Библиотека / Любовные Романы / Адамс Дженни / Australians: " №81 Паруса Любви " - читать онлайн

   Сохранить как или
 ШРИФТ 
Паруса любви Дженни Адамс


        Год назад судьба Лили Келловей круто изменилась. Ей пришлось не только бросить учебу в институте, но и уехать из родного города. Однако, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Ведь не будь печального происшествия, едва не стоившего ей жизни, она бы не встретила Закари Свифта!

        Дженни Адамс
        Паруса любви

        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        — Вы Закари Свифт?  — спросила Лили, остановившись на пороге просторного офиса, находившегося на семнадцатом этаже здания в центре Сиднея.  — Меня зовут Лили Келловей,  — не дожидаясь ответа, продолжила она. Кажется, ей удалось скрыть свою тревогу, и голос звучал спокойно.  — Успех ее предприятия и карьера висели сейчас на волоске.  — Я являюсь владелицей и менеджером компании «Секретарское бюро Келловей». Вы сообщили, что вы… что у вас… возникли некоторые проблемы с одной из моих сотрудниц.
        — Да, я Зак Свифт,  — подтвердил мужчина, откинувшись на спинку черного кожаного кресла. За его спиной в огромном окне наливалось свинцом апрельское небо Сиднея.  — Действительно, на меня свалились серьезные проблемы по вине вашей сотрудницы Рошель Феррер.
        Похоже, нет смысла надеяться услышать в голосе хозяина кабинета мягкие, дружелюбные нотки, приглашающие обсудить возникшую проблему вместе!
        — Я знаю, какая у вас сложилась ситуация, и, по-моему, она не из тех, которые невозможно исправить.
        — Так вот зачем вы явились, хотя только полчаса назад во время нашего телефонного разговора я, кажется, ясно дал вам понять, что вопрос закрыт. Тупик он и есть тупик.  — Закари Свифт раздраженно сдвинул темные брови.
        Ей тут же припомнилось, какой она испытала шок, когда мужчина сообщил ей по телефону, что его компания больше не нуждается в услугах ее бюро, и, быстро объяснив причину такого решения, повесил трубку. Тогда она не смогла найти нужных слов, чтобы попытаться его переубедить.
        — И все-таки я не сомневаюсь, что ваша проблема решаема,  — мягко, но настойчиво произнесла Лили. Она заставила себя сосредоточить внимание на сидящем передней мужчине.  — Ваш звонок застал меня врасплох, и в тот момент я не смогла придумать ничего путного,  — честно призналась она.
        — А теперь способны? Мы оба напрасно теряем время.  — Он прищурился, в его светло-карих глазах не было ни капли сочувствия.  — О чем вы хотите поговорить со мной после того, как я выгнал вашу сотрудницу и занес возглавляемую вами компанию в черный список?
        Лили не удалось удержать дрожь, пробежавшую по ее телу. Она сильнее сжала ремешок сумки, перекинутый через плечо, и нервно поправила юбку. Девушка понимала, что этот жест не ускользнул от внимательных глаз мужчины, но ничего не могла с собой поделать.
        — Если вы будете так добры и уделите мне несколько минут, я сделаю вам предложение, от которого вы вряд ли откажетесь.
        Зак встал и мягкими пружинистыми шагами, звук которых поглощал толстый ковер, подошел к ней. Бесшумная крадущаяся походка, которая совсем не вязалась с его высоким ростом, заставила девушку вздрогнуть, а от негромкого вкрадчивого голоса ее сердце учащенно забилось.
        — Значит, вы явились ко мне с предложением, от которого, по вашему мнению, мне будет трудно отказаться?  — насмешливо проговорил он, лениво скользя по ней взглядом.  — А знаете, вам удалось меня заинтересовать. Любопытно будет послушать, как вы собираетесь компенсировать мои затраты душевных сил за последнюю неделю. Ваша сотрудница буквально не давала мне проходу, при этом совершенно игнорируя свои прямые обязанности, в результате чего мой офис превратился черт знает во что.
        Глаза мужчины гневно сверкнули, когда он снова вспомнил действия, предпринятые Рошель в попытке привлечь к себе его внимание. Она явно руководствовалась принципом «цель оправдывает средства», и кульминация ее любовных атак наступила сегодня утром.
        Лили резко вдохнула и почувствовала слабый аромат кедрового леса и лимона, исходящий от нависающего над ней мужчины.
        — Мне в самом деле очень жаль, что так получилось. Я хотела бы извиниться перед вами от себя и от лица своего бюро,  — избегая его взгляда, как можно более вежливо произнесла Лили.  — Я даже представить себе не могла, что Рошель способна на такое. Уверяю вас, что до нынешнего злополучного эпизода у меня никогда не было никаких проблем ни с одной из моих сотрудниц.
        — Но раз уж такое случилось, значит, необходимо усилить проверку при приеме сотрудниц на работу,  — сухо заметил он.  — Конечно, я понимаю, трудно предсказать подобный поступок, но, если вы не хотите отпугнуть будущих клиентов, нужно постараться не допустить повторения того, что случилось со мной.
        К ее облегчению, он отошел к краю стола и оперся на него бедром. По его спокойному лицу нельзя было определить, дает ли он просто добрый совет или предупреждает о чем-то.
        Скорее, последнее, решила она, глядя в его сузившиеся глаза.
        — Кстати, вы не удовлетворите мое любопытство?  — неожиданно спросил хозяин кабинета.  — В тот момент, когда это произошло, у меня не было ни времени, ни тем более желания узнавать у Рошель, почему она решилась на такой отчаянный шаг. Все-таки не каждая женщина, принятая на временную работу, способна раздеться донага в офисе. Конечно, у меня есть некоторые собственные соображения, но хотелось бы услышать, что вы сами думаете по этому поводу.
        В ожидании ответа он продолжал не спеша изучать ее лицо и фигуру.
        Дрожащей рукой Лили заправила за ухо выбившуюся прядь волос, раздумывая, как сказать ему то, что услышала от Рошель. На ее вопрос, почему она это сделала, молодая женщина пожала плечами и без обиняков заявила: надеялась, что, увидев ее обнаженной, Закари Свифт воспылает к ней страстью и захочет взять на постоянную работу. А затем можно будет подумать и о том, как подтолкнуть его к мысли, что из нее выйдет неплохая жена.
        Видя, что Лили не отвечает, Закари решил ей помочь:
        — Может, надеялась выйти замуж за богатого холостяка? Решила, что, увидев ее обнаженной, я не смогу устоять?
        Лили обреченно кивнула и пробормотала:
        — Видимо, она просто переоценила свои силы.
        — Определенно.  — Он кивнул в знак согласия.
        Лили почувствовала себя неловко.
        — Я понимаю, что часть вины лежит на мне,  — признала она и с горячностью, удивившей ее саму, продолжила: — Но поймите, когда я принимала Рошель на работу, она произвела на меня благоприятное впечатление! Достойно и легко отвечала на самые каверзные вопросы, не теряя присутствия духа и чувства юмора. Я была в ней абсолютно уверена. Вы не представляете, как мне жаль, что я ошиблась. Но еще больше мне жаль, что тем самым подвела вас.
        Она опустила глаза на блокнотик, который держала перед собой так, чтобы постоянно видеть свои записи, сделанные после того, как стало известно об инциденте. К сожалению, многое пошло совсем не так, как она рассчитывала.
        Если бы только ей удалось убедить его принять на работу Дебору!  — подумала Лили. Продолжая сверлить ее взглядом, Закари Свифт сказал:
        — Не знаю почему, но я вам верю.
        Девушка испытала несказанное облегчение: неужели сейчас все закончится и она отправится к себе домой?
        — Благодарю вас!
        — Однако…  — Мужчина замолчал. Лили вскинула голову.
        — Однако это ничего не меняет,  — закончил он свою мысль.  — Рошель по-прежнему остается вашей сотрудницей, которую именно вы охарактеризовали мне как «исключительно надежную и отвечающую всем требованиям секретаршу, имеющую опыт работы в крупных компаниях». Я ничего не напутал?  — с преувеличенной вежливостью спросил Зак.
        — Нет,  — еле слышно пробормотала Лили и чуть громче добавила: — Все именно так, как вы и сказали, но позвольте все-таки вернуться к тому, о чем я говорила вам несколькими минутами ранее. Мне бы не хотелось, чтобы наше сотрудничество закончилось на столь неприятной ноте.
        — Вы намекаете на предложение, от которого я не смогу отказаться?  — Одна темная бровь иронически изогнулась.
        — Совершенно верно,  — твердо сказала девушка, взглянув ему прямо в глаза.
        Между ними воцарилось молчание. Спустя минуту, показавшуюся ей вечностью, мужчина вздохнул и указал на кресло, стоявшее перед его столом.
        — Ну что ж, я готов выслушать ваше предложение, если вы будете достаточно лаконичны. Попробуйте убедить меня в том, что у меня сложилось не совсем верное впечатление о вашей компании.
        — Благодарю вас.  — Лили подошла к креслу.  — Я постараюсь быть краткой.
        Она села на край кресла и натянула юбку на колени. Подняв голову, она заметила, что его взгляд устремлен на ее ноги.
        На миг ей показалось, что в нем зажегся откровенный мужской интерес, но через секунду это выражение пропало из глаз Зака, и в них больше ничего нельзя было прочесть, кроме некоторого любопытства.
        Лили тряхнула головой, собираясь с мыслями. С чего же лучше всего начать? Она украдкой посмотрела в блокнотик.
        — Надеюсь, вы не ожидаете, что я оплачу вам неделю пребывания Рошель Феррер в моем офисе?  — не отрывая от нее своих проницательных глаз, спросил Зак.
        — Безусловно, об этом не стоило даже упоминать,  — заверила его Лили, стараясь не думать о том, как это отразится на ее доходах.  — Особенно если мы продолжим наше сотрудничество.
        — Не скрою, мне будет интересно послушать, каким способом вы намерены этого достигнуть.  — Зак откинулся в кресле, поигрывая ручкой.
        Лили глубоко вздохнула и… вдруг поняла, что начисто забыла речь, которую до этого три раза повторила в такси. Ее охватила легкая паника: импровизация никогда не была ее сильной стороной. Ей с таким трудом удалось убедить Зака выслушать ее, и вот на тебе!
        — У вас есть полное право испытывать недоверие к нашему бюро,  — медленно начала она, кидая быстрые взгляды на спасительный блокнот, который держала на коленях. Долгие годы практики не прошли даром, и теперь она быстро расшифровывала свои сделанные наспех записи.
        — Это больше чем недоверие…  — Зак передернул плечами, вспомнив, как начался его сегодняшний рабочий день.
        — Я… я вас прекрасно понимаю. И все же, учитывая тот интерес, который вы проявляете к женщинам, вряд ли вид обнаженной Рошель стал для вас таким уж большим потрясением.  — Она прикусила язык, едва удержавшись от того, чтобы не прикрыть рот рукой.
        — Вижу, вы неплохо знакомы с желтой прессой,  — хмыкнул Зак. В его глазах снова промелькнуло какое-то странное выражение, но так же быстро исчезло.
        Лили оцепенела. Как могла она сморозить подобную глупость! Когда ей удалось немного расслабиться, она натолкнулась на выжидательный взгляд мужчины. Неужели прослушала его вопрос? Лили напрягла память, но безуспешно. Ее охватило чувство собственного бессилия. Почему, ну почему ей не удается сохранять внимание, когда это необходимо?
        — Э-э, а-а,  — промычала она, судорожно соображая, как ей выбраться из унизительной ситуации, в которую сама же себя и загнала.  — Как Рошель могла так с ней поступить?  — В общем, от лица моего бюро и от себя лично я приношу вам самые искренние извинения,  — сдалась она, так и не вспомнив, о чем ее спросил Зак Свифт.  — Я освободила Рошель от ее обязанностей.
        Видимо, она сказала именно то, что сидевший перед ней мужчина от нее и ожидал, потому что он коротко кивнул:
        — Вряд ли это станет для вас большой потерей.
        — Вероятнее всего, нет,  — согласилась Лили. Она наконец нашла то место в своем блокноте, на котором остановилась, и потому, обрадовавшись, быстро проговорила:
        — Мое предложение состоит в следующем: так как моя компания стала косвенным виновником того, что случилось с вами, и теперь вы остались без секретаря, я хочу предложить вам взять на работу Дебору Мартин. За эту женщину я могу поручиться головой. Она уже в возрасте и имеет внуков, поэтому вы можете не опасаться, что нечто подобное утреннему конфузу произойдет опять. Она будет у вас,  — Лили проверила запись,  — в течение часа и в качестве морального возмещения ущерба, причиненного вам нашей компанией, будет работать у вас две недели бесплатно. Надеюсь, что этим мне удастся хоть немного загладить свою вину перед вами, ведь мне, как никому другому, хорошо известно, как трудно найти сейчас хорошую секретаршу.
        Лили перевела дух и покосилась на Закари Свифта. Его лицо по-прежнему ничего не выражало. Он ни разу не перебил ее, и она даже засомневалась, а слышал ли он ее вообще.
        — Вы еще не приступили к поискам нового секретаря?  — поинтересовалась она.
        — У меня не было времени,  — последовал незамедлительный ответ.
        Лили приободрилась.
        — Значит, вы принимаете мое предложение?  — уточнила она.
        Закари задумчиво постучал пальцами по столу. Его явно занимала какая-то мысль. Лили с надеждой и страхом ждала его ответа. Наконец, явно придя к какому-то решению, он произнес:
        — Я мог бы дать вам еще один шанс, только если у меня будут гарантии, что никаких ухаживаний меня больше не ждет. Такие гарантии могут быть даны лишь в том случае, если моим секретарем станет мужчина.  — Он посмотрел ей прямо глаза.  — Есть ли в вашем штате мужчина, который отвечал бы всем моим требованиям? Конечно, мне нужно будет провести с ним собеседование, чтобы принять окончательное решение. Только после этого мы возобновим с вами разговор о продолжении сотрудничества.
        В ее штате не было ни одного мужчины, ни женатого, ни холостого.
        — Может, вы все-таки согласитесь взять Дебору?  — не сдавалась Лили.  — Вы скоро сами убедитесь, что лучшего секретаря вам не найти.
        — Но ведь она женщина?  — Его брови удивленно взметнулись вверх.
        Лили кивнула.
        — Что ж, вы знакомы с моими условиями, но выполнить их не можете. Тогда, боюсь, наше сотрудничество на этом и закончится, и мне придется обратиться в другое агентство.  — Он положил локти на стол, продолжая внимательно следить за ней.
        — Пожалуйста,  — сорвалось с ее языка, прежде чем она осознала, что ее тон иначе как просительным не назовешь.
        Ну и пусть, решила девушка. Сейчас от нее зависела судьба пяти чудесных женщин, которые с первых же дней существования компании, образованной девять месяцев назад, составили ее костяк. Лили сделала досадную ошибку, когда приняла в их дружный, сплоченный коллектив Рошель, поверхностно ознакомившись с ее рекомендательными письмами. Она чувствовала себя виноватой и, если еще не поздно исправить то, что случилось по ее вине, сделает все возможное и даже невозможное, чтобы не подвести женщин, которые стали ее подругами. К тому же, призналась она, это прежде всего необходимо ей самой. На что она будет жить, если ее компания пойдет ко дну? Несмотря на кажущиеся безграничные возможности, деловой мир довольно тесен, и, если станет известно о пятне, которое появилось на ее репутации по вине Рошель, отмыться от него будет уже практически невозможно. А ведь ее компания даже еще не встала на ноги…
        — Я готова пойти на все, чтобы продолжить наше сотрудничество,  — искренне сказала она.
        — Сожалею, но это мое окончательное решение.  — Закари поднялся на ноги и посмотрел на часы.
        Лили поднялась вслед за ним.
        — Даже если Дебора будет работать у вас месяц бесплатно?  — сделала она еще одну, последнюю, попытку, ужаснувшись тому, какую дыру в ее бюджете проделает подобная благотворительность. Но она должна убедить Зака Свифта!
        Зак, разумеется, заметил умоляющее выражение, показавшееся на личике, прелестнее которого видеть ему еще не доводилось, хотя он считал себя знатоком по части женской красоты.
        — Вы так решительно настроены,  — спокойно сказал он, скользя взглядом по ее телу, чьи соблазнительные формы не могла скрыть даже одежда.  — Боитесь, что я предъявлю вашей компании иск за невыполнение условий соглашения?
        Он элементарно мог это сделать, призналась себе Лили, и закон будет на его стороне.
        Она покачала головой, боясь встретиться с ним взглядом.
        — Вы так и намерены поступить?  — Собственный голос показался Лили не громче писка мышонка, но ей было уже все равно. Она, вне всяких сомнений, проиграла.
        — Нет,  — без заминки ответил мужчина. Голос его звучал ровно, словно он уже давно обдумал эту возможность, прежде чем сообщил об этом своей собеседнице.  — Должен признаться, я поражен вашей выдержкой и преданностью своей компании.
        Неужели?..
        Лили подняла голову, и в ее глазах сверкнула надежда. Главное — сосредоточиться, чтобы не упустить ничего из того, что он собирался ей сейчас сказать.
        — Думаю, вы все-таки сможете загладить свою вину,  — задумчиво глядя на нее, проговорил мужчина.
        — Все, что будет в моих силах!  — порывисто воскликнула Лили.  — Если вы захотите, чтобы я упомянула вас на своем могильном памятнике, это будет сделано! И в чем же заключается ваше предложение?  — кашлянув, спросила она.
        Закари Свифт с трудом справился с обуявшим его смехом.
        — Как вам хорошо известно,  — произнес он невозмутимым тоном,  — моя постоянная секретарша находится в отпуске, который продлится дольше обычного. Таким образом я отблагодарил ее за отличную работу, начиная с момента основания компании.
        Лили так энергично кивнула, что волосы упали на лицо, и ей пришлось снова заправить их за ухо. Когда она опять взглянула на Закари Свифта, тот уже стоял рядом. Его рука повисла в воздухе, и Лили вдруг подумала, что еще немного, и он коснется ее щеки. Эта мысль ее как-то странно взволновала.
        А ведь он очень привлекательный мужчина, внезапно пришло ей в голову.
        Так и не коснувшись ее лица, Закари сжал руки в кулаки и спрятал их в карманы брюк.
        Лили охватило глубокое разочарование, и она почувствовала легкое покалывание на коже лица, словно он ее все-таки коснулся.
        — Женщина, являющаяся владелицей бюро, подобного вашему, должна обладать всеми необходимыми навыками секретаря, верно?
        Он не спускал с нее своих карих глаз, и его взгляд рождал в ее душе непонятные эмоции.
        — Верно,  — осторожно кивнула она, не совсем уверенная, что правильно поняла его вопрос.
        Но при чем здесь она?
        — Вы ведь не раз выполняли работу, подобную той, для которой мне требуется временная помощница?
        При этом взгляд Зака переместился на ее губы.
        Лишь через несколько секунд он заставил себя посмотреть ей в глаза.
        Когда их взгляды встретились, Лили охватила дрожь. Она заметила, как он смотрел на ее губы, и ей отчаянно захотелось прикоснуться к ним, будто он мог обжечь их своим горячим взглядом.
        — Да, мне действительно приходилось выполнять работу подобного рода,  — согласилась она.  — И к тому же это полезно — позволяет не утратить секретарские навыки окончательно, но сейчас это случается редко, так как слишком много времени отнимает управление фирмой.
        — Однако я убежден, что, если возникнет необходимость, вы без сомнений возьметесь за подобную работу.  — Его голос изменился, и в нем зазвучали хриплые нотки.
        Лили ломала голову, к чему он клонит. Слабая догадка мелькнула в ее мозгу, но она отказывалась в это верить. Ее губы внезапно пересохли.
        Увидев, как она облизнула губы, Закари Свифт всего лишь на короткое мгновение потерял над собой контроль, но Лили все же успела увидеть, как его глаза вспыхнули неприкрытой страстью. Однако мужчина быстро овладел собой и продолжил как ни в чем не бывало:
        — Я вижу по вашим глазам, что вы поняли, в чем состоит мое предложение, Лили Келловей. Я хочу, чтобы вы на время стали моим секретарем, то есть поработали до тех пор, пока не вернется Мэдди. Могу я надеяться, что, вернувшись из отпуска, моя секретарша застанет все в том же образцовом порядке, какой был до ее ухода?
        Его тон не оставлял никаких сомнений: он был уверен в том, что она с благодарностью примет его предложение. Понимал, в каком безвыходном положении она находится, вот и воспользовался этим.
        — Но, мистер Свифт,  — попыталась возразить Лили.
        Зак прервал ее взмахом руки и мягко проговорил:
        — Таково мое последнее предложение, и от вас теперь зависит, какое будущее ждет вашу компанию.
        Лили поежилась от скрытой угрозы, таящейся в его словах.
        Быстро перебрав в уме имеющиеся у нее варианты, девушка пришла к неутешительному выводу, что их у нее, попросту говоря, нет.
        — Мистер Свифт, боюсь, я не смогу оставить компанию без руководства… э-э… почти на три месяца,  — нерешительно произнесла она.
        — Таково мое последнее предложение,  — повторил он, дав ей высказаться до конца.
        Лили сделала неловкое движение, и блокнот упал.
        Закари Свифт быстро нагнулся.
        — Вижу, я в вас не ошибся,  — заметил он, подавая ей блокнот с исписанной страницей.  — Такая организованная и аккуратная женщина, как вы, обязательно справится с возложенными на нее обязанностями.
        Лили подавила нервный смешок.
        Организованная, ха!
        Тут ее снова охватила паника. Когда он поймет, что ошибся в ней, а это непременно случится, тогда он со стопроцентной уверенностью прекратит сотрудничать с ее компанией! Этого допустить никак нельзя. Ей придется принять его предложение и в течение ближайших дней попытаться убедить в том, что для этой работы отлично подойдет Дебора Мартин. Она в отличие от Лили способна справиться со всем чем угодно, и для этого ей даже не потребуется блокнот, без которого сама Лили не может сделать ни шагу. Без постоянных консультаций с ним она совершенно беспомощна.
        — Что ж, будем считать, что мы пришли к согласию,  — услышала она довольный голос мужчины.
        Лили вздрогнула и заставила себя посмотреть на Закари Свифта.
        — Сегодня нам предстоит многое сделать, поэтому вам лучше позвонить Деборе и предупредить ее, что временно ваши обязанности будет исполнять она. Что касается вас, Лили Келловей, готовьтесь поступить в мое полное распоряжение.  — Он окинул ее взглядом с головы до ног и широко улыбнулся.
        От этой белозубой улыбки ее пронзила сладкая дрожь и сильнее забилось сердце.

        ГЛАВА ВТОРАЯ

        Внутренний секундомер отсчитывал секунды, пока Лили торопилась дать Деборе все необходимые указания, прежде чем истекут пятнадцать минут, отведенные ей Закари Свифтом на этот разговор.
        Ее новый босс сидел напротив нее и, как ни старалась Лили, ее взгляд упорно возвращался к нему. По обе стороны от него высились кипы бумаг, которые он просматривал со скоростью сканера. Каждый раз, когда он откладывал очередной документ, он бросал на Лили взгляд, в котором ничего нельзя было прочесть. И каждый раз от этого взгляда ее словно пронзало током, и она забывала о том, что собиралась сказать Деборе.
        — Можешь не волноваться, Лили. Я отлично со всем справлюсь.  — Голос Деборы Мартин звучал словно где-то вдали, не задевая ее сознания.
        — Спасибо Деб,  — с усилием произнесла девушка и, нахмурившись, закусила губу, пытаясь вспомнить, что еще необходимо знать Деборе.  — Ключи от моего офиса у тебя есть, дискеты лежат…
        Она снова сбилась с мысли, когда заметила устремленный на ее губы взгляд Закари Свифта. Почти сразу он опустил голову и вернулся к своим бумагам.
        — Так где лежат дискеты, Лили?  — вопрошал у ее уха голос Деборы.
        — Э-э, должны лежать рядом с компьютером.  — Она приложила пальцы ко лбу, пытаясь вспомнить, где они могут быть.  — Если их там нет, посмотри в верхнем ящике стола. Больше им быть негде. Да, не забудь переключить все внешние звонки на свой телефон. Я постараюсь позвонить тебе вечером, чтобы узнать, как вам удается справиться без меня.
        Закончив разговор, она исписала несколько листочков в своем блокноте, пожалев, что нельзя внести в список дел и требование к самой себе: «Не глазеть на босса!»
        Бросив взгляд на часы, она поняла, что времени у нее почти не осталось.
        — Вы уже все обсудили со своей помощницей?
        Лили вздрогнула и посмотрела на Закари. Она не заметила, когда он поднялся со своего места. Теперь он стоял в дверях приемной, опершись на косяк.
        Слова застряли у нее в горле, и она просто кивнула.
        — Хорошо. Тогда вы можете приступать к своим непосредственным обязанностям. Сразу хочу предупредить: нам сегодня предстоит тяжелый день.
        — Вы не возражаете, если я организую свое место так, как мне привычнее работать?
        — Конечно.  — Он запустил руки в волосы.  — Главное, чтобы работа исполнялась в полном объеме.
        — Я сделаю все, что от меня зависит,  — уверенно сказала Лили, чувствуя гнетущий страх в глубине души.
        Мысль о том, что ей необходимо продержаться до того дня, когда ее сменит Дебора, не прибавила ей уверенности. А если она вдобавок увлечется своим боссом, это будет настоящая катастрофа!
        Зак молчал.
        — Что необходимо сделать в первую очередь?  — деловито спросила Лили.
        — Где-то на столе должна лежать кассета, на которую я надиктовал то, что вам нужно напечатать. Все должно было быть готово к пятнице.
        — А что на этой кассете?  — Лили поспешно стала разбираться в бумагах и вещах, разбросанных по столу.
        — Здесь предложения, которые я должен обсудить сегодня с представителями других компаний. Их нужно распечатать прямо сейчас.
        — Сейчас?  — Ее рука замерла.
        — Да,  — кивнул он.  — Первая встреча назначена на двенадцать тридцать.
        — Где?  — Она посмотрела на часы в нижнем правом углу монитора, и ее сердце упало.
        До встречи оставалось чуть менее полутора часов.
        — В конференц-зале. Распорядитесь, чтобы туда подали закуски и напитки для десяти человек, плюс вы и я.
        Не надеясь на свою память, Лили принялась строчить в своем блокнотике распоряжения своего нового босса.
        Зак подошел к ней.
        — Мне нравится стиль вашей работы,  — наклонившись к ней и чуть ли не дыша ей в ухо, заметил он. Затем выпрямился и продолжил: — Встреча очень важная. Сумма сделки составляет несколько миллионов, поэтому все должно быть на высшем уровне. Хотя делегация состоит из десяти человек, окончательное право голоса принадлежит одному человеку. В любую секунду он может взбрыкнуть, а мне не хочется, чтобы сделка сорвалась из-за какого-нибудь пустяка. Ваше присутствие необходимо, так как вы будете стенографировать наш разговор. Пока все ясно?
        Она оторвалась от блокнота и с такой силой сжала карандаш, что чуть было не сломала его.
        — Все будет исполнено в точности как вы сказали. Что-нибудь еще?
        — Пока все.  — Мужчина направился к себе.  — Не буду вам мешать.
        Закари ушел к себе. Несколько минут Лили неподвижно сидела на стуле, собираясь с мыслями. Только бы справиться со всеми заданиями, пока она не убедит Зака, что ему нужна Дебора, а вовсе не она!
        Час пятнадцать до встречи! Это вернуло ее к жизни. Сделав несколько звонков и убедившись, что ее поняли правильно и что еда будет доставлена к четверти первого, максимум — к половине первого, она надела наушники и принялась за работу.
        Через час она закончила печатать, проверила ошибки и распечатала необходимое число копий. Суммы, которые проходили через компанию «Свифт Энтерпрайз», заставили ее отчетливо осознать пропасть между ней и Заком. Его компанию можно было сравнить с подводной лодкой, бороздящей глубины океана бизнеса, тогда как ее секретарское бюро — всего лишь утлое суденышко, плавающее на поверхности.
        Через минуту-другую Лили уже бежала в конференц-зал, дорогу к которому ей подсказали другие сотрудницы. Спиной Лили чувствовала их изучающие и любопытные взгляды, но никто не задал ей ни единого вопроса.
        В конференц-зале уже все было готово к началу переговоров. Лили с облегчением выдохнула: подготовительная часть успешно завершена.
        До встречи оставалось несколько минут, и Лили воспользовалась этим, чтобы показать Заку отпечатанный ею текст. Все-таки непонятно, почему ее так влечет к этому мужчине? До того, как она переехала в Сидней, мужчины не особенно занимали ее мысли. И вот теперь вдруг такая незадача!
        — Неплохо!  — похвалил ее Зак.  — Быстро и без ошибок.
        — Вы так говорите, потому что не знаете, насколько быстро может работать Дебора. Мне до нее далеко.  — Лили решила, что наступила пора готовить почву для своего ухода.  — Насколько я поняла, ваши предложения еще находятся в стадии разработки. Это значит, что работы впереди еще непочатый край. Вы будете приятно удивлены, когда Дебора справится со всем этим в считанные часы.
        Закари поднял голову, и его взгляд охватил ее лицо, спустился ниже и остановился на линии груди. Затем, словно опомнившись, он моргнул и посмотрел в окно.
        — У меня пока нет причин быть вами недовольным,  — последовал краткий ответ, и он положил бумаги на край стола.  — В любом случае у меня нет времени что-то менять и вводить в курс дела нового человека. У вас наверняка сложилось приблизительное представление, о чем пойдет речь на предстоящих переговорах?  — Приподняв брови, он ждал ее ответа.
        — В самых общих чертах,  — неохотно согласилась она.
        — Почему-то мне кажется, что вы поняли гораздо больше, чем хотите показать,  — принялся допытываться он.
        — Кое-что мне действительно стало ясным.  — Она вздохнула, поняв, что Закари Свифт от нее не отстанет.  — Насколько я могу судить, основное направление деятельности вашей компании — консультационные услуги, то есть вы независимый эксперт.
        — Продолжайте.
        — Вы представляете руководству обратившейся к вам компании отчет по интересующему их вопросу. Это может быть подсчет прибыли при том или ином выбранном пути развития или денежных затрат на достижение этой цели, а также оценка риска капиталовложений.
        — Неплохо. Я и предположить не мог, каким сокровищем обзавелся, когда предложил вам это место.  — Он склонил голову, пристально изучая сидящую перед ним женщину, словно открыл в ней что-то, о чем она еще и сама не подозревала.
        Лили неловко заерзала на стуле. В ее планы вовсе не входило, чтобы ею восхищались! Интересно, и как теперь его убедить в том, что для выполнения его работы нужна Дебора, и только Дебора?
        Она выразительно посмотрела на часы.
        — Наверное, все уже собрались в конференц-зале.
        — Еще один вопрос.
        — Да?  — Она изобразила интерес.
        — Какие закуски вы заказали?
        Он взял со стола бумаги.
        Лили поднялась, и их руки соприкоснулись. Его были слишком гладкие и холеные для мужчины, но Лили не могла не почувствовать, какая в них крылась сила. Ей вдруг страшно захотелось узнать, что почувствует она, если эти руки коснутся ее лица, шеи, плеч…
        О боже, что с ней происходит? О чем она думает?  — в растерянности спросила она себя. И уже не в первый раз не смогла найти ответ на этот вопрос.
        Какая-то беспокойная мысль закралась в ее мозг. Лили нахмурилась. Вопрос! Закари Свифт задал ей вопрос! Только вот какой?
        Еда!  — вдруг вспомнила она. Ее новоявленный босс только что спросил, какие закуски она заказала!
        — Э-э…  — промямлила Лили. Ее воспалившийся вдруг мозг не смог извлечь из памяти ни одного названия.  — У меня все записано, и я уверена, что всем понравится!  — Она сделала шаг назад.  — Может быть, пора уже встретить гостей. Я буду через минуту.
        Закари посмотрел на нее долгим взглядом и, кивнув, вышел из приемной.
        Лили с облегчением перевела дух. И тут же замерла. Перед ней медленно всплыла недавняя картина: Закари Свифт предлагает ей занять место его секретарши. Вспыхнувшее в его глазах пламя не оставляло никаких сомнений в природе его интереса к ней. Однако пока он не сделал ничего, что заставило бы ее еще раз с горечью сказать себе, что мужчины, независимо от возраста, благосостояния, удачливости, похожи друг на друга как две капли воды. Нет, ничего такого! Закари Свифт вел себя по отношению к ней исключительно корректно. Лишь иногда в его спокойном взгляде мерцали отблески сдерживаемого пламени, отчего у нее сразу же начинали дрожать колени. И все-таки он ничего не предпринимал. И это странным образом ее задевало.
        Лили не понимала себя. Она должна быть оскорбленной проявляемым к ней интересом, пусть пока и безмолвным. В конце концов, она должна радоваться тому, что ее временный босс не распускает руки, а только смотрит на нее; правда, его взгляд красноречивее всяких слов говорил о его желаниях. Вместо этого она чувствует себя глубоко несчастной и обиженной.
        — Добрый день! Рада с вами познакомиться.
        Голос Лили звучал спокойно и дружелюбно, что удивило ее саму, ведь в ее душе царило смятение. Никто, кроме разве что стоящего рядом Зака, не догадывался, чего ей это стоило. Возможно, потому, что с недавних пор он сам не чувствовал в себе прежней уверенности, хотя и не подозревал об истинной причине волнения Лили. Это началось всего несколько минут назад, когда их руки случайно соприкоснулись.
        Он отдавал себе полный отчет в том, почему он практически вынудил Лили стать своим секретарем. Во время беседы, которая была у них утром, он неожиданно понял, что хочет ее, как никогда до этого не хотел ни одну женщину, а их, если верить газетам, у него было никак не меньше сотни.
        Слегка ироничная улыбка показалась на его губах. Если верить газетам, он современный Казанова, а уж никак не делец с безошибочной интуицией и знанием самых последних и прогрессивных методик, существующих в современном экономическом анализе.
        Через секунду улыбка Зака погасла. Его хваленая интуиция ничем не могла помочь ему в общении с женщинами. И в особенности с Ларой, из-за которой в его отношениях с противоположным полом стала проявляться ненужная осторожность.
        О да, мрачно подумал он. Женщина способна ранить так же глубоко и больно, как лезвие. Только в отличие от стали женщина действует гораздо тоньше и калечит не тело, а душу, стремясь сломить волю мужчины и подчинить его себе.
        Нет, теперь, после Лары, он научен горьким опытом и вот уже пять лет не позволяет себе увлечься настолько, чтобы утратить контроль над собой и позволить кому бы то ни было управлять своей жизнью. К Лили он испытывает всего лишь желание, он хочет обладать ее телом и получить удовольствие, которое она способна ему дать.
        Стоя рядом с Лили и вдыхая дурманящий аромат ее духов, он понял, что поступил правильно, не предприняв никаких поспешных шагов. Ему предстоит все тщательно обдумать и взвесить, прежде чем он решит, как можно безболезненно для себя и — если получится — для нее выйти из создавшегося положения. В конце концов, он ее босс, хотя и временный. Уже одно это давало ему некоторое преимущество перед ней. Не стоило забывать также о том, каким образом ему удалось убедить ее принять его предложение. Эта мысль заставила его вздрогнуть. Неужели Лили Келловей произвела на него столь сильное впечатление, что он опустился до мелкого шантажа? Он ведь прекрасно понимал, чем грозит ее недавно созданной фирме отказ компании «Свифт Энтерпрайз» от сотрудничества с ней. Такое пятно на репутации отмыть не так-то просто.
        Да, признался он себе, первый раунд он выиграл запрещенным приемом, хотя с женщинами предпочитал играть честно. И это притом, что его честность могла выйти ему боком, несмотря на все предосторожности. Однако отказаться от риска он уже не мог. Осознание того, что он вступил в игру, цель которой была ему самому до конца не ясна, будоражило его не меньше, чем успех какой-нибудь удачно провернутой сделки. Общение с женщиной — те же переговоры, надо суметь навязать противнику свои условия!
        Все эти мысли пронеслись у Зака в голове, пока он представлял Лили каждого из гостей, внешне оставаясь таким же собранным и уверенным в себе человеком, каким знал его весь деловой мир.
        От него не ускользнуло то, какой долгий взгляд бросил на его помощницу Эндрю Харди, которому принадлежало решающее слово в нынешних переговорах. Это заставило Зака зло прищуриться, так как внезапно он понял, что принятое им решение может оказаться для него не таким уж и безболезненным. Иначе откуда в нем эта ярость, это желание повесить на Лили табличку «Руки прочь! Она моя!»?
        — Приятно с вами познакомиться,  — Эндрю осмотрел Лили с головы до ног и… облизнулся.
        — Добрый день.
        Лили улыбнулась, но глаза ее остались холодными. Несмотря на привлекательную внешность и одежду, буквально кричавшую о богатстве этого человека, он не понравился ей с первого взгляда. Все в нем выдавало бабника. А таких мужчин Лили не жаловала.
        Взгляд Эндрю упал на стоявшего рядом с ним Закари, и он непроизвольно отшатнулся. Вид поджатых губ и насупленных бровей сказал ему многое. Понизив голос так, чтобы никто, кроме Закари, его не слышал, он тихо произнес:
        — Я не особенно верю тому, что пишут папарацци, но в отношении тебя они, видимо, не ошиблись. Впрочем, похоже, ты устал от ледышек и решил поиграть с огнем.
        Закари понял, что Харди намекает на нашумевшую в газетах историю пятилетней давности. Мда, ничего не скажешь: Лара была действительно красива. И умела выглядеть недоступной, когда хотела добиться своего, отлично зная, как возбуждающе действует на мужчин тепло ее голубых глаз и холодность тона.
        О, когда надо, Лара Адамс умела скрыть алчный блеск своих глаз, таких же голубых и прекрасно-холодных, как сверкающие на солнце льдинки.
        В отличие от холодной Лары, у Лили тепло было не только в голубых глазах, таких же прозрачных, как океанская вода у берегов жаркого тропического острова. Теплота и мягкость были в ее медово-золотистых волосах, звучали в ее голосе, сквозили в каждой линии ее тела!
        Краем глаза он видел перед собой плечо Лили, и ему безумно хотелось до него дотронуться, чтобы проверить, не ошибся ли он, когда минуту назад заметил в обращенных на себя глазах искру страсти?
        Так и не дождавшись ответа от Зака, Харди пожал плечами и сел в предложенное кресло.
        Когда все расселись, Лили положила блокнотик, с которым, похоже, расставалась разве что во сне, и, наклонившись к Заку, тихо попросила:
        — Пока ваши клиенты изучают отчет, не могли бы вы еще раз назвать их мне по именам?
        Зак изучающе посмотрел на нее, но Лили сидела, склонив голову, приготовившись записывать его слова, и ничего не заметила.
        Он хищно улыбнулся. Кажется, ему представляется шанс узнать, какие чувства он вызывает у своей новой секретарши.
        Подавшись к ней и чуть ли не касаясь губами ее уха, он перечислил всех собравшихся в конференц-зале, борясь с искушением прикоснуться к ее уху губами, провести языком по нежной, почти детской ушной раковине и гладкой коже шеи.
        Лили уже и сама была не рада своей просьбе. Да, она нуждалась в этом представлении, не полагаясь на свою память, но никак не ожидала, что близость этого мужчины окажет на нее столь же гипнотическое воздействие, как немигающий взгляд удава на кролика. Ей захотелось закрыть глаза и полностью отдаться во власть теплых потоков, медленно накатывающих на ее тело, слушая этот неспешный и искушающий голос, нашептывающий ей имена собравшихся в зале людей…
        Зак так и не удержался от соблазна. Увидев, как вздрогнули и затрепетали ее ресницы, он легонько дунул ей в ухо, взметнув выбившийся из прически золотистый завиток вверх, и удовлетворенно улыбнулся, услышав приглушенный вздох Лили.
        Неизвестно, чем закончится для него эта эпопея, но уровень адреналина в его крови явно повысился, судя по тому, как напряглась одна нижняя часть его тела.
        Он выпрямился и громко сказал:
        — Что ж, джентльмены, надеюсь, вы уже успели изучить предварительный отчет?
        Все присутствующие кивнули в знак согласия.
        — Тогда можно приступать к обсуждению условий контракта.
        Едва заметный кивок подсказал Лили, что с этого момента начинается ее работа. Однако ей было трудно забыть то, как безвольна и беспомощна она была всего несколько минут назад. А ведь Закари Свифт даже не притронулся к ней! Если даже его дыхание способно вызвать хаос в ее душе, то страшно подумать, что произойдет, если он вдруг решит взяться за нее всерьез!
        Как же убедить его пригласить на работу Дебору?  — снова задалась она вопросом.
        Когда обсуждение условий контракта закончилось, Зак предложил устроить передышку и перекусить. Все согласились и направились в небольшую комнату рядом с конференц-залом. Закари быстро пробежался взглядом по накрытому столу, и его брови удивленно взметнулись вверх.
        — Вы сказали, что сделка важная и сумма контракта весьма значительная, поэтому я решила, что экономить в данном случае нецелесообразно,  — поспешно сказала Лили.
        — Ну разумеется,  — согласился Зак.
        — Но вы чем-то недовольны?  — нерешительно спросила Лили, заметив его чересчур пристальный взгляд.
        Босс покачал головой и налил себе бокал вина.
        — Нет, я просто думал, какие сюрпризы вы еще можете в себе таить, если вам так блестяще удалось справиться с вашим первым заданием, учитывая то, что времени было в обрез.
        Лили почувствовала, как румянец заливает ее щеки. Что-то в его голосе и взгляде, которым он сопроводил эти слова, подсказало ей, что Закари Свифт имел в виду вовсе не ее деловые качества. Она сделала вид, что не поняла его намека, и, постаравшись, чтобы ее голос не дрожал, ответила:
        — Я просто позвонила другим секретарям и узнала, к кому мне лучше обратиться. Почти все единодушно посоветовали мне одну фирму.
        — Они не ошиблись. Вино великолепное.  — Он поставил пустой бокал и, попрощавшись со всеми, вышел.

        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        Лили поставила папку на полку и, обернувшись, увидела мальчика, стоявшего перед ее столом. Одетый в школьную форму и с ранцем за спиной, он терпеливо ждал, когда на него обратят внимание. Самое удивительное заключалось в том, что он отнюдь не чувствовал себя посторонним в этом офисе.
        — Я могу тебе чем-то помочь?
        — Здравствуйте,  — вежливо поздоровался мальчик.  — Вы не знаете, Зак уже освободился?  — Он скинул ранец на стул.  — Мы с ним договорились встретиться в четыре.
        Лили кинула быстрый взгляд на часы.
        — У него еще есть несколько минут в запасе. Может, ты пока посидишь, а…
        Мальчик немного нахмурился.
        Лили заколебалась, раздумывая, как назвать Закари. Она рассматривала стоящего перед ней мальчика, и вдруг в ее голове мелькнула мысль, заставившая сердце на секунду остановиться.
        А не сын ли это Зака?
        Она внимательно посмотрела на мальчика. Сомнений не было: те же темные волосы, те же светло-карие глаза. И даже хмурится точно так же, как Зак.
        — Пока твой… мистер Свифт закончит телефонный разговор,  — задохнувшись, как от боли, с трудом произнесла Лили,  — посиди немного. Чувствуй себя как дома.
        Слово «отец» застряло у нее в горле. Этого не может быть, билась в ее мозгу одна и та же мысль. Почему же не может?  — возразил ехидный внутренний голос. Да, Закари Свифт известен как холостяк, но что мешает ему иметь незаконнорожденного сына? Его похождения с женщинами хорошо известны, но у него достаточно денег и власти, чтобы скрыть существование ребенка от широкой общественности…
        Так вот почему он не сделал того шага, которого она так боялась, так стыдилась и так ждала! Он по-прежнему связан с матерью своего сына!
        Видя, как внимательно разглядывает ее мальчик, Лили испугалась, что внутреннее смятение каким-то образом отразилось на ее лице. Стиснув зубы, она слегка улыбнулась ему, надеясь, что он ничего не заметит. Видимо, ей это удалось.
        Мальчик кивнул и вытащил из сумки какую-то электронную игрушку, которая через несколько секунд поглотила все его внимание.
        Лили была этому несказанно рада. Работать она уже не могла: экран компьютера высвечивал какую-то белиберду вместо текста. Закусив губу, она покосилась на закрытую дверь, за которой сидел Зак. Он сумел разбудить в ее душе чувства, о которых она прежде даже не подозревала.
        Ее блуждающий взгляд снова остановился на мальчике. Мать! У него ведь есть мать! Она наверняка должна быть совершенно необыкновенной женщиной, раз заинтересовала такого мужчину, как Закари Свифт. И не только заинтересовала, но и родила ему ребенка!
        Лили почувствовала, как ревность тисками сжимает ей горло. Нащупав стакан воды, она залпом его опустошила. Стало немного легче дышать.
        Если та женщина действительно так необыкновенна, и Зак ее любит, то почему он на ней не женился?
        Лили быстро перебрала в уме возможные варианты, но ни один из них не показался ей достаточно правдоподобным.
        Что, если его родители против этого брака? Нет, полная чушь! Закари Свифт слишком уверен в себе, чтобы чье-либо неодобрение заставило его отказаться от того, что он хочет получить. Может, против их брака выступали родители женщины? Нет, тоже чепуха. От такого мужа для своей дочери не откажется ни одна здравомыслящая мать.
        Тогда что?
        Глубокое и безысходное отчаяние охватило Лили. Да мало ли, что могло быть… Если перед ней сын Зака — а вероятность этого почти стопроцентная, стоит только увидеть поразительное сходство мальчика и мужчины, сидящего в соседней комнате,  — даже самая крохотная надежда, что у Лили с Заком может что-нибудь получиться, так же призрачна, как и утверждение, что на Марсе есть жизнь.
        Но… но ведь тогда получается, что Зак ее обманул! Ей вспомнились его красноречивые взгляды, когда он смотрел на нее, на ее губы. Выходит, он заманивал ее в ловушку!
        Молодая женщина резко выпрямилась, глаза ее сузились.
        Ну так вот, Лили Келловей! Ты немедленно забудешь этого мужчину!  — поклялась она самой себе.
        Это придало ей сил. И как раз вовремя.
        Дверь распахнулась, и в приемной показался Закари Свифт.
        — Привет, Дэн!  — Он остановился рядом с мальчиком и поднял его на руки, прижимая к себе.
        Мальчик уперся в грудь Зака кулачками и попытался вырваться из объятий. Его, очевидно, смутило такое проявление чувств на людях.
        Оказавшись на полу, он недовольно сказал:
        — Я же не девчонка! И потом, я уже давно взрослый.
        Зак потрепал его по волосам. Эту ласку мальчик неохотно, но все же стерпел.
        Лили не смогла удержаться от улыбки. Эти двое любят друг друга, хотя сын Зака — она заставила повторить про себя это слово — изо всех сил старался казаться взрослым и независимым.
        Закари посмотрел на нее.
        — Вы уже познакомились?
        Лили отрицательно покачала головой, потому что все слова опять куда-то пропали.
        Зак перевел взгляд на Дэна и выразительно поднял брови. Мальчик покраснел и сделал шаг вперед.
        — Здравствуйте еще раз,  — срывающимся голосом сказал он.  — Меня зовут Дэниэл.  — Он сделал вдох и быстро выдохнул.  — А вы красивее, чем прошлая…  — Он смешался и еще больше покраснел.
        Лили была тронута этим бесхитростным комплиментом.
        — Лили,  — улыбнувшись, представилась она.  — Спасибо за доброе слово.
        — Секретарша, которую ты видел в прошлый раз, была вынуждена уйти,  — вмешался Зак.  — Так что Лили пока заменит Мэдди.
        Лицо Дэна приобрело нормальный цвет.
        — Если мы не поторопимся, то обязательно опоздаем,  — сказал он и накинул ранец на спину.  — Хотя я вполне мог бы сделать все один.
        — Конечно,  — согласился Зак, едва удержавшись от того, чтобы еще раз погладить мальчика по голове.  — Но я же обещал, что к стоматологу мы пойдем вместе, а как ты знаешь, я…
        — Всегда держу свои обещания,  — хором закончили они, обменявшись улыбками.
        — Мама сказала, что, если ты хочешь, можешь сегодня прийти к нам на ужин,  — продолжил Дэн и повернулся к Лили.  — До свидания.
        — До свидания,  — не своим голосом ответила Лили и улыбнулась.
        Ревность снова сжала ей горло. Сегодня Зак встретится с той женщиной. Он поздоровается с ней, поцелует ее — в щеку, в губы?  — пока Лили будет сражаться со своими чувствами и сходить с ума от ревности, потому что на месте той женщины могла бы быть она!
        — Что-нибудь случилось?
        Она вздрогнула и перевела взгляд на Закари. Прищурившись, он внимательно наблюдал за ней, но по его глазам ничего нельзя было прочесть.
        Со второй попытки ей удалось произнести:
        — Нет, с чего вы взяли?  — Она вымученно улыбнулась, стараясь больше не встречаться с ним взглядом.  — Вас ждет Дэниэл,  — напомнила она.
        — Зак, правда, чего ты медлишь, мы ведь опоздаем!  — В голосе мальчика звучали нетерпеливые нотки.
        — Уже идем,  — бросил Закари через плечо и повернулся к Лили.  — Сегодня можете меня не ждать. Заканчивайте работу и отправляйтесь домой.
        Лили только кивнула.
        Несколько секунд он смотрел на нее, словно ожидая еще какой-то реакции.
        Наконец они ушли, и Лили получила возможность проанализировать услышанное.
        Зак?
        Почему Дэниэл так обратился к нему?
        Однако поразмыслить на эту тему ей не удалось, потому что в приемную зашла женщина. Увидев Лили, она на секунду замерла, затем, словно решив что-то про себя, подошла к ней и протянула руку.
        — Анна Свифт, мать Зака.
        Лили приподнялась, одной рукой быстро нацарапав в блокнотике ее имя рядом с именем Дэниэла, а другую протянула стоявшей перед ней женщине.
        — Лили Келловей, временная секретарша вашего сына.
        Голова у нее закружилась. Только что здесь побывал, возможно, сын Зака, а теперь еще и мать? Боль кольнула ее прямо в сердце. Оказывается, у ее неотразимого босса, в отличие от нее, есть семья!..
        — К сожалению, вы на несколько минут разминулись с вашим сыном. Если вы хотите…  — услышала она свой голос.
        — Нет!  — Женщина решительно замотала головой.  — Он ушел с Дэниэлом?
        Лили кивнула.
        — Отлично!  — Мать Зака удовлетворенно потерла руки.  — Именно на это я и надеялась.
        Заметив непонимающий взгляд Лили, она пояснила:
        — Откровенно говоря, я пришла не к сыну.  — Ее взгляд прошелся по Лили.  — И, кажется, вы сможете мне помочь!
        — Но я еще не закончила работу,  — запротестовала Лили.
        — Ничего страшного!  — Мать Зака уселась в кресло и заговорщически ей улыбнулась.  — Я подожду, пока вы закончите.
        Улыбка этой женщины была поистине очаровательна! Лили не удержалась и улыбнулась ей в ответ.
        — Я скоро,  — пообещала она, ломая голову над тем, с какой стати она могла понадобиться матери босса.
        На следующий день, когда до обеденного перерыва осталось несколько минут, Закари Свифт вышел из своего кабинета и остановился перед Лили. Голосом, не терпящим возражений, он произнес:
        — Я приглашаю вас на ланч.
        Лили подняла голову.
        — Я еще не закончила работу и…
        Его голос изменился и сделался почти шелковым:
        — Похоже, я был не совсем убедителен. Попробую еще раз. Лили, это не приглашение. Это — приказ.
        Лили запаниковала. Неужели она допустила где-то ошибку? В это трудно было поверить, но почти три недели ей удавалось справляться со всеми требованиями Зака, несмотря на постоянный наплыв посетителей и собственные переживания.
        Она выключила компьютер, молча поднялась и последовала за ним.
        В бистро он сделал заказ, не посоветовавшись с Лили.
        — Может, я хотела поесть что-нибудь другое!  — вызывающе сказала она.
        Ответ был неожиданным.
        — Рыбу и чипсы любит Дэниэл.  — Зак поднял на нее глаза.  — Мы с Дэниэлом соседи. Иногда он даже ночует у меня.
        Лили была не готова к такой откровенности.
        Что он хочет этим сказать?  — лихорадочно размышляла она.  — Что и мать Дэниэла — его соседка?
        Зак неожиданно замолчал и принялся за еду.
        Лили ела, не чувствуя вкуса. Наконец она не выдержала:
        — А как же мать Дэниэла?
        Зак спокойно отпил кофе и только потом заметил:
        — Я уж начал думать, что ты никогда не задашь этого вопроса.
        Этот неожиданный переход на «ты» окончательно ее смутил. Она подцепила кусочек рыбы и положила его в рот, надеясь оттянуть время и понять, что бы все это могло значить.
        Зак продолжил:
        — Дэниэл — мой младший брат.
        Лили поперхнулась и была вынуждена сделать несколько глотков воды. Отдышавшись, она выдавила из себя:
        — Как такое может быть? Ты меня разыгрываешь.  — И прикусила язык, сообразив, что также перешла на «ты».
        Однако Зак, казалось, этого не заметил, потому что спокойно возразил:
        — Почему же не может? Я старше Дэниэла на одиннадцать лет. Он появился на свет спустя шесть месяцев после того, как умер наш отец.  — Он вытащил конверт и положил перед Лили две фотографии.
        — И отчего он умер?
        — Сердечная недостаточность.
        — Мне жаль.
        — Мне тоже.  — Он подвинул фотографии ближе к ней.  — На этой фотографии я, мама и отец. На второй — я, мама и Дэниэл.
        — Вы оба очень похожи на отца,  — вырвалось у Лили.
        Зак кивнул.
        Лили больше не контролировала себя.
        — Тогда почему… почему ты мне сразу не сказал?
        — Что Дэниэл мой брат?  — уточнил Зак и положил фотографии обратно в конверт.  — Во-первых, я не сразу сообразил, что ты подумаешь иначе. Это я понял чуть позднее. А во-вторых…  — Он задумался.
        Лили сидела как на иголках.
        — А во-вторых?  — поторопила она его.
        — А во-вторых, я решил, что этот путь никуда нас не приведет.  — Он в упор посмотрел на нее своими карими глазами.
        — Но ведь я… Ты ведь…  — Она пыталась найти нужные слова, но те никак не шли ей на ум.  — Я же тебе небезразлична, правда?  — прямо спросила она Зака.
        — Ты права. Ты мне не безразлична, но это ничего между нами не изменит,  — просто сказал он.
        Лили задержала дыхание. Боль, обида, гнев смешались в ней, разрывая ее душу на части. Победил гнев.
        — Что ж, по крайней мере честно.  — Она криво усмехнулась.  — И что, интересно, заставило тебя быть таким честным спустя три недели?
        — Совесть.  — Он пожал плечами.  — Мы оба знаем, что нас тянет друг к другу. Это влечение возникло уже во время нашей первой встречи. Я хотел соблазнить тебя, поэтому и настоял, чтобы ты работала у меня. Но это дорога в никуда,  — закончил он.
        Зак любил риск, но в этом случае предпочел отступить. Риск — это непросчитанные варианты в бизнесе. Такое иногда с ним случалось, но тогда его спасала интуиция. А в случае с Лили у него не было ни просчитанных, ни иных вариантов, а значит, эта связь превращалась для него в авантюру чистейшей воды, снова грозя ему потерей свободы и утраты контроля над собой. Зак подозревал, что с Лили все может обернуться для него не столь удачно, как это вышло с Ларой. В общем, благоразумнее всего последовать пословице: «Не суйся в воду, не зная броду».
        — Если так, то завтра же я пришлю к тебе Дебору.
        Склонив голову, Зак принялся изучать сидевшую перед ним женщину.
        — Если тебе дорога твоя компания, ты этого не сделаешь,  — наконец произнес он.  — И останешься до тех пор, пока не выйдет Мэдди. Ты отлично справляешься, и у меня нет причин быть тобой недовольным.
        Лили вспыхнула.
        — Если у тебя нет таких причин, то это совершенно не значит, что они не могут появиться у меня!  — бросила она, не сумев скрыть горечь в своем голосе.
        — Думаю, тебе уже известно: приняв решение, я крайне редко его меняю,  — безапелляционным тоном произнес он.
        — Знаешь, я раньше считала, что ты совсем не похож на моего бывшего жениха. Но в одном вы схожи.  — Лили усмехнулась.
        Зак почувствовал странный укол в сердце. У нее был жених?
        — И что же это за общая черта характера?  — поинтересовался он. Ни один мускул на его лице не дрогнул.
        — Упрямство и нежелание понять, что принятое решение может причинить другому человеку боль,  — прошептала она.
        Зак подозвал официанта и заметил:
        — Это уже две общие черты. Ладно, прекращаем спор. Нам пора работать.
        Лили ничего не сказала в ответ и, не дожидаясь, пока он расплатится, устремилась на улицу.

        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        После разговора в бистро прошло три недели. Внешне в их отношениях ничего не изменилось. Закари оставался таким же спокойным, решительным и уверенным в себе. Лили не могла не восхищаться его выдержкой и удивительной работоспособностью.
        К счастью, у нее почти не оставалось времени жалеть себя, потому что и без того бешеный темп, в котором Зак вел свои дела, стал и вовсе запредельным. Лили работала так, как никогда прежде, но маленький очаг страха продолжал тлеть в ее груди. Пока ей сказочно везет, и она ничего не напутала, но такое везение не может продолжаться вечно.
        Лили окончательно сдалась и больше не заикалась о том, чтобы пригласить на свое место Дебору. Три месяца пройдут незаметно, а ей еще нужно научиться жить без Зака. Лили даже стала задаваться вопросом: что легче — жить без Зака и никогда с ним не видеться или постоянно находиться рядом с ним и делать вид, что она не испытывает к нему никаких чувств?
        Как ответить на этот вопрос? Ничего! Жизнь подскажет…
        Лили украдкой посмотрела на сидевшего рядом мужчину, одетого в строгий деловой костюм, и устыдилась. Закари Свифт ехал в ресторан в полной уверенности, что его ждет Винс Гудмен, друг их семьи и — в недавнем прошлом — партнер.
        Зак немного удивился месту и времени встречи, но не стал заострять на этом внимание.
        А объяснялось все просто: у Зака сегодня был день рождения, ему исполнялось тридцать лет, и его мать уговорила Лили принять участие в этом невинном обмане.
        Девушка принялась смотреть в окно. Сейчас они приедут, она поздравит его, после чего попрощается и отправится к себе домой.
        Зак также не выдержал и покосился на свою спутницу. Она была так хороша собой, что у него перехватило дыхание. Точеное лицо, изящная длинная шея, волосы поблескивали, как червонное золото…
        — Ты сегодня просто неотразима,  — помимо воли вырвалось у него. Голос его прозвучал хрипло и глухо.  — И если быть предельно честным, то больше всего мне хочется сорвать с тебя это платье…
        Зак замолчал.
        Лили вздрогнула и удивленно посмотрела на него. То, что она прочитала в его потемневших глазах, заставило сильнее биться ее сердце. Голова слегка закружилась.
        — Разве ты не поставил все точки над «i» три недели назад?  — невозмутимо отозвалась она.  — «Ты мне небезразлична, но это ничего между нами не изменит».
        Зак окаменел. Попытался что-то сказать, но из его горла не вырвалось ни звука. В обращенных на себя глазах Лили он читал спокойную силу и безмятежность.
        Он не поверил своим глазам. Как такое могло произойти? Как могла женщина так измениться за несколько недель?
        Зак вспомнил тепло глаз Лили, в которых, несмотря на все усилия девушки, он читал так пленившую его беззащитность и восхищение. И нетрудно догадаться, кто был объектом ее восхищения! С ума сойти!
        — Да, я действительно говорил такое,  — признал он, не переставая пожирать ее глазами.  — Но все обстоит куда серьезнее, чем мне казалось. То, что происходит между нами, не исчезнет просто потому, что мы решили не обращать внимания на взаимную тягу.
        Машина остановилась.
        — Ты понял это только сейчас?
        Лили приготовилась выйти. Девушке захотелось поддразнить Зака, заставить его почувствовать то, что довелось испытать ей самой, когда он произнес холодные, отрезвляющие слова. Отныне придется держать ухо востро! Закари Свифт — хищник, а она только что ранила его самолюбие, заставив повторно признаться в собственной слабости. Раненый зверь, как известно, опасен вдвойне.
        — Сюрприз! С днем рождения!  — раздалось рядом.
        — Ах, вот оно что! Я попался,  — улыбнулся Зак, поцеловав мать в щеку и взъерошив волосы брата.
        — Как тебе наш сюрприз?  — спросил сияющий Винс.
        — Ничего не скажешь, удался на славу!  — Зак пожал плечами и обернулся к Лили.  — То-то я удивился, что ты настоял на встрече в такое время, да еще велел захватить с собой секретаршу.
        Немного виноватая улыбка показалась на губах Лили. Зак неожиданно разозлился. Как она смеет казаться такой беззащитной и ранимой, когда всего несколько минут назад она вынудила его выкинуть белый флаг? Но еще больше Зака взволновало охватившее его внезапное желание защитить Лили, оградить от неприятностей, решить за нее все ее проблемы, если у нее таковые имелись.
        — Кажется, за тобой должок, не так ли, дорогая?  — Он хитро усмехнулся и потянул девушку на себя.
        Лили почувствовала, как его пальцы впились ей в талию, и поняла, что он очень зол. Как она подозревала, дело было вовсе не в том, что она согласилась принять участие в этом невинном обмане, а в том, что он все еще находился под впечатлением их разговора в машине.
        Не дав ей опомниться, он взял ее за подбородок. Лили и не думала вырываться.
        Зак назвал ее «дорогая»!
        — Твой подарок,  — напомнил он и впился в ее губы.
        Лили показалось, что она тонет под наплывом эмоций, которые вызвал в ее теле поцелуй Зака. Чтобы устоять на ногах, она была вынуждена ухватиться за его плечи.
        Откуда-то издалека до нее донеслись голоса людей. О боже, сколько времени длился их поцелуй?
        Лили отпрянула и заставила себя растянуть губы в улыбке.
        — С днем рождения, Зак!
        Только бы никто не догадался, что творится сейчас в ее душе! И кто теперь поверит, что это был обычный поздравительный поцелуй?
        Лили быстро огляделась, но, похоже, никого не удивило, что Закари Свифт поцеловал свою секретаршу.
        — Наверное, мне пора,  — с трудом произнесла она.  — Тебя ждут гости.
        — Не спеши.  — Зак схватил ее за запястье.  — Праздник только начинается.
        — Но что подумают твои друзья?
        Откуда-то сбоку до нее донесся голос матери Зака:
        — Лили, надеюсь, вы присоединитесь к нам? Ведь без вашей помощи праздник не состоялся бы.
        Девушка обреченно кивнула.
        Несмотря на напряжение, сковавшее ее тело, Лили наслаждалась атмосферой праздника. Зак вел себя чрезвычайно галантно по отношению к ней и не отпускал ее ни на шаг. Когда отзвучала музыка последнего танца, Зак быстро попрощался с родственниками и, взяв за руку, потащил Лили за собой. Прохладный ветер с океана немного остудил его разгоряченную кровь.
        Не произнеся ни слова, он посадил ее в такси и забрался следом.
        — Скажи свой адрес,  — хрипло велел он.
        — Но…
        — Или мы едем ко мне.
        Его угроза произвела должное впечатление. Лили не стала больше спорить и быстро назвала водителю свой адрес.
        К тому моменту, когда такси остановилось у ее дома, напряжение между ними достигло апогея.
        Зак помог Лили выбраться из машины и, не выпуская ее руки, обратился к шоферу:
        — Не выключайте счетчик и дождитесь меня. Я скоро вернусь.
        — Не беспокойся, зачем тебе провожать меня до двери?  — Лили попыталась вырвать свою руку, но ей это не удалось.
        Остановившись перед двумя дверьми, на одной из которых висела табличка «Секретарское бюро Келловей», он заметил:
        — Значит, твой офис находится в твоем доме, но вход в квартиру и офис разный? Предусмотрительно.
        Лили вспыхнула от прозвучавшего в его голосе сексуального намека.
        — Сейчас достану ключ.
        — Лили!  — внезапно произнес изменившимся голосом Зак и, шагнув к ней, взял ее руки в свои.  — Теперь ты сама, надеюсь, убедилась в том, что между нами возникли сильные чувства и сами собой они не исчезнут.  — Он притянул девушку ее к себе, прижался щекой к ее щеке и пробормотал: — Твоя кожа такая нежная и гладкая, как лепестки роз.  — Кончик его языка коснулся ее губ.  — Сладкая и возбуждающая…
        Лили дрожала. И не прохлада весенней ночи была тому причиной. Ее тело дрожало от огня, который разгорался в ней от ласковых прикосновений Зака. И как странно было слышать слова, больше подходящие поэту или романтику, чем прагматичному дельцу, каким, несомненно, являлся Закари Свифт.
        Губы и руки Зака дарили ей ни с чем не сравнимое наслаждение. Его прикосновения открывали перед ней не только новый мир физических удовольствий, они помогали ей лучше понять и узнать себя, по-новому почувствовать собственное тело, о котором, как ей раньше казалось, ей было уже давно все известно.
        Однако когда губы Зака сделались настойчивее, его вдруг охватила паника. То, к чему она так стремилась все эти недели, стало реальным и приобрело для нее новый, прежде ускользавший от ее сознания смысл.
        А не станет ли она более уязвимой, если уступит ему? Почва, на которой строится здание их отношений, так зыбка, что завтрашний день кажется слишком туманным. Как легко внести разлад в их дружбу!
        Лили подумала о любви, которая расцвела в ее сердце. Она осознала свое чувство совсем недавно, и это открытие ее не обрадовало. Зак хочет всего лишь ее тело. Но что, если эта страсть, которая так же капризна и непостоянна, как дующие над океаном ветры, вдруг исчезнет? Тогда паруса любви, которые сейчас мчат их вперед, упадут и безжизненно повиснут. Лили напряглась. Если Зак войдет к ней в дом, он натолкнется на расклеенные повсюду записки с делами на ближайшие дни: например, побрить ноги или постирать любимые джинсы. Впрочем, что в этом такого? В конце концов, это ее дом! Ее крепость.
        Нет и еще раз нет! Нельзя, чтобы он увидел ее слабой и одинокой женщиной, пусть по-прежнему считает ее сильной, умной и уверенной в себе Лили Келловей!
        Лили решительно отвернулась, и поцелуй Зака пришелся в пустоту. Каким-то образом он почувствовал произошедшую в ней перемену и поэтому позволил ей выскользнуть из своих объятий.
        Заку потребовалось несколько минут, прежде чем его дыхание выровнялось и к нему вернулась способность мыслить.
        — Лили? Что это значит?
        — Это значит «нет»,  — собрав волю в кулак, сказала она и посмотрела на него. Сердце ее оборвалось.
        Зак растерялся.
        Опять ее глаза спокойны, даже безмятежны, в то время как он горит в огне страсти! Неужели Лили играет с ним в игры, которые так любила Лара. Он почувствовал, как его охватывает спасительный гнев. Гнев на себя, на Лили, ведь ей безо всяких усилий удалось подчинить его своей воле!
        Не говоря ни слова, он повернулся и пошел к такси.
        Лили медленно вошла в дом, поднялась в спальню, обессиленно упала в постель и долго лежала, глядя в освещенный уличными фонарями потолок.
        Дебора! Она на днях пришлет Дебору на свое место!  — пришла ей в голову последняя мысль прежде, чем она провалилась в беспокойный сон.

        ГЛАВА ПЯТАЯ

        — Мне нужно с тобой поговорить. Я подумала и решила, что…
        — Хорошо, что ты пришла сегодня пораньше. У нас куча дел.  — Зак на секунду оторвался от бумаг, лежавших аккуратной стопкой перед ним, и снова занялся работой.
        Лили пришла на работу задолго до начала рабочего дня, но Зак уже сидел в своем кабинете.
        Как пристально ни смотрела Лили, по лицу мужчины ничего нельзя было прочесть. Более того, он вел себя так, словно ничего не произошло.
        Мимолетная усмешка искривила ее губы. Ну вот, двух дней не прошло, а от его страсти остались одни головешки! Кажется, ей нужно поздравить себя с тем, что она прислушалась к голосу разума.
        — Зак,  — решительно произнесла Лили.  — Теперь, я думаю, ты не будешь возражать, чтобы я прислала тебе Дебору?
        — Теперь?  — Он поднял голову и посмотрел на нее спокойными темными глазами.
        Лили смешалась.
        Он что, хочет, чтобы она напомнила ему, почему ей лучше уйти?
        — Возникли какие-то проблемы, с которыми твоя помощница не в силах справиться?
        Лили чуть свела брови. Соврать? А если он вдруг действительно согласится взять на ее место Дебору, а потом ненавязчиво выведает у нее правду? Дебора расскажет ему все, что тот захочет узнать, потому что катастрофически честна. Иногда (точнее, чаще всего) себе во вред.
        — Н-нет,  — призналась Лили.
        — Тогда говорить не о чем.  — Не спуская с нее глаз, Зак откинулся на спинку кресла.  — Если, конечно, тебя волнует будущее твоей компании.
        Лили молчала.
        — Значит, волнует,  — подытожил Зак.  — Тогда наше соглашение остается в силе: ты работаешь до тех пор, пока тебя не сменит моя постоянная секретарша.
        Зак встал и, стремительно обойдя стол, остановился перед ней.
        С трудом подавив желание сделать шаг назад, Лили гордо вскинула голову и встретилась с ним взглядом.
        — Любопытно, чем вызвано столь неожиданное желание прислать мне Дебору,  — тихо произнес Зак.  — Более трех недель ты не упоминала этого имени. Впрочем, кажется, я догадываюсь, в чем дело.  — Он сложил руки на груди.  — Ты хочешь, чтобы я извинился перед тобой за поцелуй?
        — Нет.  — Лили сама удивилась, как твердо прозвучал ее голос. Мужчина кивнул.
        — И правильно. Потому что мои поцелуи были тебе приятны. Разве не так?
        — Так. Но больше это не повторится.
        — Не слишком ли самоуверенное заявление?  — Мужчина не стал дожидаться ответа и сел за стол.  — Думаю, мы отложим этот разговор на более поздний срок. Пора приниматься за работу. Список дел на сегодня лежит на твоем столе.
        Лили не сдвинулась с места.
        — Зак, почему ты не хочешь, чтобы вместо меня работала Дебора? Поверь, она справится с секретарскими обязанностями гораздо лучше меня.
        — Не сомневаюсь,  — не поднимая головы, отозвался мужчина.  — Но любому человеку, независимо от того, насколько он хорош в своем деле, требуется время, чтобы освоиться на новом рабочем месте. Тебе отлично известно, что моя компания сейчас расширяется, и мы осваиваем новые области рынка.  — Он бросил на нее быстрый взгляд.  — Именно поэтому я хочу, чтобы ты продолжала работать на меня. Ты — отличная помощница, и, повторю еще раз, у меня пока нет причин быть тобой недовольным и приглашать кого-нибудь другого на твое место.
        Не говоря ни слова, Лили покинула его кабинет.
        Зак ослабил галстук и потер виски.
        Он в самом деле говорит то, что думает?  — спросил он себя. И был вынужден сознаться, что нет.
        По какой-то не совсем еще ясной причине Зак не мог отпустить Лили. Может быть, все дело в том, что он по-прежнему желает ее сильнее, чем любую другую женщину, которая была в его жизни. Боже всемогущий! Он и сейчас дрожит от желания сжать ее в объятьях, а затем медленно освободить от одежды, покрывая поцелуями каждый участок бархатистой и безупречно гладкой кожи.
        Зак глухо застонал и перевел взгляд туда, где за стеклянной перегородкой сидела Лили.
        Она вернулась к неброскому стилю в одежде, но теперь он знал, что под простого покроя платьем цвета морской волны с длинными рукавами и небольшим вырезом скрывается тело богини. Разве забудешь, как отзывчива была она в его руках, как тянулась навстречу его ласкам и отвечала на поцелуи. Но уже через несколько мгновений все изменилось. Ранимая и нежная, страстная и чувственная женщина неожиданно исчезла, уступив место решительной, собранной и холодной, как лунный свет, незнакомке. Удивительно быстрая метаморфоза вывела Зака из себя. Ему казалось, он понимает, почему Лара ведет себя с ним подобным образом, чего она добивается. Лишить его воли, добиться от него всего, чего захочет ее алчность, упиваясь своей женской властью над ним.
        Однако некоторые черты характера Лили свидетельствовали об обратном. Может быть, он видит то, чего нет? Мысли о противоречивости характера его временной секретарши мучили его все выходные. Но он разгадает ее тайну, чего бы ему это ни стоило! Благо, время для этого у него еще есть.
        Не замечая его пристального взгляда, Лили взяла телефонную трубку.
        — Марк!  — воскликнула она, и в ее голосе прозвучала неподдельная теплота.
        Через приоткрытую дверь Заку было все отлично слышно. Подслушивать, конечно, нехорошо, но владелец компании должен быть в курсе всех событий, включая то, чем занята его секретарша, разве не так?
        — С удовольствием! Через полчаса, хорошо? Сюда? Ко мне?
        На секунду Лили замолкла, затем лицо осветилось лукавой улыбкой, и она тихо засмеялась. Порозовевшее лицо и грудной смех, без сомнения, были вызваны словами ее собеседника. Черная ревность охватила Зака, заставив его заскрежетать зубами.
        Как она смеет быть столь милой и любезной с кем-то, кроме него? Словно и не она всего лишь два дня назад покоилась в его объятьях, закрыв глаза и позволяя ему целовать себя!
        Когда через полчаса к ее столу подошел мужчина, и Лили бросилась к нему в объятья, со смехом принимая его невинные поцелуи, Зак не выдержал. Бросив папку с документами на стол, он в два шага преодолел разделявшее их расстояние и протянул руку:
        — Закари Свифт. Лили временно работает в моем офисе.
        — Марк Аден,  — представился мужчина, ответив на его рукопожатие.
        Зак пытался поймать взгляд Лили, но та упорно его отводила. Затем она взяла сумку, быстро, не оглядываясь, попрощалась, после чего мужчина взял ее под локоть и они ушли.
        Заказав обед себе в кабинет, Зак принялся размышлять над тем, кем мог приходиться Лили Марк Аден. Его беспокойство усиливалось тем, что он сразу почувствовал в этом опытном, зрелом мужчине достойного противника.
        — Ты забыла сказать мне, что сегодня после обеда у меня была назначена встреча,  — даже не пытаясь скрыть раздражения, процедил Зак, как только Лили вернулась и вошла к нему в кабинет.
        Он увидел, как напряглись ее плечи.
        — К-какая в-встреча?  — заикаясь, переспросила она. Схватив со стола список дел, она быстро пробежала его глазами.
        — Там ты ничего не найдешь.
        Зак злился. То ли на Лили, то ли на себя. Он выдумал эту чертову встречу только для того, чтобы обвинить ее в… Да хоть в чем-нибудь! Такого с ним раньше не случалось!
        Лили проверила список дел еще раз, посмотрела в своем блокноте, но соответствующей записи не оказалось.
        Ну вот и первый прокол, расстроилась девушка, а она полагала, что все идет гладко, как по маслу. Не стоило обольщаться…
        — Я приношу свои извинения.  — Подняв на него глаза, она заметила, что Зак сжал челюсти так, что на скулах проступили желваки. Неужели эта встреча была так важна для него? Но почему же тогда нет никакой записи в списке дел?
        — Забудь,  — с трудом удерживаясь от того, чтобы не закричать на нее, ответил Зак.
        Новый прилив гнева охватил его. Почему она так спокойна? Особенно по сравнению с теми эмоциями, которые буквально захлестывали его самого. А впрочем, с какой стати ей волноваться и чувствовать себя виноватой?  — тут же прозвучал в его голове внутренний голос. Его alterego явно забавлялось, наблюдая за тем, как рассудительный и невозмутимый Закари Свифт превращается во вспыльчивого неврастеника с психологией вечно обиженного подростка.
        Внезапно Зак почувствовал угрызения совести.
        — Лили, я…
        Раздавшийся телефонный звонок лишил его возможности извиниться. Лили с такой прытью схватила трубку, словно ее жизнь зависела от того, насколько быстро она ответит.
        Зак сердито стиснул зубы и посмотрел на часы. Ну вот, из-за всех этих глупых переживаний он совершенно забыл о времени, так что теперь опаздывает на деловую встречу.
        Не оглядываясь, он вышел из кабинета. Точнее, сбежал. Не выдержав выражения радости, которое появилось на нежном лице Лили. Наверняка ей звонил этот ухажер — Марк Аден. Непонятно, с какой стати его волнует, кто звонит его временной секретарше? Все равно он не собирается иметь с ней длительные отношения. Его побег не принес ему ничего, кроме новых угрызений совести. Он почувствовал, что настолько взвинчен и рассеян, что не в состоянии сконцентрироваться на работе, а потому был вынужден извиниться перед сотрудниками финансового отдела и перенести встречу на следующий день. При этих словах на лицах собравшихся людей появилось недоумение.
        Возвращаясь к себе в кабинет, Зак невесело усмехнулся. Да, ситуация для его подчиненных не совсем обычная, если учесть, что подобное случилось впервые за все одиннадцать лет существования его компании.
        Однако ни о чем другом, кроме женщины, которую несколькими минутами ранее он так несправедливо обидел, Зак думать больше не мог.
        Дверь кабинета была приоткрыта, что позволило ему проникнуть внутрь незамеченным. Лили стояла к нему спиной, что-то выискивая на полке. В первое мгновение ему показалось, что она совершенно спокойна. Он подавил несправедливый гнев, который снова начал зарождаться в его душе. Присмотревшись внимательнее, он заметил, что ее пальцы дрожат, скользя по названиям папок, и расслышал негромкий полувздох-полувсхлип.
        Кровь застучала у него в висках.
        — Лили, дорогая!  — сорвалось у него с языка.
        На секунду ее рука замерла, плечи напряглись. Она медленно обернулась, и за долю секунды до того, как на ее лице вновь появилась маска невозмутимости, он успел прочитать на нем выражение боли и почти детской уязвимости.
        Это потрясло Зака до глубины души.
        Два шага — и он уже был рядом с ней.
        Осторожно взяв девушку за подбородок, он приподнял ее лицо, вынуждая посмотреть ему в глаза.
        — Лили, дорогая!  — повторил Зак и несильно, но решительно прижал ее к себе.
        Лили еще могла бороться с его вспышками гнева и сменами настроения, так не вязавшимися с его обликом, но в последнее время случавшимися все чаще и чаще, однако против проявлений нежности она оказалась бессильна.
        — Зак, прошу тебя, не надо!  — умоляющим тоном проговорила она, и в ее голосе послышалась затаенная страсть.  — Когда ты держишь меня в объятьях, я готова забыть обо всем на свете, забыть, кто ты, и покориться тебе, но мы оба знаем, что это никуда нас не приведет!  — И добавила про себя: «И лишь причинит мне душевную боль».
        — Так покорись судьбе!  — Собственный голос показался Заку чужим. Он с восторгом вдохнул теплый аромат, исходивший от ее волос и столь желанного тела, и почувствовал, как кровь закипает в его жилах от растущего желания.
        — Нет! Прости, но я не могу!
        Слава богу! Минутная слабость преодолена. Лили вырвалась из рук Зака и, отступив на шаг, поправила задравшееся платье и провела дрожащими руками по волосам.
        — Лили, ты знаешь, что рано или поздно это обязательно произойдет,  — сдерживаясь из последних сил, чуть слышно проговорил Зак.  — Ты хочешь меня! Я ведь чувствую. Почему ты упорно отрицаешь очевидное?
        Что за удивительная женщина! Она снова спокойна, тело ее расслаблено, а лицо напоминает маску. Вежливую маску деловой женщины, у которой куча дел, а она вынуждена объяснять неразумному мужчине азбучные истины.
        Его руки невольно сжались в кулаки. Чувствуя, что еще немного, и он потеряет над собой контроль, Зак влетел к себе в кабинет, чуть не сорвав дверь с петель.
        Так и не извинившись за выдуманную встречу.
        До окончания рабочего дня оставался еще час, а Лили уже не могла работать. Сдавшись, девушка просто отсчитывала секунды до того момента, когда можно будет уйти. Зак куда-то вышел, никто не звонил, никаких неотложных дел не было, и она позволила себе маленькую роскошь: просто откинуться в кресле и посидеть так с закрытыми глазами.
        Лили чувствовала, что ее моральные силы на исходе. Зак прав, еще немного, и она сдастся, уступит ему, вверит ему себя полностью, и сердце, и тело, а потом… Что будет потом, когда он удовлетворит свою страсть?
        И как она могла быть такой дурочкой, чтобы по уши влюбиться в него! Но разве теперь в ее силах что-либо изменить?
        Лили открыла глаза, и ее взгляд уткнулся в аккуратно приклеенные листочки на мониторе, телефоне, диктофоне и даже ящиках стола. Она немного повернула голову, и в глаза ей бросился рабочий стол Зака, на котором сейчас стояли только фотографии: в отличие от нее, Зак не страдал провалами в памяти и почти никогда ничего не записывал, полагаясь на свою исключительную память.
        Вот еще один довод, подтверждающий, что ей не на что рассчитывать и мечты останутся мечтами. Разве такой идеальный во всех отношениях мужчина, как Закари Свифт, согласится иметь с ней что-нибудь общее, когда поймет, что Лили Келловей даже близко не напоминает «идеал»? Хотя она считала, что идеальных людей, а уж тем более мужчин не бывает, в Закари, на ее взгляд, все было идеально. Даже его упрямство.
        В этот момент позвонила мать Зака и попросила передать ему, что она будет ждать его на ужин. Лили написала записку, положила на стол и ушла, думая о том, во что превратилась ее жизнь после встречи с Закари Свифтом. И на что она станет похожа без него. У нее ведь нет матери, которая хотя бы капельку была похожа на милую и очень добрую Анну Свифт.

        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        Зак положил кассету от диктофона и несколько папок на стол Лили. Она вышла лишь несколько минут назад, но он уже скучал по ней. Выходные дни предоставили ему передышку, в которой он отчаянно нуждался. Его размеренная и упорядоченная жизнь катилась под откос, стремительно набирая скорость. И причиной тому была женщина, которая совсем неожиданно появилась в его офисе два месяца назад и сумела завоевать его сердце, даже не подозревая об этом.
        Он уселся в ее кресло, от которого пахло легким ароматом лилий, и огляделся. Повсюду висели разноцветные бумажки, на которых четким, разборчивым почерком были записаны запланированные на сегодня дела. Внезапно ему в голову пришла интересная мысль. Он ведь так и не извинился перед своей секретаршей!
        Зак быстро написал записку, в которой просил у девушки прощения за сцену в кабинете, когда он почти потерял над собой контроль. Признаться в том, что он все выдумал, Зак так и не смог, чувствуя себя при этом так гадко, как никогда раньше. С той секунды, когда он впервые обнял Лили Келловей, прежнего Закари Свифта больше не существовало. Точнее, теперь существовали два совершенно разных человека под одним именем. Одного, привычного, он видел в зеркале по утрам в ванной, когда брился, и тот убеждал его образумиться и подумать о том, в какую размазню превратила его слепая страсть к Ларе Адамс, но все остальное время его место занимал незнакомец, который уговаривал признать свое поражение и сдаться на милость Лили Келловей. И этот шепот становился все громче, особенно ночами, когда Зак, ворочаясь от снедающего его желания и сексуального голода, вспоминал шелковистость и прохладу кожи Лили, мягкость губ и манящие очертания ее тела.
        Погруженный в свои мысли, Зак не заметил, как открылась дверь. Раздавшийся мужской голос показался ему знакомым. Он поднял голову и изменился в лице — Марк Аден!
        — Добрый день,  — сухо поздоровался Зак, выдержав изучающий пристальный взгляд серых глаз гостя.  — Лили ушла по делам, и я не знаю, когда она вернется. Но должен вас сразу предупредить, что у нас с ней есть еще незаконченные дела и мне трудно сказать, сколько времени это может занять.
        Мужчина приветливо ему улыбнулся.
        — Ничего, я подожду. Я обещал Лили подвезти ее в институт. Кстати, примите мои поздравления с прошедшим днем рождения. Я читал об этом в газете.
        — Благодарю.
        Зак встал, сжимая в руках блокнот Лили, с которым она, как правило, не расставалась.
        Марк бросил на него быстрый взгляд. Голос его прозвучал чуть приглушенно, когда он пробормотал:
        — Значит, Лили все вам рассказала?
        — Да,  — не зная почему, согласился с ним Зак.  — Рассказала.
        На лице Марка появилась широкая улыбка.
        — Вы не представляете, как я рад, что она наконец это сделала! Должно быть, вам удалось сделать то, что не удалось сделать мне, ее врачу! Хотя не могу сказать, что меня это так уж сильно расстроило. Наоборот, я очень этому рад!  — Он крепко пожал руку ничего не понимающему Заку.  — Ведь после того, что с ней случилось, Лили совсем замкнулась в себе и перестала доверять людям.
        Наконец Зак начал кое-что понимать. Он по-прежнему держал в руках блокнот Лили, и именно этот предмет вызвал бурную реакцию Марка Адама. Он перелистал несколько страниц с записями, стенографированных ее рукой.
        — Вы имеете в виду ее бывшего жениха?  — небрежно спросил он.
        — И его тоже!  — Видимо, последняя фраза Зака окончательно убедила Марка в том, что его собеседник действительно понимает, о чем они говорят, ибо он тут же продолжил: — Меня волнует не только то, что произошло с ней год назад, но и то, как это событие на ней отразилось. Ей, сами понимаете, было нелегко вновь обрести уверенность в себе. Как врач должен признать: ей еще повезло, что в результате того несчастного случая у нее пострадал лишь небольшой участок мозга, а не…
        Зак резко вскинул голову. О каком несчастном случае говорит этот мужчина?
        — Простите?
        С лица Марка медленно сползала улыбка. Он догадался, что опростоволосился и выдал чужую тайну. Несколько секунд он еще сомневался, но, увидев решительное и нетерпеливое выражение лица Зака, понял, что сказанного уже не вернешь. Хоть и с трудом, ему удалось взять себя в руки: сейчас не время было заниматься самобичеванием.
        — Вижу, я допустил непростительную ошибку,  — глядя прямо в глаза стоявшего перед ним человека, произнес Марк.  — И как врач Лили, и как ее друг я прошу вас сохранить в тайне то, что вы сейчас услышали от меня.  — Его лицо побледнело, но голос звучал твердо: — Я никогда не прощу себе, что так подвел Лили. Если ей станет известно, что вы узнали о ее секрете, она снова уйдет в себя. Вы не представляете, скольких усилий мне стоило убедить ее хотя бы изредка вылезать из раковины, в которую она спряталась после того, что с ней произошло! К сожалению, я принял желаемое за действительное, вообразив, что она доверилась вам, потому что заметил в ваших руках блокнот, с которым она не расстается, который никому не дает и не говорит, что в нем.
        Как ни хотелось Заку узнать больше, он понял, что не задаст этому человеку ни единого вопроса, и хотя у него в руках находился блокнот Лили, которому, она, может, доверяла все свои тайные мысли, он знал, что не воспользуется этой возможностью. Он только приоткрыл завесу тайны, которую скрывали ясные глаза Лили, но ему было важно, чтобы она сама рассказала ему все, что с ней случилось.
        — Я обещаю, что Лили не узнает от меня то, о чем вы случайно мне рассказали.
        — Марк? Ты рано.
        Мужчины обернулись, как по команде. Лили заметила в руках Зака блокнот, который он в ту же секунду положил на стол. Переведя взгляд с одного на другого, она догадалась по их лицам, что произошло, но ее мозг отказывался в это верить.
        — Как ты мог, Зак?  — упавшим голосом спросила она, и посмотрела на Марка, единственного человека, которому, как она думала раньше, можно доверять.  — Как ты мог, Марк?  — спросила она затем немолодого уже мужчину.
        — Лили, дорогая!  — На лице врача было написано отчаяние.  — Если бы ты знала, как я казню себя за то, что позволил себе больше, чем следовало твоему другу и врачу! Но поверь, все получилось совершенно случайно.
        — В самом деле, твой врач ни в чем не виноват,  — вмешался Зак, и при этом глаза его странно поблескивали.  — Мистера Адама ввел в заблуждение я, сам того не желая. Произошло простое недоразумение.  — Он криво улыбнулся.
        — Как ты посмел лезть в мои дела?  — Конверт, который она принесла с собой, полетел на стол.
        — Лили!
        Она повернулась к Марку и нашла в себе силы улыбнуться ему.
        — Все в порядке, Марк! Знаешь, наверное, я никуда сегодня не поеду. Отложим наш ужин на следующий день, хорошо? А если ты захочешь поехать в институт один, передай всем, что сегодня меня не будет.
        — Лили, прости меня! Я очень виноват перед тобой,  — Марк опустил голову и, казалось, сразу постарел лет на десять.
        — Все в порядке, Марк,  — повторила Лили и ободряюще сжала его плечо.  — Может, так даже и лучше. Ты ведь сам мне не раз говорил, что все тайное рано или поздно становится явным. Твои слова, верно? К тому же мне нечего стыдиться.  — Она гордо вскинула голову.  — То, что произошло, случилось не по моей вине. У Зака возникло смутное чувство, что последняя ее фраза относится не к настоящей ситуации, а к прошлому, о котором он не имел ни малейшего представления, к какому-то важному событию, которое перевернуло всю ее жизнь. В его душе зашевелилась досада на себя. Как можно быть таким эгоистичным и равнодушным! Он столько времени с ней работает и даже не удосужился расспросить о ее прошлом, о ее семье! Вопросы, один за другим, возникали в его голове, но пока он держал их при себе.
        — Марк, отправляйся по своим делам. Мне нужно здесь еще кое-что уладить. И, пожалуйста, не казни себя, хорошо? Ничего страшного не случилось. А мне еще может понадобиться твоя помощь.
        Марк обнял ее и, кивнув, вышел. Первый вопрос, слетевший с губ Закари, удивил его самого:
        — Ты сказала, что вы сегодня должны были ужинать вместе? Ты с ним встречаешься?
        Глаза Лили расширились.
        — Если память меня не подводит…  — она как-то странно усмехнулась,  — сейчас речь идет совсем не об этом.
        — Лили, скажи мне, ты с ним встречаешься?  — настойчиво спросил Зак.
        — Нет.
        — Но ты с ним ужинаешь?  — упорствовал он.  — И как часто?
        — Зак, ради бога! Это просто ужин двух друзей. Мы так часто делали это прежде, до того, как…  — Она прикусила язык.
        — До того, как… что?  — сразу прицепился к ней Зак.
        — Всем привет!
        Зак и Лили одновременно повернули головы. В приемную вошли мать Зака и Дэниэл.
        Лили исхитрилась улыбнуться им, после чего сделала вид, что наводит порядок на своем рабочем столе. Ей безумно хотелось остаться наедине с собой, спрятаться ото всех и забыть о том, что ее тщательно оберегаемая тайна уже не является таковой и знает о ней не кто иной, как Закари Свифт! Мужчина, завоевавший ее сердце, от которого ей так хотелось скрыть свой недуг.
        Глаза Зака предупредили ее, что их разговор не окончен и продолжится, как только они останутся одни.
        Лили не без труда справилась с волной раздражения.
        Неужели Зак в чем-то обвиняет ее? В чем же? В том, что она скрыла от него некоторые обстоятельства своей жизни, которые он обманом выведал у Марка? А разве человек не имеет право на тайну? Или у него самого нет никаких тайн?
        Быстрый взгляд на часы убедил Лили, что еще пять минут пытки — и она будет свободна. По крайней мере до завтрашнего дня. Жаль, что ей, похоже, не удастся убедить Зака взять вместо нее Дебору. Теперь, когда он знает, что она что-то от него скрывает, он вряд ли от нее отстанет. Спешить не будет, но обязательно попытается выудить у нее всю правду до конца.
        — Лили, вы не хотите присоединиться к нам?
        — Э-э, простите?
        Сузив глаза, Зак повторил вопрос своей матери:
        — Мама спросила, не хочешь ли ты пойти с нами?
        Никто, кроме матери Зака, не заметил, что он обратился к ней скорее как к близкой знакомой, нежели как к своей служащей, слишком мягким и нежным был его голос.
        — Простите, я задумалась и не слышала, что вы говорили,  — искренне призналась Лили.
        Когда же, наконец, она сможет уйти и остаться наедине со своими переживаниями? У нее нет никакого настроения вести светские беседы.
        Взгляд Зака, казалось, прожигал ее насквозь. В его глазах было столько огня и нежности, что, несмотря на страх и отчаяние, которые не оставляли ее ни на секунду, по ее телу прошла волна чувственной дрожи. А тут еще совсем некстати ей припомнился их последний поцелуй, почти полностью лишивший ее воли и навсегда укравший душу…
        — Дэниэл приглашает тебя присоединиться к нам.  — Зак положил руку на плечо брата и чуть подтолкнул, приглашая его продолжить.
        Она может отказать мне, но вряд ли посмеет отказать ребенку, с надеждой подумал он в это мгновение.
        Дэниэл слегка покраснел, но послушно сказал:
        — Сегодня у нас состоится матч по хоккею на траве. Если вам эта игра нравится, я приглашаю вас посмотреть.
        Ком встал у нее в горле. Понятно, что Дэниэл не обидится, если она откажется, но как это лучше сделать? Объяснить ему, что вот уже год, как спортивные соревнования не вызывают у нее ничего, кроме горестных воспоминаний?
        — Спасибо за приглашение!  — Лили нервно сглотнула и попыталась улыбнуться.  — Честно говоря, я не очень интересуюсь спортом. А сам ты будешь играть?
        Дэниэл засиял.
        — А как же! Сегодня мой первый матч. Вам понравится,  — убежденно сказал он.
        — Кажется, я не смогу отказаться,  — слабо улыбнулась Лили. Похоже, с одиночеством ей придется немного повременить.  — Хорошо, я пойду, но только если ты пообещаешь мне забить гол.
        — Это вряд ли.  — Его улыбка сделалась еще шире.  — Дело в том, что я вратарь.
        — Действительно, тогда забить гол тебе весьма проблематично.  — Чуть усталая, но искренняя улыбка показалась на ее лице.  — Тогда, может, пообещаешь не пропустить много мячей? Или продемонстрировать несколько впечатляющих сэйвов.
        — Обещать не могу, но постараюсь,  — кивнул Дэниэл и задал ей вопрос, которого она подсознательно боялась: — Лили, можно я буду вас так называть?  — Он сделал паузу и продолжил: — Вы сказали, что не интересуетесь спортом, но говорите так, словно…  — Он запнулся, явно не сумев вспомнить нужное слово.
        — Словно я разбираюсь в игре?  — пришла ему на помощь Лили.  — Просто один человек, которого я очень хорошо знала, обожал хоккей на траве. Благодаря ему я запомнила несколько словечек. Но на самом деле я далека от спорта.
        Дэниэл кивнул, явно удовлетворившись ее ответом.
        Во время их диалога Зак внимательно следил за Лили и заметил, как напряглась она при последнем вопросе Дэниэла. Почему этот невинный вопрос заставил ее скривиться? Не связано ли это с тем несчастным случаем, о котором упомянул Марк Адам? И кто этот человек, который познакомил ее с хоккеем на траве? Она сказала «знала» в прошедшем времени. Может, речь шла об ее женихе? Все эти вопросы вихрем пронеслись в его голове, и он снова осознал, как мало, в сущности, ему известно о женщине, которая стала ему очень дорога. Он пока не разобрался до конца в их отношениях, но понимал, что его страсть к ней переросла в более серьезное и глубокое чувство, хотя и не был готов признаться себе в этом.
        — Ну что, идем? Иначе опоздаем,  — улыбнулась Анна.  — А пока мы будет ехать, может, расскажете нам о себе, дорогая? Мы ведь о вас почти ничего не знаем.  — Она посмотрела на Лили, и в ее глазах читались доброта и понимание.
        Анна словно почувствовала, что за внешней оболочкой этой спокойной и уверенной в себе женщины скрывается душевная боль. Лили с трудом растянула губы в улыбке:
        — Возможно. Если не передумаете, то что-нибудь расскажу. Хотя вряд ли моя жизнь покажется вам интересной.
        Главное — отложить разговор на неопределенное время, а потом в машине можно будет придумать какую-нибудь другую, более подходящую тему для беседы.
        Они вышли из здания, подошли к черному «БМВ» Зака, и тут ее спас Дэниэл. Когда они с ним сели на заднее сиденье, он спросил ее:
        — А где ваша машина?
        — А… у меня ее нет,  — честно призналась она.
        — У вас нет машины? Как же так?  — Дэниэл не смог скрыть своего удивления.  — Мы приехали с мамой на такси, потому что договорились с Заком, что он нас отвезет домой после матча.
        Лили поймала взгляд Зака в зеркале заднего обзора и поняла, что он тоже не ожидал от нее такого ответа.
        К счастью для Лили, Дэниэл не успокоился на этом. Он оправился от смущения, и теперь вопросы сыпались из него один за другим. И Зак был благодарен за это брату, ему вовсе не хотелось, чтобы мать приставала к Лили с расспросами. Будет лучше, если вначале она раскроет свои тайны ему.
        — Но вы умеете водить машину?
        — Умею.
        — А что тогда случилось с вашей машиной?
        — Я ее продала, чтобы начать собственный бизнес.
        Лили решила, что скрывать такой факт не имеет смысла. К тому же отвечать на вопрос, почему у нее нет машины, гораздо легче, чем рассказывать о своей жизни, как попросила ее Анна. Плюс ко всему это помогало ей не смотреть вперед, где в зеркале она то и дело ловила на себе беспокойные взгляды Зака.
        — Круто!  — протянул мальчик.  — И что у вас за фирма?
        — Совсем небольшая,  — призналась Лили.  — Скорее, небольшое агентство, причем узкоспециализированное.
        — Что вы имеете в виду?
        — Мои сотрудницы выполняют секретарские обязанности,  — пояснила Лили.
        — Вы ведь тоже секретарша?  — Мальчик с интересом взглянул на свою соседку. Получив в ответ утвердительный кивок, он задумчиво сказал: — Как же вам удается совмещать работу у Зака и управление фирмой. Не проще ли было прислать вместо себя другую секретаршу?
        От невинного, но вполне логичного вопроса младшего брата у Зака по спине поползли мурашки.
        — Об этом тебе лучше спросить брата,  — кинув на Зака быстрый взгляд, дипломатично ответила Лили. А вдруг с помощью мальчика ей удастся убедить своего босса принять единственно разумное решение и освободить их обоих от излишних волнений. Разве он не чувствует, какое напряжение воцаряется между ними, когда они остаются одни. Он что, хочет переспать с ней, а потом выставить за дверь?
        — Зак? Почему ты молчишь? Ты ведь слышал, о чем мы говорили с Лили,  — повернулся к рату Дэниэл.
        — Я скажу тебе дома, хорошо?  — выкрутился Зак.  — Сам видишь, движение на дороге очень плотное. Я могу отвлечься и пропустить нужный поворот. Не хочу, чтобы ты опоздал на игру.
        Мальчик кивнул.
        К сожалению, у Лили не было подобной возможности избежать нового шквала вопросов со стороны Дэниэла. Как бы ей ни хотелось отвести от себя внимание мальчика, задав ему какой-нибудь встречный вопрос, девушка не могла решиться взять на себя инициативу. Какая жалость, что она согласилась посмотреть игру, вот теперь и приходится расплачиваться за собственное безволие. Сидела бы сейчас дома и ни о чем бы не беспокоилась!
        — А у вас есть брат или сестра?
        — Нет, я единственный ребенок.
        — И вам не скучно?
        — В детстве было скучновато. А сейчас я уже привыкла.
        — И папа у вас есть?  — чуть помолчав, спросил Дэниэл.
        Лили пришлось приложить неимоверные усилия, чтобы ее голос не дрожал.
        — И папа, и мама.
        — А они тоже живут в Сиднее?
        Пауза была такой долгой, что не заметить этого было невозможно.
        — Нет,  — кратко сказала Лили и болезненно улыбнулась.
        — Дэниэл, не совсем вежливо мучить человека вопросами,  — раздался с переднего сиденья мягкий голос Анны Свифт.  — Твоя гостья воспитана гораздо лучше тебя,  — пожурила она сына.  — Может, ей тоже хочется спросить тебя о чем-нибудь, а ты не даешь ей и слова вставить.
        Дэниэл сконфузился, но со смущением справился быстро.
        — Извините, Лили. Если хотите что-нибудь у меня спросить, спрашивайте, я расскажу,  — с готовностью предложил он.
        Хотя Анна Свифт этого не видела, Лили с благодарностью посмотрела на женщину. Если бы ее мать была хоть капельку на нее похожа! Но сейчас не время думать об этом. Мать Зака, вероятно, считала, что помогает ей. С одной стороны, так оно и было, но с другой… Что ж, ничего не поделаешь. Оставалось надеяться, что ей удастся сосредоточиться на разговоре и не допустить какого-нибудь промаха до того, как они доберутся до школы, где учится Дэниэл.
        Словно догадавшись, о чем она думает, Зак небрежно сказал:
        — Еще минут десять — и мы на месте. Дэн, ты успеешь переодеться и разогреться перед игрой?
        Дэниэл энергично закивал головой.
        — Десять минут — самое то. И не слишком рано, и не слишком поздно. Ну же, Лили,  — повернулся он к ней.  — Спрашивайте, иначе потом времени не хватит, а мама будет мной недовольна.
        Лили сдалась:
        — Ну, даже не знаю… Вот, например, хоккей. Ты хочешь стать профессиональным спортсменом?
        Дэниэл оживился. Он говорил вдумчиво, словно не раз сам размышлял над этим вопросом.
        — Мне нравится заниматься хоккеем, но еще больше я люблю компьютеры и все, что с ними связано.
        — Дай угадаю,  — предложила Лили.  — Ты хочешь стать программистом, создавать компьютерные игры?
        Дэниэл заразительно рассмеялся.
        — Не угадали! То есть это, конечно, программирование, но чуть-чуть другое. Я хочу работать в области роботостроения.
        — К сожалению, о роботах я знаю немного.  — Лили виновато пожала плечами.  — Хотя я слышала что-то о какой-то собаке-докторе.
        — А-а,  — авторитетно заявил Дэниэл,  — вы имеете в виду механическую собаку, которая сопровождает человека и «гавкает», если у того что-нибудь не в порядке. Ну, давление, сердцебиение и все в таком роде. Она особенно полезна тем, кто не очень здоров, но любит заниматься спортом.
        — Да, точно. Именно про такую собаку я и слышала. А что, в Сиднее есть какие-нибудь колледжи или университеты, где занимаются такими вещами?
        Дэниэл заметно поскучнел.
        — Есть,  — неохотно сказал он.  — Только самый лучший в Австралии Сарэнден-колледж находится в Мельбурне. При колледже есть интернат, куда принимают уже в школьном возрасте, но…  — Нахмурившись, он кивнул в сторону Зака.
        — Но старший брат против, чтобы ты поступал туда,  — обернувшись к ним, сказал Зак.  — Сидней достаточно большой город, и я ни за что не поверю, что здесь не найдется каких-нибудь курсов, которые ты можешь посещать в свободное от уроков время. Когда ты окончишь школу, тогда мы можем обсудить такую возможность, но не сейчас.
        — Но я ведь уже говорил тебе, что в этом колледже самая лучшая программа по подготовке специалистов в области компьютеров!  — горячо воскликнул Дэниэл.
        Лили поняла, что этот спор ведется уже давно.
        — Может, твой брат прав?  — доброжелательно спросила она.  — Когда ты окончишь школу, то может статься, что их программа будет уже отнюдь не новой. Да и в Сиднее наверняка появятся колледжи, в которых подготовка будет ничуть не хуже.
        — Но я хочу сейчас!  — Голос Дэниэла немного повысился.
        — Я же сказал: нет,  — спокойно, но твердо отозвался Зак.  — А вот Лили внесла дельное предложение. Мы можем его обдумать.
        — Но…
        — Тихо, мальчики!  — Анна хлопнула в ладоши.  — Давайте не будем ссориться.  — Она обернулась к насупленному младшему сыну.  — Дэниэл, ты пригласил гостью, так изволь вести себя соответственно.
        — Извините,  — буркнул Дэниэл, но тут его глаза вспыхнули.  — А где вы учились?  — спросил он Лили.
        Она поерзала на сиденье.
        Вот, опять! Только-только беседа плавно перешла на другую тему, как ее вновь вынуждают вспоминать о том, о чем она и хотела бы, да не в силах забыть! Может, сказать, что у нее разболелась голова?
        Лили сразу отбросила эту мысль. Да, иногда обстоятельства бывают сильнее ее, но она никогда не была трусихой. Но как же не хочется говорить об этом!
        Второй раз за этот вечер ее мольбы были услышаны. Она еще размышляла над тем, как ответить на вопрос мальчика, как тот радостно воскликнул:
        — Приехали!
        Лили облегченно выдохнула, и сразу же натолкнулась на пристальный взгляд Зака. Она поняла, что ее заминка не ускользнула от его внимания.
        Однако он промолчал и, остановившись возле входа в школу, вылез из машины.
        Дэниэл схватил Лили за руку и потащил за собой, крикнув Заку, что он проведет Лили на место, а потом пойдет переодеваться.
        Лили несказанно обрадовалась этой долгожданной передышке.
        Спустя минут десять, сидя на пластиковом стуле небольшой трибуны, укрытой от солнца, она сжала виски, обдумывая, как избежать вопросов, которые, как она понимала, накопились у Зака? Внезапно ей в голову пришла неожиданная мысль. С какой стати она должна оправдываться? Наоборот, она имеет полное право играть роль оскорбленной. Как он посмел выяснять за ее спиной обстоятельства ее жизни, которые она больше всего хотела бы скрыть?
        — У вас болит голова?
        Лили отняла руки от висков и посмотрела в участливо склонившееся над ней лицо Анны.
        — Немного,  — избегая смотреть ей в глаза, соврала Лили, жалея, что это не так.
        Может, действительно стоит сослаться на головную боль и вызвать такси, попросив мать Зака передать ее извинения Дэниэлу?
        — У Зака есть таблетки от головной боли,  — предложила Анна, усаживаясь рядом.  — Вы уж извините Дэниэла,  — попросила она.  — Обычно он не столь любопытен. Видно, вы ему понравились.
        — Все в порядке,  — заверила ее Лили, и это тоже было совсем не так.  — Думаю, я просто переутомилась. День сегодня выдался трудный, скопилось много работы. Я посижу немного, а потом поеду домой, а вы, может, передадите мои извинения Дэниэлу вместе с обещанием, что, если он пригласит меня еще раз, я обязательно приду и тогда посмотрю весь матч с начала до конца?
        — Конечно!  — Анна ласково ей улыбнулась.  — Думаю, Дэниэл не сильно обидится.
        — А где Зак?  — не утерпев, спросила Лили. Как ни горько ей было это сознавать, но, несмотря на его неуместное любопытство, в ее любви к нему ничего не изменилось.
        — Я попросила его принести что-нибудь освежающее. Очень жарко.
        Но вот на поле показались игроки. Зрители, в основном состоящие из родителей, приветственно загудели и замахали руками. Лили и Анна также радостно встретили появление Дэниэла. Он приветственно махнул им рукой, после чего стал внимательно слушать то, что говорил ему тренер.
        Анна достала мобильный телефон и, позвонив своему старшему сыну, попросила того принести из машины таблетки от головной боли.
        Зак появился в тот момент, когда прозвучал свисток к началу матча. Он молча подал им стаканы с лимонадом, протянул Лили упаковку таблеток и сел рядом с ней.
        Тепло его тела чувствовалось даже через двойной слой одежды.
        Лили рассеянно проглотила таблетку и отодвинулась подальше от Зака. Он явно заметил это и понимающе усмехнулся.
        На самом деле Заку было вовсе не до смеха!
        Желание сжать Лили в объятьях и осыпать ее поцелуями было таким нестерпимым, что он боялся сделать лишнее движение и с трудом дышал. К счастью, вскоре в одном из эпизодов Дэниэл спас свою команду от верного гола, и на трибунах раздались громкие аплодисменты. Зак заставил себя сосредоточиться на игре, и вскоре напряжение его несколько спало, хотя полностью забыть о сидящей рядом женщине ему не удавалось ни на секунду. Краем глаза он продолжал следить за ней и ясно видел, как напряжена ее спина и как беспокойно она теребит ремешок сумочки. Запах духов с ароматом лилий витал в воздухе, тепло тела и легкое дыхание Лили делали ее такой родной и близкой, что ему казалось странным, что вот так вместе, совсем посемейному, они сидят в первый раз. Впрочем, ему не следует обольщаться. На самом деле ни о какой душевной близости не может быть и речи, ведь Лили только и мечтает о том, чтобы поскорее закончился срок ее секретарской работы. Дай ей волю, она живо пришлет вместо себя Дебору, которую он никогда не видел, но уже успел невзлюбить.
        Повинуясь внезапному порыву, Зак взял Лили за руку, обхватив большим и указательным пальцами ее запястье. Девушка сидела, не шелохнувшись, больше напоминая собой статую, нежели живого человека.
        О нет, оказывается, не все так плохо, как ему представляется! Пусть их отношения запутанны и туманны, участившийся пульс Лили откровенно подсказывал ему, что она может сколько угодно строить из себя холодную недотрогу, но в душе у нее кипит вулкан страстей!
        И пусть теперь говорит все что угодно, достаточно взять ее за руку, чтобы в ней пробудился чувственный ответ.
        Незаметно подошел к концу первый тайм, раздался свисток судьи, и обе команды отправились на перерыв.
        Анна обернулась к Лили:
        — Ну как, таблетки помогли? Может, вы останетесь до конца матча?
        — Я…
        В который раз ее ангел-хранитель помогает ей в нужный момент! Зазвонил ее мобильный телефон, и, извинившись, она ответила на звонок:
        — Да, Дебора, это я. Что-то случилось? Понятно. Хорошо, я сейчас подъеду. Не волнуйся, все будет в порядке.
        Она положила трубку обратно в сумку и, постаравшись скрыть свое облегчение, виновато улыбнулась.
        — Ну вот, закон подлости никто не отменял. Деборе нужно срочно отлучиться, а к нам за помощью обратились из богатой и известной компании. Моя помощница сказала, что это очень важный клиент, и мы не имеем права его потерять. Передайте, пожалуйста, мои извинения Дэниэлу, но мне нужно срочно идти.
        — Конечно! Мы не будем вас больше задерживать,  — улыбнулась ей Анна.  — Дело всегда важнее развлечений. Желаю вам приобрести нового клиента.
        — Спасибо.  — Лили встала.  — Всего хорошо, надеюсь, что мы еще с вами увидимся.
        Она посмотрела на Зака, который все это время стоял молча, но его глаза говорили красноречивее любых слов: «Между нами еще ничего не ясно. Сегодня я позволю тебе сбежать, но наш разговор еще не закончен. И при первом удобном случае мы его продолжим».
        — Увидимся завтра!  — Лили сделала вид, что не поняла его молчаливого обещания.
        И только в такси она позволила себе полностью расслабиться, отчетливо осознав, в каком напряжении она пребывала до сих пор. День получился таким насыщенным на события и эмоции, что их с лихвой хватило бы на пару недель.
        Но ей все-таки удалось сбежать! Сегодня она устала быть храброй. Разве храбрые люди не устают так же, как другие? Да, она воспользовалась тем, что кто-то ошибся номером. Ей так нужно побыть одной и набраться сил, чтобы завтра, столкнувшись лицом к лицу с Заком, не дать ему ощутить ее слабость и догадаться о том, что воспоминания о событиях, завеса тайны над которыми слегка приоткрылась, причиняют ей нестерпимую боль. Может быть, у него все-таки хватит ума и такта не приставать к ней и не выяснять ее прошлое?

        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        У Лили едва не подкосились ноги, когда на следующее утро она вошла в кабинет Зака и после краткого приветствия услышала:
        — Мы едем в Элбори-Вогонду.
        Нет, только не это!  — взмолилась она про себя. Неужели тревоги и переживания вчерашнего дня продолжаются? Чем она прогневила Небо? Куда угодно, только не в город, где живут ее родители. Разве объяснишь Заку, почему ее мать не хочет иметь ничего общего с собственной дочерью после той катастрофы?
        Видимо, на ее лице что-то отразилось, несмотря на все ее усилия держаться непринужденно и естественно, потому что глаза Зака вспыхнули, и его взгляд буквально приклеился к ее лицу.
        — Что-нибудь случилось?  — тихо спросил он.
        Губы Лили изобразили подобие улыбки, и она, взяв себя в руки, спокойно ответила:
        — Ничего. Все в порядке. Просто эта новость прозвучала для меня слишком неожиданно…
        Зак прекрасно видел, что с Лили далеко не все в порядке, но настаивать не стал. Вчера в его отношении к ней что-то неуловимо изменилось. Первоначальное намерение любой ценой выяснить то, что девушка скрывает от него, сменилось стыдом и отвращением к самому себе, когда он понял, каким образом он пытался достичь поставленной перед собой цели. Такое поведение низко и недостойно настоящего мужчины: воспользоваться своим служебным положением, чтобы выведать чужую тайну. У него нет никаких прав вмешиваться в ее личную жизнь и ждать от нее каких бы то ни было объяснений. Он всего лишь ее временный начальник и может лишь требовать с нее выполнения должностных обязанностей, с которыми она, без всяких сомнений, пока справляется блестяще.
        По дороге в офис Зак неожиданно понял, что хочет, чтобы у него появились права на эту женщину. Ему просто необходимо знать о ней как можно больше: о чем она думает, о чем мечтает, на что надеется, каковы ее тревоги и страхи, чтобы помочь ей их преодолеть, защитить ее от всего, что причиняет или способно причинить ей душевную боль.
        Он был так удивлен сделанному им открытию, что чуть не проехал на красный свет и лишь в самый последний момент успел нажать на тормоз.
        Такая рассеянность совсем ему не присуща. Сделавшийся на радость и на потеху желтой прессе чувствительным, потерявший голову Зак Свифт… Нет, пора предпринимать решительные действия! Быть такой размазней не в его характере!
        Зак поставил машину на стоянку и, поздоровавшись с охранником, поднялся на свой этаж.
        И все-таки — он заставил себя признаться в очевидном — Лили Келловей удалось затронуть глубоко спрятанные в его душе чувства и сыграть на них столь удачно, что он не ощущал никакой опасности до тех пор, пока не стало слишком поздно. Он пропустил свой шанс свести все к легкому флирту. Надо было вовремя согласиться на предложение Лили и взять к себе на службу Дебору, а теперь он слишком глубоко завяз в этих отношениях. У него нет сил сопротивляться и — что самое ужасное — нет никакого желания расставаться с Лили и бороться с собственными чувствами, которые вдруг из маленького ручейка превратились в полноводную реку, чьи волны захлестнули его с головой, вынуждая плыть по течению.
        Воспоминание о Ларе и все неприятное, что было с ней связано, померкло в сравнении с тем, что он может приобрести, если Лили Келловей ответит ему взаимностью. Зак по-прежнему боялся честно сказать, почему для него стало так важно, чтобы Лили его полюбила, но он понимал, что это лишь вопрос времени. Не сегодня, так завтра ему придется смириться с тем, что он, Закари Свифт, не верящий в любовь, которая не принесла ему ничего, кроме неприятностей и опустошения, влюбился в свою временную секретаршу. Потому что только это чувство могло объяснить, почему в его сердце одновременно живут нежность и восхищение, ревность и гнев, страсть и боль и почему он сам не свой, когда наступает пятница, а значит, предстоит два дня разлуки. В общем, если это не любовь, то что же тогда?
        — Так ли уж я необходима тебе для этой поездки?
        Услышав голос Лили, Зак даже засомневался, а стоит ли действительно брать ее с собой. Ведь если ему не удастся держать себя в ежовых рукавицах, то очень скоро его вышедшие из-под контроля чувства смогут сделать то, чего не удавалось его конкурентам: ослабить руководство его компании, в которую он вложил столько труда, времени и прорву денег. Однако желание видеть рядом с собой Лили было в сотни раз сильнее здравого смысла.
        — Да, ты мне необходима во время переговоров,  — спокойно сказал он.  — Иначе я бы давно уже был в пути. Факс пришел совсем недавно, поэтому я не смог предупредить тебя, чтобы ты собрала вещи и подъехала сразу в аэропорт. Пришлось действовать быстро. Я уже заказал билеты.
        — Сколько дней примерно займет эта поездка?
        — Не хочешь надолго оставлять своего любовника одного?  — зло кинул Зак и тут же пожалел об этом. Ну что за подростковая грубость и несдержанность? Он ведь обещал себе, что не будет никогда психологически давить на нее! Лили сама должна рассказать ему о своей жизни, когда почувствует, что готова к этому. Только терпением он может завоевать ее доверие, а если повезет, то и любовь.
        Какая жалость, с грустью подумала Лили, что она не может ответить утвердительно на этот провокационный вопрос. Она вздохнула и презрительно смерила мужчину взглядом.
        — Мы оба прекрасно знаем, что это не твое дело, но я тем не менее отвечу. Любовник,  — при этих словах в глазах Зака зажегся опасный огонек, что подействовало как бальзам на израненное сердце Лили,  — даже если бы таковой у меня имелся,  — Зак немного расслабился,  — в состоянии сам позаботиться о себе. Любовник — не любимый и не муж, если ушла одна, найдет себе другую, а потом всегда можно вернуться к первой. Так что тебе не стоит волноваться. Совсем другое дело, домашние животные и растения. Они-то как раз с трудом переживают долгую разлуку, а могут и вовсе погибнуть. Именно поэтому мне необходимо знать, на какой срок договариваться с соседкой, чтобы та за ними присмотрела.
        Зак устыдился своей внезапной вспышки ревности и с горечью признал: когда дело касается Лили, он становится совсем неуправляемым.
        — Понятно! Извини, если обидел тебя. Думаю, до конца недели мы справимся. Вылет через пять часов.
        — Тогда я отправляюсь к себе, соберу вещи и оттуда — в аэропорт.
        — Я заеду за тобой.
        — Это лишнее.
        — Лили!
        Его голос задрожал то ли от ярости, то ли от чего-то еще, Лили не поняла точно, но и не стремилась это узнать. Ее больше волновал тот факт, что ей почти целую неделю предстоит провести рядом с Заком, практически не расставаясь. Она уже забыла, когда ей удавалось расслабиться в его присутствии, вдруг не удержится и бросится ему на шею, умоляя заняться с ней любовью. Ничего, абсолютно ничего не изменилось со вчерашнего дня! Она так надеялась, что сумеет заставить себя возненавидеть его, но этого, увы, не произошло. Ее сердцем по-прежнему владели любовь, боль и тоска, которая становилась все острее по мере того, как приближался день, когда она будет вынуждена расстаться с ним навсегда.
        — Зак, совершенно не нужно ко мне приезжать!  — Она устало провела рукой по волосам.  — Давай не будем ничего усложнять. Я приеду в аэропорт на такси.
        — Хорошо. Как скажешь.  — Он склонил голову. Его губы были сурово сжаты.
        Он должен добиться ее доверия, чего бы это ему ни стоило!
        Лили вздрогнула. Покладистый Зак, который сразу соглашается с мнением другого человека? Это что-то новенькое. Только вот надолго ли его хватит?
        — Мне нужно захватить с собой какие-нибудь документы?
        Зак отрицательно покачал головой.
        — Все необходимое я возьму сам. Пока! Увидимся в аэропорту. У нас будет предостаточно времени, и ты сможешь в самолете ознакомиться с тем, что нам предстоит сделать.
        Лили несколько секунд стояла, глядя на темноволосую голову, склонившуюся над очередным документом, а затем, кивнув, вышла, изумляясь про себя, куда могла подеваться присущая Закари Свифту властность. Когда опасный хищник успел превратиться в покладистого домашнего котенка? Хотя более интересным, несомненно, представлялся другой вопрос: что послужило тому причиной? Что или… кто?
        Ее сердце взволнованно забилось. Робкая, неуверенная надежда зародилась в ее душе. Неужели произошло чудо, и Зак влюбился в нее? Впрочем, смешно верить в такую возможность. Вчера, когда Дэниэл в машине стал забрасывать ее вопросами, Зак не вмешался в их разговор, и еще неизвестно, почему: то ли не захотел ее смущать, то ли… ему были просто неинтересны подробности ее жизни. Разумеется, ей вчера повезло, и обстоятельства сложились таким образом, что до каких-либо признаний дело просто не дошло. Но сегодня Зак ни словом не обмолвился о том, что ему известно о ней.
        Известно о ней… повторила она про себя. Интересно, а что конкретно ему стало известно о ней в результате единственного разговора, который состоялся между ним и Марком? Она ведь отсутствовала не больше пяти минут, а Марк вошел в кабинет не сразу после ее ухода. Но сколько времени они там пробыли вдвоем? Минуты две-три, не более… Как говорится, у страха глаза велики, и она все преувеличивает; вполне может статься, что Марк не успел сообщить ему ничего важного. Но как тогда объяснить выражение вины и отчаяния на лице Марка? Как объяснить его искренние извинения? Вчера у нее не нашлось ни физических, ни душевных сил позвонить своему врачу и другу и выяснить, о чем он все-таки успел сообщить Заку. Да и, сказать по правде, ей это просто не пришло в голову. А жаль, ей бы сегодня не пришлось мучиться.
        Лили тихо вздохнула. За что ей такое наказание? Сначала Зак лишил ее покоя, а вот теперь ей приходится отправляться в город, в котором родилась и который была вынуждена покинуть. Похоже, в ее жизни наступила пресловутая черная полоса. Но где же тогда затерялась белая? Потому что вот уже более года ее жизнь протекает в неизменных мрачных тонах. И сколько ей осталось ждать хоть капельку счастья — одному лишь Богу известно!
        В общем, если уж не везет, то по-крупному.
        — Лили? Лили Келловей? Вот это да! Ты вернулась? А Дороти сказала, что ты за границей и, когда вернешься, никто не знает.
        В возгласе прозвучало такое искреннее удивление, что голова Зака сама собой повернулась в сторону, откуда раздался женский голос.
        В небольшом аэропорту Элбори-Вогонды было немноголюдно, и не услышать голос, раздавшийся в нескольких шагах от них, было совершенно невозможно.
        Лили беззвучно выдохнула. Ах, как было бы чудесно хотя бы на минуту стать глухой и немой!
        Она мысленно перекрестилась и обернулась.
        — Мишель, здравствуй!
        Какое счастье, что ей удалось вложить в свой голос столько радости и энтузиазма, что вряд ли кто-нибудь догадается об ее истинных чувствах! А у нее, оказывается, имеются актерские способности!
        Мишель распахнула объятья и звучно поцеловала воздух у ее щеки.
        Заметив острый, заинтересованный взгляд Зака, Лили вся похолодела. Ну надо же было такому случиться! Едва они ступили на землю Элбори-Вогонды, как сразу нашлась ее знакомая. И что теперь ей говорить Заку? Придумывать какую-нибудь легенду? Однако вряд ли он поверит пусть даже в самую хитроумную ложь, ведь фраза «Ты вернулась?» свидетельствует о многом. Ладно, будем надеяться, что он проявит несвойственную ему деликатность: в конце концов, они не муж и жена, чтобы выяснять отношения. Какая ему разница, с кем она целуется в аэропорту? Она не обязана ни перед кем отчитываться!
        — Этот мужчина с тобой? И кем он тебе приходится?  — молодящаяся Мишель Лэмпард кокетливо скосила глаза в сторону Закари Свифта.
        Пока Лили лихорадочно раздумывала, как бы поточнее ответить на ее вопрос, Зак представился сам:
        — Меня зовут Закари Свифт. Мы с Лили работаем вместе. По временному соглашению.
        — О-о, как мило,  — с придыханием произнесла Мишель и тоненько рассмеялась.  — Я всегда считала, что у нашей малютки Лили несомненный талант, который рано или поздно обязательно проявится. Знаете ли, я была так шокирована и огорчена, когда ей пришлось уйти из университета за год до получения степени,  — прощебетала Мишель, не замечая выражение отчаяния, которое появилось в глазах Лили.  — Да она настоящий самородок, но это, к сожалению, не каждый понимает.
        — Вы совершенно правы,  — склонил голову Зак.  — И я лично убедился в ее дарованиях. Лили самый лучший секретарь, который у меня когда-либо был. Хотя если быть до конца объективным,  — после небольшой паузы добавил он,  — в эту категорию стоит занести и мою предыдущую помощницу Мэдди. Скажем так: с ними обеими мне несказанно повезло, так как обе — самые лучшие секретари, о которых каждый руководитель может только мечтать.
        Недоуменно округлившиеся карие глаза Мишель подсказали ему, что, как он и предполагал, по мнению его собеседницы, речь шла вовсе не об умении печатать и стенографировать. Вот только о чем? Хотя, впрочем, глядя на стоявшую перед ними девицу, легко было догадаться, о чем она думает.
        Через несколько секунд объявили посадку на рейс до Мельбурна. К великой досаде Зака, Мишель заторопилась и больше к интересующей его теме не возвращалась.
        — Все, Подруга, мне пора, иначе опоздаю. Ужасно рада была тебя увидеть! Надеюсь, мы с тобой еще встретимся, тогда и наговоримся всласть! О, вы обязательно понравитесь Дороти, дорогой,  — пропела Мишель, повернувшись к Заку, и довольно рассмеялась, когда тот почтительно поцеловал ей руку.
        Следующие слова Мишель застали его в не самой удобной позе — он как раз выпрямлялся,  — и слава богу, что так вышло, иначе ему было бы гораздо сложнее собраться с мыслями и натянуть на лицо невозмутимую маску: то, что она сказала, прозвучало для него как гром среди ясного неба.
        — Теперь понятно, почему Дороти вчера приснился вокзал. Оказывается, ее дочка приехала! Ну, ладно, мне пора. Как хорошо, что я успела с тобой увидеться!  — прощебетала Мишель и напоследок коротко бросила ему: — Приятно было с вами познакомиться, дорогой Закари Свифт!
        Зак пробурчал в ответ что-то не слишком вежливое, но Мишель, к счастью, его больше не слушала. А он с трудом сдерживал вопросы, которые готовы были хлынуть из него рекой.
        Зак сжал зубы и поклялся себе, что до отеля не произнесет ни слова.
        Когда они разместились в небольшой, но очень уютной гостинице, Зак быстро проверил по справочнику и убедился, что совсем неподалеку от гостиницы проживают Дороти и Карл Келловей. Родители Лили? Но почему тогда она умолчала о таком важном факте? Не считает нужным делиться с ним своими переживаниями? Похоже, пора ему вмешаться!
        Не раздумывая больше ни секунды, он вышел из номера и остановился у двери, расположенной напротив.
        Лили не стала распаковывать чемодан. Сидя в кресле, она смотрела на дверь номера и гадала, когда объявится Зак и что ей ждать от этого неминуемого визита.
        Две минуты десять секунд, отметила она, посмотрев на часы, когда раздался стук. И даже не надо ломать себе голову над тем, чего ей следует ждать от своего гостя: сейчас начнутся вопросы, вопросы и еще раз вопросы… Иначе он не стал бы так спешить, а тут ясно видно — невтерпеж! Да, время покладистого и скромного Зака закончилось, так и не успев начаться. Хотя бы в этом она не ошиблась. Только пусть ее босс не надеется, что она все добровольно ему расскажет!
        Лили открыла дверь и, пропустив гостя, молча прошла за ним в гостиную.
        — Я слушаю тебя. У тебя ко мне какое-нибудь срочное дело?
        Она без улыбки смотрела на мужчину, которого любила и, возможно, будет любить вечно. Было бы куда лучше, если бы их сердца бились в унисон, но… Наверное, у нее все-таки есть шанс добиться его любви, однако вероятность такого исхода их отношений столь мала, что лучше об этом и не думать. Зачем добавлять себе лишние огорчения? Скорее растают льды Антарктиды, чем сердце Закари Свифта.
        Грудь девушки сдавило от волнения. Мечты мечтами, но кто бы знал, как ей хочется вновь почувствовать руки Зака на своем теле, сильные и нежные, заставляющие ее внутренние струны звучать, как хорошо настроенный музыкальный инструмент, и почти в считанные мгновения раствориться в водовороте восторга и наслаждения, который они вызывают в ней…
        Устроившись на диване, Лили поклялась, что будет держать себя в узде, что бы ни случилось.
        Зак неторопливым шагом подошел к стоявшему рядом с диваном креслу и тоже сел, положив ногу на ногу. Наверное, с минуту он молча рассматривал сидящую напротив него женщину, которой удалось изменить не только его представления о самом себе, но и, возможно, о жизни вообще. В ее глазах читалась спокойная сила, и все же она выглядела такой ранимой и беззащитной, что этот неожиданный контраст мгновенно его возбудил. Все прежние рассуждения о терпении и завоевании ее любви через доверие тотчас забылись.
        К чему кривить душой! Зак безумно хотел эту женщину, в голубизне глаз которой таилась удивительная тайна, и он непременно должен найти разгадку и понять, что делает Лили столь многоликой, неповторимой, но всегда — желанной! В нем снова проснулся азарт охотника.
        — Ты слушаешь?  — медленно произнес Зак.  — Нет, это я тебя слушаю.
        Лицо Лили мгновенно вспыхнуло.
        — Ты меня слушаешь? Вот так дела! Ты обманом выведал у Марка детали моей жизни, о которых я не собиралась рассказывать ни тебе, ни кому бы то ни было еще! И ты еще смеешь…
        Зак протестующе поднял руку.
        — Минуточку! Еще вчера я корил себя, что проявил элементарную невежливость, ни разу не поинтересовавшись о твоей жизни и семье, но поездка на хоккей — кстати, команда Дэниэла выиграла, хотя для выявления победителя понадобилось дополнительное время — доказала, что добровольно делиться автобиографическими сведениями ты не желаешь. Почему же сейчас удивляешься, что это возбудило мое любопытство? Но в случае с Марком, поверь, все получилось абсолютно неожиданно и без какого-либо умысла с моей стороны. Я прошу тебя не сомневаться в моих словах. Когда он вошел, я встал с твоего кресла и в моих руках — случайно, я повторяю, совершенно случайно — оказался твой блокнот. Нет, я не смотрел, что в нем,  — опередил он ее вопрос,  — просто задумался и машинально захватил его с собой. И тут Марк пожал мне руку и начал говорить такое, что сначала меня озадачило, а затем заинтриговало. А сегодня выясняется, что ты даже не соизволила сказать мне, что в этом городе живут твои родители, что ты училась в университете, но диплом так и не получила. Неужели это такие секреты, что о них нельзя никому рассказать? На кого
ты училась?  — без всякого перехода неожиданно спросил он в заключение своего монолога.
        Лили решила, что будет лучше, если она не станет жевать резину и залпом ударит из всех орудий — ответит на все его вопросы. Может, то, что произойдет сейчас, убьет ее чувства к нему или по крайней мере приглушит их, пусть хотя бы на время? Ведь вряд ли он будет относиться к ней по-прежнему, когда узнает всю правду о ней. Он, конечно, сразу отвернется от нее, и она, возможно, не простит ему испытанного унижения.
        И набрав в легкие побольше воздуха, словно собираясь броситься в холодную воду, она громко и четко ответила:
        — На психолога.
        — Почему же не доучилась до конца? Несчастный случай помешал?
        Оказалось, что следовать принятому решению не так-то просто: нахлынувшие на Лили воспоминания причиняли острую боль, оживляя в ее памяти то, о чем она хотела и не могла — вот ведь парадокс!  — забыть. И пусть уже прошел целый год с того дня, когда все в ее жизни полетело кувырком, это слишком маленький срок, чтобы можно было спокойно рассказывать о прошедших событиях. Более того, Зак был последним человеком на земле, перед кем ей хотелось бы раскрывать душу.
        — Прежде, чем я продолжу, ты должен сказать мне, что тебе уже известно.
        — Честно говоря, не очень много.  — Зак пожал плечами.  — Только то, что с тобой произошел несчастный случай, в результате которого ты утратила уверенность в себе. Согласись, никаких конкретных выводов я сделать не мог.
        — Признаться, я до сих пор еще не обрела полного спокойствия.  — Лили опустила глаза и тихо продолжила: — Хорошо, слушай! Я училась на предпоследнем курсе университета, когда со мной произошел тот несчастный случай, изменивший всю мою жизнь. Мой жених Ричард также учился в этом университете, но уже в аспирантуре. Ричард и еще несколько человек — я забыла сказать, что он физик,  — проводили один эксперимент, когда университет вдруг прекратил финансирование. Им не запретили работать, вовсе нет, однако сказали, что они должны найти спонсора, которой согласился бы оплатить все их расходы.  — По мере того, как рассказ Лили приближался к развязке, говорить ей становилось все труднее, поэтому ее фразы становились все короче и лаконичнее.  — Нашлась одна компания, руководство которой заинтересовалось их экспериментом. И его результаты оказались очень многообещающими. Владелец компании, довольный тем, что деньги были потрачены не зря, решил вознаградить Ричарда и его товарищей. Вот и устроил им поездку на горную реку. Ричард пригласил и меня покататься на каяках. Я никогда на них прежде не каталась и
вначале отказалась, но он принялся упрашивать меня. Да… В конце концов я уступила его просьбам, потому что мне не хотелось омрачать его радость. В результате на одном из порогов я вылетела из лодки. Течение было очень быстрым. Я не смогла выплыть. Ударилась головой о подводный камень, потеряла сознание и пошла ко дну. Меня с трудом спасли и доставили в больницу. Руки-ноги остались целы. Пострадал лишь участок мозга, отвечающий за кратковременную память. Вот и все. Конец истории.
        Зак долго молчал. Наконец он произнес, словно обращаясь к самому себе:
        — Вот что означают все эти листочки, приклеенные где только возможно. И блокнот с записями, и твое настойчивое подсовывание вместо себя Деборы. Что ж, это многое объясняет.  — Он поднял на нее глаза.  — Должен сказать, что ты отлично со всем справлялась.
        Лили прочитала восхищение в его глазах и сразу почувствовала, насколько легче ей становится дышать. Жалость и сострадание были обычной реакцией окружающих, к которой она уже привыкла, хотя, разумеется, никакого удовольствия это ей не доставляло, наоборот, приводило ее в отчаяние. Именно боязнь столкнуться с сочувствующими взглядами окружающих и подавляло ее желание приехать хотя бы на несколько дней в родной город. Впрочем, существовала и еще причина. Еще более мучительная и обидная…
        — И все-таки это не конец истории,  — услышала вдруг Лили и замерла. Ее радость оказалась преждевременной. Ей следовало помнить, что Зак Свифт — мужчина умный и наблюдательный и не забудет, что узнал чуть более часа назад.  — И все-таки это не объясняет, почему ты не сказала мне, что в этом городе живут твои родители,  — повторил он.  — Кстати, если хочешь, можешь встретиться с ними…
        — Нет!
        Возглас Лили был чисто инстинктивным. И порожден неуверенностью, страхом и накопившейся обидой. Встретиться с матерью, которая отвергла дочь, когда та больше всего в ней нуждалась? Чувствовать ее нежелание говорить с ней даже по телефону, когда она, в порыве тщетной надежды услышать в ее голосе любовь и поддержку, раз за разом звонила ей. Недаром она поклялась потом никогда больше не обращаться к матери за помощью! Нет, это выше ее сил.
        — Ты не хочешь увидеться с родителями?
        Зак представил себя на месте Лили и понял, что, несмотря на всю свою занятость, он непременно улучил бы хоть минуту, чтобы навестить свою мать. После смерти отца он стал главой семьи. Дэниэл и мать — единственные люди, которыми он дорожил и которых любил без оглядки. Хотя с недавних пор к ним прибавилась и Лили Келловей…
        — Не хочу,  — уже более спокойно ответила Лили.  — Ты уже и так знаешь обо мне больше, чем нужно. Поэтому, если ты не возражаешь, я немного отдохну с дороги, и мы забудем этот разговор.
        Рано или поздно он узнает всю подноготную ее прошлой жизни, поклялся себе Зак. И неважно, сколько времени на это потребуется.
        — Хорошо.  — Он пожал плечами и направился к двери.  — Встреча назначена на вечер, но, если ты хочешь, я могу попросить перенести ее на более поздний срок. Скажем, на следующее утро.
        — Нет. В этом нет никакой необходимости.
        — Сомневаюсь, что нам удастся разрешить все вопросы за один вечер.
        — Чем скорее начнем, тем лучше,  — решительно произнесла Лили, а потом тихо добавила: — Пожалуйста.
        Зак дорого бы отдал, чтобы узнать, в чем заключается причина такой поспешности, но заставил себя молча кивнуть в ответ. Должно было произойти что-то из ряда вон выходящее, чтобы Лили рвалась прочь из родного города, не только не повидавшись, но даже и не позвонив родителям, с которыми она не виделась год. Или даже больше.

        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        То, чего Лили подсознательно ждала и боялась, все-таки произошло. Вечером они отправились в маленький уютный ресторан, который Лили знала очень хорошо. По дороге она поинтересовалась, в чем состоит цель предстоящей встречи: в самолете она просто-напросто задремала и не успела ознакомиться с бумагами. Оказалось, что будущие их клиенты выразили желание вести переговоры именно с владельцем компании, а не с одним из его экспертов. Заявленная сумма контракта была весьма велика, а сразу несколько человек в его компании неожиданно слегли с гриппом. Зак понял, что отказаться от поездки у него нет ни малейшей возможности.
        Общие вопросы были быстро улажены за ужином, и двое мужчин, представлявшие компанию клиента, ушли, договорившись с Заком, что завтра утром они встретятся вновь и уже подробно обговорят детали контракта.
        Оставшись вдвоем с Лили, Зак явно стал тянуть время, оттягивая момент ухода. Он не спеша потягивал вино и неотрывно смотрел на свою спутницу. Было заметно, что та очень устала, но держалась молодцом. Несколько прядей выбились из ее прически, и когда она задумчиво заправила их за ухо, этот жест болезненно отозвался в его сердце.
        Рассказ Лили все еще звучал в его ушах, и внезапно Зак осознал очевидную истину, которая почему-то раньше не приходила ему в голову: лишь благодаря счастливому стечению обстоятельств девушке удалось избежать смерти. Будь ее товарищи хоть чуточку менее расторопны, и тогда — страшно подумать!  — он никогда бы не познакомился с ней и не узнал бы, что такое настоящая любовь.
        Почувствовав прилив нежности к Лили, Зак накрыл ее руку своей.
        Его спутница очнулась от невеселых мыслей и посмотрела ему в глаза. Одной секунды хватило обоим, чтобы ощутить всплеск желания. Наваждение продолжалось!
        — Лили!  — хриплым голосом воскликнул Зак и придвинулся к Лили.
        Сейчас или никогда, решил он. Пусть думает о нем все, что хочет, но надо признаться ей в своей любви. Сказать, что без нее его жизнь теряет всякий смысл. И момент для такого разговора выдался как нельзя более благоприятный: они одни, им никто не мешает, а в голубых глазах сидевшей рядом девушки он читал ответную страсть.
        Догадавшись, о чем сейчас пойдет речь, Лили с отчаянием поняла, что битву с собой она проиграла, и если Зак сделает хотя бы один шаг ей навстречу, она отбросит всякую осторожность и согласится с любым его предложением. И неважно, что будет потом. Если она сейчас отвергнет его, то потом будет ругать себя всю оставшуюся жизнь.
        — Лили! Ты все-таки решила нас навестить?
        Раздавшийся рядом робкий оклик заставил ее вздрогнуть и обернуться. Голос ей был явно знаком.
        Ее отец Карл Келловей стоял возле их стола.
        — Здравствуй, папа.  — Улыбка Лили была нежной и немного грустной.  — Боюсь, что нет. Я здесь по делам.  — Почувствовав, что Зак слегка отпустил ее руку, она воспользовалась этим, чтобы спрятать ее под стол. Кожа все еще помнила прикосновение руки Зака и продолжала гореть.  — Пожалуйста, познакомься с Закари Свифтом, моим нынешним боссом. Мы с ним здесь по делу.
        — Приятно познакомиться.  — Ее отец пожал руку Заку и снова повернулся к ней.  — Как ты, дочка? Я заметил тебя давно, но не хотел прерывать вашей беседы. Наш столик с Дороти вон там,  — он кивнул куда-то в сторону.  — Дороти тебя не видела, а я не хотел говорить ей, что ты здесь. Поэтому подошел к тебе только сейчас, когда она ушла в дамскую комнату.
        Немного печальная усмешка искривила губы Лили, когда она представила, как поступила бы ее мать, столкнись они в дамской комнате чуть раньше. Поздоровалась бы, не разжимая губ, холодно кивнула бы или сделала бы вид, что не заметила ее? Сердце затопила волна горечи, обиды и… любви. Несмотря ни на что, она любила свою мать и простила бы ей все, услышь она от нее хоть одно нежное словечко.
        — Присядь к нам хоть на несколько секунд, папа,  — предложила Лили. Пока ее мать не вернулась, она хотела узнать, какие изменения произошли в их жизни за прошедший год. Когда еще у нее появится такая возможность?  — Расскажи, как вы живете, чем занимаетесь, кроме работы?
        Карл сел рядом, взял ее руку в свою и легонько сжал. Лили была тронута этой простой лаской. Ее отец был человеком слабым, но очень добрым. И, в отличие от своей жены, любил свою дочь. Тайком от Дороти он несколько раз звонил ей, чтобы справиться, не нужна ли ей какая-либо помощь. Лили была благодарна ему за внимание, но ни разу ничего не попросила: то, что ей было нужно, не в силах был дать ни один отец, каким бы хорошим и добрым он ни был.
        — У нас все по-прежнему,  — негромко сказал он.  — Я преподаю в университете. У Дороти,  — он покосился на Зака,  — тоже все нормально. Скажи лучше, чем ты сейчас занимаешься?
        — Пока временно работаю у Закари Свифта, но у меня есть собственное бюро. Занимаюсь трудоустройством секретарей.
        — А как же…  — Ее отец откашлялся, словно собираясь с силами прежде, чем продолжить.  — Ты думаешь о том, чтобы продолжить учебу?
        Пока шел этот разговор, Зак молча пил кофе, но не упускал ни единого слова. Ему многое теперь стало понятным. Например, почему Лили не сказала ему о том, что в городе живут ее родители. Встреча отца и дочери произвела на него сильное, но отнюдь не благоприятное впечатление. Было очевидно, что и Лили, и Карл любят друг друга, но сдерживают свои чувства, словно чего-то опасаясь.
        Зак не мог этого понять. Хотя на людях он сам редко позволял себе открыто выражать свои эмоции, но, если бы он встретился после долгой разлуки с матерью или отцом, когда тот еще был жив, их встреча прошла бы совсем не так. Объятья, поцелуи и сдерживаемые слезы радости на лице матери, крепкое рукопожатие отца…
        Что могло произойти в семье, какой поступок кто-либо должен был совершить, чтобы неожиданная встреча самых, казалось бы, близких друг другу людей, проходила бы в такой натянутой атмосфере? Но какие бы то ни было выводы делать еще рано. Может, появление матери расставит все по своим местам? А пока он терпеливо ждал ответа Лили.
        — Я…  — Она прочистила горло.  — Я еще не думала об этом, папа.
        — А что говорят врачи? Есть ли хоть малейший шанс, что последствия травмы не останутся на всю жизнь?  — мягко спросил Карл.
        Зак почувствовал себя так, словно его стукнули по голове чем-то тяжелым. Как же он сам не догадался спросить Лили об этом? Как можно быть таким черствым, бездушным сухарем? Действительно, что говорят врачи о состоянии здоровья Лили и каковы их прогнозы на будущее? Но в любом случае он сделает все от него зависящее, чтобы…
        — Карл?
        Зак обернулся и встал. Рядом с их столиком стояла уже немолодая, но все еще стройная, холеная женщина. Теперь понятно, от кого Лили унаследовала голубые глаза, овал лица и изящность фигуры. Вот только… Он присмотрелся внимательнее к отцу Лили, который тоже встал, нервно поправив съехавшие на нос очки. Да, ошибки быть не могло: мягкая улыбка Лили — отцовская. Только Лили присуща внутренняя сила, которой ее отец был начисто лишен.
        Последней медленно поднялась Лили. Ее лицо немного побледнело.
        — Здравствуй, мама,  — на удивление спокойно произнесла она, глядя ей прямо в глаза.
        Зак сразу ощутил возникшее между обеими женщинами скрытое напряжение, это было так непохоже на встречу матери и дочери.
        — Здравствуй.  — Дороти кивнула Лили и обернулась к Заку.
        — Вы случайно не Закари Свифт? Владелец «Свифт Энтерпрайз»? О вас много пишут в газетах.  — Она протянула ему руку.  — Меня зовут Дороти Келловей. А это,  — кивок в сторону явно не знавшего, куда себя деть, отца Лили,  — мой муж Карл.
        Лили с горечью подумала, что в голосе ее матери куда больше теплоты к незнакомому человеку, чем к ней. Она встретила сочувствующий и понимающий взгляд отца и улыбнулась ему уголками губ.
        — С вашим мужем мы уже познакомились.  — Зак пожал протянутую ему руку, подвинул для Дороти стул и подождал, пока она сядет.
        Поведение этой женщины ему не понравилось. Почему она не обращает внимания на свою дочь, в фигуре и на лице которой застыло напряжение, но в глазах, обращенных на мать, светится любовь?
        — Ты хорошо выглядишь, мам.
        В голосе Дороти сквозили недовольные нотки, когда она ответила:
        — Не знаю, почему ты так говоришь, потому что уверена, что этого не может быть. Я совсем выдохлась, устраивая все эти бесконечные благотворительные мероприятия.
        — А мне мое занятие нравится,  — негромко сказала Лили.
        — Вот как?  — Дороти обернулась к ней.  — И чем же ты занимаешься?
        — Работаю добровольцем при институте мозга, где проходила моя реабилитация.
        Дороти сделала вид, что не слышала этого признания, сделанного тихим голосом.
        — Ты работаешь?
        — У меня бюро по трудоустройству секретарей. Хотя я об этом тебе уже говорила,  — не удержавшись, напомнила Лили.
        — В самом деле?  — Дороти вдруг чересчур пристально стала рассматривать свой безукоризненный маникюр.  — Наверное, когда я звонила тебе в последний раз, ты мне об этом уже говорила, а я просто забыла. Куча дел, знаешь ли.
        — Ты хотела сказать, когда я звонила тебе?  — ровным тоном поправила ее Лили.  — Кстати, в аэропорту я виделась с Мишель. Не знаешь, почему она так уверена, что я живу за границей? Наверное, излишне спрашивать, что думают мои друзья и знакомые? Ведь источник информации у всех был один и тот же.
        Зак был шокирован и не верил своим ушам. Как и, главное, почему Дороти Келловей могла поступить подобным образом?
        — Ну, я подумала, что ты, может, захочешь попутешествовать, чтобы набраться новых впечатлений. Ты ведь отказалась от санатория!  — неожиданно обвинила она Лили.
        — Я в состоянии сама позаботиться о себе,  — глядя прямо в глаза матери, произнесла Лили.  — И для этого совсем не обязательно меня прятать от людей и заточать в так называемый санаторий, словно я прокаженная.
        Голос Лили звучал негромко, но в нем было столько боли, что даже Дороти Келловей не выдержала и отвела взгляд.
        Зак начинал догадываться, что могло послужить причиной отъезда Лили, но об этом даже думать не хотелось. Неужели ее мать могла отказаться от собственной дочери после того, что с ней случилось? Раздражение его усилилось. Он посмотрел на Лили и почувствовал что-то вроде гордости за нее, и уважение к ее внутренней силе и стойкости.
        — Похоже, вы многое потеряли, миссис Келловей,  — неожиданно для себя произнес он.
        — Простите?
        Все головы, как по команде, обернулись к нему.
        — Лили сделала отличную карьеру и, я уверен, на этом не остановится,  — решительно продолжил он.  — Я не знаю, что могло произойти между вами, но могу заявить вам с полной ответственностью, что в один прекрасный день вы пожалеете о том, что вас не было рядом с дочерью, когда она так нуждалась в вашей поддержке.
        За столом повисла неловкая пауза.
        В глазах Лили он прочел признательность и удивление. Зак на секунду опустил веки и вдруг понял, как много для него значит эта молчаливая благодарность Лили.
        Желание защитить ее, уберечь от новой боли вспыхнуло в нем с новой силой. Он поднялся. Лили молча встала.
        Зак кивнул официанту и быстро расплатился.
        — Надеюсь, вы нас извините? Завтра с утра у нас назначена встреча, а мы еще не отдохнули с дороги. Всего хорошо, миссис и мистер Келловей.  — Он коротко кивнул.  — Рад был с вами познакомиться. Может, еще встретимся.
        — Пока, мама.  — Лили натянуто кивнула и обернулась к отцу. Нагнувшись, она поцеловала его и с улыбкой сказала: — Пока, папа. Береги себя.
        — Пока, Лилибел.  — Ее отец застенчиво улыбнулся и пожал ей руку, не обращая внимания на недовольный взгляд жены.  — Не забывай, звони.
        — Обязательно.
        Лили не возражала, когда Зак взял ее за руку и не отпускал до тех пор, пока они не остановились у арендованной машины.
        — Прости,  — неожиданно произнес он, когда они сели в машину.
        Это прозвучало так внезапно, что Лили удивленно вскинула на него глаза:
        — За что? Разве ты виноват в том, что только что произошло? Мою маму не переделать.  — Она пожала плечами.  — Тут уже никто и ничего не в силах исправить. Наоборот, это я должна извиниться перед тобой. Тебе пришлось стать свидетелем неприятной сцены.
        — Твои родители такие разные.  — Зак выехал со стоянки и посмотрел на нее.  — Конечно, внешне ты очень похожа на мать, но вот что касается всего остального… Наверное, в детстве тебе приходилось несладко.
        — Мне бы не хотелось сейчас об этом говорить, если ты не возражаешь.  — Лили закрыла глаза.
        — Я только хочу помочь.
        — Мне не нужна ничья жалость.  — Она открыла глаза.  — Это моя жизнь и мои родители. Я люблю их и принимаю такими, какие они есть, хотя иногда, признаться, это очень непросто.
        — Кто говорит о жалости?  — Загорелся красный свет. Он остановил машину и посмотрел на нее.  — Я имел в виду, что не много найдется людей, кому довелось пережить подобные испытания и не сломаться. Я восхищаюсь тобой, Лили.
        Лучше бы ты меня любил, невольно подумала она, но вслух произнесла:
        — Спасибо за откровенность.  — Несмотря на ее попытки улыбнуться, у нее ничего не вышло.  — Уже желтый. Может, мы поедем? Я, надо сказать, очень устала, а завтра утром у нас встреча. Я не хочу подвести тебя.
        Зак посмотрел на нее долгим взглядом и нажал на газ. Машина тронулась.
        — Тебе это не грозит. Ты никогда не подведешь меня.
        — Откуда ты знаешь? Тебе ведь известно о моем недуге. Пока мне очень везет, но это может закончиться в любой момент. И от меня, к сожалению, зависеть уже ничего не будет. Моя память в любой момент может дать сбой. И я ничего не смогу с этим поделать.
        — Ты справишься, Лили,  — твердо проговорил Зак.
        — Мне бы твою уверенность,  — прошептала она, отвернувшись к окну, но он ее тем не менее услышал.
        — Если ты позволишь мне,  — тихо произнес он,  — я могу помочь тебе.
        — Зачем тебе это нужно?
        — Разве для того, чтобы сделать добро, нужен какой-то особый повод?
        — А тебе обязательно нужно совершить добрый поступок? Я же сказала, что мне не нужна ничья жалость.
        — Лили, пожалуйста…
        Впервые в жизни Зак испытывал робость. Как сказать ей о своей любви? Разве он достоин такой удивительной женщины?
        До самого отеля никто из них больше не произнес ни слова.

        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

        Деловая встреча прошла быстро и без неожиданностей. Юристы обеих компаний уже подготовили договор и во время встречи внесли лишь ряд мелких изменений. Поставив свою подпись, Зак сообщил Лили, что если ей ничего в городе не нужно (девушка поняла, что он имеет в виду ее родителей, и отрицательно покачала головой), то они могут отправляться в аэропорт.
        Так как вещей у них было немного, сборы вышли недолгими, и после полудня они уже прибыли в аэропорт. На ее счастье, командировка вышла совсем короткой, вопреки первоначальным опасениям.
        — Если хочешь, можешь выпить чашку кофе, пока я зарегистрирую наш багаж,  — предложил Зак.
        — А тебе взять?
        — Выпью в самолете.


        Маленькими глоточками Лили пила кофе, стараясь не думать о встрече с родителями, но это у нее плохо получалось. Вопрос отца все еще звучал в ее ушах. Хотела ли она продолжить учебу? Лили об этом как-то не задумывалась. После несчастного случая у нее было о чем подумать, помимо учебы. Во-первых, как жить и, во-вторых, на что жить. Ей повезло, что она окончила специальные курсы и уже во время учебы подрабатывала секретарем. Но хотела ли она заниматься этим всю жизнь? Нет, секретарская работа ей, конечно, нравится, но отнимает у нее слишком много сил, и моральных и физических. Управление небольшой компанией, наверное, если не самый лучший, то по крайней мере в настоящее время наиболее приемлемый вариант. Может, и впрямь все-таки стоит закончить университет? Насколько она себя помнила, ей всегда нравилась психология, и только тот несчастный случай резко перечеркнул ее планы на будущую жизнь. Ну что ж, вполне возможно, она еще вернется к этому вопросу. Только немного позже.
        Она смяла бумажный стаканчик и выбросила его в урну. Оправив юбку, Лили обернулась и наткнулась на внимательный взгляд Зака. Он разобрался с багажом и теперь стоял у стойки регистрации пассажиров.
        Лили тихонько вздохнула. Как же он красив, черт его побери! И почему ее угораздило влюбиться именно в этого человека?
        Ее невеселые размышления прервал мужской голос, который заставил ее напрячься.
        — Лили?
        Ну как ей «везет» в кавычках на всякие встречи! Похоже, судьба решила испытать ее по полной программе.
        Сейчас к ней подходил… Ричард, ее бывший жених! Он был в десяти метрах от нее, и у нее было достаточно времени внимательно его рассмотреть. Неужели она когда-то любила этого мужчину? Перед ее мысленным взором тотчас встал образ другого человека, которого она узнала немногим более двух месяцев назад, и она поняла, что чувство, которое когда-то испытывала к Ричарду, было вовсе не любовью. Теперь, в двадцать пять лет, она знала это точно. Скорее всего, на нее подействовало то, что ее мать всегда благоволила к Ричарду Тейлору, ее любимчику еще со студенческой скамьи.
        — Здравствуй, Ричард.  — Лили сама удивилась, как спокойно и холодно звучит ее голос.  — Какая встреча! Я приехала всего на пару дней, но уже успела повидать столько знакомых, сколько мне не довелось увидеть за весь прошедший год.
        Сощурив свои серо-голубые глаза, Ричард внимательно посмотрел на нее.
        — Привет, Лили!  — восхищенно воскликнул он.  — Неплохо выглядишь.
        — Спасибо за комплимент.  — Она склонила голову.  — Ты виделся с моей матерью?
        Ричард выглядел немного сбитым с толку.
        — С твоей матерью? Нет. А ты?
        — Буквально вчера.
        — И уже уезжаешь? Обратно в Европу?
        Лили усмехнулась.
        — Немного ближе. В Сидней. Я там живу.
        — В Сидней?  — переспросил он.  — Но твоя мать сказала, что ты…
        — Моя мама, видимо, надеялась, что я уеду куда-нибудь подальше, но у меня на этот счет было собственное мнение.
        Несколько секунд Ричард молча рассматривал ее, словно видел впервые.
        — Ты говоришь совсем…  — он запнулся,  — как до того несчастного случая.
        — Ты удивлен?  — Лили позволила себе улыбнуться.  — Если помнишь, у меня пострадал участок мозга, отвечающий за кратковременную память, но никак не центр речи. Если бы тогда у тебя хватило смелости прийти и сказать, что между нами все кончено, а не передать мне через медсестру ту записку, ты бы в этом убедился сам.
        — Прости, я не хотел тебя обидеть,  — покаянно произнес Ричард.
        — Больше, чем ты меня уже обидел, не сможет обидеть никто,  — спокойно произнесла Лили.
        Объявили посадку на какой-то рейс, на какой точно — Лили не расслышала. Обернувшись, она обнаружила Зака стоящим на прежнем месте. Только теперь его руки были засунуты в карманы брюк. Лицо — абсолютно невозмутимое, ничего не прочтешь!
        — Прости,  — еще раз сказал Ричард.
        Лили не ответила, и он проследил направление ее взгляда. На его лице показалось недоверие, затем, когда он убедился, что не ошибся, Ричард порывисто взял Лили за руку.
        — Это ведь Закари Свифт?  — горячо зашептал он. Глаза его загорелись.  — Ты его знаешь?
        Лили медленно повернулась к нему.
        — А я думала, что ты изменился. Вижу, что нет.
        Она выдернула свою руку и с горечью подумала, что прошедший год, кажется, изменил только ее, но никак не затронул ни ее мать, ни Ричарда. Карьера у них по-прежнему — как и всегда — на первом месте, а чувства близких людей — это уже нечто второстепенное.
        — Лили!  — Он придвинулся к ней ближе, снова схватив за руку.  — Познакомь меня с ним! Мне недавно в голову пришла одна идея, и я хотел бы ее проверить, но университетский исследовательский отдел зажал деньги! Ты не представляешь,  — восторженно продолжил он,  — какие перспективы откроются, если моя гипотеза подтвердится!
        — Тебе снова нужны деньги? Ричард, пусти!  — Она выдернула свою руку.
        — Да нет же, не мне!  — отмахнулся он. В голосе его было отчетливо слышно нетерпение и досада на чужую недогадливость.  — То есть они нужны мне, но на проведение эксперимента! Фактически другим людям!
        — И для этой цели тебе понадобился Закари Свифт?  — чуть насмешливо спросила Лили, слегка покачав головой.
        — Конечно!  — Ричард уже был не в силах сдерживать владевшее им нетерпение.  — На прошлой неделе я прочел в газете, что его компания дала согласие спонсировать проекты в области науки в рамках общенациональной программы помощи исследовательским университетским центрам. Это же открываются такие перспективы! Лили, пожалуйста, познакомь меня с ним! Это ведь нужно не мне, а всем моим коллегам, науке, в конце концов!  — В его голосе слышалась мольба.
        — Насколько я тебя знаю, ты никогда ничего не делаешь без личной причины,  — прямо заявила она.  — Что ты сам будешь с этого иметь?
        — Если мой проект пройдет и если моя гипотеза подтвердится, я стану начальником отдела и буду сам решать, на какие проекты потратить деньги в будущем,  — ничуть не смущаясь, ответил Ричард.
        — А я-то поверила, что ты мог измениться. Прости, Ричард, но я ничем не смогу тебе помочь. Удачи тебе и всего хорошего.  — Она повернулась, чтобы уйти, но Ричард не пустил, преградив ей путь.
        — Лили! Я знаю, что это шанс, который выпадает раз в жизни!
        — Знаешь, что я тебе скажу, Ричард?  — Она решительно обошла его и остановилась напротив, сверкая глазами.  — Может, твой проект и в самом деле такой замечательный, как ты расписываешь, но чем он лучше других? К тому же тебе не кажется, что для такой точной науки, как физика, у тебя слишком много «если»? «Если мой проект пройдет и если моя гипотеза подтвердится»,  — повторила она, изумляясь, как точно ей удалось процитировать его слова. Может, на фоне стресса ее память крепнет и «забывает», что ей полагается «забывать»? Когда они с Заком вернутся в Сидней, нужно будет спросить об этом Марка…  — Не могу сказать, что наша встреча меня обрадовала, но раз так уж случилось…  — Она пожала плечами и повернулась, чтобы уйти.  — Еще раз всего хорошего и удачи.
        — В тебе говорит оскорбленная гордость,  — презрительно бросил Ричард ей в спину.  — Неужели ты не можешь встать выше личной обиды?
        Лили замерла и медленно обернулась.
        — Скорее всего, так оно и есть. А ты не считаешь, что у меня есть право на подобное поведение? Согласна, со стороны это не очень красиво, но, извини, у меня почему-то нет желания помогать тебе и казаться добрее, чем я есть. Будь твой проект единственным и неповторимым, я, может, и подумала бы, отбросив в сторону все, что нас когда-то связывало…
        — А разве нас что-то связывало, кроме твоей матери?  — продолжал насмехаться Ричард.  — Неужели ты думаешь, что я тебя любил? Да я связался с тобой только потому, что твоя мать постоянно на это намекала! Или ты забыла, она обладает значительной властью в университете? А ведь я тогда был всего лишь аспирантом!
        — Вот, значит, как?  — Лили фыркнула.  — Похоже, наступил момент истины? Что ж, хотя это уже не важно, но, к счастью, я тебя тоже не любила. Я даже благодарна тому несчастному случаю, который расставил все по своим местам! Если бы этого не случилось, я бы никогда не узнала, что значит…  — Она вовремя прикусила язык. Не хватало только рассказать Ричарду о своей безответной любви и тем самым дать ему повод насмехаться над ней!
        Но Ричард был слишком занят своими переживаниями, чтобы обратить внимание на ее слова.
        Объявили посадку на рейс в Сидней.
        Лили заколебалась, но все-таки сказала:
        — Я знаю, что как человек ты стоишь немного, но у тебя есть способности. Нет, я не собираюсь знакомить тебя с Заком,  — предупредила она Ричарда, в глазах которого забрезжила надежда.  — Я всего лишь его временная секретарша. Если твой проект и в самом деле так перспективен, ты имеешь все шансы заинтересовать его и без моего попечительства.
        — Да, конечно,  — иронично протянул Ричард, затем повернул голову и посмотрел на Закари Свифта, чье внимание по-прежнему было приковано к Лили.  — Особенно когда он узнает, что я — твой бывший жених, который бросил тебя после несчастного случая. Он, несомненно, решит, что я виноват, и отчасти будет прав, но…
        — С чего ты взял, что Закари Свифт будет принимать решение о спонсировании на основании факта, что ты был моим женихом?  — перебила его Лили.
        — Не смеши меня!  — Ричард хмыкнул.  — Я вижу, как он смотрит на тебя. Словно ты уже его собственность.  — Лили бросило в жар от таких слов.  — Все то время, что мы здесь стоим, он неотрывно смотрит на нас, ни на секунду не отвлекаясь, хотя с ним уже пытались заигрывать две женщины. Кстати, насколько я успел заметить, довольно хорошенькие. К тому же ты назвала его Заком и во время нашего разговора несколько раз косилась в его сторону. Совершенно ясно, что вас связывают не только деловые отношения. Может, я и карьерист, но уж точно не дурак и способен сложить два и два. Думаю, у Закари Свифта мне ничего не светит, если ты отказываешься нас познакомить.
        Несмотря на все усилия Лили, ее щеки предательски порозовели.
        — Мне пора.  — Язык с трудом повиновался ей.  — Может, еще увидимся.  — Лили повернулась и на негнущихся ногах подошла к стойке регистрации.
        Зак ничего не сказал, но пытливо заглянул ей в глаза. Лили отвела их в сторону. Она все еще не могла прийти в себя от последних слов Ричарда. Неужели то, что он сказал,  — правда? Но тогда почему она сама не видит того, что Ричарду показалось таким очевидным? Значит, ей все-таки можно надеяться, что ее чувства небезответны?
        Лили украдкой бросила взгляд на бесстрастное лицо Зака и, не отыскав на нем и намека на нежность, подавила разочарованный вздох. Неужели только вчера их руки соприкоснулись, и это прикосновение мгновенно нашло ответный отклик в ее теле? Ночью она плохо спала, снова и снова спрашивая себя, не совершает ли она роковую ошибку, отвергая Зака? Ведь пройдет еще совсем немного времени, и они расстанутся навсегда. Она весь вечер и всю ночь размышляла над этим и уже на рассвете, ворочаясь с одного бока на другой, решила, что с нее довольно! Она сама сделает первый шаг, потому что желание почувствовать его сильные руки на своем теле и настойчивые губы на своих губах жгло ее как огнем. Пусть у нее останутся хотя бы сладкие воспоминания.
        Стюардесса попросила пассажиров пристегнуться. Взревели мощные моторы, и через несколько минут самолет взмыл в небо.
        — Твой бывший жених?  — словно невзначай спросил Зак.
        Тогда в аэропорту он сразу догадался, кого встретила Лили, и им овладели самые противоречивые чувства, но наиболее сильным было желание ее защитить. И еще ревность. И неожиданный страх, что он может потерять ее именно тогда, когда осознал, что ему не жить без нее. По лицу Лили он пытался отгадать ее чувства к подошедшему к ней мужчине и, когда тот несколько раз порывался взять ее за руку, сдерживался из последних сил, чтобы не броситься к ним и не заявить этому привлекательному брюнету, что Лили принадлежит ему, и только ему. К его облегчению, Лили не позволила мужчине никаких фривольностей и спустя пару минут после объявления посадки распрощалась с ним.
        — Да,  — кашлянув, ответила Лили на вопрос Зака.
        — Что ему было нужно от тебя?
        — Как ни странно, но ты.
        Зак опешил.
        — Я?
        — Точнее, деньги, которые Ричард мог бы получить у тебя.
        — Но я не занимаюсь благотворительностью.
        — Зато ты, точнее, твоя компания принимает участие в общенациональном проекте поддержки исследовательских институтов.
        — Ты хочешь сказать,  — медленно произнес он, вспоминая, что она упоминала о своем прежнем женихе раньше,  — что твоему… э-э… Ричарду потребовались деньги на какой-то проект, и он решил получить некое преимущество над остальными благодаря нашему знакомству? Ведь он физик?
        Лили почувствовала себя неловко. Может, не стоило ей об этом упоминать, и Ричард кое в чем был прав? Он всегда был наблюдателен. Когда не обдумывал какую-нибудь гипотезу.
        — Зак.  — Она накрыла его руку своей, и сердце ее забилось сильнее. Вся смелость внезапно куда-то улетучилась, остались одни лишь сомнения.
        — Да.  — Он положил свою руку сверху. Лили сделала глубокий вдох и на одном дыхании произнесла:
        — Если Ричард обратится к тебе, могу ли я… могу ли я просить тебя, чтобы ты не рассматривал его проект сквозь призму наших с ним отношений? Ричард уверен, что ты не станешь ему помогать, потому что, по его мнению, ты ко мне неравнодушен.
        Его пальцы разжались, но руку он не убрал.
        Лили опустила голову, чувствуя себя ненужной и несчастной. Она рискнула заговорить с Заком о его чувствах к ней… и, кажется, получила исчерпывающий ответ.
        — Забудь о том, что я сказала,  — куда-то в сторону прошептала девушка.  — Я поверила Ричарду — и ошиблась.
        — Ошиблась в чем?  — тихо, но настойчиво спросил Зак.
        — Давай просто забудем, хорошо?  — Лили с мольбой посмотрела на него — и у нее вылетело из головы, о чем они только что говорили.
        Глаза Зака ласково улыбались ей, словно подбадривая, и в их глубине она прочла ответ, на который не смела надеяться, но который так жаждала услышать.
        — Ошиблась в том, что ты неравнодушен ко мне,  — наконец произнесла она, все еще не веря своему счастью.
        — Совсем наоборот. Я больше чем неравнодушен к тебе,  — тихо признал Зак.
        — Пожалуйста, пристегните ремни. Самолет готовится совершить посадку.
        Чары развеялись. Лили дернула головой и последовала инструкциям стюардессы.
        — Мы еще не все обсудили Лили,  — предупредил Зак.  — Учти, теперь я не дам тебе так просто сбежать.
        — Хорошо, мы обязательно поговорим, но позже, ладно?  — пробормотала она, пряча глаза.
        Сиднейский аэропорт встретил их гулом самолетов и шумной толпой людей. Поговорить здесь не представлялось возможным.
        Еще перед отлетом Зак связался с шофером компании и попросил его подогнать машину к аэропорту.
        — Куда мы едем?  — спросила Лили, заметив, что они проехали поворот к ее дому.
        — Ко мне.  — Взгляд, которым Зак сопроводил свои слова, не оставлял сомнений в его намерениях.
        Лили охватила дрожь, вызванная страхом пополам с восторгом.
        — А как же твои мать и брат…  — Она запнулась, прекрасно понимая, что пытается оттянуть неизбежное: ее тело уже предательски горело.
        — Сегодня у Дэниэла тренировка, а моя мама — мудрая женщина и никогда не приходит ко мне, не предупредив заранее. Так что сегодня ты никуда не сбежишь от меня, и от того, что должно было произойти уже давно.
        — Я и не собиралась от тебя сбегать.
        Лили провела рукой по бедру, поправляя задравшуюся юбку, и улыбнулась, заметив заинтересованный взгляд Зака.
        — Господи, как же долго я тебя ждал!  — хрипло произнес он и, положив руку на ее колено, негромко простонал.
        Лили рассмеялась, уверенная, что теперь-то она не ошиблась, прочитав в его взгляде не только страстное желание, но и любовь. Она чувствовала себя такой легкой, что казалось, еще немного — и она взлетит от переполнявшего ее счастья вопреки закону всемирного тяготения.
        — Подумаешь, каких-то два месяца,  — поддразнила она.
        — Каких-то?  — возмущенно воскликнул он, одновременно поднимаясь рукой по ее бедру.  — Я думал, что сойду с ума, не в силах разгадать того, что движет твоими поступками!
        — Моими поступками?  — Ее брови удивленно взметнулись вверх.  — А что я такого делала?
        — В том-то и дело, что ничего.  — Он не дал сбросить свою руку, продолжая ласкать прохладную гладкую кожу девушки.  — Я читал по твоим глазам, по движениям твоего тела, что ты хочешь меня, но каждый раз ты становилась такой царственно-недоступной и холодной, что я приходил в отчаяние и ярость. Я не мог поверить, что ты оказалась второй Ларой, а я снова жестоко ошибся, позволив себе полюбить женщину, которая не принесет мне ничего, кроме новой боли и разочарования.
        — Лара?  — Ревнивые нотки, прозвучавшие в голосе Лили, заставили Зака удовлетворенно улыбнуться.  — Ах, так?  — Она сбросила его руку, но спустя мгновение вернула ее на место.  — Я немного погорячилась,  — извиняясь, сказала она.  — Это твое личное дело, и я не имею права вмешиваться.
        — Мне бы хотелось, чтобы у тебя это право было,  — серьезно сказал Зак.  — Лара была беспринципной и честолюбивой особой. Ей был нужен не я, а мое положение в обществе. К счастью, я вовремя понял, что она манипулирует мной, и порвал с ней.
        — Мне не нужны ни твои деньги, ни твое положение!  — В голосе Лили звучало искреннее негодование.  — Мне нужен только ты сам!
        — Я знаю это,  — успокаивающе сказал он.
        С помощью дистанционного пульта Зак открыл ворота гаража, вышел из машины и помог выйти Лили. Затем взял ее за руку и потащил в свою спальню.
        Лили не сопротивлялась, но сдавленный смешок сорвался с ее губ.
        — К чему такая спешка, Зак?
        — Не могу не спешить,  — глухо отозвался он.  — Я провел столько бессонных ночей, причем по твоей вине, что мне не терпится расквитаться с тобой хотя бы за одну из них!
        — И как ты планируешь со мной расквитаться?  — лукаво спросила Лили. Мысль о мести показалась ей, как ни странно, очень соблазнительной.
        — Я сделаю так, что ты будешь умолять простить тебя!
        — Я всегда подозревала в тебе некоторую жестокость,  — посмеиваясь, сказала она.
        — Только подозревала?
        Зак добрался наконец до своей спальни и, не мешкая больше ни секунды, крепко обнял Лили. Почувствовав тепло упругих крепких грудей, он глухо простонал.
        — Я не могу больше ждать,  — прошептал он, дрожащими пальцами расстегивая пуговицы на ее блузке.
        Контраст ее молочно-белой груди на фоне кремового кружевного лифчика и его загорелых пальцев привел его в восторг.
        — Ты так и будешь стоять и любоваться?
        Лили не поверила, что эти слова произнесла она, но желание почувствовать его руки на своем теле было сильнее стыда. Она отступила на шаг, расстегнула застежку и вдруг опустила глаза, словно засмущавшись собственной смелости.
        — Ты хочешь, чтобы я окончательно лишился контроля?  — севшим голосом спросил Зак, лишая ее последних деталей одежды.  — Коварна, как все женщины!  — Зак легонько подтолкнул ее на кровать и навалился сверху.
        Лили помогла ему освободиться от рубашки и крепко прижала его к себе.
        — Зато откровенна.  — Она обняла его за шею и нетерпеливо прошептала: — Хватит тебе разговаривать. Лучше поцелуй меня.
        — Я все ждал, когда же ты меня попросишь об этом.
        С этими словами Зак накрыл ее губы своими. Он целовал ее неторопливо, словно проделывал это уже сотни раз, смакуя вкус ее губ и наслаждаясь ответной реакцией.
        — Ты хочешь меня,  — прошептал он, не прерывая поцелуй.
        — Не останавливайся,  — простонала Лили, выгибаясь дугой, безотчетно стремясь быть еще ближе к нему, слиться с ним в единое целое.
        — Даже если ты будешь умолять меня, я уже не остановлюсь,  — пообещал он и принялся осыпать тело Лили горячими поцелуями.
        — Именно так, как я и мечтала,  — выдохнула она и забылась в вихре чувств и эмоций, которые дарили ей ласки Зака.
        Напряжение возрастало в нем с каждой секундой. Ногти Лили впились ему в плечи, но он почти не чувствовал боли. На его лбу выступили бисеринки пота, но он все еще медлил, сдерживаясь из последних сил.
        — Зак, пожалуйста!  — стонала Лили, извиваясь всем телом.  — Я не могу больше ждать!
        И когда он вошел в нее, она все телом подалась ему навстречу. Они вместе начали восхождение к вершине наслаждения и вместе ее достигли.
        Много позже голова Лили покоилась на плече Зака, а его рука лениво перебирала спутавшиеся пряди ее волос.
        Когда Лили слегка шевельнулась, он поцеловал ее в макушку и тихо произнес:
        — Я люблю тебя.
        — Не так сильно, как я тебя,  — сонно пробормотала Лили и заснула, вконец сломленная усталостью.
        Зак с любовью посмотрел на ее прекрасное и одухотворенное лицо и все еще не мог прийти в себя от изумления. Как же он раньше мог жить без этой женщины, такой одновременно сильной и хрупкой, нежной и страстной? И эта женщина любит его? И что самое важное — не его деньги, а именно его, со всеми достоинствами и недостатками. Зак никогда не думал о том, какое это счастье — обнимать лежащую рядом любимую женщину, слушать ее равномерное дыхание и вспоминать минуты их близости!
        Он подавил зевок и закрыл глаза.
        Завтра, подумал он, завтра я попрошу стать ее моей женой, и если она ответит «да», моя жизнь наполнится новым смыслом: любить, оберегать и лелеять Лили, наслаждаясь каждым мгновением, проведенным вместе.
        Лили открыла глаза, но тут же зажмурилась от яркого солнца. Некоторое время она лежала с закрытыми глазами и не могла понять, где находится. Она нахмурилась, пытаясь вспомнить что-то очень важное, и тут поняла, что находится в постели не одна. Мужская рука лежала на ее груди, а рядом раздавалось равномерное дыхание.
        Память вернулась к ней мгновенно. Зак!
        Она неловко пошевелилась, но давление руки усилилось, мешая ей встать.
        — Доброе утро, любимая.
        Она повернула голову и чуть слышно прошептала:
        — Значит, мне это не приснилось?
        Зак притянул ее к себе и крепко поцеловал. Он улыбнулся, и Лили с замиранием сердца поняла, что эта улыбка предназначена ей, и только ей одной!
        — Я люблю тебя!  — Лили счастливо и беззаботно рассмеялась, уверенная, что она не только любит, но и любима.
        — Хочу, чтобы ты всегда смеялась,  — глядя в ее глаза, тихо проговорил Зак.  — Лили, ты выйдешь за меня замуж?
        Смех Лили тотчас прекратился, но улыбка не покинула ее лица. И эта трогательная и нежная улыбка и сияющие любовью голубые глаза заставили Зака забыть обо всем на свете.
        — Ты прекрасна!  — Зак был не в силах сдержать своего восхищения.
        — Ты только сейчас это увидел?  — В глазах Лили запрыгали маленькие чертики.
        Зак нахмурился и взял ее руку.
        — Лили, я сейчас серьезен, как никогда. Скажи, ты выйдешь за меня замуж?
        Смешинки из ее глаз исчезли, уступив место сосредоточенности.
        — Я мечтаю об этом все время с тех пор, как работаю с тобой,  — просто сказала она.  — Знал бы ты, как я переживала, когда поняла, что не только увлечена тобой, но и влюбилась в тебя без памяти.
        — Ты переживала, но почему?  — целуя каждый ее пальчик, спросил Зак.
        — А разве могло быть иначе? Такой могущественный, влиятельный и идеальный мужчина просто не может полюбить такую, как я.  — По ее лицу пробежала тень прошлых сомнений.
        — Такую, как ты?  — Он испытующе заглянул ей в глаза.
        Лили попыталась забрать свою руку, но Зак не позволил.
        — Лили, я не хочу, чтобы наша еще не начавшаяся совместная жизнь была омрачена недомолвками с самого начала.
        — Ты прав.  — Лили сдалась.  — Я была так не уверена в себе, так боялась, что, когда узнаешь о моей болезни, ты не захочешь иметь со мной ничего общего или, хуже того, начнешь меня жалеть.
        — Болезни? Ты называешь последствия травмы болезнью?  — Он покачал головой и провел по губам Лили, припухшим от поцелуев. Горячая волна охватила его, напоминая, как хорошо им было ночью.  — Даже не смей об этом думать! Ты такая же, как все, а если кто-нибудь начнет сомневаться в этом, ему придется иметь дело со мной. А что касается моих чувств к тебе, жалости там нет и не было в помине. Когда я узнал о том, что ты так старательно пыталась скрыть, то почувствовал к тебе глубочайшее уважение и восхищение твоей стойкостью. Я и сейчас, когда узнал тебя лучше, не устаю тобой восхищаться. Ты прекрасна и удивительна, Лили, и мне невероятно повезло, что ты любишь меня, а не кого-либо другого.
        Лили не знала, как ответить на это признание, сказанное, несомненно, от чистого сердца, поэтому она нагнулась и поцеловала Зака, вкладывая в поцелуй всю любовь, которая жила в каждой ее клеточке.
        — Моя мама будет счастлива подарить тебе свою любовь,  — произнес Зак, когда их губы разъединились.  — Она всегда мечтала иметь дочь, но ей не повезло.
        — Ты не прав.  — Лили мягко убрала прядь волос с его лба.  — Ей повезло иметь таких сыновей, о которых каждая мать может только мечтать. Если миссис Свифт примет меня как свою дочь, я буду считать себя самой счастливой женщиной в мире.
        — А твои родители?
        Лили пожала плечами.
        — Я, конечно, по-прежнему хочу, чтобы мои отношения с матерью напоминали те, которые существуют в твоей семье, но, если это никогда не произойдет, у меня все равно будешь ты и наши будущие дети. Я всегда хотела иметь много детей.
        — Такие планы мне нравятся.  — Зак вдруг усмехнулся.  — Представляешь реакцию Дэниэла, когда он узнает, что станет дядюшкой?
        — Если честно, то не представляю,  — рассмеялась Лили.  — Но мы узнаем об этом, если это произойдет.
        — Не «если», а «когда»,  — поправил ее Зак, целуя губы своей невесты.  — И начнем мы прямо сейчас.
        — Я согласна! Ведь ветер дует в паруса нашей любви.

        ЭПИЛОГ

        — Прежде чем молодежь отправится на пляж, мы хотели бы сделать несколько объявлений.
        Слова Зака, стоящего в центре ресторана, были слышны всем собравшимся. Его руки сжимали плечи сидевшей за столом жены.
        Со дня их свадьбы прошло уже восемь месяцев. И он не уставал благодарить Бога за каждый совместно прожитый день.
        Голос Зака слегка дрожал от переполнявших его эмоций. Видимо, почувствовав волнение мужа, Лили положила свою ладонь поверх его руки, и их пальцы переплелись.
        Взгляд Зака охватил собравшуюся аудиторию. Кроме его матери в сопровождении ее друга Винса Гудмена здесь присутствовали и родители Лили. Это было тем более невероятно, что именно отец стал инициатором встреч со своей дочерью и впервые его жена ему подчинилась. Может, отношения Лили с матерью никогда не станут образцом материнско-дочерней любви, но, если это сделает его жену хоть немного счастливой, он будет только рад. И уж тем более не будет возражать, если его собственная мать найдет в лице Винса поддержку и опору, согласившись стать его женой. В последнее время все к тому и шло.
        За одним из столов расположились все сотрудницы секретарского бюро Лили во главе с Деборой. Рядом с ними сидела Мэдди, его бессменная секретарша, вернувшаяся после отпуска и так вовремя заменившая Лили.
        Его глаза встретились с глазами младшего брата. Зак откашлялся и громко произнес:
        — Дэниэл, зная, о чем ты мечтаешь, мама и я подали заявление о твоем зачислении в Сарэн- ден-колледж.
        Его слова встретили громкими аплодисментами.
        На лице Дэниэла отразилось недоверие. Он повернулся к матери и, увидев ее согласный кивок, расплылся в широкой улыбке, полной надежд и восторга.
        — Спасибо, Зак. Спасибо, мама,  — серьезно сказал он.  — Это самый лучший подарок, который я когда-либо получал.  — Он оглянулся на своих товарищей.  — Ребята, я буду скучать без вас.  — Его голос дрогнул. Несмотря на желание казаться старше, чем он есть, Дэниэл все еще оставался ребенком.  — Обещаю приезжать каждые выходные.  — Затем он снова повернулся к старшему брату: — Ты сказал «объявления» во множественном числе, но пока прозвучало только одно.
        — Ты совершенно прав,  — кивнул Зак.  — Второе объявление касается Лили, а третье — нас обоих.
        Он помог ей подняться, обнял за талию и улыбнулся. И в его улыбке было столько обожания, молчаливого восхищения и любви, что Лили растроганно поцеловала его в щеку. Она все еще не могла привыкнуть к тому, что Зак обращается к ней как с хрупкой драгоценностью. Но нельзя было не признать, что это было ужасно приятно.
        — Пару месяцев назад Лили решила-таки закончить учебу и совсем недавно получила подтверждение о ее зачислении на последний курс университета.
        Глаза Лили были устремлены на своих родителей. Отец показал ей большой палец и улыбнулся. Он был первым, кому она сообщила о своем решении. Мать удивленно приподняла брови и даже улыбнулась ей.
        Сердце Лили перевернулось. Впервые в жизни Дороти забыла о своей маске деловой, самодостаточной женщины и на миг стала просто матерью, любящей и гордящейся своей дочерью.
        — Даже не знаю, что и думать,  — прошептал Зак Лили на ухо.  — Твоя мать меняется прямо на глазах.
        — Я тоже удивляюсь,  — прошептала в ответ Лили,  — но это не главное. Главное, чтобы она поняла, как ее любовь важна для меня.
        — Зак, а твое третье объявление?  — воскликнул Дэниэл.
        — Верно.  — Зак посмотрел на свою жену и положил руку ей на живот.  — А третья новость такова, что у нас скоро будет ребенок.
        — Значит, я стану дядей!  — Дэниэл с гордостью посмотрел на своих друзей.  — Но учтите, я хочу племянника!
        — Я тоже надеюсь, что у нас первым будет мальчик,  — тихо сказала Лили.  — И мне бы очень хотелось, чтобы он был похож на своего отца.
        — Не важно.  — Зак приподнял ее подбородок и под радостные восклицания и поздравления собравшихся гостей запечатлел на ее губах поцелуй.  — Лишь бы ты была счастлива.
        — Я никогда не была так счастлива,  — прошептала она.  — И все благодаря тебе.
        — Благодаря нашей любви,  — поправил ее Зак и крепко поцеловал.


        ВНИМАНИЕ!
        ТЕКСТ ПРЕДНАЗНАЧЕН ТОЛЬКО ДЛЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ОЗНАКОМИТЕЛЬНОГО ЧТЕНИЯ.
        ПОСЛЕ ОЗНАКОМЛЕНИЯ С СОДЕРЖАНИЕМ ДАННОЙ КНИГИ ВАМ СЛЕДУЕТ НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО ЕЕ УДАЛИТЬ. СОХРАНЯЯ ДАННЫЙ ТЕКСТ ВЫ НЕСЕТЕ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В СООТВЕТСТВИИ С ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ. ЛЮБОЕ КОММЕРЧЕСКОЕ И ИНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КРОМЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ОЗНАКОМЛЕНИЯ ЗАПРЕЩЕНО. ПУБЛИКАЦИЯ ДАННЫХ МАТЕРИАЛОВ НЕ ПРЕСЛЕДУЕТ ЗА СОБОЙ НИКАКОЙ КОММЕРЧЕСКОЙ ВЫГОДЫ. ЭТА КНИГА СПОСОБСТВУЕТ ПРОФЕССИОНАЛЬНОМУ РОСТУ ЧИТАТЕЛЕЙ И ЯВЛЯЕТСЯ РЕКЛАМОЙ БУМАЖНЫХ ИЗДАНИЙ.
        ВСЕ ПРАВА НА ИСХОДНЫЕ МАТЕРИАЛЫ ПРИНАДЛЕЖАТ СООТВЕТСТВУЮЩИМ ОРГАНИЗАЦИЯМ И ЧАСТНЫМ ЛИЦАМ.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader . Для андроида Alreader, CoolReader, Moon Reader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к