Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Поэзия Драматургия / Крепс Владимир: " На Волне Знаменитых Капитанов " - читать онлайн

Сохранить .
На волне Знаменитых Капитанов Владимир Михайлович Крепс
        Климентий Борисович Минц

        Клуб Знаменитых капитанов #1 Первая радиопьеса из цикла «Клуб знаменитых капитанов» прозвучала в - эфире три десятилетия тому назад (в 1945г.). Ее слушатели давно стали- взрослыми. И сегодня (1974) их дети с нетерпением ожидают встреч со своими друзьями: капитаном Немо, Артуром Грэем, Робинзоном Крузо, Лемюелем Гулливером, капитаном корвета «Коршун», пятнадцатилетним капитаном, Тартареном из Тараскона и Мюнхаузеном. Участниками новых удивительных приключений оказались сошедшие с книжных полок герои любимых детских книг. С несколькими из ста капитанских радиовстреч читателей познакомит настоящая книга.

        Владимир Михайлович Крепс, Климентий Борисович Минц

        На волне Знаменитых Капитанов

        (Клуб Знаменитых капитанов - 1)

        В поисках Молодой Луны

        Звучат знакомые всем с детства позывные Клуба знаменитых капитанов.

        Ведущий:
        В эфире Клуб знаменитых капитанов. Встреча под кодовым названием «В поисках Молодой Луны»…

        Продолжительный дребезжащий звонок.

        Марья Петровна:
        Катюша, пора закрывать библиотеку.
        Катюша (рассеянно):
        Сейчас, Марья Петровна… Сейчас…

        Шелест страниц.

        Марья Петровна (теряя терпение):
        Что вы там читаете?
        Катюша:
        Необыкновенная история… Тайна покинутого корабля!
        Марья Петровна:
        Это приключенческий роман ?
        Катюша:
        Нет, Марья Петровна… В этом старом журнале описан действительный случай с парусной шхуной «Мария Целеста» .
        Марья Петровна:
        А что невероятно го могло случиться с этим кораблем?.. Затонул?.. Сел на мель? Сгорел в море?.
        Катюша:
        Никогда не угадаете!.. Вы лучше послушайте… Однажды парусник «Бретань» заметил в Тихом океане шхуну «Мария Целеста»… Все паруса на ней были убраны. На палубе ни живой души. С «Бретани» подавали сигналы, окликали встречную шхуну. Никто не отвечал… Тогда с парусника спустили шлюпку и пристали к борту «Марии Целесты». Весь груз оказался на месте, личные вещи экипажа; шлюпки и спасательные пояса тоже. На корабле не было никаких следов насилия или катастрофы… Но и людей на нем тоже не было.
        Марья Петровна:
        Но что же с ними могло случиться?
        Катюша:
        Весь мир был взволнован этой загадкой… Вот что здесь напечатано… (Читает.) «Никому не удалось разгадать тайну покинутого корабля… В газетах многих стран высказывались тысячи предположений, но ни одно из них не было признано достоверным. И тайна американской шхуны «Мария Целеста» так и осталась навсегда неразгаданной».
        Марья Петровна (после паузы):
        Признаться, я не любительница подобных историй. Вы знаете, Катюша, меня никогда не увлекали загадки, ребусы… и эти… как их… кроссворды… (Неожиданно.) А где вы взяли этот журнал?
        Катюша:
        Нам сегодня прислали комплекты очень старых журналов из магазина «Букинистическая книга»… А этот номер кто-то вытащил из комплекта и положил на стол.
        Марья Петровна:
        Кто же это мог сделать? Очень странно!.. Вот что, Катюша, отнесите этот журнал в географический кружок, и пусть ребята поломают голову над зловещей тайной «Марии Целесты»… Ведь мы с вами в этом не разберемся.
        Катюша:
        Сейчас отнесу… Но меня волнует судьба экипажа. Ведь неизвестно что…
        Марья Петровна(перебивает):
        Выкиньте из головы эту историю. А все-таки куда же исчез экипаж?. (Спохватившись.) Ну, закрывайте двери, милая Катюша…

        Гулливер и Дик Сенд(поют):

        В шорохе мышином,
        В скрипе половиц
        Медленно и чинно
        Сходим со страниц

        Встречи час желанный
        Сумерками скрыт…
        Все мы - капитаны,
        Каждый знаменит!

        Нет на свете дали,
        Нет таких морей,
        Где бы не видали
        Наших кораблей.

        Мы, морские волки,
        Бросив якоря,
        С нашей книжной полки
        К вам спешим, друзья!
        К вам спешим, друзья!

        Дик Сенд:
        Капитан Гулливер,.. мы здесь одни.
        Гулливер:
        Весьма странно, любезный Дик! Какие же превратности судьбы помешали нашим достоуважаемым друзьям прибыть на традиционное заседание Клуба знаменитых капитанов? Почему они не сходят со страниц?
        Дик Сенд:
        Где капитан Немо? Может быть, он сейчас где-нибудь в морских глубинах?
        Гулливер:
        Я не вижу здесь и достопочтенного Тартарена из Тараскона, бесстрашного охотника за львами и фуражками.
        Дик Сенд:
        Мне крайне интересно знать: какие утки увлекли Мюнхаузена в новый полет?. И что помешало капитану Робинзону Крузо покинуть свой необитаемый остров?
        Гулливер:
        Быть может, необыкновенные препятствия неожиданно встали на их пути…
        Дик Сенд:
        Да… возможно, их зачитал какой-нибудь неаккуратный мальчик… или девочка?
        Гулливер:
        Но вот же… взгляните… книги на месте.
        Дик Сенд(громко):
        Знаменитые капитаны! Покиньте наконец книжные полки для новых необыкновенных приключений. (Пауза.) Я думаю, они уже отправились в какое-то таинственное путешествие.
        Гулливер(с возмущением):
        Без нас?! Я никогда не поверю, чтобы капитаны могли быть столь же коварны, как взявшие меня в плен лилипуты!
        Дик Сенд:
        Дорогие соседи по книжным полкам: Может быть, кто-нибудь из вас знает, какая тайна увлекла наших друзей в далекий поход?
        Капитан корвета «Коршун»(приближаясь):
        Капитаны ! Я кое-что знаю.
        Гулливер:
        Разрешите осведомиться : кто вы?
        Капитан корвета «Коршун» (рапортует):
        Имею честь представиться. Капитан корвета «Коршун». Из повести Станюковича «Вокруг света на «Коршуне». Издание Военмориздата.
        Гулливер:
        Но как вам пришла в голову, дорогой коллега, счастливая мысль прийти к нам на помощь в столь затруднительных для нас обстоятельствах?
        Капитан корвета «Коршун»:
        Стою на капитанском мостике. Наблюдаю горизонт в подзорную трубу. Ясно вижу - моряки терпят бедствие. Меняю галс. Иду на помощь.
        Гулливер:
        Весьма приятно свести знакомство со столь просвещенным мореплавателем… Но может быть, вы не поставите себе в труд рассказать нам, куда отбыли наши друзья по Клубу знаменитых капитанов?
        Капитан корвета «Коршун»:
        Немного терпения. Сегодня в полдень я пришвартовался к вашей книжной полке. До вечера пролежал в кипе. Был перевязан веревками. Обсервации никакой. Видимость - ноль. Полный штиль.
        Дик Сенд (нетерпеливо):
        Что же здесь произошло ?
        Капитан корвета «Коршун»:
        Слушайте внимательно. По порядку. Я сижу на мели. Полдень. Марья Петровна и Катюша отчаливают в столовую. Библиотека закрывается. Обеденный перерыв. Полный штиль.И вдруг… шаги… взволнованный разговор…
        Гулливер(теряя терпение):
        Какой разговор?
        Дик Сенд:
        Что же вы, наконец, услышали?
        Капитан корвета «Коршун»:
        Всего несколько фраз… И более. чем загадочных!.. «Тайна покинутого корабля»… «Весь мир был взволнован этой загадкой»… «Борт «Марии Целесты»… «Ждать невозможно»…
«Немедленно в путь».
        Гулливер:
        Умоляю вас… припомните… Может быть, вы слышали, куда именно они направились?
        Капитан корвета «Коршун»:
        Они называли .координаты…
        Дик Сенд:
        Какие координаты?
        Капитан корвета «Коршун»:
        Припоминаю… Девятнадцать градусов южной широты..и сто сорок семь градусов западной долготы.
        Гулливер:
        Дик! Немедленно достаньте атлас и найдите это место на картах южных морей.
        Дик Сенд:
        Есть, капитан Гулливер!
        Гулливер:
        Судя по всему, вы бывалый моряк, сударь.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Да, таким меня описал Станюкович. Три года я находился в кругосветном плавании… спасал погибающих… боролся с бурями и ураганами… воспитывал молодых моряков… с честью пронес русский флаг по морям и океанам и привел корвет «Коршун» в Кронштадт в отличном состоянии.
        Гулливер:
        Значит, вы не имеете никаких претензий к вашему достоуважаемому автору?
        Капитан корвета «Коршун»:
        Имею. Станюкович не дал мне фамилии. Меня на корабле называли или капитан, или же Василий Федорович .
        Гулливер:
        Но это нисколько не помешало вам стать знаменитым капитаном.
        Дик Сенд:
        Я перелистал три атласа, но в них не оказалось морской карты южных морей.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Возьмите записки великого русского мореплавателя Фаддея Фаддеевича Беллинсгаузена… Ищите в Тихом океане… вблизи острова Таити… Там вы все найдете.
        Гулливер:
        Совершенно справедливо. Если не ошибаюсь, по пути к южному материку шлюпы «Восток» И «Мирный» побывали в интересующем нас районе…
        Капитан корвета «Коршун»:
        Я человек новый в вашей кают-компании. Мне хотелось бы поближе познакомиться с вами…
        Гулливер:
        Перед вами Лемюэль Гулливер, начавший свои странствования двести лет тому назад, сначала в качестве корабельного хирурга, а потом капитана многих кораблей.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Я знаю вас с детства. (Показывая на Дика, тихо.) А кто этот юноша?
        Гулливер(тихо):
        Наш юный коллега Дик Сенд - герой романа Жюля Верна «Пятнадцатилетний капитан».
        Капитан корвета «Коршун»:
        Сенд? По-английски это песок.
        Гулливер (тихо):
        Совершенно верно. Его маленьким ребенком нашли матросы на прибрежных песках и присвоили ему эту фамилию Сенд. Он плавал юнгой на китобойном судне капитана Гуля, и в пятнадцать лет ему пришлось благодаря роковому стечению обстоятельств принять командование кораблем. Из этого чрезвычайного положения наш юный друг вышел с честью…
        Дик Сенд (взволнованно):
        Нашел! Вот, взгляните на эту карту…
        Гулливер:
        Если я не ошибаюсь, это вблизи от острова Таити…
        Дик Сенд:
        Что там делают наши друзья ?
        Капитан корвета «Коршун»:
        Видимо, они разыскивают корабль «Мария Целеста».
        Дик Сенд:
        Я не могу дольше оставаться в неведении. Поспешим туда!.. И немедля!..
        Гулливер(в сомнении):
        На каком судне мы пойдем в такое далекое плавание, любезные друзья?
        Капитан корвета «Коршун»:
        На борту моего корвета «Коршун»…
        Мюнхаузен (вбегая):
        Ага… Вы думали, что Мюнхаузен в переплетной и вам удастся провести заседание без участия знаменитейшего из капитанов?. И, однако, наперекор всему я здесь… Где председательский молоток?
        Гулливер:
        Достоуважаемый Мюнхаузен, заседание, собственно, еще не началось. Дело в том, что наши друзья, не дождавшись нас, отбыли в таинственное путешествие…
        Мюнхаузен:
        Ах, так… Это все происки Тартарена. Он с момента своего выхода в свет завидует моему успеху.
        Дик Сенд:
        Но в каком вы виде ?. Весь камзол разорван…
        Мюнхаузен(с жаром):
        Да-да… колоссальный успех! Меня зачитали до дыр! Я сейчас нырну в шкаф…
        Капитан корвета «Коршун» (удивленно):
        Мюнхаузен ведет себя более чем странно.
        Гулливер:
        Не удивляйтесь, достоуважаемый капитан корвета… Карл Фридрих Иероним Мюнхаузен гораздо более сложная фигура, чем может показаться на первый взгляд. Представьте себе… прежде всего это историческое лицо. Да-да, на свете существовал живой Мюнхаузен - саксонский дворянин. Он побывал в России и, вернувшись домой, начал рассказывать всякие небылицы в кругу своих друзей.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Это случалось со многими иностранцами .
        Гулливер:
        Но Мюнхаузен всех их перещеголял. Двенадцать писателей сочинили о нем книги. Лучшей была книга Распэ «Приключения Мюнхаузена». Она блестяще высмеивает ложь.
        Мюнхаузен (с шумом выходя на первый план):
        Мне, как всегда, чертовски везет. Какая удача! Костюм пришелся впору.
        Дик Сенд:
        Где же вам удалось его достать?
        Мюнхаузен:
        Сам Иван Александрович Хлестаков по старой дружбе одолжил мне свой фрак! Нет, посмотрите, как сидит! (Поворачивается во все стороны.) Хоть садись верхом на ядро и лети!
        Гулливер:
        Конечно, вы сюда тоже прибыли верхом на ядре?
        Мюнхаузен:
        Да, это мой любимый вид транспорта. Но понимаете, одна восторженная девочка, вырвала из меня как раз эти страницы… Ну разумеется, на память!
        Дик Сенд:
        Как же вы успели на заседание? Ведь наша переплетная далеко, на Арбате.
        Мюнхаузен:
        О-о, это удивительная история!.. Но каждый, кто усомнится хоть в одном слове, будет иметь дело с моей шпагой… из обломка земной оси! Всем известно, что в моем правдивом рассказе «Сырный остров» описано орлиное семейство, в котором птенцы, вылезающие из яиц, были раз в двадцать больше взрослых орлов… Ну-с, я свистнул знакомой орлице с восемьдесят второй страницы книги «Приключения Мюнхаузена» в издании Детгиза… Исполинскую птицу изобразил на картинке великий художник Густав Дорэ. Орлица однажды уже унесла одного моряка до облаков… И она любезно согласилась мне помочь… В крепких когтях этой птицы я быстро добрался от Сырного острова до нашей кают-компании…

        Звучит песенка барона Мюнхаузена.

        Мюнхаузен:
        Итак, мои старинные друзья, Карл Фридрих Иероним Мюнхаузен, хотя и с некоторым опозданием, но как всегда, - к вашим услугам!
        Капитан корвета «Коршун»:
        Мой корвет готов к отплытию
        Гулливер:
        Капитаны! Захватите нашу карту и компас!
        Капитан корвета «Коршун»::
        Добро!.. .Это надежные друзья моряка

        Звучит музыка песни «Друзья моряка»

        Капитан корвета «Коршун»(запевает):

        Бывало я в тревожный час,
        Когда бушует шквал,
        Тебе, мой старый друг компас,
        Судьбу свою вверял!
        И карта старая со мной
        В тот грозный миг была,
        И над кипящею волной
        Она корабль вела…

        Капитаны(хором):

        Наш путь, товарищ,
        Сквозь туман
        Маячит впереди…
        По верной карте, капитан,
        Сумей его найти!

        Капитан корвета «Коршун» (поет):

        Старинной дружбой с морем горд,
        Я знал наперечет -
        И дальний северный фиорд,
        И бухты южных вод.
        Я помнил каждый островок,
        Все рифы знал вокруг,
        Плывя на запад, на восток,
        На север и на юг!

        Капитаны (хором):

        Наш путь, товарищ,
        Сквозь туман
        Маячит впереди…
        По верной карте, капитан,
        Сумей его найти!

        Капитан корвета «Коршун»:
        Паруса ставить ! С якоря сниматься!
        Вахтенный начальник:
        Есть паруса ставить! С якоря сниматься!

        Слышен свист ветра, шум волн, музыка путешествий.

        Капитан Немо:
        Взгляните на компас, капитан Робинзон Крузо. Каким курсом нас несет ветер? .
        Робинзон Крузо:
        Нас вместе с этой злополучной шхуной тащит на зюйд-вест… куда-то к острову Таити… Капитан Немо, вы, кажется, слишком поспешно отпустили свой знаменитый «Наутилус»… С полной командой!
        Капитан Немо:
        Но мы же так стремились оказаться на борту шхуны «Мария Целеста» !
        Робинзон Крузо:
        Клянусь всеми необитаемыми островами на свете, мы никогда не разгадаем тайну этой проклятой шхуны!..
        Капитан Немо:
        Вы рано сдаетесь… Мне странно это слышать от человека, у которого хватило терпения прожить двадцать восемь лет на необитаемом острове.
        Робинзон Крузо:
        Так это был прекрасный остров, с пышной растительностью… и вовсе не такой пустынный: там были птицы, говорящие попугаи, дикие козы… Наконец я там встретил своего неразлучного друга Пятницу. А здесь даже нет крыс. Видимо, они тоже покинули корабль, Нет, я бы не хотел провести даже двадцать восемь часов на этой старой посудине, плывущей в полную неизвестность.
        Капитан Немо:
        Взгляните, что я нашел в каюте шкипера… потрепанный вахтенный журнал…
        Робинзон Крузо:
        На чем кончается запись, капитан Немо?
        Капитан Немо(читает):

«В полдень определили координаты -. девятнадцать градусов южной широты и сто сорок семь градусов западной долготы. Вторая вахта заступила вовремя… Два часа дня. Легкий попутный ветер. На горизонте… » Далее запись обрывается на средине страницы…
        Робинзон Крузо:
        Я понимаю, в чем дело. На горизонте появилось пиратское судно. Пираты взяли шхуну на абордаж. А всю команду обратили в рабство, как случилось когда-то в молодости со мной. Я это запомнил на всю жизнь.
        Капитан Немо:
        Почему пираты в таком случае не разграбили корабль? Весь груз на месте… И даже оружие в сохранности. Под подушкой на койке шкипера лежал этот двухствольный пистолет с серебряной чеканкой.
        Робинзон Крузо:
        Ах, вот как! Это меняет дело. На корабле произошел бунт. Шкипера схватили ночью во сне…
        Капитан Немо:
        Но на борту нет никаких следов борьбы. И кроме того, зачем же бежать с корабля, если он уже захвачен?. На чем же они могли бежать?. Все шлюпки на месте. Спасательные круги тоже.
        Робинзон Крузо:
        Клянусь своей бородой, я не понимаю, куда могла исчезнуть вся команда…
        Капитан Немо:
        Может быть, внезапная эпидемия желтой лихорадки или чумы скосила всех?. Но куда же подевались их бренные останки? И почему об этом нет ни слова в вахтенном журнале?.
        Робинзон Крузо:
        Вы ничего больше не нашли, Немо?.
        Капитан Немо:
        На столе в жилой палубе я обнаружил двенадцать оловянных кружек с остывшим кофе… (Иронически.) Остается предположить, что всю команду унес «Летучий голландец»… Впрочем, я не верю в эту морскую легенду.
        Тартарен (приближаясь):
        О-о, мои капитаны… Я уже не надеялся вас больше увидеть… (С пафосом.) Звезда Тараскона могла закатиться буквально три минуты тому назад…
        Капитан Немо:
        Что же с вами случилось, капитан Тартарен?
        Тартарен:
        О-о, это было ужасно! Спустившись вниз, я с присущим мне охотничьим инстинктом двинулся в главном направлении: на кухню, пардон, на камбуз. Туда вел очень узкий люк. Я еле протиснулся. Тщательно осмотрел все кастрюли. Ничего таинственного. На плите стояла похлебка из гнилой солонины. Затем… та же солонина, зажаренная под горчичным соусом. (С огорчением.) К сожалению, все было холодное… Я это съел, но с отвращением… Убедившись, что там больше ничего нет, поспешил на палубу, но на пути опять проклятый люк! Я застреваю в нем… понимаете…ни туда и ни сюда…
        Робинзон Крузо:
        Но все-таки куда же, Тартарен?
        Тартарен:
        В конце концов, как вы видите, сюда!
        Робинзон Крузо:
        Успокойтесь, Тартарен! Попробуем восстановить все известные нам факты. Сегодня утром из магазина букинистической книги к нам в библиотеку прислали комплект очень старых журналов… Перелистывая пожелтевшие страницы, я натолкнулся на всю эту историю… Парусник «Бретань» обнаружил в Тихом океане шхуну «Мария Целеста». «Эй, на шхуне!» - окликнули ее. Ответа не было… Да и отвечать было некому… Так возникла тайна покинутого корабля… "
        Капитан Немо:
        Могу добавить. Я спускался в трюм и осмотрел все его закоулки… Судно дало течь. В трюме много воды, где по колено, где по пояс. Вообще мне кажется, что «Мария Целеста» недолго будет плавать по морям…

        Издали доносится шум ракеты.

        Тартарен (в испуге):
        Что это? Неужели корабль-призрак?·
        Робинзон Крузо:
        Вы кажется, не верили в предвестника катастроф - «Летучего голландца», капитан Немо?
        Капитан Немо:
        Не верил. Зато я всегда верил в хорошие сигнальные ракеты… Ясно вижу… нас догоняет большое парусное судно.
        Робинзон Крузо:
        Надо поднять брамсели и бом-брамсели. И уходить на всех парусах!
        Капитан Немо:
        Это корвет!.. Зачем поднимать брамсели? Отставить! Разве мы уйдем от корвета на этой прогнившей шхуне с водой в трюме и неразгаданной тайной на борту?!
        Тартарен:
        Боюсь, что это пираты из какого-то романа, который я не читал… О-о, как жаль, что нас всего четверо и остальные капитаны дрейфуют где-то в переплетной.
        Робинзон Крузо:
        К нам идет вельбот.
        Тартарен:
        О-о, там какие-то люди в плащах и в камзолах. Они все вооружены… Может быть, на всякий случай ахнем из пушки?.
        Капитан Немо:
        Почему у вас дрожат руки, Тартарен?
        Тартарен:
        От нетерпения. Только и исключительно от нетерпения… Ах, медам и месье, как мне хочется поскорее сразиться с этими пиратами! Ну, я им покажу!

        Плеск весел

        Капитан корвета «Коршун» (вблизи):
        Эй, на шхуне! Спустите шторм-трап!
        Тартарен:
        Какое счастье!.. Это знаменитые капитаны!
        Капитан корвета Коршун» (за борт):
        Спасибо, матросы. Ждать не надо. Возвращайтесь на корвет. И полным ходом в библиотечную бухту!
        Рулевой:
        Есть, капитан!
        Робинзон Крузо:
        Клянусь долгими годами одиночества, мне особенно приятно встретить вас в Тихом океане, мои старинные соседи по книжным полкам!..
        Тартарен:
        Дайте мне обнять моих дорогих мальчиков… О-о… крепкая столетняя дружба связала нас тройным морским узлом! Жаль, что моя походная аптека оскудела, опустела и встреча будет несколько суховата…
        Робинзон Крузо:
        Капитаны! Но каким образом вам удалось напасть на наш след в Тихом океане?
        Гулливер:
        Только благодаря нашему любезному другу и новому соседу по книжным полкам, капитану корвета. Он только сегодня прибыл к нам в библиотеку.
        Капитан Немо:
        Добро пожаловать… Я особенно рад; что вы пришли к нам на помощь…
        Дик Сенд:
        Разрешите представить русского мореплавателя, капитана корвета «Коршун»!
        Капитан Немо:
        Вы больше всех нас плавали под ветрами и парусами.Я прошу вас стать на капитанский мостик этой злосчастной шхуны, пока она еще держится на плаву.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Добро! Хотя, признаться, мне еще никогда не приходилось командовать подобным судном… с дырявым дном и пропавшим без вести экипажем. Слушать мою команду! Капитан Гулливер, смените Робинзона на руле!
        Гулливер:
        Есть сменить на руле!
        Капитан корвета «Коршун»:
        Дик Сенд, на нос! Осмотреть горизонт!
        Дик Сенд:
        Есть осмотреть горизонт !
        Тартарен:
        Каким курсом мы идем, медам и месье?
        Гулливер:
        Нас гонит на зюйд-вест, любезные друзья…
        Капитан корвета «Коршун»:
        Этим курсом когда-то прошли шлюпы «Восток» и «Мирный» - суда экспедиции Беллинсгаузена и Лазарева на пути к своему великому открытию.
        Гулливер:
        Я хотел бы узнать подробности этого удивительного путешествия.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Вам известно, что после путешествия английского мореплавателя Джеймса Кука считалось, будто южного полярного материка вовсе не существует?
        Гулливер:
        Да, я сам читал в дневнике Кука такие слова: «Я обошел океан южного полушария на высоких широтах и неоспоримо отверг возможность существования материка, который если и может быть обнаружен, то лишь близ полюса, в местах недоступных для плавания».
        Капитан корвета «Коршун»:
        Вот в этих недоступных для плавания местах русские корабли плавали сто двадцать два дня южнее шестидесятой параллели и сто дней во льдах! Отважными русскими мореплавателями была открыта Антарктида - громадный южный материк!

        Стук сапог по трапу.

        Дик Сенд:
        Что вы тащите, капитан Немо?.
        Капитан Немо:
        Мы нашли с Робинзоном этот запертый сундук…
        Робинзон Крузо:
        В каюте шкипера…
        Гулливер:
        Он стоял под койкой…
        Капитан Немо:
        Заваленной разным хламом…
        Тартарен (опасливо):
        А не лучше ли просто швырнуть эту вещицу за борт? Как говорится, концы в воду.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Нет. Дик, дайте топор.

        Треск взламываемого сундука.

        Тартарен:
        Тише… легче… чуть-чуть…
        Капитан Немо:
        Старая фуфайка…
        Робинзон Крузо:
        Это индейские мокасины… На них вышит полумесяц…
        Дик Сенд:
        Судовые документы… подписаны каким-то Чипом…
        Тартарен:
        Фотография дамы… Бы знаете, ей очень к лицу этот оригинальный костюм.
        Капитан Немо:
        Это индианка в национальном костюме .
        Гулливер:
        И подпись по-английски: «На память Гарри Джексону Молодая Луна. По просьбе клиентки, за ее неграмотностью, подписался фотограф Ричард Райт».
        Робинзон Крузо:
        Молодая Луна? Это индейское имя…
        Дик Сенд:
        На дне сундука еще какой-то кусок холста… На нем рисунки…
        Робинзон Крузо:
        Клянусь бочонком пороха, это индейское письмо. Мой Пятница часто получал такие письма.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Дайте сюда… Первый рисунок - вигвам на колесах и на нем женские косы… По-видимому, это означает - я переехала… Дальше извилистая линия…
        Мюнхаузен:
        Ба!.. Извилистая линия - это река!
        Капитан Немо:
        Согласен… Я переехала к реке.
        Гулливер:
        Затем бизон… Странно, одна нога загнута в сторону.
        Робинзон Крузо:
        Индейцы называют рекой Большого Бизона Миссисипи.
        Дик Сенд:
        А почему же одна нога загнута ?
        Мюнхаузен:
        Ничего не может быть яснее! Это - поворот!
        Капитан корвета «Коршун»:
        Дорогой Мюнхаузен, допустим… Я переехала к реке Миссисипи, у поворота…
        Капитан Немо:
        Теперь орлиное перо, воткнутое в землю…
        Робинзон Крузо:
        А-а… Это могила вождя команчей Орлиное Перо, вблизи города Мелтона
        Гулливер:
        Далее нарисован вигвам без колес… сверху валит дым… рядом стоит холм с тремя деревьями…
        Тартарен:
        А что означают три дубовых листка?
        Дик Сенд:
        Может-быть, это три дуба?
        Мюнхаузен:
        Правильно, Дик! Мой дом теперь стоит у холма, где растут три дуба!
        Робинзон Крузо:
        Индейская пирога с крыльями?
        Мюнхаузен:
        Индейская пирога?. С крыльями?. Знаю! Ясно! Приезжай скорее!
        Дик Сенд:
        Наконец, последний рисунок - полумесяц…
        Мюнхаузен:
        Знаю! Молодая Луна!
        Капитан корвета «Коршун»:
        Итак, трогательное послание любящего сердца прочитано… «Я переехала к реке Миссисипи, к повороту возле Мелтона. Мой дом стоит у холма, где растут три дуба. Приезжай скорее. Молодая Луна».
        Тартарен:
        Насколько я понимаю толк в таких письмах, если этот шкипер Гарри Джексон жив, он там. В маленьком домике с палисадником, на берегу реки…
        Робинзон Крузо:
        Клянусь моей старой трубкой, мы должны немедленно отправиться на Миссисипи!

        Вступает музыка походной песенки знаменитых капитанов.

        Капитан корвета «Коршун»:
        Капитаны! Прошу немедленно проследовать на страницы книги Марка Твена «Жизнь на Миссисипи»!

        Шелест страниц. Походная песенка капитанов.

        Дик Сенд (запевает):

        Нас тайна новая зовет,
        И медлить нам нельзя.
        Опять сбираются в поход
        Старинные друзья!

        Капитаны (хором):

        Несет угрозу в этот час
        Покинутый корабль.
        Но нет опасности, что нас
        Остановить могла б!

        Дик Сенд (запевает):

        Там где-то плеск речной волны,
        Скрывает тайну тьма.
        Туда, туда ведут следы
        Индейскою письма!

        Капитаны (хором):

        Ну что же! Нам не в первый раз
        С тревогами дружить.
        И нет опасности, что нас
        Могла б остановить!

        Звучит музыка путешествий. Она постепенно затихает. Тишина. Издалека доносится индейская мелодия, исполняемая на тростниковой свирели. Звуки постепенно приближаются.

        Старый моряк:
        Играй, играй, Рыбка. А я буду чинить сеть… Под музыку и работа спорится…

        Звучит свирель. С улицы доносятся раскаты грома, в стекла стучит ливень.

        Индианка (прислушиваясь):
        Какой сильный ливень! Миссисипи, наверно, выйдет из берегов… Затопит все низины.
        Старый моряк:
        На море, вероятно, шторм - баллов на десять… Надо брать все рифы…
        Индианка:
        Дай, я тебе раскурю трубку…
        Старый моряк:
        О чем ты задумалась, моя дорогая?
        Индианка:
        В грозу я всегда вспоминаю судьбу своего племени… В такую ночь нас согнали с родных земель… Нас уцелело всего несколько десятков… Вот что с нами сделали янки…
        Старый моряк:
        Я представляю, как ты их ненавидела…
        Индианка:
        Да, ненавидела… Но потом я встретила тебя и поняла, что бывают и хорошие янки

        Бесцеремонный стук в дверь.

        Старый моряк:
        Кто там ?
        Роберт (входя):
        Это я, Роберт, личный секретарь старого Чипа… Добрый вечер, мистер Биксби! Не правда ли, чертовски противная погода? Видимо, дождь зарядил надолго…
        Старый моряк:
        Похоже на то .
        Роберт:
        Льет, как из ведра .
        Старый моряк (саркастически):
        Вы пришли ко мне поговорить о погоде?
        Роберт: .
        Не только о погоде. Дорогой Биксби, черт бы вас побрал!.. Откровенно говоря, я пришел напомнить вам… Завтра выборы мэра города!;
        Старый моряк (сухо):
        Я не интересуюсь политикой .
        Роберт:
        Ах, милейший Биксби, от вас так немного требуется… Отдать свой голос за нашего кандидата - и все.
        Старый моряк:
        Зачем я туда пойду ? При моем ревматизме…
        Роберт:
        Не хитрите со мной, Биксби. Скажите, сколько? Пять долларов вас устроят? Можно вперед… И какой кандидат! Мой дядюшка мистер Чип! Плантатор, судовладелец, содержатель газеты и казино, почетный прихожанин городской церкви и вице-президент лиги настоящих джентльменов!.. Итак, по рукам, Биксби? Ну, о чем вы задумались?
        Старый моряк:
        Оставьте деньги при себе .
        Роберт (восхищенно):
        Благородно, Биксби! По правде говоря, я от вас ничего другого не ожидал!
        Старый моряк:
        Вы вообще можете от меня ничего не ожидать .
        Роберт:
        То есть как?
        Старый моряк (твердо):
        Я не буду голосовать за Чипа.
        Роберт:
        Собственно, почему?
        Старый моряк (уклончиво):
        Он мне не нравится:
        Роберт:
        Сказать на чистоту, вы тоже многим не нравитесь. У вас всегда была дурная слава, Биксби. Ну что ж, пеняйте на себя… (Весьма вежливо.) Спокойной ночи! Впрочем, я не даю никаких гарантий, что ночь будет особенно спокойной. Прощайте, дорогая вдова…

        С силой хлопает дверью.

        Индианка:
        Что ты наделал ? Они с тобой расправятся…
        Старый моряк:
        Я не отдал бы свой голос этому негодяю, даже если бы меня вздернули на рею!
        Индианка(в раздумье):
        Ты поступил, как воин.
        Старый моряк:
        Запри дверь на большой засов… И дай мне ружье. Если они сунутся в нашу каюту, боюсь, что кое-кого придется списать с корабля… (Ласково.) Не волнуйся, Рыбка…
        Индианка:
        Я всегда спокойна, когда мы вместе.

        Раздается стук в дверь.

        Старый моряк (угрожающе):
        Джентльмены! Я вам очень советую отвалить от борта… А то мой карабин подаст голос.
        Капитан корвета «Коршун» (за дверью):
        Полно, старина, здесь ваши друзья…
        Индианка (шепотом):
        Ни за что не открывай !
        Робинзон Крузо:
        Впустите нас, мы с «Марии Целесты».
        Старый моряк (открывая засов):
        Входите, ребята! Я всегда вам рад… (Изумленно.) Кто вы такие? Я вас никогда не видел…
        Дик Сенд (тихо):
        Это она ! Та самая индианка!
        Тартарен (шепотом):
        Бесспорно… Молодая Луна! Совсем как на фотографии…
        Капитан корвета «Коршун»:
        Вы шкипер Джексон ?
        Старый моряк (смеясь):
        Ошибаетесь, джентльмены. Я Биксби. Это уже не первый случай, меня не раз путали с каким-то Джексоном.
        Капитан Немо:
        Не опасайтесь нас, шкипер. Мы члены Клуба знаменитых капитанов.
        Мюнхаузен:
        Неужели вы о нас никогда не слышали ?
        Тартарен:
        По радио, в воскресенье…
        Дик Сенд:
        Оставьте, капитан Тартарен. Мы же попали в девятнадцатый век, и радио еще не изобретено.
        Индианка:
        О чем вы говорите?
        Гулливер: .
        Достопочтенные супруги. Мы надеемся, вы раскроете нам тайну «Марии Целесты».
        Робинзон Крузо:
        Не бойтесь, Джексон! Я, Робинзон Крузо, клянусь безмолвием океана, об этом никто и никогда не узнает.
        Старый моряк:
        Но я тоже об этом ничего не знаю. Очень может быть, что этот Джексон мог бы вам помочь, но я не имею с ним ничего общего! Я Биксби, Биксби!..
        Капитан корвета «Коршун»:
        Мы были на борту «Марии Целесты» и нашли индейское письмо… Вот оно…
        Дик Сенд:
        Вас зовут Молодая Луна ?
        Индианка (бесстрастно):
        Да… у нас есть обычай, каждую девочку, родившуюся в лунную ночь, называть Молодая Луна.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Ну, что поделать, дорогой Биксби! Мы двинемся в обратный путь. Я не вижу другого выхода…
        Капитан Немо:
        Разрешите выбирать якоря ?
        Капитан корвета «Коршун»:
        И побыстрее. Мы должны сегодня ночью, до первых петухов, отыскать шкипера Джексона.
        Тартарен:
        Во что бы то ни стало! Хотелось бы ему скорее вручить… нечто такое приятное, я бы сказал сувенир молодости… Пардон, молчу, молчу.
        Гулливер (подчеркнуто вежливо):
        Спокойной ночи; любезный Биксби…
        Капитан Немо:
        Доброй ночи, Биксби…
        Робинзон Крузо:
        Приятных снов, Биксби…

        Шум ливня.

        Старый моряк:
        Капитаны, кто же выходит из порта в такую ночь! Будьте гостями шкипера Джексона до утра.
        Индианка (тихо):
        Это хорошо, Гарри… Пусть в доме переночуют эти воины. Они хорошо вооружены.
        Джексон:
        Свари нам горячий грог и принеси все, что найдется на камбузе… Прошу всех поближе к огню… А плащи и камзолы можете просушить на решетке.
        Капитан корвета «Коршун»: "
        Вы давно живете на Миссисипи, шкипер?
        Джексон:
        Я недавно вернулся в родные места.
        Дик Сенд:
        Где же вы странствовали ?
        Джексон:
        Я скитался по островам Тихого океана… Моим первым пристанищем была группа островов Туамоту. Я высадился на острове Барклая де Толли, оттуда перебрался на остров Лазарева, потом побывал на острове Беллинсгаузена. Там я нанялся матросом на угольное судно и добрался до Маршальского архипелага, до острова Кутузова… И тут мне повезло… Меня взяли кочегаром на английский корвет. Не выдержав зверского обращения и жестокой порки, я на острове Суворова отстал от корабля… И, наконец, моим убежищем был остров Чичагова… (В раздумье.) Да, шкипер Джексон затерялся где-то в просторах Тихого океана. На Миссисипи вернулся старый рыбак Биксби… с усами и бородой, которых Джексон никогда не носил.
        Тартарен:
        А теперь разрешите вручить вам сувенир: фотографию одной прелестной дамы…
        Мюнхаузен:
        Это все, что осталось от' «Марии Целесты».
        Джексон:
        Молодая Луна. Она тогда была еще моей невестой… Какие были прекрасные времена!

        Звон посуды.

        Индианка:
        Прошу отведать наше угощение, дорогие гости.
        Джексон:
        Окажите нам эту честь, капитаны…
        Дик Сенд (нетерпеливо):
        Может быть, это несколько невежливо, но я больше не могу вытерпеть…
        Капитан Немо:
        Дорогой Джексон, мы проделали громадное путешествие, чтобы разыскать вас.
        Робинзон Крузо:
        Клянусь сокровищами погибших кораблей, меня мучает тайна «Марии Целесты»!
        Капитан корвета «Коршун»:
        Не бойтесь, шкипер, вы доверяете тайну вашей жизни надежным людям.
        Джексон
        Слушайте меня… Я вам расскажу все, как было. Парусная шхуна «Мария Целеста» шла из Гонолулу в Сидней. Владелец корабля, некий мистер Чип…
        Дик Сенд(перебивает):
        Мистер Чип?
        Джексон:
        Да, Чип… Его хорошо знают здесь, на Миссисипи… Так вот… он нанял на один рейс двенадцать безработных моряков. Все было так поспешно. что мы даже не успели осмотреть корабль. И вот, когда мы прошли уже большое расстояние и находились в южных водах Тихого океана, нам стало ясно, что старая «Мария Целеста» до порта не дойдет. При первом шторме шхуна должна была пойти на дно. Это был плавучий гроб, а не корабль. Мы были обречены на гибель.
        Мюнхаузен:
        При всей моей фантазии я не могу понять, зачем это понадобилось Чипу.
        Джексон:
        Очень просто. По нашим морским правилам владелец застрахованного корабля получает порядочные деньги, если корабль пойдет на дно. Его премия повышается во много раз, если судно погибает со всей командой. Чип и решил утопить «Марию Целесту» вместе с людьми, чтобы получить сумму, в десять раз превышающую стоимость своей старой посудины… Что же оставалось нам делать?
        Дик Сенд(гневно):
        Конечно, вернуться в Гонолулу и рассказать всему миру про этого подлого мошенника.
        Джексон:
        Но мы уже не могли добраться до Гонолулу, а о Сиднее нечего было и думать… Оставался один выход - тайно бежать. Так мы и порешили.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Почему тайно ?
        Джексон:
        По морским правилам экипаж, бросивший-свой корабль посреди моря, подлежит суду. Нас уморил бы на каторге тот же Чип - владелец «Марии Целесты». Поэтому я и скрывался на далеких островах.
        Гулливер:
        Достопочтенный шкипер Джексон, не сочтите за труд пояснить, как же вы умудрились бежать?
        Капитан Немо:
        Ведь все шлюпки остались на борту шхуны…
        Робинзон Крузо: .
        Клянусь Тихим океаном, я впервые за двести пятьдесят лет странствий по морям и книжным полкам слышу такое… Разве можно посреди океана покинуть корабль вплавь!

        Дробный стук в дверь.

        Индианка:
        Это они!
        Джексон:
        Я жду сегодня непрошеных гостей.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Не беспокойтесь, старина. Мы вам поможем их достойно встретить…
        Гулливер:
        И достойно проводить… К оружию, капитаны!
        Чип (за дверью):
        Открывайте, мистер Биксби, это я, Чип.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Впустите его. У нас есть о чем поговорить.
        Джексон:
        Я с ним поговорю один на один… Скройтесь за эту занавеску… Только побыстрее.

        Звенят кольца занавески, шуршит холст. Открывается дверь. Слышится вой ветра и шум дождя.

        Чип (входя):
        Ну и погодка!.. Нужно иметь железное здоровье… Как бы этот ливень не помешал выборам. Чего вы молчите, Биксби?.. Ну, поговорим, как деловые люди. Этот мальчишка Роберт все напутал. Пять долларов и Биксби! (Смеется.) Биксби и пять долларов! Смешно! Я вас вполне понимаю. Предложить пять долларов человеку, к голосу которого прислушиваются все рыбаки левого берега… Двадцать пять долларов. (Пауза.) Пятьдесят! (Пауза.) Сто долларов! Это цена. Сто долларов и Биксби… Это звучит!
        Джексон (медленно):
        Бы меня не купите и за сто тысяч долларов, которые вы получили от страховой компании за «Марию Целесту» .
        Чип (очень спокойно):
        А это много или мало? И откуда вам все это известно, милейший?
        Джексон:
        Бы меня не узнаете ?
        Чип (неуверенно):
        Я вас где -то встречал…
        Джексон:
        Тогда вы, может быть, узнаете свою подпись на контракте? Бот здесь, внизу…
        Чип:
        На каком контракте?.. Какая подпись?.. В чем дело?.. Что за бумагу вы мне подсовываете под нос?
        Джексон:
        Судовой договор, подписанный вами с командой «Марии Целесты»… Вы, конечно, не могли запомнить всех матросов, которых нанимали, чтобы пустить корабль на дно.
        Чип (в ужасе):
        Шкипер Джексон…
        Джексон:
        Да, босс… это я. Бы не имели бы удовольствия видеть меня сегодня, если бы «Марию Целесту» в океане не заметили со встречного маленького судна. На нем шли простые китобои. Узнав о нашем бедственном положении, они взяли нас на борт.
        Чип (приходя в себя):
        Ах вот как! Значит, вы, покидая корабль, нарочно все оставили так, будто «Марию Целесту» постигло внезапное несчастье? (Возмущенно.) Какой обман!
        Джексон:
        Да, босс, нам удалось сбить вас с толку. Так возникла тайна «Марии Целесты».
        Чип:
        Хорошо сказано… Но тайна хороша до тех пор, пока она остается тайной. Не так ли, шкипер Джексон?.. Руки вверх!.. Ни с места! Я стреляю без предупреждения!

        Щелканье револьверного курка.

        Капитан корвета «Коршун»:
        Опустите револьвер, мистер Чип! А вы откиньте занавеску, шкипер Джексон.
        Дик Сенд:
        Тайна хороша, только когда она раскрыта. Вы наняли двенадцать безработных моряков…
        Робинзон Крузо:
        Чтобы утопить их вместе с кораблем…
        Капитан Немо:
        И получить страховую премию…
        Гулливер:
        В обмен на человеческие жизни…
        Мюнхаузен:
        Ваша дьявольская фантазия породила невероятную подлость. Вам позавидовал бы сам Сатана!..
        Джексон:
        И этого джентльмена хотят выбрать мэром города.
        Чип (хлоднокровно):
        Кто бы вы ни были, господа, но я надеюсь, вы не лишите меня права на последнее слово… Я хочу, чтобы вы услышали голос настоящего джентльмена! (Стреляет в воздух. С треском падает дверь.)
        Роберт (вбегая):
        Ни с места! Вы в западне… Дом окружен нашими людьми! Бросайте оружие!…

        Голоса за окном: «Сдавайтесь!.. Сопротивление бесполезно»

        Чип:
        Хватайте его, Роберт! Вяжите! Это беглый шкипер Джексон с «Марии Целесты»!
        Дик Сенд:
        Вы не имеете права… оставьте его…
        Гулливер:
        Довольно обыкновенная история. Лилипуты хотят связать настоящего человека…
        Капитан корвета «Коршун»(тихо): .
        Бегите, шкипер… Мы вас прикроем…
        Джексон (шепотом):
        У нас есть потайной выход через погреб к берегу реки…Скорее, Рыбка…

        Быстрый топот ног.

        Чип:
        Выдайте старого пирата и его краснокожую!
        Роберт:
        В противном случае ни один волос не упадет с вашей головы… иначе как вместе с головой!
        Чип:
        Это матросы с «Марии Целесты» из шайки Джексона!
        Роберт (очень вежливо):
        Вам угодно будет назвать ваши подлинные имена? Мы можем оказаться в большом затруднении. Неизвестно, что написать на ваших могильных плитах… Эй ты, цветной в чалме!..
        Капитан Немо:
        Уберите ваши грязные лапы с моего переплета. Я капитан Немо, герой романа
«Восемьдесят тысяч километров под водой». Я верный сын Индии и возглавлял восстание против английского господства на моей родине. Мы были разбиты, за мою голову англичане назначили цену, но во всей стране не нашлось предателя…
        Чип:
        Какая непрактичность !
        Капитан Немо:
        Тогда англичане убили всю мою семью - отца, мать, жену, маленьких детей… Я бежал на далекий остров, выстроил свой подводный корабль «Наутилус» и скрылся в морских пучинах. Только там я мог считать себя в безопасности… На дне океанов я' находил несметные сокровища и передавал их тем, кто боролся за независимость своего народа…
        Роберт:
        Вы не помните, мистер Чип, у нас в штате жгли эту книгу… или не жгли…
        Чип:
        Если вы действительно то лицо, за которое себя выдаете, по законам нашего штата…
        Дик Сенд (перебивает):
        Я знаю цену вашим законам, хотя мне всего пятнадцать лет. Я Дик Сенд, герой романа
«Пятнадцатилетний капитан», видавший своими глазами, что такое рабство!
        Чип (кричит):
        Расскажи лучше о своей дружбе с негром !
        Гулливер:
        Оставьте в покое юношу! Что дружба с негром! Мой автор Джонатан Свифт пошел значительно дальше. Он создал бессмертную сатиру на знатных и богатых людей моей Англии, на королевский двор и на лженауку…
        Чип (кричит):
        Гулливер?!
        Роберт (в беспокойстве):
        Сколько раз я собственноручно рвал его в клочья… жег на костре… а он появляется снова и снова…
        Мюнхаузен:
        Лично я очень сожалею, что попал сюда. У вас, господа, нет ни крупицы фантазии. Это говорю я, Карл Фридрих Иероним Мюнхаузен!..
        Роберт:
        Зачем нам фантазия? Когда люди начинают фантазировать, им может прийти в голову любой бред… Равноправие негров и прочих цветных или какой-нибудь беглый шкипер, вроде Джексона, на посту мэра города.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Прекрасная кандидатура! Особенно в сравнении с таким «джентльменом», как мистер Чип.
        Чип:
        Ах так! Кто вы такой?
        Капитан-корвета «Коршун»:
        Капитан корвета «Коршун»… из повести Константина Станюковича, воспевшего в своих книгах мужество и беспримерную отвагу русских моряков.
        Чип (взрываясь):
        Теперь ясно, кто перед нами!.. Надо устроить большой предвыборный костер!
        Роберт:
        Я предлагаю облить этот библиотечный притон керосином и сжечь со всеми корешками!
        Чип:
        В огонь! В огонь! Тащите солому… Где керосин? Поджечь хижину!..
        Капитан Немо (смеется):
        Разве это поможет? В древности гунны устраивали конюшни в библиотеках… Фашистские изверги лишь недавно сжигали на своих кострах произведения великих мыслителей…
        Чип (кричит):
        Посмотрим, что ты запоешь в огне!

        Вдали раздаются беглые выстрелы.

        Роберт (кричит):
        Джексон бежал со своей краснокожей !
        Чип (в смятении):
        Как?! Они же были здесь!..
        Тартарен:
        Увы, медам и месье. Сколько раз в Сахаре сидел я в засаде, охотясь на львов Атласа. Я жаждал встречи с ними с большим нетерпением, чем Ромео ждал свою Джульетту. И что же? Львы скрывались в совершенно неизвестном направлении, даже не оставляя мне своих новых адресов, также как месье Джексон с супругою.
        Чип:
        Джентльмены, за мной! В погоню!
        Роберт: (кричит за дверью):
        Завалите бревнами все окна и двери, чтобы они не могли сбежать!.. Поджигайте!..

        Шум пламени.

        Капитан корвета «Коршун»:
        Мысль не боится пламени. Мы герои лишь нескольких книг. На наших страницах пенятся океаны: Сердитые ветры надувают паруса. Отважные люди борются со стихией. Открывают новые земли. Наносят на карты неизвестные острова. Мы только маленький отряд огромной книжной армии… Она растет изо дня в день… И вся эта сокровищница человеческой мысли принадлежит вам, наши дорогие читатели.
        Капитан Немо (торжественно):
        Восходит солнце!..
        Гулливер:
        И мечтатели, читавшие всю ночь напролет, гасят лампы…

        В отдалении кричит петух.

        Дик Сенд:
        Свистать всех наверх!

        Боцманская дудка.

        Тартарен:
        По книжным полкам, медам и месье!
        Капитан Немо:
        Мы ждем ваших писем, друзья. Адрес старинный: Москва. Радио. Клуб знаменитых капитанов.
        Робинзон Крузо:
        И как говорится в романах, продолжение следует…

        Громче кричит петух.

        Финальная песенка капитанов:

        За окошком снова
        Прокричал петух .
        Фитилек пеньковый
        Дрогнул и потух.

        Синим флагом машет
        Утренний туман…
        До свиданья, вашу
        Руку, капитан!

        Снова мы недвижно
        Станем там и тут,
        Вновь на полке книжной
        Корешки блеснут…

        Но, клянемся честью,
        Всем, кто слушал нас,
        Будем с вами вместе
        Мы еще не раз!

        Задорно, весело кричит петух.

        А не поднять ли нам паруса?

        Позывные Клуба знаменитых капитанов.

        Ведущий:
        В эфире Клуб знаменитых капитанов. Встреча под кодовым названием «А не поднять ли нам паруса?» В радиорубке клуба - писатели Владимир Крепс и Климентий Минц

        Корабельные склянки.

        Крепс:
        Климентий Борисович, почему вы уселись на пакеты с письмами?
        Минц:
        А на чем же мне сидеть, Владимир Михайлович, если кресла заняты рисунками и картами?
        Крепс:
        Да, наши юные друзья просто завалили радиорубку работами на конкурс «Каракумы сегодня».
        Минц:
        Кому же достанется призовой пароход?

        Вдали звучит почтовый рожок. Музыка песенки «Почтовый дилижанс». И слышна сама песенка:

        Прохожий, в этот поздний час
        С дороги отойди…
        Летит почтовый дилижанс
        И песня впереди!..

        Крепс:
        А письма все идут, вернее спешат, а точнее - едут, едут, едут!.. На дилижансе нашего Клуба…
        Минц:
        Ну, что ж, придется подождать с присуждением премий, Ведь некоторые ребята пишут с Дальнего Востока.
        Крепс:
        Или из самих Каракумов!..
        Минц:
        Итак, вопрос - кто победитель, остается открытым.
        Крепс:
        Климентий Борисович, а вы слышали что-нибудь о человеке-вопросе?
        Минц:
        Человек-вопрос?.. Нет, Владимир Михайлович, не припоминаю… хотя людям вообще свойственно задавать вопросы.
        Крепс:
        Но они не всегда получают на них ответы… Однако как раз сегодня в кают-компании Клуба знаменитых капитанов… Т-сс… Вы ничего не слышите?

        Топот коней. Беспорядочные выстрелы. Возникает музыкальный свист-мелодия марша молокососов.

        Капитан Сорви-голова:
        Ха-ха-ха! Удивлены?'. Я всегда сваливаюсь как снег на голову. Спросите майора Колвилла и всех его бежавших с поля боя солдат!
        Крепс:
        Нисколько не удивлены. За три десятилетия в Клубе знаменитых капитанов побывало множество самых удивительных лиц… И не только на конях, но и на фрегатах и даже на ковре-самолете, а небезызвестный джин Кашкаш из «Тысячи и одной ночи» появился без всякого транспорта. Если не считать волшебную лампу Аладина.
        Капитан Сорви-голова:
        Ручаюсь, что такого, как я, здесь не было. Вы знаете, кто я такой?
        Минц:
        Знаем, знаем, Жан Грандье… по прозвищу капитан Сорви-голова из романа Луи Буссенара.
        Капитан Сорви-голова:
        Да, это я! Могу добавить: майор Колвилл из английской армии повсюду расклеил объявления: «Тысяча фунтов стерлингов тому, кто доставит живым или мертвым капитана Сорви- голова»… Ну, мне пришлось сделать приписку карандашом: «А я предлагаю только пенни за голову майора Колвилла».
        Крепс:
        Чем обязаны мы столь неожиданному, но весьма приятному визиту командира отряда молокососов?
        Капитан Сорви-голова:
        Мне очень некогда. Я должен взорвать водохранилище Таба-Нгу… Перехожу прямо к делу.
        Минц:
        А-а… вас ждут на двести десятой странице вашего романа… Мы вас не задерживаем…
        Капитан Сорви-голова:
        Меня держит другое… перейдем к делу… Мои лазутчики доложили: к вам поступили письма. Много писем! С предложением принять меня в члены Клуба знаменитых капитанов. Сдается мне, что вопрос ясен. Хотелось бы закончить все формальности побыстрее.
        Крепс:
        Молокососы вас не обманули. Вот эти письма…

        Шелест писем.

        Капитан Сорви-голова:
        О-о… из города Свободного Амурской области… А это письмо из Волгограда от компании юных храбрецов!.. «Мы хотим, чтобы в Клуб приняли капитана Сорви-голова… ». Четырнадцать голосов - за!.. Ну, сдаетесь на милость победителя? Сопротивление бесполезно.
        Крепс:
        Не спешите… Вряд ли знаменитые капитаны примут вас в свою кают-компанию.
        Капитан Сорви-голова:
        Вы меня удивляете! Разве я не знаменит? Последнее издание разошлось буквально за несколько дней. При массовом тираже! Вам этого мало?
        Минц:
        Смотря для чего… Конечно, вы проявили необыкновенную отвагу, мужество и доблесть в свои шестнадцать лет, но к сожалению, шестнадцать…
        Капитан Сорви-голова (смеясь):
        Ах, вот в чем дело?! Я для вас не больше, чем обычный молокосос… В таком случае разрешите сообщить, что президент Грансвааля Крюгер, узнав, что мне только шестнадцать, заметил: «Гмм… молодо-зелено… »
        Крепс:
        И что же вы ему ответили ?
        Капитан Сорви-голова:
        Я ему напомнил, что в шестнадцать лет Крюгер убил своего первого льва!
        Минц:
        Если бы это был морской лев и если бы вы, капитан Сорви-голова, не скакали на лошадях, а бороздили морские просторы под парусами… И если бы…
        Капитан Сорви-голова (перебивает):
        Слишком много различных «если»! Я добавлю только одно: если бы капитану Сорви-голова было бы лет тридцать…
        Крепс:
        Вы ошибаетесь, Жан Грандье… Дело совсем не в возрасте. Вспомним хотя бы Дика Сенда…

        Постепенно приближаясь, звучит музыка песни Дика Сенда «Пятнадцатилетний каписан»,

        Дик Сенд (поет):

        В старинных книжках капитан
        Всегда суров, усат,
        Он знает тайны дальних стран,
        Сам черт ему не брат!
        А мне усы не надо брить,
        Где сыщешь их следы?
        И если правду говорись,
        То нет и бороды!

        Поверьте, в этом ничего
        особенного нет:
        Сказать по правде, мне всего,
        Всею пятнадцать лет.

        Надув тугие паруса
        Летел вперед наш бриг…
        Пират, как старая лиса,
        Стерег желанный миг.
        Беда могла нагрянуть вдруг,
        Суровый шторм крепчал…
        И днем и ночью
        Я из рук не выпускал штурвал!

        Я знал, для брига моего
        назад дороги нет…
        Хотя и было мне всею,
        Всею пятнадцать лет!

        Капитан Сорви-голова:
        Дик Сенд! Разве вы член Клуба знаменитых капитанов?.. В ваши пятнадцать лет!..
        Дик Сенд:
        Да, знаменитые капитаны удостоили меня этой чести. Признаться, не ожидал. И принял решение кают-компании только как аванс на будущее. Правда, я моложе вас ровно на год, дорогой сосед по книжным полкам.
        Капитан Сорви-голова(в задумчивости):
        Откровенность за откровенность! Не скрою… я никогда не стоял за штурвалом корабля, моим капитанским мостиком было кавалерийское седло!.. И это упустили из виду мальчики и девочки, приславшие вам письма… Прошу прощения за напрасное беспокойство… (решительно.) Коня!

        Военная труба. Музыкальный свист. Конский топот замирает вдали.

        Дик Сенд:
        Не буду скрывать от наших юных друзей… Мне по душе этот бесшабашный капитан Сорви-голова! И очень жаль, что такой славный малый не может стать членом нашего Клуба. Я исчезаю. Меня ждет негр Геркулес. Он нуждается в моей помощи. Нужно провести лодку мимо порога реки Заир до начала заседания Клуба… Я скоро… вернусь…

        Шум водопада.

        Крепс:
        А капитан Сорви-голова… этот смелый и благородный юноша, сражаясь с англичанами на стороне буров, даже не задумался о несчастной судьбе законных хозяев Южной Африки - африканских племен…
        Минц:
        Да, но что касается автора книги Луи Буссенара, он коснулся негритянской проблемы. Часть третья называется «Динамитная война». В ней писатель рассказывает о городе Таба-Нгу, на языке баролонгов означает Черная Гора. В этом городе насчитывалось семь тысяч жителей, преимущественно негров, и небольшое количество белых. Буссенар пишет: «Буры всегда жестоко обращались с людьми черной расы, потому баролонги и покинули землю своих предков… Здесь вполне уместно провести печальную аналогию между этим насильственным захватом бурами беззащитного народа и той завоевательной войной, которую вела тогда против них сама Англия… » Ну как не согласиться с Буссенаром! .
        Крепс:
        Англо-бурская война была очень тяжелой и кровопролитной. Но как и все войны она закончилась и это произошло в тысяча девятьсот втором году. И буры - потомки голландских и французских поселенцев, - прекрасно ужились в Южной Африке с победителями - английскими колонизаторами… Белый - это господин… А черный - слуга! Белый - это деньги, черный - нищета! Белый - образование, черный - неграмотность! Белый - это усадьба. Черный - компаунд, жалкое поселение за колючей проволокой… Чего стоят только надписи у входа в городские парки: «Цветным вход воспрещен». Им воспрещен вход и в парламент, и в музеи, и… в рестораны для белых…
        Минц:
        И в школы. Даже если ваша бабушка была черной хотя бы наполовину. И это происходит на глазах у всего цивилизованного мира, в наши дни! Но зреет черный гнев на юге Африки, и недалек час расплаты!..

        Продолжительный дребезжащий звонок.

        Крепс:
        Тише… Наступает капитанский час!

        Звонок прекращается.

        Встречи час желанный
        Сумерками скрыт…
        Все мы - капитаны,
        Каждый знаменит.

        Марья Петровна:
        Катюша, пора закрывать библиотеку…
        Катюша:
        Одну минуточку, Марья Петровна, я только поставлю на место книгу..
        Марья Петровна:
        Какую книгу ?
        Катюша:
        А вот «Капитан Сорви-голова» валяется на полу… Полный беспорядок!
        Марья Петровна:
        Кто это сбросил его с полки ?
        Катюша:
        Не знаю…
        Марья Петровна:
        Не сам же он свалился?.. Кстати, где мой зонтик?.. Ведь на улице дождик…
        Катюша:
        В шкафу. Рядом с «Тартареном из Тараскона».
        Марья Петровна (строго):
        Зачем вы туда его положили, Катюша? (Посмеиваясь.) Как бы любимец Тараскона не обиделся.
        Катюша:
        Да я не прикасалась к вашему зонтику, даю честное слово.
        Марья Петровна:
        Что ж, по-вашему, зонтик самостоятельно забрался в книжный шкаф?
        Катюша (смеясь):
        Да вы сами, наверное, его туда положили… И совсем про это забыли.
        Марья Петровна (ледяным тоном):
        Я никогда не кладу среди книг ничего лишнего. И никому не советую этого делать.
        Катюша:
        А многие закладывают в книги письма, фотографии, сухие цветы и даже деньги.
        Марья Петровна:
        А глобусы?
        Катюша (весело):
        Не слыхала .
        Марья Петровна:
        В таком случае, может быть, вы скажете мне, куда исчез наш большой глобус? Он всегда стоял здесь. На круглом столе!
        Катюша (растерянно):
        Я сейчас поищу в читальном зале…

        Шум передвигаемых стульев.

        Марья Петровна:
        Нашли?
        Катюша:
        Нет.
        Марья Петровна:
        И не найдете! Вообще в нашей библиотеке за последнее время происходят весьма странные события…
        Катюша (шепотом):
        Да, Марья Петровна, я тоже кое-что заметила… Чернильница на вашем столе пуста! Кто-то здесь пишет по ночам…
        Марья Петровна:
        Чернила просто высохли…
        Катюша:
        Я вчера наливала…
        Марья Петровна:
        Может, вы думаете, наша уборщица Тоня пишет по ночам мемуары?
        Катюша (загадочно):
        Кто-то пишет… и притом гусиным пером. Вот на подоконнике лежит очиненное перо с чернильными пятнами…
        Марья Петровна:
        Хватит меня разыгрывать . Полейте цветы и закрывайте двери, Катюша… (В задумчивости.) Гусиное перо… глобус…

        Стук закрываемой двери. Поворот ключа. Часы бьют семь раз. Звучит песенка капитанов.

        Капитаны (поют):
        В шорохе мышином, В скрипе половиц Медленно и чинно Сходим со страниц.
        Встречи час желанный Сумерками скрыт… Все мы - капитаны, Каждый знаменит
        Нет на свете дали, Нет таких морей, Где бы не видали Наших кораблей.
        Мы, морские волки, Бросив якоря, С нашей книжной полки К вам спешим, друзья! К вам спешим, друзья!

        Дик Сенд:
        Капитаны! Смотрите, какие цветы! И как чудесно пахнут! Катюша заботливо ухаживает за ними.
        Капитан корвета «Коршун»:
        А почему вы явились без цветов, дорогой Дик? Даже я, старый моряк… прибыл на нашу встречу с букетом тюльпанов.
        Гулливер:
        Достопочтенный капитан корвета «Коршун», Я не отстал от вас… В верхнем кармане моего камзола я нашел этот букетик.
        Капитан Немо:
        Я чувствую аромат магнолии, но цветов, откровенно говоря, не вижу.
        Гулливер:
        Любезный друг Немо, неужели вы не догадались, что эти магнолии выращены в садах Лилипутии…
        Дик Сенд:
        А где ваши цветы, капитан Немо?..
        Капитан Немо:
        В этом большом кувшине… Там плавают водяные лилии. Самые капитанские цветы.
        Тартарен (издалека):
        Помогите мне, капитаны, я никак не могу стащить со страниц свою корзину…
        Робинзон Крузо:
        Я принимаю, Тартарен… Смелее!..
        Дик Сенд:
        Какие розы!.. Чайные… голубые… пунцовые… черные!..
        Тартарен (запевает):

        Мой домик там - меж белых стен,
        Где тихо плещет Рана…
        Друзья, пред вами. - Тартарен,
        Любимец Тараскона!..

        (Самодовольно.) Да, молодой человек, весь Тараскон сгорал от зависти, глядя на розы моего сада…
        Дик Сенд (восхищенно): .
        О, весь стол заставлен цветами…
        Тартарен (с ужасом}:
        Дорогие друзья… Давайте хоть один раз проведем нашу встречу в этих уютных креслах, среди книг и цветов, не говоря уж о географических картах, атласах, глобусах и портретах великих путешественников… Правда, среди этих портретов почему-то отсутствует одно лицо из Тараскона, но зато вы имеете возможность видеть оригинал…
        Гулливер:
        Достопочтенный Тартарен, я бы хотел видеть выражение вашего лица, когда вы услышите какую-нибудь неведомую вам географическую историю…
        Тартарен:
        Неведомую? Для меня? Сильно сомневаюсь, что мне удастся ее услышать…
        Гулливер:
        А что вы знаете, скажем… о снежных горах Донбасса?
        Тартарен:
        Что за шутки, Гулливер? Я знаю об этих горах одно - их просто не существует.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Это не так просто.
        Гулливер:
        Да, каждому школьнику известно,ЧТО Донбасс представляет собой совершенно плоскую равнину. Над ней возвышаются только конусы терриконов - искусственных холмов из пустой породы, насыпанных возле шахт. Однако ученые установили, что Донбасс много миллионов лет назад возвышался на пять тысяч двести метров над уровнем моря… Но проходили тысячелетия… Частые дожди размывали известковые породы, мороз заставлял скалы трескаться, ветер уносил пыль… Так постепенно силы природы сглаживали очертания горного кряжа, делали его все ниже, пока не превратили Донбасс в равнину.
        Тартарен:
        Я, собственно, не имею никаких возражений… Раз когда-то существовали снежные горы Донбасса - пожалуйста…
        Капитан Фиппс(издали): .
        А не отдать ли нам трап?
        Матрос (издали):
        Есть не отдать ли нам трап!

        Стук опускаемого трапа.

        Дик Сенд:
        Что за шум на четвертой полке?.
        Робинзон Крузо:
        С борта какого-то корабля отдан трап…
        Тартарен:
        А-а, это, наверное, прибыл Мюнхаузен…
        Гулливер:
        Мюнхаузен?.. На корабле?.. Вместо полета верхом на ядре?.. Сказки…
        Капитан Фиппс (издали):
        А не будет ли гораздо правильнее, если все капитаны проследуют к нам на борт?
        Капитан Немо:
        Что за корабль? Кто нас зовет?
        Капитан Фиппс (издали):
        А стоит ли вам терять время на лишние вопросы?
        Гулливер:
        В чем дело?. И почему такая спешка?
        Тартарен (перебивает):
        Это ловушка!..
        Дик Сенд:
        Минутку… Я сейчас все узнаю…
        Капитан Немо:
        Остановитесь, Дик… Дик…
        Дик Сенд (издали):
        Я уже на борту! Это большая шхуна!.. Ой, помогите!..
        Капитан корвета «Коршун»:
        К оружию, капитаны!.. Вперед!.. Все за мной!..
        Тартарен:
        Я снимаю с. себя всякую ответственность. Я предупреждал! Но, увы…
        Гулливер:
        Вы поднимаетесь по трапу или нет, Тартарен?
        Тартарен:
        Могу ли вас отпустить одних?.. Я поднимаюсь, конечно, несколько медленнее, чем в пятнадцать лет… но все-таки вверх, а не вниз…
        Капитан корвета «Коршун»:
        Держаться всем вместе.
        Капитан Немо:
        Здесь так темно… Ничего не видно…
        Тартарен (кричит):
        Дик!.. Дик!..

        Пауза.

        Капитан Фиппс (издали командует):
        А не выбрать ли нам якоря?

        Грохот выбираемых якорей.

        А не взять ли нам курс по ветру?

        Музыка путешествий.

        Капитан корвета «Коршун»:
        Час от часу не легче… Шхуна уходит в море…
        Капитан Немо (кричит):
        Эй, на рубке!.. Остановите шхуну или вы будете иметь дело с нами!..

        Свист ветра в снастях.

        Робинзон Крузо:
        Клянусь хорошим абордажем, надо захватить рубку!
        Капитан корвета «Коршун»:
        Нет, надо прежде всего осмотреть корабль.
        Дик Сенд (издали)
        Капитаны!.. На по-омощь… я в трю-ю-ме…
        Капитан Немо:
        Поспешим, друзья! Вот трап…
        Тартарен:
        Что же?.. Спускаться в темноте вниз?.. А это не опасно?
        Гулливер:
        Здесь, все опасно… Если хотите, оставайтесь на палубе…
        Тартарен (с ужасом):
        Один?.. Нет, Тартарен из Тараскона не покинет вас в такой момент…
        Капитан корвета «Коршун»:
        За мной!..

        Громкий стук сапог. Грохот провалившейся лестницы.

        Тартарен:
        Ай… Держите меня…
        Капитан Немо:
        Первый раз встречаю на корабле такой ненадежный трап… Где пятнадцатилетний капитан?
        Дик Сенд:
        Я здесь, капитан Немо… Никто не ушибся?.
        Робинзон Крузо:
        К счастью, мы упали на какие-то мешки… Клянусь боченком пороха! Что с вами случилось, Дик?
        Дик Сенд:
        Поднявшись на борт, я в темноте провалился в люк. Очень загадочное судно…
        Тартарен:
        Я вас предупреждал… Теперь наше дело, кажется, хуже чем в Сахаре.
        Капитан Немо:
        Дик, вы не пытались отсюда выбраться?
        Дик Сенд:
        Это не так просто . Все люки задраены.
        Робинзон Крузо:
        Что за груз в этих мешках ?
        Тартарен:
        О-о, это мы сейчас узнаем… Один мастерский удар мое малайского кинжала…

        Звук распарываемого мешка.

        Тартарен(чихая): Насколько я понимаю в ботанике… (чихает) это нюхательный табак с мятой… (чихает) высшего качества… (Чихает.)
        Дик Сенд (чихая):
        Скорее завалите этот мешок другим, не то мы будем чихать до утра… (Чихает.)
        Гулливер:
        Любезные моему сердцу капитаны!.. Как вы думаете, что все это означает?.. Ваш покорнейший слуга Лемюель Гулливер теряется в догадках… Какая тайна окружает нас?.
        Капитан Немо:
        Во всяком случае, совершенно ясно, что нас увлекли в какое-то путешествие.
        Дик Сенд:
        Но кто? И зачем?.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Остается набраться терпения и ждать.
        Тартарен:
        Усядемся поудобнее… Мешки… О-о… довольно мягкие… тут даже можно расположиться с комфортом…
        Гулливер:
        Ждать встречи с неизвестностью?.. Но кто может нас освободить?.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Никто, кроме нас самих!.. Надо овладеть шхуной.
        Дик Сенд:
        И вернуться в нашу кают-компанию…
        Тартарен:
        Да, в самом деле… Ужасно, ужасно… К тому же меня кроме неизвестности начинает мучить голод… Увы, здесь не пахнет ни завтраком, ни обедом, ни ужином. Не можем же мы питаться нюхательным табаком, даже самого отличного качества… Такое меню любимца Тараскона совершенно не устраивает.
        Гулливер:
        Терпение и еще раз терпение…

        Лязг отвинчиваемого люка.

        Капитан Немо:
        Тише… Кто-то отвинчивает верхний люк…
        Капитан Фиппс (вежливо):
        Простите, а удобно ли вам в трюме? Вы не ушиблись, капитаны?
        Капитан корвета «Коршун»:
        Кто вы такой?
        Капитан Немо:
        По какому праву вы нас захватили ?
        Дик Сенд:
        Куда мы плывем?
        Капитан Фиппс (предупредительно):
        А нет ли еще каких-нибудь вопросов?
        Тартарен (взрываясь):
        Милостивый государь, вы просто издеваетесь над нами! Если бы вы были со мной один на один, как львы пустыни, я бы вам показал, как бьют на лету фуражки! Еще один вопрос, и он будет последним в вашей жизни!..
        Капитан Фиппс:
        А не будете ли вы жалеть о вашей запальчивости ?
        Гулливер:
        Вы долго собираетесь держать нас в трюме, неведомый сударь?
        Капитан Фиппс:
        А вам известно, куда вы торопитесь?

        Стук спускаемого трапа.

        Дик Сенд (шепотом):
        Он спускает металлический трап…
        Капитан Фиппс:
        А приходилось ли вам когда-нибудь пользоваться таким удобным трапом?
        Капитан корвета «Коршун»:
        Приходилось… хотя бы на корвете «Коршун»… Но за все годы моих странствий я впервые вижу человека, который задает столько вопросов!
        Капитан Фиппс:
        Вас это удивляет?.. А что, если сегодня вас ожидают одни вопросы?
        Гулливер:
        Мы не будем на них отвечать .
        Капитан Фиппс:
        А вы не задумывались над неприятностями, ожидающими людей, которые не желают или не могут отвечать?
        Тартарен:
        Вы нам угрожаете?..
        Капитан Фиппс:
        Надеюсь, вы не испугались?.. Но почему же вы не поднимаетесь по трапу?.
        Тартарен (шепотом):
        Если этот человек-вопрос задаст еще хоть один… вопросик,.. я… я… за себя не ручаюсь…
        Капитан Фиппс:
        А что вы имеете в виду ?
        Тартарен:
        Держите меня… или я сейчас первый полезу наверх! Как на вершину Монблана!..
        Дик Сенд:
        Нет, я подымусь первым!
        Капитан корвета «Коршун»:
        Капитаны! Поднимайтесь вслед за Диком…

        Свист ветра, скрип снастей.

        Капитан Немо:
        Ну и погода… Держитесь за штормовые леера…
        Матрос (издали):
        На нас идет огромный смерч!..
        Капитан Фиппс:
        А не выстрелить ли нам по смерчу из кормовой пушки? Какие будут мнения у команды?
        Матрос (издали):
        Есть а не выстрелить ли нам из кормовой пушки! Прямой наводкой! Огонь!

        Пушечный выстрел.

        Дик Сенд:
        Смотрите, смерч разлетелся вдребезги!..
        Капитан Немо (шепотом):
        Никогда не видел такой странной шхуны…
        Гулливер (шепотом):
        И этот необыкновенный моряк!..
        Дик Сенд (шепотом):
        Обратите внимание на его костюм… Двойной толстый плащ с капюшоном, на ногах боты, в руке большой зонт!.. А на фуражке вместо якоря - золотой вопросительный знак!..
        Капитан Фиппс:
        А не затруднит ли вас пройти в кают-компанию?
        Гулливер:
        Ну, если вы так просите…
        Дик Сенд:
        У меня, кажется, галлюцинация… В кают-компании стоят парты… на стене классная доска!..
        Капитан Фиппс:
        А не лучше ли вам сесть за эти парты ?
        Гулливер:
        Но мы давно вышли из школьного возраста… Я лично уже более двухсот лет не сидел за партой.
        Капитан Фиппс:
        А может быть, мне…
        Тартарен (перебивает):
        Послушайте, любезный, вы только и делаете, что задаете вопросы! Что это значит, спрашиваю я?!

        Музыка песенки Фиппса «Человек-вопрос».

        Капитан Фиппс (поет):

        Ваш покорнейший слуга
        Полюбил вопросы с детства:
        Мне привычка дорога,
        Это - все мое наследство!

        Кто? Куда? Зачем?! Кому?!
        Без вопросов век тоскую…
        Сам не зная почему,
        Но всегда их задаю я!

        К вам - вопрос,
        Еще вопрос,
        На вопросы - сильный спрос…

        Но зачем я с ними рос
        И кому успех принес,
        Вот, действительно, вопрос!

        Кто - матрос, а кто - поэт,
        К то - певец, а кто - рубака…
        Для меня ж дороже нет
        Вопросительного знака!

        А старуха-смерть придет,
        Я ее спокойно встречу -
        И вопросом в свой черед
        на ее вопрос отвечу!..

        К вам - вопрос,
        Еще вопрос,
        На воnросы- сильный спрос…
        Но зачем я с ними рос,
        И кому успех принес,
        Вот, действительно, вопрос?!

        Музыка песенки Фиппса замирает вдали.

        Дик Сенд:
        Этот удивительный человек-вопрос выбежал на палубу… каким проворством…
        Капитан корвета «Коршун»:
        Видимо, он пошел за капитаном.
        Гулливер:
        Дорогие коллеги! Все наши юные слушатели не считают для себя зазорным сидеть за партами… Почему же мы не можем сделать то же самое, тем более, что это напомнит нам милые школьные годы…
        Тартарен:
        Если принять во внимание, что здесь нет кресел, стульев, диванов, кушеток, гамаков, скамеек, не говоря уж о табуретках, пуфиках, шезлонгах и подвесных матросских койках… Одни школьные парты!.. Ну что же, гроза Тараскона прыгает первым на свое излюбленное место… в последнем ряду.

        Стук крышки школьной парты.

        Капитан Немо:
        Последуем примеру Тартарена!

        Стучат крышки парт.

        Дик Сенд:
        Где же капитан шхуны?
        Гулливер:
        Интересно, кто он такой?

        Звучит походный марш

        Робинзон Крузо (тихо):
        Наконец-то… вот он, неведомый капитан этой таинственной шхуны… Смотрите!.. У него вместо головы - глобус!..
        Тартарен:
        Капитан-глобус?. Час от часу не легче!..
        Дик Сенд:
        Вы заметили в глобусе прорези для глаз?. Одна в Атлантическом океане, а другая в Тихом.
        Капитан-глобус:
        Приветствую вас, знаменитые капитаны!.. Я понимаю ваше нетерпение… Сейчас вы все узнаете… Впрочем, не все, а лишь то, что вам пора узнать…
        Капитан корвета «Коршун»:
        Может быть, вы назовете нам ваше имя?
        Капитан-глобус:
        С большим удовольствием. Имею честь представиться. Я - глобус!.. Капитан-глобус!
        Дик Сенд:
        Что вы от нас хотите ?
        Капитан-глобус:
        Я решил подвергнуть вас серьезному испытанию… проверить ваши знания перед лицом всех юных слушателей… Те, кто выдержит испытания, будут признаны мною настоящими знаменитыми капитанами, и их ждет небывалый сюрприз, разумеется, морской и капитанский!..
        Тартарен:
        Позвольте, а что угрожает тем, кто… в некотором роде… может быть, случайно… так сказать, провалится?. Я не имею виду лично себя. Спрашиваю в интересах общества.
        Капитан-глобус:
        Я прикажу зашить его в мешок. И с ядром, привязанным к ногам, сбросить за борт!..
        Тартарен:
        Браво, браво! Условия весьма любопытные, особенно в открытом море… но… несколько опасные, особенно для юноши. Я волнуюсь только за Дика…
        Дик Сенд:
        Я согласен на эти условия!.. Но лишь в том случае, если капитан-глобус сначала докажет, что он сам может ответить на любой вопрос.
        Капитан-глобус (смеется):
        Я принимаю вызов. И на тех же условиях!.. Старина Фиппс! Где мешки и ядра?
        Капитан Фиппс:
        А разве вы их не заметили?.. Где ваши глаза?.. Я думаю, семи ядер хватит?.
        Капитан Немо:
        Итак, капитан-глобус, начнем!.. Вас не затруднит ответить, сколько действующих вулканов имеется на материке Европы? И какие именно?
        Капитан-глобус:
        Одну минуту на размышление… я только возьму из табакерки щепотку нюхательного табаку.

        Мелодичный перезвон старинной табакерки.

        Капитан-глобус (чихая):
        Всего один вулкан - Везувий!..
        Тартарен:
        Послушайте, Фиппс, вас не затруднит подкатить сюда одно ядро?.. Мешок я выберу сам… Капитан-глобус забыл про Этну!.. Ай-я-яй!..
        Капитан-глобус:
        Ай-я-яй… Тартарен из Тараскона забыл, что Этна расположен а на острове Сицилия. И все остальные действующие вулканы Европы, кроме Везувия, расположены не на материке, а на островах. Да-да! Могу добавить, что и на азиатском материке встречаются только потухшие вулканы.
        Капитан Немо:
        Ошибка!
        Капитан-глобус:
        Постойте… Единственным исключением является целое семейство огнедышащих гор Камчатки.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Теперь все правильно…
        Капитан-глобус:
        Я показал достойный пример… Ну-с, прошу подойти к классной доске капитана Немо…
        Дик Сенд:
        Разрешите мне ответить первому!
        Капитан-глобус:
        Дик Сенд?. Как приятно… Вы, кажется, очень любите не только приключения, но и книги?. Вероятно, вам доставит большое удовольствие ответить на вопрос: какой остров и где назван именем книжного героя?
        Дик Сенд (в раздумье):
        Остров, названный именем книжного героя… Я вас правильно понял?. .
        Капитан Фиппс:
        Капитан-глобус, а не подготовить ли нам заранее мешок по мерке и ядро потяжелее?
        Дик Сенд:
        Где же расположен такой остров?. А-а… кажется, я вспомнил… Слушайте…
        Капитан-глобус (любезно):
        Поторапливайтесь, юноша!.. я и старина Фиппс полны внимания. Матросы у ядер тоже…
        Дик Сенд:
        В Тихом океане, у западных берегов Южной Америки, расположена группа вулканических островов Хуан-Фернандес… Среди них был маленький остров Мас-а- Тьерра, где провел несколько лет в одиночестве матрос Александр Селькирк. Подлинные приключения этого матроса на необитаемом острове писатель Даниэль Дефо положил в основу своего романа «Приключения Робинзона Крузо»…
        Капитан-глобус (перебивает):
        Взял!.. Был!.. Почему все в прошлом, юноша?. А куда делся остров Мас-а-Тьерра?. А?

        Дик Сенд:
        Никуда не делся. Он остался на своем месте. Но не столь давно, к моему большому удовольствию, был переименован в остров «Робинзон Крузо».

        Музыка играет туш.

        Капитан-глобус:
        Браво, браво, юноша… Но знает ли что-нибудь новое о своем острове сам Робинзон Крузо?.
        Робинзон Крузо:
        Клянусь акульей ухой, я там побывал совсем недавно!.. В лнчном составе библиотеки советского географического судна плавал в этих водах… Во время ужина мне удалось незаметно выбраться через иллюминатор… И вот я доплываю до того самого берега, где меня некогда выбросили бушующие волны… И вдруг - я не верю своим глазам - передо мной стоит мой любимый Пятница с копьем в руках… Я бросаюсь к нему с радостным криком: «Дорогой друг!» Он отворачивается от меня и злобно отвечает: «Убирайтесь отсюда вон… Не мешайте!.. » Я в полном изумлении. И тут мне показалось, что я начинаю сходить с ума… Ко мне подходит человек с огромной бородой в костюме из козьих шкур и с моим мушкетом в руках… Передо мной - Робинзон Крузо!
        Капитан Немо:
        Может быть, это был матрос Александр Селькирк, который соскучился по своей пещере? .
        Робинзон Крузо:
        Клянусь следами на песке, вы не угадали, дружище Немо!… Оказывается, сейчас там работает акционерная компания по обслуживанию богатых туристов. Эти бездельники тысячами приезжают посмотреть мой остров… Специальная труппа актеров несколько раз в день разыгрывает здесь целые представления, показывая эпизоды из моей книги… И почему-то с танцами… Подоспевшие билетеры вытолкали меня вон… Меня - настоящего Робинзона Крузо! .
        Капитан-глобус:
        Эти актеры сегодня спасли вашу жизнь, Робинзон!.. Они дали вам материал для ответа на нашем интимном экзамене… Старина Фиппс, можно убрать парочку ядер. .

        Гул откатываемых ядер.

        Теперь попросим капитана Немо обдумать вопрос: какая река соединяет два больших речных бассейна?
        Капитан Немо:
        То есть, вытекает из одной реки и впадает в другую? Не так ли, если я вас правильно понял?
        Капитан-глобус:
        Совершенно верно.
        Капитан Немо:
        В таком случае речь может идти о реке Касикьяре. Эта река -течет по широким просторам Южной Америки. Она вытекает из реки Ориноко и, повернув в другую сторону, на юг, впадает в Рио-Негро - полноводный приток Амазонки. Река Касикьяре представляет большие удобства для путешественников по Бразилии. Если вам нужно попасть с берегов Амазонки в Мексиканский залив или наоборот - весь путь можно проделать по воде. Это неизмеримо легче, чем пробираться через бесконечные тропичекие леса, по звериным тропам.
        Капитан-глобус:
        Старина Фиппс, вас не затруднит убрать еще одно ядро. И этот мешок… Буду весьма признателен.
        Тартарен:
        Разрешите, я вам помогу… вам будет легче… и мне как-то спокойнее…
        Капитан-глобус:
        Не трудитесь, Тартарен из Тараскона. Лучше, подойдите поближе к доске и ответьте на вопрос…
        Тартарен (перебивает):
        Хоть на два!..
        Капитан-глобус:
        Извольте… Что такое дерево-корова? И уж заодно - что такое дерево-насос?.
        Тартарен (бодро):
        Прежде чем ответить на вопрос о дереве-корове и дереве-насосе, мы поговорим о более знаменитом дереве… Конечно, я имею в виду необыкновенный экземпляр баобаба, который бы высажен в моем саду в Тарасконе, в цветочном горшке.
        Капитан-глобус:
        Старина Фиппс, тащите мешок…
        Тартарен (с дрожью в голосе):
        Постойте… я сейчас перехожу к финиковым пальмам, дальнейшем… расскажу об африканских кактусах…
        Гулливер:
        Достоуважаемый Тартарен! Не надо так волноваться! Оставьте в покое спасательный круг. Возьмите себя в руки. Подумайте хорошенько!
        Капитан Фиппс:
        А разве можно подобрать мешок для такого толстяка? Может быть, лучше вытащить его на палубу и зашить в парус?
        Матрос (издали):
        Есть может быть, лучше вытащить на палубу и зашить в парус… Только в какой парус? С фок-мачты или бизани?
        Тартарен (отбиваясь):
        Оставьте меня… Месье глобус, выслушайте мое последнее желание. Как известно, львы Атласа перед смертью всегда поют. И я хотел бы тоже…
        Капитан-глобус:
        Но вы нас не очень задержите?
        Тартарен (рыдая):
        Увы… Только одно мгновение…

        Звучит музыка песенки Тартарена.

        Тартарен (поет):

        Вниманье! Слушайте ответ,
        Мне долго размышлять не надо;
        Коров-деревьев вовсе нет,
        Но есть на свете авокадо.
        Доить его, увы, нельзя -
        Такого чуда не бывает,
        Но из плодов его, друзья,
        Немало масла добывают!

        Невозможно Тартарену
        Сесть на мель,
        Попадаю неизменно
        Прямо в цель.
        В Тарасконе я в почете
        Был всегда,
        Тартарена не собьете
        Никогда!

        Ответ второй не в пене вод,
        Не в знойном мареве Египта,
        Ответ второй шумит-поет
        В листве зеленой эвкалипта.
        Такое дерево-насос
        Мильоны ведер выпивает…
        Не страшен мне любой вопрос!
        Ясней ответов не бывает!

        Невозможно Тартарену
        Сесть на мель,
        Попадаю неизменно
        Прямо в цель.
        В Тарасконе я в почете
        Был всегда,
        Тартарена не собьете
        Никогда!

        Капитан-глобус:
        Ну так. бы и спели с самого начала. Садитесь, Тартарен. А вы, капитан Гулливер, готовы к испытанию?
        Гулливер:
        Уж двести лет с небольшим.
        Капитан-глобус:
        Тогда я задам вам совсем легкий вопрос. Какой цветок любезнее всего сердцу моряка?
        Гулливер:
        Без всякого сомнения, роза!
        Тартарен (прочувствованно):
        Мерси, Гулливер… Я всегда считал вас своим другом и поклонником. Конечно, роза!
        Гулливер:
        Достопочтенный Тартарен! Я отнюдь не имею в виду розы вашего сада… я говорю о розе ветров… На морских картах многоконечной звездой, похожей на розу, изображают направления преобладающих ветров. Это любимый цветок моряков….
        Капитан-глобус:
        Я испытываю большую радость, слушая ваши исключительные по правдивости ответы, капитан Гулливер… Да, мы, старые морские волки, не сдаемся!
        Тартарен (прочувствованно):
        Мы спасены!..
        Мюнхаузен (другим голосом):
        Наконец-то я могу снять этот душный глобус…
        Капитан Немо:
        Мюнхаузен!
        Мюнхаузен (смеется):
        Да, не капитан-глобус, а Мюнхаузен! И вы на борту моего любимого брига «Леденец».
        Тартарен:
        Кто же такой Фиппс - неугомонный человек-вопрос?
        Капитан Фиппс:
        А разве вы меня до сих пор не узнали?
        Мюнхаузен:
        Это же старина Фиппс… Известный путешественник, с которым,по свидетельству моего автора Распэ, мы охотились на белых медведей по дороге на Северный полюс.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Но почему вы захватили нас таким коварным образом? Не понимаю… Зачем вам это понадобилось?
        Мюнхаузен:
        Видите ли, я опасался, что ни один из капитанов не рискнет подняться на палубу брига, которым имеет честь командовать Мюнхаузен!
        Матрос (издали):
        Полундра!.. Мы попали в Гольфстрим… «Леденец» тает, мы идем ко дну… Что делать?
        Мюнхаузен (командует):
        Выбросить за борт двадцать бочек сливочного пломбира. Только без изюма!..
        Матрос (издали):
        Есть выбросить за борт двадцать бочек… И ни одной больше… Без изюма!..
        Тартарен (вздыхая):
        О-о, сливочный пломбир… друг моей юности!..
        Мюнхаузен (командует): .
        Самую большую бочку пломбира с изюмом вкатить в кают-компанию!.. .

        Шум вкатываемой бочки.

        Мюнхаузен:
        Угощайтесь, Тартарен!.. Но не забудьте и о наших друзьях! Нельзя быть эгоистом…
        Капитан корвета «Коршун»:
        Все это очень мило, но почему вам пришло в голову подвергать нас испытаниям?
        Мюнхаузен:
        Я добивался чести держать в руках председательский молоток Клуба знаменитых капитанов, и только сегодня моя мечта осуществилась!.. Хоть раз вы оказались в моих руках! Ха-ха-ха…
        Тартарен (величественно):
        Мюнхаузен, где ваша табакерка?
        Мюнхаузен:
        Сегодня мне для вас ничего не жаль… Пожалуйста…

        Раздается. бравурный марш музыкальной табакерки Мюнхаузена.

        Тартарен:
        Ай, что я вижу, медам и месье! Под табаком какие-то маленькие бумажки…
        Мюнхаузен:
        Дайте немедленно сюда. Не смейте читать чужие письма… Или вы будете иметь дело со мной!
        Дик Сенд:
        Непохоже на письма… Ба-а… да это же самые обыкновенные шпаргалки…
        Капитан Немо (со смехом):
        Теперь ясно, откуда капитан-глобус почерпнул свои глубокие познания… '
        Мюнхаузен:
        Опять начинаются интриги!..

        Звучит музыка песенки Мюнхаузена «Я nравдивей всех на свете».

        Мюнхаузен (поет):

        У меня всегда на диво
        Слово каждое правдиво.
        Дело вовсе не в привычке,
        По натуре я таков,
        От напудренной косички
        И до кончика усов!

        Я правдивей всех на свете,
        Это знают даже дети!
        Сердце каждого волнуя,
        О луне веду рассказ,
        Потому что на луну я
        Путешествовал не раз!

        Увлекаться я могу,
        Забываться я могу,
        Но ни другу, ни врагу
        Ни полслова не солгу.

        На ядре верхом я мчался,
        В животе кита касался,
        В ста восьми архипелагах
        Мне поплавать довелось,
        Лучше всех дерусь на шпагах -
        Берегись! Проткну насквозь!

        Я храбрец на удивленье!
        В эхом, право, нет сомненья.
        От Монблана до Казбека
        Можно землю обойти,
        Но правдивей человека
        В целом свете не найти!

        Увлекаться я могу,
        Забываться я могу,
        Но ни другу, ни врагу
        Ни полслова не солгу!

        Капитан Немо:
        Да, песенка Мюнхаузена хороша. А вот шпаргалка…Призрачная надежда двоечников…
        Гулливер (добавляет):

…и хрупкая опора лентяев!..

        В отдалении кричит петух.

        Дик Сенд:
        Тревога ! Скорее в библиотеку!..
        Капитан Фиппс:
        А не поднять ли все паруса?
        Матрос (издали}:
        Есть а не Поднять ли все паруса!

        Звучит музыка путешествий.

        Тартарен:
        О-о… я снова вижу нашу уютную библиотеку…
        Гулливер:
        Если я не ошибаюсь, мы успели вернуться вовремя.;
        Капитан корвета «Коршун»:
        Свистать всех наверх!..

        Боцманская дудка.

        Робинзон Крузо:
        По книжным полкам, друзья!..

        Громко кричит петух.

        Минц:
        Дорогой петух! А не погодить ли вам с вашим кукареканьем? Быть может, у нас есть важное сообщение для юных друзей нашего Клуба?
        Крепс:
        А не объявить ли нам конкурс на тему «Города, которых не было на карте России»?
        Минц:
        И почему бы нашим юным слушателям не прислать нам рассказы, очерки, стихи и рисунки о городах-пионерах?
        Крепс:
        А что, если мы назначим в качестве первой премии…комфортабельный ракетоплан?.. И, может быть, дополнительно нагрудный знак Клуба - «Алый вымпел»?
        Минц:
        Ну а вторая и третья премии ?
        Крепс:
        Что попадет в наши сети ?.. Кто знает?..
        Минц:
        А если поступят коллективные работы географических кружков или целых классов?
        Крепс:
        Почему бы за это не дать премию - большой цветник? Может быть, такой, как в саду Тартарена из Тараскона?
        Минц:
        А не напомнить ли нам наш старинный адрес?
        Крепс:
        Какие могут быть возражения?.. Москва. Радио. Клуб знаменитых капитанов.
        Минц:
        А теперь, наш славный петух, не сказать ли вам свое веское слово?

        Опять громко кричит петух.

        Артур Грэй:
        Эй, внимание у всех репродукторов! Слушай мою команду!.. Паруса ставить! С якоря сниматься!..
        Робинзон Крузо:
        И, как говорится в романах, продолжение следует…

        Финальная песенка капитанов.

        Капитаны (поют):
        За окошком снова
        Прокричал петух.
        Фитилек пеньковый
        Дрогнул и потух.

        Синим флагом машет:
        Утренний туман…
        До свиданья, вашу
        Руку, капитан!

        Снова мы недвижно
        Сианем сам и тут,
        Вновь на полке книжной
        Корешки блеснут.

        Но, клянемся честью,
        Всем, кто слушал нас,
        Будем с вами вместе
        Мы еще не раз!

        Задорно, весело кричит петух.

        Тайна Черных песков

        Звучат позывные Клуба знаменитых капитанов.

        Ведущий:
        В эфире Клуб знаменитых капитанов. Встреча под кодовым названием «Тайна Черных песков»…

        Продолжительный дребезжащий звонок.

        Марья Петровна:
        Катюша, пора закрывать библиотеку…
        Катюша:
        Сейчас, Марья Петровна… Вот только разберу свежую почту…
        Марья Петровна:
        Какую почту?
        Катюша:
        Ах, Марья Петровна… Ну, только что был почтальон… Я ничего не понимаю… К нам попало несколько писем с очень странным адресом - Клубу знаменитых капитанов…
        Марья Петровна:
        Дайте сюда…
        Катюша:
        Взгляните, еще пачка писем…
        Марья Петровна:
        Интересно было бы узнать, где помещается этот Клуб? Куда переслать письма?
        Катюша:
        А по-моему, это просто шутки…
        Марья Петровна ( весело ):
        Наверно, шутки… Закрывайте скорее библиотеку…

        Хлопает дверь. Поворот ключа. Корабельные склянки.

        Ведущий:
        В кают-компании Клуба знаменитых капитанов - писатели Владимир Крепс и Климентий Минц.
        Крепс:
        Климентий Борисович, у нас всего несколько минут… Скоро часы пробьют семь ударов…
        Минц (перебивает):
        И прозвучит песенка. (Поет.) В шорохе мышином… В скрипе половиц… .
        Крепс (перебивает):
        Юные друзья скоро услышат эту песенку в несколько лучшем исполнении.
        Минц:
        Возможно… Но ответы на письма прозвучат только в нашем исполнении!..
        Артур Грэй (приближаясь):
        А я в этом не уверен!.. Мало ли кто может явиться в кают-компанию Клуба знаменитых капитанов? Взгляните на полки! Какое книжное общество собралось здесь! К радости наших юных друзей здесь красуются произведения Аркадия Гайдара, Корнея Чуковского, Самуила Маршака, Льва Кассиля, Сергея Михалкова, Агнии Барто… не говоря уже об авторах наших капитанских романов.
        Крепс:
        Кто вы такой, сударь?
        Минц:
        Судя по костюму, вы моряк?
        Артур Грэй:
        Моей первой любовью с юных лет было море… А потом н мою жизнь вошла Ассоль…
        Крепс, Минц (одновременно):
        Капитан Артур Грэй!
        Артур Грэй:
        Вы угадали. Капитан Грэй из феерии Александра Грина «Алые паруса».
        Крепс:
        Что вас заставило столь экстренно сойти со страниц до начала заседания Клуба?
        Артур Грэй:
        Именно - до! Я решил доставить в кают-компанию на своем галиоте «Секрет» удивительный груз…
        Крепс:
        О каком грузе идет речь?
        Артур Грэй:
        Весь мой трюм заполнен письмами .
        Минц:
        И кто же вам пишет?

        Шелест писем.

        Артур Грэй::
        Ирина Стародубова десяти лет! Ученица третьего класса из города Таллина. Лида Савенкова ученица седьмого класса из Ростова-на-Дону… Ирина Смирнова… восемнадцати лет! Из города Березняки. И еще, и еще… Я, признаться, смущен. Они просят меня вступить в члены Клуба знаменитых капитанов.
        Крепс:
        Но не все же… Есть и другие письма. Вот… Игорь Станенко, тринадцати лет, из Москвы - возражает и предлагает вместо вас принять в Клуб старика Хоттабыча, потому что он ему просто нравится…
        Старик Хоттабыч (издали):
        Приветствую вас, о кристаллы моей души… Нет границ моему счастью познакомиться с вами…
        Артур Грэй:
        Кто этот старец в чалме? Не сошел ли он со страниц сказок Шахразады?
        Крепс:
        Это старик Хоттабыч!
        Старик Хоттабыч (приближаясь):

… Звезды моего сердца… Ваши глаза не обманули вас. Я могучий и прославленный во всех странах света джин Гассан Абдуррахман ибн Хоттаб… Апчхи!..
        Артур Грэй:
        Каким ветром вас прохватило: норд-остом или зюйд-вестом?
        Старик Хоттабыч:
        О превосходнейшии из капитанов… Несколько тысячелетий, проведенных в сырости, без благодатного солнечного света, в холодном сосуде, покоящемся в глубинах вод, наградили меня утомительным насморком… Апчхи!..
        Артур Грэй:
        Мудрейший джин Хоттабыч, а как вы относитесь к идее Игоря Станенко принять вас в Клуб?
        Старик Хоттабыч:
        Я не могу вступить в этот Клуб, дарующий благоуханную радость путешествий, плаваний и полетов… Углубленная работа в семинарах по радиотехнике… равно как и хронический насморк, о котором столь красочно и правдиво написал писатель Лазарь ибн Юсуф Лагин… И, наконец, мой почтенный возраст, давно переваливший за три тысячи лет. Все это вместе взятое, увы, лишает меня приятной и высокой чести состоять членом Клуба. Благодарю за внимание.

        Свист улетающего джина.

        Минц:
        Ну, с Хоттабычем ясно.
        Крепс:
        А с Артуром Грэем еще туманно… Мы просим юных друзей Клуба высказаться… Принимать или не принимать его в члены кают-компании?..
        Минц:
        Но я уверен, что знаменитые капитаны даже не будут обсуждать этот вопрос, пока капитан Грэй не споет песенку. Такова традиция Клуба.
        Артур Грэй (с достоинством):
        Не песенку, а балладу в прозе…

        Звучит музыка баллады капитана Грэя. В нее вплетается свист ветра и шум морского прибоя.

        Артур Грэй:

«Когда я был еще маленьким мальчиком, во мне постепенно укладывалось огромное море. Я сжился с ним, роясь в библиотеке, выискивая и жадно читая те книги, за золотой дверью которых открывалось синее сияние океана.. Там, сея за кормой пену, двигались корабли. Часть их теряла паруса, мачты и, захлебываясь водой, опускалась .в тьму пучин, где мелькают фосфорические глаза рыб. Другие, схваченные бурунами, бились о рифы. Третьи благополучно грузились в одном порту и выгружались в другом; экипаж, сидя за трактирным столом, воспевал плавание… Были там еще корабли-пираты, с черным флагом и страшной, размахивающей ножами, командой; корабли-призраки, сияющие мертвенным светом синего озарения; военные корабли с солдатами, пушками и музыкой; корабли научных экспедиций, высматривающие вулканы, растения и животных; корабли с мрачной тайной и бунтами; корабли открытий и корабли приключений. В этом мире, естественно, возвышалась над всем фигура капитана. Он был судьбой, душой и разумом корабля… Опасность, риск, власть природы, свет далекой страны, увлекательное кипение встреч, лиц, событий… Между тем, как высоко в
небе то Южный крест, то Медведица, и все материки - в зорких глазах, хотя твоя каюта полна непокидающим духом родины с ее книгами, картинами, письмами и сухими цветами».

        Конец музыки баллады Грэя.

        Артур Грэй:
        Вот почему я стал капитаном!.. Честь имею… На моем корабле «Секрет» уже подняты алые паруса. Команда в сборе. И Ассоль ждет на юте…

        Музыка оркестра на галиоте «Секрет».

        Крепс:
        Вот любопытное письмо о необычном путешествие в Страну Детства…
        Минц:
        Поздно. Наступает капитанский час…

        Начинают бить часы, но как ни странно в библиотеке звучат всего три удара вместо семи.

        Билл Аткинс (шепотом):
        Сеньор Негоро, что вы делаете с часами?
        Негоро (шепотом):
        Кто это говорит?. Отвечай быстрее, если тебе дорога жизнь. Считаю до трех.
        Билл Аткинс (шепотом):
        Это я… Билл Аткинс, бывалый джентльмен удачи из романа «Робинзон Крузо»…
        Негоро:
        В таком случае придержи язык и эту стрелку, пока я напишу записку.
        Билл Аткинс (шепотом):
        Что вы затеяли, сеньор Негоро?
        Негоро (шепотом, мрачно):
        Когда часы бьют семь, со страниц сходят знаменитые капитаны… Именно здесь их кают-компания. И я решил положить конец этому безобразию!
        Билл Аткинс (шепотом):
        Мой кинжал и мушкет к вашим услугам, сеньор… но только при одном условии…
        Негоро (шепотом):
        Каком?
        Билл Аткинс (шепотом):
        В первую очередь прикончить Робинзона Крузо. Давно пора произвести полный расчет. У меня с ним старые счеты по роману Даниеля Дефо.
        Негоро (шепотом):
        Успокойся, Билл… знаменитые капитаны все разом пойдут на дно…
        Билл Аткинс (шепотом):
        Когда это случится ?
        Негоро:
        Сегодня. В этой записке содержится приглашение немедленно прибыть в Черные пески… в самое страшное место… Ты представляешь, Билл, что происходит в Черных песках?!.. Песчаная буря… Ни капли воды… Ни одного живого существа на сотни километров вокруг… Только кости верблюдов валяются вдоль заброшенных караванных троп…
        Билл Аткинс (в сомнении):
        Все это прекрасно… Но вдруг капитаны не захотят расстаться с уютной библиотекой?
        Негоро (шепотом):
        Они клюнут на мою приманку… я написал, что в Черных песках гибнет их друг! Ручаюсь, этот мальчишка Дик Сенд, присвоивший себе звание пятнадцатилетнего капитана, первым поспешит на помощь…
        Билл Аткинс (восторженно, шепотом):
        Понимаю… они погибнут В Черных песках, мы захватим кают-компанию Клуба знаменитых капитанов и поднимем на мачте свой, черный, флаг!
        Негоро (шепотом):
        Тсс… Куда положить эту записку, чтобы она наверняка попалась им на глаза?
        Билл Аткинс (шепотом):
        Сюда, под эту бронзовую чернильницу.
        Негоро (шепотом):
        Отпусти стрелку часов. Да пошевеливайся, Билл… И скроемся на книжных полках

        Часы бьют еще четыре удара. Звучит вступительная песенка капитанов:

        В шорохе мышином,
        В скрипе половиц
        Медленно и чинно
        Сходим со страниц

        Встречи час желанный
        Сумерками скрыт…
        Все мы - капитаны,
        Каждый знаменит!

        Нет на свете дали,
        Нет таких морей,
        Где бы не видали
        Наших кораблей.

        Мы, морские волки,
        Бросив якоря,
        С нашей книжной полки
        К вам спешим, друзья!
        К вам спешим, друзья!

        Капитан корвета «Коршун»:
        Эй, на корвете «Коршун»!
        Вахтенный начальник:
        Есть на корвете!
        Капитан корвета «Коршун»:
        Вызвать на палубу оркестр!..

        Издали доносится музыка духового оркестра.

        Начинаем перекличку… Я, капитан корвета «Коршун», из повести Станюковича «Вокруг света на «Коршуне» - здесь.
        Робинзон Крузо:
        Я, капитан Робинзон Крузо, из романа Даниеля Дефо прибыл с необитаемого острова.
        Капитан Немо:
        Я, капитан Немо, или капитан Никто, из романа Жюля Верна - не в пучинах вод, а здесь.
        Дик Сенд:
        И, я, пятнадцатилетний капитан, из романа Жюля Верна, несомненно, тут.
        Гулливер:
        Достопочтенные капитаны! Не могу скрыть от вас чувство глубочайшего удовольствия, вызванного тем, что я, капитан Гулливер, имею честь находиться среди вас.
        Тартарен:
        Ах, медам и месье, в эти часы, минуты и секунды сам Тартарен из Тараскона не гонится за берберийскими львами, не взбирается на вершины Альп, не плывет на своем флагманском корабле «Тютю-Панпан» и не скачет на верблюде по Сахаре… Даже ни одного сверхметкого выстрела в тарасконском клубе охотников за фуражками.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Вся команда в сборе, кроме Мюнхаузена.
        Робинзон Крузо:
        Клянусь всеми попутными ветрами, Мюнхаузен непременно явится.
        Капитан Немо:
        Я предлагаю в ожидании Карла Фридриха Иеронима сесть за стол и…
        Дик Сенд (перебивает):
        И послушать какую-нибудь таинственную историю…
        Капитан Немо:
        В другой раз, Дик. А сейчас мы развернем нашу старую карту и наметим маршрут нового путешествия…

        Звучит музыка песни «Старая карта».

        Капитан корвета «Коршун» (запевает):

        Усядемся вкруг, капитаны, тесней,
        Полуночный час потревожим
        И спутницу наших скитальческих дней
        Старинную карту разложим!
        По ней проверяю-с свой путь моряки
        И школьники бродят с указкой,
        Отмечены желтою краской пески,
        А воды лазурною краской

        Капитаны (подхватывают):

        С попутным ветром, капитан!
        Куда-то ляжет новый путь?
        Зовет нас берег дальних стран,
        Легко, свободно дышит грудь…
        С попутным ветром, капитан!

        Капитан корвета «Коршун» (запевает):

        Ты только вглядись, и она оживет,
        Старинная карта морская:
        И лес зашумит, и река потечет,
        В далекий поход увлекая.
        Диковинных птиц зазвучат голоса,
        Над пальмами солнце заблещет
        И ветер наполнит опять паруса,
        И море седое заплещет…

        Капитаны (хором):

        С попутным ветром, капитан!
        Куда-то ляжет новый путь?
        Зовет нас берег дальних стран,
        Легко, свободно дышит грудь…
        С попутным ветром, капи…

        Дик Сенд (с тревогой):
        Капитаны! Я нашел под чернильницей кем-то подброшенную записку…
        Робинзон Крузо:
        Что там? Читайте!..
        Дик Сенд (читает):

«Терплю бедствие в Черных песках… у колодца Черышлы… Умоляю о помощи… Ваш старый друг по дальним плаваниям и опасным скитаниям… »
        Капитан корвета «Коршун»:
        Кто подписал?
        Дик Сенд:
        Дальше ничего нельзя разобрать. В этом месте бумага разорвана в клочья…
        Капитан корвета «Коршун»:
        Как бы там ни было, мы должны немедленно отправиться в Черные пески…
        Капитан Немо:
        Такова традиция нашего Клуба… спешить на помощь друзьям, попавшим в беду.
        Тартарен:
        А вдруг это Мюнхаузен?. Тогда спешить особенно нечего… вся история с Черными песками… может оказаться… гмм… не совсем достоверной… Я уж не говорю о возможных опасностях - песчаных бурях, лихорадках, ядовитых змеях, скорпионах, фалангах, тарантулах, каракуртах и жабах…
        Дик Сенд:
        Тогда оставайтесь на вахте.
        Тартарен:
        Я?.. (Грозно поет.)

        Спросите обо мне у львов,
        Царей пустыни дикой,
        И скажут львы' без лишних слов,
        Что я стрелок великий!..

        (Решительно.) Где мой плед?
        Гулливер:
        Достоуважаемые друзья! На чем же мы двинемся в столь далекое странствие?
        Тартарен:
        Я предлагаю своего преданного верблюда .
        Гулливер:
        Достопочтенные капитаны! На страницах моего романа есть чудесный летающий остров Лапута… Давайте полетим на этом воздушном острове!..
        Робинзон Крузо:
        Но мы моряки!.. И нам подобает двинуться в путь на корабле!..
        Капитан корвета «Коршун»:
        В Черные пески на корабле?.. Это фантазия, Робинзон!..
        Дик Сенд (нетерпеливо):
        Простите, капитаны, но ваши споры… напоминают мне одну старинную песенку…

        Звучит музыка.

        Дик Сенд (не скрывая иронии, поет песенку «Спор»):

        Пришло на ум соседям
        Пространствовать вдвоем.
        Один промолвил: - Едем!
        Другой сказал: - Пойдем!
        С простого разговора
        Был начат этот спор,
        Но этакого спора
        Не знали до сих пор!

        Немало дней промчалось,
        Прошло немало лет,
        Зима весной сменялась,
        Глядишь, и лета нет!
        Левкои и лилеи
        Цвели в который раз,
        Меняли кожу змеи,
        Старел дикобраз.

        С попутным ветром в море
        Спешили корабли,
        А два упрямца в споре
        Ни шагу не прошли!
        Не терпится соседям
        Поставить на своем.
        Один твердит: - Нет, едем!
        Другой кричит: - Пойдем!

        Капитан Немо:
        Все ясно, Дик!
        Капитан корвета «Коршун»:
        Принимаем решение!..
        Тартарен:
        Какое?
        Капитан корвета «Коршун»:
        Прошу проследовать на страницы книги «Мои путешествия» академика Ферсмана, не раз пересекавшего Черные пески…

        Шелест страниц. Музыка путешествий… Она постепенно затихает вдали.

        Негоро (громко):
        На абордаж!

        Вступает музыка пиратской песни. Стук председасельского молотка.

        Негоро:
        Итак, кают-компания Клуба знаменитых капитанов захвачена джентльменами удачи!.. О, наконец-то я выбрался из душного переплета… Я задыхался в болотах Западной Африки… меня травили собаками… А этот молокосос Дик Сенд сидел в уютном кресле и распинался в дружбе к неграм!.. Теперь всему этому конец!
        Билл Аткинс:
        Но неужели мы будем вдвоем?
        Князь Черногорский (картавя):
        Как - вдвоем?. Может быть, вы пригласите к столу князя Григория Черногорского из романа Доде.
        Билл Аткинс (шепотом, удивленно):
        Титулованная особа? Среди нас?
        Негоро:
        Успокойся, Билл… Это свой парень… сухопутный пират…
        Князь Черногорский:
        Я рад оказаться в таком достойном обществе… Я покупаю и продаю!.. Сеньор Негоро, могу вам предложить партию мавританских рабынь,а также чубуков для курения… Может быть, нужен небольшой заливчик, бухта для стоянки кораблей?.. А вы по-прежнему торгуете «черным товаром»?
        Негоро:
        Садитесь, князь, и налейте бокал… Вы мне напомнили славные добрые времена… Как известно из книги «Пятнадцатилетний капитан», моя блестящая карьера началась с того, что я убил и ограбил французского путешественника Вернона. Но денег у этого ученого оказалось немного, и я занялся более прибыльным делом - торговлей «черным товаром». (Мечтательно.) О, славные, старые времена! Бывало, разоришь какую-нибудь африканскую деревню, закуешь в колодки человек триста негров - здоровенных мужчин, женщин и детей - и гонишь их через дебри Африки на невольничий рынок, где «черный товар» превращается в золотую монету!.. А этот юнец Дик Сенд осмелился утверждать, что я не капитан! Да я самый настоящий капитан!.. Как сейчас помню свое первое дело, когда мы со стариком Альвецом зафрахтовали бриг « Успех» и повезли на нем две сотни невольников в Америку. Какой был товар! Молодец к молодцу! За каждого можно было выручить до тысячи долларов…
        Князь Черногорский:
        Но что сейчас делают работорговцы, мой друг Негоро? Ведь торговля рабами давно отменена. Чем они сейчас торгуют?
        Негоро:
        Как - чем?. Рабами!.. Правда, это уже не те рабы, что раньше… (Вздыхает.) И возни больше…
        Князь Черногорский (с живым интересом):
        Хотелось бы узнать… Где это? Я бы съездил в эти места… Я бы там открыл казино.
        Негоро:
        На Береге пиратов!..
        Князь Черногорский:
        Нельзя ли точнее, сеньор Негоро?
        Негоро:
        На Аравийском берегу неподалеку от острова Катар. Когда-то эти места были излюбленным пристанищем морских разбойников. Ну, конечно, сегодня… работорговцы ведут свой промысел без черного флага…
        Князь Черногорский:
        Любопытно, любопытно, сеньор Негоро.
        Негоро:
        На пятьсот километров - от Берега пиратов до Бахрейна - идет добыча жемчуга. Ныряльщики-ловцы жемчуга опускаются на глубину до двадцати пяти метров… Две-три минуты ловец собирает раковины и в полном изнеможении дергает за канат… Как только он приходит в сознание - снова ныряет… И так - от зари до зари… Чашечку кофе, князь…
        Князь Черногорский:
        С наслаждением, сеньор Негоро…
        Негоро:
        Чашечка кофе! Когда вы пьете этот ароматный напиток, князь, вы когда-нибудь думали, какие несметные богатства приносят маленькие зернышки кофе?
        Князь Черногорский:
        Не задумывался.
        Негоро:
        Напрасно. Плантация где-нибудь в жарких странах, где гнут спину чернокожие рабы, принесла бы вам больше денег" чем игра в карты, даже с запасным тузом или джокером под крахмальным манжетам!..
        Князь Черногорский:
        Плантация - это заманчиво… Но все-таки нужно платить за работу?
        Негоро:
        Мне случайно попалось занятное письмо некой Марии Бернаши из деревни Кампоцо-Мурао, что в штате Парана… (Читает.) «Вот уже полгода, как я работаю на фаценде Анбемби, принадлежащей помещику Оскару Американо, который живет в Сан-Пауло. На фаценде есть управляющий. Вот уже полгода, как он не платит рабочим под тем предлогом, что мы будто бы не отработали выданный нам аванс… ».
        Князь Черногорский:
        Нормально !
        Негоро:
        Я тоже того же мнения. А она… эта самая Мария, заявляет: «Я женщина, и я не в силах выносить этот ад. Как медленно тянется время, когда ничего не меняется за годы и десятилетия… » Еще чашечку кофе, князь?
        Князь Черногорский:
        С большим удовольствием, сеньор Негоро… Да, кофейная плантация - это заманчивое предприятие. Но нужны средства!.. Вы сами говорили, что плавать в наши дни под черным флагом несовременно… Мы отправимся под флагом Клуба знаменитых капитанов!.. Дорогие компаньоны по большой дороге! Джентльмены удачи! Если вы ничего не имеете против, я бы хотел пригласить сюда мою старую приятельницу - миледи из «Трех мушкетеров». Кто не знает это сочинение господина Александра Дюма?!
        Билл Аткинс:
        А подойдет она к нашей компании ?
        Князь Черногорский:
        Вполне… Миледи побывала на каторге, и у нее на плече выжжена королевская лилия - так во Франции клеймили преступников, не оказывая снисхождения даже дамам.
        Негоро:
        О-о, зовите эту достойную даму!
        Миледи (торопливо):
        Помогите мне выбраться из переплета. И быстрее захлопните книгу - мушкетеры мчатся за мной по пятам…

        Вдали звучит стук копыт. Шелест страниц. Стук закрываемой книги.

        Миледи (хохочет):
        Сам Д' Артаньян с его необычайной хитростью никогда не догадается, куда я исчезла с двести семьдесят пятой страницы. Наконец-то я в полной безопасности!..
        Князь Черногорский:
        Миледи! Украсьте наше общество… Но только одно условие - не под сыпать яду ни в один бокал…
        Миледи:
        Ну что вы, князь… Налейте бокалы сами…
        Негоро:
        По моим расчетам знаменитые капитаны сейчас отдают концы в Черных песках… Теперь здесь встречаться будем мы!. Первое слово вам, миледи…
        Князь Черногорский:
        Не только встречаться и рассказывать поучительные истории, но и, как я уже говорил, под флагом Клуба знаменитых капитанов совершать кое-какие делишки…
        Миледи:
        Прекрасно, князь, но то, что я вам сейчас расскажу чрезвычайно поучительно. Однако прежде, мои высокие друзья, ответьте мне на несколько вопросов. Любите ли вы виски, князь?
        Князь Черногорский:
        Очень, миледи.
        Миледи:
        А приходилось ли вам думать над тем, что можно купить за бутылку виски?
        Князь Черногорский (удивленно).
        Не думал, миледи. Я пил!
        Миледи:
        Напрасно!..
        Негоро:
        Ну, чубук старый, конечно, не из вишневого дерева.
        Князь Черногорский:
        Складной нож…
        Миледи:
        Небогатая у вас фантазия, князь. А между тем за бутылку виски, да еще за связку цветных бус впридачу была куплена у индейцев территория города Нью-Йорка!..
        Князь Черногорский (в крайнем изумлении):
        Нью-Йорка?
        Миледи:
        Именно! А точнее, остров Манхеттен, на котором был выстроен Нью-Йорк, названный так в честь герцога Йоркекого.
        Негоро (восхищенно):
        Вот это бизнес,князь!..
        Князь Черногорский:
        За бутылку виски!.. Сколько же я на своем веку пропил

        Звучит музыка марша лилипутов.

        Билл Аткинс:
        В жизни не слыхал такой странной музыки…
        Князь Черногорский:
        Тише… Это лилипуты сходят со страниц «Путешествия Гулливера» .

        Звучит марш лилипутов.

        Должны лилипуты
        Всегда воевать -
        Нельзя ни минуты
        Напрасно терять!

        Раз, дна, три, четыре ~
        Всех сильней мы в целом мире!

        Мы стрелы и путы
        С собою несем.
        Ура,лилипуты!
        Мы всех разобьем!

        Раз, дна, три, четыре -
        Всех сильней мы в цело,и мире!

        Негоро:
        С кем вы собираетесь воевать, ваше величество?
        Император Лилипутии:
        Как - с кем? С человеком-горой… Мои шпион ы донесли, что здесь собрались сливки общества…
        Миледи:
        Мы польщены вашим визитом…
        Князь Черногорский:
        Просим, ваше величество… вот на этом кресле вы можете разместиться со всеми вашими придворными…
        Император Лилипутии:
        Позвольте, а моя конная гвардия?
        Миледи:
        Конная гвардия может расквартироваться на этажерке. Со всеми удобствами..
        Генерал Лимток (шепотом}:
        Ни в коем случае, ваше величество… Милели - известная отравительница… Конная гвардия должна занять позиции на столе, вокруг вашего бокала…

        Играет тревогу боевая труба лилипутов. Цокот маленьких копыт.

        Негоро:
        Я счастлив доложить вашему величеству, что Лемюель Гулливер сейчас погибает в Черных песках…
        Император Лилипутии:
        Это слишком жестоко… Несмотря на тяжелые преступления Гулливера против Лилипутии, я воспротивился его смерти… Моя снисходительность и благосклонность были так велики в соответствии с добротой моего сердца, что я милостиво заменил смертную казнь ослеплением… И еще было принято решение постепенно уморить его голодом… Но это было тайное решение…
        Генерал Лимток (добавляет):
        Ах, ваше величество… Это даже не было записано в протоколе государственного совета. В интересах сохранения тайны.
        Билл Аткинс:
        К счастью, Гулливер, как и прочие знаменитые капитаны, уже погиб, и никто не помешает нам постоянно встречаться в этой блестящей компании!

        Вблизи раздается хриплый крик петуха.

        Негоро:
        Спасайся кто может!..
        Миледи:
        Вы наступили на мой шлейф…
        Генерал Лимток:
        Карету его величества императора Лилипутии!.. Морская пехота прикрывает отступление…

        Гремят барабаны лилипутов.

        Мюнхаузен:
        Ха-ха-ха… Достаточно было одного ку-ка-ре-ку, чтобы эта шайка жалких трусов разбежалась. Ну кто другой, кроме вашего Мюнхаузена, мог так правдиво крикнуть петухом! Ай! Не смейте ко мне прикасаться вашими грязными лапами… Я в новом переплете!
        Негоро:
        Держи его крепче, Билл…
        Князь Черногорский:
        Барон, разрешите задать вам один вопрос? Ваш новый переплет выдержит хороший удар шпаги, а?
        Миледи:
        Выпейте этот бокал, милый барон… мой напиток укрепит ваши силы навсегда…
        Мюнхаузен:
        Прекрасная миледи, я знаю, что в этом бокале. Уберите вашу шпагу, ваше сиятельство князь Черногорский… Если мне суждено умереть, я готов… но разрешите мне перед смертью рассказать еще одну правдивую историю…

        Звучит мелодия песенки Мюнхауэена.

        Как может подтвердить моя кормилица добрейшая Анна Матильда, урожденная Краузе, я с детства очень люблю молоко, и это натолкнуло меня на мысль исследовать Млечный Путь и пересчитать все его звезды. Я отправился в небесную дорогу… Оказалось, и там меня прекрасно знают по моим путешествиям на Луну. Сам Юпитер, благосклонно сияя, распорядился оказать мне полное содействие. А я, по правде говоря, очень нуждался в помощи. Дело в том, что из научных приборов я захватил с Земли только конторские счеты… А на Млечном Пути оказались миллионы звезд, размером от большой горы до грецкого ореха… Их надо было взвесить! Да-да!.. На помощь пришло созвездие Геркулеса..Он клал звездочки на весы, и мне оставалось лишь менять гири. И вскоре я подсчитывал последние крупицы звездной пыли…

        Негоро:
        Надеюсь, барон, вы нас больше не будете задерживать. Что вы выбираете - шпагу или бокал?
        Мюнхаузен:
        Как вы говорите? Шпагу или бокал… бокал или шпагу?.. Ну, конечно… что-нибудь одно… Видите, шпага князя Черногорского мне несколько ближе по духу, как известному фехтовальщику, но, с другой стороны… бокал миледи?.. Смерть из таких прекрасных рук… Вы знаете, это напоминает такой случай… Одного знаменитого путешественника поймали пираты… Представьте себе, они приставили ему нож к горлу и потребовали, чтобы он открыл, где хранятся его фамильные сокровища…У него была плохая память, и он не мог вспомнить, где запрятаны эти сундуки с золотом…
        Билл Аткинс:
        Я начинаю терять терпение…
        Мюнхаузен:
        Какое странное совпадение!.. Те пираты тоже начали терять терпение… Между прочим, несметные сокровища знаменитых капитанов тоже…
        Негоро (испытующе):
        Какие сокровища знаменитых капитанов?
        Князь Черногорский (с жадностью):
        Интересно, где они?

        Стук распахиваемой двери. Звон оружия.

        Мюнхаузен:
        Вот сокровища… Это сокровища дружбы!..
        Негоро (в ужасе):
        Знаменитые капитаны!
        Мюнхаузен (кричит):
        На помощь, друзья!
        Капитан корвета «Коршун» (командует):
        Очистить палубу!

        Музыка боя, звон шпаг. Топот ног. На этом фоне звучат голоса.

        Дик Сенд:
        Сдавайтесь, пират Негоро!
        Робинзон Крузо:
        Билл Аткинс! Ты опять поднял черный флаг!
        Тартарен:
        Держите меня! Я сейчас сделаю из этого проходимца… князя Черногорского чубук!
        Капитан Немо:
        Эти негодяи никогда больше не посмеют явиться в нашу кают-компанию.
        Тартарен (в ажиотаже):
        Чубук ! Чубук!
        Робинзон Крузо:
        Клянусь Черными песками, мы задали им перцу!.. Мне так жарко в меховом комбинезоне… Хорошо, что этот бокал полон… Ваше здоровье, Мюнхаузен…

        Звон разбитого стекла.

        Мюнхаузен:
        Даже ваше здоровье, капитан Крузо, могло сильно пошатнутся, если бы я не разбил этот бокал с отравленным напитком миледи…
        Гулливер:
        Как хорошо, что миледи в панике скрылась как раз на страницу, где палач отрубает ей голову. Мы явились вовремя…
        Мюнхаузен:
        Совершенно справедливое замечание! Именно вовремя… Да; вашего Мюнхаузена чуть. не растерзала в клочья целая шайка пиратов!.. Где вы пропадали?
        Капитан Немо:
        В Черных песках…
        Дик Сенд:
        Теперь все ясно, как морская карта! Это проделка негодяя Негоро! Он заманил нас в Черные пески, думая послать на верную смерть.
        Капитан корвета «Коршун»:
        В записке было сказано: «Черные пески. Колодец Чарышлы»… Почти край света.
        Мюнхаузен:
        Хорошенький адрес… При всей моей образованности я не припоминаю, где это.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Черными песками - по-туркменски Каракумы - называют огромную пустыню в Средней Азии, между Аральским морем и Каспием, Ее площадь - триста пятьдесят тысяч километров, больше, чем вся Великобритания. Итак, мы очутились на страницах книги академика Ферсмана. В центре пустыни… Песчаные барханы до горизонта!..
        Дик Сенд:
        Негоро знал, куда нас заманить!..
        Капитан корвета «Коршун»:
        С какой бы страницы мы ни сошли - нас ожидали Черные пески…
        Тартарен (перебивает): .
        Ах, медам и месье! Я сразу вспомнил мою любимую Сахару и громко скомандовал: «За мной, капитаны! Вперед! Навстречу ветрам, песчаным бурям, миражам, змеям, скорпионам и мохнатым тарантулам!.. »
        Капитан корвета «Коршун»:
        Я сказал «Добро», и мы спрыгнули со страниц книги…И сразу же увязли в песке… Как вдруг, к нашему изумлению, над барханами пролетели чайки… Ничего подобного не было на страницах книги уважаемого академика… Чайки в пустыне!..А ветер вскоре донес до наших ушей поразительную песню…
        Тартарен:
        Ее забыть невозможно!..

        Песня «Начальник самовара»

        Чайханщик (поет):

        Я с детства видел здесь пески,
        Они желты, угрюмы,
        Ни родника и ни воды -
        На то и Каракумы!
        Друзья, укройтесь в чайхану
        От солнечного жара,
        Вас приглашает отдохнуть -
        Начальник самовара! .

        Ай пиала, ай пиала -
        Не велика и не мала,
        Мы всех гостей встречаем.
        Зеленым крепким чаем!

        Какой волшебник-чародей,
        С кораном дерзко споря,
        На радость всех простых людей
        Привел в пустыню море?
        Полна гостями чайхана,
        Прохожий, примечай-ка:
        В пустыне плещется волна,
        А над волною - чайка!

        Ай чудеса, ай чудеса,
        Я слышу чаек голоса,
        Они теперь хозяйки,
        У нас - и чай и чайки!

        Вода поит песок сухой,
        Свободу вдруг почуя,
        И вместо плова всех ухой
        Теперь кормить хочу я!
        Мне для гостей ее не жаль,
        Но - скажем по секрету -
        Инжир, корицу и миндаль
        В уху кладу я эту!

        Ай хороша, ай хороша,
        Ей рада каждая душа!
        Вкусней любой закуски
        Уха по-каракумски!

        А чайки мечутся в огне
        Закатного пожара
        И видит, видит их в окне
        Начальник самовара.
        Протяжно девушки поют,
        Светлеет воздух синий…
        И веселей идет верблюд,
        И чайки над пустыней!

        Ай чудеса, ай чудеса,
        Я слышу чаек голоса,
        Они теперь хозяйки,
        У нас - и чай и чайки!

        Капитан корвета «Коршун»:
        Сеньор Негоро просчитался. Да и мы, откровенно говоря, не ожидали увидеть такое… в пустыне! Море! Пристани!.. Плывущие пароходы, а вдоль берегов - сады…
        Дик Сенд:
        Неподалеку от чайханы стоял автомобиль. На его кузове были нарисованы книги. Это был передвижной книжный магазин. Экипаж магазина в полном составе ужинал в чайхане, где начальник самовара угощал гостей ухой по-каракумски. Мы потихоньку взобрались в кузов автомобиля с книжками, нашли знакомые страницы и поспешили в кают-компанию…
        Тартарен:
        А теперь, согласно традициям Клуба, нужна застольная песня… (Рисуясь.) Пусть запевает тот из нас, и именно тот -. я на этом настаиваю, а не кто-нибудь другой, кто прославился своей отвагой, бесстрашием, а также хладнокровием, не говоря уж о мужестве и находчивости… Тот, кто пользовался наибольшей любовью своих сограждан и чьи путешествия были наиболее опасными и продолжительными.
        Дик Сенд:
        Это, конечно, капитан корвета «Коршун» - Василий Федорович!.. Вне всяких сомнений!
        Тартарен (обиженно):
        Вы думаете?. А между тем весь славный, солнечным и веселый Тараскон…
        Капитан Немо (перебивает):

… С удовольствием услышит сегодня голос капитана корвета «Коршун»!
        Капитан корвета «Коршун»:
        Благодарю за честь…

        Начинают бить часы.

        Капитан корвета «Коршун»:
        Поздно, капитаны. Я спою в другой раз.

        В отдалении кричит петух.

        Капитан Немо:
        Тревога! Свистать всех наверх!..

        Боцманская дудка.

        Робинзон Крузо:
        По книжным полкам, капитаны!

        Громче кричит петух.

        Дик Сенд:
        Эй, внимание у всех репродукторов… Слушай мою команду!.. Изготовить корабли к походу!.. Паруса ставить! С якоря сниматься!..
        Гулливер:
        И как говорится в романах - продолжение следует.

        Звучит финальная песенка капитанов:

        За окошком снова
        Прокричал петух.
        Фитилек пеньковый
        Дрогнул и потух.

        Синим флагом машет:
        Утренний туман…
        До свиданья, вашу
        Руку, капитан!

        Снова мы недвижно
        Станем сам и тут,
        Вновь на полке книжной
        Корешки блеснут.

        Но, клянемся честью,
        Всем, кто слушал нас,
        Будем с вами вместе
        Мы еще не раз!

        Задорно, весело кричит петух.

        Северное сияние

        Позывные Клуба знаменитых капитанов.

        Ведущий:
        В эфире Клуб знаменитых капитанов. Встреча под кодовым названием «Северное сияние». В радиорубке Клуба - писатели Владимир Крепс и Климентий Минц.

        Корабельные склянки.

        Крепс:
        Остались считанные часы до конца этого года .
        Минц:
        Ничего не осталось… Новый год уже начал свое шествие в Беринговом проливе, между островами Диомида… Точнее говоря, между островом Ратманова и островом Крузенштерна. Остров Ратманова побольше - десять квадратных километров… Здесь самая восточная точка Советской страны. А в четырех километрах - остров Крузенштерна, принадлежащий Соединенным Штатам Америки.
        Крепс:
        Любопытное место. Сегодня на острове Ратманова уже первое января, а на острове Крузенштерна еще только тридцать первое декабря… Здесь можно совершить путешествие во вчерашний день, взяв всего четыре километра к востоку!
        Минц:
        Однако Новый год давно держит курс на запад. Во Владивостоке наши юные друзья уже отпраздновали его…
        Крепс:
        Я вас понял. Но знаменитые капитаны сверяют свои хронометры по московскому времени!.. Остается поздравить юных друзей Клуба с Новым годом и пожелать им счастливого плавания и попутного ветра в пять баллов!.. .
        Минц:
        А мне хочется поздравить будущих победителей наших географических игр… всех участников походов, экскурсий и путешествий по родному краю!..
        Крепс:

…И вспомнить любимую песню всем знакомого с детства скитальца Робинзона Крузо «За тех, кто в пути… ».

        Робинзон Крузо (поет где-то вдали):

        Песня «За тех, кто в пути»:

        Отброшены все заботы -
        В камине дрова горят,
        Старинные переплеты
        На полках тянутся в ряд…
        А где-то, быть может, вьюга
        О камни швыряет бриг,
        И друг выручает друга
        В самый последний миг!

        Так вспомним о тех, кто в море!
        О тех, кто в небе летит,
        Кто с ветром пустыни спорит,
        Штурмует громады взгорий -
        И всех, кто сегодня в пути!

        Нам тоже буря знакома,
        Мы с нею давно на «ты».
        Мы были всегда, как дома,
        Под знаком любой широты.
        Большие прошли дороги,
        Смотрели только вперед!
        О жизни, полной тревоги,
        Вспомним под Новый год!

        Так вспомним о тех, кто в море!
        О тех, кто в небе летит,
        Кто с ветром пустыни спорит,
        Штурмует громады взгорий -
        И всех, кто сегодня в пути!

        Артур Грэй (приближаясь):
        В какой-то степени, я надеюсь… это относится и ко мне - капитану галиота «Секрет».
        Крепс, Минц (вместе):
        Артур Грэй!
        Минц:
        Мы рады приветствовать вас в последний вечер уходящего года…
        Крепс:
        Вы явились, чтобы поздравить наших юных друзей? Они будут очень рады.
        Артур Грэй:
        Я не знаю, что мне сулит эта ночь.

        Становится слышна музыка Артура Грэя, и на фоне ее тихого звучания капитан галиота
«Секрет» начинает свой рассказ. .

        Струя пены, отбрасываемая кормой корабля «Секрет», прошла через океан белой чертой… Я вышел на палубу… Огонь трубки двинулся и поплыл ко мне; скоро я увидел во тъме руки и лицо вахтенного. «Капитан, вам письмо, - сказал он. - Его доставил какой-то индеец на пироге… с попугаем на плече… Он сказал, что не будет ожидать ответа. и скрылся в тумане».

        Музыка Грэя замолкает.

        Крепс:
        Загадочное письмо ?
        Минц:
        Может быть, новогодняя шутка?
        Артур Грэй:
        Не похоже. Но очень странное послание… (Шелест письма.) Вот послушайте… (Читает.)
«По поручению Клуба знаменитых капитанов имею честь просить вас прибыть в кают-компанию 31 декабря не позднее семи часов. Дело чрезвычайной важности и ни под каким видом не может быть отложено на будущий год. С океанским приветом - Робинзон Крузо». Может быть, вам что-нибудь известно?.
        Крепс:
        Вы все узнаете своевременно или несколько позже.
        Артур Грэй (настаивает):
        Но все-таки… скажите… я ведь покинул свой корабль и Ассоль в такой вечер!.. Я вас очень прошу… в чем дело?
        Минц:
        Нас не надо просить. Наступает капитанский час…

        Продолжительный дребезжащий звонок.

        Марья Петровна:
        Катюша, пора закрывать библиотеку.
        Катюша:
        Сейчас, Марья Петровна, я только поставлю на полку Робинзона Крузо.
        Марья Петровна:
        Какого Робинзона Крузо?
        Катюша:
        Вы забыли? Сегодня из магазина доставили новое издание. С чудесными иллюстрациями. Вы только взгляните… Пятница на пироге с попугаем на плече.
        Марья Петровна:
        Некогда рассматривать картинки. Надо торопиться на встречу Нового года. Вы где встречаете его, Катюша?
        Катюша:
        Во Дворце культуры… на молодежном балу. А вы?
        Марья Петровна:
        За городом, в Серебристом. У моей старой подруги Ларисы Николаевны. Мы вместе учились в библиотечном институте. Я ей приготовила в подарок эту синюю коробку… шоколадный набор «Северное сияние»! Aх, Лариса с детства так любит шоколад… Где моя шляпа?.
        Катюша:
        Она у вас на голове.
        Марья Петровна:
        Это все нервы! Я заказала такси; и до сих пор его нет…
        Катюша:
        Может быть, вы договоритесь с шофером, чтобы он вас довез прямо до Сереброва?.
        Марья Петровна:
        Вы хотите сказать, до Серебристого… Да не поедет он… Мне бы хоть до вокзала… Электричка даже быстрее…

        Телефонный звонок. Марья Петровна берет трубку.

        Да… заказывала… Как - из подъезда? Бегу. Целую, Катюша… С Новым годом!

        Стук двери.

        Катюша (вдогонку):
        Марья Петровна!.. Вы забыли «Северное сияние»!.. Марья Петровна…

        Гудок. Шум отъезжающею такси.

        Катюша:
        Новогодний сюрприз!.. Вместо конфет захватила синюю папку!.. А подарок оставила на столе… (Смеется.) Чего только не случается в ночь под Новый год!.. (Пауза.) С Новым годом, мои любимые книги… Желаю вам новых читателей и почитателей!..

        Поворот ключа. Часы бьют семь ударов. Стук тяжелых ботфортов при прыжке.

        Робинзон Крузо (напевает):

        В шорохе мышином,
        В скрипе половиц
        Медленно и чинно…

        (Перестает петь.) Очень странно! Никто не сходит со страниц!.. Правда… для моряка, который прожил двадцать восемь лети три месяца и шесть дней на необитаемом острове, несколько минут одиночества не страшны… Но не могу же я заседать в к компании один!
        Артур Грэй:
        А меня вы не считаете, уважаемый Робинзон Крузо?
        Робинзон Крузо:
        С кем имею удовольствие беседовать?
        Артур Грэй:
        Капитан Артур Грэй из феерии Александра Грина «Алые паруса»… Должен признаться, с большим изумлением прочитал ваше письмо.
        Робинзон Крузо:
        Какое письмо ?
        Артур Грэй:
        Которое Ваш неразлучный Пятница доставил сегодня борт моего галиота…
        Робинзон Крузо (смеется):
        Пятница со мной сегодня не разлучался ни на минуту. Это ошибка или подлог!
        Артур Грэй:
        Но подпись на письме ваша?
        Робинзон Крузо:
        Гм… Моя. Но писал кто-то другой!.. А-а, догадываюсь. написал мой предшественник… тоже Робинзон, зачитанный до дыр… Беднягу, видимо, списали в утиль. Я принимаю на себя все его обязательства.
        Артур Грэй (нетерпеливо):
        Все это так… Но что же означает письмо?. «Прибыть в кают-компанию Клуба 31 декабря не позднее семи часов… Дело чрезвычайной важности… ».
        Робинзон Крузо:
        А уже пять минут восьмого… Клянусь всеми новогодними елками, догадываюсь… (Шепохом.) Ваш корабль понадобился для какого-то таинственного путешествия под алыми парусами. Но какого - не возьму в толк, дружище Грэй…
        Артур Грэй:
        Корабль готов к выходу в море, но куда? И зачем? И где знаменитые капитаны?.
        Робинзон Крузо:
        Вероятно, задержались где-то в пути… Новогодние штормы… снежные заносы… А может, нападение пиратов… или очередь в магазине подарков…Терпение, дружище Грэй… И еще раз терпение! Прислушайтесь к совету старого Робинзона.
        Артур Грэй:
        Это вы привыкли десятилетиями ждать в вашей пещере на необитаемом острове, а сейчас стремительно приближается Новый год… Время бьет в барабан!..

        Грохот падающего кувшина.

        Робинзон Крузо:
        Вернее, швыряется кувшинами… Взгляните! Со страниц арабских сказок «Тысяча и одна ночь» выкатился какой-то очень странный сосуд.
        Артур Грэй:
        Действительно… старинный кувшин с затейливым восточным орнаментом…
        Робинзон Крузо:
        Клянусь всеми историями прекрасной Шахразады, этот кувшин надо немедленно открыть! . А вдруг в нем заключена разгадка тайны?.
        Артур Грэй:
        Зачем гадать?. Давайте откроем крышку…

        Стук тяжелой крышки… Звучит музыка сказочной песенки.

        Артур Грэй:
        Тише… это песенка самого Синдбада-морехода…

        В Багдаде, и в Дамаске,
        И вблизи, и вдалеке
        Хорошо известны сказки
        О Синдбаде-моряке.

        И принцесса Шахразада,
        Лучезарна и легка,
        Рассказать калифу рада
        Про Синдбада-моряка!

        Я объездил чудо-страны,
        Поднимался в облака,
        Не забудут великаны
        Про Снндбада-моряка!

        Кто пространствовал по свету,
        Был от дома вдалеке,
        Тот запомнил: песню эту
        О Синдбаде-моряке!
        Лал, ла-ла-ла, ла-ла…

        Робинзон Крузо:
        Клянусь Персидским заливом - кувшин пуст!
        Артур Грэй:
        А кто же мог схоронить в кувшине эту замечательную песню?. Неужели старик Хоттабыч?. Ведь он сам провел в закрытом сосуде три тысячи лет!..
        Робинзон Крузо:
        И три тысячи раз в одиночестве встречал Новый год на дне морском?. Большой весельчак!..
        Артур Грэй:
        Позвольте, капитан Робинзон Крузо… Ко дну кувшина приклеена какая -то - записка…
        Робинзон Крузо:
        Осторожно снимайте,.. Не разорвите…
        Артур Грэй:
        Ну, слушайте… (Читает.) «Положение отчаянное… Хотел спеть песню, но побоялся привлечь внимание людей с мешками… Успел… ничего не успел… Банка с клеем разбилась… Прощайте… Мюнхаузен»…
        Робинзон Крузо:
        Очевидно, капитаны кем-то похищены…
        Артур Грэй:
        Есть только одно лицо, которое нам может помочь, - Шерлок Холм с из рассказов Конан-Дойля…

        Доносятся звуки скрипки. Звучит музыка Гайдна.

        Шерлок Холмс (приближаясь): .
        Уважаемые джентльмены! Мы с моим другом доктором Уотсоном серьезно призадумались над этой весьма таинственной историей, сидя в засаде в кладовой одного из богатейших лондонских банков…
        Доктор Уотсон (перебивает):
        Мистер Холмс имеет в виду нашу борьбу с грабителями из рассказа «Союз рыжих»…
        Шерлок Холмс:
        Благодарю вас, Уотсон. Бы, как всегда, точны…
        Артур Грэй:
        Что вы думаете о записке Мюнхаузена ?
        Шерлок Холмс:
        Не больше, чем в ней написано самим поборником истины. Но мало ли что может случиться в ночь под Новый год"!.. Итак, мы начинаем расследование дела об исчезновении Клуба знаменитых капитанов…
        Доктор Уотсон:
        Под каким кодовым названием ?
        Шерлок Холмс:

«Северное сияние!»
        Артур Грэй:
        Почему такое странное название?
        Доктор Уотсон (шепотом):
        Тише… не мешайте ходу его логических размышлений… Внимание… И тишина…

        Несколько тактов скрипичной музыки Гайдна….Музыка внезапно обрывается.

        Шерлок Холмс:
        Возможно, все началось с этой коробки шоколадных конфет в синей упаковке…
«Северное сияние»… На обороте стоит штамп «31 декабря» и гриф магазина подарков на улице Горького. Версии об отравлении или расхищении конфет исключаются… Фабричная упаковка в нетронутом виде.
        Робинзон Крузо:
        Дорогой мистер Шерлок Холмс, я обследовал верхнюю полку, где всегда стоят капитанские книги. Клянусь безмолвием Арктики, там ни души!..
        Шерлок Холмс:
        Возможно, капитаны на руках у читателей?.. Артур Грэй, помогите мне проверить карточки…
        Артур Грэй:
        Вы можете мною вполне располагать.

        Шелест каталожных карточек.

        Шерлок Холмс:
        Я так и думал. Ни одной карточки в ящике. Следовательно, они в карманах наших друзей: капитана корвета «Коршун», Дика Сенда, Тартарена из Тараскона, Гулливера, Мюнхаузена, капитана Немо. Речь, конечно, идет о карманах переплетов. Итак, на полках их нет, у читателей - нет…
        Артур Грэй:
        Капитаны попали в западню!
        Робинзон Крузо:
        Утоплены!
        Доктор Уотсон:
        Сожжены!
        Шерлок Холмс:
        Все это не более, чем догадки, лишенные доказательств. Продолжим наши размыщления…

        Несколько тактов из Гайдна на скрипке.

        Капитан Крузо, если я не ошибаюсь, Марья Петровна вместо конфет захватила со стола синюю папку?. Что в ней было?
        Робинзон Крузо:
        Я вас спрашиваю, что в ней было. Но я только Робинзон Крузо. Вы же Шерлок Холмс!
        Шерлок Холмс (саркастически):
        Первый непреложно установленный факт. Вы подаете надежды Робинзон.
        Артур Грэй:
        А я теряю надежды, джентльмены.
        Шерлок Холмс:
        Напрасно. Мы идем по верному следу.
        Робинзон Крузо:
        Немного медленно. Уже семь сорок.
        Шерлок Холмс:
        Напомните мне название поселка, куда уехала старая мисс Марья Петровна?
        Робинзон Крузо:
        Я это отлично помню. Станция Сереброво… Или Серебряный бор… Нет, кажется, Серебрянка или Серебряное… а может быть, Серебристое?.
        Шерлок Холмс (саркастически):
        Вы мне очень помогли. Теперь все ясно, джентльмены. Как на ладони!.. Едем!..
        Робинзон Крузо:
        Что ясно ?
        Артур Грэй:
        Куда едем?
        Шерлок Холмс:
        Серебряный бор начисто отпадает - туда не ходит электричка. Сереброво?.. Сибирь! Иркутская область!.. Нет оснований думать, что Марья Петровна поехала бы туда встречать Новыи год… Тем более, джентльмены, что там уже сейчас старый год сдал вахту.
        Артур Грэй:
        А может быть, Марья Петровна поехала в Серебряное?
        Шерлок Холмс (иронически):
        Ну зачем же одинокая леди поедет ночью, зимой на берега Иртыша…
        Робинзон Крузо:
        Следовательно, она поехала в Серебрянку.
        Шерлок Холмс:
        Серебрянка действительно немного ближе, Робинзон, но все-таки это Урал!
        Доктор Уотсон:
        В моей записной книжке упомянуто еще Серебристое…
        Шерлок Холмс:
        Остальное все можете вычеркнуть. Именно - Серебристое!.. Ярославский вокзал, электрический поезд, потом около мили до дачного поселка Серебристое.
        Доктор Уотсон:
        Едем!..
        Шерлок Холмс (саркастически}:
        В этой одежде?. Ну, мой охотничий костюм и кепка не вызовут подозрений у прохожих; Ваше старомодное 'пальто, Уотсон, сойдет… Капитана Грэя попросим накинуть зюйдвестку, но Робинзон с его фраком из козьих шкур…
        Робиизон Крузо (обиженно):
        Я двадцать семь раз встречал в нем Новый год, и все были очень довольны.
        Доктор Уотсон:
        Вы имеете в виду козу, попугая и Пятницу?
        Робиизон Крузо:
        Да, это была чудесная компания! Нам не хватало только Деда Мороза…
        Шерлок Холмс:
        Идея! Мы вас оденем в костюм Деда Мороза!.. Борода собственная!
        Артур Грэй:
        Возьмите костюм с обложки журнала «Мурзилка»…
        Робиизон Крузо:
        Одеваюсь… Готов!
        Шерлок Холмс:
        Поспешим, друзья, на Ярославский вокзал!..

        Гудки. Шум отходящей электрички .

        Доктор Уотсон (шепотом):
        Я весьма обеспокоен, мистер Холмс… Впервые в жизни еду зайцем. Разве это занятие для джентльмена?
        Шерлок Холмс (шепотом):
        В крайнем случае заплатим штраф, Уотсон.
        Доктор Уотсон (шепотом):
        Это очень опасно. Контролер не разменяет десять фунтов. И может выясниться, что мы сбежали с книжных полок.
        Шерлок Холмс:
        Я не узнаю вас, доктор. Сколько раз мы прыгали с экспресса на полном ходу…
        Робинзон Крузо:
        К величайшему сожалению, мистер Холмс, здесь двери открываются только на остановках - строго по расписанию. Спокойствие и еще раз спокойствие, мои драгоценные друзья!
        Артур Грэй:
        К вашему сведению, уже половина девятого!..
        Шерлок Холмс (бесстрастно):
        Ничего удивительного. Время всегда идет только вперед!.. Уже тридцать одна минута.
        Доктор Уотсон (шеnотом):
        А вас не удивляет, почему в вагоне едет столько моряков?. Интересно, с каких морей?.
        Шерлок Холмс:
        Всего восемь отпускных матросов Северного флота. Следуют к родным на побывку… Семеро холостых и один женатый. Белокурый… У него есть ребенок. Девочка!..
        Артур Грэй (в изумлении):
        Откуда вам это известно ?
        Шерлок Холмс:
        Ничего не может быть проще… У всех восьми следы северного загара. Он совсем не похож на загар южных широт. Обратите внимание на их вещевые мешки и свертки. Это подарки. А белокурый - женат. Он везет детские санки и куклу-голыша. Значит - девочка!.. Дайте спичку, Уотсон… (Чиркает спичкой.)

        Становится слышно, как играю» на баяне. Песня «Северное сияние».

        Первый матрос (лирик):

        В подмосковной электричке,
        В моряцком одеянии,
        Вспоминаю по привычке
        О северном сиянии!
        В небе радугой заблещет
        То чудо легендарное,
        Словно там крылами плещет
        Жар-птица полярная!

        Второй матрос (шутник):
        Это что! Послушайте лучше меня!.. (Поет.)

        О северном сиянии
        Пойдет рассказ на диво,
        Прошу учесть заранее,
        Что это все правдиво!
        Бывало, на свидание
        Зайдя к радисту в рубку,
        От этого сияния
        Прикуривал я трубку!

        Общий смех.

        Хор матросов:

        Кто с грустью, кто со смехом
        О море речь ведет,
        А в сердце дальним эхом
        Волна поет… поет…

        Оба солиста (воодушевленно):

        О Баренцевом море,
        Студеном… студеном…
        И в радости и в горе
        Поем мы с любовью
        И с низким поклоном!

        Хор матросов:

        Верны тебе мы будем,
        Соленая вода,
        И моря не забудем
        Нигде и никогда!..

        Доктор Уотсон(в ужасе):
        Контролеры! С двух сторон сразу! Мы пропали!…
        Строгая контролерша:
        Граждане! Приготовьте ваши билеты!
        Ласковая контролерша:
        Какие билеты в ночь под Новый год?. Поздравляем вас всех с наступающим…
        Строгая контролерша (смягчаясь):
        Даже новогодних зайцев!
        Голос по внутреннему радио:
        Поезд номер двадцать один-двадцать один бис прибывает на конечную станцию.

        Замолкает стук колес… Раздается гудок… С шумом открываются двери вагона.

        Робинзон Крузо:
        Ну, мистер Холмс. Мы остались одни на платформе, напоминающей мне необитаемый остров. Только на моем острове никогда не валил снег.

        Свист ветра. Метель… В отдалении грозный собачий лай.

        Доктор Уотсон (в ужасе):
        Неужели собака Баскервиля увязалась за нами со страниц Конан-Дойля?
        Шерлок Холмс:
        Ошибка, доктор. То был огромный пес. А это лает обыкновенная дворняжка, хромая на одну лапу.
        Робинзон Крузо:
        Предположим, дворняжка. Но почему хромая?

        Снова прерывающийся собачий лай.

        Шерлок Холмс:
        А вы прислушайтесь, Собака куда-то бежит, припадая на больную ногу.
        Артур Грэй:
        А мы, кажется, припадаем на обе ноги. Десять часов. Где же дорога на Серебристое?
        Тимур (постепенно приближаясь):
        Я вас провожу. Это очень близко. Если пойти напрямик через лес… Да что вы так на меня подозрительно смотрите?.. Я Тимур из повести Аркадия Гайдара…
        Робинзон Крузо (испытующе):
        А где же ваша команда ?
        Тимур:
        Мои ребята уже обследовали все Серебристое и нашли одноэтажный дом с маленькой верандой, где живет подруга Марьи Петровны - Лариса Николаевна…
        Шерлок Холмс:
        Молодой человек, простите за любопытство… Откуда вы узнали о нашем расследовании?
        Тимур:
        Под кодовым названием «Северное сияние»?
        Доктор Уотсон:
        Совершенно точно .
        Тимур:
        Из радиорубки Клуба знаменитых капитанов. Нас просили помочь. И я немедленно дал сигнал по форме номер один - позывной, общий.
        Шерлок Холмс:
        Вперед!.. За этим юным джентльменом!..

        Свист ветра. Вой метели. Карканье ворон.

        Доктор Уотсон (задыхаясь):
        Может быть, сделаем привал?
        Артур Грэй:
        Какой привал ? Уже десять часов двенадцать минут.
        Тимур:
        Мы пришли. Видите этот дом с мезонином… Окна в квартире Ларисы Николаевны ярко освещены…
        Шерлок Холмс:
        Подойдем незаметно…

        Доносятся звуки песенки капитанов:

        В шорохе мышиным,
        В скрипе половиц
        Медленно и чинно
        Сходим со страниц…

        и песня внезапно обрывается

        Робинзон Крузо:
        Неужели наши друзья здесь?
        Доктор Уотсон:
        Расследование «Северное сияние» закончено!
        Шерлок Холмс:
        Расследование «Северное сияние» продолжается!.. Взгляните в окно… повнимательней…
        Тимур:
        Это на проигрывателе стоит пластинка…
        Артур Грэй:
        Но кто-то ее остановил…
        Робинзон Крузо:
        Прекрасно сервированный стол. Нарядная елка… И полное одиночество! Ни души. Более чем странно. Ни души!..

        Сильно хлопает дверь.

        Марья Петровна:
        Нет-нет, Лариса, я немедленно должна ехать в Москву!
        Лариса Николаевна:
        Машенька, ты все равно не успеешь в бюро находок…
        Марья Петровна (сквозь слезы):
        Как я могла забыть в электричке свою синюю папку… С такими важными документами!.. Еду!
        Лариса Николаевна:
        Я тебя не пущу. Ночь. Метель… Поедешь в будущем году.
        Марья Петровна:
        Ты с ума сошла!..
        Лариса Николаевна:
        Но это будет завтра утром. Через несколько часов. Всего-навсего;..
        Марья Петровна (в сомнении):
        Конечно, если папку сдали в бюро находок, она никуда не денется. А если не сдали?
        Лариса Николаевна:
        Не может этого быть!.. Пойдем, Машенька, сгорит пирог…

        Стук открываемой двери.

        Шерлок Холмс:
        Все идет отлично. Ключ к разгадке тайны - в пресловутой синей папке! .
        Артур Грэй (взрываясь):
        Вы находите это отличным? Уже двадцать минут одиннадцатого, мистер Холмс!
        Робинзон Крузо:
        И возможно, капитаны на краю гибели…
        Доктор Уотсон:
        К моему глубочайшему сожалению, следующая электричка на Москву только через час.
        Тимур:
        Не беда… Вам сейчас пришлют транспорт… По сигналу из радиорубки Клуба.

        Звучат позывные Клуба знаменитых капитанов - несколько тактов из вступительной песенки «В шорохе мышином, в скрипе половиц…». Затем доносится ржание и топот копыт, звон бубенцов.

        Ямщик:
        Тпру-у… Пожалуйте, господа хорошие… Тройка подана!.. Я вас катаю на резвых…
        Доктор Уотсон:
        Откуда вы примчались ?
        Ямщик:
        Эх, господа хорошие… Прямехонько из сборника старинных русских романсов… (Напевает под звуки гитары «Ямщик, не гони лошадей».)
        Шерлок Холмс:
        Нас гораздо больше устраивает другой русский романс - «Гони, ямщик!»
        Тимур (удаляясь ):
        Желаю удачи… А я спешу на елку к Жене…
        Ямщик:
        Куды, гости дорогие?
        Шерлок Холмс:
        Ярославский вокзал. Бюро находок.
        Ямщик:
        Эй, залетные! А ну… веселей!.. Поддай жару!.. Со всех четырех копыт!..

        Свист ямщика. Звонкий топот копыт все быстрее и быстрее… Переливчатый звон бубенцов затихает вдали.

        Звучит хор забытых вещей.

        Саксофон (тенор):.

        В бюро находок, на вокзале,
        Грущу я, бедный саксофон:
        Меня случайно потеряли,
        И голос мой похож теперь на сто-о-он…

        Жалобное всхлипывание саксофона.

        Туфелька (сопрано):

        Вы с туфелькою бальной
        Встречались мною раз…
        Сегодня я печальна
        И грустен мой рассказ.
        Пусть лаком я покрыта,
        Блещу, как серебро,
        Но… все-таки забыта
        На станции метро!

        Чемодан (бас):

        Я чемодан из желтой кожи,
        Видавший виды чемодан…
        И вот - на что это похоже?.
        Я элой судьбой в бюро находок сдан!

        Авоська (меццо):

        Я - прочная авоська,
        Я крепко сплетена,
        В домашнее хозяйство
        Я с детства влюблена!
        Батоны и пакеты
        Ношу, всегда в труде…
        И вдруг - забыта где-то,
        Не помню даже где?!

        Все:

        Заблудиться, потеряться - .
        Вовсе не безделица!
        Где ты, милый мой владелец?
        Где моя владелица?!

        Торт (баритон):

        Привык в окне я красоваться,
        Известен всем, как высший сорт.
        И все ж… в автобусе семнадцать
        Забыт разиней новогодний торт!!!

        Рукавичка (сопрано):

        Я - просто рукавичка,
        Ребятам я служу.
        А где моя сестричка -
        Ума не приложу!
        В снежки играли дети
        И бросили меня.
        И вот одна на свете
        Теперь остал-лась я!…

        Школьная сумка (контральто):

        Я - сумка школьная большая,
        Портфеля старого родня…
        Когда и где - сама не знаю,
        Но первоклассник потерял меня!
        Все (секстет):
        Заблудиться, потеряться -
        Вовсе не безделица!
        Где ты, милый мой владелец?!
        Где моя владелица?!

        Саксофон (тенор):

        Томлюсь! Не нахожу я места,
        Уже не верю в чудеса…
        Но чу!.. Знакомого оркестра
        Сюда ко мне несутся голоса-а-а!..

        Издали звучит оркестр, без саксофона.

        Дежурная:
        Граждане, соблюдайте очередь. Всем надо встречать Новый год.
        Солидный гражданин:
        Понимаете, забыл в зале ожидания портфель.
        Дежурная:
        у меня восемнадцать портфелей.
        Солидный гражданин:
        Желтый, желтый!… Совсем не новый!
        Дежурная:
        Одну минуточку… Четыре желтых… сильно не новых. Что у вас там?.
        Солидный гражданин:
        Бутылки.
        Дежурная:
        Все четыре с бутылками .
        Солидный гражданин:
        Так у меня боржоми!
        Дежурная:
        У всех боржоми.
        Солидный гражданин:
        У меня пять бутылок. Сосчитайте.
        Дежурная:
        У всех по пять бутылок. Больше не помещается.
        Солидный гражданин (в отчаянии):
        У меня еще кильки и серпантин.
        Дежурная:
        Есть… Пожалуйста, распишитесь.
        Шерлок Холмс:
        Дорогая мисс, теперь наша очередь.
        Дежурная:
        Мы закрываемся. Уже одиннадцать часов. Приходите завтра. Желаю хорошо встретить Новый год.
        Доктор Уотсон:
        Позвольте, но на моих часах без трех минут.
        Дежурная (раздражительно):
        Ну, что у вас? Скорее…
        Шерлок Холмс:
        Синяя папка!
        Дежурная:
        Есть.
        Шерлок Холмс:
        Внутри библиотечные документы.
        Дежурная:
        Правильно… Возьмите. Распишитесь.

        Шелест бумаги.

        Шерлок Холмс:
        Это не наши бумаги. Положите папку на место. Желаю успехов в Новом году!

        Стук двери.

        Доктор Уотсон:
        Вы сошли с ума, Холмс… Держать папку в руках… и вернуть обратно?
        Шерлок Холмс:
        А вы представляете себе, что будет с Марьей Петровной, когда она завтра придет за синей папкой… Пожилая леди… Больное сердце… Скорее в тройку…
        Ямщик:
        Куда, ваша честь?
        Шерлок Холмс:
        Кирпичный вал, двенадцать.
        Ямщик:
        Эй, кудрявые!.. Жив-ва-а!..

        Звон бубенцов. Стук копыт.

        Артур Грэй:
        Куда привели вас следы, Холмс?
        Доктор Уотсон:
        Увы, он отдал синюю папку…
        Шерлок Холмс:
        Но зато посмотрел документы! Заказ-наряд!.. Знаменитых капитанов тридцать первого декабря отправили в переплетную… Вот откуда появились в кают-компании люди с мешками.
        Робинзон Крузо:
        Клянусь тройкой с бубенцами-Карл Фридрих Иероним Мюнхаузен не зря об этом писал!

        Шум города. Гудки автомобилей. Звонки трамваев. И в эту симфонию вечерней Москвы вплетается конское ржание и звон бубенцов… Милицейский свисток. Телефонный звонок.

        Дежурный ОРУДа:
        Алло, товарищ начальник, докладывает старшина Снегов… ЧП!.. На красный свет промчалась тройка, на облучке ямщик в обнимку с Дедом Морозом… А в санях - трое в штатском…
        Начальник (смеясь):
        Ясно - фестиваль «Русская зима» начался!

        Звон бубенцов. Гудки автомобилей.

        Ямщик (в наступившей внезапно тишине):
        К подъезду подано! Как заказано - Кирпичный Вал, двенадцать!
        Шерлок Холмс:
        Сколько мы вам обязаны, милейший?
        Ямщик:
        Да ничего. Ведь я из сборника романсов. (Затягивает.) «Гайдн, тройка… Снег пушистый. Ночь морозная кругом… ».

        Голос ямщика затихает вдали.

        Шерлок Холмс:
        Вперед, друзья! Мы выходим на финишную прямую!..

        Торопливые шаги по лестнице… И вместе со стуком отворяемой двери врываются звуки праздничного вальса…

        Артур Грэй (восхищаясь):
        Новогодний бал в переплетной!.. Какое волшебное зрелище!.. Я бы даже сказал - феерия!
        Робинзон Крузо:
        Кот в сапогах, звеня шпорами на каблуках лакированных ботфортов, в первой паре ведет Золушку!..
        Доктор Уотсон:
        Наш старый друг Дон-Кихот наконец-то танцует с Дульсинеей Тобосской!
        Артур Грэй:
        Вы только полюбуйтесь… Иван-царевич кружится в валъсе с царевной Несмеяной… Она даже слегка улыбнулась навстречу Новому году…
        Робинзон Крузо:
        А над всеми возвышается дружище Дядя Степа. Такой же рослый, как его автор Сергей Михалков… А с ним в паре Снегурочка!..
        Артур Грэй:
        А какая колоритная пара… Солоха и Черт… из «Ночи перед Рождеством».
        Доктор Уотсон:
        Но я не вижу ни одного капитана и даже боцмана…
        Робинзон Крузо:
        Надо спросить мистера Пиквика… Вот он стоит у буфетной стойки.
        Шерлок Холмс:
        Зачем беспокоить достопочтенного джентльмена бесполезными вопросами? Членов Клуба знаменитых капитанов здесь нет и быть не может.
        Доктор Уотсон (встревоженно):
        Надеюсь, вы шутите, Холмс?
        Шерлок Холмс:
        Для шуток уже нет времени. Половина двенадцатого!.. Вы обратили внимание - все гости на балу в новых туалетах… Переплетных дел мастера закончили свою работу, но не успели отправить книги по библиотекам.
        Доктор Уотсон:
        А знаменитые капитаны, Холмс?
        Шерлок Холмс:
        Должны быть на складе. Ведь их только сегодня привезли. Я ручаюсь - капитанские книги даже не распакованы.
        Робинзон Крузо:
        Давайте осмотрим все здешние пещеры…
        Шерлок Холмс:
        Доктор Уотсон, зажгите ваш электрический фонарь. Мы спускаемся в подвал…

        Шаги по лестнице. Звуки вальса замирают вдали.

        Робинзон Крузо (шепотом):
        Идите сюда… в этом углу лежат пакеты… корзины… А в другом углу навалены мешки…
        Шерлок Холмс:
        Осветите мешки, доктор…

        Из мешка доносится приглушенное пение Мюнхаузена.

        Мюнхаузен (поет):

        Увлекаться я могу.
        Забываться я могу.
        Но ни другу, ни врагу
        Ни полслова не солгу…

        Робинзон Крузо:
        Мюнхаузен!
        Шерлок Холмс:
        Развяжите мешок, Грэй…

        и тут же начинает звучать песенка капитанов:

        В шорохе мышином,
        В скрипе половиц
        Медленно и чинно
        Сходим со страниц.

        Встречи час желанный
        Сумерками скрыт…
        Все мы - капитаны,
        Каждый знаменит!

        Все мы - капитаны,
        Каждый знаменит!

        (Устало.) Отметьте в записной книжке, Уотсон (Диктует.) Расследование по делу
«Северное сияние» закончено в одиннадцать сорок!
        Доктор Уотсон:
        Поспешим на страницы рассказа «Союз рыжих»!..
        Шерлок Холмс (с новым приливом энергии):
        Незамедлительно. Уходим по-английски - не прощаясь. Без лишнего шума…

        Шелест страниц. Перестрелка.

        Дик Сенд:
        Кто отдает салют в нашу честь ?
        Робинзон Крузо:
        Это Шерлок Холмс лег на курс, проложенный для него писателем Конан-Дойлем!
        Мюнхаузен:
        Тьфу!.. Все бывало у меня в канун Нового года… И путешествия на Луну… и полеты верхом на ядре… открытие и закрытие Северного полюса, а также текущий ремонт земной оси и даже заточение в чреве морского чудовища… Но это все-таки был голубой кит, а не старый мешок!
        Дик Сенд:
        Дайте руку, капитан корвета «Коршун»… я помогу вам выбраться…
        Робинзон Крузо:
        Он выберется сам… лучше помогите мне вытащить Тартарена из Тараскона…
        Дик Сенд:
        В данном случае из мешка !
        Робинзон Крузо:
        Отставить разговоры! Вира по малу! .
        Гулливер:
        Достопочтенный капитан Немо, прошу вас проследовать вперед. К глубочайшему сожалению, это не наша уютная кают-компания, а какой-то мрачный подвал. Неужели мы здесь будем встречать Новый год?. .
        Робинзон Крузо:
        Придется, дружище Гулливер. Берите председательский молоток, как старейший среди нас, и начинайте.
        Гулливер:
        Вы не совсем точны, дорогой Робинзон. Джонатан Свифт выпустил меня в свет в тысяча семьсот двадцать шестом году, на семь лет позднее, чем Даниэль Дефо описал ваши необыкновенные приключения.
        Робинзон Крузо:
        Пока мы будем соблюдать все церемонии, наступит Новый год.
        Гулливер:
        Вы правы. Я начинаю.

        Стук председательского молотка.

        Гулливер (командует):
        Взять со страниц моего романа бронзовые канделябры со свечами из Великании. Доставить сюда африканские ковры из домика Тартарена в Тарасконе… И львиную шкуру… Дик Сенд, выкатывайте бочонки из трюма вашего брига «Пилигрим» - они заменят кресла… '

        Стук выкатываемых бочонков.

        Мюнхаузен:
        А стол вместе со всеми роскошными яствами я беру с пятьдесят третьей страницы
«Приключений Мюнхаузена»… Я имею в виду сочинение Эриха Распэ с иллюстрациями Гюстава Доре… Турецкий султан давал обед, превосходный обед в мою честь, который я предлагаю на ужин знаменитым капитанам!

        Стук посуды, ножей, вилок, бульканье шербета.

        Дик Сенд:
        О-о!.. Суп из перепелов!.. Антилопа на вертеле!.. Дыни, фаршированные орехами…
        Тартарен:
        А мне подвиньте, пожалуйста, рахат-лукум в шоколаде… И халву в сметане!.,
        Гулливер:
        Наполните бокалы крепким султанским шербетом!..
        Дик Сенд (вздыхая):
        Не хватает только новогодней елки…

        Звучит сказочная музыка старинной музыкальной шкатулки.

        Фея-сверчок (приближаясь):
        Я могу вам помочь, друзья. Один взмах волшебной палочки, и ваши сокровенные желания начнут исполняться.

        Музыка старинной шкатулки замолкает.

        Полюбуйтесь… нарядной елкой с игрушками старого мастера Калеба… из повести Чарльза Диккенса «Сверчок на печи».
        Гулливер:
        Все общество сердечно благодарит вас, любимица наших юных друзей - фея-сверчок!
        Дик Сенд:
        А какому счастливцу достанется главный приз елочного фестиваля - большая золотая хлопушка?
        Мюнхаузен:
        Всем юным друзьям нашего Клуба!

        Громко хлопает хлопушка. Звучит музыка.

        Начинается песенка елочной хлопушки:

        Хлопушка золотая
        Сегодня смущена:
        Летает чаек стая,
        Колышется волна…

        И сходят с книжной полки
        Скитальцы-моряки,
        Их новогодней елки
        Встречают огоньки…

        Стоит она прекрасная,
        Желанная всегда;
        На ней сверкает ясная,
        Стеклянная звезда!

        Фонарики-проказники
        Горят себе, горят…
        Что видели на празднике,
        Про то и говорят!

        Артур Грэй:
        Без четверти двенадцать, но никто не обращает внимания на капитана галиота
«Секрет» Артура Грэя… Вы писали мне о деле чрезвычайной важности…
        Тартарен (перебивает):
        Месье Грэй!.. А эти письма вы не считаете делом чрезвычайной важности?

        Музыка писем.

        (Читает.) Из Уфы. От Петровой Людмилы, ученицы десятого класса. «Если Цезарь находил, что лучше быть первым в деревне, чем вторым в Риме, то Артур Грэй мог не завидовать Цезарю в отношении его мудрого желания. Он родился капитаном, хотел быть им и стал им. Он прошел все испытания от юнги «Розы-Мимозы» до капитана… «Я понял одну нехитрую истину. Она состоит в том, чтобы делать так называемые чудеса своими руками»… Эти слова капитана Грэя запомнились мне. Я подаю свой голос за принятие Артура Грэя в действительные члены Клуба знаменитых капитанов!»
        Капитан корвета «Коршун»:
        Из Самаркандской области. Станция Джума. От Сабуровой Розальки. «Я за романтиков! Грэй не уступит вам ни в смелости, ни в силе, ни в любви к приключениям, и, конечно же, он человек чести и крепкой воли… »,
        Гулливер:

«Я за то, чтобы капитана из «Алых парусов» Грина приняли в наш клуб. Я - Лусис из Таллина».
        Дик Сенд:

«Здравствуйте, капитаны! Чего там! Принимайте капитана Артура Грэя. Он не открыл ни Америки, ни пролива, но он подарил людям легенду о добре. Вам этого мало?. Учащиеся восьмого класса школы номер сто три города Свердловска».
        Мюнхаузен:
        Ха-ха-ха! Если мы будем читать все письма об Артуре Грэе - это займет весь будущий год!.. Как сейчас помню, чтение посланий о моем приеме в Клуб заняло семь… Нет, не буду лгать, семь с половиной лет!.. Пора задать герою «Алых парусов» три вопроса, от которых зависит - да или нет!
        Капитан Немо:
        Да, таков обычай нашего Клуба. Не соблаговолите ли вы, капитан Артур Грэй, сообщить, где северное сияние впервые вспыхнет в будущем году?
        Артур Грэй:
        Извольте, капитан Немо. У поселка Зеленый мыс, в устье Колымы. Когда откроется навигация по сибирским рекам, из Тюмени по Оби тронется в далекий путь плавучая электростанция под названием «Северное сияние». Хотелось бы надеяться, что в ее библиотеке будут и наши книги… И мы на борту этой необыкновенной электростанции прошли бы Северным морским путем до Колымы. Там, став на якоря, «Северное сияние» даст ток на золотые прииски Чукотки!..
        Капитан корвета «Коршун»:
        Да, все правильно. Задаю второй вопрос, и потруднее. Что вы можете сказать о
«Сиянии Севера»?
        Артур Грэй:
        В наступающем году?
        Капитан корвета «Коршун»:
        Ну, разумеется.
        Артур Грэй:

«Сияние Севера»!.. Это поэма о голубом огне! Поэма в цифрах!.. От Надыма, что на севере Тюменской области, и до города Торжка почти две тысячи' пятьсот километров! Здесь прошла трасса одного из самых мощных газопроводов. Что такое Надым? Мечта, ставшая реальностью! Уже разведано четыре триллиона кубометров газа, а геологи продолжают поиск в зоне вечной мерзлоты. Через тундру, топи, болота, лесные дебри… протянута стальная нитка газопровода «Сияние Севера» и зажгла миллионы голубых огоньков в центре страны!
        Дик Сенд:
        Наши юные друзья наверное удивлены, почему молчит пятнадцатилетний капитан. Разрешите самому молодому из капитанов задать третий и последний вопрос: кто из мореплавателей встречал Новый год в самом тяжелом морском путешествии?
        Артур Грэй:
        Мне вспоминаются слова одного путешественника: «Если бы нашелся оригинал, которому захотелось бы испытать самое неприятное, что может предложить наша планета, я бы от души посоветовал ему провести ночь на старом парусном судне в Антарктических водах во время жестокого шторма». А знаменитый английский мореплаватель Джемс Кук в этих водах заявил : «Я смело могу сказать, что ни один человек никогда не решится проникнуть на юг дальше, чем это удалось мне!..» Однако такие люди нашлись - русские моряки прошли значительно южнее Кука… На встрече Нового года начальник ледовой экспедиции Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен в кают-компании шлюпа «Мирный» произнес тост: «Пожелаем же друг другу счастливо окончить предлежащее нам затруднительное плавание и снова увидеть любезное отечество наше! С новым тысяча восемьсот двадцатым годом!..» Тост оказался пророческим. Шлюпы «Восток» и «Мирный» В январе тысяча восемьсот двадцатого года впервые подошли к берегам Антарктиды!..

        Аплодисменты.

        Гулливер:
        Я думаю, капитан Артур Грэй…
        Тартарен (перебивает):

… хорошо знаком с традициями нашего Клуба! Где ваша песенка, сударь?..

        Звучит музыка песенки капитана галиота «Секрет» Артура Грэя «Алый nарус».

        Артур Грэй (поет):

        Мой заветный пароль -
        Океан и Ассоль,
        Вот о чем моя юность мечтала…
        С той поры много лет
        Держит путь… держит путь мой «Секрет»
        Под блистающим парусом алым!

        Я плыву и плыву,
        Потому что -живу,
        Потому что я дружен с мечтою.
        Наяву и во сне… вечно видится мне
        Алый парус над синей волною!

        Мой заветный пароль -
        Океан и Ассоль -
        Никогда не расстанусь я с вами…
        Пусть, кто молод и смел,
        Мой удел… мой разделит удел:
        Алый парус поднимет, как знамя!

        Стук председательского молотка.

        Гулливер (торжественно):
        Дик Сенд, внесите в вахтенный журнал…
        ..Сего тридцать первого декабря, в двадцать три пятьдесят семь капитан галиота
«Секрет» Артур Грэй из феерии Александра Грина «Алые паруса» единодушно принят в действительные члены Клуба знаменитых капитанов!

        Военно-морской духовой оркестр играет торжественную «встречу»… Башенный бой часов:

        Капитан Немо:
        С Новым годом! За тех, кто в море!
        Мюнхаузен:
        И за тех, кто у репродукторов!

        Крик петуха.

        Тартарен:
        Тревога! Свистать всех на страницы романов…

        Боцманская дудка… Громче кричит петух.

        Капитан корвета «Коршун»:
        Эй! Внимание у всех репродукторов! Слушай мою команду… Паруса ставить!.. С якоря сниматься!..
        Капитан Немо:
        И как говорится в романах… продолжение следует…

        Звучит новогодняя песенка капитанов:

        За окошком снова
        Прокричал петух…
        Фитилек пеньковый
        Дрогнул и потух.

        Синим флагом машет
        Утренний туман…
        До свиданья, вашу
        Руку, капитан!

        Снова мы недвижно
        Станем сам и тут.
        Вновь на полке книжной
        Корешки блеснут…

        Но клянемся честью
        Всем, кто слушал нас,
        Будем с вами вместе
        Мы еще не раз!

        Задорно, весело кричит петух.

        Пленники Нептуна

        Позывные Клуба знаменитых капитанов.

        Ведущий:
        В эфире Клуб знаменитых капитанов. Встреча под кодовым названием «Пленники Нептуна»…

        Продолжительный дребезжащий звонок.

        Марья Петровна:
        Катюша, пора закрывать библиотеку.
        Катюша:
        Сейчас, Марья Петровна, не беспокойтесь… я только поставлю на полку
«Человека-амфибию»…
        Марья Петровна (строго):
        А это что за ералаш?
        Катюша:
        Что вы имеете в виду?
        Марья Петровна (ядовито):
        Я не понимаю… почему вы разбрасываете книги по всей библиотеке?
        Катюша (сквозь слезы):
        Я… да никогда в жизни…
        Марья Петровна:
        Можете убедиться сами… Почему Гулливер стоит посреди Медицинской Энциклопедии? А
«Восемьдесят тысяч километров…» не под водой, а под глобусом… «Тартарен» прилег на
«Бежин луг», а «Мюнхаузен» облокотился на «Дон-Кихота» ?.
        Катюша:
        Я их не трогала…
        Марья Петровна:
        Не хотите же вы сказать, что книги сами скачут по полкам?!
        Катюша:
        Я… я… не знаю… (Плачет.)
        Марья Петровна (смягчаясь):
        Ну не плачьте, Катюша… Кстати, что вас так расстроило? Чем вы огорчены?
        Катюша:
        Вы же сказали… про этот беспорядок…
        Марья Петровна:
        Ну ладно, ладно… успокойтесь… Мы сейчас поставим все книги на место!

        Стук открываемой двери.

        Посыльный:
        Получите букет из цветочного магазина… Распишитесь… Семьдесят пять тюльпанов…
        Марья Петровна:
        А собственно, кому?
        Посыльный:
        Точно по адресу вашей библиотеки. Карточка в конверте. Будьте здоровы.
        Катюша:
        Всего хорошего.

        Стук закрываемой двери.

        Марья Петровна:
        Гмм… Очень странно…
        Катюша:
        А что написано на конверте ?
        Марья Петровна:

«Дорогому юбиляру»…
        Катюша (с любопытством):
        Давайте, вскроем конверт…
        Марья Петровна:
        Как можно?.. Это ваш юбилей, Катюша?
        Катюша:
        Какой же юбилей в девятнадцать лет ?
        Марья Петровна:
        А мой уже праздновали в прошлом году. А-а… это, вероятно, хотят отметить семьдесят пять лет со дня рождения Семена Семеновича, учителя географии…
        Катюша:
        Да ему только семьдесят один. (Смеется.) Тюльпаны могут завянуть…
        Марья Петровна:
        Ну вот что… поставьте цветы в воду, а завтра утром мы их передадим директору школы… Пусть сам разбирается.
        Катюша:
        Сейчас, Марья Петровна… Красивые какие… Прямо загляденье… (Ставит цветы в большую вазу.) Ну, вот и все…
        Марья Петровна:
        Закрывайте двери, Катюша.

        Стук двери. Поворот ключа. Часы бьют семь ударов.

        Звучит песенка капитанов:

        В шорохе мышином,
        В скрипе половиц
        Медленно и чинно
        Сходим со страниц.

        Встречи час желанный
        Сумерками скрыт…
        Все мы - капитаны,
        Каждый знаменит!

        Нет на свете дали,
        Нет таких морей,
        Где бы не видали
        Наших кораблей.

        Мы, морские волки,
        Бросив якоря,
        С нашей книжной полки
        К вам спешим, друзья!
        К вам спешим, друзья!

        Дик Сенд:
        Капитаны!.. Какой букет!
        Гулливер:
        Тюльпаны!
        Тартарен (скромно):
        Я думаю, это подарок какой-нибудь дамы самому неотразимому из нас…
        Мюнхаузен:
        Нет, самому правдивому, Тартарен!
        Робинзон Крузо:
        Я не очень разбираюсь в тюльпанах… На моем острове они не росли… Но в посланиях, телеграммах и письмах я разбираюсь отлично.

        Звук разрываемою конверта.

        (Читает с явным интересом.) «Позвольте вам напомнить. Мы встречались с вами столько раз, сколько в этом букете тюльпанов. И еще один раз в честь сегодняшней встречи. Ваши старинные друзья - первые слушатели Клуба».
        Капитан Немо:
        Ах, вот оно в чем дело?
        Капитан корвета «Коршун»:
        Эй, на, корвете!
        Вахтенный начальник:
        Есть на корвете!
        Капитан корвета «Коршун»:
        Оркестр на палубу !
        Вахтенный начальник:
        Есть, оркестр на палубу!
        Дик Сенд:
        Прошу вас - триумфальный марш в честь верных друзей нашего Клуба!

        Духовой оркестр играет марш.

        Тартарен:
        Ну, после такой музыки нам остается с лучшими чувствами и верой в будущее занять свои постоянные кресла в нашей кают-компании. (Напевает.) Трам-пам-пам-пам… Тю тю пан-пан.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Мои стародавние соседи по книжным полкам и неугомонвые мореплаватели! В один прекрасный день, несмотря на дождь, был поднят вымпел Клуба знаменитых капитанов. И вот пролетело каких-нибудь двадцать четыре года, и мы собрались в семьдесят пятый раз.
        Гулливер:
        Совершенно точно, достопочтенный капитан корвета «Коршун». Но за эти годы мы не стали ни лилипутами, ни великанами, мы остались такими… какими нас энают дети… всем известными знаменитыми капитанами.
        Тартарен (взрываясь):
        Пардон, медам и месье!.. Зато наши слушатели за это время выросли, некоторые даже женились и теперь слушают нас вместе с детьми, не говоря уже о племянниках и двоюродных сестрах, а также соседях и гостях!.. Но вспомним традиции нашего Клуба… В такой знаменательный день председательский молоток. Должен держать в руках самый смелый, скромный и галантный из нас. Не подлежит сомнению, что это…
        Мюнхаузен (торопливо):
        Я!.. Карл Фридрих Иероним Мюнхаузен! Готов принять от вас председательский молоток.
        Тартарен:
        А собственно, почему вы? Это не очень галантно, не совсем скромно, хотя и слишком смело!
        Мюнхаузен:
        Да взгляните на меня, Тартарен. Полюбуйтесь! Красный камзол! Треуголка! Лакированные ботфорты!.. Голубой переплет!.. Обратите внимание на большой формат! Я бы сказал - председательский! Я уже не говорю о тираже… Масса иллюстраций! Новое издание!
        Дик Сенд:
        Для кого вы так принарядились?
        Мюнхаузен:
        То есть как для кого?! Для младшего возраста… Какая удача, что мой очередной выход в большой свет совпал с нашим праздником!
        Робинзон Крузо:
        Но почему вы, как мой попугай, раскланиваетесь направо и налево?
        Мюнхаузен:
        Потому что я в двух частях! (Быстро.) Часть первая - Конь на крыше, Волк наизнанку, Бешеная шуба, Верхом на ядре, Первое путешествие на Луну… Часть вторая - Встреча с китом, Один против тысячи, Сырный остров, Корабли, проглоченные рыбой… И масса других правдивых историй… Дайте сюда председательский молоток.
        Дик Сенд:
        А у нас, мальчишек, самая лучшая рекомендация для книжного героя - потертый переплет. Я предлагаю избрать председателем старейшего из капитанов - Робинзона Крузо, хотя он сегодня красуется среди нас в блестящем переплете. Как- никак это Робинзон Крузо!

        Возгласы. Стук председательского молочка.

        Робинзон Крузо:
        Благодарю за честь, пятнадцатилетний капитан. Весьма тронут… Но, признаться, с нелегким сердцем я становлюсь за штурвал нашего Клуба.
        Тартарен:
        Ну, мсье Робинзон, если вам так тяжело - я готов пожертвовать собой…
        Дик Сенд (перебивает):
        Простите, но прежде надо выяснить… Капитан Крузо, почему с нелегким сердцем?
        Робинзон Крузо:
        Я не большой любитель юбилеев… Утомительные речи… адреса… приветствия… А что, если круто свернуть с этого курса и провести встречу в моей пещере?.. Все свои… Пятница, попугай… жареная козлятина, припрятанный бочонок вина и морские загадочные истории…

        Вступает фантастическая музыка, иллюстрирующая стремительный прилет «машины времени», Слышен звук включаемых рычагов,

        Путешественник во времени:
        Позвольте представиться… Путешественник во времени из повести Герберта Уэллса
«Машина времени»!.. У меня есть все, кроме времени. Я мчусь по эпохам. Но как я мог отказать весьма известным, почтенным джентльменам… вот их послание!.. Читайте!
        А я стартую в будущее!

        Звук, похожий на запуск ракеты. Фантастическая музыка «машины времени» затихает вдали.

        Гулливер:
        Фантастическая машина, очень странный путешественник, таинственное послание. Нет, тут не до вашей пещеры, любезный Робинзон.
        Капитан Немо:
        Откровенно говоря, мы получали письма по почте, извлекали из кольца на лапке голубя, доставали из бутылок с сургучом… Получали с гонцами, посыльными, курьерами, но с машиной времени, как почтовым ящиком, сталкиваемся в первый раз!
        Капитан корвета «Коршун»:
        Я вскрывал столько депеш на капитанском мостике корвета «Коршун»… Позвольте, вскрою и этот конверт!

        Негромкий звук разрываемого почтового конверта, шелест письма.

        Дик Сенд:
        Кому адресовано письмо?
        Капитан корвета «Коршун» ( читает ):

«Клубу знаменитых капитанов». Один мыслитель сказал: «Сколько дней труда, сколько ночей без сна, сколько долгих жизней вылиты здесь в мелких типографских знаках и стиснуты в тесном пространстве окружающих нас полок… »
        Дик Сенд (экспансивно):
        Это про нашу библиотеку!
        Капитан корвета «Коршун»:
        Не только про нашу. Читаю далее… «Мы очень рады, что вы сходите со страниц для новых увлекательных путешествий и приключений, и чудесно, что вы все встречаетесь в одной кают-компании… русский капитан корвета «Коршун», сын Индии Немо, моряк из Йорка Робинзон Крузо, ирландец Гулливер, Тартарен из солнечного Прованса, американский юноша Дик Сенд, Карл Фридрих Иероним Мюнхаузен из Саксонии, капитан Грэй - герой феерии «Алые паруса»! Счастливого плавания! Попутного ветра и десять футов, не менее, под килем!»…
        Капитан Немо:
        Кто авторы этих посланий?
        Капитан корвета «Коршун»:
        Трудные почерки… и на разных языках… Даниель Дефо… Джонатан Свифт, Эрих… Распэ… Жюль Верн… Константин Станюкович… Альфонс Доде… Александр Грин…

        Капитаны аплодируют.

        Робинзон Крузо:
        Я глубоко растроган… (Сквозь слёзы.) Как и все вы… надеюсь…
        Тартарен:
        Ах, медам и месье! Как жаль, что мы не успели сказать «мерси» этому симпатичному путешественнику во времени. Интересно встретиться с ним после его возвращения из будущего.
        Мюнхаузен (перебивает):
        Может быть, мне быстренько вылететь вдогонку верхом на ядре?..
        Дик Сенд:
        Прекрасная мысль! Но куда? В какую эпоху?
        Капитан Немо:
        Разрешите вас вернуть в сегодняшний день. После такого послания мы не можем сидеть у камина!..
        Робинзон Крузо:
        Правильно! Я отменяю приглашение провести вечер у костра в моей пещере. Клянусь всеми теплыми и холодными течениями в океане:
        Дик Сенд:
        Мой бриг «Пилигрим» всегда готов к походу. Остается только отдать команду: паруса ставить! С якоря сниматься!
        Капитан корвета «Коршун»:
        На «Коршуне» подняты все паруса!
        Артур Грэй:
        Галиот «Секрет» выбирает якоря!…
        Тартарен:
        Пардон! Но мой флагманский корабль «Тю-тю панпан» уже дымит на рейде!
        Капитан Немо:

«Наутилус» готов к погружению!

        Стук председательского молотка.

        Робинзон Крузо:
        Капитаны! Вы предлагаете отличные корабли… а меня привлекает другое… Сегодня рядом со мной на книжной полке оказалась книга бывалого моряка Вэла Хауэлза «Курс - одиночество». Но не одиночество привлекло меня, а отвага… Сам автор дважды принимал участие в гонке яхт-одиночек через Атлантику, однако не ему .принадлежит сама идея подобных путешествий. В тысяча восемьсот семьдесят пятом году датский моряк Альфред Енсен на рыбацкой лодке доплыл из Америки до Англии за пятьдесят четыре дня!
        Дик Сенд:
        Идея! Предлагаю шлюпочный поход вокруг света по маршруту Москва-Москва!
        Капитаны (перебивая друг друга):
        Прекрасная мысль!.. Молодец Дик! Именно на шлюпке! Немедленно!!! Сейчас же!!!

        Стук председательского молотка.

        Робинзон Крузо:
        Прошу спустить со страниц моего романа хорошо просмоленную гребную шлюпку с полным запасом сушеной козлятины, сухарей и пресной воды!

        Шелест страниц, который постепенно переходит шум морского прибоя.

        Артур Грэй:
        По местам!.. Разобрать весла!
        Робинзон Крузо:
        Капитан корвета ! Возьмите руль!
        Капитан корвета «Коршун»:
        Есть взять руль !
        Робинзон Крузо:
        Дик Сенд ! На нос! Впередсмотрящим!
        Дик Сенд:
        Есть, впередсмотрящим!
        Капитан корвета «Коршун»:
        Отчаливай!

        Звучит музыка. Капитаны поют песню «Старая шлюпка»:

        Над морской водой соленой
        Шлюпка быстрая летит -
        Закопченная,
        Просмоленная,
        Неприглядная на вид.

        Вдогонку мчится альбатрос,
        Предвестник урагана,
        Но изучил лихой матрос
        Повадки океана!
        Живут немалые века
        Моряцкие ремесла:
        Проверь свой путь наверняка,
        К рулю пусть прикипит рука,
        И - навались на весла!

        А когда навстречу ринется
        Ненасытный вал морской -
        Шлюпка ласточкой
        Вдруг прикинется
        И взметнется над волной!

        Вдогонку мчится альбатрос,
        Предвестник урагана,
        Но изучил лихой матрос
        Повадки океана!
        Живут немалые века
        Моряцкие ремесла:
        Проверь свой путь наверняка,
        К рулю пусть прикипит рука,
        И - навались на весла!

        Как курильщик с дымной трубкою,
        Как скрипач с тугим смычком -
        Неразлучны мы
        С верной шлюпкою,
        В море дальнее идем!

        Вдогонку мчится альбатрос,
        Предвестник урагана,
        Но изучил лихой матрос
        Повадки океана!
        Живут немалые века
        Моряцкие ремесла:
        Проверь свой путь наверняка,
        К рулю пусть прикипит рука
        И - навались на весла!

        Скрип уключин. Шум весел.

        Дик Сенд:
        Каким курсом мы идем, капитан корвета «Коршун»? Я теряюсь в догадках…
        Капитан корвета «Коршун»:
        А я отмечаю его на карте. Молча.
        Дик Сенд:
        Вы меня удивляете, Василий Федорович. А почему, собственно, нельзя сказать вслух?
        Капитан корвета «Коршун»:
        Чтобы не услышали наши юные друзья. Дело в том, что я имею честь предложить новую географическую игру «Москва - Москва». Пусть школьники проложат по карте возможные пути шлюпочного похода вокруг света из Москвы в Москву и пришлют нам свои работы…
        Тартарен:
        Я думаю, что это не только игра, а еще и конкурс. Чем же мы наградим победителей Какие призы их ожидают? Спрашиваю я от имени всех морских львов.
        Артур Грэй:
        Призы и почетные грамоты Клуба будут посланы в бутылках с сургучом!
        Тартарен (чихает):
        Все это любопытно и даже увлекательно, но океанский ветер, кажется, продул меня насквозь. Где мой плед?. Мерси, Гулливер! Накиньте мне его на плечи… Козлятина, вода, карты, весла… как будто все захватили?. Ружья, охотничьи ножи, пистолеты и ни одного порошка аспирина!
        Гулливер:
        Успокойтесь, достопочтенный Тартарен. Океан - самая огромная кладовая лекарств в мире! В глубинах моря - небывалая аптека. Я вам докладываю об этом со знанием дела, как бывший корабельный врач… Вы слушали что-нибудь о морских коньках? Еще в Древней Греции их сжигали, а золу применяли как лучшее средство от облысения!…
        Тартареи:
        Вот как! Весьма привлекательно, месье Гулливер!.. А у вас нет при себе этой золы?. Хоть немного… Хотелось бы мне попробовать это лекарство.
        Гулливер:
        К вашему сведению, я ношу парик.
        Тартарен:
        Но от этого мне не легче… (Чихает.) И даже сердце немного покалывает…
        Гулливер:
        Из рыбы-ежа добывают лекарство, которое утоляет боль.. Ведутся также опыты над препаратами из осьминогов - для лечения болезней сердца… Еще бы мне хотелось вспомнить добрым словом морскую змею,.. Из этого не слишком симпатичного создания добывается средство, останавливающее кровотечение… А йод и бром, которые изготовляют из водорослей!
        Тартарен:
        Но насморк, насморк… Увы!.. (Чихает.)
        Гулливер:
        Есть старинное лекарство от насморка - промывать нос морской водой…
        Дик Сенд:
        Тревога! На горизонте зубатые киты! Кашалоты!
        Робинзон Крузо:
        Хорошо, что пока на горизонте. Встреча с кашалотами на шлюпке не предвещает ничего хорошего.
        Капитан Немо:
        Я же предлагал вам свой «Наутилус»…
        Дик Сенд:
        Внимание, капитаны! Взгляните… по правому борту… один кашалот отделился от стада…
        Мюнхаузен:
        Ха-ха-ха… Ну чего вы испугались? Мне уже приходилось встречаться с хищным зубатым китом один на один…

        Звучит мелодия песенки Мюнхаузена.

        Это, несомненно, самое безобразное существо в мире. Представьте себе его физиономию: правый глаз намного больше левого и всего одна ноздря!.. Лязгая зубами, кашалот бросился на меня. Я не растерялся и, лязгая зубами, бросился от него… Вы, конечно, знаете, что я лучший в мире дрессировщик животных!.. Вы, конечно, слыхали о моих выступлениях в лунных цирках.
        Робинзон Крузо:
        А кашалот это знал?..
        Мюнхаузен:
        К счастью, в последний момент я вспомнил, что у меня в кармане случайно завалялась колода карт. Я ныряю тасую под водой карты и предлагаю кашалоту выбрать любую. Не хочет! Ни под каким видом!.. Глядит на меня в упор и начинает облизываться… Представляете мое состояние?! Тогда я пускаю в ход последнее средство - карточные фокусы!.. После нескольких пассажей мне удалось рассмешить его до слез. Ну а когда кашалот хохочет, с ним очень легко договориться.

        Все смеются.

        Артур Грэй:
        О чем же вы договорились?
        Мюнхаузен:
        Кашалот любезно согласился совершить экстренный рейс Северная Атлантика - Эльба. И я примчался домой верхом на кашалоте, вписав новую блестящую страницу в историю моих приключений!

        Звучит мелодия песенки Мюнхаузена.

        Дик Сенд (взволнованно):
        Капитаны! К нам приближается громадный кашалот… Столкновение опасно!
        Робинзон Крузо:
        Лево руля! Табань!
        Капитан корвета «Коршун»:
        Есть лево руля!

        Раздаются звуки, очень похожие на пушечные выстрелы.

        Тартарен:
        Ах, медам и месье! Какое счастье! Нам на помощь спешит пушечный корабль!
        Дик Сенд:
        Нет! Это кашалот бьет хвостом по волнам! Такой удар может разнести нашу шлюпку в щепки!
        Тартарен:
        Мюнхаузен, у вас колода карт при себе?
        Мюнхаузен (в отчаянии):
        Никакого оружия. Ни холодного, ни горячего, ни даже теплого!.. Как говорится, ни бесшумного, ни шумного.
        Дик Сенд:
        Он разворачивается… идет прямо на шлюпку!
        Артур Грэй:
        Надеть акваланги!
        Робинзон Крузо:
        Сильнее табань! Еще круче лево руля!

        Плеск воды.

        Капитан корвета «Коршун»:
        Есть, еще круче!
        Дик Сенд:
        Он весь утыкан пиками и острогами…
        Капитан Немо:
        Я его узнаю. Это «Новозеландский Том»… Гроза китобоев! Он разбил множество кораблей и вельботов!

        Звук сильного удара. Выкрики. Шум волн.

        Капитан корвета «Коршун»: .
        Держаться всем вместе!..
        Дик Сенд (шепотом):
        Ой, еще какое-то чудовище выплывает на поверхность.
        Тритон Тритоныч (в мегафон):

«Новозеландский Том»! На базу!..
        Дик Сенд:
        Оказывается, все было подстроено…
        Тритон Тритоныч:
        С прибытием, знаменитые капитаны. Разрешите представиться. Тритон Тритоныч. Шеф отдела кораблекрушений. По распоряжению его океанского величества имею честь сопровождать вас на морское дно.
        Тартарен:
        Мы очень польщены, Тритон Тритоныч, но на каком транспорте?
        Тритон Тритоныч:
        К вашим услугам упряжки из самых резвых морских коньков, господа капитаны…

        Звук морской сирены.

        Прошу по коням! Следуйте за мной в кильватер!

        Музыка путешествия на морских коньках.

        Дик Сенд:
        Нас увлекают в глубины океана…
        Тартарен:
        А меня это совсем не увлекает… Вы знаете, сколько глубоководных впадин в Тихом океане? И каких!.. Семь! Восемь! Девять тысяч метров!..
        Капитан Немо:
        Вы отстали, Тартарен. Именно в Тихом океане советская научная экспедиция на судне
«Витязь» открыла впадину глубиной свыше одиннадцати тысяч метров!..
        Капитан корвета «Коршун»:
        А если к этому добавить, что Тихий океан занимает более одной трети площади земного шара и половину мирового океана, то я начинаю сомневаться в вашем возвращении в библиотеку, тем более без компаса, секстанта и хронометра…
        Дик Сенд:
        А что это за горные склоны ?.
        Капитан Немо:
        Очевидно, под нами Гавайский хребет…
        Тартарен:
        Ах, как жаль, что я не захватил свой альпеншток. Кто не знает, что я покорил немало горных вершин?
        Дик Сенд:
        Ой ! Мы вплываем в какое-то подводное ущелье.
        Тритон Тритоныч:
        Пропустите кавалькаду через парадный грот!

        Голоса и шумы звучащих рыб.

        Дик Сенд:
        Что за странные звуки?
        Капитаи Немо:
        Это разговаривают рыбы…
        Тритон Тритоныч: .
        Рыбы-меч, на ка-раул!.. (Тихо, капитанам.) Какая честь!.. Вы только поглядите, кто вас встречает… сам повелитель подводного царства с ансамблем русалок!

        Звучит музыка песенки Нетуна.

        Нептун (поет):

        Я - непоседа, хлопотун,
        Живу в стране подводной,
        Моя фамилия - Нептун -
        Известна всенародно!

        Но откровенно вам скажу,
        Хоть дело не в названье, -
        Отрады я не нахожу
        В своем почетном званье!

        Обидно даже: съест угря
        Иной обжора сразу,
        Но про подводного царя
        Не вспомнит он ни разу!

        Вернешься ночью во дворец,
        Ног под собой не чуя…
        И тут русалок, наконец,
        Послушать захочу я!

        Русалки:

        Для Нептуна,
        Пред Нептуном
        Мы поем,
        Звеня по струнам!
        Пусть кипят волны седые клочья,
        Пусть жестокость бури увеличится,
        Мы готовы петь вам днем и ночью,
        Ваше океанское величество!

        Нептун:

        Мое хозяйство не объять
        Ни разумом, ни глазом…
        А рассержусь - морская гладь
        Вдруг всколыхнется разом!
        И - берегись тогда фрегат,
        Захлестнутый волнами:
        Сегодня - шторм, а завтра, брат,
        Свирепое цунами!
        Но если полюблю кого,
        Не буду знать покоя:
        Немедля утащу его
        К себе на дно морское!!!

        Буль-буль! Не вырвешься, пловец,
        Твой бунт смешон и жалок!
        Буль-буль!.. Вот это - мой дворец
        И хор моих русалок!

        Русалки:

        Для Нептуна,
        Пред Нептуном
        Мы поем,
        Звеня по струнам!..
        Пусть кипят волны седые клочья,
        Пусть жестокость бури увеличится,
        Мы готовы петь вам днем и ночью,
        Ваше океанское величество!

        Нептун:
        Знаменитые капитаны, приветствую вас по случаю вашей семьдесят пятой встречи и первой в подводном царстве! Но, как говорится, моряков песнями не кормят… Прошу проследовать в коралловый замок - на банкет…

        Подводный марш на музыку песни Нептуна.

        Дик Сенд (шепотом):
        Смотрите… все стены выложены перламутром…
        Капитан Немо:
        А ноги буквально утопают в ковре из разноцветных морских губок…
        Тартарен (тихо):
        Ах, медам и месье… Лучше обратите внимание на стол.. Омары, лангусты, устрицы, пикантные салаты из водорослей, не говоря уже о печени кита, трески и налима… А какой дивный аромат струится из этой черепаховой миски… О-о! Уха из петуха! И, конечно, морского!

        Звуки быстро падающих капель, напоминающих азбуку Морзе.

        Тритон Тритоныч:
        Ваше океанское величество, получена срочная водограмма. Двадцать кораблей проходят экватор.
        Нептун:
        А праздник Нептуна справляют? Купают новичков в морской воде?
        Тритон Тритоныч:
        Все в порядке. Праздник снимает кинохроника, а с двух кораблей передают по телевизору.
        Нептун (самодовольно):
        Обеспечить полный штиль и нагнать в невода отборной рыбы до отказа.
        Тритон Тритоныч (робко):
        А что делать с лайнером «Пингвин»? Не празднуют.
        Нептун:
        Послать им по курсу приличный тайфунчик…
        Тартарен (обиженно):
        Мы, кажется, здесь лишние… Вы о нас забыли, ваше океанское величество?
        Нептун:
        Прошу принять во внимание. Понимаете, работаю один, без заместителей! Тритон Тритоныч, открыть бочки с нектаром из морских лилий!

        Стук открываемых бочек.

        Тритон Тритоныч:
        Наполните эти жемчужные раковины, дорогие гости…
        Нептун:
        Да снимите ваши акваланги, друзья… Одно буль-буль, и вы мои - навсегда!
        Тартарен:
        Это так лестно, ваше океанское величество, но разрешите, я пока сделаю буль-буль из этой раковины с нектаром… Ваше здоровье!
        Нептун (хмуро):
        Вы не желаете стать жителями подводного мира… самой обширной и богатой страны на нашей планете? Да подумайте о будущем! Без даров океана люди скоро не смогут существовать… Суша их не прокормит!..
        Артур Грэй:
        Ваше океанское величество ! Нас ждут земные дела.
        Нептун:
        Я вас, кажется, понял! Тритон Тритоныч, отсыпать тысячу крупных жемчужин для невесты капитана Грэя - Ассоль!

        Музыкальный звон падающих жемчужин..

        Капитан Немо:
        Нет, вы не поняли нашего друга…
        Артур Грэй:
        Отставить жемчуг. Ведь мы только книжные герои. И для нас подлинное богатство и бесценные сокровища - это любовь и дружба наших юных друзей.
        Нептун:
        Ах, так. Еще раз предлагаю… Буль-буль, и вы становитесь членами подводного клуба
«Друзья Нептуна»!
        Гулливер:
        Достопочтенный морской царь, мы никогда не слыхали о существовании такого клуба.
        Нептун:
        А его пока и не существует. Я плыву вперед! Клуб «Друзья Нептуна» нужен всем!
        Дик Сенд:
        Осмелюсь спросить, ваше океанское величество, а собственно, для чего?
        Нептун:
        Для изучения подводного мира, юноша. Здесь - на месте! И повседневно! Ваши научные корабли пытаются кое-что уцепить своими тралами, но ведь это только крохи .с моего стола. А клуб «Друзья Нептуна» станет подводной академией! Вот для чего вы мне понадобились, знаменитые капитаны.
        Тартарен:
        Все это очень увлекательно, ваше Океанское величество, но я должен спешить в Тараскон. Пора полить мой баобаб!..
        Нептун (грозно):
        Вы отказываетесь, Тартарен? Одумайтесь. Один удар моего трезубца - и только медузы будут оплакивать вас…
        Гулливер (дипломатично):
        Любезный Тартарен немножко погорячился… Вы разрешите нам серьезно обдумать ваше лестное предложение… в своей кают-компании?
        Нептун:
        Пожалуйста, я не возражаю. Думайте, пока хватит воздуха в ваших аквалангах, но не в кают-компании, а на подводной гауптвахте…
        Тритон Тритоныч:
        Ловлю указание на острие царственного трезубца…

        Удар трезубца о скалу, похожий на звон музыкальных тарелок. Шум волн.

        Нептун:
        Приказываю отправить капитанов на затонувший корабль «Черный принц». В караул назначить отряд придворных осьминогов.
        Тартарен:
        Неужели нам придется сидеть в заточении, да еще в полной тьме? Разве это условия для серьезных размышлений и дебатов по такому важному вопросу? Ваше океанское величество…
        Нептун (смягчаясь):
        Выдать им два электрических ската…
        Тартарен (испуганно):
        Ската?!. Не лучше ли стайку светящихся рыб!..
        Нептун:
        Дорогие гости, мне для вас ничего не жаль… Счастливого пути… к «Черному принцу»!

        Музыка подводного путешествия.

        Тритон Тритоныч:
        Ну вот и прибыли! К сожалению, поздравить не с чем. Располагайтесь на этих рундуках! Выход из трюма только через верхний люк. Я его задраю лично…

        Скрежет завинчиваемого люка.

        Капитан корвета «Коршун»:
        Сколько мы еще можем продержаться?
        Капитан Немо:
        Не более получаса.
        Дик Сенд:
        Нам предстоит погибнуть в трюме «Черного принца». Этого корабля сокровищ! На грудах золота…
        Робинзон Крузо (перебивает):
        В лучшем случае тут завалялось несколько гиней… Во время крымской войны английское адмиралтейство задолжало громадные суммы наемным солдатам, осаждающим Севастополь… Но спешить с выплатой жалованья не имело смысла… Войска таяли с каждым днем от русских ядер и пуль… Среди поредевших батальонов начался ропот, угрожавший бунтом… Тогда воякам было объявлено, что скоро прибудет корабль «Черный принц» И все долги будут заплачены полновесной монетой… Но вблизи Балаклавы корабль при загадочных обстоятельствах разбился о скалы. Он пошел ко дну на глазах у солдат экспедиционного корпуса.
        Капитан Немо:
        Много раз предпринимались попытки поднять драгоценный груз «Черного принца» с морского дна. Работы вели итальянские, японские, французские компании. Любопытно, что только британское адмиралтейство не проявляло к этим поискам ни малейшего интереса.
        Дик Сенд:
        Почему?
        Капитан Немо:
        Потому что «Черный принц» не был кораблем сокровищ. Скорее, это был корабль-призрак! В его трюм, очевидно, грузилось все; что угодно, кроме золота!..
        Мюнхаузен:
        Лжецы ! Лжецы! Лжецы!..
        Тартарен (вздыхая):
        Медам и месье! Петь я уже не могу… Приходится экономить воздух… Я буду говорить кратко, сухо и мужественно, как настоящий тарасконец перед лицом гибели… Если столько разных компаний не могли отыскать «Черного принца» с грузом золота и без… в данном случае это безразлично… то кто может прийти нам на помощь? Увы, никто!

        Скрежет отвинчиваемого люка.

        Дик Сенд:
        Отвинчивают…
        Артур Грэй (тихо):
        Странное животное… Ласты… И какие-то необычайно выпуклые глаза… Или очки?.
        Капитан Немо:
        Животное?. Не похоже… Пожалуй, скорее, человек… С ножом в руке…
        Дик Сенд (шепотом):
        Это морской дьявол…
        Ихтиандр:
        Некоторые меня называли так… и могу вас заверить - совершенно ошибочно. Я - Ихтиандр из книги Александра Беляева «Человек-амфибия»!

        Звучит музыка песни Ихтиандра.

        Ихтиандр (поет):

        Жизнью двойной мне приходится жить,
        Жизнью двойной.
        С самою детства привык я дружить
        С морем и дальней волной!
        Но и о жаркой земле Ихсиандр
        Помнит и ночью и днем:
        Алые розы, густой олеандр -
        В сердце моем!..

        Если увижу следы на песке,
        Чьи-то следы, -
        Сердце стремится в неясной тоске
        Прочь от соленой воды!
        Если же долго без моря живу -
        Я, словно пленник, грущу:
        И не во сне - наяву, наяву
        Море ищу!

        Так между сушей и морем идут,
        Тянутся дни,
        Люди, наверно, меня не поймут,
        Мне не поверят они!
        Знаю загадки земных я дорог,
        Слышу морскую волну…
        Вот если б так же постигнуть я мог
        Сердца всю глубину!

        Тартарен:
        Браво, браво, мсье Ихтиандр. Но я не говорю «бис»! Потому что У нас слишком мало времени…
        Ихтиандр:
        Все равно мы должны ждать Лидинга .
        Гулливер:
        Лидинг?. Не имел чести его знать.
        Ихтиандр:
        Это мой лучший друг… Дельфин! Он сейчас собирает своих коллег для вашего спасения. От Лидинга я и узнал, что вы заточены на «Черном принце».
        Капитан Немо:
        А как вам все-таки удалось пройти сквозь караул гигантских спрутов?
        Ихтиандр:
        Могу вам сообщить: мои отношения со спрутами прекрасно описаны на странице сто четвертой «Человека-амфибии». Глава так и называется - «Бой со спрутами». Мне пришлось повторить тот же маневр!..
        Тартарен:
        Я восхищен! Но меня волнует только одна подробность… когда прибудет Лидинг?
        Мюнхаузен:
        Когда ?…
        Ихтиандр:
        Вы услышите его сигнал!..
        Капитан Немо:
        Дорогой Ихтиандр! Вы знаете тайны океана даже лучше, чем я, капитан «Наутилуса»…
        Ихтиандр:
        Только благодаря профессору Сальватору. Он меня создал!.. Океан стал для меня родным домом, огромным, как мир. Позвольте напомнить вам речь Сальватора на суде. Его судили за то, что он пересадил мне в детстве жабры молодой акулы. Вот что он сказал своим судьям: «Больше семи десятых земной поверхности составляет пространство водной пустыни… Миллиарды людей без тесноты и давки могли бы разместиться в океане… если бы человек мог жить в воде.
        В океане жизнь всюду - от экватора до полюсов, от поверхности до глубин. Как же мы используем беспредельные богатства океана?.. Ловим рыбу, я бы сказал, снимаем улов только с самой верхней пленки океана, совершенно оставляя неиспользованными глубины… Ихтиандр мне приносил со дна моря образцы редких металлов и пород… их залежи в океане могут быть огромными. А затонувшие сокровища? Вспомните хотя бы…»

        Доносится музыкальный свист дельфина.

        Ихтиандр:
        Это подает сигнал Лидинг !
        Робинзон Крузо:
        Для нас, друзья, Лидинг сейчас в тысячу раз дороже, чем все затонувшие сокровища. Клянусь «Черным принцем» .
        Тартарен:
        Помогите мне выбраться из люка… Где мой плед?.
        Ихтиандр:
        Поднимайтесь за мной!

        Звучит музыка поднимающихся на поверхность аквалангистов.

        Мюнхаузен:
        Не отчаивайтесь, капитаны… Честное слово Мюнхаузена, мы спасены!.. Знаменитые кап… кап… кап… (Захлебывается.)
        Дик Сенд:
        У него кончился воздух. Грузите Карла Фридриха Иеронима на спину Лидинга…

        Плеск волн.

        Робинзон Крузо:
        Полный вперед!
        Ихтиандр (трубит в рог):
        Счастливого плавания!

        Музыка путешествий.

        Капитан корвета «Коршун»:
        Снять акваланги. Они сейчас уже не нужны.
        Тартарен:
        Да-да, хотя со всех сторон сквозняк, но так приятно дышать чистым морским воздухом…
        Мюнхаузен (ворчливо):
        Я предвижу новые интриги… Есть еще люди, которые не верят в мои правдивые истории. Но я прошу всех капитанов… в случае чего… удостоверить, что я действительно плавал на дельфине по. маршруту Балаклава - Судак… или, может быть, Скумбрия, конечно, свежая!
        Капитан корвета «Коршун»:
        Вы ошибаетесь, Карл Фридрих Иероним. Это курорт Мисхор!.. Видите бронзовую русалку?.
        Робинзон Крузо:
        Пустынный пляж… Впрочем, что удивительного? Еще не взошло солнце…

        Музыкальный свист дельфина.

        Капитан Немо:
        Это, наверно, сигнал прощания. Дельфины дальше не пойдут. Здесь для них мелко!

        Всплеск воды.

        Робинзон Крузо:
        До берега недалеко. Доберемся!..
        Капитан Немо:
        Дорогие дельфины! Благодарим за все! Вы настоящие друзья человека! . .

        Слышится плеск хвостов уплывающих дельфинов. Шум прибоя.

        Артур Грэй:
        Шлюпочный поход Москва-Москва не состоялся. Я очень сожалею!..
        Мюнхаузен:
        Я нисколько не сожалею!.. Масса впечатлений! «Черный принц»! Встреча с
«человеком-амфибией». Восхитительный банкет у моего лучшего друга Нептуна!..
        Тартарен:
        Я никогда не забуду этот пикантный салат из неизвестных науке водорослей… И ансамбль русалок его океанского величества! Какие голоса (Напевает.) .

        Вернешься ночью во дворец,
        Ног под собой не чуя…
        И тут русалок наконец
        Послушать захочу я…

        Гулливер:
        А я все -таки предпочел путешествие вокруг света.
        Дик Сенд:
        Капитаны, сюда! Смотрите!.. Баркасы, лодки, байдарки на отмели!.. И одна старая шлюпка. (Издали.) Старая, просмоленная, совсем как наша!..
        Капитан корвета «Коршун»:
        Если не ошибаюсь, в вашей песне. Робинзон, поется «начнем сначала»?
        Дик Сенд:
        Спойте, Робинзон!
        Гулливер:
        А мы немного передохнем .
        Тартарен:
        Вы рискуете петь после такого вояжа? На сквозняке?

        Звучит музыка песенки Робинзона Крузо.

        Робинзон Крузо (поет):

        Там, где суда не знали причала,
        За высокой косматой волной,
        Чуть видны неприютные скалы
        Это остров, покинутый мной!
        Тут прошли одинокие годы,
        И, наверное, не было дня,
        Чтобы горькая жажда свободы
        Не звала, не томила меня!

        И только верный попугай
        Кричал, бывало:
        - Эй, Робин, друг! Не унывай,
        Не вышло -рук не опускай,
        Начни сначала!

        Почему же теперь, словно птица;
        По ночам прилетает тоска,
        И покинутый остров мне снится,
        Берег… камни… полоска песка?
        Потому что своими руками
        Я на острове жизнь создавал:
        Мне служили и глина, и камень,
        И прибоя рокочущий вал…

        Твердил я: - Нет, не уступай,
        Не то бывало!
        Эй, Робин, друг! Не унывай,
        Не вышло -рук не опускай,
        Начни сначала!

        Там, где суда почти не бывали
        С незапамятных давних времен,
        Разыскать ты сумеешь едва ли
        Дикий остров, где жил Робинзон!..
        Н о когда тебе трудно придется
        И покажется - выхода нет, -
        Верю, сердце твое отзовется
        На простой капитанский завет:

        Надейся и не забывай
        Все, что бывало!
        Мой юный друг, не унывай,
        Не вышло -рук не опускай,
        Начни сначала!

        Капитан корвета «Коршун»:
        Есть начать сначала !
        Робинзон Крузо:
        Тут и думать нечего!.. Спускаем шлюпку на воду…

        Шум спускаемой шлюпки.

        Дик Сенд:
        Весла на места !
        Робиизон Крузо:
        Капитан корвета «Коршун», на руль!
        Капитан корвета «Коршун»:
        Есть на руль !
        Гулливер:
        А провиант и вода ?
        Дик Сенд:
        На борту!
        Тартарен:
        А Нептун ?.. А Тритон Тритоныч!.. А буль-буль?
        Капитан Немо:
        Можете остаться на берегу, уважаемый Тартарен. Вахтенным на пляже!
        Тартарен (взрываясь):
        Вы это говорите мне?. Ну нет! У старого льва есть еще сапоги и шпоры! Где мой плед?.

        Крик петуха вдали.

        Дик Сенд:
        Тревога!
        Капитан корвета «Коршун»:
        Скорее в библиотеку!

        Звучит музыка путешествий.

        Дик Сенд:
        Я думал, библиотека завалена письмами… с пожеланиями на будущее..
        Гулливер:
        На круглом столе нашей кают-компании - графин с водой, глобус, все, как обычно.
        Капитан Немо:
        Но на подоконник кто-то поставил большой букет тюльпанов, как необычно…
        Тартарен:
        Ах, медам и месье - письма от наших новых слушателей, возможно, в пути…
        Робинзон Крузо:
        А я хочу напомнить о новой нашей игре - «Москва - Москва». На шлюпке!
        Дик Сенд:
        Кто предложит лучший маршрут вокруг света?
        Гулливер:
        А тем, кто еще не надписал конверты, напомним старинный адрес: Москва, Радио, Клуб знаменитых капитанов! Желающие могут писать даже лично мне…

        Крик петуха вблизи.

        Капитан корвета «Коршун»:
        По книжным полкам, друзья!
        Артур Грэй:
        Свистать всех наверх!

        Боцманская дудка.

        Робинзон Крузо:
        И, как говорится в романах, продолжение следует…

        Звучит финальная песенка капитанов.

        Капитаны (поют):

        За окошком снова
        Прокричал петух…
        Фитилек пеньковый
        Дрогнул и потух.

        Синим флагом машет
        Утренний туман…
        До свиданья, вашу
        Руку, капитан!

        Снова мы недвижно
        Станем сам и тут.
        Вновь на полке книжной
        Корешки блеснут…

        Но клянемся честью
        Всем, кто слушал нас,
        Будем с вами вместе
        Мы еще не раз!

        Задорно, весело кричит петух.

        Путешествие становится опасным

        Позывные Клуба знаменитых капитан

        Ведущий:
        В эфире Клуб знаменитых капитанов. Встреча под кодовым названием - «Путешествие становится опасным».

        Продолжительный дребезжащий звонок

        Марья Петровна:
        Катюша, пора закрывать библиотеку…
        Катюша:
        Сейчас, Марья Петровна… только надо повесить портрет Жюля Верна…
        Марья Петровна:
        Да-да… сюда сюда… немного выше… самый центр выставки А под портретом положите роман «Дети капитана Гранта»… Ведь исполнилось сто лет со дня выхода этой книги в России… вот так… хорошо… Ах, Катюша, вам бы следовало знать… Тургенев был близко знаком с Жюлем Верном… Их дружеские встречи в Париже вошли в историю литературы… Романы Жюля Верна покорили не только Тургенева… Салтыков-Щедрин, Лесков, Горький много о нем писали. Его любили и ученые, например Менделеев и Циолковский…
        Катюша:
        Я слыхала, что Лев Николаевич Толстой читал вслух своим детям «Вокруг света в восемдесят дней»…
        Марья Петровна (с усмешкой):
        Да, Жюля Верна очень любили в Ясной Поляне. Вот взгляните… тут в папке семнадцать рисунков Льва Николаевича к этому роману…
        Катюша:
        Он рисовал пером?
        Марья Петровна:
        Да… пером… и выбирал в первую очередь забавные эпизоды…
        Катюша:
        Это будет большой сюрприз для детей..
        Марья Петровна:
        Каких детей?
        Катюша:
        Ну, нашим читателям, которые придут на выставку…
        Марья Петровна:
        А, да-да… Кстати, где мой зонтик?
        Катюша:
        Да вон он… между «Пятнадцатилетним капитаном» и «Таинственным островом»…
        Марья Петровна:
        Мерси. О-о, уже семь часов! Как говорят юные моряки, девятнадцать ноль-ноль. Закрывайте дверь, Катюша…

        Стук двери. Поворот ключа. Часы гулко бьют семь ударов.

        Капитаны (поют):

        В шорохе мышином,
        В скрипе половиц
        Медленно и чинно
        Сходим со страниц.

        Встречи час желанный
        Сумерками скрыт…
        Все мы капитаны,
        Каждый знаменит!

        Нет на свете дали,
        Нет таких морей,
        Где бы не видали
        Наших кораблей.

        Мы, морские волки,
        Бросив якоря,
        С нашей книжной полки
        К вам спешим, друзья!
        К вам спешим, друзья!

        Капитан корвета «Коршун»:
        Друзья! Сегодня знаменательный день!.. Кто из вас помнит, что случилось в июле тысяча восемьсот шестьдесят седьмого года? .
        Тартарен:
        Мсье капитан корвета «Коршун», где именно случилось это событие, о котором вы говорите?
        Капитан корвета «Коршун»:
        В Париже, дорогой Тартарен.
        Гулливер:
        Достопочтенные капитаны. Я, Лемюель Гулливер, находясь в здравом уме и твердой памяти, могу засвидетельствовать: знаменитый роман «Дети капитана Гранта» был выпущен в Париже отдельной книгой именно в указанные вами год и месяц.
        Артур Грэй:
        Но «Дети капитана Гранта» подняли свои паруса не только во Франции… В далеком от Франции Санкт-Петербурге осенью тысяча восемьсот шестьдесят восьмого года этот роман был издан и на русском языке.
        Капитан Немо:
        Капитан Артур Грэй совершенно прав. Я все это отлично помню. Правда, роман, героем которого является ваш покорный слуга, начал печататься в журнале тоже сто лет назад.
        Гулливер:
        Любезный Немо, а вы не забыли, что написал достоуважаемый Жюль Верн, начиная публикацию ваших необыкновенных приключений: «Читатели поймут, почему, начиная печатать эту новую книгу, я должен прежде всего выразить им благодарность за то, что они составили мне такую хорошую, приятную, верную компанию в разных путешествиях… вместе с детьми капитана Гранта… »
        Мюнхаузен:
        Капитаны, пока вы вели эту содержательную беседу, я осмотрел выставку в нашей библиотеке и… возмущен до глубины души. Там есть все что угодно, кроме портрета Карла Фридриха Иеронима Мюнхаузена!..
        Артур Грэй:
        Но какое вы имеете отношение к «Детям капитана Гранта»… и вообще к Жюлю Верну? Вас разделяет дистанция больше чем в «Восемьдесят тысяч километров под водой».
        Мюнхаузен (холодно):
        Вы слишком молоды, чтобы делать мне замечания, Грэй!.. Я уж не говорю о том, что я появился на книжных полках лет на восемьдесят раньше и вас, и Немо, и капитана Гранта… Жюль Верн часто плыл в кильватере за мной… Ну а мои два путешествия на Луну, схватка с белыми медведями, путешествие под водой, полеты на ядре и множество других правдивых историй? Так можно было все-таки поместить мой портрет на выставке…
        Капитан Немо:
        Нет, нельзя. Даже если принять на веру все, что вы говорите… В другой раз… когда будет памятная дата вашего автора Эриха Распэ… Осталось так немного до двухсотлетия вашего выхода в свет.
        Тартарен:
        Не будите во мне льва, Мюнхаузен!.. Ведь даже сам Тартарен из Тараскона не претендует в данном случае на свой портрет!.. Скромность - это украшение знаменитого капитана!
        Артур Грэй:
        Вернемся к Жюлю Верну. Мне вспоминаются стихи Валерия Брюсова:

«Я мальчиком мечтал, читая Жюля Верна,
        Что тени вымысла плоть обретут для нас;
        Что поплывет судно громадней «Грэх-Иссерна»,
        Что полюс покорит упрямый Гатерас;
        Что новых ламп лучи осветят тьму ночную;
        Что по полям пойдет влекомый паром Слон;
        Что «Наутилус» нырнет свободно в глубь морскую;
        Что капитан Робер прорежет небосклон.
        Свершились все мечты, что были так далеки.
        Победный ум прошел за гады сотни миль:
        При электричестве пишу я эти строки,
        И у ворот, гудя, стоит автомобиль… »

        Капитан корвета «Коршун»:
        Не только Валерий Брюсов… Николай Островский, автор романа «Как закалялась сталь», писал: «Какое место занимали в моей душе чудесные выдумки Жюля Верна!.. С каким трепетом читал я его объемистые книги, страдая от того, что чтение рано или поздно должно прийти к концу».
        Тартарен:
        Медам и месье! Я готов до первых петухов слушать эти интересные высказывания… Но, увы, традиция Клуба. Кто председатель сегодняшней встречи, спрашиваю я!.. Я думаю, было бы наиболее уместно выбрать кого-нибудь из французов, соотечественников Жюля. Он так любил солнечный Прованс… Не выбрать ли нам кого-нибудь из уважаемых граждан Тараскона?(Напевает.)

        Мой домик там, средь белых стен,
        Где тихо плещет Рона…
        Друзья! Пред вами Тартарен,
        Любимец Тараскона!..

        Мсье капитан корвета, не откажите в любезности передать мне председательский молоток.
        Капитан корвета «Коршун»:
        А не кажется ли вам, любимец Тараскона, что есть другой кандидат?
        Мюнхаузен (обрадованно ):
        Ну, разумеется… само собой… совершенно ясно… Одно из двух: или портрет, или молоток. Капитан корвета, я жду молоток!
        Капитан корвета «Коршун»:
        Нет! Сегодня по праву председателем должен быть капитан Немо - самый знаменитый из героев Жюля Верна!
        Капитаны:
        Конечно… Немо!.. Просим!.. Только Немо!..
        Капитан Немо:
        Благодарю кают-компанию за честь.

        Стук председательского молотка.

        Тартарен (взрываясь):
        Вы должны не благодарить, а петь, сударь. Таковы традиции Клуба… Где песня председателя?

        Звучит музыка песни капитана Немо.

        Капитан Немо (поет):

        По ночам в одиночестве книжном
        Вновь я слышу далекий прибой,
        Вижу снова «подвижный в подвижном»

«Наутилус» стремительный мой!

        Нас встречает в зеленом просторе
        Атлантических вод глубина,
        Пенный вал Средиземного моря,
        Карибского моря волна.

        Умеешь тайны ты хранить
        В своем просторе!
        Ничто на свете не сравнить
        С тобою, море!
        Косматый злится океан,
        С ветрами споря,
        Но держит курс свой капитан,
        Хозяин моря!

        Здесь на дне - исполинские рыбы,
        Притаился безжалостный спрут,
        За стеклом, как тяжелые глыбы,
        Потонувшие судна плывут…

        Не сдаемся мы морю на милость,
        Вырвем тайны морской глубины!
        Так плыви же вперед, «Наутилус»,
        Под призывное пенье волны.

        Умеешь тайны ты хранить
        В своем просторе!
        Ничто на свете не сравнить
        С тобою, море!
        Косматый злится океан,
        С ветрами споря,
        Но держит курс свой капитан,
        Хозяин моря!

        Гулливер.
        Достопочтенные капитаны! Я очень обеспокоен… Мы слушаем историю, песни, стук председательского молотка, а два кресла в кают-компании до сих пор пустуют… Где Дик Сенд? Почему не явился Робинзон Крузо?

        Стук сапог от прыжка с книжной полки.

        Капитан корвета «Коршун»:
        Робинзон! Где вы пропадали?
        Робинзон Крузо (взволнованно):
        Совершенно невероятная история! Я собираюсь на заседание Клуба, надеваю парадные шкуры, раскуриваю трубку, прощаюсь с Пятницей, выхожу из переплета, как вдруг… Я не верю своим глазам…
        Капитан Немо:
        Что же стряслось, Робинзон?
        Робинзон Крузо:
        Клянусь детьми капитана Гранта!.. Кругом сплошной туман… Мне лично это неизвестно.
        Гулливер:
        Но в чем же все-таки дело, почтеннейший?
        Робинзон Крузо:
        Дело идет о судьбе Дика Сенда. Я видел, как он сошел со страниц романа
«Пятнадцатилетний капитан»… и вместо того, чтобы спуститься вниз в библиотеку, нырнул обратно.,в восьмой том сочинений Жюля Верна… Почувствовав неладное, я кидаюсь за ним и оказываюсь в разгаре событий романа «Пятьсот миллионов бегумы»… Я иду по следу Дика, и неожиданно… раздался оглушительный взрыв, как если бы несколько десятков пушек грянуло разом, и через две-три секунды все кругом превратилось в груду развалин. Воздух содрогался от грохота обрушивающихся крыш, обваливающихся стен, балок и далеко разносился звон битого стекла… Я поспешил в кают-компанию… Мы должны все отправиться на поиски Дика! Пятнадцатилетний капитан в крайней опасности!
        Капитан Немо:
        К оружию, капитаны! Следуйте за мной на страницы романа «Пятьсот миллионов бегумы»…

        Шелест страниц. Возникает шум зала большого конгресса. Раздаются реплики на разных языках.

        Артур Грэй (шепотом):
        Куда вы нас привели, капитан Немо?
        Капитан Немо (тихо):
        Мы в Англии. В городе Брайтоне. На международном научном конгрессе. Пройдемте в эту боковую ложу…
        Тартарен (тихо):
        По-моему, нам лучше сесть в первый ряд. Если Дик здесь, он нас сразу увидит.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Но ведь мы на страницах чужого романа. Лучше оставаться незамеченными.

        Звон председательского колокольчика.

        Гулливер (тихо):
        Кто этот достоуважаемый джентльмен, который появился на трибуне?
        Капитан Немо (тихо):
        Герой романа - доктор Саразен…
        Доктор Саразен:
        Господа, я оказался законным наследником громадного капитала… Но этот капитал принадлежит не мне, он принадлежит человечеству, прогрессу…

        Движение в зале. Одобрительные возгласы. Дружные аплодисменты.

        Доктор Саразен:
        Господа, мы наблюдаем вокруг много причин болезней, нищеты и смертности. Разве мы не могли бы объединить все силы нашего воображения, чтобы создать проект образцового города в соответствии с самыми строгими требованиями науки? Этот город здоровья и благоденствия… может воплотиться в действительность и будет открыт для народов всех стран.

        На разных языках: «Да-да…», «Браво!». Гром аплодисментов. .

        Тартарен:
        Благородная идея… Кстати, моего земляка! Я отбил ладони, аплодируя этому симпатичнейшему доктору Саразену.
        Артур Грэй:
        Но нашему Дику нечего делать на этом конгрессе.
        Гулливер:
        И о какой опасности может идти речь, когда кругом слышны только аплодисменты…
        Капитан Немо:
        Не спешите с выводами… Сколько благородных идей было встречено пушечными залпами!.

        Капитан корвета «Коршун»:
        Может быть, Дик Сенд отправился в этот новый город?
        Мюнхаузен:
        Что-то вы его слишком быстро построили? Браво, браво! Это в моем духе!..
        Капитан Немо:
        Честно говоря, не совсем в вашем, Мюнхаузен… Город Франсевилль построен. Мы его сейчас увидим… в одиннадцатой главе этого романа…
        Робинзон Крузо:
        Какая страница ?
        Капитан Немо:
        Шестьсот сорок восьмая…

        Шелест страниц. Шум океанского прибоя. Издали доносится музыка «Болеро» Равеля.

        Артур Грэй:
        Смотрите!.. Насколько точно Жюль Верн описал эту воплощенную в действительность мечту доктора Саразена… Помните? «Утопая в зелени олеандровых и тамариндовых деревьев, город живописно раскинулся, купая свои одетые в мрамор набережные в мягко набегающих волнах Тихого океана. Приветливые белые особнячки, казалось, радушно улыбались; воздух был теплый, небо синело, и море сверкало из-за густой зелени широких бульваров… Путешественника, очутившегося в этом городе, вероятно, поразили бы необыкновенно цветущий вид жителей и какое-то праздничное оживление, царящее на улицах… Но никто не толкался, не раздражался, не слышно было никаких окриков. У всех были довольные, веселые, улыбающиеся лица… ».

        Легкий шум и гомон толпы.

        Робинзон Крузо:
        У вас прекрасная память, капитан Грэй! И действительно - у всех довольные, веселые, улыбающиеся лица.
        Тартарен:
        Кроме вашего Тартарена. Увы, медам си месье, мы до сих пор ничего не знаем о судьбе Дика.

        Где-то рядом, с балкона, начинает звучать песенка Дика Сенда.

        В старинных книжках капитан
        Всегда суров, усат.
        Он знает тайны дальних стран,
        Сам черт ему не брат!

        Капитан Дик!.. Дик!.. Сюда!.. К нам!.. Дик!..

        Но вместо ответа другой голос подхватывает песенку из глубины бульвара.

        Голос (поет):

        А мне усов не надо брить,
        Где сыщешь их следы?
        А если правду говорить,
        То нет и бороды!..

        Мюнхаузен:
        Нас пытаются обмануть! Это поет вовсе не Дик Сенд!.. Честное слово Мюнхаузена!

        И сразу вступает припев, который поет хор мальчиков на берегу океана. .

        Хор мальчиков (поет):

        Поверьте, в этом ничего
        Особенного нет;
        Сказать по правде, мне всего,
        Всего пятнадцать лет!
        Всего пятнадцать лет!..

        Робинзон Крузо:
        Клянусь муссонами и пассатами, я ничего не понимаю!.. Где же все-таки наш Дик?.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Одно ясно - пятнадцатилетний капитан был здесь. Иначе откуда во Франсевилле знают его песенку?
        Гулливер:
        Ее могли под слушать…
        Робинзон Крузо:
        Похитить…
        Тартарен:
        Сейчас я отправляюсь на разведку… Вот идут две симпатичные девочки.
        Девочки (напевают):

        Хотя и было мне всего…
        Всего пятнадцать лет!..

        Тартарен:
        О мадемуазель! Не откажите в любезности удовлетворить любопытство бывалого путешественника, впервые посетившего ваш город… Откуда вы знаете эту старинную песенку?
        Первая девочка:
        Сегодня по этой набережной гулял морячок в зюйдвестке и синем берете с помпоном…
        Вторая девочка:
        Он спрашивал… где дом доктора Саразена.
        Первая девочка:
        И он напевал песенку, которую подхватили все гуляющие… У нас музыкальный город…
        Тартарен:
        Мерси, мерси!..
        Вторая девочка:
        Наш дорогой гость… А вы поете?
        Тартарен (величественно):
        Я?

        Звучит музыка песенки Тартарена.

        Тартарен (поет):

        Спросите обо мне у львов,
        Царей пустыни дикой…

        Топот ног.

        Тартарен:
        Куда же вы, мадемуазель?
        Первая девочка (издали):
        В зоологический парк!..
        Вторая девочка (издали):
        Спросить у львов!
        Обе (хором, в отдалении):
        Мерси, мсье!
        Робинзон Крузо:
        Очень хорошо, Тартарен, что вы отвлекли внимание этих симпатичных девиц…
        Тартарен:
        Вы что? Напали на след Дика?
        Робинзон Крузо:
        Клянусь, вы угадали. Смотрите, на афишной тумбе нарисована стрела и цифра
«пятнадцать».
        Артур Грэй:
        Стрела указывает путь, по которому он шел!
        Капитан Немо:
        За мной, друзья! К тому дому… на берегу Тихого океана.

        Издали доносится песенка Дика Сенда.

        Новый голос (поет):

        Надув тугие паруса,
        Летел вперед наш бриг
        Пират, как старая лиса,
        Стерег желанный миг.
        Беда могла нагрянуть вдруг,
        Никто пути не знал…
        Н о днем и ночью я из рук
        Не выпускал штурвал.

        Другой голос (подхватывает):

        Я знал, для брига моего
        Назад дороги нет…

        Песня внезапно обрывается, и снова становится слышен плеск волн.

        Мюнхаузен:
        Опять это пел не Дик. Западня, капитаны!
        Артур Грэй (тихо):
        Западня в доме доктора Саразена? Просто невероятно.
        Гулливер:
        И еще с дощечкой на дверях - «Прием в любое время»!
        Капитан Немо (шепотом):
        Посмотрите-ка, в его столовой сейчас не до пения… Саразен и его друзья склонились над какой-то газетой…
        Капитан корвета «Коршун» (шепотом):
        Тише… доктор чем-то поражен!
        Доктор Саразен (за окном, в некотором отдалении, взволнованно читает):

«Мы накануне злодейского покушения на права мирных граждан. Как сообщают из достоверных источников, Штальштадт, собрав мощное вооружение, готовится выступить против французского города Франсевилля, чтобы стереть его с лица земли. Мы считаем своим долгом довести до сведения всех порядочных и честных людей об этом чудовищном насилии. Жители Франсевилля, не теряя ни минуты, должны принять все меры к обороне… » (Спокойно.) Немедленно созвать к телефонам членов муниципального совета. Закрыть окна. Опустить шторы.

        Стук окон. Легкий шум тростниковых штор.

        Тартарен:
        Я ничего не понимаю. Кому и зачем понадобилось уничтожать этот прекрасный город?
        Капитан Немо:
        Могу вам сказать… Пятьсот миллионов бегумы. Я был близко знаком с бегумой Гокооль из Реложинара, в провинции Бенгали… Она была вдовой раджи Лукмиссура… я с ним часто встречался… когда меня еще знали в Индии как принца Даккара. Бегума вторично вышла замуж за европейца, и после смерти их обоих все огромное состояние раджи перешло к наследникам… Пятьсот двадцать миллионов франков золотом!
        Тартарен:
        Кто же эти счастливчики, медам и месье?
        Капитан Немо:
        Доктор Саразен по национальности - француз и профессор Шульце - немец.
        Артур Грэй:
        Что сделал Саразен со своей половиной, мы видели своими глазами… А Шульце?
        Капитан Немо:
        О нем мой автор Жюль Верн написал следующее: «Профессор Шульце был известен своими многочисленными трудами о различии рас - трудами, в которых он доказывал, что германская раса призвана поглотить все другие. Он имел обширные планы об истреблении всех народов, которые не захотят слиться с германской расой и посвятить себя служению фатерланду». Он выстроил Штальштадт - Стальной город, собственное владение герра Шульце, ныне благодаря миллионам бегумы, крупнейшего в мире сталелитейщика. Он занимается главным образом отливкой пушек, поставляя их во все страны Нового и Старого света и прежде всего в Германию.
        Робинзон Крузо :
        Для меня ясно… Очутившись на страницах романа, Дик узнал о зловещих планах Шульце… Клянусь океанским смерчем, нашего дорогого юношу надо искать в самом пекле… В цитадели смерти - Штальштадте.
        Тартарен (всхлипывая):
        Если пятнадцатилетний капитан еще жив.
        Капитан Немо:
        Поспешим в Стальной город. Глава пятая. Страница пятьсот восемьдесят вторая…

        Шелест страниц.

        Капитан корвета «Коршун»:
        Путешествие становится опасным…

        Свист и завывание пустынного ветра.

        Гулливер:
        Куда мы попали?. Каменистое плато, похожее на дно высохшего моря…
        Капитан Немо:
        Мы в Соединенных Штатах Америки, а точнее, в штате Орегон. Отсюда по меньшей мере пять сот миль до ближайшего селения…
        Тартарен (издали):
        Медам и месье! Все сюда!.. Чутье старого альпиниста меня не обмануло… Взгляните на откос скалы… Стрела и цифра «пятнадцать».
        Робинзон Крузо:
        Видимо, это Дик выцарапал ножом…
        Капитан корвета «Коршун»:
        Скорее… взбирайтесь по боковой тропинке…
        Артур Грэй:
        Мы идем по верному курсу… Так держать!

        Стук камня, падающего в пропасть.

        Гулливер:
        Осторожно, любезный Мюнхаузен… вы чуть не свалились в пропасть…
        Мюнхаузен (высокомерно):
        Природа еще не создала такую пропасть, в которую мог бы свалиться Карл Фридрих Иероним Мюнхаузен… Это известно даже детям! (В испуге) ой! Ой!.. Держите меня!!

        Шум камнепада.

        Робинзон Крузо:
        Не беспокойтесь… я вас держу крепче, чем свой мушкет…
        Капитан корвета «Коршун»:
        А вот и Стальной город .
        Артур Грэй (добавляет):
        Дьявольское создание профессора Шульце…
        Капитан Немо:
        Вот на что истрачена половина сокровищ бегумы!

        Звучит музыка Стального города. В нее вплетаются лязг металла, механические ритмы машин.

        Капитан корвета «Коршун»:
        Крепостные стены, рвы, укрепления, а за ними фабричные трубы… И нигде - ни души…
        Артур Грэй:
        Весьма загадочная смесь средневековья и промышленной техники… Это город-завод… или, если хотите, арсенал и крепость. Цитадель смерти!..
        Робинзон Крузо:
        Мы должны туда проникнуть и спасти Дика…
        Тартарен:
        Увы, медам и месье… есть вещи, невозможные даже для львов Атласа… Бойницы… решетки… и подъемный мост поднят… Кто его опустит для нас?

        Грохот опускающегося моста.

        Сигимер:
        Господа! Я - личный телохранитель герра Шульце - Сигимер. Я здесь остался один. Готов выполнить приказы нового начальства.
        Артур Грэй:
        Вы слыхали что-нибудь о пятнадцатилетнем капитане.
        Сигимер:
        Никогда и ничего! И сомневаюсь, чтобы в таком возрасте можно было получить капитанский чин.
        Гулливер:
        Все бывает на свете . Особенно в романах Жюля Верна.
        Капитан Немо (тоном начальника):
        Сигимер!
        Сигимер:
        Есть Сигимер .
        Капитан Немо:
        Проводите нас в кабинет герра Шульце.
        Сигимер:
        Прошу следовать за мной в башню Быка.

        Лязгание открываемых стальных ворот, дверей, гудение лифта.

        Мюнхаузен:
        Мне кажется, я сплю. Уколите меня кончиком шпаги, ну, пожалуйста… Зеленая с золотом гостиная. А на полу вместо ковра - десятки тысяч писем, депеш, бандеролей…
        Сигимер:
        Это текущая переписка фирмы Шульце. В мои обязанности входило доставлять ее в кабинет хозяина.
        Артур Грэй:
        Почему же она валяется на полу?
        Сигимер:
        За отсутствием адресата. Прошу кого-нибудь из господ потянуть вниз эту золоченую подвеску от люстры.
        Мюнхаузен:
        Тяните, Гулливер… Вы выше всех…
        Гулливер:
        Для меня это не составит никакого труда…

        Легкий перезвон хрустальных подвесок.

        Мюнхаузен (шепотом):
        Я предупреждал, что это одно из двух - или ловушка, или западня!..
        Тартарен (шепотом):
        Смотрите… люстра опускается, раздвигается барельеф на потолке… опускается вниз стальной трап…
        Сигимер:
        Господа! Прошу подняться к смотровому иллюминатор лаборатории…

        Стук шагов по стальному трапу.

        Мюнхаузен:
        Где мы? Какой-то круглый зал без окон. и дверей… Мне это напоминает чрево гигантской рыбы, в котором я совершил одно из своих увлекательных путешествий. Там тоже не было окон и дверей…
        Тартарен (с сарказмом):
        Мсье Мюнхаузен, а в чреве рыбы был вделанный в пол гигантский иллюминатор? Такой, как этот! Как видите, он заливает молочным светом все кругом… У-фф!..
        Сигимер:
        Кто бы вы ни были, незнакомцы, но сейчас вы узнаете разгадку тайны. Взгляните вниз через это смотровое стекло в секретную лабораторию моего патрона…
        Артур Грэй:
        Ни в Лиссе, ни в Зурбагане я не видел ничего подобного… Внизу какая-то лаборатория… а за столом сидит чудовищная человеческая фигура, застывшая, как каменное изваяние…
        Гулливер:
        Если не ошибаюсь, кругом все усеяно осколками толстого стекла…
        Капитан корвета «Коршун»:
        Смотрите в лаборатории все замерзло… реактивы в банках, вода в сосудах .
        Робинзон Крузо:
        Клянусь айсбергами Атлантики, я не могу понять… кто этот ледяной сфинкс?
        Сигимер (торжественно):
        Честь имею представить - его превосходительство, доктор - профессор Шульце.
        Капитан Немо:
        Или, вернее, то, что от него осталось…
        Тартарен:
        Мсье Сигимер, вы не знаете, как все произошло?
        Сигимер (с достоинством):
        Не мсье, а герр Сигимер… При последнем испытании снаряда, который должен был уничтожить Франсевилль, шеф Стального города находился в своей секретной лаборатории. Снаряд от неизвестных мне причин взорвался… Немедленно, молниеносно. Герр Шульце, застигнутый внезапной смертью, мгновенно превратился в ледяного истукана. После взрыва Стальной город опустел - все разбежались.
        Капитан Немо:
        А почему вы здесь ?
        Сигимер:
        Об этом лучше спросить господина Жюля Верна. Друг доктора Саразена Марсель Брукман оставил меня на шестьдесят пятой странице романа.
        Артур Грэй:
        Надо узнать, что писал Шульце в последнее мгновение своей жизни… В его ледяной руке зажато громадное, словно копье, перо…
        Тартарен:
        Но проникнуть в лабораторию - это безумие! Тут дело пахнет не насморком, а превращением в ледяную глыбу.
        Капитан Немо:
        Проникать в лабораторию я не вижу надобности. Капитан корвета «Коршун», наведите вашу подзорную трубу на письменный стол…
        Капитан корвета «Коршун»:
        Ага… Та-ак… Ясно вижу… На листке бумаги - распоряжение… (Медленно чисает.) «Я хочу, чтобы по истечении пятнадцати дней Франсевилль был превращен в мертвый город и чтобы ни один из его жителей не остался в живых. Я хочу напомнить миру гибель Помпеи и заставить его содрогнуться от ужаса. Позаботьтесь доставить сюда трупы доктора Саразена и Марселя Брукмана. Я хочу их видеть и иметь перед своими глазами. Шульц… ».
        Сигимер:
        Не Шульц, а Шульце!
        Капитан корвета «Коршун»:
        Очевидно, он не успел дописать последнюю букву.
        Артур Грэй (задумчиво):
        Какие ужасные мысли и слова запечатлело в последнюю минуту перо этого злодея!.. Он погиб в своей берлоге, как и многие тираны и деспоты, замышлявшие стереть с лица земли целые страны и народы…
        Робинзон Крузо (тревожно):
        Капитаны, я очень боюсь за Дика. Не погиб ли он во время взрыва лаборатории?
        Капитан корвета «Коршун»:
        Нет. Иначе мы бы увидели через иллюминатор ледяного юношу.
        Капитан Немо:
        У нас единственный выход. Дать полный назад по страницам и главам романа «Пятьсот миллионов бегумы», когда Шульце был еще в расцвете сил.
        Сигимер:
        Господа! Возьмите меня с собой. Мне так хочется вернуться в те счастливые времена…
        Тартарен (с сарказмом):
        Мсье Сигимер!..
        Сигимер (сердито перебивает):
        Не мсье, а герр Сигимер!
        Тартарен:
        Ну пожалуйста… Нам бы не хотелось вступать в конфликт с автором романа. На какой странице с вами расстался Жюль Верн?
        Сигимер (по-солдатски):
        На шестьсот девяносто пятой!
        Капитан корвета «Коршун» (командует):
        Нале-е-во кругом! Ша-гом марш!
        Капитан Немо:
        А мы проложим курс. В восьмую главу романа под кодовым названием «Пещера дракона».
        Тартарен:
        Мне не хочется встречаться с живым Шульце. В замороженном виде… он как-то… привлекательнее… И мне не нравится название главы… Пещера дракона! Бррр… Не предвещает ничего хорошего…
        Капитан корвета «Коршун»:
        Я вас предупреждал, путешествие становится опасным!.. Но чтобы нас ни ожидало в этом логове ужасов, мы должны поспешить на помощь Дику!
        Капитан Немо (командует):
        Полный назад. Самый полный!

        Быстрый шелест страниц, и снова звучит уже знакомая нам музыка Стального города.

        Робинзон Крузо:
        Куда мы попали? Какая странная пещера.
        Капитан Немо (свистящим шепотом):
        Тише, Робинзон. Мы на шестьсот двадцатой странице… в зале снарядов…
        Гулливер:
        Даже в стране великанов я не видел таких громадных стеклянных предметов…

        Шум гидравлической подъемной машины.

        Капитан Немо (шепотом):
        Сюда идут. Всем спрятаться за рядами этих стеклянных цилиндров…
        Профессор Шульце (входя):
        Итак, дорогой Шварц…
        Марсель (входя):
        Зовите меня просто - Иоганн.
        Профессор Шульце:
        Итак, дорогой Иоганн, вы только что имели редкостный случай увидеть мою гордость, мою чудо-пушку в триста тысяч тонн.. на башне Быка…
        Марсель:
        Это незабываемое зрелище…
        Профессор Шульце:
        Теперь маленькая прогулка по залу снарядов .
        Тартарен (шепотом):
        Кто такой Иоганн Шварц ?
        Капитан Немо (шепотом):
        Это друг доктора Саразена - Марсель Брукман. Он пробрался в Стальной город под чужим именем и вошел в доверие к самому Шульце.
        Профессор Шульце:
        Ну-с, мы в мире снарядов… Вот они… Это снаряд-ракета - из стекла, в дубовой обшивке, заряженной под давлением в семьдесят две атмосферы жидкой углекислотой. В результате разрыва снаряда температура в окружающей зоне понижается на сто градусов ниже нуля… Всякое живое существо должно неминуемо погибнуть от этой леденящей температуры и от удушья… И при этом раненых не бывает - одни трупы! Ну-с, вам теперь ясен принцип моего изобретения? Искусственно созданный океан чистой углекислоты! (Зловеще.) Целый океан!.. Скоро я произведу один опыт, и тогда те, кто сомневается, смогут собственными руками ощупать сотни тысяч трупов, которые мой снаряд уложит на месте!.. Тринадцатого сентября в одиннадцать сорок пять вечера Франсевилль исчезнет с лица земли! Его постигнет участь Содома. Профессор Шульце низринет на него пламя с небес.
        Марсель (с дрожью в голосе):
        Но, сударь, ведь жители Франсевилля не сделали вам ничего дурного!
        Профессор Шульце (холодно):
        Вы, дорогой мой, по-видимому, абсолютно неспособны мыслить логически. Вам хотелось проникнуть в мою тайну, Иоганн Шварц… или вернее, Марсель Брукман. Ну вот… ваше желание удовлетворено. Но вы должны умереть.
        Марсель (с достоинством):
        Когда и каким образом ?
        Профессор Шульце:
        Вы умрете без всяких мучений. В одно прекрасное утро вы не проснетесь. Цель, которую я ставлю перед собой, столь грандиозна, что я не могу рисковать успехом дела из-за таких, можно сказать, ничтожных соображений, как жизнь одного человека, даже такого человека, как вы, чьи умственные способности высоко ценю. (Звонит.) Эй, стража! Взять господина Иоганна Шварца под строгий домашний арест.

        Стук дверей. Топот ног, лязг решеток.

        Капитан Немо (громко):
        Герр Шульце! Наконец-то вы одни!
        Капитан корвета «Коршун»:
        Не тянитесь к звонку, профессор. Я обрубил провод своим кортиком…
        Мюнхаузен (застенчиво):
        Руки по швам! Имейте в виду, что перед вами собственной персоной Фридрих…
        Профессор Шульце (с восторгом):
        Самолично Фридрих Барбаросса!.. Ваше императорское величество…
        Мюнхаузен:
        Вы уклоняетесь от истины. Перед вами… (с ударением) Карл Фридрих Иероним Мюнхаузен. И лгать в моем присутствии бесполезно!
        Тартарен:
        Я вас держу на прицеле двух охотничьих ружей (многозначительно) крупного калибра и трех двуствольных пистолетов, не говоря уже о малайском кинжале и турецком ятагане.
        Гулливер:
        Вовсе не уважаемый и весьма нелюбезный Шульце, вам придется иметь дело с нами…
        Профессор Шульце:
        Простите, с кем имею честь?
        Робинзон Крузо:
        Мы члены Клуба знаменитых капитанов. И явились, чтобы спасти пятнадцатилетнего капитана исчезнувшего где-то на страницах романа «Пятьсот миллионов бегумы»…
        Профессор Шульце:
        Я имею удовольствие быть главным персонажем этого романа, и, несомненно, за то, что Жюль Верн отнюдь не германец, я ему весьма благодарен. Он создал образ доктора, профессора Шульце, достойный удивления и подражания.
        Капитан Немо:
        Меня тоже создал Жюль Верн, но мы с вами враги на всю книжную жизнь…
        Робинзон Крузо:
        Не уклоняйтесь от прямого курса, Шульце. Где Дик Сенд, наш пятнадцатилетний капитан?
        Профессор Шульце:
        А-а… этот симпатичный юноша… Несмотря на его дружбу с неграми, я отнесся к нему снисходительно, почти по-отечески… Ведь мы с ним стоим на библиотечных полках в одном томе, а именно в восьмом из Собрания сочинений Жюля Верна. С таким близким соседом лучше жить в мире.
        Робинзон Крузо:
        Клянусь внезапным кораблекрушением, если вы немедленно не скажете, где Дик…
        Профессор Шульце (перебивает):
        Вы его сейчас увидите… Я хотел ему показать Стальной город во всем великолепии, но юношу увлекли книги. Да, верно говорил старик Цицерон - гордость древнего Рима:
«Дом без книг что тело без души!»
        Робинзон Крузо:
        Что вы предпочитаете, Шульце: удар прикладом по голове или топор, как у древних тевтонов?
        Профессор Шульце (смеясь):
        Я предпочитаю пригласить вас в мою библиотеку. Прошу в лифт, господа!

        Шум лифта.

        Дик Сенд (радостно):
        Капитаны! Какое счастье! Я знал, что вы придете ко мне на помощь…
        Капитаны:
        Дик! Мальчик!.. Цел и невредим!
        Дик Сенд:
        Мы снова все вместе!

        Стук опускаемых металлических штор.

        Профессор Шульце (издали, через репродуктор):
        Господа! У вас будет масса времени для дружеских объятий, излияний, восторгов, размышлений и воспоминаний. Учтите, что ни один читатель не сможет вас взять из этого бронированного каземата. Книжные полки тоже из отличной стали, марки заводов Шульце! Желаю приятно провести ближайшие годы. Ауфвидерзеен! Гуд-бай! Оревуар! До свиданья, или, точнее (зловеще), прощайте!

        Из репродуктора доносится несколько тактов победной музыки Стального города.

        Дик Сенд:
        Не унывайте, друзья-капитаны! Я разработал целых девятнадцать планов побега…
        Артур Грэй:
        Многовато, Дик. В таких случаях лучше один! И не только один, но единственный!
        Дик Сенд (вздыхая):
        Единственного у меня нет.
        Тартарен:
        О мой мальчик, я сгораю от нетерпения, расскажите же, наконец, о ваших скитаниях…
        Дик Сенд:
        Вы поймите мое положение… .Сколько лет я заключен в один переплет с романом
«Пятьсот миллионов бегумы» и понятия не имел о том, что там происходит… Я знал, что сегодняшняя наша встреча посвящена Жюлю Верну, и решил пройти по страницам соседнего романа, чтобы вам обо всем рассказать. Мне не повезло. Я очутился на страницах во время взрыва…
        Артур Грэй (перебивает):
        Взрыва В лаборатории Шульце?
        Дик Сенд:
        О нет. Иначе я был бы заморожен навеки… Речь идет о другом взрыве, когда Марсель вместе с сыном доктора Саразена Октав ом динамитом взрывали крепостную стену Стального города. Они прокладывали себе путь к башне Быка. Потом началась перестрелка… Тогда я побежал по страницам к началу романа… На берегу океана передо мной раскинулся чудесный город Франсевилль - создание доктора Саразена… Если бы не заседание Клуба, я бы остался в этом городе надолго…
        Робинэон Круэо:
        Мы побывали в этом городе и даже пели на приморском бульваре…
        Дик Сенд:
        Я тоже пел вместе с ребятами Франсевилля, пока не узнал о страшной опасности, нависшей над городом… я поспешил в резиденцию Шульце… Мне удалось пробраться в его кабинет, но я не мог остановить железный ход романа. Я был схвачен и брошен сюда, как и вы!
        Мюнхаузен:
        Пока вы рассказывали, Дик, у меня созрел план. Единственный!
        Робинзон Крузо:
        Что вы предлагаете? Подкоп? На это уйдут годы…
        Артур Грэй:
        Даже столетия не хватит. Все кругом обшито сталью.
        Мюнхаузен:
        Вы говорите - столетия? Достаточно двух минут!
        Артур Грэй:
        Нашли время для правдивых историй, Мюнхаузен.
        Мюнхаузен:
        Если вам не понравится мое предложение, можете оставаться здесь навсегда.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Иногда самые фантастические планы становятся реальностью. В чем же дело?
        Мюнхаузен:
        Ну -с, взгляните на книжные полки…
        Капитан Немо:
        Труды по химии…
        Гулливер:
        Высшая математика…
        Артур Грэй:
        История походов Фридриха Барбароссы…
        Тартарен (вздыхая):
        И никакой художественной литературы. Некого вызвать на помощь со страниц…
        Мюнхаузен:
        Ошибаетесь, как всегда, Тартарен. Вот перед вашим носом, на четвертой полке… В синем коленкоровом переплете… Баллистика! Наука о законах движения снарядов, ракет и тому подобного… Ну что вы смотрите? Помогите мне выкатить со страниц эти пушки…

        Шум выкатываемых пушек.

        Тартарен:
        Что вы задумали? Разбить стены снарядами? А обломки, осколки и тому подобное…
        Мюнхаузен:
        Никаких осколков! Даже дети знают о моих полетах верхом на ядре! А сейчас мы вылетим целой кавалькадой! По ядрам, друзья капитаны!
        Тартарен:
        Одну минуту… Где мой плед?
        Капитаны:
        Готовы…
        Капитан Немо:
        Батарея, огонь!

        Быстрая очередь из восьми пушек. Музыка полета на ядрах.

        Мюнхаузен (кричит, перекрывая свист летящих ядер):
        Ура!.. Вперед!.. Держитесь точно за мной!
        Робинзон Крузо (тревожно):
        А где Тартарен? Он скрылся из виду…
        Тартарен (издалека):
        Ах, медам и месье! Я пробиваю грозовую тучу! Без плаща и зонтика!.. Ужасно… Ужасно…

        Музыка, удар грома. Шум дождя.

        Мюнхаузен:
        На посадку! Согласно расчету, траектории полета - на посадку!
        Тартарен:
        Но мы можем взорваться!..
        Мюнхаузен:
        Кто из нас специалист по полетам на ядре ? Вы или я?.. Прыгайте за мной на эти стога сена!.. А ядра полетят дальше…

        Мягкий стук падающих на сено тел.

        Гулливер:
        Кто бы мог подумать, что можно спрыгнуть на ходу с ядра и остаться невредимым!
        Мюнхаузен:
        Мой автор Эрих Распэ, милейший Гулливер.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Но куда мы попали? Зеленые холмы, лужайки. Мне это очень мало напоминает нашу кают-компанию…
        Тартарен (взрываясь):
        Вечная история с этим Мюнхаузеном… Обещал доставить нас в библиотеку, а где мы, спрашиваю я? Не вижу ни одной книги, не говоря уже о глобусе, географических картах и выставке, посвященной Жюлю Берну… Вы лжец, Карл Фридрих Иероним Мюнхаузен!
        Мюнхаузен (скромно):
        Маленькая ошибка в расчетах - всего на какую-то долю секунды.. Это случалось с самыми выдающимися артиллеристами. Но никто не смел назвать их лжецами… В конце концов, Тартарен, я могу доставить вас обратно, в Стальной город, если вы предъявляете претензии…
        Робинзон Крузо:
        Еще неизвестно… может, мы попали куда-нибудь похуже… Например, на остров, где нет ни Пятницы, ни попугая, даже коз… А может быть, эти тихие заросли кишат пиратами людоедами?. Я призываю вас быть начеку.

        Блеяние козы.

        Артур Грэй:
        Козы есть. Может, мы попали на ваш остров, Робинзон? Тогда это безопасно…
        Робинзон Крузо:
        Смотря на какую страницу, капитан Грэй, Если на банкет к людоедам, то они, пожалуй, не лучше профессора Шульце!
        Дик Сенд (приближаясь):
        Капитаны! Я осмотрел местность. За лужайкой таверна с вывеской «Погреб Белого Коня».
        Капитан Немо:
        Какое счастье! Мы попали на страницы романа Диккенса «Записки Пиквикского клуба»…
        Тартарен (оживляясь):
        Почтового дилижанса там нет?
        Дик Сенд:
        Стоит у ворот в полной готовности… А кучер преспокойно спит на сеновале.
        Гулливер:
        Давайте возьмем почтовый дилижанс. Ведь почтеннейший мистер Пиквик - основатель пиквикского клуба никогда нам в этом не отказывал. Я не припоминаю такого случая…
        Капитан корвета «Коршун»:
        Да… нужно спешить… Уже скоро рассвет.
        Капитан Немо:
        Занимайте места в дилижансе.
        Мюнхаузен:
        Ну, править, конечно, буду я!..
        Тартарен:
        Ни в коем случае, мсье Мюнхаузен… Вы опять ошибетесь на какую-то долю секунды, и мы угодим на Северный полюс или Южный… Конечно, это интересно, но каминов там нет, во всяком случае, и вряд ли когда-либо расцветут розы…
        Дик Сенд:
        Пока вы спорили, я уже забрался на козлы, взял кнут и вожжи. Прошу занимать мягкие места. Согласно взятым или даже невзятым билетам.
        Капитан Немо:
        Я думаю, кони почтового дилижанса хорошо отдохнули и вдоволь наелись овса. Гоните, Дик! Прямо в библиотеку!

        Вступает музыка почтового дилижанса. Топот копыт. Звук почтового рожка. Звучит дорожная песня капитанов.

        Капитаны (поют):

        Ночной заставы огонек
        Метнулся и погас…
        Друзья! Наш путь еще далек
        В глухой тревожный час.

        Копыта гулкие стучат
        По пыльной мостовой,
        Дубы и ясени шумят
        У нас над головой.

        Друзья, закутайтесь в плащи,
        Трубите в звонкий рог!
        Бродяга ветер, не свищи
        В развилине дорог!

        К то знает, может, нам не раз
        В беде придется быть,
        Но нет опасности, что б нас
        Могла остановить!

        Луна туманная едва
        Бросает длинный свет;
        Над сонным озером сова
        Кричит протяжно вслед…

        Прохожий, в этот поздний час
        С дороги отойди…
        Летит почтовый дилижанс,
        И песня впереди!..

        Топот копыт затихает. Издали доносится звук почтового рожка.

        Капитан Немо:
        Капитаны, наконец мы вернулись в нашу кают-компанию, где каждого ожидает привычное кресло.

        Стук председательского молотка.

        Артур Грэй:
        Теперь у нас есть полная возможность спокойно поговорить о творчестве Жюля Верна…

        В отдалении кричит петух.

        Тартарен (в панике):
        По полкам, медам и месье!.. Только пешком, без всяких там полетов на ядре…

        Громче кричит петух.

        Капитан корвета «Коршун»:
        Свистать всех наверх!..

        Боцманская дудка.

        Звучит финальная песенка капитанов.

        Капитаны (поют):

        За окошком снова
        Прокричал петух .
        Фитилек пеньковый
        Дрогнул и потух.

        Синим флагом машет
        Утренний туман…
        До свиданья, вашу
        Руку, капитан!

        Снова мы недвижно
        Станем там и тут,
        Вновь на полке книжной
        Корешки блеснут…

        Но, клянемся честью,
        Всем, кто слушал нас,
        Будем с вами вместе
        Мы еще не раз!

        Задорно, весело кричит петух.

        Открытие полюса звуков

        Позывные Клуба знаменитых капитанов.

        Ведущий:
        В эфире - Клуб знаменитых капитанов. Встреча под кодовым названием «Открытие полюса звуков»…

        Звучит мелодия шуточной елочной песенки «Наше интервью»

        Время мчится, словно птица,
        Словно быстрый ветерок,
        Может многое случиться
        В этот зимний вечерок!..
        Стихнет буря у ворот
        И тихонько… и тихонько пропоет:

        - Как поживаете?
        - О чем мечтаете?
        - Где вас веселая елка ждет?

        Впереди по курсу льдины,
        Капитан всю ночь не спит…
        Вдруг выходил: из пучины
        Чудо-юдо рыба кит!
        Обгоняя теплоход,
        Он вопросы… он вопросы задает:

        - Как поживаете?
        - О чем мечтаете?
        - Где вас веселая елка ждет?..

        Самолет стрелой промчится
        Вдоль небесных синих круч,
        И в кабину постучится
        Невесомый звездный луч, -
        Продолжая свой полет,
        Вдруг услышит… вдруг услышит наш пилот:

        - Как поживаете?
        - О чем мечтаете?
        - Где вас веселая елка ждет?

        Бубенцы задорно бойки,
        Иней сыплется с берез,
        На лихой, на русской тройке
        Едет, едет Дед Мороз!..
        На крылечко он идет
        И ответа… и от нас ответа ждет:

        - Как поживаете?
        - О чем мечтаете?
        - Где вас веселая елка ждет?

        Еще звучат вдали на фоне музыки бубенцы тройки Деда Мороза, но постепенно звук бубенцов переходит в звучание дребезжащего школьного звонка, которым обычно начинаются встречи Клуба.

        Марья Петровна:
        Катюша, пора закрывать библиотеку.
        Катюша:
        Сейчас, Марья Петровна, я только поставлю на место глобус.

        Стук в дверь.

        Марья Петровна:
        Вы слышите, Катюша, стучат… Кто бы это мог быть?. В такое позднее время .
        Катюша:
        Мало ли что может случиться на новогодних каникулах. Входите, пожалуйста, а если вы фея - влетайте!

        Стук открываемой двери.

        Девочка:
        Никакая я не фея. Я - Ася Терентьева из пятого «А». Я старалась дочитать книжку, но не успела… и побежала к вам…
        Марья Петровна:
        А что за спешка ?
        Девочка:
        Я принесла «Остров сокровищ», а у Немо кончился срок, и я застряла на самом интересном месте…
        Катюша:
        Сколько же ты проплыла километров под водой? .
        Девочка:
        Из восьмидесяти тысяч я проплыла только сорок пять - под командованием капитана Немо. Очень вас прошу… Продлите…
        Марья Петровна:
        Отметьте, Катюша. Но смотри, Ася, в новом году…
        Девочка:
        Честное пионерское! Будьте здоровы счастливы! (С любопытством.) А где вы встречали Новый год?
        Марья Петровна:
        Я лично в «Арктике».
        Катюша:
        А я в «Космосе».
        Девочка:
        А вам не страшно было?
        Марья Петровна:
        Нисколько. «Арктика» и «Космос» - это чудесные кафе. И неизвестно какое лучше.
        Катюша:
        А ты где встречала, Ася?
        Девочка (лукаво):
        В Клубе знаменитых капитанов… До свиданья! Бегу на каток…

        Стук закрываемой двери.

        Марья Петровна:
        Клуб знаменитых капитанов?. Никогда не слыхала.
        Катюша:
        Я тоже не слыхала.
        Марья Петровна:
        Фантазерка! Начиталась про морские приключения… Где мой пригласительный бил
        Катюша:
        Марья Петровна, он же у меня…
        Марья Петровна:
        Ах да… Ну, закрывайте двери и пойдем на елку к нашим ребятам, Катюша…

        Часы мерно бьют семь ударов. Звучит вступительная песенка капитанов.

        Капитаны (поют):

        В шорохе мышином,
        В скрипе половиц
        Медленно и чинно
        Сходим со страниц.

        Встречи час желанный
        Сумерками скрыт…
        Все мы - капитаны,
        Каждый знаменит!

        Нет на свете дали,
        Нет таких морей,
        Где бы не видали
        Наших кораблей.

        Мы, морские волки,
        Бросив якоря,
        С нашей книжной полки
        К вам спешим, друзья!
        К вам спешим, друзья!

        Капитан корвета «Коршун»:
        Дик, принимайте со шканцев корвета «Коршун» новогоднюю елку… Майна помалу!..
        Дик Сенд:
        Есть майна помалу… Да осторожнее травите трос! Ведь жаль, если помнется наряд этой лесной великанши. Я вам этого никогда не прощу.
        Гулливер:
        Кто здесь говорит о великаншах? Ах, это вы, любезный моему сердцу Пятнадцатилетний капитан…
        Дик Сенд:
        К вашим услугам, капитан Лемюель Гулливер… Что это вы тащите на плечах?. Челнок?
        Тартарен:
        Ах, медам и месье!.. Разве челноки издают аромат шоколада и сливочного крема?
        Гулливер:
        Вы правы, достоуважаемый Тартарен из славного города Тараскона. Это вовсе не челнок, а «эклер»… Пирожное из страны великанов! Хватило бы на всю школу!..

        Стук высыпаемых кокосовых орехов.

        Дик Сенд:
        Такой «эклер» особенно приятно запивать молоком из кокосовых орехов… Принимайте дары Африки!..
        Тартарен:
        Пардон! За праздничным столом - молоко, хотя бы и кокосовое… фи!.. Вот корзина ситро «Тартарен». Сладкое и полусладкое! Из лучших лоз моего виноградника… не говоря уже об оранжаде, джусе, лимонаде и морсе…
        Робинзон Крузо:
        Клянусь новогодней елкой, украшением ужина будет козлятина на вертеле. Шашлык
«по-робинзоновски»! Ваши шпаги и кортики, капитаны!
        Капитан корвета «Коршун»:
        Сдавать оружие ? Никому и никогда!..
        Робинзон Крузо:
        Ну, для старого Робинзона Крузо… Я первый нанизываю на свой нож ломти козлятины, как на вертел!..

        Звон оружия.

        Дик Сенд:
        К счастью, в камине лежат сухие дрова… Может быть, у кого-нибудь найдутся спички?
        Тартарен:
        В сапоге настоящего путешественника всегда запрятана заветная коробка в непромокаемом .портмоне… Пожалуйста.

        Чирканье спички. Все сильнее слышится треск разгорающихся поленьев.

        Мюнхаузен:
        Все это очень мило, трогательно и даже сентиментально….Но старомодно! Такой ужин, скорее, в манере Чарлза Диккенса, но не моего автора - Эриха Распэ! Я не вижу в меню ни фантазии, ни чудес! Позвольте вам предложить праздничный набор Карла Фридриха Иеронима Мюнхаузена. В этих сверкающих пакетитиках - чудесное молоко… О, это будет сенсация!

        Дружный хохот.

        Мюнхаузен (высокомерно):
        Смеяться будет тот, кто его хлебнет! Это молоко с Млечного Пути!.. Ну-с, а на закуску… пойдет окорок из Малой Медведицы… Неплохо?!.. А для любителей - раки. Свежие, космические!.. Прямо из созвездия Рака!

        Аплодисменты и дружные выкрики: «Браво, Мюнхаузен!»

        Звуки мелодии ею песенки.

        Мюнхаузен (поет):

        Увлекаться я могу,
        Забываться я могу,
        Но ни другу, ни врагу
        Ни полслова не солгу!..

        Гулливер:
        Но кто же посмеет в этом усомниться, достопочтенный Карл Фридрих Иероним…
        Дик Сенд:
        Фридрих…
        Робинзон Крузо:
        Иероним!..
        Артур Грэй:
        Воды, капитаны!
        Гулливер:
        Вам плохо, Артур Грэй?
        Артур Грэй:
        Мне хорошо, но бедные хризантемы немного прихватил мороз… давайте сюда эту вазу… и графин…

        Бульканье наливаемой воды.

        Артур Грэй:
        Я не мыслю себе праздник а без цветов… Ведь у каждого цветка есть свой тайный язык. От чайной розы до незабудки… Существует даже почта цветов.
        Дик Сенд (вздыхая):
        Вы не мыслите праздника без цветов, а я - елку без игрушек…
        Капитан корвета «Коршун»:
        Не унывайте, юноша. Капитан Немо обещал украсить нашу елку игрушками подводного мира…
        Тартарен (встревоженно):
        Но мсье Немо до сих пор нет… Может быть, он застрял в каком-нибудь коралловом гроте?..
        Капитан корвета «Коршун»:
        Смотрите… на глобусе записка… И подпись нашего старинного друга…
        Все капитаны (перебивая друг друга):
        Читайте!.. Скорее!.. В чем дело?.
        Капитан корвета «Коршун»:

«Терплю бедствие на полюсе… Жду помощи. Спешите, друзья. Капитан Немо».
        Робинзон Крузо:
        Клянусь полярной ночью, Я не понимаю, о каком полюсе идет речь? Северном или Южном?
        Мюнхаузен (покровительственно ):
        Вы совсем одичали в своей пещере, Робинзон. Конечно, двадцать восемь 'лет и три месяца срок немалый…
        Робинзон Крузо (ворчливо):
        И шесть дней, Мюнхаузен.
        Мюнхаузен:
        Тем более!.. Ведь записка была наколота на земную ось, выходящую торчком из Северного полюса, как на любом порядочном глобусе. Кстати, я когда-то из обломка земной оси сделал себе вот эту шпагу, и как раз на Северном полюсе!..
        Артур Грэй:
        К делу, капитаны! Немо ждет помощи… Дорога каждая минута].. Эй, на галиоте
«Секрет»!..
        Матрос Летика:
        Есть на галиоте «Секрет»!
        Артур Грэй:
        Паруса ставить! С якоря сниматься!
        Матрос Летика:
        Есть паруса ставить! С якоря сниматься!

        Скрип снастей. Грохот выбираемых якорей.

        Мюнхаузен (заносчиво):
        Но кто из нас Мюнхаузен? Вы или я? На галиоте под парусами идти зимой к Северному полюсу?
        Артур Грэй:
        Вы - Мюнхаузен. А я только Артур Грэй, друг романтиков и мечтателей… И мой галиот
«Секрет» - это мечта, бегущая по волнам… Ничто не в силах ее остановить!

        Музыка путешествий. Она сначала звучит громко, постепенно затихает вдали.

        Джон Сильвер (громко и резко):
        Имею честь пригласить джентльменов удачи со страниц романа «Остров сокровищ». В кают-компанию!..
        Старик Морган (хрипло, издали):
        Кому понадобились ребята с «Испаньолы»?
        Джон Сильвер:
        Джону Сильверу - вашему капитану! .

        Раздается стук матросских башмаков и нестройная песня пиратов.

        Пираты (поют):

        Четыре ведьмы варят джин,
        Его не выпьет ни один,
        Кроме нашего Джона!
        Джона !..
        Джона!..

        Деревянные башмаки отбивают. чечетку.

        Джордж Мерри (с большим интересом):
        Что ты задумал, Джон? Опять какая-нибудь затея на потеху дьяволу?.
        Старик Морган:
        Опять поднимаем на мачте «Черный Роджерс» - череп и две скрещенные кости?
        Джон Сильвер (таинственно):
        Тс…сс… нас могут услышать… «Дети капитана Гранта»… «Тимур и его команда»… «Капитан Сорви-голова» со своими молокососами… Вон их корешки, на первой полке… Так вот… последнюю неделю наш роман «Остров сокровищ», как вы знаете, был захвачен одной девочкой… некоей Асей из пятого «А». Мы бросили якорь на этажерке, а под подушкой у нее дрейфовали «Восемьдесят тысяч километров под водой»…
        Джордж Мерри (перебивает):
        Стоит ли вспоминать об этой скучной комнате… ни капли рома или хотя бы грога…

        Металлический стук костыля.

        Старик Морган:
        Ты зря стучишь своим костылем. Мерри прав. Кругом… одни учебники и карандаши для рисования… Тьфу!..

        Сердитый дробный звук костыля.

        Джон Сильвер:
        Молчать, когда говорит первый джентльмен удачи. И сегодня это не простой костыль, а председательский:.. Так вот. Однажды ночью мне не спалось. Я вышел из переплета… и слышу разговор капитана Немо с его помощником. Они говорили, что полюс звуков собран… осталась только настройка!.. А помощник сказал, что это просто - Эльдорадо! А вы знаете, старые бродяги, что такое Эльдорадо?.. Страна несметных богатств и сказочных чудес! .
        Старик Морган (взволнованно):
        А что было дальше?..
        Джон Сильвер:
        Внезапно приоткрылась дверь, и какая-то красивая леди сердито сказала: «Ты еще читаешь, Ася?» И мы все скрылись на страницах своих романов.
        Джордж Мерри (мрачно):
        Опять не повезло, как с «Островом сокровищ». Мы здесь, а Немо с ключами от Эльдорадо там.
        Джон Сильвер:
        Не беспокойся, Джордж Мерри. Немо поспешит на встречу с друзьями, где бы он ни находился!..
        Старик Морган:
        Но когда соберутся все знаменитые капитаны, боюсь, что нам несдобровать!
        Джон Сильвер (с усмешкой):
        Мужайся, старик Морган. Капитаны клюнули на приманку известного на морях джентльмена удачи Джона Сильвера… Они уже на пути к Северному полюсу…
        Джордж Мерри:
        А что они там забыли ?
        Джон Сильвер:
        Они ищут капитана Немо… Дело в том, что к числу прочих достоинств вашего предводителя относится искусство подделывать чужие почерки. Я наколол на глобус записку: «Терплю бедствие на полюсе… Спешите, друзья. Жду помощи… » - И подписался: «Капитан Немо». Чистая работа, мой мальчик!

        Стук открываемой двери.

        Капитан Немо (приближаясь):
        Друзья по кают-компании, прошу извинить за опоздание… Тяжелый сундук и никакого транспорта… (С удивлением.) Кто вы такие,господа?
        Джон Сильвер:
        Руки вверх!.. Старик Морган, не откажи в любезности подать чугунные браслеты для сеньора Немо.

        Звон кандалов.

        Джордж Мерри:
        Будем знакомы. Мы с «Острова сокровищ» самого Роберта Льюиса Стивенсона…
        Капитан Немо:
        Значит, я попал в лапы пиратов. Но даже в кандалах я потребую от вас ответа! Где мои друзья?
        Джон Сильвер:
        Они сдались на милость победителя. Вон валяются их шпаги и кортики…
        Капитан Немо (хладнокровно):
        Что вам угодно от меня?
        Джон Сильвер:
        Сущая безделица!.. Ключи от Эльдорадо! А «Наутилус» можете оставить себе на память.
        Капитан Немо:
        Я вас отказываюсь понимать…
        Джордж Мерри:
        Люди, которые отказывались понимать Джона Сильвера редко дотягивали до утра.
        Джон Сильвер:
        Старик Морган, обшарить карманы нашего гостя… нужен ключ с тремя бородками для этого индийского сундука.
        Старик Морган:
        Что за разговор? Я уже открываю его отмычкой.
        Джон Сильвер:
        Так высыпай все на стол, старина.

        Звук падающих кораллов, морских звезд и звучщих раковин.

        Джордж Мерри:
        Для чего вы таскались с таким багажом? Кораллы, раковины, морские звезды….
        Старик Морган:
        Это что, для аквариума?
        Капитан Немо:
        Это подводные игрушки для новогодней елки…
        Старик Морган:
        В игре ваша голова!
        Джон Сильвер (торжественно):
        Капитан Немо, команда просила меня вручить вам «черную метку».
        Капитан Немо:
        А я не хочу пачкать руки.
        Джон Сильвер:
        Тогда слушайте… (Читает.) «Мы требуем выдачи «полюса звуков». На размышление - одна минута».
        Капитан Немо (решительно):
        Нет!
        Джон Сильвер (холодно):
        Ваше имя, Немо, означает - Никто. Но капитан Никто может легко превратиться в
«Ничто»!
        Старик Морган:
        Что за разговоры?! Я нашел на дне сундука под связками перламутрового дождя какой-то ящик… сталь, стекло, клавиши и сверху - серебряный купол…
        Капитан Немо (в волнении):
        Осторожно, вы разобьете «полюс звуков».
        Джон Сильвер:
        Ага-а! Не беспокойтесь. Мы знаем ему цену. Остается немногое - научить нас управлять этой штукой, и вы свободны! Могу поклясться на Библии.
        Капитан Немо (примирительно):
        Но зачем вам «полюс звуков»? Это научный прибор. Существует закон сохранения энергии. Ничто в природе не исчезает бесследно. Материя вечна.
        Джордж Мерри (с усмешкой):
        Материя не исчезает? Да еще как!.. Помнится, мы шли в погоню за бригом «Лаура» с грузом парчи и бархата. Шальное ядро угодило в пороховой погреб, и вся материя погибла.
        Капитан Немо:
        Она не погибла, а превратилась в пепел. Это тоже материя, так же как и любой звук, когда-либо прозвучавший на нашей планете. Повторяю - любой звук… .
        Джон Сильвер (с интересом):
        И пушечная пальба ?
        Капитан Немо:
        Конечно. И речь оратора, и матросская песня, и беседы путников у костра… И стук- лопаты золотоискателя! И мерный скрип виселицы!
        Джон Сильвер (хитро);
        Вы совершенно убедили меня, капитан Немо, что нам научная вещичка ни к чему… Но интересно все-таки послушать ее в работе… Просто… как-то не верится.
        Капитан Немо:
        Снимите кандалы!

        Щелканье замка. Лязг кандалов.

        Капитан Немо:
        Для меня долгое время оставалось загадкой… где находятся отзвучавшие звуки, у какого причала… Ведь это тоже частицы материи… И я предположил, что они бесконечно блуждают в безбрежном океане эфира, нигде не швартуясь намертво! Вот результат моих опытов… Перед вами - динамический «полюс звуков»… Нижние клавиши - настройка по эпохам, боковые кнопки -. по морям, континентам и островам…
        Старик Морган:
        Что за разговоры?. Нажимайте клавиши, кнопки… Ну, где ваши блуждающие звуки?.

        Щелкают клавиши. Вступает электронная музыка «полюса звуков». Крики чаек. Шум морского прибоя. Издали слышна старинная итальянская песенка. Ее исполняет грудной женский голос под аккомпанемент народных инструментов.

        Капитан Немо (бесстрастно):
        Вы слышите звуки… шум генуэзского порта Кафы… На берегу Черного моря… Тысяча четыреста семьдесят второй год…

        Шум и говор разноплеменной толпы. Звенит колокольчик на двери таверны. Хлопает дверь .

        Генуэзский капитан:
        Присаживайтесь, синьор, к нашему столу… Судя по вашей одежде, вы из дальних заморских стран?..
        Афанасий Никитин:
        Поспешаю домой, сударь… а ходил за три моря… Хвалынское, Индийское да Черное…
        Генуэзский капитан (крякнув от удивления):
        Грандиозно!.. А куда сейчас держите курс?
        Афанасий Никитин:
        Через Киев и Смоленск в родной Тверь-город.
        Генуэзский капитан:
        Вы москвитянин?
        Афанасий Никитин:
        Я тверской купец Афанасий Никитин из земли русской… А побывать довелось в Персии, Индии, Турции…
        Генуэзский капитан:
        К турецким берегам и я не раз водил корабли, а вот Индия… Для меня это белое пятно на карте:
        Афанасий Никитин:
        Могу поведать:

        За два года объехал я Индию,
        Посмотрел все торги знаменитые,
        А куда, сам не мог понаведаться,
        Про то многих людей я расспрашивал…
        Близ Бидара есть знатная ярмарка -
        Алладинов базар по-туземному.
        Раз в году на нее собираются
        Все торговые люди индийские.
        Десять дней этот торг продолжается.
        Там торгуют любыми товарами,
        Одних коней приводят на ярмарку
        Табунов в двадцать тысяч и более…
        Жеребца, что привез я из Персии,
        Здесь на ярмарке продал я с выгодой…

        Генуэзский капитан (перебивает):
        А что вы привезли из Индии, русский гость… Шелк индиго, самоцветные камни?
        Афанасий Никитин:
        Перво-наперво, привез свои записки для поучения людей - «Хождение за три моря»…
        Шарманщик:
        Подайте, синьоры, бывшему матросу…

        Звучит старинная шарманка… Мелодия гавота.Щелкает клавиша. «Полюс звуков» замолкает.

        Джордж Мерри:
        А я все-таки не пойму… Что, этот тверской купец был джентльменом удачи?
        Капитан Немо:
        О нет! Он был великим путешественником. За четверть века до португальского мореплавателя Васко да Гама Афанасий Никитин проложил путь из Европы в Индию. Это была большая нехоженая дорога по суше и по морю.
        Джон Сильвер:
        Почему же он вернулся через генуэзский порт Кафа?.. Что-то я не слыхал про этот город!
        Капитан Немо:
        Вы и не могли слышать, Джон Сильвер… Генуэзцев прогнали из Кафы турки через три года после отъезда Афанасия Никитина… А вообще эта гавань известна с шестого века до нашей эры. Теперь это Феодосия. Один из цветущих портов на побережье Крыма.
        Джон Сильвер:
        Выходит, что богатства Афанасия Никитина были только в бумагах… А хотелось бы услышать звон монет… А ну-ка, старик Морган, нажми… вот ту зеленую клавишу…

        Щелкает клавиша. Легкий перезвон электронных инструментов.

        Матрос:
        Друзья моряки!.. Разрешите напомнить вам старинную поговорку - «Песня острее кинжала и звонче золота, потому что кинжал висит у одного пояса и золото звенит в одном кармане, а песня - достояние всех»!..

        Аплодисменты.

        Матрос:
        Следующим номером праздничной программы - выступление матросов нашего корабля… Песня «Фрегат «Паллада» композитора Дмитрия Кабалевского… .

        И сразу вступает оркестр.

        Запевала:

«Паллада», «Паллада»… Старинный фрегат,
        Послушная птица морская!
        Плыла ты, дороги не зная назад,
        Седую волну рассекая!

        Хор:

        Умолкли матросов твоих голоса.
        Но имя звучит, как баллада,- .
        И с книжной страницы, подняв паруса,
        Выходишь ты в море, «Паллада»!..

        Запевала:
        Трудна и опасна судьба моряка,
        Матросская слава сурова…

«Паллада», твой путь сохранил на века
        Походный дневник Гончарова.

        Хор:
        Умолкли матросов твоих голоса,
        Но имя звучит, как баллада, -
        И с книжной страницы, подняв паруса,
        Выходишь ты в море, «Паллада»!

        Шумные аплодисменты. Выкрики: «Браво!» Щелчок. «Полюс звуков» умолкает.

        Джордж Мерри:
        Встреча с фрегатом? В открытом море… Это всегда считалось неважной приметой.
        Джон Сильвер:
        А куда держала курс эта «Паллада» ?
        Капитан Немо:
        Вокруг света - всего-навсего! В доходе участвовал замечательный русский писатель Иван Александрович Гончаров. Кстати, он дважды встречал Новый год с моряками
«Паллады»: тысяча восемьсот пятьдесят третий год - в Портсмуте, а следующий - в Нагасаки. О своей книге «Фрегат «Паллада» Гончаров писал так: «История плавания самого корабля, этого маленького русского мира, с четырьмястами обитателей, носившегося два года по океанам, своеобразная жизнь плавателей, черты морского быта - все это также само по себе способно привлекать и удерживать за собой симпатии читателей… » Ну, да вам, джентльмены удачи, этого не понять.

        Стук металлического костыля.

        Джон Сильвер (вздыхая):
        Я понял другое… Мы, кажется, зря завладели вашим «полюсом звуков»…
        Джордж Мерри:
        А можно, я на счастье нажму синюю клавишу?
        Капитан Немо:
        Предупреждаю. Вы попадете в девятнадцатый век…

        Щелкает клавиша. Стремительно звучит музыка электронных инструментов.

        Капитан Немо:
        Сан-Франциско…
        Джон Сильвер:
        Фриско… Веселенькое местечко! Жми, Джордж Мерри!

        Мелодичный звон кнопки. И сразу вступают шумы большого порта - сирены,пароходные гудки, перезвон гавайских гитар… И на дальнем фоне женский голос поет негритянскую песню:

        Мери Уэлч:
        Ну наконец-то, шкипер. Безобразие! Заставлять пожилую леди ждать в пустом салоне целый час..
        Шкипер:
        Откровенно говоря, Мери Уэлч, я сомневался… стоит ли вообще приходить. Ведь столько экспедиций уже искало клады пиратов на острове Кокос…
        Мери Уэлч (шепотом):
        У них не было настоящей карты… Взгляните…
        Шкипер (испытующе):
        А откуда у вас настоящая карта ?
        Мери Уэлч:
        К вашему сведению, милейший, я была совсем молоденькой девушкой, когда меня похитил Бенито Бонито…
        Шкипер (перебивает):
        Пират по прозванию Кровавый меч?
        Мери Уэлч (подхватывает):
        И обладатель самых крупных сокровищ… Они и сейчас покоятся в пещере на острове Кокос… И ждут, шкипер, нетерпеливо ждут того, кто их откопает!
        Шкипер:
        У берегов Коста-Рики нет более проклятого места, Мери Уэлч! Джунгли, ядовитые змеи, москиты, а главное, «желтый Джек» - болотная лихорадка!
        Мери Уэлч:
        А вы хотели, чтобы сокровища были выложены на городском пляже Фриско?.
        Шкипер:
        Сколько?
        Мери Уэлч:
        У вас есть монета в десять центов, шкипер?
        Шкипер (изумленно):
        За эти планы?
        Мери Уэлч:
        Мелко плаваете, дружочек. Я просто хочу запустить оркестрион. Нас могут услышать…

        Звон монеты, падающей в щель. Раздаются тихие звуки гавота.

        Мери Уэлч (шепотом):
        На это дело у вас не хватит денег. Тут нужно организовать целую компанию…

        Все громче звучит гавот, и уже не слышно разговора за столиком. Щелкает клавиша.
«Полюс звуков» замолкает.

        Джон Сильвер:
        Поздравляю вас, капитан Немо! Надеюсь, сами понимаете, что вы изобрели!.. Теперь можно прокладывать точный курс к любым кладам, где бы они ни находились и как бы глубоко ни были запрятаны. А наш сегодняшний рейс - прямо на Кокос!..
        Джордж Мерри и Старик Морган (вместе):
        Есть, капитан Сильвер!
        Капитан Немо:
        К вашему сведению, джентльмены, свыше пятисот экспедиций искали сокровища на этом острове. Последний раз - в тысяча девятьсот шестьдесят втором году… А пиратские клады так не были найдены!
        Джон Сильвер:
        И прекрасно! Они достанутся нам!
        Джордж Мерри:
        Уж мы-то знаем, с какого конца браться за трос.
        Джон Сильвер (командует):
        Спустить со страниц романа Стивенсона «Остров сокровищ» бриг… Только не перепутайте страницы… Надо взять «Испаньолу» В тот момент, когда судно было в наших руках… Не раньше и не позже!.. А то еще наглотается свинцовых орехов.

        Шелест страниц. Плеск волн. Пиратская команда затягивает уже знакомую нам песню.

        Пираты (поют):

        Четыре ведьмы варят джин,
        Его не выпьет ни один,
        Кроме нашего Джона!
        Джона!..
        Джона..

        Джон Сильвер:
        Надеюсь, капитан Немо составит нам компанию в этом увлекательном плавании. Вам за услугу - десять процентов! По обычаю джентльменов удачи…
        Капитан Немо:
        Мерзавец !
        Джон Сильвер:
        Я этого не слышал. Мы внесем вас на руках… на борт «Испаньолы», как почетного гостя…

        Шум борьбы перекрывает свист ветра и океанский прибой.

        Джон Сильвер:
        Поднять на мачте «Веселый Роджер»!
        Джордж Мерри (весело):
        Есть, поднять «Веселый Роджер»!
        Джон Сильвер:
        Курс к берегам Коста-Рики!
        Джордж Мерри:
        Есть к берегам Коста-Рики!

        Звучит музыка путешествий.

        Старик Морган (с опаской):
        А знаменитые капитаны не перехватят нас где-нибудь возле экватора?
        Джон Сильвер:
        Все случалось на морях, но этого не будет. Они дрейфуют во льдах Северного полюса.

        Порывы сильного ветра. Грохот сталкивавшихся льдин. Завывание снежной бури… Корабельные склянки бьют на борту галиота «Секрет».

        Матрос Летика:
        Осмелюсь доложить, капитан Артур Грэй. Видимость ноль. Снежная буря усиливается. Какие будут приказания?
        Артур Грэй:
        Зажечь сигнальные огни. Вести наблюдение за льдами. Докладывать каждые пять минут.
        Матрос Летика:
        Есть докладывать!

        Быстрый стук сапог по трапу.

        Гулливер:
        Достопочтенные друзья! Сколько времени мы кружим в районе Северного полюса, и никаких следов любезного Немо…
        Тартарен:
        А может быть, опять ахнуть из пушки? Или запустить с дюжину сигнальных ракет?
        Артур Грэй:
        Весь запас ракет уже сгорел над полюсом. Остается положиться на северное сияние!
        Робинзон Крузо:
        Уж не поспешили ли мы? Дайте-ка сюда эту записку… Очень странно… Он пишет:
«Нахожусь на полюсе… » А на каком именно, ведь не сказано!
        Мюнхаузен:
        Я ставлю вам единицу, Робинзон Крузо!.. Каждый школьник знает, что Северный полюс находится на вершине глобуса. Там, где была приколота записка Немо!…
        Дик Сенд (взволнованно):
        Может, он погиб?
        Капитан корвета «Коршун»:
        Но никаких следов катастрофы…
        Тартарен:
        Ах, медам и месье!.. Мало ли где была приколота записка… Особенно в праздничной суете…
        Артур Грэй.
        Но если наш друг терпел бедствие на одном из полюсов… как он мог приколоть записку на глобусе в библиотеке
        Дик Сенд:
        Может быть, он успел кого-нибудь послать?
        Артур Грэй:
        Весьма возможно. Но почему в записке не указан район бедствия? Хотя бы Северный или Южный полюс.
        Тартарен:
        Пардон, а не имелся ли в виду Южный полюс? Кстати, там, вероятно, немного теплее и меньше дует. Черт побери! Где мой плед?
        Капитан корвета «Коршун»:
        Ошибаетесь, Тартарен! На Южном полюсе прохладнее. Вас устроит градусов восемьдесят мороза?!
        Тартарен:
        Меня устроит спасение капитана Немо, сударь.
        Гулливер (задумчиво):
        Задача была бы проще, если бы существовало только два полюса - Северный и Южный!.. Но существуют еще полюса геомагнитные, магнитные, полюса холода, уж не считая полюса недоступности…
        Капитан корвета «Коршун»:
        Могу добавить к вашей коллекции полюсов два полюса мира - Северный и Южный…
        Тартарен:
        Браво, капитан корвета! Конечно, Северный полюс мира! Как это сразу не пришло мне в голову… Едем!
        Капитан корвета «Коршун» (с усмешкой):
        К сожалению, близ Северного полюса мира расположена Полярная звезда. Затруднительное путешествие, Тартарен, даже для вас!
        Тартарен (высокомерно):
        Не беспокойтесь за старого льва, не раз штурмовавшего вершины Альп!..
        Артур Грэй:
        С Альпами дело проще… А Северный полюс мира перемещается относительно звезд, совершая полный оборот примерно за двадцать шесть тысяч лет!
        Мюнхаузен (обрадованно ):
        Идея! Надо перенести нашу кают-компанию на Северный полюс мира! Двадцать шесть тысяч новогодних встреч! Двадцать шесть тысяч елок! Двадцать шесть тысяч сюрпризов и подарков! Как нам будут завидовать все дети!..
        Гулливер (задумчиво):
        Достопочтенные капитаны! А что, если эта записка с загадочным полюсом -не более чем шутка?.. И Немо давно ждет нас в библиотеке у нарядной елки?..
        Матрос Летика:
        Осмелюсь доложить, капитан Артур Грэй, По правде говоря, обстановка прежняя или немного хуже. Но тут уж ничего не поделаешь. Какие будут приказания?
        Артур Грэй:
        Никаких. Я сам стану к штурвалу. Курс - Московское море. Химки. Библиотека!
        Дик Сенд:
        Смотрите… вся елка в огнях… Ой, подводные игрушки!.. Морские звезды! Перламутровый дождь!
        Гулливер (восторженно}:
        Ясно! Достопочтенный капитан Немо здесь!
        Артур Грэй:
        Но его нет!..
        Тартарен:
        Накрыт праздничный стол, а в креслах кают-компании - пустота. Увы! Это так!
        Робинзон Крузо:
        Клянусь мировым полюсом… Северным или Южным все равно… под елкой кто-то спит…
        Мюнхаузен:
        Негритенок в матросской одежде… Может быть, это флаг-штурман с моего брига
«Леденец»?
        Максимка (просыпаясь):
        Где леденец? Никто больше меня не любит леденцы. Можете спросить всю команду клипера «Забияка».
        Капитан корвета «Коршун»:
        Морячок! Кто ты такой?
        Максимка (рапортует):
        Юнга Забиякин из рассказа Станюковича «Максимка». (Смущенно.) Не верите?. (Набравшись духу.) Ну, сейчас вы все обо мне узнаете!..

        Звучит мелодия песенки черного юнги.

        Максимка (поет):

        Хотите знать, кто вечно пьян?
        Кто злее всех на свете?
        Американский капитан
        На старой шхуне «Бетси»…

        Меня за несколько монет
        Купил… и сделал боем…
        А это значит детства нет,
        И счета нет побоям…

        Ну-ка, бой, согрей воды!
        Ну-ка, бой, подай сигары!
        А награда за труды
        Оплеухи да удары!

        Волной морскою я снесен,
        Уже тонул во мраке…
        Но был матросами спасен
        Команды «3абuяки»!

        Теперь на клипере служу,
        От босса не завишу,
        С командой русскою дружу
        И поминутно слышу:

        Ну, Максимка, как живешь?
        Стал теперь своим на баке?
        С нами ты не пропадешь,
        Наш Максимка Забиякин!

        Тартарен:
        Браво, браво, мсье Максимка! А что ты делаешь в нашей кают-компании? '
        Артур Грэй:
        И не видал ли ты здесь капитана Немо ?
        Максимка:
        Рапортую! Я никогда не видел настоящей елки. И решил тихонько выглянуть из переплета, чтобы полюбоваться вашей лесной красавицей… Вижу… является капитан Немо с целым сундуком игрушек… На него напали пираты из «Острова сокровищ» - это они написали фальшивую записку… Потом они говорили про несметные клады… А еще потом подняли на своей «Испаньоле» черный флаг и ушли в море… Они захватили Немо и какой-то ящик, нагруженный звуками.
        Мюнхаузен:
        Нехорошо лгать, юнга. Это тебе не первое апреля…
        Максимка (обиженно)
        Не знаю, как вы, но я и первого апреля говорю правду… А ящик капитан Немо называл
«полюсом звуков».
        Мюихаузен (саркастически):
        Северным или Южным, юноша?
        Артур Грэй:
        Меня интересует другое - на какой курс легла сейчас «Испаньола» ?
        Максимка:
        Рапортую! Я вас ждал и все повторял, пока не заснул.. Они ушли в Тихий океан. На остров Кокос!
        Робинзон Крузо:
        Вот теперь Немо действительно терпит бедствие !
        Тартарен:
        В плену у пиратов!.. Ужасно!.. Ужасно!..
        Дик Сенд (порывисто):
        Нельзя терять ни минуты !
        Артур Грэй:
        Эй, на галиоте «Секрет»! Боевая тревога!

        Горнисты играют сигнал боевой тревоги. На этот звук ложится быстрый топот бегущих ног. Скрип снастей.

        Артур Грэй (командует):
        На всех парусах - в погоню за бригом «Испаньола»!

        Звучит музыка путешествий в тревожном, стремительном темпе.

        Капитан корвета «Коршун»:
        Ясно вижу. По правому борту какой-то бриг… Сдается мне, он стоит на якоре.
        Гулливер:
        Дайте вашу подзорную трубу, достопочтенный капитан корвета… Да, это «Испаньола»! Мы у берегов Кокос, а точнее, входим в бухту Чатам…
        Тартарен:
        А за кормой стая тигровых акул… Бр-рр!
        Артур Грэй:
        Погасить сигнальные огни. Приготовить абордажные крючья и лестницы. Раздать команде топоры и тесаки.

        Лязг крючьев, звон оружия.

        Робинзон Крузо:
        А я пойду со своим старым топором, он служил мне верой и правдой двадцать восемь лет!
        Мюнхаузен:
        Подать сюда пушку. Я ворвусь первым! Верхом на ядре! С бубенцами и шпорами!..
        Капитан корвета «Коршун»:
        Отставить! Ядро может разорвать в клочья капитана Немо, если он на борту.
        Дик Сенд:
        Капитаны, внимание! На борту «Испаньолы» никого нет. Очевидно, команда покинула корабль…

        И как бы в ответ, раздаются два пушечных выстрела… Треск сбитой мачты. Шумный всплеск воды.

        Матрос Летика:
        Осмелюсь доложить… фок-мачта сбита. Упала за борт. Какие будут приказания?
        Артур Грэй (командует):
        Подойти левым вплотную к пиратекому бригу! Марсовые на ванты! Приготовиться к прыжку!

        Шум ветра. Треск сталкивающихся кораблей.

        Артур Грэй:
        Закинуть крючья! За мной! На абордаж!

        Ружейные и пистолетные выстрелы. Грохот абордажных лестниц. Стук подкованных сапог при прыжке на палубу.

        Джордж Мерри (на ходу):
        Ты их задержи на шканцах, а я доберусь вплавь до острова за помощью…

        Плеск воды.

        Старик Морган:
        Нашел дурака.

        Еще более сильный всплеск воды.

        Капитан корвета «Коршун»:
        Я осмотрел трюм. Там никого нет!
        Артур Грэй:
        Клянусь тигровыми акулами, мой топор разнесет эту дверь вдребезги!

        Удары топора. Треск досок.

        Дик Сенд:
        Немо! Цел и невредим!
        Капитан Немо:
        Прошу извинения, что не встретил вас на пороге… Но была весьма уважительная причина - меня приковали, как невольника, к рундуку.
        Артур Грэй:
        А где ключи от замка?
        Капитан Немо:
        В кисете у Джона Сильвера. Он отправился со всей командой на поиски «полюса золота»! Так они по-своему окрестили остров Кокос.
        Тартарен:
        Посторонитесь, медам и месье!.. В багаже бывалого путешественника всегда найдутся ружья, лекарства, пледы, кинжалы, фруктовые соки, сабли, не говоря уже об иголках и напильниках… Не мешайте звезде Тараскона показать свое искусство…

        Звон кандалов. Звук напильника по металлу.

        Капитан корвета «Коршун»:
        А кто же в нас стрелял?
        Капитан Немо:
        Вероятно, Джордж Мерри и старик Морган, оставленные на вахте. Собственно, они стерегли не меня, а «полюс звуков».
        Матрос Летика:
        Осмелюсь доложить, капитан Артур Грэй, Запасной фок поставлен. И алые паруса полощутся на ветру как ни в чем не бывало. Команда ждет ваших приказаний.
        Артур Грэй:
        Перейти всем на борт галиота «Секрет»!
        Дик Сенд:
        А какая судьба ждет «Испаньолу» и пиратов, прыгнувших за борт?
        Гулливер:
        Предоставим это целиком на усмотрение достоуважаемого Роберта Льюиса Стивенсона, хорошо известного всем по роману «Остров сокровищ»!..
        Артур Грэй:
        Поднять брамсели и бом-брамсели!
        Матрос Летика:
        Есть поднять брамсели и бом-брамсели!

        Музыка путешествий пробивается сквозь шум и свист ветра.

        Мюнхаузен (иронически):
        Все, что вы нам рассказали на палубе, Немо, о «полюсе звуков», - весьма любопытно… Но вы опоздали… (Со смехом.) Примите мои сожаления… Около двухсот лет тому назад была напечатана моя правдивейшая история об оттаявших звуках…

        Звучит мелодия песенки Мюнхаузена.

        Мюнхаузен:
        Мой кучер повесил рожок неподалеку от печки, и вдруг рожок заиграл: «Тру-туту! Тра-тата! Ра-рара!» Мы очень удивились, но в ту же минуту я понял, почему на морозе из этого рожка нельзя было извлечь ни единого звука, а в тепле он заиграл сам собой.:На морозе звуки замерзли, а отогревшись у печки, оттаяли и стали сами вылетать из рожка,

        Рожок наигрывает озорную мелодию песенки Мюнхаузена «Зимняя тайна»

        Мюнхаузен (поет):

        Я в метелях стужи лютой
        Не теряю ни минусы;
        Нужен опыт многократный,
        Нужен мой талант и такт,
        Чтоб узнать невероятный,
        Но вполне научный факт!

        Ведь зимой не только руки,
        Но, поверьте, даже звуки -
        Флейты, скрипки и органа
        Замерзают на лету…
        Я вам это, капитаны,
        Говорю начистоту!

        Увлекаться я могу,
        Забываться я могу,
        Но ни другу, ни врагу
        Ни полслова не солгу!

        А когда весна примчится.
        В окна к людям постучится,
        Пятнам мартовских проталин
        На опушках запестрят -
        Звуки мерзлые оттают,
        Прямо к небу полетят!

        Зазвучит на радость сердцу
        Неожиданное скерцо,
        Словно бабочки на воле,
        Запорхают ноты пьес:
        Всевозможные бемоли
        И солидный до-диез!

        Увлекаться я могу,
        Забываться я могу,
        Но ни другу, ни врагу
        Ни полслова не солгу!

        Капитан Немо:
        Браво, Мюнхаузен! Браво!.. Но вы можете объяснить, почему в моем аппарате звуки не замерзают, хотя сейчас зима.
        Мюнхаузен (ворчливо):
        Зима за бортом, а здесь… в салоне капитана Артура Грэя… теплынь!..

        Общий смех.

        Капитан Немо:
        Внимание, включаю «полюс звуков»!

        Щелкает клавиша. Звучит электронная музыка. И сразу врывается рев стадиона. Болельщики скандируют: «Шайбу!.. Шайбу!.. Шайбу!» Удары клюшек. Щелчки шайбы о борт ледяною поля. Свистки судей. Слышен торопливый голос комментатора на Олимпийских играх. Документальная запись.

        Дик Сенд:
        Где все это происходит ?
        Артур Грэй:
        Вернее, происходило, Дик. Нажмем кнопку времени.Видите надпись на бегущей ленточке… Тысяча девятьсот шестьдесят восьмой год, Гренобль!.. Олимпийские игры!.. Сборная СССР по хоккею - чемпион игр!

        Гул оваций.

        Тартарен:
        Мсье Немо, разрешите, я нажму эту оранжевую клавишу?

        Стук клавиши. Легкий перезвон электронных инструментов.

        Капитан Немо:
        И сразу включите зеленую кнопку! Начало двадцатого века. Франция… Амьен…

        Мелодичный звон кнопки.

        Репортер:
        Господин Жюль Верн, что бы вы хотели еще рассказать читателям «Новой Венской газеты»?
        Жюль Верн:
        Моя жизнь была полным-полна действительными и воображаемыми событиями. Я видел много замечательных вещей, но еще более удивительные создавались моей фантазией. Если бы вы только знали, как я сожалею о том, что мне так рано приходится завершать мой земной путь и проститься С жизнью на пороге эпохи, которая сулит столько чудес!..

        Доносится щелканье клавиши. «Полюс звуков» сразу замолкает.

        Артур Грэй:
        Поразительно, капитан Немо. Бы действительно создали «полюс звуков»!
        Дик Сенд (нетерпеливо):
        А может, позволите мне попробовать серую клавишу и белую кнопку?

        Щелкает клавиша. Одновременно звучат электронные инструменты и мелодичный звон кнопки.

        Глашатай (густым басом):

«… Не от сотворения мира, как было на Руси до сего… И новый год начинать не первого сентября, а первого января… »

        Шум и говор толпы.

        Глашатай (откашлявшись):

«В знак того доброго начинания. перед воротами учинить некоторые украшения древ и ветвей сосновых, еловых и можжевельных… а людям скудным… хотя по деревцу или ветви над воротами или над хороминой своею поставить; и чтобы то поспело ныне будущего января к первому числу… »

        Оживление в толпе увеличивается.

        Глашатай:

«И далее в указе высокого государя, царя нашего Петра Алексеевича предписано… Как поздравлять друг друга с Новым годом… и какая должна быть стрельба из пушек и мушкетов… и .какая иллюминация… »

        Залпы мушкетов. Пушечная пальба. Треск шутих и потешных огней.

        Капитан корвета «Коршун»:
        Так встречали в Москве на Красной площади новый, тысяча семисотый год!…
        Капитан Немо:
        А теперь совершим свободное плавание в безбрежном океане эфира…

        Переключение аппарата. И в капитанский салон «Секрета» вторгается симфония звуков разных времен… Звучит несколько тактов старинного менуэта, его перебивают серебряные трубы военною оркестра… А вот пробивается квартет баянистов… Голос мексиканского певца…

        Тартарен:
        Увы, медам и месье, время исчерпано! Осталось всего пять минут до первых петухов.
        Мюнхаузен:
        Что за паника, Тартарен? За пять минут я снял коня с крыши колокольни, запряг волка в сани, поймал лисицу на иголку в лесах России, с успехом выступил в лунном цирке и побывал на Северном полюсе - об этом свидетельствуют все мои биографы… Кроме того, между крокодилом и львом…
        Артур Грэй (перебивает):
        Так мы действительно опоздаем…
        Максимка:
        Рапортую. Елка украшена. Стол накрыт. Пирожное «эклер» из страны великанов съел юнга Максимка.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Ну и ну, молодец! Где ваше ситро марки «Тартарен», дорогой Тартарен?
        Тартарен:
        Сейчас открою, мсье капитан корвета, но раньше с вашего разрешения включу на прощание «полюс звуков»…

        Щелканье клавиши. Перезвон кнопок. Быстрая музыка электронных инструментов,

        Дик Сенд (издали):
        Задержитесь на мгновенье, дорогой Тартарен. Я предлагаю нашим юным друзьям продолжить сегодняшнюю встречу без нас. Возьмите бумагу и перья, а кто хочет - краску и картон… и опишите или нарисуйте вашего любимого героя из романов Жюля Верна…
        Артур Грэй (издали):
        За лучшие работы будут присуждены почетные грамоты и нагрудные знаки Клуба!
        Робинзон Крузо (издали):
        Напоминаю: адрес старинный: Москва, Радио, Клуб знаменитых капитанов!

        Со щелканьем выключается «полюс звуков».

        Тартарен:
        Медам и месье! Что происходит? Мы молчим, и в то же время мы говорим! Что это - капризы эфира или шутки елочного вечера, спрашиваю я?
        Капитан Немо:
        Ни то, ни другое! Это… из нашей прошлой встречи… под кодовым названием
«Путешествие становится опасным»… Как видите, или, вернее, как слышите, звуки не исчезают… не замерзают Мюнхаузен!

        Капитаны (поют):

        Вспомним тех, кто в море,
        Кто с друзьями там
        Радости и горе
        Делит пополам !

        Синим флагом машет
        Утренний туман…
        До свиданья… Вашу
        Руку, капитан!

        Но, клянемся честью
        Всем, кто слушал нас, -
        Будем с вами вместе
        Мы еще не раз!..

        Задорно, весело кричит петух.

        Координаты неизвестны

        Звучат позывные Клуба знаменитых Капитанов.

        Ведущий:
        В эфире Клуб знаменитых капитанов. Встреча под кодовым названием - «Координаты неизвестны»…

        Продолжительный дребезжащий звонок,

        Марья Петровна:
        Катюша, пора закрывать библиотеку.
        Катюша:
        Сейчас, Марья Петровна, я только запакую в ящик книги.
        Марья Петровна:
        Какие книги ?
        Катюша:
        Ну те, которые просили ребята…
        Марья Петровна:
        Какие ребята ?
        Катюша:
        Юные моряки из нашей школы. Ведь завтра же старт шлюпочного похода… Они ждут передвижную библиотечку.
        Марья Петровна:
        Ах да… капитанские книги… Что тут у вас?. «Алые паруса» Александра Грина, «Во-круг света на «Коршуне» Станюковича, «Робинзон Крузо», «Приключения Гулливера»,
«Восемьдесят тысяч километров под водой»… Кажется, все?..
        Катюша:
        Нет, вот еще «Пятнадцатилетний капитаю›, «Тартарен из Тараскона»…
        Марья Петровна:
        И положите «Приключения Мюнхаузена», Катюша. Так… Заколачивайте ящик…

        Стук молотка, забивающею гвозди.

        Давайте напишем на ящике… Счастливого плавания… Попутного ветра…
        Катюша:
        И семь футов воды под килем!..
        Марья Петровна (в недоумении):
        А что означает это выражение - семь футов воды под килем?
        Катюша:
        Это старинная поговорка моряков - чтобы не сесть на мель.
        Марья Петровна:
        У вас готово?. Надпись сделана?. Ну, закрывайте дверь, Катюша.

        Слышен тихий стук закрываемой двери. Поворот ключа. Часы медленно бьют семь ударов. Из ящика приглушенно звучит вступительная песенка капитанов:

        В шорохе мышином,
        В скрипе половиц
        Медленно и чинно
        Сходим со страниц…

        Тартарен (приглушенно, из ящика):
        Ах, медам и месье! Как мы можем сойти со страниц, когда мы заключены в этом трюме, как гребцы на галерах!
        Дик Сенд:
        Да, но гребцы на галерах куда-то плыли, дорогой Тартарен, а мы…
        Капитан корвета «Коршун» (перебивает):
        Не унывайте, Дик! Мы тоже на рассвете уйдем в шлюпочный поход…
        Артур Грэй:
        Капитан корвета «Коршун», это будет на рассвете, а впереди еще целая ночь…
        Гулливер:
        Достопочтенный Артур Грэй совершенно прав. Ведь сегодня назначена наша традиционная встреча…
        Дик Сенд:
        Тем более что у меня есть чрезвычайно важное, я бы сказал, экстренное сообщение!..
        Мюнхаузен:
        У меня есть более важное и экстренное сообщение: вы все во главе с Мюнхаузеном сидите на мели, хотя на ящике красуется лживое пожелание: семь футов воды под килем…
        Робинзон Крузо:
        Клянусь нашей общей работой с Пятницей, мы бы с ним мигом прорубили борт этого ящика… Но все мои топоры зажать на сорок первой странице… В издании Детгиза.
        Капитан Немо:
        Да… положение безвыходное!.. Что же делать, друзья?.. Мы в тисках деревянного спрута…

        И в этот момент раздается лязг клещей, вытаскивающих гвозди, и треск досок.

        Гриффин:
        Безвыходных положений не бывает! Особенно в фантастических историях… Фарватер свободен! Приглашаю вас занять кресла в кают-компании!
        Дик Сенд (приближаясь):
        Капитаны, я никого здесь не вижу…
        Робинзон Крузо:
        Но клянусь безлюдием океана, я ясно слышал человеческий голос…
        Тартарен (приближаясь, звеня оружием):
        Ужасно, медам и месье, ужасно! Неужели это было привидение? Нет, не может быть…
        Артур Грэй:
        Привидение слишком ловко орудовало клещами и молоком! Небывалый случай…

        Веселый хохот Гриффина.

        Мюнхаузен (шепотом):
        Оно еще смеется над нами !
        Робинзон Крузо:
        Проходите, сударь, будьте любезны.. кто бы вы ни были… Я уже достал топор…
        Гриффин (иронически):
        И это в благодарность за то, что я освободил вас из плена Робинзон!
        Гулливер:
        Достопочтенное привидение, если вы не хотите предстать перед нами в виде призрака или тени, то хотя бы назовите себя…
        Гриффин:
        Я всегда ценил вежливость, мистер Гулливер. Разрешите отрекомендоваться!..

        Звучит музыка песенки.

        Гриффин (поет):

        Кто вдруг из вас не загорелся,
        Завидев словно в смутной дымке,
        В романе Герберта Уэллса
        Путь человека-невидимки!

        Всегда и везде одинокий,
        Был сломан, как школьником грифель,
        И близкий и странно далекий
        Неистовый Гриффин!

        Незримый образ мой ужасен,
        Никто не знал трагичней доли…
        Но для друзей я не опасен,
        А для читателей тем боле!

        Всегда и везде одинокий,
        Был сломан, как школьником грифель,
        И близкий и странно далекий
        Невидимый Гриффин!

        Дик Сенд:
        Физик Гриффин? Мы будем рады, если герой романа «Человек-Невидимка» примет участие в нашей встрече…
        Гриффин:
        С удовольствием… Когда я буду свободен от своих дел, навязанных мне моим автором Гербертом Уэллсом…

        Легкий свист… Тишина.

        Мюнхаузен:
        Ложь!.. Я не верю ни одному слову… Где доказательства, что это физик Гриффин?. А может быть, это самое обыкновенное привидение или призрак… тень… мираж?.
        Артур Грэй:
        Мираж в библиотеке?. Не смешите детей, Мюнхаузен. Мираж - это оптическое явление в атмосфере… Для этого нужна пустыня… или океанский простор… во всяком случае, далекая линия горизонта, на которой появляются мнимые изображения.
        Тартарен:
        Ах, мои дорогие, медам и месье!.. Я вспоминаю чарующие миражи в Сахаре… Зеленые кроны пальм… зеркальная гладь воды… цветущие оазисы… купола мечетей и дворцов… Но караван бредет по пескам… видения не исчезают и не приближаются… Ужасно! Ужасно!..
        Капитан Немо:
        Совершенно верно… Дело в том, что при так называемом верхнем мираже могут стать видимыми предметы, скрытые на много миль за линией горизонта. А вообще говоря, мираж не более, чем отражение световых лучей на границах слоев воздуха различной плотности.
        Тартарен:
        Мерси! Мерси! Ваше сообщение весьма облегчит мои путешествия по Сахаре. Весьма… Но куда все-таки исчез мсье Гриффин?
        Дик Сенд:
        Об этом лучше спросить Герберта Уэллса.
        Робинзон Крузо:
        Клянусь морскими туманами, меня больше волнует загадочная история… Если мне не изменяет память, любезный Дик, вы же обещали ее рассказать.
        Дик Сенд:
        Но сначала надо, по традиции, выбрать председателя сегодняшней встречи.
        Артур Грэй:
        Возьмите председательский молоток. Сегодня ваш день. Во время школьных каникул Пятнадцатилетний капитан у руля - самое подходящее дело!

        Стук председательского молотка.

        Дик Сенд:
        Благодарю за честь, капитаны…
        Тартарен:
        Благодарить надо песней, юноша! Такова традиция нашего Клуба!
        Дик Сенд:
        Мне хочется сегодня вам напомнить одну нашу старую песенку… Однажды мы получили письмо от очень маленькой девочки… Она писала, что твердо решила стать капитаном, но мама запрещает, потому что боится, что дочка утонет.
        Гулливер:
        Если не ошибаюсь, достоуважаемая девочка подписалась «Оксана-капитан… Пяти лет…»
        Дик Сенд:
        Да… Но с тех пор прошло лет двадцать… Пусть Оксана снова услышит песенку своего детства, которой Клуб знаменитых капитанов ответил на ее письмо…

        Песенка «Оксана-капитан»

        Дик Сенд(поет):

        Скамейка стала кораблем,
        Лоскутный парус сшит…
        Стоит Оксана за рулем,
        В далекий путь спешит!
        Там у стены большой диван -
        Чудесная страна!
        Туда добраться сквозь туман
        Она скорей должна.

        Все громче, все злее
        Грохочет океан…
        Смелее, смелее,
        Оксана-капитан!

        На небе звездочки зажглись,
        В углу сверчок трещит…

«Пора, Оксана, спать ложись!» -
        Ей мама говорит.

        Но презирает капитан
        Удобную кровать, -
        И мама дочку на диван
        Укладывает спать..

        Послушно и смирно
        Ей шепчет океан:

«Спи тихо, спи мирно,
        Оксана-капитан!»

        Мюнхаузен:
        Брависсимо, молодой человек!.. (Хлопает в ладоши.) Конечно, при современном развитии корабельной техники на капитанском мостике может появиться не только пятнадцатилетний, но и пятилетний капитан!.. Это вполне вероятно… Но где ваше экстренное и чрезвычайное сообщение, сударь?.. Не является ли оно чем-то средним между миражом и призраком?..

        Стук председательского молотка.

        Дик Сенд:
        Судите сами, капитаны… На прошлой неделе я случайно попал на занятия кружка юных моряков в районе станции метро «Речной вокзал»…
        Артур Грэй:
        Каким попутным ветром вас туда занесло ?
        Дик Сенд:
        Мой ровесник Женя Кудрявцев перечитывал историю моих приключений… Мы с ним не расставались… Вот я и очутился среди юных моряков в школьном портфеле старосты кружка.
        Гулливер:
        Это большая честь для книжного героя, любезный Дик… Но о чем необыкновенном или чудесном вы могли там узнать?.. Ведь на занятиях кружка, надеюсь, не было ни летающего острова Лапуты, ни говорящих лошадей- гуингнимов!..
        Дик Сенд:
        Но зато там открылся след к сокровищам капитана дальнего плавания Ермакова!..
        Капитан Немо:
        За все время моих бесконечных скитаний по морям и океанам я ничего не слышал о капитане Ермакове…
        Дик Сенд:
        А юные моряки слышали…
        Капитан корвета «Коршун»:
        А вы, Дик?.
        Дик Сенд:
        Я узнал достаточно много, но вместе с тем, к нашему общему сожалению, слишком мало…
        Робинзон Крузо:
        Клянусь козлиной шкурой, весь запас терпения я израсходовал на моем острове… Двадцать восемь лет, три месяца и шесть дней ожидания!.. Вы скажете, наконец, где эти сокровища?..
        Дик Сенд:
        Еще минута терпения, капитан Крузо… Оказывается, юные следопыты; собирая реликвии морской славы, обратились к родным покойного капитана Ермакова, к его сестре и племяннику… Мой читатель Женя Кудрявцев участвовал в разборе бумаг прославленного капитана… Он и обнаружил неотправленное письмо… Когда ребята его читали, я кое-что успел записать на манжете… (Читает.) «Дорогой Алеша, я решил завещать свои сокровища, собранные во всех моих путешествиях и походах… »
        Робиизои Крузо (в нетерпении):
        Почему же такое важное письмо не было отправлено по адресу? Ведь дело происходило не на необитаемом острове.
        Дик Сенд:
        Думается, что старый моряк не успел его закончить перед смертью!..
        Тартарен:
        Дорогой Дик, постарайтесь припомнить - кому было адресовано письмо?
        Дик Сенд:
        Его племяннику. Молодому биологу Алеше Ермакову…
        Робинзон Крузо:
        Может быть, родственники что-нибудь говорили о местонахождении клада? .
        Дик Сенд:
        Вот что сказала тетя Аглая, родная сестра покойного капитана… К сожалению, я услышал далеко не все…. «Дар может храниться только в одном месте - в городе, где мыс братом родились… Пушкинская, двадцать… Во дворе дома был каменный сарайчик у векового дуба… и в этом сарайчике валялись какие-то видавшие виды матросские сундуки…»:
        Тартарен (возбужденно):
        Какие же сокровища хранятся на Пушкинской, двадцать?. Золото в слитках?.. Старинные монеты?.. Коллекция древностей?.. А может быть, дорогое оружие, не говоря уж о драгоценных камнях!
        Артур Грэй:
        Какие сокровища?. Откровенно говоря, меня больше волнует, кому завещан клад?.. Экипажу корабля, которым командовал капитан?.. Родным?.. Друзьям на суше и на море?..
        Гулливер:
        Это все не имеет большого значения, любезные друзья. Я в этом убежден. Несомненно другое: юные следопыты отправились на поиски сокровищ…
        Дик Сенд:
        Ошибаетесь, капитан Гулливер. Старая тетка с огорчением воскликнула: «Поздно, ребята, поздно!» А Женя Кудрявцев с огорчением добавил: «Мы прекращаем поиски..»
        Мюнхаузен:
        Я понимаю, почему он так сказал. Видимо, в самом деле поздно. Все ясно: сокровища похищены, и сарай на Пушкинской, двадцать - пуст!
        Артур Грэй:
        Вам все ясно?' А по-моему - сплошной туман. С редкими просветами. Видно только одно: без нас дело не обойдется!.. Они говорили - поздно и невозможно. Но мы, знаменитые капитаны, - создание дерзкой мысли и фантазии. И не раз обгоняли ветры и ураганы, пространство и время!..
        Робинзон Крузо:
        Клянусь тайфунами и цунами, мы можем успеть. Но к чему?. Зачем нам эти неведомые богатства, когда страницы наших романов переполнены драгоценными грузами погибших кораблей, сундуками с дублонами, бочонками с пиастрами…
        Капитан корвета «Коршун»:
        Вы правы, капитан Крузо… Знаменитым капитанам не нужны ни деньги, ни драгоценности… Но наш долг - немедленно отправиться на поиски и передать сокровища капитана Ермакова законным владельцам!..
        Мюнхаузен (смеясь):
        Да-а… надо прежде всего отыскать клад, а наследники всегда найдутся!..
        Тартарен:
        Медам и месье, скорее в путь!.. Самым экстренным образом! Ни минуты не медля!.. За мной!..
        Дик Сенд:
        А куда?. Почти в каждом городе найдется Пушкинская, двадцать…
        Тартарен:
        Превосходно… Превосходно… Но в каком городе родился капитан Ермаков?
        Дик Сенд:
        К сожалению, город не упоминался… А возможно, я не расслышал…
        Тартарен:
        Но, может быть, мсье Ермаков-младший, то есть Алеша, еще гостит у мадам Аглаи?. Дайте мне его на пять минут, и я узнаю все! Все!..
        Дик Сенд:
        Это было бы замечательно, но, к моему глубокому сожалению, молодой биолог, прихватив заветное письмо, утренним самолетом вылетел в порт Лагос… Там стояло на рейде научно-исследовательское судно «Восход»… Он спешил, чтобы успеть уйти в плавание…
        Капитан корвета «Коршун»:
        Каким курсом, Дик?
        Дик Сенд:
        Прямым курсом на экватор. Он еще говорил, что готовится к первой встрече с Нептуном!..
        Мюнхаузен:
        Остается одно - вылететь и нам в Лагос. На турбовинтовом ядре!.. Надо найти Алешу Ермакова - это раз! Завещание дяди - это два!.. И несметные сокровища - это три!

        Неожиданно раздается удивленный свист на мелодию Гриффина.

        Артур Грэй (тихо):
        Мне кажется… это свистел человек-невидимка…
        Гулливер (смеясь):
        Вам померещилось, любезный Грэй, Ведь у него столько дел в романе Уэллса…
        Артур Грэй:
        Но каких дел! Позвольте напомнить… когда Гриффину понадобились деньги, он ограбил родного отца. Деньги были чужие, и старик застрелился.
        Капитан корвета «Коршун» (с тревогой):
        А вдруг человек-невидимка слышал наш разговор о кладе старого моряка?. .
        Робинзон Крузо:
        Где мой мушкет?. Человек, который погубил отца, не задумываясь, прирежет любимца Тараскона…
        Тартарен:
        Почему меня, мсье Робинзон?. Какие основания? (В сомнении.} Пожалуй, на всякий случай я достану из саквояжа парочку пистолетов…
        Мюнхаузен:
        Ба!.. Зачем вы тратите драгоценное время на разные миражи и привидения? Давайте-ка лучше поспешим на поиски клада, пока его не нашли другие.
        Капитан Немо:
        Мой «Наутилус» много раз плавал в Гвинейском заливе и проходил на траверзе Лагоса.
        Дик Сенд:
        Капитаны! Прошу проследовать на страницы романа Жюля Верна «Восемьдесят тысяч километров под водой»! За мной, друзья.

        Шелест страниц. Звучит музыка путешествий.

        Капитан Немо:
        Лагос!.. Я вспоминаю берег лагуны и острова. Мосты над заливом… от островов к материку… Старинный город… известный под этим названием еще с пятнадцатого века. Когда-то это был один из крупных центров торговли «черным деревом» - так работорговцы называли свой живой товар. Но как изменились времена!.. Ныне Лагос - столица свободной и независимой Нигерии. Лишь недавно эта страна славилась пальмовыми орехами и какао, а теперь это один из крупных центров добычи «черного золота» - нефти на африканском континенте…

        Тихо звучит африканская мелодия.

        Гулливер:
        Достопочтенные капитаны, мы уже в Гвинейском заливе… Если я не ошибаюсь…
        Капитан Немо:
        Включить подводные прожекторы!..
        Тартарен:
        Ах. медам и месье!.. Какие причудливые колонии кораллов… Мне кажется, что мы плывем через сказочные леса…
        Артур Грэй:
        Лиловые… зеленые… красные… синие созвездия коралловых цветов…
        Гулливер:
        Любезный Артур Грэй, я вас должен разочаровать… это вовсе не цветы, а полипы. Действительно, эти коралловые существа по форме напоминают цветы с шестью или восемью лепестками. Но это не благоухающие лепестки, а щупальца, с помощью которых полипы добывают себе пищу.
        Мюнхаузен:
        Вам известно, Гулливер, меню этих хищных цветов?
        Гулливер:
        Известно. У кораллов меню такое же, как у китов. Те и другие питаются планктоном - микроскопическими инфузориями, рачками, бактериями и тому подобными мельчайшими живыми организмами.
        Капитан Немо:
        Кораллы!.. Класс морских беспозвоночных животных. Науке известно около шести тысяч видов кораллов… Они создают гигантские рифы, представляющие опасность для кораблей, особенно в тех местах, где рифы скрыты под водой.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Мне хотелось бы добавить… Иногда коралловые сооружения вырастали на основаниях, залегающих на глубине более тысячи метров…
        Капитан Немо:
        А-а, вы имеете в виду Маршалловы острова?
        Артур Грэй:
        Но как ни сильны коралловые колонии, образовавшие даже архипелаги, - им угрожает опасность. В аварийном положении находятся Гавайские острова, Каролинские, Марианские…
        Робинзон Крузо:
        Клянусь коралловыми бусами, я не могу понять, что же угрожает этим архипелагам?. Землетрясения? Извержения подводных вулканов?.
        Артур Грэй:
        Морские звезды!.. Да, да, не удивляйтесь! Эти прожорливые хищники размножаются в тропических морях в неисчислимом, количестве. Морские звезды пожирают кораллы, разрушая банки, рифы и целые острова…
        Дик Сенд:
        А почему же этого не было раньше?
        Артур Грэй:
        Есть разные точки зрения. Одни ученые это приписывают атомным взрывам в теплых морях, начиная с кораллового атола Бикини… Другие валят все на рыбаков, которые глушат рыбу динамитом в коралловых бухтах… ну а третьи безуспешно взывают к совести промышленников, добывающих раковины…
        Дик Сенд (в изумлении):
        Атомные взрывы, динамит, промышленники? Не ясно!..
        Артур Грэй:
        Видите ли, по тем или иным причинам почти уничтожен «пожиратель морских звезд» - моллюск. Я думаю, что больше всего тут повинны хозяева морских промыслов. Ведь на спине моллюска красуется драгоценная раковина. Так нарушен природный баланс животного мира теплых морей. Раковины грузятся в трюмы… Морские звезды продолжают свое пиршество.. А жители коралловых островов шлют сигналы бедствия!..
        Гулливер:
        Достопочтенный капитан Немо, судя по приборам, мы подходим к линии экватора - строго на юг -. от порта Лагос…
        Капитан Немо (командует):
        Все по местам ! Прожекторы гасить! Готовиться к всплытию! Продуть цистерны!

        Гул продуваемых цистерн. Всплеск воды.

        Капитан Немо:
        Капитаны! Прошу подняться на верхнюю палубу…

        Стук башмаков по металлическому трапу.

        Артур Грэй:
        Итак, мы в Гвинейском заливе в указанной точке. И ни одного судна в зоне видимости.
        Гулливер:
        Любезные друзья, возьмем наши подзорные трубы…
        Робинзон Крузо:
        Они служили нам верой и правдой сотни лет!..
        Мюнхаузен (со смехом): .
        Не поможет, Робинзон! Мы стали жертвой обмана или в лучшем случае - мистификации! Никакого «Восхода» здесь нет, захода тоже!.. И вообще я начинаю сильно сомневаться в существовании завещания, а тем более сокровищ и наследников. Единственная реальность - это экватор, который тоже есть воображаемая линия… и не больше.
        Капитан Немо:
        Нет, значительно больше. Но прежде всего я хотел бы выяснить, дорогой Мюнхаузен… Знаете ли вы, сколько существует экваторов?
        Мюнхаузен:
        Разве это вопрос для Мюнхаузена! Каждый школьник может ответить на этот простейший вопрос!..
        Артур Грэй:
        Не думаю. Ведь науке известны четыре экватора: географический земной, экватор галактический, экватор магнитный и экватор небесный.
        Мюнхаузен:
        А нельзя ли поближе к земле, Грэй?
        Артур Грэй:
        Если вам угодно, пожалуйста… Земной экватор находится на равном расстоянии от полюсов и делит земной шар на два полушария. К северу и югу от экватора отсчитываются географические широты. Мы сейчас на линии экватора, следовательно, на нулевом градусе широты.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Я считаю необходимым сообщить, что под руководством советского ученого-геодезиста Федора Николаевича Красовского была точно измерена длина экватора. Это - сорок миллионов семьдесят пять тысяч шестьсот девяносто шесть метров. В точности можете не сомневаться!
        Дик Сенд:
        По правому борту судно под советским флагом. Ясно вижу надпись на носу: «Восход»!

        Быстро приближаясь, звучит музыка матросской песни «Праздник Нептуна»

        Запевала:

        Кольцо экватора идет вокруг седой земли,
        Его на память знает тот, кто водит корабли.
        Велит здесь каждому скорей обычай моряка
        Почтить хозяина морей Нептуна-старика.

        Хор матросов:

        От зноя пустыни муссоны летят,
        Дорога морей широка…
        Но нас окрыляет попутный пассат -
        Стремительный друг моряка.

        Запевала:

        Нептун обижен: без него экватор перейден.
        Не хочет слышать ничего, грозит трезубцем он.
        Трясет лохматой бородой сердито старина:
        Людская песня над водой
        Царю морей слышна.

        Хор матросов:

        От знойной пустыни муссоны летят,
        Дорога морей широка…
        Но нас окрыляет попутный пассат -
        Стремительный друг моряка.

        Запевала:

        Нептун, не ссорься с моряком, не умножай обид.
        Морской обычай нам знаком и вовсе не забыт.
        Мы в честь свою нальем вина и сядем за обед…
        Поет волна, шумит волна, несется песня вслед!

        Хор матросов:

        От знойной пустыни муссоны летят,
        Дорога морей широка…
        Но нас окрыляет попутный пассат -
        Стремительный друг моряка.

        Капитан корвета «Коршун»:
        Славно поют моряки на «Восходе»…
        Тартарен:
        Неужели все это в честь… гмм… одного из нас? О-о, я вспоминаю мое возвращение в Тараскон из Сахары! Ах, медам и месье, я растроган…
        Мюнхаузен;
        Весьма возможно, дорогой Тартарен, но только при одном условии - если вас считать морским царем Нептуном… тогда в вашу честь сейчас на «Восходе» идет традиционный морской праздник по случаю пересечения экватора!.. Но, к сожалению, я не вижу на вашей голове короны, а в руке - трезубца.

        Доносится музыка праздника - звучат баяны, гитары, музыкальные тарелки,трещотки, барабаны и раздаются трели боцманских дудок.

        Дик Сенд:
        Капитаны, ключ к завещанию Ермакова в двух кабельтовых с подветренной стороны!..
        Робинзон Крузо:
        Но как же нам незаметно пробраться на борт корабля? Праздник - праздником, а вахта - вахтой!.. Дозорные «Восхода» - на местах!..
        Мюнхаузен (с важностью):
        Все ясно! Как всегда, спасительная идея осенила голову Карла Фридриха Иеронима Мюнхаузена. (Постепенно зажигаясь.} Вы выбрасываете меня за борт, привязанного к обломку реи… Меня подбирают на «Восходе»… Я выпаливаю целую обойму правдивых историй о кораблекрушениях, в которые попадал и не попадал… Пользуясь всеобщим изумлением, я нахожу каюту Алеши Ермакова, хватаю документы… координаты… бегу к ближайшей пушке!.. Выстрел!.. И я верхом на ядре возвращаюсь сюда, на верхнюю палубу…
        Капитан Немо:
        Прекрасный план… Но, к сожалению, на моем «Наутилусе» нет обломка реи, а на
«Восходе» - нет пушек. Это мирное научное судно.
        Дик Сенд:
        Как жаль, что мы не можем стать невидимками, как физик Гриффин, который сегодня нас освободил из плена…

        Доносится легкий музыкальный свист на мелодию песенки Гриффина.

        Артур Грэй:
        Гриффин!.. Привидение, которое возвращается!
        Гриффин:
        А я вовсе с вами не расставался. Я слышал все ваши разговоры, капитаны. Но вряд ли я могу быть вам полезен. Моя аппаратура частично разбита, частично сгорела во время пожара в главе двадцатой моего романа под названием «В доме на Грейт-Портлендстрит». И я не могу вас сделать невидимками, к большому сожалению.
        Гулливер:
        В этом нет никакой надобности, достопочтенный Гриффин. Что вам стоит доплыть до
«Восхода»? Подняться по якорной цепи на борт… И, наконец, проникнуть в каюту Алеши Ермакова и узнать координаты клада его достойного дяди?
        Гриффин:
        Чудесно!.. Я в принципе согласен. Но я не слышу деловых предложений. Какую долю клада получу я?
        Артур Грэй:
        Как вам не стыдно, мистер Гриффин!.. Какое вы имеете отношение к наследству старого капитана? .
        Гриффин (сухо):
        Джентльмены! В моем распоряжении осталось всего двадцать фунтов стерлингов! А планы мои требуют крупных сумм… Я должен создать новую аппаратуру… Мой невиданный эксперимент должен быть завершен с блеском…
        Дик Сенд:
        А за чей счет, человек-невидимка?
        Гриффин (жестко):
        Для меня это не имеет никакого значения. В конце концов, обыкновенные люди представляют для меня объекты для экспериментов! И - только!
        Гулливер:
        Это чудовищно!
        Капитан корвета «Коршун»:
        Мне стыдно, Гриффин. Вы же наш постоянный сосед по книжным полкам!..
        Гриффин:
        Переговоры считаю законченными… Гуд бай!

        Удаляющийся музыкальный свист Гриффина.

        Дик Сенд:
        Раэрешите мне, капитаны, как председателю сегодня встречи, самому отправиться на борт «Восхода». Я все продумал. Мне нужна только простыня и какая-нибудь дудка.
        Тартарен:
        Пожалуйста, мой мальчик… Будьте любезны!.. В моем саквояже найдется простыня из лучшего лионского полотна и тростниковая свирель - подарок африканских друзей.

        Звук свирели. Плеск воды.

        Дик Сенд (издали):
        Слушайте мои позывные…
        Артур Грэй:
        А не лучше ли нам уйти под воду?.. Нас могут заметить «Восхода»..
        Капитан Немо:
        Всем спуститься в салон. Задраить люки… Подготовить «Наутилус» к погружению!..

        Лязг люка. Шум воды в цистернах.

        Капитан Немо:
        Включить гидрофоны! Тише, друзья! Давайте послушаем голоса морских глубин.

        Шумы, похожие на шипение масла на сковород и треск горящих сучьев.

        Тартарен:
        Медам и месье, о, какой запах… неужели на камбузе что-то жарят? Может быть, креветок? О, это такая вкусная еда… Особенно в масле.
        Капитан Немо:
        Вы угадали. Это креветки. Только они далеки от сковородки, Тартарен… Известно ли вам, что креветки очень скандальные особы?. Когда они поднимают шум, вы не слышите гудения винтов и двигателей. Не раз подводные лодки меняли курс, испугавшись скопищ звучащих креветок.
        Гулливер:
        Да, науке уже известны несколько десятков видов звучащих рыб и морских животных…
        Артур Грэй:
        Безмолвие подводных глубин… Романтическое, но устарелое понятие…
        Мюнхаузен:
        Да вы взгляните в смотровое стекло… Гигантский угорь!.. Пожалуй, метра три длиной! .
        Капитан Немо:
        Нет, дорогой Мюнхаузен, это пятнистая мурена. Обратите внимание на раскрытую пасть. Она никогда не закрывается. Слишком много у этого хищника зубов… И кроме того, укус мурены - опасен.
        Гулливер:
        Могу добавить: известно много случаев, когда мурена стаскивала людей со шлюпок и нападала на водолазов.
        Дик Сенд:
        Выходит, мурена опаснее акул?
        Робинзон Крузо:
        Те и другие хороши. Не позавидую тому, кто повстречается с белой акулой, метров двенадцати длиной, так называемой акулой-людоедом… Пред ставьте себе, у нее несколько сот зубов по четыре сантиметра каждый!
        Тартарен (самонадеянно):
        Меня акула не пробовала. Но я ее ел!.. Суп из акульих плавников! Пальчики оближешь! А мясо? Если не знать, что это кусок акулы, можно подумать - какая прекрасная осетрина!.. Но скажу честно - акульей икрой никогда не лакомился.
        Капитан корвета «Коршун»:
        И никто не лакомился, дорогой Тартарен… Акула икры не мечет. У нее родятся живые акулята…
        Тартарен (вздыхая):
        А что происходит с нашим акуленком Диком? Я так волнуюсь;.. Я просто вне себя…
        Капитан Немо (командует):
        Включить гидрофоны!..

        Знакомая мелодия матросской песни «Яблочко», исполняемая на баянах, звучит где-то вдали…

        Капитан корвета «Коршун»:
        Вы слышите… Это играют на «Восходе».

        И совсем близко раздаются позывные Клуба знаменитых капитанов на свирели: «В шорохе мышином, в скрипе половиц… »

        Тартарен (пылко):
        Это Дик!..
        Капитан Немо (командует):
        Открыть входную камеру!.. Принять пятнадцатилетнего капитана на борт!..

        Лязг люков. Шипение сжатого воздуха.

        Дик Сенд:
        Капитаны!..
        Артур Грэй:
        Мы полны внимания…
        Дик Сенд (устало):
        Чаю с лимоном. И покрепче!.. Я несколько продрог…
        Робинзон Крузо:
        Я вас укрою своей лучшей шкурой…
        Гулливер:
        Любезный Дик, вы нашли достопочтенного Алешу?.
        Дик Сенд:
        Одну минуточку… Я только положу сахар…

        Звяканье чайной ложечки в стакане.

        Мюнхаузен (взволнованно):
        Вся эта история с завещанием и сокровищами - ложь или правда?
        Дик Сенд:
        Не спешите… Все по порядку… Как было… Я выбираюсь на палубу «Восхода», закутавшись в простыню… Наигрывая на свирели, присоединяюсь к диковинной процессии ряженых… А впереди шествует «Нептун» с длинной мочальной бородой… С трезубцем в руке!.. За ним следуют его «приближенные» в причудливых одеждах из морских водорослей. Ну, а меня приняли за «нимфу Амфитриту»… (Смеется.) «Нептун» потряс трезубцем, и в купель бросили одного «новорожденного» научного работника, впервые побывавшего на экваторе…
        Робинзон Крузо (нервно):
        Клянусь экватором, мы сотни раз участвовали в празднике Нептуна… К делу, Дик! К делу!..
        Дик Сенд:
        А дело как раз в том, что «Нептун» с чувством прочитал грамоту… И я узнаю, капитан, что промокший до нитки новичок - не кто иной, как кандидат биологических наук….
        Мюнхаузен (не выдержав, вскрикивает):
        Алексей Ермаков?
        Дик Сенд:
        Он!.. Алеша!..
        Капитан Немо:
        Вам удалось с ним поговорить? .
        Дик Сенд:
        Нет. Но, воспользовавшись суматохой, я пробрался к его каюте… И вдруг слышу за дверью какой-то странный шум… Заглянув в замочную скважину, я увидел невероятное зрелище… По воздуху летели бумаги, все было перевернуто… шкафы раскрыты настежь… вещи валялись на полу…
        Артур Грэй:
        Там орудовал человек-невидимка?..
        Дик Сенд:
        Да, это был он - мистер Гриффин. Неожиданно повернулась дверная ручка. Я еле успел отскочить в сторону и притаиться за вентиляционной трубой… Тихо отворилась дверь, и я услышал шлепанье босых ног… Мимо меня… по воздуху медленно проплыла фотография какой-то дамы… Видимо, Гриффин рассматривал ее на ходу. Затем невидимка бросил фотографию в угол и, насвистывая, исчез..
        Тартарен:
        Это была фотография дамы ?
        Дик Сенд:
        Вы угадали, капитан Тартарен. Да, по правде говоря, я никогда не сомневался в вашей проницательности. Я поднял фотографию пожилой женщины с добрым. лицом в пуховом оренбургском платке… Вот она.. Драгоценная находка…
        Мюнхаузен:
        Вы что, смеетесь над нами, юноша?..

        Стук председательского молотка.

        Дик Сенд (холодно):
        Капитан Гулливер, не откажите в любезности занести в судовой журнал точные координаты клада: «Дорогому Алешеньке от тети Аглаи. Город Братск, Пушкинская, двадцать. Восьмого июля тысяча девятьсот шестьдесят девятого года…» Это надпись на фотографии.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Город Братск Очевидно,там и родился капитан дальнего плавания Ермаков .
        Дик Сенд:
        Да, он писал: «В моем родном городе - Пушкинская, двадцать, каменный сарай во дворе, возле старого дуба… » Адрес довольно точный.
        Мюнхаузен:
        И неведомые сокровища в сундуке. Нечего ждать. Полный вперед!.. Едем!
        Гриффин:
        Счасливого пути, капитаны. К сожалению, человек-невидимка не сможет быть вам ничем полезен более… Ваша взяла!.. Гуд бай!

        Музыкальный свист на тему песенки Гриффина затихает вдали.

        Тартарен (вдогонку):
        Адью… адью… адью…
        Капитан Немо (задумчиво):
        Я полагаю, что появление «Наутилуса» на Ангаре может привлечь излишнее внимание…
        Робинзон Крузо:
        Клянусь корабельными соснами - нужен плот… Мало ли их плавает на Ангаре…
        Артур Грэй:
        Я предлагаю спустить с книжных страниц самый известный нашим юным друзьям плот. Из романа Марка Твена «Приключения Гекльберри Финна»…
        Мюнхаузен:
        Такой тихоходный транспорт не для Карла Фридриха Иеронима Мюнхаузена. Я улетаю вперед - на запряжке из скоростных гусей!.. Жду вас с букетом ромашек в Братске! На Пушкинской, двадцать!

        Гогот гусей. И, постепенно затихая, звучит мелодия песенки Мюнхаузена.

        Робинзон Крузо (вдогонку):
        Не загадывайте! Мы еще посмотрим, Мюнхаузен, кто кого встретит! И кому будут вручены ромашки.
        Капитан Немо:
        Прихватим этот ящик с аквалангами и спустим плот со страниц книги Марка Твена.

        Шелест страниц.

        Тартарен:
        Осторожно, медам и месье!.. Не заденьте бревном мой саквояж и рюкзак…
        Капитан Немо:
        Теперь раскроем атлас… Вот карта Сибири… Держим путь на Ангару!.. Плот на воду!..

        Доносится сильный всплеск. Вступает музыка путешествий. Она звучит довольно громко, постепенно стихая вдали.

        Дик Сенд:
        Заседание Клуба знаменитых капитанов продолжается… Прошу записать в судовой журнал… Плывем по Ангаре. Курс - на город Братск. Цель - поиски клада. Ветер попутный. Скорость - пять узлов в час. Происшествий нет.

        С берега доносятся позывные, местного радиоузла - такты мелодии песни о Братском море.

        Ангара (звонкий женский голос, записанный с помощью ревербератора):
        Говорит Ангара!.. Говорит Ангара!.. Друзья!.. Будем знакомы!.. Я вытекаю из крупнейшего озера в мире -.Байкала! В него несут свои воды триста тридцать сибирских рек, но из озера вытекает только одна река. Это я - Ангара! Я прохожу тысячу восемьсот пятьдесят три километра и сбрасываю свои воды в Енисей. Меня зовут жемчужиной энергетики! На моем пути уже встали мощные гидростанции, образуя ангарский каскад… Иркутская ГЭС, Суховская, Тельминская и самая крупная - Братская ГЭС… Ее энергия может заменить мускульную силу ста сорока миллионов человек!
        Дик Сенд:
        Не может быть…
        Капитан корвета «Коршун»:
        Это уже сделано!..
        Ангара:
        Я вспоминаю недавнее прошлое, когда зажигали тайгу, взрывали скалы, переносили города и села, подготавливая ложе для Братского моря…

        Звучит музыка песни «Братское море».

        Мужской хор:

        Тебя мы не знали
        На карте вчерашней.
        Судьба твоя, море, людьми решена!
        И там, где лежали .
        Покосы да пашни,
        Сегодня играет морская волна!

        Где были недавно
        Таежные избы…
        Да к ним подступала глухая тайга…
        Теперь на просторе чудесное море
        Гуляет да ищет свои берега…

        Не в сонном покое,
        А с бурями споря,
        Легло ты на карте сибирских морей.
        Эх, Братское море,
        Так вот ты какое…
        Желанное море советских людей!

        Дик Сенд:
        По-моему, замечательная песня… Я только никак не возьму в толк, кто ее пел?
        Гулливер:
        Может быть, это достопочтенные плотовщики у лесной пристани?
        Артур Грэй:
        Нет. Ясно вижу в морской бинокль… Вывеска конторы лесосплава… А над ней возвышаются два мощных репродуктора… Не подлежит ни малейшему сомнению: это была передача местного радиоузла.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Судя по карте, мы проходим мимо последних островков. Ангары.. Впереди - Братское море! Его воспевали поэты, рисовали мастера кисти, но создавали новое море дерзкие планы инженеров и золотые руки рабочих.

        Где-то вблизи звучит музыкальный свист мелодии Гриффина.

        Артур Грэй:
        Тише… Мне послышался свист человека-невидимки…
        Гулливер:
        Любезный Артур Грэй, вам это почудилось… Просто перекликаются таежные птицы…
        Робинзон Крузо:
        Клянусь жемчужиной энергетики!.. По левому борту необитаемый остров… На прибрежной отмели дымится костер. Какой-то человек в лохмотьях взывает о помощи…
        Дик Сенд (командует):
        Пристать к острову ! Навались на рулевое весло!..
        Тартарен:
        Мсье Карл Фридрих Иероним… Какими судьбами? Где ваш букет из ромашек?..
        Мюихаузеи (высокомерно):
        Самая обыкновенная история… Гуси несколько сбили курса… Вместо Братска я приземлился на этом необитаемом островке… Не завидуйте мне, Робинзон. Вся территория моего острова - это десять на двадцать метров! Ни сантиметра более!.. Ни козы, ни попугая, ни Пятницы… Я был бы рад увидеть здесь хотя бы пиратов! Но увы, джентльменов удачи сюда, конечно, не заманишь…
        Робинзон Крузо:
        И что же - остров действительно необитаемый?
        Мюнхаузен:
        Как сказать. По точным подсчетам, правда без применения электронно-счетных машин, население острова составляют двадцать миллиардов восемьсот тридцать шесть миллионов четыреста двадцать пять тысяч и шестьдесят две… мошки!
        Тартарен:
        А дичи на острове нет ?
        Мюнхаузен:
        Есть! Один-единственный экземпляр. Это я, ваш Мюнхаузен… В битве с мошкарой я разорвал платье. Бил их ботфортами. Глушил париком. И все напрасно. Меня спасли только дым костра плюс присутствие духа!
        Тартарен:
        Ай!.. Мошки взялись за меня….
        Дик Сенд:
        Отваливай!
        Робинзон Крузо:
        Я прикрываю отступление дымом из трубки!..

        Плеск волн. Ветер. Крики чаек.

        Гулливер:
        Достопочтенные друзья, уже не видно берегов. Мы в Братском море… В одном из крупнейших водохранилищ, созданном человеческими руками.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Поистине так… Вы только вдумайтесь!.. Зеркало Братского моря - это пять тысяч четыреста девяносто четыре квадратных километра. А средняя глубина более тридцати двух метров. К этому остается добавить, что ширина Братского моря достигает двадцати километров…
        Тартарен:
        Воображаю, сколько здесь рыбы.
        Артур Грэй:
        И самой разной: омуль байкальский, щука, лещ, сазан амурский, язь, хариус…
        Дик Сенд:
        Довольно гастрономии. Капитан Немо, попрошу вас проверить наши координаты…
        Капитан Немо:
        Это уже сделано. Мы находимся на месте города Братска с точностью до одной секунды.
        Мюнхаузен:
        Собственно, кто из нас Мюнхаузен? Вы или я? Вокруг только море!.. .
        Дик Сенд:
        Но по карте город Братск находится именно здесь!..
        Капитан корвета «Коршун»:
        А когда издана эта карта ?
        Дик Сенд:
        Сейчас взгляну… Вот, пожалуйста, внизу напечатано… В тысяча девятьсот пятьдесят девятом году.
        Тартарен:
        Медам и месье, это просто невероятно! Разве могла географическая карта устареть за какой-нибудь десяток лет? Никто в Тарасконе этому не поверит…
        Артур Грэй:
        Могла устареть. По сибирской тайге время шагает очень быстро.. Почти как в сказке: Город Братск, куда мы держали путь, находится здесь!..
        Робинзон Крузо:
        Клянусь морскими миражами, у вас галлюцинация.. Где, собственно,здесь? .
        Артур Грэй:
        На дне моря!..
        Капитан корвета «Коршун»:
        Я не новичок в этих местах… Я путешествовал здесь с одной передвижной библиотекой, когда тут 'еще не было моря. Берега Ангары соединял огромный железнодорожный мост с ажурными пролетами.
        Гулливер:
        Но я не вижу никакого моста! Ни железнодорожного, ни какого-либо еще… Вот так, достопочтенный капитан корвета.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Вот так же вы не увидите старинный город Братск. В начале строительства моря его н-азывали Братск-первый. А потом эти Братски росли как грибы вместе со стройкой. Всего их насчитывалось пять. Три Братска пошли под затопление. Братск-четвертый находился на скале Журавлиная Грудь, что на правом берегу Ангары. Они остался на суше… А на левом берегу великой реки, на мысе Пурсей, был создан Братск-пятый, или Постоянный… Между скалой Журавлиная Грудь и мысом Пурсей выросла гигантская плотина высотой в сто двадцать метров… То, что было полетом фантазии, мечтой, стало действительностью Естественно, все письма, посылки, денежные переводы и телеграммы, адресованные в Братск, отправляются прямо в пятый, Постоянный.
        Мюнхаузен:
        Но, увы, то, что было действительностью, - сокровища капитана Ермакова - становится полетом фантазии…
        Капитан Немо:
        Не спешите, Тартарен… Сколько сокровищ было поднято с морского дна!.. Но вот вопрос: в каком Братске покоется клад?.. В первом, во втором? В пятом? Где?..
        Артур Грэй:
        Видимо, в старом Братске, заложенном казаками еще в тысяча шестьсот тридцать первом году… Ни в каком другом Братске не мог родиться капитан дальнего плавания Ермаков. Потому что самые старые уроженцы второго, третьего, четвертого и пятого Братска еще учатся…
        Капитан Немо:
        Остается опуститься на дно Братского моря…
        Робинзон Крузо:
        Клянусь сокровищами, навеки погребенными на дне морей и океанов! А если этого мало - всеми хронометрами на свете. Боюсь, мы упустили время. Сдается мне, что перед затоплением… тетушка Аглая увезла из дома все ценные вещи и, уж конечно, сундук своего брата.
        Капитан Немо:
        Эту тайну можно раскрыть только на морском дне…
        Дик Сенд:
        Надеть акваланги!..
        Робинзон Крузо:
        С вашего позволения, я останусь на вахте… С моей бородой неудобно нырять…
        Дик Сенд:
        Пожалуйста, капитан Крузо. Остальные за мной!

        Всплеск воды. Еще несколько всплесков.

        Робинзон Крузо:
        Если не выйдет - начнем сначала, как поется в моей старинной песенке…

        Звучит мелодичная музыка припева песенки Робинзона Крузо.

        Робинзон Крузо (напевает):

        Надейся и не забывай
        Все, что бывало!
        Мой юный друг, не унывай,
        Не вышло, рук не опускай - начни сначала!..

        Неожиданно на плоту раздается музыкальный свист на мелодию Гриффина.

        Гриффин:
        Да, придется начинать сначала!..
        Робинзон Крузо (в изумлении):
        Гриффин!.. Как вы сюда попали?
        Гриффин:
        А я с вами и не расставался… Здесь, на плоту, под кучей соломы, любезно описанной мистером Марком Твеном… Мне было тепло и удобно… .
        Робинзон Крузо:
        Хотите прийти на готовое?
        Гриффин:
        А почему бы и нет?. Слушайте… знаменитый отшельник… Вы на своем необитаемом острове за долгие годы не видели настоящей жизни… Я вам предлагаю честную игру. Клад - пополам! Фифти-Фифти!.. И вы будете купаться в роскоши!
        Робинзон Крузо (уклончиво):
        А что вы сделаете с вашей половиной?
        Гриффин:
        Я собираюсь ехать во Францию, Испанию, в Алжир там можно круглый год оставаться невидимкой и не мерзнуть… Но прежде всего мне нужен человек, который помог бы мне, спрятал меня, мне нужно место, где я мог бы спокойно, не возбуждая ничьих подозрений, есть, спать и отдыхать. Словом, мне нужен сообщник. Тогда возможно все! И это все мне дадут сокровища, которые сейчас добывают ваши друзья на морском дне.
        Робинзон Крузо:
        Клянусь морскими туманами, я не понимаю ваших целей, мистер Гриффин!
        Гриффин:
        Мы должны заняться убийством, мистер Робинзон Крузо… Не бессмысленно убивать, а разумно отнимать жизнь… Невидимка должен установить царство террора… и подчинить своей воле всех и каждого. Он издает свои приказы… и кто дерзнет ослушаться, будет убит так же, как будут убиты и его заступники…
        Робинзон Крузо:
        И вы предлагаете мне стать вашим сообщником?
        Гриффин:
        А за что же я отдаю вам половину клада?.
        Робинзон Крузо:
        Вы распоряжаетесь не своим имуществом. Сейчас мои друзья капитаны…'
        Гриффин (перебивает со смехом):
        Ах, вот что: острый приступ сентиментальных чувств… Но мы с вами не кисейные барышни. Не беспокойтесь, коллега, с капитанами я разделаюсь сам, как и с вами, впрочем, если вы будете тянуть с ответом.
        Робинзон Крузо (после паузы):
        По рукам, Гриффин!

        Сильное хлопанье ладоней. Шум борьбы.

        Гриффин (кричит):
        Отпусти меня… Даю слово… Я исчезну…
        Робинзон Крузо:
        Но нет… Ты привидение, которое возвращается.
        Гриффин (стонет):
        Не выкручивай мне руки…
        Робинзон Крузо:
        А ты не вырывайся… Это бесполезно… Я привык от зари до зари без устали играть с тремя игрушками - с топором, заступом и лопатой..

        Шум борьбы стихает.

        Робинзон Крузо:
        А теперь, приятель, я тебя уложу в этот не слишком удобный ящик из-под аквалангов и для верности заколочу гвоздями… Любезность за любезность!

        Стук заколачиваемых гвоздей.

        Гриффин (глухо, из ящика):
        Я буду жаловаться самому Герберту Уэллсу…
        Робинзон Крузо:
        Напрасный труд. Уэллс тебя и выдумал для того, чтобы показать - что может случиться, когда великие научные открытия оказываются в руках безумцев и фанатиков!

        Всплеск воды.

        Дик Сенд:
        Капитан Крузо… Смотрите, что я добыл на морском дне… Вывеска с надписью «Чайная»…
        Робнизон Крузо (с иронией):
        Нашли тоже сокровище…

        Всплеск воды.

        Тартарен:
        Дайте pyкy, Дик.. Так… осторожнее… Она разбита…
        Робинзон Крузо:
        Кто это - она?
        Тартарен (восторженно):
        Граммофонная пластинка!.. (Напевает.) «Бутылка с сургучом»… Любимая песня юных моряков!.

        Всплеск воды.

        Гулливер:
        Достопочтенные капитаны, я бы принял это за модель корабля, если бы это не было оцинкованное корыто…

        Еще один бурный всплеск воды.

        Мюнхаузен (отфыркиваясь):
        Только я - Карл Фридрих Иероним - мог напасть на верный след!.. Вот!.. Смотрите!.. Номерной знак дома- «Пушкинская, двадцать»… Сейчас я нырну опять…

        Слабый всплеск воды.

        Артур Грэй:
        Сушите акваланг, дорогой Мюнхаузен…
        Капитан корвета «Коршун»:
        Принимайте на борт сундук капитана Ермакова!

        Шум втаскиваемого на плот сундука.

        Артур Грэй:
        Мы откопали его из -под густого слоя ила…
        Капитан корвета «Коршун»:
        Среди развалин каменного сарайчика возле полусгнившего дубового пня… .
        Тартарен (восторженно):
        Медам и месье ! Наконец-то сокровища в наших руках!..
        Робинзон Крузо:
        Клянусь законными наследниками, а так же всей родней капитана Ермакова! Сундук должен открывать я!..
        Мюнхаузен (в запальчивости):
        Собственно, на каких основаниях, Робинзон?
        Робинзон Крузо:
        По крайней мере - на трех: во-первых, я самый старший из вас. Во-вторых, у меня есть острейший топор. А в третьих, я уже вскрыл сундук…

        Треск дерева и звон разбитого замка.

        Дик Сенд:
        Вы только посмотрите, весь сундук занимает старая, позеленевшая под. морскими ветрами зюйдвестка..
        Капитан Немо:
        Да нет, дорогой Дик. В нее завернут клад, чтобы сберечь сокровище от воды…
        Дик Сенд:
        Вот мой кортик…

        Звук распарываемой материи.

        Артур Грэй:
        Очень странно… Шкатулка с рисунками палехских мастеров… Ладья в студеном море…
        Тартарен:
        Алмазы всегда прячут в дорогие шкатулки… Внимание! Я открываю замок…

        Музыкальная шкатулка играет первые такты мелодии песни «Бутылка с сургучом».

        Мюнхаузен:
        Ну-с, где же брильянты, рубины, сапфиры, изумруды… или хотя бы золотые талеры, Тартарен? Шкатулка пуста!
        Артур Грэй:
        Нет!.. На дне лежит письмо…
        Робинзон Крузо:
        Ясно!.. Это карта места, где спрятан клад!..
        Артур Грэй:
        Слушайте, друзья… «Я, капитан дальнего плавания, Иван Петрович Ермаков, находясь в здравом уме и твердой памяти, завещаю моим законным наследникам все свои богатства. Когда я был еще юнгой, я, как и все ребята моего возраста, зачитывался романами о поисках несметных кладов. Это были драгоценные грузы погибших кораблей и богатства, закопанные пиратами, купцами и алчными корыстолюбцами, начиная от фараонов и кончая рыцарями большой дороги. Когда я стал капитаном, я слышал во многих портах мира рассказы о поисках сокровищ то ли «Черного Принца» или
«Титаника», то ли пирата Барбера или капитана Флинта!.. Многие искатели кладов кончали свою жизнь в сумасшедшем доме или на паперти с протянутой рукой. Иное дело богатства, которые человек создает своим трудом, своими руками… Я оставил это завещание на дне Братского моря в надежде, что мои наследники придут сюда, чтобы увидеть своими глазами электрические сокровища сибирских рек - Ангары, Енисея, Иртыша - и узнать мою последнюю волю: я завещаю им всем поровну - любовь к морю и путешествиям, любовь к труду и созиданию, любовь к книге и учению». И подпись..
«Капитан дальнего плавания Ермаков».
        Робинзон Крузо:
        Большой чудак !
        Артур Грэй:
        Возможно… Но чудаки украшают мир, как сказал Максим Горький!..
        Гулливер:
        Любезные друзья! Достопочтенный капитан был настоящим человеком!.. Ведь каждый, кто мечтает о легкой наживе, вольно или невольно становится лилипутом! Я имел немало случаев в этом убедиться во время моих бесконечных скитаний.
        Тартарен:
        Медам и месье!.. Какой замечательный урок преподал капитан Ермаков всем охотникам за сокровищами!..

        В отдалении слышится крик петуха.

        Дик Сенд:
        Тревога!.. Немедленно ложимся на курс в кают-компанию нашего Клуба..

        Из заколоченного ящика доносится приглушенный свист Гриффина.

        Гриффин (из ящика, умоляюще):
        Неужели вы имеете намерение бросить меня здесь… посреди Братского моря?

        Общее изумление. Возгласы: «Гриффин?.. Гриффин! Человек-невидимка!!» .

        Робинзон Крузо:
        Я вам все доложу в пути о событиях моей необыкновенной вахты.
        Артур Грэй:
        При всех обстоятельствах мы обязаны отправить человека-невидимку на страницы романа его автора Герберта Уэллса… Отправить совершенно независимо от того, нравится нам этот персонаж или нет.

        Шелест страниц.

        Капитан Немо:
        Время летит!.. Поспешим в библиотеку!.. Нам надо успеть до последних петухов!..

        Звучит музыка путешествий.

        Мюнхаузен:
        Мы в весьма трудном положении, капитаны!.. При всей моей безграничной фантазии, я не могу себе представить, как мы сможем сами себя упаковать в ящик с книгами для передвижной библиотеки…
        Тартарен:
        Увы, медам и месье!.. Юные моряки уйдут в шлюпочный поход без нас…
        Артур Грэй:
        Вы можете не беспокоиться, любимец Тараскона. У нас на книжных полках найдется много настоящих друзей, проверенных в деле, на море и на суше!

        Боцманская дудка.

        Командир похода (в мегафон):
        Слушай мою команду! Объявляется готовность номер раз шлюпочного похода юных моряков по маршруту «Москва-Ульяновск»!..

        Слышен быстро приближающийся звонкий цокот конских копыт.

        Мальчик (в изумлении):
        Кто этот всадник?
        Девочка:
        А как одет! Расшитый камзол, ботфорты со шпорами, шляпа с плюмажем.
        Д' Артаньян:
        Честь имею!.. Капитан мушкетеров и ваш стародавний сосед по книжным полкам Д' Артаньян, неустрашимый мастер шпаги, по свидетельству самого Александра Дюма!
        Мальчик:
        А-а, вы из самодеятельности?!
        Д' Артаньян:
        Нет, я из романа Александра Дюма «Три мушкетера»… Надеюсь, все читали…

        Звонкий смех юных моряков,

        Д'Артаньян (запальчиво):
        К сожалению, вы слишком молоды, чтобы померяться со мной на шпагах!..

        Вскрики: «Браво, браво!» Аплодисменты.

        Девочка:
        Дорогой артист, вы пойдете с нами в поход?
        Д' Артаньян:
        О нет! С вами поплывут капитанские книги из библиотеки - по вашему заказу… Принимайте ящик! И желаю вам побольше приключений!..

        Лошадиное ржание… Цокот копыт постепенно замирает вдали.

        Командир похода (в мегафон):
        Внимание!.. На старт!

        Раздается выстрел ракетницы… Шум весел, плеск воды. И звучит веселый марш шлюпочного похода… А на берегу перекликаются между собой петухи…

        Капитан корвета «Коршун» (приглушенно, из ящика):
        Итак, мы снова уходим в плавание…
        Артур Грэй:
        И, как говорится в романах, «продолжение следует»

        Капитаны (негромко поют):

        За окошком снова
        Прокричал петух.
        Фитилек пеньковый
        Дрогнул и потух.

        Синим флагом машет
        Утренний туман.
        До свиданья, вашу
        Руку, капитан!

        Снова мы недвижно
        Станем там и тут.
        Вновь на полке книжной
        Корешки блеснут.

        Но клянемся честью
        Всем, кто слушал нас,
        Будем с вами вместе
        Мы еще не раз!

        Задорно, весело кричит петух.

        Ураган силой в два балла

        В эфире звучат позывные Клуба знаменитых капитанов.

        Ведущий:
        В эфире - Клуб знаменитых капитанов. Встреча под кодовым названием «Ураган силой в два балла».

        Продолжительный дребезжащий звонок.

        Марья Петровна:
        Катюша, пора закрывать библиотеку.
        Катюша:
        Сейчас, Марья Петровна, я только возьму из ящика список ребят…
        Марья Петровна (удивленно):
        Какой список?. Каких ребят?.
        Катюша:
        Завтра же радиоперекличка с зимовщиками… У многих учеников нашей школы отцы, старшие братья работают на Новой Земле и даже на дрейфующей станции «Северный полюс».
        Марья Петровна (перебивает):
        Вы забыли тех, кто зимует в Антарктиде, неподалеку от южного полюса!
        Катюша (со смехом):
        А там сейчас лето… или вернее .- осень.
        Марья Петровна (строга):
        Все равно мороз! И следовательно - зимовщики…
        Катюша:
        А интересно… наши мальчики и девочки будут рассказывать по радио, какие книги прочитали? Какие сочинения написали? .
        Марья Петровна:
        Какие отметки получили?.. Вот завтра все и послушаем!.. А где мои ботики?
        Катюша:
        На улице сухо. Наверно, ботики дрейфуют у вас дома в передней.
        Марья Петровна:
        Весьма возможно. Ну, закрывайте двери, Катюша.

        Стук двери. Поворот ключа. Часы мерно бьют семь ударов. Звучит вступительная песенка капитанов.

        Капитаны (поют):

        В шорохе мышином
        В скрипе половиц
        Медленно и чинно
        Сходим со страниц.

        Встречи час желанный
        Сумерками скрыт…
        Все мы - капитаны,
        Каждый знаменит!

        Нет на свете дали,
        Нет таких морей,
        Где бы не видали
        Наших кораблей.

        Мы, морские волки,
        Бросив якоря,
        С нашей книжной полки
        К вам спешим, друзья!
        К вам спешим, друзья!

        Гулливер:
        Достопочтенные капитаны, ваш покорный слуга Лемюель Гулливер несколько запоздал. Приношу глубочайшие извинения. Небольшие приключения в стране великанов…

        Два ружейных выстрела подряд. Грохот сапог. звук падающих рюкзаков, кастрюль, оружия и тамбурина.

        Капитан Немо:
        Что с вами, Тартарен? Откуда вы свалились?.
        Тартарен:
        Ах, мсье Немо! Прямо с кручи гор Атласа. Ничего особенного… (Скрывая испуг.) Охота на диких берберийских львов. Дик, дайте воды!
        Дик Сенд:
        Пожалуйста, вот под креслом ваша фляжка…

        Бульканье наливаемой в стакан воды.

        Тартарен (приходя в себя):
        Друзья мои! Увлекательная вещь - охота на львов!
        Капитан корвета «Коршун»:
        Особенно, когда львы в пустыне, а вы - в библиотеке.
        Артур Грэй (задумчиво):
        В библиотеках всякое бывает, капитан корвета «Коршун». Случается немало опасных и таинственных происшествий…
        Робинзон Крузо:
        Клянусь морскими львами, я вас не понимаю, капитан Артур Грэй!.. Какую тайну вы имеете в виду?..
        Артур Грэй:
        Спокойствие, капитан Крузо. Немного терпения.
        Робинзон Крузо:
        Призывать к терпению моряка, который прожил на необитаемом острове двадцать восемь лет! Три месяца! И шесть дней!.. Можете спросить Даниеля Дефо.
        Тартарен:
        Ах, медам и месье, меня не интересуют тайны… Я так устал скитаться по страницам своих романов… То Сахара, то Альпы, то . Порт-Тараскон…
        Капитан корвета «Коршун»:
        А в самом деле, что если нам, капитаны, провести хотя бы одну встречу, из девяти десятков, в уютных креслах нашей кают-компании, возле горящего камина?..
        Тартарен :
        Принято единогласно. Мною - лично! Остается простая формальность - выборы председателя. Ну стоит ли тратить время на прения, обсуждение кандидатур, голосование? Я уже отдышался и готов пожертвовать собой для юных друзей Клуба. Где председательский молоток?.. Где он?..
        Капитан корвета «Коршун»:
        В руке у капитана Артура Грэя. Такова традиция Клуба. Ведь он сегодня дал сигнал - свистать всех наверх!
        Тартарен:
        Ах, традиции?.. Пожалуйста! Согласен! Даже настаиваю! Где песня председателя?
        Артур Грэй:
        Будьте любезны… Как раз сегодня, при свете луны, я запечатал сургучом бутылку и бросил ее за борт галиота «Секрет»… А в бутылке - свернутое в трубку послание моей любимой, моей Ассоль…
        Гулливер:
        Любезный Грэй, мне так приятно услышать, что вы еще пользуетесь старинной почтой моряков… Если не ошибаюсь, это единственный случай в двадцатом веке.
        Артур Грэй:
        Ошибаетесь, капитан Гулливер… Например, в прошлом году в прессе был описан такой случай: советский теплоход «Александр Пушкин» пересекал Атлантику и в этот майский день находился более чем в тысяче миль от Монреаля. Среди пассажиров была молоденькая немка Фридель Хатье, которая решила послать своей подружке письмо именно в бутылке и, как и я, швырнула ее за борт. Через десять месяцев бутылка с сургучом причалила к берегу островка Ре - это во Франции, около Бордо. Морскую почту приняла французская девушка - Колетт Жирар. Но, увы, она ни слова не энала по-немецки. Ей на помощь пришел учитель Жак Оже. Оказалось, что письмо было отправлено в город Бремерхафен фрейлейн Тринхен Вилькинс. И послание было доставлено по адресу.
        Капитан Немо:
        На месте капитана теплохода я бы принял по всем законам морского гостеприимства на борту своего корабля всех четверых участников этого почтового рейса!
        Артур Грэй:
        Так и было сделано. Балтийское пароходство пригласило Фридель, Колетт, Жака и Тринхен вместе пойти в рейс на трансатлантическом судне «Александр Пушкин» .:
        Тартарен (ворчливо):
        Пардон, мсье Грэй… Письмо дошло до адресата, чего никак нельзя сказать о вашем пении… Где песня председателя, спрашиваю я!..
        Артур Грэй:
        Я как раз собираюсь предложить вашему вниманию песню о почтовом голубе моряков…

        Песня «Бутылка с сургучом»,

        Артур Грэй (поет):

        Среди неведомых широт,
        Где буря, шторм и мрак,
        Пустил ее на волю волн
        Неведомый моряк.

        Ее поймали на волне
        И вынесли на ют…
        Она блеснула при луне,
        Как тусклый изумруд.

        Плывешь откуда? Путь каков?
        Расскажешь ты о чем?..
        Почтовый голубь моряков -
        Бутылка с сургучом.

        Быть может, спасшийся матрос,
        Собрав остаток сил,
        Бутылку к берегу донес
        И в море уронил…

        Или бродяга-следопыт
        Шлет вести с корабля,
        Что новый остров им открыт,
        Чудесная земля!

        Плывешь - откуда? Путь каков?
        Расскажешь ты о чем?..
        Почтовый голубь моряков -
        Бутылка с сургучом.

        Тартарен:
        Браво, браво! Бис, мсье Грэй!

        Стук председательского молотка.

        Артур Грэй:
        Друзья мои, перейдем к делу. Я весьма озабочен судьбой знаменитого капитана Синицына…
        Гулливер:
        При всем уважении к вам, достопочтенный Артур Грэй, я полагаю, что такого знаменитого капитана нет.
        Артур Грэй:
        Такой капитан есть!.. Я вам представлю сейчас письменное свидетельство…
        Дик Сенд:
        Так что же занести в наш судовой журнал?
        Артур Грэй:
        Пишите. Сегодня перед закрытием библиотеки феерия писателя Александра Грина «Алые паруса», которую я имею честь здесь представлять, была выгружена из сумки одной школьницы и пришвартовалась к столику Марьи Петровны. И вдруг я с немалым изумлением замечаю, что между страницами главы пятой «Боевые приготовления» лежит этот листок… очевидно, вырванный второпях из какой-то тетради…
        Тартарен:
        Сударь, вы долго будете играть на моих нервах? Весь Тараскон знает, как я страшен в гневе!
        Артур Грэй (спокойно):
        Лучше дайте вашу лупу, Тартарен…
        Тартарен:
        Вот - лучшая лупа в Провансе!..
        Артур Грэй:
        Начало сильно размыто… Соленая вода выедает чернила.. Можно разобрать только три буквы - «кат… ».
        Капитан Немо:
        А что если это начальные буквы трагического слова «катастрофа»?
        Капитан корвета «Коршун»:
        Возможно… Дальше уже довольно ясно… «Я никогда ей этого не прощу. Опозорить меня, знаменитого капитана… при всей команде… ».
        Тартарен ( оживляясь ):
        О, медам и месье! В этом деле замешана женщина.
        Артур Грэй:
        Не знаю… Можно разобрать еще одну строчку… «Внезапный ураган силой в два балла… ».
        Гулливер (смеясь):
        Ураган в два балла! Он опасен только для лилипутов.
        Капитан Немо:
        Вы ошибаетесь, Гулливер. Этот капитан мог очутиться в центре тайфуна. Там бывает мертвая зыбь.
        Дик Сенд:
        Вероятно, это так… Дальше можно с трудом прочесть: «Я за бортом… »
        Робинзон Крузо (тревожно):
        Неужели он погиб?. Или, быть может, уцепившись за обломок реи,борется с бушующей стихией? А мы здесь греем старые кости в уютной кают-компании.
        Дик Сенд (порывисто):
        Я готов, не теряя ни минуты, броситься на помощь. Но, спрашивается, куда?
        Капитан корвета «Коршун»:
        Есть координаты. Я наконец их разобрал.
        Гулливер:
        Достопочтенный капитан корвета «Коршун», если мне не изменяет память, это координаты Москвы… Но какие здесь могут быть штор мы?
        Дик Сенд:
        Как хорошо всем известно, в самом городе штормов, конечно, не бывает… Но, как известно любому школьнику, рядом находится Московское море…
        Робинзон Крузо:
        Собственно, какое это море… просто искусственное водохранилище…
        Капитан Немо:
        Вы неправы, капитан Крузо. Московское море занимает триста двадцать семь квадратных километров. Тут раздолье и для кораблей и для чаек…
        Дик Сенд:
        Прошу внимания!.. Мне удалось разобрать еще одну строчку: «Налетел на риф возле самого порта… СОС… » И подпись - «знаменитый капитан Синицын».
        Капитан Немо:
        Видимо, капитан Синицын потерпел кораблекрушение возле Московского порта… Но какого? Ведь в Москве три порта: Северный в Химках, Западный в Филях и Южный при выходе в Окский бассейн.
        Тартарен:
        Пардон, капитан Немо. Под кляксой можно разобрать еще две буквы - «Хи… », И в самом низу… о счастье!.. адрес- «Березовая, восемь». Едем!
        Гулливер:
        Держу пари, знаменитые капитаны, что «Хи» - это Химки - московский порт пяти морей. Но, увы, кто там видал рифы? И откуда они там взялись?
        Робинзон Крузо:
        Клянусь прибрежными рифами, вчера они не торчали, а сегодня могли появиться. Все бывает на морях…
        Дик Сенд (взволнованно):
        Я не понимаю… Моряк терпит бедствие… Налетел на риф… Попал в катастрофу… А мы…

        В это время доносится приближающийся стук копыт и конское ржание.

        Артур Грэй:
        Кто-то осадил коня возле подъезда… Что за гость в столь поздний час?.. Вестник печали или радости?..
        Мюнхаузен (с порога):
        Радости, Грэй, радости!.. (Приближаясь.) Это я!.. Ваш Мюнхаузен!.. Самый известный на земле, на воде и под водой, на Луне и окрестных планетах путешественник, мореплаватель и поборник истины! Из скромности я даже не упоминаю о своих научных заслугах. Однажды…
        Тартарен:
        Пардон, но где вы пропадали, мсье Мюнхаузен?

        Звучит мелодия песенки Мюнхаузена

        Мюнхаузен:
        Я находился на книжном складе, в избранном обществе. Все мы томились в ожидании встреч с нашими читателями. Ну, от скуки сел играть со Скупым рыцарем и Плюшкиным в лото. Конечно, по маленькой, учитывая их характер. И вдруг слышу бой часов. Вспоминаю, что сегодня встреча нашего Клуба… Как быть? На чем ехать? Я бросаюсь к Пиковой даме… прошу одолжить карету. Старуха наотрез отказывает и уезжает с Лизой в Гостиный двор. Встречаю графа Монте-Кристо. Умоляю дать мне верховую лошадь. Очень огорчен, но не может. Мчится на какую-то дуэль… Дело чести!.. Я в полном отчаянии. И вдруг я вспоминаю мою правдивую историю «Полконя»… Я хватаю с рисунка Гюстава Доре благородное животное возле колодца… Увы, всего на двух передних ногах… Сами понимаете, почему я задержался… Виноват не мой любимый конь, а коварство неприятелей, которые разрубили его пополам…

        Звучит мелодия песенки Мюнхаузена.

        Но, несмотря на все превратности судьбы, вы имеете удовольствие видеть в кают-компании Мюнхаузена, готового заседать всю ночь напролет!

        Стук председательского молотка.

        Артур Грэй:
        В следующий раз, дорогой Мюнхаузен, а сейчас мы должны спешить на всех парусах на помощь знаменитому капитану Синицыну…
        Мюнхаузен:
        Летим ! Летим! Летим!..
        Дик Сенд:
        Я предлагаю мой бриг «Пилигрим». Ему не страшен любой шторм.
        Тартарен (опасливо):
        Но кто-то из нас должен остаться в кают-компании?! На вахте! На всякий случай! Просто для связи… Мало ли что?.. А вдруг?! Как жаль, друзья, отказываться от такого увлекательного путешествия штормам навстречу!.. Но печальная необходимость вынуждает меня защищать вас с тыла, капитаны!.. И остаться в одиночестве. Попутного ветра!
        Артур Грэй:
        Изготовить корабль к походу !
        Дик Сенд:
        Есть изготовить «Пилигрим» к походу!

        Шум ветра. Музыка путешествий затихает вдали.

        Тартарен:
        Старина Тартарен! А не отдохнуть ли тебе после охоты на львов в тишине твоего уютного домика, в Тараскон среди чайных роз и африканских ковров, любуясь коллекцией старинного оружия. А на вахту ты всегда успеешь вернуться.

        Тартарен (напевает):

        Мой домик там, средь белых стен,
        Где тихо плещет Рона…
        Друзья, пред вами Тартарен -
        Любимец Тараскона!..

        Стук открываемого переплета. Шелест страниц

        Тартарен:
        Сначала освежимся кувшинчиком сидра…

        Выстрел и звон разбитого кувшина.

        Мастон:
        Господин Тартарен, боюсь, что вам сегодня придется освежиться совершенно другим способом.
        Тартарен (запальчиво): .
        Если это шутка, - она неуместна. Если это всерьез, я закричу «караул» И весь Тараскон поспешит на помощь чемпиону клуба охотников за фуражками!
        Мастон:
        Сильно сомневаюсь, чтоб нашлись охотники иметь дел с нами. Тут ставки - не фуражки, а головы, господин Тартарен. Как говорят за зеленым столом: ва-банк!
        Тартарен (в ужасе):
        Кого я имею честь видеть в своем доме?
        Мастон:
        Героев романа Жюля Верна «Вверх дном»! Разрешите представиться… Мастон, секретарь Пушечного клуба, теоретик высшей артиллерии… Вот моя визитная карточка.
        Тартарен (заикаясь):
        Весьма… польщен. А кто эта дама в моем кресле… с позолоченной пушечкой на шляпе?
        Мастон:
        Миссис Еванжелина Скорбит. Финансовый туз нашего клуба… (Почтительным шепотом.) Она стоит полтора миллиард долларов.
        Вдова Скорбит (капризно):
        Зовите меня просто - вдова Скорбит.
        Тартарен:
        Позвольте спросить, кто этот господин в цилиндре за моим письменным столом?
        Мастон:
        Импри Барбикен! Директор-распорядитель Пушечного клуба. Доверенное лицо самой вдовы Скорбит.

        Удар гонга.

        Импри Барбикен:
        Дамы и господа. Чрезвычайное заседание Пушечного клуба. Открываю. Невозможно отказать. Вдове. Скорбит.
        Мастон:
        К делу, патрон.
        Импри Барбикен:
        Не мешайте, Мастон. Еванжелина Скорбит желает высказаться. Лично.
        Вдова Скорбит:
        Господин директор-распорядитель! Господин теоретик высшей артиллерии! Господа акционеры!.. Я очень недовольна. Выстрел из пушки на Луну принес одни убытки. Выстрел с целью повернуть земную ось должен был растопить льды и помочь нам завладеть богатствами Арктики. И что же? Опять неудача. Паника на бирже… «Черная пятница»! И банкротство Северной полярной компании. Возмутительно! .
        Импри Барбикен:
        Какие распоряжения вы желаете дать сегодня?
        Мастон (с готовностью):
        Все наши пушки к вашим услугам. С математической точностью установлено, что бриг
«Пилигрим» сейчас…
        Тартарен (перебивает):
        Пардон, мсье Мастон… Дамы и господа! Зачем вам забивать себе голову этой старой парусной калошей? Вы оказали честь моему дому… Я окажу вам гостеприимство по-тарасконски!…А утку я зажарю по-руански! Петуха - по-страсбургски!.. Уху заправлю по-марсельски!.. Затем пойдут жареные фисташки, кофе по-турецки и коньяк
«Арманьяк»!.. Я уж не говорю о кокосовых орехах, апельсинах, бананах…
        Вдова Скорбит (уничтожающе):
        С вашими средствами можно и помолчать !
        Тартарен:
        Но, господа, я протестую… В моем доме…
        Импри Барбикен:
        Мастон, заткните ему глотку кляпом.

        Шум борьбы. Удар гонга.

        Вдова Скорбит:
        У нас под носом сходят со страниц члены Клуба знаменитых капитанов. Они бродят по всему свету, рассказывают детям кучу неприятных для нас историй - об открытиях русских' мореплавателей, о разных цветных и белых, которых мы якобы обираем. Вы только подумайте, из кого состоит этот Клуб? Немо - организатор восстания против иностранного владычества в его родной Индии.
        Импри Барбикен (возмущенно):
        А капитан корвета «Коршун»! Его дружба с туземцами…На разных островах.
        Мастон:
        Считаю необходимым напомнить вам о нашем американском маленьком негодяе Дике Сенде… Он действовал заодно с негром Геркулесом!..

        Кругом гул возмущения.

        Импри Барбикен:
        Позор. Их обоих давно… следовало линчевать.
        Вдова Скорбит (ехидно):
        Вы забыли про мерзкого насмешника Гулливера!..
        Импри Барбикен:
        Дезертир. Из армии его величества императора Лилипутии. За это одно. Полагается электрический стул.
        Вдова Скорбит:
        Наконец-то я слышу дельную мысль. Да-да, уничтожить всю компанию. Сколько это будет стоить, Барбикен?
        Импри Барбикен:
        По обычному прейскуранту Пушечного клуба. Плюс надбавка. За срочность. Двенадцать с половиной процентов. Мастон! Наш быстроходный фрегат. Готов к выходу в море?
        Мастон:
        Как всегда. Все пушки заряжены. Снарядные погреба полны. Куда держать курс?
        Вдова Скорбит:
        В самом деле - куда?. Кто это знает?
        Мастон:
        Нам все сейчас расскажет этот безобидный весельчак - любимец Тараскона… .
        Вдова Скорбит:
        Не очень безобидный. При его участии французский писатель Альфонс Доде зло высмеял колониальную политику - основу нашего благополучия.
        Импри Барбикен:
        Мастон. Вытащите кляп. Развяжите Тартарена. Только он может рассказать. Где бриг
«Пилигрим»… .

        Плеск волн. Тревожные крики чаек. Шум листвы под ветром. .

        Дик Сенд (шепотом):
        Капитаны, мы у цели. Березовая, восемь!..
        Робинзон Крузо:
        Следуйте за мной индейским шагом. След в след. Курс на стеклянную веранду.
        Гулливер (тихо):
        Любезные друзья, к величайшему сожалению, мы несколько запоздали. Вы видите плачущего мальчика. Ясно. Его отец - знаменитый капитан Синицын погиб.
        Робинзон Крузо (вздыхая):
        Клянусь морской пучиной, нам остается поднимать якоря и отчаливать.
        Артур Грэй:
        Ну нет! Скольких моряков оплакивали их семьи, а они спасались на обломке реи, на плоту, их подбирали встречные корабли под дальними широтами…
        Капитан корвета «Коршун»:
        Артур Грэй прав. Мы должны отправиться к месту катастрофы и без устали искать капитана Синицына.
        Дик Сенд:
        Но как нам узнать место гибели корабля?

        Стук открываемой двери.

        Мюнхаузен (шепотом):
        Тише, умоляю вас, тише… Мое чутье охотника за правдивыми историями подсказывает мне, что разгадка должна быть именно здесь…
        Гулливер:
        Пока что, любезный Мюнхаузен, я вижу босую девочку, лет четырнадцати, в ночной рубашке…
        Петя (сквозь слезы):
        Если бы ты знала, Катя…
        Катя:
        Да как тебе не стыдно! Знаменитый капитан волейбольной команды Петр Синицын, чемпион шестого «Б», и плачет, как какой-нибудь мальчишка из пятого «А»…
        Петя:
        Это кто плачет ?
        Катя:
        А почему глаза красные?. И это у человека, который еще в прошлом году исследовал среднее течение Клязьмы… Да ты мне скажешь наконец, что с тобой стряслось ?
        Петя:
        Сегодня… я схватил двойку по географии…
        Катя:
        Какой позор! Двоечник в нашей семье… Папа - на дрейфующей станции «Северный полюс», а ты…
        Петя (трагически):
        И ты, Катерина, против меня!.. Тебе мало, что учительница ославила меня на уроке перед всем классом?!
        Катя (сурово):
        Это что! Завтра радиоперекличка с папой. И все узнают про эту двойку. Папе будет стыдно за тебя…
        Мюнхаузен (тихо):
        Нам здесь делать нечего. Я сейчас свистну со страниц самую резвую запряжку из уток!

        Свист. Кряканье утиной стаи.

        Артур Грэй (вполголоса):
        Отставить уток! Разве Клуб знаменитых капитанов когда-нибудь покидал своих юных друзей в беде?
        Капитан Немо:
        Каждая двойка по географии - это горестное событие для всех нас.
        Гулливер:
        Но как помочь достопочтенному мальчику? Шутка ли сказать… Об этой злополучной двойке узнает весь мир!
        Робинзон Крузо:
        Если бы это была хотя бы четверка, то мы могли бы поднять паруса. Но двойка! Мы должны взять маленького капитана Синицына на буксир. Клянусь морской дружбой!..
        Артур Грэй :
        Тише, капитаны… Внимание!.. Брат и сестра о чем-то серьезно совещаются…
        Петя:
        Мне такие трудные вопросы попались… Да на них только два человека могут ответить - Сережа Федоров, наш закоренелый пятерочник, и капитан Немо.
        Катя:
        А что, если не говорить про двойку?
        Петя (горько вздыхая):
        А он спросит. Что же я буду врать? Папе?! Да еще по радио. Что я, Мюнхаузен?!
        Мюнхаузен (в негодовании, шепотом):
        Я его сейчас вызову на дуэль. На шпагах, на пистолетах, на пушках - пусть решат наши секунданты!..
        Артур Грэй:
        Вы будете иметь возможность вызвать его на дуэль по географии… Подождем, пока Петя уснет, и возьмем его на борт «Пилигрима»…
        Капитан корвета «Коршун» (задумчиво):
        Но спят ли наши враги?

        Звучит музыка Пушечного клуба…

        Вдова Скорбит:
        Послушайте, любимец Тараскона, у вас есть чудесная возможность еще сотни лет красоваться на книжных полках, если вы не скроете от нас, каким курсом идет бриг
«Пилигрим»? Советую подумать о своем будущем… В противном случае Пушечный клуб примет участие в вашей похоронной процессии. В полном составе. Памятник, венки и оркестр оплачиваю я.
        Тартарен:
        Меня так тронуло ваше внимание, вдова Скорбит, что я не скрою от вас ничего! Знаменитые капитаны отправились в один из двух океанов… В Великий или Тихий. Я не хочу обманывать, потому что об этом шли споры.
        Мастон (с угрозой):
        А точнее?.. Вы слышите? Оркестр уже настраивает инструменты…

        Хаотические звуки мрачного марша.

        Тартарен:
        Вспомнил!.. Ну, конечно! Они сейчас плывут из Константинополя в Стамбул!
        Импри Барбикен:
        Он над нами издевается. Пора кончать.
        Вдова Скорбит (со вздохом):
        Бедный симпатичный толстяк! Как видите… мое влияние на этих джентльменов далеко не безгранично. Так в каком же море плавает ваш Клуб?
        Тартарен:
        Развяжите меня. Я скажу все!.. Истинный курс Клуба зашифрован в песне. Я ее сейчас спою. Слушайте мое верхнее до!.. Увы, в последний раз…

        Звучит песенка «Дружок пятерка».

        Тартарен (поет):

        Дружок пятерка, сколько раз
        С тобой писали мы рассказ
        И, не смущаясь неудач,
        Решали множество задач.
        Перед тобою падал ниц
        Унылый призрак единиц,
        И двойка с тощей головой
        Тревожный поднимала вой.

        Дружок пятерка, ты одна
        Всегда надежна и верна…
        Любому школьнику нужна
        Дружок пятерка!..

        Без всякой радости, друзья,
        В тетради тройку вижу я,
        На тройке этой далеко
        Уехать очень нелегко.
        Четверке умнице почет,
        Она никак не подведет,
        Четверка в четверти, поверь,
        Откроет и пятерке дверь.

        Дружок пятерка, ты одна
        Всегда надежна и верна…
        Любому школьнику нужна
        Дружок пятерка!..

        Мастон (сосредоточенно):
        Единица, двойка, тройка, четверка, пятерка?… Как математик, я в этих цифрах обнаруживаю какую-то связь. Может быть…пять океанов?. А возможно.. : (Напевает.)
«Четверка В четверти, поверь, откроет и пятерке дверь… », Четверка в четверти?… Приближенная единица в периоде…
        Вдова Скорбит (холодно):
        Довольно, я не желаю слушать. Мне надоели ваши математические выкладки. Они приносят только убытки… Где Клуб знаменитых капитанов?
        Импри Барбикен:
        Вот именно - где?

        Стук копыт. Шум подъезжающей кареты.

        Тартарен (в испуге):
        Неужели мои друзья решили проведать своего старого Тартарена… Одну минуточку. Я побегу открою ворота, и сейчас же вернусь обратно.
        Мастон:
        Ни с места! Это сделает наша охрана!
        Импри Барбикен:
        Взведите курки, леди и джентльмены!

        Щелканье взводимых револьверных курков.

        Вдова Скорбит (весело):
        С приездом, знаменитые капитаны!
        Миледи (вбегая):
        Нет, нет, мадам Скорбит! Не стреляйте. Перед вами миледи из романа Александра Дюма
«Три мушкетера». Впрочем, известна также как Шарлотта Баксон, графиня де ля Фер, леди Винтер и баронесса Шеффилд.
        Импри Барбикен:
        Как вы нас нашли?
        Миледи:
        Моя карета примчала меня в библиотеку. Я бросаюсь на страницы романа Жюля Верна
«Вверх дном». Обрываю звонки в Пушечном клубе. Наконец, дежурный артиллерист сообщает, что вы в Тарасконе. В гостях у мсье Тартарена…
        Тартарен:
        Если это называется в гостях.. то в гостях со взломом! Грустно, но факт!
        Вдова Скорбит:
        Вам, наверно, понадобились деньги? Сколько?
        Миледи:
        Золото - потом! Сначала - месть! Я ненавижу знаменитых капитанов больше, чем вы, сударыня. Ведь это лучшие друзья трех мушкетеров и самого Д'Артаньяна. По словам Александра Дюма, именно они передали меня в руки палача…
        Импри Барбикен:
        Извините, миледи. У нас нет времени. Для лирических воспоминаний.
        Миледи:
        Я примчалась, чтобы рассказать вам о событиях этой ночи, Барбикен. Роман «Три мушкетера» находился в Химках на ночном столике некоего Пети Синицына. Когда взошла полная луна и мальчик крепко заснул… на веранде появились члены Клуба знаменитых капитанов во главе с Артуром Грэем. Они закутали Петю в одеяло и унесли с собой… До меня донеслись отдельные фразы… «скорее на борт «Пилигрима»… «курс на два вопроса»… Какие, я не расслышала, но, к счастью, Дик Сенд громко сказал: «А на третий вопрос мы ответим в Антарктиде. У берега Александра Первого»…

        Общий радостный гул голосов.

        Импри Барбикен:
        Прошу все общество. Проследовать на борт. Быстроходного фрегата. Пушечного клуба.
        Тартарен (в отчаянии):
        Неужели вы поверили этой авантюристке? Отравительница! Беглая каторжанка с выжженным клеймом на .плече!

        Общий хохот.

        Мастон:
        Больше чем вам Тартарен. В тысячу раз - да еще в кубе! Как настоящей леди!..
        Импри Барбикен:
        Отдать парадный трап.
        Вдова Скорбит:
        Вам придется разделить нашу компанию, Тартарен.
        Тартарен:
        Охотно… пожалуйста… с большим удовольствием… Сочту за честь… Но парадный трап?. Фи!.. Это не для меня! Я вам покажу тройной тарасконский прыжок!

        Стук сапог. Звон разбитого стекла. Выкрики. Выстрелы.

        Мастон:
        Он исчез в неизвестном направлении…
        Импри Барбикен:
        Мы устроим. Облаву. На весь Тараскон.
        Вдова Скорбит:
        Только без барабанного боя. Не надо лишнего шума. Я надеюсь,' мы его схватим в конце операции «Пилигрим»! За мной уважаемые дамы и господа!

        Звучит музыка Пушечного клуба .

        Импри Барбикен:
        Полный вперед! Курс - Антарктида. Берег Александра Первого. В погоню под всеми парусами, левым галсом! За знаменитыми капитанами!

        Звучит музыка путешествий.

        Артур Грэй:
        Пятнадцатилетний капитан, каким курсом мы идем?
        Дик Сенд:
        Строго на ост!.. А что, мальчик проснулся?
        Петя:
        Я проснулся и уже позавтракал. А все не верю своим глазам… Неужели вы капитан корвета «Коршун»?
        Капитан корвета «Коршун»:
        Да, имею честь командовать этим кораблем, молодой человек. А кто будет убирать койку?
        Петя (с удивлением):
        Какую?
        Дик Сенд:
        Ту самую, на которой ты изволил спать. Кто же дома застилает твою койку?
        Петя:
        Мама…
        Гулливер:
        Что ж, ложиться на обратный курс и взять на борт вашу достопочтенную маму?
        Робинзон Крузо:
        Клянусь авралами, для капитана, даже волейбольной команды, ты ведешь себя из рук вон плохо.
        Петя (сконфуженно):
        По правде говоря, я думал, тут есть какой-нибудь вахтенный или дежурный?.
        Капитан Немо:
        Здорово подмечено, малыш! Молодец! Ты становишься моряком, поздравляю! Мы назначаем тебя дежурным по камбузу! Вот тазик и полотенце.

        Звон тарелок и ложек.

        Петя:
        Есть убрать койку, помыть посуду! А вы кто? Неужели капитан Немо?
        Капитан Немо:
        Да, я - Немо… командир «Наутилуса»… один из героев Жюля Верна…

        Звучит негромкая муэыка баллады о Жюле Верне «Беспокойное сердце».

        Капитан Немо (поет):

        Везде побывали герои Жюль Верна,
        Везде побывали,
        На море, на суше, в просторах вселенной
        Пути пробивали!..

        Он дерзкой науки, всесильной науки
        Был рыцарем верным,
        Не знали покоя бессонные руки
        Жюль Верна… Жюль Верна…

        Писал он о славном труде человека
        Так ясно и просто,
        Что кажется былью в течение века

«Таинственный остров»…

        Писал он, в тиши кабинетной мечтая.
        И плакал, наверно…
        А нынче мечтают ребята, читая
        Жюль Верна… Жюль Верна…

        И к нам, капитаны, он тоже стучится -
        Все ближе и ближе…
        И мы по ночам покидаем страницы .
        Прославленных книжек, .

        И снова не можем на мир наглядеться,
        И рады безмерно,
        И с нами в пути - беспокойное сердце
        Жюль Верна… Жюль Верна….

        Плеск волн. Шум ветра в снастях.

        Петя:
        Капитаны! А куда же мы плывем?
        Артур Грэй:
        Курс корабля должен определить ты - Петр Синицын!
        Дик Сенд:
        Все зависит от того, на каких вопросах ты срезался… Вот на место происшествия и пойдет «Пилигрим»…
        Петя:
        Что же это такое получается?. Я думал, будут приключения… а тут уборка, мойка посуды… И вам все мало… Вы еще хотите устроить урок географии .
        Артур Грэй:
        Дело не в уроке.. Мы хотим, чтобы ты завтра честно сказал папе: я получил двойку, но уже выучил все вопросы, по которым провалился…
        Мюнхаузен:
        Поверьте мне, сударь, лучше плавать по морям, чем у классной доски… Ваш покорнейший слуга Карл Фридрих Иероним Мюнхаузен заверяет вас: правдивые истории в моем духе можно рассказывать где угодно, но только не на уроках… Иначе дело.пахнет
«ураганом в два балла», как вы изволили заметить в своем дневнике!..
        Гулливер:
        Какие же вопросы вам задала Вера Васильевна?
        Петя:
        Чем прославился Семен Дежнев? А откуда я знаю… Что я, мореплаватель? .
        Капитан корвета «Коршун»:
        Тут не плавать надо, а книжки читать!.. Семен Иванович Дежнев -.выдающийся русский мореход семнадцатого века. Он с товарищами морем достиг устья Колымы в тысяча шестьсот сорок третьем году… А через пять лет обогнул Чукотский полуостров… Именем Дежнева назван открытый им мыс - крайняя оконечность азиатского материка.
        Артур Грэй:
        Через триста лет, в тысяча девятьсот пятьдесят шестом году на мысе Дежнева установлен памятник-маяк!.. Свет его великих дел указывает путь морякам и сегодня! .
        Дик Сенд:
        И отличникам по географии тоже, Петенька.
        Робинзон Крузо:
        А еще на какой риф ты налетел у школьной доски?
        Петя: .
        Второй вопрос - ну прямо невозможный… Из каких морей и океанов можно доплыть до Москвы? В общем, до нашей школы в Химках… А что я - мореплаватель? .
        Капитан корвета «Коршун»:
        На этот трудный вопрос есть самый простой ответ… Вот, взгляни на эту карту…
        Петя:
        Да я такую карту сто раз видал…
        Артур Грэй:
        Видал, да не рассмотрел как следует… Надо учиться читать карты, Петенька…
        Капитан корвета «Коршун»:
        И как свидетельствует карта, в Москву можно доплыть из всех морей, потому что она теперь связана с мировым океаном!
        Петя (с сожалением):
        Эх, если бы вы мне все это растолковали на большой перемене, я бы получил пятерку .
        Гулливер:
        Ведь был еще третий вопрос и, наверное, самый трудный, если я не ошибаюсь…
        Петя:
        Вы-то не ошибаетесь, это я ошибся. Меня спросили кто открыл шестую часть света?.. А я еще спорил, что шестой части света вообще нет…
        Дик Сенд:
        А ты сейчас сам увидишь: есть она или нет?! (Командует.) Убрать рифы! Поднять грот-брамсели, фор-брамсели, крюйс-брамсели!
        Петя (громко):
        Куда же мы плывем?..
        Дик Сенд:
        Полным ходом в Антарктиду. К берегу Александра Первого! Взять круче к ветру!

        Звучит музыка путешествии в стремительно нарастающем темпе.

        Импри Барбикен:
        Госпожа Еванжелина Скорбит! Дамы и господа! Имею честь с удовольствием сообщить вам. Мы приближаемся. К цели… Прошу занять места. На баке… под сенью пушек. Главного калибра. Внимание! Внимание!
        Вдова Скорбит:
        Джентльмены, между нами говоря, мне безумно надоел этот «мертвый сезон», как мой покойный супруг метко называл мирное время…
        Мастон:
        Господа акционеры Пушечного клуба!.. Неужели мы состаримся и умрем и нам не представится случай испытать дальнобойность наших пушек? Неужели небо не озарится огнем наших залпов?.. В воздухе носятся тысячи поводов к войне, а войны все нет как нет!..
        Вдова Скорбит:
        Браво, Мастон!.. Но пока нет большой войны, будем пробавляться малыми!.. На сегодняшнюю ночь я назначила операцию «Пилигрим». (Раздраженно.) Я хочу слышать залпы! Сколько времени я буду ждать? Когда этот Клуб знаменитых капитанов пойдет ко дну?
        Миледи:
        Да, кто платит, тот не ждет!
        Импри Барбикен:
        Если прикажете. Мы ускорим ход.
        Вдова Скорбит (деловито):
        Может быть, это стоит дороже? Я не буду торговаться. Удвоить ставки всей команде!.

        Импри Барбикен (в мегафон):
        Машинное отделение! Слушать мою команду! Поднять пары. До предела. Полный вперед!

        Звучит музыка Пушечною клуба. Ее постепенно заглушает гул шторма.

        Дик Сенд (издали):
        Капитан Артур Грэй!.. Ветер крепчает… шторм усиливается… жду ваших приказаний…
        Артур Грэй:
        Ведите бриг неуклонно к югу.
        Дик Сенд:
        Убрать марсели! Поставить зарифленные трисселя, штормовую бизань и фок-стеньга-стаксель!
        Капитан Немо:
        Есть марсели крепить!
        Дик Сенд:
        На руле не зевать!
        Мюнхаузен:
        Не зевать! Я поспешу вниз - свистать всех наверх!
        Гулливер:
        Петя, не отходи от меня. Осторожно! Держись за штормовые леера!..
        Капитан корвета «Коршун»:
        А лучше спустись в каюту, дружок.
        Петя:
        Никуда я не пойду! Я буду с вами!
        Робинзон Крузо:
        Клянусь ураганами, в мальчишке чувствуется настоящая морская косточка!
        Дик Сенд:
        Внимание! Мы подходим к самой южной точке экспедиции английского мореплавателя Джеймса Кука. Он не рискнул идти дальше и отсюда повернул обратно, курсом на северо-восток, к Земле Сандвича.
        Артур Грэй:
        А мы пойдем дальше. Много дальше! По пути русских мореплавателей Фаддея Беллинсгаузена и Михаила Лазарева, открывших Антарктиду, дорогой Петя. Запомнишь?
        Петя:
        Что? Да я теперь удивлю весь класс! Держись, Сережка Федоров!.. Посмотрим, кто теперь из нас будет первым человеком в шестом «Б»!
        Дик Сенд:
        Лево руля! Поворот на четыре румба!

        Слышатся звуки, похожие на пушечные выстрелы.

        Мюнхаузен:
        Боевая тревога! Ловите ядра!
        Артур Грэй:
        Отставить тревогу!.. Это сталкиваются плавучие льды!.. Кто из нас с ними не встречался…
        Капитан Немо:
        Именно здесь, капитаны, мой «Наутилус» попал в ледяную ловушку и чуть не погиб.

        Шквальные порывы ветра.

        Гулливер:
        Придется убирать верхние паруса… Ветер крепчает… Бьет в лицо! Это главный бич Антарктики!..
        Робинзон Крузо:
        Антарктический ветер валит с ног… Сотрясает скалы… Переметает огромные массы снега… .

        Свист ветра. Музыка бури.

        Капитан Немо:
        Можно подумать, что штор мы и ураганы собираются сюда со всех морей и океанов…
        Капитан корвета «Коршун»:
        И все это морякам русских шлюпов «Восток» и «Мирный» приходилось испытывать сотни дней и ночей… полтора века тому назад. Это золотая страница в книге Мужества.

        Звучит музыка походной матросской песни «Шестой материк».

        Капитан корвета «Коршун» (поет):

        Слышишь, товарищ, как ветер свистит,
        В мокрых снастях завывает?..
        Штурман три ночи на вахте стоит,
        Сна и покоя не знает.

        Снег пеленою… вода и вода
        Айсберг навстречу несется…
        Пусть надвигается шторм - никогда
        Русский моряк не сдается..

        Волны косматые режет «Восток»,

«Мирный» за ним поспевает…
        Видишь, товарищ, как ветер жесток -
        Парус тугой надувает.

        Что там вдали, за бортом Корабля?
        То исчезает из вида,
        То появляется… Это - земля!
        Имя ее - Антарктида!

        Тайна разгадана! Радостный крик
        Эхо по льдинам разносит…
        Новый, закованный в лед материк
        Штурман на карту наносит.

        Пусть, угрожая, сдвигается лед,
        Бездна опасностью дышит -
        Ветер нам песню победы поет,
        Русские флаги колышет…

        Артур Грэй:
        Правильно говорилось в старину: «На наших деревянных судах плавают железные люди!»
        Дик Сенд:
        Капитаны! На горизонте какой-то корабль…
        Гулливер:
        Если я не ошибаюсь - это быстроходный фрегат.
        Робинзон Крузо:
        И клянусь всеми китами Антарктики, с большим количеством пушек.
        Капитан Немо:
        Он следует по нашему курсу…
        Мюнхаузен:
        Терпеть не могу, когда за мной в открытом море увязывается стая акул… или многопушечные фрегаты и шхуны под пиратскими флагами.
        Петя (весело):
        Неужели вы опасаетесь пиратов? Ведь их давно не существует… нигде, кроме романов…
        Капитан корвета «Коршун» (сквозь зубы):
        Как сказать…
        Артур Грэй:
        Это фрегат Пушечного клуба! Боевая тревога! Свистать всех наверх!

        Колокол громкого боя.

        Мастон:
        Ясно вижу в дальномер - ледяная безжизненная поверхность огромной земли… Это Антарктида - шестой континент. Берег Александра Первого.
        Миледи:
        Сие мне безразлично. Мсье Мастон, где бриг «Пилигрим»? Где друзья Д'Артаньяна?.
        Мастон:
        На расстоянии пушечного выстрела, миледи. Вон «Пилигрим», по левому борту от нас… Боевая тревога! Свистать всех наверх!..
        Импри Барбикен:
        Канониры к орудиям! В башни!

        Пронзительный вой сирены. Быстрый топот бегущих ног.

        Мастон:
        Прошу господ акционеров проследовать в бронированный салон. Немедленно очистить палубу. Задраить люки! Открыть пушечные порты!.. Огонь!..

        Над морем разносятся орудийные залпы.

        Вдова Скорбит (нравоучительно):
        Лучшее помещение капитала - это пушки, господа! Потому что пушечные залпы рождают новые деньги.
        Миледи:
        Уважаемая мадам Скорбит! Взгляните в иллюминатор Какое восхитительное зрелище!.. Бриг «Пилигрим» горит!.. На юте капитаны отстреливаются из китобойной пушки!.. Попытка с негодными средствами…

        Сверху доносятся глухие отзвуки новых пушечных залпов.

        Прямое попадание!.. Все мачты снесены!.. «Пилигрим» идет ко дну… Капитаны спасаются в шлюпке!..
        Вдова Скорбит (раздраженно):
        Я же приказала доставить капитанов сюда - живыми или мертвыми!
        Импри Барбикен:
        Не волнуйтесь! Патронесса] Четыре вельбота. Переполненные джентльменами удачи. Уже пошли. В погоню!..
        Мастон (издали):
        Отбой тревоги! Зачехлить орудия!

        Звучит музыка Пушечного клуба.

        Импри Барбикен:
        Прошу проследовать на ют. Все приготовлено для скорого и справедливого суда!
        Мастон:
        Ввести обвиняемых!.. Кандалы не снимать!..

        Стук шагов. Звон кандалов.

        Импри Барбикен:
        Господа капитаны! Пушечный клуб был бы весьма признателен. Назовите ваши подлинные имена. Пустая формальность. Для точности приговора…
        Капитан Немо:
        Наши имена можно найти в любом книжном шкафу .
        Гулливер:
        Конечно, у цивилизованных людей…
        Миледи:
        Гулливер?
        Гулливер:
        Да, Лемюэль Гулливер своей собственной переоной. И я имею честь засвидетельствовать, что коварные лилипуты были много порядочнее вас, а гуингнимы-лошади - значительно достойнее и умнее!..
        Робинзон Крузо:
        И даже попугаи! Это могу удостоверить я, Робинзон Крузо, доказавший, что человек может своим трудом добиться всего… Без пушек!
        Мюнхаузен (вздыхая):
        И я сожалею, что повстречался с вами, леди и джентльмены. Вы не стоите того, чтобы держать в своих лапах правдивые истории Карла Фридриха Иеронима Мюнхаузена!.. Лжецы! Лжецы! Лжецы!
        Вдова Скорбит:
        Негодяй! Это просто возмутительно! Каждым своим словом он высмеивает ложь.
        Импри Барбикен:
        Мало того. Он воспитывает в детях вреднейшее чувство фантазии. Вот в таких ребятах. Как этот мальчуган. Несчастный ребенок.
        Петя:
        Вы не очень-то задавайтесь… А вы знаете, кто открыл Антарктиду?

        Громкий удар гонга.

        Импри Барбикен (сердито):
        Это к делу. Не относится. Здесь вопросы. Задаем мы! Молчать!
        Артур Грэй:
        А я, Артур Грэй из феерии Александра Грина, могу заверить, что мои читатели вас нисколько не боятся!
        Миледи (порывисто):
        Этот капитан - самая опасная личность во всей шайке! Он на своем галиоте «Секрет» поднял алые паруса!
        Мастон:
        Есть деловое и вполне исчерпывающее предложение: привязать их всех к стволам орудий и отдать салют в честь Клуба знаменитых капитанов!
        Миледи:
        Лучше отравить. Яд надежнее снарядов!
        Импри Барбикен:
        Господа акционеры! Есть мнение. Сжечь со всеми корешками!
        Капитан корвета «Коршун» ( С гордостью):
        Книгу нельзя уничтожить…
        Вдова Скорбит (ледяным тоном):
        Есть чудесное средство, господа! То, что нельзя уничтожить, капитан корвета
«Коршун», можно предать забвению. Выбросить всех на плавучую льдину, где их некому будет читать. Пусть погибнут во мраке полярной ночи!..

        Три удара гонга. Звучит музыка полярной ночи. В нее вплетаются завывание ветра и треск сталкивающихся льдин.

        Петя:
        Капитаны!.. Взгляните!.. Мимо проплывает какое-то чудовище!.. Оно пускает фонтаны…

        Шум фонтана, выпускаемого китом.

        Дик Сенд:
        Это огромный кит-блювал!.. Самое крупное животное на свете. Мечта любого китобоя!.

        Капитан Немо:
        Еще бы!.. Синий кит… Великан! Если хотите знать, в нем метров тридцать длины.
        Мюнхаузен:
        А вы не уклоняетесь от истины, капитан Немо? Было бы очень прискорбно, если бы такой просвещенный мореплаватель позволил себе нечто подобное!
        Капитан Немо:
        Ошибка может быть на несколько сантиметров… Голубая спина… И вес, я думаю, тонн двести… Допускаю ошибку на несколько килограммов…
        Тартарен:
        О медам и месье… Какие великолепные фонтаны пускает этот блювал! Они могли бы чудесно украсить сады Версаля, я уж не говорю о Тарасконе…
        Гулливер:
        Любезные капитаны!.. Это кит-великан!..
        Робинзон Крузо:
        Клянусь Южным полюсом, Я бы предпочел вместо дюжины таких великанов маленькую шлюпку или, на крайний случай, хотя бы даже плот…
        Капитан корвета «Коршун»:
        На плоту среди антарктических льдов - безумие…
        Артур Грэй:
        Корабль на горизонте!..
        Гулливер:
        А может быть… это возвращается фрегат Пушечного клуба с малодостопочтенной вдовой Скорбит на капитанском мостике… Дик, дайте-ка мне подзорную трубу.

        Издали, постепенно приближаясь, звучит музыка оркестра на борту корвета «Коршун».

        Капитан корвета «Коршун»:
        Кажется, мой «Коршун»…
        Мюнхаузен:
        Не может быть…

        Теперь можно расслышать слова походной песни матросов «Крылатый друг». Песня звучит все громче и громче.

        Запевала:

        Подняв паруса, со страницы романа
        Стремительный сходит корвет.
        Он режет стеклянную гладь океана,
        И ветер летит ему вслед!
        Тугие его паруса надувает
        Попутный широкий пассат,
        И мчится корвет, и волну обгоняет,
        Как птица морская крылат!

        Хор матросов:

        Ветер! Жду тебя издалека,
        Встречу где-нибудь…
        Ветер, друг и спутник моряка,
        Вот тебе моя рука -
        Вместе держим путь!

        Запевала:

        Но близится буря! Горнист на корвете
        Матросов на ванты зовет…
        Как зверь разъяренный, вздымается ветер,
        Косматую гриву метет!
        С грозою и бурей нам любо схватится,
        Сражаться всю ночь напролет, -
        Ведь русский моряк ничего не боится,
        Девиз ею - только вперед!

        Хор матросов:

        Ветер! Жду тебя издалека,
        Встречу где-нибудь…
        Ветер, друг и спутник моряка,
        Вот тебе моя рука -
        Вместе держим путь!

        Гулливер:
        Если я не ошибаюсь, на баке стоит некто в малиновой феске; чем-то напоминающий нашего любезного Тартарена…
        Петя (радостно):
        Это он!.. Любимец Тараскона!..

        Стук тяжелых сапог. Треск льда.

        Мюнхаузен:
        Мне тоже однажды пришлось приземлиться или вернее приледниться в районе какого-то полюса, не то Северного, не то Южного, а возможно, магнитного. Упасть на лед с такой высоты?.. Примите мое сочувствие, Тартарен.
        Тартарен (величественно):
        Я упал?. Это тройной тарасконский прыжок!.. Весьма популярный на вершинах Альп!..
        Дик Сенд:
        Откуда вы узнали, что мы дрейфуем на этой льдине?
        Капитан корвета «Коршун»:
        Как вы попали на борт моего корабля?
        Артур Грэй:
        Что случилось во время вашей вахты в кают-компании? Надеюсь, вы все время были на посту?
        Тартарен:
        Пардон, мсье Грэй… я… я только на минуту отлучился с вахты, чтобы полить свой баобаб… Вдруг, кровь леденеет в моих жилах… Я не верю своим глазам… Мой дом захвачен Пушечным клубом!.. Призвав на помощь все мое дипломатическое искусство… я узнаю их преступные намерения… Операция «Пилигрим»!.. Быстроходный фрегат!.. Не говоря уж о курсе к берегу Александра Первого… Тройной тарасконский прыжок! Звон разбитого стекла на веранде… - и я, как мяч вне игры!.. Скатываюсь в библиотеку и взываю о помощи… С картинки сходит корвет «Коршун» под всеми парусами…

        В отдалении кричит петух.

        Артур Грэй:
        Вы слышали, капитаны?. Наш неизменный друг петух подает сигнал - с добрым утром!..
        Дик Сенд:
        Скорее в библиотеку! Курс - через Химки!

        Музыка путешествии постепенно затихает. Где-то на берегу на разные голоса поют петухи,

        Петя (издали):
        Капитаны! Можете плыть дальше… Я уже возле дома… Я обещаю вам… папе… Вере Васильевне… учиться по географии только на пятерки!
        Тартарен:
        Браво, Пьер!.. Только помни - есть и другие предметы… Зачем же их обижать?

        Громче кричит петух.

        Гулливер:
        Начинается новый день…
        Артур Грэй:
        И мы ждем новых писем, наши юные друзья!..
        Дик Сенд:
        Пишите нам обо всем, что вы находите интересным и важным, дорогие друзья!..
        Артур Грэй:
        Ждем ваших писем. Адрес старинный: Москва. Радио. Клуб знаменитых капитанов!
        Робинзон Крузо:
        И как говорится в романах - продолжение следует…

        Боцманская дудка. Звучит финальная песенка капитанов.

        Капитаны (поют):

        За окошком снова
        Прокричал петух.
        Фитилек пеньковый
        Дрогнул и потух.

        Синим флагом машет:
        Утренний туман…
        До свиданья, вашу
        Руку, капитан!

        Снова мы недвижно
        Станем сам и тут,
        Вновь на полке книжной
        Корешки блеснут.

        Но, клянемся честью,
        Всем, кто слушал нас,
        Будем с вами вместе
        Мы еще не раз!

        Задорно, весело кричит петух.

        Пакет распечатать в открытом море

        Позывные Клуба знаменитых капитанов.

        Ведущий:
        В эфире - Клуб знаменитых капитанов. Встреча под кодовым названием «Пакет распечатать в открытом море»…

        Продолжительный дребезжащий звонок.

        Марья Петровна:
        Катюша, пора закрывать библиотеку.
        Катюша:
        Сейчас, Марья Петровна… я только распакую заказную бандероль…
        Марья Петровна:
        Какую бандероль ?
        Катюша:
        Ну ту, что нам прислали из книжного склада… Наконец-то к нам пришла книга «Вокруг света на «Коршуне»…
        Марья Петровна:
        А-а… Станюковича… Константина Михайловича… Да, Станюковича у нас не забывают. Недаром его называли флагманом русской морской литературы… Он родился в Севастополе, его отец и дед были моряками. В семнадцать лет будущий писатель ушел в кругосветное плавание на корвете «Калевала»…
        Катюша:
        Это было его единственное плавание ?
        Марья Петровна:
        Не-ет… Станюкович много раз плавал в Атлантическом и Тихом океанах…
        Катюша:
        Когда же он стал писателем ?
        Марья Петровна:
        После выхода в отставку… Большинство своих морских рассказов Константин Михайлович писал в ссылке, в Томской губернии. Он был туда выслан царским правительством за свои передовые взгляды.
        Катюша:
        Что же… книга «Вокруг света на «Коршуне» является автобиографической?
        Марья Петровна:
        Многие так думают… Ну, ставьте на почетное место «Коршуна»
        Катюша:
        Ой, Марья Петровна!.. Из соседней книги выпала записка…
        Марья Петровна:
        Какая записка ? Из какой книги?
        Катюша:
        Да вот… из романа Жюля Верна «Пятнадцатилетний капитан»… (Читает.) «Задерживаюсь… в связи с тайной королевского корсара… Прошу меня не ждать. Ваш Лемюель… ».
        Марья Петровна:
        Ничего не понимаю… Лемюель?… Лемюель?.. Кажется, где-то я слышала это имя…
        Катюша:
        Все равно не вспомните…
        Марья Петровна (смеется):
        А-а… я все поняла… Ребята из кружка юных моряков затеяли какую-то новую игру…
        Катюша:
        Или рассеянности забыли в книге свою переписку. Ясно!..
        Марья Петровна:
        Ах, Катюша, я иногда жалею, что мне не двенадцать лет и я сама не играю в такие игры… Знаете что… Дайте-ка мне «Приключения Мюнхаузена»… Мне захотелось их перечитать… И заодно захвачу эту забавную записку…
        Катюша:
        Пожалуйста… А я с вашего разрешения возьму с собой «Тартарена из Тараскона». Меня просила младшая сестра. Она еще не читала про легендарного охотника за фуражками, покорителя альпийских вершин и грозу львов!..
        Марья Петровна:
        Каких львов?! Ах да! Из пустыни Сахары… Закрывайте двери, Катюша…

        Хлопает дверь. Поворот ключа. Часы бьют семь ударов. Звучит мелодия песенки капитанов.

        Капитан корвета «Коршун», Дик Сенд, капитан Немо,
        Артур Грэй, Робинзон Крузо (поют):

        В шорохе мышином,
        В скрипе половиц,
        Медленно и чинно
        Сходим во страниц.

        Встречи час желанный
        Сумерками скрыт…
        Все мы - капитаны,
        Каждый знаменит!

        Нет на свете дали,
        Нет таких морей
        Где бы не видали
        Наших кораблей.

        Мы морские волки,
        Бросив якоря,
        С нашей книжной полки
        К вам спешим, друзья!
        К вам спешим, друзья!

        Капитан корвета «Коршун»:
        Обопритесь на мою руку, капитан Робинзон Крузо.
        Робинзон Крузо:
        Благодарю вас, дружище!.. Если позволите вас так величать, капитан корвета
«Коршун», я спрыгну сам, несмотря на свои двести пятьдесят лет…

        Стук от прыжка в тяжелых ботфортах.

        Артур Грэй:
        Дорогой Дик Сенд, не сочтите за труд взглянуть - не помялась ли моя тужурка?
        Дик Сенд:
        О нет, капитан Артур Грэй! Вы сегодня прекрасны в этом нарядном голубом переплете…
        Робинзон Крузо:
        О чем вы задумались, дружище Немо?…
        Капитан Немо:
        Я крайне взволнован… До. сих пор не прибыл капитан Лемюель Гулливер!.. А его пунктуальность известна всем читателям на протяжении столетий.
        Капитан корвета «Коршун»:
        Что же могло его задержать сегодня? Коварство лилипутов или гостеприимство великанов?
        Дик Сенд:
        Не угадали, капитан корвета, наш Гулливер искал меня на страницах романа
«Пятнадцатилетний капитан» и не нашел в дебрях тропического леса… Тогда он оставил записку…
        Артур Грэй:
        Где эта загадочная записка ?
        Дик Сенд:
        К сожалению, капитан Артур Грэй, в ридикюле Марьи Петровны…
        Капитан Немо:
        Кому довелось видеть капитана Лемюеля Гулливера в последний раз?
        Робинзон Крузо:
        Вероятно, я… Понимаете… Отдыхаю в своей пещере, и вдруг меня разбудил крик попугая: «На вахте не зевать!.. » На всякий случай выглядываю из переплета и вижу, как из романа Джонатана Свифта поднялся в воздух летающий остров Лапута и скрылся за облаками… Мне показалось, что Гулливер машет на прощанье шейным платком…
        Артур Грэй:
        Чтобы там ни было, мы должны немедленно поспешить на поиски нашего старинного друга…
        Робинзон Крузо:
        Клянусь своим мушкетом, я готов пустить его в дело! Но где? И против кого? .
        Капитан корвета «Коршун»:
        Нам остается только ждать. К сожалению…
        Капитан Немо:
        Тогда откроем нашу встречу… Будем надеяться, что Гулливер прибудет своевременно или несколько позже.
        Дик Сенд:
        В такой тревожный момент я бы хотел видеть за штурвалом нашего Клуба капитана корвета «Коршун».
        Голоса:
        Просим! Просим!

        Стук председательского молотка.

        Капитан корвета «Коршун»:
        Наша команда далеко не в сборе . Как видите, среди нас нет Тартарена из Тараскона и Карла Фридриха Иеронима Мюнхаузена. Они покинули библиотеку в сумках Марьи Петровны и Катюши. Но традиции есть традиции. И я должен исполнить песню председателя.

        Звучит музыка песни «Море зовет».

        Капитан корвета «Коршун» (поет):

        Соседом нашим в детстве был
        Старик моряк седой.
        Он часто к морю уходил,
        Где пенился прибой.

        Он мог сидеть там день и ночь
        На камне у песка,
        И чайки не летели прочь,
        Завидев старика…

        Однажды я его спросил:
        - Кого ты ждешь, моряк? .
        Сперва он трубку раскурил,
        Потом ответил так:

        Море зовет меня, море манит,
        Слышишь, как плещет оно и поет?
        Море могучий и грозный магнит,
        Море зовет!..

        С тех пор прошло немало лет,
        Я сам стал моряком.
        Я обошел кругом весь свет,
        Мне каждый порт знаком.

        Друзья, теперь я стар и сед,
        Расстался с кораблем.
        Меня не застает рассвет
        На вахте за рулем.

        Давно, пожалуй, на покой
        Пора бы, старина!
        Но нет, над картою морской
        Всю ночь сижу без сна.

        Море зовет меня, море манит,
        Слышишь, как плещет оно и поет?
        Море могучий и грозный магнит,
        Море зовет!..

        Стук председательского молотка.

        Капитан корвета «Коршун»:
        Друзья! Сегодня море зовет нас на помощь достопочтенному Лемюелю Гулливеру. Но что стоят зов моря, карты, компасы, если курс - неизвестность!

        Осторожный стук в дверь.

        Артур Грэй:
        Кто-то стучит в кают-компанию…

        Раздается чей-то глухой возглас за дверью: «Откройте скорее… »

        Дик Сенд:
        Может быть, это Мюнхаузен или Тартарен?
        Робинзон Крузо:
        Не похоже… Они вломились бы с треском!
        Капитан Немо:
        С вашего разрешения - я открою…

        Поворачивает ключ в замке. Хлопает дверь.

        Артур Грэй:
        Кто вы такой?
        Дик Сенд:
        Почему вы закрываете лицо плащом?
        Гулливер:
        Не волнуйтесь… Это я… любезные друзья… Ваш старый Лемюель Гулливер. Я опасался погони и принял все меры предосторожности.
        Робинзон Крузо:
        Дружище Лемюель, почему вы не вернулись на летающем.острове Лапута?
        Гулливер:
        Я постарался покинуть Англию незаметно.
        Дик Сенд:
        Вы опасались погони?
        Гулливер:
        Тссс… Прикройте поплотнее двери. Опустите шторы, Дик. Надеюсь, нас здесь .никто не услышит?
        Капитан корвета «Коршун»:
        Вы можете быть совершенно спокойны.
        Гулливер (тихо):
        То, что я узнал сегодня, потрясло меня до глубины души… Я до сих пор не могу прийти в себя… от столь необычного события, свидетелем которого я случайно оказался…
        Дик Сенд:
        Где же вы были?
        Гулливер:
        В Лондоне. Дело в том, что лет полтораста тому назад я забыл свои очки в библиотеке первого лорда Адмиралтейства. Я за них был вполне спокоен, так как книги там не особенно тревожат и они больше стоят для украшения. Я проделал долгий и трудный путь, скользя по страницам старинных морских справочников и журналов, пока мне удалось попасть в Лондон начала прошлого столетия… Очки оказались на месте, на верхней полке среди покрытых пылью фолиантов. Только я успел водрузить очки на нос, как вдруг… (Меняя тон.) Представьте себе картину Ночь… Мрачный кабинет первого лорда Адмиралтейства в полутьме теряются огромные книжные шкафы… За окнами туманный Лондон - такой, каким я его помню полтора века назад… Пергаментная рука старого лорда тянется к бронзовому колокольчику… Затем привели какого-то человека в кандалах… Они говорили очень тихо, но я все-таки разобрал, что к первому лорду привели какого-то пирата… Дальше я расслышал, что речь шла о секретном пакете. И еще меня поразили два слова «королевский корсар».
        Дик Сенд:
        Что же могло все это означать?
        Артур Грэй (в раздумье):
        Первый лорд Адмиралтейства?.. Пират в кандалах?.. Секретный пакет?. Как нам раскрыть загадку этого необыкновенного свидания?.
        Капитан Немо:
        Я могу помочь в этом деле!..
        Робинзон Крузо:
        Вы были в Лондоне в те времена, капитан Немо?
        Капитан Немо:
        Нет, не был. Но это не имеет значения. (Командует.) Эй, на «Наутилусе»! Доставить в кают-компанию Клуба динамический «Полюс звуков»!
        Вахтенный начальник:
        Есть доставить «Полюс звуков»!

        Звучит электронная музыка «Полюса звуков».

        Дик Сенд:
        Как прекрасно ваше последнее изобретение, капитан Немо… Стальной ящик… стекло… клавиши… и сверху - серебряный купол!
        Робинзон Крузо:
        Клянусь корабельными склянками, я запамятовал, в чем суть этого аппарата, хотя мы однажды воспользовались им в нашей библиотеке…
        Капитан Немо:
        Для меня долгое время оставалось загадкой, где находятся отзвучавшие звуки… Ведь это тоже материи.. А ведь ничто в природе не исчезает бесследно. Материя вечна! И я пришел к убеждению, что все звуки бесконечно блуждают в безбрежном океане эфира… И шум битвы, и голоса бури, и беседы путников у костра, и давно отзвучавшие песни, и…
        Гулливер (перебивает):
        Ближе к делу, любезный друг. Сейчас нам необходим Лондон. Тысяча восемьсот второй год… Кабинет первого лорда Адмиралтейства…
        Дик Сенд:
        Разрешите мне включить «Полюс звуков»….
        Капитан Немо:
        Пожалуйста. Нижние клавиши, Дик, - настройка по эпохам, боковые кнопки - по морям, континентам и островам…

        Щелкает клавиша. Раздается мелодичный звон и электронная музыка «Полюса звуков». Становится слышно, как над Темзой перекликаются корабельные сирены,плещут волны реки, стучат копыта лошадей по мостовой, движутся кареты и дилижансы по улицам Лондона. Бьют часы Вестминстерского аббатства - «Большой Бен», К бою часов присоединяется слабый, далекий звук бронзового колокольчика. Постепенно он выходит на первый план, заглушая все уличные шумы…

        Гулливер (шепотом):
        Это звонит первый лорд…
        Лорд:
        Введите осужденного.

        Глухой топот тяжелых сапог. Звон кандалов.

        Барбер:
        Ну и встреча… (Смеется.) Зачем понадобился старый пират Барбер первому лорду Адмиралтейства? За час до казни!.. Угостите сигарой, сэр, если не жалко.
        Лорд:
        Садитесь поближе.

        Вновь звенит колокольчик.

        Лорд:
        Джеймс… Принесите сигару и огня нашему гостю… и снимите с него кандалы.

        Щелкает замок. Тяжелые кандалы с лязгом падают на пол.

        Барбер:
        Осмелюсь напомнить, сэр… Приближается срок моего свидания с палачом…
        Лорд:
        Да-да… Так вот вы какой, знаменитый пират Барбер! Гроза морей! Итак, ваше ходатайство о помиловании отклонено королем Англии.
        Барбер:
        Я бы на их месте сделал то же самое.
        Лорд (неожиданно):
        Хотите жить? Я могу гарантировать вам жизнь, свободу и кое-что в звонкой монете…
        Барбер:
        Какое же дельце мне хочет предложить первый лорд Адмиралтейства?
        Лорд (холодно):
        Вместо виселицы вы уйдете в море на капитанском мостике корабля «Юникорн»… Экипаж подберете сами…
        Барбер:
        Курс? Цель?
        Лорд:
        Вы пойдете к берегам Русской Америки… Все инструкции в этом пакете. Распечатать в открытом море. Да или нет?

        Часы отбивают половину.

        Барбер:
        Да, сэр.
        Лорд:
        Карету мистеру Барберу!

        Раздаются гулкие шаги, затем топот копыт. Шум кареты постепенно замирает. Щелкает клавиша, «Полюс звуков» замолкает.

        Дик Сенд:
        Какое же дельце предложило британское Адмиралтейство старому пирату Барберу?
        Гулливер:
        Не знаю, любезные друзья. Я поспешил к вам в надежде, что мы вместе раскроем эту тайну.
        Робинзон Крузо:
        Что же имел в виду первый лорд, посылая Барбера к берегам Русской Америки?
        Капитан корвета «Коршун»:
        Русская Америка?! Америку открывали много раз… Еще в тысячном году нашей эры викинг Лейф Эйриксон совершил плавание к восточному берегу Северной Америки и открыл землю, названную им Винланд - Виноградная земля… Но и он не был первым… до него другие норвежские мореплаватели исследовали берега Гренландии и часть восточного побережья американского континента… Каравеллы испанского адмирала Христофора Колумба в конце пятнадцатого века достигли группы Багамских островов, Кубы, Гаити, Ямайки… и, наконец, открыли Карибское побережье Южной Америки - от дельты Ориноко до острова Маргарита… А северо-западное побережье Америки открыли русские мореходы, прокладывая путь с востока на запад!
        Дик Сенд:
        А кто были эти отважные люди?
        Капитан корвета «Коршун»:
        К сожалению, история не сохранила славных имен первых русских поселенцев на Аляске. Однако лет сорок тому назад в заливе Кука были раскопаны остатки домов, построенных из морской гальки, кирпичей, бревен и дерна. Такие дома не ставили ни индейцы, ни эскимосы. Ученые пришли к выводу, что некогда здесь жили русские люди… Можно предположить, что это были землепроходцы, переселенцы, охотники, промышлявшие здесь морского зверя. Одни относят эти поселения к эпохе Ивана Грозного, а другие к середине семнадцатого века…
        Капитан Немо:
        Во всяком случае, точно установлено, что в тысяча шестьсот сорок восьмом году казак Семен Дежнев и землепроходец Федот Алексеев с товарищами на самодельном коче вышли из устья Колымы и прошли Берингов пролив… В тысяча семьсот тридцать втором году русский бот «Святой Гавриил» бросил якорь у берегов Аляски. Судном командовал подштурман Иван Федоров. В экспедиции участвовал геодезист Михаил Гвоздев. Они высадились на сушу и впервые нанесли на карту американский берег Берингова пролива. Так было открыто западное побережье Америки.
        Дик Сенд:
        Но зачем к этим берегам пошел бриг пирата Барбера «Юникорн»?
        Артур Грэй:
        Какие инструкции были в запечатанном пакете первого лорда Адмиралтейства?
        Гулливер:
        Надо немедленно отправиться по следам Барбера, достопочтенные капитаны.
        Капитан Немо:
        Мы должны на сей раз отказаться от встречи в кают-компании Клуба, чтобы раскрыть тайну необычайного рейса королевского корсара!
        Дик Сенд (порывисто):
        В путь, капитаны… Поспешим!
        Капитан корвета «Коршун:
        Дик! Сделайте запись в нашем вахтенном журнале и положите его под глобус…
        Артур Грэй:
        Да, конечно, Мюнхаузен и Тартарен рано или поздно могут появиться в кают-компании. Они должны знать, где мы… Таковы традиции нашего Клуба.
        Капитан корвета «Коршун» (громко):
        Эй, на корвете «Коршун»! Слушай мою команду! Паруса ставить! С якоря сниматься!
        Вахтенный начальник:
        Есть паруса ставить! С якоря сниматься!

        Топот матросских сапог… Лязг якорей.

        Капитан корвета «Коршун»:
        Прошу всех проследовать на борт моего корабля. Штурман! Проложите курс к берегам Аляски.

        Звучит музыка походной песни «Еще не все открыты земли!»,

        Артур Грэй (запевает):

        И дома и на школьной карте
        Она с тобой.
        Изображен на старой карте
        Весь Шар земной.
        На ней - скалистые отроги,
        Материки,
        Людей отважные дороги
        И путь реки

        Капитаны (хором):

        Пора! Призыву ветра внемли,
        Гремят большие якоря:
        Еще не все открыты земли,
        Не все изведаны моря!

        Артур Грэй:

        Земля! Всегда стремились люди
        Пройти по ней
        На быстром бриге, на верблюде
        И на коне…
        Песок пустынь, леса глухие,
        Седые льды
        Из века в век сынов России
        Хранят следы!

        Капитаны (хором):

        Пора! Призыву ветра внемли,
        Гремят большие якоря:
        Еще не все открыты земли,
        Не все изведаны моря!

        Плеск волн. Крики чаек.

        Дик Сенд:
        Каким курсом мы идем, капитан корвета «Коршун»?
        Капитан корвета «Коршун»:
        По славному курсу бота «Гавриил», к западным берегам Америки!
        Робинзон Крузо:
        Первооткрыватели Аляски были настоящие морские волки. Недаром о таких моряках было написано в старинной грамотке: «Славные мореходы, корабелы… и протчие гораздо непужливые люди простого, обыкновенного звания… »
        Капитан Немо:
        Да, железные люди… Мое внимание всегда привлекала фигура Григория Шелихова, так много сделавшего для освоения Русской Америки… Он был не только купцом с громадным размахом, но и бесстрашным мореходом. Недаром Михаил Васильевич Ломоносов назвал его «Колумбом русским».
        Капитан корвета «Коршун»:
        И не случайно имя Шелихова навечно значится на морских картах. Его именем назван большой залив на севере Охотского моря.
        Артур Грэй:
        Да, это был человек кипучей энергии… Он строил корабли, сам участвовал во многих плаваниях к Алеутским островам и на Аляску, написал книгу… Шелихов основал русский поселок на острове Кадьяке, организовал первые посевы хлеба и овощей на Аляске… Он прожил всего сорок восемь лет, но его надолго пережила организованная им купеческая компания, которая вместе с другими положила начало разносторонней деятельности Русско-Американской компании.
        Робинзон Крузо:
        Да, Шелихов был выдающимся человеком… Я горжусь, что в его личной библиотеке в Иркутске стояла на полке книга «Приключения Робинзона Крузо»!
        Дик Сенд:
        Но кто после Шелихова продолжил его дело?
        Робинзон Крузо:
        Я могу прочитать один документ, который хранился в бумагах «Колумба русского» (Читает.) «Мы, нижеподписавшиеся, рыльский именитый гражданин Григорий Иванов сын Шелихов, каргопольский купец, иркутский гость Александр Андреев, сын Баранов постановили сей договор о бытии мне, Баранову, в заселениях американских при распоряжении и управлении Северо-Восточной компании, тамо расположенной…».
        Артур Грэй:
        Так Александр Андреевич Баранов стал первым правителем русских поселений в Америке… Он построил столицу этого края город Ново-Архангельск на западном берегу острова Ситха - в районе, свободном от льдов круглый год!.. Форт Росс в Калифорнии, неподалеку от которого впоследствии был заложен город Сан-Франциско… Торговые суда из Ново-Архангельска ходили в Калифорнию, в Китай, на Гавайские острова… Правитель крепко сдружился с коренными жителями - индейцами, алеутами, эскимосами… Для них строились школы и библиотеки… А на острове Кадьяк был создан любительский театр, где по праздникам бывали представления… В самом Ново-Архангельске, в резиденции Баранова, часто давались балы-«игрушки»…
        Дик Сенд:
        Как бы мне хотелось побывать на таких «игрушках»…
        Капитан Немо:
        Приглашаю вас, юноша… Сейчас включу «Полюс звуков»… Ново-Архангельск, резиденция Баранова…

        Щелкает клавиша.

        Тысяча восемьсот второй год…

        Мелодичный звон кнопки. Электронная музыка «Полюса звуков»…
        Низкий женский голос поет один куплет из древней индейской песни «Гимн солнцу» в документальной записи. Шум толпы. Вступает народный русский оркестр - балалайки, домры, свирели, ложки… Исполняется старинная кадриль. Она постепенно выходит на первый план. Мягкий звук индейских мокасин во время танца…

        Баранов (аплодирует):
        Дорогие гости, воины Ворона. Благодарю вас за танец. Славно вы сплясали русскую кадриль. А теперь всех прошу к столу.
        Седой Бобер:
        Нет, друг наш и брат Баранов!
        Черный медведь:
        Нет, Александр Андреевич…
        Баранов:
        Великие тойоны Седой Бобер и Черный Медведь… Почему вы отказываетесь от нашего скромного угощения?
        Седой Бобер:
        Всему свое время. Сначала сядем в круг и раскурим по обычаю предков Трубку мира…
        Баранов:
        Позвольте… я сяду между вами, тойоны…

        Звучит музыка песни «Трубка мира», которую хором поют индейцы и русские.

        Хор (поет):

        Дети Черною Медведя,
        Воины Бобра Седого,
        Пусть сердца вам обогреет
        Дым призывной Трубки мира!..
        Есть ведь земли для охоты,
        Есть для рыбной ловли воды,
        Есть олени и косули,
        Птицы дикие в болотах….
        Так зачем же людям распри?
        Для чего нам кровь и слезы?
        Смойте краски боевые,
        Закопайте в землю луки,
        Затупите томагавки
        И на радость всем живущим
        Раскурите Трубку мира!

        Щелкает клавиша. «Полюс звуков» замолкает.

        Гулливер (в задумчивости):
        Друзья, неужели черный пират Барбер имел поручение от первого лорда британского Адмиралтейства раскурить на острове Баранова Трубку мира - на радость всем живущим?
        Капитан корвета «Коршун»:
        Капитаны, я узнал из старых морских журналов, что пират Барбер на бриге «Юникорн» появилсяу берегов Русской Америки в тысяча восемьсот втором году… «Моряк искусный, но человек недобрый» - говорили о нем на Аляске в те времена…
        Робинзон Крузо:
        Клянусь Трубкой мира, мы должны немедленно проложить курс к острову Ситха…
        Артур Грэй:
        Вернее, к острову Баранова… Еще при жизни правителя острову Ситха было присвоено его имя…
        Капитан корвета «Коршун» (в мегафон):
        Поставить брамсели и бом-брамсели! (Опустив мегафон.) Мы идем к Ново-Архангельску…

        Звучит музыка путешествий.

        Дик Сенд:
        Жаль, что Клуб знаменитых капитанов не в полном составе… Где Мюнхаузен? Куда делся Тартарен?
        Артур Грэй:
        Да… его коллекция оружия могла бы нам пригодиться на случай встречи с королевским корсаром…

        Музыка путешествий стихает. И откуда-то издали приближается топот коней. Доносится звук почтового рожка. И вместе с ним слышится мелодия песенки «Почтовый дилижанс». .

        Мюнхаузен и Тартарен (поют):

        Прохожий, в этот поздний час
        С дороги отойди…
        Летит почтовый дилижанс
        И песня - впереди!

        Ржание коней… Почтовый рожок… Шум подьающего дилижанса.

        Мюнхаузен:
        Поспешим в нашу кают-компанию, Тартарен! Вероятно… заседание Клуба уже в полном разгаре…

        Топот сапог по лестнице.

        Тартарен (задыхаясь):
        Дайте мне отдышаться на площадке, Мюнхаузен… Мои сто сорок кило, не считая багажа, втащить вверх по лестнице… не так-то легко…
        Мюнхаузен:
        Извольте, гроза львов и любимец Тараскона… Я заодно смахну .звездную пыль с моих ботфорт. Кстати, вы должны поклониться мне в ноги…
        Тартарен:
        Почему?
        Мюнхаузен:
        О-о, если бы я не подобрал вас на Земляном валу после вашего позорного бегства от Катюши, вы с таким саквояжем, рюкзаком и коллекцией оружия не добрались бы в библиотеку до утренних петухов.
        Тартарен (высокомерно):
        Это я вам оказал честь, Мюнхаузен, согласившись занять место рядом с вами на козлах почтового дилижанса… Но как вам удалось скрыться из квартиры Марьи Петровны?
        Мюнхаузен:
        О-о!.. Это исключительная по своей правдивости история… Неизвестная даже самому Эриху Распэ…

        Звучит мелодия песенки Мюнхаузена.

        Мюнхаузен:
        Ну-с, я с трудом дождался минуты; когда Марья Петровна уехала на Ярославский вокзал, а точнее -. в Серебристое на именины к своей подруге Ларисе… Я тотчас вылетел на дежурной запряжке уток со страниц «Приключений Мюнхаузена»… И здесь мне не повезло. Попадаю в циклон. С ураганной скоростью совершаю восемнадцать витков вокруг экватора… Нептун грозит мне трезубцем… Очаровательная морская наяда приглашает выкупаться в соленой воде, но циклон заносит меня к полярному кругу… Четыре витка над снежной пустыней превращают вашего покорного слугу в ледяную сосульку… Но к счастью, антициклон увлекает моих уток в тропики… Оттаиваю! Иду на посадку!.. Падаю камнем!.. Еще мгновение и - катастрофа!.. Меня спасает внезапно налетевший смерч. Он закручивает меня до самых облаков… и выше… выше… Чувствую, что теряю весомость… Достаю безмен, взвешиваюсь… И, о ужас!.. Вместо шестидесяти двух килограммов я уже вешу сорок четыре!.. Сорок!.. Тридцать два!.. Двадцать!.. Шестнадцать килограммов!.. Восемь!.. Пять!.. Три килограмма семьсот граммов!.. (Сквозь слезы.) Когда я родился, я весил столько же - три семьсот!.. Я
инстинктивно закричал: «Мама!.. » А стрелки весов тем временем скакнули вниз… Два килограмма!.. Один!.. Что же будет дальше?.. Вот уже полкило!.. Сто граммов!.. Ну разве это вес для Карла Фридриха Иеронима Мюнхаузена? Четыре грамма! И наконец ни одного!.. Начинаю парить среди стаи уток… А мозг лихорадочно работает… Неужели Мюнхаузен будет вечно носиться вокруг Земли?.. Станет спутником и будет нанесен на карту звездного неба!.. В этот момент со мной сталкивается метеорит… От страшного сотрясения я меняю орбиту и лечу на Землю… Пробиваю перистые… кучевые облака… А затем, воспользовавшись сильным воздушным течением, планирую, раскрыв длинные фалды моего камзола, прямо в раскрытое окно магазина подписных изданий… одалживаю у добрейшего мистера Пиквика почтовый дилижанс и мчусь в нашу библиотеку, выбирая самые пустынные улицы… На всякий случай - опять беру безмен, взвешиваюсь. Всего пятъдесят килограммов. (С жаром.) Я потерял двенадцать кило за-три минуты моего необыкновенного путешествия. Но зато… (С достоинством.) приобрел особую весомость!

        Звучит мелодия песенки Мюнхаузена.

        Тартарен (с вызовом):
        Барон, вы лжете!
        Мюнхаузен (растерянно):
        Это что: цитата из «Скупого рыцаря»?
        Тартарен:
        Нет, это цитата из самого Тартарена.
        Мюнхаузен (напевает):

        Увлекаться я могу,
        Забываться я могу…
        Но ни другу, ни врагу
        Ни полслова не солгу!..

        Тартарен:
        Барон, вы лжете!
        Мюнхаузен (в гневе):
        Защищайтесь, Тартарен…

        Звон обнажаемой шпаги.

        Тартарен:
        Дуэль?!.. К вашим услугам, милостивый государь… Но только на шпагах, а не на шпильках!

        Звучит мелодия дуэта «Музыкальная дуэль».

        Тартарен:

        Спросите льва - ответит он
        О Тартарене сразу!

        Мюнхаузен:

        На шпагах бился я мильон
        Пятьсот четыре раза!

        Звон клинков.

        Тартарен:
        Довольно! Баста! Дружба - врозь…
        Мюнхаузен:
        Разгневан не на шутку…
        Тартарен:
        Я продырявлю вас насквозь!
        Мюнхаузен:
        Я вас проткну, как утку!

        Звон клинков.

        Тартарен:
        Несчастный, в гневе страшен я..
        Мюнхаузен:
        Мне чуждо состраданье…
        Тартарен:
        Молитесь за него, друзья!
        Мюнхаузен:
        Пишите завещанье:

        Жаркая схватка.

        Тартарен:
        Клинок - огонь!
        Мюнхаузен:
        Клинок - пожар!
        Тартарен:
        Колю неутомимо!
        Тартарен и Мюнхаузен (вместе):
        Удар!.. Еще удар!.. Смелее!..
        Тартарен:
        Мимо!
        Мюнхаузен:
        Мимо!

        Музыка обрывается. Слышен топот ног по лестнице, звон оружия.

        Тартарен (скрывая страх):
        Позвольте… Как же… Нарушение традиций!.. Дуэль без секундантов!.. Я требую…
        Мюнхаузен (догоняя):
        Пожалуйста!… Пусть вся кают-компания будет нашими секундантами!.. (Громко.) Дик! Занесите в вахтенный журнал точное время гибели любимца Тараскона!..

        С шумом распахивается дверь.

        Тартарен (испуганно):
        Капитаны!.. (Пауза.) Никого. Пусто! Ни медам, ни месье!.. Подобное одиночество я испытывал в Сахаре и Альпах… но никогда в Тарасконе! И тем более в нашей кают-компании!
        Мюнхаузен:
        Видимо, была дана команда - «свистать всех»… Но куда? Вот вопрос!
        Тартарен:
        Пардон, Карл Фридрих Иероним… под глобусом лежит вахтенный журнал… Слушайте… Оказывается, наши друзья отправились на Аляску, в начало прошлого века… В район старинной русской крепости Ново-Архангельск на острове Ситха… О-о… для раскрытия тайны королевского корсара!..
        Мюнхаузен:
        Летим!..
        Тартарен:
        Мерси!.. Опять утки и какой-нибудь циклон или антициклон? Тайфун? Торнадо? Водяной смерч?
        Мюнхаузен:
        Не волнуйтесь, Тартарен. Я предлагаю свой бриг «Леденец», известный всем полярным мореплавателям… Остается только выбрать якорь.
        Тартарен:
        Плывем!..
        Мюнхаузен (командует):
        Эй, на «Леденце»! Пришвартоваться к читальному залу и спустить парадный трап!..
        Вахтенный начальник:
        Есть пришвартоваться и спустить парадный трап!
        Мюнхаузен:
        Следуйте за мной, Тартарен. Прошу! (Командует.) Лететь на всех парусах!..
        Вахтенный начальник:
        Есть на всех парусах!

        Музыка брига «Леденец» постепенно стихает. Слышен только шум морского прибоя.

        Тартарен:
        Мы подошли к острову Баранова… вблизи от Ново-Архангельска…
        Мюнхаузен:
        Это и есть Ситха?
        Тартарен:
        Да, по-индейски - Ситха… Взгляните, Мюнхаузен в мою подзорную трубу…
        Мюнхаузен:
        Над лесом поднимаются дымы пожарищ:.. Видимо, тут было жаркое дело…
        Тартарен:
        А не повернуть ли нам обратно в библиотеку? Собственно, мы уже все видели…
        Мюнхаузен:
        Но где-то здесь наши друзья… Прыгайте за борт… здесь мелко… За мной!

        Всплеск воды.

        Тартарен (возмущенно):
        Что вы предлагаете такой особе, как Тартарен?.. Прыгать? Что я - кенгуру (Командует.) Спустить меня на лебедке!.. Без музыки!
        Вахтенный начальник:
        Есть без музыки!

        Лязг лебедки.

        Мюнхаузен:
        Я уже выбрался на берег… Поднимайтесь по этой тропинке… Берите левей! Шагайте смело за мной, Тартарен… Внимание! Я вижу какой-то форт…
        Тартарен (опасливо):
        К счастью, кругом… ни души… Вперед, Мюнхаузен! А я за вами… Неужели я вас отпущу одного!..
        Мюнхаузен:
        Ворота разбиты…
        Тартарен:
        А на башне болтается черный флаг «Веселый Роджер» с черепом и скрещенными костями… Все ясно, Мюнхаузен! Повернем обратно…
        Мюнхаузен:
        Как?.. Без наших друзей!.. Нужно осмотреть форт… Взведем курки. Обнажим шпаги… Вперед и только впе…

        Внезапно раздается шум, свист пролетающей стрелы, топот ног, какие-то гортанные крики на одном из индейских наречий.

        Тартарен (тревожно):
        Мюнхаузен!.. Карл!.. Фридрих!.. Иероним!.. Почему вы молчите?. Аааа… (Хрипит.)
        Седой Бобер:
        Воины Ворона! Тащите этих бледнолицых на башню… Это будет их последний путь…
        Черный Медведь (глухо):
        Не лучше ли прикончить пиратов здесь, Седой Бобер? Чем раньше умрут люди Барбера, тем лучше.
        Седой Бобер (сурово):
        Ты плохо слышал, друг мой и брат Черный Медведь… На башню их!.. Пусть они перед смертью откроют, куда скрылся сам Барбер.
        Черный Медведь:
        Говорите, где ваш капитан?. Это он послал вас жечь и грабить!.. Убивать женщин и детей!..
        Седой Бобер:
        Он хотел вбить томагавк войны между нами и русскими, с которыми мы курили Трубку мира!
        Тартарен (торопливо):
        За кого вы нас принимаете? Дорогой Красный Бизон, или Быстроногий Олень, а возможно, уважаемое Орлиное Перо…. Простите, не знаю, как вас зовут…
        Седой Бобер:
        Седой Бобер.
        Тартарен (с исключительной любезностью):
        Очень приятно. А я -Гроза львов!.. И всю жизнь, смею вас заверить, мсье Седой Бобер, избегал пиратов, флибустьеров, корсаров, джентельменов удачи, не говоря уже о простых разбойниках с большой дороги.
        Седой Бобер:
        Я чувствую лживость твоих слов!
        Тартарен (нервно, заикаясь):
        Что вы? Что вы?.. Это может заверить мой друг Мюнхаузен - самый правдивый человек в прериях…
        Мюнхаузен (обидчиво):
        Почему в прериях?
        Тартарен:
        Пардон… я так волнуюсь… Я хотел сказать - на Аляске! Клянусь вам, уважаемый мсье Седой Бобер, мы никогда в жизни не видели Барбера!
        Черный Медведь (с сарказмом):
        И скрываетесь в его укреплении!
        Седой Бобер:
        Довольно слов!.. Воины Ворона! Натяните ваши луки. Цельтесь в сердце!

        Доносится плеск весел.

        Капитан корвета «Коршун» (издали):
        Эй, на форту!
        Седой Бобер:
        Лодка полна людьми Барбера…
        Черный Медведь:
        Нет, Седой Бобер… на носу стоит русский начальник… в морской форме…
        Седой Бобер:
        Воины Ворона! С почестями принять гостей!
        Тартарен (восторженно):
        Робинзон!.. Капитан корвета «Коршун»!.. Дик Сенд!.. Капитан Немо!..
        Мюнхаузен:
        Гулливер! Наконец-то!..
        Тартарен:
        Развяжите нас…
        Дик Сенд (радостно):
        С удовольствием, дорогой Тартарен…
        Седой Бобер (настороженно):
        А ты называл себя Гроза львов.
        Тартарен:
        Тартарен и Гроза львов - это одно и то же. Перевод с французского на индейский!
        Капитан корвета «Коршун»:
        А что делают воины Ворона в логовище Барбера?
        Черный Медведь:
        Мы с вечера здесь в засаде… и ловим, как бешеных волков, бегущих поодиночке пиратов…
        Тартарен:
        Сначала меня душило это проклятое лассо, а теперь меня душит любопытство… Да расскажите же наконец, что тут происходит? В чем дело?
        Гулливер:
        Если наши достопочтенные друзья индейцы ничего не имеют против, я удовлетворю ваше любопытство… Британское Адмиралтейство послало пирата Барбера к берегам Русской Америки. С этого дня он получил кличку Королевского корсара… Теперь мы знаем, что было в секретном пакете первого лорда Адмиралтейства. Барбер должен был любой ценой изгнать русских из Аляски. Он пробовал вступить в открытую борьбу, но его корабли потерпели поражение… Тогда он пошел на неслыханную подлость… Этот негодяй переодел своих пиратов в одежды воинов Ворона… Раскрасил их лица боевыми красками, и под видом индейцев люди Барбера напали на русские села… они жгли и убивали… Но не в этом была главная цель Королевского корсара!.. Задача была другая: нарушить дружбу русских с индейцами и вызвать между ними войну.
        Седой Бобер:
        Не скроем от вас, бледнолицые друзья… Некоторые наши тойоны польстились на подарки и посулы Барбера и приняли участие в резне… Они вместе с пиратами захватили Ново-Архангельск и разграбили его… Но мы, верные дружбе с русскими, посыпали головы орлиным пухом и встали на тропинку справедливой войны… Вместе с Барановым мы разбили мятежников… освободили Ново-Архангельск и все другие селения, захваченные по приказу Барбера…
        Черный Медведь:
        Я должен добавить к тому, что сказал друг мой и брат Седой Бобер… Баранов простил главу мятежников тойона Котлеяна… и мир снова спустился на берега Юкона… на индейские и русские вигвамы.

        Издали доносятся голоса русских поселенцев, шум волн, плеск весел.

        Капитан Немо:
        Кто это там отваливает на лодках от берега?
        Седой Бобер:
        Это русские люди…. Они выходят в море…
        Черный Медведь:
        Сейчас самая пора охотиться на морского зверя. Такой день - кормит месяц!
        Седой Бобер:
        Воины Ворона! Мы, сходим с тропинки войны и вступаем на дорогу охоты… По лодкам!
        Черный Медведь:
        Прощайте, капитаны! Когда мои дети станут грамотными, они будут читать нам, старикам; вслух историю ваших необыкновенных приключений…

        Доносится плеск воды. Индейцы запевают уже знакомую нам песню «Трубка мира», которая постепенно затихает вдали.

        Дети Черного Медведя,
        Воины Бобра Седого,
        Пусть сердца вам обогреет
        Дым призывный Трубки мира!..

        Дик Сенд:
        Смотрите… мимо нас через пролив в открытое море уходит бриг. Под всеми парусами…
        Капитан корвета «Коршун»:
        Ясно вижу… в подзорную трубу… На корме золотая надпись… «Юникорн»!..
        Гулливер:
        Это известный корабль Барбера…
        Робинзон Крузо:
        Под каким флагом он идет?
        Артур Грэй:
        Веселый Роджер! Флаг пиратов!
        Дик Сенд:
        А какова была дальнейшая судьба Королевского корсара - ночного гостя первого лорда Адмиралтейства?
        Гулливер:
        У Барбера очень длинный список преступлений, Его последней авантюрой была попытка продать чужой корабль «Мирт» с товарами из Калькутты и Кантона. Как ни в чем ни бывало Королевский корсар явился к правителю Русской Америки и предложил ему по сходной цене купить «Мирт» С ценными грузами, переполнявшими трюмы. Баранов заподозрил мошенничество и не подавая виду, сославшись на отсутствие наличных средств, он предложил Барберу получить деньги по расписке в Петербурге. Пока
«Юникорн» добрался бы через три океана до Северной Пальмиры, Баранов надеялся навести все необходимые справки. «Юникорн» взял курс на Санкт-Петербург… Но налетевший шторм занес сильно потрепанное судно к берегам Камчатки… И здесь Королевский корсар задумался о своей судьбе… Он почуял, что попал в ловушку и в Петербурге денег не получит. Возвращение в Англию было опасно, так как его авантюрная миссия на Аляске потерпела крах. В Лондоне его ожидала виселица!.. Ведь такая участь постигла другого Королевского корсара…
        Капитан корвета «Коршун:
        О ком вы говорите, Гулливер?
        Гулливер:
        О капитане Уильяме Кидде. Король Англии Вильгельм Третий поручил лорду Белломонтону подыскать достойного капитана на фрегат «Адвенчюр» («Приключение») и поручить ему захватывать торговые и военные корабли Франции, с тем чтобы шестьдесят процентов добычи Кидд сдавал в казну. С ним было заключено тайное соглашение… Финал этой истории плачевный. Для того чтобы скрыть концы в воду, в тысяча семьсот седьмом году Кидд был повешен по приговору королевского суда в
«Доке казни» Портсмута.
        Дик-Сенд:
        Куда же скрылся Барбер после Камчатки?
        Гулливер:
        Достопочтенные капитаны, дальнейшая судьба Королевского корсара затерялась среди туманов Тихого океана… По крайней мере мне об этом ничего не известно…
        Дик Сенд:
        Капитан Немо, может быть, «Полюс звуков» найдет «Юникорн» у побережья Камчатки?
        Капитан Немо:
        Я уже об этом подумал… Включаю.

        Тихо щелкает клавиша. Раздается мелодичный звон и электронная 'музыка «Полюса звуков». Слышится шум бури, свист ветра. Затем все смолкает. Издали доносится пиратская песня. Постепенно приближаясь, она выходит на первый план. Пираты поют песню «Счастливчик Чарли»

        Пока спокойно сит палач
        Плыви дорогою удач,
        Хитрый бродяга Чарли!
        Чарли!
        Чарли!

        Три вещи в жизни уважал -
        Веревку, гирю и кинжал
        Добрый и ласковый Чарли!
        Чарли!
        Чарли!

        Два друга с ним живут давно -
        Мешок с деньгами и вино,
        Право, счастливчик Чарли!
        Чарли!
        Чарли!

        Но будет кончена игра
        Одним ударом топора -
        Помни, бедняга Чарли!
        Чарли!
        Чарли!

        Барбер:
        Захлопни дверь, Уильям.
        Уильям:
        Слушаю, дядя.

        Стук закрываемой двери. Тишина.

        Уильям (вздыхая):
        Неужели это конец?. И нет никакого выхода?
        Барбер:
        Для меня - нет!
        Уильям:
        Но ведь мы плавали вместе под «Веселым Роджером»… И делили все по-родственному…
        Барбер:
        Все это было… было! Но ведь ты, Уильям, не получал запечатанный приказ от первого лорда Адмиралтейства… И ты не был Королевским корсаром, а просто вторым помощником на «Юникорне»… У тебя, мальчик, все впереди!
        Уильям (скрывая радость):
        Вы хотите сдать мне командование бригом!.. Но ведь я так молод…
        Барбер:
        И отлично! Этот недостаток проходит с возрастом. Наступают новые времена, Уильям. Прежде всего тебе придется промыть мозги и сменить костюм. Ты наденешь фрак, крахмальную рубашку и цилиндр! Мне бы хотелось видеть тебя настоящим джентльменом удачи, - не на шаткой палубе пиратского брига, а на бирже!.. У тебя должны быть свои ребята в банках. Свои парни в полиции и в среде газетчиков. А чтобы ты не забывал, как нужно действовать, носи в кармане черный носовой платок - память о нашем «Веселом Роджере». Ты меня понял?
        Уильям:
        Да.
        Барбер:
        А теперь - оставь меня одного.
        Уильям:
        Слушаю, дядя

        Стук закрываемой двери. Пистолетный выстрел. Щелкает клавиша. «Полюс звуков» замолкает.

        Робинзон Крузо:
        Так закончил свои расчеты с жизнью Королевский корсар Барбер, оставив по себе тяжелую память.
        Капитан Немо:
        Но старик глядел далеко вперед…
        Капитан корвета «Коршун»:
        Да, то что не удалось Королевскому корсару, удалось американским дельцам… В тысяча восемьсот шестьдесят седьмом году продажные царские чиновники уступили Аляску с прилегающими островами Соединенным Штатам Америки за смехотворную сумму - семь миллионов двести тысяч долларов… Каждый школьник знает, что в те времена там было много городов и селений, пушной промысел и золотые россыпи… А территория Аляски занимает один миллион пятьсот девятнадцать тысяч квадратных километров - почти в три раза больше Франции…. Великолепный бизнес!.. Редчайший в истории… Менее пяти долларов за квадратный километр богатейшей земли!..

        В отдалении кричит петух.

        Тартарен:
        Мне показалось… на берегу какой-то крик… Но может быть, это индейский сигнал воинов Петуха?
        Капитан корвета «Коршун»:
        Я думаю, что это кричал петух в русском селении…
        Гулливер:
        Тревога!.. Достопочтенные друзья, скорее в библиотечную бухту… На всех парусах!..
        Мюнхаузен:
        Ага-а!.. Ну что бы вы делали без Карла Фридриха Иеронима Мюнхаузена?.. (Командует.
        Свистать всех на борт «Леденца» ! Изготовить «Леденец» к походу!
        Вахтенный начальник:
        Немыслимо, капитан Мюнхаузен! Подул южный ветер, и «Леденец» прилип к отмели…
        Капитан корвета «Коршун»:
        Не будем дремать! Поспешим на борт корвета «Коршун»!.. Свистать всех наверх!

        Боцманская дудка. Звучит музыка путешествий. Громче кричит петух.

        Дик Сенд:
        Мы ждем ваши письма, друзья. Адрес старинный: Москва. Радио. Клуб знаменитых капитанов.
        Гулливер:
        По книжным полкам, милые моему сердцу члены Клуба знаменитых капитанов.
        Робинзон Крузо:
        И как говорится в романах… продолжение следует…

        Звучит музыка финальной песенки.

        Капитаны (поют):

        За окошком снова
        Прокричал петух .
        Фитилек пеньковый
        Дрогнул и потух.

        Синим флагом машет
        Утренний туман…
        До свиданья, вашу
        Руку, капитан!

        Снова мы недвижно
        Станем там и тут,
        Вновь на полке книжной
        Корешки блеснут…

        Но, клянемся честью,
        Всем, кто слушал нас,
        Будем с вами вместе
        Мы еще не раз!

        Задорно, весело кричит петух.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к