Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Поэзия Драматургия / Тильман Любовь: " Отраженье " - читать онлайн

Сохранить .
Отраженье Любовь Тильман

        # Сборник стихов и прозы на русском и украинском языках.

        Любовь Тильман

        Отраженье

        Я для мира не значу почти ничего.
        Как пришла, растворюсь в бесконечных вращеньях.
        Лишь крупицею малой, в бесчисленных звеньях,
        Я сама - отраженье и мера его

        Предисловие

        Книги «Отраженье» и «Эмигрантка» были изданы под псевдонимом Любовь Сонина (ISBN
966-8386-24-8 и ISBN 966-8386-25-6 Родители мои, Тильман Иосиф Осипович и София Ефимовна (в девичестве Ротенфельд, по другим документам Реденфельд), были людьми талантливыми, хотя сами таковыми себя не считали.
        Почему же теперь я публикую все под собственной фамилией? - Я хочу, чтобы все мои родные имели возможность найти меня. С одними мы виделись раз в жизни, с другими и вовсе не знакомы, но мы - одна семья. И это стало бы лучшей памятью нашим родителям.
        Тексты книг я почти не меняла, ввела рубрикацию и слегка «украсила».
        Cпасибо, Меценат-Релизеру NNM-Club Al Vasif и Модератору Флейма и Дискуссионного Клуба DonCiHot(у) за одобрение и поддержку.
        Огромное спасибо Модератору-Библиотекарю Клуба Rafaell,который взял на себя все технические работы!

        Спасибо всем, кто будет читать мои книги.

        С уважением Любовь Тильман

        Я отраженье Бога на Земле.
        Его струи мельчайшее движенье.
        Мой Путь во Свете, жизнь моя во тьме.
        Ищу хоть пониманья, не Спасенья.
        Тщусь разгадать загадку Бытия,
        Постичь то, что умом не познаётся.
        Но как преодолеть само себя?
        И как узнать тот Знак, что отзовется?
        Что делать с простодушьем и с Любовью?
        Кто выведет меня сквозь лабиринт?
        Так клетка в теле вся исходит болью,
        А я не знаю отчего болит.

        ГЛАЗАМИ В МИР

        Природа - это мы

        Природа - это мы:
        И ты, и я, и он…
        Природа - это мир.
        Всё остальное - сон.

        Природа - это всё.
        Её охрана - бред.
        Мы все - лишь часть её,
        Её небрежный след.

        Вон там звезда, бежать,
        Кричать в сто тысяч сил,
        Что звезды охранять
        Обязан бренный мир,

        Построй вокруг стену,
        Замкни законов круг…
        Ты вырвешь ту звезду
        Из цепких Крона рук?

        Тот мир, где ты живешь

        Тот мир, где ты живешь,
        Единственный твой мир.
        Он плох или хорош,
        Но он не повторим.

        Ещё он не бывал
        И вряд ли будет вновь.
        Он и велик и мал
        В ряду других миров.

        Он бесконечно прост,
        Предельно уязвим.
        Твои поступки - мост
        Между тобой и им.

        И ты тот мир храни,
        Ты без него - ничто,
        Ты сам звено цепи
        Бесчисленной его.

“Природу охраняйте!” - Лозунг брошен.

        К вопросу о терминах.

“Природу охраняйте!” - Лозунг брошен.
        Цель определена. Чего же боле?
        А я молчу. Меня тревожит слово
        Такое необъятное - природа.

        Природа - это что? Трава? Цветочки?
        Деревья в распланированном парке?
        Дремучие лесные заповедья?
        Быть может это розовые чайки? Олени? Лоси?
        Что это - п р и р о д а ?

        А перья облаков, а звёзд скопленья,
        А Солнце, а Луна - природа это?
        Иль, может быть, всё это не природа?

“Природу охраняйте!” - Значит ль это,
        Что надо Солнце, звёзды охранять?

        Природа - это МИР ВЕСЬ НЕОБЪЯТНЫЙ,
        Непостижимый и непреходящий!

        И как нам охранять то, что извечно,
        Извечно было и извечно будет,
        Не исчезая и не сотворяясь,
        А лишь меняя ФОРМЫ Бытия?

«Природу» охранять? - Нет не Природу!
        НАМ НАДО ОХРАНЯТЬ ЕЁ МГНОВЕНИЯ.
        Не от кого-то, от самих себя.

        Цветы и травы, леса заповедья,
        Все это лишь мгновения природы,
        Её частицы, также как мы сами.

        И, так же как и мы, они, рождаясь,
        ОДНУ имеют жизнь. Их сроки жизни
        Зависимы от тысячи причин…
        И мы в том не последняя причина.

        Предсмертный страх, испуг и безысходность
        Не только нам присущи, зверям, птицам…
        Доказано, что даже у деревьев есть чувство боли.
        Часто беззащитны они пред нами,
        Но тяжелой платой
        МЫ САМИ ПЛАТИМ ЗА СВОЮ ЖЕСТОКОСТЬ.
        Мгновения природы уникальны,
        Неповторимы. Их разрушить просто.

        НО ИХ ВОССТАНОВИТЬ ТЯЖЕЛЫЙ ТРУД,
        А часто - БЕСПОЛЕЗНЫЙ.

        БЕЗВОЗВРАТНО, как дерево роняет лист осенний,
        Уносятся мгновения природы.

        Лесов всё меньше, А людей всё больше:
        Один пройдет - трава слегка примнётся;
        За ним второй, четвертый и десятый…
        - Появится тропинка средь травы;
        Потом - дорожка; а потом - дорога
        И Мир Чудес отступит от неё.

        Она - з а в о е в а н ь е ЧЕЛОВЕКА и
        ПОРАЖЕНЬЕ ГОРЬКОЕ ЕГО.

        Ходить чуть слышно, двигаться чуть видно,
        Так как ходили «книжные индейцы»,
        НЕ НАРУШАЯ МИРА РАВНОВЕСИЕ,
        Не оставляя ни дорог, ни просек,
        Когда на то нет ни нужды, ни смысла,
        Как жаль - мы потеряли этот дар.

        Себя считая чем-то уникальным,
        И изумляясь: “Как мы появились?”,
        Не замечаем часто уникальность
        Любой природной формы.

        УНИКАЛЕН цветок любой и дерево любое,
        Любая птица, бабочка, червяк…

        Они так сложны, так НЕПОВТОРИМЫ
        ПРИРОДЫ ФОРМЫ.

        Мы - ОДНА ИЗ ФОРМ,
        НЕ ЛУЧШЕ И НЕ ХУЖЕ ЧЕМ ДРУГИЕ,
        Звено цепи ПРИРОДЫ бесконечной…

        И нам всегда об этом помнить надо!

        Осень - зрелости пора

        Осень - зрелости пора.
        Изменилась и листва.
        Были листья все зелёные,
        Нежно-неопределённые,
        Стали жёлтыми и красными,
        Засверкали всеми красками,
        Прежде тайными и скрытыми,
        Хлорофиллами забитыми.
        Но пластиды хлорофилла
        Осень холодом разбила,
        Оказалась не проста
        Суть обычного листа.
        Были листья все зелёные,
        Детски-неопределённые,
        Стали жёлтые и красные,
        Стали листья просто разные.
        Их не спутаешь уже
        В этом горьком вираже
        Вдоль по-ветру до земли…
        А ведь вместе все росли.

        Земля покоилась на трёх слонах

        Земля покоилась на трёх слонах.
        А на Земле росли цветы и травы,
        Пенились реки, высились дубравы
        И пели птицы в светлых облаках.

        И так велось из глубины веков,
        Для дела, а порой и для забавы,
        Срывали люди и цветы и травы,
        И убивали, не щадя, слонов.

        И только, когда вздрогнула Земля,
        Тогда понятны преступленья стали,
        И то, что мир наш соткан не из стали,
        И три слона не так уж много для
        Столь массовой охоты за слонами.

        Ищите смысл в наивнейших словах.
        Любите голубые поднебесья.
        Земля и Жизнь, их сущность - РАВНОВЕСЬЯ.
        А равновесие и в трёх слонах.

        Белые лебеди, светлое пёрышко

        Гроза

        Белые лебеди, светлое пёрышко,
        Плыли по небу и тихо таяли,
        В медленной дрёме. Сияло солнышко.
        Вдруг лебедёночку крылья подранили.
        Молнией белой, искрой мгновения,
        Он растворился в просторе крутом.
        Как отголосок его падения
        В воздухе грянул тяжёлый гром.
        Звуки, движения остановились:

«Не смогли, не сумели сберечь»…
        Лебеди плавно к земле спустились
        И… взвился в небо дымчатый смерч.
        Вот он пронёсся и тёмен и светел…
        Вот уж полнеба закрыл собой…
        Крылья хлестали, рождая ветер,
        Со свистом кромсая простор голубой…
        Вот уже птицы солнце затмили…
        И в тяжёлой, гнетущей тьме
        Белые молнии в землю били,
        Скорбью громов крича о себе…
        Звуки множились многократно…
        Стаи кипели в прозрачной мгле…
        А, когда осознали: все безвозвратно,
        Тихо дождь застучал по земле.

        И какой же странный

        И какой же странный
        Этот белый снег.
        От полозьев санных
        Узкий чистый след.
        Здесь бежал зайчонок.
        Здесь скворец скакал.
        Снежный наст так тонок,
        Хоть снегирь и мал.
        Так и наши Души -
        Хрупкий, белый снег.
        Даже Солнца лучик
        Оставляет след.
        Черточки, крючочки,
        Лысинки тепла…
        Что за ручеечки?
        - Здесь Душа жила.

        По зябким веткам растеклась

        По зябким веткам растеклась,
        Стеклом отблескивая, влага.
        И вновь сверкание и грязь
        Рождённое состарят на год.
        Опять желтенья суета:
        Полуполет - полупадение…
        И та же сущность и не та…
        И умиранье - знак рождения.

        На древе нашей жизни, по-весне

        На древе нашей жизни, по-весне, как почки, набухают низки мыслей.
        И, словно почки - в зелени листвы, в миг, перевоплощаются в событья.
        И часто не найдешь прямую связь меж тем, что было и меж тем, что стало:
        Из рафинированных предпосылок - солей, воды и солнечного света
        Живая ткань событий возникает.

        Как странен лес. Не лето и не осень

        Как странен лес. Не лето и не осень,
        Лишь жёлтых листьев первые мазки.
        И шорохи дождя, в туман окрасив просинь,
        Пророчат нам ещё ненастнейшие дни.

        Он неподвижен, словно на картине.
        Лишь капель перепад напомнит нам о том,
        Что это - зримый лес, в обычном зримом мире,
        Том самом мире, где и мы живём.

        О, вечная любовь дождя

        О, вечная любовь дождя.
        С размаха падает на плечи,
        Так обтекающ и доверчив,
        Струится в складочках плаща,
        Под ноги стелется струёй,
        В мгновеньях ловит отраженья
        Покоя, длинности, движенья,
        Перебегающих волной.
        Омыты крыша и листок.
        Омыты улица, скворечник…
        Нет разделений, все безгрешны.
        Упрек нам это, иль намек?

        Странен, право, этот род людской

        Странен, право, этот род людской:
        Мы живём, словно в огромном тире…
        Разве мало горя в этом мире,
        Или мало места “под луной”?
        Подавляем Жизнь со всех сторон…
        Для чего нам это «превосходство»?
        Скотоводство порождает скотство,
        Если разум алчностью смущён.
        Как нам мир избавить от оков?
        Надо много смелости и чести,
        Чтоб внести себя со всеми вместе
        В уровни трофических рядов,
        На вершины трофи-пирамид…
        Мы же чтим себя как исключенье,
        Словно мы и впрямь венец Творенья,
        Надприродный, уникальный вид.
        Судим кому быть, кому не быть,

“Вредных” и “полезных” вычленяя,
        Словно вся Земля одна большая
        Собственность, что нам принадлежит.
        Судим. Всё уверенней. Смелей.
        Убиваем, даже понимая:
        ЦЕЛОСТНОСТЬ СИСТЕМЫ нарушая
        Мы ПОГИБНЕМ сами ВМЕСТЕ С НЕЙ.

        О, как прекрасны эти мотыльки!

        О, как прекрасны эти мотыльки!
        Как радужно их крылышки сверкают!
        И кто сказал, что бабочки порхают
        Всё без труда, с зари и до зари.

        Они трудяги. Дни их не легки.
        Не веришь мне? Попробуй сам когда-то
        Весь день-деньской, с рассвета до заката,
        В движении быть, как эти мотыльки,

        И каждый вечер словно умирать
        В холодном и немом оцепененье…
        Лишь Солнца луч несёт им пробужденье,
        Но как же долго надо солнца ждать.

        Не ломайте деревья

        Не ломайте деревья,
        Не рвите, не жгите листву.
        Ведь для них наше время
        Лишь краткие сны наяву.
        Миллионы столетий,
        Как бесцветны слова,
        Веря в зрелость соцветий,
        Облетала листва.
        И кружилась, и падала,
        Под ногами шумела,
        Под подушками мамонтов,
        Под цветами Шумера,
        У дворцов Атлантиды,
        У стен Колизея …
        Царства царства сменяли…
        Злодеи сменяли злодеев…
        Вымирали культуры…
        В неба просинь
        Впивалась зола…
        Но каждую осень
        Опадала с деревьев листва.
        Отпечатки на камнях. Прожилки хрупки.
        Веков тисками вбиты листки.
        Окаменели. Но не просты -
        Земли история, жизни пласты,
        Визитные карточки прошлых эпох…
        Как хрупок, как нежен зеленый листок,
        Как ярок он осенью, как нежно шуршит под ногами
        В Париже, и в Осло, во Львове, и в Магадане …
        Храните листву, как бесценейший жизненный дар!
        Листва - это музыка, солнца зеленый радар,
        Залог самой Жизни. Предвестником весен,
        Звонка и чиста, как тысячи истин,
        Пусть каждую осень стекает листва.

        В том светлом сумраке изломанных ветвей

        В том светлом сумраке изломанных ветвей,
        В предзимье, на последней года тризне,
        Вдруг ощутишь бессильней и острей
        Кошмар конца и тихий ужас жизни

        ЧЕЛОВЕК и ПРИРОДА. Нож у пояса!

        ЧЕЛОВЕК и ПРИРОДА. Нож у пояса!
        Два исполина, гиганта, полюса…
        Споры, идеи, страхи, рекорды…
        Люди! Опомнитесь! Мы - часть Природы,
        Крохи от ЦЕЛОГО в соподчинении.
        Мы - звери, умные в чём-то звери.
        Мы в безвоздушьях бессильно виснем.
        Мы от всего на Земле зависим.
        Что мы без пашен, лугов, деревьев,
        Белок и зайцев, волков, оленей…
        ВЗАИМОСВЯЗЕЙ СИЛЬНЫЕ РУКИ,
        В них наши радости, наши муки.
        Смерти, рожденья, соподчинения -
        Мы лишь дискретны, НЕТ РАЗДЕЛЕНИЯ!
        ЖИЗНЬ и ПРИРОДА - суть только ЗВЕНЬЯ,
        Связей энергий и распадения.

        Пространственный объем. И ось времён

        Пространственный объем. И ось времён.
        И ДНКа упругие спирали.
        И цель. Которой мы не задавали,
        Но каждый ей причинно подчинён.
        И всё имеет место на осях.
        Навечно порасписаны все роли.
        Немного меньше, иль немного боле,
        Значенье, в общем-то, не в скоростях,
        Не в субъективном - этот или тот,
        Не в точке или области пространства.
        Есть прошлое, и есть причинный ход,
        В нём будущего замыслы таятся.

        Над лугами и вверху над кронами

        Над лугами и вверху над кронами
        Заиграли блёстками весёлыми,
        Яркие полоски, пятна, глазки,
        Пёстрые сверкающие краски.

        Солнечной энергией движимы.
        Как и мы, свой срок конечный живы.
        Отблестят, откружатся и снова
        Распылятся в безднах неживого.

        Все сложно: дерево, листок

        Все сложно: дерево, листок,
        Летящие мгновения…
        Но через все растет росток
        Шального откровения.
        И прозреваем мы, когда
        Нас изнутри взрывает.
        Так, накопив себя, вода
        Плотины прорывает.
        И понимаем - жизнь проста
        В своих взаимосвязях,
        Как тень зеленого листа,
        Аморфных облак вязи…
        В нас словно песнь звучит её
        Пульсарное волнение…
        С глаз пелена. Мы видим всё,
        В нас всё родит томление.
        Глядим, не отрывая глаз,
        Как будто видим в первый раз,
        Как будто слышим в первый раз…
        Так пусть живёт прозренье в нас!
        Чтоб вслушивались много лет
        В капелей перепады,
        Чтоб с замиранием сердца след
        Ощупывали взглядом,
        След маленькой босой ступни,
        След крошечных ладошек,
        Болящий след чужой крови,
        След Звёзд и снежных крошев…
        Чтоб взгляд не умирал как тень,
        Скользящ и безразличен,
        А превращал обычный день
        В цепь таинств необычных,
        Где переплески звонких брызг,
        Сверканья, трепетанья,
        Чтоб миру - мир и жизни - жизнь
        И Солнца полыхание.

        Поблекли краски. Обнищали нивы

        Поблекли краски. Обнищали нивы.
        Усталый сон склонился и застыл.
        Весною, мы несчастны иль счастливы,
        Нам одинаково на всё хватает сил.
        А осень, прожитыми временами,
        Словно сухим листком, играет нами.

        Писали ранее пером

        Писали ранее пером.
        Оно рождало вдохновенье:
        Полёт орла… слезу оленя…
        Копыт хрустальный перезвон…
        Горела на столе свеча,
        Рождая образы и знаки…
        И изливалась на бумаге
        Эпоха, Душу горяча.
        Теперь, сверкая, тут и там,
        Кружат сверканья карусели,
        Прожекторов и ламп качели
        Прохода не дают теням.
        Исчезли тайны из углов,
        Из закоулков Душ и комнат.
        Наш мир сияньями исколот
        До самых тайных тайников.
        Всё, всё вокруг освещено,
        Пылают пламени ступени…
        Верните, воскресите тени -
        - В природу робкое окно.
        В них - трепет листьев… недосказ…
        Переливанье ожиданий…
        Качает тень свеча прощаний
        И доброй грусти про запас.

        Законы жизни так просты

        Законы жизни так просты.
        Давайте охранять цветы,
        Хоть расцветают не для нас,
        Но ведь и нам ласкают глаз.
        Средь шума и средь тишины
        Они в себя погружены.
        Прислушайтесь. И там и тут,
        Вы слышите, они растут.
        Так беззащитны и хрупки
        Их тоненькие стебельки.
        За много много сотен лет
        Колючки выгнал розы цвет.
        А жизнь цветка так коротка
        И не зависит от цветка.
        Она зависит от дождя,
        От ветра, солнца… и тебя.
        Ты жизни хрупкой нить не рви.
        Ты тоже смертен, как они.

        Все громкие звуки

        Все громкие звуки
        Ввергают меня в отчаяние.
        Мне хочется руки
        Воздеть и молить о молчании.

“Пожалуйста, тише, как громко Вы говорите,
        Осмейте меня, осудите, но только молчите,
        Молчите, пожалуйста…
        Не можете так, помолчите из жалости".
        О, как громыхают трамваи… А на поворотах…О…О…О…
        Как будто кожу с живого сдирают с кого-то
        Визг на поворотах.
        А кожа на лбу натягивается как на барабане:
        Боль!!! Боль!!!
        Иду сквозь толпу. Репродуктор горланит.
        И визг тормозов обрывается в вой…
        Как тихи руки деревьев.
        Деревья, меня обнимите.
        Как ласково вы молчите,
        Как будто стыдясь доверья.
        Не бойтесь. Я не нарушу
        Покой этот громким словом…
        А рядом терзает Душу
        Улица воем и громом:
        Трамваи гремят. Громыхают машины.
        Визжат по асфальту скользящие шины.
        Толпа как один разношёрстный базар.
        Кричит репродуктор. И воет сирена.
        И ярких неонов слепые глаза
        Шипят словно змеи в угрозе мгновенной…
        Всё мчится, грохочет, шипит и визжит,
        Кружит свистопляска сверканий и звуков…
        О, парк, протяни свою тихую руку
        И, хоть на одну небольшую минуту,
        Укрой меня в светлой деревьев тиши.

        Таинственно мерцанье Звёзд

        Таинственно мерцанье Звёзд
        Манит, притягивая очи.
        Махровые ресницы Ночи
        Опущены на тыщи вёрст.
        За ними Солнца благодать,
        Головоломное круженье.
        А дальше? Может быть крушенье?
        Но этого не увидать.

        Неповторимость, свежесть облаков

        Неповторимость, свежесть облаков.
        Серебряные сбитые туманы,
        Манящие так сильно и так странно,
        Как будто вырывая из оков.
        Оков Земного бренного Пути,
        Статичности Предвечного Движения…
        Скрипят и рвутся наших жизней звенья.
        А облака - воздушней не найти.
        К ним хочется притронуться рукой,
        В их пенистую мягкость погрузиться,
        Легко парить над ними словно птица…
        Но что они? Они - туман сырой.
        В них морось бесконечного дождя.
        О, эта расстояния химера,
        Далёкое, как будто для примера,
        Нас увлекает, Душу бередя.

        Земля - и в самом деле дом

        Земля - и в самом деле дом.
        Но дом тогда надёжен,
        Когда он чист, ухожен
        И есть порядок в нём.
        Любя ли, не любя,
        Легко ли, через силу,
        Должны мы дать мир Миру,
        Чтоб сохранить себя.
        Чтоб жизнь не разошлась
        В извечной карусели
        Кирпичиков творения
        Энергии и масс.
        Чтоб не взорвалась в пыль,
        Опять начав вращенье…
        Мой дом - мое спасение,
        Но дом, а не пустырь.

        Дефинитивность бытия

        Дефинитивность бытия.
        Детерминация событья.
        Между забытьем и небытьем
        Отбытья бледная струя.
        Не так, как в плане и мечте,
        Не как в украшенных забвеньях.
        А так, как в жизни: в раздвоениях,
        Неосознаньи, маете…

        Минутное доверье дикой птицы

        Минутное доверье дикой птицы.
        С моих ладоней голубь зёрна ел.
        Где он теперь? - Не знаю, улетел
        И, может, никогда не возвратится.

        Искать его? Но где? Он птица - фьить…
        Позвать? Но как? Каким назвать звучанием?
        Какой надеждой, и каким отчаяньем
        Могли б к себе мы птицу возвратить?

        Вода в достатке и корма обильны
        Вот, кажется, приманишь… Только тронь…
        Смешно, но мы пред птицами бессильны.
        Напрасно держим щедрую ладонь.

        Одиночество весенних трав

        Одиночество весенних трав
        И осенних листьев одиночество.
        Между ними лето. Всех забав
        В нем и есть лишь разве что пророчество.

        В весенних лужах зреют пузырьки

        В весенних лужах зреют пузырьки -
        - Земли освобождённое дыхание.
        И почки распирает набухание.
        И травы рвутся вверх из под земли.
        Еще чуть-чуть и кружево листвы
        Украсит стосковавшееся небо.

        Но если б мир зимой избелен не был,
        Ужели б так весной дышали мы.

        Идёт по лужам дождь размашистой походкой

        Идёт по лужам дождь размашистой походкой,
        Идёт, не торопясь, с утра и до утра.
        Здесь, в этом мире, все непрочно так и тонко.
        Где тонко, там и рвётся дождинок мишура.

        Идёт по лужам дождь, играя в отражения.
        В них все чуть-чуть не так, порой наоборот.
        Действительно - одно летящее движение.
        Все фокус и мираж… И только дождь идет.

        Снег в городе - как будто и не снег

        Снег в городе - как будто и не снег:
        На скользких трассах транспортные драмы,
        Метёт в лицо, что не разлепишь век,
        Ложится лужами на тротуары.
        Снег в городе - нелепый атавизм.
        Уедем же за город, в всплески, в жизнь,
        Туда, где снег свежайшей белизны,
        Где след от лыж, как след первопроходца,
        На санных горках переплески солнца
        И звёздочки снежинок так нежны,
        Где яркие румянцы на щеках
        Равно у всех - ни молодых, ни старых…
        А вечером в усталых городах
        Чернеет снег на слизких тротуарах.

        Пейзаж апреля

        Пейзаж апреля.
        Первые листочки
        Прошили почки.
        Первые цветенья.
        И бесконечно долгие метели,
        Пока аж небеса заголубели.

        Свинцовость неба
        Откружилась снегом,
        Поведав миру чудо из чудес:
        Под осень облетает лист с деревьев,
        А под весну - свинцовость туч с небес.

        Неповторимый мир чудес

        Неповторимый мир чудес,
        Что вдруг откроют пред тобой
        Поляна, поле, речка, лес,
        Своей извечной красотой.

        Ты не впервой здесь. Проходил
        Десятки лет, сто тысяч раз.
        Так почему же обратил
        Вниманье только лишь сейчас?

        Обычный день. Привычный путь.
        И ничему не вышел срок.
        А это, разрывая грудь,
        Пробился зрелости росток.

        Вновь наступит весна. И потянется к свету живое

        Вновь наступит весна. И потянется к свету живое,
        Разрывая асфальт, пробивая металл,
        И закружится жизнь в ослепительно бешеном рое
        И засилье снегов опрокинет ликующий шквал.

        И ни день, и ни два, и ни месяц, а целые годы
        Пробивается к жизни росток через тверди земли.
        Защищает кора от морозов и от непогоды,
        Но она не спасает от того червячка, что внутри.

        Он грызёт и грызёт, понемногу, почти что не больно.
        Но однажды огромная тень вдруг метнётся в черту.
        Это рухнуло дерево, что росло широко и привольно,
        Обнажив, за пергаментно тонкой корой - Пустоту.

        Вновь наступит весна. И потянется к свету живое,
        Разрывая асфальт, пробивая металл,
        И закружится жизнь в ослепительно бешеном рое
        И засилье снегов опрокинет ликующий шквал.

        Сосульки истекают по весне

        Сосульки истекают по весне,
        Исходят звонкой солнечной капелью.
        Тепло луча в них, состязаясь с тенью,
        В летящих каплях жизнь дарит Земле.

        Она оттает и в ладонях дней,
        Как светлый символ своего рожденья,
        Взрастит листвы зелёное свеченье
        Средь чёткой зимней графики ветвей.

        В стройности соснового величия

        В стройности соснового величия
        Чуть дрожат тумана кружева.
        И нежна, нежна до неприличия,
        Свежая зелёная трава.
        Солнечные спицы вяжут просинь.
        Словно янтари кора красна…

        На холсте пока еще не осень,
        Но, увы, уже и не весна.

        Гимны Солнцу приятно слагать

        Гимны Солнцу приятно слагать
        В щедрый полдень под пологом леса,
        Где из дождиков тёплых завеса,
        Где цветущей травы благодать.

        Ты гимн Солнцу сложи - где жара,
        Где асфальты кипят пузырями,
        Где ни капли воды и трава
        Рассыпается в прах под ногами.

        Не за ласки, тепло и уют
        Ты скажи, что прекрасно Светило,
        А за то, что оно подарило
        Этой жизни нам пару минут.

        Какая осень! Золотая !

        Какая осень! Золотая!
        Других сравнений не ищи.
        Подсолнух Солнца, расцветая,
        Роняет лепестки-лучи.

        Они превоплотятся в листья
        И станут деревом, травой,
        Энергией всей нашей Жизни
        Единой цепочки Земной.

        Апрельский, снежный, оголенный ветер

        Апрельский, снежный, оголенный ветер,
        Насыщенный отяжелевшей влагой.
        Сырая дрожь промерзших стылых веток,
        Где быль уже переборола небыль,
        Где разорвались в напряженье почки…
        И вот на них холодный резкий ветер,
        Несущий снег, дождем утяжелённый.

        После зимней неуютности

        После зимней неуютности,
        Где снегов сплошной заслон,
        И туманно-серой мутности
        Окунуться в чистый звон,
        Малиновый звон, малиновый,
        Птиц вернувшихся домой,
        В тихой рощице осиновой
        У водицы ключевой.

        У Ручейка свои законы

        У Ручейка свои законы.
        Не Море он и не Река.
        Свои пороги и препоны
        У Ручейка.

        У Ручейка свои Границы,
        И Роднички, и Берега,
        Свои Деревья, Звери, Птицы
        У Ручейка.

        У Ручейка своё Теченье.
        И Он течет себе, пока
        Живут Свечение
        И Пение
        У Ручейка.

        Зноится полдень. Солнечной капелью

        Зноится полдень. Солнечной капелью
        Стекают абрикосы. Дремлет сад.
        Там, где-то позади, рождение, цветенье,
        Там, где-то впереди, раскосый листопад.
        Здесь - середина. Все края туманны.
        Весна и осень равно далеки
        И зелены еще шальные травы
        И зрелости в плодах змеятся огоньки.

        Февраль, растаявший досрочно

        Февраль, растаявший досрочно,
        В былую погрузился стынь.
        И вновь всё бело и непрочно
        И небыль смотрится сквозь быль.
        И почки в полунабуханьи
        Заснули отбывать свой срок,
        Когда есть скрытое дыхание,
        Но не прорежется листок.

        Снежинка в варежку упала

        Снежинка в варежку упала
        И от дыханья каплей стала.
        И долго варежку потом
        Сушили жарким утюгом.
        И помнили не красоту,
        А рук озябших красноту.

        Осень приходит веселыми брызгами долгих дождей

        Осень приходит веселыми брызгами долгих дождей.
        Вслед за дождями зимними блестками снега волна.
        Если вдруг грусть подкрадется в пенной кипучести дней,
        Вспомни, что ярким цветеньем бывает природа полна.

        И вот пришла зима. И, в ожидании

        И вот пришла зима. И, в ожидании,
        Колени холода, густясь, скрестила тьма.
        И солнце, в опрокинутом мерцании,
        Сверкало. И росла ледовая тюрьма.
        И песня умирала, засыпая.
        И не было ни ада и ни рая.
        А была жизнь, с ее извечной темой
        И вечно недописанной поэмой.

        Лес замер и не шевелится

        Лес замер и не шевелится.
        Вот резко закричала птица.
        И снова сон и тишина.
        Облита чернотой листва.
        Сквозь ветви - выцветшее небо.
        Растеряно гляжу кругом.
        Не верю чувствам - быль? Иль небыль?
        Живет? Написано пером?
        Застывшая в мгновенье длительность,
        Ни шороха, ни ветерка…
        И лишь намёком на действительность
        Плывут живые облака.

        Не обижаясь на погоду

        Не обижаясь на погоду,
        Но соответствию учась,
        Мы всё мудрее год от года,
        С одежды оттирая грязь.
        Хоть, как и в прежние года,
        Бывает, мокнем иногда,
        Но без претензий принимаем
        Сюрприз, преподнесённый маем:
        Днем сухо, вечером - вода.

        Что обижаться на Природу?
        Она живёт не нам в угоду,
        Других в ней логик череда.

        Какой невысказанною тоской

        Какой невысказанною тоской
        Мы осенью повенчаны бываем,
        Как будто, вслед за желтою листвой,
        И сами вдоль по-ветру оплываем.
        Но только в эти дни так светел сад
        И яблоки безлистые висят.

        Опять снегов замкнулась, стынь

        Опять снегов замкнулась, стынь
        В разлитом холоде пространства.
        Застывший мир непостоянства
        Растеряно взглянул сквозь синь.

        Он жил еще, еще дышал
        Под обезличенным покровом,
        И каждый нерв еще дрожал,
        И верил в жизнь в рожденье новом,
        И в новый поворот Земли,
        В живительную силу Света…

        Вращалась все еще планета
        И облака над ней плыли.

        Земли трясенье - вот первоначало

        Земли трясенье - вот первоначало.
        Когда прошёл удара первый шок,
        В мозгах, как молот, фраза зазвучала:
        Тот смертен, кто окаменеть не смог.

        Что наша неустроенность, томленья,
        Разлука что живущего с живым,
        Когда сама Земля, в одно мгновенье,
        Способна весь наш мир развеять в дым?

        Дождь идёт, когда приходит срок

        Дождь идёт, когда приходит срок,
        Каплями скользит неудержимо,
        То поднимет сохнущий росток,
        То задолбит в грязь неумолимо,

        Что ему до пашен и лесов,
        До земли, где буйствует цветенье?
        Он родился в сонме облаков,
        Не осознает свое паденье.

        Он струится в солнце воспарить,
        В синей вышине проплыть над нами…
        Он и не желал цветы полить,
        Просто тучи пролились дождями.

        Это просто весна. И деревья раскроют ресницы

        Это просто весна. И деревья раскроют ресницы.
        И поднимут головки, глядя вверх, полевые цветы.
        Жизнь опять пролистает зачитанные страницы.
        И проступят сквозь время забытые кем-то черты.

        Снег расползается, снижая скорость шага

        Снег расползается, снижая скорость шага,
        Лениво падает, приглушивая звуки…
        Играет чувства выпитого брага,
        Ликует, греет сердце, греет руки…
        На белом рельсы черные белеют,
        Все более сливаясь с окружением…
        И звуки, остывая, холодеют
        Мир наполняя мглою и терпением.
        И очень странны эти изменения…
        Всё тот же снег и то же расползание,
        Но скованность уже сильней движения,
        Всё явственней и глубже промерзание.
        И так неотвратимо возвращение.
        Как нежилая эта пустота.
        И мир опять качает маета -
        Свечи не завершённое горение…

        Осень. Опадание. Тишина

        Осень. Опадание. Тишина.
        Жизней скоротечное листание…
        Новых жизней новая волна…
        Осень. Опадание.

        Какой необычайный

        Какой необычайный
        Стоит февраль хрустальный.
        Где солнце, словно выжжен,
        Белеет неба склон,
        А дальше розоватый,
        Потом голубоватый,
        Потом лазурь и синька,
        А дальше нет и слов.

        Щебёнка. Мусор. Словно цапли, краны

        Щебёнка. Мусор. Словно цапли, краны
        Повисли стыло на одной ноге.
        Пыль. Кирпичей краснеющие шрамы.
        Куски стекла в чернеющем окне.
        Навечно ставший заржавевший КРаЗ.
        Строительства застывшее обличие.
        Тоска. Опустошение разора.
        Тоска. И, среди этого безличия,
        Подсолнуха веселый желтый глаз,
        Выглядывающий в Жизнь из-за забора.

        У весенних дней

        У весенних дней
        Есть свои права.
        Вейся! Зеленей!
        Расцветай, трава!
        Еще будет час!
        Еще будет срок!
        И тогда без нас
        Подведут итог
        Всем летящим дням,
        Тающим в зенит,
        И уже не нам
        Огласят вердикт.
        А пока - твой пир,
        Вейся и тянись,
        Воплощая Мир,
        Воплощая Жизнь!

        Маленький неприметный воробушек

        Маленький неприметный воробушек. Какой с него прок?
        Утро. Пустота. Тоскливая тревожность…
        И, вдруг, понимаешь: никто не чирикает за окном.

        Осень землю готовит к покою

        Осень землю готовит к покою:
        Устилает одеждой из листьев,
        Умывает водой дождевою,
        Неуёмными ветрами чистит.
        Осень землю готовит к покою:
        Заметет все зима белым снегом
        И, равниною снеговою,
        Все сравняет под хмурым небом.
        Осень землю готовит к покою…
        И, казалось бы, стоит ль метаться,
        Так ведь просто себя успокоить
        И навеки уснуть постараться:
        Легкой дрёмой, печальной сказкой,
        Никому не вредящей лаской…
        Так легко опуститься в Небыль
        Под свинцовым тяжелым небом.
        Но, взгляните, земля бунтует.
        И, хоть мощны снегов покрова
        И мороз всё еще лютует
        Там, под снегом, растёт трава.

        Замкнулся неба горизонт

        Замкнулся неба горизонт,
        Легализировав вращение,
        И, призрачное как видение,
        Снежинок кружево течёт,
        Пушистых льдинок отторжение.
        И я иду сквозь снегопад,
        Сквозь тишину всепогружения,
        Напитывая белым взгляд,
        Почти на грани отторжения,
        Незримых горизонтов звенья
        Пересекая наугад.

        Обманчивый февраль. Вновь холод и мороз

        Обманчивый февраль. Вновь холод и мороз.
        Вчера еще тепло, уютно, сухо, чисто…
        А ночью выпал снег. И парк одет в монисто.
        И каждый проводок сосульками оброс.
        Обманчивый февраль. Но твой не долог век.
        И этот чистый снег уже последний снег.
        За ним следы в траве и летних снов полет,
        А к следующей зиме, как в сказке, целый год.

        Как прежде нами позабыты

        Как прежде нами позабыты
        Ума укоры и слова.
        Навстречу времени раскрыты
        Пронзительные кружева.
        Они, из почек наваждения,
        В уплату будущим долгам…
        Сквозят зелёные кипения
        Губами ветра по-слогам.
        Они заснежат лепестками,
        Пройдя морозы и дожди.
        Мир не охваченный словами.
        Его упрёков ты не жди.
        Для них всего одна весна.
        Они взошли ковром зеленым
        И отлетят туманом сна,
        Спадут листом отяжелённым.

        Отпусти на волю птицу

        Отпусти на волю птицу,
        Не губи её судьбы.
        Жизни малая частица
        Эта птица,
        Как и ты.
        Взглядом пусть не удостоит,
        Не ответит на добро,
        Птица - существо простое,
        Не вини её за то,
        Что не может подкупиться,
        Пониманием польстя.
        Ты ведь сам, как эта птица,
        Бьёшься в клетке Бытия.
        Отпусти на волю птицу,
        Не губи её судьбы.
        Жизни малая частица
        Эта птица,
        Как и ты.

        Всё свели: жилища лис и сов

        Всё свели: жилища лис и сов…
        Стали все возвышенности плоскими.
        Только и осталось нам лесов,
        Что вокруг церквушек над погостами.

        Сверкают камыши как будто сказка

        Сверкают камыши как будто сказка
        У взрослых не лишенная доверья.
        И на воде “рисованные маслом”
        Слегка дрожат зелёные деревья.
        Здесь все оттенки золотого цвета,
        Здесь все оттенки каплю голубые…
        И мне не жаль, что все это не лето,
        А осени мгновенья золотые.

        По черноте двора

        По черноте двора
        Кленовые созвездия.
        Не дале как вчера
        Они все были вместе,
        Зелёною волной
        Вскипали в вышине…
        Льёт дождик проливной.
        На глянцевой земле,
        Как будто звёзд, листков
        Червленое сияние:
        Последний звёздный сон -
        Предтеча увядания.

        Ласковый ветер из звёздной пыли

        Ласковый ветер из звёздной пыли
        Лучиков лунных ткёт паутину,
        Из паутинок искрящейся пряжи
        Легкий туман предрассветный вяжет.
        Птиц, поначалу робкое, пенье
        С каждым мгновеньем все звонче, сильнее…
        Город спросонок, как медвежонок,
        Чуть-чуть неуклюжий, такой домашний,
        Солнечных кружев вырвался ворох
        И отразился в витринах спящих.

        Мы вышли из тумана по солнечным лучам

        Мы вышли из тумана по солнечным лучам.
        И радуга играла в росе навстречу нам.
        И змейкою зелёной струились все шаги
        По склонам, по которым с тобою мы прошли.
        А Солнце поднималось и било сквозь туман.
        Тумана белый парус, сочился, исчезал.
        Шагов сливалась змейка с зелёною травой
        И облачков линейка плыла над головой.

        Жизнь стекает с планеты, в холодное тает пространство

        Жизнь стекает с планеты, в холодное тает пространство,
        С каждой птицей убитой… с каждой сломанной веткой… цветком…
        А мы, те, что так ценим уверенность и постоянство,
        Мы глядим и не видим, что роем подкоп под свой дом.
        И, когда рухнут стены, что уже под морщинами трещин,
        И, объятые ужасом, мы увидим несущийся свод,
        Обвиним не себя, а другого, другого ведь легче,
        Ртом иссохшим хватая утекающий кислород.
        Нет, мне жаль не цветка, да простят жесткосердость мне эту,
        Не реку, что текла, и не мёртвую птицу в стекле…
        Жаль мне дом, где живу. Жаль прекрасную нашу планету,
        Что от наших усилий омертвеет в космической мгле.

        Все мы звери, но звери - уроды

        Все мы звери, но звери - уроды.
        Все мохнатые, а мы - лысые.
        Лишаи на теле природы:
        Выстригаем в лесах залысины.
        Как фурункулы наши скважины,
        Словно язвы карьеров углы.
        Мы то думаем, что отважны,
        А на самом деле - глупы.
        Мы то думаем, что разумны,
        Но ума не хватает понять,
        Что природы чуткие струны
        Лишь в аккордах могут звучать.
        Мы считаем, что миром призваны
        И, наивные, “ловим момент”…
        Да, Возможно мы были избраны,
        Но удался ли эксперимент?

        В лесу, где вся обычная трава

        В лесу, где вся обычная трава,
        Невиданная дива расцвела.
        Как сохранить? - Один у всех вопрос.
        - Забором обнести, чтоб безопасно рос.
        А где взять доски? - Где, как не в лесу.
        И принесли топор, взяли косу,
        И обкосили всю траву кругом,
        И в щёлку любовались все цветком.
        Но, выросший в лесу, среди травы,
        Не вынес пустоты он и жары.
        - Так где цветок? - Цветка давно уж нет,
        Сапог подковой отпечатал след.

        Темно в ущелье. Мы вдвоём

        Темно в ущелье. Мы вдвоём.
        Лишь пенье птиц и шум потока,
        Да сквозь окошечный проём
        Леса без времени и срока.
        Леса, леса и в них следы,
        Следы кабаньи да медвежьи
        И там, где ходим, у воды
        Они как будто вовсе свежи.
        Дрова рубили, жгли в печи,
        Высоты мерили ногами,
        Ласкали огонек свечи
        Растянутыми вечерами.
        За километрами село,
        А здесь не слышно даже ветра,
        В ущелье сыро и темно
        И двое нас на километры.

        Так воспитывается жестокость

        Так воспитывается жестокость…
        Жабу резали. Что такого?
        Это нужно, чтоб знать доподлинно
        Как и что происходит в людях.
        Человек хоть устроен сложно,
        Но, практически, как у жабы
        Рефлексирует его тело.
        Жабу вешают за поднебенье,
        Погружают ноги в кислоты
        И глядят как сжимаются мышцы…
        А потом с них сдирают кожу,
        И опять погружают в кислоты,
        И лишь пальцы слегка шевелятся.
        Человек точно так устроен,
        Коль рецепторы кожи нарушить,
        То рефлекс не сожмет конечность.
        Но окончено наше занятье,
        Жаб посбрасывали всех в банку,
        Инструменты все перемыли…
        Все звонка ждут, как отпущения
        От сжимающей сердце боли…
        В боксе тихо застыла жаба,
        Не использованная в работе.
        И… Вскричала Мария: “Жаба! Не убитая!
        Крови! Крови!”

        РАЗДУМЬЯ

        Нас поглощает мира суета

        Нас поглощает мира суета
        Традиций и регламентов каноны…
        Неписанные писаны законы
        И читаны с печатного листа.

        Мы мир через себя распознаем,
        И в мире всё себя найти стремимся,
        И отклика себе найти в нем тщимся,
        Но всё в нём отражается во всём,

        И мы себя в себе не узнаём.
        В других не узнаём себя тем паче.
        На плач нам тоже отвечают плачем,
        Как мы, в ответ на слёзы, слёзы льём,
        Свои же отражения читая
        И ничего в себе не понимая.

        Бездушье каменного дня

        Бездушье каменного дня.
        Опять порталы и кварталы.
        Почтамты… площади… вокзалы…
        Одни лишь камни вкруг меня.
        Мы с болью, как всегда, одни.
        Нам некому излить обиды.
        Всё камни… камни… лишь для вида
        В них окон светятся огни.

        Не всё возможно рассказать

        Не всё возможно рассказать.
        И объяснить не всё возможно.

“Мысль изречённая - суть ложна”,
        Но так же ложно промолчать.
        Какую ложь избрать из двух?
        Какая всё же к правде ближе?
        Летит, кружит словесный пух
        И пыль событий слепо нижет.
        Водовороты слов на слом:
        Слепые дыры и прозренья…
        Как отойти от их круженья,
        Чтобы не каяться потом.

        О чём вы спорите, друзья?

        О чём вы спорите, друзья?
        Сегодня, в этом мире бренном,
        Случайном и обыкновенном,
        Вас к песне приглашаю я.
        Не ко столу, не ко двору,
        А к тексту, где слова - игрушки,
        Где арлекины и хлопушки
        Свою затеяли игру.
        Не обессудьте, стол мой пуст,
        Но в песне слов для всех нас хватит,
        А жизнь нам всё с лихвой оплатит,
        Когда коснётся холод уст.
        Так что ж вы смотрите с тоской?
        Ах, эти странные поэты…
        Вы правы: так смешны сюжеты,
        Пока создатель их живой.

        Наша Жизнь отживёт, как шальная Звезда

        Наша Жизнь отживёт, как шальная Звезда.
        Пробегут, пролетят, пронесутся…
        Вроде были и не были эти года,
        Те, что возрастом нашим зовутся.

        Иногда вспоминаем, как давнюю даль,
        Вроде всё это было не с нами.
        Всё уносит забвение: радость, горе, печаль -
        - Называемые годами.

        Что же, пусть убегают, не будем жалеть,
        Каждый день нами полностью прожит…
        А Душа - молодая, не умеет стареть
        И по-прежнему тело тревожит.

        Когда идёшь к горе - видишь тигра

        Когда идёшь к горе - видишь тигра.
        Когда подходишь к горе - видишь камень,
        Когда проходишь гору - видишь капельки пота,
        свисающие с собственного носа.

        Пытаться выразить словами

        Пытаться выразить словами,
        Что не ложится в знаки слов,
        Черкать чужими письменами
        И разделенье и любовь,
        Искать земного пониманья
        Для не земного Бытия…
        Течёт река - ей нет названья…
        Стоит гора - ей нет названья…
        Классифицирует сознанье
        Весь мир реалий… для себя.

        Бесцельно жить из часа в час

        Бесцельно жить из часа в час,
        И день за днём, из суток в сутки,
        Из года в год, десятки лет,
        - Какой нелепейший сюжет.

        Как всё меняется с годами

        Как всё меняется с годами.
        И год за годом, в спешке лет,
        С трудом мы вспоминаем сами,
        Что было с нами, и что нет.
        Что промелькнуло, словно шутка,
        Что изменило жизни нить,
        И прошлое, суду рассудка,
        Теперь так просто рассудить.
        Но день сегодняшний, как прежде,
        В противоречьях и в надежде.

        У Пустоты - размытые края

        У Пустоты - размытые края
        И подчерк Вечности. По краю Бытия
        Она змеится радужной канвой,
        Познанье манит в Бездну за собой.
        Ах, что за яблоки в ее садах
        Пылают, словно Души на кострах.
        Не знать и не сходить зато с ума.
        Иль знать - в награду: посох и сума,
        И путь по углям, в пустоту, в века,
        Что звездным кажется нам лишь издалека.

        Что суть предмет? - Застывшая волна

        Что суть предмет? - Застывшая волна
        С бесчисленной системой колебаний.
        Знать оттого, внезапно, средь звучаний,
        Нежданно, нота шалая одна
        Находит отклик бурею смятения,
        Где нет ни слов, ни смысла, ни значения.

        В камнях заблудится слеза

        В камнях заблудится слеза.
        Потоки улиц. Не выйти за…

        Сквозь пустыню путь одинок

        Сквозь пустыню путь одинок.
        Всё ушло как вода в песок.
        Как лазоревые мечты
        Проросли сквозь бархан цветы.
        Зеленеет, цветет трава.
        Но не долог цветенья срок.
        Вновь вступает в свои права
        Жёлтый вылинявший песок.

        Ни трава, ни шаги
        Не оставят следов.
        Все пески, да пески,
        Колыханья песков.

        Быстрее собственной тени

        Быстрее собственной тени
        Или за собственной тенью -
        От нас не зависит это,
        А только от освещения.
        И в скорости нашей тоже
        Смысла большого нет:
        Раньше мы или позже
        Определит лишь свет.
        Значит глупо метаться.
        Спешка - пустой каприз.
        Главное постараться
        Со светом соотнестись.

        Съев апельсин, я раскусила и зерно

        Съев апельсин, я раскусила и зерно
        И долго мучилась от горечи его.

        В лесу ли в поле ли уходит в небо крик

        В лесу ли в поле ли уходит в небо крик
        И слушает его, с волненьем, все живое.
        Он там беды предвестник иль покоя…
        А в городе, где стен глухой тупик,
        Он бьётся как футбольный мяч о них,
        Лишь эхо отражается глухое.

        Уйти в другие облака

        Уйти в другие облака.
        Спуститься из других событий.
        Переплетений тонких нити,
        Ещё не видимых пока.

        Три жизни у одной реки:
        Жизнь-сон, жизнь-миг, жизнь-наваждение…
        Но где набраться мне терпения,
        Чтоб не свихнуться от тоски.

        Листва желтела и облетела

        Листва желтела и облетела.

        Кружат снежинки им несть числа.
        В полях событий
        Трава забытий
        Давным-давно уже проросла.

        Следы по полю
        Взошли травою.
        А кровь в пустоты Земли ушла.
        В полях событий
        Трава забытий
        Давным-давно уже отцвела.

        Но не порвать и тончайших нитей.
        Хоть тайн не вырвать всех у Земли.
        В полях событий
        Траву забытий
        Давно скосили и увезли.

        Взмах, ещё и Сгусток-Сила

        Взмах, ещё и Сгусток-Сила.
        Новый взмах и новый Свет.
        Тьма Сияние раскрыла,
        Обнаружив свой секрет.
        Стала Тьмою и Нетьмою,
        В первый раз - сама собою,
        В первый раз - на Да и Нет.

        Земля… Вселенная… Предметы…

        Земля… Вселенная… Предметы…
        Существованья суета…
        - Суть только символы. Черта
        Их - атрибутные приметы.
        Но там, за призрачной чертой,
        Где смысл теряет свой абстрактность,
        Пиры справляет Вероятность,
        Царя химерною волной.
        И есть - и нет. Частица - поле.
        Кентавр - суть символ Бытия.
        Переливается струя,
        Льет неживое и живое.
        Взаимопревращение масс.
        Энергий преобразование.
        Попробуйте найти название
        Волне - превоплощенной в нас.

        И ночь и день, и лето и зима

        И ночь и день, и лето и зима -
        Причина их одна - Земли вращение.
        И свет сменяет тень, а холода - жара,
        Как будто бы По-Щучьему велению.
        И, словно хрупкий трепетный росток,
        Мы вверх стремимся, боль превозмогая,
        Но сила в нас подчас растет такая,
        Что мир плывет, качаясь, из-под ног.
        И в головокружении суеты
        Мы ищем сути, коим нет названия,
        Не ценим волшебства чередования,
        Чередования жизни - дня и тьмы.

        Жизнь метит под откосы

        Жизнь метит под откосы,
        Туда, где судеб след.
        Всё те же в ней вопросы
        Десятки тысяч лет.
        Блеснут и сникнут росы,
        Рассеяв Солнца свет.
        Останутся вопросы
        Десятки тысяч лет.

        Гнилых гранатов аромат

        Гнилых гранатов аромат…
        Но в том никто не виноват,
        Что все живые звенья
        Подвержены горенью,
        А то из чего жизнь уйдет
        Гниет, гниет, гниет, гниет…

        О, Магия Имён

        О, Магия Имён,
        Поступков, Знака, Слова…
        Мой Путь определён,
        Я не прошу другого.
        Читайте в чётках строк:

“Не Истинность - конечна”,
        У Жизни есть свой срок
        И только Вечность - вечна.

        Вздыматься и парить
        Энергий эфира,
        Струиться и творить
        Живые Краски Мира.
        И это всё во мне,
        В кругах моих вращений,
        Но это всё во вне,
        Вне мира ощущений.

        А я не буду жить,
        Не буду повторяться.
        И значит Мир любить
        Мне нечего бояться.
        И я люблю Его,
        Пусть грубо, неумело…
        Мне в Жизни ничего
        Еще не надоело.

        Костры осеннего ухода

        Костры осеннего ухода.
        Дым, оседающий в сердцах.
        Бездушно царствует природа,
        Живое возвращая в прах.
        И этой страшной круговертью
        В ней все уравнено в цене:
        И жизнь в ней наравне со смертью
        И смерть оправдана вдвойне.

        Стремленье к постоянному напрасно

        Стремленье к постоянному напрасно.
        Все постоянство мира - только сон.

“Остановись, мгновенье, ты - прекрасно” -
        Вот формула распада всех времён.

        Всё рушилось: опоры, мачты, зданья

        Всё рушилось: опоры, мачты, зданья,
        Пылясь, кварталы рассыпались в прах.
        Всё разрушали почвы колебанья.
        Царили ужас, паника и страх.
        Всё рушилось. В воздушной серой мути
        То ужаса крик слышался, то стон…
        И не было ни смысла в том, ни сути.
        А лишь слепой, не понятый закон.

        Пейзаж заснежен, хладен, мглист

        С.Ш.

        Пейзаж заснежен, хладен, мглист…
        Лишь одинокий бурый лист
        Кружит среди белесой стужи.
        Художник говорит: “Не нужен
        Лист, лишний в этом полотне.
        Здесь кофе попросту пролито,
        Пятно затем листом сокрыто…”
        Но отразилось в том листе
        Все одиночество пространства
        В его холодной полумгле.
        И холст не мыслится иначе.
        Какая разница как начат
        И что в задумке у творца…
        Ты сам, творец, возник не так ли,
        Случайной просочившись каплей,
        Не по расчетам “мудреца”?

        Любой оторванный листок

        Любой оторванный листок
        Он помнит дерево родное.
        Родник он помнит свой исток.
        А я не то и не другое.
        Я как диковинный цветок,
        Что из лесу закинут в поле
        Был неизвестно кем, когда,
        В какие давние года.
        И чахну здесь, и засыхаю,
        Сквозь дёрн упрямо прорастаю
        И знаю: здесь мне умирать.
        Хоть лес мне дал бы возрожденье,
        Но переплетены коренья,
        Не вытащить - лишь разорвать.

        Вот и кончаются иллюзии дня

        Вот и кончаются иллюзии дня.
        Вот и кончаются иллюзии сна.
        Мир мой таинственный, полный огня,
        Скоро растает как в море волна.
        В тысячах капель тысячи волн
        Столько иллюзий распавшихся дней…
        А над водою носится челн
        И сочиняет сказку о ней.
        В сказке как в сказке, вдоволь всего,
        Зло и добро в ней, дурак и мудрец…
        Можешь к ней выдумать новый конец,
        Ведь все равно не узнаешь его.

        Космической шарманки карусель

        Космической шарманки карусель,
        Где повторенья сдвинуты в спирали
        И всё так просто, что поймешь едва ли
        Какая опоит тебя метель.
        Всё не в первой, хоть и не для тебя,
        Все было до и после повторится.
        И мир живет. И карусель кружится.
        И мчится в неизбывное Земля.

        Остановиться в мираже событий

        Остановиться в мираже событий
        И осознать на грани бытия,
        Что мы не понимаем этих нитей,
        Которыми растянута Земля.
        В безмерной невозможности Пространства,
        Среди гиперболических причин,
        Познать всю правоту непостоянства
        И мощь неисчислимых величин.
        Понять, что Мир - закрытая тетрадка
        Из равнодушья равновесных сил,
        Что Бытиё - нелепая загадка,
        Которую и сфинкс не разрешил.

        Я кончиками пальцев, осторожно

        Я кончиками пальцев, осторожно,
        Коснусь дождём омытого листа.
        И, словно ливень, хлынет доброта
        И в сердце станет гулко и тревожно.

        Щекой к листку легонько прислонюсь,
        Услышу жизни влажное биенье…
        Как в ней узнать, где минус и где плюс?
        Где наказание? Где вознагражденье?

        Тепло Души - в нём радость или боль?
        А щедрость - это счастье или горе?
        Вчера еще всем нужный и живой,
        Сегодня лист - отверженным изгоем.

        И разве он виной, что холода,
        Что капли поспешили выпасть снегом?
        Вчера была живительна вода.
        Теперь за ней приходит стужа следом.

        Вчера он беспричинно, на ветру,
        Звенел и пел, самою жизнью пьяный…
        И что ждать листьям новую весну?
        Для новых листьев этот воздух пряный.

        Мы все листва на дереве живом.
        Мы опадаем, сброшены под старость.
        И счастлив, кто не мыслит о своем,
        А счастлив тем, что дерево осталось.

        Как странен этот образ Бытия

        Как странен этот образ Бытия,
        Стремительно несущийся к развязке,
        Творящийся на грани Я - не Я,
        Реальный и волшебный, словно в сказке.
        Его не одолеть земным умом,
        Не осознать земному осознанью.
        Мы как в тумане призрачно живем,
        В смиренье преклоняемся незнанью,
        Свой хрупкий разум тщимся защитить…
        Так жить - одно и то же, что не жить.

        Дома как слова не написанной книги

        Дома как слова не написанной книги,
        Где каждая буква - хранилище тайны.
        Их время одело в забвенья вериги,
        Стоят, молчаливы и необычайны.
        Их букву за буквой читай - не прочтутся,
        Затеряны временем текста страницы…
        И те, что сегодня - в столетьях сотрутся
        Вот разве что имя одно сохранится:
        Тут жил, тут работал, тут пел дифирамбы…
        А были ведь, жили здесь многие жители…
        Эх, эту историю выучить нам бы,
        Пока ещё живы её исполнители.
        В них время тасует ряды поколений,
        В них пишется жизнь за страницей страница…
        А нам остаются осколки мгновений:
        Какие-то даты… какие-то лица…
        Кто создал их образ? Кто дал воплощенья?
        Кто мир их наполнил своею судьбою?
        Мелькают, мелькают, мелькают мгновения…
        Вот также и мы отмелькаем с тобою.
        Потом раскопают кирпичную кладку
        И будут гадать про уклад и обычаи,
        Напишут, гордясь, многословий тома
        О жизни, которой не знали дома

        Мы тщимся, оседлавши осознанье

        Мы тщимся, оседлавши осознанье,
        Постичь Миры и Света Благодать.
        Но так смешно: проникнуть в Суть Познанья
        И ничего, вообще, не увидать.

        Отгуляли золотом в метели

        Отгуляли золотом в метели
        И заснули, словно в забытьи.
        Иссочилися. Зазеленели.
        Распустили венчики свои.
        Закружились. Заплелись ветрами.
        Иссушились в ликах забытья.
        Может также происходит с нами? -
        - Листьями Земного Бытия.

        Я скоро уйду. Мне был сон в исполненье

        Я скоро уйду. Мне был сон в исполненье.
        Простите интимнейшие откровенья.
        Простите меня. Не судите меня,
        Что я не такая - такая как я.

        На вас не похожа. На них не похожа.
        И вроде бы белая и чернокожа…
        Я скоро уйду. Не судите меня,
        Что я не такая - такая как я.

        Так было уезжать мне нестерпимо

        Так было уезжать мне нестерпимо.
        Как будто не на день, на сотни тысяч лет…
        И каждое мгновение молило: “Не уезжай!”,
        Но жёг карман билет.
        Потом, словно в придуманной картине,
        До отправления за несколько минут,
        Войти в вагон и ощутить: отныне
        Тебя из твоей жизни увезут.
        И это - жизнь. Но это жизнь другая.
        В ней всё не так - ни выйти, ни войти,
        Спешит вагон, на кривизне качая,
        И не дай Бог, чтоб он сошёл с пути.
        Другие в ней терпенья, ожиданья…
        А может лучше, если б вечно так:
        Вагоны… расставанья… расстоянья…
        И только в глубине тебе открытый знак.
        И всё равно - бессилие и мука,
        И образ мысли через пустоту,
        И, наперёд предвиденная скука
        И привкус терпкой горечи во рту.

        Как трудно быть звездою восходящей

        Как трудно быть звездою восходящей
        В безжалостных лучах шального дня.
        Когда бьёт солнца сноп лучей палящий,
        Не видишь даже самоё себя.

        Но день не вечен. Вертится планета.
        Усталый от жары мир возжелает грёз
        И вздрогнет вдруг от золотого света
        Давным-давно уже потухших звёзд.

        Какое небо дивное - краса

        Какое небо дивное - краса.
        Всё б на него глядеть - не наглядеться.

        Вот только б на кого-то опереться,
        Чтоб не упасть, к нему подняв глаза.

        И я бреду тихонько по-дороге,
        Внимательно глядя… себе под ноги.

        Ещё один листок упал с ствола событий

        Ещё один листок упал с ствола событий.
        И время обожгло, ещё не наступив.
        И сердца темнота не оборвала нити,
        Но вдруг вернула всё, ничто не возвратив.

        Не возвратив вчера, что не вернётся завтра.
        Не возвратив пору, что была до поры.
        Не возвратив тепла, беспечности и марта,
        Серьёзности причин, смешливости игры.

        Уже пришёл сентябрь и осень в бесконечность
        Холодным дубняком определила след.
        И в нём проснулось всё - и таинство, и вечность
        И бесконечный путь среди чужих планет.

        И сердце в темноте ещё сильнее бьётся.
        И сердца темнота с тех пор ещё темней.
        Ничто в нём не уснёт. Ничто в нём не проснётся.
        Останется лишь песнь и безголосье в ней.

        Сегодня ты - правитель, царь

        Сегодня ты - правитель, царь:
        И кабинет, и секретарь…
        А завтра - бедный и больной,
        Никто не вспомнит, что живой.

        Ведь так непрочно мы живём.
        Непрочно всё - работа, дом.
        Непрочны дружба и семья.
        Непрочна и сама Земля.

        Сегодня счастлив ты и сыт.
        А завтра другом позабыт,
        Оставила тебя жена,
        Узнал: подруга - неверна.

        И выход лишь один для всех,
        Чтобы лились не слёзы - смех:
        Друг к другу чуть добрее быть,
        Жалеть друг друга и любить,
        Чтоб даже этот краткий срок
        Прожить счастливей каждый мог.

        Дни рожденья, словно вехи бытия

        Моей сестре

        Дни рожденья, словно вехи бытия,
        Размечают межи праздников и буден.
        С Днём рожденья поздравляю я тебя,
        А прожитых лет, давай, считать не будем.

        Жизнь как жизнь, в ней было всё и всё путём,
        Ничего уже не выбросить, не вставить.
        О плохом, сестричка, вспомним мы потом,
        А сегодня всем позволь себя поздравить.

        Дай мне щёчку, улыбнись и не грусти.
        Хоть на день забудь тревоги и невзгоды.
        Всех не умных и не понявших прости.
        Возлюби собою прожитые годы.

        Пусть, подчас, в заботах пухнет голова,
        Ты не слушай языков чужих досужих.
        Улыбнись и вспомни мамины слова:

“Тяжело? Переживём, дай Бог не хуже”.

        И всё забыть. И всё простить опять

        И всё забыть. И всё простить опять.
        И, может быть, вернуть себя к истоку
        И повернуть событья жизни вспять.
        Но… Не успеть уже к означенному сроку.
        Всё. Поздно. Истекла моих событий нить.
        Мой путь размечен вехами деяний.
        И можно вновь начать с начала жить,
        Но не стереть рубцов запоминаний.
        Они на всём. Морщинами чела,
        Сединами волос свидетельствуют зримо,
        Что жизнь была… И всё уже в ней было…
        И всё прошло… И рана зажила…

        Большое спасибо Солнцу!

        Большое спасибо Солнцу!
        За то, что лучи испуская,
        Сгорая в сиянии бурном,
        Нам дарит возможность жить.

        Земле большое спасибо!
        За то, что, вращаясь плавно,
        В непостижимом пространстве,
        Нам дарит возможность жить.

        Большое спасибо рекам!
        Морям! И горам! И Миру!
        Всему, что в своем единстве
        Нам дарит возможность жить.

        Нет пользы в благодарении,
        Считают глупые люди.
        Оно не изменит ни Солнца
        И ни вращения Земли.

        А я опущусь на колени
        Пред Солнцем и целым Миром.
        А я говорю: “Спасибо” -
        За эту возможность жить.

        И вам говорю “Спасибо”,
        Спасибо вам, злые люди,
        Вы тоже частица Мира,
        Что дарит возможность жить.

        Ничего не случилось такого

        Ничего не случилось такого.
        Всё пройдёт, как проходит зима.
        За раскатом осеннего грома,
        Откружилась снегов кутерьма.

        Свет померкнет и вновь разгорится.
        Смех завянет и вновь расцветёт.
        Сердце будет по-прежнему биться,
        А Душа словно лист отомрёт.

        Будет тело с умершей Душою
        Жить ненужно и пусто, как все.
        Только память безмерной тоскою
        Будет жизнь возвращать мне во сне,

        Ненадолго, крупицами счастья
        В годы врезываясь тяжело.
        Будет сердце за памятью мчаться
        И жалеть, что живое оно.

        Я расплатилась с своими долгами

        Я расплатилась с своими долгами.
        Я всем простила долги.
        Я в тишине Души целыми днями.
        Дни эти очень долги.

        Серою массою Несовершенства
        Перетекают порог…
        О, одиночество, боль и блаженство,
        Тайна Пути и порок.

        Как это просто не откликаться,
        Окна Души затворив.
        Но не стереть уже, как ни стараться,
        Сердца привычный мотив.

        И, содрогаясь от упоения,
        Словно впервые, спеша,
        Смотрится в омуты Наваждения
        Грешная, каюсь, Душа.

        Среди зимы витая

        Среди зимы витая
        В зеленых тополях,
        Прожить не оставляя
        Заметок на полях.

        Мелькнуть по небосклону
        Листвой кружащих дней…
        Я только тихо трону
        Струну Души моей

        И заструятся звуки,
        Разбив молчанье в прах,
        И обозначат руки
        Заметки на полях…

        Для новых ли событий?
        Иль тоже в Никуда?
        Узнать нельзя, поймите,
        На будущем следа.

        Мы видим начертания,
        Неясные штрихи,
        Мы видим очертания,
        Рассудку вопреки.

        Но в гранях притяжений
        Нам не найти ответ:
        Из наших ли движений
        Был соткан этот Свет?

        И мы ль соединили?
        Иль Он соединил?
        Его ль мы проявили?
        Иль Он нас проявил?

        Иль это неразрывно,
        Как будто “да” и “нет”
        И связано, взаимно,
        Как будто Тень и Свет?

        И надо жить витая
        В зелёных тополях,
        Нигде не оставляя
        Заметок… Только как?

        Не надо за уши притягивать событья

        Не надо за уши притягивать событья
        И целовать холодными устами.
        Ведь сказано уже: “Да не судите
        На то есть Высший Судия над нами”
        Не плюй в родник чужого вдохновенья,
        Пусть никогда ты пить не будешь из него:
        Незримы нити Мира Воплощения -
        - Никто не знает взлёта своего.
        - Никто не знает своего падения.

        Мы ищем жизни суть. В тиши

        Мы ищем жизни суть. В тиши
        Чужих судеб слова листаем.
        Но состояния Души
        Себе мы сами выбираем.

        Нас наши ждут Учителя.
        Мы провоцируем атаки.
        Пересеченья Бытия
        Свои выписывает Знаки.

        Мир полон Света и Борьбы.
        Мир полон счастья единенья…
        Мы думаем, что мы рабы,
        А мы соавторы Творенья.

        И учат нас. И учим мы.
        Скучны анналы повторения,
        Но Духа соприкосновения
        Скользят как Лучики средь Тьмы.

        И с нами происходит Чудо:
        Распахивается окно
        И удивляемся откуда,
        Вдруг, сопричастия вино.

        Всё словно бы в проникновении.
        И словно бы со стороны,
        И, не учёные, в Учении
        Таинственно умудрены.
        И Благость Мира правит нами,
        И видим всё, когда глядим…
        Спасибо - Миру говорим,
        Не споря уж с Учителями.

        И это: наказанье красотой

        И это: наказанье красотой.
        Сквозь холод и жару, на миг, вздохнуть свободно
        И, вдруг, погибнуть, дико, б е з и с х о д н о,
        В руках у восхищённого тобой.

        Он прихотям своим всё, что вокруг
        Эгоистично подчинить желает.
        Но ускользает Мир из его рук,
        Подчас, ценою смерти ускользает.

        Всё ломается. Всё бьётся

        Всё ломается. Всё бьётся.
        Всё до времени. Пока.
        Всё пройдёт. И всё вернётся,
        Повторясь наверняка.

        Всё останется, как было,
        Изменившись без измен.
        Время формы изменило.
        Жизнь в веках плывет, как плыла,
        Без особых перемен.

        Бывают мысли и слова

        Бывают мысли и слова,
        Что не понять в произнесении -
        Лишь обессиленные тени,
        Хоть и у них свои права.

        Но есть другие миражи,
        Другое миропознаванье -
        - Неощутимое касание,
        Движенья тонкие Души.

        И взгляда не коснулся взгляд,
        И запечатан рот для слова,
        Но уже чувствуешь, что рад,
        Что рад присутствию другого.

        И в Мире хрупком как стекло,
        Где так не просто понимание,
        Вдруг, озарит существование
        Несотворённое Тепло.

        Листают годы вехи дней

        Листают годы вехи дней,
        Страницы прожитых событий.
        И с каждым годом всё тесней
        Переплетенья тонких нитей.
        Мы вязнем в паутине лет
        И нам из них возврата нет.

        Говорим. Говорим. Говорим

        Говорим. Говорим. Говорим.
        Но слова не имеют значения.
        Это лишь улетающий дым
        Прогорающего ощущения.

        Засмеёмся. А спросят: “Чему?”
        Как сказать, объяснить, мы не знаем:
        Ощущенья сплывают во тьму,
        Когда словом мы их заменяем.

        Говорим. Говорим. Говорим.
        Наполняем свой мир шелухою.
        Если б ведали, что творим,
        Сами плакали б над собою.

        Как этот Мир прекрасно чуден

        Как этот Мир прекрасно чуден.
        Мечусь средь праздников и буден,
        Болтаюсь в шлюпке Бытия,
        От одиночества серею…
        И как, мой Мир, тобой болею!
        Безудержно люблю тебя.

        В горстку пепла превратились все слова

        В горстку пепла превратились все слова
        И не важно: кто был прав, кто виноват…
        Перед прошлым вечно будущность права,
        А у ней всегда, на всё - особый взгляд.

        Когда весь ужас горя выпит

        Когда весь ужас горя выпит,
        Тогда хоть смейся, хоть кричи…
        Опустошенный как Египет
        После налёта саранчи.

        Кто Там , откликнись, на Той Стороне?

        Кто Там, откликнись, на Той Стороне?
        Кто Там встречает меня?
        Тёмная Ночь в Незнакомой Стране
        Или раскрытость Дня?
        Бездны ль зияющий чёрный зев?
        Или, средь синевы,
        Мой золотой Сияющий Лев,
        С Гривой Живой Волны?
        Кем я Там? В Гриве ли волоском?
        Лучиком ли в Глазах?
        Или сухим, зыбучим песком
        В проворачивающихся веках.

        Мир, в дрожании зеркал, отражается нами

        Мир, в дрожании зеркал, отражается нами.
        Мы и сами не ведаем всех отражений.
        Мы и спим и не спим, чем-то бредим меж снами:
        Миражи состояний с миражами движений.

        Отражая весь мир, отражаемся сами.
        Злят в других миражах наши нас же пороки.
        И как будто меняемся вечно ролями:
        То мы “нищие Духом”, то почти что “Пророки”.

        Мы, в наивности, ищем секрет постоянства,
        Точку мира и власти в вихреньях течений…
        Но в безмерных пустынях не пустого пространства
        Ничего, кроме нас - миражей отражений.

        Опять наступает пора отторженья

        Опять наступает пора отторженья,
        Отринутых листьев, круженья, круженья…
        Последнего с ветром прощанья, прощанья…
        Последние танцы времён увяданья.

        Прижаться… забыться… поверить касаниям,
        Незримым таинственным перетеканиям,
        Распасться на тысячи мелких мгновений,
        Расплыться безмыслено средь ощущений.

        Год за годом плывут

        Год за годом плывут,
        Не меняя привычных извилин дороги.
        В шелестеньях минут,
        Мы, наивные люди, подводим итоги.

        Начинанья опять,
        Оставляем на некий рубеж изначалья…
        Бытия Благодать,
        Затененность Сиянья…

        Но за гранями снов,
        Где кружит, НЕ кружась, Изначальная Сила,
        Где Основы основ
        Бытия Бытиё в Бытие заложило,
        Ни Концов, ни Начал,
        Ни Открытости, ни Откровенья…
        И на Тот Пьедестал
        Поднимают нас Жизней мгновенья,

        Испытуют и мнут,
        Снова лепят и вновь разрушают…
        Мы - лишь хрупкий сосуд,
        Где Предвечные Искры нетленно пылают.

        Миры отраженья… Миры отражённые…

        Миры отраженья… Миры отражённые…
        Миры, отразившие сонмища их…
        Все ищем спасенья: И мы - прокажённые,
        И вы, что внесли себя в списки “святых”.

        И те, кто в оковах великой сумятицы,
        И нашим и вашим кивает: “Да”, “Да” …
        Все жаждем, что мир наш любовью освятится
        И жизнь новым Светом умоет Звезда.

        И кто мы? Кто может сказать нам, наверное,
        Кто прав в этой жизни и кто в ней не прав?
        Мы, словно кутята, слепые и нервные,
        Пришли и уйдём, ничего не узнав.

        У всех дорог есть свой конец, своё начало

        У всех дорог есть свой конец, своё начало.
        Но человек - такое существо,
        Что сколько бы дорог не пролегало,
        Одна, своя, должна быть у него.

        Она - быть может лучше, может хуже,
        Быть может тупиком, концом всего …
        Но человеку собственный путь нужен
        И он всегда всех лучше для него.

        Лишь приподнявшись над стезёй убогой,
        Увидим, вдруг, сквозь нищенство своё:
        Мы ВСЕ ВЕКА ИДЁМ ОДНОЙ ДОРОГОЙ
        По-разному петляя вдоль неё.

        Раздвинулись границы дня

        Раздвинулись границы дня,
        В объятьях солнечного света,
        И все вопросы без ответа
        Переместились в глубь меня.

        Я больше их не задаю,
        Не удивляю окруженье,
        Не погружённое в прочтенье
        Того о чём я говорю.

        Произнесение - суть ложь.
        Оно для мысли - омертвление.
        В словах теряется значенье,
        Как только их произнесёшь.

        Любите, любите врагов и друзей!

        Любите, любите врагов и друзей!
        Любите, любите, любите людей!
        В делах, и в забавах, в обидах до слёз.
        Любите, любите, любите всерьёз!
        Ведь всё, чем сегодня мы окружены,
        Всё это создали другие, не мы.
        Любите деревья, любите зверей!
        Но прежде, любите, любите людей!

        Нет чистого листка

        Нет чистого листка.
        Исписана бумага.
        Как хорошо пока
        Не высохла вся влага,
        Когда ещё живы
        Свеченья, полыхания,
        И зарева листвы
        И сполохи дыханья.

        Но дни плывут, шурша.
        И им летят вдогонку
        И сердце и Душа,
        Сквозь времени заслонку.

        И ВСЁ вернётся вспять,
        К СВОИМ первоначалам,
        В дрожании усталом
        ПУСТОТЫ заполнять.

        Вновь отказав прекрасному Пьеро

        Вновь отказав прекрасному Пьеро,
        Пытаемся, под маской Буратино,
        Увидеть то, чего и не дано
        Бездушной деревяшке с носом длинным.

        Бестактность - называем простотой,
        Проказами - жестокие проделки …
        И ждём, как сказку, “ключик золотой”
        От потаённой и заветной дверки…

        Но вот пружина жизни взведена.
        Очаг бумажный лопается с треском
        И там, за паутинной занавеской,
        Глухая отсыревшая стена.

        Стихи наивны через призму лет

        Стихи наивны через призму лет.
        Слова корявы, чёткой рифмы нет,
        Но, хоть красней за них, а хоть бледней,
        Не отказаться, словно от детей.

        Когда Вы ощущаете, что Вас несёт в атаку

        Когда Вы ощущаете, что Вас несёт в атаку,
        Вы не спешите воевать до той поры, пока
        Вы не поймёте для чего, и кто затеял драку,
        Чтобы не быть в чужой игре на роли дурака.
        Вам говорят: “Быстрей! В атаку!”
        А Вы в ответ, спокойно так:

“Тот, кто затеял эту драку,
        Пусть сам понюхает кулак”.

        Но, кто затеял - в стороне,
        Он не дурак быть на войне,
        Ведь на войне стреляют,
        И даже убивают,
        И, если даже будешь жить,
        То после могут осудить.

        Они умеют воевать
        Так, чтоб самим не умирать
        И не терпеть лишения.
        Они пошлют другого в бой,
        А сами будут, за спиной.
        Придумывать сражения.
        Они глядят со стороны.
        Они не чувствуют вины,
        Страдания и боли,
        У них своя игра идёт,
        Для них не люди, а народ,
        Статистика, не более.

        И радости проходят и печали

        И радости проходят и печали.
        Проходит и любовь и не любовь.
        И остаются нам - тоска ночами,
        И оболочки опустевших слов,
        И серый камень над сырой могилой
        И память, что не воскресит родимой …
        И всё. И наш всё ближе Рубикон.
        И мы с годами ближе к пониманью,
        К пренебреженью к оболочкам слов.

        Мне не найти отдохновенья

        Мне не найти отдохновенья.
        Мозги - сто загнанных оленей
        На узком клаптике земли.

        Они от горя ошалели,
        Мои несчастные олени,
        И боли, словно батареи,
        Их беспощадно иссекли.

        И мечутся они в испуге.
        Напрасны слабые потуги
        Из клетки черепа сбежать.

        Ох, бестолковые копыта.
        Всё ими выбито, изрыто,
        Истоптано за пядью пядь.

        Пошёл снег, и рябь подёрнула гладь озера

        Пошёл снег, и рябь подёрнула гладь озера.
        Загляни в глубины - там молчание.
        Упал с горы камень и всколыхнул озёрную гладь.
        Но мягко погрузился он в глубины,
        не потревожив сон рыбы.

        Что наша жизнь: пунктиры чьих-то мнений

        Что наша жизнь: пунктиры чьих-то мнений,
        Полоски неудач и озарений,
        И, сквозь мираж бесчисленных мгновений,
        Всё беспощадней резкий свист осенний.

        Перед лицом вселенского всесилья.
        Кто в безутешности не сложит крылья?
        И что нам ждать от жизней наших милости,
        Перед пустым лицом Неотвратимости?

        Мы - мотыльки, трава. Мы - лишь мгновения,
        Лишь звенья в бесконечности вращения.

        Когда коснётся нас самих

        Когда коснётся нас самих,
        Мы все советы забываем
        И чей-то ад считаем раем,
        Одни в своём аду горим.
        Нам все советы невпопад…
        И все примеры не в примеры…
        Как мы советуем примерно,
        Когда не в нас бушует ад.

        Лета - медленная река

        Лета - медленная река.
        Люди жили во все века.
        Но записаны в календари
        Лишь художники и цари.

        Улетел листок, и отпустило

        Улетел листок, и отпустило.
        Словно бы, полосочкой, заря
        Новый день от ночи отчертила,
        Воплотив листок календаря.
        Жизнь уносит всё забвеньем мига,
        Был ли он вчера, иль век назад…
        Словно непрочитанная книга,
        Что была раскрыта наугад.

        В островах надежд океан событий

        В островах надежд океан событий.
        В островах… В островах…
        Среди бурь житейских,
        Мы мечты обломки
        Правим к ним …Правим к ним…
        Но встречает остров
        Не заветной пальмой
        С родничком… С родничком…
        Голый камень скальный,
        Неприступной стенкой,
        Восстаёт… Восстаёт…
        И напрасно ищем меж камней проходы
        В глубину… В глубину…
        А отыщем, что же
        В глубине лишь камни,
        Только камень там…

        Жизнь ушла в небытиё

        Жизнь ушла в небытиё:
        Горе, лихо ли моё…
        Годы катят под уклон,
        Неуют со всех сторон.
        Беды в кофе размочу.
        Во всё горло хохочу.
        Горе сердце извело,
        А снаружи ничего,
        Как живая хохочу,
        Словно что-то всё хочу,
        Словно в сетях простоты,
        Словно нет той Пустоты.

        Прошу снисхожденья, когда

        Прошу снисхожденья, когда
        Тоска моя рвёт вам Души.
        Скрипят даже зёрна льда,
        Когда их мороз иссушит.
        А сердце моё не лёд -
        - Свечки тающей пламя…
        И, кто не страдает, тот
        Пусть бросит в него камень.

        Повсюду - и Нигде . Всегда - и Никогда

        Повсюду - и Нигде. Всегда - и Никогда.
        Отсюда - и Сюда. -
        - Так длинно расстоянье,
        Что только очень сильное желанье
        Свести концы способно иногда.
        И нет значенья: Где? Когда? Зачем?
        И форма здесь неадекватна сути.
        Есть символы. Не обессудьте судьи.
        И не пытайте: Для чего? И : Кем?

        Чего мы ждём? - Чуть солнца в непогоду

        Чего мы ждём? - Чуть солнца в непогоду,
        Кусочек тверди в склизкий гололёд…
        И лишь не ждём “печального исхода”,
        Который неминуемо придёт.

        Нам кажется, что всё прошло

        Нам кажется, что всё прошло.
        Нам кажется, что слишком поздно.
        Мы каемся: зачем легко
        Так отнеслись, и несерьезно.
        Мол не тому учились мы…
        Шли не туда, не то читали…
        Не то, что нужно берегли…
        Теперь и вовсе опоздали…
        Бегут… плывут… летят года
        И круг за кругом в них испытан…
        А жить не поздно никогда,
        Покуда холмик не насыпан.

        Как страшно жить на рубеже

        Как страшно жить на рубеже,
        На самой грани бытия,
        Когда и не поймёшь уже
        Во что вольётся та струя,
        Когда не заглянуть, сквозь гарь,
        Какой маячит там каньон,
        Но знаешь: будет всё, как встарь,
        Уже трубит охотник гон.
        Несётся стая гончих псов…
        Капканы… петли… упыри…
        Уже глядится чёрный ствол
        В холодные глаза зори.
        Чего не хватит? Жизни? Сил?
        Жаль, ад не встретит никогда
        Тех, кто навек приговорил
        Твои спешащие года.

        В Датском королевстве интриги и боль

        В Датском королевстве интриги и боль.
        Расплылись по крови царские знаки.
        Если мы теряем друг друга во мраке,
        Значит в этой сцене такая нам роль.
        Мы превозмогаем круг своих потерь.
        Что ж спешишь ты шпагу вытянуть из ножен?
        Каждый узел жизни бесконечно сложен,
        Не в себя ль, сквозь зеркало, метишь ты теперь.

        Лечи меня лекарь. Страданий и бед

        А.К.

        Лечи меня лекарь. Страданий и бед
        Самим нам не превозмочь.
        Поможешь ты мне? - Наверное нет.
        Спасибо, что хочешь помочь.
        Пусть мне не болят страницы тех дней,
        Где было мне горько и больно,
        Пусть стану уверенней я и ровней
        И жить буду дальше спокойно.
        Болезни мои пусть оставят меня,
        Родинки, пусть похудею
        И пусть удивятся мои друзья,
        Что с годами я молодею…
        Но памяти матери и отца
        Забвения пусть не коснутся -
        - Ведь только тогда и живы сердца,
        Когда и болят и рвутся.
        Лечи меня, лекарь. На то и врачи.
        А нам - хоть надежду надо.
        И только безумной любви не лечи,
        Одна она в жизни отрада.

        Сладостно слушать биенье того, чего нет

        Сладостно слушать биенье того, чего нет.
        Как соблазнителен нам полуприсыпанный след.
        Тонны песка разгрести - вынуть осколки…
        К ныне живущим прийти - времени нет.

        Зелёный водопад листвы

        Зелёный водопад листвы,
        Струясь, возьмёт меня за плечи.
        И вроде в сердце станет легче.
        И старые заснятся сны.
        И камень дней пережитых
        Незримо заскользит к подножью.
        И тьма, наполненная ложью,
        Отринет от подошв моих.
        И, отряхнув их стылый прах,
        Взлечу навстречу водопаду…
        И долго буду после падать
        С застывшим ужасом в глазах

        Не прекословить. Покоряться

        Не прекословить. Покоряться.
        Хранить терпенье мудреца.
        И так, в терпении, дождаться…
        Конца.

        Мы в общем вагоне дрожим и трясёмся

        Мы в общем вагоне дрожим и трясёмся.
        Простите. Скажите: Куда мы несёмся?
        Где здесь остановки? Кто наш проводник?
        А может наш поезд несётся в тупик?
        Мне плохо. Здесь курят. Здесь пьют и плюются.
        Увидят чужую беду - посмеются.
        Где станции? Кто отобрал мой билет?
        Устал я трястись столько прожитых лет.
        Да дайте, в конце же концов, расписанье.
        Кто путь обозначил? Кто выдал заданье?
        Кому подчиняясь несётся вагон?
        Я выйти хочу! Но виденьем перрон
        Проносится мимо. И прыгают люди,
        Крича: “Остановок здесь нет и не будет!”.
        И страшно в чужое вот так, на ходу,
        Ведь поезд уйдёт и уже не вернётся.
        А общий вагон всё блюёт и трясётся
        И я из него никуда не уйду.

        Вечной памяти не бывает

        Вечной памяти не бывает.
        Время новый след вымывает
        И заиливает следы
        Прошлой радости и беды.

        Мы к пониманью приходим не просто

        Мы к пониманью приходим не просто.
        Нет однозначности. Всё многослойно.
        Можно абстрактно выделить остов
        Иль, схематически, резать послойно.
        Можно, назад оглянувшись, смеяться
        Или заплакать, кто больше раним…
        Трудно живому в живом разобраться
        И не убить, и остаться живым.

        Люди бывают и злы и добры

        Люди бывают и злы и добры.
        Это до нас повторяли веками.
        Нам надо думать: какие мы.
        Думать почаще: какие мы сами.

        И когда нас обижают,
        И когда не понимают,
        Вспоминать почаще б надо нам самим:
        Мы как в зеркале друг в друге отражаемся
        И изъянами друг друга раздражаемся,
        Забывая, что мы в зеркало глядим.

        Нам надо думать: как мы живём,
        Что называем своими мечтами,
        Чем недовольны в друге своём…
        Может, не друг виноват, а мы сами?

        Так что не стоит искать виноватых:
        Белых ли, чёрных ли, иль конопатых…
        Нам ведь другого так просто понять,
        Надо в нём только себя увидать.

        В бегущих днях бегущих лет

        В бегущих днях бегущих лет
        Жизнь ничего не изменяет.
        И лишь Души бессмертный Свет
        Всё больше сущность освещает

        В нас пробивается с годами,
        Как капля, тела твердь долбя,
        Душа, беззвучно ли, словами,
        Пытаясь выразить себя.

        Прекраснейший цветок, откуда ты здесь? Странно

        Прекраснейший цветок, откуда ты здесь? Странно.
        В чужом тебе лесу, чужой тебе земли…
        Какие пересек моря и океаны?
        Какие злые ветры тебя перенесли?
        Да что тебя пытать? Из семечка родился
        И все его пути неведомы тебе.
        А ты корнями здесь. На свет ты появился
        На этой вот - чужой, родной тебе земле.

        Я - Ангел-Хранитель. Я к Вашей спине

        Я - Ангел-Хранитель. Я к Вашей спине
        Приставлен, с рожденья до смерти.
        Хранителем быть не легко, но вдвойне
        Быть Ангелом трудно, поверьте.
        Ведь Я, как и Вы, свою долю творю,
        Свои прохожу искушенья.
        Я так же страдаю и так же люблю
        И так же желаю Спасенья.

        Я - Ангел-Хранитель. Ты помнишь Мой День?

        Я - Ангел-Хранитель. Ты помнишь Мой День?
        С рожденья до смерти, Незримая Тень,
        Стою у тебя за плечами.
        Ты зришь и не видишь. Я - твой Проводник.
        Хоть ты и не ведаешь, что ученик.
        И нет откровенья меж нами.
        Ты чтишь. Но не слышишь. И знаешь. Но спишь.
        Тебя привлекают лохмотья афиш.
        И мне до тебя не пробиться.
        Кричу - ты не слышишь. Зову - не идёшь.
        Тебя окружает красивая ложь,
        Что в муку мою превратится.

        Ты хочешь знать кто Я и кто ты?

        Ты хочешь знать кто Я и кто ты?
        Узнаешь, когда придёшь.
        Когда не замутят Души черты
        Ни подлость, ни злоба, ни ложь.
        Одно могу Я сейчас сказать:
        К тебе отношусь Я как добрая мать.
        (Ты много считаешься с ней?
        А как она хочет, чтоб счастлив ты был,
        О, сколько положено жизни и сил,
        Страданий, бессонных ночей.)
        Как мать, беззаветно и тихо любя,
        Отдам тебе всё сполна…
        И только прожить свою жизнь за тебя
        Не сможем ни Я, ни она.

        Я - Ангел-Хранитель. Тебя охранять

        Я - Ангел-Хранитель. Тебя охранять
        Я должен с рожденья до смерти.
        Как это не просто на страже стоять
        И Ангелом быть, уж поверьте.
        Живая Душа Моя также хрупка
        И тоже безумно ранима.
        А жизнь в теле Ангела так коротка,
        Что с жизнью людскою сравнима.

        И Я, как и ты, свою долю творю
        И прошлый урок исполняю.
        Я каждую боль и ошибку твою
        Стократно в себе ощущаю.
        Я каждой болезнью болею твоей
        И каждою раной страдаю.
        О, как я стараюсь, чтоб ты был добрей.

“Живи только в Боге” - внушаю.

        И мне так блаженно, когда ты живёшь
        Как Заповедь нам завещает,
        Когда ни двуличье, ни подлость, ни ложь,
        Ни алчность тебя не смущает,
        Когда не желаешь чужого добра,
        Живёшь, правду в лжи не виня.
        Тогда наступает златая пора,
        Ты можешь увидеть меня,
        Услышать, узнать и уже не слепцом,
        А Зрячим продолжить наш Путь.

        Но мучиться мне под терновым венцом,
        Когда ты захочешь свернуть,
        Когда ложных идолов ты сотворишь,
        Живя в лицемерье и зле,
        Когда ты жив в теле, а в Духе ты спишь,
        Приняв себя лишь на Земле.

        Я Ангел-Хранитель. И, также как ты,
        И Я свою долю творю.

“О, Дай нам терпения и доброты” -
        - Творца за двоих я молю.

        Эти зыбкие пески

        Эти зыбкие пески.
        Эти странные метели.
        Этих будней акварели.
        Этой страсти лепестки.

        Непроизнесённых слов
        Осторожные касанья.
        Эти странные свиданья.
        Отторженья. Ожиданья
        На пороге новых снов.

        Пробуждается Душа
        Сквозь телесные преграды,
        Отвергая все награды,
        Прошлых бед не вороша,

        Принимая всё как есть,
        Ничего не принимая,
        Узнавая ложь и лесть,
        Всё на свете понимая.

        Эти вешние мечты.
        Этих будней карусели.
        Эти странные метели.
        Эти странные черты.
        Эти странные движенья.
        Этой Ночи приближенья.
        Отторженья. Отторженья.

        Вот так, обыденностью дней

        Вот так, обыденностью дней,
        Травинкой на исходе леса,
        Приоткрывается завеса
        Дальнейшей бытности моей.
        Там голубые небеса,
        И радость солнечных парений,
        И необычная краса,
        В обыденности воплощений,
        Там одиночества фантом,
        Болезней тоскная аллея…
        И я всё знаю, но при том,
        Увы, исправить не умею.

        Земля не просто дом - вагон

        Земля не просто дом - вагон
        На рельсах Бытия.
        Какой же новый перегон
        Там, впереди, Земля?
        Кто машинист? Кто проводник?
        Кто начертал твой путь?
        И где туннель? А где тупик?
        И где нельзя свернуть?
        Мы пассажиры. Мы сойдём,
        Покинув свой вагонный дом,
        Так никогда и не узнав
        Куда летит состав,
        И где его конечный пункт.
        И есть ли остановки…
        И судьбы новые затрут
        Наш монолог неловкий…

        Когда весеннее цветение

        Когда весеннее цветение
        Отягощается плодом,
        Мы попадаем в мир вращения,
        Круженья с ветром и дождем…
        Нам говорят: “Настала осень…”

“А где же раньше были мы?” -
        - Растеряно и тихо спросим
        У подступающей зимы.

        Для дерева зима

        Для дерева зима
        Всего лишь миг покоя.
        А листьев кутерьма?
        Для них зима - другое:
        Для них она ИТОГ,
        Черта существования.
        Вот нам и вышел срок
        Для Мира без названия,
        Где, возрождая тлен,
        Себя не сознавая,
        Кружится Жизнь ЧУЖАЯ
        В ПОТОКЕ ПЕРЕМЕН.

        Круговращенье вещества

        Круговращенье вещества.
        Соединение и распад,
        Не родственная связь родства,
        Где есть “вперед” и нет “назад”.

        Нет у Природы доброты, ни суеты,
        Ни чувств других,
        А есть две сведенных черты
        И есть разъединенье их.

        А мы - несчастные цветы,
        Теряем листья каждый год,
        И гоним старости черты,
        Что предвещают наш уход.
        Для нас не отторженье смерть,
        Мы до конца должны сгореть.

        Так вот и будет звучать много лет

        Так вот и будет звучать много лет,
        В непостижимом аккорде Творения,
        Нерасторжимая ткань разделения
        Тьма Беспросветная, льющая Свет.

        А может Это - постиженье мира?

        А может Это - постиженье мира?
        Великий Абсолют - Великое Ничто:
        Свет - Тьма, круженье Спящего Эфира…
        (Нет, слов я не найду, слова не то)
        Ни глаз, ни ног, ни рук… А ощущенья?
        Глухой слепец, без смысла, без движенья,
        Ребёнок не умеющий ходить.
        А мы Его мгновенные антенны,
        Мы - жизнь Его, хоть временны и тленны,
        Но через нас Он учится любить.
        И через нас Он полнится страстями.
        Так, отмирая, падает листва,
        А дерево уходит в глубь корнями
        И лишь мощней становится кора.
        Наивно о бессмертии холить мысли:
        Да! Вечность есть! Но не для нас, увы…
        Для ДЕРЕВА не умирают листья,
        А перевоплощаются в стволы.

        Этот странный мир разлетится в прах…

        Этот странный мир разлетится в прах…
        А людской закон, что с него за спрос?
        И останется, пеплом на губах,
        Не успев застыть, тот один Вопрос.
        Тот один, что вновь будоражит мир,
        Что из века в век сквозь миры веков,
        Что не повторим, не произносим,
        Что невыразим в лабиринтах слов…
        И восстанет Тьма. И поглотит Свет.
        И придёт тогда на вопрос Ответ.

        Пусть Силы Жизни почку распахнут

        Пусть Силы Жизни почку распахнут,
        Но зрелый лист не удержать в паденье.
        Хоть листья - тоже Дерево, но листья…
        И ветки - тоже Дерево, но ветки…
        И корни - тоже Дерево, но корни…
        Без веток, без листвы и без корней - не Дерево,
        А только - древесина.

        Предвечные странствия Мира Цветущего

        Предвечные странствия Мира Цветущего.
        Осеннего вереска светлый бутон.
        Жизнь мечется в Сущности в поисках Сущего,
        Во Сне обрести свой пытается сон.

        О, эта бессонность, где Мир сам - Сновидение,
        Где Жизнь, обретая, теряет вдвойне,
        Здесь радость печалится в муках Предвидения…
        Но как просыпаться не хочется мне.

        Как трудно поверить в Твои Отражения,
        Проникнуть за чувственные миражи…
        О, Господи, дай мне постичь хоть Движение
        Твоей Бесконечной и Вечной Души.

        Зачем в этом Мире так тягостно мается?
        Ведь чем-то оправданно Бытиё?
        Цветущего вереска ветка качается
        И жёлтые листья колышут её.

        Нет в этом Мире ничему названия

        Нет в этом Мире ничему названия.
        И ничего отдельного в нём нет.
        Перетекают формы мирозданья
        Свободно, как во Тьму втекает Свет,

        Без переходов резких, без границы,
        Всё словно растворяется во всём…
        Лишь мы боимся в Мире раствориться,
        Мучительно отчаянно живём.

        Живём всему пытаясь дать название,
        Упрямо разделяя Тьму и Свет,
        Существованье, Несуществование…
        Не понимая, что нас просто нет.

        Шелестит трава, шелестят на деревьях листья

        Шелестит трава, шелестят на деревьях листья,
        Но безмолвны водоросли в глубинах.

        Тянется вверх трава, тянутся вверх деревья,
        Но летят по-течению водоросли в глубинах.

        Посади в море дерево, посади в небе траву,
        Вырви водоросль и посади её в землю
        И не возникнет вопрос.

        Жизнь на Пороге Ночи замирает

        Жизнь на Пороге Ночи замирает.
        Нежизнь за Жизнью письмена стирает.
        Так облако незримо в небе тает,
        А пар парит, парит, не исчезает.
        Так снег в тепле бесследно тает, тает.
        Вода течет, течет, не истекает.
        Так мокрая поверхность высыхает,
        Но пар в высотах облака рождает…

        Другие облака, другие дали,
        Снега другие, и другие реки…
        Закручивает Мир свои Спирали
        И нет в нём помысла о человеке.

        Мир - это Время из Безвремья Дат

        Мир - это Время из Безвремья Дат,
        И Свет из Тьмы сверкающий упруго,
        И Тишина, в которой голосят
        Сердца, в Небытиё обёрнутые туго,

        И Всё, что есть и Всё и Ничего,
        Что есть не Тишина и не Звучания…
        И мы - глухи, слепы, и нет нам для Него
        Ни образа, ни сути, ни названия…

        Есть только отражений миражи
        Своей, собой не понятой, Души.

        Мы Жизнь разделили на вехи деяний

        Мы Жизнь разделили на вехи деяний,
        Искусственно в ней прочертили границы,
        Наивные, ищем не сути - названий,
        Листая прошедших столетий страницы.

        А жизнь, проникая, кружит в ликовании,
        В ней нет остановок и нет разделений,
        И Тьма, преломляясь, играет в Сиянии,
        И Свет, изливаясь, свивается в Тени.

        И мы, оставляя порог Ожиданий,
        Возможно, придем к рубежу Постижений,
        Что нет ни рождений и не умираний,
        А есть бесконечная Цепь Превращений.

        Что мы растворяемся в Мире Текучем,
        Со всеми течём и во Всё проникаем,
        Что, всё отдавая мы всё и получим,
        Но всё получая, мы всё потеряем.

        Возводим, как крепости стены, границы
        И ищем защиты в миллиардах названий,
        Но сердце всё знает и в Знанье томится
        И ищет излиться средь Тьмы и Сияний

        И расширяясь и клубясь

        И расширяясь и клубясь,
        В интимном мире обращенья,
        Покой перетечёт в движенья,
        Превоплотясь из разделенья
        В соединение и связь.
        И ветер оживит в ветвях,
        Блаженной лаской наполнений,
        Кислинку будущих падений
        И бесконечных превращений
        В мгновенье каждом и в годах.
        И некому задать вопрос.
        К себе лишь, разве, обратиться,
        И дать Душе клубиться, литься
        И ощутить как Жизнь кружится,
        Нежизни одолев Хаос.

        Так что же всё-таки случилось

        Так что же всё-таки случилось:
        Дождинка в солнце проросла,
        Или слезинка, вдруг, скатилась
        Звездой вдоль Божьего Чела?
        И губы ветра заиграли
        Туч волосы свивая в твердь
        И прояснились все детали,
        Но было некому смотреть.

        Качнулось дерево

        Качнулось дерево
        И лист упал на воду.
        И мысль вдруг промелькнула:
        Как случайно
        Соединение не соединимых
        И очень разных, в сущности, вещей.
        И лист, и это дерево, и воды,
        Холодное и тёплое,
        Сухое,
        И мокрое, мокрее не бывает,
        Хранящее движение в себе
        И то, что истекает постоянно.
        И нет ни разделения,
        Ни смешения,
        А есть Осуществление Бытия.

        Жизнь стелется коврами анемоны

        Жизнь стелется коврами анемоны,
        Стекает опаленною листвой,
        Нам, открывая мир волшебный свой,
        Раскидывает ласковые кроны.

        Дарит нам и страдание и блаженство,
        Всё осознать: своё несовершенство,
        Бессилье, силу, радость, и беду,
        Прожить невзгоды, п е р е ж и т ь утраты…
        И, вдруг, запнуться у какой-то даты,
        В каком-то наперёд неведомом году.

        И, словно, НИЧЕГО,
        Лишь чистый лист бумаги,
        И губы, пересохшие без влаги,
        И надо сочинить себе какой-то Мир,
        И населить Его, и дать Ему значение,
        И примирить Его народонаселение.

        Всё внутри. Всё в разделении

        Всё внутри. Всё в разделении,
        В невозможности его.
        Мир живёт в преодолении
        Притяженья своего.

        Хоть свинцом налиты руки,
        Так тяжёл небесный свод,
        Кто не знал Атлантов муки,
        Тот до времени живёт.

        Застыть на грани ощущения

        Застыть на грани ощущения,
        У невозможности времён.
        И ощутить, сквозь вечный сон,
        Хоть дуновение движения.

        И осознать, сквозь Бытиё,
        Сколь кратко это созерцание…
        А в нём и радость, и страдание
        И искушение своё.

        Стекает год игрою сада

        Стекает год игрою сада,
        Холодным маревом от вод,
        Струёй летящей фруктопада
        Стекает год. Стекает год.

        И нам пора. Остыть нам надо
        От планов, страсти, от хлопот…
        Струёй летящей фруктопада
        Стекает год. Стекает год.

        Но отчего-то вновь не спится
        И мыслей не прервать полёт,
        Они всё рвутся ввысь как птицы,
        Не веря, что стекает год.
        Стекает год. Стекает год.
        Струёй осенней фруктопада…

        Отраженья миражи

        Отраженья миражи -
        Воплощённое движение.
        Это диво, эта Жизнь -
        Это просто отражение.
        Оглянись, взгляни кругом,
        Загляни в себя при этом,
        И найдёшь свои приметы,
        Отражённые во всём.

        Слова - шелуха истекания мира

        Слова - шелуха истекания мира.
        Они - колебаний сухих отражения.
        Слова - лишь мираж, порожденья эфира,
        Значки потаённого миродвижения.
        Мы в Слове родимся и в Нём умираем.
        Мы в слове живём так, как воздухом дышим.
        Но слушаем - это не значит, что слышим.
        И что там, за словом? - Да разве мы знаем.
        Так чуждо бывает отверстое слово.
        Пройти стороной озаренья чужого,
        По-краю, тобой не прожитой межи,
        Где разум свои бережёт рубежи.

        Щемящий, словно выпавший птенец

“Ночь, улица, фонарь, аптека…”

    А.Блок

        Щемящий, словно выпавший птенец,
        Был обронён аккорд в открытое окно.
        И сердце сжалось от тоски - конец,
        Но я прохожий, мало мне дано.
        Я в дверь не постучу - меня не ждут.
        Что там за дверью? Радость ли? Печаль?
        Веселье? Скука? Иль бессилья жгут?
        Мы все проходим. Значит вот в чём дань.
        Так вот чем платим рощам и лесам,
        Мгновеньям дней, полосочкам зари,
        За творчество, уюта фимиам,
        За скорость, за полёт, за фонари.

        Стекает мишура листвы

        Стекает мишура листвы.
        И с нею оплывают снами
        Цветенья древа и травы
        С крикливыми их голосами.
        Но в строгой графике ветвей
        Мне мудрость чудится иная:
        Так, отрекаясь от идей,
        Живет затворник много дней
        СЕБЯ в себе распознавая.

        И, может, нас за то, порой,
        К больничной пригвождают койке,
        Что мы спешим за суетой
        И расслабляемся в попойке,
        Что не умеем, как листву,
        Отбросить Мира наважденье
        И, сквозь привычных дел круженье,
        Вглядеться в Неба Глубину.

        И нас заковывают в боль,
        И пригвождают нас к постели,
        Чтоб мы в самих себя смотрели,
        И познавали мира соль

        И, осознав в себе СЕБЯ,
        Вновь “одевались бы листвою”,
        Но уже зря за суетою
        Иную сутность Бытия.

        Кончился листок

        Кончился листок,
        Оборвав слова.

        Где иссяк поток,
        Выросла трава.

        В недрах облаков
        Новый свет возник.

        Но и горы слов
        Не родят родник.

        Есть источник свой
        Только у Души,

        Он живой водой
        Плещется в тиши.

        Как всё меняется с годами

        Как всё меняется с годами.
        И год за годом, в спешке лет,
        С трудом мы вспоминаем сами,
        Что было с нами, и что нет.

        Что промелькнуло, словно шутка,
        Что изменило жизни нить,
        И прошлое, суду рассудка,
        Теперь так просто рассудить.

        Но день сегодняшний, как прежде,
        В противоречьях и в надежде.

        По терпкой прихоти мгновения

        По терпкой прихоти мгновения,
        Слова как угли вороша,
        Огнём чудесным вдохновения
        В Путь устремляется Душа.

        Кто дал слова? Кто вылил Знаки?
        Где им Начало? Где - Конец?
        Все в первозданно вязком Мраке,
        Но Лепит образы Творец.

        И вот уже раскрылись воды
        И разделили небеса,
        И стаи птиц летят под своды,
        И хороша Земли краса,

        И светят в череду Светила.
        И Звезды рассекают Мрак…
        И в этом - Смысл, и в этом - Сила!
        И все должно быть только так.

        И мы - смешные отражения,
        Должны, хотим того иль нет,
        Идти Дорогою Творения,
        Преобразуя Мрак и Свет.

        Кто начертил нам эти Знаки?
        Где им Начало, где Конец?
        Мы вязнем в первозданном Мраке,
        Как Ты когда-то вяз, Творец.

        Но Искры Божии Искрятся,
        Рождая Ариадны Нить,
        И надо просто не бояться
        Свою Вселенную Творить.

        В ней всё - Конец, и всё - Начало,
        И всё - лишь Пламень Бытия
        В котором СЛОВО прозвучало,
        А в Нём - творений наших “я”.

        ТИШИНА

        Любовь - тишина над уснувшими крышами

        Любовь - тишина над уснувшими крышами,
        Ни звука, мерцающий, тающий свет.
        Стоит тишина. Ее и не слышим мы.
        Как слышно бывает, когда ее нет.

        Плыву навстречу. Так, средь холодов

        Плыву навстречу. Так, средь холодов,
        Вдруг, оттепелью почка набухает,
        И лопается, даже расцветает,
        Но никогда уже не даст плодов.
        Плыву навстречу пальцам, и губам,
        И ласкам твоим нежным и горячим…
        А мир, вдруг, вновь становится незрячим
        И безразличным к листьям и к цветам,
        Что обнажились ни к плодам, ни к лету -
        - К горящему в морозах пустоцвету.

        Чтобы не мокнуть под дождём

        Чтобы не мокнуть под дождём,
        И чтоб не мёрзнуть в непогоду,
        Мы зонт берём и плащ берём,
        Не обижаясь на природу.
        А ты не дождь - ты - мир, ты - свет,
        С своею радостью и болью…
        Что ж ты, так много долгих лет,
        Всё удивлён моей любовью:
        Что принимаю всё, любя,
        И сладость от тебя и муку…
        Что проку плакать от дождя?
        Что толку плакать про разлуку?

        И будет вновь и сказка, и мерцанье

        И будет вновь и сказка, и мерцанье,
        И нового касанья Тишина.
        И, снова, ложь, не лживого свиданья,
        Отметит, лопнувши, струна.
        Мы не от боли сердца умираем,
        Мы струны сердца Болью обрываем.

        Проникнуть в суть. Упасть в такую тьму

        Проникнуть в суть. Упасть в такую тьму,
        Где нет ни слов, ни знаков начертания,
        А только стон, и трепет понимания
        И то еще - названия нет чему.

        У счастья - жизни несколько минут

        У счастья - жизни несколько минут.
        Там, где ромашки утопали в сини
        Лишь лысый холм. Там всё давно скосили
        И вывезли. И птицы не поют.

        Но у Души и памяти свой срок.
        И кажется всё где-то за домами
        Еще дрожат ромашки с васильками
        И влажен и горяч еще песок.

        Учиться делать выводы без слов

        Учиться делать выводы без слов,
        Не упрекая, просто понимая:
        Что ты другой и я, увы, другая.
        И только тонкой ниточкой любовь
        Соединяет нас, не изменяя.

        Я могу лишь пожалеть

        Я могу лишь пожалеть,
        Что с тобою мы не рядом,
        Что тебя мне не согреть,
        Ни улыбкою, ни взглядом,
        Что любви наперекор,
        Мы раздельно существуем,
        Хоть безудержно тоскуем
        Друг за другом с давних пор.

        Видно так нам суждено,
        В буднях скуки и страданий,
        Пить прокисшее вино
        Сладостных воспоминаний
        И во мраке тупиков,
        Жизни повинуясь слепо,
        Всё же верить, что любовь
        Не грешна и не нелепа.

        В жизни часто так бывает

        В жизни часто так бывает,
        То падение, то взлёт,
        То любимый забывает,
        То прохода не даёт…
        И напрасны объясненья
        Наших радостей и бед,
        Ничего, кроме движенья,
        В этом дивном мире нет.
        Я сама себе не верю,
        То смеюсь, а то грущу,
        То пред ним закрою двери,
        То сама его впущу…
        Лишь рукой чуть тронуть руку,
        По касательной скользя…
        Нам не вынести разлуку,
        Но и вместе быть нельзя…
        И напрасны объясненья
        Наших радостей и бед,
        Ничего, кроме движенья,
        В этом дивном мире нет.

        Остановиться и понять

        Остановиться и понять,
        Что в недрах предопределенья,
        Подчас, такие есть теченья,
        Что их сознаньем не объять.
        Что есть другое в пониманье:
        Неуловимое как в снах,
        Неизъяснимое в названье,
        Необъяснимое в словах.
        Ты рядом и Душа в покое.
        Мир словно замер в тишине…
        Нас в мирозданье только двое:
        Мы и Господь - наедине.

        Накатанная колея

        Накатанная колея.
        Всё тоже в ней день ото дня,
        Из года в год, так много лет…
        На все вопросы есть ответ…
        Я тор воздушный отпускаю ,
        Сыта качаньем, и плыву,
        И соломиночку сжимаю,
        Чтоб удержаться на плаву.

        Всё помнить, ничего не забывая

        Всё помнить, ничего не забывая.
        Специально помнить, растерять страшась.
        И, в памяти опять перебирая,
        Событья собирать за часом час.

        Но, словно низки бус, разорваны событья,
        Как бусинки в песке, во времени слова.
        И невозможно их собрать единой нитью
        Такого щедрого, но краткого тепла.

        Не надо было окликать

        Не надо было окликать,
        Спешить, бежать вдогонку.
        Зрачки вперёд метнулись, вспять,
        Задёргались как конка.

        И, сквозь растерянность лица
        И отрешённость взгляда,
        Понятно стало до конца,
        Что ничего не надо.

        Проходят дни. Проходят ночи

        Проходят дни. Проходят ночи.
        В них ни исправить, ни стереть.
        Что ж ты мне, сердце, всё пророчишь,
        Что после буду сожалеть.

        Как ни поступишь - пожалеешь.
        В слезах, я обрываю нить.
        А ты всё знаешь, всё умеешь,
        Но не подскажешь, как мне быть.

        Обманчивы свиданья ночи

        Обманчивы свиданья ночи,
        Как разноцветья фонарей.
        И сердце ничего не хочет,
        Лишь позабыть бы их скорей.
        Но остаются телефоны,
        И остаются адреса,
        И не доступные Законы,
        Без Имени и без Лица.
        И, как не тщится день забыться,
        Но Совершенье состоится
        До Искупленья… до Конца…

        Я по твоим следам свои следы рисую

        Я по твоим следам свои следы рисую,
        А после ты пройдёшь по всем моим следам…
        Я так тебя люблю, так за тобой тоскую,
        Я так прошу, чтоб жизнь была добрее к нам.

        И пусть виновна я. Но как прожить на свете
        Не веря, не любя, без страсти, без огня?
        И Призовут меня, и Скажут: “Ты в ответе”,
        Я голову склоню: “Господь, Суди меня”.

        Но это всё потом. Пока же я живая.
        И, приникая вновь к родным твоим губам,
        В объятиях твоих, пылая и сгорая,
        Безумная шепчу: “Господь, Дай счастья нам”.

        Это тень от дыхания на морозном стекле

        Определение Любви

        Это тень от дыхания на морозном стекле,
        Отвернёшься - узорами заиндевеет,
        А чуть больше согреешь - испарится в тепле…
        Осторожно дышу… и улыбкой Душа пламенеет.

        Я с тобой говорила стихами

        Я с тобой говорила стихами.
        Мне хотелось, в радуге дней,
        Ощущеньями - не словами,
        Рассказать о любви своей.

        Диалог наш давно уже начат.
        Нам легко говорить вдвоём.
        Пусть слова ничего не значат,
        Просто падают тихим дождём.

        Этот дождь - он и сам отрада
        В одиноких скитаньях Души.
        Нам, порою, и слов не надо,
        Просто рядом побыть в тиши,

        Прикоснуться друг к другу взглядом
        И замолкнуть, почти не дыша…
        Отчего же слов стихопадом
        Обрывается, вдруг, Душа?

        Так уходят год за годом

        Так уходят год за годом,
        Как стекают капли дней.
        Жизнь измерена исходом
        Чуткой нежности твоей.

        Перестанет сердце биться
        И затеплится опять …
        Сколько это будет длиться
        Невозможно предсказать.

        Отразятся все событья
        В свете этого тепла:
        Раскалилась тонкой нитью
        И сияла - как могла.

        Теперь ничего не имеет значенья

        Теперь ничего не имеет значенья.
        Жизнь потеряла нить.
        Всё познаётся на чашах сравненья,
        Было бы с чем сравнить.

        С чем мне сравнить эти добрые встречи,
        Этой улыбки свет?
        Плавятся жизней хрупкие свечи
        В водоворотах лет.

        Плавятся. Тают. Канут в Пространство…
        В сизое забытьё…
        Вечность. Великое Постоянство.
        Что наша жизнь для неё?

        Голос твой возникнет вновь

        Голос твой возникнет вновь
        Шелестением ветров,
        Зыбкой музыкой Души
        Обозначится в тиши,
        Растворяясь и творясь,
        Разрывая буден связь,
        Заставляя тосковать
        И любить, не забывать.

        Всё вновь повторится. Крути, не крути

        Всё вновь повторится. Крути, не крути.
        Уносит нас время, как волны вод.
        И снова, скрестясь, разойдутся пути
        И мир переделят на тот и не тот.

        Другие дела. И город другой.
        И мыслей других привычный ход.
        И только всё тех же созвездий рой
        Увидит, взглянувший на неба свод.

        Услужливые памяти страницы

        Услужливые памяти страницы
        Нам, вдруг, откроют прежних дней секрет.
        Но ничего уже не повторится
        В перипетиях уходящих лет.
        И будет странно это пониманье:
        Когда в нём нет ни смысла, ни желанья,
        А лишь рациональное зерно,
        Которое, увы, не применимо
        К теперешним годам, скользящим мимо,
        И не изменит время, что прошло.

        Знаешь, когда уйдёшь навсегда

        Знаешь, когда уйдёшь навсегда,
        Не говори: “До свиданья”,
        Ведь не имеет названья вода,
        Есть только у рек названья.
        Так чувства наши: они плывут,
        Мир наполняя светом.
        А годы рядом, иль пару минут,
        Дело совсем не в этом.
        И, в общем, не важно с кем, и когда,
        Близко, или далече -
        - Важно, чтоб даже через года
        Добром вспоминать о встрече.
        Поверь мне - разлука ещё не беда,
        Есть в ней свой ад и свой рай…
        Ты, перед тем как уйти навсегда.
        Просто скажи: “Прощай”.
        Но, перед тем как уйти навсегда,
        Не говори: “До свиданья”,
        Ведь хуже нет ожиданья, когда
        Больше не будет свиданья.

        Прозренье к нам приходит запоздало

        Прозренье к нам приходит запоздало,
        Когда уже потребность в нём отпала.
        Когда соединить не в силах звенья,
        Тогда и надвигается прозренье.

        Прошлое вернуть не в нашей власти

        Прошлое вернуть не в нашей власти,
        Даже если сердце в нас на части.
        Все, когда-то длинные, причины
        Нам кричат теперь, что мы ПОВИННЫ.
        О, когда бы вспять, да нет возврата.
        Я и невиновна - виновата.

        Как хочется друг в друге раствориться

        Как хочется друг в друге раствориться,
        Забыть, что мир наполнен суетой,
        Друг в друга светлой радостью излиться
        И, хоть на время, обрести покой.
        Пусть мы друг в друге не найдём ответа.
        Пусть только миг с тобою будем мы.
        Он как глоток живительного света
        Средь ужаса космического - мглы.

        Не имеет значенья: когда и зачем

        Не имеет значенья: когда и зачем,
        Всё в сегодняшних днях восхищенья достойно.
        За границей понятий, неведомых тем
        Мы коснёмся незримо, легко и спокойно.

        Мы уходим, уносимся в сферы потерь,
        Свято веря в неверье и непониманье.
        А когда, распахнувшись, захлопнется дверь,
        Мы раскаемся, что отторгнули желанье.

        Да и что нам о том? Да и что нам теперь?
        Среди зелени листьев цветов полыхание …
        И всё кажется нам - так далёка та дверь …
        И всё кажется нам - так порочно желанье…

        И всё кажется нам горизонта порог
        Всё плывёт и плывёт, уплывая с под ног.

        Хочется снова писать мне стихи о любви

        Хочется снова писать мне стихи о любви.
        Хочется вновь говорить, непонятное выразить словом.
        Хочется кинуть тебе свою боль и окликнуть: “Лови!”.
        Хочется. Но ничего для тебя не окажется новым.

        Хочется. Только тебе всё известно века наперёд.
        Вот и грядёт не желанная эта разлука.
        И не расскажешь словами, какая жестокая мука,
        Словно бы где-то внутри разрастается холодом лёд:

        В сердце, на донышке, вот уже сердце - кристалл,
        Вот уж в сосудах не ток - хрупкие веточки льда …
        И ничего не спросил. И ничего не сказал.
        Пульс ледяным молоточком стучит: “…никогда … никогда”

        Холодно. Веришь? Люблю. Просто выхода нет.
        Холодно. Хочется снова и снова писать о любви.
        Хочется кинуть тебе свою боль и окликнуть: “Лови!”.
        Что это даст? - Лёд ведь прозрачен на свет.

        И день, и ночь, и утро - всё с дождём

        И день, и ночь, и утро - всё с дождём,
        Сырая, злая мглистость неуюта…
        И, в этой мгле, всего одна минута
        Твоей улыбки, озарившей дом.
        И ты ушёл. Ещё дрожит тепло.
        Смеётся запотевшее стекло.

        Мне страшно быть одной

        Мне страшно быть одной.
        Ещё страшней с чужим.
        Страшнее не любить
        Мне, чем не быть любимой.
        Ищу в Душе огонь.
        А нахожу лишь дым.
        Тку слов фальшивых нить
        Из тающего дыма.

        Что клятвы верности? У них на обороте

        Что клятвы верности? У них на обороте
        Потери страх желанья леденит…
        Стрела звучит, пока она в полёте.
        Струна, пока натянута, звенит.

        Ты бросил камень в чашу сердца

        Ты бросил камень в чашу сердца.
        И сердце поглотило камень,
        И только кровь пошла кругами,
        И ничего не изменилось…

        Ты бросил камень в чашу сердца.
        И камень стукнулся о камень,
        Но только кровь пошла кругами,
        И ничего не изменилось…

        Ты бросил камень в чашу сердца.
        И сердце перестало биться,
        Камнями полное до края
        Оно само окаменело…

        И что тебе ещё сказать? Я право же не знаю

        И что тебе ещё сказать? Я право же не знаю.
        Листает осень за окном страницы мокрых дней…
        Ветра, гуляя широко, сбивают тучи в стаю…
        И бродит мысль среди листвы, отождествляясь с ней.

        А у тебя? Что за окном, в Душе, как там погода?
        Какие там идут дожди? Какие там снега?
        А может у тебя в Душе другое время года
        Бегут ручьи, цветут цветы и буйствует тайга?

        Мы столько зим и столько лет,
        Пытаемся найти ответ,
        Но взмах ресниц и блеск зрачков
        И понимаем всё, без слов.

        Нетерпеливы капли. Сыпет снег

        Нетерпеливы капли. Сыпет снег.
        Нетерпеливость царствует в природе.
        Живут событья миллионы лет
        И суетой в единый час исходят.
        Нетерпелива желтая листва.
        Река взрывает лед нетерпеливо.
        Нетерпеливо жду. Твои слова…
        Такая в них нетерпеливость стыла.
        Я так боюсь её разохладить.
        Покоя нет. Есть - разложенье смерти.
        И наших жизней тоненькая нить
        Нетерпеливо схлёстывает петли.

        Я в тебя, как в обитель

        Я в тебя, как в обитель,
        От тоски и обид,
        Ты мой ангел-хранитель,
        Покаянный мой скит,
        Ты моё откровенье,
        Слепая тоска,
        Безысходность оленья,
        В волчьей дрожи броска.

        Любить ли? Не любить?

        Любить ли? Не любить?
        Источник вдохновенья.
        Летящая стрела. Струящий тихо свет.

        А что такое быть?
        Всего одно мгновенье
        Меж тем чего ещё и тем чего уж нет.

        И в этот малый срок вместить сплетенья судеб,
        И радость, и печаль, и скорбь, и доброту,
        И то, чего уж нет, и то, чего не будет,
        И всё, что выше нас и нашу маету.

        Любить ли? Не любить? Кому какое дело,
        Чем мучилась Душа. И чем жила она.
        Запущена стрела. Запела. И отпела.
        И после, как и до, глухая тишина.

        Огонь и Пламя над Огнём

        Огонь и Пламя над Огнём -
        - Вот так и мы с тобой живём.

        Огню, на то, чтобы гореть,
        Нужна горючей плоти твердь.

        А Пламя рвётся на простор,
        Его не радует костёр,

        Оно с Воздушною Струёй
        Летит Энергией Живой,

        И улетает в Пустоту…
        И умирает … на лету…

        Как хорошо любить издалека

        Как хорошо любить издалека,
        Не частых встреч едва успев коснуться:
        Плывут событья, словно облака,
        Что пожелаешь, тем и обернуться.
        На части сердце бедное не рвут,
        А просто так плывут, плывут, плывут.

        Эротические сны…

        Эротические сны…
        Эротические грёзы…
        Вот опять пушатся лозы
        В ожидании весны.

        То, что создано любить
        Невозможно ненавидеть…
        Я хочу тебя увидеть…
        Я хочу тебя забыть.

        Спелым персиком в саду
        По ветрам струятся годы,
        Знойной зрелостью природы
        Я сама к тебе приду.

        То, что создано любить
        Невозможно ненавидеть…
        Я хочу тебя увидеть…
        Я хочу тебя…
        Я хочу тебя забыть.

        О, как мы жили! Как мы жили!

        О, как мы жили! Как мы жили!
        Над чем смеялись! С кем дружили!
        О чём тревожилась Душа!..
        Теперь гляжу, не веря в чудо:
        Откуда, родненький, откуда
        Такая милость нам пришла?

        Я от любви не жду зарока:
        Надолго ль? До какого срока? -
        - Все обещанья суть слова.
        Любовь - росинка в свете солнца:
        Вот-вот иссохнет, вот-вот сорвётся,
        Спасибо, что ещё жива.

        В моей Душе тепло успокоенья

        В моей Душе тепло успокоенья.
        Быть может это лучики доверья
        Друг в друга проросли и благодушье ткут.

        Деревья так подчас срастаются стволами,
        Стоят, раздельные и кроной и корнями,
        Но соки жизни в них одни текут.

        Что в этом мире есть любовь?

        Что в этом мире есть любовь?
        Иллюзия, мой свет.
        Фантазия волнует кровь,
        Ей верить смысла нет.

        И ты живёшь, покуда я
        Твержу: “Ты мой кумир”,
        Ведь я придумала тебя
        И ты явился в мир.

        Но я люблю тебя, мой друг,
        Фантазию мою,
        Касанья рук твоих, и губ
        И всё боготворю.

        И буду верить и любить,
        Судьбу благодаря,
        Лишь для того, чтоб ты мог быть
        И мог любить меня.

        Уходить ли, оставаться…

        Уходить ли, оставаться…
        Равно жалко расставаться.
        Сердцем в сердце погляжу
        И ни слова не скажу.

        ОБРАЩЕНИЯ

        Господи, ведь Ты же тоже Любишь

        Господи, ведь Ты же тоже Любишь
        Этот Мир, что Соткан был Тобой.
        Ты его Лелеешь и Голубишь,
        Ты в него Играешь, Боже мой.

        Произнёс и чудо сотворилось:
        Воды отделились от воды,
        Твердь возникла, таинство и милость,
        А на ней и реки и сады,

        Пробудились завязи событий
        Перевоплотились в Бытиё.
        Светлые связующие нити
        Ткали появление моё.

        Здравствуй! Вот и я - Венец Творения,
        Точка в Первом Томе Бытия,
        Крохотный кирпичик Воплощения,
        Искра Бесконечная Твоя.

        У меня в Душе бушуют бури,
        Обо всем я пристрастно сужу.
        Господи, Скажи, не потому ли,
        Что я Двум Мирам принадлежу,

        Двум не совпадающим Отсчётам,
        Двум не равнозначным Полюсам:
        Моё тело предано заботам,
        А Душа стремится к Небесам.

        Господи! Позволь мне не метаться!
        Дай мне быть любимой и любить!
        Мощью Духа в Небо устремляться
        И, при этом, Человеком быть.

        Царь Всего! Создатель! Милосердья

        Царь Всего! Создатель! Милосердья
        Я прошу, в смирении, Твоего!
        Все мои уменья и усердья
        Без Тебя не значат ничего.

        Сдвинется Земля. Падут метели.
        Сушу опрокинет океан.
        Судьб людских шальные карусели
        Растворив, как утренний туман.

        Дай же мне любить и быть любимой!
        Силы Дай не обижать родных!
        Усмири гордыню! И Помилуй!
        Среди многих грешников других.

        Господи! Прими мои молитвы!

        Господи! Прими мои молитвы!
        Грешному греха не превозмочь,
        Если в перепутьях этой битвы
        Не захочешь Ты ему помочь.

        Помоги мне одолеть сомненья,
        Душу одинокую Спаси,
        Дай ей тихий свет успокоения,
        Знанья изумрудом Ороси.

        Я бреду, не ведая дороги,
        Часто попадая в тупики,
        Слепо спотыкаюсь о пороги,
        Не найдя опоры для руки.

        Господи! Услышь мои страдания,
        Освети стремнины странных дней…
        Дай мне, хоть немного, понимания
        Жизни утекающей моей.

        Господи! Пошли Ты мне смиренье!

        Господи! Пошли Ты мне смиренье!
        Дай мне пониманья благодать!
        То, что дал Ты сердцу как ученье,
        Дай теперь всей жизнью осознать.

        Чтоб мечтой наивной не томиться,
        Без толку транжиря бисер Твой,
        Не кричать, не мучиться, не тщиться
        По мечте исправить мир земной.

        Господи! Пошли Ты мне смиренье,
        Чтобы научиться жить в тиши,
        Не искать земного утешенья
        Для небесной странницы Души.

        Господи! Прости мне осознанье

        Господи! Прости мне осознанье,
        Что среди Своих Вселенских Дел,
        Ты меня - песчинку мирозданья,
        Боже мой, сегодня Пожалел.

        Не Дал мне страдания и боли.
        Дал мне сил надежду обрести.
        Господи! Мы - Искры Твоей Воли,
        Кто нас может без Тебя спасти?

        Господи! Прошу Тебя! В милости Твоей!
        Дай мне, Боже, ощутить радость Бытия!
        Не спроста ж Ты Сотворил Землю для людей.
        Для чего-то ж на Земле Жизнь Вдохнул в меня.

        Милосердие Твоё, Боже, Прояви!
        Все грехи лишь Ты Один Можешь Отпустить!
        Дай дозволенным познать радости Земли!
        Господи! Ведь Знаешь, Ты: мне недолго быть.

        Господи! Прости мне осознанье,
        Что среди Своих Вселенских Дел,
        Ты меня - песчинку мирозданья,
        Боже мой! Сегодня Пожалел.

        Господи! Дай мне смиренья! Смиренья!

        Господи! Дай мне смиренья! Смиренья!
        Пусть не унизят меня униженья.
        И, когда воздух знобит и горит,
        Дай не почувствовать сердцу обид!

        Господи! Разве мне многого хочется?
        Я не молю у Тебя всепрощения.
        Дай одолеть мне Души одиночество.
        Дай мне смиренья! Хоть каплю смирения!

        Боже! Дай мудрости мне для терпения!
        Боже! Дай мудрости мне для молчания!
        Дай разуменье! Раз нет мне Спасения.
        Только Избавь от глухого отчаяния.

        В мире, где сердцу не знать откровения,
        В мире, где мысль не отыщет признания,
        Дай мне смирения! Дай мне с м и р е н и я!
        Дай не искать, иль найти, понимание…

        В мире, где нет для Души уголка,
        В мире, где я обитаю… пока…

        Время, приди, воззови, постой

        Время, приди, воззови, постой,
        Дай мне осмыслить день.
        Ночь ещё будет сжимать тоской,
        Тень наложив на тень.
        Буду молиться в жарком бреду,
        Чтоб отогнать кошмар.
        Господи! Что я ещё могу?
        Дай мне Защиты Дар!
        Боже, Помилуй меня! Спаси!
        Дай мне ещё побыть.
        Ты в Книгу Жизни меня внеси.
        Не Запрещай любить.
        Дай мне Дозволенным! Добротой!
        Грех, в милосердии, Прости.
        Дай мне всё доброе, что Тобой
        Дозволенно на пути.

        Господи! Пути Твои

        Господи! Пути Твои
        Смертным неисповедимы.
        Мы так хрупки и ранимы,
        Обитатели Земли.

        Посреди глухой планеты
        Я живу с Душой воздетой,
        В череде бегущих дней
        Ждущей Милости Твоей.

        Господи! Прости! Прости!

        Господи! Прости! Прости!
        Разреши мои сомненья!
        Объясни мне прегрешенья!
        И грехи мне отпусти!

        Дай мне разума понять:
        Что Дозволено Тобою!
        Чтоб не спорить мне опять
        С целым миром и с собою.

        Грех гордыни Усмири!
        Ниспошли Ты мне смиренье,
        Чтобы ложь и лицемерье
        Не смущали дни мои.

        Научи, чтоб жить в тиши,
        Словопадами не литься,
        Не стремиться поделиться
        Изумрудами Души!

        Дай мне счастье Озаренья!
        Очи Свету Отвори!
        Чудо Нового Рожденья
        В старом теле Сотвори!

        Болезнь! Болезнь! Оставь меня

        Болезнь! Болезнь! Оставь меня.
        Была моя, а стань ничья.
        А коль не можешь быть ничьей,
        Превоплотись во тьме ночей:

        Стань ясным пламенем свечи,
        Стань звёздным лучиком в ночи,
        Будь - не болезнью, не бедой,
        Будь Искрой Солнца золотой.

        Ведь я в тебе, как ты во мне,
        Мы - дети Неба на Земле.
        Я отпускаю, ухожу,
        Тебе вдогонку не гляжу.

        И ты, прошу я, уходи
        И мне вдогонку не гляди.
        Оставь меня, мой мир, мой дом…
        Да будет так! Во Имя! Ом!

        И EЩЁ+

        Был я наивен вначале

        Был я наивен вначале
        И любил повторять слова:
        Надо, чтоб вместо печали,
        В сердце радость была.

        Я всем говорил, что где-то,
        За горизонтом дней,
        У каждого есть планета
        С названьем “Пойми - Согрей”.

        Достигнешь её едва ли -
        - Кричала вокруг молва…
        Надо, чтоб вместо печали,
        У каждого, вместо печали,
        В сердце радость была.

        Годы промчались зримо,
        Словно дым сигарет.
        Жизнь пролетела мимо,
        Успел ей лишь глянуть вслед.

        Но исправился я едва ли,
        Время не стёрло слова:
        Надо, чтоб вместо печали,
        В сердце радость была.

        Душа старается пробиться

        Моей сестре

        Душа старается пробиться
        Сквозь повседневность бытия,
        Но тела крепкая темница
        И лишь глаза полны огня.
        Глаза то леденят, то греют,
        То словно внутрь себя глядят,
        От горя горестно немеют,
        От счастья радостно блестят.
        Когда с тобою мы не рядом,
        Я всеми мыслями с тобой
        И мысленным ловлю я взглядом
        Твой взгляд далёкий и родной.
        Я так хочу тебе, родная,
        Добра и счастья пожелать,
        Чтобы цвела не увядая
        В Душе улыбки благодать,
        Чтобы глаза не леденели,
        Не наполнялись бы слезой,
        Чтоб в мир с улыбкою глядели,
        Светились тихой добротой.

        Раньше нам и письма были ни к чему

        Раньше нам и письма были ни к чему,
        Мы с тобой друг друга часто навещали,
        А теперь нам встретиться трудно потому,
        Что мы заграничными жителями стали.

        Мне снова чемодан на нитки разобрали,
        А сумку продуктовую и вовсе отобрали…
        Ах, сокол ты мой ясный, не гляди на хилый вид,
        Ведь у меня прекрасный, здоровый аппетит.

        Раньше мне так просто было позвонить,
        Говорить друг с другом мы могли часами,
        А теперь за пять минут, чтобы заплатить,
        Деньги экономим месяцами.

        Мы живём с тобой всё там же, где и жили,
        Ты не выезжал, и я не выезжала,
        Новые границы нас разъединили
        И теперь я для тебя иностранкой стала.

        Ветра летели высоко

        Об одном политике

        Ветра летели высоко,
        Верхушек древ не задевая.
        И шишки падали, играя,
        Как и столетья до того.

        Но ветер разносил вокруг,
        Что все вокруг не так уж просто,
        И что поставлены вопросы,
        И разомкнулся вечный круг,

        И шишки сыпет неспроста,
        Что он, мол, ветер, их сбивает,
        Что, пролетая, задевает
        И положенья и сердца,

        Что скоро вырвет сухостой
        И лес воспрянет обновлено,
        Задышит сменой молодой,
        Такою зрелой, хоть зелёной…

        И шишки падали в траву.
        И глухо сухостой валился.
        И лес в чащобу превратился,
        Где не пробиться никому:
        Сквозь сухостой, сквозь ветровал,
        Через колючки ежевики…

        А ветер сверху пролетал
        И мнил себя почти великим.

        Не говори о долгожданной встрече

        Не говори о долгожданной встрече,
        О том, что она значит для тебя.
        Ты лучше проживи счастливый вечер,
        Не дожидаясь завтрашнего дня.

        Не влюбляйся ты в меня,
        Не влюбляйся ты в меня,
        Спросишь: “Как тебе со мной?” - Я промолчу.
        Не влюбляйся ты в меня,
        Не влюбляйся ты в меня,
        Я тебе плохого не хочу.

        Скажи, зачем мне все твои заботы?
        Мне и своих хватает с головой.
        Я вновь приду к тебе после работы,
        Но только не планируй жизнь со мной.

        Я и сама влюблялась и любила.
        У каждого хватает бед, поверь.
        Я и своей судьбы не изменила
        И не сумею изменить твоей.

        Привет. Ты видно спал, да вдруг проснулся

        Привет. Ты видно спал, да вдруг проснулся.
        Ты где-то жил. Ты где-то плыл. Ты где-то был.
        А вот теперь твердишь мне, что вернулся
        И что всю жизнь одну меня любил.
        Пошел бы ты в свой этот дом в Одессе,
        С своею тачкой и тугой мошной…
        Иди, проспись. Или иди, напейся.
        Или умойся ледяной водой.
        Ты говоришь, что голос мой всё тот же,
        Что нам друг друга надо повидать…
        Но были мы на столько лет моложе,
        На сколько можем старше и не стать.
        И не звони, и приезжать не надо.
        И можешь сдать обратно свой билет.
        Я обойдусь без тряпок и парадов.
        Смешно встречаться через столько лет.
        Пошел бы ты в свой этот дом в Одессе,
        С своею тачкой и тугой мошной…
        Иди, проспись. Или иди, напейся.
        Или умойся ледяной водой.

        ПРОЗА

        Объяснение

        - Я спрошу тебя: “А что такое яблоко?”
        - Ты начнёшь объяснять, но я не пойму: формы…ботаника… флористика… садоводство… живопись… графика… объём… физика… математика… геометрия… вкус… консистенция… цвет… запах - металлолом понятий и знаний, аксиом и теорем - свалка звуков…
        - “Хочешь, я сама объясню тебе, что такое “яблоко”? “Яблоко” - это звукосочетание, вызывающее у нас знакомый образ…
        - “А что такое “образ”? - Спросишь ты у меня.

        Разговор о себе

        Есть у меня знакомый, который постоянно на меня обижается. Почему? - Не знаю. Судите сами.
        Недавно он меня спрашивает: “Я могу пригласить Вас в кино?”.
        Я подумала, подумала и решила: наверное может. Что и высказала вслух. Но вот чего я никак не могу понять, так это грандиозного скандала, последовавшего за моим отказом идти с ним в кинотеатр. Но ведь он и не спрашивал меня: пойду ли я с ним…
        А на днях он заявил, что решил жениться и добавил: “Вы ничего не имеете против?”.
        А что я могла иметь против? Что я ему - мама, папа, бабушка, любимая двоюродная тётя…? Взрослый человек решил жениться и пусть себе жениться. И я ответила, что буду этому очень рада.
        И что, Вы думаете, было дальше? Да. Дальше был большой скандал, когда он пришёл с цветами и паспортом и, вдруг, обнаружилось, что в ЗАГС он собирался идти со мной.
        Теперь он перестал со мной здороваться. А за что?

        Бессонница

        Устав от длинных монологов своей Бессонницы я впустила в комнату Ночь.
        Она вошла через открытую балконную дверь грохотом шоссе и базарными выкриками круглосуточного киоска и склонилась над моим изголовьем.
        Мне стало не по себе под нависшей глыбой, пронизанной россыпями звёзд, тёмно-синей бездны и я притворилась, что сплю.
        Ночь улыбнулась моей маленькой хитрости и ласково провела своей прохладной рукой по моему лицу. Мне захотелось потянуться, зевнуть, свернуться калачиком…
        А что же Бессонница? Утром, когда проснулся Будильник, её уже не было. Может быть Ночь увела её с собой, чтобы скоротать Время.

        Размышление

        Бог един и Имя Его не произносимо.
        А звук, сотрясающий пространство подобен клочьям пены в полосе прибоя, что ни есть ни море, ни земля, ни нечто среднее между ними.
        Что суть отдельная сущность, но и не имеющая отдельного бытия вне этих двух стихий или не в месте соединения (разъединения) их.
        Существуя в их сосуществовании, она и есть, и нет, растворяясь и возобновляясь в каждое новое мгновение.
        Где есть человек, там есть и звук-обозначение.
        Но там, где Бог - там есть лишь одно Вечное, вне звуков и понятий земного.

        Инициация

        Эта сеть была делом всей его жизни. В её хитроумных переплетениях, подчас, не могли разобраться даже самые умные из его сородичей. И сейчас, перебирая каждый узелок, каждую ниточку сети, он был доволен собой. Нет, не зря прожита жизнь.
        Каждый день сеть собирала столько добычи, что хватало и ему и всем его собратьям. Прошли те времена, когда ему приходилось по 15-20 раз в день плести новые сети и с болью смотреть, как они разрываются. А, главное, теперь у него были ученики. Восемь учеников. Со временем, они освоят плетение изобретённых им сетей, и тогда голод навсегда покинет эти края.
        Он размечтался и, неожиданно для себя, задремал. Разбудило его сильное качание и подёргивание сети. Сердце сжалось от недоброго предчувствия. Обрывая и путая левые сигнальные цепи и тяжёлые ведущие канаты, к нему приближались два чудовища. Он замер от ужаса. Но гиганты его даже и не заметили. А сети больше не существовало. Они прошли через самую середину, через сердце его сети, в один миг уничтожив заботу, муку и радость всей его жизни.
        Тяжёлая безысходность сковала всё его тело, каждый суставчик… И, вдруг, в пустоте сознания, мелькнула мысль. Мелькнула острая как молния, на минуту угасла и вот уже вновь забилась, завладела всем его существо, заставила его содрогнуться своею жестокостью и простотою - это была мысль о мести.
        Он сплетёт сеть для этих чудовищ. Он сплетёт такую сеть, что им не разорвать. Главное не горячиться, всё хорошо обдумать и найти их наиболее уязвимое место. А возможно, в будущем, им удастся найти применение, может даже оказаться, что они пригодны в пищу… Воодушевлённый новыми мыслями он созвал учеников, и закипела робота…
        А здесь неплохая малина - сказал мужчина, выпрямляясь и стирая с лица паутину - только много пауков. Что ж - ответила, смеясь, женщина - наше счастье, что они ловят всего лишь насекомых, представляешь, что было бы, если б они начали охоту на людей?

        Муравьи

        Сначала появились муравьи. Очень маленькие рыжеватые муравьи, не вызывающие у Жителей ни особых эмоций, ни особого удовольствия.
        Столицы, крупные города, городки - постепенно муравьи завоёвывали всё новые и новые форпосты. С ними пытались бороться. Но тысячелетний инстинкт, отлив себя в цепь взаимосвязанных разделений труда и функций, служил надёжной защитой маленьким пришельцам.
        В неравных битвах с Жителями гибли фуражиры - добытчики пищи, маточные же гнёзда были сокрыты в глубинах крупноблочного строительства.
        Потом начались эпидемии. Странные непонятные эпидемии с тяжёлым исходом.
        Высокоразвитая медицина была бессильна. Эта почтенная и почитаемая практическая наука давно уже перешагнула ту черту, когда от каждой болезни знали одно-два, максимум три средства, плюс их различные комбинации.
        Техническая революция, введя в оборот миллионы новых средств и названий, оказалась для многих жрецов от медицины блюдом неудобоваримым. Следуя одному из известных законов Исаака Ньютона: “Сила действия = силе противодействия” они выдвинули, в качестве основного медицинского принципа, постулат: организм способен сам справиться с большинством болезней, надо только его долго и правильно уговаривать.
        Хотя каждому более-менее разумному существу было понятно, что подоплёкой такого подхода была всего-навсего практика школярства: полный отказ выучить хоть какую-то часть домашних уроков при очень большом общем объёме домашнего задания.
        Но эпидемии ширились - организмы, как их ни уговаривали (и все вместе, и каждый по-одиночке), не справлялись. Старая медицина уходила в забвение, новая - только выкристаллизовывалась в узко избранных сферах. Люди умирали.
        - Опять эти муравьи! - в сердцах воскликнула Женщина - Сколько это может продолжаться? Ты же обещал мне.
        - Но, дорогая, ты же понимаешь, что у меня работа и я не могу отказаться просто так. Ты ведь знаешь, как трудно найти работу биологу. Нам с тобой и так повезло. Большинство моих коллег моют посуду по ресторанам.
        - Но мы уже все переболели! Ты хочешь, чтобы наши дети навсегда остались калеками?
        - Дорогая, ты знала за что я получаю деньги и была согласна, чего же ты хочешь от меня теперь?
        - Но ведь мы уже выполнили программу.
        - Не волнуйся. На этот раз муравьи стерильны. Просто, учитывая моё образование, меня попросили выяснить некоторые аспекты их биологии.
        - А ты уверен, что это так? Почему же мы все опять болеем?
        Мужчина сел, положив голову на руки, и задумался. Да. Муравьи. Маленькие, бездумные исполнители чужой воли. Безопасные и, в общем-то, почти безвредные сами по-себе. И он сам тоже муравей. Маленький человек, не смеющий высунуть голову из под железобетонного нагромождения государственного механизма. И он, как и эти муравьи, никому не желает зла сознательно. Но надо же как-то зарабатывать себе на жизнь.
        А потом, эти муравьи… Нет. Об этом думать не надо. И какое ему дело, на что их используют потом? Ведь никто же не задумывается о нём, о маленьком человеке, которому не на что существовать и содержать свою семью.
        Он увидел ползущего по поверхности стола муравья и подумал, как просто раздавить, уничтожить это крохотное беззащитное насекомое. “Я, как и ты, всего-навсего фуражир - добытчик пищи - мысленно обратился он к муравью. И я, как и ты, как и любое биологическое существо, хочу жить, да и смерть моя, как и твоя, ничего не изменит.”
        Последняя мысль несколько успокоила, приглушив, всё более мучившие его, угрызения совести. И, перед тем как уснуть, он ещё успел подумать, что срок контракта скоро кончается, а полученной суммы хватит на несколько лет передышки. И что может тогда ему удастся, наконец, найти хоть более-менее приличную работу.
        Утром Глава Фирмы пригласил к себе в кабинет Директора.
        - Что нового по вашим разработкам?
        - Всё с точностью до одного часа. Как мы и предполагали, вчера, в 24.00 взаимодействие вызвало у муравьёв новую мутацию, и в пять утра всё было покончено.
        - Что ж - Глава Фирмы удовлетворённо откинулся на спинку кресла - готовьте эту партию муравьёв к засылке. Новая Семья готова?
        - Да. Только они требуют увеличить сумму вознаграждения по окончании контракта. Хотят купить дом на островах.
        - Увеличьте. Похоронное бюро давно уже нарекает на нашу скаредность.

        Ресторан

        Мы живём вчетвером - я, муж, сын и дочка. Мы с мужем работаем, сын - студент, а дочка учится в пятом классе.
        Несколько лет назад, мои мужчины, ввели поочерёдные дежурства на кухне, чтобы высвободить мне время для подготовки диссертации. Но мера оказалась чисто теоретической. Мужа целиком поглощает работа: доработки, подработки, собрания, заседания, совещания…, а сын по вечерам бегает в бассейн. В результате, в те нечастые вечера, когда я занята, Юлька жарит себе яичницу и, усаживаясь перед включённым телевизором, начисто забывает про уроки.
        Мне надоело, каждый день, после работы, мотаться по продуктовым магазинам, а затем, нагруженной как вьючный ишак, сломя голову мчаться домой, возиться на кухне, разбираться с Юлькиными уроками, пытаться, хоть как-то, привести в порядок квартиру и только после этого, падая с ног от усталости, ещё полночи сидеть за диссертацией. Тем более, что как бы вкусно ни старалась я приготовить ужин, ни муж, ни сын не ценят этого - вяло ковыряются вилками ссылаясь на усталость.

«Всё! - Сказала я себе - Надо эмансипироваться самостоятельно. Если сам себя не эмансипируешь, никто тебе не поможет».
        Утром, я объявила домочадцам, что вернусь домой поздно, поскольку меня попросили провести дополнительные вечерние занятия. Муж тут же отпарировал, что с удовольствием подменил бы меня на кухне, но к его великому сожалению у него вечером семинар.

«Мама, папа, - сказал с искренним возмущением Сашка - не хотите же вы, чтобы я пропускал занятия по плаванию, да ещё чуть ли не перед самыми соревнованиями?!». Мы с мужем переглянулись.
        Следующей в «хор» вступила Юлька со своей неизменной арией: «Ну что ж, я опять буду кушать яичницу» - сказала она грустным, покорным голоском, но глаза её при этом сверкали в предвкушении бесконечных телевизионных программ.
        Вечером, сидя с подругой в ресторане, мы обсуждали насущные проблемы. Что делать? Как повернуть колесо семейного быта вспять.
        И тут!!! Я увидела его. Весь какой-то очень чистенький, подтянутый, ухоженный, он стоял в проходе с товарищем, выискивая, куда бы сесть. Когда наши глаза встретились, мы, как будто пораженные магнетизмом, уже не могли отвести взгляд друг от друга.
        Ни минуты не колеблясь, он направился прямо к нашему столику, и я не могла ему отказать. Лангет и картофель фри оставались на тарелке не тронутыми. Я не могла отвести взгляд от своего соседа.
        Наконец, он сообразил и пригласил меня танцевать. Во время танца он прошептал мне, что домой мы отправимся вместе. Я как раз обдумывала, что бы такое ему ответить, но неожиданно увидела его остекленевший взгляд устремлённый мне куда-то за спину.
        Я обернулась. В дверях какая-то девица висла на нашем Сашке. «Хороший заплыв» - сказал мой партнер. «Да, - поддержала я - лучше, чтобы он нас здесь не видел». Скрываясь за танцующими, мы тихонько расплатились и покинули ресторан.
        Дома нас ждала Юлька с несделанными уроками. Она ожидала взбучку и очень удивилась, когда я, ни слова не говоря, села с ней за уроки, а супруг, также молча, пошел на кухню жарить картофель.
        Около полуночи явился Сашка. «Где это ты шлялся до сих пор!» - завопил муж. «Мама, папа, - невозмутимо отвечал Сашка - вы же знаете, что я был в бассейне, на занятиях по плаванию». «В бассейне …» начал было муж и, взглянув на меня, осекся.

«Послушайте - сказала я - а не устроить ли нам себе маленький семейный праздник. Сходим куда-нибудь все вместе». «В зоопарк» - съязвил Сашка. «Или в лекторий» - поддержал его муж. «Зачем же - продолжила я - я знаю один уютный ресторанчик…».
        В восторг почему-то пришла только Юлька.

        Свидетельство

        - А вот мне, однажды, моряки живую муху подарили, в коробочке. Коробочка в коробочке, а одна стенка прозрачная… и к уху поднесёшь - жужжит.
        Я её всем за рыбу показывал: хочешь посмотреть да послушать - тащи рыбу. До двух тонн в день притаскивали. Я уже и своих прикармливать начал.…
        А тут один гадёныш любопытный попался: «Не полетит» - говорит - «коробочка маленькая, мышцы крыльев атрофировались… ». Я, дурак, и выпустил. А она два метра пролетела и замёрзла.
        Хорошо, что гляциологи холодильник на зимовье оставили. Мы 2 км бежали без остановки и всё-таки спасли муху. Через полчаса открываем холодильник, а она весёленькая такая, летает, жужжит.… Ну, мы холодильник быстренько закрыли, чтобы не вымораживать, да так и оставили её там жить.
        - А потом?
        - А что потом? Вернулись гляциологи и выключили холодильник. Она и пропала. - Закончил Белый Медведь свой рассказ и побрёл к рефрижератору отдохнуть от жары.
        - Врёт он всё - сказала Райская Птица - у нас вон в тропиках уж как холодно бывает, а мухи не замерзают. - И полетела к калориферу погреться.
        - Конечно, врёт - подтвердил Старый Сом - в холодильнике всегда холоднее, чем на улице. Меня, икрёнком, в специальном холодильнике перевозили, чтобы не рос, пока жилплощадь не поменяю.
        - По-моему, у меня в гостях Белая Горячка - пробормотал себе под нос Сторож Зоопарка и пошел за лекарством на близлежащую точку.
        - Каждый борется со своим течением - усмехнулся Воробей и полетел по своим делам.
        - Но не каждый пишет при этом такую чушь. - Кто это сказал? - Уж поверьте мне, что не я.
        Да и то, с чего бы это я стала на себя наговаривать. Мне нравится.
        Нет, ну честное слово, не знаю как вы, а я балдею - клёво написано.

        Кузя

        Кузя - полноправный член нашего коллектива, а четыре ноги и мягкий пушистый хвост только усиливают к нему всеобщую симпатию. Кузя тоже любит нас и, временами, не прочь пообщаться.

        :)
        Вова: Кузя, мур… Кузенька, мурр…Кузечек, мурр, мурр, мурр…
        Кузя: Вова, дырр… Вовочка, дырр… Вовичек, дыр, дыр, дыр…
        Вова: Кузя, я не понимаю, ты это о чём?
        Кузя: А ты о чём?

        :)
        - Кузя, ты опять игрался с клавиатурой компьютера?
        - Мр… няу… Это она со мной игралась. Я просто по ней ходил, а она сама показывала разные картинки и все время меня о чем-то спрашивала…

        :)
        Кузя попросил нас на день рождения подарить ему сайт в Интернете:
        - Кузя, но ведь ты не знаешь английского языка…
        - Вы все такие мрумные, ответил Кузя, а не знаете, что «мурр» и «мяу» на всех языках звучат одинаково.

        :)
        Кузя лежит на компьютере и рассуждает:
        В мррофисе все мрработают, кроуме меняу. Для чего они мрработают? Чтобы зарабатывать деньги. А для чего им деньги? Чтобы покупать мрреду для себяу и меняу. Значит яу член коллектива.
        А мрр член коллектива, который не работает, но которого все корммяут, это кто? - Начальник. Ммяу!!! Да ведь я же начальник! Как же это я раньше не сообразил. И Кузя, самодовольно мурлыча, погрузился в сон.

        :)
        Мр… мр… посмертная слава… посмертная слава…
        Это когда твои враги превращаются в твоих ближайших друзей, а твоя слава превращается в их гонорар и их знакомство с тобой обрастает подробностями в количестве прямо пропорциональном рынку спроса…
        - Кузя, а разве у тебя есть враги?
        - Мр… обретаясь в мире животных просто неприлично не иметь врагов.
        - Но, Кузенька, большую часть времени ты проводишь в кругу людей.
        - Мр… хотел бы я так думать…

        :)
        - Кузя, смотри, красивая картинка? Такой симпатичный ёжик… А грибы и яблоки на его иголках такие аппетитные…
        - Мр… да… интересная интерпретация легенды про сизифов труд.
        - Но при чём здесь Сизиф?
        - А зачем бы иначе ёж таскал на себе эти бесполезные для него предметы?

        :)
        - Кузенька, не мешай, видишь я работаю с компьютером…
        - Конечно, - обиделся Кузя, - с компьютером тебе интереснее, ведь он делает только то, чего хочешь ты.

        :)
        - Мрр … - сказал Кузя однажды утром - не помню уже сколько лет я не вспоминал, что у меня есть хвост.
        - А что случилось?
        - Мррр… сначала я пытался зайти в троллейбус, потом выйти из него, а потом еще и перейти улицу. Мррмяу!!!

        :)
        - Кузя, почему ты не ловишь тараканов, а только наблюдаешь за ними?
        - Мр. Они вызывают у меня ностальгические воспоминания, когда я был таким же стремительным и также беспрестанно шевелил усами.

        :)
        Кузе дали кусочек колбасы. Кузя съел её, облизнулся и сказал: Мрда… вчерашняя она, конечно, всегда вкуснее… но сегодняшняя все-таки лучше завтрашней…

        :)
        На праздник мы подарили Кузе картинку: хитро прищурившийся котяра, лежит, притворяясь спящим, а по нему снуют многочисленные мыши.
        Кузя как-то странно посмотрел на нас, сел возле клавиатуры компьютера, и вскорости, преподнес нам свою картинку: по огромному мордатому мужику бегают куры, поросята, кролики…
        - Кузя, что это? - Спросили мы.
        - А это что? - В свою очередь спросил Кузя.
        - Кузя, но разве ты не хотел бы жить в доме, который кишит мышами?
        - Мр… что-то я не встречал человека мечтающего жить в хлеву или в курятнике.

        :)
        Соседская собака съела Кузин обед и он многозначительно заметил: Мр…дам м м … обедать надо, когда тебе предлагают, а не когда мрхочется.

        :)
        - Кузя, сколько будет два умножить на два?
        - Мр, это вопрос философский. Если дважды встречаешь одних и тех же двух мышей, то это будет - растяпа. Но если, мрмяу, тебя дважды два раза копают, мрр, то это уже - четыре.

        :)
        - Кузя, сколько тебе лет?
        - Мр… котам столько лет на сколько они выглядят.
        - А сколько коты живут?
        - Мр. Совсем достали: «сколько?» бывает колбасы, а «живут»: « КАК?!»

        Прибытие…

        - Ты давно в стране
        - Нет. Я прибыла сюда совсем недавно. Впрочем, не знаю. Мысли мои давно были здесь.
        - «Прибыла?» - ты говоришь странно. Прибывают обычно с миссией…
        - У каждого есть своя миссия.
        - И какая же у тебя?
        - Никто не знает своей миссии, часто даже исполнив ее.
        - И откуда же ты приехала?
        - Я не приехала, я прилетела…
        - Не важно. Расскажи мне о своей стране.
        - Моя страна - это страна радуг. В ней живут радуги трав и радуги деревьев, радуги птиц, бабочек, стрекоз…, радуги грибов, ягод…
        - Да я не о том спрашиваю. Расскажи мне про людей. Как живут в вашей стране люди?
        Глаза собеседницы стали тусклыми, а голос удивленным и скучным:
        - «Люди?» - Переспросила она, и пожала плечами, - «Люди живут, как и везде, глядя в землю».

        Красная Шапочка

        Так все-таки съели Красную Шапочку, или нет и почему? Реконструируем ситуацию:

* Волк был сытым. Он уже съел бабушку. К тому же, судя по финалу, он проглотил её целиком, и она ещё даже не начала перевариваться. (К сожалению, технические параметры процесса заглатывания в тексте сказки отсутствуют. Поэтому мы можем предположить, что или бабушка была очень маленькая, или волк очень большой. Но задерживаться на этом не будем, так как не это является предметом нашего исследования).

* Волк явно не хотел съедать Красную Шапочку. В противном случае, он мог бы сделать это ещё при встрече в лесу, когда Красная Шапочка, в ответ на обычное вежливое приветствие «Как дела», начала долго и нудно рассказывать как, куда, зачем и с чем она идёт. Мог он её съесть и в самой избушке в первый же момент, но не сделал этого.

* Волк, не только не стал кушать Красную Шапочку, но даже поспешил спрятаться от неё, притворившись больной бабушкой. (Можно только представить себе с какой поспешностью он рыскал по шкафам в поисках подходящей одежды с такой маленькой бабушки, которую он мог проглотить целиком). Которую он может и съел только потому, что не знал куда деться в лесу от этой назойливой Красной Шапочки.

* Что же наша Красная Шапочка? Что она делает, придя к больной бабушке? Бежит собирать лекарственные травы? Мчится за доктором? Готовит бабушке чай или отвар оздоровительных трав? - Отнюдь! Она садится возле предполагаемой больной и с занудным упорством начинает приставать с дурными вопросами: «А почему у тебя такие ушки? А..? А почему у тебя такие глазки? А..? А почему у тебя такой носик? А …».

* Надо отдать должное справедливости, что тут и не всякая родная бабушка бы выдержала, а не то, что дикий и, в общем-то, совсем посторонний Волк. С одной стороны, не переваренная бабушка в животе, во всех своих нарядах, а с другой, её красавица-внучка со своими бесконечными: «А почему?… А почему?».

* Итак, мы приближаемся к финалу: Что, собственно говоря, сделал Волк?

        - Он всего лишь отправил Красную Шапочку, к её собственной бабушке, чтобы она могла задавать ей свои вопросы.

* А дальше? Пришли охотники, убили Волка, вспороли ему живот и оттуда вышли живые(!) Красная Шапочка и её бабушка.

        Так за что же убили Волка?

        Конфета

        Ребенок жил в городе, где кроме леденцов, никаких других конфет не было. А все леденцы были просто вареным сахаром. Поэтому они были прозрачными и окрашенными во все оттенки коричневого цвета, хотя и имели разную форму.
        Однажды он попал в другой город, где его угостили шоколадной конфетой.
        - Что это? - Спросил ребёнок.
        - Конфета.
        - Неправда, зачем вы меня обманываете? Конфеты такие не бывают.
        Вот конфета - с этими словами он схватил топазовый кулон стоявшей поблизости дамы, и так быстро сунул его в рот, что никто не успел опомниться.
        Результатом оказался сломанный зуб.
        Возможно, это был первый шаг к пониманию ребенком, что такое конфета?

        Катастрофа

        («Человек - это целая вселенная»)

        И вот теперь Они умирали, абсолютно не готовые к этому. Они не успели переселиться на внутренние планеты системы. Ничто не предвещало Катастрофы, а время жизни Их планеты еще не вышло, оно только начиналось…
        - У тебя лущится нос, дорогая - сказал мужчина, и подал жене кепку.
        Часть планет системы пси-мегелон была спасена.

        Детские вопросы

        - Мама, комдив - это командир дивизии, да?
        - Да.
        - А главком - это главный командующий, да?
        - Да.
        - А кто такой блинком?
        - Не знаю. Может быть командующий блиндажом?
        - Мама, ну как ты не знаешь? Ты ведь сама вчера говорила бабушке: «Первый Блинкомом».

        Закрытая комната

        Они познакомились случайно. И в этом не было ничего примечательного. Банальное знакомство двух одиноких людей, пытающихся хоть как-то приспособиться к этому странному миру с его бесконечными противоречиями.
        Чем она обратила на себя его внимание, он и сам не понимал: заурядная внешность стареющей женщины, не осознающей свой возраст. Обычная история. Возможно, ему попросту стало жаль её нищенского, с претензией на современность, вида: дешевая бижутерия, видавшая виды обувь…. Одного взгляда на неё было достаточно, чтобы понять, что это обычная служащая, которая живёт на одну зарплату, постоянно отказывая себе во многих, часто необходимых вещах.

«Что ему от меня надо? - Думала она - он такой молодой, упакованный…».
        Некоторое время они просто встречались, гуляли, ходили в кино, в театры, на выставки… Когда он пригласил её к себе домой, она не слишком удивилась и почти сразу согласилась. Где-то там, в глубинах сознания, ещё жил протест, остатки былого пуританского воспитания. Сердце восставало. Но она понимала, что рано или поздно надо перешагнуть эту грань и была благодарна ему хотя бы за то, что он дал ей время привыкнуть, не сделав этого предложения в первый же вечер.

«Зачем я пригласил её - думал он по дороге домой - Я ведь толком даже не знаю: хочу ли её (?). Ладно, проведу с ней эту ночь и расстанемся, в конце концов, я ведь ничего никому не обязан».
        Они понравились друг другу. Это было неожиданно и чудесно. Счастье, тоненькое, как паутинка, протянуло им свои солнечные нити. Было странное, незнакомое чувство покоя и стабильности. Мир, со всеми его заботами и проблемами, словно растворился, образовав вокруг них чудесную первозданную пустоту. Слово, звук, движение - всё находило свой отклик, своё понимание. А молчание было так насыщенно нежностью добротой и вниманием, что говорило красноречивее всех слов.
        Утро застало их другими людьми. Они были те же и не те. Полнота жизни как бы вошла в них, пробудив новое зрение - зрение Души. Зрение, которое заставляет нас видеть изумительную красоту там, где раньше мы лишь скользили равнодушным взглядом, и улыбаться в самых неожиданных местах, приводя в замешательство и знакомых и случайных встречных. Это было чудесное начало чудесного дня, обещающего долгие чудесные годы.
        После завтрака он уехал по делам, а она бродила по двухэтажному особняку: чуть дольше задержалась в библиотеке, удивляясь обилию книг и разносторонности интересов хозяина дома; вдоволь налюбовалась закрытым садом, в котором и теперь, в короткие зимние дни, буйствовал праздник цветения… и, вдруг, наткнулась на запертую дверь.
        Это было странно. Запертая дверь диссонировала со всем обликом дома и характером его хозяина.
        В доме ничего не запиралось. Золотые запонки, цепочки, брелки, деньги - всё лежало открыто, в хрустальной салатнице, на трюмо… тонкие, ручной работы, сервизы, статуэтки… картины… редкие уникальные книги… и вдруг - запертая дверь.
        Она подумала, что, возможно, ошиблась, подёргала дверь ещё и ещё, но дверь всё-таки была заперта.
        - И как тебе дом? - Спросил он, возвратившись.
        - Понравился. Кроме одной комнаты, которую я не видела. Он странно взглянул на неё и промолчал. И она не решилась развивать дальше эту тему.
        Они всё больше и больше влюблялись друг в друга и почти всё свободное время проводили вдвоём. Особое удовольствие доставляли им прогулки по заснеженным паркам, зимняя несуетливость которых резко контрастировала с весёлым гомоном санных горок.
        Но её как магнитом влекла закрытая дверь и, оставаясь одна дома, она снова и снова пыталась открыть её. Однажды, она не утерпела и, подведя его к закрытой двери, спросила: «У тебя в доме ничего не запирается, а эта дверь заперта. Почему?».
        Он улыбнулся, и улыбка его была какой-то странной, как у человека, который вдруг решил наболевшую проблему и облегчённо вздохнул про себя: «Так ты говорила про эту комнату?». - «Да». Он откровенно рассмеялся и уже хотел отойти от двери, но она удержала его: «Постой. Ты мне так и не ответил».
        Он опять как-то странно взглянул на неё, и в его улыбке проскользнула насмешливая таинственность: «О, это очень необычайная комната, но время её открыть ещё не наступило. Она подарила мне самые дивные, самые неожиданные наслаждения. Потерпи и я покажу тебе её - Он прищурился и, поглядев ей прямо в глаза, опять как-то странно улыбнулся - Если ты не разлюбишь меня».
        Они провели вместе почти всю зиму, а запертая дверь всё ещё оставалось для неё загадкой. Дверь была стеклянной. Но матовое, расписанное цветными узорами стекло, было непроницаемо для человеческого взгляда и крепко хранило свою тайну.
        Однажды, в выходной день, она проснулась раньше обычного, и, не обнаружив Его рядом, спустилась на первый этаж к закрытой двери. За дверью горел свет! Она потянула за ручку, но дверь не поддавалась. Она уже хотела окликнуть его, но ужасный металлический скрежет заставил её отшатнуться. По дверному стеклу мелькнула тень, ещё и ещё и она явно различила массивные качающиеся цепи. Из-за двери снова донёсся скрежет, визг плохо смазанных, трущихся друг о друга металлических поверхностей. А затем стекло двери обозначило его силуэт, и раздался звук отпираемого замка.
        Она хотела уйти, но не успела и прижалась к стене в конце коридора. Он вышел, поставил на пол лоток с инструментами, запер двери и … тут увидел её. - Ты уже встала? - Спросил он. И в его голосе ей послышалось плохо скрытое неудовольствие.
        Она почувствовала себя неловко, словно собачка, стащившая кусок хозяйской колбасы и застигнутая на месте преступления. Это было стыдно и унизительно. От растерянности она ничего не ответила ему, а встретившись с ним взглядом, опять прочитала в его глазах снисходительную насмешку. - Потерпи, скоро ты войдёшь в эти двери. - Сказал он. И слова эти показались ей зловещими.
        Теперь она всё чаще и чаще заставала его за запертыми дверями. Оттуда доносились какие-то непонятные почавкивания, хрипы, стоны, скрежет металла, а на стекле проступали странные тени цепей, топчанов, крестов, реек….
        И звуки и тени пугали её. Всё это напоминало ей пыточные камеры средневековых монастырей. Ей казалось, что из-за двери тянет сыростью, холодом и ужасом. Она физически ощущала холодный ветер, рвущийся оттуда. А он выходил из-за дверей усталый, измотанный, но довольный и глаза его при этом светились тайным, пугающим предвкушением.
        Страх рождал настороженность, а настороженность - ещё больший страх. Всё будило в ней ужас: его восторженный, полный страсти, взгляд; слова; ласки - во всем виделся какой-то тайный, скрытый смысл. Она стала бояться поворачиваться к нему спиной, засыпать возле него… Она не могла больше любить его.
        А он, перестав возиться за запертой дверью, стал ещё нежнее и внимательнее. Страсть его, казалось, не знала предела. Он стелился перед ней, как мальчишка, впервые познавший истинную глубину чувств. Но всё это только усиливало её страх и подозрительность. Долго так продолжаться не могло. И однажды, после работы, она не вернулась к нему.
        Он звонил, пытаясь выяснить, что произошло. Она отмалчивалась. Она боялась его и боялась ему сказать, что боится. Он встретил её, когда она возвращалась с работы:
        - Что произошло? Почему ты оставила меня? Я чем-то тебя обидел?
        Она молчала, опустив голову.
        - Что же ты молчишь? Скажи хоть что-нибудь.
        - Мне пора домой.
        - Ты… ты больше не любишь меня?
        Я бы тоже хотела это знать - подумала она. В ней боролись два одинаково сильных желания: утонуть в его губах и всё забыть и бежать от него без оглядки.
        - Но я могу хотя бы пригласить тебя на кофе?
        Почему бы нет - подумала она - Что он мне может сделать в кафе? Не потащит же он меня к себе силой. А ведь я почти хочу этого…. Как мне хочется быть с ним… если бы не эта ужасная комната…. Но нет, он не может быть садистом…. А почему нет? Внешность обманчива…. Иначе, зачем эти цепи, кольца, топчаны…и эти таинственные улыбки и взгляды… Её уже била крупная дрожь.
        - Ладно - сказала она вслух - в кафе, так в кафе.
        Тихая спокойная музыка. Ласковые любимые глаза. Нежные, осторожные касания. Всё вокруг растворилось и отступило. Она словно вернулась в те, первые дни, их знакомства. Завороженная его близостью, она не обратила внимания, что из кафе они направились к его дому.
        Опомнилась она только в прихожей, когда он наклонился, чтобы помочь ей снять туфли. Её прошиб холодный пот. А он, словно подслушав её мысли, сказал: «Не сейчас. Утром. На восходе солнца»
        Нет. Всё-таки она любила его. Любила каждой клеточкой своего тела. «Я убегу. Я убегу ночью - думала она - ещё немного побуду рядом с ним и убегу». И, неожиданно для себя, уснула.
        Проснулась она от поцелуя. - «Просыпайся, родная, - сказал он - солнце уже почти встало». Она вздрогнула и открыла глаза. Солнечный свет заливал комнату, а он стоял над ней и широко улыбался той странной, предвкушающей, улыбкой и глаза его были полны неутолённой страстью.
        Ужас обуял её. Мысли заметались из стороны в сторону как дикие кони, которых пытаются заарканить, загнав в загородку: «Проспала… Уже не уйти… Что…Что делать… Что же теперь делать? - И вдруг холодная решимость пронзила её тело новой дрожью - Я убью его! Я убью его прежде, чем мы войдём в эту проклятую комнату!». Она почувствовала, что холодеет.
        - Я сейчас - Сказала она. Зайти на кухню и взять нож было делом одной минуты.
        Она подошла к двери, когда он вставлял ключ в замочную скважину. Услышав её шаги, он обернулся. Это был всё тот же странный взгляд, взгляд, который так пугал её, взгляд в котором смешивались таинственность и предвкушение. - Сейчас, дорогая, ещё одна минута - Произнёс он, и голос его дрожал от возбуждения. Он опять повернулся к замку.
        Ноги подгибались и почти не слушались её. Тело прошибал холодный пот. Била дрожь. - «Бежать… бежать… бросить всё… бежать. Но как? Поздно. Он уже не выпустит. Поздно. И если я не сделаю этого сейчас, потом и это будет поздно.… Нет… Выхода нет…». Нож вошёл в его спину вместе со щелчком открывающегося замка. Он повернулся, пытаясь что-то сказать. Его глаза были полны недоумения и боли. Горлом пошла кровь, и он упал на пороге распахнувшейся двери
        Дохнуло свежим весенним ароматом, и она увидела внутренний дворик, освещённый первыми лучами апрельского солнца.
        Под кружевным металлическим навесом со стеклянными вставками, играющими всеми цветами радуги, стояли легкие деревянные кресла и столик. Чуть поодаль - небольшой резной диванчик и чудесные, сверху донизу украшенные цветами, качели. Напротив входа, почти во всю длину двора, были высажены маргаритки и анютины глазки, складываясь в буквы и слова: «Дорогая, я так люблю тебя! Так безумно люблю!».
        Она вновь и вновь перечитывала эту фразу, и дикий крик застревал в её горле, не в силах вырваться наружу. Ноги её подкосились и она опустилась на пол, даже не заметив, что села в лужу его крови.
        Из скворечника, что висел среди прекрасных бело-розовых цветов распустившейся магнолии, выпорхнула птица и завела свою весеннюю песню. Солнце поднялось ещё выше. Его лучи коснулись какой-то неизвестной ей точки и, внезапно, посреди клумбы в центре дворика, забили весёлые искрящиеся фонтанчики.
        Было уже темно, когда она заставила себя подняться. Она прошла в холл, набрала номер телефона полиции и сказала: «Я убила человека».
        И это были последние слова в её жизни.

        Белые лебеди

        По произведению Ганса Христиана Андерсена «Белые лебеди»

        Сценарий

[Сцена переделена на три части: 2 королевские залы и лес]

        ВЕДУЩИЙ: Ганс Христиан Андерсен «Белые лебеди». Далеко далеко, в той стране, куда улетают на зиму ласточки, жил король. У него было 11 сыновей и одна дочка - Элиза…

[Сцена 1.Занавес со стороны дворца отодвигается. Посреди залы, на золотой табуреточке, сидит маленькая девочка. Она гладит по волосам куклу и глаза ее полны печали. На ней короткая стоячая юбочка. Крупные локоны повязаны нарядным бантом. Входят, оживлённо переговариваясь, мальчики. На их головах золотистые обручи (в них можно скрыть будущее оперение)]

        РАЗГОВОР МАЛЬЧИКОВ: - Скажи, сегодня лучше я стрелял? (лук и стрелы)
        - Конечно, 8 раз из 10 попал.
        - А завтра может 10 попадешь.
        - Коль снова по соседке не вздохнешь.

[Ребята смеются и тут видят печально сидящую сестру и примолкают]
        - Элиза, милая, взгляни, что я принёс,
        Какой букет нашёл я среди роз (подает розу)
        - Сестрица, милая, что ты не весела?
        - Ведь нынче праздник, свадьба в нашем доме…

        ЭЛИЗА [вскакивая и качая головой]:
        - Ой, братики, ведь мачеха так зла…
        Не спать бы нам сегодня на соломе.

[Дети собираются тесной кучкой и прижимаясь, обнимаются. Входит мачеха в наряде для верховой езды. У неё в руке кнут]
        МАЧЕХА- Ах вы бездельники. Ужо я справлюсь с вами.
        Хлопочут свадьбой все, загружены делами.
        А вы что ж, новой матери не рады?

[Хватает Элизу за руку и так толкает ее, что девочка почти падает]
        - А ну-ка к девкам марш, готовить мне наряды.

[Оборачивается к мальчикам]
        - А вы на кухню, по дрова, по воду…

[Хватает с резного инкрустированного столика книжку и швыряет ее в камин]
        - Ишь завели, читать книжонки, моду.
        Я скоро приспособлю вас к работе,

[Щелкает кнутом]- Вы живо у меня науки все пройдете.

[Выходит]

        ЭЛИЗА- Что я сказала?! Дети короля,
        кнутом нас погоняют как коня.
        Ой, братцы милые, что делать, как нам быть?
        Задумала нас мачеха сгубить.
        МАЛЬЧИКИ- Отцу расскажем…
        - В гневе он свиреп…

        ЭЛИЗА- Отец влюблён, а от того и слеп.

[Сцена 2. Вторая зала. На троне король и королева. Входит Элиза. Юбочка запачкана и обвисла. Волосы растрёпаны. Бант мятый]

        КОРОЛЬ-Элиза, дочка, что случилось?
        Всегда румяна, весела,
        Теперь бледна и похудела…

[Он протягивает к дочери раскрытые руки и хочет подняться с кресла, но королева осаживает его властным движением руки]

        КОРОЛЕВА- Дочь Ваша в замке все жила
        И в самом деле заболела.
        В деревне надо ей пожить,
        Да я уже договорилась…

[Появляется крестьянская чета, кланяется]
        КРЕСТЬЯНИН-Войти позвольте, Ваша Милость?

[Элиза кидается к подножию трона]
        ЭЛИЗА- Отец!

        КОРОЛЬ- Так надо, стало быть.
        Твоим здоровьем пекутся.

        КОРОЛЕВА, в сторону- И не успеешь обернуться,
        Одна я буду здесь царить.

[Слуги отрывают плачущую девочку от подножия трона и крестьяне уводят её, тихонько уговаривая]

[Сцена 3. Первая зала. Мальчики, пишут, играют в шахматы, шашки, нарды, рисуют… один задумчиво смотрит в окно, один играет на скрипке грустную мелодию. Они выглядят как потрёпанные воробышки]

        МАЛЬЧИКИ- Жестоки мачехи капризы…
        - Она гневится всякий час…
        - Как пусто дома без Элизы…
        - Отец не хочет видеть нас…
        - Мне так хотелось бы учиться…
        - Все книги мачеха сожгла…
        - А если нам не подчиниться?
        - Ведь не убьёт же нас она!

[В комнату врывается мачеха]
        МАЧЕХА- Вы снова здесь?

        МАЛЬЧИКИ - Да, мы, как видишь, здесь.
        - И будем здесь, покуда царство есть!

[Мачеха злорадно усмехается и подымает, привязанный к поясу, большой черный веер]
        МАЧЕХА - Что ж, помечтайте, ваш не долог срок,
        Я скоро преподам вам свой урок.

[Взмахивает веером] - Раз слушаться меня вы не хотите
        Так станьте птицами, вон из дворца летите!

[Мальчики распускают белые крылья и, трубя, «улетают» со сцены через зал].
        ВЕДУЩИЙ- И лебедями стали дети,
        И полетели над полями,
        Над реками и над лесами
        И скрылись рано на рассвете.

[Сцена 4. Вторая зала. Король и королева обедают на торцах длинного стола]

        КОРОЛЬ [вздыхая]- Мне год от года тяжелей,
        - Как пусто в доме без детей.

        МАЧЕХА [злорадно]- Что делать, если сыновья,
        Твои, покинули тебя.

        КОРОЛЬ [встает из-за стола и обращается к слугам]
        - Что ж, если нет здесь сыновей,
        Доставьте дочку мне, скорей!

        МАЧЕХА [ поднимаясь с кресла, сначала тихо, сама к себе, а затем громко, в зал, сотрясая руками]- Вот этого не будет! Нет!
        Не зря терплю я столько лет:
        Мои дороженьки узки,
        Ты в них зачахнешь от тоски!
        Где свет сиял - там будет тьма!
        Здесь будут холод и зима!
        Здесь птиц не будет, чтобы петь!
        Ручьёв не будет, чтоб звенеть!
        Здесь буду Я! И только Я!
        И ЧЕРНЬ, чтоб УБЛАЖАТЬ МЕНЯ!

[Сцена 5. В комнату дворца вбегает подросшая Элиза в простой деревенской одежде]

        ЭЛИЗА- Я дома! Дома! Наконец!

[Оборачивается к слугам]- Скорей скажите, где отец?

        МАЧЕХА- Не стоит, детка, торопиться.
        С дороги надо бы умыться.

[Вносят бочку с водой. Элиза умывается и не видит, что МАЧЕХА бросает в воду трёх жаб, приговаривая]
        - Помощницы мои и слуги,
        Не откажите мне в услуге:
        Девчонку сделайте ленивой,
        Тупой, уродливой, строптивой…

[Жабы, касаясь воды, превращаются в прекрасные цветы]
        МАЧЕХА [сначала в сторону]
        - Не помогает колдовство,
        Так обойдёмся без него.

[а затем обращаясь к Элизе] - Давай-ка кожу смажем кремом,
        Слегка обветрилась она.
        Тебе пойдет волос волна,
        Бегущая в кипенье пенном…

[Мачеха мажет Элизу соком грецкого ореха и путает её волосы. Элиза настолько счастлива, что она уже дома, что забывает о коварстве мачехи и не подозревает как выглядит. Входит король, Элиза бросается ему навстречу]

        ЭЛИЗАОтец!

        КОРОЛЬ- Прочь от меня! Кто это? Прочь!

[Слуги тащат Элизу вон из комнаты]

        ЭЛИЗАОтец! Отец! Я - твоя дочь!

[Выброшенная из дворца, ЭЛИЗА идёт по лесу, плачет и тихонько ПОЁТ]

        О, как мы счастливы были,
        Не ведая о том.
        Потоки счастья и любви
        Переполняли дом.

        А нынче я бреду одна
        И некому спросить:
        Сыта ли я, иль голодна…
        О, как мне дальше жить.

        Когда бы матушка моя
        С небес могла взглянуть,
        И пожалела бы меня,
        И указала путь.

        Но нынче я бреду одна
        И некому спросить:
        Сыта ли я, иль голодна…
        О, как мне дальше жить.

[Сцена 6. Пещера среди леса. В центре пещеры в молитвенной позе стоит Элиза]

        ЭЛИЗА О! Матушка! Матушка! Глянь на меня!
        На дочку свою погляди!
        Я - бедная нищая - дочь Короля,
        Не знаю, что ждёт впереди.

        Исчезли, как призраки, братья мои.
        Их след не найду я нигде.
        Хоть взгляд свой, молю я, на нас обрати.
        О! Кто нам поможет в беде?!

        Я Богу молилась все ночи и дни,
        Что в доме крестьянском жила…
        О, братики, где вы? Родные мои,
        Куда вас судьба завела?

        О! Матушка! Матушка! Как же мне быть?
        Куда мне идти и кого мне молить?

[Она сворачивается калачиком и засыпает]

[Сцена 7.Сон Элизы. Пещера среди леса, ветер как бы вдувает в неё флёровую занавесь, она развевается и за ней видения]

        МАТЬ ЭЛИЗЫ
        Ох, дети милые, в какой недобрый час,
        В какой недобрый день оставила я вас.
        Я вам хотела счастья и добра,
        А мачеха прогнала со двора.

        Хоть над собой не властна больше я,
        Но к детям неизбывная любовь
        Вернула мне былую силу вновь
        И я пришла, преграды все пройдя.

        Мужайся, дочка, всё в твоих руках.
        Тебя ждут и страдания, и страх,
        Тяжёлый, нудный, каждодневный труд…
        - Не справишься - сыны мои умрут.
        ЭЛИЗА
        - Ах, матушка, что делать, говори!

        МАТЬ ЭЛИЗЫ
        - Смотри дитя! Внимательно смотри!

[За занавесом опускаются белые птицы. Двойник Элизы набрасывает на них рубахи и они превращаются в парней]
        - Сумела мачеха ребят заколдовать.
        В птиц белых превратила их она.
        Ты спрясть рубахи с крапивы должна,
        Тогда сумеешь с них заклятья снять.

        Но чтоб исполнился завет нелегкий мой,
        На время, девочка, должна ты стать немой.
        И если слово хоть произнесёшь,
        Ты этим братьев в тот же миг убьёшь.

        Элиза, девочка, прости меня, молю,
        Что ношу матери тебе передаю.

[Призраки исчезают. Утро. В пещеру проникают лучи солнца и будят Элизу. Она обнаруживает лохань с водой и пучок крапивы]

        ЭЛИЗААх, матушка, ты впрямь со мной была,
        Так значит я не зря тебя звала.

[Элиза принимается за работу. Она мнет, замачивает крапиву, ссучит нитки и вяжет рубахи: одну, вторую, третью… Она молчит, но из-за сцены доносится её песня]

        ПЕСНЯ ЭЛИЗЫХоть тяжек труд и руки в кровь,
        Всё победит моя любовь.
        Ведь если только сдамся я,
        Погибнут братья без меня.

        Мне уменье дарит любовь.
        И терпенье дарит любовь.
        Превозмочь я должна и страданья и боль,
        А иначе, какая же это любовь?!

        Милых братьев должна я спасти.
        Им рубахи с крапивы сплести,
        Чтобы белые птицы смогли, наконец,
        Облик истинный обрести.

        Мне уменье дарит любовь.
        И терпенье дарит любовь.
        Превозмочь я должна и страданья и боль,
        А иначе, какая же это любовь?

[Слышен звук охотничьего рожка. Возле пещеры появляется молодой король со свитой]

        МОЛОДОЙ КОРОЛЬ - Кто эта девушка? Прекрасна и нежна

        По СВИТЕ проходит ШЕПОТОК - Кто? Кто? Кто Она?

        ОДИН ИЗ СВИТЫ - Никто не ведает откуда здесь она.

        МОЛОДОЙ КОРОЛЬ - Такая хрупкая, одна, среди зверей.
        Поедет во дворец! В лесу не место ей!

[Упирающуюся девушку сажают на лошадь и насильно увозят]

[Сцена 8. Переодетая и красиво причёсанная Элиза печально сидит у окна дворцовой залы. Ей преподносят блюда с различными яствами, наряды, драгоценности… она ни на что не реагирует. Входит молодой король. Он берёт Элизу за руку и ведёт в соседнюю залу. Зала декорирована под пещеру, в центре которой - лохань с водой, пучки крапивы и уже вывязанные Элизой рубахи. Элиза не в силах сдержать радость. Эмоции ищут выхода. Она улыбается и, в порыве благодарности, целует королю руки. Король, пользуясь моментом, обнимает её и признается в любви. Глаза Элизы сияют. Не зная истинной причины, король принимает этот свет за согласие и объявляет всем о предстоящей свадьбе]

        МОЛОДОЙ КОРОЛЬЯ знаю, тебе не привычно у нас,
        Но вот, посмотри, здесь почти как в лесу,
        О, милая, ты улыбнулась тотчас,
        Проси, чего хочешь, я всё принесу.

        Зачем ты мне руки целуешь, маня?
        Я сам тебе руки готов целовать…
        Согласна ли стать ты женой для меня,
        Чтоб взглядом лучистым мне жизнь озарять?
        Зачем же, стыдливо, ты спрятала взгляд?
        Ведь «Да!» всё ж успели глаза мне сказать.

[К слугам и свите] Готовить невесте на свадьбу наряд!
        В три дня всех друзей и соседей созвать!

        Сцена 9. [Свадьба Элизы и короля. Идет обряд. Из толпы на разные голоса слышно пение]

        - Что-то непонятное сталось с королём.
        - Подобрал немую он…
        - Нищенку при том.
        - Сделал королевою.
        - Только ночь придёт…
        - Та бегом на кладбище и крапиву рвёт.

        Сцена 10. [Элиза вяжет. С улицы звучит та же мелодия]

        - Энто всё не просто так…
        - Энто - колдовство…
        - Ведьма.
        - Чёрной магией завлекла его.
        - Вон, опять колдует…
        - Через то дождит…
        - И приплоду нету…
        - Пашня не родит…
        - Всё она, злодейка, портит урожай.
        - А каким богатым прежде был наш край.
        - Так чего ж мы терпим?
        - Сжечь! И все дела!
        - Пока нас самих с земли ведьма не свела.

[Сцена 11. Крест. Под ним кучи хвороста. На телеге везут Элизу. Возле неё стопка рубах. Она вяжет. За телегой идёт убитый горем король]

        МОЛОДОЙ КОРОЛЬ -Жена моя, скажи хоть что-нибудь,
        Страданье разрывает мою грудь.

        ГОЛОСА ТОЛПЫ- Король несчастный.
        - Он сошёл с ума.
        - А может сумасшедшая она?
        - Всё тело от крапивы в волдырях…
        - А руки, посмотрите, просто страх…
        - Притворство это всё, не больно ей.
        - Не вяжет, порчей путает людей…
        - Зачем же зелье ведьмино везут?
        - Так вместе с ней и след её сожгут.

[Элиза, прижав к себе рубахи, продолжая плести, всходит на костёр. Палач подносит факел. Но на площади появляются белые птицы и все застывают на месте. Элиза набрасывает на птиц рубахи]

        ЭЛИЗА- О, братики, родные вы мои,
        Как долог и тяжёл был этот путь.
        Теперь-то я смогу передохнуть…
        - Мой милый муж, прости меня! Прости!

[Она падает на руки возмужавших братьев. Там, где факел коснулся хвороста распускаются прекрасные алые цветы]

        ГОЛОСА ТОЛПЫ- Что это? - Что? - Скажи, что это было?
        - Вы слышали? Она заговорила.
        - Ты видел: лебеди в парней оборотились?
        - Так вот на что рубахи ей сгодились.
        - Назвала: «братьями»…
        - Что ж, братья хоть куда.
        - А ты бубнил, что «ведьма»
        - ерунда…
        - Выходит для добра она крапиву рвала…
        - За доброту свою едва не пострадала…
        - Поди ж ты, крапива, кто бы подумать мог…
        - А мы хотели сжечь… Спасибо не дал Бог!

[Сцена 12. Финал. Дворцовая зала. Король отец. Элиза с молодым королём. Юноши, пишут, играют в шахматы, шашки, нарды, рисуют… один задумчиво смотрит в окно, один играет на скрипке]

        ВЕДУЩИЙ- На то она и сказка, что в конце
        Она всегда счастливей, чем в начале.
        И правдолюбец в ней всегда в венце,
        А злоба и обман - всегда в опале.
        Но сказка - не обман, она - мечта
        О жизни, где царят любовь и доброта.

        СТИХИ И ПРОЗА НА УКРАИНСКОМ ЯЗЫКЕ

        Вірші і проза українською мовою

        Хай шалений мій світ

        Хай шалений мій світ
        Завмирає мов тиша безодні.
        Рук твоїх живопліт
        Розплету, розірву я сьогодні.
        Відходи, відлітай,
        Відструмись, наче хмара, дощами.
        Тільки вже не питай,
        Не питай, що надалі із нами.

        Бо надалі - зима,
        Хуртовини безсоння над тихими снами,
        Сніжно-біла імла,

І імла сніжно-біла ми самі.
        Тихі сни в заметіль,
        Де і миті немає спокою,
        Легкі жмури води, повний штиль,
        Скелі тріскають глибиною.

        Вечірні примари поснули в ночі

        Вечірні примари поснули в ночі,
        А ранок зустрів чистим сонячним світлом.
        Про те, що кровавило Душу, мовчи,
        Лети поза хмари за ранішнім вітром.

Іди і всміхайся, не з чогось, а так
        Радій, що живеш на Землі просто неба…
        А вечір поверне невтримний той жах.
        Та згадувань Темряви в Світлі не треба.

        Летить Лебедик за водою

        Летить Лебедик за водою,
        За чередою хмар, туману…
        Мені б, Лебедик, за тобою

І так до моря-океану.

        Але в буденні згасла сила.
        Земля земне у землю тягне.
        Пробач, Лебедик, я безсила,
        Лишень Душа до Неба прагне.

        Стривай, Ягнятко, де ти поспішаєш?

        Стривай, Ягнятко, де ти поспішаєш?
        О, Вовчику, а ти хіба не знаєш,
        Що нині свято в лісі Лев збирає

І всіх своїх сусідів пригощає,
        Щоб в рік «Вівці» всім щастя побажати…
        Мале ти та дурне, бо ж Лев не їсть салати,
        Збирає вівці він, а не увесь народ,
        Для нього рік «Вівці» лише одна з нагод
        Вівцею всю рідню нагодувати.

Є тиха музика Життя

Є тиха музика Життя,
        А є симфонія буяння:
        Нестримне чуйне проростання
        Крізь обереги Небуття,
        Пориви довгого чекання…

І суєта… І опадання…

І каяття… І забуття…

        Плід Життя нестримно облітає

        Плід Життя нестримно облітає,
        Тіло монстрів сховане в броню,
        Ось що, не розумних, нас чекає
        В сполохах хімічного вогню.
        Бережіть Буття Земного вроду,
        Все живе - на суші, у воді…
        Бо, якщо загубимо Природу,
        Де самі подінемось тоді?

        Пробудження весняних голосів

        Пробудження весняних голосів,
        Зеленого намиста чаклування.
        За всіх народів і за всіх часів
        Природи неруйнівне царювання.
        Вклонися їй, вона - твоє життя

І запорука вічності твоєї.
        Бог дав тобі і їй одне Буття,
        Одне Буття - і ти ніщо без неї.
        Радій. Вона знов квітне навесні,
        Нас нерозумних знов пошанувала,
        Вона все відступає в тій борні,
        Де все тобі замало і замало…
        Та бережись. Бо може прийде час
        Вона повік відступиться від нас.

        Падає сніг… Як учора, сьогодні

        Падає сніг… Як учора, сьогодні
        З неба на землю невпинний біг.
        В білій пустелі, в чорній безодні,
        Тихо, нестримно, як вчора, сьогодні,
        Падає сніг, Душ наших сніг.
        Падає сніг… Як учора, сьогодні
        Падає сніг… Як сторіччя тому…
        В Серця і Неба чорній безодні
        Душ наших сніг опадає в пітьму.

        Ти прагнеш розгадати письмена

        Ти прагнеш розгадати письмена,
        Що викарбував час у тьмі безодні,

І голосно назвати імена,
        Що ще не викликались у Сьогодні.
        Ти мрієш Світ занурити в хаос

І паніки тремтінням керувати…
        Але ти - тільки глиняний колос

І не тобі ті письмена читати.
        Трава зелена,
        Сережки клена,
        Барвистих луків невтримний цвіт,
        Строкаті крила…
        Ніяка сила
        Не переможе Створіння Світ.
        Ти в злобі, мов поранений бугай,
        Кидаєшся наліво і направо.
        Всім спільникам ти обіцяєш рай,
        Та з крові рай чекати - марна справа.

І все, що в Світі чисте і Святе,
        Повстане проти чорної науки,

І спрага до Життя тебе змете,

І спільники твої умиють руки.

        Зернина. Скажіть нам, а що то - зернина?

        Зернина. Скажіть нам, а що то - зернина?
        Майбутнього колоса нинішня днина.
        Зернина - це символ життя, устремління,
        Прихованих сил, підняття покоління,
        Покою, що рух у собі зберігає,
        Природи, що коло життя обертає.

І, може, зернина - то сонця краплина,
        Що впала у землю, щоб зросла рослина.

        Нас Час перегортає, як листи

        Нас Час перегортає, як листи
        В прихованості горнього сумління.
        Струмлять пісні-молитви та пости
        Крізь вічне розпорошене горіння.

        Один одного не повторить шлях,
        У кожного свої відроблені уроки…
        Мандруємо при Світлі у пітьмах,
        Навпомацки плетемо дії - кроки.

І, серед того плетива подій,
        То здалеку, то майже зовсім поруч,
        То майже ворог, а то майже свій,
        Праворуч, поряд, супротив, ліворуч…

        Мерехтимо холодним і палким,
        Палає у безмежнім Світі ватра,
        Кружляємо… і не відомо ким
        Одне одному будемо ми завтра.

        Зернина - паростки приховані життя

        Зернина - паростки приховані життя,
        Майбутнє листя й сьогодення днина,

І сонце золотаве, й майбуття,

І рух, і нерухомість - все зернина.

        У Левовому місці - місті Львові

        У Левовому місці - місті Львові
        Всі Леви мають бути гонорові,
        Бо Лев тут перший владу перейняв

І в пам‘яті свій лик закарбував.

І, де не підеш у старому Львові,
        Усюди Леви - з гіпсу, мармурові,

Із каменю, із вапняку, з металу…
        Он Лев крилатий ходить по порталу…
        Он Леви вхід до вежі стережуть…
        А ми живі - із плоті та із крові
        Тож будьмо двічі, тричі… гонорові
        У місті Лева. Леви тут живуть,

І нам своє життя передають,

І вулицями Левів дух витає
        На творчі справи Левів надихає.

        Ще й віхола розкидує снігами

        Ще й віхола розкидує снігами,
        Та впевнено тримає гору день.

І чути вже: п‘янкими голосами,
        Птахи весняних пробують пісень.

        Не маємо себе ми за природу

І зиму не марнуємо у сні,
        Але чомусь і ми жіночу вроду
        Частіше признаємо навесні.

        Розм‘якшують нам душу сентименти,
        Чи може сонця жар бентежить кров?
        Вигадуємо раптом компліменти…
        Пригадуємо знову про любов…

        В нас знову слів і почуттів багато…

І дотиків вирують в нас пісні…

І як би хтось не вигадав це свято,
        Я б сам його придумав навесні.

        Господи! Всевишній!

        Господи! Всевишній!
        Все у Твоїй волі.
        Поможи нам, Господи,
        Дай нам щастя й долі.
        Дай земне земному,
        Дай нам всім Буття,
        Жадібному й злому -
        Милість каяття,
        Лагідному - ласки,
        Добрим - доброти,
        Казкарю дай казки
        Про усі Світи.
        Відверни напасті,
        Володар всього.
        Дай простому щастя,
        Пожалій й його.
        Хто ж нас пожаліє,
        Боже, як не ТИ,
        Хто нам Шлях відкриє
        В мрію доброти.

        Бог води Відокремив від земель!

        Бог води Відокремив від земель!
        А ми гноївку в них скидаємо з осель,
        Каналізацію, заводів брудні стоки…
        Винищуємо дивні животоки.
        Бог землю Уквітчав, створив на ній сади!
        Ми ж не цінуємо трудів Його плоди,
        Рубаємо ліси, витоптуємо квіти,

І нищимо сади, як нерозумні діти.

        Бог Землю Заселив, щоби була жива,
        На ній нема Його створінням ліку.
        Бог Дав свободу волі чоловіку

І людству Дав у заповідь слова:

        Шануй Життя! Не вбий! Не укради!
        А ми Життя крадемо у Води,
        У Лісу і у всіх істот Землі,
        Хоч розуміємо, що гинемо самі,
        Що ми не володіємо Землею,
        Руйнуючи її - загинемо із нею.

І все, що ми робили «як прийдеться»,
        Великим лихом з часом обернеться.

        Ми просимо, щоб Бог нам Дав Спасіння,
        Так треба ж берегти і нам Його Творіння,
        Зусилля об‘єднаємо і може,
        Господь нам в добрій справі допоможе.

        Коли спустілі вже сади

        Коли спустілі вже сади
        Вітри північні колисають,

І передчасні холоди
        Тривожним сумом огортають,

І, з насуваннями пітьми,
        Природи стишуються звуки,
        Цінуємо все більше ми
        Чутливі, теплі, добрі руки,

        Нас гріють очі та серця

І зорі, що так ясно сяють,
        Немов би знову обіцяють
        Ту казку - де нема кінця.

        Ні жахливих заграв, ані криків нема

        Ні жахливих заграв, ані криків нема.
        Так просто, крізь наше буденне сприймання,
        Нас просочує крадькома
        Вибуху завтрашнього страждання.
        Сторожко, щоб монстрами не стали діти,
        Щоб в тілі лускатім їм не скиглити,
        Не допускайте Землю труїти,
        Бо легше втримати, ніж відтворити.
        Щоб день не став подібний до ночі,
        Боріться за кожен шабель природи:
        Рослини, тварини, повітря, води…
        Як завтра ми дітям подивимось в очі?

        Птах перетнув мій шлях. І я відчув

[Переклад: Журнал “Tht Baltic Sea Progect”,
        News Letter No.2 1995, S-15, Anonimus poet
        at the Meri-Pori camp. За підстрочником Андрія Турчина]

        Птах перетнув мій шлях. І я відчув:
        Цей день незвиклий, не такий як інші.
        Птахи летіли в обрій, наче вірші,
        Я рахував їх, я про все забув.

        Кружляли чайки просто наді мною.

Їх дзьоби червоніли наче маки…
        Я рахував ті незчисленні знаки,
        Що перламутрово світили білизною.

        Наповнювали пляж по птиці птиця:
        Поганки, лебеді, качки, лисухи…
        Здавалось навіть моря згасли звуки

І ця екскурсія ніколи не скінчиться.

        Я рахував. Я весь був у роботі.
        Я розчленовував незнаних птахів килим.
        Я рахував і думав: нам, безкрилим,
        Скажіть, як там - у вільному польоті.

        Різноманіття - то сама природа.
        Біолог-початківець, що ще треба?
        Незайманих води, землі та неба…
        Це - вибір мій! Моя винагорода!

        Все мине. Час знову обертає

        Все мине. Час знову обертає
        Коло мрій вздовж колеса буття.
        Повертає все, та не вертає
        Віри у безхмарне майбуття.
        Серце з часом ніби кам‘яніє.
        Хоч до інших досить в нім жалю,
        Та, чим далі, більше розуміє
        Безпорадність приступну свою.
        Ось і все. Я всім усе пробачу.
        Це дрібниці. Це усе мине…
        Я, очами, вже давно не плачу,
        Тільки не розпитуйте мене.

        Господи! Живу я, гріх жалітись

        Господи! Живу я, гріх жалітись:

Є робота, дах над головою,
        Тілу є до кого притулитись

І Душі нема іще спокою.
        Господи! Пробач, що серце прагне
        Віднайти і для Душі розради:
        Висловитись… висловитись тягне.
        Я не прагну грошей, чи посади -
        - Розуміння… і бажання чути…
        Адже я для чогось ще жива?
        Господи! Невже не може бути,
        Що комусь потрібні ці слова.

        То що ж таке святкова дата?

        То що ж таке святкова дата?
        Це радість, а чи ж навпаки?
        Це ми святкуємо роки,
        Що їх відбулось вже багато,
        Що в них і радість почуття

І перші пристрасті кохання,
        Що Бог нам дарував Життя,

І сум, і щастя і страждання,
        Що ми пізнали дивний світ
        Нерукотворної природи,

Її дерева, скелі, води,
        Квітневих луків дивоцвіт.
        Це ми святкуємо життя,
        Що Бог дозволив нам прожити,

І дав нам сили пережити

І каяття і забуття.

        Тихий сон думки гойдає

        Тихий сон думки гойдає
        У колисці сподівань…
        Хтось шепоче: «Мріє, встань»,
        Хтось комусь відповідає…

        Тихо дихає у сні,
        Навшпиньки піднявшись, туга…
        Чи знайду в тобі я друга,
        Нічка темна, а чи ні?

        Чи сховаєш і мене
        В сни за тихими дверима,
        Чи з відкритими очима
        Час повз втому промине?

        Що то за сяйво на темному тлі?

        Що то за сяйво на темному тлі?
        Може то зірка відбилась у склі?
        Може тремтливий вогник свічі
        Серце комусь запалило вночі?

        Ні. То крізь темряву прожитих літ
        Вогник Душі проростає у світ.

        Не дарував мені ти квіти

        Не дарував мені ти квіти,
        Не замовляв мені пісень.

«Тебе не можна не любити» -
        Я чую майже кожен день.

І я тобі, дурненька, вірю,
        На все заплющуючи очі,
        Хоч вдвох з безсонням шаленію
        Тобою майже усі ночі.

        Все як завжди. Нічого не вирішив час

        Все як завжди. Нічого не вирішив час.
        Не єднає він нас. Не розлучить він нас.
        Кожен - інша планета, орбіта своя.
        Та струмить поміж нас почуттів течія.

        Серед Холоду Космосу Зірки Вогонь,
        Та тепла не відчуєш у молитві долонь.

        Я розчинилась у повітрі

        Я розчинилась у повітрі,
        Мене не стало,
        Так хмара, що у рвучкім вітрі
        Маревом стала,
        Так вечір, що у нетрях ночі в темряві згинув.
        Я розчинилась у повітрі, як кільця диму.

        Я розчинилась у повітрі?
        У снах й безсонні,
        У поговірках, у повір‘ї,
        В твоїй долоні.
        Я ніби йшла і зупинилась.
        Ніхто не знає.
        Я розчинилась! Розчинилась!
        Мене немає.

        А ти живеш. Тобі не дивно?
        Скажи на милість.
        Тобі не боляче? Не зимно? -
        - Я розчинилась.
        Ніхто тобі вже не подзвонить, не потурбує.
        Ніхто твоєї вже любові не потребує.

        Ти забув і совість і стид

        Ти забув і совість і стид.
        Ти забув як тебе кохаю.
        Ти забув як мені болить,
        Коли довго тебе не стрічаю.

        Всупереч всім своїм словам,
        Та вже мабуть так мало бути,
        Ти забув, що забути мав

І забув, що не мав забути.

        Ти забув тихий мій поріг.
        Та я все надію плекаю,
        Що невдовзі тебе пострічаю,
        Як забудеш, що досі не зміг.

        До болю, до муки, до жару в крові

        До болю, до муки, до жару в крові
        Пригадую руки кохані твої.
        Та хай обривається кров‘ю життя,
        Минуле вертається без вороття.

        Душа виливалась назовні віршами

        Душа виливалась назовні віршами.
        Шукала, в спорідненні спраги, Душі.
        Та все відбувалось немов би не з нами,
        Як в прорви безодню летіли вірші.
        А світ коливався, звивався, струмився
        Навколо і ніби в чужому житті…

І вірш мій з оточенням світу не злився,
        А жив, як і я, серед всіх в самоті.

        Он понесли вже пристрасті коні

        Он понесли вже пристрасті коні,
        Зупинити їх сили нема.
        Хто для тебе я? Сонце в долоні?
        Чи сніжинка, що тане дарма?
        Хто для тебе я? В Світі єдина?
        Половинка Живої Душі?
        Чи негадана світла година,
        Що раптово відкрилась в тиші?
        Хто для тебе я? Знаю. Не треба.

Є слова. Але тільки слова.
        Зупинитись отак, просто неба,

І дивитись як гасне трава

        Я закохалась у тебе, то смішно, хоч плач…

        Я закохалась у тебе, то смішно, хоч плач…
        Я закохалась у тебе, то смішно, хоч плач…
        Слів говорити не треба, я закохалась у тебе.
        Я закохалась у тебе, пробач.

        В мене за вікнами стиглі жита.
        В тебе за вікнами трави буяють.
        Нас розділяють прожиті літа,
        Нас не прожиті літа розділяють.

        Прагне рука доторкнутись руки.
        Прагне плече до плеча притулитись.
        У почуттях, мов у водах ріки,
        Прагне Душа наче в снах розчинитись.

        Я закохалась у тебе, то смішно, хоч плач…
        Я закохалась у тебе, то смішно, хоч плач…
        Слів говорити не треба,
        Я закохалась у тебе. Я закохалась у тебе.
        Пробач.

        В кінці - мовчання

        Що ж мабуть ти знов права.
        А так хотілось щоб було прощання,
        Щоб були тихі, лагідні слова …
        Та що слова? Нехай буде мовчання.

        Напевно, й справді, вже прийшла пора

І зустріч, що була, була остання …
        Нічим нам не зарадять вже слова.
        Ми мовчимо. Нехай буде мовчання.

        Усіх закликаємо нині до згоди

        Усіх закликаємо нині до згоди,
        Нехай ми на різних часом полюсах,
        Та тільки кордонів нема у Природи:
        На ріках нема, у морях, в небесах.

Єднаймось, від «чорної тіні полину»,
        Від грубо закутих в бетон ручаїв,
        Як кожен спасе свою рідну хатину,
        Врятуємо разом планету - свій дім.

        Живемо нарізно у суєтнім світі,
        По-різному молимось різним богам,
        Та в захист довкілля, дорослі і діти,

Єднатись, єднатись потрібно всім нам.

        А вам, кому серце з біди не здригнеться,
        Кому аби день - і трава не рости,
        Нехай чернівецька дитина всміхнеться,
        Малеча з Народич насниться у сні.

        Зернина

        КОЛОСОК:
        Хитнувся Колосок і впала на землю маленька Зернина. Але вона ще не знала, що вона - Зернина. Вона ще н і ч о г о не знала. Вона спала. І навіть не знала, що спить. А Колосок тихенько похитувався поруч і думав, думав, думав…

…Зернина… Напевно і я з‘явився на світ з такої Зернини. Не пам‘ятаю. Пам‘ятаю лоскотне і гаряче, і нестерпно тягне вгору, вгору. І раптом - світло. Але ні, того також не пам‘ятаю. Напевно вигадав, бо ж бачив, як проростали поруч молоденькі Зернятка.
        Що дійсно пам‘ятаю, то це Сонце і Теплий Дощ водночас. Як то було чудово - тягнутися до Сонця і ще не знати, що будеш дерев‘яніти і сохнути, і нічим не зможеш тому зарадити.
        Але про що я? Ах, Зернина… Зернина, яку я проростив у собі. Але ж хіба тільки я? А може і зовсім не я? Вона ж і не подібна до мене. І взагалі, то скоріше вона проростила мене із себе і сама ніби щезла, розчинилася у мені. Хоча ні, не щезла, бо то ж її Зернятка, що я їх вважав своїми, не мої, а її діти. І подібні вони до неї. А я… я, я хіба що відбирав необхідну для них поживу і підставляв її під промені Сонця. А вже воно…
        Стривай. Я зрозумів! Зрозумів! Ні Зернина і ні я, а Сонце, Сонце! Сонце! То воно, через нас, втілює життя на Землі. Ми - не різне. Ми - те саме: і Зернина, з якої виріс я сам і ті Зерна, що їх я проростив у собі. Наше буття безперервне. Прощавай, моє старе стебло. Ти добре прислужилося мені, але створене з цеглинок землі, знову повернешся у землю, а я потягнуся назустріч Сонцю в тисячах нових колосків.

І з останнім словом просипав Колосок усі Зернини і думка в ньому завмерла. А може Колосок дійсно не пам‘ятав? Може Зернини бачили сни? І снилися їм чудові дивовижні Рослини, що підставляли Сонцю свої смарагдові долоні.

        СОНЯЧНИЙ ПРОМІНЧИК:
        Які щасливі ті створіння - думав Сонячний Промінчик, оглядаючи Землю. Вони можуть бути тут скільки завгодно і нікуди не зникати.
        Вони відчувають і мій дотик, і дотик Вітру, і Дощу… Як би я хотів бути таким, як вони, постійно перебувати в одному місці. А тут, не встигнеш і роздивитись навколо, як щось перетне твій шлях від Сонця і ти вже, бажаєш того чи ні, у новому місці… То хмарина, то птах… А ще й Земля обертається… обертається… Нічогісінько не побачиш. Недарма люди «зайчиком» прозвали, скачеш та скачеш…
        Промінчик зазирнув на квітучу луку і так йому тут сподобалось, що він забув про усе на світі і занурився в перший же Зелений Листок, що трапився йому на шляху. І Листок полегшено зітхнув. Всередині Листка було затишно і панувала якась особлива тиша, не глуха тоскотна беззвучність, а гармонійно пов‘язані звучання… і хотілося говорити пошепки, щоб не порушити ту невимовну гармонію.
        Промінчику стало так добре і весело, що він збудував собі маленького човника і плив, плив у нім рослиною, аж доки не зімкнулися над ним яскраві барвисті пелюстки… І тоді він заснув.
        А рослина ще довго підставляла молоденький плодик під тепло Сонячних Променів, щоби майбутня Зернина могла добре дозріти.

        Посмішки перебудови

        - Шановний, Ви куди? Що Ви тут робите?
        - Я - конферансьє.
        - Ні-ні, ніякого конферансьє нам не потрібно. Це анахронізм. В нас сучасна модернова імпреза.
        - Тоді я - ведучий.
        - Ви що, не розумієте? Конферансьє, ведучі - це усе елементи командної системи часів застою, коли одна людина могла вийти на сцену і розпоряджатися цілим колективом. А я Вам кажу: ні, і ще раз - ні. Артисти самі вправі вирішувати кому виступати і за яким порядком.
        Звертається до глядачів: «Отже, першим номером нашої програми…»
        - Але? Але чому ж Ви оголошуєте?
        - Хтось же повинен оголошувати.
        - Значить Ви - ведучий?
        - Ні у якому разі. Я - звичайний член колективу, оголошувач. І не заважайте мені працювати.

        Вікно

Є у мене хороший колега - Петро. Та ні, певно вже треба казати «був». А чого
«був»? Бо посварились ми із ним. І через таку дурницю посварились, що і розповісти кому - сміх та й годі. Сміх то сміх, а ось вже третій тиждень не розмовляємо. А почалось усе з вікна.
        Зробив я у хаті ремонт. Тільки вікна не помалював. А живу я (то важливо) на восьмому поверсі. І ліфт, як воно ведеться у всіх новобудовах, не працює. Спускаюсь я сходами і міркую: скільки ж то фарби купити.

І тут пригадав собі, що жінка просила підвіконня поміняти. Їй, бачите, квіти нема де ставити, бо підвіконня завузькі. А я вже до третього поверху зійшов. І так мені ліньки було знову на восьмий поверх повертатися, аби з того підвіконня мірку зняти, що я вирішив краще зайти на другий поверх до Петра - вікна ж однакові.
        Не встиг я поріг Петрової хати переступити, а він мені й каже:
        - Знаю, знаю, чого ти зайшов. Але, вибач, сьогодні ніяк.
        - Та ні, - кажу, Петро, - послухай…
        - І слухати не буду, бо в гості з дружиною йдемо ввечері, сам розумієш.
        - Петро, та я …
        - Знаю, знаю, що ти, але я сьогодні ніяк.

І що би ви робили за таких обставин? Я мовчки відсунув його плечем і рушив у кімнату до вікна. Витяг із кишені мотузку і …

І тут почув голос Петра.
        - Ти що збираєшся робити?
        Мені б мовчки поміряти підвіконня і піти, та я втратив пильність.
        - Розумієш, я вікна хочу помалювати, а жінка …
        - Отож, певно, що жінка. Я так і подумав, що то твоя жінка …
        - Та до чого тут моя жінка ?
        - Ти ж сам сказав, що жінка.
        - Та ти ж не дослухав.
        - Ні, то ти не дослухав. А мені дослуховувати нема чого, бо я й так знаю все, що ти далі скажеш.
        Тутечки я зробив другу помилку. Мав необережність запитати:
        - І що ж я далі скажу?
        - А скажеш, що твоя жінка бачила мої вікна, і що вони найкращі в нашому будинку. Тому вона прислала тебе подивитись і зробити такі ж.
        - І зовсім ні.
        - Певно, що «ні». Тепер ти будеш відмовлятись від усього, тільки б не визнати, що я правий.
        - Але ж я прийшов не тому…
        - А що ж ти тепер мусиш казати, зараз ще скажеш, що вікна тебе взагалі не цікавлять.
        - Мене цікавить вікно, але зовсім з іншого приводу. Просто …
        - Тобі завжди треба «просто», а вікно у хаті, між іншим, дуже важлива річ. Воно є одним з центрів сучасного інтер‘єру.
        - Послухай, та не потрібне мені твоє вікно.
        - А що я тобі казав перед тим, що ти і від вікна відмовишся.
        - Ти можеш хоч трохи помовчати і вислухати мене.
        - Добре, кажи.
        - Я зібрався вікна малювати, а жінка…
        - Я вже то чув.
        - Але ж ти знову мене не дослухав. Слухай далі.
        - А далі мені не цікаво. Бо ти і далі нічого нового не скажеш. Тобі треба вікна малювати , а в мене вони вже помальовані. Ото й все. А ти тепер будеш казна що городити, щоб довести, що я не правий. А я тільки того й хочу, що тобі допомогти, бо вікна у хаті мають велике значення…

І Петро майже годину розповідав мені про значення і функції вікна від печерного періоду і до літаючих будинків науково-фантастичних оповідань. Я дізнався про вікно усе - форми, кольори, що воно може розділяти простір, або навпаки з‘єднувати приміщення у єдине ціле…
        Та коли він почав докладно розповідати про відповідність між оформленням вікна і домашнім одягом господарів, я не витримав. Я гримнув дверима і поплентався на свій поверх міряти підвіконня.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к