Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Поэзия Драматургия / Случевский Константин: " Из Цикла Загробные Песни " - читать онлайн

Сохранить .
Из цикла «Загробные песни» Константин Случевский

        #

        Константин Случевский
        Из цикла "Загробные песни"

«В час смерти я имел немало превращений…»

        В час смерти я имел немало превращений…
        В последних проблесках горевшего ума
        Скользило множество таинственных видений
        Без связи между них… Как некая тесьма,
        Одни вослед другим, являлись дни былые,
        И нагнетали ум мои деянья злые;
        Раскаивался я и в том, и в этом дне!
        Как бы чистилище работало во мне?
        С невыразимою словами быстротою
        Я исповедовал себя перед собою,
        Ловил, подыскивал хоть искорки добра,
        Но все не умирал! Я слышал: «Не nopa!»

«Я помню, было так: как факел евменид…»

        По словам Блаженного Августина (Dе civit. Dei, lib. 20, сар. 14), на Страшном суде
«каждому придут на память все дела его, добрые или худые, и ум с чудной скоростью увидит их». То же и Василий Великий в толковании Исайи.

        Я помню, было так: как факел евменид
        Когда-то освещал утробы бездны темной,
        В виденьях мне предстал ужасный, грозный вид,
        Вид бездны чуемой, пугающей, огромной!
        В ней были все мои нечестные дела;
        Преступность дней былых вся в лицах проступала,
        И бездна страшная тех лиц полна была,
        А мощность факела насквозь их пронизала!
        Ничто, о да! ничто не укрывалось в ней
        От света красного назойливости гневной…
        Какая мощность зла! какие тьмы теней -
        След жизни мелочной, обычной, повседневной!
        Как это мыслимо, как это быть могло,
        Чтоб малая душа так много зла вмещала?
        Ничто ее в миру к ответу не влекло,
        Ни в чем людской закон она не нарушала!
        Но нет! Вот, вот он въявь, весь стыд прошедших дней!
        Свет озарял его спокойно, безучастно;
        Десятки, тысячи, нет, тьмы от тем очей
        Глядели на меня пронзительно и властно!
        О, как хотелось мне хоть что-нибудь сокрыть,
        Исчезнуть самому! Все жгучие мученья
        Болезни, мнилось мне, явились облегчить,
        Весь ужас первого предгробного виденья!
        Казались мелочи громадно-велики;
        Размеров и пространств утратил я сознанье,
        И чудо-женщина вдоль пламенной реки,
        Смеясь, плыла ко мне на страстное свиданье!..
        И в облике ее соединял мой мозг
        Все лики женские, мне милые когда-то…
        Вдруг берег тронулся и тает, будто воск…
        И я в реке… я в ней… сгинь! наше место свято!

        «Скорей меняйте лед!»  - я слышу, говорят.
        «Где лед, сестра? давно ль возобновили?
        Больной в огне! какой безумный взгляд!
        А ноги! словно лед! совсем, совсем остыли!»
        Хочу я отвечать, но сил нет, не могу!
        Родные вкруг меня! зачем они рыдают?
        А вот цветущий луг, и я по нем бегу…
        Цветы - то призраки… головками кивают…

«Дочь приехала. Слышу - ввели…»

        Дочь приехала. Слышу - ввели…
        Вот подходит ко мне, зарыдала;
        Поклонилась, так кажется, мне до земли,
        Крепко руки мои целовала!
        Сколько сил было силы собрать,
        Собрал я и глаза открываю…
        Только милое личико трудно узнать…
        Память сбилась, а все же ласкаю!
        Ты несчастной была, моя дочь;
        Я виновен, бессовестный, в этом…
        Вдруг объяла меня темно-синяя ночь…
        Иль пришла она с добрым советом!

        Голубому цветку на степи не расти,
        Ты, голубушка-дочь, ты забудь, ты прости…
        Звучно склянки стучат…
        Знаю я, в склянках яд…
        Ты цветок голубой…
        Что поник головой?..
        Распрямись и расти,
        Дай мне сон обрести…
        Ты слыхала ль: есть рай…
        Дай надеяться, дай…

«Я лежал и бессилен, и нем. Что со мной…»

        Я лежал и бессилен, и нем. Что со мной
        Медицина творила,  - не знаю!..
        Но одну из картин толчеи мозговой
        Я и здесь иногда вспоминаю.
        Вся земля умерла! с резким хрустом в костях
        Смерть в венце надо мною носилась,
        И под ней расстилался один только прах…
        Смерть металась, вопила и билась.
        Выходила из впадин очей ее мгла,
        И в меня эта мгла проникала;
        Свисли челюсти Смерти, ослабла скула…

        Обезумела Смерть! Голодала!
        Жизни не было вовсе нигде, никакой,
        Чем питаться ей было бы надо,
        Ни травы, ни воды, ни певцов под листвой,
        Ни ползущего в темени гада.
        Все пожрала! Молчанье везде разлеглось!
        Проявлялось одно тяготенье,
        И я слышал, как службою скрытых колес
        Совершалось в пространствах движенье…
        Зажигался восток и опять погасал,
        Как и в сонмах веков опочивших,
        Облик Смерти один лишь, вопя, потрясал
        Купы звезд, никому не светивших.
        Вдруг почуяла Смерть раздраженным чутьем,
        Слух склонила и очи вперила:
        Будто где-то в степи захудалым ростком
        Травка малая в жизнь проступила.
        Эта травка был я! Распрямясь в полный рост,
        На меня Смерть метнулась с размаха,
        Чтоб хоть малость нарушить великий свой пост…
        Нет меня! Ничего, кроме праха!.
        Смерть отпрянула к звездам! своим костяком,
        Словно тенью, узор их застлала
        И, упавши на землю в ущельи глухом,
        Обезумела Смерть… Голодала!

        Видит Смерть… вижу я мутным взором своим,
        Будто облик земли копошится;
        Не туманная мгла, не синеющий дым,
        Прах вздымается… начал слоиться!
        Вижу я… Видит Смерть - возникают тела…
        Люди! Люди! Давно не видала!
        Прежде в трапезе сытной ей воля была,
        И она без конца пировала!
        Сонм слагавшихся двигался к ней напрямик:
        Старцы, юноши, дети и жены.
        «Bce вы, все вы мои! ты, ближайший старик,
        Раньше всех! Сколько вас? миллионы!..»
        Возникали из воздуха, шли из земли,
        Ими сонная вечность дохнула;
        Прах проснулся! мятется вблизи и вдали
        В рокотаньи подземного гула.
        И накинулась Смерть на ближайшего к ней,
        На меня! Плоти нет! Привиденье!
        Только краски и свет, только лики людей…
        Трубный глас… Началось Воскресенье…

«В трубном звуке родные звучат голоса…»

        В трубном звуке родные звучат голоса…
        Звуки склянок… Я вижу движенье…
        Ясно вижу родных; от окна полоса
        Света солнца дает освещенье…
        Мне легко, хорошо! Знать, в себя я пришел?
        Память действует; мысли так ясны;
        Боли нет; я взглянул и глазами обвел:
        Как все люди добры и прекрасны!
        О! как жить хорошо; о! как радостен свет
        И как дорого в людях вниманье…
        Умирать не хочу я так рано, о нет!
        Слышу: «Где же его завещанье?»
        Кто сказал? Я не знаю, но голос знаком!
        Ах, зачем это слово сказали?
        Я не умер еще, не разрушен мой дом,
        Доктора воскресить обещали!
        Да, да, да.  - И опять надвигается тьма,
        Облик смерти ко мне приступает…
        Ум мой гаснет… но действуют клочья ума:
        Просветленье пред смертью бывает…

«Как? Опять Страшный суд! мне вослед, по пятам…»

        Как? Опять Страшный суд! мне вослед, по пятам!
        Но ведь это совсем невозможно!
        Я в земле не лежал на поживу червям?
        Это страшно, ужасно, безбожно…
        А воскресшие шли от начальных начал,
        От конечных концов приходили:
        Громкий благовест в небе пылавшем звучал,
        Солнца пели и звезды звонили!
        И не видел я вовсе страдальческих лиц,
        Что, бывало, в гробах поражали:
        Все в молитвенном шествии падали ниц!
        И, поднявшись, на небо взирали.
        Грохот слышался всюду от глыб земляных,
        Что валились в пустые могилы;
        Треск от царских гробниц, в разрушении их
        Повеленьем неведомой силы…
        Разрушалась и Смерть. В ней погасла алчба,
        Слух погас, затуманилось зренье,
        Постигала ее каждой жизни судьба -
        Прикоснулось всесильное тленье!
        Проходили вблизи ее сонмы людей,
        Шел и я, все мы вдаль уходили…
        боль затихла в груди… Прежде было больней…
        Но зачем вы глаза мне закрыли?
        Ведь я вижу сквозь медь… Слышу говор людской…
        Что-то жгучее дали мне! жгите!!!
        А я все-таки буду опять сам собой…
        Да! Я выпорхну! Ну-ка! Ловите!

«Умер я! Есть ощущения…»

        Умер я! Есть ощущения:
        Не понять их, не познав
        Новость первого мгновения!
        Я окреп, нетленным став…
        Ночь!.. Вдали земля туманная,
        Мать всех в мире матерей,
        Мне в былом обетованная
        И очаг души моей!
        Полуночница усталая,
        Без меня несешься ты,
        Вся больная, захудалая,
        В стогнах вечной немоты…
        А путям твоим и следу нет!
        Ho, кому бессмертным стать,
        На тебе родиться следует,
        На тебе и умирать!
        Умер я… Там, в темной темени,
        Ты мелькаешь огоньком…
        Там есть смерть! Там царство времени!
        Там родные мне, мой дом!
        Уносись же, горе-странница,
        Как корабль среди зыбей,
        В мириадах звезд избранница
        И очаг души моей.
        Я отпетый, я отчитанный,
        Молча вслед тебе смотрю,
        И в трудах, в скорбях воспитанный,
        Смерть пройдя,  - благодарю…

«Чуть мерцает на гроб мой сияние дня…»

        Чуть мерцает на гроб мой сияние дня;
        Чтец мне слышится от аналоя…
        Не любите меня, не жалейте меня,
        Потому что хочу вам покоя!

        Не любите меня, потому что, узнав,
        Как мне душу мою истерзали
        Пыткой жгучею смерти,  - ее увидав,
        Вы бы сами безмерно страдали!

        Не желайте меня возвращать, потому,
        Что я снова пойду на мученья,
        В истязаньях совсем непонятных уму!
        Не хочу, не хочу повторенья!

        От останков моих отойти я бы мог…
        Только жаль их! Я с ними сроднился…
        На груди моей старый лежит образок,
        На него я от детства молился!

        Вот и близкие мне! Не жалейте меня…
        Не читайте Псалтыри: пугает!
        В ней и скрежет зубовный, и муки огня,
        И так страшно господь проклинает!

        Вот и бабушка плачет при гробе моем!
        Ты не плачь! Я свободнее птички;
        Образумься! Взгляни! Ты помятым чепцом
        Чуть прикрыла седые косички…

        А я знаю, ты любишь опрятность чепца!..
        Полдень! много цветов притащили;
        Я цветы так любил! Их кладут вкруг лица…
        Руки, плечи - всего обложили…

        Некрасив!! Вон жена, на коленях стоит
        Под свечей! Воск свечи оплывает;
        Видишь - каплет, он флер на тебе запятнит…
        К панихиде народ прибывает…

        Говор, толки, злословье! Нет, лучше отбыть…
        Ложь, притворство, позор, наважденье!
        Мерно служба идет; начинают кадить…
        Заволокся я дымом кажденья!

«И я предстал сюда, весь полн непониманья…»

        И я предстал сюда, весь полн непониманья…
        Дитя беспомощное… чуть глаза открыв,
        Я долго трепетал в неясности сознанья
        Того, что я живу, что я иначе жив.
        Меня от детских лет так лживо вразумляли
        О смерти, о душе, что будет. с ней потом;
        При мне так искренно на кладбищах рыдали,
        В могилы унося почивших вечным сном;
        Все пенья всех церквей полны такой печали,
        Так ярко занесен в сердца людей скелет,  -
        Что с самых ранних дней сомненья возникали:
        Что, если плачут так,  - загробной жизни нет?!
        Нет! надо иначе учить от колыбели…
        Долой весь темный груз туманов с головы…
        Нет, надобно, чтоб мы совсем светло глядели
        И шествовали в смерть, как за звездой волхвы!
        Тогда бы верили мы все и безгранично,
        Что смерть - желанная! что алые уста
        Нас зацеловывают каждого, всех, лично,  -
        И тайна вечности спокойна и проста!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к