Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Поэзия Драматургия / Маяковский Владимир: " Стихотворения 1917 " - читать онлайн

Сохранить .
Стихотворения (1917) Владимир Владимирович Маяковский

        #

        Владимир Маяковский
        СТИХОТВОРЕНИЯ

1917

        БРАТЬЯ ПИСАТЕЛИ

        Очевидно, не привыкну
        сидеть в «Бристоле»,
        пить ча?,
        построчно врать я,  -
        опрокину стаканы,
        взлезу на столик.
        Слушайте,
        литературная братия!

        Сидите,
        глазенки в чаишко канув.
        Вытерся от строчения локоть плюшевый.
        Подымите глаза от недопитых стаканов.
        От косм освободите уши вы.

        Вас,
        прилипших
        к стене,
        к обоям,
        милые,
        что вас со словом свело?
        А знаете,
        если не писал,
        разбоем
        занимался Франсуа Биллон.

        Вам,
        берущим с опаской
        и перочинные ножи,
        красота великолепнейшего века вверена вам!
        Из чего писать вам?
        Сегодня
        жизнь
        в сто крат интересней
        у любого помощника присяжного поверенного.

        Господа поэты,
        неужели не наскучили
        пажи,
        дворцы,
        любовь,
        сирени куст вам?
        Если
        такие, как вы,
        творцы -
        мне наплевать на всякое искусство.

        Лучше лавочку открою.
        Пойду на биржу.
        Тугими бумажниками растопырю бока.
        Пьяной песней
        душу выржу
        в кабинете кабака.

        Под копны волос проникнет ли удар?
        Мысль
        одна под волосища вложена:
        «Причесываться? Зачем же?!
        На время не стоит труда,
        а вечно
        причесанным быть
        невозможно».

        РЕВОЛЮЦИЯ

        ПОЭТОХРОНИКА

        26 февраля. Пьяные, смешанные с полицией,
        солдаты стреляли в народ.

        27-е.

        Разл?лся по блескам дул и лезвий
        рассвет.
        Рдел багрян и д?лог.
        В промозглой казарме
        суровый
        трезвый
        молился Волынский полк.

        Жестоким
        солдатским богом божились
        роты,
        бились об пол головой многолобой.
        Кровь разжигалась, висками жилясь.
        Руки в железо сжимались злобой.

        Первому же,
        приказавшему -
        «Стрелять за голод!» -
        заткнули пулей орущий рот.
        Чье-то - «Смирно!»
        Не кончил.
        Заколот.
        Вырвалась городу буря рот.

        9 часов.

        На своем постоянном месте
        в Военной автомобильной школе
        стоим,
        зажатые казарм оградою.
        Рассвет растет,
        сомненьем колет,
        предчувствием страша и радуя.

        Окну!
        Вижу  -
        оттуда,
        где режется небо
        дворцов иззубленной линией,
        взлетел,
        простерся орел самодержца,
        черней, чем раньше,
        злей,
        орлинее.

        Сразу -
        люди,
        лошади,
        фонари,
        дома
        и моя казарма
        толпами
        п? сто
        ринулись на улицу.
        Шагами ломаемая, звенит мостовая.
        Уши крушит невероятная поступь.

        И вот неведомо,
        из пенья толпы ль,
        из рвущейся меди ли труб гвардейцев
        нерукотворный,
        сияньем пробивая пыль,
        образ возрос.
        Горит.
        Рдеется.

        Шире и шире крыл окружие.
        Хлеба нужней,
        воды изжажданней,
        вот она:
        «Граждане, за ружья!
        К оружию, граждане!»

        На крыльях флагов
        стоглавой лавою
        из горла города ввысь взлетела.
        Штыков зубами вгрызлась в двуглавое
        орла императорского черное тело.

        Граждане!
        Сегодня рушится тысячелетнее «Прежде».
        Сегодня пересматривается миров основа.
        Сегодня
        до последней пуговицы в одежде
        жизнь переделаем снова.

        Граждане!
        Это первый день рабочего потопа.
        Идем
        запутавшемуся миру на выручу!
        Пусть толпы в небо вбивают топот!
        Пусть флоты ярость сиренами вырычут!

        Горе двуглавому!
        Пенится пенье.
        Пьянит толпу.
        Площади плещут.
        На крохотном форде
        мчим,
        обгоняя погони пуль.
        Взрывом гудков продираемся в городе.

        В тумане.
        Улиц река дымит.
        Как в бурю дюжина груженых барж,
        над баррикадами
        плывет, громыхая, марсельский марш.

        Первого дня огневое ядро
        жужжа скатилось за купол Думы.
        Нового утра новую дрожь
        встречаем у новых сомнений в бреду мы

        Что будет?
        Их ли из окон выломим,
        или на нарах
        ждать,
        чтоб снова
        Россию
        могилами
        выгорбил монарх?!

        Душу глушу об выстрел резкий.
        Дальше,
        в шинели орыт.
        Рассыпав дома в пулеметном треске,
        город грохочет.
        Город горит.

        Везде языки.
        Взовьются и лягут.
        Вновь взвиваются, искры рассея.
        Это улицы,
        взяв по красному флагу,
        призывом зарев зовут Россию.

        Еще!
        О, еще!
        О, ярче учи, красноязыкий оратор!
        Зажми и солнца
        и лун лучи
        мстящими пальцами тысячерукого Марата!

        Смерть двуглавому!
        Каторгам в двери
        ломись,
        когтями ржавые выев.
        Пучками черных орлиных перьев
        подбитые падают городовые.

        Сдается столицы горящий остов.
        По чердакам раскинули поиск.
        Минута близко.
        На Троицкий мост
        вступают толпы войск.

        Скрип содрогает устои и скрепы.
        Стиснулись.
        Бьемся.
        Секунда!  -
        и в лак
        заката
        с фортов Петропавловской крепости
        взвился огнем революции флаг.

        Смерть двуглавому!
        Шеищи глав
        рубите наотмашь!
        Чтоб больше не ?жил.
        Вот он!
        Падает!
        В последнего из-за угла!  - вцепился.
        «Боже,
        четыре тысячи в лоно твое прими!»

        Довольно!
        Радость трубите всеми голосами!
        Нам
        до бога
        дело какое?
        Сами
        со святыми своих упокоим.

        Что ж не поете?
        Или
        души задушены Сибирей саваном?
        Мы победили!
        Слава нам!
        Сла-а-ав-в-ва нам!

        Пока на оружии рук не разжали,
        повелевается воля иная.
        Новые несем земле скрижали
        с нашего серого Синая.

        Нам,
        Поселянам Земли,
        каждый Земли Поселянин родной.
        Все
        по станкам,
        по конторам,
        по шахтам братья.
        Мы все
        на земле
        солдаты одной,
        жизнь созидающей рати.

        Пробеги планет,
        держав бытие
        подвластны нашим волям.
        Наша земля.
        Воздух - наш.
        Наши звезд алмазные копи.
        И мы никогда,
        никогда!
        никому,
        никому не позволим!
        землю нашу ядрами рвать,
        воздух наш раздирать остриями отточенных копий.

        Чья злоба н?двое землю сломала?
        Кто вздыбил дымы над заревом боен?
        Или солнца
        одного
        на всех м?ло?!
        Или небо над нами мал? голубое?!

        Последние пушки грохочут в кровавых спорах,
        последний штык заводы гранят.
        Мы всех заставим рассыпать порох.
        Мы детям раздарим мячи гранат.

        Не трусость вопит под шинелью серою,
        не крики тех, кому есть нечего;
        это народа огромного гром?вое:
        - Верую
        величию сердца человечьего! -

        Это над взбитой битвами пылью.
        над всеми, кто грызся, в любви изверясь,
        днесь
        небывалой сбывается былью
        социалистов великая ересь!

    17 апреля 1917 года, Петроград

«Вот кого солдат защищал раньше!..»

        Вот кого солдат защищал раньше![На рисунке солдат со штыком защищает царя, генерала, попа и купца.]
        Вот кого защищает теперь![На рисунке солдат защищает крестьянина, рабочего и солдата.]

        ЗАБЫВЧИВЫЙ НИКОЛАЙ

        «Уж сгною, скручу их уж я!» -
        думал царь, раздавши ружья.
        Да забыл он, между прочим,
        что солдат рожден рабочим.

«Вот как по Руси…»

        Вот как
        по Руси растекалась водка![См. вкладку.]

        ЦАРСТВОВАНИЕ НИКОЛАЯ ПОСЛЕДНЕГО

        «Радуйся, Саша!
        Теперь водка наша».

        «Как же, знаю, Коля, я:
        теперь монополия».

«Нетрудно, ландышами дыша…»

        Нетрудно, ландышами дыша,
        писать стихи на загородной дачке.
        А мы не такие.
        Мы вместо карандаша
        взяли в руки
        по новенькой тачке.
        Господин министр,
        прикажите подать!
        Кадет, пожалте, садитесь, нате.
        В очередь!
        В очередь!
        Не толпитесь, господа,
        Всех прокатим.

        Всем останется - и союзникам и врагам.
        Сначала большие, потом мелкота.
        Всех по России
        сквозь смех и гам
        будем катать.

        Испуганно смотрит
        невский аристократ.
        Зато и Нарвская,
        и Выборгская,
        и Охта
        стократ
        раскатят взрыв задорного хохота.

        Ищите, не завалялась ли какая тварь еще?
        Чтоб не было никому потачки.
        Время не ждет,
        спешите, товарищи!
        Каждый берите по тачке!

        СКАЗКА О КРАСНОЙ ШАПОЧКЕ

        Жил да был на свете кадет.
        В красную шапочку кадет был одет.

        Кроме этой шапочки, доставшейся кадету,
        ни черт? в нем красного не было и нету.

        Услышит кадет - революция где-то,
        шапочка сейчас же на голове кадета.

        Жили припеваючи за кадетом кадет,
        и отец кадета и кадетов дед.

        Поднялся однажды пребольшущий ветер,
        в клочья шапчонку изорвал на кадете.

        И остался он черный. А видевшие это
        волки революции сцапали кадета.

        Известно, какая у волков диета.
        Вместе с манжетами сожрали кадета.

        Когда будете делать политику, дети,
        не забудьте сказочку об этом кадете.

        ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНАЯ БАСНЯ

        Петух однажды,
        дог
        и вор
        такой скрепили договор:
        дог
        соберет из догов свору,
        накрасть предоставлялось вору,
        а петуху
        про гром побед
        орать,
        и будет всем обед.
        Но это все раскрылось скоро.
        Прогнали
        с трона
        в шею
        вора.

        Навертывается мораль:
        туда же
        догу
        не пора ль?

        К ОТВЕТУ!

        Гремит и гремит войны барабан.
        Зовет железо в живых втыкать.
        Из каждой страны
        за рабом раба
        бросают на сталь штыка.
        За что?
        Дрожит земля
        голодна,
        раздета.
        Выпарили человечество кровавой баней
        только для того,
        чтоб кто-то
        где-то
        разж?лся Албанией.
        Сцепилась злость человечьих свор,
        падает на мир за ударом удар
        только для того,
        чтоб бесплатно
        Босфор
        проходили чьи-то суда.
        Скоро
        у мира
        не останется неполоманного ребра.
        И душу вытащат.
        И растопчут т?м ее
        только для того,
        чтоб кто-то
        к рукам прибрал
        Месопотамию.
        Во имя чего
        сапог
        землю растаптывает, скрипящ и груб?
        Кто над небом боев -
        свобода?
        бог?
        Рубль!
        Когда же встанешь во весь свой рост
        ты,
        отдающий жизнь сво? им?
        Когда же в лицо им бросишь вопрос:
        за что воюем?

«Ешь ананасы, рябчиков жуй…»

        Ешь ананасы, рябчиков жуй,
        День твой последний приходит, буржуй.

        НАШ МАРШ

        Бейте в площади бунтов топот!
        Выше, гордых голов гряда!
        Мы разливом второго потопа
        перемоем миров города.

        Дней бык пег.
        Медленна лет арба.
        Наш бог бег.
        Сердце наш барабан.

        Есть ли наших золот небесней?
        Нас ли сжалит пули оса?
        Наше оружие - наши песни.
        Наше золото - звенящие голоса.

        Зеленью ляг, луг,
        выстели дно дням.
        Радуга, дай дуг
        лет быстролётным коням.

        Видите, скушно звезд небу!
        Без него наши песни вьем.
        Эй, Большая Медведица! требуй,
        чтоб на небо нас взяли живьем.

        Радости пей! Пой!
        В жилах весна разлита.
        Сердце, бей бой!
        Грудь наша - медь литавр.

        Комментарии

        Братья писатели. Впервые - журн. «Новый сатирикон», Пг., 1917, № 3.

«Бристоль» - литературное кафе в Петрограде.
        Франсуа Виллон (Вийон)  - французский поэт XV века.

        Революция. Поэтохроника. Впервые - газ. «Новая жизнь», Пг., 1917, 21 мая.
        Волынский полк - полк петроградского гарнизона, первым перешедший на сторону революции (февраль 1917 года).
        Марсельский марш - Марсельеза.
        Марат, Жан Поль (1743-1798)  - выдающийся деятель Французской революции.

«Вот кого солдат защищал раньше!..» Забывчивый Николай. «Вот как по Руси…». Царствование Николая Последнего. Впервые плакаты с текстами и рисунками Маяковского были выпущены издательством «Парус» весной 1917 года.
        Саша - Александра Федоровна, жена Николая II.
        Коля - Николай II.

«Нетрудно, ландышами дыша…» - Написано в июне 1917 года в качестве программного стихотворения для сатирического журнала «Тачка», который предполагалось выпускать при газете «Новая жизнь».
        Под заглавием «Первый вывоз» это стихотворение было использовано Маяковским в конце 1919 года в «Окнах РОСТА», а полный текст впервые опубликован в газ.
«Красное знамя», Харьков, 1939, 11 августа.
        Нарвская, Выборгская, Охта - промышленные окраины Петрограда.

        Сказка о красной шапочке. Впервые - газ. «Новая жизнь», Пг., 1917, 30 июля.
        Стихотворение направлено против кадетов, «могильных червей революции», как называл их В. И. Ленин. Маяковский с ленинских позиций разоблачает главные особенности этой партии, которая, прикрываясь звоном слов о народной свободе, боролась против революции.
        Кадет - член контрреволюционной конституционно-демократической партии, главной партии империалистической буржуазии в России.

        Интернациональная басня. Впервые, под заглавием «Басня (для европейских детей)»,  - журн. «Красный дьявол», Пг., 1919, № 10.
        Стихотворение написано предположительно в 1917 году.
        Басня направлена против империалистических правительств Антанты, изображенных поэтом в виде дога (эмблема Англии), петуха (эмблема Франции), вора (так русский народ называл Николая II). «Интернациональная басня» перекликалась с ответом партии большевиков на вопрос, «надо ли свергать всех монархов?», и так же, как
«Сказка о красной шапочке», носила острый политический характер, отражая партийно-политическую борьбу после февральского переворота по вопросу о войне и об отношении к бывшим «союзникам» царской России.

        К ответу! Впервые - газ. «Новая жизнь», Пг., 1917, 9 августа.
        Стихотворение вызвало возмущенный отклик меньшевистской газеты «Единство» (11 августа 1917 года), котором пришелся не по вкусу пролетарский интернационализм Маяковского.

«Ешь ананасы, рябчиков жуй…». Впервые - журн. «Соловей», М., 1917, № 1, 24 декабря.
        Стихотворение написано в период между февралем и октябрем 1917 года. По признанию Маяковского: «Это двустишие стало моим любимейшим стихом: петербургские газеты первых дней Октября писали, что матросы шли на Зимний, напевая какую-то песенку: Ешь ананасы… и т. д.» («Только не воспоминания»).

        Наш марш. Впервые - «Газета футуристов», 1918, 15 марта.
        Это первое стихотворение В. В. Маяковского, написанное после Великой Октябрьской социалистической революции (ноябрь 1917 г.)
        Беловой автограф был передан поэтом в начале 1918 года артистке О. В. Гзовской для исполнения с эстрады. В своих воспоминаниях О. В. Гзовская рассказывает об этом так: «…пришел Маяковский - необыкновенно радостный и счастливый. Он встал посередине комнаты и прочитал свое новое стихотворение «Наш марш». Я была в восторге. Владимир Владимирович сказал:

        - Ну, если вам нравится, в чем же дело? Читайте.

        - Как же я буду читать?  - ответила я.  - Где же текст? Ведь он еще не напечатан?
        Маяковский рассмеялся.

        - Не велика трудность, текст здесь,  - похлопал он себя по лбу.  - Давайте, я его вам сейчас запишу. Но я рад, что вам понравилось. Ну, давайте карандаш…
        Написав текст стихотворения, Маяковский стал меня тут же учить, как надо читать его.
        Я взяла слишком громко и женским голосом, получился крик. Как же схватить силу и мощь и не впадать в крик?
        Маяковский сказал:

        - Дело не в силе и громкости голоса. Давайте весь ваш темперамент, а голос ваш не подкачает…
        Однажды я участвовала в концерте, организованном для воинских частей в Кремле в Митрофаньевском зале. Это было в 1919 году 23 февраля, в день Красной Армии. На концерте присутствовал Владимир Ильич. Он сидел в первом ряду, сложив руки на груди, и внимательно смотрел на все происходящее на сцене». (ГММ).
        На текст стихотворения композитором А. С. Лурье была написана музыка. Поэт В. Азаров отмечает:

«Особенно популярен был в Красном Петрограде в 1918 году «Наш марш» Маяковского. Переложенный на музыку в дни Октябрьских торжеств, он исполнялся военным духовым оркестром и хором при открытии памятника Карлу Марксу, на эстрадах, на площадях» («Маяковскому». Сб. воспоминаний и статей. Л., 1940, стр. 196-197).
        Стихотворение «Наш марш» записано в авторском исполнении на фонографе в Институте живого слова (Петроград, начало декабря 1920).

    В. Макаров.

        notes

        Примечания

1

        На рисунке солдат со штыком защищает царя, генерала, попа и купца.

2

        На рисунке солдат защищает крестьянина, рабочего и солдата.

3

        См. вкладку.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к