Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Поэзия Драматургия / Дахненко Александр: " Коммунальные Войны " - читать онлайн

Сохранить .
Коммунальные Войны Александр Дахненко

2001 #

        На все, что было - наплевать,
        Бессмысленно и зло.
        Нам надо спать и забывать
        Куда нас занесло.
        А честь и имя - пустяки,
        Их нет уже давно.
        И пьет душа ночной тоски
        Дешевое вино.
        И замороженная боль
        Оттаивает враз.
        Твердит заученный пароль
        Из пары жутких фраз.
        О том, что это только тень
        Того, что быть могло…
        Забудь (приходит новый день)
        Как нам не повезло.

* * *

        Барахтаясь в скуке на жизненной свалке
        Он ловит надежды и просто кошмары.
        Он ждет как спасенье иллюзий мигалки,
        Не видя, как треснули лет тротуары.
        Не зная, что сердце стучит с перегрузкой,
        И путает ум бесконечные числа.
        Приходит печаль, жизнь становится узкой
        Дорожкой, лишается всякого смысла.
        Но кто-то настойчиво строчки диктует,
        Рука поднимается, пишет и пишет,
        Хотя это здесь никого не волнует.
        И автор, наверное, тоже не дышит.
        И скрытый намек остается намеком.
        Но где-то, подспудно, все тлеет угроза,
        Что в этом пространстве, до боли жестоком,
        Вся жизнь - только маска, а смерть - только поза.

* * *

        Блеск этой кутерьмы
        Не стоит и гроша…
        Поди, спроси у тьмы:
        Была ль твоя душа?
        На кончике пера -
        Прекрасные слова…
        А жизнь позавчера
        Прошла… Без волшебства.

* * *

        Будущего нет… и, слава Богу,
        В мерзком мире мерзнешь и глядишь
        На свою треклятую тревогу,
        От которой заполночь не спишь.
        Жизнь твоя без цвета и без вкуса
        Пылью ляжет по краям дорог.
        Ветер уберет весь этот мусор  -
        То, что ты принять никак не мог.

* * *

        В сознании, донельзя раскаленном,
        Живут неутоленные печали
        О бытие, снегами убеленном,
        О радости, что в детстве мы встречали.
        Мы шли за горизонты откровений,
        И проводили линии пунктиром,
        Не отделяя жизнь от сновидений.
        И верили, что правда правит миром.
        И так оно почти и оказалось,
        Но зло подкорректировало дело…
        И ниточка созвездий развязалась,
        Что связывала душу с этим телом.

* * *

        Вновь над тобой нависают
        Тонны пустых разговоров.
        Время уже не спасает
        От безысходных просторов.
        Сердце твое засыхает
        Словно трава при дороге.
        И над тобою вздыхают
        Звезды, что помнят немногих.

* * *

        Время накрутило обороты,
        Время позакручивало гайки,
        Но не понимают обормоты:
        Также пьют, воруют, травят байки.
        Невдомек, что будут катастрофы,
        Что мерцают в снах экраны смерти…
        Посланы по почте горя строфы
        В неприметном и простом конверте.
        Слава Богу, вечность все исправит:
        Кривизну веков, людей с их ложью…
        Спеси горделивой поубавит,
        Уравняет всех предсмертной дрожью.

* * *

        Время ходит ходуном
        Или бегает по кругу.
        Мир становится вверх дном.
        Приближается к испугу
        Заколдованная тень,
        Что приходит к изголовью.
        И таит угрозу день,
        Наливаясь черной кровью.
        Сказки, шутки, чепуха,
        И знакомые гримасы.
        Ледяной огонь стиха,
        В небе спутанные трассы.
        Растворенные слова
        В океане звездной пыли.
        И седая голова
        В зазеркалье, как в могиле.
        Прорывается печаль
        Неизбежно и нежданно,
        И мутнеет жизни даль,
        Не спеша и непрестанно.
        Но находится опять
        Повод, чтоб поднять восстанье.
        Чтобы гордо умирать,
        Принимая испытанье.

* * *

        Жизнь угрожает потерей рассудка,
        Медленно сердце больное сжимает.
        Улица. Пьяная рожа ублюдка
        Воем своим небеса донимает.
        Господи, как этот мир искалечен
        Злом равнодушия, пошлостью разной:
        И одиночеством вечным отмечен,
        И суетою тупой, безобразной.
        Надо бы взяться скорее за дело
        И эволюции бред подытожить…
        И человечество, в общем, и целом,
        Как неудачный проект уничтожить.

* * *

        Звучат слова и не звучат слова.
        И так легко забвенье наплывает:
        Агония живого существа
        Сегодня никого не задевает.
        Душа хрипит и стынет у окна,
        Ее стирают сумрачные годы.
        Читает жизнь печали письмена,
        И медленно идет сквозь ад свободы.
        Мне руку пожимает пустота,
        И я на мир смотрю ее глазами…
        Ведь все начнется с чистого листа,
        Омытого кровавыми слезами.

* * *

        …И жизни наши стали не важны,
        И не нужны на этом черном свете.
        Мы, словно пережиток старины,
        В холодном застываем силуэте.
        Но мы за что-то странное в ответе,
        За горе, за мечты, что так нежны…
        Мы помним и о лете, и о Лете,
        О снах, что так забавны и скучны.
        И продираясь сквозь стальные чащи
        Жестоких и безумных городов,
        Мы знаем - это мир не настоящий,
        А подлинный - лишь мир из наших слов…
        И вечности огонь, в глазах горящий…

* * *

        …И музыка встает из боли,
        И снова в пепельном виске
        Стучит. Порыв безумной воли
        Крушит тебя в слепой тоске.
        Но выход есть, запомни это,
        Не отворачивай лица
        От лжи банального рассвета,
        От злого холода свинца.

* * *

        Как победно звенит уничтоженной жизни мотив,
        И сжимается время под взглядом надменно-усталым.
        Словно сорванный лист, улетает душа, все простив,
        К неизбитым словам, к неизменным и странным началам.
        Все сомнения прочь! Это в окна стучится судьба.
        Что с того, что мечта превратилась в кровавую кашу…
        Чуешь, вечность коснулась прохладой горячего лба.
        Понимаешь теперь, что вот это воистину, наше?!

* * *

        Медленно в вечность и холод бреду,
        Кутаясь в клетчатый плед облаков.
        Кажется, с временем я не в ладу,
        Словно бы соткан из разных веков.
        И повторяются строки и сны,
        Словно бы медлит разлиться беда.
        Словно покуда мне звезды верны,
        Что освещают мои города.

* * *

        Мертвым светом время светит,
        Все живое разрушает:
        То отчаяньем отметит.
        То с забвением смешает.
        Целый мир идет под воду,
        Постепенно выгорает.
        Сквозь безумную свободу
        Хаос души пожирает.
        И приводит боль-утрата
        К осознанию бессилья…
        Словно ангелу заката
        Демон ночи режет крылья.

* * *

        Мир нереален - это факт.
        (Вверх посмотрел - и нет его)
        А жизнь не попадает в такт
        Биенья сердца твоего.
        И ненормальнейший пейзаж
        Заполонил твое окно:
        Судьбы заплеванный этаж,
        И дней неясное пятно.
        На картах можно не гадать,
        Достаточно страниц газет,
        Чтоб будущее запродать
        За фальшь начищенных монет.

* * *

        Множат хаос идиоты.
        Время быстро заполняют
        Бесконечные пустоты,
        Что от мыслей избавляют.
        Безразличье годы множат,
        Все на свете презирая.
        Создадут и уничтожат,
        Ничего не разбирая.
        И хорошие советы
        Опоздали. И без стона
        Гибнут светлые поэты
        В снах из стали и бетона.

* * *

        Накатила волнами сумбура
        Эта злая дура - натура.
        И жуткое слово: "Разруха"
        Стало привычно для уха.
        И тебя поглощают бездны,
        И проклятый век железный.
        И молча глядят в твои очи
        Потусторонние ночи.

* * *

        На окраине Империи,
        За околицей истории
        Утонула жизнь в безверии,
        Канула в фантасмагории.
        Путь прошла от слез до гордости,
        Все скитаясь неприкаянно.
        И от повседневной подлости
        Отбиваясь зло, отчаянно.
        Наплевать на окружающих,
        Представляющих материю,
        Равнодушно забывающих,
        И в себе уничтожающих,
        Духа дивную мистерию.
        Но слепят глаза созвездия,
        Царство сна встает из холода,
        И пугается материя -
        Ей почудилось возмездие…
        Это усмехнулась молодо
        Наша вечная Империя.

* * *

        Не нужны прочитанные книги.
        Идиотом проще, легче быть.
        Не нужны достоинства вериги.
        Можно о печалях позабыть.
        Проще жить и жрать, не рассуждая,
        Можно ли иначе видеть мир…
        Проще жить, забвеньем обладая,
        Радоваться красоте квартир.
        Нужно утопить себя в обмане,
        Быть как все, слоняться в суете,
        Восхищаться жизнью на экране  -
        Иллюзорным светом в пустоте.

* * *

        Ни тебя, ни меня больше нет  -
        Утонули в болоте обмана.
        Вместо правды - обрывки газет.
        Вместо жизни - мерцанье экрана.
        И тебе ни за что не узнать,
        Где и как совершились подмены…
        Как сумели всех нас спеленать,
        Поглотить проклятущие стены.

* * *

        Ночь расправляет черный бант.
        В ладони время забирает.
        Цикада - адский музыкант,
        На нервах медленно играет.
        Идет парад иных планет,
        В безумии сознанье тонет.
        Лишь вентилятор жутких лет
        О чем-то монотонно стонет.
        Крути отчаянья клубок,
        И допивай печали кубок…
        Последней пустоты глоток -
        И ты поймешь, что мир так хрупок.

* * *

        Об уникальности ни слова
        Все жизни прожитые схожи.
        Действительность всегда сурова,
        Мы это ощущаем кожей.
        В театре Хаоса премьера,
        Ее, наверно, ждут аншлаги…
        Горит, пылает наша вера  -
        Мы жжем души своей бумаги.
        Мы рвем и мечем…Ну а толку?
        Быть может, нам сменить квартиру…
        Сломать сознания иголку,
        Сквозь боль уйти к другому миру.

* * *

        От чести не осталось и следа.
        От совести отчаянье и боль.
        И ледяное слово: "Никогда"
        Засело прочно в памяти. Изволь
        Понять всю мимолетность бытия,
        Бессмысленность и пошлость наших дней,
        Когда неразличимы ты и я
        В толпе чего-то страждущих, теней.
        Я с удивленным блеском глаз больных
        Разглядываю ночью облака,
        Как корабли просторов неземных,
        Легко переплывающих века.
        И этим постоянством я живу,
        И медленно укутываю дом
        Всем тем, что не увижу наяву,
        Всем тем, что оставляю на потом.

* * *

        Поздно что-то говорить,
        Нечего дразнить гусей.
        Нужно жить, и злом сорить,
        Ждать последних новостей.
        Нужно легче выбирать,
        Проще на других смотреть…
        И в Аду позагорать,
        И печали затереть.
        Или все же расцвести
        С окаянною весной.
        Бесконечность обрести,
        Захлебнувшись тишиной.

* * *

        Пока еще вокруг не стихла ночь,
        И странные в глазах горят огни,
        Спеши свои печали превозмочь,
        И пепел скуки, что приносят дни.
        Воспринимая звезды на лету,
        Дотрагиваясь до ночных небес,
        Ты понял: просто жить - невмоготу,
        На высоту отчаянья полез.
        И, в пику самым разным голосам,
        Себя кромсал и жестом, и словцом.
        И верил всевозможным чудесам!
        И называл мерзавца - подлецом!
        Опять идешь, замерзнув на ветру,
        В кошмар, что нереально превозмочь.
        Надежд пустых срываешь мишуру
        С лица… пока вокруг бушует ночь.

* * *

        Полынная правда ведет в никуда.
        И ржа безысходности душу съедает.
        И грез облака за окном твоим тают
        И вмиг сорняком вырастает беда.
        И небо безумьем цветет над тобой.
        А сердце надежды хоть капельку просит,
        Но время все дальше на запад уносит
        Все то, что твоей называлось судьбой.
        И негде найти здесь другой календарь,
        Чтоб смог сократить ты тоски промежуток
        От сотни веков до всего лишь двух суток,
        Поставив на полку зла черный словарь.

* * *

        Просчитывая варианты,
        И потихонечку седея,
        Пьют чай, скучая, эмигранты,
        И каждый спрашивает: "Где я?
        На том или на этом свете?
        Оттуда или ниоткуда?"…
        И тянется рука к монете,
        Чтоб бросить на судьбу, на чудо.
        Но метафизика безделья
        Лишает жизни оправданья…
        И вот, пора на новоселье,
        В совсем иное мирозданье.

* * *

        С моста да в реку,
        Навстречу веку,
        Навстречу тьме
        В своем уме.
        Вся жизнь попала
        Куда попало
        И бред сквозит.
        И мир скользит.
        А ты пропащий,
        Ненастоящий
        Стоишь с тоской
        Над злой рекой.
        Полоской дыма
        Уходят мимо
        Твои мечты
        В край пустоты.

* * *

        Свои условия диктуют
        Безумно-скучные года.
        И бытие преобразуют
        Бесчисленные города.
        Мелькают линией случайной
        Аллеи, парки и дворцы.
        А в мире все необычайно  -
        В нем торжествуют подлецы.
        И открывает смерти двери
        Та жизнь, в которой правды нет.
        И правильно, что я не верил
        Пророчествам ее газет.
        Все снова сведено к свободе,
        Который год, в который раз…
        Запасы смысла на исходе  -
        Вселенная стирает нас.

* * *

        Сердце падает в воздух прозрачный,
        Об асфальт спотыкается взгляд.
        И судьбы огонечек невзрачный
        Вмиг взрывает скопившийся яд.
        В этой Богом забытой вселенной
        От бессмыслицы не продохнуть.
        Не уйти от печали настенной,
        Без кошмарного сна не уснуть.
        И предзимним пейзажем пропитан
        Горизонт твой далекий насквозь.
        Словно жизнь, что о годы разбита,
        Шепчет: "Боль мою ты подморозь".

* * *

        Склоняясь к весенней, цветущей прекрасной природе
        Капризную жизнь приструни молчаливым упреком.
        Пожалуйста, больше не думай о русском народе.
        Его не осталось, поэтому так одиноко.
        Тебе не простят рассуждений, сомнений, насмешек…
        Стремленья к космическим далям и звездам холодным
        Не жди пониманья от скучных, зарвавшихся пешек,
        Ведь тот, кто родился холопом - не будет свободным.

* * *

        Скука состояний инфернальных.
        Ужасы, которым нет конца.
        Сказки для глухих и ненормальных.
        Вечность, позабывшая Творца.
        Что еще осталось нам с тобою?
        Бросить все и заново поднять?
        Спорить до безумия с судьбою?
        Песни для Вселенной сочинять?
        Время наполняется Пространством,
        Или, может быть, наоборот…
        И печаль, своим непостоянством,
        В клочья ожиданье счастья рвет.
        Попадает в кровь бесчеловечность.
        Чтобы сердце мигом остудить.
        Чтобы душу в ледяную Вечность,
        В ледяную сказку превратить.
        Застывает взгляд больной и строгий.
        Застывает время на часах.
        Остается звездный свет дороги,
        Отраженный в сумрачных глазах.
        Все возьмет опять и повторится,
        Даже эти строки… Вот, смотри,
        С этим приговором не смирится
        Кто-то новый в проблесках зари.

* * *

        Смертельная боль,
        Ледяная печаль.
        Что хочешь, но только от жизни уволь.
        И выброси вдаль.
        Картина ясна,
        Как ясен закат.
        И копия, снятая с сердца, верна.
        Я выброшен в ад.
        На кромке стола -
        Сгустившийся бред.
        И наша Россия сквозь муки пришла
        В сжигающий свет.

* * *

        Смонтируй новое кино
        Из ужасов последних лет.
        Из звезд, которым все равно,
        В какую тьму летит их свет.
        Создай туманную страну,
        Из сумрака своей души.
        Больную, черную весну
        Возьми в ладонь и опиши.
        Построй нелепый, странный дом,
        Где жизнь замерзнет на века,
        Где на столе, почти пустом,
        В бокале грусти два глотка.

* * *

        Туманный день туманной жизни,
        И разговоры ни о чем…
        Воспоминанье об отчизне,
        Согреты солнечным лучом.
        Воспоминанье об эпохе,
        Сошедшей в книги навсегда,
        Хранимое в глубоком вздохе,
        Запрятанное в города.
        В стенах величественных зданий,
        Ты видишь отблески побед,
        И невернувшихся с заданий
        Войны, строителей ракет…
        А современность удручает
        В ней нет присутствия веков.
        И ничего не означает
        Душа… так пару пустяков.

* * *

        У времени глаза убийцы,
        И взгляд, похожий на стилет.
        И губы, как у кровопийцы,
        Что сводят все мечты на нет.
        Команда хаоса на марше.
        Сезон кошмаров на дворе.
        Мы никогда не станем старше:
        Ни в январе, ни в декабре.
        Оставим жалкие попытки
        Казаться лучше, чем мы есть.
        И молча примем жизни пытки,
        Которых в ней не перечесть.
        Все явственней ночей усмешка,
        Полночных стрелок хохот злой…
        Душа - непроходная пешка
        На шахматной доске любой.

* * *

        Флаг отчаянья трепещет
        На ветру.
        И добро из сердца хлещет
        Поутру.
        И негаданно нежданно
        Зло пришло.
        И себя опять престранно
        Повело.
        Ты становишься ненужным
        Никому.
        Все бредут рядами, дружно  -
        Прямо в тьму.
        И хотя в миры иные
        Брошен взгляд,
        Их витрины ледяные
        Дарят Ад.

* * *

        Это зло притворилось добром
        И по кругу тебя прогоняет.
        Это некто бильярдным шаром
        Душу в лузу пространства вгоняет.
        Это жизни твоей нищета
        Тщетно бьется в загадочном мраке.
        Это сердце читает с листа
        Непонятные нотные знаки.
        За стеной притаился кошмар,
        И судьба твоя корчиться в муках…
        И проклятьем становится дар,
        Воплощаясь в трагических звуках.

* * *

        Это только все дороги вечности.
        Это только контуры зимы.
        Это только пена бесконечности.
        Пограничье сумрака и тьмы.
        Оставляя вмиг все неизбежное,
        Оставляя сны и города,
        Время превратилось белоснежное
        В серое пространство без труда.
        Незачем блуждать теперь по линии,
        Линии войны добра и зла.
        Любоваться кровушкой на инее,
        Что тебе никак не помогла.

* * *

        Я выведу время на чистую воду,
        Глотками его осушая до дна.
        И скотскую я проклинаю свободу
        Во все времена, и на все времена.
        И медленно звезды встают надо мною,
        Я вскоре огнем разноцветным взорвусь.
        И именем светлым - ночной тишиною
        Когда-нибудь, где-нибудь я назовусь.

* * *

        Я заворожен идиотической,
        Злобной, хаотической волной.
        То ли бесконечно иронической,
        То ли бесполезной и смешной.
        Жизнь моя, о, как ты разрушительна,
        Как тяжел твой неизбежный бег…
        И весна растопит так стремительно,
        На вершинах сердца чистый снег.
        Все дороги снова станут грязными…
        Полно, нам дорог не выбирать.
        Мы идем путями непролазными,
        В ночь, туда, где легче умирать.

* * *

        Я помещен в свирепый быт.
        Вокруг я слышу хруст костей.
        И для безумия открыт
        Мой сон, для жутких новостей.
        Хоть инфернальным бытием
        Наполнен каждый новый вздох…
        Я пополняю список тем
        Смешеньем чуждых мне эпох.
        Я пополняю лет набор,
        Причудливою чепухой…
        А жизнь стирает мой узор
        Посредством музыки глухой.

* * *

        Ядовитое слово срывается с губ,
        Наполняя воздушные массы отравой.
        Мир по-прежнему зол, бессердечен и глуп,
        И торопится в бездну за призрачной славой.
        Нет, наверно не кончится дело добром,
        В промежутках пространств я опять замечаю,
        Как виски отливают больным серебром,
        А тоска стала цвета крепчайшего чая.
        И сквозь этот простор, осененный бедой,
        Населенный поблекшими тенями века,
        Я гляжу, поглощаемый злой ерундой,
        И пытаюсь в себе разглядеть(сохранить) человека.

* * *

        С трудом вырываются стоны из горла.
        Ненужное время течет.
        И небо из стали над нами простерла
        Эпоха, мы стали не в счет.
        Нас с серым асфальтом смешали навеки
        Смолою залили глаза.
        Забудь все далекие звезды и реки.
        И счастья забудь голоса.
        Забудь иллюзорные странные лица,
        Что таяли в блеске зеркал.
        Больному сознанью безумие снится,
        И музыки черный провал.
        Из бездны иные доносятся звуки,
        Но даже беда не страшит.
        Лишь зябко от этой космической скуки,
        Что душу в ночи ворошит.
        Нас не было, нет и, наверно, не будет,
        И все пожеланья смешны…
        И спорить не стоит - никто не рассудит,
        Кому и чего мы должны…

* * *

        Луна плывет меж облаков
        Так выразительно-спокойно,
        И видит, как на дне веков,
        Ты гибнешь в коммунальных войнах
        За обладание теплом,
        Искусственным нелепым светом,
        Где жизнь давно сдана на слом,
        И стала блеклым силуэтом.
        На небо молча оглянись,
        И разорви безумья путы…
        И знай: душе до старта ввысь
        Осталось менее минуты.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к