Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Поэзия Драматургия / Случевский Константин: " Мурманские Отголоски " - читать онлайн

Сохранить .
Мурманские отголоски Константин Случевский

        #

        Константин Случевский
        МУРМАНСКИЕ ОТГОЛОСКИ

        С.С. Трубачеву

«Будто в люльке нас качает…»

        Будто в люльке нас качает.
        Ветер свеж. Ни дать, ни взять,
        Море песню сочиняет -
        Слов не может подобрать.

        Не помочь ли? Жалко стало!
        Сколько чудных голосов!
        Дискантов немножко мало,
        Но зато не счесть басов.

        Но какое содержанье,
        Смысл какой словам придать?
        Море - странное созданье,
        Может слов и не признать.

        Диких волн седые орды
        Тонкой мысли не поймут,
        Хватят вдруг во все аккорды
        И над смыслом верх возьмут.

«Цветом стальным отливают холодные…»

        Цветом стальным отливают холодные,
        Грузные волны полярных зыбей,
        Солнца полуночи тени лиловые
        Видны на палубе подле снастей;

        С этим наплывом теней фиолетовых
        Только лишь пушки своей желтизной
        Спорят как будто; склонились, насупились,
        Стынут, облитые крупной росой.

        Красная искра порою взвивается
        В черном дыму; оживая на миг,
        Ярко блестит! Перед нею туманится
        Вечного солнца полуночный лик…

«Перед бурей в непогоду…»

        Перед бурей в непогоду
        Разыгралися киты.
        Сколько их! Кругом мелькают,
        Будто темные щиты
        Неких витязей подводных.
        Бой незрим, но слышен гром.
        Над пучиною кипящей
        Ходят волны ходенем,
        Проступают остриями…
        Нет сомненья: под водой,
        Под великими волнами,
        Занялся могучий бой!
        Волны - витязей шеломы,
        Бури рев - их голоса!
        Блещут очи… Кто на вахте?
        Убирайте паруса,
        Чтоб не спутаться снастями
        Между дланей и мечей;
        Увлекут они в пучину
        Нас, непрошеных людей.
        Закрывай плотнее люки!
        Так! Совсем без парусов
        С ними мы еще поспорим!
        Ходу дай! Прибавь паров…
        Налетает шквал за шквалом,
        Через борт идет волна;
        Грохот, посвист и шипенье,
        В стройных мачтах дрожь слышна.
        Не уловишь взглядом в тучах
        Очертаний буревых…
        Как зато повеселели
        Стаи грустных птиц морских!
        Кто сказал, что в буре страхи?
        Под размахами ее
        Вялы, робки и пугливы
        Только слабость да нытье…

«След бури не исчез. То здесь, то там мелькают…»

        След бури не исчез. То здесь, то там мелькают
        Остатки черные разбившихся судов
        И, проносимые стремниной, ударяют
        И в наше судно, вдоль его боков.

        Сухой, тяжелый звук! В нем слышатся отзывы -
        Следы последние погибнувших людей…
        Все щепки разнесут приливы и отливы,
        Опустят в недра стонущих зыбей.

        Вдоль неподвижных скал стремниною несутся
        Гряды подводных трав, оторванных от дна,
        Как змеи длинные, их нити волокутся,
        И светом их пучина зелена.

        А там у берегов виднеются так ясно
        Остатки корабля; расщепленное дно
        До самого киля сияет ярко-красно…
        У черных скал - кровавое пятно!

«Здесь, в заливе, будто в сказке…»

        Здесь, в заливе, будто в сказке!
        Вид закрыт во все концы;
        По дуге сложились скалы
        В чудодейные дворцы;

        В острых очерках утесов,
        Где так густ и влажен мох,
        Выраженья лиц каких-то,
        Вдруг застывшие врасплох.

        У воды торчат, белея,
        Как и скалы велики,
        Груды ребр китов погибших,
        Черепа и позвонки.

        К ним подплывшая акула
        От светящегося дна
        Смотрит круглыми глазами,
        Неподвижна и темна,

        Вся в летучих отраженьях
        Высоко снующих птиц -
        Как живое привиденье
        В этой сказке, полной лиц!

«Доплывешь когда сюда…»

        Доплывешь когда сюда,
        Повстречаешь города,
        Что ни в сказках не сказать,
        Ни пером не описать!

        Город - взять хоть на ладонь!
        Ни один на свете конь
        Не нашел к нему пути;
        Тут и улиц не найти.

        Меж домов растет трава;
        Фонари - одни слова!
        Берег моря словно жив -
        Он растет, когда отлив;

        Подавая голос свой
        Громче всех, морской прибой
        Свеял с этих городов
        Всякий след пяти веков!

        Но уж сказка здесь вполне
        Наступает по весне,
        Чуть из них мужской народ
        В море на лето уйдет.

        Бабье царство здесь тогда!
        Бабы правят города,
        И чтоб бабам тем помочь,
        Светит солнце день и ночь!

        С незапамятных времен
        Сарафан их сохранен,
        Златотканый, парчевой;
        Кички с бисерной тесьмой;

        Старый склад и старый вкус
        В нитях жемчуга и бус,
        Новгородский, вечевой,
        От прабабок он им свой.

        И таков у баб зарок:
        Ждать мужчин своих на срок,
        Почту по морю возить,
        Стряпать, ткать и голосить;

        Если в море гул и стон -
        Ставить свечи у икон
        И заклятьем вещих слов
        Укрощать полет ветров.

«Снега заносы по скалам…»

        Снега заносы по скалам
        Всюду висят бахромой;
        Солнце июльское блещет,  -
        Встретились лето с зимой.

        Ветер от запада. Талый
        Снег под ногами хрустит;
        Рядом со снегом, что пурпур,
        Кустик гвоздики горит.

        Тою же яркостью красок
        В Альпах, на крайних высях,
        Кучки гвоздики алеют
        В вечных, великих снегах.

        В Альпах, чем ближе к долинам,
        Краски цветов все бледней,
        Словно тускнеют, почуяв
        Скучную близость людей.

        Здесь - до болот ниспадает
        Грань вековечных снегов;
        Тихая жизнь не свевает
        Яркости божьих цветов;

        Дружно пылают гвоздики,
        Рдеют с бессчетных вершин
        Мохом окутанных кочек,
        Вспоенных влагой трясин.

«Какие здесь всему великие размеры…»

        Какие здесь всему великие размеры!
        Вот хоть бы лов классической трески!
        На крепкой бечеве, верст в пять иль больше меры,
        Что ни аршин, навешаны крючки;

        Насквозь проколота, на каждом рыбка бьется…
        Пять верст страданий! Это ль не длина?
        Порою бероева китом, белугой рвется -
        Тогда страдать артель ловцов должна.

        В морозный вихрь и снег - а это ль не напасти?  -
        Не день, не два, с терпеньем без границ
        Артель в морской волне распутывает снасти,
        Сбивая лед с промерзлых рукавиц.

        И завтра то же, вновь… В дому помору хуже:
        Тут, как и в море, вечно сир и нищ,
        Живет он впроголодь, а спит во тьме и стуже
        На гнойных нарах мрачных становищ.

«Здесь, говорят, у них порой…»

        Здесь, говорят, у них порой
        Смерть человеку облик свой
        В особом виде проявляет.
        Когда в отлив вода сбегает
        И, между камнями, помор
        Идет открытыми песками,
        Путь сокращая,  - кругозор
        Его обманчив; под ногами
        Песок не тверд; помор спешит,  -
        Прилив не ждет! Вдруг набежит
        Отвсюду! Вот уже мелькают
        Струи, бегущие назад;
        То здесь, то там опережают,
        Под камни льются, шелестят!
        А вон, вдали, седая грива
        Ползущего в песках прилива
        Гудит, неистово ревет
        И водометами встает…
        Скорей, скорей! Но нет дороги!
        Пески сдаются, вязнут ноги,
        Пески уходят под ногой…
        Все выше волн гудящих строй!
        Их гряды мечутся высоко,
        Чтоб опрокинуться потом…
        Все море лезет на подъем!
        Спасенья нет… Блуждает око…
        Все глубже хлябь, растет прилив!
        Одолеваемый песками,
        Помор цепляется руками,
        И он не мертв еще, он жив -
        А тяжкий гул морского хора,
        Чтоб крик его покрыть полней,
        В великой мощности напора
        Стучит мильонами камней…

«Взобрался я сюда по скалам…»

        Взобрался я сюда по скалам;
        С каким трудом на кручу взлез!
        Внизу бурун терзает море,
        Кругом, по кочкам, мелкий лес…

        Пигмеи-сосенки! Лет двести
        Любой из них, а вышиной
        Едва-едва кустов повыше;
        Что ни сучок - больной, кривой.

        Лет двести жизни трудной, скучной,
        И рост такой… Везде вокруг
        Не шум от ветра - трепетанье,
        Как будто робкий плач, испуг.

        Но счастье есть и в них: не знают,
        Не ведают, что поюжней
        Взрастают сосны в три обхвата
        И с пышной хвоею ветвей

        И что вдали, под солнцем юга,
        В морскую синь с вершин Яйлы
        Сквозь сетки роз и винограда
        Глядят других сестер стволы…

«Из тяжких недр земли насильственно изъяты…»

        Из тяжких недр земли насильственно изъяты,
        Над вечно бурною холодною волной,
        Мурмана дальнего гранитные палаты
        Тысячеверстною воздвиглися стеной,
        И пробуравлены ледяными ветрами,
        И вглубь расщеплены безмолвной жизнью льдов,
        Они ютят в себе скромнейших из сынов
        Твоих, о родина, богатая сынами.

        Здесь жизнь придавлена, обижена, бедна!
        Здесь русский человек пред правдой лицезренья
        Того, что божиим веленьем сведена
        Граница родины с границею творенья,
        И глубь морских пучин так страшно холодна,  -
        Перед живым лицом всевидящего бога
        Слагает прочь с души, за долгие года,
        Всю тяготу вражды, всю немощность труда
        И говорит: сюда пришла моя дорога!
        Скажи же, господи, отсюда мне куда?

«Хоть бы молниям светиться…»

        Хоть бы молниям светиться!
        Тьма над морем, тьма!
        Вихорь, будто зрячий, мчится -
        Он сошел с ума…

        Он выводит над волнами,
        Из бессчетных струн,
        Гаммы с резкими скачками…
        А поет бурун.

        Что за свадьба? Что за пляска?
        Если б увидать!
        Тьма как плотная повязка,  -
        Где ее сорвать…

        Сердцем чуются движенья
        Темных сил ночных,
        Изможденные виденья,
        Плач и хохот их…

«Когда на краткий срок здесь ясен горизонт…»

        Когда на краткий срок здесь ясен горизонт
        И солнце сыплет блеск по отмелям и лудам,
        Ни Адриатики волна, ни Геллеспонт
        Таким темнеющим не блещут изумрудом;

        У них не так густа бывает синь черты,
        Делящей горизонт на небо и на море…
        Здесь вечность, в веяньи суровой красоты,
        Легла для отдыха и дышит на просторе!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к