей звонят (варианты = к ней пришли, муж вернулся, надо кормить, они идут в гости, она жарит оладьи и так далее).
        Когда-то у них были общие увлечения и занятия, и все считали, что они подруги, да они и сами так думали. Но время развело их по разным городам и показало, насколько они ошибались. В их отношениях не осталось ни тепла, ни доверия, ни даже простого любопытства. Несколько коротких встреч на нейтральной территории отдалили их ещё больше. Наташа звала Катю к себе в гости, писала письма, но, кроме вращающихся по кругу монологов по телефону, ничего не получала взамен.
        Такая ситуация тяготила её. Но разорвать отношения она не могла, полагая, что необходима своей приятельнице, что за пустыми монологами скрываются неприятности, а манера звонить за её счёт - связана с бедственным материальным положением. Ей казалось, что бывшая подруга из гордости скрывает истинное положение вещей, и хотелось помочь ей.
        Однажды, возвращаясь поездом из командировки, Наташа, неожиданно для себя самой, сошла на станции Катиного городка. Отметив в кассе двухдневную остановку, она взяла такси и поехала по знакомому адресу.
        Но калитка оказалась заперта наглухо, и из дома никто не отзывался, даже собака не лаяла. Наташа достала телефон.
        - Кто это? - отозвался в трубке
        глухой заспанный голос.
        - Катя! Это я, Наташа! Я возле твоего дома, открой мне.
        - Какая Наташа? Какого дома?
        - Катя, ты что не узнаёшь меня? Я ехала из командировки и решила заехать на два дня к тебе в гости.
        Несколько минут трубка молчала, а затем произнесла категоричным, не терпящим возражений голосом: «Извини, не могу с тобой разговаривать, я жарю котлеты, мне звонят по обоим телефонам и в дверь, и, к тому же, я уже убегаю - ты поймала меня на выходе, и ко мне пришли гости». Наташа ещё не успела сообразить, что произошло, а трубка уже пела отбой.
        - Вы, наверное, Катьку ищете, - окликнула её проходившая мимо женщина, - так Катька давно тута не живёт, так, наезжает иногда со спонсором, почту забирают. Ты, милая, поезжай до церкви, возле парка, где памятник был. Вот аккурат справа от звонницы забор с железной дверью - евойный. Уж поди лет пять наша Катерина как к нему переехала.
        Наташу как кипятком облили. Произошедшее никак не укладывалось у неё голове. «Что же я буду два дня делать здесь? - думала она. - Нет, но должно же быть этому всему хоть какое-то объяснение».
        Она долго звонила в железную дверь возле церкви. Открывший дверь охранник сообщил, что Катерина Николаевна обедает и не сможет уделить ей время.
        Прошло несколько месяцев, и в телефонной трубке раздался знакомый голос:
«Перезвони мне…» Через несколько минут новый звонок: «Ты что, обиделась на меня?» Телефон звонил непрерывно в течение часа, и Наташе пришлось отключить его.
        Через месяц Наташа получила письмо. Катя с возмущением упрекала её в постоянных издевательствах и неадекватном поведении. А в конце письма выражала недоумение - почему вдруг Наташа прервала с ней общение. «Ты мне больше не
        подруга, - писала она, - подруги так не поступают!»

        Пророческий сон юзера

        Он сидел и смотрел на свою аватару. Чего-то явно не хватало. Вот к ней бы ещё какую подпись покруче. Уже несколько раз поднимал он этот разговор, но ему каждый раз предлагали проделать взамен соответствующую работу, которую ему делать не хотелось. Он считал, что вполне достаточно и того, что уже было сделано.

«Напридумывали правил, - думал он, - нормальному пользователю уже и обматерить никого нельзя, здесь пиши то, там это, флуд, не флуд… - что где захочу, там и напишу».
        Он засмеялся и написал в открытой страничке: «пофиг мне ваши правила», а чтобы усилить эффект выделил всё красным цветом и нажал предварительный просмотр. Супер! Вот ещё зажирним, немного увеличим шрифт, теперь анимировать и парочку картинок. Он загляделся на свою работу, так и подмывало нажать кнопочку «отправить».
        Пора было закругляться и отправляться спать. «А, да пусть ещё побудет, - подумал он, - ещё полчасика поиграю, а потом полюбуюсь и тогда уже сотру».
        Эта игра ему никогда не давалась. Проигрыш за проигрышем. Вот и сейчас он несколько раз подряд проиграл, и уже хотел было оставить её, как всё начало получаться. Хотелось спать, но жалко было оставлять внезапно пошедшую игру. Первый уровень, второй, третий… Он дошёл уже до седьмого уровня, и тут произошла заминка, игра никак не хотела грузиться…
        - И что? Долго я ещё должен ожидать? - он нервно теребил клаву, в нетерпении поглядывая на экран. Но в окне ничего не менялось, и это приводило его в ярость.
        - Что ж, господа админы, раз по-хорошему не понимаем,
        будем действовать, как всегда.
        - А может, ещё передумаешь?
        - Что значит - «передумаешь»? Правила не читали! «Участники должны соблюдать уважительную форму общения». Попрошу на «Вы».
        - В ответ раздались робкие голоса:
        - Простите, неправильно выразился. Вы разрешите мне
        отключиться на некоторое время, ребёнка из садика забрать нужно?
        - Да, может отложим этот разговор, всего на пару часиков, а то у меня начальство за спиной, а я ещё отчёт не окончил.
        - А у меня очередь к зубному, флюс на пол-лица. Да и разделы просмотреть надо…
        - Я жду седьмой уровень, - сказал он. - Пока у меня над авой не появится подпись моего статуса, никто отсюда не выйдет.
        - Это называется «спецзвание», - уточнил один из Админов.
        - Ты, умник, чем выделываться, лучше думай, какую подпись мне поставить.
        - А что бы Вы сами желали? - спросил другой Админ.
        - Не понял?! Я чего, ещё и думать за вас должен?! Значит так, я пошёл обедать, а вы составляйте мою подпись!
        - Ой, погодите, я, кажется, придумал…
        - Вот возвращусь, тогда и скажете. И чтобы никто не смел отлучаться!

«Нет, это подумать же только, как администрация распоясалась, - жаловался он, пытаясь откусить кусок мяса. Но оно было какое-то твёрдое и кривое, и зубы всё время соскальзывали. Рядом, на тарелке, лежала надпись «Наше всё!» - «Постарались, молодцы, - похвалил он админов, - можете завтра на работу не
        выходить, я вас отпускаю до десятого уровня. Только не сильно расслабляйтесь, может мне ещё что понадобится». Он смотрел на свою яркую и красочную аватарку, над которой крупными золотыми буквами горела надпись «Наше всё!». Пусть теперь завидуют. Мясо надо ножом.
        Он потянулся к полке с ножами, и едва удержался на стуле, проснувшись от резкого движения. В руке он держал мышь, от которой минуту назад безуспешно пытался откусить левую клавишу. «Чёрт побери, приснится же такое, - подумал он, - надо всё закрывать и ложиться спать».
        Утром он зашёл на форум и обомлел: над его аватаркой светилась надпись - пред. А когда он начал выяснять, за что, ему показали его собственный пост, который он собирался стереть. Переливаясь всеми оттенками красного, на полстраницы тянулась надпись «пофиг мне ваши правила».
        К его счастью, хоть рисунок исчез, вероятно, стёрся, когда он безуспешно пытался разгрызть мышку. Иначе это был бы верный бан.

        Фата-моргана

        Моему Доброму Незнакомому Другу посвящается

        Почти каждый субботний вечер он встречал её на катке. Зима была снежная, и она смешно моргала и трясла головой, смахивая с длинных ресниц налипавшие снежинки. Она и сама была похожа на снежинку в своей голубой курточке, светившейся отражённым светом разноцветных фонариков катка, и синей короткой юбке, одетой поверх тёплых махровых лосин.
        Ему хотелось подойти к ней, но она была так стремительна, так самозабвенно кружилась, что он каждый раз отступал и только с восхищением следил за каждым её движением.
        В неверном фонарном свете казалось, что она парит волшебной невесомой феей в морозном воздухе. Она носилась по льду, мелькая то тут, то там, и после нескольких умопомрачительных пируэтов устремлялась к выходу из катка, где её встречал моложавый седовласый мужчина и увозил на старенькой «Волге».
        Распорядок его жизни изменился. Теперь он жил от субботы до субботы. Всю неделю он сочинял планы знакомства, но, увидев её, каждый раз пасовал. Когда, как ему показалось, он уже созрел, его ждал шок - каток закрыли. Совсем закрыли.
        Стояли морозы, синоптики скорого потепления не обещали, и ничто не предвещало подобного краха его надежд. Он замкнулся в себе. Ему не хотелось никого видеть и ни с кем говорить - он носил в себе её образ и боялся его спугнуть.
        Но чувства требовали выхода, и бывшие планы, обрастая новыми деталями и подробностями, превращались в небольшие рассказы. Как и всякому влюблённому, ему хотелось поделиться своим чувством со всем миром, и он стал выкладывать рассказы в интернете, указав свой мейл.
        Со временем ему стали приходить письма. В большинстве от девушек. Они были почти однотипны. Девушки писали, что тронуты его чувствами, описывали свои голубые куртки, предлагали познакомиться. Но были и от парней, утверждавших, что знают, о ком идёт речь и готовы познакомить. К его сожалению, основная масса сообщений оказалась с сайтов знакомств и порносайтов.
        Сначала он очень радовался, получая письма от реальных девушек и каждый раз надеясь, что это письмо от его Снежаны - так он назвал свою незнакомку. Но, повстречавшись с одной, второй, третьей… разочаровался и перестал ждать.
        Тем временем, его рассказы жили своей собственной жизнью. В них происходили события, никогда не случавшиеся с ним самим. Он больше не был Главным Героем. Он жил обычной жизнью обычного человека. А Главный Герой мотался по городу в поисках Снежаны, попадал в неприятные ситуации, пытаясь разыскать девушку то через официальные органы, то через мафиозные структуры и стоял на грани пропасти, одурманивая себя алкоголем и наркотиками. Он уже почти готов был расправиться со своим героем, но судьба преподнесла ему новый сюрприз.
        Однажды, возвратившись домой, он услышал незнакомые голоса, доносившиеся из гостиной, и уже почти прошёл в свою комнату, когда мать окликнула его: «Иди сюда, к тебе пришли». Он зашёл вслед за матерью в комнату и обомлел - возле книжного шкафа стоял мужчина, тот самый мужчина, который встречал его Снежану
        возле катка.
        Это настолько потрясло его, что он сначала и не заметил миниатюрную седовласую женщину, улыбающуюся ему из глубокого кресла. Что-то в её облике было неуловимо знакомое. Прядка волос упала на глаза, и она смешно тряхнула головой, отбрасывая её. У него в глазах потемнело.
        - Это были Вы?! Это Вы были на катке?! - заикаясь и срываясь на фальцет, еле выговорил он.
        Женщина улыбнулась.
        - Мне очень нравятся Ваши рассказы, - сказала она, игнорируя его то ли вопрос, то ли утверждение. - Но в последнее время они начали беспокоить меня. Вы так живо пишете, и начало было таким документальным, что я и подумать не могла, что дальше идёт чистое сочинительство.
        Обеспокоенная Вашей судьбой, я упросила супруга приехать сюда. Но мы уже поговорили с Вашими родителями и всё выяснили. У Вас несомненно талант. И мне очень льстит, если я хоть немного помогла ему раскрыться.
        - Вы, Вы видели, как я смотрю на Вас? Почему же Вы молчали? - в его голосе сквозили удивление и непонимание.
        - Я не молчала, - она с умильно-виноватой улыбкой взглянула на супруга. - Ваш восхищённый взгляд помогал мне летать.
        Это было совсем недавно. - Женщина опять улыбнулась. - Но Вы поймёте меня, только когда проживёте ещё полтора раза столько, сколько прожили.
        - Когда мы уйдём, - она опять улыбнулась, и эта улыбка была почти печальной, - Ваша Снежана растает, ведь уже весна!
        Идите в весну! В цветение! - Её глаза загорелись восторгом и теплотой. - И пусть Ваши новые рассказы повествуют только о счастливой любви!
        А это Вам от меня маленький подарок. - И она протянула ему фотографию. Со снимка ему улыбалась его Снежана. Юная и чернокудрая, она присела в изящном глубоком книксене посреди огромной
        ледовой арены, окружённой трибунами, заполненными аплодирующими стоя людьми.

        Группа «ЭФ»

        Отрывок

«Отработанные рефлексы! Тут всё так!» - он насыпал корм, и рыбки тут же бросились клевать его.

«Придурок, ты что делаешь!» - раздался Голос. «Ах, ну почему тут есть разница», - подумал он, и в воздухе завис прозрачный куб аквариума, завитый ярко зелёными, малиновыми и фиолетовыми водорослями, со снующими между ними рыбками невообразимых форм и цветов.

«Идиот, - завопил Голос, - ты что полагаешь, что так лучше». - «Простите, забыл», - мысленно произнёс он, и под аквариумом образовалась изящная подставка.

«Ладно, поначалу всем трудно, - миролюбиво произнёс Голос, - главное, не торопись и, прежде чем подумать, хорошо подумай, о чём подумаешь». - «Ага, конечно, - пронеслась мысль, - и подумай, о чём подумаешь, что подумать, прежде чем подумаешь, что подумать».

        - «Однозначно придурок, - констатировал Голос. - Ладно, обживайся, и не вздумай оригинальничать».

        Он с усмешкой вспомнил своего предшественника, который обустроил своё жильё полувоздушной мебелью с ниспадающими потоками флуоресцентного свечения. Тогда ещё не было включённой системы Постоянного Наблюдателя, и, прежде чем ошибка была обнаружена и исправлена, разгорелся грандиозный скандал.

        Группа «ЭФ» срочно изобрела систему преломляющих зеркал, чтобы представить всё как грандиозный спектакль талантливого иллюзиониста. Вместо спокойного и тихого внедрения приходилось отбиваться от толп журналистов, учёных, потенциальных учеников и просто любопытствующих и зевак.

        Он потянулся и попробовал посидеть, пройтись, полежать. В реальных условиях это оказалось несколько сложнее, но после двухчасовой тренировки он уже выглядел вполне непринуждённо и перестал взлетать при каждом шаге и вздохе. Труднее было с речью. Очень не просто было на практике отделить слово от мысли и лишить его действующей составляющей.

        Полдня он бился с интонацией. Ещё двое суток промучился, пытаясь это всё синхронизировать. Если он сосредотачивался на движении и дыхании - сшибал словами предметы и взращивал их материализованные образы, а когда следил за словами и мыслями, старательно разделяя их на бесчисленные потоки - взлетал от малейшего движения…

        Невыдуманные истории

        Сколько едет автобус

        Автобус подъехал к остановке, и молодая филиппинка
        устроила пробку на передних дверях, пытаясь вкатить в него коляску с ребёнком. В каждой руке она держала по нескольку кульков с покупками, и они существенно ей мешали. Одно из передних колёс детской коляски постоянно цеплялось за площадку автобуса. Люди, желающие зайти в автобус, не могли ей помочь, так как она перегородила все подступы к дверям.
        Сидящие в автобусе пассажиры бросились на помощь. Но когда оба передних колеса наконец оказались в автобусе, женщина дёрнула коляску на себя и начала навешивать на обе её ручки кульки, бывшие до того в её руках. Коляска снова соскользнула на тротуар.
        Водитель дёрнул автобус, но пассажиры на него зашикали, и автобус вновь замер на месте. Наконец, все кульки были завешены, и группа сочувствующих с обеих сторон внесла коляску в автобус на руках.
        Но на этом приключения злосчастной коляски не закончились. Проход автобуса оказался недостаточно широким для торчащих по обе стороны кульков.
        Дама молча пыталась пропихнуть коляску. Со всех сторон посыпались советы. Наиболее дельными были - перевесить кульки между ручками, или положить их внутрь коляски, а ребёнка взять на руки. Но ни советы, ни предложения помощи в виде большого кулька, ни предостережения о том, что так кульки оборвутся, своего действия не возымели.
        Предсказанное не замедлило произойти. Один из кульков оборвался. Пассажиры бросились собирать разлетевшиеся по салону предметы, а дама стала перевешивать кульки между ручками коляски. Часть людей, ожидавших на остановке, заполнили первую площадку, а остальные, вместе с водителем, терпеливо ожидали, когда освободится проход.
        Наконец автобус двинулся дальше. Однако, часть кульков оказалась недостаточно большими для того, чтобы их можно было зацепить за обе ручки коляски.
        Молодая мамаша присела на освобождённое для неё кресло и стала складывать кульки на сидение межу собой и стенкой автобуса, не обращая никакого внимания на сыпавшиеся со всех сторон советы - переложить вещи в большие кульки, которые теперь уже висели за коляской, по её центру.
        Колёса коляски она развернула перпендикулярно проходу, чтобы коляска не смещалась, и зафиксировала их.
        Автобус между тем подъехал к очередной остановке. По салону медленно продвигалась женщина с коляской. Всё дальнейшее не сложно было предугадать. Сцепившиеся колёсами коляски расцепляли всем автобусом, а затем дружненько пронесли вторую коляску мимо первой. Всё это время автобус стоял на остановке, поскольку ожидавшие его люди не могли продвинуться дальше первой трети салона, и значительная часть их ожидала на улице. Наконец порядок был восстановлен, и поездка продолжилась.
        Филиппинка нажала копку «стоп» - сигнализирующую водителю, что имеются желающие выйти на следующей остановке. Она сидела до последнего, кормя ребёнка печеньем, и поднялась только тогда, когда автобус полностью остановился. Лежавшие на сидении кульки посыпались на пол, вываливая содержимое.
        Натренированные за поездку пассажиры незамедлительно кинулись на «сборные работы». Дама милостиво и молча, без малейшего движения в лице, принимала возвращаемые кульки и вешала на ручку коляски. Реплики, что это уже было и что коляска, обвешанная кульками, не сможет проехать по автобусному проходу - отскакивали от неё, как от стенки горох.
        Водитель несколько раз порывался стронуть машину с места, но, останавливаемый криками пассажиров, каждый раз прекращал свои попытки. Когда всё было собрано, дама толкнула коляску, но коляска с зафиксированными колёсами не стронулась с места.
        Находящиеся рядом пассажиры бросились отпускать тормоза. Коляска поехала. Один из висящих сбоку кульков оборвался. Рассыпанные вещи даме подавали уже на улицу. Автобус ждал…

        Блики памяти. Факс

        Звонок по телефону:
        - Примите факс.
        - Извините, у нас нет света.
        - Так что у вас окон нет?
        - Простите, а я что, Ваш факс через окно должна принимать?
        Через минуту вызов на ковёр: «Вы как разговариваете с замминистра?»

        Закрытый купальник

        Первая половина солнечного субботнего дня. Набережная площадь. Велосипеды, скейты, коляски, оживлённая публика. Все скамьи заняты. На одной из них, разморённые утренним купанием и уже вовсю жарящим солнцем, сидят несколько семейных пар.
        - Я бы себе такого не позволила. - возмущается одна из дам.
        - В её возрасте, в таком открытом купальнике, развевающиеся юбки вокруг бёдер… так идти … по улице. Вот у меня закрытый купальник, - Она подняла кофту и застыла, - Ой! - тут же поспешив вернуть одежду на место. Сидящие рядом расхохотались, И через минуту дама смеялась вместе со всеми. Она забыла, что уже переоделась в обычное бельё.

        Из Новой жизни

        Душа плакала за оставленной жизнью. Сердце искало утешения в мелочах. Пронизанная нестерпимо палящим солнцем улица, граничащая с бесконечным пыльно-песчаным пустырём и рядом высоких стройных акациевых деревьев.
        Взгляд притягивали прекрасные гроздья больших ярко-жёлтых цветов незнакомых мне акаций. Неожиданно, непонятно откуда, полилась прекрасная музыка Амадея Моцарта. Шаг убыстрился, подстраиваясь под её темп. Казалось, мир растворился, и ничего нет, кроме этого голубого неба, жаркого солнца, необыкновенных деревьев и чудесной, проникающей в самую Душу, музыки.
        И только, когда музыка уже стала стихать, я поняла, откуда она взялась на пустынной улице, и бросилась доставать телефон, свой первый в жизни мобильник.

        Первое апреля

        Сестра рассказывает.
        Они с мужем оставляли на утро включённую радиоточку, вместо будильника. Супружество было многолетним, уже чадо подросло. И, как это обычно бывает в семьях среднего возраста, за бесконечными проблемами и делами, зачастую относились друг к другу как к нечто само собой разумеющемуся.
        Однажды, перед сном, они о чём-то повздорили. Наутро, как только радио начало подавать первые признаки жизни, муж нежно поцеловал её и сказал: «Я так сильно люблю тебя! Без тебя - я своей жизни не представляю! Ты вот вчера заснула, а я лежал и думал, какой я дурак, расстраиваю тебя из-за каких-то мелочей, которые не стоят нашей любви».
        Она приподнялась на локте, и только хотела ответить, как радио, уже отыгравшее гимн, радостно-бодрым голосом диктора произнесло: «Доброе утро! Сегодня первое апреля!»
        От неожиданности они расхохотались. И с тех пор, в ласковые минуты, подтрунивали друг над другом: «А сегодня не 1-ое апреля?»

        Максим

        Максим был обижен. «Ну что опять не так?» - думал он, лёжа под палящим солнцем в трёх метрах от вожделенной водной стихии.
        Все купались, и ему было тоскливо валяться одному на песке, да и жарко. А эта группка так скучно беседовала, покачиваясь на волнах. Он ведь только хотел познакомиться и немного расшевелить их. Ну да, конечно, они не ожидали, что кто-то проплывёт под водой и вынырнет между ними. Но ведь это было
        так весело. Они так смешно барахтались, а две женщины даже завизжали от неожиданности. Все потом оживлённо смеялись.
        За что же его наказали, запретив идти в воду?
        Максим любил людей и старался всегда выказывать радушие и добрый нрав. Вот и теперь, услышав: «Макси, Макси, домой!» - он поднял мохнатое чёрное ухо и, сделав вид, что ему всё нравится, побежал на зов хозяйки, оставляя на влажном песке большие глубокие следы.

        Воспитатель

        Подхожу к дверям своих знакомых, а там ржач на три этажа:
        отец схватился за ремень и услышал от пятилетней дочки: «Ну, папа, у тебя ни ума, ни фантазии».

        Техподдержка:

        - А скажите: это проблема в модеме или на линии?
        - Или в модеме, или на линии - одно из двух.

        Пара

        Они сидели рядышком на лавочке и тихо переговаривались. Семейная пара далеко не молодых людей, седоволосых, морщинистых, с возрастной пигментацией кожи.
        На противоположной стороне улицы остановился автомобиль. Громкая музыка, с назойливыми ударными, густо заполнила окружающее пространство. В глазах дамы засверкали мечтательные огонёчки, и в зрачках появился намёк на исчезнувший давно цвет. В уголках губ обозначилась нежная улыбка. Лицо просветлело. Казалось, что она помолодела на добрый десяток лет. Тело её чуть заметно пританцовывало, отбивая такт в унисон звучащим ритмам.
        - Какое безобразие! - громко произнёс её супруг. - Ты только посмотри, дорогая, это же полное бескультурье! Почему весь квартал должен слушать его музыку? Разве так было в наше время? - он повернулся к ней, в ожидании ответной реакции.
        Словно сменилась картинка, вернувшись к первому изображению.
        - Конечно, милый, мы такими никогда не были, - она повернула в его сторону ничего не выражающее лицо и добавила.- Не волнуйся, он сейчас уедет.

        Откуда здесь культура?

        Пассажиры тщетно пытались утихомирить возмущённую женщину, истеричные реплики которой гремели на весь автобус. Постепенно, сидевшая рядом дама втянулась с ней в спор, и они крикливо переругивались, время от времени переходя на личности. Со всех сторон полетели реплики.
        Присутствующие разделились на два лагеря. По насыщенности шумом автобус стал похож на разбуженное осиное гнездо, в котором вместо ос обитают реактивные самолёты.
        Дамы, из-за которых начался весь сыр-бор, разговорились, снизили тон, и тихо-мирно беседовали о перипетиях жизни.
        - Да откуда здесь культура?! - пожимала плечами зачинщица инцидента, - Вы только посмотрите, как они кричат! Разве можно так вести себя в общественном транспорте?!

        Считалочка

        - Два первых, три вторых, два двадцать девятых, - произносит дама, сидящая на скамейке автобусной остановки.
        - Три сто девятнадцатых плюс два восемьдесят шестых, - отвечает в тон ей супруг.
        Рядом сидит мужчина, учившийся когда-то в Советском Союзе, но уже более двадцати лет проживающий за рубежом.
        - Зачем? - улыбается он, - математику учишь? В школу опять пойти хочешь?
        - Нет! - Смеётся ему в ответ дама, - ждём автобус двадцать шестого маршрута.

        Рыбацкий инструментарий

        - У тебя нож есть?
        - Я - рыбак, у меня всё есть!
        - И штопор?
        - Нет! Штопора нет!
        - Какой же ты тогда рыбак?!

        Кто о чём

        К лавочке автобусной остановки подбежала маленькая рыжая собачка и лизнула мне ногу. Дама, сидевшая слева от меня, этого не видела, она сосредоточенно вычищала грязь из-под ногтей пластиковой проездной карточкой.
        Из-за спины раздался резкий оклик: «Лама?! Лама?! (почему, для чего, зачем - иврит; но возможно, что так звали собаку). Дама, чистившая ногти, дёрнулась и возмущённо обернулась: «Ма ихпат лах (какое твоё дело)?!»
        Я засмеялась. Дама уставилась на меня с недоумением.
        - Она обращалась не к тебе, а к своей собаке, - произнесла я, но моего иврита явно было недостаточно.
        - Собака? Почему я собака? - оторопело воскликнула дама.
        Я, показав рукой в сторону отдаляющейся собачки, слегка переиначила предложение, упростив его: «У неё собака».
        Дама повернула голову в указанном мной направлении. «Собака», - понимающе произнесла она и улыбнулась. А потом мы обе не выдержали и прыснули от смеха.

        Автор выражает искреннюю признательность Фёдору Якубовскому и Алексею Емельянову, благодаря которым эти произведения смогли овеществиться.

        Также большое спасибо Terml за подготовку обложки к макету и Rafaell за окончательный макет и релиз.

        Тираж - 100 экз.
        Издательство TUPRESS, Хайфа, 2011
        ISBN 978-965-7479-36-0

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к