Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Поэзия Драматургия / Резина Саша: " Ты Читал Обо Мне " - читать онлайн

Сохранить .
Ты читал обо мне? Саша Резина

        Мои сборники #2

        Саша Резина
        Сборник
        Ты читал обо мне?
        (2006-2007)

«Эти абры-кадабры - зовут театрально: „клипами“…»

        Эти абры-кадабры- зовут театрально: «клипами»))))
        Здесь сверкает в алмазной росе крапива вранья!
        Я зашью тебе жабры, Человек Амфибия,
        И ты станешь такой как все, такой как я.

        Эти гоголи-моголи зовут повкусней: «нектарами»,
        Здесь с улыбкой макдональсной блеют: «нет-нет»)))
        Я закрою дверь с цоколя, Ведьма Старая!
        И тебе придется рядиться под Фею, как мне.

        ДСП-шные «стенки» зовут нараспев «гарнитурами»)))
        Здесь привыкли за вскрытые вены Любовь обвинять.
        А я назову тебя Ленкой, Елена Премудрая,
        Не любят Иваны Царевичи Ленок- вроде меня.

        Эти страсти-мордасти зовут как в кино: «испытаньями»)))
        Здесь хоть в бездне, хоть в небе я- но на мели…
        Все вы- дашеньки, насти… станете Бедными Танями
        Чьи равны современные жребии, как и мои.

«Это смешно - называть мою прокуренную сосредоточенность - Лирой…»

        Это смешно- называть мою прокуренную сосредоточенность- Лирой.
        Когда я вручную в рифмы сшиваю, ранясь иголкой, душ? верлибры.
        Когда то Бог, то Ангел в Эфире,
        И я беру интервью.

        Это грустно- мой пьяный ржач о моих дурацких записках предсмертных,
        О комичном паденьи- вместе с крюком и кухонным табуретом,
        О ненависти- как всегда, безответной..-
        Я счастлива, мать твою!!!

        Это ооооочень смешно- называть мою писанину корявую- Литературой,
        Когда ЛГ-истеричка, и фанатичная- в глупости высокопарной- дура,
        Когда ломает аппаратуру,
        И кричит вдохновению: Вон!!!

        Это ооооочень грустно- самый любимый смеется, что нет, не настрадалась!)))
        Мы еще поживем- есть же рукописи! (отдыхай, Нострадамус!))-
        Мы попадем на несгораемый ярус!…

….Подождите, включу диктофон….

«Мне нравится молиться - лёжа…»

        Мне нравится молиться- лёжа,
        Но, может, надо быть скромней?-
        А то, глядишь, терпенье Божье
        Возьмет, и кончится- на мне.

        Мне нравится прощаться- сидя,
        Не отрываясь от еды.
        Единственный ты мой- изыди.
        Оставь на зеркале цветы.

        Мне нравится ругаться- стоя-
        И молча- мраморным божком.
        Не будет двух в веках Историй.
        Хоть бейся ты об стол башкой…

        Мне нравится пить- на коленях.
        И благодарно бормотать:
        Ну наконец-то всё до фени…
        Мне ВСЁ ДО ФЕНИ, вашу мать…

«Как и черный стоялый сугроб, не тает вопрос: а остались ли силы?..»

        Как и черный стоялый сугроб, не тает вопрос: а остались ли силы?…
        Бегу- к Последней Любви- о свои спотыкаясь тайны, и об асфальт рябой…
        Из золотых коронок моей души подарок тебе вылит.
        Возьми. И носи на здоровье, Любовь.

        Почему-то не хочется петь, и нюхать твои гвоздики.
        Мне тяжело гулять на высоких шпильках своих незабытых лет…
        Мне при тебе сморкаться- полурастаявшим черным снегом- не кажется диким!
        Прости. Я постараюсь пореже болеть…

        Почему-то не хочется петь!!!  - хоть прочищено пивом горло.
        Я бутылку допитую с пылом, с размаха, со злостью- бросаю в кусты!-
        Причащалась я одеколоном и напивалась церковным кагором-
        Пойми!  - а Бог не простил.

        Во дворе картинка из детства- под уже распростёртыми листьями,
        Дряхлый и черный- о юности зимней ворчит- и дотаивает сугроб…
        А для того, чтобы наша любовь из Последней стала- Единственной-
        Возьми мои тайны- и от меня их скрой…

«На горизонте пшеничного поля - оживших друзей процессия…»

        На горизонте пшеничного русского поля- оживших друзей процессия.
        С ними- нет-нет, не в терновом венце, а в ромашковом- бодро шагает Мессия.
        Я так и знала, что Твой Назарет затерялся глухой деревушкой в России!
        Я так и знала, что всё-таки аминазином
        Лечится рак горькой жизни- не только его метастазы- депрессии…

        На чердаке материнской матки, постылую взрослость свою засекретив,
        Наконец-то спокойно послушать Моцарта…
        Не от «Лубянки»- до «Парка…»- за долгие сорок недель- намолиться- досыта!
        Чтобы хоть эта- новая жизнь- наконец-то пришлась мне п? сердцу…
        Спасибо, что куришь!  - я тоже курю!  - никого не слушай- мне никотин не вреден.

        На том конце полуночной платформы метро, прямо под вывеской «Выход в город»-
        Ты- стоишь, вырванный мной из семи, или сколько там, миллиардов…
        Я не Царица, и всё-таки я- Александра!
        И ты-
        ненастоящий король, но вальтов моих бьет твоя карта!-
        Я так и знала, что всё это чушь- про тяжёлую карму!-
        Две тысячи лет еще раз пройдут- не заметишь, а мне- шестьдесят- нескоро…

        Ррр-гав

        Путчи пережили мы и НЭПы,
        Выучив с трудом «ррр-гав» и «ааам».
        Ангелы! Бросайте мясо с неба-
        Нас не надо приучать к рукам.

        Королев узнали мы в плясуньях,
        Выяснили, что Поэт- простак…
        Нам бы сохранить своих- разумных-
        Обезьяны выживут и так.

        С бодуна ли мы- копали в дюнах?
        Что искали- Вечность- врраз- по шву?
        Нам бы оттащить в окопы юных-
        Старики и так переживут.

        Заряжали кольты веским Словом,
        И айда срифмованным «ррр-гав»
        Защищать права котов дворовых,-
        А домашним НРАВИТСЯ без прав.

        ЧЕрти перекрашивали флаги,
        И учили новому «ррр-гав»…
        Только привередливы бродяги-
        Нам не надо кости предлагать.

«Вы боретесь на рингах, или Вы…»

        Вы боретесь на рингах, или Вы
        Боец, как я- невидимого тыла,
        Где каждый за своим крадётся Биллом,
        Со знанием всех точек болевых?…

        Русалки- Вы, или из наших- выдр?
        День добрый! Ду ю спик Ква-ква? Ну? ду ю???
        Рекомендую Вам войну худую!-
        Не верьте, что возможен- добрый- мир.

        Вы тоже неудачник? Б?рмен? Клерк?
        Рекламщик детских книг? Энциклопедий?
        Или карьера удалась- горластый педик?
        Дааа… свет софитов не из тех, что мерк!…

        Постите Вы, или поститесь, братцы?
        А знаете- наш фронт- мирком восстал-
        Где каждый свой выдумывает смайл,
        Который и не думал улыбаться…

«Я хочу в сороковые на фронт, в девятнадцатый век - на каторгу!..»

        Я хочу в сороковые на фронт, в девятнадцатый век- на каторгу!
        Нафига мне это время больших еврищ- пустое и мирное?!
        Мы с тобой самые обыкновенные, последние новаторы,
        Которых любя зовут «дебоширами»…

        Я хочу с высоток сбрасывать на тротуары листовки!
        Нафига мне это время разумное, которому не нужны метанья поэта?!
        Не хочу быть еврейкой на четверть- хочу- полноценной «жидовкой»,
        Которая всем позарез НУЖНА- и концлагерям, и гетто.

        Хотя бы в семидесятые! Хочу быть обдолбанной пионеркой панка!
        А что?!  - кокаиновой ломкой не брезговал сам Ваш хваленый Шерлок!
        До сих пор за Христом по пятам ходим мы- блудницы и хулиганки-
        Это самая обыкновенная Правда, хоть она не кошерна…

        Я хочу считать копейки и корки, натирать башмаки свои ваксой.
        А не в розовых туфлях в гламурном кафе нажираться опять фуа-грой!
        В наше время модно быть стильным, оригинальным. Не признавайся,
        Что ты самый обыкновенный, ничем не примечательный- супер-герой…

«Ты читал обо мне, что я ураган отвела от Москвы…»

        Ты читал обо мне, что я ураган отвела от Москвы, и теперь грозовую молнию прячу в шкатулке?  - «утка»!
        Ты читал обо мне, что я цеплялась за провода, когда уносили к Престолу Господнему ангелы?  - сплетни!
        Нет!  - я, вбитая в землю, на остановке- поляне делала вид, что нарочно пропускаю еще одну тучу- маршрутку,-
        Одинокой березой стояла в рассвете- в красном берете, в ветровке зелёной летней.

        Я читала, Руслан по утрам на бутылку канючит у вечно- беременной Людки..
        А дворец на куриных ногах- опустел. И какая-то бабушка сутками церковь метёт допотопной метёлкой.
        Говорят, что здоровую язву души десять лет вынашивают в желудке,
        А я свою достаю каждый вечер из книжного шкафа памяти, с верхней полки.

        Ты читал обо мне, что я целый день качала коляску по парку осеннему?  - Может… Не помню…
        Говорят, что в раю обо мне спектакль идёт «Ураган»… Наверное, шутки…
        Не мог же и там ради роли кто-то надеть моё платье- грозу, и на шею повесить молнию!..
        На месте поляны стоят новостройки, бегают люди, ходят маршрутки…

«Эти вечные дети - дома - по карманам балконов опять рассовали кукол тряпичных…»

        Эти вечные дети- дома- по карманам балконов опять рассовали кукол тряпичных…
        С д'Артаньяном подрался Дюма, потому что гасконец в метро обкурился гашишем,
        Но маши- не маши зубочисткой- героя не вышло…
        Сколько храмов- чопорных дам- в черных платьях высоких оград и в чепчиках башен.
        Лишь один свой пацан- Нотердам- в молодежной рубашке цветных витражей нараспашку-
        Улыбается мне: гуд, что Саша; прикольно, что рашен…

        В огнестрельные раны московских проспектов- из царапин парижских улочек узких-
        Прилетела Сюзанна… Закурим? Ты думаешь, если умру я вот в этой шанелевской блузке,

        Господь всё равно скажет «здравствуй» по-русски?…

…А одна из Венеций под воду ушла точно так же- без блата- как тонет село. Со всеми дворцами.
        Другу детства приснилась- сказала, что зря все мы жизнь после смерти всегда отрицали…

«Как расскажешь, что было потом?…  - Увидите сами».

«Ты слышишь, как осень долбит мне настойчиво душу своим долотом…»

        Ты слышишь, как осень долбит мне настойчиво душу своим долотом,-
        Это небо снова дерётся с землёй дождем самурайским…
        Как я оставляю на простыни змеиную шкурку Беатрис Кидо
        И как понедельник-жаба кидает в лицо мне свою чешую: Давай, собирайся!

        За окошком в метро- в тоннеле- как будто целое войско гремит саблями.
        И мой грустный Дали, вынув нож у меня из груди, не задвинул обратно ящика…
        Наступайте на хвост или за кошельком прямо в душу руками сальными-
        Мне не сложно сбежать, я с восьми до двенадцати в шкурке ящерки…

        Ты видишь, как полирует солнце железный забор за окном, у шлагбаума-
        Это делает меч мне для схватки вечерней поднебесный мой Хаттори
        Это офисный отдых кофейный, когда в хищной неге мышцы расслаблены…
        И вы не спешите звонить, подумайте- крокодильчик на коммутаторе.

        Ты ответь, как часто по дороге домой мой взгляд бывает по-детски испуганным?
        И часто ли вообще лягушки найденные в болоте, оказываются Царевнами?
        Твоя золотая девочка не любит быть такой как все, и поэтому в аквариум кухоньки-
        (Полная раковина грязной посуды из-под любви…)  - я ныряю рыбкой- Серебряной…

…О если бы знал ты, если бы видел, как- настоящая- смотрюсь я нелепо
        Когда сижу в темноте перед разбросанными п? полу своими помятыми шкурками…
        Когда докуривает последние звёзды с ментолом ночное ехидное небо
        И бросается (прямо в душу) незатушенными и несбыточными окурками..

«Детка, не бойся, не важно, что правда нас учит бояться смерти…»

        Детка, не бойся, не важно, что правда нас учит бояться смерти
        Будем мы после, как боги,  - без ручки- и лучше!  - ну как-нибудь- книги писать.
        Бабушка-осень нам свяжет мохнатые тучки из райской шерсти,
        Чтобы не мёрзли ноги у внучки, живущей на каменных небесах…

        Мальчик, не бойся, ничто так, как правда, не важно без боли.
        Мы пересилим, мы хватим настойки, и молния нас не проткнёт…
        Мамочка-осень нашьет нам нарядов оранжевых к школе,
        Чтобы учились читать, и только потом умоляли купить нам блокнот…

        Мама, не бойся, порой и напившись водой, я кажусь тебе пьяной-
        Просто во взрослых дети сегодня воскресли под полной луной…
        Дедушка-осень укроет нас с крышей своей бородой из пушистых туманов,
        Чтобы мы не замёрзли, уснув в его кресле дубовом земном…

«Исписанный лист бумаги в душе на расшатанных петлях…»

        Исписанный лист бумаги в душе на расшатанных петлях-
        На двери на той беспомощно подчёркнуто «не заходить»-
        Не те бестолковые письма- признанье, ответ ли, привет ли…
        Не та бестолковая мудрость- счёсанная с седин.

        Изломанный лист железа на небе тоски заплатой-
        В рубашку зашитое солнце- прабабушкин страшный секрет!-
        Не тот медальон бесполезный- своим адресатом и датой.
        Не та бесполезная память, которую можно стереть.

        Сорвавшийся лист- с берёзы- за май облетел свой город,
        В июне подался в Питер, с июля летел только вверх..-
        Не тот домосед непутёвый, которого сжёг пьяный дворник.
        Не та непутёвая истина, которую Бог опроверг.

«Ангельскому хору подыгрывать, глядя в квадратные троллейбусные небеса…»

        Ангельскому хору подыгрывать, глядя в квадратные троллейбусные небеса,
        Или крысам, засевшим в вентиляции, играть- на одной и той же карандашной дудочке…
        Не надо оставлять мне список продуктов и деньги, лучше оставь сигареты на тумбочке,
        Или лучше в будний останься сам…

        Как между пожелтевшими одеждами растраченных и низеньких жизней-
        Меж кустов по поганой аллее пройтись v в стихах, как в царской парче пурпурной…
        Это Ангел накинул ее на плечи, он же не знал, что я буду пустые души собирать по урнам,
        И к тому же, что она не идет к джинсам…

        Накрытая одеялами твоих крыльев, я слышу, как ты подметаешь совком мои разбросанные строчки,
        И я нахожу пустые листы поутру, когда прихожу курить и пить кофе, зевая, в полинявшей пижаме…
        А знаешь, я всё-таки помню, что где-то у меня, между черновиками, в столе, пылятся Скрижали
        Те самые, разбитые… и сложенные по кусочку…

«А осень поутру стелет богато в парках, но туман говорит, что жестко…»

        А осень поутру стелет богато в парках, но туман говорит, что жестко.
        И что ужасно мешают спать подкапывающие веток ржавеющих краны…

* * *
        Господи, расчеши меня, как принцессу, Своей золотой рассветной расческой,
        Проведи пробор мне прямого моста на распущенных океанах…

* * *
        А по коридору з?мка моего по ночам топает и гремит память-ключница
        И опять превращается в лорда облезлая черная курица…

* * *
        Господи, если выдернуть солнце из розетки никак не получится,
        То Земля твоя до звёздочек в глазах, как в детстве, зажмурится.

* * *
        А осень говорит, что надо вечером пить горячее пиво стихов с медом,
        Чтобы никогда не испытывать к лету простуженной, бронхиальной жалости…

* * *
        Не бордовые гардины заката- если Ты говоришь, что давно уже так не модно-
        Господи, просто опусти над моим кухонным окном Москвы черного дыма жалюзи…

* * *
        А ветер брюзжит: ну дайте поспать, не хлопайте балконной дверью…
        Но у осени есть потаенная для сквозняков (где-то в тучах глухих) дверка…

* * *
        Не голубям я крошила свои молитвы в покрывшемся просенью сквере.
        Господи, намыль мне голову пенной зимой, смой листопадную перхоть…

* * *
        А осень мне не мешает пока носить ни апрель на бретельках, ни босоножки-
        И не пишет дожди- бабье лето- а значит- прогуливает в начале семестра лекции…))

* * *
        Господи, как это можно- спокойно спать в октябре?  - я спрашивала у своей кошки,
        Она сказала, что я дружу с этой осенью, как со школьной подругой- уже по инерции…

«Я дневные дежурные реплики…»

        Я дневные дежурные реплики
        Ставлю на автоответчик
        А душа моя где-то в Америке
        Забивает аккорды в вечер
        Love me tender, love me true…
        Расстоянья- как смерть- не умру- не сотру…

        Я ужимок штук пять для Компании
        Записала рекламным роликом…
        А улыбка моя жжет Испанию
        Так как будто не больно мне…
        Besame, besame mucho…
        Помнишь- помни- звонками не мучай…

        Кофе в чашке…всё залпом- без грации…
        Было б чем в перерыв нахлебаться…
        А бокал мой хрустальный во Франции
        До краев полон звонким шампанским
        Et si tu n'existais pas
        Из Черного- в Мертвое море- судьба…

«Это полк…»

        Это полк,
        Это будет война, а не просто стучат каблуки чьей-то драмы в полуночной площади…
        Веришь, Бог,
        Ты - в меня? Или с Ангелом споришь: «Ты видел ее?»- чтобы Ангел замолк,
        Потому что нигде не бывал, и не видел, и крылья всегда были сложены…

        Это акулы,
        А не просто от ветра ночного все чаще пошли тюля всплески…
        Сводит скулы
        Жевать и пережевывать боли, и снова строчить объясненья Судам за прогулы….
        Мне некогда, я, мол, ловила того, кто наживку сожрал, но под кем порвалась сердца леска…

        Мы не одни,
        А не просто гудят слишком рядом сигнализации автомобилей, настигнутых молнией…
        Одеяло стяни,
        И в беззащитность ночнушки обрезом кошмара по имени Истина- ткни…
        Демон мой, он-то уж верил в меня, он слетал и проверил, и я его тоже откуда-то вспомнила…

        Черный Конь

        Звени, ладья, рублем, по трубам водосточным
        Крадись бомжом, мой ферзь, по городу-доске.
        А я- твой черный конь- за Пешкой Белой, ночью
        Гоняясь, отступаю от выверенной Г….

        Зашкалило за двести…гасите светофоры!
        Вернись, моя голубка, мой лебедь белый, бля…
        Дорогу, слон ментовcкий! Плевать, что тоже черный-
        Я своего же матом покрою короля.

        Бармен: «Вам, может, хватит?»- Заглохни, малолеток!
        Хе-хе…что, тоже черный?… Пошел ты на… Смотри!!!-
        Она!!!  - и впереди-
        опять на пару клеток…
        Зашкалило за солнце… гасите фонари…

        Звени, ладья, рублем в метро по эскалатору…
        Сжимай, мой хитрый бомж, алмаз в Москве-Руке…
        А я- хоть черный конь- но Белой Пешке главною
        Фигурой быть в игре моей… Ходите сами- Г.

«Я дешевый любовный роман могу довести до гротеска…»

        Я дешевый любовный роман могу довести до гротеска.
        Мои африканские страсти смело зовите постельными.
        А шутки мои и приколы- дебильными…
        Я- никто, или так… подколодная поэтесска..
        Или ведьмочка с крыльями белыми..
        Или монстрик с глазами по-детски умильными…

        Разверни ладошку, я сижу- симпатичный уродец
        Взглядик сердитых смешных глазюк- взгляд барона.
        Нет рифмы- крылышки хлопают- нет рифмы..
        Я нигде- или так… на свободе большой несвободы-
        Или кажется мне, что ладошка твоя- так огромна,
        Или кажется мне, что ею подать до Рима…

        Я слышу- твоя Москва пятиглавая вся в двух-тысячном треске
        Машинами гавкает, лязгает, чипсами крошит…
        Смотрит громилам-домищам- в затылки…
        Включи чего-нибудь слезное для поэтесски…
        Ничего я не чувствую-
        так… разве что- тепло ладошки…
        Или- слезы в уродских глазах умильных…

«Кого же теперь мне нянчить?..»

        Кого же теперь мне нянчить?
        Выжатым соком парного солнышка
        Поить мне, пока не остыло?…
        Что это значит, что это значит:
        Грузовики уезжают полными,
        А обратно…обратно- пустыми?…

        Вот моя кровь- и не надо сдачи.
        На чай пусть последний литр,
        Последняя капля- на курево…
        Что это значит, что это значит:
        Что надо одеть в самый лучший свитер,
        И снова, и снова напудривать?…

        Шепот Твой свыше так четок, хоть вкрадчив.
        Из звонких сопрано и меццо-
        Пожалуйста, милый, напомни:
        Что это значит, что это значит:
        Что гулко стучит во мне сердце,
        Которое вырвано с корнем?…

«Здравствуй, а ты на помине легок…»

        Здравствуй, а ты на помине легок….
        А мне было выпить всю ночь отвратительно не с кем…
        Когда я писала от имени Бога
        себе смс-ки…

        Здравствуй, мои табуретки шатки,
        В пепелках полных стихи жгла- простая бумага!
        Когда у меня было бешенство матки
        И спирта фляга…

        Здравствуй, когда соблазняли рамы
        Открыть и взломать эту трезвую, строгую вечность…
        Не предоставил никто- даже мама-
        Чтоб плакать, плечи…

        Здравствуй, мои шелестели люстры,
        С граненым стаканом мороза стучал в окна ветер…
        Вот и пришел ты… пришел ты- под утро-
        Как Бог- ответил….

«Не понимаю, чего мы так напрягаемся…»

        Не понимаю, чего мы так напрягаемся.
        (Есть работа, есть кошка, в конце концов- есть плита…)
        Мы привыкли с высоких балконов высматривать Карлсона,
        Мы привыкли Библию в поисках Правды листать…

        Не понимаю, чего мы так хорохоримся.
        В наших руках своенравно- гитары бренчали, писались стишки…
        А мы ничего не достигли, а мы смаковали горести,
        И всё нам казалось, что как-то особенно мы Высоки…

        Не понимаю, чего у нас быдло в игноре.
        У них всё на месте, любви пироги не горят, и д?шам-духовкам - не больно.
        А у нас вдохновений полночных штормит и волнуется море…
        А у нас в доме пыль и зловоние пепельниц полных…

        Не понимаю, чего к нам приходит Иисус
        Каждый вечер пить чай, улыбается, что горячо, наливает в блюдце…
        Он рассказывал, Лазарь поет теперь джаз («Я вам диск принесу»),
        А как он играл бесподобно до этого блюзы!!….

        Не понимаю, чего к нам на Рождество
        Приходила Мария, под ручку с Архангелом Михаилом…
        Торт принесла…  - Так ведь мы не спасли никого!
        А Она улыбнулась- и платье мое похвалила…

        Не понимаю, чего наплевать нам на цены,
        Деньги на ветер, карьера растет себе сорной травой…
        А нам бы «навек уходить», наслаждаясь такой мизансценой-
        Руины, прощальные слезы, гроза над Москвой…

        Не понимаю, чего мы всё ждем невозможного…
        (Есть сердце живое, банальная радость и столь же банальная грусть…)
        Мы привыкли в домашних цветочках искать Дюймовочку,
        И газетные вырезки «Правды Небесной» учить наизусть…

«А сегодня я что-нибудь напишу, и ты, мой желтый автобус, сбацай…»

        А сегодня я что-нибудь напишу, и ты, мой желтый автобус, сбацай
        По клавишам остановок на старом рояле Москвы…говоришь, пляши?))
        Я сегодня тебе расскажу, мой первый, мой юный, пытливый Гораций,
        Как я выезжала одна- с раритетным сервантом- из собственной души.

        А я воскурю во славу Господню, и пусть за облаком каждым небесные папараци…
        Курить и молицца, уже ангелята глядят из раскрытой помятой пачки…
        Я тебе что скажу… я забыла какой по счету- мой нежный Гораций,-
        Только здесь с сиденья напротив всегда кто-то смотрит глазами Белой Горячки…

        А сегодня я что-нибудь удалю, и ты, мой жёлтый автобус, уезжай во Францию,
        Ты уже старый роккер, и развлекать жигулят, наверно, наскучило слегонца…
        Давай на бис- по Москве, ты слышишь, как хлопает дождь?  - Это твои овации!!!
        Я тебе расскажу!!!…… Но спит мой последний Гораций, не дослушавший до конца…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к