Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Поэзия Драматургия / Панин Игорь: " Мертвая Вода Стихи " - читать онлайн

Сохранить .
Мертвая вода: Стихи. Игорь Панин

        # В книгу Игоря Панина вошли избранные стихотворения последних лет (2006-2010), а также скандально известная поэма «Австралия» (2006-2008).
        Практически все эти тексты были опубликованы в толстых журналах: «Континент»,
«Дети Ра», «Крещатик», «День и Ночь», «Нева» и др.
        Иллюстрации Кати Рубиной

        Игорь Панин
        Мертвая вода

        Спасибо, что вы выбрали сайт ThankYou.ru для загрузки лицензионного контента. Спасибо, что вы используете наш способ поддержки людей, которые вас вдохновляют. Не забывайте: чем чаще вы нажимаете кнопку «Спасибо», тем больше прекрасных произведений появляется на свет!

        Есть что сказать

        Игорь Панин представляется мне чрезвычайно интересным поэтом. «Интересный» - высший комплимент. От его книги трудно оторваться, а писать увлекательные стихи гораздо труднее, чем писать красивые.
        У Панина есть дар прямого выхода на тему, он не любит экивоков и высокопарностей, формулирует четко и остроумно, но у него нет иронической дистанции между автором и героем. Именно злоупотребление этой дистанцией превратило нашу поэзию в более или менее увлекательную, но вполне бессмысленную игру. Панину есть что сказать, ему не нравится мир, и, что особенно ценно, он сам собою не слишком доволен. А это в нашей сегодняшней поэзии большая редкость, почти экзотика. Прибавим к этому набору важных достоинств замечательное чувство меры, умение изобретательно рифмовать и несомненную, хотя и не педалируемую, начитанность.
        Главное же, что интересно и привлекательно в стихах Панина,  - это честность, как бы банально это ни звучало. В его поколении практически каждый поэт под кого-нибудь косит, косить модно, а Панин вызывающе ни на кого не похож, хотя чувствуется у него школа и Маяковского, и Есенина (в особенности), и Лимонова. Честность эта во всем: в прямоте, в додумывании мысли до конца, в цинизме, которым автор не бравирует, а мучается. Под всем этим таится - а иногда и выходит на поверхность - немногословная, ворчливая и требовательная любовь к человечеству, и только такой любви сегодня, пожалуй, и можно поверить. Панин умеет проговаривать вслух то, что думают все,  - и мало кто не подписался бы сегодня под его словами:
«Я занимаюсь всем, кроме того, чем должен бы». На самом деле он занимается ровно тем, чем и должен: дает сегодняшнему человеку - вялому, лживому, дезориентированному - четкие и внятные формулы для выражения неясных чувств или опасений. А именно это и должен сегодня делать поэт - определять мир, чтобы изменить его.
        Панин - настоящий поэт, так мне кажется. А кому так не кажется, тот мало что понимает в литературе.

    Дмитрий БЫКОВ

        I

«Все гораздо серьезней, чем могло показаться…»

        Все гораздо серьезней, чем могло показаться.
        Разжигание розни - в каждом новом абзаце,
        разложение веры по разрозненным полкам,
        записные гомеры знают, выпито сколько.

        Наше время не лечит, наши годы - какие?
        Рашку давят на Вече - не протянешь руки ей.
        В стоге сена иголка,  - да опять мимо вены;
        за отсутствием волка ноги кормят гиену.

        Заплутав в трех бараках, загибаясь от ханки,
        на безлюдье и раком станешь за две буханки.
        Ой вы, слухи да козни, да поклеп на ворюг!
        Все намного серьезней, говорю…

2008

        Рассветно-дорожное

1

        Спеша в замызганный Касимов
        из муторной Рязани,
        подумай, как невыносимо
        вкусна лазанья.
        И не смотри, что вдоль дороги
        цветы искусственные нам
        внушают трепет видом строгим,
        развешанные по крестам.

        Но предвкушая запах чая
        в закусочной, где мухи,
        гостей торжественно встречая,
        целуют руки, -
        шлифуй послушную баранку,
        насвистывай блатную хрень,
        пока не въедешь спозаранку
        в провинциально-хмурый день.

2

        Но я недаром, я недаром
        копил приметы до поры,
        рыгая терпким перегаром,
        вдыхая винные пары,
        чтобы однажды не вписаться,
        в такой несложный поворот,
        и - кто поспорит?  - виноват сам,
        едреный рот!

        И вот уже - какая прелесть -
        на соснах, в качестве зевак,
        вор?ны (в?роны?) расселись,
        грассируя - чего да как.
        Уже лицо желтее воска,
        и леденеют трубки жил.
        Когда подъедет труповозка -
        я буду жив.

2007

«Напиши два десятка нетленных стишков…»

        Напиши два десятка нетленных стишков
        и уйди на покой.
        Как щитом, не прикроешься талым смешком:
        а на кой, а на кой?

        Долг и памятью красен, и вовсе не суть -
        сколько именно и
        сколько пены янтарной на гривах несут
        озаренья твои.

        Хоть десяток, но стоящих выдать сумей
        и спокойно уйди.
        Сколько сможешь, пока еще разум в уме,
        да хотя бы один…

2008

        Мегаполис

        Асфальтовой кашей сыт,
        сопит разомлевший Молех[Мо?лех - то же, что и Молох ??????  - на иврите (прим. автора).] .
        И брызги свинцовой росы
        звенят на деревьях безмолвных.

        Стремительно плавится жизнь,
        стекая по липким перилам.
        Попробуй еще продержись,
        покуда вконец не сморило.

        Одышка. А сделай мы шаг
        один в направление леса…
        Но стайками мокрых мышат
        бухаем под каждым навесом.

        Кому был обещан уют?
        Как в ритме причудливой джиги,
        у стройки нелепо снуют таджики,
        собаки, таджики.

        И всякому, словно паек,
        талон на безумие выдан.
        А солнце в дыму не поет,
        но пахнет карбидом.

        Бездомный пророк охрип,
        молчит, а надысь визжал как:
        «Здесь вырастет ядерный гриб!»

        А пусть вырастает. Не жалко.

2010

«Черные понедельники…»

        Черные понедельники -
        сплошь мои будни.
        Веет в махровом ельнике
        сном беспробудным.

        То не венки по мне -
        только цветочки.
        Впрочем, вполне
        можно дойти до точки.

        Говоришь, я - ни то ни се,
        по воде поводивши вилами?
        Кто-то крест, кто бутыль несет,
        а иные торгуют виллами.

        Натирая щекой приклад,
        высматривая цель,
        я могу задремать, как солдат,
        что за тысячу верст отсель.

        Но почуяв добычу - где? -
        ни дрозда, ни маху не дам,
        и поедем гулять-гудеть
        в какой-нибудь Амстердам.

        Зря ты терзалась, охала:
        бла-бла-бла, тчк.
        Я - не вокруг да около -
        в самое яблочко.

2008

«Пледом колючим, как бредом, накрыться…»

        Пледом колючим, как бредом, накрыться;
        температура отменной крепости - сорок,
        расплываются, тают и гаснут лица -
        даже тех, кто любим и вроде бы дорог,

        даже той, что стоит с косой в изголовье, -
        злорадствует, но хоть не дразнится.
        Что там по плану: проводы, слезы вдовьи…
        Экая несуразица.

        Экие, прости господи, плаксы да лопухи!
        И вообще, и вообще -
        завещал, чтоб развеяли прах у реки,
        а зароют на кладбище.

        Вымолвить нечто важное хочется,
        но та, что с косой, говорит: «Цыц,
        привыкай к вечному одиночеству,
        как все приличные мертвецы».

2007

        Экзамен

        (Тбилиси начала 90-х)

        Как от подземного толчка
        вскочил - проспал!  - долой с постели.
        Не заморив и червячка,
        несусь проспектом Руставели.

        С часов сползающий мотив
        колышет марево и землю.
        Рога на спины опустив,
        троллейбусы привычно дремлют.

        И электричество в цене,
        и недостаток кислорода,
        и трескающийся цемент,
        что лишь кусками не распродан…

        И обжигаясь ледяной
        спасительницей-газировкой,
        отодвигаю липкий зной,
        что не погладит по головке.

        Но время льется, как зурна,
        стучат минуты, словно четки.
        Ловлю такси, вдруг осознав,
        что позабыл свою зачетку.

        Декан мне плеши не проест,
        но душу вытрясет однако.
        В карманах - деньги на проезд
        и свежий томик Пастернака.

2009

«Мы последние из могикан…»

        Д. Мельникову

        Мы последние из могикан,
        в никуда навострившие лыжи…
        Огнебрагой не вылечить ран;
        сунешь руку в тяжелый капкан,
        но и крика никто не услышит.

        Наши песни отправит в утиль
        равнодушный знаток-недомерка;
        то не сказка сказалась, но быль:
        нет традиций и призрачен стиль,
        и великий язык исковеркан.

        Много букв и диковинных слов,
        сплошь ремиксы, когда не римейки.
        Под присмотром светлейших голов
        собирается знатный улов,
        где за щуку сойдет и уклейка.

*

        Уходили легко, без урона,
        выдавая себя за гуронов,
        но в тоске возвращались внезапно, да
        проклинали бесчувственность Запада.

        Метким оком промчать по разрухе -
        всюду предков ненужные духи;
        и не чаю за грани прорваться я…
        Шум, возня. Интернет-резервация.

2007

        Отцы

        А им хватало воздуха. Они
        не тяготились бременем достатка,
        ночами жгли настольные огни
        и разливали вирши по тетрадкам,
        лабали подзапретный рок-н-ролл
        на пустыре - пустыннее пустыни,
        и нежно щекотали слабый пол
        усами, бакенбардами густыми;
        фланировали важно в брюках-клеш,
        учились и на стройках рвали жилы.
        С трудом сейчас их радости поймешь,
        но, значит, и в то время люди жили?!.

        Они еще не знали, что и как,
        и что почем, и грянет ли расплата,
        но всякий неистраченный пятак
        бросали в банку - выручит когда-то.
        И с каждой непростительной весной
        все злее становились и угрюмей,
        не лезли под корягу за блесной,
        невольниками оседали в трюме.
        Их потчевал не первый Первомай
        селедкой, кабачковою икрою…
        …Спеши, дружинник, драки разнимай,
        пока ларьки пивные не закроют.

2008

        Чертово колесо

        По воде разнеслись круги,
        бедный камешек плыл, да сплыл, -
        с головою зарывшись в ил,
        повстречался с бытьем другим.

        Сколь ни майся - наскучит дурь,
        запасайся дурью по май.
        Предосенним парком иду,
        и травы моей - не замай!

        Ветерок муде леденит,
        расширяется третий зрак.
        Говорят, победил «Зенит»
        и опять проиграл «Спартак».

        Преграждают нетвердый путь
        карусели, прочая муть…
        Прокатиться, что ли, как все,
        да на чертовом колесе?

        И скрежещут цепи:
        - крак-крек,
        и гудят канаты:
        - зун-зин.
        Пропускает к небу узбек,
        хоть и треплется, что грузин.

        А чего теряться? Да вот
        мой билет, только номер стерт.
        Пусть берет меня в оборот
        Черт.

        Пусть подсядет там, наверху,
        и парфюмом серным обдаст,
        побалакаем: «Who is who»,
        покумекаем: «Was ist das».

        И сую нацмену билет;
        тот руками машет: «Шайтан!»
        «Прочь с дороги!»,  - рычу в ответ,
        и сажусь, развалясь, и - там -

        замечаю, что не один.
        Слева сев, раскрывает рот
        удивительный господин,
        и, по-моему, он не врет;

        говорит мне: «А помнишь, как
        ты чудил и с тобой была
        фря по прозвищу За Пятак,
        но мила, конечно, мила.

        Как рванула блузку она,
        как ширинку ты расстегнул,
        как сажал ее прямо на…
        А в кабинке был стон и гул.

        Из других кабинок на вас
        как смотрел православный люд!
        И в тот день один педераст
        перешел на Марин и Люд.

        Я замедлил ход колеса,
        чтоб успели вы - не спеша.
        На меня ты надеялся,
        но и сам, герой, не плошал…

        Сколько вод с тех пор оттекло,
        сколько ты разбросал камней,
        а пришел все равно ко мне, -
        потому как, факт, не ссыкло.

        И сейчас не дрейфь, посмотри:
        там, внизу,  - то, что ты искал,
        И по счету: на раз-два-три -
        выбей дверь с первонатиска…»

        *

        Обдолбавшись, лежит дурак,
        наблюдая стерео сон…
        Победит когда-то «Спартак»,
        но пока - «Зенит» чемпион.

2008

«Скорый поезд недостаточно скор…»

        Скорый поезд недостаточно скор,
        приедается услуг ассорти.
        Взглядом выплеснув усталый укор,
        проводница запирает сортир.

        Пиво теплое, а раков - нема.
        Капли пота - по вискам, по вискам.
        Мой попутчик, выходя из ума,
        предлагает самопальный вискарь.

        Остановка, хоть в окно поглядим:
        две избушки, огороды и грязь.
        Ах ты, Родина, ах, диво из див, -
        проблеваться бы в тебя, умилясь.

        Едем дальше, вон березки пошли,
        за стакан держусь, унылый сатир.
        Я не буду ни грустить, ни пошлить,
        просто жду, когда откроют сортир.

2008

«Уходят под воду года-корабли…»

        Уходят под воду года-корабли,
        прожитое храня.
        Но все колебания в мутной дали
        не колышат меня.

        Звучит колыбельная средних широт
        на различных волнах.
        А то, что любил я, минуло, и вот -
        обращается в прах.

        Летит ли к земле бесноватый болид,
        и грядет ли резня? -
        У кошек, собак ничего не болит;
        впрочем, и у меня.

        Все меньше азарта, задора, а сил -
        вполовину, на треть.
        Хотел оглянуться - себя же спросил:
        «Разве стоит смотреть?»

        В развалинах замок, руины в пыли;
        ни дубравы, ни пня.
        У кошки бол?, у собаки бол?,
        не бол? у меня.

2010

«В провинции жизнь попроще…»

        В провинции жизнь попроще:
        людей меньше, да лучше, а времени - как грязи.
        Зри поверх крыш - то поля в клетку, то рощи…
        Написать идиллию разве?

        Выйдешь в переулок, а у завалинки
        кучкуется молодежь.
        И в груди засвербит что-то маленькое,
        но въедливое, как вошь.

        Закусив раскатанную губу,
        отмахиваясь от комарья,
        наблюдаешь аборигенов гурьбу,
        взглядом - голоден, телом - рьян.

        Подойти бы, обнять вон ту,  - в джинсах со стразами
        (по сельской последней моде),
        но ведь оттолкнет, зараза,
        еще и даст по морде.

        А вдруг подумает: «Житель столичный, -
        нафига посылать нафиг?
        Вестимо, в карманах полно наличных,
        да и лицом не урод, папик».

        И таким макаром позволит все, что угодно;
        пива хлебнув, станет воды тише,
        пискнет: «Поедем отсель, и будем свободны,
        рожу тебе, если пропишешь».

        Но это, конечно, фантазии глупые.
        Реальность такова,
        что не видать ей моей халупы,
        на которую давно утратил права.

        И пока я рефлексирую, как заезжий мусью, -
        ее обнимает-слюнявит другой,
        и она отвечает ему вза-им-но-стью
        и дрыгает правой ногой.

        Так что спешу себе мимо, считая версты ли, мили, и путая след,
        и шепчу: «Любите друг друга, милые»,
        будто мне уже тысяча лет.

2008

        Мертвая вода

        На дворе трава -
        мается завитками.
        У глухого рва
        плачет змеиный камень.

        У глухого рва,
        если к закату дело, -
        раскатать слова
        тайного запредела.

        Бормочи в ночи,
        смысла мольбы не зная,
        Бьют ключом ключи -
        белая кровь земная.

        Бьют они ключом,
        бьют сквозь глазницы камня.
        Кто я? И о чем
        шепчет порой тоска мне?

        В чашу соберу
        капель холодных гроздья,
        встану на ветру -
        да в исполинский рост я.

        Заговора град
        грянет из горла-горна…
        До моих палат -
        тропы троятся в черном.

        Но по шапке - мзда,
        если совсем житья нет.
        Мертвая вода
        раны мои затянет.

        Мертвая вода, -
        мне и живой не надо;
        погодят года
        ставить печать распада.

        Выводя строку,
        стоит ли душу нежить,
        коли на веку
        в зеркале видишь нежить?

        Оторви да брось -
        выжги нутро отравой.
        Хищник гложет кость,
        а травоядным - травы.

        На дворе трава -
        в трауре под росою.
        Ворочусь едва,
        согнутый в колесо я.

        Ловчий птицу бьет -
        влет.
        Беглеца настиг
        крик.
        Навью приговор -
        мор.

        - Ты мертва, вода?
        - Да…

2008

«Я занимаюсь всем, кроме того, чем должен бы…»

        Я занимаюсь всем, кроме того, чем должен бы, -
        своего не пишу, читаю чужое, правлю…
        Сбежать бы, как князь какой, от дурной волшбы
        в Ярославль из Переяславля.

        Или откуда они там драпали и куда?
        Все равно, действительно все равно…
        Опрокину стакан - по вкусу вода,
        а на деле водка или вино.

        И плюю в окно, ибо там ничего интересного,
        как и вообще, как и везде;
        не свожу с ума психиатра небесного
        болтовней о своей звезде.

        Жизнь, вестимо, стращала, да не устрашила.
        знал бы прикуп - торчал бы где?
        А вот кем будешь ты, подполковник Башилов,
        если выпрут из ГИБДД?

        Но все проходит, говорил иудей былинный;
        пройдем и мы,
        постояв второпях у вокзала,
        у блинной, у тюрьмы.

        Только нищие духом верят примете,
        что к добру невеличка паскудит рубаху.
        Никакой вам поэзии, сукины дети,
        никаких вам стихов,  - идите нахуй!

2007

        Тема с вариациями

        Хмурый лес поперек основного пути.
        Что там Данте изрек, мать его разъети?!
        Кто напишет о нас, выходя за поля,
        коль иссякнет запас нефти, газа, угля?

        Вот и все, голытьба, бесшабашная рать,
        не судьба, не судьба эту землю топтать.
        Скоро вскочит на храм, как петух на насест,
        непривычный ветрам полумесяц - не крест.

        А и Вещий Боян мне тут форы не даст:
        матерей-несмеян скроет глинистый пласт,
        и потащит рабынь на восточный базар
        просвещенный акын, кто бы что ни сказал.

        Эта песня куда горше боли моей,
        пейте впрок, господа, будет много больней.
        Мой непройденный путь - мирозданья игра;
        ну и ладно, и пусть, ближе к теме пора.

        Невеселый оскал кажет битый орел;
        слишком рьяно искал, ничего не обрел,
        жемчуга да икру я на ситец менял.
        Но когда я умру - воскресите меня.

2009

        Loveinternet

        В окне - рассветно… На мониторе -
        5:30, точно!
        По долгу страсти наполнил море
        слюной проточной.

        Зрачки все шире, сосуды уже,
        бьет сердце - слышь, как?!
        Поводырем мне исправно служит
        слепая мышка.

        Брожу по тайным, запретным тропам,
        верчусь на месте;
        остановился у врат Европы,
        пароль известен.

        Теперь осталось лишь прицениться -
        считай по ленте.
        Журавль нужен или синица -
        в ассортименте.

        Но если буду я, как намедни,
        неосторожен, -
        отнимет разум и сон последний
        мулатка в коже.

        Рычит пантерой, снимая цацки, -
        она такая;
        высвобождаю задор пацанский,
        ей потакая.

        И поминутно взимают плату
        рвачи-канальи.
        Такого срама тире разврата
        отцы не знали.

        И ноют плечи, и сводит икры
        тоской-печалью.
        Пора б закончить все эти игры,
        и я кончаю…

2007

«Выбери меня, пуля…»

        Выбери меня, выбери меня…

    Популярная некогда песенка

        Выбери меня, пуля,
        ласково так ужаль.
        Прикоснись, попробуй,  - усну ль я?
        Мне не жаль.
        Остаются только вопросы,
        остается свет
        и стихов нелепая россыпь…
        Нет?

        Небо ископтил, карауля
        блики календарного дня.
        Выбери меня, пуля,
        выбери меня!
        Не тяни, родная, с ответом,
        не промедли, ведь
        чтобы стать хорошим поэтом -
        нужно умереть.

2006

        Сад

        Сумерки, сад, оторопь душит,
        рвем наугад яблоки, груши…
        Сторож не зря влепит леща, и
        всё фонаря глазом вращает,
        нетороплив после сивухи;
        Белый налив - в лоб ему! «Шухер!»
        Через забор,  - ну же, пошел же! -
        доблестный вор медлить не должен.
        Вынесли - эх, самую малость,
        делим на всех то, что досталось;
        завтра опять выйдем под вечер
        сад обдирать, ветви калечить.

        Дождик стекло сек, словно розгой,
        Мишка оглох - опухоль мозга.
        И через ров прыгнув неловко,
        черную кровь выблевал Вовка.
        Мартовский лед… Стас, куролеся,
        думал - пройдет; всплыл через месяц…

        Время рекой слижет все беды,
        вечный покой вам, непоседы.

        Если когда буду в краю том, -
        через года жахнет уютом,
        духом блинов, жареной рыбы…
        В этом кино сняться могли бы
        те, кто - уже… Те, кого с нами…
        Бреши в душе полнятся снами.
        Яблок да груш нынче не надо,
        в самую глушь старого сада
        ринусь впотьмах, памятью движим;
        вымучив страх, тени увижу.
        Явь или бред - призраки эти? -
        Скажут «Привет!» мертвые дети.

2007

        Завещание

        Если доживу до старости (шансы невелики, но они есть)
        и превращусь в брюзжащего маразматика,
        дышащего только прошлым,
        то, конечно, буду всех доставать -
        в первую очередь сотрудников литературных изданий;
        начну рассылать веером свои пронафталиненные вирши,
        ходить затем по редакциям, интересоваться, когда же меня напечатают,
        заискивать перед теми, кто годится мне во внуки,
        хвалить их стихи, которые мне непонятны и чужды,
        дарить (пытаться дарить) им подарки в виде бутылки поддельного «Наполеона»,
        рассказывать о своих реальных, но чаще - выдуманных победах,
        хвастаться, что сам - Великий и Ужасный -
        написал когда-то предисловие к моей книжке,
        жаловаться на вероломных соперников,
        сообщать (по секрету), что полученные мною премии -
        это лишь малая часть из тех, что я мог бы получить, кабы не…

        Литературные работники, для которых я всего лишь «один из»
        (один из тех неудавшихся гениев, коими кишит наша словесность),
        поглядывая на меня с усмешкой или раздражением,
        но все-таки вежливо отвечая,
        будут кивать и просить зайти через месяц,
        но лучше не заходить, а позвонить,
        и тогда-де они точно дадут мне ответ,
        и он, разумеется, будет положительным, -
        из уважения к моему таланту, возрасту, заслугам.

        Но ни через месяц, ни через два я не услышу от них внятного ответа,
        каковые привык получать всвоевремя;
        мне будут предлагать перезвонить еще, и еще, и еще.
        У меня пропадут:
        и без того жалкий аппетит, подобие сна, мечты об эрекции.
        И тогда, отчаявшись и смертельно обидевшись,
        я начну названивать главным редакторам,
        жаловаться, что со мной неуважительно разговаривают,
        что меня посылают все дальше и дальше;
        попл?чусь, что всеми забыт и затюкан,
        а ведь приближаются юбилеи (75 лет со дня моего рождения,
        55 лет творческой деятельности, 50 лет первой публикации,
        45 лет выхода первой книжки, 40 лет получения первой премии и т. д.).
        Я напомню, что в таком-то году похвалил в известном журнале
        одного из этих главных редакторов,
        второму помог впервые напечататься,
        третьего вызволил из милицейского участка после того,
        как он устроил дебош в ЦДЛ,
        а четвертому оказал такую услугу,
        о которой предпочтительнее умолчать.

        И главные редактора, платя добром за добро,
        пожурят своих подчиненных,
        дав им указание напечатать меня в ближайших номерах;
        сами они будут понимать (хотя бы интуитивно), что мои стихи -
        это не стихи вовсе, а обычный старческий бред,
        но чего не сделаешь ради дружбы и памяти?

        Настоящим Завещанием я официально разрешаю редакторам отделов поэзии
        гнать гнусного старика Игоря Панина в три шеи
        и даже колотить его (умеренно),
        не публиковать его идиотских стихов
        и вообще не иметь с ним никаких дел.
        А если эта скотина все-таки пожалуется главному редактору,
        то можно предъявить в свое оправдание данный текст.

31 декабря 2010 г., остров Пхукет (Таиланд),
        при нескольких свидетелях из числа обслуги
        и двух местных проститутках, случайно забредших в отель.

        Бестселлер

        С. Сибирцеву

        Междустрочье прочитано между делом,
        изо рта не текло, хоть мозги буравило;
        толковать бы взялся, чтоб рука не зудела,
        только лень нарушать негласные правила.

        Долго ли, коротко ли - все одно,
        если повествованье идет по плану.
        Без меня решили, кого - в говно,
        кого - по этапу, кого - в Нирвану.

        А по всей стране - то ли стон, то ли плач,
        не берем отдельно, но общую массу.
        Слышал звон - для порядка нужен палач.
        Запишусь в палачи, как борец за расу.

        Вот и первый казненный с помоста - шмяк,
        недвижим,  - и впрок не окстишь его.
        Позвольте, с чего это я маньяк?
        Нет! Наместник Всевышнего.

        Всюду рыщут подвластные мне упыри,
        выявляя, хватая, играясь в прятки…
        Поговори, сука, поговори -
        все зачтется в строгом порядке!

        Ни орлиный клекот, ни волчий вой
        не послужат верным ориентиром,
        если вечность, искромсанная бензопилой,
        трупным духом смердит по квартирам.

        Но давно известно - на каждый роток
        не налепишь клейкую ленту.
        О если бы, если б я только мог
        шепнуть об этом президенту!

        Вот тогда б оценили мои труды,
        платили б по твердому прейскуранту,
        наградив орденом Тайной звезды -
        при параде, под бой курантов!

        Но пока не предвидится пышных торжеств,
        лишь обочиной снов проносится что-то…
        Закатав рукава (привычный жест),
        выхожу на работу.

        Дурачье обдурить не составит труда;
        что взаправду, что нет - до фени им.
        А лучшие истории везде и всегда
        завершаются смертью. Или совокуплением.

2007

«Он ходит в ботинках по дорогому ковру…»

        Он ходит в ботинках по дорогому ковру,
        напивается в хлам, не стыдится «божьей росы»;
        плачет: «Любимая, я же тебе не вру…»
        Тот еще сукин сын.

        Улыбается так, что у женщины у любой
        от улыбки его - мокреет моментом.
        Величайший манипулятор, заядлый плейбой
        с дорогим инструментом.

        Он смеется над тем, над чем, конечно, нельзя,
        он плюет на приличия и порядки.
        Он и в лифте ее непосредственно взял,
        без вопросов и без оглядки.

        Но в его позиции есть уязвимое место -
        он лучше, чем хочет казаться.
        И поэтому - тили-тили, жених да невеста -
        вам вовек не расстаться.

        И поэтому его непрезентабельный вид
        не имеет значения в свете нового дня…
        И летит, и летит, и летит -
        все летит к ебеням.

        И пока он, устав от жрачки, измен и драк,
        ждет то знаков волшебных, то некой команды, -
        все не может, не хочет понять никак,
        что жизнь имеет его по самые гланды.

2010

        Постновогоднее

        Москва гуляет: трали-вали…
        Как хорошо,
        что мы ни разу не читали
        журнала «Шо»[«Шо» - киевский журнал «культурного сопротивления», главным редактором которого является поэт Александр Кабанов (прим. автора).] .
        Разнокалиберных стаканов
        искрится тьма.
        А говорят, поэт Кабанов
        силен весьма.

        Все краски радуги на лицах
        дешевых сук.
        Раскрыть бы желтые страницы,
        да недосуг.
        Собака носит, ветер бает,
        народ - пластом.
        И то, что нас не убивает, -
        убьет потом.

2007

«Песня Сольвейг»

        Спой мне эту песню, спой мне, как тогда…
        Может быть, воскресну; дрогнут провода,
        к телефонной трубке ухо приложу:
        голосочек хрупкий, но под стать ножу,
        голосочек дерзкий, хриплый от обид…
        Зареву по-детски, блудный индивид.

        Это все не с нами будто было бы.
        Провалились сани в полынью судьбы.
        По душевной пойме разлилась тоска.
        Эту песню спой мне, с трубкой у виска,
        если есть охота выдохнуть «Прощен»,
        если есть хоть что-то до сих пор еще…

2009

«И свои стихи не пишутся…»

        И свои стихи не пишутся,
        и чужие не читаются, -
        то ли умер, то ли спился, то ли стал знаменит…

2006

        Зарисовки

1. Крым

        Побродив по лысому мысу,
        неохота плестись к воде,
        где неспешно сгорает - мыслю -
        разномастный табун людей.

        В невеселом пансионате
        с интерьером а-ля совок
        будет очень напиться кстати
        и продрыхнуть без задних ног.

        Мертвецов имена в почете
        меж братающихся морей.
        Их «собрания» не прочтете,
        прежде свиснет краб на горе.

        Обострения посезонны,
        началось это не вчера.
        Ни малейшего нет резона
        глянуть в смежные номера.

        Там, откушавши кашки манной,
        уморительны и тихи,
        престарелые графоманы
        сочиняют взахлеб стихи.

2. Египет

        Рассыпается свет,
        наплывает песок,
        и автобус летит в кювет,
        потеряв колесо;

        застревает язык у муллы
        в гортани,
        тормозят верблюды, тупят ослы,
        бедуин прерывает свой танец,
        и тень фараона аж
        приподнимает веко,
        когда делают массаж
        белому человеку.

3. Таиланд

        Перелет утомителен, если ты только
        не запасся бутылкой - блажи во сне,
        оставляй все повадки тамбовского волка;
        здесь никто не оценит блатную наколку,
        хоть песок под ногами хрустит как снег.

        В окружении джунглей, в которые редко
        даже местные лезут (не стану врать),
        не шугайся облав, не ищи себе клетку,
        привыкай загорать, а не шастать в разведку,
        удовольствий удобоваримых - рать.

        На закате акульего мяса вкуси и
        развались поудобней, побудь ханжой;
        и не думай совсем о какой-то России,
        неустроенной вечно, давно чужой.

        Сокровенного знания здесь не обрящешь,
        да и многия знания - чем не ложь?
        Вон у бара стоит, улыбаясь маняще,
        трансвестит или девушка - хрен поймешь.

2010

«Без видимых причин…»

        Без видимых причин,
        разумных объяснений,
        себе - не господин,
        слуга своей же тени.

        Извечное «авось»
        сбивает с панталыку,
        да так уж повелось:
        ни ропота, ни рыка.

        Страшит кого-то зло, -
        картинки, барельефы?
        Мне на червях везло,
        но при раздаче - трефы.

        Условно обречен,
        расспрашиваю черта:
        и вроде ни о чем,
        а все равно о чем-то.

        Тоску замуровав
        в исписанной тетради,
        к чему качать права,
        каких иллюзий ради?

        Без видимых причин,
        без лишнего вопроса…
        Намедни - кокаин,
        сегодня - кровь из носа.

2006

        Поминки

        И вроде отменно здоров,
        не время хандрить.
        Без сахара - чистая - кровь,
        не вяжет артрит.
        Но словно преступник, иду
        на смерть поглазеть
        и выблевать чью-то беду,
        забившись в клозет.

        Что слышится в стоне чужом?
        Неясный звонок?
        И вьется мой страх не ужом -
        гадюкой у ног.
        Смиренно сижу за столом,
        внимаю речам.
        Напротив меня остолоп
        навзрыд закричал.

        А делает дело свое
        размеренный хмель…
        Помянем! А там и споем,
        какмертвыйумел!
        Стопарик поставлю на шелк,
        допив до конца.
        …А сам до сих пор не нашел
        могилу отца.

2010

«Записные книжки изорваны…»

        Записные книжки изорваны,
        все друзья на поверку - приятели,
        жены бывшие только прорвами
        вспоминаются - кстати, некстати ли.
        Это слабость сиюминутная,
        упиваться хандрой не стану я…
        И глаза продираю мутные,
        алкогольные, конопляные.

        Звон трамвая тревожит улицу,
        хоть трамвайных путей нет в помине там.
        Остается слегка ссутулиться,
        да с балкона плевать (так уж принято),
        да почесывать переносицу,
        да обдумывать жизнь вольерную.
        Если стих на перо попросится, -
        я зарежу его… Наверное.

2006

«Беспокойное прошлое…»

        Беспокойное прошлое -
        конь да кобыла…
        Помню только хорошее
        из того, что было.

        Из того, что не тронуто
        памяти молью.
        Не скорбя по урону-то,
        улыбаясь, молвлю:

        «Так-то лучше, ну правда ведь,
        Горе-Лукойе?
        И тебе не пора вдоветь,
        да и я спокоен.

        Трудно счастье как вещь нести
        радостным быдлом.
        Месяц, стоящий вечности, -
        непременно был он.

        Шифрограммы этрусские -
        ногтем по коже;
        и ажурные трусики
        на полу в прихожей.

        А шампанского выстрелы!
        Чудо-левкои,
        ложе коими выстелил.
        А еще - такое…»

        Ангел, бывший хранителем,
        выдержки дай мне.
        Долгий треп утомителен,
        если речь о тайне.

2010

        Алкоголь и потерянное вдохновение

        (в стиле Буковски)

        Я люблю дешевые пивнушки,
        дремлющие около вокзалов;
        заскочишь в такую под вечер, выпить пива кружку,
        и грамм сто пятьдесят вдогонку - чтоб не казалось мало,
        закажешь глазунью из трех яиц
        и бекон, не внушающий доверия,
        а вокруг - столько живописных лиц
        и никакого лицемерия.

        Накурено - хоть топор вешай,
        ну еще испарения, запахи разного рода;
        другой бы смылся отсюда к лешему,
        но я обожаю общаться с народом.
        Наверное, у меня такой вид -
        интеллигентного простака, распыляющего излишки…
        Вот подсел странный тип, денег занять норовит,
        другой предлагает перекинуться с ним в картишки.

        Сутенер доморощенный ставит в известность: девчонка,
        хорошенькая, долларов за двадцать;
        и сама она рядом - едалом не щелкает,
        того и гляди - полезет целоваться.

        На липком столе пополнение вроде:
        бутылки, тарелки - прямо с небес манна.
        И как-то само собой происходит,
        что банкет оплачивается из моего кармана.
        И все тут, словно друзья закадычные,
        донимают расспросами, рассказами,
        накачавшись ершом, выпытывают самое личное,
        липнут проказою.
        Жалуются, придавленные грузом бед,
        мол, евреи все захватили, а мы нищаем.
        «Спокойно,  - говорю,  - с вами великий русский поэт,
        и я угощаю».

        Сумерки облепили окна, поздновато уже,
        истекают отведенные заведением сроки,
        и чувствую, как скребутся в душе
        сотни раз не написанные строки.
        И лечу домой в радостном опьянении,
        в супермаркете хватаю блокнот, ручку, бутылку вина,
        но пока добираюсь, тает призрак стихотворения -
        скука одна…

        О таланте своем не плачу я,
        думал - пропил, а он нет-нет
        да напоминает о себе, как неоплаченная
        квитанция за свет.

2006

        Гастарбайтер

        Не смущай меня дальним городом,
        знаю, знаю: златые горы там,
        и молочная стынь-река
        глубока;

        сплошь дороги мостят топазами,
        лавки миром и медом мазаны,
        страж могучий - который год -
        у ворот;

        и такая играет мощь, поди,
        как народ, заполняя площади,
        брагой тешится на ура -
        до утра.

        Тридесятое чудо чудное!
        Разувериться б хоть чуть-чуть, но я,
        что имел, оставляю здесь;
        в этом весь.

        Мне бы выйти сегодня засветло,
        чтоб плетьми не попала в глаз ветла,
        чтобы ветер в вертепе скал
        еще спал.

        Перевал одолеть - а там уже
        доберусь, не впервые замужем,
        там покажет заветный путь
        кто-нибудь.

2007

«Уходя, колебался, но все-таки уходил…»

        Уходя, колебался, но все-таки уходил.
        Возвращался, метался и думал опять об уходе.
        В зеркалах - непутевый, растерянный крокодил
        слезы лил, человечьи вроде.

        И одна говорила: «Не отпущу»,
        а другая: «Я ждать устала».
        И мой внутренний голос, немой вещун,
        оказался бессмысленнее магического кристалла.

        А по городу рыскал шакалом безумный снег, -
        ну такой, что ни в сказке, ни в небылице.
        Мне хотелось кричать им обеим: «Навек, навек!»,
        только все же следовало определиться.

        Чаще рвется не там, где тоньше, а где больней;
        прикорнуть бы, забыть все - на день, на час ли…
        И одна говорила: «Ты будешь несчастлив с ней»,
        а другая: «Со мною ты будешь счастлив».

        Это, я доложу вам, классический сериал,
        тут бы впору сценарий писать многотомный.
        Только те, кто участие в нем принимал,
        выгорая, мертвели, как старые домны.

        А тем временем снег, успокоившись, капал за шиворот
                                                       с крыш
        как залог невозможного, дикого, жгучего счастья.
        И одна говорила: «Ты любишь ее, так иди к ней, малыш,
        но если что - возвращайся…»

2009

        В метро

        Не склеены поцелуем,
        спускаемся в андерграунд,
        где черти поют «Аллилуйя»
        и ангелы в прятки играют.
        Где смрадом, как из лохани,
        окатывает игриво.
        В неясной толпе с лохами
        бессмысленно ждать прорыва.
        Нетвердым шажком пингвиньим
        корячимся до платформы.
        Толкаются все упорно,
        хоть зенки пустые вынь им.

        Пищит лейтенантик жидкий,
        придавленный у колонны;
        ему не поймать шахидки,
        не выиграть миллиона.
        Галдит караван-сараем
        восточный народ речистый.

        Которые террористы?
        Мы снова им проиграем…
        Сегодня взорвут едва ли,
        а завтра есть шанс, однако…
        Да что это за клоака,
        и как мы сюда попали?!

        Смотрю - задрожали рельсы,
        и думаю: неужели
        как нищие погорельцы
        скорбят о потере «Гжели», -
        вот так пожалеем время,
        истраченное в тоннеле?
        Мы - евнухи, что в гареме,
        как водится, не при деле.
        Доносится грохот града,
        подходит железный Будда.
        И ты говоришь: «Не надо…»
        И я говорю: «Не буду»,
        в тоске, как в траве, по пояс,
        в тупой маете столичной…

        Я бросился бы под поезд,
        но это не эстетично.

2010

        II

        АВСТРАЛИЯ

        поэма-утопия

        I

        Конечно, Москвы не будет,
        исчезнут Берлин и Прага;
        чуть дольше продержится Лондон, мечтая о чуде,
        но порвут его по образу и подобию флага.

        Обречена старушка Европа,
        и теперь уж кричи - не кричи;
        ожидали второго потопа,
        а погибнем от нашествия саранчи.

        Не всегда побеждает сильнейший,
        берут не обязательно силой - разве способов мало?
        Самурай падет от руки гейши,
        что яду в чай подмешала.

        Так и мы, ожирев от успехов,
        расслабились на привале.
        Но те, кто устал от нашего смеха, -
        они не спали.

        Интернет становился все более скоростным,
        на биржах кричали о стабильном росте,
        но сбывались дурные сны:
        хозяев теснили гости.

        Они приходили с миром, просили о помощи,
        обещали закон соблюдать, исправно платить
                                           налоги;
        продавали нам тухлые овощи
        и наркотики… Что в итоге?

        Облачались в джинсу, напяливали штиблеты
                                          стильные,
        стараясь походить на местное население.
        Тут им и кров, и ссуды обильные -
        по ишачьему велению.

        Искали изъяны в броне государственной машины,
        как старатели - золото в жиже вымоин;
        постепенно становились несокрушимы…
        Что скажете, толерантные вы мои?

        II

        Штаты расплачиваются за рабство, Россия за
                                  «имперские амбиции»,
        может, это и правильно, если бы не одно «но», -
        за ним, как скажут французы, не покривив лицами,
        спрячется весь Париж, включая «Эйфеля» и самое дно.

        Не от обжорства погибла Империя Римская,
        не христианство вбило в грудь ей кол осиновый,
        начиналось с того, что пришлые, по инстанциям
                                  рыская,
        получали гражданство - самодовольные, спесивые.

        И вчерашний раб и враг озлобленный
        всеми путями шел до Рима.
        Но кривоногие гоблины -
        не пилигримы.

        Бойтесь чужаков, в города входящих:
        они заразят вас неведомой корью,
        придушат уставших, прирежут спящих,
        а потом напишут свою историю.

        Прежде восхищались героями,
        ценили доблесть, отвагу.
        Теперь же себе яму роем и
        вырыли до размеров гигантского оврага:

        «Красные кресты», миссии гуманитарные -
        тошно от этой нелепой возни.
        Правозащитник - шалава базарная -
        пулю глотни.

        Теперь мы кругом виноваты,
        ибо имели неосторожность такую -
        помогать, не зная, чем это чревато,
        не думая, что со временем нас атакуют.

        Бремя белых обратилось проклятием,
        расплачиваться даже детям.
        Не кажется ли, братие,
        что придется ярмо надеть нам?

        III

        Не за горами Великий Исход,
        погодите еще чуть-чуть,
        и по шиферу неба, по пластику вод -
        в добрый путь!

        Побежим позорно, в чине ли, в ранге ли,
        потащим добро - на горбу или волоком,
        вот тогда станет ясно, о чем трубили архангелы
        и по ком звонил колокол.

        Предков могилы будут осквернены,
        святыни разграблены,
        Какие, к чертям, границы страны,
        если ложки держим как сабли мы?

        Хозяева новые вихрем гниения
        протянут хищные руки.
        Что им до наших гениев,
        до науки?

        Что им до наших обычаев
        и жизни уклада?
        Кому и сырые яйца бычьи
        вкусней мармелада.

        Спи, Ватикан, берущий на лапу,
        отречешься не раз, не три и не пять,
        проснувшись однажды, увидишь - сам Папа
        вниз головой распят,

        а вокруг завывают победно
        адепты иной религии…
        Давненько не было бед, но
        доигрались до низшей лиги.

        IV

        И куда податься? Везде одно.
        Спасайся еще, кто может,
        забирайся в чащи, ложись на дно,
        пачкай глиной белую кожу.

        Никому не верь, никого не знай,
        никуда не лезь прежде срока.
        Мы еще найдем сокровенный край,
        пусть и нет среди нас пророков.

        Говорят, что там, на другом конце
        пресловутого шара земного,
        содрогнулись, услышав весь наш концерт,
        и - ни слова.

        Хорошо им там, где нас нет и нет,
        ничего, как-нибудь своим ходом…
        Но увидим самый спокойный рассвет,
        и песок, и лазурную воду.

        Там кенгуру и таинственные утконосы…
        Прежде было смешно, а теперь - быть бы живу.
        Никто не решит за нас все вопросы,
        но и не страусы создают боевую дружину.

        И нюхнувшие пороху - мы -
        станем теми, на ком и удержится
        от нелепой сумы, от недолгой тюрьмы
        страна-громовержица.

        Мудрую кровь вливая
        в молодые мехи,
        будем помнить вкус каравая,
        родные стихи.

        Новое житье -
        пускай глубокие корни.
        Много земли - все здесь твое;
        не будь лишь трусливым, покорным.

        Помни века удар,
        что ты пережил!
        Бежать отсюда некуда -
        на ножи.

        V
        Здравствуй, Австралия, цветущая страна.
        Славься, последний форпост свободы.
        По морям, островам, по трущобам сна
        собирай народы.

        Приюти последних из тех, кто был
        покорителем дикого сброда,
        кто по счастью пока не отправлен в распыл,
        кто не съеден и в рабство не продан.

        Это мы, это мы присягаем тебе -
        образцы уникального вида.
        Будь нам матерью новой, арийский Тибет,
        современная Атлантида.

        Недалек этот день - ты узнаешь его -
        к берегам подкрадется армада,
        и гортанный призыв нападающего
        возвестит о начале джихада.

        И поймешь тогда, лиха фунт почем,
        перед миром другим в одиночку.
        Но из нас эту повесть каждый прочел,
        так расставим над «i» все точки.

        Мы припомним им, не скупясь на отвагу,
        как горели Европа, Америка…
        Пусть слагает великую южную сагу
        тот, кто битву увидит с берега.

        И потомок мой, ясноглазый, белый
        (мольбу за него в астрал лью),
        на крылатой ракете напишет умело:
        «За Австралию!»

2006-2008

        Вместо послесловия к поэме:

«СТИХАМИ - ПО ГЛОБАЛЬНОМУ КЛИМАТИЧЕСКОМУ ПОТЕПЛЕНИЮ!
        Лучшие русские поэты озаботились судьбой Австралии
        В клубе «Билингва» состоялся первый московский фестиваль австралийской поэзии
«Антиподы». Прямая связь между Москвой и Сиднеем осуществлялась через интернет-конференцию…
        Организаторами было заявлено, что «лучшие русские поэты специально для австралийских слушателей прочитают свои стихи о стране, в которой они никогда не были». Австралийцы, как оказалось, тоже не лыком шиты. Они выставили своих
«лучших», изумив Всеволода Емелина, обронившего фразу, что «там одни индусы, арабы и азиаты»…
        Игоря Панина чуть не сняли с фестиваля - австралийская сторона отказалась предоставить эфир «неполиткорректному» отрывку из его поэмы, так что ему пришлось на месте сочинять «корректный» текст…»

«Независимая газета», 25 декабря 2008 г.
        Самое смешное, что этот отрывок (V часть) еще до фестиваля был переведен на английский и вошел в двуязычный сборник со стихами участников, однако в самый последний момент его сочли «неполиткорректным». В сложившейся ситуации я прочитал
«Loveinternet», видоизменив одну строчку - «остановился у врат Европы», которая стала выглядеть следующим образом: «метнулся в Сидней через Европу». Такая рокировка пришлась вполне по вкусу разнородной австралийской богеме.  - Автор.

        notes

        Примечания

1

        М?лех - то же, что и Молох????  - на иврите (прим. автора).

2

«Шо» - киевский журнал «культурного сопротивления», главным редактором которого является поэт Александр Кабанов (прим. автора).

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к