Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Поэзия Драматургия / Брагин Александр: " Гейдельбергские Влюбленные " - читать онлайн

Сохранить .
Гейдельбергские влюбленные Александр Евгеньевич Брагин

        # Александр Брагин. Гейдельбергские влюбленные

        Александр Брагин
        ГЕЙДЕЛЬБЕРГСКИЕ ВЛЮБЛЕННЫЕ[1]
        Водевиль

        Ивану Андреевичу Милютину,
        городскому голове, другу просвещения,
        явившему образец деятельной любви к
        отчему гнезду, посвящается.

        Действующие лица:
        РАССКАЗЧИК, мужчина средних лет, недурно поет и играет на гитаре.
        ДОРМИДОНТ, 17 лет, студент выпускного курса реального училища.
        МАШЕНЬКА, 17 лет, гимназистка выпускного класса Мариинской гимназии.
        ЛЕВ СИДОРОВИЧ, 40 лет, отец Машеньки, чиновник окружного суда.
        ДАРЬЯ КИРИЛЛОВНА, возраст опускаем, мать Машеньки.
        ДМИТРИЙ, 20 лет, кузен Машеньки, студент Александровского технического училища.
        ЗИНАИДА, 19 лет, сестра Дормидонта, бывшая выпускница Мариинской гимназии, ныне дает частные уроки.
        НИКИТА НИКИТОВИЧ, 45 лет, отец Дормидонта, крестьянин.
        ПЕЛАГЕЯ ФРОЛОВНА, 37 лет, мать Дормидонта, крестьянка.
        ЕЛИЗАР, 17 лет, друг Дормидонта, студент городского училища.
        КОРОТЫШКА, сокурсник Елизара по городскому училищу.
        УЧИТЕЛЬ немецкого языка.
        КУПИДОН.
        МАЛЬЧИК-АНГЕЛ.
        ДЕВОЧКА-АНГЕЛ.
        БОГИНИ СУДЬБЫ ПАРКИ.
        ДУХОВОЙ ОРКЕСТР ПОЖАРНЫХ.
        БРАНДМАЙОР.
        ПОЛОВЫЕ из трактира.
        СТУДЕНТЫ, ГИМНАЗИСТКИ, ВОЕННЫЕ, МЕЩАНЕ, КУПЦЫ, ЧИНОВНИКИ.
        Время действия: последний год XIX века.
        Место действия: провинциальный город Чере'повец.

        ПРОЛОГ

        РАССКАЗЧИК (садится сбоку сцены в кресло и ставит рядом с собой гитару): Сударыни и судари! Полагаю, вы, как и я, непрочь выслушать от доброго знакомого занимательную и поучительную любовную историю. Признаюсь, я предугадывал, что никто не откажет себе в подобном времяпрепровождении и в удовлетворении столь понятного любопытства. Тогда считайте меня вашим знакомым. Да сейчас же, пожалуй, и приступим. Ведь, ежели о чем речь зашла, так лучше не оставлять разговор на потом, а немедля и выговориться.
        Дело давнее, история моя приключилась в конце века минувшего, на самом его исходе, в уездном благодатном городке, когда проживало в оном чуть менее десяти тысяч лиц мужского и женского полу. И то замечательно, что пятая часть от общего их числа была студенты, гимназисты, реалисты и прочая вольная, разведенная по классам и пригвожденная к наукам, братия. Хотел бы я обойти цифру тринадцать как-нибудь закоулком, да нельзя, именно столько разного вида и разряда учебных заведений угораздило иметь граду сему.
        За такое скопление учености, очевидно, желая должным образом ввести городок в европейскую географию и всемирную историю, прозвали его "вторым Гейдельбергом" и "Северными Афинами". Хотя он нарекался вполне достойно - Чере'повец. Увы, у нас почему-то принято, что более прилично наряжаться в чужое платье и приставлять себе чужую голову. Что же - и я побегу вослед за модой. Чем мы - не Европа! Гейдельберг
        - так Гейдельберг! Пусть и моя история будет о "гейдельбергских влюбленных".

        КАРТИНА ПЕРВАЯ

        РАССКАЗЧИК: Представьте себе стрелу Александровского бульвара в конце сентября в послеполуденные часы. Небо все еще высокое. Дерева уже опалены осенью и затихли в полудреме раздумий о древности и родовитости своих корней. Суета жизни, привносимая сквернословием ворон и галок, сегодня не коснулась их добропорядочного существования среди вечных истин. Багряные, медные и сусального золота листы в живописном беспорядке разбежались по широкой аллее. Вот они, благолепие и строгость екатерининских времен!
        Но вечности на Александровском бульваре, как в общем-то и всему когда-то, в одно мгновение приходит конец - реалистов и гимназисток отпустили с занятий по домам.
        По аллее - по двое, по трое - вышагивает группа реалистов в новой, пока еще с иголочки, форме.
        Пока еще без озорства, гордо, даже важничая.
        Позади, в одиночестве, тщетно стараясь попасть с сотоварищами в ногу, русоволосый каланча.
        РАССКАЗЧИК (окликает отстающего): Дормидонт!
        Каланча останавливается.
        Это наш герой.
        Дормидонт кланяется публике.
        Ему - семнадцать. Он - студент выпускного курса реального училища. Холост.
        Дормидонт, убедившись, что сотоварищи видеть его уже не могут, снимает ботинки и босиком, с наслаждением шурша листьями, удаляется.
        На аллею вылетает щебечущая стайка гимназисток, среди которых ладностью движений и смешливостью выделяется одна - хорошенькая, пухленькая, с льняной косой.
        РАССКАЗЧИК: Та, что заливается звонче всех,  - Машенька.
        Машенька делает публике книксен и возвращается к подругам.
        Она - гимназистка выпускного класса Мариинской гимназии. Ровесница Дормидонта. Не правда ли, мы кое-что смыслим в героинях?
        Гимназистки, продолжавшие в это время стрекотание по аллее, исчезают из виду.
        (Рассказчик поет)

        Вы, устремляясь в даль,
        Не становились дальше.
        А приближаясь, вновь
        Не ближе, чем вдали.
        О, вас боготворил!
        Уже не я -
        Тот мальчик!
        Была религия
        Предвестницей любви.

        КАРТИНА ВТОРАЯ

        Александровский бульвар вечером. Фонари на высоких столбах. Многочисленные горожане - и семьями, и парами, и в одиночку.
        РАССКАЗЧИК: Не сообщи я вам, что теперь, в сумерках, мы все на том же бульваре, вы вряд ли бы догадались об этом сами. Керосино-калильные фонари - эти путевые знаки для почитателей острого и таинственного, а также для ревнителей озона и моциона - имеют обыкновение так плотно сгущать вокруг себя темноту, что, право, вы уверены - вы совершенно на ином месте, да, пожалуй, и где-то вне земной тверди. И даже прогуливающиеся рядом почтенные чиновники, именитые купцы, скромные мещане и пылкие влюбленные не смогут вас разуверить в вашем мнении. А вид влюбленных, напротив, подтверждает: все здесь не от мира сего.
        На аллею выходят Дормидонт и веснушчатый юноша.
        РАССКАЗЧИК: Наш герой не заставил себя долго ждать. Он - в сопровождении своего друга и одногодка, студента городского училища, находчивого и разбитного Елизара. Вернее, за старшего-то у них Елизар, поэтому сами судите, кто за кем следует. Кавалеры выбрались на бульвар поволновать свою пошехонскую кровь созерцанием стройных девичьих фигур и прелестных головок со вздернутыми носиками. И, конечно, показать себя.
        С противоположной стороны аллеи появляется семейство из трех человек: родители и взрослая дочь.
        А вот и наша Машенька с папенькой Львом Сидоровичем, сорокалетним чиновником с видом и повадками генерала, и маменькой Дарьей Кирилловной, возраст опускаем. Семейство имеет обыкновение перед сном выводить дочь на чистый воздух, от которого, по авторитетному утверждению папеньки, в голове открывается простор для лучезарных мыслей.
        Кавалеры поравнялись с семейством героини. Елизар слегка поклонился, на что не последовало никакого ответа: Лев Сидорович, Дарья Кирилловна и Машенька, не заметив приветствия, прошли мимо. Елизар, нимало не смущенный, также двинулся дальше. А Дормидонт, увидев Машеньку, остолбенел и все продолжал стоять истуканом.
        Случилось то, что всякому известно, но что есть чудо и тайна и чему нет сколь-нибудь стоящих объяснений: он заметил и выбрал её. Да почему же именно её? Вокруг столько воздушных созданий достоинствами ничуть не уступающими нашей героине. Почему же их косы и легкий шаг оставили его равнодушным? А тут - сражен. И наповал. И ведь он её совсем, ни капли не знает, может быть, она сущая ведьма. Но для него теперь и это не важно, и ничто не важно - он её уже выбрал.
        (поет)

        Хотел постичь любовь.
        Постиг - одно смятенье.
        Душа полна тобой,
        А ты со мной - мгновенье!
        Елизар, обнаружив отсутствие рядом с собой друга, возвращается и пытается расшевелить аки превращенного в соляной столб Дормидонта, который безотрывно и безнадежно глядит вслед удаляющемуся семейству.
        И проникся Елизар состраданием к бедному Дормидонту и решил помочь ближнему - познакомить друга с Львом Сидоровичем, ибо, хотя и шапошно, был однажды ему представлен.
        Чиновник окружного суда, его супруга и дочь, пройдя аллею целиком; развернулись и вскоре вновь оказались лицом к лицу с двумя кавалерами. Елизар отвесил три глубоких поклона: отдельно Льву Сидоровичу, отдельно Дарье Кирилловне и отдельно, наособицу, со значением, Машеньке. Семейство дружно полукивнуло молодым людям и прошествовало мимо.
        Однако! Елизара такое непонимание задело за живое. Он уговорил Дормидонта также гулять по аллее взад-вперед, пока сие, пребывающее в гордыне семейство не обратит на них внимательного взора и пока Лев Сидорович не узрит в Елизаре человека, однажды представленного ему.
        Аллея была пройдена из конца в конец и раз, и другой, и третий. Народ на бульваре все убывал и убывал. При каждой встрече и Елизар, и Дормидонт истово кланялись неприступному семейству, которое дружно отвечало лишь полукивками. Причем Дормидонт при встречах и поклонах бросал на Машеньку робкие взгляды, терялся, натыкался на деревья.
        Наконец, при очередном расшаркивании со стороны кавалеров стойкая Машенька не выдержала и… расхохоталась. И немедленно была уведена родителями с бульвара.
        Приятелям также ничего не оставалось, как отправиться восвояси. Правда, до того на Воскресенском проспекте Елизар указал Дормидонту здание красного кирпича, где обитала наша героиня.

        КАРТИНА ТРЕТЬЯ

        Обыкновенная, довольно просторная комната в мещанском доме, скромно, без излишеств обставленная.
        Рослая и очень красивая девушка в длинном повседневном кремовом платье кружится с книгой в руках.
        РАССКАЗЧИК: Сестрица Дормидонта, Зинаида, старше брата всего на два года, но сами посудите, какая между ними пропасть мыслительная. О чем бы ни поведали миру четвертушки белоснежной плотной или, напротив, серой невзрачной бумаги, которые соприкаснулись с печатным станком, о том и Зинаиде доподлинно известно: будь то астероиды, аденоиды, бином Ньютона или засолка огурцов по-корсикански.
        Зинаида - очень, очень ученая молодая особа! Вы никогда не увидите её без книги. Минута, проведенная без чтения, кажется ей унижающей честь и личное достоинство. Недаром она - бывшая выпускница Мариинской гимназии, ныне даёт частные уроки.
        Зинаида разучивает модный вальс, не расставаясь с учебником грамматики. Все получается у нее довольно ловко.
        Брат с сестрицей в городе - постояльцы, снимают на Крестовской, рядом с Торговой площадью, квартиру из трех комнат. Кровей они крестьянских, рода - старинного, коренного, шухободского. Батюшка их, Никита Никитович,  - крепкий хозяин и торговли не чужд: мед, масло и сыр своей выделки в уездную столицу поставляет. Душа у Никиты Никитовича - широкая, немерянная, в плечах он - косая сажень, силы ему отпущено на десятерых Иванов и семерых Евдокимов, ежели их сообща выставить. По праздникам Никита Никитович в охотку поет протяжные песни и рьяно пляшет. И когда он выводит голосом печаль вселенскую, матушка Пелагея Фроловна, женщина на открытые чувства скупая, обильно роняет слезы.
        Отчего брат с сестрицей в городе оказались? Объясняю.
        Батюшка с матушкой как-то на досуге на лавке под образами подумали-подумали, да и решили ребят своих к учению притулить, а то нынче серьезные-то хозяева "бухалтерию" у себя в избе заводят, от нее будто бы огромная польза.
        Появляется Дормидонт, возвышенный и рассеянный. Пока идет к сестре, задевает за вазу с цветами на маленьком круглом столике. Зинаида успевает подхватить вазу и ставит ее на место.
        Дормидонта сперва пронзила смутная догадка, а потом вдруг он прозрел, что Зинаида, с которой он находился в состоянии затяжной войны, барышня самая наинеобыкновенная, наипрелестнейшая, что она самая-самая братская для него сестрица.
        И от избытка родственных чувств он облобызал ее, как бывало матушку за "конфекты" в обертке.
        Зинаида, хотя и позволила ему подобное признание, но отнеслась к самому факту неожиданной телячьей нежности с большим подозрением. Она тут же вручила Дормидонту упитанный фолиант - "Сам себе агроном", который велела штудировать, совмещая полезное с приятным, кружась с ней в зажигательном вальсе.
        Но урок продолжался недолго. Дормидонт вновь наткнулся на вазу, которую уже окончательно свалил вместе со столиком. Расстроился. И прилег на диван.
        Зинаида потушила лампу. Но и в темноте некоторое время мелькала ее фигура с неизменным источником познания перед глазами.
        (Рассказчик поет)

        Вы знаете, а ночи не бывает.
        Однажды это каждый открывает.
        А если он того не открывает,
        То, значит, он счастливым не бывает.

        КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ

        Огромный белоснежный зал с колоннами, со множеством зеркал в дорогих рамах, с хрустальными люстрами, с античными статуями, с величественными парадными портретами предков Льва Сидоровича и Дарьи Кирилловны: мужчины - сплошь сложения циклопического, сплошь князья, фельдмаршалы и государственные мужи, кажется, сгибающиеся под тяжестью наград, но начинают галерею "Три богатыря" В. Васнецова; женщины - тончивые, воздушные, сплошь фрейлины и светские прелестницы с открытыми плечами и немыслимыми сооружениями на голове из пышных золотых и каштановых волос, но открывает женскую серию Снегурочка. В кадках - фикусы, кактусы, лимонные деревья с плодами. Повсюду в беспорядке стопки книг, каждая размером с гимназический ранец. По обеим сторонам залы средних размеров пушки.
        Лев Сидорович в генеральском мундире с эполетами и с саблей практикуется в фехтовании. Дарья Кирилловна и Машенька в бальных платьях, с простыми и кокетливыми прическами поливают из леек растения в кадках.
        В зал вступают взволнованный Дормидонт и сваты - Елизар и его сокурсник по городскому училищу, по прозвищу Коротышка, по виду подросток. Все - в форме. Сваты
        - с лентами через плечо. За делегацией следует курчавый малютка Купидон в красной расшитой косоворотке, хромовых сапожках, с едва пробившимися крылышками и, как полагается, с луком и колчаном. Только компания достигает середины зала, из-за спины Дормидонта резво выскакивает Купидон и пускает стрелу в оборотившуюся Дарью Кирилловну, та от неожиданности роняет лейку. Делегация в отчаянии. Купидон, видя, что промахнулся, немедленно посылает другую свою губительную стрелу - в Машеньку, которая, ахнув, также выпускает из рук лейку. Курчавый малютка в восторге, совсем как любой удачно поразивший мишень земной сорванец.
        Лев Сидорович вкладывает саблю в ножны. Сваты объясняют ему, мол, у вас в палатах дорогой "товар", а у нас на воле богатый "купец". Дарья Кирилловна вкрадчиво уговаривает мужа согласиться на эту партию. Папенька интересуется чувствами дочери. Машенька с охотой подтверждает, что только и грезит о таком пленительном счастии с возлюбленным. Лев Сидорович, растроганный, по-приятельски треплет Дормидонта по плечу и дает добро. Тотчас явившиеся мальчик-ангел и девочка-ангел обряжают Машеньку в подвенечный убор и ставят ее рядом с женихом. Затем объявляются батюшка и матушка жениха, Никита Никитович и Пелагея Фроловна, и с ними вечночитающая Зинаида. И трогательно знакомятся с новыми родственниками. Зинаида вручает Машеньке в дар "Чтение в браке" в сафьяновом переплете.
        Зал заполняют гости: военные, чиновники, купцы и мещане с женами, гимназистки, студенты. В углу устраивается духовой оркестр из пожарных в сияющих касках во главе с бравым брандмайором. Половые из лучшего уездного трактира накрывают столы и всякий раз, поднося очередное блюдо или очередную пузатую бутыль, выкрикивают: "колбасы от купца Демидова Степана Александровича", "фрукты от купца Носырина", "бакалея от Судакова", "пирожные из кондитерской Кадобного", "стерлядь от Милютиных", "вина из ренскового погреба Волкова"…
        Где-то сбоку богини судьбы Парки в коротких туниках прядут свои нити на расписных деревенских прялках.
        Гости вдруг разом подмечают, что у античных статуй Аполлона и Афродиты головы точь-в-точь Дормидонта и Машеньки.
        Когда молодым кричат "горько" и они целомудренно целуются, вовсю палят пушки. Среди приносящих Дормидонту и Машеньке свадебных подношений и рыцарь в доспехах, с белой розой в руке и броской надписью на груди по-немецки "учитель". Белая роза галантно вручается невесте. Оркестр играет вальсы, менуэты, польки. Гости танцуют. Лев Сидорович частенько вальсирует с Пелагеей Фроловной, а Никита Никитович с Дарьей Кирилловной.
        Зинаида проповедует свой образ жизни. И небезуспешно. Кое-кто из присутствующих уже повсюду движется, почитывая.
        Окружающие, указу я на Машеньку и Дормидонта, постоянно твердят, что они "шарманная" пара.
        Молодой франтоват, ловок, остроумен.
        Вдруг в приглушенное звучание оркестра вплетается теплая соловьиная мелодия рожка, звучащая как бы с небес сквозь высокие лепные потолки. Словно сам Лель снизошел до жениха и невесты.
        Оркестр умолкает. Всякое движение среди гостей прекращается. Все боятся спугнуть напутственную любовную песнь лесного и полевого божества отчего края.
        Отговорил рожок. Веселье оживает. Студенты ставят перед молодыми живого петуха, а гимназистки осыпают их зерном.
        Из гостей - военных, чиновников, купцов, мещан - в противоположном от пожарных углу составляется свой оркестр, в котором уже есть место и гармони, в том числе и "черепанке", и балалайке. Оркестр пробует свои силы в просторном северном женском танце.
        Барыни, барышни, купчихи и сударушки сперва робко, а потом все более и более осваиваясь, стали фигура за фигурой выводить узор обычного для пошехонских мест сельского свадебного хоровода. Отошел хоровод. Оркестр грянул плясовую. И тут безо всяких предисловий вступили все. Даже пожарные, оставив свои инструменты. Даже немецкий рыцарь. Даже Лев Сидорович, отстегнув саблю.
        Одни Парки продолжали прясть свои нити. Между Пелагеей Фроловной и Дарьей Кирилловной началось нешуточное состязание. И Дарья Кирилловна выиграла-таки его.
        Затем Никита Никитович вызвал на перепляс Льва Сидоровича. Тот вызов принял. Никита Никитович скинул пиджак, Лев Сидорович освободился от мундира с эполетами. И принялись они отчаянно дробить и крутиться, выкидывая коленца. Никита Никитович переплясал Льва Сидоровича, за что Лев Сидорович одарил его саблей.
        Позже вновь кричали "горько". И палили пушки.
        После всего студенты и гимназистки выстроились в хор и пропели родителям величальную, а молодым заздравную песню. И Дарья Кирилловна повела Дормидонта и Машеньку в опочивальню.

        КАРТИНА ПЯТАЯ

        РАССКАЗЧИК (поет):

        Вы пришли, чтобы сразу уйти?
        Ну, хотя бы присядьте!
        Для чего я фонарь засветил?
        Чтобы быть непонятней.
        И темнеет.
        А книгу вы можете взять.
        И подвиньтесь поближе.
        Вы по-прежнему учитесь
        Звезды на спицах вязать?
        И все вяжете, вяжете…
        И когда я вас снова увижу?
        Знакомая нам комната на Крестовской. Тот же широкий, изрядно облысевший диван.
        Дормидонт просыпается, вскакивает и никак не может понять - отчего он здесь? Оседает на диван, закрывает глаза. Долго и с упорством обшаривает воздух вокруг себя и чмокает губами… Вновь распахивает глаза. И тут же с испугом зажмуривается. Наконец, решительно встает.
        Сдергивает скатерть со стола. И отовсюду стаскивает в нее свои вещи: полагаю, всем известен гардероб студента, от веку он почти не изменился. Вещи собраны. Узел завязан.
        Дормидонт, успев повеселеть, взваливает узел на плечо и покидает квартиру.

        КАРТИНА ШЕСТАЯ

        РАССКАЗЧИК: Ни за что на свете Дормидонт не мог признать всё, так удачно произошедшее, лишь сновидением, то есть совершенным вымыслом. Доводы разума - к прискорбию - были здесь неуместны. И потому, даже на малую толику не поколебавшись, он в восьмом часу с узлом и охапкой чайных роз, которые не без симпатии сторожа срезал в ботаническом саду alma mater, постучался в дверь на Воскресенском проспекте. И прислуга ему отворила.
        Гостиная в доме уездного чиновника среднего достатка. На лицевой стене искусная копия картины "Три богатыря". Дарья Кирилловна в чепце и халате за легкими гимнастическими упражнениями. Лев Сидорович в штатском платье, расхаживая из угла в угол, репетирует какую-то особо патетическую речь.
        Дарья Кирилловна по утрам с вопиющим упрямством изнуряла себя упражнениями по аглицкой системе. О пользе их извольте решать сами. Льва Сидоровича никогда не занимали подобные глупости, он презирал гимнастику. И перед тем, как отбыть на службу, он обычно готовился к событиям грядущего дня. Вот и нынче Лев Сидорович репетирует предполагаемую речь в суде по поводу торжества на рождение младенца у секретаря суда.
        Дормидонт уверенно вошел в гостиную. Сбросил узел. Подлетел к ручке маменьки. И преподнес ей цветы. За которые Дарья Кирилловна его расцеловала. Поклонился папеньке и пожал протянутую Львом Сидоровичем руку.
        Ни Лев Сидорович, ни Дарья Кирилловна не удивились появлению в их доме и в столь ранний час незнакомого юноши. Семья была гостеприимной, и у них постоянно и подолгу, то есть попросту годами, гостили родственники, которых супруги, как ни пытались, не сумели перечесть, а потому усвоили, что их - тьма египетская. Теперь уже обитал один - кузен Дмитрий, студент Александровского технического училища. Сегодня он ни свет ни заря сбежал в свои обожаемые механические мастерские.
        Хозяева предложили гостю поудобнее устраиваться в кресле, а сами предпочли венские стулья возле овального обеденного стола.
        Дормидонта ничуть не смутило, что эту комнату, пусть и просторную, вряд ли даже с натяжкой можно было поименовать залом. И обставлена она, ну, совершенно не так! И на Льве Сидоровиче всего лишь партикулярное платье!
        Вы не забывайте, что Дормидонт пылкий влюбленный, да еще, как ему кажется, счастливый. И чего нет в действительности, то без особых усилий доделывает воображение.
        Взаимное молчание затягивалось.
        Каждый изводил себя вопросом, который сам же и полагал непристойным. Лев Сидорович желал знать: не отпрыск ли перед ним Марьи Феоктистовны?
        Дарья Кирилловна: не крестник ли это Аполлинария Семеновича?
        А Дормидонт: где его законная половина, сиречь-жена?
        Первым не выдержал Дормидонт. Он поднялся, помялся и сел. Затем встал Лев Сидорович. И уже занес палец вверх. Но Дарья Кирилловна предусмотрительно дернула его за рукав. И супруг с облегчением опустился на венский стул.
        После чего сама Дарья Кирилловна долго стояла, решительно опершись на столешницу и собираясь с духом, а в результате поднесла батистовый платок к глазам и непринужденно вернулась в прежнее положение.
        И еще дважды, все более и более приближаясь к вопросу, подымались они, но в самый последний момент состояние дерзости внезапно их оставляло.
        Вопросы сии так в неловкости и зависли на воздусях.
        И тогда Дормидонт выказал себя истинным мужчиной. Он завел речь об охоте на медведя.
        Дормидонт блистательно разыгрывает сценку охоты, изображая одновременно и охотников, которых, по всей вероятности, трое, и медведя. Шутейный рассказ заканчивается тем, что охотники сидят по деревьям, а медведь их караулит. Дормидонт кланяется. Лев Сидорович и Дарья Кирилловна ему аплодируют.
        В это время появляется Машенька в гимназической форме. И застает папеньку и маменьку в обществе вчерашнего смешного реалиста с бульвара. Мальчишка, растопырив руки, бросается к ней, жадно впивается губами в губы и обнимает. Лев Сидорович и Дарья Кирилловна опешили.
        Машенька сперва обомлела, потеряла волю, и ей стало сладко-сладко, с ней словно обморок приключился…
        Затем она оторвала мальчишку от себя и, возмущенная надругательством, влепила ему горячую пощечину. А Лев Сидорович выскочил из-за стола, схватил потерявшегося и покорного Дормидонта за ухо и выставил его на проспект.
        Туда же следом полетел и его тощий узел.
        Машенька села в то самое кресло, которое недавно занимал Дормидонт, и горько заплакала. Папенька и маменька принялись ее утешать.

        КАРТИНА СЕДЬМАЯ

        РАССКАЗЧИК (поет):

        Не держи в горсти
        Свои колкости.
        Я - потом прощу.
        Ты - сейчас прости.
        Кузен Дмитрий задумал жуткую месть за дерзкое оскорбление, нанесенное Машеньке. Правда, он пока точно не знал, какой именно она будет. Но оставался тверд в том, что непременно жуткой.
        И ведь то неслыханно, чтобы этим делом занимались среди бела дня!
        Кузен Дмитрий, несмотря на двадцатилетний возраст, еще никогда не целовался. Он испытал пламень лишь к неодушевленным созданиям - к токарным и фрезерным, доказывая всем и каждому, что движет ими его сердечный теплород, а не тупое электричество.
        Негодяй, конечно, учинит драку. Кузену Дмитрию драка требовалась немедленно!
        Лев Сидорович с помощью Машеньки вспомнил, откуда ему знакома физиономия её обидчика. И вспомнил, что на бульваре у вурдалака и бесстыжей рожи был соратник, которого как-то ему представляли и которого зовут, кажется, Елизаром. Вот через ничего не подозревающего Елизара кузен Дмитрий и отыскал дом, где квартировали Дормидонт с Зинаидой.
        Дверей здесь не запирали.
        Комната на Крестовской. Тут все по-прежнему. Хотя нет. На маленьком круглом столике вновь ваза с цветами, только поскромней предшественницы.
        В комнату врывается Дмитрий. Как заведенный несколько раз обегает пустое жилище. Затем резко останавливается и стучит кулаком по столу. На его первобытный боевой зов никто не выходит. Тогда Дмитрий начинает поиск затаившегося противника. Заглядывает под стол, за этажерку, и, убежденный в праведности своей экспедиции, открывает платяной шкаф.
        Из боковой двери незаметно выплывает Зинаида. С книгой Бомбониса Самурайского "Редкое дыхание - залог долгой жизни". Она пристраивается за спиной у раздосадованного и шумного Дмитрия. И, как тень, следует за ним, пытаясь уразуметь, чего же ищет этот одетый в форменный мундир Александровского училища вор под их диваном и за их креслом.
        И когда Зинаида приготовилась садануть незваного гостя новейшим восточным манускриптом, Дмитрий с разворота сразил, как он полагал, трусливого нахала, скрывающегося у него за спиной.
        Зинаида повалилась на пол. И потеряла сознание. Дмитрий устрашился невольно совершенного. И с него сдуло весь его воинственный пыл. Он дрожащими руками поднял девушку и отнес на диван. Затем схватился за диковинную книгу и стал ею обмахивать свою жертву. Чуть позже вспомнил и про искусственное дыхание. Почувствовав, что опасность миновала, Дмитрий отер обильный пот со лба. И уставился на незнакомку долгим оценивающим взглядом.
        Ах, молодость, молодость! И все-таки ты безумна! Вероятно, это главное твое достоинство.
        Девушка была так пригожа и находилась с ним наедине в такой соблазнительной близости!
        Из сострадания и любопытства он поднес свои губы к ее щеке.
        Вот, оказывается, ради чего его собратья преследуют женщин!
        Он пытался внушить себе, что нехорошо использовать беззащитность красавицы. Да разве он какой-нибудь ветреник!
        И Дмитрий вновь запечатлел поцелуй. Теперь уже на ее устах. Не столь невинный и не столь торопливый.
        Вскоре Зинаида открыла глаза и села.
        Первыми ее движениями были оправить платье и взяться за книгу.
        Зинаида строго и сдержанно, как нашкодившему школяру, принялась выговаривать явно находящемуся не в себе молодому человеку, непредвиденно вставшему перед ней на колено, что существовать воровством в приличном обществе зазорно, а ежели сударю недостает средств на пропитание, то она готова откликнуться на его горе, хотя, конечно, много подать не в силах.
        Дмитрий приносит извинения, просит пощады. И желает объяснить ситуацию.
        Зинаида велела ему сесть рядом и обо всем поведать.
        Свет в комнате приглушен. Ни лица повествующего Дмитрия, ни лица внимающей ему Зинаиды не разглядеть.
        (Рассказчик поет)

        Вам нет проходу от цветов -
        Всяк отличиться хочет,
        Кто розы дарит вам, а кто
        Букет из скромных строчек.
        Примите белый мой тюльпан.
        Он не умрет без влаги.
        Он станет улыбаться вам
        С квадратиков бумаги.
        И незабудки расцветут,
        Хотя снега не тают.
        И будут вечно тут как тут,
        Когда их не хватает.
        Далее с Дмитрием и Зинаидой творится странное: ведут они себя очень церемонно, как чопорные и по этикету слегка жеманные кавалер и дама века пышных и напудренных императриц. Очевидно, в эдакой полумаске они менее скованны.
        Зинаида не склонна считать Дормидонта паршивцем и записным сердцеедом и твердит о его возрасте, о его крайне необузданной игре воображения. Разумеется, Дормидонту выходка его с рук не сойдет, и ему не избежать сурового наказания.
        Дмитрий рассуждает, что дело, по-видимому, в тонкой материи безгрешной страсти, поэтому у Дормидонта, пожалуй, есть веский повод для снисхождения.
        Зинаида стоит за необходимость круга, перехлестнувши который, чувства низки и преступны.
        Он замечает ей, как она кротка и воспитанна.
        Она - как он мужественен и добродетелен.
        Он - что-то про таинственность и печаль в ее очах.
        Она - нечто о его светлом и неоцененном уме.
        Она вымаливает у Дмитрия покровительство над ее влюбленным непутевым братцем.
        Он - клянется, что позаботится о его счастии.
        После чего Зинаида сказала себе: это мой Дмитрий, никому его не уступлю!
        А Дмитрий мысленно повторял: Зинаида моя, Зинаида!
        Дмитрий и Зинаида разом подымаются. Она роняет книгу. Протяжный и обоюдоострый поцелуй.
        Жаль, что хронографы уездного городка не отметили столь замечательный факт: Зинаида несколько минут своей сознательной жизни провела не читая.
        Появляется понурый Дормидонт. Двигается будто слепой и немощный. Задевает узлом за вазу и круглый столик, они падают.
        Дормидонту на это наплевать. Он замирает среди комнаты, не выпуская узла.
        Зинаида и Дмитрий отпрянули друг от друга.
        Зинаида наклоняется за книгой. Дмитрий - чтобы ей помочь.
        Вдвоем поднимают книгу, вдвоем начинают ее читать. Вдвоем идут к Дормидонту и отбирают у него узел. Вдвоем, как сынишку, гладят его по голове. Дормидонт бесчувственнее и бессмысленнее камня.
        Дормидонт, с утра кружа по улицам и огибая городские огороды, закопался в себя на небывалую глубину.
        Вытащить его оттуда, как догадалась Зинаида, можно только взрывом.
        Зинаида что-то шепчет на ухо брату. На его лице постепенно появляются признаки оживления и интереса. И вдруг он резко оттаивает. Замечает Дмитрия. Охотно и благодарно кланяется ему и крепкой дланью отвечает на рукопожатие.
        А потом ни с того ни с сего озорно задирается. И у Дмитрия с Дормидонтом происходит веселая молодецкая потасовка.
        А Зинаида со своим Бомбонисом Самурайским кружит вокруг них.
        Пожалуй, не менее бочки пороху оказалось в словах Зинаиды. Что же то были за слова? Сестрица сообщила брату, что Дмитрий послан к нему Машенькой. Для перемирия.

        КАРТИНА ВОСЬМАЯ

        РАССКАЗЧИК (поет):

        Таинство белой чаши
        Над придорожной пылью.
        Чистый на раны наши
        Пластырь прохладных лилий.
        Прошел год. Дмитрий не нарушил клятвы.
        Угол Александровского бульвара и Крестовской со стороны бульвара. Вдали Сретенская церковь. Воздух раскачан торжественным и спокойным колокольным звоном.
        Из церкви после венчания шествуют две пары новобрачных - Дмитрий и Зинаида, Дормидонт и Машенька. С ними их родственники и друзья.
        И на радость и на горе супруг получил себе супругу, а она - супруга. И небесами был скреплен союз сей.

        КАРТИНА ДЕВЯТАЯ

        Тот же угол Александровского бульвара и Крестовской.
        РАССКАЗЧИК: Еще несколько раз метели и стужу сменяло лето и пору цветения пора увядания. И опять мы на Александровской аллее в конце сентября в послеполуденные часы.
        С разных концов аллеи навстречу друг другу движутся два "обоза". Что с той, что с другой стороны транспортное средство одно - это всеми нами опробованная детская коляска. А вот количество сопровождающих разное.
        Итак: с одной стороны - Машенька катит коляску, рядом, держась за маменькину юбку, семенит девочка лет четырех, сбоку идет Дормидонт, он иной раз заглядывает в гнездо малышки, показывая ей "козу рогатую".
        С другой стороны - коляской управляет Дмитрий, сзади, углубленная в чтение Зинаида, за которой цепочка из четырех мальчиков, мал мала меньше, все в очках, все с книгами, у последнего она самая, большая и, вероятно, самая тяжелая.
        "Обозы" поравнялись. Сопровождающие степенно раскланялись. И движение продолжилось.
        Правда, отъехав несколько шагов от места встречи, 'Машенька сделала короткую остановку. Которой Дормидонт не преминул воспользоваться - поцеловал-таки жену. При этом Машенька закрыла лицо от публики ладонью. Обое рассмеялись. Засмеялась и девочка их лет четырех.

        ЭПИЛОГ

        РАССКАЗЧИК (поет):

        Мне жаль мучительно не бывшего меж нами.
        И жизнь нескучная мне кажется бедней.
        Раз не болели мы друг друга именами
        Нечаянно
        В вершинах школьных дней.
        Скатать бы полотно текучих лет обратно,
        Тогда…
        Тобой тогда мне вновь не заболеть.
        Но все равно
        О том, что невозвратно,
        Что быть могло.
        Нельзя не сожалеть.

…Изложил вам историю. И никак не пойму, а причем тут "второй Гейдельберг"? Но оставлю, однако, все как есть. По слухам, Гейдельберг тоже славный город. И, может быть, даже не менее славный, чем Чере'повец.

        notes

        Примечания

1

        Литературный вариант хореографического водевиля. Написан для моего друга Валерия Владимировича Ассовского и его ансамбля "Северные зори".

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к