Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Поэзия Драматургия / Алешин Самуил: " Тогда В Севилье " - читать онлайн

Сохранить .
Тогда в Севилье Самуил Иосифович Алешин

        #

        Самуил Алешин
        Тогда в Севилье
        Комедии я в трех действиях
        (Дон Жуан)

        Действующие лица
        Дон Жуан.
        Флорестино.
        Дон Оттавио.
        Командор.
        Донья Анна.
        Донья Лаура.
        Лючиа.
        Розитта.
        Дон Антонио.
        Дон Пабло.
        Дон Родриго.
        Дон Карлос.
        Дон Клавдио.
        Дон Диего.
        Катерина.
        Служанка.
        Повариха.
        Слуга.

        От автора

        Друзья! Кто из вас не знаком с легендой о Дон Жуане  - неутомимом обольстителе женщин? Эта легенда породила много литературных версий, различно трактующих мотивы, по которым Дон Жуан, предавался своему хлопотному занятию.
        Но по мере того, как я обрастал жизненным опытом, мое представление о действительности все менее уживалось с толкованиями легенды, хотя некоторые из них по философской глубине и литературным достоинствам были гениальны.
        Уже самая идея, будто мог существовать мужчина, который по своей воле покорял бы женщин, в то время как жизнь на каждом шагу показывает нам обратное,  - уже одно это вызывало у меня сомнение. Неуязвимость же Дон Жуана при таком его занятии еще более, казалось мне, находится, в кричащем противоречии с житейской практикой.
        B конце концов мне ничего не оставалось делать, как переселиться в Севилью 1342 года, дабы своими глазами увидеть, как все тогда обстояло на самом деле.
        И что же? Действительность оказалась невероятней и проще, чем ее литературные изложения.
        Я долго не решался поделиться с вами открывшейся мне правдой, настолько она опрокидывает общее представление. Но молчать оказалось сложнее, чем писать. И вот вся эта история перед вами, во всей своей  - прошу поверить мне  - достоверности.
        Я понимаю, что проще всего отнестись к моему рассказу как к шутке. Причем я предвижу, что найдутся критики, которые оценят этот рассказ как шутку недостойную и легкомысленную, если только не подберут еще более уничтожающего прилагательного. Но я ничего не могу поделать. Я там был. В Севилье. В 1342 году. Я это видел. Все было именно так, как я об этом рассказываю. А теперь делайте со мной что хотите, но только докажите, что я неправ.

        Действие первое

        Картина первая
        Мы в Севилье

        Площадь в Севилье в XIV веке. Яркий солнечный день. Слева  - гостиница «Золотой бык и красавица» с нависающим вторым этажом. Над входом установлен большой золотой бык, на спине которого раскинулась серебряная обнаженная женщина. Под навесом гостиницы стоят два стола. Основанием одному из них служит пень, другому бочка, за столом сидит Дон Жуан. Его лицо, без сомнения, приятное, ничего не имеет общего с лицами красавцев тореадоров, которые стараются создать гримеры. В лице Дон Жуана много противоречивого. Оно очень энергично и поэтому мужественно. Но едва заметная нежность и тонкие черты делают это лицо женственным. Оно безусловно молодо  - Дон Жуану не более двадцати трех лет. И в то же время на нем мы замечаем утомление, которое, не похоже на усталость только что прибывшего человека, а является чем-то более глубоким и постоянным. Некоторая хрупкость фигуры, почти мальчишеская, могла бы заставить думать о слабости, если бы смелый поворот головы Дон Жуана, рука, сжатая в кулак и опертая на уверенно выставленное колено, не давали бы основания чувствовать тут пружинистую силу. В данную минуту чуть
насмешливое лицо Дон Жуана мрачно и весь он кажется собранным и рассерженным. Пальцы другой руки нетерпеливо постукивают по столу.
        Мимо проносится, вздрагивая толстыми щеками, его слуга Флорестино. Лицо Флорестино блестит и так раскраснелось, что даже его растрепанные рыжие волосы кажутся красными. На лице слуги мы замечаем то выражение добропорядочности, которое обычно придают себе жуликоватые лентяи, с тем чтобы, напоказ посуетившись, потом часами валяться на солнце.
        Дон Жуан. Флорестино!
        Тот бежит, не, слыша.
        Дон Жуан. Бездельник!!
        Флорестино, услышав окрик, делает на бегу круг и останавливается около стола.
        Флорестино. О! Сеньор!
        Дон Жуан. Куда ты бежал, лодырь?
        Флорестино. Я искал, сеньор.
        Дон Жуан. Кого, лежебока?
        Флорестино. Вас, сеньор.
        Дон Жуан. Ну и что дальше, лентяй?
        Флорестино. Вот, еле нашел, сеньор.
        Дон Жуан. Подойди сюда, чудовище.
        Тот подходит.
        Дон Жуан. Тебе незачем было меня искать, жалкая помесь спившейся черепахи с развратной улиткой. Ходил ли ты, куда я велел? Нашел помещение для меня?
        Флорестино. Да. То есть нет.
        Дон Жуан. Что это значит, пьянчуга?
        Флорестино. Да, я ходил. Нет, я не нашел. Не было ничего достойного вас, сеньор.
        Дон Жуан (поморщившись). Однако найти кое-что достойное твоей глотки тебе удалось?
        Флорестино (прикрыв рот). Что вы, сеньор. Я ни капли…
        Дон Жуан. О капле никто не говорит. (Дает ему подзатыльник.) А где вещи.
        Флорестино. Все там же, сеньор, на заставе.
        Дон Жуан (хочет его ударить.)
        Флорестино отшатывается.
        Дон Жуан. Пошел немедленно, и если через полчаса, ты не будешь здесь, то берегись! Я остановлюсь в этой гостинице.
        Флорестино бежит и налетает на одного из двух. Мужчин, которые входят, беседуя между собой. Одному из них  - Дон Оттавио  - лет пятьдесят пять. Несмотря, на седую бороду, он щеголеват. Это человек веселый, радушный и для друзей готовый на все. Второй  - Командор. Ему лет тридцать. Командор одет богато и даже пышно, но по некоторой небрежности в одежде ясно, что он не уделяет ей много внимания. Лицо Командора, подчеркнутое снизу черной курчавой бородкой, позволяет судить о нем как о человеке властном, с решительным характером. Обладая широкой натурой, Командор может позволить терзать себя по мелочам. Но в серьезном деле, чувствуя свою правоту, будет безжалостен. Лет десять назад он, очевидно, любил драться на шпагах по любому поводу, да и сам частенько эти поводы создавал. В его глазах и сейчас поблескивает озорство, указывая на то, что и ныне Командор очень не прочь при случае обнажить шпагу.
        Дон Оттавио отталкивает от себя Флорестино, и тот налетает на Командора. Тогда Командор дает Флорестино, тумака, и тот летит к Дон Оттавио. Так повторяется раза два, и при каждом тумаке оба приговаривают.
        Дон Оттавио. Вот тебе за то, что бегаешь не глядя…
        Командор. Вот за то, что налетел на меня…
        Дон Оттавио. Вот за то, что помял мой камзол…
        Командор. Вот за то, что я ушиб о тебя руку…
        Дон Жуан (яростно. Его окрик прекратил игру). Эй, сеньоры! Этого достаточно! Еще один удар, и вы будете иметь дело со мной!
        Флорестино (гордо выпрямившись). Вот именно! Бы будете иметь дело с нами.
        Командор замахивается на него. Флорестино отбегает.
        Командор (запальчиво). А при чем тут, собственно говоря, вы, чересчур смелый юноша?
        Дон Жуан (хватаясь за шпагу). Это мой слуга, и я, не позволю никому бить его. Кроме самого себя, разумеется.
        Флорестино. Правильно, сеньор. Мы не позволяем никому нас бить кроме самих себя, то есть я хотел сказать, кроме его милости сеньора Дон Жуана ди Тенорио.
        Дон Оттавио. Ди Тенорио? Уж не родственник ли вы покойного Людовико Ди Тенорио?
        Дон Жуан (с достоинством). Я его сын
        Дон Оттавио (протягивая к нему руки). Шпагу в ножны, мой милый Дон Жуан. Я  - Дон Оттавио ди Монтра. Надеюсь, ты слышал обо мне от своего отца?
        Дон Жуан (быстро подойдя к нему с распростертыми объятиями). Еще бы! Отец часто и восторженно говорил о вас.
        Они обнимаются.
        Дон Оттавио. Узнаю храброго Людовико в его сыне. Мне понравилась твоя готовность защищать своего слугу.
        Дон Жуан (смеясь). Если бы я знал, кто вы, я никогда не сделал бы этого. Можете колотить Флорестино сколько вам вздумается.
        Флорестино. О-го-го! (Убегает.)
        Все смеются.
        Дон Оттавио. Сеньоры, познакомьтесь. Командор, этот прекрасный юноша сын того ди Тенорио, портрет которого висит у меня дома. Дон Жуан,  - перед вами Дон Гонзало ди Уллоа-и-Мальдонадо, командор ордена Калатравы. Его имя после сражения у Эль-Гаваджи заставляет трепетать мавров. Даже враги ни в чем не могут упрекнуть Командора, кроме неосторожности.
        Командор. Признаться, я всегда считал, что между осторожностью и трусостью нет границ. И слишком много трусов этим пользуются.
        Дон Жуан и Командор обмениваются церемонными поклонами.
        Все проходят под навес и рассаживаются. Дон Жуан делает знак слуге.
        Тот приносит вино.
        Дон Оттавио. Да… Вот уже более трех лет, как умер Людовико. Ведь так, не правда ли?
        Дон Жуан. Во вторник как раз три года и пять месяцев.
        Дон Оттавио. Это делает тебе честь, что ты так помнишь день смерти отца. За твое здоровье. (Наливает.)
        Командор (слуге). Если ты посмел, подать плохое вино, я оторву тебе голову.
        Дон Оттавио. А я  - руки и ноги.
        Командор. Оставьте что-нибудь и Дон Жуану.
        Дон Оттавио. О, ему еще останется… (Шепчет.)
        Дон Оттавио и Командор хохочут. Дон Жуан в это время пил, поперхнулся, и закашлялся, прикрывшись шляпой.
        Дон Оттавио. Смотри какой скромник. А ведь ты, наверное, вроде своего отца: тоже не пропустишь ни одной юбки. (Хлопает Дон Жуана по плечу.)
        Дон Жуан чуть не роняет бокал.
        Дон Оттавио. Где ты остановился в Севилье?
        Дон Жуан. Да… думаю вот здесь.
        Дон Оттавио. В гостинице? Ты хочешь меня обидеть? Сейчас же перебирайся ко мне.
        Дон Жуан. Но мне, право, неловко вас затруднять…
        Дон Оттавио. Какие могут быть разговоры? Выпьем за твой приезд.
        Все чокаются и пьют. Дон Жуан незаметно выплескивает вино.
        Дон Оттавио. Да, кстати, что же ты делаешь в наших краях?
        Дон Жуан. Спасаюсь.
        Дон Оттавио. От кого? Тебя преследуют власти?
        Дон Жуан. Нет, с властями я в мире. Хуже.
        Дон Оттавио. Может быть, церковь?
        Дон Жуан. Хуже.
        Командор. Ростовщики?
        Дон Жуан. Хуже.
        Командор. Жена?
        Дон Жуан. Вы почти угадали. Но я не женат. Хуже.
        Командор (пожимает плечами). Муж какой-нибудь любовницы?
        Дон Жуан (презрительно). Если бы так. Один удар шпаги освободил бы меня от этой заботы. Хуже. (С тяжелым вздохом.) Жены мужей.
        Командор. Ах, любовницы!
        Дон Оттавио(смеясь). Но, голубчик, ты так говоришь, как будто у тебя их десяток.
        Дон Жуан (горько усмехнувшись). Да будь у меня десяток, я считал бы, что нахожусь в полном одиночестве. у меня их штук двести. Но иногда мне кажется, что их двести тысяч.
        Дон Оттавио. Двести? (Смотрит на Командора.)
        Командор незаметно для Дон Жуана указывает глазами на бутылку.
        Дон Оттавио. Каким образом, дитя мое, ты умудрился обзавестись столькими любовницами?
        Дон Жуан (с отчаянием). Вот в том-то и дело. Я сам частенько задаю себе этот вопрос. Но, клянусь вам, я ничего не делаю для их приобретения.
        Дон Оттавио. Тут что-то не так. (Подмигнул Командору.) Боюсь, это вино оказалось для тебя слишком крепким.
        Слуга, высунув голову, подслушивает.
        Командор. Каким же образом они вдруг становятся вашими любовницами, если вы тут ни при чем?
        Дон Жуан. Мое имя! Вся беда в моем имени.
        Командор. Ваше имя? Ба-ба-ба! Неужели вы тот самый знаменитый Дон Жуан, слава о похождениях которого летит по всей Испании?
        Дон Оттавио. Боже мой! Так это ты!
        Дон Жуан (грустно, поникнув головой). Увы, сеньоры. Хотя правильней было бы сказать не «знаменитый», а «несчастный» Дон Жуан.
        Слуга, широко открыв глаза, прячет голову.
        Командор. Не хотите ли вы нас уверить, что ваша слава не имеет под собой никаких оснований?
        Дон Жуан. И тем не менее это так. Стоит только женщине услышать, что я Дон Жуан, как она немедленно начинает ждать, чтобы я соблазнил ее или хотя бы сделал такую попытку.
        Дон Оттавио. Но никто не заставляет тебя делать это.
        Дон Жуан. Правильно. Я и не делаю.
        Дон Оттавио (недоуменно). Ну и тогда?
        Дон Жуан. О, вот тогда-то и происходит самое неприятное. Тогда они влюбляются в меня и начинают преследовать.
        Дон Оттавио. А ты беги от них.
        Дон Жуан. Я и бегу. Но тогда они начинают ревновать меня к своим подругам, сестрам, матерям, дочерям, бабушкам, вообще к любому предмету женского рода. Командор. Что же дальше?
        Дон Жуан. А затем они начинают из ненависти клеветать, будто я обольстил этот предмет. А ведь дурная слава как горный обвал. Только толкни первый камень…
        Дон Оттавио (подумав). Это все так. Теперь-то уж конечно твоя слава может покорить многих. Но что там ни говори, а с чего-то все должно было начаться.
        Дон Жуан (смеясь). Клянусь, что я с самого начала всегда смотрел на женщин так, как они сами на себя смотрят. То есть с полным пониманием и сочувствием ко всем их слабостям. Но они почему-то принимают это за любовь. И они готовы на все, когда убеждаются, что это не так.
        Командор. Слабость женщин, даже самых умных, в том, что они всегда готовы поверить, будто способны свести с ума любого человека. Но не кажется ли вам, сеньор, что никто из ваших многочисленных любовниц вообще никогда по-настоящему не любил вас?
        Дон Жуан (удивленно). Тогда я не знаю, что такое любовь?
        Командор. Боюсь, что это так. И мне искренне жаль вас.
        Дон Жуан. Никогда никто не говорил мне чего-либо подобного. (Гордо.) Но я думаю, что вы жалеете здорового за то, что он не болеет.
        Командор (мягко). Нет. Скорее, я жалею слепого, который не понимает, как хорошо видеть.
        Дон Жуан (пристально смотрит на Командора). Вы так говорите, будто знаете, каково потерять зрение.
        Командор (удивленно). Э-э! Да вы, я вижу, совсем не так слепы, как я предполагал. Смотрите, как бы вам не прозреть окончательно.
        Дон Жуан (задумчиво). Если верить вашим словам, то этого вовсе не следует бояться.
        Дон Оттавио (шутливо). Так или иначе, но я предлагаю тост за твоих любовниц.
        Дон Жуан. Что вы, сеньор! Ни в коем случае. Разрешите мне лучше поднять кубок за ваше здоровье, сеньоры, и выразить надежду, что здесь, в Севилье, я найду спокойный уголок. Если бы вы знали, как я устал от бесчисленных дуэлей и женщин, которые от общения со мной могли бы стать только добродетельней.
        Командор (смеясь). Вы противоречите себе. Если вы не искушаете их, то им не с чего и становиться добродетельными. Ибо нет добродетели без искушения.
        Дон Жуан (удивленно). Второй раз вы ставите меня в тупик, сеньор… (Поднимает кубок и, когда те пьют, пригубив, незаметно выливает остальное.)
        Дон Оттавио. Ничего, мой милый! (Дружески хлопает Дон Жуана по спине так, что тот вздрагивает.) Ничего. У меня ты найдешь покой и безопасность. Я  - холостой человек…
        Дон Жуан (с радостью). О, сеньор!
        Дон Оттавио. Что же касается моей сестры…
        Дон Жуан (его лицо вытягивается). Так у вас есть сестра?
        Дон Оттавио (кивает).…То это женщина примерно моих лет и к тому же вдова.
        У Дон Жуана неопределенное выражение лица.
        Командор (улыбаясь). Вы забыли о своих двух племянницах.
        Дон Жуан (испуганно). Как?! Значит, с вами живут еще и две племянницы?
        Дон Оттавио. Да. Но у них столько поклонников, что они даже не взглянут на тебя.
        Командор (Дон Жуану). Я все-таки посоветую вам, сеньор, ухаживать за ними, если хотите остаться незамеченным.
        Дон Жуан (удрученно). Не лучше ли мне все же расположиться в гостинице? Поверьте, не успеют они узнать, что я тот самый Дон Жуан…
        Дон Оттавио. Но кто им скажет? Ни я, ни Командор.
        Командор. Признаться, я очень хотел бы сообщить об этом своей жене…
        Дон Жуан. Ради бога, не делайте этого.
        Командор…но прекрасно понимаю, что сказать одной женщине  - это значит сказать им всем. Кто-нибудь еще знает здесь о вашем прибытии?
        Дон Жуан. Только мой слуга. Но этот не скажет. Он сам страдает от моей славы не меньше, чем я.
        Дон Оттавио. Тогда тебе нечего бояться. (Кричит.) Эй, малый!
        Все поднимаются. Входит слуга. Дон Оттавио вынимает кошелек.
        Дон Жуан. Разрешите мне. (Бросает слуге свой кошелек.)
        Слуга ловит и кланяется.
        Дон Оттавио. Придет рыжий слуга этого сеньора… (К Дон Жуану.) Как его звать?
        Дон Жуан. Флорестино.
        Дон Оттавио. Флорестино… Вот ты ему и скажешь, чтобы шел с вещами ко мне.
        Слуга. Будет исполнено, сеньор.
        Все, кроме слуги, уходят. Слуга смотрит им вслед.
        Слуга. (Подбрасывая кошелек.) Вот это я понимаю! Такого кабальеро нельзя не полюбить. Шутка ли  - Дон Жуан! (Кричит в глубь гостиницы.) Исабела! Тереса!
        Вбегает молоденькая служанка, затем выходит пожилая повариха.
        Слуга. Эй вы, сплетня! Знаете, кто тут сидел? Вот сейчас, за этих самым столом?
        Повариха. Я их знала, когда тебя еще на свете не было, сопляк!
        Служанка. Дон Оттавио и Командор.
        Слуга (передразнивая). «Дон Оттавио и Командор». Приезжий! Вот о ком речь.
        Служанка. Молодой сеньор?
        Слуга. Он самый.
        Повариха. Да мало ли их тут шляется.
        Слуга. Ох уж эти бабы… И вы что же, не заметили в нем чего-нибудь этакого… замечательного?
        Служанка (передернув плечами). Вот уж не обратила внимания. Ничего особенного.
        Повариха. Смазливый мальчишка, и все тут.
        Слуга (театрально смеясь). Ха-ха-ха! Ну, так слушайте, если вас бог глазами обидел… Но тсс!.. Это тайна. (Прикладывает палец к губам.) Смотрите, чтобы языки проглотить.
        Служанка. Ну конечно. Ну же?
        Слуга смотрит выжидательно на повариху.
        Повариха. Да говори уж… Вот мямля.
        Слуга. Сказать  - просто. А вот тайну сохранить  - это уметь надо. Так вот, этот молодой сеньор, этот просто смазливенький сеньор, этот ничего-особенного сеньор  - это… (Пауза.) Это…
        Вбегает Флорестино, еще более красный, запыхавшийся, с сундуком в одной руке, свертком в другой, шкатулкой под мышкой и двумя узлами на груди и на спине. Его шляпа на затылке, а лицо в поту.
        Флорестино (кричит на бегу). Сеньор! Полчаса еще не прошло, и, кроме того, в меня вцепились на заставе два прыщавых альгвасила, чтоб им бык пропорол их надутые… (Остановился как вкопанный, видя, что Дон Жуана нет. Чуть не падая, садится па сундук. К слуге.) А где же мой господин?
        Слуга. Приезжий красавец кабальеро, да?
        Флорестино (опасливо косясь на женщин). Ну, это на чей вкус.
        Слуга. Стройный, одет прекрасно и такая внешность, что…
        Флорестино (поспешно). Внешность как внешность. Порядочная женщина даже и не взглянет.
        Слуга. А уж щедр! Не то что наши скупердяи. (Потрясает кошельком.)
        Флорестино (с досадой). Это он, наверное, тебе спьяну бросил.
        Слуга. Если это твой хозяин, то у меня есть кое-что передать его слуге. Как тебя звать?
        Флорестино. Болтаешь ты много, вот что… Флорестино.
        Слуга. Все правильно. Твой господин, Флорестино, решил остановиться у Дон Оттавио.
        Флорестино. Час от часу не легче! Куда же мне теперь опять тащиться?
        Слуга. Это рядом! Иди прямо (указывает), затем возьми направо, затем налево, затем прямо.
        Флорестино каждый поворот сопровождает соответствующим поворотом головы.
        Слуга. Затем направо, затем еще раз направо и еще направо…
        Флорестино. Стой! А то ты мне свернешь шею.
        Слуга. Затем налево, затем прямо, а там спроси любого. Спросишь, где дом Дон Оттавио, всякий укажет.
        Флорестино. Ах, чтоб ты пропал! Зачем же ты нес всю эту околесицу? Значит, я могу попросту спрашивать встречных по дороге?
        Слуга. Конечно. Да и вообще (зевает), чем чесать попусту язык, тебе бы броситься за ними, ты их сразу же и догнал бы.
        Флорестино (в бешенстве вскакивает). Что же ты молчал, каналья?! Будь проклята та минута, когда твой отец впервые перемигнулся с твоей матерью, из-за чего в конце концов ты появился на свет божий! (Убегает.)
        Слуга и женщины смеются ему вслед. Затем слуга, играя кошельком, делает ВИД, что хочет уйти. Женщины останавливают его.
        Женщины. Ну, а тайна? Твоя тайна?
        Слуга. Видали, каков слуга?
        Повариха. Просто пугало.
        Служанка. Точно рыжий откормленный петух.
        Женщины. Ну, так хозяин? Кто же его господин?
        Слуга. Это (пауза)… знаменитый (пауза)… Дон Жуан!..
        Женщины. Ах!
        Служанка прижала руки к груди, а повариха ладонью закрыла рот.
        Повариха. Что же ты раньше молчал?
        Служанка. Хоть бы одним глазком взглянуть!
        Слуга. Да еще насмотритесь. Он будет жить у Дон Оттавио. Но только если его там никто не узнает. Так что понятно?.. (Грозит пальцем.)
        Служанка. Ну-у, мы молчок. (Поварихе.) Ты хоть лицо его видела?
        Повариха (задумчиво). Да-а… И скажу тебе, действительно редкий красавец.
        Служанка. А я только спину… Но у него такая спина и походка, что он сразу выделяется изо всех мужчин.
        Слуга. Вот слуга, тот уж верно выделяется. Пожалеешь мешок, чтобы прикрыть такую образину.
        Повариха (смотря вслед Флорестино. Потом с глубоким вздохом). Повернул направо…
        Слуга. И где его хозяин откопал себе такого каплуна?
        Повариха (недовольно). Мужчине в его возрасте идет быть полным.
        Служанка. И потом, у него очень приятный голос. Сразу видно, что это слуга необыкновенного человека.
        Слуга удивленно переводит взгляд с одной на другую.
        Повариха. А сильный! Вещей несет сразу столько, что другой и не подымет!
        Служанка (восхищенно). Вот это мужчина!
        Слуга. Ну и ну! Да ведь вы только что…
        Служанка (махнув рукой). Ах, что ты понимаешь! (Берет повариху под руку, и они, взволнованно переглянувшись, собираются уйти.)
        Слуга. Послушайте, вы! Чтобы ни звука об этом, слышите? Повариха. Вот пристал.
        Служанка. Слышим, слышим…
        Смеясь, уходят.
        Слуга (качает головой, затем пожимает плечами). Один только дьявол может понять женщин! (Почесав затылок.) Да и то, пожалуй, если дьявол женского пола. Хотя как будто так и есть на самом деле. (Уходит, подкидывая кошелек с деньгами.)

        Картина вторая
        Вызов

        Внутренний дворик в доме Дон Оттавио. В глубине вход с полукруглым верхом, закрытый узорчатой решеткой. Такие же решетки на окнах, расположенных по сторонам от входа. Через окна и вход видны яркое синее небо и пальмовые ветви. Посредине пола, выложенного цветными плитками, вырезанный звездой бассейн с небольшим фонтаном. Слева у рампы сидит сестра Дона Оттавио  - Донья Лаура, женщина лет пятидесяти. Кружевная палевая накидка покрывает ее голову и, опускаясь на плечи, тем не менее не закрывает весьма пышной груди, из чего можно заключить, что Донья Лаура еще не считает себя пожилой. Коричневое бархатное платье перетянуто в талии корсажем и расшито золотым узором. В руках у нее косынка, которую она вышивает, высоко подняв тонкие брови. На ее полном лице спокойное выражение, но видно, что какая-то мысль, не относящаяся к вышиванию, занимает ее.
        Справа за арфой ее младшая дочь Лючиа, лет шестнадцати. Золотистая коса обвивает ее голову. На ней светло-зеленое свободно спадающее до пят платье, перехваченное под самой грудью поясом и с небольшим круглым вырезом на шее. Широкие рукава касаются пола, и под ними вырисовываются руки в обтягивающих белых рукавах. Девушка перебирает струны, и на ее капризном, чуть глупеньком, но хорошеньком лице сосредоточенное выражение.
        В глубине дворика полулежит с книжкой, обмахиваясь веером, вторая дочь -
        Розитта. Ей лет семнадцать. У нее тоже хорошенькое, но злое лицо. В ее черные длинные косы вплетены золотые шнуры. На Розитте розовое в талию платье с квадратным небольшим вырезом.
        Донья Лаура (продолжая вышивать). Как вам нравится наш гость?.
        Молчание.
        Донья Лаура. Розитта?
        Розитта пожимает плечами.
        Донья Лаура. Лючиа?
        Лючиа пожимает плечами.
        Донья Лаура. Что это значит? Этот жест?.. (Передразнивая их, пожимает плечами.)
        Розитта. Это значит, что он еще слишком молод, чтобы нравиться.
        Лючиа. Он еще почти мальчик.
        Донья Лаура. Дети мои, вы преувеличиваете. Вернее, преуменьшаете. Когда вашему отцу было столько же лет, сколько ему, я уже носила под грудью свое первое дитя. (Тревожно.) Но он ухаживает за вами?
        Розитта. Разумеется.
        Донья Лаура (Успокоенно). Тогда другое дело.
        Лючиа. Но он никогда не краснеет и не роняет шляпы, как Дон Антонио, не вздрагивает, как Дон Пабло, и не запинается, как Дон Клавдио. Правда, он никогда и не произносит никаких двусмысленностей, как они.
        Розитта. Ты так говоришь, как будто он ухаживает за тобой.
        Лючиа. Конечно. А разве за тобой он тоже ухаживает?
        Розитта. Мне нравится это наглое «тоже». Я не знаю, ухаживает ли этот мальчик еще за кем-нибудь, кроме меня, но если это и так, то, очевидно, просто для того, чтобы прочистить себе горло, как это делают певцы перед тем, как петь. Каждое утро он посылает мне цветы.
        Лючиа. И мне тоже.
        Розитта (твердо). Каждый день он преподносит стихи в мою честь.
        Лючиа. И мне также.
        Розитта (раздраженно). Каждый вечер он заводит со мной разговор о звездах. А, как известно, это означает, что если человек не астролог, то влюбленный.
        Лючиа. И со мной также.
        Розитта (злобно). И каждую ночь он поет серенады под моим окном.
        Лючиа (удивленно). И под моим также.
        Розитта. Вот ты и попалась! Не может он каждую ночь петь одновременно под двумя окнами!
        Лючиа. Почему же нет? Сперва он поет под твоим окном, а потом, когда прочистит горло, идет петь под моим.
        Розитта. Да ты просто лжешь, чтоб рассердить меня!
        Лючиа. Ты сама лгунья!
        Донья Лаура. Дети, дети, дети! Тише! Перестаньте немедленно ссориться. Ничего тут обидного и невероятного нет. Просто это означает, что у него разбежались глаза и он влюбился в обеих.
        Розитта (с презрением). В таком случае, чтобы он, подобно буриданову ослу, не умер с голоду между двух охапок сена, можешь взять его себе, Лючиа.
        Лючиа. Ты очень Щедра. Ты мне даришь то, что и так, увы без всякого желания с моей стороны, принадлежит мне. Но так как у меня достаточно поклонников, то я отдаю его тебе.
        Розитта. Можно подумать, что у меня их мало! Да если хочешь знать!..
        Донья Лаура. Дети, дети, дети! Тише! Если вы станете все время ссориться, то у вас появятся морщинки на лице и вы будете казаться старше своих лет.
        Розитта сейчас же начинает разглаживать себе лоб, а Лючиа постукивать пальцами в углах рта.
        Донья Лаура. В общем, я вижу, что Дон Жуан воспитанный молодой человек. Но в нем действительно нет того мужского нахальства, которое так привлекает нас, женщин. Он очень мил, этот юноша, но безусловно проигрывает рядом с таким кабальеро, как Дон Родриго (кивок в сторону Розитты) или Дон Антонио (Лючии), Дон Карлос (Розитте) или Дон Клавдио (Лючии). Дон Диего (Розитте) или Дон Пабло (Лючии). Или (с глубоким вздохом) каким был, наконец, ваш отец, когда он ухаживал за мной… Но ничего, Дон Жуан еще молод. Надеюсь, что его робость пройдет с возрастом. С годами мужчины, как правило, становятся в отношении женщин все глупее и глупее.
        Входят Дон Оттавио, Дон Жуан и еще шестеро кавалеров. После обмена церемонными поклонами трое кавалеров отходят к Розитте, трое группируются вокруг Лючии, а Дон Оттавио и дон Жуан располагаются рядом с Доньей Лаурой. Франтоватые костюмы кавалеров заслуживают того, чтобы на них остановить свое внимание. На одном из них белый атласный камзол с золотыми пуговицами, перетянутый в талии. На другом  - камзол малинового бархата, отороченный соболем. На третьем  - синий, расшитый золотом тапперт  - нечто вроде короткого плаща, надеваемого через голову, с длинными широкими рукавами, свешивающимися, точно крылья, и служащими для украшения. Руки в этом случае продеваются в особые проймы, находящиеся спереди. Головы кавалеров не покрыты, и поэтому мы можем наблюдать их длинные завитые кудри, ниспадающие пышными волнами до плеч. Что касается головных уборов, то преобладают береты, которые кабальеро держат в руках, но встречаются и довольно замысловатые сооружения из фетра и перьев, напоминающие миниатюрные корабли под страусовыми парусами. Из-за того, что каждый кавалер носит на правой ноге трико не такого
цвета, как на левой, создается впечатление, будто этих кавалеров гораздо больше, чем на самом деле. И, только вглядевшись, убеждаешься, что, скажем, зеленая нога и нога телесного цвета принадлежат одному и. тому же хозяину, а продольно-полосатая нога, черная с белым, и нога красного цвета  - другому. Картина была бы неполной, если бы мы забыли отметить, что каждый из молодых сеньоров носит шпагу и туфли с носами почти в полметра длиной. Все это вместе составляет такой яркий букет, что на фоне его совсем теряется черный с серебряной вышивкой камзол Дон Жуана и одноцветное пепельное трико, обтягивающее его ноги. Короткий плащ зеленого бархата свободно висит на его плечах.
        Дон Оттавио (Дон Жуану). Друг мой, тебе незачем скучать с нами. Ступай, наслаждайся обществом юных красавиц. Всякий захочет переменить осень на весну.
        Дон Жуан. Я позволю себе возразить вам, сеньор. Ибо если там (жест)  - весна, то тут  - лето (кланяется Донье Лауре). Яркое, прекрасное, всеми любимое лето, сочетающее в себе зрелость и прелесть.
        Донья Лаура (ласково кивая ему головой). Мне кажется, сеньор, что причина, по которой вы остановились около нас, совсем иная. Просто вы в нерешительности и не знаете, куда вам повернуть: направо или налево.
        Дон Жуан. Вы правы только в одном, сеньора. Несмотря на то, что я старался отдать должное прелести каждой из ваших очаровательных дочерей, я, увы, не удостоен благосклонностью ни одной. И сейчас я просто не знаю, кому из них мое общество будет менее неприятно.
        Донья Лаура. Полноте, Дон Жуан. Такой блестящий молодой человек, как вы?.. Я просто не верю.
        Дон Оттавио (подталкивая Дон Жуана). Иди, иди, мой друг, и не скромничай. Не думай, пожалуйста, что ты хуже этих кабальеро.
        Дон Жуан (кланяясь). Я повинуюсь. С радостью, но почти без надежды. (Подходит к Розитте.)
        Донья Лаура (брату). К сожалению, этот юноша прав. Розитта и Лючиа действительно невысокого мнения о нем.
        Дон Оттавио (настороженно). Он позволил себе что-нибудь лишнее?
        Донья Лаура (с состраданием глядя на брата). Наоборот. Боюсь, что бедняжка вообще никогда не будет иметь успеха у женщин.
        Далее они продолжают разговор, посматривая на Дон Жуана, который стоит около Розитты, совершенно, по-видимому, ею не замечаемый.
        Дон Карлос (Розитте). Сеньорита! Вы видите перед собой несчастнейшего смертного, который завидует простым буквам вашей книги. Ибо я могу только мечтать о том внимании, которое вы уделяете каждой из них.
        Розитта (благосклонно). В самом деле? (Прикладывает раскрытую книгу к груди.)
        Дон Диего. А мне кажется, сеньорита, что сейчас самыми счастливыми являются страницы этой книги. Я был бы рад поменяться с ними местом.
        Розитта (снисходительно). Не будьте так смелы. (Закрыв книгу, кладет ее на колени.

        Дон Родриго. Что до меня, сеньорита, то я хотел бы стать ее переплетом, чтобы лежать на ваших коленях. Ха-ха-ха.
        Розитта (доброжелательно). Вы слишком дерзки.
        Дон Жуан. Не надоела ли вам, сеньорита, эта книга?
        Розитта (свысока). Вы можете предложить что-нибудь лучшее?
        Дон Жуан (вынимает из-под плаща и подает Розитте книгу). Вчера вы сказали, что хотели бы прочесть стихи Фернандеса. Вот они!
        Розитта (со скучающим видом перелистывая томик стихов). Разве?.. Вы что-то спутали… Я имела в виду кого-то другого. (Переглянувшись с Лючией, возвращает книгу Дон Жуану и роняет веер.)
        Кавалеры бросаются поднимать, но Дон Жуану удается их опередить.
        Дон Карлос. Сеньорита! Обворожительный кончик вашей туфельки вызвал у меня такое сильное сердцебиение, что я, почти лишившись пульса, увы, не мог поднять веера первым.
        Дон Диего. Я схватил было веер, сеньорита, но ваши волшебные пальчики оказались у самых моих губ, и это лишило меня равновесия.
        Дон Родриго. Сеньорита! Ваше платье так благоухает, что я почувствовал себя вдребезги пьяным и зашатался, как старая кляча. Ха-ха-ха!
        Розитта ласково им всем улыбается.
        Дон Жуан. Сеньорита. Вот ваш веер. (Протягивает.)
        Розитта (сухо). Благодарю вас. (Берет веер и, еле кивнув Дон Жуану, отворачивается от и его к кавалерам.)
        Чувствуя себя выключенным из общества, Дон Жуан, слегка пожав плечами, отходит к Лючии. в группе Розитты раздается смех. Розитта смеется, закрывшись веером, а ее кавалеры бросают насмешливые взгляды на Дон Жуана. Заметив это, переглянулись и Донья Лаура с Дон Оттавио. Дон Жуан невозмутим. В числе кавалеров Лючии он слушает, как она напевает, аккомпанируя себе на арфе.
        Лючиа (обрывая музыку). А вот дальше… Я не помню, какие слова он ей говорит… (Взглядывает на Дон Пабло.)
        Дон Пабло (вздрагивает). Очевидно, что-нибудь вроде… (Напевает хрипло.) Ту-ра-ри-ра-ра… Хм… Что-нибудь… «Я люблю тебя», очевидно. (Сильно вздрагивает.)
        Лючиа (смеясь). Ах, нет! Может, вы помните, Дон Антонио?
        Дон Антонио (от смущения роняет шляпу). «Грежу лишь»… одну минуточку… «Грежу лишь тобой».
        Лючиа (весело). Нет, нет. Совсем не так Дон Клавдио?
        Дон Клавдио (поет). Трим-рам-а-тим-тим-там… В-в… м-м… н-н… это… (Поет.) «Раб я твой… м-м… н-н… э-э… (скороговоркой) а  - до конца жизни».
        Лючиа (со смехом). Ну, что вы! И потом, это не в размер.
        Дон Жуан (поет). «Помнишь ли тот сон?»
        Лючиа (холодно). Да. Правильно. (Напевает.) «Помнишь ли тот сон». (Прекращая играть.) Очень скучные слова, не правда ли? Точно это  - не мужчина объясняется с девушкой, а… (подыскивает сравнение) медуза.
        Кавалеры дружно смеются.
        Дон Жуан. Я счастлив, сеньорита, что могу предложить те ноты, которые вы желали получить.
        Лючиа (равнодушно). Да? Что это?.
        Дон Жуан. Романс Микаэля. (Протягивает ей ноты, свернутые в трубочку.)
        Лючиа (разворачивает, бросив взгляд на Розитту). Разве я хотела их иметь?
        Дон Жуан. Да. Во всяком случае, вы так сказали.
        Лючиа (удивленно). Когда это было, сеньор?
        Дон Жуан. Третьего дня, сеньорита.
        Лючиа. Вы очень любезны, но… но, право же, мне кажется, что вам это приснилось. (Смеясь, напевает.) «Помнишь ли тот сон»…
        Кавалеры опять дружно смеются.
        Дон Жуан (мужественно перенося и этот удар). По-видимому, моя память, сеньорита, за последние несколько минут сильно ухудшилась. Должен ли я взять ноты обратно?
        Лючиа (безразлично). Можете их оставить. (К Дон Пабло.) Но вы обещали нам спеть песенку, которую все сейчас распевают при дворе.
        Дон Пабло (вздрагивает и откашливается). С радостью.
        Дон Жуан, опять чувствуя себя лишним, едва заметно пожав плечами, отходит. В группе Лючии оживление. Дон Оттавио и Донья Лаура соболезнующе перешептываются. Дон Пабло начинает тихо напевать.
        Дон Жуан (подойдя к Дон Оттавио и Донье Лауре, невозможно). Вы видели? Увы.
        Дон Оттавио. Да, мой друг. Но не предавайся отчаянию. Вкусы женщин так капризны…
        Донья Лаура (покровительственно). Мне кажется, что наш юный друг еще просто мало общался с женщинами и поэтому не вполне понимает их и преувеличивает… Ну, как бы это точнее сказать… их неприступность, что ли?
        Дон Жуан (чтобы скрыть улыбку, низко кланяется). Сеньора, вы угадали… Вы заглянули ко мне в самую душу.
        Дон Оттавио смущенно покашливает. Входят Командор с Доньей Анной. Донья Анна  - красивая женщина лет тридцати с медно-рыжими волосами и нервным, хищным лицом. По тому, как она цепко держит под руку своего мужа, можно предполагать, что у нее ревнивый характер. На ней ярко-красное бархатное платье с весьма распространенным в то время так называемым гранатовым золотым узором (сочетание чертополоха и гранатов). Платье, облегая талию, имеет низкий, очень широкий вырез, открывающий грудь и плечи. Корсаж стянут золотой шнуровкой. Поверх платья висит накидка из золотой парчи. На голове У Доньи Анны высокая двурогая шляпа, с каждого из загнутых рогов которой спускаются розовая и голубая вуали. После обмена поклонами Донья Анна садится подле Доньи Лауры.
        Командор (Донье Анне). Дорогая, позволь представить тебе Дон Жуана  - блестящего молодого сеньора, сына друга Дон Оттавио.
        Поклоны.
        Дон Жуан много путешествовал и может рассказать нам любопытнейшие вещи.
        Донья Анна. Вы были в Мадриде?
        Дон Жуан. Всего месяца два тому назад, сеньора.
        Донья Анна. Так вы, наверное, знаете последние моды?
        Дон Жуан (оживившись). О, разумеется. Рад буду вам о них сообщить. Сейчас при дворе очень модны платья из гофрированного шелка. Вырез не широкий, юбка отрезная у талии и делается с глубоким распахом на боку, образующим фалду. Левый бок большею частью драпируют в виде баски из подкроенного косого материала. Это, разумеется, дневной наряд. А для вечернего туалета  - очень хорош бархат. Широкий пояс такого платья должен перехватывать талию очень узко. Что касается спины, то ее обычно открывают до тех пор, пока о ней можно говорить как о таковой. Спереди (показывает почти до пояса)  - то же самое. Бедра  - широко и тут (показывает на зад) очень, о-о-очень пышно…
        Так как Дон Жуан говорит с неподдельным увлечением, то постепенно его начинают слушать все присутствующие  - мужчины с удивлением, а женщины с интересом.
        (Продолжает.) Туфли начали носить опять с застежками, причем каблук вот такой (раздвигает указательный и большой пальцы). Мушки  - по-старому: чувственная  - в углу рта, скромная  - на подбородке. Снова входят в моду широкие брови и капризный рот. Нижнее белье…
        Донья Анна. О! (Закрывается веером.)
        Дон Жуан (спохватившись). Простите, сеньора, но я дошел до области, о которой мне ничего не известно.
        Донья Анна (с восхищенным удивлением). Но откуда, сеньор, вы  - мужчина  - и знаете все это?
        Донья Лаура. Поразительно! Я первый раз встречаю кабальеро, который так разбирался бы в дамских туалетах.
        Розитта и Лючиа переглядываются с недоумением.
        Дон Жуан (непринужденно). Пусть это вас не удивляет. Моя сестра  - большая модница. И так как мы очень дружны, то я охотно беседую с ней по поводу ее платьев.
        Дон Оттавио. Ба! Да разве у Людовика была еще дочь? Ты нам об этом ничего не говорил.
        Дон Жуан (небрежно). Разве? У меня при себе даже есть медальон с ее миниатюрой.
        Донья Лаура. Так ли она хороша, как ее брат?
        Дон Жуан (кланяясь, снимает с шеи медальон и подает Донье Лауре). Мы близнецы. И, говорят, очень похожи друг на друга.
        Донья Лаура (рассмотрев миниатюру, передает медальон дальше). В самом деле, сходство необыкновенное. Как ее зовут?
        Дон Жуан. Э-э… Памелла.
        Донья Лаура. Какое нежное имя.
        Дон Оттавио (рассматривая миниатюру, через плечо Доньи Анны). Действительно. Как две капли воды. А прехорошенькая сеньорита твоя сестра.
        Донья Анна. Очаровательное созданье. Вас не путали с нею в детстве?
        Командор. Ты забываешь, моя милая, что девочку и мальчика довольно затруднительно спутать по внешнему виду.
        Дон Жуан (улыбаясь). Мы носили разные одежды, сеньора.
        Донья Анна (смеясь). О да, да. Какая я глупая. (Желчно Командору, который внимательно разглядывает миниатюру.) Друг мой, не кажется ли тебе, что ты скоро проглядишь на этом портрете дырки?
        Командор (с привычным терпением). Вряд ли это возможно, дорогая. (Отходит с медальоном к рампе. Поскольку он стоит к нам лицом, мы замечаем, что, рассматривая медальон, Командор все более и более задумывается. Потом, словно пораженный, подняв брови и слегка улыбаясь, он шепчет: «Неужели?» Искоса бросив взгляд на Дон Жуана, он сейчас же отворачивается, закусив губу. Затем говорит вслух.) Он просто волшебник  - ваш художник. Взгляните-ка сюда, Дон Жуан.
        Дон Жуан подходит к нему.
        (Указывая.) Как он выписал глаза? (Пристально глядя на Дон Жуана.) Ведь они только что не двигаются.
        Дон Жуан. Да, это очень хороший мастер.
        Командор. А давно была сделана миниатюра?
        Дон Жуан. Лет пять назад.
        Командор (внимательно следя за Дон Жуаном). Вероятно, сходство с тех пор увеличилось?
        Дон Жуан (Спокойно). Говорят, что да.
        Командор. Поразительно. Наверное, если вас переодеть в женское платье, вы могли бы сойти за свою сестру.
        Дон Жуан (смеясь). Боюсь, что я был бы слишком угловат и груб.
        Командор. А из вашей сестры в мужском платье получился бы, очевидно, превосходный кабальеро. (Пауза. Смотрит на Дон Жуана.) Не хуже вас.
        Дон Жуан (кланяясь). Благодарю. (Взяв у Командора медальон, надевает его и как бы вскользь замечает.) Если я найду для себя в Севилье спокойный уголок, то обязательно вызову сюда сестру, и тогда вы сможете, сеньор, высказать ей все свои комплименты лично.
        Командор. Да, кстати, о спокойном уголке! Мне кажется, что сегодня вы покорили мою жену.
        Дон Жуан. Что это  - ревность?
        Командор. Боже меня упаси. Если бы хоть что-нибудь отвлекло ее внимание от моей особы, я был бы только счастлив.
        Дон Жуан. Однако вы не очень-то любите свою супругу.
        Командор. Я любил ее как мог. Но  - увы. Когда женщина требует от вас, чтобы вы любили ее еще больше, то невольно начинаешь любить еще меньше.
        Дон Жуан (смущенно). Скажите, а за что вообще начинаешь любить?
        Командор. В том-то и дело, что когда любишь за ум, красоту, за успехи, характер  - это еще не самая большая любовь. А вот когда любишь неизвестно за что  - это и есть любовь.
        Дон Жуан (вздохнув). Это, наверное, очень странное чувство…
        Командор берет Дон Жуана под руку и, беседуя, отходит с ним в сторону. В это время Лючиа идет к двери и зовет служанку.
        Лючиа. Катерина!
        Никакого ответа.
        (Нетерпеливо.) Катерина!
        Молчание.
        (Топнув ножкой.) Катерина!!
        Вбегает оживленная, раскрасневшаяся Катерина, на ходу поправляя волосы.
        Лючиа (капризно). Я сто раз должна была крикнуть, прежде чем ты появилась.
        Катерина (запыхавшись, шепотом). Ох, сеньорита, простите… Я бежала со всех ног… Там такие новости… (Бросает взгляд на Дон Жуана.)
        Лючиа (раздраженно). Где  - там?
        Катерина. У нас на кухне. Пришла служанка из гостиницы «Золотой бык и красавица» и рассказывает…
        Лючиа (презрительно). Неужели ты думаешь, что меня интересуют ваши кухонные новости? (Пауза.) Ну и что? (С пренебрежением.) Что же могла сказать какаято служанка из гостиницы?
        Катерина. Она сказала, что сеньор Дон Жуан, вот который там стоит с сеньором Командором,  - это (торжественно), это Дон Жуан!
        Лючиа. И это всё?
        Катерина (разочарованно). Всё.
        Лючиа. Да ты что, заговариваться стала, что ли? Сеньор Дон Жуан  - это Дон Жуан. И вся новость? Да это все равно что сказать про тебя: служанка Катерина сплетница.
        Катерина. Нет, сеньорита, вы не так поняли. (Внушительно шепчет.) Это тот Дон Жуан…
        Лючиа. Какой тот? Ничего не понимаю.
        Катерина (так же). Знаменитый… Известный сердцеед.
        Лючиа. Дон Жуан! Да что ты говоришь! Боже мой! Пойди скажи сестре…
        Катерина бежит к Розитте и шепчет ей. С этой минуты Лючиа хотя и продолжает беседовать с кавалерами, но очень невнимательна к ним и все время посматривает на Дон Жуана. Кавалеры, заметив это, начинают неодобрительно переглядываться.
        Розитта (служанке). Не может быть! (Пауза.) Хотя… А матушка знает?
        Катерина бежит к Донье Лауре. У Розитты та же игра, что и у Лючии. Донья Лаура сидит одна, обмахиваясь веером. Донья Анна беседует с Доном Оттавио. Слушая Катерину, Донья Лаура закрылась веером так, что видны только глаза. Катерина шепчет. Глаза Доньи Лауры округляются.
        Донья Лаура. И это правда?
        Катерина. Я бы побожилась, сеньора, если бы только божиться не было грехом.
        Донья Лаура. Иди на кухню. И обо всем, что узнаешь, сейчас же сообщи мне, слово в слово.
        Катерина убегает.
        (Про себя.) Теперь понятно, почему он ухаживал сразу за ними двумя. О, коварный соблазнитель!.. Боже мой! Святая дева Мария, да ведь он и меня попытался сегодня ранить в сердце своими комплиментами! Хорошо, что я тверда. Но другая, менее опытная, была бы поколеблена. (Смотрит на Дон Жуана с испугом и восхищением. Затем подходит к Донье Анне и Дону Оттавио. Метнув гневный взгляд на брата, обращается к Донье Анне.) Дорогая, я вам должна сообщить одну новость. Этот молодой сеньор (указывая глазами на Дон Жуана),  - как по-вашему, кто это?
        Донья Анна. То есть как кто? Мне его представили как Дон Жуана, друга вашего брата. (Смотрит на Дон Оттавио, который весь съежился от смущения, чувствуя, о чем будет идти речь.) Разве это не так?
        Дон Оттавио. Да, конечно, и…
        Донья Лаура (перебивая его, сокрушенно). Увы, так. Но мой брат, очевидно, не знает, что этот Дон Жуан  - тот Дон Жуан.
        Донья Анна (недоуменно). Тот?
        Донья Лаура внушительно кивает головой.
        (Начинает догадываться.) Тот??
        Донья Лаура кивает еще раз.
        (Догадавшись, но не веря.) Тот?!!
        Донья Лаура быстро несколько раз кивает Головой.
        (Поверив, ошеломленно.) Тот?!!
        Донья Лаура, закрыв глаза, медленно опускает голову. У Дон Оттавио от досады и смущения такое лицо, будто у него во рту лимон. Донья Анна, приложив руку к сердцу, впивается глазами в Дон Жуана.
        Дон Оттавио. Но поверьте…
        Донья Лаура (перебивает). Вы понимаете, дорогая, я страшно взволнована. Все мои мысли сейчас об одном: как спасти от него моих девочек?
        Донья Анна (самоотверженно). Я помогу вам, милая. Я привлеку его внимание к себе. (Почти в панике.) Раз я знаю, кто это, он для меня не опасен.
        Дон Оттавио. Вы можете быть спокой…
        Донья Лаура. Мы примем удар на себя. (Бросает внимательный взгляд на дочерей.) Мои бедные невинные крошки! Пока ваша мать с вами, она сбережет вашу честь.
        Донья Анна. О, я вас понимаю. Я помогу вам, чего бы мне это ни стоило. (Собравшись с духом, решительно подходит к Командору и Дон Жуану.) Мой супруг совсем завладел вами, сеньор.
        Командор. Уступаю тебе Дон Жуана, дорогая. Он поистине очаровательный собеседник.
        Донья Анна. И ты не боишься?
        Командор (вздохнув). Я слишком уверен в тебе, моя радость.
        В это время раздается жалобный возглас Дон Оттавио.
        Дон Оттавио (жалобно). Командор, спасите меня.
        Командор подходит к Донье Лауре и ее брату.
        Дон Оттавио. Вы понимаете, Командор, каким-то дьяволом… прости, дорогая… каким-то чертом… извини меня, моя милая… каким-то… (с трудом находит слово) непонятным способом эти женщины узнали, что Дон Жуан  - Дон Жуан. И вот моя сестра бранит меня за это.
        Донья Лаура. Я только не понимаю, как можно быть настолько легкомысленным, чтобы ввести в дом человека с подобной репутацией? В дом, в котором находятся две девушки и твоя сестра. Ну хорошо, о моих дочерях я теперь сама позабочусь. Но обо мне ты даже не подумал!
        Дон Оттавио. Помилуй, дорогая, но что может угрожать тебе?
        Донья Лаура. Что? Не что, а кто! Дон Жуан, конечно! Разве ты не слышал, что он говорил мне сегодня? Разумеется, это вовсе не так легко  - вскружить мне голову. Но ты не имел права ставить меня в такое опасное положение.
        Дон Оттавио беспомощно взглядывает на Командора.
        Командор (Дону Оттавио). Не спорьте, сеньор. То, о чем говорит Донья Лаура,  - факты. А факты подобны женщинам. Им не следует противоречить.
        Оба смеются.
        Донья Лаура. Вы напрасно превращаете все в шутку. (Командору.) На вашем месте, сеньор, я не стала бы оставлять свою супругу в обществе этого человека.
        Продолжая разговаривать, они следят за беседой Доньи Анны и Дон Жуана. Донья Анна нервно обмахивается веером и не отрываясь смотрит на Дон Жуана.
        Донья Анна. Итак, я жду, сеньор.
        Дон Жуан (удивленно). Чего, сеньора?
        Донья Анна. Продолжения.
        Дон Жуан. Чего, сеньора?
        Донья Анна (значительно). Вашего рассказа о модах.
        Дон Жуан. Но я сказал все, что мог.
        Донья Анна. А то, что не могли? Вы начали говорить о белье… Итак, что же носят (опустив глаза) под платьем…
        Дон Жуан. Под платьем?.. Ах, вас интересует то, что носят под платьем? Извольте, сеньора…
        Они отходят, беседуя, к окну. Лючиа и Розитта нервно наблюдают за тем, как жестикулирует Дон Жуан, показывая себе то на талию, то на колени, то на грудь. Кавалеры все более и более озлобленно поглядывают на Дон Жуана.
        Лючиа (взяла ноты, прерывает поющего Дон Пабло). Простите, сеньор… (Громко.) Дон Жуан! Я хотела попросить вас показать мне, как разыгрывать тут один пассаж.
        Дон Жуан (небрежно). Хорошо, сеньорита. Я обязательно покажу вам потом.
        Продолжает оживленно разговаривать с Доньей Анной, которая время от времени возбужденно смеется. Лючиа обижена и взволнована.
        Розитта (громко). Да, кстати, Дон Жуан. Я, пожалуй, все-таки прочту вашего Фернандеса.
        Дон Жуан (равнодушно). Отлично, сеньорита. Я оставлю для вас этот томик. (Продолжает беседу с Доньей Анной.)
        Розитта уязвлена в самое сердце.
        Донья Лаура (заметив эту сцену). О боже! Вы заметили, как этот коварный обольститель раскидывает свою паутину. Ноты, книги, внимание… О! Он знает, как увлечь женское сердце. (Дон Оттавио.) Друг мой, прошу тебя  - за столом мы посадим Дон Жуана между мной и Доньей Анной. (Командору.) Вы не возражаете?
        Командор. Ради бога.
        Двойная высокая дверь слева распахивается, и появляется старый слуга. Он низко кланяется и отступает вглубь.
        Донья Лаура. Донья Анна. Я хотела бы вам сказать два слова. (Дон Жуану.) Простите, сеньоры.
        Дон Жуан кланяется и остается стоять у окна. Пока Донья Лаура и Донья Анна говорят, Лючиа подходит к Розитте и шепчется с нею.
        Кавалеры, собравшись в группу, раздраженно беседуют.
        Дон Родриго. Что же, этот портняжка так и будет морочить всем головы своими бантиками? И мы будем терпеть?
        Дон Антонио. Возмутительно! (Роняет шляпу.)
        Дон Пабло. Его следует (вздрогнув) проучить.
        Дон Клавдио. Надрать ему а-уши.
        Дон Карлос. Это оскорбительнейшее поведение заслуживает, чтобы его виновник понес достойное наказание.
        Дон Диего. Это вы предлагаете?
        Дон Родриго. Вышвырнуть его отсюда вон!
        Гудение кавалеров перекрывается возгласом Дон Оттавио.
        Дон Оттавио. Сеньоры! Продолжим нашу беседу за столом. (Подает руку Донье Анне и уходит с нею.)
        За ними Донья Лаура и Командор. Дон Жуан направляется к сестрам, но его опережают Дон Диего и Дон Пабло. Сестры уходят с кавалерами, которые насмешливо улыбаются Дон Жуану. Пожав плечами, Дон Жуан направляется к двери. Его останавливают окрики оставшихся четырех кавалеров. В окне показывается голова Катерины.
        Дон Родриго. Как бы вам не поскользнуться, сеньор!
        Дон Антонио. Одну минуту, сеньор.
        Дон Клавдио. Не а-торопитесь.
        Дон Жуан (недоуменно, но гордо). Что означают эти дерзости?
        Дон Родриго. Нам надо кое-что вам сказать.
        Дон Жуан. Но мне не нравится ваш тон, и поэтому я беседовать не намерен. (Хочет уйти.)
        Дон Клавдио. Смотрите, как он а-торопится.
        Дон Карлос. Наш тон? Но ведь мы не музыканты.
        Дон Родриго. И привыкли иметь дело не с иголкой и ниткой, а со шпагой! Ха-ха-ха!
        Дон Жуан (останавливаясь). Тем лучше! Я не знаю, как принято поступать с наглецами у вас, в Севилье, но у нас, в Гренаде, делают так… (Отвешивает церемонный поклон.) Завтра в одиннадцать часов утра я буду ждать вас всех четырех… вот только не знаю, где тут подходящее место?..
        Дон Родриго. Около фонтана в. саду у собора святого Марка.
        Дон Жуан. Благодарю вас. Итак, около фонтана в саду у собора святого Марка.
        (Направляется к дверям и сталкивается с Двумя кавалерами.)
        Кавалеры дерзко смотрят на Дон Жуана.
        (К ним.) Да, кстати! Мне не понравились ваши усмешки, сеньоры. Завтра в одиннадцать часов утра около фонтана в саду у собора святого Марка. Остальное вам расскажут эти сеньоры. (Ко всем.) Итак, завтра я к вашим услугам, а сейчас простите, сеньоры… (Кланяется и уходит.)
        Кавалеры, яростно переглянувшись, идут за ним. Голова Катерины несколько раз сокрушенно покачивается.
        Катерина. Ай-ай-ай! Шестеро против одного! Бедный сеньор! Завтра около фонтана в саду у собора святого Марка… В котором то бишь часу… В двенадцать, что ли? Или в одиннадцать? (Скрывается.)

        Занавес

        Действие второе

        Картина третья
        Дуэль

        Утро. Поляна в парке. В глубине  - фонтан, справа от которого большое развесистое дерево. На поляне все ш е с т ь к а в а л е р о в в разных позах. Дон Родриго ходит взад и вперед.
        Дон Родриго. По-моему, время вышло!
        Дон Диего. Еще не били колокола на башне святого Марка.
        Дон Родриго. Все равно! Он мог бы прийти пораньше!
        Дон Пабло. Правильно. (Вздрагивает.) Нас как-никак шестеро, и мы все на месте.
        Дон Родриго. Мальчишка  - трус и фанфарон!
        Дон Клавдио. Вот увидите, он а-просто-а-напросто совсем не а-придет.
        Дон Карлос. Если он совершит такой прискорбнейший поступок, то мы будем вправе предать происшествие огласке и подвергнуть этого сеньора публичным оскорблениям.
        Дон Родриго. Мальчишку следует выдрать!
        Дон Антонио. Розгами, розгами! (Роняет шляпу.)
        Дон Диего. Он еще может прийти.
        Слышен медленный, густой, великолепный бой колокола. Все слушают. Дон Пабло отмечает каждый удар кивком головы.
        Пауза.
        Дон Диего. Одиннадцать.
        Дон Пабло. А его нет.
        Дон Родриго. Жалкий трусишка! Да я вчера же готов был прозакладывать голову, что он не придет!
        Голос: «Вы не очень рисковали бы, проиграв такую голову». Справа выходит Дон Жуан в шляпе с зеленым пером. За ним Флорестино с большим свертком… Дон Жуан делает общий поклон. Все ему кое-как отвечают.
        Дон Жуан. Есть люди, которые только приобрели бы, потеряв свою голову. (Кланяется Дон Родриго.)
        Тот в бешенстве ударяет перчаткой по перчатке.
        Дон Жуан. Прошу простить меня, сеньоры, что опоздал на несколько секунд. Виной всему медлительность моего слуги. Я мог бы, конечно, подогнать его кончиком своей шпаги. Но мне не хотелось смешивать его плебейскую кровь с вашей, благородной.
        Все возмущены.
        Дон Жуан. Однако не будем терять времени. Флорестино! (Оглядывая место.) Ты устроишься вон под тем деревом у фонтана.
        Флорестино. Превосходно, сеньор. (Идет и, расстелив под деревом плащ, начинает раскладывать на нем различные медикаменты, приговаривая при этом.) Вот корпия… Вот сушеная желчь быка,  - прекрасно помогает при свежих ранах, лучше даже, чем опилки лотоса, ладана и шафрана, сваренные в белом вине… Вот эликсир от всех болезней… Вот золотой напиток… Вот квинтэссенция металлов и растений… А вот пластыри.
        Дон Родриго (издевательски). Ого! Однако его господин  - человек запасливый!
        Дон Диего (Дон Жуану). Мы решили бросить между собой жребий, чтобы вы могли драться против кого-нибудь из нас.
        Дон Жуан. Нет. Мне это не подходит.
        Дон Родриго (кавалерам). Вы слышите? (Дон Жуану.) Не бойтесь, сеньор! Молитесь богу, чтобы не я вытянул жребий!
        Дон Пабло (Флорестино). Тебе не понадобятся все эти запасы. Я только сделаю твоему господину отметинку на лице.
        Флорестино (указывая на лекарства). Так ведь это же не для него, сеньор.
        Дон Родриго. А для кого?
        Флорестино. Для вас.
        Дон Родриго. Для меня?!.
        Флорестино. И для вас и для всех прочих сеньоров.
        Дон Родриго. Голову на отсечение, если это не очередная наглость! (К Дон Жуану.) Что это значит?!
        Дон Жуан. Я вижу, вам никак не удается избавиться от своей головы. Это значит, что меня не устраивает драться только с одним из вас. Я вызвал всех и буду драться со всеми. И, разумеется, раз я вас вызвал, то мой рыцарский долг позаботиться обо всех. (Жест в сторону Флорестино.)
        Дон Пабло (сильно вздрагивая). Он смеется над нами!
        Дон Карлос. Он издевается!
        Дон Клавдио. Он а-глумится.
        Дон Родриго (яростно). А-а!! (Потрясает кулаками.)
        Дон Диего. Как же вы намерены драться? Со всеми шестью сразу или по очереди?
        Дон Жуан. Откровенно говоря, я очень стеснен во времени и потому предпочел бы драться с шестью. Но я боюсь, что тогда мой слуга не справится со своими обязанностями. Как, Флорестино?
        Флорестино (разводя руками). Пожалейте меня, сеньор. Ведь моя работа потяжелей вашей. А они будут падать, как гнилые яблоки с дерева, не в обиду вам будь сказано, сеньоры.
        Дон Жуан. С другой стороны, для чистоты работы следовало бы драться с каждым в отдельности. Но еще раз повторяю: я совсем не располагаю временем. Ну, а как, если с тремя, Флорестино?
        Флорестино. Не могу, сеньор. Прошлый раз вы тоже дрались с тремя. И я после той дуэли: гак себя чувствовал, как если бы меня били палками.
        Дон Жуан. Тогда, сеньоры, я попрошу вас драться со мной по двое. Порядок мне безразличен, разберитесь сами. Причем если не возражаете, то я бы желал, чтобы вы стояли спиной к моему слуге. Я расположусь здесь. Солнце слева, так что мы окажемся в равных условиях, а ему, бедняге (кивает на Флорестино), так будет намного легче.
        Поворачивается к кавалерам спиной и, обнажив шпагу, начинает производить различные манипуляции. Сгибает шпагу, пробует остроту клинка, машет ею накрест, как хлыстом, приседает и делает выпады  - иными словами, разминается так, как если бы находился в гимнастическом зале. Флорестино деятельно готовится к дуэли. Раскладывает примочки, черпает воду из фонтана и т. п. На протяжении всей этой сцены у шести кавалеров вид людей, совершенно сбитых с толку. Они слушают разговор Дон Жуана с Флорестино, как бы игнорирующих их, и от изумления и возмущения каменеют. Теперь, наблюдая упражнения Дон Жуана, они начинают приходить в себя и, жестикулируя и споря яростным шепотом, тянут между собой жребий. Так проходит несколько секунд.
        Наконец Дон Диего отходит от группы кавалеров.
        Дон Диего. Сеньор.
        Дон Жуан (поворачиваясь к нему, продолжает приседать). Ах, наконец-то!
        Дон Диего. Мы спорили так долго, потому что каждый хотел драться с вами один на один.
        Дон Жуан. С удовольствием бы, но время, время…
        Дон Диего. Не в правилах кабальеро драться вдвоем против одного. Но если вы требуете этого…
        Дон Жуан. Вот именно. Вы нашли подходящее слово. Я именно требую.
        Дон Диего…то, ввиду того что ваше поведение беспримерно оскорбительно, вас надо проучить. Мы согласны.
        Дон Жуан. Великолепно. Итак, прошу первую пару.
        Дон Родриго (зловеще усмехнувшись). Как бы она не стала для вас последней. (Кивает Дон Пабло.)
        Они выходят и становятся рядом посредине полянки. Оба обнажают шпаги.
        Дон Пабло (Дон Жуану). Вы готовы, сеньор?
        Дон Жуан. Сейчас, Флорестино! Ты готов?
        Флорестино (сидя па корточках). Одну минуту, сеньор. (Поправляя предметы на плаще.
        Так… так… это сюда… и вот это сюда. Все в порядке, сеньор. Можно начинать.
        Дон Жуан (кланяясь). Я готов.
        В ту же секунду его противники яростно бросаются на него. Дон Жуан парирует, и далее начинается бой, весь состоящий из сверкания шпаг, треска оружия и топота ног. Остальные кавалеры в это время тихо переговариваются между собой и непроизвольными движениями как бы участвуют в бое. Вслух же разговаривают только Дон Жуан и Флорестино, перебрасываясь словами через головы противников Дон Жуана.
        Флорестино (взмолившись, утирает быстро пот). Пожалейте меня, сеньор. Кого вы уложите первым?
        Дон Жуан (дерясь). Вот этого, с красным носом.
        Флорестино. Сеньор! Вы забываете, что я вижу только оборотную сторону носа.
        Дон Жуан. А, верно. Хорошо. В красном камзоле. (Это Дон Родриго.) А то он своим топотом оглушил меня.
        Флорестино (успокоившись). Это другое дело.
        Становится позади Дон Родриго. Тот делает яростный выпад. Дон Жуан отбивает и ранит его. Дон Родриго валится на руки подоспевшего Флорестино. Тот оттаскивает его под дерево, на плащ и начинает за ним ухаживать.
        Дон Жуан (продолжая биться с Дон Пабло, к остальным кавалерам). Пожалуйста, сеньоры, не теряйте времени… Кто на очереди?
        Те в замешательстве.
        Флорестино. Да, да, сеньоры. Вам все равно, а нам так сподручнее.
        Уронив шляпу, Дон Антонио подходит к Дон Пабло и включается в битву.
        Дон Жуан. Как там дела, Флорестино?
        Флорестино (перевязывая плечо Дон Родриго). Рана колотая, сеньор. Проникающая в плечевой сустав.
        Дон Жуан (дерясь). Состояние?
        Флорестино. Обморочное.
        Дон Жуан. Кровотечение?
        Флорестино. Умеренное.
        Дон Жуан. Лубок наложил?
        Флорестино. Конечно, сеньор. За кого же вы меня принимаете? Прибинтовываю к груди.
        Дон Жуан. Правильно.
        Флорестино (кончив перевязывать, встает). Я готов, сеньор. Теперь этого, что ли? (Кивает па Дон Пабло.)
        Дон Жуан. Разумеется. А то он устал, бедняга… Держи!
        Делает выпад, после чего Дон Пабло как подсеченный падает на руки Флорестино.
        Флорестино (крякнув). Ого. Тяжеленек, сеньор. (Оттаскивает его и кладет рядом с Дон Родриго.)
        Дон Жуан. Прошу вас, сеньоры, следующего.
        Дон Клавдио встает на место Дон Пабло и начинает драться.
        Дон Антонио ожесточенно нападает.
        Флорестино (склонившись над Дон Пабло). Полегче, полегче, сеньор. Я еще только приступил.
        Дон Жуан. Это не я. Это сеньор в малиновом камзоле. Он понял, что пришла его очередь… и хочет перед тем, как упасть, израсходовать последние силы.
        Флорестино. Но вы поберегите его, сеньор. Я еще занят!
        Дон Жуан. Надеюсь, ничего серьезного?
        Флорестино. Рана рваная, сеньор, в локтевой сгиб. Состояние полуобморочное.
        Дон Жуан. Что-то слишком много крови.
        Флорестино. Да, кровотечение обильное… Ах, черт! Возможен разрыв локтевой артерии.
        Дон Жуан. Жгут на плечо.
        Флорестино. Уже, сеньор. И на место ранения также.
        Дон Жуан. Молодец. Но торопись!
        Флорестино. Бинтую.
        Дон Жуан. Скорей… Иначе тебе придется бинтовать самого себя.
        Флорестино (подскакивая). Все, сеньор! Кого вы сказали? Малиновенького как будто? Держу!
        Выпад Дон Жуана, и Дон Антонио валится на руки Флорестино.
        (Оттаскивает его.) Следующий!
        Дон Карлос обнажает шпагу и бросается в бой. Дон Диего, оставшись стоять один, качает головой.
        В это время раздаются крики: «Вот они, вот они!»  - и на сцену выбегает командор, за ним Дон Оттавио.
        Командор. Как! Двое на одного?! (Обнажает шпагу.)
        Дон Оттавио. Сеньоры! Прекратите бой!
        Дон Жуан. Благодарю. Но мне помощь не нужна. (Двумя сильным движениями выбивает у противников шпаги.) Флорестино! Перевяжешь сеньорам пальцы.
        Дон Оттавио. А где остальные? (Видит троих, лежащих около Флорестино.) Как? Убиты?

        Флорестино. Что вы, сеньор, как можно. Живехоньки. Мы с сеньором никогда никого не убиваем.
        Командор (шутливо, по он еще очень взволнован). Мы с сеньором! Можно подумать, что половину работы делаешь ты.
        Флорестино. Половину? Как бы не так, сеньор. Больше, чем половину. Я думаю, что починить шкуру  - это будет посложнее, чем продырявить ее.
        Все смеются.
        Дон Оттавио (пересчитав валяющиеся шпаги). Пять шпаг. Недурной улов, а, Командор?
        Дон Диего (подходя к Дон Жуану и протягивая шпагу). Шесть, сеньор. Эта шпага также по праву ваша, хотя мы и не бились. То, что мои друзья живы,  - этим они обязаны исключительно вашей любезности. (К Дон Оттавио и Командору.) В жизни я не видывал подобного мастерства.
        Дон Жуан. Благодарю, сеньор. Вы подали мне хороший пример. (Делает отстраняющий жест рукой.) Я не возьму вашей шпаги и возвращаю эти шпаги их хозяевам.
        Дон Оттавио и Дон Диего подходят к раненым.
        Командор (сжав руки Дон Жуану, очень взволнованно). Но как вы могли так рисковать? Я чуть не задохнулся, пока бежал сюда.
        Дон Жуан (смущенно). Мне очень жаль, что я причинил вам столько беспокойства… (В досаде на свое смущение, почти выдергивает свои руки из рук Командора. Еще более смутившись, отворачивается и, закусив губу, подходит к Дон Оттавио.)
        Дон Оттавио (рассматривая раненых). М-да. Вот это называется работа. Славного паренька вырастил Людовико. Если он был так же счастлив и в дочери, то провались все старые холостяки в преисподнюю! Эх, зачем мне не столько лет, сколько вам, Командор.
        Командор (грустно). А зачем я не свободен так, как вы, Дон Оттавио? Я бы предложил сестре Дон Жуана себя в слуги.
        Дон Жуан (очень смущен). Ну, что вы, сеньор. Как вы можете так говорить, даже не зная моей сестры?
        Командор (значительно). Я знаю вас. И мне кажется, что этого достаточно.
        Дон Оттавио. Та-та-та! Говорите тише, если не хотите, чтобы вас услышала Донья Анна. (Показывает за сцену.)
        Поспешно входят Донья Анна, Донья Лаура, Лючиа, Розитта и
        Катерина с корзиной. Дон Оттавио отсылает Катерину.
        Командор (тихо Дон Жуану). Я должен повидаться с вами наедине. Мне надо сказать вам кое-что.
        Дон Жуан (опустив голову). Хорошо. Завтра в это же время я буду у себя.
        Донья Анна (подходит к Командору). Боже мой! Мы так перепугались. Эти слуги вечно все перепутают. Я думала, что у тебя дуэль с Дон Жуаном.
        Командор. Но, помилуй, по какой причине?
        Донья Анна (разочарованно). Кто вас, мужчин, разберет.
        Донья Лаура (Дон Оттавио). А я так поняла, что это ты дерешься с Дон Жуаном.
        Дон Оттавио. Что я, рехнулся, что ли? С какой стати?
        Донья Лаура (махнув рукой). О!
        Все женщины (заметив раненых). Ах!
        Дон Оттавио. Ничего, ничего. успокойтесь. Они все легко ранены.
        Розитта. Но кто же это сделал?
        Лючиа. Неужели?..
        Все смотрят на Дон Жуана. Тот скромно кланяется.
        Дон Жуан. Увы, сеньоры. (Потупившись.) Обстоятельства вынудили меня поступить таким образом.
        Все женщины (восторженно). Какой ужас!
        Донья Лаура. И вы не ранены?
        Донья Анна. Не задеты?
        Лючиа. Не поцарапаны?
        Розитта. Крови нет?
        Дон Жуан (с прискорбием). Увы, сеньоры. Нет.
        Флорестино. Дон Родриго, правда, пытался откупорить сеньора. Но малость не рассчитал свои силы и слегка надорвался.
        Розитта (с восхищением). Бедный Дон Родриго. (Подходит к раненым.)
        Флорестино. А Дон Пабло хотел было пришпилить шляпу сеньора к его голове. Но не удержался при этом на ногах.
        Лючиа (восторженно). Бедняжка Дон Пабло.
        Флорестино. Что касается Дон Антонио, то он с чего-то решил, что у сеньора на одну руку меньше, чем полагается. Но, видать, обознался.
        Донья Лаура (так же). Несчастный Дон Антонио.
        Флорестино (кончив перевязывать, подходит к Дон Жуану). Все в порядке, сеньор. У этого (на Дон Антонио) рана непроникающая и, я думаю, плевра не задета. А у них (на Дон Клавдио и Дон Карлоса)  - совсем пустяки. У одного задеты фаланги, а у другого  - тыльная сторона запястья. Состояние  - сами видите  - стоят, не падают.
        Дон Жуан. Что ж, прекрасно. Ты свое сделал. Можно их передать друзьям.
        Дон Оттавио. Я распорядился. Сейчас за ними придут.
        Дон Диего. А вот и слуги.
        Командор. Что-то слишком много народу.
        Дон Оттавио. Ба! Да сюда идет чуть ли не вся Севилья.
        Входит Катерина, за ней слуги, которые по знаку Дон Оттавио подходят к раненым. Затем сцену начинают заполнять зеваки  - мужчины и женщины, привлеченные происшествием. Среди них и слуги из гостиницы.
        Слуга. Вот этот  - в шляпе с зеленым пером.
        Служанка. Это и есть Дон Жуан?
        Слуга. Ну да, говорят же тебе.
        Служанка. Господи, какой красавец!
        Повариха. Просто ангельское личико!
        Слуга. Да, ничего себе ангел. А вот троих бычков пригвоздил к земле, точно хороший эспадо.
        Голоса в толпе. Где Дон Жуан? Как, это тот самый Дон Жуан? Сколько убитых? Трое? Какое там трое,  - шестеро! Да нет, эти только остались, а штук десять уже уволокли! Не десять, а двадцать пять! И это все мужья? Ну да! И все, как один, рогоносцы! Ай да Дон Жуан! Вот его слуга!
        Шум толпы усиливается. Все приветственно машут руками и, окружив Дон Жуана, скрывают его от нас. Затем над толпой показывается его голова, потом он весь. Его подняли на руки. С приветственными криками: «Да здравствует Дон Жуан!», «Долой рогоносцев!»  - толпа уносит его. За ним, окруженный женщинами и важно подняв голову, удаляется Флорестино.
        Донья Лаура, Донья Анна, Розитта, Лючиа и Катерина восторженно смотрят им вслед.
        Дон Оттавио (смеясь). Пока они донесут его до дома, число тех, кого он ранил, дойдет, наверное, до сотни.
        Командор. И они не ошибутся. Если говорить о тех, кого он ранил в сердце, то наберется гораздо больше. И те (махнув рукой в сторону толпы) и эти (кивнув головой на женщин). И еще найдутся.
        Дон Оттавио. Клянусь всеми святыми, что вы правы. Дьявол меня забери, если я не влюбился в него, как самая последняя дурочка.
        Командор (глухо, про себя). Черт меня возьми, если я не влюблен, как самый последний дурачок.
        Оба приветственно машут шляпами вслед ушедшим.

        Картина четвертая
        Объяснения

        Опять тот же дворик в доме Дон Оттавио. Дон Жуан стоит У окна и смотрит вдаль. Проходит Флорестино с одеждой, переброшенной через руку.
        Дон Жуан. Флорестино!
        Флорестино. Да, сеньор!
        Дон Жуан. Чем ты занят?
        Флорестино. Укладываю вещи, сеньор.
        Дон Жуан. Что это значит? Я еще не собираюсь отсюда уезжать.
        Флорестино. Уж не хотите ли. вы дождаться, пока нас об этом попросят?
        Дон Жуан. Чепуха! Разве что-нибудь случилось?
        Флорестино. Три женщины в доме, сеньор, и одна около.
        Дон Жуан. Ну и что?
        Флорестино. Все влюблены в вас, как кошки.
        Дон Жуан. Не смей сравнивать женщин с кошками. Ты, кажется, забываешься?
        Флорестино. Простите, сеньор, во я и не сравниваю. С кошками нам было бы спокойнее. (Вздохнув.) Эх, сеньор! И подумать только, что вам никогда не пришлось бы столько терпеть от женщин, не заставь вас отец (шепотом) разыгрывать из себя мужчину.
        Дон Жуан. У него не было другого выхода. Если бы он с самого моего рождения не скрыл мой пол, то все состояние после смерти отца ушло бы из нашей семьи. А мне пришлось бы пойти в монастырь.
        Флорестино. Уж и не знаю, что хуже. Не может эта история кончиться добром. Поверьте моему чутью, сеньор. (Тянет носом.) Надвигается гроза.
        Дон Жуан. Не выдумывай.
        Флорестино. Не сегодня-завтра грянет гром, сеньор.
        Входит Лючиа. В руках у нее ноты.
        Лючиа. О! Вы заняты!
        Дон Жуан. Нет, нет, сеньорита, что вы.
        Флорестино кланяется и уходит. В дверях успевает состроить Дон Жуану, из-за спины Лючии, соболезнующую гримасу. Сев в кресло, расположенное посредине комнаты, Лючиа несколько секунд смущенно бьет себя по руке нотами. Дон Жуан спокойно рассматривает ее.
        Лючиа (запинаясь). Я хотела… я хотела… Вы знаете… я так признательна вам за эти ноты…
        Дон Жуан сдержанно кланяется.
        Лючиа. Мне так неловко, что я была неблагодарна… Вы не сердитесь на меня?..
        Дон Жуан пожимает плечами.
        Лючиа. Мне казалось, что вы считаете меня глупенькой.
        Дон Жуан делает отрицательный жест.
        Лючиа. А теперь вы, наверное, будете считать меня совсем глупой?
        Дон Жуан отрицательно качает головой.
        Лючиа. Вы знаете, я сегодня всю ночь не спала.
        Дон Жуан изображает соболезнование.
        Лючиа. И все время думала о вас…
        Дон Жуан изображает удивление.
        Лючиа. …и об этой ужасной дуэли… Я знаю… вы дрались из-за меня.
        Дон Жуан (чувствуя, что далее молчать опасно). Ну, что вы. Ради бога, не беспокойте себя подобными предположениями. Я просто повздорил с этими сеньорами…
        Лючиа (перебивая). Нет, нет; не отрицайте… Не думайте, пожалуйста, что я ничего не понимаю… Я прекрасно знаю, как все произошло. Они оскорбили вас из зависти, что вы оказались предупредительнее их.
        Дон Жуан хочет протестовать.
        (Останавливает его жестом.) Да, да, это так… Но я бы не хотела, чтобы вы меня считали неблагодарной…
        Дон Жуан. Поверьте мне, сеньорита, не стоит даже говорить о таком пустяке. (Берёт у нее ноты.) Скажите лучше, понравился ли вам этот романс?
        Лючиа (задумчиво). О да.
        Дон Жуан. А какие романсы вы более любите: веселые или грустные?
        Лючиа (еще задумчивей). Что?
        Дон Жуан. Что вы любите?
        Лючиа. Я люблю… (закрыв лицо руками) вас.
        Пауза, во время которой Дон Жуан сидит, подняв брови настолько высоко, насколько это возможно.
        Лючиа. А вы… вы любите меня?
        Дон Жуан (вздохнув). Дитя мое… (Заученным тоном.) Если бы сердце мое было свободно, то я, без сомнения влюбился бы в вас. Но, увы, другая владеет…
        Входит Розитта с книгой в руках.
        Розитта. Я не помешала вам?
        Дон Жуан. Мы очень рады.
        Лючиа злобно смотрит на сестру.
        Розитта. Но что с тобой, Лючиа? Ты чем-то взволнована? Ты так растрепана.
        Лючиа, почти выбегает из комнаты.
        (Ей вслед, как бы про себя.) Бедная Лючиа.
        Дон Жуан (участливо). А что с нею?
        Розитта. Да ничего особенного. Просто она очень глупенькая и очень влюбчивая.
        Дон Жуан покачивает головой.
        Розитта. Мы с матушкой над нею смеемся… Да ведь это все знают. Не успеет у меня появиться поклонник, как она в него влюбляется.
        Дон Жуан. А вы? Вы остаетесь бесчувственной к своим воздыхателям?
        Розитта. О, если бы вы знали, как они надоедливы. Будь я мужчиной, я поступала бы с ними так же, как вы вчера.
        Дон Жуан. Зачем же так жестоко? Ведь они ни в чем не повинны?
        Розитта. Они скучны, в этом их вина. Признаться, когда я увидела вас, я подумала, что и вы такой же, но…
        Дон Жуан (поспешно, чувствуя опасность). И вы не ошиблись, сеньорита. Я потрясающе, пугающе скучен.
        Розитта (грозя пальцем). Не клевещите на себя. Вы коварный, вы какой угодно, но не скучный.
        Дон Жуан (упорно). Вы ошибаетесь. (Убежденно.) Я  - скучный.
        Розитта. Нет, я не ошибаюсь. (Вздохнув.) Эта вчерашняя дуэль… Я должна была бы чувствовать себя виноватой, оказавшись причиной ее, но… я почему-то рада ей…
        Дон Жуан (настороженно). Уверяю вас…
        Розитта (перебивая). Вы удивлены. Но я объясню вам все, и, может быть, тогда вы простите мне это замечание.
        Дон Жуан явно обеспокоен.
        Розитта. Должна вам сказать, что мне никогда никто не нравился. Но я всегда чувствовала, что, когда я встречу настоящего мужчину, я полюблю его.
        Дон Жуан (поспешно). Разумеется. Когда вы встретите, безусловно, так и будет.
        Розитта (медленно). Боюсь, что это уже произошло.
        Дон Жуан (тревожно). Душная погода, неправда ли?
        Розитта. Почему вы не спросите меня, кто это?
        Дон Жуан. Такой вопрос был бы нескромен. Но взгляните на небо. Ни единого облачка.
        Розитта. Хотите знать его имя?
        Дон Жуан. Имею ли я право? Тайна девичьего сердца… (Вздыхая.) Ффух, какая духота. Боюсь, что мой слуга был прав и не избежать грозы.
        Розитта. Бы говорите о праве. Да, вы имеете право. Именно вы. Ну? Вы догадываетесь?
        Дон Жуан (в замешательстве). По правде сказать… Когда так душно, я что-то плохо соображаю. Не выйти ли нам в сад?
        Розитта. Неужели вы не видите, что это вы? Ах!
        Встает и поворачивается к нему спиной. Дон Жуан досадливо машет рукой. Пауза. Затем он подходит к Розитте и касается ее спины. Розитта быстро поворачивается и кладет ему руки на плечи. Дон Жуан снимает ее руки и сокрушенно качает головой.
        Дон Жуан (заученно). Дитя мое… Если бы мое сердце было свободно, то я, без сомнения, влюбился бы в вас. Но, увы, другая…
        Розитта (оскорбленно). Другая? Уж не…
        Входит Донья Анна, теребя пеструю косынку на шее.
        Донья Анна (с фальшивым оживлением). Дорогая Розитта!.. (Подходит к ней, и они с остервенением целуются.) Твоя милая матушка и очаровательная сестрица ищут тебя (опять яростный поцелуй) по всему дому.
        Розитта. Но Лючиа знала же, что я здесь?
        Донья Анна. Да, она сказала, что ты зашла сюда. Однако она не думала, что ты тут так задержишься.
        Розитта. Но вы все-таки пошли сюда?
        Донья Анна. Потому что я знаю мужчин, моя милая. И я понимала, что Дон Жуан не захочет скоро отпустить от себя такую прелестную собеседницу. Твоя матушка сейчас в саду. (К Дон Жуану.) А вы знаете, у меня есть к вам дело.
        Розитта (закусив губы). Благодарю вас. (Швыряет книгу на кресло и уходит.)
        Донья Анна (с улыбкой, к Дон Жуану). Смешная девочка. Почему она рассердилась?
        Дон Жуан. Очевидно, потому, что вы обращаетесь с нею, как с девочкой. Девочки этого не любят.
        Донья Анна (ревниво). А что они любят? Чтобы с ними обращались, как с женщинами, да? Вы это имеете в виду?
        Дон Жуан. Пожалуй.
        Донья Анна. Бот как! Значит, у вас есть основания так полагать?
        Дон Жуан. В данном случае никаких. Но, простите, мне послышалось, что я могу надеяться оказаться полезным для вас в каком-то деле?
        Донья Анна. Только не смейтесь, пожалуйста. Для вас, мужчин, это пустяки, но для нас…
        Дон Жуан. Угадал. Туалет!
        Донья Анна. Ну конечно. Я восхищена теми знаниями, которые вы проявили третьего дня, и потому хочу с вами посоветоваться… Помните, вы говорили о косынках? Вы имели в виду что-нибудь в этом духе?
        Поворачивается перед ним.
        Дон Жуан. Не совсем. Но так, как у вас, превосходно.
        Донья Анна. Это действительно очень удобно. А когда, так жарко, как сейчас, например, и под рукой нет веера, то косынкой можно обмахиваться.
        Снимает косынку и открывает очень сильно декольтированные шею и спину.
        Обмахивается косынкой. Пауза.
        Дон Жуан (рассеянно). М-да, действительно очень удобно.
        Донья Анна (подходя к нему ближе). Вы не находите, что этот вырез несколько мал?
        Дон Жуан (бесстрастно). Нет. Совершенно достаточен.
        Донья Анна. Может быть, он велик?
        Дон Жуан (равнодушно). Велик? Нет, пожалуй, в самый раз.
        Донья Анна (разочарованно). Мне кажется, что ваши мысли заняты чем-то другим. Уж не влюбились ли вы в кого-нибудь из обитательниц этого дома?
        Дон Жуан отрицательно качает головой.
        Донья Анна. Но вы в кого-то влюблены. Я вижу это по вашим глазам. Признавайтесь.
        Дон Жуан отрицательно качает головой.
        (Шутливо.) Упорный! (Страстно.) Вам не кажется, что нам нужно друг другу кое-что сказать?
        Дон Жуан. Простите, но я не знаю, что вы имеете в виду?
        Донья Анна. Скрытный! Вы хотите заставить меня признаться первой?
        Дон Жуан. Напротив. Я совсем не намерен принуждать вас к чему-либо.
        Донья Анна. Коварный! Так вот, значит, как вы поступаете с женщинами. (Подходит к нему вплотную.) М-м?
        Дон Жуан. Боюсь, что какое-то недоразумение, сеньора.
        Донья Анна. Безжалостный! Но зачем вам мучить нас обоих. Не лучше ли открыть друг другу сердца?
        Дон Жуан. О, сеньора, охотно. (Заученным тоном.) Если бы мое сердце было свободным…
        Донья Анна. О!.. (Страстно обхватив его руками, целует.) Мне все ясно. Не надо говорить. (Обнимает его.)
        Дон Жуан (почти в панике). Боже мой!. Вы ошиба…
        Донья Анна. Глупый! (Целуя его.) Не говори ничего! Будем молчать! (Целует Дон Жуана.) Что ты со мной делаешь? Но мой муж! Если он узнает о нашей любви, то он… О! Ты еще не знаешь моего мужа!
        За сценой слышен голос Доньи Лауры: «Донья Анна!»
        (Быстро набрасывает на шею косынку. Прикладывает палец к губам.) Я тут, Донья Лаура.
        Входит Донья Лаура. Она неодобрительно смотрит на Донью Анну и Дон Жуана, который еще не вполне пришел в себя.
        В руках у Доньи Лауры веер. Она держит его как оружие.
        (Совершенно спокойно.) Я тут, Донья Лаура.
        Донья Лаура (сухо). Я вижу. Мне послышался ваш голос и показалось, что вы говорите о своем муже.
        Донья Анна. Да, я как раз вспоминала о нем.
        Донья Лаура (язвительно). Какое совпадение. А он как раз вспоминал о вас. (Многозначительно.) Он уже давно вспоминал о вас. I
        Донья Анна (смеясь). Да? Ох уж эти мужчины. Они как дети. Не могут без нас шагу ступить.
        Поклонившись, выходит. Длинная тягостная пауза, во время которой Дон Жуан с любопытством смотрит на Донью Лауру, нервно постукивающую веером по креслу.
        Донья Лаура (подчеркнуто чопорно). Я не могу запретить вам, сеньор, обольщать Донью Анну, тем более что это, насколько я понимаю, совсем не трудно, но…
        Дон Жуан (с протестующим жестом). Сеньора!..
        Донья Лаура (неумолимо)… но могу  - и это мой материнский долг  - требовать и… (с волнением) и умолять вас не кружить голову моим дочерям.
        Дон Жуан (изумленно). Этим девочкам?
        Донья Лаура. Этим девушкам.
        Дон Жуан. Но ведь это же дети? Два очаровательных ребенка. Неужели вы считаете меня способным?.
        Донья Лаура (нервно). Они не дети, а взрослые девушки, и вы это отлично знаете. И не только Я, но народная молва считает вас способным вскружить голову любой женщине.
        Дон Жуан. Они дети, уверяю вас, дети!
        Донья Лаура усиленно обмахивается веером.
        Дон Жуан. Если бы они были взрослыми, то не могли бы иметь такую очаровательную мать.
        Веер неистово трепещет.
        Донья Лаура. Но они обе после беседы с вами прибежали ко мне взволнованными.
        Дон Жуан. Как можно серьезно относиться к волнению девочек?
        Донья Лаура (с тайной ревностью). Уж не будете ли вы утверждать, что и волнение Доньи Анны  - тоже волнение ребенка?
        Дон Жуан (улыбаясь). Нет, это другое дело. Боюсь, что я действительно привлек к себе несколько чрезмерное внимание Доньи Анны, но причина ее волнения мне неизвестна.
        Донья Лаура. Да она просто ревнует вас.
        Дон Жуан. Возможно ли это? К кому?
        Донья Лаура. О! С ее характером? К кому угодно! К Розитте, к Лючии. Даже ко мне. (Усиленно обмахивается веером.)
        Дон Жуан (пряча улыбку). Вы знаете, последнее, очевидно, вероятнее всего.
        Веер замер.
        Дон Жуан. Да, да. Теперь я вспоминаю, что она мне намекала на что-то в этом роде.
        Веер бессильно упал и повис на шнуре.
        Донья Лаура. Боже мой? Но какие у нее могут быть основания для таких мыслей?
        Дон Жуан (совершенно равнодушно). По-моему, никаких.
        Донья Лаура (обмахиваясь веером). Интересно все-таки, с чего ей вдруг взбрела в голову подобная блажь?
        Дон Жуан (безразлично). Понятия не имею.
        Донья Лаура (несколько обескураженная). Вы знаете, Донья Анна такая сплетница… Меня волнует эта история…
        Дон Жуан рассеянно смотрит в окно, покачивая головой.
        (Прижав руку к груди.) Боже мой, как бьется сердце…
        Дон Жуан поднял брови.
        (Откидываясь в кресле.) Ох!
        Дон Жуан (подойдя). Вам нехорошо? Дать воды?
        Донья Лаура. Нет, благодарю вас… Но вся эта история, мои крошки, их увлечение… Донья Анна… Эта сплетня… Все это так взволновало меня, что мое сердце, кажется, выпрыгнет наружу…
        Дон Жуан (трезво). Вряд ли это возможно.
        Донья Лаура (тревожно). Очень бьется… Я боюсь… Вот, послушайте. (Берет руку Дон Жуана и прижимает к груди.)
        Дон Жуан равнодушно смотрит по сторонам.
        (Томно.) Ох, да-да, тут… Слышите, как бьется? С чего бы это?.. Ваша рука вызывает у меня такое волнение…
        Дон Жуан (спокойно отнимая руку). Прекрасный пульс, сеньора. Хорошего наполнения. Очевидно, у вас завидное здоровье.
        Донья Лаура (потрясенная, решается на отчаянный шаг). У меня кружится голова… Ах! (Откидывается в обмороке.)
        Дон Жуан (поджав губы). Хм. (Кричит.) Эй, кто там! (В окно.) Сеньориты! Сеньоры!.. (Брызгает на Донью Лауру водой из фонтана.)
        Донья Лаура (немедленно придя в себя). Не надо, все прошло… Благодарю вас.
        Дон Жуан (продолжая кричать в окно). Вашей матушке дурно!
        Донья Лаура (рассерженно). Да прекратите же! (Встает.) Вы же видите, мне уже хорошо.
        Дон Жуан. Вот что значит обладать крепким здоровьем.
        Дверь распахивается, в комнату вбегают Розитта и Лючиа, за ними Донья Анна, Командор и Дон Оттавио.
        Дочери подбегают к матери.
        Лючиа. Что с тобой, матушка?
        Розитта. Тебе было дурно?
        Донья Лаура. Мне было нехорошо, дети мои, но теперь, слава богу, все прошло.
        Донья Анна (ревниво). На вас лица нет, голубушка. Не случилось ли чего-нибудь с вами?
        Донья Лаура (надменно). Со мной? Нет, разумеется. (Метнув презрительный взгляд на Дон Жуана.) А что же со мной тут могло произойти? Но, извините меня, сеньоры. Я оставлю вас ненадолго. (Дон Оттавио.) Брат, я попрошу тебя на минутку.
        Донья Лаура, подхваченная с обеих сторон дочерьми, уходит. За ней Дон Оттавио.
        Донья Анна. Я помогу вам, милочка. (Тоже выходит.)
        Командор и Дон Жуан смотрят друг на друга несколько секунд.
        Затем оба разражаются смехом. Дон Жуан умолкает первым.
        Дон Жуан. Плохой смех. Флорестино прав  - надо собирать вещи. Это все не доведет до добра.
        Командор. Что  - это?
        Дон Жуан. Женщины.
        Командор. Уж не согрешили ли вы с Розиттой или Лючией?
        Дон Жуан. Я еще не настолько стар, чтобы волочиться за девочками.
        Командор. Неужели вы польстились на старуху Лауру?
        Дон Жуан. Увы. Я вышел из того возраста, когда бегают за пожилыми женщинами.
        Командор. Что же тогда?. Проклятье! (Хватаясь за шпагу.) Может быть, какие-нибудь вольности с Доньей Анной?
        Дон Жуан (тоже хватаясь за шпагу). Нет! (С вызовом.) А что? Вам это было бы неприятно?
        Командор (со смехом). Я был бы счастлив драться с вами при условии, что вы будете меня перевязывать… Но мне надо с вами поговорить. Выслушайте меня и не осуждайте. Вы сами виной тому, что со мной произошло. (Дрогнувшим голосом.) Я должен признаться вам… (Берет Дон Жуана за руки и пристально смотрит на него.) Признаться в любви.
        Дон Жуан (потрясенно). Мне?!
        Командор опускает голову.
        Дон Жуан. Боже мой, что за день! И мужчины и женщины… (Почти в панике.) Но как мне понять вас?
        Командор (рассмеявшись). Я должен признаться вам в любви к вашей сестре.
        Дон Жуан (глубоко вздохнув). Слава богу!
        Командор (оживленно). Вы рады этому?
        Дон Жуан (смущенно). Нет, я другое имел в виду. Но как это могло произойти? Ведь вы ее даже ни разу не видели.
        Командор (смотря прямо в глаза Дон Жуану, который все более смущается). Когда я впервые встретил вас, я почувствовал к вам необычайную привязанность. Вот лицо, подумал я, которое, будь оно лицом женщины, покорило бы меня. Но когда я узнал, что у вас есть сестра и что вы сходны не только лицом, но и характером, о-о… тогда словно кто-то сказал мне: вот она твоя судьба. Простите, я говорю бессвязно… но с той минуты, как я понял, что люблю вашу сестру, я уже не принадлежу себе.
        Дон Жуан. Что же вы хотите от меня?
        Командор. Обещайте познакомить меня с нею и научите, как расположить ее к себе. Ведь кому же знать женщин, если не вам, не правда ли?
        Дон Жуан (пожав плечами, насмешливо). Я думаю, что лучший способ заставить женщину полюбить себя, это вести себя так, как если бы она вас уже любила.
        Командор. Но если женщине это будет неприятно? Ведь она может оскорбиться?
        Дон Жуан. Что бы вам ни говорила женщина, когда вы с нею объясняетесь, когда вы ее целуете, как бы она ни возмущалась, одни слова означают только то, что она довольна вашим поведением. Ибо в противном случае она не ограничилась бы только словами. А вернее всего, просто не допустила бы вас до объяснения.
        Командор. Но если она говорит: «Я запрещаю вам это!»
        Дон Жуан. Это может означать: «Я позволяю вам это».
        Командор. «Я требую, чтобы вы оставили меня в покое»?
        Дон Жуан. Вы будете глупцом, если послушаетесь.
        Командор. «Как вы смеете? Вы с ума сошли?»
        Дон Жуан. Это вопрос риторический. На него надо отвечать продолжением действия.
        Командор (смеясь). И это относится ко всем женщинам?
        Дон Жуан. Безусловно. За исключением моей сестры, разумеется. Видите ли, она несколько необычная девушка…
        Командор (восторженно). Еще бы!
        Дон Жуан. Она не похожа на всех женщин…
        Командор (так же). Посмел бы кто-нибудь утверждать обратное!
        Дон Жуан. И поэтому, мне кажется, для того, чтобы добиться ее расположения, надо прежде всего оказаться способным понять ее.
        Командор с притворной подавленностью качает головой.
        Входит Флорестино.
        Флорестино (Дон Жуану). Простите, сеньор, но Дон Оттавио просил вас зайти к нему. (Тихо Дон Жуану.) Он совершенно взбешен. Что вы тут натворили в его курятнике? Похоже на то, что я вовремя начал укладывать вещи.
        Дон Жуан (досадливо машет рукой. Командору). К сожалению, я должен прервать нашу беседу. (Уходит.)
        Командор рассматривает сокрушенную физиономию слуги.
        Командор. Что там случилось? Почему у тебя такой грустный вид?
        Флорестино (с сердцем). Ну как же, сеньор? Всему виной слава моего господина. Ведь есть же такие счастливые мужчины, на которых ни одна баба не взглянет. А на моего… (Сокрушенно крутит головой.) И думаете, мы виноваты? Честью клянусь, что нет!
        Командор. Я и без твоей клятвы знаю, что Дон Жуан ни в чем не виноват.
        Флорестино (опасливо). Что вы имеете в виду, сеньор?
        Командор. Подойди-ка сюда.
        Флорестино подходит.
        (Тихо.) Мне все известно про твоего господина.
        Флорестино. Что именно, сеньор?
        Командор. Да, например, то, что он тебе не господин, а… госпожа.
        Флорестино. Тсс, тише, сеньор! (Спохватившись.) Что  - вы, сеньор? Как это  - госпожа?
        Командор. Да, она сама мне призналась.
        Флорестино. Кто?
        Командор (усмехнувшись). Дон Жуан.
        Флорестино. Вы смеетесь надо мной, сеньор. Никогда не поверю. Это вы меня ловите.
        Командор (улыбаясь). И тем не менее я прав, и ты знаешь это. Но я хочу говорить с тобой о другом. Видишь ли, я люблю твою госпожу. И я хочу знать, любит ли она меня?
        Флорестино. Простите, сеньор, но тут какое-то недоразумение. Мой господин  - мужчина, и это так же верно, как то, что я…
        Командор (вынимая из-за пояса кошелек с деньгами и потряхивая им). Здесь сто песет, и, по-моему, тебе нет никакого смысла отказываться от них после того, как я все равно догадался.
        Флорестино (подумав). Сто песет, сеньор?
        Командор кивает головой и протягивает кошелек Флорестино.
        (Пряча деньги.) Да, пожалуй, вы правы, сеньор. Раз уж вы догадались, то и в самом деле нет никакого смысла запираться.
        Командор. Итак, твой господин?..
        Флорестино (разводя руками). Увы, женщина, сеньор.
        Командор. Что же дальше?
        Флорестино. Все, сеньор.
        Командор. Уж не думаешь ли ты за сто песет сообщить мне то, что я перед этим сказал тебе? (Хватает его за ворот.) Любит она меня или нет?
        Флорестино пожимает плечами. Командор встряхивает его несколько раз.
        Флорестино. По-постойте, сеньор!.. Если вы хотите, чтобы я вам ответил, так не вытряхивайте у меня мозги.
        Командор. Что же получится, если я оставлю тебе мозги?
        Флорестино. А получится неплохо. Как раз не далее как сегодня моя госпожа спрашивала меня, нравитесь ли вы мне…
        Командор (снова схватив Флорестино за ворот). И что ты ответил?
        Флорестино (сдавленным голосом). О-о-очень нравитесь, сеньор!
        Командор (отпуская его). А затем?
        Флорестино. А затем я попробовал подшутить над сеньоритой,  - это по поводу вас, значит,  - и она так покраснела, так смутилась…
        Командор (радостно хватая Флорестино за ворот. Флорестино хрипит). Прости, это я от радости. (Отпускает его.)
        Флорестино (потирая шею). Еще одна такая радость, сеньор, и мне не придется быть свидетелем вашего счастья.
        Командор (весело хлопая его по плечу). Молодец! Умница! Сколько я тебе дал?
        Флорестино (настороженно). Сто песет. Вы сами так захотели, сеньор.
        Командор. Нет, нет, я их у тебя не отберу. Сто песет! Да это просто даром за такую новость. Считай, что я тебе должен еще сто.
        Флорестино (с готовностью). Хорошо, сеньор.
        Командор. Не забудь.
        Флорестино (предупредительно). Да уж постараюсь, сеньор. Я вам напомню.
        Командор (радостно расхаживая и потирая, руки). Я просто счастлив буду дать их тебе.
        Флорестино (почтительно). А уж как я-то буду рад, сеньор, доставить вам удовольствие… (Прислушивается.) Как будто шаги моего господина.
        Дверь распахивается. и входит Дон Жуан. Он очень подавлен.
        Грустно понуря голову, он медленно подходит к окну.
        Дон Жуан. Флорестино!
        Флорестино. Слушаю, сеньор.
        Дон Жуан. Немедленно уложи вещи…
        Флорестино бежит к двери.
        Дон Жуан. Постой!
        Флорестино бежит обратно.
        Дон Жуан. (Бросая ему кошелек.) Купишь тех двух коней, которых нам вчера предлагали…
        Флорестино бежит к двери.
        Дон Жуан. Да постой же!
        Флорестино бежит обратно.
        Дон Жуан. Отдашь долг оружейному мастеру…
        Флорестино бежит к двери.
        Дон Жуан. Да погоди ты!
        Флорестино бежит обратно.
        Дон Жуан. Если надо, перекуешь лошадей…
        Флорестино бежит к двери.
        Дон Жуан. Стой, тебе говорят!
        Флорестино бежит обратно.
        Дон Жуан. Через час чтобы все было готово. Я буду ждать тебя в гостинице «Золотой бык и красавица». Понятно?
        Флорестино (поспешно). Да, сеньор. Уложить коней, перековать оружейника, отдать долг вещами и через час быть в гостинице «Золотая красавица и бык». (Бежит к двери.)
        Дон Жуан. Постой! ты все перепутал. Наоборот.
        Флорестино (испуганно). Через час быть в гостинице «Золотой конь и оружейник», перековать вещи и немедленно уложить в долг красавицу.
        Дон Жуан. Да ты что? С ума впопыхах спятил, что ли? (Встряхивает Флорестино.)
        Флорестино. Уложить вещи, купить и перековать коней, отдать долг оружейнику и через час быть в гостинице «Золотой бык и красавица».
        Дон Жуан. Вот теперь правильно. Ступай. (Идет к окну.)
        Флорестино бежит к двери и по привычке возвращается обратно.
        (Поворачиваясь, видит Флорестино.) Ты еще здесь?
        Флорестино убегает. Дон Жуан задумчиво смотрит в окно.
        Командор. Насколько я понимаю, вы решили оставить этот дом?
        Дон Жуан. Не только дом, но и город.
        Командор. Не могу ли я предложить вам пока что свой дом вместо гостиницы?
        Дон Жуан (с горечью). Благодарю. Но вы же не знаете причины, по которой я вынужден уйти отсюда.
        Командор. Это неважно. Я уверен, что вы не могли совершить ничего бесчестного.
        Дон Жуан (кланяется). Тут речь о другом. Дон Оттавио считает мое присутствие пагубным для женщин. И так как у вас молодая жена, то вам, очевидно, не следует даже впускать меня в свое жилище.
        Командор. Э, пустяки! Но я вижу, вы очень огорчены.
        Дон Жуан. Я устал от всего, этого. От всех этих женщин и их сплетен.
        Командор. Боюсь, что вы станете женоненавистником.
        Дон Жуан. Стану? Да я и так уже не могу смотреть на них без содрогания.
        Командор. Бедняжка. Как же вы относитесь к своей сестре?
        Дон Жуан. Моя сестра сама относится к женщинам, как я, и, надеюсь, свободна от их недостатков.
        Командор. Чем больше я слышу про вашу сестру, тем более боюсь, что она не захочет даже взглянуть на меня.
        Дон Жуан (грустно качая головой). Вы несправедливы к себе. Мне кажется, любая женщина гордилась бы любовью такого человека, как вы.
        Командор. Гордиться  - еще не значит любить.
        Дон Жуан (тихо). И любить.
        Командор подходит к Дон Жуану и, взяв его за плечи, смотрит ему в глаза.
        Командор. А вы? Вы любите меня?
        Дон Жуан (в замешательстве). Я?..
        Командор (привлекает Дон Жуана к себе и целует). Моя милая, необыкновенная женщина.
        Дон Жуан. Как вы смеете? Вы с ума сошли?
        Командор (целует еще раз). О! Я знаю,  - как мне надо на это отвечать.
        Дон Жуан. Я требую, чтобы вы оставили меня в покое!
        Командор (целуя). Я не в силах этого сделать.
        Дон Жуан. Я запрещаю вам целовать меня!
        Командор (целуя несколько раз подряд). Милый мой Дон Жуан. Ведь я же чувствую, вы любите меня.
        Дон Жуан отворачивает голову вправо, влево, но затем в изнеможении откидывает голову назад и… отвечает на его поцелуи. Минуту они стоят неподвижно. Потом Дон Жуан, глубоко вздохнув, пытается отодвинуться, упираясь руками в грудь Командора.
        Дон Жуан (шепотом). О боже мой! Пустите меня!.. Поймите же, нас могут увидеть.
        Командор (отпуская). Вы правы. Ну, а теперь вы согласитесь переехать ко мне в дом?
        Дон Жуан. Я как можно скорее постараюсь покинуть город.
        Командор. Даже теперь?
        Дон Жуан. Теперь более, чем когда-либо.
        Командор. А обо мне вы не думаете?
        Дон Жуан. Вы сами должны решать за себя.
        Командор. Неужели я отпущу вас после того, как нашел? Мы уйдем вместе и будем жить там, где нас не знают. Вы разрешите мне прийти к вам в гостиницу?
        Дон Жуан. Ни в коем случае.
        Командор. Но я не могу вас не видеть. Тогда придите вы к нам.
        Дон Жуан (в смятении отрицательно качает головой). Все это так ново… так непонятно для меня… С самого начала я не знала, как мне вести себя с вами…
        Командор. И я тоже. Вы, наверное, смеялись над моей неловкостью?
        Дон Жуан. Я никогда не предполагала, что неловкость, может быть так… привлекательна.
        Командор. Боже, как я люблю тебя. Я еле сдерживаюсь, чтобы не взять тебя на руки и не убежать с тобой отсюда. (Целует Дон Жуана.) Поцелуй же и ты меня.
        Дон Жуан. Я не могу… Я не умею. (Робко целует его.) Так?
        Командор (кивает головой). Скажи, почему ты не хочешь прийти к нам?.
        Дон Жуан. Я не смогу теперь видеть ее рядом с вами. И потом  - вы знаете  - ведь она в меня влюблена. И как только она убедится, что я не отвечаю ей взаимностью, она станет говорить, будто я пытаюсь ее обольстить.
        Командор (смеясь). Уж не боишься ли ты, что тебе придется убить меня на дуэли? (Хлопает себя по лбу.) А ведь это мысль! Она поможет нам развязать весь узел!.. Но тут еще кое-что надо придумать… (Притянув к себе Дон Жуана.) О, я придумаю!.. Теперь я придумаю все, что угодно… (Низко склоняется над рукой Дон Жуана.)

        Занавес

        Действие третье

        Картина питая
        Во время обморока

        Лужайка в саду у Командора. Слева видна лестница и вход в дом. Справа  - беседка, вся в плюще. Посредине лужайки, на невысоком постаменте, статуя, обращенная к нам спиной. Статуя представляет собой бронзовую фигуру рыцаря, закованного в латы и опирающегося на меч. За статуей  - скамья. На ней сидят Дон Жуан и Командор.
        Дон Жуан. Мне кажется, что твой план хорош.
        Командор. Я с минуты на минуту жду прихода Дон Оттавио. Мы договорились, что он приведет с собой все семейство. Ты помнишь знак? (Делает рукой круг над головой.)
        Дон Жуан. А ты не боишься, что Дон Оттавио нас выдаст?
        Командор. Ну, что ты! Когда я рассказал ему, кто ты такая, и поделился своим планом, он так хохотал, что я стал опасаться, как бы старик не заболел.
        Дон Жуан. Ему не стыдно за те слова, которые он мне сказал?
        Командор. На беднягу жалко было смотреть. Он подошел к зеркалу, потряс кулаком и сказал: «Старый дурак! Дожил до седых волос и поверил бабьей сплетне. Командор,  - добавил он,  - вы можете вполне рассчитывать на мою помощь и на мое молчание!» Если ты не возражаешь, мы закончим все этой же ночью.
        Дон Жуан. Я согласна.
        Командор. Как Флорестино?
        Дон Жуан. Знает свою роль назубок. Он дважды репетировал, причем так, что кто-то в гостинице даже крикнул: «Землетрясение!»
        Командор. Тогда остается узнать главное: любишь ли ты меня?
        Дон Жуан. Со вчерашнего дня  - ты спрашивал меня об этом уже раз тридцать. Да, я тебя люблю. И даже, каким-то образом, немножко сильнее, чем когда ты задавал мне этот вопрос в двадцать девятый раз.
        Командор. Что касается меня, не кажется, что если моя любовь к тебе возрастет, то я просто не посмею тебя даже коснуться.
        Притягивает к себе Дон Жуана.
        Дон Жуан. Если бы ты знал, как я счастлива, что я женщина.
        Командор (гладит ее волосы). Ты не просто женщина. Ты  - единственная женщина. Разве есть еще женщины, кроме тебя?
        Дон Жуан (глядя ему в глаза). Ну конечно нет. А единственный мужчина в мире достался мне. Да? (Прижимает голову к его груди. Отодвинувшись, прислушивается.) Кто-то идет.
        Командор. Это Донья Анна. В жизни не встречал более ревнивого созданья.
        Дон Жуан. На этот раз, сеньор, вы себе льстите. Мне кажется, она ищет не вас.
        Входит Донья Анна. Они встают.
        Донья Анна. Вот вы куда скрылись. (Командору.) Ты даже не сказал Мне, что Дон Жуан пришел нас навестить. Я узнала от слуг.
        Командор (терпеливо). Ты отдыхала, и я не хотел тебя тревожить.
        Донья Анна. Что же вы тут делаете?
        Дон Жуан. Ваш супруг рассказал мне историю этой статуи.
        Донья Анна. Мы называем ее «статуей Командора». Она очень на него похожа. Вы не находите?
        Дон Жуан. Да, сходство есть. Но только Командор, мне кажется, несколько стройнее.
        Входит слуга.
        Слуга (кланяясь Командору). Сеньор, к вам прибыли Дон Оттавио и Донья Лаура с сеньоритами.
        Командор (Дон Жуану). Простите, но я покину вас, чтобы не навязывать вам неприятной встречи. (Донье Анне.) Я надеюсь, ты не дашь скучать нашему гостю? (Кивает слуге, тот уходит.)
        Донья Анна. Постараюсь.
        Дон Жуан. Быть подле Доньи Анны и скучать  - немыслимо.
        Командор и Дон Жуан обмениваются поклонами. Командор уходит.
        Дон Жуан стоит потупившись. Донья Анна смотрит на него поверх веера.
        Донья Анна. Наконец-то мы остались с тобой вдвоем.
        Дон Жуан вздыхает.
        Донья Анна. Не вздыхай так. Верь мне  - я чувствую то же, что и ты.
        Дон Жуан. О, если бы это было так.
        Донья Анна. Что тогда?
        Дон Жуан (с большой искренностью). Это было бы счастьем!
        Донья Анна. Счастье твое, глупый! (Прижимается к нему.)
        Дон Жуан (опасливо оглянувшись). Нас могут заметить.
        Донья Анна (томно). Уйдем отсюда… дальше… в сад. (Медленно под руку они идут направо.) Теперь ты счастлив?
        Дон Жуан. Нет. Правда, тут человек, которого я люблю. Но видеть постоянно рядом с ним другого и скрывать свои чувства,  - это отравляет мое счастье.
        Донья Анна (покровительственно). Не стоит страдать из-за таких пустяков. Мы найдем способ встречаться вне этого дома. (Смеясь.) Но как глупы бывают мужья? Он сам оставляет нас наедине и еще просит, чтобы я не давала тебе скучать.
        Увлекает за собой Дон Жуана направо. Сцена секунду пуста, затем слева появляются
        Командор, Дон Оттавио, Донья Лаура, Розитта и Лючиа.
        Донья Лаура. Где же наша милая Донья Анна?
        Командор. Она в саду.
        Донья Лаура. Одна?
        Командор. Нет. Она гуляет с Дон Жуаном.
        Донья Лаура (всплеснув руками и переглянувшись с дочерьми). Наедине?
        Командор. Да.
        Донья Лаура. Боже мой! Как можно быть таким опрометчивым?
        Командор. Но что случилось?
        Донья Лаура. Как? Разве вы не знаете, что он проделал у нас в доме?
        Командор. Понятия не имею.
        Донья Лаура. Конечно! Ведь он вам об этом не расскажет! Он пытался обольстить мою бедную Лючию. Пойди сюда, крошка.
        Лючиа подходит и прижимается к матери.
        Командор. Не может быть!
        Донья Лаура. Но это еще не все. Когда случайный приход Розитты помешал ему в этом, он попытался соблазнить и ее.
        Командор. Это просто невероятно!
        Донья Лаура. И это еще не все. Я не знаю, до чего бы дошла его наглость, но, к счастью, появление Доньи Анны нарушило его планы. Моя девочка прибежала ко мне вся в слезах… Пойди сюда, малютка.
        Розитта подходит и также прижимается с другой стороны к матери, бросив угрюмый взгляд на Лючию.
        Донья Лаура. Когда я услышала, что Донья Анна осталась с ним наедине, я поспешила к ним.
        Командор (сухо). Сеньора, у вас были основания полагать, что Донья Анна не сможет постоять за себя?
        Донья Лаура. О, разумеется, я была уверена, что Донья Анна не допустит в отношении себя ничего лишнего. Но я,  - вы должны понять меня,  - я не хотела, чтобы ее оскорбили у меня в доме.
        Командор. Это другое дело.
        Донья Лаура. Когда я подошла к двери, мне послышалось, что Донья Анна призывает вас как бы в устрашение. «Мой муж!  - восклицала она.  - Мой муж!»
        Командор. О-о! (Кладет руку на шпагу.)
        Донья Лаура. Я открыла дверь. Дон Жуан имел весьма смущенный вид. И хотя я не знаю, что там произошло, но не сомневаюсь, он пытался вести себя нагло. Впрочем, ваша супруга, наверное, рассказала вам об этом?
        Командор. Ни слова.
        Розитта (ехидно). Очевидно, она просто не хотела огорчать вас.
        Донья Лаура. Женщины иногда предпочитают не рассказывать о таких вещах мужьям, боясь, что те не поверят в их полную невинность, что, разумеется, несправедливо.
        Командор. Но почему вы думаете, будто Донье Анне было о чем мне рассказывать?
        Донья Лаура. Да потому, что не успела она выйти, как он, не медля ни минуты, начал покушаться на мою честь.
        Командор (удивленно). Но позвольте, сеньора, что же он сделал?
        Донья Лаура. Присутствие дочерей и мой пол не позволяют говорить все. Когда я расскажу обо всем Донье Анне, а она вам, вы увидите, что такого человека нельзя даже подпускать к дому, тем более оставлять его со своей женой наедине.
        Командор. Тогда почему же Донья Анна даже виду не подала, что ей неприятен приход Дон Жуана сегодня?
        Донья Лаура. Это действительно странно. (Бросает многозначительный взгляд дочерям.

        Командор незаметно подмигивает Дон Оттавио.
        Дон Оттавио. Хотите знать мой совет, Командор? Разыщите Донью Анну и избавьте ее от этого человека.
        Командор. О! Если он посмеет коснуться ее!.. Я заколю его на месте! Но вот они идут сюда. Прошу вас, зайдемте в эту беседку. Я бы не хотел, чтобы он нас увидел.
        Все скрываются в беседку. Входят Дон Жуан и Донья Анна. Они садятся на скамейку, причем Дон Жуану удается повернуть Донью Анну к беседке спиной.
        Донья Анна (досадливо). У вас столь напряженный вид, что я начинаю думать: не боитесь ли вы моего мужа?
        Дон Жуан. Если бы я его боялся, то разве был бы здесь?
        Командор незаметно для всех, кроме Дон Жуана, делает над головой условный знак.
        Донья Анна. Вы ведете себя, однако, так, что я начинаю думать: не прав ли был мой муж, когда опасался, как бы вам не было скучно со мной?
        Дон Жуан (заметив знак). Сеньора, я вас огорчил. В ваших глазах грусть. Позвольте, я поступлю так, чтобы на них не появились слезы.
        Донья Анна (про себя). Наконец-то. (Вслух, капризно.) Не знаю, как вы могли бы этому помешать.
        Дон Жуан. Я покажу вам. (Обнимает ее.)
        Командор (выскакивает из беседки, яростно размахивая шпагой). Негодяй! Так-то ты платишь мне за доверие?!
        За ним выходят Дон Оттавио и все женщины.
        Донья Анна. Ах! (Падает в обморок.)
        Дамы окружают ее.
        Командор (с великолепным бешенством потрясая шпагой). Я заколю тебя, как свинью! Вставай! Я не хочу, чтобы твоя кровь запачкала мою жену!
        Дон Жуан (встает, гордо). Вам незачем бесноваться. Я готов дать ответ со шпагой в руке в любое время.
        Командор (топая ногой). Немедленно!! И мы будем драться насмерть!
        Дон Жуан. Превосходно. Но у меня нет при себе шпаги.
        Дон Оттавио (протягивая шпагу). Вы можете взять мою.
        Дон Жуан. Благодарю, вы очень любезны. Но я предпочитаю отправить сеньора на тот свет своей шпагой. (Кричит.) Флорестино!
        Флорестино (появляясь как из-под земли). Я тут, сеньор.
        Дон Жуан. Шпагу.
        Флорестино (убегает и сейчас же возвращается со шпагой). Вот она, сеньор.
        Дон Жуан. Отлично. (Видя, что Дон Оттавио и женщины заняты Доньей Анной, посылает Командору воздушный поцелуй. Флорестино ухмыляется.) Я к вашим услугам, сеньор.
        Командор. Там, за садом, над горным потоком нависает небольшой утес. Я предлагаю драться на этом утесе!
        Дон Жуан. Хорошо.
        Командор. Тот, кто будет ранен, сорвется и погибнет!
        Дон Жуан. Великолепно.
        Командор (Дон Оттавио, но так, что женщины слышат). Друг мой, так как исход боя неизвестен, то я хотел бы, чтобы вы все были подле Доньи Анны.
        Дон Оттавио. Кто же пойдет с вами? Отсюда утеса не видно. Вдруг понадобится помощь?
        Командор. Никого не, надо. Оставшийся вернется.
        Флорестино. Я влезу на дерево, сеньор, и буду следить за боем.
        Командор кланяется остающимся. Они отвечают ему.
        Донья Лаура (Дон Жуану). Я не злая женщина, сеньор, но от всей души скажу вам  - прощайте.
        Дон Жуан (кланяясь). Женщине с таким превосходным здоровьем, как ваше, сеньора, еще рано прощаться с людьми.
        Уходит за Командором. Флорестино лезет на дерево. Раздается стон Доньи Анны.
        Донья Анна. О боже!.. Что случилось?
        Дон Оттавио. Сеньора, соберитесь с духом. Ваш супруг и Дон Жуан сейчас будут биться на шпагах.
        Донья Анна (пытаясь подняться). Их надо остановить!
        Дон Оттавио. Если мы им помешаем сегодня, они будут драться завтра, через неделю, через месяц.
        Донья Анна. Ах! (Бессильно падает на руки женщин.)
        Дон Оттавио. Наберитесь мужества, сеньора.
        Донья Лаура. Предоставим все воле божьей.
        Флорестино (сидя на дереве). Внимание, сеньоры! Вот я их уже вижу. Они взобрались на выступ, там небольшая площадка, теперь осматриваются по сторонам… Неуютное местечко, доложу я вам, вроде моего… Вот они стали у края. Мой господин слева, а сеньор Командор справа. Мне не видно их лиц, но представляю, с какой любовью они глядят сейчас друг на друга, ха-ха! (Резко прерывает смех.) Противники в исходном положении… Начали!! Командор нападает! Борьба происходит на половине Дон Жуана!.. Мы не слышим с вами звона их шпаг, но искры прямо так и брызжут!.. Дон Жуан защищается спокойно, его защита непробиваема… Командор делает три выпада, один за другим, но все они парированы. Вот еще! Укол! Отбито! Еще! Отбито! Еще! Еще! Еще! (Чуть не падает с дерева, но влезает обратно.) Все отбито, но вши супруг дерется превосходно, сеньора!.. Дон Жуан переходит к нападению. Браво! Всякий другой был бы нанизан на шпагу моего господина по самую гарду, но Командор жив и невредим… Ответный укол Командора!.. Флеш-атака! Кор-а-кор! Льеман! Батман! Все отбито. Ну, я вам доложу, один стоит другого!.. Командор опять нападает… Дон
Жуан открыт! Надо колоть!! Эх!.. Мимо! Очевидно, Командор думал, что грудь Дон Жуана находится справа от его головы. Вот опять! Дон Жуан отчаянно защищается. Блестящий укол Командора парирован им в самое последнее мгновение. Командор неумолим. Вот следуют один за другим два укола, которые настолько великолепны, что их просто было бы приятно получить, если бы, они не были смертельны. Но они отбиты… Что это?! Выпад Дон Жуана! Командор запутался в своих ногах… Он зашатался!.. Дон Жуан хочет его удержать!! Сорвался… (Снимает шляпу.) Мир праху… Но мой господин тоже шатается! Он падает! К счастью, на площадку! Я бегу к нему! (Почти валится с дерева и убегает.)
        Дон Оттавио. Эй, слуги!
        Донья Анна (очнувшись). Он убит?
        Дон Оттавио. Увы… да.
        Донья Анна. Кто?
        Дон Оттавио. Увы, сеньор, ваш супруг.
        Донья Анна падает без чувств. Женщины склоняются над нею.
        Дон Оттавио, отвернувшись от них, широко улыбается.

        Картина шестая
        Гром и молния

        Ночь. Сад у дома Командора. Свет луны освещает статую и скамейку за нею.
        Все остальное во мраке.
        Справа из-за кустов выходят двое  - Дон Жуан и Флорестино.
        Дон Жуан (оглядываясь кругом). Ты захватил с собой все необходимое?
        Флорестино. Да, сеньор. Алхимик говорил, что сами черти в аду позавидуют вам. (Издает какой-то звук, похожий на отдаленный гром.)
        Дон Жуан. Тсс, тише. Значит, она согласилась и хорошо запомнила время?
        Флорестино. Можете быть уверены, уговаривать не пришлось. В два часа ночи, после боя часов на башне святого Марка.
        Дон Жуан. Правильно. Лошади готовы?
        Флорестино. Все три. Так бьют копытами от нетерпения, что я боюсь, как бы не стало их отсюда слышно.
        Дон Жуан. Волнуюсь, как мальчишка.
        Флорестино. Как девчонка, вы хотите сказать?
        Дон Жуан. Ну, как девчонка.
        Флорестино. Что поделаешь, сеньор. Не все же, чтобы за вами женщины бегали. Пришел и ваш черед залезть в шкуру влюбленной женщины.
        Дон Жуан. А не пора ли тебе идти на место?
        Флорестино, погромыхивая, исчезает в глубине сада. Дон Жуан прохаживается взад и вперед. Затем садится на скамью. Раздаются гулкие, медленные удары колокола. Раз… Два… Пауза. В дверях дома появляется слабый свет. Дверь, скрипнув, чуть приоткрывается, и в нее проскальзывает фигура, одетая в белое. Задув свечу, эта фигура неторопливо направляется к скамье.
        Фигура (шепотом). Дон Жуан?
        Дон Жуан (встает). Да.
        Фигура откидывает плащ, и мы видим рыжие кудри Доньи Анны.
        Она устремляется к Дон Жуану.
        Донья Анна. Боже мой! Я чуть и в самом деле, не лишилась чувств, когда вы дрались. Почему так долго? Я еле дождалась конца.
        Дон Жуан. Вы могли дождаться и другого конца. Несколько раз я был на волосок от смерти.
        Донья Анна. Слава богу, все окончилось благополучно. Но ты, кажется, ранен?
        Дон Жуан. Пустяки! Через неделю все заживет.
        Донья Анна. О, неделя! Это очень большой срок. Я хочу, чтобы ты был здоров сейчас.
        Дон Жуан. Как вы нетерпеливы.
        Донья Анна. Как и все женщины. А зачем мне быть терпеливой, когда нам уже более ничего не угрожает?
        Дон Жуан. Все-таки жаль Командора.
        Донья Анна. Зачем о нем говорить? Его нет, и этого достаточно. (Придвигается к Дон Жуану.) Итак, мы одни. Совсем, совсем одни…
        Дон Жуан. Да… Если не считать этой фигуры.
        Донья Анна (поспешно отодвигаясь). Боже мой! А кто тут еще?
        Дон Жуан (показывая на статую). Вот.
        Донья Анна (успокоенно засмеявшись). Ах, этот памятник.
        Дон Жуан. Он очень похож на Командора.
        Донья Анна. Завтра же прикажу, чтобы его сбросили отсюда.
        Дон Жуан. Какой у него надменный вид. Точно он оказывает нам честь, что стоит на этом Месте. (К статуе.) Эй, ты! Убирайся-ка отсюда сам, если не хочешь, чтобы тебя завтра вышвырнули слуги.
        Донья Анна смеется.
        Дон Жуан. Чего же ты стоишь, любезный? Или, может быть, надо предложить тебе руку для прогулки? (Подчеркнуто расшаркивается. Молчание.) Мне кажется, его следует просто немного пощекотать шпагой, чтобы он стал разговорчивей.
        Донья Анна тихо смеется. Дон Жуан вытаскивает шпагу и делает вид, хочет уколоть статую. Медленным движением меча статуя отводит его шпагу.
        (Прикрыв лицо шляпой, чтобы скрыть от Доньи Анны улыбку.) Что это?
        Донья Анна (в ужасе). Какой!.. Как… Она… Он шевельнулся!
        Дон Жуан. Может, нам померещилось?
        Донья Анна. Это, наверное, отблеск луны.
        Дон Жуан (с деланной решимостью). Святой Варфоломей и святая дева Мария, будь что будет! (Хочет еще раз уколоть статую.)
        Статуя снова отводит шпагу.
        Донья Анна. А-а! (Зажав себе рот, падает на скамью.)
        Дон Жуан (отступая). Движется!.. Клянусь святым Иеронимом, движется!..
        Статуя медленно сходит с пьедестала, приближается к Дон Жуану и произносит глухим голосом.
        Статуя. Ты и моя преступная вдова, вы прогоняете меня. Я ухожу сам. Дай руку. (Протягивает руку Дон Жуану.)
        Тот стоит не двигаясь. Донья Анна, полумертвая от страха, глядит на эту сцену, будучи не в силах шевельнуться.
        Статуя. Дай руку!
        Дон Жуан с любовью смотрит на статую.
        Статуя. Руку!!
        Дон Жуан улыбается.
        Статуя. Руку! (Шепотом.) И сердце…
        Полузакрыв глаза, Дон Жуан протягивает руку. В полной тишине статуя торжественно ведет Дон Жуана в глубь сада.
        Когда они доходят до кустов, раздается грохот. Сильный взрыв сопровождается ослепительной вспышкой света, подобной молнии. Клубы дыма окутывают Дон Жуана и статую. К оглушительному грому присоединяется истошный визг Доньи Анны. Когда дым рассеивается, то мы видим, что на сцене никого, кроме Доньи Анны, нет. В совершенном ужасе, прижав руки к ушам, она бежит в дом и захлопывает, лязгая ключами, за собой дверь.
        Тишина. Из-за кустов появляется Флорестино и воровато оглядываясь, берет шляпу Дон Жуана, забытую им на скамье.
        Флорестино. Эх! А все-таки женщина остается женщиной. Проваливается в ад, а шляпу оставляет на земле! (Усмехнувшись, исчезает.)
        Слышен топот удаляющихся коней.

        Занавес

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к