Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Поэзия Драматургия / Маяковский Владимир: " Стихотворения 1918 " - читать онлайн

Сохранить .
Стихотворения (1918) Владимир Владимирович Маяковский

        #

        Владимир Маяковский
        СТИХОТВОРЕНИЯ

1918

        ОДА РЕВОЛЮЦИИ

        Тебе,
        освистанная,
        осмеянная батареями,
        тебе,
        изъязвленная злословием штыков,
        восторженно возношу
        над руганью реемой
        оды торжественное
        «О»!
        О, звериная!
        О, детская!
        О, копеечная!
        О, великая!
        Каким названьем тебя еще звали?
        Как обернешься еще, двуликая?
        Стройной постройкой,
        грудой развалин?
        Машинисту,
        пылью угля овеянному,
        шахтеру, пробивающему толщи руд,
        кадишь,
        кадишь благоговейно,
        славишь человечий труд.
        А завтра
        Блаженный
        стропила соборовы
        тщетно возносит, пощаду моля, -
        твоих шестидюймовок тупорылые боровы
        взрывают тысячелетия Кремля.
        «Слава».
        Хрипит в предсмертном рейсе.
        Визг сирен придушенно тонок.
        Ты шлешь моряков
        на тонущий крейсер,
        туда,
        где забытый
        мяукал котенок.
        А после!
        Пьяной толпой орала.
        Ус залихватский закручен в форсе.
        Прикладами гонишь седых адмиралов
        вниз головой
        с моста в Гельсингфорсе.
        Вчерашние раны лижет и лижет,
        и снова вижу вскрытые вены я.
        Тебе обывательское
        - о, будь ты проклята трижды!  -
        и мое,
        поэтово
        - о, четырежды славься, благословенная!  -

        ВЕСНА

        Город зимнее снял.
        Снега распустили слюнки.
        Опять пришла весна,
        глупа и болтлива, как юнкер.

        ХОРОШЕЕ ОТНОШЕНИЕ К ЛОШАДЯМ

        Били копыта.
        Пели будто:
        - Гриб.
        Грабь.
        Гроб.
        Груб. -

        Ветром опита,
        льдом обута,
        улица скользила.
        Лошадь на круп
        грохнулась,
        и сразу
        за зевакой зевака,
        штаны, пришедшие Кузнецким клёшить,
        сгрудились,
        смех зазвенел и зазвякал:
        - Лошадь упала! -
        - Упала лошадь! -
        Смеялся Кузнецкий.
        Лишь один я
        голос свой не вмешивал в вой ему.
        Подошел
        и вижу
        глаза лошадиные…

        Улица опрокинулась,
        течет по-своему…
        Подошел и вижу -
        за каплищей каплища
        по морде катится,
        прячется в ш?рсти…
        И какая-то общая
        звериная тоска
        плеща вылилась из меня
        и расплылась в шелесте.
        «Лошадь, не надо.
        Лошадь, слушайте -
        чего вы думаете, что вы их плоше?
        Деточка,
        все мы немножко лошади,
        каждый из нас по-своему лошадь».
        Может быть
        - старая -
        и не нуждалась в няньке,
        может быть,
        и мысль ей моя казалась пошл?,
        только
        лошадь
        рванулась,
        встала н? ноги,
        ржанула
        и пошла.
        Хвостом помахивала.
        Рыжий ребенок.
        Пришла веселая,
        стала в стойло.
        И все ей казалось -
        она жеребенок,
        и стоило жить,
        и работать стоило.

        ПРИКАЗ ПО АРМИИ ИСКУССТВА

        Канителят стариков бригады
        канитель одну и ту ж.
        Товарищи!
        На баррикады!  -
        баррикады сердец и душ.
        Только тот коммунист истый,
        кто мосты к отступлению сжег.
        Довольно шагать, футуристы,
        в будущее прыжок!
        Паровоз построить мало -
        накрутил колес и утек.
        Если песнь не громит вокзала,
        то к чему переменный ток?
        Громоздите за звуком звук вы
        и вперед,
        поя и свища.
        Есть еще хорошие буквы:
        Эр,
        Ша,
        Ща.
        Это мало - построить п?рами,
        распушить по штанине канты.
        Все совдепы не сдвинут армий,
        если марш не дадут музыканты.
        На улицу тащите рояли,
        барабан из окна багром!
        Барабан,
        рояль раскро? ли,
        но чтоб грохот был,
        чтоб гром.
        Это что - корпеть на заводах,
        перемазать рожу в копоть
        и на роскошь чужую
        в отдых
        осовелыми глазками хлопать.
        Довольно грошовых истин.
        Из сердца старое вытри.
        Улицы - наши кисти.
        Площади - наши палитры.
        Книгой времени
        тысячелистой
        революции дни не воспеть.
        На улицы, футуристы,
        барабанщики и поэты!

        РАДОВАТЬСЯ РАНО

        Будущее ищем.
        Исходили вёрсты торцов.
        А сами
        расселились кладб?щем,
        придавлены плитами дворцов.
        Белогвардейца
        найдете - и к стенке.
        А Рафаэля забыли?
        Забыли Растрелли вы?
        Время
        пулям
        по стенке музеев тенькать.
        Стодюймовками глоток старье расстреливай!
        Сеете смерть во вражьем стане.
        Не попадись, капитала наймиты.
        А царь Александр
        на площади Восстаний
        стоит?
        Туда динамиты!
        Выстроили пушки по опушке,
        глухи к белогвардейской ласке.
        А почему
        не атакован Пушкин?
        А прочие
        генералы классики?
        Старье охраняем искусства именем.
        Или
        зуб революций ступился о короны?
        Скорее!
        Дым развейте над Зимним -
        фабрики макаронной!
        Попалили денек-другой из ружей
        и думаем -
        старому нос утрем.
        Это что!
        Пиджак сменить снаружи -
        мало, товарищи!
        Выворачивайтесь нутром!

        ПОЭТ РАБОЧИЙ

        Орут поэту:
        «Посмотреть бы тебя у токарного станка.
        А что стихи?
        Пустое это!
        Небось работать - кишка тонка».
        Может быть,
        нам
        труд
        всяких занятий роднее.
        Я тоже фабрика.
        А если без труб,
        то, может,
        мне
        без труб труднее.
        Знаю -
        не любите праздных фраз вы.
        Р?бите дуб - работать дабы.
        А мы
        не деревообделочники разве?
        Голов людских обделываем дубы.
        Конечно,
        почтенная вещь - рыбачить.
        Вытащить сеть.
        В сетях осетры б!
        Но труд поэтов - почтенный паче -
        людей живых ловить, а не рыб.
        Огромный труд - гореть над горном,
        железа шипящие класть в закал.
        Но кто же
        в безделье бросит укор нам?
        Мозги шлифуем рашпилем языка.
        Кто выше - поэт
        или техник,
        который
        ведет людей к вещественной выгоде?
        Оба.
        Сердца - такие ж моторы.
        Душа - такой же хитрый двигатель.
        Мы равные.
        Товарищи в рабочей массе.
        Пролетарии тела и духа.
        Лишь вместе
        вселенную мы разукрасим
        и маршами пустим ухать.
        Отгородимся от бурь словесных молом.
        К делу!
        Работа жива и нова.
        А праздных ораторов -
        на мельницу!
        К мукомолам!
        Водой речей вертеть жернова.

        ТОЙ СТОРОНЕ

        Мы
        не вопль гениальничанья -
        «все дозволено»,
        мы
        не призыв к ножовой расправе,
        мы
        просто
        не ждем фельдфебельского
        «вольно!»,
        чтоб спину искусства размять,
        расправить.

        Гарцуют скелеты всемирного Рима
        на спинах наших.
        В могилах мал? им.
        Так что ж удивляться,
        что непримиримо
        мы
        мир обложили сплошным «долоем».

        Характер различен.
        За целость Венеры вы
        готовы щадить веков камарилью.
        Вселенский пожар размочалил нервы.
        Орете:
        «Пожарных!
        Горит Мурильо!»
        А мы -
        не Корнеля с каким-то Расином -
        отца, -
        предложи на старье меняться,  -
        мы
        и его
        обольем керосином
        и в улицы пустим -
        для иллюминаций.
        Бабушка с дедушкой.
        Папа да мама.
        Чинопочитанья проклятого тина.
        Лачуги рушим.
        Возносим дома мы.
        А вы нас -
        «ловить арканом картинок!?»

        Мы
        не подносим -
        «Готово!
        На блюде!
        Хлебайте сладкое с чайной ложицы!»
        Клич футуриста:
        были б люди -
        искусство приложится.

        В рядах футуристов пусто.
        Футуристов возраст - призыв.
        Изрубленные, как капуста,
        мы войн,
        революций призы.
        Но мы
        не зовем обывателей гроба.
        У пьяной,
        в кровавом пунше,
        земли - смотрите!  -
        взбухает утроба.
        Рядами выходят юноши.
        Идите!

        Под ноги -
        топчите ими -
        мы
        бросим
        себя и свои творенья.
        Мы смерть зовем рожденья во имя.
        Во имя бега,
        паренья,
        реянья.
        Когда ж
        прорвемся сквозь все заставы,
        и праздник будет за болью боя,  -
        мы
        все украшенья
        расставить заставим -
        любите любое!

        ЛЕВЫЙ МАРШ

        (Матросам)

        Разворачивайтесь в марше!
        Словесной не место кляузе.
        Тише, ораторы!
        Ваше
        слово,
        товарищ маузер.
        Довольно жить законом,
        данным Адамом и Евой.
        Клячу историю загоним.
        Левой!
        Левой!
        Левой!

        Эй, синеблузые!
        Рейте!
        За океаны!
        Или
        у броненосцев на рейде
        ступлены острые кили?!
        Пусть,
        оскалясь короной,
        вздымает британский лев вой.
        Коммуне не быть покоренной.
        Левой!
        Левой!
        Левой!

        Там
        за горами г?ря
        солнечный край непочатый.
        За голод,
        за мора море
        шаг миллионный печатай!
        Пусть бандой окружат н?нятой,
        стальной изливаются л?евой,  -
        России не быть под Антантой
        Левой!
        Левой!
        Левой!

        Глаз ли померкнет орлий?
        В старое ль станем пялиться?
        Крепи
        у мира на горле
        пролетариата пальцы!
        Грудью вперед бравой!
        Флагами небо оклеивай!
        Кто там шагает правой?
        Левой!
        Левой!
        Левой!

        Комментарии

        Ода революции. Впервые - журн. «Пламя», Пг., 1918, № 27, 7 ноября. Стихотворение было написано значительно раньше, но опубликовано к первой годовщине Великой Октябрьской социалистической революции.
        Использование формы оды не было случайным. Известно, что А. Н. Радищев, К. Ф. Рылеев, А. С. Пушкин использовали жанр оды для воспевания свободы. Маяковский обращается к оде, продолжив традицию высокой гражданской поэзии. Ораторский пафос
«Оды революции» Маяковский переключает на политическую тему, чтобы показать разрушительную и созидательную силу, беспощадность и гуманизм народной революции. Обывательскому проклятию здесь противопоставляется человеческое, главное, что несла в себе Октябрьская революция,  - творчество масс. Стихотворение носит программный характер.
        Борьба против обывателя как порождения старого мира становится основной темой во всей послеоктябрьской поэзии Маяковского.

…реемой (неологизм)  - страдательное причастие от глагола «реять».

…Блаженный стропила соборовы тщетно возносит, пощаду моля…  - Собор Василия Блаженного в Москве был незначительно поврежден при разгроме юнкеров, поднявших контрреволюционное восстание.

«Слава». Хрипит в предсмертном рейсе…  - Броненосец «Слава», оказавший немцам, которым Временное правительство хотело тайно сдать Петроград, героическое сопротивление. Корабль погиб 5 (18) октября 1917 года во время боев в Моонзундском проливе, его команда покинула броненосец после того, как он был подготовлен к затоплению.

…с моста в Гельсингфорсе.  - В преддверии Октября революционные матросы, поднявшие восстание на базе русского флота в Гельсингфорсе (теперь Хельсинки - столица Финляндии), уничтожили ярых контрреволюционеров из числа высшего командования.

        Весна. Впервые - журн. «Знамя», 1940, № 4. Стихотворение написано в 1918 году.

        Хорошее отношение к лошадям. Впервые, под заглавием «Отношение к лошадям»,  - газ.
«Новая жизнь», 1918, 9 июня.
        В том же номере «Новой жизни» напечатан очерк А. М. Горького «В большом городе» об уличном происшествии в Петрограде: «Лошадь, истощенная трудом и голодом, упала… Лошадь плачет, вялые веки судорожно выжимают из мутных глаз большие, грязноватые слезы. Ее окружает толпа угрюмых людей, которым, видимо, некуда спешить: они говорят о том, что лошадь стара, воз нагружен не по силам ей, извозчик, присев на тумбочку, рассказывает о дороговизне корма и пророчит: - Скоро все поумираем от бескормицы. И люди - тоже».
        В этом стихотворении Маяковский ставит центральную тему эпохи - тему гуманизма.
        Кузнецкий - Кузнецкий мост, улица в Москве.

        Приказ по армии искусства. Впервые - еженедельная газ. «Искусство коммуны», Пг.,
1918, 7 декабря.

        Радоваться рано. Впервые - газ. «Искусство коммуны», Пг., 1918, 15 декабря.
        В этом стихотворении об отношении к классическому наследию сказалось влияние на поэта прошлых нигилистических настроений периода «Пощечины общественному вкусу» (1912), деление искусства на «старое» - реакционное и «новое» - революционное. Стихотворение вызвало полемику (см. статью А. В. Луначарского «Ложка противоядия», газ. «Искусство коммуны», Пг… 1918, 29 декабря). Позднее в статьях 1923 года поэт предупреждал: «Бойтесь выдавать случайные искривы недоучек за новаторство, за последний крик искусства. Новаторство дилетантов - паровоз на курьих ножках. Только в мастерстве - право откинуть старье».
        Растрелли, Бартоломео (1700-1771)  - русский зодчий, по проекту которого построен Зимний дворец.
        А царь Александр на площади Восстании стоит?  - памятник Александру III в Петрограде (скульптор П. Трубецкой).

        Поэт рабочий. Впервые - газ. «Искусство коммуны», Пг., 1918, 22 декабря.
        Мы равные. Товарищи в рабочей массе. Пролетарии тела и духа.  - В стихотворении выражено убеждение в равноценности поэзии и любого полезного труда. Маяковский подчеркивает родственность пролетарского поэта и рабочего класса, выступает против замкнутости Пролеткульта.

        Той стороне. Впервые - газ. «Искусство коммуны», Пг., 1918, 29 декабря.
        Стихотворение является откликом на статью А. В. Луначарского «Ложка противоядия» (см. примеч. к стих. «Радоваться рано»).

        Левый марш (Матросам). Впервые - газ. «Искусство коммуны», Пг., 1919, 12 января.
        Написано в декабре 1918 года специально для выступления в Матросском театре бывшего Гвардейского экипажа. Революционная аудитория нашла в «Левом марше» отклик на события, которыми жил в те дни советский народ.

«Это было первое выступление с искусством в Матросском театре, существующем уже несколько месяцев… Сомнение, высказываемое некоторыми товарищами на возможность чтения стихов… перед аудиторией, склонной до этого лишь к «танцульке», не оправдалось ни в какой мере. Горячая встреча и целая очередь покупающих книги были радостным окончанием выступления…» («Искусство коммуны», 1918, 22 декабря).

30 августа 1918 года эсеровская агентура совершила покушение на жизнь В. И. Ленина. С сентября 1918 года началась цепь провокаций со стороны Англии, Франции, Америки, Японии. В стране было объявлено военное положение. Народ сплотился вокруг своего правительства и партии большевиков. На белый террор революция ответила красным террором. В «Левом марше» четко определяется главный враг революции - империалистический союз Антанты. Поэт выразил волю миллионов отстоять Советскую республику. «Левый марш» - одно из самых популярных стихотворений Маяковского начала 20-х годов. «Это была поэзия восстания, где звучал шаг наступающего пролетариата: «Левой, левой, левой…». Это была поэзия вытянутой вперед, указывающей руки, как ответа на вопрос - что делать человеку сегодня, сейчас, немедленно, если он - с пролетарской революцией. Вот откуда то огромное впечатление, которое произвел он (Маяковский.  - В. М.) на революционную и передовую поэзию во всем мире, и глубокое влияние его на поэтов всех литератур в Советском Союзе» (А. Толстой. Собр. соч. в 10-ти томах, т. 10, М., Гослитиздат,
1961, стр. 546).
        Словесной не место кляузе - здесь: бесцельная болтовня.
        Леевой - неологизм Маяковского от глагола «лить».

    В. Макаров.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к