Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / История / Сычев К В / Судьба Брянского Княжества: " №04 Роман Молодой " - читать онлайн

Сохранить .
Роман Молодой
        Сычев К. В.
        Судьба Брянского княжества #4
        Четвертый исторический роман из серии «Судьба Брянского княжества» повествует о событиях из истории Средневековой Руси, связанных с жизнью и деятельностью князя Романа Михайловича Молодого (1330 -1401), его управлением Брянским княжеством (1357 -1363), службой великим московским князьям (1363 -1392) и великому литовскому князю Витовту (1392 -1401). Брянское княжество в это время приходит в упадок и со смертью Романа Молодого прекращает свое существование, войдя в состав Великого княжества Литовского, как отдаленная пограничная провинция. По-новому, сквозь призму фактов, исторических документов и исследований ученых-историков, автор описывает важнейшие битвы, в том числе под Шишевским лесом (1365), принесшую первую победу русским воинам над большим татарским войском, умышленно «забытую» апологетами московских князей, не желавших славить победителя - великого рязанского князя Олега Ивановича. Автор отказался от традиционного восхваления курса великих московских князей и рассматривает события с учетом общечеловеческих ценностей.

        К. В. Сычев
        РОМАН МОЛОДОЙ
        Том четвертый

        Моей матери, Сычевой Лидии Болеславовне,
        самой верной поклоннице моего творчества,
        посвящается

        Книга 1
        БОРЬБА ЗА БРЯНСК

        ГЛАВА 1
        КНЯЗЬ ВАСИЛИЙ

        Поздней осенью 1352 года Брянск гудел как растревоженный улей. Казалось, что город, наполовину вымерший от чумы, внезапно проснулся от страшного сна: в Покровской церкви венчали на княжение нового князя - Василия Ивановича Смоленского! Венчали поспешно, словно надеялись, что с новым князем в городе установятся мир и покой, навеки отступит от славной брянской земли страшная болезнь. Василий Иванович проявил большое мужество, выехав в чумной город сразу же после получения известия о смерти князя Дмитрия Красивого. Он не долго думал и беспрекословно повиновался воле своего престарелого отца, великого смоленского князя Ивана Александровича. Последний, приняв делегацию брянских бояр и выслушав их просьбу - назначить в Брянск одного из сыновей - немедленно послал за младшим, тридцативосьмилетним сыном Василием.  - Надо ехать в Брянск, сын мой,  - сказал князь-отец.  - У тебя нет времени на раздумья: богатый город может попасть в руки наших недругов!
        Василий Иванович склонил в знак согласия голову и на следующий день уехал в Брянск вместе с брянскими боярами, возглавляемыми Кручиной Мирковичем.
        Добрая воля смоленского князя, приехавшего в поникший от горя чумной город с семьей - женой и двадцатилетним сыном - нашла понимание у брянских бояр и простонародья.  - Ты - очень смел, пресветлый князь, и совсем не испугался грозной болезни!  - сказал боярин Коротя Славкович, державший хлеб-соль у крепостных ворот при торжественной встрече.  - Мы рады, что у нас будет столь достойный правитель!
        - Чему быть, того не миновать!  - ответил тогда на это новый брянский князь.  - Один только Бог знает, быть ли счастью, или познать смерть!
        Новый брянский и черниговский епископ Нафанаил, опираясь на волю бояр и богатого купечества, не стал ждать, пока князь Василий съездит в Орду за ярлыком на брянское княжение и принял решение не откладывать венчание нового князя.  - У нас достаточно серебра,  - рассудил он,  - чтобы угодить царю Джанибеку! А значит, никто не посмеет противиться нашей воле!
        Седовласый владыка возглавил Брянскую епархию совершенно неожиданно. Его предшественник, епископ Иоанн, мужественно исполнявший свой долг и не боявшийся умереть от чумы, вдруг, после посещения едва ли не последних умиравших от страшной болезни горожан, занемог и скончался в одночасье.
        К тому времени умерли все его сподвижники и ученики, в том числе и самые молодые. Чудом уцелел лишь один, уже пожилой, священник - архимандрит Петропавловского монастыря отец Прокопий. Последний не входил в число любимцев епископа Иоанна, поскольку очень осторожно относился к оценке событий в городе: не вмешивался в городскую жизнь, не поддерживал тех горожан, которые хулили знахарей-язычников и греховные привязанности князя, но занимался лишь делами церкви. Он ежедневно и подолгу проводил богослужения в Петровской церкви, горячо и искренне молился за здравие князя и горожан и почти не выходил из стен монастыря. Такая его позиция оказалась выигрышной: в городе не было никого, кто бы хоть в чем-то мог упрекнуть отца Прокопия. Даже некоторая отдаленность Петропавловского архимандрита от княжеского двора прибавляла ему славу «Божьего человека», для которого «все христиане равны»!
        Что же касается владыки Иоанна, то он очень неохотно отдал свое епископское кресло человеку, избегавшему встреч с власть имущими. Лишь в самый последний момент, чувствуя приближавшуюся смерть и не желая остаться без наследника, он вызвал к себе в скромную келью, где возлежал на горячечном одре, отца Прокопия.
        - Надо, чтобы ты, премудрый старик,  - сказал тогда, с трудом ворочая распухшим языком, умиравший,  - взял в свои руки всю духовную власть в этой земле! Ты не любил ходить на княжеские советы и встречаться со знатными людьми! Однако не обессудь: некому беречь нашу паству…А теперь бери в свои руки все наши приходы и поезжай в Москву, к святителю…Вот здесь грамотка, написанная мной,  - больной с трудом, тяжело дыша, извлек из-под подушки перевязанный алой нитью свиток пергамента.  - Там все сказано о твоем назначении…И возьмешь в моей казне серебро: я обговорил это дело с казначеем…
        Заметив протест отца Прокопия, выраженный покачиванием головы, владыка поднял вверх дрожавшую руку:  - У тебя нет выхода, Прокопий,  - неожиданно громко сказал он,  - поскольку воля покойного идет от самого Господа!..  - Он не договорил и уронил руку на грудь.
        - Славный отец!  - упал на колени отец Прокопий.  - Прости меня за слабость грешного отрицания! Твоя посмертная воля - закон для меня!
        И он уже на следующий день выехал в Москву, где был без промедления утвержден на епископском соборе самим митрополитом Феогностом. Ни один из церковных иерархов не возразил против его назначения: несмотря на богатство Брянска, никто не претендовал на тамошнюю епархию. При рукоположении на епископство московский митрополит, по просьбе брянского претендента, присвоил ему новое имя - Нафанаил. Так, брянский епископ отблагодарил своего предшественника, взяв его первое имя и сохранив о нем добрую память.
        Вернувшись в Брянск, епископ Нафанаил сразу же, ввиду отсутствия князя, собрал боярский совет и решительно поставил вопрос о новом князе.
        Ряд бояр, самых старых и влиятельных, уцелевших во время чумы, возглавляемых братьями, седобородыми Кручиной и Борилом Мирковичами, без долгих слов предложили послать своих людей в Смоленск к великому князю Ивану.
        - Нам нужен князь из славного рода!  - сказал тогда Кручина Миркович.  - И Смоленск всегда давал нам нужных правителей! Поэтому будем просить великого князя Ивана Александрыча, чтобы он прислал сюда одного из сыновей, Святослава или Василия!
        Но с этим мнением не согласились братья-бояре Жирята и Сбыслав Михайловичи.
        - Есть еще один славный князь - Роман Михалыч Молодой,  - возразил на совете боярин Жирята.  - Он - достойный наследник, потомок самого Романа Старого! Почему бы нам не возродить ту древнюю славу?!
        - Неужели только на Смоленске замкнулся весь круг русских князей?!  - поддержал его Сбыслав Михайлович.  - Есть и другие законные наследники!
        - Пусть же будет наследником Роман Молодой!  - выкрикнул двоюродный брат Жиряты, боярин Супоня Борисович, брянский воевода.  - Мы тогда получим поддержку от Литвы! Он же - друг самого великого князя Ольгерда, если не его пасынок!
        - Это правильно!  - буркнул его брат, боярин Воислав Борисович.  - Нечего посылать за смоленским князем!
        - Это ошибка, брат!  - встал вдруг со своей скамьи княжеский мечник Сотко Злоткович.  - Я слышал древнее предание, что наш славный Брянск начался с Романа Михалыча и Романом Михалычем закончится! Значит, тогда не станет Брянского княжества и наступит наша погибель!
        - Мы тоже слышали об этом!  - разом закричали все остальные бояре, доселе молчавшие и ожидавшие чужого мнения.
        - И это очень важно!  - подвел итог общему мнению боярин Коротя Славкович.  - Нашей земле не нужны ни беды, ни бусурманский разгром! Тот Роман Михалыч скорей литовец, чем русский! Возьмет и отдаст нашу землю злобному Ольгерду! Пусть же будет свой, смоленский князь!
        И, несмотря на недовольство брянского воеводы и его брата, бояре поддержали первое предложение.
        Епископ Нафанаил и здесь проявил свою сдержанность и дипломатический дар. Лишь только тогда, когда мнение большинства утвердилось, он поддержал общее решение и предложил кандидатов на поездку в Смоленск. Так князь Василий Иванович оказался в Брянске.
        Венчание состоялось в Покровской церкви. Князь Василий стоял рядом со своей супругой - красавицей Ольгой - у алтаря, окруженный брянскими боярами и своими лучшими дружинниками. Ни купцов, ни прочих богатых горожан не пригласили, помня о трагических событиях в церкви Горнего Николы почти двенадцать лет назад.
        Владыка самолично надел на головы князя и княгини золотые венцы, оставшиеся от прежних князей, благословил их на княжение и произнес здравицу.
        - Господи, помилуй!  - троекратно пропели сверху, с хоров. И сразу же после этого новоиспеченный князь с женой, одетые в сверкавшие золотом одежды, под громкие церковные песнопения вышли, взявшись под руки, во двор, окруженные боярами, и направились в княжеский терем. Там, в пиршественной зале, уже стояли большие столы, уставленные всевозможными яствами и напитками.
        Только теперь, возглавив княжеский стол, Василий Иванович почувствовал себя не просто удельным князем, но князем богатой и сильной земли. Слушая славословия брянских бояр, только что венчанный князь улыбался и кивал им головой.  - Надо поддержать всех этих добрых бояр,  - подумал он,  - и сохранить старый порядок!
        К вечеру, после того как все досыта наелись, выпили изрядное количество хмельных медов, греческих вин и пенного пива, князь Василий дал знак рукой о завершении пира и оставил за столом лишь своего сына, владыку Нафанаила и бояр. Княгиня ушла в свой терем, старшие дружинники и трое священников тоже удалились, и князь завел с оставшимися неторопливый разговор.
        - Наступили тяжелые времена,  - сказал он,  - и нужно обсудить последние новости. Может, надумаем что-нибудь полезное…
        - Это так, княже,  - кивнул головой епископ Нафанаил, сидевший в самом начале скамьи, рядом с опустевшим креслом княгини,  - время сейчас непростое! Ужасная болезнь, поразившая наши города, унесла множество жизней! Как там у вас в Смоленске, удалось пережить эту беду?
        - Какое там!  - поморщился князь Василий, блеснув своими большими голубыми глазами. Его длинные льняные волосы, казалось, топорщились из-под княжеской шапки.  - После примирения с Москвой у нас начался такой мор, что полегла добрая половина горожан!
        - Значит, вы помирились с Москвой?  - улыбнулся владыка.  - Давно пора!
        - У батюшки не было другого выхода,  - сказал князь Василий,  - и он не хотел воевать с москвичами. А вот теперь ухудшились его отношения с Литвой. Но что было делать? Мы просили у Литвы помощи на случай войны с Москвой, однако ничего не добились. Мало того, когда Семен Московский пошел на Смоленск и стоял у Вышеграда на Поротве, литовцы прислали к нему своих людей с предложением мира и подарками! Семен же, помирившись с ними, отправился на Югру, чтобы потом идти на Смоленск. Тогда мой батюшка, пытаясь отвести от Смоленска беду, послал к Семену своих людей с челобитьем. Слава Господу, что добрый князь Семен не захотел вражды с нами и радушно принял наших послов с подарками. А потом в Смоленск приехали московские послы и заключили с нами мир…А когда они уехали, началось страшное поветрие…
        - Это хорошо, сын мой,  - весело промолвил епископ.  - С Москвой надо дружить! Там сейчас живет сам святитель! И Москва очень сильна! К сожалению, наши брянские князья не любили Москву…Но от этого не было пользы ни Брянску, ни Москве, ни остальным русским землям! Подумай об этом, сын мой, и не ссорься с Москвой!
        - Зачем мне ссориться?  - поднял голову брянский князь.  - Я знаю о силе Москвы. К тому же, и мой батюшка сейчас с ней в дружбе…И мы будем дружить. Пусть ищут себе врагов только глупцы!
        - Ты прав, сын мой,  - кивнул головой владыка.  - Вот тебе пример неправедности. Князь Михаил Тверской недавно женился на дочери Константина Василича Нижегородского и заключил с ним союз против Москвы! А сын того князя Константина посватался к дочери самого Ольгерда Литовского! Все этого ни к чему хорошему не приведет! Кроме того, ордынский царь удовлетворил просьбу тверского князя - освободить его от московской зависимости - и прислал в Тверь своего знатного человека, мурзу Ахмата, с ярлыком на великое тверское княжение! А это значит, что следует ждать беды!
        - Я вижу, святой отец,  - сказал князь Василий,  - что нам надо уклониться от связей с теми князьями и не раздражать Москву. А после зимы я сам поеду в Орду к царю Джанибеку за грамоткой…А пока нужно показать Москве наши добрые намерения. В ближайшие дни я пошлю своих людей к Семену Московскому с подарками и добрыми словами. Я верю в дружбу с московским князем!

        ГЛАВА 2
        СОВЕЩАНИЕ В ВИЛЬНО

        Князь Роман Молодой сидел на длинной скамье в окружении литовской знати - сыновей и родичей великого литовского князя Ольгерда, их приближенных («бояр», как называли таких сановников на Руси) и богатых купцов.
        В великокняжеском дворце проходило совещание, связанное с чрезвычайными событиями, случившимися на Руси.
        Князь Роман Михайлович, вызванный в Вильно из далекого городка карачевской земли Коршева особым, скорым гонцом, был сильно озадачен, когда нарушилась его тихая и спокойная жизнь вдали от «мира».
        - Зачем я понадобился славному Альгирдасу?  - тщетно спрашивал он запыленного, усталого гонца.  - Неужели случилась беда?
        - Я ничего не знаю,  - отвечал посланец.  - Государь мне только приказал, чтобы я вызвал тебя…
        Пришлось уже на следующий день выезжать в Литву вместе с литовским гонцом и десятком вооруженных воинов, лучших княжеских дружинников.
        Супруга князя Романа - Мария Титовна - тоже встревожилась. Она только что родила своему супругу дочь, названную Еленой, и рассчитывала на благополучную, безмятежную жизнь. Помимо новорожденной, у нее было еще двое детей: четырехлетний сын Дмитрий и двухлетняя дочь Авдотья.
        Роман Михайлович буквально боготворил супругу: прошло вот уже почти шесть лет после их свадьбы, а они жили, как молодожены, не расставаясь ни на один день. Молодой князь лишь только отъезжал в определенные дни со своими дружинниками в лес - на охоту. Несмотря на то, что небольшой городок, отданный князем Титом Мстиславовичем в приданое своей дочери, не приносил значительных доходов, все-таки жизнь здесь была безбедная. Что с того, что у князя Романа не было такого множества слуг, как у удельных князей и его тестя? Мало слуг - мало расходов. Да и нужны ли многочисленные слуги? Выполнять обязанности охотников вполне могли и княжеские дружинники. Пусть и было их всего пять десятков, но они прекрасно справлялись со многими обязанностями в княжеском доме.
        Конечно, защитить городок Коршев от большого войска они бы не смогли, но у князя Романа не было опасных врагов, а при возможном нападении «лихого люда» сгодились бы и свои воины, подкрепленные небольшим городским ополчением. Но пока Коршеву, окруженному густыми лиственными лесами, стоявшему на берегу реки Сосны, среди ручьев и болот, никто не угрожал. Бедность и малочисленность дружины несколько удручали князя Романа, но его супругу это только радовало.
        - Из-за этого у нас нет завистников,  - говорила она с веселой улыбкой мужу,  - и никто не зовет тебя на жестокую войну! Вот мы и живем в радости и счастье!
        - Оно-то так, супруженька,  - отвечал на это князь Роман,  - но князю не пристало сидеть без славных боевых дел…Так сам Господь обустроил наш мир: смерду суждена судьба смерда, а князю - княжеская! И мое дело - война!
        Эти слова княгиня Мария вспомнила сразу же, как только в их небольшой терем вошел литовский посланник.
        - Вот тебе и покой!  - сказала она себе, но при прощании держала себя в руках: не пролила ни слезинки! Была наигранно весела и старалась ничем не огорчить своего отъезжавшего на чужбину супруга.
        - Береги себя, Роман, и знай, что здесь, в нашем скромном городке, тебя ждут любящие родные люди,  - молвила она на прощание.  - Скорей возвращайся и порадуй мое сердце!
        - Я скоро вернусь, моя дивная лада!  - ответил на это Роман Михайлович, обнимая ее и целуя.  - Неужели ты думаешь, что я смогу долго прожить без тебя?
        За спиной княгини стояли дородные, розовощекие мамки. Двое из них держали в руках по дочери князя, а за руку третьей ухватился маленький мальчик - княжич Дмитрий - во все глаза смотревший на своего окольчуженного, сверкавшего чищеным железом рослого отца.
        Князь Роман махнул им рукой, вскочил на коня, и маленький отряд быстро исчез из виду под громкие крики горожан, славивших своего господина.
        Прибыв в Вильно, Роман Михайлович немедленно отправился во дворец в надежде повидать самого великого князя. Но дворецкий Ольгерда сказал ему, что «славный король нынче отдыхает и поэтому нечего его беспокоить: завтра на совете узнаешь все новости…»
        Не сказали ничего по сути дела и встретившиеся русскому князю старшие сыновья Ольгерда - князья Андрей и Дмитрий.
        - Батюшка вызвал сюда всю нашу знать,  - молвил немногословный, мрачный князь Андрей,  - но мы не знаем, почему он пригласил тебя!
        - Видимо, хочет послать тебя на войну,  - усмехнулся Дмитрий Ольгердович,  - чтобы твоя кровушка не застоялась в жилах. Великий князь сам любит войну! Пойдем-ка, брат, отведаем доброго меда!
        Роман Михайлович разделил трапезу с литовскими князьями в гостевом тереме великого князя, сытно пообедал, но выпил совсем мало: без того устал с дальней дороги. Князей Андрея и Дмитрия он знал еще с детства. Они ненамного были старше его: князь Андрей где-то года на три, а Дмитрий всего на год. Но, несмотря на незначительную разницу в возрасте, братья-князья сильно отличались друг от друга. Старший - Андрей - был немного выше ростом, поуже в плечах, быстрей в движениях. Он совсем немного уступал ростом Роману Молодому. Князь же Дмитрий был почти на голову ниже русского князя, однако имел более широкие плечи, чем у его старшего брата, и по силе ничем не уступал с виду Роману Михайловичу. Дмитрий Ольгердович был веселым и общительным, любил поговорить с другими князьями и во время обеда все что-то бормотал, выводя, порой, из задумчивости князя Романа.
        Андрей же Ольгердович, сидя за трапезой, лишь один раз выжал из себя скупые слова, отвечая на здравицу в честь отца. Его суровое, желтоватого цвета лицо оживало лишь при упоминании битв и воинских подвигов. Только цветом серо-свинцовых глаз и темных волос, а также какими-то неуловимыми чертами лица братья походили друг на друга.
        На следующий день, прибыв в терем великого князя, Роман Молодой вновь встретился со старшими сыновьями Ольгерда Гедиминовича и даже уселся между ними на скамью в первом ряду совещательной залы.
        Великий литовский князь Ольгерд вошел в залу и занял свое золоченое кресло, стоявшее перед скамьями его подданных.
        При его появлении все сидевшие встали и поклонились, не сгибая спины. Уже расположившийся в кресле Ольгерд Гедиминович небрежно кивнул им головой и, не отвлекаясь на созерцание присутствовавших, сразу же приступил к делу.
        - Привет моим братьям, сыновьям и прочим знатным людям!  - сказал он своим громким, властным голосом.  - Я собрал вас здесь в связи с неотложными делами и важными событиями!
        И он стал подробно рассказывать о затруднениях казны, о плохом и нерегулярном поступлении денег и товаров с провинций, об угрозе голода, ввиду плохого урожая прошлого года, об опасных делах крестоносного немецкого рыцарства.
        Все это князь Роман уже слышал от других литовских князей, и поэтому он никак не мог понять, в связи с чем его вызвал в свою столицу великий князь Ольгерд. Глядя на одетого в расшитый золотом красный кафтан и красивые, с золотыми полосками, штаны великого князя, Роман Молодой постепенно успокаивался и чувствовал себя в состоянии, близком ко сну. Однако он не закрывал глаз и с любовью взирал на своего высокого покровителя. Ольгерд Гедиминович, произнося речь, смотрел как бы над толпой, его глаза, серые и задумчивые, словно витали где-то высоко, и, казалось, он отрешился от всего, не связанного с его настоящей речью. Но вот он перешел к событиям, произошедшим в соседних русских княжествах, и его глаза сразу же оживились, засверкали.  - К нам пришло немало новостей от наших соседей,  - сказал он,  - и новостей весьма тревожных! На Руси свирепствует заразное поветрие! Это - страшная беда! У нас ведь тоже еще раньше побывала «черная смерть, но такого урона, как это случилось на Руси, мы не имели. У нас полегли только дряхлые старики и хилые младенцы…Нам повезло, что был неплохой урожай…Поэтому сытые
люди, как знать, так и чернь, почти не пострадали…
        Далее он рассказал об усилении Московского княжества, о том, как Симеон Гордый сумел без войны навязать великому смоленскому князю Ивану мир и тем самым ослабить влияние Литвы на Смоленское княжество. Но он особенно подчеркнул, как большую неудачу в своей внешней политике, улучшение отношений Брянского княжества с Москвой.
        - Раньше москали враждовали с Брянском,  - отметил он,  - и мы знали, что всегда будем иметь надежного союзника против Москвы в лице брянского князя. А теперь не успел новый князь Василий войти в Брянск, как сразу же послал своих людей к Семену, предлагая москалям не только мир, но даже союз!
        - Неужели это так?!  - вскрикнул сидевший на краю первой же скамьи брат великого князя Кейстут Гедиминович.  - Мы упустили Брянск! Почему же мы не послали туда своего человека?!
        - Так получилось!  - поморщился, недовольный тем, что его перебили, великий князь.  - Мы совсем не ожидали такой прыти от Ивана Смоленского! Еще не остыло тело нашего друга Дмитрия Красивого, а там уже уселся этот хитрец Василий!
        - Кто же сообщил старому Ивану о смерти Дмитрия?  - вновь вскричал раздраженный князь Кейстут.  - Может, сами брянцы послали за тем Василием?!
        - Не спеши, брат,  - поднял руку Ольгерд Литовский,  - и не мешай мне говорить! Там, в Брянске, случилась еще одна беда. Вслед за князем Дмитрием умер их владыка Иван. А митрополит Феогност, сидящий в Москве, воспользовался этим, и быстро утвердил на брянское епископство своего человека! А новый епископ сразу же подучил брянских бояр, чтобы они пригласили на княжение союзного Москве смоленского ставленника! Вот бояре и поехали за князем Василием в Смоленск…
        - Тогда понятно,  - кивнул головой Кейстут,  - что это все - козни Москвы! Я тебе говорил, что нам следовало хорошо подумать о своих православных христианах и заполучить своего митрополита, покорного Литве…А наш митрополит тогда назначил бы епископа в Брянск…
        - Я предпринял в этом направлении определенные шаги,  - усмехнулся князь Ольгерд, и его золотая корона, венчавшая голову, блеснула драгоценными камнями.  - У нас уже есть нужный человек, тверской монах Роман, сын тамошнего боярина. Он сам напросился в митрополиты нашей славной литовской земли и готов поехать в Царьград за высоким саном!
        И великий литовский князь стал рассказывать о том, что «в Царьграде нынче произошли беспорядки», что законный царь Иоанн был изгнан своим тестем, который и стал править Византийской Империей.  - А теперь,  - подвел итог тем событиям Ольгерд Гедиминович,  - у греков - полная сумятица и беззаконие, а все дела решаются только с помощью денег! Поэтому мы дадим нашему Роману достаточно серебра, чтобы он подкупил всех знатных греков и корыстного патриарха! Пусть же этот Роман станет митрополитом и будет достойным противовесом православной Москве! А потом подумаем и о брянском епископе!
        - А как быть с брянским князем?  - вновь нарушил рассуждения своего брата князь Кейстут.
        - С князем Василием?  - вскинул брови Ольгерд Гедиминович.  - У нас есть для Брянска свой, законный князь!  - Он бросил взгляд на Романа Молодого. Тот встрепенулся. Великий князь, встретившись с ним глазами, неожиданно как бы потеплел и заулыбался. В свою очередь, Роман Михайлович тоже улыбнулся и почувствовал себя не гостем, но сыном великого литовского князя. Как бы отвечая на его мысли, князь Ольгерд после минутной паузы сказал, вытянув перед собой правую руку и указав ею на князя Романа:  - Вот перед вами мой приемный сын Роман! С таким же именем, как у того тверского попа! Вот с этими Романами, мои братья и друзья, мы нанесем достойный удар по той злокозненной Москве и, без сомнения, овладеем Брянском!
        - Слава моему мудрому брату! Слава великому князю и русскому королю!  - громко закричал, вскочив со скамьи, князь Кейстут.
        - Слава великому князю Альгирдасу!!!  - заорали едва не хором вставшие со скамей знатные литовцы.
        - Слава!  - кричал, не помня себя, растроганный вниманием великого князя, Роман Молодой.  - Долгих лет моему названному отцу! Здоровья и славы!
        Когда все успокоились и сели, великий князь, заметно повеселевший, поднял руку и вновь заговорил. Он подробно остановился на военных делах, опять вернулся к денежным трудностям и предложил своим магнатам сделать все возможное, чтобы выплатить в казну необходимые деньги с мест, а в случае неудачи в этом деле, посоветовал им самим из собственных доходов покрыть недоимки. Все сидевшие в зале внимательно слушали своего повелителя, и, казалось, в Великом княжестве Литовском царят мир и согласие.
        Наконец, завершая свою речь, Ольгерд Гедиминович сказал:  - Ну, а теперь, мои верные люди, немного отдохните, и через час прошу вас придти к моему пиршественному столу, на обильную трапезу! Мы и там поговорим, во время славного пира. А пока все могут быть свободны, останься лишь ты, мой сын Роман. Я хочу с тобой побеседовать. Приходи в мою малую светлицу. Эй, Гембутас!  - Он взмахнул рукой. Откуда-то из зала выбежал его дворецкий.  - Проводи же моего сына Романа в тайную светлицу!
        Сказав это, великий князь встал и быстро удалился в проем бесшумно раскрывшейся перед ним двери.
        Князь Роман, сопровождаемый верным слугой великого князя, без задержки проследовал по длинному темному коридору, по шуршавшим под ногами персидским коврам. Наконец, где-то в середине коридора, дворецкий открыл тяжелую дубовую дверь, и в глаза князя Романа, привыкшие к темноте, ударил яркий свет многих свечей, горевших в великокняжеской светлице. Русский князь переступил порог, и слуга удалился, плотно закрыв за ним дверь.
        В небольшой комнате за белым, выточенным из слоновой кости столиком, сидел в мягком кресле великий князь Ольгерд. Напротив него, через тот же столик, стояло такое же пустое кресло.  - Садись, сынок,  - сказал великий князь, указывая ладонью правой руки на кресло.  - Ты, наверное, удивлен, что я захотел с тобой поговорить?
        - Да, удивлен, государь!  - ответил с дрожью в голосе молодой князь Роман.  - У тебя столько дел, а ты нашел для меня время!
        - Здесь нет ничего удивительного, сын мой,  - кивнул головой Ольгерд Гедиминович и откинулся на спинку кресла.  - Я давно хотел с тобой встретиться…Ты не забыл о моем обещании сделать тебя брянским князем?
        - Не забыл, великий князь!  - сказал, успокоившись, Роман Молодой. Он огляделся. В светлице не было никакой мебели. На полу лежал мягкий ковер, а стены были обиты дорогой византийской тканью с вышитыми на ней волшебными птицами. На стенах, ближе к потолку, висели большие серебряные подсвечники, из которых торчали толстые горящие восковые свечи. На потолке ничего, кроме такой же зеленой, как и на стенах ткани, не было. Потолок был невысокий, и молодой князь едва не достал до него головой, когда входил в светлицу. Неподалеку от резного столика в большом глубоком камине ярко горели дрова. Над камином возвышались образцы дорогого чужеземного оружия: огромный, овальный византийский щит, а под ним - скрещенные арабские мечи со сверкавшими драгоценными камнями рукоятками. Небольшие прорезанные под потолком окна не оправдывали названия комнаты, испуская через толстые греческие стекла тусклый свет и, если бы не многочисленные свечи, здесь бы царил полумрак.
        Великий князь был одет в простой татарский халат желтого цвета, а на ногах у него были легкие, такого же цвета, с загнутыми носками, туфли.
        - Как быстро его переодели!  - подумал князь Роман.  - Значит, государь спешил на эту беседу…
        - Ну, если не забыл,  - улыбнулся, нарушив установившуюся тишину, великий князь Ольгерд,  - тогда сразу же перейдем к делу! Ты слышал мои слова о брянских событиях?  - Он поморщился.  - И понял, зачем ты мне понадобился?
        - Слышал, государь,  - ответил князь Роман,  - и понял, что ты решил прогнать того князя Василия из Брянска, а на его место посадить меня!
        - Именно так, сын мой,  - весело сказал великий князь, довольный хорошим литовским языком собеседника,  - ладно, что ты не забыл нашу славную речь…  - Он тут же нахмурился.  - Настало время, сын мой, чтобы воплотить мои слова в дела. Ты прав, я в самом деле хочу прогнать того хитреца Василия с брянского «стола»! Этот Василий не имеет законных прав на Брянск. Богатый брянский удел должен принадлежать тебе, мой названный сын!
        - Значит, мы будем воевать, батюшка?  - спросил, дождавшись паузы, князь Роман.  - И прямо сейчас?
        - А ты готов к боевому походу?  - улыбнулся великий князь.  - Неужели не терпится?
        - Как прикажешь, государь,  - покорно молвил князь Роман,  - а у меня достаточно терпения…
        - Тогда хорошо, сын мой,  - покачал своей седеющей головой Ольгерд Гедиминович.  - Возможно это будет уже в конце лета…В московской земле начинаются беспорядки. Ранней весной умер их главный поп Феогност, а спустя немного времени почил и молодой князь Семен Гордый! А вслед за ними, шестого июня, тихо скончался и его брат Андрей! О смерти последнего я узнал от гонца только сегодня утром! Теперь великим князем будет Иван Красивый, как его зовут в народе! Значит, москалям сейчас не до нас. И мы будем спокойно ждать, пока в Москве не усилится общая сумятица. А тогда пойдем на Брянск! Пора нам взять в свои руки и Смоленск, и Брянск, чтобы они не достались москалям! Понимаешь?
        - Понимаю, государь-батюшка,  - кивнул головой князь Роман.  - Мне сейчас оставаться в Вильно? Может вызвать сюда свою супругу, пока еще тепло?
        - Не надо,  - тихо сказал князь Ольгерд.  - Возвращайся пока назад, в свое имение. Но помни: нужно быть готовым в любой час! Тогда я пришлю за тобой гонца, и мы пойдем на Брянск. Так?
        - Так, государь!  - весело ответил Роман Молодой. Он подумал о доме и своей ласковой, любимой жене.  - Не сомневайся во мне: я всегда готов вернуть свою законную вотчину! И пора послужить тебе за твою ласку и любовь!

        ГЛАВА 3
        МИЛОСТЬ ХАНА ДЖАНИБЕКА

        Князь Василий Иванович сидел в мягком татарском кресле гостевой юрты и ждал. Вот уже два месяца он пребывал в Сарае, томясь от тяжелой летней жары. Подходил к концу август, но жара все еще не спадала. Ордынский хан Джанибек в это время находился далеко на юге: как только началась засуха и пожухла степная трава, татары ушли на свои летние зеленые пастбища. Князь Василий с досадой вспоминал совет своего престарелого боярина Кручины Мирковича - еще в начале мая поспешить с отъездом из Брянска.
        - Пришли известия из Москвы,  - сказал тогда брянский князь,  - что князь Иван Иваныч уже отъехал в Орду…Значит, царю Джанибеку будет не до меня…Поэтому нечего торопить время: успеем…
        Да вот не успели! Ордынский хан довольно быстро и легко разобрался в делах. Князь Иван Иванович Красивый, прибывший с богатыми дарами в Сарай, был немедленно принят в ханском дворце и получил ярлык на великое владимирское княжение. Напрасно Константин Васильевич Суздальский и Нижегородский пытался оспаривать право на великое княжение. Сначала в Сарай прибыл его боярин, нижегородец Семен Судаков, с богатыми дарами, а затем, с еще более ценными подарками, и сам князь Константин, но серебро московского князя перевесило…
        Скрипя зубами от досады, уезжали из Сарая разоренные, отдавшие все свои многолетние сбережения, нижегородский князь с боярами.
        Сразу же после «праведного суда» хан Джанибек отбыл из Сарая, а приехавшему туда новоиспеченному брянскому князю пришлось ждать и ждать. Чего только не придумали его брянские люди: ходили со своим князем на Волгу, где рыбачили, пытаясь его развлечь, выезжали верхом и в степь, где охотились на зайцев и газелей, но все это довольно скоро надоело, а жестокий зной заставил их отсиживаться в полумрачных юртах.
        Боярин Кручина, несмотря на преклонный возраст, выехал в Орду вместе с князем.  - Надо познакомить тебя, княже, с ордынскими людьми,  - говорил он,  - и, если понадобиться, послужить тебе толмачем.
        В самом деле, татарский язык князя Василия оставлял желать лучшего: хоть и учил его еще в Смоленске специально приглашенный из Орды грамотный татарин, но будущий брянский князь стеснялся своей татарской речи и умел только перебрасываться фразами со своим татарским наставником. Однако татарскую речь он хорошо понимал.
        - Когда начнешь часто говорить с ордынскими людьми, появится уверенность и пропадет страх перед бусурманской речью,  - наставлял князя боярин Кручина.
        Но вот по прибытии в Сарай их постигла неудача: вместе с ханом откочевали на далекие пастбища и все знатные татары.
        Единственной отрадой для князя и его людей оставалась православная церковь, куда брянцы ходили трижды в день: на утреню, обедню и вечерню. Сам князь Василий часто оставался после службы в гостях у сарайского епископа. Они подолгу беседовали, обмениваясь последними известиями о событиях на Руси и в соседних странах.
        Именно от владыки узнал брянский князь о споре московского и нижегородского князей за великое владимирское княжение, об успехе Ивана Московского и неудаче Константина Васильевича, о коварных происках Литвы против соседних русских земель и беспорядках в далеком Царьграде.
        И в этот августовский день он ждал к себе в гости сарайского епископа. А тот все не шел. Князь бросил взгляд на стоявший перед ним лакированный китайский столик, уставленный серебряными кувшинами с густым греческим вином, глиняными корчагами с отменным брянским медом, серебряными блюдами со всевозможными яствами, и вздохнул. Он вспомнил прошедшую ночь и перекрестился.  - Я же только что совершил грех!  - пробормотал он, краснея.  - Надо бы покаяться перед владыкой!
        Дело в том, что князь Василий первый раз в своей жизни изменил супруге. Он долго держался, надеясь сохранить себя в телесной чистоте, но ничего не получилось…За все время пребывания князя в Сарае красивые татарские рабыни ежедневно вторгались в его гостевую юрту и бесстыдно предлагали себя ему за примерную плату. Несмотря на то, что татарские мурзы, обладавшие множеством невольниц, отсутствовали в городе, их слуги, привыкшие снабжать женщинами русских гостей, продолжали зарабатывать деньги для своих хозяев.
        Особенно красивые невольницы приходили от слуг мурзы Товлубея. С огромными усилиями князь Василий отказывался от их услуг. Но вот в этот раз он устоять не смог. Сказались то ли скука, то ли «телесное томление»…
        Князь вернулся тогда от сарайского епископа довольно поздно: уже стемнело и лишь знание его людьми Сарая позволило быстро добраться до гостевой юрты.
        Княжеские слуги, ожидавшие Василия Ивановича, приняли лошадей князя и его дружинников, отвели их в конюшню, а молодой постельничий Белько быстро раздел князя, подставил ему под ноги таз с теплой водой и, омыв ноги князя, вытер их мягким пушистым полотенцем.
        - Благодарю, Белько,  - сказал почувствовавший облегчение в ногах князь Василий.  - А теперь иди в свою коморку!
        В этот момент в княжескую комнату быстро вошла молодая женщина, одетая в длинный темный халат с закрытым чадрой лицом.
        - Что тебе надо?!  - вскричал раздраженный князь.  - Даже лицо упрятала! Такого еще не было…Неужели такая некрасивая?
        Гнев князя Василия был связан с тем, что ему некого было упрекнуть в случившемся. В свое время, после нескольких вторжений соблазнительниц он, выдержав натиск, запретил своему слуге впускать их, и тот добросовестно выполнял княжеский приказ. Но этим слугой был сам постельничий, и на сей раз он был захвачен врасплох, обслуживая своего князя. Женщина ворвалась так неожиданно, что это не смогли предусмотреть.  - Я не виноват, княже!  - всплакнул растерявшийся Белько, едва не уронив таз с еще теплой водой.
        - Да я вижу, что ты неповинен,  - пробормотал князь, но, глянув на стоявшую перед ним незнакомку, вдруг испытал чувство острого любопытства.  - Ладно, Белько, иди к себе. Я сам разберусь с этой женкой…Разожги только свечи.
        - А теперь скажи мне, девица,  - молвил, успокоившись, князь, как только его полумрачное помещение с единственной горевшей на столе свечой вдруг осветилось ярким светом,  - неужели ты, в самом деле, укрыла тряпицами свое телесное безобразие?
        - Не безобразие, княже, а свою красоту,  - тихо сказала нежным, певучим голосом женщина, сбрасывая с себя одним движением руки всю одежду.
        - Ах, какая прелесть!  - вскричал князь, пожирая глазами красивую девушку.  - Какие полные груди! Какое дивное лицо! А глаза…Почему они такие зеленые у тебя, лада?!
        - Такая уродилась, батюшка князь,  - проворковала красавица, чувствуя свою притягательную силу.
        Небольшого роста, с длинными, льняного цвета волосами, с правильным овальным лицом, большими глазами и ярко-алыми пухлыми губками, она, казалось, воплощала в себе всю прелесть, какой владеет соблазнительная женщина.
        - Как твое имя?  - прохрипел, чувствуя сильное волнение и тяжесть внизу живота, князь.  - Говори же, не таи!
        - Шумка!  - сказала уже громче и уверенней незнакомка.  - Вот мое имя! Но я не знаю своих родителей. Я была совсем мала, когда попала в юрту Товлубея…
        - Ты хорошо говоришь на нашем языке,  - буркнул потерявший голову князь,  - значит, ты из русских.
        - Не знаю,  - покачала головой красавица, опустив вниз свои пушистые беловатые ресницы.  - Моя родина здесь - в славном Сарае…
        И она, не стесняясь своей наготы, подняла вверх руки…
        - Ах, как невыносимо!  - вскричал князь Василий, забыв обо всем на свете. Он подскочил со своего топчана, подбежал, едва не повалив стоявший рядом столик, к обнаженной прелестнице и, не успела она опомниться, как он, дрожа, словно от лихорадки, схватил ее обеими руками, оторвал от глиняного пола и стремительно уложил на свое еще не успевшее остыть ложе.
        - Ох, княже, княже,  - застонала испуганная девушка,  - ты же так разорвешь меня, несчастную, своей плотью! Ах, да как же, да что же! Лихо!!!
        Но князь не слушал ее отчаянных, резких криков и стонов. Обезумев от желания, он буквально набросился на прекрасную Шумку и, едва ли не до самого утра, пока не свалился от усталости, жадно, страстно ее познавал.
        Это любовное приключение обошлось брянскому князю в десять серебряных денег. Когда он проснулся, прекрасной незнакомки уже не было, а из потолочного отверстия юрты пробивался яркий солнечный луч.
        - Эй, Белько!  - крикнул князь, озираясь по сторонам и ища глазами свою вчерашнюю возлюбленную. Постельничий немедленно предстал перед князем.  - Где же та девица, Белько?  - вопросил князь, пристально глядя на слугу.
        - Да вот ушла, княже,  - пробормотал юноша,  - а здесь, в моем пределе, сидит старик-татарин и ждет твоего пробуждения…
        - Татарин, говоришь?  - привстал со своей лежанки князь.  - Любопытно…Однако же, давай-ка, Белько, мот штаны, халат и тапки…
        - Слушаюсь, княже,  - последовал ответ.
        Князь оделся и, после того как его верный слуга убрал постель, накрыв ее небольшим персидским ковром, уселся на образовавшийся таким образом диван.
        - Зови же сюда этого татарина!  - распорядился он.
        - Салям тебе, коназ-урус!  - сказал вошедший в княжеский покой седовласый, невысокий, но еще крепкий старик-татарин.  - Дай, Аллах, тебе здоровья и сил, чтобы ты мог познавать бесконечное множество женщин до самого своего конца!
        - Салям, добрый бабай!  - кивнул головой князь.  - Садись на эту скамью. И говори, что тебя привело в мои покои? Не желаешь греческого вина?  - Князь Василий даже не заметил, как легко, без смущения и дрожи, полились из него татарские слова!
        - Рахмат тебе, коназ-урус!  - улыбнулся старик.  - Я не хочу ни вина, ни твоих сытных яств. Радостно слышать твои почтительные слова, сказанные на нашем языке. Однако я уже давно тут сижу и жду тебя. У тебя недавно побывала рабыня нашего славного господина Товлубея…Поэтому ты должен оплатить ее услуги…
        - Эй, Белько!  - крикнул князь, нисколько не удивившись названной татарином сумме.  - Тащи-ка сюда мою калиту! Вот тебе, бабай, десять государевых денег! А тебе самому - еще деньга! И скажи мне, могу ли я купить у твоего господина ту девицу? Продай ее мне, мудрый человек! Назови ее настоящую цену!
        - Не знаю, коназ, что тебе сказать,  - нахмурился татарин, пряча деньги в пояс.  - Ведь та девица принадлежит моему господину, мурзе Товлубею. Он не захочет продавать ее. Вот если бы ты был его кунак или хотя бы старый знакомый…Тогда бы…Но сейчас здесь нет славного мурзы…Придется ждать.
        - Тогда пусть та девица придет сюда и в эту ночь за такую же цену…,  - сказал, нахмурившись, князь Василий,  - а когда твой господин вернется, мы с ним договоримся…
        - Якши,  - весело сказал старый татарин, вставая и низко кланяясь,  - пусть так и будет…
        После ухода старика и принятия пищи, которую принесли князю из ближайшей чайханы слуги-татары, князь вызвал к себе из соседней юрты боярина Кручину Мирковича и все ему рассказал.
        - Ох, княже!  - схватился тот за голову.  - Какие большие деньги ты заплатил за обычную блядищу! За что же тебе такое наказание?! И еще пообещал столько серебра?! Да так у нас не останется денег на выкуп пленников!
        - Останется, Кручина,  - усмехнулся Василий Иванович.  - Вот только вернется Товлубей, и я выкуплю себе ту рабыню…
        - Выкупишь?!  - выпучил глаза Кручина.  - Ты же ведь не знаешь цены Товлубея? Мы уже не раз попадали в беду из-за этого! Сам Дмитрий Красивый был жертвой этих распутных девок! Мурза Товлубей неплохо погрел руки на слабостях покойного князя! И те девицы приносили только горе! А сколько было ссор и раздоров! И как ты повезешь ее в Брянск? Покажешь своей супруге? Она же так тебя любит! Ты же разрушишь свою семью!
        - Не разрушу!  - решительно возразил брянский князь,  - а наоборот, только укреплю! Но сколько же стоит рабыня? Прикинь, славный Кручина!
        - Это зависит от воли Товлубея,  - пробормотал недовольный Кручина.  - Где-то с тысячу денег…Если не больше…
        - Тысячу?!  - вздрогнул князь Василий.  - Это много! Однако у нас достаточно серебра, а девица очень хороша…Надо бы купить!
        - Эх, княже,  - вздохнул Кручина Миркович,  - и ты тоже лезешь в то болото!  - Он еще долго отстаивал свою точку зрения, пытаясь на примерах прошлого отговорить своего князя от выполнения непродуманного решения. Однако новый брянский князь настаивал на своем и слов разума не слушал. Наконец, ему надоел этот разговор, и он отправил своего боярина к сарайскому епископу, приглашая его в гости.
        Так и сидел в ожидании высокого священника брянский князь.  - Неужели владыка обиделся на меня?  - думал он.  - Я нынче не пошел на заутреню и как бы променял праведную молитву на красивую женку…  - Тут перед его глазами встало лицо прелестной Шумки, и угрызения совести исчезли.  - Ладно же,  - сказал он себе,  - Господь простит мне этот грех…
        В этот миг распахнулась камышовая дверь, и в княжеский покой вошел сарайский владыка.  - Да благословит тебя Господь, сын мой!  - епископ перекрестил склонившегося перед ним князя Василия.  - Я не сразу пришел к тебе, потому что у меня побывали гости - славные монахи с известиями…
        - Садись же, святой отец,  - брянский князь указал рукой на скамью перед стоявшим напротив его дивана столом, уставленным яствами и напитками,  - и отведай моих хлеба-соли!
        - Благослови, Господи, нашу трапезу!  - молвил владыка, крестя стол.  - Сначала я попробую твоего брянского меда.  - Он налил в серебряный кубок ароматный напиток и поднял его. Князь же протянул руку за серебряной чашей с греческим вином.  - Твое здоровье, отче!  - сказал он, приступая к трапезе.
        После еды князь и владыка разговорились.
        - Сейчас нелегкое время, сын мой,  - произнес седовласый епископ,  - и наша несчастная Русь не знает покоя! Вот только недавно молодой великий князь Иван Иваныч уехал домой, в Москву, а мы узнали, что другой великий князь - Олег Рязанский - совершил беспощадный набег на московские земли и подверг их грабежу!
        - Неужели он дошел до самой Москвы?!  - воскликнул в изумлении Василий Брянский.  - Этот Олег слишком смел!
        - До Москвы он не дошел,  - буркнул недовольный епископ,  - но занял городок Лопасню и взял в плен московского воеводу Михаила Александрыча…И теперь требует выкуп за него! Я не считаю этого Олега храбрецом…Какая польза Руси от его отчаянных набегов? Одно только горе! А теперь начались козни Ольгерда Литовского! Он захотел погубить нашу веру и подчинить своей власти святую церковь! Когда-то в Литву сбежал один чернец, сын тверского боярина, по имени Роман…Ольгерд принял его к себе на службу, объявив православным митрополитом! И потом послал этого Романа с целым возом литовского серебра в Царьград на утверждение к патриарху…А после смерти митрополита Феогноста в Москву вернулись из Царьграда посланные еще покойным князем Семеном знатные люди - Дементий Давыдыч и Юрий Воробьев. А вместе с ними оттуда же приехали и посланники покойного митрополита - Артемий Коробьин и Михаил Щербатый-Гречин. Они позвали в Царьград местоблюстителя Алексия - тоже для патриаршего утверждения! И получилось теперь два человека на место митрополита…Вот тебе незадача!
        - Ну, и дела!  - покачал головой брянский князь.  - Как я вижу, нет покоя и у православной церкви! Прямо-таки светопреставление!
        - Я слышал также, сын мой,  - нахмурился сарайский епископ,  - что в Литве недавно побывал князь Роман Молодой, владеющий захудалым Коршевом, что в Карачевском уделе…Его принял сам великий князь Ольгерд…
        - Что мне этот Роман?  - усмехнулся князь Василий.  - Кто он такой? Так себе! Мелкий князь…За это его и зовут «Молодым»!
        - Все не так просто, сын мой!  - покачал головой епископ.  - Всем известно, что тот Роман - внук знаменитого Романа Старого, при котором Брянское княжество процветало! К тому же, нынешний Роман родился в Литве и вскормлен Ольгердом…Я чувствую беду для твоего удела…
        - Не тревожься, святой отец,  - весело сказал брянский князь.  - Никакой беды не будет! Брянск сейчас - богатый и сильный удел! А Роман Молодой - никто! Я раздавлю его как муху, если он пойдет на мой город!
        На другой день пришли известия о скором возвращении хана Джанибека со своим двором в Сарай. Подтверждая их, в столицу Орды стали прибывать первые знатные татары. Вечером в княжескую юрту явился тот самый старый татарин, который недавно беседовал с князем Василием по поводу продажи красивой рабыни.  - Мой господин уже в Сарае,  - сказал после обычных приветствий седовласый татарский слуга.  - Я рассказал ему о той девице и твоей просьбе. Славный Товлубей подумал и пригласил тебя в гости…Собирайся! Он не любит долго ждать!
        - Благодарю тебя, добрый человек!  - весело молвил брянский князь.  - Вот тебе серебро за услуги той девицы минувшей ночью! А я готов идти к славному Товлубею! Подожди меня у этой юрты! Эй, Белько!  - князь хлопнул в ладоши. Постельничий тут же вбежал в княжеский покой.  - Давай же, Белько, мои лучшие одежды и тащи сюда мой малый сундук!
        Одевшись и прихватив с собой кожаный мешочек, князь вышел из юрты, вскочил на коня и, сопровождаемый пожилым конным татарином, ожидавшим его у входа, поскакал к усадьбе именитого мурзы Товлубея.
        - Салям тебе, коназ-урус!  - сказал, приветливо улыбаясь, знатный татарин, когда брянский князь предстал перед ним.  - Значит, ты теперь - коназ Брэнэ, сменщик покойного Дэмитрэ! Вот мы и увидим, достоин ли ты этого Брэнэ как славный муж! Садись же за пиршественный стол!
        - Салям тебе, славный мурза!  - ответил, волнуясь, князь Василий.  - Я слышал о твоей мудрости и знатности. Прими же мой скромный подарок и будь добр ко мне.  - Он достал из мешочка, привезенного с собой, большой серебряный кубок, украшенный драгоценными камнями, и протянул его татарскому князю.  - А - это - золотой наручник с рубинами. Он защищает от козней лютых врагов!  - Брянский князь извлек из мешочка массивный золотой браслет.  - Это тебе, славный богатырь, на счастье и здоровье!
        - Рахмат тебе, коназ Вэсилэ!  - весело сказал, принимая дары, мурза Товлубей.  - Теперь ты - мой кунак! Видя твою щедрость, я решил пожаловать тебе ту девицу за очень скромную плату! Всего за тысячу двести государевых монет! Я никому не уступил бы ее и за сотню тысяч! Но тебе, моему кунаку, продаю по дешевке!
        …Только к утру князь Василий вернулся к себе в гостевую юрту после бессонной ночи. Его голова гудела от усталости и выпитых в юрте Товлубея-мурзы чужеземных вин. Но едва он только отдал поводья своего коня слуге, как ему навстречу вышел из княжеской юрты боярин Кручина.  - Князь-батюшка,  - с горечью сказал он, глядя на спущенную с седла княжеского коня и стоявшую рядом с князем бывшую татарскую пленницу Шумку,  - вчера вечером я ходил к видному государеву человеку, тайному советнику Тугучи. Он сообщил, что наш царь Джанибек пребывает в добром расположении духа и примет тебя в своем дворце через три дня. Значит, тебе нужно подготовиться к встрече и добиться от государя грамотки на брянский удел. Мудрый Тугучи сказал, что здесь у тебя нет ни врагов, ни соперников, поэтому будь спокоен!
        В установленный срок хан Джанибек вызвал к себе брянского князя. Прием оказался недолгим. Василий Иванович прополз на животе по ковру и, приблизившись к золоченым ступеням ханского трона, поцеловал их.
        - Салям тебе, Вэсилэ!  - весело сказал Джанибек-хан.  - Встань и подними башку!
        - Салям, государь!  - ответил вставший на колени брянский князь.  - Долгих тебе лет и здоровья! Я прошу у тебя грамотку на брянскую землю!
        - Ладно, Вэсилэ,  - кивнул головой ордынский хан, и его глаза блеснули.  - Мне было горестно услышать о смерти того покорного Дэмитрэ! А когда я увидел твои подарки - и серебро, и мягкую рухлядь - я понял, что ты праведен и достоин лесного Брэнэ! Поэтому владей этой землей, вовремя плати «выход» и храни верность моему ханству!
        - Благодарю тебя, государь!  - сказал, глядя в веселые черные глаза хана Джанибека, князь Василий.  - Я оправдаю своей жизнью твое доверие и любовь!
        - Иди же, Вэсилэ, в свою юрту и жди моих людей с ярлыком!  - подвел итог их встрече ордынский хан.  - А там - поедешь в свой Брэнэ, во славу Аллаха!

        ГЛАВА 4
        СВАДЬБА В НИЖНЕМ НОВГОРОДЕ

        В теплый октябрьский день 1353 года, когда природа, предчувствуя холодную, суровую зиму, неожиданно возвратила на несколько дней летнюю погоду, и ароматы прелой желто-алой листвы витали в теплом прозрачном воздухе, сочетаясь с запахами речных просторов, в славном городе седобородого князя Константина Васильевича, в его златоглавом тереме, игралась свадьба. Престарелый семидесятилетний князь женил своего младшего сына Бориса на литовской княжне Рангине, дочери самого великого литовского князя Ольгерда.
        Выбор невесты для сына князь Константин связывал со сложной политической обстановкой, возникшей после смерти великого владимирского и московского князя Симеона и получения ханского ярлыка на великое княжение молодым Иваном Ивановичем, братом покойного. Проиграв спор за великое княжение Ивану Московскому, Константин Васильевич, несмотря на преклонный возраст, не собирался сдаваться и готовился к новому витку борьбы за власть в восточной Руси. Для этого он стремился заполучить себе новых союзников и, в первую очередь, обратил внимание на главного врага Москвы - Литву. К его радости, у Ольгерда, имевшего множество детей, была на выданье дочь и, узнав об этом, князь Константин Нижегородский послал, не долго думая, в Вильно своих верных бояр, чтобы сосватать литовскую княжну. Великий литовский князь сразу же ответил согласием: в борьбе с Москвой он не гнушался союза ни с кем!
        Княжич Борис Константинович тут же, в сентябре, по возвращении послов его отца из Литвы, выехал со своими верными дружинниками и богатыми дарами в Вильно.
        К его удовольствию, молодая пятнадцатилетняя княжна оказалась красивой, стройной девушкой, с легким, уживчивым характером. Русский язык она знала плохо, хотя общаться умела. Ее бесхитростная речь и характерный литовский акцент только усилили симпатию молодого княжича, переросшую вскоре в настоящую любовь.
        Сам княжич, достигший почти двадцати лет, с нежностью смотрел на свою юную невесту, чувствуя себя покровителем цветущей девушки.
        Сначала свадьбу отпраздновали в Литве, «по обычаю дедов», как повелел великий литовский князь Ольгерд. Три дня веселились в замке отца невесты в Вильно знатные литовцы и нижегородские бояре, а затем, нагруженные богатым приданым - серебряной посудой, тканями, дорогими одеждами, бочонками с чужеземными хмельными напитками и слитками серебра - торжественно прибыли в Нижний Новгород. Но венчание молодых состоялось лишь через некоторое время после их возвращения.
        Невеста прошла обряд крещения, сменила имя, стала Аграфеной, и «ради порядка», пожила несколько дней в скромном уединении при женском монастыре. Князь-отец, несмотря на неудовольствие жениха, решил проявить истинную набожность и затянул со свадьбой. Борис Константинович очень страдал от такого отцовского решения: ведь невеста уже стала на деле его женой сразу же в первую ночь после свадьбы еще в далеком Вильно! Страдали от скуки на чужбине и приехавшие с невестой знатные литовцы Гинвил Данутович, Довнар Зиновьевич и их воины, отряд из двадцати копий, сопровождавший торжественный поезд молодых.
        Наконец, в церкви святого Спаса состоялось долгожданное венчание.
        Невеста и жених стояли перед алтарем, как прекрасные статуи. Они молча слушали наставительную речь суздальско-нижегородского епископа, который самолично венчал молодых.
        Красавица-невеста была одета в легкое белоснежное греческое платье, свисавшее до пола и обшитое сверху серебряными пластинками, жемчугом и мелкими алмазами. Ее небольшая, но красивая округлая грудь была плотно закрыта верхом из серебристой парчи, пришитой к платью, а длинные белоснежные волосы были скатаны в высокую прическу, плотно сжатую шелковой косынкой желтого цвета. В ушах невесты сверкали массивные золотые серьги с крупными ярко-красными рубинами и, казалось, что ее нежные уши едва выдерживали драгоценную тяжесть. Пухлые, нежные губы красавицы были выкрашены в ярко-бордовый цвет особой нижегородской свеклой, выращенной в княжеских огородах, а над большими серыми глазами, на веках, синели проведенные опытными руками знающих свадебные дела русских женщин небольшие полоски. Невеста очень неохотно позволила разукрасить свое лицо, но вот от румян решительно отказалась: ее природная бледность не умаляла, но усиливала красоту, и девушка об этом знала. На ногах красавицы были надеты легкие белые тапочки, обшитые серебряными кружками и жемчужинами. Сами же стройные ноги скрывались в длинном платье.
Ее овальное белоснежное личико хорошо вписывалось в желтую косынку и, несмотря на то, что такой цвет не очень нравился свадебным бабкам и матери княжича Бориса, особенно в сочетании с белым платьем, прекрасное лицо, довольно высокий рост (невеста лишь на голову уступала рослому жениху) и стройная фигура скрашивали этот недостаток.
        Борис же Константинович был одет много проще: в длинную белую рубаху с вышитыми на ней по краям и рукавам красными цветами и опоясанную широким алым кушаком, завязанным посредине в узел. Из-под длинной рубахи жениха, немного не достававшей до колен, виднелись длинные татарские штаны с вертикальными синими полосками на белом фоне. Штаны были заправлены в красные козловые полусапожки с загнутыми вверх носками. Кудрявые русые волосы Бориса Константиновича свисали до плеч: во время венчания он стоял с непокрытой головой. А рядом с ним стоял важный боярин отца, державший в руках княжескую шапку.
        Жених немного согнулся перед владыкой, когда тот, взяв у служки золоченый венец, возложил его на голову ему, молодому князю. При этом небольшая, аккуратно подстриженная бородка Бориса Константиновича как бы вздрогнула, и показалось, что он лукаво усмехнулся. Невеста при этом широко улыбнулась, обнажив красивые, ослепительно белые зубы.
        - Какая дивная красавица!  - вздохнули стоявшие в стороне и жадно глазевшие на молодых нижегородские бояре.
        С невестой же владыке пришлось потрудиться: венец совсем не влезал на ее высокую прическу и косынку. Помог рослый церковный служка, проворно подскочивший сзади к невесте и схвативший золоченый обруч, который едва не выпал из рук епископа. При этом служка растолкал стоявших за молодыми самых знатных нижегородцев, неохотно отступивших на шаг и, не надевая венчальную корону на невесту, держал этот священный знак над ее головой.
        Владыка, довольный расторопностью своего слуги, кивнул ему головой и торжественно объявил о состоявшемся обряде.  - Перед ликом самого Господа вы объявляетесь законными супругами!  - сказал он густым, сочным басом, благословляя и крестя молодых.
        И сразу же после этих слов запели на хорах лучшие церковные певчие, славя Бога и поздравляя молодых. Под звуки священных псалмов жених и невеста, освободившись от венцов, оставшихся у служек, медленно пошли, взявшись за руки, к выходу, вслед за удалявшимися из церкви боярами.
        Несмотря на то, что князь Константин Васильевич оставил почти все свои богатства в Орде, он ничего не пожалел для свадьбы своего сына: столы ломились от серебряной и золотой посуды с богатыми яствами и чужеземными винами. Немало снеди было привезено вместе с подарками Ольгерда из Литвы.
        Старый князь с княгиней сидели за своим отдельным столом, поставленным поперек, в больших, резного дуба, креслах. К их столу примыкали два длинных, параллельных друг другу стола с длинными же скамьями. Одну из этих скамей, по левую руку от княгини, возглавляли жених и невеста, рядом с которыми расположились литовские гости, а вдоль другой скамьи за параллельным столом сидели, ближе к князю, по правую его руку, суздальско-нижегородский епископ, сыновья князя Константина, Андрей и Дмитрий, нижегородские бояре и старшие дружинники.
        Менее знатные люди праздновали славное событие в соседнем, более обширном пиршественном зале. Здесь уже посуда была оловянная и деревянная, но яства были те же: нижегородская земля славилась дичью и рыбой. Словом, свадебный пир был несказанно щедрым и удался на славу.
        К вечеру, когда княгиня и молодые покинули пиршественную залу, а гости уже изрядно выпили и наелись, князь Константин, несмотря на возраст и большое количество выпитого вина, сохранивший свежий и трезвый вид, начал вести продолжительную, обстоятельную беседу со своими гостями.
        Как и следовало ожидать, он в первую очередь вспомнил «ордынские обиды» и торжество над ним московского князя Ивана.
        - Тот молодой князь добился владимирского «стола» только хитростью и коварством!  - сказал он с горечью.
        - Это правда!  - ответил на хорошем русском знатный литовец Довнар Зиновьевич, придвинувшийся ближе к князю и севший на место жениха.  - Москва совсем обнаглела и поразила весь мир своей жадностью! Ей мало своих земель, так теперь покусилась на соседние уделы…
        - Однако славный князь Олег Иваныч Рязанский крепко и зло пощипал перышки петуху-москалю!  - усмехнулся другой литовский гость, Гинвил Данутович.  - Он занял городок Лопасню и захватил много пленных!
        - Каких там пленных!  - усмехнулся Константин Васильевич.  - Разве вы не знаете, что молодой московский князь Иван послал к Олегу своего человека, который, будучи хитрым и льстивым, отговорил Рязань от «братоубийственной войны». Мало того, тот славный Олег освободил всех московских пленников и даже воеводу Михаила, Вельяминова тестя! Вот тебе и «пощипал Москве перышки»!
        - Но все-таки мы увидели, что и на коварную Москву есть управа!  - возразил Довнар Зиновьевич.  - Ведь князь Иван побоялся воевать с Рязанью! И добился примирения лишь хитростью да ложью…
        - Этого московским князьям не занимать!  - горько молвил князь Константин, склонив свою седую голову.  - Когда у них беды и неустройства, они сразу же становятся такими добрыми и слезливыми, а когда окрепнут, готовы выдать врагам даже своих братьев! Но ничего! Крепнет наш союз со славным Ольгердом и Тверью! Вот уже больше года, как я отдал свою дочь за Михаила Александрыча, племянника великого тверского князя…Так что у нас есть силы против ненавистной Москвы!
        - Москва захотела подчинить себе даже православную церковь с помощью своего попа Алексия!  - буркнул литовец Гинвил.  - Но мы справимся и с ним! Наш славный господин Альгирдас послал в Царьград своего верного человека, епископа Романа, чтобы утвердить его как православного митрополита!
        - Эх, друзья мои,  - покачал головой князь Константин,  - вот если бы ваш могучий князь Ольгерд стал православным христианином и окрестил всю Литву, тогда бы он добился большей пользы! А дело с тем епископом Романом - серьезная ошибка! Вот нарушится церковный порядок, и Господь разгневается на нас! Разве в нашей жизни мало неурядиц? Не надо было лезть в церковные дела! Мы по уши запутались в московской паутине и ждем, когда возмужает Иван Иваныч, чтобы добраться до наших земель. Неужели вы не видите, что уже Смоленск и Брянск записались в друзья или слуги Москвы?
        - Это так,  - кивнул головой Довнар Зиновьевич.  - Мы слышали о дружбе москалей со Смоленском и Брянском. Это - большая беда для Литвы! Но Смоленск от нас недалеко, и скоро настанет нужное время…
        - А вот с Брянском дела хуже!  - усмехнулся Константин Васильевич.  - Смолянам удалось посадить своего Василия на место покойного Дмитрия! А москвичи дали Брянску своего епископа…А Брянск - богатый удел! Там немало серебра и мягкой рухляди! И тот Василий, получив от царя грамотку, шлет в Москву посла за послом! Его люди вылизали весь зад Ивану Красивому! Нет, пока тот Василий сидит в Брянске, не будет покоя ни у нас, обиженных Москвой, ни у вас, в славной Литве!
        - Скажу тебе по секрету, княже,  - усмехнулся разгоряченный винными парами литовец Гинвил,  - но никому об этом не говори…Наш славный князь и король Альгирдас недоволен брянскими событиями и совсем не признает того князя Василия!
        В этот момент его товарищ, литовец Довнар, встрепенулся, подскочил и толкнул говорившего в бок.  - Помолчи, Гинвил,  - прошептал он.  - Это не нашего ума дело! Наш господин Альгирдас не одобрит твоих слов!
        Князь Константин Нижегородский не услышал слов Довнара, но по тому, как покраснел и осекся Гинвил, сразу же догадался, что случилось.
        - Нечего меня бояться!  - громко сказал он.  - Здесь можете свободно говорить! У меня нет соглядатаев Ивана Московского ни при дворе, ни, тем паче, за пиршественным столом! Так что не таите от меня слов или дел вашего господина и моего брата Ольгерда!
        - Ну, если так, княже,  - успокоился Гинвил,  - тогда я сообщу о нашей тайне…Могучий Альгирдас собирается изгнать князя Василия из Брянска! Мы поджидаем удобное время и готовим войско. У нас есть немало своих сторонников в Брянске и настоящий, законный брянский князь!
        - Кто же?  - вскинул брови князь Константин.  - И где вы нашли его?
        - Это князь Роман Молодой,  - улыбнулся Довнар Зиновьевич,  - сын покойного Михаила Асовицкого! Он - внук Романа Старого, возродившего древний Брянск!
        - А, Роман Молодой,  - разочарованно буркнул нижегородский князь,  - владелец захудалого Глухова и зять Тита Козельского…Я слышал о нем, но сомневаюсь, что он подходит для Брянска. Разве он осмелится при своей малой значимости враждовать с Москвой? Это просто нелепо!

        ГЛАВА 5
        КНЯЖЕСКАЯ ОХОТА

        Князь Василий Иванович ехал на охоту. Август 1354 года был на редкость теплым и солнечным. Спала лишь тяжелая июльская жара, но лето уходить не собиралось. Даже листва на деревьях сохраняла зеленую свежесть и почти не пожухла.
        - Вот какая благодать!  - думал про себя князь, покачиваясь в седле. Его любимец, черный, как воронье перо, конь, уверенно шел рядом с конем княжеского охотника Безсона Коржевича. За ними следовал небольшой отряд из двадцати лучших княжеских дружинников и десятка опытных охотников.
        Путь был недальний, и князь не спешил. Он любил медленную езду, во время которой дремал и размышлял. В этот год он удачно съездил в Орду. В самом начале мая, когда вошли в берега реки, появилась листва на деревьях, и тонкий аромат зеленых трав, цветов и влажной земли стоял в воздухе, брянский князь выехал со своими людьми на известный ордынский тракт. Они приехали в Сарай без задержек и расположились в тех же самых гостевых юртах, где жили в прошлом году.
        Хан Джанибек пребывал в своей столице и сразу же, как только боярин Кручина Миркович сдал в ханскую казну серебро и меха, принял брянского князя.
        Ордынский хан был не в духе: накануне приезда русских скончался его тайный советник - умный и покорный воле своего повелителя Тугучи. Теперь слева от ханского трона стоял сорокадвухлетний сын умершего Тютчи. В отличие от своего отца, он был невысок, но широкоплеч, круглолиц и толстоват.
        Хан Джанибек не любил полных людей и терпел перед собой Тютчи лишь потому, что тот хорошо ведал бумажную работу и знал не только русский и татарский языки, но арабский и персидский. Имея такого слугу, подозрительный Джанибек не нуждался в переводчиках, которым не доверял.
        И в этот раз, принимая Василия Брянского, он не раз кивал своему тайному советнику, чтобы тот задавал по-русски вопросы волновавшемуся и сбивчиво говорившему по-татарски князю. В конце концов, разговор, в котором звучали лишь восхваления в адрес «славного государя», хану надоел, и он сказал:  - Возвращайся, Вэсилэ, в свой Брэнэ! Ладно, что вовремя и сполна доставил свой «выход» с добрыми подарками! А теперь уходи…И если не хочешь сам приезжать в мой славный Сарай, тогда присылай серебро в двойном числе!
        Князь Василий, стоявший на коленях, ударился при этих словах хана лбом об пол так сильно, что даже толстый персидский ковер не загасил стука.  - Какой же хитрый наш царь!  - подумал он в этот момент.  - Я и так плачу огромный «выход»! Еще покойный Дмитрий Романыч платил столько же серебра, но сам в Орду не ездил!
        Видя как неуклюже, но подобострастно отступает к двери брянский князь, пятясь, стараясь не повернуться к хану спиной, Джанибек не выдержал и с хрипом, покачиваясь на троне, захохотал.
        Еще долго потом вспоминал князь Василий хищное, оскаленное лицо смеявшегося хана. В тот же день он выместил свои гнев и унижение на постельничем, не успевшим накрыть стол к приходу своего князя.  - Нет тебе оправдания!  - кричал князь, осыпая пощечинами напуганного Белько, а когда тот упал перед ним на колени, с размаху ударил плакавшего навзрыд слугу ногой в зад.
        И все же брянский князь был доволен своей дальней поездкой. Вспоминая свое долгое прошлогоднее «сидение» и зная, как другие князья целые месяцы ожидали ханского приема, а потом еще дольше - разрешения на отъезд домой, он успокаивался.
        Вернувшись в Брянск, князь Василий энергично занялся делами: назначил нового тиуна, заменил огнищанина, отвечавшего за княжеское хозяйство, и даже поменял прежних теремных слуг. Супоню Борисовича, бывшего тиуном при князе Дмитрии, он послал воеводить в крепость-сторожку, располагавшуюся в нескольких верстах к северу от Брянска. Его брата, Воислава Борисовича, отправил воеводой в Почеп. Такая же участь постигла и их двоюродных братьев - Жиряту и Сбыслава Михайловичей, которых он, вместе с «работными людьми», послал на самый юг своего удела - заново отстраивать Севск.
        Брянские бояре неохотно уезжали из столицы удела, восприняв княжескую волю как опалу. Оставшиеся же в городе бояре тоже были недовольны: новый брянский князь не сдержал своего обещания - ничего не менять в жизни знати - и выдержал лишь немногим больше года. Если бы не епископ Нафанаил, брянская знать наверняка бы взбунтовалась.
        Воспользовавшись как-то отсутствием князя Василия в городе, бояре собрались в думной княжеской светлице на совет.
        - Князь Василий стал зажимать нас, своих верных людей!  - сказал, как бы открывая совещание, княжеский мечник Сотко Злоткович.  - Он отослал именитых бояр на окраину, нанеся вред нашему городу и уделу! Сейчас он взялся за наших братьев, а скоро доберется и до нас! Неужели нам придется убираться, Бог знает куда, на старости лет?
        - Это все не случайно, братья!  - молвил, вставая из середины, боярин Борил Миркович.  - Разве вы не помните, что сразу же после смерти славного князя Дмитрия, все ныне опальные бояре, начиная от Супони Борисыча, предлагали объявить нашим князем Романа Молодого? И высказались против Василия Смоленского? Вот причина их ссылки! Наш князь Василий откуда-то узнал об их споре и вот отомстил нашим братьям!
        - Неужели кто-то донес ему?!  - подскочил со своего места Коротя Славкович.  - Видно так и было! Нет сомнения, что князь обо всем проведал! Но кто же нас заложил?!
        В светлице установилась полная тишина.
        - Ты же наш мечник, Сотко Злоткович?!  - вдруг выкрикнул, не вставая, Юрко Брежкович.  - Вот и узнай, кто наушничает новому князю и поливает нас, славных бояр, несмываемой грязью! Разве мы княжеские холопы, а не вольные бояре?!
        - Я не хочу устраивать слежку за своими братьями-боярами!  - возмутился Сотко Злоткович.  - И я сам сейчас пребываю в княжеской опале: князь еще ни разу не приглашал меня на беседу и до сих пор не удостоил меня добрых слов! А ведь мои люди сделали столько нужных дел! К тому же, я ни в чем не провинился перед князем!
        - Вот вам, братья, и новый князь!  - возмутился Борил Миркович.  - Мы совершили огромную ошибку! И ее надо исправлять!
        - А может, примем постановление и подадим князю Василию прошение, чтобы он перестал нас зажимать?  - предложил боярин Коротя.  - А если не одумается, мы все уедем из Брянска! Тогда он пожалеет!
        - Нет уж!  - вскричал, побагровев, Юрко Брежкович.  - Пусть сам уходит отсюда! Мы здесь прожили всю жизнь и совершили столько добрых дел! У нас немало заслуг перед уделом!
        Бояре загудели, заволновались.
        - Успокойтесь же, знатные люди!  - поднял руку молчавший доселе епископ Нафанаил.  - Я знаю о княжеском гневе на наших славных бояр - Супоню, Жиряту и других! Не следовало на них доносить! А если бы вам донесли о чем-то подобном? Вы бы стерпели? Вся беда - в бессовестном доносительстве!
        - А если этот доносчик сегодня же сообщит князю о нашем нынешнем совещании? Что нам тогда делать?!  - вскричал Борил Миркович.  - Неужели останется только умирать?!
        - Ничего не останется, славный боярин!  - сказал с уверенностью в голосе брянский епископ.  - Я уже говорил на этот счет с князем, и он пообещал мне, что больше не будет беспокоить вас! И вскоре вернет назад Супоню с остальными опальными боярами…Так что вам нечего волноваться!
        - Пусть лучше укротит свою неуемную плоть!  - буркнул Юрко Брежкович.  - Не успел воссесть на княжеский «стол», как сразу же привез себе ту бесстыдницу Шумку, назначив своей ключницей! Он позорит свою красавицу-супругу!
        - Ладно, брат,  - остановил своего товарища боярин Борил,  - это нас не касается! Всем известно, что князья очень падки на красивых женок! Разве вы не помните Дмитрия Красивого и Василия Храброго?! Нашему новому князю далеко до них!
        - Ты прав, Борил Миркович,  - усмехнулся Юрко Брежкович,  - куда ему до них!
        - Замолчите, братья!  - громко сказал Сотко Злоткович.  - Сами себе роете яму! А если нас опять заложат? Пусть владыка сам вразумит князя!
        Князь все-таки узнал о состоявшемся боярском совете и нелестных о нем высказываниях, однако предпочел сделать вид, что ничего не случилось.
        Вот и теперь он, покачиваясь в седле, размышляя, как ему повести себя с недовольными боярами, но ничего не мог придумать.  - Надо бы поговорить с владыкой,  - решил он, наконец, про себя,  - и попросить у него совета…
        - Княже,  - вдруг громко сказал ехавший рядом Безсон Коржевич,  - пора слезать! Здесь поблизости кабанье лежбище.
        - Ладно, Безсон,  - очнулся от раздумий князь.  - Тогда готовьте рогатины и слезайте с коней.  - Он махнул рукой своим людям.  - Разомнем свои кости и порадуемся славной добыче…
        Но «славной добычи» почему-то не получилось. Как только князь и его спутники подкрались, оставив предварительно лошадей княжеским слугам, к злополучному лежбищу, они не нашли там кабанов.
        - Вот уж незадача!  - возмутился князь, пройдя вдоль и поперек изрытую кабанами поляну.  - Только одни следы остались от этих мерзких вепрей! Где же наша добыча, Безсон? Неужели ты меня обманул?!
        - Нет, княже,  - пробормотал отяжелевшим языком княжеский охотник,  - все шло, как надо, и мои люди, в самом деле, выследили кабанов! Но их кто-то спугнул! Неужели здесь побывали какие-то злодеи?
        - Откуда здесь быть злодеям?!  - возмутился князь, приходя в гнев.  - Разве это не заповедный, княжеский лес?!
        - Заповедный, батюшка,  - пролепетал напуганный Безсон,  - но я не знаю, почему разбежались кабаны…Такое могут натворить только люди…
        В этот момент вдруг раздался сильный треск, и на поляну выбежали большие серые зайцы. Остановившись прямо напротив князя и его людей, они остолбенели и, казалось, не собирались убегать.
        - Дайте мне скорей боевой лук!  - крикнул князь, схватил протянутое его дружинником оружие и, натянув тетиву, спустил стрелу. Раздался писк, и большущий заяц, стоявший как столб в середине стаи, вдруг подскочил и рухнул наземь, пробитый стрелой. Остальные звери заметались, запрыгали, но назад не убежали.
        - Стреляйте же, люди мои!  - приказал, чувствуя, как его охватывает охотничий азарт, князь.  - Добудем хотя бы этих глупых зайцев! Это тоже дичь!  - Он выхватил из руки Безсона новую стрелу. Засвистели тетивы луков княжеских охотников, и зайцы, пронзенные стрелами, попадали на землю.
        - Вот тебе, почти два десятка!  - усмехнулся князь.  - Однако это не вепри! Они не заменят той знатной добычи!
        - Удивительно, княже,  - пробормотал Безсон Коржевич.  - Я еще ни разу не видел, чтобы трусливые зайцы сами выбегали на охотников! Тут что-то нечисто!
        - Это так, княже,  - молвил подошедший к своему князю лучник Туча Гудилович.  - Зайцы даже не пытались убежать! Значит, кто-то выгнал их на поляну!
        - А может, это - свирепый медведь?  - заволновался князь Василий.  - Это была бы желанная добыча! Пошли в ту чащу! Держите перед собой рогатины!
        Князь с охотниками продрались сквозь заросли ивняка и едва только ступили на небольшую поляну, как Безсон, проскочивший вперед, громко закричал:  - Ох, княже, берегись!
        Прямо на них выскочил рослый бородатый мужик, одетый в темно-серый армяк, лапти, с большим крестьянским малахаем на голове. Увидев князя и его людей, он оцепенел от страха и завертелся на месте, пытаясь развернуться для бегства, но все никак не мог с собой справиться. Наконец он, совершенно обезумев, подпрыгнул и с хрипом заорал во все горло:  - Спасайтесь, братцы!!! Здесь сам князь с дружиной!!!
        - Ах ты, лютый злодей!  - пробормотал князь, выхватывая у стоявшего рядом охотника лук и налаживая стрелу.  - Вот тебе, получай!
        Стрела со свистом рассекла воздух и вонзилась прямо в шею чернобородому мужику, и он, подавшись вперед, свалился, как куль, под ближайший куст, захрипел и задергался. Только теперь князь и его люди увидели в руке умиравшего большой черный меч.
        - Так ты еще и крамольник!  - вскричал князь, выхватывая из ножен, висевших на поясе, тяжелый меч.  - Вперед, на прочих злодеев!
        - Куда ты, княже,  - попытался остановить его Безсон Коржевич,  - а вдруг там целое войско? Так и сложим нелепо свои головы!
        Но князя уже никто не мог остановить. Он, кипевший яростью, стремительно побежал к ближайшим кустам, откуда появился убитый разбойник. За ним устремились княжеские дружинники и охотники. Они выбежали к берегу лесного озера, возле которого часто охотились прежние брянские князья.
        - Вон они, злодеи, княже!  - крикнул княжеский дружинник Шульга, указывая пальцем правой руки на бежавших по берегу мужиков.  - Их пятеро! Вот-вот убегут!
        - Стреляйте же, молодцы!  - приказал своим зычным голосом князь.  - Не щадите ни одного татя!
        Вновь засвистели стрелы, и все пятеро здоровенных мужиков рухнули на землю, обливаясь кровью.
        - Хорошо, мои воины,  - весело сказал князь, когда все подошли к лежавшим без движений, утыканным стрелами, мужикам,  - вы разили без промаха! Брянцы - отменные стрелки! Не зря о вас идет слава по всей Руси!
        Польщенные словами князя люди молчали и улыбались, глядя на сраженных их стрелами злодеев. Вдруг один из охотников по имени Борич, доселе не произнесший ни единого слова, поднял левую руку и снял с головы легкую летнюю шапку.  - Это наши, брянские, люди, княже!  - молвил он.  - Хоть и оделись они в крестьянскую одежду, но это - горожане! Вон того зовут Усыня Белич,  - он указал пальцем правой руки на ближайший труп.  - Он - известный гончар!
        - А тот,  - кивнул головой в сторону другого покойника Безсон Коржевич,  - Ванко, приказчик купца Медко Всемилича!
        - А тот,  - сказал кто-то, указывая рукой на другого мертвеца,  - человек купца Олдана Мордатича!
        - А прочие?  - вскинул голову князь.  - Они тоже брянские?
        - Брянские,  - тихо сказал Безсон Коржевич.  - Я знаю их в лица, но имена не помню…Вот уж какая беда! Не надо было их убивать! Это большой грех! Нам только не хватало городской смуты!
        - Помолчи, Безсон!  - буркнул князь.  - Что они делали в моем заповедном лесу? И почему убегали как дикие звери от меня, своего законного князя? Значит, совершили злодейство! Разве не они разогнали моих вепрей? А один из них, бесстыжий стручок, даже выскочил на нас с мечом! Мы правы в своем гневе!
        - Но не убивать же,  - пробормотал Шульга Резанович.  - Это слишком жестоко!
        - Нечего их жалеть!  - рассердился, покраснев, князь Василий.  - Пошли к нашим лошадям! Поедем домой!
        - А как же покойники?  - развел руки Безсон Коржевич.  - Надо бы отнести их тела на телегу, чтобы доставить в город! Негоже оставлять христиан на растерзание диким зверям!
        - А может, заказать по ним панихиду?  - усмехнулся брянский князь.  - Пусть остаются здесь и будут пищей волков! Тогда остальные злодеи хорошо подумают, прежде чем покусятся на мой заповедный лес! Пошли же!
        И князь, махнув рукой, двинулся вперед, но уже не по прежней дороге, а по следам, оставшимся на берегу озера от убитых. За ним побрели, нахмурившись и качая головами, княжеские воины и охотники.
        Через некоторое время они вошли в помятый убегавшими от них мужиками кустарник, уже почти распрямившийся и, продравшись сквозь заросли, выбрались на небольшую поляну.
        - А вот, княже, и твои вепри!  - вдруг громко сказал Безсон Коржевич, указав рукой, свободной от рогатины, в сторону больших кабаньих туш, лежавших под кустами.
        - Вот как они поохотились!  - воскликнул обрадованный князь.  - Добыли четырех вепрей! Значит, здесь было больше злодеев! Нет сомнения, что многие из них избежали моего гнева! Пусть же сами доставляют в город тела своих разбойных сотоварищей! А этих вепрей…тащите к нашим телегам!

        ГЛАВА 6
        ЗАБОТЫ ИВАНА КРАСИВОГО

        Великий московский и владимирский князь Иван Иванович прибыл к концу лета 1355 года в Сарай. Зная, что ордынский хан часто в самое жаркое время года откочевывает на дальние южные пастбища, князь Иван надеялся, что ему не придется долго ждать ханского вызова: уже значительно похолодало и, казалось, вот-вот грядет осень.
        Хан Джанибек вскоре вернулся в свою столицу, и как только бояре московского князя сдали в ханскую казну «выход» и подарки, милостиво согласился принять молодого князя Ивана. Он явился во дворец в плохом расположении духа: совсем недавно сгорела Москва. Только от тринадцати церквей остались одни дымящиеся головешки! Город надо было отстраивать заново! Денег не хватало…А 21 ноября прошлого года скончался князь Константин Васильевич Нижегородский. Его сын Андрей возобновил отцовские претензии на великое владимирское княжение, считая себя старшим в княжеском роде. Тогда же неожиданно умер князь Дмитрий Федорович Стародубский, а его брат Иван Федорович, не пожелав даже посоветоваться с Иваном Московским, поехал в Орду за ярлыком на наследственное княжение.
        В довершение ко всему, из Царьграда прибыли сразу два митрополита. За русское серебро константинопольский патриарх дал митрополию Алексию, а за литовское - Роману. Первый - московский ставленник - получил в ведение восточную Русь, второй - Волынь и Литву.
        Оба митрополита стали посылать своих эмиссаров в Тверь, Новгород и Рязань, проклиная друг друга и призывая их под свою руку. В то время как Великий Новгород отверг притязания Романа-митрополита и признал Алексия, тверской епископ Федор не знал, что делать и колебался, от чего «была великая тягость священническому чину».
        Глядя на поникшего, хмурого Ивана Ивановича, хан Джанибек улыбнулся:  - Ты же так молод, Иванэ!  - сказал он.  - Почему же твое лицо злое и желчное? В моем дворце так не принято! Будь весел и бодр! Неужели что-нибудь натворил? Ты не забыл своего верного слугу Фэдэрэ?
        Князь Иван вздрогнул.  - Почему он вспомнил моего Федора Глебыча?  - промелькнуло в его мыслях.
        Дело в том, что еще в прошлом году служилый московский князь Федор Глебович, собрав дружину, напал на город Муром и, воспользовавшись неожиданностью, захватил его. Удельный же муромский князь Юрий Ярославович бежал в Орду с жалобой к хану Джанибеку. Вскоре туда же приехал, поддержанный Иваном Московским, князь Федор Глебович. Благодаря московскому серебру, ему удалось добиться ярлыка на Муром, а бессребреник Юрий Ярославович был выдан ханом в руки Федору Глебовичу. Последний отвез к себе в Муром несчастного, но законного, князя, поместил его в темницу и уморил голодом. Об этом узнал ордынский хан и вот смотрел теперь на Ивана Московского, покровителя жестокого князя, ожидая его ответа.
        - Я не виноват в том преступлении!  - пробормотал на хорошем татарском языке князь Иван.  - Я только поддержал своего слугу, Федора, но убийство князя Юрия - его собственное дело!
        - Дело не в убийстве, Иванэ,  - весело сказал Джанибек.  - В том не было преступления, ибо я сам выдал глупого Юрке на расправу…Это даже можно считать справедливой казнью! (Иван Иванович с облегчением вздохнул.) Здесь другая беда! На тебя поступила жалоба от Андрэ из Суждалэ! Он просит отнять у тебя ярлык на Уладэ-бузург и передать ему! Андрэ считает тебя недостойным быть великим коназом и обвиняет Мосикэ в захвате чужих земель, приводя в пример твоего слугу Фэдэрэ! Неужели он прав?
        - Нет, не прав, государь!  - возмутился Иван Московский.  - Что касается Федора, то ты сам одобрил его действия! И никто, кроме этого Андрея, меня не обвинял! Пусть явится сюда и попробует доказать свои вздорные наветы!
        - А, так это нетрудно!  - хан привстал со своего трона и хлопнул в ладоши. Из неосвещенного угла приемной залы вышел верный ханский раб - рослый, широкоплечий, с гладко выбритой головой.  - Сбегай-ка, Улуй, к тому коназу Андрэ,  - распорядился Джанибек,  - и пусть он идет сюда без промедления!
        - Слушаю и повинуюсь, государь!  - выкрикнул раб, устремляясь к выходу.
        - А пока поведай мне, Иванэ, о пожаре в твоей Мосикэ,  - молвил ордынский хан, вновь удобно усевшись на своем золоченом троне.
        - Нас постигло огромное горе, государь,  - начал свое повествование московский князь. Он подробно рассказал о случившемся несчастье, об убытках, людских жертвах и возникших беспорядках.
        Хан, откинувшись на спинку трона, с улыбкой слушал своего данника.  - Якши, якши,  - периодически повторял он, прищурив глаза.
        Едва только Иван Красивый успел изложить суть дела, как дверь в приемную залу отворилась, и ханский раб ввел сгорбившегося, поникшего князя Андрея Константиновича. Увидев стоявшего на коленях у ханского трона великого князя Ивана, он еще больше помрачнел и, упав на пушистый ковер, медленно, как старик, пополз вперед.
        - Встань же!  - приказал Джанибек, когда князь Андрей униженно поцеловал тронную ступеньку.  - Салям тебе, бестолковый Андрэ!
        - Салям галяйкюм, премудрый государь, наше золотое солнце и серебряный месяц!  - простонал князь Андрей.  - Живи не одно столетие, славный мудрец и всемогущий повелитель!
        - Ладно тебе, Андрэ,  - рассмеялся хан Джанибек, довольный лестью и хорошим татарским языком суздальского князя. Вся его видимая суровость исчезла.  - Изложи свою жалобу и не утаивай правды!
        - Я жалуюсь тебе, государь-батюшка,  - заплакал глядевший в пол Андрей Константинович, стараясь не смотреть на московского князя Ивана,  - о жестокости и несправедливости моего брата, князя Ивана…Он очень злой, грубый, жадный и хочет меня погубить!
        - Это правда, Иванэ?  - спросил, прищурившись, хан Джанибек.
        - Нет, государь!  - громко сказал Иван Иванович, глянув с презрением на князя Андрея.  - Я жил в мире с его батюшкой, Константином Василичем, но он недавно умер. Говоря же об этом Андрее, я могу поклясться, что никогда его не обижал! Я до сих пор не пойму: чего он так взъерепенился?
        - Как же!  - раздраженно буркнул князь Андрей.  - Неужели ты забыл тот несчастный Муром? А теперь простер свои руки до Смоленска и Брянска! Те князья всегда враждовали с Москвой! А сейчас - не успевают присылать к тебе своих людей с подарками! Вы даже посадили в Брянске своего владыку и так повели дела, что этот лесной город погряз в беспорядках и мятежах!
        - Здесь нет моей вины!  - возмутился Иван Иванович.  - Известно, что прошлым летом брянский князь Василий жестоко наказал своих людей за самоуправство, и это вызвало возмущение черни. Но князь Василий легко расправился с мятежниками и сейчас там - тишина да покой! Об этом рассказали нам приехавшие в Москву брянские люди. Я не причастен к брянским событиям…
        - А почему ты, Андрэ,  - вмешался в разговор Джанибек,  - обвиняешь Иванэ в той смуте?
        - Потому что, государь,  - сказал, осмелев, князь Андрей,  - Москва всегда устраивает беспорядки в соседних уделах! Стоит только какому-нибудь князю связаться с Москвой, как на его земли обрушиваются беды и несчастья!
        - Это только совпадение!  - возразил московский князь.  - В Брянске нет моих людей!
        - Нет?  - вскинул брови князь Андрей и впервые пристально посмотрел на Ивана Ивановича. Тот выдержал и не отвел взгляда от больших синих, с покрасневшими от бессонной ночи белками глаз.  - Неужели ты забыл жестокую брянскую смуту, случившуюся полтора десятка лет тому назад? Тогда брянцы убили князя Глеба, друга или слугу твоего батюшки, посаженного им в Брянске! Разве это случилось не по вине Москвы? А может ты забыл о мятеже в Брянске во время страшного поветрия? Нет, сомнения, что и там не обошлось без участия московских людей…
        - В этих словах есть правда,  - задумчиво сказал Джанибек-хан.  - Я слышал об этих событиях!
        - За что ты так суров, государь?  - молвил, едва сдерживая слезы, Иван Московский.  - Я тогда не был ни великим князем, ни московским правителем и ничего не знал об этих делах…
        - Зато все твои бояре замешаны в тех бедах!  - громко сказал Андрей Константинович, подняв голову и с гордостью глянув на ордынского хана.  - Благодарю, государь, что ты поверил моим правдивым словам!
        - Поверил?  - поднял свои густые черные брови Джанибек.  - Неужели? Эй, Дзаган!  - крикнул вдруг он. Из темного угла вышел ханский денежник и, приблизившись к трону, склонился перед своим повелителем в низком поклоне.  - Скажи-ка, Дзаган,  - молвил Джанибек,  - сколько серебра привез нам этот глупый Андрэ?
        - Весь «выход», государь, сполна и богатые подарки, ценой в четверть «выхода»,  - ответил денежник.
        - Ладно,  - повеселел Джанибек и почесал рукой затылок,  - а сколько добра доставил нам Иванэ?
        - Раза в три больше, государь,  - скривился в улыбке Дзаган.  - И «выход», и подарки…
        - Тогда иди, Дзаган,  - весело сказал Джанибек, обратив взор на русских князей.  - Что ж, я вижу, что вы выполнили свои обязательства перед моей казной. Но, тем не менее, вы оба виноваты в том, что плохо управляете вверенными вам землями и устраиваете там беспорядки! За это вы должны заплатить в мою казну пеню! Ты, Иванэ, должен внести три тысячи моих серебряных денег! Это - за жалобы на тебя…
        - Так ведь жалоба была только от одного глупца Андрея!  - вскричал, перебивая хана, князь Иван.
        - Не только от Андрэ, бестолковый коназ!  - поднял руку ордынский хан.  - На тебя жаловался также Иванэ из Стэрэдубэ! Он недавно получил у меня ярлык на свой город…
        - Иван Стародубский?  - поднял свои красивые тонкие брови Иван Иванович.  - Вот тебе, каков друг и слуга моего батюшки!
        - Неужели ты думаешь, что мы такие дурачки, чтобы напрасно ходить с жалобами к самому государю?  - усмехнулся князь Андрей, радуясь горю своего недруга.
        - Ты зря перебил меня, Иванэ,  - кивнул головой Джанибек.  - Это - признак твоей грубости! За это я прибавляю тебе еще тысячу монет! Теперь ты должен мне четыре тысячи денег! Понял?
        - Да, государь,  - грустно промолвил князь Иван, склонив голову. Он понял, что лучше смириться с тем, что есть, чтобы совсем не разориться.
        - Я подтверждаю твое право, Андрэ, на те города, которые я пожаловал твоему батюшке!  - продолжил свою речь хан.  - Это: Новэгэрэ, Суждалэ и Гэрэ-бузург. За такие богатые города ты должен внести в мою казну две тысячи серебряных денег! И ты получишь ярлык на владение городами только после уплаты назначенной суммы!
        - Вот какая беда!  - подумал князь Андрей.  - Дорого придется заплатить за отцовские города - Нижний, Суздаль и Городец! Какой же я глупец, что приехал с жалобой на молодого князя Ивана! Наказал и его, и себя!
        Однако вслух он сказал:  - Благодарю тебя, славный и могучий государь! Я принимаю твои слова, как великую милость! Будь же ты жив, невредим и здоров, наше золотое солнце!
        - Ну, а теперь идите, мои верные рабы, и не забудьте доставить сюда нужное серебро!  - расплылся в широкой улыбке Джанибек-хан.
        Выйдя из ханского дворца на воздух, оба князя посмотрели друг другу в глаза и засмеялись.
        - Вот как идти к царю с жалобами, брат!  - сказал Иван Иванович.  - Сам себя и наказал!
        - Ох, злее зла татарская честь!  - буркнул князь Андрей и вздрогнул от страха.  - Неужели донесет?  - мелькнула мысль.
        - Не бойся, Андрей Василич,  - склонил примирительно голову князь Иван,  - я не пойду доносить на тебя! Неужели я не понимаю, что сам же от этого пострадаю? Зачем нам ссориться? Вот если бы ты не ходил к царю со своими оговорами, твоя грамота на вотчины была бы куда дешевле. Эх, ты…
        И князья разошлись по своим юртам, довольные хоть тем, что поняли нелепость своей вражды и сделали шаг к примирению.

        ГЛАВА 7
        БРЯНСКАЯ СМУТА

        В один по-зимнему холодный ноябрьский день 1355 года Брянск напоминал кипящий котел. По Большой Княжей дороге проносились телеги с купеческим добром: не успев наторговаться, богатые люди Смоленска, Тарусы, Великого Новгорода и других славных городов, приехавшие за брянскими мехами, спасались бегством.
        Вслед за одним бунтом, который князю едва удалось подавить, вспыхнул новый взрыв народного недовольства.
        В прошлом году, когда князь Василий расправился с нарушившими покой его заповедного леса злодеями, горожане взбунтовались. Однако богатые люди города - купцы и ремесленники - попытались успокоить простонародье, попросившись на прием к своему князю. Они собрались на Красной площади, выбрали из своих рядов наиболее достойных и послали их к стенам княжеского детинца.
        Но князь отказался выйти «ко всякому сброду» и они, безуспешно простояв, разошлись по городу, сея среди горожан смуту и неурядицы.
        Наконец, недальновидность князя и «крамольные слова» мятежников привели к массовым беспорядкам. Собравшись в большую толпу, горожане напали на купеческие усадьбы и стали грабить не поддержавших бунт богачей. Черный дым от пожара охватил брянский посад, и князь Василий немедленно послал на подавление мятежа почти пять сотен дружинников. «Злые крамольники» не ожидали от князя таких решительных действий, поэтому при первом же столкновении с княжеским войском они разбежались. До самого вечера тушили пожар княжеские люди: и воины, и челядь. А поскольку людей не хватало, князь Василий распорядился вывести из тюрем «лютых татей», которые под конвоем прибыли на пожар и помогали бороться со стихией. На некоторое время город затих, и, казалось, князю удалось навести долгожданный порядок. Напрасно бояре пытались убедить князя «не злить без надобности чернь и не верить во временную тишину»! Они напоминали князю Василию о событиях недалекого прошлого, когда брянцы не только отчаянно сражались с отборными дружинами покойного князя Дмитрия, но даже лишили жизни в городе самого князя Глеба Святославовича!
        - Тогда у мятежников было больше сил,  - сказал на это князь.  - Это же случилось до поветрия! А во время «черной смерти» вымерло полгорода. Большинство - чернь! Теперь пусть хоть весь город восстанет! У меня достаточно воинов, чтобы расправиться с крамолой!
        Горячность и жестокость князя Василия беспокоили епископа Нафанаила.  - Опомнись, сын мой,  - говорил он, пытаясь увещевать князя,  - никакая сила не устоит против целого города!
        - Не волнуйся, святой отец!  - отвечал на это с веселой улыбкой князь. Хорошо - Все мы видели, как злодеи разбежались! А теперь устроим праведный суд и жестоко покараем всех, крамольников, задержанных во время беспорядков!
        Узнав о желании князя «устроить праведный суд», бояре откровенно перепугались. Князь, к тому же, перестал созывать боярские советы и действовал самолично. Получив сведения от наушников о том, что бояре втайне от него устраивают сборища, он, не пожелав проявить доброй воли и собрать брянскую знать, чтобы выяснить причины их недовольства и помириться, лишь озлобился и стал думать, как от них избавиться.  - Отослать бы их всех в отдаленные городки, а сюда бы призвать только преданных мне смолян,  - размышлял он про себя. Несмотря на то, что эту сокровенную мысль князь никому не высказывал, брянские бояре все-таки почувствовали возникшую для них угрозу. Они, собравшись все вместе, пошли на совет к брянскому епископу Нафанаилу. Тот, выслушав обеспокоенную знать, пообещал поговорить с князем. Но последний, убаюканный легкой прошлогодней победой над бунтовщиками, требовавшими «княжеского слова» и «серебра вдовам убитых охотников», согласился лишь с одним - перенести суд над сидящими в темнице мятежниками лишь на более поздний срок.
        Бояре, узнав об отсрочке суда, несколько успокоились.  - Вот уедет князь летом в Орду, может там и образумится!  - рассудили они.
        И в этот раз князь Василий недолго пребывал в Сарае. Ему снова удалось застать хана Джанибека, побывать у него на приеме и, добившись похвалы хана за своевременную доставку серебра, мехов и прочих подарков, отбыть назад в Брянск.
        Правда, хан задал брянскому князю один неприятный вопрос о недавнем мятеже и тем самым дал понять своему даннику, что он хорошо осведомлен о событиях в Брянском уделе. Князь Василий тогда ответил, что жестоко покарал «воров, которые посягнули на его заповедный лес, а потом разогнал их родичей, пытавшихся устроить беспорядки».  - Сейчас я готовлю праведный суд над остальными мятежниками!  - добавил он.
        - Если подавил крамолу, тогда сразу же казни всех злодеев!  - сказал ему хан с усмешкой.  - А если с этим делом затянул, тогда жди большей смуты! Ты лучше возьми выкуп с родственников тех злоумышленников и сразу же отправь вырученное серебро ко мне в Сарай!
        Но брянский князь не прислушался и к этим, ханским, словам. Он лишь только еще больше озлобился и решил беспощадно расправиться со всеми уцелевшими бунтовщиками. Вернувшись в Брянск, он поручил своему мечнику Сотко Злотковичу срочно готовить суд, однако тот, войдя в сговор с остальными боярами, всячески затягивал это дело. В конце концов, когда князь уже больше не хотел ждать и потребовал немедленно «собрать всех бояр и людей святой церкви», судить оказалось некого! Произошло доселе неслыханное! Тюремные стражники не пожелали исполнять свой долг и не только выпустили «злодеев» из темницы, но сами ушли с ними!
        Княжеский гнев был безграничен! Он немедленно отстранил мечника Сотко Злотковича от должности и назначил на этот пост своего дружинника - тридцатилетнего Давилу Суворовича. Тот никогда не имел дел с тюрьмами, стражниками и узниками, поэтому совершенно развалил всю работу. И остальные стражники, доселе преданные князю, но напуганные его угрозами, разбежались. Темницы опустели, и все осужденные оказались на свободе. Некоторое время в городе стояла мертвая тишина. Закрылись купеческие лавки. Опустели торговые ряды городского рынка. Князь встревожился и решил сам объезжать со своей дружиной словно бы обезлюдевший город…И вдруг, как только наступили холода, все пришло в оживление. По улицам забегали «калики перехожие», мальчишки и юродивые, криками предвещавшие беду и хулившие брянского князя. Горожане собирались в темных местах в кучки и оживленно что-то обсуждали. Откуда-то пошли слухи о якобы приближающемся к городу литовском войске. Горожане открыто выражали свои симпатии великому литовскому князю Ольгерду. Однажды князь Василий, пересекая со своей конницей Красную площадь, заметил небольшую толпу,
собравшуюся возле Спасского собора, и дал знак своим дружинникам медленно проследовать туда. Увидев князя, горожане разбежались. Вдруг неожиданно, из-за храма раздался резкий крик:  - Слава Роману Молодому! Стыд и позор Василию Смолянину!
        Брянский князь пришпорил коня и, объехав собор, увидел стоявшего у церковной стены юродивого. Тот гримасничал, махал руками а, увидев князя, не испугался, и снова закричал:  - Вот он тут, Васька Смолянин! Он не князь, а московский слуга!
        Князь Василий поскакал к дурачку.  - Зачем ты говоришь такие крамольные слова?!  - сурово вопросил он, приблизившись.  - Неужели ты совсем потерял голову, если хулишь своего князя?!
        - Ты не князь, Васька!  - крикнул со смехом юродивый, скорчив и без того препротивную рожу.  - А наш законный князь - Роман Михалыч Молодой!
        - Он же - литовец и названный сын поганого князя Ольгерда!  - прохрипел князь, приходя в ярость.  - Ты хвалишь чужеземного врага?!
        - Ты сам враг, злобный Васька!  - взвизгнул дурачок.  - Слава Литве и могучему Ольгерду! Слава Роману Молодому!
        - Слава, слава Роману Молодому!  - понеслось по городу, и князю показалось, что зашумел, закричал весь Брянск.
        - Ах ты, вор и бесстыжий разбойник!  - вскричал брянский князь, выхватывая из-за пояса свой тяжелый меч и обрушивая его на голову несчастного дурачка.
        - Э - эх!  - только и успел выдохнуть тот, рассеченный едва не надвое, падая на сырую землю.
        Конные дружинники, стоявшие за спиной князя, перекрестились.  - Вот какой грех!  - буркнул седовласый Радята Чурилович, служивший еще князю Василию Храброму.  - Теперь будет беда!
        Князь повернул своего коня и быстро поскакал к городской крепости. Дружина последовала за ним.
        На следующий день, к рассвету, город был разбужен колокольным звоном. Со всех церковных колоколен гудел тревожный набат, призывавший горожан на борьбу.
        На этот раз князь решился прибегнуть к боярскому совету.  - Эй, Типко!  - крикнул он, проснувшись от колокольного звона. Мальчик-слуга вбежал в княжескую спальню и, увидев полуголого, лежавшего рядом с ключницей Шумкой князя, опустил глаза.  - Беги же, Типко,  - распорядился князь,  - к моему огнищанину: пущай собирает боярский совет! И позовите владыку. А сюда пусть немедленно придет мой тиун! И давай ко мне Белько!
        Постельничий Белько пулей влетел в княжескую опочивальню с ворохом одежды. Не обращая внимания на раздетую, накидывающую на себя халат Шумку, он поспешно стал натягивать на князя теплую, греческой ткани, рубаху…
        Когда княжеский тиун, он же воевода, Борил Воятович, недавно назначенный князем на место опального Супони Борисовича, вошел в княжескую опочивальню, князь был уже одет и готов идти на боярский совет. Увидев своего тиуна, он весело сказал:  - Молодец, мой славный Борил: ты пришел вовремя!
        Польщенный воевода улыбнулся в ответ: князь Василий был скуп на похвалу.
        - Иди, мой праведный тиун, и хорошенько осмотри нашу крепость!  - приказал князь.  - Из города доносится мятежный шум! Нам угрожают крамольники!
        - Для нас это привычное дело, княже!  - решительно молвил княжеский тиун.  - В нашем городе уже давно поселилась крамола! Покричат, покричат и затихнут, а если надо, мы пресечем это зло острым мечом!  - И он ударил своей правой рукой по рукояти меча.
        - Ну, ладно, иди, Борил,  - улыбнулся успокоившийся князь.  - Побыстрей огляди наш детинец и беги на боярский совет!
        - Слушаюсь, княже!  - повернулся к двери воевода.
        Князь вышел в простенок и медленно, не торопясь, двинулся в сторону думной светлицы.
        Все бояре уже были в сборе и гудели, как рассерженные пчелы, обсуждая последние события. Князь приблизился к своему креслу и, остановившись перед ним, повернулся лицом к боярам, вставшим в знак приветствия.  - Здравствуйте, славные бояре!  - громко и весело сказал он.
        - Здравствуй, княже!  - ответили нестройным хором мрачные бояре.
        - Садитесь!  - бросил князь, усевшись в свое большое кресло.  - Я собрал вас здесь, чтобы поговорить о городской смуте. Судя по набату, вся городская чернь восстала против законной власти! А значит, мы должны дать отпор этим лютым крамольникам!
        В это время в думную светлицу вошел брянский епископ Нафанаил. Перекрестив князя и бояр, он быстро подошел к передней скамье и уселся на свое, свободное до этого место.
        - Я прошу вашего совета, как нам пресечь беспорядки!  - продолжал после недолгой паузы князь.  - Вы хорошо знаете город и горожан и можете подсказать, где обычно скапливаются главные мятежные силы и куда лучше послать моих воинов!
        В светлице стояла мертвая тишина. Бояре настороженно смотрели перед собой и не решались говорить.
        - Не бойтесь!  - буркнул князь.  - Я умею ценить полезные советы!
        - А зачем тебе, такому мудрому князю, наш совет?  - сказал вдруг хриплым голосом бывший мечник Сотко Злоткович, вставая из середины зала.  - Разве ты прислушиваешься к нашим словам? Или чтишь своих думных людей? Ты уже давно не собирал боярский совет! И прогоняешь всех, кто верно и честно тебе служит! Вот и боятся тебя знатные люди, а потому и молчат! Я сам прослужил столько лет на славу князя! И теперь стал не нужен! А там и других с позором прогонишь!  - Он сел, а бояре одобрительно, дружно загудели.
        - Не надо обижаться,  - пробормотал покрасневший от досады князь Василий.  - Мы скоро разберемся, кто из бояр нам друг, а кто недоброжелатель. А сейчас в нашем городе мятеж! Какие тут споры? Мы все ходим под Богом!
        - Вот что я скажу тебе, сын мой,  - подал голос епископ.  - Никакой беды не случилось и не надо прибегать к оружию! Дело, конечно, беспокойное, но не гибельное! Я послал своих людей во все церкви, чтобы они осмотрели колокольни, поговорили со священниками и убедили их, что нужно проповедовать мир и покой…Они постараются отговорить народ от волнений. Ну, а если не удастся успокоить людей добрыми словами, тогда подумаем о применении силы…
        - А я считаю, что дело не такое простое!  - молвил, вставая, сильно постаревший и сгорбившийся боярин Кручина Миркович.  - Если весь город охвачен набатом - значит, опасность велика! По всему городу бродят толпы мятежников, вооруженных кольями и железными прутьями! Из темницы вышли все воры и разбойники. Они - зачинщики беспорядков! Нам нужно ждать жестокой смуты! Конечно, наш славный владыка прав, что нужно избегать кровопролития…Но я думаю, без этого не обойдется!
        - Неправда, славный Кручина!  - возразил, вставая, сидевший рядом с епископом Коротя Славкович.  - Люди святой церкви уже остановили набат, а простолюдины охотно пошли в церкви, чтобы послушать Божьи слова…Есть надежда, что они успокоятся!
        - К тому же, злые люди не угрожают нашему детинцу, а ходят только по городу и посаду,  - поддакнул его брат Ясеня Славкович.  - Зачем нам посылать войско и еще больше озлоблять горожан?
        - Как это «не посылать войско»?  - удивился князь Василий.  - Это же крамола? Пусть пока без погромов и пожаров, но мятеж есть мятеж! Не хватало еще, чтобы чернь объединилась в один кулак! А может, ударим по этим злодеям прямо сейчас и разобьем их по частям, пока не поздно?
        - Это неправильно, сын мой,  - покачал головой епископ.  - Мы и без того наделали много ошибок! Зачем было убивать того несчастного дурачка Вавилу?! Теперь не так просто успокоить толпу! Вот если бы ты, сын мой, был прав и сражался только с врагами, тогда можно было бы послать войско на мятежников…Нелегко справиться даже с жалкой толпой, если она верит в правоту своего дела!
        - Удивительно слышать такие слова!  - развел руки князь Василий.  - Неужели чернь сама успокоится?
        - Успокоится, княже,  - весело сказал Юрко Брежкович.  - Куда им деваться? Пошумят, покричат, а там и сядут на непотребное место!
        - Именно так, именно так - пробурчали в знак согласия остальные бояре.
        - Ну, если так,  - умиротворенно сказал брянский князь,  - тогда будем ждать…
        И он распустил боярскую думу.
        - Как мудр наш владыка!  - сказал, спускаясь по ступеням княжеского терема, боярин Сотко Злоткович своему приятелю Борилу Мирковичу.  - Надо же: утихомирили смутьянов без острого меча! А там, настанет время, и мы разом сковырнем этого злобного Василия!
        - Давно пора прогнать этого вздорного князя из нашего Брянска, а на его место призвать Романа Михалыча Молодого! А лучше бы позвать самих литовцев!  - ответил боярин Борил.  - Наши горожане правы, брат мой! Нам надо быть подальше от Москвы! А разве этот Василий не московский прислужник?
        - Да, брат,  - кивнул головой Сотко Злоткович.  - Пора уже нам готовить горожан к новому князю! Помоги нам, Господи!  - И друзья-бояре разом перекрестились.
        В самом деле, горожане, не получив жестокого отпора, довольно скоро успокоились. Уже через три дня открылись купеческие лавки, заработал рынок и, казалось, ничто не предвещало новых бед.
        Но брянские бояре, возненавидевшие своего князя, знали, что «тишь и благодать», установившиеся по зиме в городе, лишь на время оттягивают предстоящие суровые события.

        ГЛАВА 8
        ЛИТОВСКАЯ НАПАСТЬ

        Осенью 1356 года полки великого литовского князя Ольгерда Гедиминовича шли на восток. Политика мира, во время которой литовцы пытались помешать смоленскому и брянскому князьям сотрудничать с Москвой, закончилась провалом. Ни Иван Смоленский, ни Василий Брянский, его сын, ссориться с Москвой не пожелали. Вместо этого они установили с молодым великим московским и владимирским князем Иваном Ивановичем самые тесные связи и готовились заключить союз. Этого литовцы допустить не могли и начали войну. А перед тем в Смоленск и Брянск были засланы многочисленные лазутчики, которые не только собирали сведения о противнике, но и сами разжигали во вражеских городах страсти: распространяли среди горожан всевозможные клеветнические слухи о тамошних князьях, восхваляли Литву и великого князя Ольгерда и особенно прославляли князя Романа Молодого, которого прочили удельным князем в Брянск.
        Впереди Ольгердова войска шел разведывательный полк, который должен был выявлять вражеские войска, засады, осуществлять разведку боем и, наконец, доставлять своевременные сведения в Большой полк, возглавляемый самим Ольгердом Гедиминовичем.
        Великий литовский князь ехал верхом на коне рядом со своими сыновьями - князьями Андреем и Дмитрием, расположившимися справа от него. По левую руку Ольгерда Гедиминовича ехал его брат Кейстут с сыном Витовтом, а сзади скакали на своих породистых конях видные воеводы, среди которых пребывал и князь Роман Михайлович Молодой. Последний прибыл в Литву еще в начале года, марте, сразу же после беспорядков в Брянске, и находился там вплоть до самого похода литовского войска на Смоленск. Великий князь Ольгерд, дождавшись, когда князь Роман прибудет с его гонцом в Вильно, сразу же пригласил молодого князя на беседу.  - Пора собираться на войну, сын мой,  - сказал ему тогда Ольгерд Гедиминович.  - Наступило подходящее время! Руки Москвы связаны Нижним Новгородом, нашим союзником…В Брянске происходят беспорядки! Недавно к нам приехали брянские бояре с жалобами на своего бестолкового князя Василия! Пора нам пойти на Брянск и сбросить со «стола» того Василия! Ты готов к занятию дедовского «стола»? Не передумал?
        - Не передумал, мой государь и названный отец!  - весело сказал князь Роман.  - Я готов идти в поход хоть сейчас и взять в свои руки власть над брянской землей! Однако где же эти брянские бояре? Мне нужно поговорить с ними и получить полезные советы!
        - Тогда хорошо, сын мой. Жди сбора войска. А теперь сходи и потолкуй с брянскими боярами. Ты был еще мал, хотя можешь их помнить. Они приходили ко мне вместе со своим славным князем Дмитрием, когда он искал убежища от своих врагов. Тогда еще был жив твой батюшка, смелый Михаил Александрыч…Он дружил с Дмитрием Брянским. Сюда приехали седовласые бояре Жирята и Супоня со своими сыновьями и внуками…
        - Я помню этих бояр!  - радостно воскликнул Роман Михайлович.  - Мне очень хочется их увидеть!
        - Ну, иди к ним, сын мой,  - молвил великий князь, прощаясь.  - Там узнаешь, готовы ли они оказать тебе помощь…
        После небольшого отдыха князь Роман отправился на подворье, где остановились беглые брянские бояре, и встретился с ними.
        Он сразу же узнал седобородых Жиряту Михайловича и Супоню Борисовича.  - Мы так рады тебя видеть!  - сказали они, низко, поясно, кланяясь Роману Молодому.  - Нас прислали сюда брянские бояре, чтобы мы передали волю брянской знати и поддержали тебя!
        Они познакомили князя со своими детьми и внуками, приехавшими с ними в Литву. Жирята представил своего сына Избора - тридцатилетнего красивого, широкоплечего, рослого богатыря, который был на полголовы выше отца и уступал ростом только князю Роману, а затем и внука Влада, четырнадцатилетнего румяного молодца, еще не догнавшего ростом своего отца, но судя по виду, обещавшего это.
        Супоня Борисович познакомил князя Романа со своим сыном Будимиром, двадцати восьмилетним голубоглазым молодцем, точной копией своего отца, и внуком Иваном, который, несмотря на тринадцатилетний возраст, уже догнал ростом отца и деда и, казалось, стеснялся своей могучести и отроческой неуклюжести.
        Все они низко поклонились князю, а тот, в свою очередь, приветливо кивнул им головой.
        Пройдя в светлицу и усадив князя в кресло, бояре и их отпрыски расположились напротив него на двух длинных параллельных скамьях. Самые старшие - бояре Жирята и Супоня - подробно рассказали Роману Михайловичу о своей жизни в Брянске, об опале и ссылке на окраины удела, о нетерпимом поведении брянского князя Василия, о массовом недовольстве им бояр, купцов и простых горожан.  - Вот мы и пришли сюда к великому князю Ольгерду, чтобы повидать тебя, славный князь, и пригласить к нам в Брянск!  - весело сказал Жирята Михайлович.  - Сейчас в Брянске царит смута и стоит только тебе там объявиться, мы все - от самого старого боярина до последнего холопа - перейдем на твою сторону! И прогоним того злобного князя Василия!
        - Откуда же вы узнали, что я сейчас здесь, у славного Ольгерда?  - усмехнулся князь Роман, погладив левой рукой свою русую бородку.  - Неужели вы знаете о моей дружбе с великим князем?
        - Знаем, княже,  - вздохнул Супоня Борисович.  - Мы давно общаемся с литовскими людьми. Известно, что великий князь Ольгерд имеет своих соглядатаев в Брянске, как и в других городах. Те беспрепятственно ходят по городу и прилюдно расхваливают тебя. А все бояре, княжеские воины и стража знают об этом, но князю ничего не сообщают. Мало того, если приставы или стражники схватят лазутчиков, наши люди выслушают их и тут же выпускают на свободу, как друзей…
        - Удивительно!  - покачал головой князь Роман.  - Неужели горожане готовы принять меня?!
        - Мы готовы, княже,  - встали со своих скамей бояре и их наследники,  - за тебя в огонь и воду до самой кончины!
        И вот теперь брянские бояре со своими отпрысками и челядью ехали вместе с войском Ольгерда Гедиминовича на Смоленск.
        Князь Роман, покачиваясь в седле, вспоминал ту встречу и улыбался, глядя в спину великого литовского князя. Неожиданно тот обернулся и показал всем рукой, что следует остановиться: к нему приближался скачущий во весь опор всадник. Вот он сбавил ход, поравнялся с литовскими князьями, спешился и, держа коня за узду, подошел к Ольгерду Литовскому.  - Здравствуй, великий князь и могучий король!  - сказал он на хорошем литовском языке, поясно кланяясь. Знатные литовцы молча оглядели всадника с ног до головы. Рослый, широкоплечий, с большой русой бородой, голубоглазый мужчина, был одет в добротный коричневый литовский кафтан с куньим воротником, мягкие татарские штаны серого цвета, втиснутые в длинные, до самых колен, желтоватого цвета сапоги, вероятно, из выделанной козьей кожи. Он стоял перед ними с обнаженной головой, с которой только что снял теплую, напоминавшую татарский треух шапку, и держал ее в левой руке. С виду ему было немногим больше тридцати лет.
        - Кто ты и зачем сюда прибыл?  - спросил, не сводя глаз с незнакомца, великий князь Ольгерд.
        - Я боярский киличей, славный государь!  - ответил посланец приятным басовитым голосом.  - И прислан к тебе из Брянска, чтобы сообщить важные сведения.
        - Как твое имя?  - вопросил Ольгерд, все еще сохраняя подозрительность.
        - Я - Белюта Соткович, сын бывшего княжеского мечника!  - ответил незнакомец.  - Мой батюшка снарядил меня в путь по просьбе всех брянских бояр, чтобы я успел рассказать о наших бедах и опасности, угрожающей тебе! Я скакал налегке, без боевого снаряжения, чтобы не опоздать!
        Тут только Ольгерд и его спутники увидели, что брянский посланец имел лишь один меч, небрежно пристегнутый к широкому кожаному поясу.
        - Да, вижу,  - пробормотал великий князь.  - Ты так спешил, что даже не надел боевых доспехов. Тогда было бы трудней добираться…Ну, что ж, говори, что там у вас в Брянске приключилось?
        - Там, государь, произошло следующее,  - начал Белюта Соткович и подробно рассказал о случившемся. Оказывается, брянский князь Василий получил из Смоленска известие о том, что на удел его отца идет литовское войско и принял решение оказать помощь Смоленску. По приказу князя Василия его бояре в течение двух дней собрали около полутора тысяч воинов - тысячу дружинников и пятьсот ополченцев. Рать возглавил сын брянского князя - двадцатичетырехлетний Иван Васильевич, а сам князь остался в городе, поскольку ожидались беспорядки, и он, имея всего две сотни дружинников, рассчитывал «сам навести порядок». Воины плохо знали молодого князя Ивана, ибо он за все время правления отца был не у дел: лишь ездил на охоту да искал только одни развлечения. Правда, брянский князь возил его с собой на ратные сборы и кое-чему научил, но воинского опыта и, что самое главное, уважения со стороны дружинников, ему не обеспечил…Войско этого, незакаленного в боях князя, шло медленно и спокойно, надеясь, что литовцы не успеют до них подойти к Смоленску.  - Смоленский гонец говорил, что твое войско, государь, только готовится
в поход и поэтому можно не спешить,  - подвел итог своей речи брянский посланец.  - Тогда я поскакал к тебе другой дорогой, имея двух лошадей, чтобы предупредить тебя. Иди, государь, на брянские полки и разбей молодого князя Ивана! Нельзя допустить, чтобы он соединился со смоленским войском…А потом ты можешь без труда занять Брянск! Как только твои воины подойдут к городу, мы сразу же поднимем мятеж, прогоним ненавистного князя Василия и примем к себе Романа Михалыча Молодого!
        - Что ж, славный брянский человек,  - задумчиво сказал, выслушав посланца, Ольгерд,  - если ты сказал правду, я отблагодарю тебя щедрой наградой! А пока иди в мой обоз и жди моего решения! А мы сейчас обсудим твои сведения!
        И великий литовский князь, окруженный конными родственниками и воеводами, так и не слезая с коня, завел с ними разговор. Совещание было недолгим. После нескольких слов Ольгерда Гедиминовича знатные литовцы пришли к единому решению, и войско вновь двинулось в сторону Смоленска.
        - Сначала мы осмотрим город и напугаем старого князя Ивана,  - молвил великий литовский князь, давая знак продолжать путь,  - а потом пойдем на Брянск!
        Так они шли целый день и лишь, когда стемнело, сделали привал.
        На другой день, едва только рассвело, войско, приняв пищу, вновь проследовало намеченным путем.
        Уже к полудню до литовцев дошел запах гари, который с каждой верстой все усиливался.
        - До Смоленска уже недалеко,  - подумал ехавший в прежнем порядке князь Роман Молодой.  - Неужели они взяли этот сильный город?
        Но его сомнения были рассеяны, как только перед глазами литовских воинов предстал в лучах едва пробивавшегося через густые черные тучи солнца прекрасный город, стоявший на холме. Клубы дыма закрывали от глаз часть крепостной стены: горели окрестные деревни и городской посад, а в дыму кружили литовские всадники. Великий князь Ольгерд поднял руку, и войско остановилось.  - Нечего залезать в густой дым!  - сказал он.  - Подождем здесь и послушаем наших людей!
        Тут же к Ольгерду подскакал литовский воевода, приведший еще раньше свой передовой полк к Смоленску.  - Государь!  - громко как бы отчеканил он, не слезая с коня.  - Мы сожгли все пригороды и купеческий посад! И я посылал, согласно твоему приказу, человека к Ивану Смоленскому с требованием открыть ворота города перед нашим войском…
        - Ну, так что же Иван?  - нетерпеливо перебил его Ольгерд.  - Неужели согласился?
        - Нет, он выслушал моего посланца, но отказался открыть ворота!  - пробормотал как-то разом сникший воевода.  - Пообещал прекратить дружбу с Москвой, но не согласился заключить с нами военный союз: боится татар!
        - Ладно,  - кивнул головой великий литовский князь,  - пока будем довольствоваться только этим…Нам надо идти туда,  - он махнул рукой на юго-восток,  - на Брянск! Вот пожгли здесь веси и достаточно. Сначала надо разгромить брянское войско, а там, после победы, подумаем…
        И литовское войско, покорное воле Ольгерда, быстро развернулось, направляясь к другой дороге и покидая встревоженный, озадаченный Смоленск.
        Литовцы шли не спеша два дня, делали по три привала в день, принимали пищу и отдыхали. Великий князь не хотел утомлять своих людей перед предстоявшей битвой. Он убедился, что смоляне не собираются выходить из города, его преследовать и, тем более, идти на соединение с брянским войском. А возможно Иван Смоленский и не знал, что к нему идет подмога из Брянска.
        На третий день утром, сразу же после того, как воины приняли пищу и были уже готовы продолжить путь, в литовский лагерь вернулись посланные во время рассвета разведчики. Они доложили, что неподалеку стоит русское войско, горят костры и, по всей видимости, вражеские воины еще отдыхают.
        - По коням!  - вскричал Ольгерд Гедиминович, вскакивая в седло своего боевого коня.  - А за нами ведите пехоту!
        Литовские военачальники разбежались по своим полкам и дружинам, и вся пятитысячная литовская масса быстро, решительно пошла вперед.
        Но не прошли они и часа, как увидели двигавшуюся им навстречу лавину окольчуженных брянских воинов. Также как и у литовцев, впереди неспешно шла конница, а за ней - пехота. Было ясно, что брянцы имели разведку и уже знали, что поблизости враг.
        Войско возглавлял молодой князь Иван Васильевич, ехавший сразу же за Сторожевым полком, во главе Большого полка.
        Князь зорко всматривался вдаль, но ничего не видел. Неожиданно он услышал крики и лязг металла.  - Они столкнулись!  - подумал он, и, привстав в седле, громко крикнул:  - Эй, дружина, славные брянцы! Вперед! Скачите на подмогу!
        И вся брянская конница, повинуясь слову молодого князя, с визгом и воплями помчалась на литовцев.  - Слава Брянску! Слава брянскому князю!  - понеслось над полем.
        Рассчитывая напугать врага внезапной атакой и шумом, лучшие воины молодого князя Ивана врезались вслед за ратниками Сторожевого полка в передние ряды литовского войска. Литовцы, однако, не растерялись и устояли от прямого удара тяжелой брянской конницы. Некоторые из них сдвинулись на шаг и потеснили сзади стоявших. Заметив это, князь Иван крикнул:  - Шибче! Шибче, брянские воины! Еще немного - и мы сокрушим нашего врага!
        Вдруг откуда-то из середины литовского войска, которое из-за поднятой воинами пыли было необозримо, раздался громкий трубный гул, и кто-то выкрикнул знакомым, известным едва ли не всем брянцам, голосом:  - Слава Роману Брянскому! Слава грозному Брянску! Долой Василия Смоленского!
        Литовское войско неожиданно расступилось, и прямо на брянцев выскочили, окруженные конными дружинниками, двое именитых всадников, брянских бояр - Жирята Михайлович и Супоня Борисович. При виде последнего воины молодого князя Ивана остановились, опустив мечи.  - Это же наш главный воевода!  - сказал брянский ветеран-дружинник Жарко Судилич.  - Мы не будем сражаться против него!
        - Слава Супоне Борисычу!!  - заорали во все горло старые брянские воины.  - Слава Жиряте Михалычу!
        - Да вы что?!  - попытался вмешаться в развитие событий молодой князь Иван.  - Разве они не враги?! Они же служат литовцам?!
        - Здравствуйте, мои брянские сыновья и братья!  - вскричал седобородый боярин Супоня.  - Я рад, что вы помните обо мне!
        - Вперед же, могучие воины!  - прокричал растерявшийся князь Иван Васильевич.  - Слава князю Василию!
        Но его никто не слушал. Битва закончилась без жестоких потерь: лишь несколько всадников с обеих сторон получили легкие раны. Литовские воины, ведомые двоюродными братьями-боярами Жирятой и Супоней, без промедления подскакали к князю Ивану, отняли у него меч и потребовали спешиться.
        - Я не сойду со своего коня!  - заупрямился Иван Васильевич.  - Уж если берете меня в плен, так пусть я буду на коне!
        - Ладно!  - буркнул литовский князь Дмитрий Ольгердович, подъехавший к нему.  - Я не против этого! Поехали к великому князю!
        И он поскакал конь-в-конь с пленным русским князем Иваном, провожая его к своему отцу.
        Великий князь Ольгерд уже давно все понял. Его слуги как раз разбили лагерь и установили великокняжеский шатер. В нем он и принял пленного отпрыска брянского князя.
        Когда Ивана Васильевича ввели и поставили перед сидевшим в кресле Ольгердом Литовским, тот улыбнулся и кивнул головой в ответ на поясный поклон, сделанный вошедшим.  - Садись, Иван,  - сказал он по-русски,  - и будь не пленником, а моим гостем!
        - Благодарю, великий князь!  - тихо молвил в ответ князь Иван, склонив голову.  - Но на деле я, увы, твой пленник. Стыд мне и позор!
        - Это ничего, Иван!  - усмехнулся великий князь.  - Ты еще молод, чтобы стыдиться поражений. У тебя еще все впереди, если ты не будешь идти против моей Литвы! Только мы можем угрожать тебе, ибо у нас - непобедимое войско!
        Князь Иван промолчал и еще ниже склонил голову.
        Вечером Ольгерд провел в своем шатре совет. Поскольку весь брянский отряд сдался на милость победителя и брянцы единодушно отреклись от своего князя Василия Ивановича, а князя Романа Молодого признали своим брянским князем, не было необходимости посылать большое войско на Брянск.
        - Пусть Роман Михалыч берет с собой тот брянский отряд,  - сказал великий князь Ольгерд,  - и ведет его в Брянск! Вы сами прогоните непутевого Василия, или убьете его, если будет надо. Меня же сразу известите о своем прибытии и пришлите побольше серебра на военные расходы!
        После небольшого отдыха два войска разделились. Ольгерд Литовский развернул свои полки и ушел назад - разорять смоленские и московские земли - а брянцы, перешедшие на сторону Романа Молодого, двинулись на Брянск.
        Князь Роман вновь назначил воеводой Супоню Борисовича, и тот с достоинством, не спеша, приступил к своим обязанностям. Предварительно в Брянск к Василию Ивановичу был отправлен гонец нового брянского князя Романа с известием о случившемся и требованием либо сдаться, либо уйти из города. Но последний не захотел даже выслушать посланника «самозваного князя».  - Бросьте этого злодея в темницу!  - приказал он с гневом своему мечнику Давиле Суворовичу.  - И зовите сюда моего воеводу! Будем готовиться к сражению с тем Романом Литовским!
        Однако в тот самый момент, когда покорный Василию Смоленскому мечник уже собирался выводить в простенок несчастного гонца, в княжескую светлицу вошли вооруженные бояре Сотко Злоткович, Борил Миркович и Коротя Славкович с целым десятком верных дружинников.
        - Мы пришли за тобой, княже!  - сказал громко, с достоинством, остановившись прямо напротив князя, боярин Сотко.  - Сдавай же свой меч «по добру-по здорову»!
        - Ах ты, вор!  - вскричал, багровый как кумач, князь Василий, пытаясь выхватить меч.  - Как ты осмелился поднять руку на своего господина?!
        Но тут на князя, по знаку бояр, кинулись брянские дружинники, отняв у него меч и крепко схватив его за руки.
        - Ты сам - вор, князь Василий!  - громко сказал Коротя Славкович.  - А наш истинный князь теперь - Роман Михалыч Молодой! Пока же посиди в темнице, а там - увидим!
        - Ах, злодеи-крамольники!  - вскипел князь, но вдруг зашатался и схватился за сердце.  - Ах, какая сильная боль!  - простонал он.
        Но дружинники, не обращая внимания на его стоны, повели страдавшего, едва передвигавшего ноги князя, в ближайшую темницу, где его уже ждали радостные, вернувшиеся из бегов и жаждавшие мести за свои обиды стражники.
        На следующий день князь Роман Молодой входил в Брянск под малиновый звон всех колоколов. У входа в детинец по обеим сторонам дороги столпились многочисленные горожане.  - Слава князю Роману!  - кричали из толпы.  - Здоровья Роману Михалычу!
        Возле крепостного моста стояли, перешедшие через ров, все брянские бояре. Даже престарелые и больные пришли сюда встретить своего князя. Лишь епископ Нафанаил не вышел на люди и остался ждать князя в думной светлице княжеского «охочего» терема.
        Боярин Кручина Миркович держал в руках серебряный поднос с хлебом-солью, а его брат Борил - золотой поднос с золотыми же кувшином и кубком.
        - Мы долго ждали тебя, пресветлый князь!  - сказал боярин Кручина, протягивая спешившемуся князю поднос.  - Все глаза проглядели! Благодарим тебя за то, что уберег всех наших воинов и принял наше приглашение на брянский «стол»!
        - Я благодарю вас,  - ответил князь, отламывая от хлебного каравая кусок и погружая его в соль,  - и желаю счастья славному Брянску!  - Он прожевал хлеб, взял с другого подноса кубок с греческим вином и сказал:  - Пью за славу этого города и брянских людей! Пусть же здоровье и богатство придут в этот многострадальный Брянск, и сам Господь станет вашим защитником! Слава Брянску! Слава брянскому люду!
        - Слава!  - подхватили горожане.  - Слава князю Роману Михалычу!
        На следующее утро князь Роман Молодой выпустил из города незадачливого Василия Ивановича с двумя десятками его дружинников, сохранивших верность изгнаннику.
        Князь Василий, не пожелавший разговаривать с новым хозяином Брянска, сидел в телеге: у него болела грудь. С трудом сдерживая стоны, он молча подал знак своим людям выехать по Большой Княжей дороге в сторону Смоленска.
        Только когда его небольшой отряд ушел далеко, и Брянск исчез из виду, князь Василий обрел дар речи и громко приказал:  - Поворачивайте-ка, мои люди, на ордынскую дорогу! Поедем в Сарай, к самому царю!
        А когда кто-то возразил, что «уже холодно и грядет зима», он, забыв о боли в груди, резко крикнул:  - Что нам зима?! У меня и без того стоит зима во всем теле! Нам хватит припасов на десяток дней, а может, и больше! Доберемся до Орды, найдем там правду, а тогда нам не будут страшны ни голод, ни холод! Поехали!

        ГЛАВА 9
        ГНЕВ МОСКОВСКИХ БОЯР

        Великий московский и владимирский князь Иван Иванович сидел в своем кресле в думной палате, обхватив обеими руками голову. Было о чем задуматься! Стольких трудов стоила дружба со Смоленском и Брянском, вот уже, казалось, готовится военный союз. И - на тебе! Хитроумный Ольгерд Литовский одним ударом разрушил все планы Москвы! Мало того, что он запугал своим походом престарелого Ивана Смоленского, добившись от него прежних отношений и оттолкнув от Москвы, так он даже захватил Брянск, изгнав оттуда Василия Ивановича и посадив своего ставленника - Романа Молодого! В довершении ко всему, разведывательные отряды Ольгерда неожиданно, почти без боя, заняли московский городок Ржев как раз в то время, когда сам великий литовский князь вел войско навстречу брянской рати молодого князя Ивана Васильевича. В Ржеве сел воеводой литовский служилый князь Иван Сижский. Успехи литовцев способствовали ослаблению влияния Москвы в восточной Руси. И многие удельные князья перестали считаться с молодым великим князем Иваном Ивановичем.
        Князь Иван Федорович Стародубский опять пошел в Орду выкупать ярлык за свой удел, не побывав предварительно в Москве! Таким же образом вновь поступил наследник умершего нижегородского и суздальского князя Константина Васильевича, его сын Андрей. Он тоже отправился с богатыми дарами к хану Джанибеку, минуя Москву, и добился ярлыка на отцовские земли с городами Нижним Новгородом, Суздалем и Городцом. Видя их безнаказанность, и «прочие удельные князья» сами повезли дань в Сарай, выпрашивая у ордынского хана ярлыки на свои земли.
        Не радовали Ивана Ивановича и церковные дела. Продолжалась борьба вернувшегося из Византии митрополита Алексия со ставленником Литвы митрополитом Романом. Лишь Великий Новгород безоговорочно встал на сторону Москвы, не приняв литовского митрополита…Неожиданно унесла смерть верного сторонника Москвы епископа Иоанна Ростовского. На его место святитель Алексий назначил отца Игнатия. Затем произошли последовательные смены епископов в целом ряде других городов. Митрополит Алексий едва успевал с «поставлениями». В Рязани им был утвержден епископ Василий, в Смоленске - Феофилакт, в Сарае - Иоанн.
        Но особенно тяжело переживала Москва внутренние неурядицы. В последний месяц 1356 года, 3 февраля, когда прозвонили заутреню, и москвичи стали медленно заполнять пустынные улицы, устремляясь на городские рынки, в самом центре Москвы, посредине пустынной площади, был обнаружен труп московского тысяцкого Алексея Петровича Босоволкова-Хвоста. Случившееся возмутило горожан. Ведь тысяцкий играл очень важную роль в жизни Москвы: защищал интересы простых москвичей перед лицом князя и боярством, или, как говорили тогда, «судил по правде».
        Было время, когда тысяцких выбирали «всем миром». Московские князья вынуждены были тогда считаться с ними и, в какой-то мере, «делиться властью», уважая интересы горожан. Многих сил стоило князьям добиться назначения московского тысяцкого своей волей, на это ушли долгие годы! Наконец, цель была достигнута и, казалось, тысяцкий стал верным слугой московского князя, одним из стержней зарождавшейся московской чиновничьей «лествицы». Однако не все было так просто. Назначаемые тысяцкие помнили прежнюю славу своей должности и не всегда проявляли покорность московскому князю. Когда же семья Вельяминовых добилась наследственного права на должность тысяцкого, второго человека, после великого князя, в Москве, многие бояре испугались двоевластия и возможных беспорядков. Особенно усилились Вельяминовы, когда князь Иван Иванович унаследовал от рано умершего брата Московское княжество. Его вторая супруга Александра из рода Вельяминовых, дочь тысяцкого Василия, стала великой княгиней!
        Такое возвышение Вельяминовых, их чванливость и заносчивость по отношению к остальным боярам вызвали зависть, злобу и, наконец, откровенную вражду сначала у московской знати, а затем и у подученной боярами черни. В конечном счете, чувство опасности охватило и великокняжескую семью. По совету бояр и высшего духовного лица Москвы митрополита Алексия, великий князь Иван Московский был вынужден отменить своим указом наследственное право Вельяминовых и назначить на должность тысяцкого боярина Алексея Босоволкова, представителя другого, соперничавшего с Вельяминовыми рода. Такое решение князя Ивана Красивого далось ему нелегко: пришлось обидеть родственников своей жены!
        Алексей Босоволков, став тысяцким, довольно скоро добился в Москве «превеликой славы». Он часто выезжал в самые отдаленные уголки города, оказывал определенную помощь «больным и сирым», отбросив напрочь «вельяминовскую спесь», не гнушался бесед и встреч с простонародьем, «судил по чести и правде». Его неожиданная смерть едва не привела к городскому бунту. Подстрекаемая семьей Босоволковых толпа сразу же обвинила во всем семью Вельяминовых и в пылу ярости бросилась громить их усадьбы.
        Но верные бояре великого князя Ивана, пребывавшего в это время в Орде, помешали действиям черни. Своевременно послав на защиту родственников великокняжеской жены большой отряд дружинников, они защитил имущество и жизнь Вельяминовых. Не без их участия сам Василий Вельяминов с тестем бежали из Москвы, найдя укрытие в Рязани у великого князя Олега Ивановича. Вслед за ними туда же ушли и многие другие знатнейшие московские бояре, напуганные мятежом черни. А оставшиеся влиятельные бояре и духовенство были вынуждены выйти на Красную площадь, чтобы успокоить толпу. Бояре много говорили и обещали, что «когда великий князь вернется, будет проведен тщательный сыск и убийца ответит за преступление». А выступившие после них священники красноречиво посулили «сделать все по правде и воле Господней» и попросили толпу «успокоиться и не гневить Бога». После этого на площадь выкатили бочонки «с хмельными медами и пенным пивом», прикатили телеги «со снедью и закусками», и мятеж сам по себе прекратился.
        В это же время митрополит Алексий пребывал во Владимире, где выступал судьей в споре великого тверского князя Василия Михайловича с племянником Всеволодом Александровичем Холмским за обладание Тверью. С большим старанием митрополит пытался примирить князей и убедить князя Всеволода признать старшинство его дяди. Но племянник упорно возражал и выставлял великому князю Василию ответные неприемлемые требования: отдать ему во владение часть великокняжеского удела. Закончилось все лишь благими пожеланиями, и каждый из князей уехал домой, оставшись при своем мнении.
        С возвращением митрополита, а затем и великого князя, в Москве восстановился порядок. Они вместе с боярами приступили к самому важному за последнее время делу, которого требовали москвичи - расследованию обстоятельств убийства тысяцкого Босоволкова - а для этого собрали боярский совет. Но совет, на который возлагались многие надежды, с первых же боярских выступлений вылился в ожесточенный спор соперничавших друг с другом знатных семей. Ввиду того, что Вельяминовы и их главные сторонники бежали, бояр Босоволковых поддержало большинство. Даже самые почтенные бояре - Феофан и Матвей Бяконтовы - выступили против Вельяминовых, считая их вдохновителями убийства тысяцкого Алексея Петровича.
        - Совсем забыли о высшей власти!  - возмущался Феофан Бяконтов.  - Только Вельяминовы могли хотеть смерти несчастного Алексея!
        - Надо бы сурово наказать весь их род за жестокость и насилие!  - вскричал Матвей Бяконтов.
        - Почему они сбежали в Рязань?!  - пробасил боярин Дмитрий Зерно.  - Если бы были правы, то не прятались бы от людского и княжеского суда!
        - Надо бы послать людей, княже, в Рязань!  - буркнул раздраженный спором боярин Симеон Михайлович.  - Пусть Олег Иваныч выдаст на расправу Василия Вельяминова!
        - Пусть выдаст! Пусть выдаст!  - закричали многие бояре, заглушив протест своих соперников.  - Этого Василия нужно судить! А все его имущество и пожитки - забрать в казну!
        Такое решение никак не устраивало великого князя Ивана Ивановича. Вот и сидел он в грустной задумчивости, пытаясь закрыться обеими руками от шума многих голосов разъяренных бояр.  - Зачем я созвал этот беспокойный сонм?  - лихорадочно думал великий князь. Перед его глазами проходили картины из прошлой жизни. Вспомнился отец, князь Иван Даниилович, старший брат Симеон.  - Как тяжела великокняжеская шапка!  - мелькнула мысль.  - Как мне все это надоело! Может, бросить все и уйти в чернецы, в Божий монастырь?
        Его мысли вдруг прервал голос митрополита Алексия, сидевшего рядом с князем в большом, обитом красным византийским бархатом кресле.  - Зачем вы устроили этот спор, славные бояре?  - сказал митрополит, глядя на Феофана Бяконтова.  - Неужели вы не знаете, что убийцу до сих пор не поймали? Конечно, всем известно, что Василий Вельяминов был соперником несчастного Алексея! Однако никаких доказательств его вины нет! Одни догадки! Но разве можно судить почтенного человека, боярина, только по догадкам? Эдак мы осудим без доказательств половину Москвы и загубим боярскую честь! Сегодня мы покараем Вельяминова, а завтра - кого еще? Это не дело!
        - Правда, правда!  - одобрительно загудели бояре, успокаиваясь.
        - А значит, нам нужно посмотреть, подумать и подождать,  - продолжал митрополит.  - Господь все видит и знает…Может и будет какое-нибудь знамение. Наберитесь терпения! И нечего раздражать самих себя в поисках врагов среди уважаемых людей. А вдруг убийцы пришли из чужой земли? Вы забыли о литовской угрозе? Вот уже и Брянск в руках хитрого Ольгерда! Но Господь нас не покинет…
        Митрополит замолчал и задумался.
        - Это так,  - пробормотал с передней скамьи боярин Андрей Акинфов.  - Нам нужно искать врага не в нашей славной Москве! Не исключено, что убийца был прислан самим Ольгердом?
        - Это вполне возможно,  - поддакнул Дмитрий Афинеев.  - Литовцы любят устраивать в чужих землях беспорядки! Однако у меня появилась одна мысль! Ведь Ольгерд только что завладел Брянском! Разве не в этом весь корень зла? Ведь Роман Молодой - литовский ставленник! А может, убийца боярина Алексея прибыл из Брянска?!
        - Из Брянска, из Брянска!  - дружно прогудели бояре.
        - Я помню, как во время Дмитрия Красивого из Брянска прибыл посланец,  - неожиданно молвил, вставая со второй от князя скамьи, боярин Матвей Бяконтов,  - и обвинил великого князя Семена в преступлениях людей Алексея Босоволкова! Неужели вы не помните? Он тогда притащил с собой в качестве доказательства мертвую, протухшую голову!
        - Помним! Помним!  - прокричали бояре.
        - Так вот, братья,  - продолжал боярин Матвей,  - это и есть брянская месть нашему покойному тысяцкому! А при Дмитрии они притаились…Дмитрий Брянский был тих и осторожен…А вот, когда сбросили Василия Смоленского и посадили Романа Литовского, они разом осмелели!
        - А может, это была месть брянских купцов за того жалкого Мордата?!  - вдруг громко сказал Дмитрий Зерно.  - Разве вы не помните того купца, который вымолил у брянского князя пощаду дебрей своей дочери и приехал жить в Москву?
        - А, так это тот самый купец Мордас, который привез в свое время покойному Ивану Данилычу ценную грамотку!  - кивнул головой седобородый Феофан Бяконтов.  - Он долго не прожил в Москве: его вскоре зарезали, прилюдно, на рынке!
        - Вот я об этом и говорю,  - улыбнулся Дмитрий Зерно.  - Тогда ходили слухи, что того купца Мордата зарезали люди нашего несчастного Алексея Петровича!
        - Это - бесстыжая ложь!  - вскричал, вскочив с последней скамьи, сын убитого тысяцкого Василий, приехавший из Переяславля, где он был воеводой, как раз на боярский совет.  - Зачем поднимать злые слухи?! Это - грех перед памятью моего праведного батюшки!
        - А здесь были брянские купцы или посланцы?  - поднял голову великий князь Иван. Мысль о вине брянских людей ему понравилась.
        - Были, великий князь,  - пробормотал, не вставая, Матвей Бяконтов,  - и брянские купцы, и посланники со свитой. Нет сомнения, что это они виновны в убийстве славного боярина!
        - Так ведь те люди приходили от князя Василия Брянского или Смоленского!  - возразил Симеон Михайлович.  - А тот Василий был нашим другом и присылал к нам людей с добрыми словами…
        - Да, вы сказали много жестоких слов о Брянске…,  - с горечью сказал Иван Московский. Но тут перед его глазами вдруг встали образ красавца Дмитрия Брянского, первого тестя, милое личико покойной любимой супруги Феодосии, дочери этого князя, и слезы неудержимым потоком потекли по его щекам. С огромным трудом он преодолел охватившее его волнение и, махнув рукой, с усилием произнес:  - Надо жестоко наказать этого Романа Молодого и послать большое войско на беспокойный Брянск!
        - Не спеши, сын мой!  - молвил, подводя итог совету бояр, митрополит Алексий. Его властный, но вместе с тем спокойный, «бархатный» голос, вновь установил полную тишину.  - Я еще не рассказал о последних новостях, а также о Брянске. Недавно ко мне приходили церковные люди из Орды, от сарайского владыки Ивана…Они видели Василия Брянского в Сарае! Он ходил на прием к самому царю Джанибеку! И татарский царь приказал дать ему огромное войско, чтобы вернуть законный брянский «стол»! Вот вам и готовое решение! Скоро этот Василий вернется в Брянск, и тогда мы попытаемся узнать, кто же все-таки убил раба Божия Алексея…Да поможет нам Господь!
        - Слава тебе, Господи!  - улыбнулся великий князь Иван.  - Да будет так! Помоги нам, Боже!

        ГЛАВА 10
        ВОЗВРАЩЕНИЕ КНЯЗЯ ВАСИЛИЯ

        Князь Василий сидел на телеге, окруженный конными воинами, и вглядывался вдаль: вот уже прошли окраины Брянского удела, а на пути не встретили ни одного человека! Все как будто знали, что он ведет с собой татарское войско! Вот проехали недостроенную крепостцу, поставленную на месте сожженного когда-то татарами Севска, сделали привал, а летучий татарский отряд наведался в некогда богатое княжеское поместье Асовицу, но, увы, и там было пусто! Не осталось даже крестьянских изб…
        - Они знают о татарах,  - подумал Василий Иванович.  - Видимо, впереди нас ждет вражеское войско. Надо готовиться к сражению!  - И он, вытянув ноги, откинулся на спину, погрузившись в воспоминания.
        Прошлой осенью князь совершил долгое, тяжелое путешествие в Орду: из-за болей в спине и груди он был вынужден, как и теперь, ехать, словно старик, в телеге.
        В Сарай он прибыл тяжело больным. Князь и его спутники изголодались в дальней дороге: имевшихся у них припасов хватило только на то, чтобы не умереть с голоду. Однако выжили не все, а в Сарае их никто не ждал. Голодный, трясущийся от холода, князь Василий был вынужден пойти к сарайскому епископу Иоанну. Последний накормил беглеца и дал ему в долг сотню серебряных ханских монет. Благодаря этой помощи, изгнанник сумел нанять гостевую юрту для себя и челяди и оплатить проживание своих дружинников в караван-сарае.
        Двое суток отсиживались князь и его воины в своем временном жилье, отдыхая после тяжелого пути и отъедаясь недорогим татарским пловом от недавнего голодания, а уже на третий день князь Василий со своим, оставшимся ему верным до конца боярином Борилом, его воеводой без войска, отправился в ханский дворец.
        Но стража, бдительно охранявшая вход во дворец, не пустила русского князя даже на порог. Три здоровенных воина с кривыми обнаженными мечами вытянули свое грозное оружие перед собой, сказав только одно слово - «аман»!
        - Почему «аман» или «смерть»?  - подумал брянский изгнанник и с грустью вспомнил боярина Кручину Мирковича, который без особых усилий добивался ханского приема для своего князя.  - Куда же мне теперь деваться? Может сходить в святую церковь и поговорить с владыкой Иваном?
        И он со своим воеводой направился в церковь.
        Отец Иоанн не особенно обрадовался своему гостю, однако, узнав, что князь пришел к нему вновь не за деньгами, но советом, успокоился.  - Тебе надо, сын мой, посетить какого-либо влиятельного мурзу,  - сказал епископ за трапезой, угощая князя Василия копченым осетровым балыком и крепким, красным как кровь, греческим вином.  - Здесь есть добрые люди, готовые дать полезный совет. Вот, к примеру, славный Сатай, бывший большим другом покойного брянского князя Дмитрия. Вот и сходи к нему, сын мой, и попроси у него помощи…
        - Что значат пустые слова?  - пробормотал расстроенный князь Василий - Разве они заменят серебряные деньги?
        - Сатай очень богат, сын мой,  - покачал головой епископ Иоанн,  - и, поверь мне, проживет без твоего серебра…Ты сделай ему скромный подарок и напомни о своей дружбе с Дмитрием Красивым. Разве ты не был в добрых отношениях с этим своим родственником?
        - Был, святой отец,  - кивнул головой Василий Иванович,  - однако не настолько, чтобы об этом вспоминать…Но я благодарен тебе, святой отец, за полезный совет! Покажи мне дорогу до усадьбы Сатая.
        - Тогда пойдешь с моим служкой,  - улыбнулся епископ, давая знак своим людям привести к нему проводника. Не успел князь Василий даже моргнуть, как в епископскую келью вошел рослый, одетый в монашескую рясу, мужик. Приняв благословение владыки, он, не говоря ни слова, остановился напротив сидевших за столиком князя и епископа.
        - Вот тебе проводник, мой человек по имени Никифор,  - сказал епископ, вставая из-за стола и обращая свой взгляд на смиренного мужика.  - Иди же, набожный Никифор, и покажи дорогу славному князю Василию к юрте мурзы Сатая!
        - Слушаюсь, святой отец,  - склонился в поклоне почтенный Никифор.  - А как будем добираться, верхом или пешком?
        - Пешком, святой человек,  - кивнул головой князь Василий.  - Я нынче болен и не могу ехать верхом. А что, долгий путь?
        - Недолгий, княже,  - сказал громким басистым голосом Никифор.  - Хоть Сарай и большой город, но все знатные люди живут неподалеку от дворца!
        Когда они вышли на пустынную улицу, епископский служка натянул на голову монашеский клобук, а князь запахнул наброшенный на него воеводой Борилом бараний тулуп, и трое путников направились к дому татарского мурзы.
        Юрта Сатая в самом деле находилась неподалеку - шагах в ста пятидесяти от дома епископа. Окруженная забором, напоминавшая крепость, выложенная из саманного кирпича, большая круглая постройка была видна издалека. Но Никифор не показывал на нее руками, а спокойно вел князя и его воеводу до той поры, пока они не подошли к воротам забора. Из-за забора неожиданно залаяли псы. Князь пригляделся и увидел сновавших взад-вперед здоровенных лохматых собак рыжеватой масти.
        - Ну, а теперь я уйду, славный князь,  - сказал, расставаясь, церковный служка.  - А к тебе скоро выйдет человек этого знатного мурзы!
        И он удалился.
        В самом деле, как и обещал Никифор, двери господского дома отворились, и на пороге показался невысокий, худенький, одетый в белый халат старик с длинной седой бородой. Он проворно подошел к воротам, сдвинул щеколду и пристально посмотрел на русских.
        - Салям галяйкюм!  - заискивающе сказал князь Василий и наклонил в знак приветствия голову.
        - Вагаляйкюм ассалям!  - ответил старик, по всей видимости, привратник.  - Тебе нужен мой славный господин?
        - Очень нужен, почтенный,  - ответил на неплохом татарском князь-изгнанник.  - Я приехал из далекого Брянска за советом к славному мурзе Сатаю…
        Старик-превратник нахмурился.  - У могучего Сатая нет дел с коназами-урусами!  - задумчиво сказал он.  - Наш важный мурза сегодня очень занят и не сможет тебя принять!
        - Я - близкий родственник покойного князя Дмитрия Брянского,  - пробормотал князь Василий и поправился.  - Брэнэ-коназа…
        - Родич Дэмитрэ?  - оживился старик.  - Тогда ладно! Пойду к моему господину и попрошу за тебя!  - И он вернулся в дом.
        - Надо было бы дать ему бакшиш,  - с горечью вздохнул униженный князь,  - но у меня совсем нет серебра…
        Однако ждать ему пришлось недолго. Вновь открылась дверь, и седобородый старик переступил порог.  - Айда!  - крикнул он весело.  - Славный Сатай приглашает тебя в дом!
        Князь Василий со своим мрачным молчаливым спутником Борилом Воятовичем пошли вслед за привратником, поднялись по высоким деревянным ступенькам, вступили в небольшие сени, обитые камышом и устланные мягкими персидскими коврами, а затем проследовали еще через одну, открытую стариком камышовую дверь, в большую залу с войлочным покрытием на полу. Там, в стенной нише, ярко горел очаг, чем-то напоминавший литовский камин, а на стенах мерцали многочисленные свечи, пламя которых постоянно колебалось от потоков воздуха, поступавшего из круглого отверстия в потолке. По углам залы стояли большие кованые сундуки, а прямо напротив вошедших сидели за лакированным китайским столиком в низких мягких креслах мурза Сатай, облысевший, с тонкими усами и небольшой бородкой, и еще какой-то, как видно знатный татарин с округлым лицом, более скуластым, чем у Сатая, жидкими усами и бородой. Его лицо показалось князю Василию знакомым. Они играли в шахматы и так увлеклись, что сбросили свои тюбетейки на пол и пристально смотрели на шахматную доску. За спинами игравших свисала с потолка длинная ширма, разделявшая залу на две
части.  - Видимо, там сидят его женки,  - подумал Василий Иванович.
        Казалось, знатные татары не заметили вошедших и даже не посмотрели в их сторону. Стоявшие в позе просителя князь со своим человеком испытали чувство острого унижения. Пришлось терпеть это презрительное отношение и молчаливо ждать.
        - Шах!  - вдруг громко сказал довольный Сатай и сделал резкое движение рукой, продвинув вперед вырезанную из слоновой кости фигурку усатого воина.
        - Вот тебе, Сатай!  - усмехнулся его соперник, снимая с доски фигурку слона.  - И зачем ты спешил?
        - Снова шах!  - вскричал, волнуясь, Сатай, устремив взгляд на доску.  - А вот тебе и мат! Получай же, славный Товлубей! Аман твоему государю!
        - Это же сам Товлубей!  - вздрогнул от радости брянский князь.
        - Шайтан!  - выругался рассерженный мурза Товлубей, подняв вверх обе руки и не глядя на русского князя.  - Ах, ты, хитрый Сатай! Да за тебя сам еблис!
        - Будет тебе, брат,  - засмеялся Сатай, наслаждаясь раздражением соперника.  - Нечего вспоминать еблиса! Разве ты сам не побеждал меня?
        - Это все проклятые урусы!  - буркнул Товлубей, указывая рукой на стоявших русских и не узнавая князя Василия.  - Вот пришли сюда, незванные, и отвлекли меня от игры!
        - Кто вы?  - весело спросил Сатай, потирая руки.  - Зачем потревожили мою юрту? Что вам надо?
        - Славный мурза!  - ответствовал князь Василий.  - Я - родственник твоего покойного кунака Дмитрия. По его воле я унаследовал Брянск…Но в недобрый час!
        И он подробно, хоть и сбивчиво, с волнением, рассказал на неплохом татарском о своей печальной судьбе. Татарские мурзы слушали его с интересом, покачивая головами и прицокивая языками.
        - Вот я и пришел сюда к вам, знатные люди, голодный, холодный, как нищий оборванец, с больными сердцем и душой!  - подытожил свою речь Василий Иванович.  - Помогите мне, славный Сатай и могучий Товлубей! Устройте мне встречу с государем, чтобы я мог попросить у него помощи! Неужели ты забыл меня, отважный Товлубей?
        - Так ты пришел без серебра?  - разочарованно пробормотал Товлубей, и его глаза, сверкавшие во время княжеской речи, сразу потускнели, уставившись в пол.  - Кто же поможет тебе без серебра? Я знал тебя как щедрого коназа, но сейчас вижу совсем другого человека!
        - Примите от меня скромные подарки, могучие воины,  - сказал, едва не плача, князь Василий, снимая с пальцев два золотых, украшенных драгоценными камнями перстня.  - Вот тебе, славный Сатай, кольцо с волшебным рубином, облегчающим головную боль, а это тебе, премудрый Товлубей - с чудесным изумрудом, спасающим от вражеских ядов…
        - С камнями?  - молвил, рассматривая подарок и приходя в хорошее расположение духа, мурза Товлубей.  - Да, этот зеленый камень, в самом деле, хорош! Теперь я узнаю тебя и вижу, что ты не напрасно пришел сюда!
        - Мы поможем тебе, Вэсилэ!  - рассмеялся довольный Сатай, надевая на средний палец дареный перстень.  - А теперь, айда, за наш пиршественный стол! И зови туда же своего человека!
        Князь махнул рукой стоявшему у порога Борилу.
        - А я пока отдам распоряжение моему слуге,  - встал от игрального столика Сатай.  - Эй, Мэнгэ!  - крикнул он.  - Тащи-ка сюда достархан, яства и лучшее питье!
        Через два дня ордынский хан Джанибек благосклонно принял несчастного князя Василия. Последний со слезами на глазах подполз к ханскому трону и, плача, рассказал татарскому повелителю о приключившейся беде.
        - Вот, Вэсилэ,  - молвил, выслушав его, хан Джанибек,  - что значит беспечно хлопать ушами! Поэтому тот бесстыжий коназ Ромэнэ без труда обскакал тебя! Но ладно…Я не давал тому Ромэнэ ярлыка на Брэнэ, да он и не просил его у меня! Значит, его дела плохи! Он незаконно занял Брэнэ и будет сурово наказан! Но кому доверить войско? Кто поведет наших воинов на Брэнэ? У тебя есть кто-нибудь на примете?
        - Есть, есть, государь!  - вскричал с радостью Василий Иванович.  - Мне готов помочь сам могучий Товлубей!
        - Неужели Товлубей?  - прищурил глаза Джанибек.  - Так ли, мой славный мурза?
        - Так!  - ответил, вставая из толпы придворных, знатный татарин.  - А Вэсилэ уже потом расплатится с нами!
        - Кого же пошлем с тобой?  - поднял руку ордынский хан.  - И сколько надо воинов?
        - Думаю, что надо взять отважного Нагачу с его туменом,  - подобострастно молвил Товлубей, льстиво улыбаясь,  - и доброго Ахмуда…
        - Ахмуда не пущу!  - решительно бросил Джанибек и повернулся в сторону своего тайного советника, стоявшего слева от его трона.  - Так и запиши, Тютчи, чтобы ехал на Брэнэ один Нагачу! А все расходы возложи на несчастного Вэсилэ! Пусть сразу же отправляются!
        - Благодарю тебя, славный и мудрый государь!  - сказал Товлубей, и его глаза блеснули недобрым огнем.  - Пожалел мне тумена!  - подумал он про себя, но вслух добавил:  - Да будешь ты жить века, наш отец и благодетель!
        - Слава тебе, государь!  - упал с колен князь Василий, обливаясь слезами.  - Я до самой смерти не забуду твоей заботы и ласки и буду молиться за тебя Богу всем моим сердцем!
        И все-таки, несмотря на волю хана и готовность его знатных подданных оказать князю Василию помощь, его отъезд с татарским войском задерживался. Уже сам хан отправился в дальний путь с большим войском: в Сарай пришло известие о мятеже в Тебризе. С ним уехали мурзы Сатай и Товлубей, а Нагачу, оставленный со своим туменом для похода на Брянск, все еще не спешил. Приближалось лето 1357 года, Василий увяз в долгах, устал от длительного ожидания и невыносимо страдал от своего бессилия. Наконец, в один из теплых майских дней, когда степи заросли густой сочной травой и цветами, а воздух благоухал, татарский полководец вошел в гостевую юрту князя Василия. Не церемонясь и не говоря лишних слов, он сразу же бросил сидевшему за утренней трапезой князю:  - Так, Вэсилэ, если хочешь, чтобы мы завтра же выехали к твоему Брэнэ, обещай заплатить каждому моему воину по двадцать государевых серебряных денег, а мне - четыре тысячи!
        - Четыре тысячи денег?  - почесал затылок оцепеневший от неожиданности князь.  - А также каждому воину…В твоем тумене не меньше десяти тысяч воинов?
        - Не меньше!  - буркнул Нагачу.
        - Значит, два десятка денег на десять тысяч,  - посчитал князь.  - Это будет двести тысяч монет…Да еще тебе четыре тысячи…В одной серебряной гривне - двести денег…Значит, я должен тебе больше тысячи гривен?! Это невозможно! Столько серебра не собрать по всей Руси!
        - Ну, тогда пусть будет по десять денег каждому, а мне - так и оставим!
        - Для тебя мне не жалко серебра!  - согласился князь Василий.  - Это…два десятка гривен…Я дам тебе больше - пять тысяч серебряных денег! Но воинам - только по четыре деньги…Больше не получится! И это будет непросто собрать! Две сотни гривен и еще два с половиной десятка…Премного!  - князь задумался, понимая, какое тяжелое обещание он дает Нагачу.
        - Ладно,  - улыбнулся доселе суровый полководец.  - Я согласен! С павшего верблюда - хоть шерсти клок!
        На следующий день татарское войско, ведомое Нагачу, ушло в дальний поход.
        Князь Василий, дремавший в тряской телеге, не испытывал чувства радости. Он не сомневался, что татары вернут ему брянский «стол», даже если придется сражаться. Однако после всех проволочек и унижений он потерял интерес не только к власти, но, в связи с недомоганием, и к самой жизни. А когда его верный боярин Борил подскакал к телеге своего князя, радостно крича:  - Княже, Брянск, Брянск перед нами!  - он лишь грустно улыбнулся и покачал головой. Даже темник Нагачу едва расшевелил князя Василия, приблизившись к нему с криком:  - Брэнэ уже на горе!
        Несчастный изгнанник, не желая обижать татарского полководца, приподнялся в телеге и увидел силуэт своего города, возвышавшегося над оврагом.
        Татарские воины по мановению руки своего полководца начали переходить Десну вброд. Сам же Нагачу, тысячники и князь Василий со своим отрядом из двух десятков дружинников проследовали по большому деревянному мосту на другой берег.
        Остановившись у начала Козьего болота, татары разбили лагерь, в мгновение ока заполонив все свободное пространство у города своими шатрами и кибитками.
        - Надо послать человека в город,  - сказал Нагачу все еще сидевшему в телеге князю Василию.  - Давай же, коназ Вэсилэ. Потом соберешь все договорное серебро, корм моим воинам и зерно для коней!
        - Ладно, могучий воевода,  - равнодушно кивнул головой Василий Иванович.  - Нам не нужен гонец. Я сам со своими людьми войду в город! Мне нечего боятся! Я чувствую, что мне недолго осталось жить…А серебро и прокорм ты получишь так, как мы условились!
        - Ну, делай, как знаешь,  - пробормотал Нагачу, удивленный княжескими спокойствием и смелостью.  - Но, если те урусы воспротивятся и захотят сражаться…,  - он поднял вверх кулак,  - тогда я сожгу этот Брэнэ, а всех врагов беспощадно перебью!
        Князь махнул рукой и телега, в которой он сидел, ведомая его дружинником, двинулась вперед. За ней проследовал весь его маленький отряд. Процессия медленно шла по Большой Княжей дороге. Сочился мелкий дождь. Только цокот копыт доносился до ушей князя да шум ветра и дождевых капель, падавших с неба и деревьев. Вот они подъехали к купеческим лавкам, разбросанным по берегу Десны, и оказались между ними и городской крепостью.
        Князя никто не встречал, не звонили колокола, повсюду было пусто и безлюдно.
        - Сам Господь не благославляет меня!  - думал, глотая слезы обиды, князь Василий.  - В городе никого нет! Видно разбежались, узнав о татарах!
        Однако у крепостных ворот князя ждали, и как только он со своим отрядом приблизился к крепостному рву, разом ударили колокола церкви Горнего Николы, город ожил, и князю показалось, что благовестный звон единственного храма «есть знак самого Господа», что наступает, наконец, покой для его души. Стоявшие по обеим сторонам моста, вышедшие из крепости священники во главе с епископом Нафанаилом, державшим в руке золотой крест, громко пели славившие Бога псалмы.
        Князь приблизился к мосту, слез, кряхтя, с телеги и оказался рядом с брянским епископом. Хлеба-соли не было. Владыка протянул руку и перекрестил склоненную перед ним голову постаревшего, поседевшего, сгорбившегося от унижений и скитаний на чужбине князя.  - Благослови тебя Господь!  - сказал он.  - И желаю тебе сердечного добра! Прошу тебя, сын мой, не гневаться на свой город и простить своих обидчиков!
        - А где же бояре? Почему не видно горожан?  - тихо спросил князь, роняя крупные слезы.  - Неужели никто мне не рад, и все стали моими врагами?
        - А твои беспокойные бояре и горожане так напугались,  - ответил епископ, жалостливо глядя на искаженное страданиями лицо Василия Ивановича,  - что разбежались, кто куда! Однако это поправимо! Здесь нет ни молодого князя Романа, ни литовцев. Они ушли в Литву три дня тому назад…И оставили нетронутой всю твою казну…Так что садись на свой «стол» и прими с уважением свою верную супругу, которая с тоской и душевным страданием ждала твоего возвращения!
        - Мой несчастный супруг!  - выкрикнула, выбегая из-за спины отца Нафанаила, сорокалетняя красавица-княгиня.  - Как же ты поседел, мой страдалец!
        Священники опустили глаза: князь, который был старше своей жены всего на два года, выглядел перед ней дряхлым стариком!
        - Ладно же, Оленька,  - обнял жену брянский князь,  - пошли в наш терем и будем налаживать нарушенную жизнь!
        Уже на следующий день князь Василий, посоветовавшись со священниками и епископом Нафанаилом, без покинувших город бояр, принял решение извлечь из брянской казны все наличное серебро и расплатиться с татарами. Кроме того, в лагерь темника Нагачу были отправлены телеги с мясом, хлебом и бочками с пивом, вином, хмельными медами. Вся княжеская челядь была в полном сборе и усердно исполняла волю своего князя. В крепость по приглашению князя Василия прибыли татарский мурза Нагачу и его приближенные. Целых три дня праздновал князь свою бескровную победу и без конца благодарил татар. Помимо серебряных слитков, каждый знатный татарин получил от него по особому подарку - либо драгоценному перстню, либо серебряной чаше, либо иному дорогому изделию. В день отъезда татар не осталось и следа «от былых богатств славного Брянска». Все раздарил щедрый князь Василий!
        - Будь же здоров, коназ Вэсилэ!  - сказал на прощание темник Нагачу.  - Я вижу, что ты добрый и щедрый! Обещаю, что если тебе еще понадобится моя помощь, я приду к тебе по одному твоему слову!
        С уходом татар оживился, казалось, совсем притихший и поникший Брянск. Его жители стали возвращаться из отдаленных краев и лесов. Город вновь стал обретать свой прежний вид: застучали молотки кузнецов и топоры плотников на посаде, открылись купеческие лавки, потянулся дым из гончарных и литейных мастерских. Жизнь входила в свое русло.
        …Прошло семь недель, и князь Василий, собрав духовенство в своей думной светлице, объявил о прощении всех своих обидчиков: и бояр, и простых горожан.  - Еще я хочу,  - сказал князь,  - чтобы все убежавшие из города люди, напуганные татарским войском, вернулись назад и не боялись моего суда! Я понял, что был неправ и незаслуженно обижал своих подданных! Теперь все будет иначе! Я буду править по закону и справедливости!  - Но едва он успел сказать эти теплые и благородные слова, встав со своего большого кресла, как вдруг княжеское лицо исказилось, его глаза, доселе спокойные и веселые, покраснели и вылезли из орбит, изо рта брызнула слюна.  - Ах, какая лютая боль!  - вскричал он, хватаясь ладонью правой руки за грудь и сползая, как куль, на пол.
        - Господи, спаси!  - прохрипел, волнуясь и не веря своим глазам, епископ. Он вскочил со своей передней скамьи и резво подбежал к лежавшему на полу бездыханному князю.  - Какое горе!  - простонал он, вглядываясь в почерневшее княжеское лицо.  - Наш славный князь Василий скончался! Господи, прими же душу этого мученика в райские врата и прости ему все грехи!
        - Аминь!  - хором пропели потрясенные, дрожавшие от ужаса священники.
        К вечеру уже весь город знал о случившемся.
        - Сам Господь покарал этого Василия за дружбу с татарами!  - говорили одни.
        - Жаль этого непутевого князя!  - бормотали другие. Но большинство горожан не сочувствовали умершему.
        - Слава Роману Михалычу!  - неслось по городу.  - Слава могучей Литве! Будем вместе с Литвой против Москвы и поганых!
        Огромная толпа собралась на вечевой площади близ церкви Горнего Николы.
        - Теперь мы с Литвой заодно!  - кричали брянцы, звоня в вечевой колокол.  - Слава Роману Молодому!

        ГЛАВА 11
        ПОСЛАННИК БРЯНСКОГО ЕПИСКОПА

        Ранней весной 1358 года митрополит «московский и всея Руси» Алексий принимал у себя, в скромной монашеской келье, великого князя Ивана Московского. Им было о чем поговорить! Прошлый год был тяжким и беспокойным. Мало того, что на самой Руси не было «тихости да порядка», и князья искали только повод для очередной междоусобной войны, не все было ладно с церковными делами: смерть косила епископов, поставленных Москвой, и митрополит едва успевал назначать очередных своих сторонников. Неожиданно летом в Москву прибыл посланник из Орды от ханши Тайдуллы. Последняя тяжело заболела, ослепла и так страдала, что была вынуждена прибегнуть к совету своей русской рабыни - вызвать из Москвы митрополита Алексия, как чудотворца, и излечить ее. Святитель был человеком глубоко образованным и практичным. Помимо книжных знаний, он обладал большим жизненным опытом, не кичился своими достоинствами и пытливо учился даже у простолюдинов навыкам излечивать больных. Он общался со многими знахарями, не только монастырскими, запоминал свойства целебных трав, умел составлять лекарственные настойки и мази. Призыв ханши
Тайдуллы не обескуражил его. Он посоветовался со многими «знатными лекарями», подготовил необходимые лекарства, а затем, перед отъездом в Орду, провел торжественный молебен «у гроба святого Петра», подле которого зажег две свечи. Потом он «раздробил свечу для благословения народа» и выехал в далекую степь, взяв с собой «благочестивых людей», знавших врачебное дело.
        Ханские же лекари, назначенные во дворец благодаря родственным связям и взяткам, могли вылечить только легкий насморк. Когда же они сталкивались с «неведомой болезнью», то полагались только на «волю Аллаха». Однако молитвы не помогли, и врачебные «светила» объявили, что «государыня обречена». Как только святейший митрополит прибыл в покои несчастной ханши, он сразу же понял, что болезнь не опасна, но сильно запущена, поэтому он дал ей укрепляющие, обеззараживающие настойки, и смазал ее глаза особой целебной мазью, приготовленной из трав. По совету митрополита Алексия ханские рабыни тщательно помыли свою госпожу, уложили на ложе и напоили успокаивающим «зельем».
        Уже наутро выспавшаяся и посвежевшая Тайдулла почувствовала себя лучше, а через три дня прозрела и встала на ноги.
        Выздоровление ханши было расценено в Орде как чудо. На русского митрополита смотрели как на волшебника и святого. Стоило ему выйти из усадьбы сарайского епископа для следования в церковь, как со всех сторон сбегались простые татары и услужливо, раболепно кланялись ему.
        Это не нравилось сарайским муллам и подстрекаемым ими мурзам.
        Тем временем в Орде случилось несчастье. Хан Джанибек, недавно покоривший «Тивирижское царство», получил известие, что там вспыхнул мятеж, и власть над беспокойной окраиной его ханства перешла в руки Джелаиридов - другой, враждебной ему, ветви Чингизидов. Он вместе со старшим сыном Бердибеком немедленно выступил в поход и, явившись в Азербайджан, разгромил своих соперников, занял Тебриз, а главного своего врага - Ашрафа - казнил. Оставив сына Бердибека в Тебризе, Джанибек-хан поспешил домой, поскольку наступало время приема русских князей с ежегодной данью. Однако по пути в Сарай он «крепко занедужил». В Орде ходили слухи, что несчастный хан был проклят казненным в Тебризе Ашрафом, и якобы по дороге ему явилось привидение в облике казненного, от чего он «помешался умом и взбесился». Русские же, проживавшие в Сарае, хорошо знали о пристрастии больного хана к «добрым грецким винам» и поэтому считали, что у хана был приступ «винной горячки».
        Один из ханских приближенных, мурза Товлубей, воспользовавшись создавшейся ситуацией, объявил хана сумасшедшим, связал его с помощью своих слуг по рукам и ногам, а сам послал гонца к царевичу Бердибеку в Тебриз, призывая его немедленно приехать и занять престол. Когда же царевич, послушав совет своего давнего приятеля, прибыл к месту стоянки больного хана, Товлубей стал убеждать честолюбивого наследника, что «ему пора занять ханский трон, а батюшку - отправить в неведомый мир!»
        В это же время Бердибеку сообщили, что его отец стал выздоравливать. Судя по всему, тяжелый приступ белой горячки проходил. Подстрекаемый Товлубеем, Бердибек не стал дожидаться полного выздоровления отца и, ворвавшись в ханский шатер, задушил его. В Сарай же послали Товлубея с верными людьми и сообщили, что «добрый государь Джанибек скончался от лютой хвори».
        Неожиданная смерть довольно молодого хана вызвала переполох. Ордынская столица загудела, заволновалась. Придворные разом заговорили о многих претендентах на высшую власть: ведь от покойного Джанибека осталась двенадцать сыновей! Но Товлубей упредил нежелательное развитие событий. По его приказу, согласованному с самим Бердибеком, ханские палачи умертвили всех двенадцать сыновей покойного хана, не исключая даже грудного младенца! После этого Бердибек был торжественно объявлен новым «повелителем правоверных», и мурзы поклялись ему в верности.
        Придя к власти, Бердибек стал насаждать свои порядки, окружив себя молодыми сторонниками и друзьями. Старые и опытные советники Джанибека были отставлены. В числе опальных вельмож оказался и мурза Сатай, который уже больше не приглашался в ханский дворец на совещания новой знати. Едва устоял и тайный советник покойного хана - Тютчи. Лишь потомственная слава, знание «государевых дел» и нескольких языков, позволили ему еще некоторое время оставаться на плаву, но хан Бердибек, не любивший «книжных людей», до последних своих дней относился к нему с некоторым презрением, редко обращаясь за советами по «важным делам».
        Наслушавшись мусульманских священников и своих молодых неопытных приближенных, новый хан с недоверием отнесся и к целительным действиям русского митрополита Алексия, которого обвинили в чародействе и «злом колдовстве». Пришлось московскому митрополиту предстать перед целым собранием мусульманских богословов и выдержать тяжелейший философский диспут. Бесстрашный святитель Алексий сумел не только оправдаться, но своей «дивной речью», прекрасным знанием татарского языка, местных обычаев и традиций, завоевал еще большую славу среди татар. Не имея возможности победить его в споре и боясь растущего влияния русской церкви в Сарае, ордынский имам Мухаммад уговорил хана Бердибека не только беспрепятственно отпустить митрополита в Москву, но даже способствовал тому, что новый хан выдал ему очередной ярлык, освобождавший русскую церковь от ханских поборов.
        Вскоре в Сарай прибыли с «выходом» многие русские князья, в том числе и великий владимиро-московский князь Иван Иванович. Богатые дары, привезенные из Москвы, сделали свое дело, и князь Иван Красивый вновь получил ярлык на великое владимирское княжение. Тем временем митрополит Алексий, выехавший из Сарая «посуху», а не по Волге, как ему советовал сарайский епископ Иоанн, подвергся нападению разбойников и был начисто ограблен. Злодеи похитили всю «казну», церковную утварь, дорогие одежды и даже кресты. Но высокий авторитет чудотворца спас жизни святителя и его людей: разбойники ушли, оставив несчастному митрополиту лишь его телегу с лошадью. Так и добрел до Москвы, «в голоде и нужде», первый человек «святой Руси».
        Вот и беседовали святейший митрополит с великим князем Иваном, благополучно вернувшимся из Орды, вспоминая минувшие события. Обсудив прошлогодние дела и придя к утешительным выводам, поскольку титул великого владимирского князя Ивану Московскому удалось отстоять, собеседники перешли к последним новостям.
        - Недобрые вести пришли из беспокойного Брянска,  - начал митрополит.
        - Это насчет смерти князя Василия?  - пробормотал великий князь.  - Об этом все знают…
        - Его смерть еще не все, сын мой,  - кивнул головой митрополит.  - Не оправдались наши надежды на смоленских князей! Никто не захотел идти в Брянск: ни Святослав, ни его дети! А Иван, сын покойного Василия, оказался в литовском плену…Я слышал также от наших людей о болезни великого князя Ивана Александрыча. Этот старик, видимо, умирает!
        - Тогда ясно, почему Святослав не поехал в Брянск,  - молвил с хмурым видом Иван Иванович.  - Ведь он - наследник всего смоленского удела! Но ведь мог бы послать в Брянск своего сына Юрия!
        - Я вижу, что Смоленск подпал под влияние Ольгерда,  - с грустью сказал митрополит,  - и отдает брянские земли Литве…А пленный Иван теперь не наследник…Остается только один князь - Роман Молодой! Известно, что Брянск ждет этого литовского человека…Ты же помнишь, с какой радостью брянские крамольники встречали его во время городской смуты?! Если бы не татары, этот Роман по сей день владел бы Брянском!
        - Значит, Брянск отдается Литве,  - насупился великий князь Иван,  - а Роман Молодой вновь занимает княжеский «стол»! А может, уже занял?
        - Думаю, сын мой, что так и есть!  - кивнул головой отец Алексий.  - Вот только что ко мне приехал посланник от брянского владыки Нафанаила. Я его еще не выслушал, потому что пошел на встречу с тобой. Думаю, что пора его позвать!  - и митрополит, подняв со стола серебряный колокольчик, позвонил. В келью вбежал одетый в монашескую рясу мальчик.
        - Позови-ка сюда, дитя мое, отца Семена из Брянска. Он ждет моего приглашения в простенке!  - распорядился отец Алексий.
        Мальчик удалился, а в митрополичью келью вошел рослый рыжебородый священник с непокрытой головой и большим серебряным крестом на груди.  - Здравствуй, великий князь!  - сказал он густым басом, остановившись у входа и крестясь на иконы. Поскольку брянский посланник уже виделся с митрополитом, он не подошел под его благословение.
        - Садись же, предобрый Семен!  - молвил митрополит, указывая рукой на небольшой диванчик, стоявший у входа прямо напротив сидевших в креслах за столиком высоких собеседников.  - И рассказывай, как там ваши дела. Не пустует ли княжеский «стол»?
        - Не пустует, святитель,  - грустно ответил отец Симеон.  - Прошло уже больше сотни дней, как Роман Михалыч Молодой вошел в наш город…
        - Ах, так!  - бросил великий князь Иван.  - Значит, мы не ошиблись!
        - Мы слышали, что после смерти князя Василия в Брянске вспыхнул мятеж!  - усмехнулся митрополит.  - Стоит только услышать слово «Брянск», как сразу же думаешь о крамоле! Сколько же будет это продолжаться? У ваших брянцев нет ни терпения, ни мудрости! И еще этот невенчанный, незаконный князь Роман!
        - Горько так говорить, святой отец,  - тихо сказал брянский священник,  - но издавна, чуть ли не со времен греков или римлян, считается, что голос народа исходит от самого Господа! А народ повелел…
        - Неужели весь народ?!  - встрепенулся митрополит.  - Значит, там было вече?
        - Было, святитель,  - кивнул головой отец Симеон.  - И не одна чернь, городские дураки, а даже все бояре участвовали в собрании! Как только умер тот несчастный князь Василий, так сразу же вернулись все беглые брянские бояре! Они и собрали весь народ на горке, где провозгласили брянским князем Романа Молодого…А потом бояре послали к великому князю Ольгерду целую толпу из городской знати и богатых горожан с просьбой «дать им в князья прямого потомка славного Романа Старого»! Однако молодой князь Роман не сразу прибыл в мятежный город. Он подождал, пока успокоятся городские страсти, и лишь только после этого вошел в Брянск под «малиновый» звон всех колоколов…
        - А как же принял его ваш владыка Нафанаил?  - нахмурил брови митрополит.
        - Пока никак, святитель,  - покачал головой брянский посланец.  - Вот он и прислал меня к тебе за благословением! Владыка не будет венчать князя Романа без твоего разрешения! Он не стал этого делать во время изгнания князя Василия. Тогда Роман Молодой был как бы «местоблюстителем«…А сейчас у него нет другого выхода. Ведь сам народ принял решение о князе! Владыка боится нанести ущерб святой церкви и оттолкнуть от себя брянскую паству! Как быть?
        - Да, сын мой,  - с горечью сказал митрополит,  - у нас, в самом деле, нет иного выхода! Если мы откажем в венчании, тогда тезка князя Романа, лживый литовский митрополит, воспользуется случаем и переманит на свою сторону брянцев…Надо венчать! Может, мы тогда склоним князя Романа к дружбе с Москвой!
        - Неужели ты веришь,  - пробормотал великий князь Иван,  - что нам удастся оторвать этого Романа от Литвы? Разве он не названный сын Ольгерда?
        - Верю, сын мой!  - улыбнулся митрополит, и его голубые лучистые глаза осветились внутренним пламенем.  - Роман Михалыч - русский князь, в его жилах течет кровь православного христианина! Надо бы мне самому побывать у вас в Брянске и поговорить с этим молодым князем!
        - Так что мне передать нашему владыке?  - тихо спросил растерявшийся отец Симеон.  - Венчать ли ему князя Романа?
        - Венчать!  - весело сказал митрополит.  - В этом нет сомнения! Так и передай владыке Нафанаилу! Пусть спокойно, прилюдно благословит этого князя и тем прославит нашу святую православную церковь!

        ГЛАВА 12
        ХАНСКИЙ СУД

        Великий тверской князь Василий Михайлович стоял на коленях у золотых ступенек ханского трона и молча ждал. Молодой хан Бердибек не спешил. Он, хитроумно улыбаясь своими прищуренными глазами, поглядывал в сторону любимой жены Содгэрэл, сидевшей в небольшом креслице справа от его высокого трона. Новый повелитель Орды и правил по-новому. В приемной зале хана не было вельмож - лишь только супруга да тайный советник Тютчи, стоявший слева от трона. Вопреки установившейся традиции, Бердибек привел с собой красавицу-татарку и совместно с ней решал свои дела. Обычно в присутствии восседал на подушках и Товлубей-мурза, которому Бердибек особенно доверял, но сегодня он пребывал в другом месте: проверял поступившую в казну от крымского даруга дань. Новый хан не доверял прежним отцовским вельможам и последовательно отстранил от дел отцовского денежника Дзагана, визиря Ахмуда, прогнал верных слуг отца Хошоя и Унэгэ и даже поменял надежных ханских рабов, продав их в далекий Мавераннахр! Что же касается практичности в политике, то он недалеко ушел от отца: мерилом верности русских князей оставалось серебро! Также
как и Джанибек, его старший сын, на деле, торговал ярлыками, и вся ханская справедливость сводилась лишь к признанию правым только того, у кого было больше серебра…Но, в отличие от отца, который умышленно не хотел примирять русских князей, выманивая с той и другой враждующей стороны серебро, Бердибек, отказавшийся слушать советы высшей сарайской знати и самого имама, предпочел действовать самостоятельно и выжимать как можно больший доход, вознаграждая самого щедрого и карая более скупого или бедного.
        Конфликт между великим тверским князем Василием Михайловичем и его племянником Всеволодом Александровичем Холмским, тянувшийся уже много лет, привлек внимание Бердибека-хана. Куда только не обращались упомянутые князья: и к великим московским князьям, и к митрополиту Алексию, и к прежнему хану Джанибеку. Но ничего не помогало, а вражда все росла и росла. Даже после того как ордынский хан уже в который раз выдал ярлык на великое тверское княжение Василию Михайловичу, его племянник продолжал борьбу, пытаясь правдами и неправдами вернуть себе тверской «стол»! Вот он опять, летом 1358 года, прибыл в Сарай с дарами и горячими просьбами к новому хану, надеясь, что теперь-то молодой Бердибек поддержит его. Но ордынский хан, получив подарки от князя Всеволода, не спешил с принятием решения. Он, подумав и посоветовавшись со своей супругой, решил дождаться великого тверского князя Василия. Последний, будучи болен, прислал сначала к хану своих людей - боярина Григорчука и переводчика-татарина Корэ, служившего ему в Твери.
        Они привезли с собой богатые дары и ежегодную дань - «выход». И серебро, и прочие подарки в несколько раз превышали цену того, что привез с собой князь Всеволод Александрович. Поэтому его судьба была уже предрешена. А когда же сам Василий Михайлович Тверской-Кашинский прибыл в Сарай с еще большими богатствами, ордынский хан встретил его «с любовью»: сразу же по прибытии в ордынскую столицу пригласил во дворец, выслушал все его жалобы на племянника, не перебивая, и вот теперь раздумывал, как подыскать повод для полного удовлетворения просьбы щедрого князя и примерного наказания его соперника.
        Молодая и красивая ханша явилась в приемную залу с жемчужными серьгами в ушах и жемчужной же звездой на лбу, подвешенной на тонком серебряном обруче, подаренными ей хитроумным князем Василием. Она с улыбкой смотрела сверху вниз на склоненного в поклоне великого тверского князя и, то сдвигая, то выпрямляя свои прекрасные черные, но тонкие брови, делала игривые знаки своему царственному мужу, что она довольна этим русским князем.
        - Коназ Вэсилэ - преданный слуга,  - думал Бердибек,  - но и Сэвэлэдэ невиновен передо мной! Как же решить это дело, чтобы не допустить несправедливость? Помоги нам, Аллах!
        И тут ему в голову пришла неожиданная мысль.  - Вэсилэ - это очень известное имя у коназов-урусов. Я как-то слышал об одном Вэсилэ…,  - он вспомнил, как в Сарай к его отцу приезжал брянский князь-беглец с просьбой о помощи, и как темник его отца Нагачу успешно вернул ему княжение…Весь Сарай тогда обсуждал случившееся и многие завидовали Нагачу, вернувшемуся домой с богатой добычей.  - Эй, Тютчи,  - пробормотал, все еще пребывавший в раздумье хан,  - это правда, что коназ Вэсилэ из Брэнэ скончался?
        - Правда, мудрый государь!  - громко ответил Тютчи.  - Этот коназ умер от сердечного приступа! Через семь недель после того, как мы вернули ему законный улус…
        - А вы проверили?  - усомнился Бердибек.  - Может, его убили?
        - В этом деле все ясно, государь,  - сказал, приложив руку к сердцу, ханский советник.  - Несчастный князь Вэсилэ был болен еще здесь, в Сарае. Он уезжал с нашими людьми, сидя на телеге и держась рукой за грудь! Видно, чувствовал сердечную боль!
        - О, Аллах!  - вздохнул Бердибек-хан.  - И у меня болит сердце!  - Он взялся ладонью правой руки за грудь.  - Я чувствую, как оно бьется…Расскажи-ка мне, Тютчи, о событиях в Брэнэ. Кто теперь занял этот лесной город? И как выплачивается «выход»?
        - Об этом знает только славный Товлубей, государь!  - буркнул Тютчи.  - Ты же отстранил от дел мудрого Дзагана, и я не получаю сведений о состоянии казны! А Товлубей ни с кем, кроме тебя, говорить не будет!
        - Значит, надо посылать за Товлубеем?  - зевнул Бердибек и вновь посмотрел на Тютчи.  - А может, ты хоть что-нибудь знаешь? Зачем же мы тебя тут держим, как ученого человека?  - Бердибек сузил от презрения глаза.
        - Кое-что знаю, государь,  - проглотил обиду Тютчи.  - Известно, что нынче в Брэнэ сидит молодой коназ Ромэнэ…Но у него пока нет ярлыка на тот лесной улус…Что же касается «выхода», то возможно коназ Ромэнэ уже расплатился с нашей казной…Но это знает только мурза Товлубей…
        - Ясно, что самозваный Ромэнэ с нами не расплатился!  - пробормотал Бердибек-хан.  - Поэтому нечего беспокоить почтенного Товлубея! И надо заманить того Ромэнэ сюда, в Сарай, чтобы получить весь положенный нам «выход»! Ты знаешь этого Ромэнэ, коназ Вэсилэ?
        Василий Михайлович поднял голову.  - Да, я знаю этого князя,  - сказал он, глядя с опаской на нового хана - Бердибек совсем не был похож на своего отца: круглолицый, скуластый, с узенькими щелочками глаз, жидкой бородкой и такими же жидкими усами. Услышав слова великого тверского князя, он оживился, его черные глаза округлились.  - Надо бы тебе съездить к Ромэнэ,  - сказал хан, улыбаясь, обнажая крупные желтые зубы,  - и потребовать, чтобы он прибыл сюда и доставил нам двухлетний «выход». За прошлый год тоже не было дани! Тот Вэсилэ умер, и никто не постарался…А может, послать в Брэнэ твоего племянника Сэвэлэдэ?
        - Не знаю,  - буркнул, побагровев лицом, князь Василий.  - Если я не смогу добиться выполнения твоей воли, то мой непочтительный племянник - и подавно!
        - Куда ему!  - пробормотал хан Бердибек, но тут же улыбнулся. Его осенило.  - Эй, Джэбэ!  - крикнул он. Из темного угла вышел обнаженный по пояс ханский слуга.  - Сходи-ка, Джэбэ,  - весело сказал хан,  - до юрты того глупого Сэвэлэдэ и приведи его сюда!
        Прошло совсем немного времени, и князь Всеволод Александрович вошел в ханское присутствие. Перейдя порог, он сразу же, упав на мягкий ковер, пополз к ханскому трону. Поцеловав ступеньки трона, он остановился рядом со своим соперником - великим тверским князем Василием - и пал ниц перед ханом.
        - Говори же, Сэвэлэдэ,  - грозно сказал Бердибек-хан,  - ты знаешь Ромэнэ, коназа Брэнэ?
        - Не знаю, славный государь!  - простонал князь Всеволод.  - Я его ни разу не видел!
        - Ты лжешь!  - возмутился ордынский хан.  - Кто же не знает коназа Ромэнэ?! Только одни обманщики!
        - Не гневайся, государь!  - пролепетал напуганный Всеволод Холмский.  - Я только слышал, что этот Роман прибыл в Брянск из Литвы! А зачем мне связываться с Литвой? Это только мой дядька Василий может позволить себе дружбу со злодеями!
        - Ах ты, тать!  - взвизгнул Василий Михайлович, пытаясь обхватить руками племянника и оторвать его от пола.  - Злобная скотина! Ты не раз позорил и грабил меня, своего стрыя! А теперь решил меня оклеветать?!
        - А ты - бессовестный человек!  - вскричал Всеволод Холмский и схватив дядьку за бороду.  - Вот я тебе!
        - Государь! Славный государь!  - вскричал плачущий Василий Тверской.  - У этого бесстыжего злодея совсем нет страха!
        - Ну-ка, остановитесь!  - прикрикнул Бердибек, едва сдерживая смех.  - Вы захотели потерять свои жалкие головы?!
        Оба князя, оторвавшись друг от друга, оцепенели, стоя на коленях и тупо глядя на хана.
        - Вот вам мое решение!  - молвил с видимым гневом ордынский хан.  - Поскольку ты, Сэвэлэдэ, не можешь себя достойно вести в присутствии государя, не чтишь своего престарелого дядьку, а также утаиваешь всю правду о коназе Ромэнэ, я выдаю тебя головой славному коназу Вэсилэ вместе с твоими слугами и болярэ! Но и ты, Вэсилэ, не останешься без наказания! Ты должен заплатить в мою казну две тысячи серебряных денег за шум и хулу перед нашими лицами! Эй, Джэбэ!  - хан хлопнул в ладоши и как только верный слуга предстал перед ним, распорядился:  - Сходи-ка, Джэбэ, за нашими стражниками и передай им мой приказ. Пусть они идут к юрте этого коназа Сэвэлэдэ, схватят всех его людей, свяжут их веревками и приведут в юрту коназа Вэсилэ! А их имущество и серебро тоже отдадите Вэсилэ, чтобы он побыстрей заплатил свою пеню! А теперь свяжи-ка руки этого Сэвэлэдэ и передай его, как нечестивого раба, старому дядьке!
        - О, пощади, славный государь!  - завопил, катаясь по полу, Всеволод Холмский. Но верный Джэбэ цепко схватил его за руки!
        - Благодарю тебя, могучий и мудрый государь!  - вскричал, задыхаясь от радости, князь Василий Тверской.  - Ты мудр, как Соломон и Александр Македонец, и даже мудрей всех древних мудрецов! Ты одним ударом разрубил этот запутанный годами и зловещий узел! Я беспощадно накажу бессовестного негодяя и его приспешников! Слава, слава тебе, великий государь!
        - Ладно, Вэсилэ,  - весело сказал Бердибек-хан, глядя на связанного, почерневшего от горя князя Всеволода.  - Вези же этого злодея на свой суд и поступай, как знаешь! Однако не забудь моих слов и проведай того Ромэнэ! Он должен приехать в Сарай и расплатиться с долгами! Пусть не боится моей кары! Если он привезет все положенное серебро, ни ему, ни его лесному Брэнэ ничто не угрожает! И немедленно доставь сюда назначенные тебе две тысячи серебряных денег!
        - Слушаю и повинуюсь!  - громко сказал, вставая и пятясь к выходу, князь Василий.  - Да будешь ты жив, невредим и здоров на века, наш любимый государь, ясное солнце!

        ГЛАВА 13
        СВЯТИТЕЛЬ В БРЯНСКЕ

        Князь Роман Михайлович восседал в своем кресле думной светлицы, окруженный боярами. Начало декабря 1358 года не предвещало благоприятных перемен. Грянули суровые морозы, сковали реки и озера толстым льдом, а засыпавший все пути-дороги снег нисколько не уменьшил лютых холодов. Из-за снега пришлось отказаться от охоты - излюбленного княжеского времяпрепровождения. Но в стольном Брянске, несмотря на суровую погоду, дела шли неплохо. С вокняжением желаемого всеми правителя в городе установились тишина и покой. Роман Михайлович, приглашенный на княжение вечем, то есть всем народом, прибыл в город в сопровождении известных бояр - Супони Борисовича и Жиряты Михайловича «с чадами и верными людьми». Супоня Борисович вновь стал тиуном князя или главным воеводой, Сотко Злоткович, постаревший и сгорбившийся, опять возглавил княжеский сыск, а боярина Улича Брежковича князь назначил огнищанином. Немногочисленные же бояре покойного князя Василия и его верные дружинники отправились, волей нового брянского князя, сопровождать княгиню-вдову Ольгу в Смоленск. Назад она уже не вернулась. Ключницу Шумку князь Роман,
несмотря на протесты бояр и епископа, оставил при себе.  - Пусть эта красная девица присматривает за светлицей и хозяйскими делами!  - решительно сказал он, пораженный красотой молодой женщины. Прелестная Шумка не долго горевала о смерти своего любовника-князя и очень скоро оказалась в постели Романа Молодого. Как только супруга князя Мария занемогла, и князь испытал «телесную тоску», красавица-ключница при первом же призыве в спальню охотничьего терема, должным образом успокоила его. Роман Михайлович не раз поминал добрым словом покойного князя Василия: веселая Шумка пришлась ему по душе! Но бывало и так, что князь Роман возмущался поведением своего предшественника, по вине которого в брянской казне почти не осталось серебра. Покойный Василий Иванович раздал все деньги татарам за их военную помощь. В результате возникла трехгодичная задолженность ордынскому хану. Несмотря на то, что в Орде произошли перемены, и скончался хан Джанибек, его наследник не собирался прощать Брянску долгов. По осени в Брянск приезжал великий тверской князь Василий Михайлович и напомнил князю Роману об ордынском долге.  -
Меня прислал к тебе сам царь,  - сказал тогда князь Василий.  - Он вызывает тебя в Орду с серебром! Ты должен уплатить «выход» за два года!
        Значит, князь Роман был вынужден собрать серебро и за следующий год, поскольку в этом году съездить в Орду не удалось.
        Перед отъездом в Брянск из Литвы князь Роман Михайлович беседовал с глазу на глаз с великим литовским князем Ольгердом. Последний освободил брянского князя от дани Литве сроком на пять лет.  - Вот когда ты окрепнешь и умножишь казну, тогда будешь присылать к нам, в славную Литву, брянское серебро,  - молвил Ольгерд на прощание.  - А вот Орде пока исправно плати «выход», чтобы татары не обозлились и не причинили вреда. Рано тебе обижать татарского царя…Он еще в силе! А врагов у нас и без того достаточно…
        Получилось, что с приходом в Брянск литовского ставленника платежи в Орду не отменялись и объяснялись лишь временной мерой: «пока не умножатся силы».
        Как оказалось, «силы» «не умножались» в Литве едва ли не сто лет: литовские князья, занимавшие Волынь и прочие русские земли, платили дань Орде, как и русские князья в былые годы. Другое дело, что они не оказывали Орде военной помощи, так как воевали в войске великого литовского князя. Но татар это вполне устраивало.
        Вот и Брянск, став зависимым от Литвы уделом, обязывался лишь «по первому зову великого князя Ольгерда отсылать в Литву тысячу лучших воинов и хранить союз с ним». А под «союзом» понималась вражда со всеми соперниками Литвы и, прежде всего, с великим князем Иваном Московским.
        Василий Михайлович Тверской, бывший Кашинский, зять умершего Дмитрия Красивого, побывав в Брянске, сразу же подружился с Романом Молодым. Они вместе ходили на княжескую охоту, затравили полдесятка жирных кабанов и даже добыли матерого медведя. Князь Василий присутствовал и на венчании Романа Михайловича. Как только из Москвы прибыл посланник брянского епископа Нафанаила с разрешением митрополита Алексия на венчание, обряд был немедленно совершен.
        Рослые супруги Роман Молодой и красавица Мария под дружные одобрительные крики славивших их бояр и под благословение епископа были объявлены законными правителями Брянского удела. С золотыми обручами на головах вышли они из Покровской церкви, проследовали через весь детинец, прошли через мост, соединявший крепость с остальным городом и прибыли в церковь Горнего Николы, стоявшую на вечевой горе. Здесь при стечении многих горожан епископ Нафанаил вновь объявил об утверждении власти князя «самим господом Богом».
        - Слава! Слава!  - неслось по всему городу.
        Не охраняемый никем князь, окруженный боярами, взяв под руку жену, вернулся в свою крепость за пиршественный стол, где уже восседали Василий Тверской и его немногочисленные бояре.
        Целую неделю прожил князь Василий Тверской у Романа Молодого. Они немало выпили «пенных медов и грецких вин», обсудили последние события.
        Василий Михайлович рассказал князю Роману о своей расправе над племянником - Всеволодом Холмским.  - Я разогнал всех злодеев и продал их имущество!  - радовался он.  - Не осталось ничего ни у бояр, ни у простолюдинов князя Всеволода. А его самого, жестоко обругав, я заковал в железо и вверг в сырую темницу! Пусть же посидит там и научится уважать древние законы и мои преклонные годы! Будет знать, как обижать родного дядьку!
        Тверской гость посоветовал Роману Брянскому «укреплять свою власть и дружить с Москвой». Князь Роман сделал вид, что не услышал этого: он помнил слова великого литовского князя Ольгерда «о московском зле».
        Князь Василий посетил знаменитую баню брянского князя и…был разочарован. Помылся и попарился он, конечно же, отменно. Но князьям прислуживали лишь здоровенные румяные банщики, которые только и умели, что «жару поддавать и тереть лыковыми мочалами спины».
        - Вот при моем покойном тестюшке,  - говорил потом за обеденным столом тверской гость,  - была совсем другая банька! Дмитрий Романыч, царствие ему небесное, всегда привечал красивых девиц! С ними было очень приятно мыться! Я по сей день помню тот славный отдых!
        - Я учту твои слова!  - отвечал князь Роман.  - Надо будет хорошенько это обдумать и отдать распоряжение моей верной ключнице, чтобы она подыскала красивых девиц для банного дела…
        Глядя на красавицу Шумку, принесшую князьям на серебряном подносе большой золоченый кувшин с греческим вином, Василий Тверской весело тряхнул седой головой.  - Я верю, братец Роман,  - сказал он,  - что у тебя есть чутье на красивых девиц, и что твоя банька скоро затмит утехи самого Дмитрия Романыча!
        После отъезда великого тверского князя Роман Брянский задумался. Он чувствовал, что его отъехавший гость был прав: с Москвой надо дружить! Ведь именно в Москве сидит глава русской православной церкви - митрополит Алексий, а он благословил Романа на Брянское княжение! С другой же стороны, великий литовский князь Ольгерд категорически возражал против дружбы с Москвой и сулил в будущем войну Литвы с ней! Он даже советовал «дождаться смерти брянского попа и назначить на его место ставленника митрополита Романа, а московского митрополита - не признавать»!
        Но, поскольку брянский епископ Нафанаил был ставленником Москвы и умирать не собирался, венчание пришлось «согласовать» с московским митрополитом.
        Князь Роман имел встречу со своим тезкой - митрополитом Романом, нашедшим поддержку в Литве. Последний, одетый в богатые, расшитые серебром и золотом ризы, выглядел очень надменно и величественно. Худощавый, немного уступавший в росте князю Роману, литовский митрополит был похож на литовца. Его серо-голубые, со стальным оттенком глаза сверкали холодным огнем, а тонкие изогнутые брови и немного скрюченный нос придавали его лицу хищное выражение. Это был истинный «князь церкви», ибо признавал только князей, бояр и богатеев-купцов. Простонародье не допускалось к «пресветлому лику владыки». Даже будучи в церкви в самые значительные праздничные дни, митрополит Роман старался избегать контактов с «черными людьми», боясь их, как заразы.
        Вспоминая литовского митрополита, Роман Брянский мысленно сравнивал его с созданным по рассказам бояр и епископа Нафанаила образом московского митрополита Алексия.
        - Вот бы самому увидеть славного святителя,  - думал в этот декабрьский день князь Роман, рассеянно слушая выступления своих бояр.
        А те говорили о возможных доходах казны.
        В начале боярского совета князь предложил «попросить серебра у знатных горожан или открыть свои сундуки». Но каждый боярин имел свой собственный довод, как наполнить княжескую казну. Бояре спорили, возмущались, подсчитывали возможные доходы, но ничего достойного княжеского внимания так и не предложили.
        Огнищанин Улич Брежкович потирал свою большую седую бороду и кряхтел.  - Было бы неплохо, славный князь,  - пробормотал он,  - изъять часть мехов у наших охотников! Последние годы они сдавали в казну «не по чести и правде«…Тогда не было порядка, а князь Василий не был хозяином в своем уделе…Поэтому все дела разладились.
        - Давайте соберем охотников и предложим им поделиться с казной мехами или продать нам всю свою добычу по дешевке!  - сказал в завершение спора боярин Кручина Миркович.  - И мы сами, бояре, окажем помощь князю хотя бы парой гривен! Для нас невелик убыток, зато нашей земле - большая польза!
        В это время открылась дверь, и в думную светлицу вбежал мальчик-слуга.
        - Что тебе, Улеб?  - поморщился, глядя на его взволнованное лицо, брянский князь.  - Что там приключилось?
        - Славный князь!  - пробормотал слуга.  - Там к тебе прибыли два посла - боярин и монах! Оба - из Москвы! Просятся к тебе прямо сейчас!
        - Из Москвы?  - вздрогнул князь и посмотрел на покрасневшие, взволнованные лица своих бояр.  - Зови же их сюда! Любопытно! Что понадобилось москвичам?
        В светлицу вошли, дыша морозным воздухом, одетые в толстые овчинные тулупы московские посланцы. Выбежавшие из простенка княжеские слуги буквально набросились на гостей, срывая с них верхнюю одежду.
        - Ох, уж недоглядели!  - возмущался огнищанин Улич Брежкович.  - Не сумели их раздеть еще в простенке!
        - Это знатные люди,  - пробормотал князь Роман, рассеянно глядя, как суетятся его слуги.  - Видимо, от самого великого князя Ивана!
        Как только молодые княжеские слуги сняли с вошедших тулупы и вынесли их в простенок, перед князем предстали простоволосые боярин, одетый в богатый, красного цвета кафтан, обшитый лисьим мехом и серебряными галунами, длинные теплые, темно-коричневого цвета штаны и такого же цвета короткие сапоги, и монах, одетый в длинную, но утепленную волчьим мехом рясу, и высокие серые валенки.
        - Кто вы, знатные люди?  - спросил князь Роман, едва кивнув головой, как только вошедшие поясно ему поклонились. Епископ Нафанаил, встав с передней скамьи, перекрестил вошедших.
        - Я - Иван Михалыч, верный человек государя и святителя!  - молвил седовласый боярин.
        - А я - инок Евстафий, слуга моего господина, славного митрополита Алексия!  - представился монах.
        - Мы рады вас видеть в нашем Брянске!  - улыбнулся Роман Молодой.  - Добро пожаловать! Скажите, если в чем нуждаетесь!
        - Сюда идет поезд нашего славного митрополита, премудрого Алексия!  - громко сказал боярин Иван.  - Думаю, что через час уже прибудет!
        - Тогда готовьтесь!  - вскричал Роман Михайлович, вставая.  - А ты, Улич Брежкович, беги и накрывай столы для богатого пира! И дай нужные поручения нашим людям, а также расспроси слуг этих знатных посланников,  - он кивнул головой в сторону московских гостей,  - чтобы узнали, сколько всего прибывает важных людей!
        - Слушаюсь, княже!  - Огнищанин выбежал в простенок.
        - А вы, мои бояре,  - князь поднял руку,  - облачайтесь в теплые тулупы и идите встречать нашего митрополита! А я буду ждать вас в этом тереме и пока потолкую со знатными москвичами,  - он указал рукой на переднюю скамью.  - Садитесь, мои славные гости!
        Бояре засуетились, повскакали со своих мест и побежали к выходу. С ними ушел и епископ Нафанаил.
        Митрополит Алексий вошел в думную светлицу, разоблаченный от верхней одежды. На нем была одета простая, утепленная кроличьим мехом, монашеская ряса до пят и небольшие черные сапоги, на голове высшего духовного лица возвышался белый святительский клобук с изображением Божьей Матери, искусно вышитым шелковыми нитями. На груди святителя на толстой и длинной золотой цепи висел золотой же крест-распятие. За ним следовали шесть рослых молодцев, одетых в черные монашеские рясы, брянские бояре и епископ Нафанаил. Митрополит подошел к креслу брянского князя, вставшего и склонившего перед ним голову, перекрестил его и сказал:  - Да благословит тебя Господь, князь Роман, за верность нашей праведной церкви и наставит тебя на истинный путь!
        - Здравствуй, славный святитель!  - молвил, приветливо улыбаясь, князь Роман.  - Я давно мечтал тебя увидеть, и вот Господь услышал мои молитвы!
        - Господь всегда услышит просьбы истинного верующего!  - сказал Алексий, вглядываясь в лицо русобородого князя. Его ласковые, произнесенные густым, бархатным голосом слова, проникали глубоко в душу, а небесно-голубые глаза святителя - живые, но добрые и, словно бы, теплые - вселяли спокойствие, уверенность и надежду на лучшее.
        - Он совсем не похож на литовского митрополита Романа!  - подумал брянский князь.  - Вот он, настоящий святитель! Так может выглядеть только праведный человек!  - Он мысленно сравнил двух митрополитов и пришел к однозначному выводу:  - Значит, тот Роман незаконно назначен на церковный пост!
        Святитель уселся рядом с князем в принесенное слугами большое кресло прямо напротив скамьи, где расположился епископ Нафанаил с москвичами - знатными посланцами и церковными служками.
        - Мы едем в Киев, сын мой,  - начал он свой разговор,  - и решили остановиться в Брянске на денек-другой, чтобы отогреться от такого лютого холода и посмотреть твой город!
        - Мне радостно это слышать, святой отец!  - весело сказал князь.  - Как там дела у моего брата Ивана?
        - Его дела идут неплохо,  - покачал головой митрополит.  - Великий князь Иван Иваныч успешно съездил в Орду и получил грамоту у нового царя Бердибека. Недавно наш молодой правитель вызвал к себе тех своих бояр, которые проживали в Рязани и сбежали из Москвы во время городских беспорядков. Теперь они снова будут служить ему…Была у нас одна неприятность. Как-то в Рязань приехал татарский посол, сын самого царя, Момат-Ходжа. Получив богатые подарки от рязанского князя, он самовольно подарил ему большой кусок московских земель. Но наш великий князь Иван не признал этот произвол, отказался принимать в Москве того вздорного татарина и послал царю, в Орду, жалобу на него. А царь отозвал своего сына назад. И вскоре в Орде произошли беспорядки! Царевич, недовольный тем, что государь его не поддержал, устроил мятеж и бежал в Арнач, но был убит царскими людьми, присланными из Сарая…Есть и хорошая новость. Москве возвратили Ржев. Ты же знаешь, что этот городок был вероломно захвачен литовцами…Мы долго терпели в нем литовского наместника, потому как не хотели обижать великого князя Ольгерда. Но помогли можайцы
и тверичи. Их большие отряды неожиданно заняли Ржев и прогнали захватчиков. Есть и печальная весть. Недавно скончался племянник нашего великого князя - Иван Андреич! Жаль его, молодого, но такова воля Господа…Все в Его руках!  - И святитель перекрестился. С ним вместе перекрестились брянский епископ и митрополичьи служки.
        - Да, вести, конечно, печальные,  - покачал головой брянский князь, выслушав московского митрополита.  - Сейчас тяжелое время! Я вот должен ехать в Орду с «выходом», а серебра не хватает…Покойный князь Василий совсем разорил нашу казну!
        - Тебе очень тяжело, сын мой,  - сочувственно молвил митрополит Алексий,  - еще тяжелей, чем другим князьям! Надо не только угождать Орде, но и не обидеть Литву! Это - очень большое бремя!
        - Да, святой отец,  - кивнул головой князь Роман,  - на мне висят тяжелые узы…И хотя великий князь Ольгерд - мой названный отец - это положение сковывает мои руки! Я как бы должник этого славного государя!
        - Нет у тебя, сын мой никакого иного долга, кроме служения своей земле и святой церкви!  - задумчиво сказал митрополит.  - Если бы Ольгерд был истинным христианином, а не язычником, тогда бы все виделось по-другому…А сейчас береги свой удел и православный народ! А Господь простит твой долг язычнику Ольгерду!
        Они еще долго говорили, и князь все больше и больше проникался верой в слова мудрого московского митрополита.
        Целых три дня пробыл митрополит в Брянске со своими людьми, духовными и ратными, и все это время князь обеспечивал богатые пиры.
        На второй день своего пребывания митрополит Алексий самолично отслужил в небольшом Спасском соборе при стечении множества горожан, окруживших со всех сторон церковь, торжественную литургию. Князь Роман охотно, терпеливо выстоял всю службу, а по завершении ее поцеловал митрополичью руку и протянутый им большой золотой крест.
        На четвертый день поезд митрополита двинулся по утоптанной княжескими слугами дороге в сторону Киева.
        - Помни, сын мой,  - сказал святитель князю Роману на прощание,  - что нет у тебя ничего более святого, чем наша православная церковь и русская земля! Храни свою веру и сближайся с другими русскими князьями! И подумай о дружбе с Москвой! Именно там, а не в Литве, ты найдешь достойную поддержку! Москва никогда тебя не подведет и всегда окажет нужную помощь!

        ГЛАВА 14
        КОНЧИНА ИВАНА СМОЛЕНСКОГО

        Ранней весной 1359 года, когда зима еще не отступила и, упорно сопротивляясь, сыпала крупный мокрый снег на покрытую ледяной коркой землю, великий смоленский князь Иван Александрович слег. Он давно болел какой-то неведомой болезнью, но, несмотря на глубокую старость, был достаточно крепок, чтобы держаться на ногах и совершать ежедневные прогулки пешком. Последние пять лет князь Иван уже не ездил верхом: болела поясница, и не было сил самому вскочить в седло, а помощи слуг он не хотел. На охоту он ходил с сыновьями и внуками и сидел в телеге, на которую слуги установили крытый возок. Седой как лунь Иван Александрович стеснялся своей немощи и не хотел, чтобы это видели горожане. Когда же охотники въезжали в лес, он выходил из возка и довольно бодро следовал за ними. Год тому назад старый князь даже поразил рогатиной в сердце прижатого охотниками к земле медведя. Это была последняя охота Ивана Александровича. Все его предыдущие выезды в лес были удачными. Ни один его охотник или слуга доселе ни разу не пострадал, а тут вдруг погиб княжеский загонщик Оскол Святович. Охотились на лося, а из ельника
неожиданно выскочил здоровенный медведь и, навалившись своей тяжелой тушей на несчастного Оскола, «заломал» его.
        Великий князь Иван, любивший своего верного охотника, очень сильно переживал эту смерть.  - Это плохая примета!  - сказал он тогда, вытирая рукавом длинной домотканой рубахи обильные слезы.  - Значит, мне пора на покой, может даже вечный!
        Вернувшись домой, князь Иван почувствовал, как в нем что-то оборвалось: стал болеть живот, появилась тошнота, был утрачен вкус к пище. Послали за домашним лекарем и тот, щупая живот князя, обнаружил с правой стороны твердую припухлость, болезненную при нажатии.  - Ничего страшного, великий князь,  - сказал знахарь,  - от этого пока никто не умер. Надо бы только пить конопляное масло с крепкой бражкой три раза в день перед трапезой…
        Больной, прислушавшись к совету лекаря, так и поступил. Вскоре он почувствовал себя лучше, к нему вернулся интерес к жизни и вкус к еде, спала тяжесть с ног, прошли тяжелые боли в животе и пояснице. Князь Иван уже подумывал об охоте, когда вдруг внезапно снова сильно занемог. После очередного приема лекарства у него открылась рвота, он стал испытывать тоску, отвращение к пище, совсем перестал есть и даже спать. Когда же на него нашла изнуряющая, почти беспрерывная икота, несчастный старик смирился с мыслью о смерти. Он лежал на своем последнем широком ложе и думал. Мысли великого князя проносились в его голове, как искры большого костра. Он вспоминал далекое детство, деда Глеба Ростиславовича, могучего, славного воина, своего отца Александра Глебовича, сильного и красивого, и любимую, добрую мать. Перед глазами умиравшего вставали картины сражений, в которых он принимал участие. Почему-то особенно ярко вспомнилась битва под Дорогобужем, когда погиб его юный брат Мстислав.
        - Вот так, Мстислав,  - пробормотал изнемогавший от икоты князь Иван,  - скоро мы встретимся на том свете! Уже недолго осталось!
        У постели умиравшего, у самого изголовья, сидела в небольшом, резаного дуба, кресле, его старуха-жена, которая была намного моложе супруга, рядом с ней, на небольшой скамье расположились: ближе к матери, сын Святослав, седовласый пятидесятипятилетний богатырь, за ним - вернувшийся из Литвы внук Иван Васильевич, сын умершего Василия Брянского, с матерью-вдовой и молодой супругой. С другой стороны кровати на скамье в порядке старшинства от изголовья больного дедушки сидели его внуки, сыновья Святослава - Люб, Юрий, Глеб, Василий - и их мать. Смоленский епископ занимал большой деревянный стул, стоявший у порога. Он только что причастил великого князя, и молча смотрел на совершающееся перед ним таинство смерти. Близкие родственники, окружавшие князя-патриарха, ждали его последних слов.
        Неожиданно князь Иван Александрович открыл глаза, и, казалось, ожил. Икота, мучавшая его, прошла, и дыхание, хриплое до этого и прерывистое, успокоилось.
        - А теперь, сынок,  - молвил он, глядя прямо в глаза князя Святослава,  - расскажи, как ты съездил тогда в Орду и что тебе поведал молодой царь Узбек.
        - Царя Узбека уже нет, батюшка,  - тихо сказал князь Святослав.  - Он давно умер! А потом скончался и его сын Джанибек! Там, в Сарае, теперь сидит царь Бердибек…Неужели ты об этом забыл?
        - Забыл, сынок,  - грустно простонал великий князь.  - Я пережил столько князей и татарских царей! Значит, там сейчас Бердибек…Он не ругал тебя? Не обвинял в дружбе с Литвой?
        - Нет, батюшка,  - улыбнулся успокоившийся Святослав,  - даже наоборот: татарский царь похвалил нас! А Литву он совсем не вспоминал! Ему нужно только, чтобы мы вовремя присылали «выход»! И можешь дружить, с кем хочешь! Царь этому не препятствует! Он сейчас не враждует с Литвой: литовские князья, занявшие русские земли, платят ему такой же «выход», как и русские князья…
        - Значит, Литва не в силах победить татар!  - пробормотал умиравший.  - Тот Ольгерд тратит все свои силы на Москву и немецких крестоносцев. Значит, нам следует держать «ушки на макушке» и, если можно, избегать ссор как с Литвой, так и с Москвой! Какие там новости?
        - Да вот, батюшка,  - молвил князь Святослав,  - недавно скончался молодой князь Иван Андреич, племянник Ивана Московского…А наш славный святитель Алексий ездил в Литву, сразу после Крещения Господня, и по дороге побывал в Брянске, где благословил князя Романа Молодого…
        - Очень плохо, что мы упустили Брянск, сынок,  - тихо сказал великий князь.  - Это было для нас хорошее подспорье! Мы всегда могли рассчитывать на брянское серебро!
        - Если бы не Литва, батюшка,  - грустно покачал головой князь Святослав,  - мы бы не упустили Брянск. У тебя достаточно внуков! Но пришлось согласиться с требованиями Литвы, иначе бы сын покойного Василия не вернулся из плена!
        - Тебе было тяжело в литовском плену, внучок?  - спросил великий князь так обыденно, как будто не страдал от болезни.
        - Нетяжело, дедушка,  - громко ответил, вставая со скамьи, князь Иван Васильевич.  - Но пришлось пережить много унижений…Плен есть плен! У меня в душе жестокая обида на литовцев и Романа Молодого! Я им отомщу!
        - Не надо думать о мести, внучок!  - улыбнулся великий князь.  - Завещаю вам не ссориться с Романом Молодым! Святитель Алексий не зря приезжал в Брянск. Все это только разговоры, что он случайно побывал в Брянске! Я верю, что этот святой старец хочет подружить Москву с Брянском! А это приведет к ухудшению отношений Романа с Ольгердом! И тот Роман погибнет от литовского меча! Поэтому Смоленску нечего влезать в их дела! Понял, сынок? Я ведь вручаю тебе власть великого князя!
        - Понял, батюшка,  - грустно молвил Святослав, слыша, как слабеет голос отца.
        - Ну, тогда я скажу несколько слов тебе, мой внук Иван,  - пробормотал, теряя силы, великий князь.  - Не вздумай воевать с Литвой! Тебе не по силам глупая месть. Я вижу твою гибель от этой вражды! Понимаешь? Обещай же мне не ссориться с Литвой!
        - Обещаю, дедушка,  - буркнул сквозь зубы князь Иван Васильевич,  - не тревожься!
        - Вы потом сами прочтете мою волю,  - тихо сказал великий князь,  - в духовной грамоте…Там…все есть. А остальное, мой сын Святослав, серебро, золото, какое-то имущество, передай церкви и беднякам. Завещаю всем вам верную службу моему сыну Святославу и дружную жизнь! И постарайтесь не ссориться с тем Романом Брянским, а, если сможете, подружитесь с ним…Я чувствую, что он побывает и здесь, в нашем Смоленске…
        Глаза великого князя вдруг потухли, казалось, он заснул. Но вот по его лицу пробежала судорога, старик зашевелился, поднял руку, но это было его последнее усилие: рука умиравшего скрючилась и упала на живот. Тяжелый вздох - и могучий правитель великого смоленского княжества ушел в вечность.
        В опочивальне покойного стояла мертвая тишина. Родные умершего уже давно смирились с мыслью о смерти своего патриарха и тихо, безболезненно вытирали слезы.
        - Наш несчастный дедушка умер, произнеся имя того Романа,  - пробормотал внук покойного Юрий.  - Теперь я просто возненавидел брянского князя! Я клянусь жестоко покарать этого захватчика! Надо же: он побывает в нашем Смоленске! Да я снесу ему голову!
        - Царствие небесное!  - провозгласил подошедший к смертному одру смоленский епископ.  - Пусть же будет вечный покой нашему великому усопшему! Подай же, Господи, здоровья, удачи и долгих лет жизни славному наследнику, Святославу Иванычу! Да не пресечется род наших могучих князей, чтобы смоленская земля процветала и благоденствовала!

        ГЛАВА 15
        СМУТА В ОРДЕ

        Князь Роман Молодой медленно ехал, покачиваясь в седле. Рядом с ним скакали, по левую руку от князя - боярин Кручина Миркович, а по правую - воевода Супоня Борисович. Седовласый Кручина был мрачен: накануне отъезда в Орду он потерял брата Борила. Последний неожиданно занемог, слег и уже не встал.  - Я ухожу в неведомый мир,  - сказал он, как только Кручина, узнав о его болезни, примчался в терем брата,  - да так нелепо! Я так мало выпил меда от жизненных радостей и теперь умираю…
        И он тут же скончался, как будто уснул. Казалось, легкая смерть, но для близких - тяжелое горе! Столько лет прожили братья душа в душу, помогали друг другу и вот - расставание навеки! Боярин Кручина с трудом перенес эту смерть: как-то весь состарился, сник, поступь его стала тяжелой. Он очень не хотел выезжать на этот раз с князем в Орду.  - Стар я уже стал и немощен,  - говорил он,  - а мои глаза, застилаемые туманом, почти не видят. Надо посылать в Сарай кого-то помоложе! Разве плохи сыновья покойного Борила - Тихомир или Шумак? Они хорошо знают татарский язык и не один раз побывали в Орде!
        Но князь не хотел его слушать.  - Без тебя, славный Кручина,  - сказал он,  - нет смысла ехать в Орду! Ты знаешь всех знатных ордынских людей и не раз видел грозных царей. Без тебя нельзя! Потерпи хотя бы напоследок. И возьми с собой тех своих племянников. А то и прихвати своего сына. Пусть они покажу свои способности и знание татарского языка!
        Пришлось старому Кручине подчиниться. И как только он сел верхом на своего могучего объезженного коня, как вдохнул запах дорог и степей, так разом спала с него неведомая тяжесть, и вновь «закипела кровушка». За ним следовали племянники - тридцатидевятилетний Тихомир, тридцатисемилетний Шумак - и собственный старший сын Юрко Кручинович, двадцати девяти лет.
        У Кручины, как и у Борила, тоже было два сына. Но в отличие от старшего брата, женатого только один раз и имевшего от жены еще трех дочерей, у Кручины от первой жены, умершей в молодости, было две дочери, а сыновья родились от второй жены, которая была намного его моложе. Последнему сыну боярина Кручины, Поздняку, было всего девятнадцать лет. Этого сына он не захотел брать с собой в поход.  - Случись какая-нибудь беда, и я останусь без наследников!  - рассудил тогда Кручина Миркович.
        Воевода Супоня Борисович, княжеский тиун, несмотря на свои пятьдесят шесть лет, выглядел намного моложе. В отличие от боярина Кручины, он был весел и бодр. Поездка в Орду напомнила ему молодость, походы и переезды с князем Дмитрием Красивым, боевые подвиги под знаменами славного брянского князя. Новый князь Роман Михайлович с уважением относился к опытным брянским воинам, ценил и брянских бояр. Вместе с тем он показал себя человеком самостоятельным, решительным и умным. Князь долго готовился к поездке в Орду: запасал продовольствие, собирал серебро. Предложение своих бояр выжать из горожан нужное для уплаты «выхода» серебро он внимательно выслушал, но не принял.  - Нечего беспокоить простонародье!  - сказал князь Роман на боярском совете.  - Мы сами справимся с трудностями и добудем серебро без нарушения закона!  - Стало ясно, что брянский князь надеялся получить доход только от налогов и княжеских промыслов. К концу весны 1359 года в казну поступило очень немного серебра - только на один «выход»: охота на пушного зверя в ту зиму была недобычливая! А ведь задолженность брянского удела перед Ордой
составляла целых три «выхода»: вот уже третий год в Сарай не возили серебро! Такое положение дел тревожило брянских бояр.  - Может потрясти купцов?  - предложил на совете княжеский мечник Сотко Злоткович. Но князь отверг и это.  - Нельзя нам разорять брянских купцов,  - спокойно сказал он.  - Пусть по-прежнему ведут свои дела и несут в нашу казну положенное серебро! А если мы обидим купцов, то добьемся только смуты и большей бедности!
        Тогда наиболее преданные князю бояре предложили принять в казну собственные богатства.  - Пусть мы потеряем имущество,  - молвил на совете седобородый Ясеня Славкович,  - но зато поможем своему князю! Нынче у нас тяжелое время и надо поддержать нашего Романа Михалыча!
        Князь Роман, услышав такие слова, даже прослезился.  - Благодарю тебя, почтенный Ясеня, и вас, мои славные бояре!  - сказал он, прижав руку к сердцу.  - Такие ваши жертвы дороже для меня княжеского венца! Однако не торопитесь: у нас еще есть время, и ордынский царь Бердибек пока еще недолго сидит на троне. Неизвестно, что решит наш Господь…Вдруг там, в Орде, будут перемены? Тогда и подумаем!
        А тут вдруг пришла весть из Орды - в Сарае сменился хан! Молодой Бердибек внезапно скончался, и ханский трон занял «некий неведомый царевич Кульпа»! Бояре вспоминали последние слова князя Романа, сказанные им на совете, и удивлялись.  - Наш славный князь - настоящий пророк!  - говорили они. Слава об уме и прорицательских способностях нового брянского князя распространилась по всему уделу. Недобросовестные купцы и жадные охотники решили «не гневить судьбу» и «по закону» расплатиться с князем. К концу лета в княжескую казну поступило уже достаточно серебра, чтобы можно было выезжать в Сарай. Однако князь Роман взял с собой лишь одногодичный «выход» и еще немного денег на дорогу, жизнь в Сарае и подарки ордынской знати.  - Там в Орде теперь новый царь, может, договоримся по-другому с «выходом»!  - решил он.
        Но видимое спокойствие князя и его решимость не были действительным отражением княжеских мыслей и чувств.  - А вдруг тот молодой царь рассердится и не даст мне грамотку на брянский удел?  - думал он, ворочаясь в седле.  - И как тогда быть? Я еще не бывал в татарской Орде и не знаю их порядков…,  - князь оглянулся на движущуюся за ним окольчуженную дружину из сотни лучших воинов и ветеранов.  - Маловато у меня воинов против татарских полчищ…Однако, что я говорю о своем воинстве?  - улыбнулся он.  - На всей Руси нет пока войска, способного бороться с Ордой! Надо выбираться из беды добрыми словами и серебром. Понадеюсь и на Кручину: уж он-то не подведет!
        И князь успокоился, вверив свою судьбу милосердному Богу и не изменявшей ему доселе удаче.
        Брянцы въезжали в ордынскую столицу - Сарай-Аль-Джедид - в самую жару, сразу же после полудня. Несмотря на начало осени, в городе было душно и пыльно. Боярин Кручина довольно быстро разместил князя и его воинов в тех же самых гостевых юртах, в которых обычно останавливались брянские князья и их люди, он же похлопотал о довольствии, заехав в ближайшую чайхану и договорившись с ее хозяином о своевременных поставках готовой пищи: походные запасы круп, сушеных мяса и рыбы сберегли на обратный путь. После этого, оставив князя Романа отдыхать, Кручина Миркович, прихватив с собой племянников и сына Юрко, отправился на подворье своего сановного знакомца - ханского советника Тютчи, где был встречен с радостью. Одарив хозяина, его двух жен, трех сыновей и дочь богатыми подарками, боярин до самого вечера оставался у них. Они долго беседовали за привычными татарскими блюдами - пловом и кумысом - не отказывались и от греческого вина, доставленного в небольшом бочонке боярином Кручиной.
        Тютчи подробно рассказал о последних событиях в Сарае, главным из которых была неожиданная смерть хана Бердибека, который почил в середине весны. Заснул у себя в опочивальне - и не проснулся! Наутро ханские жены подняли такой шум и крик, что во дворец сбежались все знатные татары. Причину смерти Бердибека так никто и не узнал. Однако большинство жителей ханской столицы считали, что Бердибек был «наказан Аллахом» за немилосердную расправу над своими младшими братьями и, особенно, над восьмимесячным младенцем.  - Но я думаю, что причина была иная,  - подытожил рассказ о смерти хана Тютчи.  - Бердибек был сильно болен и, порой, казалось, что на троне сидит не хан, а тупой истукан! Как-то во дворец прибыли посланники от Иванэ из Мосикэ. Они просили хана, чтобы он приказал киевскому князю отпустить домой в Москву главного попа урусов! Но Бердибек только сидел и качал головой, как безумный! И люди Иванэ ушли, ничего не добившись!
        Когда же этот хан скончался, в Орде началась «превеликая суета»! Вначале власть захватил первый приближенный умершего - мурза Товлубей. Поскольку наследников ханского рода в Сарае не осталось, сторонники Товлубея хотели объявить его самого ордынским ханом.  - Это было бы несчастьем!  - покачал головой Тютчи.  - Сам покойный Бердибек был грубым и невежественным человеком. Он ненавидел и презирал ученых! Мне было так тяжело! На самом деле правил Ордой Товлубей, который грубо насмехался над нами! Это был бы безжалостный хан! Но Аллах не позволил этому свершиться! Неожиданно в Сарае объявился самозваный царевич по имени Кульпа. Он собрал вокруг себя знатных татар, не согласных с действиями Товлубея, сообщил им, что является одним из уцелевших сыновей Джанибека, якобы сбежавшего во время резни и, воспользовавшись тем, что Товлубей со своими соратниками пировали, уверенные в победе, окружил юрту временщика. Пощады не было никому! Пример подал сам Кульпа, прилюдно зарезавший Товлубея как бы в отместку за гибель своих братьев.
        После этой расправы в Сарае вновь начались беспорядки. Воспользовавшись безвластием, в город ворвались неизвестные воины, которые начали грабить дома зажиточных татар и купеческие лавки. Не миновала беда и русских князей. Грабители начисто обобрали их юрты! Правда, сами князья, в числе которых пребывал и приехавший за ханским ярлыком нижегородский князь Андрей Константинович, предупрежденные заранее, сумели выехать в степь, где счастливо «отсиделись». Страсти улеглись лишь после того как Кульпа объявил себя новым ордынским ханом и вывел на улицы Сарая подчинившихся ему воинов.
        - Слава тебе, Господи,  - думал, слушая Тютчи, Кручина Миркович,  - что мы тогда не поехали в Орду!
        Далее Тютчи рассказал, что новоявленный хан Кульпа ведет себя совсем не по-хански. Сидит не на золотом троне, а рядом с ним на ковре. С мурзами разговаривает не как повелитель, а как старший товарищ. Правда, ученых людей уважает.  - Молодой хан,  - улыбнулся он,  - признал меня своим советником и посадил рядом с собой на ковер, по левую руку!
        Вскоре во дворец были возвращены все видные сановника покойного хана Джанибека. Сначала они обрадовались положительным переменам и стали наводить порядок в столице. Однако вскоре новоявленный хан их разочаровал. Он равнодушно относился к исламу, совсем не ходил в мечеть и не чтил имама Мухаммада.
        - А это очень плохо для хана!  - покачал головой Тютчи.  - Наш славный имам со многими своими сторонниками не верят, что Кульпа - истинный потомок Великого Предка! Ходят слухи, что они послали людей в Синюю Орду к царевичу Хызру, приглашая его в Сарай. А что будет дальше - не знаю!
        - Что же нам теперь делать?  - спросил, нахмурившись, Кручина.  - Неужели следует пойти к новому царю на прием?
        - Надо пойти, Коручинэ,  - кивнул головой Тютчи.  - Ты должен доставить свой «выход» и получить ханский ярлык! Сколько ты привез серебра? Неужели за все три года?
        - Нет, славный Тютчи,  - пробормотал Кручина Миркович.  - Мы собрали очень мало серебра: только на один «выход»! Нам досталось тяжелое наследие от покойного князя Василия, который раздал все накопленное годами серебро!
        И он подробно рассказал о последних событиях в Брянске, смерти князя Василия и приходе к власти князя Романа.
        - Ну, что ж, Коручинэ,  - вздохнул, выслушав собеседника, ханский советник,  - тогда я постараюсь помочь тебе! Сейчас у хана нет толкового денежника: все люди, знавшие о поступлениях налогов, погибли во время беспорядков, когда неизвестные разграбили нашу казну! Только я один знаю о долгах коназов-урусов. Я думаю, что мне удастся уговорить хана Кульпу по твоему делу. Тогда приходите завтра утром во дворец вместе с коназом Ромэнэ и приносите с собой все привезенное серебро!
        - Благодарю тебя, мой любезный друг!  - радостно воскликнул боярин Кручина, глядя, как беседуют его племянники и сын с сыновьями Тютчи в углу юрты.  - Да поможет тебе Господь и даст крепкого здоровья на долгие годы!
        Наутро брянский князь Роман с боярином Кручиной и воинами, сопровождавшими телегу с серебром и подарками, прибыл к ханскому дворцу. Стражники, стоявшие у входа, уже знали о предстоявшем визите брянцев и пропустили князя с боярином.
        Войдя в приемную залу дворца, князь Роман и боярин Кручина пали на колени и медленно поползли к ханскому трону, на котором, вопреки словам Тютчи, восседал хан Кульпа. Брянский князь поцеловал золотую ступень и застыл в позе покорности, не поднимая головы. За ним «лежал в прахе» боярин Кручина.
        - Салям тебе, Ромэнэ!  - раздался вдруг скрипучий, как бы старческий, голос хана.  - Подними же башку!
        - Вагаляйкюм ассалям!  - пробормотал, волнуясь, князь Роман, который впервые заговорил в Сарае по-татарски не просто с татарином, а с самим ханом!
        Он поднял голову и встретился взглядом с ордынским повелителем. Хан выглядел очень молодо - немногим старше двадцати лет. Он был смуглый, худощавый, с довольно приятным лицом, изящными черными усиками над правильными чувственными губами и темными же пышными бровями над красивыми карими глазами. Молодость и красоту хана подчеркивала богатая шелковая одежда, в которую он был облачен - блестящий головной колпак желтого цвета, желтый же халат, расшитый драконами, и плотные темно-синие штаны, прикрывавшие ноги до самих желтых китайских туфель, сверкавших драгоценными камнями.
        - Это хорошо, что ты знаешь наш благородный язык!  - улыбнулся Кульпа-хан.  - Значит, ты нас уважаешь! Я слышал о тебе, Ромэнэ, от моего знатного человека,  - он кивнул головой в сторону стоявшего слева от трона тайного советника Тютчи,  - и знаю также, что ты привез сюда весь свой «выход», не правда ли?
        - Да, это правда, государь,  - ответил, все еще волнуясь, брянский князь.  - Я также привез тебе мои скромные подарки…
        - Подарки?  - пробурчал своим неприятным голосом хан.  - А где же они? Эй, Ахмат!  - Он хлопнул в ладоши. Из темного угла вышел рослый бритоголовый слуга.  - Поди же, Ахмат,  - повелел хан,  - и принеси мне подарки этого коназа!
        Дело не заняло много времени, благо, воины брянского князя стояли у входа во дворец. Вскоре упомянутый Ахмат вошел в приемную залу с большим серебряным подносом в руке. На подносе грудами лежали всевозможные драгоценные украшения и безделушки: ожерелья из жемчуга и серебра, янтаря и золота, серебряные и золотые миниатюрные новгородские шкатулки с дорогими перстнями, несколько серебряных чаш и золотая пластина с большим индийским рубином.
        - Какой красивый лал!  - весело сказал хан, прицокивая языком и рассматривая драгоценную пластину.  - Я доволен твоими подарками, коназ Ромэнэ! Эй, Тютчи!  - он поднял руку.  - Выдай сегодня же этому доброму коназу ярлык на его улус! Кроме того, я хочу отблагодарить его! Эй, Ахмат!  - Все тот же бритоголовый слуга предстал перед ханом.  - Беги же, Ахмат, и приведи сюда ту женку-уруску, которая показала себя строптивой!  - приказал хан.  - Нам надо избавляться от злобных женок!
        - Слушаюсь, повелитель!
        Пока хан любовался брянскими подарками, князь Роман размышлял.  - Наконец-то я сумел выпутаться из царского долга!  - радовался он про себя.  - Да еще и грамотку на Брянск получил! Что еще нужно для полного счастья?
        Вдруг за спиной князя раздался пронзительный крик.  - Я не дамся поганому татарину!  - вопила по-русски женщина, втаскиваемая в приемную залу двумя здоровенными татарами.  - Лучше смерть! Или дрын оторву!
        - Тащите же, тащите эту строптивицу, мои верные люди!  - весело сказал хан Кульпа, не обращая внимания на крики молодой женщины.
        Князь Роман, стоявший на коленях, не выдержал и полуобернулся, стараясь не показать хану спину. Также поступил и боярин Кручина. Они с изумлением смотрели на рыжеволосую девушку, яростно отбивавшуюся от цепко державших ее татар. Ее волосы были всклокочены, простой дешевый татарский халат разорван и красивое молодое тело с белоснежной кожей проглядывало сквозь дыры.
        - Ишь, какая злая!  - сказал себе князь Роман, отворачиваясь от неприятного зрелища.
        - Это - мой подарок, коназ-урус!  - рассмеялся хан Кульпа.  - Бери ее себе, и сегодня же познай! Но если не познаешь, не получишь ярлык на свой Брэнэ! А может, сделаешь это прямо здесь, на моих глазах?!
        Неприятный резкий голос хана вызвал у князя Романа сильное раздражение. Не помня себя, он поднял голову и, глядя прямо в глаза Кульпы-хана, сказал:  - Благодарю тебя, славный государь! Однако же мы, русские князья, верой и правдой служим тебе, как и прежним государям! Нам не положено недостойно вести себя и обнажать срамные места прилюдно! Это - не только позор самому князю, но неуважение к государю! Поэтому прости меня, повелитель, но я не могу очернить твое славное имя! Пусть предаются позору только рабы и дураки! Лучше накажи меня, государь, но не делай такого подарка!
        Хан с интересом выслушал речь русского князя и, как ни странно, нисколько не рассердился. Рыжеволосая же девица успокоилась и, казалось, внимательно слушала.
        - Ладно, Ромэнэ,  - молвил хан уже серьезно.  - Не надо познавать эту злобную девицу передо мной. Веди ее в свою юрту! Но мой подарок нельзя отвергать! Это - жестокая обида! Ступай же!
        Пришлось брянскому князю подчиниться. Кланяясь и пятясь спиной к двери, он вместе с Кручиной Мирковичем вышел из дворца и, оказавшись на улице, с гневом сказал:  - Эта девка не нужна мне! Пусть мои люди отведут ее на базар и продадут, как рабыню!
        В этот момент татары вывели из дворца строптивую невольницу. На сей раз она не сопротивлялась, не дралась и не кричала.
        Услышав слова князя, она тряхнула головой и, блеснув своими большими голубыми глазами, сказала:  - Почему ты гонишь меня от себя, княже? Неужели ты не хочешь исполнить приказ того противного хана и познать меня?
        - Не хочу!  - возмутился князь, не глядя на девушку.  - Мне не нужна крамольница, пусть даже русская!
        - Я не крамольница,  - пробормотала девушка таким голосом, что князь вздрогнул и глянул в ее сторону,  - но и не татарская рабыня!
        Как только глаза брянского князя встретились с глазами рыжеволосой девушки, он вдруг почувствовал сильное стеснение в груди и тяжесть внизу живота: на него смотрела невероятно притягательная, волшебно красивая, прелестница.  - Как же я сразу не заметил такую красоту?  - подумал князь, ощущая, что просто тонет в голубизне девичьих глаз.  - Назови свое имя?  - прохрипел он, едва сохраняя спокойствие.
        - Томила,  - тихо ответила девушка, чувствуя силу своих чар.  - Я не хочу, чтобы ты отверг меня без жалости, как жалкую рабыню, княже…
        - Не отвергну, Томилушка,  - пробормотал Роман Михайлович, дрожа от волнения.  - А теперь садись на эту телегу!
        Вечером князь, уединившись со своей подаренной ханом возлюбленной, исполнил ханскую волю. Всю ночь, не смыкая глаз, он ласкал и познавал страстную девушку, влюбившуюся в него с первого взгляда.  - Вот она, отрада моей души!  - говорил, радуясь, брянский князь.  - Слава тебе, мудрый царь, многих лет и крепкого здоровья!
        Но пожелания князя Романа, произнесенные во время страстной любви, не принесли Кульпе-хану удачи. Через два дня ханские слуги доставили в юрту брянского князя заветный ярлык с ханской печатью на владение Брянским княжеством, а еще через пару дней в Сарай нагрянул с небольшим, но сильным войском очередной самозванный царевич по имени Ноуруз.
        Князь Роман возлежал со своей возлюбленной Томилой, когда к нему в юрту вбежал боярин Кручина.
        - Вставай, батюшка князь!  - кричал он из прихожей.  - Там, в царском дворце, идет жестокая резня! Непутевый царь Кульпа убит! Только что ко мне прибежал человек от славного Тютчи! Он советует нам немедленно уезжать! Собирайся же! У нас есть царская грамота и надо избежать нынешней ордынской смуты!
        Князь быстро встал, оделся с помощью прибежавшего слуги, а его возлюбленная накинула на себя богатый шелковый халат, и они вышли на улицу, где уже стояли конные, окольчуженные, княжеские воины и готовые к отъезду телеги.
        - Вот молодец, мой верный Кручина!  - сказал, вскакивая на коня, князь.  - Ты быстро все подготовил!
        - Я чувствовал, княже,  - весело молвил брянский боярин,  - что близится заваруха! Я все понял, как только увидел того, ныне покойного, царя Кульпу! Разве это был государь? Один смех!
        - Однако он сделал мне щедрый подарок!  - весело сказал князь, глядя на рыжеволосую Томилу, садившуюся на мягкий ковер, уложенный по верху широкой телеги, ведомой двумя лошадьми.  - Суди его Господь! Пошли же, люди мои!
        Он натянул узду, вздохнул, и небольшой, но хорошо вооруженный отряд из его дружинников резво пошел вперед в бескрайнюю степь.

        ГЛАВА 16
        СМЕРТЬ ИВАНА МОСКОВСКОГО

        Великий владимирский и московский князь Иван Иванович тяжело заболел. Он давно чувствовал недомогание, даже не ездил в этот год в Орду, а посылал туда с «выходом» и дарами верных людей. А вот теперь, поздней осенью 1359 года, и совсем слег. Князю, страдавшему сильными головными болями, было не до мирской суеты. Он, совсем недавно «ликом красный да управитель властный», превратился в измученного болезнью старика…А князю Ивану было всего тридцать три года!
        По Москве ходили слухи, что «проклято все потомство Ивана», под которым подразумевали Ивана Данииловича Калиту, отца Ивана Красивого, за жестокую расправу в свое время над великим тверским князем Дмитрием Михайловичем Грозные Очи. В вину Ивану Калите ставили и гибель Александра Михайловича Тверского. Москвичи постарше вспоминали и князя Юрия Данииловича, виновника гибели Михаила Тверского и Константина Рязанского, и самого основателя княжеского московского дома - Даниила Александровича - захватившего «неправдами и льстивым крестоцелованием» того же рязанского князя Константина. И москвичи объясняли преждевременную смерть нескольких поколений московских князей «великими грехами».
        Были в Москве и тайные язычники, сохранившие веру в древних славянский богов - Перуна, Велеса и других. Они обвиняли московских князей в кощунственном уничтожении славянских святынь - идолов богов дубовых и березовых рощ, где стояли эти идолы, и были уверены, что ранняя их смерть есть кара «древних богов» за злодеяния, «против истинной веры».
        Но самое страшное заключалось в том, что сам великий князь Иван Иванович верил «в родовое проклятье» и, заболев, погрузился «в смертную тоску». В это тяжелое время ему очень не хватало отцовского друга и наставника - митрополита Алексия. Последний уехал в Киев, на деле принадлежавший татарам, хотя его князь Федор, зная силу Литвы, во многом следовал указаниям великого литовского князя Ольгерда. Киевский князь, несмотря на то, что приветливо встретил московского митрополита, делал все возможное, чтобы ухудшить ему жизнь в Киеве и выжить «злого москаля» из пределов своего скромного удела. Митрополит же Алексий, убежденный в силе данной ему духовной власти, вел себя в Киеве как хозяин. Митрополит Роман, ставленник Литвы, тоже пребывал в Киеве. Не желая сталкиваться лицом к лицу с митрополитом Алексием, который считал его «лживым митрополитом», он был вынужден проводить службу в церкви Михаила Архангела. В Вильно, к великому князю Ольгерду, непрерывным потоком шли жалобы от литовского митрополита Романа на «самоуправство москаля Алексия». В ответ Ольгерд Гедиминович прислал своих людей в Киев к князю
Федору с требованием «прижать этого москаля железной рукой».
        В довершение ко всему, кончились запасы зерна и мяса, привезенные митрополичьими людьми из Москвы. Князь же Федор, ревностно исполняя волю Ольгерда Литовского, не только препятствовал поставкам продовольствия и сена москвичам, хотя киевляне сами охотно несли «к славному, истинному святителю» все, что могли, но даже захватывал московские обозы «с харчами и серебром». Узнав об этом, митрополит Алексий отправил в Константинополь посольство из шести человек своей свиты к патриарху с жалобой на «злые деяния» Романа-митрополита и великого князя Ольгерда Литовского. Но посланники святителя не дошли до Царьграда: их безжалостно перебили по приказу князя Федора киевские татары, устроившие на дороге засаду. Тогда московский митрополит снарядил еще одно свое посольство к патриарху, но на этот раз, строго соблюдая тайну, доверил это дело лишь самым приближенным к нему лицам. В дальнейшем жизнь митрополита Алексия и его людей еще более ухудшилась: в конечном счете, он оказался «в жестоком плену». Князь Федор окружил подворье, где жил несчастный святитель, высоким забором, приставил к нему стражу и никого за
пределы не выпускал. А набожные киевляне лишились права посещать «славного святителя»!
        Накануне этого «нечестивого заключения» митрополит успел отправить в Москву человека с известием о своем тяжелом положении. Князь Иван Московский, несмотря на нездоровье, собрал по такому случаю боярский совет, на котором бояре дружно постановили «послать к молодому царю боярского сына Федора Кошку». Отпрыск боярина Кобылы, возглавив московское посольство, сразу же выехал в Орду и, первым делом, посетил в Сарае ханшу Тайдуллу, которую в свое время исцелил от тяжкого недуга митрополит Алексий. Но Тайдулла ничем помочь не смогла. Тут же вскоре скоропостижно скончался хан Бердибек, в Сарае началась «замятня», трон ордынского хана захватил сначала самозванец Кульпа, а затем, расправившись с ним, некий Ноуруз. Сарайской знати, втянутой в резню, теперь не было дел ни до Москвы, ни, тем более, до митрополита Алексия. Во время «замятни» пострадали русские князья, пребывавшие в то время в Сарае. Их имущество разграбили неведомые разбойники. А князь Андрей Константинович Суздальский едва выбрался из Сарая живым: даже «милость» нового ордынского хана Ноуруза не спасла его от ограбления и побоев. Тем временем
митрополит Алексий продолжал бедствовать в Киеве. Из Константинополя вернулись его посланцы, измученные тяжелой дорогой и волокитой патриарших чиновников, которые много обещали, но, получив богатые подарки, отделались от «назойливых русских» лишь «благими пожеланиями» патриарха.
        А посольство великого князя Ивана Московского к Ольгерду в Вильно, возглавляемое Дементием Давыдовичем, только разгневало великого литовского князя. Последний потребовал вернуть ему Ржев, захваченный Москвой, который литовцы пытались безуспешно отвоевать во время своего весеннего набега, неожиданно пройдя через смоленскую землю: москвичи, прислав в Ржев Василия Васильевича Вельяминова с дополнительным войском, отбились. Страсти подогрел бежавший из тверского удела от притеснения своего дяди Василия Михайловича Тверского князь Всеволод Александрович Холмский. Явившись в Вильно и представ перед Ольгердом Гедиминовичем, он не только попросил защиты от своего дяди, но и всячески очернил союзника своего притеснителя - Москву. Свой гнев на Ивана Московского великий князь Ольгерд выместил на митрополите Алексии. Из Вильно в Киев был прислан отряд литовских воинов, который разоружил дружинную охрану московского святителя, а его самого поместил в отдельную избу, в так называемое «уединение». Окруженный сторонниками князя Федора и литовцами, митрополит подвергся оскорблениям и насмешкам, его дважды пытались
отравить. Однако мужественный святитель не только терпел все издевательства врагов, но даже действовал: ухитрился послать в Москву очередную весть о своем положении.
        И вот московские бояре собрались 13 ноября у одра лежавшего в горячке великого князя Ивана, пытаясь вывести его из тяжкого состояния новыми, требовавшими неотложного решения, сведениями. Но великий князь не слышал их: перед его глазами проносилась вся прежняя жизнь. Он видел отца, сурового и властного Ивана Данииловича, брата Симеона, красивого стройного юношу, пытавшегося обуздать разговорившихся бояр…Наконец, он вздрогнул.  - Надо не только говорить о беде нашего святого отца, но и действовать! Пошлите в Киев надежных людей и силой освободите его!  - прохрипел он.  - А я ухожу в «горние дали«…И запомните, я завещаю Коломну и Можайск моему сыну Дмитрию! И пусть наш славный святитель Алексий присмотрит за ним. Я верю, что он скоро вернется живым и невредимым! А если будет нужно, пошлете на Киев войско! И не отдавайте Литве Брянск и Смоленск! Постарайтесь дружить с их князьями…
        Тут великий князь привстал и, задыхаясь, бросил:  - Я вижу славный Брянск и мою дивную Федосьюшку! Так ты - жива, моя супруга и вечная любовь?!
        Бояре в ужасе переглянулись.
        - Вспомнил свою первую, брянскую, супругу!  - буркнул боярин Иван Михайлович.  - Значит, его дело плохо!
        - Я вижу твое прелестное личико, моя верная супруга!  - тихо сказал князь, поднимая руки.  - Сбылась моя мечта, обращенная молитвами к нашему Господу: вот мы и встретились, лада моя, и теперь навеки будем вместе!
        Великий князь дернулся всем телом, тяжело вздохнул и уронил руки на грудь. Его лицо осветилось, и на глазах у растерявшихся бояр его губы растянулись в прекрасную улыбку, разом изменившую облик страдальца и превратившую его в сказочного, как бы уснувшего, царевича, отправившегося за далеким счастьем.
        - Скончался!  - завопили, исходя слезами, московские бояре.  - Горе, какое тяжелое горе!

        ГЛАВА 17
        НОВАЯ ОРДЫНСКАЯ «ЗАМЯТНЯ»

        Князь Роман Михайлович стоял на коленях у золотых ступенек ханского трона и ждал, когда хан скажет свое слово. Однако новый повелитель Орды - хан Ноуруз - молчал. Молчали и ханские приближенные. С поникшей головой стоял слева от ханского трона тайный советник хана - Тютчи: его положение резко ухудшилось, и хан Ноуруз, едва успев провозгласить себя повелителем Орды, дал понять некогда влиятельному вельможе, что тот лишь временно занимает свой пост.  - Я дам тебе своего человека,  - грубо сказал он Тютчи, заняв дворец,  - чтобы ты научил его государственным делам! А потом отправишься на покой!
        Что такое уйти на «покой», Тютчи понимал: при нынешних нравах в Сарае это означало скорую смерть. Но он не боялся смерти! За последние годы угрозы его жизни случались не один раз…Каждый новый хан с подозрением относился к приближенным своего предшественника, и было удивительно, как Тютчи еще уцелел. Вместе с ним из прежних ханских сановников во дворце остались Серкиз-бей, Сатай (привлеченный еще ханом Кульпой и бывший в опале при Бердибеке) и гурген покойного хана Бердибека Мамай, женатый на его сестре. Несмотря на родство с Бердибеком, Мамай не особенно выделялся среди ханских сановников. Невысокий, худощавый, с жидкими бородкой и усами, Мамай предпочитал отсиживаться на советах хана Бердибека, где господствовал мурза Товлубей. Слова последнего решали едва не все, и Тютчи не раз видел, как после очередного высказывания Товлубея, Мамай почтительно кивал головой, молчаливо с ним соглашаясь. Такое поведение спасло жизнь скромного ханского зятя, когда умер Бердибек, и началась борьба за сарайский трон. Вот и при Ноуруз-хане он тихо сидел на мягких подушках среди новых ханских приближенных, соглашался
с ними и поддакивал даже когда новый хан принимал нелепые решения.
        Так, сразу же после смерти великого владимирского и московского князя Ивана Ивановича из Москвы в Орду по решению бояр (от имени малолетнего князя Дмитрия Ивановича, наследника умершего) был послан киличей Василий Михайлович с богатыми дарами. Московский посол просил у Ноуруз-хана подтвеждения права Дмитрия Ивановича на великокняжеский ярлык, за что сулил прислать из Москвы богатый выкуп. Но хан Ноуруз, посоветовавшись со своими людьми, недолго думая, отказал. Тогда Тютчи попытался переубедить хана и подробно объяснил, что «спокон веков Мосикэ была лучшим данником, и прочие коназы не доставят нам столько серебра»! Хан же, хоть и выслушал его совет, усмехнулся и сказал:  - Я ведь говорил тебе, глупый Тютчи, чтобы ты не лез ко мне с вредными советами! Пусть тот молодой коназ Дэмитрэ приедет сюда сам и смиренно, на коленях перед моим троном, попросит у меня ярлык! А я подумаю, достоин ли он моей щедрости!
        И он прогнал московского киличея прочь.
        Когда же, ранней весной 1360 года, на прием к Ноуруз-хану пришли многие русские князья, новоявленный ордынский повелитель, даже не разобравшись в сути дела, наслушавшись грубой лести, сразу же выдал им всем ярлыки. На этот раз Тютчи не произнес ни слова и лишь только записывал имена князей и «данные ханом улусы», в особую книгу, а затем по этим записям готовил для них ханские грамоты - ярлыки.
        Он промолчал, глядя на смиренного Мамая, покачивавшего головой в знак согласия с решением хана, и когда Ноуруз-хан распорядился выдать ярлык на великое владимирское княжение нижегородскому князю Андрею Константиновичу. Правда, последний проявил благоразумие и от щедрого ханского дара отказался, не желая ссориться с Москвой. Однако ярлык на великое княжение принял его брат Дмитрий Константинович - «не по вотчине, не по дедине», как потом обвиняли его москвичи.
        Такие поспешные и непродуманные действия нового хана нарушали сложившийся за многие годы порядок взимания «выхода» с русских земель и способствовали возникновению неразберихи со сбором серебра и во взаимоотношениях между русскими князьями.
        Тютчи молча исполнил волю Ноуруза, выписал ярлыки, скрепил их ханской печатью и передал на вручение новому визирю Джафару, совсем еще юному, двадцатилетнему племяннику повелителя, который даже не умел говорить при дворе, как надо, и лишь хлюпал носом, стоя с правой стороны от ханского трона. Когда же в Сарай прибыл брянский князь Роман Михайлович с обычным годовым «выходом», хан Ноуруз долго не хотел его принимать, считая, что «выход» «коназа Ромэнэ мал и надобно его пересмотреть». Попытка Тютчи отстоять, по просьбе его русского знакомца боярина Кручины Мирковича, прежнюю ханскую дань только усугубила положение. Разгневанный Ноуруз запретил боярину Кручине входить во дворец вместе с брянским князем и сказал:  - Нечего защищать этого хитрого уруса! Он нагло прячет в своих лесах серебро, а сюда привозит лишь жалкие подачки!
        Вот и стоял брянский князь перед троном Ноуруза, думая о том, как бы выкрутиться из создавшегося положения.
        Наконец, хан очнулся от своих мыслей и глянул на согбенного князя Романа.  - Я слышал, коназ-урус,  - пробормотал он, дрожа от гнева,  - что ты отсылаешь почти все свое серебро Лэтвэ, а сюда, в Сарай, привозишь лишь малую толику! Разве не так?
        - Не так, государь,  - молвил, чувствуя, как у него отяжелел язык, князь Роман.  - Я ничего не отсылаю в Литву и плачу дань только одному тебе!
        - Подними свою башку!  - приказал Ноуруз.
        Брянский князь привстал и посмотрел на ордынского хана. Высокий, худой и чернобородый. Борода и усы - густые не по-татарски. Хан был одет в золотой халат китайского шелка, желтые штаны и желтые туфли. На голове у него возвышалась простая белая чалма, небольшая, но изящная, с крупным алмазом, как бы скреплявшим ее складки в самой середине, надо лбом. Лицо хана казалось добродушным. От левого глаза до самой переносицы проходил длинный, глубокий шрам.  - Видимо, он смелый воин,  - подумал про себя князь Роман.
        У хана был большой длинный нос, тонкие чувственные губы, которые он поджимал, когда сердился, небольшие правильные уши и острые, черные как смоль, глаза.
        - Он совсем не похож на прежнего царя,  - размышлял про себя брянский князь,  - незлой с виду, имеет приятный голос…
        - А теперь скажи, Ромэнэ,  - нарушил тишину дворца Ноуруз,  - неужели у тебя нет больше серебра?
        - Здесь нет, государь, а там, в Брянске, может уже прибавилось,  - пробормотал князь.  - Надо ехать в Брянск, чтобы узнать об этом…
        - Нечего тебе ехать в Брэнэ!  - бросил хан, сверкнув очами.  - Ты лучше пошли туда людей, а сам подожди их здесь, в Сарае. И пусть привозят двойной «выход»! Надо, чтобы твой выход был не меньше, чем у других князей! Пора тебе сравняться с Новэгэрэ! Нечего прикидываться бедным и жалким, ссылаясь на свою лесную землю!
        - Помилуй, государь!  - вскричал Роман Михайлович, прижав к груди руки.  - У нас не будет столько серебра! Ну, если только тысячи…две в государевой монете…
        - Ишь, какой хитрец!  - возмутился Ноуруз, и его густые черные брови взметнулись грозной дугой.  - Ты напоминаешь мне вертлявую степную лису, коназ Ромэнэ! Какой ты жадный! За это следует тебя наказать! Разве не так, мои славные люди?!
        - Так, так!  - закивали головами сидевшие за спиной русского князя татары.
        - За такую строптивость следует отсечь ему башку!  - выкрикнул, улыбаясь, мурза Мамай.
        - Или отрубить ему кутак вместе с мотней!  - громко сказал сидевший рядом с Мамаем с непроницаемым видом Серкиз-бей.
        Князь Роман пал ниц, закрывая руками голову.
        - Ладно, Ромэнэ,  - засмеялся довольный видимым страхом князя ордынский хан,  - вот тебе мой приказ: иди к себе в юрту и сегодня же посылай в свой Брэнэ людей за серебром! А то серебро, что ты привез, мне не надо! Пусть оно пока останется у тебя…А когда соберешь полностью весь «выход», тогда я приму его и выдам тебе ярлык. Но запомни, если ты не дашь мне достаточно серебра, ярлык на твой улус достанется другому коназу! Тогда я прикажу подвергнуть тебя жестокому позору - раздеть догола, намазать собачьим навозом и посадить верхом на старого ишака - задом-наперед! И будешь ездить по улицам Сарая на потеху всему народу! Убирайся!
        Оскорбленный брянский князь поднялся и поплелся, пятясь, спиной к выходу, под дружный смех ханских приближенных.
        У входа во дворец его ожидали боярин Кручина, княжеский тиун и верные дружинники.
        - На тебе нет лица, княже!  - тихо молвил воевода Супоня Борисович, протягивая князю его большой двуручный меч.  - Видно несладко тебе было у бусурманского царя…
        - Ничего, славный князь,  - сказал, качая головой, боярин Кручина.  - Пошли в наш гостевой дом! Будем держать совет! Нельзя говорить лишнее!  - он подозрительно огляделся.  - Здесь даже стены имеют уши!
        Князь Роман со своими людьми просидел в Сарае до конца мая, не зная, как поступить. Посоветовавшись с приближенными, он решил не посылать в Брянск никого за серебром.  - Не спеши, князь-батюшка,  - сказал тогда на совете боярин Кручина Миркович.  - Я слышал много недобрых слов об этом царе…Даже царский советник Тютчи не верит, что он долго просидит на троне.
        Такой же совет подал брянскому князю и сарайский епископ Иоанн, когда Роман Михайлович посетил его на владычьем подворье.
        - Ходят вести, сын мой,  - сказал тогда владыка,  - что знатные ордынские люди очень недовольны новыми порядками и от всей души ненавидят царя Ноуруза! Значит, осталось недолго ждать очередного переворота…Радуйся, сын мой, что тот бестолковый царь вернул тебе серебро! Остается только ждать. Наберись терпения. Послушай лучше новости о событиях на Руси…Там тоже немало всяких бед!
        И владыка подробно рассказал обо всех последних происшествиях.
        Смерть великого князя Ивана Московского нанесла серьезный удар по Московскому княжеству. Авторитет восьмилетнего князя Дмитрия Ивановича был настолько низким, что подняли голову не только прежние соперники, нижегородско-суздальские князья, но и все прочие князья, бывшие раньше в дружбе и прямой зависимости от Москвы! Междукняжеская усобица вновь грозила русским землям. Воспользовавшись неурядицами, оживилась Литва. В конце прошлого года великий князь литовский Ольгерд даже угрожал Смоленску: взял с боя город Мстиславль и посадил там своих наместников! А его сын Андрей Ольгердович захватил спорный с Москвой город Ржев, где также посадил литовский гарнизон.
        Слава Богу, что удалось благополучно уйти из литовского плена митрополиту Алексию, который через Смоленск добрался до Владимира, а потом вернулся в Москву.
        Не ладились дела и в Великом Новгороде. Там неожиданно покинул свою кафедру и ушел в монастырь архиепископ Моисей. Не добившись его возвращения, новгородцы собрали вече и провозгласили архиепископом Алексия, бывшего ключника владыки.
        - Теперь им придется ждать решения славного митрополита Алексия. Ему предстоит либо утвердить своего тезку, как владыку, либо отказать новгородскому люду,  - подвел итог своему рассказу о событиях прошлого года сарайский епископ.
        - Да, святой отец,  - тихо сказал мрачный, грустный князь Роман,  - и в прошлом году было немного добрых вестей, и в этом! Намедни царь упрекнул меня, что я плачу меньше, чем новгородцы и прочие князья! Они ничего не жалеют за царские грамоты! А за великокняжеский венец готовы даже удавиться! Стыд и позор! Они просто губят нас, нещадно расточая серебро! А царю все мало!
        - Ты прав, сын мой,  - кивнул головой епископ Иоанн.  - Нижегородские князья совсем разорили и себя, и народ! Дмитрий Константинович вот-вот поедет во Владимир с ханским послом для венчания на великое княжение! А ты, сын мой, неужели не в дружбе с Ольгердом Литовским? И зачем ты платишь «выход» ордынскому царю? Разве великий князь Ольгерд не в силах защитить тебя?
        - Я говорил с Ольгердом Гедиминовичем о татарской дани,  - угрюмо ответил Роман Михайлович,  - но он сказал, что я должен платить серебро царю так, как это делали прежние брянские князья…Великий князь не хочет ссориться с татарами…Ведь даже его бедные городки Киев, Чернигов и вся Волынь платят ордынский «выход»…
        - Зачем же тогда литовцы обещают русским людям послабление от ордынских поборов?!  - возмутился сарайский владыка.  - Это же прямой обман?
        В это время со двора донесся какой-то шум: крики многих людей, лязг металла, цокот копыт.
        - Что там еще случилось?!  - выкрикнул епископ, хлопнув в ладоши. В светлицу вбежал молоденький служка.  - Беги-ка, Василько,  - приказал владыка,  - и проведай, откуда такой шум!
        Мальчик выбежал на улицу. Вскоре он вернулся румяный, веселый.  - Святой батюшка,  - сказал он, улыбаясь,  - это великий князь Дмитрий Константиныч с татарами и дружиной выехали во Владимир на венчание! Отсюда и шум…Тут еще сбежались татары со всего города. И другие русские князья пришли провожать великого князя Дмитрия…
        - Вот опять начинается усобица на Руси!  - горько бросил отец Иоанн.  - Москва не уступит владимирский «стол»!
        На следующее утро князь Роман был разбужен еще большим, чем перед подворьем епископа, шумом. Казалось, весь Сарай звенел и стучал железом: оружием и доспехами. Непрерывно цокали конские копыта, кричали возбужденные люди.
        Когда все затихло, князь послал своего мальчика-слугу Улеба за боярином Кручиной. Последний явился в юрту своего князя, растерянно махая руками.  - Я не знаю, что произошло!  - сказал он после того, как поприветствовал князя.  - Надо сходить к какому-нибудь знатному татарину или даже к самому Тютчи.
        - Сходи же, славный Кручина,  - пробормотал в беспокойстве брянский князь,  - и скорей возвращайся!
        Но боярин вернулся к своему князю только после полудня.  - Вот уж, княже,  - весело сказал он,  - и новая ордынская «замятня»! Сюда идет с востока, из Синей Орды, заяицкий царь Хызр! Это настоящий государь, потомок их Великого Предка, правнук самого царя Орду!
        - Горевать нам или радоваться?  - спросил, волнуясь, брянский князь.  - Что нам ждать от этого Хызра?
        - Не знаю,  - боярин Кручина присел по знаку княжеской руки на скамью напротив княжеского дивана,  - однако Тютчи мне сказал по секрету,  - боярин огляделся и перешел на шепот,  - что Хызра пригласили знатные мурзы и, видимо, сам мой славный кунак…Им совсем не стало здесь житья! Значит, нам нечего горевать, если на ордынский трон сядет законный государь! Разве было плохо при Джанибеке или царе Узбеке? Заплатил свой «выход» за нынешний год - уезжай себе домой! Это хорошо, что злобный Ноуруз не взял наше серебро! Нам помог сам Господь!
        - Слава тебе, Господи - перекрестился князь Роман.  - Тогда давай-ка выпьем с тобой, мой верный боярин, греческого винца! И позовем еще…,  - князь хлопнул в ладоши, и в опочивальню вбежал мальчик-слуга.  - Беги-ка, Улеб,  - приказал князь,  - и пригласи сюда моего тиуна Супоню! Пусть разделит нашу трапезу!
        Всю ночь Сарай гудел, как набатный колокол, а вокруг юрты брянского князя стояли его пешие воины - сотня окольчуженных копьеносцев, охраняя покой своего господина.
        Татарские воины, скакавшие взад-вперед, видя освещаемую факелами княжескую дружину, лишь на мгновение останавливались, а затем с гиканьем и визгом мчались дальше.
        К утру все затихло. Князь встал со своего ложа и позвал мальчика-слугу. Последний принес с собой княжескую одежду, а затем - серебряный таз с чистой водой. Князь умылся, оделся с помощью слуги и уже собирался садиться за стол, чтобы принять принесенную во время его одевания другим слугой пищу, как вдруг в княжескую опочивальню буквально ворвался боярин Кручина Миркович.
        - Славный князь!  - вскричал он, волнуясь, забыв о приветствии. Князь, погрузивший руку в миску с бараньим пловом, поднял голову и с тревогой на него посмотрел.  - Нет уже теперь ни злобного Ноуруза, ни его сына Темира, ни глупой царицы Тайдуллы! За Волгой была жестокая битва, и царь Хызр разбил непутевого Ноуруза! И тот злодей бежал, надеясь найти убежище в Сарае. Но знатные мурзы схватили его и выдали победителю! Царь Хызр не стал ждать суда и немедленно казнил бесстыжего Ноуруза и его приближенных! Новый государь занял царский трон и зовет к себе всех русских князей! Он даже не успел отдохнуть от ратных трудов…Собирайся, княже, пойдем к царю во дворец!
        Князь немедленно встал, сбросил с себя татарский халат и протянул руки к слуге, передававшему ему красную княжескую мантию. Одевшись, он вышел наружу и вскочил в седло подведенного к нему вороного коня.
        - Поехали же, люди мои, к ордынскому государю!  - распорядился князь, натянув уздечку, и его отряд в короткий срок оказался возле ханского дворца.
        Трое ханских стражников, увидев русского князя, пропустили его без слов, но боярина Кручину задержали. Лишь получив по серебряной денежке, они, изобразив на своих лицам тягостное раздумье, опустили перед ним свои кривые мечи, и тот проследовал за князем.
        Во дворце нового хана было многолюдно. Вслед за сменой стражи хан Хызр произвел и перестановки во дворце, оставив в числе своих приближенных лишь нескольких сановников покойного хана Ноуруза, в числе которых пребывали Серкиз-бей и хитроумный Мамай.
        Проползая мимо них за своим князем по мягкому персидскому ковру, боярин Кручина с внутренним торжеством понял, кто из мурз участвовал в заговоре и помог новому хану победить.
        У золотых ступенек ханского трона стояли на коленях князья Дмитрий Борисович Дмитровский и Константин Васильевич Ростовский. Князь Роман Михайлович присоединился к ним, встав на колени с левого края.
        - Будет с этими коназами!  - сказал с улыбкой новый хан.  - Пусть едут домой! Они привезли полноценный «выход» и достойные подарки! Тебе, Дэмитрэ, я дарю просимый тобой Галэч, а тебе, Костэнэ - Ростэ-бузург! Радуйтесь, мои верные слуги!
        - О, благодарю тебя, ясное солнце!  - возопил, ликуя, молоденький князь Дмитрий.  - Теперь я, наконец, имею во владении Галич!
        - О, мудрейший из мудрых! О, солнце из солнц!  - воскликнул счастливый не меньше своего товарища седобородый Константин Васильевич.  - Благодарю тебя за Борисоглебскую половину моего Ростова! Будь же ты здоров и славен на века!
        - Ну, идите же!  - весело сказал хан Хызр, глядя вниз со своего трона на лежавших на ковре брянского князя и его боярина.  - А теперь, салям тебе, коназ…,  - он глянул на стоявшего слева от ханского трона Тютчи. Тот быстро сказал:  - Ромэнэ!  - Ромэнэ!  - повторил хан, сохраняя на лице улыбку.  - И подними свою башку!
        Князь Роман приподнялся, встал на колени и, глянув на хана, сразу же успокоился: прямо на него смотрел румяный, жизнерадостный татарин лет сорока пяти, одетый в простую одежду: расстегнутый серо-коричневый халат, длинные кожаные штаны и невысокие, с загнутыми носками, черные кожаные сапоги. На гладко выбритой голове возвышалась легкая, напоминавшая тюбетейку простых татар, шапочка.
        Хан Хызр был круглолицым, широкоскулым и совсем ничем не походил на убитого им Ноуруза. Его усы и бородка, рыжеватого цвета с проседью, были негусты. Сам хан ростом не вышел: он на голову уступал Ноурузу, а русскому князю - на всех две головы! Но по его мускулистым сильным рукам и широким плечам можно было понять, что новый хан крепок и даже могуч, как настоящий монгольский богатырь.
        Сузив и без того свои узенькие черные глаза, Хызр молча рассматривал русского князя.  - Якши!  - сказал он, наконец, услышав княжеское «вагаляйкюм ассалям».  - Все вы, русские князья, очень похожи друг на друга: высокие ростом, светловолосые и с водянистыми глазами! Однако не лицо и слова украшают достойного человека, а его дела! А ты, как рассказал мне мой почтенный советник Тютчи, всегда выполняешь свой долг и вовремя привозишь сюда свое серебро! Ты доставил нам нынешний «выход»?
        - Да, доставил, государь!  - ответил, улыбаясь, князь Роман.  - Я привез все, как положено! И мои скромные подарки! Мы всегда готовы служить тебе, могучему государю, верой и правдой!
        - Тогда прими все его серебро, Тютчи,  - молвил Хызр,  - и выдай ему сразу же ярлык! Пусть Ромэнэ спокойно возвращается в свой город…Как его там? Брэнэ? Да, якши, в свой Брэнэ…Нечего коназам-урусам тут сидеть без дела и смотреть на наши неурядицы! А мы будем наводить порядок и жестоко наказывать всех злодеев, которые разоряли наше ханство! Иди же, коназ-урус, верно служи нам и вовремя привози сюда свое серебро!
        - Будь же ты славен, государь!  - сказал, пятясь спиной к двери, князь Роман.  - Я знаю свой долг и всегда буду верен своему слову!

        ГЛАВА 18
        КНЯЖЕСКИЙ СЪЕЗД

        Золотая осень 1360 года прошла в суете и тревогах. Со сменой великого владимирского князя на Руси не стало спокойней. Венчание во Владимире князя Дмитрия Константиновича Суздальского не вызвало радости у прочих русских князей. На этом торжественном событии присутствовали лишь братья-князья Андрей, Дмитрий и Борис Константиновичи. Прочие же князья, несмотря на то, что злорадствовали в свое время потере Москвой Владимира и великокняжеского «стола», как только разобрались в сложившейся ситуации, Дмитрия Константиновича не поддержали. Последний не был старшим из трех братьев, а старший - Андрей - не захотел брать на себя «тяжкий груз ненадобной власти». Удельные князья давно привыкли к главенству Москвы, роптали, порой, на «превеликие поборы и московскую корысть», но подчиняться вчерашнему нижегородскому князю не хотели. В свою очередь, Москва заняла выжидательную позицию. Вернувшийся из тяжелого литовского плена митрополит Алексий, ставший по завещанию покойного великого московского князя Ивана Ивановича княжеским «местоблюстителем», повел «государевы дела» осторожно. Видя ордынскую «замятню»
и частую смену сарайских ханов, он решил понаблюдать за дальнейшим развитием событий в Орде, а, чтобы не вызвать на свою голову гнева татар, временно подчинился решению хана, создав видимость безразличия к отнятию великокняжеского ярлыка у Москвы. Но и благословлять это дело он не захотел. Князь Дмитрий Константинович был венчан 22 июня суздальским владыкой. Сам же митрополит в это время находился в Великом Новгороде: «поставил на владычество» архиепископа Алексия. Таким образом, митрополит нашел удобный повод не поддерживать на деле нового великого князя.
        Одновременно с этим, посоветовавшись с боярами, митрополит Алексий принял решение передать весь ордынский «выход» князю Дмитрию Константиновичу, чтобы тот сам отвез в Сарай всю царскую дань.
        Само собой разумеется, Москва отвезла во Владимир значительно меньше серебра, чем раньше, ограничившись лишь уплатой установленной ханами дани. Подарки хану и его приближенным был вынужден теперь платить новоиспеченный великий князь. Вот тут и осознал Дмитрий Константинович, как тяжела «шапка Мономаха»! Дополнительное серебро еще надо было достать! В довершение ко всему, во Владимир прибыли татарские послы от нового хана с требованием наказать «царских врагов». Оказывается, во время беспорядков в Орде, новгородские «вольные люди» совершили набег на татарские владения. Они огнем и мечом прошлись по средней Волге и разграбили город Жукотин. Уцелевшие от погрома жукотинцы пожаловались ордынскому хану. Пока хан разбирался и принимал решение, разгневанные татары устроили самосуд над русскими купцами в Булгаре. В свою очередь, купцы, имевшие ханские привилегии и доселе не подвергавшиеся грабежу, направили своего представителя с жалобой к ордынскому хану, требуя возмещения ущерба и наказания разбойников. При расследовании дела хан определил главных виновников - новгородских ушкуйников - и повелел:  -
Чтобы впредь не было подобного, коназ Дэмитрэ должен поймать всех разбойников из Новэгэрэ, выдать их на расправу в Сарай и возместить ущерб пострадавшим купцам!
        Вот и пришлось раскаяться великому владимирскому князю Дмитрию Константиновичу в том, что он так поспешил принять «под свою руку» Великий Новгород! Если бы этот беспокойный край пребывал под властью московского князя, то все «новгородские беды» пали бы на Москву.
        Что делать? Где достать денег? Как удовлетворить требования ордынского хана?  - Вот какие вопросы встали перед бесхитростным, но жадным до власти князем Дмитрием Константиновичем. Пришлось собирать княжеский съезд. И вот в эту осень великий владимирский князь послал ко всем «малым князьям» своих киличеев с призывом - прибыть в Кострому на княжеский съезд. Кострому он избрал для того, чтобы избежать «владимирского позора», когда удельные князья не явились на его венчание, тем самым не признав «царскую волю». Поскольку княжеские съезды собирались в крайних случаях, и князья могли высказать свое мнение по многим важным делам русских земель, новый великий владимирский князь понадеялся, что в Кострому приедут все удельные князья. Туда же прибыли ханские посланники - мурзы Урус, Каирбек и Алтынцыбек. Они возглавили небольшой стол, устланный белой скатертью и поставленный встык к длинному столу, образовав огромную букву «Т», рассевшись в больших черных креслах, расположенных рядом. По правую руку от самого старшего татарского посланника, Уруса-мурзы, на скамью, возглавив длинный стол, воссел великий
владимирский князь Дмитрий Константинович. Напротив него расположился его старший брат Андрей, оказавшийся по левую руку от мурзы Алтынцыбека. За ним сидел князь Константин Васильевич Ростовский, владевший Борисоглебской частью удела, и младший брат великого князя - Борис Константинович. Остальную часть этой скамьи занимали бояре собравшихся князей. Рядом с великим князем сидели суздальский и костромской епископы, а прочие места пустовали. Почти все удельные князья с пренебрежением отнеслись к княжескому съезду и на призыв великого князя не явились. Последний сидел мрачный, как туча, чувствуя себя оскорбленным и униженным. Собравшиеся посидели еще некоторое время в ожидании, но, как только стало ясно, что больше никого не будет, малолюдный съезд начался.
        Разговаривали по-татарски, кто как мог, но оказалось, что русские владели этим языком неплохо. Татары тоже знали некоторые русские слова и часто вставляли их в свою речь.
        Первым подал голос старший татарский посланник мурза Урус. Не вставая, как это было принято у русских князей при выступлении, он коротко сказал:  - Мы видим, коназ Дэмитрэ, у тебя нет настоящей власти, и прочие князья тебя не уважают! Поэтому мы сообщим обо всем нашему повелителю и попросим передать ярлык на Уладэ-бузург другому коназу! И еще скажу, что у вас совсем нет порядка, и ваши разбойники угрожают городам нашего государя! Почему ты, коназ Дэмитрэ, до сих пор не возместил ущерб ограбленным купцам и не поймал тех разбойников?
        - Так получилось, знатный человек,  - мрачно ответил Дмитрий Константинович,  - что удельные князья, смущенные Москвой, не выполнили моих требований! Все наши князья так боятся не угодить Москве, что даже не явились на этот съезд! Разве я не прав, князь Константин?
        - Прав, брат,  - ответил Константин Ростовский.  - Даже мой сосед, владелец Сретенской части Ростова, праведный Андрей Федорыч, говорил мне, что он не едет сюда, в Кострому, из-за страха перед московскими властями!
        - Кто там сейчас коназом в Мосикэ?  - спросил, покраснев от гнева, мурза Каирбек.  - Неужели он так силен?
        - Какое там!  - усмехнулся князь Андрей Константинович.  - Дмитрий Московский - еще отрок! Откуда у него сила?
        - Зачем тогда говорить всякую чепуху?!  - возмутился Алтынцыбек.  - Разве может тот младенец кого-нибудь запугать? Нечего дурачить нас, ханских людей! Мы видели ваших могучих коназов на приеме у государя! Неужели они испугались жалкого юношу?!
        - Но в Москве делами заправляет вовсе не Дмитрий!  - пробормотал багровый от стыда великий владимирский князь.  - А сам святитель Алексий и московские бояре…
        - Удивительно!  - усмехнулся Урус-мурза.  - Неужели и в остальных городах у власти стоят служители церкви и бояре, а ваши князья только возят в Сарай ханский «выход»?!
        - Это не так, мой господин,  - сказал князь Андрей Константинович.  - У нас есть сильные и властные князья! Вот, например, Святослав Смоленский и Роман Брянский. Но и они пляшут под дудку Москвы! Мы приглашали их на этот съезд, но они решительно отказались! Они, правда, не входят в великое Владимирское княжество, но обладают достаточным влиянием…
        - А тот Роман Молодой вообще отказался признавать меня великим князем!  - пробасил Дмитрий Константинович.  - Мало того, он даже не проявил должного уважения к моему посланнику, сказав, что я получил грамотку на Владимир от самозванца Ноуруза! А когда мой человек напомнил, что новый государь подтвердил то пожалование, брянский князь с усмешкой молвил, что «и этот царь Хызр недолго усидит на своем престоле, а новый государь, без всякого сомнения, вернет Владимир Москве»! Вот он и побоялся обидеть молодого Дмитрия Московского, считая, что тот вскоре станет великим князем! И после этих оскорбительных слов брянский князь прогнал моего гонца с позором и громким смехом!
        Татарские мурзы переглянулись.  - Якши, карашо, Дэмитрэ,  - сказал, усмехнувшись, мурза Урус,  - мы доложим об этом нашему повелителю и накажем того Ромэнэ! Однако скажи, как ты собираешься исполнять ханский приказ?
        - Ну, э-э-э,  - пробурчал великий князь Дмитрий,  - тогда придется ехать в Великий Новгород и ловить тех разбойников!
        - Так кто же поедет?  - вопросил, сурово сдвинув брови, мурза Каирбек.  - Неужели ты исполнишь волю государя одними словами?
        - Не только словами,  - промолвил князь Андрей Константинович.  - Придется самим туда ехать!
        - Тогда ладно,  - кивнул головой мурза Алтынцыбек,  - с этим все ясно! Но вот как вы будете возмещать ущерб купцам и людям из Жукотэ?
        - А мы прикажем новгородцам расплатиться за своих разбойников!  - сказал, ударив кулаком по столу, великий владимирский князь.
        - А если люди из Новэгэрэ откажутся платить?  - прищурил свои черные узкие глазки мурза Урус.  - Что вы тогда будете делать?
        - Тогда возложим этот долг на плечи наших тягловых людей,  - пробормотал князь Андрей.  - А ответственность будут нести все удельные князья. Это - плата им за грубость и попрание царской воли! Разве я не прав, владыка?
        - Не знаю, сын мой,  - ответил суздальский епископ.  - Наша русская земля нынче не богата серебром! Но если говорить правду, то платить должны виновники содеянного, а не сторонние люди!
        - За что же разорять тех, кто не причастен к преступлению?  - поддержал своего соседа по скамье костромской епископ.  - Пусть сами новгородцы отвечают за дела своих беспокойных жителей!
        - Ну, так что вы решили?  - насупился мурза Каирбек.  - Долго мы еще будем разглагольствовать?
        - Мы решили, почтенные люди,  - сказал, улыбаясь и глядя преданными глазами на татарских послов, великий князь Дмитрий Константинович,  - что мы сами поедем в Новгород и поймаем тех злодеев. А потом выдадим их государю на суд и расправу! Что касается ущерба от разбойников, то это - дело Великого Новгорода! Пусть привозят в Сарай нужное серебро!
        - А если они не уплатят, тогда мы пройдем с огнем и мечом по всей земле Новэгэрэ!  - грозно молвил мурза Алтынцыбек.  - Да так пройдем, что не только разгромим Новэгэрэ, но пожжем Брэнэ, Смулэнэ и пощиплем твои земли, бестолковый Дэмитрэ! Берегись!
        - За что же мои земли, почтенный?  - смиренно улыбнулся Дмитрий Константинович.  - Вот Брянск и Смоленск, это - правильно! Да еще бы Москву сюда прибавить!

        ГЛАВА 19
        РАЗБОРКИ В ОРДЕ

        - Встань же, Ромэнэ,  - сердито сказал Хызр-хан, глядя на лежавшего перед ним брянского князя,  - и покажи мне свои глаза!
        Князь Роман встал на колени и смело глянул на ордынского хана. Последний буквально впился в него своим огненным взором, но брянский князь выдержал этот взгляд.
        - Престранно, Ромэнэ, я не вижу в твоих глазах ни страха, ни лжи,  - пробормотал хан, чувствуя неуверенность.  - Однако же скажи, коназ-урус, почему ты не приехал на совет коназа Дэмитрэ и непочтительно высказывался о моем правлении?!
        - Вот почему царь так рассердился!  - подумал князь Роман.  - Значит, люди Дмитрия Суздальского донесли о моих гневных словах!
        Но вслух он сказал:  - Я никогда не говорил непочтительных слов о тебе, государь! А в Кострому я не пошел потому, что слова великого князя Дмитрия для меня не указ! К тому же, мой Брянск не повинен в преступлениях против твоих людей и прочих купцов! Мы совсем далеки от беспорядков и мятежей во владимирской земле и не хотим лезть в их бестолковые дела! Нам хватает своих трудностей. Для нас главное - вовремя и в достаточном количестве доставить тебе наш «выход»! А других дел у нас нет! Вот если бы мои люди что-нибудь натворили, тогда бы я был виноват перед тобой. Зачем мне ходить на съезды глупцов? Учиться у них беспорядкам? Пусть лучше они учатся у меня, как хранить тишину и порядок в уделе, а также не причинять вреда твоим людям! Выслушав брянского князя, ордынский хан несколько успокоился.  - Конечно, надо беречь свой улус и держать в руках тягловый люд…,  - буркнул он.  - Однако почему ты осуждал мои действия? Ты ничего об этом не сказал! Неужели ты веришь, что я пришел к власти ненадолго?
        - Я не верю этому, государь!  - сказал без тени смущения князь Роман.  - Никакой человек - ни князь, ни славный мурза - не может предугадать судьбу своего повелителя…Однако есть признаки, по которым можно определить ошибки государственных людей!
        - Так ты решил судить своего хана?!  - вскричал, подскочив со своего трона, разгневанный Хызр.  - Не боишься потерять свою башку, коназ-урус?
        - В этом случае - невелика потеря!  - усмехнулся Роман Михайлович.  - Но вот я вижу, что свою башку потерял именно ты, государь!
        - Да как ты смеешь, презренный дурак, оскорблять меня?!  - буквально взвыл, побагровев, ордынский хан. Придворные, сидевшие вокруг на подушках, зашумели, заговорили. За всю свою жизнь они не помнили подобного разговора русского данника с великим ханом!
        - Я могу поведать тебе, государь, и не такую правду! Я не боюсь сказать то, что есть!  - спокойно молвил князь Роман, не обращая внимания на шум и гневные крики хана и его вельмож. Даже всегда спокойный Тютчи, стоявший слева от ханского трона, покраснел от волнения.
        - Что ж, тогда поведай мне свою правду, Ромэнэ!  - прохрипел, едва сохраняя самообладание, хан Хызр.
        - Вот какая моя правда, государь!  - спокойно ответствовал брянский князь.  - Расскажу о государях, которые правили до тебя. Я не знаю, хорошие они были или плохие, это судить тебе…Однако все они не обижали московских князей и давали им грамотки на главный город - Владимир. И те московские князья следили за порядком в своем великом княжении, исправно платили «выход», любили своих государей и держали в узде удельных князей. А теперь по твоей воле грамотка на великое княжение отнята у Москвы и передана слабому князю - Дмитрию Суздальскому…Это привело к смутам и неурядицам не только во владимирской земле, но и здесь, в славной Орде!
        - Чем же плох этот Дэмитрэ из Новэгэрэ?  - прищурил свои узкие глазки хан Хызр.  - Где же правда в твоих словах?
        - Он плох хотя бы за то, что оболгал меня и довел до тебя обидную ложь!  - решительно молвил князь Роман.  - Если бы он был честным человеком, то сам пришел бы ко мне, хотя бы здесь, в Сарае, и высказал свое несогласие с моими словами! Вместо этого он побежал к тебе, государь, жаловаться, как непотребная девка! Это - поступок не воина, а болтливой женки!
        Ордынский хан, услышав такое откровение, заколебался. Он был явно озадачен не только решимостью слов брянского князя, но и его бесстрашием.  - Ладно, якши,  - пробормотал он, не зная, что говорить и делать,  - правильно, что не позвали сюда других коназов! Нечего им слушать такие сумасбродные слова. Даже не знаю, как с тобой поступить…Ты привез вовремя и сполна «выход» и дары, но высказал такие слова, что я не знаю, давать ли тебе ярлык на тот лесной улус? Иди же, я потом сообщу тебе свою волю!
        Когда князь Роман, вернувшись в свою гостевую юрту, рассказал боярину Кручине, приглашенному княжеским слугой, о состоявшемся во дворце разговоре, последний пришел в ужас.  - Какая беда!  - пробормотал он, выслушав князя.  - Этот царь не простит такой обиды! Ты подлил масла в огонь, храбрый князь!
        - Ничего!  - усмехнулся Роман Михайлович, опрокидывая чашу с ароматным греческим вином.  - Пусть этот лупоглазый Хызр услышит, наконец, настоящую правду! А если будет надо, я обложу того Дмитрия самой грубой бранью! В моих жилах не зря течет кровь моего славного предка, великого русского святого Михаила Всеволодыча!
        - Оно-то так, князь батюшка,  - покачал головой Кручина Миркович,  - однако я лучше сбегаю к Тютчи, на его подворье, и узнаю, какая гроза нависла над нами!
        Вечером он пришел в княжескую юрту хмурый, растерянный.  - Тютчи пребывает сейчас в грусти и растерянности,  - тихо сказал он после того, как князь посадил его жестом руки на скамью напротив княжеского дивана. Роман Михайлович спокойно восседал и, казалось, совсем не переживал за свое утреннее выступление во дворце.  - От чего же так расстроился славный Тютчи?  - спросил он с улыбкой.  - Неужели от моих слов?
        - Может от твоих слов, а может - от царского гнева!  - пробормотал боярин.  - Однако все поняли, что этот царь долго в Орде не усидит! Своими словами ты раскрыл всем глаза! Нам надо сейчас, как посоветовал Тютчи, тихо отсидеться и дождаться нового царя…После твоего ухода из дворца этот царь Хызр обвинил всех старых сановников прежних государей в сговоре против него! И даже напустился на Серкиз-бея!  - Вот как ты меня любишь, хитрец Серкиз!  - кричал раздраженный хан.  - Ни слова не сказал против того Ромэнэ! Все отмалчивался!  - Досталось и Тютчи, и даже славному Мамаю за молчание! Из-за этого все знатные люди сильно обиделись на царя, а Серкиз-бей поведал Тютчи, что хочет навсегда уехать из Сарая! Он готов уйти на службу даже к русским князьям! И Тютчи тоже признался мне, что если бы знал, куда податься, так сразу бы уехал отсюда! Может, возьмем его к себе в Брянск? Подумай, княже!
        - Господи, спаси!  - воскликнул Роман Михайлович.  - Нам еще только не хватало некрещеного татарина! А с ним все семейство - женки, дети, прислуга…Мы принесем к нам в Брянск новую смуту!
        - Значит, отказать славному Тютчи?  - спросил, волнуясь, Кручина Миркович.  - Тогда мы потеряем его дружбу!
        - Не спеши, мой мудрый боярин,  - тихо сказал князь Роман.  - Мы еще подумаем, помолимся Господу, а потом и решим…
        Прошло два дня. Брянский князь, прислушавшись к совету своего боярина, тихо отсиживался в гостевой юрте и смиренно ожидал дальнейших событий. Он кликнул своего мальчика-слугу и уже собирался распорядиться, чтобы ему подготовили коня для прогулки в степь, как вдруг в этот самый момент к нему в юрту вошли неожиданные гости.
        - Принимай нас, сын мой!  - раздался густой бас из прихожей. Роман Михайлович вздрогнул от внезапной догадки и дал знак слуге отойти от входа. В княжескую светлицу-опочивальню вошел величественной поступью московский митрополит Алексий, одетый в длинную, до самого пола, черную монашескую рясу, с большим золотым крестом на груди, свисавшим с массивной золотой цепи, и в белом клобуке, натянутом на голову, на передней части которого яркими разноцветными нитями был вышит образ Пресвятой Богородицы. Рядом с ним, по правую руку, стоял рослый голубоглазый светловолосый отрок, одетый в красную княжескую мантию, синие штаны китайского шелка, нижние части которых выбивались из-под мантии, и были аккуратно вставлены в красные же, козьей кожи, сапожки с загнутыми вверх носками. На голове юноши возвышалась типичная княжеская шапка, низ которой был обшит мехом черной куницы, а верх блистал алым атласом.
        По левую руку от святителя стоял важный надутый боярин Иван Симеонович, седовласый и седобородый, одетый в коричневый кафтан, расшитый серебряными галунами, подпоясанный тяжелым, сверкавшим серебряными и золотыми пластинами поясом, и длинные серые штаны, вправленные в черные, добротные сапоги. На голове боярина красовалась небольшая шапочка из меха светлой куницы с павлиньим пером.  - Да благословит тебя Господь, сын мой, здоровья тебе и душевного спокойствия!  - пробасил митрополит, крестя голову склонившегося перед ним брянского князя.
        - Здравствуйте, славный святитель, молодой князь и важный боярин!  - сказал, улыбаясь и не веря своим глазам, князь Роман.  - Да садитесь же, дорогие гости, сюда!  - князь указал рукой на длинную скамью, стоявшую напротив дивана, с другой стороны от его лакированного китайского столика.  - Эй, Улеб!  - он хлопнул в ладоши. Напуганный мальчик, только что выбежавший в прихожую, вновь предстал перед князем.  - Сбегай-ка, Улеб,  - молвил князь,  - за моим боярином Кручиной, а потом - в караван-сарай, к почтенному Джаруду, чтобы он принес сюда лучшие яства!
        - Не надо нам яств, сын мой,  - пробормотал, протестуя, святитель.  - Мы сыты и пришли сюда просто поговорить…
        - Ничего, святой отец,  - весело сказал князь Роман.  - Может, что-нибудь отведаете…
        Пока слуга бегал по княжескому поручению, гости завели неторопливый разговор. Святейший митрополит сразу же объяснил брянскому князю, по какой причине они пришли к нему в юрту. Дело в том, что о смелой речи князя Романа перед татарским ханом узнали во всем Сарае, слухи дошли до сарайского епископа Иоанна, а он, в свою очередь, сообщил о случившемся митрополиту Алексию. Последний особенно заинтересовался сказанными Романом Брянским словами о ханской ошибке. Однако все сведения были получены знатными москвичами из чужих уст, и им хотелось узнать, как же обстояло дело, от самого Романа Михайловича. Брянский князь вкратце рассказал о своем посещении ханского дворца и едва ли не дословно передал свою речь, в которой он осудил передачу Владимира князю Дмитрию Константиновичу.
        Московские гости внимательно слушали его и, как только князь Роман замолчал, одобрительно покачали головами.
        - Благодарю тебя, сын мой!  - молвил митрополит, улыбаясь и как бы согревая своим теплым проникновенным взглядом брянского князя.  - Мы не ожидали, что ты выступишь на защиту обиженной Москвы!
        - И я благодарю тебя, брянский князь!  - тихо произнес легким подростковым басом молодой князь Дмитрий Иванович.
        - Спасибо тебе и от имени московских бояр, князь Роман!  - прогудел, отдавая дань учтивости, боярин Иван Симеонович.  - Мы долго будем помнить твою доброту и смелость!
        - Но я ничего такого не сказал!  - скромно возразил князь Роман.  - Я просто рассердился на несправедливые слова царя Хызра и выложил ему без прикрас всю правду-матку. Вы бы видели, как этот бусурманский царь выпучил глаза и налился кровью! Было так смешно!
        - Не смешно, а печально!  - покачал головой святитель.  - За это можно было потерять свою голову! Я уже не говорю о городе и уделе! Вы, черниговские князья, всегда были горячи и вспыльчивы! А это - не во благо! Мера должна быть и в храбрости!
        В это время прибежал боярин Кручина Миркович и сразу же, не успев ничего сказать, упал на колени между своим князем и столом, за которым сидели знатные гости.
        - Господи, благослови!  - митрополит перекрестил его голову, протянув через стол руку.
        - Садись, мой верный Кручина, рядом со мной!  - распорядился Роман Брянский, усаживая боярина на диван напротив москвичей.
        Они продолжили прерванный разговор. Вскоре прибежали чайханщик Джаруд, состарившийся и поседевший, со своими слугами. Они быстро накрыли небольшой стол лучшими блюдами караван-сарая. Услужливый Джаруд оставил часть яств в прихожей вместе с двумя своими помощниками, которые только и ждали сигнала от княжеского мальчика-слуги, что следует еще принести, а что убрать со стола.
        - А теперь,  - сказал брянский князь, подняв свой большой серебряный кубок с греческим вином,  - выпьем за твое здоровье, славный святитель, и за молодого князя Дмитрия, который обещает быть могучим воином! Долгих вам лет и счастливой жизни!
        - Благодарим!  - хором ответили знатные гости, поднимая серебряные чаши.
        После небольшого пира и возлияния собеседники еще долго говорили о жизни, о трудностях и последних событиях на Руси и в Орде. А они не радовали…
        - Что нам ждать, если сам Господь подал еще в прошлом году знамение?  - сказал, качая головой, московский митрополит.  - Тогда, на Филиппово говенье, солнце покрылось темной кровью, а во время великого говенья появились огненные зори, шедшие по всему небу с востока на запад! А какой был страшный мор в Пскове? Я сам ездил туда…Мы провели крестный ход и отслужили три литургии! Но грехи не позволили остановить беду! Смерть косила псковичей так жестоко, что скончались даже местный князь Астафий с сыновьями Карпом и Алексием!
        - Тот год был особенно тяжелым!  - грустно молвил князь Роман.  - Тогда новгородские разбойники разорили царский город Жукотин! От этого было много бед! А суздальский князь Дмитрий Константиныч ухитрился и меня приплести к тому разорению! Он был очень недоволен, что я отказался приехать в Кострому на его съезд! Вот поэтому он оговорил меня перед бусурманским царем! Но вот удалось ли ему поймать тех новгородских ушкуйников?
        - Удалось, славный князь!  - сказал боярин Иван Симеонович.  - Дмитрий Константиныч со своими братьями и ростовским князем Константином Василичем отправились на север, в новгородскую землю. Там они наткнулись на какую-то новгородскую ватагу и захватили разбойников в плен. Но говорят, что сами новгородцы передали в их руки своих преступников, осужденных по другому делу и ожидавших казни. А люди Дмитрия Суздальского, который пока зовется великим князем, привезли сюда, в Сарай, тех злодеев и выдали их за главных виновников жукотинского погрома! Царь Хызр, недолго думая, приказал подвергнуть их жестоким мучениям, а потом казнил! Затем в Сарай приехали бояре из Великого Новгорода, привезли с собой много серебра и «замяли» то печальное дело.
        - Это - правда, что Дмитрий Нижегородский пребывает в Сарае?  - спросил, прищурившись, брянский князь.  - Надо бы без пощады набить ему рыло!
        - Это не следует делать, сын мой!  - замахал руками отец Алексий.  - Ты принесешь только горе и себе, и своей земле! Там, на одном подворье, расположились четыре князя - Андрей Константиныч с братом Дмитрием, Константин Ростовский и Михаил Ярославский. Они объединились против Москвы - «друзья по нужде»! Опасно задевать их здесь, в Сарае! А поэтому сиди, сын мой, тихо-спокойно и не серди понапрасну ордынского царя!
        Святитель с удовольствием побеседовал и с брянским боярином Кручиной, который рассказал москвичам немало интересного из своей посольской жизни: о встречах со знатными татарами и многими ордынскими ханами. Он вкратце поведал и о своей дружбе с семьей тайного ханского советника Тютчи, предки которого познакомились с его прадедом еще во времена Бату-хана.  - И вот теперь,  - молвил он в заключении,  - тот верный царский человек хочет уйти на службу к русским князьям! Он устал от бесконечных смен бусурманских царей и желал бы спокойной жизни. Об этом мечтает и его знатный друг Серкиз-бей! Они готовы уйти хоть сейчас со своими родственниками, челядью и даже татарскими воинами…А нам не по силам принять такую уймищу народа! Им нет места в нашем Брянске, да и князь опасается беспорядков…
        - А почему бы этому Тютчи не поехать к нам в Москву?!  - вдруг громко сказал своим звонким мальчишеским голосом князь Дмитрий.  - Нам нужны ученые татары и славные воины! В Москве найдется хорошее подворье и для того Черкиз-бея! Так что можешь передать им, славный боярин, мое приглашение! Пусть едут в Москву!
        - Очень хорошо, молодой князь! Ты мудр не по годам!  - весело ответил Кручина Миркович.  - Тогда я пойду к тем знатным людям и передам им твою волю! Пусть же они посетят вашу юрту и договорятся о службе!
        - Тогда поспеши, славный брянский человек!  - сказал побагровевший от выпитого вина боярин Иван Симеонович.  - Через два дня мы уедем в Москву! Нам не удалось получить грамотку на великое княжение! Слава Богу, что хоть смогли оправдаться перед царем от клеветы того князя Дмитрия! Пусть же он помается со своим великим княжением! А там - увидим!
        С тем и расстались знатные московские гости с брянским князем Романом и вскоре уехали из Орды. Вместе с ними подался в далекие северные леса и бывший тайный советник ордынских ханов Тютчи со своей семьей и скудным скарбом. Мурза Серкиз-бей тоже побывал в гостях у Дмитрия Московского, но сразу в Москву не поехал.  - Сначала я побываю на верхней Волге,  - сказал он московскому князю,  - и поищу вольную жизнь. А если там ничего не сладится, приду к тебе на службу, Дэмитрэ!  - И он отправился в мордовское Запьянье.
        Через несколько дней после отъезда москвичей из Сарая там вновь начались серьезные беспорядки.
        Как-то поутру князь Роман проснулся от страшного шума: людских криков, визга скачущих всадников, топота копыт и лязга железа. По улицам Сарая носились какие-то конные воины, грабившие богатые дома и всех встречавшихся на их пути странников. Брянский князь немедленно собрал весь свой отряд из двухсот отборных дружинников и повелел им окружить юрты своих людей. После этого он послал своего воеводу Супоню Борисовича с небольшим отрядом к ханскому дворцу, чтобы узнать, что же произошло. Последний довольно скоро вернулся с неожиданной вестью: скончался хан Хызр!  - Там, во дворце, засел его молодой сын Темир-ходжа,  - доложил воевода Супоня,  - и объявил себя ордынским царем! А надолго ли он - неведомо!
        - Надо бы нам сходить во дворец и посмотреть на нового царя!  - сказал, смеясь, Роман Михайлович.  - Вот вам мое предсказание: больше нет этого злобного Хызра!
        Князь Роман со своими людьми быстро доскакали до ханского дворца. Оставив коня и меч своим воинам, брянский князь устремился к входу. У дворца стояли вооруженные кривыми мечами стражники. Все трое, узнав брянского князя, приветливо заулыбались.  - Подожди немного, мурза-урус!  - сказал старший, седовласый воин.  - Я пойду к славному Мамаю и доложу о тебе!
        Вскоре он вернулся и, принимая в ладонь серебряную деньгу, буркнул:  - Входи же, славный коназ. Молодой государь тебя ждет!
        Князь Роман вошел в приемную залу дворца, осторожно переступил порог, но на колени не упал, а прямо пошел к золоченому ханскому трону. Однако, остановившись на середине пути, он глянул перед собой и вздрогнул: золоченый трон пустовал!
        - Сюда, сюда, коназ-урус!  - донеслось до него из темного угла, и там кто-то зашевелился. Князь прошел вперед и увидел слева от трона сидевших на корточках, словно вросших в подушки, знатных татар. Их было семеро. Двух он знал, это были мурзы Мамай и Сатай. Лиц остальных вельмож он раньше не видел. В углу дворцового присутствия горела одна свеча, и ее было достаточно, чтобы разглядеть лица сидевших.
        - Садись, коназ-урус!  - громко сказал самый молодой из знатных татар, располагавшийся между Мамаем и каким-то черноволосым рослым мурзой.  - Я - ваш новый государь!
        Князь Роман уселся на корточки рядом с мурзой Сатаем и пристально вгляделся в лицо Темир-ходжи. Ничего примечательного он не увидел: перед ним сидел молоденький, веснушчатый, худенький татарин, каких он часто встречал на улицах Сарая. У новоявленного хана еще не было ни усов, ни бороды! Однако, как оказалась, нрав у него был поистине царский!
        - Я слышал,  - буркнул Темир-ходжа, глядя на Романа Брянского,  - что ты строптив, Ромэнэ! И совсем не чтил моего батюшку! За это тебе следует отсечь башку!
        - Вот и пришел к новому царю!  - с горечью подумал князь Роман.  - Вдруг и в самом деле потеряю голову!
        Он не испугался, но решил сделать вид, что содрогнулся от страха.  - Не казни меня, могучий государь!  - простонал он, едва сдерживая смех.  - Я, в самом деле, не испугался твоего батюшки, но тебя очень боюсь, потому как вижу на твоем лице великую отвагу и печать славного воина!
        - Якши, Ромэнэ,  - усмехнулся молодой хан.  - Тогда я дарую тебе жизнь! Я вижу, что ты научился говорить правду! И ты был прав тогда. Мой батюшка оказался негодным правителем, и пришлось отправить его к предкам! А теперь иди в свою юрту и жди моего решения. Но не забудь принести сюда свое серебро. В двойном количестве! За мой ярлык! Тогда я полностью прощу тебя. Иди же!
        Выйдя из дворца, князь Роман встретился у входа с брянскими дружинниками и боярином Кручиной.  - Ну, что, как тебе новый царь?  - спросил князя Супоня Борисович, передавая ему меч.  - Сильно суровый?
        - Пошли-ка, мои люди, на наше подворье!  - распорядился князь.  - Там и поговорим. Но скажу пока одно: новый царь Темир протянет недолго. Я понял, что он - глупый и вздорный человек! А татары не любят властных дурачков! Если бы такой правитель был у нас, на Руси, тогда бы он пожизненно устроился. А здесь такое не выйдет!
        В самом деле, новый хан продержался на троне едва с неделю. Вскоре в Сарае снова начались беспорядки, погромы, убийства и насилия. Князь Роман не пострадал лишь благодаря наличию сильного военного отряда, охранявшего жилища брянцев. Прочие русские князья, допустившие беспечность, уповая на обычный порядок в Орде и жалея на содержание воинов денег, были нещадно ограблены и избиты во время очередной «замятни». Великий князь Дмитрий Константинович сумел уехать еще накануне этих событий, а его брат Андрей, увлекшийся продажной татарской рабыней, задержался, рассчитывая выкупить приглянувшуюся ему красотку. Это едва не стоило ему жизни. На княжеский малочисленный отряд напал некий мурза Ранчин-ходжа, отбил у русских три телеги из четырех, и у ограбленного князя Андрея остался лишь скудный скарб и татарская невольница, купленная им за огромные деньги, на которую татарский разбойник даже не взглянул. Ростовские же князья были ограблены начисто: их оставили лишь «в одном исподнем»! И если бы не проходивший мимо Сарая купеческий караван, подобравший несчастных русских князей с их людьми, они бы сгинули в
далекой бескрайней степи.
        Брянский князь, узнав о таких беспорядках, принял, наконец, решение уходить из Сарая. Он долго думал, ему не хотелось возвращаться в Брянск без ханского ярлыка на владение уделом.  - Хоть бы этот Темир выдал мне грамотку,  - рассуждал он про себя, глядя, как его воины готовят к отъезду телеги.  - Что я скажу своим брянским боярам?
        Неожиданно к княжеской юрте подъехал одинокий татарский всадник. Спешившись и оставив поводья коня в руках княжеских слуг, он подбежал к Роману Брянскому.  - Салям тебе, Ромэнэ!  - сказал он, и брянский князь узнал в нем одного из стражников ханского дворца.  - Тебя зовут во дворец новый государь Абдуллах и его славный темник Мамай!
        - Вот так чудо!  - буркнул князь, выходя из юрты, и сделал жест рукой. Княжеские слуги беспрекословно подвели к нему коня.  - Я отправляюсь во дворец!  - крикнул на ходу князь, устремляясь вперед. Вслед за ним помчались два десятка его преданных конных дружинников.
        Во дворце на этот раз было светло. Брянский князь беспрепятственно прошел в приемную залу и увидел сидевших на корточках на ковре перед золотым троном татарских мурз, среди которых выделялся одетый в ослепительную белую одежду худенький и невысокий мурза Мамай. Всего татарских сановников было шестеро. Среди них уже не было Сатая. Ни имен, ни лиц пятерых татар князь Роман не знал. Подойдя без обычного ритуала к вельможам, он, увидев знак Мамая сесть, присоединился к ним.  - Салям тобе, Ромэнэ,  - сказал, улыбаясь, Мамай.  - Вот смотри: перед тобой новый царь Абдуллах!
        Роман глянул на сидевшего напротив Мамая татарина и едва сдержал смех. Новоявленный Абдуллах, одетый в немыслимо яркие одежды - желтый шелковый халат, черные шелковые же штаны, туфли красного цвета с загнутыми вверх носками, с зеленым колпаком на голове - смотрелся, как огородное чучело. В дополнение ко всему у него были длинные уши, короткий курносый нос, жидкая бородка и довольно глупый, какой-то испуганный, взгляд.  - Скоморох, а не царь!  - подумал князь Роман, но вслух сказал:  - Радуется мое сердце, когда я вижу славного государя! А куда девался тот грозный Темир? Неужели умер?
        - Пока еще жив!  - усмехнулся Мамай.  - Но он со своими людьми убежал на другой берег великой реки! Значит, он вскоре умрет: за ним посланы палачи! А ты, коназ-урус, будешь служить новому хану и привозить сюда, в мою ставку, серебро!
        - Всегда готов!  - сказал, жаждавший поскорей покинуть Сарай, князь Роман.  - В следующем году я обязательно привезу сюда все собранное серебро!
        - Ну, тогда выдайте ему ярлык на Брэнэ!  - приказал своим скрипучим неприятным голосом хан Абдуллах.  - Пусть же почитает меня и вовремя привозит свой «выход»!
        Ханские люди забегали, заметались.  - Вот как плохо, что не стало нашего славного Тютчи!  - грустно сказал Мамай, пристально глядя на брянского князя.  - Никто так не может выписывать ярлыки! Тогда не обессудь, какой есть!  - И он подал Роману Брянскому желтый, покрытый пятнами лист пергамента, на котором по-арабски, небрежно, некрасиво подтверждалось его право на Брянский удел.  - Зато на месте печать и подлинная ханская подпись!  - усмехнулся мурза Мамай и подмигнул князю Роману левым глазом.  - Помни, кому ты обязан своим уделом!  - весело сказал он.  - Только мне, непобедимому полководцу и этому хану Абдуллаху!

        ГЛАВА 20
        ТВЕРСКИЕ ЗАБОТЫ

        Великий тверской князь Василий Михайлович возвращался с охоты. На этот раз он ходил в лес только со своими охотниками и дружинниками и никого из родичей с собой не взял. В эту осень 1361 года, несмотря на долгую теплую погоду и «золотую сушь», он чувствовал себя неспокойно и хотел побыть один без назойливых племянников. Именно они вынудили великого князя поступиться третью своих земель, чтобы примириться с извечным соперником - племянником Всеволодом Александровичем. Последний немало досадил великому князю в своих покушениях на великокняжеский «стол»: ездил с жалобами и в Москву к великим князьям, и в Литву, надеясь на помощь Ольгерда Гедиминовича, и даже в Орду к покойному хану Бердибеку. Та поездка князя Всеволода стоила ему многих унижений: Бердибек выдал его «головой» разгневанному дяде и тот, привезя непокорного племянника в Тверь, бросил его в тюрьму, посадив на хлеб и воду. Тверской же городок Холм, бывший удел князя Всеволода, Василий Тверской присоединил к своим владениям. Но князь Всеволод оказался хитрым человеком. Отсидев совсем немного «в холодной темнице», он «искренне раскаялся»
в совершенных им «ошибках», повинился великому князю и попросил прощения. Под влиянием многочисленных родственников великий князь Василий, несмотря «на прежние превеликие обиды», простил племянника и выпустил его из «постыдного узилища».
        Но князь Всеволод, воспользовавшись добротой и бесхитростностью своего дядя, недолго прожил «на тверских хлебах» и сбежал в Литву, рассчитывая на помощь великого литовского князя Ольгерда.
        Последний послал в Тверь своих людей с требованием к Василию Тверскому - вернуть князю Всеволоду Александровичу его законный удел, составлявший как раз одну треть Тверского княжества. Василий Михайлович не хотел подчиниться воле Ольгерда, но события на Руси, связанные с малолетством московского князя Дмитрия и отнятием у Москвы великого владимирского княжения сильно поколебали его решимость бороться с племянником. К тому же на великокняжеский владимирский «стол» воссел недруг Москвы, союзник Литвы, князь Дмитрий Константинович Суздальский. В довершение всего, великий тверской князь был буквально «осажден» многочисленными родственниками, которые изо дня в день уговаривали его «вернуть несчастного братенича Всеволода в наследственный Холм».
        Пришлось им уступить. Василий Михайлович с горечью вспоминал, как въехал в Тверь его молодой соперник, словно победитель: с улыбкой на лице и гордостью за свою силу и правоту. Скрепя зубами смотрел великий князь и на прибывшего со злополучным племянником литовского митрополита Романа. Последний был потомком тверских бояр и надеялся на торжественный прием. Но, как говорят, «нет пророка в своем отечестве»! Тверской епископ Федор отказался не только чествовать митрополита Романа, но даже не принял его на своем подворье, «затворив ворота»! Весьма скромно встретил митрополита и великий князь Василий, показавший всем, что если бы не покровитель самозванца Ольгерд Литовский, он не стал бы с ним даже разговаривать!
        Зато Всеволод Александрович Холмский «оказал большую честь» важному литовскому священнику: устроил не один званый пир и с почетом проводил его назад в Литву.
        Приезд литовского митрополита, его вызывающее поведение и непочтительные высказывания в кругу тверских князей по адресу московского митрополита Алексия привели к возмущению в духовной среде Твери. Сам епископ Федор даже заболел и принял решение оставить «владычью кафедру», уйдя в Отрочий монастырь. Так Тверь осталась без духовного владыки!
        Все это не могло не возмущать великого тверского князя Василия, и он старался все больше пребывать в уединении или совсем выезжал из Твери.
        Охота в соседнем лесу на этот раз была неудачной. Его люди не подготовили заранее «кабанье лежбище» и пришлось самим ходить по лесу в поисках дичи. Но из-за осеннего листопада шаги охотников и топот копыт лошадей слышались на дальнее расстояние, и звери разбегались. Лишь благодаря изобилию зайцев, тверским охотникам удалось подстрелить десятка два зверьков, а сам князь, хоть и стрелял по зайцам из лука, так ни разу и не попал в цель!
        Вместо веселого «охочего отдыха» получилась «тягота», и расстроенный князь, окруженный своими людьми, въезжал в Тверь хмурый и злой.  - Нет мне везения ни в жизни, ни в радости!  - думал он, мысленно охватывая последние события своей жизни.
        - Великий князь!  - бодро выкрикнул встречавший его у терема слуга.  - К нам пожаловал сам святитель!
        - Святитель?  - вздрогнул Василий Тверской.  - Какой же? Неужели опять тот литовец?
        - Нет, славный князь!  - весело ответил слуга.  - К нам приехал сам святитель Алексий! Из Москвы!
        - Какая радость!  - улыбнулся, оттаяв душой, великий тверской князь.  - Слава Богу, что к нам приехал настоящий митрополит! Значит, теперь у нас будет новый владыка, и, наконец, наша земля успокоится! А где он сейчас, потрапезовал ли?
        - За это не тревожься, великий князь!  - молвил слуга.  - Мы попотчевали нашего дорогого святителя, и он теперь отдыхает во владычных хоромах.
        - Ну, тогда слава Господу!  - сказал князь, слезая с коня.
        На другой день великий князь, выстояв заутреню в тверском соборе, проведенную самим московским митрополитом, встретился с ним в своей думной светлице. Великий князь сидел в своем большом кресле рядом с креслом бывшего владыки, в котором расположился именитый московский гость. Напротив них на скамьях, поставленных в несколько рядов, сидели тверские бояре и самые богатые горожане.
        Митрополит Алексий начал свою речь с благословения князя и всех присутствовавших. Затем он поведал о событиях в Москве и русских землях. Его спокойная уверенная речь поразительно действовала на слушателей. И горожане, и бояре сидели, широко раскрыв рты.  - Наша жизнь очень трудна,  - говорил святитель,  - но я надеюсь на лучшее и уповаю на Господа! Все мы видим, что великий князь Дмитрий Константиныч слаб и недолго усидит на владимирском «столе»! Грядут великие события! Мы ждем благих перемен в бусурманской Орде!
        - Там же сейчас царит великая смута!  - пробурчал с переднего ряда боярин Окатий Теребунович.  - Татары перебили каких-то князей! Неужели наступает конец бусурманской Орде?
        - Пока рано об этом говорить, сын мой,  - покачал головой святитель.  - Я сам побывал в Орде минувшей весной и, слава Господу, благополучно вернулся назад…Там было столько событий!
        И он подробно рассказал обо всех новостях, пришедших из Сарая.
        После убийства хана Хызра сыном Тимур-ходжой, который провозгласил себя ордынским ханом, возникла вражда между татарским сановником Мамаем и новым повелителем Сарая. Мамай, опираясь на большинство татарской знати, вынудил Тимур-ходжу уйти из Сарая за Волгу, и там он был убит в стычке с отрядом татар, как полагают, присланных Мамаем.  - А потом Мамай объявил царем Абдуллу, человека царского рода,  - сказал, вздохнув, московский митрополит,  - но многие мурзы, или татарские князья, не признали его, и опять в Сарае началась смута! Тогда Мамай вместе с тем царем ушли в отдаленное кочевье, а потом в крымский улус, чтобы собрать достаточно сил и вернуться в Сарай!
        - И я добавлю несколько слов!  - сказал, едва только замолчал святитель, великий князь Василий.  - Мне самому удалось видеть сарайские беспорядки! Великая смута началась сразу же после того, как Темир-ходжа зарезал своего отца - царя Хызра! Татарские воины набросились на богатых людей, купцов и даже наших князей! Целые ватаги разбойников метались по городу, нещадно грабя всех, кто попадался им под руку. А наши князья оказались совсем неготовыми к таким событиям! У них почти не было воинов! И даже те, которые привезли с собой десяток дружинников, не могли себя защитить от многочисленных толп. Лишь князь Роман Брянский приехал в Сарай с большим отрядом дружинников. Вот он и сумел уберечь своих людей и серебро! Он помог и мне. Я посылал к Роману Молодому человека и просил дать мне несколько воинов. И он прислал мне два десятка отборных дружинников! Вот почему я уцелел, сберег имущество и теперь пребываю здесь, перед вами!
        - Князя Романа следует похвалить!  - кивнул головой, увенчанной белым клобуком, святитель.  - Он осмелился сказать бусурманскому царю слова правды, вступившись за Москву!
        И митрополит поведал собранию о смелом поступке князя Романа Молодого и его достойном поведении в Сарае, а затем попросил великого князя Василия рассказать дальше о беспорядках в Орде, ибо он был последним из русских князей очевидцем тех событий.
        - Вскоре хитроумный Мамай расправился с Темиром-ходжой,  - продолжил свое повествование великий тверской князь,  - и все пошло так, как ты рассказал нам, славный святитель…Мамай ушел за Волгу-матушку, и в Сарае разгорелась еще большая смута! А те мурзы, которые прогнали Мамая, послали своих людей в другую татарскую страну - Синюю Орду, или по-ихнему, «Кок-Орду»  - звать к себе нового царя! И вот оттуда явился некий Ордамалик! Этот новый государь не пожелал меня принять - был слишком занят! А вскоре его или убили, или прогнали, точно не знаю. Когда же прибыл другой царь - это случилось в самую жару - я уже выехал домой. Славный Роман Брянский дал мне целый отряд своих лучших воинов, и они сопровождали меня до самой Твери…И потом я отпустил их назад, в Брянск…А брянский князь ушел из Орды еще раньше меня…
        - Ко мне недавно приходили сарайские монахи,  - молвил митрополит Алексий,  - и рассказали, что того царя, приехавшего в Сарай в самую жару, звали Кильдибеком. Он немедленно занял освободившийся трон и объявил себя якобы уцелевшим сыном доброго царя Джанибека. Но ранней осенью его прогнал другой царь - Мюрид, брат покойного Хызра. И это - последние вести! Так что пока там сидит этот Мюрид, и нам придется ждать конца ордынской смуты. А если все уляжется, и новый царь утвердится на престоле, мы сделаем все возможное, чтобы вернуть Москве грамотку на великое владимирское княжение!
        - Было бы хорошо, если бы татарская смута не расползлась по нашим землям,  - пробормотал великий тверской князь.  - А сейчас нам нужно навести порядок в церковных делах! Я прошу тебя, славный святитель, дай нам доброго владыку, верного православной церкви и святой Руси!
        - Я привез с собой такого набожного человека,  - ответил с улыбкой митрополит.  - Это отец Василий, игумен Спасского монастыря! Он сейчас пребывает в тереме епископа. Пошли за ним человека, сын мой. Пусть ваши знатные люди познакомятся со своим будущим владыкой. А завтра мы совершим обряд его посвящения…

        ГЛАВА 21
        ТОРЖЕСТВО ДМИТРИЯ МОСКОВСКОГО

        Молодой московский князь Дмитрий сидел с веселой улыбкой на отцовском троне в думной палате и внимательно слушал споры бояр, которые, считая своего князя житейски неопытным, наперебой высказывали свои пожелания и советы, не соглашаясь, порой, друг с другом и едва не ругаясь. Рядом с Дмитрием Ивановичем сидел в большом кресле истинный правитель Московского княжества - митрополит Алексий, который тоже молчал, не препятствуя боярам высказываться.
        Москва вновь вернула себе великокняжеский «стол», и это событие было у всех на устах. Осенью 1361 года в Сарае объявился новый хан Мюрид, как говорили, «законный потомок Великого Предка», которому подчинилось большинство татарской знати. Сарайские мурзы не поддержали другого «потомка Ведикого Предка»  - Абдуллаха, которого еще раньше провозгласил ханом Мамай. Последний был вынужден уйти со своим ставленником за Волгу, в далекие кочевья Северного Причерноморья. Воспользовавшись сменой ханов, митрополит Алексий решил вернуть московскому князю титул великого владимирского князя. Для этого в Сарай были отправлены московские послы-киличеи с богатыми подарками новому хану и целой телегой серебра. Одновременно в Орду прибыли и люди великого владимирского и суздальского князя Дмитрия Константиновича, тоже с дарами и серебром. Они, в свою очередь, пожаловались хану Мюриду на «непочтительное отношение молодого князя Дмитрия московского к великому князю и нежелание москвича доставлять свое серебро во Владимир». В самом деле, по совету митрополита Алексия князь Дмитрий Иванович только один раз отправил
собранные со всего удела деньги в адрес великого князя Дмитрия Константиновича - вскоре после смерти Ивана Красивого и во время правления хана Хызра. Тогда еще не было ясно, надолго или нет «сел» в Сарае тот хан. Теперь же, после «замятни» в Сарае, когда воинственным татарам было не до Руси, можно было сделать попытку вернуть Москве главенство над восточной Русью.
        Новый хан Мюрид, которого русские называли «Амуратом», очень нуждался в деньгах, чтобы содержать большое войско и задабривать сарайских мурз. Но ханская казна была совершенно опустошена часто сменявшимися временщиками. К тому же, воля сарайской знати была непостоянной: конкурентов на ханский трон имелось предостаточно! Помимо Мамая с его ханом Абдуллахом, Сараю угрожал и самозванец, некий Кильдибек, называвший себя сыном покойного Джанибека. Московское серебро подоспело как раз вовремя! Хан Мюрид был очень рад этой помощи. Он, конечно, не отказался и от серебра великого князя Дмитрия Константиновича, однако москвичи не только опередили своего соперника, но, как обычно, превзошли его в щедрости! Хан Мюрид, тем не менее, выслушал жалобы противников Москвы и даже устроил суд, задержав тех и других послов, однако, посоветовавшись «со знатными людьми», передал ярлык на великое владимирское княжение молодому князю Дмитрию Московскому. Но Дмитрий Константинович Суздальский не хотел уступать добытый с таким трудом великокняжеский «стол»! Узнав о том, что Дмитрий Московский готовится торжественно вступить
во Владимир и собирает на всякий случай войска, Дмитрий Константинович ушел в крупнейший великокняжеский город Переяславль, рассчитывая отсидеться там и дождаться лучших времен. Он надеялся удержать в своих руках Переяславль, где находилась старинная усыпальница владимиро-суздальских князей, а потом, с очередной сменой хана в Орде, попытаться вновь заявить о своем праве на великокняжий «стол».
        Но Москва не дала ему такой возможности! Новый великий владимирский князь Дмитрий Иванович с братом Иваном и двоюродным братом Владимиром Андреевичем повели на Переяславль большое войско. Князь Дмитрий Константинович, не ожидавший от московского князя, еще совсем мальчика, такой прыти, был вынужден «с великим позором» бежать во Владимир. Но московская рать пошла и туда. Тогда Дмитрий Константинович «тихо ушел» к себе в Суздаль.
        В то же самое время хан Мюрид, собрав на деньги русских князей довольно многочисленное войско, перешел Волгу. Против него сосредоточились многие мурзы. Так, некий мурза Булат-Темир занял значительную часть Поволжья и даже перерезал волжский путь, требуя с проезжавших по великой реке купцов и посланников дань. Другой, известный в Сарае полководец Тагай, захватил приволжские земли по соседству с Булат-Темиром и начал с ним войну. Кроме того, Мюриду угрожал и Мамай, пославший из далеких степей большой отряд с целью свергнуть неугодного ему хана. По пути воины Мамая встречали становища мятежных сарайских князей и громили их. Во время сумятицы были убиты многие старые мурзы, противники Мамая. Такое развитие событий было выгодно хану Мюриду, и он до поры до времени наблюдал, как его соперник уничтожает непокорных мятежников. Когда же «Мамаева рать» подступила к Сараю, ей навстречу вышло большое войско хана Мюрида. Это было неожиданно! Полководцам Мамая пришлось отступать, «не солоно хлебавши».
        Когда Мамай узнал, что хан Мюрид получил поддержку от русских князей, он пришел в ярость. Однако, хорошо подумав, хитроумный мурза понял, что ему следует переманить на свою сторону Дмитрия Московского. Для этого он послал своих людей во Владимир, где в то время пребывал митрополит Алексий. Святитель долго беседовал с посланниками Мамая, жалуясь им «на великую московскую нужду, поборы бесчисленных царей и разорение казны».  - Теперь у нас нет столько серебра, как раньше!  - говорил им тогда митрополит.  - Так вот и живем в бедности и голоде!
        Этим самым святитель дал татарским посланникам понять, что поддержка Мамаю от Москвы возможна только при облегчении налогового бремени.  - Если мудрый Мамай уменьшит наш «выход» вдвое,  - молвил в заключении митрополит,  - тогда мы признаем царем славного Абдуллу и будем посылать серебро только ему!
        Татары отправились к Мамаю с предложением Москвы, а святейший митрополит вернулся в столицу летом 1362 года, где решил обсудить создавшуюся ситуацию с боярами.
        Сначала они с интересом внимали святителю, но когда узнали, что последний вел переговоры с неким Мамаем, расшумелись!
        Вот и слушали великий князь Дмитрий со своим наставником митрополитом Алексием горячие боярские споры.
        - Зачем было разговаривать с врагом царя Мюрида?!  - громко сказал после некоторого раздумья Матвей Бяконтов.  - Если он об этом проведает, то поддержит Дмитрия Константиныча! И отнимет у нас грамотку на великое княжение!
        - Однако же есть возможность уменьшить «выход» вполовину!  - возразил Василий Васильевич Вельяминов.  - Это тоже весомо! Поэтому следует поддержать того царя Абдуллу и его воеводу Мамая! Это очень мудро!
        - А если царь Мюрид разобьет этого Абдуллу и надолго сядет в Сарае?  - вопросил Семен Окатьевич.  - Не придется ли нам тогда ждать набега на нашу землю?
        - А если победит Мамай, что тогда?  - буркнул Дмитрий Минович, зажав в кулаке свою окладистую бороду.  - Ожидать набега от Мамая? Это - очень трудное дело! Пусть наш славный святитель сам решит, как лучше! Ему видней! Сам Господь направляет его слова и дела! Я считаю, что действия святителя оправданы!
        Так они шумели, спорили, пока митрополиту это не надоело.  - Мы выслушали ваши слова, в которых выражается тревога за судьбу государства!  - молвил митрополит, и в думной палате установилась полная тишина.  - Я думаю, что вам нечего беспокоиться по поводу моих переговоров с людьми воеводы Мамая, который, как я понял, имеет власть над царем Абдуллой. Мы еще не знаем, как Мамай отнесется к моему предложению и согласится ли с уменьшением дани! Ясно только одно - если он согласится, это будет нам выгодно! А если нет - будем подчиняться царю Мюриду…Слава Господу, что у нас есть выбор! Почему бы нам не дружить с Мамаем, если он подтвердит наше право на великое владимирское княжение и уменьшит поборы? А серебро, которое мы сбережем, позволит нам содержать постоянное и большое войско! Я уверен, что царь Мюрид скоро уйдет или погибнет! Вы еще увидите, как Мамай овладеет Сараем и станет если не царем, так настоящим ордынским правителем!
        Бояре, выслушав митрополита, одобрительно загудели.  - Пусть так и будет!  - весело сказал боярин Симеон Михайлович.  - Если тот царь Абдулла, управляемый Мамаем, согласится со словами святителя, тогда мы будем радоваться, а если нет - будем искать другой выход…
        С этим все единодушно согласились. Однако ни князь, ни митрополит боярское собрание не распустили.  - Надо обсудить еще одно дело!  - молвил митрополит, глядя перед собой на бояр.  - И дело непростое! К нам приехали люди от Романа Брянского. Там сложилась тяжелая обстановка…Словом, надо позвать сюда брянских посланцев и выслушать их.
        Князь Дмитрий поднял руку.  - Эй, Губан!  - крикнул он сидевшему у входа в думную залу мальчику-слуге. Тот быстро вскочил.  - Беги же, Губан, к брянским посланникам и веди их сюда без промедления!
        Вскоре в думную светлицу вошли два одинаково одетых рослых брянца. На них были богатые кафтаны-литовки серого цвета и синие штаны, вправленные в серые полусапожки с загнутыми вверх носками. Они вошли с обнаженными русыми головами, держа в ладонях левых рук по легкой летней шапочке. Волосы на их головах были аккуратно подстрижены по литовской моде и не свисали до плеч, а усы и бороды были одинаково густы и коротки. В довершение ко всему, оба они были так похожи лицом, что, казалось, это близкие родственники. Один из них был постарше: в его волосах проглядывала седина, а другой - немного выше ростом - выглядел совсем юным, но уже возмужавшим, познавшим «бранное дело».
        Не дойдя до княжеского кресла двух шагов, они низко, поясно, поклонились и старший сказал приятным басом:  - Здравствуйте, великий князь, славный святитель и знатные бояре! Мы пришли передать вам добрые слова от нашего князя и его сердечную просьбу - дать ему нужный совет!
        - Мы тоже желаем здоровья и всяческих благ вашему князю и вам, славные княжеские гонцы!  - ответил на приветствие звонким юношеским голосом веселый мальчик - великий князь.
        - Благослови вас Господь!  - молвил, привстав со своего сидения и крестя посланников, митрополит Алексий.
        - Вы как будто кровные родственники, брянские послы?  - с любопытством вытянул губы Дмитрий Московский.  - Вы так похожи друг на друга лицами и у вас - прямо-таки княжеская поступь! Как вас величают?
        - Ты прав, великий князь!  - ответил старший посланник.  - Мы, в самом деле - кровные родичи! Я - отец, Будимир Супонич, сын княжеского тиуна, а он - мой старший сын, Иван. Наш славный князь прислал нас сюда, чтобы добиться вашей поддержки…
        - Скажи-ка, славный Будимир, как дела у вашего князя и здоров ли он?  - вновь спросил великий князь.
        - Наш князь здоров, слава Господу, и его дела не совсем плохи. Но я обо всем рассказал его святейшеству,  - пробормотал смущенный посланник. Было видно, что он не очень хотел прилюдно говорить о бедах и трудностях брянской земли.
        - Это ничего, Будимир Супонич!  - подбодрил его митрополит.  - Ты уж повтори, но покороче, о ваших трудностях. А мы обсудим твои слова и посоветуем что-нибудь полезное…У нас нет неверных людей, и мы все желаем добра вашей земле и брянскому князю!
        - Ну, тогда я расскажу обо всем, почтенные и знатные люди,  - опустил голову боярский сын Будимир.  - Недавно в Брянск приехали посланники великого литовского князя Ольгерда! Он проведал об улучшении отношений нашего князя с Москвой и сильно разгневался! Его посланники потребовали, чтобы мы поссорились с Москвой и признали единственным митрополитом литовского ставленника Романа! Ну, наш князь не спорил против того, чтобы тот самозванный Роман приехал в Брянск и встретился с нашими священниками…Пусть себе поговорит! Однако он отказался менять нашего владыку!  - Нам не нужен литовский епископ, назначенный самозванцем!  - сказал наш князь Роман.  - Это - не княжеское дело, а сугубо церковное! Наш отец Нафанаил поставлен еще митрополитом Феогностом, и мы не будем его менять!  - Тогда литовский посланец пригрозил нам войной! А потом сказал нашему князю, что если он не подчинится воле Литвы, жестокий Ольгерд лишит его брянского «стола»! После этих слов наш владыка Нафанаил заявил, что покидает свое владыческое место и уходит в монашескую обитель.  - Пусть же наш славный святитель, московский митрополит,
назначит другого епископа!  - молвил он напоследок. А наш добрый и щедрый князь Роман Михалыч не хочет слушать приказ того грозного Ольгерда и портить отношения с Москвой! Он просит вашей помощи на случай литовского вторжения!
        Посланник Будимир еще раз низко поклонился и замолчал. Поклонился и его сын.
        - Как вы думаете, славные бояре,  - поднял голову митрополит, глядя перед собой,  - мы сможем помочь брянскому князю против Литвы?
        - Сможем!  - дружно прогудели бояре.  - Пусть только литовцы туда сунутся!  - громко крикнул кто-то из них.  - Мы сразу же пошлем к славному Роману большое войско!
        - Пошлем! Пошлем!  - дружно закричали все сидевшие в думной светлице.
        - Ну, тогда я был прав, что пригласил сюда брянских людей!  - сказал, улыбаясь, митрополит Алексий.  - А теперь хочу заверить брянцев в нашей поддержке их славного князя! Спокойно возвращайтесь в свой Брянск и передайте храброму князю Роману, что мы готовы в любое время оказать ему военную помощь против Литвы! А если вашему князю или его людям понадобится убежище, в случае непредвиденной напасти, Москва всегда готова таковое предоставить…А поэтому нам нужно срочно заключить оборонительный союз! И скажите вашему несчастному, набожному владыке Нафанаилу, чтобы он немедленно вернулся на свое святое место и продолжал быть брянским епископом…А я, как только освобожусь от трудных дел, сразу же приеду в ваш славный Брянск, чтобы поддержать добрыми словами и епископа, и князя Романа!

        ГЛАВА 22
        СМУТА В БРЯНСКЕ

        Декабрь 1362 года выдался на редкость теплым. Снег выпал еще на Покров, а в первые дни ноября стало так холодно, что брянцы опасались суровой зимы. Но вот в начале декабря потеплело, растаял снег, и на улицах стало неуютно из-за грязи и луж, а там, где были глинистые почвы, дороги стали совершенно непроходимыми. В это время горожане были вынуждены сидеть в своих домах и заниматься домашними делами.
        Ремесленному люду было куда проще: их дома соприкасались с мастерскими, и поэтому скверная погода не мешала делу. Купцам было похуже, хоть их лавки также располагались рядом с жилищами, потому как горожане, имевшие домашние запасы в пище и одежде на такое время, почти ничего не покупали. Еще хуже было князю и боярам. Об их излюбленном развлечении - охоте - приходилось на время забыть. Да и учебные занятия с дружинниками, проходившие обычно на лугах или лесных полянах, было невозможно проводить. Князь томился от скуки и не знал, куда приложить свои силы.
        Боярские советы он не любил, хотя собирал брянскую знать по любому поводу. Обычно эти сборы были не долговременными. Князь говорил о возникших трудностях или сообщал последние новости, так или иначе связанные с Брянским княжеством, а потом, после недолгого обсуждения, принимал решение. Накануне же этих собраний он беседовал с брянским епископом Нафанаилом и, узнав его мнение, созывал бояр.
        На этот раз князь был вынужден устроить совещание в связи с прибытием гонца из Литвы. Последний, несмотря на грязь и бездорожье, совершил объездной путь через смоленские земли и принес известие о кончине литовского митрополита Романа. Это известие было настолько важным, что князь решил сообщить о случившемся боярам.
        Тем временем, литовский гонец был накормлен, отправлен в княжескую баню и отдыхал, ожидая вызова к князю, чтобы высказать данный ему великим литовским князем наказ.
        Пришедшая из Литвы весть вызвала противоречивые суждения на боярском совете.
        - Теперь нет двоевластия в православной церкви!  - сказал седовласый Кручина Миркович.  - Может, наконец, установится порядок! Я совсем не верил тому святителю Роману, а многие вообще считали его врагом церкви!
        - Значит, теперь все воспримут пресвятого Алексия как общего митрополита!  - буркнул Коротя Славкович.  - Ох, не по душе мне усиление беспощадной Москвы! Наша дружба с Москвой - очень опасное дело! Мы рассердим великого князя Ольгерда!
        - Никакой опасности нет, дети мои,  - сказал, приподнявшись с передней скамьи, епископ Нафанаил.  - Москва очень сильна, а значит и мы под надежной защитой! Нам надо быстрей заключить союз с Москвой, и тогда ни один враг не будет нам опасен! Мы знаем, что Ольгерд Литовский не захотел принять праведную веру и пребывает в мерзком язычестве! Какой позор, что тот ложный митрополит Роман служил язычнику! И вот неожиданно скончался! Он заслужил себе вечную кару! И едва не изгнал меня с владычества! Если бы не поддержка славного святителя Алексия, здесь бы сидел не я, православный епископ, а какой-нибудь литовец или даже нечестивый римлянин!
        - Еще неизвестно, что лучше!  - возразил владыке боярин Шумак Борилович.  - С Москвой нас всегда связывали беды и беспорядки…Я помню что Москва даже присылала сюда своих князей, от чего у нас были жестокие смуты! К тому же наш люд совсем не любит москвичей! Разве ты не помнишь ту смуту, сразу после смерти Василия Смоленского? Тогда наши брянские горожане собрали вече и решили отдаться Литве! А разве сейчас мы - не под властью Литвы? И наш славный князь Роман - не названный сын Ольгерда? Зачем нам ссориться с великим литовским князем? Оно, конечно, нам нечего соваться в дела святой церкви, и пусть святитель Алексий ведает ими…Мы не против этого! Но нам не нужен союз с Москвой! И скажу вам прямо, безо лжи и утайки: если вы заключите союз с Москвой, тогда потеряете нашего князя Романа Михалыча! Могучий Ольгерд немедленно заменит его другим князем!
        - Однако молодой великий князь Дмитрий Иваныч и сам святитель с боярами обещали оказать нам помощь на случай ссоры с Литвой!  - вмешался в разговор вставший из середины светлицы недавний посланник князя Романа в Москву Будимир Супоневич.  - Они заверили нас, княжеских послов, что не надо бояться литовской угрозы и следует поспешить с заключением союза с Москвой!
        - Эх, сын мой!  - сказал, вставая с первого ряда, брянский воевода Супоня Борисович.  - Ты же был со мной в славной Литве и видел великого князя Ольгерда! Кто такой Дмитрий Московский против того могучего воина? Я думаю, что не следует начинать ссору с Литвой себе на погибель! Великий князь Ольгерд воспримет это как неблагодарность за все его благодеяния! Неужели вы, знатные брянцы, забыли, где мы нашли кров и пропитание в тяжелые времена? Поэтому не надо забывать доброту этого славного литовца и платить ему злом за добро! Сам Господь за это не пожалует!
        - А что же тот литовский гонец?!  - выкрикнул из середины боярских рядов молодой боярин Тихомир Борилович.  - Неужели он ничего не сказал тебе кроме вести о смерти митрополита, славный князь?!
        Князь в это время размышлял про себя. Услышав вопрос, он откинулся к спинке своего кресла и, глядя на бояр, сказал:  - Вы все говорите правду, но пока мы не можем извлечь из этого никакой пользы! Действительно, нам не обойтись без заслушивания литовского посланника! Эй, Улеб!  - Он хлопнул в ладоши. Мальчик-слуга выбежал из простенка и остановился у входа в думную светлицу.  - Сбегай-ка, Улеб,  - князь качнул головой,  - к литовскому посланнику. Конечно, если он еще не отдыхает…И зови его сюда!
        - А если почивает?  - заколебался слуга.  - Я видел этого важного человека! Он - словно бы князь! А вдруг рассердится?
        - Ну, тогда немного подожди и подними небольшой шум,  - пробормотал князь,  - но так, чтобы не обидеть того человека…Там увидишь!
        - Пойду-ка я сам с молодым Улебом, княже,  - встал с передней скамьи княжеский огнищанин Улич Брежкович,  - и как-нибудь разбужу этого литовца, если он спит!
        - Ну, тогда иди, славный Улич,  - улыбнулся князь Роман,  - а мы пока обсудим наши брянские дела.
        И бояре продолжили высказывать свои советы князю, как вести себя с Москвой. Брянский князь слушал и думал о своем. Ранней осенью он вернулся из Орды удрученный. Новый хан Мюрид долго не принимал его в своем дворце и пришлось скучать от безделья. Самому же ордынскому повелителю было просто не до него. В Сарае было неспокойно. Очень многие мурзы ушли за Волгу. Одни - к Мамаю и его «карманному» хану Абдуллаху, другие ударились в грабежи. Неразбериха и сумятица в Орде, связанная со сменой ханов, приучила многих знатных татар к легкой жизни.  - Зачем нам сидеть в ханском дворце, получая лишь жалкие подачки,  - рассуждали многие из них,  - если можно вскочить на коня, взять острый меч и добыть несметные богатства!
        Шайки мелких и крупных разбойников наводнили степи. Поэтому хану Мюриду приходилось бороться еще и с этим злом, подпитываемым из недалеких степей Мамаем. Последний всячески поощрял беспорядки в Сарае и его окрестностях, выжидая, когда можно вновь вернуться в Сарай и свергнуть соперника.
        Временщик Мамай не забывал и о русских князьях, пребывавших в Сарае. Его посланники навестили стародубского князя Ивана, Константина Ростовского и соправителя своего отца Дмитрия Ивановича Галичского. Но те не захотели даже слушать «их льстивые речи», боясь гнева хана Мюрида.  - Мы прогнали прочь Мамаевых людей!  - сказал как-то брянскому князю молодой Дмитрий Галичский во время богослужения в сарайской церкви.  - Нет сомнения, что царь Мюрид прочно сидит на своем троне! И очень опасно верить лживому Мамаю и его бестолковому царю Абдулле! Ты бы сам, Роман, опасался этих мятежных людей и не принимал их в своей юрте!
        Слова галичского князя оказались пророческими. Уже на следующий день к князю Роману в гостевую юрту пришел рослый, неопределенного возраста татарин, одетый в черный, напоминавший монашескую рясу, халат, черные же туфли и большую зеленую чалму, возвышавшуюся на голове. Шрамы на лице и суровый взгляд выдавали в нем воина. Роман, страдавший от скуки, пренебрег опасностью и принял нежданного гостя.
        - Салям тебе, коназ-урус!  - угрюмо сказал странник, усевшись на скамью и глядя через стол на князя Романа.  - Я прибыл в Сарай для того, чтобы проведать своих родственников и нужных людей…Мои люди ходили к другим коназам, чтобы довести до них слова государя, но их не приняли…Я же, человек военный, известный в Орде, не хожу туда, где меня не ждут! Я - не лазутчик! А к тебе я пришел только для того, чтобы показать своим людям, как следует славить своего государя и решать важные дела. Мне хотелось также показать им, что именитый воин, не имея учености, может сказать много полезных слов! Я думаю, что коназ-урус, военный человек, всегда поймет слова другого воина! Разве не так?
        - Салям тебе, могучий воин! Ты говоришь истинную правду!  - улыбнулся брянский князь и хлопнул в ладоши. В опочивальню вбежал мальчик-слуга.  - Сбегай-ка, Улеб,  - распорядился князь,  - к славному Джаруду! И пусть он быстро принесет лучшие яства, напитки и особенно - добрый кумыс!
        - Благодарю, коназ-урус!  - сказал властный татарин, выслушав слова Романа Брянского.  - Ты, как я вижу, признаешь меня своим гостем и проявляешь должное уважение! Якши!
        - Как твое имя, славный воин?  - спросил, почувствовав беспокойство, князь Роман.  - Я еще ни разу не имел счастья тебя видеть…
        - Я был очень далеко, коназ Ромэнэ,  - улыбнулся знатный татарин, показав свои правильные белоснежные зубы. От улыбки его лицо как-то подобрело, смягчилось,  - в далеких странах. Там мне пришлось сражаться со многими врагами…Мое имя - Бегич! Я - темник молодого царя Абдуллаха!
        - Бегич?  - пробормотал брянский князь, стараясь вспомнить это имя. Но в голову ничего не приходило. Однако, соблюдая приличие, он сказал:  - Я слышал о твоем грозном имени, великий воин! Ты - прославленный полководец! Выходит, ты в дружбе с самим Мамаем?
        - Это правда,  - улыбнулся мурза Бегич.  - Мы с Мамаем - кунаки и оба - темники! Но Мамай - главный темник, он почти как хан. Он ведь был зятем законного потомка Великого Предка! Вот поэтому в его руках огромная сила! Тебе, коназ Ромэнэ, следует отвозить все свое серебро не сюда, к самозванцу Мюриду, но в стан хана Абдуллаха или самому Мамаю! Согласен? Вскоре Абдуллах войдет в Сарай, займет свой законный трон, а Мамай будет первым государевым сановником!
        - Пусть бы сначала овладел Сараем,  - подумал князь Роман,  - а уже потом говорил о нашей дани…Однако, не стоит раздражать Мамая и его царя Абдуллу.  - Но вслух он сказал:  - Я всегда готов служить твоему государю Абдулле и его первому человеку Мамаю! Но вот я уже сдал в казну того неправедного Мюрида весь свой нынешний «выход»!
        - Ну, это понятно!  - покачал головой мурза Бегич.  - А вот кому ты повезешь свой «выход» в следующем году?
        - А в следующем году - государю Абдулле! В этом не сомневайся, славный воин! Я это сделаю, даже если могучий повелитель и мудрый Мамай не войдут в Сарай!  - уверенно сказал князь Роман, а сам подумал:  - К тому времени не станет либо Мюрида, либо того Абдуллы! Не стоит ссориться с этим знатным и влиятельным воином!
        Тут прибежали слуги чайханщика Джаруда, накрыли княжеский стол, и вскоре князь со своим гостем достойно отметили их соглашение.
        Мурза Бегич уходил от брянского князя довольным. По завершении небольшого пира Роман Брянский подарил ему тяжелый золотой перстень с изумрудом.  - Я всегда буду помнить твою учтивость и щедрость, коназ Ромэнэ!  - сказал мурза на прощание.  - Я верю, что наши боги видят твою доброту, и наступит время, когда я отплачу тебе за гостеприимство!
        На следующий день брянского князя призвали в ханский дворец. Прибежал татарский воин и потребовал, чтобы он немедленно собирался.
        Князь не заставил себя долго ждать и вот уже лежал, склонив голову, у золотых ступенек ханского трона.
        - Салям тебе!  - сказал резким голосом хан Мюрид.  - Подними свою башку!
        - Салям, государь!  - пробормотал Роман Брянский и встал на колени, глядя в лицо хана.  - Долгих тебе лет и здоровья!
        - Благодарю!  - кивнул своей большой круглой головой хан и прищурился. Его морщинистое, покрытое оспинами лицо, казалось, окаменело. Он откинулся на спинку трона и задумался, разглядывая русского князя.
        - Царь одет очень скромно,  - подумал брянский князь.  - На нем лишь небогатый синий халат, такового же цвета недорогая чалма и совсем простые штаны - как у татарских воинов!
        - Рассказывай же, коназ-урус!  - очнулся от раздумий хан.  - И поведай мне все без капли лжи!  - Его тонкие рыжие усы ощетинились, словно кошачьи, а короткая, но густая, рыжеватая бородка, напоминавшая клин, как будто зашевелилась.  - Зачем ты принял вчера знатного, но беспокойного, мурзу?
        - Этот человек, государь, захотел стать моим кунаком!  - ответил, смущенный ханской осведомленностью, брянский князь.  - И я щедро угостил своего гостя отменным пловом и добрым кумысом!
        - Только и всего?  - усмехнулся хан Мюрид. Его злое лицо побагровело, а черные глаза блеснули недобрым огнем.  - Разве ты не знаешь, что Бегич - лучший воин злобного Мамая?
        - Я слышал о нем, как о славном воине, но о том, что он служит Мамаю - не знал!  - буркнул князь Роман.  - Зачем мне, твоему верному князю, сведения о людях какого-то непутевого Мамая?
        - Неужели этот Бегич не говорил тебе о Мамае?  - насторожился ордынский хан, однако было видно, что его гнев прошел.
        - Ничего не говорил, государь!  - пробормотал брянский князь.  - Мы беседовали о красивых женках и ратных делах…
        - О женках?  - вздохнул с облегчением Мюрид-хан.  - Значит, он не обманул моих людей и в самом деле привез сюда на продажу рабынь! Ну, и много ты решил купить у него женок?
        - Да так, государь, одну или две…,  - тихо сказал Роман Брянский, склонив голову.  - У меня почти нет денег…Я привез тебе в казну все мое серебро!
        - Тогда якши, Ромэнэ,  - кивнул головой хан.  - Я вижу, что тебе пора возвращаться в свой Брэнэ! Благо, что ты привез подобающие дары и правильный «выход»! Завтра мои люди принесут тебе ярлык на твой улус и тогда уезжай домой, чтобы не чесать здесь язык с нашими воинами! И не забудь купить рабынь у своего кунака Бегича! Тогда мы увидим всю правду твоих слов!
        В самом деле, уже на следующий день ханский раб принес к нему в юрту ярлык, свернутый в рулон и скрепленный вислой свинцовой печатью. Пришлось князю, не испытывая радости, идти на сарайский базар и покупать невольниц. Однако деньги ему для этого не понадобились: мурза Бегич, стоявший на торжище среди своих слуг, как только увидел брянского князя, сам предложил ему в подарок лучших рабынь.
        - Благодарю тебя, славный воин!  - говорил, уводя двух самых красивых, как ему показалось, девушек князь Роман.
        И вот в дороге татарские рабыни оказались как раз кстати! Они умело, по очереди, ублажали своего нового хозяина, когда тот останавливался на привал и укладывался спать в свою большую просторную телегу.
        - Ладно, что была хоть какая-то радость!  - думал князь, вспоминая ту поездку в Орду и глядя невидящими глазами на своих разговорившихся бояр.  - Теперь у меня есть банные девицы, которые будут ублажать меня и моих знатных гостей! А потом еще прикуплю в Орде прелестниц, и дело сладится!
        В этот момент отворилась дверь, и в думную светлицу вошли княжеский огнищанин Улич Брежкович и литовский посланник, одетый в опрятный русский кафтан и плотные кожаные штаны, заменившие ему на время пребывавшую в стирке, запачканную грязью далекого пути одежду.
        - Расскажи нам, славный Гедрус, все новости о моем названном отце!  - громко сказал брянский князь, как только посланник, повинуясь его жесту, уселся на переднюю скамью рядом с епископом Нафанаилом. Тот даже не пошевелился, чтобы благословить литовца.
        - Что тебе сказать, Роман?  - молвил на хорошем русском языке литовец.  - Я не хочу обижать тебя, но не могу не передать слова моего господина, великого князя и короля Альгирдаса. Он был очень недоволен тобой и произнес таковое:  - Я знаю о твоей дружбе с коварной Москвой, князь Роман, и осуждаю тебя за это! У тебя осталось немного времени, чтобы исправить ошибку! Я искренне верил тебе, но теперь моя вера поколеблена! Немедленно прекращай все связи с Москвой и больше не принимай у себя московского митрополита Алексия! Теперь ты можешь не ездить в Орду и забыть о татарском «выходе»! А все ордынское серебро отсылай теперь ко мне, в славный Вильно!
        - Это невозможно!  - возмутился Роман Михайлович, выслушав литовца.  - Стоит мне порвать с Москвой, как у меня появятся новые враги! А если не возить в Орду «выход», то тогда нам совсем не жить!
        - Ну, князь Роман, тогда не обессудь!  - сказал, вставая, литовский гость.  - Мой господин и твой названный отец Альгирдас упредил такое твое решение следующими словами:  - А если наш неблагодарный Роман откажется выполнить мои требования, тогда пусть знает, что я вскоре пошлю на Брянск большое войско и передам брянский «стол» другому князю!  - А теперь прощай!  - И литовский посланник, не говоря больше ни слова и даже не поклонившись, вышел из думной светлицы. На другой день он отбыл в Литву.
        Через три дня в Брянске начались серьезные беспорядки. Какие-то люди метались по городу и кричали хулу по адресу князя Романа. Княжеские приставы избегались, пытаясь отловить злословов, но все было бесполезно: горожане укрывали крамольников. И утром, и днем, и вечером горожане собирались в кучки на площадях и в людных местах, ругая своего князя за «дружбу с проклятой Москвы и ворожбу против Господа»! Кто придумал про «ворожбу» оставалось загадкой. Князь Роман был довольно благочестив, постоянно ходил в церковь, что же касается его любовниц, «банных девиц и ключницы», то здесь колдовством и не пахло! Наконец, по приказу престарелого мечника Сотко Злотковича, приставы, исхитрившись, сумели поймать злоумышленника, выкрикивавшего против князя обвинения в колдовстве. Им оказался краснорожий приказчик брянского купца Добра Олдановича по имени Свербей. Он долго отпирался, но потом, после «знатного допроса с пристрастием» перед смертью признался, что «о княжеском колдовстве ему поведал какой-то литовец, который ходил по городу и рассказывал, что будто бы в княжеской бане собираются ведьмы, княжеские
любовницы, и творят молитвы самому лукавому, наводя порчу на брянский люд»!
        Княжеский мечник немедленно доложил обо всем князю, и тот понял, что нити беспорядков тянутся в Литву! Он срочно собрал боярский совет, рассказал о полученных им сведениях и предложил готовиться к подавлению мятежа.
        В самом деле, в Брянске, после того как горожане узнали об аресте и смерти одного из их заводил - приказчика Свербея - обстановка ухудшилась. Толпы горожан, вооруженных вилами, косами и топорами, метались по всему городу. Князь, по совету бояр, «затворился в детинце» и выжидал. Наконец, толпы бунтовщиков, объединившись, собрались на вечевой площади возле церкви Горнего Николы и, выкрикивая угрозы в адрес брянского князя, потребовали, чтобы он сам явился перед ними и объяснил, что происходит.
        - Что делать?  - спрашивал князь бояр на очередном совете.  - Может применить силу и покарать злобных горожан?
        - Этого не надо делать!  - возразил Кручина Миркович, тряся своей окладистой седой бородой.  - Я думаю, что надо послать к толпе нашего знатного человека и рассказать горожанам, что их подстрекают на беспорядки литовские лазутчики! Брянские князья уже не раз громили наших крамольников, но толку от этого не было…Они лишь еще больше озлоблялись…
        - Кто же пойдет к этим мятежникам?  - недовольно буркнул один из бояр.
        В думной светлице установилась мертвая тишина.
        - Значит, никто не хочет?  - вопросил боярин Кручина, вставая.  - Ну, что ж, тогда я сам пойду к этим смутьянам и выскажу им слова правды!
        Он вскочил со скамьи и, не слушая ничьих доводов, вышел в простенок, где его ожидал державший овчинный тулуп слуга. Натянув на себя тулуп, Кручина Миркович быстро пошел вперед, спустился по теремным ступенькам вниз и направился к крепостным воротам.
        - Пойдем и мы, славные бояре, вслед за Кручиной, и встанем перед толпой!  - громко сказал князь и вышел в простенок - надеть на себя шубу. Вслед за ним выскочили бояре, кто в полушубках, кто в тулупах, а кто и в легких кафтанах…
        Тем временем боярин Кручина прошел по спущенному княжеской стражей мосту и приблизился к толпе. Установилась мертвая тишина. Стоявшие на стене стражники видели, как брянский боярин что-то пытался объяснить столпившимся возле Никольской церкви людям, как он махал руками и указывал ими на брянскую крепость, но слов, произносимых им, не слышали. Затем вдруг раздался дикий вопль. Толпа зашевелилась и медленно поползла в сторону брянской крепости.  - Они убили нашего славного боярина!  - завопили стражники, махая руками.
        - Убили моего Кручину?!  - пробормотал князь, хватаясь за голову.
        - Славные воины!  - вскричал княжеский тиун Супоня Борисович - Готовьтесь к жестокой мести!
        - Мы отомстим этим злодеям, княже!  - поддержал своего двоюродного брата боярин Жирята Михайлович.  - И умоем наших врагов жаркой кровью!
        - Подождите!  - сказал князь и поднял руку.  - Я не хочу никчемной вражды и жестокой бойни! Здесь нет лютых врагов, а собрались лишь обманутые простолюдины! Славный Кручина был прав, но к народу должен был идти не он! Это моя судьба, мой жребий!
        И он, не глядя на лица своих воинов и бояр, быстро пошел ко рву.
        Толпа, озверевшая и обезумевшая от только что совершенного убийства, уже подошла к самой крепости.  - Смерть! Смерть колдунам и злобным боярам! Князя! Князя - сюда, на праведный суд!
        Князь перешел подъемный мост и приблизился к толпе.  - Вот я перед вами, ваш князь!  - сказал он своим зычным голосом, глядя прямо в глаза впереди идущим. Мятежники, не ожидая от князя такого смелого поступка, остановились и словно оцепенели.  - Разве вы не видите меня, брянские люди?!  - вопросил спокойным, полным достоинства голосом князь.  - Неужели вы думаете, что я пошлю на вас, обманутых и беззащитных людей, свое сильное войско? Нет! Не для того я пришел в ваш славный город, чтобы нести горе в семьи простых людей! Зачем вы говорите такую чепуху о моем колдовстве? Разве я не хожу каждый день в Божий храм? Разве я не творю молитвы за вас перед Господом? Неужели вам так плохо под моим правлением? И зачем вы ставите мне в упрек дружбу с Москвой? Неужели вы хотите, чтобы здесь объявились московские рати и пленили наш город? И разве плохо защищать от врагов нашу землю не войной, а дружбой с сильным государством?!
        - Да, княже, мы видим тебя и верим твоим словам!  - крикнул вдруг кто-то из толпы.  - Но здесь есть крамольники, которые смущают нас!
        - Смерть крамольникам!  - заорали в толпе.  - Слава нашему князю! Мы видим праведного и благочестивого князя! Это враги обманули нас! Бей же смутьянов и крамольников!
        И толпа, только что ругавшая князя и призывавшая к мятежу, резко изменила настроение, набросившись на собственных вожаков. В мгновение ока взметнулись сотни кос, топоров, заостренных кольев - раздались приглушенные вопли - и все было кончено.
        - Идите по домам, люди мои!  - сказал, восстановив своим резким голосом тишину, брянский князь.  - А если узнаете о новой клевете или утратите веру в меня, своего князя, тогда приходите сюда, к моему детинцу, и просите моего справедливого суда!
        - Слава князю Роману!  - дружно закричали столпившиеся вокруг него люди.  - Слава великому воину, могучему Роману Михалычу!
        Славу и здравицу брянскому князю кричали теперь все: и чернь, и подошедшие к своему князю бояре, и дружинники, и стражники на воротах. Гул многотысячных людских голосов покатился по всему городу. Огромная толпа, доселе грозная и беспощадная, стала редеть и таять буквально на глазах. К тому времени как сгустились сумерки, и повалил мелкий сухой снег, на площади перед княжеской крепостью остались лишь следы многочисленных ног и два десятка растерзанных окровавленных трупов.

        ГЛАВА 23
        ГНЕВ ОЛЬГЕРДА ЛИТОВСКОГО

        Великий литовский князь Ольгерд обсуждал с братом Кейстутом в своей «тайницкой светлице» последние новости. Он не хотел ни с кем, кроме Кейстута, делиться своими мыслями на происходившие события. Братья дружили с раннего детства, поддерживали друг друга, и всем было известно, что именно благодаря Кейстуту Ольгерд занял великокняжеский «стол». Вот и в это весьма трудное время Ольгерд Гедиминович решил переложить часть своих забот на плечи брата. Князь Кейстут только что вернулся из дальней поездки: осматривал окраины великого княжества Литовского. Ему было что рассказать брату.
        Несмотря на все усилия великого князя Ольгерда и успехи в борьбе с немецкими рыцарями, периодически совершавшими набеги на литовские окраины, воинственные крестоносцы продолжали им угрожать. Правда, в последнее время немцы погрязли в спорах с Псковом. Древний русский город с трудом отбивался от обнаглевших захватчиков. Едва ли не каждый год немцы терпели неудачи у его стен, но все равно не успокаивались. Даже перемирие между ними и Псковом не позволяло псковичам спокойно жить. Вот и в прошлом году немцы убили нескольких псковских торговых людей на Лудви, а в ответ псковичи схватили их богатого купца и потребовали выкуп за убитых соотечественников. Немцам пришлось пойти на уступки, но мир вновь был нарушен.  - Это хорошо, что немцы увязли в псковской земле на долгое время,  - подытожил Кейстут свое повествование о делах на севере,  - однако тот город очень важен и для нас! Лучше бы нам сражаться с немцами на псковской земле, чем допускать их в пределы Литвы! Пусть твой сын Андрей станет псковским князем! Тот богатый город остался без военачальника: все князья вымерли во время поветрия! И было бы
лучше, если бы Андрей прибрал этот Псков к своим рукам!
        - Правильно!  - кивнул головой Ольгерд Гедиминович.  - Я с тобой полностью согласен! Пусть тогда мой сын Андрей уезжает из Полоцка и занимает псковский «стол»! Псковичи не раз приглашали его к себе…Известно, что Андрей до сих пор зовется псковским князем. Он только не проживал в том славном городе, а посылал туда мелких, служилых князей. Достаточно вспомнить молодого князя Юрия, который так нелепо погиб в стычке с немцами или Астафия с сыновьями, которые умерли вот уже три года тому назад от лютого поветрия…А теперь пусть сам управляет этим городом! Однако же поведай о делах в других наших землях.
        Кейстут рассказал о своей поездке на Волынь и Подолию. Там царили «тишь и благодать». Совсем недавно князь Кейстут прошелся по Волыни с большим войском, отвоевал у поляков захваченные еще в 1340 году королем Казимиром галицко-волынские земли: Холм, Луцк и Владимир. Правда, часть земель вместе с Галичем остались у Польши, но успех был значительный.  - Пусть ляхи владеют Галичем и беспокойным Львовом!  - усмехнулся, глядя в глаза Ольгерда, Кейстут.  - Всем известно, какой там злобный и коварный люд! Там собрались одни крамольники, считающие себя особым, избранным Богом народом! Ляхи жестоко помучаются с ними! Вот уж глупцы! Лучше бы вывели всех тамошних людей в чистое поле и беспощадно их перебили!
        - Эх, брат,  - покачал головой Ольгерд,  - одними убийствами задачу не решишь! Та земля сама по себе проклята или захвачена злыми духами, поэтому тамошний народ такой глупый и злобный! Ты правильно сказал о ляхах: пусть они сами расхлебывают ту вечную заваруху. А там, быть может, боги смилостивятся и снимут вековое проклятье с тех земель…Тогда мы возьмем их в свои руки без особых трудов! Ты поведай мне, как там мой Владимир! Прочно ли ему сидится в Киеве? Нет ли ему угроз от татарского царя?
        - Там все тихо, брат,  - улыбнулся Кейстут.  - Твой Владимир спокойно восседает в этом полуразрушенном городе. Ты правильно сделал, посадив его там сразу же после смерти хитроумного князя Федора!
        Литовцы воспользовались благоприятными обстоятельствами - неурядицами в Орде, борьбой Москвы с нижегородским князем Дмитрием Константиновичем за великокняжеский «стол»  - и быстро, без борьбы, заняли всю Подолию до самого Черного моря. Город за городом добровольно переходили в руки литовцев. Великий князь Ольгерд обещал жителям всех вновь присоединенных земель освобождение от уплаты татарского «выхода». И в самом деле, все русские земли, занятые Литвой, были избавлены от ордынской дани на весь период жестокой борьбы татарских «царей» за власть. Татарам было просто не до них.  - А нам они платят только одну треть от татарской дани,  - сказал, улыбаясь, князь Кейстут,  - и очень тем довольны…Да и наша казна не в убытке!
        - Для нас это - нужное подспорье!  - кивнул головой великий князь Ольгерд.  - Теперь нам хватит денег, чтобы содержать сильное войско, способное бить не только крестовых немцев, но и совершать походы на Москву! Сейчас мы можем спокойно воспринимать все козни Москвы!
        Князь Ольгерд рассказал брату о последних сведениях, полученных им от своих лазутчиков из Москвы. К лету 1363 года великий князь Дмитрий Иванович уже прочно встал на ноги. Имея ярлык на великое владимирское княжение еще от хана Мюрида, он, волей митрополита Алексия, договорился «с людьми Мамая» и ранней весной получил ярлык на великое княжение также и от царя Абдуллаха, ставленника Мамая! Татарский посланник с ярлыком прибыл во Владимир, где его ожидали великий князь Дмитрий Иванович с братом Иваном и двоюродным братом Владимиром Андреевичем. Обряд вручения ярлыка и венчания на великое владимирское княжение прошел при большом стечении народа. На нем присутствовали многие удельные князья, включая молодого смоленского князя Люба Святославовича и Романа Михайловича Брянского. Великий смоленский князь не решился ехать сам во Владимир, не желая ссориться с Литвой, а прислал своего малолетнего представителя. А вот Роман Брянский не побоялся гнева Ольгерда Гедиминовича!  - Мой названный сын не только сам приехал во Владимир и восславил там москаля Дмитрия, но даже совершил с ним поход на несчастный
Суздаль!  - подчеркнул, сдвинув брови, великий князь Ольгерд.
        Как стало известно, сарайский хан Мюрид, узнав о поездке мамаевых людей к Дмитрию Московскому, пришел в сильный гнев, объявил о лишении Москвы ярлыка на великое княжение и передаче великокняжеских прав Дмитрию Константиновичу Суздальскому. В это время в Сарае пребывал князь Иван Белозерский. Хан Мюрид вручил ему ярлык для князя Дмитрия Константиновича и потребовал, чтобы белозерский князь доставил его по назначению. Вместе с князем Иваном поехал татарский посол Или-ака с тридцатью татарами. Прибыв с Суздаль, они объявили князю Дмитрию Константиновичу волю своего повелителя и были с радостью им приняты. Вместе с татарами и своей дружиной князь Дмитрий Суздальский поехал во Владимир - венчаться на великое княжение. Но кто-то из суздальских бояр, дружественных Москве, сообщил об этом Дмитрию Московскому. Последний немедленно собрал «великую рать» и повел ее на Владимир. По предположению Ольгерда, основанному на ложных сведениях лазутчиков, в московском войске пребывал со своей дружиной и брянский князь Роман. Узнав о движении войск из Москвы, Дмитрий Константинович, побыв великим князем всего
двенадцать дней, ушел назад в Суздаль. Но москвичи, разгневанные его действиями, заняв Владимир, двинулись на Суздаль и осадили в нем злополучного соперника. Просидев за городскими стенами, князь Дмитрий Константинович, «запросил мира». К тому времени москвичи выжгли все окрестности Суздаля, разорив население удела. А молодой князь Дмитрий Московский выдвинул осажденному сопернику обязательное условие - отказ от борьбы за великокняжеский «стол». Пришлось униженному, напуганному князю Дмитрию Константиновичу «целовать крест» и соглашаться со всеми требованиями молодого московского князя. Последний, добившись своего, ушел назад в Москву, а незадачливый Дмитрий Суздальский отправился к своему старшему брату Андрею в Нижний Новгород «жаловаться о своем горе».
        После этого Дмитрий Московский довольно легко расправился с союзниками суздальского князя и всеми, кто ему сочувствовал. Так, он отправил на Галич и Стародуб, некогда дружественные Москве столицы удельных княжеств, большие отряды дружинников и «согнал» князей Дмитрия Галицкого с Иваном Федоровичем Стародубским из своих «вотчин». Им также ничего не оставалось делать, как отправиться в Нижний Новгород к своим союзникам «с горючими слезами».
        Меньше других пострадал ростовский князь Константин Васильевич. Он сразу же, как только узнал о приближении к Ростову великокняжеского войска, послал в Москву к князю Дмитрию людей «с челобитьем», в котором «слезно раскаивался в своих ошибках и обещал впредь беспрекословно подчиняться воле великого князя Дмитрия». Зная о преклонном возрасте ростовского князя и его плохом здоровье, великий московский и владимирский князь ограничился его извинениями и решил отозвать свое войско от Ростова.
        - Вот так Дмитрий Московит проявил свою силу и подал дурной пример другим князьям!  - мрачно молвил Ольгерд Литовский.  - Видя, что все дозволено, оживился и Василий Тверской. Он сидел до времени как тихая мышь, но вдруг выступил в поход на своего племянника Михаила Александрыча, осадив его город Микулин. Правда, они скоро помирились, но тот поход - недобрый знак!
        - Значит, надо готовиться к войне с Москвой!  - кивнул головой князь Кейстут.  - В противном случае, Дмитрий Московит сядет нам на голову!
        - Мы всегда готовы пойти на Москву!  - решительно сказал Ольгерд Гедиминович.  - Это наш давний и лютый враг! Но мне особенно обидно за моего названного сына Романа!
        - В сведениях о брянском князе есть много сомнительного,  - пробормотал князь Кейстут.  - Он был очень предан тебе и славной Литве! Неужели ты забыл его батюшку Михаила, отважно сражавшегося за славу великой Литвы? Он даже отдал свою жизнь в борьбе с нашими лютыми врагами! Я не верю в предательство брянского князя Романа! Неужели у нас объявились враги твоего названного сына, плетущие за его спиной свои лживые паучьи сети? И я совсем не верю о походе Романа Молодого на Суздаль да еще в войске москаля Дмитрия! Как я знаю, брянцы никогда не воевали с русскими князьями…
        - Эх, если бы так!  - покачал головой великий литовский князь.  - Однако я не раз присылал к нашему Роману своих людей, пытаясь его вразумить! Но он не послушал меня и не отстранил от владычества московского ставленника! Даже больше того! Когда тот умер, он вновь принял в Брянске московского епископа!
        - В этом нет преступления, брат,  - нахмурился князь Кейстут.  - Не все так просто! Ты же знаешь, что Роман Молодой - православный христианин? Как и его покойный батюшка…Да и кто может назначить в Брянск епископа, кроме митрополита Алексия? Ведь наш праведный митрополит Роман скончался! А тот московский митрополит Алексий, возвращаясь из наших земель, посетил по дороге Брянск и назначил им епископа! Здесь нет никакой крамолы! Попробуй, зацепи эту церковь! Тогда будет такая смута, что вовек ее не успокоишь! Разве ты не знаешь, какие у брянцев злобные нравы?!
        - Оно-то так, брат,  - буркнул Ольгерд, не имея веских возражений.  - Однако мой названный сын Роман совершил еще один проступок - отказался присылать сюда, в Вильно, все собранное им серебро! Он продолжает выплачивать ордынскому царю прежний «выход», вопреки моему приказу! Правда, сейчас он отсылает серебро не в Сарай, а какому-то царю Абдулле, ставленнику Мамая…Однако, налицо непризнание моей воли! Разве это не преступление?
        - Это, в самом деле, плохо!  - кивнул головой князь Кейстут.  - Он обязан присылать нам брянское серебро!
        - Хорошо, что ты согласился хоть с этим и увидел проступок неверного мне Романа!  - усмехнулся Ольгерд Гедиминович.  - Поэтому я хочу прогнать его из Брянска без всякой жалости и даже отнять у него жалкий удел, полученный в приданое от Тита Козельского - городок Коршев! Пусть помыкается в бедности и нужде, а тогда сам приедет ко мне, своему названному отцу, с жаркими слезами! Я вижу, что какой бы русский князь не сел в этом проклятом Брянске, он всегда несет беду нашей славной Литве! Тогда я пошлю на Брянск большое войско и посажу там своего сына Дмитрия! Пусть он сам прогонит изменника Романа и прочно усядется на брянский «стол»!

        ГЛАВА 24
        «ЛИТОВСКОЕ ЗЛО»

        Князь Роман Михайлович сидел в небольшом деревянном креслице, поставленном его верными слугами в проеме дубовой крепостной стены, и всматривался в даль. Перед ним простиралась бескрайняя равнина с синеющей излучиной реки, через которую тянулась извилистая светло-коричневая дорога, скрывающаяся за горизонтом.  - Неужели враги придут в мой лесной городок?  - рассеянно думал он, не чувствуя ни обиды, ни раздражения.  - Господь дал и также легко взял!
        Сидевшие рядом с ним на бревнышках дружинники тоже молча смотрели перед собой. На их лицах запечатлелись грусть и разочарование. Еще бы! Из богатого, цветущего Брянска попасть в такую глушь! Что мог дать им маленький Коршев с его немногочисленными жителями? Хоть бы с голоду не умереть!
        Роман Брянский глянул на своих людей с улыбкой.  - Пусть и недовольны мои люди,  - рассуждал он про себя,  - однако любят меня больше, чем свой родной Брянск! Сами, по доброй воле, прибыли сюда, в дикие леса, чтобы разделить со мной трудности изгнанника! Однако может на самом деле это не горе, а Божья благодать? Здесь такая тишина!  - И он вспомнил свой взбалмошный, постоянно бунтовавший Брянск.
        Так получилось, что к началу осени 1363 года Роман Михайлович Молодой из удельного князя богатой и сытой земли превратился в мелкого владельца захолустного городка на окраине карачевской земли, доставшегося ему в приданое от жены Марии.
        Это событие как бы подтверждало предсказание брянского епископа Нафанаила, которое он сделал накануне своей смерти, случившейся в мае. Владыка очень тяжело переживал последний бунт брянских горожан, убийство чернью боярина Кручины, грубые и жестокие слова, оскорблявшие достоинство князя, бояр и даже священников, исходившие от толпы, обступившей городскую крепость.
        Князь Роман тоже очень переживал гибель любимого боярина.  - Такого человека теперь не найти во всем белом свете!  - в сердцах говорил он на торжественных похоронах, вытирая слезы.  - Этот славный боярин много трудился на благо брянской земли! Он не раз спасал меня от гнева неправедных царей и совсем не дорожил своей жизнью! Он не был великим воином, но и среди отважных бойцов нет ему равных по храбрости!
        Отпевание покойного Кручины Мирковича проводили в церкви Горнего Николы, стоявшей за пределами брянского кремля. Князь сам попросил епископа сделать это в доступном городскому люду месте. Он не прислушался к голосу своих бояр, пугавших его рассказами о случившейся в этой церкви «лютой крамоле», когда горожане убили князя Глеба Святославовича.  - Я не боюсь злобной черни!  - сказал князь Роман на боярском совете.  - Пусть делают так, как предопределено нашим Господом!
        Он не стал искать виновных «в лютом зле», но сам со своими боярами явился в святой храм и, вопреки установленному порядку, когда говорят только одни священники, высказался по поводу жестокой смерти «славного боярина». Это был невиданный и неслыханный доселе поступок! Князь дождался завершения ритуала церковного отпевания и, после того как епископ Нафанаил произнес последнее слово, поднял руку.  - Я хочу сказать несколько слов брянским горожанам!  - громко промолвил он. Церковь была буквально набита народом. Здесь стояли, широко раскрыв рты, и купцы, и ремесленники, и даже городские бездельники-бродяги, которые вновь объявились за последние годы. Не глядя на окружавших его верных бояр - Жиряту Михайловича, Супоню Борисовича, Сотко Злотковича и многих других - князь, не стесняясь своих слез, обильно текших по его щекам, говорил так, что, казалось, в его душе пробился необычайный родник красноречия.  - Зачем вы, горожане, погубили такого бесценного человека?!  - взывал он к толпе.  - Он ведь не хотел кровопролития и защитил своей жизнью вас, неблагодарных брянцев! Я бы еще мог понять вас, если бы вы
расправились с каким-то лютым злодеем или лихоимцем, а не с человеком, не раз спасавшим ваш город от злых и беспощадных врагов! Не счесть заслуг славного Кручины перед всеми вами! За что же это злодеяние?! Неужели вам понадобилась жизнь этого великого труженика, человека небывалой доброты, невиданного ума, верного христианина? Как измерить вашу злобу и позор?! Пусть же сам Господь станет вашим суровым и праведным судьей! А мы умываем руки от ваших мерзостей! Аминь!
        Ответом князю было громкое отчаянное рыдание всей собравшейся толпы. Горожане единодушно, как по приказу, бросились на пол, неистово ударяясь головами и умоляя Бога простить их великий грех.
        Князь же, глянув на гроб, в котором лежало, закрытое саваном, изуродованное до неузнаваемости тело Кручины Мирковича, перекрестился и медленно пошел, с трудом пробиваясь через распростертые по всей церкви тела людей, напуганных Божьим судом и княжеским словом.
        Неожиданная речь брянского князя положила конец городскому бунту. В лице простолюдинов, да и бояр, Роман Михайлович поднялся на такую высоту, на какой доселе ни один брянский князь не бывал. Горожане расценили его речь как пророческую, а самого князя стали воспринимать чуть ли не как святого! Казалось, что теперь он прочно обосновался в городе, и никакая сила не сможет помешать ему спокойно жить и управлять уделом.
        Однако так только казалось. В городе, в самом деле, установился порядок, и княжеское имя уже никто не осмеливался хулить. На боярских советах молодой князь уже не просто выслушивал поучающих его бояр, но и сам говорил «красное слово», которое воспринималось местной знатью, как непреложная истина.
        Город вновь стал богатеть. Купцы исправно платили в казну налоги с проданных товаров, утаивая лишь самую малость. Охотники, добывавшие пушнину, исправно сдавали в княжескую казну установленную треть. Многочисленные ремесленники, мастерские которых широко раскинулись по всему посаду, тоже приносили доходы князю. Опять стали наполняться слитками серебра княжеские бочонки. Еще больше укрепились отношения брянского князя с Москвой. Туда зачастили брянские купцы, выгодно сбывавшие на тамошних рынках меха, шкуры животных, мед и даже воск, который был намного выше качеством, чем московский! В Брянск приезжали и московские купцы, привозившие добротные ткани, ремесленные изделия из железа, различные украшения и особенным образом приготовленную, по-московски, вяленую и соленую рыбу. Часто ездили в Москву и княжеские посланники. Казалось, что все идет к союзу между двумя княжествами! Но этого-то и не хотела Литва! Брянский князь Роман уже не раз слышал предупреждения и даже угрозы из уст посланников великого князя Ольгерда, однако ничего не предпринимал для смягчения его гнева. Литовцы считали, что он
изменил их интересам и предал своего «названного отца»! Но князь Роман вовсе не был предателем! Он, конечно, понимал, что не выполняет требований своего покровителя Ольгерда Гедиминовича, однако поступал против его воли только потому, что не видел другого пути для благоденствия своего удела. Роман Молодой простодушно считал, что, проявляя самостоятельность, выгодную его княжеству, он тем самым оправдывает свое высокое назначение, в том числе и в интересах…Литвы!  - Когда мой город и удел станут сильными и богатыми,  - говорил он епископу Нафанаилу,  - я непременно буду оказывать помощь великому князю Ольгерду! А когда у меня будет сильное войско, я поведу его на немцев, и мы со славным Ольгердом навсегда устраним крестоносную угрозу! Тогда же я смогу отправлять своему названному отцу целые обозы с серебром!
        Пока же он не присылал в Литву серебро даже после настойчивых требований литовских посланников, накапливая богатства на будущее.
        Епископ Нафанаил, слушая душевные излияния князя, обычно молчал и только улыбался. Он долго оставался верен своей привычке говорить и давать советы только в случае крайней необходимости. Но вот владыка совершенно неожиданно, когда казалось, дела князя и епархии стали процветать, занемог и в один из теплых весенних дней скончался, принеся еще одно тяжелое горе брянскому князю. Перед смертью мудрый епископ призвал к своему одру Романа Михайловича и сказал:  - Я ухожу к Господу со спокойной душой, но тебя, сын мой, жалею! Тебе бы быть не князем, а человеком святой церкви! Я немало повидал на своем веку разных князей, но, честно говоря, никогда не верил, что на княжеском «столе» может сидеть праведник! Так уж повелось на святой Руси, что все начальнические места занимают злые и неправедные люди, пекущиеся только о своем плотском благополучии! У кормила власти совсем нет людей, любящих свой народ и Отчизну! Там засели одни волки в овечьих шкурах! А потому у нас, в русской земле, одни беды и страдания! Но ты не такой, сын мой! Ты и землю свою бережешь, и народ жалеешь! Значит, ты не долго будешь
правителем богатого удела! Жди же скорого изгнания от безжалостных литовцев! Никто не будет держать праведника у власти! И зачем Литве сильный Брянск? Ты был нужен Ольгерду только для того, чтобы вытаскивать из пламени горячие колосья, отсылать в Литву брянское серебро и постепенно ослаблять город и удел! И если бы ты осуществил его замысел, превратив Брянск в разоренный, захолустный городок, Ольгерд был бы рад и, в конечном счете, присоединил бы эту землю к своей могучей Литве! Но ты не пошел по этой дороге! Ты слишком честен! Кроме того, у тебя - доброе, бескорыстное сердце! Все это несовместимо с княжеской властью! Что там твои зазнобы? Это - твой единственный и незначительный грех! Но даже их ты взял не насилием, а любовью…Я предсказываю тебе скорое изгнание, долгую, трудную жизнь, и смерть в старости от меча русского князя!
        С этими словами епископ Нафанаил почил, откинувшись головой на подушку.
        Брянск остался без владыки! И князь Роман, недолго думая, отправил в Москву посланца к митрополиту Алексию с просьбой прислать епископа в осиротевшую епархию.
        Митрополит московский и «всея Руси» внимательно отнесся к просьбе брянского князя, собрал совет епископов и предложил «избрать брянским владыкой достойного человека». Однако желающих ехать в Брянск совсем не оказалось! Вопреки суровой церковной дисциплине, ни один из высоких духовных лиц не согласился с предложением митрополита! Сам же святитель не хотел насилия над волей своих людей!  - Пусть будет твоим владыкой праведный брянский человек,  - отписал он князю Роману.  - Ты сам выбери наиболее достойного из людей святой церкви и немного подожди: летом я приеду к вам в Брянск и благословлю нового епископа!
        Пришлось Роману Брянскому собирать совет бояр и пригласить туда всех городских священников. На этом совете, прошедшем в шумной, до хрипоты в голосах, говорильне, с превеликим трудом удалось «найти нужного человека». Выбор пал на архимандрита Успенского монастыря, «что на Свини», Парфения, обладавшего «дивным голосом».
        Последний долго не соглашался «с волей знатных и набожных людей», но, в конце концов, был вынужден уступить.
        Летом в Брянск пожаловал сам святейший митрополит Алексий. Он ездил в Литву «наводить порядок» в делах западной русской епархии, пришедших в упадок после смерти его соперника, митрополита Романа. Святитель был теперь главой православной церкви всех русских земель, в том числе и тех, которые были захвачены Литвой. Поездка прошла без осложнений: литовские власти не осмелились препятствовать его деятельности, как это было в недавние времена. Но великий князь Ольгерд, тем не менее, был разгневан тем, что митрополит Алексий не посетил его в Вильно и не произносил ему здравицу во время церковных служб в Литве.
        А тут еще святитель заехал в Брянск, где при стечении множества горожан, в самой большой церкви города - Горнего Николы - провозгласил новым епископом «славного Парфения»!
        Великий литовский князь Ольгерд был просто разъярен! Вопреки своему обычному правилу - не спешить - он вызвал к себе во дворец сына Дмитрия и приказал ему немедленно собрать большое войско, возглавить его и пойти на Брянск, чтобы «занять город, пленить того бесстыжего Романа и доставить его в Вильно»!
        В Брянске быстро узнали о походе литовцев. Об этом сообщил приехавший из Смоленска гонец князя Святослава Ивановича.  - На тебя идет огромное войско!  - сказал он князю Роману. Последний поспешно собрал боярский совет. Бояре безоговорочно решили поддержать своего князя «и дать литовцам жестокий отпор». Вспомнили даже Романа Старого, одержавшего в давнее время победу над «ратью могучего Миндовга»! Даже горожане, недавно бунтовавшие и славившие великого литовского князя Ольгерда, были готовы «грудью встать на защиту своего князя».
        Но Роман Михайлович, несмотря на поддержку «славных брянских людей», не захотел кровопролития и объявил о своем отъезде.  - Я не хочу причинить горе моим людям и, тем более, воевать со своим названным отцом!  - решительно сказал он.  - Я уеду в свой захудалый Коршев, данный мне Господом! Значит, не судьба мне быть князем славного Брянска!
        И он стал собираться к отъезду. Супруга князя, узнав о его решении, нисколько не огорчилась.  - Наконец-то ты забудешь своих блудливых банных девок!  - весело сказала она.  - Мы так хорошо тогда жили в нашем Коршеве! И детей заимели, и были счастливы! А тут лишь раздоры и мятежи! Все, что Господь не сделает - только к лучшему!
        Княжеская семья собралась довольно быстро. А вот со свитой пришлось повозиться. Сначала князь Роман хотел взять с собой лишь два десятка дружинников, которые были у него в Коршеве. Но напросились еще почти две сотни воинов. Из бояр с князем Романом выехали его воевода Супоня Борисович, Жирята Михайлович, Ждан Воиславович и Белюта Соткович, сын Сотко Злотковича, княжеского мечника. Все они уезжали с семьями, детьми, внуками и даже некоторые с правнуками! Сам престарелый Сотко остался в Брянске.  - Не обижайся, славный князь,  - сказал он.  - Я уже слишком стар для дальних походов…Пусть мои больные кости останутся навеки здесь. Бери с собой моего сына с семейством! Он будет тебе верным и надежным помощником!
        Роман Михайлович оглядел обозы своих бояр и остолбенел: собралось больше трех сотен человек!
        - Как же я размещу в своем маленьком городе такую уймищу народа?!  - возмутился он.  - Вы же бросаете свои богатые терема и нажитое за многие годы добро! Мой городок Коршев беден и неуютен! Зачем вам, знатным людям, ехать со мной? Литовцы ничего вам не сделают, а только поставят нового князя!
        Но боярин Жирята ответил за всех:  - Пусть мы будем жить в бедности и тревоге, но тебе, наш князь Роман, не изменим! Так что принимай нас в свой городок, и мы будем начинать новую жизнь!
        Пришлось Роману Молодому смириться с волей своих бояр, и за три дня до прихода литовского войска большой княжеский обоз выехал в Коршев.
        Они, хорошо зная дорогу, без особых трудностей добрались до далекого городка, но когда туда прибыли, испытали большие неудобства. Возможно князь и его люди со временем сумели бы хорошо обустроиться и «зажить припеваючи», но вот не пробыли они в городке и недели, как из Брянска к ним прискакал тайный посланец бояр с известием о том, что «большое литовское войско пошло на Коршев»! Гонец также сообщил, что литовцы беспрепятственно вошли в Брянск, не чинили насилий и грабежей, а брянский «стол» занял сын великого князя Ольгерда, Дмитрий.  - Скоро состоится венчание!  - добавил посланник.  - И владыка Парфений не против этого, поскольку Дмитрий Ольгердович - православный христианин!
        Из слов брянского гонца князь Роман также узнал, что литовцы не ограничились взятием Брянска, и решили преследовать его.  - Они хотят взять меня в плен и отвезти к Ольгерду! А может и убить!  - сказал князь своим боярам.
        - Тогда мы должны дать им достойный отпор!  - решительно бросил Супоня Борисович.
        - Надо устроить засаду на лесной дороге,  - поддержал его Жирята Михайлович,  - и жестоко покарать наглецов!
        Но князь не согласился с ними.  - У нас нет сил против большого войска!  - возразил он.  - И я совсем не хочу сражаться с людьми Ольгерда! Славные литовцы были моими братьями в недавние времена, а сам Ольгерд - как родной отец! Но в плен я не сдамся! Мне бы увидеть их войско…Если оно невелико и меньше полутысячи, то мы подождем их прибытия, и я поговорю с литовским князем или воеводой. Но если их рать будет велика, нам придется уходить отсюда. Поедем в Москву, к молодому великому князю Дмитрию! Он не раз обещал мне и моим людям дать защиту и убежище в случае вражды с Литвой…
        И вот князь Роман сидел, глядя с крепостной стены на дорогу, по которой должны были идти литовцы. Но ничего не было видно: дорога казалась пустынной, и вспоминавший свою прежнюю жизнь князь задремал.
        Вдруг неожиданно, в полусне, он услышал крик своего воеводы, сидевшего рядом на бревне, и очнулся.  - Смотри, княже!  - тот вытянул вперед правую руку, указывая ею на дорогу.  - Вон они, литовцы! Их премного!
        Князь глянул перед собой и вздрогнул: вдали, верстах в пяти, через реку переходили литовские воины. Они, казавшиеся маленькими, игрушечными, были едва видны, но, тем не менее, его зоркий глаз оценил их численность.
        - Тысячи четыре, Супоня!  - пробормотал князь.  - А может больше?
        - Больше, княже,  - молвил, прищурившись, седобородый воевода.  - Их там будет не меньше…пяти тысяч!
        - Ну, тогда,  - вздохнул князь Роман,  - пойдем к нашим телегам! Время еще есть! Вы подготовили обоз?
        - Давно уже, княже!  - кивнул головой Супоня Борисович.  - Телеги подведены прямо к лесным воротам…И нашим проводникам хорошо известна дорога на Москву. Если мы сейчас же выйдем, нас уже не догонят!
        - Что ж, с Богом!  - перекрестился князь, спускаясь по лестнице вниз.  - Значит, такова моя судьба! Собирайтесь, люди мои: мы едем в Москву!

        Книга 2
        СЛУЖИЛЫЙ МОСКОВСКИЙ КНЯЗЬ

        ГЛАВА 1
        «ВЕЛИКИЙ МОР»

        Князь Роман со своими людьми скакали по московским улицам в поисках злоумышленников. При любом крике или шуме они мчались на своих конях к месту, откуда доносились звуки, но «крамольников» не находили. Обычно перед их глазами представал очередной умиравший, корчившийся в агонии заболевший москвич. Трупов было столько, что их не успевали убирать! Страшная эпидемия охватила доселе цветущий веселый город.
        Великий князь Дмитрий по совету митрополита Алексия и бояр принимал решительные меры по обеспечению порядка в столице удела и уменьшению возможного урона от страшной болезни. Вот и князю Роману Брянскому он поручил объезд самых темных московских улиц, откуда в тяжелые времена исходили бунты и беспорядки.
        Брянцам приходилось прилагать все силы для того, чтобы выполнить приказ великого князя и «не ударить лицом в грязь». Благодаря их бдительности, люди из неблагонадежных кварталов даже не пытались «поднять смуту» и просто вымирали.
        Еще в начале лета 1364 года страшная болезнь пришла в Нижний Новгород. Говорили, что ее принесли с собой чужеземные купцы из Орды, якобы из Бездежа. Затем эпидемия распространилась на Рязань, Коломну, Переяславль и к осени пришла в Москву. Особенно жестоко «моровая язва» поражала люд тех городов, которые не совсем пострадали в прежние «поветрия». Так, совершенно вымерло Белоозеро, там «не уцелел ни один человек». Сильно пострадали Тверь, Владимир, Суздаль, Дмитров, Можайск, Волок и другие мелкие города и веси. В Москве «поветрие» нанесло меньший ущерб, но, не видевший раньше ничего подобного князь Роман Молодой был потрясен до глубины души зрелищами людских страданий. Заболевшие плевались кровью, кашляли, их сжигал ужасный внутренний жар. У многих воспалялись железы, появлялись «престрашные чирья» в паху или на шее, и человек в двух-трехдневный срок умирал, жестоко мучаясь. За день, бывало, умирало до ста - ста пятидесяти человек.
        К тому времени как случилась эта беда, Роман Михайлович со своими людьми уже обустроились в Москве и жили неплохо. Правда, в самом начале они не встретили теплого приема. Когда брянский князь со своим большим обозом прибыл в Москву, это было для великого князя Дмитрия, его бояр и священников неприятной неожиданностью.  - Нам только не хватало еще одного жалкого нахлебника!  - бормотали недовольные бояре. Весьма прохладно принял брянцев и четырнадцатилетний великий князь Дмитрий. Если бы не святейший митрополит, вовремя посоветовавший ему проявить учтивость, с уст великого князя едва не сорвались слова досады и раздражения. Но, слава Богу, все обошлось. Внешняя видимость приличия была сохранена, и брянцы могли лишь догадываться, что знатные москвичи им не рады. Даже место для поселения было дано им не самое лучшее: пустошь близ Кучкова поля! Обычно московские князья довольно щедро одаряли тех князей, которые приходили к ним на службу: давали «богатые города и хлебные веси», а тут лишь пустошь!
        Но подобная встреча и скупость молодого великого князя недолго огорчали брянцев, ибо они приехали «в славную Москву» не с пустыми руками. Князь Роман, не выплативший в прошлом году Орде «выход», прихватил половину брянской казны: два десятка бочонков со слитками серебра да с десяток телег, до верха наполненных превосходными мехами. Немало ценностей привезли и его бояре. В короткий срок они с помощью нанятых ими «работных московских людей» и своей челяди отстроили такие терема, что бояре великого князя Дмитрия только «дивились». В первое время брянцы покупали даже «надобную снедь» за собственное серебро и не были обузой казне великого князя. Постепенно московская знать изменила свое отношение к ним, и в скором времени великий князь Дмитрий зачислил князя Романа Михайловича с его двумя сотнями дружинников в свой особый полк - «Запасной». А это значило, что с той поры брянцы уже пребывали на «московских хлебах» или «на кормлении»! К ним ежедневно поступали продукты и напитки в полном изобилии.
        Брянцы стали привыкать к московской жизни. В семьях молодых бояр и дружинников появились младенцы. Не прошло и года с приезда князя Романа в Москву, как его супруга Мария Титовна родила второго сына - крепкого розовощекого Василия.
        Что же касается служебных обязанностей, то они были не обременительны. Князь Роман со своими дружинниками принимали участие в обязательных «ратных учениях», которые великий князь Дмитрий очень любил, и показывали на них свои военные навыки. Умение брянцев владеть оружием восхищало всех москвичей, и вскоре они убедились, что князь Роман и его люди - ценное приобретение для Москвы. Особенно удивляло москвичей умение брянцев стрелять из луков. Не только рядовые дружинники метко поражали стрелами цели, но и их военачальники-бояре и даже сам брянский князь! Как-то князь-юноша Дмитрий Московский позвал Романа Михайловича с собой на охоту. Его люди нашли медвежью берлогу и «знатное лежбище кабанов». Совместно с брянскими дружинниками, москвичи «растревожили лютого зверя» и успешно справились с поставленной великим князем целью: добыли медведя и трех крупных кабанов! Сам Дмитрий Московский пронзил рогатиной сердце прижатого охотниками к земле огромного медведя. А кабанов перебили все сообща.
        Когда же добычу погрузили в телегу, великий князь с улыбкой глянул в чистое небо и вдруг увидел взлетевшую над ближайшим болотом цаплю.  - Жаль, что не захватили с собой доброго сокола!  - сказал он с унынием.  - Это было бы славное и лакомое жаркое!
        Роман Брянский, стоявший рядом с ним, не задумываясь, снял с плеча лук, наладил стрелу и пустил ее вслед за большой птицей. Цапля к тому времени уже взлетела достаточно высоко, и москвичи с улыбкой смотрели на брянского князя. Стрела между тем, со свистом рассекая воздух, достигла цели, и было видно, как от цапли полетели перья, показавшиеся издалека маленькими снежинками. И под одобрительные крики довольных москвичей крупная жирная птица, пронзенная стрелой, упала едва ли не к ногам изумленного Дмитрия Московского.  - Вот так да!  - пробормотал князь-юноша, потирая нежный пушок подбородка.  - А ты - отменный стрелок, князь Роман!
        - Да ничего тут нет отменного, великий князь,  - сказал с улыбкой Роман Молодой.  - Каждый брянский воин стреляет еще лучше!
        После этого Роман Молодой стал частым спутником великого князя на охоте.
        Помимо этих дел, брянские воины в определенное время следили за порядком в городе. Запасной полк состоял из нескольких отрядов, и брянский был одним из них. Они по очереди объезжали Москву днем и ночью и часто предотвращали «злодейства и крамолу»! Сам князь обычно в этих объездах не принимал участия. Брянские отряды поочередно возглавляли его старшие бояре Жирята Михайлович, Супоня Борисович, молодые бояре Избор Жирятович, Белюта Соткович, Будимир Супоневич и Ждан Воиславович. Иногда на подмену выходили самые молодые бояре - Иван Будимирович и Вадим Жданович. Все они с охотой выполняли свои поручения и были на хорошем счету у великого князя.
        Когда же случилось несчастье, и город поразила жестокая болезнь, князь Роман был вынужден сам выезжать «на караул» со своими людьми. Некоторое время он с опаской проезжал пораженные чумой «околотки»: страшная болезнь, по слухам, была исключительно заразной и распространялась по воздуху, от чего ее называли «поветрием». Но со временем стало ясно, что не все люди подвержены опасности заражения. Подавляющее меньшинство совсем ею не болело, и были случаи, правда, редкие, когда выздоравливали заболевшие. Смерть в основном косила стариков, младенцев и «голодную чернь». Молодых же, сытых людей, в большинстве случаев, болезнь щадила.
        Вот почему те темные окраины Москвы, которые объезжали брянцы, были наиболее опасны: там обитала «жалкая беднота»! Здесь смерть косила всех без разбора, и монахи соседних монастырей не успевали вывозить на кладбища тяжелые телеги с трупами. В воздухе стоял удушливый запах мертвечины, едва заглушаемый чадом горевших можжевеловых ветвей, разносимых по городу монахами, верившими, что ужасная болезнь отступает от едкого дыма.
        Брянский князь и его люди, наглядевшись на смерть простолюдинов, самоуверенно посчитали, что они неуязвимы и смело въезжали в места скопления больных бедняков, разгоняя толпы отчаявшихся людей и призывая их к порядку. Однажды князь Роман, сопровождаемый Жирятой Михайловичем и Супоней Борисовичем, с двумя десятками дружинников въехали в узкую улочку, откуда доносились громкие вопли. Увидев стоявших посредине улицы мужиков, числом до десятка, они устремились к ним. Кричавшие были явно больны: они горели от жара и буквально выли, высунув языки, словно волки, предвкушая неминуемую смерть. Один из больных, рослый, худощавый, увидев князя Романа, с воплем кинулся к нему:  - Здесь сам князь!  - кричал он, разбрызгивая кровавую слюну.  - Он - наш лютый враг! Смерть тебе, окаянный злодей!
        - Опомнись, несчастный человек!  - крикнул боярин Жирята, выскакивая на своем коне вперед и заслоняя собой князя.  - Здесь нет врагов, а только друзья!
        - Друзья?  - молвил с хрипом задыхавшийся мужик и остановился.  - Я вижу ваши сытые и здоровые лица! Видно, хорошо нажились на нашей кровушке!  - Он нагнулся к земле и поднял оглоблю.  - Накося, злобный боярин!  - крикнул с яростью он, поднимая тяжелую деревяшку и нанося ею удар.
        - Ах, ты, крамольник!  - взвыл Жирята Михайлович, едва удержавшись в седле: оглобля безумного мужика попала в голову лошади. Та взвилась на дыбы. Если бы не слабость больного, он бы наверняка убил несчастное животное…Но и этого удара оказалось достаточно, чтобы лошадь, одурев, промчалась вперед, передавив стоявших кучкой грязных и лохматых мужиков. Вслед за ней проскакал и боярин Супоня, довершив бойню. Князю Роману и дружинникам, оцепеневшим от страшного зрелища, осталось только молча смотреть, как бились в агонии, умирая, раздавленные больные.
        - Ох, какая неудача!  - бормотал растерянный, огорченный князь.  - Поворачивайте коней, люди мои! Поехали подальше от этих страшных мертвецов! Эй, Жирята, Супоня, давайте же возвращаться!
        И брянский отряд, стремительно развернувшись, скрылся в вечернем полумраке.
        Через два дня заболел и слег боярин Жирята.  - Я чувствую лютую боль между лопаток, как будто кто-то пронзил мою грудь рогатиной, прямо у сердца!  - жаловался он, краснея и покрываясь густым липким потом. Два дня он лежал, кашляя и выплевывая кровь, пока, наконец, на его шее не появился огромный фурункул.  - Прощай, славный князь и береги себя!  - только и успел он сказать пришедшему к его одру Роману Молодому, уронив на подушку свою седую голову.
        Не успели похоронить несчастного Жиряту, как слег и другой пожилой боярин - Супоня Борисович. Он продержался три дня и скончался с появлением на спине, напротив сердца, опухолевидного вздутия. Испытывая страшные муки, Супоня с самого начала болезни утратил способность говорить и лежал, выпучив глаза, широко раскрыв рот, высунув окровавленный, искусанный собственными зубами язык, с которого по губам стекала на пол кровавая пена.
        После того как похоронили Супоню, заболели все слуги умерших бояр, ухаживавшие за больными. Они тоже вскоре умерли, и князь Роман со своими людьми поняли, что их надежды на неуязвимость растаяли, как дым.
        В конечном счете, болезнь добралась и до княжеских воинов: заболел каждый четвертый! Князь, любивший своих дружинников, лично посещал страдальцев, выделил немало серебра на их дополнительное питание и, к его радости, половина заболевших выздоровела!
        Тем не менее, на этом страшное «поветрие» не закончилось. Горе пришло и в семью самого князя. Как-то, вернувшись с очередной поездки по городу, Роман Михайлович вошел в свой терем и был встречен встревоженными слугами.  - Славный князь,  - говорили они сбивчиво,  - захворала наша матушка-княгиня!
        Князь кинулся в опочивальню и застал лежавшую там на кровати супругу, задыхавшуюся от жара.  - Ох, Марьюшка!  - простонал он.  - Держись!
        - Держусь, Роман!  - сказала сохранявшая сознание смелая женщина.  - Еще рано оставлять тебя одного!
        Ее мужество и уверенность в победе над тяжелым недугом решили исход болезни: через три дня княгиня стала поправляться и вскоре уже весело ходила по своей светлице, радуя сердце супруга, просидевшего все эти дни у кровати любимой женщины.
        Однако эта радость была омрачена жестокой потерей. Так и не оправился от болезни любимец князя - годовалый младенец Василий. Роман Михайлович и его супруга еще не знали о случившейся беде. Дети оставались в своих светлицах под надежным присмотром: у каждого из них были мамки и многочисленные слуги. Сама княгиня, долгое время пребывавшая без сознания, потеряла счет времени. А вот князь, обезумев от горя, когда увидел терзаемую болезнью жену, забыл обо всем! Княгиня же не раз, даже в горячечном бреду, говорила о детях, но князю было не до них…
        Теперь же, чувствуя себя здоровой, но все еще боясь выходить из светлицы, чтобы не заразить детей, она спросила:  - А как наши чада? Здоровы ли? Веселы? Надо бы сказать им о моем спасении!
        Князь подскочил, как ужаленный:  - Уже бегу, радость моя! Я скоро!
        Он спускался вниз, дрожа от волнения и смутно чувствуя тревогу. Вечерело, и в передней светлице, где сидели слуги, царил полумрак: лишь за столом горела единственная свеча. Глядя на мрачные, заплаканные лица сидевших на скамье людей, князь понял все без слов.  - Неужели мои дети…,  - пробормотал он, заливаясь слезами и хватаясь обеими руками за скамью.
        - Не все, славный князь,  - тихо сказал его верный молодой слуга Улеб.  - Умер только наш любимец, маленький Василий…А твой старший сын Дмитрий и милые дочери живы-злоровы!

        ГЛАВА 2
        БРЯНСКИЕ ДЕЛА

        Зима 1364 года была суровой. Снег выпал еще в ноябре, но сильные морозы ударили в начале декабря. Было так холодно, что говорили «даже птицы падали мертвыми с небес на землю»!
        Дмитрий Ольгердович, новый брянский князь, венчался в это время на удельное княжение. Обряд проходил в Покровской церкви. Князь с супругой Ольгой стояли, окруженные брянскими боярами и приехавшими с ним еще в прошлом году знатными литовцами, и слушали проповедь брянского епископа Парфения. Целый год глава брянской епархии колебался: венчать или нет литовского князя! Не было согласия ордынского хана, молчал и митрополит московский «и всея Руси» Алексий. С Ордой было не все ясно. Кому следовало платить дань? За короткое время в Сарае сменилось несколько ханов. Только в прошлом году на сарайском троне побывало трое «царей»! Так, летом 1363 года в Сарай вошел некий Хайр-Пулад, приглашенный на правление частью недовольных ханом Мюридом сарайских мурз. Расправившись со своим предшественником, новый хан, перебил и его сторонников из татарской знати. При нем татары потеряли Подолию, потерпев поражение у Синих Вод (притоке Южного Буга) от войск Ольгерда Литовского. Слава Сарайской Орды, как доселе непобедимой, померкла. Продолжалась и междоусобная война. Затаившийся в ногайских степях Мамай вновь поднял
голову, совершил набег на Сарай и, разбив слабое войско Хайр-Пулада, занял ордынскую столицу. На ханском троне оказался его ставленник - хан Абдуллах. Однако и он долго не усидел «на царстве». Весной 1364 года из Синей Орды пришел новый потомок «Великого Предка»  - Пулад-ходжа с большим войском. Мамай со своим ставленником были вынуждены опять уходить в далекие степи Причерноморья. Летом же в Сарай, охваченный «лютым поветрием», ворвался очередной «законный царевич»  - Азиз-шейх - устранивший своего предшественника и занявший ханский трон. К тому времени страх перед ордынской силой почти исчез, и многие русские князья перестали ездить в Сарай с данью, не нуждаясь в ханских ярлыках. Азиз-шейх попытался исправить сложившееся положение дел, его посланники побывали в нескольких русских городах, но в Сарай за ярлыком для своего отца приехал лишь Василий Дмитриевич Суздальский. Сам же его отец - Дмитрий Константинович Нижегородский - не захотел ехать «к хилому царю», сославшись на болезнь. Князь Василий Дмитриевич привез с собой серебряные слитки - обычный ордынский «выход»  - и просил ярлык только на земли
отцовского удела. Довольный его покорностью и возмущенный поведением Дмитрия Московского, платившего дань Мамаеву ставленнику Абдуллаху, новый ордынский хан выдал ярлык на великое владимирское княжение Дмитрию Константиновичу и «наказал» князю Василию отвезти «грамотку» в Нижний Новгород. В начале зимы суздальский князь Василий прибыл к отцу «с царским пожалованием», но тот только посмеялся.  - Зачем мне эта липовая грамотка!  - сказал он.  - Завтра в Сарае объявится новый царь и даст грамотку кому-нибудь еще! Нет, пусть уж лучше Дмитрий Московский остается великим князем и отдувается за всю Русь перед царями или царевичами! Только жаль, что напрасно растратили серебро!
        Русские города, вошедшие в состав великого княжества Литовского, совсем прекратили уплату «выхода». И брянский князь Дмитрий Ольгердович не возил дань в Орду. Ушедший на службу в Москву князь Роман Михайлович оставил в казне половину серебра, за что новый брянский князь был ему благодарен.  - Это хорошо, что мы не пленили Романа Молодого! Батюшка непременно бы казнил его!  - говорил он брянским боярам.  - Я же совсем не хотел этого! Мы все, сыновья Ольгерда, знаем о храбрости и душевной доброте славного князя Романа!
        Дмитрий Ольгердович не помешал князю Роману Молодому уйти сначала из Брянска, а потом - из Коршева. Литовцы заняли Коршев, а, узнав, что князь Роман ушел из города по лесной дороге, не стали его преследовать.
        Литовский князь не захотел ничего менять в Брянске. Он сохранил боярский совет, «не обидев ни одного боярина», не покусился и на сложившиеся порядки. Кроме того, будучи православным христианином, он взял с собой в Брянск только единоверцев, русских и литовцев. С первых дней своего пребывания в городе Дмитрий Ольгердович показал себя «человеком истинной веры» и посещал «святой храм» даже чаще, чем его предшественник! Он ничем не обидел и нового владыку - ставленника Москвы - Парфения. Дмитрий Литовский спокойно управлял уделом и не просил брянского епископа о венчании! Владыка сам понимал, что для укрепления власти нового брянского князя следовало исполнить этот важный церковный обряд, однако был еще жив законный князь - Роман Молодой…Брянский епископ несколько раз посылал письма со своими людьми в Москву, прося митрополита Алексия разрешить ему «узаконить власть князя Дмитрия». Но митрополит не дал согласия и лишь посоветовал «набраться терпения и принять решение под свою ответственность».
        Такой ответ не устраивал епископа Парфения, но брянские бояре, постепенно привыкавшие к новому князю, единодушно высказывались за его венчание. К всеобщему удовольствию, брянский князь, не плативший Орде дань, постановил уменьшить вдвое подушную подать с городского населения.  - Пусть теперь выплачивают только одну куну от семьи!  - заявил он на боярском совете.
        Впервые брянский князь принял решение о смягчении налогового бремени! И это был умный поступок! Ведь простые брянцы уже давно не платили в казну «законную мзду». Хищнический промысел пушного зверя привел «к оскудению брянских лесов», и теперь лишь опытнейшие охотники, уходившие, порой, «в дремучие леса и далекие края», могли добывать ценные меха «в нужном числе». Лишь городские богачи могли платить прежние налоги. Бедняки же, внося в казну только «по одной куне», становились вечными должниками. Своим указом брянский князь освободил их от долгового гнета и облегчил работу своим сборщикам налогов. Такое решение хотел принять еще Роман Молодой, но не успел. А Дмитрий Ольгердович «показал добрую волю» и легко укрепил свою власть!
        В довершение ко всему, он, к удивлению епископа Парфения, проявил «любознание» к «древним преданиям о делах брянских князей». Дмитрий Ольгердович попросил владыку прислать к нему «городского летописца» и с удовольствием слушал «Божьего старца Митрофана», читавшего ему старинные свитки. Таким способом князь узнал о событиях, произошедших на брянской земле, о жизни местных князей, их достоинствах и ошибках, о мятежах «безумной черни» и победах «брянского воинства». Это помогло ему в дальнейшем управлять «доселе непокорным городом». Так, отправившись нынешним летом на охоту, князь столкнулся в лесу с группой брянских охотников, незаконно проникших в заповедный, княжеский лес. Как известно, князь Василий Смоленский самым жестоким образом расправился «с хищными злодеями» и нажил себе во всем городе врагов. Об этом летописец подробно сообщил в своем свитке. Зная об ошибке того князя, Дмитрий Ольгердович приказал своим людям задержать нарушителей, а когда перед ним предстали, гремя цепями, «лесные тати» и со слезами на глазах «повинились», он ограничился лишь только поучениями и строго предупредил их,
что «если они еще раз будут пойманы в княжеском заказнике, то пусть пеняют на себя». После этого князь приказал своим приставам «снять все цепи и колодки с глумных дурачков и отпустить их на все четыре стороны»! Такое великодушие нового брянского князя поразило не только простонародье, но и бояр. Поэтому епископ Парфений, считаясь с мнением своей паствы, решил не «затягивать с венчанием»…
        А во всем остальном Дмитрий Ольгердович мало чем отличался от своих предшественников. Он любил пиры и всевозможные застолья «с хмельными напитками», хотя никогда не напивался «до упада» и не терял голову, не отказывался и от «плотских утех». Ему пришлись по душе все прежние княжеские любовницы, но особенно понравилась ключница - красавица Шумка. Последняя повзрослела и стала еще красивей! В первый же день своего пребывания в Брянске он, увидев Шумку, не смог устоять перед ее чарами и «вечером познал красную девицу». Князь Дмитрий потом не раз вспоминал добрым словом своего предшественника, оставившего ему и банных девушек! Он полюбил «брянскую баню» и каждый раз вернувшись с охоты или «ратных учений» спешил «ладно попариться и предаться дивным утехам»!
        Супруга князя Ольга, дочь захудалого служилого русского князя, не ревновала своего мужа «к банным девицам». Она пережила не одно горе: все ее народившиеся дети скончались в младенчестве…Несмотря на молодость и красоту, княгиня часто болела и тяготилась близостью с мужем. Теперь же князь, увлекшийся красотками своего предшественника, «успокоил свою плоть» и освободил супругу от опостылевшей ей обязанности.
        Вот и стояла княгиня Ольга рядом со своим супругом перед епископом Парфением спокойная, умиротворенная.
        Князь тоже молчал, слушая владыку и размышляя про себя. Он очнулся от своих мыслей лишь в тот момент, когда церковный служка надел на его голову княжеский венец.  - Да благословит вас Господь на славное княжение!  - пропел звонким басом брянский епископ, осеняя княжескую чету большим золотым крестом.  - Славы вам, здоровья и долголетия!

        ГЛАВА 3
        БИТВА У ШИШЕВСКОГО ЛЕСА

        Князь Тит Мстиславович Козельский погонял своего коня: у него совсем не было времени на спокойную езду. Нужно было поспеть на помощь свату - великому князю Олегу Ивановичу Рязанскому. Ранней осенью 1365 года на его земли хлынули татарские орды мурзы Тагая. Олег Рязанский стал собирать все возможные силы для отпора сильному врагу. Раньше он не осмелился бы сопротивляться татарам. Обычно при нашествии татар рязанские князья либо отсиживались в столице своего княжества - Переяславле-Рязанском - прячась за его мощными дубовыми стенами и высылая к степным хищникам послов с выкупом, либо бежали в глухие окрестные леса. На этот раз князя Олега не было в Переяславле: известие о вторжении татар застало его у князя Владимира Ярославовича Пронского. Совещаться и рассуждать было уже некогда, и Олег послал к князю Титу людей с просьбой: «прибыть побыстрей к Пронску с дружиной и оказать помощь против неведомых татар».
        Тит Мстиславович поспешно собрал «конную рать» в пятьсот копий, взял с собой сыновей Федора, Ивана, зятя Олега Рязанского, женатого на его дочери Агриппине, и самого младшего Василия, родившегося совершенно неожиданно, когда его отцу уже было пятьдесят! Престарелый князь Тит впервые выехал на «ратное дело». Так уже получилось, что в молодые и зрелые годы он оказался под опекой своего племянника - Василия Пантелеевича Карачевского - и «просидел» в своем Козельске, не зная «бранной славы». Ему не хотелось, чтобы и его сыновья оказались в стороне от воинских подвигов.  - Пусть же мой Василий Зазрека,  - сказал он перед походом,  - примет участие в сражении и окропит свой меч горячей вражеской кровью!
        «Зазрекой» он называл своего младшего сына потому, что считал его позднее рождение делом совсем ненужным, «зазряшным», тем более что после его рождения княгиня, доселе крепкая, веселая, никогда не жаловавшаяся на свое здоровье, вдруг заболела, стала прямо на глазах таять и, наконец, скончалась, оставив супруга в неутешном горе.  - Эх, зазря я зачал этого Василия!  - сокрушался князь Тит весь остаток своей жизни.  - Мой младший сын принес жестокую беду!
        Князь же Василий, рослый двадцатичетырехлетний молодец, не знавший матери, был так похож на нее лицом, что седовласый князь Тит постоянно вздыхал, глядя на него и вспоминая любимую супругу. Однако, несмотря на это, он всегда помнил, чего стоило его рождение, и относился к сыну холодно. Вот и теперь, во время быстрой скачки, он косо поглядывал в сторону весело гарцевавшего рядом со своими молодыми дружинниками сына Василия.
        Путь козельских князей, пролегавший по хорошо известной им лесной дороге, был достаточно удобен и короток. Они срезали большой угол и приблизились к рязанской дороге. Тит Мстиславович ждал встречи со своим сыном Святославом Карачевским как раз перед выходом на большую дорогу. Вот почему он спешил. С утра до вечера козельцы скакали без остановки, пересаживались во время езды на свежих лошадей и к вечеру, наконец, достигли того места, где их должен был ждать Святослав Титович. Однако его не было. Раздраженный старый князь приказал сделать привал.  - Нет смысла идти к Рязани с малыми силами!  - сердито сказал он.  - Нынче старик быстрей молодца!
        Но конное войско карачевского князя Святослава пришло на пересечение дорог только к утру. Его самого не было с воинами.  - Наш могучий Святослав Титович сейчас очень занят, славный князь,  - сказал его воевода Добромир Голованович, возглавлявший рать.  - Он послал своих людей ко многим князьям, включая Дмитрия Ольгердовича Брянского, и ждет от них посланников в Карачеве! Но, чтобы тебя не томить, он прислал со мной отряд в шесть сотен копий!
        - Шесть сотен?  - улыбнулся сразу же успокоившийся Тит Козельский.  - Тогда ладно! Нам хватит этого числа, и мой славный сват, Олег Иваныч, будет доволен! А сам Святослав нам нынче не нужен. Зачем тащить с собой на войну всех сыновей? Еще неизвестно, как пойдет дело! Мне совсем не жалко себя, старого пня, но не хотелось бы смерти сыновей…И зачем он посылал своих людей в Брянск? Нужны ли мы тому литовцу, сыну Ольгерда? Хотя мы теперь родственники с Ольгердом через моего сына Святослава, и чем бес не шутит, может литовцы нам и помогут, если успеют к месту битвы…Вот если бы мой зять Роман Молодой удержал за собой Брянск, тогда бы это было верное дело! Однако же он проявил свой гордый нрав и не захотел покориться воле славного Ольгерда! И зачем он так поступил? Разве мир стоит не на покорности и хитрости? Уж сколько я сам претерпел обид от племянника Василия! Однако же пережил того злобного старика!
        И он махнул рукой, дав знак воинству собираться в путь.
        Еще с полдня его воины бороздили пыльную рязанскую дорогу, пока, наконец, им не встретились боевые союзники. О том, что ему навстречу идет Олег Рязанский, князь Тит узнал от вернувшейся разведки.  - Сюда идет сам великий князь с бесчисленной ратью!  - сказал любимый дружинник козельского князя Пенько, возглавлявший «сторожу». Он только что, за неделю до похода, похоронил своего отца, княжеского огнищанина Гордыню Остановича, но от участия «в брани» не отказался.
        - Тогда будем ждать!  - весело сказал Тит Мстиславович, подавая своим воинам знак становиться лагерем на ближайшем поле. Княжеские дружинники засуетились, слезая с коней и передавая их слугам. А к князю Титу подошли его сыновья и воеводы - Стешко Всеславович, сын козельского боярина Всеслава Тулевича и уже упомянутый Добромир Голованович. Слуги между тем принесли снятые с телег скамьи и кресло для старого князя. Но не успели князь и его воеводы усесться и начать «ратный совет», как повалила густая пыль, и на их стоянку ворвался рослый, одетый в боевую кольчугу и тяжелый железный шлем воин. Его большие голубые глаза, казалось, светились внутренним огнем, а короткая, но густая бородка, покрытая, то ли пылью, то ли сединой от пережитых страданий, встала дыбом.  - Зачем вы устроили отдых?!  - прокричал он, едва кивнув головой в знак приветствия князю Титу.  - У нас совсем нет времени: рядом татары! Подавай знак своим воинам!
        - Здравствуй, славный Олег Иваныч!  - вскричал Тит Мстиславович.  - Ты один или с другими князьями?
        - С князьями!  - быстро ответил великий рязанский князь.  - Со мной здесь Владимир Ярославич Пронский да Федор Глебыч Муромский. Мы все разом объединились против татар! Быстрей присоединяйся к нам! Тогда мы опередим сыроядцев! И если они не учуяли нас, мы дадим им бой у Шишевского леса! Скачите же!
        И он, развернув коня, скрылся в густых клубах пыли.
        - По коням!  - вскричал Тит Мстиславович, молодецки вскакивая в седло. Он дрожал от предвкушения предстоявшей битвы, но нисколько не боялся.  - Господи, помоги!  - бормотал он, мчась впереди своих дружинников.  - Хорошо бы одержать славную победу и оставить о себе, хоть на старости лет, добрую память!
        Тем временем, на берегу небольшой реки Войны войско трех русских князей столкнулось с татарской конницей. Мурза Тагай уже знал о близости русской рати и хорошо подготовился к сражению. Олег Рязанский напрасно пытался его опередить и глубоко заблуждался, что татары будут избегать сражения. Славный ордынский полководец Тагай, уже давно ушедший из Сарая и основавший собственное княжество в Наручади, неподалеку от русских земель, собрал под своей рукой лучших ордынских воинов, которым надоели вечные сарайские «замятни», и стал частенько тревожить русских, совершая набеги и беспощадно разоряя беззащитные города и веси. К нему, прославившемуся своими, приносившими «несметные богатства» походами, со всех сторон шли степные хищники, жаждавшие легкой добычи. Войско Тагая росло не по дням, а по часам, а когда достигло целого тумена, самоуверенный мурза решил напасть на столицу Рязанского княжества. И ему удалось неожиданным набегом сжечь и разграбить захваченный врасплох Переяславль-Рязанский. Теперь его войско, отягощенное добычей и длинной вереницей пленников - бесценного ясыря, приносившего самые большие
доходы - стояло и ждало русских, не собираясь расставаться со своей добычей.
        Татары знали о своем численном превосходстве и не сомневались, что Олег Рязанский не соберет даже равного им воинства - почти в десять тысяч человек. Так и было на самом деле. Однако татары забыли о другом - что русские воины не были грабителями, их не избаловала привольная жизнь степняков, они были истинными ратниками и сражались только с воинами, а не с женщинами и стариками! К тому же русские были озлоблены жестоким татарским набегом и, понимая, что в случае поражения им нечего ждать милости от победителей, отчаянно сражались.
        Князь Олег Рязанский и его люди только что, перед сражением с татарами, узнали о тяжелой судьбе Переяславля-Рязанского и рвались в битву. Они не стали дожидаться нападения татар и, имея вдвое меньше, чем у них, воинов, обрушились тремя отрядами на конницу Тагая. В центре шел большой, полностью конный, полк Олега Рязанского, слева от него - вполовину меньший - конный отряд Федора Глебовича Муромского, за которым следовала вооруженная длинными копьями пехота, справа - конный полк Владимира Ярославовича Пронского. С гиканьем и криками они устремились прямо в центр татарского войска, которое не дрогнуло. Татары были привычны к конным сражениям и рубились с русскими на равных. Сам Тагай, окруженный восхвалявшими его приближенными, стоял за спиной своих воинов на небольшом холме и руководил битвой. Увидев, как русские вгрызлись в самую середину его конницы, он радостно потер руки и сказал:  - Аман урусам! Они попали в полное окружение!
        Стоявшие рядом с ним льстецы радостно завопили:  - О, мудрейший из мудрых! О, величайший полководец! О, могучий хан, достойный славного Сарая!
        - Славного Сарая,  - мечтательно улыбнулся мурза Тагай, наслаждаясь грубой лестью.  - Теперь до него недалеко! Вот только порублю этих глупых коназов…
        Битва между тем все больше ожесточалась. Русские так озверели, что, забыв об опасности и побросав щиты, рубились изо всех сил! Особенно много хлопот доставляла татарам пехота Федора Муромского. Воспользовавшись тем, что шедшая впереди конница закрывала татарам видимость, русские пехотинцы, вытянув перед собой копья, подошли к врагам вплотную и в давке сумели перебить отборных воинов Тагая. Видя беду, угрожавшую его правому крылу, Тагай подал знак, и его большой, «запасный», отряд ринулся на русских пехотинцев.  - Аллах!  - вопили татары.  - Аман вам, урусы!
        - Слава Рязани! Слава могучему Олегу!  - кричали в ответ рязанские дружинники.
        - Слава Мурому! Смерть сыроядцам!  - доносилось из муромского полка. Воины же Владимира Пронского бились молча, но более успешно. В то же время муромцы, охваченные превосходящим их в численности врагом, только отбивались и теряли силы. Сами князья сражались с врагами в первых рядах и подавали своим воинам пример доблести. Вот рядом с рязанским князем Олегом двое татар напали на выскочившего вперед рязанского конника, который, размахивая над головой мечом, стал быстро уставать и, получив тяжелую рану в спину, потеснился назад.  - Не выдам тебя!  - вскрикнул Олег Иванович, и, взмахнув своим тяжелым мечом, не боясь рвавшихся к нему со всех сторон татар, сбил с коней преследователей своего дружинника.  - Отходи же, если ранен!  - прохрипел он истекавшему кровью воину, и тот, закрытый отважным князем от врагов, молча, едва держась за шею коня, отошел в тыл.
        Отчаянно сражался и рослый, превосходивший силой своих и татарских воинов Владимир Пронский. Его меч, обагренный кровью многих врагов, неутомимо поднимался и опускался. Князь же Федор Муромский, вытесненный своей «железной» пехотой, был вынужден отойти в тыл. Все его конные воины к тому времени уже были убиты или выбиты врагами из седел, и он один возвышался над дружиной на своем боевом коне.
        В самый разгар сражения подоспел Тит Козельский со своими воинами. Олег Рязанский уже устал их ждать, и все поглядывал назад, удивляясь, куда же козельцы подевались. В это время татары усилили натиск, и Олег Иванович подумал, что князь Тит струсил и позорно бежал.  - Эх, теперь мы все здесь «ляжем костьми»!  - сказал он сам себе сквозь зубы. Но в это время раздались зычные крики и из Шишевского леса прямо во фланг татарам ударили воины Тита Мстиславовича. Сам старый князь скакал позади двух полков - козельского и карачевского - вместе с сыновьями. Впереди их воинов мчались воеводы.  - Какой же хитрый этот Тит Козельский!  - с усмешкой бросил князь Олег.  - Надо же, пролез через лес и так ловко обманул сыроядцев! Ну, теперь держитесь, татары!
        С прибытием новых сил русские воодушевились и вновь пошли вперед. Врагам оставалось только отбиваться. Конечно, если бы они пустили во врагов тучу стрел, русским бы, оставшимся без щитов, не поздоровилось, но враги, попав в давку, все никак не могли начать стрельбу из луков.  - Так мы скорей перестреляем собственных людей!  - бормотал, скрипя зубами, мурза Тагай.
        Битва между тем стала еще более яростной. Русские сражались, как будто перед концом света. То тут, то там падали сраженные их мечами татары. Вопли умиравших и стенания истекавших кровью раненых заглушили даже стук и лязг мечей. Густо пахло кровью. В красном тумане, в поту и крови, русские медленно продвигались вперед, теряя людей. Но татар гибло больше!
        Мурза Тагай не верил своим глазам. Его превосходные, отборные воины пятились назад.  - Надо бы все же отогнать их стрелами!  - решился, наконец, он.  - Пусть погибнут и наши воины, но мы победим урусов!
        Вдруг раздался дикий вопль, и перед татарским полководцем рухнул, словно тяжелый мешок, его любимец - рослый, могучий телохранитель. Из груди убитого торчала красная оперенная стрела.
        - Опередили, хитрые урусы!  - вскричал Тагай, поворачивая коня.  - Теперь нам надо спасаться!
        И он поскакал, забыв обо всем: и о своем оставленном на поле боя воинстве, и о льстецах, падавших вокруг него с коней от русских стрел и, тем более, о богатстве и славе.
        Его войско недолго сопротивлялось после бегства своего полководца и под натиском неутомимых русских медленно поползло назад. Еще немного, и непобедимые доселе степные разбойники, развернувшись, показали врагу свои спины. Победа была полной!
        - Жаль, что мы не подготовились к лучному бою!  - пробормотал Олег Рязанский, в свое время давший приказ вести сражение вплотную и отказаться от луков.  - Тогда бы мы перебили всех сыроядцев! Однако чьи же воины так вовремя выпустили стрелы?!
        Он развернул своего коня и в полной тишине поскакал к стоявшему пешим, шагах в ста от него, князю Титу Козельскому, который, окруженный пешими же муромскими воинами, держался обеими руками за голову и громко, безутешно рыдал. К нему приблизился князь Федор Муромский с перевязанной рукой и, соскочив с коня, обнял его.
        Вся конница в это время была далеко: преследовала убегавших врагов. Князь Олег слез с коня и подошел к свояку.  - Что случилось?  - спросил он, недоуменно разводя руки.  - Мы же победили! Надо бы радоваться!
        Князь Тит Мстиславович оторвал руки от заплаканного лица и поднял голову.  - Я потерял сына в этой жестокой брани!  - сказал он хриплым скорбным голосом.  - Моего младшенького, Василия! Вот тебе и «Зазрека»! Сам Господь наказал меня за мой глупый язык!
        И он вновь отчаянно зарыдал.
        В это время со всех сторон сбежались освобожденные из татарского плена рязанцы.
        - Слава тебе, наш могучий князь!  - кричали они.  - Слава Олегу Иванычу!  - вторили им другие!
        Эти крики отвлекли князя Тита от глубокой скорби, и он замолчал, не желая позориться перед простонародьем.
        - Я скорблю о твоем горе, брат,  - громко сказал, заглушая крики славословия, великий князь рязанский,  - и чувствую себя твоим должником до «скончания веков»! Но кто же те славные и меткие лучники? Если бы не они, мы бы потеряли еще многих воинов! Ты не знаешь?
        - Там было два десятка этих лучников,  - тихо ответил безразличным голосом князь Тит.  - И у моих воинов были луки…Но татар поразили не они…Это были лучшие люди моего зятя - Романа Молодого - который служит славному Дмитрию Московскому!
        - Дмитрию?  - вздрогнул, словно ужаленный, услышав имя своего соперника, Олег Рязанский.  - Неужели, правда?
        - Правда, великий князь!  - громко сказали подскакавшие к князьям брянские дружинники Иван Будимирович и Вадим Жданович.  - Это славный Роман Михалыч прислал к вам на помощь нас, своих лучших стрелков! Будучи при дворе великого князя Дмитрия, он узнал, что на вас напали татары и сразу же отрядил нас сюда, чтобы мы выбили из седел самых сильных татарских воинов. Наш добровольческий отряд быстро устремился к рязанской дороге и у Шишевского леса натолкнулся на воинов Тита Мстиславича…Как видно, не зря!

        ГЛАВА 4
        ПОХОД К ВОЛГЕ

        Несмотря на декабрьский холод, трехтысячное московское войско шло на Нижний Новгород: восстанавливать в правах князя Дмитрия Константиновича Нижегородского. Сам великий князь Дмитрий Иванович решил оказать помощь своему вчерашнему сопернику. К полкам Дмитрия Константиновича он присовокупил свой Запасной полк, в состав которого входили две сотни брянцев во главе с князем Романом Молодым. Дмитрий Московский не неволил Романа Михайловича. Общую команду Запасным полком осуществлял его воевода, а бывшему брянскому князю было предложено лишь послать своих людей. Но князь Роман тогда сказал:  - Я хочу быть со своими людьми и разделить их судьбу. Пусть я погибну в жестокой брани, но свою честь не опозорю, а может, и сберегу людей!
        И он отправился в поход. Запасной полк сначала дошел до Суздаля, где московских воинов ожидал Дмитрий Нижегородский, а потом все вместе пошли к Волге.
        Почти все войско было конным. Лишь небольшой отряд из полутораста пехотинцев-копейщиков следовал на телегах. Для сидевших, накрытых попоной воинов, дорога была труднее, чем для конных: без движений им было холодно.
        Роман Михайлович ехал впереди войска рядом с Дмитрием Нижегородским - широкоплечим, светловолосым, немного угловатым мужчиной, уступавшим ему в росте, но навряд ли в силе. Князь Дмитрий Константинович ехал мрачный, насупив свои густые светлые брови и опустив вниз длинный, с горбинкой, нос. Он ни о чем не разговаривал и лишь думал грустную думу. Да и кто бы на его месте веселился? Ведь он вел войска на родного брата - князя Бориса! Последний занял Нижний Новгород и не собирался его уступать старшему брату!  - Зачем он начал тяжелую усобицу в столь трудное время?  - размышлял про себя Дмитрий Константинович.  - Ведь люди мрут от «злого поветрия»!
        В самом деле, «моровая язва», прокатившись по русским землям, нанесла немилосердный урон городам и весям! В конце прошлого года, 23 октября, в Москве, умер князь Иван Иванович, брат Дмитрия Московского. А с начала нынешнего, 1365 года, понесли потери «лучшие люди» во всех русских городах. В Ростове во время жестокого мора скончался князь Константин Васильевич с женой и детьми. Умер и владыка Петр, отпевавший несчастных. Особенно жестоко поразила зараза Тверь. Скончалась великая княгиня Анастасия Александровна, вслед за ней умерли княгиня Авдотья Константиновна и князь Симеон Константинович, завещав «отчины своего удела» князю Михаилу Александровичу. Казалось, болезнь пошла на спад, но вдруг последовали новые жертвы: заболела и скончалась княгиня Софья, жена Всеволода Холмского, извечного соперника великого тверского князя. Не отходивший от постели любимой женщины Всеволод Александрович, заразившись от нее, тоже вскоре умер. Затем скончались его брат Андрей Александрович с женой Евдокией, и, наконец, князь Владимир Александрович и «много бояр, княжеских слуг и богатых купцов». Что же касается
простонародья, то их, умерших бедняков, никто не считал. Поговаривали, что вымерло до трети Руси!
        В Москве мор прекратился несколько раньше, но люди, даже выжившие после тяжелой болезни, продолжали умирать! Особенно много вымерло в этот год пожилых людей и младенцев. А подвела итог страшному испытанию кончина великой княгини Александры Васильевны, матери Дмитрия Московского и дочери знаменитого тысяцкого Василия Васильевича Вельяминова. Прочная нить, связывавшая род бояр Вельяминовых с великим московским князем, оборвалась…
        «Моровая язва», казалось, ушла на русский север - поразила Торжок, Псков и достигла Великого Новгорода. Но рецидивы страшной болезни еще продолжали отзываться в других городах. Нелепая междоусобица между суздальско-нижегородскими князьями-братьями возникла после неожиданной смерти «от злого поветрия» их старшего брата, князя Андрея Константиновича, случившейся еще весной в Нижнем Новгороде, которым тот владел. «Кроткий» князь Андрей, сойдя в могилу «иноком в схиме», не оставил письменного завещания - «духовной грамоты»  - но он очень любил своего младшего брата Бориса, который также жил в Нижнем Новгороде, и тот, ссылаясь на посмертную волю старшего брата, якобы высказанную умиравшим на словах, занял город и объявил его своим уделом. Но поскольку завещания не было, следующий по старшинству после умершего брат, Дмитрий Константинович, ссылаясь на обычное право, выехал со своей матерью, «многими боярами» и суздальско-нижегородским епископом Алексием, чтобы принять «под свою руку» самый большой город отцовского удела.
        Однако Борис Константинович, не проявлявший раньше свой «злой нрав», не впустил старшего брата в Нижний Новгород! Он лишь прислал к нему человека, сообщившего от его имени, что «этот город, согласно воле старшего брата, законно принадлежит ему, и он не откроет ворот перед князем Дмитрием»! Пришлось униженному Дмитрию Константиновичу уезжать в свой Суздаль, «несолоно хлебавши»!
        Тем временем князь Борис Константинович отправил посольство с богатыми дарами в Сарай к хану Азизу. Последний был рад вмешаться в русские дела и перессорить между собой князей! Он немедленно выписал ярлык на владение Нижним Новгородом Борису Константиновичу и отправил туда своих послов Байрам-хожду, от своего имени, и Асана - от имени ханши. Затем сарайский хан вновь захотел отомстить Дмитрию Московскому и выдал в очередной раз князю Дмитрию Константиновичу ярлык на великое владимирское княжение, который повезли в Суздаль его сын Василий Дмитриевич и ханский посол Урусманды.
        Дмитрий Константинович опять не принял ханского «пожалования», «пожурил» сына за «неправильный поступок», а ханского посла, богато одарив, отослал в Сарай.
        А вот князь Борис Константинович не отказался от ярлыка на Нижний Новгород, благо, что сам на него напросился!
        Пришлось Дмитрию Константиновичу, исчерпавшему все родственные доводы, обратиться, после долгих колебаний, к своему прежнему сопернику - Дмитрию Ивановичу Московскому. Сначала великий московский князь хотел решить дело миром. Он послал своих людей в Нижний Новгород к князю Борису и предложил ему «поделиться с братом своей вотчиной». Но тот, приветливо приняв москвичей, наотрез отказался уступать!
        В дело вмешался сам митрополит Алексий и потребовал от своего тезки - суздальского и нижегородского владыки - повлиять на строптивца. Но последний в этом не преуспел и даже занял выжидательную позицию. Это возмутило митрополита, и он, собрав совет «знатных людей церкви», «отнял епископию» у владыки Алексия. Несчастный епископ, не ожидавший таких суровых мер, недолго прожил после ухода от духовных дел и скончался зимой этого же.
        Дмитрий же Московский, не желая междоусобицы, прибегнул к последнему средству - пригласил настоятеля Троицкого монастыря в Радонеже, известного христианского деятеля и чудотворца Сергия, и попросил его съездить в Нижний Новгород, чтобы уговорить вздорного князя Бориса «соблюдать закон и Божью волю».
        Сергий Радонежский немедленно выехал в Нижний. Здесь он долго беседовал с князем Борисом, убеждая его прекратить ненужную и опасную для Руси ссору с братом. Когда же тот не согласился «с праведными словами отца Сергия», ему было предложено поехать в Москву на совет к великому московскому и владимирскому князю Дмитрию Ивановичу. Но упрямый Борис Константинович не согласился и с этим! Тогда отец Сергий принял крайнее решение - «закрыть все церкви», а князя Борису пригрозил отлучением.
        В Нижнем Новгороде сложилась довольно тяжелая обстановка. С одной стороны, князь Борис, вопреки «закону» и здравому смыслу, не признавая советов великого князя владимирского и даже самой церкви, оставался при своем мнении. С другой же стороны, простонародье, лишившееся возможности посещать церкви, «возроптало». Постепенно от упрямого князя Бориса отошли и нижегородские бояре, пытавшиеся уговорить его уступить брату.
        Однако тот ни с кем не соглашался!
        Вот и пришлось князю Дмитрию Константиновичу прибегнуть к последнему доводу - военной силе.
        Пока войско готовилось к походу, на рязанские земли напали татары Тагая. Князь Роман Михайлович, узнав об этом, собрал своих воинов и послал к рязанскому князю Олегу два десятка своих «охочих людей». Слухи о разгроме Тагая дошли до Москвы, но брянские воины еще не вернулись назад, когда московское войско пошло на Нижний Новгород.
        Пришлось князю Роману искать замену своим двум десяткам отборных воинов и превосходных лучников. Благо, что у многих старых дружинников имелись уже взрослые сыновья. Но молодежь, конечно, не обладала опытом и навыками закаленных в боях ратников. Да и ответственность за их жизни ложилась на Романа Молодого. Вот и ехал он, смущенный и грустный. Он также не хотел, чтобы великий князь Дмитрий Иванович проведал о посылке брянского отряда в помощь Олегу Рязанскому, его сопернику. Москва ведь искони враждовала с Рязанью! Имелись у него и недоброжелатели среди московских бояр. Если бы они узнали о самовольном поступке служилого князя Романа, было бы трудно избежать неприятностей! Особенно радовались бы бояре из семьи покойного Алексея Босоволкова и их сторонники, ненавидевшие Брянск и брянцев…  - Этот Роман несет нам только горе!  - подзуживали они подчас в уши молодому Дмитрию Московскому. Однако тот до поры до времени не обращал внимания на их злые слова.  - А там еще неизвестно, как поведет себя великий князь!  - думал, покачиваясь в седле, Роман Молодой. Он тоже выглядел озабоченным и сердитым, под
стать Дмитрию Константиновичу. Так и ехали они молча, не глядя перед собой. Повалил густой, но сухой, «кусающийся» снег, стало совсем темно.
        - Придется ехать через сугробы!  - пробурчал очнувшийся от забытья князь Дмитрий Константинович и вытянулся в седле.  - Я видел во сне густой снег! Вот сон и сбылся! Не к добру это Господне знамение!
        - Снег во сне - не к горю!  - покачал головой князь Роман.  - Значит, твое дело - белое, справедливое! Не будет кровопролития, а твой брат попросит у тебя прощения!
        - Эх, брат,  - покачал головой, стряхивая с добротной медвежьей шубы снег, князь Дмитрий,  - твоими бы устами да мед пить! Эх, если бы так случилось!
        В это время вдруг послышался топот копыт, и к Дмитрию Константиновичу подскакали высланные вперед дозорные, пятеро вооруженных только луками всадников.
        - Славный и великий князь!  - кричал старший из них, и Роман Молодой, не видя их лиц, понял, что они - из войска суздальско-нижегородского князя - ибо москвичи признавали великим только своего Дмитрия Ивановича.  - Перед нами - городок Бережье! Там собралось множество людей!
        - Неужели вражеское войско?  - буркнул покрасневший от волнения князь Дмитрий.  - Значит, будем сражаться?
        - Я не увидел никаких воинов!  - громко сказал подъехавший еще ближе к своему князю ратник.  - Там собрались бояре со слугами и попы в ризах!
        - Неужели ты прав, славный Роман?  - осветился лицом князь Дмитрий.  - Тогда за мной - бочка «доброго грецкого вина»! Теперь я верю твоим словам!
        В самом деле, у Бережья стояли пешие, скорбно склонившие головы, нижегородские бояре со священниками и молча ждали грозное войско.
        - Прости нас, великий и мудрый князь!  - завопили из толпы, едва только князья Дмитрий и Роман приблизились к ним.  - Руби наши бестолковые головы!
        - Господи, помилуй!  - троекратно пропели священники, перебивая крики бояр.
        - Не бойтесь!  - крикнул Дмитрий Константинович.  - У меня нет желания кого-либо наказывать! Я только хочу увидеть своего любимого брата Бориса!
        Толпа расступилась. И перед подъехавшим вплотную к нижегородцам князем Дмитрием предстал исхудавший, почерневший от горя князь Борис.  - Прости меня, мой родной брат!  - заплакал он, срывая с головы теплую княжескую шапку.  - Я отказываюсь от княжения и впредь обещаю больше даже не помышлять об этом! Меня попутал лукавый!  - И он буквально «залился» слезами.
        - Я вижу, что должен тебе, Роман, бочонок доброго вина!  - повернулся к бывшему брянскому князю радостный, подобревший Дмитрий Константинович.  - Теперь я знаю, что твои слова обладают большим весом и глубоким смыслом! Слава Господу, что нам не пришлось проливать родную кровь и гневить всемогущего Бога!

        ГЛАВА 5
        КНЯЖЕСКИЙ СУД

        Дмитрий Ольгердович вернулся с охоты раздраженный: пошли на медведя, но добыли лишь сохатого. Вот уже который раз он выходил со своими людьми в заповедный лес, но все никак не удавалось встретить косолапого!  - У нас такие дикие леса, а зверя немного!  - сказал он на боярском совете, собранном для обсуждения денежных дел.  - Берлог в лесу - пропасть, а медведей нет! Куда они подевались?
        - Непонятно, княже!  - встал со своей скамьи огнищанин Улич Брежкович.  - Я знаю, что обычно медведи уходят оттуда весной, когда потеплеет, но чтобы они исчезли зимой? Я не могу объяснить такое!
        - Что же ты мне ничего об этом не говорил?!  - возмутился князь, глядя сердито на огнищанина.  - Если бы я знал, что их не бывает здесь в это время, я бы совсем не ходил на охоту!
        - Ты все равно не послушал бы меня, княже!  - пробормотал растерявшийся Улич Брежкович.  - У тебя было достаточно доброхотов, которые говорили об изобилии медведей! Что мой голос против них?
        - Это так!  - кивнул головой князь Дмитрий.  - Ты прав: много бояр расхваливали медвежью охоту! Да вот только…не было пользы от тех слов!
        - Да, весной на этого зверя не охотятся!  - добавил приободренный словами князя огнищанин.  - Разве хороша в это время медвежья шкура? Так себе, облезлая…Надо идти на медведя осенью или зимой!
        - Мы ходили и зимой!  - буркнул князь.  - Но без успеха!
        - Но ведь прежние брянские князья всегда добывали медведей!  - встал дородный широкоплечий боярин Воислав Борисович.  - Даже недолго правивший князь Роман Молодой часто охотился на косолапых и всегда возвращался с добычей! Однажды он добыл медведя даже весной! Это было совсем недавно!
        - В брянских лесах всегда водились медведи!  - вскочил со своей скамьи из середины светлицы седобородый боярин Ясеня Славкович.  - Вот прошлой зимой мои люди купили хорошую медвежью шкуру в купеческой лавке и сшили мне отменную шубу!
        - А может, та шуба - привозная?  - пробормотал князь.  - Разве здесь не торгуют купцы из чужих земель или далеких уделов?
        - Торговать-то торгуют,  - громко сказал вставший с первой скамьи боярин Сбыслав Михайлович, который обычно молчал на советах, но сейчас решил высказаться,  - однако я не помню случаев, чтобы к нам в Брянск привозили пушного зверя! И сам я не раз посылал своих людей в лавку именитого купца, Олдана Мордатича, за медвежьими шкурами! Нет сомнения, что те шкуры были добыты в наших брянских лесах! Значит, разбойные люди повадились ходить в княжеский лес и добывать медведей! Но ведь все мы знаем, что по древнему закону только князь имеет право убивать медведей! В противном случае, мы имеем дело с разбоями!
        - И я купил ту медвежью шкуру у Олдана!  - буркнул Ясеня Славкович.  - Значит, это дело нечисто!
        - Очень плохо!  - возмутился князь Дмитрий.  - Надо возродить прежний порядок и примерно наказать преступников!
        - Это все наш прежний князь Роман Молодой!  - промолвил Сбыслав Михайлович.  - Он был слишком добр к простонародью и не раз прощал разбойников! Вот и распустились воры и крамольники…
        - Нечего пенять на княжескую доброту!  - буркнул сидевший рядом с ним епископ Парфений.  - Княжеская доброта - не беда, а благо! Господь зачтет ему это!
        - Ну-ка же, мой славный мечник!  - поднял руку князь.  - Что ты на это скажешь?
        - Охо-хо,  - пробормотал вставший с первой скамьи седовласый Сотко Злоткович,  - старость - не радость! Если бы я знал тебя раньше, славный князь, я бы ни за что не отдал своего сына Роману Молодому, а мое сыскное место оставил бы наследнику…А теперь мои глаза и уши уже не те…
        - Да не жалуйся, Сотко!  - буркнул Ясеня Славкович, его сосед по скамье.  - Разве я моложе тебя? Но не плачу из-за глаз и ушей! Я знаю, что и у тебя еще достаточно силы! Ты же ведь сам, что не день, ходишь на Десну и тянешь тяжелую сеть! Будто у тебя нет слуг и холопов!
        - Ты еще здоров и силен, мой мудрый Сотко!  - усмехнулся князь.  - А если скучаешь по сыну, так пошли в Москву, к людям Романа, весточку и позови его сюда! Я всегда рад нужным людям и обязательно найду ему место при своем дворе. А тебе самому нечего ходить по столь серьезным делам. У тебя на это есть приставы, а если они не справятся с твоим поручением, скажи мне, и я дам тебе на помощь лучших воинов!
        - Благодарю, княже!  - ответил повеселевший, словно помолодевший мечник.  - Я сейчас же пойду к своим людям и пошлю их разбираться с «медвежьими делами»!
        - А когда выявишь всех татей и воров,  - сказал князь,  - тогда приходи сюда и расскажи нам о них.
        - Слушаюсь, славный князь!  - промолвил Сотко Злоткович и медленно, с достоинством, пошел к выходу.
        - А теперь перейдем к другим делам,  - князь поднял голову, устремив на бояр свои серые выразительные глаза.  - Надо поговорить о наших доходах!
        - Я поведаю об этом, княже,  - встал со скамьи огнищанин Улич Брежкович.  - Сейчас у нас все в порядке и собрано достаточно серебра!
        - А вы отвезли серебро моему батюшке, в могучую Литву? А если так, то откуда у вас запасы?  - удивился брянский князь.
        - На этот раз у нас были хорошие сборы от охотников!  - весело сказал огнищанин.  - Они поставили немало мехов. Отдали, без утайки, всю княжескую треть! А затем купцы приобрели нашу рухлядь по хорошей цене! Мы перестали хранить меха, чтобы не терпеть убытков от их порчи! Серебро все-таки надежней!
        И он стал долго и подробно рассказывать о денежных делах, прочих доходах и расходах.
        Бояре, убаюканные его монотонным отчетом, откровенно дремали.
        Вдруг с треском открылась входная дверь, и в светлицу вошел торжествующий княжеский мечник.  - Радуйся, княже, мы поймали лютого крамольника!  - громко и весело сказал он, перебив княжеского огнищанина.
        - Садись!  - махнул рукой огнищанину князь.  - Надо выслушать славного Сотко!
        Мечник приблизился к княжескому креслу и поведал о состоявшемся расследовании. Сразу же после распоряжения князя, он, взяв с собой пятерых приставов, выехал верхом к лавке купца, торговавшего мехами и шкурами. Сам пожилой купец Олдан Мордатович оказался на месте. Он позвал своего сына Добра и тот с уверенностью сообщил княжескому мечнику, что к ним каждый год поступают медвежьи шкуры «всегда от одного человека»! Сотко Злоткович был возмущен услышанным.  - Зачем вы поощряете преступления?!  - с гневом вопросил он.  - Разве вы не знаете, что медведь - княжеский зверь?! Разве простолюдин наделен правом добывать медведей? Теперь и князю незачем ходить на охоту! Вы потеряли всякий стыд! Немедленно назови мне имя преступника!
        Олдан Мордатович и его сын, выслушав княжеского мечника, перепугались.  - Но тот человек издавно приносил сюда медвежьи шкуры! Еще со времен прежних князей!  - пробормотал старый купец Олдан.  - И никто на это не обижался! А мы совсем не знали о таком запрете!
        - Неужели не знали?!  - поднял вверх кулак княжеский мечник.  - И теперь не будете знать?
        - Будем, будем, наш господин!  - прижал к груди руку старый купец.  - Я теперь ни за что не приму ни одной медвежьей шкуры!
        - Ладно,  - смягчился Сотко Злоткович,  - тогда назови мне имя того непутевого охотника!
        Седовласый купец долго колебался, бурчал, даже предлагал княжескому мечнику и его людям богатые подарки, но те только рассердились и пригрозили ему темницей.
        - Тогда тот хитрый купец был вынужден выдать нам злого крамольника!  - молвил, глядя прямо в глаза князя, довольный собой Сотко Злоткович.
        - Так кто же он?  - усмехнулся князь.  - Ты забыл сказать самое главное!
        - Это, батюшка, Вольга Соколич!  - громко сказал, подняв вверх руку, мечник.
        - Это же самый известный наш охотник!  - вскричал со своего места Улич Брежкович.  - Он поставляет в нашу казну немало куниц и белок! Этого человека не надо обижать!
        - Это еще почему?  - покачал головой князь.  - Если даже самый лучший охотник начал совершать преступления, он должен быть наказан! Его, видите ли, нельзя обижать! А вашего князя можно? Тебе следовало, мой добрый Сотко, задержать того Вольгу и притащить его на мой праведный суд!
        - Я так и сделал, могучий князь,  - улыбнулся княжеский мечник.  - Он пребывает здесь, в простенке, под охраной моих людей! Мы ждем твоего приказа!
        - Тогда ведите его сюда без лишних слов!  - обрадовался князь.  - Мы будем его судить!
        Два здоровенных пристава, одетых в серые домотканные рубахи и такие же штаны, поскрипывая новенькими короткими сапогами черного цвета, ввели в думную светлицу одетого в ярко-красную рубаху, синие татарские штаны и серые, судя по виду, новгородские, сапоги козловой кожи, рослого сорокалетнего мужика. Тот гордо нес свою кудрявую белокурую голову и смело смотрел перед собой пронзительными голубыми глазами. Его курносое лицо выражало крайнее изумление. Подведя преступника к князю, приставы, по знаку княжеской руки, отошли к двери, оставив свою жертву стоять прямо напротив князя, спиной к боярам. Княжеский мечник уселся на свою скамью.
        - Здравствуй, пресветлый князь!  - смело сказал Вольга и поясно поклонился князю. На бояр же и епископа он даже не обратил внимания.
        - А я пока воздержусь говорить о твоем здоровье!  - усмехнулся князь.  - Пока неизвестно, будешь ли ты еще жив! Я вижу, что тебе не занимать дерзости!
        - Ишь, какой стручок!  - проворчал Сотко Злоткович.  - Веди себя подобающе перед князем!
        Бояре возмущенно загудели.
        - Рассказывай, бесстыжий Вольга!  - привстал со своего «стола» князь.  - Почему ты убивал медведей в моем заповедном лесу? Ты не знаешь о моем княжеском праве?
        - Знаю, княже!  - спокойно ответил своим чистым звонким голосом охотник.  - Но я не добывал медведей в твоем заповедном лесу, а ходил дальше, за реку Болву!
        - Однако медвежьи берлоги заповедного леса совсем опустели!  - сказал, рассердившись, князь.  - Неужели все медведи ушли за Болву?
        - Может и так, князь батюшка!  - буркнул Вольга Соколович.  - Я не знаю об этом!
        - Ну, если не знаешь, значит, не хочешь говорить правду!  - зло рассмеялся князь.  - Ты же сам во всем признался! Ведь мое право на добычу медведя распространяется на весь удел! Значит, нельзя охотиться на княжеского зверя и за Болвой!
        - И кто тебе поверит, Вольга!  - вскричал, подскочив со своего места из середины светлицы, боярин Юрко Кручинович.  - Как же можно тащить медведя от самой Болвы? Да там же ручьи, болота и реки! Надо пройти и Десну! Какая же нужна для этого сила? Даже самому князю со многими людьми нелегко подогнать туда телеги! Нечего здесь врать!
        - А я не вру, славный боярин!  - ответил без тени смущения на лице подсудимый.  - Я снимаю с медведей только шкуры, а мясо оставляю в лесу - волкам на прокорм!
        - Тогда это - двойное зло!  - молвил, сдвинув брови, разгневанный князь Дмитрий.  - Такое вкусное мясо достается не нам, а диким зверям! Ты совершил тяжелые преступления! Поэтому я не могу тебя пощадить! Как мы его накажем, славные бояре?
        - За что, князь-батюшка?!  - вскрикнул, краснея лицом и падая на колени, незадачливый охотник.  - Вот уж я не думал о твоем наказании и ждал только похвалы! А тут, оказывается, жестокая кара! Пожалей меня, княже! Я буду всегда приносить тебе треть всех добытых мехов, без всякого обмана! Пожалей!
        - Надо бы бросить его в холодную темницу лет на пять!  - предложил Ясеня Славкович.  - Пусть бы отработал «в поте лица своего» за совершенные преступления!
        - А я думаю,  - буркнул Сотко Злоткович,  - что его следует предать смерти за нарушение княжеских прав!
        - Вот это правильно!  - улыбнулся Дмитрий Ольгердович.  - Надо бы прилюдно отсечь ему голову, на Красной площади!
        - Отсечь! Отсечь!  - одобрительно прогудели бояре.
        - О, пощади, славный князь!  - заплакал, катаясь по полу, напуганный мужик.  - Я не верю своим мерзким ушам: неужели это сон?!
        - Ишь, забздел!  - засмеялся Шумак Борилич.  - Надо было сразу молить князя о пощаде, а не гордиться своей мерзостью! Надо казнить негодяя, а его бесстыжую голову насадить на кол!
        - А может, отрезать ему дрын?  - предложил толстощекий добряк Олег Коротевич.  - И пусть себе живет без дрына!
        Все дружно рассмеялись, а епископ с укоризной покачал головой.  - Зачем вы говорите такие позорные вещи?  - громко возмутился он.  - Неужели вам не жалко жизни христианина? Пусть он злодей или бунтовщик, но судить его нужно по-христиански! В «Правде Ярослава» ничего не говорится о казни за медведя! Это - серьезная провинность, но не смута! И за это следует наказать его крупной пеней! Пусть покрывает княжеские убытки своим имуществом! Я предлагаю ему уплатить в казну гривну серебра!
        - Уплачу, уплачу, славный князь!  - взвизгнул от радости окаменевший от услышанного подсудимый.  - Назначь мне какую угодно виру, но сохрани мне жизнь и мой мерзкий уд!
        - Сколько ты истребил медведей, бесстыжий стручок?  - грозно вопросил князь.  - Только говори одну правду, если хочешь спасти свои жизнь и уд!
        - Я все скажу, княже,  - пролепетал напуганный до смерти охотник.  - Так, значит…десятка три…Да, не больше!
        - Три десятка?  - вновь нахмурился князь.  - А какова цена медведя, славные бояре?
        - С десяток морток!  - подскочил со скамьи княжеский огнищанин.  - Значит, за тех медведей следует положить…три сотни морток. А это - полторы новгородских гривны!
        - Маловато,  - сказал недовольный князь.  - К чему тогда этот суд?
        - По гривне за медведя!  - буркнул Сотко Злоткович.  - Мы все знаем, что если этот злодей зашиб медведя, то у медведицы не будет приплода! А если медведицу - так и совсем не станет зверя! Пусть расплачивается и за медвежьих детей! А это - три десятка гривен!
        - А может и за медвежьих внуков?  - рассмеялся епископ Парфений.  - Так можно добраться до небес и придумать непомерную мзду! Но такова душа настоящего мечника: он хочет наибольшей кары! Однако истинный христианин милосерден! Поэтому, княже, слушай свое доброе сердце и не принимай жестоких советов!
        - Ты прав, святой отец,  - сердито пробормотал князь. Ему не понравились слова жалости к подсудимому, высказанные брянским епископом.  - Тогда придется простить этого злодея за…пятнадцать гривен!
        - Пятнадцать гривне?!  - вскричал, вставая на колени, несчастный охотник.  - Где же я найду столько серебра?
        - А ты поищи и найдешь!  - буркнул Сотко Злоткович.  - Лучше подумай о княжеской доброте! Неужели твои жизнь и дрын не стоят пятнадцати гривен?
        - А пока он полностью не расплатится с моей казной,  - решительно произнес Дмитрий Ольгердович,  - пусть посидит в холодной темнице и поработает на славу нашего удела!
        - Благодарю тебя, мудрый князь!  - заплакал охотник Вольга.  - Я быстро расплачусь с твоей казной!
        - Вот так, мои славные бояре!  - молвил, придя в хорошее расположение духа, князь, как только злополучного охотника увели.  - Надо всегда думать, в первую очередь, как добыть нужное серебро! И неплохо бы еще поймать каких-нибудь злодеев! Тогда наша казна вовек не оскудеет!

        ГЛАВА 6
        НОВГОРОДСКОЕ «ОЗОРСТВО»

        Князь Роман Михайлович спешил. По сведениям, поступившим от новгородцев, «злые ушкуйники» засели в Вологде. Поэтому князь, не делая остановок, гнал свою конницу, надеясь захватить разбойников врасплох. Начало зимы 1366 года не было суровым: сильные морозы ноября сменились частыми снегами и потеплело. Дорога, утрамбованная купеческими караванами, несмотря на мокрый снег, не препятствовала быстрому передвижению войска. За князем мчались все его дружинники - отряд из двухсот копий. Сам Роман Михайлович думал только об одном: выполнить приказ великого князя Дмитрия Московского и покарать злодеев. Он всматривался в даль, но сквозь снег видел только дорогу и торчавшие по обеим ее сторонам большие стога сена.
        - Какая здесь благодатная земля!  - думал князь.  - У нас, в Московии, была такая жара, что выгорела вся трава и не уродились хлеба - значит, быть голоду! А тут - такие большие стога! Земля Дмитрия не получила Божьего благословения, и вот опять пришел жестокий мор на головы черного люда!
        Князь вспоминал, как опять его отряды метались по всей Москве, обеспечивая порядок и ограждая богачей от бунта голодной и больной черни.  - Вот какая скверная служба!  - рассуждал он про себя.  - Когда-то нам обещали все земные блага…А на деле приходится платить за свою жизнь в Москве такую высокую цену! Даже татары живут там припеваючи! Я увидел такие чудеса! Вот хотя бы взять бывшего царского советника Тютчи! Какое у него богатое подворье! А ведь он - бусурманин! Мне говорили, что он потерял во время поветрия почти всех детей, кроме сына. И вот его сын перешел в нашу православную веру, приняв русское имя - Захарий…Они живут во славе и почете, а не так, как я, «на побегушках»! Кому теперь нужен брянский князь, потерявший удел и власть? У меня начинает иссякать привезенное с собой серебро…А доходов от московской службы хватает только на пропитание…Мне советовали друзья-бояре и молодой князь Владимир Андреич, двоюродный брат великого князя, чтобы я прошелся по новгородской земле как грабитель, нахватав серебра и пожитков…Однако я не ночной разбойник, чтобы грабить земли русских людей, даже,
несмотря на то, что новгородцы серьезно провинились перед великим князем!
        А случилось следующее. Ватаги воинственной молодежи из Великого Новгорода совершили весной набег на Нижний Новгород. Две сотни «ушкуев», или небольших быстроходных парусно-гребных судов, спустились по Волге с целью грабежа «всяких бусурманов» и в этом преуспели. Новгородская вольница испокон веку совершала походы на земли соседних племен, грабила их, захватывала пленников. Но со временем племена научились защищаться, разбойники несли большие потери, гибли, а добыча не всегда окупала их набеги. По рассказам же новгородских купцов, ездивших по всему свету, «в поволжских городах скопились несметные богатства, а местные рынки ломились от золота и серебра»! Однако эти города относились к удельным русским землям, и совершать на них набеги было запрещено! Ведь «по закону» они пребывали под покровительством великого князя. Но «ушкуйники» не хотели отказаться от легкой добычи! Они решили «пограбить только нечестивых бусурман, но русских людей не трогать». В Нижнем Новгороде даже не подозревали о такой дерзости! Да и кто мог подумать, что свои, русские люди, нападут на богатый русский город? Поэтому в один
прекрасный солнечный день новгородские разбойники беспрепятственно ворвались в Нижний и нещадно разграбили его знаменитый рынок! Вначале они «избили множество татар и армян, татарских купцов, их жен и детей, разграбили все имущество несчастных и предали огню их жилища». Но когда началась паника, и чужеземные купцы «смешались» с русскими, разбойники, не разбирая, где свои, а где чужие, учинили настоящий погром! Захватив «несметные богатства» и оставив от некогда цветущего рынка лишь «серый пепел» и трупы невинных людей, «злые ушкуйники» ушли на Каму, «в болгарскую землю» где продолжали разбой.
        Князь Дмитрий Константинович Нижегородский в это время был в отъезде. Когда же он узнал о разорении своего богатого рынка, его охватил страшный гнев.  - Мы потеряли большие доходы на долгие годы!  - возмутился он и направил своих людей к великому князю Дмитрию Московскому с жалобой на Великий Новгород и требованием «сурово наказать преступных новгородцев»! Дмитрий Иванович, получив это послание, был сильно раздражен. Он прекрасно знал, что «нижегородское серебро», поступавшее в Москву для выплаты ордынского «выхода» и частично оседавшее в московской казне, во многом зависело от знаменитого нижегородского рынка, разрушение которого приносило убытки и Москве! Но это было еще не все! Пока боярский совет во главе с великим московским князем обсуждал случившуюся беду, пришло новое неприятное известие. И опять отличились новгородцы! Их «молодые дворянчики», Осип Валфромеевич, Василий Федорович и Александр Аввакумович, собрав большое войско, напали на соседей. Они возвратились в Великий Новгород с телегами, переполненными награбленным добром, как раз в то время, когда туда прибыл московский посланец с
«гневной грамотой» к новгородским боярам. Увидев собственными глазами торжественную встречу новгородцами разбойников, он немедленно покинул «бесстыжий город». Великий московский князь и его бояре, услышав из уст очевидца о произошедшем, пришли в ярость.  - У нас и без того тяжелая жизнь - засуха, голод и мор!  - говорили бояре.  - А теперь придется ждать «татарского гнева на наши головы»!
        Всем было ясно, что «новгородские злодеяния» чреваты осложнениями с Ордой!
        Поэтому, несмотря на то, что из Великого Новгорода в Москву поспешно прибыли боярские посланники с богатыми дарами, извещавшие великого князя, что «злые ушкуйники и молодые дворянчики совершили преступления по собственной воле, а не по вине властей», Дмитрий Московский, с одобрения бояр, объявил о расторжении мира с Великим Новгородом. А их посланцам он сказал, что простит новгородцев только тогда, когда они выплатят огромный выкуп за ущерб, нанесенный Нижнему Новгороду и Орде, и выдадут «лихих злодеев». Пока же новгородские люди возвращались домой, Дмитрий Иванович, получив сведения о том, что «злые ушкуйники» обосновались в Торжке, приказал своим людям выехать поскорей туда, «чтобы поймать лютых крамольников». Один из отрядов возглавил князь Роман Брянский. Но когда московское войско прибыло в Торжок, оказалось, что разбойники ушли в Вологду. Тогда князь Роман, посоветовавшись со своими «лучшими людьми», оставил большую часть «московской рати»  - «отдыхать от трудной дороги»  - и, взяв с собой только брянскую конницу, устремился в погоню за грабителями.  - Я знаю, Роман, о быстроте и боевых
навыках твоих людей,  - сказал ему великий князь Дмитрий Иванович перед отъездом,  - и поэтому не сомневаюсь, что ты покараешь новгородских злодеев! Не жалей их! А если встретишь по дороге богатых новгородских купцов или бояр, сразу же бери их в плен, как заложников, и привози в Москву!
        - Мы не нашли знатных новгородцев в Торжке и, может, поймаем их в Вологде?  - подумал князь, поднял голову и увидел скакавших ему навстречу воинов.  - Вот возвращается моя застава!  - покачал он головой.  - Неужели мы напрасно спешили?
        Высланная вперед разведка подтвердила мысли князя.  - В том городе нет ушкуйников, княже!  - доложил его старший дружинник Иван Будимирович, возглавлявший «сторожу». Князь Роман поднял руку, дав знак своим воинам остановиться, и с гордостью посмотрел на своего ратника. Маленький брянский отряд вернулся в Москву из рязанского похода «с великой славой»! Иван Будимирович и Вадим Жданович привезли с собой целый воз «татарского серебра» и красивых пленниц. Третья часть добытых брянскими лучниками богатств досталась князю Роману, а четырех самых «приятных видом и богатых телами» девушек, выбранных из «татарского полона» князем, он определил в свою баню в качестве «душевной услады».
        Роман Михайлович никому не рассказывал о походе своего отряда на помощь Олегу Рязанскому. К его радости, и великий князь Дмитрий ничего об этом не знал. Хотя, согласно обычаям, служилый князь имел право поступать со своими людьми так, как ему было угодно! К тому же, Дмитрий Московский «увяз в свадебных делах», сватаясь к дочери Дмитрия Константиновича Нижегородского, поэтому его не интересовали всевозможные слухи и толки.
        - Что же будем делать, княже?  - громко сказал Иван Будимирович, выводя князя из раздумья.  - Может, поедем назад?
        - Поедем?  - покачал головой Роман Михайлович.  - Зачем же мы тогда спешили и тратили свои силы? Там не было богатых купцов?
        - Не знаю,  - пробормотал Иван Будимирович.  - Может, Вадим увидел там кого-нибудь…
        - Увидел, княже!  - весело молвил его товарищ, Вадим Жданович, сидевший рядом в седле рыжего стройного коня.  - Там, в гостевом доме, засели боярин Василий Данилыч с сыном Иваном и челядью…Я даже успел с ними поговорить…
        - Так!  - улыбнулся князь Роман.  - Значит, мы не зря сюда прискакали! Надо захватить этого боярина Василия Данилыча с его людьми! Тогда мы хоть как-то выполним приказ великого князя! А там - помоги нам, Господь!
        И летучий конный отряд Романа Брянского продолжил свой путь, приближаясь к Вологде.

        ГЛАВА 7
        СВАДЬБА В КОЛОМНЕ

        Морозным январским днем в Коломне игралась свадьба. Московские князья часто здесь женились, и поэтому москвичи называли Коломну «венчальным княжеским городом». Обычно свадебный стол возглавляли родители молодоженов, но здесь женился сам великий князь! Да и родители его к этому времени скончались. Поэтому во главе стола сидел шестнадцатилетний Дмитрий Иванович Московский со своей невестой - белокурой красавицей Евдокией, дочерью князя Дмитрия Константиновича Нижегородского. Стол был один, но длинный, за ним сидели, с одной стороны - по правую руку великого князя - митрополит Алексий, за ним - великий тверской князь Василий Михайлович, князья Федор Романович Белозерский, Василий Васильевич Ярославский, Андрей Федорович Стародубский, Василий Константинович Ростовский, Борис Константинович Городецкий, Владимир Андреевич, двоюродный брат великого князя, Иван Симеонович Новосильский, Иван Константинович Тарусский и Роман Михайлович Молодой; с другой стороны - по левую руку невесты - ее отец, великий суздальский и нижегородский князь Дмитрий Константинович, за ним - его сыновья Василий, Симеон и старые
московские бояре. В соседней же - самой большой боярской палате княжеского терема - за двумя длинными столами восседали с обеих сторон молодые московские бояре, бояре удельных князей, епископы, сумевшие приехать на свадьбу, и московские священники.
        Лучшие воины князя Дмитрия и удельных князей расположились еще в одной палате терема, примыкавшей к боярской.
        Жених и невеста были одеты в довольно скромные для их положения, белые, расшитые алыми цветами одежды, без золота, серебра и драгоценных камней. Только легкая шапка великого князя да венец княжны Евдокии блистали мелкими алмазами. Рослый не по годам Дмитрий Иванович с едва пробивавшимися усами и бородкой выглядел совсем ребенком на фоне мужественных князей и знати. Он с обожанием смотрел на свою невесту и молча улыбался. Его брак с Евдокией Дмитриевной во многом был устроен митрополитом Алексием и московскими боярами. Согласие великого князя на этот брак рассматривалось ими как жертва молодого государя своему княжеству: ведь благодаря ему произошло окончательное примирение Москвы и Нижнего Новгорода! С другой же стороны, поведение великого князя Дмитрия Московского расценивалось как его покладистость, признание им воли митрополита и старейших бояр.
        Однако великий князь Дмитрий Иванович считал свой брак удачным: четырнадцатилетняя розовощекая и голубоглазая красавица Евдокия пришлась ему по душе! У молодого великого князя было немало забот. В эту зиму он с двоюродным братом Владимиром Андреевичем начали великое дело - строительство белокаменного Кремля. Многочисленные чернорабочие везли со всех сторон важный строительный материал - «дикий камень». Замысел Дмитрия Московского сводился к созданию вокруг Москвы «неприступного города» перед возможным столкновением с Ордой и Литвой. Отношения с татарами обострились после прошлогоднего вторжения новгородских разбойников в Нижний Новгород и убийства «бусурманских купцов».
        Привезенные Романом Брянским и московскими воеводами пленники - новгородский боярин Василий Данилович с сыном Иваном - были брошены в московскую темницу и содержались там как заложники. В Великом Новгороде царила «превеликая тревога». С одной стороны, тамошние бояре не считали себя виновными в набегах новгородских ушкуйников и «мелких дворянчиков», потому как сами не могли с ними справиться. Но с другой стороны, «злодеи» ведь были новгородцами, и власти несли ответственность за их действия! Конечно, проще было бы захватить всех преступников и выдать их Москве, чтобы те ответили за злодейства «своими головами», но среди зачинщиков набегов были прямые родственники новгородских бояр…Вот и не спешил Великий Новгород с ответом на великокняжеский гнев.
        Свадебный пир вел отец невесты - Дмитрий Константинович. После того как митрополит благословил свадебный стол и произнес напутственные слова молодым, нижегородский князь взял бразды правления в свои руки и время от времени провозглашал тосты за здоровье молодых. Помимо этого, он приглашал сидевших напротив него удельных князей высказаться в адрес жениха и невесты. Великокняжеский тесть был доволен: пусть он не великий владимирский князь, но зато - его зять!  - Нам лучше быть друзьями до самой смерти!  - думал он.  - Я и без того - великий князь, хоть и нижегородский!
        Когда московские бояре пришли свататься к его дочери, он сразу же подумал, что к нему пришла неожиданная удача! Вот почему он выглядел таким радостным на свадебном пиру.
        Наиболее яркую речь произнес великий тверской князь Василий Михайлович. Благодарный за то, что Дмитрий Московский поддержал его в споре с племянником Михаилом Александровичем из-за удела умершего князя Симеона Константиновича, он разливался соловьем!  - Счастья вам да удачи, славный Дмитрий Иваныч и раскрасавица Евдокия Дмитривна!  - говорил он.  - Вы так хороши и любимы всеми русскими князьями! Желаю вам согласия, любви и доброго потомства! Вот вам мои подарки!  - он нагнулся и достал рукой из-под скамьи небольшой сундучок.  - Это - невесте: золотой браслет с крупным измарагдом и шемаханское серебряное зеркало!  - молвил он, улыбаясь.  - А это - тебе, знатный жених: большая золотая цепь с иконкой святого Николая!
        Прочие князья поочередно вставали, произносили речи и дарили молодым подарки.
        Князь Роман Брянский сидел за столом с непроницаемым лицом, едва сдерживая обиду. Его людей, в отличие от людей других князей, даже не пригласили на свадебный пир! Да и самого князя посадили на дальнее место, за новосильским и тарусским князьями! Великий князь Дмитрий Иванович был очень недоволен действиями своего войска и князя Романа Молодого в новгородской земле.  - Вы не смогли поймать бесстыжих разбойников!  - возмущался он, когда те вернулись в Москву.  - А новгородский боярин не заменит нам их!
        - Вот тебе и московская служба!  - с горечью думал князь Роман.  - Никому ты не нужен, если не имеешь своего удела!  - Он вспомнил, как совсем недавно к нему прибыл посланец брянского князя Дмитрия Ольгердовича с приглашением приехать в Брянск.  - Наш славный князь протягивает тебе руку дружбы,  - сказал гонец.  - Ты - всегда желанный гость в нашем городе!
        - «Гость»,  - пробормотал про себя, сидя за свадебным столом, князь Роман,  - и еще в собственном городе! Это - просто насмешка!
        На самом же деле литовский посланец привез письмо брянскому боярину Белюте Сотковичу от отца, мечника брянского князя, с просьбой проведать его. Белюта, отпросившись у князя Романа, вскоре уехал в Брянск.
        - Еще неизвестно, вернется ли назад мой Белюта,  - подумал князь и почувствовал, как его левой руки коснулся Иван Тарусский.  - Смотри, брат, на тестя великого князя! Он машет тебе рукой!  - прошептал тот.
        Роман Михайлович очнулся от раздумий и, глянув перед собой, понял, что наступила его очередь произносить славословия. Он встал, с усилием улыбнулся и сказал:  - Я желаю молодым долгих лет, счастья и всяческих благ! Чтобы у вас были здоровые и сильные дети, а между вами - мир и согласие!  - Он пригнулся и достал из-под скамьи длинный татарский меч в серебряных, золоченых ножнах с золотой рукоятью, усыпанной драгоценными камнями.  - Это - великому князю!  - молвил он, передавая подарок, добытый его людьми в сражении с татарским мурзой Тагаем, через сидевших за столом князей. Все они с восхищением рассматривали бесценную вещь. Наконец, меч достиг великого князя-жениха и тот даже привстал, любуясь им.  - Вот это - подарок!  - сказал он, улыбаясь и вытаскивая из ножен голубой стальной клинок - Благодарю тебя, славный Роман! Какая красота! Ты так мне угодил, что я буду помнить это всю свою жизнь!
        Князья с завистью посмотрели на бывшего брянского князя.
        - А это - золотые серьги с волшебными лалами!  - произнес, волнуясь, князь Роман и передал соседу блеснувшие при ярком свете свечей крупные золотые пластинки с рубинами.  - Пусть же красавица-невеста носит их на радость и счастье!

        ГЛАВА 8
        СМУТА В ТВЕРСКОЙ ЗЕМЛЕ

        - Помоги мне, славный великий князь,  - писал Василий Михайлович Тверской, склонившись над столом в маленькой клетушке своего небогатого терема в Кашине,  - и вызволи из плена мою несчастную супругу! У меня совсем нет сил из-за старости, чтобы воевать со своим племянником!  - Он выпрямился и, глядя на свет мигавшей на столе большой восковой свечи, задумался.
        К зиме 1367 года престарелый князь, в который раз оказался в своей родовой вотчине - Кашине, потеряв свой стольный город Тверь, занятый его племянником Михаилом Александровичем Тверским. Опять начался извечный спор дяди с очередным племянником!
        Прежним соперником великого князя Василия был Всеволод Александрович Холмский, умерший во время «морового поветрия». Он до конца своей жизни боролся с дядей за Тверь и считался его злейшим врагом. Казалось, со смертью этого князя наступит мир и покой на тверской земле. Однако на смену умершему врагу Василия Михайловича пришел другой - уцелевший во время эпидемии младший брат князя Всеволода Михаил.
        Последний, получив по завещанию от умершего князя Симеона Константиновича его удел, настолько усилился, что стал угрожать власти своего дяди Василия Михайловича. Тот обратился к тверскому епископу Василию с просьбой осудить завещание Симеона Константиновича, как незаконное, ибо оно не было согласовано с ним, великим тверским князем.
        Но епископ Василий ничего не сделал для того, чтобы «смирить гордыню презлого Михаила» и только слегка пожурил его, «оправил», как говорили тогда в Твери.
        Великий князь Василий Михайлович не стал тогда обострять отношения с племянником, надеясь, что тот образумится. Он спокойно уехал с ордынским «выходом» в Сарай, полагая, что очередной ярлык тамошнего хана укрепит его положение. Но в Орде вновь начались неурядицы. Не успел он приехать в Сарай, как там состоялся очередной дворцовый переворот, и хан Азиз-шейх был убит. Погибший ордынский повелитель и без того непрочно сидел на своем троне, но убаюканный тем, что уже почти три года удерживал власть, повел себя независимо по отношению к сарайской знати и попытался возродить старые традиции могучих ханов, перед которыми трепетали подданные. Он мог позволить себе насмешки над мурзами, не прислушивался к советам мулл и имама, а тех придворных, которые, несмотря на привычное раболепие перед властью, осмеливались ему возражать, он изгонял, лишал имущества и даже отнимал у них жен! Грубость и жестокость Азиз-шейха не укрепили его положение. Одни сарайские мурзы бежали в далекие степи под руку великого временщика Мамая, только и ждавшего очередной «замятни» в Сарае, другие ушли «в Булгары», обосновавшись там
и устраивая набеги на русские земли, самые же влиятельные представители знати, ропща и негодуя, объединившись против неугодного им хана, готовили заговор. Чашу терпения татарских мурз переполнила расправа хана Азиза над известным мурзой Булак-Темиром. Незадачливый мурза совершил поход на земли великого князя Дмитрия Константиновича Нижегородского и безжалостно выжег села и волости его брата князя Бориса. Но нижегородцы не испугались многочисленного татарского войска. Сам Дмитрий Константинович вместе с братом Борисом и уже взрослыми детьми, собрав «великую рать», двинулся навстречу врагу. Мурза Булак-Темир не решился сразу вступить в бой и отошел к реке Пьяне. Там русские князья, разгневанные жестоким вражеским набегом и «безжалостным разорением», встретили татар и в недолгом сражении разгромили их, «истоптав в реке Пьяне», после чего начали преследование, перебив большую часть «злых бусурман». Мурза Булак-Темир «с превеликим бесчестием» и маленьким отрядом вернулся в Сарай. Однако здесь он не только не получил ханской поддержки, но был схвачен воинами Азиз-шейха, обвинен в «самовольном походе на
покорных доселе урусов» и безжалостно казнен.
        Убийство Булак-Темира всколыхнуло Сарай. Разгневанные мурзы послали своих людей в далекие степи и пригласили «на ханский трон» очередного потомка «Великого Предка», Пулад-Тимура, который, придя со своим войском, успешно расправился с незадачливым предшественником. Голова Азиз-шейха была выставлена на всеобщее обозрение, и Василий Михайлович Тверской имел возможность самолично видеть, как татары плевались в сторону оскаленного, с выклеванными воронами глазами, окровавленного черепа, торчавшего на длинном шесте посреди торговой площади.
        Новый хан неприветливо принял Василия Тверского в своем дворце.  - Нам очень кстати твое серебро, бестолковый урус!  - сказал он князю, стоявшему на коленях перед его золотым троном.  - За это тебе - рахмат! Однако ты должен принести еще! Я думаю, что здесь только половина законного «выхода»…
        Василий Михайлович вздрогнул и поднял голову. На него смотрел красивый седовласый татарин, одетый в шелковый желтый халат, такого же цвета штаны из плотной, но, судя по виду, мягкой ткани, желтые же, обшитые шелком туфли с загнутыми носками, с небольшой белой чалмой на голове. На драгоценном поясе нового хана, сверкавшем алмазами и рубинами, висел длинный кривой меч в золотых ножнах с рукоятью, мерцавшей блеском драгоценных камней от многих свечей, горевших во дворце.
        - У меня больше нет серебра, мудрый государь,  - пробормотал князь Василий.  - Мы обшарили все сусеки, чтобы собрать тебе законный «выход»!
        - Неужели ты не видел башку глупого Азиза?  - усмехнулся хан, покрутив указательным пальцем руки свои изящные седоватые усы и взяв в пригоршню небольшую, но густую, черную, с проседью, бороду.  - Ты хочешь, чтобы я отправил на кол и твою башку?
        - Спаси, Господи!  - прохрипел напуганный князь, глядя в сузившиеся от гнева зрачки темно-карих ханских глаз.  - Тогда я пошлю людей в Тверь и поищу серебро! Пощади меня, могучий государь! Дай мне время! Я не могу все сделать сразу! Надо, чтобы мои люди отыскали серебро и прислали сюда…
        - Тогда посиди в Сарае, глупый коназ!  - сказал хан, приходя в хорошее расположение духа. Его тонкие брови, согнувшиеся дугой во время приступа ярости, вновь распрямились, и на округлом лице уже познавшего тяжесть жизни сорокалетнего воина появился румянец.  - Иди в свою юрту!  - сказал он своим грозным, но уже спокойным голосом, тряхнув головой.  - И сегодня же посылай своих людей за серебром! Да не забудь: серебра должно быть не меньше, чем сейчас!
        Увидев судорожное движение хана, князь Василий поспешно вскочил и, пятясь, потащился к двери.  - Вот какая беда!  - думал он, выходя на воздух.  - У нас теперь - жестокий царь! Весь дергается, трясет головой! А его шея - покрыта глубокими шрамами! Спаси нас, Господь, от такого злодея!
        В тот же день князь Василий послал половину своих воинов и бояр добывать серебро в тверском уделе. В результате дополнительных поборов «тишайший» князь Василий стал в глазах простых тверичей и даже тверских князей, владевших землями в княжестве, «негодным и жадным правителем». Во время его отсутствия в Твери произошли беспорядки, и город был занят племянником - князем Михаилом Александровичем.
        Сам великий тверской князь ничего знал о случившемся и мучительно долго отсиживался в сарайской гостевой юрте.
        В конце лета в Сарае вновь произошли перемены. На сей раз в ордынскую столицу явился некий царевич Джанибек, а голова хана Пулад-Тимура, не понравившегося татарской знати, угодила на опустевший к тому времени кол на торговой площади.
        - Вот и погиб из-за своего вздорного нрава,  - размышлял князь Василий Тверской, глядя на искаженное предсмертной мукой ханское лицо с выпученными глазами,  - а ведь был великий воин! Но оказался негодным царем!
        Очередной хан, Джанибек, принял князя Василия сразу же в тот день, когда княжеские люди привезли серебро. Им не удалось собрать второй «выход», наскребли лишь четверть заданного. Но хан был доволен и этим.  - Ладно, якши!  - сказал он, высокий стройный тридцатилетний красавец, одетый в шелковый зеленый халат и светло-серые легкие штаны.  - Я слышал о грабительстве того Пулада и поэтому прощаю тебя, невинного коназа!
        - Благодарю, милостивый государь!  - сказал князь, глядя на улыбавшегося Джанибек-хана.  - Долгих тебе лет и великой славы!
        - Можешь идти, коназ-урус,  - молвил хан, потирая свою редкую, но длинную рыжеватую бороду. Его тонкие ровные усы, лежавшие на верхней губе, словно ощетинились дыбом, а большие карие глаза прищурились.
        - Вот какой справедливый царь!  - думал князь Василий, пятясь к выходу и глядя на крупный алмаз, сверкавший в большой белой чалме хана.  - Пусть бы правил себе как можно дольше!
        Не успел он вернуться в свою гостевую юрту, как слуга доложил, что к нему прибыл вестник из далекой Твери.
        И князь, наконец, узнал о том, что в столице его удела засел племянник! Через три дня после визита в ханский дворец Василий Михайлович, получив ярлык на великое тверское княжение, отправился в свой наследственный удел - Кашин - откуда написал в Москву, великому князю Дмитрию, жалобу на действия племянника. Дмитрий Московский, посоветовавшись с митрополитом Алексием и боярами, прислал в Кашин и Тверь митрополичьих приставов с требованием ко всем князьям, связанным со случившейся ссорой - прибыть на суд святителя. Но князь Михаил Александрович, испугавшись суда, бежал в Литву. А в Москву явились: из Кашина - князь Василий Михайлович с сыном Михаилом и племянником Еремеем, а из Твери - только епископ Василий.
        Митрополит признал ошибочным поведение тверского епископа Василия, «который неправедно рассудил спор об уделе князя Семена» и строго того предупредил. Князя же Василия Михайловича он оправдал, не найдя в его поборах преступления, и, посоветовавшись с великим князем Дмитрием Ивановичем, решил помочь великому тверскому князю вновь вернуться в свою столицу.
        Обрадованный этим князь Василий отправился в Кашин за своим войском. Его сопровождал большой отряд московских дружинников, возглавляемый Романом Брянским. Сам Василий Михайлович попросил об этом великого князя Дмитрия Московского: он не забыл гостеприимства своего старого знакомого! Кроме того, бывший брянский князь был известен своим последним походом на земли Великого Новгорода, где он проявил себя справедливым, некорыстным военачальником.  - Мне не нужны такие воеводы или другие князья,  - рассудил Василий Тверской,  - которые могут разграбить мои земли…
        В самом деле, воины Романа Молодого вели себя достойно. Они только сопровождали «кашинскую рать». Сам же Василий Михайлович не очень-то «посчитался» «со злыми крамольниками»! Кашинцы беспощадно разоряли и жгли встречавшиеся на их пути тверские села, а затем, войдя в Тверь, стали искать сторонников мятежного племянника и грабить всех, на кого бы ни указали многочисленные доносчики. Эти необдуманные действия привели к всеобщему недовольству. Тверичи возненавидели своего великого князя и сообщили жителям других городов удела о его «бесчинствах». В результате, князь Василий не смог больше взять ни одного города. Озлобленные и напуганные горожане отказались открыть перед ним городские ворота. Не помогла и «волоцкая рать», присланная на помощь Дмитрием Московским. Волочане безжалостно разграбили тверское Поволжье, не пожалев даже сел Спасского монастыря Тверской епископии, и ушли назад, отягощенные «дармовым добром» и длинными вереницами пленников.
        Безуспешно пройдя весь свой удел, князь Василий Михайлович добрался до Кашина, где остановился на отдых. Он рассчитывал в скором времени вернуться в Тверь, где оставались его супруга и челядь.
        Но 27 октября к Твери подошло большое литовское войско, ведомое князем Михаилом Александровичем. Он был торжественно встречен горожанами, и, узнав о походе своего дяди Василия Михайловича, разгромившего весь удел, приказал немедленно задержать его жену, княгиню Елену, князя Еремея и «всех их людей».
        После этого мятежный племянник повел литовское войско на Кашин, желая «сурово наказать своего злобного дядю».
        Но сражения не произошло. У Андреевского села князь Михаил был встречен кашинскими посланниками, просившими мира.  - Наш князь слишком стар, чтобы тягаться с тобой за удел!  - сказали они.  - Помилуй его, молодой князь!
        - Ладно!  - согласился Михаил Александрович.  - Я не против мира и не хочу ему мстить! Но мой дядя должен отказаться от великого княжения в мою пользу!
        И он махнул рукой своим воеводам, подавая знак возвращаться назад.
        Князь Василий, очнувшись от набежавших раздумий, вновь наклонился к столу.  - А может попросить у него назад мою Тверь?  - мелькнула мысль.  - Жаль отдавать ее племяннику! Но вот удержу ли я свою столицу? Зачем мне тяжелая война на старости лет? Эх, если бы был жив мой сынок Василий! Остался-то один младший Михаил! Надо ли подставлять его под меч воинственного племянника? Мы же только что заключили перемирие! Пусть подавится этой Тверью!
        Он взял в руку гусиное перо, обмакнул его кончик в чернила, но, поразмыслив, положил на стол.  - Не буду писать в Москву! Не нужна мне эта мятежная Тверь! А насчет жены и других пленников я сам договорюсь с племянником»!  - решил он и почувствовал, как с его груди спадает тяжелый камень.  - Надо было еще раньше отказаться от великого княжения! Пора уже подумать о Боге!

        ГЛАВА 9
        ПРЕРВАННАЯ ОХОТА

        Князь Дмитрий Ольгердович со своими «охочими людьми» выехал к реке Десне - посмотреть на «бобровые гоны». Лето 1358 года было нежарким, часто шли дожди. Но вот август удался! Все дни светило солнце, но не припекало. Обильная утренняя роса способствовала сохранению зелени: совсем не пожухла трава и не пожелтела листва деревьев. Брянцы в этот год собрали богатый урожай ржи, или жита, как тогда говорили, и овощей. Особенно уродился горох! Горожане собирали крупные зеленые стручки целыми корзинами, радуясь изобилию. Хорошо плодоносили и фруктовые деревья: под тяжестью наливавшихся спелостью плодов клонились ветви яблонь и груш. Прижились и сливовые деревья из ордынских саженцев, привезенных в свое время князем Романом Молодым. Но самый богатый урожай яблок и груш ожидали монахи монастыря Успения Божьей Матери, «что на Свини». Почти полстолетия назад здесь, в монастырском саду, были высажены и привиты многие сорта фруктовых деревьев, в том числе и из ордынских саженцев. Волей братии и мудрых настоятелей за садом следили опытные садовники-монахи. Благоприятная погода обеспечила брянским горожанам и
жителям окрестных сел удачу и в лесных походах. Известно, что леса поили и кормили брянцев! Во время ягодного промысла они собрали немало земляники, черники, или бздики, как тогда называли эту ягоду, малины и ежевики. В княжеских погребах стояли огромные дубовые бочки, полные ягодных наливок. Из сока ягод варились хмельные напитки, а знаменитая брянская медовуха славилась на Руси. Порадовал брянцев и большой урожай грибов. Особенно много уродилось белого гриба! Большие связки сушеных белых грибов ежедневно выставлялись брянскими купцами на рынке и пользовались значительным спросом особенно приезжавших в город «торговых гостей» и чужестранцев. Но больше всего ценились «княжие губы»  - рыжики! Бочонки соленых рыжиков не застаивались на купеческих прилавках. Эти грибы любили все: от князя до самого бедного простолюдина!
        Однако ввиду дороговизны соли, не все могли позволить себе заготовку этого ценного и вкусного гриба. Обычно рыжики собирали только для стола князя и бояр. Но в этот год «княжих губов» уродилось так много и соль, привезенная из ордынского Поволжья в изобилии, так подешевела, что грибов хватило и князю, и боярам и простонародью.
        Княжеские закрома ломились от множества добытых в лесу богатств. Сам князь, любивший охоту, не один раз выезжал в лес и почти всегда успешно. Благодаря строгим мерам, брянские охотники перестали убивать медведей, и Дмитрий Ольгердович со своими людьми уже дважды добывали зимой косолапых! Хорошо прокопченные кабаньи и медвежьи окорока заполнили княжеские погреба.
        Удачной была и охота брянских людей на пушного зверя. В эту зиму случилось настоящее нашествие белок! А за ними следовали куницы. Но брянские охотники, помня о плачевных результатах хищнического истребления пушных зверьков в прошлые годы и имея княжеское распоряжение - «не добывать чрезмерное число мягкой рухляди»  - по-хозяйски относились к лесным богатствам: заготовили в этот год пушнины лишь на треть больше, чем в предыдущий!
        Так уже получилось, что при князе Дмитрии Ольгердовиче Брянск пришел к настоящему процветанию! Сама природа благоволила литовскому князю! Однако когда заходила речь о причинах нынешнего благосостояния горожан, мудрые люди вспоминали князя Романа Молодого.  - Если бы не славный Роман Михалыч,  - говорили они,  - наш нынешний князь никогда бы не добился таких успехов! Тот добрый князь много думал о нашем городе и всей душой любил простой люд!
        Дмитрий Ольгердович не препятствовал восхвалению горожанами и боярами своего предшественника. Он был благодарен Роману Молодому за оставленные ему неразоренный город и княжескую казну. Поэтому, как только представилась возможность, и его престарелый мечник Сотко Злоткович направил в Москву человека с посланием, князь Дмитрий Брянский побеседовал с ним и передал несколько слов Роману Молодому. Однако бывший брянский князь отнесся к посланцу сдержанно, с улыбкой выслушал его слова и ответил неопределенно.  - За что мне любить вашего князя?  - сказал он.  - В давние времена мы были друзьями! А сейчас - пусть он сидит себе в Брянске и спокойно управляет уделом! Такова воля Господа и великого князя Ольгерда…Чего мне роптать? Вот если Дмитрий Ольгердыч начнет войну против Москвы или союзных ей земель, тогда мы будем врагами!
        Князь Роман не помешал поездке Белюты Сотковича в Брянск к отцу. Это означало, что он не был против связей его людей с брянцами, верными теперь другому князю!
        Белюта Соткович приехал в Брянск вовремя: он едва успел проститься с умиравшим отцом! А тот в своем последнем слове попросил сына остаться в городе и служить Дмитрию Литовскому.  - Я хочу передать тебе, сынок, свою высокую должность,  - сказал он,  - чтобы не пропали твои умения и навыки, которые я прививал тебе с самого детства! Оставайся у нас и крепи славу нашего рода!
        Пришлось Белюте Сотковичу забыть о возвращении в Москву: князь Дмитрий Ольгердович охотно утвердил его на место умершего мечника-отца.
        А вот литовские соратники князя Дмитрия не прижились здесь. Из трех сотен его дружинников, приехавших в Брянск, осталось лишь полтора десятка. Находя разные предлоги, литовцы уезжали назад и уже не возвращались. Те же немногочисленные оставшиеся воины подружились с брянскими дружинниками, переженились на брянских девушках и вскоре чувствовали себя больше русскими, нежели литовцами.
        Вот и теперь, выезжая на бобровый гон, литовцы, смешавшись с брянскими охотниками, весело разговаривали на русском языке.
        Князь Дмитрий Ольгердович еще ни разу не ходил на такую охоту. Отлов бобров был запрещен, ввиду «скудости зверя», еще князем Дмитрием Красивым. Но вот теперь бобровые хатки покрыли берега Десны за Соловьиной Рощей и дошли до устья реки Болвы. Бобров стало так много, что местами люди не могли подступиться к воде из-за многочисленных древесных стволов и хвороста, сложенных пушными зверьками.  - Пора бы выловить часть тех ценных зверей и очистить берега наших рек!  - сказал еще весной князю Дмитрию его главный охотник Безсон Коржевич.
        Наконец, брянский князь решил «самолично побывать на необычной охоте». Его отряд из двадцати человек с тремя большими широкими телегами быстро добрался до Соловьиной рощи, названной так еще с древних времен за «великое множество певчих соловьев, искони здесь обитавших», и проследовал к берегу Десны.
        - Только не шумите, люди мои!  - сказал, приблизившись к реке, охваченный охотничьим азартом Дмитрий Ольгердович.  - Вы можете напугать этих осторожных зверей, и наша охота не состоится!
        - За это не бойся, славный князь!  - ответил ехавший рядом с ним на крупном рыжем коне Безсон Коржевич.  - Там все подготовлено, и наши люди забросили сети! Дело уже не загубишь: осталось только вытащить их из воды!
        В самом деле, как только охотники оказались на берегу реки, перед ними предстали в полной готовности могучие бородатые мужики, присланные Безсоном Коржевичем туда еще ранним утром и ожидавшие князя с его людьми.
        - Мы здесь, князь-батюшка!  - крикнул самый старший из них, коренастый чернобровый толстяк.  - Все готово! Можно приступать?
        - Что скажешь, Безсон?  - спросил князь.  - Можно ли начинать?
        - Можно,  - кивнул головой Безсон Коржевич и поднял руку, глядя на старшего зверолова.  - Приступайте к делу, Ясень!
        Князь и его люди спешились.  - Пойдем сюда, княже, в кусты!  - главный охотник вытянул перед собой руку. Князь со своими спутниками подошли к раскинувшемуся у самой воды кустарнику.  - Где же эти звери?  - с интересом спросил Дмитрий Ольгердович.  - Я вижу только кучи деревьев…
        - Это и есть бобровые хатки!  - улыбнулся Безсон Коржевич.  - А вот и наши люди!
        Тем временем мужики-звероловы полезли в воду. Их старший, Ясень, первым подошел к бобровой хатке и потянул к себе тяжелую сеть, подручные, подбежав к нему, тоже ухватились за другие концы сети. Наконец, тяжело дыша и фыркая, они подтащили к берегу какой-то большущий комок. Князь подошел поближе и увидел, что в сети запутались крупные бобры!  - Вот это да!  - воскликнул он.  - Будут с доброго пса!
        Опытные звероловы раскрыли сеть и стали быстро хватать злых, пищавших и шипевших бобров, за их лопаткообразные хвосты.  - Смотрите, чтобы не убили самку бобра и молодь!  - сказал Безсон Коржевич.  - Нам следует бережливо охотиться на этого дорогого зверя!
        - А вот и бобриха!  - весело сказал толстяк Ясень, поднимая за хвост здоровенную самку.  - Плыви себе на свободу!
        И он выпустил зверя в воду.
        Остальные звероловы быстро опорожнили сеть. Каждый из четырех охотников держал в руке за хвост по обессиленному, обвисшему бобру.
        - Куда их класть?  - спросил, подняв голову и глядя прямо на князя, могучей Ясень.  - Живыми или мертвыми?
        - На телеги, Ясень!  - ответил за князя Безсон Коржевич.  - И надо их убить. У нас нет клеток!
        Ясень схватил короткую, но толстую палку и с силой ударил зверя по позвоночнику.  - Хряп!  - и бобр, дернувшись всем телом, обмяк.
        Точно также поступили и остальные звероловы. Убитых бобров они сложили на телегу.
        - Ну, а теперь, княже,  - весело сказал Безсон Коржевич,  - пойдем к другой хатке!
        Вдруг до князя и его людей донесся отдаленный цокот копыт.  - Пусть охотники идут дальше,  - распорядился князь,  - и ловят других зверей! Я же подожду этого всадника!
        - Ловите, Ясень, пока сами, без нас!  - громко сказал Безсон Коржевич.  - Наш князь сейчас занят. Мы позже подойдем к вам!
        Цокот конских копыт усилился, и вскоре перед князем предстал легко одетый брянский дружинник. Было видно, что он скакал во всю прыть: его конь покрылся потом и тяжело дышал.
        - Что там случилось, Ердвилас?  - спросил князь всадника по-литовски.  - Неужели беда?
        - Прибыл важный посланник от батюшки!  - ответил по-литовски и Ердвил.  - Со срочным сообщением, предназначенным только одному тебе!
        - Ладно, мои славные люди!  - сказал по-русски, подняв руку, Дмитрий Ольгердович.  - Тогда сами ловите этих ценных зверей и привозите их в Брянск! А мы с дружинниками поедем назад. Надо поскорей принять посланца!
        И он направился к своей лошади. За ним потянулись его дружинники. Безсон Коржевич, покачав головой, пошел со своими людьми к звероловам.
        Дмитрий Ольгердович погонял своего породистого вороного коня, нетерпеливо глядя перед собой.  - Похоже, что кончилась моя спокойная жизнь!  - думал он.  - Я вижу перед глазами жаркие битвы! Видно, придется воевать с крестоносцами! Ну, тогда держитесь!
        Он гордо вскинул свою красивую голову и махнул рукой, въезжая в широко раскрытые перед ним ворота брянского кремля.
        Князь не ошибся. Посланец, в самом деле, приехал с призывом великого князя Ольгерда - «идти против извечного врага»!
        - Собирайся, славный Дмитрий!  - сказал литовский гонец, уединившись с брянским князем в думной светлице.  - Твой могучий батюшка приказал тебе немедленно выезжать со своими лучшими воинами к нему в Вильно! Но все нужно делать в строгой тайне! Могучий Альгирдас хочет нанести неожиданный удар по логову крестоносцев! Поспеши!

        ГЛАВА 10
        ТРЕВОГА В МОСКВЕ

        - Я думаю, Роман, что тебе не придется нынче идти в поход!  - сказал на совете бояр в холодный декабрьский день 1368 года великий князь Дмитрий Московский.  - Мы еще не готовы воевать с Ольгердом. Надо хорошо подумать. Не спеши, мой славный воин, твоя сила еще нам понадобится!
        Князь Роман Брянский сел на переднюю скамью посредине, окруженный самыми старыми московскими боярами, на место, оставляемое для самых значительных лиц. В былое время бояре бы недовольно прогудели: но нынче князь Роман был в силе, его не раз хвалил молодой великий князь! Да и время было нелегкое! Никто не ожидал, что Ольгерд Литовский так решительно и нагло обрушится на русские земли! Не посмотрел даже на суровую зиму!
        Этот год уже с самого начала обещал беду. На небе явилась «хвостатая звезда», напугав людей. Существовало поверье, что это был «знак Господень на жестокую войну». Помимо этого в целом ряде городов случились «престрашные грозы» с громом и молнией. «В великий четверг» молния ударила в соборную церковь архангела Михаила в Городце и подожгла ее, таковое же бедствие постигло церковь архангела Михаила и в Суздале! Во время этой грозы пострадали и многие другие церкви по всей Руси. Это было воспринято людьми, как несомненный «знак» к горю и бедам.
        В московском же Кремле равнодушно отнеслись к «знамениям».  - Большие пожары и хвостатые звезды бывают часто,  - сказал великий князь Дмитрий Иванович своим боярам на очередном боярском совете,  - но от этого жизнь не остановилась…
        Он продолжал прежнее «государево дело», руководствуясь здравым смыслом и советами мудрого наставника - митрополита Алексия.
        По указанию Дмитрия Московского войско, ведомое князем Владимиром Андреевичем, вновь заняло спорный с Литвой Ржев, посадив там свой гарнизон. Потом великий князь решил заняться «тверскими делами». Как известно, в это время в Твери сидел князь Михаил Александрович, овладевший великокняжеским «столом» с помощью Литвы. А настоящий, законный, великий тверской князь Василий Михайлович вынужден был, «по злой воле своего братенича», пребывать в Кашине. Но он, в конце концов, устав ссориться со своим племянником, заключил с ним «вечный мир» и отказался от своих притязаний на Тверь. В ответ князь Михаил Александрович вернул своему дяде его супругу и бояр, взятых в плен. Казалось бы, повод для вражды исчез, но только не для Москвы! Примириться со случившимся означало бы признать влияние Литвы на Тверь! И великий князь Дмитрий Московский поступил довольно коварно. В прошлом году он не вмешался в тверские дела и даже любезно принял посланника князя Михаила Александровича в Кремле, «взяв мир и любовь».
        Однако теперь, по совету своих бояр и митрополита Алексия, Дмитрий Иванович, пригласив нового великого тверского князя в Москву, попытался навязать ему союз и оторвать Тверь от Литвы. Доверившись «доброму слову» и вспоминая «прежние ласки» великого князя Дмитрия, Михаил Тверской прибыл в Москву со своими лучшими боярами, настроенными на союз с Литвой. Дмитрий Московский с митрополитом Алексием долго и бесплодно убеждали князя Михаила Александровича отказаться от «литовской дружбы», но тот не желал ссориться с Литвой и стоял на своем. Тогда великий московский князь приказал «учинить праведный суд» над Михаилом Тверским, обвинив его в незаконном овладении великокняжеским «столом» и землями покойного князя Симеона. А возмущенных самоуправством Москвы тверичей, считавших себя независимыми и равными с москвичами, великий князь Дмитрий Московский попросту «задержал» и отправил - тверских бояр - в темницу, где они сидели в тревожном ожидании казни, а князя Михаила Тверского - под надзор на «Гавшин двор»!
        В это время в далекой Орде вновь случилась «замятня»: хитроумный Мамай, заняв Сарай и расправившись с «неким Джанибеком», посадил на ханский трон своего давнего ставленника - Абдуллаха. Туда же из Твери прибыли посланники местных бояр с жалобой на самоуправство москвичей и незаконное «задержание» их «великого князя со знатными людьми». Мамай немедленно принял меры. Он видел, как усиливается Москва, пользуясь беспорядками в Орде, и понимал, что если ее не остановить, «урусы совсем отойдут от Орды и станут ее лютыми врагами». Поэтому в Москву были посланы приближенные Мамая - знатные татары Корач, Айдар и Тютекаш. Прибыв с большой свитой к великому князю Дмитрию и уведомив его о том, что хан Абдуллах «с великим Мамаем» заняли Сарай, они решительно потребовали от него освободить Михаила Тверского с боярами из заключения и отпустить их в Тверь. При этом татарские мурзы открыто угрожали Москве войной!
        Великий князь Дмитрий, имевший дружественные отношения с Мамаем и не знавший истинного положения дел в Сарае, не решился ссориться с татарами. Отпустив мамаевых послов «с богатыми дарами», он вызвал к себе в думную палату князя Михаила Тверского и потребовал, чтобы тот клятвенно подтвердил свое обещание - жить в мире и дружбе с Москвой. Последний охотно «поцеловал крест» и получил свободу. Вместе с ним уехали домой и выпущенные из темницы тверские бояре.
        Нерешительные действия великого князя Дмитрия Московского имели тяжелые последствия. Разгневанный его лицемерием Михаил Тверской, оказавшись у себя дома, «сложил неправедное крестоцелование» и поклялся «беспощадно мстить» Москве. Особенно он был обижен на митрополита Алексия, к которому раньше имел «любовь и веру», за одностороннее осуждение тверской независимости.  - Он позорил меня и ругал!  - возмущался Михаил Александрович.
        Дмитрий Московский очень скоро узнал о таком поступке великого тверского князя и, считая, что только Москва имеет право «вершить произвол», направил на его земли большое войско, занявшее Градок и часть удела покойного князя Симеона. На захваченных землях он посадил своего наместника - тверского князя Еремея.
        Вскоре в Кашине скончался бывший великий тверской князь Василий Михайлович. Это было ударом для Москвы, ибо умерший пребывал в полной зависимости от Москвы. Теперь Михаил Тверской стал законным великим князем!
        Теперь стало ясно, что московские власти совершили большую ошибку! Однако уже было поздно что-либо менять. Пришлось готовиться к затяжной беспощадной войне. И не только с Тверью…Как только великий князь Дмитрий вновь послал свои войска на Тверь, Михаил Тверской, не имея достаточно сил, бежал в Литву к своему зятю, великому князю Ольгерду, женатому на его сестре Ульяне. Там он приложил немало стараний, чтобы склонить Ольгерда Гедиминовича к войне с Москвой, и, наконец, добился того, что: великий литовский князь после долгих колебаний, послав гонцов к своим вассалам, собрал большое войско. Он хотел привлечь к себе и прочих независимых русских князей, но на его призыв откликнулся только один великий смоленский князь Святослав Иванович, который, будучи соседом Литвы, не пожелал с нею ссориться и прислал лишь небольшое войско. Карачевский князь Святослав Титович и его брат Федор, недавно похоронившие отца, отговорились от участия в литовском походе по причине «тяжелой и горестной утраты». Князь Иван Семенович Новосильский изъявил на словах свою готовность помочь Ольгерду Литовскому, но на деле не
прислал в его стан ни одного воина…Литовские же князья беспрекословно подчинились Ольгерду. В короткий срок в Вильно явились со своими воинами брат великого князя Кейстут Гедиминович с сыном Витовтом, Андрей Ольгердович с полоцким войском, Дмитрий Ольгердович с брянскими полками, а затем пришли и прочие князья со своими ратниками. Огромное литовское войско, приняв в свои ряды смоленский и тверские полки, быстро двинулось на Москву.
        Великий литовский князь Ольгерд имел правило никому, даже близким людям, не открывать до поры до времени своих замыслов. И на этот раз все прибывшие к нему воины надеялись, что готовится вторжение в пределы Тевтонского Ордена.
        Когда же, в самый день похода, Ольгерд Литовский объявил о решении идти на Москву, многие были просто огорошены. Особенно негодовали смоляне. Им вовсе не хотелось иметь вражду с Дмитрием Московским. Не были рады и брянские дружинники. Многие из них знали о том, что в Москве пребывает их бывший князь Роман Молодой с брянскими добровольцами, и не хотели воевать против «своих людей». Дмитрий Ольгердович едва успокоил своих дружинников, пообещав «не сталкиваться с Романом и брянскими людьми, а воевать только с москалями».
        Умение великого литовского князя скрывать свои замыслы способствовало первоначальному успеху литовского воинства. Дмитрий Московский слишком поздно узнал о вражеском вторжении в его земли. Он стал спешно готовиться к обороне и послал во все города Московского княжества и соседних уделов своих «киличеев». А навстречу литовцам вышла наскоро собранная московская «застава» во главе с воеводой Дмитрием Мининым, которая должна была их задержать. Спустя некоторое время и князь Владимир Андреевич послал на врага московский, коломенский и дмитровский отряды во главе со своим воеводой Акинфом Федоровичем Шубой. Тем временем, Ольгерд Литовский подверг нещадному разгрому московские рубежи, вторгся в Стародубский удел и разбил у местечка Холхла небольшую дружину Симеона Дмитриевича Стародубского. Отчаянно сражавшийся князь Симеон погиб вместе со своими людьми. Двигаясь без помех вперед, литовцы вскоре заняли Оболенск, где был убит отказавшийся союзничать с ними престарелый князь Константин Юрьевич.
        Лишь у речки Тросны литовцы встретили серьезное сопротивление. Здесь им противостояли московская «застава» и подошедшие отряды Акинфа Шубы. Однако из-за своей малочисленности они не сумели надолго задержать неприятеля. Расправившись с ними», великий князь Ольгерд устремился к Москве.
        Вот и сидели московские бояре со своим великим князем, обсуждая происходившие события! Высказывались различные точки зрения, но большинство присутствовавших, в том числе князь Роман Брянский, просили великого князя Дмитрия Ивановича отпустить их с войском против литовцев. Но тот не хотел рисковать!  - Пока наши воеводы не узнают о силе литовского войска и намерениях Ольгерда,  - молвил великий князь,  - я не буду посылать на гибель моих лучших людей! Нам проще отсидеться за каменными стенами!
        Но далеко не все согласились с его мнением. Очень многие бояре поддержали Романа Молодого и предложили «встретить хитрого Ольгерда в широком поле».
        Дмитрий Московский, слушая боярские споры, начал сомневаться.  - А может они правы,  - думал он,  - и стоит послать на врагов этого славного Романа с лучшим войском?
        Но тут же ему в голову пришла другая мысль.  - Мы же знаем о прежней дружбе князя Романа с этим злобным Ольгердом! Он даже говорил, что этот коварный литовец - его названный отец!  - вздрогнул он.  - Неужели Роман, в самом деле, пойдет против него? А вдруг он задумал измену? Тогда мы потеряем свои лучшие полки!
        - А если я поведу наше войско на Ольгерда!  - вдруг громко сказал, вставая со второй скамьи, сидевший среди бояр князь Владимир Андреевич.
        Великий князь поднял свою русую голову и пристально вгляделся в лицо пятнадцатилетнего, рослого не по годам, двоюродного брата.  - Неужели я высказал свои мысли вслух?  - подумал он и глянул на Романа Брянского, располагавшегося неподалеку. Но тот спокойно сидел, безучастно глядя перед собой.  - Значит, он не знает моих подозрений!  - успокоился великий князь.  - Нельзя обвинять честного человека без веских доказательств!
        Но вслух он сказал:  - Нечего, братья, так горячиться, пока мы не получим нужных сведений! Мы еще успеем повоевать!
        - Правильно, сын мой!  - кивнул своей седовласой головой митрополит Алексий.  - Следует подождать скорых вестников!
        Бояре опять забурчали, зашумели.
        Неожиданно открылась дверь, и в думную светлицу вошел грязный, измученный быстрой ездой воин. Он едва успел сбросить в простенке на руки княжеским слугам тяжелый овчинный тулуп и лохматую шапку.
        - Великий князь!  - громко сказал он, низко кланяясь.  - Я несу тебе горькую весть о жестокой битве на реке Тросне…
        - Мы уже слышали о поражении!  - буркнул великий князь.  - Но вот только не знаем, сколько наших воинов уцелело!
        - Очень немного!  - горько усмехнулся дружинник.  - Погибли все бояре и славные воеводы, в том числе Дмитрий Минин и Акинф Федорыч! А литовское войско идет сюда, как лавина, почти не встречая препятствий!
        - Ах, какое горе!  - завыли, застонали бояре.  - Убиты наши милые дети! Будь он проклят, этот злобный Ольгерд!
        Плач и вопли охватили всех сидевших. Сам великий князь Дмитрий схватился за голову, стараясь не разреветься.
        - Вот чего нам стоила тверская ошибка!  - сказал со скорбью в голосе митрополит Алексий.  - Придется нам отсиживаться здесь, за каменными стенами!
        - Да, святой отец,  - пробормотал великий князь, едва сдерживая слезы.  - У нас сейчас нет достаточных сил против Ольгерда!
        - Можно мне сказать, великий князь?!  - подал голос вставший со скамьи князь Роман Брянский.
        В светлице установилась полная тишина.
        - Говори!  - махнул рукой успокоившийся Дмитрий Московский.
        - Вот что я думаю, великий князь!  - сказал князь Роман.  - Ольгерду Литовскому не удастся взять наш белокаменный Кремль! Его стены надежны, и защитников предостаточно!
        - Это я и без тебя знаю!  - пробормотал великий московский князь.  - Мы, конечно, можем тут отсидеться, но враг разорит все наши земли!
        - Тогда нам следует проявить хитрость и послать в стан Ольгерда надежного человека, который напугал бы его неведомой угрозой!  - усмехнулся князь Роман.  - Можно, к примеру, сказать, что мы ждем большое войско с севера!
        - Это было бы неплохо,  - грустно молвил Дмитрий Иванович.  - Но разве Ольгерд поверит нашему человеку?
        - А я могу послать к нему моего брянца, знающего литовский язык!  - уверенно сказал Роман Молодой.  - А вдруг там, в литовском войске, есть брянский отряд во главе с Дмитрием Ольгердовичем? Я думаю, что брянцы поверят словам моего человека!
        - Это - ненадежное дело!  - князь Дмитрий покачал головой.  - Надо дождаться литовцев и придумать что-то другое!
        Через несколько дней большое литовское войско осадило Москву. Сидя на белокаменных стенах, москвичи с гневом и горечью видели, как безжалостные литовцы разоряют окрестности города и жгут недалекие села. Великий князь скрежетал зубами, но ничего не мог сделать.
        Возможно, он чувствовал бы себя лучше, если бы знал, что в это время скрежетал зубами и Ольгерд Гедиминович, глядя на московский Кремль.  - Эти хитрые москали опередили меня!  - негодовал он.  - Они так быстро построили неприступную крепость! Выходит, я напрасно гнал сюда большое войско?!
        Но добыча, захваченная литовцами, была столь велика, что поспешный поход оправдывался. Враги еще три недели грабили окрестные села и малые городки, однако идти на приступ московского Кремля все же не решались.
        А князь Роман Михайлович со своими людьми продолжали прежнюю службу: следили за порядком в городе. Но на стены их не пускали. Брянцам казалось, что великий князь не доверяет им. Как-то сам Дмитрий Московский заехал со свитой в избу, где пребывал князь Роман, чтобы проведать брянских дружинников. Оставив своих людей на улице, он спешился, вошел в «караулку» и сел на скамью.  - Я вижу, брат,  - весело сказал он Роману Молодому,  - что твои люди хорошо несут службу, несмотря на тесные хоромы!
        - Они у меня хороши и в сражении!  - буркнул князь Роман, стоя возле дубового стола. Рядом с ним толпились его сменные дружинники, почти два десятка.  - А теперь скучают на мирной службе! Им бы размяться хотя бы лучной стрельбой с каменных стен! Почему к нам такое недоверие, великий князь?
        - Это не так, брат!  - поднял руку великий князь, садясь на скамью у стола.  - У каждого - свое дело! Садись-ка!
        Князь Роман сел рядом с ним.
        - Я помню твой совет, брат,  - тихо сказал великий князь.  - Нам надо посылать людей к Ольгерду! Ты не забыл об этом?
        - Было бы хорошо!  - кивнул головой Роман Брянский.  - Давно пора. Нужно только твое согласие! А там мы до смерти напугаем Ольгерда!
        - Ну, что ж, я согласен!  - решительно молвил Дмитрий Московский.  - Подбери нужных людей и посылай их к литовцам!
        - Я сейчас!  - весело вскричал князь Роман.  - Эй, люди мои! Будимир Супонич! Избор Жирятич!
        Брянские бояре быстро вышли из темноты.  - Слушаемся, княже!  - сказали они едва не хором, низко кланяясь великому князю Дмитрию. Тот приветливо кивнул им головой.
        - Тогда готовьтесь к вылазке со всеми обученными людьми!  - молвил князь Роман.  - И помните, что вы идете не на битву, а выполняете особое задание! Справитесь?
        - Справимся, княже!  - громко сказали бояре.  - Мы немедленно выйдем из крепости!
        - Ну, тогда с Богом!  - молвил, улыбаясь, Дмитрий Московский.  - Я щедро награжу вас! Выступайте!  - И он встал со скамьи, быстро направляясь к выходу.
        На следующее утро литовское войско исчезло. Как только рассвело, московская стража обнаружила, что «нечестивые враги сгинули, словно дым». Об этом было немедленно доложено великому князю Дмитрию. Тот срочно созвал боярский совет.
        - Вот вам и мои брянцы!  - сказал он без особой радости поспешно собравшимся боярам.  - Надо было раньше так сделать! За это время литовцы устроили такой погром, что он затмил времена Батыя!
        - Да, нечто подобное сделали с московской землей воины злобного татарина Федорчука в далекие годы!  - буркнул молодой боярин Федор Андреевич Свибл.  - А мы до сих пор не знали такого горя! А что тебе брянцы? Разве не понятно, что тот Ольгерд сам ушел восвояси, награбив немало добра? Зачем ему без толку мерзнуть под нашими стенами?
        - Эх, вот тебе московская благодарность!  - подумал князь Роман, сидя на передней скамье.  - Хоть бы дали нам серебра на строительство нового терема!
        - Мы дадим тебе и твоим людям хороший терем, славный Роман,  - громко молвил великий князь Дмитрий, как бы угадывая его мысли,  - не в такой дали, как раньше, а в самой каменной крепости. Я сегодня же выделю на это достаточно серебра! Вы заслужили эту награду!

        ГЛАВА 11
        НЕМЕЦКИЙ ПОХОД

        Полки великого литовского князя Ольгерда Гедиминовича шли на Ковень. Весна 1369 года была сырой и холодной. Из темного, покрытого тучами неба сеял противный мелкий дождь. Мучались все: и люди, и кони. Липкая грязь приставала к копытам лошадей, они скользили, пятились, но, погоняемые усталыми от долгого пути воинами, медленно двигались вперед.
        Князь Дмитрий Ольгердович Брянский сидел в седле своего сильного рыжего коня рядом с братом Андреем Полоцким. Они следовали за дядей - Кейстутом Гедиминовичем, возглавлявшим войско. Сам великий князь Ольгерд после похода на Москву вернулся в Вильно и уже хотел распустить войска, как вдруг пришла неожиданная весть: немцы взяли литовский город Ковень!
        - Вот какие они коварные!  - возмущался тогда великий литовский князь.  - И совсем не знают покоя! Мы напрасно понадеялись, что эти проклятые крестоносцы завязнут в псковской земле!
        В самом деле, ливонские рыцари, получившие в свое время достойный отпор от Литвы, на некоторое время оставили литовские земли в покое и стали совершать набеги на Псковщину. Они внимательно следили за событиями на северной Руси и знали, когда особенно удобно нападать на соседей! Так, они не упустили своего случая, когда произошла ссора между Великим Новгородом и Псковом, и псковский князь-литовец Александр, присланный в свое время в Псков Андреем Ольгердовичем Полоцким, вместе с посадником Пантелеем отправились на переговоры с новгородцами. Это случилось еще в 1367 году. Немцы послали довольно большое конное войско на Изборск, надеясь застать горожан врасплох. Но второй по значению город псковской земли устоял! Тогда немцы пошли на псковские села, предав их огню и уведя в плен несчастных крестьян. Затем они попытались взять и сам Псков, но и этот город оказался им не по зубам. Разграбив окрестности и уничтожив городской посад, немцы с богатой добычей ушли восвояси.
        Тем временем, узнав о нашествии крестоносцев, псковичи помирились с новгородцами. Объединенное новгородско-псковское войско во главе с князем Александром пошло на немцев. Но враги оказали ожесточенное сопротивление. В нескольких сражениях обе стороны потеряли «великое множество» бойцов. Погибли новгородский воевода Захарий Давыдович почти со всем своим полком, псковский воевода Селило, много бояр и лучших воинов.
        Казалось, что немцы, понеся большие потери, успокоятся. Но не тут-то было! В следующем году они вновь нагрянули на Псков. Как раз в это время в Пскове пребывал московский посол Никита. Крестоносцы пришли буквально по его пятам! Они опять опустошили окрестности великого города, пожгли посад и близлежавшие села. Пришлось псковичам вновь идти на своего злейшего врага: их князь Александр, собрав со всей Псковщины большое войско, вторгся в пределы «злой Неметчины», разорив и разграбив немецкий Новый Городок.
        Пока немцы и псковичи обменивались опустошительными походами, литовцы сумели собрать все свои силы и совершить поход на Москву. Если бы немцы знали о походе Ольгерда, они бы еще тогда смогли разорить Литву! Но благодаря хитроумию великого литовского князя, который никому не доверял, они узнали о его московской «рати» слишком поздно. И, тем не менее, не отказались от запоздалого похода!
        Вот почему уставшее от «московской брани» литовское войско поспешно двинулось на очередного врага.
        Князь Дмитрий Ольгердович вел с собой довольно большой брянский полк: восемь сотен конных копейщиков! Брянцы давно не собирали такое войско. Рассчитывая на сражения с немцами, брянский князь хотел, чтобы его воины приобрели боевой опыт, узнали, как воюют крестоносцы и стали надежным костяком будущей «княжей дружины». А вот под Москвой брянские воины воевали неохотно. Они совершенно бездействовали в сражении на реке Тросне, пребывая в Запасном полку, не занимались грабежами московских сел и волостей и лишь способствовали отходу литовских войск, приняв к себе брянских «беглецов» из осажденной Москвы и распустив вместе с ними слухи о якобы идущей с севера «бесчисленной рати москалей». Отягощенные награбленным добром и пленниками, литовцы предпочли уйти, даже не проверив тревожные слухи. Как оказалось, это было правильное решение, ибо, задержись литовское войско еще дольше в походе, кто знает, как бы поступили коварные немецкие рыцари?
        - Нам следует ждать ответных действий Дмитрия Московского!  - думал, покачиваясь в седле, Дмитрий Ольгердович.  - Как бы он не послал свое войско на Брянск! А мы тут завязнем в войне с немцами…Но мои брянцы не выдадут Москве наш славный город! А мой нагубник Василий - надежный человек!
        Князь оставил «за себя» в Брянске привезенного им из Литвы потомка древнего боярского рода, перешедшего на службу литовцам, Василия Михайловича. Боярин довольно легко прижился в Брянске, подружился с брянским боярством и в отсутствии князя ведал всеми делами княжеской семьи. Введенный в боярский совет Дмитрием Ольгердовичем, нагубник Василий «тихо сиживал» в думной светлице и совершенно не вмешивался в споры бояр. Он был человеком не слова, но дела, хотя легко вступал в разговоры с «простолюдинами», когда это требовали обстоятельства. Горожане хорошо знали коренастого круглолицего боярина, часто выезжавшего из городской крепости по «княжим делам». Когда же он слезал со своей крупной серой лошади и, передав поводья коня своему спутнику-слуге, прохаживался по торговым рядам рынка, его часто обступали горожане, приветствуя и принуждая к беседе. Нагубник Василий хорошо знал настроения горожан, обстановку во всем городе и, когда это требовалось, мог без труда предотвратить беспорядки. Поэтому, отправляясь в поход, князь был уверен, что в городе все будет спокойно.
        - А если в Брянске все тихо,  - решил про себя Дмитрий Ольгердович,  - врагам не удастся устроить беспорядки и мятежи против княжеской власти!
        - Зачем ты беспокоишь себя мыслями о Брянске, брат?  - сказал, очнувшись от полудремы, его брат Андрей Полоцкий.  - Неужели ты боишься московской угрозы?
        - Нет, брат,  - улыбнулся Дмитрий Брянский, поняв, что высказался вслух,  - но кто знает, что будет завтра?
        В это время князь Кейстут, ехавший впереди, поднял руку. Войско немедленно остановилось.  - К нам скачет вестник!  - буркнул вечно недовольный Кейстут.  - Сейчас узнаем о расположении врага!
        В полной тишине к литовскому военачальнику приблизился разведчик, одетый в плотный серый плащ, длинные черные сапоги, с железным шлемом на голове. Соскочив с коня на землю, и держа его за узду, он, низко поклонившись князю Кейстуту, сказал:  - Славный князь! Там, за дубовой рощей - лагерь крестоносцев! Их будет около двух тысяч!
        - Ладно, могучий воин,  - поморщился князь Кейстут и обернулся к войску.  - Сынок, Витовтас!  - крикнул он - Иди-ка сюда!
        От Большого полка, следовавшего в ста шагах от старших князей, отделился рослый, светловолосый юноша девятнадцати лет и подскакал к отцу. Князь Кейстут с улыбкой посмотрел на своего любимца: сероглазый, стройный Витовт был очень похож на мать, но его круглое лицо, алые, очерченные губы и немного удлиненный подбородок достались от отца.  - Зачем ты звал меня, батюшка?  - спросил Витовт звонким, еще юношеским голосом, в котором прослушивались басистые нотки.
        - Нам придется, сынок, сейчас же идти на немцев!  - сказал, сразу же приняв обычный суровый вид, князь Кейстут, поправляя правой рукой свой немецкий железный шлем, увенчанный орлиными перьями.  - Ты поведешь свой полк посредине всего войска, а сам отойдешь в тыл! За боем надо следить со стороны!
        - Почему, батюшка?  - едва не заплакал юный Витовт.  - Это же позор! Неужели ты прячешь меня от боевых дел? Вон, братец Ягайло, небось, не скрывался за спинами наших воинов во время московского похода! Я же простоял там без дел! И вот сейчас - то же самое! Разве я не воин?
        - Не воин, а полководец!  - громко сказал за его спиной Дмитрий Ольгердович.  - Слушайся своего батюшку! Если простой воин погибнет в бою, его быстро заменят, а товарищи отомстят за него. Но если воины потеряют полководца, погибнет все войско и за него никто не отомстит!
        - Надо подчиняться словам батюшки!  - мрачно буркнул Андрей Ольгердович.  - И передай это Ягайле! Мы не уследили за ним тогда под Москвой, когда он проявил свое ухарство! Ладно, что там было мало москалей…А то бы наш Ягайла парился не один день в черной земле…
        - Ладно, племянники,  - Кейстут повернулся к братьям-князьям,  - тогда присмотрите за моим сыном! Ты, Андрей, поведешь полк Правой Руки, а ты, Дмитрий - полк Левой Руки! А там - беспощадно рубите лютых врагов!
        - Слушаемся, дядя!  - вскричали в один голос Андрей и Дмитрий Ольгердовичи.
        - Ну, тогда пусть вам помогает само Небо!  - поднял руку князь Кейстут.  - Слава великому Ольгерду!
        И литовское войско из трех полков стремительной лавиной устремилось к роще. Сам князь Кейстут медленно повел за ними Запасной полк. Зная о численности врага, он не сомневался в победе основных сил и не спешил.
        Когда литовская конница обогнула рощу и выскочила на широкое поле, немецкое войско уже стояло в полном сборе: видимо, до врага донесся шум скакавших всадников или помогла разведка.
        - Слава великому Ольгерду!  - закричал, подняв вверх свой меч, юный Витовт.
        - Слава Литве! Смерть лютым немцам!  - многоголосо отозвалось литовское войско, устремляясь на врагов.
        Немцы молча стояли и ждали. Впереди сосредоточились одетые в железные латы пехотинцы с длинными копьями, а за ними сгрудилась полутысячная конница. Атаковать литовцев, ввиду их многочисленности, немцы не захотели, рассчитывая на успех в ближнем бою. Но литовские всадники бесстрашно бросились на врага. Первая шеренга Большого полка с силой ударила по железным доспехам крестоносцев.  - Крак!  - затрещали копья, и многоголосый вопль оживил окрестности. Только теперь юный Витовт понял отцовский совет. Все скакавшие впереди воины либо погибли, пронзенные немецкими копьями, либо упали в давку и сечу, будучи выбитыми врагами из седел. Но остальные конники продолжали напирать, и немецкая пехота пошатнулась. В этот миг брянские отряды князя Дмитрия Ольгердовича, обогнув вражеский левый фланг, столкнулись с немецкой конницей. Жестокая битва завязалась по всему полю. Звон мечей, вопли сраженных, треск копий и щитов своим шумом заглушили людские крики. В давке смешались свои и чужие. Немцы отчаянно сопротивлялись и, несмотря на двойное численное преимущество литовцев, сдаваться не собирались. Тогда князь
Дмитрий Ольгердович подал знак своему горнисту. Тот, несмотря на то, что сидел на коне на некотором расстоянии от сражавшихся, увидел поднятую княжескую руку, поднес рог ко рту, и три резкий звука пронеслись над полем битвы. Около сотни брянских всадников, быстро развернувшись, поскакали назад и, остановившись в пятидесяти шагах от места сражения, вытащили из-за плеч боевые луки.  - Вжик! Вжик!  - просвистели стрелы, однако, попадая в железные латы врагов, лишь отскакивали.  - Вот напасть!  - подумал Дмитрий Ольгердович.  - Немцы хорошо укрылись…
        Тем временем Андрей Ольгердович пробился со своим полком сквозь правое крыло немецкого войска и, сокрушая на своем пути врагов, приблизился к немецкому военачальнику. Вот он занес над ним меч - Удар!  - Но вражеский шлем выдержал и только слегка покосился набок.  - Еще удар!  - главный немец пошатнулся, а его шлем, раскрыв забрало, сполз с головы.  - Доннер веттер!  - взревел он, разъярившись, вздымая вверх меч и обрушивая его на князя Андрея.  - Хлоп!  - Андрей Ольгердович, оглушенный тяжелым ударом, закачался и едва удержался в седле.  - Зерр гут!  - вскричал, ликуя, немецкий полководец, видя незащищенную спину литовского князя и вновь поднимая меч. Но в этот самый момент он вдруг подскочил в седле и выпучил от боли глаза: в его шее торчала красная оперенная стрела! Незадачливый полководец уронил меч и медленно, выпуская изо рта струи красно-черной крови, пополз вниз. Его конь заметался, сбрасывая с себя убитого и расталкивая сгрудившихся вокруг него немецких воинов. Немцам ничего не оставалось, как убить обезумевшего от страха коня. Взмах секиры, и конь, резко остановившись, рухнул прямо на
крестоносцев. Его отрубленная голова отлетела в сторону сражавшихся литовцев, а тугая струя горячей крови обагрила немецких всадников. Еще немного, и все было кончено: окруженные со всех сторон рыцари побросали мечи и подняли вверх руки.
        На поле битвы установилась тишина.
        - Что будем делать, брат? Перебьем их или возьмем в плен?  - спокойно сказал, как будто и не было жестокого сражения, князь Дмитрий Брянский, пробравшись на коне через многочисленные трупы к мрачному, как обычно, брату.
        - Надо бы их без жалости перебить!  - ответил тот со злостью.  - Пусть решает наш дядька Кейстут! Может, он назначит большой выкуп? Поехали к нему!
        Литовские воины тем временем согнали обезоруженных врагов в большую толпу. Немцы молча стояли, опустив головы и ожидая своей судьбы.
        Князь Кейстут наблюдал за битвой с небольшого холма. Теперь он, окруженный конными князьями и воеводами, сидел в седле своего породистого коня и думал о судьбе плененных врагов. Когда к нему подъехали Андрей и Дмитрий Ольгердовичи, старый воин поднял руку, подав всем знак замолчать, и произнес:  - Я видел прекрасную битву, мои дорогие племянники, и очень рад за вас, моих лучших воинов! Но я хочу особенно отметить твоих воинов, Дмитрий! Они - настоящие боевые кудесники! Искусны и в конном бою, и в лучной стрельбе! Значит, не зря твой батюшка и наш великий князь пожаловал тебе Брянск! Благодарю тебя за ратную помощь! Я считаю, что тебе принадлежит третья часть всей добычи и право решить судьбу пленных крестоносцев! Их восемь сотен! А теперь говори!
        Польщенный словами сурового Кейстута, Дмитрий Брянский молчал и думал.
        - Говори же, брат!  - буркнул Андрей Ольгердович.  - Сегодня - твой победный день!
        - Хорошо, дядя и могучий князь!  - сказал, обращаясь к князю Кейстуту, Дмитрий Ольгердович.  - Я благодарю тебя за слова похвалы и предлагаю отвести этих пленных крестоносцев в Вильно. Пусть наш славный батюшка Альгирдас и решит их судьбу! Возможно, он получит за них достойный выкуп и покроет военные расходы! А казнить этих рыцарей никогда не поздно.
        - Ну, тогда по коням, мои знатные люди!  - вскричал князь Кейстут, подняв вверх левую руку.  - Поедем теперь к нашему многострадальному Ковеню! Теперь там уже нет наших лютых врагов! Мы захватили их всех здесь, в чистом поле! Заодно узнаем, какой вред нанесли они нашей славной Литве! Тогда великий князь Альгирдас сможет устроить над врагами строгий, но справедливый суд! Слава могучей Литве!
        - Слава Литве!  - закричали во весь голос все литовские воины, и войско, оставив на поле брани Запасной полк, охранявший пленников и прибиравший трупы, двинулось вперед - к недалекому Ковеню.

        ГЛАВА 12
        СМОЛЕНСКАЯ РАТЬ

        Князь Роман Молодой, окруженный своими «лучшими людьми», сидел на большом пне в самой середине поляны и ждал. Сторожевой полк, доверенный ему великим князем Дмитрием Московским, располагался по всей дубраве, примыкавшей к огромному полю.
        Дубы шелестели своими пожелтевшими, все еще не опавшими листьями, но из-за доносившегося с большого поля шума битвы, не было слышно лесных шорохов. Звон металла, стук щитов, треск ломавшихся древков копий, крики сражавшихся заглушали все! Однако уши прирожденного воина чутко уловили нехватку «ратного духа» у обеих сторон.
        - Битва какая-то вялая,  - подумал князь, зевая.  - Да и зачем было творить такое зло друг другу?
        Осень 1369 года была теплой и сухой. Почти безоблачное, синее небо радовало глаз, а солнечные лучи согревали душу. Казалось, сама природа призывала людей к миру и спокойствию. Однако великий московский и владимирский князь Дмитрий Иванович решил использовать это время для наказания князей, участников прошлогоднего литовского похода на Москву. Дмитрий Московский был особенно разгневан на великого смоленского князя Святослава Ивановича. Сразу же после нашествия Ольгерда московские бояре провели обследование окрестностей столицы, где хозяйничали литовцы, и пришли к неутешительному выводу: Москве был нанесен «превеликий ущерб»! По сведениям уцелевших во время погрома крестьян, особенно изощрялись в грабежах смоленские воины! Они не только отбирали скудный крестьянский скарб, но безжалостно насиловали «несчастных женок»! Смолян узнавали по своеобразному говору: якобы их речь сопровождалась прицокиванием и смягчением гласных звуков, «оканием» и прочими весьма сомнительными признаками. Однако в распоряжении москвичей не было ни одного пленника от смолян. И, тем не менее, великий князь Дмитрий Иванович
пришел в страшный гнев.  - Они ведь совсем недавно называли себя нашими лучшими друзьями!  - возмутился он.  - А теперь превратились в лютых волков!
        Не меньше Дмитрия Московского разгневался и светлейший митрополит Алексий. Собрав всех проживавших неподалеку «князей церкви», при большом стечении народа, он объявил великого смоленского князя Святослава отлученным от церкви и даже послал в Константинополь к патриарху грамоту с обоснованием своих действий, рассчитывая на поддержку.
        В свою очередь, великий князь Дмитрий Иванович объявил Святославу Смоленскому войну, отправив в Смоленск «киличея с грамоткой», в которой уведомил своего врага и о церковном наказании. Получив московское послание, великий князь Святослав, расстроенный неожиданной смертью сына Люба, случившейся как раз накануне «московской грозы», сначала испугался и решил просить у великого князя Дмитрия «милости и прощения», считая, что смерть сына - «Божье наказание» ему за присоединение к войску литовцев. Однако бояре Святослава Ивановича успокоили его.  - Нечего искать в себе вину за смерть Люба!  - говорили они.  - Ведь он был такой хилый и болезненный! Что ж он не выбрал себе супругу, достигнув зрелого возраста? Разве мы не старались женить его? Кроме того, покойный княжич был добр и набожен! Господь таких не карает! Ты бы лучше послал людей к славному Ольгерду и попросил его помощи против Москвы!
        Святослав Смоленский так и поступил. Его посланники отправились в Вильно, а сам он стал готовиться к отражению возможного нападения москвичей. В Москве тем временем побывал кашинский князь Михаил Васильевич, который пожаловался великому князю и митрополиту на действия Михаила Тверского и на одобрение его поведения тверским епископом Василием. Тверь тоже принимала участие в походе Ольгерда на Москву, и Дмитрий Московский заколебался: а не послать ли войско на Тверь? Однако, не получив из Смоленска «ни выкупа, ни покаяния», он снарядил в поход Волоцкий и Московский полки и, назначив командующим молодого князя Владимира Андреевича, под рукой которого оказались лучшие московские воеводы, отправил их на Смоленск. Для усиления войска он ввел в Московский полк большую часть Сторожевого полка вместе с князем Романом Молодым и его брянскими дружинниками.
        Остатки Сторожевого полка продолжали нести службу по охране «порядка и княжей чести» в Москве.
        Московское войско быстро двинулось вперед, и уже на следующий день запылали крестьянские избы смоленского порубежья.
        Узнав о решительных действиях Москвы, князь Святослав Иванович послал навстречу врагу двухтысячное войско во главе со своим племянником Иваном Васильевичем. Враги встретились «в чистом поле» неподалеку от Смоленска. Перед битвой молодой князь Владимир Андреевич созвал совет, на котором высказались все воеводы. Они предложили простейший способ: нанести смоленскому войску удар в лоб и, пользуясь численным преимуществом (разведка довольно точно определила, сколько воинов ведет князь Иван Васильевич), постепенно окружить врага. Однако Роман Брянский не согласился с таким планом действий.  - Когда есть большое войско,  - сказал он на совете,  - следует иметь некоторый запас, чтобы в нужный час ударить по уставшему врагу свежими силами! А если мы поведем в бой сразу всех воинов, то и сами утомимся, и врагов не одолеем!
        Владимир Андреевич охотно согласился с этим советом.  - Тогда придется тебе самому, князь Роман, посидеть со своими «сторожевиками» в запасе!  - сказал он в заключение.  - Но только не прозевай и вовремя ударь по врагу!
        Вот и сидел князь Роман, скучая и проклиная себя за поданный тогда совет.  - Лучше быть на пиру жестокой битвы, чем сидеть отсиживаться без дела!
        Он вспомнил последние дни своего пребывания в Москве. Как ожидалось, его усадьба, располагавшаяся на окраине Москвы, была разграблена и сожжена дотла во время литовской осады. Но великий князь Дмитрий Иванович не забыл своего обещания. В короткий срок, благодаря его денежной помощи, московские мастеровые вместе со слугами Романа Брянского срубили два больших терема и несколько длинных просторных изб для его людей неподалеку от великокняжеского подворья. Один терем был предназначен для семьи Романа Молодого, а другой - «охочий»  - для пиров, увеселений и «душевного отдыха» самого князя. Почти все княжеские слуги уцелели во время «Ольгердовой напасти», а некоторые из них, попав в литовский плен, очень скоро с помощью брянцев, служивших в литовском войске, освободились и вернулись в Москву. Не пострадали и брянские «перебежчики», обманувшие литовцев: они тоже благополучно «отошли до своего князя». Княжеская же семья избежала «литовской грозы», благодаря тому, что Роман Михайлович сумел вовремя устроить своих жену и детей на подворье боярина Ивана Родионовича Квашни. Последний был одним из немногих
московских бояр, терпимо относившихся к бывшему брянскому князю и его людям. А после того, как он тепло принял семью князя Романа, они не только подружились, но даже породнились. Княжич Дмитрий Романович познакомился там с внучкой боярина Ивана Евдокией и, как раз накануне смоленского похода, добившись отцовского согласия, женился на ней. Свадьба прошла тихо, в семейном кругу, потому как обе стороны - и жениха и невесты - не захотели «шумного веселья» после трагических событий литовского погрома.
        А вот великий князь Дмитрий Иванович, приглашенный на свадебный пир, не только не пришел, несмотря на то, что многие бояре охотно там побывали, но, созывая воевод на смоленский поход, даже не поздравил князя Романа с женитьбой сына.
        В другое время это было бы сочтено не просто как неучтивость, но как «суровая опала», однако сейчас, после выделения великим князем места для строительства подворья князя Романа в самом Кремле и денежной помощи на это, произошедшее было принято с пониманием: великий князь Дмитрий Иванович был слишком занят!
        - Когда-то я сам был первым человеком в своем уделе,  - сказал сам себе бывший брянский князь, качая головой,  - а нынче вот стал московским нахлебником!
        - Эй, славный князь, пора!  - крикнул вдруг с вершины огромного дуба, возвышавшегося над всей рощей, княжеский дозорный, да так громко, что князь Роман очнулся от своих воспоминаний и резко встал.
        - Слезай же, Иван Будимирыч!  - прокричал он в ответ и повернулся к воинам.  - Ну-ка, люди мои,  - князь поднял руку,  - а теперь - по коням! Слава Москве! Слава Брянску!
        - Слава Роману Брянскому!  - закричали воины Сторожевого полка и с гиканьем ринулись за своим князем, огибая дубовую рощу. Первыми скакали его старшие дружинники - бывшие брянские бояре Ждан Воиславович, Будимир Супоневич и Избор Жирятович. За ними следовали остальные воины. Едва ли не в мгновение они выскочили на большое поле и увидели неподалеку сражавшихся воинов. Со стороны казалось, что там собралось несметное воинство! Однако шум битвы несколько стих.  - Устали и наши люди, и непутевые смоляне!  - думал князь Роман, погоняя коня. Еще немного - и его воины, преодолев небольшие холмы, совсем близко подскакали к рядам сражавшихся и увидели, что никто не одолевает. Московская конница буквально втиснулась в ряды конных смолян и, казалось, там застряла: и те и другие вяло махали мечами, не нанося друг другу видимого урона - Зачем же поднял нас мой глупый Иван?!  - буркнул сквозь зубы князь Роман.  - Тут идет одна возня, как на боевом учении!
        Но делать уже было нечего, и он, повернув коня, огибая ряды своей конницы, заехал к ней в тыл.  - Давай же, Радята!  - подал он знак своему горнисту.  - Пусть наши люди умаслят этих бестолковых смолян калеными стрелами!
        Резкий звук рога, казалось, поплыл над полем. А брянские всадники выхватили луки и выпустили целую тучу стрел во врагов. Они стреляли прицельно, стараясь не попасть в своих. Уже первый их залп нанес врагу немалый урон: то тут, то там падали раненые или убитые смоленские воины. В свою очередь, московские воеводы подали знак дружинникам - усилить атаку. Князь Владимир Андреевич, наблюдавший за сражением с небольшого холма, махнул рукой князю Роману и, натянув поводья коня, поскакал к нему.  - А почему ты не бьешь их со спины?  - крикнул он, едва преодолевая своим голосом усилившийся шум сражения.  - Разве ты достанешь их стрелами?!
        - Мы сейчас!  - крикнул князь Роман и подал рукой знак горнисту. Тот дважды протрубил в свой рог.  - Слава Брянску!  - заорали бояре Ждан, Будимир и Избор, устремляясь на врага.  - Слава Брянску!  - дружно прокричали брянские воины. Но остальные дружинники Сторожевого полка смолчали: пропустив вперед кричавших боевой клич воинов, они вяло проследовали за ними. Князь Роман скакал за своими ратниками. Брянская конница из двухсот копий, обойдя сражавшихся, с яростью ударила в ощетинившихся длинными копьями смолян-пехотинцев, прикрывавших вражеский тыл. Вот теперь уже началась жестокая битва! Первый ряд брянских всадников, обрушившихся на смолян, был просто сорван вражескими копьями с седел. Но раненые и умиравшие воины попадали с коней прямо на своих противников, мешая им сражаться. Смоляне, отбрасывая от себя окровавленные тела, уставали и, во время суеты, нечаянно обнажали незащищенные доспехами шеи, руки, ноги. Туда полетели беспощадные стрелы. Вот теперь смоленские ряды зашевелились и стали медленно, едва зримо колебаться. Но полного окружения не получилось. Московский и Волоцкий полки так и не
смогли потеснить ожесточившихся смолян. Видя, что битва затягивается, князь Роман подал знак горнисту, и тот трижды прогудел в рог: воины Сторожевого полка, забросив за спину луки, пошли в отчаянную, смертельную атаку. Началась жестокая сеча. Поредевшие отряды смоленской пехоты не смогли устоять против тяжелой московской конницы и особенно брянских дружинников. Еще немного, и сражение на левом краю, которым руководил Роман Молодой, превратилось в избиение: полегли почти все пятьсот вражеских пехотинцев! Но и брянские воины понесли большие потери.
        - Гибнет каждый третий!  - с горечью подумал князь Роман, глядя, как падают с коней на обагренную кровью землю его люди. Но вот он не выдержал и вытащил из ножен свой грозный меч.  - Смерть Смоленску!  - крикнул он так зычно, что его услышали едва ли не все сражавшиеся.  - Слава великому князю Дмитрию!
        - Слава великому князю!  - подхватили его клич все московские воины и, забыв об усталости, с яростью ринулись на врага.
        Сам князь Роман, размахивая мечом, беспощадно разил направо и налево. Он метался как тень по всему левому крылу и оказывался как раз в тех местах, где смоляне теснили его людей. С каждым взмахом могучей княжеской руки в рядах смоленского войска появлялись огромные, невосполнимые бреши. Кровь фонтаном взлетала в воздух, и временами нельзя было понять, вражеская ли теплая солоноватая струя ударила в лицо и грудь или кровь своих воинов…Крики и вой сражавшихся, умиравших и раненых теперь уже заглушили прочий шум…
        Внезапно раздался пронзительный гул смоленского рога, раскатившийся над полем битвы. На мгновение все затихло. И вдруг смоленские полки, потерявшие половину своих бойцов, быстро развернулись и, не обращая внимания на преследовавших их московских воинов, обратившись к ним спинами, поскакали за ближайший холм.
        - Стреляйте же, стреляйте, воины мои!  - возопил князь Роман, но его никто не услышал: возобновившийся страшный шум от воплей удиравших врагов и их преследователей уже нельзя было перекричать!
        В это время к нему подъехал молодой князь Владимир Андреевич.
        - Жаль, что ни горнист, ни лучники не услышали приказа!  - с грустью молвил Роман Брянский.  - А теперь остатки этих непутевых смолян уже далеко! Они умчались, как трусливые зайцы!
        - Ладно, славный князь,  - печально ответил, оглядывая кровавое поле битвы, князь Владимир,  - вы и так постарались! Зачем добивать их жалкие остатки? Пусть себе уходят!
        - Неужели ты отпустишь этих лютых врагов?  - буркнул с удивлением бывший брянский князь, вытирая извлеченной из-за пазухи тряпицей окровавленное лицо.  - Разве не следует их всех перебить?
        - Не следует, брат,  - сказал, без тени радости на лице, юный князь.  - Ведь мы сражались не с погаными бусурманами, а с несчастными русскими людьми!

        ГЛАВА 13
        БРЯНСКИЙ ПОХОД

        Зима 1370 года была суровой. С начала декабря, после обильных снегов, ударили лютые холода, мороз сковал реки и озера, снежные сугробы покрылись твердой ледяной коркой, дороги стали непроходимы. Лишь широкие тракты, по которым сновали купеческие караваны, и военные дороги, на которые великий московский князь последовательно высылал большие конные отряды, утаптывавшие копытами коней снег, были удобны для продвижения людей. В январе несколько потеплело и после обильного снега из Москвы вышли полки, возглавляемые князьями Романом Брянским и Дмитрием Волынским. Великий князь Дмитрий Иванович приказал своему воинству жестоко покарать литовские окраины за набег на Москву.  - Надо бы отвоевать тот несчастный Брянск для нашего славного князя Романа!  - говорил Дмитрий Московский на очередном боярском совете перед этим походом.  - Пусть же законная вотчина отойдет нашему верному человеку! Мы не должны спокойно смотреть на литовские захваты! Мы так беспечно позволили им занять древние русские земли! Из-за этого бесстыжая Литва так усилилась и стала нашим лютым врагом!
        Однако, не пройдя и «десятка поприщ», московское воинство неожиданно вернулось назад.  - Нам помешали тяжелый снег и злой ветер!  - оправдывался перед великим князем Дмитрий Михайлович Волынский.  - Надо нам подобрать более удобное время для такого похода!
        Но вот прошла зима, наступила весна, «дружная да скорая», и потоки талой воды превратили едва ли не все дороги в непроходимую грязь. Пришлось дожидаться начала лета: май был холодный и дождливый.
        Наконец, когда установилась «предобрая сушь», великий князь Дмитрий Иванович принял решение: «отправить на Литву превеликую и грозную рать, чтобы надолго научить врагов уму-разуму»!
        Никто не возражал против похода на Брянск. Но очень многие бояре не хотели отдавать брянский удел Роману Молодому. Они были недовольны и двоевластием московских воевод.
        - Зачем возвращать тот беспокойный город князю Роману, вчерашнему литовцу?  - возмутился, выражая мнение большинства, боярин Михаил Иванович.  - Чтобы он снова назвал батюшкой Ольгерда Литовского? Разве вы не знаете, что он - его названный сын? Лучше возьмем этот Брянск и присоединим его к Москве! Пусть там сидит наш наместник! И почему ты, великий князь, не назначил старшим в походе славного Дмитрия Михалыча? Разве тебе нужны всякие споры и неурядицы?!
        Ему возразил родич князя Романа, не приглашенного на совет, боярин Иван Родионович.  - Если наша славная Москва возьмет себе ту землю,  - сказал он спокойным, уверенным голосом,  - тогда у того литовца Ольгерда будет верный повод для очередной войны! Он скажет, что Москва сама угрожает литовским землям! И станет праведником! Разве он не законный защитник своей земли? А так мы отдадим этот удел законному князю, и злобному Ольгерду останется только сердиться да жаловаться! Получится, что он сам нарушает Божьи законы! Ведь Роман Михалыч - наследник брянской земли по воле Господа!
        Но бояре не поддержали это мнение и долго, безуспешно спорили. Однако ни великий князь, ни святейший митрополит к словам большинства не прислушались.
        - Надо честно и справедливо подходить к таким делам!  - молвил митрополит Алексий.  - Всем известно, как лживо и подло поступил Ольгерд Литовский с Романом Брянским, присоединив к поганой Литве его законный удел! Это сделано не по воле Господа, но по совету лукавого! И вот возникла угроза нашей земле! Это благо, что тот несправедливый Ольгерд не начал свой поход со стороны Брянска! Оттуда было бы куда как опасней! Разве брянская земля - не наше мягкое подбрюшье? Поэтому я считаю, что следует вернуть славному воину Роману, набожному христианину, его наследный город! Пусть он станет нашим верным и надежным союзником на долгие годы!
        Когда великий князь Дмитрий Иванович взял слово, в думной палате установилась мертвая тишина.  - Выслушав мудрые слова святителя и советы моих бояр,  - сказал он своим звонким, уже не юношеским голосом, потирая небольшую, но густую русую бородку,  - я решил поступить так. Мы пошлем на Брянск большое войско, возьмем город и передадим весь удел нашему славному князю Роману! И наши воины выступят немедленно, пока литовцы заняты войной с немцами! И пусть этот могучий Роман сам идет в поход и отбирает у врага свою землю! А воеводой я назначаю своего зятя - князя Дмитрия! Князь Роман будет его помощником! Пусть Роман знает, что без нашей помощи ему не удастся вернуть Брянск…Тогда он будет благодарен Москве…
        Вот и ехали теперь рядом во главе московских полков князья Роман Брянский и Дмитрий Волынский. Они были почти ровесниками! Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский был большим любителем поговорить! По дороге он рассказывал князю Роману о своей жизни, о тяжелых испытаниях, пережитых им на литовской земле! Ведь Волынь уже долгие годы была под пятой и Польши, и Литвы…Князь Дмитрий, потомок Рюриковичей, так и не смог прижиться как служилый литовский князь. Отец даже женил его на литовской княжне, надеясь пристроить сына при дворе великого литовского князя, однако не все было так просто. Литовские князья не хотели знаться с потомком русских князей, имевшим все права на владение волынскими землями. Они желали полновластно распоряжаться захваченной в свое время Волынью! Претерпев унижения и обиды, растратив все оставленные покойными родителями сбережения, потеряв умершую во время «лютого поветрия» жену, которая только и связывала его с Литвой, князь Дмитрий Михайлович выехал на службу к великому князю Дмитрию Московскому. С собой он привез лишь скудный скарб, немногочисленную челядь и двух взрослых сыновей -
Бориса и Давыда. Однако при московском дворе князя Дмитрия заметили. Сам великий князь приветливо встретил его и даже ввел в свою семью!  - Ты не должен ходить вдовцом в столь молодом возрасте!  - сказал тогда Дмитрий Московский, глядя на красивого, рослого, сероглазого волынского князя.  - Надо подыскать тебе супругу здесь, в Москве, чтобы не было «телесного томления» от неутоленной «жажды сердца»…
        По совету доброжелательных московских бояр, действовавших с ведома великого князя, князь Дмитрий Михайлович посватался к его шестнадцатилетней сестре Анне. Он робко шел в великокняжеский терем, потирая от волнения свою густую, коротко подстриженную бороду, в которой уже поблескивали седые волоса.  - Я слишком стар для той девицы,  - думал он.  - Неужели она согласится на этот брак?
        Но великая княжна довольно тепло встретила своего жениха. Несмотря на большую разницу в возрасте, ей понравился рослый, мужественный волынец!  - Он сильный мужчина,  - вспомнила она наставления боярынь и мамок,  - и будет хорош на супружеском ложе! Старый конь борозды не портит! Зато опытен и искусен в делах любви!
        Сама великая княжна не отличалась красотой, несмотря на то, что ее отец, Иван Иванович, был просто красавец! Московские княжны почему-то наследовали мужские черты лиц своих предков - большой, с горбинкой, нос, мужественное, если не суровое, лицо, толстые чувственные губы. Но то, что украшало мужчин, не всегда подходило женщине. Однако у великих московских княжон имелось и большое достоинство - они были сильными, рослыми, «богатыми телом». Князь Дмитрий Михайлович был уже в таком возрасте, когда молодость женщины вполне заменяет красоту, и, обнаружив ее «телесные прелести», с трепетом почувствовал в своем теле ненасытное желание к ней.  - Какие у нее большие груди, широкий зад и припухлые губки!  - радовался он про себя.  - Вот бы поскорей познать ее!
        Свадьба состоялась буквально через несколько дней после сватовства. И тепло принятый в Москве князь Дмитрий Боброк-Волынский, став великокняжеским зятем, чувствовал себя очень многим обязанным не только Дмитрию Московскому, но и его боярам.
        Князь Роман Брянский был на свадьбе в числе почетных гостей и вручил молодым, как это было принято, богатые подарки. На этот раз он не стал обижать завистливых бояр исключительностью своих даров и передал молодым по золотому браслету. Эти драгоценности достались ему когда-то от богатых московских купцов, преподнесших их князю и княгине в дар в день венчания на брянское княжение.  - Еще одна такая свадьба,  - думал с грустью за свадебным столом князь Роман,  - и в моей казне совсем не останется золота-серебра…
        Когда же Дмитрий Михайлович Волынский был назначен старшим над ним в брянский поход, князь Роман обиделся.  - Дмитрий Иваныч совсем не доверяет мне!  - подумал он, как только узнал об этом, и вспомнил свадьбу своего сына, какую нельзя было сравнить по пышности и богатству со свадьбой волынского князя.  - У великого князя не нашлось даже добрых слов для моего сына…А какого-то там Дмитрия Волынского принял с любовью и лаской…Не посмотрел, что он тоже пришел из Литвы…И нищим, жалким нахлебником! Вот какая несправедливость!
        Однако как только они встретились со «старшим воеводой» накануне похода и последний заговорил, князь Роман почувствовал к нему «великую приязнь».  - Какой у него приятный голос!  - подумал он тогда про себя.  - Значит, этот человек - честный и справедливый!
        Несмотря на равенство в возрасте, князь Роман, бывший близким к придворным кругам великого литовского князя, раньше не встречался с Дмитрием Волынским. И когда последний сказал, что видел его в великокняжеском дворце, бывший брянский князь, ради приличия, ответил, что тоже помнит собеседника, как уважаемого человека.
        Так они проехали половину пути, обсуждая прежнюю жизнь, но совсем не касались цели настоящего похода.  - Сам Господь решит судьбу нашего набега!  - говорил о предстоявшем князь Дмитрий Михайлович.  - Я надеюсь на скорую удачу!
        В самом деле, московская рать, ведомая двумя князьями, без труда, как на прогулке, овладела литовскими городами Калугой и Мценском: местные горожане, прогнав немногочисленные литовские гарнизоны, приветливо открыли городские ворота перед московскими полками.
        Вот почему князь Дмитрий Волынский был весел, когда войска пошли на Брянск: счастье не изменило ему и на этот раз! Он так и сыпал веселыми шутками-прибаутками, рассказывал об интересных, известных ему, явлениях и даже пытался пророчить.
        - Я верю,  - сказал он, как только их полки вступили, в самом начале летней жары, на брянскую землю,  - что нам не придется воевать с твоим славным Брянском! Брянцы сразу же перейдут на нашу сторону!
        Но князь Роман не мог в это поверить.  - Литовцы так просто не отдадут Брянск!  - усмехнулся он в ответ.  - А если такое случится, то ты не просто знатный человек - но сущий пророк, любимец Господа!
        Так они беседовали, медленно продвигаясь вперед, пока вдруг не заметили возвращавшийся из разведки отряд, быстро скакавший навстречу князьям и войску.
        - Вот что, славные князья,  - сказал своим густым сочным басом подъехавший к военачальникам старший разведки брянский боярин Ждан Воиславович.  - К вам навстречу едут брянские бояре со своим нагубником! Их ведут сюда наши воины! Вы будете с ними говорить?
        - Пусть идут к нам!  - улыбнулся, глядя с хитрецой на князя Романа, Дмитрий Волынский.  - Вот тебе, Роман, и правота моих слов!
        На это бывший брянский князь смог только молча покачать головой.  - Остановитесь, воины!  - крикнул князь Дмитрий.  - Готовьтесь к привалу! А мы будем принимать брянских посланников в своем шатре, прямо здесь, в чистом поле!
        Воины и слуги едва ли не в мгновение разбросали по всему полю палатки и шатры, разложили костры, на которых готовилась неприхотливая, но сытная воинская пища. Князья же воссели на небольшую скамью в шатре «старшего воеводы» и, попивая из принесенных слугами серебряных кубков душистый мед, ждали.
        Наконец, мальчик-слуга Дмитрия Волынского резво вбежал в шатер и доложил, что к ним идут «какие-то бояре».
        После взмаха руки князя Дмитрия в шатер вошли знатные брянцы. Их было семь человек. Впереди был незнакомый князю Роману рослый, краснолицый, с небольшой стриженой русой бородой и пышными усами на литовский манер, боярин. Все они низко поклонились сидевшим князьям, а те приветливо кивнули им головами.
        - Здравствуйте, славные московские князья!  - сказал глава брянских посланников, прижимая руку к сердцу.  - Мы решили пойти к вам навстречу, как только узнали о вашем походе! Мы не хотим воевать с московскими людьми и, особенно, с нашим праведным князем Романом!
        - Кто ты такой?  - усмехнулся Роман Михайлович.  - Я вижу здесь знакомые лица - моего бывшего огнищанина Улича, седовласого Сбыслава Михалыча, Шумака Борилича, Юрко Кручинича, Олега Коротича и тебя, моего славного беглеца, Белюту Сотковича! Но тебя - не знаю!
        - Слава тебе, наш любимый князь!  - выкрикнули едва ли не в один голос брянские бояре, довольные тем, что князь Роман помнил их даже по именам.
        - Я - Василий, мой господин!  - поклонился глава брянских людей.  - Князь Дмитрий Ольгердыч назначил меня нагубником! И я пока веду все его дела…Наш князь Дмитрий сейчас пребывает на войне с немцами, а свой удел он оставил на волю Господа…Вот мы, брянские люди и бояре, посоветовались и решили перейти со всем уделом на сторону Москвы! Мы готовы ежегодно выплачивать Москве столько серебра, сколько отсылали в Орду! Кроме того, мы зовем к себе князем Романа Михалыча и просим его согласия. Нам не нужна война со славной Москвой! Мы с радостью откроем ворота перед князем Романом! Здесь с нами целый воз серебра! Это весь ордынский «выход»! Теперь мы будет отсылать серебро не в Орду, а в Москву!
        - Хорошо, славный Василий!  - сказал, вставая, князь Дмитрий Михайлович.  - Тогда мы не будем разорять вашу брянскую землю! А сейчас мы пошлем письмо к великому князю Дмитрию Иванычу и попросим его решения. Пусть наши люди отвезут в Москву и вашу телегу с серебром. А вы пока отдохните в шатре, который вам поставят, примите пищу и ждите. Ответ от великого князя придет не сразу! Думаю, что через день - два…А теперь - идите!
        - Благодарим!  - склонился в поясном поклоне нагубник Василий. Также поступили и брянские бояре.
        Как и предсказал мудрый князь Боброк-Волынский, великокняжеский ответ пришел с молодым гонцом лишь к вечеру следующего дня.
        Запыхавшийся от скорой езды юноша, одетый в легкую одежду московского конного воина, низко поклонившись князьям, ожидавшим его в шатре «старшего воеводы», быстро сказал:  - Здравствуйте, славные князья! Я привез вам словесный приказ нашего могучего Дмитрия Иваныча! Он не стал писать грамотку, чтобы быстрей решить дело! Великий князь сказал такие слова:  - Мой верный Дмитрий Михалыч! Возьми у брянских людей грамотку, где бы они письменно изложили клятву верности Москве и обязательство - привозить нам каждый год, до осени, свой ордынский «выход»! А славный Роман Михалыч пусть возвращается в Москву! Мы повременим с его княжением! Обстоятельства сильно изменились!

        ГЛАВА 14
        БИТВА У РУДАВЫ

        Брянский полк Дмитрия Ольгердовича стоял на левом крыле войска великого князя Ольгерда. Сам великий князь все еще пребывал в своем шатре и беседовал с братом Кейстутом. Воины были готовы идти в бой и только ждали приказа своего полководца. Князь Дмитрий Ольгердович, как и его воины, томился от бездействия и, сидя в седле своего боевого коня, размышлял про себя.  - Вот какая славная зима на немецкой земле! Просто Божья благодать!  - думал он, поглядывая время от времени на стоявших возле коней воинов.  - Это тебе не Русь, не мой суровый брянский удел! Мы вот тут завязли, и нет времени, чтобы заняться делами удела!
        Еще осенью, как раз накануне похода на немцев, к нему в стан прибыл посланник от брянских бояр, сообщивший, что Брянск подвергся угрозе нападения московских войск и даже заплатил Москве «непотребную дань» серебром! Он рассказал и о том, что брянские бояре вместе с нагубником Василием ходили «целой толпой» в стан московских воевод и «целовали крест», пообещав Москве ежегодную дань и признание великого московского князя «своим батюшкой». Посланник, правда, говорил, что действия нагубника Василия были вызваны необходимостью спасения удела от «московской грозы» и являлись временной мерой, но Дмитрий Ольгердович был встревожен.  - Разве у вас было мало сил,  - возмутился он в беседе с брянским гонцом,  - и вы испугались московской осады?! Я же говорил своим боярам, как можно победить москалей! Ведь наш Брянск - неприступный город! Там предостаточно и воинов, и надежных горожан! Зачем отдали мое серебро и опозорились, целуя крест?
        Но особенно разгневался, узнав о брянских событиях, великий князь Ольгерд.  - Твой брянский нагубник Василий давал мне клятву верности перед христианским епископом!  - сказал он своему сыну Дмитрию Брянскому.  - А вот теперь целовал крест Дмитрию Москалю! Это - клятвопреступление! Надо прогнать этого Василия из Брянска и доставить его ко мне в Вильно на праведный суд! Пусть теперь трепещет от страха: как только мы разобьем злобных немцев, сразу же возьмемся за него!
        Война с немцами сковывала руки великого литовского князя. Воспользовавшись этим, московские полки, ведомые князьями Дмитрием Волынским и Романом Молодым, совершили набег на Новосиль. Князь Иван Симеонович Новосильский тоже принимал участие в литовском походе на немцев и не мог защитить свой удел. Московские войска без труда, не встретив сопротивления, заняли Новосиль, пленили жену князя Ивана, дочь великого князя Ольгерда, и увезли ее в Москву. А новосильским князем был объявлен признавший верховенство Москвы Роман Симеонович Одоевский, младший брат неугодного Москве князя Ивана. Последний был так удручен вестями из своего удела, что едва сумел взять себя в руки для похода на немцев.  - У меня очень мало воинов, чтобы отомстить коварной Москве!  - сказал он перед походом Дмитрию Ольгердовичу.
        В самом деле, пять сотен новосильских копейщиков было совсем недостаточно для того, чтобы вернуть ему Новосиль! Новосильских воинов включили в брянский полк Дмитрия Ольгердовича, а сам новосильский князь подчинился ему на правах младшего воеводы. Он тоже маялся от бездействия и, сидя на коне за спиной князя Дмитрия, шумно дышал.  - Нам недолго осталось ждать, брат,  - Дмитрий Ольгердович повернулся к нему лицом.  - Наши люди проведали, что немцы собрались недалеко отсюда - у местечка Рудавы! Значит, скоро будет сражение! Вот только мои батюшка с дядькой выслушают важного смоленского гонца, и мы пойдем на врага!
        В самом деле, великий князь Ольгерд с братом Кейстутом обсуждали полученные от великого князя Святослава Смоленского новости. Оказывается, Дмитрий Московский объявил войну Михаилу Тверскому и последний, не дожидаясь вторжения московских войск, устремился в Литву за помощью.  - Он ждет тебя, великий государь, в твоей столице,  - сообщил гонец.
        Не радовали литовских князей и вести о победе князя Бориса Константиновича Городецкого, зятя Ольгерда, над «булгарскими татарами», когда он ходил в поход на «булгарского и казанского князя Асана» по приказу старшего брата, великого князя Дмитрия Константиновича Нижегородского, родственника и союзника Дмитрия Московского. Полки князя Бориса так напугали мурзу Асана, что тот отказался от сопротивления и прислал русским «богатые дары», надеясь этим откупиться. Князь Борис взял его подарки, но на «казанский стол» посадил некого «Мамат-Салтана, сына Бакова», ставленника Мамая.
        По предположению великого литовского князя, случившееся лишь усилило Москву.  - Наш враг, Дмитрий Москаль, теперь «почивает на лаврах»,  - говорил, качая головой, Ольгерд Гедиминович,  - и если бы не затяжные дожди, залившие Москву, его войска уже пребывали бы в Твери! Эх, если бы не эти злобные немцы, мы бы без жалости потрепали войска москалей!
        - Нечего унывать, брат!  - ответил на это князь Кейстут.  - Пусть не радуется этот Дмитрий: возмездие не за горами! Еще неизвестно, к славе или добру, «булгарская победа» его тестя…А вот Мамаю от этого - большая польза! Там увидим…Может и переманим на свою сторону этого Мамая! Наши русские земли уже давно не отсылали дань в Орду…Даже твои брянцы перестали платить «выход», но, к сожалению, поступили не лучшим образом! Лучше отсылать серебро Мамаю, чем нашему лютому врагу - Москве! Я слышал, что у Мамая - совсем немного сил! Вот он опять потерял свой жалкий Сарай! Ты же слышал, брат, что говорил смоленский киличей? Там, в Сарае, теперь засел новый царь - некий Тулунбек, прогнавший Мамаева ставленника! Надо бы поддержать Мамая и настроить его против Москвы!
        - Ты прав, брат,  - улыбнулся великий князь Ольгерд.  - Я вижу, что не все для нас так уж плохо…Вот только одолеем немцев, а тогда - держись, Москва!
        - Ладно, брат,  - молвил князь Кейстут,  - пора нам идти на битву! Мы и так сильно затянули время…И наши воины томятся без пользы.
        По знаку великого князя Ольгерда литовские войска снялись со стоянки и быстро пошли на врага. У замка Рудавы, неподалеку от Кенигсберга, их ждало большое немецкое войско во главе с самим великим магистром. Крестоносцы знали о движении литовцев, но идти в наступление не хотели: они рассчитывали при возможном поражении укрыться за стенами своего королевского города. Литовские полки, обойдя небольшой холм и увидев правильный строй готовых к сражению немецких рыцарей, стальные доспехи которых поблескивали при движении воинов, решительно бросились на врага. Уже первый удар Большого полка, возглавляемого самим Ольгердом, по пешим шеренгам крестоносцев был страшен. Стук щитов и звон металла был так силен, что заглушил крики раненых и умиравших! Но пошатнувшиеся немцы не испугались и, отчаянно отбиваясь, устояли. Им на помощь подходили новые воины. А сзади стояла основная часть войска - тяжелая конница, пока еще не вступившая в битву. Если бы враг смог сосредоточить свой удар в одном месте, литовское войско долго бы не продержалось. Но одновременные удары литовской конницы с флангов помешали немцам.
Особенно яростно сражались на правом фланге воины Кейстута. Они рубились с такой силой, что немцы несли серьезные потери и едва сохраняли строй. Слева же вел бой брянский полк Дмитрия Ольгердовича. Здесь не было перевеса ни с той, ни с другой стороны. Битва, казалось, приняла там затяжной характер, и жертв почти не было: и пешие немцы, и конные брянцы лишь отбивали взаимные удары. Видя такое положение дел, великий магистр, восседавший на коне сзади войска и умело посылавший через своего горниста приказы, дал знак одному из своих отрядов - перейти с левого края на правый - чтобы помочь рыцарям, изнемогавшим от потерь под ударами Кейстута. Это позволило несколько выровнять передние ряды сражавшихся и приостановить наступление литовцев.
        Дмитрий Ольгердович, заметив маневр немцев на его фланге, некоторое время продолжал вести бой по-прежнему, чтобы усыпить бдительность врага, но как только он обнаружил, что уход значительных сил окончательно состоялся, его полк безжалостно врезался в ослабленных, утративших осторожность врагов!
        Сам брянский князь, наблюдавший за сражением за спинами своих воинов, неожиданно привстал в седле и, подняв вверх свой большой меч, вскричал:  - Слава великому Альгирдасу! Слава Литве! Смерть лютым врагам!
        - Смерть врагам! Слава Альгирдасу!  - подхватили его клич воины и с воодушевлением устремились вперед. В мгновение ока немецкие ряды опрокинулись под ударом брянского полка.  - Рази! Громи! Слава Брянску!  - кричали брянские дружинники, чувствуя, как подались назад неутомимые до этого удара пешие немецкие рыцари. Брянцев поддержали новосильцы и литовцы. А первый воевода, княжеский тиун Златан Сбыславович, подавая пример своим воинам, безжалостно рассек рослого немецкого военачальника, возвышавшегося на коне посредине своей пехоты и пытавшегося предотвратить отступление своих подопечных: тот зазевался как раз тогда, когда раздался дружный клич брянцев, и из рук его верного оруженосца, сраженного красной оперенной стрелой, выпало знамя. Тяжелый меч разрубил кожаные ремни панцыря немецкого воеводы и вонзился в его незащищенное тело. Горячая кровь старого воина густой струей взмыла в воздух, а потерявшая всадника лошадь, обезумев, взвилась на дыбы, безжалостно давя немецких рыцарей. Последние сумели зарубить в возникшей давке несчастное животное, но, отвлекшись на мгновение от сражения, попали в
окружение. В беспощадной сече воины брянского полка буквально разорвали ряды вражеской пехоты. Еще немного, и воины Дмитрия Ольгердовича вышли в тыл немецкого войска. Спасая положение, великий магистр направил на них свою тяжелую конницу. Битва стала еще более ожесточенной. Конные немецкие рыцари, видя повсюду рассеченные тела своих товарищей-пехотинцев и чувствуя стоявший в воздухе запах свежей крови, словно обезумели!  - А, русише тойфель!  - вскричал, устремляясь на Златана Сбыславовича, немец-толстяк, конный военачальник.  - Дас ист фюр дихь!  - И он с силой обрушил свой меч на брянского воеводу. Последний едва сумел увернуться, но пошатнулся в седле: могучий немец разрубил его щит, ставший теперь бесполезным. Еще удар - и голова сорокалетнего боярина Златана, орошая кровью немецкого воеводу, пала на «сырую землю». Князь Дмитрий Ольгердович в это время сам врубился в ряды вражеской конницы. Его неутомимый меч, казалось, мелькал повсюду, беспощадно сбивая с коней упорно сражавшихся врагов, которые, будучи даже ранеными, вскакивали на ноги и продолжали биться уже пешими, нанося немалый урон
противнику. Спешившиеся или сбитые с коней брянцы тоже не собирались отходить в тыл и сражались с неутомимой яростью. Но в этот день немцам везло. Даже малейшее их преимущество на каком-либо участке постепенно превращалось в успех. Отважные рыцари сумели затянуть сражение, что позволило им утомить увязших в яростном наступлении литовцев и высвободить готовый к неожиданной атаке «запасной» отряд!
        Воинам брянского полка было особенно трудно! Теперь против них сосредоточились самые опытные немецкие воины. В центре же и на правом фланге крестоносцы только сдерживали литовских воинов и выжидали. Хитроумные рыцари, порой, даже не поднимали мечей, чтобы сберечь силы и старались закрываться щитами, создавая обманчивую видимость своей слабости.
        - Выбивайте у них мечи, люди мои!  - крикнул своим воинам встревоженный Кейстут.  - Нечего бесплодно бить по щитам!
        Однако его слова утонули в шуме битвы, которая, казалось, превратилась в сплошной стук и лязг металла.
        Тем временем обстановка на левом крыле совершенно накалилась! Немецкий военачальник, окруженный лучшими воинами, сражался, не зная усталости. Его огромный меч безжалостно разил врагов, и, казалось, не было такой силы, которая могла бы его остановить. Видя, как гибнут его воины, князь Дмитрий Брянский скрипел зубами, но ничем не мог им помочь: для того, чтобы добраться до немецкого военачальника, нужно было преодолеть два ряда ожесточенно сражавшихся врагов. Особенно трудно было поразить немецкого рыцаря из-за прочных железных доспехов, закрывавших его тело. Меч ударялся в железо, отскакивал, оставляя отметины, выбивал немцев из седел. Но, если их сразу же не добивали занятые сражением брянцы, они, очнувшись, опять отчаянно бились!  - Помоги мне, Господи, добраться до этого грозного немца!  - взмолился вслух князь Дмитрий.
        В этот момент немецкий воевода вдруг поднял вверх руки и, схватившись за голову, стал медленно сползать на землю.  - Неужели Господь услышал мои слова?  - подумал, отбивая удар очередного вражеского всадника, Дмитрий Ольгердович.  - Тогда мы непобедимы!  - И он поднял вверх свой меч для последнего, смертельного, удара. Вдруг резкий звук боевого литовского рога прорезал шум сражения, и княжеский меч лишь сбил шлем с немецкого рыцаря. Перед брянским князем предстало нежное юношеское лицо, измазанное кровью.  - Сам Бог тебя спас!  - буркнул Дмитрий Ольгердович, подавая знак молодому немцу, что дарует ему жизнь. Тот покорно склонил голову. И в этот миг над полем пронесся еще один, протяжный, сигнал литовского боевого рога.  - Почему мы отступаем?!  - вскричал Дмитрий Ольгердович, делая своим воинам знак поворачивать назад.  - Мы же почти одолели!
        Но приказ Ольгерда нужно было выполнять. Литовские войска поспешно отошли к лесу, пытаясь там закрепиться. Как потом узнал Дмитрий Брянский, крестоносцы под началом самого великого магистра Винриха Книпроде, послав в атаку последних, отсидевшихся в тылу воинов, сумел рассечь отряды Ольгерда и Кейстута, и те вынуждены были отступать под угрозой окружения. Однако и в лесу крестоносцы отчаянно сражались, преследуя остатки литовского войска. Дмитрий Ольгердович со своими бойцами прикрывали общий отход и медленно, с боем, пятились, обходя деревья. За ними довольно долго шел немецкий отряд, и, когда литовское войско вышло из лесу на большой заснеженный луг, брянский князь с зычным криком:  - Слава Альгирдасу!  - бросил свой полк на немцев. Завязалась жестокая битва. Брянские воины, не щадя себя, с яростью вгрызлись в строй своих преследователей. Сам князь Дмитрий, неутомимо размахивал своим тяжелым мечом, безжалостно поражая врагов. К его недоумению, немцы бились как-то вяло и довольно скоро утратили наступательный пыл. Вновь раздался призывный звук литовского рога, и сражение, едва начавшись,
неожиданно прекратилось. Тут только Дмитрий Брянский, оглядевшись, обнаружил, что весь их участок битвы со всех сторон окружен воинами Ольгерда, державшими наперевес луки.
        - Мы едва вас усмирили!  - сказал, улыбаясь, подъехавший к сыну великий князь Ольгерд.  - Вот уж брянские петухи! Нет удержу! Я не ожидал от тебя такой прыти! Сразу взял на себя всю битву! Радуйся, сынок: эти немцы оторвались от своих главных сил и угодили к нам в плен! Это ничего, что их главный магистр оставил за собой поле сражения…Зато мы перебили его лучших людей и нанесли врагу непоправимый урон! Они надолго запомнят такую победу! А мы тем временем отдохнем и подумаем о москале Дмитрии! И тебе нужно поехать в Брянск, чтобы поймать того бесстыжего нагубника Василия! Я не хочу потерять брянскую землю…А сейчас я благодарю вас за ратный подвиг и желаю тебе удачи во всех делах твоего брянского правления!

        ГЛАВА 15
        ВТОРОЕ ЛИТОВСКОЕ НАШЕСТВИЕ

        Начало этой зимы принесло тяжелые испытания для москвичей. Несмотря на лютый холод, в город въезжали многочисленные повозки со скудным крестьянским скарбом, и только за белокаменной кремлевской стеной можно было отсидеться, избегнув «великих тягот от гнева Ольгерда». Князь Роман со своими людьми были вынуждены тщательно следить за порядком в городе и не допускать «смуты да крамолы». Большое скопление людей было опасно не только беспорядками. Возникла угроза тяжелых заразных болезней. Роман Молодой не один раз докладывал великому князю Дмитрию Ивановичу о необходимости ограничить прием беженцев и, наконец, добился своего: Кремль был закрыт. На воинов Запасного полка легла дополнительная «тягота»: разъяснять скопившимся у ворот несчастным крестьянам указ великого князя и давать советы беженцам, в какой монастырь или ближайший городок им следует уходить под защиту крепостных стен.
        Ждали литовцев. Великий князь Дмитрий Московский уже получил известие о вторжении войска Ольгерда Гедиминовича в пределы его земель. Но и на этот раз москвичи не подготовились к отражению врага! Святейший митрополит в это время пребывал в Нижнем Новгороде, полки были распущены «на кормление» по городам, и лишь узнав о движении войск литовцев, Дмитрий Московский послал своего двоюродного брата Владимира Андреевича собирать войска «по всему великому княжению». На боярском совете великий князь распределил обязанности воевод и бояр на время осады. Он также назначил старшим воеводой князя Дмитрия Волынского, которому подчинил и Запасной полк с брянской дружиной Романа Молодого. Учитывая важность порученной ему работы по обеспечению порядка, князь Дмитрий Михайлович не привлекал Романа Брянского к наблюдению за стражей, охранявшей крепостные стены. Однако князь Роман часто сам подъезжал к крепостным башням, беседовал со стражниками, поднимался вверх на крепостные стены и озирал окрестности. Вот и на этот раз сегодня, 6 декабря, в день святого Николы, он, поговорив с князем Дмитрием Волынским, взобрался
по большой, приставленной к крепостной стене лестнице, и уселся на удобный дубовый стул, предназначенный для воеводы.
        Внизу было тихо и пустынно. Не сновали телеги, не суетились люди. Было ясно, что литовцы вот-вот появятся у кремлевских стен. Мелкий утренний снег замел все следы, несколько ослаб жестокий мороз, и в воздушной дымке едва виднелась недалекая скованная льдом река и густой, голубоватый лес. Глядя на снежную белизну и ощущая все величие зимней природной красоты, князь Роман чувствовал, как мелочны, как нелепы поступки властных людей, возомнивших себя «властелинами мира сего»…  - Мы только нарушаем земной порядок и не чтим божьих знамений!  - подумал он.  - И зачем наш великий князь Дмитрий раздражал Ольгерда? Ведь Господь предупреждал! Разве мы не видели осенью кровавые столбы в небе? Зачем мы ходили на Тверь?
        Дмитрий Московский не был суеверен. Он пренебрег и «кровавыми знаками», и советами бояр, и даже здравым смыслом. Расторгнув мирный договор с Тверью, он, движимый гневом, все-таки послал свои отряды в пределы тверской земли. На этот раз князь Роман не участвовал в набеге. Московские войска прошли «огнем и мечом» по тверским «селам и весям», взяли города Зубцев, Микулин, мелкие крепостцы, разграбили имущество тверичей и увели в плен «великое множество народа». Среди московского воинства пребывали и брянцы, которые по собственному желанию напросились в набег. Они вернулись не только с богатством, награбив «премного пожитков», но и с тверскими пленниками. Одни из них превратились в боярских холопов, а другие, женского пола, стали «зазнобами» или «верными супругами» тем воинам, которые не смогли подыскать себе жен в Москве. Для брянцев Запасного полка было непросто найти себе женщин! Москвичи, тяготясь уже давно сложившимся мнением о бунтарском духе брянцев, их якобы грубости и жестокости, просто боялись отдавать своих «красных девиц» за «крамольников». К тому же служба брянских воинов при дворе
великого московского князя не всегда способствовала укреплению доверия к ним горожан: «охранительные деяния», хоть и вели «к тишине» в городе, понимались простонародьем, как насилие. Поэтому брянские добровольцы и пошли в тверской поход не столько за богатствами, сколько из необходимости, «по случаю телесного томления».
        Но поход привел к тяжелым для Москвы последствиям.
        Великий тверской князь Михаил Александрович узнал о разорении его земель московскими войсками, будучи в Литве. Он бежал туда сразу же после того как узнал о «размирении» с Дмитрием Московским, надеясь на помощь своего зятя - великого князя Ольгерда. Последний, однако, в это время громил крестоносных рыцарей и надежды на его скорое возвращение не было. Тогда князь Михаил решил искать помощи в другом месте и, собрав, сколько мог, серебра, выехал в степи к великому временщику Мамаю. Сараем он пренебрег по причине недоверия «молодому самозваному царю Тулунбеку». Тверское серебро и «доверие» обрадовали Мамая. Тот осудил поведение князя Дмитрия Московского и немедленно выдал Михаилу Тверскому ярлык на великое владимирское княжение. Великий тверской князь, мнивший теперь себя еще и владимирским, отправился на Русь вместе с татарским послом Сары-хаджой, надеясь, что Дмитрий Московский подчинится «царской воле». Но так не случилось. Великий князь Дмитрий, узнав об «успехе Михаила», послал на все дороги воинские отряды, «заставы», устроившие настоящую охоту за незадачливым великим тверским князем. Пришлось
ему вновь бежать к своему покровителю - великому князю Ольгерду - в Литву. К тому времени литовское войско уже вернулось из похода на немцев «с великой славой». Михаил Тверской, поддержанный сестрой Ульяной, супругой великого князя литовского, был тепло принят Ольгердом Гедиминовичем и «обласкан»: уже 25 ноября, «в Филиппово заговенье», литовское войско, ведомое самим великим князем, его братом Кейстутом и их сыновьями, вторглось в московскую землю. Это была та самая победоносная рать, громившая немецких рыцарей, в составе которой пребывали и смоленские, и тверские полки. Смолян возглавлял сам великий смоленский князь Святослав Иванович, жаждавший отомстить Москве за недавнее нападение.
        Первым вражеским городом на пути объединенного войска стал пограничный Волок, в котором размещался сильный московский отряд. Литовцы попытались с ходу овладеть городом, но его защитники оказали им достойное сопротивление. Три дня «топтались» враги у городских стен, теряли воинов, мерзли, но ничего поделать не могли. Московский воевода князь Василий Иванович Березуйский не только отбивал их отчаянные «приступы», но и сам устраивал успешные вылазки. Он совершенно не боялся врага и, чтобы показать литовцам свое пренебрежение к ним, часто выходил за крепостные ворота, смеясь и ругаясь. Это стоило ему жизни. Какой-то литовский воин спрятался перед рассветом за подмостьем, и как только князь Василий вышел на свою обычную утреннюю прогулку на мост, пронзил его насквозь своим копьем. Несчастный князь, принесенный верными воинами в опочивальню, едва успев принять «иноческий чин», скончался.
        Однако и после его гибели Волок не сдавался. Пришлось Ольгерду Литовскому снимать осаду и поспешно идти на Москву. Но время уже было упущено. Дмитрий Московский узнал о вражеском нападении. Раздосадованным литовцам оставалось только жечь и грабить уцелевшие от их прежнего нашествия земли. А москвичи надеялись отсидеться за прочными белокаменными стенами.
        - Неужели мой названный батюшка отважится на безумный приступ?  - с горечью думал князь Роман, глядя с крепостной стены вниз.  - Разве ему не жаль посылать на бессмысленную смерть своих воинов? И есть ли там брянцы? А вдруг нам придется скрестить мечи с ними?
        Вдруг до князя Романа донеслись громкие крики сидевших неподалеку от него на стене воинов:  - Смотрите! Вон идут литовцы! У них превеликое войско!
        Он глянул вниз и увидел огромную черную массу, медленно наплывавшую на город. Издали казалось, что течет, извиваясь, большая река.  - Они идут бестолковой толпой, не боясь нападения!  - удивился про себя бывший брянский князь.  - Их так много! Там будет, пожалуй, три десятка тысяч! Литва никогда не собирала такое большое войско!
        Стоявшие по всем крепостным стенам московские воины со страхом и изумлением смотрели на несметные вражеские полчища. Однако по мере приближения врага их тревога стала рассеиваться. Сквозь белесую дымку стали отчетливо проявляться многочисленные телеги, гонимые перед войском пленники, стада скота.
        - Вон, сколько награбили!  - вздохнул, успокоившись, князь Роман.  - Само войско идет в полном порядке, видно даже четкое разделение по полкам…Тогда воинов здесь, в лучшем случае, десять тысяч! А это - по зубам Москве и нашим бойцам!
        И он, не слушая криков подходивших к крепости литовцев, встал и быстро спустился по лестнице вниз.
        - Надо бы, брат,  - громко сказал он, подойдя к стоявшему у крепостных ворот старшему воеводе,  - подобрать людей для вылазки и быстро охладить пыл наглых литовцев! Можно отбить у них часть скота и пленников! Я бы сам непрочь возглавить наш отряд!
        - Мы не можем сами решать такие дела, брат!  - возразил Дмитрий Волынский.  - Нужен приказ великого князя…Поеду к нему и доложу о твоем предложении!
        И он поскакал к великокняжескому дворцу.
        Тем временем Кремль окутал черный дым: горели подожженные врагом недалекие постройки.  - Хорошо, что мы сами сожгли посад перед городом,  - мелькнула у князя Романа мысль,  - едва уговорив великого князя! Иначе бы мы задохнулись от удушливого дыма!
        Московские воины спокойно сидели на стене: враги лишь только шумели и скакали вокруг Кремля, даже не выпуская стрел.
        Послышался цокот копыт возвращавшегося князя Дмитрия Михайловича.
        - Государь не разрешил нам сделать вылазку!  - сказал, спешившись, главный воевода.  - Он приказал спокойно сидеть за белокаменными стенами и следить за вражескими действиями…
        Восемь дней простоял Ольгерд под стенами Москвы. Он несколько раз присылал своих людей к великому князю Дмитрию с требованием сдаться, но тот с насмешками отправлял их обратно. В последний раз великий князь сказал Ольгердовым посланникам, что не только не собирается сдаваться, но ждет своего брата Владимира с огромным войском, чтобы разгромить «нечестивых литовцев»!
        Князь Роман, ожидавший большого сражения и томившийся от бездействия, долго думал, как помочь делу. Наконец, он вспомнил свою прежнюю уловку и, как только последний литовский посланник покинул Кремль, отправился на прием к великому князю.  - Может, пошлем моих людей к Ольгерду,  - обратился он к Дмитрию Московскому, согласившемуся принять его в своей теремной светлице,  - и напугаем его близящимся возмездием? Я боюсь, что злобный Ольгерд начисто разорит московскую землю и сожжет все наши села! Ведь в прошлый раз это хорошо помогло…Почему бы не попробовать снова?
        Дмитрий Иванович долго думал, потирая свою небольшую русую бороду.
        - Ладно, Роман,  - сказал он, наконец,  - попробуй обмануть их! Посылай своих верных людей к Ольгерду или к прочим князям…Ты сам знаешь, как лучше поступить…Пусть знают всю правду!  - Он пристально вгляделся в лицо бывшего брянского князя.  - Нам, в самом деле, нет смысла сейчас лгать: мой брат Владимир уже подошел к Перемышлю со своими «железными полками. К нему присоединилось войско князя Владимира Пронского, присланное нам на помощь великим рязанским князем Олегом! Они готовы покарать наглую Литву! Теперь нам хватит воинов!
        Вечером, как только стемнело, брянские люди, одетые в коричневые, похожие на литовские, полушубки и кафтаны, выскочили за стены Кремля и растворились во мгле.
        На следующий день в Кремль прибыл для переговоров важный литовский боярин. Князь Роман в это время пребывал у кремлевских ворот и с любопытством смотрел, как одетый в кунью шубу литовец проследовал, сопровождаемый стражниками, в великокняжеский терем.
        Вскоре к городским воротам прискакал молодой слуга Дмитрия Московского.
        - Князь Роман Михалыч Брянский!  - громко крикнул он.  - Тебя зовет государь! Поспеши в думную палату!
        Князь, недолго думая, вскочил на коня и стремительно помчался вслед за гонцом.
        Сбросив на руки слугам свою теплую медвежью шубу и войдя в думную светлицу, он увидел собравшихся там бояр, великого князя, сидевшего перед ними в своем большом золоченом кресле и стоявшего перед ним в роскошном, расшитом золотыми галунами кафтане, литовского посланца.  - Это же - Гинвил Данутыч!  - подумал он.  - Как же я не узнал его у городских ворот?
        - Садись, Роман, сюда - кивнул ему головой великий московский князь, не дожидаясь привычных поклона и приветствия,  - на переднюю скамью!
        Князь присел и вслушался в разговор.
        - Великий князь Альгирдас, предлагает тебе перемирие, славный Дмитрий Иванович,  - вкрадчиво сказал литовский боярин,  - и надеется на твое доброе согласие! Он считает, что мы можем быть не только хорошими соседями, но и друзьями. А при желании - даже родственниками! У нашего государя есть на выданье красавица-дочь. А твой славный брат, молодой князь Владимир Андреевич - еще не женат! Почему бы ему не посвататься к знатной невесте? Тогда вы будете родственниками с могучим Альгирдасом, и на наших землях настанет вечный мир!
        Посланник замолчал, а московские бояре зашумели, заспорили.
        - Тихо, люди мои!  - поднял руку великий князь.  - Нам следует прислушаться к совету этого знатного человека! Это хорошо, что великий князь Ольгерд предложил нам заключить перемирие…У меня нет возражений! Пусть литовцы спокойно возвращаются домой и присылают к нам в Москву знатную молодую невесту! Мы готовы породниться с литовским государем!

        ГЛАВА 16
        БИТВА ПРИ СКОРНИЩОВЕ

        Декабрь 1371 года был суровым. Еще в ноябре ударили морозы, а снега выпало немного. Воспользовавшись тем, что дороги были удобны для прохода войск, великий князь Дмитрий Иванович Московский послал своих воевод в поход на великого рязанского князя Олега Ивановича. Вражда между Московским и Рязанским княжествами тянулась давно. Еще в тяжелые для Рязани времена, когда часто менялись великие князья, рязанские земли едва успевали залечивать раны от бесчисленных набегов татар, а Москва только становилась, московские князья постепенно, пользуясь слабостью своего соседа, беспощадно захватывали рязанские городки и веси. Самым крупным приобретением Москвы был город Коломна, отнятый у Рязани в 1301 году князем Даниилом Александровичем. Затем последовали другие захваты. Правда, нынешний великий московский князь Дмитрий не угрожал Рязани, зато Олег Рязанский поднял голову! Рязанские бояре постоянно напоминали ему о понесенных потерях и о «неправедных» делах прежних московских князей по отношению к Рязани. В конце концов, они добились того, что Олег Иванович, собрав войско, занял пограничный московский городок
Лопасню, ранее принадлежавший Рязанскому княжеству.
        Некоторое время Дмитрий Московский, из-за трудного положения его удела, угроз со стороны Литвы и Твери, не мог дать отпор Олегу Рязанскому. Но вот теперь его дела несколько улучшились. Великий тверской князь Михаил Александрович не сумел добиться своей цели - великого владимирского княжения - и потерпел серьезное поражение без войны. Как известно, он просил ярлык на Владимир у ордынского временщика Мамая и добился его поддержки, но Дмитрий Московский не признал «татарскую волю». Тогда Михаил Александрович вновь пошел в далекие степи и, задобрив Мамая тверским серебром, опять получил ярлык на великое владимирское княжение. И на этот раз с ним пошел татарский посол Сары-хаджа с большим конным отрядом. Побывав в Твери, татары, вместе с великим тверским князем, направились к Владимиру. Но Дмитрий Московский перекрыл им путь: большое московское войско, возглавляемое самим Дмитрием Ивановичем и его воеводой Дмитрием Волынским, стало у Переяславля, готовясь к сражению. Но тверичи не решились воевать. Татарский посол попытался помочь Михаилу Тверскому и отправил из Мологи своих людей с тверским боярином,
требуя, чтобы Дмитрий Московский подчинился воле татарского хана Мухаммеда-Булака, ставленника Мамая. На это Дмитрий Иванович ответил:  - Я не признаю царскую грамоту и не пущу Михаила Тверского во Владимир! Для тебя же, посла, нет никаких преград!
        Сары-хаджа правильно понял слова великого московского князя и поехал в Москву, куда вскоре вернулся и Дмитрий Иванович.  - Айда, Мыхаыл, до Тферы,  - сказал он тверскому князю на прощание,  - а я сам попробую напугать этого коназа Дэмитрэ!
        Михаилу Александровичу не оставалось ничего другого как последовать его совету: пройдя «с огнем и мечом» в направлении Бежецкого Верха, он вернулся 23 мая со своим войском в Тверь.
        Татарский посол был встречен в Москве с почетом! Дмитрий Московский преподнес ему щедрые подарки, усадил рядом с собой за пиршественный стол, словом, «обласкал». И Сары-хаджа, довольный приемом, немедленно перешел на сторону великого московского князя! Он легко отказался от обещаний, данных Михаилу Тверскому, и даже посоветовал Дмитрию Московскому «поехать к царю и могучему Мамаю за ярлыком на Уладэ-бузург»!
        Великий московский князь последовал совету татарского мурзы и 15 июля выехал в сопровождении ростовского князя Андрея Федоровича и митрополита Алексия, проводившего их до Оки, «в Мамаеву Орду».
        Тем временем в Москву к князю Владимиру Андреевичу, оставшемуся «местоблюстителем», прибыли послы великого литовского князя Ольгерда, продлившие перемирие и обручившие его, князя Владимира, с Еленой Ольгердовной, как обещали раньше.
        Дмитрий же Московский, явившись в ставку Мамая, щедро одарил последнего, хана Мухаммеда-Булака и их жен дорогими подарками и вновь получил ярлык на великое владимирское княжение. Чтобы создать видимость честности, Мамай отправил в Тверь к великому князю Михаилу посланника со словами:  - Ты не сумел, Мыхаыл, завоевать Уладэ-бузург, поэтому оставайся с тем, что заслуживаешь, а нам не досаждай!
        Разгневанный Михаил Тверской сумел лишь вновь пройтись «разорением» по северной части великого владимирского княжества, захватить Кострому, Мологу, Углич, Бежецкий Верх и посадить там своих наместников.
        Но не успел он уйти назад, как на Кострому напали новгородские разбойники-«ушкуйники», захватили город и перебили тверских воинов.
        Великий князь Дмитрий Иванович вернулся осенью в Москву, радуясь унижению Михаила Тверского и лелея мечту окончательно разгромить его.
        Однако сначала он решил покарать Олега Рязанского, и, после недолгих сборов, большое московское войско во главе с Дмитрием Боброком-Волынским пошло на Переяславль-Рязанский. Узнав об этом, великий князь Олег Иванович не испугался и двинулся со своими воинами навстречу.
        В московском войске пребывал и князь Роман Молодой, мрачно ехавший рядом со «старшим воеводой».  - Великий князь опять пренебрег Божьим знамением!  - думал он, покачиваясь в седле.  - Разве он не видел черные пятна на солнце, напоминавшие гвозди? А какое было страшное затмение! Ведь средь бела дня так потемнело, что люди сталкивались лбами, небесные птицы падали на землю, а лютые звери забредали в города и села! А какая случилась засуха? Пересохли реки, озера и болота! Едкий дым от лесных пожаров просто задушил Москву! Весь народ пребывает в голоде и страхе!
        - Что грустишь, брат?  - весело сказал Дмитрий Волынский.  - Неужели тебе не хочется сразиться с рязанцами?
        - Нет, Дмитрий,  - покачал головой бывший брянский князь, очнувшись от раздумий,  - я не против нашего похода. Но меня беспокоят Божьи знамения! Известно, что победы достигаются только волей Господа…И мы знаем, что Олег Рязанский совсем недавно приходил на помощь к нашему великому князю во время литовского нашествия! Разве не грех - воевать с недавним союзником? Я не хотел бы терять своих людей без Божьей воли!
        - Не потеряешь, брат,  - бодро молвил князь Дмитрий Михайлович,  - а только завоюешь боевую славу! Олег Рязанский - нам не соперник! Как, впрочем, и не союзник! Разве ты не знаешь, что он хитростью захватил нашу Лопасню? Поверь - Господь будет с нами! У нас же есть благословение самого святителя!
        Неожиданно из-за леса выскочил всадник и быстро поскакал к московскому войску.  - А вот и наш разведчик!  - воскликнул Дмитрий Волынский.  - Видно, дело уже близко, если он так спешит!
        - Славный воевода!  - закричал, доскакав до военачальника, молоденький, с едва пробившейся бородкой, дружинник, одетый в легкий, но теплый, заячий тулуп.  - Здесь неподалеку, на Скорнищове, стоят рязанские полки! Несметная сила!
        - Неужели?  - усмехнулся Дмитрий Волынский.
        - Они собрались на горке и закрыли собой всю видимость!  - пробормотал озадаченный веселым спокойствием воеводы разведчик.  - Люди говорят, что те рязанцы - суровые, свирепые и самоуверенные. Они заявили, что пришли сюда без оружия, но с одними веревками якобы для того, чтобы вязать наших московских воинов!
        - Значит, у них нет оружия?  - засмеялся Дмитрий Михайлович.  - Ну, что ж, тогда мы возьмем этих глупых рязанцев голыми руками!
        И он подал знак воинам строиться в боевой порядок. Прозвучал звук рожка. Войско разделилось на четыре части: Передовой полк, в состав которого вошел брянский отряд с Романом Молодым, Большой полк, шедший за ним, полки Правой и Левой Руки.
        - Вперед, славные воины!  - закричал приподнявшийся в седле князь Дмитрий Волынский, сидевший, как и прежде, рядом с Романом Брянским впереди Передового полка.  - За Москву! За могучего Дмитрия Иваныча!
        И он, быстро развернувшись, поскакал, огибая Передовой полк, к своему Большому полку. Так князь Роман оказался впереди всего войска.  - За мной, за Москву!  - крикнул он, погоняя коня.
        Воины Передового полка яростно рванулись вперед, желая сокрушить неведомого доселе врага, и стремительно обогнули холм.
        Рязанские полки спокойно стояли, ожидая неприятеля. Их воины были одеты так же, как и москвичи, в овчинные тулупы, только, в отличие от москвичей, лишь немногие имели поверх тулупов железные кольчуги: рязанцы были победней. Великий князь Олег, увидев скачущих навстречу москвичей, что-то громко крикнул и, подняв вверх руку с мечом, поскакал в тыл своего войска - руководить сражением сзади.
        Князь Роман так неожиданно выскочил на исполчившихся рязанцев, буквально выросших перед ним, что не успел даже подумать о своих действиях. Увлекшись боевым кличем московских воинов, он сразу же угодил в самую середину переднего строя врагов.
        - А, да здесь сам князь!  - дружно закричали рязанцы, пешие ряды которых сразу же ощетинился длинными копьями.  - Разите его, братцы!
        Роман Михайлович взмахнул мечом и с треском отсек несколько древков устремленных на него копий. Следующий удар он обрушил на самого рослого пехотинца, который с диким криком рухнул на землю.  - Братцы, он убил Ярему!  - заорали столпившиеся вокруг него рязанцы, и князь Роман почувствовал острую боль в правой голени.  - Эх, зацепили!  - подумал он, пошатнувшись в седле, но не остановив свой беспощадный меч. В короткий срок перед ним образовалась целая куча окровавленных трупов. В этот время подоспели воины Передового полка. Их удар был спасительным для Романа Брянского. Отвлеченные от князя рязанцы кинулись защищать пошатнувшуюся середину. Битва стала ожесточенной. Вой, визг, вопли сражавшихся и умиравших заглушили стук щитов и звон железа. Время от времени лишь слышались звуки боевых рожков: то рязанского, то московского. Но бойцы Передового полка ничего не хотели слышать: увлеченные местным сражением, они видели перед собой лишь отчаянно сопротивлявшихся, озверевших врагов и сами только убивали. Вот упал с коня славный брянский воин, убеленный сединами Ждан Воиславович, но, будучи тяжело раненым,
он продолжал биться, схватив за горло рослого рязанца, выбившего его своим копьем из седла и тоже упавшего. Роман Брянский лишь увидел, как остекленели и вылезли из орбит глаза рязанского копейщика, падавшего в кровавое месиво вместе с умиравшим Жданом. Вот перед князем Романом выросли сразу двое рязанцев, теперь уже конных. Они, еще не уставшие от сражения, как коршуны, набросились на него, пытаясь выбить из княжеских рук щит. Это им уже почти удалось, но вдруг один из рязанцев взвизгнул и откинулся назад: ему прямо в глаз попала красная оперенная стрела.
        Рязанская конница железной лавиной обрушилась на Передовой полк и едва его не опрокинула.  - Помоги нам, Господи!  - вскричал Роман Молодой, взмахивая своим большим черным мечом и пытаясь отбиться от врага.  - Неужели мы перебили всех вражеских пехотинцев?!
        Брянские воины, все как один, кинулись на выручку своего князя, почти окруженного рязанскими конниками, прикрыли его с тыла и постепенно начали оттеснять разъяренных врагов. Ряды сражавшихся стали выравниваться. Свежие рязанские конные полки, отсидевшись за спинами своих погибших и израненных пехотинцев, ничего не могли поделать с московской конницей. Из-за отчаянного сопротивления москвичей, огромного числа убитых и раненых, скопившихся повсюду, они никак не могли использовать свое преимущество и, размахивая мечами, громко кричали, усиливая ярость и злобу с обеих сторон. Лучшие брянские воины не раз пытались переломить ход битвы на их участке, сражаясь из последних сил и убивая самых рослых рязанских всадников. Вот Избор Жирятович, брянский боярин, помчался вперед, сбив с седла сильного рязанца, осыпавшего их грубой бранью: голова врага, отсеченная мечом, отлетела в сторону сражавшихся рязанцев, а кровь тугой струей ударила в лицо победителя.  - Ах, Господи!  - только и успел сказать потерявший в этот момент зрение несчастный Избор: вражеское копье с силой вонзилась ему в живот, исторгнув
брянского боярина из седла.
        - Получайте же, злыдни!  - взвизгнул другой брянский боярин, Будимир Супоневич, увидевший гибель товарища.  - Я отомщу вам лютой смертью!
        И он с бешеной яростью устремился на рязанского копьеносца. Последний, не сумев вырвать копье из живота своей жертвы, заметался, выхватывая из ножен меч.
        - Крак!  - тяжелый меч Будимира рассек кожаный панцирь врага и выбил его из седла. С воплем ярости и отчаяния рухнул рязанец на скользкую от крови землю. Но и Будимир, увлекшийся местью, попал под прицел опытного рязанского лучника. Просвистела стрела, оперение которой было выкрашено в зеленый цвет, и брянский боярин, пораженный в шею, зашатался, хватая воздух и медленно оседая на землю.  - Так я потеряю моих лучших людей!  - заплакал князь Роман, нанося очередному врагу мощный удар мечом.  - Никогда не прощу проклятых рязанцев!
        В этот самый миг рязанская стрела ударила в его железный шлем.  - Ох, напасть!  - пробормотал Роман Молодой, стараясь удержаться в седле. Брянцы обступили его, готовые защитить от врага, но рязанцы неожиданно остановились и подались назад. Еще совсем немного, и они, показав московскому воинству спины, быстро поскакали куда-то в сгущавшуюся тьму. Пошел снег, и князь Роман только теперь понял, что начинает смеркаться.  - Выходит, мы бились до самого вечера!  - мелькнула мысль, и он, чувствуя усталость, едва сумев повернуться в седле, глянул на своих соратников. Те тоже сидели на своих лошадях, измученные, залитые кровью и потом, недоуменно переглядываясь и не веря установившейся тишине.
        - Благодарю тебя, брат!  - раздался вдруг откуда-то рядом знакомый веселый голос, и перед бывшим брянским князем возник, как из тумана, неутомимый всадник - главный воевода Дмитрий Волынский.  - Ты видишь, как нам помог Господь?  - сказал он с усмешкой.  - Мы порубили почти половину рязанского войска! Жаль вот только, что тот хитрый Олег сумел вовремя скрыться! Ну, да ладно! Поехали теперь к Переяславлю-Рязанскому! Посадим на рязанский «стол» нашего союзника - Владимира Пронского!
        - Нечего радоваться!  - буркнул усталый, раздраженный князь Роман.  - Если бы этот злобный Олег не ускакал, еще неизвестно, кто бы праздновал победу! Эти рязанцы - не воины, а сущие бесы! Я потерял сегодня своих лучших людей! Царствие небесное душам моих верных Ждана, Избора и Будимира, а их телам - вечный покой!

        ГЛАВА 17
        КОНЕЦ ТРЕТЬЕЙ «ЛИТОВЩИНЫ»

        Литовские войска, возглавляемые самим великим князем Ольгердом Гедиминовичем, опять шли на восток, на Москву. Начало лета 1372 года было теплым и сухим. На время «затихли» и тевтонские рыцари, «замиренные» Литвой. Поэтому литовцы решили использовать благоприятное время для вторжения.
        А ведь совсем недавно казалось, что рождается дружба между Москвой и Литвой, поговаривали даже о союзе между двумя сильными государствами! И вот, что на деле получилось! Еще зимой, сразу же после того как у Дмитрия Московского родился сын Василий, состоялась свадьба князя Владимира Андреевича с дочерью Ольгерда Литовского. Великий князь Дмитрий Московский ничего не пожалел для своего двоюродного брата! Столы ломились от невиданных яств. Подавались даже запеченные в сметане медвежьи губы, копченые лосиные языки, соленые брянские грибы-рыжики (так называемые «княжие губы») и многое другое. А сколько было хмельных напитков! Перед гостями выставили больше двух десятков сортов только одних заморских вин! На свадьбе присутствовали почти все московские бояре, союзные Дмитрию Московскому князья и знатные литовцы, приехавшие с невестой. Сколько было высказано «красных слов» во славу великого князя и новобрачных! Особенно говорливыми были гости из Литвы. С умилением глядя на одетую в белоснежную греческую тунику невесту, окрещенную в русском православном храме Еленой, литовские гости без конца выкрикивали
здравицы в адрес великого московского князя Дмитрия, своего повелителя Ольгерда, провозглашали пожелания «вечных мира и дружбы» между ними.
        Однако сразу же после свадьбы такое, казавшееся прочным перемирие, дало трещину, стоило только Москве проявить малейшую слабость!
        Первым нанес удар по Москве великий рязанский князь Олег Иванович. Еще во время зимней московской свадьбы он нагрянул в свой стольный город Переяславль-Рязанский, занял его, а князя Владимира Пронского «задержал и заставил подчиниться своей власти». Таким образом, москвичи напрасно потеряли многих своих воинов в жестоком сражении «на Скорнищове»: Владимир Пронский, «покаявшись», вновь стал зависимым союзником Олега Рязанского!
        Вскоре великий тверской князь Михаил Александрович, пылавший гневом к Дмитрию Московскому за «ордынский позор», послал в набег на земли Великого Новгорода, союзного Москве, своего племянника, князя Дмитрия Еремеевича. Последний добрался, сжигая на своем пути сельские волости, до Кистмы, разграбил городок, а его воевод, «детей Ивана Тишанорова»  - Андрея, Давида и Бориса - захватил в плен и привез в Тверь.
        Москва вяло восприняла это. Великий князь Дмитрий лишь с распростертыми объятиями принял в Москве людей кашинского князя Михаила Васильевича, расторгшего дружбу со своим «стрыем»  - великим князем Михаилом Тверским. Тот же, воспользовавшись видимой слабости своего врага, решил совершить нападение уже на московские земли и вскоре подошел с большим войском к Дмитрову. Но горожане оказались готовыми к осаде и не позволили тверичам ворваться в город. Тогда Михаил Тверской сжег городской посад, окрестные села и, захватив в плен множество зазевавшихся горожан, крестьян и даже бояр, потребовал от дмитровцев выкуп. В противном случае он угрожал им осадой и «лютой смертью». Горожане были вынуждены «отдать последнее серебро». Отягощенные богатствами, «добрыми пожитками» и множеством пленников, тверичи ушли назад и надолго запомнили вкус легкой добычи! Вскоре великий тверской князь, пригласив с собой в поход многих знатных литовцев - князей Кейстута с сыном Витовтом, братьев Андрея и Дмитрия Ольгердовичей - подошел с объединенным войском к Переяславлю, крупнейшему городу московской Руси. Здесь им вновь
удалось ограбить горожан, добившись крупного денежного выкупа и уведя в плен попавшихся им на пути местных жителей. По дороге домой Михаил Тверской со своими литовскими друзьями не преминули напасть на Кашин, взяли выкуп и с этого города, ограбив и уведя в плен жителей окрестных сел. Пришлось Михаилу Кашинскому идти в Тверь, к великому князю Михаилу, с поклоном и извинениями. Последний, заставив униженного князя вновь «целовать крест» на верность Твери, «великодушно» простил его и отпустил в Кашин.
        Через некоторое время Михаил Тверской с литовским князем Кейстутом пошли на новгородский город Торжок. Захватив город, ограбив жителей, пленив «множество черного люда» и посадив там своих наместников, тверско-литовские войска ушли назад. Но тут же в Торжок прибыло новгородское ополчение, вновь восстановившее прежние порядки в городе, изгнавшее тверских наместников и подготовившееся к возможной осаде.
        Великий тверской князь, узнав от возвратившихся к нему наместников о случившемся, немедленно двинулся на Торжок. Подойдя 31 мая к городу, он послал к новгородцам своих людей с требованием признать его власть и принять изгнанных наместников назад. Но уверовавшие в свои силы новгородские ополченцы и «ушкуйники» отказались выполнить тверские требования и, более того, решили дать бой тверскому войску «в чистом поле». В жестокой сече Михаил Тверской одолел врагов, а отчаянные новгородцы были беспощадно перебиты. Погибли «лучшие новгородские люди» и воеводы: посадник Александр Абакумович, Иван Тимофеевич, Иван Шахович, Григорий Щебелкович, Тимофей Данилович, Михайло Грозный, Денисей Вислов и многие другие. Воспользовавшись отсутствием сопротивления, тверичи подожгли городской посад, а ввиду того, что в это время дул сильный, направленный на город ветер, в Торжке начался страшный пожар. Пламя никого не щадило, и множество торжан сгорели живьем…Спасавшиеся от огня люди встречались тверскими воинами с особой жестокостью. На глазах у всех тверичи догола раздевали «и черниц, и жен, и девиц», насилуя их,
«словно поганые бусурманы», и убивая! После этой расправы уцелевшие от гибели тверичи выкопали целых пять братских могил, чтобы захоронить «несметное множество» несчастных!
        Великий московский и владимирский князь Дмитрий Иванович, узнав о случившемся у Торжка злодеянии, пришел в сильный гнев. До этого он колебался и не мог решиться покарать Михаила Тверского, дорожа перемирием с Литвой. Но вот наступила пора действовать. Московские гонцы поскакали по всему княжеству, призывая собирать войска для похода на Тверь. Узнав об этом, великий тверской князь послал своих людей в Вильно за помощью. Великий литовский князь Ольгерд уже был готов к походу. Он совсем недавно отправил в Константинополь «грамоту» патриарху Филофею с жалобой на митрополита московского и «всея Руси» Алексия за якобы «нехристианские» поступки последнего. Так, в свое время, митрополит прилюдно во время церковной службы отлучил от церкви великого смоленского князя Святослава Ивановича, за то, что тот принял участие в литовском походе против Москвы. И, хотя константинопольский патриарх не поддержал его и отменил анафему, литовцы поняли, что митрополит служит «не Богу, а кесарю»! Также разгневала Ольгерда и позиция митрополита Алексия во время похода москвичей на Новосиль: он открыто благословил смещение
князя Ивана Симеоновича Новосильского с удельного «стола» и назначение его брата Романа Симеоновича, дружественного Москве, новосильским князем. Но поскольку отставленный Иван Новосильский был женат на дочери Ольгерда, великий литовский князь считал его зависимым от себя и расценивал действия москвичей, как незаконные.
        Но особенно рассердился Ольгерд на святителя Алексия за поддержку действий, совершенных брянским наместником Василием, который впоследствии бежал в Москву.
        - Нагубник Василий,  - писал Ольгерд патриарху,  - целовал крест при епископе, и епископ был за него поручителем, а он выдал епископа в поруке и бежал, но митрополит снял с него крестное целование. И многие другие бежали, и он всех их освободил от крестной клятвы…
        Таким образом, посланники Михаила Тверского встретили в Вильно понимание. Не дожидаясь сбора всех войск, Ольгерд Гедиминович, имея давнюю привычку совершать внезапные походы, немедленно повел своих лучших воинов на Москву. По дороге к нему присоединялись все новые и новые князья и союзники. Литовская рать, растущая как снежный ком, словно огромная извивающаяся змея, быстро ползла к московским пределам.
        Дмитрий Ольгердович Брянский, получив извещение от своего отца о начавшемся походе, был сильно раздосадован. Он помнил о последнем неудачном походе на Москву и не хотел ссориться с соседом. Все его «лучшие бояре» вместе с нагубником Василием, прослышав о гневе великого князя Ольгерда, бежали в Москву. Оставшиеся же в Брянске «верные люди» рассказали своему князю, как все произошло, что они проявили хитрость, «откупившись» от Москвы серебром, а «целовали крест» только для видимости, чтобы спасти от разорения город и удел! Такое объяснение вполне устраивало Дмитрия Ольгердовича, и он не стал искать «виноватых», благо, главный «злодей» Василий сбежал. Обстановка в Брянске была спокойной, но князь едва успел однажды сходить на охоту и «попариться» в бане со своими «добрыми женками», как пришел вызов отца - идти к нему на соединение.
        Вот и ехал Дмитрий Брянский по смоленской дороге впереди своего, в тысячу копий, полка. Ярко светило приветливое июньское солнце, от земли шел дивный аромат луговых трав, и, казалось, нужно было радоваться, а не хмурится. Но Дмитрий Ольгердович не видел всех красот природы и смотрел вниз, думая грустную думу.
        - Зачем эта бессмысленная война и гибель лучших воинов?  - рассуждал он про себя, покачиваясь в седле.  - Мои люди совсем не хотят сражаться против москалей! Это же не немцы, а русские люди! Я только вижу, что мой батюшка совсем не жалеет моих людей и всегда готов бросить их в жар самой яростной битвы! Но как бы ни так!
        - Славный князь!  - вдруг громко сказал ехавший за спиной князя его воевода Пригода Уличевич.  - Там, невдалеке, видно большое войско!
        - Это - мой батюшка, братья!  - громко крикнул, привстав в седле и подняв вверх свою правую руку, князь Дмитрий Брянский.  - Вперед же, навстречу!
        И брянская конница помчалась вслед за своим князем.
        Присоединение к литовскому войску прошло спокойно. Дмитрия Ольгердовича сразу же узнали. Ближайшие к нему военачальники помахали руками и показали, где следует встать и как дальше двигаться.
        Великий литовский князь Ольгерд с улыбкой принял известие от одного из своих дозорных о прибытии сына и, продолжая путь, весело сказал:  - Ну, что же, теперь нам осталось дождаться только Михаила Тверского!
        12 июня литовское войско подошло к Любутску, куда вскоре прибыл и великий тверской князь со своей дружиной. Уставшие от стремительного перехода литовцы разбили лагерь, а великий князь Ольгерд собрал в своем шатре военный совет.
        - Надо поговорить о предстоящем сражении, люди мои,  - решительно сказал он, восседая в своем большом кресле напротив рассевшихся по скамьям князей и воевод.  - и о том, как нам неожиданно добраться до Москвы, чтобы москали не успели подготовиться к обороне…
        - Это нам сделать не удастся!  - перебил его Михаил Тверской.  - Моя разведка обнаружила московские полки недалеко отсюда! Значит, они проведали о твоем походе! Поэтому нужно готовиться к скорой битве и посылать опытных людей для того, чтобы узнать их примерную численность!
        - Если москали обо всем узнали,  - молвил раздраженный Ольгерд,  - тогда дело плохо! Надо старательно подготовиться к столкновению, хорошо обдумать каждый шаг, чтобы не губить понапрасну людей…Нельзя допустить больших потерь и ослабления войска. Впереди нас ждут сражения с крестоносцами…
        - Я думаю, государь, что нам будет лучше,  - вкрадчиво сказал великий князь тверской,  - сразу же напасть на москалей и ударить по ним всеми силами! Они не выдержат и побегут! А затем мы разорим всю московскую землю!
        - Не надо быть мудрецом, чтобы нестись на врага, очертя голову!  - возмутился князь Андрей Полоцкий.  - Если москали узнали о нашем походе и собрали большое войско со всей земли, нет никакого смысла терять людей в смертельной битве! Лучше предложить Дмитрию Москалю мир и спокойно уйти восвояси!
        Знатные литовцы не поддержали это мнение, зашумели, заспорили. Тогда встал его брат, брянский князь Дмитрий Ольгердович. Он, покачав головой, смело сказал:  - Наш батюшка прав! Сначала нужно хорошо подумать, прощупать силы москалей и послать на них Сторожевой полк. Если «сторожевики» сумеют разогнать москалей, тогда будет удача в сражении. А если москали помнут нас, тогда отойдем за овраг и увидим, что надо делать!
        С этим все молчаливо согласились.
        - Ну, что ж!  - молвил, повеселев, великий князь Ольгерд,  - тогда пусть мой Дмитрий со своими брянскими людьми войдут в Сторожевой полк и первыми сразятся с врагами! На том и порешим!
        Рассвело. Литовские воины хорошо отдохнули и успели принять пищу, но неприятеля все еще не было видно. Сторожевой полк по указанию великого князя развернулся и пошел вперед. Воины остальных полков ждали его стычки с врагом и следовали за «сторожевиками» в некотором отдалении, надеясь быстро узнать численность московского войска. Дмитрий Ольгердович ехал вместе с главным воеводой полка Андреем Ольгердовичем впереди своих воинов. Они рассчитывали обогнуть небольшой холм и уже потом принять решение, как атаковать неприятеля. Но москвичи не дали им на это времени. Как только литовское войско вышло из-за холма, на него стремительно обрушилась тяжелая московская конница.  - Ура! Слава Москве! Слава князю Димитрию!  - вскричали широкоплечие окольчуженные москвичи, надеясь запугать своими воплями литовцев. Их оскаленные, густо заросшие огромными бородами лица с выпученными глазами, зависли над противником. Но опытные литовские воины, большинство из которых были одеты в легкие камышовые, татарские панцири, не раз смотревшие смерти в глаза, не испугались.  - Слава Литве!  - закричал что есть мочи князь
Андрей Ольгердович, поднимая меч.  - Слава могучему Альгирдасу! Смерть Москве!
        - Слава Альгирдасу! Смерть Москве!  - подхватили его воины и с яростью сшиблись в жестокой, смертельной схватке. Всем показалось, что «сгустилась тьма» от воплей бойцов, звона железа и густого запаха крови. Еще немного, и, казалось, битва превратится в беспощадное кровопролитие, но вдруг, откуда-то из середины московского войска раздался громкий клич, перебивший на время шум битвы.  - Слава Брянску! Смерть лютым врагам!  - пронеслось над сражавшимися.  - Слава Брянску!  - неожиданно подхватили этот боевой призыв остальные москвичи, с бешенством врубаясь в ряды литовцев.
        - Слава Брянску!  - прокричал вдруг кто-то из литовских рядов!  - Зачем нам убивать своих?!  - и воины брянского отряда резко остановились, повернулись к москвичам спинами и, несмотря на попытки охрипшего от крика Дмитрия Ольгердовича остановить их, дружно поскакали за холм. Видя, что стычка проиграна, и остальные бойцы Сторожевого полка, теряя сраженных московскими мечами товарищей, ринулись за брянцами. Вместе с ними умчались и разгневанные князья.
        Московские же воины не стали преследовать отступавших и остановились, как вкопанные.  - Почему вы не гоните врагов?!  - вскричал разгневанный, подскакавший к своему отряду князь Роман Молодой. Это он крикнул славословие Брянску, увлекшись сражением и забыв о том, что он уже давно не брянский князь.  - Неужели вы не видите вражеские спины?
        - Не ругай своих людей, брат!  - весело сказал подъехавший к князю Роману «набольший воевода» Дмитрий Волынский. Он никогда не унывал.  - Пусть наша победа достанется малой кровью! Это - позор для литовцев, испугавшихся одного только вида твоих брянцев и их грозного клича! Слава тебе и твоим людям! И какой смысл гнаться за ними, если они спрятались за оврагом?
        В самом деле, узнав о неудаче своего Сторожевого полка, Ольгерд Литовский завел свое войско за овраг и остановился там, ожидая дальнейших действий москвичей. Те же, в свою очередь, выставив дозоры, издали наблюдали за литовцами.
        Так два войска простояли несколько дней, пока литовцам первым это не надоело.
        - Пусть будет мир!  - объявил на военном совете Ольгерд.  - У меня нет желания потерять лучших воинов в равном сражении! Хватит с нас двух десятков, погибших в яростной стычке!
        И он с гневом посмотрел на сына Дмитрия.
        Ответом ему было мрачное молчание.
        - Вот что натворили мои брянцы!  - думал, едва сдерживая смех, Дмитрий Ольгердович.  - Не было счастья, да несчастье помогло! Пусть они убежали, зато остановили бессмысленную бойню…Моих брянцев следует скорей похвалить, чем осуждать!
        - Что ж, если нет иного мнения,  - буркнул великий князь,  - тогда я пошлю людей в стан этих упрямых москалей…
        На другой после этого совета день между сторонами было, наконец, достигнуто соглашение о прекращении «ненужной брани». Помимо великих князей - Ольгерда Литовского и Дмитрия Московского - «перемирную грамоту» подписали еще несколько известных военачальников, среди которых были «могучий князь Роман», один из героев стычки двух полков, и князь Дмитрий Ольгердович Брянский, тоже внесший со своими людьми лепту в скорейшее прекращение литовского похода. Так закончилась третья «литовщина».

        ГЛАВА 18
        ВСТРЕЧА СО СТАРЫМ МУРЗОЙ

        Князь Роман Молодой скакал со своими людьми навстречу татарам. От московских застав пришло известие, что «сюда идет татарский отряд в сто копий» во главе «с царевичем Серкизом». Великий князь хотел послать навстречу знатному татарину одного из своих воевод. Но князь Роман Брянский, бывший на совете, попросил разрешить ему поехать к гостям.  - Я не раз встречался со славным Серкиз-беем не только в Сарае, но даже в царском дворце!  - сказал он великому князю.  - Он, правда, не царевич, а знатный человек, однако цари его уважали и часто приглашали на советы, где он сидел неподалеку от царского трона! Если этот славный татарский мурза решил приехать в Москву, значит, он верит в твою силу, государь! Когда-то мне говорил мой, покойный ныне, боярин Кручина, что этот мурза хочет перейти к тебе на службу! Да и сам Кручина советовал ему это! В то время к тебе приехал бывший царский советник Тютчи, не пожелавший служить неправедным бусурманам…
        - Хорошо, Роман,  - молвил на это великий князь Дмитрий Иванович.  - Я помню твоего боярина Кручину и встречу с тобой в Сарае! Я тогда был слишком молод…Мы были у тебя в гостях с нашим святителем и говорили о том Черкизе. Я передал ему приглашение на службу…Но он что-то не приехал…Что ж, тогда поезжай к нему навстречу и с любовью прими всех его людей!
        Вот и спешил Роман Михайлович в погожий декабрьский день 1372 года, чтобы увидеть некогда могучего ханского сановника и узнать последние ордынские новости. Рядом с ним ехал на стройном татарском скакуне тридцатидвухлетний Захария Тютчев, «посольский человек» великого князя, который прижился при дворе и пользовался уважением московских бояр. Молодой татарин, младший сын влиятельного татарского вельможи Тютчи, единственный из его детей уцелевший во время «лютого поветрия», принял православную веру и женился по христианскому обряду на дочери богатого московского купца, отказавшись от своего прежнего имени. Князь Роман взял его с собой потому, что знал о сарайской дружбе Тютчи, отца Захарии, с Серкиз-беем. Дмитрий Московский не привлекал к службе самого Тютчи, седовласого, но еще крепкого старика, который, в отличие от сына, не изменил своей вере и остался «закоренелым бусурманином». Он получал из московской казны солидное «кормление» и жил «припеваючи» по «бусурманскому закону» с двумя молодыми женами, купленными им у татарских купцов. Многоженство в Москве считалось преступлением, но, поскольку
жизнь Тютчи проходила за высокими и недоступными глазу простого обывателя стенами и заборами, великий князь не обращал внимания на слухи, не желая обижать влиятельных татар, нашедших у него убежише.
        Захария ехал по левую руку от князя Романа, а по правую руку следовал сын Романа Молодого, двадцатитрехлетний Дмитрий, худенький, ростом в отца, но лицом больше похожий на мать. После тяжелой болезни, пережитой им во время страшной эпидемии, наследник князя Романа оставался хилым и хрупким на вид, вызывая у отца беспокойство. Роман Михайлович постоянно брал с собой сына на охоту, выезды по великокняжеским делам, но вот в военные походы пока не брал его.  - Пусть окрепнет и пополнеет,  - думал князь,  - иначе он не устоит в бою против сильного воина, потеряет жизнь и опозорит меня.
        Впрочем, Дмитрий Романович вовсе не стремился «к жаркой брани». Он был вынужден посещать военные учения и вместе с брянскими дружинниками упражнялся с копьем, мечом, луком и стрелами, но делал все это лишь в угоду отцу, не осмеливаясь его ослушаться. На самом же деле молодой князь очень любил ходить на церковную службу, слушать пение христианских гимнов и псалмов, поучения священников, с интересом читал церковные книги. Если бы не отец, Дмитрий бы охотно посвятил себя церкви, отказавшись от «ратного дела»! Но отец заставил его свести знакомство с боярской дочерью и едва ли не силой сыграл свадьбу. Правда молодые, жившие на виду у всех «в дружбе и любви», не имели детей, и князь Роман некоторое время подозревал, что Дмитрий избегает близости с навязанной ему супругой. Но, благодаря сведениям верных слуг, усмотревших, что Дмитрий Романович «возлежал» с боярской дочерью «так, как надо», бывший брянский князь успокоился.  - Значит, это угодно Господу!  - решил он.
        Так и ехали они впереди сотни своих копейщиков, глядя на окружавшие их белые просторы. Наконец, Захария Тютчев, привстав в седле и всмотревшись в снежную даль, что-то увидел.  - Славный князь,  - весело сказал он,  - я вижу вдалеке татарских всадников! Думаю, что это - Серкиз-бей со своими людьми!
        - Ну, и глаза у тебя!  - покачал головой князь Роман, переходя на татарский язык.  - Ты, видно, унаследовал достоинства своих предков! А я ничего не вижу!
        И он буквально впился глазами в белесую дымку. Но только через пару сотен шагов, сделанных его могучим конем, он усмотрел впереди какое-то движение.
        Татары наехали внезапно. Несмотря на то, что встречали друзей, князь Роман почувствовал какую-то жуть, когда конное воинство в рысьих шапках, с гиканьем и визгом подскакало к ним. Он скосил глаза на сына: тот сидел, судорожно вцепившись в холку своего коня, бледный как смерть…
        Передовой татарский воин, в добротном бараньем тулупе и богатой, из черной куницы, шапке стремительно приблизился к князю Роману и внезапно остановился, как бы «врос» в заснеженную землю.  - Салам, коназ-урус!  - громко сказал он, подняв правую руку вверх, и вдруг, улыбнувшись, добавил:  - Так это ты, Ромэнэ? Как давно мы не виделись! Вот ты уже не молод, но и не стар! Не верю своим глазам!
        - Салам, славный Серкиз-бей!  - ответил по-татарски Роман Молодой, приветливо улыбаясь.  - Я сам очень рад тебя видеть! Твоя седина прибавила тебе мудрости и величия! Давно пора приехать к нам в Москву! Я вот сам пострадал от литовцев и теперь служу великому князю Дмитрию!
        - Это плохо, что лэтвэ добрались до тебя!  - молвил татарский мурза.  - Однако не горюй: мы еще покажем этим злодеям! А я давно ушел из Сарая и обосновался на берегах великой реки. Но ордынские ханы не дали мне спокойно жить! Одни звали к себе на службу, другие пытались привлечь меня к междоусобным дракам! Нет порядка в Орде! А теперь там рвется к власти Мамай! Видно, захотел стать ордынским ханом…Он тоже звал меня к себе…Но тигр не служит мерзкому шакалу! Пусть Мамай хитер, а может, даже умен, но он - не ханского рода! Поэтому я решил приехать в Москву! Меня звал сюда славный Тютчи еще тогда, но я не поехал…Не знаю, жив ли он еще?
        - Жив, жив, брат!  - кивнул головой князь Роман.  - А это - его сын!  - Он указал рукой на своего спутника.
        - Это ты, Ильдар?  - Серкиз-бей вгляделся в лицо «посольского человека».  - Какой ты стал суровый и гордый! А как похож на своего батюшку! Прошло столько лет…Я помню тебя еще юношей…
        - Теперь меня зовут «Захария», славный Серкиз,  - громко сказал «сын Тютчи»,  - ибо я принял христианскую веру и новое имя!
        - Это хорошо!  - одобрительно прищурился Серкиз-бей.  - Надо бы и мне принять вашу веру! Особенно, если это сулит большую выгоду! Если Дэмитрэ, коназ Мосикэ, даст мне неплохое жалованье, я сразу же стану христианином!
        - Так нельзя, дядя Серкиз!  - возразил, нахмурившись, Захария.  - Веру принимают только тогда, когда чувствуют душевную любовь к Господу!
        - Эх, сынок,  - усмехнулся Серкиз-бей,  - это только тебе молодому приличествует шутить! Разве можно верить в то, чего не видишь?! Это же - ложь и обман! Конечно, если бы сам Бог пожаловал ко мне и показал свои чудеса, я бы сразу же поверил ему…А так, я думаю, люди верят больше для порядка или соблюдая обычаи, чтобы не раздражать других…А те, кто кичится своей набожностью - это либо больные душой, либо обманщики, дурачащие доверчивых людей! Любая вера хороша, чтобы держать в повиновении чернь! Знатные же люди должны создавать видимость признания веры, чтобы управлять бестолковой чернью!
        - Будет об этом, славный Серкиз!  - перебил мурзу князь Роман и с раздражением посмотрел на сына. Но тот, не зная татарского, лишь молчал и улыбался.
        - Вот вам молодец!  - сказал довольный Серкиз-бей, глядя на Дмитрия Романовича.  - Он один понимает смысл моих правдивых слов! Такой веселый и улыбчивый!
        - Это мой Дмитрий!  - быстро сказал князь Роман, стараясь отойти от неприятного для него разговора.
        - Дэмитрэ?  - оживился Серкиз-бей.  - Твой сын - славный батур! Мы скоро будем кунаками! Нет сомнения в его набожности!
        - Ну, тогда поедем, брат, к твоему старому знакомцу - мудрому Тютчи!  - молвил князь Роман.  - Там вот мы и помянем старое славное время!
        - И пощупаем красивых женок!  - весело сказал Серкиз-бей.  - Мы еще не настолько одряхлели, чтобы пребывать в старческой тишине и покое!
        - Мы, конечно, закатим для тебя отменный пир!  - усмехнулся Роман Молодой.  - А вот женок не обещаю. Государь такое не позволяет. У нас, христиан, есть только одна супруга, а других женок мы не признаем! Значит, славный Тютчи не даст тебе этой радости!
        - Выходит, и Тютчи принял вашу веру?  - посерьезнел мурза Серкиз.  - У него тоже только одна женка?
        - Нет, мой батюшка остался мусульманином,  - угрюмо буркнул Захария,  - и недавно купил себе двух молодых девиц! Да вот и щупает их теперь, как алчный петух! Стыд и позор!
        - Значит, твой батюшка - истинный праведник!  - вновь развеселился Серкиз-бей.  - У него еще есть мужская сила! Нет сомнения, что мы сегодня познаем с ним не одну красавицу! И я не стану принимать вашу веру так же, как и он! Зачем мне лишаться такой радости?
        - Где же ты найдешь этих красавиц, дядя Серкиз?  - усмехнулся Захария Тютчев.  - Неужели будешь искать блядей в Мосикэ? Зачем тебе те непотребные общие женки?
        - Мне не надо их искать!  - развел руками Серкиз-бей.  - Там, за спиной моих воинов, много этих женок! Они едва вместились в три больших арбы!
        - Тогда хорошо!  - повеселел князь Роман, вспомнив, что его сын не владеет татарским.  - Поехали, славный мурза, в белокаменную Москву! Там мы вспомним нашу молодость!
        - Эй, воины!  - вскричал Серкиз-бей, подняв вверх правую руку и обернувшись к всадникам, стоявшим в полусотне шагов от него.  - Айда в Мосикэ! Теперь мы послужим славному Дэмитрэ!

        ГЛАВА 19
        СПАСЕНИЕ ОЛЕГА РЯЗАНСКОГО

        Великий рязанский князь Олег Иванович пребывал в смятении: его конные дозоры только что вернулись с вестью, что совсем неподалеку остановилось большое татарское войско!  - Чьи же это татары?  - думал князь, напряженно морща лоб.  - Неужели Мамаевы? Если так, то наше дело плохо! Значит, их натравил Дмитрий Московский! Как же, он теперь в дружбе с Мамаем! И еще крепко прижал Михаила Тверского!
        Великий тверской князь, занятый кознями против Москвы, все еще лелеял надежду на изменение настроения Мамая, поэтому он послал в его кочевье своего сына Ивана. Последний, преподнеся подарки татарскому временщику, начал вновь борьбу за интересы своего отца. Но Мамай проявил свое обычное коварство: он охотно взял тверское серебро, но сразу же послал своих людей в Москву к великому князю Дмитрию и сообщил ему об интригах сына великого тверского князя. Дмитрий Московский немедленно отправил в Мамаево кочевье своих киличеев, которые не поскупились на подарки знатным татарам и купили «за тысящу рублев» злополучного княжича Ивана Михайловича. Привезенный в оковах в Москву наследник великого тверского князя был помещен на «подворье митрополита», где пребывал «в великой нужде». Теперь, когда у Дмитрия Московского оказался в заложниках его сын, Михаил Тверской вынужден был прекратить свои набеги на московские земли и затаиться. Тем временем, воспользовавшись его затруднительным положением, поднял голову совсем недавно усмиренный Тверью Михаил Васильевич Кашинский: он «сложил крестное целование» Твери, уехал
в Москву, а затем, по совету Дмитрия Московского, отправился в Мамаеву Орду - задабривать, с помощью московского серебра, великого временщика! Зимой же неожиданно скончался в Пронске местный удельный князь, зависимый от Рязани - Владимир Ярославович-Дмитриевич. Как известно, он открыто выражал «свою превеликую любовь» Москве, не раз участвовал в военных походах московской рати, порой, без согласия Олега Рязанского. А после битвы «на Скорнищове», он даже временно был посажен на великое рязанское княжение! Однако великий князь Олег довольно скоро проучил непокорного вассала и вновь заставил его повиноваться своей воле. И вот Владимир Пронский умер, не будучи еще глубоким стариком! Многие тогда считали, что его смерть была связана с потрясением, вызванным «Олеговым пленением». Гордый князь Владимир, считавший себя независимым правителем, был так «поставлен на свое место», что уехал в Пронск совершенно подавленным. Великий князь Олег полагал, что его смерть разгневает Дмитрия Московского. Но он со своим наставником, митрополитом Алексием, были больше «приземлены», чем великий рязанский князь, и учитывали
сложившиеся обстоятельства. Все знали, что зима была очень тяжелой, и смерть «косила» люд, не считаясь ни с возрастом, ни с положением! Тогда же умерли князь Еремей Тверской, епископ Твери Василий и множество простонародья по всей Руси. Поэтому великий князь Дмитрий Иванович, несмотря на то, что не питал любви к своему рязанскому соседу, никакого отношения к татарскому вторжению не имел. Причины этого крылись в другом. К лету 1373 года в Орде вновь случилась «великая замятня». Многие влиятельные татарские мурзы, недовольные тем, что в Сарае воссел ставленник Мамая Мухаммед-Булак и действительным правителем являлся неродовитый Мамай, взбунтовались. Две группировки - противников и сторонников Мамая - устроили такую резню, что в короткий срок почти полностью перебили друг друга! Горстка уцелевших врагов Мамая бежала на Нижнюю Волгу к правителю Хаджи-Тархана Черкесу с просьбой о помощи. Последний немедленно отправил свое войско в поход и легко захватил Сарай.
        Мамай вновь ушел со своими сторонниками в отдаленное кочевье, но смириться со сложившимся положением дел не хотел. Однако для ведения борьбы за Сарай нужны были воины и, что особенно важно, деньги. Мамаю лихорадочно не хватало серебра! А тут совсем недавно только за тверского князя Ивана Михайловича Дмитрий Московский отвалил, не задумываясь, целую кучу драгоценного металла! Да и кашинский князь Михаил Васильевич приехал к Мамаю за получением ярлыка на Кашин, хлопоча о независимости своего удела от Твери, не с пустыми руками, а с московским серебром. Он не скрывал от Мамая, что ему щедро помог великий князь Дмитрий Иванович. Значит, Москва богата - так поняли случившееся в ставке великого временщика. А ведь совсем недавно, обязуясь выплачивать мамаевскому хану дань, Дмитрий Московский сетовал «на бедность и оскудение земли»! После недолгих переговоров Мамай согласился намного уменьшить ежегодный «выход», относительно того, что Москва платила последнему законному хану Бердибеку! И вот теперь Мамай вспомнил слова Михаила Тверского, обвинявшего перед ним своего врага Дмитрия Московского в «утаивании
серебра»!  - Вот если бы Мосикэ платила прежний «выход»,  - думал Мамай,  - да и прочие земли урусов не скупились, мне бы хватило не только на борьбу за Сарай, но и на долгую безбедную жизнь!
        Однако добыть серебро можно было только силой. А силы были невелики…Особенно после «ордынской замятни», когда погибли многие лучшие татарские воины и мурзы. Слава Ак-Орды серьезно пошатнулась. Необходимо было показать русским свою силу именно теперь! Но воевать с Москвой после недавней поездки великого московского князя Дмитрия в Мамаеву Орду, его щедрых подарков и лестных слов, было не совсем удобно: Мамай не хотел проявлять такое коварство, не желая потерять в дальнейшем возможных союзников. С другой же стороны, он опасался силы «Дэмитрэ Мосикэ», о войсках которого очень хорошо отзывались его частые посланники. И поэтому Мамай решил обрушиться своей ратью на Рязанское княжество, разгром которого должен был, по его мнению, показать «превеликую силу татар», и напугать как Дмитрия Московского, так и других князей. Кроме того, поход мог принести богатую добычу и как-то поправить тяжелое денежное положение.
        Вот почему в один из погожих летних дней двадцатитысячное войско Мамая вторглось в Рязанские пределы!
        Пока несчастный Олег Рязанский думал да гадал о причинах пребывания в его земле воинственных степных воинов и мысленно надеялся, что угроза его столице невелика, татары, отдохнув после нескольких дней пробега, вновь пошли вперед.
        - Великий князь!  - в светлицу Олега Рязанского вбежал очередной воин из его заставы.  - Это - татары Мамая! Наши люди взяли в плен «языка», оторвавшегося от своих во время грабежа! Ты хочешь его видеть?
        - Веди его!  - буркнул Олег Иванович, чувствуя, как у него немеет язык и трепещет сердце.
        В светлицу вошел, сопровождаемый двумя стражниками, рослый худой татарин, одетый во все серое: легкий бараний тулуп, кожаные штаны и высокие, с загнутыми носками сапоги. Бритая голова татарина блестела от капелек пота, а один из стражников держал в руке головной убор простого татарского воина - рысий треух.
        - На колени, собака!  - дружно крикнули рязанские воины и швырнули татарина на пол. Пленник с завязанными за спиной руками неуклюже повернулся и грохнулся на пол перед сидевшим в кресле великим князем Олегом.  - Шайтан-урус!  - выкрикнул он, ударившись головой об некрашеный деревянный пол.  - Аман твоей башке!
        - Пока «аман» близок тебе!  - заговорил по-татарски Олег Иванович.  - Говори всю правду, если хочешь жить! Кто ты такой, и чьи вы? Почему вы напали на нас без всякого на то повода?
        Услышав хорошую татарскую речь, пленник успокоился и, с трудом встав на колени, сказал:  - Мое имя - Махмут! Я - воин славного темника Темира-мурзы, любимца самого Мамая! Я залез в кусты по нужде, а твои злобные люди на меня напали! Хорошо, хоть успел оправиться!  - И он с шумом выпустил ветры.
        - Тьфу, ты!  - плюнул великий князь. В былое время он бы только рассмеялся, но, услышав о Мамае, встревожился.
        - Ах, ты, пес!  - вскричал один из рязанских стражников.  - Ты еще смеешь пердеть перед великим князем! Да я тебя!..  - Он ухватился за рукоятку висевшей на поясе плети.
        - Не трогай его!  - рассердился Олег Иванович.  - Вы сами только что вмочили этому глупцу дебри, а теперь злитесь…Пусть себе пердит, лишь бы только сказал всю правду!
        Татарин тихо стоял на коленях, не понимая русской речи.
        - Говори же, непутевый Махмут,  - вновь перешел на татарский язык князь Олег,  - сколько у вас воинов? И с вами ли Мамай?
        - Мамая с нами нет,  - пробормотал пленник, глядя в пол.  - Там только мой темник Темир-бей, главный полководец. С ним еще другой темник - престарелый Бегич!
        - Значит, Бегич - не главный темник?  - удивился князь Олег.  - Неужели твой Мамай поставил во главе войска молодого Темир-мурзу?! Это же - обида старому воину?
        - Не мне судить поступки Мамая,  - грустно усмехнулся татарин,  - но я слышал, что мудрый Бегич не только не в обиде, но даже сам посоветовал Мамаю назначить военачальником Темирбея! Так что в огромном войске нет разлада!
        - Эй, Добрята!  - крикнул Олег Рязанский, хлопнув в ладоши. В светлицу вбежал молодой, краснощекий слуга.  - Беги же, Добрята, в мой терем и скажи тиуну, чтобы он собрал отряд, подготовил княгиню и моих сыновей, Федора и Родслава, к отъезду на лесную засеку! Да побыстрей! Скоро здесь будут татары самого Мамая! Они могут захватить наш город.
        - Слушаюсь, великий князь!  - вскричал слуга и повернулся к двери, но вдруг остановился.  - А как же ты, великий князь? Неужели останешься в городе?
        - Беги же, Добрята!  - рассердился князь.  - У нас нет времени на пустую болтовню! Может и останусь! Беги же!
        Как только слуга выскочил в простенок, великий князь Олег встал со своего кресла.
        - Зачем вы разоряете мою землю?  - сурово спросил он, глядя прямо в лицо поднявшего голову татарина.  - Разве я не платил твоему злобному Мамаю правильную дань? За что мне такая обида?!
        - Я не знаю,  - опустил свои карие раскосые глаза пленник.  - Говорили, что Мамай рассердился на коназа Мосикэ и решил сначала покарать тебя, его кунака!
        - Ты слышал звон да не знаешь, где он!  - зло усмехнулся Олег Иванович.  - Я - не кунак Дмитрия Московского, а враг! Однако же, если ты упомянул Москву, значит, этот набег состоялся по воле Дмитрия! Это он натравил на меня Мамая! Тогда нам нет спасения! Надо бы залезть на стену и осмотреть окрестности…
        Он уже хотел уйти, но один из стражников вдруг тихо спросил:  - А что делать с этим злодеем?
        - Со злодеем?  - князь презрительно глянул под ноги и усмехнулся.  - Выведите его на воздух и казните, как положено! Отрубите ему голову! Зачем нам держать в городе лютого врага? Он сделал свое дело и рассказал все, что знает…Теперь он не нужен!
        - Слушаемся, великий князь!  - радостно вскричали стражники, хватая пленного татарина.  - Пошли-ка, сыроядец, в последний путь!
        Великий князь, рослый и статный, медленно, величаво, несмотря на грозившую ему опасность, вышел на крыльцо своего терема. Он спустился вниз, подошел к своему боевому коню, которого держал за узду старый слуга, и вслушался, наслаждаясь, как кричал от боли упиравшийся татарин, волочимый стражниками по ступенькам. Еще немного - раздался дикий взвизг, и довольный князь быстро вскочил на коня.  - Так бы вас всех перебить!  - буркнул он.
        У городской стены столпились княжеские дружинники. Увидев своего князя, они поснимали шапки и склонились в поясном поклоне.  - Как вы, мои воины,  - весело, стараясь приободрить людей, молвил Олег Иванович,  - готовы сразиться с лютыми врагами? Сумеете дать Мамаю по башке? Отстоим родной город?
        - Дадим, батюшка! Побьем Мамая!  - вяло ответили рязанские воины.
        - Они совсем не готовы к сражению с таким войском!  - отметил про себя князь Олег и полез по лестнице наверх. То, что он увидел, привело его в уныние: в дымке горевшего у Оки леса двигалось бесчисленное татарское воинство.  - Злобные сыроядцы пожгли все окрестные села!  - думал он.  - Тот пленный татарин меня просто обманул! Значит, за дело потерял свою башку! Сюда идут едва не четыре тумена!
        И князь полез вниз.  - Где же мой огнищанин?!  - крикнул он, достигнув земли и оглядываясь по сторонам.
        - Он здесь!  - хором молвили столпившиеся вокруг князя дружинники.  - Иди же сюда, Ясько Добрынич!
        Огнищанин, распоряжавшийся расстановкой вдоль стен городского ополчения в отсутствие тиуна, уехавшего из города вместе с семьей великого князя, вскоре прибежал на зов.  - Здравствуй, великий князь!  - весело сказал он.  - Я готов защищать наш город!
        Князь сделал знак огнищанину, и тот приблизился.  - Вот что, Ясько,  - тихо сказал князь Олег так, чтобы его не услышали ближайшие воины,  - оставляй за старшего славного Гордыню, главу городского ополчения! Пусть он защищает город! А я со своими верными людьми поеду к задним воротам! И поспеши, еще час - и мы не сможем уйти!
        - Слушаюсь!  - тихо молвил потрясенный Ясько Добрыневич, опустив руки.
        Князь покинул город через московские ворота. С ним вместе выехали два десятка его лучших преданных воинов. Но не успели они проехать и двух верст по лесной дороге, как до них донесся сильный отдаленный шум, треск, визг и запах гари, настолько сильный, что князь вздрогнул.  - Неужели этот дым идет от нашего города?  - сказал он с грустью.  - Значит, татары подожгли стены! Как быстро! Хорошо, что успели уйти! Поехали же, люди мои, в московские леса!
        Великий рязанский князь еще не понял, что совершил ошибку. Допрос пленного татарина, задержка на крепостной стене едва не стоили ему жизни. Проскакав со своими людьми еще пять-шесть верст, Олег Иванович вдруг услышал за спиной конский топот и визг татарских всадников.  - Это же сущие бесы!  - вскричал он, ускоряя бег своего коня.  - Вперед, чада мои, спасайтесь!
        Но татары отставать не собирались. Они уже давно выследили княжеский отряд и готовились к торжеству.  - Мы пленим самого коназа!  - весело кричал мурза Ахчи, извлекая из-под седла аркан.  - Еще немного труда - и у нас будет целая куча серебра!
        Слыша татарские вопли, приближавшиеся к нему, князь Олег холодел от ужаса.  - Не дай Бог, попасть в плен!  - думал он.  - Уж лучше смерть, чем такой позор!
        - Ах, мой господин!  - вдруг вскричал скакавший рядом с великим князем старший дружинник Хорь, падая на землю: из его спины торчала татарская стрела.  - Прощай, княже!  - буркнул другой воин, верный Радята, оседая вниз и обливаясь кровью: стрела попала ему в шею!
        - Господи, помоги!  - взмолился про себя покрывшийся потом, прижавшийся к холке коня князь Олег, продолжая бешеную скачку.
        Татары между тем догоняли маленький поредевший рязанский отряд, и мурза Ахчи метнул свой аркан. Однако веревка скользнула по плечу князя и обхватила скакавшего позади него дружинника Ярему.  - Ох!  - вскричал тот, падая с коня и хватаясь обеими руками за аркан, сдавивший ему шею…
        - Шайтан!  - завопил разгневанный Ахчи-бей.  - Эй, мои люди, ловите же коназа!
        Но в этот самый миг, когда татарские воины, повинуясь приказу своего мурзы, выхватили арканы, из лесу вдруг неожиданно выскочили спрятавшиеся в засаде конные русские воины.  - Вжик! Вжик!  - просвистели стрелы с красным оперением, и малочисленный татарский отряд был буквально растерзан. Мурза Ахчи рухнул на землю первый, пораженный русской стрелой в глаз. Попадали и все ближайшие преследователи рязанцев. Еще десяток татар повернулись спиной к врагу и попытались ускакать, но было поздно: здоровенные русобородые московские воины были тут как тут! Еще немного, и все было кончено.  - Так, а теперь ловите коней!  - распорядился рослый дружинник, как видно, старший военачальник. Тем временем рязанский отряд остановился, и князь Олег со своими людьми с изумлением следили за происходившим.
        - Как ловко!  - восхищался Олег Рязанский.  - Они положили всех врагов, не сделав ни одного лишнего шага!
        В это время московский военачальник развернул своего коня и подъехал к Олегу Ивановичу.  - Здравствуй, великий князь!  - весело сказал он.  - Неужели ты меня не признал?
        Князь Олег смотрел во все глаза, но ничего не понимал.  - Я где-то видел тебя,  - пробормотал он,  - но вот где, не помню…
        - Неужели ты забыл про жаркую битву под Шишевским лесом, славный князь?!  - вскричал румяный воин.  - И не помнишь мое имя? Ведь я - Иван Будимирыч! Ты тогда так хвалил мою лучную стрельбу!
        - Помню, помню, Иван!  - обрадовался Олег Рязанский.  - Ты же - боярский сын великого князя Романа Брянского! Разве не так?
        - Так, великий князь, но я теперь уже боярин!  - с горечью сказал Иван Будимирович.  - А мой славный батюшка, Будимир Супонич, сложил голову в сражении с тобой у Скорнищова!
        - Скорблю об этом!  - опустил голову князь Олег.  - Но не я был причиной той жестокой битвы, а злая воля Дмитрия Московского! Я же защищал свою землю! Тогда я сам потерял много славных воинов и любимых бояр!
        - Не будем вспоминать то горе, великий князь,  - промолвил брянский боярин.  - Гибель на поле брани - завидная судьба! Жаль батюшку, но такова Господня воля!
        - Как ты здесь оказался?  - поднял голову князь Олег.  - Неужели по воле самого Господа?
        - Все бывает по воле Господа!  - кивнул головой Иван Будимирович.  - Наш великий князь Дмитрий узнал о набеге Мамая и подумал, что враг идет на Москву через твою землю! Вот он и послал московские войска на Оку, чтобы встретить татар. Его люди были отправлены и в Великий Новгород за князем Владимиром Андреичем. А сейчас все ближайшие дороги заняты нашими разъездами. Я же нагрянул сюда по приказу моего славного князя Романа Михалыча. И видишь, как нам повезло: мы вовремя подоспели к тебе на помощь! Значит, так было угодно нашему Господу!

        ГЛАВА 20
        ХИТРОСТИ МИХАИЛА ТВЕРСКОГО

        Великий тверской князь Михаил затаился. Его руки были скованы пребыванием сына Ивана в московском плену. Он уже не раз присылал людей к Дмитрию Московскому с просьбой отпустить сына в Тверь, но последний ставил ему неприемлемые условия: отказ от притязаний на великое владимирское княжение, признание Великого Новгорода «вечным союзником Москвы» и совместную борьбу с татарами. После вторжения татар в рязанскую землю великий московский князь совершенно утратил доверие к Мамаю. В Москве прекрасно понимали, что, несмотря на разгром земель Олега Рязанского, Мамай метил дальше: не зря московские войска простояли все лето на берегах Оки, прикрывая свои земли от захватчиков. Слава Богу, что Мамаевы темники не рискнули пойти дальше! Тем не менее, расходы на содержание большого войска были достаточно велики, чтобы радоваться спасению от татарской угрозы.
        Михаил Тверской очень надеялся на разгром московских земель татарами и был разочарован, что они не пошли дальше рязанской земли. Он также, как и великий князь Дмитрий Московский, не доверял теперь Мамаю. Особенно после выдачи его сына москвичам! Однако набег Мамаевых войск на южную Русь подал ему надежду на ухудшение отношений Мамая с Москвой. Поэтому, когда он услышал от своих московских посланников требования великого князя Дмитрия Ивановича, он передал ответ:  - Я хорошо обдумаю твои условия и тогда приму нужное решение.
        Было ясно: великий тверской князь затягивал время! Он создавал видимость «смирения» и «тихо сиживал» в своей Твери. В то время из тверской темницы сбежали захваченные в плен в Торжке новгородцы. Они совершили подкоп и выбрались на свободу. Великий князь Михаил посмотрел на это сквозь пальцы.  - Пусть себе уходят! Не надо тратить на них и без того скудный хлеб!  - сказал он своим боярам, когда те предложили послать за беглецами погоню. А поскольку среди тверичей были «московские послухи», об этом вскоре узнали в Москве, и слова Михаила Тверского были расценены как, по крайней мере, невраждебные.
        Когда же московское войско было отвлечено татарами, великий князь Михаил Александрович стал потихоньку готовиться к войне: по его распоряжению со всех концов тверской земли были согнаны «смерды и прочий черный люд» для строительства оборонительной полосы: от Волги до речушки Тмаки был прорыт глубокий, широкий ров и насыпан высокий вал. Своим же боярам он говорил, что «боится, как бы Дмитрий Московский не повел свои войска с Оки на Тверь». Такое объяснение пока устраивало Москву.  - Пусть себе тихо сидит и копает превеликие ямы!  - смеялся Дмитрий Московский.  - Если нам будет надо, мы пойдем другой дорогой!
        Неожиданно умер еще не старый князь Михаил Васильевич Кашинский. Удел унаследовал его сын Василий. Великий тверской князь решил не терять времени, и сам поехал хоронить мятежного родственника. На поминках он лицемерно расхваливал умершего, говорил о его вражде с Тверью, как об интригах Москвы, якобы запугавшей несчастного, доброго князя.  - Это московская дружба сократила ему жизнь!  - сказал он Василию Кашинскому при личной встрече.  - Еще и к тебе протянули свои жестокие руки! А нынче Москва сама несчастлива! С одной стороны, ей грозит могучий Ольгерд, с другой - татары, которые особенно усилились после разгрома рязанского удела! Я бы уже давно пошел на Москву, но боюсь за своего сына Ивана, плененного обманом! Так что у тебя перед глазами московское коварство, и ты не должен попасть в их лживые сети! Лучше приезжай в родную Тверь и возобнови наш военный союз!
        Василий Михайлович Кашинский так и поступил. Сразу же после сорокадневных поминок по отцу он вместе с женой Еленой и своими боярами прибыл в Тверь, где «целовал крест великому князю Михаилу и отдался его воле».
        Между тем сын Михаила Тверского Иван, сидевший в митрополичьем подворье под охраной, так «изнемог от долгого безделья», что обратился через стражу к великому московскому князю с просьбой выпустить его на свободу. Дмитрий Московский не хотел терять заложника, но нездоровья и, тем более смерти, ему не желал. При московском дворе ходили слухи о неком «проклятье рода», постигшем якобы великого князя Юрия Данииловича (за убийство в московской темнице Константина Рязанского) и его брата Ивана Данииловича Калиту «с потомками» (за гибель тверских князей, подстроенную им в Орде). Как известно, Юрий Даниилович был убит и остался без наследников, а Иван Даниилович и его сыновья - Симеон и Иван - умерли, не достигнув старости. Испытывать судьбу и «гневить Господа» Дмитрий Московский не хотел, поэтому в Тверь отправился московский посланник со смягченными требованиями.
        Ответ из Твери не заставил себя долго ждать.
        В самый разгар зимы великий князь Дмитрий Иванович собрал боярский совет для обсуждения сложившегося положения дел. Московского князя беспокоило возможное осложнение отношений с Мамаем. На совете, помимо бояр, присутствовали и служилые московские князья, включая Романа Брянского, занимавшего место на передней скамье, напротив сидевшего в кресле рядом с великим князем митрополита Алексия.
        Когда великий князь Дмитрий высказал свои опасения насчет угрозы Мамая, не все бояре с этим согласились. Одни считали, что Мамай совершил набег на Рязань, «чтобы покарать злобного Олега», другие даже утверждали, что татары разорили Рязань, «чтобы угодить Москве»!  - Тот Олег - более опасный враг, чем татары!  - молвил Михаил Иванович Морозов, потирая свою густую окладистую бороду.  - Поэтому нам нечего боятся Мамая! А Рязань теперь подожмет хвост! У них нет нынче ни сил, ни желания разорять наши московские земли!
        - Это правда, что Олег не раз вторгался в наши пределы!  - кивнул головой седобородый тысяцкий Василий Васильевич Вельяминов.  - Однако он сам - добрый и ласковый человек! Во всем виноваты рязанские бояре! Я сам, пребывая в Рязани, не раз слышал, как они подстрекали гордого Олега напасть на Лопасню и Коломну! Вы же знаете, что те города когда-то принадлежали Рязани?
        - Это было давно!  - покачал головой Дмитрий Московский.  - Пусть эти города были рязанскими, а теперь они - наши! Москва никому не отдает своих земель! А я унаследовал их от своего батюшки…
        - Но Рязань с этим не смирится!  - буркнул Федор Андреевич Свибл.  - Вот только оправится от татарского погрома и опять возьмется за старое! И, кроме того, нечего было выручать этого Олега Иваныча! Наши люди не раз спасали его жизнь и честь!
        - Кто же?  - усмехнулся великий князь Дмитрий.
        - Да наш князь Роман Молодой со своими брянцами!  - ответил, насупив брови, Федор Андреевич.  - Разве не они защитили этого коварного Олега от татар во время Мамаевого нашествия? Мы также знаем, как они помогли рязанцам в битве у Шишевского леса против могучего Тагая! Почему они воюют без твоей воли, великий князь? Им осталось только послужить самому Мамаю! Кроме того, князь Роман отпустил в литовский Брянск тех бояр, которые бежали к нам в Москву вместе с нагубником Василием!..
        - Мои люди добровольно ходили на Тагая! Они хотели воевать с татарами и захватить добычу!  - возмутился, вскакивая со скамьи, князь Роман.  - Зачем было им препятствовать? Моим воинам не хватало денег и женок! Все это они завоевали! И причем здесь Мамай? Мои воины сражались не в рядах Мамая, а против него! За что такой подлый поклеп?! А там, на Оке, мои люди случайно спасли Олега Рязанского! Моя застава нечаянно нарвалась на татар и всех перебила! А что, они должны были равнодушно смотреть, как бусурмане предают смерти православного князя и христианский люд?! Это - не по-Божески, а только на славу лукавому! Что же касается тех бояр,  - он насупился,  - то здесь тоже нет ничего плохого! Пусть живут в своем Брянске! Мы еще не знаем, может этот Брянск вскоре станет московским городом, а те бояре будут нашими верными людьми! Зачем им тут сидеть без дела и есть дармовый хлеб?
        - Нехорошо, братья,  - встал Иван Родионович Квашня,  - обижать славного Романа Михалыча! Он честно и добросовестно служит Москве и нашему великому князю! К нему до сих пор не было серьезных претензий! Разве вы забыли, как сражались брянцы против того же Олега на Скорнищове?! Его лучшие бояре сложили там свои головы, а сам наш славный Роман был ранен и до сих пор хромает! И все это сделано на славу Москве! Стыдитесь!
        - Ты прав, Иван Родионыч,  - кивнул головой великий князь Дмитрий.  - Нам не за что осуждать князя Романа, наоборот, он достоин похвалы! (Успокоенный князь Роман вновь уселся на скамью.) Пусть князь Олег и совершил против нас преступления, но он все-таки - православный христианин и грех упрекать его спасителей…И я думаю, наш отец, славный святитель, будет согласен со мной,  - он посмотрел на кивнувшего ему головой митрополита,  - в том, что Рязань в этот раз прикрыла нас собой и пролила кровь за всю русскую землю. Поэтому мы должны как-то поддержать Олега и, если надо, оказать ему помощь…Пора нам, русским князьям, держаться вместе против полчищ Мамая! Я чувствую, что нам предстоит жестокая война!
        В это время в думную светлицу вбежал молоденький слуга.  - Государь!  - крикнул он.  - К тебе пожаловали тверские послы! Впускать их?
        - Зови их сюда, Остик!  - распорядился великий князь.  - Это хорошо, что ты сразу же доложил о них!
        В думную светлицу вошли два важных седобородых боярина, одетых в богатые, обшитые серебряными галунами литовские кафтаны: верхнюю одежду и шапки они оставили слугам в простенке. Они приблизились к креслам великого князя и митрополита, склонившись в поясных поклонах.  - Да благословит вас Господь, тверичи!  - сказал, привстав и крестя головы послов, митрополит.
        - Здравствуйте, великий князь Дмитрий Иваныч, наш отец святитель и мудрые бояре!  - громко молвил стоявший справа, видимо старший, тверской боярин.
        - Здравствуйте и вы, Иван Семеныч и Александр Иваныч!  - ответил, узнав тверичей, великий князь Дмитрий.  - Как мой брат, Михаил Александрыч? Жив ли-здоров?
        - Жив, великий князь!  - пробасил Иван Симеонович.  - Он шлет тебе теплые слова и предлагает мир! Он согласен с твоими требованиями и готов выкупить своего сына! Мы привезли с собой тысячу рублей серебра и просим мира!
        - Ну, пусть будет тысяча,  - нахмурился Дмитрий Московский,  - однако это - только возврат моих ордынских денег…А как же мои условия?
        - Наш великий князь Михаил согласился,  - прогудел другой посланник, Александр Иванович,  - отозвать всех своих наместников из новгородских городов. Он больше не держит зла на славную Москву и теперь питает к вам только чувство дружбы.
        - Ну, что ж!  - вздохнул Дмитрий Московский.  - Ладно, хоть с этим согласился! Сдавайте же в казну ваше серебро и увозите домой княжича Ивана! Но смотрите: чтобы не было никаких тверских наместников в союзных мне землях! Клянитесь и целуйте крест за своего великого князя!

        ГЛАВА 21
        ВОЗВРАЩЕНИЕ В БРЯНСК

        Князь Дмитрий Ольгердович возвращался из дальнего похода. Лето 1374 года было исключительно жарким, и почти не выпадало дождей. Степная трава выгорела под палящим солнцем, а земля окаменела и растрескалась. Если бы не запасы сена, добытые у низовьев Дона, литовская конница не пережила бы тяжелого изнурительного похода. Предусмотрительные татары постоянно кочевали, зная, где есть пастбища с сочной травой, и были неуловимы. Поход литовского войска под водительством князя Кейстута ничего, кроме плененных «татарских женок» и корма для лошадей, не дал. Дмитрий Ольгердович, мрачный и подавленный, ехал рядом с братом Андреем и кузеном Витовтом за спиной дяди Кейстута.  - Зачем отзывал меня батюшка на тот татарский поход?  - думал он.  - Мы только потеряли время и погубили многих воинов, а славы и богатств не добыли!
        В самом деле, поступки и замыслы великого литовского князя Ольгерда были непостижимы. Он оторвал от дел многих литовских князей всего-навсего для удара по кочевью Мамая! В том числе и своего сына Дмитрия Брянского…Последний, из-за постоянных походов, довольно редко бывал в Брянске и опасался, что некогда мятежный город выйдет из повиновения. В памяти оставались события 1370 года, когда брянские бояре с нагубником Василием даже выплатили Москве дань и едва не «поддались под руку Дмитрия Иваныча»! Правда, вскоре беглые бояре, прощенные Дмитрием Ольгердовичем, вернулись в Брянск и ничем не проявляли своей «нелюбви», где-то в глубине души брянского князя осталось недоверие к ним. А нагубник Василий так и остался жить в Москве, получив при дворе великого московского князя какую-то малозначительную должность. А если Дмитрий Иванович держал при себе «изменщика», значит, нуждался в его услугах! Стало быть, угроза со стороны Москвы не исчезла! А тут еще нелепый поход!
        Литовские войска вышли к кочевью Мамая как раз тогда, когда орда ушла далеко на восток. Лишь большой отряд татарского темника Темир-мурзы еще не успел откочевать и принял тяжелый бой. Эта битва для татар, несмотря на некоторое их превосходство в численности, была непривычная, оборонительная. Они никак не ожидали вторжения литовской рати в самое сердце своих земель. Первоначально Кейстут обрушил свои силы на конных татар, скопившихся у Дона: они привели лошадей на водопой. Это была ошибка. Татары, несмотря на неожиданность нападения, понесли незначительные потери и, рассыпавшись по берегу реки, скрылись в степи. Кейстут с прочими князьями возглавили преследование и вскоре натолкнулись на основные силы во главе с самим Темир-мурзой. Татары выстроились полумесяцем и пытались охватить литовское войско со всех сторон, чтобы выйти врагу в тыл. Но у них это не получилось. Литовцы так отчаянно сражались, столкнувшись с татарами «в лоб», что помешали им осуществить свой замысел. Сеча была настолько злая, что уже в самом начале и те и другие потеряли множество воинов. Однако численное превосходство татар
давало себя знать. Разъяренные степные наездники, покой которых нагло потревожили воинственные литовцы, предпочитали скорее умереть, чем уйти с позором из родных степей.
        Брянские воины во главе с Дмитрием Ольгердовичем долгое время стояли за спинами сражавшихся литовцев: перед ними стояла задача прикрывать войска на случай их обхода татарами с флангов. Поэтому они, одетые в железные доспехи, истекали потом от ужасающей жары и задыхались от клубившейся над полем битвы пыли, поднятой сражавшимися.
        - Дядя Кейстут,  - сказал своему военачальнику, стоявшему с ним рядом, Дмитрий Ольгердович,  - нам следует ударить по татарам с тыла, поразив их в спины калеными стрелами! Значит, надо их обхитрить и тихо обойти сзади! Иначе эта битва будет продолжаться до темноты, и мы потеряем, без надобности, многих людей!
        Сражение к тому времени приобрело настолько ожесточенный характер, что от криков сражавшихся и умиравших, стука щитов и лязга мечей едва было слышно собеседника! Дмитрий Брянский не понял, что ответил ему князь Кейстут и лишь только догадался, что полководец не возражает против его предложения, но советует не спешить.
        И, тем не менее, Дмитрий Ольгердович подал знак своим воинам разворачивать лошадей и уходить в дальнюю степь. Недоумевавшие брянцы повиновались. Каково же было их удивление, когда они вдруг неожиданно, проехав всего лишь с версту, натолкнулись на довольно большой татарский отряд, мчавшийся им навстречу! Оказывается, татары пытались совершить то же самое, что и брянцы.  - Нам бы настал конец, если бы мы опоздали!  - подумал Дмитрий Ольгердович, поднимая вверх свой тяжелый меч.  - Вперед, мои славные люди!  - вскричал он, устремляясь на врага.  - Слава Брянску!
        - Слава Брянску! Слава Дмитрию!  - заорали воины, с яростью набрасываясь на татар. Последние оказались неготовыми к отражению такого неожиданного нападения и, несмотря на умение и желание сражаться, заметались, пытаясь устоять и оценить вражеские силы. Однако брянцы не дали им времени на раздумье, беспощадно рубя и сбивая с лошадей первых попавшихся под руку врагов.  - Аллах!  - кричали татары.  - На нас напал сам шайтан! Спасайтесь!
        Князь Дмитрий подскакал к рослому, одетому в белую чалму, видимо, знатному татарину и с силой обрушил на него свой меч.  - А-а-а!  - завопил несчастный военачальник, не удосужившийся надеть перед сражением железный шлем, и рухнул на обагренную собственной кровью землю, увлекая за собой застрявший в плотной ткани чалмы княжеский меч. Пока князь возился, извлекая меч из кровавой тряпицы, его воины уже покончили с врагами: около полутора сотен окровавленных тел осталось лежать на выжженной солнцем земле.  - Каковы наши потери?  - спросил Дмитрий Ольгердович подъехавшего к нему воеводу Пригоду Уличевича, стряхивая с лезвия меча мозги убитого им татарина.
        - Десятка два убитых!  - ответил, вытирая со лба пот, воевода.  - Это много! Жаль наших людей!
        - Жаль, брат,  - кивнул головой Дмитрий Ольгердович,  - но там,  - он показал рукой в сторону клубившейся пыли,  - наши воины ждут помощи, и нам нужно спешить!
        - Тогда поехали, княже!  - вздохнул Пригода Уличевич.  - Надо успеть!
        Тем временем татары продолжали отчаянно сражаться с главными силами Кейстута. Им даже удалось потеснить врагов «в самой середине» и вгрызться в глубину боевого строя литовцев. В этот важный, решающий миг тысячный конный отряд брянцев, выпустив тучу стрел, ударил им в спину. Потери татар были ужасными.  - Аман! Аман!  - закричали они, пытаясь повернуться лицом к новому врагу и оказавшись под ударами с двух сторон. Однако, наступая, брянцы растянули строй, уменьшив боевую мощь внезапного наскока. В создавшейся сумятице татары прорвали окружение и стремительно выскочили в образовавшуюся брешь. Особенно отличился их могучий военачальник, Темир-бей, здоровенный детина «зверского вида» с багровым от ярости лицом.  - Аман, аман вам, урусы!  - кричал он, размахивая своим огромным кривым мечом и прорубая себе путь на свободу.
        - Ах, ты, сыроядец!  - буквально взвыл Дмитрий Брянский, видя, как падают на землю его лучшие воины, и устремился на татарского военачальника. Но тот не стал ожидать неизвестного исхода и, подняв вверх свою могучую, обагренную кровью правую руку с мечом, быстро исчез за степными холмами. Вслед за ним умчались остатки его воинства, размахивая руками и проклиная «урусов и нечестивых лэтвэ».
        Литовское войско потеряло в этом сражении почти столько же, сколько и татары: до восьми сотен убитыми и тяжело ранеными. Из них брянцев погибло больше пятидесяти человек! А раненых было просто не счесть! Даже сам князь Дмитрий Ольгердович пострадал: татарская стрела, скользнув по его щеке, очертила, пусть неглубокую, но кровоточившую рану!
        Татары оставили победителям весь свой стан с женами, детьми, многочисленными слугами. Но литовцам не нужны были все пленники. Забрав большие запасы сена, воды и сушеного мяса, они стали собираться в обратный путь. Бывшие татарские рабы - мужчины, старики и старухи, дети - обрели свободу и потянулись берегом Дона к родным землям. Женщины же были с жадностью захвачены истосковавшимися по любви литовскими воинами, которые, не обращая внимания на стоявших рядом товарищей, срывали с несчастных одежды и, как дикие звери, совокуплялись с ними под вопли напуганных жертв и смех распоясавшихся вояк. Брянцы, уставшие и раненные, с отвращением смотрели на эти оргии.  - Это - лютые язычники!  - сказал, плюнув в землю, Дмитрий Ольгердович, уводя своих людей за ближайший холм.
        Вечером же они, несмотря на то, что осудили поведение своих товарищей-литовцев, не отказались от дележа захваченных женщин, и до самого утра из их телег доносились стоны и крики познаваемых ими пленниц.
        В телегах князя Дмитрия Ольгердовича сидели три красивые девушки. Он выбрал их, нетронутых, из общей добычи литовских князей. Сам Кейстут предложил ему, внесшему наибольший вклад в исход битвы, первому взять тех, какие понравятся. Брянский князь сначала не хотел участвовать в дележе женщин, но, приглядевшись, обнаружил, что «женки красивы и богаты телами».  - Будут моими банными девицами!  - решил он.  - Давно пора обновить моих женок: одни из них уже состарились, а прелестная Шумка - «на сносях»!
        Воспоминание о Шумке вызвало у него привычное волнение.  - Неплохо бы познать одну из девиц сегодня вечером!  - подумал он, приходя в хорошее настроение.  - И то ладно, что добыли хотя бы красивых женок!
        Объединенное литовское войско разделилось на отряды, только достигнув Киева. Брянский полк, не оставаясь в городе на отдых, проследовал к Десне, на берегу которой воины устроили привал. Дмитрий Ольгердович опасался новых потерь: Киев, плохо укрепленный невысокой деревянной стеной, мог подвергнуться нападению степных хищников. На следующий день, отдохнув, брянские воины добрались до Чернигова, где также пробыли недолго: некогда величественный город, как и Киев, влачил жалкое существование.
        К Брянску подходили спокойно, не спеша, встречаемые колокольным звоном.
        - В городе тихо, значит, не было смуты!  - весело сказал Дмитрий Ольгердович своим старшим дружинникам, подъезжая к крепостным воротам, у которых столпились сбежавшиеся со все концов горожане.  - Слава князю! Слава могучему Дмитрию!  - кричали со всех сторон.
        Брянский князь махал левой рукой и весело улыбался. Так и въехал он по спущенному мосту в детинец под вопли восторженной толпы.
        У входа в крепость его ждали склонившиеся в поясном поклоне стражники во главе с княжеским огнищанином, седовласым Уличем Брежковичем.  - Здравствуй, славный князь!  - весело сказал он, глядя с улыбкой на своего рослого розовощекого сына-воеводу, ехавшего вслед за князем.  - Со славой или со мздой?
        - Со славой!  - буркнул Дмитрий Ольгердович. Он был доволен, что его не встречали с хлебом-солью. Этот обычай князь отменил.  - Отведи в баню моих девиц, сидящих в телегах, и прикажи моим прочим девицам, чтобы они подготовили их к моему приходу! Хочу познать их сегодня же…
        - Слушаюсь, княже!  - усмехнулся старый боярин.
        - Да, вот еще, почтенный Улич,  - тихо сказал князь.  - Как там моя прелестная Шумка? Еще не разрешилась?
        - Разрешилась, княже,  - кивнул головой огнищанин,  - и принесла тебе доброго сына!
        - Тихо, Улич!  - поднес руку ко рту брянский князь.  - Не сына, а пасынка! Я усыновлю мое славное дитя, поскольку нет наследников от законной супруги! И надо бы окрестить его Андреем, в честь моего брата!
        - Так и сделаем, княже!  - поклонился Улич Брежкович.
        Князь, едва переодевшись с дороги, отправился в терем, где его ждала супруга. Он запретил ей в свое время выходить на встречу к воротам крепости, и она покорно сидела в своей светлице. Когда же князь переступил порог, и княгиня увидела его, она порывисто вскочила и буквально бросилась ему на шею.
        Дмитрий Ольгердович крепко обнял и троекратно поцеловал супругу.  - Вот тебе, душа моя,  - сказал он, вручая ей тяжелый золотой браслет, унизанный рубинами,  - степной дар с кровавыми самоцветами! Это - моя боевая добыча и знак любви к тебе!
        После недолгой беседы князь, отобедав с женой, отправился в свой «охотничий терем», «в думную светлицу», где его ждали бояре и епископ Парфений.
        - Да благословит тебя Господь, сын мой,  - владыка перекрестил склоненную голову князя, как только тот приблизился к передней скамье,  - и да будут у тебя здоровье и удача!
        Князь занял свое кресло и медленно, с достоинством, рассказал собранию о своем очередном походе. Бояре молча слушали его и качали головами. Лишь только когда он назвал число убитых, они со скорбью, тряся бородами, что-то пробормотали.
        - Что поделать?  - молвил на это брянский князь.  - Такова судьба воина! И если бы только жестокая битва! Стояла ужасная жара! Вот почему такие потери! Умерли почти все тяжело раненные! Так и похоронили их в чужой земле по дороге!
        - Царствие им небесное!  - громко сказал брянский епископ.  - Сегодня же совершу по ним погребальный обряд!
        - Ну, а теперь рассказывайте ваши новости,  - попросил князь, откинувшись на спинку кресла.
        - Что тут рассказывать, сын мой?  - ответствовал епископ.  - Жара была не только в степи, но и у нас! Совсем не было дождей! Теперь у нас - небывалый неурожай! Следует ожидать голода! Еще хорошо, что пока нет болезней. А вот говорят, что в Московской земле начался падеж скота, а потом стали болеть и умирать люди! Есть и другая неприятная новость: великий московский князь Дмитрий поссорился с татарином Мамаем! Все боятся жестокого татарского нашествия! Кроме того, святейший митрополит поставил новых владык: в Тверь - Евфимия, а в Суздаль - печерского архимандрита Дионисия…И еще говорили, что в Нижнем Новгороде случился мятеж против Мамаевых татар, и люди великого князя Дмитрия Константиныча перебили полторы тысячи сыроядцев, а их посла Сарайку с дружиной взяли в плен! А вот и совсем неслыханные вести! Злобные ушкуйники из Великого Новгорода ходили в поход на Вятку, а перед этим совершили набег на Казань, где взяли с тамошних татар выкуп в триста рублей! У них было почти девять десятков новгородских стругов или ушкуев! Отойдя от Казани, они разделились. Первый отряд, в четыре десятка ушкуев,
отправился на Верхнюю Волгу. Разбойники разорили там все земли и даже добрались до Обухова! Они опустошили все Засурье и Маривать! А потом, спалив свои и купеческие суда, сели на коней и поехали на Вятку, ограбив все земли по Ветлуге! Второй же отряд, в полсотни ушкуев, поплыл вниз по Волге и, добравшись до Сарая и прочих городков, учинил там невиданный погром!
        - Неужели татарский царь не мог справиться со злодеями?!  - изумился Дмитрий Ольгердович.
        - Я не знаю подробностей,  - тихо сказал епископ Парфений.  - Одни говорят, что те ушкуйники сложили свои головы в битвах с татарами, другие - что они вернулись в свой Великий Новгород со славой и богатой добычей!
        - Вот вам и наш поход!  - громко молвил раздраженный Дмитрий Ольгердович.  - Отборные войска, жестоко сражаясь и обильно поливая кровью землю, ничего не добыли, а жалкие воры, новгородские ушкуйники, вернулись домой со славой и богатством! Неисповедимы твои пути, Господи!

        ГЛАВА 22
        МОСКОВСКИЕ ДЕЛА

        Князь Роман Михайлович Брянский проснулся в это морозное декабрьское утро в плохом настроении: болела голова, щемило сердце, и на душе было тоскливо, тревожно.  - Не надо было ходить в гости к славному Тютчи,  - думал он,  - и пить столько вин да хмельных медов! У меня так много дел, а я нашел время, чтобы бражничать! Однако же, как было не пойти: обидел бы таких важных людей! Служилые татары теперь в силе при дворе Дмитрия!
        В самом деле, мурза Серкиз или, как его называли в Москве, «царевич Черкиз», был тепло принят великим московским князем и «обласкан». Ему положили приличное жалование, едва ли не большее, чем у Романа Брянского, выделили предостаточно денег на строительство своего подворья, рядом с усадьбой Тютчи, неподалеку от Кремля, но не в самом Кремле. Это как-то успокаивало бывшего брянского князя.  - Пусть у Серкиза и большое жалованье, но у него много людей! Зато его терем заложили не в крепости…Значит, мне нечего обижаться на великого князя!
        Совсем недавно Дмитрий Московский посылал князя Романа с людьми сопровождать игумена Троицкого монастыря в Радонеже, отца Сергия, благочестивого и мудрого человека, в Серпухов, чтобы основать там по просьбе князя Владимира Андреевича монастырь. Князь Роман был наслышан о набожности отца Сергия, его мудрости, «книжности», влиянии на великого князя и бояр, ибо еще в ноябре он крестил родившегося у великого князя сына Юрия, и с удовольствием выехал вместе с сыном Дмитрием в Радонеж. Князей сопровождали полсотни лучших брянских дружинников с боярами Вадимом Ждановичем и Иваном Будимировичем. Последний взял с собой сыновей - пятнадцатилетнего Пересвета и тринадцатилетнего Ослябю - чтобы они могли «увидеть святого человека и порадоваться благодати Господней»! В самом деле, первая встреча брянцев с отцом Сергием произвела на них самое благоприятное впечатление. Рослый, седой не по годам, игумен ничем бы не выделялся среди прочей монастырской братии, если бы не большие, синие, как чистые озера, глаза, притягивавшие к себе любого, с кем бы он ни заговорил! Благословив князя Романа и его людей, игумен
ласково сказал:  - Стоило ли вам ехать в такой дальний путь? Зачем было беспокоить без надобности воинов? Разве я сам не дойду до нового городка Серпухова?
        - Сейчас много на дорогах злых разбойников, которые могут принести нам беду!  - возразил Роман Михайлович, чувствуя, как от слов святого человека и его взгляда разливается в душе тепло, становится спокойно и радостно, уходят прочь тревоги и волнения.
        - У меня нет врагов ни среди людей, ни среди зверей,  - улыбнулся старец и как бы осветил своей улыбкой столпившихся вокруг брянских воинов.  - Есть только один враг - лукавый!
        Он оглядел брянцев и вдруг остановил свой взгляд на двух юношах, стоявших в отдалении.  - Подойдите ко мне!  - поманил он их перстом правой руки. Сыновья Ивана Будимировича покорно, с робостью приблизились к святому старцу.
        - Я вижу вас, славные отроки, великими воинами, защитниками русской земли!  - сказал он, смахнув ладонью набежавшую скупую слезу.  - Вам суждено стать боярами еще в молодости! И завоевать огромную славу! А поэтому - вот вам мое особое благословение!  - И он перекрестил склонившиеся перед ним белокурые мальчишеские головы.
        Брянские воины переглянулись.  - Ему же ничего не говорили о моих сыновьях!  - буркнул с изумлением стоявший за спиной князя Иван Будимирович.  - Откуда же он о них знает?!
        - И предсказывает им раннее боярство!  - прошептал в ответ Вадим Жданович.  - Неужели он вещает тебе неминуемую смерть? Может опять случится жестокое поветрие?
        - Вам не угрожает поветрие!  - сказал вдруг отец Сергий, подняв вверх руки.  - Ваша опасность исходит от кривого меча, но не так скоро! У вас еще есть время поднять своих сыновей! А то поветрие будет недолгим…
        - Он как будто услышал мой шепот!  - покачал головой Вадим Жданович.  - Вот что значит - истинный Божий человек!
        Брянские воины поужинали и позавтракали в святой обители. Они также отстояли вечерню и заутреню в местной церкви: службы вел сам игумен. И уже после этого отдохнувшие, веселые брянцы отправились вместе с отцом Сергием в Серпухов, совсем недавно заложенный князем Владимиром.
        В городке стучали топоры, возводились бревенчатые, дубовые крепостные стены. Одновременно многочисленные «мастеровые» рубили избы: город рождался прямо на глазах. Окольничий князя Владимира, Яков Юрьевич Новосилец, приветливо встретил отца Сергия и брянское воинство.  - Сам наш князь Владимир Андреич еще не приехал,  - сказал он, приняв благословение радонежского игумена,  - однако у нас уже все готово для святого дела!
        Но отец Сергий недолго пребывал в Серпухове: 6 декабря, выбрав, благословив место будущего монастыря святой Богородицы и оставив своего ученика Афанасия в качестве игумена, он ушел назад, сопровождаемый брянским отрядом, в свою обитель.
        - Какая же это была благодать!  - потянулся князь Роман, вспоминая ту встречу и закрывая глаза: перед ним как бы встал сам святой старец.  - Вот какой я совершил грех после знакомства со святым старцем: побывал в гостях у тех служилых татар!
        Теперь он вспомнил подробности своего вчерашнего пребывания у Тютчи и перекрестился.  - Прости меня, всемогущий Господь!
        Ладно бы «пображничали», так ведь и «девиц красных перещупали»!
        По татарскому обычаю пришлось съесть и плов, и баранину, и многие другие излюбленные татарами яства, от которых князь Роман уже давно отвык. Но деваться было некуда! Два друга, Тютчи и Серкиз-бей, который временно проживал у своего сарайского приятеля, нещадно потчевали бывшего брянского князя до тех пор, пока тот трижды не рыгнул. Только после этого они успокоились и, временно забыв о князе, прибегли к хмельным напиткам. Придя же в веселое распоряжение духа, знатные татары потребовали привести «ладных девиц», что их слуги и сделали. Сын Тютчи Захария, не желая присутствовать «при непотребном деле», потихоньку покинул застолье. Оставшись наедине с плясавшими перед ними тремя восточными красавицами, седовласые татары совершенно распоясались.
        - Снимай штаны!  - крикнул Тютчи пышнобедрой смуглой девушке, тело которой было едва прикрыто тонкой индийской тканью. Та повиновалась, и на пол упали ее шелковые шаровары, обнажив красивые стройные ноги, плоский нежный животик и темный треугольник внизу.
        - Все снимайте штаны!  - приказал Серкиз-бей, приходя в волнение.  - И обнажайте груди!  - пробормотал он, наслаждаясь зрелищем: теперь перед ними танцевали полностью нагие девушки!
        Князь Роман оцепенел. Хмель, ударивший ему в голову после принятия многих «медов и грецких вин», не так пьянил, как созерцание прекрасных, зрелых и стройных девичьих тел! Он сидел и смотрел, видя перед собой лишь длинные ноги, пышные груди и прочие женские прелести.
        - Ну, как, Ромэнэ?!  - усмехнулся Серкиз-бей.  - Неужели тебе не по душе та кызым?  - Он указал рукой на пышнобедрую, круглолицую красавицу с густыми черными волосами.  - Или эта, красноволосая?  - Он махнул рукой в сторону другой танцовщицы, волосы которой были выкрашены в рыжий цвет.  - А может, эта, златокудрая?  - мурза вытянул палец в направлении самой рослой, худощавой девушки с короткими, вьющимися волосами.
        - Эта, славный Серкиз-бей!  - пробормотал задыхавшийся от волнения князь Роман.  - Нет сил смотреть на такую красоту!
        - Тогда радуйся, коназ Ромэнэ!  - Тютчи приподнялся на шелковых подушках над блюдами с мочеными яблоками и сухими фруктами.  - Пора тебе пощупать эту девицу! Эй, слуги!  - крикнул он. Тут же прибежали два молодых татарина.  - Убирайте-ка яства, люди мои!  - приказал Тютчи.  - И быстрей!
        Слуги засуетились, подбежали к ковру, на котором стояли блюда и сосуды с напитками, и быстро вынесли все это из пиршественной светлицы.
        - А теперь - к делу!  - распорядился Серкиз-бей, подав знак девушкам.  - Смотри на свою кызым, коназ Ромэнэ: ты должен ее сейчас же познать!
        Девушки подбежали к мужчинам и, без стеснения, встав перед ними на колени, начали снимать с них одежду.  - Ох, как приятно!  - простонал князь Роман, почувствовав себя в златовласой прелестнице.  - Как хорошо у мудрого и славного Тютчи! Какой чудесный вечер!
        В дверь княжеской опочивальни постучали, и князь очнулся от своих грез. Лежавшая с ним рядом супруга вздрогнула, прикрывая одеялом свою красивую, пышную грудь.  - Что надо?  - крикнул князь, слегка приподнимаясь.  - Входи же!
        - Здравствуйте, славный князь и прекрасная княгиня!  - пробормотал, краснея, молодой княжеский слуга, остановившись у порога.
        - Говори же, Пучко,  - буркнул князь,  - нечего бурчать! Что там случилось?
        - К тебе прибыл знатный человек, княже,  - ответил мальчик,  - Иван Василич! Говорит, что он - сын покойного тысяцкого Василия…
        - Василия,  - пробормотал князь.  - Значит это сын самого Вельяминова! Тогда отведи его в мою гостевую светлицу, а сюда пришли постельничего: я буду одеваться! И передай дворецкому, чтобы он подал нам к столу доброго вина и подобающих закусок!
        Когда князь спустился вниз, в его гостевой светлице был уже накрыт небольшой стол для двух человек, и перед ним, на красивом резном стуле, сидел старший сын недавно умершего московского тысяцкого - Иван Вельяминов. Увидев вошедшего князя, боярский сын встал и поясно поклонился.  - Здравствуй, славный князь!  - сказал он прерывистым, взволнованным голосом.  - Здравствуй!  - кивнул головой, улыбаясь, князь Роман.  - Садись и отведай моих вин да закусок! А если хочешь, я скоро приглашу тебя на мою трапезу!
        - У меня нет времени на долгую трапезу, княже,  - тихо молвил, садясь и опуская вниз свою густую, но короткую бородку, Иван Васильевич.
        - Ну, тогда выпей вина, закуси и рассказывай!  - сказал князь, поднимая серебряную чашу, наполненную слугой до краев.  - За здоровье великого князя и твое!
        - За здоровье, но только твое!  - загадочно сказал боярский сын, поднимая свою чашу и выпивая ее содержимое до дна. Затем, прожевав пару кусков копченой кабаньей ветчины, он, подняв голову, устремил свои пронзительные голубые глаза на князя.
        - Почему он так смотрит?  - подумал князь Роман.  - Неужели есть какая-то тайна?
        - Я знаю о тебе, славный князь,  - начал, вновь опустив голову, Иван Васильевич,  - как о человеке слова, умеющем хранить тайны…Поэтому я хочу тебе довериться…
        - Доверяйся, я не желаю тебе зла,  - буркнул князь Роман.  - Что еще за тайна?
        - Как ты знаешь, княже, когда мой батюшка умер…,  - пробормотал княжеский гость, не решаясь говорить,  - великий князь неожиданно упразднил его должность московского тысяцкого…И наш род оказался не у дел…
        - Да, я знаю,  - тихо сказал князь Роман.  - Это дело обсуждалось на боярском совете. Великий князь возложил обязанности тысяцкого на своего городского наместника! Тогда бояре говорили, что Москве совсем не нужны тысяцкие, от которых якобы исходят беспорядки и безвластие! Зачем нам две власти? Пора, мол, установить в Москве единую волю, чтобы правили только великий князь и его люди! Это, дескать, нужно из-за Мамаевой угрозы!
        - Все это не так, княже,  - покачал головой Иван Васильевич.  - Это - происки врагов моей семьи! Они захотели расправиться с нами! Поэтому я решил уехать в Тверь, к великому князю Михаилу за защитой и поддержкой! И попрошу, чтобы он замолвил за меня нужное слово…А также пережду там Мамаев гнев! Я верю, что Мамай очень скоро нагрянет на Москву и жестоко покарает злобного Дмитрия Иваныча! А может и назначит нового великого князя - Владимира Андреича или кого-нибудь еще - а тот восстановит должность московского тысяцкого и пожалует нас, Вельяминовых!
        - Это же крамола, Иван!  - подскочил из-за стола князь Роман.  - Ты собираешься идти против великого князя? Неужели ты, молодой человек, совсем потерял голову?! Или ты не понимаешь, что я обязан задержать тебя и немедленно выдать Дмитрию Иванычу?!
        - Выдавай, княже,  - молвил Иван Васильевич, понурив голову.  - Тогда о чем нам говорить?
        - Ладно, Иван,  - буркнул, успокоившись, князь Роман.  - Ты обижен, а потому и разгорячился! Однако одумайся! И зачем ты пришел ко мне, верному человеку Дмитрия? Неужели ты посчитал меня его недругом?
        - Да, посчитал, княже!  - сказал боярский сын.  - Разве я не вижу, как тебя притесняют при дворе великого князя? Ты же - самый лучший и храбрый полководец! А кому достаются награды и слава? Дмитрию Волынскому! Воеводам! Знатным татарам! Почему великий князь не даст тебе, как положено, в кормление богатый городок? Он держит тебя в бедности, забвении и даже больше считается со своими боярами, чем с тобой! Если же ты поедешь со мной к Михаилу Тверскому и приведешь с собой своих людей, то станешь удельным князем в тверской земле и восстановишь свое высокое положение! Вне всякого сомнения, Михаил пожалует тебе городок! Может даже богатый Кашин! А кашинского князя с треском прогонит!
        Он еще долго говорил, но князь Роман его не слушал.  - Нет в моей душе места для лжи и предательства!  - думал он.  - Может, и прав этот Иван, но я не хочу изменять клятве и крестному целованию!
        Наконец, Иван Вельяминов выговорился и замолчал, ожидая от князя ответа. Но последний налил себе еще вина и, протянув серебряный кувшин собеседнику, выпил, поморщась, крепкий напиток. Боярский сын взял в руку кувшин и тоже плеснул в свою чашу вино.  - За твое здоровье и тверскую службу!  - решительно сказал он, опрокидывая чашу.
        - Вот что я скажу тебе!  - молвил князь Роман, проведя рукой по пышным пшеничным усам, и вставая.  - Иди-ка, Иван Василич, к себе домой и забудь все эти, сказанные тобой, глупости! Я никогда не соглашусь изменить присяге! У меня нет никакого другого господина, кроме великого князя Дмитрия! Я целовал ему крест, а значит, мне придется так жить до самой смерти, своей или Дмитриевой! Потому, Иван Василич, не обессудь! Как говорится: на небе Бог, а перед тобой - порог! Иди же с Господом!

        ГЛАВА 23
        ТВЕРСКИЕ СТРАСТИ

        Князь Михаил Александрович Тверской сидел в теплый августовский день 1375 года на большой дубовой колоде, приставленной его стражниками к зубцам крепостной стены, и с тревогой смотрел вниз. Московские войска стояли в некотором отдалении от стен Твери, недосягаемые для вражеских стрел, и, казалось, выжидали.  - Вот уж влип,  - думал великий тверской князь, пытаясь понять замысел москвичей,  - как муха в вязкий мед! Какое большое войско! Да, чувствую, что нам не дождаться литовцев! Хитрый Ольгерд оставил меня на произвол судьбы!
        Такого Михаил Александрович никак не ожидал: под знаменами великого князя Дмитрия Московского собрались против Твери почти все русские князья! Этого не могли предвидеть все противники Москвы!
        Ведь сложившаяся обстановка, казалось, благоприятствовала великому тверскому князю! Дмитрий Московский серьезно «поссорился» с ордынским временщиком Мамаем. Когда его посланник прибыл в Москву с требованием - «восстановить прежнюю дань, как во времена Джанибека»  - Дмитрий Иванович сказал:  - Мы платим «выход», согласно договору, а больше у меня нет серебра! А если этого мало, прошу не обессудить! Тогда совсем не буду платить!
        Мамай посчитал такой ответ оскорбительным и начал готовиться к войне. Он попытался привлечь на свою сторону тестя Дмитрия Московского - великого суздальского и нижегородского князя Дмитрия Константиновича. Но большой ордынский отряд во главе с его посланником Сары-акой был принят Дмитрием Константиновичем за вражеский, поскольку татары вели себя как грабители, «обижая» мирное население. Нижегородцы, выставив большое войско, разбили татар, а Сары-аку с отрядом верных людей взяли в плен. Будучи приведенными в город, татары «буйствовали да ругались», и князь Дмитрий решил их «развести»: самого Сары-аку поселить в отдалении от его воинов, чтобы «усмирить бусурманский дух». Но во время этого «развода» Сары-ака неожиданно вырвался вместе с частью своих воинов из рук великокняжеской стражи и прибежал на «владычий двор», захватив в заложники епископа Дионисия. Напрасно Дмитрий Нижегородский пытался убедить взбунтовавшихся татар, чтобы они прекратили бессмысленное сопротивление и сдались, в ответ Сары-ака поджог усадьбу епископа и, окруженный со всех сторон, приказал стрелять по нижегородским воинам из
луков. Тогда русские воины бросились «на яростный приступ» и нещадно перебили всех татар, почти тысячу человек. Во время этого сражения едва не погиб епископ Дионисий, в мантию которого попала стрела: но коварное железо увязло в плотной ткани и лишь напугало окружавших владыку слуг!
        Когда Мамай узнал о гибели его людей, он пришел в ярость и немедленно послал на нижегородские земли летучие карательные отряды, которые взяли несколько мелких поселений, пожгли Запьянье, перебили многих сельских жителей и с богатым полоном ушли в степь. А поскольку великий князь Дмитрий Константинович был союзником Дмитрия Московского, действия Мамая означали объявление беспощадной войны.
        Весной в Тверь «прибежал» мятежный сын покойного московского тысяцкого Василия Васильевича Вельяминова - Иван. Михаил Тверской принял его с радостью и сразу же отправил в сопровождении знавшего татарский язык «сурожского купца» Некомата в Мамаеву Орду в качестве своего посланника. Иван Васильевич Вельяминов сумел войти в доверие Мамая, обличая Дмитрия Московского «в превеликом зле и нарушении дедовских обычаев». «Злом» он считал упразднение должности тысяцкого и, что вполне устраивало Мамая, отказ Москвы выплачивать Орде дань, «как в древние времена». Кроме того, выполняя заказ великого тверского князя, Иван Вельяминов просил для него «грамотку» на великое владимирское княжение. Мамай не возражал против этого, и 14 июля в Тверь прибыл вместе с купцом Некоматом татарский посланник Ачиходжа, провозгласивший Михаила Тверского великим владимирским князем и вручивший ему ярлык «славного царя Мухаммеда», ставленника Мамая. Обрадованный этим, великий тверской князь послал к Дмитрию Московскому людей с объявлением войны: «сложил крестное целование»! Тверские наместники вновь «сели» в Торжке и Угличе.
        Такое поведение Михаила Тверского возмутило князей, бояр и духовенство «по всей Руси»! Сочувствие к нему некоторых удельных князей, недовольных поступками великого князя Дмитрия Московского, растаяло, как дым! А когда Дмитрий Иванович объявил о сборе войска и с первыми отрядами прибыл в Волок, к нему стали стекаться добровольцы «со всех сторон». К московскому войску присоединились со своими дружинами великий князь Дмитрий Константинович Нижегородский с сыном Симеоном, его брат Борис Городецкий, князья Владимир Андреевич Серпуховский, Андрей Федорович Ростовский, Василий Константинович Ростовский с братом Александром, Василий Васильевич Ярославский, его брат Роман Васильевич, Федор Романович Белозерский, Василий Михайлович Кашинский, Федор Михайлович Моложский, Андрей Федорович Стародубский, Роман Симеонович Новосильский, Симеон Константинович Оболенский с братом Иваном Тарусским. Пришел даже представитель великого смоленского князя Святослава - его племянник Иван Васильевич, сын покойного брянского князя Василия Ивановича! Это говорило об отказе Смоленска сотрудничать с Литвой, а ведь еще весной
сын великого смоленского князя участвовал в походе литовцев на Ливонию!
        Князь Роман Михайлович Брянский со своей дружиной входил в состав Запасного полка объединенного войска и следовал в хвосте, не рассчитывая на участие в боях.
        В тот самый день, 29 июля, когда Дмитрий Московский повел войско с Волока на Тверь, случилось солнечное затмение. Оно было расценено, «как Божье благословение».
        1 августа союзное войско вошло в тверской городок Микулин, а 5 августа приблизилось к самой Твери. Вскоре на помощь Дмитрию Московскому пришли и новгородцы - отборные, рослые ополченцы, одетые, все как один, в дорогие железные кольчуги. В целях полного окружения Твери они навели два моста через Волгу.
        8 августа начался жестокий приступ. Москвичи подвели к дубовым стенам Твери огромные деревянные башни - «туры»  - из которых воины метали горшки «с грецким зельем», стремясь поджечь стены и деревянные строения. Им удалось зажечь мост и стрельницу у Тматских ворот, но тверичи не собирались сдаваться, отчаянно и жестоко сражаясь! Сам великий князь Михаил не один раз выводил за стены свои «железные полки» и наносил врагам значительный урон. Во время одной из битв тверичи, отразив наступление Передового московского полка, сами, в свою очередь, совершили нападение на «московских осадных людей», перебили их, а «все туры нещадно порубили». Погиб и московский боярин Симеон Иванович Добрынский, тщетно пытавшийся защитить осадные орудия. Но и сами тверичи понесли тяжелые потери, ибо Дмитрий Московский, увидев неудачу своих «осадных людей», перебросил им на помощь довольно значительные силы: в битву был вовлечен и Запасной полк с брянскими дружинниками…Смелые тверичи, оставляя на поле сражения убитых и раненых, спешно отошли под защиту стен в город. Тем временем, московские войска разоряли «городки и
волости» тверского удела, взяли Зубцев и Белгородок. Дым от пожарищ и смрад от разлагавшихся под солнцем трупов стояли в воздухе. Тщетно Михаил Тверской ждал своих литовских союзников: те, узнав об огромном войске москвичей, не решились идти к Твери.
        Тогда князь Михаил Александрович решил дать последний бой. На другой день после сражения за осадные орудия он сам вновь вывел все свое войско под стены города. Союзники приняли вызов. Но при первом же столкновении стало ясно, что тверичам, сильно уступавшим в численности врагу, не устоять! Но они, тем не менее, отчаянно бились. Стук железа, дикие крики сражавшихся и умиравших были слышны за десять верст! Большой полк Дмитрия Московского, вгрызаясь в тверскую рать, нес большие потери. Обозленные, ненавидевшие москвичей тверичи не знали усталости! Даже умирая, они продолжали биться, цепляясь руками и зубами за ноги наступавших москвичей и мешая им сражаться. Князь Михаил Александрович видел, как схватились недалеко от него два пеших богатыря - стародубский и тверской дружинники. Вот стародубец, союзник москвичей, нанес мечом удар такой силы, что рассек щит тверича, но тот, не испугавшись грозившей ему смерти, отбросил бесполезный деревянный круг в сторону и изо всех сил обрушил на врага свой боевой топор.  - Ох!  - вздохнул так шумно стародубский богатырь, опускаясь на землю, что его услышали
товарищи и кинулись на помощь.  - Вперед, мои воины!  - взревел Михаил Тверской, подстегивая коня и выскакивая из-за спин своих пехотинцев. За ним устремилась тверская конница. В мгновение ока стародубский полк был подвергнут жестокому избиению. То тут, то там падали на землю обезглавленные трупы московских союзников. Великий тверской князь устремился на очнувшегося во время жестокой схватки и вставшего на ноги высоченного богатыря, пытавшегося поразить тверского всадника.  - Крак!  - великокняжеский меч, скользнув по железному шлему воина, вонзился в предплечье. Богатырь-стародубец завертелся и, взвыв от ужасной боли, повалился на бок, обагрив всех сражавшихся с ним рядом - и друзей и врагов - горячей темно-красной кровью. Кровь попала и в лицо Михаилу Тверскому, который потерял равновесие и на мгновение утратил способность сражаться. В это время на тверичей напал Запасной полк.  - Слава Дмитрию! Слава Москве!  - кричали москвичи. Засвистели стрелы, и многие тверичи, пораженные меткими лучниками, рухнули наземь. Красная оперенная стрела ударила в шлем великого тверского князя и он, еще не придя в
себя, скорее из чувства самозащиты, нежели сознательно, поднял меч, закрывая им себя. Страшный удар потряс его и выбил из седла: прямо над ним, как ангел смерти, навис рослый брянский воин.  - Спасайте князя!  - закричали тверские дружинники.  - Ему грозит смерть!
        Брянский богатырь, озадаченный прытью бросившихся на него тверских копейщиков, выставил перед собой щит и едва успел им прикрыться. В одно мгновение щит так потяжелел от вонзившихся в него копий, что стал бесполезен.  - Назад, Иван!  - крикнул подскакавший к богатырю князь Роман Брянский.  - Я сам помогу тебе!
        Если бы не он, не сбылись бы пророческие слова старца Сергия Радонежского, и брянский боярин Иван Будимирович сложил бы свою буйную голову под Тверью, но бывший брянский князь, верно оценив обстановку, одним взмахом своего могучего меча остановил тверского всадника, который вывалился из седла так, что попал под копыта коней своих же ратников. Тем временем остальные брянские воины, вытянув вперед копья, сильно потеснили наступавшую дружину тверичей, прорвавшихся довольно далеко. Благодаря действиям своих воинов великий князь Михаил Тверской спасся. Отнесенный тверичами за спины сражавшихся, он вскоре пришел в себя и подал знак горнисту к немедленному отступлению. Резкий звук пронесся над полем брани, и тверская рать, повинуясь воле великого князя, дружно, отражая натиск воодушевленных их отступлением союзников, попятилась к городским стенам. Уже смеркалось, когда захлопнулись городские ворота и последние остатки непобежденного тверского войска скрылись за стенами. Союзникам, потрясенным силой вражеского сопротивления, оставалось только смотреть им вслед.
        Обеспокоенный большими потерями, великий князь Дмитрий несколько дней не предпринимал никаких попыток к возобновлению сражения. Он сидел у своего шатра и беседовал с воеводами.  - Надо было взять с собой Дмитрия Михалыча Волынского!  - сказал он, как бы сам себе.  - Он всегда находит нужный выход! И зачем мы отправили его на дальнюю заставу?
        Княжеские воеводы промолчали: князь Боброк-Волынский был послан по совету бояр на Оку - «сторожить татар»…
        Союзные же воеводы, между тем, проводили на глазах у тверичей частые перемещения «могучих полков», пытаясь таким образом устрашить своих врагов.
        - Пусть наша грозная сила попугает злобных тверичей!  - говорил великий князь Дмитрий Московский.  - А там, если Михаил не образумится, начнем приступ!
        Вот и сидел на крепостной стене Михаил Тверской, думая, как ему поступить. Если бы он только знал, что москвичи сами, простояв почти месяц у Твери, так устали от «тяжкой брани», что были готовы заключить мир! Тогда бы великий тверской князь поступил иначе…А теперь, наглядевшись на перемещения союзного войска, вспомнив жестокость недавних битв и, поняв, что надежда на помощь Литвы напрасна, он, покачав головой, полез вниз по ступенькам большой крепостной лестницы.
        - Коня мне, верные люди!  - крикнул, спустившись, великий князь.  - Поеду к нашему владыке!
        Епископ Евфимий был удивлен, когда в его келью вошел Михаил Тверской. Благословив склонившего голову князя, он спросил:  - Неужели ты, сын мой, захотел обратиться за помощью к Господу? Или вновь собрался на жестокую брань и пришел за моим благословением? Я не могу поддержать тебя в войне против русских людей!
        - Я прибыл не за этим, святой отец,  - пробормотал великий тверской князь.  - Мне нужен мир, а не жестокая брань! Я хочу, чтобы ты пошел в стан Дмитрия Московского и предложил ему вечный мир! Прошу передать этому Дмитрию, что я готов подчиниться его воле, но он должен прекратить разорение моих земель! И возьми с собой лучших бояр, чтобы они поддержали мои слезные слова…
        - Это - другое дело!  - улыбнулся отец Евфимий.  - Я сегодня же вечером пойду в московский стан и передам твои слова великому московскому князю!
        На следующий день состоялось подписание мирного «докончания». Москва выгодно использовала сложившееся положение дел. По этому договору Михаил Тверской навсегда отказывался от притязаний на великое владимирское княжение, признавал Великий Новгород «вотчиной» Москвы, согласился с независимостью Кашинского удела от Твери. Стороны договорились также о небывалом: союзе против татар и Литвы! Что касается тверских условий, то великий московский князь принял только одно из них - в случае спора Москвы с Тверью их общим судьей будет великий рязанский князь Олег Иванович. Но от этого общий смысл соглашения не изменился. Московское войско с победой уходило на восток. Сила некогда великого тверского княжества была существенно подорвана.

        ГЛАВА 24
        ЛИТОВЦЫ ПОД СМОЛЕНСКОМ

        Дмитрий Ольгердович погонял коня, мчавшись во весь опор. За ним стремительно скакали его брянские дружинники: нужно было успеть на соединение с войском князя Кейстута. Зима 1375 года была холодной, но снега выпало совсем немного. Черная скользкая земля, покрытая тонким слоем снега, грозила опасностью: разогнавшиеся кони могли в любой момент упасть! Однако на этот раз беда обошла брянскую рать стороной. Еще немного, и вдали показались литовские воины. Они медленно двигались в сторону Смоленска.  - Теперь не спешите!  - сказал Дмитрий Брянский своему воеводе Пригоде Уличевичу.  - Подай знак дружине!
        Княжеский воевода поднял руку, и горнист, приложив ко рту рог, зычно прогудел, оживив черно-белую пустыню. Брянские воины, повинуясь своему князю, резко осадили коней, и те, склонив головы, перешли на шаг.
        Литовцы, услышав знакомый звук, продолжали свое движение вперед, словно не замечая шедшую за ними брянскую тысячу.
        - Слава Господу!  - подумал Дмитрий Ольгердович.  - Наконец-то мы догнали своих!
        Он беспокоился за брянскую дружину. По слухам, неподалеку стояло большое войско великого смоленского князя Святослава, столкновения с которым до соединения с основными силами князь Дмитрий не хотел. Он прекрасно знал силу смоленской рати и понимал, что преждевременное сражение его отряда с превосходящим по численности врагом может быть гибельным для его воинов.
        А это означало потерять не только дружину, но и власть над Брянским уделом! Что такое князь без войска?
        Этот год был очень тяжелым. Опять случился неурожай. И если бы не запасы хлеба, накопленные брянцами в предыдущие годы, уделу бы грозил голод. Весьма недобычлив был и пушной промысел. За прошлую зиму брянские охотники заготовили всего треть от обычного количества мехов. Спасало лишь то, что не надо было платить в Орду «выход», и серебро расходовалось очень обдуманно. Великий литовский князь Ольгерд Гедиминович, зная о недороде и плохой зимней охоте в брянском уделе, согласился уменьшить в два раза установленную Литве выплату. Однако потепление в отношениях Литвы с Мамаем не сулило брянцам больших благ. Великий князь Ольгерд не раз говорил своему сыну Дмитрию Брянскому во время совместных походов на врагов о том, что дружба с татарами может привести к восстановлению прежнего тяжелого «выхода». С другой же стороны, татары довольно серьезно беспокоили Московское княжество и его союзников, отвлекая Москву от литовских дел. Совсем недавно полчища Мамая вторглись в нижегородскую землю и нанесли тяжелый урон тестю великого московского князя.  - Зачем вы ходили на Тверь?  - возмущались татарские послы,
представ перед великим князем Дмитрием Константиновичем Нижегородским.  - За это вам - месть от нашего великого хана и могучего Мамая!
        После этого татары Мамая вторглись в Новосильский удел, стерев с лица земли Новосиль и заставив союзника Москвы князя Романа Симеоновича уйти в Одоев.
        Еще один удар по Москве нанесли и новгородские разбойники, ведомые некими «воеводами» Прокопием и Смолянином, которые на своих семидесяти судах-ушкуях, напали на Кострому и, имея всего две тысячи ватажников, разгромили пятитысячное войско воеводы Плещеева, позорно бежавшего с поля битвы. Разграбив Кострому, они пошли на Нижний Новгород, не готовый к отражению неведомых врагов. Здесь новгородские «тати» выжгли окрестности, осадили город, но взять его не смогли. Тогда они, ограничившись поджогом бревенчатых крепостных стен и захватом «множества пленников», отправились дальше - «на Булгар и Казань - где выгодно их продали. Не зная жалости, эти разбойники прошли вниз по Волге, грабя купеческие караваны, убивая всех, кто пытался сопротивляться, и захватывая пленников. Так они дошли до Астрахани, продали на невольничьем рынке свою добычу и, чувствуя полную безнаказанность, устроили всеобщую пирушку, на которую пригласили местную татарскую знать. Когда же жестокие разбойники захмелели и утратили свою былую воинственность, местный мурза Салчей, собрав воинов, беспощадно перебил их всех.
        Так закатилась слава знаменитых новгородских ватажников. Хоть и отказывались от них «знатные новгородские люди», заявляя, что «Великий Новгород не повинен в набегах злобных ушкуйников», тем не менее «вся Русь» знала о происхождении «пьяной вольницы». Бытовало мнение, что если новгородские ватажники так храбры и сильны, то войско «славного города» и вовсе непобедимо! Новгородское ополчение, в составе которого пребывали «многие вольные люди», неплохо проявило себя под Тверью, нанеся тверичам немалый урон…А вот теперь такая неудача! В довершение ко всему, новгородцы погрязли в собственных дрязгах и спорах. Там едва не случился церковный раскол! Но, сплотившись, новгородская знать и церковные иерархи, сумели подавить движение «стригольников», выступивших против устоявшихся православных канонов. Несчастных еретиков - проповедника Карпа, дьякона Никиту и многих их сторонников - утопили в Волхове. После этого очередной союзник Москвы и богатый данник надолго утратил значение «славной землицы»…
        В Москве же, несмотря на неудачи союзников, не унывали. Имя великого князя Дмитрия Ивановича произносилось повсеместно с глубоким уважением. Это подтвердил и состоявшийся в Переяславле-Залесском общерусский съезд князей, закрепивший сложившееся положение дел, перераспределивший «столы» удельных князей и обязавший «всех русских князей объединиться против татар». Это не могло не встревожить великого литовского князя Ольгерда! Уже само объединение русских князей под главенством Москвы означало конец литовским притязаниям на земли северо-восточной Руси. Если бы этот союз удалось сохранить, на границах Литвы возник бы еще более сильный, чем прежде, соперник!
        И поэтому великий князь Ольгерд решил предпринять попытку разрушить «русское единство». Прежде всего, он прислал к великому тверскому князю Михаилу своих людей с предложением вновь возобновить союз против Москвы. Однако Михаил Александрович, только что заключивший мир с Москвой и помнивший о том, как его литовский друг совсем недавно оставил Тверь на произвол судьбы, ссориться с Москвой не пожелал. Тогда хитрый Ольгерд предложил в жены его сыну Ивану свою племянницу - дочь князя Кейстута. Против этого Михаил Тверской не возражал, и стороны стали готовиться к свадьбе.
        После этого Ольгерд Гедиминович решил нанести удар по Смоленску. Его особенно разгневало участие смоленского войска в осаде Твери. Пусть не сам великий князь Святослав Смоленский пришел под московские знамена, но его племянник Иван Васильевич, в свое время побывавший в литовском плену и поклявшийся Ольгерду никогда с Литвой не воевать! Возмущение от измены «союзника и бывшего друга» не давало покоя великому литовскому князю. И вот он разослал людей по всем литовским городам с призывом - «идти на Святослава-предателя»!
        Ольгердов посланник прибыл и в Брянск, призывая Дмитрия Ольгердовича с его воинами срочно присоединиться к литовской рати. Пришлось брянцам исполнять приказ своего сюзерена.
        К тому времени литовское войско уже прошло с огнем и мечом часть смоленской земли, и за последними пехотными частями катили многочисленные повозки с награбленным дорогой имуществом несчастных жителей сел и пленницами с детьми. Захваченных же мужчин, связанных прочными пеньковыми веревками, вели на татарский манер - вереницей. Женщины и дети плакали, кричали, проклиная захватчиков, а пленные мужики шли, склонив от унижения и собственного бессилия головы. Литовские стражники, сопровождавшие пленных, внимательно следили за их поведением и при малейшем подозрении, покалывали пленников остриями своих длинных копий. Так и продвигался вперед брянский отряд в самом хвосте литовского войска, сотрясавшегося от шума и криков. Не желая терять время на перестройку своих рядов, князь Кейстут, ехавший впереди войска и уже узнавший о прибытии брянского полка, передал князю Дмитрию Ольгердовичу через вестового, что включит его отряд в Большой конный полк только после подхода к Смоленску. Идти же до города оставалось совсем немного. Как только завечерело, и ударил мороз, прискакавшие к Кейстуту разведчики сообщили
о приближении к Смоленску. Вскоре запахло гарью: литовские войска сожгли городской посад и окрестные деревни.  - Становитесь на привал!  - распорядился князь Кейстут.  - А все князья и воеводы собирайтесь на совет!
        Шатер литовского военачальника был скорее похож на татарскую юрту, нежели на большую палатку: в собранном поспешно слугами полукруглом войлочном здании было тепло и уютно. Сухие осиновые дрова, горевшие в очаге, установленном в самой середине шатра, распространяли приятный запах, напоминавший о доме. Дым уходил вверх через отверстие в потолке.  - Я чую запах жаркой баньки!  - подумал усевшийся на переднюю скамью, напротив военачальника, князь Дмитрий Брянский и закрыл глаза. Перед ним, как во сне, предстали его «банные девицы» в своей прекрасной наготе.  - Эх, сейчас бы мне этих девиц!  - мелькнула у него мысль.
        - Надо подумать о жестокой осаде, мои воины!  - молвил Кейстут Гедиминович, сидевший напротив князей в большом походном кресле.  - Хотелось бы взять этот город! Что вы об этом думаете? По зубам нам Смоленск?
        - У нас нет таких сил!  - мрачно бросил князь Андрей Ольгердович, толкнув локтем Дмитрия Брянского.  - Мы можем его взять только хитростью, предательством русских или волей самого неверного Святослава! В ином случае, совсем нет смысла лезть на стены и губить наших людей! Мы - не русские, чтобы не считаться с потерями! Город стоит на большой высоте, среди холмов. К нему не подступишься с осадными орудиями! Хотя, если окружить город, можно попытаться взять его измором! Но на это надо очень много времени, и сейчас довольно холодно! В конце концов, наше войско утратит боевой дух, а там вдруг нагрянет и Дмитрий Москаль!
        - Надо попугать Святослава и разграбить окрестности!  - буркнул Дмитрий Ольгердович.  - А если осмелится устроить вылазку, нанести ему непоправимый урон! Осада ничего не даст!
        - Почему же не даст?!  - привстал сидевший сзади на второй длинной скамье круглолицый розовощекий князь Корибут Ольгердович.  - Надо подтащить к городским стенам тараны и жестоко покарать этих смолян! Я сам готов пойти на решительный приступ!
        Горячность молодого литовского князя, владевшего Черниговом, подогрела страсти. Знатные литовцы зашумели, заспорили. Вглядываясь в их лица, князь Кейстут только качал головой.  - Ладно!  - сказал он, наконец, подняв вверх свою правую руку.  - Так мы будем спорить и болтать до самого утра! А сейчас нам пора отдохнуть и принять пищу. Поэтому я приказываю - поставить перед войском надежные заставы, а после ужина ложиться спать! И чтобы враги не совершили неожиданную ночную вылазку, нужно разжечь по всему лагерю костры. Утром я пошлю к Святославу гонца и предложу ему либо сразиться с нами в открытом поле, либо заплатить нам большой выкуп, примерно в сотню серебряных гривен! Кроме того, он должен прекратить свою дружбу с Москвой и заключить союз с великим князем Альгирдасом!
        Наутро конный литовский посланец на глазах у всего воинства выехал из лагеря и был впущен через распахнувшиеся ворота в Смоленск. Взошедшее в это время солнце ярко осветило большой, стоявший на горе город, засверкали золоченые купола церквей, чищенные медные крыши теремов князя и бояр.  - Какой дивный город!  - пробормотал Дмитрий Ольгердович, глядя вместе со всеми вперед.  - И он совершенно неприступен!
        Вместе с ним ахали и охали прочие знатные литовцы, которые уже не первый раз побывали у стен древнего города. Все они понимали, что взять город «слету» им не удастся! Пока «судили и рядили», вновь распахнулись городские ворота, и литовский гонец быстро проскакал к шатру своего военачальника. Со стен Смоленска неслись свист, вопли, хохот.
        - Его провожают с позором!  - усмехнулся князь Андрей Ольгердович, скорчивши гримасу презрения.
        - Ну, что, Вицентас,  - мрачно молвил князь Кейстут, стоявший у шатра, когда гонец предстал перед ним и, не слезая с коня, заморгал, не выдержав пристального взгляда своего военачальника,  - значит, тебя прогнали с бесчестием? Неужели неверный Святослав предпочел сразиться с нами?!
        - Славный князь!  - ответил посланец.  - Тот Святослав, сказал, что готов защищать свой город, но за стены не выйдет! И это не из-за трусости или нежелания потерь, но по причине его неохоты воевать против великого князя Альгирдаса! Он также добавил, что не нарушал союзных отношений с Литвой, а только воевал с Тверью, потому что Михаил Тверской стал дружить с погаными татарами, врагами христианства и даже Литвы! Это значит, по его словам, мы сами не соблюдаем договоренность о союзе со Смоленском! И князь Святослав отказался даже говорить о выплате нам выкупа! Это Литва, молвил он, должна Смоленску немало серебра, чтобы покрыть нанесенный уделу ущерб! Поэтому он ждет справедливого решения от нашего славного Альгирдаса!
        - Так!  - мрачно усмехнулся князь Кейстут.  - Зачем же мы сюда приходили? Ох, и хитер этот князь Святослав! Еще мы и виноваты! Значит, придется уходить, «несолоно хлебавши«…Если этот Святослав не против нашего прежнего союза, то какой смысл воевать с ним? Придется ограничиться доходами от продажи пленников. Мы их поделим между собой и отправимся назад. Согласны, мои воины?
        - Согласны!  - весело прокричали стоявшие рядом с ним знатные литовцы, не желавшие воевать за неприступный город.
        - Пойду-ка посмотрю на пленников!  - подумал про себя Дмитрий Ольгердович.  - Надо бы выбрать кого получше…Я заметил еще в походе, что там есть неплохие женки: светлы лицами и богаты телами! Возьму их для своей бани и вскорости покрою!
        И он, натянув поводья, резво поскакал к обозу.

        ГЛАВА 25
        ПОХОД НА БУЛГАР

        - Как весело, брат!  - говорил, смеясь, князь Роман Михайлович Молодой, обнимая сидевшую у него на коленях красавицу-татарку и глядя на покрасневшего от выпитого вина князя Дмитрия Михайловича Волынского, «набольшего воеводу», в шатре которого проходил пир.
        - Ты любишь, брат, красных девиц!  - молвил довольный воевода.  - Однако хорошо, что с нами нет других воевод! Ведь нам прислуживают прелестные девицы! Если бы в Москве узнали об этом, князь Дмитрий Иваныч сильно бы разгневался!
        Князь Роман знал о строгости московских порядков.  - Это правда!  - кивнул он головой.  - Девиц можно познавать только в своем тереме, чтобы посторонние люди не знали об этом и не оговорили. Садись, Самур, на тот топчан,  - он махнул рукой,  - и выпей сладкого меда!
        Девушка соскочила с колен князя и уселась со своими подружками в углу.
        - Вот так, брат!  - усмехнулся князь Дмитрий.  - Если сюда ненароком нагрянут князья Василий и Иван, сыновья Дмитрия Костантиныча, и увидят нас, распоясавшихся, с девицами, нам будет не до смеха! Известно, как нудны и набожны нижегородские князья! Зачем искать себе беду? Вот когда вернешься домой, тогда и заберешь к себе этих красавиц! И если твоя супруга смотрит на это сквозь пальцы, пусть живут у тебя в услужении! А я лучше выпью доброго вина!
        И они предались «застольному веселью», поглощая крепкие вина и закусывая их «предобрыми яствами».
        Князья отдыхали после очередного перехода. Зимой 1376 года они были посланы великим князем Дмитрием Московским на Казань, в месть Мамаю за набег на нижегородские земли: в Казани сидел его ставленник. По дороге к ним присоединились большие конные отряды сыновей великого князя Дмитрия Константиновича Нижегородского - князей Василия и Ивана Дмитриевичей. Московско-нижегородское войско подвергло разгрому союзные Мамаю земли, захватило много пленников и, медленно двигаясь по грязным, скользким от мокрого снега и дождя дорогам, с трудом приближалось к Казани. Вот почему, устав от тяжелой дороги, «набольший воевода» задумал сделать привал накануне решающей битвы. Доселе татары не оказывали серьезного сопротивления русским и, сосредоточившись в Казани, ждали их прихода, рассчитывая дать достойный отпор.
        Русские же, утомившись от изнурительного перехода, не спешили вступать в схватку со свежими вражескими силами.
        - Постоим здесь еще пару дней,  - сказал во время пира князь Дмитрий Волынский,  - чтобы достойно встретить лютого врага. Отдохнувшие воины в десять раз сильней! Татары не устоят против них и со срамом побегут при первом же столкновении!
        16 марта русские войска перешли речку Казанку и устремились к Казани. Впереди шли три полка: Большой, Левой Руки и Правой Руки. За ними следовал Запасной полк во главе с Романом Брянским. Большой полк пребывал под началом самого князя Дмитрия Волынского, полк Левой руки, в котором оказалась нижегородская дружина с молодыми князьями, и полк Правой Руки возглавляли «меньшие» московские воеводы.
        Князь Роман, следуя в хвосте войска, едва мог видеть из-за вставшего тумана отдаленный город, но слышал ржание коней, рев каких-то неизвестных зверей и вопли татар, такие привычные и знакомые. Лишь только тогда, когда московско-нижегородское войско остановилось, и рассеялся туман, воины увидели перед собой довольно многочисленное татарское войско.  - Так это же ревут верблюды!  - воскликнул князь Роман, натянув узду и взобравшись со своим конем на небольшой холмик.  - Это казанская хитрость! Известно, что лошади боятся этих зверей! Ну, что ж, посмотрим!
        В это мгновение со стороны города, лежавшего в версте от русского войска, блеснуло яркое пламя, и раздался страшный грохот.  - Откуда эти «громы»?!  - удивился князь Роман.  - Неужели от татар?
        «Громы» раздавались несколько раз, но объединенное войско стояло недвижимо.
        - Шум велик, но проку нет!  - усмехнулся Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский.  - А вот от стрел укрывайтесь!
        Татары, стоявшие неподалеку, выпустили целую тучу стрел.  - Ах! Ох!  - послышалось со всех сторон, и несколько зазевавшихся московских воинов рухнули наземь. До Запасного полка татарские стрелы едва долетали. Правда, одна из них попала в шлем княжескому горнисту Радяте, но, скользнув по прочному железу, упала вниз.
        - Вперед, славные воины!  - вскричал князь Дмитрий Михайлович, подняв вверх свой меч и устремляясь на врагов.  - Слава Москве! Слава Дмитрию Иванычу!
        - Слава! Слава!  - подхватили воины, следуя за своим главным воеводой.
        Обе стороны сшиблись с такой страшной силой, что у передовых московских воинов раскололись щиты. Тут же набежали новые волны татарской конницы и подмяли под себя всех, кто не сумел укрыться от вражеского железа. Татары сражались молча и отчаянно, погибая, но не отступая. На смену сбитым с лошадей воинам приходили все новые и новые.  - Этим врагам нет конца!  - подумал «набольший воевода», размахивая направо и налево мечом и не видя просвета во вражеских рядах. Татары, увидев русского князя, попытались окружить его со всех сторон. Но московская конница отбила их попытки. К счастью, московские кони, никогда не видевшие верблюдов, совсем их не испугались. Они не вздрагивали и от пушечных выстрелов, доносившихся со стороны городской крепости. Постепенно сражение выровнялось: татарам удалось устоять перед ответной жестокой атакой русских, которые стали нести все большие потери. К полудню, после двухчасового сражения, войска смешались так, что было трудно со стороны отличить своих от чужих.  - Надо бы помочь нашим славным полкам!  - решил, наконец, князь Роман Михайлович, чувствуя усиливающийся запах
крови.  - Видно, битва разгорелась не на шутку!  - И он подал знак своим воинам следовать за ним.
        Тем временем татары обрушились на полк Левой Руки и смяли его. Но своевременный подход Запасного полка исправил положение.  - Рази! Секи!  - вскричал Роман Молодой, поднимая свой большой меч и обрушивая его на голову татарского мурзы, выскочившего вперед.  - О, шайтан!  - только и успел вскричать отважный татарин, падая с коня и обагряя своей кровью землю.  - Слава Роману, брянскому князю!  - закричали вдруг так громко брянские воины, соскучившиеся по сражениям, что, казалось, остановилась битва. Они буквально изрубили прорвавшийся татарский отряд и, обогнув сражавшихся, устремились к самой середине - на помощь Дмитрию Волынскому.
        Так они оказались в тылу татарского войска и, несмотря на свою малочисленность, нанесли неисчислимый урон ошеломленным татарам, которые, пытаясь развернуться и отразить неведомого врага, нарушили свой боевой строй и стали медленно откатываться назад.  - Слава Москве!  - вскричал Дмитрий Волынский.  - Смерть нечестивым татарам!
        Однако казанцы, попавшие в затруднительное положение, проявили завидное мужество, продолжая сопротивляться.  - Аман! Аман вам, урусы!  - кричали они.  - Айда к вашему Богу!
        - Сами вы идите к Аллаху!  - вскричал Роман Молодой, сокрушив своим могучим мечом едва ли не полдесятка низкорослых татарских воинов и ворвавшись в их плотные ряды.  - Пора вам показать свои спины!
        Так он завяз в кровавой гуще, размахивая мечом и тщетно пытаясь продвинуться вперед.  - За князя, братцы!  - заорал, увидев тяжелое положение окруженного едва ли не со всех сторон Романа Брянского, его воевода Иван Будимирович.  - Они могут убить нашего князя! Слава Брянску!
        - Слава Брянску!  - подхватили брянские воины, сминая на своем пути вражеский отряд и приближаясь к своему князю.
        - Благодарю, мои боевые сыновья и братья!  - только и успел сказать Роман Брянский, вытирая левой рукой слезы, обильно полившиеся из глаз. Он сразу же почувствовал, как его конь высвободился из давящей кровавой жижи, и попятился назад.
        - Слава Москве!  - вскричал где-то неподалеку «набольший воевода», и князь Роман глянул в сторону знакомого голоса: пробив татарские ряды, конница князя Дмитрия Волынского вышла на соединение с Запасным полком. В это же время перешел в наступление полк Правой Руки. Татары, огрызаясь, все еще пытались нанести русским возможно больший урон и остановить их продвижение. Сражавшиеся уже приблизились шагов на сто к Казани, со стороны которой летели стрелы и гремели надоевшие всем, но не наносившие никакого урона московскому войску, пушки.
        - Аллах! Аллах!  - закричал вдруг кто-то со стены да так громко и протяжно, что татарские воины остановились.  - Аман! Аман, батуры!  - Ворота казанской крепости распахнулись, и уцелевшие татарские воины, повернувшись к врагу спинами, забыв об опасности, стремительно поскакали в город.
        - Эх, забыли пустить им вслед стрелы!  - сокрушался князь Роман, качая головой.  - Они так быстро умчались! Как птицы!
        - Ладно, брат,  - весело сказал Дмитрий Волынский, подъехав к нему,  - пусть себе спасаются! А мы сейчас отдохнем, учиним правильную осаду и выгоним в скором времени с позором Мамаева царя Мамат-Салтана!
        Но татары удивили русских. На следующий день, когда «набольший воевода» выстроил свое войско на виду городских жителей, облепивших зубцы крепостных стен, городские ворота вдруг с шумом распахнулись, и из Казани, навстречу русским, выехал, одетый в белую одежду, с белой чалмой на голове и на белом коне всадник.
        - Неужели это посланник?  - пробормотал, недоумевая, Дмитрий Волынский.
        - Именно так, брат!  - кивнул головой Роман Брянский.  - Он несет мир и свои условия!
        Татарский всадник между тем приблизился к русским военачальникам и, не слезая с коня, поклонился. Русские кивнули в ответ головами.
        - Говори же, знатный татарин!  - сказал по-татарски князь Роман.  - Неужели ваш царевич Мамат-Салтан смирил свою гордыню? Зачем он прислал тебя?
        Выслушав хорошую татарскую речь, вражеский посланник улыбнулся.  - Салам тебе, коназ-урус Ромэнэ!  - сказал он.  - Я помню тебя еще в Сарае, когда ты разговаривал со славным мурзой Бегичем! Тогда я был молод и несмышлен, а теперь вот я - слуга Аллаха! Наш царевич Мухаммед-Султан прислал меня, городского муллу, чтобы заключить с вами мир! Царевич просит мира и пощады! Не прогоняйте его с казанского престола!
        - Салам тебе, Божий человек!  - молвил в ответ князь Роман и, повернувшись к воеводе Дмитрию Волынскому, сказал по-русски о просьбе татарского посланца.
        - Ладно, славный татарин,  - улыбнулся «набольший воевода»,  - если твой царевич просит мира, мы согласны пойти ему навстречу! Однако чтобы наш великий князь не разгневался, ваш царевич должен заплатить ему хороший выкуп! Не меньше тысячи рублей серебра. И еще тысячу - князю Дмитрию Константинычу Нижегородскому, да три тысячи - на раздачу нашим воинам! Снимите со стен и отдайте также нам ваши «громы» или бесполезные тюфяки! Наш великий князь любит всякие громкие штучки и тогда порадуется вашему миру! И возьмите к себе в город нашего таможника, чтобы он собирал серебро в московскую казну…Вот мои условия царевичу!
        Князь Роман перевел слова главного воеводы на татарский язык и с интересом всмотрелся в лицо посланника. Но тот невозмутимо выслушал тяжелые требования.  - Рахмат!  - сказал он, поклонившись.  - Тогда я поеду к царевичу и передам ему ваши слова! Я верю, что он хочет мира и согласится заплатить нужный выкуп!
        И он, повернув своего коня к городу, быстро поскакал к крепостным воротам.
        На следующее утро, как только муэдзин пропел с минарета утреннюю молитву, ворота Казани вновь распахнулись, и из города выехал на белом коне тот самый, одетый во все белое, посланник, за которым тянулась целая вереница вороных коней, на каждом из которых были наброшены по два тюка с чем-то тяжелым. Замыкали шествие пять пар волов, тащивших за собой неуклюжие татарские пушки.
        - Салам вам, славные урусы!  - сказал, приблизившись к русским князьям, татарин-мулла.  - Царевич принял все ваши условия и погрузил на этих коней нужное серебро!  - он махнул рукой в сторону тяжелых тюков.  - Он также передал вам эти никчемные «громы»! Они - на верблюдах! И можете присылать к нам, хоть сейчас, своего таможенного человека!
        - Вот это чудо!  - покачал головой князь Василий Дмитриевич Нижегородский, пожирая жадным взором татарский караван.
        - Мы на это даже не надеялись!  - буркнул его брат, князь Иван Дмитриевич, стоявший рядом.  - Неплохой выкуп за татарские пакости! Надо бы тщательно пересчитать все серебро! А если нет обмана, тогда можно заключить мир!
        - Пусть же ваш царевич спокойно сидит на своем троне!  - молвил, не пришедший еще в себя от такой удачи, князь Дмитрий Михайлович.  - Я вижу, что он - щедрый человек, с которым можно договориться! Значит, между Москвой и Казанью вновь будет мир! Дружба - намного лучше, чем бессмысленное кровопролитие!

        ГЛАВА 26
        В БРЯНСК ЗА НЕВЕСТАМИ

        - Ну, девицы, берегитесь!  - кричали юноши, приближаясь к реке и размахивая смоляными факелами.
        - Нам нечего бояться!  - весело отвечали им столпившиеся на песчаном берегу Десны обнаженные девушки, тоже державшие в руках факелы, освещавшие их прекрасные тела.  - Сами бойтесь нас!
        - Ну, тогда…, - пробормотал молоденький боярский сын Давило,  - зачем сомневаться? Хватайте же девиц и тащите их в кусты!
        И парни, воткнув ярко горевшие палки в речной песок, сбросив с себя все одежды и забыв обо всем на свете, ринулись на девушек, которые пронзительно завизжали, побросали свои факелы и с головой окунулись в теплую речную воду.
        - Вот тебе незадача!  - подумал рослый, семнадцатилетний Пересвет, вглядываясь в воду. Он только что насмотрел стройную белокурую девушку, скромно стоявшую в отдалении от всех, а теперь и она исчезла в реке.  - Как же я найду ее? Помоги мне, славный Купала!
        Он подбежал к Десне и полез в воду, кипевшую от множества молодых тел. Вот он погрузился по пояс, а вот и по плечи. Вдруг что-то мягкое, нежное слегка коснулось его живота. Пересвет протянул руку и - о, чудо! Из воды выглянула прелестная белокурая головка с большими, блестевшими от лунного света глазами, в которых угадывалась бездонная голубизна.  - Вот и помог мне наш древний Купала!  - весело вскричал боярский сын Пересвет, обнимая и целуя красавицу.  - Нет другой веры, кроме веры наших предков! Как тебя зовут, милая девица?
        - Любуша,  - ответила, улыбаясь и обнажая свои прекрасные, ослепительно белые зубки девушка.  - Я - любимая дочь боярина Юрко Кручинича…Он так не хотел отпускать меня сюда! Но нет такой силы, которая смогла бы удержать девицу в эту ночь!
        - Я знаю твоего батюшку, славного боярина!  - весело сказал Пересвет, прижимаясь к нежному, пахнущему рекой телу девушки, и обхватывая ладонями ее полные, твердые груди.  - Он был у нас в Москве и не раз пировал в тереме моего батюшки…
        - И я тебя знаю!  - сказала прелестница, смутив на мгновение юношу.  - Ты - могучий молодец Пересвет! А твой батюшка - Иван Будимирыч! Вы родом от самого древнего князя Романа Михалыча! Вот почему вы такие рослые и кажетесь нам, девицам, великанами! Я чувствую твою силу и содрогаюсь!  - она опустила руку к низу живота юноши, погладив его сокровенное место.  - Однако же хочу тебя, несмотря на это!
        - Тогда пошли, милая Любуша,  - пробормотал, едва сдерживая горячее желание, Пересвет,  - и полежим, на песчаном берегу!
        Когда приветливое июньское утро осветило разбросанные то тут, то там по берегу Десны влюбленные пары, парни и девушки стали вставать и потянулись к воде. Обмываясь от налипшего к их телам песка и не стесняясь своей наготы, они весело и счастливо улыбались. Любуша и Пересвет, выкупавшись в реке, подошли к кустам, где лежали их скромные летние одежды, и стали одеваться.
        - Как же ты хороша, моя дивная лада!  - промолвил дрожавшим голосом Пересвет, чувствуя вновь возникшее желание.  - Ты пойдешь за меня, красная девица?
        - Но мы же не возлежали возле костра и не бросали в воду венки из цветов?  - тихо сказала, опустив ресницы, белокурая красавица.  - Разве нас ждут счастье и удача? Может, мы дождемся следующего года и тогда сыграем свадьбу?
        - Нет, моя сладкая лада!  - решительно возразил Пересвет, хватая девушку за руку и прижимая ее к своему сердцу.  - Не для этого я приехал в неблизкий Брянск! Мне нужна настоящая супруга, а не московская боярыня! Разве сравнятся важные московские боярыни с прелестными брянскими женками? Они - сущие коровы! Горбатые носами, кривые губами - так и пышут едкой злобой!
        - Фу, что же ты говоришь?!  - обхватила свою прелестную головку Любуша.  - Неужели правда, что московские девицы так непригожи?
        - Непригожи, Любуша!  - вдруг громко сказал неожиданно вышедший из зарослей кустарника брат Пересвета Ослябя, ведший за руку невысокую, но красивую круглолицую девушку. Последняя счастливо улыбалась и приветливо помахала рукой Любуше, стоявшей в объятиях Пересвета.  - Это - Всемила,  - пояснила Любуша своим нежным грудным голосом,  - дочь боярина Олега Коротича, княжеского огнищанина! Мы - подруги и ровесники! Она вот только не вышла ростом, зато хороша лицом и станом!
        - Ты еще молод, брат, чтобы умыкать красных девиц!  - насупился Пересвет.  - Тебе надо прожить еще пару лет, чтобы решаться на такое…
        - А ты, Пересвет, перерос и едва не опоздал!  - рассмеялся Ослябя.  - Все искал себе зазнобу среди московских девок! Хорошо еще, что вспомнил совет мудрого боярина Белюты Соткича! Иначе так бы и захирел без доброй женки! А теперь мы пойдем в святую церковь и обвенчаемся с нашими ладами!
        - А нужен ли нам это венец, брат?  - покачал головой Пересвет.  - Зачем поднимать шум и смущать народ? Мы ведь поженились на Десне по древнему обычаю! Что еще надо?
        - Как же без христианского благословения?  - буркнул Ослябя.  - Одно дело - обычай, а другое - христианская вера! Она сильней всех обычаев! Никак нельзя обойтись без церкви! Неужели ты забыл святого отца Сергия? Он ведь был к нам так добр и сказал много теплых слов! К тому же, он - настоящий чудотворец…
        - Ладно, брат,  - усмехнулся Пересвет,  - воспользуемся советом нашего батюшки. Если он скажет венчаться, так тому и быть! Согласна, Любуша?
        - Согласна, Пересвет,  - вздохнула, блеснув своими ясными очами, девушка,  - но я знаю волю моего батюшки! Он потребует венчаться! Нынче наш князь строго следит, чтобы бояре соблюдали православную веру! А светлейшего князя нельзя обижать! Пусть простолюдины или чужеземцы живут без церкви, а бояре и богатые люди всегда должны жить, как истинные христиане!
        - Слышишь, брат?  - весело сказал Ослябя.  - Только простолюдины и небогатые купцы имеют право умыкать женок по древнему обычаю! Поэтому нам не нужен такой позор! Зачем нам бесчестить своих будущих супруг?
        - Ладно, брат,  - кивнул головой Пересвет,  - так и поступим! Сегодня же пошлем сватов к славным боярам и сделаем все, как надо! А сейчас мы должны сходить к брянскому князю Дмитрию. Еще вчера княжеские люди сказали мне, что князь примет нас сегодня после полудня в своей думной светлице! Видимо, он хочет передать через нас свои слова в Москву…
        - Тогда пойдем пораньше, чтобы не опоздать и не разгневать его!  - буркнул Ослябя.  - А пока, давай, проводим наших девиц домой и встретимся с ними вечером!
        - Пошли, моя лада,  - молвил Пересвет, взяв девушку за руку,  - и жди меня у себя дома сегодня же вечером! И скажи своему батюшке, чтобы никуда не уходил! Ведь у нас такое важное дело!
        Тем временем князь Дмитрий Ольгердович сидел один в своей думной светлице и размышлял про себя. Не прошло и месяца как неожиданно скончался брянский и черниговский епископ Парфений, не оставив ни приемника, ни совета, как после его смерти поступить. По сложившемуся правилу, Дмитрий Ольгердович послал своего человека в Москву к святейшему митрополиту с просьбой об утверждении «на брянское владычество» архимандрита Петропавловского монастыря отца Григория. В Москве ответили согласием, но будущему епископу пришлось выезжать «в белокаменную» и предстать перед митрополитом и святейшим синклитом из самых видных деятелей православной церкви, пребывавших тогда в Москве. А пока отец Григорий отсутствовал, в Брянск прибыл посланец великого князя Ольгерда с требованием не спешить с утверждением нового епископа. В это время в Литве объявился новый митрополит - Киприан - назначенный константинопольским патриархом Филофеем и признанный Литвой «единственным митрополитом Литвы и всея Руси». Было ясно, что Ольгерд хотел иметь в Брянске своего епископа, а не ставленника Москвы. Это вызвало у брянского князя
беспокойство.  - Мой батюшка не исповедует христианства, но пытается вмешиваться в церковные дела!  - возмущался он.  - А это - великий грех! Я не знаю того Киприана, а вот святейшего Алексия глубоко чту! Надо бы сказать батюшке, чтобы он не слушал врага человеческого рода!
        И брянский князь сказал литовскому посланнику, что его отец опоздал с советом: брянский епископ уже в Москве и наверняка утвержден.  - А также передай моему батюшке,  - смело и решительно добавил князь Дмитрий,  - чтобы он не обсуждал дела православной церкви, но оставил это самому Господу! Пока еще нет на свете более святого митрополита, чем мудрый Алексий!
        На это великий князь Ольгерд ничего не ответил, но его молчание смущало князя Дмитрия больше, чем отцовское осуждение. Князя несколько отвлекла от беспокойных мыслей смерть его огнищанина Улича Брежковича. По совету бояр на его место был назначен сорокашестилетний Олег Коротевич. Пышные похороны верного княжеского слуги пришлись как раз на день, когда вернулся из Москвы утвержденный на епископство отец Григорий, которому сохранили при «рукоположении» прежнее имя. Новый епископ лично принял участие в похоронах и придал им больше величия и значимости. Казалось, жизнь вновь входила в привычную колею, но брянский князь все еще тяготился тревожными мыслями и ждал посланца из Вильно.
        Так он сидел, потирая от беспокойных дум лоб и вспоминая минувшее, когда в светлицу вошел мальчик-слуга и сообщил о том, что к нему пришли «московские отроки» Пересвет и Ослябя.
        - Впусти их!  - сказал Дмитрий Ольгердович, с любопытством глядя на входную дверь. Он уже знал от бояр о приезде «боярских детей» Романа Младого» и сам хотел их увидеть.
        Пересвет и Ослябя вошли, едва не ударившись головами о притолоку. Они были одеты в белые летние рубахи, расшитые алыми нитями, изображавшими цветы, но с длинными рукавами, закрывавшими ладони. Их длинные, голубого цвета, штаны свешивались на коричневые, с загнутыми вверх носками, полусапожки. Рубахи были перевязаны алыми поясами, выделявшими тонкие, «осиновые» талии молодцев. Большие головы «боярских детей» были непокрыты, и светлые льняные волосы струились по их плечам. У Пересвета уже пробились небольшая бородка и усы, а у Осляби только появлялся на скулах нежный пух - свидетельство близкой зрелости.
        Подойдя поближе к княжескому креслу, молодцы поясно поклонились.  - Здравствуй, славный князь и Господь тебе - в помощь!  - сказал звонким, с басистыми нотками, голосом Пересвет.
        Князь в ответ с улыбкой кивнул им головой:  - Здравствуйте! Садитесь на эту скамью!
        Молодые гости уселись напротив князя и завели неторопливый разговор. Князь расспрашивал их о жизни, о князе Романе, о брянских боярах, уехавших с ним в Москву, о великом князе Дмитрии Московском. Умный брянский князь понимал, что бесхитростные отроки могут сообщить ему больше, чем его бояре, опытные «в человеческих премудростях и кознях».
        - Зачем вы сюда приехали? Неужели соскучились по земле своих предков?  - спросил он между делом.
        - Мы прибыли, чтобы найти себе невест!  - ответил прямодушный Пересвет.  - Для нас нет нужных девиц в Москве, а московские бояре слишком надменны!
        - Значит, не сладко брянским людям в Москве!  - сделал вывод брянский князь.  - Я вижу, что московские бояре не уважают знатных людей из других земель! Неужели они стыдятся породниться с вами?
        - Стыдятся, славный князь!  - кивнул головой Пересвет.  - Те бояре почитают только нашего князя Романа Михалыча, как равного себе! Даже его сына с трудом женили на московской боярыне! Да и сам наш князь честно исполняет свои служебные дела, но за это не имеет ни почета, ни наград! Великий князь до сих пор даже не посулил ему ни одного города «в кормление»! Мы слышали, что Дмитрий Иваныч подарил богатую землю на севере удела каким-то фрязинам, непутевым немцам! А мы с нашим князем ютимся в Кремле, пусть на почетном месте, но небогатом! Даже служилые московские татары имеют более богатые терема! А любимцы Дмитрия Иваныча, незнатные Михаил Бренок и Семен Мелик, окружены еще большим почетом!
        - Ну, так вы нашли себе невест?  - улыбнулся, качая головой, князь Дмитрий.  - Вчера же была Купалова ночь!
        - Нашли, княже! Из боярских дочерей!  - сказал, осмелев, молчавший доселе Ослябя.  - Вот мы и думаем, может в церкви обвенчаться или оставить все так, на волю предков…
        - Обязательно обвенчаться, молодцы!  - поднял правую руку князь.  - Без церкви - никуда! Я сам вам помогу! Вы же - из славного княжеского рода! И наделены огромной силой! Оставайтесь в моем городе и служите у меня в дружине! Я сразу же положу вам приличное жалованье и воздвигну для вас богатые хоромы! Мне нужны добрые молодцы, а брянцев я всегда возьму, сколько бы их не было! Я бы с удовольствием принял к себе на службу и самого князя Романа! Передайте же мои добрые слова брянским боярам, чтобы они знали о моей готовности взять их к себе в любое время! Здесь их ждет хлебная и почетная служба!
        - Благодарим, славный князь!  - молвил, прижав руку к сердцу, Пересвет.  - Мы бы с удовольствием тебе послужили, но наш батюшка присягал на верность князю Роману Михайловичу! А мы сами не можем принимать решения без воли нашего батюшки…
        - Ну, что ж,  - вздохнул брянский князь,  - тогда я похлопочу о вашей свадьбе! Пусть же этот день станет памятным для всего Брянска! Эй, Ходота!  - он хлопнул в ладоши. В светлицу вбежал мальчик-слуга.  - Сходи-ка, Ходота,  - приказал князь,  - к моему огнищанину Олегу и приведи его сюда! Да побыстрей!
        - Слушаюсь, княже!  - склонил свою голову слуга.
        - Тогда идите по своим делам, молодцы,  - улыбнулся Дмитрий Ольгердович,  - и сегодня же засылайте сватов к моим боярам! Нечего тянуть со свадьбой! Я сам помогу вам, чтобы свадьба продолжалась не меньше трех дней!
        Через три дня две молодые пары были обвенчаны в церкви Горнего Николы при большом стечении народа. Во время брачного обряда настоятель церкви отец Петр объявил новые, христианские, имена венчавшимся. Пересвета и Любушу он назвал Александром и Еленой, а Ослябю с Всемилой - Андреем и Евдокией.
        Но особую честь молодым оказал сам брянский князь Дмитрий Ольгердович. Он лично явился в первый день свадьбы на богатый пир, проходивший в его «охотничьем тереме», первым отпил за здоровье молодых из общей серебряной братины и преподнес им на память богатые подарки.  - Я питаю надежду,  - сказал тогда князь, принимая из рук слуги два небольших ларца с золотыми серьгами и передавая их невестам,  - что эти подарки будут во благо молодым супругам и укрепят их любовь к славному Брянску! А это,  - он взял из рук своего огнищанина Олега Коротича два тяжелых, изготовленных в далеком Великом Новгороде меча в серебряных ножнах, и протянул их женихам,  - я дарю славным молодцам! Пусть же они иногда вспоминают наш Брянск и, если будет надо, возвращаются сюда, как в свой родной дом! Я всегда готов принять этих молодцев в свою дружину! Слава молодым! Счастья им и согласия!
        - Слава молодым! Слава нашему могущему князю!  - закричали во весь голос обрадованные княжеским вниманием брянские бояре и дружинники.

        Книга 3
        ДО КОНЦА С ДМИТРИЕМ МОСКОВСКИМ

        ГЛАВА 1
        СМЕРТЬ ОЛЬГЕРДА ЛИТОВСКОГО

        Зима 1377 года была суровой. Снег шел еще с ноября, но оттепели случались редко. Жестокие морозы держались до самой весны. В это время неожиданно заболел великий литовский князь Ольгерд Гедиминович. Как это часто бывает с сильными и здоровыми людьми, их, возможно единственная за всю жизнь болезнь, становится роковой. Придворные великого князя не придали значения тому, что однажды, вернувшись с охоты, князь Ольгерд едва слез с коня и только с помощью слуг добрался до своей постели. Они думали, что это просто недомогание. Но Ольгерд Гедиминович наутро уже не встал и, чувствуя приближение смерти, послал за своим братом Кейстутом и сыновьями. Кейстут, озабоченный состоянием здоровья любимого брата, немедленно, не взирая на холод и едва проходимые дороги, прибыл в Вильно. Там же находился и последний, двадцатисемилетний сын великого князя - Ягайло. Всего же у Ольгерда было двенадцать сыновей. От первой жены - литовки - пять: Андрей, Дмитрий, Константин, Владимир и Федор. От второй - тверской княжны Ульяны - семь: Корибут, Скиригайло, Ягайло, Свидригайло, Коригайло, Минигайло и Лугвений. Имелись еще и
дочери, но все они были в свое время отданы замуж за литовских и русских князей и в расчет не принимались.
        Великий князь Ольгерд понимал, что его многочисленное потомство может стать причиной многих бед после его смерти, поэтому он решил поговорить об этом с Кейстутом и выяснить, можно ли предотвратить беспорядки и распад созданной им и их отцом великой Литвы.
        Когда Кейстут Гедиминович вошел в спальню брата, он понял, что дни великого князя сочтены. На большой постели, покрытой дорогим византийским бельем и теплым персидским одеялом, лежал дряхлый, измученный старик, потерявший желание жить.
        Кейстут, еще крепкий и бодрый, совсем не узнал своего брата!  - Альгирдас!  - сказал он, склонившись к смертному одру и едва сдерживая рыдания.  - Почему ты слег, как древний старик? Зачем ты поддался этой вовсе неопасной болезни? Неужели ты не знаешь, что у нас так много дел? Вставай же, возьми себя в руки и возроди свою прежнюю силу духа! Нечего думать о болезнях!
        - Благодарю тебя, брат, за твою любовь и совет!  - попытался улыбнуться Ольгерд, сморщившись и оскалив свои крепкие, но пожелтевшие от времени и страдания зубы.  - Мы всегда были вместе с тобой и вершили многие дела…Но сейчас нет времени на лишние слова…Я чувствую приближение неминуемой смерти и хочу передать тебе на словах мою волю…Хорошо, что ты успел к моему одру…Мое завещание давно написано, там есть почти все…Я назначаю великим князем любимого сына Ягайлу, а другим сыновьям оставляю богатые уделы!
        С трудом выдохнув эти слова, Ольгерд откинулся на подушки и затих. Кейстут, потрясенный услышанным, сидел перед братом на скамье, выпучив глаза и тяжело дыша.
        - Брат,  - сказал он, наконец, вытирая тряпицей пот,  - но Ягайла - совсем молод! Он - восьмой по старшинству! И почему ты не предпочел сына от литовской супруги? Получается, что ты любишь детей от той Ульяны, а свою кровь не признаешь? Неужели ты забыл несчастного Евнутаса? Зачем тебе обижать старших сыновей?
        - Я думал об этом, брат,  - поднял худую потную руку Ольгерд Гедиминович,  - и вот что скажу тебе. Ульяна была моей верной супругой! И хоть она - русская - ее дети намного лучше! Ее сыновья уважают наши обычаи! А та, моя первая жена, литовка, ничего не оставила сыновьям, кроме христианских имен, рано уйдя из жизни! Сам посмотри, кого из них я могу сравнить с моим Ягайлой?! Послушай же! Вот мой старший, Андрей - отменный воин, но глупец! Он вечно мрачен или зол…Всегда бычится, никогда не скажет ласкового слова…Я дал ему Полоцк…Пусть радуется: и этого для него много! А Дмитрий получил богатый Брянск…Он - христианин, покорный воле московского митрополита! Не послушался моей воли и посадил в Брянске московского епископа! Он, правда, славный воин…Но князь и должен быть таким! Здесь нет ничего особенного! Я же понял одно: мой Дмитрий не хочет враждовать с Москвой, а наоборот ищет с ней дружбу! Значит, не бывать ему великим князем в славной Литве! Пусть он добрей душой, чем суровый Андрей, но я вижу в нем не литовца а христианина-москаля! Константин - совсем никакой! Ему бы только стоять в церкви и
слушать молитвенные песнопения! Какой правитель с этого святоши? Владимир же сидит в Киеве и рад тому…Этот бедный город, сохранивший лишь славное имя, подходит ему по уму…А Федор - совсем не удел…Безвольный и слабый человек…Видишь, какие из них наследники? А вот сыновья от Ульяны неглупы и даже если почитают христианскую веру, уважительны к нашим обычаям! Ты же видишь, что православная вера здесь, в Литве, не мешает нам управлять страной! Там же, в Москве, церковь заправляет всеми делами князя Дмитрия Иваныча и сует свой нос в любые дела! Зачем нам, в родной Литве, две власти? Попробуй, покажи московской церкви только пальчик, так она и всю руку отхватит! А народ учится у этой церкви только одним глупостям: придуманным мошенниками чудесам и бесчисленным слезам на иконах! Как-то мне рассказали об одном чуде, якобы случившемся в Москве у гроба какого-то святого-москаля…Там исцелился один странник, страдавший уродством - у него была приросшая к телу рука…И вот он прикоснулся к гробу чудотворца, и рука сразу же отделилась! Неужели можно верить подобной ерунде? Нет сомнения, что тот калека был совершенно
здоров и лишь обманывал простолюдинов! Кроме того, они преклоняются костям покойников, веря в их целительные способности! Почему же тогда те святые сами себя не исцелили и ушли в землю, как прочий люд? Оно, конечно, любому правителю, добывшему власть неправдой, выгодно держать простой народ в глупости и темноте! С дурачками проще! В этом церковь москалей преуспела! Ты думаешь, я против митрополита Алексия? Вовсе нет! Я против стремления православных попов к безграничной власти, их вмешательства в светские дела…Я вижу, что на самом деле, попам-москалям не до Бога! Им нужны только деньги и власть! Вот почему я не хочу благословлять тех моих сыновей, которые почитают церковь москалей! Пусть будут благодарны за то, что имеют! В свое время я хотел направить православную церковь по пути служения Богу! Я вот поддержал тогда митрополита Романа, настоящего святителя, и тайно принял от него святое крещение…Мое христианское имя - «Александр«…А нынче поощрил в православные митрополиты Киприана…Бог один для всех! И вот намедни я постригся в Божьи чернецы, приняв имя «Алексий«…Может и простит мне Господь хулу о
церкви москалей…
        - Ты очень умен, брат, и говоришь правильные слова!  - пробормотал, смахнув слезу, Кейстут.  - Однако от этого нам не легче! Неужели твои сыновья признают такое завещание? Я опять вспоминаю Евнутаса! Мы же сами прогнали его!
        - Вот потому я и прошу тебя, брат - великий князь приподнялся, опершись на локти,  - чтобы ты защитил моего Ягайлу! Этот сын рос у меня на глазах и перенял все мои советы…У него нет горячности Корибута и медлительности Скиригайлы…Кроме того, я подозреваю, что Корибут - тайный сторонник Москвы! Он не зря получил имя «Дмитрий», в крещении! Только один Ягайло - вне подозрений! Поклянись мне, брат, что ты поддержишь Ягайлу и будешь ему верным другом! Я хотел передать престол тебе или твоему сыну, но боюсь причинить вам зло! Я не желаю, чтобы все мои сыновья объединились против тебя!
        - Это не надо, брат!  - поднял правую руку князь Кейстут.  - Я готов поклясться тебе хоть сейчас, чтобы твоя душа успокоилась…Пусть же Ягайла будет великим князем, согласно твоей воле! Однако ты еще должен пожить и порадоваться!
        - Тогда зови сюда Ягайлу и моих верных людей! Пусть они дадут мне клятву на верность моему наследнику!  - пробормотал умиравший.
        Кейстут встал и, открыв дверь, сделал слугам распоряжение. В короткий срок у постели больного Ольгерда собралось почти два десятка человек. Из сыновей пришли лишь Ягайло и Дмитрий Брянский, только что прибывший в Вильно.
        - Итак, мой славный брат Кейстутас, племянник Витовтас, сыновья Ягайло и Дмитрий, мои лучшие люди!  - сказал великий князь хриплым, но громким голосом.  - Наступила пора объявить вам мою последнюю волю! Мы с вами не один раз бывали в жарких сражениях и сидели за пиршественными столами! Вы должны внимательно выслушать мою волю и дать клятву верности ей…Мои слова я уже не изменю! А теперь слушайте! После моей смерти и по моему завещанию, написанному в здравом уме и трезвом рассудке, мой трон унаследует любимый и славный Ягайло! Ему быть великим литовским князем и русским королем! Клянитесь же в верности ему!  - Он откинулся на подушки.
        - Клянусь, брат!  - громко сказал Кейстут, оглядывая пристальным взором всех собравшихся.  - Клянусь!  - повторил его сын Витовт, блеснув очами.  - Клянусь! Клянусь - поспешно забормотали «литовские лучшие люди», глядя с тревогой на багровое, искаженное гневом лицо Дмитрия Ольгердовича.
        - Клянись же, мой сын Ягайло, что будешь справедливо править славной Литвой, уважать своих братьев и родных и умножать силу вверенной тебе державы!  - с трудом проговорил, лежа на подушках и не в силах больше встать, чтобы вглядеться в лица своих подданных, великий князь Ольгерд.
        - Клянусь, батюшка!  - сказал, волнуясь, стоявший у изголовья отца, бледный, но гордый сознанием своего величия Ягайло. Его красивое округлое лицо с орлиным носом и серыми отцовскими глазами выражало торжество.  - Я всегда буду думать о нашей Литве и умножать славу твоих подвигов! Я буду беречь и почитать своих братьев, но никому не позволю ослабить нашу Литву: ни лютому врагу, ни кровному родственнику!
        - А ты, Дмитрий, почему молчишь?!  - воскликнул князь Витовт, глядя на поникшего, не скрывавшего своего раздражения, Дмитрия Брянского.  - Неужели ты не чтишь воли своего батюшки? Ну-ка же, клянись!
        - Клянусь!  - буркнул в сердцах Дмитрий Ольгердович, опустив голову, но про себя подумал:  - Нет силы у этой клятвы без крестного целования! Надо встретиться с братом Андреем и обсудить это дело! А там увидим…
        - Ну, тогда все в порядке,  - тихо сказал Ольгерд Гедиминович.  - А потом ты, брат, сообщишь моим остальным сыновьям суть этого завещания и поддержишь, когда надо, Ягайлу…
        - Все так и будет, брат!  - молвил Кейстут, прижав ладонь правой руки к сердцу.
        Великий князь Ольгерд Литовский тяжело вздохнул, его руки, сжимавшие края одеяла, упали, а по лицу пробежала судорога.
        - Прощай же, мой любимый брат!  - прорыдал князь Кейстут, из глаз которого неудержимым потоком хлынули слезы.  - Слава великому князю и королю Ягайле!
        - Слава великому князю…Ягайле!  - как эхо прокричали княжеские слуги.
        Дмитрий Ольгердович стоял, опустив голову, и молчал, но никто не заметил этого в общем хоре рыданий и славословий.

        ГЛАВА 2
        СЛОВО РОМАНА МОЛОДОГО

        - Ты принес печальные вести!  - с гневом сказал великий князь Дмитрий Иванович, качая головой и глядя на князя Романа Брянского.  - Почему вы не поставили нужные заставы? Разве я тебя оставил в Нижнем не для этого? Как ты мог понадеяться на Дмитрия Константиныча?!
        - Так получилось,  - пробормотал расстроенный князь Роман, стоя перед креслом великого князя,  - что Дмитрий Константиныч не пустил меня в поход и не прислушался к моим словам о татарской угрозе! Я просил его проявить бдительность и отправить меня к войску, но он был неумолим…
        - Ладно, садись на свое место!  - буркнул раздраженный Дмитрий Иванович.  - Все ваша беспечность! Стоило мне только отъехать, и никому ничего не стало нужно! Давайте же, мои славные бояре, думать, как нам поправить случившуюся беду!
        В думной светлице стояла мертвая тишина. Бояре, ошеломленные полученными известиями, просто онемели. Молчал и вспоминавший случившееся князь Роман, усевшийся на переднюю скамью.
        Весной 1377 года в Нижний Новгород пришли вести о нашествии некого «царевича Арапши», прибывшего из Синей Орды к Мамаю и посланного им на русские земли. Приехавшие из Сарая купцы говорили о бесстрашии «татарского царевича», его «свирепости» и былых воинских подвигах. Это встревожило великого князя Дмитрия Константиновича Нижегородского и он послал к Дмитрию Московскому людей с просьбой о помощи. Последний, обеспокоенный активностью татар в Верхнем Поволжье, решил не просто послать войско на помощь своему тестю, но сам отправился в поход. Он чувствовал, что именно в нижегородской земле татары попытаются нанести тяжелый удар по русским. И не ошибся! Однако ни он, ни его тесть, уверенные в решительных действиях татар, не предполагали, что враг проявит коварство и хитрость.
        Судя по всему, татары узнали о большом войске русских, прибывших защищать нижегородскую землю и, укрывшись в мордовских землях, затаились. Русские войска, долгое время не встречая врагов, не имея никаких вестей об Араб-шахе, утратили бдительность. Сам великий московский князь, простоявший с войсками без дела в жестокую летнюю жару, посчитал слухи о татарской угрозе ложными и вернулся с частью своего войска в Москву, оставив под Нижним лишь «малых воевод» с отрядами из Владимира, Переяславля, Юрьева, Мурома и Ярославля. Когда же вновь прошел слух о «царевиче Арапше», великий князь Дмитрий Константинович не посчитал даже нужным самолично принять участие в походе, а послал со своим и московским войском сына Ивана и служилого князя Симеона Михайловича. Последние не столько управляли войском, сколько мешали это делать московским воеводам. В конечном счете, нарушился «нужный порядок» и объединенная рать оказалась неуправляемой. Когда же войска перешли реку Пьяну, и пришел ложный слух, что «царевич далеко отсюда, на Волчьих Водах», русские откровенно обрадовались. Они «распоясались», стали пьянствовать,
грабить местное население и приставать к женщинам. Когда же разведка, отправленная еще раньше из Нижнего, получив сведения от населения о действительном пребывании большого татарского войска неподалеку, доложила об этом воеводам, те не поверили.
        - Никто не осмелится воевать с нами!  - уверенно говорили они. Тогда воины из «заставы» поскакали в Нижний сообщить об угрозе своему воеводе, князю Роману Молодому. Тот обратился к великому князю Дмитрию Константиновичу с просьбой отпустить его к войску. Но нижегородский князь, которому надоели противоречивые слухи, не принял к сведению слова разведки и запретил какие бы то ни было выезды «ратных людей» из города.
        Тем временем в объединенном войске, одуревшем от бездействия и жары, началось полное разложение. Дурной пример подали воеводы с князьями и боярами, которые, устроили пирушку и, распив «превеликое множество» хмельных напитков, занялись охотой. Прочие воины «поснимали ратные доспехи, сложили их на телеги, не подготовили копья и рогатины, многие из которых были даже без древков, а шлемы и щиты совсем убрали». Большинство воинов разделись до пояса, а некоторые даже «до полной наготы» и так ходили «конно и пеше». Наконец, не чувствуя за собой «воеводского ока», они достали «хмельные напитки», «набрались до положения риз» и стали, пьяные, разъезжать по окрестностям, похваляясь своей силой и осмеивая «поганых».
        Татары Мамая немедленно воспользовались этим. Проведенные мордовскими вождями по «неизведанным тропам», они, разделившись на пять полков, неожиданно появились 2 августа в тылу у русских и стали нещадно убивать не способных к сопротивлению безоружных воинов. Последние, не думая даже о собственной защите, в смятении устремились к реке Пьяне. Татары гнались за ними, стреляя в неприкрытые доспехами спины. Так они перебили большую часть русского войска, многих бояр и воевод. Во время бегства погиб и князь Симеон Михайлович, а сын великого князя Дмитрия Константиновича Иван утонул в давке в реке Пьяне. Слух о разгроме объединенного войска дошел до Нижнего Новгорода в тот же день. Великий князь Дмитрий Константинович был так напуган, что даже не попытался обеспечить оборону города. Он поспешно собрал «свои людей», имущество и, не слушая воевод, умчался с позором в Суздаль. Вместе с ним уехали и воины Запасного полка во главе с князем Романом Молодым. Из города сбежали и богатые горожане: одни уплыли по Волге на север, другие ушли в Городец. Лишь одна беднота осталась защищать свой город.
        5 августа татары подошли к Нижнему Новгороду и, воспользовавшись малочисленностью его защитников, сожгли город, разорили церкви и окрестные монастыри, захватив в плен уцелевших от погрома горожан. Но не успели уйти отягченные награбленным добром «мамаевы татары», как им на смену явились степные хищники «царевича» Араб-шаха, которые выжгли остальные, непострадавшие доселе, земли Нижегородчины, включая Засурье. Об этом великий князь Дмитрий Константинович узнал уже в Суздале. Он стал готовить новое войско и послал в Москву с вестями о случившейся беде и просьбой о помощи князя Романа Брянского.
        Великий князь Дмитрий Иванович уже знал о поражении русских. Но когда он получил подробное разъяснение из уст князя Романа, его гневу не было границ! Однако проявлять свое возмущение он, по своему правилу, не стал, ожидая боярских советов.
        Наконец, те после долгой паузы заговорили. Первым нарушил тишину Федор Андреевич Свибл. Он встал и, откашлявшись, молвил:  - Что теперь плакать о том горе? Налицо глупость и беспечность наших людей! Конечно, жаль несчастных владимирцев, переяславцев, юрьевцев и других! Они сами себя погубили! Надо же, пьянствовали во время похода! Их покарал сам Господь! Очень плохо поступил и брянский князь Роман! Неужели он не знал об опасности? И почему сам не проверил заставы? Он ведь выполнял приказ не Дмитрия Константиныча, но нашего великого князя Дмитрия Иваныча! Надо было не пьянствовать в Нижнем, а ехать с войском на Пьяну! Если бы меня туда послали, я бы без труда одолел тех бестолковых татар! А за бессовестное пьянство я бы оторвал нашим людям их дурацкие головы!
        Он сел на свою скамью, а бояре одобрительно загудели.
        - Будет тебе, Федор, обличать князя Романа!  - встал рассерженный Иван Родионович Квашня.  - Если бы ты сам там побывал, тогда бы и говорил! А так бы мы все одолели татар, сидя здесь на скамьях!
        Бояре дружно рассмеялись.
        - Роман Брянский совершенно не виноват!  - продолжал между тем Иван Родионович.  - Будто вы не знаете Дмитрия Константиныча?! Да если он что задумает, вам ни за что его не переубедить! Я бы посмотрел, как бы ты, Федор, поучил славного Дмитрия Константиныча! Он полностью виноват в случившемся! Зачем он разделил войско и запутал воевод? Почему он послал туда князей, не умеющих управлять людьми? Что, он сам не мог выйти в «чистое поле»? А наш князь Роман - сторона в том деле! Если бы наш великий князь Дмитрий Иваныч поставил его во главе войска, тогда бы говорили…Впрочем, хватит об этом! Вот только внесу свое предложение. Если наш премудрый Федор захотел проучить поганых татар, то почему бы не послать его к Нижнему Новгороду с войском? Вот пусть он там и покажет свои военные достоинства и силу московской рати! А здесь в думной палате мы все - славные воеводы!
        Бояре одобрительно загудели.
        - Это правильно!  - молвил, прищурившись, великий князь.  - Пошлем-ка мы тогда к Дмитрию Константинычу нашего мудрого Федора Андреича! Он сам и напросился!
        - С радостью!  - буркнул из середины собрания Федор Свибл.
        - А сейчас я хочу еще раз послушать Романа Михалыча, но по другому поводу!  - продолжал Дмитрий Иванович.  - Я слышал, что его люди часто ездят в Брянск и устраивают там свои дела! (Бояре возбужденно загудели. А князь Роман привстал со своей скамьи.) Они даже умыкают там себе женок по древнему нехристианскому обычаю! А это - срам и позор! Ладно, хоть потом венчаются в святой церкви…И еще говорили, что брянский князь Дмитрий, сын покойного Ольгерда, принимает участие в свадьбах Романовых людей и преподносит им богатые подарки! А теперь поведай нам, Роман, неужели наши купцы рассказали правду?
        - Что ж, великий князь,  - громко сказал, вставая, Роман Молодой,  - я могу подтвердить, что мои молодые люди в самом деле ездили в Брянск и добывали себе невест по древнему обычаю! Они еще неопытные воины. Их зовут Пересвет и Ослябя! Они - сыновья моего славного воеводы Ивана Будимирыча, который добросовестно служит на благо московской земли! Я не препятствовал названным мной дружинникам, потому как не увидел в их поступке ничего опасного! Почему я должен мешать молодым в делах любви? Они уже давно созрели для супружеской жизни! А если здесь, в Москве, у них нет возможности найти невест, почему бы им не поехать в землю своих предков? Я также слышал, что князь Дмитрий Ольгердыч преподнес им богатые свадебные подарки…Я думаю, что это - его дело! Он, правда, уговаривал моих молодых дружинников остаться в Брянске и перейти к нему на службу! Но Пересвет и Ослябя не приняли его предложения, ибо никто не отменял крестную клятву их батюшки!
        - Ладно, Роман!  - поднял руку Дмитрий Иванович, улыбнувшись.  - Я вижу, что в этом деле нет ни вреда, ни лжи! Пусть твои люди добывают себе невест, где им заблагорассудится, если ты не против! Главное - чтобы добросовестно несли свою службу! Тут другое дело! После смерти Ольгерда в Литве начались беспорядки! Многие князья не признали Ягайлу великим князем! Они объединяются против него! И во главе мятежников стоят князь Дмитрий Ольгердыч и его старший брат Андрей! И у того Андрея больше прав, чем у Ягайлы! Однако пока он не побеждает…Мало того, знатные литовцы отняли у него Полоцк! Теперь князь Андрей засел в Пскове…Говорят, что он собирается приехать к нам в Москву! Почему бы нам не оказать ему и его брату Дмитрию военную помощь? Сейчас Дмитрий Ольгердыч пребывает в Любутске, где собирает войска. А если мы пошлем туда твоих воинов? И, в первую очередь, знаменитых брянских лучников? А наших известных москвичей я послать не могу: еще неизвестно, как обернутся дела в безбожной Литве! А вот твои брянцы как раз подойдут! Что ты об этом думаешь, Роман?
        Князь Роман покачал головой, усмехнулся и, поглядев на суровые лица московских бояр, сказал:  - Как прикажешь, великий князь! Тогда я поговорю со своими людьми! Пусть идут на войну, если от этого будет польза русской земле! Я и сам охотно поведу свою дружину, если будет твоя воля!

        ГЛАВА 3
        СБОР В ЛЮБУТСКЕ

        Ранняя весна 1378 года была морозной. Зима опоздала и вот теперь уходить не собиралась. Накопившийся снег местами превращался в твердый, покрытый ледовой коркой наст. Дороги, утоптанные во время бесснежия, леденели и становились труднопроходимыми. Однако люди шли и ехали в город Любутск, окраину литовской земли, не взирая на дорожные неудобства. Кто только не откликнулся на клич брянского князя Дмитрия Ольгердовича, устроившего там сборный пункт для всех «охочих людей», готовых сражаться против молодого великого литовского князя Ягайло! Были здесь и литовские бояре со своими дружинниками, и смоленские воины, присланные великим князем Святославом Ивановичем, и рязанские дружинники великого князя Олега Ивановича, и многие добровольцы со всех земель Северо-Восточной Руси.
        Князь Дмитрий Ольгердович такого не ожидал! Он надеялся только отсидеться в Любутске до прибытия псковских дружин брата Андрея Ольгердовича, а затем пойти со всем войском на Вильно. Он, правда, послал своих людей в соседние уделы русских князей и, в первую очередь, в Москву с просьбой о военной помощи против брата, но надеялся, в лучшем случае, на невмешательство соседей в разгоравшуюся распрю. Оказалось, что ему посочувствовали! Правда, сами князья открыто не решились поддержать литовского мятежника, но, чувствуя, что он, или его брат Андрей вполне могут добиться великокняжеского «стола», не хотели терять возможного ценного союзника! После того как князь Кейстут поддержал волю своего брата Ольгерда и выступил в защиту великого князя Ягайло, одним из главных претендентов на великокняжеский «стол» теперь стал князь Андрей Ольгердович, как старший сын покойного великого литовского князя. Кейстут, зная о настроениях Андрея Ольгердовича, отказавшегося присягнуть на верность Ягайло, решил опередить события. Он не стал ждать вооруженного столкновения и сразу же после смерти Ольгерда направил свое войско
к Полоцку. Андрею Ольгердовичу, не поддержанному местной знатью, ничего не оставалось, как только бежать. И он ушел на русский север, в Псков, бояре которого не один раз приглашали его на княжение и постоянное проживание. Но на этот раз псковская знать встретила князя Андрея не совсем радушно. Возможное участие в войне за литовский престол никак не устраивало псковских бояр, хотя сильный князь им был очень нужен. Псковичи помнили, каким славным защитником был для них беглый литовский князь Довмонт и чтили его, как святого! Поэтому они колебались. Вот если бы их поддержал Великий Новгород или Москва, они бы немедленно венчали Андрея Ольгердовича на княжение. Вот почему, получив совет от псковской знати, князь Андрей отправился на поклон к Дмитрию Московскому. Дела же последнего тоже были непростыми. Совсем недавно московско-нижегородское войско потерпело жестокое, нелепое поражение в битве у реки Пьяны, и тогда, осенью, великий князь Дмитрий Иванович готовился нанести ответный удар по врагу, собирая полки и назначив воеводой Федора Андреевича Свибла. С другой же стороны, он опасался очередной татарской
хитрости и не мог послать в нижегородскую землю все свое войско, чтобы не оголить свои южные границы.
        В это нелегкое время он вовсе не хотел войны с Литвой, поскольку не знал еще силы молодого великого князя Ягайло, а рисковать не желал. Дмитрий Московский был очень осмотрительным человеком, к тому же у него был прекрасный наставник - выдающийся мыслитель и государственный деятель того времени митрополит Алексий. Именно он воспитал и научил мудрости «управления государством» великого московского князя. Теперь же он тяжело болел, и его воспитанник остался один на один с появлявшимися «неведомо откуда» бесчисленными трудностями. Однако он не спасовал и действовал уверенно: «утвердил» Андрея Ольгердовича на псковское княжение и обещал псковичам свою защиту на случай вторжения на Псковщину «лютых врагов». Так, ничего существенного, кроме добрых слов, великий князь Дмитрий Иванович им не дал, потому как Псковская земля его владением не являлась, однако приобрел себе верного союзника в лице князя Андрея Ольгердовича и положил начало делу присоединения Пскова к Московской Руси. Андрей же Ольгердович, получив Псков, не добился от псковичей поддержки его вражды с Ягайло. Но, зная о том, что его ждет брат
Дмитрий в Любутске, он все еще уговаривал псковскую знать на сбор ополчения, надеясь отвоевать для себя «стол» великого литовского князя.
        Тем временем, зимой, объединенное московско-нижегородское войско совершило карательный поход на мордовские земли, отомстив местному населению за грабежи и поддержку татарского набега, нанесшего огромный урон Руси. Татар к тому времени «и след простыл», а беззащитное население осталось на произвол озлобленных русских воинов. Последние сожгли и разграбили мордовские поселения, захватили множество пленников, а мордовских вождей беспощадно и прилюдно казнили у Нижнего Новгорода, потравив псами и волоча по льду. Но этой победы Дмитрию Московскому показалось недостаточно, чтобы чувствовать себя уверенней перед лицом готовившихся к вторжению в его землю татар. Кроме того, 12 февраля, скончался митрополит Алексий, а сидевшего в Литве утвержденного константинопольским патриархом митрополита Киприана великий московский князь, боявшийся влияния Литвы, признавать не хотел. Он стал лихорадочно искать выход из создавшегося положения, и поэтому, когда в Москву приехали люди князя Дмитрия Ольгердовича с очередной просьбой о поддержке, они получили лишь словесные обещания.
        Брянский князь уже не надеялся на московскую помощь, когда вдруг неожиданно в Любутск прибыли две сотни конных воинов князя Романа Молодого. В это время Дмитрий Ольгердович находился в тереме литовского наместника, покинувшего город, и обсуждал со своими приближенными предстоявшие дела. Сначала он выслушал воеводу Пригоду Уличевича, который сообщил, что под знаменами брянского князя собралось почти две тысячи воинов, а потом княжеский огнищанин Олег Коротевич поведал о собранных им запасах продовольствия.
        Беседа с «лучшими людьми» проходила спокойно, и князь уже собирался подводить итоги совету, как вдруг его боярин, седобородый Тихомир Борилевич, неожиданно встал и, откашлявшись, задал тревоживший всех вопрос:  - Когда же мы выступим в поход? Зачем томить людей бездельем и долгим ожиданием? От этого наши воины утратят боевой дух!
        - Осталось недолго ждать, славный боярин!  - ответил на это Дмитрий Ольгердович.  - Как только прибудет мой старший брат, мы сразу же пойдем на Вильно! А может, и Москва пришлет небольшое войско…
        - Какое там - Москва!  - усмехнулся другой боярин, Плоскиня Ясеневич.  - Они сами увязли в войне с татарами! Где им взять войско для помощи нам?!
        Сидевшие в светлице брянские и любутские бояре заворчали, загудели.
        В это время хлопнула дверь, и в думную светлицу вбежал мальчик-слуга.
        - Батюшка князь!  - крикнул он своим чистым звонком голосом.  - Пришло войско из Москвы! Сюда идут их воеводы, боярские сыновья! Впустить?
        - Впусти же, Ходота!  - весело молвил князь, оглядывая бояр.  - Вот вам, бояре, и нужная помощь!
        Вновь открылась дверь, и порог пересекли двое рослых, широкоплечих, одетых в длинные бараньи тулупы, юношей, державших в руках богатые бобровые шапки. У самого статного из них едва пробивались русые бородка и усы, второй же - ниже ростом - совсем был безбород и безус. У него на лице лишь пробивался пушок.
        - Совсем юноши!  - выкрикнул кто-то из бояр.  - Какие же они воеводы?!
        Собравшиеся дружно рассмеялись.
        Князь нахмурился, но, вглядевшись в лица молодых воинов, повеселел.  - Это - ты, Пересвет! Старый знакомец! А ты - Ослябя! Тоже не чужак!  - молвил он.  - Я рад вас видеть в нашем Любутске! Неужели вы приняли мое предложение и пришли ко мне на службу?
        - Мы прибыли к тебе на помощь, славный князь!  - сказал с серьезным видом, покрасневший из-за боярского смеха Пересвет.  - Нас прислал сюда пресветлый князь Роман Михалыч по приказу великого князя Дмитрия Иваныча! Мы пришли воевать на твоей стороне против Ягайлы! И привели с собой две сотни отборных лучников и копейщиков!
        - Хорошо,  - кивнул головой Дмитрий Ольгердович.  - Но кто возглавляет ваш отряд? Неужели вы сами - воеводы?
        - Да, княже!  - буркнул, насупившись, Ослябя.  - Мы сами - воеводы, а наш отряд состоит из сыновей и внуков княжеских дружинников! Среди нас совсем немного стариков, но дружина не слабая! Мы всегда готовы поразить твоего врага!
        - Грозилась птаха море сжечь!  - рассмеялся Тихомир Борилевич, вытягивая перед собой свой толстый, украшенный резьбой дубовый посох.  - Мы все, когда были молоды, были готовы победить любого врага! Однако же батюшки не пускали нас на войну! Вот тебе, Пересвет, эта дубинка! Так покажи нам хотя бы свою силушку! Сломай ее! Тогда мы увидим, какой из тебя воин!
        Бояре вновь дружно рассмеялись.
        - Ну, что ж, смотри, почтенный!  - вскричал, рассердившись, Пересвет и с яростью вырвал из рук брянского боярина дубовый посох.  - Крак!  - затрещала толстая деревяшка, и к ногам онемевших от изумления бояр упали две искореженные изломом деревянные части некогда красивого изделия.
        - Эх, жаль моего посоха!  - буркнул растерянный Тихомир Борилевич, разведя руки.  - И зачем я так пошутил?
        - Молодец, Пересвет!  - сказал, улыбаясь, Дмитрий Ольгердович.  - Мы видим, что ты наделен превеликой силой! Во всем городе нет такого молодца! Вот вам и юноши!
        Бояре все еще растерянно смотрели на раскрасневшихся московских дружинников.
        - Так!  - сказал, качая головой, воевода Пригода.  - Вот каков этот московский ратник! Он наших, брянских кровей, сынок Ивана Будимирыча!
        - А если выйдем на воздух,  - сказал, нарушая сложившуюся тишину, Ослябя,  - мы покажем вам наш боевой строй и лучную выучку! Пошли же!
        - Пошли!  - сказал, вставая со своего кресла, князь.  - Пусть славные бояре увидят силу молодой Романовой дружины!
        Выскочившие во двор брянские и любутские бояре с интересом смотрели, как перемещаются по команде молодых воевод их такие же молодые бойцы. Среди них они обнаружили совсем немного седовласых воинов: десятка три! Но особое удивление вызвала меткая стрельба прибывшей молодежи по установленным у крепостной стены целям. Стрелы со свистом вонзались в середину даже самых отдаленных дощечек!
        Только теперь князь Дмитрий и его знать поняли, что из Москвы прибыл отряд из прекрасных, обученных всем приемам боя, воинов.
        - Да,  - сказал он вслух, вздохнув,  - каковы же тогда опытные воины Романа? Вот если бы он прислал сюда тысячу таких бойцов, мы бы, без сомнения, одолели Ягайлу!
        - Все это - одна показуха!  - пробурчал боярин Тихомир Борилевич.  - Увидим их на поле брани!
        - Увидите!  - усмехнулся раскрасневшийся на морозе Пересвет, вкладывая собранные слугами стрелы в колчан.  - Нет ничего легче настоящей битвы! А теперь сами постреляйте!
        Через три дня слова боярского сына Пересвета получили свое подтверждение.
        Как раз во время очередного осмотра воинства, в середине дня, князь и его люди вдруг услышали громкие крики со стороны сторожевой башни.  - Княже, сюда идет большое войско!  - вопил, размахивая руками, подбежавший к Дмитрию Брянскому стражник.  - Целая тьма! Черная туча!
        Князь вскочил в седло подведенного к нему коня и, несмотря на недальнее расстояние до стены, поскакал вперед. Приблизившись к крепостной стене, он спрыгнул на землю и полез по приставной лестнице вверх. Немного постояв там у бойниц и внимательно всмотревшись вдаль, он кивнул головой и быстро спустился на землю.
        - Около двух тысяч!  - сказал он, вернувшись, обступившим его боярам.  - Думаю, что это возвращается любутский наместник с людьми Ягайлы! А у нас будет почти две с половиной тысячи! Что вы скажете? Сможем мы достойно встретить их?
        - Встретим!  - весело крикнул боярский сын Пересвет.  - Нам и часа не потребуется, чтобы одолеть их! А далеко они?
        - Верстах в двух, только что перешли Оку!  - сказал Дмитрий Ольгердович.  - Тогда ты, Пересвет, пойдешь со своими людьми в хвосте моего войска, а когда будет нелегко, поддашь врагам жару!
        - Поддам, княже!  - кивнул головой Пересвет и пошел к своему отряду.  - Давай же, Ослябя!  - крикнул он.  - Выводи наших людей!
        Без долгих слов войско Дмитрия Брянского вышло за стены города и выстроилось в двухстах шагах от крепостной стены. Предусмотрительный князь подумал и о возможном поражении: город был хорошо укреплен на такой случай.
        Почти двухтысячный отряд Дмитрия Ольгердовича разделился на три части. Впереди выстроились пехотинцы-копейщики, за ними - конница с короткими копьями-сулицами, а замыкал строй стоявший в полусотне шагов от основных войск брянский отряд.
        Литовцы к тому времени заметили брянское войско, и, быстро построившись в три полка, пошли навстречу врагу. Когда их лица стали отчетливо видны, Дмитрий Брянский убедился, что был прав: впереди шествовал любутский воевода Ердвил с каким-то знатным литовцем.  - А!  - вскричал Дмитрий Ольгердович.  - Старый знакомец! Это воевода моего дядьки Кейстутаса, Гимбутас! Мы сейчас покажем ему райские кущи!
        Тем временем литовцы остановились в ста шагах от врага. От них отделился всадник в железном, с орлиным пером шлеме. Он, единственный, носил немецкий крестоносный доспех. Приблизившись к войску князя Дмитрия, он поднял забрало и громко сказал по-литовски:  - Сдавайся, Дмитрий, сын Ольгерда, со своими воинами! Зачем тебе биться с нашим сильным войском? Разве ты не видишь наших отборных воинов? Никто не устоит против них!
        - Да, я вижу ваших людей, старый воин!  - ответил Дмитрий Ольгердович, сидевший в седле своего боевого коня перед войском, рядом с воеводой Пригодой.  - И тебя я помню как славного воина князя Кейстутаса! Мы вместе сражались против немцев! А теперь ты пошел против меня! Иди же к войску и скажи Ердвиласу и Гимбутасу, чтобы они сдались на почетных условиях и перешли на мою сторону! Мы вместе пойдем на бесстыжего Ягайлу и посадим на великокняжеский «стол» старшего брата Андрея!
        Старый литовский воин молча поклонился и повернул коня в сторону своего войска. Еще совсем немного и литовская рать решительно и спокойно, как на учении, пошла вперед.  - За Литву! За великого князя Ягайлу! За могучего Кейстутаса!  - крикнул литовский воевода. И войска встретились в мощном едином ударе! Некоторое время раздавался только стук копий о щиты, лязг железа и проклятия сражавшихся. Но ни одна из сторон не подалась назад. Неожиданно в шлем литовского полководца ударила красная оперенная стрела, и он рухнул, оглушенный, на землю под радостные крики союзных пехотинцев. Литовские ратники попытались помочь своему воеводе и поставить его на ноги, но воины Дмитрия Ольгердовича, воодушевленные успехом, набросились на них, повалив самых рослых вояк на землю. Началась давка. С обеих сторон падали убитые и раненые, а из-за спин брянских воинов со свистом вылетали стрелы, нанося врагу серьезный ущерб.  - Позови сюда лучников!  - выкрикнул возглавлявший литовское войско любутский наместник Ердвил. Его услышал трубач. По полю понесся резкий звук боевого рога. Из-за спин литовцев полетели черные
стрелы. Но меткость литовских стрелков была невелика. Лишь один рязанский ополченец отошел в тыл: стрела вонзилась ему в ладонь. Остальные успешно закрылись щитами и, сделав удачный выпад, поразили с десяток литовцев. От этого те подались слегка назад, но отступать не собирались. В этот напряженный момент князь Дмитрий Ольгердович, отошедший сразу же перед сражением за спины своих пехотинцев, поднял вверх руку.  - Слава Брянску!  - зычно крикнул он.  - Смерть лютым врагам!
        - Слава Брянску! Слава Дмитрию!  - дружно закричали все его воины. Передняя шеренга брянских пехотинцев резко отступила назад, конница князя Дмитрия расступилась, выпустив в образовавшийся проем пехоту, и ошеломленные пешие литовцы, не успев понять, что происходит, оказались под ударами брянской конницы, рванувшейся вперед.
        - Увы, горе нам!  - кричали безоружные перед пиками конников литовские пехотинцы. В короткий срок брянские воины повалили на землю всех тех, кто не успел выставить перед собой щиты. Однако до победы еще было далеко. Ердвил, увидев совершенную его воинами ошибку, попытался предпринять ответное наступление, пустив на врагов свою конницу. Удар последней был так силен, что на землю попадали даже собственные литовские пехотинцы, не успевшие скрыться за спинами своих конников. Выпали, обливаясь кровью, из седел и передние брянские воины. Сам князь Дмитрий Ольгердович отчаянно отражал этот жестокий выпад литовцев. Его тяжелый меч беспощадно выбивал из вражеских рядов все новых и новых воинов, но на смену им приходили свежие силы…  - Сколько же их?  - подумал, чувствуя усталость, брянский князь.  - Неужели я просчитался?
        Но в этот миг неожиданно вся масса литовских всадников остановилась и, подавшись назад, медленно попятилась: прямо в левый фланг, понесший наибольшие потери, ударили молодые московские всадники.  - Руби! Секи!  - кричал скакавший впереди своих воинов Пересвет, размахивая своим тяжелым мечом.  - Слава Москве! Слава Брянску!  - вопил охваченный азартом битвы Ослябя. В одно мгновение они повалили на землю остатки левого полка литовского войска и устремились врагу в тыл. Вот тут литовские конники, почувствовав угрозу полного окружения, стали поспешно разворачиваться и, неся большие потери, показали врагу спину. Они так резво скакали, оглашая своими воплями окрестности, что их преследователи остановились. Над полем битвы прогудел рог брянского горниста.  - Пусть бегут!  - весело сказал Дмитрий Ольгердович, вытирая тряпицей со лба кровь и пот.  - Будет только лучше, если они узнают о нашей силе! Зауважают!
        К вечеру уже были известны потери. Брянцы вместе с ополченцами утратили убитыми около сотни человек, но литовцев полегло в три раза больше. Оказав помощь раненым врагам, брянцы увели их за городские стены. Около трех сотен литовцев, в их числе раненый воевода Гимбут и любутский наместник Ердвил, попали в плен. Остальные враги разбежались.
        Вечером, празднуя победу, Дмитрий Ольгердович восхвалил «московскую рать».
        - Молоды, но отважны!  - весело сказал он, поднимая бокал с густым греческим вином.  - Пью же за здоровье боярских сыновей Пересвета и Осляби! Счастья им и ратных подвигов!
        - Не боярских сыновей,  - вскричал, вставая, любутский боярин Симеон Резанович,  - а любутских бояр! Мы постановили дать им любутское боярство! А если они останутся у нас, мы наделим их землями и построим для них достойные терема!
        - Слава! Слава любутским боярам Пересвету и Ослябе!  - вскричали обрадованные сказанным московские воины.
        На следующее утро князь Дмитрий Ольгердович с боярами и лучшими воинами подвергли допросу пленных литовских военачальников. Те чувствовали себя неловко: они были уверены в легкой победе, а тут - такой разгром!
        - Мы не ждали такого позора!  - сказал, качая головой, багровый мрачный Гимбут, сидевший на передней скамье напротив княжеского кресла.  - Хоть мы и знали о твоих силах, Дмитрий, но на это совсем не рассчитывали!
        - Да, хороши твои брянские воины, славный Дмитрий,  - пробормотал, не чувствуя страха, Ердвил,  - особенно молодые дружинники! Те самые, широкоплечие и безбородые! Если бы не их молодость, мы бы приняли этих богатырей за литовцев!
        - Что ж вы полезли на рожон?!  - возмутился Дмитрий Ольгердович.  - Зачем было губить столько людей? Я же предлагал вам перейти на мою сторону!
        - Мы не можем так поступить, княже,  - покачал головой Гимбут.  - Сейчас у Ягайлы очень много сил! С ним и сам Кейстутас! Тебе не устоять против них! Ты погубишь и себя, и своих людей! Поэтому я советую тебе помириться с братом и дядькой!
        - Подожди, вот только подойдет ко мне мой старший брат Андрей с большим войском,  - усмехнулся князь Дмитрий,  - и тогда мы справимся и с Ягайлой, и с Кейстутасом!
        - Твой старший брат не придет, княже,  - мрачно молвил Ердвил.  - Он заключил «вечный мир» с Кейстутасом и обещал не выходить из своего Пскова! Я недавно узнал об этом и готов подтвердить свои слова сердечной клятвой от имени всех наших богов и даже Христа! Клянусь!
        - Что же тогда уготовил мне жестокий дядька Кейстутас?!  - буркнул Дмитрий Ольгердович, поверив сердечной клятве пленника.  - Неужели он хочет бросить меня в сырую темницу? А может, желает моей смерти?
        - Нет!  - горько усмехнулся Гимбут.  - Он послал меня не лишать тебя жизни, не брать в плен, а лишь примерно наказать. Твой дядька Кейстутас и великий князь Ягайла хотят, чтобы ты отказался от своих пагубных замыслов и уехал со своими людьми в городок Трубчевск. Великий князь отнимает у тебя твой непутевый Брянск и временно передает его князю Корибутасу. А пока, княже, уезжай с миром в свой Трубчевск и сиди там тихо до лучших времен!

        ГЛАВА 4
        БИТВА НА ВОЖЕ

        Князь Роман, сидевший в седле своего вороного коня, пристально смотрел в сторону речного кустарника, облепившего противоположный берег Вожи. Густой туман стелился по реке, поднимался вверх и скрывал от его взора стоявших неподалеку татар. Но ржание коней и звуки татарской речи доносились до его слуха.
        Татары проявляли поразительную беспечность. Обычно они вели себя тихо и появлялись внезапно, а уже тогда, врезавшись во вражеские ряды или начиная надежную атаку, позволяли себе крики и прочий устрашающий шум. Но чем объяснялось их нынешнее поведение?
        - Может, возгордились разгромом нижегородцев,  - подумал князь,  - и надеются взять нас на испуг?
        В самом деле, войско татарского временщика Мамая совсем недавно, в июле 1378 года, побывало у стен Нижнего Новгорода. Великого князя Дмитрия Константиновича не было в городе, а его воеводы и горожане оказались неспособными обеспечить надежную оборону городских стен. Татары же не стали сразу осаждать город, а разорили весь удел и захватили большое число пленников. Тем временем из Городца прибыл Дмитрий Константинович, пославший в татарский стан киличея с предложением - принять выкуп и не губить его стольный город. Но татары ответили отказом.  - Зачем мне твое серебро?  - надменно сказал мурза Бегич.  - Мне нужна лишь башка непокорного Дэмитрэ Мосикэ и твоя никчемная жизнь!
        После этого татары сожгли дотла Нижний Новгород, не пощадив даже церквей! Такого злодеяния от них давно не ждали!
        Великий князь Дмитрий Иванович, рассказывая на боярском совете «о татарском зле», показал принесенные из сокровищницы покойного митрополита ярлыки татарских ханов, освобождавших церковь от поборов и насилий со стороны самих татар. Только при покойном святителе Алексии ордынскими ханами было выдано два ярлыка. В них ханы решительно запрещали всем своим подданным покушаться на церковную собственность! Татарам не разрешалось становиться на постой в церковных домах, вторгаться в церкви и, тем более, разрушать святые храмы. Согласно ярлыкам, все, отнятое татарами у церкви, подлежало безусловному возвращению, а виновники грабежа должны были понести суровую кару. Эти ярлыки никто не отменял, их сроки действия не истекли! И вот Мамаевы полчища попрали собственные законы!
        После сожжения Нижнего Новгорода мурза Бегич повел свое воинство к городку Березову, разграбил его и двинулся в сторону московских земель.
        Великий князь Дмитрий понимал, что врага надо во что бы то ни стало остановить, не пустить в пределы княжества, а если удастся и разгромить, преподав «нужный урок» Мамаю. Но он не хотел продолжительной войны с многочисленным степным воинством, зная о силе единой Орды. Он понимал, что каждый год мирной жизни усиливает Московскую Русь и ослабляет татар, которые в мирной обстановке впадают в «тяжкие смуты» и устраивают междоусобицы в борьбе за ханский трон. А вот постоянные набеги, войны способствуют объединению татарской знати и, в свою очередь, усилению ордынской боевой мощи.
        - Господь - судья, что я не хотел ссориться с татарами!  - оправдывался великий князь Дмитрий Иванович перед своими боярами на совете.  - Я даже отчеканил деньгу по татарскому образцу!  - Он вытащил из кармана серебряную монетку, напоминавшую чешуйку крупной рыбы, и подбросил ее вверх. Монетка пролетела через два ряда боярских скамей и упала на кого-то из московских думцев.  - Видите! Там даже есть татарская надпись! Здравица с именем татарского царя! Ее написал сам покойный Тютчи! Где же здесь вражда или непочтение?!
        Князь Роман, сидевший на передней скамье на том же совете, достал из своей калиты серебряную монетку и внимательно ее рассмотрел. Действительно, на одной стороне он увидел арабские буквы, обозначавшие имя татарского хана, а на другой - уже русские слова - «печать великого князя Дмитрия» и поясное изображение воина, держащего в одной руке меч, а в другой - секиру.  - Жаль мудрого Тютчи!  - подумал он.  - Умер совсем не старым! Какой нелегкий год!
        - Мы должны, мои славные люди,  - продолжал свою речь великий князь,  - дать врагу достойный отпор! Поэтому, готовьтесь!
        Дмитрий Московский в спешном порядке послал своих гонцов по городам удела и к соседям. В короткий срок было собрано довольно большое войско - около двадцати тысяч ратников - и послано к границам московской земли. На призыв Москвы откликнулись князья Андрей Ольгердович Псковский, приведший свою дружину издалека, и Даниил Пронский, младший брат удельного пронского князя Ивана Владимировича, который сам не пришел, опасаясь мести Мамая.
        Все московское войско было разделено на три полка. Полк Левой Руки возглавил князь Даниил Пронский, полк Правой Руки, в состав которого входили дружины князей Андрея Ольгердовича и Романа Брянского - воевода Тимофей Васильевич Вельяминов, Большой полк - воевода, выходец из Смоленска, Дмитрий Александрович Монастырев. Сам великий князь Дмитрий Иванович пребывал в Большом полку и руководил всем войском.
        Московская рать, опережая события, вторглась в Рязанский удел, перешла Оку и сосредоточилась в начале августа на берегу ее правого притока - речушки Вожи, как раз на привычном пути степных хищников.
        Вскоре нагрянули татары. Они рассчитывали на беспечность русских, но, натолкнувшись на московское войско, были так огорошены, что несколько дней стояли в бездействии, не решаясь первыми начать сражение. Они понимали, что русские знали об их набеге и подготовились к битве, которая не будет легкой. Их также беспокоила решимость московского войска, не испугавшегося многочисленной татарской конницы. Обычно русские избегали столкновений с большим татарским войском и предпочитали отсиживаться за стенами своих городов, позволяя степным завоевателям безнаказанно грабить села и веси. Но на этот раз все было по-другому: московские полки стояли железной стеной и ждали.
        - Что же задумали эти хитроумные татары?  - размышлял про себя в это утро 11 августа князь Роман Брянский, вслушиваясь в татарскую речь.  - И даже не пытаются скрыть своего присутствия! А может они хотят выманить наши полки на себя? Похоже на то! Но мы должны проявить терпение! Значительно легче встречать войско во время переправы, чем самим переходить реку перед глазами врагов! Я все понял!  - И он поскакал к Андрею Ольгердовичу.
        Последний в это время отдавал очередное распоряжение своим воинам и, увлекшись, не заметил в тумане подъехавшего к нему князя Романа.
        - Слушай меня, брат,  - громко сказал бывший брянский князь, подступая к Андрею Ольгердовичу,  - я кое-что понял из поведения татар…
        - А, татар,  - рассеянно пробормотал князь Андрей, всматриваясь в туман.  - Так что ты понял?
        - Да вот, брат,  - усмехнулся Роман Михайлович.  - Татары хотят, чтобы мы первыми вступили в схватку! В этом случае они рассчитывают разбить нас во время переправы через реку! Вот почему они шумят и громко разговаривают! Им нужно выманить нас…
        - Ты прав!  - вскинул голову Андрей Псковский.  - Я полностью с тобой согласен!
        - А если мы сами выманим татар на себя?  - молвил князь Роман.  - Покажем им, что якобы испугались их шума и поспешно отходим! Тогда татары не выдержат и перейдут реку! Вот и будет встречное сражение! Они не сумеют все сразу перемахнуть реку, и мы нанесем по ним мощный удар! Тогда у них начнется общая свалка, и мы добьемся победы!
        - Это - хорошая мысль!  - весело сказал князь Андрей.  - Надо бы доложить самому великому князю, а потом - воеводе!  - И он, подстегнув коня, помчался в сторону Большого полка.
        Прошло совсем немного времени, и вот неожиданно московские полки зашумели, зашевелились и стали медленно отходить. Князь Андрей уже вернулся в свой полк Правой Руки и вместе с воеводой Тимофеем Вельяминовым обсуждал создавшееся положение. Князь Роман сидел в седле своего коня рядом с конными военачальниками и молча слушал.  - А нашему полку не надо отходить!  - вдруг сказал князь Андрей, показывая рукой в сторону удалявшегося Большого полка.  - Без того достаточно шума! Лучше тихо постоять и подождать татар! А когда они бросятся на Большой полк, мы разом ударим по ним и сбросим в реку!
        - Твой замысел неплох!  - кивнул головой московский воевода.  - Ну, а вдруг великий князь разгневается? Он же приказал всем отходить!
        - Не разгневается, славный воевода,  - вмешался в разговор Роман Брянский.  - Мысль Андрея Ольгердыча очень удачна! Если мы обманем татар, то спасем от гибели множество воинов! А это будет на радость нашему великому князю!
        - Тогда подождем!  - вздохнул Вельяминов.  - Надо победить!
        В это самое мгновение раздался сильный шум от топота многих сотен копыт татарских лошадей, плеск воды и, наконец, завизжали, засвистели татарские стрелы, а потом разом над всем полем битвы навис дикий протяжный вопль вскочивших на ближайшие холмы татарских всадников.  - Аман вам, урусы! Аман тебе, Дэмитрэ! Аман Мосикэ!  - кричали татары. И как только их полчища стремительно поползли с холмов вниз, князь Роман и стоявшие рядом с ним воины услышали лязг железа, глухие удары копий и вопли сражавшихся.  - Значит, татары втянулись в кровавую битву!  - весело сказал князь Андрей.  - Ну, а теперь пора бы и нам наддать!
        - Идите к своим людям, славные князья!  - распорядился Тимофей Вельяминов.  - Мы сейчас же начинаем!
        И воины полка Правой руки, получив распоряжение своих воевод, быстро поскакали на помощь сражавшимся товарищам. И как раз вовремя. Татарская конница едва не смяла Большой полк, обрушившись на него всей своей мощью. В жестокой сече полегли многие лучшие воины, включая и самого воеводу Дмитрия Монастырева. Однако татарам не удалось с первого удара пробить весь строй русских: неожиданно на них напали воины, ведомые Тимофеем Вельяминовым.
        - Слава Москве! Слава князю Дмитрию!  - кричали псковские и московские дружинники, поражая своими сулицами не ожидавших их атаки татар.
        - Слава Брянску! Слава князю Роману!  - кричали брянские дружинники, размахивавшие направо и налево мечами: их «лучная стрельба» была бесполезна в густом тумане. Татары, оказавшись в трудном положении, отчаянно защищались. Вот один из них развернулся и с визгом набросился на князя Романа.  - А, коназ-урус!  - вскричал он, взмахнув мечом.  - Аман тебе! Получай!
        Князь Роман едва отбил его сильный удар, но вдруг почувствовал, как что-то острое прошло вдоль его ноги, и боль пронзила пятку.  - Ох, ты, Господи!  - простонал он, едва сохранив равновесие.  - Неужели отсекли ногу?!
        Татары между тем окружили его. Еще немного, и они бы выбили несчастного князя из седла. Но тут подоспели его верные дружинники.  - Спасайте князя! Секите поганых!  - кричали они, прорывая окружение. Сам князь Роман, забыв об ужасной боли, с силой размахивал мечом, не давая татарам добраться до незащищенных мест тела. Уже не один раз кривой татарский меч ударялся об его кольчугу, причиняя князю сильную боль, но он все еще сражался! Под дикие крики татар к нему подскочил воевода Иван Будимирович и прикрыл своего князя с тыла.  - Держись, княже!  - крикнул он.  - Мы перебьем проклятых сыроядцев!
        Но в этот миг татарская стрела попала ему прямо в глаз.  - Ох, ты!  - вскрикнул брянский воевода, умирая и падая на кровавую землю.
        - Братья! Они убили нашего Ивана!  - вскричал верный друг и спутник погибшего, славный Вадим Жданович.  - Отомстим же за него!
        Он, как птица, выскочил из-за спин своих воинов и беспощадно зарубил первого же бросившегося к нему татарского всадника. Но на смену убитому прискакали новые татары.  - Аман, урус!  - кричали они.  - Аман тебе, злой батур!
        Но Вадим Жданович не обращал внимания на численное превосходство татар и занес свой клинок, залитый вражеской кровью, над следующей жертвой, как вдруг зашатался и, выпустив изо рта струю густой темной крови, рухнул наземь: татарское копье, скользнув по его щиту, вонзилось ему прямо в горло!
        - Смерть вам за батюшку!  - заревел, выскакивая из кровавого тумана, молодой Пересвет, услышавший о гибели своего отца. Он, как смерч, ворвался в ряды татар и выбил из седел всех окруживших князя Романа врагов. Каждый удар его большого черного меча стоил врагам жизни. Неутомимый юноша успевал везде! Слышались только звон металла и хруст перерубаемых его мечом костей.  - Вот какой удалец!  - говорил, отбивая последнюю атаку врагов, Роман Молодой, видевший подвиги Пересвета.
        Сражение, несмотря на жестокость и отчаянность, продолжалось недолго. Как только остальные молодые воины брянской дружины втянулись в битву, татары повернули своих коней и ударились в бегство.  - Слава Москве! Смерть сыроядцам!  - понеслось со всех сторон, и князь Роман понял, что московские полки перешли в наступление по всему полю.  - А теперь, мои воины,  - вскричал он, привстав в седле,  - в погоню! Бейте всех, не зная пощады!
        Он, забыв о своих ранах, устремился вперед, проскочил неглубокую речушку и, охлажденный водой, выскочил на другой берег.  - Куда ты, княже?!  - донеслись до него отдаленные крики брянских воинов, и только, проскакав еще немного, князь Роман понял, что слишком поспешил.  - Ох, какая беда!  - пробормотал он, увидев, как из тумана, прямо к нему навстречу выскочил татарский отряд.  - Я один не отобьюсь!
        Татары быстро окружили князя и хотели набросить на него аркан, но их военачальник помешал сделать это и, взмахнув мечом, выбил из его рук беспощадное оружие.  - Айда, воины!  - крикнул он хриплым голосом.  - У нас нет времени! Надо отходить! Я сам зарублю этого коназа-уруса!  - И он поднял свой кровавый кривой меч. Татарские воины попятились и поскакали вперед. А князь Роман закрыл глаза и молча ожидал страшного удара. Но его не последовало.  - Коназ Ромэнэ? Это ты, славный урус?  - спросил вдруг знакомый татарский голос.  - Неужели ты теперь сражаешься за Дэмитрэ? Князь Роман открыл глаза и увидел перед собой раскачивавшегося в седле мурзу Бегича.  - А это ты, могучий мурза?!  - пробормотал он в ответ по-татарски.  - Вот уж не думал, что доведется скрестить с тобой меч! Какая незадача! Что ж, руби мою голову, славный воин!
        - Нет, коназ Ромэнэ,  - тихо молвил мурза Бегич.  - Я не буду убивать своего кунака! Живи себе и помни меня, старого Бегича! Прощай же!
        И славный суровый воин, развернув коня, помчался в сторону дикой степи. Но не проскакал он и сотни шагов, как на него вдруг набросился огромный, дикого вида воин.  - Аман тебе, безумный Бегич!  - крикнул тот, взмахнув мечом.  - Я сам видел, как ты отпустил того уруса! Получай же!
        - Будь ты проклят, Темир-бей!  - только и успел сказать падавший на землю татарский полководец.
        Тем временем брянские дружинники выскочили на другой берег реки и обступили своего князя.  - Слава Богу, что ты жив!  - молвил заплаканный, залитый кровью и потом Пересвет.  - А мы не знали, что делать! Чего только не передумали!
        - Ах, княже, княже,  - бормотали рыдавшие воины.  - И зачем ты так рванулся через реку? А мы уже выплакали все слезы, думая, что ты погиб! И даже не надеялись тебя увидеть!
        - Я жив только по воле Господа!  - тихо сказал князь и тронул коня за холку. Покорное животное медленно двинулось вперед. Остановившись у трупа Бегича, Роман Михайлович покачал головой и сказал своим людям:  - Это, братья, тело великого и мудрого полководца Бегича! Я встречался с ним еще в татарском Сарае и считал его своим другом! Если бы не он, вы бы не встретили меня живым! Но Господь спас меня его руками! Неведомы твои пути, Господи, если жестокий татарин, разбитый в сражении, дорожит своей честью и не жалеет жизни за данное когда-то слово!

        ГЛАВА 5
        ТВЕРСКИЕ ЗАБОТЫ

        Великий тверской князь Михаил Александрович обсуждал со своими боярами последние события. Его очень беспокоило дальнейшее усиление Москвы. К осени 1379 года великий московский и владимирский князь Дмитрий Иванович, несмотря на молодость, пользовался заслуженной славой сильного хозяина и непобедимого полководца. Уже больше года по всей Руси обсуждали его замечательную победу в битве на реке Воже. Татары не только потерпели тяжелое поражение (погибли лучшие мурзы Мамая: Бегич, Хазибей, Ковергуй, Карабулак и Кострюк), но потеряли все свое имущество, жен и даже скот! Как только рассеялся туман, русские войска перешли Вожу и обнаружили брошенный татарами стан. Каких только богатств не захватили московские воины! Убежавшие в панике враги оставили «на произвол судьбы» даже свои телеги с разборными юртами и кибитками, а также все имуществом и награбленное раньше добро!
        Тогда же в руки москвичей попал некий поп, пребывавший в татарском лагере, шедший из Орды от беглого Ивана Васильевича Вельяминова, и у него нашли мешок «злых лютых зелий», с помощью которых он якобы собирался «извести» великого князя Дмитрия. Когда слух об этом пришел в Тверь, великий князь Михаил особенно встревожился: ведь он, несмотря на мирный договор с Москвой, продолжал вести тайные переговоры с Мамаем и Иваном Вельяминовым! Вот если бы пойманный москвичами священник об этом рассказал, Тверь бы оказалась в непростом положении! Однако пленный поп после «извопрашания» и жестоких пыток лишь раскаялся в своей поддержке Ивана Вельяминова, но о тайных делах не рассказал ничего. Его, как духовное лицо, казнить не решились, а послали «в заточение на Лаче-озеро», где раньше пребывал знаменитый православный «златоуст» Даниил Заточник.
        Почти через год в московскую темницу попал и сам Иван Васильевич Вельяминов, ушедший из Орды. Он со слугами направлялся в Тверь к своему покровителю, великому князю Михаилу, но по пути, в Серпухове, был схвачен московскими приставами и предстал «пред очами» самого великого князя Дмитрия Московского. И опять пришлось тверичам поволноваться: Иван Вельяминов знал так много о делах великого тверского князя, что если бы он заговорил, о мире с Москвой не могло быть и речи!
        Но несчастный Иван Васильевич не выдал великого тверского князя. Он, конечно, «искренне раскаялся в своих злодеяниях», ибо после таких ужасных пыток, которым его подвергли, заговорили бы и камни, однако ни одной из тайн он своим палачам не открыл. 30 августа на Кучковом поле при большом стечении народа Иван Вельяминов был обезглавлен. Но мужество и «гордыня», проявленные казненным сыном покойного тысяцкого у плахи, вызвали лишь сочувствие к нему и «великую печаль» в народе. Тверские осведомители докладывали на боярском совете, что «московские простолюдины проливали горючие слезы из-за смерти Ивана».
        Не радовали тверичей и действия ордынского временщика Мамая. Пытаясь напугать Москву и показать, что битва при Воже - досадная случайность - Мамай собрал осенью новое войско и вторгся в Рязанский удел. Нападение многочисленного врага было столь неожиданно, что великий князь Олег Иванович не успел обеспечить необходимую оборону и едва сумел сам спастись бегством на другую сторону Оки. Татары заняли столицу княжества - Переяславль-Рязанский - сожгли все то, что недавно успели рязанцы отстроить, подвергли разгрому также город Дубок, села и волости и с «богатой добычей», отягощенные вереницами пленников, вернулись назад в Орду.
        Эта «победа» Мамая над Рязанью, враждебной Москве, лишь усилила положение Дмитрия Московского и убедила его в необходимости готовиться «к решительной битве с Мамаем». Одновременно татары потеряли возможного союзника - Олега Рязанского - который теперь ненавидел Мамая больше, чем Москву!
        К тому же сам Мамай, погрязший в интригах, готовился объявить себя великим ханом. Слухи об этом не раз доходили до Твери, а тут еще внезапно умер ставленник Мамая, хан Тулунбек.  - Скоро Мамай станет настоящим царем!  - говорили тверские бояре на совете.
        Неутешительные вести приходили и из Литвы. Там не поладили между собой виленская и трокская группировки знати. Ходили слухи, что великий литовский князь Ягайло поссорился со своим недавним покровителем и дядькой Кейстутом. Об этом много говорили тверские бояре. Великий князь Михаил долгое время размышлял об услышанном и, задумавшись, отрешился от боярских споров. Вывел его из этого состояния звонкий голос боярина Константина Михайловича.  - Вот что, великий князь,  - сказал он.  - Ягайла Литовский - сомнительный союзник! Он далек не только от великого Ольгерда, но и от славного Кейстута! Молодой великий князь - ленив и празден! Кроме того, мы узнали, что он совсем потерял лицо, выдав свою сестру замуж за придворного холопа, некого Войтылу!
        - За холопа?!  - вскричал, очнувшись, Михаил Александрович.  - А где же была моя сестра Ульяна, вдова Ольгерда? Как она могла позволить такое? Почему не посоветовалась со мной?
        - Славной Ульяне это не под силу,  - покачал головой боярин Константин.  - Там все решает сам Ягайла! А он погряз в пьянстве и распутстве! Говорят,  - пробормотал боярин, краснея,  - что тот Ягайла замешан в содомском грехе! Да с холопом Войтылой!
        - В таком страшном грехе?!  - подскочил в своем кресле великий князь Михаил.  - И еще отдал мою племянницу тому злодею! Какой ужас! Нам мало других бед…Теперь мы потеряли некогда надежного союзника!
        - Не печалься, великий князь!  - встал со своей скамьи другой боярин, седобородый Симеон Иванович.  - Нет сомнения, что могучий Кейстут одолеет этого непутевого Ягайлу! Ходят слухи, что он сильно поссорился с Ягайлой из-за той нелепой женитьбы!
        - Но ведь Кейстут еще недавно сражался за Ягайлу!  - возразил Михаил Тверской.  - Именно он перевел славного Дмитрия Ольгердыча в жалкий Трубчевск! А его Брянск передал бестолковому Корибуту, который по сей день там не объявился…Он обидел и старшего сына Ольгерда, Андрея! Зачем он отдал его Полоцк своему сыну? Несчастному Андрею пришлось не только уйти в Псков, но, что особенно плохо, явиться на поклон к Дмитрию Московскому! Тако что у этого Дмитрия появился еще один союзник - славный воин - Андрей Ольгердыч! Именно он побил татар на реке Вожже! Все отдают победу Дмитрию Московскому, а о подвигах Андрея забыли…А он - прекрасный полководец! Это - наша большая потеря! Молчат и о Романе Брянском! Он служит верой-правдой тому Дмитрию, но славы не видит! Все знают, как он сражался на Воже, плечом к плечу с Андреем Ольгердычем! Поговаривают, что это князь Роман поразил самого знаменитого темника Бегича! Однако его имя в Москве предано молчанию!
        - Вот бы переманить этого Романа в нашу славную Тверь!  - пробормотал кто-то из бояр.  - А также Андрея Ольгердыча и Дмитрия Брянского…
        - Кейстут сам оттолкнул этого Андрея!  - покачал головой Михаил Александрович.  - А вот с Романом Михалычем, скажу вам, ничего не получилось! Когда ныне покойный Иван Вельяминов уехал из Москвы и перешел ко мне на службу, он рассказал, что звал с собой Романа Брянского. Но славный князь не захотел нарушать свою крестную клятву! Он верен своему слову и служит «по чести, по совести». Однако надменная Москва не питает к нему достойного уважения!
        - Но ведь говорят, что Дмитрий Московский хочет вернуть Брянск Роману Молодому!  - вновь встал со скамьи Константин Михайлович.  - И готовит нынче войско!
        - Неужели?  - встрепенулся Михаил Тверской.  - Тогда Дмитрий Московский поссорится с братьями-Ольгердовичами! Разве обрадуется Дмитрий Брянский, если его город и удел перейдут к Роману Молодому? Будет недоволен и его старший брат Андрей…Да и другие…
        В это время открылась дверь, и в думную светлицу вбежал юный слуга.  - Великий князь!  - крикнул он.  - К тебе просится наш купец, Путило Силич. Он принес важную весть из Москвы!
        - Зови же его, Богдан!  - махнул рукой великий князь.  - Любопытно, что он нам поведает? К нам сейчас редко приходят добрые вестники!
        Бояре встревоженно загудели.
        В светлицу вошел одетый в коричневый купеческий кафтан, с непокрытой седой головой, длиннобородый купец. Пройдя по проходу между боярских скамей к княжескому креслу, он, остановившись, низко поклонился самому великому князю, а затем, повернувшись к боярам и показав спину князю, поклонился им.  - Здравствуй, великий князь! Славы тебе и великих побед!  - сказал он, вновь повернувшись к Михаилу Тверскому.  - Здоровья и всех благ также нашим знатным боярам! Я только что побывал в Москве, продал там свои товары и кое-что привез сюда…
        - Не надо говорить о своих товарах!  - буркнул Михаил Александрович.  - Рассказывай мне лучше все серьезные новости! Нам некогда разбирать твои торговые дела!
        - Что ж, великий князь, тогда слушай!  - еще раз поклонился купец.  - Я узнал, что московский князь Дмитрий послал рать на Литву! Об этом говорят на торгу, как о хорошо известном деле…Великий князь Дмитрий собрал очень большое войско и вывел его вчера за Москву…А воеводой в эту рать назначен его любимец - служилый князь Дмитрий Михалыч Волынский, по прозвищу «Боброк»! А если этот воевода посылается на войну, значит, дело серьезное! Берегись, Литва!
        - Вот вам, бояре!  - вскричал Михаил Тверской.  - Ваши слова получили подтверждение! Значит, Дмитрий Московский решил вернуть Брянск Роману Молодому! Сейчас для этого самое удобное время! Ведь в Литве - смута и неурядицы! Небось, не стал посылать туда Андрея Ольгердыча! Это может привести к ссоре!
        - Вовсе не так, великий князь!  - замахал руками тверской купец.  - Этот славный князь Андрей охотно отправился с войском! С ними и князь Роман Молодой! Они оба пребывают под началом того Боброка!
        - Вот так чудо!  - привстал в кресле Михаил Александрович.  - Неужели Дмитрий Иваныч придумал какую-то хитрость? Оказывается, Дмитрий добился успехов не только советами премудрого святителя Алексия! Он и сам не промах! Значит, нас ждут новые беды от этой проклятой Москвы!

        ГЛАВА 6
        ВСТРЕЧА БРЯНСКИХ КНЯЗЕЙ

        - Я готов служить тебе, великий князь, своей честью и жизнью!  - сказал Дмитрий Ольгердович, склонив голову перед сидевшим в кресле Дмитрием Московским.
        - Отрадно слышать твои искренние слова и дружеские заверения!  - ответил великий князь, улыбаясь.  - Мы всегда рады принять на службу славного князя! Возьми, к примеру, князя Романа Молодого, который владел до тебя Брянском! Он пребывает у нас в Москве во славе и благополучии! Я думаю, что мы не обидим и тебя! А пока садись с ним рядом на ту скамью! Надеюсь, что вы подружитесь! Мы сейчас с боярами обсудим последние новости и примем решение о тебе!
        - Ты прав, великий князь! Я ничего не имею против дружбы со славным Романом Михалычем! Я знал его еще с детских лет и всегда уважал!  - молвил на это Дмитрий Ольгердович, направляясь к передней скамье и усаживаясь рядом с князем Романом Брянским. Последний улыбнулся и тихо сказал князю Дмитрию:  - Вот и тебя, брат, лишили славного Брянска! Значит, у нас общая судьба!
        - Да, брат,  - кивнул головой Дмитрий Ольгердович,  - нам недоступны Божьи замыслы!
        И он, слушая беседу Дмитрия Московского с боярами, задумался.
        Этой зимой 1379 года произошло немало событий. В Литве разгоралась ссора между великим князем Ягайло и его дядей Кейстутом Гедиминовичем. Последний, будучи самым влиятельным литовским князем, имея большое войско, изначально вызывал серьезное беспокойство у Ягайло, который, несмотря на отсутствие воинских заслуг, какими обладал могучий Кейстут, не хотел делить власть ни с кем. Но бороться с дядей, не имея достаточных сил и поддержки большинства литовской знати, он боялся. Тогда, желая получить себе союзника, Ягайло пошел на прямое предательство государственных интересов, вступив в переговоры с Тевтонским Орденом, магистр которого пообещал ему помощь против родного дяди!
        В свою очередь, Кейстут, получивший сведения о связях его племянника, великого литовского князя Ягайло, с немцами, стал готовиться к решительной борьбе. Однако, не имея доказательств предательских действий Ягайло, поскольку его переговоры с извечным врагом Литвы были тайными, он обратился ко многим литовским князьям и знати с предложением объединиться под его знаменами «во имя могучей Литвы». Этот призыв князя Кейстута был поддержан очень многими знатными литовцами. Посланец Кейстута прибыл и в Трубчевск, к Дмитрию Ольгердовичу. Но последний, помня об участии его дяди Кейстута в карательном походе против него на Любутск и еще раньше против его брата Андрея на Псков, решил не вмешиваться в литовскую «замятню». Он не мог простить отнятия Брянска ни Ягайло, ни Кейстуту! Вот уже второй год сидел он в Трубчевске, но все никак не мог привыкнуть к жизни в маленьком бедном городишке. Даже Стародуб, данный ему впридачу великим князем, не уравновесил потерю! Брянские бояре, приехавшие с князем Дмитрием в Трубчевск, успокаивали его, говорили, что «наступит время, и ты вернешься в Брянск»! Даже Корибут,
получивший во владение Брянск, не поверил своей удаче и сам туда не поехал, ограничившись посылкой своего наместника, взимавшего весьма скромные налоги и отсылавшего серебро в Чернигов, наследный удел Корибута.
        Тем временем великий князь Дмитрий Иванович Московский, прослышав о неурядицах в Литве, решил ослабить своего давнего врага и снарядил войско для похода на восточные окраины великого княжества Литовского. В начале зимы после недолгой подготовки эта рать, возглавляемая князем Владимиром Андреевичем Серпуховским, направилась в сторону Трубчевска. В составе московского войска пребывали князья Андрей Ольгердович Полоцкий и Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский со своими полками. Литовцы совершенно не готовились к отражению вражеского удара, и москвичи беспрепятственно прошли по северской земле, «пограбив села и волости». Вскоре они подошли к Трубчевску и осадили этот древний город. Дмитрий Ольгердович первоначально хотел обороняться и надеялся «отсидеться», но когда к нему пришел в качестве посланника от московского войска собственный брат Андрей и посоветовал перейти на службу Москве, он сразу же согласился. Однако брянские бояре колебались. Они знали, как живется их бывшему князю Роману Михайловичу, положение которого было скорей боярским, чем княжеским!
        - Зачем тебе, княже, московское боярство?  - сказал тогда княжеский воевода Пригода Уличевич.  - Всем известно, что москвичи не любят брянцев!
        - Дмитрий Московский не даст тебе ни клочка земли!  - вторил ему огнищанин Олег Коротевич.  - Ты будешь сидеть в этой Москве и пугать народ, как Роман Молодой! А мы, бояре, станем не княжескими людьми, а боярскими холопами!
        - Это вовсе не так!  - возразил пришедший на боярский совет князь Андрей Ольгердович.  - Великий князь Дмитрий Иваныч не обидит моего брата! Я верю, что он получит в Москве достойный удел или богатый город!
        Московские войска недолго стояли под Трубчевском. Пока братья Андрей и Дмитрий Ольгердовичи советовались, пал Стародуб. Стародубцы не захотели терпеть осаду и разорение окрестных сел и открыли городские ворота перед многочисленной ратью. Получив известие об этом, Дмитрий Ольгердович объявил своим боярам о переходе на сторону Москвы. Пришлось им последовать за своим князем и ехать вместе с московским войском в Белокаменную.
        Сам Дмитрий Брянский прибыл в стан московских воевод со всей семьей - женой Ольгой, двумя дочерьми и пасынком Андреем - это означало, что он «полностью отдался на волю великого московского князя».
        В Москве «знатные литовцы» были хорошо приняты великим московским князем и были размещены в просторных хоромах одного из великокняжеских теремов. И вот теперь, на боярском совете, принималось решение об их дальнейшей судьбе.
        Князь Роман Михайлович слушал выступления московских бояр и не верил своим ушам.  - Вот как они встречают Дмитрия Ольгердыча!  - думал он, качая головой.  - Как верного друга! Видно, пожалуют ему богатый удел!
        - Надо даровать славному князю Дмитрию добрую землицу «в кормление»!  - сказал, как бы вторя мыслям князя Романа, боярин Симеон Васильевич.  - Зачем держать в «черном теле» такого достойного человека?
        - Это так!  - кивнул головой великий князь Дмитрий.  - Ты прав, мой славный боярин!
        - Может, дадим ему Коломну?  - встал со своей скамьи Федор Андреевич Свибл.  - Город достаточно богат и стоит недалеко от Рязани! Дмитрий Ольгердыч будет его надежно защищать!
        - За что же такая милость?!  - возмутился седобородый Иван Родионович Квашня.  - Какие великие заслуги перед Москвой у этого Дмитрия Ольгердыча? Он пока только перешел к тебе на службу, великий князь! Пусть принесет московской земле благо и покроет себя боевой славой! У нас есть более достойные князья, которые не выходили дальше своего скромного терема! На них не обращают внимания, хотя их кровь обильно пропитала не одно поле битвы!
        Все посмотрели на сидевшего впереди Романа Михайловича, а великий князь покраснел от досады.  - Я понимаю твои слова, хитроумный Иван!  - молвил он, глядя перед собой.  - Ты переживаешь за своего родственника! И напрасно видишь обиду в моих поступках! Я вовсе не хочу умалять значения славного Романа Михалыча и поясняю, что не даю ему города только потому, что хочу видеть его здесь, в Москве, рядом со мной! Я знаю о его заслугах и всегда готов вручить ему награду! Но во всем свете нет богатств, достойных его подвигов! Я благодарю тебя, Роман, за верную службу и еще раз повторяю: нет такой награды, которой бы я пожалел для тебя! Только скажи, что бы ты хотел?
        Князь Роман почувствовал, как заболела у него пораненная кривым татарским мечом пятка.  - Мне не надо ничего, великий князь,  - громко сказал он, вставая,  - кроме твоей доброты и милости! Ты всегда был заботлив и внимателен к нам, брянским людям! Этого достаточно! А сам я и мои люди никогда не были тебе обузой! И мы не раз возвращались после сражений с богатой добычей! Мы живем не в бедности, а в достатке и почете!
        И он сел, опустив голову.
        - Благодарю тебе за теплые слова!  - улыбнулся великий князь, успокоившись.  - Я всегда верил тебе, славный Роман, и знаю, что на поле битвы нет лучше воина! Ты один побеждаешь целое войска и устрашаешь наших врагов! Да вот еще вспомнил! Недавно наш святой старец Сергий, из Радонежа, просил дать ему надежную охрану обители из лучших воинов! На дорогах появились разбойники, и возникла угроза святым местам…В связи с этим, пошли-ка в Радонеж десяток или больше своих людей. Пусть защищают святую Троицу. И лучше бы послать тех славных молодцев, которые тогда послужили Дмитрию Ольгердычу и отважно сражались на Воже… Ну, ты их помнишь…
        - Помню, великий князь!  - сказал, не вставая, Роман Молодой.  - Это - молодые бояре Пересвет и Ослябя с дружиной! Тогда я пошлю их к славному отцу Сергию. Пусть они хранят покой в святой обители!
        - А теперь, мои бояре,  - великий князь посмотрел вперед,  - я сам внесу предложение о пожаловании Дмитрию Ольгердычу! Я принимаю ваши советы. В самом деле, ему следует дать богатый городок! Я вот подумал и решил, что Коломна не совсем в этом случае подойдет! Мы лучше дадим ему наш богатый Переяславль!
        Бояре, подняв голову, загудели.
        - Вот так милость!  - подумал Роман Молодой, краснея от обиды.  - Пожаловать едва ли не самый богатый город только за одни слова, а не за заслуги! Это же второй город после Москвы! Вот какова цена литовского князя!
        - Пусть же князь Дмитрий Ольгердыч заключает со мной договор и целует крест,  - продолжал между тем великий князь,  - а потом я передам ему Переяславль со всеми волостями и доходами!

        ГЛАВА 7
        СПОР СМОЛЕНСКИХ КНЯЗЕЙ

        Великий князь Святослав Иванович Смоленский возвращался с охоты. Это лето 1380 года было теплым и дождливым. Но солнечных дней было также достаточно, и смоленские князья выбрали удачное время для поездки в лес. Им удалось очень успешно поохотиться: княжеские загонщики выгнали на поляну, где расположились князья, целое стадо кабанов. Дела хватило всем! Сам великий князь уложил рогатинами, поданными вовремя слугами, трех здоровенных вепрей! Его сыновья Юрий, Глеб и Василий сумели поразить каждый по два кабана, а вот племянник великого князя - Иван Васильевич добыл только одного! Последнему не везло не только на охоте. Как известно, в свое время он потерял богатый Брянск, доставшийся после смерти его отца Роману Молодому. Получив от великого князя богатое поместье в местечке Смядынь, бывшее когда-то постоянным местопребыванием великих смоленских князей, он едва ли не ежегодно был вынужден отстраивать все дома и постройки заново. Что не год, на Смоленщину вторгались литовцы! Они мстили смолянам за дружбу с Москвой. Сам Смоленск был литовцам не по зубам, но окрестности, села и небольшие крепостцы,
вроде Смядыни, страдали! В довершение ко всему, у Ивана Васильевича скоропостижно умерла супруга. Теперь он пребывал еще и во вдовстве!
        Святослав Иванович любил своего покорного, доброго в душе племянника и с жалостью смотрел на него, грустного и молчаливого, ехавшего с ним рядом.
        Сыновья же великого князя, следовавшие за ними, были разговорчивы. Их голоса не умолкали ни на мгновение. Они радостно обсуждали охоту. Великий князь не мешал своим детям свободно разговаривать при нем. Все они уже были людьми солидными и имели право на собственные суждения. Сам же престарелый Святослав Иванович предпочитал слушать их разговоры. Каждый раз он с удивлением замечал, насколько отличаются его дети друг от друга «свойствами души». Вот, Юрий, почти пятидесятилетний широкоплечий мужчина, настоящий воин, особенно горяч! Он не терпит возражений, всегда готов резко ответить. А средний сын, Глеб, едва ли не на десяток лет моложе его, куда как спокойнее! Он не скажет лишнего! Сначала подумает, взвесит, а уже потом вымолвит слово…Василий же, самый младший, совсем лишен тщеславия, нежен, как девушка, и скромен.  - Вот тебе и Божья воля!  - думал, вслушиваясь в речь сыновей, великий князь.  - Все - от одного батюшки - а как непохожи!
        Разговор его сыновей между тем превратился в спор. Как только они добрались до «суетных дел»  - обсуждения последних вестей и слухов о событиях на Руси - оживились все собеседники. До этого больше говорил князь Юрий Святославович. Пользуясь своим старшинством, он требовал общего внимания. Но младшие братья недолго терпели его крайне резкие высказывания, и когда князь Юрий осудил действия Москвы против Мамая, стали дружно возражать.
        - Если бы мы имели теплые отношения с Литвой, а Москву не признавали,  - пробормотал недовольный их суждениями князь Юрий,  - тогда литовцы перестали бы разорять наши земли!
        - Ну, тогда бы нас беспокоили набегами москвичи!  - весело молвил Глеб Святославович.  - Неужели вы забыли, как они разгромили наше войско, ведомое славным Иваном?
        - Нашему Ивану не следовало тогда убегать!  - бросил князь Юрий.  - Лучше бы дождался сумерек! Еще неизвестно, устояли бы москвичи при больших потерях!
        - Тебе легко говорить!  - вмешался в спор Василий Святославович.  - Там, как рассказали очевидцы, собралась такая сила, что никто бы не устоял! Даже Роман Брянский со своим железным полком бился против нас!
        - Надо было порешить хоть бы того Романа!  - буркнул Юрий Святославович, рассерженный вмешательством в спор самого младшего брата.  - Он всегда влезает в наши дела! Хорошо бы его отучить от этого! Вон, отнял даже Брянск у нашего Ивана в былые годы! Эх, мне бы сразиться с ним! Тогда никакие железные полки не спасли бы злобного Романа!
        - Зачем ты ругаешь этого Романа, брат?  - повернулся к спорившим Иван Васильевич.  - Его судьба и без того не сладкая! Разве он - не правнук Романа Старого? Почему бы ему не владеть Брянском? Но и ему литовцы не дали жить! А теперь он на службе у Дмитрия Московского и далеко не процветает! За столько лет не заработал себе ни городка, ни удела! Мы слышали, что даже Дмитрий Ольгердыч, который также потерял свой Брянск, не имея заслуг перед Москвой, сразу же получил во владение богатый Переяславль! Вот тебе цена Романовой службы! Есть ли смысл завидовать ему?
        - Это ты у нас такой добрый, Иван!  - с горячностью возразил князь Юрий.  - Готов хвалить даже своего врага! А я бы…,  - он сжал обеими руками конскую узду,  - задушил его своими руками! Ладно, все еще впереди! Мне бы только столкнуться где-нибудь с этим Романом! А тебе, Иван, лучше быть благочестивым монахом, чем князем! Вот и прощал бы всех! Почему бы тебе не посвататься к тому Роману? Говорят, что у него есть дочери на выданье, но никто не зовет их замуж!
        - Хорошая мысль!  - молвил, улыбаясь, великий князь.  - Я знаю о дочерях Романа. Они уже в годах! Его старшая, Авдотья, будет моложе нашего Ивана лет на десять…Алена же моложе, но тоже уже старая дева…Ей где-то около трех десятков…Подумай, племянник, может, и выберешь себе по душе? Кроме того, я не согласен со словами Юрия, что никто к ним не сватался! Говорят, что многие московские бояре просили руки каждой из них для своих сыновей! Но этот гордый Роман не хочет выдавать своих дочерей за людей низкого рода! Вот и увядают несчастные девки, которым светит только монашество!
        - А как они обликом? Хороши ли?  - заинтересовался Иван Васильевич.  - И неужели еще девицы?
        - Я не видел их!  - пробормотал Святослав Иванович.  - Однако говорят, что они некрасивы и лицами больше похожи на грубых мужиков…Но словами девиц не описать! Может, они хороши телами, имеют большие груди, зады и приятны на супружеском ложе! Пока сам их не увидишь, ничего не поймешь! Ты лучше съезди в Москву и посмотри на Романовых дочек! Сейчас у нас хорошие отношения с Москвой…Но союза пока не заключали…Зачем раздражать злобную Литву? Пусть у них сейчас «замятня», но когда помирятся, мы можем пострадать!
        - Досадно мне вас слушать!  - желчно буркнул Юрий Святославович.  - Неужели ты забыл о судьбе своего брата Василия, батюшка? Его же, еще молодого, погубил тот Роман?
        - Это неправда, сын мой!  - обернулся великий князь.  - Ты же знаешь, что мой любимый брат имел больное сердце! И он умер не в чистом поле, как изгнанник, а на своем «столе»! Если бы все обстояло иначе, мы бы никогда не простили Романа Молодого! А что теперь ворошить старое?
        - Кто старое помянет, тому - глаз вон!  - засмеялся Глеб Святославович.  - Разве вы об этом не знаете?
        - Знаем, Глеб!  - сказал в сердцах князь Юрий.  - Однако я не хочу родства с этим Романом! И тебе, Иван, не советую! Видно, этот Роман мало тебе надрал зад! Надо еще больше опозориться!
        - За что такие обидные слова?  - пробормотал, краснея, Иван Васильевич.  - Неужели вы не знаете, что та битва не была проиграна, и мы с честью отошли, сохранив жизни многих воинов! Мы немало пролили крови! Но ведь противник превосходил нас в численности! Мы ничем не опозорились! Это скорей москвичи потерпели поражение! Ну-ка, не сумели одолеть наше маленькое войско!
        - А может, не захотели?  - усмехнулся, довольный раздражением двоюродного брата, князь Юрий.  - Просто пожалели вас и без того разбитых! Ведь ты сам говоришь, что не было вашего бегства…
        - Перестань, сынок!  - резко возразил, вновь обернувшись и глядя прямо в глаза старшему сыну, великий князь Святослав.  - Зачем говорить чепуху и обижать славного родственника? Я хорошо знаю, как прошла та битва, и доволен нашим Иваном! Там не было ни позорного бегства, ни чьей-либо милости! Наша дружина отошла с потерями, но и врагу нанесла немалый урон! Пошли-ка в город! Нечего бесплодно спорить!
        И они быстро въехали в открытые городские ворота.
        Явившись же в свой терем, князь узнал от слуг о прибытии московского гонца. Но не поспешил с приемом.  - Надо сначала пообедать!  - сказал он сыновьям.  - Я не жду ничего хорошего от Дмитрия Московского! Пусть его киличей немного потерпит!
        Московский посол вошел в думную светлицу великого смоленского князя лишь к вечеру. Святослав Иванович еще долго отдыхал после сытного обеда. Он привык, также как и его отец-долгожитель, погружаться в послеобеденный сон и не собирался отменять этот порядок ни по какой причине.
        Одетый в легкую летнюю рубаху и татарские штаны, с непокрытой головой, сын московского боярина Никита, поясно поклонившись князю, сидевшему в большом черном кресле, сказал:  - Здравствуйте, великий князь и смоленские бояре! Я приехал, чтобы передать слова моего великого князя Дмитрия Иваныча!
        - Здравствуй, московский посланник!  - кивнул седой головой Святослав Иванович.  - Ну, говори же, что передал тебе твой господин!
        - Дмитрий Иваныч, великий князь московский и владимирский, государь многих богатых земель, попросил у тебя военной помощи! До него дошли слухи, что на Москву идет Мамай с огромным войском! И к нему присоединилась всякая нечисть! Если все русские князья не помогут Москве, татары расправятся и с ними! И опять набросят на всю Русь беспощадную петлю! В случае же нашей общей победы, мы навсегда избавимся от унизительного «выхода»! Словом, великий князь, нам нужна помощь…И быстрей решай: у нас совсем не осталось времени!
        - Это все, славный киличей?  - вопросил, сдвинув брови, великий князь.  - Или, может, еще что-нибудь?
        - Все, великий князь!  - вновь поклонился московский посланник.  - Жду твоего решения!
        - Ладно, московский человек,  - кивнул головой великий князь Святослав.  - Иди пока в простенок и посиди там, а мы будем думать!
        Как только москвич удалился, бояре, доселе сидевшие в молчании и, казалось, не внимавшие словам московского посланца, зашумели, заспорили. Одни предлагали помочь Москве и послать туда большое войско, другие - возражали, считая, что лучше «тихо отсидеться». Еще одна небольшая «кучка знатных смолян» требовала пригласить на совет епископа.  - Дело слишком важное, княже,  - говорили они.  - Нельзя без владыки!
        Но князь не внял их словам.  - Зачем его беспокоить?  - неожиданно спросил он собрание.  - Разве вы не знаете его мнение? Владыка всегда стоит на стороне Москвы и не будет возражать против нашего участия в общей битве! Однако я не хочу проливать смоленскую кровь и раздражать могучего Мамая! А если даже Дмитрий Московский одержит победу, что очень сомнительно, он потеряет столько воинов, что Москва ослабеет на долгие годы! Я не пошлю своих воинов в Москву против татар! У кого есть возражения?
        - У меня, мой славный господин!  - сказал, вставая с передней скамьи, князь Иван Васильевич.  - Я сам поеду в Москву и буду до последней капли крови сражаться с татарами! Пусть испытает судьбу и моя славная дружина! Но если мы одержим общую победу, тогда нам будет что вспомнить! Мы прославимся на века!

        ГЛАВА 8
        НА КУЛИКОВОМ ПОЛЕ

        Князь Роман сидел на поваленном его воинами стволе большой березы рядом с князьями Владимиром Андреевичем Серпуховским, расположившимся справа от него, и Василием Михайловичем Кашинским, устроившимся слева. Вокруг стояли воины Засадного полка, собранные из лучших дружинников. Неподалеку, в десяти шагах от князей, возвышался большой ветвистый дуб, в кроне которого затаился князь Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский. Он зорко всматривался в даль, туда, откуда доносился шум жестокой битвы. А под дубом прохаживался, с нетерпением вглядываясь вверх, князь Роман Симеонович Новосильский.
        Князья молчали: в ушах стояли крики сражавшихся, слившиеся в бесконечный, тягучий вопль, глухой стук щитов и звон железа.  - Вот уж незадача!  - думал Роман Брянский, сжимая в кулаки свои большие жилистые ладони.  - Там отчаянно сражаются наши славные люди, а мы тут сидим, как неприкаянные! И зачем я сказал тогда те ненадобные слова? Я бы сражался вместе со всеми, а не сидел здесь в засаде! Вот уж мой бестолковый язык!
        Князь Роман, подавая воеводе Дмитрию Волынскому совет о необходимости устроить татарам засаду, и не предполагал, что ему самому придется в самое тяжкое для русских воинов время отсиживаться там без дела. Тогда на военном совете Дмитрий Волынский прямо сказал великому князю о предложении Романа Брянского, и тот охотно его принял.  - Какой смысл держать в засаде лучших воинов?  - рассуждал про себя Роман Михайлович.  - Враг и без того дрогнет, получив удар в тыл! Значит, великий князь совсем не считается со мной, если отправил сюда, в глухой лес!
        Однако, хорошо подумав, он пришел к другому выводу.  - Пусть великий князь не любит меня, но его брат Владимир Андреич и Дмитрий Волынский - пребывают при дворе в славе и почете! Значит, в самом деле, Дмитрий Иваныч прислал сюда лучших воинов! Поэтому мое дело не так уж плохо!
        И он успокоился.
        Великий московский и владимирский князь Дмитрий Иванович уже в начале лета этого, 1380 года, знал о готовившемся нашествии Мамаевых татар. О сборе татарского войска говорили и многочисленные странники, которые, несмотря на закрытие Мамаем дорог, все-таки сумели пробраться в Москву, и чужеземные купцы, да и собственные бояре: слухами земля полнилась. Когда же в Москву прибыли посланцы Мамая с требованием дани, или «выхода», «как во времена Джанибека», стало ясно, что татары прислали их лишь для отвода глаз. Тем не менее, великий князь Дмитрий принял татарское посольство «ласково и учтиво», одарил всех знатных татар, но платить дань в большем размере вежливо отказался.  - Я вскоре пришлю царю богатые подарки, но «выход» буду платить так, как мы раньше договорились со славным Мамаем!  - сказал он им.
        Затем в Орду, к Мамаю, был послан Захария Тютчев с двумя помощниками, знавшими татарский язык, и целым возом «золота и серебра». В ставке Мамая его приняли довольно любезно, там у Тютчи обнаружились старые знакомцы, бывшие друзья детства, которые рассказали ему о неизбежности похода разгневанного на Москву Мамая, о переговорах и возможном союзе татар с великим литовским князем Ягайло и…даже с великим рязанским князем Олегом! Кроме того, Захария и его спутники видели скопление татарских войск и смогли примерно подсчитать возможную их численность. Чувствуя свою силу и не сомневаясь в победе, Мамай проявил беспечность: Захария Тютчев сумел беспрепятственно отправить в Москву своего человека со всеми добытыми сведениями.
        Великий князь Дмитрий Московский узнал о сложившемся положении дел, будучи на пиру у боярина Микулы Вельяминова. Он немедленно отдал распоряжение послать «сторожу» на реку Тихая Сосна из опытных разведчиков - Родиона Ржевского, Андрея Волосатого и Василия Тупика. Затем, несколько позднее, он, собрав боярский совет, объявил о необходимости послать «во все концы Руси» киличеев с призывом собираться с войсками у Коломны к 31 июля.
        После этого Дмитрий Московский послал вторую «сторожу»  - Климента Поленина, Ивана Святославова, Григория Судока «и иных с ними». По пути им встретился Василий Тупик с захваченным татарским пленником-«языком», сообщивший, что «царь непременно придет на Русь, но осенью, после соединения с Литвой». А вскоре прибыл и посланец Олега Рязанского с предупреждением о походе Мамая. Тогда великий князь Дмитрий принял решение идти к Коломне на сбор войск уже к 15 августа.
        На призыв Москвы откликнулись многие князья. Со своими дружинами пришли белозерские князья Федор Романович с сыном Иваном, Василий Васильевич Ярославский с братом Романом, Федор Михайлович Моложский, Роман Симеонович Новосильский с сыном Степаном, престарелый Андрей Федорович Ростовский, Симеон Константинович Оболенский с братом Иваном, Андрей Федорович Стародубский, Василий Михайлович Кашинский, Федор и Мстислав Ивановичи Тарусские, с небольшими отрядами прибыли князья Иван Васильевич Смоленский и Иван Всеволодович Холмский. Оба последних явились на свой страх и риск, не получив поддержки от великих князей смоленского и тверского. Были на сборе и другие мелкие князья с дружинами. Великий князь также поснимал все «заставы» с монастырей, а воинов, прибывших оттуда, включил в общее войско. Когда же сбор закончился, 20 августа в Кремле состоялось торжественное богослужение. Сам великий князь с семьей молился в Архангельском соборе, а его воины - во всех остальных кремлевских церквах. Но церкви не могли вместить разом все воинство и тогда, по завершении служб, священники принимали тех, кто не смог
побывать на молебне, давали воинам целовать крест и благославляли их на ратный подвиг. После этого воины выходили из Кремля через Никольские, Фроловские и Тимофеевские ворота тремя потоками. Перед выступлением великий князь Дмитрий Иванович поручил охрану Москвы и Кремля боярину Федору Андреевичу Свиблу. Войско отправилось в поход по трем дорогам. Один из отрядов, возглавляемый князем Владимиром Андреевичем Серпуховским, пошел по Брашевой дороге, другой, ведомый белозерскими князьями - по Болвановской, а сам великий князь повел главные силы дорогой на Котел. С собой в обозе он вез десять «сурожских купцов», надеясь использовать их как переводчиков для общения с возможными пленниками-наемниками Мамая, «фрязинами» из Кафы.
        28 августа великий князь прибыл в Коломну, где был встречен епископом Герасимом, обеспечившим торжественную церковную службу. На следующее утро Дмитрий Московский, собрав всех бывших с ним князей и воевод, объявил: «всем выехать в поле в течение недели». Выйдя из Коломны, великий князь с войском устремились к Оке и остановились в месте впадения в нее реки Лопасни. Сюда подошел и московский воевода Тимофей Васильевич Вельяминов с большим отрядом воинов. Великий князь, посетовав на «нехватку пехоты», оставил его прикрывать войску тыл, а сам вместе с ратью перешел Оку. Переход длился весь день и вечер. За «два десятка поприщ», у местечка Березуй, к великокняжескому войску присоединились князья-литовцы Андрей и Дмитрий Ольгердовичи. Они пришли из Брянска, поспешно возвращенного брату Дмитрию великим литовским князем Ягайло. Последний испугался перехода его подданных на сторону Дмитрия Московского и таким способом решил с ними помириться, отняв брянский удел у другого брата - Корибута. Но верные крестоцелованию и благодарные Москве за поддержку в трудные для них годы, братья-литовцы решили принять
участие в походе русских на Мамая. С присоединением их дружин, а потом и отряда князя Федора Елецкого, общее русское войско достигло сорока тысяч человек. Тогда великий московский князь послал в степь еще одну «сторожу»  - Игнатия Креня, Фому Тынина, Петра Горского, Карпа Александровича и Петра Чирикова. Вскоре вернулись два «стража»  - Петр Горский и Карп Александрович с пойманным «языком» «из царского двора». Последний поведал, что «царь стоит на Кузьминской гати и через три дня пойдет к Дону с бесчисленной ратью»! Тогда Дмитрий Иванович собрал военный совет, на котором задал вопрос:  - Нужно ли нам переходить Дон?
        В полной тишине раздался голос Дмитрия Ольгердовича Брянского.  - Если мы останемся здесь,  - сказал он,  - наше войско будет слабым! Но если мы перейдем на ту сторону Дона, мы будем непобедимы: воины поймут, что их спасение будет только в победе!
        - В этом случае все будут отчаянно сражаться,  - поддержал брата Андрей Ольгердович,  - и мы одолеем поганых татар, покрыв себя великой славой! А если враги одолеют нас, тогда мы примем общую смерть! И нечего бояться их большого войска: Господь с теми, кто прав! И если Он захочет, то явит нам свою милость!
        Великий князь, выслушав их слова, помолился и молвил:  - Что ж, братья, тогда будем переходить эту реку и готовиться отдать свои жизни, если будет угодно Господу, за нашу святую веру!
        В это время в расположение русских войск прибыли брянские братья-бояре Пересвет и Ослябя с небольшим отрядом, охранявшим Троицкий монастырь в Радонеже. Они привезли с собой письмо-благословение от настоятеля монастыря старца Сергия.
        Великий князь Дмитрий Иванович с благоговением принял и прочитал перед своими воеводами послание чтимого им святого человека, а воинов Пересвета и Ослябю включил в свой Большой полк.
        После этого русские перешли Дон и расположились на большом поле, называемом Куликовом. Здесь великий князь, посоветовавшись со своими военачальниками, решил построить полки.
        Впереди войска поставили Сторожевой полк, сведя в него все сторожевые отряды. Его командование великий князь поручил своему любимцу Симеону Мелику. В этот полк прибыли: тарусские князья, Симеон Оболенский, крещеный татарин Андрей, сын Серкиз-бея, воевода Михаил Акинфович и ряд мелких князей. За ними расположили Передовой полк во главе с воеводой Микулой Васильевичем и друцкими князьями. Замыкали же общее построение основные силы - полк Левой Руки, Большой полк и полк Правой руки.
        Полк Левой Руки возглавили белозерские князья, в нем также пребывали князь Василий Ярославский и князь Федор Моложский. Командование полком Правой руки было поручено воеводе Федору Грунку, князьям Андрею Ростовскому и Андрею Стародубскому. Руководство всем войском и Большим полком сосредоточилось в руках самого великого князя Дмитрия Московского, помощниками же себе он назначил воевод Михаила Бренка, Ивана Квашню и князя Ивана Смоленского. К Большому полку примыкал и «ратный запас», в котором пребывали князья Андрей Ольгердович Полоцкий и Дмитрий Ольгердович Брянский.
        Засадный же полк, возглавляемый князем Дмитрием Михайловичем Боброком-Волынским, ушел во время густого тумана, под утро 8 сентября, в зеленую рощу из дубов и берез.
        Накануне сражения великий князь передал через слуг свои золоченые доспехи, алый плащ, шлем со стальным переносьем и наушниками Михаилу Бренку, своему незнатному приближенному и постоянному спутнику на охоте. Перед ним поставили конного слугу с великокняжеским стягом. Сам же князь облачился в железные доспехи и кольчугу простого дружинника. Затем он обскакал все свои полки и дал необходимые распоряжения, ободряя воинов.
        Тем временем татары приближались, и как только рассеялся туман, перед взорами русских воинов предстала огромная серая масса, медленно двигавшаяся им навстречу. Еще немного - и последовал глухой удар! Тут же зазвенело железо, и раздались отчаянные крики сражавшихся - началась жестокая битва! Передовой отряд татар, возглавляемый рослым могучим богатырем Темир-беем, с яростью вонзился в Сторожевой полк русских и, безжалостно пройдя через плохо защищенных ополченцев «сермяжной рати», рассек его надвое. За татарской конницей следовали пешие копьеносцы, добивавшие уцелевших после удара конников русских пехотинцев и раненых. Но, несмотря на первоначальную быстроту наступления, татары несли большие потери: русские отчаянно сопротивлялись, дорого отдавая свои жизни! Уже после первого часа сражения, сокрушив превосходящими силами Передовой полк, татары заметно ослабили напор и, оставив на поле боя множество тел своих воинов, вгрызлись в Большой полк. Наибольший урон русским наносил сам Темир-бей, который, как ангел смерти, метался на своем коне по полю, поражая всех встречавшихся на его пути. Этого,
«зверского вида» могучего любимца Мамая, казалось, никто не мог остановить. Выскочив перед своими воинами, Темир-бей, залитый вражеской кровью, приподнялся в седле и, выпучив глаза, дико захохотал, устрашая врагов.  - Я вижу, брат, что моему сыну Якову придется придти на мою могилу сюда, на Куликово поле, и полежать на зеленой траве у речки Непрядвы!  - сказал стоявший в первом ряду молодой брянский боярин Ослябя, скорчив на лице гримасу при виде татарского богатыря.  - А теперь пойдем, брат, на этого лютого зверя и вместе расправимся с ним!
        Сквозь шум битвы - часть татар столкнулись с левым краем Большого полка - Пересвет услышал голос своего брата и, повернувшись к нему, ответил:  - Это позор, когда два брянских воина нападают на одного! Лучше броситься на собственный меч, чем так осрамиться!
        И он, натянув узду, направил своего коня в сторону грозного татарского всадника. Тот же, увидев Пересвета и как бы почуяв приближавшуюся смерть, опустил голову.
        - Аман тебе, урус-батур!  - крикнул он, отделяя от седла доселе неиспользованное копье.  - Айда же!
        Всадники столкнулись, и, казалось, битва на мгновение остановилась. Но, к ужасу и тех и других, оба богатыря вместе с конями рухнули замертво, обрызгав окружавших их воинов горячими струями черно-красной крови.
        - Брат!  - вскричал, не помня себя Ослябя.  - Я отомщу за тебя!  - И он с яростью бросился в скопление врагов! За ним устремились другие конные воины Большого полка. Завязалась беспощадная сеча. Татары, ошеломленные ожесточенным отпором, на какое-то время остановились и, неожиданно стали отходить в сторону полка Левой Руки. Здесь они имели больший успех и значительно потеснили русских. Увидев заминку в бою, Мамай прислал на помощь своим воинам дополнительные силы. Выпустив тучу стрел, те помчались вперед и стали теснить Большой полк. Наконец им удалось ворваться в самую его середину, рассекая главные силы русских. В беспощадном сражении пал Михаил Бренок, и рухнуло великокняжеское знамя. В то же самое время другой отряд татар разгромил полк Левой Руки и вышел на соединение с основными силами. Но в одно мгновение на врагов выскочили воины братьев-литовцев Дмитрия Брянского и Андрея Полоцкого. Им удалось выбить татар из образовавшейся бреши и заставить их отступить на левый фланг. Но, будучи опытными, смелыми и достаточно хитроумными, татары придумали новую уловку. Они всей массой ударили по левому
краю Большого полка и, буквально срезая всех, кто попал им под руки, стали выходить в тыл русским.  - Умру, но не потеряю лица!  - вскричал, размахивая своим мечом и поражая врагов, князь Андрей Полоцкий. Едва слыша из-за шума сражения голос брата, Дмитрий Брянский, залитый до самых колен вражеской кровью, громко засмеялся, напугав подскакавшего к нему вплотную рослого татарина и, сделав выпад мечом, отсек тому голову.  - Вот так, брат!  - весело ответил он, не зная, слышит тот его или нет.  - Мы перебьем немало врагов!
        Татары, между тем, несмотря на стойкое сопротивление русского воинства, медленно продвигались вперед и уже открыто угрожали русским сзади. Весь резервный отряд братьев-литовцев да и остатки Большого полка вынуждены были разворачиваться навстречу врагу. Возникла угроза лобового вражеского удара. Но Мамай все медлил. Он рассчитывал расправиться с русскими теми силами, которые уже сражались. Остальной «ратный запас» он хотел бросить на добивание окруженных.
        Отчаянные крики сражавшихся, среди которых преобладали татарские голоса, были хорошо слышны в зеленой роще, где расположился Засадный полк.
        Князь Роман уже давно бродил взад-вперед по небольшой поляне, обхватив обеими руками голову. Рядом с ним стонал молодой князь Василий Кашинский.  - Там гибнут наши братья!  - бормотал он.  - А мы тут сидим, как проклятые! Лучше погибнуть в бою, чем слушать смертные крики своих товарищей и радостные вопли татар! Что мы ждем?!
        - Мы так просидим здесь до самой смерти!  - вторил ему вышедший из кустов Роман Новосильский.
        - Пора, братья!  - крикнул, наконец, князь Владимир Андреевич, глядя на засевшего в кроне дуба Дмитрия Михайловича Волынского.  - Сколько ты можешь там сидеть?! Ты разве не слышишь крики наших несчастных воинов, зовущих на помощь!
        В этот миг раздался такой громкий истошный вопль убиваемых, что все русские воины вскочили, хватаясь за рукояти мечей.
        - Вот теперь пора!  - возопил быстро слезавший с дерева воевода Дмитрий Волынский.  - Ветер переменился! Мы безжалостно порубим врагов, как капусту! По коням! Но пока не кричите! Заорете, когда мы набросимся на них!
        Князья, а вслед за ними и простые воины стремительно вскочили на спрятанных в лесных зарослях коней, и весь Запасной полк, как беспощадная лавина, выскочил на поле битвы и в короткое время преодолел отделявшее от врагов расстояние. Князь Роман Михайлович скакал сразу же за «набольшим воеводой» Дмитрием Волынским. Увидев, как тот взмахнул мечом, он с яростью обрушил свое безжалостное оружие на первого же конного татарина, едва успевшего повернуться к нему лицом.  - Аман!  - только и успел прокричать выбитый из седла враг, а в это время взмахнул мечом и князь Владимир Андреевич.  - Слава!  - дружно закричали набросившиеся на татар воины.  - Слава Дмитрию Иванычу! Слава Брянску! Слава князю Владимиру!
        Неготовые к атаке сзади, татары понесли тяжелый урон уже в первое мгновение жестокой стычки. Но, несмотря на это, они все еще пытались развернуться и остановить русских воинов. Однако им это все никак не удавалось. Князь Роман увидел, что татарский мурза, отчаянно сражавшийся неподалеку, подавал знаки своим воинам, как устоять.  - Ах, злыдень!  - вскипел брянский князь, бросаясь на вражеского военачальника и выбивая из седел окружавших его конных татар.  - Аман твоей башке!
        Татары, услышав его слова, кинулись на защиту своего полководца.  - Аман! Аман, коназ-урус!  - отчаянно вопили они.  - Айда, коназ!  - крикнул спокойно смотревший в глаза смерти знатный татарин и вдруг неожиданно выхватил из-за спины свой беспощадный лук.
        - Господи, помоги!  - пробормотал князь Роман, пряча голову за конскую шею. Но татарский мурза не успел выстрелить.  - Вжик!  - просвистела, рассекая воздух, стрела с красным опереньем и вонзилась прямо в шею отважного степного воина. Он успел лишь вздохнуть и рухнул, раскинув руки, на обагренную кровью землю.
        - Это ты, Пригода!  - сказал, улыбаясь, Роман Михайлович, видя, как его воевода налаживает новую стрелу.  - Вот что такое брянский лучник!
        В самом деле, это был день славы брянских лучников. Воспользовавшись замешательством татар, они применили их же излюбленное оружие в свою пользу! В это же время окончательно преодолели сопротивление врагов остальные князья Засадного полка. А брянские воины, не останавливаясь, продолжали посылать убийственные стрелы во всех попадавшихся им на пути татар. И враги, потеряв силы и уверенность в победе, поражаемые копьями, стрелами и мечами, наконец, повернулись к наступавшим русским спиной.  - Аман вам, нехристи!  - кричал, ликуя, князь Роман Молодой.  - Вот это победа и великая слава!
        Отступление татар превратилось в беспощадное избиение. Для многих из них бегство напоминало попытку убежать от сильного дождя, но только дождя смертельного и кровавого.
        - Вот бы порешить самого Мамая!  - думал князь Роман Молодой, взлетая на холм, где по его предположению находилась ставка татарского главаря. Его седеющая борода развевалась, глаза сияли грозной яростью. Однако на холме одиноко стоял только богатый, обитый зеленым шелком шатер, а вокруг валялись какие-то тряпицы, брошенные воинами боевые доспехи, прочий мусор.  - Удрал!  - крикнул, глядя вниз, князь Роман, видевший, как скачут вперед преследующие татар воины князя Владимира Андреевича.  - Погнали же туда, мои верные люди!  - он махнул рукой, управляя спускавшимся вниз конем.  - Будем добивать этих сыроядцев! Надо бы успеть до сумерек и довершить нашу славную победу!
        И весь брянский отряд, повинуясь своему князю, бодро поскакал вперед, догоняя остальных воинов.

        ГЛАВА 9
        ТВЕРСКИЕ СТРАХИ

        Великий тверской князь Михаил Александрович молча слушал своих бояр. Они наперебой, спеша и волнуясь, рассказывали о Куликовской битве. Прошло больше полугода, но страсти по «Мамаеву разгрому» не утихали. Еще осенью, вскоре после этого знаменитого сражения, в Тверь прибыл князь Иван Всеволодович Холмский. Но он как-то неохотно рассказывал о битве, сообщил лишь о победе «да великих потерях», скромно упомянул о своем участии в сражении и вскоре отъехал в свой Холм. Однако и тех его слов было вполне достаточно, чтобы изумить тверичей! Никто не ожидал, что Дмитрий Московский одолеет самого Мамая! Теперь же, когда тверичи собрали все подробные сведения о случившемся, пришедшие как от их родственников, друзей и знакомых бояр-москвичей, участников битвы, так и от купцов, монахов, «калик перехожих», они выплеснули их на очередном боярском совете.
        - Нам следовало тогда помочь Дмитрию всеми своими силами!  - думал великий тверской князь.  - Мы бы разделили его славу! А так вот остались в стороне…
        Ошеломляли потери объединенного войска. Одни говорили, что на Куликовом поле погибло до тридцати тысяч человек русских, и от всей рати осталось лишь десять тысяч воинов! Другие - что полегло тридцать тысяч татар, а русских лишь десять тысяч…Но особенно потрясало упоминание имен убитых князей и бояр, хорошо известных тверичам. В сражении погибли: князь Федор Романович Белозерский и его сын Иван, братья-князья Федор и Мстислав Тарусские, много прочих мелких князей, видные люди и московские бояре Семен Михайлович, Микула Васильевич, Михаил и Иван Акинфовичи, Иван Александрович, Андрей Шуба, Андрей Серкизович, Тимофей Васильевич Волуй, Михаил Бренок, Лев Морозов, Тарас Шатнев, Семен Мелик, Дмитрий Минин и многие многие другие. Едва не погиб и сам великий князь Дмитрий Иванович. Его с трудом отыскали после битвы лежавшим без сознания под дубом. Когда же заговорили о подвиге брянского боярина Пересвета, поразившего татарского богатыря-полководца Темир-бея, Михаил Тверской, приподнявшись в своем кресле, оживился.  - Я знал того Челибея!  - громко сказал он. В светлице установилась полная тишина.  - Я не
раз встречал его в стане Мамая! И пил с ним кумыс! Он был настоящим, грозным на вид богатырем! В беседе со мной этот Челибей обещал расправиться с Дмитрием Московским! Но вот нашла коса на камень, и славный богатырь не устоял перед брянским молодцем! Правда, и могучий Пересвет отдал свою жизнь за такую великую славу! Брянцы - хорошие воины! Однако я не знаю, сражался ли там славный брянский князь Роман? О нем ничего не рассказывают!
        - Еще как сражался!  - встал со скамьи боярин Михаил Борисович.  - Князь Роман Михалыч пребывал в Засадном полку, решившим исход битвы! Под его ударом татары побежали, как зайцы! Но в Москве об этом молчат! Значит, князь Роман - не в любимчиках у Дмитрия Московского! Но мы давно об этом знаем…Говорят, что Романа Брянского обделили и при раздаче военной добычи! Татары побросали там все свое имущество и несметные богатства! И почти все их добро досталось людям Дмитрия Иваныча! А брянцы получили лишь самую малость…
        - Откуда же ты это знаешь?  - удивился великий князь.  - Может, сам придумал?
        - Нет!  - буркнул тверской боярин.  - Разве ты не знаешь, великий князь, что моя дочь Алена замужем за сыном московского боярина Ивана Родионыча, родственника Романа Брянского?! Почему бы мне не знать все новости? Мне так и сказали, что у Романа Молодого нет там ни чести, ни славы, ни доброй земли! И даже не посчитались с заслугами его людей! Правда, Пересвета, боярина князя Романа, похоронили в Симоновом монастыре, с огромным почетом! Сам великий князь Дмитрий распорядился об этом! А всех остальных убитых - и бояр, и простых воинов - похоронили в одной братской могиле! Видишь, как почтили брянского богатыря! А вот князя Романа, который вырастил такого воина, совсем забыли! Но все мы знаем московские порядки! Когда москвичи хотят унизить кого-либо, они замалчивают все его дела и даже имя…А сам обиженный ими человек долго не может понять, почему все знатные люди сторонятся его и как будто не видят…Это в Москве - дело привычное!
        - Ты прав, Михаил!  - кивнул головой великий князь.  - Славный Роман так до сих пор и не знает о кознях Дмитрия Московского! Вот почему он не захотел уйти ко мне на службу! Он был бы нам неплохим подспорьем! Тогда бы наше войско было совсем непобедимо…Но что теперь говорить? Надо только помнить, что для Романа Брянского всегда открыта дорога к нам в Тверь!
        Дальше бояре рассказали великому князю, что разбитый Мамай бежал в свой степной стан и стал поспешно готовить войско для повторного похода на Москву. Он не смирился с поражением и жаждал мщения. Однако к тому времени у него возник сильный соперник - потомок самого Чингиз-хана, царевич Синей Орды Тохтамыш. Последний занял все города Нижнего и Среднего Поволжья, овладел столицей Белой Орды, Сараем-Берке, и объявил себя новым ханом. Воспользовавшись поражением Мамая в Куликовской битве, Тохтамыш двинул свое войско на его стан, обвиняя соперника в незаконном захвате ханского трона и требуя подчинения его власти. Мамай понимал, что принятие Тохтамышевых условий означало для него смерть. Поэтому он решил дать молодому хану решительный бой. Войска двух великих татар встретились на реке Калке, но, к ужасу Мамая, его мурзы отказались сражаться с воинами Тохтамыша и перешли на сторону законного, как они посчитали, хана. Схваченный Тохтамышем Мамай был немедленно казнен, а все богатства, принадлежавшие великому временщику, и его многочисленные жены достались новому повелителю Орды.
        - Но есть люди, которые говорят, что не царь Тохтамыш казнил того глупого Мамая,  - молвил в заключение боярин Иван Теребунович,  - но якобы он бежал в какой-то фряжский город на Русском море, и там был убит коварными фрязинами, позарившимися на его богатство! Но это - досужая выдумка самих татар, которые захотели обелить царя Тохтамыша…
        - Не стоит продолжать этот разговор!  - кивнул головой великий тверской князь.  - Будем считать, что это - неудачная выдумка пустых болтунов, но не татар! Разве вы не знаете, что татары считают справедливое убийство славным и почетным делом? Так что рассказывайте лучше другие новости!
        Теперь выступил сам тверской епископ, сидевший до этого в скорбном молчании.
        - Я узнал, что царь Тохтамыш уже прислал своих людей в Москву, чтобы уведомить великого князя Дмитрия о своем воцарении! В свою очередь, Дмитрий Иваныч отправил в Сарай своих киличеев с богатыми подарками и поздравлениями. И царь пожаловал ему грамотку на великое княжение, как это было в прежние времена! А еще раньше, в последний месяц осени, Дмитрий Иваныч собрал у себя всех русских князей и предложил им тесную дружбу…
        - Я знаю об этом,  - буркнул Михаил Тверской.  - Меня тоже туда приглашали, но я был болен. Ясно, что после такой победы русские князья будут искать у него «любовь и дружбу»! Но стоит ему пошатнуться…Впрочем, только один Господь знает, что будет…
        - Кроме того, в Москву приехал митрополит Киприан!  - продолжал владыка.  - Мы знаем, что когда-то Дмитрий Иваныч жестоко обидел его…Но славный Киприан - настоящий, набожный и праведный святитель, который служит не только Москве, но и всей православной Руси! Это - торжество православной церкви!
        - Дал бы Господь!  - улыбнулся Михаил Александрович.  - Тогда никто не осмелиться несправедливо обижать нашу Тверь! Святитель сможет остановить Дмитрия Московского, если он нарушит христианский мир. Давно пора считаться с христианами не только в одной Москве! А ведь и в Литве немало православных! Даже сам Ольгерд задолго до своей смерти тайно принял христианство! Да и прочие литовские князья… Значит, нужно поддержать всех людей нашей веры!
        - Так и будет!  - кивнул головой тверской владыка.  - Все знают, что тот Ольгерд поддерживал славного Киприана! Поэтому наш святитель относится с уважением к литовским князьям! Однако из Литвы приходят недобрые вести…Еще тогда говорили, что Ягайла готовился оказать помощь Мамаю против Москвы, но опоздал, а после битвы испугался…А нынче в Литве полный беспорядок, и князь Кейстут захватил великокняжеский «стол»! Он узнал от своих немецких людей, что Ягайла заключил против него тайный союз с немцами и посулил им богатые литовские земли! Старый Кейстут не стерпел такой подлости и, объединившись с другими литовскими князьями, повел войска на Вильно. Он без труда занял литовскую столицу, взял в плен Ягайлу и объявил себя великим князем…А схваченный им холоп Войтыла, любимец и зять Ягайлы, был немедленно повешен! Все думали, что Кейстут вскоре расправится со своим племянником, но тот пожалел его молодость…Ягайла получил во владение города Крево и Витебск с землями его покойного батюшки! Но думаю, как бы Кейстуту не пришлось раскаиваться в своей доброте! Правда, Ягайла пока еще соблюдает навязанную ему
клятву…Но кто знает, что будет дальше? Кейстут уже стар, и его власть непрочна! Кроме того, многие князья его не поддерживают…К примеру, Дмитрий Ольгердыч Брянский! Он отказался признать Кейстута великим князем! И его брат Андрей, сидящий во Пскове, тоже не в ладах с Кейстутом. Видно, скоро там разгорится междоусобная война! И Кейстуту вряд ли удастся удержать великокняжеский «стол»!
        - Да, горько это слышать!  - молвил, нахмурившись, великий князь Михаил.  - У Твери теперь нет надежного союзника! Некуда обратиться за защитой! Надо хотя бы задобрить нового ордынского царя Тохтамыша и побыстрей собрать для него серебро! Не дай Бог, разгневается, и тогда мы совсем пропадем…

        ГЛАВА 10
        ГОСТЬ РОМАНА МОЛОДОГО

        - Салам тебе, славный мурза!  - весело сказал князь Роман, встречая своего старого приятеля Серкиз-бея, пришедшего к нему в терем.  - А почему ты без слуг и холопов? Неужели один?
        - Салам тебе, Ромэнэ!  - ответил седовласый татарин, улыбаясь.  - Я, в самом деле, один! Мне стало скучно сидеть в своем тереме и горевать по любимому сыну! У меня, правда, есть и другие дети, но я не могу забыть моего Темира!
        - У тебя был славный сын, брат мой!  - кивнул головой Роман Михайлович, подавая знак гостю идти с ним наверх.  - Я видел его силу и мужество! Славный Андрей отважно сражался в самом пекле! Царствие ему небесное! Теперь он обрел бессмертие и попал к самому Господу! Это благо, что он успел принять христианство!
        - Но я решил не менять свою веру!  - тихо молвил Серкиз-бей.  - Я не хочу терять свое имя, данное батюшкой! Разве принесла эта вера счастье моему сыну? Вот назвали его Андреем…Но это имя не спасло его от жестокой смерти! Пусть он погиб на поле битвы, а не на теплом топчане, но все-таки очень рано…
        - А я слышал, что ты крестился,  - вскинул голову князь Роман,  - и принял имя «Иван»! Неужели это неправда?
        - Конечно, неправда!  - усмехнулся Серкиз-бей.  - Так меня называет только один Дэмитрэ, наш главный коназ! А что мне с того? Пусть себе называет, как ему нравится…
        Так, разговаривая по-татарски, они поднялись по лестнице и подошли к первой двери освещенного настенными свечами простенка. За князем и его гостем шли «княжие люди», готовые в одно мгновение исполнить приказание своего господина.
        Открыв дверь в просторную гостевую светлицу, где на крашеном полу не было ковров, а на стенах - никаких украшений, князь пригласил своего гостя сесть в большое черное кресло, стоявшее у окна, а сам повернулся лицом к слугам.  - Вот что, Бобко,  - обратился он к своему дворецкому,  - сходи-ка к Живко, моему банному человеку, и передай ему срочный приказ. Пусть он подготовит баньку и жарко ее истопит! Надо привести туда и всех моих банных девиц, чтобы они доставили радость мне и моему знатному гостю! И принесите туда доброго пива, кваса и прочих напитков, чтобы мы могли утолить жажду! Понял?
        - Слушаюсь, батюшка князь!  - вскричал, сверкая очами, слуга.  - Я все понял!
        - А сейчас распорядись, чтобы сюда принесли стол, доброго греческого вина и хороших закусок!  - прибавил, немного подумав, князь.  - А когда банька будет готова, ты сразу же доложи, чтобы мы со славным князем могли достойно отдохнуть душой и телом! И пусть сюда придет наша прелестная татарочка Дарья. Но чтобы она была легко одета: в одном сарафане! И пригони сюда девок с татарскими гуслями, чтобы развлекали нашего гостя!
        Слуга убежал. Князь подошел к своему гостю и уселся рядом с ним в такое же черное кресло. Довольно скоро в светлицу вошли двое слуг, несших небольшой, сделанный из дуба, стол. Поставив стол перед князем и Серкиз-беем, они низко поклонились и, повернувшись к двери, выбежали вон. Вслед за ними явился слуга с большим плотным свертком. Он также низко поклонился «преважным людям» и развернул перед ними большую белоснежную скатерть, вытканную из льна. Стоило ему только застелить ею стол, как в светлицу один за другим вбежали прочие слуги, несшие подносы с едой. Их было так много, что Серкиз-бей зажмурил глаза.  - Вон сколько у тебя рабов, Ромэнэ!  - сказал он, чувствуя аромат принесенных блюд и причмокивая от удовольствия губами.  - Аж в глазах замелькало! Вот тебе, что значит скорая старость!
        - Рановато тебе, славный Серкиз-бей, говорить о старости!  - усмехнулся Роман Михайлович.  - Ты же ровесник мне…Тебе ведь пять десятков или немного больше…Не так ли?
        - Так, Ромэнэ,  - кивнул головой Серкиз-бей,  - однако и этого достаточно…Разве ты не чувствуешь по утрам тяжесть в ногах и какой-то комок в груди?
        - Мы сейчас сходим в мою брянскую баньку,  - махнул рукой князь Роман,  - и ты увидишь, как с твоих плеч спадет великая тяжесть!
        - Я ни разу не был в твоей банькэ, Ромэнэ!  - развел руки знатный гость.  - Неужели она может дать мне лекарство от старости? Любопытно…
        - Еще как даст!  - уверенно сказал князь.  - Вот мы отведаем с тобой доброго винца, посидим немного в баньке, а потом хорошо пообедаем. И тогда ты увидишь пользу от этого! Что может быть лучше зимой кроме баньки и задушевных разговоров за хмельной чаркой?
        Неожиданно из простенка донеслись звуки замысловатой восточной музыки, и в светлицу вошли три девушки восточной внешности. Все прочие слуги, выученные княжескими людьми, немедленно покинули помещение, захлопнув дверь. Одна из девушек, невысокая, с немного раскосыми глазами и густыми, длинными, едва ли не до пояса, волосами, сбросив с себя обыденный домотканый сарафан и теплые мягкие тапочки, оказалась в прозрачном коротком платьице, сквозь которое были видны ее небольшие, но твердые, округлые груди с ярко-алыми сосками, темный треугольник между ног и сами стройные, смуглые, маленькие босые ножки.  - Кто эта кызым?  - спросил часто задышавший Серкиз-бей.  - Неужели татарка?
        - Татарка, славный мурза!  - кивнул головой Роман Михайлович.  - Мои воины добыли ее в татарском обозе! Еще после битвы на Воже! Мы тогда взяли много красивых девиц! Есть и захваченные в обозе Мамая! Пока их не за что хвалить! Совсем не умеют правильно ублажать мужей и до сих пор не научились работать в баньке! Но ничего! Со временем все наладится!
        - А ты познал эту девицу?  - указал пальцем на стоявшую перед ними татарку Серкиз-бей.  - Она такая красивая!
        - Познал, славный мурза!  - молвил князь Роман.  - И не раз! Она - хорошая женка и любит сильного мужа! Она будет твоей, если пожелаешь!
        - Ты всегда был хорошим кунаком, Ромэнэ!  - радостно воскликнул Серкиз-бей.  - Я с великим удовольствием возьму эту девицу! Благодарю тебя! Рахмат!
        - Давай-ка, Дарья, танцуй!  - приказал, бросив сердитый взгляд на девушку, бывший брянский князь.  - Мы уже давно слышим звуки татарских гуслей, а ты стоишь, как будто познанная толпой всех моих воинов! Давай же!
        Девушка, выслушав татарскую речь, бросила на князя гневный взгляд и, раздувая от возмущения ноздри, начала грациозно танцевать, прыгая, поднимая руки и кружась перед столом, уставленным богатыми яствами и кувшинами с винами.
        - А теперь давай-ка, мой старый друг, выпьем винца за наше здоровье!  - сказал, поднимая большой серебряный кубок с греческим вином, князь Роман.  - Пусть же мы проживем долгие годы в покое и здоровье!
        - За здоровье и благо наших детей!  - поднял золоченый кубок знатный татарин.  - Пусть же дети добьются ратной славы и несметных богатств!
        Они опрокинули бокалы и принялись за еду.
        - У тебя отменная баранина, Ромэнэ! От нее идет такой дивный дух!  - молвил пожилой татарин, искоса поглядывая на танцующую девушку, стараясь увидеть самые сокровенные ее места.  - И девица очень хороша!
        - Она теперь - твоя, славный Серкиз!  - пробормотал Роман Михайлович, поглощая копченую лебединую грудку.  - Отведай же, славный мурза, печеной медвежатины! Это - лучшее брянское яство!
        - Отведаю, Ромэнэ!  - весело ответил Серкиз-бей, хватая ладонью правой руки хорошо прожаренный кусок мяса.  - Как вкусно!
        - Так, брат, всегда готовили медвежатину в моем Брянске!  - гордо поднял голову князь Роман.  - Мой сын Дмитрий очень любит это блюдо!
        - Я знаю твоего сына!  - улыбнулся Серкиз-бей.  - Я не раз встречался с ним здесь, в Москве! Он хорошо держится в седле! Видна твоя наука! А почему твой Дэмитрэ не ходил на Куликэ? Он мог бы испытать свою силу в той жестокой битве?
        - Великий князь назначил моего сына помощником боярина Федора Андреича, отвечавшего за порядок в Москве,  - сказал Роман Михайлович, грустно улыбаясь.  - Там ведь остался только один Запасной полк! Кому-то же надо было хранить столицу? Отряд моего Дмитрия состоял из одних безусых отроков…Время было суровое…Ведь все лучшие дружинники ушли на Мамая!
        - А почему бы не позвать сюда твоего сына?  - буркнул слегка захмелевший Серкиз-бей.  - Пусть бы выпил с нами сладкого винца и пощупал красивых девиц!
        - Нечего ему здесь делать, брат!  - резко возразил Роман Молодой.  - Такое вольное дело подходит только умудренным жизнью старцам, но не юношам! Разве ты водил своего сына Темира, или Андрея, в терем славного Тютчи? Я не хочу никакого стеснения, ибо молодым людям всегда скучно с почтенными людьми…Ну, а теперь пусть все девицы идут в свою светлицу, а мы пригубим еще винца и пойдем в баньку! Эй, девицы!  - распорядился он, привстав в кресле.  - Можете идти! А ты, Дарья, собирайся в баньку!
        Как только девушки ушли, в гостевую светлицу вошел княжеский дворецкий. Низко поклонившись с самого порога, он произнес:  - Славный князь! Банька ждет тебя! Мы приготовили все так, как ты приказал! Банька жарко натоплена, а все банные девицы готовы к работе!
        - Ну, тогда с Господом!  - весело сказал князь Роман, вставая.  - Пошли же, славный Серкиз, ты, наконец, увидишь мою баньку! Тулупы нам не нужны: отсюда есть проход прямо в натопленное помещение!
        Они прошли по простенку, спустились по ступенькам вниз, а потом двинулись через длинный темный коридор в сторону бани.
        Впереди шел дворецкий Бобко, державший в руке толстую свечу. Подойдя к небольшой дубовой двери, он остановился и пропустил вперед князя с гостем.  - Иди же, мой господин!  - услужливо сказал он, толкая рукой дверь.  - А я подожду тебя здесь!
        Как только дверь распахнулась, в ноздри вошедших ударил густой терпкий запах березового и дубового листа.  - Хорошо!  - засмеялся князь, слыша, как слуга закрыл за ними дверь.  - Ну, а теперь пошли раздеваться!
        В этот миг из соседней, смежной с раздевалкой комнаты, откуда шел горячий пар, выбежали четыре раскрасневшихся обнаженных девушки.  - Какая радость!  - вскричал знатный татарин, жадно осматривая красивых рослых девиц.  - Вот это зады! А груди у них небольшие! Это как раз по моему вкусу! Вот уж угодил ты мне, коназ Ромэнэ!
        Девушки между тем, приблизившись к князю и его гостю, осторожно, стараясь не причинить им неудобств, сняли с них всю одежду.  - Ох! Ах!  - кряхтел Серкиз-бей, когда они касались своими жаркими телами его вспотевшего от волнения тела.  - А теперь - идите же!  - сказала светлая стройная девица.  - Вам надо немного попариться!
        - Ладно, Юлка,  - усмехнулся князь,  - еще успеем! А где же красавица Дарья?
        - Там, в парилке!  - буркнула белокурая Юлка.  - Она пришла злая и все еще не отойдет!
        - Нечего мне тут проявлять свой нрав!  - громко сказал в сердцах князь.  - Иди же и поговори с ней! Пусть немедленно ляжет под моего знатного гостя!  - он указал рукой на Серкиз-бея.  - А если покажет своеволие, тогда отведает моего длинника! Поняла?
        - Поняла, батюшка князь!  - вздохнула Юлка.  - Не сердись, мы сейчас же уломаем строптивицу! Эй, Милка, Тайна и Чарка!  - крикнула она, повернувшись к девушкам.  - Пошли-ка ублажать наших дорогих и любимых людей!  - И они устремились в другую комнату. Князь со своим гостем пошли за ними.
        В следующем помещении они увидели стоявшие у бревенчатых стен бочки с водой и две длинные скамьи, на одной из которых сидела обнаженная татарка Дарья. Юлка, видимо старшая банщица, что-то ей сказала и та встала, разглядывая голых мужчин.
        - Ох, Ромэнэ!  - вскричал Серкиз-бей, глядя на черный треугольник внизу живота девушки.  - Нет сил терпеть это! Вот так банька! Я хочу эту кызым, славный коназ, и ничего не могу поделать!
        Светловолосые девушки, стоявшие напротив знатного татарина, весело засмеялись.
        - Нечего упрямиться, Дарья!  - буркнула Юлка, глядя на заветное место пожилого гостя.  - Неужели тебе не нравится его дрын? Он достаточно большой! Это могучий муж! Иди же! Он ваших, татарских, кровей!
        Дарья нехотя приблизилась к старому татарину, но увидев его желание и страстную готовность, смирилась.  - Айда же, батур!  - сказала она, прижимаясь к Серкиз-бею.  - А теперь люби меня всей своей могучей силой!
        - Рахмат тебе, славная кызым!  - тяжело задышал татарский князь, хватая девушку и укладывая ее на скамью.  - Ах, как приятно!
        Глядя на это, не выдержал и князь Роман.  - Ну-ка, Юлка, иди же ко мне!  - крикнул он хриплым от возбуждения голосом, ложась на скамью.  - Мне так хочется сегодня познать тебя!
        После парилки и мытья князь с Серкиз-беем вернулись в гостевую светлицу и продолжили пир.
        - Ну, как тебе, славный мурза, моя брянская банька?  - спросил, отпивая из кубка, князь Роман, как только они уселись в свои кресла.  - Ты чувствуешь легкость?
        - Да, во всем моем теле - превеликая легкость!  - ответил довольный Серкиз-бей.  - Особенно в моих чреслах! Я еще никогда так не радовался! Твои люди хорошо знают свое дело! Значит, Брэнэ - славный город, если там живут такие достойные люди!
        - Это правда, Серкиз,  - грустно молвил князь Роман.  - Но нас здесь не ценят ни московские бояре, ни сам великий князь Дмитрий. Обделяют во всем: и в подарках, и в жалованье, и даже в похвале! Если бы не наши боевые походы, у меня бы не было ни такой славной баньки, ни красных девиц, ни добрых яств…
        - Эх, брат, на всей земле нет справедливости!  - сочувственно пробормотал Серкиз-бей.  - И повсюду шастают доносчики! Я хочу поведать тебе одну тайну. Как-то я побывал в тереме самого главного коназа Дэмитрэ и выпил с его людьми несколько чарок вина! А потому как я плохо говорю на языке урусов, они подумали, что я совсем не понимаю их речь и свободно обсуждали свои тайны. Так вот. Они сказали, что Дэмитрэ не должен тебе верить! Кто-то якобы видел, что Иванэ, сын покойного тысяцкэ, казненный за измену, приходил в твою юрту за советом. Потом он взбунтовался и убежал к Мамаю…Но Дэмитрэ, как показалось, не проявил к этим словам интереса и промолчал! Это, конечно хорошо, что он не разгневался на тебя, но ведь не было и добрых слов…Поэтому, Ромэнэ, будь осторожен и не привечай у себя беспокойных людей! И будь готов ответить на любой вопрос Дэмитрэ о твоих отношениях с Иванэ!
        - Благодарю тебя, Серкиз!  - кивнул головой князь Роман, чувствуя, как его грудь наливается тяжестью.  - В самом деле, Москва переполнена доносчиками! Я вижу, что зря не стал сражаться за свою брянскую землю и легко примирился со своей злой участью! Лучше бы я сложил свою голову в жестокой битве, чем обрел бы на старости лет позор и бесчестье!

        ГЛАВА 11
        ЗАБОТЫ ДМИТРИЯ ОЛЬГЕРДОВИЧА

        Князь Дмитрий Брянский только что вернулся с охоты. Несмотря на то, что брянцы не очень любили охотиться в конце весны, князь, желая как-то отвлечься от тягостных дум, приказал своим людям подготовиться и выехать в заповедный лес. За последние годы он редко ходил на охоту, не в пример прежним брянским князьям. Дмитрий Ольгердович настолько часто выезжал из Брянска, ходил в дальние военные походы, что уже позабыл, когда «когда бивал дикого зверя». Его супруга, княгиня Ольга, окруженная боярскими женами, тихо скучала в своем тереме, ожидая супруга из очередного похода. Однако она не роптала, воспитанная в уверенности, что «все ратные мужи ходят на сторону». В самом деле, Дмитрий Ольгердович имел немало возлюбленных и почти не уделял внимания своей супруге. В последние годы они встречались только за обеденным столом. Утром князь принимал пищу в обществе своей ключницы Шумки, родившей ему сына и двух дочерей, или очередной «банной девицы».
        «Банными девицами» называли за глаза всех княжеских любовниц, обитавших в его «охотничьем тереме». Они достались князю как военная добыча во время походов или сами добровольно, по приглашению княжеских слуг, поселились у него.
        Однако брянский князь любил больше всех немного располневшую, но все еще не утратившую привлекательность сорокапятилетнюю Шумку. В отличие от его супруги, оказавшейся бездетной, Шумка, доставшаяся ему от своего предшественника, неожиданно, уже в зрелом возрасте, первый раз забеременела и, наконец, родила рослого здорового мальчика. Княжеского сына назвали Андреем, но поскольку он родился вне брака, князь не мог назвать его своим законным сыном, однако, пренебрегая «наставительными словами» бояр и владыки, усыновил его, «как жалкого сиротку». Это очень уязвило тогда княгиню, она горько плакала в своем уединении, но ни слугам, ни боярыням своих чувств не открыла. Когда же Шумка последовательно родила и дочерей, обиженная женщина пожаловалась на супруга епископу Григорию. Последний был вынужден побеседовать с князем с глазу на глаз и посоветовал ему «не обижать свою добрую супругу и не привечать греховных девиц». Князь Дмитрий согласился со словами владыки и, к радости своей жены, пожил с ней вместе, «как в молодые годы». Но это продолжалось недолго. Вернувшись домой после битвы на Куликовом поле,
брянский князь провел первую ночь в объятиях своей любимой Шумки, а княгиню посетил только через несколько дней. Опять последовала жалоба его супруги брянскому и черниговскому епископу, который вновь поучил князя «праведной жизни». Жалобы княгини и нравоучения владыки рассердили Дмитрия Ольгердовича, и он, создавая лишь видимость супружеского мира, тайно продолжал свою прежнюю связь с любовницами, однако пребывал в состоянии беспокойства. Его мучили совесть и чувство вины перед женой и церковью. В довершение ко всему, брянский князь поссорился со своим дядей Кейстутом, ставшим к тому времени великим литовским князем, из-за того, что не захотел участвовать в его военных походах. Еще изначально, когда Кейстут Гедиминович готовился к свержению племянника Ягайло и захвату Вильно, Дмитрий Брянский не поддержал его. Когда к нему в Брянск приехал посланец Кейстута с требованием присоединиться к его войску, Дмитрий Ольгердович решительно и твердо отказался. Он помнил сражение под Любутском, а потом - вынужденное «трубчевское сидение»  - и не хотел новых неприятностей.  - Там мой славный дядя помирится с
Ягайлой, а я окажусь виноватым во всем! Нет, я на такое не пойду!  - сказал он гонцу. Разгневанный Кейстут решил наказать своего племянника и объявил о подготовке похода на Брянск. Но Дмитрий Ольгердович не испугался.  - Пусть только сунется!  - сказал он на очередном боярском совете.  - Тогда узнает, что такое осаждать неприступный город! Это ему не жалкий Любутск, а грозный, «бранный» город, названный так мудрыми людьми! И я - не Роман Молодой, страдающий совестью и набожностью, чтобы отдать свой город и удел без всякой борьбы! Если бы он тогда стал защищаться, никто бы его не одолел! Я недавно осмотрел городские стены, глубокие овраги, дремучие леса с болотами и с радостью подумал, что врагу к Брянску не подступиться!
        Однако, несмотря на смелые слова и внешнюю беззаботность, князь Дмитрий все же опасался прихода большого литовского войска и не хотел урона своей земле.
        Вот почему он отправился на охоту в такое неудобное время, не желая оставаться наедине со своими любопытными и болтливыми боярами, постоянно поднимавшими на обсуждение возможную литовскую угрозу. Охота, как и предполагали, оказалась не особенно добычливой: забили лишь одного лося. И хотя в заповедном лесу очень редко появлялись «злоумышленники» (княжеские лесники внимательно следили за порядком), зверя в это время было мало. Зайцы, правда, иногда перебегали через поляны и пролески, но их не трогали. Безуспешно проблуждав от одной опустевшей медвежьей берлоги до многих других, князь со своими охотниками уже собирался в обратный путь, как вдруг неожиданно прямо на него выскочил огромный лось.  - Вот удача!  - пробормотал князь и, выхватив из рук престарелого Безсона Коржевича рогатину, бросился вперед.
        - Крак!  - треснуло древко вонзившегося в тело зверя оружия, и лось, получив смертельный удар, рухнул набок. Еще мгновение - и один из охотников, подбежав к бившемуся в судорогах смерти сохатому, перерезал ему горло. Все было проделано так быстро и ловко, почти бесшумно, что «знатный охотник» Безсон Коржевич не мог не высказать своего восхищения.  - Теперь я вижу, что ты, княже, не только великий воин, но и славный охотник! Значит, ратное дело приносит пользу и на охоте!
        Польщенный таким славословием от скупого на похвалы, сурового старика, брянский князь весело выходил на лесную дорогу, где стояли охраняемые слугами кони и телеги и, улыбаясь, давал советы своим людям, протащившим через кустарник тушу убитого лося, как погружать добычу на телегу.
        В крепость он въехал как победитель и сразу же спросил попавшегося ему на пути начальника стражи Белько Шульговича, «нет ли людей из далекой Литвы».
        - Есть! Есть, князь батюшка!  - весело ответил тот.  - Там, в охотничьем тереме, засел литовский посланец! Он ждет тебя!
        - Давно он тут пребывает?  - спросил взволнованный князь выскочившего ему навстречу огнищанина Олега Коротевича.  - Вы покормили его?
        - Покормили, батюшка князь,  - ответил огнищанин.  - И он уже давно здесь. Не успел ты отъехать на охоту, как он тут же объявился! Ты лучше пообедай, а потом уже встретишься с ним.
        - Ты прав, Олег,  - пробормотал князь.  - Пойду-ка я в терем княгини, где и приму пищу…Нечего спешить! Вести не будут радостными! Думаю, что надо ждать вражеское войско! Есть ли сведения от наших дозоров?
        - Нет, княже!  - громко сказал Олег Коротевич.  - Поэтому не волнуйся и думай только о здоровье! Не обращай внимания на гнев литовского князя! Наши люди никого не боятся! Мы дадим отпор любому врагу!
        Княгиня Ольга, сильно постаревшая за последние годы, очень обрадовалась, когда ее муж прибыл к их семейному столу как раз, когда она собиралась обедать.
        - Садись, мой славный Дмитрий!  - весело сказала она.  - Я тебя совсем не ждала! Сейчас отдам нужные распоряжения!
        Князь молча жевал, искоса поглядывая на улыбавшуюся супругу, и видел в ее глазах тревогу. Такое близкое некогда лицо княгини, нежные морщинки у глаз и седина в висках вызвали у него жалость.  - Я мучаю супругу, и сам мучаюсь!  - подумал он.  - И нет конца этому!
        - Только что приехал посланец от Кейстута,  - пробормотал он, чувствуя неловкостью.  - Видно, будет война!
        - Я слышала о нем, мой милый супруг,  - сказала своим нежным грудным голосом княгиня, и князь почувствовал, что он все-таки любит ее!
        - Тогда я пошел к этому нежданному гостю,  - пробормотал он, краснея и морщась.
        - Иди же, мой любимый!  - кивнула головой княгиня, и в уголках ее прекрасных голубых глаз показались слезы.  - Мне ждать тебя к вечеру?
        - Жди, матушка!  - вздохнул князь Дмитрий.  - Сегодня мы будем спать вместе!
        Литовский гонец тем временем сидел на скамье в думной светлице «охотничьего» терема рядом с епископом Григорием и беседовал с ним. Они так увлеклись, что не заметили тихо вошедшего князя. Тот приблизился к владыке и подставил голову ему под благословение.  - Да благословит тебя Господь!  - невозмутимо сказал владыка, увидев князя, и перекрестил его. Молодой литовец, одетый в легкий, польского покроя, кафтан темно-серого цвета, резко подскочил и низко поклонился князю.  - Здравствуй, славный князь!  - сказал он на хорошем русском языке.  - Великий князь Ягайло передает тебе привет и добрые пожелания!
        - Это ты, Данутас!  - буркнул, встревожась, Дмитрий Ольгердович.  - Ты превратился в зрелого мужа! И почему от Ягайлы, как от великого князя? Неужели мой дядька Кейстутас возвратил ему «стол»?
        - Больше нет великого князя Кейстутаса, княже!  - тихо сказал молодой литовец.  - Твой дядька убит!
        - Где?! Как?!  - вскричал брянский князь, подбегая к своему креслу и усаживаясь в него.  - Говори же мне всю правду! Не скрывай ничего! Мы же с тобой старые знакомцы! Пусть ты еще молод, но все же честь у тебя есть!
        - Я все расскажу, как на духу!  - перекрестился литовский гонец.  - Пусть мой господин Ягайло не гневается, но я ничего не буду утаивать!
        И он подробно рассказал обо всем, что знал.
        Оказывается, великий князь Кейстут собрал большое войско для похода на Дмитрия Ольгердовича, но Ягайло на его вызов не пришел. Вместо этого он, подстрекаемый вдовой покойного Ольгерда Ульяной и ее дочерью, потерявшей мужа Войтылу, повешенного Кейстутом, воспользовавшись отсутствием последнего в столице, занял своими войсками Вильно. Получив помощь от немцев, Ягайло пошел дальше и захватил Троки. Кейстут, узнав о действиях своего непостоянного племянника, выступил вместе с сыном Витовтом в поход и, окружив Троки, потребовал от местного воеводы сдачи или «жестокой брани». Вскоре Ягайло подошел со своими немецкими союзниками к городу, но воевать не решился. Он послал в стан Витовта брата-союзника Скиригайло, и тот предложил заключить мир на выгодных для Кейстута условиях, поклявшись от имени Ягайло, что если Кейстут с сыном явятся в его лагерь, им будет обеспечена полная безопасность. Те поверили словам своих родственников и доверчиво прибыли в стан Ягайло. Но тот, не долго думая, схватил их и объявил своими пленниками. Кейстута отвезли во враждебный ему городок Крево, поместили в темницу и через
несколько дней удавили. А Витовта, пытавшегося сопротивляться, так избили, что он заболел и слег. Его также отвезли в Крево, но поместили в одном из домов под охраной. Выздоровев, Витовт продолжал притворяться больным, с трудом ходил и вынашивал план побега. В конечном счете, ему это удалось и, бросив во враждебном городе свою несчастную жену Анну, он, переодетый в платье служанки, бежал в Мазовию, а оттуда направился к немцам - просить военной помощи против Ягайло.  - Надо же! До чего докатился Витовт! Он предает родную Литву!  - сказал в заключение Данутас.  - А Ягайло прислал меня сюда, чтобы уведомить тебя о гибели нашего общего врага Кейстутаса. Он также просил передать, чтобы ты не вмешивался в эти мятежные дела и спокойно проживал в своем законном уделе! Теперь у нас один господин - великий князь Ягайло! Ты должен подчиняться его воле и честно соблюдать отцовское завещание!
        - Вот как, Данутас,  - пробормотал потрясенный услышанным Дмитрий Ольгердович,  - получается, как говорят мои брянцы, «с жару да в полымя»! Не успел ты сообщить мне, что исчезла угроза от Кейстутаса, как тут же говоришь «о воле» молодого Ягайлы! Нет нам покоя, да и не будет!

        ГЛАВА 12
        СОЖЖЕНИЕ МОСКВЫ

        Князь Роман Михайлович с сыном Дмитрием молча объезжали страшные руины. В воздухе стоял едкий запах гари и гниющих трупов. От этого смрада кружилась голова, и даже не помогал свежий сентябрьский ветер.  - Господи, помоги нам, твоим несчастным рабам, пережить такое горе!  - думал князь Роман, искоса поглядывая на плакавшего сына. За спинами князей рыдали их дружинники.  - Это что же происходит?!  - бормотал, обхватив руками голову, княжеский воевода Светолик Владович.  - За что нам такая жестокая кара?!
        - Это случилось не по воле Господа!  - повернулся к воинам князь Роман.  - Господь так не наказывает! Все это идет от лукавого! Разве вы не знаете, как набожны и великий князь, и все москвичи? Наш Господь - добр и справедлив! Нет, нам не понять этого!
        - Вот лютые звери!  - простонал боярин Ослябя Иванович, глядя на изуродованные трупы москвичей, разбросанные по всему городу.  - Не сумели показать свое мужество и правду в честном сражении, так отыгрались на беззащитных женках и детях!
        Они подъехали к груде окровавленных, посиневших женских тел с разрубленными животами, отсеченными грудями, изодранными и изрезанными телами. Ужасное зрелище поразило даже воинов, видавших кровь и жестокость сражений. Многие закрывали глаза, отворачивались, прижимали к лицам извлеченные из-за пазухи тряпицы. Вот неподалеку лежал, раскинув ноги, распухший труп пятилетнего ребенка со вспоротым животом и выпученными от боли и ужаса глазами. Рядом с ним была обезглавленная, превращенная в кровавое месиво, по-видимому, его несчастная мать.
        - Вот какие ироды, проклятые нелюди!  - бормотал Роман Михайлович, оглядывая страшное пепелище. От Кремля остались только черные, закопченные стены из некогда белого камня, с обугленными местами бревнами да две-три почерневших от сажи и пепла церкви. Ни терема великого князя, некогда царственно возвышавшегося над городом, ни теремов прочих князей и бояр не было. Как будто они растаяли, как снежные глыбы!
        Князья с дружиной подъехали к тому месту, где стояли дома их усадьбы, и увидели лишь кучи золы и пепла.  - Ладно, хоть успел вывезти семью и челядь!  - подумал вслух князь Роман.  - Пусть пока сидят в Костроме! Нечего им видеть такую страшную беду!
        - Что теперь делать, батюшка?  - спросил князь Дмитрий, вытирая ладонью слезы.  - Надо же собрать всю чернь, чтобы похоронить несчастных! И почему этого не сделали до сих пор? Не дай Бог, начнется поветрие из-за такого тления!
        - Некому, сынок, погребать убитых,  - грустно молвил князь Роман.  - Здесь неподалеку стояли татары, и все, кто мог, разбежались…Теперь надо искать уцелевших москвичей и наводить порядок на этих руинах! Ты же видишь, нашей славной Москвы больше нет! Да, нелегка наша служба у славного Дмитрия! Видишь, какие у нас молодые бояре! Мои лучшие воины сложили головы в жестоких битвах во славу Москвы! Нет ни славного Ивана Будимирыча, ни Вадима Жданыча, ни молодого Пересвета! Сбылись слова святого и мудрого старца Сергия! Мы теряем и брата богатыря Пересвета, могучего Ослябю. Он уцелел в той жестокой битве, но так опечалился, что решил уйти в монахи! Я пока уговорил его остаться в дружине, но разве удержишь молодца? Тает моя дружина, погибают верные бояре…Скоро мы совсем осиротеем без лучших людей…Потребуется немало времени, чтобы наши молодые люди стали добрыми воинами и меткими лучниками…Однако будет! К чему эти горькие слова? Пора заниматься делами и возрождать мертвый город! Поехали же к славному Владимиру Андреичу! Будем что-то решать!
        Князь Владимир Серпуховский сидел в это время на скамье в своем шатре, установленном его ловкими слугами прямо возле сожженных татарами кремлевских ворот, от которых остались только одни обгоревшие петли, и молча слушал стоявшего перед ним монаха в изорванной грязной рясе, который подробно рассказывал ему, как очевидец, о случившейся беде. Несчастный «Божий слуга» спасся только чудом. Когда татары ворвались в город, он упал, оглушенный ударом кривого татарского меча, но вражеский клинок скользнул по его черепу, и, содрав кожу со лба, застрял в рясе. Татарин вырвал из одежды монаха свое оружие и поскакал дальше, неся смерть. Так и пролежал почти без сознания старец Василий, а утром, когда увидел, что татар в городе нет, выполз из города и с трудом добрался до ближайшего леса.
        Князь Роман с сыном вошли в шатер как раз в то время, когда монах, волнуясь и плача, рассказывал о начале жестокой осады. Князь Владимир, увидев их, сделал знак рукой, чтобы они молчали, и указал на свою скамью. Те, кивнув головами, тихо уселись рядом с ним и стали внимательно слушать.
        Вряд ли кто мог представить, что татары после жестокого поражения в битве на Куликовом поле сумеют так легко оправиться и вновь разорить русскую землю! Да и сами они не очень-то верили в успех. Еще год тому назад хан Тохтамыш послал в Москву своих верных людей во главе с мурзой Акходжой. Но их отряд из семисот человек дошел лишь до Нижнего Новгорода и повернул назад, отправив в сторону Москвы нескольких посланцев. Но и они, пройдя немного, вернулись домой, «устрашившись гнева великого князя». Хан Тохтамыш, видя, что его воины боятся даже слова «Москва» и, понимая, что теряет «вечного данника», послал своих гонцов во все концы бескрайней степи, собирая огромное войско. Он знал, что только большое численное превосходство может привести к успеху и развеять страх у его воинов перед «непобедимым Дэмитрэ».
        Однако великий князь Дмитрий Московский изначально проявил «добрую волю» по отношению к хану Тохтамышу, получил от него ярлык, выплатив «выход» в размере, установленном по договоренности еще с Мамаем, прислал в Сарай богатые дары и ничем не провинился перед ним. Начинать в это время военные действия с Москвой означало проявить вероломство! Но, как известно, в отношениях с русскими никто не выбирает средств! И Тохтамыш отдал приказ перебить русских купцов в ближайших городах. Особенно жестоко татары расправились с ними в Казани, перерезав поголовно всех и захватив купеческие товары.
        В конце лета 1382 года полчища Тохтамыша тайно перешли Волгу и, стремительно двигаясь вперед, убивая на своем пути всех, кто мог бы сообщить об их набеге, ворвались в пределы рязанского удела. Здесь в стан Тохтамыша явились сыновья великого нижегородского князя Дмитрия Константиновича, Василий и Симеон, изъявившие свою преданность хану и готовность «служить ему до самой смерти». Вскоре туда прибыл и великий рязанский князь Олег Иванович с богатыми дарами, уверениями в своей преданности и просьбой «не разорять рязанскую землю». Тохтамыш ничего ему не пообещал, но лишь воспользовался его помощью: перейдя Оку через броды, показанные рязанцами, он вторгся в пределы Московской Руси.
        Великий князь Дмитрий Иванович поздно узнал о вражеском нашествии. Первоначально он хотел собрать все имевшиеся под рукой силы и пойти навстречу татарам. Однако московские бояре и служилые князья отговорили его на совете от поспешных действий.  - У нас нет сил и времени на достойное сопротивление!  - выразил тогда общее мнение Иван Родионович Квашня.  - Пока мы соберем даже небольшое войско, татары уже будут здесь, как «алчные волки»! А тогда ты, великий князь, потеряешь не только город и своих лучших людей, но и собственную жизнь! А это - гибель нашей земли! Что мы без тебя, великий князь? А простолюдинов всегда хватит! Нам надо уходить! И немедленно!
        Великий князь, прислушавшись к боярским советам, немедленно выехал на север, оставив в городе и семью, и «богатую казну». Сначала он прибыл в Переяславль, а потом уехал в Кострому, откуда послал своих людей «по всем городам»  - «собирать превеликое воинство». Вслед за ним из Москвы потянулись и «лучшие люди».
        Между тем татары, сжигая на своем пути деревни и села, захватили и разорили Серпухов. Они были уже совсем близко от Москвы, когда там начались беспорядки. Горожане были возмущены уходом великого князя и бояр, считая, что те бросили свою столицу на произвол судьбы. Одни горожане хотели бежать из города, другие - защищаться. В конце концов, победили последние и, ограбив дома бежавшей знати, захватив оружие из складов великого князя, они решили «отсидеться за белокаменными стенами и отбить вражеский приступ». Решительные москвичи запретили всем выезжать из города, «чтобы встретить общую судьбу»! С «превеликим трудом» удалось покинуть город лишь митрополиту Киприану, жене великого князя Евдокии с детьми и некоторым боярам. В ответ на их уход разъяренные москвичи осыпали бранью митрополичий поезд и разграбили «церковный причт». Мятеж затих лишь тогда, когда в город прибыл служилый московский князь-литовец Остей, сын одного из давно умерших сыновей Ольгерда Литовского, поспешно присланный Дмитрием Ивановичем. Он, не обладавший ни собственным уделом, ни богатым имуществом, добровольно вызвался защищать
брошенный на произвол судьбы город. С его приездом москвичи успокоились, почувствовали уверенность в своих силах и стали готовиться к обороне.
        Тохтамыш появился под городом 23 августа. Его люди подскакали к кремлевским стенам и спросили:  - Здесь ли коназ Дэмитрэ?
        - Его нет!  - выкрикнули со стен горожане.  - Он ушел за большим войском и скоро вернется!
        Озадаченные татары объехали переполненный горожанами Кремль, обстреляли со всех сторон стены, и, понадеявшись, что они достаточно устрашили москвичей, отошли, став лагерем. Многие горожане, в самом деле, сильно испугались татар. Они весь день и ночь слезно молились, прося Бога отвести от несчастного города угрозу и спасти их жизни. Но были и такие москвичи, которые, привыкнув к тяжелой жизни еще до вражеского нашествия, нашли радость в своем нынешнем положении. Они разграбили боярские терема, добыли из погребов знати бочонки с хмельными напитками и, напившись, стали «творить непотребство», выкрикивая с крепостных стен непристойные слова и громко распевая песни. Один из них так выразил свое отношение к происходившему:  - Мы не боимся поганых татар, потому как наш город велик и крепок! У него - каменные стены и железные ворота! А враги долго не выдержат стоять под городом! Они знают, что внутри города - настоящие бойцы, а за его пределами - князья с большим войском!
        Были и такие смельчаки, которые влезали на стены, выкрикивали в адрес татар оскорбительные слова, показывали им «свои срамные уды» и кидались во врагов нечистотами с криками:  - Берите все это и несите своему царю!
        Наутро враги попытались начать «жестокий приступ». Первоначально они осыпали крепость тучей стрел, а затем приблизились к стенам с длинными лестницами. Их лучники стреляли довольно метко, сбивая засевших на стенах защитников, но те отчаянно отбивались, и на смену погибавшим москвичам приходили новые люди, сражавшиеся все лучше и лучше. Защитники Москвы лили на головы врагов кипяток и расплавленную смолу, сбрасывали камни, стреляли из пушек, распугивая вражескую конницу. А некий суконщик Адам так метко выстрелил из лука со стороны Фроловских ворот, что поразил любимого ханского мурзу, по которому Тохтамыш потом долго сокрушался.
        Три дня татары безуспешно метались у стен московского Кремля и уже отчаялись взять крепость, как вдруг ханскому мурзе Акходже, презиравшему русских, пришла в голову неожиданная мысль, которой он поделился с ханом.  - Разве ты не знаешь, государь,  - сказал он,  - о глупости русских? Ты же видел, как они прилюдно обнажали свой срам и выкрикивали дурацкие слова? Эти люди - настоящие дурачки! И почему бы не обмануть их? Ты пообещай им жизнь и свободу за малый выкуп и скажи, что мы, получив их мзду, сразу же уйдем в Орду! Эти глупцы, конечно же, поверят твоим словам и отворят ворота! А дальше - дело нехитрое! Мы перебьем их всех без жалости!
        Тохтамыш внял совету своего любимца. Утром 26 августа он собрал своих приближенных и приказал им послать людей к стенам Кремля «с предложением мира». Татарские мурзы вместе с русскими князьями Василием и Симеоном Дмитриевичами подъехали к кремлевским воротам и, приветливо махая руками, остановились у стен. Мурза Акходжа говорил по-татарски, а князья Василий и Симеон попеременно громко переводили его слова на русский язык.  - Слушайте, мудрые русские люди!  - кричали они.  - Наш государь добр и щедр! Он знает, что вы, люди его улуса, невиновны перед ним! Он хочет наказать только одного князя Дмитрия! Вас же ожидает его милость! Если вы с вашим князем встретите царя с честью, подадите ему небольшие подарки, он полюбуется вашим городом, осмотрит его и отъедет домой! Это я, знатный мурза Акходжа, дал такой совет государю, чтобы он пожалел вас и не наказывал!
        После перевода слов влиятельного татарина нижегородские князья поклялись от своего имени, что хан не причинит москвичам никакого зла.
        Эти слова вызвали у горожан ликование.  - Видите, как забздели поганые!  - кричали одни.  - Нынче в наших руках - сила!  - радовались другие.  - Нечего слушать этих сыроядцев и давать им подарки! Пусть возьмут себе дары силой!
        Но большинство москвичей, обнадеженных «льстивыми татарскими словами», хотели побыстрей избавиться от страха тяжелой осады.  - А почему бы не отделаться от царя «легкими подарками»? Разве нам жаль боярского серебра? Чай, не свое отдадим!
        Это мнение возобладало, его поддержали «старцы градские» и сам князь Остей.
        Вороты московского Кремля отворились, и к татарам вышла, возглавляемая самим князем, толпа знатных людей, несших богатые подарки. Враги пропустили в ханский стан московских посланников и неожиданно, прямо на глазах у ошеломленных москвичей, ворвались через распахнутые ворота в крепость. Пока они расправлялись с горожанами, стражники Тохтамыша, по его приказу, перебили всех пришедших к нему знатных москвичей, обезглавив, в первую очередь, князя Остея.
        - Так они перебили великое множество людей, а немногих увели в свой бусурманский плен!  - подвел итог своему рассказу монах Василий.  - Они также без жалости погубили всех «церковных людей», разграбили церкви, княжескую казну и прочее имущество, после чего подожгли город и предали жадному огню бесценные книги!
        - Мы видели следы их жестокости!  - сказал, смахнув слезу, князь Владимир Андреевич.  - Нет сомнения, что после этого Москва не скоро оправится! А теперь надо скорей похоронить несчастных горожан, ибо над городом витает тяжелый дух! К сожалению, мы пока не можем найти рабочих!
        - Надо бы пообещать народу хотя бы скромную мзду,  - покачал головой князь Роман,  - и объявить об этом в окрестностях города!
        - Правильно, княже,  - пробормотал старец Василий, поглаживая свою седую длинную бороду. Его лучистые синие глаза осветились внутренним огнем.  - Если вы не пожалеете серебра, я сам приведу сюда рабочих, и мы захороним тела несчастных!
        - А сколько надо?  - вопросил Владимир Андреевич.  - У нас совсем немного серебра, ведь вся казна попала в руки поганых!
        - Ну, хотя бы по рублю за восемь десятков покойников,  - тихо сказал монах.  - Но надо их пересчитать!
        - Хорошо,  - сказал, потупив взгляд, князь Владимир.  - Собирай людей, святой старец! Эта цена нас устраивает! И пусть идут сюда как можно быстрей! Ничего не пожалею! Иди же за ними!
        - Если бы не мы, Роман,  - сказал князь Владимир, как только монах вышел,  - татары бы стояли здесь до сих пор! Мы неплохо проучили их под Волоком!
        - Разве это была битва, брат?  - покачал головой князь Роман.  - Мы не успели ударить по татарам, как они разбежались, словно зайцы! Нам следовало дать им бой здесь, у кремлевских стен! Тогда бы Москва уцелела!
        - Иная малая победа стоит великой!  - грустно усмехнулся князь Владимир.  - Когда злобный Тохтамыш узнал о той скромной стычке, он сразу же бежал в свою мерзкую Орду! Я согласен, что мы должны были оставаться здесь и защищать город! Известно, что простонародье без мудрого князя и бояр неспособно ни к чему! Разве бы мы открыли врагу ворота? Для этого нужно быть глумными дурачками!
        - Что теперь говорить?  - пробормотал князь Роман и поглядел на сына.  - Если наш народ слаб на голову…Впрочем, хорошо, что мой Дмитрий, наконец, испытал себя в той стычке с татарами под Волоком!
        - Да, батюшка, я сам порешил двух здоровенных бусурман!  - молвил покрасневший от волнения Дмитрий Романович.  - Что поделаешь, если ты не пускаешь меня в войско? Это - мое первое сражение!
        - Слушайся своего батюшку, Дмитрий!  - наставительно сказал Владимир Андреевич.  - Славный Роман не даст тебе плохой совет! Твоя служба - важна и почетна! Разве нам не нужны мир и порядок? Поэтому покорно исполняй волю великого князя и не ропщи на своего батюшку…
        В это время в шатер вбежал рослый бородатый мужик, одетый в легкий кафтан княжеского слуги.
        - Славный князь!  - вскричал он, поднимая вверх руки.  - Неужели это правда, что ты заплатишь целый рубль за каждые восемь десятков покойников?! Разве ты не знаешь, что их слишком много?!
        - Сколько же их, Будан?  - поднял голову князь Владимир, вперив взгляд в своего дворецкого.  - Неужели посчитали?
        - Посчитали, и тот Божий человек попросил три сотни рублей!  - нахмурился Будан, взяв в кулак свою пышную окладистую бороду.  - Значит, их - три сотни по восемь десятков…
        - Это…два тумена и еще четыре сотни!  - вскричал, хватаясь за голову, князь Роман.  - Больше двух десятков тысяч! Да это же вся Москва! Страх Господень!

        ГЛАВА 13
        НЕЖДАННЫЕ ГОСТИ

        - Я очень рад видеть вас в моем Брянске!  - сказал, едва сдерживая тревогу, князь Дмитрий Ольгердович.  - Как поживает ваш великий князь Дмитрий Иванович? Я слышал о вашей беде и скорблю вместе с вами!
        - Да, славный князь, ему и не хорошо, и не плохо!  - грустно молвил молодой московский боярин Федор Андреевич Старко, внук татарского мурзы Серкиз-бея.  - Мы все никак не оправимся от царского погрома! Видишь, я привез с собой татарского посла Абдул-мурзу! Нам не до веселых слов!
        Татарский мурза, сидевший рядом с московским боярином, небрежно кивнул головой и прищурился, вглядываясь своими маленькими хищными глазками в лицо брянского князя. Посол хана Тохтамыша объезжал русские уделы с небольшим татарским отрядом, требуя от князей, отвыкших за прежние годы смут в Орде от татарского «выхода», восстановления прежних даннических отношений. Татар сопровождали надежные люди великого московского князя во главе с боярином Федором. Последний сохранил татарские черты лица, унаследованные от отца, погибшего за Москву на Куликовом поле, прекрасно владел татарским языком и вполне годился для помощи «царским людям». После сожжения Москвы и возникновения угрозы нового татарского набега, великий князь Дмитрий Иванович не хотел раздражать ордынского хана и вынужден был повиноваться его требованиям. Татарские посланники и московские люди побывали в Твери, Смоленске и вот теперь, в конце мая 1383 года, прибыли в Брянск. Их появление было для Дмитрия Ольгердовича неприятной неожиданностью. Удел только что оправился от тяжелых расходов, связанных со снаряжением князя в поход еще против Мамая,
выплатами великому литовскому князю Ягайло, и князю Дмитрию было жаль теперь отдавать последнее серебро татарам. Однако он, напуганный вестями о сожжении Москвы и гибели почти всех ее жителей, очень не хотел увидеть татарские полчища на своей земле. Поэтому брянский князь распорядился, чтобы его люди «с лаской и заботой» приняли татарский отряд из двух десятков воинов, разместили их по богатым избам, накормили, напоили и «не чинили им никаких обид».
        Сам же князь Дмитрий Ольгердович принял татарина и московского боярина в своей думной светлице, где нежданных гостей усадили на отдельную скамью, поставленную напротив княжеского кресла и перед скамьями собравшихся, как на пожар, брянских бояр, с любопытством слушавших разговор их князя с посланниками.
        Мурза Абдулла, одетый в подбитый мехом лисицы шелковый китайский халат, кожаные штаны степного всадника, с рысьей шапкой, напоминавшей треух, на голове, выставив перед собой легкие кожаные сапоги, московской работы с загнутыми вверх носками, надутый от важности своей посольской работы, вызывал злорадные улыбки брянских бояр. Они тихонько показывали на него руками и крутили указательными пальцами по вискам: им было невдомек, почему «царский посол» был так тепло одет и носил меховую шапку, не снимая ее даже перед князем! Боярин же Федор Андреевич, напротив, был одет в легкий московский кафтан, такие же, как и у брянских бояр, штаны и сидел с непокрытой головой. Говорили в основном брянский князь и московский боярин. Татарский мурза молча слушал их разговор на русском языке, и лишь когда Федор Андреевич переводил слова, важные для посланника, на татарский, слегка кивал головой, создавая видимость глубокого раздумья.
        Дмитрий Ольгердович уже давно догадался о цели приезда татар, но не спешил с главным разговором и затягивал его, расспрашивая московского боярина о последних событиях. Тот охотно отвечал на все вопросы, и брянцы узнали во всех подробностях о нашествии Тохтамыша, который захватил и сжег не только Москву, но Владимир, Переяславль, Юрьев, Звенигород, Можайск, Коломну, разграбил все села и волости, а потом вторгся в Рязанскую землю и подверг ее жестокому погрому.
        Великий тверской князь Михаил Александрович одним из немногих сумел уберечь свою землю от татарского набега, откупившись богатыми подарками и выплатив хану досрочный «выход».
        Сразу же после погребения жертв «царского нашествия» Дмитрий Московский произвел тщательное расследование всех обстоятельств внезапного вторжения врагов, обсудил с боярами все сделанные ошибки, связанные с плохой разведкой и неподготовленностью к отражению татар, и предложил пересмотреть порядок охраны границ Московского удела. Он особенно был разгневан поведением великого рязанского князя Олега Ивановича, помогавшего татарам перейти Оку. За это москвичи жестоко наказали Рязань: с огнем и мечом прошлись по всей многострадальной рязанской земле, вынудив Олега Рязанского вновь покинуть свою столицу и скрываться в глухих лесах. Не оставил он без внимания и действия митрополита Киприана, бежавшего во время набега Тохтамыша в Тверь. Великий князь не любил нынешнего святителя, считая его, и не без оснований, ставленником Ольгерда. Среди московских бояр ходили слухи, что именно святейший Киприан помогал Ольгерду Литовскому писать в свое время письмо-жалобу на великого московского князя константинопольскому патриарху Филофею. Кроме того, отец Киприан был утвержден в Константинополе на московскую и «всея
Руси» митрополию еще при жизни законного митрополита Алексия! Дмитрий Московский долго не признавал Киприана митрополитом, а однажды даже изгнал его, самовольно прибывшего в Москву, назад в Киев! Но обстоятельства сложились так, что Спасский архимандрит Михаил, посланный великим московским князем в Константинополь для утверждения на пост митрополита, скончался в дороге, и патриарх «с князьями греческой церкви» назначили на высшую церковную должность на Руси одного из сопровождавших покойного - епископа Пимена. Однако Дмитрий Московский посчитал нового митрополита, якобы самовольно вписавшего свое имя в «грамоту»  - ходатайство Москвы перед патриархом - недостойным столь высокого поста и отправил его в «заточение» на окраину Московского удела. Пришлось признать митрополитом Киприана, который торжественно въехал в Москву за год с небольшим до нашествия Тохтамыша.
        И вот митрополит, по мнению великого князя Дмитрия Ивановича, проявил во время суровых испытаний трусость, позорно покинув свою паству! Посоветовавшись с боярами, Дмитрий Московский послал за ним в Тверь бояр Симеона Тимофеевича Вельяминова и Михаила Ивановича Морозова. Митрополит прибыл в Москву в начале октября, предстал перед великим князем и в ответ на его обвинения сказал:  - Когда вас гонят из города, вы переходите в другой…Это не грех, если ты убегаешь от бед и опасностей. А грех - в неискренней вере!
        Эти слова не только не убедили, но еще больше рассердили великого московского князя, и он объявил об изгнании Киприана из Москвы. Пришлось святителю уезжать в Киев. А московские бояре посоветовали своему великому князю вернуть из заточения митрополита Пимена, что тот и сделал. Торжественно встреченный Дмитрием Московским и знатью, Пимен воссел в митрополичье кресло и за короткий срок «поставил» на епископство преданных ему людей: Савву - в Сарай, Даниила - в Переяславль, Матфея Гречина - в Ростов, Михаила - в Смоленск и Степана Храпа - в Пермь.
        Весной же великий князь послал своего сына, одиннадцатитилетнего Василия, с боярами в Орду к хану Тохтамышу - тягаться за великокняжеский «стол» с Михаилом Тверским, который вновь поднял голову. Княжич с боярами поплыли в Сарай на судах: Клязьмой - в Оку, из Оки - в Волгу, а затем - на юг.
        - Они отвезли татарскому царю очень большую дань!  - завершил свое повествование боярин Федор Андреевич.  - Говорят, что с каждой деревни собрали по полтине серебра! А были случаи, когда рассчитались даже золотом!
        - Вот какая беда!  - покачал головой Дмитрий Ольгердович, выслушав гостя.  - А теперь пришли сюда, за моим серебром!
        Московский боярин молча глянул на татарина и, видя, что тот не понял русских слов, сказал:  - Не сердись, княже, но и тебе придется расплачиваться! Ни Дмитрий Иваныч, ни московские бояре в этом не виноваты! Такова воля самого царя! Хочешь мира - плати, а не хочешь - воюй! Но мой тебе совет - лучше уплати! Татарский царь пока