Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Поэзия Драматургия / Сотник Юрий: " Один Страшный День " - читать онлайн

Сохранить .
Один страшный день Юрий Вячеславович Сотник

        Юрий Сотник
        ОДИН СТРАШНЫЙ ДЕНЬ

        Комедия в трех действиях

        ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

        Лида, председатель совета отряда.
        Галина Васильевна, молодая учительница.
        Дарья Капитоновна, директор школы.
        Сеня, вожатый отряда.

        Пионеры:
        Сева Козлов
        Ваня Панкратов
        Андрюша
        Нина
        Кукушкин

        Надежда Леонидовна, бабушка Севы.
        Анфиса Петровна, бабушка Вани.
        Аня, сестра Галины Васильевны.
        Ее дети:
        Павлик
        Даша

        Корреспондент.
        Дворник.
        Пионеры, милиционер, врач, старик, парень, няня, пенсионеры, продавщица ягод, дворник и другие.

        ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

        КАРТИНА ПЕРВАЯ

        Перед суперзанавесом с изображенным на нем фасадом школы, на просцениуме - взволнованные ребята. Все в походной одежде. У толстого Кукушкина на плече висит самодельный походный приемник, из которого звучит музыка.

        Люся. Ой! Ну где же Лидка?
        Андрюша. Как назло, опаздывает!
        Нина. Вон она!
        Кукушкин. Наконец-то!

        Вбегает Лида.

        Люся. Ой, Лидка, куда ты делась? Тут такое произошло!..
        Кукушкин (проталкивается к ней, выключает свой приемник). Ваньку Панкратова и Севку Козлова директор не пускает в поход.
        Люся. За позавчерашнее.
        Лида. Где они?
        Кукушкин. В пионерской комнате. И директор там.
        Лида (снимает рюкзак). Подержите кто-нибудь.

        Андрюша берет рюкзак. Лида убегает, ребята за ней. Раскрывается суперзанавес.
        На сцене пионерская комната и часть лестничной площадки. В пионерской комнате - Дарья Капитоновна, Галина Васильевна, Ваня Панкратов, Сева Козлов и вожатый Сеня. Востроносое Севино лицо окаменело. Здоровенный Панкратов вот-вот заплачет.

        Дарья Капитоновна (сухо). Разговор окончен. Можете идти!

        Сева молча направляется к двери. Ваня идет за ним, но потом останавливается.

        Ваня (умоляюще). Дарья Капитоновна! Ну, Дарья Капитоновна!..
        Дарья Капитоновна (повышает голос). Дарья Капитоновна свое слово сказала. Всего хорошего! (Указывает на дверь.)

        Ваня и Сева выходят на площадку, прикрывают створку двери. Вбегает Лида.

        Лида (тихо, сердито). Доигрались, да?

        Сева молчит. Ваня умоляюще постукивает себя щепотью по груди.

        Ваня (тихо). Лид!.. Лида, на тебя вся надежда.
        Галина Васильевна. Дарья Капитоновна, я подумала, а что, если…

        Лида стучит в дверь.

        Дарья Капитоновна. Ну! Кто там еще?
        Лида. Дарья Капитоновна, можно войти?
        Дарья Капитоновна. Входи!

        Лида входит, закрывает дверь. Мальчишки тут же приникают к двери.

        Лида (тяжело дыша). Здравствуйте, Дарья Капитоновна! Здравствуйте, Галина Васильевна!
        Дарья Капитоновна. Здравствуй, товарищ председатель совета отряда. Зачем пожаловала?
        Лида. Я… Вот по поводу Севки… по поводу Панкратова и Козлова.
        Дарья Капитоновна. Догадываюсь. А тебе известно, что натворили позавчера Козлов и Панкратов?
        Лида. Известно, Дарья Капитоновна. Попали в милицию.
        Дарья Капитоновна. За что?
        Лида. Жарили ночью на костре курицу, в городском парке.
        Дарья Капитоновна. И как ты к этому относишься?
        Лида. Отрицательно, конечно. Но они ведь не из хулиганства… Они ведь просто тренировались готовить пищу в походных условиях. Они полинезийским способом ее жарили.
        Дарья Капитоновна. Что?..
        Лида. Курицу. Полинезийским способом. Надо обмазать ее глиной и жарить прямо с перьями. Это Севка где-то вычитал.

        Галина Васильевна отворачивается, чтобы скрыть улыбку. Сеня, наоборот, хмурит брови. Он все время играет очень строгого, решительного, подтянутого командира. На площадке появляются Люся и другие ребята.

        Люся. Сева, ну как? Ой, девочки, ну как?

        Сева молча грозит ей кулаком и снова приникает к двери.

        Дарья Капитоновна (гремит во весь голос). Ах, «тренировались»! Ах, «полинезийским способом»! А то, что они угодили в милицию и опозорили школу, это тебя не трогает? А то, что домашние из-за них полночи не спали, это для тебя пустяки? А курица! Стащить из дому купленную к обеду курицу и спалить ее на костре - этот поступок как ты назовешь?
        Лида (мнется). Конечно, Дарья Капитоновна… Козлов и Панкратов… С ними, конечно, очень трудно.
        Дарья Капитоновна (Галине Васильевне). Вы у нас человек новый, Галина Васильевна, вы в конце года пришли. Вы, может быть, от них еще не натерпелись…
        Галина Васильевна (чуть улыбаясь). Да нет, уже натерпелась.
        Дарья Капитоновна. Так вот, вы не думайте, что все свои подвиги они совершают стихийно. Подо все эти безобразия подведена твердая теоретическая база. А ну, Лидия, процитируй, что проповедует Козлов.

        Лида молчит.

        Ну! Мы ждем.
        Лида. Так ведь… это он просто так брякнул… сдуру.
        Сеня (подходит к Лиде с очень грозным видом). Ты нам голову не морочь - «просто так»! Ты давай процитируй!
        Лида (нехотя). Н-ну… «Взрослые, мол, на то и взрослые, чтобы нас воспитывать да что-нибудь запрещать»…
        Андрюша. Плохо, Севка, ваше дело!
        Дарья Капитоновна. Дальше!
        Лида. Н-ну… «А ты, мол, слушай, да молчи, да делай все по-своему»…

        Сева отирает пот со лба.

        Ваня. Все! Пропали!

        Галина Васильевна улыбается.

        Дарья Капитоновна (подходит к развешанным на стене стенгазетам). А вот вам
«теория» Козлова в действии. Полюбуйтесь, пожалуйста! (Читает заголовок.)
«Безобразный поступок». Это Козлов с Панкратовым увлеклись химией и устроили дымовую завесу в раздевалке. А вот еще: «Уймите Козлова и Панкратова». Красноречиво? Теперь сюда взгляните: «Побоище в шестом «Б». Тоже о них же.

        Дарья Капитоновна, Сеня и Галина Васильевна отходят от стенгазет. Лицо Галины Васильевны очень серьезное.

        И вот с этими молодцами вы хотели провести целое лето.
        Сеня (значительно). Галина Васильевна, подумайте!
        Дарья Капитоновна. Вы понимаете, какая ответственность на вас лежит?
        Галина Васильевна. Да. Понимаю, конечно.
        Дарья Капитоновна (Лиде). Так вот! Иди и объяви отряду: Козлов и Панкратов в поход не пойдут.

        Ваня и Сева отстраняются от двери. Сева мрачен. Ваня совсем готов заплакать.

        Люся (тихо). Ой, девочки!
        Андрюша (тихо). Всё!

        Лида делает шаг к двери и вдруг оборачивается.

        Лида (с деланным безразличием). Хорошо, Дарья Капитоновна. Только… наш отряд взял обязательство перевоспитать Козлова с Панкратовым, а теперь… теперь я не знаю, как мы будем их перевоспитывать.

        Все ребята в полном молчании приникли к двери.

        Дарья Капитоновна (долго смотрит на Лиду). Хитра!
        Лида (по-прежнему безразлично). Разве я не правду говорю, Дарья Капитоновна? В походе на них коллектив бы влиял, а так они будут по улицам гонять.

        Дарья Капитоновна переглядывается с учительницей. Та сдерживает улыбку. Вид у Сени оторопелый.

        Дарья Капитоновна (Лиде). Ба-альшой демагог из тебя получится!
        Лида (равнодушно). Вообще, конечно, Дарья Капитоновна… Оставить их в городе - куда проще: натворят что-нибудь, а мы в стороне.
        Дарья Капитоновна. Ты кем будешь? Дипломатом? Юристом?
        Лида (скромно). Педагогом.
        Дарья Капитоновна (учительнице и вожатому). Ну! Что вы скажете на все это?
        Сеня (важно). Доводы, конечно, веские, Дарья Капитоновна, но с другой стороны… (Пожимает плечами и умолкает.)
        Галина Васильевна (до этого она еле сдерживалась, чтобы не рассмеяться, но теперь стала серьезной). Дарья Капитоновна, отношения с Козловым и Панкратовым у меня действительно неважные, но я вот о чем думаю: в школе я общаюсь с ними только в учебные часы, а в походе мы целый месяц проведем вместе. Может быть, нам и удастся как-нибудь поладить? Ведь все-таки они люди, а не крокодилы какие-нибудь.

        Среди ребят у двери оживление. Козлов с Панкратовым расплываются в улыбке, потирают руки.

        Дарья Капитоновна. Хорошо! Но при одном условии: весь класс должен поручиться за них!
        Лида. Ой! Конечно, поручатся!
        Дарья Капитоновна. Нет, ты пойди спроси!

        Лида распахивает дверь. На секунду застывает, увидев отпрянувшую толпу ребят, потом выходит к ним.

        Лида. Ручаетесь за них?
        Голоса. Ручаемся! Ручаемся!
        Кукушкин. Стоп! Минуточку! Пусть они сами дадут сначала слово, что не станут бузить.
        Лида (Севе и Ване). Даете слово?
        Ваня (колотит себя в грудь). Да я… Да честное-распречестное!.. Да пусть я сдохну, если что-нибудь такое!..
        Сева (пожимает плечами). Конечно, даю слово. Что я, дурак?
        Лида. Кто за то, чтобы поручиться?

        Ребята один за другим поднимают руки. Кукушкин медлит. Все смотрят на него.

        Кукушкин. Ладно уж! (Подымает руку.)
        Лида (распахивает дверь). Дарья Капитоновна, они все ручаются!
        Дарья Капитоновна. Хорошо! В путь!
        Ребята (хором). В пу-у-ть!

        Все бегут вниз по лестнице. Забыв о своей солидности, скачет за ребятами Сеня. Пожав руку Дарье Капитоновне, последней выходит Галина Васильевна.

        КАРТИНА ВТОРАЯ

        Лодочная станция в парке, на окраине города. У входа маленькая сторожка. Виден простор водохранилища со множеством зеленых островов. Вместе с тем чувствуется, что где-то поблизости проходит довольно оживленная улица. Заведующий станцией, высокий старик в тельняшке, и его помощник, молодой парень, подносят брезентовую байдарку к мосткам, у которых стоят деревянные лодки. В ворота станции с гомоном входят ребята, нагруженные своим багажом, Галина Васильевна, Ваня и Сева.

        Старик (опуская байдарку). Привет, мореходы! Попутного ветра!
        Ребята. Спасибо! Здравствуйте!
        Старик (пожимает учительнице руку). Ваши корабли у крайнего мостика. В сторонке посвободнее.
        Галина Васильевна. Спасибо! Мне сейчас вам расписку дать?
        Старик. Да, лучше бы сейчас. Пойдемте в сторожку.

        Учительница и старик скрываются в сторожке. Сложив вещи в кучу, ребята зачарованно смотрят на водохранилище.

        Люся. Ой, девочки, хорошо как!
        Сева (негромко). Ну, Лидка, чего хочешь проси. Все для тебя сделаем.
        Ваня. Ага. Лид!.. Ты не думай, мы это не шутя. Ты только скажи, чего тебе хочется. А?
        Лида (помолчав, очень отчетливо). Букет цветов.
        Сева, Ваня (вместе). Че-гоо?
        Лида. Букет цветов. А что тут такого? Мне до сих пор еще никто не преподносил цветов.

        Некоторое время мальчишки оторопело молчат.

        Сева (вдруг решительно). Есть! Будут цветы!

        Из сторожки выходит Галина Васильевна и старик.

        Галина Васильевна. Начинайте погрузку.
        Сеня. Есть начинать погрузку! (Ребятам.) А ну, давай на погрузку! Палатки грузите на «Витязя», продукты на «Варяга», все остальное на «Летучего голландца». Живо!

        Ребята начинают грузиться.

        Галина Васильевна (подойдя к байдарке). Сева! Ваня! Берите вон ту мачту с парусом, руль, вот эти спинки. Поможете мне оснастить байдарку.

        Сева и Ваня бросаются к учительнице. Сева вставляет в гнезда мачту, рея которой обернута парусом. Ваня навешивает руль. Учительница устанавливает спинки.

        Ваня. Ух, байдарочка! А кто на ней поедет, Галина Васильевна, а?
        Галина Васильевна. Вы со мной поедете. Я вас никуда от себя не отпущу.
        Ваня (радостно). Севк!.. Слыхал?
        Сева. Галина Васильевна… оказывается, не так уж плохо быть хулиганами.
        Галина Васильевна. Это еще что такое?
        Сева. Ну, как же! То мы на обыкновенных лодках плыли бы, а потому что мы хулиганы…
        Галина Васильевна (шутя грозит пальцем). Ты у меня поговори!

        В ворота входит радиокорреспондент, неся портативный магнитофон. Он о чем-то спрашивает старика.

        Старик (обернувшись к учительнице). Эй, начальство! Тут спрашивают вас.

        Галина Васильевна идет к сторожке. Любопытная Люся увидела незнакомого человека и направляется вслед за учительницей.

        Ваня (смотрит учительнице вслед). А она ничего все-таки человек.
        Сева. Ничего. Когда не воспитывает.
        Галина Васильевна (корреспонденту). Так! Я вас слушаю.
        Корреспондент. Галина Васильевна? Тарасова?
        Галина Васильевна. Да. Это я.
        Корреспондент. Будем знакомы: корреспондент «Пионерских известий по радио» Цветков. (Вглядывается в учительницу и вдруг улыбается.) А вы знаете, мы с вами соседи. Вы в новых домах живете?
        Галина Васильевна. Да.
        Корреспондент. И я там же. Мои окна как раз напротив ваших. Я не раз вас на балконе видел.
        Галина Васильевна. Мне ваше лицо тоже знакомо. Так чем могу служить?
        Корреспондент. Мне поручено сделать репортаж о вашем походе. Хотелось бы записать на пленку разговор с одним из юных путешественников. Кого из ребят вы порекомендуете?
        Галина Васильевна. Пожалуй, Лиду Морину. Она у нас председатель совета отряда. (Люсе.) Люся, позови Лиду.
        Люся (кричит). Лида! Ой, Лида, скорей! Девочки! Лиду на радио записывать хотят!

        Все ребята бросают работу и подходят к сторожке. Старик выносит табурет. Корреспондент ставит на него портативный магнитофон и открывает его.

        Корреспондент. Ребята, пошире круг! Прошу полную тишину. Так вот, Лида, ты давай не волнуйся, говори спокойненько, непринужденно.
        Люся (тихо). Лида, ты не волнуйся, главное не волнуйся!
        Корреспондент (включив аппарат, говорит в микрофон). Мы пригласили к микрофону председателя совета отряда Лиду Морину. Ну, здравствуй, Лида! (Переносит микрофон ко рту Лиды.)
        Лида (чуть слышно). Здравствуйте!
        Корреспондент (выключает магнитофон). Снова давай. Погромче надо. (Включает магнитофон.)
        Лида (громко). Здравствуйте!
        Корреспондент (выключает магнитофон). Слишком громко. Перегружаешь магнитофон.
        Кукушкин (вздыхает). Ну и ну!
        Лида. Здравствуйте!
        Корреспондент. Минутку! Сейчас послушаем, что получилось. (Перематывает пленку и слушает.)
        Сева (тихо). Иван! У меня идея! (Отводит Ваню в сторону и шепчется с ним.)

        Оглядываясь на толпу у сторожки, мальчики подходят к байдарке и тихонько укладывают в нее весла.

        Корреспондент. Порядок! Поехали дальше! (В микрофон.) Так вот, Лида, расскажи, пожалуйста, радиослушателям о цели вашего похода.
        Лида. Цель похода - обследовать прибрежную флору водохранилища и… и…
        Кукушкин (тихо). Условия…
        Лида. …и выяснить условия для проживания…
        Кукушкин. Для распространения…
        Лида. …для распространения ондатры.
        Корреспондент. Так! Теперь, э… расскажи, Лида, радиослушателям, что такое ондатра.
        Лида. Ондатра - это водяная крыса. У нее очень ценный мех. Если мы установим, что для нее достаточно корма, то ее в этих местах будут разводить. (Тихо.) Всё.
        Корреспондент. Сейчас послушаем. (Перематывает пленку и надевает наушники.)

        Сева и Ваня тащат лодку, спускают ее на воду.

        Ваня. Опять попадет.
        Сева. «Попадет, попадет»! Я тебе говорю - тут близко совсем.
        Корреспондент. Шума много и слышно, как тебе подсказывают. Сначала давай!

        Другая часть парка на берегу водохранилища. Виден забор, отделяющий парк от улицы. На берегу сидят двое мальчишек и удят рыбу.

        Голос продавщицы (за забором). Есть свежая клубника, черешня… Берите, граждане, клубнику! Кому черешни спелой?

        Появляется мачта байдарки, головы Севы и Вани, мелькающие весла. Байдарка крейсирует у берега, часто останавливаясь.

        Сева (не замечая рыболовов). Ну, что я тебе говорил! Давай рви!
        Ваня. Никогда в жизни еще для девчонки цветов не рвал.
        Сева. Для такой девчонки можно. (Помолчав.) И вообще, привыкать пора.
        Первый рыболов. Гляди! Для девчонки цветы рвут.
        Второй рыболов. Эй! Девчатники! Ухажеры!

        Сева и Ваня уставились на рыболовов, затем дружно гребут к берегу. Сева выскакивает из байдарки. В руке у него пучок белых кувшинок. Видно, как от толчка байдарка вместе с Ваней отходит назад. Сева подбегает ко второму рыболову.

        Сева. На! (Хлещет рыболова кувшинками.)
        Второй рыболов. На!

        Он бьет Севу, и тот летит вверх тормашками.

        Сева (самого его не видно). Подгребай! Я очки потерял! Осторожней! Здесь тина!

        Ваня подгребает, становится в байдарке во весь рост, шатается и прыгает. Севу по-прежнему не видно.

        Я тебе говорил - тут тина! Нашел очки! Погоди, стекла нет! Стекло выбили! Нашел! Вперед!

        Оба приятеля появляются на суше, перемазанные тиной. Рыболовы при виде здоровенного Вани бросаются удирать. Сева и Ваня гонятся за ними.

        Слева заходи! Слева! Гони его на меня! Ножку! Ножку подставь!

        Рыболовы перемахивают через забор. Вслед за ними, только чуть в стороне, перемахивают через забор и Сева с Ваней.

        Продавщица (за сценой). Ай! Ах чтоб вас, окаянных! Граждане! Держите их! Всю клубнику подавили! Эй, держите! Милиционер!

        Слышен свисток милиционера. Видно, как мачта байдарки, чуть покачиваясь, удаляется все дальше от берега.

        Снова лодочная станция.
        Ребята по-прежнему толпятся вокруг корреспондента. Видно, как вдоль берега движется мачта пустой байдарки. Никто ее не замечает.

        Корреспондент (в микрофон). Благодарю тебя, Лида! Позволь мне от имени всех радиослушателей пожелать счастливого пути тебе лично и всем ребятам. (Подносит микрофон к Лиде.)
        Лида. Спасибо! Всего хорошего! (Тихо.) Теперь все?
        Корреспондент. Сейчас узнаем! (Прослушивает запись.)

        Ребята молча смотрят на него.

        Вот теперь все!
        Голоса. Наконец-то! Смотрите, Лидка даже похудела!
        Парень (старику). Работка!
        Старик. Это тебе не веслами махать!
        Корреспондент. Спасибо, товарищи! Слушайте передачу завтра в восемнадцать часов. Всего наилучшего!
        Ребята. До свидания! Всего хорошего!

        Корреспондент уходит.

        Галина Васильевна (Сене). Стройте ребят на линейку. Сделаем перекличку - и в путь!
        Сеня. На линейку! Живо! Лида, строй ребят!
        Лида. Становитесь вот тут!

        Ребята выстраиваются.

        Сеня (подходит к Галине Васильевне). Товарищ начальник похода, погрузка на лодки закончена, отряд для переклички построен.
        Галина Васильевна (держит список в руке). Внимание, ребята, начинаю перекличку. Анисимова Нина!
        Анисимова. Здесь!
        Галина Васильевна. Семенова Лю… (Оглядывает шеренгу.) Где Панкратов? Где Козлов?
        Лида (оглядываясь, кричит). Панкратов! Козлов! Ой!.. Галина Васильевна, а где байдарка?

        Шеренга ребят рассыпается.

        Галина Васильевна (кричит). Панкратов! Козлов!

        Тишина. Только отвечает эхо.

        Андрюша. Сева! Иван!

        Снова молчание.

        Сеня. Все вместе давайте! Внимание! Три-четыре!
        Ребята (хором). Панкратов! Козлов!

        Снова только эхо.

        Кукушкин. Уплыли!
        Старик (помощнику). А ну, заводи моторку! (Галине Васильевне.) Гражданочка, мы сейчас вам мотор дадим. Вы давайте садитесь да и отправляйтесь на поиски.

        Парень уходит, за ним идет Галина Васильевна, а за ней бежит Лида.

        Лида. Галина Васильевна, можно я с вами?

        Все трое уходят. Слышно, как заводится лодочный мотор.

        Голоса ребят. Панкратов! Козлов!

        Постепенно расходятся в разные стороны.
        На просцениуме.
        Отделение милиции. Сюда входят дежурный милиционер, продавщица в белом фартуке и Сева с Ваней. Одежда на мальчишках испачкана не только тиной: ботинки, брюки и рукава заляпаны чем-то красным.

        Милиционер. Как же это так получилось?
        Продавщица. А вот так и получилось! Как снег на голову! Какой там снег! Вроде как атомная бомба. Стою я, значит, торгую со своего лотка у забора… Вдруг вот этот вот с забора в решето с клубникой - прыг!.. и вместе с решетом с лотка - на землю. Я, значит, ахнуть не успела, а тут этот - хлоп!.. И целых два решета всмятку! Там еще двое каких-то сиганули, но те правее чуть: ничего не причинили. Товарищ дежурный, вы уж примите меры. Не мне же из своего кармана за ягоды платить!
        Милиционер (ребятам). Вы что же это? А?

        Ребята молчат.

        Продавщица. Ишь! Воды в рот набрали! Товарищ дежурный, у меня товар на улице остался, я побегу, а вы уж доведите до конца это дело-то. Три решета клубники - ведь это не шутка, товарищ дежурный!
        Милиционер (продавщице). Ладно! Разберемся.

        Продавщица уходит. Милиционер садится за стол.

        Так! (Ване.) Имя?
        Ваня. И…
        Сева (перебивает его). Сеня. Сидоров.
        Милиционер. А ты, браток, зря подсказываешь. Он, пожалуй, сам знает, как его зовут. (Пауза.) Вот что, друзья, давайте уж честно говорите: где живете, в какой школе учитесь. Я вам зла не желаю, а к продавщице тоже надо сочувствие иметь.

        Ваня и Сева молчат.

        Ну, что ж! У меня время есть. Присаживайтесь, отдыхайте.

        Приятели машинально садятся на скамью, Ваня тихонько всхлипывает.

        Сева (тихо). Не реви!
        Ваня. Э!.. А лодка-то, байдарка! Ведь ее уведут!
        Сева. Товарищ дежурный, мы в седьмой школе учимся. Наша учительница тут недалеко.
        Милиционер. Пошли!

        Снова лодочная станция. Ребята и старик стоят на берегу, прислушиваясь к отдаленному рокоту мотора.

        Голоса. Едут! Возвращаются! Где едут?

        Гул мотора приближается.

        Люся. Ой! И в самом деле едут!
        Андрюша. А почему их трое?
        Кукушкин. А что они тащат за собой?

        Долгая пауза.

        Сеня (упавшим голосом). Байдарка… Пустая.

        Снова долгая пауза. Гул мотора совсем близко. Вот он стих. Слышно, как гремит цепь. Появляются Лида, парень и Галина Васильевна. Лицо ее совсем безжизненно. Кажется, она еле идет.

        Люся. Ой, Галина Васильевна… А где они?

        Ей никто не отвечает.

        Кукушкин (Лиде). Где вы нашли байдарку?
        Лида. Там! (Кивает в сторону водохранилища.)
        Парень (Андрюше). Они плавать умеют?
        Андрюша (тихо). Не очень чтобы…
        Парень (старику). Мы ее знаешь где нашли? Аж на Зеленом плесе. Заявить надо.

        В ворота входят милиционер, Сева и Ваня.

        Люся (увидев их, истошно кричит). Ой, девочки-и!
        Голоса. Они-и-и! Нашлись! Живые!

        Все бегут к Козлову и Панкратову, окружают их.

        Люся. Ой! Что это с ними?
        Галина Васильевна (расталкивает ребят). Пустите! Пустите меня! (Она подходит к Севе с Ваней и смотрит то на них, то на милиционера.)
        Милиционер. Так вот, товарищ учительница… Весы сломали, ягоды подавили…

        Галина Васильевна дико смотрит на него, потом отворачивается. Люся тихонько заглядывает ей в лицо.

        Люся (обернувшись к ребятам, тихо). Плачет!

        Старик наливает в кружку воды из холодного самовара, стоящего возле сторожки, и подходит к учительнице. Та отстраняет кружку.

        Милиционер. С такими заплачешь.
        Галина Васильевна (поворачивается к Сене. Она старается казаться совсем спокойной). Сеня, ведите ребят, разгружайте лодки.
        Сеня (растерянно). Что?..
        Галина Васильевна. Разгружайте лодки. Пока я с товарищем поговорю, пока доставлю Козлова и Панкратова домой. Одним словом, разгружайте лодки. Завтра двинемся в путь.
        Сеня (мрачно ребятам). На разгрузку! Пошли!
        Андрюша (жалобно). Се-е-ень!
        Люся. Ой, девочки, ну что же это такое!
        Кукушкин. Галина Васильевна, может, еще успеем до островов доплыть?
        Сеня (вдруг кричит почти со слезами в голосе). Без разговоров у меня! Что вы, сами не понимаете? Тут три часа на этих идиотов уйдет. Пошли! Кукушкин, тебя не касается?

        Ребята проходят мимо Севы и Вани, направляясь к лодкам.

        Люся. У, какие-то! (Грозит им кулаком.)
        Кукушкин. Дурак я был, что за вас голосовал!

        Лида проходит молча.

        Ваня (Лиде). А ты знаешь из-за чего все это? Из-за цветов!
        Сева. Мы тебе букет хотели…
        Лида. Спасибо за подарочек! (Уходит к лодкам.)

        КАРТИНА ТРЕТЬЯ

        Кухня в квартире Козловых и Панкратовых. Здесь два уголка, очень по-разному обставлены. В одном - современный, облицованный пластмассой стол, над ним висячий шкаф, покрытый белоснежной эмалью. В другом уголке стол накрыт простой клеенкой, вместо шкафа - деревянная полка, заставленная кастрюлями, мешочками, банками из-под консервов и всякими хозяйственными мелочами. В открытую дверь видна часть передней. Откуда-то приглушенно доносятся звуки радио.
        За пластмассовым столом, в удобном кресле сидит Надежда Леонидовна. Это маленькая, сухонькая старушка с пенсне на носу. На ней хороший костюм английского покроя. В одной руке у нее сигарета, в другой - книга. Вид у нее такой безмятежный, точно она всю жизнь только и знает, что читает да покуривает. Где-то стенные часы бьют шесть раз. Надежда Леонидовна отрывается от книги.

        Надежда Леонидовна (громко). Анфиса Петровна, вы не спите?
        Анфиса Петровна (за сценой). Не сплю, Леонидовна! Кефир пью да телевизор смотрю. Кефиру хочешь, Леонидовна?
        Надежда Леонидовна. Благодарю, не хочу.
        Анфиса Петровна (за сценой). Я сегодня тоже обеда не готовила. Ну его! Вот кефира попила и сыта.
        Надежда Леонидовна. Анфиса Петровна!
        Анфиса Петровна. А-я!
        Надежда Леонидовна. Оставьте вы свой телевизор. У меня к вам предложение.

        Радио умолкает. Появляется Анфиса Петровна. Ей столько же лет, сколько Надежде Леонидовне, но она полная, расплывшаяся, улыбчивая. В руках у нее блюдечко и стакан из-под кефира.

        Анфиса Петровна. Какое предложение?
        Надежда Леонидовна. Пойдемте в театр. Сегодня «Бесприданницу» дают.
        Анфиса Петровна (улыбаясь). Ишь как разгулялась, Леонидовна!
        Надежда Леонидовна (затягивается сигаретой). Надо хотя бы раз в год почувствовать себя не бабушкой, а человеком.
        Анфиса Петровна (ставит стакан и блюдце к себе на стол). Пойдем! Я нынче и посуду мыть не буду. Пойдем! Погоди, только деньги возьму. (Уходит и продолжает за сценой.) Леонидовна!
        Надежда Леонидовна (встает, гасит в пепельнице сигарету). Да.
        Анфиса Петровна (за сценой). А я, грешным делом, боялась, что наших не возьмут за вчерашнее-то.
        Надежда Леонидовна. Я тоже почти не надеялась.
        Анфиса Петровна (входит с сумочкой в руках). Понимаешь, гляжу я утром в окно, как наши из дома выходят, и вдруг вижу - мать ты моя!  - им кошка дорогу перебежала! Хорошо еще не черная, а серая.
        Надежда Леонидовна (с возмущением). Анфиса Петровна!
        Анфиса Петровна. А-я!
        Надежда Леонидовна. Анфиса Петровна! Вы же в двадцатом веке живете! Ваши дети высшее образование имеют! Ну, когда вы перестанете верить в эти идиотские приметы?
        Анфиса Петровна (оправдываясь). Ни в какие приметы не верю! Ни в какие! А вот черных кошек боюсь. Что хочешь со мной делай - боюсь!
        Надежда Леонидовна. Оставьте, пожалуйста! Уши вянут! Идемте!

        Раздается звонок. Анфиса Петровна выходит в переднюю, открывает дверь и, пятясь, возвращается в кухню.

        Милиционер (в передней). Разрешите войти?
        Надежда Леонидовна. Пожалуйста! Кто там?

        Входят Галина Васильевна, милиционер и Сева с Ваней, перепачканные тиной и ягодами.

        Галина Васильевна. Здравствуйте!
        Милиционер. Извините за беспокойство!

        Анфиса Петровна бессильно опускается на табурет.

        Надежда Леонидовна. Здравствуйте! (Поджав губы, она смотрит на пришельцев. Лицо у нее такое же каменное, как у Севы.)
        Галина Васильевна (милиционеру). Это бабушка Козлова, а это бабушка Панкратова. (Надежде Леонидовне.) Родители мальчиков, кажется, в отъезде?
        Надежда Леонидовна (отчеканивает). Да, именно так. Родители Козлова и родители Панкратова работают в геологических партиях. Позвольте узнать, что произошло?
        Милиционер (сочувственно). Придется убытки возмещать.
        Надежда Леонидовна. Так. (Она кивает и молча ждет дальнейших объяснений.)
        Галина Васильевна. Мне очень неприятно, Надежда Леонидовна, но я… я не могу взять этих мальчиков в поход. Вы войдите в мое положение! Они самостоятельно взяли байдарку, уплыли на ней, могли утонуть… Они пропадали несколько часов. Я ужас что пережила…
        Надежда Леонидовна (отчеканивает). Я вас вполне понимаю. Прошу! Зайдите в комнату. Здесь не на что сесть.

        Галина Васильевна, милиционер, Надежда Леонидовна, Сева и Ваня выходят. Анфиса Петровна остается неподвижно сидеть на табурете.

        КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ

        Перед суперзанавесом.
        Лестница в доме Галины Васильевны. На площадке, около двери учительницы, стоит Анна Васильевна и нажимает кнопку звонка. У ее ног чемоданы, два детских велосипеда и зонтик. Тут же, на площадке,  - Павлик и Даша.

        Павлик. Во, Дашка, прием! Меня еще в детском саду научили. (Подходит к сестренке сзади, хватает обеими руками ее за подбородок и, нажав коленкой в спину, сажает Дашу на площадку.)
        Даша. Пашка, да ну тебя! (Встает.)
        Павлик. А во еще прием. Это меня Володька Мартынов научил. Раз! (Дает сестре подножку, и та падает.)
        Даша. Пашка! Как дам сейчас! Мама, чего он со своими приемами!
        Аня (мягко). Павлик, не надо шалить. (Звонит.) Кажется, никого дома нет.
        Павлик. А это меня Санька Пятеркин научил. (Разбегается и бьет сестру головой в живот. Та отлетает к стене и снова падает.)
        Даша. Ма-ам! Он меня головой в живот!
        Аня (мягко). Павлик, не надо головой в живот. (Снова звонит.) Кажется, в самом деле ушли.
        Павлик. А вот еще прием! (Становится на четвереньки.)
        Даша (тоже становится на четвереньки). Я тебе сама как дам прием! Как дам прием! Вот тебе! Вот тебе! Вот тебе! (Хватает Павлика за уши и таскает его по площадке.)
        Павлик. Ма-ам! Она меня за ухи!
        Аня (рассеянно). Не «за ухи», а «за уши». Даша, не надо за уши. (Снова звонит.)

        Ребята упали в борьбе и, пыхтя, катаются на площадке. Снизу поднимается Галина Васильевна, поникшая, усталая. Не дойдя до площадки, она останавливается и замороченно смотрит на Аню, на ребят.

        Галина Васильевна. Аня! (Поднимается на площадку.)
        Аня (оборачивается, улыбается). А вот и тетя Галя пришла!

        Ребята встают и таращат на учительницу глаза.

        Галина Васильевна. Аня!.. Какими судьбами?
        Аня (приготовилась долго говорить). Понимаешь, Галочка, недавно я познакомилась с трудами профессора Шарикова, который живет в вашем городе, а он…
        Галина Васильевна (перебивает). Во-первых, здравствуй все-таки! (Целует Аню.)
        Аня (чмокает воздух). Так вот, профессор Шариков еще в сороковых годах опубликовал работу, очень близкую по теме к моей диссертации. Он, например, опытным путем доказал…
        Галина Васильевна. Подожди! Давай хотя бы в квартиру войдем.

        Комната и кухня в квартире Галины Васильевны. Пройдя через кухню, женщины вносят вещи в комнату. Ребята молча оглядываются, потом Павлик берет зонт и раскрывает его.

        Аня (продолжает). Так вот, я говорю, этот профессор Шариков пришел к выводу, что глина в воде обладает всеми свойствами, присущими обыкновенному раствору. Понимаешь, он, например, делал такой опыт: пропуская через глину электрический ток…
        Галина Васильевна. Минутку! Короче говоря, ты приехала, чтобы повидать профессора?
        Аня (улыбаясь). А за одно и свою сестру и ее мужа.

        Павлик, держа зонт над головой, забирается с ногами на мягкое кресло.

        Павлик. Ма-ам! Вот парашют!
        Аня (мягко). Павлик, не надо с ногами на мягкое кресло: испачкаешь.
        Галина Васильевна. Но почему ты не дала телеграмму?
        Аня (секунду озадаченно молчит). Знаешь, Галочка… откровенно говоря… мне это как-то в голову не пришло.
        Галина Васильевна. Аня! А ведь я совершенно случайно в городе оказалась. Я сегодня должна была в поход с ребятами уйти.
        Аня. А Сережа?

        Павлик снова забирается на кресло.

        Галина Васильевна. А Сережа… (Смотрит на Павлика.) Он действительно мне кресло испортит.

        Павлик прыгает.

        Аня. Павлик, не надо с ногами на кресло: испортишь. (Галине Васильевне.) Так где же Сережа?
        Галина Васильевна. Сережа в район уехал.
        Аня. Да-а! Действительно, это было легкомысленно с моей стороны: не дать телеграмму. (Меняет тон.) А знаешь, мой Володя тоже уехал. На конференцию в ГДР.
        Павлик (Даше). На, прыгай! Ох, здорово!

        Даша с зонтом забирается на кресло.
        Павлик уходит в кухню.

        Аня. Ну, как ты находишь моих двойняшек. Подросли? Даша, не надо с ногами на кресло.
        Павлик (из кухни). Дашк!.. Иди сюда!

        Даша спрыгивает с кресла и уходит в кухню.

        Галина Васильевна. Подросли-то подросли… Только почему они у тебя так странно воспитаны?
        Аня. Галочка, я же не педагог, я химик. Между прочим, я их потому с собой взяла, что у нас домработница заболела. Надо ей дать немножко отдохнуть.
        Галина Васильевна. А что с ней?
        Аня. Нервное истощение.

        Принимается распаковывать чемодан. Галина Васильевна прохаживается по комнате и молчит. В кухне Павлик забирает у Даши зонт.

        Павлик. Дай! Я еще выше прыгну! (Забирается на край кухонного стола.) Дашк!.. Гляди! (Падает со стола и громко ревет.)

        Обе женщины бегут в кухню.

        КАРТИНА ПЯТАЯ

        Снова кухня в квартире Козловых и Панкратовых. Ваня в трусах и майке сидит за столом Анфисы Петровны и уплетает щи. Надежда Леонидовна и Сева, сидя друг против друга, пьют чай. Лица у обоих холодные, бесстрастные. Анфиса Петровна поднимает с пола перепачканную одежду внука.

        Анфиса Петровна. Вон как изгваздал! Тебе и дела мало, а бабушка чисть да стирай! Чисть да стирай!
        Ваня (бурчит, глядя в тарелку). А я и в грязном могу ходить. Я не стиляга какой-нибудь.
        Анфиса Петровна (передразнивая). «В грязном ходить»! «В грязном ходить»! (Берет с полки щетку и выходит в переднюю.)

        Надежда Леонидовна встает из-за стола, берет испачканные Севины брюки. Поджав губы, она демонстративно разглядывает их, вытягивает то одну штанину, то другую.

        Сева (немного смущенно). Вообще… я их сам могу почистить…

        Надежда Леонидовна молчит.

        Анфиса Петровна (в дверях). Леонидовна, тут их нельзя чистить. Надо во двор идти. А то мы всю квартиру испакостим.
        Надежда Леонидовна (разглядывает штаны). Да. Надо во двор идти.
        Анфиса Петровна. Глину да тину эту самую еще можно отчистить, а уж ягоды не отстирать. В химчистку сдавать придется.
        Надежда Леонидовна. Да. Придется.
        Анфиса Петровна. Опять деньги платить!
        Надежда Леонидовна. Придется платить.

        Пауза.

        Анфиса Петровна. Что ж делать-то будем, Леонидовна? А?
        Надежда Леонидовна (отчеканивает). Терпеть, Анфиса Петровна.

        Пауза.

        Анфиса Петровна. Леонидовна! А может, пойти завтра в школу да поклониться? Может, простят их в последний раз?

        Надежда Леонидовна молчит.

        Леонидовна, а я ведь дело говорю! Пойдем завтра в школу к директору, скажем: так, мол, и так, войдите ради бога в наше положение, ведь мальчишки у нас за лето совсем дикими станут! А, Леонидовна?
        Надежда Леонидовна (отчеканивает). Бесполезно. (Забирает Севину одежду.) Пойдемте чистить, Анфиса Петровна. (Направляется к двери.)
        Анфиса Петровна (ребятам). У, м-м-мучители! (Уходит с Надеждой Леонидовной.)

        Ребята некоторое время молчат.

        Ваня. Сев!..
        Сева. Ну?
        Ваня. А моя бабушка правильно говорит.
        Сева. Что «правильно»?
        Ваня. Пойдем завтра к Галине Васильевне и скажем: «Галина Васильевна! Ну, вот честное-распречестное!.. Ну, вот последний-распрепоследний раз!»
        Сева. Только зря унижаться. (О чем-то думает и вдруг вскакивает.) Слушай! У меня получше идея.
        Ваня. Опять идея?
        Сева. Как только бабушки уснут - выходи в кухню.

        Входят бабушки.

        Надежда Леонидовна. Просто стыдно было смотреть, Анфиса Петровна. Вы полюбуйтесь только, как все это выглядело. Вы направляетесь к подъезду. Вон там идет кошка (показывает), и вы вдруг сворачиваете и на глазах у всех описываете вот такую дугу, чтобы эта несчастная кошка не перебежала вам дорогу. Позор!
        Анфиса Петровна. Леонидовна! Да ты меня хоть при детях не срами!
        Надежда Леонидовна. Извините, пожалуйста! (Севе.) Всеволод, спать!
        Сева (сразу встает). Спокойной ночи, бабушка.
        Надежда Леонидовна. Спокойной ночи! И никаких чтений перед сном!
        Сева. Хорошо, бабушка. (Уходит.)
        Анфиса Петровна. Иван, а ты чего сидишь?
        Ваня. Иду, бабуля. Спокойной ночи, бабуля! Надежда Леонидовна, спокойной ночи! (Уходит.)
        Анфиса Петровна (удивленно). Чего это с ними? Ишь какие шелковые!
        Надежда Леонидовна. Быть может, совесть проснулась. И на том спасибо! До завтра, Анфиса Петровна!
        Анфиса Петровна. Спокойной ночи, Леонидовна!

        Старушки гасят свет и уходят. Некоторое время сцена пуста. Кухня освещена слабым ночным светом из окна. Слышно, как во дворе мяукают коты. Скрипит дверь. Крадучись, появляется Ваня и включает свет. Ваня в одних трусах. Появляется Сева. Он тоже в трусах.

        Ваня. Спит?
        Сева. Спит.
        Ваня. Ну, давай твою идею.
        Сева. Мы перед Лидкой виноваты?
        Ваня. Виноваты…
        Сева. Перед ребятами виноваты?
        Ваня. Виноваты…
        Сева. Мы должны загладить свою вину?
        Ваня. Н-ну… вроде не мешало бы.
        Сева. Ну и вот! Теперь представь такое: ребята путешествуют, ведут всякие там исследования, испытывают разные трудности… и все время чья-то невидимая рука оказывает им таинственную помощь!
        Ваня. Это чего: наша рука?
        Сева. Ага! Например, ребята просыпаются, а перед ними на дереве висит целая связка только что выловленной рыбы… Или так: в дерево вонзается стрела, а на ней записка:
«Будьте бдительны. Местные хулиганы собираются на вас напасть».
        Ваня. Значит, удрать…
        Сева. Удрать и тайком следовать за ними!
        Ваня. Лодки нет.
        Сева. Сначала по суше будем идти, а потом плот построим.
        Ваня. А маршрут? Мы же маршрута не знаем!
        Сева (задумался). Маршрут! Гм! Маршрут, это в самом деле. (После паузы.) Придумал! Пойдем завтра домой к Галине Васильевне… У нее же есть муж или еще какие-нибудь родственники… Они наверняка знают, куда она поедет.
        Ваня. Во! Верно! (Задумался.) Э!.. А бабушки? Что мы бабушкам скажем?
        Сева. Насчет бабушек у меня все продумано. (Шепчет.)

        Сцена погружается во мрак. Когда она снова освещается - утро, та же кухня. Бабушки моют посуду. В передней Сева подходит к двери в Ванину комнату.

        Сева. Давай поторапливайся. Девятый час уже.

        Ваня появляется на пороге. В руках у него рюкзак и копилка в форме рыночного гипсового мопса.

        Ваня. Сейчас. Не могу деньги из копилки достать.
        Сева. Клади в рюкзак, потом разобьем.

        Ваня запихивает «мопса» в мешок, и оба направляются в кухню.

        (Подходит к Надежде Леонидовне.) Бабушка!..
        Надежда Леонидовна. Слушаю.
        Сева (тщетно подбирая слова). Бабушка, во-первых… мы очень извиняемся за вчерашнее. У нас это нечаянно получилось.
        Надежда Леонидовна. Слишком многое у вас нечаянно получается!
        Сева. …во-вторых… мы хотели бы с вами посоветоваться: что, если нам все-таки взять рюкзаки и пойти попросить Галину Васильевну?
        Надежда Леонидовна. Бесполезно.
        Анфиса Петровна. Ты, Леонидовна, заладила свое: «бесполезно» да «бесполезно»! Попытка не пытка, а спрос не беда. Я возьму вот да сама с ними и пойду!

        Мальчишки обескураженно переглядываются.

        Надежда Леонидовна. Что ж! Пойдите прогуляйтесь, Анфиса Петровна.
        Анфиса Петровна. И пойду! (Мальчикам.) А ну, где ваши мешки? Собирайтесь скоренько, а я переоденусь пока. (Собирается выйти.)
        Ваня (взволнованно). Баб!.. Бабуля!.. Ты… ты это зря… Зачем тебе ходить? Мы это… мы лучше сами. А, бабуль!..
        Сева. Конечно, Анфиса Петровна! Анфиса Петровна, понимаете… Галина Васильевна не любит, когда взрослые за ребят просят. Вы можете все дело испортить.
        Анфиса Петровна. А уж вы исправите! Как вчера исправили. Погодите, переоденусь вот. (Уходит.)
        Ваня (тихо, Севе). Лопнуло дело. Хана!

        Сева молча кивает. За окном слышится мяуканье.

        Сева (тихо). Идея! Спасены! (Кричит в переднюю). Анфиса Петровна, вы переодевайтесь и выходите. Мы вас на улице подождем.
        Анфиса Петровна (за сценой). Ладно, иди.
        Сева (Надежде Леонидовне). Ну, бабушка, всего хорошего! (Целует Надежду Леонидовну.)
        Надежда Леонидовна. До самой скорой встречи, милейший! Я уверена, что вы вернетесь через полчаса.
        Сева. А я не уверен, бабушка. (Уходит.)

        Ваня стоит, недоуменно пожимая плечами. В дверях незаметно для Надежды Леонидовны появляется Сева, держа в руках черного кота. Он знаками зовет к себе Ваню.

        Ваня. До свидания, Надежда Леонидовна!
        Надежда Леонидовна. До скорой встречи, уважаемый!

        Ваня выходит. Видно, как оба мальчика притаились за дверью: Сева с котом - слева, Ваня - справа. Появляется Анфиса Петровна.

        Анфиса Петровна. Ну, пожелай мне, Леонидовна, ни пуха ни пера!
        Надежда Леонидовна. Что ж! Ни пуха вам ни пера! Желаю удачи.

        Анфиса Петровна направляется к двери. Сева толкает черного кота к Ване. Тот подхватывает его. Анфиса Петровна останавливается.

        Анфиса Петровна. Ах, чтоб тебя, окаянного!
        Надежда Леонидовна. В чем дело, Анфиса Петровна?

        Появляются мальчишки. Ваня держит кота.

        Сева. Понимаешь, бабушка… кошка черная Анфисе Петровне дорогу перебежала.
        Анфиса Петровна. И откуда он взялся, такой страшенный? (Снимает пыльник, мальчишкам.) Бесполезное это дело. Снимайте свои рюкзаки. Скидавайте, говорю.
        Сева. Анфиса Петровна! Но ведь это вам кошка дорогу перебежала.
        Анфиса Петровна. Вот я и говорю: перебежала.
        Сева. А нам-то она не перебежала.
        Анфиса Петровна (подумав). А вам не перебежала.
        Сева. Значит, нам-то идти можно.
        Анфиса Петровна (она поражена этой идеей). А вам, стало быть, можно. (Решительно.) Идите! Идите, и чтобы назад больше не возвращаться.
        Сева. До свидания, бабушка!
        Ваня. Всего хорошего, бабуля!

        Мальчишки убегают.

        Анфиса Петровна. А твой Севка догадливый, Леонидовна. Им-то она не перебежала.
        Надежда Леонидовна. Тошно слушать, Анфиса Петровна.

        Занавес

        ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

        КАРТИНА ШЕСТАЯ

        Квартира Галины Васильевны. В комнате на тахте лежит Аня. Возле нее - женщина-врач в белом халате, Павлик и Даша. В дверях комнаты стоит дворник (женщина). Малыши испуганы, они тихонько хнычут.

        Врач. Вам надо ехать, дорогая. Возможно, придется срочно оперировать.
        Аня (пересиливая боль). Но я не могу малышей одних оставить!
        Дворник. Вот беда-то!
        Врач. Надо срочно придумать что-нибудь и ехать. С этим шутить нельзя, дорогая.
        Дворник. Может, кто из соседей ребятишек возьмет? Только жильцы у нас кто в отпуск уехали, а кто на работе. Погодите-ка! Может, Тимофеевна возьмет. (Думает.) Не! Не возьмет. Это такой человек… Хоть ты умирай при ней - пальцем не пошевелит!
        Врач. Ну думайте, думайте скорее: нас машина ждет, дорогая!
        Дворник. Я бы их к себе взяла, так опять же у меня работа.

        Раздается звонок.

        Входите! Открыто!

        Входят Сева и Ваня.

        Сева. Здравствуйте!
        Дворник. Здравствуйте!
        Сева. Скажите, пожалуйста, кто-нибудь из родных Галины Васильевны дома?
        Дворник. А вы кто будете Галине Васильевне?
        Ваня. Мы это…
        Сева. Мы ее ученики.
        Дворник. Ну слава тебе господи! (Входит в комнату.) Гражданочка, повезло вам! Ученики Галины Васильевны пришли! (Мальчикам.) Ребятишки! Входите, входите быстренько!

        Мальчики проходят в комнату.

        Аня. Мальчики… Это очень хорошо, что вы пришли… Мальчики, нужно срочно найти Галину Васильевну… Она еще не уехала?
        Сева (растерянно). Н… не знаю.
        Врач (Ане). Вам трудно говорить. Разрешите я все объясню. (Ребятам.) Я врач неотложной помощи, понимаете?

        Ребята молча кивают.

        Сестру вашей учительницы надо срочно положить в больницу: есть подозрение на аппендицит. Но вместе с тем не на кого оставить вот этих малышей. Вы меня понимаете?

        Ребята снова кивают.

        Ваша учительница еще не уехала?
        Сева. Не знаю.
        Аня. Мальчики, она говорила про какую-то лодочную станцию… Она всего полчаса как ушла.
        Дворник. Только она из дома - тут гражданку и схватило.
        Аня. Мальчики… Вы знаете, где эта лодочная станция?
        Сева (совсем растерянно). Мы?.. Знаем.
        Аня (берет со столика у тахты деньги, протягивает их Севе). Мальчики, вот деньги. Такси за углом… Скорее кто-нибудь к Галине Васильевне… Скажите, чтобы немедленно возвращалась… Пусть отложит поход. Скажите, что дети совсем одни.

        Сева машинально взял деньги, но от растерянности ни он, ни Ваня не двигаются.

        Врач. Ну, быстренько! Один - за Галиной Васильевной, другой - с малышами побудет. (Ане.) Собирайтесь, дорогая! Видите, как все хорошо уладилось! (Помогает Ане подняться.)
        Павлик (хнычет). Мама, не уезжай!
        Даша (хнычет). Мама, мы с тобой поедем, да? С тобой?

        Сева выходит в кухню, Ваня за ним.

        Ваня (тихо). Севк!.. Значит, за Галиной Васильевной?
        Сева (тихо). Ну, а за кем же еще?
        Ваня. Значит, лопнуло наше дело?
        Сева. Не только наше дело, весь поход лопнул.
        Ваня. Севк!.. А может быть, они уже уехали?
        Сева. Не уехали. Им грузиться надо еще. (Помолчав.) Ладно! Я пошел. Ты сиди здесь с этими… малышами.

        Сева уходит. Дворник и врач выводят в кухню Аню. За ними идут малыши.

        Даша. Ма-ам! Я с тобой!
        Аня. Нельзя, Даша.
        Павлик. Ма-ам, ну, куда ты? Мама, не уезжай!
        Аня. Я скоро вернусь, Павлик. Слушайтесь вот этого мальчика (показывает на Ваню). Через полчаса тетя Галя придет.
        Врач. Пойдемте, пойдемте! Машина ждет.

        Взрослые уходят.

        Даша (хнычет). Я к маме хочу! (Направляется к двери.)
        Ваня (загораживает ей дорогу). К маме нельзя. Ты что, не понимаешь? Мама в больницу уехала.
        Павлик. Пусти! Я тоже к маме хочу! Мы все вместе в больницу поедем!
        Ваня. Тьфу! Да не пустят вас в больницу! Вот чудаки!
        Даша (наступая). Нет, пустишь!
        Павлик. Открой дверь! Мы к маме хотим!
        Ваня. Слушайте, вы, как вас там!.. Ну, зачем вам мама сдалась? Подумаешь, мамы не видали! Без мамы даже лучше: что хотим, то и делаем!
        Павлик. А мы и при маме что хотим, то и делаем. Пусти!
        Ваня (с наигранной веселостью). Знаете что? Чем про маму вспоминать, давайте лучше, это… ну, это самое… Во! Давайте сказки рассказывать! Я такую интересную сказку знаю, прямо ахнете! Жила-была Красная Шапочка, а у нее был серый волк…
        Павлик. Не серый волк, а бабушка.
        Даша (топает ногой). Я к маме хочу!
        Ваня (отирает пот со лба). Ладно! Не хотите сказки слушать - давайте в игрушки играть. Игрушки есть?
        Павлик. Нету игрушек. Одни велосипеды.
        Даша. Я к маме хочу! Я к маме хочу!
        Ваня (весело). Во! А у меня есть игрушка! (Развязывает рюкзак и достает мопса-копилку.) Глядите, какой хороший! Гав! Гав!

        Малыши пятятся.

        Павлик (басом). У, гадость какая!
        Даша. Уходи! Он противный. Я его боюсь.
        Ваня (подумав). Противный! Да? Противный? А может, это волшебная собака! А хотите, я вам сейчас фокус-мокус покажу! (Подходит с мопсом к батарее центрального отопления.) Глядите! Энэ-бэнэ-Карабас! (Ударяет мопсом о батарею. Копилка разбивается, и из нее со звоном сыплются монеты.) Во! Видали! А вы говорили - противный! (Садится на корточки и собирает монеты.)

        Малыши присоединяются к нему.

        Павлик. Они чего… они внутри у него были?
        Ваня. Конечно, внутри, не снаружи ведь!
        Павлик. Это ты их туда засунул?
        Ваня. Ничего я не засовывал. Я просто сказал волшебное слово: «Энэ-бэнэ-Карабас» - монеты там и появились.
        Павлик. Обманываешь ты все!
        Ваня. Хочешь верь, хочешь не верь.
        Даша. Мороженого купим.
        Ваня (дает ребятам по монете). Нате вам на мороженое.
        Даша. Я хочу три порции мороженого!
        Павлик. Десять порций! Мы десять порций купим!
        Ваня (кладет монеты в карман). Дудки! У нас с Севой денег и так немного. (Оглядывается.) Теперь еще этот мусор надо убирать. (Берет щетку, совок и начинает собирать осколки.)

        Павлик что-то шепчет Даше, и оба уходят в комнату. Здесь, на письменном столе, стоит гипсовый бюст Вольтера, на туалете перед зеркалом старинная фарфоровая статуэтка. Малыши снова шепчутся, поглядывая на Вольтера. Павлик берет бюст и подходит к батарее центрального отопления.

        Павлик (громко). Энэ-бэнэ-Карабас! (Бьет скульптурой о батарею, но бюст не разбивается.) Крепкий!

        Ваня прервал уборку, прислушивается.

        Энэ-бэнэ-Карабас! (Бюст разбивается.)

        Ваня бросается в комнату.

        Ваня. Эй! Вы что, спятили?
        Павлик. Ты все нам наврал!
        Ваня. Наврал не наврал, а вы давайте эти штучки бросьте! Это вам…

        Раздается звонок. Ваня бежит в кухню, открывает дверь. Входит дворник.

        Дворник. Ну как, нашли Галину Васильевну?

        За спиной дворника появляется Сева. Он тяжело дышит.

        Сева. Нашли.
        Дворник (оборачивается). А где же она?
        Сева. В поход уехала.
        Дворник. Как это такое «в поход»! А малыши?
        Сева. Отряд поручил нам над малышами шефствовать.
        Дворник. Что-о?

        У Вани челюсть отвисает от изумления. Сева подмигивает ему. Тот ничего не понимает.

        Сева (дворнику). Ничего особенного! Чтобы не срывался поход, все решили, что Галина Васильевна поедет, а мы останемся и будем шефствовать над малышами.
        Дворник. Ну и Галина Васильевна! Вот это тетушка, называется! Родных племянников на мальчишек кинуть! Да как же ты-то согласился?
        Сева. Ничего не поделаешь! Уж лучше мы пострадаем, чем весь отряд.
        Дворник. Да нешто вы справитесь?
        Сева. Ничего тут такого нет. Мы уже сколько раз шефствовали, даже по целому месяцу. Вот спросите его. Да, Иван? (Моргает Ване.)
        Ваня (ничего не понимая). Я?.. Мы… Ага!.. Нам это раз плюнуть… шефствовать.
        Дворник (долго смотрит на ребят). Ну-у… про таких сознательных я только по радио слышала, а своими глазами первый раз вижу. (Пауза.) Что ж! Счастливо вам! Я наведываться буду. Ну и сознательные! Ишь какие сознательные! (Уходит.)
        Ваня (в полном смятении). Севк!.. Да ты… ты взаправду?
        Сева. Конечно, я все наврал! (С увлечением.) Слушай, как было! Лечу я на такси. Я шоферу сказал, в чем дело, и он знаешь какую скорость держал? Не меньше восьмидесяти! Чуть красный свет не проехал!
        Ваня. Да ну тебя с твоим красным светом! Ты о деле говори!
        Сева. Хорошо! О деле. У лодочной станции шофер тормозит, я почти на ходу выскакиваю, бегу. Наши грузятся. Увидели меня и, наверное, подумали, что я в поход проситься буду. Все как сразу набросятся! Галина Васильевна (подражая): «Козлов! Неужели тебя опять домой провожать!» Тут Лидка подбегает: «Севка, как тебе не стыдно! Вчера поход сорвал, хочешь и сегодня сорвать?» И тогда я знаешь что ответил? Холодно так, спокойно: «Есть! На этот раз не сорвется поход!» Повернулся, размеренным шагом дошел до такси, у всех на глазах сел в машину - и назад! Девяносто копеек выбило.
        Ваня. Севк!.. Да ты… ты спятил?
        Сева. Ничего не спятил! Я просто знаешь что решил? Пусть они путешествуют, пусть думают про нас что угодно! Когда-нибудь они узнают, что? мы для них сделали! Когда-нибудь поймут, кто не дал сорваться походу!
        Ваня. Значит, все ребята - в поход, а мы с этими мальцами будем нянчиться?
        Сева. Ну и что ж! Понянчимся! А зато, ты пойми, как нам все будут благодарны!
        Ваня (передразнивает). «Пойми»! «Пойми»! А ты знаешь, какие они? (Кивает на дверь комнаты.) Я с ними только двадцать минут провел, а у меня уже голова гудит.

        Пока Сева с Ваней разговаривают, Павлик и Даша поглядывают на фарфоровую статуэтку и шепчутся. Вот Павлик берет ее в руки и подходит к батарее.

        Павлик. Энэ-бэнэ-Карабас! (Разбивает статуэтку.)

        Ваня бросается в комнату. Сева за ним.

        Ваня. Во! Что я тебе говорил! Вторую скульптуру бьют! (Малышам.) Вы чего это делаете, а? Чего делаете? У вас в голове мозги или что?
        Павлик (басом). Уходите отсюда! (Бросает в Ваню осколком гипса.)
        Ваня (Севе). Во! Видал?
        Даша. Уходи отсюда! Уходи отсюда! Уходи отсюда! (Попадает осколком в Севу.)
        Ваня. Во как! Получил?

        Малыши кидают в «шефов» осколками статуэтки.

        Сева (увертываясь). Иван!
        Ваня (увертываясь). Во! Шефствуй над ними!
        Сева (увертываясь). Этого так оставить нельзя! Нужно немедленно дисциплину навести!
        Ваня (увертываясь). Попробуй наведи!
        Сева. Давай самые строгие меры! Снимай ремень!
        Ваня. Ремень? Это, пожалуй, дело!
        Сева. Если мы сразу дисциплину не наведем…
        Ваня. Ага! Они у нас вот где будут! (Хлопает себя по загривку.)

        Он расстегивает ремень на брюках и вынимает его из петель. Малыши перестали бросаться, насторожились.

        Сейчас мы вам покажем! Вы у нас в один момент перевоспитаетесь! (Павлику.) А ну, иди сюда!

        Павлик не двигается.

        Ну! Ты думаешь, тебя не касается?
        Сева. Что ты с ними церемонишься! Если гора не идет к Магомету, то Магомет пойдет к горе.
        Ваня (подходит к Павлику и легонько шлепает его ремнем пониже спины). Вот тебе!
        Павлик (садится на пол, кричит изо всех сил). Ма-а-ма! Ма-а-ма! (Колотит каблуками по полу.)
        Даша (кричит). Ой, мамочка! Ой, мамочка! Ой, мамочка!

        Ваня, растерявшись, отходит от малышей.

        Павлик (кричит, стуча каблуками). Больно! Больно! Ой, больно! Ой, больно! Ой, больно!

        Появляется дворник.

        Дворник. Эй! Слушайте-ка, шефы! Чего это такое у вас?

        Малыши в комнате продолжают вопить.

        Ваня. Они не слушаются!
        Дворник (смотрит на ремень в руках у Вани). Да ты что же это? Никак, их ремнем? Вот так шефы!
        Сева. Понимаете, они никакой дисциплины не знают.
        Дворник. Ну так что ж что не знают? Они маленькие, несознательные. С ними лаской надо да уговорами. Это куда же годится - маленьких бить! Вы смотрите у меня! (Уходит.)

        Приятели возвращаются в комнату.

        Павлик (сидя на полу, бросает в ребят осколком статуэтки). Уходите отсюда!
        Сева. Ну и сидите здесь! Мы с вами и разговаривать не будем. Пошли, Иван!

        Мальчики уходят в кухню.

        Даша (кричит). Мы сами разговаривать не будем! Мы сами разговаривать не будем!
        Павлик. Мы вам покажем, как драться! (Подходит к двери и закрывает ее на крючок.) Мы вас в комнату не пустим.

        В кухне Ваня обессиленный садится у стола. Сева угрюмо прохаживается из угла в угол.

        Сева. Да-а! Плывут себе наши ребята на лодках, и никто из них не догадывается, чего нам стоит их поход!

        Пауза.

        Ваня. Есть хочется. В магазин надо сходить. Купить чего-нибудь.
        Сева. Может, тут чего-нибудь найдем.

        Шарит в кухне в поисках продуктов. Малыши в комнате забираются на стол, стаскивают с полки книги и, улегшись на тахту, принимаются разглядывать картинки.

        Тут молоко есть, хлеб, масло, яйца… Можно яичницу сделать.
        Ваня (мрачно). Яичницу так яичницу! (Зажигает еще конфорку и ставит на нее сковородку.)
        Сева (бьет ножом по яйцу. Желток и белок падают ему на ботинок). Гм! Неудачно! (Разбивает второе яйцо - повторяется то же самое.) Тьфу! Ну и работка!
        Ваня. Чего ты все над полом бьешь! Ты над сковородкой бей!

        От сковородки уже идет дым. Сева разбивает над ней яйцо, но оно растекается у него по ладони.

        Сева. Вот ведь! (Соскабливает яйцо со скорлупой на сковородку).

        Брызги. Треск. Сева отскакивает от плиты.

        Ваня. Дай я! (Забирает у Севы нож, бьет яйца над сковородкой и тоже каждый раз отскакивает.)
        Сева. Хватит. Только мы масло забыли. (Кладет масло. Вспыхивает огонь.)
        Ваня. Воды скорее.

        Сева отвертывает водопроводный кран, прижимает к нему большой палец. Косая струя воды попадает сначала на Ваню, потом - на сковородку. Некоторое время ребята стоят и смотрят на сковородку. Дым от нее идет еще гуще.

        Сева. Готово, пожалуй.
        Ваня (выключает газ, подцепляет на вилку почерневший кусок яичницы и поглядывает на нее). Готово!

        Сева подходит к двери, ведущей в комнату, и дергает ее. Она заперта.

        Сева. Эй, ребята, идите обедать.
        Павлик (оторвавшись от книжек, смотрит на дверь). Уходите отсюда!
        Сева (тихо, Ване). Как тебе это нравится, а?
        Ваня (дергает закрытую дверь). А ну, выходи, слышишь!
        Павлик (кричит). Ма-а-ма!
        Даша (кричит). Ой, больно! Ой, больно! Ой, больно!
        Ваня (Севе, с отчаянием). Ну, чего с ними делать! Ну, чего?
        Сева (хладнокровно). Чего делать? Подход надо искать.
        Ваня. Какой еще подход?
        Сева. Обыкновенный: педагогический.

        Ваня смотрит на Севу, ничего не понимает.

        Если бы тебя Галина Васильевна отколотила, ты бы что сделал?
        Ваня. Да я бы… Я бы…
        Сева. Ну и вот! Они тоже к этому не привыкли, потому и обозлились.
        Ваня. Ну, дальше?
        Сева. Значит, придется извиняться.
        Ваня. Кому?..
        Сева. Тебе, конечно! Ведь ты их ремнем порол.
        Ваня (показывает Севе кукиш). Во! Видел?
        Сева (сердито). Слушай! Ты что, маленький? Прикажешь еще с тобой нянчиться, да? (Наклоняется к замочной скважине.) Ребята! Ну, вот что: Ваня сознает свою ошибку. Он просит у вас прощения. (Тихо, Ване.) Проси!
        Ваня (погрозив Севе кулаком, наклоняется к замочной скважине). Ребята! Это самое… Я сознаю. Значит, это… простите меня.
        Павлик. А мы не простим.
        Сева (тихо подсказывает). Я больше не буду.
        Ваня (еле выдавливает). Ребята, я это… Я больше не буду…
        Даша. И не будь! А мы все равно не выйдем!
        Сева (тихо). Придумал! (Громко.) Ну и не выходите! Правда, Ваня? Пусть они в комнате сидят, а мы здесь играть будем, всякие песни петь будем! (Тихо, Ване.) Давай пой!
        Ваня (тихо). Чего «пой»?
        Сева. Ну что-нибудь детское.
        Ваня. Чего «детское»?
        Сева. Ну, хотя бы этого… как его? «Козлика»! (Фальшиво запевает.)

        Жил-был у бабушки серенький козлик!
        Вот как! Вот как! Серенький козлик!
        (Тихо, Ване.) Пой, дурак, слышишь! Три-четыре!

        Берет Ваню за руки, и оба, притопывая, кружатся по кухне со злыми лицами и поют.

        Сева, Ваня (поют).

        Бабушка козлика очень любила,
        Вот как! Вот как! Очень любила.
        Даша. Большие, а какие глупые! (Берет старый журнал и показывает Павлику.) Смотри, самолет!
        Павлик. Это «ИЛ-14».
        Сева, Ваня (надрываются).

        Отправился козлик в лес погуляти.
        Вот как! Вот как! В лес погуляти!
        Павлик (поглядывая на дверь). У нас такие песни только в детском саду пели.
        Даша. И то в малышовой группе. Вот еще самолет!
        Ваня, Сева (поют).

        Напали на козлика серые волки.
        Вот как! Вот как! Серые волки!
        Павлик. Недоразвитые какие-то! (Смотрит журнал.) А это - «АНТ-10».
        Ваня (тихо). Я уже охрип.
        Сева (тихо). Давай пой! Немного осталось!
        Ваня, Сева (поют).

        Остались от козлика рожки да ножки.
        Вот как! Вот как!..

        Появляются дворник и корреспондент.

        Корреспондент. Здравствуйте, товарищи! Узнаёте меня?

        Оторопевшие мальчишки молчат. Павлик и Даша, услышав голоса, выходят в кухню.

        Дворник (Ване и Севе). Идет товарищ корреспондент мимо нашего дома и спрашивает меня: «Кто это у Галины Васильевны надрывается? Ведь ее же дома нет: она в поход уехала».  - «А это, говорю, пионеры Галины Васильевны над малышами шефствуют». Ну и рассказала ему все.
        Корреспондент (вынимая блокнот). Значит, шефствуете, чтобы поход не сорвать?
        Ваня. Угу.
        Корреспондент. Прекрасно! Давайте быстренько ваши имена и фамилии.

        Ребята молчат.

        Давайте, давайте! Не скромничайте!
        Сева (кивая на Ваню). Его - Петров. Корреспондент (записывает). Так! Имя?
        Сева. Это… Как его?.. Федя.
        Корреспондент. А твоя фамилия?
        Сева. Сидоров. Леонид.
        Корреспондент. Прекрасно! Бегу! Всего лучшего, ребята! Слушайте сегодня передачу в восемнадцать часов.

        Корреспондент и дворник уходят.

        Сева (кричит им вслед). Товарищ! Товарищ корреспондент! Не надо нас в передачу!.. Мы очень вас просим!..
        Корреспондент (за сценой). Ладно! Не скромничайте!
        Сева. Влипли! Наши ребята наверняка передачу будут слушать.
        Ваня. И чего ты сказал «Сидоров и Петров»! Уж лучше бы сказал Козлов и Панкратов!
        Сева. Спасибо! Чтобы бабушки узнали и прибежали сюда?

        Пауза.

        Ваня. Севк!.. Чего ж теперь получится?
        Сева (подумав). Знаешь что? Если мы хорошо будем шефствовать, ничего плохого не получится. Победителей не судят.
        Даша. Мы хотим есть.
        Сева (обрадованно). Вот это дело! Садитесь за стол! Иван, давай накрывай!

        Мальчики раскладывают по тарелкам полусгоревшую яичницу и сами садятся за стол.

        Даша (нюхает яичницу). Не хочу. Она плохо пахнет.
        Павлик. И я тоже не хочу.

        Воспитатели с тоской переглядываются. Вдруг Сева набрасывается на яичницу и, сдерживая отвращение, ест ее.

        Сева. Ну и не ешьте! Мы сами яичницу съедим! Вот это яичница! Никогда такой вкусной не ел! (Шепчет Ване.) Чего сидишь? Я один должен мучиться, да?
        Ваня (с трудом ест яичницу). Пальчики оближешь! (Малышам.) Ну, ешьте! Вкусно ведь!
        Даша. Значит, вы привыкли всякую гадость есть, вот вам и вкусно.

        Кажется, что воспитатели сейчас убьют своих воспитанников.

        Сева (сдержав себя). Ладно! Берите хлеб и молоко! (Разливает по стаканам молоко.)
        Павлик (пьет молоко). А после обеда мы гулять пойдем.
        Ваня. Дудки! (Севе.) Не хватает еще на бабушек нарваться!
        Даша. Нет, пойдем! Нет, пойдем! Без воздуха дети бледные становятся!
        Павлик. Мы кричать будем, если не пойдем!

        Сева и Ваня переглядываются.

        Сева (Ване). Ну их! (Малышам.) Ладно! Допивайте молоко и пойдем!

        Малыши быстро допивают молоко и устремляются к двери.

        Даша (Севе и Ване). Берите велосипеды! Мы на велосипедах будем кататься!

        Ваня с мрачным видом забирает велосипеды. Сева снимает с гвоздя ключи. Все выходят на площадку лестницы. Ваня и Даша спускаются первыми. Сева и Павлик задерживаются.

        Сева. Погоди! Ключи-то от этой двери? (Проверяет.) От этой.

        Павлик нажимает кнопку звонка соседней квартиры и удирает. Сева застыл от неожиданности. Дверь открывается, появляется угрюмая соседка.

        Соседка. Тебе кого?
        Сева. Здравствуйте! У вас… У вас не найдется металлического лома?

        Соседка закрывает дверь. Сева со вздохом облегчения направляется вниз. В это время дверь распахивается.

        Соседка (хмуро.) На!

        Сева растерянно возвращается и берет у нее корыто.

        Сева (уныло). Спасибо!

        Дверь снова закрывается. Сева смотрит, куда деть неожиданный подарок. Появляется радостный Павлик.

        Павлик. Вот это да! Сева! Давай! (Берет корыто и с грохотом волочит его.)

        ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

        КАРТИНА СЕДЬМАЯ

        Площадка возле небольшого пруда в центре городского парка. Здесь на скамейке сидит няня. Перед ней - коляска с грудным младенцем. Пенсионеры играют в шахматы. Тут же расположен киоск с журналами и брошюрами.
        За сценой раздается грохот. Появляются Сева, Ваня, Павлик и Даша. Сева тащит один велосипед, Ваня - другой.
        Павлик и Даша несут корыто и колотят по нему палками. Шахматисты прерывают игру, недовольно оглядываются. Младенец проснулся, начинает пищать.

        Шахматист. Молодые люди, это ваши детишки?
        Сева. Наши.

        Малыши расхаживают по площадке и колотят в корыто.

        Шахматист. Вы бы попросили их вести себя потише. Сюда люди отдыхать приходят, а не слушать подобные концерты.
        Няня. Тут маленькие дети спят, а они…(Укачивает плачущего младенца.) Разбудили, теперь его не угомонишь.
        Ваня (с решительным видом хватает корыто). А ну, хватит! Давайте сюда!
        Павлик (цепляется за корыто). Пусти! Мы в оркестр играем! Мама! Ма-а-ма!
        Даша (кричит). Ой, больно! Ой, больно! Ой, больно!
        Голоса. Да, угомоните вы их, наконец!

        - Хотя бы ушли куда-нибудь подальше!

        - Большие мальчишки, а не могут с малышами справиться!
        Сева (малышам). Слушайте! Ну, зачем вам в оркестр играть? Неинтересно ведь! (Заметил киоск.) Знаете что? Хотите мы вам книжку купим? Идите сюда, смотрите какие интересные книжки!

        Малыши оставили корыто. Все четверо подходят к киоску.

        Ваня (берет с витрины книжку). Во какая интересная! «Про медвежонка Мишку и девочку Иришку».
        Павлик. «Огонек» купи.
        Сева. В «Огоньке» вы ничего не поймете. «Огонек» для взрослых журнал.
        Павлик. А мы не хотим про Мишку.
        Даша. Что мы, дошколята какие-нибудь!
        Сева. Ладно! Купим вам «Огонек».
        Ваня (дает малышам журнал). Нате! (Расплачивается с продавщицей.)

        Малыши открывают журнал, разглядывают фото.

        Сева (берет с витрины брошюру). Иван, смотри! (Читает.) «Воспитание в семье детей младшего школьного возраста». Возьмем, а?
        Ваня. Думаешь, пригодится?
        Сева. А что! Может быть, вычитаем что-нибудь полезное.
        Ваня (мрачно). Небось Галина Васильевна таких книжек несколько десятков перечитала.
        Сева. Ну и что?
        Ваня. А то! Мы ее слушаемся?
        Сева (задумался). Кто его знает!.. Может, мы и в самом деле какие-нибудь дефективные.
        Ваня (кивает на малышей). А эти, думаешь, нормальные?
        Сева. Может, и нормальные, только их никто не воспитывал. Давай купим, Иван. Плати пятнадцать копеек!

        Ваня расплачивается с продавщицей. Малыши разглядывают журнал.

        Павлик (читает по складам). «Мо-то-кросс». Сева, что такое мотокросс?
        Сева (тихо, Ване). Прячь корыто быстрее! Прячь корыто! Я их пока отвлеку. (Малышам.) Мотокросс - это такие соревнования, когда гонщики едут на мотоциклетах без всяких дорог. Понимаете?

        Ваня незаметно от малышей берет корыто, уносит его в кусты и возвращается.

        Павлик (смотрит в журнал). Во! Прямо через кусты едет!
        Даша. Гляди! Гляди! Прямо через ручей!
        Павлик. Во! Один упал какой-то!
        Сева. Ага! Когда мотокросс, так никакой дороги не разбирают. Гора так гора, канава так канава, ручей так ручей! (Тихо, Ване.) Отнес?
        Ваня (тихо). Угу.
        Павлик. Дашк!.. Давай в мотокросс играть!
        Даша. Давай!
        Сева (обрадованно). Вот это дело! Садитесь на велосипеды да играйте себе!
        Ваня. Ага! Это вам не по корыту палками хлопать! Это все-таки… Ну, как его? Физкультура и спорт! Закалка, одним словом!

        Малыши садятся на велосипеды.

        Павлик. Поехали! Р-р-р-р! Трах! Р-р-р-р!

        Павлик и Даша уезжают.

        Ваня (с облегчением). Первый раз за целый день отдых получили!
        Сева. Пошли на лавочку, почитаем!

        Садятся на скамью рядом со старичком, уткнувшимся в газету. Сева листает брошюру.

        Сева. Вот, смотри: «Организация досуга». Это как раз для нас. (Водит пальцем по тексту и читает.) «Воспитатели должны стремиться к тому, чтоб досуг детей был всегда заполнен каким-нибудь интересным делом». Это правильно, конечно! Вот мы им придумали мотокросс, и теперь - полный порядок! (Читает.) «Следует приучать ребят мастерить себе простенькие игрушки. Сначала они должны делать их под руководством старших, а потом самостоятельно».

        Появляются Анфиса Петровна и Надежда Леонидовна. Они в выходных платьях. В руках у них бумажные стаканчики с мороженым. Не замечая внуков, они садятся на ту же скамейку по другую сторону от старичка.

        Ваня (негромко). Знаешь чего? Нам нужно обязанности распределить: один хозяйничает, а другой им досуг заполняет.
        Сева. Это правильно.
        Ваня. Вот и давай сегодня: я хозяйничать буду, а ты…
        Анфиса Петровна. Сколько до сеанса осталось, Леонидовна?

        Сева и Ваня оглядываются, замечают бабушек и на секунду замирают. Потом оба соскальзывают со скамьи и прячутся за ее спинкой.

        Надежда Леонидовна (смотрит на часы). Пятнадцать минут осталось. Скоро пора трогаться, Анфиса Петровна.

        Некоторое время бабушки молчат. Маленькими порциями едят мороженое.

        Анфиса Петровна. Мальчишки-то наши небось не догадаются написать, как у них в походе.
        Надежда Леонидовна. Зайдем завтра в школу и справимся. Я думаю, школа поддерживает связь с походом.

        Пауза.

        Анфиса Петровна. Мы зря тут расселись, Леонидовна. Лучше пораньше прийти, чем бегом бежать.
        Надежда Леонидовна. Пойдемте, Анфиса Петровна.

        Бабушки встают и удаляются. Выбравшись из-за скамьи, мальчики смотрят им вслед.

        Сева (отдувается). Фу-у!
        Ваня. Ну и ну! (Смотрит вслед старушкам.) Севк!.. А они вроде какие-то другие стали: вроде помолодели!
        Сева (вздыхает). Без нас помолодеешь.
        Ваня (помолчав). А вот мы небось постарели.
        Сева. Постареешь тут!

        Появляются малыши на велосипедах. Они с ног до головы перемазаны грязью, одежда на них разорвана.

        Павлик, Даша (вместе). Сева! Ваня!

        Они соскакивают перед мальчишками с велосипедов. Воспитатели молча смотрят на них, онемев от изумления и отчаяния.

        Павлик (радостно). Во! Мы в мотокросс играли!
        Даша (радостно). Мы прямо через кусты! Глядите, у меня вся кофточка порватая!
        Павлик. А потом мы прямо в канаву… К-ак бух!.. Мы чуть в грязи совсем не утонули!
        Ваня (стонет). М-м-мучители!
        Сева (с каменным лицом). Все! Кончена прогулочка!
        Даша. Сева, мы домой пойдем! Мы уже снова есть хотим.
        Павлик. Сева, а я знаешь чего хочу? (Шепчет Севе на ухо.)
        Сева. Потерпишь до дому. Идемте!
        Павлик. Нет, не потерплю! Нет, не потерплю!
        Сева (сердито). Ну иди вон в те кусты!

        Павлик убегает в кусты. Некоторое время воспитатели мрачно молчат.

        Ваня (в полном отчаянии). Севк!.. Ну… ну что нам с ними делать, а?
        Сева (отчеканивает). Терпеть, вот что делать!

        Раздается грохот. Из кустов появляется Павлик, волоча за собой корыто и стуча по нему палкой.

        Павлик. Даша! Гляди, чего я нашел!
        Даша (радостно). Корыто! Наше корыто! (Подбирает другую палку и бежит к брату.)

        Колотя по корыту, малыши удаляются. Воспитатели уходят за ними, таща велосипеды.

        КАРТИНА ВОСЬМАЯ

        Палаточный лагерь на берегу водохранилища. Горит костер. Возле костра Кукушкин со своим радиоприемником. Люся и еще несколько ребят. Из приемника слышен голос диктора, но слов нельзя разобрать, потому что все отчаянно кричат.

        Люся. Ой, девочки, сюда!
        Кукушкин. Галина Васильевна, скорей! Передачу пропустите!
        Голоса. Сюда!

        - Все сюда!

        - Лида будет выступать!

        Со всех сторон сбегаются ребята. Прибегают Галина Васильевна, Сеня, Лида.

        Голоса. В чем дело?

        - Чего вы кричите?

        Все затихают. Теперь отчетливо слышна радиопередача.

        Голос корреспондента. Так вот, Лида, расскажи, пожалуйста, радиослушателям о цели вашего похода.
        Голос Лиды. Цель похода - обследовать прибрежную флору водохранилища и выяснить условия для распространения ондатры.
        Люся (в восторге). Ой, девочки!
        Толя. Тихо, ты!
        Голос корреспондента. Так! Теперь расскажи, Лида, радиослушателям, что такое ондатра.
        Голос Лиды. Ондатра - это водяная крыса. У нее очень ценный мех. Если мы установим, что для нее достаточно корма, то ее в этих местах будут разводить.
        Голос корреспондента. Благодарю тебя, Лида! Позволь мне от имени радиослушателей пожелать счастливого пути тебе лично и всем ребятам.
        Кукушкин. Все!
        Лида. Ничуть мой голос не похож!
        Люся. Нет, похож! Правда, девочки, похож?
        Кукушкин. Тихо! Еще что-то!
        Голос диктора. А вот что мы узнали совершенно случайно, когда эта передача была уже готова. Перед самым походом заболела сестра Галины Васильевны, и ее срочно увезли в больницу.

        Все насторожились. Галина Васильевна придвинулась поближе к приемнику.

        На руках у руководительницы похода осталось двое племянников, двое восьмилетних малышей.
        Лида (тихо). Что?
        Галина Васильевна. Тише! Молчи!
        Голос диктора. «Как быть?» - стали думать ребята. Взять с собой малышей учительница не решалась, а без ее участия поход невозможен. И тут попросили слово пионеры Леня Сидоров и Федя Петров.
        Голоса. Что?

        - Кто?
        Голос диктора. «Путешествие не должно сорваться,  - сказали они.  - Мы останемся в городе, поселимся у Галины Васильевны и обеспечим малышам надежный уход».
        Галина Васильевна. Сеня, ты слышишь? Что это за бред?
        Голос диктора. Наш корреспондент повидал Федю и Леню и их маленьких подшефных. Он убедился, что пионеры с честью выполняют взятые на себя обязательства. Пожелаем успеха этим самоотверженным ребятам, благодаря которым их товарищи смогли отправиться в увлекательный поход!

        Звучит пионерский марш.

        Кукушкин (выключая приемник). Вот это да!
        Галина Васильевна. Я ровным счетом ничего не понимаю! Ребята, вы знаете какого-нибудь Сидорова и Петрова?
        Голоса. Никогда не слыхал!

        - Может, это кто из шестого «А»?

        - Я знала одного Петрова, только он не Леонид и ужасный хулиган.
        Люся. Ой, девочки! А вдруг это жулики! Пробрались к Галине Васильевне под видом шефов… и… всю квартиру обчистят!

        Все долго молчат.

        Сеня. Галина Васильевна, я вам вот что скажу. Вам нужно ехать, Галина Васильевна.

        Галина Васильевна молчит.

        Берите байдарку и поезжайте! Если вы на рассвете выедете - рано утром в городе будете. В крайнем случае, малышей сюда заберете.
        Лида. Галина Васильевна! Я от имени всех… У нас такая дисциплина будет - вы просто ахнете! Ни один без спроса купаться не пойдет, ни один на дерево не залезет. Вот даем вам честное пионерское! Правда, ребята?
        Голоса. Правда!

        - Честное пионерское!

        - Галина Васильевна, обязательно езжайте.

        КАРТИНА ДЕВЯТАЯ

        Вечер. Квартира Галины Васильевны. В комнате малыши, переодетые во все чистое, смотрят на корыто, которое они с помощью Севы обратили в корабль. Вместо мачты в корыте установлена половая щетка. К мачте приделан картонный штурвал, от него к бортам протянуты веревочные канаты. Вдоль бортов висят картонные спасательные круги.
        Усталый Сева привязывает к верхушке мачты красную тряпку. В кухне усталый Ваня отжимает над тазом выстиранную одежду малышей и развешивает ее на веревке.

        Сева. Ну, вот вам и флаг. Все! Готабль коров!
        Даша. А что такое «готабль коров»?
        Сева. Я хотел сказать - корабль готов. Играйте теперь.
        Даша. Мы завтра в парк гулять пойдем и его с собой возьмем.
        Павлик. Ага! Мы на нем в пруду будем плавать.
        Сева. Ну, нет! Здесь будете плавать. Тиграйте иперь.

        Еле волоча ноги, направляется к двери.

        Даша. Чего?
        Сева. Играйте теперь, говорю! (Выходит в кухню.)

        Малыши зевают, трут кулаками глаза. Потом один за другим ложатся на тахту.

        Ваня (вынимает из таза Дашину кофточку и разглядывает ее). Севк!.. Тут зелень какая-то, никак не отстирывается.
        Сева (садится к столу, клюет носом). Это об траву она. Теперь не отстираешь.
        Ваня. В химчистку сдавать придется.

        Сева молчит, уронив голову на грудь.

        Севк!..
        Сева. А?
        Ваня. Ты чего? Совсем раскис.
        Сева. Попробуй не раскисни! Три часа… трудовым воспитанием…
        Ваня (становится на табурет, покачиваясь, вешает кофточку на веревку). Сев!..
        Сева (дремлет). Ну?
        Ваня. Давай я остальное завтра достираю. Меня уже ноги не держат.
        Сева (сонно). Завтра так завтра!
        Ваня. Иди укладывай их. А я для нас постели устрою.
        Сева (плетется к двери, заглядывая в комнату). Они уже. Готовы.
        Ваня (заглядывает в комнату). Не буди их! Пусть одетые спят. Накрой их только чем-нибудь.

        Сева достает из шкафа дамское пальто, накрывает им малышей. Ваня кладет гладильную доску одним концом на край стола, другим - на газовую плиту. Потушив свет в комнате, Сева возвращается в кухню.

        Ты где будешь: на столе или на доске?
        Сева. Все равно. Могу на доске.

        Ваня гасит свет. Сева забирается на доску. Ваня свертывается калачиком на столе. Несколько секунд оба молчат.

        Ваня. Севк!..
        Сева. Угу!
        Ваня. А может быть, Галина Васильевна эту передачу не слышала?
        Сева (сонно). Наверняка слышала.

        Пауза.

        Ваня. Севк!.. А, Севк!..
        Сева. Ну, что тебе?
        Ваня. Ты думаешь, она завтра приедет?
        Сева. Факт, приедет.

        Снова пауза.

        Ваня. Севк!.. Надо завтра пораньше встать. Я белье достираю, а ты во всей квартире блеск наведи. Чтоб комар носа не подточил. Да, Севка?

        Сева похрапывает.

        Ладно, спи. Эк его сморило!

        Рассветает. Луч солнца падает на малышей. Павлик просыпается, садится на тахте, потягивается. Потом взгляд его падает на корыто.

        Павлик (теребит Дашу). Даша! Даш, проснись!

        Даша просыпается, садится.

        Даш, гляди, какой корабль!
        Даша (зевая). Он утром еще красивее, чем вечером.
        Павлик. Дашка, поплывем на нем по пруду!
        Даша. Сева и Ваня не пустят.

        Павлик о чем-то думает, подходит к двери в кухню и слегка приоткрывает ее.

        Павлик. Даш!.. Они спят. Пошли тихонько, пока они не проснулись. Ух, поплаваем!

        Даша тоже соскакивает с тахты и заглядывает в кухню.

        Даша (шепотом). Идем! Только тихо-тихо-тихо-тихо!

        Брат и сестра крадучись выносят корыто в кухню, открывают входную дверь и удаляются со своей ношей. Сева и Ваня продолжают спать. Они спят беспокойно: бормочут во сне, взбрыкивают ногами. Они вот-вот свалятся: один - со стола, другой
        - с гладильной доски.

        Сева (во сне). Не сорвется поход!
        Ваня (во сне). За химчистку еще деньги плати!
        Сева. Дай им в зубы! Подножку ему!

        Появляется Галина Васильевна. Она в изумлении смотрит на спящих ребят.

        Галина Васильевна. Панкратов! Козлов!

        Ваня садится на столе. Сева падает с доски. Оба дико смотрят на учительницу. Долгая пауза.

        Нет, это бред какой-то! Значит… это вы Сидоров и Петров?
        Сева (хрипло). Мы…
        Ваня. Я - Петров, а он… это… Сидоров.

        Пауза. Галина Васильевна ходит по кухне.

        Галина Васильевна. Третий год преподаю, а таких еще не встречала. Дайте мне попить. Я два часа без отдыха гребла… Я ребят на Сеню оставила…

        Сева наливает воды в стакан. Галина Васильевна пьет, потом снова принимается ходить.

        Погодите, дайте с мыслями собраться. (Останавливается, трет ладонью лоб.) Одним словом… как все это случилось? Где Аня?
        Сева. В больнице.
        Ваня. Аппендицит.
        Галина Васильевна. А как вы сюда попали?
        Сева. Мы?
        Ваня. Это… Мы случайно попали.
        Галина Васильевна. Ничего не понимаю! Ваши бабушки знают?
        Сева. Н-не совсем.
        Галина Васильевна. Как это «не совсем»?
        Сева. Они думают, что вы нас взяли в поход.
        Галина Васильевна. Ничего себе!
        Сева. Понимаете, Галина Васильевна… Я вам всю правду скажу: мы пришли сюда, чтобы маршрут похода узнать.
        Ваня. Ага. А тут вашу сестру увезли.
        Галина Васильевна. И вы решили остаться?
        Ваня. Решили собой пожертвовать.
        Галина Васильевна. Что?
        Ваня. Пожертвовать. Собой. Пусть, мол, наши ребята в поход идут, а мы уж тут будем мучиться.
        Галина Васильевна. Просто не знаю, что и сказать! С одной стороны, я вас благодарить должна, а с другой стороны… (Секунду молчит.) Ну и как же вы тут справлялись?
        Сева. Измучились, Галина Васильевна!
        Ваня. Со стиркой, с готовкой еще ничего, а вот с воспитанием, с этим самым!.. (Мотает головой.)
        Галина Васильевна. Они в комнате?
        Сева. Они спят еще.
        Галина Васильевна (заглядывает в комнату). Но там их нет.
        Сева. Что?..
        Галина Васильевна. Я говорю, в комнате их нет.
        Сева. Как - нет!
        Ваня. Не!.. Там они!

        Оба заглядывают в комнату. Пауза.

        (Испуганно.) Севк!.. И корыта нет!
        Сева. Все ясно! В парк!

        Мальчики стремглав выбегают из дома.
        Входит Аня.

        Аня (улыбается). А вот и я! Между прочим, эти мальчики меня чуть с ног не сбили. Представляешь, Галочка, оказывается, у меня совсем не аппендицит. Это желчный пузырь. Мне выкачали почти пол-литра желчи, и я совершенно здорова.

        Галина Васильевна замороченно смотрит на Аню, потом быстро уходит из квартиры.

        Самое интересное, что меня не хотели выписывать так рано утром. По больничным правилам… (Замечает исчезновение Галины Васильевны и выходит на лестницу.) Галочка, ты куда?.. Галя, одну минуту!.. (Спускается с лестницы.)

        КАРТИНА ДЕСЯТАЯ

        Знакомая нам площадка в городском парке. Посетителей нет. Через площадку неторопливо идет милиционер. Появляются Павлик и Даша со своим корытом.

        Милиционер (поравнявшись с малышами). Ребятки! Куда путь держите?
        Павлик. Туда!

        Милиционер останавливается и наблюдает за малышами. Те подходят к пруду и спускают в воду корыто. Милиционер направляется к ним.

        Даша. Я первая сяду!
        Павлик. Садись!
        Милиционер (оттаскивает малышей от воды). Ребятки! Ребятки! А ну, давайте отсюда!
        Даша. Мы плавать хотим!
        Милиционер. «Плавать»! Глядите, вы же чуть не утонули!

        Корыто быстро погружается в воду. Скоро над прудом остается лишь кончик мачты с флагом.

        Павлик (смотрит на флажок). Оно дырявое.

        Малыши уходят от пруда. Милиционер идет за ними.

        Милиционер. Вот то-то и оно! Вы где живете? Давайте я вас домой провожу.
        Даша. Мы не хотим домой. Мы гулять хотим.
        Милиционер. Одним гулять вам еще рано. Давайте говорите, где ваш дом!
        Павлик. Не скажем.
        Милиционер. Смотрите! А то в милицию отведу!
        Павлик. А мы милиции не боимся!
        Даша. Папа говорит, что милиционеров бояться - это все глупости.

        Милиционер уходит с малышами. Со всех ног вбегают Сева и Ваня. Ваня замечает кончик мачты с флажком.

        Ваня. Севк!.. Гляди!

        Хочет броситься в воду, но Сева удерживает его.

        Сева. Раздевайся! А то сам утонешь!

        Оба торопливо раздеваются до трусов. Вбегает Галина Васильевна.

        Галина Васильевна. Панкратов! Козлов!

        Не замечая ее, мальчишки бросаются в воду. Галина Васильевна подбегает к берегу.

        Козлов! Панкратов!

        Головы ребят появляются над водой. Лица у них сумасшедшие.

        Ваня. Не видать!..
        Галина Васильевна. Сева! Ваня!

        Мальчики снова ныряют и снова появляются.

        Сева. Нету!
        Галина Васильевна (все больше волнуясь). Панкратов! Козлов!

        Мальчики ныряют. Появляется Аня.

        Аня. Галочка, я ничего не понимаю! Почему ты так скоропостижно убежала?
        Галина Васильевна. Ой, Аня! Помолчи!

        Головы ребят снова появляются над водой.

        Ваня. Не видать!
        Галина Васильевна. Сева! Ваня!

        Мальчики снова ныряют.

        Аня. Это, кажется, те мальчики, что были у нас дома. Да, Галочка?

        Ребята снова появляются.

        Сева. Нету!
        Галина Васильевна. Ребята, послушайте! Панкратов! Козлов!

        Мальчики ныряют.

        Аня. Интересно, Галочка, что они тут делают? Они что-нибудь уронили в пруд?
        Галина Васильевна. Что-о? (Догадавшись обо всем, сбрасывает жакет, торопливо расшнуровывает кеды.)
        Аня. Галочка, неужели ты собираешься нырять?

        Сева и Ваня, полумертвые от страха и изнеможения, вылезают на берег. Учительница прыгает на одной ноге: у нее не развязывается шнурок. Появляются милиционер и малыши.

        Павлик. Гляди! Мама вернулась! Мама! Мам!.. (Бежит к Ане.)
        Даша. И тетя Галя приехала! И тетя Галя приехала! (Бежит за Павликом.)
        Ваня, Сева. ОНИ!

        Оба без сил садятся на землю и тяжело дышат. Садится и Галина Васильевна.

        Павлик (теребит мать за пояс). Мам, ты совсем вернулась? Ты совсем?
        Аня. Совсем. Павлик, не тяни меня за пояс, порвешь.
        Милиционер (Севе и Ване). Друзья! А ведь тут не место для купания! (Узнает ребят.) Так, так! Старые знакомые. Продолжаете в том же духе, значит! (Галине Васильевне.) Здравствуйте, товарищ учительница!
        Галина Васильевна. Здравствуйте! Они совсем не в том же духе, они детей спасали.
        Милиционер. Каких детей?
        Галина Васильевна (указывает на малышей). Вот этих!

        Милиционер молчит, ничего не понимая.

        Аня. Галочка, зачем ты такие глупости говоришь? Павлик, не тяни меня за пояс!
        Павлик. Мам!.. Мы есть хотим. Мама, идем домой.
        Аня. Галочка, ты идешь домой?
        Галина Васильевна. Зайду на минутку. Ты иди, Аня.
        Аня. Павлик, не тяни меня за пояс, порвешь. (Уходит с малышами.)

        Галина Васильевна поднимается с земли, встают и ребята.

        Галина Васильевна (задумчиво). Да! Проведу я с вами еще год, и меня отправят в сумасшедший дом! (Помолчав.) И все-таки я вам очень благодарна.
        Сева. Не за что, Галина Васильевна.
        Ваня. Не за что. Только знаете, Галина Васильевна… Лучше пусть меня разрежут на куски, чем я стану педагогом.
        Галина Васильевна. Что ж вы думаете делать?
        Сева (грустно). Домой пойдем.
        Галина Васильевна. И больше не убежите?
        Сева. Не хочется бабушкам нервы портить.
        Ваня. Ага. У бабушек ведь тоже нервы есть.

        Появляются Анфиса Петровна и Надежда Леонидовна. У обеих сумки с продуктами. Заметив внуков, милиционера и учительницу, они останавливаются, потом медленно направляются к ним.

        Галина Васильевна (ребятам). Вы очень на меня обижены, что я вас не взяла в поход?
        Сева. Ну что вы, Галина Васильевна!
        Ваня. Мы тут с двумя чуть не спятили, а у вас их тридцать! Думаете, мы не понима… (Замечает бабушек и застывает с раскрытым ртом.)

        Долгая пауза.

        Анфиса Петровна (Она готова заплакать). Господи, ты господи!..
        Надежда Леонидовна (с каменным лицом). Здравствуйте!
        Галина Васильевна (немного растерянно). Здравствуйте!
        Сева (тихо). Здравствуйте!
        Надежда Ленидовна. Простите, Галина Васильевна, можно узнать, что произошло?
        Галина Васильевна (помолчав). Ничего не произошло… Просто мы с Севой и Ваней приехали из лагеря забрать кое-какие приборы.

        Пауза. Каждый по-своему переживает это заявление учительницы.

        Надежда Леонидовна. Простите!.. А можно узнать, как наши мальчики себя ведут?
        Галина Васильевна. Пока я не могу на них пожаловаться.

        Немая сцена.

        Занавес

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к