Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Поэзия Драматургия / Ван Шаффе Александрина: " По Следу Нами Раненых Чудес " - читать онлайн

Сохранить .
По следу нами раненых чудес Александрина Ван Шаффе

        #
        По следу нами раненных чудес

***
        А через час стемнеет… Не беда, -

        Все беды нас подстерегают утром.

        Да что ж такого в этом «НИКОГДА»,

        Что нас все тянет по его маршрутам?

        По следу нами раненных чудес

        Все рвемся - сами истекая кровью.

        Да где ж оно - проклятое «НИГДЕ», -

        Мелькнувший и пропавший - белый кролик?

        За ним!.. Но всюду - снова пустота…

        И, кажется, не страшно и не странно

        Знать - нас уже не пустят в те места,

        Где чудеса зализывают раны.

        Несбывшееся

        В том доме, казалось, не было стен,

        И был он всегда - на просвет - пустым.

        Пронизанный болью избитых тем,

        То таял в любви, то от страха стыл.

        Ах, как он умел принимать гостей!

        Ловчил, пресекая малейший бунт,

        Вычерчивал вилами по воде

        Любому - загаданную судьбу.

        Но, даже лукавя, он был открыт,

        Он сам себе верил, наивный лгун.

        Так жадно мы слушали до поры

        Его уверенья: «Я все могу».

        Потом… разрывали прозрачный плен,

        Сбегали в реальность - оно верней…

        Оставшись без кожи вне этих стен,

        Молчим у закрытых его дверей.

        Фэнтези

        Снова ломит виски чьей-то болью - мой проклятый дар.

        Буреломом, на каждом шагу преграждающим путь,

        Продираюсь к поляне, где пламенем рдеет вражда

        Человека и волка... и как этот круг разомкнуть?

        Ветки бьют по щекам, на поляну - последним рывком.

«Мертвым ты не поможешь» торопится ум подсказать.

        Подхожу. Два израненных тела, и боль, как укор,

        В человеческих карих и волка зеленых глазах.

        Серый брат, твои раны смертельны - не скаль же клыки…

        Поплатился и тот, кто сразиться с тобою рискнул.

        Ну, да он - чужестранец, попавший в наш мир, как в силки.

        Потерпи, я сейчас помогу - и тебе, и ему.

        Исправлять силой воли работу клинка и зубов

        (Я - такая, как есть, бесполезно привычки менять).

        Вновь немеют ладони. Вливаю по капле, как кровь,

        Жизнь - в тела, вспоминая - в награду не раз убивали меня…

        Вечереет, ложится роса. Что глядишь, недоверчивый страж?

        Человек уже спит, усыпленный моим колдовством.

        Ты свободен. Давно бы в ночи раствориться пора,

        Благодарность - не в волчьей натуре, а ты у нас - волк.

        Наша встреча на этой поляне - насмешка судьбы,

        Три тропинки сплелись узелком, но бегут вразнобой…

        Как же трудно решиться одной в неизвестность ступить.

        Уходи! Потому что наш выбор - остаться собой.

***
        Если боль - это опыт, за жизнь накопила
        немножко опыта -
        Пузырек или склянку аптечную,
        Бесполезную, как капли сердечные,
        Закупоренную плотно от шума и топота.
        Спрятанную на полке среди других пузырьков
        и скляночек.
        Не отыскать. И, наверное, это к лучшему.
        Учу других, сама еще никем не наученная,
        Переполненная неуверенностью, как Ноев ковчег.
        Не спрашиваю, так же у других или
        как-то иначе,
        Когда капля падает в склянку - плачу,
        Когда переливаю в чужие - молчу,
        А выбросить не хочу.

 Август

        Август, совсем на себя не похожий,

        В городе белых ночей.

        Кто-то опять не к добру растревожил

        Музыкой светлых речей.

        Музыкой слов или горьким смыслом,

        Чем-то моим во мне.

        Звездам, подобно счастливым числам,

        Снова гореть во тьме.

        Август, у нас тут почти что осень,

        Привкус былых разлук…

        Все мы кого-то о чем-то просим,

        Кто - про себя, кто - вслух.

***
        Вынашивать мир, раз не вышло - младенца,

        Пить с блюдца, как чай, обжигающий август…

        От родов, что близятся, не отвертеться,

        Но все восхожденья пологи, как пандус.

        Торопятся к устьям молочные реки,

        А белые ночи устало мельчают.

        Обставить как башню волшебника эркер,

        Нездешних гостей поджидая за чаем…

        Над вышивкой гладью последних деталей

        Почувствовать - мир разорвал пуповину…

        Что ж, самое время вздохнуть… и растаять,

        Пока он не вздумал явиться с повинной.

***
        Уезжала - была золотая осень,
        А вернулась к штриховке ветвей и мыслей.
        Твой ноябрь опять выполняет просьбы,
        Как по картам, гадая по нашим жизням.

        А меня здесь упорно считают прежней,
        Неизменной, как вид из окна на кухне,
        Только город почуял мою нездешность,
        О которой другие ни сном, ни духом.

        Только город вгляделся в глаза и душу
        Сквозь штриховку мыслей и черных веток…
        Спас, не нужно со мной говорить, - не нужно,
        Я сейчас не нуждаюсь ни в чьих советах.

        Спас - Спас-на-крови

***
        Долго жаловалась, что не могу увидеть тебя во сне,
        Вот - дождалась: теперь нет сна, в котором бы
        не присутствовал ты.
        Закономерность, которая вызывает смех
        Сквозь слезы, но совершенно не вызывает стыд.

        Господи, думала ли, что когда-нибудь за кого бы то ни…
        Зацеплюсь (хорошее слово, ассоциируется
        с рыболовным крючком,
        Впивающимся в тело). Но некого и не в чем винить.
        Сама. А все остальные здесь ни при чем.

        Хотя воспитание, мораль и разум устало кричат,
        Что «это неправильно» и очень много всего еще.
        Но кто их станет слушать?.. Изо всех сил удерживаюсь,
        чтобы не рубить с плеча.
        Но в этом мире счастье бывает только за чей-то счет.

***
        Сначала реветь от мысли, что так
        невозможно жить,
        Потом - от мысли, что нужно же что-то сделать…
        Сложить, разделить, помножить,
        опять сложить,
        Собрать воедино остатки души и тела.

        Сначала выстраивать планы, пророчить
        и ворожить,
        Потом - наблюдать, как это не хочет сбыться…
        Сложить, разделить, помножить,
        опять сложить,
        Мозаикой яркой и нам бы с тобой сложиться.

        Сначала искать ответ, словно птица
        над ним кружить,
        Потом - без вопросов, и это почти что смело…
        Сложить, разделить, помножить,
        опять сложить,
        И плюнуть на слезы. И все-таки что-то сделать.

***
        Черная кошка по имени Ночь
        Опять залезла под одеяло,
        И мы с ней -
        Спина к спине.
        Знаешь, а это не так уж мало
        Чувствовать рядом
        Черную кошку по имени Ночь.

        Черная кошка по имени Ночь,
        Все наши страхи, боли и нервы,
        И мы с ней -
        Наедине.
        Это не так уж плохо, наверное,
        Укладывать спать
        Черную кошку по имени Ночь.

        Черная кошка по имени Ночь, -
        Твоя. А чья же - скажи на милость?
        И мы с ней -
        Как дверь в стене.
        Я не жалею, что так случилось…
        Оставлю себе
        Черную кошку по имени Ночь.

***
        Висим в пустоте или падаем в колодец без дна?

        Какая разница? По-моему - никакой.

        И все рассуждения о том, кто кому должен

        и чья перед кем вина -

        Попытки замедлить падение, сжав пустоту рукой.

        Но руки не держат, не крылья, - срывает кисть,

        А где-то под нами намечен уже предел.

        И все наши страхи клубком внутри нас сплелись,

        Истошно стеная о хрупкости наших тел…

        Забыть о паденье - и чью-то поймать ладонь,

        И чувствовать - кровью по жилам - СЕЙЧАС и ЗДЕСЬ…

        Ты знаешь… то счастье, которое вроде бы - от и до -

        На самом-то деле, оно у нас просто есть.

***
        Глупая фраза: «Да все еще сбудется»…

        Веришь? Конечно. А где-то и верую.

        В Книге Судьбы одичалые буквицы

        Строятся, меря нас высшею мерою.

        Строятся судьбы... Минута молчания.

        Те, что сложились, - шагнули и выбыли.

        Мы не спешим открывать свои чаянья,

        Чтоб не услышать: «За вас уже выбрали».

***
        Опять наважденьем знакомый дом,

        В замке - поворот ключей.

        Исход неведом, но страх ведОм

        Рукой на моем плече.

        Как танец, отточена скупость фраз,

        В такт сумеркам - помолчим.

        Сюжет не сложился, но боль срослась

        Без всяких на то причин.

        Коснемся губами соленых щек

        Вину, словно хлеб, деля…

        И кто-то поправит судьбы расчет

        Пометками на полях.

***
        И одиночество, как зверь

        Прирученный - все льнет к коленям…

        Ты знаешь, кто из нас правей -

        Не я… Но словно лист последний

        Дрожу. И к ветру ноября

        Жмусь невостребованным чудом.

        Опять не сбыться для тебя…

        А впрочем - утверждать не буду.

        Маленький принц - о Лисе

        А кто-то снова просит - приручи…

        И ниточкой привязываешь сердце,

        Которое стучится и стучит.

        Но говори теперь или молчи -

        От этих слов уже не отвертеться.

        А кто-то снова просит - приручи,

        Да, ты уйдешь, но мне оставишь - память…

        И ты мерцаешь пламенем свечи.

        Но говори теперь или молчи,

        Тебе не дали главного - не ранить.

        А кто-то снова просит - приручи,

        Да, будет плохо - я к тому приучен…

        Твой страх еще в тебе неразличим.

        Но говори теперь или молчи,

        Знай - этот Лис… тобой уже приручен.

***
        Войти в ту же реку,

        Влезть в старую кожу…

        Попытки - нелепы,

        А шансы - ничтожны.

        Но маюсь надеждой

        У запертой двери,

        В метаниях между,

        Из «верю» в «не верю».

        На гуще кофейной…

        Авось да срастутся

        С таким наслажденьем

        Разбитые блюдца.

        Первый снег

        Первый снег - ожиданием счастья, прощеньем обид,
        Чем-то близким до боли, моим в затухающем свете.
        И опять это город, такой неприступный на вид,
        Открывает мне душу в доверчиво-ласковом жесте.

        Он похож на тебя, он боится обмана и лжи,
        Он кошмар для кого-то, кто видит в нем холод и ветер…
        Но почти невозможно вне этого города жить,
        И совсем невозможно на просьбу его не ответить.

 ***
        Ловя удачу на блесну,

        В замыленности дел внештатных

        Я снова пропущу весну -

        От почек до свечей каштанов.

        От робкой зелени кустов

        До желтизны цветущих кленов,

        Так, будто весен было - сто,

        Как я, смешных и окрыленных…

        И сквозь желание уснуть,

        Сквозь горы дел, не сданных к сроку,

        Кольнет - не прогляди весну,

        Сиреневый продрогший крокус.

***
        Этот город колдует, и мрачно его колдовство,

        Зачарованный путь - параллельность что улиц, что судеб.

        Ты опять обернулся, захвачен случайным родством -

        Одиночеством взгляда. Окликнуть? Обнять? - будь что будет.

        В лабиринте предательски серых домов и дворцов,

        Сквозь распахнутый март, как сквозь строй, без надежды на милость,

        Ты опять сделал шаг, узнавая родное лицо,

        Без раздумий, без страха, что все невзначай повторилось.

        Только шаг - и заклятие лопнет звенящей струной…

        Ты опять обманулся, тебе не доверили чудо?

        Но ты смог поделиться с чужими глазами весной

        И растаять в потоке томительно сумрачных будней.

***
        Ты был богом - непризнанным.

        Ты бесшабашно творил

        Из живого - живое,

        Исследуя скальпелем душу.

        Только опыт твердил,

        Что царевны - увы - не лягушки,

        И рука застывала,

        Ошибку боясь повторить.

        Ты был богом-творцом,

        Ты старался создать механизм

        Для счастливой судьбы

        Почему-то тоскующей Евы.

        И терялся, поняв, что ей нужно

        Страдать непременно,

        Обвиняя тебя в недостатках

        Святых парадигм.

        Ты был богом, создателем…

        Только способен ли бог

        Изменить чью-то суть,

        Даже если жалеет всем сердцем?

        Ты меняешь меня -

        В это трудно и больно поверить…

        Может быть, пояснишь -

        Для себя? Для меня? Для чего?

***
        Блестящее, как стрекоза,
        Пустое: «Я тебя не брошу»...
        Все, что не истинно, то ложно.
        Мы оба ощущаем кожей -
        Мне этих слов не доказать.

***
        Перебирать монетки слов
        С благоговеньем нумизмата.
        Причуду сделать ремеслом,
        Брать не уменьем, а числом
        Попыток сделать «так, как надо».

***
        Не молись, все равно не вымолить
        Жди вестей.
        От удара в лицо ли, в спину ли
        Не спасти.

        Не прочесть, что же там написано
        На роду.
        Так что нет и не будет смысла
        На воду дуть.

        И не примет ничьи метания
        Небо в дар.
        Чем молить его (явно, тайно ли)
        Будем ждать.

        Исподволь

        И потихоньку, исподволь, не спеша

        Солнцем протаивать снег у тебя на крыше.

        Слышишь, капель повторяет мой легкий шаг?..

        Если не ты, то твой город уж точно слышит.

        Почки сирени, как детские кулачки,

        Прячут до срока соцветий тугие кисти,

        Я тороплюсь… Мне бы в март, как в вагон, вскочить,

        Мне прилететь бы в твой город до первых листьев.

        Чтобы самой растопить помертвевший наст…

        Не успеваю. Весна обгоняет ветер.

        Ты распахни окно - отыщи для нас

        Пару счастливых цветков в толчее соцветий.

***
        Дождаться летнего тепла

        В слепых лучах и взглядах близких.

        Стать обнажённей в мелочах, -

        Дыханьем ветра на плечах,

        Движеньем вверх упругих листьев.

        На миг расправиться душой,

        Стряхнув усталую тревожность…

        Пить лето с чистого листа,

        И незаслуженно блистать

        Твой взгляд - лучом - впустив под кожу.

 Четырехлистный клевер

        Четырехлистный клевер не сыскать -
        Так соберу в ладони землянику…
        Пригорок полон солнца и песка.
        Июль ромашки щедро расплескал,
        Метелки трав к земле от жара никнут.

        Кузнечики трещат - аж звон в ушах,
        Колени колет - вот несносный плевел.
        А ягоды кругом - не сделать шаг…
        И если оглядеться, не спеша,
        Найдется сам - четырехлистный клевер.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к