Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Поэзия Драматургия / Корвин Норман: " Опасная Встреча " - читать онлайн

Сохранить .
Опасная встреча Норман Корвин

        # Созданная в начале 1944 года радиопьеса «Опасная встреча» - сказка-памфлет, в которой, пожалуй, наиболее полно проявилось своеобразие творческого таланта Нормана Корвина. При всей сказочности своего сюжета «Опасная встреча» отвечает на один из самых злободневных вопросов общественной и политической жизни США военных лет

        Норман Корвин
        Опасная встреча

        Музыкальное вступление.
        Пилот. Я не буду называть свое имя. Это не важно. Вы сами потом поймете, почему я должен опустить некоторые детали в моем повествовании…
        Я был морским летчиком и однажды, возвращаясь на базу в южной части Тихого океана, попал в жуткий ураган.
        Слышен звук самолета, он сопровождает последующий рассказ.
        Мне казалось, что в самолет мой несколько раз ударила молния, потому что оба компаса, радио и половина счетчиков перестали работать. Но заметных повреждений у корпуса самолета, слава богу, пока не было. Более трех часов затем я летел вслепую, не зная, где я и что подо мной. Стемнело, и горючего оставалось всего минут на двадцать полета, как вдруг внезапный вихрь подхватил мой самолет и за несколько секунд поднял его на шесть или семь тысяч футов. Затем словно из одного сна я попал в другой: я оказался над грозой, а прямо передо мной, на фоне ясного неба, возвышалась…
        Музыка в тон чувствам.

…горная вершина, освещенная полной луной. Я знал, что не смог бы сразу найти свое местонахождение на карте. И мне ничего не оставалось, как лететь по ветру, минуя очень узкое ущелье, чтобы затем выброситься с парашютом. Правда, мне стало не по себе, когда я увидел внизу сплошные леса, но выбора не было - и я прыгнул… Ветер был сильный, и меня отнесло еще на несколько миль. Наконец, я ударился о вершину дерева с такой силой, что, видимо, потерял сознание. Помню только, что я лежал на земле в кромешной тьме, и все мое тело ныло и болело. Проснулся я уже днем. Вокруг были тридцатиметровые деревья, обвитые лианами, и кроны их сплелись между собой, образуя сплошной потолок из листьев. Зеленое сияние разливалось вокруг. И лишь изредка, когда от порыва ветра качались ветви деревьев, сквозь них прорывался яркий солнечный луч. А затем во мне стало нарастать чувство тревоги, и не напрасно - кто-то был позади меня. Этот «кто-то» находился в кустах и, видимо, давно уже наблюдал за мной. Я поднялся на ноги, но тот, в кустах, не шевелился. Я сделал шаг к нему, и тогда ветки кустов внезапно раздвинулись и из-за них
вышел туземец. Он был двухметрового роста, отличного сложения, бронзовокожий. Я обратился к нему:
        - Английский не панимэ?
        Он смотрел на меня с выражением сосредоточенности. И я попробовал еще раз:
        - Не панимэ?… Мм… Твоя - моя - друг?
        Он подошел ближе, рассмотрел раны на моем лице, и затем… затем последовало нечто потрясающее. Он тронул мою бровь как раз там, где она кровоточила, и сказал:
        - На каком диалекте этого достойного языка говорят твои уста?
        Пилот (удивленно, с облегчением и радостью). Так ты говоришь по-английски? Вот чудесно! А я боялся, что это вражеская территория. Но скажи, что это за остров? И далеко ли отсюда до базы?
        Туземец. Вражеская территория? База?
        Пилот. Ну да!
        Туземец. А что сие значит?
        Пилот. Разве ты не знаешь - враж… (Пауза.) Япошки! Неужели ты не… совсем не…
        Туземец. Быть может, твоя рана ослабила твой рассудок?
        Пилот. Ослабила что?
        Туземец. Мм… Что бы ни было вот это, обременяющее тебя, сбрось его и пойдем со мной.
        Пилот. Это парашют. Я выпрыгнул с ним этой ночью. Спас себе жизнь.
        Туземец (задумчиво). Обликом приятен, но речью подобен болтунье мартышке, прыгающей по деревьям.
        Пилот. Что-что?… Как, ты сказал, называется этот остров?
        Туземец (после паузы, терпеливо, почти с улыбкой). Пойдем со мной. Пой-дем. И-ди за мной…
        Пилот. Он повел меня вниз, к реке, вдоль которой мы шли некоторое время. За всю дорогу он сказал лишь несколько слов. Большую часть пути шел впереди меня по узкой тропинке, и поэтому говорить ему было неудобно. Но один раз он остановился и повернулся ко мне с широкой улыбкой…
        Туземец. Да, мы па-ни-мэ по-английски… (Смеется.)
        Пилот. Куда же это меня занесло? Может быть, я в бреду? Как иначе объяснить язык этого туземца? Говорил он, конечно, по-английски, но до сих пор мне не приходилось слышать такой речи - старомодной и высокопарной. Мы добрались наконец до места, которое я не имею права описывать, - я обещал не делать этого, и слово это для меня свято. Это было красивое место, прекрасное место - только так я могу сказать о нем. Очень удобное для жилья, хотя и без претензий. Главное же было в том, что весь уклад здешней жизни говорил о человеческом достоинстве, которого я не встречал до сих пор нигде. Мой спаситель и проводник провел меня сквозь толпу любопытных и оживленных людей к месту собраний, где в это время заседал совет. Все встали при моем появлении, молча поклонились и выслушали рассказ моего друга. Он с юмором говорил о том, как во время охоты посмотрел вверх и увидел в небе странный опускающийся предмет…
        Туземец…И тогда я подумал: что это? Беспутная пыльца, несомая сюда ветром, чтобы с нашими деревьями породить новые разнообразия флоры? Или некое заморское существо, зачатое горной рекой от низколежащего тумана? Ибо природа у нас, как мы знаем, любит пошутить.
        Смех слушателей.
        И поскольку он не изошел из облака, которое плыло надо мной, я посчитал его лишь за каплю росы…
        Все смеются.
        Пилот. Но я видел, что смеются они не надо мной и настроены доброжелательно, и, когда мой проводник закончил свой рассказ, старшина совета подошел ко мне и пожал мою руку…
        Тарам. Добро пожаловать в наши леса. Прими плоды наших садов и творения наших рук. Мы приглашаем тебя к нам. Живи вместе с нами в радости и согласии. Мы приглашаем тебя от нашего собственного имени и от имени Томаса, твоего брата, память о котором жива и бессмертна в нашем народе.
        Пилот. Я был настолько изумлен всем происходящим, что в тот момент даже не обратил особого внимания на упоминание какого-то Томаса, к тому же остальные члены совета стали подходить ко мне, и каждый пожимал руку и приветствовал меня с такой же сердечностью. Потом кто-то сказал, что мне необходим отдых, и меня отвели в хижину, окруженную садом… Повторяю, я должен все время сдерживать себя, когда описываю этот остров. Причину вы узнаете немного позже. Рана на голове болела, но усталость взяла свое, и скоро я заснул глубоким сном…
        Звучит ноктюрн - тема острова южных морей, навеянная самыми красочными мечтами.
        Пилот. То ли сказалась моя способность быстро восстанавливать силы, то ли воздух на острове был таким целебным, но проснулся я свежим, с ясной головой, в радостном настроении. И рана моя заживала. Война, частью которой я был так недавно, казалась теперь чем-то далеким и нереальным. А все происходящее только укрепляло меня в этом чувстве. Начать с того, что все относились ко мне с какой-то особой сердечностью, будто к старому другу. Дети толпились вокруг меня, когда я выходил на улицу, словно я был их любимым дядюшкой. И в этом не было ничего от суеверного благоговения или мистического трепета, просто люди были рады видеть меня и не скрывали этого. На пятый вечер в мою честь был устроен настоящий праздник - с музыкой, танцами, чтением стихов.
        Начиная с последней фразы, звучит музыка - сначала отдаленно, затем громче; звуки веселья, мелодии полинезийских танцев.
        Стихи показались мне шекспировскими, по-моему, я даже узнал некоторые отрывки, хотя Шекспира я знал неважно. Танцы и музыка были несколько чувственными и в то же время торжественными и сдержанными. Но особенно памятен мне этот вечер тем, что именно тогда я впервые увидел Ару, дочь Тарама. Волосы ее были иссиня-черными, а глаза сверкали ярче самых ясных звезд неба. Ара, благословенно имя твое!
        Звучит музыка, подчеркивающая лирический тон сцены.
        От нее и узнал я историю Томаса. Мы шли по берегу озера, держась за руки, и она рассказывала, как три века назад на берег их острова волной был выброшен человек - единственный уцелевший после кораблекрушения…
        Ара…Высокий, как мы, твоего цвета кожи, светловолосый. Легенда гласит, что скорбь осеняла его чело, скорбь и глубокомыслие…
        Пилот…и что он был знатоком великих поэтов своего времени…
        Ара. Шекспир, Марло, Уэбстер.[Джон Уэбстер - английский драматург, современник Шекспира. (Прим. перев.)] Он хранил испорченные морем страницы, как леопард хранит свое дитя - неустанно и заботливо, с величием и гордостью во взгляде…
        Пилот…И о его дневнике, который мне позже удалось прочитать, где он писал, что этот народ наделен таким интеллектом, столь благовоспитан и так восприимчив к знаниям, что он сам отказывается от всякой мысли о возвращении на родину. Он жил среди них, почти ничего ке рассказывая о том, что происходит в окружающем их мире. Зато он познакомил их с лучшей поэзией того времени. И настолько очарованы они были этой поэзией, и столь велика была их природная одаренность и восприимчивость к речи, что скоро английский стал их вторым языком… Вот как объяснялась странность их речи. Не зная вульгарного английского языка, они хранили только тот, которому обучил их Томас, единственный белый человек, которого они видели до сих пор. Выходит, я стал для них первым вестником внешнего мира за последние триста лет. И нет ничего удивительного в том, что они думали обо мне, как о «брате» досточтимого Томаса. И на доброжелательность, с которой здесь относились ко мне, я отвечал полной взаимностью. А уж если говорить о моих чувствах к Аре…
        Музыка: звучит тема любви.
        События, о которых пойдет речь дальше, начались в тот вечер, когда меня пригласили в дом Тарама на обед или, говоря их словами, на совместную трапезу.
        Слышен смех, застольные разговоры и т. п.
        Мы обсуждали предстоящий праздник урожая, на который приходили люди даже из самых отдаленных мест острова - с гор, из-за озера. Это было здесь самое большое празднество года. Я разговаривал с одним из старейшин, его звали Чарго. В ходе беседы я начал разглагольствовать о своих военных подвигах. В комнате стало тихо.
        Все остальные голоса смолкают.
        Я решил, что этим они проявляют интерес к моему рассказу. И вот, подогретый вином, а потому болтливый более, чем обычно, я, блистая красноречием, поведал им кратко о ходе мировой истории со времен Томаса: о войнах, промышленной революции, кризисах и депрессиях. Я рассказал им о чудесах радио и авиации, и о том, сколь разнообразно их применение. Они слушали молча, временами переглядывались, но ни разу не перебили меня. Я рассказал им о первой мировой войне и о последующих десятилетиях - о том, как возникла и развивалась вторая мировая война. Наконец Тарам жестом руки показал, что просит слова. Я остановился…
        Тарам. Ты говоришь, что тридцать лет назад ваши народы, изничтожая друг друга, погубили двадцать миллионов людей. А сейчас, сегодня, сию минуту, они опять убивают друг друга?
        Пилот. Да. Уже около двадцати миллионов убитых и в этой войне, а ведь она еще не кончилась…
        Тарам. И первая ничему вас не научила? И никаких выводов из предыдущего множества войн и всех этих кровавых побоищ?
        Пилот (беспечно). Нет, почему же, кое-какие выводы сделаны. Например, мы научились тому, как убивать наиболее эффективно. Война стала у нас процветающей наукой.
        Тарам. Расскажите поподробнее…
        Пилот. И я снова пустился в рассказ. Удивление и даже изумление на лицах моих слушателей лишь подзадоривали меня. Кончив, я сел на свое место, очень довольный. Все молчали. Затем поднялся Тарам…
        Тарам.
        Созрела ночь.
        Луна ушла за горы.
        Не время ль расходиться по домам?
        Мы с провожатыми отправим гостя.
        А весь совет прошу остаться здесь.

        Пилот. Мне показалось странным, что вечер, начавшийся столь непринужденно, завершился таким образом. И почему мне следовало уйти под конвоем? Ведь до сегодняшнего дня об этом не было и речи. Но еще больше удивил меня поступок Чарго. Перед тем как уйти, я направился к Аре, чтобы пожелать ей спокойной ночи. А Чарго преградил мне путь под предлогом какого-то вопроса, совершенно бессмысленного, заданного - я уверен - лишь для того, чтобы задержать меня. И когда я отвязался от него, Ары уже не было в комнате…
        Музыка: в мелодии чувствуется напряжение, какая-то смутная тревога.
        В эту ночь я не мог уснуть. Я лежал, размышляя, в тишине и бархатной полумгле, окутавшей меня. Вдруг какой-то шум раздался под моим окном. Я прикрыл глаза, притворяясь спящим, а рукой, скрытой одеялом, осторожно залез под подушку и сжал там рукоятку ножа. Несколько минут было тихо. Затем кто-то быстро и бесшумно, как тень, скользнул сквозь занавес на окне и оказался в комнате, почти надо мной. Я приподнялся на локте, с ножом в руке. (Тихим, напряженным голосом.) Кто? Кто тут?
        Ара. Это я, Ара.
        Пилот. Ара, любовь моя! Ара, Ара, я так рад… (Тише.) Я вскочил с постели и приник к ней, обнимая ее.
        Ара. О возлюбленный мой! Мне запрещено видеть тебя, но я укромной тропой пришла, чтобы сказать тебе об опасности.
        Пилот. Какой опасности?
        Ара. Они тебя сочли за дикаря.
        Пилот. Меня? За дикаря?
        Ара. Да. Они говорят, что ты пришел от страшного народа, от общества людей, испорченного алчностью и дикими инстинктами.
        Пилот. Но как могут они, Ара…
        Ара. Мне надо уходить, иначе нас застанут… О мой возлюбленный, мой милый, мой любимый, ты жизнь свою теперь оберегай!
        Пилот. Но почему? Что я сделал?
        Ара. Они боятся, что ты погубишь нашу молодежь своими рассказами и поведением.
        Пилот. И что они собираются со мной сделать?
        Ара. Боюсь, они убьют тебя в какой-нибудь неожиданный момент.
        Пилот. Мне казалось, что я им понравился.
        Ара. Да, это так, и все же они боятся, чтоб ты невольно нас не заразил пороками безжалостного мира.
        Пилот. Но я… Зачем? Я не хочу делать этого.
        Ара. Прощай, любимый, мне пора идти. Мне без тебя…
        Пилот. Ара, моя…
        Ара. Мне без тебя ни радости, ни жизни. Я… (Внезапно останавливается, увидев что-то.)
        Пилот. В дверях стояли два стражника. Они молча подошли к Аре, один осторожно взял ее за руку выше локтя, и она, не сказав больше ни слова, вместе с ними вышла из комнаты. Мне они тоже ничего не сказали, только извинились за беспокойство.
        Стражник. Извините за вторжение, сэр. Спокойной ночи, приятных вам снов, сэр.
        Музыка: звучит печальная вариация темы любви.
        Пилот. Я боялся, что моя еда будет отравлена, и почти ничего не ел. Я боялся быть убитым во сне и совсем не спал…
        Стражник. Прикажете приготовить постель?
        Пилот. Нет, я не устал.
        Стражник. Но вы не спите уже третью ночь.
        Пилот. Повторяю, я не устал. Когда надо будет, я скажу.
        Стражник. Ждем вашего соизволения, сэр…
        Пилот. Я ходил по комнате и ждал, что вот-вот они набросятся на меня. Но никого не было даже поблизости. Наконец, не в силах больше бороться с усталостью, я уснул, сидя на стуле. Проснулся я много часов спустя на кровати, куда меня, видимо, перенесли, как ребенка. Затем, страшно голодный, я съел еду, стоявшую на столе. Она не была отравлена. Но Ара, бедная, рисковала своей жизнью, чтобы предупредить меня. И я знал, что в любой момент дня или ночи мой смертный приговор может быть приведен в исполнение. В конце концов это стало невыносимым… (Громко.) Часовой! Стражник. К вашим услугам, сэр! Пилот. Послушайте, мне все это надоело. Я требую свидания с Тарамом. Немедленно, понимаете? Стражник. Будет доложено, сэр…
        Пилот. Я был уверен, что это ни к чему не приведет, но, к моему великому удивлению, Тарам явился ко мне в тот же день. Он был подавлен и, казалось, намного постарел со дня нашей последней встречи, словно прошел через какое-то тяжкое испытание. Новости он принес плохие. Ара находилась под стражей за измену, а меня совет приговорил к смерти. Я спросил, что они сделают с Арой… Тарам. Она тоже осуждена.
        Пилот (после паузы, обдумывая каждое слово). Ваше решение принято окончательно? Тарам. Осталось только заслушать вас. Пилот. Заслушать меня?
        Тарам. Таков наш закон. Мы предъявляем обвинение, а потом слушаем самого обвиняемого. Пилот. Может ли это что-нибудь изменить?
        Тарам. Почти ничего. Даже совсем ничего, если вам не удастся опровергнуть изобличения, которые мы слышали из ваших собственных уст. Судейский совет будет слушать вас и после этого вынесет свое окончательное решение. Пилот. То есть вы будете судить меня? Тарам. Да. Мы будем вас судить.
        Музыка. Мелодия затихает после первых фраз обвинителя.
        Обвинитель…И как это ни тяжело при наших давних традициях гостеприимства, сделать это, любезные судьи, мы должны, ибо только так сможем защитить себя от невообразимых несчастий. Война, по его же словам, охватила весь мир, и только наш остров каким-то чудом еще уцелел. Но если он вернется к своим собратьям-варварам, долго ли будем мы пребывать как маловажный объект в их стратегических планах?
        Пилот. Но я же даю вам мое слово, что я никому ничего не скажу о вас.
        Обвинитель. Его слово. Уважаемые судьи, не сам ли он рассказал нам о судьбе различных договоров в их обреченном обществе?
        Пилот. Вы умышленно даете неверное истолкование моему рассказу.
        Обвинитель. Этот суд никому из нас не доставляет удовольствия!.. Взгляните на него, добрые судьи! Лицом похож на Томаса. Речь грубоватая, но доступная для понимания. Сильный, смелый мужчина. И по виду - достойный, благородный человек. Но в душе его сидит порок, который лишь ждет своего часа. Их отцы бесконечно воевали. И они, дети отцов своих, усердствуют в зачинании новых войн, теперь уже их собственных. Судя по всему, чувство любви неведомо этим людям.
        Чем рискуем мы, любезные судьи, если оправдаем его? Во-первых, тем, что он убежит. Во-вторых, если он и останется жить среди нас, это тоже кончится плохо. Наша доверчивость обернется против нас самих. Сверхъестественными аппаратами, подобными тому, который он называет радио, самой извращенностью своего ума и навыков, заставивших даже птиц подчиниться этой породе дикарей, он исподволь, но безнадежно развратит наш народ. Его пагубное влияние уже коснулось одной нашей девушки, благородной дочери благороднейшего из наших вождей. И столь глубоко это влияние, что она спешит к нему сквозь ночь и говорит ему об опасности, тем самым предавая свой собственный народ. Мы все понимаем и все опечалены тем, что этот очень располагающий к себе и в какой-то степени безвинный молодой человек, во имя спокойствия на этом острове и мирной жизни грядущих поколений, должен быть лишен жизни и умереть по приговору нашего суда. Это будет справедливая смерть. Самая справедливая из всех. Высокие цели, которыми она диктуется, увы, перевешивают чашу весов его жизни… Мы не можем рисковать судьбой нашего народа. Именем людей,
которые избрали этот суд, я требую вынесения смертного приговора!..
        Судья. Таковы доводы против вас. Если желаете говорить, мы слушаем вас.
        Пилот. Да, конечно, я хочу говорить. Прежде всего откажитесь от всякой мысли о том, что я охотно останусь здесь, если вы отложите исполнение смертного приговора. Даже если единственным условием будет не делать попыток к бегству, я все равно постараюсь убежать.
        Реакция в зале суда.
        Обвинитель. Он доказывает свою вину лучше нас.
        Пилот. Да, я постараюсь убежать на ту самую войну, которую вы заклеймили здесь, войну, из-за которой вы считаете меня дикарем. Обвинитель. Но почему?
        Пилот. Потому что она не закончилась, потому что сам я еще не выполнил своего долга в этой войне. И пока другие люди умирают за дело, которое я считаю таким же священным, как вы - свое собственное, я бы не смог оставаться даже здесь, на этом чудесном острове, жизнь которого исполнена достоинства и спокойствия. Послушайте, всякий дурак поймет ваше стремление обезопасить свою жизнь. Но позвольте и мне спросить вас кое о чем. Была ли ваша жизнь всегда такой, как сейчас? Разве законы ваши и культура существовали извечно? И разве были обработаны ваши поля, когда предки ваши отвоевывали эти земли у диких зверей? Ведь им тоже пришлось бороться - нужно было победить зверей либо оставаться побежденными. Так вот, именно это происходит сейчас и у нас. Идет бой с животными. И звери эти гораздо опаснее и страшнее, чем все те, которых вам приходилось встречать. Мы боремся с теми, кто зачинает войны, а это нелегко для людей, которые, подобно вам, предпочитают жить в мире. Если вы убьете меня, то, значит, одним бойцом против зверей будет меньше. А если победят они, то не думайте, что со временем они не доберутся
и до вас. Ведь я же все-таки попал к вам!.. Вы делаете ошибку, считая равно дикарями и тех, кто развязывает войны, и тех, кто с ними борется. Между ними большая разница, и люди готовы умереть во имя этого различия. Это люди доброй воли, их миллионы, и они сражаются сейчас в местах в такой же степени ужасных, в какой прекрасен ваш остров. Сражаются за то, чтобы их жизнь стала в какой-то мере подобна вашей. Или вы отрицаете право других на такую же благословенную жизнь? И неужели вы хотите только брать, ничего никому не отдавая? Вы взяли то, что предложил вам Томас. И это настолько пришлось вам по душе, что вы сделали из него святого. Что ж, могу вам сказать, что таких людей, как Томас, много - и в настоящем и в будущем. И они могут принести вам бессчетные блага и чудеснейшие вещи, и, я думаю, принесут после того, как мы покончим с фашистами. До этой войны все наши страны были островами, подобно вашему. Каждая духовно обособлялась от остального мира, как вы обособлены на деле. Но сейчас мы вместе, наши руководители встречаются, одна страна помогает другой, как у вас один человек помогает другому. Вот за
что боремся м ы. Ну а вы - вы можете сидеть в одиночестве, коли вам так нравится, и хранить свои богатства, как скупец - золото. Но есть и другой путь. Вы можете помочь н а м в нашей борьбе. Вы можете немного помочь уже тем, что позволите мне вернуться в ряды бойцов. Но что бы вы ни решили в отношении меня, как вы поступите с Арой? Ее обвиняют в измене. За что? Она примчалась, чтобы предупредить человека, которого любит. Но это же не измена! Измена творится преднамеренно и со злым умыслом. А это был девичий страх за безопасность своего любимого. Или вам самим неведомо, что такое любовь? Прошу вас, отпустите нас. И меня и ее. Клянусь, я никому не скажу, где искать ваш остров. По крайней мере не раньше того времени, когда наша цивилизация станет достойной того, чтобы вы с ней познакомились. Это все, что я хотел вам сказать.
        Музыка. Поскольку решение суда очевидно, эта сцена опускается. Мелодия передает лишь страстность речи пилота и его любовь к Аре. Постепенно стихает с началом разговора.
        Ара. Прощай, мой любимый. Береги себя. А моя любовь будет всегда с тобой.
        Пилот. Прощай, любимая, любимая Ара.
        Ара. Пусть найдется дорога к твоим людям, и пусть твои люди найдут дорогу к миру.
        Пилот. Я вернусь к тебе, Ара. И если сам уже не смогу этого сделать, мой мир придет к тебе, и он будет частью меня, как я - часть его.
        Ара. Я все время буду думать о всех вас.
        Пилот. Последний раз наполню взор тобою, затем уйду… (Долгая пауза.) Давай, приятель, завязывай глаза.
        Туземец. Готово. Не слишком ли туго?
        Пилот. Нет, в самый раз.
        Туземец. Теперь держись за мою руку…
        Пилот (тише). Вот так, с завязанными глазами и провели меня через горный проход. Это была последняя предосторожность со стороны моих хозяев, хотя и совсем ненужная.
        Пауза, долгий вздох.
        (Тихо, задумчиво.) Придет день, когда жестокость и бесчеловечность в обращении с человеком будут вырваны с корнем, когда все несправедливости, порожденные неравенством, будут уничтожены на всей нашей земле и мы одержим окончательную победу, - вот тогда я снова сяду в самолет. Я полечу в известный только мне квадрат земного шара. И там я буду искать бурю, которая подхватит и понесет меня…
        Заключительные аккорды.

        notes

        Примечания

1

        Джон Уэбстер - английский драматург, современник Шекспира. (Прим. перев.)

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к