Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / История / Сарду Ромэн: " Далекие Берега Навстречу Судьбе " - читать онлайн

Сохранить .
Далекие берега. Навстречу судьбе Ромэн Сарду

        История любви и коварства, героизма и предательства — история покорения Америки! Когда поток переселенцев хлынул в Новый Свет, на корабль, идущий к этим щедрым и опасным берегам, взошли двое. Гарри и Лили Бэтманы не вольны распоряжаться своим настоящим — их обвенчали без их согласия,  — но они верят, что их будущее в их руках… и ошибаются? Вновь и вновь судьба сталкивает Бэтманов с родом Муиров, поклявшихся завладеть делом всей их жизни… Чем закончится многолетняя война?

        1691 год. Судно с беженцами-ирландцами устремляется к далеким берегам Нового Света. На борту юные супруги Гарри и Лили Бэтманы. Сын проститутки и внебрачная дочь благородного отца, они едва знакомы, но верят, что плывут навстречу светлому будущему.
        В молодой колонии Нью-Йорк они сталкиваются с семейством Муиров, которыми движет лишь одна любовь — любовь к деньгам. Между чистыми сердцем Бэтманами и алчными Муирами разгорелась неистребимая ненависть. Их потомки впитают ее с молоком своих матерей — и да свершится месть!

        Ромэн Сарду
        Далекие берега. Навстречу судьбе

        ПРЕДИСЛОВИЕ

        Имя Романа Сарду хорошо известно отечественным ценителям увлекательного чтения. И в этот раз автор не разочаровывает поклонников, открывая новые грани своего писательского таланта. В романе «Далекие берега. Навстречу судьбе» нет мистики и церковных тайн, скрываемых столетиями, нет леденящих кровь убийств. Но есть описание судеб, казалось бы, обычных людей, чья жизнь опаснее детектива и увлекательнее приключенческого романа. Любовь к ближнему и жажда наживы, самопожертвование и предательство, смирение и тщеславие — каждый герой выбирает свой путь и сам творит собственную судьбу. Тщательность, с которой автор подошел к написанию каждой сцены, поражает. Ни одного случайного слова, все они — точные, выверенные штрихи, из которых складывается поистине грандиозная литературная картина.
        В центре романа — конфликт между двумя семьями, Бэтменами и Муирами. В основу сюжета автор вплетает рассказы о жизни других героев, создавая эпическое полотно об освоении Америки. Эта земля — богатая и опасная — словно зеркало отражает душу каждого, ступившего на ее берег. Пришедших с миром она щедро награждает, но тех, кого ведет злоба, рано или поздно настигнет заслуженная кара. Огромная страна, созданная трудом тысяч людей, по сути, является главным героем этой книги. Вторым, не менее важным героем, можно считать силу человеческого духа. Эта книга, как бы высокопарно это ни звучало, гимн человеку, сага о тех порывах и стремлениях души и сердца, которые превращают человека в личность.
        Итак, 1691 год. После поражения Ирландской армии, опасаясь за свои жизни, многие католики покинули родные берега и отправились искать счастья в Америке. Среди них оказалась и юная семейная пара Лили и Гарри Бэтмен. Они не давали согласия на свой брак, не знали, куда идет корабль, отчаливший от берегов Зеленого острова. Все, чего они хотели, спокойной жизни. И судьба дала им шанс. В Новом Свете они сами станут хозяевами своей жизни, встретят разных людей и с честью выдержат все испытания. Благородный не по рождению, а по духу Гарри станет одним из успешнейших людей в колониях. Однако, по законам жанра, если в книге есть герой, должен быть и антигерой. Это Августус Муир — коммерсант, чьи жажда наживы и тщеславие не знают границ. В его жизни нет любви, кроме любви к деньгам, его сердце радостно сжимается, лишь когда он унижает другого человека. Власть и слава — вот вершины, которые он хочет покорить. Жизненные пути членов семьи Муиров и Бэтменов пересекутся не раз. На чьей же стороне окажется правда?
        Эта книга — то, что нужно поклонникам вдумчивого чтения, понравится она и тем, кто стремится разгадать загадки человеческой души, тем, кто верит в любовь и справедливость. Даже перевернув последнюю страницу, вы не сможете вдруг расстаться с героями книги. Их переживания передадутся вам, и вы другими глазами посмотрите на привычный мир, а также, может быть, найдете ответы на самые главные вопросы.

        Франческе

        Некто, окрыленный бескорыстной прекрасной душой,
        Отправится, как Оглеторп, в большое плавание.
    Александр Поп
    Подражание сатирам и одам Горация

        ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
        Новые земли
        1688 -1712 годы

        1688 ГОД

        Обнаженному по пояс смуглому молодому индейцу с черными глазами и волосами, заплетенными в тоненькие косички и собранными на затылке так, что уши оставались открытыми, было лет тринадцать-четырнадцать.
        Когда он родился, ему на шею нанесли небольшую татуировку в виде когтей медведя. По обычаю племени йео этот мотив означал, что индеец уже простился с детством, однако еще не достиг возраста мужчины.
        Молодой охотник бесшумно вышел из леса. Красные кедры и гигантские сосны возвышались над берегами Саванваки. Воды реки блестели под лучами солнца. Утро пахло смолой и затхлостью тропических болот. Это было время различных сборищ и внезапных нападений.
        Индеец обернулся, чтобы удостовериться, не преследуют ли его. Но его брат и трое их спутников йео, с которыми он отправился на рассвете выслеживать ланей, чтобы затем подготовить партию шкур, предназначенных для продажи бледнолицым, исчезли.
        Оторваться от погони было для него детской игрой.
        Молодой охотник прислонил к тонкому стволу можжевельника лук и колчан. Несколько минут он зачарованно смотрел на реку, посредине которой виднелось множество продолговатых островков. Немногие взрослые йео отваживались добраться до них вплавь, будучи так же уверены в своих силах, как и он. Подросток вошел в воды Саванваки, намереваясь преодолеть сотню саженей, отделявших его от одного из пустынных островков.
        Добравшись до узкой полоски берега, индеец вскарабкался по крутому склону. Он прикинул, насколько густым был здешний лес и какие породы деревьев росли в нем, затем немного разрыл землю, чтобы понять, смогут ли на этом острове расти злаки.
        Этот островок в форме полумесяца был самым большим по площади — шестьсот метров в ширину и два километра в длину — и по высоте, возвышаясь над поверхностью Саванваки на четыре-пять футов. Он порос кустарником, соснами, буками и черным орешником. Нигде не было заметно следов присутствия человека.
        У подростка возникло ощущение, что он один на всем белом свете, и он чуть не задохнулся от опьяняющей радости.
        Его тяга к одиночеству, постоянно растущая страсть к исследованию отдаленных мест вызывала у его братьев беспокойство. Этот еще совсем юный индеец не видел себя в будущем среди соплеменников.
        Конечно, он был сыном мико, вождя племени йео, однако это не давало ему права на царственную избранность. Более того, он никогда не проявлял интереса к учению шаманов, которые могли бы — если он действительно был способным и посвященным — возвысить его над обыкновенными охотниками. Наконец, чтобы он смог блеснуть своими талантами, нужно было, чтобы распри между йео и народностью ямаси переросли в войну, но об этом подросток даже не мечтал. Точно так же он не мечтал стать полезным своему племени, выучив языки бледнолицых людей.
        Мудрецы его деревни были единодушны в одном: им овладел хитрый демон, либо Тланува, либо Уктена, который любил развлекаться, делая подростков непослушными и слишком гордыми.
        На самом деле сомнение в душу мальчика закралось год назад, когда он обнаружил новое шотландское поселение в устье Саванваки, на острове под названием Тиби, что на языке йео означает «соль», поскольку там речные воды смешиваются с сине-зелеными водами океана и становятся солоноватыми.
        Там жила только одна семья: белый мужчина, родившийся на мысе Галлоуэй, его жена-полукровка, наполовину шотландка, наполовину чероки, и их дети — шестилетний мальчик и две маленькие девочки.
        Между йео и этими бывшими обитателями недолго просуществовавшей колонии Стюарт-Таун сразу же установились сердечные отношения. Когда шотландец объявил о вступлении во владение островом согласно патенту, подписанному лордами-собственниками Каролины, он настоял на «возмещении ущерба», нанесенного белыми йео, и купил у них этот клочок земли, заплатив за него ожерельями, поясами и прекрасными английскими тканями.
        Индейцы спросили, почему он решил поселиться так далеко от фортов и городов Каролины, на что тот ответил:
        — Мой дом сожгли испанцы. Все мои соотечественники либо погибли, либо бежали. Сейчас я хочу жить в спокойствии, кормить свою семью собственным трудом, ничего ни у кого, кроме Бога, не прося.
        Индейцы сочли его сумасшедшим.
        — Охотники первым ловят животное, отбившееся от своего стада!  — сказали они на это шотландцу.  — То, что плохо для зверя, плохо и для человека!
        И только юный сын мико понял шотландца, и с тех пор он не переставал в душе завидовать тому.
        Юный индеец тоже хотел расстаться со своим племенем, выбрать себе спутницу жизни, уйти подальше от деревень, забыть обо всех дрязгах и торговле с бледнолицыми, самому удовлетворять свои потребности и жить со всеми в мире.
        Несколько месяцев назад он решил, что этот остров на Саванваки будет для него, его жены и детей надежным и спокойным прибежищем. Рыба водилась в реке в изобилии, бухточка позволяла разводить устриц, в любое время года здесь было много водоплавающих птиц. Наконец, сюда доходили волны больших морских приливов. Иногда даже случалось, что воды Саванваки причудливым образом текли вспять, образуя смертоносные водовороты, что делало островок неприступным.
        На севере раскинулся город бледнолицых Чарльзтаун, основанный лет двадцать назад англичанами. Этот город, в котором жили около двухсот поселенцев, был назван в честь их короля или бога, индеец точно не знал.
        Довольно далеко на юге находился Сент-Августин, испанский город во Флориде, где стоял большой гарнизон.
        Французы же селились в долине Миссисипи, за грядой Аппалачей, откуда вытекала Саванваки.
        Молодой индеец был убежден, что его остров достаточно удален от мест расселения бледнолицых и таких индейских племен, как бакри и аппалачи, слишком воинственных, по его мнению.
        Один из старейшин говорил, что у этого острова никогда не было названия. Несколько минут подросток смотрел по сторонам, потом торжественно решил, что даст острову свое имя.
        — Это будет остров Томогучи,  — сказал он.  — И пусть Великий Дух проследит, чтобы он всегда носил это название.
        И вдруг индеец, несмотря на то что предался мечтам, услышал какой-то свист. Он не успел понять, что произошло, как до его ушей снова долетел свист, и он рухнул на землю.
        Голубое небо, переливы вод Саванваки, разлетавшиеся в разные стороны птицы, сосны, его остров — все исчезло.
        На северном берегу реки появился белый человек.
        Этому высокому, крепко сложенному мужчине было лет сорок. Плоский подбородок скрывала густая борода, а черные волосы были взъерошены. В руках он держал мушкет. Мужчину звали Джон Ламар. Он владел шестнадцатью тысячами акров земли к северу от Саванваки. За ним, в зарослях драконова корня, стояли его оробевший шестнадцатилетний сын, Томас Ламар, и Пат Колволлейдер, переводчик из Чарльзтауна.
        Джон Ламар похвалил себя за меткий выстрел. Он осмотрел еще дымившийся мушкет — английский спусковой механизм, прилаженный к испанскому стволу:
        — Это новое оружие не знает себе равных. Надо будет поговорить с лордами колонии.
        С этими словами он бросил мушкет в реку вместе с оружием, из которого выстрелил первый раз, к великому сожалению переводчика, с горечью смотревшего, как под водой скрылось целое состояние.
        — Никаких следов,  — отрезал Джон Ламар.  — Они очень хитрые, разве нет?
        Ламар внимательно осмотрел окрестности.
        — По-прежнему никого. Пойдем-ка взглянем!
        Трех англичан сопровождал осел, тащивший на спине мешок с разнообразным скарбом.
        Джон Ламар решил переправиться через Саванваки на остров Томогучи на старой сосне, упавшей на отмель. Своему сыну он велел держать на мушке трех аллигаторов, лежавших поблизости, и ждать его на берегу.
        — Если эти плоскоголовые зашевелятся, стреляй.
        Высокий и костлявый, юный Томас вскинул голову и прижал приклад к плечу. Направив на животных дуло мушкета, укрепленное на деревянной сошке, он пристально смотрел на них.
        Ламар и переводчик с трудом добрались до тела Томогучи.
        Свинцовая пуля пробила ему левый бок, прошла через ребра и вонзилась в сердце.
        — Вам о чем-нибудь говорит эта татуировка?  — спросил Ламар, склонившись над своей жертвой.
        — По прическе понятно, что он йео,  — ответил Пат Колволлейдер.  — Как я вам и говорил, когда мы его заметили. Уши оставлены открытыми, чтобы было удобнее стрелять из лука. Он охотник.
        Переводчик внимательно рассмотрел татуировку внизу шеи:
        — Когти медведя, обращенные вверх, свидетельствуют о том, что он принадлежит к царской семье своего клана.
        — Хорошо. Очень хорошо.
        Несмотря на радость Ламара, переводчик бросал тревожные взгляды на южный берег.
        — Только бы нас никто не видел! И не слышал.
        — Мальчик был один. Он хотел быть один, это чувствовалось. Ну, не будем медлить.
        Джон Ламар взвалил тело Томогучи на плечи, а потом вместе с переводчиком переправил его через Саванваки.
        Ламар положил тело Томогучи на осла. И без того тяжелая поклажа стала еще тяжелей.
        — А где обитает это племя йео?  — спросил он.
        — В добром часе ходьбы вверх по реке. Оно насчитывает человек сто и не больше восьми воинов.
        — Пошли к ним.
        Трое англичан двинулись вверх по течению Саванваки.
        Переводчик объяснил, что река получила свое название от названия племени шауни, но англичане провинции Каролина переделали его в Саванну.
        Когда трое англичан вошли в деревню йео, расположенную на возвышенности, господствующей над рекой, все мужчины племени окружили своего вождя Сквамбо, преисполненные решимости защитить его.
        Стоявшему на помосте Сквамбо было за пятьдесят. На плечи он накинул медвежью шкуру. Его смуглое тело казалось черным от татуировок. Прическа походила на прическу Томогучи, но косички были заплетены более аккуратно.
        Деревня состояла из двух десятков хижин, каждая из которых могла вместить человек пятнадцать. Недалеко от хижин простирались два участка возделанной земли. На одном из них росли кукуруза, тыквы и фасоль, второй участок, посыпанный известью, оставался под паром.
        Джон Ламар насчитал десяток столов, покрытых плесенью, на которых чистили скребками шкуры животных. Потом шкуры окуривали и раскладывали по партиям.
        Джон Ламар подошел к вождю.
        Переводчик вполголоса предостерег его:
        — Они способны подражать звукам природы. У них необыкновенно тонкий слух. Они гораздо быстрее усваивают азы английского языка, чем мы их диалект маскоги, однако виду не подают. Следите за своей речью…
        Сквамбо и Ламар обменялись приветствиями, как и полагалось.
        Демонстрируя свои миролюбивые намерения, англичанин положил на землю мушкет, а также мешок из змеиной кожи, в котором он хранил порох и свинцовые пули.
        Великий вождь йео, со своей стороны, приказал, чтобы в качестве ответного жеста на землю положили длинную оперенную стрелу с медным наконечником.
        Ламар начал говорить. Колволлейдер переводил его слова:
        — Идя сюда, мы обнаружили труп одного из ваших соплеменников.
        Все сразу узнали молодого Томогучи. Вождь, кому Томогучи приходился одним из сыновей, и бровью не повел. Когда братья Томогучи собрались унести тело, Джон Ламар сделал жест, удививший всех:
        — Подождите.
        Ламар вытащил нож и наклонился над покойником. Он вонзил лезвие в рану, пробитую выпущенной им пулей, повертел ножом во все стороны и вытащил кусочек металла. Пройдя через ребра, пуля деформировалась.
        Ламар взял пулю и протянул ее Сквамбо.
        — Испанская,  — заметил он.  — Несмотря на уничтожение их миссий англичанами, войска испанцев продолжают топтать вашу землю. Выстрел был сделан недавно. Они где-то неподалеку.
        Он прижал руку к сердцу:
        — Я, Джон Ламар, помогу вам защититься от них.
        Ламар вдохновенно произнес эти слова, уверенный, что его «благочестивые намерения» немедленно вызовут индейцев чувство благодарности.
        Вождь индейцев оставался невозмутимым — сохранял достоинство. Он лишь внимательно осмотрел пулю.
        Индейцы начали покупать огнестрельное оружие лет сорок назад, и Ламар знал, что вождь племени считает своим долгом уметь распознавать различные виды оружия и боеприпасов. Ламару во что бы то ни стало следовало убедить вождя, что пуля была испанской, что она была выпущена из испанского мушкета.
        Сквамбо засунул два пальца под кожаный пояс и вытащил другую свинцовую пулю, тоже деформированную.
        — Три года назад,  — сказал он,  — один из наших соплеменников был убит точно таким же образом. Испанцы принесли его труп и показали нам эту пулю, уверив нас, что его убили англичане из Чарльзтауна.
        Колволлейдер перевел его слова. Пуля была действительно английской.
        — Кто ты такой, чтобы быть хитрее их?  — спросил вождь индейцев.
        Джон Ламар плюнул на землю, пытаясь скрыть свое разочарование. Затем ответил нравоучительным тоном:
        — Меня зовут Ламар. И все земли по ту сторону реки, которые вы можете окинуть взором, от берега до водного потока, называемого вами Оготочи, теперь принадлежат мне. Я получил их в соответствии с договором о разделе земель, заключенным прошлой зимой между лордами-собственниками Каролины, племенем ямаси и мной.
        И Ламар показал документ, составленный на английском языке и на диалекте маскоги, на котором изъясняются ямаси, самое крупное племя на юге Каролины, союзник белых людей.
        Сквамбо покачал головой, потом заметил, что этот договор, действительный он или нет, нисколько его не касается, так как их племя занимает другой берег реки, за пределами владений ямаси.
        — Я пришел к вам вовсе не за тем, чтобы заявлять о своих правах на ваши земли,  — признался Ламар.  — Я хочу предложить вам сделку.
        Уроженец Барбадоса, откуда он уехал с пятьюдесятью чернокожими невольниками, Ламар обосновался в Каролине два года назад, надеясь найти в новой английской колонии бескрайние пахотные земли, в отличие от требующих огромных затрат узких полосок земли на его острове, расположенном на юге Антильского архипелага.
        — Мы соседи,  — степенно сказал Ламар, обращаясь к Сквамбо.  — Наши земли граничат на протяжении более пятидесяти миль, и поэтому очень важно, чтобы мы с вами наладили отношения, основанные на взаимном доверии. Этому могли бы помочь кое-какие договоренности, коих нам следует достичь не позднее сегодняшнего дня.
        Сквамбо смотрел на тело своего сына. Его несли в сторону вигвама, где вскоре все будет готово к погребальному ритуалу.
        — Что вы хотите предложить?  — спросил Сквамбо.
        — Все очень просто. На данный момент все мое состояние — это руки моих негров. Мои земли начнут давать доход лишь через несколько лет. Надо вырубить тысячи деревьев, прорыть оросительные каналы, испытать семена различных сортов риса. Я нуждаюсь в рабах. Но вот только когда я пытаюсь обратить их в истинную веру в единого Бога при помощи пастора, которому щедро плачу, всегда находятся те, кто предпочитает свободу!
        Сквамбо ничего не ответил. Его отца заживо сожгли испанские миссионеры, тоже желавшие, чтобы тот спас свою душу, приняв их веру.
        — Мое предложение таково,  — продолжал Ламар.  — Если один или несколько моих рабов ступят на ваши земли, чтобы затем бежать к испанцам во Флориду, йео поймают их и приведут ко мне. За каждого живого негра я заплачу две бочки рома, а за мертвого — одну бочку. А что касается испанцев, то, если вы поймаете их вблизи моего берега Саванваки, я дам вам за каждую новость, которую в Чарльзтауне посчитают достоверной, шесть ружей и два комплекта боеприпасов.
        Ламар обернулся и пальцем показал на осла.
        — Сегодня я дарю вам этот драгоценный груз как свидетельство моей доброй воли. Смотрите сами!
        Впервые слова Ламара, казалось, заинтересовали Сквамбо и его людей. Йео развязали мешок и начали распределять между собой его содержимое. Англичанин преподнес им в дар бисер и другие дешевые товары, пользовавшиеся большим спросом у краснокожих. Кроме всего прочего там были ножницы, молотки, топорики и дюжина старых английских мушкетов.
        Ламар заметил, что Сквамбо сначала посмотрел на инструменты и огнестрельное оружие и только потом на безделушки. Сквамбо казался ему менее безрассудным, чем вожди племен, с которыми ему доводилось встречаться прежде. Те больше всего на свете любили украшать себя брелоками, отражавшими свет. Как наивные женщины!
        Джон Ламар показал на шкуры, развешенные по всей деревне.
        — Продано?
        Сквамбо кивнул в знак согласия.
        — Вот уже восемь сезонов мы ведем торговлю с представителем одного из ваших лордов, Питером Колетоном.
        — Начиная с сегодняшнего дня,  — сказал Джон Ламар,  — я и только я буду покупать у вас все шкуры, которые вы добудете за сезон. И за каждую партию я буду платить на вельту рома больше, чем Питер Колетон.
        Сквамбо благосклонно отнесся к повышению цены на товары.
        — Послушайте: я плачу авансом!
        Индейцы подумали, что этот бледнолицый сумасшедший, раз он платит за шкуры еще не убитых животных!
        — Что он за торговец?  — прошептал, обращаясь к своим друзьям, Таори, племянник Сквамбо, будущий мико йео.
        Ламар добавил:
        — И вот еще что: если у вас есть рабы, я готов купить их. Чернокожие незаменимы при работе в поле, но что касается перевозки товаров, осмелюсь сказать, что в этих краях никто не может сравниться с индейцами.
        Сквамбо заметил, что йео не воины и поэтому не торгуют человеческой плотью. А вот о набегах шауни, которые жили дальше на севере, всем было хорошо известно. У них Ламар наверняка найдет беглых вестосов, горных чероки, шато с берегов Мексиканского залива и даже уиньев с севера Каролины и аппомагоксов из Виргинии. Их охотно обменяют на английские товары.
        Было решено, что Ламар, его сын и переводчик останутся в деревне до завтрашнего дня, чтобы у них было время по всем правилам составить договор о сделке между индейцами и новым производителем английского риса и отпраздновать ее.
        — Все идет как по маслу!  — сказал сам себе довольный Ламар.
        И все же переводчик Колволлейдер заметил несколько враждебных взглядов, брошенных на них индейцами из окружения Сквамбо.
        — Вы не должны были убивать этого йео,  — сказал он.  — Это было ни к чему. Вам не удалось их обмануть.
        — Ба! Так было угодно Господу. Зачем он встал на моем пути? Что касается этих дикарей, я знал негодяев из Брайтона, которые дурачили их и не по таким пустякам. Тебя ослепил нелепый наряд их царя. Если бы мы жили в библейскую эпоху, Бог уже давно бы стер это отродье с лица Земли!
        — Вы их недооцениваете… Что касается меня, этой ночью я ни на минуту не сомкну глаз. Они способны снять с нас скальп, когда мы меньше всего будем ожидать этого.
        На закате солнца началась церемония погребения Томогучи. Сквамбо уединился на краю мрачного болота, от которого исходил пар. Здесь он, как вождь и кудесник, беседовал с духами. Назад он вернулся с приказом, полученным от духов. Те велели сжечь тело Томогучи на священном огне, чтобы «его душа всего получала вдоволь».
        Был сложен костер. Мужчины племени раскрасили лица и тела в желтые, красные и белые цвета. Женщины прикрепили к бедрам и щиколоткам погремушки. Все дули в раковины и свирели, сделанные из козьих костей. Белыми погребальная церемония воспринималась и как траурный ритуал, и как праздник, прославляющий освобождение Томогучи и его возвращение к Великому Духу.
        Сожжение сопровождали пляски — причудливое смешение ритмичной грациозности и мучительной борьбы, порой прерываемое криками и боем барабанов. Тела танцоров извивались вокруг огромного костра. На фоне пламени их раскрашенные потные тела казались трепещущими черными силуэтами.
        Равнодушный к этому кощунственному для христианина зрелищу, Джон Ламар все же съел жирного дикого гуся, ловко орудуя пальцами и ножом.
        А вот сын Ламара Томас, впервые сопровождавший отца в его разведывательных экспедициях по землям индейцев, был зачарован плясками и молитвами йео.
        Шестнадцатилетний мальчик, нежданный ребенок, долговязый, нескладный, чудовищно заикался, что служило его родственникам поводом для насмешек. Он настолько стеснялся своего порока, что крайне редко открывал рот. Но, общаясь с индейцами, он, казалось, избавился от природной застенчивости. Хотя Джон Ламар и переводчик отказались попробовать напиток, сделанный на основе крови кугуара, Томас мужественно выпил его, что произвело хорошее впечатление на йео.
        Экзальтация индейцев достигла кульминации, когда повеял легкий ночной ветерок. Это был знак, что духи прилетели, чтобы забрать освобожденную душу Томогучи. Песни и пляски возобновились с удвоенной силой. Томас Ламар поддался общему буйному веселью.
        Для ночлега индейцы отвели белым хижину, рассчитанную на небольшую семью. Вытянувшись на лежанке, устроенной около закругленной стены, Джон Ламар прохрапел до утра. Переводчик не выпускал мушкета из рук, а Томас думал о легендарных предках йео которые встретили душу Томогучи.
        На рассвете был заключен договор между Ламаром и Сквамбо. Он был написан на английском языке и на диалекте маскоги и датирован, по христианской традиции днем, месяцем и годом, а именно 15 июля 1688 года.
        Чтобы скрепить сделку, Сквамбо счел необходимым соблюсти обычай, который требовал отдать Джону Ламару в жены одну из юных индианок племени, в данном случае одну из его многочисленных дочерей.
        Ничто другое не могло вызвать столь сильного раздражения у уроженца Барбадоса.
        С момента приезда Ламара в Каролину это племя было пятым и последним, с которым он должен был провести переговоры, чтобы зафиксировать границы своих обширных владений. Ламар уже обзавелся тремя «супругами» — индианками, что шло вразрез с христианской моралью. Что уж говорить о приступах ярости, которые охватывали его законную жену Мэри при появлении каждой из них в его доме. Он позволял Мэри действовать по своему усмотрению, отдавая ей индианок в рабыни. Мэри Ламар была святошей и заставляла молодых женщин дорого платить за их дикарское поведение.
        Раздраженный Ламар принялся обсуждать с переводчиком, есть ли у него возможность избежать свадьбы, не оскорбив йео. Но в этот момент заговорил Томас. Он видел молодую красавицу Китги, которую Сквамбо определил в жены его отцу. Китги была маленькой, робкой, с бедрами красивой формы, с более светлой, чем у ее сестер, кожей, с огромными глазами. Наделенная необыкновенным изяществом, она пришлась ему по вкусу. Более того, он нашел ее совершенной и предложил взять ее себе в жены вместо отца.
        — Это решает все!  — воскликнул Колволлейдер.  — Сквамбо жертвует вам свою дочь, вы отдаете ему своего сына. Это чудесно!
        — Пусть будет так,  — согласился Ламар и тут же предупредил Томаса: — Но содержать эту аборигенку и ее детенышей будешь сам!
        — Хо-хорошо, отец.
        Это предложение понравилось Сквамбо. Тем же утром сыграли свадьбу.
        Вождь йео повел Томаса и Китги к священному болоту, чтобы там провести брачную церемонию.
        Робкий молодой бледнолицый заика уверенно повторил слова и жесты вслед за Сквамбо. Китги была одета в белое платье из луба шелковицы, а ее руки и груди были натерты душистой сытью. Чтобы показать, что она будет хорошей женой, Китги преподнесла Томасу чашку вареной молотой кукурузы, которую приготовила сама. Томас не был охотником и поэтому не мог подарить Китги убитого кугуара, что свидетельствовало бы о его отваге. Но вождь разрешил ему подарить Китги английскую монету. Такое подношение доказывало, что он в состоянии удовлетворять потребности своей жены. Сквамбо заметил, что лицо юноши светится от счастья, и с удовольствием благословил новобрачных.
        В это время в деревне индейцы развлекались, играя в раскрашенные камешки и стебли тростника, которые заменяли им карты и кости. Проиграв в чанки и бонто, Джон Ламар решил показать свою силу и ловкость. Он вскинул один из мушкетов, подаренных им йео, и принялся демонстрировать меткость стрельбы и скорость перезарядки. Он прицелился и выстрелил в шкуру животного, висевшую в пятидесяти метрах. Пять раз попав в цель, он, сияя от гордости, предложил индейцам полюбоваться шкурой, в которой появилось пять маленьких дырочек.
        — Вам с вашими луками никогда не удастся сделать нечто подобное!
        Таори, племянник Сквамбо и его законный правопреемник, высокий, мускулистый индеец, весь покрытый татуировками, взял в руки свой лук-фетиш — огромный лук, сделанный из древесины гвоздичного дерева. Он встал на то же место, что и Джон Ламар, направил лук на натянутую шкуру и выпустил пять больших стрел с медными наконечниками. Белый человек не поверил своим глазам: индеец стрелял так быстро, что все пять стрел оказались в воздухе одновременно! И все пять достигли цели, разорвав шкуру в тех местах, где свинцовые пули Ламара пробили лишь маленькие дырочки.
        Когда Томас и Китги вернулись с болота, племя йео продолжало дерзко насмехаться над Ламаром. Уязвленный Ламар воскликнул:
        — Ты женился? Тогда уходим! Я больше не могу выносить общество этой своры аборигенов!
        Юная Китги успела шепнуть своим родным и друзьям, что испытывает огромное облегчение, поскольку ей удалось избежать замужества с этим несносным Ламаром и сочетаться браком с его сыном, конечно, еще неотесанным, но, судя по всему, добрым и ласковым.
        Томас Ламар был на седьмом небе от счастья: эта поездка к йео оказалась более плодотворной и приятной, чем он ожидал.
        — Если вы хотите, я научу вашу жену говорить по-английски,  — предложил Колволлейдер.
        — Нет,  — пробормотал Томас,  — лучше научите меня говорить на ее наречии.
        В полдень трое белых и индианка покинули деревню, увозя с собой подарки йео. Они переправились через Саванваки и двинулись в сторону английской колонии Каролины. Джон Ламар был доволен тем, что сделал более надежными южные границы своих владений; Томми радовался тому, что приобрел юную супругу, а Колволлейдер, довольный тем, что остался в живых после убийства Томогучи, клялся никогда больше не иметь дела с этим охотником за черепами Ламаром.

        После их ухода в деревне йео собрался Совет. Те, кто до этого момента воздерживались критиковать решение Сквамбо, теперь заявляли во всеуслышание:
        — Этот бледнолицый — коварный мошенник. Мы ни за что не должны были соглашаться заключать с ним договор.
        — Он убил Томогучи, а мы должны считать его своим союзником?!
        — Сквамбо, Великий Дух хотел, чтобы ты их сжег перед телом твоего сына!
        Вождь подождал, пока не установилось продолжительное молчание. Соплеменники испытывали к своему вождю огромное уважение. Все хвалили его за мудрость, за то, что его взгляды были, как они говорили, «выше любых заблуждений». Сквамбо не был ни лжецом, ни жестоким человеком, ни деспотом. Когда он впадал в гнев, его без труда удавалось урезонить. Он всегда мирился с теми, кого обидел. Во время его правления главным принципом стало равенство, и он никогда не пренебрегал мнением самою последнего из своих собратьев.
        Отвечая своим хулителям, Сквамбо напомнил им о достопочтенном Пасакованаи, индейском вожде, который удостоился небывалой чести быть одновременно вождем племени и его духовным лидером. Наделенный волшебной силой — Пасакованаи мог поджечь воду, заставить деревья танцевать, передвигать горы на расстоянии, превращаться в языки пламени,  — он был вынужден признаться соплеменникам, что его таланты не помогли ему сдержать все возраставший приток бледнолицых в провинцию Массачусетс. «Когда появились англичане, я был самым лютым их врагом и я использовал все возможности, чтобы уничтожить их, но мне это не удалось. И я советую вам: никогда больше не убивайте их и не ведите с ними войну»,  — говорил он.
        — Пасакованаи дал мудрый совет,  — продолжал Сквамбо.  — Мы, йео, последуем ему, чего бы нам это ни стоило. Нас слишком мало, чтобы противостоять белому землевладельцу. Убить и сжечь Джона Ламара? Как вы думаете, что тогда с нами стало бы?
        Сквамбо набил свою глиняную трубку табаком.
        — Бледнолицые подобны детям. Они невежественные. Любой пустяк возбуждает их, любой пустяк пугает их. Когда мы имеем с ними дело, нам следует проявлять такое же терпение, с каким мы относимся к детям. Напрасно негодует тот, кто слишком близко к сердцу воспринимает промахи и ошибки, допущенные детьми. Точно так же дело обстоит и при общении с бледнолицыми.
        — А когда они «вырастут»,  — возразил Таори, племянник Сквамбо,  — не станут ли они более опасными? Единственное, что я охотно приемлю в детях,  — так это то, что они безобидные. Но останутся ли безобидными бледнолицые?
        Сквамбо улыбнулся:
        — С возрастом чувства притупляются, кровь остывает, человек становится менее воинственным. Однажды мы станем свидетелями того, как к нам придет один из таких «повзрослевших» бледнолицых. Ошибки, допущенные в прошлом, будут похоронены глубоко в памяти, и начнется эра доброго согласия. Никто не заинтересован связывать нас со своими причудливыми выходками и грехами.
        Сквамбо заговорил о мико Авдуста, который в свое время встретил идеального белого человека. Этот индейский вождь хранил столь добрую память об их беседах, что приказал похоронить себя на месте их первой встречи.
        — Придут другие белые люди, похожие на того, кого встретил Авдуста.
        — Сквамбо, ты уверен в этом?
        Вождь кивнул и даже рискнул предположить, что золотой век наступит еще при его жизни. Затем он подвел итог:
        — Утешьтесь. У нас есть оружие против этого Джона Ламара. Великий Дух любит мою дочь Китги, как прежде он любил ее мать и бабушку. Я видел, как горели глаза молодого бледнолицего. Китги сумеет передать ему свои прекрасные чувства, и этим она защитит йео лучше, чем наши воины. Нежность тоже может передвигать горы.
        Члены Совета сделали вид, будто удовлетворены его объяснениями, но Сквамбо не питал на этот счет заблуждений. Он знал, что йео, воодушевляемые Таори, хотят подражать своим горным соседям и стать деревней воинов. Он закончил собрание мудрецов, чтобы нанести визит своей второй жене, матери Томогучи. Несчастная женщина собрала в горшок еще не остывший прах их юного сына. Сквамбо осыпал ее словами любви и утешения, потом взял горшок и вышел из вигвама.
        Сквамбо покинул пределы деревни и спустился к реке Он сел в небольшую пирогу и поплыл по Саванваки в сторону острова, где англичане, как они утверждали, нашли тело Томогучи.
        Вождь индейцев узнал колчан со стрелами и большой лук, которые его сын прислонил к можжевельнику.
        На песчаном берегу острова еще сохранились следы его юного сына.
        Томогучи обошел весь остров. Что он искал?
        На земле Сквамбо заметил черное пятно.
        Это была кровь Томогучи.
        И отпечатки подошв белых людей, которые топтались вокруг, что, по его мнению, было непристойно.
        Открыв погребальный горшок, Сквамбо развеял прах своего сына по пустынному острову. На веки вечные этот клочок земли, омываемый водами Саванваки, стал островом Томогучи.
        Прежде чем сесть в пирогу, старый индеец немного постоял на восточном мысе острова, вглядываясь в горизонт.
        В детстве он видел, как в широком устье Саванваки появился первый корабль европейцев. Он и его братья приняли тот корабль за «двигающийся остров». Для них мачта была деревом, паруса — белыми облаками, а пушечные выстрелы — раскатами грома.
        Это был французский корабль, который потом потопили два испанских галеона. Сквамбо до сих пор помнил, какое волнение его тогда охватило. Он не терял надежду когда-нибудь увидеть, как с востока появится посланный провидением белый человек с открытым сердцем и дружески протянутой рукой.
        На огромном чистом голубом небе солнце перекатилось через зенит. Животные спрятались, чтобы отдохнуть от летнего зноя, аллигаторы погрузились в илистые воды. На поверхности остались лишь их ничего не выражающие глаза, внимательно наблюдавшие за происходящим. Огромное дикое пространство между рекой Саванваки, рекой Алтамаха и горами Аппалачи сбросит с себя оцепенение лишь при наступлении вечера. Старый вождь индейцев чувствовал, что рядом витает дух его мальчика. Усиливалось ощущение его присутствия, которое становилось почти осязаемым, словно Томогучи обрел форму в обжигающем воздухе.
        Уезжая с острова, Сквамбо пообещал:
        — Я еще вернусь, сын мой.

        Бэтманы
        1691 год

        Всю ночь с востока Ирландии мчались гонцы, стремившиеся как можно быстрее преодолеть пятьдесят лье, отделявшие их от Дублина. Время от времени они останавливались, чтобы утолить жажду, но не спешивались, настолько срочное сообщение они везли:
        — Вчера около деревушки Огрим последняя армия ирландцев вступила в бой с англичанами.
        — Она победила?
        — Нет.
        — Потерпела поражение?
        — Да что ты мне толкуешь о поражении! Она была разбита в пух и прах, и теперь мы все потеряли…
        Гонцы, которым удавалось добраться до Дублина, сразу же устремлялись в таверну «Старый Норруа», последний оплот католиков столицы.
        Один из очевидцев разгрома прибыл в удручающем состоянии. Молодой человек был весь в крови и с ног до головы забрызган грязью. Его обмыли и перевязали, после чего он смог говорить. Молодой человек сорвал с себя нагрудник, и все увидели, что он был не солдатом, как они думали, а дьяконом.
        Он принялся рассказывать о том кровавом дне, 12 июля.
        — А ведь все началось как нельзя лучше,  — заметил он.  — Новый генерал нашей армии, французский маркиз де Сен-Рют, избрал местом будущего сражения теснину между болотами и торфяниками, над которой возвышается длинный хребет высотой метров в шестьдесят. Вчера английские войска под командованием генерала Гинкела подошли к нам, еще не осознавая, что их ждет. Из-за густого тумана ничего не было видно и в двадцати шагах. Тридцать тысяч солдат-протестантов вслепую приближались к двадцати тысячам солдат-католиков в полнейшей тишине. В первых атаках мы одерживали верх. Кровь отступавших англичан скапливалась в низине и смешивалась со стоячей водой. Наши солдаты пинали поверженных протестантов сапогами и топили их в болотах. Их засасывало в трясину под чудовищный грохот канонады. В тот момент нам казалось, что мы победили. Гинкел уже готов был сдаться, но удача дерзко улыбнулась ему. Внезапно канонада наших пушек стихла. Все оцепенели от ужаса. Поставленные нам новые английские боеприпасы не соответствовали калибру наших артиллерийских орудий! Сен-Рют, видя, что наши артиллеристы растерялись, бросился к
ним на помощь, уверенный, что наступила решающая минута. Скача во весь опор, он кричал: «Это наш день!» Буквально через минуту вражеским ядром ему оторвало голову. Соотношение сил изменилось.
        В таверне «Старый Норруа» стояла гробовая тишина. Три десятка католиков, находившихся в зале, слушали дьякона, испытывая невероятные душевные муки.
        — Бог свидетель,  — продолжал дьякон,  — что только ночь спасла то, что осталось от пехоты маркиза Сен-Рюта. Англичане бросили поверх уже погребенных тел более сорока тысяч наших солдат на съедение бродячим собакам и воронам. Тем, кто остался в живых, удалось окопаться в местечке Лимерик. Но о победе нечего и заикаться. Они вскоре сложат оружие. Англичане ликуют. Мы потерпели поражение…
        Дьякон перекрестился.
        — В настоящее время Бог на стороне протестантов.
        Во время его рассказа зазвонил колокол собора Святого Патрика. Вскоре раздался звон колоколов и других церквей. Протестанты Дублина праздновали победу над сторонниками Папы. Были слышны выстрелы из мушкетов и бой барабанов.
        Разгром при Огриме поставил крест на годах борьбы ирландцев против захвата их земель соседями англичанами, годах вооруженного сопротивления и духовной борьбы — ирландцы отказывались обратиться в протестантскую веру оккупантов.
        В «Старом Норруа» среди католиков, которых рассказ дьякона заставил содрогнуться от ужаса, были Гарри и Лили Бэтманы.
        Ему было шестнадцать лет, ей — девятнадцать. Молодые люди, накануне тайно обвенчанные по католическому обряду, сидели за столом в углу. Перед ними стояла непочатая бутылка вина. Потрясенные, растерянные, они держались за руки.
        Из-за одного из столов встал человек. Это был епископ Уайт Оглеторп, прелат, обвенчавший Гарри и Лили. Ризу священнослужителя он сменил на одежду лодочника.
        Уайту Оглеторпу было сорок пять лет. Его волосы уже тронула седина, под глазами были темные круги, что говорило о крайней усталости. Хотя Оглеторп родился в семье англичан, он был воплощением совести католической Ирландии. Великий борец за правое дело ирландцев, преследуемый протестантскими парламентариями, он был во Франции другом Боссюэ, в Англии — доверенным лицом Стюартов, оставшихся верными Папе, в Америке — наперсником Уильяма Пенна.
        — На рейде Рингсенда,  — сказал он,  — стоит корабль «Бюсантор». Его экипаж состоит из наших людей. Сегодня в полдень он отплывает в Нант. Во что бы то ни стало постарайтесь попасть на него!
        Перед тем как уйти, католики целовали прелату руку.
        — Снимите с себя кресты,  — продолжал Оглеторп,  — спрячьте образа Пресвятой Девы и святых. Ничто не должно указывать на вашу принадлежность к Римской католической церкви!
        На улице все громче звучали радостные крики.
        Больше всего католики Ирландии боялись повторения Варфоломеевской ночи, но Варфоломеевской ночи наоборот, когда протестанты, жаждущие реванша, станут врываться в дома католиков и убивать их, как некогда в Париже католики безжалостно предавали смерти протестантов. Разгром армии Сен-Рюта мог побудить протестантов Дублина совершить непоправимое на, так сказать, законных основаниях.
        Дверь распахнулась. В таверну вбежал мальчишка одиннадцати лет, сын ткача, приверженца папства. Он крикнул:
        — Англичане вооружаются факелами! Они говорят, что сожгут «Старый Норруа» дотла!
        Возникла всеобщая паника, и лишь Гарри и Лили Бэтманы, по-прежнему сидевшие за столом, казалось, сохраняли спокойствие. Они были так молоды, что походили скорее на брата и сестру, чем на супружескую пару. Не зная, что делать, они чуть не плакали от страха.
        Епископ подошел к ним:
        — Если вас ничто не удерживает в Дублине, побыстрее отправляйтесь в деревушку Дандол, что на юге Белфаста. Это надежный католический бастион, о котором еще не известно английским оккупантам. Там вы окажетесь в безопасности, под защитой наших братьев во Христе.
        — А вы, монсеньор?  — отважился спросить Гарри.  — Куда вы пойдете?
        — Я отправляюсь во Францию. Каким бы слабым ни был изгнанный король Яков II, он — наш единственный союзник. Необходимо подбодрить его.
        Зал постепенно пустел. Все уходили через потайной ход. А в это время в дверь таверны летели камни. В окно Оглеторп увидел какого-то фата в митре, увешанной набитыми соломой крысами, пародировавшими атрибуты Папы. В угрожающем свете факелов к таверне подходили трое мужчин.
        — Уходите!  — приказал епископ Бэтманам.
        Гарри и Лили похватали свои незамысловатые пожитки и выбежали наружу через заднюю дверь «Старого Норруа». Они следовали по пятам за прелатом по улицам Дублина.
        Воздух был пропитан ощущением катастрофы и жуткими предчувствиями. Куда ни глянь, из своих домов выбегали протестанты. Некоторые из них ставили перед домами столы и предлагали выпить — отпраздновать победу.
        — Следуйте за мной до реки,  — сказал Гарри и Лили Оглеторп, закрывая лицо.  — Не выпускайте меня из вида.
        Он быстро шел сквозь толпу, прокладывая дорогу своим подопечным.
        Оказавшись около «Дамфри Майл», Гарри и Лили узнали одного из своих знакомых, добряка Джереми Кука. Его повесили на брусе вывески за то, что он хотел спасти из огня свое «Житие святых». Чуть дальше протестанты швыряли соломенные чучела, изображавшие свергнутого короля Якова II, Людовика XIV и Папу Александра VIII, в сточные воды, чтобы затем сжечь их на кострах радости под звуки дудок.
        Гарри и Лили были объяты ужасом. Если бы не непоколебимая стойкость Уайта Оглеторпа посреди этого хаоса, испытываемый ими животный страх выдал бы их.
        Вслед за епископом они крались вдоль домов, а едва появлялся патруль, прятались в дверные ниши или за угол, а когда убеждались, что опасности больше нет, продолжали свой путь.
        Наконец они добрались до реки Лиффи, делившей Дублин на две части. Там лодка уже ждала епископа Оглеторпа. Лодочник, убежденный католик, передал епископу весла и лодочный крюк.
        Епископ, Гарри и Лили поплыли вниз по реке. Поднимавшиеся на обоих берегах столбы дыма указывали на местонахождение горевших домов католиков. Весь город пылал. Обстановка в нем напоминала нечто среднее между осадным положением и готовым вот-вот начаться языческим праздником.
        — Нас ждут тяжелые времена,  — сдавленным голосом произнес епископ.  — Времена, когда мы все должны будем показать, что достойны крещения.
        Вслед за епископом Гарри и Лили перекрестились. Глядя на них, прижавшихся друг к другу, испуганных, отдавшихся на волю судьбы, Оглеторп вспомнил о призыве святого Павла, запрещавшего коринфянам жить среди язычников из страха перенять их безнравственность: «Итак, извергните развращенного из среды вас».
        «Эти двое детей могут служить прообразом слабости Ирландии и ее Церкви»,  — думал епископ, дав себе слово выполнить заповедь святого Павла.
        Они приплыли в Рингсенд, морской порт Дублина.
        Единоверцы узнали Оглеторпа. Епископ подошел к не кому Шелби Фросту, молодому священнику, уроженцу Армага, и обратил его внимание на Гарри и Лили Бэтманов. Дав им самые положительные рекомендации, он сказал Фросту:
        — Я вверяю их вашей милости.
        Шелби Фрост обещал проследить за ними.
        — Отец Фрост отведет вас на «Фэамонт»,  — сказал Оглеторп,  — корабль, отправляющийся в Ньюри, что на юге Ольстера. Оттуда вы без труда сможете добраться до Белфаста.
        «Бюсантор» стоял на рейде Рингсенда, готовый плыть на континент. Сев в лодку, направлявшуюся в сторону французского корабля, епископ попрощался с ними, взмахнув рукой:
        — Служите Богу духом и истиной, и небеса спасут вас, дети мои! Я буду молиться за вас.
        В этот день, когда попеременно шел дождь и светило солнце, он, с тяжелым сердцем, также попрощался и с Ирландией.
        Бэтманы еще немного постояли на боне: она, такая маленькая в темном платье, скрестившая руки на груди, и он, долговязый, продрогший в своих тиковых брюках и пиджаке из синего кашемира. У их ног лежали пожитки. Шелби Фрост велел им поторопиться. Он провел их на борт «Фэамонта» — бригантины водоизмещением чуть менее двухсот тонн. Корабль с новой, кроме грот-мачты, оснасткой, стоял борт о борт с более внушительных размеров кораблями, но с изъеденными крысами или ржавчиной корпусами.
        Отец Шелби Фрост провел их на борт в последнюю минуту. Он о чем-то договорился с капитаном. Похоже, имя Оглеторпа устранило все препятствия.
        Капитан, старый приятель епископа, сказал, глядя на Лили:
        — Хорошенькая бабенка.
        Вскоре экипаж, несмотря на неблагоприятствующий отплытию прилив, вытащил якорные цепи.
        Гарри забеспокоился, увидев, что рулевой уводит «Фэамонт» от берегов Ирландии.
        — Если я правильно понял епископа Оглеторпа, мы должны высадиться в Ньюри, чтобы оттуда добраться до Белфаста, а затем найти прибежище в Дондолтее,  — обратился он к Шелби Фросту.  — Когда мы сделаем остановку?
        Священник покачал головой:
        — Оглеторп сказал мне: «Надо защитить этих малышей. Им некуда деться. Они слишком слабы и пропадут хоть в Ирландии, хоть во Франции. Их арестуют, будут эксплуатировать или и того хуже: заставят отречься от истинной веры».
        — Я не понимаю.
        Священник улыбнулся:
        — «Фэамонт» направляется в Америку, сын мой.
        — В Америку?
        Шелби Фрост кивнул:
        — Уайт Оглеторп хотел бы, чтобы вы высадились в Филадельфии, где свободно исповедуют христианскую веру и где обосновалась небольшая община ирландцев-католиков, готовых вас приютить. Вы не первые, кого он спасает подобным образом. Я хорошо знаю об этом, ведь я бывал там дважды,  — сказал Фрост в заключение.
        Бэтманы не могли смириться с тем, что окажутся одни на незнакомой земле. Они стали умолять немедленно ссадить их с корабля.
        — Оглеторп предвидел вашу реакцию,  — заметил Шелби Фрост,  — и поэтому счел необходимым скрыть от вас свои планы.
        Гарри и Лили бросились к капитану и потребовали, чтобы шлюпка незамедлительно доставила их на берег. Но тот ответил им, что уже слишком поздно.
        — Когда будет первая остановка?  — наперебой спрашивали они.  — Когда мы сможем высадиться?
        — Остановка? Если во время первой трети плавания случится авария, мы, возможно, причалим к северным берегам Шотландии или Исландии. В противном случае через семьдесят-восемьдесят дней мы войдем в спокойные воды Делавэра.
        Лили залилась горючими слезами.
        Гарри вглядывался в горизонт в надежде различить «Бюсантор», отправившийся во Францию с Уайтом Оглеторпом на борту.
        Напрасно.
        Но если бы Гарри увидел корабль, он, вне всякого сомнения, поднял бы руку и проклял бы его…

        Муиры
        1691 год

        О победе, одержанной англичанами над ирландцами, в Лондоне узнали через два дня после сражения при Огриме.
        Англичане поздравляли друг друга с тем, что наконец-то они навсегда покончили с этими «дикарями» ирландцами.

        Это не люди, а животные. Нигде больше вы не встретите столь аморального, столь неверующего, столь непокорного и столь грязного народа. Ирландцы всегда будут считаться христианами лишь условно.

        Это мнение святого Бернара, сформулированное в XII веке, было приведено в одной из статей «Лондонской газеты» от 18 июля 1691 года.
        В этом же номере на вкладке было помещено объявление:

        Укомплектование крейсерскими кораблями торгового флота Джозефа Монро в порту Гравесенд 20 июля, в полдень.

        Газета сообщала:

        О важности этого беспрецедентного общественного события будет свидетельствовать присутствие членов семьи их всемилостивых величеств, первого лорда Казначейства, лорд-мэра Лондона, начальника Судебных архивов, министра адмиралтейства, комиссара Военно-морского бюро, сюринтенданта морского флота и так далее.

        Утром 20 июля в Гравесенде, на набережной Темзы, собралось множество любопытных.
        По толпе пробежал слушок: знаменитая семья Монро, владеющая самым крупным торговым флотом страны, приобрела три мощных линейных корабля. Три военных корабля, полностью вооруженные для защиты торговых судов, будут курсировать между метрополией и американскими колониями.
        Никогда прежде завсегдатаям доков и лавочек Гравесенда не доводилось любоваться таким количеством завитых париков и платьев со шлейфами. Все, кто имел отношение к королевскому дворцу Сент-Джеймс и Вестминстерскому парламенту, собрались в этом портовом районе Кента, расположенном в пятнадцати милях от Лондона.
        В полдень ряды любопытных на набережной стали еще плотней. Некоторым улыбнулась удача — они заметили на Темзе три приближающихся к ним корабля. Раздались восторженные крики:
        — Они идут!
        Корабли назывались «Эндимион», «Фортитюд» и «Раппаханнок».
        Первые два корабля были трехмачтовиками с квадратными парусами в три яруса. Они имели сто сорок футов в длину и водоизмещение в девятьсот тонн. На каждом из них были установлены две полные батареи из шестидесяти пушечных орудий.
        Но наибольшее восхищение вызывал «Раппаханнок»: на нем было семь ярусов парусов. Этот парусник водоизмещением в 1300 тонн достигал в длину двухсот футов. Его надводная часть была обшита медными пластинами, а огневая батарея насчитывала более семидесяти двух орудий.
        Дети, матросы, зеваки,  — все показывали пальцем на корму и нос корабля: на верхней палубе было установлено восемь артиллерийский орудий. Из них можно было стрелять как вперед, так и назад.
        Такого еще никто никогда не видел.
        Лорд Джозеф Монро в сопровождении двух сыновей и старшей дочери взошел на помост и заявил:
        — Пусть это не по нраву испанцам, французам и голландцам, но Атлантический океан принадлежит нам! Мы разделаемся с этими корсарами, которые рыщут по нашим морским путям и убивают наших моряков, попирая права побежденных и нравственные нормы!
        Слова лорда были встречены горячими рукоплесканиями.
        Даже простой люд осознавал, что произошло нечто из ряда вон выходящее: частная торговая компания вооружилась боевыми кораблями, которым могли бы позавидовать король и коммодоры королевского военного флота.
        В Гравесенд приехали видные члены Военно-морского бюро, инженеры королевских верфей Дептфорда и даже старый Самюэл Пипс, заинтригованные появлением «самой грозной боевой машины, когда-либо встречавшейся на морских просторах», и ее невиданной дальностью стрельбы. Ходили слухи, что лишь три человека знали о том, что представляет собой «Раппаханнок», и об установленном на нем совершенно новом снаряжении. Все разглядывали корабль, пытаясь разгадать его тайны.
        На глазах зевак принцы, лорды и парламентарии обращались с членами семьи Монро как с равными. Фактория имела монополию на поставку соли в колонии, что давало ей огромный доход. Эта монополия была столь прибыльной, что самые известные торговые дома королевства боролись за квоты, ежегодно приносившие прибыль, исчисляемую в ста двадцати двух процентах. Усиление конвоя столь мощными боевыми единицами, призванными сохранить в целости и сохранности драгоценный груз, позволяло надеяться на резкое увеличение прибыли.
        Лорд Джозеф сиял от счастья. Это был самый прекрасный день в его жизни.
        Среди этой многолюдной толпы сеньоров находился один человек, которого никто не замечал, хотя кое-кому следовало бы обратить на него внимание.
        Этот мужчина лет тридцати, с грубоватым профилем был одет довольно просто. Он был немец по происхождению, и звали его Августусом Муиром. Он приходился мужем третьей дочери лорда Монро, Трейси, и у них было трое детей. Он бесстрастно наблюдал за триумфом своего тестя, и никто не снисходил до того, чтобы заговорить с ним.
        И только магистрат Гиндехолл заметил, обращаясь к Муиру:
        — Как вам повезло, что вы стали членом столь выдающейся семьи!
        Но разве кто-нибудь мог предположить, что все, что происходило в этот день, не обошлось без участия Муира?
        Соль, в десятки раз увеличившая состояние Монро, добывали на копях Польши, принадлежащих семье Муира.
        Его личные средства пошли на подкуп парламентариев Вестминстера, которые имели право дать разрешение на оснащение пушками частного флота. Наконец, только его связи в Германии позволили приобрести три корабля, сошедшие со стапелей Амстердама, ведь нидерландская Ост-Индская компания никогда напрямую не торговала с англичанами.
        Несмотря на все это, никто из семьи Монро не удостоил Муира ни единого слова благодарности. Даже его жена Трейси, соблюдая светские приличия, не обращала на мужа ни малейшего внимания.
        Родившийся в Оснабрюке, Муир жил в Англии лишь последние двенадцать лет. Он так и не смог избавиться от ярко выраженного акцента и не сумел перенять учтивые манеры англичан. Его всегда упрекали за довольно грубые замашки. В Лондоне Муира прозвали «славный немец».
        Три корабля причалили к берегу.
        Весь Гравесенд облетела восхитительная новость: Анна Стюарт, сестра самой королевы, заранее объявленная наследница трона, ехала сюда, чтобы поздравить Монро с новым приобретением и заверить его в дружеском расположении королевской четы.
        Лорд Джозеф Монро был на седьмом небе от счастья.
        Карета Анны прибыла под громкие радостные возгласы толпы.
        На каждом из трех кораблей большой герб Фактории Монро был задрапирован белым полотнищем. Принцессу попросили изволить освятить «Раппаханнок», сорвав полотнище с герба его владельца.
        Сестра королевы потянула за веревку, и взору всех присутствующих явилась великолепная золотая буква «М» на голубом фоне.
        — Да здравствует принцесса Анна! Да здравствует милорд Монро!
        Августус Муир счел этот момент удобным и сделал знак молодому человеку, который был его ровесником, Бату Глэсби, своему единственному подлинному союзнику в Лондоне.
        Глэсби подошел к Трейси Монро-Муир и что-то прошептал ей на ухо. Она, пораженная, перестала рукоплескать. Взгляд Трейси заскользил по толпе к тому месту, где стоял ее муж. Она тут же бросилась к нему.
        — Не может быть и речи, чтобы вы уехали, друг мой!  — запротестовала Трейси.  — Отцу может понадобиться ваша помощь!
        Трейси хотела уйти, но Августус схватил ее за руку.
        — Вы неправильно меня поняли. Я просил сообщить вам не о своем отъезде, а о том, что мы немедленно уезжаем.
        Трейси передернула плечами:
        — Здесь присутствуют все наши акционеры. К нам приехала сестра королевы!
        Августус сильнее сжал руку Трейси:
        — Бесполезно спорить. Вы идете?
        — Нет!
        Трейси высвободила руку и хотела уходить. Но на этот раз ей преградил дорогу Бат Глэсби.
        — Вы вправе устроить скандал,  — прошептал Августус.  — Однако я не думаю, что вы выбрали подходящее место и время. А при необходимости я отвечу скандалом на скандал!
        Муир повысил тон.
        — Но мой отец потребует объяснений!
        — Я очень рассчитываю на это.
        Через два часа их карета въехала в Лондон. За все это время Августус не ответил ни на один упрек Трейси. Их путь пролегал через квартал Сити.
        — Куда мы едем?  — удивилась Трейси.
        — Домой,  — наконец ответил Августус.
        — Но почему кружным путем?
        Августус промолчал.
        На Родерик-Парк карета остановилась перед широкими деревянными воротами.
        Муиры вошли в квадратный двор, простирающийся перед огромным зданием, построенным в якобитском стиле.
        — Отныне вы будете жить здесь,  — сказал Августус.  — Вместе со мной.
        К торцам этого трехэтажного дворца с белыми оконными рамами, возведенного из красного кирпича, примыкали два выступающих вперед крыла.
        Со времен царствования Генриха VIII клан Монро обитал в старинном монастыре Клапхема. В этом лорд Джозеф был непреклонен: все его дети без исключения должны были жить в семейном гнезде. На протяжении десяти лет Августус скрепя сердце терпел его домашнюю тиранию.
        — Отец не допустит, чтобы его разлучили с одной из дочерей!  — возразила Трейси.
        По ступеням широкой лестницы спустились трое маленьких детей Муиров: Вальтер, Клеменс и Ханна. Они подпрыгивали, радостно крича, и наперебой описывали матери дом. Видела ли она сады? Беседки? Дендрарий? Конюшни, в которых стояло в три раза больше лошадей, чем у лорда Джозефа? А золотые кареты, выписанные из Парижа? А оружейную залу, достойную сэра Вальтера Рэлея? А кухонные камины, внутри которых стоя могли поместиться полторы дюжины человек?

        Два года назад Августус в полнейшей тайне приказал отреставрировать это огромное здание начала века. От архитекторов он потребовал лишь одного: здесь все должно превосходить своими размерами и совершенством жилище Монро.
        Гигантскую библиотеку для Августуса собрали эрудиты из Бодли.
        — Милорд, ваш отец, может поздравить себя с девятьюстами фунтами и продолжать спорить с Пипсом,  — сказал он Трейси со своим ужасным акцентом.  — Будучи таким же, как и он, необразованным, я во многом превосхожу его.
        Зал для приемов, просторный, как курдонер, был обставлен на французский манер. Его освещали люстры, своими размерами в два раза превосходившие те, которыми любовались в королевском дворце Уайтхолла. В буфетах стояла золотая и серебряная посуда, зеркала были такими высокими, что в них можно было увидеть себя в полный рост.
        — Монро могут принять у себя двести гостей, Муиры же будут принимать шестьсот и более человек.
        Августус повел Трейси на второй этаж, чтобы показать жене ее личные покои: спальню, маленькие гостиные, будуары и гардеробные. По обе стороны кровати, выписанной из Милана, стояли огромные вазы из позолоченного серебра.
        Трейси была поражена роскошью своих новых туалетов.
        — Выписаны из Венеции и Парижа,  — пояснил ей муж.  — В Лондоне не найдется ни одной женщины, которая сможет составить вам конкуренцию в нарядах. Сама королева должна будет признать свое поражение.
        Трейси подумала, что ее наряды обошлись мужу в несколько тысяч фунтов.
        — Не ищите ваши старые платья,  — добавил Августус.  — Мы уехали от вашего отца, не захватив с собой ни одного куска ткани. Я это считаю делом чести.
        Трейси охватили противоречивые чувства: восхищение и горечь. Не было ни малейших сомнений в том, что дворец на Родерик-Парк отнимет у жилища Монро славу самого великолепного дома Лондона, и это унизит патриарха клана Монро и вызовет у него гнев.
        Августус показал жене свой рабочий кабинет, в центре которого на прекрасном ковре, сотканном на знаменитой мануфактуре Гобеленов, стоял итальянский клавесин, украшенный лаковыми цветочными узорами.
        Как любой добродетельный немецкий лютеранин, Августус обожал музыку. С момента своего приезда в Лондон он не переставал корить англичан за их невежество и дурной вкус относительно этого вида искусства.
        — У вас есть только один стоящий музыкант — Пёрселл, но и его вы не достойны!
        Лорд Монро презирал музыку, и Муир очень страдал от того, что был лишен ее на протяжении десяти лет.
        Августус сел за стол, в огромное кресло в готическом стиле.
        — Вот что произойдет дальше,  — сказал он Трейси.  — В каждом следующем выпуске «Лондонской газеты» будет размещена статья, из которой ваши соотечественники узнают, что ни одна заклепка на трех линейных кораблях, по поводу которых сегодня ваш отец принимал восторженные поздравления, не принадлежит ему.
        Трейси пожала плечами:
        — Да кто вам поверит!
        Августус взял свою медную печать и стал вертеть ее в руках.
        — Рассудительные люди. И те, кто умеет считать. Я единственный, кто сумел обойти запреты и получить от парламента разрешение на оснащение пушками торговых кораблей. Эти корабли были заказаны на корабельных верфях Амстердама от моего имени. Наконец, это я набрал команду, и капитаны получили приказ отчитываться только передо мной.
        Трейси подумала, что раз Августус получил такую свободу действий, значит, этого хотел ее отец.
        — А что потом?  — небрежно бросила она.
        Августус улыбнулся:
        — Во второй статье будут приведены указания, которые я дал своим немецким акционерам сегодня утром: ни одна крупинка соли, добытой из копий, принадлежащих Муирам, не попадет на корабли вашего отца.
        — Так вот оно что: вы его предаете!
        — Гораздо хуже, моя дорогая: я его убиваю.
        Августус бросил печать на стол. Никогда прежде Трейси не видела своего мужа столь суровым.
        — Вы витаете в облаках!  — воскликнула она.  — Если вы поступите подобным образом, лорд Монро добьется, чтобы английские судовладельцы перестали поддерживать с вами отношения. И тогда вы останетесь с тоннами соли, будучи не в состоянии извлечь из них ни пенни прибыли!
        Августус встал и подошел к одному из открытых окон.
        — Действительно, именно это он и попытается сделать,  — сказал он, любуясь садами.  — У него нет иного выбора. Что касается меня, я без всяких затруднений доставлю соль в порт Дуэ, когда сочту это необходимым.
        Августус смотрел на своих троих детей, которые играли с гувернантками.
        — Милорд, ваш отец, всегда воспринимал меня… Как бы это сказать? Слишком немцем, как я думаю. Точно так же и я считал его слишком англичанином. Лорд Монро не может не устроить представления, он обязательно должен поразить своих акционеров. Подумайте об этих безумных расходах, которые он понес, устроив сегодня торжество по поводу прибытия кораблей. Я видел это, я видел, как бледные щеки старика порозовели при появлении сестры королевы.
        — В этом мире, чтобы удостоиться милостей, необходимо самому раздавать их. И мой отец прекрасно об этом знает. И вы тоже знаете, причем лучше, чем кто-либо другой.
        — Главная забота вашего отца — это чтобы после нашей свадьбы моя соль чудесным образом способствовала укреплению Фактории Монро. Как же он торопился предоставить свой капитал богатым инвесторам, заискивая перед высокопоставленными особами! Необходимо признать, что его акционеры — одни из самых достойных лиц королевства.
        — Даже у Казначейства есть акции Монро!
        Августус улыбнулся. Он повернулся к жене, скрестив руки на груди.
        — Увы, да. Когда опубликуют данные о моем положении, эти верные акционеры будут обеспокоены результатами финансового года, а некоторые из них непременно затребуют назад сделанные ими взносы вместе с накопленными бонусами. А ведь многим бонусы причитаются за десять лет! Это что-то около восьмисот пятидесяти процентов бенефиций, если я не ошибаюсь. Ваш отец выплатит кое-какие суммы, но вскоре столкнется с нехваткой ликвидных средств. Поняв, что он лишился моей соли как гарантии выполнения своих обязательств, да еще и этих трех кораблей, которые способствовали росту его акций в последние дни, банки откажут ему в поддержке, что через месяц приведет к финансовой катастрофе. Курс его акций будет постоянно понижаться. Монро придется все продать, в том числе и свои тридцать кораблей, которые я с удовольствием у него куплю. И тогда моей соли на складах Дуэ не придется залеживаться.
        Трейси побледнела. Она отвернулась и сделала вид, будто рассматривает диптих, написанный Габриелем Метсю. Голосом, уже не так твердо звучащим, она повторила:
        — А что потом?
        — Ничего особенного. Я возобновлю торговлю с американскими колониями, даже не потрудившись поменять посредников, однако Фактория Монро будет переименована в Факторию Муира. И с тех пор моя соль будет служить моему личному обогащению. Мне не придется больше покрывать безумные расходы обоих ваших братьев или распределять доходы между высокопоставленными акционерами, которых ваш отец осыпал акциями, чтобы снискать себе новые милости.
        Августус поморщился, демонстрируя отвращение к подобным методам.
        — Наступает новый век, и теперь торговля — дело серьезных людей. Час Муиров пробил. Но что может быть лучше, Трейси? Вы ведь тоже носите эту фамилию. Вы помните об этом?
        Трейси ничего не ответила, она по-прежнему смотрела в сторону.
        — Я прекрасно знаю, о чем вы сейчас думаете,  — продолжал Августус.  — На какую сторону переметнуться. Через пять лет мы станем не только самой богатой семьей Англии, но, возможно, самой богатой семьей из всех, что когда-либо существовала на Западе. Я был бы удивлен, если бы ваша дочерняя жалость одержала верх над вашей жаждой денег и почестей.
        Трейси посмотрела на мужа с видом побежденной. Августус подошел к Трейси и положил руку ей на плечо: — Будем говорить откровенно: я вас не люблю, вы меня не любите. Я вас никогда не любил, и вы никогда не полюбите меня. Наш брак был сделкой. Так продлим ее: вы будете довольствоваться своим положением и жить в этом дворце. Но вам не придется менять свои привычки, за одним исключением. Отныне вы будете не женой «славного немца», как здесь меня дразнят, а женой «злого Муира», которого вскоре все будут ненавидеть всей душой!
        В саду дети играли в мяч со своими гувернантками. Трейси с содроганием заметила, что гувернантки обращаются к детям на немецком языке.
        Еще одна причина для ссоры с лордом Джозефом. Патриарх клана Монро всегда был против, чтобы его внуков учили на родном языке их отца.

        — И последнее,  — сказал Августус, усаживаясь в кресло.  — С этой прихотью, из-за которой мои дети и вы носите двойную фамилию Монро-Муир якобы потому, что первая фамилия славнее второй, покончено. Отныне мои дети будут Муирами и только Муирами. Надеюсь, вы меня поняли.
        Муир сделал жест рукой:
        — Вы можете идти.
        Трейси встала.
        — Здесь ужин подают в половине седьмого.
        Оставшись один, Августус поднял крышку клавесина и сыграл несколько тактов из Шютца, чья священная музыка была неприемлемой для этих тупых англичан. Будучи добропорядочным лютеранином, он в конце пропел:
        — Einfeste Burg ist unser Gott…[1 - Прочная крепость — наш Бог (нем.). (Здесь и далее примеч. перев., если не указано иное.)]

        Тем временем в Гравесенде продолжались празднества, посвященные прибытию трех кораблей Монро.
        Лорд Джозеф пригласил наследную принцессу Анну и других членов королевской семьи взойти на борт «Раппаханнока», чтобы осмотреть пушечные батареи. Он же последует за ними.
        Комиссары Военно-морского бюро и инженеры Дептфорда были разочарованы — они остались на набережной. Им так и не удалось проникнуть в тайны «Раппаханнока».
        Едва члены высокородной делегации ступили на палубу адмиральского корабля, как Бат Глэсби, человек Муира, грубо загородил проход лорду Монро. За Глэсби стояли два солдата, державшие на плече алебарды.
        — Что вы делаете, Глэсби?  — прорычал старый Монро.  — Убирайтесь отсюда!
        — Вам запрещено подниматься на корабль, мсье. Равно как и любому члену вашего клана.
        — Хотел бы я на это поглядеть… Кто запретит мне подниматься на борт моих кораблей?
        Глэсби пальцем указал на голубые штандарты, развевавшиеся над тремя кораблями.
        Под монументальной «М» вместо древнего девиза семьи Монро «Arda para subire», то есть «Гори, чтобы возвыситься», красовался новый девиз, девиз семьи Муиров: «Deux providebit» — «Бог предвидит».
        Огромная «М» отныне означала не «Монро», а «Муиры»! Задыхаясь от ярости, лорд Джозеф закричал: — Приведите ко мне Августуса Муира!
        Человек, на которого до сих пор никто не обращал внимания, вдруг вызвал всеобщий интерес.
        Муира искали повсюду. Отсутствие незнакомца вызвало еще больший интерес.
        Толпа передавала его имя из уст в уста. Большинство спрашивали друг друга:
        — Но кто такой в действительности этот Августус Муир?

        Бэтманы
        1699 год

        Задолго до того, как впередсмотрящий закричал, что видит землю, над кораблем пронеслись бакланы, затем пара чем-то встревоженных чаек.
        На палубу ворвался живительный запах. После девяти недель качки на океанских волнах пассажиры «Фэамонта» все же узнали этот аромат, прилетевший с запада: сладостная смесь запахов растений, жирной земли, насыщенного кислородом воздуха… Какая разница, что это был за запах на самом деле! Путешественники ловили его каждой клеточкой кожи, всем телом дрожа от радости. Они ощущали запах того, чего были лишены на морских просторах: запах пресной воды, свежих продуктов, неподвижной тверди, разнообразных ландшафтов, церкви, где они смогут вознести благодарственные молитвы Спасителю… Одним словом, запах своей родной стихии.
        — Кто не ждал в море сигнала, который возвестил бы об окончании путешествия, тот не знает, что такое дрожь нетерпения,  — заметил священник Шелби Фрост.
        На глазах у Гарри и Лили Бэтманов выступили слезы.
        Америка предстала перед ними бесконечной полосой белого песка, по которому были разбросаны дюны. За ними росли сосновые леса, а вдалеке, на горизонте, вздымалась горная цепь, сливавшаяся с облаками. Нигде не было видно следов присутствия человека.
        Капитан «Фэамонта» и лоцман совещались. Пасмурная погода и вышедшие из строя навигационные приборы лишили их возможности определить точное местоположение корабля. Они могли плыть или к самому северному анклаву английских колоний в Америке, к Мэну, или к унылым пляжам бухты Чезапики. Тысяча километров неуверенности!
        Присутствие черноголового кита, который ждал солнца, чтобы погреть себе спину, полет бакланов и несколько дрейфующих льдин призывали к осторожности: арктические течения были где-то поблизости. Капитан решил плыть на юг. По его мнению, Север с его бастионами, возведенными в устье реки Святого Лаврентия, был слишком «французским».
        Шквальный ветер отогнал «Фэамонт» в открытое море. Берег исчез из вида, но корабль быстро набирал скорость. Вскоре вновь стал виден берег. Корабль приближался к обитаемой бухте Кейп-Код.
        Стоявшие на палубе Гарри и Лили увидели небольшую колонию Плимут. Сотня английских сепаратистов выбрали это место, чтобы создать благочестивую, сплоченную общину верующих, которые неукоснительно следовали бы Божьим заповедям. Однако через шестьдесят лет после прибытия «Мейфлауэра» Плимут пришел в упадок, а его обитатели, как и пуритане Бостона, враждовали между собой, причем из-за своих идеалов.
        Впрочем, для путешественников это не имело значения. Укрепленный город появился вовремя: на «Фэамонте» питьевая вода осталась лишь на слизистом дне бочек, пиво закончилось, а порции солонины были сведены к скудному пайку голодных лет.
        Бэтманам приходилось особенно тяжело. Они не оплатили проезд и не принесли с собой на корабль ни пива, ни мяса. С каждым разом по требованию других пассажиров им давали все меньше еды.
        Для Бэтманов бегство из Дублина и что путешествие были затяжным душевным кризисом. «Фэамонт» мог затонуть или добраться до Нового Света, все равно они нигде не ждали для себя свободы. «Потому что виноград, который ели наши предки, был незрелым, мы до сих пор чувствуем во рту оскомину»,  — гласила библейская мудрость.
        Потомки были заложниками грехов, совершенных их предками.
        Близкими или далекими.
        И они должны были за это платить.

        Отверженные, Гарри и Лили считали себя жертвами своих родителей. Мать Гарри никогда не называла его ни своим сыном, ни своим мальчиком. Она звала его «мой шпенек», намекая на изогнутый рыболовный крючок, впивающийся в рот рыбы.
        Ни одна женщина не была в меньшей степени матерью, чем эта проститутка.
        Гарри был зачат старым матросом, отдыхавшим на берегу. Все свое детство он был вынужден следовать за недостойной матерью, которая прилагала все силы, чтобы избавиться от него. Но странствующий епископ, в будущем великий Уайт Оглеторп, предупредил женщину, что Бог мог бы простить ее за образ жизни уличной девки, fex urbis,[2 - Подонки столицы (лат.), т. е. чернь.] но он никогда не возьмет ее на небеса, если она бросит или убьет малыша. Будучи католичкой, она поклялась, что оставит своего отпрыска при себе.
        Мальчик рос хилым. Он слонялся по грязным кварталам и скотобойням Дублина, где грубые бабенки курили трубки и переманивали друг у друга клиентов. Сверстники издевались над Гарри, но он никогда не впадал в ярость. Когда Гарри исполнилось двенадцать лет, мать захотела сделать из него моряка, отдать в юнги.
        — Он пришел ко мне из моря,  — заявила она, намекая на отца ребенка,  — так пусть туда и возвращается. Пусть ветер и волны распоряжаются им, как хотят. Мне все равно. Я больше не несу ответственности за этого выродка.
        Но море не соизволило взять на себя заботу о Гарри Бэтмане. Еще будучи ребенком он бледнел, едва увидев понтон.
        Обреченный вести существование на суше, он поступил на службу к подруге своей матери, которая держала в пригороде Дублина пансион для уличных девок. Там он под пристальным вниманием превосходных учителей научился врать и воровать и утвердился в мысли, что для собственного обогащения достаточно делать других беднее.
        Когда Гарри исполнилось шестнадцать лет, мать решила, что настало время его женить.
        — Если мне улыбнется провидение, я заставлю его жениться на первой встречной идиотке-католичке!
        Среди клиентов матери Гарри был один слишком пылкий парламентарий из Дублина. Она пригрозила, что запятнает его репутацию, если он откажется устроить брак Гарри с Лили, незаконнорожденной дочерью его сестры.
        Служивший в тайной часовне Дублина епископ Уайт Оглеторп не сумел скрыть удивления, увидев перед алтарем Гарри Бэтмана и Лили Брюстер. Бракосочетание занозы в ноге проститутки и колючки в боку законника стало для него полнейшей неожиданностью.
        До встречи перед алтарем Гарри и Лили не были знакомы. Даже в день бракосочетания им не удалось друг другу сказать ни слова наедине.
        Оглеторп подарил им карманную Библию. На первой из страниц, отведенных для записей о знаменательных семейных событиях, он написал: «В этот день, 12 июля 1691 года, Гарри и Лили Бэтманы вступили в брак против своей воли, но с благословения Господа».
        Затем им сообщили, что для первой брачной ночи для них сняли комнату в «Старом Норруа». В приданое Лили получила четыре гинеи — все, что осталось от наследства ее матери, и супругам Бэтманам пожелали жить, как им заблагорассудится, при условии, что они никогда не дадут о себе знать своей родне.
        Наконец Гарри и Лили смогли поговорить в маленькой чердачной комнатке, единственной доступной для них.
        — Моя мать — старшая сестра Арчибальда Брюстера,  — призналась Лили.  — Это ей я обязана жизнью, ей и ее девичьей любви, незнакомцу, имя которого никогда не произносили.
        Лили объяснила, что ее мать, родив дочь вне брака, разрушила надежды своей семьи, мечтавшей получить дворянство благодаря выгодному союзу.
        — Мне рассказывали, что одна из моих теток говорила о матери такие гадости, что та выбросилась из окна в день, когда мне исполнилось два года.
        Лили росла, отмеченная печатью позора. Ее прятали от глаз дублинского приличного общества, ничему не учили. Круг ее общения ограничивался детьми слуг.
        — Ты твердо веришь в Бога?  — спросила Лили у мужа, которого ей навязали.
        — Мне кажется… Да.
        — Тогда все будет хорошо. «Тех, кого любит, Господь наказывает, но потом отирает слезы с их глаз». Сказав это, монсеньор Оглеторп не погрешил против истины: в один прекрасный день наши слезы высохнут. Так должно быть.
        На следующий день католики Дублина узнали о решающем разгроме у Огрима.
        Спустя восемь недель на борту «Фэамонта» Гарри и Лили все еще спрашивали себя, за что им досталась такая жизнь.
        Гарри не совершил никаких прегрешений, чтобы постоянно подвергаться оскорблениям в детстве и волей-неволей перенимать чужие пороки. Лили задавалась вопросом, в чем ее грех, если только не считать грехом рождение в семье, которая так и не простила ошибку молодости ее матери.
        Испытываемое ими обоими чувство несправедливости и одиночества сближало их.
        Священник Шелби Фрост с удовольствием наблюдал за ними. «Иногда требуется открыть глаза любви, чтобы она смогла заявить о себе»,  — поговаривал он.
        По взглядам, которые бросали на Лили члены экипажа, Гарри понял, что она очень красивая. Лили поняла, что Гарри очень добрый, узнав, что он отдал свою порцию пресной воды пассажирке, страдавшей от лихорадки, и что та была очень признательна ему за это.
        В тот момент, когда они оба открывали для себя Америку, они еще не полюбили друг друга, но начали испытывать взаимную симпатию.

        Остановка в Плимуте позволила пополнить запасы провизии на «Фэамонте», и корабль продолжил свой путь на юг.
        Остров Манхеттен очаровал Бэтманов: множество набережных, дебаркадеры, десятки торговых судов, сновавших взад и вперед, грозный Форт Джордж, занимавший господствующее положение в устье Гудзона,  — все было достойно наиболее удачно расположенных портовых городов Европы. А ведь пятьдесят лет назад здесь находился скромный голландский бастион под названием Новый Амстердам. Окруженный мельницами, он жил благодаря торговле пушниной.
        Бэтманы предприняли робкую попытку:
        — Почему бы нас не высадить в Нью-Йорке?
        — Эта английская колония находится под влиянием голландцев, которые ее и основали,  — объяснили им.  — Здесь принимают всех людей доброй воли. Кроме католиков.
        Через неделю капитан «Фэамонта» приказал открыть бочку пива, купленную в Плимуте: на горизонте показались мыс Мэй и огромная бухта Делавэра.
        Гарри и Лили не сумели скрыть своего разочарования: побережье было удручающе плоским, песчаным, кое-где болотистым.
        Водный поток стал уже. Когда корабль вошел в реку Делавэр, на палубе тут же образовалась давка. Все ведрами черпали пресную воду и спешили облить себя, чтобы утолить жажду или смыть грязь, наслоившуюся на теле за восемьдесят дней, проведенных в океане.
        Увидев на западном берегу форт, построенный в виде алтаря, Бэтманы решили, что их путешествие закончилось.
        — Это Кристана,  — объяснили им.  — Шестьдесят лет назад ее построили шведы, которые хотели, чтобы этот край принадлежал их королю.
        — Новая Швеция, Новая Голландия, Новая Франция, Новая Англия — на этом континенте все новое!  — заметил Гарри.  — Где же находится Новая Ирландия?
        Последовал ответ, сопровождаемый с трудом сдерживаемым смешком:
        — В фантазиях ирландцев…
        «Фэамонт» медленно шел вверх по реке. Через несколько миль берега стали зелеными, изобилующими дичью, но это все еще была не Филадельфия.
        — Что за идея строить город так далеко от океана!
        Семнадцатого ноября 1691 года Гарри и Лили не смогли открыть для себя новый Нью-Йорк: Филадельфии было всего десять лет. Лишь несколько кирпичных домов, видимых с реки, свидетельствовали, что перед ними процветающий город, а не крупная деревня поселенцев, основанная здесь без особой необходимости и хаотично застроенная. Филадельфия располагалась на крутом берегу высотой метров в пятнадцать, что усложняло выход к реке.
        Гарри удивился, впервые увидев на американской земле город, не окруженный крепостными укреплениями или хотя бы земляным валом.
        — Основывая свою колонию,  — объяснил ему капитан,  — Уильям Пенн хотел предоставить убежище всем христианам, подвергавшимся преследованиям. В Ирландии гонениям подвергались католики, во Франции — гугеноты, в Шотландии — пресвитерианцы, на берегах Рейна — меннониты, во Франкфурте — пиетисты, в Голландии — ремонстранты… Будучи квакером, Пенн хотел, чтобы это место стало землей свободы для всех, кто не мог открыто исповедовать свою веру. Верный этой идее, он без колебаний заключил безусловный мирный договор с местными индейцами. Вооружение и укрепление города противоречило его доктрине. Название, выбранное им для своей столицы, полностью соответствует благородному плану сэра Пенна: «Город братской любви».
        Бэтманы теперь думали, что решение Уайта Оглеторпа отправить их сюда, а не в какой-либо городок Ирландии, было вполне обоснованным.
        Помимо Гарри и Лили на борту «Фэамонта» находились доктор медицины с женой и их восемью ребятишками, французский капитан, голландский пирожник, аптекарь с сыном, стеклодув, каменщик, шляпник, портной с младшим братом, садовник и несколько крестьян.
        Держа в руках составленный при посадке список, капитан сверил возраст, рост, вес, состояние здоровья, семейное положение и род профессиональной деятельности каждого из пассажиров.
        «Фэамонт» стоял на шпринге посреди Делавэра, и никто не имел права сходить на берег.
        Передав свои полномочия второму помощнику, капитан сел в лодку и направился на встречу с владельцами Филадельфии.
        Молодой священник Шелби Фрост, посадивший Гарри и Лили на «Фэамонт» и принимавший непосредственное участие в отправке молодых людей в Филадельфию, напомнил капитану, что юным ирландцам покровительствовал Уайт Оглеторп:
        — Их нельзя выставлять на торги. Об этом не может быть и речи.
        Капитан кивнул.
        — На торги?  — удивился Гарри.
        — Многие пассажиры «Фэамонта» не смогли заплатить три фунта десять шиллингов за проезд,  — объяснил Фрост.  — И поэтому в данный момент они являются собственностью капитана, который известит об их прибытии в город и постарается выгодно продать их торговцам и ремесленникам, нуждающимся в рабочей силе. Эти последние не останутся внакладе. Новые поселенцы будут работать на них от четырех до семи лет, возмещая некогда затраченные на них деньги. Если они хотят жить в Америке, то у них нет выбора. С вами же дело обстоит иначе. Протекция Оглеторпа поможет вам стать гражданами, никогда не знавшими рабства.
        Гарри и Лили видели, как на берегу местные жители суетятся вокруг капитана. Им не терпелось узнать, что он собирается им предложить.
        В городе насчитывалось чуть меньше двух тысяч жителей, говоривших на самых разных языках. Большинство домов еще только строилось, что свидетельствовало о процветании колонии. Здесь уже прочно обосновались двадцать два торговца и сотня ремесленников: кирпичники, штукатуры, дровосеки, слесари, портные, сапожники, ткачи, булочники, мясники, пивовары, медники, цирюльники, приехавшие с континента или из соседних колоний. Уильям Пенн надеялся, что Филадельфия когда-нибудь станет самым большим портом Делавэра и главным городом всей речной долины.
        — Мы должны найти для вас кров и выбрать доходное ремесло,  — сказал Шелби Фрост Бэтманам.  — У вас есть сбережения?
        Гарри сообщил Фросту о четырех гинеях, приданом Лили,  — жалкой толике наследства ее покойной матери.
        — Только никому об этом не говорите!  — ужаснулся священник.  — В колониях практически нет наличных денег. Англия проводит очень суровую финансовую политику: наличные средства не должны вывозиться с территории метрополии. Здесь процветает меновая торговля и ходят простые векселя, выпущенные для Антильских островов. Честное слово, в Америке добрая подлинная гинея считается настоящим богатством! И она способна вызвать зависть. Ведите себя как можно скромнее.
        Немного подумав, Шелби Фрост сказал:
        — Мы попытаемся купить участок земли, чтобы построить дом и жить тем, что будет рождать земля.
        — В Филадельфии?
        — Нет, здесь слишком высоко взлетели цены. А вот земельные участки, расположенные на западе, на другом берегу реки Шуилкил,  — совсем другое дело. На аукционе в Лондоне их переоценили, и теперь владельцы хотят продать свои участки, пусть даже себе в убыток. Это наш шанс.
        — Мы сумеем купить участок на приданое Лили?
        Священник отрицательно покачал головой:
        — Бесполезно даже пытаться. Здесь царствует кредит. Вы становитесь владельцем земельного участка, дав обязательство сделать его плодородным, чтобы в дальнейшем у вас появилась возможность платить по векселям продавца.
        Было решено провести собрание в таверне Джеймса Уэста, расположенной на Док-Крик, в торговом центре города. Капитан «Фэамонта» велел им следовать за ним.
        Гарри и Лили удивились, увидев, что улицы делили город на квадраты. Это так отличалось от извилистых улочек Дублина!
        У Уэста собрались все уважаемые жители Пенсильвании, чтобы послушать, как капитан будет расхваливать свой «товар».
        Среди этих людей находился самый богатый англичанин колонии, Джеймс Карпентер, уроженец Барбадоса, вложивший свое состояние в проект Уильяма Пенна.
        Карпентер стоял в центре комнаты, напротив большого стола. Его окружали Барнаба Уилкокс, Самюэл Ричардсон, Вильям Фрамптон, Хэмфри Морей, Айзек Норрис и Джонатан Дикенсон, составлявшие английскую элиту Делавэра. Большинство из них были квакерами или бывшими зажиточными поселенцами Антильских островов, но были здесь и те, кто приехал из Бристоля, Нью-Йорка и Бёрлингтона.
        — Это хорошо, что капитан предложил нам сопровождать его,  — заметил Шелби Фрост.  — Среди этих людей мы наверняка найдем человека, готового продать свой земельный участок.
        Входя в таверну, Гарри думал, что он вновь окунется в атмосферу заведений, в которых он вырос, вновь увидит пьяных посетителей, полуобнаженных девиц, а на полу — солому с подозрительными пятнами. Но его взору предстал образцово чистый зал, заполненный трезвыми мужчинами в серых фраках и черных плоских шляпах. Некоторые из них пили пиво, но не потому, что хотели напиться, а потому что пиво считалось полезным для здоровья. Никто не курил. Собравшихся обслуживала семейная пара. Платье женщины было застегнуто до самой шеи.
        — Аскетизм — это один из принципов жизни квакеров,  — объяснил Фрост.  — Вот увидите, все будет хорошо.
        Капитан «Фэамонта» совершал уже пятое плавание из Ирландии в Пенсильванию и поэтому видел здесь много знакомых лиц. Прежде всего он засвидетельствовал свое почтение Джеймсу Карпентеру. Шелби Фрост обменялся приветствиями с некоторыми из собравшихся в квакерской манере, почтительно и без излишней порывистости.
        По знаку Карпентера капитан приступил к урегулированию денежных вопросов.
        — Доктор медицины, аптекарь и стеклодув, о которых вы меня спрашивали, находятся на борту корабля,  — сообщил капитан.  — Доктор приехал с семьей, аптекарь — с сыном. Все трое обойдутся вам в пятьдесят фунтов тринадцать шиллингов.
        Подобная сумма вызвала многочисленные протесты, оживленные, но вежливые. Никто не произнес ни одного грубого слова. Пришлось торговаться с большой осмотрительностью, чтобы договориться о цене на новых поселенцев.
        Гарри и Лили пришли в ужас.
        В конце концов сорок фунтов, буквально вырванные капитаном, были выплачены ему в виде бочек патоки и тюков мэрилендского табака.
        Капитан продолжил читать список пассажиров «Фэамонта», обладавших навыками, которые присутствующие могли счесть полезными для будущего колонии.
        Капитан собирался «продать» их зажиточным поселенцам Филадельфии. Других, менее ценных пассажиров он выставит на общественные торги позднее.
        Едва капитан сделал вид, что закончил, один из мужчин, собравшихся в таверне, Максвелл Карлсон, спросил, показывая пальцем на Бэтманов:
        — А эти?
        — Ах, эти!..
        Капитан двусмысленно ухмыльнулся.
        — Это мой лакомый кусочек… Особенно она!
        Он схватил Лили за руку.
        — Верзила ничего не стоит, а вот она…  — воскликнул он и, придав своему лицу серьезный вид, громко объявил присутствующим:
        — Господа, я предлагаю вам в жены этот прекрасный цветок!
        Все встрепенулись. Многие англичане, бежавшие в Америку, покинули Англию или Антильские острова молодыми и холостыми. Чтобы найти себе белую жену-христианку, они должны были съездить на родину, но такое случалось редко, да и стоило очень дорого.
        Женщины на выданье, даже зрелые, были самым ценным товаром по эту сторону Атлантического океана.
        Ошеломленный Шелби Фрост хотел было запротестовать и объяснить, кем были эти молодые ирландцы, но его опередил Гарри:
        — Этого никогда не будет!
        Его крик прозвучал как гром среди ясного неба, сокрушив спокойствие квакеров.
        — Лили — моя жена! Нас поженил и благословил в Дублине сам епископ Оглеторп!
        Капитан пожал плечами:
        — Ты действительно так считаешь? На моем корабле полдюжины замужних женщин, но эта в их число не входит. Насколько я знаю, о вашем союзе не сделана запись ни в одной из церковно-приходских книг, да и скреплен он был епископом-раскольником, за голову которого английский парламент объявил неплохую цену. Если ваш союз не признают в Ирландии и Англии, то здесь он и подавно ничего не значит! Я повторяю свое предложение. Посмотрите, господа! Лили молода и желанна, она подарит своему законному мужу очаровательных детей!
        — Какого она вероисповедания?  — раздался вопрос.
        — Праведная католичка. Хорошая христианка. Обученная вами, она станет примерной квакершей.
        — Но Оглеторп! Ваше слово!..  — протестовал отец Фрост.
        — Оглеторп далеко,  — сказал капитан, как отрезал.  — Он во Франции вместе со своими проблемами. У меня же свои проблемы. Никто не заплатил мне за проезд этих двоих. По морским законам они находятся в полном моем распоряжении. Кто станет отрицать мое право быть хозяином моего корабля и находящихся на его борту людей?
        Лили бросала на Гарри взгляды, полные отчаяния. Гарри сжал кулаки.
        — Что бы вы там ни говорили,  — с угрозой произнес он,  — никто нас не разлучит!
        Капитан пожал плечами:
        — Прекрати болтать ерунду. Иначе я отведу тебя на корабль, брошу в трюм и высажу в твоей проклятой Ирландии!
        Глядя на судовладельца Джеймса Уэста, капитан добавил:
        — Я полагаю, что супруга этого простофили стоит, по меньшей мере, столько же, сколько и новая прочная мачта для моего «Фэамонта», как вы считаете?
        Уэст понял, что имел в виду капитан, и тут же поддержал его:
        — У капитана есть право!
        Трое мужчин — канатчик из Бристоля, владелец кирпичной печи из Франкфорда и скототорговец из Виргинии — приняли участие в торгах, желая заполучить Лили для себя или своих сыновей.
        Гарри кипел от ярости. Лили плакала.
        Собравшиеся в таверне безучастно наблюдали за продажей молодой женщины, словно речь шла о продаже кирпича или древесины для бочек. Капитан был счастлив, что ему удалось продать Лили за девятнадцать фунтов в виде бочки рома!
        Но вдруг раздался отчетливый звон. Все смолкли.
        На стол, прямо перед Джеймсом Карпентером, упала монета достоинством в одну гинею.
        Золотая монета с изображением Вильгельма III Английского и Марии II крутилась на ребре, сверкая при дневном свете, лихорадочно описывая все новые круги, а затем, затихнув, упала на столешницу.
        Все собравшиеся в таверне молчали, завороженные блеском этой монеты, стоимость которой составляла тридцать фунтов стерлингов.
        Гарри решительно подошел к Джеймсу Карпентеру:
        — Я с лихвой плачу за свой проезд и проезд моей жены на «Фэамонте». Так что мы больше не являемся его собственностью. Извольте приказать капитану, чтобы он отпустил мою супругу, мсье.
        Гарри не был квакером, но он знал, что и в таверне, и в публичном доме, в Дублине или в Филадельфии, действуют неписаные правила. И главное правило гласило: если ты хочешь, чтобы тебя услышали, надо обращаться к самому сильному.
        Карпентер схватил гинею. Немного подумав, он улыбнулся и сказал капитану:
        — У вас было право, но этот юноша заявил о своих правах. Отпустите его жену.
        — Но это воровство!  — закричал капитан.
        — Вам заплатят ваши законные шесть фунтов двадцать шиллингов,  — сказал Карпентер.
        — Уверен, что нет! Я обращусь к мировым судьям!
        — Умейте проигрывать. Не стоит превращаться в сутягу, капитан. К тому же здесь нет ни судей, ни адвокатов, ни стражников, ни тюрьмы. Вы напрасно спорите. Надо с состраданием относиться к грешникам. Поговорим о других вещах.
        Карпентер повернулся к Гарри:
        — Я верну вам деньги за вычетом того, что причитается капитану. Они принадлежат вам.
        Шелби Фрост объяснил Карпентеру, кем были эти молодые люди, и рассказал, какое участие в их судьбе принял Оглеторп.
        — Вы оба католики, которых преследуют,  — сказал Карпентер.  — Так добро пожаловать в Филадельфию! Надеюсь, вы будете способствовать ее процветанию.
        — До чего же они честные, эти поселенцы!  — сказал Гарри Шелби Фросту, когда они выходили из таверны.
        — Что касается меня, то я нахожу этих квакеров скорее странными…

        — Как называется это место?
        — Георгиана. Лет тридцать назад здесь жила шведская семья из Норркопинга.
        Перед глазами Гарри и Лили простирался земельный участок площадью в восемь акров, который нашел Шелби Фрост на берегу реки Шуилкил.
        На участке стоял домик, вернее, деревянная хижина, ее архитектурный стиль был неведом в Англии и Ирландии. Домик был построен из цельных сосновых бревен, проконопаченных мхом. Крыша была сделана из дранки.
        Эта часть Филадельфии была малозаселенной. Поселенцы считали, что подлинный торговый потенциал колонии — перевозки товаров по Делавэру, а не по Шуилкилу. Многие упрекали Уильяма Пенна в том, что он колонизировал этот берег, который считался бедным и слишком отдаленным. Однако поселившись здесь, Гарри Бэтман понял замысел основателя: Делавэр был морскими воротами колонии, а Шуилкил, который протекал поперек земель Пенсильвании, мог обеспечивать различными товарами всю колонию и запад, когда там будут построены города. Месторасположение Пенсильвании, которое так не понравилось Гарри в момент прибытия «Фэамонта», начинало обретать для него смысл: один километр прибрежной территории Шуилкила, который Уильям Пенн купил у племени ленапов, в один прекрасный день начнет приносить небывалые прибыли.
        У Бэтманов было всего трое соседей, немцев, которые тут же пришли к ним, чтобы помочь проветрить и убрать дом и размежевать первые делянки для сельскохозяйственных культур.
        Гарри и Лили никак не могли опомниться, ведь в Ирландии они никогда не стали бы собственниками. Тех денег, что они там зарабатывали, им едва хватало на жизнь.
        Объездив всю Георгиану, Гарри нашел работу лесоруба. Он делал сваи и брус для палисадов. Старые лесорубы посмеивались над молодым угловатым парнем, плохо приспособленным к жизни на открытом воздухе, обливавшимся потом, поскольку топор был для него слишком тяжелым.
        Лили нанялась на ферму Германтауна, небольшого городка, основанного поселенцами из Крефельда Вестфалии. На ферме пряли лен и делали масло на новых маслобойках, привезенных из Соединенных Провинций.
        Простота и трудолюбие помогли Лили подружиться с Эннеке Пасториус, женой основателя и бальи[3 - В дореволюционной Франции чиновник, представляющий интересы короля или сеньора.] Германтауна. Лили стала посещать занятия в бесплатной школе, открытой Эннеке.
        Совсем немного времени понадобилось Гарри и Лили для того, чтобы обосноваться в Филадельфии, где они впервые в жизни почувствовали себя свободными и счастливыми, за что Бэтманы были искренне благодарны епископу Уайту Оглеторпу. На каждой мессе они непременно молились за своего благодетеля.
        Гарри расширил круг своей деятельности. Он работал пастухом, точильщиком, солил провизию на зиму, пас ягнят, обжигал кирпичи, помогал рыть дренажные канавы вдоль пахотных делянок и колодцы, взрывал горные породы, вязал сети. Работая стригалем овец, он оказал своей родине честь, поставив рекорд по настригу за день. Юноша хорошо развил свои мышцы и постепенно превратился в мужчину.
        Воровство и ложь теперь были для него неприемлемы. Покидая Ирландию, он распрощался со всеми дурными привычками, которые приобрел там.
        С каждым годом положение Бэтманов в колонии становилось все прочнее. Они с нетерпением ждали рождения своего первенца.
        Благодаря недавно проложенной почтовой линии, связавшей Пенсильванию с Нью-Йорком, а Нью-Йорк с Бостоном, они получали сведения о жизни в Европе, которые привозили корабли из Лондона.
        Именно так Бэтманы узнали о содержании мирного договора, навязанного англичанами ирландцам после поражения при Огриме и Лимерике. Верховный судья Робинсон недвусмысленно объявил: «В Ирландии закон не допускает существования людей, исповедующих римско-католическую веру».
        В стране своих предков ирландцы стали чужаками. Им было запрещено носить шпагу, заключать смешанные браки, давать образование своим детям или отправлять их учиться за границу, приобретать земли, принадлежащие протестантам, принимать участие в выборах, завербовываться в солдаты, брать долгосрочные займы, держать лошадь, стоимость которой превышает пять фунтов. Ирландских аристократов и офицеров выслали на континент, а епископов изгнали.
        С почтой пришли новости и из Франции.
        При дворе Людовика XIV обсуждался вопрос об ирландских беженцах и об Уайте Оглеторпе.
        Бежав из Рингсенда, прелат добрался до замка Сен-Жермен-ан-Лэ, где проживал в изгнании английский двор Якова II. После нескольких месяцев переговоров, обманутый королем, попавшим под влияние иезуитов, Оглеторп отказался от политической борьбы и поселился в монастыре капуцинов в Отёе. Он заверил, что отныне не будет заниматься делами, касающимися Ирландии и Англии. Однако такое заявление епископа не удовлетворило его противников. Через год Уайта Оглеторпа нашли убитым в его келье.
        Со смертью Уайта Оглеторпа была перевернута еще одна страница в истории Ирландии.
        Бэтманы поклялись, что больше никогда не ступят на свой родной остров.

        В 1695 году на земле Бэтманов в Георгиане впервые уродились зерновые и лен в количестве, достаточном, чтобы продать их фабрикам Германтауна.
        На вырученные деньги Гарри решил построить на своем отрезке берега Шуилкила небольшую пристань. В Филадельфии его начинание вызвало улыбку: «По этой реке никто ничего не перевозит!»
        — Спрос рождает предложение,  — говорил на что Гарри.
        Эту истину ирландец постиг в Дублине, внимательно следя за жизнью домов терпимости. Туда, где открывали подобный дом и поселяли в нем уличных девок, сразу же съезжались клиенты. В молодые годы никто не привил Гарри нравственных принципов, зато его чутье обострилось.
        — Поскольку моя пристань существует, значит, ею будут пользоваться!
        Через несколько недель после окончания работ индейцы племени сускеханноков принесли бобровые шкурки и хвосты, которые они обычно продавали в Олбани, расположенном от них в нескольких днях пути на пирогах. Бэтман жил намного ближе к их деревне. Он стал их главным комиссионером и к тому же первым импортером шкур в колонии Уильяма Пенна.
        Бэтманы не только начали получать от своего труда значительную прибыль, но и были первыми в колонии, кто сделал это на берегу Шуилкила.

        Однажды утром Гарри с удивлением узнал, что его официально приглашают посетить Филадельфию. Крупные торговцы Филадельфии приняли его в свои ряды, и теперь Гарри мог вместе с ними заседать в знаменитой таверне Уэста в те дни, когда капитаны кораблей, прибывших из Англии, приходили, чтобы огласить списки своих товаров и рабочей силы.
        В той самой, где несколько лет назад он спас себя и Лили.
        Труд и упорство принесли свои плоды: Гарри перешел на «ту сторону».

        Шелби Фросту не удалось найти достаточно денег и единомышленников, чтобы построить католическую церковь в Филадельфии, как он мечтал. Ему пришлось переехать в Сен-Мэри-Сити, где проживало много семей католиков, приверженцев Папы. Все свое время молодой священник посвящал католикам Мэриленда и Пенсильвании.
        Что касается Гарри, то он с каждым днем все больше убеждался в том, что Фрост был прав, в их день приезда в Америку назвав квакеров «скорее странными». Ирландец-католик постоянно сталкивался с упрямством основателей колонии. Можно было не обращать внимания на то, что они ко всем без исключения обращались на «ты», отказывались снимать шляпу перед кем бы то ни было, были одержимы смешными навязчивыми идеями, например, не признавали общепринятых названий дней недели и месяцев, называли воскресенье Первым Днем, а январь — Первым Месяцем, и так далее, но он не мог смириться с их отношением к клятве.
        По мнению квакеров, отвергавших саму мысль о лжи, принесение клятвы было излишним, поскольку это предполагало два уровня правды.
        Этот принцип веры парализовал работу всех социальных институтов колонии. Судебная система пришла в упадок, законы были объявлены ничего не значащими, никто не приносил клятву верности короне.
        Гарри трудно было доверять в делах людям, которые отказывались клясться своей верой и действия которых не могли быть оспорены в суде.
        Согласившись десять лет назад взять в свои руки всю политическую власть в одной из американских колоний, эта секта усердных христиан столкнулась с дилеммой: как непреклонно следовать религиозной доктрине, если она явно вступает в противоречие с прогрессом общества?
        Но Бэтмана раздражало не столько предубеждение квакеров относительно клятвы верности, сколько их неистовый пацифизм.
        У Гарри были превосходные отношения с индейцами племени сускеханноков, официальным посредником которых он стал. Индейцы рассказали ему о положении в британских колониях гораздо больше, чем это мог сделать самый осведомленный из англичан. Выяснилось, что Америка была землей, на которой постоянно велись войны. Индейцы непрестанно враждовали между собой. Эту вражду разжигали как англичане, так и французы. Новый Свет превратился в еще один театр военных действий, начатых в Европе. И хотя квакеры исповедовали пацифизм и отвергали любое насилие, они, как английская колония, могли быть втянуты в войну вопреки собственной воле. Однако они по-прежнему отказывались строить оборонительные форты и палисады и отвергали саму идею создания вооруженного ополчения.
        Великий вождь племени сускеханноков по имени Оноджута сказал Гарри:
        — Филадельфия — это заманчивая и легкая добыча. Когда она станет богатой и процветающей, мои братья индейцы воспользуются ее слабостью, уверяю тебя. И тогда Филадельфия прекратит свое существование.
        Говоря о квакерах, Гарри называл их безумцами.
        — В каком мире они живут?
        Успех Гарри Бэтмана, достигнутый им на берегу Шуилкила, побудил многих филадельфийцев последовать его примеру. Вскоре несколько семей обосновались на западном склоне колонии. И всех удивляло то, что Бэтман отказывался расширять свои владения, несмотря на очевидную выгоду.
        Впервые его деловое чутье вызвало сомнение.
        — Пенсильвания растет, это правда, но она остается и еще долго будет оставаться маленькой колонией. Здесь можно жить, да, но только горстка людей способна сколотить здесь состояние,  — говорил Гарри жене.  — Мы не в Бостоне и не в Нью-Йорке!
        Сидя перед Гарри в их доме в Георгиане, Лили слушала, положив обе руки на живот.
        Она была на третьем месяце беременности.
        — Среди квакеров назревает раскол на почве религиозных воззрений. Их помыслы, безусловно, чисты, но эти люди не созданы для того, чтобы брать на себя ответственность за всю колонию. Мир, заключенный между Англией, Францией и их союзниками-индейцами, сохраняется уже два года, но как долго он еще продлится? Что с нами станет, если Филадельфия окажется в осаде?  — вопрошал Гарри.  — Мы уедем.
        Без повторного уведомления и ненужных формальностей Бэтманы продали свое имущество и торговлю Джеймсу Карпентеру с большой выгодой. Часть денег они отдали Шелби Фросту, чтобы тот смог построить церковь около Георгианы, и уехали из Пенсильвании в поисках новых горизонтов.
        В своих устремлениях они следовали примеру многих колонистов. Каждый постоянно был готов пойти на риск, сняться с насиженного места и отправиться либо на плантации Виргинии и Мэриленда, либо в порты, где велась оживленная меновая торговля с Лондоном.
        Бэтманы так и не смогли забыть, какое впечатление произвел на них, находившихся на борту «Фэамонта», Нью-Йорк восемь лет назад.
        — Туда мы и поедем,  — заявил Гарри.
        — Там не принимают католиков.
        — Там принимают деньги, каким бы ни было их происхождение. А денег у нас достаточно. Мы сумеем с ними договориться.
        В начале лета 1699 года Бэтманы поспешно покинули Пенсильванию. Им надо было успеть переехать до наступления зимы и возможных осложнений беременности Лили.
        Гарри не стал ждать корабля. Он предпочел вверить судьбу своим друзьям из племени сускеханноков, которые знали, как по воде добраться до реки Гудзон.
        Бэтманы покинули Филадельфию, погрузив все свое имущество на несколько больших пирог.
        Остров Манхеттен поразил их гораздо сильнее, чем в первый раз: Нью-Йорк значительно расширился. Было ясно, что, если население и объем товарообмена будут расти в таком же быстром темпе, Нью-Йорк вскоре обгонит своего соперника Бостон.
        Город сосредоточился на южной оконечности Манхеттена. По всей ширине острова на севере его защищала крепостная стена, которая пятьдесят лет назад служила границей голландской колонии.
        Гарри и Лили удивились, узнав, что голландцы до сих пор составляют большую часть населения. В 1664 году власть мирным путем перешла в руки англичан, которые не стали требовать, чтобы жители покинули эти места. С тех пор прагматичные голландцы, прекрасно разбирающиеся в вопросах торговли, вели дела с новыми хозяевами.
        Английский квартал Нью-Йорка был расположен в Портовом районе. Именно там Гарри рассчитывал встретить старых знакомых по Филадельфии, людей, которые, как и они, покинули Пенсильванию, кто-то из них — устав от суровых правил квакеров, кто-то — питая честолюбивые надежды.
        В Филадельфии Гарри приобрел новый красивый фрак. В Нью-Йорке он ничем не выделялся, настолько элегантнее здесь, по сравнению с Филадельфией, были одеты мужчины. После сурового аскетизма квакеров здешняя веселая атмосфера приятно удивила Бэтманов.

        В Портовом районе Бэтманы встретили Вильяма Бредфорда, типографа из Филадельфии, изгнанного из Пенсильвании пять лет назад за распространение обвинительной речи, осуждающей некоторые законы квакеров.
        Они вновь встретились в роскошном доме Бредфорда. Бредфорд не стал скрывать, что недавно стал пресвитерианином, чтобы скорее слиться с жителями колонии.
        — Вы выбрали крайне неудачный момент,  — сказал он Бэтманам относительно их приезда.  — Под давлением протестантских проповедников Собрание проголосовало за постановление, направленное против католических священников. Священникам предписано покинуть Нью-Йорк, а те поселенцы, которых уличат в их укрывательстве, должны будут заплатить штраф в размере двухсот пятидесяти фунтов! В городе живут не больше дюжины католиков, и среди них нет ни одного ирландца. Портовый район перенаселен. В других районах хозяйничают голландцы. Вас не примет ни одна община.
        — Мне все равно,  — ответил Гарри.  — Я довольствуюсь земельным участком на севере, за крепостной стеной города.
        — Даже не думайте об этом. Там нет серьезной торговли! К тому же вы окажетесь беззащитными в случае атаки французов с территории Канады.
        Земли на Манхеттене от крепостной стены до Нью-Гарлема были собственностью Колониального комитета, возглавляемого губернатором Нью-Йорка. Однако Вильям Бредфорд нашел способ помочь Гарри. Назначенный на должность типографа, распространителя официальных указов, ордонансов и петиций, он был близок к властям провинции. За восемьдесят фунтов и обещание исповедовать католическую религию лишь в семейном кругу он сумел получить для Бэтмана земельный участок площадью в шесть акров, расположенный недалеко от крепостной стены, на восточном берегу Гудзона.
        — Вы сможете сдавать наделы в аренду ремесленникам или землепашцам по более низким ценам, чем в городе,  — подсказал Гарри Бредфорд.
        Гарри же поступил иначе. Он нанял обжигальщиков кирпичей, каменщиков и плотников и построил огромный торговый склад, самый большой в колонии, равный по площади семи аналогичным строениям, которыми владел Джеймс Карпентер на берегу Делавэра.
        И вновь поселенцы принялись смеяться над Гарри: около склада не было пристани, к тому же от него было неудобно добираться до набережных города.
        Убежденный в том, что спрос рождает предложение, Гарри напечатал в типографии Вильяма Бредфорда листовки, в которых расхваливал удаленное местоположение своего склада, трех вооруженных людей, которых он нанял охранять склад, и свои расценки на хранение, которые были намного ниже всех остальных расценок, установленных в колонии.
        На фронтоне склада Гарри распорядился написать свою фамилию: Бэтман.
        — Теперь запасемся терпением,  — сказал Гарри Лили, волновавшейся из-за того, что они вложили все свои сбережения в это предприятие.
        Осенью произошло знаменательное событие, обернувшееся для них большой выгодой.
        На Броад-стрит велось строительство нового здания мэрии, красота и монументальность которого должны были свидетельствовать о значимости английского господства в колонии. Но в самый разгар работ строители поняли, что вскоре им будет не хватать кирпичей. Чтобы побыстрее завершить работы, Собрание Нью-Йорка вернулось к старому проекту: было решено разобрать обветшавшую крепостную стену, возведенную голландцами, и использовать камни ее бастиона для строительства мэрии.
        Члены Собрания остались равнодушными к тому, что символ голландского прошлого послужил для сотворения нового символа англичан.
        Гарри Бэтман присутствовал при разрушении стены, когда падали на землю тяжелые деревянные стойки высотой в четыре метра, установленные полвека назад, и оборонительные бастионы.
        Пришлось укреплять дома Северного района, примыкавшие к стене. Была также проложена новая улица. Она получила название Уолл-стрит в память о валлонах, которые в 1653 году возвели крепостную стену бывшего Нового Амстердама.
        У Гарри Бэтмана были все основания радоваться. С разрушением стены он фактически становился гражданином города, а расширение деловой активности Нью-Йорка в направлении его склада было неизбежным.
        Именно в это время Лили родила мальчика. Бэтманы назвали его Чарльзом.
        — Чарльз Бэтман,  — восторженно повторял Гарри, никогда не знавший отца.  — Первый ирландец-католик, родившийся в Нью-Йорке! Пусть те, кто уверял меня, что Новая Ирландия в Америке — всего лишь пустая мечта, запомнят раз и навсегда: мой сын поможет нашим угнетенным братьям заселить колонию! Вот увидите!
        Гарри долго молился Пресвятой Деве, Иисусу Христу и душе своего благодетеля Уайта Оглеторпа.
        На следующий день на фасаде большого торгового склада Бэтмана появились еще два слова: и Сын.

        Муиры
        1701 год

        В Библии, в пятом стихе 25 главы книги Второзаконие сказано, что в случае смерти мужа вдова должна вступить в брак с братом умершего и выполнять по отношению к нему супружеские обязанности.
        В книге Левит говорится прямо противоположное: тот, кто возьмет в жены вдову брата, будет навечно опозорен, и такая супружеская пара останется бездетной.
        Из этого библейского противоречия король Генрих VIII извлек для себя двойную выгоду. Сначала он женился на рьяной католичке Екатерине Арагонской, вдове своего старшего брата Артура. Затем он расторг с ней брак и сделал королевой протестантку Анну Болейн.
        Ведя войну с бывшим монахом из Германии Мартином Лютером, вождем протестантов, Папа Климент V отказался признать расторжение первого брака короля Англии. Взбешенный Генрих пренебрег запретом Папы, сам разорвал супружеские узы и провозгласил себя единственным верховным главой Церкви Англии.
        Из-за обыкновенного адюльтера, вылившегося в государственный каприз, в среде британского духовенства произошел раскол. Англичане, оставшиеся верными Риму, и их братья-протестанты принялись преследовать друг друга.
        Отныне при каждом восшествии нового короля на престол умы будоражил один-единственный вопрос: какую религию исповедует монарх? Католичество или протестантизм?
        На корону претендовали оба лагеря. После Генриха VIII на престол взошел протестант Эдуард VI. Мария Тюдор была католичкой, Елизавета I — протестанткой, Яков I и Карл I — протестантами, а Оливер Кромвель довел реформацию до фанатизма. На смертном одре Карл II перешел в католичество, его брат Яков II был истовым католиком, а в 1688 году Мария II и ее супруг Вильгельм Оранский восстановили верховенство протестантизма.
        Теперь же будущее трона было неясным. Поскольку Мария умерла в 1694 году, не оставив после себя наследника, а Вильгельм отказывался жениться, власть в королевстве переходила к Анне Стюарт, младшей сестре Марии. Только вот у наследницы, которой уже исполнилось тридцать пять лет, было тринадцать выкидышей, а единственный из ее детей мужского пола, не умерший в младенчестве, скончался от оспы в одиннадцать лет, 30 июля 1700 года.
        Его смерть вызвала у Парламента серьезное беспокойство.
        Если Анне не удастся обеспечить династическую преемственность, то из-за запутанных родственных связей трон Англии вновь перейдет в руки… католиков.
        Чтобы отвести от себя эту угрозу, парламентарии представили на рассмотрение закон о наследовании, призванный раз и навсегда отстранить от власти католиков.
        В том случае, если Анна умрет, не оставив наследника, корона перейдет к Софье Ганноверской, внучке протестанта Якова I, а затем к ее потомкам.
        В своем стремлении одержать верх над папистами парламент без малейших колебаний отверг права почти пятидесяти законных претендентов-католиков и отдал трон… вдовствующей семидесятиоднолетней немецкой принцессе, которая ни слова не знала по-английски!
        В июне 1701 года король утвердил предложение парламентариев. Закон был принят под названием Акт о престолонаследовании.
        В тот день в Лондоне, как и во всем королевстве, протестанты захотели по достоинству отпраздновать этот решительный удар, нанесенный по лагерю приверженцев Папы. Длительные распри, зародившиеся при Генрихе VIII, закончились: британский закон запрещал всем английским монархам исповедовать католичество.
        В Лондоне дворяне и зажиточные горожане получили приглашение на пир, устраиваемый в честь подписания Акта о престолонаследовании.
        Уже само по себе это приглашение было восхвалением будущей английской монархии, переходившей в руки Ганноверской династии: оно было напечатано на немецком языке.
        Это приглашение было разослано Августусом и Трейси Муирами.
        У Августуса Муира, как ни у кого другого, были все основания радоваться восшествию на английский престол представителей Ганноверской династии. Хотя последние двадцать два года Муир жил в Лондоне, он был давно связан с будущим правящим домом, а с Георгом, старшим сыном принцессы Софьи, поддерживал тесные дружеские отношения с детства.
        Немецкое происхождение, за которое Муира так часто упрекали, могло оказаться как нельзя кстати: Августус Муир, самый богатый человек в королевстве, рассчитывал вскоре приобрести политическое влияние, которое еще больше прославит его имя. Никто не сомневался, что, едва представители Ганноверской династии станут преемниками Анны, как при английском дворе начнет утверждаться немецкая элита. И Муиры, уже сейчас во весь голос заявившие о себе, займут привилегированное положение.
        На прием, устраиваемый в легендарном дворце на Родерик-Парк, Муир ждал около трехсот гостей, но засвидетельствовать свое почтение пришли более двух тысяч!
        В девять часов вечера Августус стоял в своих апартаментах на втором этаже около окна вместе с женой Трейси и молча смотрел на двор и ворота, через которые въезжали гости.
        На Августусе был парадный мундир, который непременно надевали дворяне Ганновера, отправляясь на аудиенцию к императору Леопольду. К сорока двум годам шея и живот у Муира значительно располнели, а волосы на его голове поредели.
        Перед глазами Муира проходили сливки лондонского общества: английские вельможи, разодетые в золотую парчу, парламентарии — виги и тори, лорд-мэр в сопровождении олдерменов и городских сержантов, члены Тайного совета короля, посол Испании с орденом Золотого Руна и в орденском одеянии, в сопровождении шталмейстеров и придворных алькальдов, посол Франции с орденом Святого Духа, также в орденском одеянии и в сопровождении многочисленной свиты. Стоял теплый солнечный июньский день, и огромные двери-окна, выходившие в сад, были открыты настежь. Ради этого приема Августус распорядился поменять обивку в гостиных. Теперь стены и мебель были обиты коврами и атласной материей, вышитой цветами Ганноверской династии: красным и жемчужно-серым. В садах высадили сирень и ракитник. Из Версаля был выписан пиротехник. По случаю торжества дамы сшили себе красные платья, а мужчины надели ленту или галстук такого же цвета.
        Стоя у окна и пристально рассматривая гостей, Августус думал о пути, проделанном им с момента приезда в Лондон, о публичных оскорблениях, которым он подвергался из-за своего акцента и манер, считавшихся «слишком немецкими».
        — Теперь вы все у меня в руках,  — прошептал он.
        — Что вы сказали?  — спросила Трейси. Одетая в роскошное платье, она стояла позади мужа.
        Она сгорала от нетерпения, не понимая, чего ждал ее муж, почему он не присоединялся к гостям.
        — Пора спускаться,  — добавила Трейси.  — Августус, так не делают!
        Самый могущественный человек в Англии с улыбкой на устах повторил для себя на своем родном языке:
        — Ich habe euch erwischt.[4 - Я вас поймал (нем.).]
        Первым, кто прославил фамилию Муир, был некий Христиан, родившийся в Оснабрюке в 1602 году, в семье унтер-офицера, снискавшего себе дурную славу, поскольку был публично разжалован за недостойное поведение. За всю историю семьи Муиров, которые до тех пор батрачили на сельскохозяйственных угодьях по берегам Лайне, этот пьяница поднялся выше, чем все остальные, и какое-то время, до того как его, словно падшего ангела, повергли на землю, был богом всего рода.
        Старший сын Христиана пошел по стопам отца, став военным. Он отличился в сражении при Вислохе и во время осады Бреды. С того самого момента, как рейнский князь-курфюрст возвел его в чин капитана за военные подвиги и удостоил нескольких слов во время смотра, память об отце-пропойце канула в небытие.
        Молодой Христиан мог претендовать на любые почести. Получая такую же пенсию, что князь при дворе, он мог жениться на богатой невесте, возглавить полк уланов или получить место в канцелярии властей в Вене.
        Но Христиан Муир не сделал ничего такого, чего можно было бы ожидать от человека, выдвинувшегося благодаря личному мужеству и благосклонности монарха.
        Галантные разговоры с барышнями раздражали его. К политическим разглагольствованиям он питал такое же отвращение, как и к балам. Поля сражений наскучили ему.
        Он отказался от всех благ. Его считали сумасшедшим. Мать и братья были в ужасе, отец же посмеивался.
        Во время одной из военных кампаний судьба привела Христиана к рубежам Польши. В деревне Гдонск, где его полк стоял целый месяц, он проникся симпатией к некому Молдаву Ротпшину, владельцу небольшого земельного надела.
        Через четыре года капитан Христиан Муир вернулся в Гдонск и предложил Ротпшину продать ему земли к северу от реки Криста, которыми тот владел.
        На этих землях находились две небольшие соляные копи. Поляк с радостью принял предложение Муира. Муир же сумел добиться от имперских канцелярий того, в чем всегда отказывали Ротпшину: разрешения на торговлю солью за пределами Священной империи.
        Копи Гдонска оказались более богатыми, чем считалось ранее. Христиан Муир сказочно разбогател.
        Когда Христиан вернулся в Оснабрюк, у него уже больше не было необходимости искать для себя подходящую партию. Юные наследницы сами устремились к нему в надежде жить рядом с ним в огромном дворце, который он приказал построить.
        Христиан Муир остановил свой выбор на юной Анне-Шарлотте Хенрен. Подарив ему сына Фредерика, она умерла.
        Фредерик с юности увлекался политикой. То, чем пренебрегал отец, превратилось в страсть сына. Фредерик воспользовался фамильными миллионами, чтобы войти в окружение Габсбургов. Торговля солью вызывала у него отвращение. Он был убежден, что польские копи существовали лишь для того, чтобы предоставлять ему средства ублажать союзников и вредить врагам. Сын Христиана Муира любил балы, напивался до потери сознания, заискивал перед всеми выгодными партиями и, наконец, женился на кёльнской герцогине, которая родила ему трех дочерей и единственного сына, Августуса.
        Фредерик использовал все свои связи с утверждавшимся в своих правах Ганноверским домом, чтобы пристроить наследника. Августус стал близким другом Георга, старшего сына княжеской четы Эрнста-Августа Ганноверского и Софьи Чешской.
        Глава клана Муиров, казалось, все предусмотрел, кроме одного: у Августуса не было ни малейшей склонности к политике.
        В семнадцать лет Августус не захотел вступать в армию, спровоцировал скандал, отказавшись жениться, что навсегда связало бы его с двором, и заявил, что придворной жизни предпочитает торговлю.
        Ничто не ужасало его так, как пренебрежение Фредерика к фамильным соляным копям.
        Страсть юного Муира к меркантильным делам возмущала его отца. Отец и сын произнесли слова, которые сделали примирение невозможным, и Августус уехал из Оснабрюка во Францию.
        В Версале Муир подружился с молодым англичанином, католиком в изгнании, Бартеломью Глэсби. Одного возраста с Муиром, Глэсби был сильным духом, очень умным, однако весьма непоследовательным человеком. Он рассказывал Муиру об Англии и ее двенадцати американских колониях, которые, как он знал, остро нуждались в соли.
        Глэсби научил Муира азам английского языка, и через три месяца Муир поселился в Лондоне с намерением удовлетворить все потребности Америки в соли.
        Муир открыл свою контору на улице Треднидл и отправил соответствующие распоряжения управляющему польскими соляными копями. Мимоходом он женился на Трейси Монро, дочери крупнейшего в Лондоне судовладельца.
        В настоящее время его детская дружба с сыном Софьи Чешской, новой претендентки на корону Англии, выводила Муира на политическую орбиту, что так льстило самолюбию старого Фредерика.
        Фредерик, не общавшийся с сыном с момента их разрыва в Оснабрюке, несмотря на огромные достижения Августуса в области торговли, после объявления Акта о престолонаследии прислал ему записку, в которой говорилось: «Я прощаю тебя».
        На эту записку Августус ответил: «Я Вас ни о чем не просил».

        Августус поднял брови. Из окна своих апартаментов он увидел, как въехавший в ворота экипаж пробивает себе Дорогу среди гостей.
        Муир нахмурился и повернулся к Трейси.
        — Ну!  — воскликнула Трейси.  — Спустимся ли мы, наконец, к гостям?
        Муир знаком велел жене замолчать.
        Трейси кипела от негодования.
        Муир ждал.
        Через минуту в дверь постучали. В комнату вошел Бат Глэсби.
        — Только что доставили,  — сказал он, протягивая конверт.
        Августус сломал печать, быстро пробежал глазами послание, улыбнулся и сунул документ под свой красный камзол.
        — Прекрасно. Мы можем идти,  — сказал он.
        Едва Муиры появились на верхней ступеньке большой лестницы дворца, ведущей на господский этаж, как раздались бурные рукоплескания. Гости приветствовали их так неистово, словно Муиры должны были стать преемниками Стюартов на троне Англии.
        Трейси Муир, высокая, породистая, изящная, несмотря на то что родила восьмерых детей, а в начале зимы ожидала девятого, скрывала свою беременность под просторным красным платьем, расшитым серебряными львами.
        Внизу лестницы родителей ждали дети.
        Вальтер, которому исполнилось семнадцать лет, носил голубую плечевую перевязь, символ Фактории Муира. Темноволосый, с черными глазами, высокий, стройный, он походил на мать. Рядом с ним стоял Клеменс. На год моложе старшего брата, он был копией отца. Тут же находились три мальчика и две девочки от четырех до четырнадцати лет.
        Войдя в банкетный зал, Августус улыбнулся, увидев длинный стол, уставленный блюдами с кнелями из печенки и лука, заячьим рагу с кровью, жареной свининой, политой уксусом, и супом из угрей — яствами его родины. Оркестр из восьми музыкантов, выписанных из Любека, исполнял известные произведения Букстехуде и Брунса. Недалеко от противоположного конца огромного стола был устроен театр.
        Взгляд Муира упал на тестя, старого лорда Джозефа Монро, по обе стороны от которого стояли сыновья. За десять лет, прошедших с того момента, как Августус демонстративно взял власть в свои руки, он впервые разрешил им прийти в свой дворец.
        Во время пира рейнское пиво разгорячило головы. Речи, поздравления, тосты, произносимые за здоровье Ганноверской династии и Муиров, уступили место сальным шуткам, высмеивавшим побежденных католиков.
        После того как подали десерт, театральный занавес поднялся и присутствующие смогли насладиться пьесой в стихах, которую читала самая востребованная актриса того времени. В пьесе восхвалялись великие даты Ганноверского дома, начиная с 1212 года. Заканчивалась она строфой, посвященной бракосочетанию Августуса Муира и Трейси Монро в Лондоне.
        Наконец, чтобы подчеркнуть новаторский дух Германии, на сцену вышел некий Ганс Фраунлоб из Виттенберга. Он продемонстрировал стеклянный шар, вращаемый огромным колесом.
        Фраунлоб был одним из тех ученых, которые изучали свойства электричества и ездили по всей Европе, знакомя публику со своими открытиями.
        Фраунлоб пригласил десятка два дам подняться на сцену. Он построил их в ряд, лицом к зрителям, и попросил их взяться за руки. Приведя колесо в движение и придав шару огромную скорость, он попросил ближайшую к нему даму дотронуться до шара. И тут же, одновременно, все дамы почувствовали разряд и слегка подпрыгнули на месте.
        — Через их тела, от первой до последней дамы, прошло электричество, в один и тот же момент и равной силы!  — воскликнул Фраунлоб.
        Стоявшие на сцене дамы, хотя и молчали, не могли скрыть своего беспокойства. Стремясь их немного развеселить, Фраунлоб нараспев прочитал небольшой комплимент:
        Я точно знаю, где находится
        Это почти магическое достоинство,
        По-ученому называемое электричеством;
        Младая красота — она в ваших глазах.

        Четверостишие было принято восторженно.
        Сэр Джон Тревор, начальник Судебных архивов, встал и спросил, для каких целей служит это изобретение. Фраунлоб ответил, что с его помощью ему удалось убить котенка и курицу.
        Затем на сцену вышли восемнадцать сирот из приюта Брэдингтона в возрасте от пяти до двенадцати лет. Одетые в красно-серые платья, они приехали на Родерик-Парк, чтобы исполнить хорал и светские песни Ганновера.
        Звонкие голоса девочек, певших в унисон, растрогали гостей. Их манера исполнения была легкой, гармоничной, несмотря на звучавшие слишком грубо отдельные немецкие слова.
        В зале пьяные и впервые в жизни молчаливые истинные ганноверцы плакали, вспоминая о далекой родине.
        Даже Августус был растроган.
        В этот вечер ничто не взяло так за душу, как пение маленьких девочек.
        Трейси Муир была довольна приемом.
        Хору долго рукоплескали.
        Августус поднялся на сцену, чтобы поприветствовать сирот.
        Увидев его, все присутствующие смолкли. Августус немедленно пожалел о своем порыве. Его речь еще изобиловала германизмами, и ему было неприятно говорить на публике.
        Не находя других слов, кроме банальных, Августус огляделся, а затем в полной тишине сказал:
        — Сегодня великий день для Англии и короны, и поэтому необходимо, чтобы мы все были счастливы.
        Августус взмахнул рукой, а потом положил ее на голову маленькой девочки, стоявшей рядом с ним.
        — Я считаю вполне естественным удочерить эту юную сироту, чтобы избавить ее от медленной пытки жизнью, полной бед!
        Девочка подпрыгнула от неожиданности. Это была белокурая малышка со светлыми глазами, одна из самых юных участниц хора. С испуганным видом она вертела головой, переводя взгляд с Муира на зал, а с зала на директора сиротского приюта.
        Присутствующие сочли жест Муира столь прекрасным, столь благородным, что тут же последовали его примеру. Восемнадцать пансионерок Брэдингтона сразу же попали в самые богатые и уважаемые семьи Лондона.
        — Это чудо!  — воскликнул один из гостей.
        Ему возразили, что так говорят католики. Смущенный гость поправился:
        — Промысел Божий!
        — Как тебя зовут, моя красавица?  — спросил Муир ребенка.
        — Шеннон,  — ответила девочка.
        — Сколько тебе лет?
        — Пять.
        — Шеннон,  — продолжил Августус,  — отныне дворец на Родерик-Парк становится твоим домом. Будь же в нем счастлива.
        Мало кто из присутствующих заметил яростные взгляды, которые бросала Трейси Муир на своего мужа. Чтобы немного успокоиться, она приказала начать фейерверк.
        Через мгновение огненные снопы пиротехника из Версаля расцветили небо Лондона.
        Толпа ринулась в сад. Маленькая Шеннон, оставленная Августусом, испуганная этой спешкой и огнями, которые она приняла за искры Божьего гнева, забилась под стул и просидела там до конца приема.
        В саду фейерверк занимал внимание гостей Муира в течение получаса. Стоя на верхней ступеньке большой лестницы, Августус смотрел на толпу — все стояли, задрав головы. Он увидел, что пажи и шталмейстеры принесли записки послам Франции и Испании. Посол Испании повернулся к хозяину дворца и направился к нему. Посол Франции последовал за своим коллегой.
        Новость недолго оставалась тайной.
        Августус вытащил из-под своего камзола конверт, полученный несколькими часами ранее. В нем было письмо, написанное рукой Софьи Ганноверской, наследницы престола Англии, которая назначала Муира государственным советником и полномочным послом ее дома при его величестве короле.
        Августус Муир стал в Лондоне глашатаем будущей королевы!
        Муир не удержался и с чувством превосходства посмотрел на тестя.
        «Славный немец» находился на вершине почестей и славы.

        Через несколько часов, когда слуги начали убирать со столов и из буфетов, чья-то рука схватила маленькую Шеннон за запястье и вытащила из-под стула, где малышка заснула.
        Это была Трейси Муир.
        Трейси поставила девочку перед канделябром, заставила ее высунуть язык, осмотрела зубы, руки, уши, глаза, пощупала волосы.
        — Ладно. Этот дурак мог попасть и в худший переплет,  — прошептала она.
        Состояние девочки было замечательным.
        Трейси потребовала от директора сиротского приюта Брэдингтона Тимоти Таудрея немедленно привезти ей досье на ребенка. Из досье она узнала, что Шеннон в возрасте всего нескольких часов нашли на ступеньках церкви Святой Троицы. Никто не искал малютку. Директор приюта на все лады расхваливал сиротку: «Шеннон — очень нежная и смышленая девочка. Я не собирался включать Шеннон в хор для сегодняшнего выступления, поскольку считал ее слишком маленькой. Она тайком присутствовала на репетициях и самостоятельно выучила песни. Когда Шеннон пришла ко мне, чтобы предложить свою кандидатуру, выяснилось, что она лучше других знает мотив и немецкие слова! Эта малышка никогда не жаловалась на свою судьбу и не жалела других. А если она принимала какое-либо решение, то берегись! Вам повезло. Если вы обеспечите ее средствами, она далеко пойдет!»
        Такие слова не могли успокоить Трейси Муир.
        — Мне невыносима сама мысль об удочерении!
        Теперь Трейси Муир находилась в маленькой гостиной своих покоев в обществе девочки и Бата Глэсби, которого она велела позвать.
        Правая рука ее мужа заметил:
        — Обратной дороги нет. Завтра удочерение сирот из Брэдингтона произведет в королевстве фурор. Сегодня вечером Августус стал государственным деятелем. Что скажет общество, если посол Ганноверской династии начнет с того, что не сдержит данного им слова? Шеннон невозможно вернуть в приют.
        — Тем не менее не может быть и речи, чтобы эта нищенка безосновательно носила фамилию Муир!  — возразила Трейси.  — Неужели я ей позволю когда-нибудь потребовать долю, принадлежащую моим детям? Неужели я ей позволю отдаться на милость всех этих охотников за приданым?
        Шеннон дремала в глубоком кресле.
        — Об этом будем знать только мы с вами,  — сказала Трейси.  — Разумеется, Шеннон останется в этом доме, так надо. Ее будут кормить и воспитывать так, словно она является членом нашей семьи, вместе с моими родными детьми, но удочерите ее вы, Бат!
        — Я?
        — Она будет Муир лишь на словах. Я хочу лишить ее всех прав законным способом.
        Глэсби покачал головой.
        — Надо поговорить об этом с Августусом.
        — Разумеется не надо. Августус относится к этому несерьезно!  — воскликнула Трейси.  — Завтра он уезжает в Ганновер. Да и когда это он занимался даже своими родными детьми? Поверьте мне, он уже забыл об этой девчонке. И потом, мы его хорошо знаем. Порой он бывает несдержан на слова. Мы должны устранить последствия его непоследовательных действий.
        Глэсби собирался продолжить спор, но Трейси положила этому конец, пригрозив, что расскажет мужу о его неумеренной страсти к азартным играм.
        — Вы знаете, как Августус боится подобного легкомыслия. Он слишком высоко ценит деньги. Если он уличит вас в этом, вы лишитесь всех своих средств!
        На следующий день Дермот Уилмот, поверенный Монро, ставший десять лет назад поверенным Муира, тайком составил подлинный акт об удочерении девочки Бартоломью Глэсби.
        После этого маленькая Шеннон поняла, что никогда больше не вернется в сиротский приют Брэдингтона, что ни в чем не будет нуждаться в богатой приемной семье, но она так и не смогла уяснить, кто в действительности стал ее отцом.

        1708 год

        После убийства Томогучи на остров на реке Саванваки нога человека не ступала на протяжении двадцати лет.
        Заросли кедра и белой сосны стали гуще, разросся кустарник. На остров пришел умирать старый волк, несколько хищных птиц свили на деревьях гнезда.
        Но в первый день марта 1708 года на северном берегу Саванваки показалась повозка.
        Белый мужчина вел быка, запряженного в повозку, в которой сидели женщина и двое детей.
        Мужчина вбил в землю два толстых кола, привязал к ним веревку, переплыл реку на мелководье, а затем перекинул с острова на берег висячий мост.
        При помощи корзины, к которой были приделаны ролики, женщина и дети смогли переправить инструменты и провизию, лежавшие в повозке. Мужчина вернулся на берег и по очереди переправил на спине жену и двух сыновей. Он взял из повозки несколько оставшихся важных инструментов, в том числе винтовой домкрат, а затем разобрал ее.
        Течение Саванны было слишком переменчивым, и переправить быка через реку не представлялось возможным.
        Мужчина привязал быка к дереву и воссоединился с семьей на острове.
        На острове уже был сложен очаг. Поспешно возведенная хижина служила им убежищем на ночь.
        Они поужинали кукурузной кашей и в сумерках легли спать.
        — Наконец-то!  — прошептал мужчина, обращаясь к жене.
        Над их головами в чистом небе, усеянном звездами, плясали мириады светлячков и светящихся мушек.
        Ранним утром на южном берегу Саванваки показались двое индейцев. Они пристально рассматривали новый стан. Белый мужчина взял в руки мушкет и велел жене и детям не выходить из укрытия.
        На пироге приплыли еще несколько индейцев. На подступах к острову один из индейцев вытащил две стрелы и рукой метнул их в сторону белого мужчины.
        На одной из стрел был медный наконечник, на второй же наконечника вообще не было. Означало это войну или мир?
        Мужчина преломил стрелу с наконечником, сохранив вторую стрелу. Затем он положил мушкет на землю и выбросил содержимое мешочка для боеприпасов в воду.
        Церемония принятия акта о ненападении совершилась.
        Все индейцы тут же исчезли.
        Женщина и дети собрали мох и сухой валежник и разожгли костер, придав ему продолговатую форму. Мужчина вернулся на северный берег реки, к своему быку, и зарезал его. Животное, которого удерживала веревка, забилось в конвульсиях, замычало, а затем понемногу затихло. Мужчина разделал тушу, разрезая мясо на тонкие полоски.
        Вернувшись на остров, он натер свежее мясо солью и повесил его над огнем. Мясо подсушивалось на медленном огне. Наконец оно закоптилось в достаточной мере, чтобы быть пригодным на протяжении многих месяцев.
        Через неделю к новому жильцу острова Томогучи прибыла вторая делегация индейцев. На помосте, сооруженном на длинной пироге, стоял величественный индеец.
        Великий вождь торжественно ступил на остров. Он шел между двух рядов своих стражников. Голову индейца украшали белые перья и хвост олененка. В отличие от других индейцев, его тело было почти полностью покрыто татуировками. На его плечах лежала шкура медведя с когтистыми лапами, шею украшали фарфоровые бусы, а руки — переливающиеся всеми цветами радуги браслеты.
        Прежде всего белый мужчина бросил к ногам индейца несколько кусков копченого мяса.
        Индеец, довольный тем, что незнакомец сразу же оказал ему честь, сказал на ломаном английском языке:
        — Я Таори, вождь йео Саванны.
        В ответ англичанин произнес на безукоризненном маскоги:
        — Да защитит тебя Великий Дух, благородный Таори. Я Томас Ламар.
        — Ламар. Сын?
        Белый мужчина подтвердил:
        — Да, сын Джона Ламара.
        Вождь индейцев словно окаменел.
        Ламар поднял руку и подал знак жене и детям выйти из укрытия.
        И вождь Таори увидел Китги, индианку его племени, которая двадцать лет назад покинула свою родную деревню и вышла замуж за юного сына Джона Ламара в знак скрепления мирного договора, который вероломный англичанин очень скоро нарушил.
        Китги шла медленно. Ее снедало беспокойство, но вместе с тем она радовалась, что через столько лет, прожитых среди каролинцев Чарльзтауна, она вновь встретилась со своими соплеменниками.
        Таори удостоил ее лишь едва заметного кивка. Ему не нравилось, что Китги стала походить на европейку. Он сказал с упреком:
        — Китги, у твоих детей белая кожа.
        Мальчикам было двенадцать и десять лет. Они носили индейские имена, и Китги перевела их на английский следующим образом:
        — Ожидаемый-с-нетерпением и Раскат-грома.
        Таори, относившийся с презрением к белым, недолюбливал полукровок.
        Томас Ламар объяснил, что намерен поселиться на острове, что жизнь в английской колонии была ему в тягость, что он не собирается вести торговлю с поселенцами, так что йео могут быть спокойны. Его присутствие на острове не имело ничего общего со стратегическим аванпостом, необходимым для вторжения белых людей на земли индейцев.
        — Мужчина редко привозит с собой жену и детей туда, где намерен пролить кровь,  — заметил Таори.
        — Я и моя семья, мы хотим мира и ищем тишины, неотделимой от мира,  — заверил Таори Томас Ламар.
        Ламар показал документ, составленный в Чарльзтауне, согласно которому он считался официальным владельцем острова.
        — Я разрешаю вам здесь жить, принимая во внимание присутствие Китги,  — сказал Таори.
        Взойдя на пирогу, он добавил:
        — Но я запрещаю вам приближаться к нашей деревне. Вы не будете вести торговлю с йео. Если другие бледнолицые придут на наши земли, я вышвырну вас первыми. Помните, что вас здесь терпят, но вы нежеланные гости.
        Таори с неприязнью посмотрел на остров, потом перевел взгляд на Китги:
        — Что бы вы там ни говорили, вы никогда не будете одни на этом острове…
        Сказав эту загадочную фразу, Таори отвернулся, так и не приказав своим индейцам принести подарки, предназначавшиеся Томасу.
        Когда пирога скрылась из вида, Ламар обнял жену:
        — Не волнуйся. Все будет хорошо.
        Среди вещей, привезенных англичанином из Чарльзтауна, самым ценным был деревянный сундук, в котором хранилось два десятка книг: они содержали в себе сведения, необходимые для выживания на девственных землях Америки.
        Из записок отважных авантюристов Томас Ламар узнал, где надо ставить рыболовные сети, как прокормить семью моллюсками, как добывать масло из орехов, как печь хлеб из протертой мякоти хурмы, как в глиняных сосудах выпаривать соль из морской воды, как сделать строительный раствор из толченых раковин устриц.
        На острове Ламар нашел деревья, подходящие для строительства дома для своей семьи. Он вбил стойки, сделанные из белой сосны, над центральным очагом. Стены, ощетинившиеся клочьями коры, еще выделяли сок и смолу. Ламар обмазал перегородки глиной и затянул оконные проемы пергаментом, пропитанным льняным маслом.
        Работа была длительной и тяжелой, но с каждым днем был заметнее прогресс.
        Китги обошла весь остров, чтобы выбрать участок земли, где можно было бы выращивать кукурузу, кабачки и фасоль.
        Вскоре на взрыхленной земле острова Томогучи появились первые всходы.
        После длительных поисков Томас придирчиво выбрал самый стройный и толстый ствол гикори из всех, что росли по берегам Саванны, и срубил его.
        Вооружившись книгой воспоминаний первооткрывателя Джона Пикакса и инструментами, рекомендованными неким Недом Миллером, опытным кораблестроителем Джеймстауна, который прожил десять лет среди индейцев племени кейови, Ламар стал делать пирогу.
        Свою пирогу.
        Пирога получилась на удивление легкой и прочной. В длину она достигала трех метров и имела две скамьи для гребцов. Ни один индеец даже мысли не мог допустить, что этот бледнолицый, впервые в жизни взявшийся за строительство пироги, сумел создать эту прелесть в одиночку, следуя одним лишь советам «голоса» книги, голоса человека, скончавшегося тридцать лет назад…
        Пирога Ламара была спущена на воду ровно через год после его приезда на остров Томогучи.
        — Теперь мы сможем посвятить себя нашему великому делу!
        Об этом великом деле Томас Ламар мечтал много лет. Он хотел проплыть вверх по Саванне до ее гидрографического бассейна, расположенного среди хребтов и равнин Голубых гор, затем добраться до истока Чаттахучи и спуститься по этой длинной, торжественно несущей свои воды реки до того места, где она впадает в Мексиканский залив.
        Томас десятки раз проделывал этот гигантский водный путь в мечтах, навеянных приключенческой литературой, которую он отыскивал в лавочках Чарльзтауна или во время поездок в Виргинию.
        В провинции Каролина Томас был практически единственным защитником прав индейских племен.
        После неожиданной женитьбы на Китги переводчик Колволлейдер обучил Ламара языку маскоги. Окрыленный успехом, Томас при помощи своей жены выучил лучше, чем кто-либо другой, многочисленные диалекты, которые были в ходу на прибрежных равнинах Востока и в долине Миссисипи.
        Говоря на родном английском, Томас Ламар чудовищно заикался, но язык индейцев в буквальном смысле развязал его собственный язык. Китги прониклась к Томасу доверием, и жили они в согласии. Именно она побудила Томаса взбунтоваться против тирании отца. Общаясь с индейцами, Томас переставал робеть, причем до такой степени, что индейцы, находившиеся в Чарльзтауне в рабстве, уважительно называли его Красно-белокожим.
        Каролинцы безжалостно эксплуатировали местное население. Они заставляли индейцев дешево продавать шкуры, либо использовали их как вооруженную силу во время своих походов вдоль Саванны.
        Томас объяснял, что единственным ключом, благодаря которому стало бы возможным продолжительное пребывание на этих обширных территориях, были древние знания индейцев Юга.
        Но все его усилия оказывались тщетными.
        Англичане продолжали относиться к индейцам как к поставщикам шкур, которых можно было легко одурачить, либо как к ручным церберам, призванным защищать их от испанцев и французов.
        Томас нашел в себе мужество освободиться от тиранической власти отца и поселиться вместе с семьей на острове Томогучи после того, как однажды, мечтая об экспедициях, он вдруг явственно осознал свою миссию, которая наполнит его жизнь новым смыслом: он должен был пройти по Саванне и Чаттахучи, чтобы собственными глазами увидеть все становища, все деревни местных индейцев, собрать их знания, рассказать об их образе жизни словами, понятными христианам, и покончить с предрассудками, замутившими разум англичан.
        «Мы порабощаем индейцев, делая их зависимыми от нашего огнестрельного оружия и крепких алкогольных напитков. Мы душим их все более обременительными кредитами. Настанет день, когда у них не будет иного выбора, кроме как учинить бунт. Они сумеют преодолеть межплеменную вражду, и тогда они, превосходящие численностью англичан и французов в тысячи раз, перебьют всех нас».
        Ранним утром 7 марта 1709 года, в день великого отъезда, семья Ламаров с острова Томогучи, взяв с собой еду и инструменты, села в пирогу. Томас начал грести.

        Первой на их пути была деревня йео.
        Ни Томас, ни Китги не собирались там останавливаться.
        Когда они проплывали мимо деревни, полтора десятка йео сбежались на крутой утес, возвышавшийся над рекой, чтобы посмотреть на пирогу.
        Вскоре появился и вождь Таори.
        Пирога устремилась в девственные просторы прибрежных равнин, окаймленных красными кедрами и кипарисами, большинство из которых были покрыты прядями серого мха, спускавшимися до медно-красной поверхности реки.
        Заросли лиан, над которыми возвышались дубы, образовывали непреодолимые изгороди на обоих берегах. День встречался с ночью: Саванна, словно золотистое зеркало, отражала солнечный свет, в то время как лес утопал в темноте.
        Если не считать ночных привалов в случайных местах, первую настоящую остановку Ламары сделали через пять дней. Томас и его родные посетили деревню индейцев паллачула, расположенную на северном берегу реки в двадцати километрах от острова Томогучи.
        Из шестидесяти паллачула, живших в деревне, около десятка индейцев были воинами. Томасу и его семье был оказан радушный прием. Англичанин, в совершенстве говоривший на языке индейцев, мгновенно сумел вызвать к себе их расположение. Когда индейцы угостили Томаса ромом, он, желая показать им, что ром низкого качества, плеснул немного в костер, из-за чего полено стало мокрым. Затем Томас вытащил свою флягу и сбрызнул ромом то же самое место: языки пламени взвились вверх, к ужасу индейцев.
        — Ваш ром разбавлен водой. Когда вы имеете дело с англичанами, всегда проверяйте, что они вам продают.
        Томас внимательно слушал индейцев, которые рассказывали ему о своих обрядах, а также местные легенды.
        Ламары увезли с собой значительные запасы продовольствия.
        Следующую остановку Ламары сделали примерно через пятьдесят километров, в Парачоколосе, городе индейцев племени апалачикола. Местный диалект был основан на языке хичити, и, сколько помнили себя индейцы, ни одному белому человеку не удавалось освоить их диалект. Томас произвел фурор, все хотели обменяться с ним несколькими словами. Индейцы устроили праздник, во время которого длинные речи перемежались рассказами об охоте и войнах. Заклинатель судеб согласился показать Томасу редкую реликвию: рукопись, написанную красной и белой краской на коже буйвола. Это был миф о Кашите, повествующий о возникновении великого народа маскоги в день, когда «мир открыл свои потаенные большие ворота, ведущие на Великий Запад». Томас с воодушевлением расшифровывал рукопись. Заклинатель судеб позволил ему сделать копию.
        Набравшись терпения, Ламар принялся за дело. Внезапно он открыл в себе дар рисовальщика.
        Через десять дней они покинули апалачикола. Ламар увозил с собой свое первое сокровище.
        Саванотаун возвышался между Спирит-Кри и Батлер-Кри. Когда-то эта крупная фактория была деревней весто, однако затем шауни, которых англичане снабжали оружием, вытеснили ее обитателей с насиженных мест.
        Этот участок реки играл основополагающую роль в жизни всей провинции Каролина. Больше нигде нельзя было столь легко переправиться через Саванну. Это был идеальный брод. В лучшем случае он служил местом, куда кри и чероки пригоняли пойманных индейцев других племен, а в худшем мог стать вражеской переправой, если у испанцев и французов возникло бы желание силой взять Чарльзтаун. Англичане должны были любой ценой удерживать Саванотаун в своих руках.
        В Саванотауне Томас Ламар познакомился со старым рейнджером, разбогатевшим на торговле лошадьми, Эдвардом Бакли. Томас долго расспрашивал старика о Генри Вудворде, своем герое, с которым Бакли, по его словам, встречался, а также о французе Жане Кутюре. Томас показал Бакли копию, сделанную со священной кожи, на которой была запечатлена легенда о Катите.
        — У вас очень изящная манера письма,  — похвалил Томаса Бакли.  — Это очень ценно! Если бы у меня был такой же дар записывать все, что я видел в своей юности! Я приветствую ваше желание проплыть по Саванне и Чаттахучи. Вы постигните смысл многих индейских понятий, которые трудно сформулировать на английском языке. Не упускайте ничего из вида и все записывайте. А главное, зарисовывайте все мельчайшие детали, которые поразят ваше воображение. Это будет ценным достоянием для будущих поколений.
        Бакли дал Томасу внушительную пачку белой бумаги.
        — Удачи вам, Томас Ламар.
        Пирога небольшого семейства вновь поплыла вверх по реке. Теперь им пришлось бороться с порогами и водопадами, возникавшими там, где прибрежные равнины упирались в плато Пьемонт. Ландшафт изменился. Появились мириады холмов, порой увенчанные гранитными скалами. Земля стала глинистой. Именно эта красная глина придавала водам Саванны медный отлив.
        На пути Томасу встретилось около десятка индейских деревень. Во многих из них жили кланы кри, пришедших к границам земель аппалачей в надежде получить выгоду от торговли с англичанами Каролины.
        Каждый раз Ламар видел одно и то же: все было готово для охоты и войны. Охота определяла достоинство мужчины, а война — достоинство клана. Охота обогащала людей. Война же обеспечивала власть клана над той или иной территорией. В структуре общества главную роль играли женщины: принадлежность к племени определялась по материнской линии.
        Томас посетил ючей, аппалачей, встретился с осочи и таматли, следующими по охотничьим тропам вдалеке от своих деревень.
        Где бы они ни находились, каждый вечер, пока Китги готовила ужин, Томас неуклонно следовал совету Бакли и записывал все, что увидел за день.
        Все имело значение: численность воинов, шаманов, женщин и детей в каждой деревне, их положение в обществе, происхождение, многочисленные имена, разветвленные и порой запутанные родственные связи, определявшие политику межплеменных союзов, особенности вспашки полей, питания, военного снаряжения, ритуалов и способов их проведения, имена вождей как нынешних, так и прежних.
        Все это усилило страсть Томаса к рисованию. Теперь он уже не довольствовался простыми набросками татуировок, экзотических одеяний, индейских тронов или планами деревень. Томас принялся зарисовывать все, что казалось ему необычным или характерным для земель, орошаемых Саванной. Пейзажи, породы деревьев, виды животных. Он записывал состав почвы, ловил рыбу не только для еды, но и в надежде поймать новую особь, которую торопился увековечить на бумаге, ставил силки на птиц. Томас подмечал все диковинки: аллигатора длиной в девять метров, гигантскую черепаху, борьбу медведя с двумя рысями, логово кугуара, цветы и плоды, названий которых он не знал, молодой дубок, гроздья винограда, белую смоковницу. В этих поисках чудес Томаса сопровождали его сыновья. Для них настали дни новой игры.
        Когда холмы Пьемонта остались позади, воды Саванны понесли Ламаров к долинам и хребтам Голубых гор.
        Чтобы преодолевать встававшие на их пути препятствия, Яамарам приходилось волочить пирогу по берегу.
        Добравшись до территории чероки, Томас и его семья расстались с Саванной. Целых шесть дней они добирались, неся на спине пирогу и провизию, до реки Чаттахучи. Им предстояло спускаться вниз по течению.
        Теперь, как никогда прежде, Томас был убежден в священном характере своей миссии: ничто не мешало его продвижению вперед. Ни он, ни его родные ни разу не заболели. Отдельные племена проявляли недоверие при их появлении, но оно быстро исчезало.
        Китги была счастлива, что снова ведет образ жизни своих предков. В Чарльзтауне она на протяжении двадцати лет жила под диктаторской властью Мэри Ламар, своей свекрови, которая заставила ее безукоризненно выучить английский язык, принять христианство и стать портнихой, а затем безжалостно эксплуатировала молодую женщину. Посещая вместе с мужем индейские деревни, Китги учила индейцев многим новым для них вещам, за что они были ей чрезвычайно признательны. Индейцы часто смеялись, слушая ее истории о повседневной жизни белых людей. В отличие от недоверчивого Таори местные индейцы не имели ничего против их с Томасом брака.
        Их сыновья, Ожидаемый-с-нетерпением и Раскат-грома, жили как в сказке, словно настоящие искатели приключений. Как и Томасу в юности, им нравилось общаться с индейцами. С каждым днем они чувствовали себя все менее белыми и все менее христианами.
        Прошло полтора года. И тогда настал апофеоз их приключений. Томас удостоился исключительной аудиенции у верховного вождя Брима, повелителя крупной конфедерации кри.
        Томаса Ламара опережала лестная молва о белом человеке, который пришел с берегов Саванны, говорил на многих диалектах, ничего не продавал и не покупал и, похоже, без всякой задней мысли интересовался прошлым и обычаями индейских племен.
        Встреча Томаса с великим Бримом состоялась в материнском доме последнего, в городке Ковета. Томас один вошел в просторную круглую комнату, посредине которой горел огонь. Стены комнаты были увешаны кожами и ремнями, на которые были нанесены рисунки, прославляющие подвиги народа кри и его вождя.
        Вошел Брим.
        Без свиты.
        Брим был гораздо ниже ростом и более молодым, чем Томас рисовал его в своем воображении. Верховный вождь Брим! Он обладал такой властью и пользовался столь высоким авторитетом, что французы, испанцы и англичане боролись за право сделать Брима своим союзником.
        Воин, военачальник, хитроумный политик, Брим был таинственной и непостижимой личностью, способной внезапно появляться и исчезать, с головокружительной быстротой перемещаясь по огромной зоне своего влияния. И тем не менее он был здесь, наедине с Томасом Ламаром, готовый выслушать его.
        Прежде чем начать беседу, Брим и Ламар выпили по чаше черного напитка.
        Разговор велся на маскоги.
        — Почему ты покинул своих белых братьев из Каролины? Они тебя изгнали?
        — В определенном смысле да. Жизнь, которую я там вел, противоречила моим наклонностям. Я сын владельца Чарльзтауна. Мой отец никогда не признавал действительным мой брак с йео по имени Китги. В течение десяти лет я отказывался жениться на англичанках, которых прочили мне в жены. Китги — моя жена, и я признаю только ее одну.
        — Однако иметь несколько жен — в этом нет ничего плохого.
        — Я смотрю на такие вещи иначе. Желая меня наказать, мой отец отстранил меня от дел и доверил мне лишь наблюдать за рабами, неграми и индейцами, которые жили в хижинах на огороженном участке.
        — Как тебе удалось так хорошо выучить наш язык?
        — Двадцать лет назад один английский переводчик научил меня маскоги, чтобы я мог разговаривать с Китги. Позднее, когда отец заставил меня следить за его рабами-индейцами, я узнал, что они были привезены из разных мест, с территорий кри, чероки, катавба и даже каддо. Общаясь с ними, я выучил их диалекты и познакомился с разнообразными воззрениями ваших народов.
        Томас объяснил Бриму, что, когда он вставал на защиту индейцев, белые обитатели Каролины либо не обращали на его слова никакого внимания, либо отказывались ему верить. Он решил, что для него настало время убедиться в правильности своих взглядов, чтобы в один прекрасный день вернуться в Чарльзтаун и изменить мнение, сложившееся у англичан об их соседях-индейцах.
        — Ты не смирился, Томас Ламар,  — сказал Брим.  — Это хорошо.
        Беседа длилась до самого вечера. Они говорили об обычаях краснокожих, затем о верованиях бледнолицых. Томас спросил вождя, что тому было известно о религии европейцев.
        О Боге христиан?
        Брим ответил:
        — Мне говорили, что он позволил убить себя на кресте без борьбы. К чему почитать бога, который потерпел поражение?
        Грехопадение в раю?
        — Посмотрите вокруг,  — сказал Брим.  — Здесь же самый настоящий рай! Когда мы голодны, у нас всегда под рукой пища. Когда нам холодно, мы без труда найдем, во что одеться.
        Пойдет ли он войной на поселенцев Чарльзтауна?
        — Среди нас есть те, кто хочет войны. Но остальные хотят мира. Будущее неопределенно.
        Томас Ламар и его семья пробыли в Ковете две недели. Брим осыпал их подарками. Он приказал сделать татуировки на теле Томаса и вручил ему символы кри: изображения и священные золотые амулеты.
        Когда Томас начал готовиться к отплытию, верховный вождь сказал:
        — Тебя будут сопровождать пятеро моих людей. На суше они помогут тебе дополнить полученные впечатления. Немногие бледнолицые встречались с племенами, живущими изолированно в горах и на центральных равнинах. Даже ваши торговцы. Посетив их, ты, когда вернешься в Чарльзтаун, сможешь не кривя душой говорить, что побывал у всех здешних индейских племен.

        Обратное путешествие, большей частью по суше, было для Китги и ее детей мучительным, но оно открывало им неожиданные секреты, которыми Томас пополнил свой рукописный дневник с иллюстрациями.
        Они пересекли реки Флинт, Окони и Окмалги, поднялись по мощной Алтамахе, посетили крошечные деревни, расположенные около негостеприимных болот, в том числе деревню в Окефоноке, где обитали флоридские черные медведи и прекрасные королевские журавли. Шато, шиаха и множество других племен приняли у себя Томаса Ламара и согласились ответить на вопросы, которые он задавал как антрополог-любитель.
        Наконец, после трехлетнего отсутствия, Ламар и его родные вновь ступили на остров Томогучи.
        Их дом устоял, несмотря на все ненастья, несмотря на недавний сезон бурь и проливных дождей.
        На протяжении нескольких месяцев Томас переписывал набело свои записи и перерисовывал наброски.
        Однажды, во второй половине дня, когда Томас зарисовывал формы копей кри и ковета, в дом, громко крича, вбежали дети.
        Они сказали, что в лесу, на другом краю острова, они увидели стоящего человека.
        — У него черная кожа!
        — Он одноглазый!
        — Это индеец!
        Неужели в их отсутствие кто-то поселился на острове?
        Томас схватил мушкет и устремился в заросли, чтобы лично во всем удостовериться.
        Через какое-то время он позвал жену.
        Остолбеневшая от ужаса Китги увидела маску, надетую на кол. У маски был всего лишь один глаз, сделанный из красного камня.
        — Эта маска кого-то охраняет.
        Если бы не недавние дожди, вероятно, они так и не смогли бы узнать, кого же охраняла маска.
        В нескольких шагах от кола вода размыла небольшой земляной холм и вынесла на поверхность человеческие останки.
        Скелет лежал на боку, одетый в церемониальные одежды, которые выдавали его принадлежность к клану йео.
        Внезапно загадочная фраза, которую Таори произнес при их прибытии на остров, обрела смысл: «Что бы вы там ни говорили, вы никогда не будете одни на этом острове…»
        Два орлиных пера и вампум[5 - Нанизанные на шнуры цилиндрические бусины из раковин; служили североамериканским индейцам для различных целей.] помогли установить личность пятого обитателя острова Томогучи.
        Это был вождь Сквамбо.
        Несмотря на сырость, текст, написанный на полоске кожи, еще можно было прочитать. Это была последняя воля отца Китги.
        — Перед смертью Сквамбо просил, чтобы его похоронили на этом небольшом острове, где нашел свою смерть его сын Томогучи.
        Томас никогда не скрывал от жены обстоятельств гибели молодого индейца. В первый же день их переезда на остров он сказал, показывая на воды Саванны:
        — Два испанских мушкета, из которых мой отец стрелял, вероятно, до сих пор лежат на дне.
        Последние годы правления Сквамбо были ужасными. Он дорого заплатил за заключенный союз с Джоном Ламаром, который не сдержал ни одного из обещаний, данных во время посещения деревни йео. Произошло из ряда вон выходящее событие: племянник Сквамбо Таори не стал дожидаться смерти дяди. Под его давлением шаманы провозгласили Таори великим вождем. Сквамбо, которому грозила высылка из им же основанной деревни, заболел и умер, покрытый позором.
        После смерти Сквамбо йео под нажимом Таори забросили охоту и земледелие и стали воинами, грозными врагами англичан Каролины.
        Нанизанные на шнуры цилиндрические бусины из раковин; служили североамериканским индейцам для различных целей.
        — За могилой отца никто не ухаживал,  — плакала Китги.  — Это, несомненно, дополнительная месть Таори.
        Томас Ламар прервал работу над своей книгой. Он и Китги собрали кости и реликвии Сквамбо и в центре острова, куда не доходил паводок, соорудили заупокойный храм, достойный его высокого положения в обществе.
        Они вырыли квадратную яму со сторонами пять футов и глубиной семь футов и укрепили стены кругляком, выловленным из реки. Затем Томас накрыл яму толстыми не-струганными досками, которые не пропускали воду, и мхом, залил все глиняным раствором, а сверху насыпал конусообразный холм. Он также сделал низкую потайную дверь и небольшую лестницу, наверху которой поставил маску с красным глазом.
        Отныне Сквамбо упокоился с миром на острове Томогучи.

        Пятнадцатого июля следующего года Томас Ламар отправился в Чарльзтаун.
        В это время со всей округи в город съезжались трапперы и торговцы, чтобы продать свой товар и, главное, возобновить ежегодную лицензию.
        Население столицы сразу увеличивалось в три раза. Томас был глух и слеп ко всему, что происходило вокруг. Политика Каролины? Всё прибывавшие французские гугеноты? Борьба поселенцев с лордами-собственниками? Напряженные отношения с ямаси, поставившие под вопрос безопасность колонии?
        Томас приехал вовсе не ради этого.
        Он прошел, не останавливаясь, мимо здания отцовской фактории, которую теперь возглавлял его младший брат Тревор Ламар.
        Томас вошел в лавку Джека Варна, единственного типографа Чарльзтауна, и показал ему свою рукопись.
        Вначале отнесшийся к нему с недоверием, Барн в конце концов проникся уважением к Ламару, проделавшему такую работу.
        Более тысячи нарисованных виньеток… Это означало шестьсот типографских страниц. Здесь были рассказ о путешествии, запись диалогов, комментарии и пояснения, посвященные неведомым землям, раскинувшимся между Саванной, Олтамахой и Аппалачами.
        Когда Джон Барн прочел описание восьми больших холмов, которые Томас обнаружил за Саванотауном, около Силверблаф, он воскликнул:
        — Да правда ли это?
        — Я это видел собственными глазами.
        — Послушайте, Ламар! Или я ошибаюсь, или вы, сами того не зная, определили местоположение исчезнувшего города Кофитачеки! Это настоящий подвиг! Со времен де Сото об этом мечтали многие! Похоже, там зарыто огромное количество золота и жемчуга.
        — Сможете ли вы это опубликовать? Полностью?
        — А как же!
        Томас пробыл несколько дней в Чарльзтауне. Он хотел вычитать первую корректуру в гранках, отпечатанную Джеком Барном.
        — На обложке напечатать вашу фамилию?
        — Нет,  — ответил Ламар.  — Напечатайте лучше Красно-белокожий.
        К семье на остров Томогучи Томас вернулся счастливым, окрыленным, убежденным, что он заложил свой камень в Фундамент здания Нового Света.
        Однако Джек Барн не сдержал слова и напечатал на обложке книги имя Томаса Ламара. Ему казалось, что так будет солиднее.
        Барн придумал следующее название: «Наблюдения за жителями, климатом, почвами, реками, сельскохозяйственными культурами, животными и другими вещами, достойными интереса, сделанные и проиллюстрированные исследователем Томасом Ламаром во время его путешествия по Саванне и Чаттахучи, а также по другим территориям, лежащим к югу от Каролины».
        Был отпечатан первый тираж из двенадцати экземпляров в богатом переплете. Но за полтора года книгу купили только два человека. Промышленник Джек Барнуэлл, который чувствовал, что назревает конфликт с индейцами племени ямаси и нашел в «Наблюдениях» Ламара ценные сведения о территории вдоль Саванны, подвластной индейским воинам, и Джон Ламар, заинтересовавшийся работой своего сына.
        Джеку Барну пришлось признать очевидное: Ламар пустил его деньги на ветер.
        В тот день, когда Барн готовился к обмену с Вильямом Тейлором, книготорговцем из Лондона, он, вынужденный заплатить неотложные долги, вместо книг, которых у него, впрочем, не было, избавился от оставшихся десяти экземпляров «Наблюдений».
        Переплет одного из этих экземпляров послужил даже прикрытием для порнографических картинок с изображениями индейских женщин.
        Именно таким образом имя Томаса Ламара пересекло Атлантический океан.

        ЧАСТЬ ВТОРАЯ
        Новые люди
        1708 -1732 годы

        Бэтманы
        1708 год

        — Куда они все подевались?
        Действительно, в то утро 26 апреля 1708 года порт Нью-Йорка был почти пустынным. За ночь его покинуло большинство кораблей.
        — Они увидели дьявола?
        — Дьявола? Да они над ним смеются, Чи! Скорее, они увидели «Раппаханнок».
        — Правда?
        Девочка утвердительно кивнула.
        — У нас дома только о нем и говорят.
        Взобравшись на бочку, юный Чарльз Бэтман полез на требовавшую ремонта грузовую стрелу, чтобы лучше разглядеть последние корабли, плывшие по Гудзону.
        Широко раскрыв глаза, он надеялся различить контуры знаменитого английского боевого корабля.
        — Дай мне руку!  — крикнула девочка, которая тоже хотела забраться на стрелу.
        Детям было по восемь лет. Они смотрели вслед развевавшимся на ветру черным флагам, убегавшим в сторону бухты.
        Ни в одном из американских портов английских колоний не встречалось такого количества флибустьеров, мор Разбойников, корсаров, контрабандистов и бунтарей, как в Нью-Йорке. Вот уже на протяжении более десяти лет по воле бывшего губернатора провинции, Бенджамена Флетчера, все относились к ним весьма и весьма снисходительно. В то время город приходил в себя после кризиса, буквально обескровившего его, и Флетчер предпочел разрешить флибустьерам продавать награбленную добычу в своих владениях, а не бороться с ними.
        Самые грозные из флибустьеров, такие как Томас Тью и капитан Кидд, женившийся на богатой вдове из колонии, прочно обосновались в Нью-Йорке.
        Сотни наемников заполонили улицы города, обеспечивая процветание владельцам таверн и публичных девок.
        Многие крупные собственники провинции, например Роберт Ливингстон и Стефан Деланси, обращались за помощью к пиратам, отправлявшимся в «большое путешествие»: от берегов Америки пираты плыли в Японию, заходя на Мадагаскар и в воды, омывавшие Йемен и Индию.
        В течение всего плавания пираты жестоко сражались между собой за торговые корабли богатой нидерландской Ост-Индской компании.
        Именно этим объяснялось огромное количество шелков и пряностей, поступавших на рынки города, золота и камфарного масла с Суматры, жемчуга с Цейлона, мебели из красного дерева, изготовленной рабами-малайцами из Кейптауна.
        В одну из зим обитатели Нью-Йорка застыли от изумления, увидев шкуру слона, найденную на разграбленном в Бомбее корабле «Ист Индиаман».
        Отчаянные американские пираты боялись всего лишь двух вещей: летних ураганов, налетавших на побережья Антильских островов, Флориды и на юг Каролины, а также английского флота торговца Августуса Муира с его адмиральским кораблем «Раппаханнок».
        За семь лет, в течение которых «Раппаханнок» курсировал между Англией и Америкой, усиливая империю Муира и обеспечивая колонии солью, корабль впервые вошел в бухту Нью-Йорка.
        Как только слухи об этом подтвердились, все пиратские корабли мгновенно снялись с якоря.
        До самой ночи юный Чарльз Бэтман ждал прибытия знаменитого корабля.
        — Значит, он будет здесь позже.
        Мальчик дал себе слово, что с рассветом вернется сюда.

        Бэтманы жили на мызе в Северном районе, в бывших владениях богатого голландца, которые Гарри купил всего лишь через три года после их переезда в Нью-Йорк.
        Торговый склад Гарри оправдал все ожидания. Его первыми клиентами стали католики из Мэриленда, производившие табак. Они были рады, что нашли единоверца, с которым могли иметь дело на Манхеттене. Вскоре после этого многие протестанты Нью-Йорка сочли разумным доверять Гарри Бэтману, поскольку он был человеком прозорливым, работал не покладая рук и никогда никого не обманывал.
        «Бэтман и Сын» бережно хранили на своем складе центнеры риса, табака, бочки рома, льняное семя, сахар-сырец, патоку и, конечно, рафинированный сахар — излюбленное лакомство лондонцев.
        Маленький Чарльз стремительно вбежал в отчий дом.
        — Все пираты бегут из Гудзона!  — закричал мальчик.  — Они боятся «Раппаханнока»!
        Лили, его мать, велела сыну говорить тише, указав Рукой на Гарри, сидевшего в столовой в окружении пяти советников. Они горячо спорили, сверяясь с ворохом выписанных счетов.
        Последовав совету матери, мальчик притих.
        Когда пришло время сна, он лег под одеяло полностью одетым, чтобы на следующий день как можно раньше попасть в порт.
        Чарльз плохо спал. Его родители разговаривали до рассвета. Несколько раз он тихо выходил из своей комнаты, чтобы подслушать, о чем они беседуют.
        — Это неслыханная удача!  — повторял Гарри.
        Гарри исполнилось тридцать три года. Его лоб стал более высоким, на висках серебрилась седина. Он отрастил небольшую бородку и носил дорогой костюм, выписанный из Лондона. Это было обязательным условием, если человек хотел пользоваться в колонии всеобщим уважением.
        Благодаря умелому ведению дел и смелости при принятии решений он занял высокое положение среди торговцев Нью-Йорка. Нежеланный ребенок проститутки из Дублина, мелкий воришка, ставший таковым против собственной воли, изгнанник из Филадельфии, Гарри стал уважаемым человеком. Все превозносили его за высокую нравственность и доброе сердце, даже если широта его души порой и шокировала пуритан. Никто не знал о том, какого нрава была его мать, но сам Гарри не забывал о своем происхождении. В Нью-Йорке процветали шесть домов терпимости, в которых подвизались около пятидесяти проституток. Гарри Бэтман следил за их здоровьем, бытовыми условиями. Он даже открыл приют для детей проституток, чтобы они могли расти подальше от общества, в котором вращались их матери, получать образование и воспитание в лоне религии.
        В колонии обожали и жену Гарри, Лили. Она по-прежнему отказывалась использовать рабов, как негров так и индейцев. Лили нанимала служанок, приехавших из Ирландии, установив для них обязательный срок службы в два года, хотя в других домах они, как правило, работали от пяти до семи лет. В память о своем благодетеле, Уайте Оглеторпе, Бэтманы возвели в культ гостеприимство по отношению к своим соотечественникам, эмигрировавшим в Америку. В тридцать шесть лет красавица Лили демонстрировала такие утонченные и благородные манеры, что никто не верил, что она сама поддерживает чистоту в доме, моет полы, выполняет всю неблагодарную работу, которую в других семьях делали слуги; при этом не уставала повторять: «Все это я делала, когда была маленькой».
        Гарри принадлежал к кругу так называемых «традиционных» торговцев, которые имели лицензию на торговлю с Антильскими островами и другими английскими колониями. Над ними стояла «элита», владевшая монополией на торговлю с Англией. Эта небольшая группа, занимавшаяся трансатлантической торговлей, представляла собой закрытый картель, картель крупного капитала.
        До сих пор у Гарри не было возможности приобщиться к этим «высшим сферам».
        — С прибытием флота Муира и его представителей в Нью-Йорк,  — говорил Гарри жене,  — у нас появилась возможность войти в крут избранных!
        Вот уже несколько дней в городе из уст в уста передавали новость: флот знаменитой Фактории Муира из Лондона совершал инспекционное плавание, заходя во все колонии с целью найти новых посредников.
        Поселенцев, местных купцов и производителей побуждали предлагать свои услуги богатейшей Фактории. Наследник империи Вальтер Муир находился на борту «Раппаханнока». Желающие сотрудничать должны были подавать свои предложения в письменном виде. После того как лучшие предложения будут отобраны, их авторов пригласят на беседу.
        За два дня до прибытия «Раппаханнока» в бухту вошел сторожевой корабль, чтобы ознакомить торговцев Нью-Йорка с условиями Муира.
        В ту апрельскую ночь 1708 года в домах главных торговцев и крупных производителей долго горел свет.
        До самого утра Гарри обсуждал с женой, как лучше составить заявку для Фактории Муира. В последние годы Гарри приобрел навыки письма, но все же писала всегда Лили, получившая образование в Германтауне.
        Ранним утром Гарри надел свой самый дорогой костюм. Лили поцеловала мужа и вручила ему бесценное досье, которое она перевязала ленточкой.
        Выйдя из дома, Гарри направился к своей повозке. Рассвет только занимался, небо было чистым. В такой час на Броад-стрит лишь редкие торговцы открывали свои лавки.
        Не успел Гарри взять в руки вожжи, как в повозку прыгнул маленький силуэт и сел рядом с ним.
        — Я еду с вами, отец,  — сказал Чарльз.  — Вы разрешаете? Сегодня все ждут «Раппаханнок»! Я не хочу пропустить его прибытие!
        Гарри улыбнулся:
        — Кажется, корабль и в самом деле заслуживает тех похвал, что я слышал!
        Отец ласково взъерошил волосы сына.
        — Хорошо, поехали.
        Набережная Эндрю и ее пристань, расположенная у подножья форта Анны, были единственным местом, куда мог причалить «Раппаханнок», длина которого достигала двухсот метров.
        Гарри воочию убедился в том, что после бегства пиратских кораблей бухта опустела. В это время года в порту Нью-Йорка обычно стояло кораблей тридцать, сейчас же их осталось всего шесть.
        Бэтманы, отец и сын, дошли до конца пирса.
        Вскоре к ним присоединились двое мужчин во фраках. Один из них был частным комиссионером семьи Деланси, второй — семьи Ливингстон, двух самых богатых и самых могущественных кланов города. Мужчины держали в руках досье. Они оба поторопились, чтобы первыми встретить «Раппаханнок».
        Гарри был доволен, что встал так же рано и сумел подготовить досье, как и наиболее влиятельные деловые люди города. Он не сомневался, что весть о том, что он явился на набережную Эндрю, дойдет до самых высоких кругов. Гарри не любил Стефана Деланси, уроженца Кана, который тайком вел торговлю с врагами-французами, но зато искренне восхищался старым Робертом Ливингстоном, шотландцем, сказочно разбогатевшим на торговле шкурами в Олбани и теперь владевшим здесь шестьюстами квадратными метрами земли. Маленькому Чарльзу отец часто приводил его в пример: «Ливингстон сколотил состояние, потому что он более проворный, более умный и более образованный, чем его конкуренты. Учись, работай, крепко стой на ногах, сын мой, и ты станешь таким же, как и он!»
        Увидев рядом с Гарри маленького Чарльза, комиссионер Деланси улыбнулся:
        — Бэтман, да вы приобщаете сына к делам с малых лет!
        Гарри кивнул:
        — У мсье Деланси три сына, у мсье Ливингстона — четыре. Богу было угодно дать мне одного сына, но это не имеет значения: я его воспитываю как семерых!
        Около девяти часов показался «Раппаханнок». Линейный корабль, один из немногих кораблей первого класса, пересекших Атлантический океан, тяжело продвигался вперед. Корабль окружало облако черного дыма. Бортовые люки были открыты, сто двадцать семь артиллерийских орудий находились в боевой готовности.
        С укреплений форта Анны раздался приветственный пушечный выстрел.
        Радостное волнение охватило весь Нью-Йорк. На пристани началась сутолока. Торговцы, хотевшие занять лучшие места, локтями пробивали себе дорогу. Гвардейцам пришлось прогнать с пристани людей, чтобы дать проход мэру, главному судье и губернатору.
        — Будет лучше, если ты уйдешь,  — посоветовал Гарри сыну.  — Вскоре ты уже ничего не увидишь, и мы рискуем потерять друг друга в толпе.
        Чарльз вернулся на свой наблюдательный пост, который он облюбовал накануне.
        На стрелу уже взобралась девочка, которая была тут с Чарльзом вчера.
        — Здравствуй, Салли!
        — А, Чи! Надо же, ты впервые опаздываешь!
        — Да нет же, я первым пришел! Задолго до тебя!
        Чарльз залез на первую рею стрелы.
        Над детьми, верхом на брам-стеньге, сидел какой-то мужчина.
        — Это Кривой Сол,  — тихо сказала Салли, едва сдерживая смех.  — Пират из старой команды Каллифорда. Вчера утром их корабль отплыл в такой спешке, что его дружки совсем забыли о нем!
        Салли была дочерью ирландского ткача бархата родом из Галлоуэя, Олби Гейджа. Гарри одобрял их дружбу. Он не собирался вести брачные игры с голландцами, использовать этот модный способ «англизировать» провинцию Нью-Йорк, сохранив при этом неприкосновенными обширные владения прежних хозяев колонии.
        — Мой сын не предназначен для девицы Шуилер или девицы Кортланд,  — уверял Гарри.  — Если только, конечно, речь не будет идти о браке по любви. Прежде всего он женится на женщине, которую полюбит и которая полюбит его. Разумеется, если судьбе угодно, чтобы она оказалась ирландкой, я не стану возражать.
        Маленький Чарльз Бэтман очень любил Салли Гейдж.
        «Раппаханнок» причалил. Замелькали швартовы, восемьсот членов экипажа либо совершали маневр, либо висели на рангоутах, любуясь Нью-Йорком и позволяя любоваться ими самими.
        Говорили, что, после того как флот Муира покинул английский Бристоль, выйдя в это плавание с целью вербовки новых посредников, он сначала прибыл на Барбадос, а затем посетил Порт-Рояль на Ямайке, Чарльзтаун в Каролине, Вильямсбург в Виргинии, Сен-Мэри-Сити в Мэриленде, Ньюпорт в Роуд-Исланде и Филадельфию в Пенсильвании. После Нью-Йорка корабль собирался зайти в Бостон в провинции Массачусетс и Портсмут в Нью-Хэмпшире.
        Где бы ни появлялся «Раппаханнок», его всегда окружала аура приключений.
        — Если бы я была мальчиком,  — сказала Салли,  — я хотела бы плавать на таком корабле!
        — Правда? У моего отца насчет меня другие планы… Следующим летом я буду совершенствовать свои знания в Пенсильвании, учиться у Шелби Фроста, а затем отправлюсь в Англию в Саттон Колдфилд или Брейсноус.  — Да?..
        — Это тоже своего рода приключения!
        — Мне будет тебя не хватать, Чи.
        — Я буду жить в Нью-Йорке. Я вернусь и последую примеру своих родителей: буду помогать нашим ирландских братьям!
        Салли улыбнулась.
        На верхнем мостике «Раппаханнока» показался изящный мужской силуэт. Молодой человек с длинными темными волосами был одет во все черное. Его костюм освежал лишь голубой шарф, перекинутый через плечо, который символизировал Факторию Муира. Это был Вальтер, наследник английской торговой империи.
        На набережной Вальтера встречал виконт Корнбери, губернатор провинций Нью-Йорк и Нью-Джерси.
        — Это он, грозный шеф «Раппаханнока»?  — удивилась Салли.  — Он слишком молод, ты не думаешь?
        Вальтеру Муиру было двадцать пять лет, но выглядел он лет на шесть моложе.
        — Молод?  — подхватил, смеясь, старый пират, сидевший над ними.  — Этот чертов англичанин такой жестокий, словно вот уже тысячу лет совершает преступления! По сравнению с ним его отец кажется ангелом. В его жилах течет не кровь, а слезы вдов моряков, которых он вместе со своим проклятым мановаром навсегда обездолил.  — Старый пират смачно сплюнул.  — Черт меня побери, я не хочу увидеть, как будет тонуть этот «Раппаханнок»! Я хочу увидеть, как он будет гореть! Его обломки на морском дне не принесут мне успокоения: он вполне может воскреснуть, чтобы преследовать нас.
        Чи расхохотался:
        — Насчет корабля я согласен, но в этом Вальтере Муире нет ничего грозного!
        Пират нагнулся, чтобы внимательно рассмотреть того, кто поставил его слова под сомнение.
        — Когда ты познакомишься с ним поближе, малыш, ты изменишь свое мнение. В противном случае ты полный кретин, который умрет раньше времени. Он убийца. Самый худший из убийц. Один из тех, кого влечет к себе опасность. Разве можно победить противника, который не боится смерти? Который, возможно, жаждет ее?
        — Похоже, вы его хорошо знаете.
        Кривой Сол кивнул:
        — Два года назад многим из нас довелось познакомиться с ним на Коровьем острове. Тогда Вальтер только-только принял на себя командование «Раппаханноком» и флотилией Муира. К всеобщему удивлению, должен я вам сказать. Свою юность он провел в роскоши и распутстве лондонских дворцов. Его нога никогда не ступала на борт корабля. Но вот умирает его супруга. Безутешный, он оставил свою Должность в Фактории и попросил заменить им командира адмиральского корабля. Все пиратское братство, от Малых Антильских островов до Индонезии, вздохнуло с облегчением. Его, этого сопливого наследника, считали глупцом! Мы думали, что вскоре отомстим за все смерти по вине «Раппаханнока»!
        Кривой Сол снова сплюнул и продолжил:
        — В своем первом плавании он повел «Раппаханнок» в маленькую бухту Коровьего острова, туда, где стояли около десяти наших пиратских кораблей. Все было давным-давно продумано. Он тихо, под покровом безлунной ночи, вошел в бухту. Нацелив вслепую пушки, он начал палить раскаленными ядрами во всех направлениях. На нас летели сотни ядер! Все были застигнуты врасплох. По мере того как на рейде вспыхивал пожар за пожаром, стрельба становилась точнее. Менее чем за два часа он потопил все наши корабли и предал город огню, залив его кровью! Он шел на риск, но точно рассчитал удар. Настоящее безумие! Да, тогда мы получили хороший урок. И с тех пор мы бежим от него, как от чумного, и это еще мягко сказано.
        Когда Вальтер Муир спустился к грузовой стреле, на которой сидели Чарльз и Салли, дети смотрели на него уже совершенно другими глазами.
        — Он носит черный фрак в знак траура по жене…  — сказала девочка.  — Я нахожу это трогательным: молодой человек, который бросается в смертельный омут из-за утраченной любви.
        У высокого и худощавого Вальтера Муира была слишком бледная кожа для коммодора, который всю свою жизнь проводит в море.
        — Когда «Раппаханнок» бросает якорь в Англии, в Бристоле или Гравесенде,  — сказал Кривой Сол,  — Вальтер Муир никогда не сходит на берег и с нетерпением ждет продолжения плавания. Каких только глупостей не рассказывают о сердечной тоске, но он и правда очень странный человек.
        На пристани, под небесно-голубым навесом, стоял стол такого же цвета. За ним сидел Бат Глэсби, доверенный агент Августуса Муира, которому было поручено собрать письменные предложения владельцев провинции.
        — Посмотри, Салли, там мой отец!  — воскликнул Чарльз.
        Гарри Бэтман был первым ньюйоркцем, подошедшим к представителю Фактории Муира, чтобы вручить ему пакет документов.
        Несколько людей, стоявших в толпе, пожелали ему удачи. Они были рады, что торговец средней руки обогнал элиту.
        Весь день Гарри Бэтман пребывал в необычном для него нервном возбуждении. Вечером Лили, Чарльз и сам Гарри преклонили колени около небольшого алтаря, спрятанного в голландском шкафу. В Нью-Йорке, как и в Дублине, католицизм исповедовали тайно.
        Маленький Чарльз, почти не сомкнувший глаз прошлой ночью в надежде увидеть прибытие «Раппаханнока», заснул во время молитвы. Гарри и Лили не решились его разбудить.
        Когда Лили читала «Отче наш», в дверь постучали.
        Очень сильно.
        Лили заволновалась. Она закрыла дверцы шкафа. Чарльз проснулся от резкого звука и спросил, что случилось. Гарри пошел открывать.
        На пороге стоял Джон Эскот.
        Эскот, друг Бэтманов, был близок к наместнику-губернатору и типографу Вильяму Бредфорду. Он владел одной из самых крупных верфей на Гудзоне.
        — Позвольте мне войти, Гарри. Нам надо поговорить.
        Войдя в дом, Эскот снял пальто и сел в кресло.
        — В резиденции губернатора был дан ужин. На нем присутствовали Вальтер Муир, его представитель Бат Глэсби и несколько производителей и торговцев колонии.
        — Мне никто ничего не сказал.
        — И на это есть причины. Они проявили осторожность и не стали ставить в известность всех подряд.
        Нахмурив брови, Гарри сел напротив Эскота.
        — Если вопрос о выборе партнеров решается в узком кругу, зачем надо было просить нас представить предложения?
        Эскот беспомощно пожал плечами.
        — К счастью, я присутствовал на этом ужине,  — сказал он.  — «Раппаханнок» должны будут проконопатить. Что за вечер!
        — Губернатор Корнбери не выглядел слишком смешным перед гостями?
        Джон Эскот покачал головой:
        — Вальтер Муир и Ват Глэсби были немного удивлены, увидев, что он подкрашивает глаза, словно женщина. Но на этот раз, слава Богу, он не стал надевать платье и корсет. Когда в конце концов Бат Глэсби спросил, почему тот накрасился, его превосходительство ответил в своей безумной манере: «Разве в этой прекрасной провинции Нью-Йорк я не являюсь самым высокопоставленным представителем женщины? Нашей славной королевы Анны? И в мои обязанности входит следить за тем, чтобы об этом не забывали!» Он с таким серьезным видом ответил на вопрос, что у гостей пропала всякая охота смеяться.
        — Этот Корнбери покрывает позором Нью-Йорк.
        — Да, правда. Но вопрос не в этом.
        Лицо Эскота просветлело. Лили принесла ему чашку чая, маленький Чарльз держался в сторонке от взрослых.
        — Мы думали, что знаем правила, установленные Факторией Муира,  — продолжал Эскот.  — Собрать предложения, сделать первый отбор на борту «Раппаханнока», затем отвезти в Лондон лучшие досье, чтобы они были рассмотрены всемогущим Августусом Муиром.
        — Да.
        — Так вот, последнее предположение существовало лишь в нашем воображении! Нам не придется ждать долгие месяцы, чтобы узнать о решении Августуса Муира: в этот самый момент он находится на борту «Раппаханнока». Августус Муир в Нью-Йорке!
        Эта новость обрадовала Гарри. Он посмотрел на жену и сына.
        — Невероятно! Но почему он не вышел к нам сегодня утром?
        Поднеся чашку с чаем ко рту, Эскот ответил:
        — По словам Глэсби и Вальтера, Муир никогда не покидает борта корабля. Несмотря на то, что он выступил инициатором этого инспекционного плавания, встречи с американскими поселенцами Барбадоса, Ямайки и Южной Каролины оставили у него неприятное впечатление. Губернаторы, владельцы, королевские чиновники буквально осаждали его, используя любые предлоги для встречи. С тех пор Августус Муир больше не сходит на берег и предпочитает оставаться в своей роскошной каюте на «Раппаханноке».
        Эскот простер руки к небу.
        — Вы отдаете себе отчет, Бэтман? Торговцы и производители, которым выпадет удача понравиться, будут приглашены на корабль и встретятся с самим Августусом Муиром! Богом-отцом!
        Гарри улыбнулся и посмотрел на жену:
        — Если мне удастся с ним поговорить, не сомневаюсь, что смогу убедить его в своих добрых намерениях. Больше такого шанса не представится!
        Эскот добавил:
        — Губернатор сказал, что будет счастлив посетить апартаменты на «Раппаханноке», на что Бат Глэсби ответил: «Было бы напрасно, ваше превосходительство, напоминать Августусу Муиру, что нынешний монарх Англии — женщина. Как посол Ганноверской династии он ежедневно бывает у ее величества…»
        Эскот и Бэтманы рассмеялись.
        — Вскоре после этой реплики было произнесено ваше имя, Гарри,  — сказал Эскот.
        — Мое имя?
        — Оно слетело с уст Роберта Ливингстона.
        — Сеньор Ливингстон всегда был добр ко мне,  — ответил польщенный Гарри.
        С губ Эскота исчезла улыбка.
        — Разумеется, так оно и было до тех пор, пока вы не стали в его глазах потенциальным конкурентом.
        — Что вы хотите этим сказать?
        — Ливингстону доложили, что этим утром вы были одним из первых, кто ждал на набережной «Раппаханнок». Он знает также, что вы, опередив всех, вручили свои предложения Бату Глэсби.
        — И что?
        — «Эти мелкие торговцы весьма умилительны,  — сказал он за столом у губернатора.  — Они работают не покладая рук, порой даже являются солью наших колоний, где так трудно жить, однако им не следует забывать свое место». Потом он обратился к Вальтеру Муиру: «Бэтман, например, всегда был католиком. Разве Фактория Муира ведет дела с папистами?» Бат Глэсби ответил, что Фактория торгует с лучшими комиссионерами вне зависимости от их вероисповедания и политических убеждений. Но Ливингстон не успокоился на этом: «В нашей колонии католиков лишь терпят. Вполне возможно, что под эгидой другого губернатора или при перемене королевской политики Нью-Йорк решит изгнать папистов из своих стен, как мы уже изгнали их священнослужителей. В таком случае, если вы выберете своим комиссионером какого-нибудь Гарри Бэтмана, ваша Фактория — я это предчувствую — столкнется с многочисленными трудностями».
        — Боже мой, почему он так сказал?  — воскликнул Гарри.
        — Возможно, он завидует тому, что вы так быстро преуспели,  — ответил Эскот.  — Многие торговцы узнают себя в вас. Двери Совета или Собрания недолго будут оставаться закрытыми перед вами.
        Лили положила руку на плечо мужа и спросила:
        — Что сказали на это Муир и Глэсби?
        — Ничего,  — сказал Эскот.  — Ливингстон просто высказал свою точку зрения.
        Наступило молчание, чреватое последствиями.
        Маленький Чарльз воспользовался тишиной. Он подошел к Эскоту и спросил:
        — Если вы будете ремонтировать «Раппаханнок», вы сможете проникнуть внутрь и разведать все его тайны?
        Эскот улыбнулся:
        — Сомневаюсь, мой маленький Чи. Этот корабль представляет собой самую оберегаемую тайну нашего времени. Среди членов его экипажа не найдется ни одного человека, который мог бы утверждать, что знает о корабле все.
        — И именно поэтому перед ним не могут устоять пираты?  — выдохнул мальчик с горящими глазами.
        — Думаю, именно поэтому.
        На следующее утро Гарри вновь пошел на набережную в надежде убедить Бата Глэсби не обращать внимания на инсинуации Роберта Ливингстона.
        Едва Гарри представился, как агент Фактории воскликнул:
        — Бэтман, вы пришли вовремя! Вот ваши бумаги. Они не заинтересовали господ Муиров.
        Гарри заметил, что бантик, завязанный Лили, был не тронут.
        — Вероятно, вы ошибаетесь,  — начал Гарри.  — Посмотрите сами. Мои бумаги никто не читал…
        — Это указание дал Августус Муир,  — прервал его Глэсби.
        — Простите, но я настаиваю,  — продолжал Бэтман.  — Неужели слова, которые вчера произнес мсье Ливингстон…
        Бат Глэсби вновь прервал Гарри:
        — Наша Фактория не собирается вмешиваться в местные распри! Мы ищем надежных, эффективных, экономных партнеров, с которыми можно работать в течение долгих лет. Отвечаете ли вы этим требованиям? По словам некоторых, похоже, что нет.
        Гарри почувствовал, как у него из-под ног уходит почва, но ссора с Глэсби могла лишь ухудшить его положение.
        Гарри бросился в мэрию, где заседал Большой совет юрода. Когда члены Совета стали выходить из высокого здания на Броад-стрит, он загородил дорогу Роберту Ливингстону.
        Ливингстону было пятьдесят четыре года. Это был высокий мужчина, который носил длинный напудренный парик и пальто из коричневой тафты. Он родился в Шотландии, но в девять лет вместе с семьей, отказавшейся подчиниться требованиям англичан относительно религиозных воззрений, отправился в изгнание, в Роттердам. Там Ливингстон научился бегло говорить по-голландски, что сослужило ему добрую службу, когда в двадцать лет он приехал в молодую провинцию Нью-Йорк. Теперь он был одним из выдающихся деятелей Нью-Йорка и возглавлял секретариат по делам индейцев, который регулировал торговлю шкурами и мехами.
        — Я сказал то, что надо было сказать,  — ответил Ливингстон на упреки Бэтмана.  — Вы можете мне возразить? Разве вы не католик?
        — Я католик, но я никогда не хвастался этим. И никто, вплоть до сегодняшнего дня, не ставил мне это в вину.
        Ливингстон улыбнулся:
        — Я навел о вас справки, Бэтман. Точно так же непременно поступил бы и Августус Муир, если бы ему пришлось иметь дело с таким человеком, как вы. По сути я оказал вам услугу. Что он сказал бы, этот славный Муир, если бы узнал не только то, что вы почитатель папистов, но и то, что ваша мать была ни больше ни меньше как дублинской шлюхой?
        Ливингстон четко выговаривал каждое слово своего откровения.
        Гарри весь похолодел. На Броад-стрит стояли несколько членов Совета и прислушивались к их разговору.
        Ливингстон подошел ближе и вполголоса сказал:
        — Наконец нашлось объяснение вашей заботе о проститутках города. Вот вам мой совет: забудьте о Муирах. Бэтман, оставайтесь на своем месте! Похоже, у вас есть планы относительно земель около Олбани? Собираетесь расширить территорию вашего склада? Знаете ли, я тоже имею виды на эти земли. И я вас об этом предупредил.
        Ливингстон собрался уходить, но Гарри бросил ему вслед:
        — Ваши запугивания вызывают у меня смех! И не надейтесь, что я все это так оставлю!
        Ливингстон бесстрашно обернулся:
        — Это угроза, Бэтман?
        Ливингстон пристально смотрел на Гарри.
        — Вы это скоро узнаете!

        — Почему ты так дерзко разговаривал?  — заволновалась Лили, выслушав мужа после возвращения домой.  — Кто присутствовал при вашем разговоре? Макколей, Бикман, Деланси? Господи, в Нью-Йорке никто не выступал открыто против Роберта Ливингстона!
        — Я не бросал слова на ветер! Я отниму у него земли Олбани. И не остановлюсь на этом! Я сумею защитить себя!
        На следующей неделе торговцы Нью-Йорка, выбранные Факторией, выстроились в очередь около «Раппаханнока». Выходя на набережную после встречи с Августусом Муиром, они тут же наперебой принимались взахлеб рассказывать о великолепном убранстве его апартаментов. Полностью обитые лакированными маркетри, апартаменты были обставлены мебелью из экзотических пород дерева. В них имелся каменный камин, а потолки были необыкновенной высоты. Нельзя было даже подумать, что находишься на корабле! Да и запахи были не такими, как на обычных кораблях с высокой осадкой. Оберегая свое обоняние, Августус Муир приказывал промывать водостоки «Раппаханнока» уксусом! Для борьбы с морской болезнью и успокоения нервов на помосте, возведенном в спальне Муира, за красным шелковым занавесом играл струнный квартет.
        У Гарри Бэтмана оставался единственный способ стать участником соревнования: встретиться с самим Августусом Муиром. Он надеялся на помощь офицеров «Раппаханнока», сошедших на берег, иными словами, на моряков, у которых была возможность замолвить о нем слово перед крупнейшим лондонским торговцем.
        У него дома собрались торговцы такого же ранга, что и он. Гарри пришлось объясняться по поводу разоблачения, сделанного Ливингстоном.
        Гарри почти никогда не говорил о «ней», разве только в приступах ярости, которые охватывали его, едва он вспоминал об этой женщине. Теперь «она» — это была никто. В кругу семьи, друзей, при отправлении культа эта родственница утратила свою сущность. Он отказывался отвечать на вопросы, ворчал, пожимал плечами, чаще всего раздраженно, а потом долго молчал. Для Гарри больше не существовало ее облика, лица и даже имени. Когда некий ирландец, который жил в Новом Харлеме, приехал в Нью-Йорк и в разговоре, вспомнив о его матери, упомянул ее прозвище, некогда широко известное — «Прекрасные телеса», Гарри почувствовал боль в груди. Ему были ненавистны даже ее клички.
        После семнадцати лет разлуки мать вновь начала преследовать Гарри и портить ему жизнь.
        Накануне отплытия «Раппаханнока» в Бостон Гарри узнал, что рано утром в кабинет главного судьи Нью-Йорка поступил анонимный документ на двадцати четырех страницах. В этом документе кто-то разоблачал Роберта Ливингстона, нарушавшего Акт о навигации.
        Этот акт, принятый в 1663 году, гласил, что все товары из Англии следовало привозить на кораблях под английским флагом. Акт запрещал иметь дело с голландскими, немецкими, французскими и испанскими посредниками.
        Отягощавший сделки тяжелыми налогами и удлинявший сроки поставок, этот закон оказался совершенно неприемлемым для поселенцев. Если они хотели получить неплохую прибыль, им приходилось обходить закон.
        Но открыто об этом никто не говорил.
        Документ, обличавший Роберта Ливингстона, нарушал молчаливую договоренность. Сообщество торговцев заволновалось: если документ попадет в Лондон, это может привести к парламентскому расследованию.
        Вечером главный судья сообщил, что автор документа установлен. Им был Гарри Бэтман.
        — Но это ложь!  — запротестовал Гарри.  — Об этом надо немедленно сообщить!
        — Один из служащих судьи сказал, что узнал вас, когда вы подбрасывали эту «бомбу»,  — сообщил Эскот.  — Ваша виновность не подлежит сомнению, Гарри. Поговаривают, что вы таким образом хотели отомстить Ливингстону. В это тем легче поверить, что цель якобы вашего демарша достигнута: Фактория Муира больше не ведет с ним переговоры. Все оборачивается против вас.
        Гарри хотел пойти к губернатору и главному судье, чтобы установить правду и уличить того, кто его якобы узнал, но тут на мызу прибежал маленький Чарльз. Он кричал, что люди Ливингстона подожгли склады Бэтмана. Языки пламени уже пожирали древесину, уничтожали мешки с табаком, рисом, сахаром и льняным полотном. Тысячи фунтов улетали вместе с дымом.
        Лили велела Чарльзу уйти в свою комнату, которую она заперла на два оборота ключа.
        — В такие безумные мгновения никогда не знаешь, что может случиться.
        Крыши складов рушились одна за другой, взметая к небу столбы искр. Огромный пожар тушили всю ночь. Местные жители заливали пламя сотнями ведер воды, взятой из Гудзона. Три человека получили серьезные ранения.
        Гарри отметил, что никто из торговцев, производителей и их работников не протянул ему руку помощи. Тушить пожар бросились лишь его работники, соседи и жители города, благосклонно относившиеся к Бэтману.
        Около пяти часов утра Чарльз услышал, что вернулся его отец. До мальчика долетали лишь обрывки разговора родителей: «…знать бы кто!»
        Гарри пошел наверх, чтобы умыться и переодеться, потом спустился на первый этаж. Чарльз услышал знакомый звук: отец открыл шкаф в прихожей, чтобы взять мушкет.
        Мальчик бросился к окну. Он слышал, что отец поскакал на лошади в сторону Нью-Йорка.
        Чарльз находился на втором этаже дома, откуда мог спрыгнуть только на крышу, нависавшую над первым этажом. Он часто мечтал одним прыжком преодолеть пространство, отделявшее окно его спальни от могучего ясеня с толстыми ветвями.
        Но одно дело мечтать, а другое — прыгнуть в пустоту. Темная ночь делала затею Чарльза невозможной.
        Мальчику пришлось набраться терпения и ждать новостей до утра.
        Он придумывал множество планов мести, представлял, как совершает смелые поступки, чтобы вернуть отцу честное имя. Почему бы ему не обратиться к Вальтеру Муиру? Если Вальтер Муир был способен вступить в схватку с пиратами во имя закона, значит, он признает несправедливость, допущенную по отношению к Гарри, и не отступит ни перед Ливингстоном, ни перед Корнбери, защищая правду.
        С первыми проблесками зари Чарльз вылез из окна своей спальни. Стоя на покатой крыше, он понял, что не сумеет допрыгнуть до дерева.
        Тем не менее он прыгнул.
        Мальчик ничего не помнил о приземлении и о последующих мгновениях. Прошло неизвестно сколько минут, прежде чем Чарльз пришел в себя. Он лежал на животе, все его лицо было расцарапано.
        Чарльз поковылял в город в надежде отыскать отца. Через четверть часа он уже почти бежал к дому Олби Гейджа, отца Салли.
        — Гарри приходил сегодня рано утром,  — сказал ему Гейдж.
        — А где он сейчас?
        — Не знаю. Он не захотел, чтобы я пошел с ним. А ушел он больше часа назад, велев мне ждать.
        Салли заволновалась, увидев царапины на лице своего приятеля.
        Мать Салли обмыла лицо Чарльза теплой водой. После того как раны Чарльза были очищены от грязи, он собрался уходить.
        — Я с тобой!  — сказала Салли.
        Но тут входная дверь открылась. В дом Олби Гейджа поспешно вошел человек, работавший в порту. Он явно спешил.
        — Вы знаете, что…
        Мужчина удивился, заметив маленького Чарльза, и замолчал.
        Смутившись, он не знал, как сообщить о случившемся.
        — Говори!  — настаивал Олби Гейдж.
        — Не в присутствии Чи…
        — Где мой отец?
        Мужчина взглядом показал на стул.
        Все все поняли.
        Чарльз бегом бросился на берег Гудзона. Необычное скопление народа подсказало ему путь. Он прибежал на причал, около которого стоял «Пинафор».
        Тревогу поднял вахтенный унтер-офицер.
        Гарри Бэтмана подвергли «пытке стулом», весьма распространенной в пиратской среде. К ногам человека, привязанного к стулу, приковывали одно или два толстых ядра, словно он был каторжником. Затем стул прикрепляли к мачте и несколько раз опускали его под воду.
        Но так делали только в тех случаях, когда по приговору человек должен был остаться в живых. В противном случае пираты не использовали стул. Они просто связывали человеку руки и ноги, прикрепляли к щиколоткам ядра и бросали его в воду.
        За десять лет на дно Гудзона, в одном кабельтове от жилых домов Манхеттена, отправились гнить почти полтора десятка трупов.
        Чарльз растолкал нескольких зевак и стал пристально вглядываться в черные воды Гудзона. Но видел он лишь свое отражение и отражение лиц людей, склонившихся, как и он, над водной гладью.
        Чарльз почувствовал, что у него закружилась голова. Салли с трудом удержала его от падения.
        Отец Салли расспрашивал унтер-офицера с «Пина фора».
        — Это произошло незадолго до рассвета,  — рассказывал тот.  — Один мужчина тащил другого. Звенели цепи. Потом раздался плеск, и тогда я услышал звук удалявшихся шагов.
        — Ты его узнал?
        — Да ты что! Это было невозможно.
        — Почему ты сразу не забил тревогу?
        — Когда имеешь дело с пиратами и их выходками, следует проявлять осторожность.
        Два человека видели, как на Бэтмана кто-то напал недалеко от этого места, около церкви Святой Троицы. Но нападавший не был опознан.
        С тех пор Бэтмана больше никто не видел.
        Чарльз шарил глазами по поверхности воды: может, отец, запутавшись в водорослях, не пошел на дно?
        В форте Анны выстрелила пушка.
        «Раппаханнок» взял курс на Бостон.
        Зеваки оказались в трудном положении, но, все же решив насладиться другим зрелищем, более захватывающим, они стали спешно покидать пристань.
        Равнодушный ко всему, что происходило вокруг, Чарльз едва переводил дыхание. Он не мог отвести глаз от реки.
        Вдруг он выпрямился и пулей полетел на набережную Эндрю.
        Официальные лица, владельцы и торговцы рукоплескали отплывавшим Муирам. Чарльз отчаянно работал локтями, пробивая себе дорогу. Плотная толпа не обращала никакого внимания на плачущего мальчика. Зеваки лишь ругали его, если он кого-то слишком сильно толкал или наступал кому-нибудь на ногу.
        Чарльз пробрался к компаньонам отца, тем самым торговцам, которые до вчерашнего скандала считали Гарри Бэтмана лучшим их всех. Задыхаясь, мальчик повторял:
        — Мой отец… Его бросили в воду… Его убили! Его убили! Стул… Его убили, вы слышите?
        На задней палубе «Раппаханнока» появился Августус Муир. Он поприветствовал ньюйоркцев.
        Зеваки устроили Муиру овацию, а Чарльз продолжал настаивать:
        — Это несправедливо… Мой отец невиновен… Они убили его!.. Кто его убил?.. Кто?..
        У Чарльза складывалось впечатление, что его окружали привидения или сомнамбулы, либо же он сам спал на ходу. Никто не отвечал ему.
        Гвардейцев губернатора раздражало возбуждение Чарльза, и они оттащили его в сторону.
        Посмотрев себе под ноги, Чарльз увидел валявшийся около старого якоря скелет рыбы, облепленный мухами и муравьями. От этого зрелища его затошнило, и он поспешил прочь.

        Салли собрала четырех самых близких друзей по прозвищам Бобр, Скрипка, Индеец и Праща. Ватага ребятишек прибежала на пристань, с которой сбросили Гарри Бэтмана.
        Чи действовал словно заведенный. Он схватил веревку, свисавшую с грузовой стрелы, и обвязал ее вокруг пояса.
        — После того как я дерну три раза, вы поднимете меня,  — сказал он своим спутникам.
        Не дожидаясь ответа, Чарльз нырнул в том месте, где, по всей вероятности, утонул его отец.
        Мальчик сразу же исчез под водой.
        — А он умеет плавать?
        — Не думаю.
        Потекли долгие секунды.
        Наконец веревка три раза дернулась.
        Салли и ее друзья стали тянуть ее. Над водой показался Чарльз.
        Чарльз, тяжело отдуваясь, жадно глотал воздух.
        Он влез на пристань.
        — Еще раз,  — сказал мальчик.
        И Чарльз снова нырнул.
        Дети смотрели, как длинная веревка уходила под воду.
        — Какая глубина?
        — Десять метров. Возможно, больше.
        Прыжки Чарльза привлекли внимание моряков с «Пинафора».
        — Еще раз!
        Бледный, измученный, с посиневшими руками и ногами, он вновь бросился в воду.
        — Еще раз!
        — Еще раз!
        Веревка раскрутилась на максимальную длину. На этот раз молчаливое ожидание продлилось намного дольше. Веревка не дергалась, оставаясь натянутой. По-прежнему ничего. Никакого сигнала.
        — Давайте тащить,  — приняла решение обезумевшая от страха Салли.
        Дети старались изо всех сил, но напрасно.
        Им никак не удавалось вытащить веревку хотя бы на дюйм.
        — Сильнее! Сильнее!
        И тут вмешались моряки:
        — Ну-ка, разойдитесь.
        Сил четырех детей явно было недостаточно.
        Мучительно текли секунды.
        Наконец веревка поддалась, и под водой показался силуэт. Дети узнали спину Чарльза.
        Мальчик судорожно цеплялся за отца, у которого руки были заведены за спину, а кисти связаны. Чарльз ухватился за отца с такой отчаянной яростью, что не мог разомкнуть объятия, даже когда уже почти терял сознание. Отец и сын словно слились воедино. Пришлось их обоих вытаскивать из воды, несмотря на ядра, прикрепленные к ногам покойного, и цепи, отягощенные водорослями.
        Чарльза положили на землю. Потребовалось много времени, чтобы привести его в чувство.
        Никому не было известно, кто убил Гарри Бэтмана.
        В городе говорили, что ирландец был сам виновен в своей смерти. Виновен, поскольку разоблачил Ливингстона и торговцев Нью-Йорка и разорил семью.
        На похоронах Чарльз убедил Лили провезти гроб по всем главным улицам города.
        — Чтобы они посмотрели на то, что сделали!
        Кроме верного Джона Эскота и семьи Олби Гейджа никто не осмелился прийти на похороны, даже друг Вильям Бредфорд. Лишь около пятидесяти проституток Нью-Йорка и их дети, среди которых было четверо лучших Друзей Чарльза, шли в траурной процессии, навсегда прощаясь с тем, кто был так добр к ним.
        При приближении невероятного кортежа в домах закрывались оконные ставни.
        — И все же он был славным малым, этот Гарри Бэтман,  — признавали ньюйоркцы.  — Он был честным, усердно работал на благо семьи. Но что за безумие нападать на Ливингстона! И вот вам результат: он в могиле, а его семья разорена.

        Дело прояснилось лишь пять лет спустя, когда один из служащих главного судьи сделал признание.
        Документ, обличавший Роберта Ливингстона, был на самом деле составлен Стефаном Деланси. Могущественный француз хотел скомпрометировать своего основного соперника в глазах Муиров и отобрать у него рынок соли. Став свидетелем сцены около мэрии, когда Бэтман угрожал Ливингстону, Деланси ловко этим воспользовался и свалил на Гарри ответственность за этот позор.
        В ночь, когда горел склад, Гарри нашел служащего, который подбросил документ главному судье. Гарри удалось заставить служащего признаться. Теперь он мог разоблачить махинации Деланси.
        Но Деланси, известный своей неустрашимостью и жестокостью, приказал Кривому Солу убить Гарри прежде, чем тот сможет навредить ему.

        Семнадцатого октября 1712 года, на той же неделе, когда было сделано это ужасное открытие, заседание Совета города Нью-Йорк закончилось на час позже.
        Некий Вернер В. Пеппер, докладчик вестминстерского парламента, который присутствовал на дебатах, чтобы затем иметь возможность подробно информировать о делах колонии парламентариев в Англии, писал в личном письме:

        «На Броад-стрит, на противоположной стороне улицы, стоял мальчик лет тринадцати. Мне назвали его имя и рассказали его историю и историю его убитого отца.
        Мальчик довольствовался тем, что лишь проводил взглядом Стефана Деланси.
        Что за взгляд поверженного ангела!
        Я молю Господа, чтобы мне никогда не довелось встретить его на своем пути.
        Либо я ошибаюсь, либо, став мужчиной, он победит самого дьявола. Мальчика зовут Чарльзом Бэтманом».

        Муиры
        1713 год

        — Вам следовало бы вести дневник, Августус. По примеру казначеев, которые регистрируют все ваши торговые сделки. Пишите Великую книгу вашей жизни изо дня в день! Вы убедитесь сами: гораздо лучше обдумывать действия и слова, записывая их, нежели просто в уме.
        — Это самое нелепое предложение, которое было мне сделано за последнее время,  — проворчал Августус Муир.  — Вы что, хотите заставить меня вести дневник?
        Перепады настроения Муира не удивляли Томаса Теннисона, архиепископа Кентерберийского.
        — И все же я убежден, что это будет вам только во благо.
        Августус показал на книги, украшавшие стены его кабинета.
        — Я не читаю, почему я должен писать? Мой английский никогда не был хорошим, а немецкий я почти забыл! Впрочем, это всего лишь проявление тщеславия: все ведут дневник в надежде, что его опубликуют и прочтут. Я называю это кривлянием. Прихотью британцев.
        — В наше время мода на личные дневники связана с гораздо более серьезным принципом. Кому мы обязаны ей, если не лютеранам? Грешники были лишены права на исповедь, и тем самым они утратили возможность высказаться и услышать слова, которые принесли бы им утешение. В наши дни исповедальни закрыты, и люди доверяют свои мысли бумаге.
        Томас Теннисон улыбнулся.
        — Я знаю прихожан, жизнь которых наладилась благодаря этой повседневной привычке.
        Августус пожал плечами:
        — Они могут с равным успехом макать перо в чернильницу или бросаться с моста, это не отвлечет меня от дела. Вернемся к цели вашего визита. Какую сумму просите вы в этом триместре на свои «нужды»?
        Архиепископ Теннисон притворился, будто еще не думал об этом.
        — Говорите смело, монсеньор,  — подбодрил его Муир.  — Подобное ломание излишне между нами. Назовите цифру.
        — Четыре тысячи фунтов, по-вашему, разумная цифра?
        Августус и бровью не повел.
        — Поддержка примаса Англии не имеет цены, по мнению Ганноверской династии, послом которой я имею честь быть,  — ответил он.
        Августус протянул архиепископу кошелек, набитый золотыми монетами.
        — Их забота весьма льстит мне,  — ответил архиепископ, кладя кошелек в карман.  — Как чувствует себя несравненная принцесса Софья, которая, если Богу будет угодно, станет править нами?
        — Как чувствуют себя в восемьдесят два года: на носилках. А вы, монсеньор, что вы знаете о нашей нынешней королеве, которая последнее время не показывается на публике?
        — Несчастная Анна до того располнела, что уже не умещается на троне. Для похорон придется делать особый гроб, несомненно, огромный!
        Августус сказал себе, что, если его повелительница Софья Ганноверская не переживет Анну или переживет на очень короткий срок, он должен будет устраивать коронацию ее сына Георга.
        Уже в детстве Георг был полным идиотом. Сейчас же претендент на трон Великобритании не мог произнести по-английски ни одного слова и к тому же упорно отказывался учить язык своих будущих подданных. Более того, Муниру придется попотеть, чтобы убедить Георга короноваться в Лондоне!
        «Все время посла уходит на то, чтобы передавать послания, которые никто не принимает всерьез, раздавать обещания, которые никогда не выполняются, и вмешиваться в личную жизнь монархов».
        Августус устал. Но не только от своей должности дипломатического представителя Ганноверской династии.
        Осыпанный почестями, богатый, намного богаче Фуггеров, этих банкиров из Аугсбурга, которые считались крезами Священной империи, он не радовался своим успехам.
        Августус всего желал и все получил. Теперь он как никогда ранее чувствовал себя опустошенным, постоянно разбитым, печальным, желчным, неудовлетворенным собой и другими, неспособным сосредоточиться на чем-то одном.
        Когда Августус признался в своих душевных терзаниях, архиепископ улыбнулся:
        — Августус, вот вы и стали одним из нас! У ваших терзаний есть название: меланхолия, эта преимущественно английская болезнь!
        Вот уже в течение пяти лет врачи прописывали ему слабительные средства, призванные развеять меланхолию, в виде либо снадобий, либо промываний.
        В соответствии с требованиями медицины Августус принимал клобучок, ягоды лавра, морской лук, белую черемицу, повилику, тмин, дымянку, шильную трану, различные виды мяты, бланшированную капусту, нашатырь, селитру и корни львиного зева. Он похудел на двадцать килограммов и дважды чуть не умер, что сделало его еще более угрюмым.
        Августус потерял сон. Он и раньше страдал от бессонницы, но тогда это было бодрствование «создателя империи». Он вставал по ночам, переполненный различными идеями, нетерпеливый, стремившийся завоевать ради самих завоеваний. Теперь, когда он утратил желание торжествовать, его ночи стали обычными бессонными. Лондон претил ему; англичане вызывали у него ужас; общество жены стало невыносимым; дети вовсе не интересовали.
        Августус подумал, что путешествие принесет ему облегчение. Его выбор пал на Америку.
        Он приказал заново отделать каюты «Раппаханнока», принял необходимые меры предосторожности, чтобы ничто не мешало ему отлучиться из Англии на долгих пятнадцать месяцев, и 8 июня 1707 года отплыл на корабле под командованием своего сына Вальтера.
        Сама перспектива путешествия вернула ему жизненные силы.
        Однако, прибыв на Барбадос, а затем на Ямайку, он понял, что тамошний климат ему не подходит. Местные проблемы показались ему смешными. Мало кто из колонистов удостаивался его внимания. Он их возненавидел до такой степени, что решил не сходить на берег вплоть до возвращения в Лондон.
        Он издалека бросал взгляды на Чарльзтаун, Вильямсбург, Сен-Мэри-Сити, Ньюпорт, Филадельфию, Нью-Йорк, Бостон и Портсмут.
        Через год с лишним Августус вернулся в свой дворец на Родерик-Парк еще более мрачным, чем до отъезда.
        Всю силу своего недуга Августус ощутил в день смерти своего единственного друга Бата Глэсби. Это случилось через десять месяцев после их возвращения из Нового Света.
        Мужчины были знакомы на протяжении тридцати лет. Именно Глэсби подсказал Августусу идею поставлять соль в английские колонии. И все же смерть Глэсби не навеяла на Августуса глубокой печали. Она лишь вызвала замешательство практического характера и ярость: его друг умер, оставив после себя значительные карточные долги! Вот кем оказался Глэсби, верный друг, спутник всех его успехов: человеком, которого было очень трудно заменить, и игроком…
        В конце концов, что там предлагал архиепископ Кентерберийский?
        «Вам следовало бы вести дневник, Августус».
        Муир смахнул на пол все документы, лежавшие на столе.

        — Джон, перенесите все мои встречи, назначенные на сегодня. И те, что назначены на следующую неделю. Я еду отдыхать в Драйбург. Туда же будете пересылать мою корреспонденцию.
        Молодой человек стал записывать распоряжения своего хозяина. Муир продиктовал ему весьма длинный список. Прошел год, но Августус так и не привык к Джону Венету, занявшему место Глэсби.
        — Сделайте так, чтобы моя жена узнала о моем отъезде уже после того, как я буду в Шотландии. И запретите ей следовать за мной! Я хочу побыть один.
        Августус покинул Лондон и отправился на свои земли площадью в две тысячи гектар, в поместье, построенное на берегах Твида, в Драйбурге. В Шотландии он владел многими предприятиями, в том числе крупными угольным и сланцевым рудниками, расположенными в Аберфойле. Но, несмотря на это, он приезжал в Драйбург всего лишь дважды.
        Сорок окон господского дома выходили на реку Твид. Когда Муир начинал строительство, он вспоминал прежде всего просторный Голдсборо-холл сэра Ричарда Хаттона. Огромное здание обслуживала целая армия слуг. При виде хозяина все буквально обезумели.
        Как все мнительные люди, Августус боролся с неуверенностью при помощи маниакальности. Он соблюдал режим, неукоснительно работал в отведенные для этого часы. Его безукоризненный распорядок дня стал легендой.
        Чтобы не придумывать в шотландском поместье новых маниакальных пристрастий, он приказал обставить рабочий кабинет, спальню и гардеробную точно так же, как в Лондоне. Привычка не предполагала ни малейших отклонений. В этих трех основных местах ничто не должно было напоминать Августусу, что от столицы его отделяли сто шестьдесят лье.
        Но, едва войдя в свой рабочий кабинет, Августус пожалел, что приехал в Шотландию. После его последней поездки в Драйбург в его лондонском кабинете изменились некоторые детали: чернильницу и аналой заменили, как и обивку кресла — она стала более плотной. Его взбесило, что никто не подумал произвести подобные изменения в Драйбурге. Он нервно прошелся по гостиным: везде стояли вазы с цветами! В отсутствие жены эта изысканность показалась ему излишней. Впрочем, кто знал, что пыльца вызывает у него недомогание?
        Но было одно открытие, которое успокоило его: он нашел свой драгоценный итальянский клавесин. Жена Августуса Трейси ненавидела музыку. Однажды в Лондоне, когда у него уже больше не было времени музицировать, он обнаружил, что на месте его инструмента-фетиша стоит круглый столик из красного дерева.
        Августус подошел к инструменту, провел рукой по клавишам — отозвались несколько струн. С тех пор как он играл в одиночестве, прошла целая вечность.
        Этим вечером он поужинал рано. Ему подали суп с нежирным мясом, пшеничные лепешки и стакан светлого пива. К счастью, все это он любил. В спальне кровать была застелена как положено, ночная пижама разложена в надлежащем месте, а на прикроватном столике стоял графин с горячей медовухой, в которой плавали две веточки розмарина.
        Утром, увидев, что цветы в доме исчезли, Августус подумал, что его жена, вероятно, велела слугам четко следовать указаниям.
        Августусу захотелось прогуляться вдоль Твида.
        Стояла чудесная погода. День был прохладным, но солнечным. Воздух бодрил. Нигде не было видно ни души.
        Но, как назло, дорожки в саду оказались слишком крутыми, трава — слишком густой. Августусу не помешала бы трость. У него ныла спина, он задыхался. Он еще не дошел до Твида, как все начало внушать ему ужас:
        Лесистый пейзаж?
        «Вся эта зелень…»
        Голубое небо?
        «Вся эта пустота…»
        Обливаясь потом, Августус вернулся в дом. Как ему хотелось бы, чтобы все мгновенно исчезло!
        Он закрылся в спальне и до самого утра сидел в темноте.
        Во время трапез его, сидевшего во главе стола, за которым могли разместиться человек сорок, обслуживала дюжина слуг в ливреях.
        Округу быстро облетела новость о пребывании Августуса в Шотландии. В Драйбурге появились первые незваные гости.
        Конечно, герцога Монтроуза или герцога Роксбурга нельзя было выпроводить, но зато всем другим шотландцам, отпрыскам древних кланов из горных районов или дворянам, искавшим милость при дворе, было отказано в аудиенции.
        Герцогиня Вимисс отказалась выполнить просьбу мажордома и уехать. Она потребовала личной встречи с Муиром. Муир же бросил в нее трость и пообещал обойтись с ней еще грубее, если она вновь осмелится предстать перед ним!
        Эта новость, которую передавали из уст в уста, многих избавила от желания посетить Драйбург.
        Несмотря на неудачную прогулку к реке Твид, через неделю Августус велел отвезти себя к руинам аббатства Драйбург. Там, окруженный шаткими стенами и хрупкими сводами, он, как ни странно, почувствовал себя комфортно. Его меланхолия была созвучна этому месту, которое всем своим видом напоминало, что ничто не вечно, что все рано или поздно исчезнет — как люди, так и камни. Погруженный в печаль, он осматривал эти места скорби. В поместье он слышал, как маленькие дети служанок смеялись, закидывая в реку удочки. Тогда он был готов их утопить, только бы смолк их смех.
        Августус перебирал клавиши инструмента. Он сожалел, что забыл музыкальные фрагменты, которые так любил в молодости. Его пальцы стали неловкими. Не сумев исполнить канцону Векмана, он впал в отчаяние. Он резко захлопнул крышку инструмента. На душе было горько, как никогда.
        Обернувшись, Августус заметил служанку, которая неподвижно стояла, прислонившись к дверному косяку, и слушала, как он играл.
        Глупышка побледнела и быстро исчезла.
        Каждое утро Августус просматривал почту, пересылаемую из Лондона. Ему доставляло удовольствие изводить своих корреспондентов. И делал он это более изощренно, чем в Лондоне.
        Среди писем, пересланных в Драйбург, одно его сразу заинтересовало — на конверте он узнал почерк своего сына Вальтера. Оно было послано из Бристоля, где с недавних пор стоял «Раппаханнок».
        Августус вскрыл конверт и начал читать.
        Сначала он ничего не понял. Почему Вальтер упоминал о Лауре Петрарки, Синтии Проперция, о сонетах «Астрофил и Стелла»?
        Он еще раз взглянул на надпись на конверте: да, это действительно был его старший сын. Но кому он писал эти строки?
        «Как Каллист, я обожаю Мелибею, я верю в Мелибею, я осыпаю почестями, я люблю мою Мелибею и восхищаюсь ею!»
        Затем шли стихи и высокопарные фразы: «Я всего лишь ствол дерева, если твое нежное дыхание не обдувает меня…»
        — Мелибея? Кто такая Мелибея?
        Когда Августус понял, что держит в руках настоящее любовное послание, что это не шутка, он принялся расспрашивать слуг. Но они растерялись от его вопросов. Наконец они пообещали привести к нему… саму Мелибею.
        Оставшись один в кабинете, Августус бушевал. Его старший сын мог владеть всем, процветать в Лондоне, жениться на одной из самых богатых наследниц королевства, для него были открыты все пути, но он упрямо вел образ жизни авантюриста, рискуя головой на борту «Раппаханнока», когда гонялся за пиратами! А теперь выяснилось, что безутешный вдовец, постоянно носящий траур, влюблен!
        Через час в кабинет Августуса вошла девушка семнадцати лет, светловолосая, с голубыми глазами, одетая в бело-розовое платье.
        С первого же взгляда Августус узнал бесстыдницу, слушавшую, как он играл на клавесине.
        Взволнованная девушка покраснела и пробормотала:
        — Меня зовут Шеннон, монсеньор. Я ваша дочь.
        Муир нахмурил брови. Кроме Вальтера, который должен был унаследовать Факторию, он не мог бы описать своих остальных восьмерых детей.
        И уж конечно Августус не помнил о той девочке, которую удочерил двенадцать лет назад. Ей пришлось напомнить ему о событиях, произошедших в июне 1701 года на банкете, устроенном по случаю подписания Акта о престолонаследии.
        — Понимаю,  — сказал Августус.  — Маленькая девочка из хора. Что вы делаете в Драйбурге?
        — Ваша жена, монсеньор, велела мне жить здесь.
        Приведя свои мысли в порядок после неожиданного появления приемной дочери, Августус вдруг осознал, что Шеннон и была «нежной любовью» Вальтера, его «Мелибеей»!
        Он резко схватил письмо своего сына.
        — Вы с ума сошли, вы оба? Брат и сестра! В моем доме!
        Августус расстегнул воротник:
        — По церковным законам адюльтер наказывается так же, как и кровосмесительная связь! И если об этой мерзости станет известно!..
        — Монсеньор,  — поспешила ответить Шеннон, готовая упасть на колени,  — умоляю вас, поверьте: я никогда не побуждала Вальтера становиться на этот путь. Никогда! Ваш сын очень… безрассудный.
        — Если вы не разделяете его чувств и если вы говорили ему об этом, почему он продолжает вам писать?
        Шеннон опустила голову:
        — Увы, я вынуждена повторить: не найдется менее рассудительного человека, чем он. Я люблю его, это правда, но только как брата.
        — Кровосмесительная связь! В моем доме! Мне говорили, что море должно утешить его во вдовстве! После стольких лет, неважно как, но Вальтер должен найти себе супругу, достойную его положения. И обеспечить продолжение рода Муиров. А не…
        Августус скомкал любовное послание.
        — Если я узнаю, что вы тем или иным образом разжигали эту страсть, я сделаю так, что вы пожалеете, что родились на свет! Исчезните!
        Объятая ужасом Шеннон выбежала из кабинета.
        Августус с трудом вновь обрел спокойствие. Он злился не только на безрассудного Вальтера, но и на нежелательные последствия присутствия этой нищенки Шеннон в его доме. Одиночество Августуса было нарушено. Но все же он надеялся, что у Шеннон хватит деликатности больше никогда не попадаться ему на глаза.
        Каждое утро Августус совершал прогулку, либо пешком, если погода позволяла, либо в карете. Он любил осматривать руины Мелроуза или Келсо.
        Однажды, на двенадцатый день своего пребывания в Драйбурге, измученный, невыспавшийся Муир не выдержал тряски по плохой дороге, которая вела в аббатство, и приказал кучеру повернуть назад.
        Едва вернувшись в поместье, Муир услышал звуки музыки. Он вошел в гостиную и увидел, что молоденькая Шеннон играет на его клавесине.
        Муир взорвался:
        — Кто позволил вам дотрагиваться до моего инструмента? Я нуждаюсь в тишине и спокойствии! Разве это так трудно понять? Вы надоедаете мне! Ваше присутствие вызывает у меня раздражение. Вы должны сгорать от стыда! Немедленно исчезните!
        Несчастная Шеннон пыталась произнести какие-то слова в свое оправдание, клялась, что играет лишь тогда, когда его нет в поместье, что предпочла бы умереть, чем доставлять ему неприятности, что она сожалеет…
        И вновь Шеннон пришлось спасаться бегством.
        Вечером Муир вновь дал волю своему раздражению. Ему не понравился суп из угрей. Кухарка, на которую посыпался град упреков, переложила вину на «мадемуазель Шеннон», которая продиктовала ей рецепт любимого блюда хозяина.
        — Во что вы вмешиваетесь?  — накинулся Муир на пришедшую по его приказу Шеннон.  — Разве я просил вас об этом? Я уже не в том возрасте, чтобы за мной ухаживала Девчонка!
        Шеннон поняла, что в подобных обстоятельствах ни к чему оправдываться, и сочла более благоразумным промолчать.
        — Завтра вы возвращаетесь в Лондон!  — заявил Муир.
        Я не хочу вас здесь видеть.
        Муир ушел в свою спальню. Как это часто бывало, после вспышки гнева он немного успокоился. Он заснул без труда, но через два часа вновь началась его борьба с бессонницей.
        И на этот раз все было как обычно: Августус лежал с открытыми глазами, неподвижно, глядя на балдахин над кроватью. В голове проносились разные мысли, потом в памяти всплывало какое-нибудь воспоминание, обычно инцидент, в котором он либо раскаивался, либо немного упрекал себя. Не один час кряду он думал об этом, не в силах справиться с наваждением, давая волю своим самым пагубным наклонностям: злобе, горечи, презрению. Самые сильные приступы ярости Муир переживал в молчаливой темноте до самого рассвета.
        Этой ночью Муир оперся о локоть и выпил стакан настойки розмарина. Он нашел его, как обычно, на ночном столике. И тогда он подумал о Шеннон. Несомненно, это она с момента его приезда убирала дом в соответствии с его вкусами, предупреждала его маниакальные пристрастия, делала более приятной разлуку с Лондоном. Конечно, он в отношении нее погорячился.
        Утром Муир дал знать, что хотел бы, чтобы она позавтракала вместе с ним.
        Дрожащая от страха девушка, одетая в темное платье, вошла в столовую. Она села за стол, не решаясь что-либо сказать. Она сидела прямо, глядя в тарелку.
        Августус тоже молчал. Ему даже в голову не пришло извиниться. Он легко забывал о приступах ярости и обо всех последствиях, которые те влекли за собой.
        — Прошу извинить меня,  — сказала Шеннон детским голоском,  — за все те неудобства, которые я доставила вам вчера, монсеньор.
        Августус кивнул. Как все домашние тираны, он считал себя великодушным.
        — Похоже, вы хорошо меня знаете,  — сказал он.  — Это дает мне шанс. Но вот я, я ничего о вас не знаю.
        Шеннон рассказала ему, что ее, сироту, нашли на ступенях церкви Святой Троицы, что следующие пять лет она провела в жалком сиротском приюте Брэдингтона.
        — Вы даже не представляете, какой благородный поступок совершили в вечер моего удочерения. К тому же семнадцать других девочек, находившихся со мной, тоже обрели семью. В Брэдингтоне это наделало много шума. Вы подарили счастье десяткам детей, прозябавшим в приюте!
        Девочка выросла во дворце на Родерик-Парк на равных с девятью детьми Муиров. Она была робкой, совсем не умела обманывать. Проявлявшая интерес к любой мелочи, наделенная удивительной памятью, она быстрее, чем другие, научилась читать и писать, немного знала латынь, умела петь, прекрасно танцевала и говорила по-немецки. Очень быстро она усвоила правила поведения в обществе, за что удостаивалась лестных похвал.
        — Думаю, я могу сказать, что ваша жена, мисс Трейси, порой искренне испытывала гордость, называя меня дочерью в присутствии своих подруг.
        — А вот в это я с трудом верю,  — ответил Августус.  — Даже без Монро с этой чертовкой Трейси Муир нет сладу!
        Шеннон понурила голову:
        — Мне удалось обратить на себя внимание.
        Когда Шеннон было лет тринадцать-четырнадцать, Трейси Муир начала вести по всему Лондону яростную кампанию с целью связать своих детей брачными узами с лучшими домами Англии. Своих детей, но только не Шеннон, которую она терпела, однако не считала одной из Муиров. Трейси питала безграничные амбиции, опираясь на политический вес и богатство своего мужа. Она думала, что просчитала все. Однако лучшие претенденты в мужья для ее двух дочерей попросили руки Шеннон, найдя ее более красивой.
        — И тогда мне довелось испытать на себе досаду вашей жены,  — продолжала Шеннон.  — Она сделала все, чтобы напомнить мне о моем происхождении. Но в конце концов браки, задуманные ею, были заключены. Она считала, что покончила со мной как с источником угрозы. До того дня, когда Вальтер, став вдовцом, не рассказал ей о своих чувствах! И тогда она отправила меня в Драйбург. Я живу здесь уже три года, и мне запрещено покидать его.
        Августус впервые внимательно посмотрел на Шеннон. Он мог допустить, что Шеннон была не такой уж простушкой, но отказывался понять, как эта дьяволица, выскочившая неизвестно откуда, могла вызвать столько проблем.
        «Она вскружила голову несчастному Вальтеру»,  — подумал Муир.
        — Если он и сбежал на «Раппаханнок»,  — добавила Шеннон,  — подвергая себя многочисленным опасностям, то сделал это не для того, чтобы забыть о своем вдовстве. Он сделал это из-за невозможности нашей любви. Ярость матери и мой упорный отказ. Я была совсем девочкой, когда в первый раз отказала ему…
        Вечером Августус захотел сделать шаг к примирению и попросил ее сыграть несколько музыкальных пьес.
        Шеннон села за клавесин и начала играть итальянскую жигу. Муир тут же ее остановил:
        — Жиги, они внушают мне ужас! От них у меня кружится голова и создается впечатление, что я заложник на деревенском празднике. Веселящиеся люди, похожие на животных!  — Он встал.  — В Лондоне у меня был ящик с партитурами. Куда он исчез?
        Шеннон показала ему на стопку, лежащую на каминной полке. Он взял ее и в сильном раздражении стал перебирать партитуры. Наконец он нашел нужный лист:
        — Вот.
        Муир поднес лист к глазам Шеннон. Это была пассакалия Букстехуде.
        — Но это пьеса для органа!  — удивилась девушка.
        — Она зашифрована. Вы справитесь с нею.
        Шеннон начала играть.
        — Медленнее! Медленнее!  — запротестовал Муир.
        Шеннон изменила темп игры.
        — Медленнее!
        Шеннон старалась изо всех сил.
        Фрагмент был строгим, печальным, торжественным, написанным в миноре.
        Августус подумал, что сейчас он наслаждается музыкой, как раньше наслаждался видом руин аббатства.
        Затем он попросил ее сыграть чакону до-минор того же автора. Фрагмент был трудным.
        И вновь Муир потребовал играть как можно медленнее.
        — Сдерживайте свои порывы!  — говорил он.  — Пусть звучат басы!.. Надо придать им звучания… густоты… Нет, так не годится! Начните с самого начала.
        Несчастная девушка послушалась, но она явно была растеряна.
        Муир же через пять минут потерял терпение и сел рядом с ней.
        — В этом нет ничего колдовского,
        Муир стал играть левой рукой. Не отрывая глаз от клавиш, он объяснял музыкальную фразу но мере ее исполнения.
        — Густой бас может быть легким, если придан, ему звучания. В повторе низких топов есть нечто успокаивающее, захватывающее. Имитации. Пушка! Внимание, не торопитесь!.. Надо выделить сложение… Медленнее. Теперь противосложение. Медленнее!.. Как я… Да, так лучше.
        Они вновь вместе сыграли фрагмент.
        — Вот,  — сказал Августус после нескольких тактов, вы делаете успехи.
        Шеннон улыбнулась ему.
        — Вы могли бы очень красиво играть, барышня. При условии, что будете следовать композициям, а не нанизывать им свою неуместную молодость!
        На следующий день Муир увидел Шеннон с книгой в руках — «Путешествие пилигрима из этого мира в тот, который должен прийти» Джона Баньяна.
        — Вы увлекаетесь чтением так же, как и музыкой?
        — Думаю, да, монсеньор. В Лондоне я могла пользоваться вашей несравненной библиотекой.
        — Мне говорили, что она достойна похвалы. Но я не могу об этом судить. Я никогда не читаю.
        — Жаль, что такое сокровище не используют.
        — По крайней мере, оно потеряно не для всех!
        Шеннон оказалась образованной и умной девушкой. Ее рассуждения, порой слишком смелые, вызывали у старого Муира улыбку. Больше уже не шла речь об ее отъезде в Лондон. Он каждый день приглашал девушку за свой стол.
        Шеннон не только беседовала с Муиром, но и показывала ему уголки поместья, о которых он не имел ни малейшего представления.
        Они продолжали играть в четыре руки на клавесине.
        Живя в шотландской ссылке, Шеннон выписывала партитуры из Франции, где их печатали раньше, чем где-либо. Она показала Муиру не известные в Англии произведения Сире, Дьёнара и даже одной женщины, Элизабет Жаке де ла Герр. Немец, не признававший ничего другого, кроме музыкальных мелодий своего детства, с восторгом играл пьесы, не имевшие ничего общею с пьесами Свелинка и Фробергера.
        — Боже мой, до чего изменилась музыка!
        Теперь нередко случалось, что Шеннон объясняла Муиру, как надо играть тот или иной фрагмент. Вечерами они играли и течение нескольких часов. Шеннон, сидя рядом с Муиром, раскачивалась из стороны в сторону, чтобы лучше подчеркнуть ту или иную тональность. Он попал под очарование Рамо.
        Влияние Шеннон сказывалось не только на расширении музыкальных вкусов Августуса Муира. Незаметно, внимательно следя за тем, чтобы никто не мешал его маниакальным пристрастиям, она ввела незначительные изменения, призванные скрасить пребывание Муира и Драйбурге. Она сделала его пищу более утонченной, изменила состав настойки, просила его не думать о делах во время обеда. В солнечные дни она побуждала его закалять здоровье на свежем воздухе. Шеннон даже осмелилась отвлечь его от священных навязчивых мыслей, хотя это была запретная зона, в которую никто не проникал.
        К великому изумлению Муира, все это пришлось ему по душе. Он, всегда сам принимающий решения, был доволен, видя, как теперь решают за него. Он любил наблюдать за ней краем глаза. Она всегда была настороже, тщательно следила, чтобы никакие пустяки не раздражали его, подмечала любую его реакцию, краснела, когда он смотрел на нее.
        В конце концов Муир стал просматривать деловую корреспонденцию не в кабинете, а в просторной гостиной с открытыми окнами. Оттуда он мог видеть, как Шеннон бродит по саду, ухаживает за розами, шьет или читает под деревом.
        Случалось, что он целыми днями не занимался лондонскими делами, расспрашивая Шеннон о содержании «Путешествия пилигрима» или о городе, выдуманном автором «Ярмарки тщеславия», городе, который напоминал ему Лондон с ненавистными людьми вроде Монро.
        Муир согласился спать в маленькой спальне, расположенной на втором этаже дома, а следовательно, менее сырой, чем аналог его лондонской спальни на первом этаже.
        К своему величайшему удивлению он стал спать лучше. Тем не менее настроение Муира оставалось непредсказуемым. Порой его одолевали черные мысли, и он становился угрюмым.
        В такие дни Шеннон исчезала.
        Августус приказывал позвать ее. Ему отвечали, что Шеннон отправилась в Эдинбург за лекарственными растениями или гуляет по территории поместья. Такой ответ приводил его в ярость, но потом он успокаивался.
        И тут появлялась Шеннон.
        Однажды вечером после долгой прогулки Шеннон играла прелюдию Рамо. Августус в изнеможении сидел в кресле.
        Музыкальная композиция начиналась медленным мотивом, без каданса, приглушенным звучанием низких тонов, затем неожиданно взмывала молодая полная жизни мелодия. И тогда Шеннон, боясь пропустим хотя бы одну ноту, замирала, и лишь ее руки скользили по клавишам, и это придавало ей еще больше изящества. Муир водил взглядом по белокурой головке девушки, удивляясь ее грациозности.
        Когда она взяла последний аккорд и оставила его умирать в молчании, Августус все понял.
        Смущенный, он пробормотал банальные слова:
        — Прекрасно сыграно.
        И стремительно вышел из комнаты.
        Всю ночь Муир оценивал сложившуюся ситуация под разными углами зрения. Он понял, что счастье последних дней, это странное блаженство, которое он испытывал в Драйбурге, давали ему не меры, предпринимаемые Шеннон, а сама Шеннон. Он старался убедить себя, что сошел с ума. Он влюбился в нее!
        По странному стечению обстоятельств волк принялся подражать своей добыче. Он ловил ее мельчайшие движения, изменения голоса, намерения, таившиеся во взглядах, и вместе с тем боялся прочитать на ее лице, что она догадалась о том, что он тщательно скрывал.
        Самый могущественный человек в Лондоне стал неуклюжим, чрезмерно стыдливым. Болезненная меланхолия уступила место меланхолии влюбленности.
        Муир даже начал завидовать сыну, однако повторял себе, что между ней и им самим вставали те же самые законы.
        Его обуяла гордыня. Он ведь был Августусом Муиром, и ничто не могло устоять перед ним, ни церковь, ни закон, условности, ни его нынешняя семья, ни сама Шеннон. Он засыпал непобедимым захватчиком, а просыпался пленником молоденькой семнадцатилетней девушки, заложником ее изящных рук, красоты ее лица, переливающегося блеска ее волос, доброй улыбки, без которой он уже не мог обходиться.
        В конце концов возобладал рассудок.
        — Я должен вернуться в Лондон,  — сказал он ей. Шеннон забеспокоилась, решив, что плохо вела себя.
        Но Августус сослался на неотложное дело, требовавшее его присутствия в Лондоне.
        — Прежде чем мы расстанемся,  — сказала она,  — я хочу вас, монсеньор, кое о чем попросить. До сегодняшнего дня я не решалась говорить об этом.
        — Говорите.
        — Это имеет отношение в Бартеломью Глэсби.
        — Глэсби? Да ну…
        — Я права — его карточные долги составляют двенадцать тысяч фунтов?
        Августус удивленно поднял брови. Странно, что Шеннон знала о неприятностях его покойного друга и говорила об этом.
        — Да,  — сказал он.  — Примерно так.
        — Насколько я понимаю, некоторые его кредиторы являются членами Совета королевы и парламентариями, которые не собираются отказываться от денег. Но главное, как мне кажется, это то, что кто-то рассказал им о нашем тайном уговоре…
        Муир пожал плечами.
        — Ничего не понимаю. Что еще за тайны?
        — Все дело в том, что двенадцать лет назад мое удочерение вами было лишь видимостью. Официальный акт об удочерении был составлен не на ваше имя, а на имя Бата Глэсби, согласно пожеланию вашей жены.
        — Что вы такое говорите?
        — Теперь вы понимаете, в каком деликатном положении я оказалась. По закону меня могут преследовать за долги моего приемного отца. Но у меня нет двенадцати тысяч фунтов!
        Августус утратил дар речи.
        — Я не решилась открыться вашей жене…
        Шеннон не была его дочерью!
        — Бат Глэсби…
        Теперь ему было наплевать на карточные долги Бата Глэсби.
        Муир встал на колени, схватил ее руку, осыпал поцелуями, поцеловал другую руку, потом стал целовать обе.
        — Я не знал этого! Боже мой, мы не связаны ни кровью, ни родственными узами!
        Он все крепче сжимал пальцы Шеннон.
        — А я считал себя пупом земли! Если бы вы знали…
        Шеннон как-то странно смотрела на него, не говоря ни слова. Августус был не похож на самого себя. Он бормотал невразумительные фразы, потом вымолвил:
        — Значит, между нами все возможно!
        Августус поднял голову. Шеннон смотрела на него со страхом, нет — с ужасом. Он немного подождал, пораженный бледностью ее лица, потом разжал руки и встал. Одновременно они оба отступили на шаг назад. Шеннон покачала головой, убежала в свою комнату и заперлась в ней.
        «На какую же глупость способно толкнуть сердце!» — подумал Августус.
        Его порыв был безумным, обреченным на провал. Недостойным его.
        Шеннон не показывалась.
        «Мне не стоило приезжать в поместье! Тогда ничего не произошло бы…»
        Он не мог отделаться от ее испуганного взгляда, который она бросила на него, когда он стоял на коленях.
        Должен ли он немедленно уехать в Лондон? Никогда больше не видеться с ней? Забыть об инциденте?
        Августус не мог решиться уехать из Драйбурга, не увидевшись с Шеннон. Тем более он не осмеливался постучать в дверь ее комнаты.
        Прошло три дня, прежде чем появилась Шеннон.
        Одетая во все черное, бледная, с поникшей головой, она во время обеда села за своим прибором, не сказав ни слова, не бросив ни единого взгляда на Муира.
        Это драматическое возвращение застало Муира врасплох. Он надеялся, что она заговорит первой.
        Он не знал, какую позицию ему следует занять.
        Смущенный, он сказал:
        — Знаете, это останется между нами, будет нашей тайной. Никто об этом никогда не узнает. Не судите меня строго, прошу вас. И не волнуйтесь. У меня на вас есть только те права, которые вы сами захотите мне дать.
        Чем больше он хотел вызвать к себе жалость, тем сильнее хмурился лоб молодой девушки. Не выдержав, она пролепетала:
        — Простите меня, монсеньор.
        Шеннон встала из-за стола и вновь заперлась в своей комнате.
        Теперь Августус думал лишь об одном — он хотел принести ей свои извинения. Поговорить с ней. Написать. Объясниться. Наступил момент, когда он собирался писать такие же пустые фразы, которые он с презрением читал в письме своего сына Вальтера: «Я всего лишь ствол дерева, если твое нежное дыхание не обдувает меня…»
        Эти идиотские слова… Чего только он ни дал бы сегодня, чтобы их услышала Шеннон!

        Шеннон сидела в своей комнате, бледная, с блуждающим взором. Ее руки слегка дрожали. На коленях лежала раскрытая Библия.
        После обеда, когда слова Августуса не оставили больше никаких сомнений относительно его чувств, она десятки раз обращалась к своей совести, молила небеса, чтобы они подсказали ей самое мудрое решение.
        — Надо быть твердой,  — увещевала она себя.  — Оставаться рассудительной. Слушать только голос рассудка. Ничто другое не должно влиять на меня.
        Она вновь молилась, плакала. Захлопнула Библию, открытую на странице, где дочь Иеффая соглашается принести себя в жертву, и вышла из комнаты.
        Шеннон поднялась на второй этаж. Уже рассвело. Она погасила последний светильник, осторожно постучала в дверь спальни Августуса Муира и вошла, не дожидаясь ответа.
        «Все же это человек, которому я всем обязана…»
        Она сняла платье, легла рядом и обняла его.

        Прошло шесть ночей. Августус открыл глаза. Было темно.
        Шеннон вернулась в свою спальню, как обычно.
        Никогда прежде он не был так счастлив.
        Он дал себе слово, что отныне все будет иначе. Благодаря Шеннон с ним произошла неслыханная вещь: он полностью пересмотрел свои взгляды на жизнь. После коронования монарха из Ганноверской династии он сдаст все свои политические мандаты, откажется от должностей дипломата, члена Тайного совета короля, сюринтенданта лондонских тюрем. Одновременно он перестанет заниматься делами Фактории, оставив за собой лишь добычу и перевозку соли. Он будет жить в Шотландии и на «Раппаханноке». Он покажет Шеннон американские колонии и европейские страны.
        Он смеялся над тем, что примутся о них говорить. Он был Августусом Муиром и хотел делать все, что ему нравилось.
        «В свои пятьдесят четыре года я вовсе не старик, а она в семнадцать лет уже не ребенок».
        Другие не были столь щепетильными, как он. Сколько убеленных сединой лордов женились на молоденьких девушках и принимали поздравления за такой поступок?
        Лежа на кровати, глядя на балдахин в темноте, пронизанной несколькими лунными лучиками, он мечтал, как вдруг почувствовал, что в спальне кто-то есть.
        Муир поднял голову и различил чей-то силуэт. Шеннон вернулась.
        — Я не знала, проснулись вы или спите…
        Но это не был голос Шеннон.
        Силуэт приблизился, и, несмотря на темноту, Августус разглядел женщину, которая, как он уже понял, была его женой.
        Кровь похолодела в его жилах:
        — Что вы здесь делаете? Разве я вам не запретил покидать Лондон?
        — Венет предупредил меня,  — ответила Трейси.  — Но что он может, этот юнец? Он ничего не знает о нашей старой истории…
        — Такой же старой, как и камни, да,  — раздался еще один голос.
        Пол спальни затрещал под железным концом трости. Августус обернулся и увидел зловещее лицо старого лорда Джозефа Монро. В семьдесят пять лет отец Трейси был сгорбленным лысым стариком с иссохшей кожей и по-прежнему брезгливым взглядом.
        — Если бы вы знали, сколько лет я мечтал об этом моменте!  — сказал он дребезжащим голосом.  — Мне было бы очень жаль, если бы Господь Бог отправил меня в страну душ до того, как у меня появилась возможность насладиться им.
        — Я не понимаю, о чем вы говорите,  — сухо произнес Августус,  — и не имею ни малейшего желания узнать об этом. Убирайтесь!
        — Спокойно, Муир, спокойно.  — Монро фыркнул.
        Августус хотел встать, но Монро приставил ему трость к плечу. Муир оттолкнул рукой трость, но тут в темную спальню вошли еще два силуэта и схватили Августуса.
        Это были братья Трейси.
        — Что вы здесь делаете? Чего вы хотите?
        — Сначала успокоить вас, Августус,  — проговорил Монро.  — Знайте, что сейчас Шеннон уже в безопасности.
        — Шеннон?
        — Да. Она уехала вскоре после нашего приезда и теперь уже далеко от Драйбурга.
        Монро улыбнулся.
        — Я прекрасно знаю, что малышка вам понравилась. Между нами, я должен признать, что это поразительное дитя.
        — Она не просто усвоила наши уроки,  — добавила Трейси.  — Ее импровизации были превосходными. Она очаровала вас. Ах, эти женские выдумки! Надо же: суметь стать необходимой, заставить вас меняться, наконец покорить сердце такого старого медведя, как вы!
        — Не удивляйтесь,  — сказал Монро.  — Мы все знаем. В письмах Шеннон сообщала нам о своих успехах!
        — И каких успехах!  — воскликнула Трейси.  — Кажется, ее ничто не могло остановить. Но кто знает? При других обстоятельствах я охотно поверила бы, что эта шлюшка действительно была бы способна осчастливить вас, Августус.
        — Я не верю вам,  — процедил Муир сквозь зубы.
        — Ваше дело,  — усмехнулся Монро.  — Тем не менее факт остается фактом. Перед законом и судом Церкви по делам о кровосмесительном прелюбодеянии вы виновны. Вас и ее скоро поместят в надлежащее место.
        — Нам не придется представать перед судом,  — ответил Августус.
        — Вы намекаете на документ об удочерении, подписанный Глэсби в присутствии Уилмота?  — спросила Трейси.
        Она держала этот документ в руках.
        — Этот единственный экземпляр хранится у нас,  — сказала она.  — Мы сожжем его, и ваша репутация, да и ваша жизнь превратятся в пепел вместе с ним.
        — Он не имеет никакой силы,  — возразил Августус.  — У вас нет главного доказательства, чтобы обвинить меня. Кто в Лондоне вам поверит?  — Августус повернулся к Монро: — Ваше слово против моего? Все знают, что мы ненавидим друг друга.
        — Кто мне поверит? Никто, признаю,  — забавлялся Монро.  — Если показаний слуг этого поместья окажется недостаточно, теперь, когда Шеннон получила от нас все, что хотела, она непременно придет в суд, чтобы свидетельствовать против вас. Она вас обвинит, и мы ей в этом поможем. И тогда приговор вынесут только вам. Вам, великому Августусу Муиру! Влюбиться в вашем возрасте! Неужели вы действительно думали, что молодая женщина могла позволить соблазнить себя такому человеку, как вы?  — Он вздохнул.
        — Я двадцать лет ждал возможности ниспровергнуть вас, Муир. И сегодня, я надеюсь, моя радость столь же сильна, как и ваше разочарование.
        Августус посмотрел на Трейси:
        — Вижу, за все эти годы вы так и не перешли в другой лагерь. Вы по-прежнему Монро.
        — А вы в этом сомневались? Вы упорно держали меня в стороне от всего, что непосредственно касалось ваших дел и нашей семьи!
        Августус немного помолчал и спросил:
        — Чего вы хотите?
        Он мысленно видел, что стоявшие вокруг него довольно улыбаются.
        — На троне вскоре утвердится Ганноверская династия,  — сказала Трейси.  — Вы должны будете употребить все свое влияние, чтобы мои братья стали членами Тайного совета короля.
        — Мне вполне подойдет должность в Морском казначействе,  — сказал старый Монро.  — Увы, я стар! Мне надо заполучить несколько миллионов, те самые, которые вы украли у меня!
        — Для себя я ничего не прошу,  — добавила Трейси.  — Наших дочерей я выдала замуж за ваших самых серьезных конкурентов. Со мной ничего не произойдет даже в случае вашего падения. Ваши зятья с радостью выкупят вашу Факторию. Вам это ничего не напоминает?
        Джозеф Монро выпрямился настолько, насколько мог. Он упивался возможностью диктовать свои условия.
        — Сделайте то, о чем мы просим, и в Лондоне никто никогда не узнает, что произошло в поместье.
        По приказу старика его сыновья освободили Августуса. Тот остался недвижим.
        Клан Монро исчез в темноте. Августус слышал звук их шагов и стук трости старого Монро. Дверь его спальни открылась и закрылась. Августус опустил веки.
        Он надеялся, что утро никогда не наступит.
        Оглядываясь назад, он осознал: ничто не причинило ему столько страданий, как предательство Шеннон.
        Но в следующую же минуту Августус открыл глаза. Не подвижные и горящие.
        Душевная боль превратилась в далекое воспоминание.
        Августус Муир вновь стал самим собой. Его сердце, бившееся с перебоями в последние дни, ожесточилось, став ледяным, как никогда.
        — Ладно,  — прошептал Августус.  — Мы еще посмотрим, кто имеет право диктовать условии…

        Бэтманы
        1718 год

        В тот день, когда ирландский город Дерри, расположенный к северу от Ольстера, пал под натиском английских войск, он был переименован в Лондондерри.
        Побежденные католики сохранили право ходить по улицам города и заниматься торговлей, но с наступлением ночи они должны были отправляться на торфяные болота, простиравшиеся за крепостными укреплениями.
        Восьмого марта 1718 года из Дублина приехал лорд Клемур.
        Когда английский парламентарий увидел, в какой нищете влачат свое жалкое существование католики на торфяных болотах, он сказал с надменным видом:
        — Это хорошо.
        Этот толстый мужчина в растрепанном парике, уполномоченный лондонским парламентом, рассчитывал как можно скорее выполнить свою миссию и уехать из, как он говорил, «ужасного гнезда шершней», каким ему катался Ольстер.
        Он попросил отвезти его в тюрьму Лондондерри, где имел беседу с губернатором Эндрю Саттоном, молодым человеком, подававшим большие надежды, сыном английского героя, павшего в битве при Дроэда, который исполнял обязанности управляющего исправительным введением города и вершил такой над его тремястами включенными.
        Лорд Клемур, удобно усевшись в кресле из коровьей кожи в рабочем кабинете Саттона, набил свою длинную трубку листьями груши и добродушно сказал:
        — Мне нужна плоть для костра.
        Такие слова удивили управляющего.
        — Терпению парламентариев Вестминстера приходит конец,  — продолжал Клемур.  — Считается, что Ирландия усмирена с момента подписания в 1691 году Лимерикского договора, и тем не менее мы постоянно слышим об очагах сопротивления, об этих негодяях, которые собираются в шайки в лесах и попирают интересы короны. Разве я не прав?
        — Увы, вы правы, милорд. Мы полагаем, что их около тысячи, в основном это католики. Но их трудно арестовать, поскольку их поддерживает население.
        Клемур с отвращением махнул рукой.
        — Необходимо покончить с этими налетами, грабежами, убийствами! Парламентарии не только высказались за ужесточение санкций, они также решили смягчить недовольство лондонцев, устроив для них публичную казнь банды ирландских сволочей! Они хотят показать толпе лица этих негодяев ирландцев и дать повод повеселиться. Я был в Дублине, потом поеду в Белфаст, чтобы там, как и здесь, отобрать лучшие образчики ирландцев, приговоренных к смерти. Дайте мне все, что у вас есть самого подлого, и я избавлю вас от хлопот!
        Эндрю Саттон колебался.
        — Вы предвидите осложнение?  — удивился Клемур. Управляющий тюрьмой предпочел проявить осторожность:
        — По правде говоря, я предвижу много осложнений, милорд. Первое касается выбора осужденных. Я вам уже говорил: главари банд — хотя руки у них по локоть в крови — выглядят героями в глазах местного населения особенно если они грабили англичан и лишали их жизни.
        Клемур выпустил несколько колец дыма.
        — Это как раз те личности, которых я должен приведи в Англию по желанию парламента.
        Саттон покачал головой.
        — Пусть они еще доедут до Англии.
        — Как я должен понимать ваши слова?
        — За четыре года моего управления тюрьмой не было ни одной публичной казни. Я вешаю осужденных вдали от любопытных глаз. Некоторые из этих людей — настоящие народные кумиры, и если один из них выйдет отсюда, можете не сомневаться, что найдутся десятки желающих освободить его.  — В заключение он добавил: — Если я не осмеливаюсь вывести их на эшафот, расположенный в двухстах метрах отсюда, неужели вы считаете возможным провезти их в Лондон через вересковые заросли Ольстера?
        Лорд смотрел на дым, шумно дыша, словно ничего особенного не происходило.
        Саттон продолжал настаивать:
        — Есть ли у вас достаточно сил, чтобы защитить конвой с узниками? Ваши люди знают местные дороги?
        Клемур немного помолчал. До сих пор управляющие тюрьмами с готовностью отдавали ему заключенных, без всяких возражений.
        Подняв указательный палец, он сказал:
        — Вы правы. Тысячу раз правы. Меня предупреждали: Саттон достоин своего отца! Теперь, когда вы мне открыли глаза, я понял, что нет более знающего человека, чем вы, Эндрю Саттон, человека, способного устранить эти значительные осложнения и довезти моих заключенных до Лондона. Вот! Это дело решенное. Парламент дал мне полномочия и средства, необходимые для депортации. Я передаю их вам.
        Клемур вручил Саттону официальный документ, подписанный королем, в который надо было вписать имена заключенных, отправляемых в Англию.
        Эндрю Саттон побледнел.
        — А теперь поторопимся,  — потребовал Клемур.  — Что есть у вас в лавке, если можно так выразиться?
        С большой неохотой Саттон принялся рассказывать о своих заключенных.
        — У меня очень много мелких нарушителей: воришек, должников — ничего особенного. И…
        — Чуть не забыл!  — прервал его парламентарий.  — Я охотно возьму горбунов, калек, кривых — всех уродов. Неважно, что они здесь сидят за мелкие преступления! Даже если они не сопротивленцы-католики, они омерзительны. Они мне прекрасно подойдут! В Лондоне будет важно, каковы лица этих ирландцев. Чем уродливее рожа, тем лучше.
        — У меня есть хромой.
        — Беру.
        — Проститутка, потерявшая руку.
        — Прекрасно!
        — Но она не приговорена к смерти.
        — Будет приговорена. Кто еще? Нет ли у вас потомков знаменитых кланов, о которых нам все уши прожужжали? Какого-нибудь О’Нила? Тайрона?
        Саттон покачал головой.
        — Они погибли или бежали во Францию. Отправляйтесь в Нант, там есть чем поживиться. Впрочем, я могу вам предложить… Марли Дункан?
        Саттон произнес это имя весьма неуверенно.
        — Кто такой этот Марли Дункан?
        — Сын знаменитого солдата Ольстера. Сопротивленцы графства Дерри связывают с ним большие надежды. Это знатный улов. Он уже неделю сидит у нас под замком. Я рассчитывал отрубить ему голову в понедельник.
        — Не делайте этого, несчастный!  — воскликнул Клемур.  — Приберегите его для меня. Марли Дункан! Вы мне вкратце опишите его подвиги и подвиги его отца, чтобы я мог отправить письмо в Лондон.
        Развеселившись, Клемур снова принялся выпускать кольца дыма.
        — Ах! Эти проклятые ирландцы, ведь они разъярятся, узнав, что их Дункана поджарили на костре в Лондоне или повесили на виселице под одобрительные крики англичан, не так ли?
        — Можете в этом не сомневаться.
        Саттон также не сомневался в том, какая судьба будет ему уготована, если ирландцам удастся освободить Дункана.
        — Кто еще?  — спросил Клемур.
        Управляющий посмотрел списки.
        — А,  — выдохнул он.  — Послушайте, я могу вам предложить молодого человека.
        — Молодой человек. Прекрасно. Это дополнит картину. Кто он?
        Саттон почесал затылок.
        — Честное слово, с этим юнцом возникает проблема. У него все задействовано попарно: он носит два имени, занимается двумя ремеслами, исповедует две религии. У него два непримиримых врага, две правые руки. Он потерял отца, но считает своими матерями четырех женщин и опирается на четырех прохвостов, которые составляют его личную гвардию.
        Клемур поморщился:
        — Да что за сказки вы мне рассказываете?
        — Имя злоумышленника — Чарльз Бэтман, но население знает его под кличкой Американец, потому что он приехал из наших колоний. У него два ремесла: днем он отправляет ирландских католиков в Америку, а ночью устраивает засады на англичан. Он говорит на двух языках: на нашем и на жаргоне пиратов. Он исповедует две религии: религию папистов и религию денег. У него два врага: два торговца из Нью-Йорка. У него две правые руки: он способен сражаться двумя саблями или стрелять одновременно из двух пистолетов с одинаковой точностью. Его отец умер, но мальчика приютили те, кого мы зовем Четырьмя Вдовами: благодетельницы ирландцев, живущих на торфяных болотах. Они-то и помогли ему занять высокое положение в Ольстере. Наконец, он приехал из Нью-Йорка в сопровождении четырех спутников. Это дети проституток, которые преданы ему душой и телом. Нам известны только их имена: Скрипка, поскольку он никогда не ходит без этого инструмента; Бобр, поскольку он всегда носит черный цилиндр из меха этого животного; Праща, поскольку он в совершенстве владеет этим оружием; наконец, Индеец, поскольку ему нравится носить
мокасины ирокезов и пояс-вампум.
        Клемур пожал плечами:
        — Надо же, целая банда гистрионов![6 - В Средневековье странствующий актер.]
        Саттон был менее категоричен:
        — На вашем месте я поостерегся бы. Они не оставят своего вожака в беде.
        — Это вам придется остерегаться, Саттон. Я поеду с другим конвоем. Сколько лет этому Американцу?
        — Девятнадцать.
        — Какой молодой! С каких пор он находится в Ирландии?
        — Вот уже два года. О нем очень быстро сложили легенду — этому способствовали листовки, распространяемые среди населения, в которых восхваляются его подвиги в борьбе против англичан.
        — Чертов нахал! Итак, это будет гвоздем моей программы в день казни! Как вы его арестовали?
        Саттон улыбнулся:
        — Ирландцы всегда сами себя губят. Они постоянно выдают друг друга. Информатор сообщил нам, что Американец возвращается из Бристоля. Когда он сходил с корабля, мы схватили его.
        — Превосходно! Превосходно, Саттон! Думаю, мой список исчерпан. Приготовьте мне хромого, проститутку, Дункана и Американца. Черт возьми! Эти четверо помогут мне завоевать уважение парламента!
        Эндрю Саттон встал, чтобы проводить Клемура до его кареты.
        — Сколько солдат будет охранять конвой с пленниками?  — спросил управляющий тюрьмой, выходя из кабинета.
        — Пять. Но у меня есть достаточно средств, чтобы вы наняли еще дюжину, если это вас успокоит.
        — Когда мы отправляемся?
        — Завтра, черт возьми! Что за вопрос? А что мне еще делать в этой забытой Богом дыре?
        Управляющий открыл дверь и сказал:
        — Надеюсь, что, если мне удастся привезти их в Лондон без всяких осложнений, вы доложите наверху об опасностях, подстерегавших меня.
        — He беспокойтесь, Саттон. Рассчитывайте на мою признательность. Я сумею добиться для вас награды…
        Управляющий посторонился, чтобы пропустить вперед лорда, и резко захлопнул за ним дверь.
        Клемур, увидев себя за решеткой в огромной камере, выронил трубку.
        — Саттон! Немедленно откройте дверь!
        Управляющий сделал шаг назад, пристально глядя на парламентария.
        — Что это означает?  — возопил тот.
        В коридоре показались трое молодых людей.
        У первого на поясе висела праща; второй был обут в индейские мокасины; третий на перевязи нес скрипку. Он-то и протянул управляющему тюрьмой цилиндр из меха бобра. Тот надел цилиндр и, слегка наклонившись, сказал:
        — Добро пожаловать в Дерри, милорд Клемур!
        — Что это за маскарад? Кто вы такие? Я хочу поговорить с Эндрю Саттоном! Приведите ко мне Эндрю Саттона!
        Кивком Бобр показал за спину Клемура. Тот обернулся и увидел в полумраке какого-то горемыку, скованного цепями.
        — Эндрю Саттон?  — набросился он на несчастного.  — Идиот! Как вы могли допустить, чтобы вас схватили? Пленник во фраке вздохнул и ответил:
        — Сегодня утром они подослали ко мне разбойника, которого я принял за вас. А вечером вы приняли одного из них за меня. И над кем вы теперь будете смеяться, милорд?
        Рассмеялись четверо молодых людей.
        Скрипка положил свой инструмент на плечо и сыграл две грели. Молодые люди расступились, давая дорогу своему вожаку.
        — Так значит, это вы Американец?  — проворчал Клемур, рассматривая приближающегося к нему молодого человека с двумя пистолетами и двумя правыми саблями, висевшими на поясе.
        — Чарльз Чи Бэтман собственной персоной!
        Молодой человек, одетый во все кожаное, был высоким, стройным, с высоким лбом, немного оттопыренными ушами. От него исходила природная сила. На вид ему можно было дать гораздо больше его девятнадцати лет.
        — Так это вы, милорд,  — продолжил он,  — и есть та свинья, которая рассчитывала увезти славных ирландцев в Лондон, чтобы расправиться с ними простолюдинам на радость?  — Молодой человек покачал головой.  — Что за жуткая идея! И трудно выполнимая.
        Бобр протянул ему официальный документ, в который следовало вписать имена депортируемых.
        — Не будем разочаровывать господ из парламента,  — усмехнулся Бэтман.  — Мы им отправим нескольких английских негодяев под нашими именами. Держу пари, что из виконта Барни, например, получится великолепный Марли Дункан! Если им захочется казнить его публично, клянусь, что в Ольстере никто не станет протестовать.
        Молодые люди вновь рассмеялись.
        — Мсье Саттон,  — обратился Бэтман к управляющему тюрьмой, бросая на пол связку ключей,  — я осматривал ваши камеры, как вдруг, совершенно случайно, обнаружил человек сорок своих товарищей. Я счел необходимым их освободить. Не стоит надеяться, что вам удастся снова схватить их. Завтра они первым кораблем отправятся в Пенсильванию.
        Эндрю Саттон сцепил зубы.
        — Господа,  — добавил Бэтман,  — мне хотелось бы продолжить наш разговор, но у меня назначена встреча, которую невозможно пропустить. Как вы понимаете, управляющий Саттон, ваше настойчивое желание держать меня в этих стенах оказалось неуместным. Господа, я прощаюсь с вами.
        Пятеро молодых людей повернулись и удалились под звуки скрипки, заглушавшие ругательства Клемура.
        Небольшая ватага покинула тюрьму по крышам, а затем пошла по спящим улицам Дерри в сторону городских укреплений, с которых они спрыгнули в восьмиметровую пустоту, чтобы живыми и здоровыми приземлиться на вязанки соломы.
        Они возвращались на торфяные болота.

        На следующий день они преодолели сорок лье, отделявших их от порта Кэррикфергюс в графстве Антрим.
        Чарльз Бэтман и его друг Бобр ждали в таверне, сидя за столиком, откуда можно было видеть корабли, сновавшие взад и вперед в большой бухте Белфаста.
        Хозяин таверны узнал их. И хотя он одобрял их устремления, все же его руки тряслись. Он беспокоился из-за того, что могло случиться в этих местах, объявленных вне закона. Обслуживая их, он пробормотал:
        — Что вы хотите, господа? Портвейн или херес?
        Они заказали два стакана рома за три пенса.
        — Четыре дня назад «Нонсач» взял курс на Фойл,  — сказал Бэтман своему спутнику.  — Его команда уверяла, что опережает «Кингфишер» на три дня.
        Бэтман показал на галеон водоизмещением в двести тонн, стоявший на якоре в порту.
        — «Нонсач» прибыл позавчера. Значит, «Кингфишер» должен появиться через несколько часов.
        — Все наши люди на своих постах.
        Пушечные выстрелы, сделанные вскоре после полудня с корабля и с башни порта, возвестили о возвращении «Кингфишера» в бухту Кэррикфергюс.
        Два десятка людей Бэтмана смешались с толпой прохожих, докеров и солдат английской армии, которые должны были обеспечивать безопасность разгрузки «Кингфишера».
        Еще несколько человек стояли на крышах.
        Трюмы кораблей, возвращавшихся из американских колоний, были набиты табаком, ромом, патокой и льняным семенем.
        Графство Антрим, расположенное на северо-востоке Ольстера, дало приют большинству католиков, проживавших в Ирландии. Английская армия бдительно следила за тем, чтобы католики не покидали пределы этого района. Разгрузка «Кингфишера» началась под неусыпным наблюдением солдат. Стоя на набережной, Индеец делал знаки Бэтману, остававшемуся в таверне.
        Но Бэтман по-прежнему приказывал ждать.
        — Не надо слишком затягивать,  — предупредил его Бобр.  — Когда ящики попадут в руки торговцев, многие из них ускользнут от нас.
        — Подождем,  — отозвался Чарльз.  — Я не хочу рисковать.
        На верхней палубе «Кингфишера» показался женский силуэт.
        — Это она! Беги к ней, Бобр! Быстрее!
        Друг Бэтмана выскочил из таверны и бегом бросился к кораблю.
        — Салли Гейдж!
        Молодая женщина узнала Бобра и поспешила ему навстречу.
        В свои девятнадцать лет ома была высокой, стройной, с длинными, светлыми с медным отливом волосами. Она была одета в красивое бежево-голубое платье.
        Бобр не дал ей времени толком поздороваться. Он схватил ее за руку и потащил прочь:
        — Нам нельзя здесь оставаться.
        Он привел ее к мерному ходу таверны, где ждала карета.
        — Добро пожаловать в Ирландию, моя красавица!
        Бобр поцеловал ее в щеку и ушел. Дверца кареты открылась, и Салли бросилась в объятия Чарльза Гетмана.
        Друзья детства с Манхеттена расцеловались.
        — Дай мне посмотреть на тебя!  — сказал Бэтман. Два года ожиданий! Наконец ты приехала!
        — Вид у тебя молодецкий с этими саблями и пистолетами.
        Бэтман улыбнулся:
        — Погоди, ты еще не то увидишь!
        Они сели в карету. Прежде чем закрыть дверцу, Бэтман подал сигнал своим людям, стоявшим на страже.
        Карета понеслась. Салли и Чарльз снова целовались, а им вслед неслись звуки десятков выстрелов, раздававшихся в порту Кэррикфергюс…

        После безумной скачки они ночью добрались до Дерри. Салли увидела торфяные болота.
        Нечеловеческие условия, в которых жили католики города, ужаснули ее. Свет редких фонарей делал эти места еще более зловещими. В грязи и сточных водах спали свиньи. Хижины, наполовину вросшие в землю, были покрыты торфяными крышами и образовывали плотную сеть, которая, как казалось, уходила в подземелье. Отовсюду исходило зловоние.
        — И здесь ты живешь, Чи?
        — Не обращай внимания на внешний вид. Торфяные болота — это единственное место, где мы, католики, можем жить свободно и быть спокойными. Ни один вооруженный батальон англичан или шотландцев не осмелится нарушить наш мир. Это не они заперли нас здесь, это мы держим их на расстоянии!
        Они вошли в маленькую дверь. И хотя снаружи Салли все казалось темным и молчаливым, она вдруг увидела сообщавшиеся между собой подземными галереями ярко освещенные залы, в которых сидели веселые компании.
        Когда Чи проходил мимо, мужчины дружески хлопали его по плечу, а женщины лукаво подмигивали. Все радовались тому, что он сбежал из тюрьмы Дерри. Салли было не по себе, ведь она очутилась среди еще более грозных, чем пираты, разбойников и в большинстве споем полуобнаженных и пьяных девиц.
        Бэтман провел Салли мимо народца торфяных болот к лестнице, которая вела в его берлогу, замаскированную под стропилами.
        — Это мое скромное королевство,  — сказал он.  — И твое.
        Бэтман отодвинул занавеску. Роскошная спальня была украшена гонкими свечами и тысячами великолепных цветов в виде букетов и гирлянд, источавших тонкий аромат.
        — Я боялся за твое обоняние,  — пошутил он.
        Кровать с балдахином была сделана из ценных пород дерева и покрыта лаком при помощи подушечки. Она была застелена стеганым одеялом и шелковыми миланскими простынями. На ней лежали мешочки, набитые золотыми цехинами.
        — И все это принадлежит тебе?  — спросила Салли.
        — Теперь да. Но еще месяц назад герцог Суссекский ждал эту спальню для своего дома в Джеймстауне. Но ему пришлось обойтись без нее. Послушай! На этой кровати еще никто не спал. Я знал, что ты уже в пути, и приготовил ее для тебя.
        — Внизу некоторые девушки не спускали с тебя глаз,  — сказала Салли.
        — Позволь им это делать! Будь уверена, за два года ни одной из них не удалось ко мне приблизиться. Они на меня так смотрят, потому что я командую их мужчинами.
        Бэтман снял с себя оружие.
        — Значит, то, что рассказывают в Нью-Йорке, правда,  — сказала Салли.  — Ты стал бандитом с большой дороги.
        — Это комплимент?  — спросил он, улыбаясь.  — Но я заслуживаю лучшего. Я преследую английских захватчиков, чтобы помочь ирландским католикам. На добытые средства мы зафрахтовываем корабли, чтобы отправлять наших единоверцев в Америку, или оплачиваем разрешение на проезд в установленном капитанами размере, иначе ирландцы, являвшиеся здесь не кем иным, как рабами англичан и шотландцев, стали бы в Америке «вынужденными слугами». Лучшим из них мы даем деньги, чтобы они смогли купить себе участок земли.
        — Все в Нью-Йорке знают об этом,  — сказала Салли.  — Меньше чем за год в колонию приехало почти шестьдесят освобожденных ирландцев! С их уст не сходит твое имя.
        — Мы отправили более трехсот наших соотечественников в район, расположенный между Нью-Йорком, Бостоном и Филадельфией! И я не собираюсь на этом останавливаться.
        — А ты?  — забеспокоилась Салли.  — Когда ты вернешься? Разве ты не обещал, что будешь жить в Нью-Йорке?
        Бэтман погладил Салли по волосам.
        — И я сдержу свое обещание. Это лишь вопрос времени.
        Салли рассказала ему о последних новостях Нью-Йорка. Большинство пиратов были выдворены с острова Манхеттен, появились новые кварталы, семьи Ливингстонов и Деланси продолжают усиливать свое влияние и борются за богатства провинции.
        — Роберт Ливингстон по-прежнему старается загладить свою вину в смерти твоего отца,  — сказала Салли.
        — Он приказал поджечь наши склады!
        — Утопить Гарри велел только Деланси. Ливингстон утверждает, что никогда не хотел того, что произошло.
        — Пусть убирается к черту!
        Салли превратилась в чудесную молодую женщину. Светлая кожа и золотистые волосы выдавали ее ирландское происхождение. В Нью-Йорке за ней ухаживали многие молодые люди, но она отвергала все предложения, в том числе и те, которые одобрял ее отец. Она работала в его лавке, но главным образом занималась делами приюта для детей проституток колонии, основанного отцом Чарльза.
        Чарльз спросил, как Салли удалось убедить родителей отпустить ее в Ирландию.
        Олби Гейдж всегда любил Чарльза, но сейчас, несмотря на его письменные просьбы, твердо стоял на своем — отказывался отдавать Салли Бэтману в жены, не одобряя его теперешний образ жизни.
        — Я дала обещание, что навещу наших родственников, живущих в Галлоуэе,  — ответила Салли,  — и что пробуду в Европе не больше четырех месяцев.
        — Правда? И когда ты собираешься в Галлоуэй?
        Салли улыбнулась и сказала, целуя его:
        — Мне плевать на Галлоуэй. Я остаюсь с тобой.
        Утром Салли спросила немного взволнованным тоном:
        — Почему ты не спрашиваешь меня о своей матери? Лили очень переживает, что ты уехал.
        Чарльз насупился:
        — Вновь выходя замуж, она знала, что рискует меня потерять.
        — Что может вдова, живущая в колонии? Впрочем, Джон Эскот был верным другом твоего отца. Он стал ей прекрасным мужем. А Роберт Ливингстон отнесся к ним великодушно.
        Чарльз пожал плечами и с негодованием сказал:
        — Как можно оставаться в этом городе, когда те, кто убил или позволил убить моего отца, процветают? Мой отец хотел походить на этих Ливингстонов и Деланси. Но не я. И я знаю: настанет день, когда они будут есть из моих рук.
        Салли видела, что он ожесточился.
        — Ты очень изменился, Чи.
        Немного подумав, Чарльз ответил:
        — Мы давно уже не дети.

        На следующий день команда Бэтмана вернулась на торфяные болота с добычей, захваченной в порту Кэррикфергюс.
        Был устроен пир в ознаменование успеха операции, принесшей ирландцам пять тысяч фунтов.
        — Ну вот, мы все и в сборе,  — сказала Салли, сидя за столом с Чарльзом, Бобром, Индейцем, Пращой и Скрипкой.  — Как в старые добрые времена! Чи, перед тобой все те, кто спас тебя, вытащив из воды десять лет назад!
        — И не только это,  — возразил Бобр.  — А вчера кто освободил тебя из тюрьмы? Если бы нам это не удалось, Эндрю Саттон не стал бы долго ждать, чтобы вздернуть тебя на виселице.
        — Ты нам дважды обязан жизнью, Чарльз Бэтман,  — заявил Скрипка.
        — Согласен. Слушайте, раз уж разговор зашел о повешении,  — ответил Бэтман,  — полюбуйтесь вот на это!
        Появился лорд Клемур. Он сидел на стуле, который несли на плечах два здоровых молодчика. Со связанными щиколотками и запястьями, с обнаженным торсом, париком, надетым кое-как, завязанной узлом на шее веревкой он выглядел жалко.
        — Друзья!  — воскликнул Чи, обращаясь к присутствующим.  — Эта свинья надеялась отправить лучших из вас на виселицу на потеху лондонцам.
        Молодцы раскачивали и вращали во все стороны стул с привязанным к нему парламентарием. Народец торфяных болот осыпал его плевками, оскорблениями, бросал в него различные предметы и еду.
        — Он может умереть!  — заволновалась Салли.
        — Нет,  — ответил Бэтман.  — Просто он переживает неприятные минуты. У нас закон: мы никогда не убиваем.
        Бобр, Скрипка, Индеец и немного мрачный Праща заговорили хором:
        — Мы поучаем. Мы просвещаем. Мы заставляем чувствовать. Мы даем понять. Мы доказываем до тех пор, пока это не становится очевидным. Мы показываем, что такое добродетель, примером или словом. Мы по-хорошему заставляем бояться. Мы вынуждаем трусов обращаться в бегство. Мы доводим их до посинения. Мы вестники кошмаров. Да, это так!  — Они смеялись.  — Но мы никогда не убиваем!
        Поизмывавшись над лордом Клемуром в течение часа, они заперли его в маленькой, плохо освещенной комнате, оставив щиколотки и запястья связанными. Вскоре проведать лорда пришел Чи.
        Он развязал веревки, дал полотенце, чтобы лорд мог вытереть лицо, предложил стакан вина, а также табак для поврежденной трубки.
        — Милорд, для каждого греха найдется отпущение. Из пьесы в два акта, которую вы собирались показать моим соотечественникам в Лондоне, мы дали вам познакомиться с первым актом. Как вы знаете, второй акт — это веревка и смерть.
        Дрожащими руками Клемур поднес стакан с вином ко рту:
        — Вы не осмелитесь погубить члена Английского парламента… Последствия будут…
        — Для нас будет ни хуже, ни лучше,  — оборвал его Бэтман.  — Пусть Лондон дополнительно присылает в Ольстер еще десять тысяч солдат! Мы спрячемся в горах и лесах, как гуроны или ирокезы. Со мной во главе против вашего короля будут сражаться не ирландцы, а неуловимые американские индейцы. Поверьте мне, милорд, это другая форма войны, в которой большинство редко одерживает победу.
        Бэтман пожал плечами и продолжил:
        — Хотя ваши шансы близки к нулю, надежда все же остается. Вы еще можете надеяться, что вернетесь домой живым и здоровым.
        Бэтман положил на стол лист бумаги.
        — Как законник английской короны вы обладаете определенными прерогативами. Являетесь ли вы, милорд, членом Военно-морского бюро или Совета адмиралтейства?
        Клемур отрицательно покачал головой.
        — Но это не имеет значения. Ваша подпись сделает возможным то, чего я хочу. Два торговых корабля, снявшиеся с якоря в Бристоле, вскоре войдут в бухту Дерри. Я хочу, чтобы вы приказали их задержать, сославшись на то, что на них незаконно ввозятся товары в колонии.
        Парламентарий посмотрел на Бэтмана удивленно и начал набивать трубку:
        — Это все?
        — Да. Поставьте вашу подпись на этом документе, и вы свободны.
        Бэтман указал на акт, составленный так, как он велел.
        — Речь идет о «Каркасе» и «Варспайте»,  — пояснил он.
        Клемур взял перо, протянутое Бэтманом, и собирался уже поставить подпись, но вдруг опомнился:
        — «Каркас» и «Варспайт» принадлежат Муирам!  — сказал он.
        — Совершенно верно.
        — Августус Муир — очень влиятельный человек. Если он узнает, что я помог…
        Бэтман ткнул пальцем в веревку, болтавшуюся на шее лорда.
        Клемур подчинился.
        Бобр ждал Бэтмана за дверью.
        — Получилось?  — спросил он.
        — Получилось. Как только корабли Муира будут задержаны в бухте Дерри, мы тут же позволим ему уехать. Пусть убирается в свой Лондон. В тюрьме ты не забыл наговорить ему всякой чепухи?
        Бобр улыбнулся:
        — Два имени, два ремесла, две правые руки и так далее. Не волнуйся! Скоро легенда о тебе облетит всю Англию. Американец!

        Через неделю Чи разбудил Салли и положил на кровать рядом с ней мужскую одежду.
        — Одевайся. Спрячь волосы под фуражку Сегодня ты идешь с нами.
        Через час они вместе со Скрипкой, Пращей, Бобром и Индейцем уже плыли по Фойлу, соединявшему Дерри с Атлантическим океаном. На борту находились два чиновника адмиралтейства графства, получившие приказ лорда Клемура.
        Корабли Муира стояли на якоре в бухте.
        Когда Чи и его друзья увидели их, они на минуту растерялись.
        Торговый флот Фактории Муира насчитывал более шестидесяти судов, находившихся под охраной одиннадцати боевых кораблей во главе с грозным «Раппаханноком». Общее водоизмещение флота превосходило водоизмещение всех кораблей, бывших в то время на плаву, в том числе кораблей могущественной нидерландской Ост-Индской компании.
        Все смотрели на Чи, словно спрашивая: «Посмеем ли мы продолжить?»
        Не говоря ни слова, Чарльз сосредоточенно смотрел вперед.
        Чиновники из Дерри пересели на два судна, которые до этого подошли вплотную к кораблям «Каркас» и «Варспайт», чтобы поставить экипажи в известность, что им запрещено выходить в открытое море из-за нарушения закона.
        На борту «Варспайта» началась проверка.
        Чарльз и его друзья, которых приняли за лиц, уполномоченных лордом Клемуром, потребовали, чтобы им показали реестры продовольствия и товаров.
        Капитана «Варспайта» удивила эта неожиданная проверка, которая неминуемо задержит флот в бухте и тем самым вызовет гнев коммодора Вальтера Муира.
        — Все проверки были проведены до нашего отплытия из Бристоля,  — запротестовал капитан.  — Факторию Муира никогда не обвиняли в незаконном ввозе товаров в колонии!
        — Лорду Клемуру известно об этом,  — сказал на это Чарльз.  — Нам надо просто устранить некоторые сомнения. Это не займет много времени.
        Его приятели отправились в трюм и грузовые отсеки, а он и Салли вошли в каюту, где хранились предметы роскоши.
        Перед их взорами предстали великолепная мебель из пород тропических деревьев, картины и зеркала, комод-бюро, под наклонной крышкой которого скрывались ящики и маленькая центральная дверца. Еще в каюте были лакированный ларь, украшенный цветочными орнаментами, комнатные двери с искусными коваными украшениями, балдахин, кофры и шкатулки для свечей.
        Когда они остались одни, Чарльз ножом стал кромсать деревянные поверхности. Прописными буквами он вырезал фамилию «Бэтман».
        — Этот груз предназначен Стефану Деланси из Нью-Йорка. Вот уже второй раз мне выпадает удовольствие испортить ему настроение. Теперь я уверен, что он меня не забудет.
        Бэтман разорвал шелковые простыни и порезал напудренные парики своего врага.
        Бобр и Праща дали знать, что тюки с простынями, партия ружей и масло, погруженные на «Варспайт», не соответствовали данным, зарегистрированным в момент погрузки в трюм.
        Те же нарушения были выявлены и на «Каркасе».
        Флот не мог позволить себе оставить в порту два больших торговых галеона и поэтому был вынужден задержаться здесь на три дня, в течение которых проходили дополнительные проверки и делался расчет штрафов.
        Чарльз, Салли и их друзья вернулись в Дерри на своей лодке после того, как, воспользовавшись выпавшей возможностью, осмотрели вблизи «Раппаханнок». Через тридцать лет после спуска на воду адмиральский корабль Муиров по-прежнему не имел себе равных на просторах Атлантического океана.
        — Я не видела его с того момента, когда он заходил в Нью-Йорк,  — заметила Салли.
        — За это время они усилили его вооружение двадцатью пушками, обновили такелаж, покрасили паруса в черный цвет и сделали двойную обшивку корпуса,  — сообщил Чи.
        Боевой корабль походил на отдыхавшее морское чудовище. Легенда гласила, что он сбросил в воду более сотни экипажей пиратских судов. Рядом с ним ирландцы чувствовали себя крошечными муравьями. Потом они вернулись на торфяные болота.
        В тот же вечер, ввиду того что отплытие флота было отложено, части матросов Муира было разрешено сойти на берег.
        От «Раппаханнока» отчалили четыре шлюпки.
        На одной на шлюпок находились Вальтер Муир и лейтенант флота. То, что на «Каркасе» и «Варспайте» были выявлены нарушения, привело Муира в ярость.
        Сойдя на набережную Дерри, лейтенант флота не последовал за другими офицерами. Услышав, что заиграла скрипка, он пошел на ее звук. В тот момент, когда он уже думал, что обнаружит музыканта, тот исчез. Теперь музыка зазвучала чуть дальше. Лейтенант флота вновь пошел на этот звук. Так повторилось четыре раза. Неуловимый скрипач вел за собой офицера.
        В конце концов лейтенант флота оказался на узкой улочке, где его ждали притаившиеся в темноте Бобр, Индеец, Праща и Скрипка.
        — Идемте,  — сказали они.  — Он вас ждет.
        Моряк надел черную широкополую шляпу и пошел вместе с друзьями на торфяные болота.

        — За вами не было слежки?  — спросил Бэтман, когда они все, в том числе и Салли, собрались в стоявшей в стороне хижине. Надежная охрана бдительно следила за тем, чтобы никто не смог помешать их встрече.  — Нам надо торопиться. Вы сумели раздобыть последние детали плана?
        Лейтенант флота согласно кивнул. Он расстегнул куртку и, достав четыре больших листа, положил их на стол.
        Все увидели профильный план «Раппаханнока».
        — Теперь план полный!  — заметил он с удовлетворением.  — От меня не ускользнул ни один дюйм корабля.
        Чарльз, Салли и другие наклонились над планом, потрясенные точностью чертежа, сделанного лейтенантом флота.
        — Салли, ты отдаешь себе отчет, что происходит?  — воскликнул Чарльз.  — Кроме нас только три человека знают в мельчайших подробностях устройство адмиральского корабля Муиров: Августус, его сын Вальтер и главный инженер верфи Дептфорда. Два голландских разработчика, первые хранители секретов, умерли лет десять назад. За этим планом, как ни за каким другим в мире, велась охота. Уж и не сосчитать, сколько французских и испанских пиратов и шпионов расстались с жизнью, пытаясь проникнуть в тайны «Раппаханнока»!
        Бэтман пододвинул свечу.
        — Здесь все само совершенство,  — воскликнул он, разглядывая профильный план.  — Шедевр военной мысли! Его невозможно взять на абордаж или взорвать. Кроме увеличения числа пушек и усиления корпуса, ничто не требовало улучшения за последние тридцать лет, настолько тщательно все было продумано.
        — Что ты собираешься делать?  — спросила Салли.  — Построить точно такой же корабль? Напасть на него или потопить?
        — Потопить? Это было бы невосполнимой потерей!  — Бэтман улыбнулся: — Нет, мы захватим его.
        По хижине пронесся восторженный шепот. Салли нахмурила брови:
        — Ты говорил, что это неприступная крепость!
        — Да, верно. И поэтому мне потребовалось более года, чтобы дюйм за дюймом изучить этот шестидесятиметровый корабль и найти его уязвимое место. И этим мы обязаны старому Августусу Муиру.
        Бэтман обратился к лейтенанту флота:
        — Наши бочки на месте?
        — Да, никому и в голову не пришло осмотреть их после нашего отплытия из Бристоля.
        Чарльз указал на отхожее место на «Раппаханноке», в самом низу профильного плана, там, где собирались сточные воды корабля.
        Он объяснил:
        — Это изменение было сделано непосредственно перед путешествием Августуса Муира в американские колонии в тот год, когда мы видели «Раппаханнок» в Нью-Йорке. Хозяин Фактории приказал переделать каюты по своему вкусу, заявив, что не потерпит зловонных запахов отхожего места. Поэтому инженерам пришлось последовать примеру моряков торговых судов Мадейры. В некоторых бочках делались щели, из которых вино постепенно просачивалось в отхожее место, что делало запахи менее резкими. Достоверно известно: чтобы угодить Муиру, с мыса Доброй Надежды были привезены бочки с кислым вином и расставлены вдоль отхожего места. На протяжении всего путешествия действовала система постоянного слива.
        Бэтман покачал головой:
        — После этого путешествия Августус Муир никогда больше не поднимался на корабль, но по привычке моряки продолжали заливать отхожее место вином. Из всех протоколов, регулирующих жизнь на корабле, это единственный, за которым следят не слишком внимательно: по собственной воле никто не пойдет пачкаться в отхожее место. Восемь бочек с вином на корабль поставляет торговец из Бристоля.
        — Бедный Фрэнк Каск и его сыновья, вероятно, не слишком обрадовались нашему визиту!  — сказал Индеец.
        — Бочки расставлял я вместе с Бобром и Пращой,  — уточнил Чарльз.
        — Содержимое некоторых бочек состоит на одну треть из алкоголя и на две трети из пороха,  — уточнил Праща.
        — После взрыва в корпусе корабля образуется дыра диаметром в один метр,  — продолжал Бэтман,  — на три-четыре дюйма ниже ватерлинии, что не позволит пожару распространиться.
        — Значит, я была права,  — откликнулась Салли.  — Вы хотите потопить «Раппаханнок».  — А если нет, как вы сумеете захватить корабль с пробоиной?
        Чарльз улыбнулся:
        — А вот это-то план и поможет понять как! Я тебе уже говорил, что, кроме тонкого обоняния Августуса Муира, у корабля нет никаких недостатков.
        Бэтман тщательно отобрал сорок человек среди лучших молодцев Ольстера, из верных солдат Четырех Вдов, которые вот уже десять лет возглавляли сопротивление и переправляли оружие на север Ирландии.
        Все четыре женщины были когда-то замужем за героями правого дела католиков, попавшими в засаду в Данди и убитыми 14 октября 1709 года. Это были вдова Цинцинната, бывшего каторжника, бывшего матроса, который так сильно хромал на правую ногу, что поговаривали, будто при каждом шаге Всевышний бил его по голове; вдова Валладера, потомка О’Нила; вдова Болдтрайна, кривого браконьера, наделенного удивительной силой, достойной жителя Московии, и утверждавшего, будто он голыми руками убил трех волков; наконец, вдова Джонса Хейста, дезертира из армии короля Вильгельма, удравшего с жалованием целого батальона и пользовавшегося безумной любовью всего Дерри, поскольку, перепив светлого пива, он во всю глотку распевал гэльские песни, бравшие за душу, и военные куплеты, в которых гордо звучали имена О’сов и Маков. Все четверо продолжали дело своих отважных мужей, и никто не осмеливался оспаривать их власть.
        Чарльзу Бэтману быстро удалось очаровать их. Молодой ирландец, родившийся в Нью-Йорке, пообещал им хорошие барыши, если они будут помогать ему переправлять соотечественников в американские колонии.
        Благодаря им Бэтман узнавал о грузах всех торговых кораблей, возвращавшихся в Европу.
        «Кингфишер» был последним в длинном списке кораблей, трюмы которого они успешно опустошили в Кэррикфергюсе.
        Вскоре Чарльз Бэтман стал любимчиком Четырех Вдов, прозвавших его Американцем. Тем не менее он ничего не сказал им о своих планах относительно «Раппаханнока» и, уж конечно, о сорока мужчинах, которых собирался забрать у них.
        Тайна хранилась столь надежно, что в вечер нападения, когда народец торфяных болот с удивлением обнаружил отсутствие многих мужчин, никто даже не подумал, что замышляется нечто очень серьезное.
        Все находились на своих местах на берегу Фойла, напротив бухты, где стоял на якоре флот Муира. Войска Бэтмана состояли из пяти гребных судов, спрятанных около рыболовецкой деревни Мовиль.
        Наступила ночь.
        Бэтман уже давно проник на борт «Раппаханнока» благодаря лейтенанту флота, который втащил его в свою каюту через портик корпуса.
        Ирландец переоделся в один из офицерских мундиров своего сообщника, а затем они спустились в отхожее место.
        Экипаж «Раппаханнока» уменьшился наполовину, тем не менее на борту оставалось более трехсот человек.
        Бэтман старался не обращать внимания на пропитавший все нижнее помещение «Раппаханнока» запах мочи, фекалий и грязной воды, стекавшей сюда после мытья трюмов.
        Бочки с вином были расставлены вдоль корпуса корабля и даже были подвешены к «потолку» отхожего места.
        Чарльз вытащил черный трут и зажег его при помощи огнива.
        — У нас есть десять минут.
        Оба злоумышленника вышли на палубу. Лейтенант флота связал Бэтману руки. Они спустились на полуют и направились в сторону апартаментов Вальтера Муира.
        Стражники спросили, чего хочет лейтенант флота.
        — Увидеть капитана Муира. Я разоблачил предателя. Дело не терпит отлагательств.
        Вальтер Муир принял их в своей каюте. Никогда прежде Бэтман не видел такого богатого и затейливого убранства. Муиру было тридцать четыре года. Он, бледный, угрюмый, по-прежнему был одет во все черное с единственной светло-голубой полосой: он и в океане носил траур.
        — На нашем борту обнаружен предатель, переодетый в офицера,  — доложил лейтенант флота.
        Муир внимательно посмотрел на Бэтмана.
        — Почему я его никогда не видел? Кто он такой? Как ему удалось сюда пробраться?
        — Он сын пирата. Он утверждает, что вы убили его отца вместе с командой на рейде Коровьего острова двенадцать лет назад. Его мать погибла при пожаре в городе. Ребенком он попал в Англию и завербовался в матросы. Он проявил чудеса храбрости и был завербован Факторией на «Раппаханнок».
        Муир подошел к Бэтману:
        — Вот результат потраченных напрасно усилий. Мне почти жаль вас, мой мальчик.
        Лейтенант флота приставил пистолет к виску Муира:
        — Я говорил о себе, капитан.
        Сняв веревку с запястий, Бэтман крепко привязал Муира к балке и заткнул ему рот кляпом.
        Хозяин «Раппаханнока», до сих пор невозмутимый, забеспокоился, когда корабль стал содрогаться от взрывов.
        — Мы еще увидимся,  — пообещал Бэтман, уходя вместе с лейтенантом флота.
        Лейтенант флота громко крикнул, что корабль дал течь. Началась паника. Весь экипаж выбежал на палубу.
        Лейтенант флота повел матросов в отхожее место, где они своими глазами увидели, что вода поступает внутрь. Тут же раздался приказ покинуть борт.
        Взрыв проделал в правом борту пробоину диаметром чуть более метра ниже ватерлинии метра на два.
        Поскольку снаружи пламени не было видно, а грохот взрыва был приглушен водой, на кораблях, стоявших по соседству с «Раппаханноком», не сразу поняли, что произошло. Но через десять минут после взрыва огромный корабль дал опасный крен.
        В отхожем месте бочки Бэтмана были установлены над трюмом, в котором лежали двадцать девять тонн драгоценной соли Муиров. Через дыру в трюме, образовавшуюся одновременно с пробоиной на корпусе, соль стала ссыпаться в затопляемое отхожее место, что нарушило удифферентованность корабля. Корма начала погружаться в воду.
        В этот момент из Мовиля пять судов под командованием Бобра, Индейца и Пращи устремились к «Раппаханноку».
        Ночь служила им надежной защитой. Не доходя до «Раппаханнока», люди Бэтмана покинули суда и добрались до опустившейся кормы вплавь, а суда, которыми управляли несколько их сообщников, помогали морякам тонущего корабля добираться до суши или до других кораблей флота.
        Тем временем Бэтман и лейтенант флота втаскивали своих людей на «Раппаханнок» через иллюминаторы апартаментов Вальтера Муира.
        Не в силах что-либо предпринять, Муир был молчаливым свидетелем захвата своего корабля.
        Началась вторая фаза абордажа «Раппаханнока». Люди Бэтмана проникли в грузовые трюмы и начали выкидывать за борт самые тяжелые тюки.
        Сотни килограммов имущества и продовольствия, предназначенные для колоний, тонули в бухте Фойла.
        — Если этого недостаточно, топите пушечные ядра!  — приказал Бэтман.
        Когда на борту осталось человек сто экипажа, ожидавшего эвакуации, лейтенант флота и Чарльз несколько раз выстрелили в воздух из мушкетов и объявили о захвате «Раппаханнока».
        Один из матросов воспротивился и хотел было присоединиться к своим товарищам, уже покинувшим корабль, но лейтенант флота убил его, выстрелив прямо в сердце.
        — Следующего бунтаря постигнет та же участь!
        Всем пришлось подчиниться. Работа по освобождению трюмов от товаров продолжалась. Балласт выкидывали за борт.
        Через час Скрипка привез Салли.
        — Снаружи,  — сказала Салли,  — «Раппаханнок» не производит впечатления корабля, готового уйти под воду.
        Крен корабля нисколько не беспокоил Бэтмана.
        — Корабль продолжает давать крен,  — объяснил он,  — потому что соль, намокая, сползает на корму. Однако инженеры, стремившиеся защитить самое ценное имущество Муиров, сделали трюм, предназначенный для него, непроницаемым. Таким образом, морская вода, заливающая его, в нем и остается, но в количестве, недостаточном, чтобы корабль затонул.
        Выбросив в море товары, хранившиеся в трюмах «Раппаханнока», люди Бэтмана выпрямили ватерлинию корабля.
        — Разница уровня ватерлинии этого корабля при полных и пустых трюмах составляет примерно шесть метров,  — добавил Бэтман.
        Едва пробоина, образовавшаяся при взрыве, оказалась над водой, «Раппаханнок» перестал накреняться.
        — Соль успела раствориться!  — радовался Бэтман.  — Когда она выльется вместе с морской водой, корабль быстро выпрямится естественным образом и мы сможем поднять паруса. Впервые соль сыграла роковую роль в жизни Муиров! Через несколько дней мы заделаем пробоину.
        Чарльз и его люди освободили Вальтера Муира и вывели его на верхнюю палубу, чтобы моряки с других кораблей флота могли видеть прежнего хозяина корабля и отказались от попыток обстреливать «Раппаханнок».
        В полдень они снялись с якоря и подняли все паруса, несмотря на малочисленную команду. Корабли флота Муира, которые бросились в погоню, быстро отстали, отягощенные грузом.
        Вальтера Муира посадили в шлюпку, которую привел Скрипка.
        — Ты помнишь, как когда-то в Нью-Йорке мечтала попасть на борт этого корабля?  — спросил Чарльз Салли, когда они уже плыли в сторону Америки.
        Бэтман подал знак Бобру. Тот вытащил пиратский флаг и поднял его на гросс-мачту.
        Чарльз выбрал цвета, близкие к цветам Кристофера Муди, который разбойничал в водах Каролинских островов: красный и золотой.
        Но вместо черепа и скрещенных крест-накрест костей на флаге Бэтмана был изображен женский профиль с развевающимися волосами.
        — Это ты, Салли Гейдж!

        Муиры
        1720 год

        Джон Венет вошел в рабочий кабинет Августуса Муира и передал ему записку.
        Хозяин бегло взглянул на нее и нахмурил брови: тринадцатая попытка отбить «Раппаханнок», на этот раз в водах Массачусетса, закончилась неудачно. Его в очередной раз униженный сын Вальтер заявил, что возвращается домой.
        Августус скомкал записку, переданную Венетом, и повернулся к человеку, с которым беседовал,  — мужчине сорока пяти лет.
        — Прошу прощения,  — сказал он, не в силах скрыть раздражение.  — Продолжим. Итак, вас зовут Пюрри. Вы швейцарец.
        — Жан-Пьер Пюрри, а родился я в городе и кантоне Нёвшатель.
        — Я слушаю вас.
        — В моей стране мне выпало счастье занимать различные официальные посты, например сборщика налогов в Будри или мэра Линьера. Я также занимался таким почетным ремеслом, как торговля вином…
        Августус поднял руку:
        — Я прерву вас! Вы же не собираетесь продавать мне вино? Фактория Муира никогда не перевозила его. В начале плавания вкус вина известен, но никто не может сказать, каким оно станет в конце.
        Жан-Пьер Пюрри улыбнулся:
        — Нет, монсеньор. Я хочу вам предложить нечто гораздо более ценное, чем вино.
        И он продолжил:
        — В Нёвшателе у меня нет ни земельных участков, ни фамильного состояния. Мои виноградники не оправдали надежд, которые я на них возлагал. И тогда, семь лет назад, я решил сесть на корабль «Принц Евгений», направлявшийся в Батавию, на север Австралии.[7 - Официально этот материк стад называться Австралией только в 1824 году. В 1820 году он еще назывался Новой Голландией. (Прим. авт.).]
        — Вот уж действительно решительный поворот в жизни!
        — Я заключил деловой договор с нидерландской Ост-Индской компанией. Судьба привела меня в Тексел, что на островах Зеленого Мыса, затем на остров Святой Елены, в Кейптаун, и, наконец, в феврале 1714 года я попал в Батавию. Затем я исследовал на кораблях Компании примыкавшие районы и обнаружил архипелаг, расположенный к югу от Австралии, протянувшийся вдоль обширных девственных земель под названием Земли Нюитсов. И тут на меня снизошло откровение!
        — Правда? Откровение?
        Августус говорил равнодушным тоном. Он не предпринимал никаких усилий, чтобы хоть как-то поощрить своего собеседника. Пюрри, на которого произвели сильное впечатление выправка торговца, а также размеры и роскошная обстановка кабинета во дворце на Родерик-Парк, почувствовал, что слово «откровение» прозвучало неуместно, и это могло навредить ему.
        — Вернее, у меня появилось предчувствие,  — поправился швейцарец.  — Интуиция, которая после трех лет усиленных поисков и размышлений вылилась в неопровержимый научный принцип!
        Муир поморщился.
        — Научный и экономический,  — уточнил Пюрри.  — В высшей степени экономический! Мои путешествия и чтение самых серьезных географических трактатов позволили мне установить тесную связь между успешной колонизацией девственных земель и климатологией! Судите сами: большинство земель были колонизированы случайно, во время морских плаваний. Англичане, испанцы, португальцы, французы и голландцы обосновывались там, куда их занес попутный ветер. Но две первые попытки англичан обосноваться на острове Роанок, в Виргинии, имели катастрофические последствия. Поселенцы умирали там от голода или становились жертвами каннибалов. В Джеймстауне зиму 1610 года пережили только шестьдесят поселенцев из двухсот. За тридцать лет из трех тысяч восьмисот человек, отправленных в Америку, в живых осталось меньше шестисот. Пассажиры «Мейфлауэра» погибли в течение нескольких месяцев: плохие бытовые условия, незнание местных сельскохозяйственных культур, слишком суровые погодные условия, болезни, враждебно настроенные индейцы… Всего этого позволяет избежать моя научная теория. О чем идет речь? Необходимо изучить каждую часть
света, учитывать рельеф, растительность, плодородие почв, количество солнечных дней и осадков, средние температуры, и тогда мы найдем идеальную формулу и выделим зону с оптимальными условиями для колонизации, более приемлемыми для развития инфраструктуры и жизни людей, то есть зону, пригодную для быстрой колонизации!
        — И что? Какие результаты дает эта ваша идеальная формула?
        Муир подумал, что подобная информация может заинтересовать Тайный совет короля. Пюрри улыбнулся: ему наконец удалось разбудить любопытство английского торговца.
        На письменном столе он развернул карту Азии и Южного полушария, составленную им для голландцев.
        — Тридцать третий градус широты!  — возвестил он.  — В обоих полушариях больше нигде нет места, где можно было бы столь же легко обосноваться, которое отвечало бы всем требованиям колонии поселенцев и где можно было бы возвести дома, способные противостоять любой непогоде. Там все растет в изобилии и в любое время года тепло. Эти два пояса широты, на севере и на юге, есть не что иное, как земные райские кущи!
        Муир склонился над картой. Пюрри указал Муиру Земли Нюитсов к югу от Австралии, так поразившие его во время первого путешествия и ставшие основой его теории.
        Пюрри считал, что его архипелаг находится на 22,2° южной широты.
        — Я отправился к Кристоффелю ван Своллу, генерал-губернатору Батавии, чтобы поделиться с ним своими выводами,  — продолжал Пюрри.  — Я предложил себя в качестве главы первой колонии в Южной Австралии. Но этот человек разочаровал меня. Любую территориальную экспансию он рассматривает как источник административных хлопот. Тогда я решил вернуться в Амстердам и поговорить с руководителями Компании. Во время обратного плавания шестинедельная остановка в Кейптауне, расположенном на том градусе широты, которому я отдаю предпочтение, позволила мне углубить и расширить положительные стороны моей теории. Приехав в Амстердам, невзирая на негативные письма, посланные ван Своллом, я сумел убедить директоров Компании в правильности своих выводов. Меня даже выслушали в Верхней палате. В марте 1719 года мне было дано разрешение основать новую колонию. Я собирался зафрахтовать корабль и завербовать первых поселенцев.
        — Мои поздравления, мсье Пюрри.
        — Однако через полгода то ли ван Сволл сумел добиться своей цели, то ли требования Кейптауна выделить ему больше средств сыграли злую шутку с моим проектом, но уже не было и речи об основании новой колонии. Я уехал во Францию. Члены Королевской академии наук тотчас оценили преимущества моей теории, но только для своей колонии в Луизиане, которая находится именно на тридцать третьем градусе северной широты. И тогда, что было вполне естественно, появился новый естественный партнер для осуществления моего проекта: я бросился к Горацио Валполу, послу Англии в Париже.
        — И именно ему мы обязаны нашим сегодняшним разговором,  — сказал Августус.
        Муир считал Горацио Валпола бездарным человеком, слишком болтливым, как для дипломата, но тот приходился братом сэру Роберту Валполу, видному политическому деятелю, который был канцлером Палаты шахматной доски и Первым лордом Казначейства.
        Жан-Пьер Пюрри развернул перед Муиром новую карту американских земель, на которых проживали английские, французские и испанские поселенцы.
        Он указал на территорию, простиравшуюся между югом Каролины и севером Флориды, окаймленную на востоке Атлантическим океаном и Аппалачами на западе.
        — Это дикое пространство площадью в тысячу квадратных километров сегодня никому не принадлежит, хотя права на нее заявляют французы, англичане и испанцы. Оно расположено на моей идеальной линии северного полушария. Колония, основанная здесь, не может не процветать!
        Муир покачал головой.
        — В этом и состоит ваш проект? Основать новую английскую колонию в Америке? Вы мне говорили об открытии экономического характера. Но я не знаю более бездонной финансовой пропасти, чем колонии! В чем состоит выгода для такого человека, как я?
        — Я к этому и веду. Я к этому веду, мсье Муир! Не стоит заблуждаться: эта территория Нового Света отличается от других!  — Пюрри улыбнулся: — Я там нашел золотой рудник!
        Муир тут же забыл о Тайном совете короля. Он чуял деньги, как хищники чуют свежую кровь. Швейцарец вытащил книгу, открыл ее на заложенной странице и протянул Муиру.
        Произведение, отпечатанное типографским способом, состояло из рисованных виньеток, изображавших фауну и флору. На открытой странице было нарисовано дерево.
        — Речь идет о белой шелковице,  — объяснил Пюрри, и его голос дрожал от возбуждения.  — Французы называют его золотоносным деревом. И с полным на то правом. Только Англии это дерево может приносить пятьсот тысяч фунтов стерлингов дохода!
        Такой поворот разговора озадачил Муира.
        — Объясните.
        — Шелк! Шелк, мсье Муир! Англия не может изготавливать шелк на своей земле. Шелкопряды питаются исключительно листьями белой шелковицы, но она не растет в климате Англии. Поэтому ваше королевство ежегодно покупает у Италии шелк на пятьсот тысяч фунтов стерлингов.
        Пюрри указал на рисунок.
        — Теперь, когда мы благодаря этому документу знаем, что это дерево растет в диком виде на берегах Саванны, Англия сможет сама производить шелк, экономить полмиллиона фунтов стерлингов и, учитывая огромную территорию культивируемых земель в этой зоне, завоевать обширный европейский рынок роскошного текстиля.
        Вдохновленный Пюрри выпрямился:
        — Я не предлагаю вам, мсье Муир, основать колонию. Я предлагаю вам завладеть монополией на шелк, как вы уже обладаете монополией на соль!
        Августус подсчитал, что пятьсот тысяч фунтов в год превышает его доход, получаемый от польской соли, на сто тысяч и составляет половину его ежегодного торгового оборота с колониями.
        Он взял в руки книгу Пюрри и стал внимательно рассматривать ее. «Наблюдения за жителями, климатом, почвами, реками, сельскохозяйственными культурами, животными и другими вещами, достойными интереса, сделанные и проиллюстрированные исследователем Томасом Ламаром во время его путешествия по Саванне и Чаттахучи, а также по другим территориям, лежащим к югу от Каролины», напечатанные Джеком Барном в Чарльзтауне.
        — Вы считаете эти рисунки достоверными?
        Пюрри воскликнул:
        — Ученые из Амстердама и Парижа, которым я показывал книгу, в один голос утверждали, что она является образцом в области ботаники, зоологии и антропологии. Ламар писал свою книгу не с целью захвата территории. Ее научная ценность не подлежит сомнению.
        Августус Муир размышлял. Желая поторопить его, Пюрри добавил:
        — Благодаря моей теории и книге Ламара французы решили распространить в Луизиане культуру индиго, чтобы не зависеть от ее ввоза из Индии. Надо действовать быстро. Вскоре привилегия моего открытия будет утрачена. Французы Луизианы наверняка захотят предъявить свои права на южные земли Каролины, объединиться с испанцами и завоевать эту территорию.
        Муир кивнул, показывая, что все понимает, но все же спросил:
        — Пюрри, а каков ваш интерес в этом деле?
        Швейцарец сел, положил ногу на ногу, словно самое трудное в его деле осталось позади, и сказал:
        — Мне хотелось бы получить баронство… площадью, скажем, в двенадцать тысяч акров и добиться эмиграции трехсот-четырехсот моих соотечественников из Нёвшателя и французских гугенотов, которые нашли убежище в нашем кантоне.
        — Это все?
        — Все.
        Муир вновь посмотрел на карту. Он вспоминал о своем путешествии на борту «Раппаханнока». Когда они проплывали мимо этих девственных земель на юге Каролины, ему говорили о бесценном сассафрасе, который вывозили французы до тех пор, пока не были вытеснены испанцами; впрочем, и испанцы, в свою очередь, были отброшены до границ Флориды англичанами.
        — И как вы собираетесь назвать новую колонию?  — спросил Муир.
        — Каролина была названа в честь короля Карла II. Графство в Новой Шотландии получило название Аннаполис в честь королевы Анны. Вашего монарха зовут Георг. Мне говорили, что он ваш близкий друг. «Провинция Джорджия» — такое название будет подходящим?

        Августус Муир приказал тщательно проверить приведенные Пюрри цифры относительно торговли шелком. Он изучал условия производства и заинтересовался мануфактурами Пьемонта и Тосканы, которые вывозили шелк из Италии. Он также собрал сведения о безуспешных попытках французов, эмигрировавших в Спиталфидс, производить шелк на английской земле. Турский ткач подтвердил, что именно такие климатические условия благоприятны для выращивания белой шелковицы.
        Затем Муир рассказал о проекте Джеймсу Крагсу-младшему, занимавшему пост генерального секретаря в Южном департаменте, кабинете, который ведал делами южных английских территорий, Ирландии, Уэльса и американских колоний, а также Джону Феллоузу, вице-губернатору Компании Южных морей, предприятия, переживавшего небывалый спекулятивный подъем.
        Они оба посоветовали Муиру взяться за дело.
        Джеймс Краге рассказал Муиру о существовании аналогичного проекта, разработанного неким баронетом Робертом Монтгомери.
        Августус Муир сумел получить официальные документы и газетные публикации о проекте Монтгомери, в том числе «Речь по поводу плана учреждения новой колонии на юге Каролины, в самом изумительном краю Вселенной», напечатанную в Лондоне в 1717 году.
        Затем Муир пригласил сэра Роберта Монтгомери, третьего шотландского баронета из Скелморли, в свой дворец на Родерик-Парк.
        Монтгомери, польщенный и удивленный вниманием, проявленным к нему могущественным Муиром, старался не показывать переполнявших его чувств и даже вести себя на равных со своим собеседником.
        Когда Августус спросил у Монтгомери, чем был обусловлен его интерес к созданию новых колоний, тот рассказал семейную историю.
        — Мои предки пытались основать колонию в Канаде, а мой отец принимал участие в возведении Стюарттауна. Что вы хотите! Члены моей семьи наделены талантами, и я не отстаю от них,  — хвастался Монтгомери.
        Территория, на которую заявлял права Монтгомери, находилась по соседству с землями швейцарца Пюрри, между Южной Каролиной и Флоридой.
        — Вы считаете, что это плодородная земля?  — спросил Муир.
        — Я могу привести множество доводов, чтобы убедить вас в этом, но вы, будучи вдохновителем этого проекта, отвергнете их все под тем предлогом, что я, желая слишком много получить, приукрашиваю действительность. Поэтому я приведу один лишь аргумент, который исходит от того, кто стоит несравненно выше меня!
        Как и Пюрри, Монтгомери развернул на столе Августуса карту мира и, как и Пюрри, указал на градусы широты этого района.
        — Посмотрите,  — сказал он, вод я пальцем по тридцатому градусу северной широты.  — Моя территория расположена на той же широте, что и земля Ханаанская! Я на самом деле говорю о Земле Обетованной, где мед течет рекой, подаренный Богом древним евреям в награду за их страдания. А частичка мира обладает всеми благами, и об этом говорит не Роберт Монтгомери, а Библия!
        Но на Муира более сильное впечатление произвели аргументы Пюрри. Тем не менее проект Монтгомери был лучше проработан, чем проект бедолаги швейцарца. Здесь были продуманы все детали размещения колонии, размеры ее территории, управление, юридические и политические структуры.
        — Территория будет управляться как маркизат,  — сказал Монтгомери.  — Я уже придумал название, красивое, как мне кажется: маркизат Азилия.
        Монтгомери показал Муиру официальный документ, подписанный 19 июня 1717 года лордами-собственниками Южной Каролины, согласно которому он вступал в законное владение этими землями в качестве нанимателя и имел право на часть доходов маркизата.
        — Кстати, о доходах,  — сказал Муир.  — Как вы полагаете, каков будет их уровень?
        Монтгомери думал не о шелке, а о поташе для обогатительных фабрик, который Англия ввозила из России.
        — Я собираюсь делать вино. Мой маркизат расположен на той же широте, что и Мадейра, а это хороший знак для винодела.
        У Монтгомери не было только денег.
        Августус Муир подумал, что, соединив намерения шотландца и швейцарца, он, благодаря свой житейской сметке, сумеет пойти собственным, третьим путем.
        Муир рассказал о своем интересе к землям, лежащим к югу от Каролины, парламентариям и членам Тайного совета короля.
        Роберт Валпол предложил Муиру встретиться с двумя каролинцами, находившимися в тот момент в Лондоне, чтобы обсудить назначение первого королевского губернатора.
        Каролинцев звали Джон Барнвел и Джон Ламар.
        Августус Муир присутствовал при их выступлениях на заседании арбитражной комиссии, созванной Государственным секретариатом Юга.
        Барнвел, шотландец сорока девяти лет, владел рисовой плантацией в Бофоре, расположенном к югу от Чарльзтауна. Он был известен своими военными подвигами и получил прозвище Тускарора Джек. Встав во главе ополченцев колонии, он одержал победу над индейцами тускарора.
        Джону Ламару было уже семьдесят пять лет. Он был высоким, стройным и мускулистым, несмотря на возраст. Волосы и борода у него были седыми. Пронырливый рабовладелец с берегов Саванны, родившийся на Барбадосе, впервые приехал в Лондон.
        По мнению Барнвела, все торговые вопросы, связанные с Южной Каролиной, были неуместны до тех пор, пока не решена проблема безопасности.
        — Чарльзтауну угрожают индейцы, испанцы и французы,  — сказал он.  — У нас нет армии, мы беззащитны, а огромные девственные территории к югу и западу открыты для захватчиков.
        Барнвел предложил перенять тактику французов, которой те придерживались в Канаде, и создать «санитарный кордон» — полосу укреплений вдоль границ колонии.
        Джон Ламар раздал присутствующим французские листовки, призывавшие кабинет Версаля и французов из Луизианы и Миссисипи захватить земли, расположенные на юге Каролины.
        — Если им удастся это сделать, двенадцать английских колоний окажутся окруженными французами с юга, запада и севера! Для бегства нам останется лишь океан!
        Радикальный проект по вытеснению англичан с американского континента, который был разработан по инициативе Людовика XIV и поддержан испанцами в 1702 году, так и назывался: «Каролинский проект».
        — Что будет делать английское королевство, если его поселенцам из Нового Света придется возвращаться на родину-мать?  — спросил Ламар.
        На членов комиссии аргументы и сама личность каролинца произвели сильное впечатление.
        Ламар вытащил книгу, которую Муир тут же узнал. Именно ее показывал ему Пюрри. Рисовальщик и этнограф Томас Ламар был сыном Джона Ламара!
        — Если вы внимательно ознакомитесь с ученым трудом моего старшего сына, то поймете, какие богатства таят в себе наши земли. Защитите их, и они обогатят вас!  — призывал Ламар.
        Августус Муир, не знавший реальных трудностей Каролины, которая едва не была утрачена в ходе войны с бывшими союзниками ямаси, осознал, что его планы относительно американского шелка и пятисот тысяч фунтов стерлингов должны учитывать необходимость военной поддержки. Ему потребуются влиятельные покровители. Говоря об издержках подобного предприятия, Роберт Валпол напомнил ему о шотландце Вильяме Паттерсоне, основателе Банка Англии, который пустился в авантюру, решив колонизировать Дарьенский перешеек,[8 - Современная Панама. (Прим. авт.).] и потерял там все свое состояние.
        — Я объявлю подписку на акции,  — решил Августус.
        Муир организовал встречу Пюрри, Монтгомери, Барнвела и Ламара и попросил составить рекламный документ, в котором говорилось бы о совпадении их точек зрения.
        Перспектива огромных прибылей от торговли шелком, аскетичный образ жизни в колонии, созданной по модели Азилии, военные форты для защиты самой идеи английских колоний в Америке — Августус нисколько не сомневался, что он найдет деньги и необходимую поддержку, заполучив монополию на английский шелк.
        Впервые он поставил свое имя вверху списка подписчиков на акции. Его имя само по себе было порукой, и это должно было вызвать общественный интерес.
        Было учреждено акционерное общество «Шелк Каролины».
        После того как будут собраны деньги, Муир планировал попросить своего друга короля Англии Георга I выделить ему земли, и тогда Джорджия станет реальностью.
        Тем временем в Лондон приехал старший сын Муира.
        После трагедии в Лондондерри, когда на его глазах был захвачен адмиральский корабль флота Муиров, Вальтер ни на минуту не оставлял попыток вернуть «Раппаханнок». Однако новый хозяин корабля Чарльз Чи Бэтман оказался воплощением осторожности. Никто не знал, где находится «Раппаханнок». Когда думали, что его вот-вот схватят, корабль исчезал. Когда думали, что он находится на расстоянии в тысячу миль, корабль появлялся поблизости, и его противник нес тяжелые потери.
        — Как Бэтману удалось набрать экипаж, способный управлять таким мощным кораблем, как наш «Раппаханнок»?  — спросил Августус.
        — Он пользуется поддержкой ирландцев, бежавших в английские колонии. Ведь большинство из них смогли уехать только благодаря ему,  — ответил Вальтер.  — К великому нашему сожалению, он давно готовил захват.
        Вальтер приехал в Лондон, чтобы сообщить отцу, что отказывается от попыток вернуть «Раппаханнок».
        — Этот корабль служил мне убежищем в течение многих лет. Отныне, когда мы больше им не владеем и когда представляется маловероятным, что в ближайшее время нам удастся его вернуть, я предпочитаю отказаться от командования флотом Фактории.
        Августус принялся возражать, но его сын был непоколебим в своем решении.
        — Я устал бороздить моря.
        — Хорошо. Не важно как, но ты мне можешь понадобиться в Лондоне. Или в новой колонии, которую я рассчитываю вскоре основать.
        — Вы неверно меня поняли, отец. Я покидаю пост командующего флота, а также прекращаю участвовать в деятельности Фактории Муира.
        — Что ты такое говоришь?
        — Я хочу уехать в свои владения, возможно, продолжить религиозное образование. Мой брат Клеменс с успехом заменит меня. Он вполне этого заслуживает, ведь он так долго подменял меня в Лондоне. Я отказываюсь от своего права первородства.
        Гневные упреки Августуса ни к чему не привели.
        — Я хочу тишины и одиночества,  — сказал Вальтер.  — Это окончательное решение.
        Вальтер встал, собираясь покинуть рабочий кабинет отца. Но прежде чем выйти, спросил:
        — Есть известия о Шеннон?
        Августус покачал головой.
        — Ничего,  — ответил он.  — Прошло шесть лет. Не стоит надеяться. Она могла изменить имя, уехать из страны.
        Даже умереть. Я использовал все средства, чтобы найти ее. Но это не дало никаких результатов.
        Вальтер грустно покачал головой и вышел.
        Августус никогда не рассказывал старшему сыну о том, что произошло в Драйбурге между ним и Шеннон. Тем более он не объяснил ему внезапное исчезновение всех членов клана Монро. Что касается юной Шеннон, то вопреки тому, что Муир утверждал, он нашел девушку через несколько дней после ее отъезда из поместья в Драйбурге.
        Только Муир никогда не осмелился бы признаться сыну, что он с ней сделал, на что он ее обрек.

        Публичная подписка на акции Джорджии потерпела сокрушительное фиаско.
        Колонии в Америке перестали делать сборы. Даже перспектива существенной торговой выручки и патриотические чувства, к которым взывали ради защиты поселенцев, никого не взволновали.
        Августус Муир хотел повторить попытку, но оглушительный крах Компании Южных морей, повлекший за собой разорение подавляющего большинства инвесторов королевства, положил конец его колониальным амбициям.
        — Деньги и безопасность, даже религиозные порывы больше не вдохновляют толпу,  — жаловался Роберт Вал-пол.  — Чтобы основать колонию на юге Каролины, требуется найти другую приманку, средство, которое еще ни разу не было использовано. Новую идею, мой дорогой Муир…

        1720 год

        Шеннон брела по Клеркенвеллу. Наконец она добралась до угла улиц Секфорд и Эйлсбери. Ночью пошел дождь. Прохожие, идущие в разных направлениях, толкали друг друга; лошади были забрызганы грязью до самых шор. Шеннон старалась идти как можно дальше от мостовой, но ей не удавалось защитить платье от брызг.
        Этот квартал Лондона был ей незнаком. В течение долгих лет молодая женщина не покидала тюремных границ зоны Флит. Адрес и описание, как пройти, нацарапанные на клочке бумаги, указывали на нужное ей место, но Шеннон никак не могла найти лавку с вывеской «Красный мундир».
        Дети кричали, а двое из них устроили драку прямо посреди улицы. Зеваки останавливались и стали заключать пари, отталкивая редких порядочных людей, которые хотели разнять ребятишек.
        Шеннон обошла улюлюкавшую толпу и принялась внимательно рассматривать фасады. Наконец она увидела железную дощечку, висевшую на стержне, на которой можно было различить блеклое слово «Красный».
        Шеннон толкнула дверь.
        В комнате, освещенной двумя свечами, царил полумрак. Десятки коробок с пуговицами к мундирам стояли на полках, прибитых к стенам. На вешалках висели солдатские мундиры, всюду в беспорядке валялись черные кавалерийские сапоги, белые перевязи, пояса, треуголки, рубашки с длинной бахромой.
        — Это здесь,  — сказала себе Шеннон.
        Какая-то женщина подняла голову из-под прилавка. Во рту она держала иголку с ниткой. Женщине было лет сорок. У нее были черные волосы и глаза, немного смуглая кожа. Шеннон подумала, что та была уроженкой Восточной Индии. Женщина с подозрением смотрела на Шеннон:
        — Чем могу помочь?
        — Я пришла, чтобы встретиться с мсье Кеном Гудричем,  — ответила Шеннон.
        — С мсье Кеном Гудричем? А что вам надо от этого ничтожества Кена Гудрича?
        — Я пришла по объявлению, которое он дал…
        — Какое? Где?
        — Во Флит, мадам.
        Женщина нахмурила брови.
        — Я предупреждаю вас: это порядочный дом.
        — Не сомневаюсь, мадам,  — пролепетала Шеннон, поспешно протягивая женщине письмо, которое сумела сохранить сухим под рубашкой.  — У меня есть рекомендация от бальи Вестминстера Джона Хаггинса, управляющего Флит.
        — Э, мадам?  — повторила женщина подозрительным тоном.  — Вы слишком вежливы, чтобы быть честной. И слишком молодая и красивая, чтобы быть безобидной.
        Шеннон потупила взор.
        — Мне двадцать четыре года.
        Женщина прочла документ.
        — И сколько времени вы там уже находитесь?
        — Шесть лет.
        — Да поможет вам Господь! Вы умеете шить?
        — Думаю, я могу сказать, что умею, мадам.
        Дверь лавки открылась.
        — Вот ваш Кен Гудрич!  — воскликнула женщина.
        Глядя на Шеннон, она насмешливо добавила:
        — Можете называть его сколько угодно мсье, от этого мой муж не перестанет быть тем, кто он есть: бездарным грубияном!
        — Невозможно разнять этих драчунов!  — проворчал мужчина, входя в лавку.  — Младший из мальчишек разодрал ухо своему противнику и выбил ему зубы! И все аплодировали! Когда я хотел вмешаться, меня повалили в грязь. И все это из-за ничтожного пари! Что за люди! Тут мужчина заметил Шеннон.
        — Кто это?
        — Барышня пришла по одному из твоих объявлений.  — Я давал несколько. Маршалси? Кингз Бенч?
        — Нет, мсье. Флит,  — ответила Шеннон.
        — А…
        Мужчина с сожалением покачал головой.
        — Бедная кошечка!
        Женщина дала ему рекомендательное письмо Джона Хаггинса.
        — Этот плут Хаггинс!  — сказал мужчина.  — В конце концов, если он ручается за вас, что я могу еще требовать? Шеннон Глэсби, так? Вы умеете шить?
        — Она утверждает, что умеет,  — пробубнила женщина. Жена Гудрича взяла кусок ткани, подошла поближе к свече и за несколько секунд пришила медную пуговицу.
        — Надеюсь, крошка, что вы сумеете это сделать так же быстро, как и я.
        Шеннон схватила иголку, нитку, кусок ткани и коробку с пуговицами, но не стала подходить ближе к свету.
        Она просто закрыла глаза и за то же время, что жена Гудрича пришила одну пуговицу, пришила две. Кен Гудрич был поражен.
        — Где ты научилась этому, швея?
        Кто бы ей поверил, если бы Шеннон рассказала о своем детстве, проведенном во дворце Августуса Муира на Родерик-Парк, о платьях своих приемных сестер, которые ей приходилось перешивать по своей мерке, о мелком ремонте одежды накануне праздничных дней или приемов?
        Она предпочла ответить:
        — В сиротском приюте Брэдингтона, где я жила, я чинила одежду всех приемышей.
        Кен Гудрич снова сокрушенно покачал головой и повторил:
        — Бедная кошечка!
        Увидев, что Шеннон промокла насквозь, он протянул ей полотенце и предложил выпить.
        — Мы,  — объяснил Гудрич,  — поставляем офицерам и солдатам королевской армии повседневные и парадные мундиры. Мы могли бы хорошо жить, но на самом деле у военных нет ни гроша, и они предпочитают переделывать свою форму, а не покупать новую. Наша работа заключается в штопке, латании, окраске и пришивании пуговиц, галунов и каймы. К счастью для нас, их мундиры быстро изнашиваются.
        Он показал на стопку красных мундиров пехотного батальона, выцветших под солнцем Марокко.
        — Раствор марены придаст им первоначальный цвет. Барышня, вам придется шить, красить и доставлять заказы по всему Лондону за два шиллинга и девять пенсов в неделю. Вы согласны?
        Лицо Шеннон засияло:
        — Да, мсье Гудрич.
        — В своем письме Джон Хаггинс говорит о двух Глэсби.
        — У меня есть сын, мсье.
        — Зарплата слишком маленькая, чтобы прокормить два рта. Но я ничего не могу поделать.
        — Меня она устраивает. Шесть месяцев назад я потеря да работу. Мне нужны деньги, чтобы платить за приличную камеру во Флит!
        Кен повернулся к жене:
        — Что ты скажешь, Марсия?
        — Я скажу, что сначала надо убедиться в порядочности этой барышни. Что можно ожидать от человека, который провел шесть лет в тюрьме, пользующейся в городе самой дурной славой?
        Гудрич пожал плечами.
        — А как ты можешь сейчас в этом убедиться, мадам Гудрич? Положив руку ей на лоб? Попросив ее высунуть язык?
        Марсия Гудрич, в свою очередь, пожала плечами:
        — Ты так говоришь, потому что у нее хорошенькая мордашка, вот и все.  — И добавила высокомерным тоном, не терпящим возражений: — Ты всего лишь мужик.
        Кен улыбнулся и успокоил Шеннон:
        — Не бойся, мадам Гудрич постоянно ворчит, но по сути она милая мышка. Кстати, Марсия, объясни ей, как надо работать. Шеннон, я начну тебе платить с того дня, когда ты сможешь делать все.
        — Понимаю, мсье.
        Весь день по распоряжению Марсии Гудрич Шеннон пришивала инициалы на рубашку, переделывала галуны на двух кожаных рукавах, придавала форму треуголкам, выводила пятна крови на мундирах пехотного полка, обновляла карманы фланелевых камзолов.
        Шеннон удивила неорганизованность Гудричей, которые тратили намного больше времени на поиски подходящей пуговицы, ниток или каймы, сваливая друг на друга вину за ошибки, чем на собственно работу.
        Когда Шеннон заметила, что наступает вечер, она воскликнула:
        — Я должна уходить!
        Кен Гудрич вернул ей билль Джона Хиггинса, внизу которого поставил свою подпись, и на прощание сказал, все так же прибегая к образам животного мира:
        — Приходи завтра, маленькая птичка.
        — Спасибо, мсье. Спасибо, мадам. Да благословит вас Господь.
        Когда Шеннон вышла на улицу, ее охватил такой же страх, как и утром: она боялась потеряться в огромном Лондоне. Дождь закончился, но на улицах по-прежнему было грязно.
        Шеннон спустилась по Кленкервелл-стрит и вскоре вышла к реке Флит.
        Здесь Флит уже не несла светлые воды, орошавшие луга Хампстеда и Кентиштауна. В этом месте зловонный приток Темзы, в которую он впадал около Блэкфриара, превратился в сточную канаву под открытым небом, в конце концов частично убранную в трубу.
        Когда Шеннон шла мимо тюрьмы Лудгейт, заключенный, собиравший милостыню в кувшин, просунутый между прутьями решетки, узнал ее и предупредил:
        — Быстрее, Шеннон! Ночь наступает! Скоро семь! Добравшись до Флит по Фарнандинг-стрит, она ускорила шаг. Прохожие видели, как бежали и другие люди.
        Зазвонили колокола церквей Святого Павла и Святого Мартина: теперь люди мчались во весь опор. Молодая женщина бросилась к массивному портику. Задыхаясь, она устремилась в большую, обитую гвоздями дверь. Ей удалось проскочить. Дверь захлопнулась прямо у нее за спиной на седьмой, последний удар колоколов.
        А вот бежавшему за Шеннон мужчине не повезло.
        В огромном, мощеном булыжником дворе, окруженном стенами, увенчанными статуями лошадей, Шеннон присоединилась к десятку людей, стоявших в ряд перед двумя вооруженными часовыми и двумя элегантно одетыми мужчинами: Джоном Хаггинсом, управляющим тюрьмой Флит, и его сыном Джоном-младшим.
        Отец, пожилой мужчина, сгорбленный, сморщенный, с фиолетовыми пятнами на лице, был в зеленом пальто с длинными фалдами и белом шарфе. Его сын, невзрачный фат со смуглой кожей, широкими залысинами и бакенбардами, соединявшимися под подбородком, носил такое же пальто, что и отец.
        При перекличке один заключенный не отозвался на свое имя.
        — Впустите его,  — проворчал Хаггинс в сторону двери.
        Несчастный, бежавший за Шеннон по пятам, понуро вошел во двор Флит.
        Хаггинс сделал знак привратнику, и тот связал мужчине руки.
        — Четыре дня в башне,  — объявил Джон Хаггинс.
        Напрасно опоздавший молил о пощаде — его увели.
        Джон Хаггинс взял в руки лист бумаги с именами заключенных, которым сегодня позволили выйти в город. Потом, взглянув мельком на темневшее небо, он воскликнул:
        — Тоби Бун!
        Из шеренги вышел тщедушный рыжеволосый человек.
        — Тоби Бун, вы задолжали нашему заведению восемь шиллингов в качестве платы за проживание за май. Здесь написано, что вы должны заплатить эту сумму сегодня, до захода солнца.
        Хаггинс показал пальцем на небо:
        — У вас осталось мало времени. Ну, мсье Тоби Бун? Наша плата?
        Заключенный, бывший сапожник с Кэннон-стрит, начал оправдываться:
        — Я не смог сегодня встретиться с доверенным лицом, как рассчитывал. Но я в двух шагах от целого состояния! Уверяю вас, мсье Хаггинс: от целого состояния! Это так же верно, как и то, что я делал набойки на башмаках! Дайте мне еще два дня и…
        Хаггинс повернулся к сыну:
        — Всегда одно и то же! В тюрьме Ньюгейт все преступники не виноваты, а во Флите несостоятельные должники — миллионеры! В двух шагах!
        — Разве я когда-нибудь врал вам, мсье Хаггинс?  — запротестовал Бут.  — Вскоре у меня будет достаточно денег, чтобы погасить все долги. Целое состояние, говорю вам!
        — Я жду от вас не состояния, мсье Тоби Бун, а восемь шиллингов,  — проворчал Хаггинс.  — Потом взвизгнул: — Мсье Гиббон!
        К Хаггинсу подошел Томас Гиббон, главный стражник, толстяк на петушиных ногах, затянутый в бумазейную куртку в пятнах.
        — Мсье Гиббон,  — сказал Хаггинс,  — проследите, чтобы мсье Бун находился в одиночной камере до тех пор, пока не будут оплачены все наши счета.
        Рыжеволосый мужчина закричал:
        — Честное слово, вы совершаете ошибку, мсье Хаггинс! Если я буду сидеть взаперти, мне не удастся провернуть это замечательное дело! Дело, которое принесет вам прибыль!
        — Увы, мсье Бун,  — шутливым тоном сказал на это Хаггинс.  — Но сегодня я прочитаю семь покаянных псалмов, чтобы получить прощение за то, что из-за меня мы лишились кучи золота.
        Хаггинсы, Томас Гиббон и стражники весело рассмеялись. Но заключенные молчали. Все знали, что «одиночной камерой» во Флит был жуткий каменный мешок, куда просачивались зловонные речные воды.
        Тоби Бун опустил голову и повис на руках своих тюремщиков.
        — Ну что же, мсье Гиббон,  — обратился Джон Хаггинс к главному стражнику, обведя взглядом заключенных,  — похоже, сегодня все заблудшие овцы вернулись в овчарню.
        — Да, мсье управляющий. Сто девяносто две головы, тщательно пересчитанные. Полный порядок.
        — Пошли!
        Хаггинс махнул рукой, позволяя заключенным разойтись.
        — Гиббон, дайте наши деньги, и мы с сыном пойдем ужинать.
        Хаггинсы, владельцы тюрьмы Флит, жили в доходном доме на улице Святого Мартина. Гиббон передал им шкатулку, в которой лежали тридцать фунтов стерлингов, собранные в течение недели с заключенных.
        — Неплохо, неплохо!  — обрадовался Джон Хаггинс.
        Шеннон Глэсби воспользовалась моментом, чтобы подойти к управляющему. Поклонившись ему с притворной любезностью, она сказала:
        — Прошу прощения, монсеньор Хаггинс. Ваша милостивая рекомендация убедила чудесного мсье Кена Гудрича, и он взял меня на работу!
        Шеннон протянула бумагу, на которой стояла подпись хозяина «Красного мундира».
        — А, да,  — откликнулся Хаггинс.  — Кен Гудрич? Хорошо, дитя мое. Он порядочный человек, умеющий считать, как мне говорили.
        — Поскольку отныне установлено, что я могу получить деньги, обещанные за эту работу, и поскольку я прожила полгода в доме Убогих, не позволите ли мне вернуться в мою прежнюю комнату в Господском доме?
        Джон Хаггинс щелкнул пальцами, подзывая Томаса Гиббона:
        — Вы слышали, Гиббон? Еще одна пансионерка Господского дома. За пять шиллингов и три пенса. И помилосердствуйте, прошу вас! Намотайте себе на ус, главный стражник: надо заполнить пустые камеры, которые приносят нам лишь убыток!
        — На самом деле, два пансионера — я и мой сын,  — поправила Хаггинса Шеннон.
        — Тем лучше!  — обрадовался Хаггинс.  — Вот девица, которая нашла работу и теперь будет нам платить за наем более шести шиллингов в неделю. Это я и хочу слышать!
        Хаггинс посмотрел на Шеннон:
        — Если бы мы могли надеяться на всех заключенных так, как надеемся на вас, дитя мое, наше ремесло стало бы завидным. Увы… Пойдем, Джон, я голоден!
        Но сын не сразу последовал за отцом. Он с угрожающим видом подошел к Шеннон:
        — Вас-то я хорошо знаю!  — сказал он.  — Вы большая фантазерка. Берегитесь! Я не спускаю с вас глаз.
        Несмотря на его угрожающий тон, молодая женщина боялась сына меньше, чем отца:
        — Мне жаль, что вы относитесь столь сурово к такой невинной жертве, как я, Младший.
        Хаггинс подпрыгнул:
        — Я запрещаю вам так меня называть!
        — Тем не менее во Флит все вас так зовут.
        — Берегитесь, говорю вам! Вы и вам подобные! Однажды тюрьма станет моей, и тогда здесь будут царить другие порядки!
        Шеннон вызывающе поклонилась и прошептала:
        — Словно может быть еще хуже!
        Она резко развернулась и пошла прочь.

        Из всех долговых тюрем Лондона Флит считалась самой ужасной. Это произошло благодаря усилиям Джона Хаггинса и его сына, которые пять лет назад купили пожизненную должность управляющего за пять тысяч фунтов стерлингов.
        Согласно английскому законодательству должник, не способный вернуть долг, физически становился собственностью кредитора. После вынесения судом приговора по делам о несостоятельности кредитор мог требовать заключения должника в долговую тюрьму. Долговые тюрьмы разительно отличались от уголовных тюрем. Первые были частными заведениями, обогащавшими своих хозяев. Заключенные должны были не только платить по счетам своих кредиторов, но и вносить плату за проживание и еду. Самые обездоленные рассчитывали на помощь семьи и друзей, которые каждую неделю отдавали привратникам небольшую сумму, или на сострадание общества (прося милостыню через отдушины своих камер или решетку, специально предназначенную для этих целей). Некоторым должникам кредиторы разрешали работать вне стен тюрьмы, принимать гостей и клиентов. Другие пользовались правом выходить за тюремную ограду, заниматься торговлей и жить на территории, которая называлась тюремными границами Флита. К этой зоне относилось несколько улочек, расположенных вокруг тюрьмы в радиусе одной мили: отголосок средневекового права на убежище на территориях,
прилегавших к церквам.
        Во Флите, как и в других подобных заведениях для должников, действовало строгое правило: на все были установлены расценки.
        Это была демоническая система, которая подразумевала, что жалкие гроши должника, обязанного платить кредиторам, будут идти на оплату содержания в тюрьме.
        Если должник не мог платить за камеру, его отправляли в башню — в «одиночную камеру»: пропахший нечистотами каменный мешок, где он в буквальном смысле гнил до тех пор, пока его смилостивившиеся родственники не погашали долг перед пенитенциарным заведением.
        Во Флите был так называемый Господский дом, предназначенный для должников «богатых» и должников, занимающих в обществе высокое положение, и дом Убогих.
        Часто случалось, что должник попадал во Флит вместе с женой и детьми.
        На тот момент в тюрьме насчитывалось сто девяносто два заключенных, а всего проживало более шестисот жильцов. Жильцов, которые каждую неделю приносили Хаггинсам скромную сумму: шестьдесят фунтов стерлингов.

        Шеннон добралась до четырехэтажного грязного здания с башней, где ютились убогие.
        Поднявшись по темной липкой лестнице на третий этаж, она попала в узкий нескончаемый коридор, куда дневной свет проникал лишь из двух окон, расположенных в его концах.
        В коридор выходило около тридцати дверей камер.
        Большинство низких, грязных, переполненных камер тонули в густом облаке табачного дыма. Заключенные — мужчины, женщины, дети, собаки, кошки и куры — жили в удручающей тесноте.
        Шеннон дошла до двери в конце коридора и вошла в обставленную лучше, чем другие, комнату. Здесь было пять железных кроватей без спинок, стул, печка, и горели две свечи, сделанные из ситника.
        В комнате находились мужчина и женщина: Конрад и Эдит Стэндиши. Мужчина с коротко подстриженными волосами, одетый в старое пальто и ботинки, сидел, погрузившись в созерцание печки. Бойкая женщина, готовившая ужин, мыла корешки и ботву.
        Она встала и обняла Шеннон, которая была вся в поту после беготни по Лондону. Волосы ее растрепались, платье и башмаки были в грязи.
        — Он нанял тебя, этот Кен Гудрич?
        — Да.
        — Слава Богу!
        — Кажется, он добрый человек. Я говорила с папашей Хаггинсом. Я могу вернуться в Господский дом.
        — Мне жаль, что нам больше не придется жить вместе, но тебе и сыну там будет лучше.
        Шеннон подошла к мужчине, неподвижно сидевшему на стуле, положила руку ему на плечо и спросила:
        — Как вы чувствуете себя, мсье Конрад?
        От Конрада Стэндиша, которому было сорок девять лет, исходили отчаяние и нищета:
        — Ба!  — усмехнулся он.  — Я умер.
        — Не говорите так.
        — Умер для моей семьи.
        — Нет же!
        — Умер для моих друзей.
        — Нет.
        — Умер для общества.
        — Как всегда, вы выдумываете, мсье Конрад.
        Конрад пожал плечами. Он жил во Флит уже двенадцать лет.
        Уроженец острова Мэн, Конрад занимал там положение, которое открывало перед ним все дороги. Но он переехал в Лондон и стал жить на широкую ногу, что привело его прямиком в долговую тюрьму.
        За эти годы его долг, составлявший вначале тысячу двести фунтов стерлингов, из-за лекарств вырос до семи тысяч фунтов, что было хуже болезни. Он потерял все: состояние, дом, счастье.
        — Это непреодолимый путь. Невозможно дойти до его конца. Англия совершила немыслимое. Отныне на земле существует ад для тех, у кого нет денег! Господь не должен был этого допустить!  — воскликнул он, прежде чем начать перечислять публичные оскорбления, которым подвергся.
        — Не кричи!  — сказала его жена.  — Шеннон прекрасно знает твою песенку. Не забывай, она давно вместе с нами во Флит!
        — У нее нет семи тысяч фунтов долга!
        Шеннон улыбнулась. Стэндиш потерял голову: обремененная двенадцатью тысячами фунтов долга, она имела не больше шансов, чем он, выйти из Флит.
        В комнату вошли еще двое жильцов: Филипп Глэсби, шести лет, и Ребекка Стэндиш, девяти лет.
        Филипп был копией Шеннон: белокурый, с умными светлыми глазами, маленьким носом. У Ребекки был такой же суровый вид, как у отца. Волосы у нее были рыжеватыми, а открытым круглым лицом она пошла в мать.
        — Мы вернулись с соревнований!
        Помимо алкогольных напитков, спортивные игры были единственным развлечением пансионеров, обремененных долгами. Некоторые чемпионы Флит пользовались такой известностью, что нередко в тюрьму приходили зрители с воли и делали крупные ставки.
        Филипп обожал эти соревнования, Ребекка находила их глупыми. Девочка любила читать, на Филиппа чтение навевало сон. Филипп обожал драться, Ребекка, которая была старше его на три года и на голову выше, всегда давала ему тумаков. Ребекка никогда не врала, Филипп не видел причины отказывать себе в этом удовольствии. Они постоянно пререкались, но не могли и дня прожить друг без друга.
        Их объединяло, редкое свойство: они оба родились во Флит, Ребекка — в 1711 году, через три года после того, как ее отца осудили за долги, а Филипп — в 1714 году, через полгода после заключения в тюрьму его матери.
        В сообществе детей, подраставших в тюрьме,  — а таковых в 1720 году насчитывалось около шестидесяти,  — они занимали особое положение: они были местными…

        На следующий день, взяв котомку, в которой уместилось все их имущество, Шеннон и Филипп вернулись в Господский дом.
        С виду здание было таким же, как и то, в котором жили убогие: большое пятиэтажное — но здесь этажи назывались галереями — кирпичное здание с башней, те же узкие коридоры в двести футов длиной, освещаемые двумя окнами, расположенными в их концах.
        Первый этаж, на который вела лестница из восьми ступеней, назывался «галерея холла». Здесь находились часовня, бювет, комнаты главного надзирателя и его подчиненных, в том числе ключника, и двадцать комнат узников.
        В подвале, между двумя кладовыми, где хранилось вино, было пятнадцать комнат узников.
        На втором этаже находились двадцать пять комнат, на третьем — двадцать семь. Одна из них, та, что напротив лестничной клетки, служила для заседаний Комитета пансионеров. Еще одна прежде была бильярдной, а теперь в ней жили одиннадцать человек, четверо из которых спали на бильярдном столе.
        На четвертом и последнем этажах находилось по двадцать семь комнат.
        Официально плата за каждую из комнат составляла один шиллинг и три пенса в день с человека.
        В тюрьму попадали люди разного социального положения: дворяне, капитаны кораблей, нотариусы, врачи, писатели, разорившиеся моты, разбойники, хулиганы, пьяницы. Одни попадали сюда на долгие годы, другие — на несколько недель, несколько дней и даже несколько часов — в зависимости от суммы долга.
        В Господском доме комнаты были менее населенными, чем в доме Убогих. В некоторых жило всего по одному человеку, да и обставлены они были приличной мебелью.
        На двери каждой комнаты был прикреплен номер и мелом был сделан рисунок, дававший представление об обитателе или передававший то или иное послание. Можно было увидеть повешенный скелет, куривший трубку поверженного ангела, падающею в воды Флит, двух свиней которых все называли папашей Хаггинсом и его сыном, ягодицы актрисы Сидони Смитсон, о которых так сожалел один разорившийся драматический актер, и так далее.
        Шеннон и ее сын подошли к главному надзирателю:
        — А вот и мадемуазель Номер Шесть вернулась!
        — Мне не нравится, когда вы меня так называете, мсье Мармадьюк,  — отозвалась Шеннон.
        — Перед моими глазами проходит столько народу! И вы хотите, чтобы я помнил все имена?
        — Это после шести-то лет?
        — После шести лет, мадемуазель Шеннон Глэсби, вы остаетесь для меня обитательницей номера шесть. И я утверждаю, что такое имя подходит вам, как и всем другим, гораздо лучше, чем настоящее.
        — Комната свободна?
        — А что, вы думаете, что кроме того еврея еще кто-то захочет жить в этой проклятой конуре?
        Через двенадцать лет после смерти еврея Манассии в тюрьме Флит еще были живы воспоминания о нем. Разорившийся после неудачной попытки возвести на престол Якова II, этот ростовщик из Суафворка удостоился сомнительной чести быть самым «богатым» несостоятельным должником в истории Флит: у него было долгов на два миллиона фунтов стерлингов.
        Он жил отшельником в комнате под номером шесть на четвертом этаже Господского дома. Там, отказываясь идти на контакт со своими соседями, он в течение семнадцати лет покрывал стены небольшими рисунками. Лишенный Ветхого Завета, еврей воссоздавал главные эпизоды истории своего народа. Его фреска достигла таких размеров, что на стенах не осталось, ни дюйма свободного места. После его смерти управляющий велел закрасить все рисунки известкой, чтобы навсегда уничтожить «это богохульство, где ни разу не появляется Иисус Христос».
        Только через два месяца после ремонта, к всеобщему изумлению, рисунки еврея вновь проступили сквозь слой известки. Все кричали, что эта камера была проклята и что душа Манассии навсегда поселилась в ней.
        Привидение, более того привидение еврей. Этого оказалось достаточно, чтобы никто не хотел даже заходить в комнату под номером шесть.
        Но, попав во Флит, юная Шеннон, боявшаяся близкого соседства с другими заключенными и невосприимчивая к слухам о привидении, согласилась жить в комнате покойного Манассии. Там ей было хорошо.
        Маленький Филипп толкнул деревянную дверь, на которой была вырезана звезда Давида. После шести месяцев, проведенных в доме Убогих, в комнате Стэндишей, они без особой радости возвращались «домой».
        Мальчик сел на маленькую железную кровать.
        В свои шесть лет, хоти Шеннон никак не удавалось обучить его чтению, он знал наизусть древнюю историю евреев, поскольку от матери не раз слышал имена персонажей и названии мест, изображенных на степах Манассией.
        Над кроватью, на уровне своей головы, он вновь увидел рисунок, изображавший встречу Иуды и Тамар.
        Шеннон же около своей подушки опять нашла изображение Руфи и Ноэми, идущих в Вифлеем.
        Сердце Шеннон защемило от боли. Она вспомнила, что, рассматривая это изображение шесть лет назад, после своего приезда во Флит, она поняла, что беременна стараниями Августуса Муира.

        Шеннон каждый день ходила в «Красный мундир». Кен и Марсия Гудрич оказались хорошими хозяевами, добродушными, щедрыми и колоритными.
        — Видеть, как они постоянно ссорятся, осыпают друг друга обвинениями, в которые сами не верят,  — это для меня забава,  — говорила Шеннон.  — Можно подумать, что они играют в какую-то игру.
        Гудричи рассказали, что они приехали с Барбадоса.
        В жилах Марсии текла кровь племени аравак. Именно поэтому обе семьи не одобрили этот брак, и Гудричи предпочли уехать в Англию.
        Лавка «Красный мундир», приобретенная семь лет назад за триста фунтов, оказалась невыгодным делом. Английская пехота, поддерживаемая в свое время Кромвелем, постоянно сокращалась в пользу флота. Кен и Марсия надеялись, что когда-нибудь им удастся перепродать «Красный мундир» каким-нибудь «глупцам» и осуществить свою мечту. Для нее это был маленький домик на севере Лондона, около бухты Хампстед, для него — рыболовецкая хижина на берегу Ла-Манша.
        Появление Шеннон стало для них глотком свежего воздуха. Она хорошо работала, благодаря ей они могли продавать больше товара и специализироваться на пришивании пуговиц.
        В мае 1723 года Джон Хаггинс-младший, сын управляющего Флит, неожиданно нанес визит в «Красный мундир».
        — Вы довольны Шеннон Глэсби?
        — Мы очень ею довольны, спасибо.
        — Можно ли сказать, что ее присутствие пошло на благо вашему заведению?
        — Безусловно.
        Хаггинс-младший без обиняков потребовал от Гудричей, чтобы они выделяли ему часть из денег, которые получала узница Флит.
        — Если вы откажетесь делать этот «дружеский взнос», мы найдем надлежащий повод, чтобы поместить ее в одиночную камеру, и тогда она не будет ходить к вам.
        Такова была цена за «рекомендацию» его отца.
        Кен Гудрич был вынужден согласиться.
        — Мы никогда так с тобой не поступим, бедная кошечка!  — сказал он позднее Шеннон.  — Решено: мы будем платить этим мерзким гадам Хаггинсам.
        В глубине души Шеннон была удовлетворена таким поворотом дела. Вернувшись в свою комнату во Флит, она записала дату, время и сумму, выплаченную Джону Хаггинсу-младшему, и спрятала листок в надежное место. В северной стене комнаты, за камнем, который было легко вынимать, был сделан тайник.
        «Никогда не раскисать».
        Таков был нравственный портрет молодой женщины.
        После рождения сына у Шеннон созрел план. С годами этот план превратился в навязчивую идею: она хотела искоренить злоупотребления, царившие во Флит.
        Обремененная астрономическими долгами, унаследованными от Бата Глэсби, Шеннон понимала, что у нее есть все шансы окончить свои дни во Флит, а у ее сына — провести там лучшие годы. Хаггинсы терроризировали узников, отбирая у них жалкие крохи, чтобы окупить пять тысяч фунтов, заплаченных за пожизненную и наследственную должность управляющего тюрьмы.
        Шеннон пугали их преступления.
        В прошлом году они удерживали «в заложниках» труп несостоятельного ткача, отказываясь выдавать его семье до тех пор, пока родственники не заплатят восемь фунтов, которые тот задолжал за разрешение выходить за пределы тюрьмы. Труп разлагался на протяжении шести недель, распространяя зловоние по всему дому Убогих.
        Зимой узники часто умирали от холода и голода, как, например, французский гугенот Катремер де Креки, попавший во Флит из-за двенадцати фунтов, которые он задолжал своему булочнику! Хаггинс-младший насиловал женщин. Отец и сын обкрадывали правительство, поднимая расценки, установленные судом по делам о несостоятельности. Если они получали новую мебель, купленную на общественные деньги, то либо присваивали ее, либо сдавали должникам внаем, что было противозаконно. Они воровали дрова, продавали документы, которые должны были выдавать бесплатно. Стремясь увеличить доход, приносимый Господским домом, они запихивали заключенных в бильярдную и сдавали вакантные комнаты лондонцам, которым не был вынесен приговор за несостоятельность. Что уж говорить о мзде, которую они взимали со всех торговцев, живущих в тюремных границах Флит и даже за их пределами, о чем красноречиво свидетельствовал случай, произошедший с Гудричами.
        Шеннон Глэсби верила, что помочь покончить с таким нечеловечным обращением может только скандал. Она записывала все случаи дурного обращения, жертвой или свидетелем которых была, поскольку хотела сообщить обо всех преступлениях в форме петиции, адресованной главному судье, сэру Питеру Кингу, а также всему населению Лондона.
        Ее замысел заключался в том, чтобы устроить революцию в тюрьме Флит, имевшей многовековые традиции.
        Несколько узников, к которым Шеннон питала особое доверие, такие как Брайлесфорд и Мобри, рассказывали ей, что некий разорившийся типограф, бывший заключенный Флит, Мозес Питт, написал и опубликовал в 1691 году труд под названием «Крик угнетенных», в котором поведал обо всех ужасах, которые приходится терпеть несостоятельным должникам в большинстве долговых тюрем Англии, но эта книга, по сути, ничего не изменила.
        — Мозес Питт критиковал пенитенциарную систему в целом,  — говорила на это Шеннон.  — Он призывал судей судить других судей, поэтому его затея была обречена на провал. Я же хочу разоблачить Хаггинсов, и только их одних.
        — Но каким образом?
        — Сделав то, чего не сделал Мозес Питт: привлечь на нашу сторону кредиторов. Если они узнают, до какой степени алчность и лихоимство Хаггинсов тормозят, если не сказать отдаляют погашение долгов, разгорится скандал. Они бросятся в суд, и это ускорит падение Хаггинсов!
        В пользу доводов Шеннон говорил еще один факт: с тех пор как Хаггинсы стали управлять Флит, резко участились случаи побегов. Должники предпочитали кандалы Ньюгейта издевательствам тюремщиков.
        — Все сбежавшие должники — это потери кредиторов!
        Весной 1723 года Хаггинсы грабили двести девять несостоятельных должников, не считая более пятисот человек, вырванных из их лап родственниками. Пусть родственники не подвергались таким же мытарствам, но часто случалось, что при их посещении тюрьмы Хаггинсы, стремившиеся усилить давление на неаккуратных плательщиков сознательно издевались над их женами и детьми.
        Филипп Глэсби и Ребекка Стэндиш с самого рождения жили в неволе. Они знали каждый уголок тюрьмы, который всегда мог превратиться в площадь для игр. По странному стечению обстоятельств тревогу у них вызывал город за стенами тюрьмы, жители огромного Лондона. Воображение заменяло им свободу: они жили среди ужасов Флит, но не замечали их.
        Впрочем, если девятилетний Филипп по-прежнему ничего не видел, Ребекка, которая была на три года старше мальчика, постепенно все меньше заблуждалась относительно окружавшего их мира.
        Первого июня, когда они забрались на щипец крыши башни дома Убогих, откуда могли видеть главный двор, берега Флит и любоваться солнцем, садящимся за крыши Лондона, Ребекка произнесла:
        — Да поможет нам Господь выйти отсюда!
        Филипп так и подпрыгнул:
        — Что?
        — Мне хотелось бы жить в Италии или Греции,  — продолжала девочка.  — Здесь очень пасмурно. Я поеду туда, где светит солнце, где все залито светом, где растут приморские сосны, как в поэмах Вергилия, где голубое море, а не эта вонючая, грязная Флит!
        Ребекка не сводила глаз с горизонта.
        — Ты серьезно?  — заволновался Филипп.
        — Конечно. Неужели ты никогда не мечтал выбраться отсюда?
        — Я об этом никогда не думал. По правде говоря, я вижу себя только во Флит.
        — В таком случае мне тебя жаль.
        Ребекка менялась. Ей не хотелось играть, она стала меньше улыбаться. Филипп заметил, что вокруг Ребекки стали виться другие мальчики, жившие в тюрьме.
        — Да, у меня тоже есть мечта!  — поразмыслив, сказал Филипп.
        — Вот видишь!
        — Однажды я стану знаменитым гладиатором!
        — Как Спартак?
        Филипп растерялся:
        — Э… нет. Я его не знаю. Скорее, как Джеймс Миллар или Батлер, ирландский титан!
        — Приятная новость!
        — Не смейся, я все предусмотрел. Когда мне исполнится пятнадцать, я поступлю в школу Джеймса Фигга на Оксфорд-роуд, потом придумаю коронный удар, который будет назван моим именем, и стану новым идолом арены Хокли-ин-зе-Хоул!
        — С твоими тощими ногами это будет забавно.
        — Я вырасту!
        Ребекка пожала плечами:
        — Это игрища драчунов, да и все знают, что они договорные. Это ловушка, чтобы ограбить спорщиков. Потерять два шиллинга, чтобы полюбоваться, как Бенни Московит якобы проламывает башку Великому Хищнику Гибернии? Нет уж, спасибо. А какое смешное имя ты придумал? Пандар Трои? Голиаф Флит?
        Обиженный Филипп покачал головой:
        — Если ты сходишь со мной в Хокли, хотя бы один раз, ты поймешь, что не знаешь, о чем говоришь! Гладиаторы проливают слишком много крови на арене, чтобы притворяться. Ты можешь смеяться, но я стану гладиатором и заработаю достаточно денег, чтобы погасить долги моей матери! И тогда, возможно, ты увидишь, как мы уедем в Италию, гораздо раньше, чем ты. Это я тебе говорю!
        — Да не сердись ты!
        — А? Но почему бы и нет?
        — Потому что не все так просто.
        Дети долго молчали.
        Во дворе тюрьмы появилась Шеннон. Она вернулась из «Красного мундира». Как и каждый вечер, была сделана перекличка узников, которые пользовались правом выходить в город.
        Затем Шеннон навестила других заключенных, в том числе пожилую даму, которой она всегда приносила краюшку хлеба.
        В свои двадцать шесть лет Шеннон выглядела на десять лет старше. Она была очень худой, но ей приходилось выполнять тяжелую работу, и она больше заботилась о других, чем о себе. Она терпела многочисленные лишения, была вынуждена постоянно отбиваться от похотливых ухаживаний надзирателей или узников-мужчин.
        — Твоя мать святая,  — сказала Ребекка.
        — Да.
        — Мы все должны брать пример с нее.
        Шеннон заметила детей, сидевших на крыше башни, и помахала им рукой.
        — Знаешь, я не уверена, что она будет рада узнать, что ты собираешься драться на публике, словно дикарь, чтобы заработать себе на жизнь.
        — Ты так думаешь?
        — Она уже беспокоится за тебя.
        Шеннон по-прежнему не удавалось обучить сына чтению и письму. Филипп запинался, пытаясь прочитать слова, переставлял буквы, путал слоги. Доктор Ли, отбывавший заключение в Господском доме, осмотрел его, думая, что у мальчика не все в порядке со зрением, но это оказалось не так. Отсутствие прогресса в обучении не имело объяснения.
        А ведь Шеннон сделала на учебу ставку, надеясь обеспечить сыну будущее, она, которой посчастливилось получить образование как родной дочери сеньора. Шеннон очень страдала, ощущая себя бессильной.
        Ребекка погрузилась в мечты. Она вновь обводила взором весь Лондон.
        Филипп процедил сквозь зубы:
        — Греция, Италия, Хокли… В конце концов, все это мечты. Мы здесь и только здесь.
        Ребекка увидела, как Шеннон вошла в Господский дом, и сказала:
        — Ты хочешь, чтобы я пошла с тобой в Хокли?
        — Да.
        — На бой гладиаторов?
        — Да.
        — Я готова сделать над собой усилие.
        — А!
        — Для этого…
        — Что?
        — …Надо, чтобы ты, скажем, прочитал книгу от первой страницы до последней. Потому что я так хочу. Потому что это понравится твоей матери, а я люблю твою мать. Либо так, либо ничего.
        Энтузиазм Филиппа немедленно погас. Прочитать несколько строк из объявлений о боях гладиаторов, напечатанных в «Постбое» или «Спектаторе», уже было для него мукой!
        — Ладно,  — тем не менее сказал он.
        — Книгу?
        — Книгу.
        — Целиком?
        — Целиком.
        — Договорились?
        — И ты проведешь со мной целый день в Хокли?
        — Обещаю.
        — За мной право выбора дня! И ты не сможешь оттуда уйти раньше времени. И ты должна будешь заплатить за два входных билета!
        — Что ж, если так надо, только…
        — Что?
        Ребекка улыбнулась:
        — Книгу выберу я.
        Из осторожности она решила воспользоваться моментом.
        Приключенческий роман.
        После последних проектов основания колонии на юге Каролины, в том числе планов Августуса Муира, и благодаря хвалебной молве, ходившей об ученом труде некого Томаса Ламара из Чарльзтауна и о его путешествии по Саванне и Чаттахучи, лондонский типограф по имени Вильям Тейлор, раздобывший несколько экземпляров изданий Джека Варна с порнографическими виньетками, задумал более широко распространить это произведение, но полностью переписав содержание на манер приключенческого романа.
        Герой, Томас Ламар, уезжал со своего острова Томогучи вместе с женой Китги и двумя сыновьями, но вместо того, чтобы мирно исследовать обычаи индейцев, он попадал в невероятные истории. Он спасал своих близких от жестокого йео Таори, который хотел принести их в жертву своим богам. На буйволовую кожу, подаренную предсказателем судьбы из племени апаличикола, теперь был нанесен не легендарный рассказ о Кашите, а карта спрятанных сокровищ. Благодаря этой карте Ламар нашел клады золота и жемчуга потерянного города Кофитачеки. Затем он спас юных чероки, убив медведя голыми руками. Принцесса Натчес, страдавшая от безраздельной любви к нему, утопилась. Поборник справедливости, он наказывал плохих бледнолицых и снимал скальп с плохих краснокожих. Наконец, в конце экспедиции великий король кри Брим короновал его, но Томас Ламар, верный подданный его величества, принял корону из рук Брима только для того, чтобы привезти ее в Лондон своему единственному повелителю.
        Таковым оказался Томас Ламар, которым восхищались британские читатели,  — доблестным «Красно-белокожим»! Во всех уголках Англии иллюстрированный роман пользовался невероятным успехом. «Наблюдения за жителями, климатом, почвами и так далее» превратились в издании Вильяма Тейлора в «Борьбу не на жизнь, а на смерть белого человека среди дикарей».
        Героя хотели пригласить в Лондон, но Ламар и его семья исчезли после тяжелой войны с ямаси, в которой конфедерация индейцев противостояла англичанам из Чарльзтауна.
        Приключения Ламара заворожили маленького Филиппа. Он посвящал чтению дни и ночи, спотыкаясь на словах, перечитывая каждую фразу. Он уже не просто хотел выиграть спор у Ребекки, он с головой ушел в удивительные приключения Томаса Ламара и его семьи. Когда Филипп перевернул последнюю из двухсот страниц «Борьбы не на жизнь, а на смерть», он мог без труда проглатывать любую фразу.
        Довольная Шеннон поблагодарила Ребекку, которая поспособствовала тому, чтобы ее сын сделал такие успехи.
        Филипп пересказал содержание романа своей лагери и Стэндишам. Никто не мог остановить мальчика. Он подпрыгивал, катался по полу, застывал на месте, вновь переживая подвиги героя.
        Самым любопытным из зрителей оказался Кен Гудрич. По просьбе Филиппа он согласился сделать ему мокасины, похожие на мокасины Ламара, и сшить костюм наподобие одеяния героя.
        — Сомневаюсь, что все это правда,  — все же высказался он относительно подвигов Ламара.
        Но Филипп ничуть не сомневался в том, что все это произошло на самом деле.
        Ребекке пришлось признать свое поражение.
        Каждый из них думал, что сыграл со своим противником забавную шутку.
        — Когда Купидон обратит внимание на них, ему не придется долго целиться!  — предчувствовала Эдит Стэндиш, видя, что дети счастливы вместе.
        Четырнадцатого июня очередное бегство из Флит наделало много шума: сбежал сапожник Тоби Бун.
        — Наконец-то ему удалось получить свое огромное состояние, о котором он нам все уши прожужжал, этот рыжий!  — говорили между собой узники тюрьмы.
        — Он смотался, чтобы получить его целиком, ничего не оставив Хаггинсам и своим кредиторам.
        — Да хранит его Господь!
        Но это бегство переполнило чашу терпения судей, занимавшихся делами несостоятельных должников. Они вызвали к себе Джона Хаггинса, после чего во Флит были ужесточены меры безопасности.
        На протяжении нескольких дней никому не разрешалось покидать территорию тюрьмы.
        Филипп не забыл условия спора и выбрал 21 июня 1723 года, чтобы сводить Ребекку на игры в Хокли-ин-зе-Хоул, поскольку «Постбой» сообщила об особой программе: в тот день должны были состояться не только гладиаторские бои, но и булл-бейтинг. Однако из-за бегства Тоби Буна радужные мечты Филиппа могли не сбыться.
        Чтобы хоть как-то утешить мальчика, Кен Гудрич изготовил ему индейский лук.
        К счастью, 20 июня ворота Флит вновь распахнулись. Филипп вздохнул с облегчением.
        Арена Хокли находилась в квартале Клеркенвелл, недалеко от лавочки Гудричей.
        Самый дешевый входной билет на ринг стоил четыре пенса. Перед окошком кассы выстроилась нескончаемая очередь желающих. Зрители принадлежали к низшим слоям общества.
        Когда Филипп подошел к кассиру, тот лукаво подмигнул ему, впервые увидев его вместе с очаровательной девочкой.
        Ребекка смотрела на «котел Хокли» — крытую круглую арену и шестьсот разгоряченных зрителей, толпившихся на ступенях вокруг утоптанной площадки.
        Филипп повел ее сквозь толпу, желая попасть в самый центр. Девочка была потрясена криками, табачным дымом, запахом пота и пива. Арена никогда не проветривалась, и только богатеи могли себе позволить занять ложи, расположенные наверху, в которых были сделаны небольшие окошки.
        К столбу в центре ринга был привязан ньювингтонский бык. Чтобы раззадорить животное, один мужчина жег тело быка каленым железом, а второй бросал перец ему в ноздри.
        На арену выбежали две собаки.
        — Это булл-бейтинг, травля привязанного быка собаками,  — объяснил Филипп Ребекке.  — Зрители ставят на одну из собак — ту, которая, по их мнению, будет лучше нападать на быка. Если одна из собак поранится или погибнет, вторую объявят победительницей.
        Ирландские борзые бросились на быка. Бык, удерживаемый веревкой длиной в десять футов, с неслыханной яростью отражал их нападение. Впрочем, кончики его рогов были смазаны камедью. Одна из собак, получив удар копытом, взлетела вверх. Упав, она сломала себе лапу.
        Бой закончился слишком быстро под улюлюканье зрителей.
        Поставившие на собаку-победительницу кричали от восторга, проигравшие же осыпали оскорблениями хозяина раненой собаки, из-за которой они потеряли полгинеи.
        — Они даже не искусали быка до крови!
        Когда ринг начали приводить в порядок, на ступеньках стало свободнее.
        — Победители пошли за выигрышем,  — объяснил Филипп.  — Сейчас подходящий момент, чтобы найти хорошее местечко.
        Дети сели на скамью в четвертом ряду.
        Быка сменил медведь. На ринг вышел мужчина в красной ливрее и черном цилиндре и объявил:
        — Полагаю, наши опытные зрители уверены, что узнали прекрасного пиренейского бурого медведя. А вот и нет! Этот медведь прибыл к нам прямиком из Болгарии!
        — Вот как!  — закричали зрители.
        — Лжец!
        — Сам ты из Болгарии явился со своей задницей!
        Филипп толкнул Ребекку локтем:
        — Расслабься. Им просто хочется посмеяться!
        Медведя привязали к столбу. На арену выбежали два мастифа.
        Невозмутимый человек в ливрее продолжал:
        — С этим кровожадным чудовищем будут сражаться: справа от меня мастиф с красным ошейником, весом в восемьдесят восемь килограммов, выпущенный на арену своим владельцем из Ньюгейт-маркета; слева от меня молосс такой же породы в черном ошейнике, но весом в сто килограммов — дамы и господа, внимание!  — выпущенный на арену своим владельцем из Хони-лейн-маркета!
        Владелец медведя совершил подвиг, прикрепив к голове зверя бумажную звезду.
        — Если собака схватит звезду,  — объяснил Филипп,  — ее объявят победителем.
        Поединок длился минут двадцать.
        Измученный мастифами, медведь, защищенный от их укусов густым мехом, опьянел от ярости и в конце концов нашел выход из положения: когда ему удалось вцепиться когтями в более тяжелую собаку, он навалился на нее всем своим весом и раздавил.
        — Какой ужас!  — воскликнула Ребекка.
        Мертвую собаку унесли. Ринг снова привели в порядок. После медведя на арену вывели второго быка.
        На этот раз быка отдали на растерзание двум собакам, которых английская публика ценила очень высоко: бульдогам. Эта порода собак, полученная путем скрещивания мастифов с мопсами, была специально выведена для этого вида спорта.
        Вокруг быка запускали фейерверки, чтобы еще сильнее разозлить его.
        Как только дым рассеялся, началась схватка. Вскоре по телам всех трех животных струилась кровь.
        Наиболее храбрая собака оторвала клок от морды быка и была объявлена победителем.
        — И это происходит весь день?  — спросила Ребекка, которой стало не по себе.
        — Порой продолжается и ночью. Тогда зажигают факелы, чтобы осветить арену.
        — Еще и факелы? При такой-то жаре?
        Мясник забрал своего несчастного быка, истекающею кровью.
        — Он получит неплохой доход,  — сказал Филипп.
        — Как это?
        — Чем сильнее собаки раздразнят быка, тем нежнее становится его мясо. Так утверждают торгаши.
        На ступенях вновь засуетились победители и проигравшие. Казалось, арена вот-вот лопнет. Вдруг Ребекка увидела на площадке новых людей.
        — Что случилось?
        С ринга убрали столб и веревку.
        — Гладиаторы!
        Суматоха усилилась.
        Опять появился человек в ливрее. Публика вновь стала осыпать его оскорблениями. Человек начал зачитывать вызовы обоих бойцов.
        — «Перед этой схваткой благородного искусства нападения и обороны я, Джеймс Миллар…»
        При звуках этого имени его голос потонул в реве толпы.
        — «…я, Джеймс Миллар, парангон в искусстве борьбы, победивший более чем в ста сражениях, обладатель более двадцати почетных призов, обменялся колкими словами с моим противником. Сегодня я бросаю ему вызов на несравненном ринге Хокли и обещаю защищать свое имя до самой смерти. Путь он трепещет и не ждет от меня пощады, жалкий выродок! Виват королю!»
        Голос Филиппа слился с восторженными криками толпы.
        Теперь человек в ливрее читал ответ на вызов Миллара.
        Публика на мгновение затихла.
        — «Я, Тимоти Бак…»
        Ребекке пришлось зажать уши, настолько пронзительными были крики толпы.
        — Миллар и Бак! Миллар и Бак!  — кричал Филипп вместе с сотнями зрителей.
        — «Я, Тимоти Бак, опора гладиаторов Лондона и всего мира, без колебаний принимаю вызов Джеймса Миллара. Он проиграет — слово чести!  — и будет молить меня о пощаде, проливая слезы, как жалкая сплетница, какой он и является! Виват королю!»
        — Это называется пускать пыль в глаза,  — объяснил Филипп.  — Все знали, что сегодня должны встретиться Миллар и Бак. Газеты об этом писали еще неделю назад, но по традиции все делают вид, что слышат об этом впервые. Болельщики обоих противников должны охать и ахать как можно громче!
        Первым под бой двух барабанов на ринг вышел Джеймс Миллар.
        Обнаженный до пояса двухметровый гигант, лысый, с подкрашенными глазами, обошел ринг, приветствуя своих болельщиков и осыпая ругательствами тех, кто освистывал его.
        — Подними голову. Ты видишь то же самое, что и я?  — спросила Ребекка Филиппа.
        Она указала пальцем на ложи богачей, в одной из которых появились управляющий Флит Джон Хаггинс и его сын.
        — Свора паршивых собак, пришедших сюда бросать на ветер деньги, которые они силой вырвали у должников!
        — О! Эти прекрасные слова достойны Хокли, Ребекка! Ты быстро учишься!
        Хаггинсы разместились в ложе, в которой уже сидели несколько человек. Они были одеты в свои неизменные зеленые рединготы и белые шелковые шарфы. Держались они как люди, занимающие высокое положение в обществе.
        Тем временем на ринг вышел Тимоти Бак. Он был одет в длинный черный плащ с капюшоном, усыпанным блестками. В отличие от экспансивного Миллара он словно не замечал зрителей и свирепо смотрел на своего противника.
        — Видишь,  — сказал Филипп,  — на запястье у обоих лента. Как рыцари в старые времена, они сражаются за честь своей дамы сердца. Когда я стану гладиатором, я буду носить твои цвета!
        — Если ты когда-нибудь возьмешь одну из моих лент, чтобы померяться силами с этими мерзавцами,  — отозвалась Ребекка,  — я тебя удушу этой же лентой!
        Филипп пожал плечами:
        — Ну и ворчунья!
        Миллар и Бак начали биться. У одного из них в руках была дубина, у другого — палка.
        Толпа неистовствовала. Каждый из зрителей сделал крупную ставку и теперь подбадривал своего кумира. Комментарии отпускались по поводу малейшего выпада, малейшего успеха.
        — На сегодняшний день это два лучших чемпиона!
        — В Хокли кто-нибудь умирал?
        — Никогда. Впрочем, да. Бедняга Батлер получил открытый перелом, рана загноилась, и он не выжил.
        — Вот видишь, здесь все подстроено! Иначе гладиаторы погибали бы каждую неделю.
        Миллар радовал зрителей, испуская пронзительные вопли и делая гротескные движения. Бак вызывал восхищение, нанося точные удары.
        Потом гладиаторы стали биться на шпагах.
        Миллар нанес прямой удар Баку в лоб. Из раны ручьем полилась кровь. Баку наложили повязку, смоченную в уксусе, и обмотали ее оберточной бумагой.
        — А ты говорила!  — усмехнулся Филипп.  — Подстроено!
        — Удар был спланирован заранее. Бак просто ждал, это же бросалось в глаза!
        Ребекка отвернулась и принялась рассматривать окружающих ее людей, ловить выражения их лиц. Она удивилась, увидев много женщин. Женщины пили, курили, кричали так же громко, как и мужчины.
        Вдруг в толпе она увидела знакомое лицо.
        — Смотри, Филипп! Смотри!
        — Что такое?
        — С другой стороны ринга!
        — Я ничего не вижу.
        — Около огромного бородача в желтом рединготе. Разве это не Тоби Бун?
        Филипп заметил рыжую шевелюру сапожника, недавно сбежавшего из Флит.
        — А Хаггинсы совсем рядом!  — сказала Ребекка.  — Учитывая тот скандал, который вызвало его бегство, Буна ждет виселица, если они его схватят.
        Пьяный Тоби Бун присоединился к кричавшей толпе.
        — О чем он думал, когда шел сюда?
        — С завсегдатаями Хокли всегда происходит одно и то же. Если ты начал, ты уже не можешь без этого обходиться.
        — Надо предупредить Буна прежде, чем Хаггинсы его заметят.
        — Ты сошла с ума! Если они нас увидят рядом с ним, то примут нас за его сообщников.
        — До чего же ты храбрый!
        — Но…
        — Поступай как знаешь!
        Ребекка начала пробираться сквозь толпу. Филиппу ничего не оставалось, кроме как последовать за ней.
        Их больно толкали, отбрасывали назад. При каждом зрелищном ударе Миллара или Бака толпа вскакивала, образовывая непреодолимую стену.
        Теперь Бак ранил Джеймса Миллара. Тоби Бун, будучи одним из его самых неистовых болельщиков, принялся громко распевать гимн во славу Миллара. Вскоре примеру Буна последовали все его соседи.
        Ребекка смотрела на Хаггинсов. Пение Буна привлекло к нему всеобщее внимание.
        — Идиот!  — прошептала она.
        В самом деле, Джон Хаггинс-младший посмотрел в сторону Буна, прошел вперед и узнал его. Он показал пальцем на Буна, обернувшись к своему отцу, потом вышел из ложи.
        — Скорее!  — крикнула Ребекка.
        Филипп схватил ее за руку.
        — Все кончено. Мы ничего не можем для него сделать.
        Тоби Бун насмехался над Баком, рукоплескал Миллару, не догадываясь, что его смертный враг был всего лишь в нескольких шагах.
        Ребекка была настолько поражена непреклонным тоном Филиппа, что уступила ему и отказалась от дальнейших попыток спасти несчастного.
        Хаггинс положил руку на плечо Буна. Тот подскочил и со страхом посмотрел на Хаггинса.
        — Несчастного колесуют и повесят,  — сказала Ребекка.
        — Если Бун начнет вырываться, пытаясь спастись бегством, на ступеньках завяжется еще одно сражение.
        Но страх Тоби Буна тотчас рассеялся, и мужчины пожали друг другу руки. Хаггинс что-то шепнул Буну на ухо, и они вместе направились к выходу.
        — Что это значит?
        Филипп и Ребекка нашли их на заднем дворе Хокли, где после боев разделывали туши быков.
        Дети увидели, как Тоби Бун передал Хаггинсу-младшему кошелек. Мужчины вновь пожали друг другу руки, потом порознь пошли досматривать бой.
        — Черт возьми, я ничего не понимаю!

        Шеннон воскликнула:
        — Да этих Хаггинсов нужно повесить между двух собак! Вот чем объясняются многочисленные побеги из Флит: они поощряют должников бежать, а затем те платят им!.. По мнению Шеннон настало время писать петицию. Молодая женщина раздобыла бумагу и чернила и ночью начала готовить свою «бомбу». В Господском доме она, как никто другой, умела составлять фразы на безупречном английском языке:

        «Достопочтенному сэру Питеру Кингу, кавалеру, лорду-главному судье суда общих тяжб нижайшая петиция от узников, находящихся за долги в тюрьме Флит».

        Шеннон ограничилась хорошо аргументируемыми обвинениями в адрес обоих Хаггинсов.
        Список обвинений получился впечатляющим.
        Один из двадцати пяти обитателей Господского дома, которые согласились поставить под петицией свои имена, Брайлесфорд, взялся напечатать ее.
        В августе 1723 года все было готово.
        Шеннон и ее сообщники хотели в тот же день передать экземпляры петиции сэру Питеру Кингу и подавляющему большинству кредиторов, чьи должники сидели во Флит.
        Филиппу и Ребекке вручили листовки, чтобы они распространили их на улицах Лондона вместе с двенадцатью пунктами обвинений, выдвинутых против Хаггинсов.
        Знаменательной датой должно было стать четвертое сентября.
        Пятого сентября разгорелся скандал. Это был настоящий взрыв!
        Кредиторы осадили здание суда по делам о несостоятельности. Население встало на сторону должников. Поверенные, письмоводители и клерки готовили дела к разбирательству. В Лондоне все, от аристократов до людей с улицы, только и говорили, что о лихоимстве Хаггинсов и бесчеловечных порядках, царящих в долговых тюрьмах. «Лондонская газета», «Дейли Джорнал» и «Джентльмене Мэгэзин» печатали пункты петиции Флит, рассказывая об этом деле всему королевству.
        Имя Шеннон Глэсби стало известным не только должникам Флит и других тюрем, но и широкой публике.
        Шеннон стала героиней песни «Отважная леди из Флит».
        В тюрьму приходили письма поддержки и новые пожертвования для узников с надписью крупными буквами: «Хаггинсам запрещается дотрагиваться до них!»
        Прошло несколько дней. Чтобы унять скандал, было принято решение, что лорд-главный судья сэр Питер Кинг посетит Флит и проверит справедливость обвинений, выдвинутых в петиции.
        После публикации «бомбы» Хаггинсы не появлялись во Флит — они закрылись в своем доме на Сен-Мартен-лейн.
        Но в назначенный день Питер Кинг заявил, что вынужден перенести свой визит на следующую неделю.
        Однако и на следующей неделе он отменил свой визит, перенеся его на более позднее время.
        Потом он еще два раза переносил визит.
        После публикации петиции прошел месяц. Скандал разгорелся, но порядки во Флит не изменились. Не получая никаких указаний от Хаггинсов, главный стражник, Томас Гиббон, проводил прежнюю политику, словно ничего не произошло.
        Шеннон не могла больше ходить в «Красный мундир» Гудричей — Гиббон боялся, что толпа выступит в ее поддержку.
        Узники, подписавшие петицию, уже начали терять надежду, когда Шеннон Глэсби вызвали в суд, чтобы она могла рассказать сэру Питеру Кинги о судьбах осужденных за долги.
        Тайную вдохновительницу протеста признал самый высокопоставленный магистрат суда общих тяжб!
        Филипп гордился тем, что его мать превратилась в героиню, защищавшую общее дело.
        Встреча в суде была назначена на четырнадцатое октября 1723 года.
        Кен и Марсия Гудричи, следившие за подвигами своей протеже благодаря публикациям в газетах и слухам, ходившим по городу, прислали во Флит платье, красивое, но строгое: «Гебе нечего надеть, бедная кошечка. Я и Марсия сшили для тебя это платье. Принарядись. На сэра Кинга надо произвести как можно более благоприятное впечатление».
        Великий день настал. Томас Гиббон в сопровождении двух часовых пришел на рассвете в Господский дом за Шеннон и отвел ее в здание суда. Шеннон всю ночь думала над своей речью. Сотни раз она повторяла фразы, которые, как полагала Шеннон, могли стать ответом на любую критику петиции.
        Когда они добрались до большой площади, Шеннон удивилась, увидев, что на ней толпится множество людей во фраках.
        — Надо полагать, утром было судебное заседание,  — сказал Гиббон.
        В здании суда ее усадили на скамью, стоявшую в просторном вестибюле. Перед ней сновали люди в париках. Они смотрели на нее, порой указывали пальцем в ее сторону более или менее презрительно: значит, вот эта баба и спровоцировала такой скандал? Некоторые считали ее довольно красивой, другие же называли замарашкой.
        Шеннон не обращала внимания на их замечания. Она жалела, что принарядилась, надев бледно-голубое платье, присланное Гудричами. Было бы лучше, если бы она пришла в суд в одежде, которую носила во Флит. Тогда судьям стала бы более понятной правда о жизни заключенных должников.
        Привратники широко распахивали двери перед каждым, кто входил в зал. Шеннон видела, как зал постепенно заполнялся. Она уже целый час ждала, когда ее вызовут, а опоздавшие все шли и шли. Когда двери открылись перед юристом, парик которого едва держался на голове, Шеннон изумилась, увидев в зале Августуса Муира.
        Окаменев, она смертельно побледнела.
        Муир разговаривал с магистратами.
        Обеими руками Шеннон схватилась за скамью, чтобы не упасть. К ней подошел один из привратников:
        — Мадемуазель, вам плохо?
        Он принес ей стакан воды.
        — Мой отец провел во Флит целый год,  — шепнул он.  — То, что вы делаете, мадемуазель, достойно похвалы. Держитесь.
        Шеннон улыбнулась ему и машинально поднесла стакан ко рту.
        — Правда, ты и впрямь испугалась!  — сказал Гиббон.
        — Там находится Августус Муир.
        — Разумеется,  — ответил Гиббон.  — Он сюринтендант тюрем. Но не беспокойся, ты слишком мелкая рыбешка для него. Он тебя не съест!
        — Он уже меня съел,  — прошептала Шеннон.
        — Что ты сказала?
        — Ничего.
        Во Флит никто, даже такие близкие друзья Шеннон, как Эдит Стэндиш, не знали о ее отношениях с великим торговцем.
        Минут через двадцать к Шеннон подошел привратник:
        — Ваша очередь.
        Он помог ей встать. Шеннон направилась было в сторону зала суда, но привратнику было велено открыть боковую дверь.
        Шеннон оказалась в просторном зале, обшитом деревянными панелями. В центре стоял стол из красного дерева, окруженный примерно шестьюдесятью креслами с красной обивкой.
        Высокие окна выходили на улицу и площадь.
        В зале никого не было, за исключением одного человека.
        Привратник вышел. Закрывая дверь, он храбро напевал песню «Отважная леди из Флит».
        Метрах в двадцати Шеннон увидела силуэт полного человека, стоявшего неподвижно. Его руки были засунуты за фалды фрака. Человек смотрел в окно.
        — Шеннон, подойдите ближе.
        Этот голос был голосом из преисподней. Вот уже девять лет, как она не слышала его.
        Стоявший у окна Августус Муир по-прежнему словно не замечал ее. Его лицо заплыло жиром, волосы стали совсем белыми. В свои шестьдесят три года он выглядел дряхлым стариком.
        Когда Шеннон подошла, он повернул голову. Муир увидел, что она похудела, подурнела. Правда, черты ее еще не утратили изящества, но эта измученная женщина ничем не напоминала ту красавицу из Драйбурга.
        И вновь первой осмелилась заговорить Шеннон:
        — Я долго ждала этой минуты, мсье. С момента нашего расставания в Драйбуре. Я много раз писала вам, но вы мне не отвечали.
        Муир хранил молчание.
        — Вы, по крайней мере, читали мои письма?
        Ее голос дрожал.
        — Я читал их,  — откликнулся Августус.  — Но разве они могли мне поведать о том, чего бы я не знал?
        Он говорил очень медленно.
        — Моя точка зрения на то, что произошло между нами, заслуживает того, чтобы ее выслушали,  — сказала Шеннон сдавленно.
        — У меня есть причины в этом сомневаться.
        — И мое раскаяние! Вы должны были понять, что во всей этой истории я была всего лишь орудием в руках Монро!
        Шеннон разволновалась. Она старалась для начала взять себя в руки, обуздать нахлынувшие на нее чувства.
        — Я много раз писала вам о том, как отзывался о нас лорд Джозеф Монро до нашей встречи.
        — Да.
        — Я верила ему. Разве у меня был выбор? Я была так молода! Разве я не заслуживаю прощения?
        — Вы перепутали роли. Жертвой были не вы, а я.
        Шеннон опустила голову.
        — Методы моей жены Трейси и ее отца мне известны. Я не сержусь на вас за то, что вы позволили им убедить себя в необходимости погубить меня ценой отвратительной комедии. Я сержусь на вас только за то, что вы пошли до конца. Несмотря на нашу встречу.
        — Я не знала, как найти выход из сложившегося положения! Я поклялась им в верности. Ваша жена внушала мне такой ужас! Если бы вы знали, как мучили меня в тот вечер угрызения совести, когда я пришла в вашу спальню.
        — Угрызения совести? И это вы говорите в свою защиту? Жалкие угрызения совести, которые не остановили вас!
        Шеннон вновь опустила голову.
        В Драйбурге, на следующий день после приезда Монро, Августус велел шотландским наемникам схватить лорда Джозефа и его сыновей. Наемники отрубили им головы и надежно спрятали тела.
        — Весь Лондон какое-то время судачил о необъяснимом исчезновении Монро, но никто так и не узнал правду,  — продолжал Августус.  — Что касается моей жены Трейси, то вот уже девять лет она сидит взаперти в комнате под крышей моего дворца. Не завидуйте ей. Это закуток без печки. В ее распоряжении есть только чердак и ночная ваза. Она никогда не видит неба, кроме тех дней, когда и устраивают большие приемы. Тогда я приоткрываю разбитое окно, чтобы она, встав на цыпочки, могла полюбоваться миром, который потеряла.
        Через три дня после смерти Монро по приказу Августуса шотландские наемники нашли Шеннон в горах. Чтобы наказать Шеннон, Муир заплатил двенадцать тысяч долга, доставшегося ей по наследству, а затем, став ее новым и единственным кредитором, бросил молодую женщину во Флит.
        При этом Муир велел, чтобы она никогда, даже после его смерти, не вышла на свободу.
        — Вы обе мои пожизненные пленницы, вы — во Флит, Трейси — на чердаке ее бывшего дворца. Самая несчастная из вас двоих вовсе не та, что вы подумали. Трейси проявила благоразумие и не напоминает о себе. Вы же — другое дело.
        — Ваша жена защищает себя одну,  — вскинула голову Трейси.  — Моя судьба мало меня волнует. Я защищаю всех должников Флит. И обвиняю я не вас, а Хаггинсов.
        — Вы интриганка. Вы были ею уже в Драйбурге.
        — Я не плету интриги. Я открываю всем правду.
        — Правду? Неужели? Дура!
        Муир позвонил в колокольчик, стоявший на столе. Шеннон увидела, что в зал вошел Джон Хаггинс. Он поклонился Муиру.
        Августус сказал:
        — Вы обвиняете мсье Хаггинса, присутствующего здесь, в злоупотреблениях и лихоимстве.
        — У меня есть доказательства.
        — У меня тоже.
        Шеннон нахмурила брови. Хаггинс улыбался.
        — У меня тоже,  — повторил Муир.  — И у первою лорда Казначейства. И у канцлера Палаты шахматной доски. Мне нечего больше сказать. Впрочем, никому нечего больше сказать.
        Шеннон молчала.
        — Что вы думали? Что мсье Хаггинс оставлял все деньги себе? Растратчик, взяточник, нарушающий взятые на себя обязательства, и это на глазах властей?  — Муир пожал плечами.  — Хаггинс делает лишь то, что мы просим делать всех управляющих долговыми тюрьмами. Справедливость требует взимать с вас деньги, пусть это и противоречит закону. Эти деньги помогают выплачивать жалование надзирателям, ключникам, привратникам, содержать наши суды. Допускаю, что они частично идут и на выплату моего жалования как сюринтенданта тюрем. До Хаггинса ни один управляющий не смог навести такого идеального порядка в счетах!
        Управляющий тюрьмы поклонился Муиру, благодаря его за комплимент.
        — В нашем королевстве система частных долговых тюрем существует вот уже три столетия. И как вы думаете, почему?
        Шеннон пыталась сохранять спокойствие, хотя откровения Муира вызывали у нее отвращение.
        — Кредиторы несостоятельных должников были рады узнать, как их грабят,  — заявила она.
        — Пусть только попробуют заявить протест!  — Августус расхохотался.  — Результат не заставит себя ждать. Мы уничтожим долговые тюрьмы! В конце концов, не вечно же судебной системе королевства спасать их от неприятностей. Только они и они одни виноваты в том, что легкомысленно дали в долг неизвестно кому. Судебная система проявляет благородство, приходя им на помощь. Не рассчитывайте на кредиторов. Пусть мы несовершенны, но мы приносим им пользу. Не так ли, мсье Хаггинс?
        — Истинная правда, монсеньор Муир.
        Шеннон до глубины души поразили откровения Муира. Оказывается, Хаггинс обогащался для того, чтобы обогащать своих начальников! От жалкого управляющего Флит до первого лорда Казначейства, а возможно, и до самого короля — все они были повязаны одной веревкой!
        — Значит, нет выхода,  — прошептала Шеннон.
        — Нет. Но надо замять скандал, который вы вызвали,  — сказал Августус.  — Я разговаривал об этом с магистратами. Либо вы сейчас подписываете заявление чести, признаваясь, что «преувеличили» обвинения, которые могли бы быть выдвинуты против славного управляющего Хаггинса…
        Муир показал на документ и чернильный прибор на столе около колокольчика.
        — И тогда вы одна понесете справедливое наказание за ложь. Либо вы отказываетесь подписывать, и я отправлю вас в соседний зал суда. Судьи готовы растерзать вас на части. Вас, но только не одну!
        Муир сделал знак Хаггинсу, и тот протянул ему документ.
        Муир начал читать:
        — Вместе с вами понесут наказание капитаны Петерон и Истланд, доктор Ли, сэр Александер, господа Эско, Дурстан, Качлейв, Этеридж, Дойли, Клемур, Релф, Брайлесфорд, Карач, Пуллен, Дженкинс, Дин, Мобрей, Бейкер, Виндхам, Бонд, Пауэр, а также дамы Пауэлл, Шоу и Уоррен.[9 - Это подлинные фамилии тех, кто в 1723 году подписал петицию Флит, адресованную сэру Питеру Кингу. (Прим. авт.).] Поверьте мне, если вы принесете их в жертву, ваши друзья пожалеют, что доверились вам.
        — В любом случае я погибла,  — сказала Шеннон.
        — Да, в любом случае. У моего милосердия есть пределы.
        Хаггинс был на седьмом небе.
        — И каким же, по вашему мнению, должно быть «справедливое» наказание?
        — Такое, какое поможет мне навсегда забыть о вас. Мсье Хаггинс, вы должны проследить, чтобы после возвращения во Флит Шеннон Глэсби была помещена в одиночную камеру на срок, который мы назовем… неопределенным.
        Суровый вердикт удивил даже Хаггинса. Во Флит заключенные никогда не проводили в подвале больше месяца.
        — Я не убиваю вас, Шеннон, я стираю вас с поверхности земли. Я делаю то, что должен был сделать уже давно, если бы не проявил слабость. Вот вы и оказались на равных с презренной Трейси. Она под кровлей, вы под землей…
        Шеннон и бровью не повела. Она не опустила глаз.
        — Я могу понять, что вы ожесточились против меня,  — сказала она.  — Но, бросая меня в одиночную камеру, вы наносите удар не только мне, но и моему сыну, который останется без матери.
        — К этому ребенку имеете отношение вы одна,  — заворчал Муир.  — Он хуже, чем узурпатор на этой земле. Он ошибка. Ваша ошибка.
        — Он ваш сын!
        — Не говорите мне об этом мальчишке!  — гнул свое Муир.  — Он ничего не значит для меня и никогда не будет значить. Это ваш крест. И несите его без меня.
        — Тогда вы просто ничтожество…
        — Замолчи, дерзкая!  — вмешался Хаггинс.
        — Возможно, Монро были не так уж и неправы,  — оросила Шеннон в лицо Муиру.  — У вас нет сердца.
        — К сожалению, есть. И оно билось. Однажды.
        Шеннон подошла к большому столу и, охваченная яростью, подписала документ, который объявлял ее единственной виновной в составлении петиции, направленной против Хаггинсов.
        — Вы напрасно сравнили Филиппа с моим крестом. Крест не удручал Христа. Он его спас, монсеньор. Запомните это.
        — Джон Хаггинс?
        — К вашим услугам, монсеньор Муир!
        — Отведите эту несчастную в зал суда, чтобы она призналась в своих ошибках, а затем сделайте так, чтобы она навсегда исчезла. Я хочу, чтобы все забыли, как она выглядит и как звучит ее голос.

        Во Флит Шеннон рассказала о том сокрушительном поражении, которое она потерпела, и о причинах, заставивших ее взять всю ответственность на себя.
        — Но не думайте, что вы в безопасности. Хотя суд принял мое заявление и не стал выдвигать против вас обвинения, готовьтесь к тому, что Хаггинсы начнут всем мстить. В конце концов, суд пожурил этих чудовищ только за то, что они превысили законные тюремные расценки.
        Узников наказали за то, что они вырубили деревья на главном дворе. Они это сделали прошлой зимой, когда Хаггинсы перепродали их дрова.
        — Три года усилий, и все впустую!  — вздыхала Шеннон. Хаггинс дал Шеннон всего несколько минут, чтобы проститься с близкими ей людьми. Своего сына Шеннон поручила заботам Эдит Стэндиш. Филипп был в отчаянии. Стражникам Гиббона, когда они пришли за Шеннон, чтобы отвести ее в одиночную камеру, пришлось силой отрывать мальчика от матери.
        Все заключенные Флит собрались во дворе и смотрели в полном молчании, сняв с головы фуражки, на муки Шеннон.
        Она едва успела в последний раз поцеловать сына в лоб. Стражники потащили ее по узкой мрачной лестнице, которая вела к овальной железной двери.
        Помещение за дверью раньше было цистерной, которую переоборудовали в застенок, абсолютно пустой, с мокрыми стенами и неровным полом.
        В застенок круглой формы с диаметром в пять метров и высотой в двенадцать метров свет поступал через крошечное круглое зарешеченное отверстие, выходившее на Флит-лейн на уровне земли.
        Узники называли это отверстие «глаз Каина». Прохожие бросали в него кусок хлеба или монетку. Но самые жестокие мочились туда или бросали экскременты.
        Объятая ужасом, Шеннон вошла внутрь. Она не увидела там даже соломенной подстилки, чтобы можно было лечь.
        Хаггинсы были безмерно счастливы.
        Младший сказал ей:
        Я знал, что ты так закончишь. Выдумщица!
        Он с грохотом захлопнул дверь. В бывшей цистерне любой звук, даже самый тихий, отзывался чудовищным эхом.
        Четырнадцатого октября 1723 года Шеннон Глэсби превратилась в одно лишь воспоминание.
        Наступили первые холода. Каждое утро все заключенные боялись услышать известие о смерти Шеннон. На улице прохожие порой садились на корточки, пытаясь увидеть ее сквозь решетку. Они знали, что там томится женщина из песни. Стражникам, стоявшим у ворот Флит, был виден «глаз Каина», и они отгоняли любопытных. Останавливаться перед решеткой было строжайше запрещено.
        Шеннон никогда не кричала. Никогда не жаловалась. Всегда вела себя тихо.
        Были оборваны все ее связи с внешним миром, и общалась она только с Филиппом благодаря особому коду: каждое утро он дважды стучал по решетке, давая ей знать, что находится в добром здравии.
        Шеннон успела дать точные указания Стэндишам: узники Флит не должны были предпринимать каких-либо попыток освободить ее. В первую очередь Шеннон защищала своего сына. Она боялась, что подобные попытки только навредят ему, и выбрала забвение.
        В тот год в Лондоне выдалась ужасная зима.
        Джон Хаггинс дал Шеннон одеяло, но отказал даже в охапке соломы.
        И тем не менее Шеннон выжила.
        Вокруг нее засияла своеобразная аура.
        Следующая зима оказалась еще более суровой.
        Но Шеннон и ее перенесла.
        Теперь аура превратилась в легенду.
        Однажды ночью какой-то незнакомец выбил на камне над решеткой застенка, выходившей на Флит-лейн:

        АНДРОМЕДА

        Как дочь Кассиопеи из греческого мифа, прикованная обнаженной к скале, Шеннон Глэсби была принесена в жертву и прикована к камням Флит.
        Но в мифе Андромеду освободил Персей.

        Шеннон часто думала о Вальтере Муире.
        Все эти годы она не осмеливалась ему писать. Ей было стыдно за то, как она повела себя с его отцом. Что стало со спутником ее юности? Она спрашивала себя, что мог сказать ему Августус. Она не забыла страстные письма Вальтера. Он, несомненно, слышал о скандале, вспыхнувшем вокруг Флит. Во множестве статей на эту тему упоминалось имя узницы, ставшей зачинщицей бунта. Но Вальтер, где бы он ни находился, мог прочитать только о мисс Глэсби. Даже если бы он наткнулся на ее полное имя, Шеннон Глэсби, все равно это ни о чем бы ему не сказало. Его Мелибею звали Шеннон Муир. Он ничего не знал о тонкостях ее удочерения.
        Проходили годы, но никто не приходил на помощь Шеннон.
        «Не беда, ведь у дороги всегда есть конец»,  — думала Шеннон.

        Добросердечные Кен и Марсия Гудрич взяли юного Филиппа под свою опеку. Он вместе с Ребеккой работал вместо Шеннон в «Красном мундире» и мог платить за жилье во Флит, оставаясь рядом с матерью.
        Мальчик все время пребывал в мрачном настроении. Он стал угрюмым, молчаливым. Ребекка переживала, видя, что он становился похожим на ее отца, Конрада Стэндиша.
        Филипп по-прежнему занимал разрисованную комнату еврея Манассии. Он продолжал читать. Запоем. Особенно он любил читать Ветхий Завет вместе с Ребеккой, которая, отказывая себе во всем, купила ему экземпляр на английском языке. Они стали близки как никогда. Филиппу нравилось, что Ребекка отвергала ухаживания других мальчиков и всегда первой становилась на его защиту.
        — Когда все закончится,  — говорил он ей,  — я, мама и ты поедем в Грецию или в Италию и будем там счастливо жить.
        Все заключенные Флит были возмущены несправедливостью наказания Шеннон Глэсби. Ее пример не остался без последствий. После первой петиции было проведено расследование о законности расценок, которые Хаггинсы установили во Флит. Сэра Питера Кинга до глубины души потрясли условия «казематов». И тогда несколько мужчин из Господского дома, в том числе Джеймс Кавено, решили подхватить факел, зажженный Шеннон, и направить новые петиции, обличающие управляющего и его мелкие сделки с законом. С 1723 по 1727 год было написано не менее дюжины петиций.
        Ни одна из новых петиций не вызвала такого оглушительного скандала, как первая, но, шаг за шагом, они урезали возможности Хаггинсов манипулировать и удлиняли список их злоупотреблений.
        В 1728 году произошло событие, на которое узники и не надеялись: Джон Хаггинс, измученный яростными нападками заключенных и допросами в суде по делам о несостоятельности, судей которого многочисленные петиции поставили в сложное положение, отказался от борьбы, получив на это согласие своего сына.
        Хаггинсы выставили на продажу свою должность пожизненного управляющего за пять тысяч фунтов стерлингов, то есть за сумму, в которую она им обошлась.
        Эта новость была воспринята с самым глубоким облегчением за всю историю Флит.
        Филипп бросился к «Глазу Каина», чтобы через решетку сообщить об этом матери.
        Шеннон просто сказала:
        — Это хорошо.
        Вскоре все узнали, кто будет преемником Хаггинсов. Его звали Томасом Бэмбриджем.
        Это был маленький коренастый мужчина, почти без шеи, с лицом, похожим на морду дога, с выступающим подбородком. Узнав о вероятном смещении Хаггинсов, Шеннон подумала: «Даже если нам придется иметь дело с новой скотиной, он, по крайней мере, будет знать, что далеко не все позволено в долговой тюрьме!»
        Поддерживаемый Августусом Муиром, Томас Бэмбридж, которого узники уже знали как помощника управляющего, оказался намного хуже, чем Хаггинсы вместе взятые.
        Бэмбридж ужесточил правила выхода в город, наказания стали более суровыми. Он был пособником преступников Лондона. Когда те хотели получить выкуп за какого-нибудь несчастного, они прятали его во Флит. Если Бэмбриджу не хватало денег, он приказывал схватить любого прохожего и требовал от него уплатить несуществующий долг. Он подделывал документы, увеличивая и без того огромные долги заключенных. Он не ставил семьи в известность о смерти узника, чтобы и дальше получать деньги, а чтобы сломить тех заключенных, которые не платили вовремя за жилье, он ввел во Флит пытки.
        Бэмбридж решительно покончил с практикой петиций. Без ею ведома ни одна записка не могла оказаться за пределами тюрьмы или попасть внутрь. Привратники стали регулярно обыскивать узников.
        Джон Хаггинс рассказал ему об особом случае Шеннон Глэсби, пожизненно брошенной в одиночную камеру.
        — Не стоит беспокоиться по этому поводу — она не выйдет оттуда при моей жизни!  — пообещал Бэмбридж.
        Но Бэмбридж был не только менее хитроумным, но и менее осторожным, чем его предшественник. Однажды, столкнувшись с юным Филиппом, Бэмбридж увел его в свой рабочий кабинет:
        — Мне плевать, что ты незаконнорожденный сын Августуса Муира! С тем же успехом ты мог бы быть выродком Валпола или архиепископа Кентерберийского. Меня это нисколько не беспокоит. Здесь я хозяин. И никаких поблажек! Веди себя тихо, мальчишка. Пошел вон!
        Бэмбриджа обрадовало то, какое впечатление произвело на четырнадцатилетнего мальчика его «разъяснение».
        Только однажды Филипп спросил Шеннон, кто был его отцом.
        — Забудь об этом,  — сказала Шеннон.  — Если я когда-нибудь и назову тебе его имя, то только на смертном одре.
        Августус Муир! Человек, которому, как знал Филипп, они должны были двенадцать тысяч фунтов стерлингов.
        В четырнадцать лет Филипп оставался точной копией Шеннон. Он уже перерос Ребекку на целую голову. Худой, бледный, печальный и малоразговорчивый, он ни с кем не делился своими думами. Внутренняя тюрьма сына была сродни тюрьме матери.
        Филипп не поделился сделанным открытием с Ребеккой. Он тем более ничего не сказал ни Стэндишам, ни Гудричам. Он пошел на Родерик-Парк и стал рассматривать огромный дворец своего отца.
        Через тридцать семь лет после реставрации это здание, которое символизировало для Муира освобождение от тирании клана Монро, по-прежнему оставалось самым большим жилым домом Лондона.
        Филипп залез на ветви ясеня, росшего на улице, чтобы иметь возможность увидеть, что происходит внутри. Листва надежно защищала его от любопытных глаз.
        Вскоре Филипп познакомился с распорядком дня Августуса Муира. Муир, по-прежнему одержимый какой-то манией, неукоснительно придерживался строгого расписания. Филипп узнал, когда Муир вставал, ужинал, принимал посетителей, в какие дни и часы покидал свой дворец, отправляясь на заседания Тайного совета короля или парламента или же в контору своей Фактории.
        Глядя в окна, Филипп понял, где располагаются кабинет, гостиные и спальня Муира. Он даже догадался о напасти, не дававшей покоя старому шестидесятилетнему мужчине: о его бессоннице. Когда наступала ночь, он заранее знал, в какой момент зажжется свет у изголовья кровати Муира.
        Филипп навел справки о разнообразной деятельности Муира и узнал, что тот оказался в центре скандала: в Лондоне появился памфлет «Адвокат моряков». Предполагаемый автор памфлета, некий Джеймс Оглеторп, молодой многообещающий парламентарий, разоблачал возмутительные условия вербовки и бесчеловечное обращение с моряками не только на королевском морском флоте, но и на частных торговых флотах, в том числе и на флоте Августуса Муира.
        Джеймс Оглеторп обвинял Муира в том, что тот, пополняя экипажи своих кораблей, забирал людей из тюрем, не обращая никакого внимания на их права и продолжительность сроков заключения.
        Прочитав «Адвоката моряков», общество забеспокоилось об условиях жизни моряков, точно так же, как оно забило тревогу, узнав из петиции Шеннон Глэсби о страданиях заключенных должников.
        — Подобное возмущение свидетельствует о глубоких изменениях в нашем обществе,  — заявил Оглеторп в Палате лордов 12 декабря 1728 года.  — Разве мы не присутствуем при рождении нового общественного мнения? Альтруизм! Вспомните об актах благотворительности и пожертвования, которые множатся с каждым годом, о все более многочисленных богадельнях и сиротских приютах, появляющихся стараниями добросердечных и благородных людей. Цивилизованный мир все нетерпимее относится к страданиям и несправедливости! Свет филантропии становится все ярче!
        На что Августус Муир с негодованием ответил:
        — Вместо того чтобы радоваться, надо сожалеть, что сердца людей нашего прекрасного королевства смягчаются! Жизнь у моряков тяжелая, это факт, и бесполезно лить слезы по этому поводу. Отнеситесь к ним ласково, и на наших кораблях останутся лишь одни бабы. Англия живет за счет внешней торговли и только лишь за счет внешней торговли, а значит, жизнь ей дают наши моряки. Ваша филантропия уничтожит процветание!
        Суровость Муира никого не удивила. Весь Лондон знал, что богатый немец превратился в жестокого мизантропа.
        Однажды вечером, как обычно, Филипп был на своем посту перед дворцом на Родерик-Парк. Он стал свидетелем того, как после заседания Королевского совета под председательством Валпола во дворец вернулась карета.
        Филипп увидел, как карета скрылась за большими воротами, и спрыгнул с дерева, намереваясь вернуться во Флит.
        Но тут он неожиданно увидел молодого мужчину.
        Клеменса Муира.
        Сына Августуса. Филипп неоднократно видел его вместе с патриархом. Внешне Клеменс был очень похож на отца: уже отяжелевший, он был тоже слишком «немцем», по мнению англичан.
        Клеменс был преемником Августуса на посту главы Фактории Муира.
        Рядом стояли два стражника.
        Испуганный Филипп отступил назад.
        Клеменс представился.
        Филипп поздоровался:
        — Я…
        — Мой отец догадывается, кто вы,  — прервал Филиппа Клеменс.  — Он также знает, что вы за ним наблюдаете вот уже несколько недель.
        Филипп не смог скрыть своего удивления. Ничто не говорило о том, что его наблюдательный пост был замечен.
        — Он соизволил дать вам время, полагая, что вы оставите его в покое. Сегодня он послал меня сказать вам, что, если вы по-прежнему будете за ним следить, если вы еще хотя бы раз сюда вернетесь, он прикажет бросить вас в Темзу! Что касается меня, то я прослежу, чтобы вы там простились с жизнью. Моя семья не желает иметь дела с выродком!
        Клеменс Муир был одним из тех детей, которые во всем подражают отцу. Он считал своим долгом быть таким же жестоким, как и его отец.
        — Можно покончить с вами и так, как это сделали с вашей матерью!
        При упоминании о Шеннон Филипп сжал кулаки.
        — Сколько тебе лет?
        — Четырнадцать,  — ответил мальчик.
        — Это не тот возраст, чтобы умирать. Темза совсем рядом. Пошел вон!
        Филипп не шелохнулся.
        Клеменс резко толкнул его двумя руками. Мальчик чуть не упал на спину.
        — Уходи!
        Клеменс вновь ударил его.
        — И больше никогда не возвращайся!
        Филипп отступил, но сразу остановился.
        И тогда стражники сделали вид, что целятся в него. Клеменс же стал бросать в Филиппа камни.
        Охваченный страхом, мальчик побежал.
        Заливаясь слезами, он несколько раз падал. Клеменс Муир осыпал его градом камней!

        Восемнадцатого июня 1728 года суд по делам о несостоятельности отправил во Флит под охраной двух солдат нового должника.
        Мужчина лет тридцати, со вкусом одетый, нес тяжелый кожаный саквояж.
        Войдя в привратницкую, он, казалось, был морально убит, осознав реальность своего заключения.
        Ему дали понять, что он должен будет «позировать для своего портрета».
        Два главных надзирателя, четыре стражника и ключник Господского дома встали перед ним.
        Во Флит «позирование для портрета» не имело ничего общего с искусством. Стражники запоминали лицо нового жильца, чтобы потом узнавать его как в тюрьме, так и в тюремных границах.
        Играя в эту забавную игру, мерзавцы в совершенстве овладели искусством физиогномики.
        Улыбаясь, ключник сказал мужчине (вероятно, он это повторял всем вновь прибывшим):
        — Быть во Флит означает не войти в эти скорбные стены, а впустить это сюда!
        И он показал пальцем на лоб мужчины.
        Минут через десять тюремщики разошлись. В привратницкую вошел управляющий Томас Бэмбридж. Он сел перед новым заключенным, держа в руках его судебное досье.
        — Какое несчастье постигло вас, милейший?
        Мужчина испытал облегчение, увидев человека, который после грубиянов-тюремщиков показался ему более образованным и снисходительным.
        — Мсье Роберт Кастелл, так?  — сказал Бэмбридж, читая документы.  — Чем занимаетесь?
        — Я архитектор, мсье.
        — А! Прекрасная профессия! Великое искусство. Мне тоже хотелось быть архитектором. Вы можете сообщить нам точные сведения об этом старинном строении Флит?
        — Разумеется, мсье.
        Бэмбридж избавил себя от необходимости читать дальше и закрыл досье.
        — И по какому же прискорбному стечению обстоятельств такой великий архитектор, как вы, оказался в долговой тюрьме?
        — Я на свои деньги издал иллюстрированную книгу о загородных виллах древних римлян.
        — Интересно!
        — Я рассказывал в ней об их садах, банях, планировке…
        — Интересно!
        — …я впервые поместил в ней точные изображения двух домов Плиния Младшего в Лаурентине и Тоскане.
        — Интересно…
        — Я основывался на его письмах к Галлу и Аполлинарию.
        — Очень интересно!
        — Я заказал небольшой тираж своего произведения и открыл на него подписку. Увы, книга не пользовалась таким спросом, на который я рассчитывал. Я вложил в нее свои пятьдесят фунтов. Через год типограф не захотел продлевать мой кредит, и вот я оказался здесь.
        — Вы поведали мне очень грустную историю. У вас есть семья? Будет ли она жить здесь вместе с вами?
        — У меня жена и четверо малолетних детей.
        — Интересно!
        — Но сейчас они живут у подруги жены, в Дархэм-Ярде. Я не хочу обрекать их на тюремную жизнь.
        — Я вас понимаю.
        Бэмбридж ощутил себя обворованным на дюжину шиллингов в неделю. Он не мог допустить такого и заявил:
        — Позвольте мне познакомить вас с условиями жизни во Флит. Приход сюда обойдется вам в пять фунтов стерлингов. Вы должны заплатить их мне.
        — Пять фунтов?
        — Закон обязывает меня платить надзирателям, ключникам, привратникам. У вас есть пять фунтов?
        — Это практически все, что у меня есть.
        — Затем мы должны договориться о комнате, достойной вашего положения, на срок вашего пребывания у нас. Я сразу же отметаю дом Убогих. У нас есть Господский дом, где вы будете жить в спокойствии по цене шиллинг и четыре пенса в неделю. Вам также придется платить за еду. Сможет ли ваша семья платить за эти элементарные потребности до тех пор, пока вы не соберете сумму, которую от вас требует ваш кредитор?
        — Мисс Джонс, приютившая мою жену и детей, обещала выступить гарантом.
        — Полагаю, вы составили план, как выплатить долг в самые короткие сроки?
        — Я рассчитываю расплатиться с типографом, предложив ему новое произведение, которое вот-вот должен закончить.
        Мужчина показал на тяжелый кожаный саквояж.
        — Новый перевод с латыни трактата по архитектуре Витрувия.
        — Интересно. Вы предприимчивый человек, мне это нравится.
        Бэмбридж встал, словно намереваясь показать ему Господский дом, но тут же сел. Роберт Кастелл продолжал стоять.
        Выражение лица Бэмбриджа изменилось, и он заговорил доверительным тоном:
        — Мсье Кастелл, вы кажетесь мне весьма уважаемым человеком. Известный архитектор, который к тому же переводит с латыни! Могу ли я говорить с вами откровенно?
        — Прошу вас, дорогой мсье Бэмбридж.
        — Что делать в моей тюрьме такому человеку, как вы?
        Кастелл сел:
        — Что вы хотите этим сказать?
        — Господский дом Флит совершенно не соответствует своему названию. Послушайте: что касается комфорта, вы не найдете ничего подобного ни в Маршалси, ни в Людшейте, только разве этого достаточно? Несостоятельные должники — это в основном жалкие воры или мошенники, не заслуживающие лучшей участи. Но вы?
        Бэмбридж удостоверился, что их никто не подслушивает.
        — Вокруг тюрьмы существует зона, которая называется тюремными границами Флит. Там мои заключенные могут жить, пользуясь определенной свободой. Ваша семья сможет вас навещать, когда пожелает, а не подчиняясь тюремному расписанию. К тому же для малолетних детей таверна гораздо лучше, чем тюремная камера. Что вы на это скажете?
        — А каковы условия проживания в этих тюремных границах?
        Во время их разговора Бэмбридж внимательно рассматривал одежду Кастелл а:
        — Отдайте мне ваши карманные часы, атласный камзол и туфли с пряжками, и мы не будем больше говорить на эту тему.
        Удивленный Кастелл согласился пожертвовать своими вещами.
        — Мы в расчете?
        — Да. Впрочем, прошу прощения, остались пять фунтов стерлингов, о которых мы говорили. Честное слово, так требует закон.
        Получив деньги, Бэмбридж отвел Кастелла в таверну «Королевская армия», где они стали ждать Ричарда Корбета, друга управляющего тюрьмой и одного из пяти привратников тюремных границ, который надзирал за заключенными, жившими относительно свободно. Архитектор заволновался, поскольку мужчина, сидевший недалеко от них, говорил о больном оспой, занимавшем соседнюю комнату.
        — У меня никогда не было оспы,  — сказал Кастелл.  — Все члены моей семьи, заболевшие этой болезнью, умерли. Я буду вам признателен, если мы не задержимся здесь надолго.
        — Разумеется.
        Бэмбридж расспросил Корбета о его возможностях, но привратник утверждал, что у него в доме нет свободных кроватей.
        Тогда они решили поселить Роберта Кастелла у некого мсье Андервуда, сдававшего комнаты заключенным Флит.
        — У меня есть комната,  — сказал Андервуд.  — Вы будете жить с человеком, который считает себя художником.
        — Разве я вам не говорил, что здесь вам будет лучше, друг мой?  — усмехнулся Бэмбридж.
        Кастелл, подозревавший, что, так или иначе, Бэмбридж его обворовывает, рассердился, услышав обращение «друг», но ничего не сказал.
        — Вам это обойдется в один шиллинг за ночь,  — сказал Андервуд.
        Бэмбридж тут же возразил:
        — Вы договоритесь об этом с мисс Джонс. Она выступает поручителем этого мсье.
        Андервуд провел Кастелла на этаж, где находилась комната с двумя деревянными кроватями, столом, стулом и двумя комодами.
        Там уже жил старик.
        — Мсье Плантуа, вот мсье Кастелл,  — сказал хозяин.  — Вы художник и писатель, а он архитектор!
        — Добро пожаловать, мсье,  — сказал старик.
        Кастелл поздоровался, а когда Бэмбридж и Андервуд ушли, стал раскладывать свои вещи.
        — Вы несостоятельный должник?  — спросил Плантуа.
        — Увы, да. А вы?
        — Нет. У меня здесь дела.
        Но для работы в комнате были только один стол и один стул!
        — Пусть это вас не беспокоит,  — сказал художник,  — мы будем работать по очереди. Над чем вы сейчас работаете, дорогой коллега?
        — Я делаю новый перевод шедевра Витрувия, «Десять книг об архитектуре», с моими иллюстрациями и неопубликованными комментариями Индиго Джонса.
        — И сколько же вы намерены получить за это произведение?
        — Если оно будет отпечатано в двух томах, я мог бы вернуть пятьдесят фунтов, которые должен.
        — Что? Да это половина того, что я зарабатываю за один месяц!
        Старик показал ему одно из своих произведений, над которым сейчас работал.
        Роберт Кастелл покраснел. Плантуа рисовал порнографические виньетки, которые затем продавал заключенным Флит. Именно для таких, как Кастелл, были предназначены скабрезные рисунки индианок, которые пятнадцать лет назад привез в Англию типограф Джек Барн. Губерт Плантуа первым в Европе с удивлением рассматривал «Наблюдения» Томаса Ламара.
        Через неделю управляющий Флит пришел к Роберту Кастеллу. Бэмбридж жаловался на тюремную администрацию, которая потребовала дополнительную плату.
        Кастелл вышел из положения, заняв у мисс Джонс его шиллингов.
        На следующей неделе управляющий заявил, что поверенные потребовали, чтобы Кастелл возместил им расходы. Кастелл смирился и отдал триста шиллингов, которые с трудом собрала его жена Мэри.
        На третьей недели Бэмбридж прибег к тому же способу, но на этот раз Кастелл взбунтовался.
        — Ваши действия незаконны, да к тому же вы держите меня за дурака,  — сказал Кастелл.  — Берегитесь, у меня есть высокопоставленные друзья, которые заседают в парламенте. Если вы не хотите, чтобы я рассказал им о вашей деятельности, то оставьте меня в покое. Моя семья и я костьми легли, чтобы найти для вас деньги. Вы больше ничего от нас не получите. Будьте благоразумны! Как я заплачу своему кредитору, если вы отнимаете у меня последнее?
        На следующий день трое солдат, посланных судом, вошли в комнату Кастелла и заковали его в кандалы. Томас Бэмбридж пожаловался судьям, что Кастелл не заплатил за проживание и пытался подкупить его, предложив свои часы и одежду.
        Архитектору ужесточили наказание.
        Роберта Кастелла отвели во Флит и заперли в маленькой грязной камере — к великому удовольствию Бэмбриджа.
        — Погодите! Парламентарий Джеймс Оглеторп обязательно узнает, как вы со мной обращаетесь!  — протестовал Кастелл.
        — Оглеторп?  — повторил Бэмбридж.  — Почему это имя мне знакомо? Ах да! «Адвокат моряков». Спаситель бедных моряков! Если он ваш друг, почему же он, этот славный человек, не вырвал вас из когтей судей?
        — Потому что тогда я не говорил о несправедливости.
        — Несправедливость, скажите пожалуйста!
        — Оглеторп…
        — Оглеторп, передайте ему, что мне наплевать на его парламент. На сегодняшний день вы мне должны на сорок фунтов больше, чем вашему типографу. Сделайте так, как вскоре сделаю я! В конце концов нам не останется ничего другого, кроме как прийти к мисс Джонс и славной мадам Кастелл! Прощайте!
        Две недели Кастелл томился в каменном мешке. Ему удалось написать короткое письмо и подкупить стражника, чтобы тот отнес его адресату.
        Но письмо попало прямиком в руки Бэмбриджа.
        Прошение было адресовано:

        Лорду Джеймсу Оглеторпу,
        члену парламента, представляющему
        округ Хаслемере,
        проживающему во дворце Вестброк,
        в Годалминге,
        в графстве Суррей.

        На всякий случай Томас Бэмбридж поставил в известность об этом странном знакомстве должника с парламентарием своего ментора, человека, позволившего ему купить должность управляющего Флит у Хаггинсов,  — старого торговца Августуса Муира.
        Муир не замедлил прислать ответ: «Этот Оглеторп — один из самых вредоносных идеалистов. Ни под каким предлогом не позволяйте ему совать нос в ваши дела. Мне пришлось приложить чудовищные усилия, чтобы оправдаться по поводу моих моряков. Приказываю вам: держите Оглеторпа на расстоянии».
        На языке Августуса Муира это означало: «Привечайте Роберта Кастелла, чтобы тот утихомирился».
        Но извращенный ум Бэмбриджа подсказал ему нечто прямо противоположное.
        Бэмбридж позвал к себе главного стражника:
        — Вытащите Кастелла из камеры и бросьте этого смутьяна в одиночку! Тогда посмотрим, сумеет ли он позвать на помощь лорда!
        Роберта Кастелла бросили в самую зловонную камеру Флит. Он барабанил в дверь, вопил, что с ним нельзя обращаться подобным образом за долг в пятьдесят фунтов.
        Его голос отдавался громким эхом в высоком застенке. Кастелл кипел от негодования, угрожал, бушевал, но вдруг, между двумя криками, он услышал призрачный голос, обращавшийся к нему с просьбой:
        — Говорите тише, прошу вас.
        Кастелл вздрогнул.
        В грязном закутке он сначала даже не заметил на земле бесформенное сероватое пятно.
        Кастелл подошел ближе.
        В темноте он не мог сказать, кто это был: мужчина, женщина, ребенок.
        Тело превратилось в скелет, голова ушла в плечи, ужасающей длины волосы выцвели.
        — Кто вы?
        — Говорите тише, умоляю вас.
        Кастелл нагнулся, осторожно раздвинул волосы. Это была женщина, сжавшаяся в комок под грязным одеялом. Она буквально забилась в нишу.
        — Как долго вы здесь?
        — Не знаю.
        Она не сразу собралась с силами, чтобы ответить. Потом показала на стену. Каждый день она ногтем делала царапину.
        Кастелл провел рукой по всем насечкам.
        — Сегодня девятнадцатое июля 1728 года. Вы пробыли в этом застенке две тысячи двести два дня. Более пяти лет и девяти месяцев!  — Кастелл подумал о долгих зимах.  — И вы выдержали холода под этим тонким одеялом?
        Она кивнула.
        — Даже здоровый мужчина не смог бы здесь выжить!
        — Мужчина — это не мать,  — спустя несколько минут ответила она.
        Слово за слово, Роберт Кастелл узнал историю Шеннон Глэсби. Теперь ему было известно и о ее сыне, и о несговорчивости Хаггинсов, и о петиции, и даже о мести Августуса Муира.
        Кастелл заботился о Шеннон, делился с ней своей скудной едой, уговаривал набраться сил. Он постоянно говорил о своих планах, книгах, мечтах архитектора. Он упивался словами и очень удивился, узнав, что его сестра по несчастью знала творчество Плиния Младшего.
        — Я не надоедаю вам своими рассказами?
        — Несчастье каждый переносит на свой манер,  — ответила она.
        Кастелл тоже принялся считать дни, делая ногтем насечки на стене.
        — Мы находимся в старой цистерне. Вода Флит заливала ее до краев, и стенки стали мягкими. На этих стенах можно было бы написать истории наших жизней!
        Шеннон не писала. Она изображала основные этапы своей жизни, как это делал еврей Манассия в комнате Господского дома. Благодаря этим рисункам Кастелл присутствовал на вечере, когда Шеннон удочерил Августус Муир, был свидетелем ее золотой юности на Родерик-Парк, учебы в библиотеке; он познакомился с Трейси, потом увидел ее братьев и сестер и, наконец, приезд в замок в Драйбурге, в Шотландии.
        Больше к рисованию у Шеннон не лежала душа.
        Лето выдалось невыносимым. Жара усилила зловоние Флит. Шеннон не могла уже подняться. В течение нескольких месяцев она лежала в том месте застенка, откуда могла доставать свою скромную порцию еды, которую тюремщики просовывали в маленькое отверстие внизу двери. В это отверстие могла пролезть только рука.
        Кастелл вбил себе в голову, что Шеннон должна двигаться. Он носил ее на руках, ставил на ноги, но очень осторожно, словно она была фарфоровой куклой.
        — Это бесполезно,  — говорила Шеннон.  — Я никогда не выйду отсюда.
        — А я выйду. И как только я окажусь на свободе, клянусь вам, я спасу вас!
        — Обещайте мне, что будете заботиться о моем мальчике.
        — Нет, вы сами будете о нем заботиться.
        Стражники никогда не входили в камеру, они просто два раза в день приносили еду. Если Шеннон или Роберт забывали просунуть под дверь пустую миску, они оставались голодными.
        Пришла осень, а с ней и первые холода. Не было никаких новостей, которым Кастелл мог бы обрадоваться. Каждый день он напрасно расспрашивал тюремщиков.
        Грянули морозы, и архитектор серьезно забеспокоился.
        — Я не переживу зиму.
        Кастелл хотел позвать на помощь через «глаз Каина».
        — Надо вопить во весь голос, чтобы вас услышали на улице,  — сказала ему Шеннон.  — Это оглушительно. Но тогда войдут тюремщики и изобьют вас. Но даже если прохожие нас услышат, что от этого изменится?
        — Они смогут предупредить мою жену. Кто-нибудь придет нам на помощь. Передаст записку!
        — Забудьте о ваших могущественных друзьях. Надейтесь только на то, что они вас не забыли.
        В октябре из-за проливных дождей Флит вышла из берегов. Ее грязные воды затекали в камеру через маленькое зарешеченное окошко.
        Запах был невыносимый.
        В конце концов сточные воды размыли стенку цистерны и от нее в шести метрах от земли отвалился кусок.
        Это навело Роберта Кастелла на дерзкую мысль.
        Он принялся скрести стенку. Постепенно старый известковый раствор, который некогда служил изоляцией для цистерны, отваливался. Наконец пальцы Кастелла почувствовали сырую землю.
        Он сделал два углубления шириной и глубиной в полфута. Углубления находились друг от друга на расстоянии в сорок сантиметров. Затем он вновь стал скрести стенку, но уже метром выше.
        — Что вы делаете?  — спросила Шеннон.
        — Спасаю нас.
        Кастелл делал своего рода ступени, с помощью которых он собирался преодолеть двенадцать метров, отделявшие его от зарешеченного окошка.
        — Вы только сломаете себе шею.
        — Умереть от падения или умереть от холода — какая разница?
        Солнечные лучи практически не проникали в цистерну. Дневной свет освещал лишь верх ее, да и то только около полудня.
        — Наши стражники увидят только те углубления, которые будут сделаны на двух последних метрах,  — рассуждал Кастелл.  — Еще надо, чтобы они вошли и соизволили поднять глаза. Когда я доберусь до решетки, я смогу позвать кого-нибудь из прохожих. И если провидение обратит на нас взор, мы будем спасены!
        Шеннон с удивлением отметила, что она вновь начала надеяться. Она, затаив дыхание, смотрела, как Кастелл, метр за метром, карабкался по стенке цистерны. Он стер кожу на кончиках пальцев, некоторые углубления проседали под его весом.
        Упав с шестиметровой высоты, Кастелл сломал ребро и был вынужден ждать несколько недель, корчась от боли в становящемся ледяным застенке, прежде, чем смог продолжить работу. На этот раз Шеннон заботилась о нем.
        И начале декабря Кастелл наконец добрался до вожделенной решетки. В тот день, когда его рука ухватилась за один из прутьев, он и Шеннон плакали.
        — Теперь надо все обдумать. Ничего нельзя оставлять на нолю случая.
        На следующее утро Кастелл взобрался к оконцу и стал ждать, когда сын Шеннон, Филипп, как обычно, ударит два раза по решетке, чтобы сообщить матери, что с ним все в порядке.
        Мальчик чуть не упал, увидев в слабом утреннем свете костлявые окровавленные пальцы, покрытые грязью, судорожно вцепившиеся в решетку, и смертельно-бледное лицо.
        — Ты Филипп? Меня зовут Роберт Кастелл, меня бросили сюда, как и твою мать.
        — Как она? Как вы, мсье?
        — Она с трудом держится. Послушай меня. Ты должен пойти в Дархэм-Ярд и найти мою жену Мэри Кастелл. У мисс Джонс. Скажи ей, что со мной обращаются хуже, чем с убийцей, что моя жизнь в опасности. Она должна пойти к моему другу Джеймсу Оглеторпу и молить за меня. Запомнил? Оглеторп! Скорее, пока нас не заметили стражники. Если я буду спасен, то и твоя мать будет спасена. Я даю тебе слово. Беги! Беги!
        Филипп так и подпрыгнул на месте. Новость его ошеломила. У мальчика закружилась голова. Он плохо ориентировался в Лондоне и не знал, куда бежать. Тогда он отправился в «Красный мундир» и рассказал обо всем Кену Гудричу.
        — Дархэм-Ярд, говоришь? Я знаю, где это! Я провожу тебя. Надо торопиться!
        Кен оставил лавку на попечение жены и пошел с Филиппом разыскивать мисс Джонс. Они спустились через Клеркенвелл к Темзе.
        Дархэм-Ярд простирался между Стрэндом и рекой.
        Придя в квартал моряков и торговцев, они принялись спрашивать, где живет мисс Джонс, но безрезультатно. Гудрич решил расспросить жителей домов, стоявших вдоль Стрэнда. Они обходили дом за домом, пока наконец не нашли тот, что был им нужен.
        Мисс Джонс жила наверху в маленьком домике, перед которым раскинулась небольшая квадратная лужайка. Ночью выпал снег, и четверо ребятишек забавлялись, играя в снежки. Мисс Джонс была вдовой лет пятидесяти.
        Она сказала Филиппу и Кену, что Мэри Кастелл скоро придет.
        Друзья прождали целый час. Супруге Кастелла было двадцать восемь лет. Еще красивая, несмотря на усталое лицо, она чуть не упала в обморок, когда Филипп повторил слова ее мужа.
        Заливаясь слезами, она говорила, что постоянно подает прошения в суд по делам о несостоятельности, чтобы ей разрешили видеться с мужем, но клерки всякий раз отвечают, что управляющий тюрьмой Флит Бэмбридж пожаловался, что Кастелл задолжал за проживание и пытался его подкупить.
        — Я обратилась к типографу, которому Роберт должен пятьдесят фунтов. Но он решил, что я пытаюсь разжалобить его, придумывая разные истории, и отказывается действовать до тех пор, пока ему не заплатят.
        — Надо обратиться к мсье Джеймсу Оглеторпу, как велел ваш муж!  — воскликнул Филипп.  — Сейчас речь идет уже не о его свободе, а о его жизни!
        — Мсье Оглеторп — настоящий друг,  — согласилась Мэри Кастелл.  — Он подписался на два экземпляра книги Роберта о римских виллах, чтобы нас поддержать. Только он живет в Годалминге, в Суррее! Это более чем в сорока милях отсюда! У меня нет возможности туда поехать.
        — Поеду я!  — воскликнул Кен Гудрич.  — Филипп, отведи мадам Кастелл и детей в «Красный мундир». Марсия займется ребятишками, пока вы вдвоем вновь попытаетесь поговорить с мсье Кастеллом.
        Кен уверял Мэри:
        — Мадам, если этот мсье Оглеторп хотя бы наполовину такой сердечный человек, как вы говорите, я смогу его убедить все бросить, приехать в Лондон и спасти вашего мужа и несчастную Шеннон!
        Мэри Кастелл поцеловала ему руку. Она рассказала, как найти поместье Вестброк, где жил Оглеторп.
        — Хорошо!  — сказал Гудрич.  — Собирайте ребятишек и следуйте за этим юным мужчиной!
        Филипп спросил:
        — Но как вы доберетесь до Суррея?
        Кен Гудрич улыбнулся:
        — Если понадобится, то ползком!
        В «Красном мундире» Марсия Гудрич радушно приняла семью Кастелла. Ребекка тоже проявляла заботу о малышах.

        Филипп вместе с Мэри Кастелл вернулся на Флит-лейн и издали показал ей на зарешеченное окошко на уровне земли, за которым томились двое заключенных.
        — Цистерна высотой в двенадцать метров.
        — Но как же он добирается до решетки?
        — Я даже не решаюсь думать об этом.
        Мэри Кастелл хотела броситься к окошку, но Филипп удержал ее.
        — Стражники, охраняющие ворота, стоят слишком близко. Если кто-нибудь задерживается около решетки, они, заподозрив неладное, вмешиваются. Надо действовать утром, при смене стражников. Я хожу туда каждый день. Еще одна ночь ожидания, и я обещаю вам, что вы увидите и услышите своего мужа!
        На следующее утро Филипп сначала подошел к окошку один, чтобы удостовериться, что архитектор добрался до решетки.
        Он присел на корточки:
        — Мсье Кастелл? Мсье Кастелл?
        Никакого ответа.
        Филипп удалился.
        — Его еще там нет,  — сказал он Мэри Кастелл.  — Он должен был услышать мой голос. Подождем немного. Через пять минут Филипп повторил попытку.
        «Глаз Каина» по-прежнему оставался темным и молчаливым.
        Филипп подходил к окошку много раз. За это время улица стала многолюдной.
        — Сегодня придется уйти ни с чем.
        — Нет!
        — Мы придем завтра. Поверьте мне, не стоит искушать дьявола… Только подумайте, что будет, если стражники обнаружат, что мсье Кастеллу удалось связаться с внешним миром!
        На следующее утро Филипп вновь слился с землей на Флит-лейн.
        Никого.
        — Мсье Кастелл! Я здесь вместе с вашей женой Мэри! Если вы меня слышите, мсье Кастелл, дайте знать!
        Филипп несколько раз повторял свои отчаянные призывы.
        — Ничего не понимаю!  — сказал Филипп.
        — С ним что-то случилось!
        — Если он не может подняться к нам, мы можем еще раз попытаться с ним связаться.
        — Как?
        — Написать ему. По крайней мере, дать знать, что мсье Оглеторп спешит во Флит.
        Послание было написано на клочке бумаги, которую Филипп обвязал вокруг небольшого камешка.
        — Я брошу его завтра.
        — Нет, сегодня! Немедленно!
        Мэри Кастелл была в такой степени отчаяния, что не могла смириться.
        Стоял холодный, дождливый день. На улице было меньше народу, чем обычно, так что стражникам Флит, стоявшим метрах в пятидесяти, была очень хорошо видна решетка.
        Филипп решил пойти вдоль реки. Оказавшись на уровне «глаза Каина», он бросил камень. Камень покатился, подпрыгивая на неровной мостовой, закрутился и застрял между двумя прутьями.
        — Что за чертовщина! Если я пойду опять, меня заподозрят.
        — Вода рекой течет! Она смоет чернила на записке! Пойду я!
        И Мэри Кастелл буквально сорвалась с места. Филипп даже не успел ей возразить. Дойдя до окошка, она сделала вид, будто вывихнула щиколотку, поскользнувшись на мокрой мостовой, оперлась плечом о стену и резким движением каблука толкнула камень. Он тут же исчез в застенке.
        Камень полетел, стукнулся о противоположную стену, перевернулся в воздухе и упал с двенадцатиметровой высоты, приземлившись с глухим стуком.
        На земле камень описал круг и остановился.
        Застенок был пуст, а дверь широко распахнута.

        Три дня назад кожевник из Саутворка, некий Плюмбтурд, пришел к Бэмбриджу:
        — Мне не хватает дерьма, чтобы дубить кожи,  — сказал он.  — Не могли бы мы как-нибудь договориться?
        Удивившись и вместе с тем обрадовавшись, управляющий с готовностью согласился обменять экскременты узников на звонкую монету.
        Вот по какой причине узники, которым была поручена эта работа, посетили камеры Флит, в том числе и цистерну башню, чтобы впервые выгрести оттуда экскременты.
        — Удача слепа, утверждает поговорка, я же скажу, что она не пахнет!  — веселился Бэмбридж.
        Вот так стало известно о попытке архитектора выбраться из застенков. На следующий день стражники обнаружили записку Филиппа и Мэри Кастелл, обвязанную вокруг камня, и передали ее Бэмбриджу, так что управляющий ждал скорого визита Джеймса Оглеторпа.
        — Как хорошо, что я им позволил проделать все это!
        Бэмбридж вызвал в тюрьму своего друга Роберта Корбета.
        Привратник тюремных границ владел сдвоенным домом. Дом служил не только бакалейной лавкой и бюветом, но и местом предварительного заключения должников, а также жильем для узников.
        — У тебя по-прежнему живет больной оспой, о котором ты мне говорил?  — спросил Бэмбридж.  — Мне надо поселить к тебе двух жильцов.
        — Рядом с больным?  — удивился привратник.
        — Как можно ближе.
        — У этого Джозефа Уайта, похоже, выработался иммунитет. Но если с твоими заключенными дело обстоит иначе, ты подвергаешь их опасности.
        — Лучшее, что с ними может случиться,  — это смерть.
        — Убийство?
        — Нет. Не убийство. Смерть от оспы, а это разные вещи.
        Бэмбриджу было очень важно, чтобы Кастелл и Глэсби ни под каким предлогом не могли рассказать о его зверствах во время судебного процесса, возбужденного Оглеторпом. Он помнил, какой ужас испытывал архитектор перед этой болезнью.
        Корбет получил за свою помощь деньги, и в ту же ночь Бэмбридж приказал перенести Кастелла и Глэсби в комнату больного.
        Увидев гниющее лицо больного, Роберт Кастелл понял, что над ними нависла смертельная опасность.
        Он завопил. Он умолял, чтобы ею вновь бросили в застенок. Его мольбы лились нескончаемым потоком. Казалось, ом был настолько убежден, что здесь расстанется с жизнью, что даже сообщники Бэмбриджа попытались уговорить управляющего смилостивиться. Жена Корбета и служанка Кэтрин Маккартни успокаивали архитектора. Навестить Кастелла пришел его прежний сосед Плантуа.
        Шеннон не произнесла ни слова. Она молилась.
        Они оба были истощены после долгого пребывания в цистерне. И очень скоро заразились оспой.
        Сначала лихорадка, потом сыпь и, наконец, бред.
        Роберту казалось, что он находится в просторном доме в Древнем Риме и поднимается по бесконечной лестнице. Он все время повторял:
        — Еще одна ступенька. Еще одна…
        Шеннон видела себя на сцене маленького театра Августуса Муира в банкетном зале дворца на Родерик-Парк, в пятилетием возрасте, в красном платьице, ноющей гимны на немецком языке. Ее красное платьице, лица гостей, звуки, запахи — все было подлинным, словно двадцать семь лет перестали существовать. Ей не удавалось расстаться с этим мгновением, она переживала его вновь и вновь, вновь и вновь…
        Роберт заболел 4 декабря.
        Умер он 12 декабря.
        На следующий день Шеннон последовала за ним.

        Во Флит приехал Джеймс Оглеторп в сопровождении Кена Гудрича.
        Предыдущей ночью Мэри Кастелл и Филиппа известили о возвращении парламентария в Лондон.

        Сын Шеннон рассматривал молодого тридцатидвухлетнего дворянина. Он видел в нем своего рода ангела-освободителя, каким был Рагель для Манассии. Высокий, стройный Оглеторп не забывал о военном искусстве, которому он обучался на полях сражений в Европе, когда служил адъютантом достопочтимого принца Евгения Савойского. У него были большие глаза, дугообразные густые брови, длинный прямой нос и маленький рот. Он был наследником великих фамилий. Его отец Теофилиус и дед Саттон, тоже жившие в Хаслемере, оставили свой след в истории Англии. Его мать Элеонору Оглеторп уважали и боялись из-за пылкого нрава. Не менее знаменитым был его двоюродный дед Уайт Оглеторп, который все свои силы отдал, защищая католическую Ирландию.
        Оглеторп сказал несколько любезных слов мадам Кастелл и похвалил славного Гудрича, который не пожалел сил, чтобы поставить его в известность о положении Роберта.
        Как член парламента, Оглеторп приказал, чтобы перед ним открыли ворота Флит.
        Томас Бэмбридж поспешил встретить парламентария.
        Без всяких предисловий Оглеторп заявил, что хочет видеть Роберта Кастелла и Шеннон Глэсби.
        Жена Роберта и сын Шеннон увидели, что к ним несут два гроба.
        Мэри Кастелл упала в обморок, а Филипп содрогнулся от боли.
        Узнав об обстоятельствах их смерти, Джеймс Оглеторп пришел в ярость:
        — Мы не остановимся на этом, Бэмбридж! Вы ответите за эти недопустимые смерти!
        Оглеторп оглядел мрачный двор Флит.
        — Я хочу все выяснить. Вы расскажете мне обо всем, что здесь происходит.
        Управляющий улыбнулся. Находясь под покровительством Августуса Муира, он не обратил никакого внимания на угрозы молодого парламентария.
        Но Бэмбридж поступил опрометчиво. Праведный гнев Оглеторпа разразился громом над всем королевством.
        И даже достиг противоположного берега Атлантического океана.
        Филипп Глэсби набросился на Бэмбриджа. И хотя мальчику было всего четырнадцать лет, понадобились усилия четырех здоровенных надзирателей и Оглеторпа, чтобы разжать руки, сжимавшие горло управляющего…

        Бэтманы
        1728 год

        Челнок при бледном свете фонаря скользил по воде в сторону Массачусетс-бэй, к берегу, находящемуся на расстоянии в несколько десятков лье, на который не ступала нога ни индейца, ни англичанина.
        День клонился к вечеру Подножье утеса, к которому пристал челнок, уже погрузилось во мрак. Помимо двух гребцов на берег высадились еще четыре человека.
        Чарльз Бэтман в сопровождении Бобра, Скрипки и Индейца взобрался по базальтовой круче и попал в лагерь своих людей. Около тридцати ирландцев приветствовали возвращение Чарльза, выкрикивая его имя.

        Двадцативосьмилетний герой, хозяин «Раппаханнока», носил треуголку и толстое шерстяное пальто, подпоясанное ремнем, на котором висели два легендарных пистолета и две сабли.
        Бэтман сообщил о захвате крупнотоннажного китобойного суда в ледяных водах Мэна.
        — Теперь мы наполним жиром бискайского кита триста бочек,  — сказал он.  — По десять фунтов за тонну!
        Последнее плавание «Раппаханнока» перед зимней передышкой увенчалось героическим деянием. Люди подходили, чтобы пожать руку Бэтману и сказать несколько слов от себя лично. Многие говорили на гэльском языке, языке своею родного острова.
        В этом временном лагере, окруженном голыми буками, возвышающимися над морем, стояли кругом небольшие палатки, многочисленные телеги и грузовая стрела, служившая для разгрузки добычи с борта «Раппаханнока».
        На следующее утро нескончаемым потоком лодки направились в открытое море. При помощи грузовой стрелы на телеги была погружена не только разделанная китовая туша, о которой говорил Бэтман, но и сокровища двух французских фрегатов.
        Через три дня, ближе к вечеру, в лагерь приехала карета. На всем ее пути были выставлены посты — пираты охраняли эти места.
        Из кареты вышла Салли. Она была на седьмом месяце беременности. Чарльз с восхищением смотрел на нее. После отъезда из Лондондерри все эти восемь лет они провели на борту «Раппаханнока» и никогда еще не расставались на такой долгий срок. Чарльз Бэтман был в море три месяца, Салли в это время жила в Нью-Йорке у своих родителей.
        — Мой отец не хотел меня отпускать!  — сказала она.  — Не сомневайся, Праща ни на минуту не оставлял меня.
        Чарльз предпринял чрезвычайные меры предосторожности: Салли впервые забеременела.
        Слава о них достигла и вересковых зарослей Ирландии. Он воплощал собой честь и стремление к независимости ирландского народа, не считался с интересами англичан, презирал корону и способствовал эмиграции своих соотечественников в Америку. Она, кельтская красавица, была единственной женщиной, которой разрешалось жить на борту «Раппаханнока», принимать участие в военных советах Чарльза и выдвигать инициативы, редко ставившиеся под сомнение.
        Тем не менее отец Салли Олби Гейдж по-прежнему противился их женитьбе, поскольку не одобрял образ жизни Чарльза.
        — В Нью-Йорке,  — сказала Салли, когда они уединились в палатке вождя ирландцев,  — меня навестил старый Роберт Ливингстон. Ему уже очень много лет. Можно сказать, что одной ногой он стоит в могиле.
        — Что он хотел?
        — Все то же. Он раскаивается, винит себя за то, что сделал с твоим отцом. Вот уже много лет он ищет возможности поговорить с тобой.
        — Если бы не он, мой отец был бы жив!
        — Он этого не отрицает.
        Чарльз пожал плечами.
        — Пусть Ливингстон страдает, но у него не будет возможности встретиться со мной. Я не собираюсь ехать в Нью-Йорк.
        — Он здесь.
        — В Бостоне?
        — Нет, здесь. Я пригласила его. Его карета остановилась в десяти минутах езды от лагеря.
        Салли не обращала никакого внимания на недовольство Чарльза.
        — Он ждет тебя,  — сказала она.

        Карета стояла на опушке леса.
        — Как он?  — спросил Чарльз у Пращи, который следил за тем, чтобы Ливингстон не вышел из кареты.
        — Измучен. Он ехал с завязанными глазами, в карете были опущены занавески. В дороге он спал. Теперь читает.
        Чарльз открыл дверцу. В семьдесят два года могущественный Роберт Ливингстон из Нью-Йорка утратил прежний лоск. Он сидел, закутавшись в меха, перед складным столиком, на котором был сервирован чай. Увидев Бэтмана, он захлопнул книгу.
        Мужчины сурово смотрели друг на друга, не здороваясь.
        Чарльз стоял в шаге от дверцы.
        — Вот уж пятнадцать лет, как мы не виделись,  — сказал Ливингстон.
        — Шестнадцать,  — поправил его Чарльз.
        — Эти годы сделали тебя взрослым, меня же они лишили последних сил. Я не протягиваю тебе руки. Полагаю, ты ее не пожмешь?
        Ничего не ответив, Чарльз забрался в карету и сел напротив старика. Лицо его оставалось суровым.
        — Я боялся, что ты откажешься встретиться со мной,  — продолжал Ливингстон.  — Я знаю, что ты обо мне думаешь. Тем не менее после смерти твоего несчастного отца я не переставал говорить, что Гарри Бэтман был лучшим из всех поселенцев Нью-Йорка, самым трудолюбивым и самым честным. Но я узнал об этом слишком поздно. Он стал невинной жертвой игрищ, которые касались только Стефана Деланси и меня.
        — Неужели все так просто? Вы сказали Муирам, что он католик, раскрыли социальное положение его матери, а когда Нью-Йорк поверил, будто он был автором памфлета, оскорбляющего вас, вы приказали поджечь его склады!
        — Да, это так. Я действовал в порыве гнева, но я никогда не покушался на его жизнь, как это сделал Деланси.
        Черты лица Чарльза исказились. Он налил себе чая и сказал:
        — Салли потребовала, чтобы я поговорил с вами. Пусть будет так. Чего вы хотите?
        — Прийти тебе на помощь.
        — Вы считаете, что моя жизнь в опасности? Я не нуждаюсь в чьей-либо помощи.
        Ливингстон откинулся на мягкую спинку сиденья.
        — В октябре,  — продолжал Ливингстон,  — меня пригласили на ужин к губернатору Массачусетса, Вильяму Даммеру. За нашим столом оказался некий молодой человек — Альдус Хамфри.
        Ливингстон по слогам произнес это имя.
        — Кто это?  — спросил Чарльз.
        — Англичанин, недавно покинувший берега своей родины. Борец за дело мира из Лондона, которого прислал сюда Августус Муир, чтобы помешать тебе навредить его «Раппаханноку», а затем отобрать его.
        Чарльз улыбнулся.
        — Муир дал ему карт-бланш,  — добавил Ливингстон.  — У Хамфри достаточно средств, чтобы загнать тебя в ловушку. Он поклялся уничтожить тебя.
        — Он не первый клятвопреступник, кто обещал сделать это,  — сказал Бэтман, пожимая плечами.
        — Звери бывают разными. Мне он показался чрезвычайно опасным. Прежде чем уехать вместе с семьей в Бостон, он совершил поездку в Ирландию. Там, в Дублине, он нашел твою бабушку, некую Маурин Догуд. Это действительно твоя бабушка.
        Чарльз побледнел: отец никогда не произносил подлинного имени своей матери. Маурин Догуд?
        Ливингстон продолжил:
        — Он пошел в бордель в пригороде Дублина, где в детстве работал твой отец. Он съездил в Лондондерри и расспросил Четырех Вдов и управляющего тюрьмой, откуда ты сбежал. Он отправился в Филадельфию и поговорил с отцом Шелби Фростом. Я собственными ушами слышал, как обо всем этом он рассказывал за столом у губернатора ледяным тоном. На его лице не дрогнул ни один мускул.
        — Мне все равно. Он потерпит поражение. Как и все его предшественники.
        — Если это до сих пор не произошло, было бы глупо утверждать, что это не произойдет никогда.  — Ливингстон поднес чашку к губам: — Вот уже восемь лет, как ты постоянно бросаешь вызов Муиру и английской короне. И ни у одного из многочисленных ирландцев, находящихся у тебя на жаловании, еще не возникло желания или решимости предать тебя, что само по себе уже чудо. Но как долго оно будет длиться? Никто не знает, где ты прячешь «Раппаханнок». Как долго это будет продолжаться?  — Уже менее пылким тоном старик добавил: — Сегодня у тебя есть только один способ избежать ловушек, расставленных такими людьми, как Хамфри. До тебя к нему прибегли капитан Кидд, Томас Тью и великий Генри Морган. Эти великие пираты вовремя почуяли необходимость изменить образ жизни, остепениться и искупить свое поведение, поступив на службу к властям одной из провинций.
        Чарльз растерянно улыбнулся. Ливингстон продолжил:
        — Когда я приехал в Нью-Йорк, я был обыкновенным девятнадцатилетним шотландцем без средств к существованию. В Олбани я начал заниматься торговлей пушниной. Горизонт просветлел, когда я женился на Алиде Шиллер, дочери мэра города. Колония признала меня своим, место в ней мне было обеспечено. Сына и племянника я направил на тот же путь. Филипп женился на Кэтрин ван Бру, дочери нынешнего мэра Олбани, а Роберт, который уехал от нас в прошлом году,  — на Маргарите Шиллер.
        Ливингстон положил руки на стол и строго сказал:
        — Если ты хочешь увидеть своих внуков и помочь им преуспеть больше, чем ты, Чарльз Бэтман, следуй моему примеру. При моей поддержке ты на законных основаниях вернешься в Нью-Йорк. Тебе надо стать членом хорошей семьи. Возьмем, например, Флору ван Куртланд. Она не только одна из самых красивых женщин Нью-Йорка. Ее семья поселилась в колонии давным-давно. Женись на ней, поступи на службу в Собрание колонии. Пройдет немного времени, и ты станешь уважаемым человеком. Ты богат, тебя поддерживает много преданных тебе ирландцев. В интересах Нью-Йорка никто не упрекнет тебя в отступничестве. Закон оправдает тебя, и даже Альдусу Хамфри придется отказаться от своих планов.
        Бэтман по-прежнему улыбался.
        — Так вы хотите, чтобы я женился, и к тому же на голландке?
        — Не делай вид, будто ты ничего не понимаешь или не воспринимаешь мои слова всерьез. Я приехал, чтобы помочь тебе. Я знаю, что отец Салли отказывается дать свое благословение. Так женись на Флоре ван Кортланд, и пусть ваш брак освятит англиканский пастор. Что за дело, что ты католик? И продолжай спокойно любить Салли, делать ей детей, если захочешь. Кто станет тебя упрекать?
        Старик широким жестом обвел карету, лагерь, ирландцев, «Раппаханнок» — вселенную, построенную Чарльзом:
        — Все это появилось как следствие ребяческого гнева! Это хорошо. То, что ты сделал за восемь последних лет, доказывает, что ты исключительный человек. Но не испорти все своей гордыней.
        Чарльз на мгновение смутился. До ссоры его отец всегда глубоко уважал Роберта Ливингстона и приводил его ему в пример. Он прекрасно помнил слова отца: «Ливингстон сколотил состояние, потому что он более проворный, более умный и более образованный, чем его конкуренты. Учись, работай, крепко стой на ногах, сын мой, и ты станешь таким же, как он!»
        — Твое молчание весьма красноречиво,  — усмехнулся Ливингстон, не дождавшись ответа Чарльза.  — Ты слишком умен, чтобы не понять меня.  — Старик пожал плечами.  — Через месяц, через полгода меня, возможно, уже не будет на этом свете. Если ты примешь решение, повидай в Нью-Йорке моего сына Филиппа. Он достойный человек. Я счастливый отец. Он знает, чего я хочу и, главное, чем я тебе обязан в память о несчастном Гарри.
        Ливингстон протянул ему руку.
        Чарльз пожал ее.
        Когда Чарльз вернулся в лагерь, Салли спросила:
        — Ну, что он тебе сказал?
        — Он хотел покаяться. Ты была права. Он также предупредил меня, чтобы я опасался некого Альдуса Хамфри, молодого безумца из Бостона, который хочет меня арестовать.
        — Это все?
        Салли казалась разочарованной.
        — Да.

        Двадцатипятилетний Альдус Хамфри был мужчиной небольшого роста, рано полысевшим, с высоким лбом, со слишком юношеским, по мнению самого Хамфри, лицом.
        Самоуверенный и хладнокровный, этот сын судьи из Бристоля корчил из себя аристократа, но поскольку он был ловким карьеристом, то никто даже не пытался высмеивать его.
        Он жил и Бостоне с двадцать третьего августа. Из предосторожности его жена Карлин, тоже дочь судьи и такая же пуританка, как и он, и их пятеро детей жили в Поллен-Пойнт, по адресу, который держался в секрете.
        Губернатор Даммер, которого предупредили о приезде гонца от Августуса Муира, уполномоченного пойман. Чарльза Бэтмана, отвел ему прекрасный дом на Ганновер стрит. Хамфри приказал вынести им дома нею ценную мебель. Он собирался довольствоваться лишь самым необходимым. Он также отказался от денег и почестей.
        Вскоре после того, как Хамфри приступил к своим обязанностям, он держал речь перед офицерами стражей тишины и судебными властями Массачусетса и назвал их «скопище некомпетентных лиц».
        Хамфри отобрал гвардейцев, которые должны были работать под его началом. Этот отбор был драконовским: Хамфри был безжалостен в вопросах морали. Причем до такой степени, что пришлось вызывать подмогу из Лондона.
        Хамфри заперся в комнате и принялся изучать сведения о предыдущих попытках арестовать Бэтмана и его шайку.
        Тщательно изучив своего противника, он категоричным тоном заявил через неделю после своего приезда:
        — Я схвачу его до конца зимы.
        Эти слова облетели всю колонию.

        За десять лет при помощи Чарльза Бэтмана в Америку, главным образом в Нью-Йорк и Массачусетс, эмигрировало около двух тысяч ирландцев-католиков.
        Англичане, обосновавшиеся в Ольстере, так и не смогли раскрыть его сеть в Лондондерри и Белфасте: два десятка человек, состоявших у Бэтмана на жаловании, регистрировали кандидатов на отъезд. Добыча захваченная «Раппаханноком», предназначалась для достижения единственной цели: спасти католиков Ирландии от преследований англичан, оплатить их морское путешествие через Атлантику, а затем помочь им прочно обосноваться на американском континенте.
        Один из американских городов появился по воле Чарльза: Айриштауи, расположенный в нескольких лье к северу от Бостона, чем-то напоминающий Германтаун в Пенсильвании.
        После встречи с Робертом Ливингстоном Чарльз отправился на ферму своего соотечественника из Дублина, расположенную на южном берегу реки Мистик.
        В риге Чарльза уже ждали сорок четыре ирландца. Это были новые эмигранты. Часть из них прибыла из Дерри на борту корабля «Антелоп» две недели назад, другие приплыли на «Форесайте», бросившем якорь в Каррикфергюсе месяц назад.
        Сорок четыре ирландских католика.
        Когда вошел Бэтман, все сразу же смолкли. Чарльз Бэтман был их спасителем.
        Состав присутствовавших был неоднородным: молодые и старики, холостые мужчины и целые семьи.
        — Здесь жизнь такая же грудная, как и в Ирландии,  — сказал Чарльз.  — Вас поджидают новые опасности. О некоторых из них вы не имеете ни малейшего представления. Но выгода дорогого стоит! Вы свободны, а земля, которую вы будете обрабатывать, перейдет в вашу собственность.
        Чарльз сел за стол, на котором лежал свиток. Это был выверенный список новых эмигрантов.
        Чарльз попросил ирландцев по очереди подходить к нему.
        Мужчинам он задавал один и тот же вопрос:
        — Что ты умеешь?
        Бэтман делал записи, а потом начал распределять работу в соответствии с возрастом и способностями каждого.
        — Ниал О’Киф, ты поедешь к Карбери. Будешь владеть кузницей в Пенсильвании, недалеко от Потстауна. Фергюс Донегаль, ты будешь полезен в Новом Харлеме, где наши соотечественники нуждаются в таком булочнике, как ты. Син МакГахей, ты крепкого телосложения. Ты умеешь драться? Тогда ты вступишь в эскадрон Айриштауна.
        Всем присутствующим Чарльз дал по четыре гинеи — пособие для обустройства в Новом Свете. Целое состояние.
        — Эти деньги принадлежат вам,  — сказал Чарльз.  — Я отобрал их у англичан.
        Среди собравшихся в риге был одиннадцатилетний мальчик с черными глазами и волосами, со вздернутым носом. Вид у него был насмешливый и вместе с тем решительный.
        — Ребенок неизвестных родителей,  — заявил мальчик.
        — Что ты умеешь, малыш?
        — Я умею становиться невидимым. Я ко всему приспосабливаюсь. Все эти годы я легко отделывался, играя злые шутки с этими скотами англичанами в Дублине, и ни разу не попался.
        — Как тебя зовут?
        — Не знаю, но поскольку я немного дикий, меня прозвали Дичок.
        Чарльз улыбнулся:
        — Ты хочешь, чтобы в Америке тебя записали под этим именем?
        — Да нет же!.. Название яблони!
        Мальчик стал думать, глядя в пространство, подперев рукой голову. Бэтман и ирландцы обменялись веселыми взглядами.
        — Допустим, меня будут звать Голиаф!
        — Голиаф?
        — Да. Голиаф Айриш, как наш остров!
        — Пусть будет так. Я добавлю Патрик. А поскольку сомнений не должно быть, мы окрестим тебя немедленно. Но ты не находишь, что у тебя слишком английский акцент для маленького ирландца?
        Мальчик вспыхнул от гнева:
        — Ни Бэтман, ни кто-либо другой не имеет права меня оскорблять! Я говорю с таким акцентом, потому что сиротский приют, где я жил, содержали англичане! К тому же в этом моя сила, и благодаря этому я часто проникал к этим скотам совершенно незамеченным!
        — Действительно, это может оказаться полезным. И что же ты собираешься здесь делать?
        — Я-то знаю! Я завербуюсь на «Раппаханнок», черт возьми!
        Мальчик не знал, что никто никогда не должен был произносить название этого корабля. Никто самовольно не вызывался стать членом команды Бэтмана. Лишь один Чарльз решал, может ли он доверять тому или иному эмигранту.
        — Я сказал глупость?  — воскликнул Дичок, видя, что лица присутствующих посуровели.
        — Здесь сказать глупость и сделать ее — это одно и то же,  — ответил Бэтман.  — Ты мне симпатичен, но ты слишком болтливый. Тебе придется подождать. Я пристрою тебя в одну из семей Айриштауна, к Гренеллям.
        — Э! Я приехал в Америку не для того, чтобы меня усыновляли! Я сам выкручусь, спасибо!
        — Прежде чем ты займешься своей маленькой особой, постарайся стать полезным нашему сообществу. А йотом мы посмотрим.
        — Дай мне четыре звонких гинеи, и смотреть буду я.
        Чарльз улыбнулся:
        — Ты неисправим. Имя Дичок подходит тебе как нельзя лучше.
        Прежде чем отпустить своих соотечественников, готовых начать новую жизнь, Бэтман еще раз напомнил им о важности солидарности всех ирландцев, живших в Америке. Часть урожая и имущества, нажитого в Айриштауне и других католических поселениях, отправлялась на родину для поддержки восставших и оказавшихся в беде.
        Айриштаун был гордостью Чарльза Бэтмана. Маленькая колония находилась недалеко от моря, на Рамни-Марч, к северу от Чарльзтауна. На рейде всегда стоял корабль, чтобы в случае нападения можно было спастись бегством.
        В городке насчитывалось около сорока семей, живших в основательно построенных деревянных домах. От вторжения их защищали двойной палисад и три пушки. За четыре года ирландцы превратили эту песчаную землю в плодородные поля.
        В течение двух дней, пока на телеги переносили с «Раппаханнока» добычу, которую затем собирались продать в порту Бостона, Чарльз Бэтман раздавал пожертвования, а затем присутствовал на танцевальных соревнованиях. Он устроил вновь прибывших, распорядился о строительстве новых домов, проверил оборонительное вооружение, расспросил о недавно умерших и новорожденных.
        Прирожденный непоседа, Дичок веселил собравшихся своими шутками.
        В этом году возвращение в Айриштаун было для Бэтмана особенно волнительным. Радость и чувство свободы, царившие в сообществе, теперь ощущались сильнее, все ирландцы прониклись мыслью о счастливом будущем, но главное, Салли ждала их ребенка.
        Надо было позаботиться о доставке добычи в Бостон. Чарльз и его друзья, считавшиеся непревзойденными мастерами подпольной торговли, сумели продать по хорошей цене награбленные товары. Большую их часть они погрузили на торговые корабли, чтобы затем перепродать в Англии, откуда несколько недель назад эти самые товары были отправлены в Америку! В частности, на корабле «Пенденнис», капитан которого был союзником ирландцев.
        В день отправки, последний день сезона перед зимними бурями, которые надолго изолируют Новую Англию, Бэтман и его люди наблюдали за кораблем, стоявшим в порту, с крыш домов Бостона.
        Как обычно, на набережной собралась толпа любопытных. Чарльз удивился, заметив активность на двух других бостонских кораблях. Они тоже готовились сняться с якоря, хотя и не так явно. Чарльз заметил солдат с мушкетами, которые старались не показываться на глаза.
        — Где находится Альдус Хамфри?  — спросил Бэтман.
        — Никто из наших людей не видел его последние два дня,  — ответил Бобр.  — Похоже, он спрятал свою семью где-то на юге Плимута и наверняка поехал навестить их.
        — Нет. Здесь что-то замышляется…
        Альдус Хамфри разместил свою штаб-квартиру на складе, который раньше служил перевалочным пунктом для рабов, привозимых из Африки. Это была настоящая крепость, где Хамфри принимал своих людей, разрабатывал стратегию, ставил цели.
        На стене висели морские карты, на которых были отмечены все места нападения «Раппаханнока», записаны точные даты и суммы, вырученные Бэтманом от проданной добычи.
        Хамфри тщательно нанес на карты рельеф побережья Новой Англии.
        — Именно в этом районе моря, между Бостоном и бухтой Каско, Чарльз Бэтман прячет зимой свой «Раппаханнок»,  — сказал он своим сообщникам.
        За восемь лет никто никогда не видел «Раппаханнок» в этом районе.
        — Значит, он его прячет либо в бухте, защищенной от волн, либо в глубоком гроте, над которым нависает достаточно высокая скала, из-за чего трехмачтовик не виден со стороны моря. Мои предшественники допускали ошибку, ища «Раппаханнок» исключительно на морских просторах.
        И Хамфри отдал приказ, приведший его людей в ужас.
        — Вы осмотрите побережье с суши.
        В разгар зимы, в условиях сильных морозов, которые вскоре затрещат в Новой Англии, покрытой тремя футами снега и льда, при отсутствии надежных убежищ и при постоянной угрозе нападения индейцев это было настоящим самоубийством.
        Но Хамфри твердо стоял на своем:
        — Зима дает нам шанс. Вы осмотрите широкие эстуарии,[10 - Однорукавное воронкообразное устье реки, расширяющееся в сторону моря.] такие как эстуарии рек Кеннебек и Андроскоджин. «Раппаханнок» должен зимовать в пресной воде.
        Что для Хамфри значили опасности? Его единственной целью было отнять корабль у Бэтмана и вернуть его Августусу Муиру.
        Присутствие в это время года в Бостоне ирландских матросов было доказательством того, что пиратский корабль находится неподалеку. Хамфри знал, что его предшественники потерпели поражение, пытаясь подкупить или силой заставить говорить моряков, которые, как они думали, служили на «Раппаханноке».
        — Они всей душой преданы Бэтману. Было бы опрометчиво делать ставку на их слабость. Но сейчас мы заставим моряков говорить против их собственной воли. Мы будем учитывать различные признаки, обращать внимание на «немых свидетелей».
        Под «немыми свидетелями» Хамфри понимал предметы, одежду, знаки, даже самые незначительные,  — содержимое карманов, землю на подошвах, пыль на куртках, всякие пятна, веточки… Все эти подмеченные признаки, собранные воедино, могли помочь следствию в установлении местонахождения «Раппаханнока».
        Хамфри воспользовался услугами ботаников и геологов. Он представил своим помощникам тех, кого называл «элитные войска».
        Четырех мальчиков.
        — Эти мерзавцы бесчинствуют в Норт-Энд и Чарльзтауне. Поэтому мальчишки будут нести вахту в борделях Бостона. Как только матрос Бэтмана окажется в постели с девицей, один из них проскользнет внутрь и стащил его одежду. На месте мы изучим все возможные зацепки. Но этот ирландец не должен ни о чем догадываться! Мы станем преследовать сторонников Бэтмана, возьмем их в кольцо, а они этого даже не почувствуют!
        Людей Альдуса Хамфри озадачили его методы. Тратить время на изучение засохшей грязи или следы извести, чтобы потом проводить аналогии, казалось им нелепым занятием.
        В колонии неистовый темперамент и деспотизм Хамфри стали вызывать улыбку. В одной из статей «Бостон Ньюс-Леттер» высмеивалась его тяга к мельчайшим деталям: «Если наука состоит из фактов, как дом из камней, то скопище фактов отнюдь не является наукой, как груда камней не является домом». Над Хамфри откровенно смеялись, рассказывая басню о цапле, забравшейся на стог сена в поисках иголки, и приговаривали: «Я найду ее до конца зимы!»
        Альдус Хамфри, злой из-за того, что его методы стали достоянием публики, ответил насмешникам в «Бостонской газете», перечислив все неудачи его предшественников.
        После этого в провинции все больше людей стали обходить Хамфри стороной. Даже комиссионеры Фактории Муира в Бостоне, получившие рекомендации Августуса Муира, теперь подвергали сомнению его способности.
        И только губернатор Даммер хранил верность Хамфри.
        Вместе они утверждали законы, запрещавшие торговать с ирландцами-католиками, у которых не было патента, выданного ими. Благодаря Муиру они увеличили награду, обещанную за верные сведения о «Раппаханноке» с шестисот до восьмисот фунтов. Наконец, со дня на день они ожидали королевскую грамоту с приказом конфисковать три пушки Айриштауна.
        Систематически инспектируя все склады города, Хамфри обнаружил бочки с ромом, которые должны были находиться на борту «Пенденниса». Он догадался, что вместо них Бэтман погрузил на корабль контрабанду. Тогда он реквизировал два вооруженных фрегата колонии и решил перехватить «Пенденнис» в открытом море, чтобы избежать инцидентов в городе, если ирландцы появятся в порту. В то же время он продолжал исподтишка плести интриги, намереваясь ослабить клан Бэтмана, не подрывая доверия к себе.
        Через два часа после того, как «Пенденнис» снялся с якоря, его капитан увидел, что к ним приближаются два английских линейных корабля. На борту первого корабля находился Альдус Хамфри.
        «Пенденнис» был взят на абордаж без излишнего насилия. Паруса были спущены, и офицер стражей тишины потребовал открыть трюмы и грузовой отсек. Он торжествовал, увидев не только добычу с китобойного судна, на которое совсем недавно было совершено нападение, но и богатства, захваченные в течение последних месяцев на кораблях, числящихся в его списке.
        Он повел «Пенденнис» в Плимут.
        И тут он увидел «Раппаханнок», летящий на всех парусах, который уже огибал последние островки, расположенные вдоль побережья.
        При виде «Раппаханнока» многие члены экипажей английских кораблей покинули свой пост и спустили на воду спасательные шлюпки. Двадцать легких пушек не могли противостоять мощи адского огня корабля Бэтмана.
        С правого борта «Раппаханнока» выстрелили одновременно все шестьдесят шесть пушек. Ядра вспенили воду около английского корабля, находившегося ближе к «Пенденнису».
        Хамфри хотел организовать ответный удар, но ему не хватало матросов и канониров. Второй залп с «Раппаханнока» раздался удивительно близко: на корабль обрушился огненный дождь. Альдус Хамфри, не будучи моряком, потерял равновесие и, увлекаемый вместе с другими матросами рухнувшей грот-мачтой, свалился в море.
        Чарльз Бэтман взошел на борт «Пенденниса». Он приказал вновь погрузить в трюмы товары, реквизированные Хамфри. Затем его люди забрали пушки с английских фрегатов, а также ядра и запас пороха.
        Капитан рассказал Бэтману, что его враг находился на борту одного из английских кораблей. Хамфри долго искали. Несколько тел плавали на поверхности воды. Люди Бэтмана тщательно обыскали фрегаты. Шлюпка, прибитая к борту течением, была пуста.
        Альдуса Хамфри нигде не было.
        — Тем хуже для него! Он свое получил!  — решил Бэтман. «Пенденнис» мог плыть в Лондон. Англичане вернулись в Бостон на своих кораблях, ставших непригодными для боя.

        В Бостоне дом, стоявший на углу улиц Тремон и Скул, выходил окнами на городское кладбище и Королевскую часовню. На первом этаже дома находились две комнаты, а на втором — одна, из которой доносились крики и стоны рожавшей женщины. Внизу Чарльз Бэтман и его друзья ходили взад и вперед, не находя себе места.
        После двух часов ожидания раздался крик младенца. На верху лестницы показалась женщина. Она сообщила:
        — Мальчик.
        Чарльз хотел было броситься к Сапли, но ему запретили входить в комнату. Повитуха сказала, что у Салли осложнения. Пронзительные крики Салли сливались с криками младенца.
        Встревоженный Чарльз ждал за дверью. Бостон был занесен снегом глубиной в полфута. Чтобы без всякой опасности передвигаться по городу, Чарльз пользовался услугами подставных лиц. Этим вечером англичане вполне могли думать, что американец находится в Ньютоне или Веймуте. В случае необходимости подлинные свидетели могли бы поклясться, что они его там видели.
        В доме вокруг Салли хлопотали повитуха и еще четыре женщины.
        — Какое имя ты хочешь дать сыну при крещении?
        Говоривший мужчина был старинным другом семьи Бэтманов — священник Шелби Фрост. Седовласый епископ, которому исполнился шестьдесят один год, спаситель юных Гарри и Лили Бэтманов, всю свою жизнь провел в поездках между Пенсильванией и Мэрилендом, поддерживая пламя римско-католической религии в Новом Свете.
        Чарльз вспомнил о большом складе отца в Нью-Йорке, на фасаде которого некогда крупными буквами было написано «Бэтман и Сын».
        — Александр!  — с гордостью ответил он.
        Фрост покачал головой.
        — Ты заблуждаешься. Святой Александр не совершал таких подвигов, как греческий завоеватель.
        — А что он делал?
        — Во время своего мученичества, когда он должен был сражаться на арене со львами, хищники легли на пол и стали лизать ему ноги.
        Чарльз улыбнулся.
        — Годится.
        Ему разрешили войти к Салли.
        Повитуха и ее помощницы были измученными и валились с ног от усталости. Никто из них не улыбнулся Чарльзу.
        — Ваша женушка спасена,  — тихо сказала ему повитуха.  — После разрешения от бремени у нее произошло опущение органов. Ей нужен покой.
        Немного помолчав, женщина добавила:
        — Почти нет шансов на то, что у вас еще будут дети. Мне очень жаль.
        Комнату обогревал большой камин. Салли лежала на кровати вся в поту, бледная, и боролась со сном, ожидая Чарльза. Она не расслышала слов повитухи. Чарльз поцеловал ее в лоб. Испытав облегчение, она сразу заснула.
        Помощница повитухи запеленала ребенка. Чарльз взял сына на руки. Родившийся на шесть-восемь недель раньше срока, младенец был совсем крошечным. Глаза у него были закрыты, подбородок дрожал.
        Взволнованный, застывший неподвижно с поднятыми плечами, Чарльз, казалось, не знал, что делать с этим крохотным, хрупким существом. Пришли друзья, чтобы поздравить Чарльза. Бэтман, гордый тем, что у него родился сын, не хотел отрывать от него взгляда. Так он избавлялся от страхов, которые внушало ему состояние Салли. Бобр и его спутники почувствовали, что появление у их главаря наследника во многом изменит их образ жизни.
        Как того требовало состояние матери, повитуха пригласила кормилицу.
        Молодая женщина пришла, чтобы покормить ребенка. Но едва она приложила его к груди, как он задрожал всем телом и срыгнул.
        Если бы вы провели столько времени в животе, вы пели бы себя точно так же,  — сказала повитуха, чтобы успокоить Чарльза.
        Но малыш продолжал вздрагивать. Он вздрагивал все чаще и чаще. Наконец дрожь переросла в судороги. Его лицо покраснело.
        — Надо его распеленать,  — сказала повитуха.
        Чарльз, хотя и нервничал, действовал хладнокровно.
        Вытащив пиратский кинжал, он одним движением разрезал пеленки. Повитуха подхватила их.
        Она открыла малышу рот, наклонила его голову, надавила на грудь. Все было тщетно. Что-то мешало его легким дышать. Малыш раскрывал рот. Казалось, он кричал, но никто не слышал его криков.
        Шелби Фрост бросился к малышу и большим пальцем перекрестил ему лоб:
        — Он спасен!  — провозгласил Фрост.
        Повитуха, придерживавшаяся прямо противоположного мнения, не верила в спасение ребенка. Она сказала:
        — Он родился слишком рано. Несчастный не весит и пяти фунтов.
        Чарльз вновь взял сына на руки и подошел ближе к огню, чтобы согреть крохотное голое тельце.
        Отец смотрел, как смерть проникает в члены его сына. Малыш стал таким же невесомым, как пробковое дерево. Чарльз закутал сына в свой черный плащ.
        Салли спала.
        Все находившиеся в комнате молчали.
        — Оставьте нас,  — сказал Чарльз.
        Он лег на кровать и обнял Салли. Она вздрагивала во сне. Он долго лежал неподвижно, со страхом думая о той минуте, когда ему придется сообщить Салли самую худшую новость: у нее больше нет ребенка и никогда уже не будет.

        В то же самое время по обледеневшим дорогам Массачусетса шло привидение.
        Альдус Хамфри спасся. Он успел сесть в шлюпку, которую экипаж спустил на воду прежде, чем его корабль был уничтожен огнем «Раппаханнока».
        Ночной бриз медленно сносил шлюпку к берегу. Хамфри, весь окровавленный, со сломанной рукой, лежал под скамьей.
        Ранним утром он не знал, сколько часов или дней отделяют его от Бостона.
        Хамфри целый день шел куда глаза глядят в поисках какого-нибудь жилья. Его лицо было изранено щепками. Из тельняшки убитого моряка он сделал перевязь, на которой висела сломанная рука. Но Хамфри больше всего боялся не холода, а волков или индейцев, жертвой которых мог стать. День был солнечным. Хамфри был заметной мишенью, и остановиться, чтобы спрятаться, означало верный способ расстаться с жизнью.
        Хамфри решил, что он спасен, увидев дым над крышами. Но его постигло разочарование: он приближался к Айриштауну.
        Он предпочел бы умереть, чем стать пленником Бэтмана и его людей.
        Хамфри обогнул маленькую колонию, но предварительно заглянул на поле. Белые люди, следуя примеру индейцев, на всякий случай зарывали початки кукурузы в землю. Хамфри разрыл землю здоровой рукой и стал с жадностью обгрызать початок.
        Ночью, когда лихорадка, казалось, брела за ним по пятам, он уже шел вдоль побережья. Благодаря Айриштауну он вспомнил о топографии этих мест и сумел добраться до маленького домика, одиноко стоявшего в лесу Поллен-Пойнт.
        В этом домике с августа в строжайшей тайне жили жена Хамфри и их дети.
        Чтобы никто не смог покуситься на их безопасность, в Бостоне только губернатор Даммер знал, где находится этот дом.
        — Вы обретете свободу, когда Чарльз Бэтман распростится со своей свободой,  — заявил жене и детям Альдус Хамфри.
        Они увидели его полумертвым. Из последних сил он запретил им звать врача. Любой ценой он должен был сделать так, чтобы никто не догадался о его присутствии в этом маленьком домике.
        Через четыре дня из Бостона приехала делегация, чтобы сообщить мадам Хамфри о трагической гибели ее мужа. Никто из приехавших не догадывался, что в соседней комнате Альдус мечется в бреду.
        Через неделю, по-прежнему прикованный к постели, Хамфри, тем не менее, уже был в состоянии составлять планы. Он дал четкие указания своей супруге: она должна была немедленно вернуться в Бостон, в дом на Ганновер-стрит, оставив его в Поллен-Пойнт.
        — Изображай из себя вдову. Встреться, скрываясь от любопытных глаз, с губернатором Даммером. Я доверяю ему одному. Открой ему всю правду. Пусть он устроит так, чтобы я, не покидая Поллен-Пойнт, смог передавать ему указания, которым должны будут следовать мои люди. Бэтман ничего не должен обо мне знать.
        Губернатор принял предложение Хамфри. Отныне в условиях глубочайшей секретности мужчины вели переписку, Хамфри ни на минуту не покидал своего убежища. Он ставил Даммера в известность о своих желаниях и намерениях, а губернатор сообщал ему о результатах расследования. Человек Августуса Муира продолжал плести вокруг Чарльза Бэтмана паутину.
        В Бостоне Даммер задействовал лучших агентов Хамфри, ничего не сказав им о том, что их начальник жив. Он вновь отдал приказ обшарить со стороны суши северную часть провинции в поисках места, где скрывался «Раппаханнок».
        В течение двух месяцев из Бостона уходили на поиски группы разведчиков.
        На протяжении ста пятидесяти километров были обследованы все бухты, способные служить надежным прибежищем для пиратского корабля. Во время этих экспедиций погибли три человека, но результаты были для Альдуса Хамфри неутешительными.
        Разведчики обследовали каждый дюйм берегов рек Кеннебек, Андроскоджин, Сатане, Эбайгадассет, Мадди Шипсот, а также бухту Мерримитинг.
        Никаких следов «Раппаханнока».
        — Он должен находиться где-то рядом с Бостоном!  — волновался Хамфри.  — Я его видел! Он где-то рядом!
        Наконец «элитные войска» Хамфри, банда малолетних хулиганов, несших вахту в борделях Бостона, раздобыли недостающий ключ. Ирландский матрос, который, как они подозревали, был членом команды «Раппаханнока», пришел туда, чтобы весело провести ночь. На его фетровой треуголке геологи нашли несколько крупинок молочного цвета. Такие же крупинки были найдены, в равных пропорциях, на воротниках курток других матросов.
        — Кремнистый выход базальта, смешанный с известняком,  — заявили специалисты.
        Альдус Хамфри поднял глаза к небу:
        — Наконец-то!
        Вспомнив о саркастической статье в «Бостон Ньюс-Леттер», высмеивавшей его методы, научный подход и систематический сбор фактов, он закричал:
        — Свистать всех наверх!
        По просьбе Хамфри его жена отнесла зашифрованное послание в таверну в Норт-Энде.
        Через десять дней в Поллен-Пойнт перед Хамфри предстал мальчик.
        Дичок.
        Перед своим отъездом в Бостон Альдус Хамфри задержался в Ирландии вовсе не для того, чтобы узнать о прошлом Бэтмана, как он впоследствии утверждал. Ему было необходимо внедрить шпиона в ряды ирландцев, собиравшихся отправиться в колонии при помощи Бэтмана.
        Дичок был воришкой, промышлявшим в Лондоне, в квартале Монетного двора, анклаве разбойников. Он изрядно почистил Хамфри, что прославило мальчишку и побудило Августуса Муира нанять его для выполнения столь ответственного задания. Отвага и дерзкие ответы мальчишки во время допроса понравились офицеру стражей тишины, и он согласился заключить с ним сделку, которая избавляла Дичка от тюрьмы.
        Мальчик должен был отправиться в Америку при помощи Бэтмана и оставаться в среде ирландцев Бостона.
        Непоседа великолепно справился со своей ролью.
        Но только после трех месяцев проживания и Айриштауне он по-прежнему не знал, как проникнуть в тайну «Раппаханнока».
        — Спокойствие,  — говорил ому Хамфри.  — Нам не хватало многих деталей. Теперь мы точно знаем, что ищем!

        Смерть ребенка глубоко опечалила Салли. Чарльз решил провести большую часть зимы в деревне индейцев племени пенобскот, расположенной на берегу реки под тем же названием, в двадцати пяти лье от океана.
        Индейцы племени пенобскот знали, кем был Бэтман. Для них он, как и для его ирландских соотечественников, был святым. Он уважал их историю и ритуалы и отдавал им часть добычи. Пенобскоты встревожились, узнав о плачевном состоянии здоровья Салли. Знахарь индейцев был категоричен: ей нельзя было возвращаться на борт «Раппаханнока».
        Когда река освободилась ото льда, Чарльз в одиночку спустился по Пенобскоту, течение которой стало стремительным из-за таяния льдов, и добрался до другого лагеря дружественных ему индейцев, раскинувшегося недалеко от побережья.
        Там его ждал Бобр.
        — Все готово?
        — Как ты и просил, Чи, на три недели раньше.
        Утром 8 марта густой туман окутал просторы Атлантики. Шел снег. Чарльз и Бобр сели в небольшую лодку с парусом и двумя парами весел. Лодка заскользила по тихой воде. Волны лениво плескались в борта.
        Они лавировали между бесчисленными островками, делающими бухту Пенобскота опасной для навигации, и все ближе подходили к высокому массивному острову, выдававшемуся в Атлантический океан.
        Сквозь туман проглядывала отвесная скала. Останки корабля, валявшиеся на мелководье, напоминали об опасности. Останки другого корабля, трехмачтовою барка, выброшенные на побережье небольшого островка, усиливали неприятное впечатление. Эти корабли, потерпевшие крушение и изъеденные соленой водой, напоминали трупы, лежащие при входе в деревню, где свирепствует чума или холера. Лоцманы и рулевые знали об этих обломках и старательно обходили стороной эту часть бухты Пенобскота.
        Лодка Чарльза Бэтмана, напротив, заскользила прямо к острову, вынырнувшему из тумана.
        Качаясь на волнах, доходивших сюда из открытого моря, лодка плавно поднималась и опускалась. В непогоду волны с грохотом обрушивались на прибрежные полоски земли, и пена оседала на черных скалах.
        Огромный скалистый массив открывал свою тайну лишь тем, кто был не далее чем в нескольких саженях от берега. Постепенно он приобретал неожиданные формы. Проход с наклонными стенками высотой в сорок четыре фута тянулся по левому борту в глубь острова. Его высокие темные базальтовые стенки образовывали, словно регулярная кладка собора, арку, служившую входом в гигантскую пещеру, которую невозможно было увидеть из открытого моря.
        Лодка Бэтмана, казавшаяся теперь крохотной, вошла в проход, разверзшийся, словно от удара топора. И сразу же их взорам открылся во всей своей красе спрятанный в пещере «Раппаханнок».
        Глубина пещеры была более пятисот футов. Ее капитель, состоящая из базальтовых столбов и конкреции,[11 - Минеральные тела, резко отличающиеся от вмещающих пород по физическим свойствам.] скрепленных известняком, образовывала неф высотой в сто метров.
        Дневной свет падал вертикально из круглого отверстия на самом верху нефа, походившего на слуховое окно античного храма.
        «Раппаханнок» стоял в тихой черной воде, в которой не сверкала ни одна искра.
        Вдоль пещеры матросы Бэтмана выстроили небольшие хижины, украшенные тканями и экзотическими породами деревьев. Подземелье служило зимним пристанищем для «Раппаханнока» и надежным хранилищем сокровищ, награбленных на морских просторах Бэтманом и его ирландцами.
        Прибытие главаря экипаж без всякого притворства воспринял сдержанно. Все знали, какие испытания выпали на долю Салли. Эти грубые моряки сдерживали свои чувства в присутствии Бэтмана, но было ясно, что они к нему очень привязаны.
        На борту Бэтмана встретил лейтенант Айвис, тот самый, с помощью которого Чарльз вырвал «Раппаханнок» из рук Вальтера Муира восемь лет назад.
        — Мы готовы?
        Айвис кивнул.
        — Тогда в путь.
        Мощные канаты, привязанные к крюкам, вбитым в стенки пещеры, прочно удерживали корабль на спокойной воде. Маневр по выходу корабля из пещеры осуществлялся в ручную. Двадцать матросов на один пеньковый трос, двадцать пар пеньковых тросов — и «Раппаханнок», податливый и молчаливый, направился в сторону океана.
        Три матроса на мачтах и один человек на шлюпбалке в любую минуту были готовы предотвратить опасность, защитить борта от рифов, помешать рулю дать задний ход, не допустить изменения курса в извилистом проливе.
        Чарльз находился на заднем баке. Он смотрел, как удалялась пещера, и поднял кверху глаза в тот момент, когда верхушки мачт «Раппаханнока» проходили под последними влажными сталактитами.
        Чарльз нахмурил брови. Несмотря на по-прежнему густой туман, ему показалось, что он увидел лицо Дичка на самом верху пещеры, бесстрашно смотревшего в пустоту! Затем его взгляд уловил яркую вспышку.
        Искру.
        Выстрел мушкета.
        Шум и отзвуки долетали до него, как в тяжелом сне.
        На палубу «Раппаханнока» обрушился свинцовый дождь.
        Десятки солдат, которые угадывались по красным мундирам, появились на боковых скалах, нависших над проходом. Они осыпали корабль пулями. За белым дымом, взвивавшимся из дул их ружей, их силуэты были неразличимы.
        Чарльз Бэтман бросился за бортовой ящик, выхватил пистолеты и выстрелил одновременно двумя руками с одинаковой точностью. Ища глазами место для спасения на суше, он увидел Альдуса Хамфри, стоявшего недалеко от останков корабля, валявшихся на острове, по правую сторону от пушки, готовой выстрелить и сделать в корабле пробоину.
        На палубе падали матросы. Некоторые из них пытались укрыться в трюме. Бобр, Скрипка и Индеец, не обращая внимания на летевшие пули, раздавали оружие, чтобы дать отпор нападавшим.
        Пеньковые тросы, сдерживавшие «Раппаханнок» упали в воду. Несомый течением, корабль с жутким скрежетом ударился о стенку пещеры.
        Звук пушечного выстрела долетел до глубин пещеры. Повторяющееся эхо было таким громким, что могло показаться, что и в пещере идет сражение. Хамфри приказал выстрелить в базальтовую стенку, и она, рассыпавшись на тысячи кусков, упала на «Раппаханнок».
        Этот пушечный выстрел, означавший приказ остановиться, и последующий абордаж означали конец сражения. Для экипажа корабля, равно как и для Чарльза Бэтмана, все было кончено.
        Хамфри, от которого не отходил Дичок, начал производить аресты.
        Мертвые ирландцы лежали на палубе или плавали в воде.
        На Чарльза надели наручники.
        — Я никогда не терплю неудач. Я обещал разделаться с вами до наступления весны — так оно и произошло,  — радостно сказал Хамфри.
        Мужчины встретились лицом к лицу впервые. Стоя рядом с пиратом, маленький офицер стражей тишины походил на подростка. Чарльз невозмутимо молчал. Он смотрел на Дичка, который гордо вышагивал около рангоута.
        Индейца и Бобра уже арестовали.
        Скрипка считался без вести пропавшим.
        Хамфри прикачал своим людям забрать добычу ирландцев, спрятанную в пещере. Но те не нашли ни пенни. Богатства, о которых рассказывал Дичок, исчезли. Оказались пустыми и трюмы «Раппаханнока». Но что не испортило Хамфри настроения.
        В Бостон он вернулся с триумфом. Жители города были ошарашены, увидев его живым. Не менее сильное впечатление произвел на них и арест Бэтмана.
        Через несколько дней состоялась торжественная передача «Раппаханнока» представителям Фактории Муира, которые должны были переправить корабль в Лондон.
        Все ирландские матросы были осуждены и отправлены на каторгу на Антильские острова.
        И только судьба Чарльза Бэтмана вызывала споры: право судить его оспаривали юристы Лондона и Бостона. Судьи Олд-Бейли и Массачусетса хотели добиться привилегии вынести пирату смертный приговор. Споры затягивались, и губернатор Даммер решил заключить Бэтмана в тюрьму Ярмута, которая находилась на острове Хэнгман, расположенном в шести морских милях к югу от гавани Бостона.
        В этой крепости с бастионами, построенной в форме звезды, содержались самые опасные преступники провинции.
        Однажды утром гребная лодка, в которой находились двенадцать человек, подошла к острову Хэнгман. В ней находились десять солдат, Альдус Хамфри и Чарльз Бэтман, прикованный цепями к скамье, чтобы он даже и не думал бежать.
        Площадь острова, окруженного выступающими из воды скалами, составляла два акра. На нем не росло ни травинки.
        Когда лодка причалила, из бастиона вышли восемь стражей, чтобы сопроводить нового заключенного.
        Толщина стен крепости достигала пяти метров. Внутренний двор был разбит на несколько небольших восьмиугольных площадок. На центральной площадке Бэтман увидел виселицу с тремя повешенными. Хамфри передал своего пленника управляющему Ярмута.
        — Если он убежит,  — сказал Хамфри управляющему,  — вы умрете.
        По рядам заключенных пробежал ропот. Они были несказанно удивлены, увидев воочию Американца, которого все боялись и которым многие восхищались.
        Один из заключенных подошел к Чарльзу и сказал, имея в виду Хамфри:
        — Значит, он тебя…
        Бэтман с трудом выдавил улыбку:
        — Не надолго.
        Мужчина плюнул на землю и покачал головой:
        — Из Хэнгмана еще никто никогда не убегал…
        — А я и не собираюсь убегать.

        Муиры
        1730 год

        Через двенадцать дней после смерти Роберта Кастелла и Шеннон Глэсби в доме Корбета, зараженного оспой, парламентарий Джеймс Оглеторп пришел в канцелярию суда и потребовал, чтобы ему дали доступ к архивам.
        Оглеторп долго изучал многочисленные судебные документы, но в конце концов нашел то, что искал: письмо от июня 1723 года, написанное рукой Шеннон Глэсби, в котором заключенная Флит рассказывала о превышении полномочий и злоупотреблениях Джона Хаггинса, управляющего долговой тюрьмой.
        В той же папке Оглеторп обнаружил знаменитую Петицию 1723 года, а также десяток других петиций, поданных в последующие годы в суд несостоятельными должниками. Он также ознакомился с индивидуальными жалобами должников, требовавших положить конец бесчинству властей Флит — и управляющего Хаггинса, и его преемника Томаса Бэмбриджа.
        Служащие канцелярии суда не могли воспрепятствовать парламентарию, который унес все документы с собой.
        Став представителем Хаслемери в Суррее, молодой Оглеторп прославился как один из самых прилежных членов Палаты. Он принимал участие в работе сорока двух комитетов, в том числе комитета, приступившего в 1724 году к разработке «нового закона о положении несостоятельных должников». Дело вскоре застопорилось, и комитет не мог похвалиться результатами. Оглеторп сказал себе, что, если бы не трагедия, произошедшая с его другом Робертом Кастеллом, он, возможно, так ничего и не узнал бы о чудовищном обращении с несостоятельными должниками у себя на родине.
        Было недостаточно инициировать судебный процесс над Томасом Бэмбриджем, виновным в гибели Роберта Кастелла и Шеннон Глэсби. Опираясь на документы, Оглеторп намеревался всесторонне рассмотреть проблему.
        В своем памфлете «Адвокат моряков» Оглеторп заявил, что такая страна, как Англия, не должна покрывать себя позором, жестоко обращаясь со своими моряками. Трагедия, произошедшая во Флит, вырвала из его груди более пронзительный душераздирающий крик.
        В парламенте он при помощи графа Стэффорда возглавил Инспекционный комитет по делам долговых тюрем.
        Из девяноста шести членов этого очередного комитета Оглеторп сумел создать ядро из четырнадцати человек, которые, как он знал, занимались благотворительностью. Одним из них был очень богатый виконт Джон Персиваль, ирландец, считавший, как и Оглеторп, что делать добро — это долг высокопоставленных особ, имеющих для этого средства.
        На первом заседании комитета, двадцать пятого февраля 1729 года, его члены были потрясены, выслушав рассказ Оглеторпа об ужасающих условиях, царивших в долговых тюрьмах. Через два дня четырнадцать парламентариев приехали во Флит.
        Оглеторп не захотел, чтобы при осмотре тюрьмы их сопровождал Томас Бэмбридж, уже обвиненный в убийстве Кастелла. Он велел позвать Филиппа Глэсби и Ребекку Стэндиш.
        — Никто другой не сумеет лучше покачать нам Флит и продемонстрировать беззакония, творящиеся в тюрьме,  — сказал Оглеторп.  — Эти молодые люди родились здесь.
        Потом он представил Филиппа:
        — Сирота отважной Шеннон.
        Законники, важно выглядевшие в своих богатых одеждах и напудренных париках, по очереди подходили к четырнадцатилетнему мальчику и выражали ему свои соболезнования, сожалея, что протесты его матери не сразу вызвали у них беспокойство. Все они знали о Петиции 1723 года.
        Филипп равнодушно смотрел на них. Когда мальчику задавали вопросы, вместо него отвечала Ребекка. Джеймс Оглеторп позволил Филиппу покинуть Флит, хотя на нем продолжал висеть долг в двенадцать тысяч фунтов. Клеменс Муир перевел на сына долг матери, чтобы «выродок» Муир никогда больше его не беспокоил.
        Филипп и Ребекка повели членов комитета в дом Убогих. Парламентарии увидели подвалы, карцеры, длинные узкие коридоры, переполненные зловонные комнаты, клетушку родителей Ребекки, в которой несчастный Конрад Стэндиш по-прежнему сидел на стуле.
        Не менее тягостное впечатление произвел на парламентариев и Господский дом: бювет, часовня, смрадное подземелье, разрисованная комната еврея Манассии, бильярдная, где они обнаружили умиравшего человека.
        Филипп показал закуток, в глубине которого находилась дыра. Именно через нее и совершали «побеги» заключенные при пособничестве управляющего.
        Затем настала очередь цистерны.
        Филипп отказался идти в застенок, где в течение пяти лет томилась его мать. Парламентарии спустились вниз.
        Они печально смотрели на углубления, выдолбленные в стене Робертом Кастеллом, насечки, служившие своеобразным календарем, рисунки Шеннон, напоминающие о ее прошлом, начиная с выступления во дворце на Родерик-Парк и заканчивая Драйбургом, рисунки, которые они не могли расшифровать…
        Цистерна не пустовала. Чтобы быть уверенным, что новый заключенный не последует примеру Кастелла и не будет общаться с внешним миром, Бэмбридж велел заковать ему руки и ноги, что крайне возмутило Оглеторпа. Он напомнил управляющему, что заковывать заключенных разрешалось только в уголовных тюрьмах. Ярость Оглеторпа еще больше усилилась, когда он узнал имя несчастного: сэр Вильям Рич. Дворянин!
        Парламентарии приказали управляющему немедленно расковать заключенного и запретили ему и впредь применять этот метод пыток.
        Сэр Арчибальд Грант привел с собой художника Вильяма Хогарта, чтобы тот запечатлел ужасные открытия, сделанные во Флит. Наблюдательный Хогарт прекрасно передал песью голову и презрительный взгляд Томаса Бэмбриджа, стоявшего перед Оглеторпом и членами комитета в то воскресенье двадцать седьмого февраля 1729 года.
        Допрос Бэмбриджа состоялся в комнате, расположенной над привратницкой. На нем присутствовали сэр Вильям Рич и португалец Якоб Мендес Солас, тоже испытавший на себе, каково это — быть закованным. Оглеторп расспросил Бэмбриджа о капитане Джоне Макфадрисе, разорившемся богатом торговце, которого управляющий заставил находиться на открытом воздухе в любую непогоду, днем и ночью, привязав несчастного к дереву. Он напомнил управляющему о Джоне Холдере, старом торговце испанского происхождения, умершем из-за жестокого обращения с ним.
        — Что касается этого последнего случая, то вы совершили не только убийство, но и кражу, запретив его сыну и адвокатам войти во Флит, чтобы забрать имущество, перешедшее сыну по наследству. Имущество, которое мы нашли у вас!
        Оглеторп не забыл и о несчастном Томасе Хогге, который, отбыв наказание во Флит, пришел сюда, чтобы пожертвовать несколько фунтов своим товарищам по несчастью. Бэмбридж незаконно приказал его запереть в камеру, чтобы отобрать все деньги, которые тот, как он полагал, заработал после обретения свободы.
        Бэмбридж неизменно отвечал, что он только налагал санкции, предписанные в случае неповиновения должника или неуплаты за проживание. По его мнению, именно так обстояло дело с Макфадрисом, Холдером и Хоггом.
        Уверенность Бэмбриджа в своей правоте обескураживала. В конце концов Филипп спросил себя, кто же сумеет внушить страх этому человеку?
        Перечислив подозрительные случаи бегства Бойса, Килкерри, Тейльюра и Бута, Оглеторп обвинил Бэмбриджа в том, что тот намеренно запер Роберта Кастелла и Шеннон Глэсби в комнату, зараженную оспой.
        — Это ложь,  — ответил Бэмбридж.  — Им просто не повезло, вот и все. Многие свидетели из тюремных границ готовы выступить в суде в мою защиту. С меня снимут это обвинение!
        Бэмбридж ничуть не боялся комитета Оглеторпа. Сразу же после ухода парламентариев он приказал бросить сэра Вильяма Рича в цистерну и снова заковать его, невзирая на запрет членов комитета.
        На следующий день Филипп известил об этом Оглеторпа. Разъяренный Оглеторп приехал во Флит и обвинил Бэмбриджа в новом преступлении — оскорблении парламента.
        Все должники выбежали в главный двор, чтобы не пропустить любопытное зрелище: Бэмбридж был арестован, и его охраняли два стражника и сержант! Заключенные выстроились в два ряда, образовав кордон бесчестия.
        Подойдя к воротам, Бэмбридж с удивлением увидел Филиппа Глэсби. Мальчик получил привилегию распахнуть дверь перед управляющим. Он резко захлопнул ее прямо за спиной Бэмбриджа под одобрительные возгласы заключенных:
        — И пусть он сюда больше не возвращается! Парламентские комитеты были известны своей крайней медлительностью. Но Оглеторп и его помощники сумели провести расследование всего за пять недель.
        Плохой оратор, Оглеторп брал своим беспристрастием и обоснованностью излагаемых фактов. Его доклад, сделанный 20 марта в парламенте, стал настоящей сенсацией. Парламентариям ничего не оставалось, кроме как единогласно поддержать его. Джон Хаггинс был заключен в уголовную тюрьму Ньюгейта за убийство заключенного Эдварда Арна. Томас Бэмбридж был отстранен от должности и тоже заключен в уголовную тюрьму Ньюгейта за убийство Роберта Кастелла и Шеннон Глэсби. Ему было запрещено занимать должность управляющего тюрьмой после выхода на свободу. Сообщников управляющих, в том числе привратника Роберта Корбета и «подручных» Барнса, Пиндара, Эверетта и Кинга, тоже не пощадили…
        Придя в тюрьму Маршалси, члены комитета Оглеторпа обнаружили там более трехсот несостоятельных должников, умиравших от голода и лежавших среди трупов! Парламент заявил о необходимости принятия нового закона с целью реформирования института тюрем для несостоятельных должников и предотвращения злоупотреблений со стороны управляющих.
        Четырнадцатого мая, в день второго доклада комитета, Оглеторп и Персиваль сумели получить от короля разрешение на освобождение всех несостоятельных должников королевства, лишенных свободы за неуплату за проживание и подвергшихся чрезмерному наказанию со стороны управляющих тюрем.
        Оглеторп подсчитал: эта мера позволит выйти на свободу по крайней мере десяти тысячам из шестидесяти тысяч заключенных должников по всей Англии!
        Новость о королевской милости облетела страну. Все восхищались Джеймсом Оглеторпом. Он сам был поражен быстротой и значительностью результатов своего расследования, ведь с момента смерти Роберта Кастелла и Шеннон Глэсби прошло всего пять месяцев!
        Должники буквально засыпали суды прошениями об освобождении. Во Флит всех охватила безумная радость. К старому Конраду Стэндишу вновь вернулась жажда жизни, и он поторопился заявить о своих правах. Он уже представлял, как возвращается на родной остров Мэн с женой и дочерью!
        Чтобы успокоить общественное мнение, на свободу стали выпускать первых заключенных. Предварительно имена освобожденных должников печатали в газетах, чтобы никто из кредиторов не пострадал.
        В середине июня первая партия заключенных покинула Флит.
        В этот день ворота тюрьмы были широко распахнуты. Четверо мужчин внесли на главный двор гроб.
        При его появлении разговоры смолкли. Мужчины сняли головные уборы.
        Во Флит вернулась бывшая должница.
        В декабре Шеннон временно похоронили в склепе Кастеллов. При помощи Оглеторпа ее сын Филипп добился разрешения перезахоронить мать во Флит, чтобы она оставалась для следующих поколений символом святого бунта и отваги вопреки несправедливости.
        Бальи Вестминстера позволил себя уговорить, и Шеннон обрела свое последнее пристанище.
        Гроб с телом Шеннон поставили в каменный склеп, сделанный в северной стене на равном расстоянии от дома Убогих и Господского дома.
        Филипп попросил выгравировать следующую надпись:

        Шеннон Глэсби
        1697 -1728
        Отважная леди Флит
        Vincit

        Не было ни религиозной церемонии, ни траурных речей. Филипп, стоявший у склепа в окружении Ребекки, Стэндишей и Гудричей, приветствовал должников, подходивших почтить память Шеннон.
        Все знали, чем они были обязаны этой бесстрашной молодой женщине.
        Непосредственно перед узаконенным закрытием ворот тюрьмы Филипп пошел в квартал Клеркенвелл вместе с Кеном и Марсией Гудричами, которые приютили его после того, как Оглеторп добился его освобождения из долговой тюрьмы. Стоял теплый, но сырой вечер. Солнце клонилось к закату. Шли они молча.
        На втором этаже лавки «Красный мундир» Гудричи обставили для него каморку. В течение целого месяца они лишали себя обеда, чтобы купить мальчику кровать и свечи, ведь он так любил читать.

        В тот вечер добряк Кен Гудрич принес ужин в каморку Филиппа.
        После смерти Шеннон ни поддержка Ребекки, ни увещания Эдит Стэндиш и Гудричей не помогли Филиппу справиться с затяжным душевным кризисом. Кен Гудрич даже нарисовал портрет Шеннон, поражавший удивительным сходством с оригиналом. Филипп, наблюдавший за работой Кена, не мог отвести от портрета глаз. Филипп по-прежнему походил на мать. Он был очень худым, что у его друзей вызывало опасения. Белокурые волосы спадали легкими прядями на черную куртку, которую он носил в знак траура.
        — Я знаю, что это был для тебя тяжелый день,  — сказал Гудрич, садясь рядом с кроватью Филиппа.  — Но все же ты должен взять себя в руки. И как можно быстрее!
        Ничего не ответив, четырнадцатилетний мальчик покачал головой.
        — В твоем возрасте,  — продолжал Гудрич,  — я тоже считал, что меня ждут в будущем лишь неприятности и уныние. И именно в самый тяжелый для меня период мне посчастливилось познакомиться с той, которая вскоре стала очаровательной Марсией Гудрич!  — Кен улыбнулся.  — Моя жизнь наполнилась счастьем. С тех пор все пошло по-другому. Но не думай, что мне было легко. Мой отец хотел заставить меня жениться на дочери одного из поселенцев. Белого. А я, который до того момента никогда не принимал решений самостоятельно, не подчинился ему. Я принял решение и выполнил его. За несколько дней ребенок, каким я оставался в шестнадцать лет, превратился в мужчину.
        — Вам повезло, мсье Гудрич.
        — Но ведь тебе тоже повезло! Разве у тебя нет Ребекки?
        Филипп нахмурился.
        — Это не надолго.
        Гудрич непонимающе пожал плечами.
        — Можно подумать, что эта очаровательная девушка собирается тебя бросить.
        — Она — нет. Но только отец заставит ее это сделать.
        — А почему?
        Филипп оторвал взгляд от портрета матери и повернулся к Гудричу.
        — Он рассчитывает, что новый акт позволит ему вернуться на остров Мэн. Он надеется, что древнее славное имя поможет ему найти буржуа или зажиточного торговца, который женится на его дочери. Ему необходима Ребекка. Он увезет ее с собой.
        — В самом деле… А что говорит Ребекка?
        — Она покорилась воле отца.
        — Понимаю. Возможно, Стэндиши согласятся, чтобы ты вместе с ними поехал на остров?
        Филипп весь сжался.
        — Чтобы любоваться Ребеккой, вышедшей замуж за другого?
        — Понимаю… Значит, у тебя нет особого выбора.
        — Да разве у меня вообще есть выбор?
        Кен покачал головой и, встав, сказал:
        — Тебе решать. Прими решение, выполни его и следуй ему. Я могу дать тебе совет, но будет лучше, если я промолчу. Тогда не исчезнет очарование…
        Четвертого июля Конрад Стэндиш узнал о своем освобождении. Ею долги Хаггинсу и Бэмбриджу были аннулированы, а долг первоначальному кредитору, который не напоминал о себе на протяжении уже нескольких лет, был объявлен погашенным за истечением срока давности.
        Стэндиш сразу же узнал, когда на Мэн отплывает первый корабль, и отправил на остров несколько писем, в которых сообщал о своем возвращении и расхваливал красоту и безукоризненное воспитание своей дочери.
        Филипп не приходил во Флит десять дней подряд.
        — Где ты был?  — спросила Ребекка, когда он наконец появился.
        — В Хокли-ин-зе-Хоул.
        Филипп поздравил Конрада Стэндиша со скорым освобождением. Преисполненный радости, пожилой мужчина не замечал беспокойства на лицах Ребекки и своей жены.
        — Что ты делал в Хокли?  — настаивала Ребекка.
        — Давал советы…
        Поскольку у Филиппа был наметанный глаз и он знал уловки владельцев собак и гладиаторов, он подсказывал неопытным игрокам, на какую собаку лучше поставить, по каким причинам не стоит рассчитывать на такого-то медведя или быка, но главное, он узнавал о «договоренностях», достигнутых гладиаторами перед боем. Эти советы приносили Филиппу неплохие проценты с выигрышей. Однако ремесло «советчика» таило в себе множество опасностей: владельцы собак и крупных животных вели настоящую охоту на этих мерзавцев, лишавших их выгоды, получаемой благодаря легкомысленно заключенным пари.
        — Это безумие!  — воскликнула Ребекка.  — Многие советчики, причем даже дети, окончили свою жизнь в водах Флит или были искалечены!
        — Мне не хватало двадцати фунтов.
        — Да что ты говоришь! И зачем они тебе понадобились?
        — Идем со мной. Сейчас ты все поймешь.
        Филипп повел Ребекку в «Рейнбоу Кофе Хаус», расположенный в тюремных границах.
        Филипп подошел к столу, за которым двое мужчин играли в кости.
        — Доктор Гейман?
        Гейман велел ему помолчать, пристально наблюдая за броском своего противника:
        — Потом!
        Кость покатилась по столу.
        Гейман схватился за голову двумя руками, ругаясь и чертыхаясь. В очередной раз удача отвернулась от него. Ему пришлось расстаться еще с одним фунтом. Его кошелек почти опустел. Филипп положил на стол свое богатство.
        Гейман с удивлением посмотрел на подростка:
        — Чего ты хочешь?
        Взволнованный Филипп набрал в легкие воздух и выдохнул:
        — Обвенчайте нас!
        От неожиданности Ребекка застыла на месте. Гейман улыбнулся. Филипп взял свою подругу за руку.
        — До сегодняшнего дня ты подчинялась своему отцу. Если ты примешь мое предложение, он не сможет разлучить нас.
        Ответ молодой женщины на предложение о замужестве прозвучал не сразу. Стоявшие вокруг них игроки молчали. Тогда Ребекка одарила всех очаровательной улыбкой и больно хлопнула Филиппа по плечу.
        — Я принимаю твое предложение, поскольку мне вряд ли еще когда-нибудь представится подобная возможность. Ты мог бы избавить меня от переживаний, дурак, если бы обо всем рассказал раньше! Ведь я думала, что мы больше никогда не увидимся!
        — А вот это другое дело!  — обрадовался Гейман, вставая.  — Я думал, что ты пришел, чтобы занять мое место за игровым столом, малыш. Но если дело обстоит иначе, я ваш слуга, я ваш покорный слуга, особенно когда на кону стоят двадцать фунтов!
        Джон Гейман был пастором. Он расстегнул воротничок рубашки, чтобы ему дышалось свободнее. Вот уже более двадцати лет этот должник, знаменитый заключенный тюремных границ, совершал брачные обряды.
        Благодаря старинной традиции жульничать с законом пасторы, не способные платить за комнаты в тавернах, легко соглашались венчать заключенных Флит, что было для них единственным способом заработать немного денег. Незаконные по сути, эти браки признавались действительными, так как были освящены настоящим священнослужителем. Поскольку в такой ситуации не было необходимости публично объявлять о предстоящем бракосочетании, во Флит со всей страны стекались желающие вступить в брак: близкие родственники, влюбленные сердца, нарушавшие родительский запрет, мужчины, готовые стать двоеженцами ради нового приданого, влюбленные, исповедовавшие разные религии…
        В некоторые годы во Флит, случалось, регистрировали более двух тысяч браков.
        — Свидетели!  — воскликнул Джон Гейман.  — Скорее!
        К нему подошли два игрока в карты, один из которых был совершенно пьян.
        Пастор вытащил из кармана тетрадку, в которой делал записи о заключаемых браках. Потом он с предельной точностью переносил эти записи в большую книгу, которая вызывала доверие у судебных властей страны.
        — Ваши имена?
        К удивлению Ребекки Филипп попросил, чтобы их записали под фамилией Муир.
        — Филипп и Ребекка Муир,  — заключил Джон Гейман.
        Пастор не задал ни одного вопроса. Филипп знал, что двадцать фунтов улаживали все проблемы.
        «Благословение» длилось минут десять. Гейману нравилось читать проповедь святого Павла целиком.
        — Жребий брошен,  — торжественно произнес пастор.  — Желаю вам стать добропорядочной семьей во Христе. Да хранит вас Господь!
        Произнеся все необходимые формулировки на одном дыхании, Гейман повернулся к игровому столу и предпринял попытку приумножить двадцать фунтов, заплаченные ему Филиппом.
        Новобрачные уносили с собой свидетельство о браке, написанное на помятом листке, выпрошенном в «Рейнбоу Кофе Хаус».
        Конрад Стэндиш был единственным, кто до посинения кричал от ярости, узнав эту новость. Его жена Эдит от души радовалась за молодых людей.
        Вечером в каморке «Красного мундира» Филипп поведал своей жене, что он незаконный сын Августуса Муира. Он также рассказал ей о том унижении, которое испытал перед воротами дворца на Родерик-Парк, когда Клеменс Муир забросал его камнями, после того как пригрозил утопить в Темзе.
        — Что ты собираешься делать?
        — Ненависть заведет меня в тупик. Я ничего не забыл, но надо действовать иначе. С одной стороны, Муиры могущественны, в отличие от меня, с другой стороны, я ничего не жду от них.
        — Тогда почему ты взял их фамилию?
        — По крайней мере я знаю, кто такой Августус Муир! Глэсби для меня чужой человек. Моя мать однажды призналась, что это не ее фамилия. С сегодняшнего дня я Муир. Когда-нибудь по воле Божьей им придется это признать.
        Разговор зашел об их будущем.
        — Я никогда не забывал, что ты мечтала отправиться в Италию или Грецию,  — сказал Филипп.  — Я буду работать, чтобы скопить необходимую сумму. И тогда прощай, Англия! Обещаю тебе!
        Кен Гудрич посоветовал Филиппу найти занятие, приносящее стабильный доход.
        Но в это время Лондон переживал период повальной безработицы. Ожидаемый со дня на день приток тысяч освобожденных несостоятельных должников, большинство из которых наверняка устремится в столицу, повысил спрос на рабочие места во всех отраслях производства. Стремительно росла неуверенность в завтрашнем дне. Улицы заполонили бродяги, нищие, целые семьи, которые подвергались медленной пытке нищетой. Резко увеличилось количество случаев воровства и других преступлений.
        Поговаривали, что король Георг II, осознав, насколько враждебно настроены по отношению к нему дворянство и буржуазия, все больше жалел о том, что подписал декрет, подготовленный Оглеторпом и Персивалем.
        Оглеторп понял, что крайне необходимо разработать план помощи освобожденным несостоятельным должникам.
        Требовалось построить для них жилье, создать новые рабочие места, начать распределять еду среди самых бедных.
        — Это безумная, невыполнимая задача,  — сказал себе молодой парламентарий.  — Где можно найти работу для десяти тысяч человек?
        Решение Оглеторпу подсказал мужчина по имени Томас Ломб.
        У Ломба заканчивался английский патент на крутильную машину, и он пришел к Оглеторпу, чтобы тот защитил его интересы в парламенте и помог продлить срок действия патента.
        Несколько лет назад кузен Ломба уехал в Италию, чтобы тайком скопировать чертежи новых крутильных машин, обеспечивавших итальянцам господство на европейском рынке шелка. Он вернулся в Лондон и получил патент на изготовление первой машины.
        — Крутильные машины сейчас работают даже в Дерби,  — сказал Томас Ломб Оглеторпу.  — Однако возникает необходимость в качественном шелке-сырце. Но все попытки выращивать на английской земле основной продукт питания шелкопряда — белую шелковицу — оказались неудачными. Однако вскоре все может измениться!
        Ломб протянул Оглеторпу короткую заметку, напечатанную в одном из лондонских изданий в 1724 году.
        — Ее автор — Жан-Пьер Пюрри, швейцарский авантюрист из Нёвшателя. Он представил доказательства, что на юге Каролины белая шелковица растет в диком виде! Если Англия начнет разводить в этих краях шелкопряда в промышленных масштабах, она ежегодно будет экономить полмиллиона фунтов. Добавлю, что, если шелк-сырец Каролины будет поступать в Англию, я увеличу количество моих крутильных машин и создам новые рабочие места, которые потребуются для производства этой ценной материи. Я вам гарантирую, что на нашей земле появятся тысячи новых рабочих мест! Вы не знаете что делать с десятью тысячами освобожденных должников? Их будет недостаточно, чтобы удовлетворить потребности в рабочей силе для производства английского шелка!
        Предложение Ломба соответствовало замыслам Оглеторпа, однако это была лишь половина дела. Проект Пюрри предусматривал не только расширение производства шелка, но и создание новой колонии. Может, стоило заселить ее несчастными должниками?
        Когда Оглеторпу пришла в голову эта мысль, он всю ночь, до самого рассвета, ходил по спальне из угла в угол, но утром не выглядел уставшим: он сиял от счастья!
        Оглеторп раздобыл все работы по этой тематике, написанные на рубеже веков Томасом Нейрном, Робертом Монтгомери, Джоном Барнвеллом, и даже подробную схему, составленную его врагом Августусом Муиром, которая включала в себя маркграфство Монтгомери, военные форты Барнвелла и шелковые плантации Пюрри.
        — Надо получить либо от правительства, либо посредством дарения или покупки несколько акров земли на юге Каролины, чтобы поселить там сотню наших безработных несостоятельных должников,  — сказал Оглеторп своему другу Персивалю тринадцатого февраля 1730 года, находясь у себя в имении.  — Они станут пионерами будущей крупной колонии. Она примет всех тех, кого мы освободили из долговых тюрем!
        — Понимаю. Я уже интересовался обширными дикими территориями Каролины. На какие средства вы собираетесь осуществить этот сногсшибательный проект?
        — Эта колония не будет иметь ничего общего с тем, что до сих пор практиковалось в Америке. Речь идет о том, чтобы помочь становлению филантропической колонии!
        Мы будем взывать к милосердию! Золотой век колоний миновал. Вот уже полвека, как корона не издавала никаких хартий. Кто в наши дни мечтает об основании новых городов? Вы хоть осознаете размах этого начинания? Без поддержки короля и парламента мы ничего не добьемся.
        — Но как вы рассчитываете убедить их?
        Оглеторп решил опробовать надежность своих аргументов на Персивале.
        — Я подсчитал, во что обходится нашей стране бедный труженик вместе с семьей. Поскольку такой человек не может существовать без общественной благотворительности, он обходится государству в двадцать фунтов в год, в то время как отдает ему лишь десять фунтов. Учитывая плодородие земель, включенных в схемы Монтгомери и Пюрри, я полагаю, что тот же самый человек, поселившийся на берегах Саванны, не только ничего не будет стоить государственной казне, но и станет приносить короне в десять раз больше, чем на родине-матери! В моих рассуждениях нет никакого изъяна. Англия, увезя своих бедняков в Америку, прославится и обогатится!
        Персиваль улыбнулся:
        — Если память мне не изменяет, мы договорились добиваться смягчения наказаний должникам Флит. И вот, год спустя, о чем мы говорим?
        — О создании в Америке тринадцатой колонии!
        Персиваль, по-прежнему улыбаясь, добродушно добавил:
        — Ну что ж, попытаемся…
        Их проект создания колонии, призванной стать «делом милосердия и человечности», вызвал удивление, но был встречен благосклонно. Филантропическая направленность не имела ничего общего с предыдущими экспериментами и возродила интерес англичан к далеким впадениям в Америке.
        «Будущие управляющие колонии во благо человечества отказались от богатства и праздности, на которые им давало право их состояние, а также от обычаев, повсеместно распространенных на родине-матери»,  — писал Оглеторп. Это кредо сделало проект еще более удивительным в глазах общественного мнения. Впервые в истории английских колоний этой колонией будут управлять люди, которые поклялись не извлекать никакой прибыли из своей затеи! В столетие меркантилизма основатели колонии дали обещание работать на общественных началах.
        О них сочинили поэму и песни.
        Пожертвования лились рекой, деньги поступали и от мелкого ремесленника, буквально оторвавшего от себя несколько пенни, и от влиятельных аристократов, таких как Уильям Пенн, который, услышав о проекте на берегах Делавэра, выделил на его осуществление сто фунтов.
        Всемогущий премьер-министр сэр Роберт Валпол был доволен тем, что появился проект, который не будет стоить его правительству ни пенни. Августус Муир, узнав о предполагаемых условиях создания колонии, пожаловался премьер-министру:
        — Оглеторп позаимствовал мой проект, переписал его слово в слово. У меня есть на него как моральное право, так и право иметь финансовую выгоду.
        Но сэр Роберт Валпол больше не намеревался поддерживать Муира:
        — Ваша попытка провалилась, бесполезно пытаться предпринимать ее вновь. Тогда я вам сказал, что вашей военной и торговой колонии не хватает одной вещи. На самом деле ей не хватало двух вещей. В первую очередь необходимости. А сейчас нам необходимо решить проблему с наплывом несостоятельных должников и других безработных. Во-вторых, доброты общества. Кто бы мог подумать?
        Когда Августус Муир стал настаивать на том, чтобы его торговые корабли перевозили переселенцев в Америку, а затем стали основным транспортом для отправки шелка-сырца в Англию, Оглеторп резко возразил. Он не забыл, что на процессах по делам Бэмбриджа и Хаггинсов Муир, сюринтендант тюрем, сумел добиться вынесения оправдательных приговоров!
        Филипп и Ребекка как зачарованные следили за потрясающей деятельностью Оглеторпа. Все говорили о «колонии обездоленных». Даже пасторы в своих проповедях призывали паству делать пожертвования.
        Стремясь снискать поддержку Георга II, будущие управляющие подхватили идею Пюрри и Муира, назвав новую провинцию именем короля.
        Вскоре была изготовлена официальная печать. На ней были изображены три стадии жизненного цикла шелкопряда на листе белой шелковицы и выбит девиз колонии: Non Sibi Sed Aliis.[12 - Не для себя, но для других (лат).]
        Придя однажды вечером в «Красный мундир», Филипп и Ребекка застали Кена и Марсию Гудрич в слезах радости: в статье, написанной Оглеторпом, говорилось, что первый контингент поселенцев обоснуется на южном берегу Саванны.
        — Благородная мечта постепенно становится реальностью!  — ликовал Гудрич.  — Я даже не думал, что при жизни увижу такой всплеск щедрости. Либо я ошибаюсь, либо восемнадцатое столетие на самом деле многообещающее!
        Но не тут-то было! На следующее утро два человека, Джон Томпсон и Джордж Робинсон, уехали из Лондона во Францию. Эти двое были казначеями Корпорации милосердия, агентства, созданного двадцать лет назад для того, чтобы наиболее обездоленные смогли получать кредиты. Эта корпорация выдавала кредиты под самые низкие проценты.
        Корпорация милосердия считалась вершиной филантропического духа Англии. Но с ее счетами плутовали. Богатые спекулянты пользовались условиями, установленными для бедных, и получали колоссальные барыши. Корпорация выдавала намного больше кредитов, чем должна была.
        В кассе не хватало пятьсот семьдесят тысяч фунтов!
        Бегство двух казначеев подлило масла в огонь: вспыхнул грандиозный скандал.
        Это было гораздо хуже, чем крах Компании Южных морей, положивший конец колониальным амбициям Августуса Муира.
        До этого никто даже подумать не мог, что уважаемое агентство было средоточием тайных махинаций. Сама суть филантропии оказалась под сомнением. Пожертвования прекратились. Всеобщее недоверие не обошло стороной и проект новой колонии.
        В своих статьях Оглеторп вновь начал приводить сведения, добытые Робертом Монтгомери и Жан-Пьером Пюрри. Он говорил о будущей Джорджии как о «рае, расположенном на той же параллели, что и Земля Обетованная, где все растет само по себе, не требуя человеческого труда, где воздух столь живителен, что человек может прожить три сотни лет». Критики высмеивали эти доводы, подозревая, что они служили приманкой для жертвователей, для обогащения подставных, с виду весьма щедрых основателей колонии, готовых исчезнуть, едва будут собраны средства.
        — Увы, это слишком красиво!  — сокрушался Гудрич, узнав об этой клеветнической кампании.  — Если судьбе не будет угодно, я не увижу, как Оглеторпу удастся воплотить свой замысел в жизнь.
        Через два дня в «Красный мундир» вбежал Филипп, размахивая последним номером «Лондонской газеты».
        — Томас Ламар в Лондоне! Красно-белокожий! Герой Саванны и Чаттахучи! Он узнал о проекте Джорджии!
        Все помнили имя знаменитого исследователя. Толпа, которая испытала столько разнообразных чувств при чтении книги о его подвигах, возликовала, услышав о его приезде. Многие считали Томаса Ламара умершим, некоторые даже утверждали, что его вообще не существовало, что он был всего лишь выдумкой издателя Вильяма Тейлора.
        «Лондонская газета» сообщала о том, что Томас Ламар будет присутствовать на чрезвычайном открытом заседании Общества Джорджии.[13 - The Corporation tor Establishing Charitable Colonies in America. (Прим. авт.).]
        Публика валом валила, чтобы увидеть героя «Борьбы не на жизнь, а на смерть белого человека среди дикарей». Филиппу и Ребекке, для которых этот роман был счастливым общим воспоминанием, благодаря Оглеторпу удалось попасть в театр, арендованный по случаю этого события.
        Заседание открыли Оглеторп и Персиваль, подчеркнувшие в своих речах то, что отличало их проект от проекта скандальной Корпорации милосердия. Управляющие Джорджии, запятнавшие себя в ином скандале, а именно Арчибальд Грант и Роберт Саттон, подали в отставку. Оглеторп и Персиваль отвергли обвинения в мистификации, выдвинутые против них, и дали новые гарантии контроля расходования пожертвований, поступавших на счет в Банке Англии, где можно было в любое время навести справки.
        Им долго аплодировали.
        Наконец было объявлено о выступлении Томаса Ламара.
        В зрительном зале установилась абсолютная тишина.
        На сцене появился герой.
        В этот момент в зале раздались пронзительные крики. Это кричали Филипп и Ребекка.
        К авансцене подходил Кен Гудрич.
        Гудрич начал с того, что рассказал, как он вместе со своей супругой Китги жил на острове Томогучи вплоть до 1717 года. Во время ужасной войны, развязанной ямаси, когда конфедерация индейцев выступила против англичан Каролины, его дом был дважды разрушен. В первый раз — бледнолицыми, второй раз — краснокожими. Оба его сына, Ожидаемый-с-нетерпением и Раскат-грома, встав на сторону индейцев в их борьбе с англичанами, погибли при пожаре в деревне чероки. Обезумевшие от горя Томас и Китги Ламар, видя, как убивают их друзей индейцев, решили уехать. Томас распростился со своими надеждами увидеть когда-либо, как европейцы будут жить в мире с индейцами. Китги, последняя из йео, хотела все забыть. Они отправились в Англию. В городе графства Херефордшир под названием Гудрич они решили сменить фамилию, чтобы навсегда распроститься со своим мучительным прошлым. Ламару удалось продать свои реликвии из драгоценных металлов, которые ему подарили индейцы, в том числе верховный вождь Брим. На эти деньги они купили в Клеркенвелле лавку «Красный мундир». Ламар, рассудив, что лондонцы не в состоянии различать
представителей индейских племен Нового Света, выдал свою супругу йео за индианку из племени аравак с Антильских островов. Они придумали для себя прошлое на острове Барбадос и стали скромно жить, подражая во всем другим английским супружеским парам. Даже невероятная шумиха, поднявшаяся вокруг публикации апокрифического рассказа о его подвигах на берегах Саванны, не убедила Гудрича открыть свое настоящее имя.
        Сейчас же он вышел из тени только для того, чтобы поддержать создание Джорджии. Он заверил собравшихся, что Оглеторп не солгал, рассказывая об этих краях как о настоящем рае. Он сам, никогда не пахавший землю и не строивший дома, покинув Чарльзтаун и поселившись на острове Томогучи, имея в своем распоряжении только несколько фунтов, сумел создать домашний очаг и прокормить семью!
        В зале раздался голос, прервавший его рассказ. Кто-то назвал Гудрича самозванцем.
        Кен Гудрич невозмутимо расстегнул рубашку и обнажил торс: на нем по-прежнему была отчетливо видна татуировка, сделанная Бримом в Ковете, когда Гудричу было тридцать шесть лет. Сейчас ему уже исполнилось шестьдесят. Ни у кого не вызвало сомнений то, что это была старая татуировка.
        Выступление героя имело ожидаемый успех. Томасу Ламару бурно аплодировали. Его поручительство развеяло все клеветнические слухи, ходившие до сих пор.
        После открытого заседания Общества Ламар-Гудрич пришел вместе с Филиппом и Ребеккой в кабинет Оглеторпа, находившийся в резиденции Общества Джорджии.
        Из глаз молодых людей, потрясенных неожиданным открытием, все еще лились слезы.
        — Конечно, я предпочел бы ни в чем не признаваться,  — сказал им славный Гудрич. Он улыбнулся: — Во-первых, потому что ты, Филипп, был бы сильно разочарован, узнав, что я не умею убивать медведей голыми руками и что моя жизнь мало походит на жизнь того Красно-белокожего, которым ты восхищался, читая роман. Во-вторых, Марсия и я, мы прекрасно приспособились к этой жизни, полной лжи. Такое существование помогало никогда не думать о том, что нам было дорого и чего мы лишились…
        Гудрич попросил Оглеторпа показать ему карту края, который тот собирался колонизировать. Он провел пальцем вдоль извилистой линии, изображавшей реку Саванна, потом взял перо и после устья, на первом крутом повороте, нарисовал маленький остров в форме полумесяца.
        — Вот мой остров,  — сказал он.  — Остров Томогучи.
        Гудрич показал документ, подписанный в 1798 году членами городского управления Каролины, признавшими его владельцем этого клочка земли посередине Саванны.
        Он протянул этот документ Филиппу. Тот взял его, ничего не понимая.
        Оглеторп сказал:
        — Когда Кен Гудрич пришел ко мне, чтобы предложить свою помощь, он выдвинул только одно условие: вы должны быть первыми пассажирами корабля, который повезет пионеров в Джорджию.
        — Здесь у вас нет будущего,  — добавил Гудрич.  — Здесь нет работы. Один мир исчезает, в то время как по ту сторону океана рождается другой мир. Не упустите свой шанс.
        Гудрич повернулся к Оглеторпу.
        — Какими бы ни были уложения вашей колонии, я хочу, чтобы мои друзья оставались единственными владельцами этого острова.
        Оглеторп согласился:
        — Даю вам слово.
        Взволнованные, Филипп и Ребекка хотели возразить, но Гудрич не дал им возможности что-либо сказать. Парламентарий подошел к Филиппу:
        — Если бы не гибель моего друга Роберта Кастелла, я, возможно, никогда не заинтересовался бы скандалом, вспыхнувшим вокруг долговых тюрем. Не будь петиции твоей матери, нам ни за что не удалось бы изменить законы и так быстро освободить многочисленных несостоятельных должников. Через Шеннон ты теперь тесно связан со всем, что происходит…
        Оглеторп долго жал Филиппу руку:
        — Добро пожаловать в жизнь, полную приключений!

        Бэтманы
        1732 год

        Альдус Хамфри поселился в новых помещениях, предназначенных для вооруженной гвардии Бостона. После ареста Чарльза Бэтмана он стал в провинции важной особой. При поддержке губернатора Даммера он сумел реформировать корпус агентов Массачусетса и начал проводить в жизнь политику, о которой мечтал еще в Лондоне. За год уровень преступности в колонии снизился наполовину. Паршивые овцы бежали. К успехам Хамфри относили и внезапный отъезд ирландцев-католиков. В один прекрасный день город Айриштаун, символ процветания Бэтмана, полностью опустел. Никто не знал, куда отправились ирландцы.
        В глубине души Хамфри надеялся занять пост главного судьи, а через несколько лет и наместника-губернатора.
        Единственной проблемой, доставлявшей Хамфри беспокойство, был бесконечный юридический спор между Лондоном и Бостоном о судьбе Бэтмана, по-прежнему томившегося в тюрьме на острове Хангман.
        Хамфри, ненавидевший крючкотворство, не раз клялся себе, что если бы он был главным судьей, это дело не тянулось бы полтора года.
        В начале ноября 1732 года население Бостона уже не вспоминало об ирландском пирате с «Раппаханнока». Его гораздо больше волновало сообщение о комете, которую в июле якобы видел в Китае один иудейский миссионер.
        Шумиха, подкрепляемая различными пророчествами о конце света, передаваемыми из уст в уста по всему городу, приводила Хамфри в отчаяние. Он ненавидел суеверия. Для него это был еще один повод обвинить бостонцев, которых он не любил, в безрассудстве. Хамфри презирал их образ жизни. По его мнению, светская власть была слишком трусливой, Церковь — слишком вездесущей, почитание короля — недостаточным, нравственные устои пуритан — слишком противоречивыми. Да и само население состояло наполовину из ханжей, наполовину из авантюристов или людей, бежавших из Англии по сомнительным причинам. Хамфри запретил жене поддерживать всякие отношения с замужними женщинами Бостона.
        Девятого ноября все по-прежнему ждали комету и Страшный суд.
        В кабинет Хамфри вошел губернатор Джонатан Белчер, сменивший на этом посту Даммера, в сопровождении человека, которого Хамфри, и в этом он был совершенно уверен, никогда не видел.
        — Хочу представить вам мсье Филиппа Ливингстона,  — сказал Белчер.  — Он приехал к нам из Нью-Йорка. Мужчины поздоровались.
        Губернатор продолжил:
        — Мсье Ливингстон привез требование о незамедлительном освобождении узника Чарльза Бэтмана. Хамфри выдержал паузу, но даже бровью не повел.
        — На каком основании?
        — Мсье Чарльза Бэтмана ждут в Нью-Йорке,  — ответил Ливингстон.
        — Суд санкционировал это требование?
        Влиятельный член Провинциального совета Филипп Ливингстон, которому было сорок шесть лет сменил своего отца Роберта на посту главы «Ливингстон Манор» и дирекции Секретариата по делам индейцев.
        Ливингстон положил перед Хамфри документ Собрания Нью-Йорка, в соответствии с которым с Чарльза Бэтмана снимались все обвинения в пиратстве, ранее предъявленные ему. Более того, Собрание требовало немедленного освобождения Бэтмана из тюрьмы Ярмут.
        — Проявив великую мудрость,  — добавил Ливингстон,  — Собрание Нью-Йорка выбрало мсье Бэтмана одним из своих членов. Отныне вы держите в тюрьме не кого-нибудь, а законного представителя лондонского парламента в Америке!
        По мере чтения документа лицо Хамфри все сильнее искажалось от ярости.
        — Это невозможно! Только не он! Только не после того, как он нанес существенный ущерб короне.
        — Мсье Бэтман заплатил достойный штраф,  — ответил Ливингстон.  — Его добыча, оцениваемая в сорок тысяч фунтов, была передана Казначейству нашей колонии. Его ирландцы согласились поселиться на нашей границе, чтобы защищать нас от набегов французов. Наконец, сегодня мсье Бэтман обвенчался с Флорой ван Кортланд, наследницей одного из самых влиятельных голландских семейств нашей провинции. Таким образом, он стал третьим владельцем земель Нью-Йорка.
        — Он заплатил достойный штраф?  — недоверчиво переспросил Хамфри.  — Бэтман полтора года содержался в одиночной камере Ярмута и никак не мог иметь контактов с внешним миром!
        — Поэтому я решил лично приехать, чтобы сообщить ему о хорошей новости и его новых правах,  — продолжал Ливингстон.  — Я отвезу его в Нью-Йорк на борту своего корабля.
        Альдус Хамфри посмотрел на губернатора.
        — Вы ничего не хотите сказать? Вы позволите это сделать? Несмотря на все усилия вашего предшественника схватить этого негодяя?
        — Я подчиняюсь закону, Хамфри. Негодяй, о котором вы говорите,  — парламентарий Нью-Йорка. Вы и я, мы должны с этим считаться.
        — Можем ли мы обжаловать это решение?
        — Даже не думайте.
        — Что об этом говорят в Лондоне?  — продолжал настаивать Хамфри.  — Разве Вестминстер-Холл может допустить такую комедию?
        Губернатор просунул руку под манишку.
        — У меня здесь лежит письмо сэра Роберта Валпола, в котором он разрешает амнистировать Чарльза Бэтмана.
        Хамфри покачал головой.
        — Кого еще подкупил Бэтман? Я называю это не мерой справедливости, а невыносимым торгом!
        — Вы выходите из игры, Хамфри,  — сказал губернатор, повышая голос.  — Дайте мне учетную книгу Ярмута, чтобы я мог отдать приказ об освобождении.
        Перед тем как передать книгу Белчеру, Хамфри вложил в нее какой-то лист бумаги.
        — Что это?
        — Прошение об отставке,  — сказал Хамфри. Его лицо исказилось от ненависти и ярости.  — Будучи предусмотрительным человеком, я всегда держал его наготове. И оно тоже подлежит незамедлительному исполнению, мсье губернатор.
        Не дожидаясь ответа, Хамфри вышел из кабинета.

        В нескольких кабельтовых от острова Хангман на якоре стояли два корабля, «Торбей» и «Медвей». Первый был линейным кораблем четвертого ранга, вооруженный четырьмя десятками пушек. Второй — роскошным галеоном, принадлежавшим семье Ливингстонов.
        За Чарльзом к тюрьме Ярмута с «Медвея» отправилась шлюпка.
        За полтора года заключения бывший пират, некогда пышущий здоровьем, очень похудел. Весь в лохмотьях, со спадающими на плечи волосами, он вышел из тюрьмы, щурясь от дневного света.
        — Не благодарите меня,  — сказал Чарльзу Ливингстон.  — Я всего лишь выполняю волю своего отца. Впрочем, я рад, что принимал участие в вашем освобождении.
        На борту «Медвея» Чарльз увидел Салли и Скрипку.
        Филипп Ливингстон предоставил ему свою каюту. Бэтман плотно поел, вымылся, побрился и облачился в подходящую одежду. Он ни разу не виделся с Салли после ее выздоровления в индейской деревне на берегах Пенобскота, где она оказалась той зимой, когда они потеряли ребенка.
        Там Чарльз рассказал ей о предложении, которое сделал ему старый Роберт Ливингстон: возвратиться в Нью-Йорк и служить провинции в обмен на амнистию. Он только умолчал о совете жениться на наследнице голландского семейства, чтобы упростить условия своего возвращения.
        Покидая Салли, чтобы вернуться на свой корабль, Чарльз приказал перенести добычу из пещеры, где стоял «Раппаханнок», на сушу, чтобы в любой момент ее можно было переправить в Нью-Йорк.
        Бэтман рассчитывал, что этих миллионов ему хватит, чтобы купить милость ньюйоркцев.
        Через несколько дней Салли узнала от Скрипки, спасшегося при нападении на «Раппаханнок», что англичане из Бостона взяли Чарльза в плен. Несмотря на слабость, она решила отправиться в Нью-Йорк.
        В Нью-Йорке Салли встретилась с уже совсем старым Робертом Ливингстоном. Дряхлеющий с каждым днем, Ливингстон посвятил сына в свои планы. Надо было поддержать предложение оправдать Чарльза Бэтмана перед членами Собрания, как это сделал пират Вильям Кидд двадцать лет назад. Нью-Йорк вновь находился на грани банкротства, и передача городу имущества, награбленного ирландцами, открывала путь к переговорам.
        Салли и Скрипка предложили городским властям переселить ирландцев из Массачусетса в их провинцию. Рабочие руки и деньги — вот что они предлагали.
        Вскоре Роберт Ливингстон умер, но его сын Филипп не забыл об обещании, данном отцу. Он рассчитывал убедить Собрание избрать Бэтмана одним из его членов, и тогда судьи из Бостона ничего не смогли бы сделать.
        Его отец и он сам, имевшие надежные связи по обоим берегам Атлантики, развалили судебный процесс над Чарльзом, настроив судебные власти Массачусетса и Лондона друг против друга. Филипп тянул время, собирал вокруг себя сторонников, но из-за происков Деланси ему никак не удавалось уговорить Собрание.
        Тогда Филиппу пришлось рассказать Салли о первоначальном замысле отца — женить Чарльза на наследнице семейства Кортландов.
        — Им принадлежит в Собрании и Совете треть мест,  — сказал Филипп.  — Если Чарльз перейдет в другую религию и женится на Флоре ван Кортланд, с учетом всего того, что мы уже сделали, он будет спасен.
        Салли попросила, чтобы ей позволили увидеть знаменитую Флору ван Кортланд. Во время приема, устроенного Льюисом Моррисом в своем поместье, она, инкогнито проникнув в гостиную, увидела молодую восемнадцатилетнюю голландку, самую завидную невесту города. Развеселившаяся Флора почти в открытую играла с претендентами на ее руку. Роберт Ливингстон заключил с отцом девушки договоренность: старик Кортланд давал Ливингстону год на то, чтобы убедить Бэтмана стать протестантом и жениться на его дочери. А после этого он будет думать. Союз с таким сильным человеком, как Бэтман, заключенный под носом у претендентов, в большинстве своем сыновей его врагов из Нью-Йорка, был выгоден старому Кортланду.
        Флора ван Кортланд понравилась Салли. Она была изящной, умной, но главное — бесчувственной. Столь же расчетливая, как и ее отец, девушка превыше всего ставила свои интересы. По мнению Салли, эта черта характера прекрасно подходила для подобного брака.
        Салли согласилась пожертвовать собой, чтобы спасти Чарльза из Ярмута.
        Сделка была заключена в отсутствие Чарльза. Свидетелем выступал Скрипка. Он произнес все необходимые для заключения брака формулировки.
        Довольный патриарх ван Кортланд сдержал слово. Процесс о признании Бэтмана провинцией Нью-Йорк ускорился, и через полтора года он закончился выборами Бэтмана в члены Собрания и его освобождением.
        На борту «Медвея» Салли подробно рассказала Чарльзу обо всех деталях сделки.
        — Ты не должна была этого делать,  — сказал Чарльз.  — Нам придется жить порознь, скрываться.
        — Лучше жить в тени, чем нигде. Флора ван Кортланд не внушает мне беспокойства. Я знаю, что она никогда не отнимет у меня даже частичку тебя! Впрочем, я об этом позабочусь!
        Салли и Чарльз вышли на палубу «Медвея».
        Корабль поднял паруса и устремился в сторону Нью-Йорка.
        Чарльз с удивлением увидел на борту корабля епископа Шелби Фроста, родителей Салли, Карсон и Олби Гейдж, а также свою мать, старую Лили Бэтман в сопровождении ее второго мужа Джона Эскота.
        Теперь, когда Чарльз Бэтман был избран членом Собрания Нью-Йорка и порвал со своим пиратским прошлым, отец Салли сказал:
        — В подобных обстоятельствах я охотно отдаю тебе свою дочь!
        Епископ Шелби Фрост обвенчал новобрачных по католическому обряду в присутствии обеих семей.
        Невеста была одета в красивое красно-белое платье, жених же позаимствовал один из костюмов Филиппа Ливингстона. Брачная церемония состоялась на верхней палубе. Корабль встал на якорь. Был чудесный день. Экипаж спустился в трюм, оставив наедине оба семейства, не желая нарушать интимную обстановку.
        После того как молодые произнесли клятвы верности, взволнованная шестидесятилетняя Лили протянута епископу карманную Библию, которую ей и Гарри подарил Уайт Оглеторп в ночь их тайного бракосочетания в Дублине. Тогда Оглеторп написал в ней: «В этот день, двенадцатого июля 1691 года, Гарри и Лили Бэтманы вступили в брак против своей воли, но с благословения Господа».
        Позднее Шелби Фрост написал: «Второго декабря 1699 года, в десятый год царствования Вильгельма III, в Нью-Йорке родился Чарльз Бэтман. Шестого января следующего года он был крещен».
        Третья запись гласила: «Восьмого мая 1708 года, в седьмой год царствования Анны I, в Нью-Йорке умер Гарри Бэтман».
        В этот день, двадцать первого ноября 1732 года, в пятый год царствования Георга II, Шелби Фрост ниже сделал запись о бракосочетании Чарльза и Салли Бэтман.
        В Нью-Йорке Чарльзу пришлось публично отречься от католичества и при огромном скоплении народа жениться на Флоре ван Кортланд. Но перед Богом и самим собой он всегда хотел быть настоящим супругом только Салли Гейдж. Он станет, как и многие его соотечественники в Ирландии, тайным католиком.
        В ночь их бракосочетания на борту «Медвея» на небе появилась комета, которую так ждали в Бостоне. Стоя на палубе, Салли и Чарльз Бэтман следили за тем, как по небу пронеслось сверкающее светило.
        — Это плохое предзнаменование?  — забеспокоилась Салли.
        — Если это и так, то только для ньюйоркцев,  — откликнулся Чарльз.  — Поверь мне, средства меняются, но цели остаются прежними. Он улыбнулся: — Слово Бэтмана, они даже не догадываются, что их ждет теперь, когда они приняли меня в свои ряды. Я помогу эмигрировать еще большему числу ирландцев. Они даже не заметят, как мы окажемся в большинстве. И тогда мы станем новыми хозяевами колонии. То, что начал «Раппаханнок», завершит Собрание…

        В тот же вечер в Бостоне равнодушный к крикам толпы, выбежавшей на улицы при виде кометы, Альдус Хамфри складывал свои вещи. Население было уверено в неминуемой катастрофе.
        Наступит конец света или нет, но Хамфри с семьей собирался покинуть Бостон и Массачусетс на следующий день.

        Муиры
        1732 год

        Филипп грезил. Он «видел», как на бумаге появляется новый мир, как вырубаются в лесах гигантские сосны и нарезаются наделы, которые предстояло сделать плодородными, как возводятся дома, а расположение улиц напоминает шахматную доску. Все было продумано не только для занятий сельским хозяйством, но и для вооруженной защиты портов.
        Филипп благодаря участию Кена Гудрича находился рядом с Оглеторпом в тот день, когда было выбрано место для первого города Джорджии, на южном берегу реки Саванна, недалеко от деревни древнего племени индейцев йео.
        Оглеторп задумался. Как назвать город? Он посоветовался с другими управляющими колонии. Они решили, что город должен называться так же, как и река, на которой он будет стоять.
        В ту ночь Филиппу и Ребекке снилась столица колонии Саванна.
        Законный «крестный путь», предваряющий утверждение колониальной Хартии королем Георгом II, начался с записки, представленной Почтеннейшему Тайному совету короля 17 сентября 1730 года.
        Торговому комитету потребовалось всего три недели, чтобы вынести свое заключение. Состав правительства, законы, назначения и войска Джорджии оставались под властью короля. Корона устанавливала ежегодную арендную плату в четыре шиллинга за сто акров земли, выделенной в Америке. Наконец, принцип благотворительности, о котором говорили управляющие провинции, был сохранен: никто из управляющих не имел права извлекать выгоду из экспорта, получать жалование, владеть землей, занимать общественные должности, но главное, требовать возмещения своих финансовых вложений. Власть управляющих ограничивалась двадцатью одним годом.
        Вербовка первых поселенцев началась, едва король одобрил Хартию. Девятого июня 1732 года на документе была поставлена Большая печать: Джорджия начала свое существование.
        Было решено, что первая партия поселенцев будет состоять из ста четырнадцати человек. Тысячи кандидатов устремились к дверям бюро управляющих.
        План Оглеторпа увезти в Америку только несостоятельных должников, освобожденных из тюрем, претерпел существенные изменения. Хартия требовала, чтобы мужчины могли держать в руках оружие и вступить в ряды военного ополчения, а их честность должна быть безукоризненной. Претенденты на переезд в колонию не могли иметь неоплаченные долги. И, наконец, они должны были доказать, что действительно являются безработными. Немедленно откладывалось в сторону регистрационное досье того, кто в Англии занимался ремеслом, приносящим хоть какой-то доход, или мог рассчитывать на то, что семья сможет его прокормить.
        Филипп и Ребекка, первые кандидаты, записанные как действительные жители Саванны, принимали участие в проверке данных. В конце концов был составлен список, в который вошли сорок семей.
        Именно Филипп и Ребекка внесли в список двадцатишестилетнего итальянца по имени Гвидо Мальтерезе, кандидатуру которого предложил мсье Томас Ломб. Мальтерезе должен был в Саванне способствовать разведению шелкопряда.
        Гвидо Мальтерезе стал третьим официально признанным гражданином Джорджии после Филиппа и Ребекки Муир.
        Неукоснительно соблюдался статус Джорджии как благотворительной колонии: переселенцев брали на полное обеспечение. По приезде в колонию каждый поселенец должен был получить по пятьдесят акров земли, а также оружие и самое необходимое оборудование и инструменты (мушкет со штыком, молоток, топор и пилу, сошник и две кирки, бур, железный горшок, пару крюков для подвешивания котла над огнем и переносную жаровню). Колония также брала их на довольствие (на каждого жителя в год выделялось: 300 фунтов мяса, по 140 фунтов риса, муки и гороха, 44 галлона пива, 18 фунтов сахара, 64 литра патоки, 30 фунтов соли, по 12 фунтов мыла и растительного масла). Для кандидатов в новые поселенцы, которые умирали в Англии с голоду, Джорджия была настоящей Землей Обетованной!
        Джеймс Оглеторп изумил общество, заявив, что поедет в Америку с первыми переселенцами. Традиция требовала, чтобы управляющие колониями оставались в Лондоне, единственном центре принятия решений. Но Оглеторп хотел лично проследить за становлением своей колонии. Дух приключения манил туда отставного офицера, проведшего юность на полях сражений Европы.

        Мужчины из сорока семей приступили к интенсивной военной подготовке.
        Филипп научился стрелять из мушкета, владеть штыком и шпагой, сопротивляться, попав в окружение.
        Ребекка с другими женщинами и детьми постигала азы культуры разведения шелкопряда.
        Двадцать третьего октября 1732 года сотня пассажиров собралась в лондонском бюро Общества Джорджии. На заседании присутствовали все двадцать два управляющих колонии.
        Оглеторп зачитал окончательные условия переселения. Переселенцы должны были подписать конвенцию, которая как минимум на три года обязывала их соблюдать законы, принятые правительством Джорджии в соответствии с королевской Хартией.
        Предполагалось, что в Джорджии не будет частной собственности, все доходы провинции станут общими и будут распределяться между всеми ее жителями. Поселенцы получат абсолютно идентичные земельные наделы, что предотвратит спекуляцию недвижимым имуществом. Чтобы не поощрять леность, в колонии будет строжайше запрещено рабство (в отличие от других двенадцати английских колоний в Америке) и употребление крепких спиртных напитков.
        Работа для всех, никаких богачей, никаких бедняков, никаких собственников, никаких слуг.
        Оглеторп и его соратники учли все, что, по их мнению, было неладно в английском обществе, и избавили от этого свою колонию. Они стремились не просто отправить в Джорджию новых поселенцев, но хотели создать все условия для того, чтобы те были счастливы.
        Услышав о таких законах, четыре кандидата заявили, что отказываются ехать. Еще четверо стали возмущаться системой, отказывающей переселенцам в праве владеть земельным участком, который им предстояло сделать плодородным.
        Их тут же заменили другими кандидатами.
        Отъезд был назначен на середину ноября, зафрахтованный корабль должен был отправиться из порта Гравесенд на Темзе. Он назывался «Анна». Это был галеон водоизмещением в двести тонн, которым командовал капитан Томас.
        Филипп и Ребекка простились с Кеном и Марсией Гудричами и Конрадом и Эдит Стэндишами.
        Кен Гудрич, отказавшийся возвращаться на берега Саванны, дал им массу бесценных советов. Он грустил и одновременно радовался за своих протеже, отправлявшихся в путешествие. Его жена Марсия плакала. Она сшила для молодой четы одежду, которая понадобится им для жизни в Джорджии.
        Гудричи попросили их об одном одолжении:
        — На острове Томогучи вы найдете могилу индейского вождя, великого Сквамбо, вождя йео и отца Китги. Это мы привели ее в порядок. Пожалуйста, ухаживайте за ней.
        Филипп и Ребекка торжественно пообещали выполнить их просьбу.
        Отец Ребекки, Конрад Стэндиш, делавший до сих пор вид, будто не простил дочери ее брак с Филиппом, расчувствовался. К всеобщему удивлению он вручил им двадцать четыре фунта, которые тайно хранил все те годы, что провел во Флит.
        — В Джорджии деньги не понадобятся,  — запротестовала Ребекка — она хотела, чтобы деньги остались у родителей.  — Колония обо всем позаботится!
        Стэндиш пожал плечами.
        — Я очень хотел бы, чтобы так и было,  — сказал он,  — но я не верю красивым байкам.
        Взволнованная Эдит вспомнила свою подругу Шеннон, нашедшую последнее пристанище во дворе тюрьмы Флит.
        Шестого ноября Филипп и Ребекка приехали в Гравесенд и поднялись на борт «Анны».
        На корабле царила неописуемая атмосфера. Одни пассажиры опасались плаванья по морю больше, чем нападения индейцев или возможной смерти от голода. Другие, соблазненные утопией, ликовали и считали, что идут по стопам древних евреев. Среди последних был и Филипп.
        — Наше предприятие скорее имеет много общего с деяниями римлян. Мы не ищем новых земель, где мы могли бы поклоняться нашему Богу. Мы расширяем пределы английской империи.
        Мужчине, который возразил Филиппу, было двадцать шесть лет. У него были очень темные волосы и матовая кожа. Это был Гвидо Мальтерезе, специалист по разведению шелкопряда.
        Гвидо, облокотившись на леер, курил трубку.
        — Как я вижу, вы путешествуете один,  — сказал Филипп.
        — В Ливерпуле меня ждут жена и сын.
        — Вы не рассчитываете остаться в Саванне?
        — Я приму решение, когда Саванна будет существовать.
        Филипп возмутился:
        — Вы говорите так, словно сомневаетесь…
        Гвидо улыбнулся, покачав головой:
        — Я поверю в то, что увижу своими глазами.
        И он обвел рукой переселенцев, стоявших на палубе.
        — Неужели я буду единственным, кто удивится, узнав, что ни один из пассажиров корабля никогда не ступал на дикие земли, о которых нам так увлекательно рассказывали? Мне, например, поведали о шелковом рае. И чтобы убедить меня в этом, мне показали рисунок белой шелковицы, сделанный неким Ламаром, который такой же ботаник, как я солдат армии короля. Говорю вам: я хочу все увидеть своими глазами.
        Филиппу понравилась откровенность итальянца.
        Они тут же побратались.
        В последнее воскресенье перед отъездом преподобный Герберт отслужил службу и благословил отъезжающих. Человек Бога так расчувствовался, узнав о необычном характере предприятия, что приехал в Гравесенд за свой счет.
        В четверг семь управляющих Общества Джорджии прибыли в Лондон, чтобы присутствовать на последнем собрании на борту «Анны», на котором председательствовал Оглеторп.
        Семнадцатого числа, в девять часов утра, якорь был поднят. Филиппа и Ребекку впереди ждали восемьдесят дней морского перехода от Гравесенда до Бофора в Южной Каролине — первый этап авантюры, разворачивающейся на берегах Саванны.
        Через три дня после того, как корабль сделал короткие остановки в Дале и Дувре, Филипп и Ребекка, стоявшие на верхней палубе, смотрели, как на горизонте исчезают очертания Старого Света.
        — Ты мечтала о солнце Греции или Италии, но тебе придется довольствоваться тропиками,  — пошутил Филипп.
        — Если бы только этим!
        — Ты боишься того, что нас ждет?
        — Нет, я доверяю тебе.  — Потом Ребекка показала на Оглеторпа: — И ему.
        Вскоре выяснилось, что парламентарий был организатором, не знающим себе равных, и великолепным распорядителем. Его присутствие действовало успокаивающе на пассажиров, для которых первые дни плавания были самыми трудными.
        Во вторую ночь в открытом море один из матросов позвал всех пассажиров на палубу.
        На небе была видна широкая белая полоса.
        — Комета!
        И пассажиры, и члены экипажа по-разному отнеслись к ее появлению.
        — Несомненно, она указывает нам путь, по которому мы должны следовать,  — сказал Филипп, обнимая Ребекку.  — Я хочу верить, что речь идет о счастливом предзнаменовании.
        В эти мгновения ничто не могло омрачить его счастье и поколебать веру в будущее.
        Филипп и Ребекка были готовы ко всему.

        В Лондоне старый Августус Муир лежал на кровати. Он был болен, практически находился при смерти. В последнее время единственную радость ему доставляло возвращение в Англию его бесценного «Раппаханнока». С тех пор он с каждым днем слабел. Сын Клеменс рассказал отцу о комете. Августус не мог подняться и только догадывался о ее пути по свету, лившемуся из окна.
        Но что значила для Августуса Муира комета, когда уже давно все предвещало ему беду!
        Ночью он в полусне видел кошмары. Ему казалось, что вокруг него витают тени Монро и Шеннон Глэсби, прилетевшие, чтобы забрать его в царство мертвых. Ему чудилось, что с крыши доносится совиный смех его старой жены Трейси, которая торжествовала в свои последние минуты…

        В Клеркенвелле Гудричи присутствовали при небесном спектакле, стоя на крыше «Красного мундира». В своей молитве они поминали Сквамбо, Ожидаемого-с-нетерпением и Раскат-грома. Они тихо читали молитву на языке маскоги. Они были тем единственным, что осталось в мире от исчезнувшего племени йео: два торговца в лондонском квартале, населенном простолюдинами.

        В ту же ночь в окрестностях Дамфри, городе, расположенном на юге Шотландии, семья Фейвели, как и все остальные жители королевства, наблюдала за кометой.
        И в тот же вечер у Джека и Клары Фейвели родился их первенец.
        Муж попросил жену выбрать для младенца имя.
        — Аманда. Аманда Фейвели!  — радостно сказала она.  — Это красиво звучит.
        Отец согласился и поднес дочь к окну.
        — Будет ли счастье тому, кто родился в ночь такого события?
        — Конечно,  — откликнулась жена.  — У Аманды будет долгая и прекрасная жизнь. Вот увидишь. Все увидят.

        БИБЛИОГРАФИЯ

        • Ashon, John, The Fleet, its River, Prison & Marriages, T. Fisher Unwin, 1899.
        • Bardon, Jonathan, A History of Ulster, Blackstaff Press, 2005.
        • Barra Foundation, Philadelphia a 300-Year History, W. W. Norton & Company, 1982.
        • Nlethen, H. Tyler & Wood Jr., Curtis W., From Ulster to Carolina The Migration of the Scotch-Irish to South-western North Carolina, North Carolina Office of Archive and History, 1998.
        • Boulton, William B., The Amusements of Old London, Vol. 1, John C. Nimmo, London, 1901.
        • Bridenbaugh, Carl, Cities in the Wilderness, the First Century of Urban Life in America 1625 -1742, Oxford University Press, 1971.
        • Brown, William, The Fleet A Brief Account of the Prison Called «The Fleet», in the City of London, The Liberty of The Rules Ancient Fleet Marriages, etc. Also, Remarks on the Origin and System of Imprisonment For Debt in This and Other Countries, Henry Wix, London, 1843.
        • Bruce, Henry, Life of General Oglethorpe, Dodd, Mead & Cie, New York.
        • Burrows, Edwing G. & Wallace Mike, Gotham, A History of New York City to 1898, Oxford University Press, 1999.
        • Cashin, Edward J., Guardians of the Valley, Chickasaw in Colonial South Carolina & Georgia, The University of South Carolina Press, Columbia, 2009.
        • Clark, Dennis, The Irish in Philadelphia Ten Generations of Urban Experience, Temple University Press, 1973.
        • Cobbetts Parliamentary History of England from the Norman Conquest to the Year 1803, Vol. 8, Т. C. Hansard, London, 1811.
        • Coleman, Kenneth, A History of Georgia, The University of Georgia Press, Athens, Georgia, 1991.
        • Cooper, Harriet C., James Oglethorpe the Founder of Georgia, D. Appleton & Co., New York, 1904.
        • Crane, Verner, The Southern Frontier 1670 -1732, University of Michigan Press, 1929.
        • Fraser Jr, Walter J., Savannah in the Old South, University of Georgia Press’ Athens, 2003.
        • Garrison, Web, Oglethorpe’s Folly, the Birth of Georgia, Copple House Books, Lakemont Georgia, 1982.
        • Gober Temple, Sarah & Coleman, Kenneth, Georgia Journeys, University of Georgia Press, 1961.
        • Hare, Augustus J. C., Walks in London, George Allen, London, 1901.
        • Hatsell, John, Precedents of Proceedings in the House of Commons, Vol. 4, Luke Hansard & Son, London, 1818.
        • Hawke, David Freeman, Everyday Life in Early America, Harper & Row, 1988.
        • Howell, Т. B., A Complete Collection of State Trials, Vol. 17, Т. C. Hansard, London, 1816.
        • Hudson, Charles М., The Southeastern Indians,
        • Irving, Washington (alias Knickerbocker, Diedrick), Histoire de New York depuis le commencement du monde jusqua la fin de la domination hollandaise, 2 volume, A. Sautelet & Cie, Libraires, Paris, 1827.
        • Jones, Charles C., The History of Georgia, Vol. 1, Aboriginal & Colonial Epochs, Houghton, Mifflin and Company, New York, 1883.
        • Kammen, Michael, Colonial New York a History, Oxford University Press, 1975.
        • LAbb Prvost, Voyages Du Capitaine Robert Lade En Differentes Parties de L'Afrique, de L'Asie Et de L'Amerique: Contenant L'Histoire de Sa Fortune, Ses Observations Sur Les Colonies Le Commerce Des Espagnols, Des Anglois, Des Hollandois, etc., Amsterdam, 1784.
        • Maness, Harold S., Forgotten Outposts, Fort Moore & Savannah Town 1685 -1765, BPB Publications, 1986.
        • Mason Harris, Thaddeus, Biographical Memorial of James Oglethorpe Founder of the Colony of Georgia in North America, Boston, 1841.
        • Matson, Cathy, Merchants & Empire, Trading in Colonial New York, The John Hopkins University Press, Baltimore, 1998.
        • McCain, James Ross, Georgia as a Proprietary Province, the Execution of a Trust, Richard G. Badger, Boston.
        • Miller, John, A Description of the Province and City of New York, William Gowns, New York, 1862.
        • Miller, John, New York Considered & Improved, 1695, The Burrow Brothers Company, Cleveland, 1903.
        • Philibrick, Nathaniel, Le Mayflower: L'odysse des Pres plerins et la naissance de l'Amrique, J. C. Lattes, 2009.
        • Purry, Jean-Pierre, Memorial of Jean-Pierre Purry in Behalf of the Colonization of South Carolina, London, 1724.
        • Ramsey, William L., The Yamasee War, a Study of Culture, Economy and Conflict in the Colonial South, University of Nebraska Press, Lincoln & London, 2008.
        • Russell, Preston & Hines, Barbara, Savannah a History of her People Since 1733, Frederic C. Beil Publisher, Georgia, 1992.
        • Scharf, J. Thomas, History of Delaware, Vol. 1, L. J. Richards & Co, Philadelphia, 1888.
        • Steele, William О., Henry Woodward of Carolina, Surgeon, Trader, Indian Chief, Sandpaper, 2008.
        • Stevens, William Bacon, A History of Georgia from its First Discovery by European to the Adoption of the Present Constitution, Vol. 1, D. Appleton 8f Co., New York, 1817.
        • Stokes, Thomas L., The Savannah, University of Georgia Press, Athens, 1982.
        • Sweet, Julie Anne, Negotiating Georgia, British-Creek Relations in the Trustee Era, 1733 -1752, University of Georgia Press, Athens, 2005.
        • Taylor, Alan, American Colonies the Setting of North America, Penguin Books, 2001.
        • Thomas, Gabriel, An Account of Pennsylvania & West New Jersey, The Burrows Brothers Company, 1903.
        • Todd, Helen, Tomochichi, Indian Friend of the Georgia Colony, Cherokee Publishing Company, Atlanta, 1977.
        • Wilbur, C. Reith, Home Building & Woodworking in Colonial America, The Globe Pequot Press, 1922.
        • Wrighen, Robert, A Memoir of General James Oglethorpe one of the Earliest Reformers of Prison Discipline in England and the Founder of Georgia in America, Chapman 8c Hall, London,1867.
        notes

        Примечания

        1

        Прочная крепость — наш Бог (нем.). (Здесь и далее примеч. перев., если не указано иное.)

        2

        Подонки столицы (лат.), т. е. чернь.

        3

        В дореволюционной Франции чиновник, представляющий интересы короля или сеньора.

        4

        Я вас поймал (нем.).

        5

        Нанизанные на шнуры цилиндрические бусины из раковин; служили североамериканским индейцам для различных целей.

        6

        В Средневековье странствующий актер.

        7

        Официально этот материк стад называться Австралией только в 1824 году. В 1820 году он еще назывался Новой Голландией. (Прим. авт.).

        8

        Современная Панама. (Прим. авт.).

        9

        Это подлинные фамилии тех, кто в 1723 году подписал петицию Флит, адресованную сэру Питеру Кингу. (Прим. авт.).

        10

        Однорукавное воронкообразное устье реки, расширяющееся в сторону моря.

        11

        Минеральные тела, резко отличающиеся от вмещающих пород по физическим свойствам.

        12

        Не для себя, но для других (лат).

        13

        The Corporation tor Establishing Charitable Colonies in America. (Прим. авт.).

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к