Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Поэзия Драматургия / Бестужев Александр: " Стихотворения Лирика Декабристов " - читать онлайн

Сохранить .
Стихотворения (Лирика декабристов) Александр Бестужев

        #

        Бестужев Александр
        Стихотворения (Лирика декабристов)

        А.А.БЕСТУЖЕВ
        Стихотворения (Лирика декабристов)
        А. А. БЕСТУЖЕВ
        Череп
        Тост
        Шебутуй
        А. А. БЕСТУЖЕВ И К. Ф. РЫЛЕЕВ
        АГИТАЦИОННЫЕ ПЕСНИ
        "Царь наш - немец русский..."
        "Ах. тошно мне..."
        "Ты скажи, говори..."
        "Подгуляла я..."
        Подблюдные песни
        Александр Александрович Бестужев родился в 1797 году. Он учился в Горном корпусе, потом поступил на военную службу. Эскадрон Бестужева располагался близ петергофского дворца Марли. Этому обязан своим происхождением его псевдоним - Марлинский, имя, которое позднее так громко прозвучало в нашей литературе. Бестужев дебютировал как поэт и переводчик. Затем начали появляться его критические статьи, фельетоны, рецензии. Смелость и независимость суждений, остроумие, меткость наблюдений и полемических выпадов выдвинули Бестужева в число наиболее авторитетных критиков, глашатаев и поборников гражданского романтизма.
        В 1822 году Бестужев познакомился с Рылеевым и скоро стал его ближайшим другом и сподвижником. Вместе они издавали альманах "Полярная звезда", вместе писали агитационные песни. Рылеев привлек Бестужева в Северное общество. Бестужев был избран членом его Верховной думы. 14 декабря он активно участвовал в восстании, вывел на Сенатскую площадь Московский полк. Бестужева приговорили к 15 годам каторги, замененной ссылкой в Сибирь. В 1829 году он был переведен рядовым на Кавказ."Там он написал большинство своих романтических повестей, принесших ему необычайную популярность. Характерные для романтизма острота восприятия мира, красочность и страстность присущи и его стихам ("Тост", "Сон", и др.).
        Но ни слава писателя, ни исключительная храбрость долго не могли избавить Бестужева от тягот солдатчины. В 1836 году он наконец был произведен в прапорщики, но вскоре переведен на самый опасный участок - на Черноморское побережье. Он погиб
7 июня 1837 года при высадке десанта на мысе Адлер.
        ЧЕРЕП
        Was grinsest du mir, hohler Schadel, her?
        Als dass dein Him, wie meines, einst verwirret
        Den leichtenTag gesucht und in der Dammrungschwer,
        Mit Lust nach Wahrheit jammerlich geirret.
        Goethe's Faust

[Что скалишь зубы на меня, пустой череп? Не хо
        чешь ли сказать, что некогда твой мозг, подобно моему,
        в смятении искал радостных дней и в тяжких сумерках,
        жадно стремясь к истине, печально заблуждался?
        "Фауст" Гете (нем.) - Ред.]
        Кончины памятник безгробный!
        Скиталец-череп, возвести:
        В отраду ль сердцу ты повержен на пути
        Или уму загадкой злобной?
        Не ты ли - мост, не ты ли - первый след
        По океану правды зыбкой?
        Привет ли мне иль горестный завет
        Мерцает под твоей ужасною улыбкой?
        Где утаен твой заповедный ключ,
        Замок бессмертных дум и тленья?
        В тебе угас ответный луч.
        Окрест меня туман сомненья.
        Ты зкизнию кипел, как праздничный фиал,
        Теперь лежишь разбитой урной;
        Венок мышления увял,
        И прах ума развеял вихорь бурный!
        Здесь думы в творческой тиши
        Роилися, как звезды в поднебесной,
        И молния страстей сверкала из души,
        И радуга фантазии прелестной.
        Здесь нежный слух вкушал воздушный пир,
        Восхищен звуков стройным хором;
        Здесь отражался пышный мир,
        Бездонным поглощенный взором.
        Где ж знак твоих божественных страстей,
        И сил, и замыслов, грань мира облетевших?
        Здесь только след презрительных червей,
        Храм запустения презревших!
        Где ж доблести? Отдай мне гроба дань,
        Познаний светлых темный вестник!
        Ты ль бытия таинственная грань?
        Иль дух мой - вечности ровесник?
        Молчишь! Но мысль, как вдохновенный сон.
        Летает над своей покинутой отчизной,
        И путник, в грустное мечтанье погружен,
        Дарит тебя земле мирительною тризной.

1828
        ТОСТ
        Вам, семейство милых братии,
        Вам, созвездие друзей,
        Жар приветственных объятий
        И цветы моих речей!
        Вы со мной и лед сомненья
        Растопил отрадный луч,
        И невольно песнопенья
        Из души пробился ключ!
        В благовонном дыме трубок,
        Как звезда, несется кубок,
        Влажной искрою горя
        Жемчуга и янтаря;
        В нем, играя и светлея,
        Дышит пламень Прометея,
        Как бессмертия заря!
        Раздавайся ж, клик заздравный,
        Благоденствие, живи
        На Руси перводержавной,
        В лоне правды и любви!
        И слезами винограда
        Из чистейшего сребра
        Да прольется ей услада
        Просвещенья и добра!
        Гряньте в чашу звонкой чашей,
        Небу взор и другу длань,
        Вознесем беседы нашей
        Умилительную дань!
        Да не будет чужестранцем
        Между нами бог ланит,
        И улыбкой, и румянцем
        Нас здоровье озарит;
        И предмет всемирной ловли,
        Счастье резвое, тайком
        Да слетит на наши кровли
        Сизокрылым голубком!
        Чтоб мы грозные печали
        Незаметно промечтали,
        Возбуждаемы порой
        На веселье и покой!
        Да из нас пылает каждый.
        Упитав наукой ум,
        Вдохновительною жаждой
        Правых дел и светлых дум,
        Вечно страху неприступен,
        Вечно златом неподкупен,
        Безответно горделив
        На прельстительный призыв!
        Да украсят наши сабли
        Эту молнию побед,
        Крови пламенные капли
        И боев зубчатый след!
        Но, подобно чаше пирной
        В свежих розанах венца,
        Будут искренностью мирной
        Наши повиты сердца!
        И в сердцах - восторга искры,
        Умиления слеза,
        И на доблесть чувства быстры,
        И порочному - гроза!
        Пусть любви могущий гений
        Дает вам радости цветы
        И перуны вдохновений
        В поцелуе красоты!
        Пусть он будет, вестник рая,
        Нашей молодости брат,
        В пламень жизни подливая
        Свой бесценный аромат.
        Чтобы с нектаром забвенья
        В тихий час отдохновенья
        Позабыть у милых ног
        Меч, и кубок, венок.

1829
        ШЕБУТУЙ
        (Водопад Станового хребта)
        Стенай, шуми, поток пустынный,
        Неизмеримый Шебутуй,
        Сверкай от высоты стремнинной
        И кудри пенные волнуй!
        Туманы, тучи и метели
        На лоне тающих громад,
        В гранитной зыбля колыбели,
        Тебя перунами поят.
        Но, пробужденный, ты, затворы
        Льдяных пелен преодолев,
        Играя, скачешь с гор на горы,
        Как на ловитве юный лев.
        Как летопад из вечной урны,
        Как неба звездомлечный путь,
        Ты низвергаешь волны бурны
        На халцедоновую грудь;
        И над тобой краса природы,
        Блестя, как райской птицы хвост,
        Склоняет радужные своды
        Полувоздушных перлов мост.
        Орел на громовой дороге
        Купает в радуге крыле,
        И серна, преклоняя роги,
        Глядится в зеркальной скале.
        А ты, клубя волною шибкой,
        Потока юности быстрей,
        То блещешь солнечной улыбкой,
        То меркнешь грустию теней.
        Катись под роковою силой,
        Неукротимый Шебутуй!
        Твое роптанье - голос милой;
        Твой ливень - братний поцелуй!
        Когда громам новы внимаю
        И в кудри льется брызгов пыль
        Невольно припоминаю
        Свою таинственную быль...
        Тебе подобно, гордый, шумный,
        От высоты родимых скал
        Влекомый етрастию безумной,
        Я в бездну гибели упал!
        Зачем же моего паденья.
        Как твоего паденья дым,
        Дуга небесного прощенья
        Не озарит лучом своим!
        О, жребий! если в этой жизни
        Не знать мне радости венца
        Хоть поздней памятью обрызни
        Могилу тнхую певца.

1829
        А.А.БЕСТУЖЕВ
        И
        К.Ф. РЫЛЕЕВ
        АГИТАЦИОННЫЕ ПЕСНИ
        Царь наш немец русский
        Носит мундир узкий.
        Ай да царь, ай да царь.
        Православный государь!
        Царствует он где же?
        Всякий день в манеже.
        Ай да царь, ай да царь.
        Православный государь!
        Прижимает локти,
        Прибирает в когти.
        Ай да царь, ай да царь,
        Православный государь!
        Царством управляет,
        Носки выправляет.
        Ай да царь, ай да царь,
        Православный государь!
        Враг хоть просвещенья,
        Любит он ученья.
        Ай да царь, ай да царь.
        Православный государь!
        Школы все - казармы,
        Судьи все жандармы.
        Ай да царь, ай да царь,
        Православный государь!
        А граф Аракчеев
        Злодей из злодеев!
        Ай да царь, ай да царь,
        Православный государь!
        Князь Волконский баба
        Начальником штаба.
        Ай да царь, ай да царь,
        Православный государь!
        А другая баба
        Губернатор в Або.
        Ай да царь, ай да царь,
        Православный государь!
        А Потапов дуриый
        Генерал дежурный.
        Ай да царь, ай да царь,
        Православный государь!
        Трусит он законов.
        Трусит он масонов.
        Ай да царь, ай да царь,
        Православный государь!
        Только за парады
        Раздает награды.
        Ай да царь, ай да царь,
        Православный государь!
        А за комплименты
        Голубые ленты.
        Ай да царь, ай да царь.
        Православный государь!
        А за правду-матку
        Прямо шлет в Камчатку.
        Ай да царь, ай да царь,
        Православный государь!

1823
        Ах, тошно мне
        И в родной стороне:
        Всё в неволе,
        В тяжкой доле,
        Видно, век вековать.
        Долго ль русский народ
        Будет рухлядью господ,
        И людями.
        Как скотами,
        Долго ль будут торговать?
        Кто же нас кабалил,
        Кто им барство присудил,
        И над нами,
        Бедняками,
        Будто с плетью посадил?
        По две шкуры с нас дерут,
        Мы посеем - они жнут,
        И свобода
        У народа
        Силой бар задушена.
        А что силой отнято,
        Силой выручим мы то,
        И в привольи.
        На раздел ьи
        Стариною заживем.
        А теперь господа
        Грабят нас без стыда,
        И обманом
        Их карманом
        Стала наша мошна.
        Вара с земским судом
        И с приходским попом
        Нас морочат
        И волочат
        По дорогам да судам.
        А уж правды нигде
        Не ищи, мужик, в суде,
        Без синюхи
        Судьи глухи,
        Без вины ты виноват.
        Чтоб в палату дойти,
        Прежде сторожу плати,
        За бумагу,
        За отвагу
        Ты за всё про всё давай!
        Там же каждая душа
        Покривится из гроша:
        Заседатель,
        Председатель
        Заодно с секретарем.
        Нас поборами царь
        Иссушил, как сухарь:
        То дороги,
        То налоги
        Разорили нас вконец.
        А под царским орлом
        Ядом потчуют с вином,
        И народу
        Лишь за воду
        Велят вчетверо платить.
        Уж так худо на Руси,
        Что и боже упаси!
        Всех затеев
        Аракчеев
        И всему тому виной.
        Он царя подстрекнет,
        Царь указ подмахнет,
        Ему шутка,
        А нам жутко.
        Тошно так, что ой, ой, ой!
        А до бога высоко,
        До царя далеко,
        Да мы сами
        Ведь с усами,
        Так мотай себе на ус.
        Ты скажи, говори.
        Как в России цари
        Правят.
        Ты скажи поскорей,
        Как в России царей
        Давят.
        Как капралы Петра
        Провожали с двора
        Тихо.
        А жена пред дворцом
        Разъезжала верхом
        Лихо.
        Как курносый злодей
        Воцарился по ней.
        Горе!
        Но господь, русский бог.
        Бедным людям помог
        Вскоре.
        Между 1822 и 1825
        Подгуляла я.
        Нужды нет, друзья,
        Это с радости.
        Это с радости.
        Я свободы дочь.
        Со престолов прочь
        Императоров,
        Императоров.
        На свободы крик
        Развяжу язык
        У сенаторов,
        У сенаторов.

1824 или 1825 (?)
        ПОДБЛЮДНЫЕ ПЕСНИ

1
        Слава богу на небе, а свободе на сей земле!
        Чтобы правде ее не измениваться,
        Ее первым друзьям не состареться,
        Их саблям, кинжалам не ржаветься,
        Их добрым коням не изъезживаться.
        Слава богу на небе, а свободе на сей земле!
        Да и будет она православным дана. Слава!

2
        Как идет мужик из Новагорода,
        У того мужика обрита борода;
        Он ни плут, ни вор, за спиной топор;
        А к кому он придет, тому голову сорвет.
        Кому вынется, тому сбудется;
        А кому сбудется, не минуется. Слава!

3
        Вдоль Фонтанки-реки квартируются полки,
        Их и учат, их и мучат ни свет ни заря!
        Что ни свет ни заря, для потехи царя!
        Разве нет у них рук, чтоб избавиться мук?
        Разве нет штыков на князьков-голяков?
        Да Семеновский полк покажет им толк.
        А кому сбудется, не минуется. Слава!

4
        Сей, Маша, мучицу, пеки пироги:
        К тебе будут гости, к тирану враги,
        Не с иконами, не с поклонами,
        Л с железом да с законами.
        Что мы спели, не минуется ему,
        И в последний раз крикнет: "Быть по сему!"

5
        Уж как на небе две радуги,
        А у добрых людей две радости:
        Правда в суде да свобода везде,
        Да и будут они россиянам даны. Слава!

6
        Уж вы вейте веревкя на барские головки.
        Вы готовьте ножей на сиятельных князей,
        И на место фонарей поразвешивать царей,
        Тогда будет тепло, и умно, и светло. Слава!

7
        Как идет кузнец из кузницы, слава!
        Что несет кузнец? Да три ножика:
        Вот уж первой-то нож на злодеев вельмож,
        А другой-то нож - на судей на плутов,
        А молитву сотвори, - третий нож на царя!
        Кому вынется, тому сбудется,
        Кому сбудется, не минуется. Слава!

1824 или 1825
        КОММЕНТАРИИ
        Л. А. БЕСТУЖЕВ И К. Ф. РЫЛЕЕВ
        "ЦАРЬ НАШ - НЕМЕЦ РУССКИЙ...". Аракчеев (см. стр. 213). Волконский Петр Михайлович (1776 - 1852) - начальник штаба до декабря 1823 г. Губернатор в Або - Закревский Арсений Андреевич (1786 - 1865) - финляндский генерал-губернатор. Або - город в Финляндии. Потапов Алексей Николаевич (1772 - 1847) - генерал Главного штаба. Масоны - члены так называемых масонских лож, организаций с определенной религиозно-этической программой. С 1822 г. масонские ложи были в России запрещены и существовали нелегально. Голубые ленты. - На таких лентах носили высший орден Российской империи Андрея Первозванного.
        "ТЫ СКАЖИ, ГОВОРИ..." Как капралы Петра и т. д.
        Речь идет о свержении Петра III его женой Екатериной II в 1762 г. Курносый злодей - император Павел I, убитый заговорщиками в 1801 г.
        "ПОДГУЛЯЛА Я. . .". Развяжу язык у сенаторов. - Декабристы намеревались после победы восстания вынудить сенат выпустить обращение "К русскому народу".
        ПОДБЛЮДНЫЕ ПЕСНИ - жанр народной поэзии, песни, исполнявшиеся во время новогодних гаданий. Декабристы пародийно использовали этот жанр в целях политической пропаганды.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к