Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Поэзия Драматургия / Джером Джером: " Мисс Гоббс " - читать онлайн

Сохранить .
Мисс Гоббс Джером Клапка Джером

        #

        Комедию «Мисс Гоббс» (1900) ставились многими театрами Англии и Америки. Ее очень хорошо принимали зрители. Она шла, между прочим, и на русской сцене.
        Перевод М. и Е. Пермяк.

        Джером Клапка Джером
        Мисс Гоббс

        Комедия в четырех действиях

        ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИПА
        Вольф Кингсерл,
        Персиваль Кингсерл - однофамильцы, товарищи по школе.
        Беула, жена Персиваля.
        Аббей, тетка Беулы.
        Джордж Джессон, товарищ Персиваля.
        Генриетта Гоббс.
        Милли Фарей, ее подруга.
        Сэндс, капитан яхты.
        Чарльз.
        Горничная.

        ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

1
        Комната второго этажа на даче Кингсерла. Шторы опущены. Входит энергичная седовласая мисс Аббей, следом за нею пятнадцатилетний Чарльз.
        Аббей. Ай! Что это?
        Чарльз. Это, мисс, шляпа хозяина. Он всегда бросает ее на пол, когда сердится. Сейчас я подниму шторы.
        Аббей. Я не испортила ее?
        Чарльз. Во всяком случае, не привели в порядок.
        Аббей. А где Кингсерл?
        Чарльз. Еще не приходил.
        Аббей. А давно ли ушел?
        Чарльз. Вчера вечером, мисс.
        Аббей. Боже мой! Так что же он на улице, что ли, ночевал?
        Чарльз. Не могу знать.
        Аббей. А где племянница?
        Чарльз. У себя.
        Аббей. Как она себя чувствует?
        Чарльз. Как на иголках.
        Аббей (в сторону). Какой стыд… Не прошло и полгода после их свадьбы и уже… (Чарльзу). А почему на тебе нет формы?
        Чарльз. Она на мне, мисс.
        Аббей. Я не слепая.
        Чарльз. Вы ее не можете видеть. Она под…
        Аббей. Зачем же ее носить под, когда следует - на.
        Чарльз. Я не выношу этой подневольной вывески.
        Аббей. Вот погоди, явится сам… (Пауза). Из-за чего же они повздорили?
        Чарльз. Из-за того же.
        Аббей. Из-за мисс Гоббс?
        Чарльз. Конечно, Как бы хорошо ни начинался разговор, он всегда кончается ею.
        Аббей. Эта мисс погубит нас всех… Я никому не желала зла, но если бы судьба могла прибрать ее…
        Входит Беула. Это молодая женщина. Она одета по-дорожному.

2
        Аббей (целуя Беулу). Детка моя… на тебе нет лица.
        Беула. Я не совсем здорова, тетя…
        Аббей. Я тотчас же выехала, как получила твое письмо. Что тут у вас за история?
        Беула. Да все эта старая…
        Аббей… дева мисс Гоббс.
        Беула. Нет, старая причина раздоров.
        Аббей. Я о ней и спрашиваю.
        Беула. Гоббс делают всегда и во всем виноватой… Если бы случилось землетрясение, то не искали бы другого виновника, кроме нее…
        Аббей. Когда это кончится?
        Беула. И все потому, что она моя подруга… Чарльз, где ваша форменная куртка?
        Аббей. Он не желает носить этой «подневольной вывески»! Он скоро потребует фрак и экипаж для выездов… Им надо заняться.
        Беула. С сегодняшнего дня пусть им занимается кто-нибудь другой…
        Аббей. Кто?
        Беула. Кто-нибудь… Я навсегда оставляю этот дом…
        Аббей. Ты думаешь, что говоришь?
        Беула. Это продумано годами…
        Аббей. Годами? Но вы же только шесть месяцев как женаты.
        Беула. За шесть месяцев можно пережить больше, чем за всю жизнь. Чарльз, что ты тут делаешь?
        Чарльз. Подбираю осколки. Вчера хозяин трахнул стеклянную вазу.
        Аббей. И ничего нового в этом нет. Это бывало и раньше.
        Беула. Нет, есть нечто новое, которое может повториться, если я тут останусь. Он ударил меня.
        Аббей. Ударил? Не может быть…
        Беула. Я бы тоже не поверила этому шесть месяцев тому назад.
        Аббей. Это ужасно! Как это могло… (Замолкает, услышав шаги).
        Входит Персиваль. Это молодой человек лет двадцати двух. Его соломенная шляпа съехала на затылок. По всему видно, что он провел бессонную ночь.

3
        Персиваль. Доброе утро, тетя. Здравствуй, Беула…
        Аббей. Доброе утро, Беула. Здравствуйте…
        Персиваль. Что это такое?…
        Чарльз. Это, сэр, осколки вазы, которую вы вчера разбили…
        Персиваль. Но почему ты их собираешь в шляпу?…
        Чарльз. Ее теперь все равно придется выбросить. Мисс Аббей растоптала ее…
        Персиваль. Вон вместе со шляпой…
        Чарльз уходит.
        Садись, Беула. Я хочу поговорить с тобой в присутствии тети. Садитесь, тетушка. Беула, я поступил неправильно…
        Беула. Когда именно?
        Аббей. Беула, ты несносна…
        Персиваль. Вчера вечером… Я вышел из себя и позволил некоторую оплошность…
        Аббей. Она говорит, что вы ее били.
        Персиваль, Она несколько преувеличенно сказала вам, тетя. Правда, со стороны это было похоже на удар, но на самом деле я только коснулся ладонью ее щеки.
        Беула. Я не помню, чего ты коснулся…
        Аббей. Стало быть, было не так больно…
        Беула. Дело, тетя, не в физической боли.
        Аббей. Да-да-да… Безусловно, все дело в оскорблении самолюбия. Но ведь он так стыдится… Не правда ли, вы стыдитесь?
        Персиваль Я, конечно, стыжусь, но она же сама…
        Аббей. Видишь, он стыдится и просит прощения…
        Персиваль. Да. Я прошу прощения.
        Аббей. Он же просит прощения… И ты обязана простить его. И ты прощаешь его… Прощаешь его?
        Беула. Если вы говорите, что я обязана прощать, прощать подобное…
        Аббей. Видите, она прощает вас. И все исчерпано.
        Персиваль. Хорошо бы, если…
        Аббей. Ну вот, и все отлично.
        Персиваль. Только я попрошу вас, тети, обсудить вместе с нами причину споров.
        Аббей. А не лучше ли нам прежде позавтракать?
        Беула. Завтракать здесь…
        Аббей. Необязательно здесь. Можно и на веранде. Прошу вас.
        Персиваль. В данном случае я соглашаюсь с Беулой. Завтракать здесь после того, что случилось, было бы комедией…
        Аббей. Как хотите. Только я не думаю, что вы теперь в состоянии разговаривать хладнокровно.
        Персиваль. За себя я могу поручиться, если Беула будет себя прилично вести…
        Аббей. Замечательное предисловие…
        Беула. Я, тетя, уже привыкла к оскорблениям…
        Аббей (вскакивая). Давайте завтракать.
        Персиваль. Простите, тетя, прости, Беула, я не хотел тебя оскорбить… Я только хотел установить порядок под этой крышей.
        Беула. Ему кажется, что он, именно он, должен устанавливать порядок.
        Персиваль. Я этого не сказал. Но мне кажется, муж имеет право быть главой семьи под своей крышей.
        Аббей. Прежде чем быть главой, надо самому иметь голову.
        Беула. Пусть он будет кем угодно. Я все равно ухожу.
        Аббей. Куда? Я тебя не возьму.
        Беула. Тогда я умру на твоем пороге.
        Аббей. Ну, этого, положим, не допустит общественный надзор. Ты совсем глупый ребенок. Впрочем, вы оба не отличаетесь умом. У вас нет ни горестей, ни печалей, так вы их придумываете. Каждый из вас непременно хочет указывать один другому.
        Беула. Я не хочу учить его, но я требую, чтобы он не вмешивался в мои личные дела.
        Персиваль. Я бы не вмешивался, если бы ты была разумнее.
        Беула. Что вы скажете на это, тетушка? Три дня тому назад он схватил мой велосипедный костюм и сжег его на кухне.
        Персиваль. Но она же черт знает на кого была похожа в этих турецких штанах. Это же ужас.
        Беула. Никакого ужаса в этом не было… Но не в этом дело. Я не указываю ему, как надо одеваться.
        Персиваль, Но когда-то ты советовалась со мной относительно своих туалетов.
        Беула. Тогда ты находил хорошим всякое мое платье.
        Персиваль. Да, находил. Потому что ты не была еще заражена дикими модами от мисс Гоббс.
        Аббей. Я вижу, что нам уже не придется завтракать.
        Беула. Все вы против нее.
        Персиваль. Конечно, Это же взбесившаяся старая дева.
        Аббей. Пожалуйста… Прошу вас завтракать…
        Персиваль. Которая, к несчастью, влияет на тебя… Я тебе запрещаю встречаться с ней.
        Беула. Запрещаешь?
        Персиваль. Запрещаю. Потому что мои просьбы не подействовали на тебя… И я воспользуюсь правами мужа, пока ты находишься под этой крышей…
        Беула. Да что это, право,  - «крыша» да «крыша»… Неужели вам не ясно, как вы смешны…
        Персиваль. Тетя! Я не могу больше выносить… Я запрещаю тебе встречаться с нею, переписываться с нею, думать о…
        Входит Чарльз.

4
        Чарльз. Там, сэр…
        Персиваль. Марш отсюда.
        Чарльз исчезает, вместо него появляется девушка лет девятнадцати - Милли Фарей.

5
        Фарей. Простите, пожалуйста. Я, может быть…
        Беула. Ничего-ничего, моя дорогая… Ты же знаешь моего мужа…
        Фарей. Да, мы, кажется, встречались…
        Персиваль. И, кажется, не раз…
        Фарей. Наверно, {Передает Беуле письмо) Это письмо написано на тот случай, если бы тебя не оказалось дома… Возьми… Здравствуйте, мисс Аббей… Не правда ли, сегодня несколько пасмурное утро?…
        Аббей. Да. Если не сказать - ненастное… Персиваль. Вы, очевидно, приехали сюда на дачу?
        Фарей. Да, мы наняли большой дом. Хотим арендовать лодку и кататься по морю.
        Персиваль. У вас компания?
        Фарей. Пока двое. Но скоро к нам приедут еще наши подруги…
        Персиваль. Вот будет весело. С кем вы, если это не секрет, поселились здесь?
        Фарей. Конечно, не секрет. С Генриеттой Гоббс.
        Персиваль. С мисс Гоббс?
        Фарей. Да, я поселилась с ней.
        Персиваль. Мисс Фарей, прошу извинить меня и принять мое к вам расположение… но я не могу принимать под своей кры… в своем доме подруг мисс Генриетты Гоббс…
        Аббей. Вы сумасшедший!
        Персиваль, Буду им, если не избавлюсь от этой мисс… мисс Гоббс. Она, как сверчок, невидимо подтачивает мое семейное счастье. Отравив сознание моей жены нелепыми идеями, она не успокаивается на этом и следует за нами на дачу… Проводить здесь лето? Нет!.. (Бросает шляпу па пол.) Я разделаюсь с этой компанией…
        Беула. Вы? Вы гоните мою подругу?
        Персиваль. Да. Для твоей же пользы…
        Беула. Образумьтесь… Милли, прошу тебя остаться.
        Фарей. Нет-нет… не удерживайте меня… (К Аббей). Не правда ли, мне лучше уйти?
        Аббей. Да, лучше бы…
        Фарей уходит.

6
        Персиваль. Откровенно говоря, я ничего не имею против Фарей… и мне очень жаль, что…
        Беула берет чемодан и уходит.
        Куда ты?
        Беула (в волнении роняет письмо). На свободу… Милли, подожди меня… Я тоже с тобой… (Убегает, сталкиваясь в дверях с Джорджем, и закрывает дверь.).
        Джордж от толчка летит на диван.

7
        Персиваль. Она заперла ее на ключ… (Бежит к окну, намереваясь выпрыгнуть).
        Аббей. Вы хотите собрать толпу зевак перед своим домом?
        Персиваль. Куда они уезжают? Что мне теперь делать?
        Аббей. Вы уже сделали достаточно много…
        Персиваль. Но куда же они уезжают? А ты что тут делаешь?
        Джордж. Я столкнулся сначала с одной, потом с другой… Милли даже не остановилась и не захотела со мной разговаривать… Куда они поехали?
        Персиваль. Мне не меньше тебя хочется знать об этом…
        А6бей. А может быть, нам кое-что расскажет письмо, которое она уронила?
        Персиваль (берет письмо). «Дорогая Беула». Это, наверно, от мисс Гоббс… (Читает на обороте) Ну, так и есть! «Всей душой твоя Генриетта Гоббс». О! Пантера!
        Аббей. Все равно, кто она. Читайте.
        Персиваль (читает). «Моя дорогая Беула. Спешу тебе сообщить о том, что мы будем жить неподалеку друг от друга. Я сияла здесь большой старый дом и намерена учредить нечто вроде женского клуба. Чем больше я думаю о замужних женщинах, тем мне сильнее хочется освобождать их от порабощения». Она бесповоротно глупа. «Если твое положение ухудшится, ты всегда найдешь приют под моей кры… крышей».
        Аббей. Я так и знала, что без крыши здесь не обойдется.
        Персиваль. Ну, теперь я имею полное право преследовать эту особу. Она совращает женщин с семейного пути… (Читает) «Скорее приходи. Всей душой твоя Генриетта Гоббс»… Погодите, тут еще приписка. «Кстати, Милли Фарей отказала этому болвану Джорджу Джессону и взяла назад свои обещания, я так рада, что она пренебрегла своим женихом и присоединилась ко мне».
        Джордж (уныло). Я вчера получил письмо с отказом Милли и надеялся, что твоя жена воздействует на нее и поможет мне.
        Персиваль. Тебе могут помочь только похороны мисс Гоббс.
        Джордж, Стало быть, они уехали к ней?
        Персиваль. Разумеется.
        Аббей. Это, очень хорошо. Мы теперь можем хотя бы быть спокойны, что с ней ничего не случится дурного.
        Персиваль. Ничего не случится дурного? Уже случилось… Что еще там?
        Стук в дверь.
        Чарльз (через дверь). К вам приехал какой-то джентльмен и хочет вас видеть.
        Персиваль. Пошли его к черту.
        Чарльз. Но он говорит, что вы будете рады встрече.
        Персиваль. Какой идиот! Я никого/ не хочу видеть. Как его фамилия?
        Чарльз. Он говорит, что фамилия не имеет значения…
        Персиваль. Так это какой-нибудь жулик. Отчего ты не дашь ему по шее? Каков он из себя?
        Чарльз. Высокий. Светлые волосы…
        Персиваль. Не припоминаю такого… Скажи, что меня нет дома.
        Чарльз. Сказал. Но он говорит, что ему не к спеху и он подождет, пока вы окажетесь дома.
        Персиваль. Где же он?
        Чарльз. Здесь, рядом со мной, за дверью.
        Персиваль. Ты круглый болван! Открой дверь.
        Чарльз. Она заперта, сэр.
        Персиваль. Я это знаю без тебя. Поверни ключ.
        Чарльз. Ключа тут нет. Персиваль. Она и ключ увезла…
        Аббей. Получается не очень хорошо.
        Персиваль. Что же теперь делать?
        Чарльз. Джентльмен спрашивает, не нажать ли на дверь коленом?
        Персиваль. Пусть нажмет.
        Треск. Дверь слетает с петель. Появляется высокий загорелый блондин - Вольф Кингсерл.

8
        Вольф. Доброе утро!
        Персиваль (сухо). Здравствуйте. Извините, что заставил вас ждать. У нас что-то такое происходит с замком.
        Вольф. Неудобный замок.
        Персиваль. Неудобный замок.
        Вольф. Меня, очевидно, трудно узнать…
        Персиваль. М-м-м… не узнаю…
        Вольф. Ты все еще такой же суматошный, Кингсерл-младший?
        Персиваль. Вольф! Кингсерл, Кингсерл-старший… Как я рад. Тетя, это Кингсерл-старший… Помните, я рассказывал. Мы его называли в школе… Это моя тетя… Вернее, тетя моей жены… Как я рад, как я рад.
        Вольф. Только ради такой тетушки был смысл жениться…
        Аббей. Ого! Вы не ирландец?
        Вольф. По матери - да.
        Аббей. Так я и решила. Вы явились как раз вовремя. Теперь, я полагаю, вы захотите поговорить со своим другом, и я буду иметь возможность позавтракать. (Персивалю, тихо). Не огорчайтесь. Она завтра же раскается. Только ничего не предпринимайте без меня, дайте слово.
        Персиваль. Даю. Я ее так люблю…
        Аббей. Прощайте. (Уходит.)

9
        Персиваль. Как я рад тебе. Да, я тебя не познакомил. Джордж Джессон. Мистер Вольф Кингсерл. Но как ты возмужал, Вольф.
        Вольф. Да… Это иногда случается после школьного возраста.
        Персиваль. Садись и рассказывай, как ты попал сюда. Последний раз ты писал из…
        Вольф. Тегерана… Можно курить?
        Персиваль. Пожалуйста.
        Вольф. В то самое утро, когда я тебе отправил письмо, меня командировали в Шанхай. Там заболел наш посланник, и мне надо было провести одну сложную работу. Мне это удалось, и меня наградили десятимесячным отпуском. Я, конечно, захотел увидеть родные места. С первым же пароходом мы вышли из Иокогамы, первого числа мы прибыли в Ванкувер, и вчера я очутился здесь, чтобы раздобыть себе на лето яхту… Ты же знаешь мою слабость. Наконец, узнал, что ты здесь, и приехал к тебе. Вот и все. Где твоя жена?
        Персиваль. Она… Она… Видишь ли… Тебе ее не удастся сегодня увидеть.
        Вольф. Может быть, она, м-м-м… (Встает.) Может, тебя, мой друг, надо поздравить с семейной радостью…
        Персиваль. С какой?
        Вольф. Впрочем, какой я дурак. Ведь вы познакомились всего лишь в декабре. Странствуя, забываешь о времени. Но, надеюсь, она не больна?
        Персиваль. Наоборот… Очень здорова… Ах!..
        Вольф. В чем дело, Персиваль? Мы же с тобой старые друзья.
        Персиваль. Ничего особенного. Она ушла из дому.
        Вольф. И только? А я уже стал беспокоиться.
        Персиваль. Может быть, она не вернется несколько дней. Она уехала к подруге, к мисс Гоббс.
        Вольф. В деревню?
        Персиваль. Нет, это здесь.
        Вольф. Подруга, очевидно, заболела?
        Персиваль. О, если б она заболела… Вольф, как поступать с женщиной, которая разбивает семейное счастье и разлучает любящие сердца?
        Вольф. На востоке таких женщин кладут в мешок и - в реку. Здесь же, увы, общественное мнение…
        Персиваль. Нет, я говорю не о таких… Я говорю о женщине, которая приносит вред убежденно и принципиально. Это дикое животное. Что с нею делать?
        Вольф. Приручить.
        Персиваль. Как?
        Вольф. Есть один способ - любовь.
        Персиваль. Она неприступна.
        Вольф. Таких не бывает.
        Персиваль. О, ты не знаешь…
        Вольф. Все они одинаковы.
        Персиваль. Хотел бы я видеть мужчину, который отважится ухаживать за мисс Гоббс.
        Вольф. Есть у мисс Гоббс глаза, уши, рот?…
        Персиваль. Очевидно.
        Вольф. Следовательно, всякий, кто не окончательный дурак, может не позднее чем через шесть месяцев одержать победу.
        Персиваль. Ты не хочешь испытать?
        Вольф. Спасибо. Я приехал отдыхать.
        Персиваль. Вольф, ты же спортсмен. Предлагаю пари. Я угощаю тебя обедом у Дельмонико, если ты через полгода поцелуешь мисс Гоббс.
        Вольф, Жаль, что я отвык от шикарных обедов. И, кроме того, мне это не доставит удовольствия… И ей, полагаю, тоже. Впрочем, кто эта мисс Гоббс?
        Персиваль. Кто эта мисс Гоббс? (Переглянувшись с Джорджем) Вот прочти это письмо.
        Вольф (читает). «Дорогая Беула…»
        Персиваль. Читай, читай… Там нет ничего интимного.
        Вольф (читает письмо). «Если твое положение ухудшится, ты всегда найдешь приют», м-м-м…
        Персиваль. Мы поссорились с женой из-за этой особы.
        Вольф. И ссора кончилась в ее пользу?
        Персиваль. Это-то меня и бесит.
        Вольф. Верю. (Джорджу). А слово «болван» в этом письме относится к вам?
        Джордж. «Болван»? Да, болван - это я.
        Персиваль. Теперь ты понимаешь, что это за личность. Она пожирает его невесту и лишает замужества с замечательным человеком. Этого ей мало. Она уводит мою жену!..
        Вольф. От замечательного мужа?
        Персиваль. Я этого не сказал…
        Вольф. Как она выглядит?
        Персиваль. Признаться, я никогда ее не видел.
        Джордж. Но я себе представляю, что это за чудовище…
        Вольф. И вы ее не видели?
        Джордж. Ни разу…
        Персиваль. Но мы полагаем, что это - длинноволосая палка с темно-серым лицом, жидкими волосами и визгливым голосом, как у базарной дудки… Но есть все-таки хочется…
        Вольф, Через полчаса у меня в гостинице будет готов завтрак.
        Персиваль. Мы пойдем вместе. Я только переоденусь.
        Джордж. Я пройдусь с тобой… Мне нужно тебе кое-что сказать…
        Персиваль. Так ты держишь пари?
        Вольф. На поцелуй с этой визгливой дудкой? Хм?…
        Персиваль. Ха-ха… Ну, идем…

10
        Вольф один. Закуривает сигарету и насвистывает. Вбегает Чарльз.

11
        Чарльз. Извините, сэр. Вольф. Ничего-ничего, входи. Чарльз. Я думал, что здесь мистер Кингсерл. Вольф, Ты не ошибся. Я - мистер Кингсерл. Старший.
        Чарльз. Там пришла дама.
        Вольф. Проведи ее сюда.
        Чарльз. Боюсь, как бы мне не попало за это.
        Вольф. Кто она такая?
        Чарльз. Да она тоже не называется. Говорит, что горничная и пришла за хозяйкиными вещами.
        Вольф. Н-ну?
        Чарльз (таинственно). Я думаю, что это мисс Гоббс.
        Вольф. Мисс Гоббс?
        Чарльз. Да, сэр.
        Вольф. Откуда ты взял?
        Чарльз. Оттуда, что гонор у нее ого-го-го!
        Вольф. Проси. И никому ничего… Я отвечаю за все. Слышишь?
        Чарльз (убегая). Слышу.

12
        Входит мисс Гоббс. Это - элегантная девушка. Она видит, что никого нет, проходит к столу и садится. Вольф наблюдает за нею со спины. Гоббс, заметив зеркало, берет его и поправляет шляпку. Увидя в нем отражение вышедшего из-за занавеси Вольфа, негодуя, с достоинством кладет зеркало. Вольф спокойно рассматривает Гоббс.
        Пауза.
        Вольф. А шляпка всё еще на боку.
        Гоббс. Благодарю. Мне так нравится.
        Вольф. Этим вы показываете неуравновешенность характера.
        Гоббс. Очень сожалею, что не могу показать лучшего…
        Вольф. Я не сказал, что не можете. Вы еще не пытались…
        Гоббс. И не буду пытаться.
        Вольф. Посмотрим…
        Гоббс. Вы так уверены?…
        Вольф. Это же вполне нормально.
        Гоббс. Нормально?
        Вольф. Что же может быть нормальнее желания женщины нравиться мужчине?
        Гоббс Я, очевидно, в этом отношении составляю исключение.
        Вольф. Нисколько. Я это проверил, предусмотрительно положив на стол зеркало.
        Гоббс. Эта дерзость с вашей стороны доказывает низменную изощренность вашего ума. Чего ради вы уделяете мне столько внимания?
        Вольф. Я вынужден его уделять, если у женщины шляпа дает крен.
        Гоббс {снова берет зеркало). И никакого крена нет.
        Вольф, А вы сказали, что вам нравится, когда криво.
        Гоббс. Скажите, пожалуйста, кто вы такой?
        Вольф. Путешественник.
        Гоббс. Гм… По торговым делам своего хозяина?
        Вольф, Разве я похож на коммивояжера?
        Гоббс. Нет, они бывают менее наглы. Вы скорее похожи на настройщика роялей.
        Вольф. Благородное занятие. Вот мы уже начинаем интересоваться друг другом. А вы, судя по всему, классная дама?
        Гоббс. Нет, мои занятия значительно скромнее.
        Вольф. Машинистка? Представляю, с какой злобой выколачиваете вы слово «любовь».
        Гоббс. Ничего я не выколачиваю. Моя работа очень проста.
        Вольф. Горничная? Но вы слишком хорошо одеты для служанки.
        Гоббс. Может быть.
        Вольф. Что ж… В этом нет ничего удивительного. Хотя мне искренне жаль вашу хозяйку, Когда вы, прелестница, бываете свободной?
        Гоббс. Мое свободное время принадлежит моим знакомым.
        Вольф. Я бы хотел, чтобы оно на будущее принадлежало не только им. Вы мне очень нравитесь.
        Гоббс. Да?
        Вольф. Да. Несмотря на недостатки…
        Входит Чарльз с письмом на подносе.

13
        Чарльз, Вам письмо, сэр.
        Гоббс. Вы уложили вещи?
        Вольф. Их укладывает горничная.
        Гоббс (прочитав адрес па конверте письма). Как, это Кингсерл? Это животное - муж Беулы? Ну хорошо же, я его проучу.
        Вольф. Скажи, чтобы через полчаса зашел в гостиницу.
        Чарльз. Слушаю, сэр. (Уходит.)

14
        Гоббс. Вызывают куда-то настраивать пианино?
        Вольф. Что? Да-да… Получил работу. Теперь у нас сезон. Так как же относительно свободного времени?
        Гоббс. Я вот сейчас подумала и… Впрочем, мы так мало знакомы.
        Вольф. Тем более надо не терять времени и познакомиться ближе.
        Гоббс. Да, но девица должна быть предусмотрительной. Я не хотела бы с вами показываться на улице.
        Вольф. Вы можете видеть меня там, где вам удобнее.
        Гоббс. Завтра после обеда моей хозяйки не будет дома. Вы пришли бы…
        Вольф. Непременно…
        Гоббс. Настроить рояль.
        Вольф. Рояль?
        Гоббс. Разве это плохо задумано?
        Вольф. Неплохо. А у вас хороший рояль?
        Гоббс. Отличный.
        Вольф. Видите ли, отличные инструменты не следует часто настраивать… Но, я думаю, с ним ничего не случится. Когда?
        Гоббс. Ровно в половине четвертого. Я вам открою дверь.
        Вольф. Буду абсолютно точно.
        Чарльз входит с чемоданом.

15
        Чарльз. Вот вещи.
        Гоббс. Спасибо. Снесите их вниз.
        Чарльз. Слушаю, мисс (Уходит.)
        Гоббс. Вы не обманете меня?
        Вольф (приближаясь к Гоббс). Нет, нет… Только я хочу все-таки знать ваш адрес.
        Гоббс. Ах, я совсем забыла. Это на главной аллее, последний левый дом, с башенками.
        Вольф, Хорошо. Стало быть, завтра в половине четвертого. А ваше имя?
        Гоббс. 0… Вы его узнаете завтра… Прощайте… (Уходит.)

16
        Вольф (рассматривает метку вытащенного у нее платка). «Г. Гоббс». Совершенно не подходящая к имени фамилия. Ее давно следует переменить. Однако зачем она все это делает? Или это легкомыслие… Или она собирается устроить что-то такое. Во всяком случае, она прелестна.
        Входят Персиваль и Джордж.

17
        Персиваль. Прости. Мы тебя заставили ждать.
        Вольф. Ничего. Я умею пользоваться своим одиночеством. Между прочим, я подумал относительно пари.
        Персиваль. Какого пари?
        Вольф, Относительно того, что мне удастся поцеловать мисс Гоббс, И если я выиграю, то ты заказываешь обед по моему усмотрению.
        Персиваль. Ты это серьезно?
        Вольф. Абсолютно.
        Персиваль. Не пожалеешь?
        Вольф. Может быть, но это мое дело. Так держим пари?
        Персиваль. Непременно. И я так бы хотел его проиграть.
        Джордж. Вы, однако, смельчак.
        Вольф (записывает в книжку). Так и запишем… «Пари с Персивалем на обед у Дельмонико, если я добьюсь поцелуя мисс Гоббс через»… Шесть месяцев очень долго. Лучше через месяц. Какое сегодня число?
        Джордж. Шестое июня.
        Вольф. Шестого июля. (Прячет книжку) Теперь все.
        Персиваль. Я до безумия хочу есть… Все трое уходят.

        Занавес

        ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

        Гостиная на даче мисс Гоббс. Рояль. Ширмы. Часы с получасовым боем. Лестница наверх. Дверь в комнату. Через открытую дверь видны веранда и сад. На сцене Гоббс, Беула и Фарей.

1
        Гоббс (продолжая писать). Ты что-то читаешь?
        Беула. Да… Какая-то «Трагедия женской души».
        Гоббс. Я еще не читала этого.
        Беула. Тебе, наверное, понравится. Тут говорится о женщине, которая хотела совершить нечто большое и погибла, выйдя замуж за нотариуса.
        Гоббс. Такие трагедии не редки. Пройдя через алтарь, женщина хоронит под ним все высокое и красивое, и все, чем наделила ее жизнь.
        Фарей. Что было бы, если б так рассуждала каждая женщина?
        Гоббс. Именно так и рассуждает каждая здравомыслящая женщина.
        Фарей. Но если б все мыслили так же, как ты, и ни одна бы не выходила замуж, получилась бы довольно бездетная картина.
        Гоббс. На свете найдется достаточно желающих увеличивать народонаселение. Должен же кто-то «заниматься черной работой. Трубочисты тоже нужны. Но почему ими должны быть обязательно мы? Лучшей женой обычно является бесталанная женщина. Хотя мужчинам всегда хочется запереть в свою клетку одаренных.
        Беула (вставал). Мне надоело слушать разговоры о плохих качествах мужчин.
        Гоббс. Критика этих качеств еще только начинается.
        Фарей. Неужели ты всерьез считаешь их всех такими страшными?
        Гоббс. Дитя мое, посмотри вокруг себя. Почитай, что пишется в книгах. Мужчины ужасны.
        Фарей. Может быть, им и полагается такими быть.
        Гоббс. Это другое дело.
        Фарей. Но, может быть, им можно и нужно помочь исправиться.
        Гоббс. Многие пытались помогать… На свою же гибель. Тигр останется тигром, как ты его ни приручай.
        Фарей. Но если они тигры, то мы, по логике, должны быть тигрицами.
        Гоббс. Видишь ли, природные качества мужчин и женщин слишком различны.
        Беула. Все это чепуха, Генриетта! Мы тоже не святые. Я в частности… Нас тоже приходится во многом прощать.
        Гоббс. Я не говорю, что мы непогрешимы. И у нас есть недостатки, но это не мужские недостатки.
        Беула. А может быть, они довольны, что у них нет женских слабостей. Я все-таки уверена, что в большинстве мужчины хорошие люди и без них нелегко жить.
        Гоббс. Не тебе бы говорить…
        Беула. Мой муж был бы изумительным человеком, если бы я не выводила его из терпения. Ты, Генриетта, любишь только те книги, где мужья выводятся в скверном виде, Это не жизненно.
        Гоббс. Я сужу не только по книгам. И я не говорю, что все они звери. И я даже допускаю существование идеального мужа, благородного, нежного, верного, быть женой которого не является нравственным падением. Но твой муж, к сожалению, не таков.
        Беула. Какое ты имеешь право так говорить о нем? Ты же не знаешь его…
        Гоббс. Я не знаю? (Спохватившись, умолкает.)
        Беула. Тебе известно о нем только то, что рассказывала я в порыве раздражения. У него только один недостаток. Он слишком много позволяет мне. А я задира. Ты убедишься в этом, когда я проживу здесь несколько дней. Ты не можешь знать всего… Ты никогда не была замужем… (Сквозь слезы.) И, пожалуйста, не смей говорить о нем ничего дурного…
        Уходит.

2
        Гоббс. Бедное дитя. Она все еще любит его. Не пройдет и часа, она поймет, что это за чудовище. (Смотрит на часы.) Милли, пожалуйста, присмотри за ней. В таком состоянии она бог знает что может натворить. Пожалуйста. Я хочу переодеться. Ах! Слабость - бич женщины. (Уходит.)

3
        Мисс Аббей заглядывает в окно.
        Аббей. Тс-с… Где этот удав?
        Фарей. Мисс Гоббс?
        Аббей. Кто же еще? Ее нет?
        Фарей. Она ушла наверх переодеться.
        Аббей. Надолго?
        Фарей. Наверно. А что?
        Аббей. Это очень хорошо. (Лезет в окно.) А где Беула?
        Фарей, У себя в комнате. Вы порвали платье. Аббей. У вас заперта калитка. Я перелезла через забор. Ну, а как Беула?
        Фарей. Хорошо.
        Аббей. Я бы поверила, если бы не видела ее заплаканных глаз. Ну, а как вы? Счастливы? Чего вам еще не хватает?
        Фарей. Хватает всего. А что?
        Аббей. Ничего. Только я хочу сказать, что там, за забором, прогуливается некое движимое имущество. И если вам вздумается махнуть трижды платком, оно снова будет принадлежать вам.
        Фарей (машет платком). Ах… Зачем я это сделала?
        Через веранду вбегает Джордж.

4
        Фарей. Джордж!
        Джордж. Милли! (Хочет ее поцеловать) Фарей. О нет, нет, нет… Джордж. Почему?
        Фарей. Потому что мы больше не жених и невеста.
        Джордж. Но я-то не отказывался. Следовательно, я жених.
        Фарей. Но я отказалась. Я не невеста.
        Аббей. Это верно. Она вас не может целовать. Но вы ее можете.
        Джордж. Мудрое решение. (Целует и обнимает Фарей).
        Аббей. Не задерживайтесь. Там ждет другой. Фарей. Мне другого не надо. Ах да! Вы говорите о Кингсерле?
        Джордж. Он уже у веранды. Дайте ему знак. Он войдет.
        Аббей. А намерена ли она видеть его? Фарей. Я думаю - да. Аббей. Но что она ему скажет?
        Фарей. Смотря по тому, что он будет говорить.
        Аббей. Он будет говорить, что он виноват кругом. Я это вдалбливала ему в продолжение всего дня.
        Фарей. Тогда все чудесно.
        Джордж. Позвать его?
        Фарей. Да.
        Аббей. Теперь я могу спокойно идти. Фарей. Я вам бесконечно благодарна. (Целует Аббей).
        Персиваль (бистро входя). Где же она?
        Фарей. Она сейчас будет здесь. Спрячьтесь, Джордж, а вы идите сюда. (Ставит Джорджа за дверь.) Я скоро вернусь. (Уходит)

5
        Аббей. Но помните: вы были кругом виноваты. Если она будет это отрицать, спорьте, И утверждайте, что вам нет прощения, что вы…
        Персиваль. Что я изверг, тиран, мучитель…
        Аббей. Вот, вот, вот… пусть она сама защищает вас. И главное, ничего оскорбительного по отношению к мисс Гоббс.
        Персиваль. Разумеется…
        Джордж (из-за двери). Мисс Аббей, рядом с воротами в заборе лазейка…
        Аббей. Благодарю вас. Будьте счастливы. (Уходит.)

6
        Джордж. Она в состоянии объездить любую лошадь. Тс-с…
        Персиваль. Ложная тревога.
        Джордж. Нет, они идут…
        Оба прячутся, входят Беула и Фарей.

7
        Беула. Пусть эта оплошность послужит тебе уроком. Надо слушать советы сердца.
        Фарей. У Генриетты прекрасный ум, но он неправильно повернут.
        Беула, Потому что она никогда не любила.
        Фарей. В этом и суть. Что же нам теперь делать?
        Беула. Твоя дорога ясна. Выходи замуж за Джорджа, Может быть, он и не очень умен…
        Фарей. Об этом больше слухов, нежели правды.
        Беула. Может быть, и так. Тебе лучше знать. Во всяком случае, он добрый, отзывчивый человек и любит тебя. А это самое главное.
        Фарей. А что же ты?
        Беула. Я пойду в гувернантки или стану сестрой милосердия и отдам свою жизнь облегчению страданий других.
        Фарей. А отчего бы тебе не облегчить страданий собственного мужа?
        Беула. Это невозможно.
        Фарей. Почему?
        Беула. Он меня никогда не простит.
        Фарей. А я знаю, что простит.
        Беула. Милли, ты его видела?
        Фарей. Сюда! (Делает знак.)

8
        Персиваль (вбегая). Родная моя.
        Беула. Милый… Милли, ты не мешаешь нам. Не уходи…
        Фарей. Мне в этой комнате будет лучше…
        Рука Джорджа из-за двери обнимает Фарей.
        Беула. Какая ты плутовка, Милли… (Обнимая Персиваля.) Милый, простишь ли ты меня?
        Фарей и Джордж удаляются.

9
        Персиваль. Простишь ли ты меня?… Ведь я крутом, крутом виноват перед тобой.
        Беула. Нет-нет… Я виновата. Я… твоя гадкая, глупая девчонка.
        Персиваль. Нет, ты была самой лучшей женой, какую даже нельзя представить… И ты теперь можешь делать все что захочешь…
        Беула. Я ничего не хочу… Я хочу только нравиться моему замечательному, доброму и ка-приз-но-му… мужу.
        Шум. Беула и Персиваль отскакивают друг от друга.
        Что это?
        Персиваль. Кошка.
        Беула. А я думала, Генриетта. Да-а… Что же теперь делать? У меня язык не повернется сказать ей о своем возвращении…
        Персиваль. А ты возвращаешься? Ты возвращаешься?
        Беула. Если ты захочешь…
        Персиваль. Я не могу жить без тебя.
        Беула. А как же ты жил это время?
        Персиваль. Я только тем и занимался, что думал о тебе.
        Беула. И даже не ел?
        Персиваль. Ни кусочка.
        Беула. Я тоже. Мы больше никогда не будем разлучаться.
        Персиваль. Счастье мое. Никогда! Беула. Нас ничто больше не разлучит.
        Шум. Беула отскакивает от Персиваля. Вбегают Фарей и Джордж.

10
        Фарей. Мисс Гоббс!
        Джордж. Мисс Гоббс!
        Беула. Скорее уходите…
        Персиваль. Но мы еще ничего не решили…
        Фарей. Торопитесь…
        Беула. До завтра… Скорее…
        Персиваль выскакивает в окно, забывая шляпу. Джордж выскакивает следом. Беула уходит через веранду в сад.

11
        Входит мисс Гоббс. Она одета горничной.
        Гоббс. Что сегодня с Беулой? А это что такое? (Показывает па шляпу.)
        Фарей. Это? Это, наверно, шляпа.
        Гоббс. Чья?
        Фарей. Я… я, право, не знаю.
        Гоббс. Это шляпа её мужа? Он осмелился явиться сюда?
        Фарей. Я не вижу в этом ничего особенного. Он просит ее вернуться.
        Гоббс. Какое вероломство!
        Фарей. Он раскаивается.
        Гоббс. Раскаивается? Вот что, Милли, нам надо ее спасти. Он недостоин быть мужем даже какой-нибудь неандерталки.
        Фарей. Почему ты так думаешь?
        Гоббс. Я его знаю.
        Фарей. Ты его видела?
        Гоббс. Да. Через полчаса после того, как он выгнал свою жену, он ухаживал за мной.
        Фарей. За тобой? Не может быть!
        Гоббс. Почему же не может быть? Разве я… Он принял меня за горничную. Я не отрицала этого. Он сразу же спросил, когда у меня свободное время.
        Фарей. И ты ему сказала… То есть я хочу сказать, ты встретишься с ним еще?
        Гоббс. Да. Я тут же решила открыть глаза Беуле и… Словом, через несколько минут он будет здесь. Если только.
        Фарей. Если что?…
        Гоббс, Если только у него хватит наглости прийти на свидание в тот дом, где нашла убежище его жена. Впрочем, подобного рода типы ни с чем не считаются… Придет.
        Фарей. Что же ты будешь делать?
        Гоббс. Продемонстрирую Беуле поведение ее муженька. Когда часы пробьют ровно четыре, ты приведешь сюда Беулу. И она увидит его у моих ног.
        Фарей. Ты думаешь, она этому будет рада?
        Гоббс Ребенок никогда не радуется ножу хирурга.
        Фарей. Она возненавидит тебя за это.
        Гоббс. Что ж делать? Ради моих друзей, ради дела я согласна на все…
        Фарей. Твой план мне не по душе, Генриетта…
        Гоббс. А мне он, ты думаешь, по душе? Но ты пойми, Милли… Он только что был здесь. Просил жену вернуться и через полчаса тут же, на этом же месте, он будет обольщать другую. Что это такое?
        Фарей. Да, это… Это уж слишком…
        Гоббс. Если он не придет, тем лучше для него… Но если он явится и Беула после этого захочет быть игрушкой в его руках… Ну, тогда все кончено… Тогда она, по крайней мере, будет знать, на что идет…
        Фарей. Нет, я этого все-таки не допускаю. Он мне всегда казался порядочным человеком.
        Гоббс. Не отрицаю. В нем есть что-то такое… хорошее… В этом и ужас его двуличия. Правда, если б он не был мужем Беулы, то, пожалуй…
        Фарей. Да ее ли это муж, Генриетта?
        Гоббс. Чей же? Если он сидит в своей комнате, курит сигару, ему приносят письмо, на конверте я собственными глазами вижу его фамилию… Какие же нужны еще дополнительные дока».
        Часы бьют половину.
        Половина четвертого. Тебе надо уйти. Так ты мне поможешь, дорогая?
        Фарей. Да. Если он таков… пусть Беула знает все.
        Гоббс. Ровно в четыре… Фарей. Ах, если б он не пришел… Гоббс. Будем надеяться.
        Фарей уходит. Мисс Гоббс смотрит на свои часы, потом на стенные. Прячет шляпу. Увидя в саду Вольфа, приглашает его. Входит Вольф.

12
        Гоббс. Итак, вы пришли…
        Вольф. Если бы мне не пришлось лезть через забор, я был бы аккуратнее. В следующий раз вам не мешает открывать ворота.
        Гоббс. В следующий раз для вас будут распахнуты все двери.
        Вольф. Заранее благодарю.
        Гоббс. Вы разве не носите шляпу?
        Вольф. Носил до тех пор, пока, перелезая через забор, не превратил ее в нечто, не являющееся украшением для головы.
        Гоббс. Как это неприятно! Вольф, Неприятно тем более, когда думаешь об обратном пути. Мисс нет дома?
        Гоббс. Нет. Но нам не мешает быть осторожными. Там ее подруги. Вы не принесли с собою ключа?
        Вольф. Какой?… А, для настройки. Я, знаете ли, привык настраивать без всяких инструментов. (Трогает клавиши.) Хороший тон.
        Гоббс. Одна клавиша западает. Видите?
        Вольф. Что с ней такое?
        Гоббс. Вы разберите рояль и установите.
        Вольф. Это мне не всегда удается. И, кроме того, я пришел не за этим.
        Гоббс. Да, но сюда могут войти. И может возникнуть недоумение.
        Вольф. Ну, если я начну настраивать, то сюда непременно войдут и непременно возникнет недоумение. Оставим его.
        Гоббс. А что я скажу, если здесь появится мисс?
        Вольф. Не беспокойтесь. Я придумаю, что сказать…
        Гоббс. Находчивость не всегда выручает. Бе-у-ла, например, очень любопытная женщина. Вы знаете ее?
        Вольф. Не имею представления.
        Гоббс. Я говорю о Беуле Кингсерл, может быть, вам у них приходилось настраивать рояль, и вы могли видеть ее.
        Вольф. Никогда.
        Гоббс (в сторону). Он так хладнокровно лжет. Это ему, видимо, не впервые…
        Вольф. Вот ее мужа, Персиваля Кингсерла, я знаю.
        Гоббс Хорошо, что вы хоть кого-то знаете. Что это за личность?
        Вольф. Хороший парень.
        Гоббс. А я слыхала - отвратительное существо.
        Вольф. Это мог вам сказать только дурак. Прелестный человек, правда, порядочный болван.
        Гоббс. Хороший и болван? Гм?
        Вольф. В некотором отношении… Но еще молод и, я надеюсь, поумнеет.
        Гоббс. Вы откровенны…
        Вольф. Про других мы всегда говорим откровенно. Могу ли теперь я задать вопрос? Гоббс. Прошу вас…
        Вольф. Скажите, пожалуйста, правда ли, что здесь лечебница для нервнобольных?
        Гоббс. Кто это вам сказал? Уж не ваш ли Кингсерл?
        Вольф. Это все равно. Здесь сумасшедший дом? Да или нет?
        Гоббс. Нет.
        Вольф. Невероятные вещи болтают люди. Гоббс Может быть, и обо мне говорили, что я умалишенная?
        Вольф. Нет. Горничным не полагается сходить с ума. Но что касается мисс Гоббс…
        Гоббс. Так вы знаете имя моей хозяйки? Что о ней говорят?
        Вольф. Говорят, что она… Хотя это к нам не имеет никакого отношения… Давайте лучше займемся собой…
        Гоббс. Нет, мне это крайне интересно. Говорят что-нибудь забавное?
        Вольф. Напротив - печальное. Говорят, что она была изумительной девушкой.
        Гоббс. И как это было давно?
        Вольф. Не знаю… Мне только известно, что она была безумно влюблена…
        Гоббс. Неужели?
        Вольф. И неудачно при этом…
        Гоббс. Да что вы говорите?
        Вольф. Он на нее не обращал внимания…
        Гоббс. Какая досада! И чем же это закончилось?
        Вольф. Тронулась бедняжка. Сошла с ума…
        Гоббс (вставая). Все это выдумки и клевета. Она никого никогда не любила. (Повышая голос.) Прошу вас передать об этом мистеру Персивалю Кингсерлу.
        Вольф. Что же вы на меня-то кричите? Я же не Персиваль Кингсерл.
        Гоббс. Прошу вас передать ему, если вы его встретите, что мисс Гоббс в здравом уме и твердой памяти и что она при случае может воспользоваться и тем и другим… Не позабудьте.
        Вольф. Не позабуду… В здравом уме и твердой памяти. Не позабуду. А вы, право, мне нравитесь за то, что так защищаете свою хозяйку. Вы хорошая девушка.
        Гоббс. Благодарю вас.
        Вольф. Ну, а теперь мы можем заняться собой.
        Гоббс. Как изво… (Смотрит на часы.) Без пяти четыре. Знаете что… Вы можете сказать правду?
        Вольф. Это несколько затруднительно при подобной ситуации. Но я постараюсь.
        Гоббс. Для чего вы сюда пришли?
        Вольф. То есть как, для чего?
        Гоббс. Вы пришли, чтоб ухаживать за мной? Или… Говорите правду.
        Вольф. Именно правду? Именно на этот вопрос?
        Гоббс. Именно - да, именно на этот.
        Вольф. Признаюсь, что я, конечно, имел намерение сделать попытку в этом направлении.
        Гоббс. Благодарю вас. Так попытайтесь.
        Вольф. Вы не находите, что это слишком рано?
        Гоббс. Торопитесь. Иначе будет поздно.
        Вольф (в сторону). Персиваль не ошибся. Я действительно плохо знаю женщин… Что же я должен делать?
        Гоббс. Вы так неопытны?
        Вольф. Вообще-то в теории я считал себя знатоком этого дела. Но в действительности не знаю, как приступить.
        Гоббс. Гм… Мне кажется… В теории я тоже слыхала, что в таких случаях мужчины становятся на колени…
        Вольф. А я этого и в теории не слыхал. Но если у вас это входит в программу, я согласен. (Становится на колени.) Так?
        Гоббс. Подползите поближе. Я вам действительно нравлюсь? Я хочу, чтобы вы признавались решительнее и охотнее.
        Вольф. Я очень охотно… Правда, я предпочитаю свою манеру подхода к женщине… Но вам, очевидно, лучше знать… Теперь что делать?
        Гоббс. Фи… У вас действительно, кажется, невелик опыт.
        Вольф. Никакого, признаться.
        Гоббс (смотрит на часы). Вы должны взять мою руку…
        Вольф (берет руку). Только, знаете, если мы будем развивать, такие скорости сегодня - завтра нам уже некуда будет ехать. Скажите, что я должен делать с вашей рукой?
        Гоббс. Неужели вы так несообразительны?… Смотреть на нее… (Заглядывает на веранду.

        Вольф. Там кто-то идет?
        Гоббс. Нет, нет…
        Вольф. Может быть, вы боитесь?
        Гоббс. Нисколько, нисколь… Так что же, вы так и будете смотреть на нее?
        Вольф. Да-а. Очень красивая рука.
        Гоббс. И другая такая же… Вот…
        Часы бьют четыре.
        Может быть, вы хотите поцеловать?…
        Вольф намеревается поцеловать руку, но, услышав шелест платьев, хочет встать.
        Нет-нет… Не вставайте.
        Входят Беула, Фарей. Вольф преспокойно продолжает стоять на коленях.

13
        Гоббс. Ты кстати вошла. Позволь тебе представить твоего мужа.
        Беула. Он мне не муж.
        Гоббс (после паузы). Ты хочешь сказать, что ты отказываешься от него?
        Беула. Этот джентльмен никогда не был моим мужем.
        Гоббс. Кто же тогда он?
        Фарей. Не знаю, милая…
        Гоббс. Потрудитесь надеть эту шляпу.
        Вольф (спокойно пробует надеть шляпу. Она явно мала ему). Право, не могу.
        Гоббс. Здесь какое-то недоразумение.
        Беула. Очевидно.
        Гоббс. Что же вы молчите? Кто вы такой?
        Вольф. Вы меня впервые спрашиваете об этом. Я - Вольф Кингсерл.
        Беула. Не может быть! Персиваль мне очень много рассказывал о вас, о школе…
        Вольф. Да, мы однофамильцы и учились в одной школе, но в разных классах. Позвольте и мне познакомиться с вами.
        Беула. Конечно. Пожалуйста.
        Гоббс. Стало быть, я пригласила не того, кто, по моим планам, должен был ухаживать за мной.
        Вольф. Я очень сожалею… Наверно, долгое пребывание вдали от цивилизации оправдывает мое незнание того, что здесь девушки ценят внимание только тех мужчин, которые женаты на их подругах. А я, к сожалению, холостяк. Прошу меня извинить за это… (С достоинством уходит).

14
        Гоббс. И все это ради тебя, Беула. Ведь я же хотела показать тебе, какой у тебя муж.
        Беула. Спасибо, милая. Я теперь сама постараюсь пристальнее разглядеть, каков он. (Уходит).

15
        Гоббс. Но ты-то, Милли, верна моим принципам?
        Фарей (целуя Гоббс). Нет, моя милая… Хотя мне так приятно, что ты в душе рада своей неудаче. Не так ли?
        Гоббс. Но что он подумает теперь обо мне?
        Фарей. Кто, Персиваль?
        Гоббс. Нет… Этот… Он, наверно, будет презирать меня.
        Фарей. Ах… мистер Вольф… Ну и пусть… Вы же с ним никогда не встретитесь…
        Гоббс (сквозь слезы). Да… Наверно… Теперь уже никогда… В нем есть что-то такое… Чего нет в других… Мне не хочется, чтоб он думал обо мне плохо…
        Входит горничная и подает записную книжку Вольфа.

16
        Горничная. Извольте, мисс. Садовник нашел эту записную книжку возле изгороди. Гоббс. Спасибо, Джен…
        Горничная уходит.
        Что за книжка… Да тут имя… Вольф Кингсерл… Эта книжка принадлежит ему… (Бережно перелистывает) Что это такое? (Читает) «Пари с Персивалем на обед у Дельмонико, если я добьюсь поцелуя мисс Гоббс через месяц, 6 июля 1899 года». Так вот оно в чем дело!.. (Берет за руку Фарей) Милли, ты идешь со мной.
        Фарей. Хорошо. Но куда?
        Гоббс. Вернуть ему записную книжку.
        Взявшись за руки, убегают.

        Занавес

        ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

        Каюта парусной яхты. В потолке фонарь-иллюминатор. Посредине стол. Над ним лампа. Вдоль стен скамьи, шкафы. В стороне маленькая плита. Лестница наверх. Под лестницей дверь в соседнюю каюту. Через бортовые иллюминаторы виден туман. В каюте пожилой капитан Сэндс и Джордж в морской куртке. Оба курят.

1
        Сэндс. Что-то долго нет мистера Кингсерла.
        Джордж. Он обещал в пять.
        Сэндс. Впрочем, все равно. Нам не придется сниматься с якоря.
        Джордж. Нет ветра? Может быть, подует?
        Сэндс. Что толку, если и подует. Туман.
        Джордж. Туман как будто совсем жидкий.
        Сэндс. Густеет он, вот в чем беда. Через какой-нибудь час мы будем, как дети, в белом молоке.
        Входит Вольф. Тоже в морском.

2
        Джордж. Вы запоздали.
        Вольф. Да, немного.
        Джордж. Капитан говорит, что нельзя подымать паруса.
        Вольф. Почему нельзя?
        Сэндс. Сегодня нельзя.
        Вольф (вынимает письменные принадлежности и пишет). У вас всегда нельзя. То ветер дует с моря на берег - опасно. То с берега на море - рискованно.
        Сэндс. Здесь, доложу я вам, проклятый берег…
        Вольф. Пусть. Но сегодня мы выйдем в море. Я нанял яхту, чтобы плавать, а не торчать на приколе.
        Сэндс. Ваша воля, сэр. Если вам угодно идти, не видя собственной мачты,  - пожалуйста. Мои дети, слава богу, уже могут сами зарабатывать свой хлеб, а что касается старушки, надеюсь, о ней позаботятся наши наследники…
        Вольф. Хорошо. Немного подождем. И если туман рассеется…
        Сэндс (поднимаясь по лестнице). Этого ждать вам придется долго. (Уходит).

3
        Вольф. Все они таковы. Им, конечно, приятнее сидеть в кабачке и рассуждать о погоде… Хотя, он в самом деле, кажется, прав. Как жаль.
        Джордж. Ничего не поделаешь… А забавную шутку устроили мы сегодня с Персивалем.
        Вольф. Да?
        Джордж. Отправились туда с его предприимчивой теткой. Она перемахнула забор, как молодой скакун.
        Вольф. О чем вы? Какой забор?
        Джордж. Забор мисс Гоббс.
        Вольф. Вы были там?
        Джордж. Да… И такая потеха… Едва успели удрать. Как на скачках.
        Вольф. Это там Персиваль забыл свою шляпу?
        Джордж. Да-а… А разве вы тоже были там?
        Вольф. Тоже.
        Джордж. И видели ее?
        Вольф. Видел.
        Джордж. И какова эта старая дева?
        Вольф. Почему старая?
        Джордж. Нет?
        Вольф. К несчастью, нет.
        Джордж. Почему к несчастью, а не к счастью? Выиграли пари?
        Вольф. Пари? Да ну его… Это пари… Вы же ничего о ней не знаете.
        Джордж. Да, очень немного. Милли рассказывала мне о ней. Ее отец был храбрым генералом. Попал в плен. Его скальпировали. Это потрясло жену. Она умерла через неделю после рождения девочки Генриетты. Девочка оказалась у тетки, которая вогнала в гроб двух мужей и занялась мужененавистническими проповедями. И вот выросла Генриетта. И она тоже занялась литературной деятельностью подобного рода.
        Вольф. Гм? Это многое объясняет и оправдывает ее, Джордж. Обе подруги о ней высокого мнения. А когда женщину любят другие женщины, это хороший признак.
        Джордж. Милли от нее положительно в восторге. За женщин мисс Гоббс готова идти в огонь и в воду. Что же касается нас.
        Вольф. По-моему, беда многих женщин заключается в том, что они не работают. Безделие всегда порождает нелепые идеи. Труд - это свет, позволяющий правильно видеть, воспринимать окружающее. Женщину надо вытащить из маленького замкнутого мирка, который называют у нас цивилизацией. Вытащить и поставить лицом к лицу с жизнью. Если бы мне удалось взять с собой туда такую девушку… Я бы помог ей стать настоящей… здравомыслящей… жизнеспособной и инициативной женщиной. (Смотрит в бортовой иллюминатор.) Что это? Эта лодка, кажется, направляется сюда…
        Джордж. Да, как будто сюда… Постойте, Мне кажется, это Милли… Это ее спина… А кто же другая?…
        Вольф. Гм?… Другая, право же, похожа на мисс Гоббс.
        Джордж. Как это понимать?… Нет, они определенно гребут сюда.

        Вольф. Если они явятся, то я - Джордж. То что вы?
        Вольф. Я ей преподам маленький урок… Не можете ли вы с полчаса посидеть с мисс Фарей на палубе?… Там есть укромный уголок. Но тихо, тихо…
        Джордж. А зачем это вам?
        Вольф. Я хочу устроить так, чтобы мисс Гоббс поверила, что яхту унесло в открытое море… Фортуна улыбается мне. Туман сгущается… Сгущается настолько, что скоро нельзя будет разобрать - идем мы или стоим. Если вы с вашей невестой поможете мне, то мисс Гоббс за полчаса приобретет в этой каюте полезного больше, чем она приобрела за всю жизнь.
        Джордж. Хорошо. Я согласен.
        Вольф. Скажите мисс Фарей, что это пойдет на пользу ее подруге. И это действительно так. Она подшутила надо мной, Я отвечу ей тем же… Капитан Сэндс!

4
        Сэндс (появляясь). Есть.
        Вольф. Вам туман мешает плавать, но помешает ли он немного солгать?
        Сэндс. Нет, сэр.
        Вольф. Чудесно. Сейчас причалит лодка с двумя девушками.
        Сэндс. С теми, что гребут к нам?
        Вольф. Да. Пожалуйста, не говорите им, что я здесь.
        Сэндс. Есть!
        Вольф. И не давайте им повернуться к вам спиной. Проведите их сюда в каюту… К мистеру Джессону.
        Сэндс. Есть!
        Вольф. Как только они войдут, вы немедленно спрячьте за кормою их лодку.
        Сэндс. Есть.
        Вольф. Затем садитесь в нашу гичку и отправляйтесь на берег. Как туман?
        Сэндс. Окончательно принимает нас в свои белые объятия.
        Вольф. Хорошо. Все.
        Сэндс уходит.

5
        Джордж. Она рассвирепеет, если узнает о вашей проделке.
        Вольф. Если мисс Фарей не выдаст нас, она никогда ничего не узнает. Как только я вам дам знак, вы сядете в лодку и подплывете с Милли вот с этого борта… Как будто вы катались и только что вернулись…
        За сценой голоса Фарей и Гоббс: «Эй, на яхте».
        Джордж. Но если они не захотят остаться, потому что вас нет?
        Вольф. Скажите, что ждете меня с минуты на минуту.
        Уходит в соседнюю каюту. Появляется Сэндс.

6
        Сэндс. Мистер Джессон, здесь две мисс желают видеть хозяина.
        Входят Фарей и Гоббс.

7
        Фарей. А разве мистера Вольфа Кингсерла нет?
        Джордж. Он сию минуту вернется… Прошу вас.
        Фарей. Мистер Джессон. Моя подруга мисс Гоббс.
        Джордж. Очень приятно. Вы мне позволите подняться на палубу? Я взгляну, не плывет ли он. Пожалуйста, садитесь. (Уходит).
        Фарей. Приятная каюта, не правда ли? Вот и кухонька.
        Гоббс. Я начинаю жалеть, что мы приехали сюда.
        Фарей. Почему, миленькая?
        Гоббс. Ты не думаешь, что наш визит он неправильно истолкует?
        Фарей. У нас же предлог: записная книжка.
        Гоббс. Вот я и боюсь, что он сочтет ее только предлогом.
        Фарей. Это на тебя не похоже, ты никогда не считалась с их мнениями.

8
        Входит Джордж.
        Гоббс. Да, я никогда не считалась с их мнениями. Сегодня я, наверно, нездорова…
        Фарей (заметив Джорджа). Тогда поедем домой. Передашь ему записную книжку в другой раз.
        Гоббс. Я лучше сделаю так. (Подходит к столу) Я напишу ему письмо.
        В это время Фарей шепчется с Джорджем.
        Просто положу в конверт и все.
        Фарей. Я тебе не нужна, пока ты пишешь?
        Гоббс. Нет, дорогая, иди к своему губителю…
        Фарей. Мы немножечко покатаемся на лодке.
        Гоббс. Пожалуйста, только недолго.
        Фарей и Джордж уходят.

9
        Гоббс (принимается писать). «Досточтимый мистер Кингсерл»… Нет, не так… «Сударь, я не хочу, чтобы вы вообразили»… Впрочем, так очень резко… «Милостивый государь»… А это слишком мягко. «Мистер Кингсерл. Мы даже не были представлены друг другу»…
        С палубы появляется Вольф.

10
        Гоббс. Может быть, вам покажется, что мое поведение нуждается в объяснениях?
        Вольф. А вам не кажется?
        Гоббс. Я полагала, что вас нет на яхте.
        Вольф. Поэтому и явились сюда?
        Гоббс (в упор). Нет, я хотела вас видеть. Я с вами дурно обошлась…
        Вольф …Когда приняли меня за мужа вашей подруги и не сочли за честного человека? Это типично женская логика. Сначала написать итог, а потом подсчитывать цифры. Впрочем, больше всех сердиться надо не мне.
        Гоббс. Беуле?
        Вольф. Напротив, она должна быть благодарной за то, что вы ей показали, как нелепо опираться на вас.
        Гоббс. Вы очень любезны.
        Вольф. Ее супруг, конечно, благословляет вас. Скажите, по-женски ли вы поступили?
        Гоббс. В вашем понятии, может быть, и не по-женски.
        Вольф. О боги! Так по-мужски, что ли?
        Гоббс. Я просто думала, что моя подруга вышла замуж за негодяя, и считала своей обязанностью доказать ей это.
        Вольф. Обязанностью? Были ли вы когда-нибудь ребенком? Была ли у вас любимая кукла?
        Гоббс. Это не имеет отношения к данной теме.
        Вольф. Да или нет?
        Гоббс. Может быть, и у меня были слабости, свойственные возрасту и полу…
        Вольф. Вы бы сказали спасибо, если бы кто-то разорвал вашу куклу и доказал, что она набита опилками? (С живостью) Персиваль, может быть, тоже кукла… Но основательная, небьющаяся… Представьте на минуту, если бы он оказался набит опилками? Единственная кукла, любимая, пусть не очень хорошая, была бы нелепо разорвана… Ради опилок…
        Гоббс. Мне кажется, что женщине лучше всего не иметь никакой куклы… Пусть я расхожусь со всеми во взглядах… Пускай общественное мнение считает, что брак даже с самым плохим из мужчин является возвышением, я же считаю его унижением, даже если…
        Вольф. Извините, пожалуйста… Я поднимусь на палубу. Алло… Джо-ордж… Алло… (Скрывается.)
        Гоббс (подходит к лестнице. Слышны удары каната о палубу, лязг цепей). Что там случилось?
        Вольф (возвращаясь). Старый капитан был прав. Все заволокло туманом.
        Гоббс. А где остальные? Милли и этот… мистер Джессон?
        Вольф. Их нигде не видать…
        Гоббс. С ними ничего не может случиться?
        Вольф. Джордж хороший гребец. Ничего. А вот с нами уже случилось…
        Гоббс. Что?
        Вольф. Ничего особенного. Мы дрейфуем. Якорь не держит, и нас уносит.
        Гоббс. Куда уносит?
        Вольф. В море.
        Гоббс. Что нам теперь делать?
        Вольф. Сидеть спокойно и ждать, пока рассеется туман.
        Гоббс. А если он не рассеется всю ночь?
        Вольф. Рассеется на другой день. Опасности пока я не вижу… Если, конечно, не поднимется буря и не лопнет якорная цепь.
        Гоббс. А если поднимется? Если лопнет?
        Вольф. Ну, тогда через день-через два нас кто-нибудь подберет.
        Гоббс. Это же ужасно.
        Вольф. Ужасного, положим, ничего нет. Правда, нам несколько неприятно общество друг друга.
        Гоббс. Но понимаете ли вы, в каком положении оказываюсь я?
        Вольф. Конечно… Потому что я в таком же положения.
        Гоббс. Вы? Для вас это ничто. Вы ко всему безразличны.
        Вольф. Простите, не ко всему. Не ко всему, хотя бы потому, что на свете встречаются такие глаза, отражаясь в которых, видишь себе хорошим, хорошим. И как знать, может быть, за эти два дня я поверил в свое отражение…
        Гоббс. Извините, я не понимаю вас. И не разделяю вашего мнения.
        Вольф. Вы, наверно, вообще не разделяете чужих мнений… (Весело.) Но, может быть, еще ничего не случится. Туманы исчезают так же быстро, как и появляются. И если нас не унесет далеко, мы вернемся на шлюпке. А пока нам следует разумно использовать время. Что вы скажете относительно горячих котлет и кофе?
        Гоббс. Спасибо. Я действительно голодна.
        Вольф. Море у меня всегда возбуждает аппетит. (Ставит па плиту сковородку.) Сковородка - на плите, уголь - тут, остальное найдете сами.
        Гоббс (изумленно). Я?
        Вольф. Конечно. Вы приготовите еду, я тем временем займусь судьбой яхты.
        Мисс Гоббс поворачивается к нему спиной.
        Таким способом вы не приготовите себе обеда.
        Гоббс. Я и не собираюсь. Мне уже не хочется есть.
        Вольф. Но мне хочется.
        Гоббс. Сковородка - на плите, уголь - тут, а все остальное вы найдете сами.
        Вольф. Следовательно, вы отказываетесь от своей доли работы?
        Гоббс. Я отказываюсь заменять вам служанку.
        Вольф. Хорошо. Я отказываюсь заменять вам матроса. Туман так туман. Уносит, так пусть уносит. Если вы не хотите приготовить обед, не буду стараться выбраться к берегу.
        Гоббс. Вы хотите воспользоваться своим преимуществом и свалить на меня неблагодарную, черную работу. Эх вы, современный рыцарь!
        Вольф. А вы хотите, чтобы я делал то, что не можете вы, и то, что вы можете, тоже бы делал я? Эх вы, современная девушка. (Встает) Я иду повесить сигнальные огни и приготовить кливер. (Уходит.)

11
        Гоббс. Болтун… (Идет к плите и с ожесточением разжигает ее) Надеюсь, что ему будет плохо после этой еды…
        Входит Вольф. Гоббс возится на коленях около плиты.

12
        Гоббс. У вас нет другого, кроме этого поломанного, совка?
        Вольф. Хо! Весь день помнил, что надо что-то купить… Я вам сейчас помо… (Удерживаясь. В сторону) Не буду помогать…
        Гоббс. Так что же, я руками должна брать уголь?
        Вольф. Женские руки существуют не только для поцелуев. (Ставит кувшин) Не позабудьте о молоке… Вот оно. (Уходит.)

13
        Гоббс. Если бы я сама не хотела так есть, я бы пережарила, превратила в уголь эти котлеты. Гм? Я готовлю обед мужчине. Я разреветься готова, если бы не боялась, что это ему доставит наслаждение… (Что-то ищет в шкафу) Мистер Кингсерл…
        Голос Вольфа. Алло…
        Вольф появляется.

14
        Гоббс. Где кофе?
        Вольф. Неужели его нет? (Спускается) Вчера еще его было так много… (Находит банку) Вот.
        Гоббс. Это же немолотый.
        Вольф. А вы размелите… Садитесь… И крутите…
        Гоббс (мелет). Вам уже там нечего делать?…
        Вольф. Пока нечего… Вы должны быть благодарны мне.
        Гоббс. Пока я не вижу за что…
        Вольф. Когда-нибудь увидите…
        Гоббс. Тогда непременно сообщу вам.
        Вольф. Представьте себе, что вам придется выйти замуж.
        Гоббс - движение возмущения.
        И вдруг вы окажетесь в таком положении, когда надо заботиться самим о себе. Что бы вы делали?
        Гоббс. Может быть, вы хотите сказать, что бы делал «он»?
        Вольф. Скажите, почему у вас такая неприязнь к мужчинам?
        Гоббс (делает вид, что занимается делом). Потому, что они при первой возможности стараются унизить женщину. Делают ее… (С грохотом и злостью ставит на плиту кофейник) р-ра-рабой!
        Вольф. А вам не приходилось встречать мужчину-раба? Который работает круглые сутки для того, чтобы его жена, которая его не уважает, не ценит, могла хорошо одеваться и бездельничать. Я встречал таких не раз.
        Гоббс. Им, наверно, нравится подобное положение, поэтому они и попадают в него.
        Вольф. Нет, это происходит оттого, что женщина щедрее - наделена природой множеством достоинств. Бесподобное лицо женщины, покатость плеч, изящество руте и вся она нередко заставляют ее мужа стать машиной, работающей на ее, подчас мелкое, тщеславие. Разумеется, встречаются и самолюбивые, эгоистичные и жестокие мужчины. Но так ли уж много их? Можно ли по ним судить о миллионах добрых мужей и хороших отцов, навстречу которым с радостным криком бегут дети? Мы знаем коварных и ужасных жен. Но сколько их? Разве мир не населен великодушными и добрыми женщинами? Они всюду. Они рядом с нами. Везде и всегда их заботливые руки… Что вы ищете? Скатерть? Отрадно видеть, как вы усердно трудитесь. А то мне показалось, что вы принципиально против работы.
        Гоббс. Я никогда не была против работы. Работа каждому полезна и каждому нужна. Я только возмущена тем, что мужчины захватывают себе интересную работу, а нам предоставляют мыть посуду и портить.
        Вольф. Посмотрите… (Показывает раненный палец).
        Гоббс. Ай!.. Вы порезались?… (Вытаскивает платок) Дайте я пере… (Закусывает губу) горели, кажется, котлеты.
        Вольф. Я мог бы вам возразить, что иногда мужчине приходится резать руки о ржавые тросы, а женщине - расстилать чистую белую скатерть. Каждый из нас делает то, на что он способен. Общество распределяет наш труд, и какой бы он ни был, все сводится к общему делу. Мы так или иначе взаимно работаем друг на друга. Мужчина ли трудится на море или на суше, женщина ли работает, пускай даже дома, пускай даже занимаясь только своими детьми,  - разве они не делают общее дело?
        Гоббс. Для некоторых женщин замужество и воспитание детей является главным. Наверно, потому, что они не способны ни на что лучшее, кроме как продолжать род.
        Вольф. Ни на что лучшее?… Ни на что лучшее, как продолжать себя в веках? Ни на что лучшее, как населять землю мужчинами и женщинами, чтобы они могли жить и радоваться, трудиться и устраивать жизнь, открывать новое, создавать прекрасное! Вы думаете, писать вычурные рассказы, болтать о том, что надо сломать естество человека, у которого за спиной миллионы лет… вы думаете, это полезнее, нежели давать новые жизни, воспитывать юные души и оставаться жить в них на земле? Благодарите судьбу, если она удостоит вас величайшего счастья стать матерью… Кажется, кипит молоко.
        Гоббс. Я совсем забыла о нем…
        Вольф. Дайте кувшин. Горячая ручка… Я вылью… Скорее…
        Гоббс. Все-таки вы странные создания… Когда вы нужны, вас нет, когда не надо - вы тут…
        Вольф. Это дает иногда хорошие результаты… Туман, кажется, рассеивается… Я сию минуту вернусь… (Уходит и тотчас возвращается).
        Гоббс. А котлеты уже готовы?
        Вольф. Якорь, кажется, держит…
        Гоббс. Все благополучно… Давайте я вам перевяжу руку…
        Вольф. Пустяки.
        Гоббс. Пустяки могут оказаться не пустяками, если не перевязать вовремя… (Перевязывает палец). А между прочим… «Она» - такая женщина…
        Вольф. Какая женщина? Кто?
        Гоббс. «Та», которая должна благодарить судьбу, удостоившую ее быть матерью…
        Вольф. Но кто «та»?
        Гоббс (подойдя близко к Вольфу и глядя на пего). Отражаясь в глазах которой, вы видите себя хорошим, хорошим…
        Вольф. Да? Но она опустила глаза…
        Удар в борт, В иллюминаторе физиономия Джорджа.

15
        Джордж. Алло!
        Вольф. Где вы пропадали?
        Джордж. Плутали в тумане… Мисс Гоббс здесь?
        Гоббс. Где Милли?
        Фарей. Я здесь, моя милая. (Появляется в другом иллюминаторе) Ты готова?
        Гоббс. Сейчас иду, Я уже начала беспокоиться о тебе…
        Фарей. Напрасно. Я же была с Джорджем.
        Вольф. Вы не останетесь попробовать обед своего приготовления?
        Гоббс. Мне расхотелось. Прощайте, благодарю за поучения.
        Вольф. Я был уверен, что вы будете благодарны мне… (Следует за нею)
        Гоббс (оборачиваясь на лестнице). Ах да… Вы уронили книжку… перелезая через изгородь… Вот она… надеюсь, вам не будет скучно с товарищами в ресторане Дельмонико? (Уходит).
        Вольф (хватается за голову). Как я мог!..

        Занавес

        ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

        Декорации первого действия. На сцене Беула, Персиваль и Фарей.

1
        Персиваль. Придет ли она к обеду?
        Беула. Она обещала, а вот придет ли, не знаю…
        Фарей. Если обещала, то придет.
        Беула. Я обращалась к ее чувству справедливости, а этим всегда можно убедить женщину, не правда ли, милый?
        Персиваль. Правда, радость моя…
        Беула. Я ей сказала: ты ошиблась в моем муже, теперь я хочу, чтобы ты увидела его таким, как он есть. Приходи к нам в четверг обедать.
        Персиваль. А она?…
        Беула. Она спросила, будет ли у нас этот блондин.
        Персиваль. Воображаю, каким тоном она это спросила.
        Беула. Я сказала: милая, если ты не хочешь, так я не позову его. Я и не пригласила.
        Фарей. Так он не придет? Беула. Я его не приглашала, но разве можно отвечать за сумасбродного мужа, который мог его пригласить. Это уж не моя вина.
        Фарей. Конечно, конечно…
        Персиваль. А я именно так и сделал.
        Фарей. А может быть, все кончится миром?
        Персиваль. Тише говорите. Там, кажется, кто-то пришел…
        Входит Чарльз.
        Чарльз. Мисс Аббей.
        Входит мисс Аббей. Чарльз уходит.
        Персиваль. Я очень рад, что вы пришли, тетя.
        Аббей. А она придет?
        Беула. Ждем. Я ее пригласила к семи часам.
        Аббей. А он будет?
        Персиваль. Я позвал его к половине восьмого.
        Аббей. А когда же обед?
        Беула. Обед несколько запоздает. Дело в том, что мы ее хотели вначале подготовить. Аббей. К обеду?
        Беула. Нет, к встрече.
        Аббей. Вот оно что! Насколько я знаю его, самое лучшее, если мы предоставим ему возможность действовать самостоятельно.
        Беула. Но она же не хочет с ним встречаться. Нет, прежде чем они увидятся, необходимо разъяснить эту нелепую историю с пари.
        Фарей. Ее главным образом и возмущает это пари, а все остальное она готова простить.
        Персиваль. Не так-то будет просто разъяснить. И зачем только ему понадобилось записывать все это в книжку?
        Беула. Ты виноват во всем. Нелепая выдумка.
        Персиваль, Но я же был зол на нее. Я думал, что она разлучит нас.
        Аббей. А вы уверены в том, что он расторгнет это пари?
        Беула. Да, тетя, да! Он так раскаивался, так волновался. Смотрел мне в глаза. И даже взял меня за руку…
        Аббей. Да?
        Беула. Он сказал: «С этой женщиной не страшно пойти рука об руку, но, увы… не мне. Мне так было его жаль…
        Чарльз (входя). Мистер Джессон.
        Входит Джордж Джессон. Чарльз уходит.

2
        Джордж. Мое почтение. Здравствуйте, как ваше здоровье? Я шел и думал, придет она или не придет? Не приехала?
        Персиваль. Пока нет.
        Джордж. А может быть, с ней ни о чем не надо говорить, чтобы не сказать лишнего…
        Аббей. Он прав.
        Джордж. Может быть, лучше…
        Беула. Тс-с… Кто-то подъехал. Это привезли мороженое. Что вы хотели сказать?
        Джордж. Я хотел сказать, может быть, все это превратить в шутку… И попробовать рассмешить ее… Как вы думаете?
        Аббей. Да умеет ли она смеяться?
        Беула. Нет, нет, нет… Вы сделаете хуже. Меня, например, рассмешить очень легко, но здесь я не вижу ничего смешного. Может быть, сослаться на то, что, мол, дальние страны дурно повлияли на него.

3
        Чарльз (входя). Мисс Гоббс.
        Смятение. Входит мисс Гоббс. Она заметно нервничает. Чарльз уходит.

4
        Беула. Как хорошо, что ты пришла.
        Фарей. Как хорошо ты выглядишь, Генриетта.
        Гоббс. Извините, если я заставила вас ждать…
        Беула. Не-ет… Обед, кстати говоря, запаздывает. Позволь представить тебе моего настоящего мужа… нет, я не вспоминаю о том…
        Персиваль. Я очень счастлив, очень рад.
        Беула (подводит Гоббс). Это, тетя, моя подруга - мисс Гоббс. Это моя тетя - мисс Аббей.
        Аббей. Рада вас видеть. И очень довольна, что вы не такая, какой я вас себе представляла. Гоббс. Вы очень любезны.
        Аббей. Я говорю то, что думаю…
        Беула. Мистера Джессона ты, кажется, знаешь?
        Гоббс. Да, кажется. Да.
        Джордж. Садитесь, пожалуйста.
        Гоббс. Благодарю вас.
        Персиваль. М-да… Отвратительная погода стоит последние дни.
        Гоббс. Да, очень.
        Персиваль. Какие-то странные туманы, туманы…
        Джордж делает Персивалю знаки: просит замолчать. Вдруг опускается пелена и окутывает так, что не знаешь, куда двигаться… Джордж толкает Персиваля, Беула просит Фарей заговорить первой. Фарей просит Беулу о том же.
        Аббей. Одна, две, три, четыре… Ах, вот где я пропустила петлю.
        Беула. Я хотела поговорить с тобой, Генриетта, относительно мистера Вольфа Кингсерла.
        Гоббс. Я предпочла бы более интересную тему…
        Беула. Он нам всем очень нравится. Он такой милый, и все мы хотим, чтобы ты к нему относилась лучше… Что же касается этого глупого пари… Нет, ты, дорогая, сядь… Я требую, чтобы ты выслушала меня.
        Гоббс. Хорошо.
        Беула. Видишь ли… он долго жил в отсталых странах…
        Гоббс. Это не дает ему права оскорблять женщину…
        Персиваль. Мисс Гоббс, но он, право, не хотел вас оскорбить. Это была минутная глупость…
        Гоббс. Эта минутная глупость длилась полчаса на моей даче. Эта минутная глупость длилась весь вечер в душной каюте… И, кстати, мне кажется, что яхта и не думала дрейфовать (Джорджу и Фарей) А где вы были в это время?
        Джордж и Фарей молчат.
        Вы действительно блуждали в тумане или все это было заранее всеми вами обусловлено и оговорено?
        Беула. Генриетта, милая, давай прежде уточним одно, а потом другое. Персиваль, как это началось?
        Персиваль. Мы разговаривали… Никто тогда еще вас не знал… И я сказал ему в шутку…
        Беула. Нам нужны подлинные слова.
        Персиваль. Я сказал ему в шутку: „Готов держать с тобой пари, что ты не поцелуешь мисс Гоббс“…
        Гоббс. Выдумываете. Я его должна была поцеловать. Там ясно сказано - „если добьюсь поцелуя мисс Гоббс“… Я ведь читала условие пари… И ваш рассказ меня возмущает все больше и больше.
        Персиваль. Нет, видите ли, конечно, поцелуй мог состояться и только при наличии двух… И он, и вы… И вы, и он…
        Джордж. Вы только, пожалуйста, поймите, что он хотел добиться поцелуя, не зная вас А узнав, сразу же раздумал…
        Гоббс. Весьма вам признательна. Крайне сожалею, что произвела на него такое отталкивающее впечатление…
        Фарей. Джордж не так выразился, как хотел.
        Джордж. Не так, не так… Я хотел сказать, что он… что мы все до знакомства с вами думали, что вы такая… словом, такая, которую ничего не стоит… Вы понимаете меня…
        Гоббс. Вы лучше не беритесь объяснять.
        Фарей. Позволь, я… Мистер Вольф Кингсерл, очевидно, считал для себя триумфом…
        Гоббс. Довольно! Нехорошо, Беула, приглашать меня только для того, чтобы разговаривать и разговаривать об одном и том же.
        Чарльз пропускает Вольфа, который одет по-дорожному. Его никто, кроме Аббей, не замечает.
        И все эти объяснения - сплошная чепуха. И я не хочу больше слышать имени Вольфа Кингсерла. Пусть едет к себе на Восток. Может быть, там женщинам нравится быть предметом пари».
        Чарльз. Можно доложить? Мистер Вольф Кингсерл.
        Чарльз уходит. Все идут навстречу Вольфу Кингсерлу. Мисс Гоббс поворачивается к окну.

5
        Персиваль. Вот это сюрприз!
        Вольф. Я пришел проститься с вами.
        Беула. Проститься?
        Вольф. Да, я уезжаю восьмичасовым поездом.
        Беула. Надолго?
        Вольф. Года на четыре. До следующего отпуска.
        Заметно, что мисс Гоббс прислушивается.
        Персиваль. Что же это такое?
        Аббей. Милли, голубка, у вас помоложе ноги, принесите мне ножницы. (Шепотом) Захватите с собой Джорджа и не возвращайтесь обратно.
        Фарей уводит Джорджа.
        Беула. Это так неожиданно и странно.
        Вольф. Так у меня случается все и всегда…
        Персиваль. Но ты должен пообедать с нами…
        Вольф. Не могу. Спасибо. Поезд уходит ровно в восемь.
        Аббей. Мы успеем выпить на прощание по стакану вина за здоровье и путешествие Вольфа. Персиваль, откройте там бутылки.
        Беула. Да, конечно… Принеси сюда вино.
        Персиваль. Принести его сюда?
        Аббей. Зачем же сюда? Мы выпьем вино в гостиной…
        Беула. Почему не здесь?
        Аббей (буквально выталкивает Беулу) Потому что там принято пить вино…
        Персиваль и Беула уходят. Следом уходит Аббей. Вольф на мгновенье обнимает ее. Она грозит ему пальцем и улыбается.

6
        Вольф. Вы проститесь со мною, мисс Гоббс?
        Гоббс (продолжая стоять к нему спиной). Прощайте…
        Вольф. Не подавая руки? Мы, наверно, никогда не увидимся больше.
        Гоббс оборачивается и подает руку.
        Я хотел бы только заверить вас в одном.
        Гоббс. Заранее говорю: вам не удастся.
        Вольф. Тогда прощайте. (Идет к двери).
        Гоббс. Но… но мне хотелось бы знать до того, как вы уйдете…
        Вольф (останавливается). Пожалуйста.
        Гоббс. Если вам надо было…
        Вольф …выиграть пари…
        Гоббс. То зачем вам понадобилось злить меня.
        Вольф. Мне этот способ больше нравился…
        Гоббс. Я хочу знать еще одну вещь…
        Вольф. Какую?
        Гоббс. Что бы сказала «та», в глазах которой вы отражаетесь хорошим-хорошим, о вашем донжуанском пари?
        Вольф. Она бы сказала: «Я больше не хочу слышать имени Вольфа Кингсерла. Пусть он едет в свои далекие страны»…
        Гоббс Мне это приходило в голову… И в самом деле, как это все совместить? Вы, ставя женщину так высоко, чуть ли не обожествляя ее, вдруг заключаете такое подленькое пари!
        Вольф. Гм! Это ужасно. Вы правы.
        Гоббс. Неужели у вас нет никакого оправдания?
        Вольф. Нет… За исключением разве того, что…
        Гоббс. За исключением чего?
        Вольф. Нет, это могло бы быть оправданием только юноши, который, увидя вас, мог бы сойти с ума при первом взгляде и наделать бог знает что. Это могло бы быть оправданием…
        Гоббс. Да, это может быть оправданием…
        Вольф… может быть оправданием для юноши, но для меня… Взрослого человека…
        Гоббс. И я говорю, что для юноши, а не для взрослого человека. Тем более вы держали пари, не видя, не зная меня…
        Вольф. Ну, это, положим, не так. Я заключил пари после того, как встретился с вами и с первого взгляда принял вас не за ту, за кого вы себя выдавали…
        Гоббс. Это правда? А почему все говорят, что вы заключили «до»?
        Вольф. Ведь никто же не знает, что вы приходили…
        Гоббс. Да?
        Вольф. Мне показалось, что я выиграю пари не за тем, чтобы насмеяться над вами, а… Едва ли кому-нибудь пари приносило больше несчастья, чем мне. Прощайте, мисс Генриетта Гоббс…
        Гоббс. Погодите.
        Вольф. Что?
        Гоббс. Вы все еще пользуетесь тем же способом…
        Вольф. Каким?
        Гоббс. Злить меня…
        Вольф. Чем?
        Гоббс. Тем, что уходите…
        Вольф. Мне ничего не остается делать…
        Гоббс (поворачиваясь спиной. Многозначительно и кокетливо, как никогда до этого). Послушайте… А не могли бы вы пить кофе… Я хочу сказать, пить ежедневно кофе… приготовленный для вас вот этими руками?…
        Вольф (идет к Гоббс). О да!

7
        Вбегает Чарльз.
        Чарльз. Простите… Я думал, что тут все и сюда можно входить.
        Вольф. А разве их нет? Чарльз, зовите всех сюда.
        Чарльз убегает. Один за другим появляются остальные, за ними - Чарльз.

8
        Беула. Чарльз, готов обед?
        Чарльз. Сказали, что готов.
        Беула. Так подавайте же скорее… Прошу к столу.
        Гоббс. Милая Беула… Ты извини меня… Мы не должны здесь обедать.
        Персиваль. Почему, мисс Гоббс?
        Джордж. Какая жалость!
        Фарей. Ну что ты?
        Гоббс. Нам придется ехать обедать в ресторан Дельмонико. И твой муж будет оплачивать проигранное пари. (Целует Вольфа и убегает)

9
        Вольф. (убегал вслед за пей). Мы за вами заедем…
        Все недоуменно смотрят друг на друга.

        Занавес

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к