Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / История / Костейн Томас: " Черная Роза " - читать онлайн

Сохранить .
Черная роза Томас Костейн

        Томас Костейн (1885-1965) — известный американский писатель, профессиональный журналист. Его первый роман вышел в 1942 году, и с тех пор он полностью посвятил себя историческим исследованиям. Костейн написал десятки произведений, которые переведены на многие языки.
        Роман «Черная роза» повествует о событиях XIII в., происходивших в Англии и на Востоке: главный герой спешно покидает Оксфорд и направляется ко двору Хубилай-хана, где его ждет жизнь, полная приключений.

        Томас КОСТЕЙН
        ЧЕРНАЯ РОЗА

        ПРЕДИСЛОВИЕ

        Мои предыдущие книги основывались на описании жизни исторических личностей, то есть тех людей, которым удалось добиться удивительных свершений, но чьи деяния были почти полностью забыты. Я начал писать «Черную розу», пытаясь напомнить о трех гигантах. Один из них был королем Англии, причем, как мне кажется, великим английским монархом,  — это Эдуард I, которого иногда называют законником. Его страстное желание покорить Шотландию несколько омрачает память о нем, но он остается человеком, преданным благородной и серьезной цели, с его именем связано введение парламентского правления.
        Вторая замечательная личность — это монгольский завоеватель, о котором кратко упоминается в исторических хрониках, где его называют Баян Стоглазый. Он покорил Китай для Хубилай-хана и провел множество блестящих военный кампаний. Время завесило плотной пеленой забвения эти страницы истории, и сквозь нее можно различить только неясные очертания агрессивной военной политики Баяна. Но я абсолютно уверен, что если бы военным историкам представилась возможность изучить его военные операции, они весьма высоко оценили бы подобное военное искусство.
        Третья личность — Роджер Бэкон. Интерес к этому удивительному монаху-францисканцу возрос с годами и в настоящее время почти превратился в культ, поэтому здесь мне нечего сказать, разве что лишний раз подтвердить, что он был, вероятно, величайшим ученым.
        Следует также отметить, что все эти удивительные люди жили примерно в одно время и резко выделялись в эпоху средневекового мракобесия. Поэтому я решил создать такое произведение, где бы важную роль играли все три эти личности.
        Но сочиненный мною роман не желал оставаться в строгих исторических рамках. Живя своей жизнью, он закусил удила и позволял мне лишь изредка являть читателям моих фаворитов, впрочем, хотя эти яркие личности появляются на страницах романа не часто, их свершения диктуют направление всего повествования.
        Само повествование выросло из легенды исключительно романтической и притягательной, которую можно найти в очень старых английских хрониках. Я постарался сделать нетрадиционной концовку книги, но сейчас, в самом начале, не собираюсь об этом рассказывать. Могу только отметить, что сюжет связан с английским крестоносцем, впоследствии ставшим отцом Томаса Бекета, и девушкой с Востока, знавшей всего два слова по-английски. Конечно, это всего лишь легенда, но мне она показалась слишком интересной, чтобы оставить ее пылиться в старинных фолиантах. Я позаимствовал эту легенду и использовал в своем романе.
        Следует заметить, что рассказ о заточении детей в замке Булейр основан на исторических хрониках Шотландии. О нем вкратце упоминает сэр Вальтер Скотт в «Сказках дедушки».
        Заранее хочу отвести от себя возможную критику и заявить, что не нафантазировал в сцене строительства корабля в Арсенале Венеции. Правдивые записи свидетельствуют о том, что срочные нужды войн с Турцией заставили жителей Венеции построить корабли за один день и что именно им пришла в голову идея «конвейера», но, конечно, они его так не называли. Они построили великолепные суда — огромные деревянные галеры с двумя рядами весел, с выступавшими надстройками и большим размахом парусов. Совершенно ясно, что скорость не является изобретением нашего времени.
        Для того чтобы написать эту работу, мне пришлось прочитать великое множество книг. С некоторыми из них я почти не расставался: это три тома «Чингисхана» Гарольда Лэма, «Поход варваров», «Крестовые походы», несколько версий повествований о Марко Поло, набросок Агнес Стрикленд о королеве Элнор из книги «Жизни английских королев», множество очерков о Китае, великолепный перевод Перл Бак «Все люди братья». Без этих и многих других книг, которые просто невозможно перечислить, я бы не смог предоставить подробную картину удивительно интересного времени.
        Томас Костейн

        ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

        Глава 1. ОКСФОРД

1

        Темнело, но Ингейн до сих пор не появлялась. Неужели Ниниан ошибался? Днем начал клубиться туман, по крышам Оксфорда настойчиво стучал дождь. Уолтер стоял у входа в церковь Святого Мартина; он очень волновался, что может пропустить процессию, и поэтому постоянно выбегал на улицу и промок до костей.
        Зазвонили колокола церкви. Обычно их звон чудесным образом действовал на Уолтера, когда кончался день в Оксфорде. Что-то витало в воздухе старого седого города, и казалось, что раздавались удивительно торжественные звуки. Они сильно влияли на настроение людей. Иногда звон казался громким и зовущим в бой. Он мог быть радостным и взволнованным, и на сердце становилось веселее. Временами звуки доносились медленно, с грустью напоминая о ненужности земной жизни. Но чаще всего звуки были приятными и быстрыми, как свист крыльев ласточки, и от ощущения неземного счастья в горле Уолтера вставал комок.
        Сегодня, когда Уолтер считал удары, он чувствовал только нетерпение. Четыре часа! Действительно ли Ингейн едет из Лондона с отцом или это еще одна глупая шутка Ниниана? Уолтер начал подозревать последнее, но не посмел уйти с «вахты». Он не видел Ингейн почти два года, а Ниниан намекал, что она вскоре выйдет замуж. Из университета он вернется домой не ранее чем через два года, и если он сейчас не увидит девушку, то может так случиться, что он ее никогда уже более не увидит.
        К нему подошел нищий с голыми мокрыми ногами и лицом, посиневшим от холода. По привычке он начал гнусавить: «Добрый сэр, подайте копеечку!» — и протянул деревянную чашу для подаяний. Но потом повнимательнее взглянул на промокшего до нитки студента, стоявшего у входа, и насмешливо рассмеялся.
        — Господи, студент!  — громко воскликнул нищий.  — Наверно, это мне следует бросить тебе монетку, голодный птенец!
        Прошел еще час. Уолтер не переставая дрожал от холода. Он решил, что никто в такую погоду не поедет в Тресслинг. Юноша стал себя уговаривать, что ему лучше сесть заниматься. Ему столько предстояло выучить! За последние полчаса он не увидел ни единого пешехода. Кругом царила полная тишина, которую нарушал только звук капель.
        Вдруг у него замерло сердце. Откуда-то с востока послышался перестук копыт, и примерно дюжина всадников разорвала тишину. Увидев забрызганную грязью карету, поскрипывающую в конце процессии, Уолтер перестал сомневаться. Мать Ингейн была инвалидом и всегда путешествовала в карете.
        Юноша не желал, чтобы его обнаружили, и плотнее прижался к колонне. Но его заметил сквайр, ехавший впереди. Он натянул поводья и спросил резким и надменным голосом:
        — Эй, парень, где поворот на Челтнем-роуд?
        Уолтер начал ему быстро отвечать, не выходя из тени, но в этот момент к сквайру подъехал другой всадник. Под тяжелым меховым капюшоном зеленел шарф и сверкали самые прелестные в мире синие глаза. Это была Ингейн!
        — Уолтер из Герни!  — воскликнула девушка. В ее голосе, как всегда, слышалась насмешка.  — Добрый Уолтер, что ты здесь делаешь? Может, ты так задержался, потому что погружен в молитвы? Тебе давно пора вернуться к книгам.
        — Мне сказали, что вы минуете Оксфорд по пути из Лондона,  — ответил студент.
        — И ты ждал под дождем, чтобы увидеть меня? Было ясно, что девушка довольна услышанным.
        Рукой в перчатке она отвела в сторону сползавший шарф и улыбнулась юноше.
        — Мне твое внимание весьма лестно. Сэр клирик, подобная преданность более подходит тем, кто желает принять клятвы рыцарства.
        Отец остановился с ней рядом и нахмурился, глядя на Уолтера. Лорд Тресслинга постоянно был навеселе, он дрожащей рукой вытер влагу со лба.
        — Этот щенок из Герни!  — произнес он, откинув голову назад, и громко захохотал.  — Хорошенькая встреча! Можешь кое-что передать своему деду. Скажи этому старому скряге, что он зря теряет время.  — Лорд Тресслинга обратился к дочери: — Дитя мое, сколько мне повторять, чтобы ты не унижалась подобным образом? Ты не должна замечать этого незаконнорожденного парня.
        В Уолтере взыграла гордость, и он спустился по ступенькам вниз на улицу.
        — Происхождение людей в Герни гораздо благороднее, чем в Тресслинге, милорд. Наша земля нам принадлежит более пяти столетий.
        Лорд Тресслинга снова захохотал:
        — Кукарекай погромче, молодой петушок. Ты не можешь сказать, что у тебя в венах течет благородная кровь. Дочь моя, поехали. Если мы будем ехать всю ночь, то вскоре прибудем в Тресслинг.
        — Матушка плохо себя чувствует,  — запротестовала Ингейн.  — Ей следует передохнуть хотя бы ночью!
        — Нас и так задержала эта отстающая карета,  — ответил отец.  — Мне надоело, что постоянно запаковывают и распаковывают вещи, вся эта суета из-за одеял и простыней, горячих травяных отваров и порошков! Я уже сказал, что мы продолжим путь!
        Он повернулся к Уолтеру, чтобы сказать ему напоследок гадость.
        — Парень, тебе повезло, что со мной нет моих слуг, в особенности Гуллена, чтобы он вбил в тебя чувство уважения. Посторонись!
        Уолтер больше не мог сдерживаться:
        — Я не боюсь Черного Гуллена и вас, вор из Тресслинга! Сквайр его не слышал, потому что уже двинулся вперед. Но Ингейн напряженно выпрямилась в седле и гордо откинула назад головку. Ножкой в меховом башмачке она сердито ударила по боку лошади.
        — Прощай, парень с холмов!  — воскликнула девушка. Парень с холмов! Уолтер был вне себя от возмущения. Его всегда волновал тот факт, что в Герни осталось немного холмистой бесплодной земли, и еще его мучило некое темное облачко, связанное с его рождением.
        Он хотел резко ответить девушке, но в этот момент Ингейн вдруг неожиданно сказала:
        — Уолтер, ты весь промок, и твой плащ слишком тонкий для такой погоды. Тебе следует немедленно переодеться в сухую одежду.
        Юноша не пошевелился до тех пор, пока жалобно скрипящая и покачивающаяся на выбоинах карета не проследовала мимо него. Ингейн пропала из вида, и Уолтер снова поднялся по лестнице и вошел в церковь.
        Алтарь был освещен, и священник находился в дальней части нефа. Уолтер сел на ближайшую скамью. Он был настолько расстроен, что потерял счет времени.
        Юноша прекрасно понимал, что его преданность Ингейн не имела будущего. Дед Уолтера сражался вместе с Симоном де Монфором против старого короля Генриха, чтобы все соблюдали Великую Хартию[1 - Великая Хартия Вольностей — грамота, подписанная в 1215 г. английским королем Иоанном Безземельным. Ограничивала в основном в интересах аристократии права короля, предоставляла некоторые привилегии рыцарству, верхушке свободного крестьянства, городам.  — Здесь и далее примеч. перев.] . Они проиграли сражение при Ившеме, где был убит великий граф Симон, и после этого большинство земель Герни были конфискованы и в качестве награды отданы лорду Тресслинга, сражавшемуся на стороне короля, хотя, как ходили слухи, он не очень хорошо проявил себя в битвах. С тех пор прошло более восьми лет. Это были очень трудные времена для его деда. Но Тресслинг в эту пору процветал. С годами усилилась ненависть между двумя семействами. Уолтеру, конечно, приходилось держать в тайне свою любовь к наследнице враждебного им дома. Он отправлялся в дальние прогулки туда, где мог издали увидеть девушку. Чаще всего он бывал в церкви
Тресслинга. И там не отрывал жадного взгляда от ее прелестного профиля. Иногда Ингейн ездила на коне, держа перчаткой ястреба, и могла приостановиться, чтобы пошутить с Уолтером. Он блаженствовал в такие моменты. Юноша ценил эти мгновения и снова и снова повторял ее слова и носил в сердце ее улыбки, как рыцари носили розетки любимой дамы на наконечниках своих копий и пик. Однажды через доверенного слугу он передал девушке записку. В записке бурлила молодая страсть, ее переполняли надежды и мечты Уолтера. Он поклялся Ингейн в вечной преданности. Когда они встретились в следующий раз, он никак не мог поверить, что она с трудом прочитала половину записки. Девушка обвиняла в этом неразборчивый почерк и совсем не винила себя в недостатке знаний. Уолтера это обидело, потому что он старался изо всех сил, когда писал ей записку.
        Сейчас ему яснее чем прежде стала понятна безнадежность его привязанности, но со слепым оптимизмом молодости, которая вопреки всем фактам будет продолжать цепляться за соломинку, он успокаивал себя, повторяя ее последние слова. Уолтер всегда нравился Ингейн, хотя она обращалась с ним весьма снисходительно, и сейчас она доказала свою симпатию, показав, что ее волнует то, что он промок до нитки. Если бы дела обстояли по-иному! Если бы земли Герни простирались так же далеко, как до покорения Англии норманнами. Если бы…
        Что это сказал ее отец?
        «Передай старому скряге, что он зря тратит свое время».
        Это может означать только одно. После коронации Эдуарда I многие конфискованные имения возвращались прежним владельцам. Дед Уолтера постоянно направлял королевским министрам петиции с просьбами пересмотреть его дело, и в семье всегда надеялись, что к ним вернутся многие акры Герни. Наверно, отец Ингейн уверен, что этого не случится. Возможно, он затеял путешествие в Лондон именно с этой целью.
        Уолтер подумал, что ему следует написать об этом деду, но потом решил, что не смеет нарушать правило, не позволявшее ему напрямую обращаться к старику.
        В то время все люди испытывали сильные религиозные чувства, и Уолтер опустился на колени и начал тихо молиться:
        — Милостивый наш Небесный Отец и добрый святой Эйдан, к кому я так часто обращался, дайте мне возможность доказать свою преданность. Если даже преграды между нами никогда не исчезнут, пусть она будет думать обо мне лучше.

2

        Темная ночь быстро опускалась над капающими карнизами Оксфорда, когда юноша покинул церковь. Он побежал по переплетающимся дорожкам позади церкви Святого Марч тина. Казалось, что его подгонял страх. i
        Удивительно, но студенты и преподаватели университета не боялись наступления ночи. Дома все было по-другому. Они жили в тени многих страхов в Герни. Но самое ужасное, все были уверены, что темнота — время дьявола. Следя, как садилось солнце за неровной цепочкой дубов, Уолтер нередко ощущал, как у него сжимается сердце, и он почти был уверен, что сейчас увидит там, на горизонте, кончики рогов дьявола. С наступлением темноты крестьяне быстро бежали с полей, как будто за ними по пятам мчались с воплями ведьмы. Отец Климент начинал бешено звонить в колокол, и часто видели, как он с помощью святой воды пытался изгнать демонов темноты, принесенных ветром. Все вздыхали с облегчением, когда ставни оказывались крепко заперты, Агнес Малкинсмейден приносила ужин и эль, благодаря которому люди начинали успокаиваться.
        Уолтера больше всего на свете радовал первый крик петуха утром. В старом доме снова поселялась уверенность. Можно было слышать отрывки песен и веселое посвистывание, когда слуги и крестьяне кончали одеваться и холодной водой пытались прогнать остатки сна у колодца рядом с кухней. Начиналось время Бога, и все в мире было прекрасно.
        Но здесь, в Оксфорде, с наступлением темноты жизнь принимала другие очертания. Студенты затягивали покрепче ремни на верхней свободной одежде, чтобы скрыть кинжалы, которые были у них пристегнуты к поясу вместо чернильниц. В воздухе царил дух приключений. Студентам хотелось развлечься с девицами из таверны или вступить в драку с горожанами. Проходя по узким улицам города, студенты перекликались со своими друзьями и иногда призывали друзей на помощь. Тогда студенты выбегали из ближайших таверн, пивных и темных мансард, чтобы помочь братьям в нужде. Казалось, население Оксфорда любило темноту, но это было не из-за того, что они перестали бояться дьявола. Они приходили к причастию такие же пристыженные и волновались, как и остальные грешники. Наверно, все дело было в том, что покров темноты помогал им позабыть о собственной молодости и вести себя как нахальные и уверенные в себе люди, каковыми они себя считали.
        Уолтер редко отправлялся погулять со своими однокурсниками. Ему всегда хотелось лишний раз позаниматься. Он едва мог дождаться тех дней, когда его знание латыни и греческого, арабского и иврита, которыми он овладевал с таким трудом, могут помочь ему на практике. Со времен крестоносцев взоры людей, желавших заработать деньги, всегда устремлялись к Востоку. Уолтеру не терпелось услышать звон монет в карманах. Он мечтал о том времени, когда Ингейн не будет глядеть на него сверху вниз и перестанет его оскорблять.
        Он не водил компанию с приятелями, потому что для него был болезненным вопрос о его рождении. Друзья считали его весьма колючим парнем. Уолтеру не нравилось то, что он был непопулярен среди студентов, но он ничего не мог с этим поделать. Когда они одевались, чтобы отправляться на ночные развлечения, ему хотелось сказать: «Подождите меня, друзья. Я совсем не такой плохой парень, каким вы меня считаете». Но он подавлял этот импульс и говорил себе: «Ты им не нужен, и они тебе это ясно показали. Глупец, где же твоя гордость?»
        Уолтер фанатично обожал Оксфорд, но не был там счастлив.
        Дойдя до общежития, он узнал, что опоздал на ужин. Разочарование несколько уменьшилось, когда он почувствовал запах рыбы, которую Джайлс опять подавал на стол. Судя по запаху, рыба была несвежей. Может, после ужина кто-то из студентов притащит что-нибудь поесть в их комнаты наверху. Но Уолтер тут же подумал, что если они даже это и сделают, то не пригласят его в свою компанию.
        Уолтер собирался сесть заниматься и прочесть святого Ансельма, но спальню наверху наполняли голоса, читающие вслух. Юноша подумал: может, стоит сказать, что во Франции и в других просвещенных странах считается недостатком образования, если человек не может читать про себя. Вдруг он заметил, что Ниниан снимает с крючка подбитый мехом плащ. Ниниан мог носить эту дворянскую одежду, потому что его отец был губернатором на границе с Уэльсом. Отец Уолтера граф, но сам он был вынужден носить простой плащ.
        Ниниан подошел к Уолтеру:
        — Эй, Ублюдок, мне нужно поговорить с тобой, но я не хочу, чтобы нас слышали эти простофили. Пошли на улицу.
        Все в Ниниане раздражало Уолтера: и его представление, что он выше всех на свете, и то, как он проглатывал слова, и слабость нижней челюсти, и самое главное — то, как он относился к Ингейн.
        — Я только что пришел и весь промок. Ты и сам это видишь. Через час потушат свечи, а мне еще нужно позаниматься.
        — Можешь надеть мой второй плащ,  — проворчал Ниниан.  — Это новая вещь, и обращайся с ней поаккуратнее.  — Он надменно покосился на Уолтера: — Ублюдок, тебе следует последить за манерами.
        — Меня они вполне устраивают, а других это не касается.
        Сыну губернатора было трудно смириться с тем, что кому-то наплевать на его желания. Он потер подбородок и продолжал хмуриться.
        — Ты меня злишь, как мозоль на пятке. Но ты — благородного рода, и в этом все дело. Если пойдешь со мной,  — добавил он более спокойно,  — я поговорю с Джайлсом, и он нам даст что-нибудь поесть.
        Это полностью меняло дело, потому что Уолтер был очень голоден.
        — Кусок холодной говядины?  — спросил Уолтер Ниниана. Тот кивнул и позвенел монетками в кошельке.
        — Говядина или баранина — что он сможет достать. А я, так и быть, заплачу за булочку.  — Ниниан понизил голос: — Я хочу поговорить с тобой об Ингейн.
        Уолтер швырнул мокрый плащ в угол и надел предложенный ему красивый модный плащ Ниниана. У него никогда не было такой красивой, модной и новой одежды, и Уолтер невольно приосанился, потуже запахнув меховой воротник.
        — Как я завидую твоему росту,  — недовольно заметил Ниниан.  — И почему у тебя должен быть такой нос с горбинкой, как у норманнов, и светлые волосы? Если бы я был на тебя похож, Ингейн относилась бы ко мне гораздо лучше!
        Они начали спускаться по внутренней лестнице, которая служила дополнительной гордостью обитателей Баттербамп-холла, потому что в большинстве домов в Оксфорде лестницы находились снаружи. Ниниан принялся рассказывать Уолтеру о своих бедах:
        — Должен признаться, что недавно получил новости, которые меня беспокоят. Мы с Ингейн кузены, и оба наши семейства решили, что мы поженимся. Конечно, для меня это весьма важно. Ингейн будет владеть землями Тресслинга, и потом, она довольно привлекательная и живая девушка. У меня нет столько земель, но мне принадлежат поместья-маноры Барле с материнской стороны и хорошие леса на границе. Естественно, я не нищий. Но сейчас,  — голос у него стал взволнованным,  — до меня донеслись слухи, что ее пьяный старик переменил планы. Он вздумал поймать рыбку пожирнее и покрупнее. Что бы ты сделал на моем месте, Ублюдок? У тебя умная голова, хоть ты такой упрямый. Мне известно, что ты терпеть не можешь хозяина Тресслинга. Я ценю твое мнение. Ты бы отправился к старому пьянице потребовать удовлетворения собственных прав?
        Уолтер заволновался из-за неприятного известия гораздо больше, чем легкомысленный Ниниан.
        — Кто другой претендент на руку Ингейн?  — спросил он.
        — Я точно не знаю. В Тресслинге об этом стараются не болтать.  — Он пытался бодриться.  — Но я кое-кого подозреваю и не собираюсь отходить в сторону.
        Подходя к выходной двери, они услышали за собой звуки шагов взволнованного господина Маттиаса Хорнпеппера. Надзиратель Холла был кругленьким, небольшого роста человечком с длинным унылым носом и неизменным выражением печали на лице. Он был постоянно озабочен своими обязанностями, и поэтому вне зависимости от времени года никто не видел его без капель пота на лбу.
        Надзиратель Хорнпеппер нервно откашлялся:
        — Кхе-кхе! Господин Ниниан, мне нужно с вами поговорить!
        Ниниан пробормотал:
        — Чего хочет от меня этот сальный торопыга?  — Он повернулся к классному надзирателю: — Я уже ухожу и не могу с вами сейчас поговорить, господин Хорнпеппер, и должен вам заметить, что вы мне здорово надоедаете, господин Хорнпеппер. Мне кажется, нам требуется новый классный надзиратель.
        Господин Хорнпеппер робко заметил:
        — На вас поступила серьезная жалоба.
        — Что происходит с этим нахальным человеком?  — начал возмущаться Ниниан.  — Я плачу ему десять пенсов в неделю, хотя мне известно, что остальные дают ему не более восьми пенсов. Мало того, что он меня просто грабит, он еще постоянно докучает своими жалобами…
        — Должен вам сказать… что это по поводу девушки. На вас жалуется служащий университета.
        Ниниан был поражен, и его водянистые серые глазки загорелись огнем протеста.
        — Как выясняется,  — продолжал господин Хорнпеппер,  — вы вели себя непозволительным образом, если только мне будет позволено так выразиться. А девица оказалась настолько глупой, что… кхе-кхе… ждет от вас ребенка.
        Ниниан никак не мог прийти в себя от удивления, а потом нахальная и довольная улыбочка расплылась по длинному желтоватому лицу. Было ясно, что он очень доволен.
        — Клянусь святым Фрайдесвайдом, это интересные новости. Отец будет мной гордиться. Он часто говорил, что мужчина не является мужчиной, если он не зачал шестерых ублюдков на стороне.
        — Нас ждет скандал, ужасный скандал!  — запротестовал Хорнпеппер.  — У бедняги Томаса Тавенера лицо было белым как мел, когда он говорил мне об этом. Он обожает дочку и не сможет пережить позора, который вы навлекли на нее.
        — Позора!  — воскликнул Ниниан.  — Разве вам не ясно, как ей повезло? В ее ребенке будет течь благородная кровь. Мой отец позаботится о том, чтобы они не бедствовали, когда на свет появится ублюдок.
        Уолтер с трудом сдерживался, чтобы не схватить нахала за глотку. Люди произносили слово «ублюдок» так же просто, как пожелания «Доброе утро» или «Бог вам в помощь», но он сам никогда не мог спокойно его слышать. Каждый раз, когда Уолтера обзывали, он вспоминал бледное лицо матери и то сложное положение, в котором она жила в Герни. И приходил в ярость.
        Ниниан увидел, что они не одни. За дубовой перегородкой послышался громкий хохот, и голос Хэмфри Армстронга из западного графства сказал:
        — Так, наш высокородный Ниниан получил взбучку! Хэмфри подошел к ним. Он носил круглую шляпу, что указывало на то, что он бакалавр гуманитарных наук. Хэмфри широко ухмылялся. Обычно Армстронга называли Ужасно Деспотичный Хэмф, и он был признанным лидером Холла. С ним было несколько студентов — Роб Винтер из Фенса, Людер Фицберг из Ирландии и другие.
        Надзиратель страшно расстроился.
        — Юные сэры, юные сэры!  — восклицал он.  — Я не подозревал, что нас слышали посторонние люди! Не следует об этом болтать. Мы должны позаботиться о добром имени Холла.
        — Мы не станем болтать,  — проворчал Армстронг. Хотя мне кажется, что о нас станут думать лучше, если всем станет об этом известно.
        Остальные студенты согласно закивали. Уолтер понял по их взглядам, что у будущего папаши прибавилось авторитета в их глазах.
        — Клянусь святым Кристофером!  — сказал Ужасно Деспотичный Хэмф, хлопнув Ниниана по спине.  — Вот он — ястреб среди желторотых цыплят, и никто из нас об этом не догадывался!
        — Если это будет мальчик, ты сможешь его отдать королю,  — предложил ирландец, хитро взглянув на Уолтера.  — Кажется, так нужно поступать с незаконнорожденными сыновьями, хотя некоторые предпочитают вообще от них отказываться.
        Чтобы показать, что их отношение к Ниниану изменилось, они предложили отправиться все вместе и стали разбирать плащи. Туман уже рассеялся, и только под ногами хлюпала грязь.
        — Куда пойдем, проказник?  — спросил Хэмф, снова хлопая Ниниана по спине.  — Сегодня ты имеешь право заказывать музыку и, конечно, платить за нее! Ха-ха-ха!
        Ниниан был вне себя от счастья.
        — Пойдем к Тимоти Две Мелодии,  — громко вскричал он,  — Тимоти споет для нас, и мы прикажем, чтобы нам в эль добавили фенхель[2 - Фенхель — сладкий укроп.].
        Таверна «Тимоти Две Мелодии» была переполнена, когда они туда прибыли. Там собирался обеспеченный народ из университетов. Кроме того, в таверну любили заглядывать клирики из Пеквотер-Инн, Сент-Мэрис Энтри, Лиденпорч-холл и Сарацине-Хед. Сначала Уолтер решил, что все изучали тривиум[3 - Тривиум — цикл учебных дисциплин в средневековой школе.], состоящий из грамматики, риторики, логики и латыни, но потом увидел одного легиста-правоведа, который не переставая болтал о налогах и других тоскливых вещах, которые могут ему пригодиться, когда он станет настоящим законником. У очага сидел священник. Полы его сутаны были поддернуты на коленях. С первого взгляда его можно было принять за священника из часовни — он был толстым и не обращал внимания на собственную внешность. Подобные священники должны были только молиться в часовне за упокой души умерших людей, оставивших им для этого деньги.
        — Этот отбиватель поклонов Небесам забирает у нас все тепло,  — проворчал Хэмф.
        В то время в Оксфорде было модным выражать непочтительность к духовным лицам.
        — Просто неприлично иметь такую жирную спину, как у него. Вы только представьте себе, сколько он проглотил хорошей баранины и вылакал эля, чтобы отъесть подобную! Почему он не находится там, где больше всего нужен, и не читает молитвы за бедную душу, чтобы помочь ей поменьше жариться в аду?!
        Ниниан обратился к Тимоти:
        — Хозяин, подай нам эль на семерых и не забудь в каждую кружку бросить фенхель!
        Тимоти пел в другом конце помещения и не обратил на них никакого внимания. Он сильнее забренчал по струнам и продолжал петь. Он исполнял новую мелодию, ее припев брал за душу:
        — Уедем в Китай. Прощай, прощай!
        К юношам подошла его дочь Дервагилла. Это была разбитная девица с большой грудью. Она спасалась от неприятных ухаживаний тем, что в открытую хвасталась своей распущенностью и грубила ненужным ей ухажерам. Девица уперла руки в боки, насмешливо глянула на Ниниана и заявила:
        — Значит, тебе нужен эль и фенхель. Будь повежливее, иначе получишь бородавки в рожу.  — Она повернулась к остальным студентам и прошептала: — Если он когда-нибудь попадет со мной в постель, я ему переломаю спину, этому тощему ржущему лошаку!
        Легист продолжал болтать о том, что станет делать молодой король Эдуард, когда вернется из крестового похода.
        — Наконец у нас будет настоящий король. Он подпустит блох под хвосты гордых баронов! Их власть кончится, и на земле у нас воцарятся мир и покой!
        Мир и покой на земле, где власть короля была абсолютной и он пытался свести все права людей к нулю! Уолтер подумал, что парень, видимо, не в себе, если мелет подобную чепуху!
        — Если на земле воцарятся мир и покой, как тогда законники будут зарабатывать себе на пропитание?  — спросил он.
        Хэмф Армстронг сказал легисту, чтобы тот не обращал внимания на Ублюдка, потому что он постоянно со всеми спорит.
        Уолтер не стал возражать. Он просто встал и отошел в другой конец комнаты, где нашел себе место на деревянной скамье. Ему не следует принимать участие в подобных разговорах. Новый правитель обладал всеми королевскими качествами Плантагенетов. Тут Уолтер не станет с ними спорить: он был храбр и обидчиво горд. Король был высокий, с пламенным взглядом и золотистыми кудрями. Короли Плантаге-неты были красивыми мужчинами. Но Эдуард убил Симона де Монфора при Ившеме, великого графа Монфора, боровшегося за права народа, а его отец, старый король, забрал земли Герни. Уолтер не будет клясться в вассальной преданности Эдуарду I.
        Он попытался поймать взгляд Ниниана в надежде, что тот присоединится к нему и они продолжат разговор. Что это за неприятная история об Ингейн? Жирная рыбка, болтающаяся на крючке! Это могло значить только одно — что лорд Тресе-линга спланировал брак для своей дочери и наследницы!
        Уолтера никогда не волновали притязания Ниниана. Но было бы интересно узнать побольше о новом кандидате в женихи. Когда он вспоминал о браке Ингейн, казалось, что в сердце у него поворачивался кинжал.
        Ниниан продолжал хмуриться над кружкой эля и не взглянул на Уолтера. Что случилось с этим парнем? Он забыл, зачем они сюда пришли?
        Легист наконец закончил свою нудную болтовню. Священник из часовни повернулся и подмигнул честной компании.
        — Страждущая душа умершего быстро направляется в ад,  — заметил он.  — Мне следует поспешить и прочитать молитвы. Мне неплохо живется на оставленное им золото, и, наверно, не стоит заставлять его поджариваться слишком долго…
        Уолтер внезапно выпрямился на жесткой лавке. На улицах послышались громкие крики. Перебивая шум толпы, раздался громкий сигнал, на который реагировали все студенты, где бы они в этот момент ни находились.
        — Surgite! Surgite!
        — Вставайте! Поднимайтесь!
        Уолтер проворно вскочил на ноги и ухватился за нож, подвешенный на поясе. Армстронг так резко поднялся, что свалил священника, который упал на спину и болтал ногами, как перевернутый кверху лапками жук. Ниниан запротестовал:
        — Это не наше дело.
        На него никто не обратил внимания. Все выскочили на улицу и громко завопили:
        — Студенты! Клирики!

3

        Студенты Оксфорда будут долго вспоминать и рассказывать о потасовке, которая произошла сырым вечером в 1233 году от Рождества Христова. Уолтер всегда вспоминал это побоище, потому что тогда он познакомился с Тристрамом.
        Уолтеру не раз приходилось принимать участие в небольших стычках с городской охраной, но он сразу понял, что на этот раз это нечто иное. Студенты бежали по Квин-стрит, пока не достигли Квадривиума, где сходились пять дорог. Там находилось множество караульных. Двоих их. товарищей-студентов захватила стража. Им завязали за спиной руки и натянули на голову мешки из-под муки. Эти двое несчастных продолжали бороться, но их усилия ни к чему не приводили.
        Ночной дозор был настроен весьма воинственно и мрачно и вооружен до зубов. На плечах караульные тащили крепкие пики, а на головах у них были надеты железные шлемы. Из-за ощетинившихся алебард они насмешливо поглядывали на подкрепление студентов, и даже звук подбитых гвоздями подошв по булыжной мостовой, казалось, говорил об их решительности. Некоторые горожане забрались на колокольню церкви Святого Мартина и громко оскорбляли клириков и швыряли в них камни.
        Легист сообщил:
        — У них в руках Джек Паншон и Рик Стендлек.
        — Они оба неплохие парни,  — сказал Хэмф Армстронг, который сразу возглавил отряд студентов.  — И к тому же студенты третьего-четвертого курсов. Что они сделали?
        — Я слышал, что была ссора в Блю Болдрике,  — ответил ему легист.  — Все началось из-за жареного гуся. Они его съели, а потом заявили, что кошельки у них пусты. Хозяин поклялся, что изметелит парней, но Джек схватил вертел, на котором жарилось мясо, и разбил им хозяину голову. Мне говорили,  — продолжал он с завистью,  — что это было потрясающее сражение!
        — Что они собираются сделать с Джеком и Риком?
        — Отвести их на Гриндитч.
        — Чтобы повесить?  — поражение воскликнул Хэмф.  — Мы не подчиняемся городским властям! Об этом всем прекрасно известно.
        — Дозору об этом также прекрасно известно,  — мрачно согласился с ним легист.  — Поэтому на этот раз они не собираются дожидаться легальной процедуры. Они хотят, чтобы Джек и Рик поплясали в воздухе, а все рассуждения о том, кто прав и кто не прав, будут потом. Мне кажется, мы не сможем для них ничего сделать.
        Хэмф взглянул на сверкающее кольцо из наконечников алебард, которые удерживали студентов на расстоянии, и покачал головой:
        — Невозможно ничего сделать. Если мы попытаемся на них напасть, они нас наколют на пики, как селедку.
        Студенты все прибывали к Квадривиуму. Уолтер был уверен, что им удастся спасти товарищей просто потому, что студентов было больше, чем караульных. Он крикнул Хэмфу:
        — Я считаю, что мы не можем спокойно позволить им повесить наших товарищей. Клянусь святым Эйданом, нам следует объединиться! Мы можем прорвать их оборону.
        — И ты отправишься впереди всех?
        — Да, но нам нельзя зря терять время. Хэмф нахмурился и начал оправдываться:
        — Ублюдок, ты знаешь, что я никогда не уклоняюсь от сражения. Но Рику и Джеку не поможет, если нам распорют животы алебардами.
        К ним подошел Ниниан. Он глядел совсем «кисло» и спросил недовольным тоном:
        — Почему они не отправились в церковь Святого Джайл-са и не попросили убежища?
        — У них не было такой возможности,  — сказал Уолтер.  — Поэтому мы должны попытаться им помочь, Хэмф. Тебе вскоре предстоит сражаться за право называться рыцарем. Сейчас тебе представляется удобный шанс проверить свою храбрость.
        — Это означает смерть,  — вздрогнул Ниниан. Хэмф с ним мрачно согласился.
        — Это не станет благородным поступком. Что тебе известно о рыцарстве, Ублюдок?
        — Трусы!  — заорал на них Уолтер.
        Начали прибывать подкрепления горожан, и стало ясно, что они настроены так же решительно, как дозор.
        Началось обычное сражение между горожанами и студенчеством с применением дубинок и тяжелых палок. Уолтер понимал: пока идет сражение, караульные уведут отсюда Рика и Джека. Они уже двинулись по боковой улочке и успели отойти довольно далеко, так что слова капитана были еле слышны:
        — Дорогу королевской справедливости!
        Уолтер последовал за ними и через мгновение услышал, что кто-то идет за ним. Он был уверен, что это студент. Парень был таким высоким, что Уолтер едва доставал ему головой до плеча. Он начал злиться, потому что гордился собственным ростом.
        — Ты — Уолтер из Герни, так?  — спросил его студент.
        — Да, а тебя как зовут?
        — Тристрам Гриффен. Я из тех же краев, что и ты. Ты обо мне никогда не слыхал, но мой отец — мастер по изготовлению луков из Сенкастера.
        Было слишком темно, чтобы рассмотреть незнакомца, но Уолтеру понравился его голос. Он был достаточно уважительным, как положено сыну мастера по изготовлению луков, но в нем также были слышны решительные нотки. Если парень и был студентом, то учился вольнослушателем. Настоящие студенты презирали вольнослушателей, потому что у них не было денег, чтобы жить в университетских общежитиях, и им приходилось искать себе жилье в мансардах и чердаках города.
        — Я видел Нэта Гриффена во время соревнований. В Англии нет лучшего лучника,  — сказал Уолтер.
        — Ну, он никогда себя лучшим не считал. Но… мне кажется, было время, когда он мог стрелять из лука лучше многих в Англии. Сейчас он постарел и руки у него стали слабыми.
        Уолтер посмотрел на своего спутника:
        — Тристрам Гриффен, могу поклясться, что ты и сам хорошо стреляешь из лука.
        — Ты прав, я действительно неплохо стреляю, но не надеюсь, что когда-либо смогу стать равным своему отцу.
        — Ты рассуждаешь весьма скромно,  — решил Уолтер и добавил: — Почему я никогда тебя прежде не видел?
        — Я — вольнослушатель и живу в мансарде переплетчика на Шейдьярд-стрит. Ты меня видел, но, наверное, не можешь этого помнить.
        Юноша сказал это без оттенка уничижительности или горечи. Он просто констатировал факт.
        Они проходили мимо дома, хозяин которого вышел с фонарем, чтобы посмотреть, что же происходит на улице. При свете фонаря можно было различить великолепную широкоплечую фигуру Тристрама Гриффина. У него были жесткие светлые волосы и приятные серые глаза. Тристрам застенчиво улыбнулся, как будто не был уверен, что Уолтеру понравилась его фамильярность.
        Уолтер тоже ему улыбнулся. Он с трудом заводил друзей, но сейчас, как только с ним заговорил, он был уверен, что станет дружить с сыном лучника, несмотря на разницу в их социальном положении. В нем чувствовалась прямота, доброта и истинная крепость духа.
        Уолтер понял, что вольнослушатель очень беден. Его потертый плащ сшит из грубой ткани. Короткие панталоны доходили до колен, а ниже виднелись голые посиневшие ноги. Тяжелые башмаки были черного цвета, что означало его низкий социальный статус.
        «Ну и что?  — решил Уолтер.  — Он мне нравится больше остальных студентов из общежития в Холле».
        — Если мы рискнем, то можем их спасти,  — заметил Тристрам, кивком головы показав на идущих впереди охранников.  — Я бы предпочел, чтобы в ребрах у меня свистел ветер, чем видеть, как бедняги студенты станут болтаться на дереве, как спелые груши!
        — Я с тобой полностью согласен,  — сказал Уолтер.  — Но поможет ли нам кто-нибудь? Мне кажется, что остальные предпочитают поднимать шум, но не действовать.
        — Если мы начнем, к нам может присоединиться много народу.
        Тристрам остановился и стал снимать плохонький плащ. Он его аккуратно свернул, отошел в сторону и положил сверху на столб коновязи перед домом с темными окнами. Потом нагнулся, нашел булыжник и придавил им сверху плащ.
        — У меня он единственный,  — объяснил он со смущенной улыбкой.  — Я предпочту, чтобы мне сломали пару костей, но не переживу зиму без теплой одежды.
        Народу на улице становилось все больше, и караульным пришлось замедлить движение. Капитан размахивал коротким мечом и продолжал громко возмущаться:
        — Дорогу правосудию, болваны! Вольнослушатель засучил рукава и спросил:
        — Ты готов, Уолтер из Герни?
        — Готов!
        Уолтеру казалось, что сердце у него сейчас выскочит из груди. Им предстояло опасное приключение, и он понимал, что может не выйти из него живым.
        — Обмотай плащ вокруг руки,  — посоветовал ему сын лучника.  — Это может тебе послужить вместо щита. Не стоит рисковать, чтобы твое брюхо пронзили пикой.
        — Но у тебя же нет плаща!  — закричал Уолтер. Тристрам уже начал действовать. Он быстро и энергично ринулся вперед и так ударил капитана, что у того резко откинулась назад голова в железном шлеме. Громадная лапа схватила осевшего капитана за горло, другая обхватила его под коленками. Тристрам с усилием поднял тело капитана над головой, а затем швырнул его на остальных дозорных. Двое из них свалились на землю, образовалась брешь, Тристрам быстро ринулся туда и вскоре нарушил ряды караульных.
        Уолтер пытался следовать за ним. Он даже не понял, что выкрикивает боевой клич крестоносцев: «Божья воля!» Он позабыл обмотать плащ вокруг руки, но противники сражались, стоя так тесно друг к другу, что теперь это не имело значения. Уолтер не знал, присоединились к ним остальные студенты или нет, потому что продолжал биться с одним из караульных. Это был сильный парень и дрался, как дикая кошка.
        Все произошло очень быстро, но схватка была напряженной. Как только прорвали ряды дозора, оказавшиеся поблизости студенты начали атаковать караульных. Они дрались с таким удовольствием и яростью, и их было слишком много. Вскоре они заняли все пространство внутри кольца алебард. Караульные дрогнули. Все сражались на близком расстоянии друг к другу, поэтому караульные не могли воспользоваться алебардами.
        Уолтер продолжал драться с упорным противником и до тех пор не замечал, что битва окончена, пока Тристрам не пришел к нему на помощь. Он схватил дозорного сзади за горло и небрежным жестом швырнул на край дороги.
        — Джек и Рик свободны,  — громовым голосом прокричал Тристрам, чтобы его слышали все вокруг. По лицу у него струилась кровь, но казалось, он не чувствовал раны и радостно улыбался Уолтеру.  — Они уже отправились к ректору университета. Так для них будет безопаснее, чем скрываться в церкви Святого Джайлса.
        Прибыл Хэмф Армстронг, и ему каким-то образом удалось снова подтвердить звание лидера. Большинство студентов выстроились за ним, и послышалось приказание прекратить свалку и побыстрее убираться отсюда. Студенты гордо зашагали по улице, запев старую песню крестоносцев «Старик с гор».
        — Хэмф будет гордиться совершенным нами подвигом,  — горько заметил Уолтер.
        Ему никто не ответил. Уолтер посмотрел назад и увидел, что Тристрам отстал на несколько шагов. Он растерянно смотрел на коновязь, где оставил плащ. Булыжник валялся рядом, но плащ исчез.
        — Украли!  — воскликнул Тристрам. Лицо у него стало цвета воска.
        Его плащ был таким потрепанным, и Уолтеру казалось, что из-за этого не стоит так расстраиваться. Он сказал приятелю:
        — Тристрам, за десять пенсов ты сможешь купить себе другой плащ.
        — Десять пенсов? У меня есть как раз десять пенсов. Но я должен продержаться на них до конца года!
        Уолтер был поражен.
        — Ты хочешь сказать, что должен прожить на такую крохотную сумму?
        — Да, это не так просто, но я смогу прожить на эти деньги. Многие в Оксфорде живут на пенни в неделю. Разве тебе это не известно?
        — Я знаю, что многие вольнослушатели должны брать работу, чтобы продолжить здесь учебу.
        — Да, чтобы подработать немного денег. Но не стоит так волноваться. Никто из нас еще не умер.  — Он улыбнулся Уолтеру.  — Мне приходится немного труднее, чем остальным, потому что нужно кормить еще кое-кого. У меня есть ручной барсук.
        — Барсук? И ты держишь его у себя дома?
        — Он мне достался во время травли барсуков. Собаки вытаскивали его из ящика три раза, и я понял, что следующее нападение он не выдержит. Ему переломали передние лапы, и из пасти лилась кровь. Барсук был наполовину прирученный, и мне… Ну, может, мне это показалось, что зверь молил меня о помощи. Это очень жестокий спорт, и я не мог спокойно стоять и смотреть, как убивают беззащитное животное. Я попросил, чтобы хозяева оттащили своих собак. Вокруг меня началась ругань, и мне пришлось ударить букмекера, а потом удалось забрать у них умирающее животное.  — Тристрам снова улыбнулся.  — Это храбрая самочка, я назвал ее Боадиция.
        — Но где же ты ее держишь?
        — В своем углу на чердаке. Она почти не может передвигаться из-за сломанных лапок. Я приношу ей все, что могу достать съедобного. Когда я на чердаке, она всегда ползает за мной и спит рядом на соломе.
        У Уолтера в кошельке было пусто, и ему, чтобы получить очередную сумму, требовалось посетить отца Френсиса. Он заведовал казной в колледже Святого Фрайдесвайда и выдавал Уолтеру два шиллинга первого числа каждого месяца.
        — Ты сейчас богаче меня на целых десять пенсов,  — признался он Тристраму.
        — Я не прошу мне помочь, но мне придется обойтись без плаща!
        — Но ты пострадал, освобождая наших товарищей, начал протестовать Уолтер.  — Мы должны собрать деньги, чтобы компенсировать тебе потерю.
        — Ничего, я обойдусь.  — Тристрам покачал головой, а потом улыбнулся: — Может, мне повезет и зима будет мягкой.
        Студенты почти все покинули улицу, и Уолтер почувствовал, что им не стоит тут больше оставаться, потому что горожане мрачно на них поглядывали.
        — Они нас могут избить,  — шепнул он Тристраму.  — Нужно быстрее убегать отсюда.
        Они заспешили прочь. Сын лучника принялся мрачно рассуждать:
        — Этот Таунли, капитан дозора, родственник переплетчика книг, у которого я живу. Это скверная парочка. Боюсь, что меня ждут неприятности.
        — Тогда тебе лучше не возвращаться сегодня домой.  — Уолтер стал рассуждать. Он не имел права вести вольнослушателя в общежитие. На это существовал строгий запрет. Он поколебался, а потом сказал: — Я не могу тебя привести к нам в общежитие. Что ты будешь делать?
        — Я уже как-то ночевал в свинарнике и могу проделать это еще раз,  — спокойно ответил Тристрам.
        — Для меня это что-то новенькое.
        Они стояли перед таверной, и из приоткрытой двери на улицу сочился свет. Тристрам прищурился и взглянул в лицо Уолтеру, чтобы понять, что тот имеет в виду.
        — Клянусь распятием, это очень благородная мысль. Но не стоит этого делать. Я могу о себе позаботиться, а тебе нужно отправиться в общежитие и спокойно выспаться на своей постели.
        — Мы были в драке вместе, и если я не могу провести тебя через запертые двери Батгербамп-холла, то хотя бы могу переночевать с тобой на свежем воздухе. И не стоит об этом спорить, Тристрам Гриффен.
        Они наконец нашли сухое место под внешней лестницей дома на границе еврейского гетто. Ветер нанес туда горку опавших листьев. Уолтер снял с себя теплый плащ, и они вдвоем прикрылись им.
        Уолтеру даже начала нравиться сложившаяся ситуация.
        — Во всех этих домах в окнах вставлено стекло,  — прошептал он Тристраму.  — А наше общежитие граничит с гетто, и некоторые из парней с удовольствием проводят целые вечера, подглядывая за девицами, расхаживающими по комнате без юбок. Как раз больше всего этим грешит хозяин плаща. Надеюсь, что он выглянет и увидит, как помогает нам его прекрасный плащ.
        Что-то прошелестело в листьях у ног Уолтера, и он быстро подтянул под себя ноги. Не так-то легко будет здесь проспать всю ночь.
        — Я думаю,  — сказал Тристрам после долгой паузы,  — что тебе интересно, что делает сын лучника в Оксфорде. Может, это даже покажется чересчур вызывающим. Но ты, наверное, знаешь, что в университете учится много сыновей простых людей.
        Как только они встретились, Уолтер начал обдумывать один очень важный для него вопрос.
        — Я не могу понять, какую пользу тебе принесет образование,  — заметил он.  — Конечно, тебе хочется многого добиться в жизни, но, чтобы стать членом гильдии торговцев, образование не обязательно. А кроме этого, что еще открыто для тебя? Ты же не собираешься вступить в ряды духовенства?
        Тристрам покачал головой:
        — Конечно нет. Меня не привлекает перспектива надеть на себя коричневую рясу и надвинуть на лоб капюшон! Меня тянет к себе земля, но ее у меня нет и не будет. Я бы хотел строить корабли, и я занимаюсь у брата Роджера Бэкона.
        — Роджер Бэкон!  — Уолтер сел и присвистнул от удивления.
        У него для этого имелись серьезные причины. За границей Роджер Бэкон был весьма уважаем за мудрость и ученость; но в Оксфорде над ним издевались, хотя в то же самое время и побаивались. Многие твердо верили, что он продал душу дьяволу и за это ему открылись все секреты черной магии. Когда он проходил по улицам города, матери быстро зазывали детей домой и крепко запирали двери домов, чтобы на ребенка не упала даже его тень. В университетских кругах его обвиняли во многих грехах. Иногда он читал лекции на английском языке, а не на латыни, и это считалось самым ужасным отступлением от устоявшихся правил.
        — Считают,  — сказал Уолтер, помолчав,  — что все, кто посещает его лекции, закончат путь на перекрестке, и из сердца у них будет торчать осиновый кол.
        — Брат Бэкон,  — серьезно ответил ему Тристрам,  — учит правде о мире, в котором мы живем. Я узнаю у него о навигации и ветрах, приливах и звездах. Как изготавливать некоторые вещи, плавить металл и правильно вести подсчеты. Мне прекрасно известно, что считается, что арифметику лучше оставить евреям и менялам, а астрономия нужна только магам. Но если я собираюсь строить хорошие корабли, все эти знания для меня просто необходимы.
        Уолтер был поражен и расстроен.
        — Я никогда не думал об этом. Меня всегда убеждали в том, что так называемые науки — весьма неопределенны и сплошь одна теория, они не имеют отношения к реальности, и еще что в науке отсутствует логика.
        — Я не так уж много знаю,  — ответил Тристрам,  — и уверен, что ты знаешь гораздо больше меня. Тебя, Уолтер из Гер-ни, в Оксфорде очень ценят как прилежного студента и уважают. Но я твердо знаю одну вещь. В науках нет ничего неопределенного. Наоборот, науки весьма точны и основаны на фактах, на доказанных фактах…
        — Ты хочешь сказать, что логика, на которой основано все наше учение, не построена на фактах?
        — Я никогда не изучал логику, но кажется, что она состоит из логических рассуждений, основанных на мечтах и ложных представлениях умерших философов.
        — Мои учителя называют это бесконечной ересью,  — заявил Уолтер, употребив выражение, которое так часто повторяли в Оксфорде, что оно грозило навязнуть на зубах.  — Меня учили тому, что реальность принадлежит сфере абстрактной мысли. Человек меняется, но все человеческое неизменно. Материальные вещи преходящи, и они не имеют важного значения. В будущем станет необязательно путешествовать, и поэтому сейчас нет смысла строить суда. Нам следует только изучить установленные вечные истины, правду о человечестве, переданную нам знаменитыми мыслителями прошлого.
        — Ты не обидишься, если я скажу тебе, что это все не что иное, как бесконечная чепуха?
        Ветер переменился и теперь задувал под лестницу. Наносимые ветром струи дождя мочили им лицо. Уолтер попытался защитить лицо и подтянуть окаймленный мехом плащ, но тогда оставались непокрытыми ноги. Он изо всех сил старался не дрожать. Но, несмотря на все неудобства, ему было интересно продолжить спор с Тристрамом.
        — Какая удивительная ночь. Тристрам Гриффен, ты мне очень нравишься. Мне раньше никогда не приходило в голову, что два человека из разных социальных слоев могут стать близки и интересны друг другу.
        — Мы родились так далеко друг от друга, как ад и рай,  — заявил сын лучника.  — Наверно, в том, что мы чувствуем и во что верим, тоже должна быть такая же огромная разница. Меня поражает, что ты разговариваешь со мной как с равным себе человеком.
        Уолтер захохотал:
        — Прости меня, но должен сказать, что я раньше не встречал простого человека, чьи мнения были бы мне настолько интересны. Мне всегда казалось, что простолюдины просто не способны сформировать собственное мнение. У меня в голове все перемешалось. Клянусь святым Эйданом, мне кажется, тебе удалось выучиться в Оксфорде более важным вещам, чем мне.
        — Как ни странно, но Бог награждает разумом простых людей и даже вольнослушателей.
        Они сели рядышком и прикрылись плащом. Уолтер чувствовал, что от дождя у него намокли волосы. На них сильно капало с шаткой лестницы.
        Тристрам продолжил:
        — Я хочу предложить тебе кое-что. Мне лучше завтра там не показываться, но ты можешь спокойно отправиться на лекцию Роджера Бэкона. Ты займешь там мое место. Послушай его, и, может, что-то для тебя прояснится.
        Уолтер подумал, потом согласился:
        — Я приехал в Оксфорд, чтобы учиться, и, может, мне стоит разок послушать лекцию этого удивительного монаха. Я сделаю так, как ты мне предложил. Если только переживу эту ночь,  — добавил он, дрожа от сырости и холода.

4

        Большинство университетских занятий проходили в городских церквах, но некоторым из учителей приходилось искать другие помещения — в гостиницах или даже в частных домах. Следуя объяснениям Тристрама, Уолтер подошел к высокому дому из камня в восточном приходе. Нижний этаж здания состоял из одной большой комнаты. Когда юноша вошел туда, там уже было очень много народу. Студенты сидели на покрытом тростником полу, подобрав колени, чтобы было куда поставить чернильницу, перо и пергамент. В комнате не горел огонь, и, найдя себе местечко в углу, Уолтер плотнее закутался в плащ, чтобы поменьше мерзнуть.
        Он видел, что почти все студенты были очень бедно одеты, в помещении не было ни единого человека в плаще, отделанном мехом. Его окружали коротко остриженные затылки и серьезные лица. На юношу никто не обратил внимания.
        Уолтер сидел в углу, поэтому почти не мог рассмотреть Роджера Бэкона. Когда тот вошел в класс, ему удалось увидеть лишь выбритую макушку и коричневый капюшон. Уолтер почувствовал, что начинает сильно волноваться. Студенты вокруг него сразу выпрямились, послышалось шуршание тростника на полу и тихие шаги босых ног по сухой соломе. Ему казалось, что эти звуки громким эхом отдаются у него в голове.
        — Сегодня я прочитаю лекцию на английском языке,  — начал брат Бэкон. У него был густой музыкальный голос.  — Мне это кажется оправданным, потому что сегодня мы поговорим о науках и некоторых удивительных вещах, на которые мне удалось взглянуть издалека, как вы иногда смотрите на звезду. Кажется, что вы можете ее коснуться, достаточно только протянуть руку. Но все равно вы понимаете, что она находится на недосягаемом расстоянии, далеко на великих дорогах Вселенной. Рассуждая о науках — даже тех, что касаются материй, которые можно демонстрировать в доказательство истины,  — лучше всего говорить простым языком, чтобы не извратить смысл в процессе обсуждения. Поэтому я расскажу вам удивительные истории, используя язык, на котором мы беседуем с друзьями, отправляясь в дорогу, или разговариваем во время еды. Тем не менее мне придется начать с одной известной вам латинской фразы.  — Он заговорил громче. Существует выражение «Credo ergo cognosce» — «Я верю, следовательно, знаю». Это выражение как будто стало Словом Божьим, и поэтому ему нужно следовать безоговорочно. Мои дорогие юные друзья, позвольте
выразить в этом сомнение. Я считаю эту фразу абсолютно неправильной, и вместо этого говорю: «Cognosce ergo credo» — «Я знаю, поэтому верю».
        Он на мгновение замолчал. Уолтер приподнялся, и ему удалось рассмотреть этого смелого монаха. У Роджера Бэкона было серьезное, сильно вытянутое лицо с крючковатым носом и тяжелой нижней челюстью. Казалось, он мало чем отличается от любого монаха-францисканца, если бы вы не видели его глаза. Его глубоко посаженные глаза были такие же коричневые, как и надетая на нем ряса. Они излучали смелый и неспокойный свет души этого человека.
        «Он совершенно не похож на мага или болтуна»,  — решил Уолтер.
        — Если мы желаем о чем-то узнать,  — продолжал монах,  — нам следует освободить наш ум от паутины старого учения и пыли догм. Когда вы все это проделаете, вам будет легко понять истину. Она находится рядом с нами. Она в воздухе, которым мы дышим; в жизни, пульсирующей вокруг нас; в естественных законах, повелевающих нашими самыми простыми действиями. Законы природы спрятаны не в забытых или запретных книгах. Мы не сможем их постигнуть, если станем бормотать всяческие заклинания. Мы их постигнем, только если станем наблюдать и понимать истину и причины того, что мы видим вокруг… Давайте рассмотрим такой простой пример, как использование лука,  — сказал Бэкон после паузы.  — Вы пускаете стрелу. И она взвивается в небо. Сила, посылающая стрелу в цель, находится в руке лучника. Надеюсь, никто из вас в этом не сомневается? Но думали ли вы о том, что источник силы остается в руке в то время, пока стрела продолжает свой полет? Значит, силу можно передавать чему-либо? Но можно ли сказать также, что существует разная степень силы? Да, потому что есть более сильные люди и их руки. Можно предположить, что
есть такие руки, которые могут с такой силой выпустить стрелу, что она поднимет повозку с земли. Да, даже если там будут сидеть люди в кольчугах и с оружием в руках, эта повозка полетит, как стрела по воздуху!
        Это уже было самое настоящее колдовство. Уолтеру следовало выслушать подобные рассуждения с насмешкой, того требовали обстоятельства, но он чувствовал только возбуждение и удивление. Неужели это может быть колдовством, спрашивал он себя, если Бэкон рассуждает так логично? Ему приходилось слышать об умных машинах, разрушавших стены городов с помощью катапультированных ими громадных камней. Он продолжал думать: «Это, конечно, не черная магия. Когда-нибудь нам удастся открыть новые источники силы, и тогда повозки станут летать по воздуху. Вот бы мне удалось прожить так долго и увидеть это и даже быть среди тех, кто станет летать в этих повозках!»
        Он был абсолютно уверен, что переменил мнение не под действием черной магии. Роджер Бэкон звал его с собой в новый мир — место, где творились удивительные чудеса и дули свежие ветры, светил поразительный чистый свет, где были известны тайны времени и пространства и творились чудные свершения.
        Учитель рассказал им о стекле и о способах его применения. Когда накладывалось одно вогнутое стекло на выпуклое, случались странные явления.
        — Когда-нибудь,  — сказал Бэкон,  — будет можно увидеть весь пролив из Дувра до Кале. Вы сможете различить на другом берегу деревья и людей, прохаживающихся под этими деревьями, и даже песчинки, по которым ступают люди.
        Постепенно разговор перешел к теме постоянного эксперимента. Бэкон придавал этому огромное значение.
        — Мы не должны ни во что верить на слово и не раз, а дважды, трижды или даже более раз проверять все на опытах. Мы также не должны строить нашу веру на основе другой веры, пока не будем убеждены, что первая вера является безусловной истиной.
        В качестве примера он рассказал им об удивительном начатом эксперименте. Он работал с некоторыми веществами и пришел к результатам, в которые было трудно поверить. Этих результатов Бэкон достиг, постоянно меняя составляющие опыта и сам метод его ведения. Дойдя до этого, Роджер Бэкон сделал паузу и внимательно посмотрел на них. Глаза у него горели.
        — Берем семь частей селитры и очищенный нитрат. Добавим к смеси три части серы и пять частей углей орешины, а потом все подожжем…
        Уолтеру стало не по себе. Какой странный секрет им открывают. Описывая все обычными словами!
        — …И все начинает полыхать и взрываться, как мир в День гнева. Вокруг все дрожит, как земля во время землетрясения. Когда дым улетучится и замрет последнее эхо, на этом месте не останется ничего, даже крошки пепла, чтобы заполнить ушко тонкой иголки.
        В комнате наступила тишина. Уолтер понимал, что все собравшиеся на лекцию были так же поражены, как и он сам.
        — Как можно использовать этот странный закон природы? Хотелось бы мне это знать! Если бы с глаз моих спали покровы темноты, чтобы у меня появилась возможность заглянуть в будущее, когда изобретенный мною порошок станет широко использоваться людьми! К тому времени более умные смогут контролировать и использовать его огромную мощь. Мне кажется, что порошок можно применять, чтобы разрушать стены зданий и горы, для того чтобы было легче прокладывать дороги. В одном я уверен: порошок также станут применять и во время войн.  — Бэкон помолчал, как бы не желая продолжать.  — Я боюсь, что люди поймут, как следует концентрировать его мощь и направлять силу удара по своему желанию, чтобы поражать тех, кто стоит на пути взрыва. Мне иногда хочется порвать свои записи и позабыть все проделанные опыты. Может, человечество будет мне благодарно за это, меня страшит то, как люди станут использовать разрушительную силу этого вещества. Я предвижу будущие страдания человечества.
        Уолтер был настолько поражен услышанным, что следующая часть лекции прошла мимо него. Ему представлялись удивительные военные машины с поднятыми над камнями бастионов стволами, похожими на ужасные головы драконов. Они изрыгали смерть, изобретенную Роджером Бэконом. Уолтер ни на секунду не сомневался, что все, что им сообщил монах, правда; когда юноша смог сосредоточиться на словах лектора, Бэкон уже перешел к другой теме.
        Он рассказывал о далекой стране под названием Китай. Страна лежала далеко на востоке. Уолтеру было известно об этом. Все говорили, что это край несметных богатств. Уолтер сразу навострил уши.
        — Как бы мне хотелось, чтобы у меня были молодые ноги, которые несли бы меня по пескам пустыни через высокие горы, и чтобы мое мужество соответствовало величию подвига,  — говорил Бэкон.  — Китай — древняя земля, и она гордится своими знаниями. Я не удивлюсь, если все новое, о котором я вам только что рассказывал, уже применяется в Китае. Возможно, у них имеются летающие повозки, зеркала, приближающие к нам далекие объекты, и, может, они давно изобрели взрывчатый порошок. Если им все это известно, то возможно, они выдумали еще много удивительных и полезных вещей. И самое главное, это сказочно богатая страна. По дорогам идут слоны, нагруженные золотом, а торговцы развешивают нитки жемчуга перед лавками.  — Он глубоко вдохнул и покачал головой.  — Как ужасно жить в темноте и понимать, что за стеной свет, который ты ищешь!
        Когда Уолтер возвращался домой, студенты выходили из пристройки к монастырю Святого Фрайдесвайда. Они дружески его приветствовали, и один парень крикнул ему:
        — Ублюдок, ты хорошо дрался вчера!
        В первый раз после его приезда в Оксфорд Уолтер почувствовал внимание окружающих, и ему было очень приятно. Один из студентов подбежал к юноше и быстро сказал:
        — Говорят, что ректор вне себя и из тебя хотят сделать козла отпущения. Из тебя и вольнослушателя. Наверно, вам с ним лучше на некоторое время покинуть Оксфорд.
        В другое время эти новости сильно расстроили бы Уолтера. В конце года он должен был участвовать в схоластическом диспуте в университете и после этого стал бы считаться студентом четвертого курса. Уолтер изо всех сил стремился к этому. Сейчас, когда у него было такое прекрасное настроение, плохие новости не сильно его расстроили.
        — Думаю, что ты прав. Нам лучше убраться отсюда. Но по другой причине. На белом свете есть другие, более интересные дела, чем зубрить тексты из старых книг.
        Пока он слушал Роджера Бэкона, у него начала формироваться смелая идея, но только сейчас она приняла окончательную форму: «Мы можем отправиться в Китай!» Уолтер почти бежал в Батгербамп-холл. «Я не желаю жить в темноте!  — уговаривал он себя. Мне нужно знать, что находится по другую сторону стены».
        Эконом Джайлс встретил его у входа в общежитие с мрачным лицом.
        — У меня для вас очень плохие новости,  — причитал он, качая головой.  — Очень печальные новости. Надеюсь, что вы нас не покинете, добрый господин Уолт. Но он мне сказал…
        — Кто тебе что сказал?
        Джайлс кивнул в сторону трапезной:
        — Я сказал, чтобы он ждал вас здесь. Господин Хорнпеп-пер будет сердиться, потому что этот человек был по колено в грязи, и мне пришлось заставить его немного почиститься. Он сказал, что провел в пути всю ночь.
        Крестьянин терпеливо ждал Уолтера в трапезной. Когда юноша туда вошел, крестьянин повернулся к нему, и Уолтер увидел у него на шее железное кольцо с выбитым на нем именем хозяина. На рукаве был изображен красный геральдический крестик Булейра.
        — Ты Уолтер из Герни?  — невнятно спросил крестьянин.
        — Да.
        Уолтер почувствовал, что сейчас услышит неприятные новости, и нетерпеливо ждал слов гонца.
        — Меня послал Саймон Ботри. Тебе тотчас следует возвратиться со мной. Твой отец, уважаемый граф Лессфорда, и мой хозяин лежит мертвым в Булейре.

5

        Уолтер отправился наверх, чтобы собрать свои скромные пожитки, и дважды спотыкался на лестнице. Спальня наверху была пустой. Юноша опустился на ближайшую койку и обхватил голову руками. Его отец умер! Его не должно было это волновать, потому что он слишком редко видел отца. Уолтер начал вспоминать их редкие встречи и был поражен, поняв, что помнит каждое сказанное отцом слово.
        В первую их встречу он был очень мал. Ему в то время было лет пять или шесть. Тогда Герни было огромным преуспевающим владением. Его дед был чистокровным саксом, и его уважали местные жители.
        Слуга вез мальчика в Сенкастер, посадив его к себе на седло. Малыш очень волновался, потому что это было его первое долгое путешествие. Слуга зашел в таверну, чтобы выпить эля, и оставил мальчика стоять на каменной ступеньке у входа. Мальчик постукивал ножкой по камню и мечтал о том времени, когда у него ноги станут длинными и он сможет сам ездить на коне. В это время по дороге скакали несколько всадников. Звякали уздечки, звенели шпоры, скрипела кожа. Впереди скакал удивительно красивый всадник с прямой спиной. Мальчик не мог отвести от него восхищенных глаз. Он решил, что это один из героев-саксов, о которых рассказывают древние легенды. По плечам у него вились длинные золотые кудри, а глаза были ярко-синие и смелые, как у ястреба.
        Всадник подъехал к коновязи и с интересом взглянул на крохотную фигурку. Уолтер смутился и крепко вцепился в обтрепанный край синей куртки.
        — У тебя на рукаве вышит раскидистый красный дуб Герни,  — сказал всадник, глядя на кусочек фетра на рукаве куртки Уолтера.  — Как тебя зовут, парень?
        — Уолтер из Герни, милорд.
        Всадник молчал и, улыбаясь, разглядывал Уолтера.
        — Так, значит, ты — Уолтер из Герни,  — повторил он.  — Уолтер, ты крупный паренек для своего возраста. Но так и должно было быть. Мне кажется, что ты… Нет, не стоит дальше продолжать… Уолтер из Герни, ты мне кажешься приятным мальчиком.
        Уолтер был так смущен, что не поднимал головы и поэтому мог хорошо рассмотреть сапоги этого удивительного всадника. Они были высокими и очень красивыми, изготовлены из хорошей черной кожи, с загнутыми носами. Но самое интересное было то, что на них был изображен орнамент из пересекающихся линий, а в каждом квадратике сидел желтый леопард. Казалось, что он был живым — с сердитым оскалом и поднятой для удара лапой. Уолтер решил, что у него будут такие же сапоги, когда он вырастет.
        — Ты не хочешь со мной прокатиться?  — неожиданно спросил его красивый всадник.
        Мальчик поднял голову. Всадник улыбался ему и похлопывал рукой по луке седла. Малыш был очень застенчивым, но понимал, что не стоит отказываться от поездки на такой чудесной лошади. Он стеснительно кивнул головкой. Всадник склонился с седла и быстро поднял мальчика одной рукой наверх. У Уолтера даже перехватило дыхание от неожиданности.
        Они поскакали по дороге. Уолтер думал о том, какой сильный этот человек.
        «Может, это сам король Артур вернулся, чтобы сбросить норманнов в море?»
        Ему рассказывали о том, что это когда-нибудь случится.
        — Малыш, у тебя есть собственный конь?
        — Нет, милорд. Но мне его обещали, как только я немного подрасту. Вилдеркин сказал мне об этом.
        — Вилдеркин? Ах да, это сенешаль твоего деда.  — Всадник долго молчал.  — Твоя мать здорова?
        — Иногда она здорова, милорд. Но чаще всего болеет, и мне не позволяют ее видеть.
        — Уолтер, мне жаль это слышать.
        Милорд опять надолго замолк и задумался. Когда он снова заговорил, казалось, что он это сделал, чтобы просто нарушить тишину.
        — У тебя есть собаки?
        — Да, милорд.  — О собаках малыш мог долго рассказывать.  — В Герни много хороших собак. Сотни собак, и у меня есть своя собственная собака, но она уже старая. Когда-то ее называли Бед, но я ее называю Слаб. Мне не нравилось ее прежнее имя.
        — Она отзывается на эту кличку?
        — Конечно, милорд. Если она не станет на нее отзываться, я побью ее палкой. Собака меня слушается.
        — Ты играешь в какие-нибудь игры? Ну, в салочки или в прятки?
        — Нет, милорд, мне не с кем играть.
        Милорд спрашивал его очень о многом. Читает ли он молитвы и учат ли мальчика чему-либо? Потом незнакомец спросил малыша, счастлив ли он? И Уолтер ответил, что он счастлив, но ему жилось бы еще лучше, если бы его дед разговорился с ним. Незнакомец так резко дернул поводья, что конь поднялся на задние ноги, и мальчик вылетел бы из седла, если бы всадник вовремя его не подхватил. Прошло некоторое время, прежде чем возобновился разговор.
        — Твой дед очень строгий человек, Уолтер. Со мной он тоже не разговаривает.
        Мальчику это показалось весьма странным.
        — Почему он не разговаривает с вами, милорд?
        36
        — Он считает, что я ему нанес огромный вред. И… боюсь, что он прав.
        Уолтер продолжал думать: «Он не может быть королем Артуром, потому что король никогда не наносит людям вреда». Вслух он сказал:
        — Дед никогда не разговаривает с моей матерью. Слуги говорят, что он поклялся никогда не разговаривать ни с нею, ни со мной. Еще они говорят, что теперь он жалеет об этой клятве, но не может ее нарушить. Мне приятно думать, что иногда ему хочется со мной поговорить. Я бы поговорил с дедом о своей будущей лошади. И мне нужен новый лук.
        Всадник снова тихо заговорил с мальчиком, и Уолтер понял, что милорд страдает.
        — До меня доходили слухи, что он не разговаривает с твоей матерью, но я считал это сплетнями. Уолтер, мне неприятно слышать, что все это правда.  — Незнакомец вздохнул.  — Я вижу, что ваш слуга закончил пить эль и ищет тебя. Может, он думает, что я тебя украл. Я бы с удовольствием это сделал, но нам нужно возвращаться.
        Уолтер уже освоился с незнакомцем, и ему стало грустно, когда они вернулись к таверне. Незнакомец осторожно поставил мальчика на камень и улыбнулся ему:
        — Прощай, мой мальчик.
        — Прощайте, милорд.  — Уолтеру не хотелось, чтобы человек уезжал, пока он не узнает что-нибудь об этих красивых сапогах.  — Милорд, у вас такие красивые сапоги. Это ведь леопарды, не так ли?
        — Да, Уолтер. Это сапоги из Испании, где жила жена нашего доброго принца Эдуарда.
        — Когда я вырасту, у меня будут точно такие же сапоги.
        — Когда ты вырастешь и сможешь надеть такие сапоги,  — тихо произнес всадник,  — я пришлю тебе пару, Уолтер, чтобы доказать тебе мою любовь.
        Прошло несколько лет, прежде чем Уолтер увидел его во второй раз. Это случилось пятнадцатого июня, в тот день мальчика здорово побил Вилдеркин по приказу деда. Мальчик не сделал ничего дурного, но существовало правило, по которому мальчиков по определенным дням секли, чтобы они лучше запоминали события, происходившие в эти дни.
        Пятнадцатого июня было днем принятия Великой Хартии, и поэтому в девять часов Вилдеркин всегда отводил Уолтера за кухню и отвешивал палкой из терновника пятнадцать ударов по заду.
        Обычно Вилдеркин сек его не сильно, потому что считал, что мальчиков следует бить только в том случае, если они в чем-то виноваты, но в этот раз он применил силу, сказав:
        — Молодой хозяин Уолтер, ты действительно украл в кухне булочку с коринкой. А кто подложил змею в постель старика Вилла на прошлой неделе?
        Уолтер возмутился побоями и убежал из дома. Он был очень зол и не думал о том, куда идет. Очнувшись, он увидел, что отшагал целую милю по владениям Булейр. Наверно, все его чувства можно было прочитать у него на лице, потому что, когда он встретил отца — к тому времени ему стало известно, кем ему приходится красивый незнакомец, так как об этом постоянно сплетничали слуги в Герни,  — отец его остановил и спросил:
        — Уолт, что случилось?
        — Ничего, милорд,  — сдержанно ответил ему Уолтер. Сверкающие синие глаза понимающе улыбались.
        — Ничего? Уолт, неужели ты считаешь, что я поверю, что у тебя всегда такое мрачное лицо? Расскажи мне, в чем дело? Кто тебя обидел?
        — Никто меня не обидел, милорд.
        Он уже понимал, что случилось с его матерью, и был настроен против милорда и не пытался скрыть от него это чувство.
        Лорд Булейр сразу все понял. Брови у него поднялись и губы искривила усмешка.
        — Тебе известно о моей вине, и поэтому ты плохо обо мне думаешь. Я тебя не осуждаю. Я поступил нехорошо, и меня нельзя за это похвалить. Мне очень жаль, что мы не можем быть друзьями, Уолт, но у меня имеются кое-какие планы.  — Он помолчал, а потом спросил мальчика: — Я могу что-то сделать для тебя?
        — Ничего, милорд. Обо мне хорошо заботятся.
        — Твой дед стал добрее к тебе и… твоей матери?
        — Я не собираюсь обсуждать личные дела с незнакомыми людьми.
        — Уолт, мы с тобой не чужие.  — Милорд не сводил с мальчика взгляда.  — Тебе известно, что я — твой отец?
        Уолтер чуть не разрыдался, и ему пришлось собрать волю в кулак, чтобы не показать свои слезы. Он кивнул головой:
        — Да, милорд. Мы стыдимся этого и никогда в Герни не говорим на эту тему.
        — Ты сильно вырос, мой мальчик, и вскоре тебе будут впору сапоги, которые я тебе обещал.
        Уолтер выпрямился и провел рукой по глазам.
        — Мне они не нужны. Когда я стану взрослым, дед купит мне прекрасные сапоги из красной кожи!
        — Значит, так тому и быть!
        Лорд Лессфорда засмеялся и начал натягивать перчатки. Во время разговора Уолтер разглядывал отца, потому что его теперь интересовала красивая одежда. Перчатки лорда Лессфорда были самыми модными. Они были сделаны из мягкой кожи, и у них все пальцы были выкроены отдельно. Уолтер никогда прежде не видел такой красоты. Плащ отца был сшит из чудесной материи под названием «балдахин», потому что ее доставляли из Багдада, который иногда называли именно так. Портупея была богато украшена и отделана вышивкой, и мальчик не мог оторвать от нее взгляда. К бархатной шляпе были прикреплены пышные синие перья, и они выгодно подчеркивали яркий цвет его синих глаз.
        Лорд медленно и неуверенно заговорил:
        — Уолтер, мы с тобой встречаемся абсолютно случайно. Кто знает, может, нам больше никогда не придется встретиться! Но я хочу, чтобы ты кое-что знал, и скажу тебе об этом сейчас.  — Он опять надолго замолчал.  — Ты сейчас еще очень молод и не можешь понять все сказанное мною до конца. Я хочу тебя попросить кое о чем. Я хочу, чтобы ты меня внимательно выслушал и запомнил мои слова. Ты можешь мне это обещать?
        — Да, милорд.
        — Сын мой,  — сказал граф, глядя куда-то вдаль,  — я не стану тебе хвастаться, но я — храбрый человек. У меня на плаще был Крест, и я сражался с иноверцами. Никто не станет отрицать, что я хорошо владел копьем. Но… — ему было трудно продолжать,  — в некоторых делах мне не хватает решительности. Когда ты вырастешь, то поймешь, что я пытаюсь тебе сказать. Мне кажется, сильные люди часто проявляют слабость по отношению к окружающим. Это правда, и мне очень жаль, что я не могу сопротивляться желаниям тех, кто день за днем пытается навязать мне свою волю. Я словно воск в сильных руках. Я совершал поступки, о которых сожалею, потому что вовремя не сказал «нет!» и не повторял этого слова. Я… я по своей слабости не сделал того, что было правильным, справедливым и благородным.
        В голосе у него слышалась такая горечь, что Уолтер взглянул на отца. Ему показалось, что у того сейчас выступят слезы на глазах. Отец все еще смотрел вдаль, и мальчик не видел выражения его лица.
        — Я не сделал всего, что хотел сделать для тебя, сын мой. Я был слаб, очень слаб!  — Он еще помолчал, а потом продолжил покаяние: — Уолтер, тебе может показаться, что я говорю тебе чушь. Но помни, что ты мне обещал, и не забывай сказанные мною слова. Когда ты подрастешь и станешь разбираться в жизни, может, тебе удастся кое-что понять и ты не будешь меня так сильно осуждать. Я на это надеюсь, Уолтер, сын мой. Прощай!
        В последний раз Уолтер видел отца перед отъездом в Оксфорд. До Герни дошли слухи, что преподобный епископ Ан-сельм будет произносить проповедь в Сенкастере. Уолтер решил, что там будет присутствовать Ингейн, и хотел посетить службу.
        Дорога из Герни до Сенкастера была длинной. Уолтер решил сократить путь и отправился по лесу. Трава пружинила у него под ногами, и ему было приятно шагать пешком. Но когда он добрался до города, то был весь пропыленный, и ему пришлось долго отмываться в ручейке, смахивать пыль с башмаков и выбивать куртку и панталоны ореховым прутиком.
        Когда он вошел в церковь, было уже поздно. Как и ожидалось, в церкви было полно народу. Прежде чем поискать для себя место, Уолтер окинул взглядом дубовые лавки. Ингейн не было на службе. Юноша расстроился, но семейство из Бу-лейра присутствовало на мессе. На местах, отведенных для лорда Лессфорда, он заметил золотистые кудри отца. Волосы его жены-нормандки были прикрыты золотой сеткой, она едва доставала ему до плеча. С другой стороны сидел Эдмонд, их сын и наследник.
        Уолтер давно не видел Эдмонда и почти всю службу глазел на его затылок. Эдмонд был слабым юношей и совсем не походил на отца. Он был темноволосым, тощим, с желтоватой кожей. О нормандской крови свидетельствовало постоянное настороженное выражение его взгляда. Теперь Эдмонд сильно вырос и начал немного выравниваться, но Уолтер с удовольствием заметил, что он оставался все еще весьма хилым парнем и у него был нездоровый цвет лица.
        Служба продолжалась, и Уолтер понял, что на него обращают внимание окружающие. Ему стало неудобно. Люди, сидевшие впереди, поворачивали назад головы, улыбались и перешептывались. Он не мог понять, почему привлекает к себе внимание, и решил, что новый синий костюм, сшитый для него по приказанию матери, плохо на нем сидит. Но он не мог с этим согласиться, потому что гордился новым нарядом и желал, чтобы в нем его увидела Ингейн. Может, он плохо вымыл лицо? Или люди считали нахальством, что незаконнорожденный сын великого графа сидит так близко от него?
        Сидевший с ним рядом парень повернул голову, и сразу стала ясна причина волнения собравшихся. Это был плотный юноша. На нем был надет металлический нагрудник и солереты [4 - Солереты — рыцарские стальные башмаки.]. Было видно, что он служит в тяжелой кавалерии замка: на рукаве у парня был вышит красный крестик. На голове вилась непослушная копна светлых волос, а нос имел гордую, горбинку, как у хозяина замка. Глаза были синие, как летнее небо! Черты графа были выражены настолько ярко, что Уолтер в первый раз понял, что он не единственный внебрачный сын графа Рауфа. Людям было над чем посмеяться: рядышком расположились два внебрачных сына графа, и ни один из них не подозревает о существовании «братца»! Уолтер так расстроился, что не слышал ни единого слова проповеди.
        Он не стал разглядывать своего нового брата. Как только народ начал расходиться, он выбежал одним из первых из церкви. Ему хотелось побыстрее скрыться отсюда, чтобы избежать новых унижений.
        На улице Уолтер остановился позади зарослей тиса — здесь он мог наблюдать за людьми, но его самого не было видно. Он оставался там, пока все семейство графа и его приближенные из замка не проследовали мимо. Отец казался задумчивым и смотрел на небо, как будто предвкушал соколиную охоту и не собирался поразмышлять по поводу прослушанной проповеди. Большинство людей называли его жену Нормандской женщиной. Он привез ее из крестового похода, и богатство жены помогло процветанию замка Булейр. Она шагала рядом с графом, как властная хозяйка. Женщина была небольшого роста и довольно плотная, с черными бровями и огромным носом. Никто не мог назвать ее красавицей. Эдмонд был на три года моложе Уолтера. Он вышагивал с весьма гордым видом, и Уолтеру было неприятно смотреть на него. Мальчик был одет в красивую одежду из ткани коричневого цвета, но панталоны морщились на тощих коленках.
        Уолтер подумал про себя: «У сына-ублюдка прямые ноги и настоящие мужские плечи. Видит ли мой отец, что его законный наследник — тощий, некрасивый, трусливый и заносчивый парень?»
        Уолтер сразу отправился в обратный путь. У него было тоскливо на сердце, и ему так и не удалось встретиться с Ингейн. Кроме того, его самолюбию был нанесен сокрушительный удар. Юноше предстояло отшагать домой восемнадцать миль, а он сильно натер себе ноги.

6

        И вот теперь Рауф из Булейра, граф Лессфорда, умер.
        Уолтер продолжал сгорбившись сидеть на краю постели, и его раздирали противоречивые чувства. Он вспоминал о том, что сказал отец во время второй встречи: «Сын мой, я не сделал для тебя всего, что желал сделать».
        И он еще добавил: «Когда ты станешь старше, то многое поймешь и не будешь так сильно меня осуждать».
        Теперь Уолтер кое-что понимал. Правду говорили люди: отец был под каблуком у своей Нормандской жены. Юноша пытался как-то привести в порядок свои мысли и был уверен только в одном: сейчас, когда его отец был мертв, он не станет его осуждать.
        Джайлс коснулся его плеча, и Уолтер вздрогнул.
        — Молодой мастер Уолтер,  — сказал эконом,  — кое-кто хочет вас видеть. Я сказал ему подождать у задней двери. Я думаю, что это вольнослушатель и ему не стоит подниматься наверх.
        Уолтер быстро вскинул на плечо узелок. Внизу начался шум, и он понял, что его сокурсники возвратились из университета. Издали казалось, что шум, пронизывавший все комнаты, производили стаи гусей. Уолтер слышал, как кто-то воскликнул: «Клянусь святым Винвалоу, какой же жуткий день!»
        У студентов было модно выбирать для своих клятв самых малоизвестных святых, но никто из его знакомых не клялся этим аббатом шестого столетия, Уолтер понял, что среди студентов был кто-то, кого он не знал. Не нужно, чтобы Тристрама кто-либо видел.
        Снова на землю опустился мокрый густой туман. Тристрам терпеливо ждал у задней двери и совершенно промок.
        — Я ухожу отсюда,  — сказал он.  — Наверное, я не должен был заходить сюда. Но мне хотелось кое-что сказать тебе.  — Тристрам тяжело дышал, как будто бежал всю дорогу.  — Я подрался со своим хозяином и боюсь, что ему здорово досталось. Я покончил с Оксфордом.
        — Ты вернешься домой в Шейдьярд? Тристрам кивнул головой.
        — Мне, конечно, не стоило возвращаться в мансарду, но я думал о бедном животном. Его будет некому кормить, поэтому я собрал немного пищи и принес барсуку, чтобы он мог просуществовать несколько дней. Когда я поднялся на чердак,  — он пытался проглотить комок, прежде чем смог продолжить,  — барсук был мертв. Хозяин отыгрался на бедном хромом животном. Он разбил барсуку голову, возле него валялась окровавленная линейка.  — Обычно добрые глаза Тристрама сейчас горели от ярости.  — Я отправился за ним вниз. Хозяин увидел меня и попытался защищаться. Я напал на него, а его жена колотила меня по спине утюгом. Ее крики привлекли внимание соседей, и мне пришлось побыстрее оттуда убираться.  — Он грустно посмотрел на Уолтера и добавил: — Надеюсь, что я не очень сильно его покалечил.
        — Я тоже уезжаю,  — сказал Уолтер.  — И очень рад, что ты избил этого негодяя, Трис. Мы отправляемся вместе.

        Глава 2. ГЕРНИ

1

        Дождь прекратился на рассвете, и лучший друг людей — солнце подняло голову над горизонтом. На его широком золотом лице сияла улыбка, и казалось, что солнце говорило: «Подбодритесь, бедные земляные черви, пробирающиеся сквозь темноту и сырость. Я снова с вами и прогоню дьявола с лица земли».
        В воздухе пахло осенью. По обеим сторонам извивающейся дороги стояли деревья в ярко-красно-коричневом наряде. Юноши увидели Герни, уверенно раскинувшийся в изгибе Франклин — Крик.
        Уолтер сразу заметил, что в поместье что-то не так, и начал волноваться. У конюшен он обнаружил стада небольших черных свиней.
        «А где же лошади?» — с тревогой спросил он себя.
        Уолтеру стало не по себе при мысли, что расходы на его обучение в Оксфорде привели к усилению экономии и развалу хозяйства поместья.
        Когда они подошли поближе, его ждал еще один неприятный сюрприз. Ранее перед домом был тисовый парк, но сейчас там была огромная свалка. Уолтер смотрел на новое подтверждение бедности, и сердце его сильно билось. В высокой куче валялись ржавые щиты, сломанные пики, ненужная конская упряжь и колеса повозок.
        — Святой Эйдан,  — шептал юноша, качая головой,  — мой дед сошел с ума? Здесь был чудесный парк. Моя мать так гордилась им. У нас росли четырехсотлетние тисы. Сейчас от них не осталось и следа!
        — Может, твой дед их продал,  — заметил Тристрам.  — Аббатства обычно хорошо платят за тисовые деревья!
        Дополняя картину, повсюду сновали куры — они рылись в дорожной пыли, сидели на кольях частокола и недовольно кудахтали сверху. Даже подъемный мост, лежавший на земле среди остатков проржавевших цепей, был покрыт птичьими перьями. Уолтер увидел, что вода во рву была покрыта плававшей там соломой и заросла грязными водорослями. Он почувствовал себя страшно униженным.
        Вилдеркин впустил друзей в дом. Он выглядел довольным и спокойным. Под одеждой у него обрисовывалось круглое брюшко, и было ясно, что дома люди не голодали. Уолтер заметил, что сенешаль сильно постарел. У него слезились глаза, и на щеках и носу выступили красные прожилки. Старику уже близилось пятьдесят, а в те времена это была уже старость.
        — Привет, мастер Уолтер!  — обрадовался он.  — Мы ждали тебя позже. Тебе передали послание?
        — Да, Вилл. Человек из Булейра пришел в Оксфорд, чтобы сообщить мне все. Его послал Саймон Ботри.
        — Его послал Саймон Ботри?  — Старик был поражен.  — Интересные новости. Саймон — законник у графа. Может, он оставил тебе землю?
        Земля! После конфискации это слово у них дома все произносили с такой страстью и желанием. Земля была единственным источником процветания и давала возможность жить в комфорте и безопасности. Как было страшно не иметь земли!
        — Старик Вилл, мне известно ровно столько, сколько и тебе!
        Они вошли в прихожую с низко нависшими балками. На них пахнуло затхлым и непроветренным воздухом. Неужели дом находится в таком же запустении, как и двор?
        — Старик Вилл,  — спросил Уолтер, касаясь грубой тканой одежды сенешаля,  — что у вас случилось? Все мне кажется в таком запустении. Кругом воняет свиньями, курами и гниющим дерьмом. Что за куча мусора в бывшем тисовом парке?
        — Мы пытаемся продержаться. Вот что я вам скажу, мастер Уолтер,  — мрачно ответил Вилдеркин.  — Почему вам не нравится то, что мы делаем, чтобы как-то прокормиться? У нас осталось несколько акров неплодородной земли, а прокормить следует двенадцать мужчин, и четырех женщин, и еще двух мальчишек-вилланов, и эту шлюху-молочницу. Вы бы не стали возражать против свиней и кур, если бы знали, что нам хорошо за них платят на рынках Лондона. Да, мы продаем наши продукты в Лондоне. Что касается брошенных металлических изделий, то за них со временем мы тоже получим деньги.
        Уолтер услышал голос деда, который звал сенешаля:
        — Вилдеркин, где ты, мошенник? Уолтер быстро спросил:
        — Как могут люди покупать сломанные пики и ржавые щиты?
        — Вот это самое удивительное,  — радостно заявил сенешаль.  — Два человека ищут везде ржавые щиты и тому подобное. Они платят за них очень мало, но когда сюда заглядывают оружейники и хотят купить металл, чтобы потом его переплавить, дело обстоит совершенно по-иному. Ясно? К нам приехал Стивен Литтлстивен из Лондона. Сейчас трудно найти подходящий для оружейников металл…
        — Но… Но… — Уолтер был в таком ужасе, что никак не мог продолжить расспросы.  — Ты хочешь сказать, что дед стал торговать металлом? Он — человек, посвященный в рыцари?
        Вилдеркин насмешливо рассмеялся:
        — Посвященный в рыцари! Мастер Уолтер, рыцари так же голодают, как и обычные люди! Могу вам сказать только одно: мы зарабатываем деньги честным путем. Конечно, сам милорд Алфгар не принимает в этом участия, он только планирует и ведет записи в книгах.  — Тут Вилдеркин вздохнул: — Правду сказать, мне больше нравится торговать металлом, чем свиньями. Встречаясь со мной, люди зажимают нос и спрашивают: «Чем тут воняет?»
        Глаза Уолтера привыкли к темноте, и он увидел, что в прихожей ничего не изменилось. В холле почти не было мебели, но зато на стенах висели старинные щиты и оружие. Из холла можно было пройти в главный зал, где стояли козлы и столы, оставшиеся после вчерашнего ужина. На стенах торчали погасшие факелы, и Уолтер слышал, как собаки бродили, шурша по подвядшему тростнику, разбросанному по полу.
        Вилдеркин внимательно оглядел юношу.
        — Ты сильно вырос,  — сказал он.  — Похоже, что ты стал выше на два дюйма. Мне не очень нравится, что ты так сильно похож на него. Мне кажется, в тебе мало проявилась кровь Герни.  — Он вдруг крепко схватил Уолтера за руку.  — Тебе известно, что его убили в Гилламс-Спинни? Стрела пронзила его прямо в сердце.
        Слова сенешаля были для Уолтера таким ударом, что он несколько мгновений молчал и не отводил взгляда от старика. Он не стал задавать вопросы рабу из Булейра.
        — Убит?!  — пораженно повторил он.  — Наверное, это был несчастный случай. У милорда Лессфорда не было врагов!
        Вилдеркин покачал головой:
        — Этого никто не может знать точно, мастер Уолтер. Ты говоришь, что у него не было врагов? А как мы относились к лорду Лессфорда здесь, в Герни? Его жена в этом не сомневается. Она уверена, что его убил браконьер, охотившийся в Гилламс-Спинни.
        — Возможно, но это все-таки может быть и несчастным случаем. Ты помнишь смерть короля Руфуса?
        Но по лицу сенешаля можно было догадаться, что он рассказал не обо всем. Он продолжал качать головой и, казалось, не спешил расставаться с тайной.
        — Давай, старик Вилл!  — воскликнул Уолтер.  — Выкладывай. Расскажи все, что ты слышал.
        — Вдова не пожелала ждать правосудия короля. Ей ничем не угодишь, и она вздумала сама отомстить за смерть своего господина. К ней привели всех, кто выпустил стрелы после захода солнца на землях Булейра. Среди них, мастер Уолтер, было шесть приличных людей, у которых были семьи. Их никто ни в чем не мог упрекнуть. Несчастных выстроили перед ней, и она их обвинила в убийстве своего господина. Она их так гневно отчитывала, что даже ее собственные слуги повесили головы при ее словах. Этих людей стали пытать, но никто из них ни в чем не признался, и тогда она снова потребовала, чтобы они предстали перед ней. Мастер Уолтер, в это трудно поверить, но она приказала их повесить на дереве прямо пред замком!
        — Всех? Повесили шестерых невинных людей? Кто-нибудь из них… был из Герни?
        — Нет, никого. Нам повезло, что мой племянник Джек был… — Вилдеркин внезапно замолчал.  — Мастер Уолтер, забудьте то, что я сказал. И потребуйте, чтобы этот парень держал язык за зубами.
        — Неужели ничего не могли сделать? Вилдеркин медленно кивнул:
        — Все были страшно возмущены, и кое-кто начал болтать разное… Вы можете не беспокоиться, когда весть об этом дойдет до Лондона, у вдовы будут серьезные неприятности.
        Тристрам побелел, выслушав слова Вилдеркина, а потом сказал:
        — Когда-нибудь простые люди Англии восстанут и положат конец подобным преступлениям!
        — Простые люди?  — переспросил старый слуга. Простые люди всего боятся после Ившема. Они начали выступление, но вскоре многие из них болтались на виселице. Что касается вдовы, то рассказывают, что она хвастается тем, что сотворила. Она говорит, что принесла нам «нормандское правосудие!» — Он снова схватил Уолтера за руку.  — Тебе не следует туда идти! Если ты появишься в замке Булейр, эта дьяволица повесит тебя рядом с остальными. Она тебя ненавидела. Ты не должен об этом забывать!

2

        Прежде чем отправиться к хозяину, который его нетерпеливо звал, Вилдеркин сказал Уолтеру:
        — Мастер Уолтер, вы сейчас сможете повидать леди Хильд.
        Уолтеру очень повезло, потому что мать почти все время плохо себя чувствовала, и Уолтер не был уверен, что ему удастся ее посетить перед тем, как он отправится в Булейр.
        Более десяти лет леди Хильд редко покидала свои покои и только иногда спускалась вниз на ужин или с наступлением темноты прохаживалась по саду. Когда она присутствовала на ужине, то сидела на возвышении рядом с отцом, но они никогда не разговаривали друг с другом.
        Уолтер постоянно думал о том, что мать жила затворницей, потому что жизнь потеряла для нее привлекательность. У нее была большая комната в башне, но это помещение было плохо приспособлено для того, чтобы человек в нем находился безвыходно. С трех сторон башню обдували ветра и освещало солнце, а это значило, что летом там бывало страшно жарко, а зимой — холодно. Мать пытались убедить поменять комнату, но все было безуспешно. Она нежно улыбалась сыну, когда Уолтер старался ее уговорить, и повторяла, что привыкла к ней и что ей тут нравится жить. Юноша знал истинную причину ее упрямства. Из восточного окна мать могла далеко видеть все окрестности и главную башню Булейра!
        Одиночество матери разделяла ее служанка Вульфа. Это была пожилая женщина с напряженным и замкнутым выражением лица. Уолтеру казалось, что этой женщине неведомы теплые чувства — она никогда не улыбалась и не отвечала на шутки. Но Вульфа была преданна хозяйке и постоянно находилась с ней рядом. Вульфа покидала комнату, только когда было что-то нужно для леди Хильд. Она все делала очень быстро и бесшумно и постоянно воевала с остальными слугами.
        Уолтер постучал в дверь, и ему открыла Вульфа. Она не улыбнулась юноше, но слегка поклонилась, и ему почудилось, что он слышит, как хрустят ее коленные суставы.
        — Леди Хильд уже встала и сможет принять мастера Уолтера,  — тихо сказала Вульфа.
        Он услышал восклицание матери:
        — Уолтер, это ты, сын мой?!
        Мать сидела на кресле с плетенным из камыша сиденьем у окна, откуда было видно Булейр. Она хотела подняться, чтобы обнять сына, но Вульфа просто пришла в ужас.
        — Нет, нет, миледи! Вы не должны вставать! Даже и не пытайтесь! У вас так мало сил, миледи!
        Темные глаза матери улыбались Уолтеру из-за плеча служанки, как бы говоря: «Прости, сын мой, что я не встаю. Ты видишь, как обстоят дела».
        Уолтер стоял, не сводя взгляда с матери. Он был поражен и потрясен. Мать выглядела великолепно. Волосы у леди Хильд поседели, но кожа оставалась свежей и молодой. На бледном лице глаза казались огромными. У нее были очень тонкие черты лица. Мать была похожа на святую, высеченную на стене собора. На леди Хильд было платье из тонкой материи, и пеплум был красиво задрапирован на шее.
        Уолтера поразила еще одна вещь. Он думал, что мать будет сильно страдать, но она держалась удивительно спокойно и даже казалась счастливой.
        — Сын мой,  — сказала она, беря его за руку и указывая на кресло рядом.  — Тебе известно, что он ушел от нас? Когда Вульфа рассказала мне об этом, я подумала, что все кончено. Его смерть казалась несправедливой. Он был таким храбрым, сильным и прекрасным! Но сейчас мне все представляется более понятным. Уолтер, он не был счастлив, а теперь он обрел мир и покой. Я чувствую, что теперь он мне очень близок, и поэтому понимаю, что все к лучшему — что это воля Божья. До твоего прихода, Уолтер, я сидела тут, смотрела на небо и вспоминала… Я вспоминала о многом, и я счастлива.
        Она продолжала говорить тихим голосом. Уолтер с трудом понимал мать, потому что она вспоминала о неизвестных ему вещах. Мать держала в руках его руку, они сидели рядышком, и она шепотом делилась с ним своими самыми приятными воспоминаниями. Уолтер огляделся вокруг и увидел, что, пока его не было, Вульфа кое-что поменяла в комнате. Кровать матери, покрытая красно-фиолетовой накидкой, была настолько высокой, что Вульфа могла спать под ней на подстилке. На старой полке в углу стояли не белые, а красные свечи. Напротив кровати висел гобелен. Вульфа так искусно его зачинила, что Уолтер не смог найти давно знакомые порванные места. Казалось, комната стала более веселой и приветливой.
        — Сын мой, ты так напоминаешь мне его!  — прошептала мать.  — Я тобой очень горжусь. Уолтер, в университете ты станешь ученым человеком. Твой отец мало разбирался в ученых предметах, и ты его в этом превзойдешь.
        Мать с удовольствием вспоминала о том, что происходило до его рождения. Уолтер ничего об этом не знал и перестал ее внимательно слушать. Он подумал, насколько важна была эта комната в его жизни. Здесь он родился, хотя его дед был против этого, и эта комната была его настоящим домом в течение нескольких лет. Здесь он впервые увидел Ингейн.
        В то время Ингейн было восемь лет, а он был на три года старше ее. Только что произошла конфискация земель, и оба семейства — Герни и Тресслинга ненавидели друг друга. В Герни рассказывали множество историй о своенравной маленькой красавице, и к ней также плохо относились, как и к ее наглому отцу. Если бы не случай, Уолтер никогда бы ее не увидел.
        Это был очень холодный день в середине зимы. Снег лежал огромными сугробами, дул пронзительный ветер с запада. Ингейн позволили поехать покататься, или же она вообще не подумала спрашивать позволения. Последнее кажется наиболее вероятным. Ее сопровождал один только паж, парень с бледным лицом. Он служил в этих краях недавно и не имел понятия о вражде, существовавшей между двумя семействами. Когда его юная госпожа закоченела от холода, паж постучал в ворота Герни и попросил разрешения обогреться и отдохнуть. Леди Хильд приютила девочку и пригласила ее в свои покои, где горел огонь в камине. Леди Хильд усадила Ингейн у огня и приказала Вилдеркину принести горячее молоко с корицей. Уолтер тоже был в комнате. Он не сводил взгляда с прелестной живой девочки с задорным взглядом ярко-синих глаз на маленьком замерзшем личике. Он надеялся, что и ему тоже предложат молока.
        Уолтер запомнил, что поверх платья на ней была накинута туника красивого синего цвета. Было заметно, что ее переделали из платья взрослой женщины, но в этом не было ничего удивительного. Даже в самых зажиточных семействах одежду передавали от взрослых — детям и от богатых людей — бедным. Уолтеру казалось, что цвет туники полностью совпадал с цветом глаз девочки и одежда ей очень шла. Головку девочки плотно облегал капюшон из горностая, завязывавшийся под подбородком шнуром из синего бархата.
        Даже в юном возрасте у Ингейн был острый и непочтительный язычок. Она свободно разговаривала с леди Хильд, что было удивительно для такой маленькой девочки, и часто громко хохотала. Ингейн разогрелась от горячего молока, щечки ее порозовели, глаза засверкали. Уолтеру никогда в жизни не приходилось видеть такой прелестной девочки, и не было ничего странного в том, что он был ею совершенно покорен.
        Девочка с любопытством рассматривала комнату и временами поглядывала на Уолтера. Было похоже, что ей не очень понравилось то, что она увидела, потому что она сказала, скривив чудесные губки:
        — Дом такой маленький. Он не такой красивый, как Трес-слинг.
        — Ты права,  — ответила леди Хильд.  — По сравнению с Тресслингом или Булейром дом кажется очень бедным.
        — Наш замок — самый большой во всем мире. В нем шесть башен.
        Уолтеру хотелось возразить ей, потому что девочка сказала неправду. В замке Тресслинг было всего две башни, и он с трудом удержался, чтобы не поспорить с Ингейн.
        — У моего отца сто лучников и пятьдесят всадников тяжелой кавалерии.
        Тут уж Уолтер не мог больше сдерживаться.
        — В Тресслинге всего двадцать лучников и только десять всадников,  — вмешался он.
        Девочка холодно взглянула на него, и Уолтер пожалел, что произнес эти слова.
        — У этого мальчика очень дурные манеры,  — заметила Ингейн. Потом она задала вопрос матери: — Как называется ваш дом?
        — Герни. Это очень старый дом. Нам известно, что он стоял еще во времена великого короля Альфреда.
        — Короля Альфреда? Я никогда не слышала о короле Альфреде.  — Девочка задумалась.  — Теперь я вспомнила, как отец говорил о Герни. У вас нет лучников и конных всадников. Вы — саксы.
        — Да, дитя мое, мы саксы.
        — И мы этим гордимся!  — воскликнул Уолтер.
        — Ну,  — сказала, помолчав, Ингейн. Она не сводила взгляда с Уолтера.  — Тут уж ничего не поделаешь, правда? Вы мне понравились. А как зовут этого мальчика?
        — Его имя Уолтер.
        — Значит, он Уолтер из Герни. Мне нравится его имя. У него всегда локоны или вам приходится завивать ему волосы? Мои волосы вьются от природы.
        — У Уолтера волосы вьются сами.
        — Вы знаете,  — сказала девочка, опять помолчав,  — он очень похож на кузена моего отца, графа Лессфорда. Как вы считаете, он будет таким же красивым, как и граф, когда вырастет? Мне все же кажется, что ему следует причесаться.
        Потом Уолтер видел девочку довольно часто. Ингейн иногда снисходила до того, чтобы поговорить с ним, и, несмотря на высокомерный тон, мальчик чувствовал, что он ей нравится. После встречи с ней Уолтер всегда грустил, потому что она ясно давала понять, что не считает его себе ровней. Но вопреки этому встречи с Ингейн были светлыми моментами в его скучном и неярком детстве.
        — Уолтер,  — сказала мать,  — теперь, когда твоего отца больше нет, мне кажется, что я должна рассказать тебе все. Ты должен все знать.
        Уолтер взволнованно посмотрел на мать и подумал о том, как с годами ухудшается ее память. Она ему рассказывала о себе и об отце много раз, и каждый раз это был один и тот же вариант. Уолтеру эта история была известна до малейших деталей. Он поднялся, потому что следовало выполнить обычный ритуал. Вульфы уже не было в комнате. Он проверил все двери — открывал их и закрывал, чтобы убедиться, что за ними никто их не подслушивает,  — и даже подошел к окнам.
        Когда мать начала рассказывать давно знакомую историю, юноша выслушал ее с новым интересом, надеясь, что после смерти отца она сможет рассказать сыну что-то новое.
        — Твой дед был против нашей любви. Против Рауфа и меня. Рауфу было двадцать два года, а мне еще не исполнилось шестнадцати лет. Мы оба были знатного рода, я была наследницей Герни, поэтому наш брак мог быть равным. Но Рауф был из семьи захватчиков-норманнов, а во мне текла чистая кровь англосаксов. Отец ничего не желал слышать о нашем браке. Он поклялся, что его дочь никогда не выйдет замуж за иностранца. Можешь себе представить, что он называл моего Рауфа иностранцем! Как и его отец, Рауф родился в Булейре, и до этого многие поколения их семейства тоже жили там. Но отец ненавидел норманнов и никогда не смог их простить за поражение в битве при Гастингсе.  — Мать глубоко вздохнула.  — Но потом пожаловали монахи с крестом. Они требовали еще одного крестового похода, чтобы помочь доброму королю Людовику Французскому. Я помню, как они установили деревянный крест высотой в тридцать футов и подожгли его. Туда пожаловали люди изо всех окрестных мест, и один священник рассказывал нам о том, что он видел в Святой Земле. Мне хотелось подняться и кричать, как это делали мужчины, что Гроб Господень не может
больше оставаться в руках еретиков! Я радовалась, когда Рауф один из первых выступил вперед и поцеловал крест. Если бы он этого не сделал, я бы не смогла продолжать его любить! Я вместе со всеми громко пела песню «Старик с гор». В тот день более двух сотен наших мужчин приняли клятву крестоносцев.
        Как всегда, в этом месте наступила длительная пауза. Мать пока не сказала Уолтеру ничего нового, и он почувствовал, как в нем зрела неприязнь к крестовым походам. Их было слишком много, и они принесли людям столько страданий. Уолтеру хотелось рассказать матери, что в Оксфорде студенты непочтительно отзывались о крестовых походах. Желавшие участвовать в них не считались образцом для рыцарского подражания. В университете даже употребляли выражение «он хочет побыстрее удрать подальше от жены в крестовый поход». Никто не желал выслушивать рассказы возвратившихся крестоносцев. Все они походили друг на друга. Крестоносцев даже стали называть «старыми кувшинами» и болтали, что головы у крестоносцев набиты арабскими блохами. Порой про человека, побывавшего в плену, говорили: «У него на заднице выжжен крест». Именно так сарацины клеймили пленных христиан.
        Мать продолжила свой рассказ:
        — Они были такими смелыми и добрыми, эти молодые люди, поклявшиеся завоевать Священный Город. Они маршировали с крестами в руках, и на их лицах было выражение преданности святому делу. Мы понимали, что, наверно, вернется один из пяти, потому что так бывало и раньше. Люди умирали от жажды и голода, или их убивали во время сражений. Если кто-то попадал в руки сарацинов, то их ждала еще худшая участь. Часть пленных превращали в рабов или живьем сажали на кол. Им оставалось так мало жить, и они были такими молодыми!  — воскликнула мать. Голова у нее склонилась, и она опять погрузилась в молчание.  — Спустя девять месяцев после их отъезда в наших окрестностях родилось восемнадцать детей, и ты, сын мой, стал одним из восемнадцати. На остальных детей никто не обращал внимания, потому что такие вещи случались и раньше. Но я была из хорошего семейства; вокруг было столько сплетен и пересудов, что сначала я думала, что умру от стыда. Но я всегда верила: когда Рауф возвратится, мы с ним поженимся. Ему должно было повезти, потому что так желал наш Господь и Пресвятая Дева Мария. Поэтому я выдержала упреки
отца и ходила с гордо поднятой головой.  — Последовала еще одна традиционная пауза.  — Рауф вернулся только через четыре года. Когда он приехал сюда, то привез с собой жену!
        Так всегда кончался рассказ матери. Но сейчас она страстно его продолжила. Уолтер никогда не видел ее в подобном состоянии.
        — Если бы он знал о тебе, сын мой, он никогда бы не женился на ней!  — На бледных щеках у матери показались красные пятна.  — Я никак не могла ему об этом сообщить. Рауф был в жутких долгах. Ему пришлось заложить земли, чтобы собрать денег на поход, а по дороге назад его судно потерпело кораблекрушение возле одного греческого острова. Его захватили и потребовали выкуп, как это сделали германцы с королем Ричардом. Его родственники в Нормандии и ее близкие родственники заплатили за него. Поэтому Рауф женился на ней и остался на год в Нормандии, а потом вернулся сюда со своей уродливой женой-нормандкой и болезненным сыном. Уолтер, мой мальчик, если бы он знал о твоем существовании, он обязательно выплатил бы свои долги и выполнил данные мне обещания.
        — Как ты можешь быть в этом уверена, мама?
        Уолтер видел, как мать устала, но она торжественно ответила ему:
        — Он сам мне об этом сказал. Да, Уолтер, он приезжал повидаться со мной. Это было, когда твой дед уезжал из дома. Мы с ним долго разговаривали, и он был таким грустным и подавленным. Он мне сказал, если бы он знал обо всем, то, вернувшись домой, расстался бы с Булейром, если бы возникла такая необходимость. Его здесь не было четыре года, и он думал, что я решила, будто он погиб. Иногда ему казалось, что мне надоело ждать и я вышла замуж за кого-то другого. Уолтер прервал мать:
        — Ты мне раньше не рассказывала о том, что он приезжал к тебе. Мне кажется… кажется, что это меняет дело.
        — Да, сын мой. Все становится абсолютно по-другому. Я уверена, что не прожила бы так долго, если бы не видела его. Но он приехал ко мне! И он мне сказал… — Мать взяла руку Уолтера и приложила ее к своей щеке.  — Он сказал мне, что любил только меня. Меня всегда утешала мысль об этом!
        — Мама, я хочу вам кое о чем рассказать,  — признался Уолтер.  — Я с ним тоже разговаривал. Он мне сказал, что считает себя слабым человеком и легко поддается влиянию. Теперь я понимаю, что он пытался передо мной оправдаться.
        В комнате наступила тишина, и мать шепотом спросила: — Я никогда не видела его жену. Какая она? Сын гневно произнес:
        — Она — Нормандская женщина, и этим все сказано! Она всем желает верховодить! Она жестокая, твердокаменная и жадная!
        — Какая у него была тяжелая жизнь!
        — Мама,  — с напряжением спросил Уолтер,  — вы уверены, что он женился бы на вас, если бы все сложилось по-иному? И тогда я был бы его законным сыном?
        — Да, сын мой, я в этом уверена.
        — Вы думаете, что он предпочел бы вас своей законной жене и я стал бы его наследником?
        — Уолтер,  — серьезно ответила мать,  — никогда не сомневайся в том, что в глубине сердца Рауф всегда считал меня своей законной женой и он всегда хотел бы иметь такого сына, как ты. Никогда, никогда в этом не сомневайся!
        Уолтер бьи счастлив, он почувствовал облегчение. Он про себя подумал: «Теперь я смогу с любовью вспоминать о нем». Вернулась Вульфа и тихо подошла к госпоже:
        — Леди Хильд, вы слишком долго разговаривали. Теперь вам нужно прилечь. Обопритесь на меня, миледи.  — Она говорила очень спокойно, но Уолтер почувствовал, что служанка намекает на то, что пора бы ему покинуть мать.
        Леди Хильд откинулась назад в кресле. Ее глаза закрылись, и Уолтер заметил, что она вся дрожала.
        — Миледи, вы слишком устали!  — воскликнула Вульфа.  — Я уверена, что вам необходимо отдохнуть.  — Она быстро обратилась к Уолтеру: — Мастер Уолтер, вам лучше уйти.
        Служанка проводила его до двери и прошептала:
        — Ей становится все хуже, припадки случаются все чаще. Я вижу, как она слабеет.
        Мать в кресле выпрямилась и посмотрела на сына и служанку. Было ясно, что она их не узнает.
        — Вульфа!  — пронзительно закричала леди Хильд.  — Что ты говоришь и что собираешься сделать?  — Ее голос стал еще пронзительнее.  — Иди сюда, Вульфа! Кто этот мужчина?

3

        Уолтер никогда не знал, что дела у его матери обстоят так худо. После всего увиденного он погрузился в глубокую депрессию, и Тристрам отправился с ним прогуляться, надеясь, что усталость изменит его настроение. Они ходили по земле, которая радовалась богатому урожаю и была окрашена в густые цвета осени. Землю с такой любовью обрабатывали трудолюбивые руки, что все казалось прекрасным. Это была земля спокойной красоты, шпили небольших церквушек походили на поэмы, написанные в небесах. И эту красоту оскорбляли свинарники и куча мусора в Герни.
        Когда они вернулись домой, на землю спустились сумерки. Переходя через подъемный мост, юноши услышали грохот закрывающихся ставен. В главном зале собрались домашние. Дневную работу завершили и возвели барьеры против поползновений зла. Воздух наполнял запах пищи. Люди повторяли шуточки о парнях из «иниверситета» и о том, что, когда Уолтер закончит обучение, у него будет выбрита макушка, как у монаха.
        Уолтер с нетерпением ожидал сигнала к ужину, но это не было связано с его аппетитом. На платформе стоял стол, покрытый хорошей льняной скатертью. В центре стояло кресло его деда. Оно было очень красивым — с балдахином и сияющими медными подлокотниками. По обе стороны от кресла деда стояли кресла пониже. Юноша спрашивал себя: может, запрет на общение с дедом был наконец снят? Неужели ему позволят сидеть среди его семейства? Юноша так сильно страдал из-за своего положения изгоя, что в тот момент избавление от унижений стало бы для него величайшим подарком.
        Но его надеждам было не суждено осуществиться. Вил-деркин сказал ему недовольным тоном:
        — Сегодня у нас гости, мастер Уолтер. Милорд Алфгар, как обычно, потребовал, чтобы все лучшее было выставлено на стол. Милорд очень гордый человек. Если бы вы видели, как мы много расходуем запасов из кладовых!
        Уолтер горько вздохнул. Как глупо было надеяться на то, что дед смягчится. Наверное, ему никогда этого не дождаться. Юноша был настолько опечален, что его не утешало красивое убранство зала. На каждом конце стола на платформе стояли два ценных кубка деда. По обычаю, ценным кубкам давались названия, и один из кубков назывался «Любимый Джон», а второй — «Бернар из Клерво». Уолтер знал, что дед обязательно расскажет гостям историю этих кубков. На столах стояли серебряные кувшины и высокий канделябр с подставками для многих свечей. Действительно, сервировой стола можно было залюбоваться.
        В нижней части зала расставляли козлы так, чтобы они вместе с главным столом образовали букву «Т». Вилдеркин взял серебряную солонку, кивнул Уолтеру и поставил ее на некотором расстоянии от того места, где соприкасались столы. Это значило, что старый компромисс остается в силе. Уолтер всегда сидел ближе к главному столу; это было выдумкой деда, который не позволял мальчику находиться за основным столом, но не желал его унижать и не сажал внука вместе со слугами.
        Уолтер увидел, что друг против друга были поставлены два кресла, что напротив него будет сидеть Тристрам.
        Когда дед вошел в зал, Уолтер понял, что тот не уважал своих гостей, несмотря на то что к ужину тщательно подготовились. Алфгар из Герни снисходительно махнул рукой, приглашая гостей занять свои места. Один из них был толстым коротышкой в серой тунике со свиноподобным лицом. Выражая мнение хозяина, Вилдеркин насмешливо шепнул на ухо Уолтеру:
        — Это Сокман из Таскера. Прошлой весной у нас весной в свинарнике свирепствовала оспа, и подобные ему Сокманы из Таскера среди наших свиней помирали каждый день.
        Вторым гостем был толстый священник. Он низко надвинул на голову капюшон, как будто ему было холодно в доме. Вилдеркин опять поделился информацией с Уолтером:
        — Это священник из Гетерби. Требуется три монаха, чтобы взвалить его на спину мула. Беззубая старая змея!
        Алфгар из Герни хорошо выглядел, и Уолтер заметил, что у него тоже появился живот, а коротко постриженные усы стали совсем белыми. На голове почти не осталось волос, и высокий лоб блестел, как после тщательного мытья. Он, как всегда, был хорошо одет, и на шее висела тяжелая золотая цепь.
        Уолтер был удивлен, когда в дверях появилась леди Хильд. Казалось, она полностью пришла в себя. Тристрам пораженно взглянул на нее и шепнул:
        — Твоя мать — красавица. Она похожа одновременно на королеву и на святую.
        Мать обратилась к Уолтеру:
        — Надеюсь, ты пригласишь своего друга из Оксфорда, чтобы мы могли с ним побеседовать после ужина.
        Тристрам покраснел и не знал, что ей ответить. Он посмотрел на Уолтера в надежде, что тот ему что-то подскажет. Юноша был настолько взволнован, что на лбу у него выступил пот. Уолтер поднялся и поклонился матери, и Тристрам последовал его примеру. От смущения его поклон не был особо изящным. Леди Хильд тоже поклонилась им и сказала:
        — Вы оба такие высокие юноши. Уолтер, мне кажется, что твой друг еще выше тебя.
        Вульфа надела на мать широкое платье из венецианской зеленой парчи и к поясу красиво приколола розы. Чтобы обновить платье, на рукавах от манжета до локтя рядами были нашиты пуговицы, как предписывала последняя мода. Седые волосы были заплетены в косы и красиво уложены на голове. Уолтер с радостью подумал, что Тристрам прав: мать выглядела как королева и в то же время — как святая.
        Служанка принесла семейную Библию и положила ее рядом с леди Хильд. Леди Хильд очень гордилась этой Библией, потому что книга была снабжена толкователем текстов и украшена чудесными рисунками, выполненными терпеливыми руками монахов. Она так ею гордилась, что иногда прибегала к небольшому обману. Леди Хильд не могла читать, но выучила наизусть многие отрывки из книги и рассказывала их, держа перед собой книгу. Ей было не важно, что она говорила по-английски, а в Библии текст был написан на латыни.
        Агнес Малкинсмейден разносила пищу, ей помогала молочница, девица с потным лицом и огромными колыхающимися бедрами.
        Даже после предупреждения сенешаля Уолтер был поражен тем, сколько перемен блюд стояло на столе. Девушки подносили говядину, оленину, грудки выпи и вальдшнепа, поджаренные до такой степени, что кожица у них стала коричневой и хрустящей. На столе стояло блюдо с маленькими свиными колбасками, окруженными черным пудингом. Для семейства готовила Агнес, она умела приготовить чудесные соусы и приправы. Она не любила пользоваться перцем, гвоздикой и фенхелем, привезенными с Востока, как было модно в то время. Вместо этого она употребляла старые английские пряные травы — базилик, лаванду, кориандр и майоран. Она поставила последнее блюдо на стол и произнесла слова, как это было всегда, когда семейство ужинало без посторонних:
        — Да благословит нашу трапезу Бог и Пресвятая Дева Мария.
        Дед взглянул на Уолтера, и у него потеплел взгляд. Казалось, он без слов приветствует внука. Потом он положил на ломоть хлеба большой кусок говядины и приказал, чтобы его кубок из рога наполнили вином. Его синие глаза на первый взгляд были такими мягкими, но не следовало обманываться по этому поводу. Сейчас они ярко сверкали. Ему захотелось проявить свою ученость, хотя Уолтер знал, что он мало учился. Господин Алфгар кивнул старому священнику и процитировал Горация: «Смерть берет нас за ухо и говорит: „Пей, потому что я пришла за тобой“». Священник был слишком стар и боялся смерти, поэтому ему страшно не понравился подобный тост. Сокман из Таскера был поражен тем, что они не подняли тост за здоровье короля, и заявил, пытаясь спасти положение:
        — Наш юный правитель обещает восстановить наши права и дать нам справедливость, как при нашем великом короле Альфреде.
        — Брось пустую болтовню, Сокман,  — оборвал его хозяин дома.  — Во всех нас течет чистая кровь саксов, и я могу с вами разговаривать прямо. Подобные разговоры начинаются только для того, чтобы ни о чем не беспокоиться. Мы живем в годы «законников». Хитроумные нормандцы с развязными языками и гладкой речью могут нас заворожить словами, а сами найдут, каким образом посильнее приковать нас цепями.
        — Мне хочется верить в благие намерения молодого короля,  — слабо запротестовал Сокман.
        Хозяин отрицательно покачал головой. Он разрезал пропитанный мясной подливой ломоть хлеба на мелкие кусочки и бросал их в блюдо для подаяния нищим, стараясь при этом не замаслить руки. На блюде уже лежало множество хрящей и крылышек птицы. Завтра нищие получат много лакомых кусочков.
        — Я объясню тебе твою ошибку. (Уолтер знал, что это любимая фраза старика.) Мы не должны ждать ничего хорошего от этого короля. Он — нормандец, и вот тебе ответ на твой вопрос. Я неоднократно повторял это людям, которым, подобно тебе, не следует верить сладкой лжи наших правителей.  — Дед опять покачал головой.  — Меня, к сожалению, никто не слушает. Как только умер старый король, я сказал…
        Уолтер слышал старика, рассказывающего, что же сказал король, и подтверждавшего, что он был всегда прав, но внук не следил за рассуждениями деда. Он увидел, что мать открывает Библию и у нее остекленел взгляд.
        — Я вижу озеро непрекращающегося огня!  — внезапно произнесла леди Хильд.  — Приближается день, когда Бог в гневе обрушится на нас.
        Все окаменели, и даже свиные глазки Сокмана с ужасом посмотрели на леди Хильд.
        Люди жили в постоянном страхе и знали, что вскоре свершится Второе Пришествие. Обычно каждый человек в конце дня смотрел на небо на западе и думал, есть ли там какие-либо признаки того, что Бог за ним придет еще до наступления утра.
        Алфгар не обратил внимания на слова дочери. Он отрезал себе куски желтого сыра и начал рассказывать о стоящих кубках.  — Уважаемый священник,  — обратился к нему дед,  — хочу, чтобы вы обратили внимание на кубок «Любимый Джон». Это очень старая вещь. Она принадлежала леди Хильд, в честь которой назвали мою дочь. Видите, какая искусная работа! Мне кажется, что его изготовили греки, и, наверное, мастер жил в Антиохии. Форма кубка также подтверждает его древнее происхождение. Он изготовлен в виде вазы с двумя ручками по бокам. Пятое столетие, а вы как думаете?
        У священника была в руках целая тушка фазана. Он пробормотал:
        — Несомненно,  — и продолжал жевать.
        — Отрадно думать, что изображенная на кубке фигура апостола рассказывает нам о том времени, когда он находился на острове Патмос и начал предсказывать будущее. Взгляните, лицо у него осунулось из-за поста, а глаза ярко горят…
        Из-под стола раздался громкий визг. Там из-за кости подрались собаки. Алфгар прервал лекцию и резко крикнул:
        — Чомпер! Брифф! Четвинд!
        Вилдеркин снял со стены копье и начал энергично шуровать под скатертью. Шум прекратился.
        — Теперь взгляните на этот кубок,  — продолжал хозяин, показывая на кубок «Бернар из Клерво».  — Он не такой старый, но я его очень ценю, потому что его когда-то держал в руках великий святой, в честь которого назвали этот кубок.
        Леди Хильд продолжала что-то тихо бормотать, но разобрать ее слова было невозможно. Она подняла голову и взглянула на Уолтера, было понятно, что она не узнает сына. Потом она отчетливо произнесла:
        — Небеса разрывались, как пергамент, и горы и острова менялись местами. Короли на земле прятались в пещерах и в горах. Настал Великий День гнева!
        — Я не могу спорить со святым словом,  — улыбнулся Алфгар. Он обратился к Вульфе, стоявшей за креслом госпожи: — Она устала. Отведи леди Хильд наверх, в ее покои.  — Затем он снова повернулся к гостям: — Может, нам допить вино и сыграть в бирюльки? Предупреждаю, я хорошо играю, и поэтому для ваших кошельков будет лучше, если мы назначим низкие ставки.

4

        Тристрам спал в комнате Уолтера на охапке соломы. Он сразу заснул, пока еще не успели погасить сальный фитиль. Тристрам широко раскинул длинные ноги. Когда Уолтер проснулся на рассвете, то увидел, что за ночь он не пошевелился и лежал в той же позе.
        Они позавтракали, и в этот момент пришел Вилдеркин, чтобы сообщить, что дед вызывает Уолтера к себе в рабочую комнату. Уолтеру было строго-настрого приказано никогда не входить туда. Комната располагалась в темном коридоре под внутренней лестницей, и там было всего одно окно с железной решеткой. Оно выходило на ров, и его было видно только поверх частокола и больше ниоткуда. Мальчиком Уолтер часто залезал на частокол, заглядывал в окно и гадал, что же находится в этой комнате. Он гадал: может, его дед занимается колдовством и потому все держит в секрете?
        Когда он пришел, деда не было в комнате, и поэтому Уолтеру удалось все разглядеть. Он был разочарован — помещение оказалось небольшим и плохо обставленным, с глиняным полом. Вся мебель состояла из стола и кресла, и еще там была жаровня, где слабо тлели угли. На стене висели полки с документами. В комнате не было ничего таинственного, и в ней было неуютно.
        В сопровождении Вилдеркина вошел хозяин Герни, одетый в серого цвета платье с отделкой из меха. Уолтер в первый раз осознал, что дед не был высоким человеком. Алфгар сел в кресло и положил ухоженные руки на стол. Он заговорил, четко формулируя фразы.
        — Вилдеркин,  — сказал он, взглянув на внука и отводя взгляд в сторону,  — мне нужно кое-что сказать. Я все серьезно обдумал и не желаю, чтобы меня прерывали. Если Уолтер пожелает что-то сказать, он должен, как всегда, обратиться к тебе. Я когда-то дал клятву, и теперь ее негоже нарушать. С этим все согласятся. Я желаю пояснить все изменения, которые произошли в Герни. Все, что я делаю,  — это нарушение традиций рыцарства. Я с этим согласен. Я больше всех переживаю, что Герни оказался в подобном положении.  — Дед помолчал и слабо улыбнулся: — Конечно, легче болтать о голоде, чем вытерпеть его. Хотя многие могут заявить, что лучше помереть с голоду, чем следовать моему плану.
        Он сплел пальцы на животе и перекинул ногу на ногу, /олтеру были видны его красивые, отделанные мехом сапоги.  — Я мог бы сказать, что нам приходится очень туго, так как гго величество король решил забрать у меня земли, и мы больше не могли зарабатывать на жизнь выращиванием зерна, овощей и так далее. Рыцарь не имеет права делать ничего, кроме благородного использования оружия, он может лишь контролировать своих людей и давать советы королю. Но у меня есть около двух десятков людей, которые зависят от меня, и я должен им обеспечить какую-то пищу, потому что никто из них не желает голодать. Их не связывают рыцарские традиции, и у них нормальные животы, жаждущие пищи. У меня есть дочь, за которой необходим особый уход… Наверно, ей осталось недолго пожить с нами. Я многое испробовал. Я унижался и постоянно подавал петиции королю, в которых просил вернуть мне хотя бы часть земли. Я даже предлагал свои услуги королю, считая, что мой опыт и здравый смысл смогут принести ему пользу. Мне ясно далги понять, что мне не видеть земли как собственных ушей и что в моих услугах не нуждаются. Поэтому для меня
оставалось только одно. Я даже не стану повторять, как мне все это противно. В моих венах течет лучшая кровь в Англии, и я всегда гордился своими правами и привилегиями и пытался принять испытания с достоинством. Надеюсь, что все, кто от меня зависит, думают так же.
        Уолтер слушал деда очень внимательно, и им овладело искреннее раскаяние. Он понял, что дед сделал единственно возможное в данных обстоятельствах. Юноше следовало понять, что занятие торговлей раздражало деда больше, чем его самого.
        — Вилдеркин, мне хочется сказать,  — заметил Уолтер, несмотря на приказ деда не прерывать его,  — что я прекрасно понимаю положение милорда Алфгара и считаю, что он поступил мужественно и по-рыцарски.
        Старик довольно улыбнулся:
        — Хорошо сказано. Теперь я хочу поведать о своих планах на будущее. Я обладаю логическим умом, и если пришел к решению, то выполню его весьма энергично. Равные мне по положению люди или те, кто раньше были мне ровней, теперь смотрят на меня сверху вниз, и мне ничего не стоит заработать их полное презрение. Я приказал, чтобы мне приготовили бочки для сырной закваски и лопасти для перемешивания этой массы. Я собираюсь переделать подвал и приспособить его для изготовления желтого сыра. Я всегда считал его лучшим из сыров. Я думаю производить сыр в больших количествах и продавать его в Лондоне по приличной цене. В этом будет и двойная польза, потому что свиньи станут толстеть на обрате. У меня осталось несколько акров сада, и мы начнем производить сидр. Прекрасный крепкий сидр по рецептам владельцев Герни. Я буду скупать в округе яблоки, и мы сможем делать много сидра.
        — Вилдеркин, могу я задать один вопрос?  — поинтересовался Уолтер.  — Нельзя ли перетащить старый металл подальше от дома?
        — Я теперь стал торговцем и должен быть хорошим торговцем, как раньше был примерным рыцарем. Правильно, металл можно складывать по другую сторону пруда, и тогда он не будет так сильно бросаться в глаза. Но как мы сможем тогда следить за тем, чтобы жуликоватые негодяи не украли у нас самые ценные вещи? Нет, нет! За все требуется платить! Металлолом останется на том же месте, а сыроварню поместим в подвале, чтобы ею было легче заниматься, даже если придется дышать противным запахом сычужного сыра.  — Старик повернулся и твердо посмотрел на внука, погрозив ему пальцем.  — Вилдеркин, вот тут-то он и ошибается,  — радостно захихикал дед.  — Горечь всегда следует подсластить. И никогда не надо противоречить логике.
        Уолтер неохотно подумал: «Дед прав. Я не имею права спорить с ним».
        — И вот еще что, Вилдеркин,  — продолжал дед более оживленно.  — Нам нужно обсудить и другие проблемы. Мне говорили, что Уолтеру не стоит идти в замок Булейр на похороны, но я так не считаю. Эта нормандская женщина не посмеет выказать к нему ненависть. В этом я абсолютно уверен.
        — Я ее не боюсь,  — ответил Уолтер.
        — Если даже существует какой-то риск, он должен идти.  — Алфгар уставился на стол, и Уолтер понимал, что он пытается что-то обдумать.  — Дело касается завещания. Мне кажется, Уолтеру что-нибудь оставят. Конечно, нелегко в этом признаваться, но… он сын умершего, и ему нельзя было ничего не оставить. Я надеюсь… — он сделал паузу и вздохнул,  — что ему завещают какую-нибудь землю. Нам она так нужна! Мы смогли бы распорядиться ею с толком!
        — Я имею право на какую-то долю,  — заявил Уолтер.  — Вилдеркин, если меня не упомянули в завещании, я не стану скандалить. Не желаю перед ними унижаться!
        — Хорошо сказано. Мне нравится его сила духа, Вилдеркин. Но нам не следует слишком уж гордиться и показывать самолюбие. Конечно, он имеет право на эти прекрасные земли, и поэтому нам придется поступиться гордостью и взять то, что дают.
        Старик протянул руку и достал с полки документ. Он старался читать его таким образом, чтобы, кроме него, никто не мог увидеть написанного. Алфгар низко нагнулся к документу, потому что зрение у него уже было неважным, и внимательно просмотрел начертанные там цифры.
        — Дела в Герни сейчас не так плохи. Хотя пока мы не можем откладывать деньги,  — заявил он, подняв голову,  — Мы должны экономить и заставлять людей много и хорошо работать. Но следует признать, что наши дела понемногу улучшаются.
        Старик положил документ на полку, взглянул на Уолтера и улыбнулся. Это была теплая и любящая улыбка. Уолтер был поражен. Дед улыбался ему так в первый раз.
        — Вилдеркин, он хороший парень, и мне он всегда нравился, хотя я никак не мог это проявить. Я горжусь им. Он не виноват в том, что его отец был слабым человеком и нарушил самые священные рыцарские клятвы.  — Дед наклонился и коснулся руки Уолтера.  — Вилдеркин, я пришел к правильному решению и оставлю ему все, что у меня есть.

        Глава 3. БУЛЕЙР

1

        Караульный впустил Уолтера в барбикан [5 - Барбикан — навесная башня в замке.] замка Булейр, но подозрительно отнесся к человеку, пришедшему в замок пешком.
        — Ты говоришь, что за тобой посылал Саймон Ботри? Как тебя зовут?
        — Уолтер из Герни.
        Караульный ухмыльнулся и пальцем показал на подъемный мост.
        — Входи, тебя можно узнать по носу с горбинкой. Пусть тебя кто-нибудь проводит к Саймону Ботри.
        Ботри нашли в темном помещении, выдолбленном в толстой стене у будки привратника. Свет с трудом проникал через узкое зарешеченное отверстие, служившее вместо окна. Ботри что-то писал при свете свечи. Он шевелил губами и не сразу поднял голову, когда Уолтер вошел в каморку. У него были светлые косящие глаза, а кожа на лице была такой же серой и безжизненной, как пергамент, по которому он водил пером.
        — Значит, ты пришел,  — пробормотал он, так внимательно изучая Уолтера, что на лице у него можно было прочитать подозрение. Юриста постоянно кусали блохи, поэтому он постоянно скреб тощие ребра.  — Чего же ты ждешь, Уолтер из Герни?
        — Я пришел, потому что вы меня вызвали, и не думал о том, чего же мне ждать,  — возмущенно ответил Уолтер.  — У меня есть одно желание — попрощаться с покойным отцом.
        — Ты упомянут в завещании, поэтому решили, что следует тебя позвать сюда.  — Ботри взял документ и собирался продолжить работу, но передумал и снова положил листы на стол. Он заговорил резким высоким голосом: — Уолтер из Герни, тебе тут не рады. В этом ты можешь не сомневаться. Тебе лучше не попадаться на глаза миледи. Я тебя предупреждаю, что тебе ни в коем случае не следует появляться на службе в церкви. Сегодня днем в церкви в деревне Булейр будет церковная служба, а вторая служба для членов семейства состоится позже здесь, в часовне.
        — Разве я не являюсь членом семейства?
        — Конечно нет. Даже и не мечтай об этом, юный сэр. Я могу тебе дать совет — не высовывайся и постарайся не попадаться на глаза миледи. Ты, наверное, слышал, что она обладает решительным характером и ты ей не нравишься.  — Он закашлялся и плюнул на каменный пол.  — Спроси отца Николаса.
        На стене караульной сторожки висела траурная табличка с гербом, как это было принято, чтобы показать, что в замке скорбят по поводу тяжелой утраты. Уолтер проследовал сюда, во внешний двор замка, где сияло солнце и люди были заняты делами. Он прежде никогда не вступал за стены замка. Юноша огляделся, и у него полегчало на душе, потому что во время долгого пути его одолевали мрачные мысли. Множество построек тесно стояли в ряд у стены лицом к главной каменной башне, которая отделяла внешний двор от внутреннего. Это все были хозяйственные постройки — конюшни, курятник, мастерская, кузница, сарай для хранения корнеплодов, винокурня и лесопилка, небрежно построенные из дерева, кроме конюшни, возведенной из камня, с большим количеством готических подпорок.
        Во дворе царило оживление, как на улицах Лондона. Уолтеру было интересно понаблюдать за людьми. Его поразили веселые шуточки и громкие разговоры. Несколько конников играли в бильярд в дальнем конце двора и громко хлопали киями по деревянным шарам, посылая их по утоптанной глине двора с такими же громкими воплями. Жонглер был занят трудным делом, пытаясь жонглировать тремя ножами, одновременно шагая на ходулях. Обычно похороны привлекали разных бродячих фокусников и жонглеров, и, наверно, во дворе было много его товарищей. Сапожник из замка, у которого на рукаве было изображено шило над крестом, сцепился с кузнецом, и в воздухе неслись страшные оскорбления.
        — Эй, Гарри, кошачье дерьмо!  — орал сапожник.  — Ты говоришь, что я сшил тебе плохие башмаки, ты, чертово отребье! Я объясню тебе все как есть. Я не могу шить башмаки на ноги, напоминающие копыта мула!
        — Что?! Ты, старая тухлятина!  — вопил кузнец. Его лицо побагровело от ярости.  — Если бы наш хозяин не лежал в гробу, я бы согнул тебя в подкову для того самого мула, икающий болван!
        Двое солдат бросали кости, сидя на земле. Уолтер смотрел на них, в это время подошла служанка и неожиданно схватила кости, хитро подмигнула, спрятала кости под шарф, прикрывающий грудь, и побежала прочь, мелькая юбками. Один из солдат бегом пустился за ней, и парочка исчезла за главной башней.
        — Шлюха.  — выругался другой солдат, с усмешкой подбрасывая оставшуюся кость.
        Уолтер обратился к нему:
        — Где я могу найти отца Николаса?
        — Где тебе искать отца Николаса? Это интересный вопрос,  — ухмыльнулся солдат, подышав на кость.  — Но на него трудно ответить. Он сегодня занят, как кошка на горячей крыше, и поймать его трудно, как ветер. Но стоит только упомянуть о черте, и он тут как тут.
        Из конюшни вышел молодой священник. В руках у него был лист пергамента, и он горячо говорил кому-то, кто шел следом:
        — Надо постараться, Флендерс, и найти место. Сейчас еще одна группа людей пересекает подъемный мост, и тебе придется поставить в конюшне двух коней, трех небольших лошадок и мула священника.
        Увидев Уолтера, отец Николас сразу подошел к нему. У священника было приятное лицо с прямым носом и живыми карими глазами, которые все еще сверкали после спора.
        — Еще один гость!  — сказал он.  — Сын мой, кто ты такой?
        — Я —Уолтер из Герни. Саймон Ботри сказал, чтобы я нашел вас.
        Священник с интересом стал вглядываться в лицо Уолтера, потом улыбнулся и коснулся его руки.
        — У вас есть полное право находиться здесь. Вижу, что вас не слишком ласково приветствовали в замке, я должен исправить положение.  — Отец Николас нахмурился: — Если я принял священные обеты, то это не значит, что я могу творить чудеса. Неужели мне придется узнавать все о прибывших и пытаться их успокоить? Мне передали список, в котором не записано больше половины гостей, а теперь выясняется, что запасов подготовлено слишком мало. Где мне вас устроить на ночь, сын мой? В данный момент я не могу вам этого сказать. Может, мне удастся найти местечко, чтобы поставить лишнюю койку в одной из укрепленных башен.
        — Что бы вы для меня ни сделали, я всем буду доволен. Мне только обязательно нужно попрощаться с отцом.
        В карих глазах отразилось понимание.
        — Конечно, сын мой. Я сейчас провожу вас в часовню. Уолтер пошел за ним к двери главной башни замка. Через узкие щели в стенах внутрь почти не попадали солнечные лучи. Когда у Уолтера привыкли глаза к полумраку, он понял, что они стояли в большом помещении. Арочную крышу поддерживали круглые колонны, как в крипте — подземной часовне. Обычно это помещение использовалось под караульню. Вдоль стен располагались каменные скамьи. На них валялись кольчуги и стальные шлемы. Повсюду лежало и висело различное оружие. В центре стояли козлы, на которых тоже громоздились горы оружия. Пики и копья висели на крюках, вбитых в побеленные стены. На стенах так же висели мишени, чтобы метать в них дротики. От колонны до колонны были натянуты веревки, и на них болтались вымпелы. Повсюду были нацарапаны грубые, неприличные рисунки.
        В помещении находился молодой человек, обнаженный до пояса. Он протирал стальной ремень и тонким тенорком фальшиво напевал: «Веселая Мод была разгульной девицей». Уолтер не понял, почему святой отец остановился возле юноши и посмотрел назад, как бы приглашая Уолтера тоже обратить на него внимание. Все объяснилось, когда солдат поднял голову. Это был тот самый парень, который сидел рядом с ним в церкви в Сенкастере.
        — Хью, почему ты остался здесь?  — возмущенно поинтересовался священник.  — Ты что, хочешь заболеть, сидя тут в сырости без рубахи? Скоро наступит зима, теплой погоды больше не будет.
        — Я готовлюсь к процессии.  — Солдат продолжил полировать пояс.  — Отец Ник, уже поздно, а у меня еще много работы.
        — Мне кажется, что тебе не стоит идти в процессии, Хью, я как раз собирался просить Дженнигса, чтобы он освободил тебя от этого.
        Солдат посмотрел на него, как ребенок, и славно улыбнулся:
        — Но мне так хочется шагать с остальными, отец Ник. Я должен сегодня все делать хорошо. Я долго полировал кольчугу, и сейчас она блестит, как стекла в храме. Вы можете увидеть свое отражение в моем шлеме. Да, я сегодня буду парень хоть куда! У меня даже есть новый плащ и… — Его глаза искрились от возбуждения.  — Плащ сделан из красной шерсти. Красной! Отец Ник, что вы скажете по этому поводу? Они всегда смеялись надо мной, называя Ублюдком, и спрашивали: «Кто твой отец?» Бог их накажет, и я им всем сегодня покажу. Они узнают, кто мой отец… Отец Ник!
        Когда они отошли от парня, отец Николас сказал Уолтеру:
        — Сын мой, пусть это тебя не тревожит. Все писцы, готовящие списки для Судного дня, не смогут сосчитать всех незаконнорожденных детей в Англии.
        — Кто его мать?
        — Служанка с кухни. Она помогала готовить соусы, и просто удивительно, откуда милорд узнал ее. Она была довольно хорошенькой шлюшкой, если не забывала вымыть лицо, но с умишком у нее было туговато. Она умерла во время родов.  — Он стал серьезным.  — Вы внимательно посмотрели на беднягу Хью? Он внешне так похож на отца, но с мозгами у него не все в порядке, и ведет он себя как малое дитя.
        Уолтер помедлил, но потом задал еще один вопрос:
        — Здесь еще много таких детей?
        — Ты хочешь сказать, много ли наплодил твой отец внебрачных наследников?  — Казалось, что священника поразил подобный вопрос.  — Сын мой, а как ты думаешь? Покойный граф был солнышком в небе для замка Булейра, и он умел обходиться с женщинами. Ты можешь здесь увидеть несколько крестьянских лиц с горбатыми норманнскими носами. Сын мой, каждый граф ведет себя таким образом в своих поместьях.
        Уолтер больше не стал ничего спрашивать. Они продолжали идти по караульне, и их шаги громким эхом отдавались под арками. Они прошли через усеянную медными гвоздями дверь во внутренний двор. Уолтер был поражен тем, что он был не таким обширным, как внешний двор, и там не кипела такая же бурная деятельность. Но это было можно понять. Свободное пространство занимали важные здания замка — Главный холл, церковь и высокие башни бастионов со всех сторон. Кроме того, там располагались плацы и дорожки. Все это окружали такие высокие каменные стены, что дневной свет с трудом проникал внутрь двора. Булыжники под ногами были скользкими, потому что из окон выливали на улицу не только содержимое ночных горшков.
        Старый метельщик с метлой и ведром пытался расчистить весь мусор. Он что-то напевал хриплым голосом. На одном рукаве у него был вышит выцветший крест. Это был старый крестоносец, но ему пришлось взяться за такую унизительную работу.
        Двое крепостных тащили корзину с грязной одеждой; сверху лежал детский чепчик и шутовской колпак. Один говорил:
        — Шесть священников, отпускающих грехи! И все набивают свои мерзкие животы лучшим вином и хорошей едой. Если бы я был уверен, что графы и им подобные будут регулярно помирать, я бы и сам стал отпускать грехи!
        — И прямиком отправился бы в ад после смерти,  — возмущенно возразил ему другой слуга.  — Мне хватает собственных грехов, чтобы я еще брал на себя чужие грехи, и всего-то за золотую монету и глоток хорошего вина!
        По обеим сторонам двери в часовню прямо на камне были вырезаны геральдические щиты Лессфорда. Над дверью находилось огромное окно из цветного стекла. Там был изображен Моисей с Неопалимой Купиной. Священник повернул ключ и пригласил Уолтера войти внутрь.
        — Отец Николас,  — сказал Уолтер, ставя ногу на ступеньки,  — я что-то не вижу дерева, на котором болтались бы плоды не по сезону! Я специально смотрел, пытаясь найти это дерево по пути сюда.
        Лицо у священника помрачнело.
        — Тела сняли и похоронили вчера. Пусть они покоятся с Богом!
        — Нормандская справедливость!  — возмущенно воскликнул юноша.
        Отец Николас сделал ему знак и прошептал:
        — Говори потише! Окружающие строения образуют здесь как бы колодец, и голоса хорошо слышны повсюду. Никогда не знаешь, кто нас может слушать.  — Отец Николас помолчал, а затем напряженно заметил: — Меня кормят и поят в Булей-ре. Я уважал графа и хорошо ему служил. Я не только был его духовным наставником, но, смею надеяться, и его другом. Как только его похоронят, я отряхну пыль Булейра со своих сапог!
        — Вы очень смелый и справедливый человек.
        — Что касается тебя, Уолтер из Герни, то мне хочется дать тебе совет. Ты должен оставаться до завтра, пока не прочтут завещание. Но потом побыстрее покинь замок! Не спи слишком крепко и обязательно запри получше дверь!
        Часовня была небольшой, но крыша располагалась высоко, и поэтому помещение казалось большим. Юноша сразу почувствовал, что из-за тишины и мрачной обстановки ему стало не по себе. Он стоял у входа и не мог двинуться дальше, пытаясь привыкнуть к свету факела, горящего в зажиме на стене рядом с ним. Уолтер не сводил глаз с усыпальницы и гроба перед нею. Гроб окружали горящие свечи высотой с корабельную мачту. Они горели уже пять дней, но все равно достаточно ярко освещали черное покрывало, поверх которого лежал его отец.
        Уолтеру почудилось, что он слышит какие-то звуки. В боковых приделах кто-то тихо шаркал ногами, и казалось, что это шевелились стоявшие вдоль стен черные монументы, изображавшие покойных графов Лессфорда в своих каменных кольчугах. До юноши доносились звуки с высоко расположенного ряда окон, слабо освещающих хоры. По спине пробежали мурашки.
        Звуки становились громче, и Уолтер был уверен, что слышит голоса. Но это были странные, нечеловеческие голоса. Звучали такие высокие ноты, которые не могло воспроизвести человеческое горло. Может, это были молитвы по умершему в исполнении небесного хора?
        Юноша сделал несколько шагов вперед, для устойчивости держась за шишечки на спинках стоящих рядами скамеек. Потом он заспешил, и его каблуки звонко щелкали в темноте. Казалось, что такие земные звуки были здесь не к месту. Вокруг продолжали звучать неземные голоса, и он был уверен, что глаза умерших лордов по обеим сторонам прохода следили за ним из мраморных глазниц и упорно сверлили его спину.
        Задыхаясь, Уолтер наконец подошел к гробу. Поняв, что он не один в часовне, юноша засмущался. Рядом с телом отца сидела фигура, закутанная в черное с головы до ног. На него взглянуло измученное белое лицо под черной вуалью. Такая же белая рука сделала жест, означающий, что его присутствие тут нежелательно.
        Уолтер видел ее только раз, но сразу узнал Нормандскую женщину. При свете свечей ему удалось рассмотреть, что под густыми бровями сверкали настороженные глаза. На губах застыло выражение страдания и мрачной решимости. Она никогда не была привлекательной, а сейчас выглядела как статуя мщения.
        Юноша с удивлением заметил, что на шее у нее на цепочке свисала огромная прозрачная шпинель. Он подумал, что, может быть, это подарок ее умершего мужа.
        Женщина его узнала, поднялась и встала так, чтобы не позволить ему подойти поближе к гробу отца. Увидев перед собой вдову, Уолтер перестал бояться. Юноша не смотрел на нее, он пристально вглядывался в спокойное белое лицо отца, четко вырисовывающееся на фоне черного покрывала и щита, поднятого в изголовье.
        Рауфа из Булейра обрядили в шелковую мантию, вышитую золотыми нитями. Рядом с ним лежал железный шлем из Бордо, к которому были прикреплены белые ленты. Тут же находилась дорогая кольчуга из Неаполя и тяжелый меч. Сильные руки отца, выглядевшие теперь такими белыми и тонкими, были сложены на груди.
        Сейчас, когда его ясные и жесткие глаза были закрыты, он казался добрым и даже стал красивее, чем был в жизни. Глядя на четкую линию хищного носа и красивый рот, Уолтер так разволновался, что ему хотелось плакать из-за того, что жестокая смерть рано настигла его отца.
        Он не желал нарушать молчание, но против воли начал шептать:
        — Отец, мне так хотелось еще раз увидеть тебя и сказать… Он закрыл рот. То, что он собирался сказать отцу, нельзя было произносить вслух, когда с ним рядом стояла эта Нормандская женщина. Она зло произнесла:
        — Ты должен уйти! У тебя нет права находиться здесь! Уолтер не отводил взгляда от отцовского лица.
        — Я имею полное право быть здесь,  — заявил юноша.  — Он был моим отцом. Мне не позволяли с ним видеться, пока он был жив, но сейчас, когда он умер, мне никто не помешает побыть с ним!
        — Дверь была закрыта,  — сказала вдова,  — кто тебя сюда впустил?
        Он впервые взглянул ей в лицо. Огромный нос, сильно выделявшийся на худом напряженном лице, подергивался от возбуждения.
        — Думаешь его повесить?  — спросил Уолтер.  — Как ты сделала с шестерыми невинными? Ты хочешь привести нам еще примеры нормандского правосудия?
        Вдова яростно затрясла поднятыми вверх руками.
        — Убирайся отсюда!  — приказала она.  — Если ты не уйдешь, клянусь, я тебя тоже прикажу повесить! Я не стану терпеть твое нахальство, беспородный наглец! У тебя даже нет нормального имени!
        Уолтер едва удержался, чтобы не объяснить этой женщине, как называется то, что она уже натворила, но вовремя понял, что это бесполезно и что нельзя обмениваться оскорблениями в присутствии покойника.
        — У меня есть весьма почетное имя, и я им горжусь! И мне не нужно другого, хотя мне известно, что отец был бы счастлив исправить принесенное им зло. Ты не сможешь сказать ничего, что бы могло отнять у меня то, что я о нем знаю, что у него было на сердце.
        — Саксонский щенок! Как ты смеешь делать вид, что тебе может быть известно о том, что было на сердце у милорда? Я, и только я, знаю об этом!
        Уолтер перестал отвечать ей, у него возник в горле комок. Юноша понимал, что разрыдается, если станет ей возражать или еще задержится здесь. Ему не хотелось, чтобы она догадывалась о его слабости. Он повернулся и поспешил к двери.
        — Прощай, отец. Если бы только все сложилось по-иному! Я был бы твоим признанным сыном, и мы бы жили все вместе ты?М оя мать и я. Если бы все так случилось, может, ты был бы до сих пор жив, а моя мать была бы в твердой памяти и здравом рассудке. А эта ненавистная Нормандская женщина оставалась бы у себя дома, за морями, далеко от Булейра!
        Уолтер ясно осознал, что всегда любил своего отца.

2

        Уолтер не знал, куда ему идти в этом странном городе, ограниченном стенами замка. Он случайно куда-то свернул и вышел на узкую улочку. Со стороны главной башни послышался звон колокола. Из дверей стали появляться люди, они шли в одном направлении. Это были солдаты, домашние слуги, лучники, музыканты. На многих из них был надет железный воротник, что свидетельствовало о том, что они были рабами в замке. Уолтер отправился вместе со всеми.
        В арке, ведущей из внутреннего двора во внешний, он снова встретил отца Николаса. Когда юноша рассказал о своей стычке с хозяйкой замка, священник сокрушенно покачал головой.
        — Зачем ты с ней разговаривал?  — спросил он.  — Я боюсь себе представить, что она может с тобой сделать. Ты… ее смертельно оскорбил. Уолтер из Герни, можешь быть абсолютно уверен, что она не успокоится, пока не отплатит тебе по-своему. Нужно позаботиться о том, чтобы сегодня ты ей не попадался на глаза!
        Священник сказал, что Уолтеру лучше всего выйти из замка через заднюю потерну[6 - Потерна — подземный выход из замка.]. Он повел юношу в другой конец двора, где располагались служебные здания и сараи для хранения солений. Они вошли в темный коридор. Там сильно пахло приправами и душистыми травами. Проходя через высокую арку, Уолтер увидел огромное помещение, которое, казалось, не имело границ. Повара замка готовили пред открытым огнем бесконечные кушанья. Ему показалось, что там действовала целая армия поваров, поварят и разных помощников, одетых в белые одеяния и размахивающих разделочными ножами и поварешками. Главные повара спорили по поводу того, как следует жарить целые бараньи ноги и тушки птиц на вертелах. Они все время что-то приказывали принести, и поварята буквально сбивались с ног, пытаясь им угодить, бегали в кладовку, где хранилось мясо и другие продукты, приносили глиняные горшочки, противни.
        Уолтер понимал, что все подсобные помещения были другими и отличались по размерам и по духу от красивого мира Главного холла, где на стенах висели гобелены и чудесные вышивки и с галереи звучала нежная музыка. За парадным фасадом замка скрывались убогость и грязь. Все работы были так плохо организованы, что все постоянно шло наперекосяк. Уолтер понял кое-что из этого, когда заглянул в огромную кухню, но пройдет еще немного времени, прежде чем юноша поймет, что и сама система, создававшая высокие каменные замки и вонючие трущобы, жалко приютившиеся под их стенами, тоже действовала не очень-то гладко и слаженно.
        Отец Николас и Уолтер спустились вниз по винтовой лестнице и оказались в затхлом проходе. Далее они пройти не могли: путь им преграждала дубовая дверь. Вокруг никого не было, а дверь была заперта на засов с другой стороны. Священник постучал по деревянному щиту, который, видимо, висел именно для этого. К ним поспешил трясущийся человечек небольшого роста, весь покрытый пылью и мукой. Он крикнул им ровным, без интонаций голосом глухого человека:
        — Что вам нужно?
        — Мельник, нам нужно пройти в потерну,  — нетерпеливо ответил ему отец Николас.
        В полутьме можно было различить часть замковой мельницы. Каменные жернова неторопливо перемалывали зерно, и постоянный ручеек раздробленного зерна сыпался через отверстие верхнего камня.
        — Я не могу одновременно делать два дела!  — возмутился мельник.  — Отец Ник, вы сами знаете, что это невозможно. Мне все время повторяют: «Мука! Мели еще больше муки!» — и все для того, чтобы хватило муки для этих наглых гостей. Но почему тогда они не пришлют ко мне ни одного ленивого, зачатого в грехе лодыря из караульни, который хотя бы следил за дверью?! Нет, нет. Они все нужны, чтобы показывать себя там, наверху, и поэтому мельнику Хэлу приходится самому следить за дверью.
        — Хэл, внимательно посмотри на этого парня,  — приказал ему священник.  — Ему нужно будет возвратиться ночью, и он постучит условным стуком. Три быстрых удара и два медленных. Вот так!  — Он постучал в дверь, демонстрируя Хэлу условный сигнал.  — Ты запомнишь? Три быстрых удара и два медленных!
        — Ему не стоит возвращаться после полуночи.  — Мельник посмотрел на Уолтера.  — После полуночи сюда никто не сможет войти. Да, отец Ник, я запомню.  — Мельник кивнул головой и повторил сигнал, постучав кольцом от ключей по двери.  — Три быстрых удара и два медленных. Я не забуду.
        Уолтер покинул замок и перебрался через ров по переброшенному бревну вяза. Узкая потерна во внешней стене была почти незаметна. Юноша очутился в довольно большом аптекарском огороде, окруженным высокой живой изгородью.
        Далее простирался общественный выгон, заросший зеленой травой. Там иногда собирался люд, чтобы посостязаться в сражении на мечах, пиках и т. д. Здесь же проходила извилистая дорога в деревню Булейр. Уолтер думал, что на ней будет много народу, и был поражен, обнаружив, что дорога была почти пуста. Ему встретилось несколько человек, выглядевших весьма мрачно. Они стояли близко друг к другу и тихо разговаривали, не обращая никакого внимания на бродячих фокусников и жонглеров.
        Рядом со сказителем, который, присев на обрубок бревна, пересказывал легенду о добром короле Боргабеде, собралось не более дюжины равнодушных людей. Жонглеру, которого он видел в замке, также не повезло. Даже танцовщик на проволоке, которому обычно достается больше всего внимания публики, сейчас не мог надеяться, что ему станут хорошо бросать монетки.
        Уолтер бесцельно бродил среди этих людей. У него было подавленное настроение. К нему приблизился невысокий человек с согнутой спиной, подмигнул и тихо сказал:
        — Следуйте за мной, милорд,  — и сразу быстро зашагал прочь. Уолтер не мог понять, почему ему кто-то желал передать поручение подобным образом, но старался не отставать, не выпуская из виду перышко на шапке этого человека. Он повел его к позолоченным осенью деревьям, и в двадцати ярдах под прикрытием деревьев юноша увидел Тристрама, стоявшего у дуба.
        Уолтер никак не мог понять, в чем тут дело.
        — Я думал, что ты в Сенкастере. Тристрам медленно кивнул головой.
        — Я был там и повидался с отцом,  — медленно произнес он.  — И вернулся сюда, как только с ним поговорил. Уолтер, мне предстоит кое-что сделать, и делать это нужно как можно скорее.
        Уолтер с удивлением отметил, что его приятель из Оксфорда поменял поношенную одежду, и сейчас на нем была надета новая и очень красивая куртка лучников с алой перевязью. Через плечо у Тристрама висел большой лук в его рост. Висевший на боку колчан был наполнен стрелами.
        Уолтер собрался похвалить Тристрама за его наряд, но потом обратил внимание, что лицо под зеленой шапочкой лучника было грустным и решительным. Видимо, случилось нечто очень серьезное.
        — В чем дело, Трис?
        Он взглянул в лицо другу. Глаза Тристрама обычно были спокойными даже в трудные минуты. Сейчас они сверкали от ярости и возмущения. Трис попытался что-то сказать, но не смог. Уолтер видел, что рука в перчатке теребила перевязь.
        — Скажи мне, Трис, какое у тебя горе?
        — Мой брат, единственный брат Питер, был одним из шестерых!  — Тристрам потерял контроль над собой, и по щекам потекли слезы страдания.  — Бедный милый малыш Питер! Он старше меня на три года, но он был небольшого роста и не очень сильный. Мне всегда приходилось присматривать за ним. Он был честным и верным парнем, и у него было нежное сердце. Конечно, он мог погубить несколько птичек в лесах Булейра, но могу поклясться, что он не имел никакого отношения к смерти лорда Лессфорда.
        Уолтер приблизился к Тристраму и обнял его за вздрагивающие плечи.
        — Трис, друг мой, мне так грустно это слышать. Но будь спокоен, правосудие свершится. Нормандская женщина заплатит за свои грехи. Слуги короля со временем об этом побеспокоятся.
        Тристрам выпрямился и холодно заметил:
        — Справедливость не может ждать королевских слуг. Ты разве не слышал, что она не успокоилась, убив мужчин?
        — Мне известно только то, что рассказал нам Вилдеркин. После конфискации земель мы мало общаемся с остальными жителями графства, и в Герни сплетни почти не доходят.
        — Она захватила их жен и детей,  — воскликнул Тристрам,  — и держит их в подвалах замка! Питер женился очень рано, у него есть трехлетний сын. Его жена и ребенок схвачены вместе с остальными.
        — Мне об этом ничего не было известно. В это трудно поверить, но, после того как я ее увидел, я знаю, что она способна на любое злодейство.
        — Почему она их держит? Может, хочет получить от одной из женщин то признание, которого не добилась от мужчин?  — Тристрам попытался взять себя в руки.  — Конечно, теперь никто не сможет оживить убитых. Наверно, ее наказание должно быть в руках Божьих и власти короля. Но она не имеет никакого права удерживать семьи казненных ею людей. Их следует освободить как можно быстрее.
        — Шериф… — начал Уолтер.
        — Шериф!  — горько воскликнул Тристрам.  — Это жалкий трус! Он боится власти Булейра и ничего не станет делать. Мы в этом абсолютно уверены. Нет, Уолтер, пришло время установить собственный закон.
        — Что ты собираешься делать?
        — Я выбираю путь, который воздвигнет между нами непреодолимый барьер. Поэтому я хотел тебя повидать прежде, чем стану предпринимать какие-либо шаги. Мне хочется, чтобы ты знал, как для меня горьки некоторые обстоятельства. Ты знатного происхождения, а я из простых людей. Но ты пригласил меня в свой дом, как будто я тебе ровня. Уолтер, я никогда этого не забуду. И сейчас… мы можем оказаться по разные стороны. Тебе, как и всем остальным, противно то, что она сделала, но граф был твоим отцом, и тебе не может понравиться восстание простолюдинов. Ты нас осудишь. Мне с этим бороться бессмысленно, я прошу только одного — уважать ту тайну, с которой я поделился с тобой.
        — Но ты ничего не сможешь добиться,  — начал протестовать Уолтер.  — Ты знаешь, сколько народу охраняет замок? Что могут поделать твои стрелы против каменных стен? Трис, не стоит это начинать. Если даже случится чудо и ты выведешь оттуда своих родственников, за тобой потом станут охотиться, и ветви всех деревьев будут склоняться под тяжестью качающихся на них тел повешенных. Трис, друг мой, в любом случае они тебя повесят!
        — Придется рискнуть.  — Тристрам коснулся лука.  — Тебе известна убойная сила большого лука? Послушай меня, Уолтер. У нас есть оружие, которое еще никому не знакомо. Английские лучники могут победить любую армию Европы еще раньше, чем они приблизятся к нам настолько, чтобы поразить своими дамскими арбалетами. Большим луком пользуются простые люди Англии, и мы сможем одолеть с их помощью всех храбрых рыцарей. Наши лучники все такие же сильные парни, как я, и если мне удастся их объединить, то они легко разгромят гарнизон Нормандской женщины. Мы захватим их врасплох, Уолтер. Можешь не сомневаться.
        Не так легко расставаться с устоявшимися понятиями о жизни. Уолтер был уверен, что сын лучника мечтает о несбыточном, и он искренне попытался удержать Тристрама от ошибки.
        — Должны быть другие пути. Нужно послать к вдове делегацию и потребовать, чтобы она отпустила пленников. Если она поймет, что вас поддерживает все графство, ей придется прислушаться к голосу разума.
        — Это уже сделали, но она отказалась их принять.
        — Тогда следует изложить суть дела перед крупными землевладельцами, они сумеют ее уговорить не совершать еще одной ошибки.
        — Милорд Тресслинга был слишком пьян и не смог выслушать людей, пожаловавших к нему вчера. Шериф — просто ищущий спокойствия глупец, который всего боится. Остальные все в Лондоне.  — Тристрам с горечью покачал головой.  — Пленники умрут от голода, прежде чем суд примет справедливое решение. Поэтому мы вынуждены сами насаждать закон. Уолтер, я хочу попросить тебя кое о чем. Не возвращайся в замок!
        — Но мне нужно завтра присутствовать при чтении завещания.
        — Послушай меня,  — вскричал Тристрам,  — возвращайся сразу в Герни! Я не хочу… чтобы у моего лучшего друга застряла в горле стрела.
        — Ты сказал, что тебе придется рискнуть. Мне придется сделать то же самое.
        Воцарилась тишина, а потом Тристрам грустно произнес:
        — Значит, все будет так, как я сказал: мы находимся по разные стороны. Мне очень жаль, что все кончится подобным образом.
        Он отступил назад и снял перчатку из толстой кожи. Уолтер увидел, что к ней прикреплена роговая прокладка, чтобы защитить кисть и предплечье от ударов натянутой тетивы. На перчатке красными нитками были вышиты слова: «Иисус направит мою стрелу в цель».
        Друзья крепко пожали друг другу руки. Уолтеру хотелось сказать Тристраму на прощанье что-нибудь приятное.
        — Трис, у тебя красивый наряд. Клянусь, я бы тебя не узнал.
        — Это все вещи моего отца. Он уже стар и дал клятву никогда больше не пользоваться луком, поэтому он мне все отдал.
        Юношам было неловко из-за разницы взглядов, и они старательно отводили друг от друга глаза.
        — Мой отец надевал эти перчатки в Ившеме, и Иисус точно направлял его стрелы,  — гордо заметил Тристрам.  — Может, он сделает то же самое и для меня.
        Тристрам повернулся, чтобы Уолтер смог получше рассмотреть красоты отцовского подарка. Куртка была не только красивой, но и весьма практичной. У нее были металлические манжеты, и за ними было можно спрятать все, что необходимо лучнику — нож, напильник, большой кремний, кусок смолы и даже точильный камень.
        — Этот лук — самый лучший из всех изготовленных отцом. Он давно хотел мне его отдать. Лук обладает убойной силой, но им удобно управлять, и балансировка идеальная. У меня есть три дюжины стрел. Одни сделаны из ивы, а другие — из рога. Я молю Бога, чтобы он мне подсказал, как лучше ими воспользоваться.
        Они попрощались рукопожатием, глядя в глаза друг другу.
        — Прощай, Трис, желаю удачи.
        — Прощай, Уолт, и пусть благословит тебя Бог. Уолтер следил, как высокая фигура Тристрама исчезает среди стволов деревьев.
        — Возможно, я его больше никогда не увижу,  — вслух произнес он.
        Раньше Уолтер хотел посмотреть на похоронную процессию, но, после того как ему не позволили принять в ней участие, он передумал.
        Юноша повернул направо и целый час бродил по берегам Ларни. Его израненные нервы успокаивало непрестанное тихое журчание неглубокой речушки, перекатывающейся по камешкам.
        «Будь что будет,  — думал юноша,  — но мне нужно вернуться в Оксфорд и закончить учебу. Я должен это сделать ради деда, он так много потратил на меня денег».
        Если развернуть торговлю с Востоком, то на этом можно сделать целое состояние, и Уолтер будет вынужден привыкать к подобному образу жизни. Он прекрасно понимал, что рыцарство было не для него, незаконнорожденного сакса из семейства, попавшего в немилость короля. Ему придется довольствоваться малым.
        Юноша еще раз обдумал, каков будет результат действия Тристрама, и вновь убедился, что они только приведут к открытому конфликту. Люди графства слишком хорошо помнили, что было после поражения при Ившеме, и не станут принимать участие в деле, обреченном на провал. Тристраму придется отказаться от своего плана. А тем временем найдут способ освободить несчастных пленников. Уолтер решил поговорить с отцом Николасом и уговорить его попытаться повлиять на Нормандскую женщину, чтобы она перестала мстить.

3

        Кортеж возвратился из церкви к тому времени, когда Уолтер пришел на сельский общий выгон. Он видел, как последние всадники наклоняли головы в шлемах с черным плюмажем, проезжая под аркой ворот. Уолтер ничего не ел с раннего утра и был очень голоден. Он отправился в кухню, где жарились тушки ягнят, чтобы попасть в желудки ожидающих этого гостей.
        — Ешьте досыта!  — сказал повар, отрезая куски аппетитного мяса с жирных ребер.  — Эти господа не захотели это есть. Что ж, пусть остаются голодными, чертовы притворщики. Нам больше останется!
        Караульный в воротах пропустил Уолтера, ничего не спросив. Он сразу отправился во внешний двор, надеясь найти там отца Николаса. Ему сказали, что ужин будет в Большом холле и что молодой священник будет там присутствовать. Ужин затянется надолго. Более часа Уолтер следил, как солдаты играли в кости. У них были оживленные лица, когда они, сидя на корточках, встряхивали кости в руках и выкрикивали ставки. Потом юноше с трудом удалось найти дорогу во внешний двор.
        В Большом холле был удивительно большой эркер, выходящий во внутренний двор прямо напротив главной башни. Эркер пропускал на двор свет. Юноша слышал из холла звуки горнов и труб, струнных инструментов. Рядом с эркером находилась часовня, построенная, как следовало из надписи над дверью, Адамом из Лессфорда, участвовавшим в первом крестовом походе. Уолтер подумал о том, читают ли здесь молитвы. Граф Адам был кровожадным и злым человеком, и молитвы ему не помешают. Часовня была небольшой, с красивым входом и двумя окнами. Разноцветные стекла в церкви всегда навевали юноше странные ощущения. Ему казалось, что синий цвет окон напоминает о том, как бьется крылами ангел, летя по вечернему неспокойному небу.
        К Уолтеру подошел мрачный мужчина в грязной куртке и сказал:
        — Отойди, мы сейчас начнем.
        Уолтер повиновался и отошел вправо, где едва была видна дверь, утопленная в камнях башни.
        Но оказалось, что он продолжал мешать мрачному человеку.
        Мужлан свирепо плюнул и оттолкнул его двумя руками, пробормотав:
        — Убирайся, бестолочь! Иначе я тебе сейчас дам как следует, не будь я Джек Далди!
        Уолтер посмотрел на него с неприязнью и любопытством. Он знал, что Джек Далди был главным тюремщиком Лессфорда и репутация у него была страшной. Хотя при жизни графа ему не удалось продемонстрировать свое искусство владения орудиями пытки. Уолтер постарался отодвинуться от него подальше, так что его почти скрывал угол стены башни. Но и отсюда пространство под эркером прекрасно просматривалось. Он видел, как старый сенешаль переставлял наверху канделябры. После этого старик открыл настежь окно эркера, низко поклонился и отошел назад. Гости подходили к окну и пытались занять самое удобное место.
        Сначала эта суета не предвещала ничего особенного. Гости смотрели вниз, как зрители во время кукольного представления. Уолтеру показалось, что скоро он станет свидетелем неприятного зрелища.
        «Сейчас покажут еще один пример „нормандского правосудия“»,  — подумал Уолтер.
        Нормандская женщина стояла у самого окна и внимательно смотрела вниз. На ней было черное платье с длинными рукавами и высоким меховым воротником, на фоне которого лицо казалось бледнее обычного.
        Джек Далди открыл дверь, ведущую в башню, и оттуда появились двое караульных. Они тащили за собой человека небольшого росточка с бледным как мел лицом под копной волос цвета пакли. Было видно, что он трясся от страха, и железный воротник у него на шее двигался при каждом его движении. Они дошли до середины двора, и караульные поставили человека на колени.
        — Барт Линкин, миледи,  — сказал Джек Далди.
        — Приступайте,  — скомандовала вдова.
        Далди поднял дубину с железным наконечником над головой и с силой опустил ее на спину коленопреклоненного человека. Уолтер видел, как тот задрожал от боли, но не издал ни звука. Его били по шее и ребрам и даже по голове. Тело несчастного дергалось от боли, но он смог сдерживаться, пока ему не отвесили дюжину ударов. Потом он громко вскрикнул и упал на камни мостовой. Казалось, что это обрушилось безвольное огородное пугало. Далди взглянул на вдову.
        — Продолжай,  — приказала Нормандская женщина,  — ему было приказано отпустить двадцать ударов.
        Тело оставалось неподвижным, но экзекуция продолжалась. Жертва попыталась отползти и жалобно просила милосердия. Когда был нанесен последний удар, человек перестал кричать, а только жалобно всхлипывал. Далди взял ведро воды и вылил ее на избитого. Барт Линкин вздрогнул, но не смог подняться. Караульные подняли его и потащили к дверям башни.
        — Сначала отведите его во внешний двор,  — приказала хозяйка замка.  — Я хочу, чтобы его все видели. Люди должны понимать, какое их ждет наказание за непокорную болтовню.
        Люди наверху не отходили от окна.
        «Неужели они ждут следующих наказаний?!» — подумал Уолтер. Он боялся, что не выдержит подобного зрелища.
        Флегматичный Далди не стал смывать кровь с каменной мостовой и притащил длинное корыто из свинарника. Он свалил туда два ведра пищевых отходов — немного хлеба, куски сала, хряща и вонючие, подгнившие овощи. Далди выпрямился и не оглядываясь сказал:
        — Открывай и выпускай!
        Дверь подземной камеры отворилась. Некоторое время из нее никто не показывался, а потом вышел очень маленький мальчик. Он озирался, как маленький испуганный зверек, и замирал после каждого шага. У него было изорвано платье, грязное лицо и руки очень грязные. Спереди на курточке можно было различить кровавое пятно.
        — Еда,  — хрипло объявил Далди.  — Угощайся, парень! На то, что случилось дальше, было невозможно смотреть без ужаса. Малыш увидел корыто и рванулся вперед. Он упал на колени и двумя руками начал хватать месиво, а затем стал торопливо глотать его. Он чавкал, как поросенок, и не переставал жалобно рыдать.
        «Бедный малыш умирает от голода»,  — подумал Уолтер.
        В этот момент послышался шум, и, толкаясь и отталкивая друг друга, выбежали на свет Божий дети. Они были самого разного возраста, наверно, до двенадцати лет, девочки и мальчики. Все они были такими же грязными и измученными, как и первый малыш. Они толкались у корыта, словно выводок поросят, стараясь оказаться поближе к пище. Дети постоянно перемещались, и их было трудно пересчитать, но Уолтер решил, что их было не менее двадцати. Пищи на всех не хватало, и дети дрались, отпихивая друг друга от корыта и вырывая еду из рук. Если кому-то доставался кусок, ребенок побыстрее старался его проглотить.
        Уолтер был уверен, что это были дети шестерых казненных. Позади юноши из стены выступало железное кольцо, утопленное в камне, и он изо всех сил вцепился в него.
        «Успокойся!  — приказал он себе.  — Нельзя тебе сейчас ни во что вмешиваться. Погоди!»
        Борьба за пищу продолжалась. Несколько младших детей пострадали в драке и теперь горько плакали в сторонке. Одному из малышей вообще не удалось подобраться к корыту. Он тер грязными ручонками глаза и тихо рыдал. Уолтер был уверен, что это племянник Тристрама.
        Уолтер взглянул вверх, на окно. Ему показалось, что далеко не всем было по нраву это зрелище. Некоторые гости отошли от окна, но вдова оставалась на месте и не сводила глаз со сцены внизу. Похоже, ей было приятно видеть страдающих детей.
        Когда еда кончилась, Далди стал загонять оставшихся голодными детей обратно в подвал. Они пытались расцарапать его и громко требовали еще пищи. Ему пришлось позвать двух помощников, чтобы загнать детей внутрь. Когда скрылся последний ребенок и за ними захлопнулась дверь, только тогда вдова отошла от окна.
        Уолтер подошел к Далди, который убирал двор.
        — Ты все еще здесь? Вот как!  — проворчал через плечо тюремщик.  — Жаль, я этого не знал, а то бы кулаками прогнал тебя отсюда.
        — Я должен был получше узнать, что такое «нормандское правосудие»,  — сказал Уолтер.
        Тюремщик подозрительно уставился на него:
        — Я тебя не знаю, но, если у тебя в башке есть хоть капля ума, ты послушаешься совета Джека Далди и быстро уберешься отсюда.
        — Сколько уже времени они без пищи?
        — С тех пор как их притащили сюда. Не смотри на меня так. Я всего лишь выполняю приказ. Я наказываю взрослых и каленым железом ставлю им клеймо на задницу. Меня это не волнует. Но мне не нравится, когда так обращаются с детьми. Конечно, я дурак, что разговариваю с незнакомцем. Ты видел, что случилось с Бартом Линкином. Он слишком много болтал. Здесь безопаснее постоянно держать язык за зубами.
        — А где матери этих детей? Далди насторожился:
        — Я не скажу тебе больше ничего. Отправляйся по своим делам. Она может узнать, о чем мы с тобой разговаривали.
        Уолтер повернулся и пошел прочь.

4

        Уолтер решил, что ему лучше покинуть замок через заднюю потерну. Мельник вышел на его стук и внимательно посмотрел на юношу в мерцающем свете факела над дверью.
        — Ты очень бледный,  — сказал мельник.
        — Я тут кое-что видел.
        — Если бы ты был не из благородных, я бы предложил тебе выпить со мной кружечку.
        — Я с удовольствием присоединюсь к тебе,  — с благодарностью ответил Уолтер.  — Видишь ли, благородное происхождение спорно, и с этим ничего не поделаешь. Мельник, меня мучают сомнения. Я перестал быть уверен в тех вещах, которые мне всегда казались правильными и справедливыми. Неужели люди, стараясь нанести друг другу вред, делают это по велению Божьему?
        Они сидели и мирно потягивали эль, а потом Уолтер задал вопрос:
        — Есть ли в этих краях простой человек, который знает, что вокруг происходит, можно ли на него положиться и храброе ли у него сердце?
        Мельник ответил сразу:
        — Да, это Камус Хэрри. У него постоялый двор «Лабберс Хед» в Литгл-Таммитг. Это в трех милях отсюда. Тебе точно нужен Камус Хэрри.
        Уолтер поблагодарил и поднялся.
        — Сколько ты еще будешь работать?  — спросил он.
        — До полуночи. Когда вернешься, стучи погромче. Я уже стар и быстро засыпаю.
        Уолтер вышел из потерны, и его окутала чернильная темнота. Он отправился в том направлении, которое указал ему мельник Хэл, чтобы отыскать Тристрама в пивной «Лабберс Хед».
        В одном окошке пивной горел огонек, и в его свете Уолтер мог различить на перемычке двери пентаграмму, отгоняющую злых духов. Внутри на деревянных скамьях сидели полдюжины крестьян. Они негромко переговаривались. Хозяин был крепко сбитым мужчиной с дружелюбным взглядом и перебитым носом. Он тотчас же подошел к Уолтеру:
        — Если тебе нужно где-то переночевать, у меня есть свободное место.
        — Мне есть где переночевать,  — ответил Уолтер.
        В комнате стало тихо, и все глаза обратились на юношу. Уолтер почувствовал, что отношение к нему сразу переменилось.
        — Итак,  — сказал Хэрри, перестав улыбаться,  — тебе не нужен ночлег. Может, хочешь выпить эля и съесть кролика? Он как раз поджаривается на вертеле.
        — Хозяин, я не голоден.
        — Зачем ты тогда пришел сюда так поздно? Уолтер заговорил потише:
        — Мне нужно найти Тристрама Гриффена, и как можно скорее. Ты не знаешь, где его можно отыскать?
        Люди в комнате зашевелились. Несколько человек поднялись со скамьи и подошли к хозяину, не сводя взгляда с пришельца. Один из них вытащил нож.
        — Кто этот парень?  — грубо спросил он.
        — Нет, я с ним сам разберусь,  — заметил хозяин.  — Я его знаю. Это внук скряги из Герни.
        — Так он еще и благородного происхождения!  — воскликнул грубиян.  — Хэрри, мне это не нравится.
        Хэрри поднял вверх руки:
        — Спокойно. Не стоит сразу начинать ссору. Ну, сэр студент, честно отвечайте мне, зачем вам нужен Тристрам Гриффен?
        — Мне нужно передать ему кое-что важное.  — Уолтер огляделся. Его окружали враждебные лица, и он добавил: — Наверное, будет лучше, если я вам все расскажу. Это делу не повредит, и все равно все графство узнает об этом утром.
        Юноша стал рассказывать о том, что видел в замке. Люди мрачно его слушали, а потом все разом вскочили на ноги, проклиная вдову и хватаясь за ножи. Они уже его не опасались. Вокруг слышались голоса, что нужно немедленно отправляться в замок.
        — Поднимай постояльцев,  — крикнул один из посетителей хозяину.  — Пусть они все встают. Этой ночью нам пригодится любая пара рук.
        — Вот ведьма,  — сказал Хэрри, когда Уолтер закончил рассказ. Он внимательно посмотрел в глаза юноше, и Уолтер заметил, как дрожала его рука, пощипывающая тощую бородку.  — Ты все это видел сам, Уолтер из Герни?
        — Собственными глазами. Клянусь Иисусом, что рассказал вам правду.
        — Но ты нам еще не объяснил, почему ты ищешь Тристрама Гриффена.
        — Мы с ним друзья, и мне известно, что он собирается сделать.
        — Ты собираешься ему помогать?
        Уолтер ответил не сразу. Если он ответит положительно, то предаст класс, к которому принадлежит по рождению. Это станет отрицанием прав и привилегий, в которых он прежде не сомневался. Он колебался совсем недолго, а потом твердо сказал:
        — Если у нас в венах течет кровь, а не водица, то после того, что я видел сегодня, любой честный человек попытается уничтожить замок и разнести его по камешку.
        — Но ты сын умершего графа, и ты собираешься помогать Трису?
        — Я готов помочь. Хэрри подвел итог:
        — Молодой сэр, ты все правильно сказал, и я тебе верю. Теперь все займите свои места.  — Он сделал паузу.  — Мы ждем, когда сюда придет Тристрам. Он будет здесь с минуты на минуту.
        В следующие полчаса предлагалось множество разных планов нападения на замок. Уолтер уселся в уголке, храня молчание, потому что до прибытия Тристрама его положение оставалось шатким. Хозяин нетерпеливо выслушал разные варианты.
        Наконец он проговорил:
        — Я принимал участие в крестовых походах и должен вам сказать, что не следует начинать нападение, не имея четкого плана. Я видел немало осад, и стеньг Булейра не падут, как стены Иерихона, при звуке ваших труб. Стены замка высокие и крепкие. У Нормандской женщины много воинов, защищающих замок. Поэтому помолчите и выслушайте человека, у которого на плаще был нашит крест. Мы должны разработать план, а не нестись в замок очертя голову.
        Уолтер вступил в разговор:
        — Я могу вам помочь.
        Хозяин подмигнул остальной компании:
        — Давай рассказывай, сэр студент. Что ты выучил в университете такого, что неизвестно старым солдатам и людям, свободно бродящим по лесу?
        — Нужно собрать основные силы в лесу, что расположен перед главным входом в замок. А дюжина мужчин отправится со мной к задней западной потерне. Мы подойдем к караульным у входа, обезоружим их и поднимем решетку. Тогда основные силы смогут прорваться в замок.
        — Прекрасный план,  — широко улыбнулся хозяин.  — Но ты кое о чем не рассказал. Во что мы будем играть? В бирюльки или еще во что-то?
        Потрепанный мужик, прилегший на лавку, громко захохотал и с силой ударил себя по ляжке.
        — Вот ты и поставил благородного лорда на место,  — радовался он.
        Хэрри был доволен реакцией на шуточку, и поэтому, когда он вновь заговорил, голос его подобрел.
        — Почему ты считаешь, что мы сможем проникнуть через западную потерну?
        Уолтер поколебался, а потом ответил:
        — Нам не придется применять там силу. Если мы туда доберемся до полуночи, нам откроют дверь. Существует договоренность об особом сигнале.
        — Так!  — оживился хозяин.  — Это другое дело! Почему ты не сказал, что мы можем рассчитывать на помощь внутри замка? Клянусь святыми, если это правда, мы их достанем!
        В этот момент появился Тристрам. Увидев Уолтера, он остановился в дверях, а затем медленно подошел к другу:
        — Что это значит, Уолтер? Почему ты здесь?
        — Я должен принять участие в том, что случится сегодня ночью. У меня открылись глаза, Трис, и я понял, что ты прав. Справедливость больше не может ждать.
        Лицо Тристрама осветилось радостью. Он обнял Уолтера и погладил его по спине.
        — У тебя есть сердце, Уолтер, но я не надеялся, что ты будешь с нами. Теперь мы станем действовать вместе. Но через секунду он нахмурился: — Но это не твое дело, Уолтер. Зачем тебе рисковать с нами? И что скажет твой дед? Ты рискуешь своей долей наследства в Булейре. Я должен знать, подумал ли ты об этом?
        — Когда ты услышишь мой рассказ,  — заявил Уолтер,  — то перестанешь задавать вопросы.
        — Рассказы могут подождать,  — вмешался хозяин пивной. Он подошел к двери кухни и позвал: — Бесс! Венди! Наглые девки, поднимите свои ленивые толстые задницы и принесите нам поесть!  — Он оглядел присутствующих и сказал: — Надо наполнить животы перед тем, как заняться серьезной работой!
        До полуночи пришлось прождать еще час. Хэрри напоследок еще раз повторил инструкции:
        — Трис проследит за тем, чтобы люди из Тресслинга и Сенкастера ожидали у главных ворот замка. Остальные отправятся со мной. Трис, ты жди сигнала. Он даст тебе знать, что все идет по плану. Это будет звук моего горна. Я повторю его два раза. Когда вы его услышите, начинайте нападение и орите во все горло. Если сигнала не будет, оставайтесь на месте и ждите, пока я не пришлю к вам кого-нибудь.  — Он помолчал, а затем серьезно продолжил: — Теперь хочу вас всех предупредить. Одержим мы победу или нет, в любом случае для нас начнутся серьезные неприятности. Нас попытаются переловить поодиночке. Поэтому намажьте лица грязью, да наложите ее побольше, так чтобы нас было трудно опознать. И помалкивайте — даже в пылу сражения. Мы можем все оказаться на виселице. Перед началом битвы помолитесь и попросите Сына Небесного помочь нам в нашем начинании. Каждый должен проглотить щепотку земли, чтобы напомнить себе, что все мы смертны. Мы всегда так делали, когда я был крестоносцем.
        Хэрри повел людей. У него был факел, и он низко опустил его к земле, чтобы всем было видно, куда ставить ногу. Когда люди миновали примерно половину пути, Уолтер увидел впереди крохотную светящуюся точку и решил, что это, наверное, огонь караульных в башне Булейра. Огонек был слишком маленьким, и юноша подумал: может, караульные позабыли его потушить, а может, они просто заснули. Но так или иначе это могло пойти на пользу нападавшим.
        Хэрри рассчитал время так, чтобы они могли прибыть к задней потерне одновременно с людьми из близлежащих деревень. Они пересекли общественный выгон и остановились у живой изгороди.
        — Оставайтесь здесь,  — приказал Хэрри.  — Мне нужно проверить, готовы ли наши друзья.
        Ждать пришлось довольно долго. Уолтер сильно волновался — он боялся, что мельник ляжет спать. В темноте рядом с ним раздался тихий голос:
        — Мы готовы. Трис привел к воротам своих людей. К нам присоединились тридцать человек из Эшли-Баззарда, а с юга идут люди из Энгстера.
        Уолтер расслышал, как их лидер осторожно приближался в темноте. Он последний раз инструктировал собравшихся.
        Уолтер оглянулся: он чувствовал вокруг себя движение и слабые звуки. Вдалеке поблескивали слабые огоньки. К ним идет помощь! Уолтер посмотрел в другую сторону и увидел, что в руках крестьян тускло горят факелы. Через десять минут можно было заметить приближающиеся со всех сторон огни. Они ярко выделялись на фоне чернильного неба. Их могут увидеть караульные на стенах. Уолтер ожидал, что со стен донесутся звуки тревоги. Потом он услышал, как хозяин харчевни шепнул ему прямо в ухо:
        — Уолтер из Герни, пора двигаться. Подавай сигнал в потерну.
        Внешняя потерна была закрыта и заперта. Уолтер громко стукнул три раза, а затем последовали два медленных стука. Никакого ответа. Может, мельник заснул или закончилась его смена? Это был очень неприятный момент.
        Юноша постучал еще раз. Нет ответа. Внутри стояла полная тишина. Он уже отчаялся, как вдруг услышал, что кто-то начал возиться с задвижкой.
        — Ты опоздал,  — ворчал мельник, пытаясь что-то разглядеть в полной темноте.  — Где ты шлялся? Сейчас слишком холодно, чтобы таскаться по бабам. Теперь скажи пароль.
        — Пароль?  — переспросил Уолтер.  — Я скажу тебе кое-что другое. Нормандское правосудие!
        Мельник поднял фонарь повыше, и в это мгновение два человека выскочили вперед и прижали его руки к телу. Третий выхватил у него фонарь, а четвертый крепко зажал ему рот. Оправившись от удивления, мельник начал яростно сопротивляться. Во время потасовки он поскользнулся и упал в ров, увлекая за собой одного из «воинов». Худшего места для вынужденного купания не придумаешь. Уборные замка располагались под мельницей, отходы по трубам поступали наружу и по камням стекали в ров.
        Хэрри перешел ров по бревну вслед за Уолтером и отдал приказание:
        — Если мельник посмеет поднять шум, когда вынырнет, проломите ему голову!
        В зажиме на стене тускло тлел факел. Уолтер взял его в руки и повел людей мимо хозяйственных построек. Вокруг царили темнота и безмолвие. Факелы были укреплены на стенах на определенном расстоянии, и, наверное, где-то находились и караульные. Когда они достигли внутреннего двора, то увидели, что еще светятся несколько окон, выходящих во двор. Из одного окна доносилось пение мужского хора. Там пели «Кукушечка громко кукует». Песня звучала так слаженно, что стало ясно, что ее исполняли настоящие певцы. Видимо, некоторые из гостей до сих пор продолжали пировать.
        Хэрри тихо шепнул:
        — Хороший хор, но посмотрим, как они запоют чуть попозже.
        Уолтер почувствовал страшное возбуждение. Они попали в замок и теперь, наверное, удастся довести до конца план. Его план! Они смогут освободить несчастных заложников!
        «Что бы она подумала о негодяе без имени, если бы обо всем знала!» — подумал юноша.
        В домике у ворот горели огни. Но никого рядом не было. Они осмотрелись, пораженные такой беспечностью.
        — Так всегда бывает, когда всем заправляет женщина,  — заявил хозяин пивной.  — Когда был жив твой отец, все было по-другому.
        Из небольшой комнатки привратника до них донесся громкий храп. Хэрри отправился на разведку и вернулся с широкой ухмылкой.
        — Перепились все до единого. Стиви, Робин, Энгист, быстро сюда! Заткните им глотки да свяжите покрепче!  — Хэрри обратился к Уолтеру: — Нам повезло, сэр студент! Похоже, весь замок здорово перебрал поминального вина!
        Они отправились к главным воротам и наткнулись на поднятый мост и массивную опущенную подъемную решетку, преградившие им путь. По обе стороны решетки свисали тяжелые цепи, и казалось, что человеческие руки не смогут с ними справиться.
        — Когда я был крестоносцем, то узнал, как управляются с этими механизмами,  — уверенно заявил хозяин харчевни.  — Они действуют двояко: поднимаете решетку — и тут же опускается мост. Дайте-ка осмотреться. Здесь должны быть два рычага. Их надо побыстрее освободить из зажимов, а дальше все пойдет как по маслу.
        Пока он с помощью двух крепких парней тянул за цепи, Уолтер не сводил взгляда с внутреннего прохода. Там в полной готовности расположились два лучника. Успеют ли они опустить мост до того, как прозвучит сигнал тревоги? Огромный замок пока выглядел таким мирным. Уолтер слышал поскрипывание и грохот цепей и тихие приказания Хэрри. Потом Хэрри повысил голос, и Уолтер подумал: «Они не сумеют опустить мост, и мы окажемся здесь в ловушке и погибнем как крысы!»
        Их присутствие могли обнаружить с минуты на минуту.
        — Все!  — наконец выдохнул Хэрри.
        Уолтер оглянулся и увидел, что мост начинает двигаться и острые зубцы в основании подъемной решетки уже поднялись на несколько футов. Мост опускался, и вокруг разносился скрежет металла.
        Хэрри прополз под решеткой и выбежал на опускающийся мост, чтобы под его весом он двигался побыстрее. Хэрри сразу открыл ворота укрепленной башни, и Уолтер увидел, как он схватил горн, висевший у него на поясе.
        Прозвучали два резких сигнала, и юноша бросился к внутреннему проходу, чтобы, если понадобится, оказать посильную помощь расположившимся там лучникам. Один из них показал на огонь, появившийся в главной укрепленной башне — кипе[7 - Кип — центральная, хорошо укрепленная башня средневекового замка.].
        — Слишком поздно,  — ухмыльнулся лучник, доставая крепкую стрелу из колчана.  — Через две минуты здесь будет множество наших людей. Замок наш, и мы должны благодарить за это тебя, сэр студент!
        Вокруг раздались крики «Святой Георг! », и по мосту затопали сотни бегущих ног. Уолтер оглянулся и увидел, что впереди всех мчится Тристрам. Он на бегу подбрасывал в воздух и снова ловил большой лук. В следующее мгновение открылась дверь кипа, и оттуда выскочили солдаты замка. Они на ходу прилаживали кольчуги. А некоторые даже протирали глаза. Один из лучников поднял лук и быстро прицелился.
        — Нет, нет!  — закричал Уолтер.  — Когда они нас увидят, то сдадутся без боя.
        Он опоздал. Лук зазвенел, и стрела, пролетев небольшое расстояние, вонзилась солдату в шею. Солдат пытался пробежать через двор, но сила удара откинула его назад. Секунду он покачивался на каблуках. А потом рухнул на землю, неловко подвернув одну ногу. Из шеи прямо в небо торчала стрела.
        — Он даже не почувствовал, что его сразило,  — похвастался удачливый стрелок, доставая другую стрелу из колчана.  — Ребята, это был хороший выстрел. Я отомстил за бедного Марка Гитинга, моего родственника, которому пришлось плясать в воздухе по приказанию мерзкой вдовы.
        Второго выстрела уже не последовало, потому что вокруг бесновались и громко орали люди с черными лицами. Они сразу захватили двор. Солдаты замка отложили пики с таким удовольствием, что стало ясно, что они не собираются сражаться за Нормандскую женщину.
        Показался Хэрри. У него кровоточила одна рука — он содрал кожу, пытаясь побыстрее справиться с цепями моста. Он остановился рядом с Уолтером в арочном проходе.
        — Мы победили!  — громко крикнул он, чтобы его слышали все нападающие.  — За все годы, что я был крестоносцем, никогда не видел, чтобы крепость так легко сдавалась. И не погиб не единый человек.
        — Один погиб!  — воскликнул Уолтер.
        Возбуждение схлынуло, и ему стало грустно. Он посмотрел на тело убитого, распростертое на булыжниках. Его окружали мрачные товарищи. У убитого были светлые волосы. Он был очень молод и одет в красный плащ.
        Из башни, где находились покои хозяев замка, на переговоры пожаловали три человека. Двое из них были рыцари, они были весьма подавленны. Они выглядели очень забавно, потому что поверх свободных рубах, в которых они спали, были нацеплены пояса с мечами. Третьим был Саймон Ботри — бледный, как снятое молоко. Они предложили лидерам крестьян встретиться с ними в Большом холле, но Хэрри не согласился на это. Он сказал, что переговоры будут происходить так, чтобы все их слышали. Трио пришлось выйти во внешний двор, где их ждал хозяин харчевни.
        — Мы пришли от имени хозяйки Булейра,  — заявил один из рыцарей.  — А она действует от имени наследника, который еще слишком молод, чтобы управлять замком. Во-первых, мы желаем узнать причину вашего неслыханного вторжения.
        Во дворе воцарилась тишина, и все глаза обратились к Хэрри.
        — Вы скоро об этом узнаете. Мы пришли, чтобы освободить жен и детей шести невинно пострадавших. Их казнили по приказу женщины, которую вы называете владелицей замка. Мы не собираемся мстить за этих шестерых, хотя вполне могли бы сделать это. Графиню следовало бы повесить. (Раздались громкие крики, и стало ясно видно настроение толпы.) Да, если бы захотели, то могли ее повесить, и я с большим наслаждением надел бы ей петлю на шею! Но это приведет к еще большему кровопролитию, и когда все кончится, то останется еще больше вдов и детей без отцов. Поэтому мы будем ждать королевского правосудия, в надежде, что король нам в этом не откажет.  — Хэрри помолчал.  — Мы не какие-то бандиты и воры, а английские йомены… Когда мы покинем этот замок, то с собой ничего не прихватим. Даже ни крошки пищи для тех несчастных, кого вы мучили в своих вонючих подвалах. Вы не имели права их здесь держать, и мы требуем, чтобы их тотчас же освободили!
        — Я уверен,  — начал Саймон Ботри,  — что графиня ваше требование рассмотрит…
        — Послушай, ты, наглый хитрец!  — воскликнул Хэрри.  — Нам не нужно, чтобы кто-то обдумывал наши требования. Хватит проволочек и пустых рассуждений! Даем вам пять минут, чтобы привести заложников! За каждую просроченную минуту мы станем вешать по одному человеку на башнях. И начнем с вас, господин законник. Клянусь Богом, который все слышит, ты станешь плясать, как кукла, если не поспешишь!
        Шеи Саймона Ботри не коснулась веревка, потому что до назначенного срока оставалась еще минута, когда последний заложник показался из подвала. Некоторых женщин пришлось нести на руках: их пытали на дыбе, чтобы вырвать признание вины их мужей. Об этом узнали гораздо позже. Если бы это стало известно сразу, то ничто не спасло бы Джека Далди и его помощников от виселицы!
        Дети были настолько слабы и напуганы, что не понимали, что с ними происходит. Чтобы отвезти несчастных домой, в повозки запрягли лошадей из конюшни, предварительно положив на дно солому, чтобы людям было удобнее лежать.
        Уолтер никогда не забудет, как они покидали замок. Радостные йомены шли по мосту, размахивая над головами факелами. Впереди гордо шагал Хэрри. Из Герни не было никого, потому что туда не дошел призыв о помощи, и Уолтер вместе с Тристрамом уходил с жителями Сенкастера. Ему было приятно видеть, как шагали простые крестьяне. Нормандской женщине объяснили, что думают англичане о справедливости и правосудии!
        Многие несли с собой то оружие, с помощью которого, как говорил Тристрам, можно было покорить весь мир. В тот момент, наблюдая за крепкими и сильными людьми, в это поверил и Уолтер.
        Передние ряды свернули к лесу, от факелов струился такой сильный свет, что можно было различить стебельки соломы, плавающей во рву, и даже поворот дороги в ста ярдах впереди, где каменный мост пересекал Ларни. Кто-то запел песню «Сыны Иова». Это была подходящая песня для марша.
        Ее подхватили все крестьяне:
        Иов в язвах тихо напевал,
        Он не перестал бескорыстно трудиться
        для короля Небес. Мы все сыны Иова!

        Уолтеру казалось, что вместе с ними под сенью деревьев шагали тени великих свободолюбивых людей. Давно умершие саксонские герои сопротивления нормандской агрессии видели, как сегодня расправились с обитателями замка. Наверно, они тоже торжествуют и радуются вместе с крестьянами Сен-кастера, Литтл-Таммитга и Энгстера!
        Люди продолжали петь и Уолтер зашагал в такт маршу.
        Господь помог разбить врагов Иова
        И дал его людям новые стрелы.
        Мы все сыны Иова!

        Уолтер шел последним и тоже запел вместе со всеми:
        Норман, Сокман, Чапман, молитесь!
        Шагают сыны Иова!

5

        Уолтер и Тристрам ночевали в копне сена, так как боялись, что в харчевню ночью могут пожаловать солдаты замка. Уолтер пробудился первым, сел, потянулся и посмотрел в ясное октябрьское небо. Тристрам сразу проснулся и потряс головой, как бы отгоняя от себя ненужные сны.
        — Сегодня днем Нормандская женщина почувствует кислый вкус во рту,  — усмехнулся Тристрам.
        Воспоминание о победе развеселило юношей, и они принялись бороться в сене, словно парочка выросших школьников, перебрасываясь модными фразами студентов Оксфорда:
        — Держись, ты, оксфордский идиот!
        — А ты-то какой грамотный и старательный студент! Ну просто всезнайка!
        — Что нам теперь делать?  — спросил Тристрам, когда они угомонились.  — Мне нужно убираться отсюда как можно быстрее. Уолтер, ты тоже можешь оказаться в опасности.
        — Я иду в Булейр!
        Тристрам пытался отговорить друга, но ничего не смог с ним поделать. Уолтер твердил: его туда позвали и он должен быть в замке, а потом будь что будет. Юноша полагал, что никто не подозревает о его участии в ночной вылазке. Друзья договорились встретиться позже днем. Уолтер тщательно умылся в ручье, почистил грязную одежду и отправился в замок. Оглянувшись назад, он увидел, как Тристрам поедал сорванный на ближайшем поле турнепс, сидя рядом со стогом сена.
        Хорошо еще, что ему удалось так тщательно помыться и почиститься, потому что вскоре он услышал позади себя стук копыт. Юноша резко отскочил в сторону и приготовился при необходимости спрятаться в лесу.
        Это была Ингейн. Девушка всегда вставала рано, чтобы понежиться в лучах ласкового солнышка. Уолтер видел, что с ее перчатки слетел прирученный сокол. Девушку сопровождал сквайр, он пытался позвать сокола обратно, не переставая свистеть и размахивать над головой приманкой — чучелом ястреба с алыми перьями. Удравшая птица кувыркалась и летала кругами по небу. Ингейн замедлила галоп и резко и чисто свистнула. У нее на шее был надет меховой воротник, а волосы поддерживала сетка из золотых ниток, чтобы их не разметал веселый ветер. У Уолтера от радости сердце чуть не выскочило из груди.
        Сокол наконец решил вернуться. На лапках у птицы были привязаны крохотные серебряные колокольчики, они весело звенели, когда птица пристраивалась на перчатке Ингейн. Девушка надела ей на голову ярко-красный, вышитый золотой ниткой колпачок, к которому было прикреплено пышное перо. Колпачок этот стоил гораздо больше, чем простой человек мог заработать за несколько лет!
        — Саладин! Ах, ветреный Саладин!  — ласково приговаривала Ингейн.  — Ты такая непослушная птица. Тебя не научили послушанию!
        Тут девушка увидела Уолтера. Она натянула поводья и глядела на него дружелюбно, но насмешливо. Она всегда при встречах так смотрела на Уолтера.
        — Уолтер из Герни,  — сказала Ингейн, гордо откинув назад головку,  — ты знаешь, что пересек границу нашего владения? Может, ты теперь занимаешься браконьерством, чтобы на столе у вас в Герни подавалось мясо?
        — А вам известно,  — начал отвечать ей юноша, ненавидя Девушку за то, что она смотрит на него сверху вниз и всегда с ним так снисходительна, но в то же время любя ее за прелестную фигурку и личико,  — вам известно, что в прежние времена это все принадлежало Герни? Вы, норманны, были во Франции такими же браконьерами, вороватыми морскими волками и не имели собственной земли, а мои предки владели всем Тресслингом и Булейром?
        — Твои предки?  — Она гордо тряхнула головкой.  — Ты, наверно, позабыл, что сам наполовину нормандец?!
        — Нет, я этого никогда не забываю,  — ответил юноша после неловкой паузы.
        Девушка поняла, как он был обижен, и сразу изменилась. Она улыбнулась Уолтеру такой теплой улыбкой, что казалось, солнце стало сиять еще ярче. Он всегда терял голову от ее улыбки.
        — Уолт, мне не следовало так разговаривать с тобой. Я всегда говорю резкости, а потом жалею об этом. Но мне придется сказать тебе еще одну неприятную вещь: я выхожу замуж, Уолтер,  — грустно добавила Ингейн.
        — Ниниан сообщил мне об этом.
        Уолтер постоянно с ужасом ждал этого мгновения. Он не сомневался, что это неизбежно, но всегда надеялся на чудо: а вдруг ему повезет… И вот наконец последний удар. Она выходит замуж, а ему, незаконнорожденному сыну графа Лес-сфорда, любившему ее так сильно, теперь кажется, что никогда он не будет счастлив на этом свете.
        — Ты не слышал, что я сказала?
        — Слышал. За кого ты выходишь замуж?
        Уолтеру было нелегко задать ей этот вопрос: ему чудилось, что, как только он узнает имя счастливого соперника, все вокруг переменится. Из-за этого ему не хотелось знать никаких деталей. Девушка колебалась.
        — Это будет достойный брак. Все так думают. Мой дядя Рауф договорился обо всем с моим отцом перед смертью. Понимаешь, граф Лессфорда получил двести сорок семь поместий во времена покорения Англии, но не все земли остались в семействе. Наши первые земли в Тресслинге являются частью тех прежних земель.
        Сначала он не придал значения ее словам. Он представлял себе дома саксов, пострадавших в то время. Нет ничего удивительного, что саксы испытывали ненависть к норманнам и она не проходила все эти годы!
        — Этот брак поможет восстановить почти все владения Булейра,  — продолжала Ингейн.  — Это очень мудрое соглашение!
        Уолтер наконец понял, в чем дело, и не сводил с девушки взгляда, не желая верить услышанному.
        — Ты хочешь сказать,  — наконец вымолвил он,  — что выходишь замуж за Эдмонда?
        — Почему бы и нет? Разве для меня это не лучшая партия? И мы с ним дальние родственники. А потом я стану графиней Лессфорда.
        Уолтер не смел на нее взглянуть.
        — Я всегда понимал, что это невозможно, но так сильно тебя желал, что все остальное казалось мне не важным.  — Юноша пришел в ярость.  — Ты знаешь, что, возвращаясь из крестового похода, мой отец потерпел кораблекрушение, и семейство его будущей жены заплатило за него выкуп. Только поэтому он и женился на этой женщине. Если бы судно не затонуло, я стал бы графом Лессфорда.  — Юноша взглянул ей прямо в глаза.  — И теперь из-за этого ты выходишь замуж за Эдмонда, а не за меня!
        Уолтер подошел поближе и взялся за уздечку. Он никогда прежде к ней не приближался и сейчас чувствовал, что ее красота ослепляет его, как солнце в разгар дня.
        — Ты говоришь о том, что могло бы случиться,  — заметила Ингейн. Потом она улыбнулась, и ему следовало навеки запомнить эту улыбку. Ее глаза стали огромными, и их уголки поднимались к вискам. Казалось, они излучали тепло. Уголки губ тянулись вверх.
        — Ингейн, подожди меня!  — воскликнул юноша.  — Я много занимаюсь, чтобы набраться знаний и заработать себе почетное место в мире. Когда-нибудь у меня будет земля, много земли. Я добьюсь для себя честного имени, и ты сможешь его носить с гордостью. Я тебе клянусь, что все так и будет! Подожди меня, хотя бы немного!
        — Это разговоры мальчишки-школьника,  — ответила Ингейн. Вдруг голос у нее стал нежным: — Прости, Уолтер, но тут ничего не поделаешь. Все уже решено, и мой отец не позволит откладывать свадьбу. Уолтер, ты мне всегда нравился и тебе об этом известно. Но я понимала, что у нас нет будущего.
        — Ингейн, послушай меня. Я скоро вернусь, и, может, тогда твой отец даст нам свое согласие. Тебе еще рано выходить замуж. Погоди год или два, я прошу об этом.
        Ингейн снова улыбнулась и протянула к нему руку в перчатке:
        — Уолтер, подойди поближе.
        Он повиновался, и она нагнулась к нему так, что их лица оказались совсем близко. Они крепко держались за руки.
        — Ты такой высокий и красивый,  — шепнула девушка,  — и нравишься мне так сильно, что даже представить себе не можешь! Если бы… Если бы нам представилась возможность!  — Ингейн вздохнула и еще крепче сжала пальцы Уолтера.  — Мне хотелось бы выйти замуж за тебя, а не за Эдмонда. Уолтер, этого никогда не случится, и наши желания здесь ни при чем!
        Девушка отняла руку и выпрямилась в седле. Уолтер взглянул на нее и понял, что между ними существует непреодолимая дистанция. Это было бескрайнее расстояние между знатной леди и незаконнорожденным отпрыском дома саксов. Им не было суждено никогда сблизиться. Ингейн тронула коня каблучком.
        — Когда ты вернешься, я уже стану графиней Лессфорда, и, видимо, мы больше никогда не увидимся. Но я… надеюсь, что ты меня не забудешь, Уолтер.
        — Я никогда тебя не забуду!  — воскликнул юноша.  — Клянусь, ты навсегда останешься в моей памяти!
        Девушка быстро удалилась. Так всегда случалось между ними: несколько слов и улыбок — кокетливых, насмешливых и даже добрых, а потом она улетала от него, как шаловливый ветерок. На этот раз, наверное, она исчезла навсегда.

6

        Уолтер разглядывал на стенах зала рисунки на библейские сюжеты. Они были выполнены темперой, и в них чувствовалась опытная рука художника. Можно было рассмотреть тщательно выписанные подписи: «Соломон и его женщины», «Ученик Христа Петр», «Тайная вечеря». Конечно, это не мог нарисовать какой-нибудь бродячий художник. Отец Уолтера нанял опытных монахов, чтобы они писали эти сцены из Библии, и можно не сомневаться, что он им хорошо заплатил за это.
        Как только Уолтер прибыл в замок, его проводили в не очень большую, но прекрасно обставленную комнату. На стенах под рисунками были драпировки из алого с золотом бархата. На скамьях, стоявших вдоль стен, лежали подушечки, украшенные перламутровыми пуговицами. На полу был разостлан испанский ковер. Юноша понял, что Нормандская женщина привезла в Булейр огромные богатства.
        Сначала Уолтер оставался в комнате один. Он так глубоко задумался, что не сразу заметил, что здесь, кроме него, появились еще люди, и был поражен, услышав раздраженный голос Саймона Ботри:
        — Гатер, почему ты обращаешься ко мне? Ты, а не я должен об этом беспокоиться.
        Рядом с законником стоял сенешаль, который открывал окно эркера вчера вечером.
        — Но нужно что-то делать,  — протестовал старик.  — Мне запрещено разговаривать с леди Матильдой, а вы говорите, что сейчас необходимо потратить все наличные деньги, чтобы оплатить расходы. Если вы не найдете для меня денег, как тогда я смогу заплатить по счетам? Сорок семь домашних слуг ничего не получали в течение месяца, к ним можно приплюсовать тридцать лучников. Нет, теперь их осталось двадцать девять, потому что Хью убили прошлой ночью. Человек, раздающий милостыню, заявил, что его кошелек пуст. Отец Гутид написал длинный список того, что следует привезти из Лондона. Что мне делать, если нет денег?
        — Обойдись без них. Люди, служащие в замке, могут подождать,  — заявил Саймон Ботри.
        — Но у нас запасов пищи всего на один день,  — продолжал настаивать расстроенный сенешаль.
        В этот момент в комнате появились другие люди. Саймон Ботри отмахнулся от старика и занял место за столом, стоявшим в другом конце помещения. Уолтер не двинулся со своего места. Он увидел, что на столе стояли разные дорогие вещи — блюда, ювелирные украшения, кубки, служебники, семейная Библия. Видимо, в соответствии с завещанием здесь станут раздавать реликвии покойного.
        В комнату вошла вдова в сопровождении Эдмонда, и все встали. Эдмонд на всех поглядывал гордо, как новый хозяин. Он опустился рядом с адвокатом за стол. Мать села с другой стороны.
        Уолтеру не предложили сесть поближе, и он оставался в дальнем конце комнаты. Он был поражен, увидев вдову отца.
        Казалось, что Нормандская женщина постарела за ночь, она выглядела очень усталой и была в плохом настроении. Возможно, она понимала, что предстоящая церемония означала конец того, что она ценила больше всего в жизни. Она не взглянула на Уолтера, но он не сомневался, что ей известно о его присутствии.
        Саймон Ботри разгладил лежавший перед ним документ и начал читать:
        — «Я, Рауф, граф Лессфорда и владелец поместья Булейр и других нижеперечисленных земель, заявляю, что это мое последнее пожелание…»
        Сначала прочли распоряжение о приданом вдовы и распределении главных поместий. В бумаге были перечислены все фермы и поместья, отходящие Эдмонду. Уолтер думал, что адвокат никогда не закончит их зачитывать. Он прислушивался к монотонному голосу Ботри и все сильнее жаждал получить хотя бы клочок земли. Его устроил бы самый крохотный надел, лишь бы это была плодородная, зеленая земля и там можно было бы пасти скот и засевать ее пшеницей. Ему мечталось пропустить ее всю сквозь пальцы и с душой обрабатывать. Тогда он смог бы исправить ошибку собственного рождения и завести себе нормальный дом. Только если вы владеете землей, то можете занимать достойное положение и быть уважаемым человеком. Уолтер не хотел ничего особенного, но отец, видимо, понимал его желание и мог для него кое-что сделать.
        Он был так увлечен собственными рассуждениями и расстроен сообщенной ему Ингейн новостью, что мало обращал внимания на дальнейшие перечисленные Ботри пункты. Отец был щедр к своим бедным родственникам и оставлял им приличные денежные суммы и разные ценные вещи. Уолтер как во сне слышал упоминания о пожертвованных кроватях с балдахинами, серебряных мисках, чашах, подносах, кубках, гобеленах и коврах из Азии. Все это так щедро раздаривалось, что на старообразном лице Эдмонда показался румянец возмущения. Уолтер понимал, что его сводный братец полностью унаследовал жадность и скупость норманнов.
        Наконец Уолтер услышал собственное имя.
        — «Всем известно, что у меня имеется незаконнорожденный сын, которого зовут Уолтер из Герни. Я к нему хорошо отношусь, и меня волнует его положение. Указанному Уолтеру из Герни я завещаю мой лучший кубок под названием „Исцелитель Лука“…
        Кубок стоял на столе перед Ботри. Это был высокий кубок из хрусталя и золота с прекрасным рисунком. Видимо, покойный очень ценил его. И он завещал его Уолтеру! «Я к нему хорошо отношусь». Эти слова все время звучали в голове Уолтера. В горле у него застрял комок: ему так давно хотелось услышать эти слова — чтобы отец признал его сыном и сказал о своей любви к нему!
        — «… Мои черные сапоги из испанской кожи…» Сапоги лежали на столе рядом с кубком. Это была пара с желтыми леопардами, которые были на графе в день их первой встречи. Значит, он все помнил!
        Но юноша не получил земли. Ботри продолжал:
        — «Далее я отдаю своего незаконнорожденного сына на милость короля и надеюсь, что его королевское величество найдет ему достойную должность у себя при дворе. Я уверен, что Уолтер из Герни станет верно и преданно служить своему королю всю жизнь…»
        Уолтер был в таком шоке, что сначала не все ясно понимал. Ему даже в голову не приходило, что отец последует старому правилу и отдаст его на службу королю.
        «Отец небесный,  — подумал юноша,  — неужели я не ослышался?»
        Гордость, которую он испытывал, когда слышал предварительные пункты завещания, сразу исчезла. Его передали, как какого-то раба, в руки короля, к которому он не испытывал ни любви, ни верности! Рука взметнулась — к горлу, как будто он уже почувствовал на нем железный ошейник рабства.
        Уолтер повторял себе, что не станет служить при дворе молодого короля, убившего великого графа Симона и разгромившего его войска. Он принадлежал сам себе, и ни один человек, а тем более отец, который никогда раньше не признавал его собственным сыном и ничего для него не сделал, не сможет распоряжаться его судьбой. «Я отдаю моего незаконнорожденного сына!..» Черная волна унижения окатила юношу. Настал конец его надеждам. С ним желали поступить как с нечаянно зачатым сыном посудомойки!
        Он очнулся возле стола, даже не заметив, как пересек комнату, и не обращая внимания на недружелюбные взгляды собравшихся. Он дотянулся до кубка и взял его в руки.
        — Мой отец ценил этот кубок,  — сказал юноша.  — Завещав его мне, он оказал мне честь. Видно, что он запомнил, как я когда-то сказал, что хотел бы иметь такую же пару сапог. Я с радостью принимаю эту чашу и сапоги.
        — В завещании вы больше не упоминаетесь,  — заметил адвокат.  — Вам лучше вернуться на место и не перебивать никого, пока не будет закончено чтение завещания.
        Уолтер не собирался покоряться:
        — Мне нужно сказать еще кое-что. Я не собираюсь мириться с тем, что мой отец желает отдать меня на службу королю. Я — свободный человек, и мое будущее касается только меня, и больше никого.
        — Граф желал оказать тебе честь,  — заявил адвокат,  — и позаботился о твоем будущем.
        — Честь!  — воскликнул Уолтер.  — Для меня в этом нет никакой чести. Разве англичанин станет служить королю, который ясно дал понять, что не собирается действовать в соответствии с Великой Хартией?!
        — Это измена!  — возмутился Саймон Ботри. Все его поддержали.
        — Нет, это не измена.  — Уолтер больше не желал сдерживаться.  — Если измена и есть, так со стороны тех, кто нарушил положения Великой Хартии. Хартия превыше желания любого короля!
        — Тебя за это повесят!  — хором закричали собравшиеся.
        — Если меня захотят повесить, то придется долго меня искать!
        Уолтер повернулся и выбежал из комнаты, захватив кубок и сапоги.

        Глава 4. ЛОНДОН

1

        На третью ночь после того, как они покинули окрестности Булейра, на них обрушился жуткий дождь и промочил их до нитки. Но все-таки после всех бед им улыбнулась судьба. Утром, когда мощные струи поливавшего их потока воды несколько ослабели, юношам удалось найти небольшое суденышко с рваными парусами и одним веслом, которое валялось на боку у реки. Было ясно, что его вынесли на берег, сорвав с ненадежной привязи, порывы ветра.
        — Господь послал нам его на помощь,  — торжественно заявил Трис.  — Я сумею им управлять. Нам будет удобнее и безопаснее добираться до Лондона по воде, чем тащиться по краю дороги и каждый раз, завидев, что приближается всадник, прятаться в кустах.
        У них не было с собой ни пенни, и они уже два дня тайком пробирались к Лондону. Юноши не сомневались, что в графстве разразился скандал. Резкие высказывания Уолтера на церемонии прочтения завещания могли навлечь на него страшную беду. К тому же Камус Хэрри рассказал им, что Тристрама считают зачинщиком нападения на замок. Они отправились в Лондон, считая, что там им будет легче скрыться. Друзья решили, что если возникнет необходимость, то они смогут найти в порту какой-либо корабль и покинуть страну.
        Эти два дня дались им нелегко. Они ели яблоки и груши, украденные ночью из садов, тянувшихся вдоль дороги. Кроме того, они съели парочку полуприготовленных уток, подстреленных Тристрамом из лука. Одну ночь они проспали в стогу сена, но на вторую ночь ничего подходящего для ночлега не нашли и приютились под живой изгородью. Они были грязные и голодные. И настроение у них было хуже некуда.
        Найденное суденышко привело их к другой находке. А это, в свою очередь, толкало друзей к великим приключениям. Три-страм неважно справился с управлением лодки, и волна окатила Уолтера с ног до головы. Он вычерпал все, что натекло, с днища и вылил воду из сапог. Ему не хотелось надевать мокрые сапоги, но ночной воздух был таким сырым и пронизывающим, что он мог простудиться, если бы остался босиком. Уолтер решил примерить завещанные ему отцом сапоги.
        Они лежали в мешке вместе с кубком и были прикрыты старой одеждой. Уолтер их достал неохотно, потому что думал примерить сапоги в более подходящей обстановке.
        Он надел один сапог и понял, что он ему точно по размеру. Но второй сапог никак не налезал на ногу. Уолтер почувствовал какой-то комок в мыске. Он вытащил этот комок, и оказалось, что это кусок пергамента, сложенный в несколько раз и тщательно обвязанный ниткой. Было слишком темно и поэтому невозможно разобрать, что там написано, но юноша был уверен, что на листке пергамента было для него послание. Что же там написано?
        Уолтер позвал Тристрама и сказал ему о находке и своих соображениях по этому поводу.
        — Может, это письмо твоего отца.  — Тристрам был так занят борьбой с непослушной лодкой, что говорил отрывисто.  — Уолтер, люди судачили… что он очень боялся жены… Может, он хочет извиниться за то, что так мало тебе оставил?
        Как только небо немного посветлело, Уолтер вытащил пергамент из кармана. На записке значилось: «Моему сыну». Буквы были дрожащими, и их почти невозможно было разобрать. Внутри находилось краткое послание, написанное тем же нетвердым почерком. Граф не был большим грамотеем и очень редко писал письма, поэтому друзьям пришлось немало потрудиться, чтобы понять, что же он желал сказать сыну. Вот что им удалось прочесть:
        «Эту записку, дорогой Уолтер, сразу отнеси Джозефу, который живет в Лондоне в доме с вывеской „Меритоттер“. Он мне прислуживал во время крестового похода, и служил хорошо и честно. После нашего возвращения я помог ему заняться… (чем занимался Джозеф, юноши не смогли разобрать), потому что он желал остепениться. Ему повезло в жизни. Мой честный и верный Джозеф единственный человек, которому я могу доверять. Он знает, что следует делать. Твой любящий отец Рауф из Булейра».
        После оглашения завещания Уолтер находился в ужасном расположении духа. Тут была и уязвленная гордость, и уверенность, что весь мир враждебен к нему. Но сейчас, после того как он прочитал записку отца, настроение начало улучшаться.
        — Трис, по-моему, ты прав,  — сказал Уолтер дрожащим голосом.  — Записка обещает нам лучшее будущее.
        Трис тоже повеселел, он улыбнулся другу:
        — Я думал о том, как мы будем жить в Лондоне, не имея ни единого пенни. Джозеф из «Меритоттера», наверно, нам поможет или хотя бы приютит и накормит нас.
        — О нем хорошо отзываются,  — заметил Уолтер и радостно добавил: — Трис, взгляни, как стремительно бегут облака.
        99
        Вскоре ветер очистит от туч все небо и быстро доставит нас в Лондон. Через час мы увидим солнце. До этого мне казалось, что солнце уже никогда не появится на небе, а сейчас на душе стало полегче.

2

        Джозеф торговал зерном. Его дом был высоким и не новым и формой почему-то напоминал рождественскую елку. Спереди на доме было укреплено подъемное устройство, а шаткая скрипучая лестница снаружи позволяла взобраться наверх. Вывеска «Меритоттер» была недавно покрашена и выглядела весьма забавно.
        Сам Джозеф был небольшого роста, и у него заметно выделялось круглое брюшко. Волосы были совершенно седыми, но на лице было совсем мало морщин.
        Под густыми бровями весело поблескивали живые глазки.
        Джозеф встретил друзей у входа.
        — Я вас узнал по носу с горбинкой,  — сказал он Уолтеру.  — Если вы не сын моего хозяина, тогда я не Джозеф Моль.
        — Меня зовут Уолтер из Герни.
        — Ага, значит, это вы.  — Бывший слуга отца начал пристально его рассматривать, вытирая пыльные руки о верхнее платье.  — Юный сэр, я вас не ждал так быстро. Как поживает мой добрый хозяин граф Рауф из Булейра?
        — Мой отец умер,  — сообщил Уолтер.
        Джозеф не сводил с него взгляда, как бы не желая верить услышанному.
        — Умер!  — воскликнул Джозеф.  — Мой граф мертв! Юный сэр, мне это так больно слышать. В последний раз я получил от него весточку месяц назад. Он передал, что приедет в Лондон и повидается со мной. Когда он бывал в Лондоне, он меня всегда навещал.  — Старик вытер слезы.  — Мастер Уолтер, я был очень привязан к лорду Рауфу, и мне… не хочется верить в то, о чем вы мне рассказали.
        — Он умер девять дней назад.  — Уолтер поколебался, прежде чем продолжить.  — Я собирался рассказать кое-что о том, как погиб отец. И я вам все расскажу, но только не здесь…
        — Да, мастер Уолтер. Входите, входите. Меня так расстроили наши новости, что я ничего не соображаю.
        Торговец провел их в комнату, занятую ларями с зерном. В ней так приятно пахло хлебом. Он пригласил гостей сесть на стулья, а сам прислонился к ларю. На лице у него застыло выражение грусти и жалости.
        Джозеф не мог найти нужных слов и только качал головой.
        Он внимательно выслушал рассказ Уолтера о том, как нашли тело отца и что за этим последовало.
        — Лорд Рауф никогда не пожелал бы этого!  — возмутился Джозеф, когда ему поведали о шестерых повешенных крестьянах.  — Миледи очень жестокая и злая женщина. Мне это прекрасно известно. Она не хотела, чтобы милорда окружали англичане. Я бы никогда не оставил милорда, если бы не она! С самого первого дня я старался держаться от нее подальше.
        Когда Уолтер рассказал ему о нападении на замок, добрые глаза Джозефа загорелись мстительным огнем.
        — Это был храбрый поступок!  — воскликнул он.  — Я сам из Энгстера, там живут многие мои родственники. И пострадать мог любой из них!
        — С нами были в замке люди из Энгстера,  — добавил Тристрам.
        Уолтер не стал подробно описывать, что они с Тристра-мом принимали самое активное участие в этом нападении. Джозеф быстро взглянул на них.
        — Я ждал, когда вы мне об этом расскажете, и не сомневался, что вы оба принимали в этом участие. Молодцы, парни! Вам из-за этого пришлось удрать в Лондон?
        Уолтер кивнул головой:
        — Мы вынуждены будем на некоторое время покинуть страну.
        — В Лондоне вам ничто не грозит,  — уверенно заявил Джозеф.  — Я обо всем с удовольствием позабочусь. Лондон подобен морю. Если вы попадете сюда, вас никто не сможет найти и многие с радостью окажут вам помощь.
        На стене висело множество сувениров со времен крестовых походов. И в том числе его кольчуга. Она была так отполирована, что сверкала, как стекло. Рядом находилась грубая льняная рубаха, которую надевали под кольчугу. Здесь же был острый меч, который боялись сарацины, и железные стремена, и праща. Кроме того, там были развешаны разные интересные предметы, привезенные с Востока, включая изогнутую саблю и защитный нагрудник из красной кожи. Джозеф увидел, что юноша не сводит глаз с его военной выставки. И довольно улыбнулся:
        — Это были лихие денечки, когда я следовал за лордом Лессфорда во время войн на Востоке. Мы прислуживали лор-ДУ вдвоем. С нами еще был Уолт Стендер. Он всегда сражался рядом с милордом. О, я, конечно, тоже принимал участие в сражениях, но мне больше приходилось заботиться о пище и ставить палатки. И еще я ухаживал за конями, этими беднягами. Мой храбрый Уолт! Он родился и жил в Лондоне. Он прекрасно владел мечом, не хуже любого посвященного рыцаря.
        — Он погиб?
        — Точно не знаем. Может, его взяли в плен. Если это так, то я молюсь, чтобы милосердный Бог помог ему быстро распрощаться с жизнью. Мы не были на Востоке до конца крестового похода. Французы под командованием доброго короля Людовика покинули войска за год до того, что случилось потом, и мы участвовали только в пограничных стычках. Мы не добились выдающихся побед, но стычки были горячими и кровавыми. Я увидел, как упал Уолт, когда мы ринулись за визжащими темными дьяволами. Господи, помилуй его душу! Он был хорошим товарищем и славным солдатом.
        Наступила тишина, и Уолтер достал из кармана пергамент.
        — Нам не хочется причинить вам неприятности,  — сказал он,  — поэтому я расскажу, почему мы сюда пожаловали. А потом мы вас покинем. Я покажу вам эту записку.
        — Юный сэр, вам придется прочитать ее мне. Я хорошо считаю в уме, но что касается письма, то могу только поставить крест вместо подписи.
        Уолтер громко прочитал записку. Бывшего слугу растрогали слова лорда Рауфа о нем, и он вытер глаза рукой.
        — Я горжусь, что он обо мне так хорошо отзывался,  — заметил Джозеф.  — Уолтер из Герни, пойдемте со мной наверх, и я передам вам инструкции лорда Рауфа, которые он мне оставил четыре года назад.
        Джозеф отправился к двери, и Уолтер последовал за ним. Они начали было подниматься по внешней лестнице, но в это время со двора, расположенного вблизи дома, прибежали два маленьких мальчика. Они громко кричали:
        — Дед! Мы поставили ловушку, и, может, у нас к ужину будут дикие утки!
        — Ах, мои непоседы!  — сказал дед.  — Вам пора знать, что дикие птицы не летают в таком загрязненном воздухе Лондона. Здесь в вашу ловушку могут попасть только крысы. И потом, вы забыли о хороших манерах. Разве вы не видите, что у меня гости?
        Они с Уолтером поднимались по скрипящим ступенькам. Торговец зерном оглянулся с усмешкой:
        — Мне повезло, что у меня такие хорошие внуки. У меня целый отряд маленьких баловников. Их двенадцать, ни больше ни меньше!
        — И все живут с вами?
        — Да, к сожалению. Не то что мне не нравится, что они живут со мной. Нет. Дело в том, что мне жаль их родителей. Моя хорошенькая малышка Венси умерла от чахотки, а ее муж заразился от нее. Потом мой милый Ник, который всегда бродил по улицам о чем-то задумавшись, не обратил внимания на крик «Поберегись!». Его затоптал конь храмовника. У меня остался только Конанд, он помогает мне в торговле. Его жена Элспи принесла нам много детей. Так что сейчас у меня двенадцать внуков, и еще один на пути, чтобы была чертова дюжина!
        Наверху сжался в комочек третий мальчик. Он был моложе бойкой парочки, которую они видели внизу. Малыш прикрыл голову сплетенными руками. Услышав шаги, он не поднял головы.
        — Джилли!  — воскликнул дед.  — Парень, что ты тут делаешь?
        Ребенок с облегчением взглянул на деда.
        — Я думал, что за мной пришел великан с мешком, полным змей,  — дрожащим голосом прошептал он.  — Хэрри и Тоби сказали, что он явится сегодня и заберет с собой всех маленьких мальчиков, которых ему удастся поймать.
        — Я им надаю как следует по заднице,  — сказал Джозеф, ласково погладив лохматую головку внука.  — Великан сегодня не явится. Но ты не бойся, если он даже и придет, я с ним справлюсь. Не волнуйся, мой малыш Джилли. Я срублю ему голову так же легко, как срывают головку мака!
        — Да, дедушка, я тебе верю. Но я боялся, что великан сможет меня сразу поймать.
        — Беги вниз и поиграй с Хэрри и Тоби. Мои внуки не должны бояться великанов.
        Он ласково подтолкнул мальчика к лестнице.
        — Это Гилберт, второй сынок моей Венси. Он обычно очень веселый и шустрый паренек. Вы заметили, что я не сказал, что вообще не бывает великанов, которые охотятся за маленькими мальчиками? Пусть он думает, что они существуют. Если он станет опасаться великанов, жизнь будет для него более острой.
        Они вошли в комнату, расположенную в задней части дома. Половина помещения была занята мешками с зерном и семенами, занимавшими все пространство до потолка. В другой стояла огромная кровать. Джозеф заметил, что Уолтер был поражен размерами кровати, и объяснил ему, что он ее сделал сам.
        — Жена умерла несколько лет назад. Если бы она была жива, то помогала бы управляться с внуками. Их становилось все больше, и я не знал, что с ними делать. Я построил еще две такие кровати. Шесть мальчиков спят на этой постели — Хэрри, Тоби, Джозеф, Тимоти, Джилли и малыш Джон Простофиля. Другая стоит в нижней комнате, и на ней спят шесть девочек. Какой же стоит шум, когда они все укладываются спать!
        — Но я видел только мальчиков,  — заметил Уолтер,  — и Даже подумал, может, у вас нет внучек!
        — Что ты! У меня есть полдюжины маленьких болтушек! Они сейчас учатся шитью, а когда закончат, начнут порхать, как стайка хорошеньких бабочек!
        Джозеф извинился, что ему приходится хранить зерно прямо в доме, и начал передвигать мешки, пока не нашел небольшой мешок в самом низу. Он поставил его у кровати. Джозеф раскрыл складной нож, который носил на поясе, и положил его рядом с мешком.
        — Я придумал, что лучше всего хранить секрет именно здесь,  — довольно улыбнулся Джозеф.  — Четыре года назад милорд Рауф дал мне кое-что на сохранение, я это спрятал в зерне, и никто ничего с тех пор не видел. Ты найдешь здесь то, что я должен был передать, когда настанет время. Уолтер из Герни, распори мешок. Не бойся. Потом мои парни соберут зерно.
        Он еще раз подмигнул юноше и покинул комнату. Уолтер слышал, как он сказал малышам:
        — Ребята, не стоит так шуметь.
        Содержимое мешка рассыпалось на кровати, и Уолтер нащупал в зерне небольшой мешочек. Он был сшит из бархата и крепко завязан кожаной тесемкой. На нем был вышит крест Булейра. Юноша приподнял мешочек и услышал звон металла. Он опустил мешочек на квадратики покрывала и несколько секунд глядел на него сияющими глазами.
        — Четыре года назад!  — прошептал Уолтер.  — Отец, ты позаботился обо мне еще четыре года назад!
        Юноша понимал, что в мешочке находилось золото, но в этот момент его не интересовал размер неожиданного дара. Он гордился тем, что отец его не обидел, и его перестали обижать чисто символические подарки и желание отца отдать его на службу королю. Почему отец решил таким образом обеспечить его будущее, оставалось для юноши неясным, но теперь это не имело никакого значения.
        — Он старался обо мне позаботиться,  — снова и снова повторял Уолтер. Глаза его сверкали оттого, что теперь он был уверен в отцовской любви. Ему показалось не важным разочарование, которое он почувствовал, выслушав условия завещания. И юноше было стыдно, что он так долго горько осуждал за это умершего отца.
        Когда он развязал тесемку, из мешка плавно полились золотые монеты. Фунты новые и сияющие, с ровными краями. Десять, двадцать, великое множество. Они гордо позванивали и, казалось, подмигивали ему золотистыми лучиками обещания безопасности и богатства. Уолтер попытался сложить монеты кучками по десять штук, но у него так дрожали пальцы, что кучки разваливались и ему приходилось все начинать сначала. Прошло какое-то время, прежде чем все монеты были сложены в кучки и пересчитаны. Четыре сотни фунтов! Это целое состояние!
        Уолтер не сомневался в том, как он распорядится деньгами. Но он позволил себе немного помечтать. Он вообразил себя на прекрасном коне с богатой упряжью, на котором ему было бы не стыдно предстать перед Ингейн. На шляпе развевался пышный плюмаж, а в руках он держал прекрасный меч. Шпоры позвякивали во время движения коня.
        Уолтер представил, как он без позволения входит в кабинет деда и им не будет нужен Вилдеркин, чтобы вести прямой разговор. Он выкладывает на стол деньги, чтобы возможно было выкупить некоторые земли Герни. Уолтер поклялся, что обязательно так и сделает, но сейчас он не посмеет возвратиться в Герни, придется действовать по-иному.
        Уолтер так погрузился в приятные мысли, что не заметил, как внутренняя дверь немного приоткрылась и показался маленький мальчик, который изучал его сквозь щелочку. Потом малыш тихонько закашлялся, и Уолтер посмотрел на него.
        — Так, и как же тебя зовут?
        — Я Джон, самый младший из всех, меня называют Джон Простофиля.
        — Старшие тебя не обижают? Они с тобой не играют, потому что ты младше всех?
        — Да, они со мной не играют.  — Потом малыш гордо тряхнул головкой: — Они ко мне хорошо относятся, только когда дедушка рядом. Он им может как следует надавать, если они не позволят мне играть с ними. Иногда он разрешает мне сидеть рядом с собой за столом и тогда дает самые лучшие кусочки. Я считаю, что он меня любит больше всех остальных ребят.
        — Джон, тебе не стоит так думать. Твой дед такой человек, у которого не могут быть любимчики. Он очень справедливый и честный. Джон, ты не сбегаешь вниз и не попросишь подняться сюда твоего дедушку и моего друга?
        Когда Тристрам и Джозеф вошли в комнату, Уолтер показал им золото, лежащее на кровати.
        — Это мое наследство,  — гордо сказал он.  — Оно хранилось здесь четыре года, и его берег самый честный человек на свете. Мой отец знал, что делал, когда отдавал его Джозефу!
        Джозеф был поражен тем, как Уолтер нахваливал его.
        — Милорд Рауф всегда мне доверял.  — Затем Джозеф прочистил горло и добавил: — Наверно, вам интересно, почему он так сделал? Уолтер из Герни, тебе следует знать, что его жена никогда не давала ему забыть о том, что после возвращения с войны именно ее золотом были оплачены все его долги. Ей были известны условия его завещания, и она никогда бы не согласилась, если бы он решил тебе что-то оставить. Отец твой был слабым человеком, и он… он боялся вспышек ее гнева. Он сэкономил эти деньги потихоньку от нее.
        — Джозеф, мне нужно написать расписку в том, что я получил деньги.
        Джозеф рассмеялся:
        — Перо и чернила? Но я всего лишь бедный торговец зерном, а не клерк.
        Тристрам не сводил взгляда с кусочка золота.
        — Уолт, это целое состояние. Я мало разбираюсь в денежных делах, но мне кажется, что на это ты сможешь купить весь Булейр!
        — Нет. Но мне кажется, что этих денег хватит, чтобы выполнить мой план. Джозеф, как ты считаешь, могут ли два человека на эти деньги добраться до Китая?
        Бывший слуга отца был ошеломлен:
        — До Китая? Юный сэр, ни один христианин никогда не отправлялся так далеко. Это самое огромное расстояние, а по дороге могут встретиться огнедышащие драконы и злые волшебники.
        — Придется пренебречь драконами и волшебниками, но нам хватит на дорогу?
        Джозеф спокойно кивнул головой:
        — Конечно, на эти деньги можно отправиться в любую часть света. Но вам следует быть осторожнее, чтобы никто не подозревал, что вы везете с собой золото. Грабители есть везде, а люди Востока так коварны и хитры! Могу поклясться, что их нужно бояться больше, чем драконов!
        Уолтер обратился к Тристраму:
        — У меня созрел план, и мне хочется воспользоваться этим золотом, чтобы заработать огромное состояние. Это сделать лучше всего в сказочном Китае. Трис, мы оба можем заработать деньги. И к тому же я хочу повидать чудеса Востока! Эту мысль мне внушил великий человек Оксфорда — Роджер Бэкон. Мы должны познать тайны Китая и привезти их с собой в Англию. Здесь Роджер Бэкон знает, как их можно будет применить на практике. Мы станем знаменитыми людьми. Ты, наверно, догадываешься, что у меня есть и еще одна причина, чтобы отправиться в путешествие.  — Уолтер помолчал.  — Ну, Трис, ты поедешь со мной?
        Тристрам недоверчиво смотрел на юношу.
        — Уолтер, это долгое путешествие. Мне хотелось бы знать, Уолт, понимаешь ли ты до конца, что ты задумал?  — Он улыбнулся.  — Ты думаешь, что я отпущу тебя одного в такое путешествие? Нет, Уолт, я отправился бы с тобой, даже если за душой у нас не было ни единой монетки! Уолтер радостно хлопнул его по спине:
        — Верный друг. Я ведь знал, что ты мне не откажешь. Я ни секунды не сомневался в твоем ответе.  — Потом он начал поддразнивать Триса: — Ну ты и идиот. Ты всегда готов на любой риск и не думаешь о том, что это тебе принесет и как защитить себя от всяческих бед. Хорошо, мы отправляемся в путешествие вместе. Дорогой Тристрам, твой большой лук поможет нам устлать всю дорогу в Китай скелетами драконов!
        — Я вижу, что вас не отговорить,  — заметил Джозеф.  — Пора поесть. Вы должны мне оказать честь и отведать нашей еды. Но предупреждаю, что еда самая простая и вокруг будет страшный шум. Двенадцать молодых языков никогда не перестают болтать.
        — Но мы тебя тоже должны предупредить,  — заявил Уолтер,  — что не страдаем отсутствием аппетита и не ели уже три дня. Мы вполне можем у вас здесь все подчистить, а у вас и так слишком много ртов, которые нужно кормить. Джозеф, я понимаю, что вам приходится нелегко. Мне бы хотелось оставить каждому по золотой монете. Что ты на это скажешь? Ты так долго хранил для меня эти деньги.
        — Нет, нет! Я горжусь этим, милорд Уолтер. Нет, я вполне нормально зарабатываю, занимаясь торговлей зерном. Когда я умру, для каждого из внуков кое-что останется. И еще у них останется наше честное имя. О чем еще можно мечтать?
        Наступила тишина.
        — Да, у них останется честное имя!  — воскликнул Уолтер.  — Джозеф, мне кажется, о большем они и не могут мечтать. Я прекрасно знаю, как бывает мучительно, когда не имеешь честного имени.
        Юноша расчувствовался и начал рассказывать об истинных причинах его грандиозных планов, о которых он вначале умолчал:
        — Я помню, как меня всегда называли Ублюдком и относились так, как будто я ничего не чувствовал. Мой дед никогда не разговаривал со мной. Я видел отца всего три раза, и мне не позволили проводить его до могилы. Трис, ты видел, как обстоят дела в Оксфорде и с чем мне пришлось там сталкиваться. Я отправляюсь в Китай,  — страстно продолжал юноша,  — потому что только так мне удастся все переменить. Говорят, что Китай — это богатая страна, можно подбирать на улицах золото. Очень скоро я смогу вернуться с полными карманами золота. У меня будет не только золото, но и рубины и изумруды! Я стану знаменитым, и люди будут относиться ко мне с уважением. Они перестанут надо мной смеяться и называть меня Ублюдком! Я куплю себе землю и получу уважаемое имя. Может даже, я поеду домой, чтобы потребовать себе девушку, которую люблю,  — добавил Уолтер помолчав.
        В комнате воцарилась напряженная тишина. Тристрам отвернулся, но было понятно, что он сочувствует своему приятелю. Уолтер поднял сумку, которую положил на кровать, и вытащил оттуда кубок.
        — До отъезда мне нужно еще кое-что сделать. Я должен послать деньги в Герни, чтобы там хорошо ухаживали за матерью. Джозеф, ты мне поможешь? Мне не стоит появляться в Лондоне или Герни.  — Он осторожно положил кубок на постель.
        — Я никогда в жизни не видел более прекрасной вещи! Вы только посмотрите, какая тут искусная работа. Кубок очень старый, и я уверен, что его изготовили на Востоке.  — Джозеф осмотрел кубок, он заметил, что на нем укреплены небольшие рубины и изумруды и что горлышко украшено богатой резьбой и чеканкой.
        — Как ты думаешь, сколько он стоит?
        — Мне кажется, очень дорого,  — ответил Джозеф.  — Но вы же не собираетесь его продавать?
        Уолтер покачал головой:
        — Конечно нет. Отец завещал кубок мне. Но его невозможно везти с собой. Может, мне отдать его под залог на хранение какому-либо из купцов из Ломбардии? Джозеф, ты не можешь поинтересоваться, сколько мне могут за него дать?
        — Конечно, я постараюсь как следует поторговаться. Вы хотите, чтобы полученные деньги я отправил в Герни?
        — Сначала ты оставишь для каждого из твоих внуков по десять шиллингов. Джозеф, я настаиваю на этом. Нужно, чтобы мать узнала о моих планах, но я не могу появиться сейчас дома.
        — Вам будет лучше отплыть не из Лондона, а из другого порта,  — посоветовал Джозеф.  — Мой кузен торгует с французами. Он отплывает из Портсмута в Брест. Я попрошу, чтобы он доставил вас во Францию.
        Уолтер его поблагодарил и улыбнулся Тристраму:
        — Кажется, мы уже готовы к путешествию. У тебя при мысли об этом сердце не бьется сильнее? Мое готово выскочить из груди, а ноги рвутся маршировать под мелодию «Старика с гор».  — Он вытащил кожаные сапоги из сумки и поднял их вверх.  — Этот подарок отца я возьму с собой и надену сапоги, когда буду при дворе Хубилай-хана.

3

        Было уже темно, когда Уолтер посетил священника, который отвечал за казну в колледже Святого Фрайдесвайда. Он оставил Тристрама на постоялом дворе на окраине города, надеясь быстро покончить со всеми делами.
        — Уолтер из Герни,  — сказал отец Франциск, не спеша проверяя бухгалтерские книги,  — у вас баланс в девятнадцать шиллингов и семь пенсов. Это немалые деньги, молодой человек. Вы хотите забрать все?
        — Да, отец Франциск, я покидаю Оксфорд,  — ответил Уолтер.
        — Так всегда бывает,  — вздохнул священник.  — Смерть вашего отца графа изменила ваши планы. Когда у человека появляется собственность, он считает, что дальше ему учиться ни к чему. Нам приходится надеяться на младших сыновей и бедных карликов, желающих повыше подняться в обществе.  — Он строго посмотрел на Уолтера: — Сын мой, оставайтесь скромным и благоразумным теперь, когда выходите в огромный мир.
        Уолтеру стало полегче на душе, когда он отправился по второму делу в этом сером городе, который был так мил его сердцу.
        Какая-то женщина показала ему путь к Южному мосту, где жил Роджер Бэкон, а потом быстро перекрестилась и пробормотала молитву. Юноша подумал о том, что место, где жил этот человек, имело запущенный вид. Дом полуразвалился, и юноше казалось, что на него сквозь темные глазеющие окна смотрят подозрительные глаза.
        Его стук разнесся странным эхом по темной башне, ему пришлось постучать еще раз, прежде чем он услышал приглашение:
        — Входите, входите!
        Винтовая лестница была вделана в толщу каменной стены. Юноша чего-то подождал, а потом начал подниматься.
        Уолтер был уверен, что все слухи об отце Бэконе были сплетнями старых бабок, но все равно вздрагивал при каждом шорохе и побоялся поднять глаза вверх в темноту, где растворялись сверкающие звезды.
        Как только он вошел в комнату, из которой послышался голос, у него сразу отлегло от сердца. Роджер Бэкон сидел в кресле, и перед ним лежала рукопись. На тарелке была еда — кусок хлеба, большая луковица и маленький ломтик сыра. Комната была такой же пустой, как келья. Там стояло кресло, на котором сидел хозяин, в углу — складная постель, застланная соломой, а у стены — шкафчик. В нем было полно книг и манускриптов. Уолтер внимательно взглянул на книги, потому что такое количество их ошеломило даже студента Оксфорда.
        — Итак, сын мой?
        Уолтер в первый раз видел Роджера Бэкона вблизи. Его поразило благородство его лица. Оно было настолько необычным, что можно было назвать его прекрасным. Конечно, дело было не в правильности его черт. Нос священника был кривым, над ним нависал удивительно высокий лоб, а губы были поразительно изогнуты. Уолтер решил, что самыми прекрасными в его лице были глаза — большие и темные. Это были удивительные глаза. Они притягивали к себе и держали в своей власти. В лице этого странного священника не было ничего чисто английского, оно не походило на лицо обычного человека. Казалось, что его место было среди мудрецов, проделавших удивительное ночное путешествие на верблюдах, или среди людей, которые принимали участие в совещании на горе Олимп.
        — Две недели назад я присутствовал на ваших занятиях, хота и не являюсь вашим студентом. Я запомнил все, что вы нам рассказывали, особенно о Китае. Я хочу вам сказать, что отправляюсь туда.
        — Сын мой, тебе известно, что ни единый человек, посмевший туда отправиться, до сих пор не вернулся?  — Вопрос прозвучал очень строго, но потом Бэкон так славно улыбнулся, что Уолтер немного расслабился.
        — Я уверен, что мои длинные ноги смогут привести меня обратно домой,  — ответил Уолтер.
        Бэкон о чем-то задумался.
        — Когда мне было столько же лет, сколько и тебе, я сам мечтал о том, чтобы отправиться в Китай. Мне до сих пор этого иногда хочется, хотя я твердо уверен, что никогда не смогу повидать эту страну. Если бы я владел магией, которую мне приписывают люди,  — у него засверкали глаза,  — я бы использовал ее власть, чтобы перенеслись через моря и пустыни и сразу бы очутиться в Китае. Как было бы чудесно узнать все секреты из уст мудрецов!
        Уолтер предложил ему:
        — Может, мне попытаться узнать для вас то, что было бы вам интересно?
        — Сын мой, почему ты решил рисковать собственной жизнью? Мне кажется, что ты знатного происхождения и у тебя впереди может быть много интересного. Наверно, в Англии тебя ждет спокойная и обеспеченная жизнь!
        — Наоборот, моя жизнь может очень быстро закончиться, и это будет неприятный конец.
        Уолтер рассказал Бэкону о событиях, произошедших в Булейре, и даже повторил свои слова, когда он отказался служить королю.
        Бэкон очень внимательно слушал его.
        — Мне мало что известно о нашем молодом короле,  — наконец сказал он.  — О нем говорят, что он совершает множество разных ошибок, но он тебе не простит этих слов, когда узнает о них. Я согласен, что тебе хотя бы на время стоит покинуть королевство.  — Бэкон немного подумал, а потом продолжил: — Действительно, если ты покинешь Англию, почему бы тебе не отправиться в Китай? Дорога на Восток не более опасна, чем пути-дороги в Европе. Конечно, неприятно говорить об этом, но самые опасные разбойники — в христианском мире. Не надо забивать себе голову драконами и шестиглавыми чудовищами. Их просто не существует на свете.
        Бэкон встал с кресла и отправился к шкафчику. Он пошарил за книгами, и послышался звук отодвигающейся панели. Из тайника монах достал карту.
        — Я уверен, что ты ожидал чего-то другого,  — заметил монах, расправляя карту на колене.  — Ты, наверно, думал, что я тебе покажу восточные магические книги, при виде которые непосвященных настигнет смерть. Какая глупость! Как могут буквы, самое большое достижение человечества, вызывать смерть? Я никогда не видел подобных книг и сомневаюсь, что они существуют на самом деле. Я уверен, что Симон Маг и Мерлан просто дурили людей. Мне известно, что люди думают, будто я провожу время, сжигая желчные пузыри рыбы вместе с деревом алоэ, из-за чего могут возникнуть землетрясения и тому подобные вещи. Сын мой, я занимаюсь наукой, интересуюсь только доказанными фактами. Если ты хочешь мне как-то помочь, выбрось из головы всяческую чушь. Мне не нужны заклинания и разные волшебства Востока, меня интересуют практические открытия, сделанные там, и как их использовать.  — Бэкон наклонился вперед, и глаза его загорелись удивительным огнем.  — Я уверен, что многие дурные вещи, которые происходят на свете,  — например, жестокость, грязь, неграмотность — могут со временем быть вылечены с помощью знаний, которых можно
добиться, изучая закону природы. Мирские беды нельзя излечить иным способом. Давай я покажу тебе карту,  — более спокойным тоном добавил Бэкон.  — На ней отражен известный и изученный мир Востока, начиная от Константинополя до земли Престера Джона, которая, как считают, граничит с Китаем. Здесь отмечен лучший маршрут туда: от Антиохии до Вавилона, а затем в Ихлан, который обычно называют Персией. Далее путь идет в жаркие страны к северу от Снежных гор. Я дам тебе эту карту, потому что она одна из самых точных карт, существующих в настоящее время, хотя ее рисовали руки мусульманина.  — Он улыбнулся.  — Как религиозные верования могут сделать нас слепыми к истине! Люди Востока — язычники, и поэтому нам кажется, что они не могут лучше нас владеть искусством рисовать точные карты. В рамках своих знаний они действительно очень точны. С другой стороны, мы, христиане, изготавливаем карты, как сказочники изобретают сказки для детей. Меня могут до конца жизни продержать в темном подземелье за подобные слова, сын мой!
        Карта была нарисована на плотном пергаменте. Она была старой, но прекрасно сохранилась. По ней было легко проследить линии шелкового пути, «географические» пункты были четко отмечены. Уолтер с благодарностью сложил карту и спрятал ее под тунику.
        Роджер Бэкон наклонился вперед и внимательно посмотрел на юношу. У него опять поменялось настроение.
        — Я могу прочесть по твоему лицу,  — тихо сказал он.  — Теперь я уверен, что ты доберешься до Китая и тебе удастся вернуться назад. Сын мой, тебя ждет удивительная судьба!  — Казалось, что он вглядывался в далекое будущее.  — Перед моим взором такое синее небо, которого я никогда в жизни не видел. Это синева, пронизанная отблеском огня. На троне сидит человек, его несут четыре слона. Тысячи людей с мудрыми и серьезными лицами следуют за ним. Я ясно вижу тебя. Ты едешь верхом на низенькой лошадке, и на поясе у тебя кривая сабля. На шее на цепочке висит роскошный камень. Я вижу удивительные храмы и слышу звон отдельных колоколов.
        Уолтер тоже начал приходить в возбуждение. Он слушал Бэкона затаив дыхание, а монах продолжал, волнуясь, повествовать о странных видениях, мысленно представавших перед ним. Он описывал поразительно яркую страну, где жили странные люди, и воображал все новые сцены и звуки.
        Через некоторое время голос угас. Роджер Бэкон вздохнул и провел рукой по лицу, а потом выпрямился в кресле.
        — Я не помню, что я тебе рассказал. У меня иногда случаются подобные припадки, и я не могу объяснить, что все это значит. Может, все, что я видел,  — это правда и ее мне позволил увидеть мудрый Бог, который сам ограничил наши чувства, чтобы мы могли постигать только близкие предметы и события. Но это может оказаться полной чушью, похожей на пузырьки пены, возникающей, когда корабль разума начинает подымать якорь. Я уверен только в одном: этот мой удивительный дар, проявляющийся так редко, не связан с детской магией заклинаний, произносимых над горящими кишками лягушек и разных душистых трав, собранных в полнолуние.
        Он опять провел рукой по глазам и заговорил нормальным голосом:
        — Теперь, сын мой, мы должны потолковать о более практических вещах. Присоединяйся к моей скромной трапезе, и пока мы будем есть хлеб с луком, я объясню, что тебе следует узнать, когда ты достигнешь царства Хубилай-хана.

        ЧАСТЬ ВТОРАЯ

        Глава 5. АНТИОХИЯ

1

        Два высоких англичанина решили не ехать в Иерусалим на мулах и ослах, как это делали многие пилигримы, памятуя о том, как прибыл туда Иисус. Прежде чем вступить в Святой Город, они зашли в конюшню. Там можно было за высокую цену взять напрокат лошадей. Уолтер узнал, что хозяин конюшен был греком, и юноше захотелось проверить свое университетское знание классического языка на простом человеке. Кроме того, может, грек поможет друзьям и подскажет им дорогу в Китай. Уолтер страшно обрадовался, когда стало ясно, что он может объясниться на греческом.
        Узнав, что они собираются отправиться на Дальний Восток по морю, грек покачал головой.
        — Гораздо быстрее и безопаснее добираться по суше,  — сказал он.  — Послушайтесь моего совета, молодые люди, и отправляйтесь к Антемусу из Антиохии. Он вам может помочь.  — Глазки у него предательски замаслились. —и Не забудьте ему сказать, что вас послал Александр с Дороги Йоппа.
        — Он, наверное, сдерет с нас очень много?
        Хозяин лошадей так громко захохотал, что группа пилигримов, медленно продвигавшаяся по пыльной дороге, повернула к ним головы.
        — Антемус живьем снимет с вас кожу,  — радостно захихикал он.
        — Тогда зачем вы нас к нему посылаете? Мы бедные люди, и у нас нет денег, чтобы набивать ими кошелек этого Антему-са из Антиохии.
        Грек показал на стену, где большими красными буквами было написано двойное «А».
        — Это место принадлежит Антемусу,  — объяснил он.  — Мне ничего не достается из прибылей. Когда вы прибудете в Иерусалим, то на многих стенах увидите знак «АА». Такие знаки можно встретить и в окрестностях города. Я уверен, что если бы он посмел, то приказал бы написать свои буквы и на Гробе Господнем. Вы увидите эти метки на переметных сумках на верблюдах каждого каравана, пересекающего пустыню. Антемус,  — он плотно сцепил руки,  — контролирует торговлю с Востоком также крепко, как я сжимаю руки. Он самый богатый человек в мире! Уолтер засмеялся:
        — Тогда нам следует держаться подальше от хватки вашего жадного Антемуса.
        Грек беспрестанно покачивал головой, выражая этим восхищение, зависть и страх.
        — Вам придется идти к нему, хотите вы этого или нет. Иначе вам никогда не удастся добраться до далекой земли. Вместе с его караваном можно безопасно достичь любой точки, потому что он пользуется влиянием во всех странах. К тому же он платит откуп бандам грабителей в пустыне.
        — Мы с другом готовы подвергнуться опасностям,  — заявил Уолтер.  — Мы понимаем, что добраться до Китая будет не так легко, как доехать до Оксфорда. Мы обязательно найдем купцов, которые доставят нас туда за разумную плату.
        Грек отрицательно качнул темноволосой головой:
        — Мой совет вам, юные пилигримы: даже не пытайтесь найти никого другого. Если вы не желаете принимать условия Антемуса, отправляйтесь домой, предварительно поклонившись святыням города.  — Он ухватил Уолтера за рукав, как бы стараясь убедить его.  — Если вы присоединитесь к кому-то, вам не удастся далеко уйти. Он об этом позаботится. Ночью вы услышите дикие крики, и банда страшных дьяволов пустыни обрушится на ваш лагерь. После этого вы уже никогда и ничего не услышите!
        — Кажется, вы твердо решили заработать на нас свою долю прибыли!
        Но хозяин конюшни не обратил внимания на упрек:
        — Если вы к нему пойдете, он мне даже не скажет доброго слова. Послушайте меня. Как вы думаете, что случится с тем неразумным, который решит давать напрокат коней, как это делаем мы? Когда-нибудь утром его найдут с перерезанным от уха до уха горлом. Если вы покупаете священные реликвии в Иерусалиме, то можете быть уверены, что доходы от этого осядут в карманах моего хозяина.  — У грека резко искривилось лицо.  — Это такой отвратительный гад! Но всем приходится обращаться к нему.
        — Хорошо,  — сказал Уолтер, помолчав.  — Я могу вам обещать только одно — что мы отправимся в Антиохию и повидаем его до нашего отъезда.
        — Не забудьте ему напомнить обо мне,  — еще раз сказал грек.  — Похоже, в последнее время он мной недоволен.

2

        Вход во владения Антемуса был весьма внушительным. Уолтер остановился на зеленых мраморных ступенях и сказал Тристраму:
        — Возможно, через этот портал мы входим с страну великих приключений.
        Тристрам с трудом выдерживал жуткую жару Востока. Его лицо стало напоминать сморщенную обгоревшую кожаную маску. Красивая куртка лучника была настолько грязной и пыльной, что нельзя было определить ее первоначальный цвет. Петушиное перышко на шапочке поникло, и девиз на перчатках стал почти неразличим.
        Тристрам не был настроен так уверенно, как Уолтер.
        — Я вынужден повторить, что сомневаюсь, стоило ли нам появляться здесь. Человек, который добывает деньги, спекулируя на святынях, кажется мне очень дурным.
        — Если мы с ним не свяжемся, то у нас не будет шансов достигнуть Китая. Он, наверное, снимет с нас подвязки, но все равно надо попробовать. Что касается самого Антемуса, он, наверно, редкий негодяй, но в нем должны быть черты гения.
        Тристрам недовольно покачал головой:
        — Уолт, он явно слуга дьявола, и тем, кто с ним имеет какие-либо дела, становится очень худо!
        Друзья постучали, и перед ними открылась дверь. Их встретил небольшого роста человек с жидкими усами. В носу у него было украшенное драгоценными камнями кольцо. На голове надет красный тюрбан и не очень чистая туника, завязанная на шее огромным бантом.
        Он обратился к ним на непонятном языке. Потом попробовал второй язык — с тем же результатом. Мужчина покачал головой и сделал третью попытку на латыни:
        — Юные господа, что вы желаете?
        Тристрам плохо знал латынь, и объясняться пришлось Уолтеру:
        — Мы желаем поговорить с Антемусом из Антиохии. Мы прибыли с Запада и хотим попасть в Китай. Может, он поможет нам отправиться туда с одним из его караванов.
        — В Китай!  — Глаза у человечка стали совсем круглыми, и в его лице появилось нечто кошачье.  — Это просто поразительно. Я сам собираюсь в Китай. Вы — христиане, и мы должны путешествовать вместе.  — Выражение его лица изменилось, и он добавил серьезным тоном: — Но я — священник-несторианин, отец Теодор из Исфахана. Я понимаю, что вы можете меня воспринимать с неприязнью и неодобрением.
        Юноши с недоумением взглянули друг на друга. Им было известно, что несторианство — это азиатская ветвь Святой Церкви, а больше они ничего не знали. Они не успели задать ни одного вопроса — отец Теодор пригласил их войти внутрь и приказал потному черному великану закрыть двери.
        — Вы нас презираете,  — продолжил он, униженно покачивая головой.  — Это правда, что мы имеем семь тайн и не поддерживаем целибат. У некоторых из нас есть даже несколько жен. Вы должны понять,  — быстро добавил священник,  — у меня самого нет жены. Не то чтобы я верю в целибат священников. Нет, нет, я просто следую собственным принципам. Можно сказать, что до сих пор ни одна молодая девица не привлекла моего внимания.
        Они стояли в саду, изуродованном и затоптанном копытами верблюдов. Сейчас он был пуст, но ноздри неприятно щекотал сильный животный запах. Уолтер разглядывая высокую арку входа во дворец, красивые плитки пола и хрустальный шар, раскачивающийся на золотой цепи, и размышлял о контрасте между внешней красотой и коммерческой приниженностью двора.
        Отец Теодор задал им вопрос:
        — Правда, что истинным желанием последних крестоносцев было не стремление освободить Гроб Господень, а набраться силы и разрушить Несторианскую церковь?
        — Единственная цель крестовых походов,  — заявил, смеясь, Уолтер,  — выбить мусульман из Иерусалима. Почти никто из тех, кто был крестоносцем, ничего не слышали о несторианстве.
        Они вошли в огромный зал. Он был таким пустым и высоким, что каждый звук отдавался эхом. Отец Теодор невольно понизил голос.
        — Но многие говорят абсолютно другое. Мы наслышаны об амбициозных планах ваших пап. Но им не удастся их осуществить. Мы ближе к святой правде, чем вы, и нас никогда не смогут разгромить.  — Отец Теодор помолчал, а потом добавил: — Я попрошу, чтобы вас принял Кирьос Антемус. Я служу у него толмачом и знаю многие языки. Поймите меня правильно, таким образом я пытаюсь побыстрее добраться до Китая. Моя миссия состоит в том, чтобы проповедовать там истинную веру.
        Нижний этаж дворца был полностью отдан под торговлю. Они миновали покои, заполненные различными грузами и товарами. Там были всевозможные панцири и кольчуги, а также оружие, начиная от крепких кожаных щитов монгольских всадников до огромных сверкающих мечей и сабель. Они были настолько острыми, что могли перебить любую кость, их изготавливали в Дамаске. В комнатах хранились хрупкий восточный фарфор, обливные из красной глины изделия пустынь, выделанная кожа из Марокко, позолоченные служебники, драгоценные четки и католические требники, реликвии из святых мест. Юноши видели бесконечные кипы тончайших дорогих тканей, тяжелого бархата, струящихся шелков, в нити которых, казалось, было вплетено расплавленное золото теплых небес, велюр и парчу, настолько тяжелую, что казалось, одежды из нее могут сами стоять на полу без поддержки. Везде царил аромат приправ и пряностей, которые тешили вкус европейцев,  — гвоздики, имбиря, мускатного ореха, корицы и жгучего красного перца.
        Уолтер подтолкнул Тристрама и возбужденно прошептал ему:
        — Это наш первый взгляд на богатства Востока! Наверное, это действительно страна молока и меда! В моей крови бушует любовь к Востоку!
        Ему очень хотелось бы поподробней рассмотреть удивительные товары, но отец Теодор торопил их, продолжая болтать высоким и внятным голосом, привыкшим читать молитвы. Они подошли к большой комнате, где ожидало много народу. Это были красивые апартаменты с богатой мебелью. Эти покои походили на приемную императора. Кресла и кушетки были сделаны из бронзы и покрыты огромным количеством ярких мягких подушек. Кругом стояли столики на трех ножках, тоже из бронзы, а на них — подносы с аппетитными свежими фруктами. К потолку были прикреплены вентиляторы. Они беззвучно вращались и посылали потоки прохладного воздуха по всему помещению.
        Уолтер посмотрел на крупного человека с восточной внешностью. Он сидел в кресле, которое под ним казалось хрупким и очень неустойчивым. Его борода была разделена на три части, а волосы заплетены в косички и закручены за ушами. Он уставился на вновь пришедших, и чудилось, что у него сейчас глаза выскочат из орбит от злости. На нем был великолепный костюм — пурпурная туника, вышитая золотыми нитями, пояс в форме змеи и высокие алые сапоги с золотыми стрелами по бокам.
        — Это великий человек из страны маньчжу, где правят императоры Сун,  — прошептал отец Теодор, заметив, с каким интересом смотрел на этого человека Уолтер.  — Его пригрел Хубилай-хан, потому что он мог давать информацию во время войны против маньчжу. Его зовут Лю Чунг, а прозвище — Птица, Устилающая Перьями Гнездо.
        — В Китае идет война?
        Священник утвердительно кивнул головой:
        — Хубилай-хан поклялся покорить всю страну. Пока ему удалось добиться весьма малого успеха. Правильно говорят, что сражаться с китайцами — все равно, что бить кулаком пуховую подушку. Вы не встречаете сопротивления, но подушка сразу принимает прежнюю форму. Поэтому великий хан послал за Баяном.
        — Кто такой Баян?
        — Вы не слышали о Баяне Стоглазом?  — По голосу священника можно было понять, что этому никто не может поверить.  — Он один из самых великих полководцев в мире. Баян — монгол. Моя страна находилась под монгольским игом много лет; он командует армиями Ильхана. Его солдаты говорят, что от него ничего невозможно скрыть — изгиб дороги через милю, пылинку на наконечнике стрелы и так далее. Поэтому его называют Баяном Стоглазым. Хубилай-хан на время позаимствовал его у Персии. Он покидает Марагу, нашу новую столицу, примерно через два месяца.
        Услышав эти новости, Уолтер насторожился.
        — Этот Баян поедет с большим сопровождением, не так ли?  — поинтересовался он.  — Он, видимо, будет двигаться очень быстро.
        Отец Теодор широко развел руки:
        — Да, это будет огромный караван, путешествующий по пустыне. Вскоре в Марагу отправится Антемус, забрав с собой подарки для полководца и Хубилай-хана. Они просто великолепны.  — Священник помолчал, а потом тихо добавил: — Молодой человек, вы даже не можете представить, как трудно подбирать дары для Великого хана. Он требует, чтобы ему всегда дарили девять раз по девять вещей, людей и т. д. Когда дело касается красивых женщин…
        — Женщин? Антемус посылает ему женщин? Стеклянные глазки священника разгорелись.
        — Конечно. Такие дары Хубилай-хан ценит превыше всего. Для него собирали со всего света восемьдесят одну самую прелестную девушку. Мне повезло — удалось увидеть некоторых из них. Молодые люди, из Египта едут сказочные красавицы с загадочными и нежными, как у олених, глазами. Из Греции — нераскрытые бутоны фуксии, кусочки жидкого золота в образе гордых черкешенок, веселые быстрые стрекозки из Грузии с волшебными улыбками и красивыми пухлыми бедрами! После этого подарка Антемус получит все, о чем мечтает!
        — Что может купец из Антиохии получить ценного во время войны в Китае?  — спросил Уолтер.  — Разве война не мешает торговле?
        — Нет, нет! Антемус всегда смотрит в будущее и понимает, что будут богатые трофеи. Когда армия Баяна захватит вражеские города, ему в руки попадут накопленные веками сокровища. Антемус желает, чтобы ему позволили везде продавать эти трофеи, вплоть до крупных городов Европы. Тогда Хубилай-хан сможет оплатить ведение войны. О прибылях для Антемуса я не говорю! Молодые люди, их будет невозможно подсчитать!
        Уолтер слушал его и размышлял. Затем взволнованно шепнул Тристраму:
        — Мы оказались здесь в подходящее время и сможем заработать много денег. Как хорошо, что мы прежде всего решили повидать Антемуса.
        Издалека прозвучали громкие удары гонга. Отец Теодор посчитал, сколько их было, и кивнул молодым англичанам:
        — Я должен идти — меня вызывают. Оставайтесь здесь, я постараюсь, чтобы он вас принял, когда будет свободное время.
        Юноши уселись и стали ждать. Уолтер перевел Трису, что сказал ему священник. Великан Лю Чунг не сводил с них глаз. Потом протянул руку, взял с ближайшего блюда какой-то плод и начал его поедать. Крупные красные ягоды винограда он глотал прямо с косточками. Он захватывал финики уголком губ и сразу же выплевывал косточки. Громко чавкая, жевал гранаты, персики, сливы. Через несколько минут блюдо опустело. Великан не менял выражения лица и не сводил взгляда с молодых европейцев.
        Уолтер начал разглядывать других людей, находившихся в этой комнате. Он обратил внимание на женщину, сидевшую рядом с Лю Чунгом. Она было такой жирной, что казалось, стоит ей двинуться, и ее алые одежды тут же лопнут. У нее были рыжие волосы, и Уолтер подумал, что для женщины-азиатки это странный цвет волос. Широкое, как у мастиффа, лицо было густо нарумянено на скулах и свисало вниз толстыми складками.
        — Трис,  — шепнул Уолтер приятелю,  — эта странная парочка может вполне сойти за бога войны и его спутницу — чуму.
        Тристрам все время волновался:
        — Мне все это не очень нравится. Армии монголов — послушные слуги дьявола. Ты хочешь отправиться с ними? Было бы лучше сражаться на противоположной стороне.
        Уолтер помолчал.
        — Отправимся мы с этим Баяном Стоглазым или нет, он все равно разметает армии китайцев, как ветер развевает по воздуху пустую шелуху. Почему бы нам не постараться что-то получить для себя? Мы можем это сделать, не терзая себя излишними сомнениями.
        — Уолт, ты считаешь, что нам не о чем беспокоиться?
        — Неужели ты думаешь, что вместо этого нам следует искать чашу Грааля?  — Уолтер решительно покачал головой.  — Все замки, где живут благородные рыцари христианского мира, заполнены военными трофеями. Англичане забирали их у французов. Французы — у испанцев и итальянцев. В каждом замке Европы имеются трофеи после крестовых походов, и далеко не все они взяты в городах сарацинов.  — Юноша пристально взглянул на друга, как бы пытаясь его в чем-то убедить.  — Мы не нарушим благородных законов, если добудем себе некоторую долю богатств из восточной страны. Мы не можем оставаться чистыми и неподкупными рыцарями… Если только на свете действительно существует подобный тип людей.
        — Трис, мы должны немного подправить наше положение, и мне нужно найти средства, чтобы купить землю.  — Уолтер еще помолчал, а потом добавил: — Я не собираюсь возвращаться в Англию до тех пор, пока у меня не будет достаточно денег, чтобы купить хороший дом. Я не желаю оставаться Уолтером, Ублюдком из Герни. Лучше я стану скитаться по всему миру и буду вынужден добывать деньги различными более сомнительными средствами, чем следовать за монгольскими армиями.
        — Ты действительно так считаешь?
        — Я постоянно думаю об этом. И дай Бог, чтобы у меня была возможность все совершить вовремя!
        — Ты сильно влюблен в наследницу Тресслинга? Уолтер мрачно кивнул головой:
        — Да, и помоги мне Бог. Я все время мечтаю о ней.
        В дверях показался отец Теодор и поманил их рукой:
        — Антемус сейчас вас примет. У него хорошее настроение. Он даже ругал меня всего лишь отвратительным блошиным мешком. Обычно он меня обзывает мерзкими именами и даже обвиняет в ужасных деяниях. Вам повезло, молодые люди, что он сегодня в хорошем расположении духа.
        — Кто эта женщина?  — спросил Уолтер, когда они покинули комнату.  — Она мне кажется такой отталкивающей.
        Красный тюрбан священника кивнул, подтверждая полное с ним согласие.
        — О ней можно говорить только самое плохое. Она торгует женским телом, и Антемус нанял ее, чтобы она сопровождала девушек, которых он отправляет в подарок Хубилай-хану. Весьма сложно следить за восьмьюдесятью одной женщиной, но Хучин Бабаху может с этим справиться. Вам, наверно, будет интересно узнать, что вся партия девушек полностью сформирована. Антемус только что выбрал последнюю. Он посылает в подарок хану самую прекрасную из своих сестер.
        — Сестру!  — воскликнул Уолтер.
        Отец Теодор с удивлением уставился на него:
        — Почему бы и нет? Посылая императору свою родственницу, он оказывает ему самое большое уважение!
        — Но он же отправляет ее в рабство,  — продолжал протестовать юноша.  — Я никак не могу поверить в то, что кто-то может совершить такую чудовищную вещь.
        — Если ей удастся понравиться хану, она проживет всю жизнь как в сказке. Ее зовут Мариам, и мне известно, что она действительно красавица. Она должна понравиться хану.
        — Но ее спросили, желает ли она туда ехать? Маленький священник гадко захихикал.
        — Женщины всегда должны выполнять желания главы семейства. Странные у вас идеи! Для Антемуса одна сестра ничего не значит, потому что у него останется еще десять сестер! У его отца было много жен, и, кроме того, она ему всего лишь сводная сестра.  — Он хитро понизил голос: — Говорят, что многие сомневаются в том, кто был ее настоящим отцом. Кажется, женщинам прислуживал раб.  — Он вновь замолчал. Так обычно на Востоке начинали передавать грязные сплетни.  — Это был солдат из Европы, которого захватили во время сражения у Иерусалима. Он был высоким и очень красивым, и многие женщины не сводили с него глаз. Это всем известно. Нельзя точно сказать, была ли одной из них мать девушки, но старик Александр, отец Антемуса, предпринял обычные шаги и приказал убить раба!
        Юношам постоянно по самым различным поводам приходилось сталкиваться с разнящимся друг от друга западным и восточным подходом к вещам и образам мышления, и когда они вошли в покои, где их должен был принять Антемус, смешение чувств и ощущений достигло своего апогея.
        Покои находились в центре дворца, и кресло хозяина стояло прямо под отверстием в крыше, откуда задувал прохладный ветерок. В остальной части комнаты стояла удушающая жара. Кресло хозяина, наверное, когда-то было троном для одного из местных правителей. На его спинке драгоценными каменьями была выложена корона. Одна ножка кресла отломалась, и его подпирала металлическая палка. Стены и полы комнаты покрывали великолепные ковры. Перед креслом располагалась стойка, на которой были вывешены образцы тканей, предназначенных для продажи.
        Антемус не обратил на друзей никакого внимания. Это был весьма толстый молодой человек с круглой лысой головой и круглым же белым лицом, на котором под тяжелыми веками тускло светились темные глаза. На нем были богатые одежды. Белая туника с облегающими рукавами, расшитыми сложным жемчужным орнаментом, покрывала его от шеи до ног. Поверх туники был надет алого цвета паллий из роскошного материала. Он застегивался на шее и достигал пола. Его задняя часть была подобрана и перекинута через руку. Даже пурпурные башмаки расшиты драгоценными камнями.
        В углу красивая девушка с черными как ночь волосами в жаровне жарила каштаны. Она очистила один каштан, окунула его в смесь меда и молодой корицы, потом на крохотных ножках подошла к Антемусу и осторожно положила лакомство ему в рот. Антемус, сопя от удовольствия, начал его перемалывать крупными белыми зубами.
        Закончив жевать каштан, он взглянул на посетителей и что-то тихо сказал священнику, который с довольной ухмылкой перевел друзьям:
        — Он спрашивает: «Что хотят от меня собаки европейцы?»
        — Я немного говорю по-гречески,  — вступил в беседу Уолтер.  — Мы можем сэкономить время, если я стану разговаривать с ним сам.
        Купец перевел на него взгляд сонных глаз.
        — Удивительно, что варвар может разговаривать на единственно цивилизованном языке,  — пробурчал он.  — Ты кто? Наполовину священник, как этот маленький раб, низкое животное?
        — Я изучал греческий в университете Оксфорда,  — ответил ему Уолтер. Он произносил слова очень медленно, чтобы его было легче понять.  — Мы с моим другом собираемся ехать в Китай, и нам сказали, что Кирьос Антемус посылает туда специальный караван. Мы подумали, что можем его сопровождать.
        — Вы готовы много заплатить?
        — Мы бедные студенты и ничего не сможем заплатить. Но мы сумеем быть вам полезны. Мой друг — великий лучник и будет помогать охранять караван.
        Антемус враждебно взглянул на Тристрама.
        — На сумму, на которую будет съедена пища этим огромным быком, я смог бы нанять дюжину охранников.  — Он посмотрел на Уолтера: — А что ты можешь делать? Прежде чем ты дашь мне ответ, я хочу, чтобы ты понял, что каждая минута моего времени должна приносить доходы, и я их получу, даже если мне придется раздеть вас догола и в таком виде выбросить на улицу. Торопитесь, не то придется платить очень много.
        — Ни один европеец не был в Китае или не смог возвратиться оттуда живым,  — сказал Уолтер.  — Если мы это совершим, то нас примут при любом дворе — и мы будем там рассказывать разные истории о наших приключениях. Кроме этого, мы могли бы упомянуть о разных сокровищах, которые вы желаете продавать. Я предлагаю вам, чтобы мы стали торговыми агентами перед королями и богачами в Европе.
        Девушка вернулась с другим каштаном, и Антемус принялся задумчиво его жевать.
        — У меня есть агенты повсюду,  — ответил он.  — Евреи, ломбардцы… Они все в этом хорошенько поднаторели. Что неискушенные люди, вроде вас, смогут сделать такого, что не делают опытные агенты?
        Уолтер улыбнулся, поняв, что плац, о котором он подумал, когда при нем впервые упомянули во йну, уже начал будоражить ум купца.
        — Неужели необходимо все выражать словами? Ваши агенты требуют от вас часть доходов. Вы станете платить нам самую малость по сравнению с тем, что вам приходится платить ломбардцам.
        Антемус вытер губы пухлой белой рукой.
        — У тебя на плечах рассудительная голова, молодой ястреб, но мне нужно еще подумать.  — Он внезапно поинтересовался: — Какими языками вы владеете?
        — Вы слышите, что я говорю по-гречески.
        — Очень плохо.
        — Я хорошо говорю по-латыни и по-французски и даже знаю немного арабский язык.  — Уолтер подумал: «Какое счастье, что я учил языки в университете».
        Антемус пустился в рассуждения;
        — Вы себе представляете, сколько мне будет стоить соответствующим образом экипировать вас для визитов в королевские дворы в Европе? Прежде всего, придется дать вам множество восточных слуг, чтобы подтвердить правдивость вашего рассказа. Вам следует иметь красивую одежду и раздавать всем подарки. Все это будет стоить целое состояние.  — Он стал жадно грызть третий каштан.  — И все ваши обещания я должен принимать на веру!
        Уолтер был занят разговором, но от него не укрылось, что девушка вилась слишком близко от него и хитро поглядывала блестящими черными глазками. Купец тоже обратил на это внимание. Он резко выбросил руку и сильно хлопнул девушку по пухлой заднице:
        — Ты смеешь заигрывать с кем-то, кроме меня, наглая бездельница? Подойди и посмотри мне в глаза! Как ты считаешь, что мне представляется? Я вижу твое жирное маленькое тельце, распятое в жарких песках, и по нему ползают муравьи. Тысячи муравьев, и каждый из них желает тебя! Так я наказываю девушек, которые интересуются другими мужчинами. Так будет с тобой в следующий раз. А теперь убирайся!
        Девушка, рыдая, выбежала из комнаты. Антемус продолжил расспросы:
        — Откуда вы явились?
        — Из Англии.
        — Англия! Страна великого рыцаря Ричарда Львиное Сердце! У нас еще был два года назад ваш Эдуард Длинноногий, он расправлялся с сарацинами, как настоящий солдат. У вас, англичане, крепкие руки, но слабые головы. Интересно знать, сможет ли англичанин служить Антемусу так, как тому потребуется?
        — Мы должны будем это доказать.
        Купец внимательно взглянул на друзей.
        — Реклама моих товаров принесет мне слишком небольшой доход, даже если принять во внимание эту игрушку, которую твой друг-переросток носит на плече. Я получу деньги другим способом.  — Он покачал головой, как будто» все еще сомневаясь в правильности принятого решения.  — Через несколько дней я посылаю вперед караван в Марагу. Вы отправитесь с этим караваном. Должен вас предупредить: в караване женщины, не вздумайте ими интересоваться. Весьма неприятно окончить жизнь в качестве корма для муравьев.

3

        Им приказали оставаться в помещении. Антемус сейчас занимался другими делами, и друзья отошли к окну и сели. Их закрывала от остальных людей очень высокая абака — мозаичная панель.
        — Ну что?  — взволнованным шепотом спросил Трис.
        — Мне кажется, что мы с ним договорились.
        — Мы едем с первым караваном.  — У Уолтера было хорошее настроение.  — Трис, нам так повезло. Мы отправимся в Китай и не будем ничем рисковать. Из огнедышащих драконов нам встретился только сам Антемус.
        — Я не понял ни слова из того, что он говорил, но он мне сильно не нравится. Мы можем ему доверять?
        Уолтер покачал головой:
        — Это жестокое, расчетливое животное. Но мне удалось его убедить, что мы ему пригодимся. А это все, что нужно для подобных ему людей.
        Тристрам заерзал на скамье. Ему было неудобно высказать другу то, что он собирался.
        — Уолт, я надеюсь, что ты не ошибаешься. Ты все время был не в себе с тех пор, как мы прибыли на Восток. Ты так занят собственными планами, что больше ничего не замечаешь. Даже когда мы рассматривали святыни, ты размышлял о чем-то другом. Так же было, когда мы взошли на Масличную гору и видели места, где ступали ноги нашего Спасителя. Из Иерусалима ты стремился вперед, в Антиохию, и я заметил, что ты злился, если нам приходилось задерживаться даже в святых местах. Уолт, так нельзя. Я должен сказать тебе это, хотя понимаю, что тебе это может не понравиться.
        Уолтер помолчал, а потом согласно кивнул головой:
        — Действительно, мне было жаль тратить время на посещение святынь. Трис, мне неловко об этом говорить, но ты абсолютно прав — я не в себе! Я не в силах сопротивляться влечению, кто-то постоянно шепчет мне на ухо: «Вперед! Поспеши! Времени мало, а вам нужно сделать так много! Ты можешь опоздать. Торопись! » И потому я думаю только об этом.
        — Уолт, тебе следует немного расслабиться. Я понимаю, как велики твои цели. Но все в руках Божьих! Если тебе удастся выполнить все, что задумал, то это только потому, что Он так пожелал.
        — Я все понимаю! Я повторял себе эти слова много раз, но мой внутренний голос продолжает меня подталкивать вперед.
        — Ты, пожалуйста, не думай, что я тебя осуждаю. Если я и стал допытываться о монголах, так это не потому, что не желал отправляться с ними. Как ты решил, так мы и сделаем. Я тебе во всем доверяю и не стану спрашивать или сомневаться в правильности принятого тобой решения. Пойми, что я всегда с тобой согласен.
        Уолтер взял друга за руку.
        — Мы с тобой равные партнеры в любом начинании. Трис, ты всегда должен прямо высказывать свои сомнения. Дружище, я знаю, какая у тебя трезвая голова. Ты правда сомневаешься в правильности выбранного пути? Давай высказывайся, старина, ничего не скрывай!
        Тристрам ответил:
        — Меня волнует только то, что у тебя в голове и на сердце. Ты считаешь, что все планы исполнятся, если ты будешь изо всех сил стараться их осуществить. Уолт, тебе нужно немного успокоиться, и тогда я всем сердцем стану тебе помогать и отправлюсь с радостью с тобой в дальнюю дорогу. И, если понадобится, буду сражаться под командованием Баяна Стоглазого.
        Тристрам внимательно наблюдал за тем, что происходило в комнате во время их беседы. Вдруг он широко раскрыл глаза от удивления. Уолтер повернулся и увидел, как через внутреннюю дверь в покои вошла девушка. Она остановилась, не сводя взгляда с толстого Антемуса, сидящего в кресле. Тристрам шепнул:
        — Взгляни, Уолт. Это, наверное, сестра, о которой нам рассказывал священник. Она потрясающая красавица!
        Уолтер мельком взглянул на девушку. Он продолжал обдумывать их разговор. Ему показалось, что девушка очень маленького роста. На ней был надет прямой длинный наряд. Уолтер обратил внимание на ее поразительные черты: волосы черные, кожа имела оливковый оттенок, но глаза были ярко-синими.
        Антемус недовольно промолвил:
        — Мариам, я не звал тебя.
        — Я знаю, но тем не менее я пришла, потому что узнала, что ты собираешься со мной сделать.
        Антемус громко позвал отца Теодора:
        — Ты, чахлая крыса, быстро приведи сюда эту китаянку. Скорее!
        Купец сердито заговорил с девушкой. Она медленно двигалась по комнате и наконец подошла к нему. Если бы Уолтер не следил так внимательно за Антемусом, чтобы лучше понять своего будущего хозяина, он бы понял, что девушка проявила удивительную храбрость перед лицом злобного братца. Она отвечала брату тихо и настойчиво, но потом протестующе повысила голос. Казалось, что девушка сейчас расплачется, но она гордо держала головку и пыталась не показывать страха.
        — Пытается ему сопротивляться,  — шепнул Тристрам.  — Надеюсь, что она сможет его переубедить.
        Насмешливое лицо Антемуса не давало повода для подобных надежд. Он нетерпеливо перебирал украшения и враждебно смотрел на сестру.
        Когда отец Теодор возвратился с китаянкой, спор уже вели три человека. Было видно, что девушка испугалась ужасной внешности Хучин Бабаху и сначала даже не находила нужных слов. Уолтер заметил, как она отшатнулась, когда украшенные множеством колец пальцы рыжей женщины ухватили ее за плечо. В этом не было ничего удивительного: маленькие блестящие глазки на широком раскрашенном лице спокойно оценивали девушку, словно рабыню во время рыночных торгов.
        Разговор шел на незнакомом Уолтеру языке. В нем было много горловых звуков, и позже он узнал, что это смесь языков, используемая людьми из караванов во время путешествий по Азии.

        Девушка опять повысила голос. В ответ на слова китаянки она воскликнула что-то — тут и без перевода было ясно, что она выражает несогласие. Хучин Бабаху сказала ей что-то, что означало «Да! Да!». Девушка отрицательно замотала головой, а китаянка разразилась страстной и длинной тирадой.
        Антемусу все надоело.
        — Хватит болтать,  — сказал он по-гречески.  — Я уже все решил. Отправляйся к себе и будь готова к отъезду.
        Мариам гордо тряхнула головкой и отчетливо произнесла:
        — Я тоже все решила. Я никуда не поеду — лучше убью себя!
        — Ты будешь мне повиноваться, несносная упрямица!  — раздраженно воскликнул Антемус. Он привстал с кресла, схватил ее за плечи и начал сильно трясти.  — Тебе пора понять, что я все равно все сделаю по-своему! Интересно, ты когда-нибудь поумнеешь? Ты меня понимаешь или нет?
        Он разозлился еще больше и стал еще энергичнее трясти бедную девушку. Она пыталась вырваться. Но он крепко ухватил сестру за плечи.
        — Пусти меня, слышишь?
        У Антемуса от злости побагровело лицо, но он не разжал рук.
        — Я тебя отпущу, только когда ты мне дашь обещание больше не сопротивляться,  — задыхаясь прокричал он.  — Не раньше.
        — Неужели мы станем на это смотреть и ничего не сделаем?  — прошептал Тристрам. Его рука скользнула к кинжалу, подвешенному на поясе.
        Друзья не успели ничего предпринять — девушка подняла юбку, и показалась обнаженная нога в красной сандалии. Она изо всей силы ударила коленом в пухлый живот Антемуса. Он задохнулся и не мог проронить ни звука. Лицо у него побелело, и он беззвучно опустился на пол. Ноги и руки Антемуса бессильно повисли, и он стал напоминать рыбу, выброшенную прибоем на песок. К тому же Антемус ударился головой о ножку кресла и оставался без движения несколько мгновений. К тому времени, когда он пришел в себя, девушка ускользнула через внутреннюю дверь.
        Отец Теодор подбежал к англичанам.
        — Мне кажется, вам лучше уйти отсюда, прежде чем он придет в себя,  — пробормотал он.  — Подождите меня снаружи.
        Приемная опустела. Молодые люди посмотрели друг на друга и засмеялись.
        — Наш новый хозяин на редкость гнусный человек,  — тихо сказал Тристрам. Он перестал улыбаться и взволнованно поинтересовался: — Как ты думаешь, что он с ней сделает?
        — Ничего особенного,  — ответил Уолтер.  — Он ею слишком дорожит как ценным товаром. Если я правильно понимаю характер нашего дражайшего Антемуса, он никогда не будет портить ценных вещей.
        — Она проявила силу воли,  — заметил Тристрам.  — Мне… Мне она очень понравилась.
        — Да, она смелая девушка. Ты считаешь, что она красивая? Мне не удалось ее рассмотреть.
        — Она самая красивая девушка из тех, кого я видел.
        Уолтеру женская красота виделась по-другому. Он подходил к эталону с точки зрения своих представлений о прекрасной белокурой Ингейн.
        — Мне она показалась слишком темноволосой,  — заметил Уолтер.  — И у нее весьма странная прическа… По-моему, это неженственно так коротко стричь волосы.
        — А мне нравится. Может, именно так носят волосы на Востоке.
        — Я заметил одну вещь,  — ухмыльнулся Уолтер,  — у нее очень маленькая ножка, и она знает, как ею пользоваться.
        Минут через пятнадцать к ним присоединился отец Теодор.
        — Антемус просто рвет и мечет,  — сказал священник, вытирая пот с лица концами банта на шее.  — С ним невозможно сладить, он решил сразу же отправить Мариам. Первый караван трогается утром, и вы должны быть к этому времени готовы.  — Он с уважением посмотрел на Уолтера: — Молодой человек, вы, кажется, понравились Антемусу. Он уверен, что вы ему можете пригодиться, и отдал приказание, чтобы вас снарядили для путешествия. Я пока остаюсь здесь и поеду вместе с ним во втором караване. Без меня,  — гордо заявил маленький человечек,  — ему будет плохо. А пока я должен научить вас, как изъясняются на языке караванов. У нас есть только одна ночь, чтобы что-то вложить вам в голову.
        Когда они вышли во двор, солнце уже спешно покидало небо. Англичане были поражены, как скоро тут день сменялся ночью. На увитых виноградом стенах удлинялись тени, и так было во всех знаменитых садах Антиохии. На землю опускался тихий вечер, воздух стал прохладнее. Было слышно, как в отдалении звонили колокола.
        — Вам не будет трудно запомнить необходимые фразы,  — сказал священник.  — На этом наречии объясняются многие из тех, кто путешествует по «шелковому пути» и ведет переговоры на базарах. Правда, это наречие в последние годы сильно изменилось. Монголы правят континентом, и теперь люди стали использовать множество монгольских слов. У этого языка нет названия, но я его называю «би-чи», что означает «я-ты».  — Он помолчал, а затем добавил: — В нем присутствуют и китайские слова. Вам следует знать, что северная часть Китая находится под монгольским владычеством. Уолтер сказал:
        — Вам придется давать урок мне, потому что мой друг позабыл всю латынь. Я потом сам стану его учить языку караванщиков.  — Он взволнованно спросил: — Что сделал с сестрой Антемус?
        Священник сделал небрежный жест руками:
        — Ее накажут. Антемус обязательно сделает это.
        — Наказание будет суровым? Моего друга и меня очень беспокоит ее судьба.
        — Вам не о чем волноваться. Антемус позаботится, чтобы ей не нанесли большого ущерба, хотя ему, конечно, хочется наказать ее побольнее. Ни одна из остальных сестер не может отправиться вместо нее. Все они толстые и очень смуглые. Антемус прекрасно понимает, что хану не нужны жирные и некрасивые женщины. Нет, нет, маленькой Мариам повезло. Ей просто сильно надерут задницу!  — Он хитро ухмыльнулся: — У нее такая хорошенькая маленькая попка, круглая и мягкая, как у курочки!
        Тристрам не понимал, о чем они беседуют. Он коснулся руки Уолтера.
        — Я верю, что ее отец был рабом-христианином,  — проговорил он.  — Уолт, ты глядел ей в лицо? У нее синие глаза. Знаешь, о чем я думаю? Это, должно быть, английские глаза.

4

        — Да подарит вам Бог небеса обетованные! Этот мальчишка будет вашим слугой,  — сказал отец Теодор, подталкивая вперед небольшого роста парнишку с блестящим, улыбающимся черным лицом под громадным грязным тюрбаном.
        Мальчишка ударил себя рукой в грудь и произнес:
        — Би — Махмуд ибн-Ассулт.
        — Его так зовут,  — объяснил священник.  — Махмуд — славный парень. Я сам выбрал его для вас. Он хороший работник и может украсть все, что вам понадобится. Он родом с берегов Красного моря, и мне кажется, что в нем есть абиссинская кровь.
        — Но зачем нам нужен слуга?  — спросил Уолтер.
        — Вы когда-нибудь навьючивали верблюда?  — начал волноваться священник.  — Вам когда-нибудь приходилось привязывать его на ночь? Вы умеете воровать? Нельзя путешествовать вместе с караваном и не воровать то, в чем вы нуждаетесь. Будьте уверены, если Антемус дает вам слугу, то вам без него не обойтись. Берите мальчишку и скажите спасибо.
        В мальчишке явно текла африканская кровь: нос у него был приплюснутый, губы — толстые. Его кожа была темной не только под влиянием солнца пустыни. Глаза сверкали, и он нахально стоял, уперев руки в бока, что так не вязалось с суровым достоинством кочевых племен. Казалось, что он пытался объяснить своим новым хозяевам: «Вы мне нравитесь, и я буду хорошо вам служить».
        Священник похлопал по плечам Уолтера и Тристрама и громко воскликнул:
        — Мастер Уолт! Мастер Тристрам! Махмуд с трудом повторил:
        — Массер Уотер. Массер Твисс.  — Потом он снова ткнул себя в грудь и широко улыбнулся: — Би — Махмуд ибн-Ассулт.
        Отец Теодор что-то сказал ему на гортанном наречье. Мальчишка развернулся и исчез на переполненной народом площади. Они стояли возле разрушенных стен Антиохии, которые еще не восстановили после последнего нападения египетских войск. Все кругом кипело и шумело — люди готовились к выходу каравана.
        Уолтер показал верблюдов, на которых были белые украшения из кожи и синие, как небо, страусиные перья.
        — Значит, женщины отправятся вместе с нами?  — спросил он.
        — Да, все до одной. Второй караван будет двигаться очень быстро.
        — А как насчет его сестры?
        — Она поедет сегодня, как и было решено раньше.
        — Значит, она согласилась? Священник скривил тубы:
        — Ей пришлось согласиться. А вы чего ожидали? Антемус велел обнажить ее и сам отпустил ей дюжину ударов. Он приказал, чтобы на расправу смотрели все ее сестры, потому что понимал, что это унизит ее больше порки. Она не проронила ни звука.
        — Что он говорит?  — спросил Тристрам.
        Уолтер боялся, что друг сейчас взорвется, и мрачно ответил, что расскажет все попозже.
        — Ты такой угрюмый.
        — Мы еще посчитаемся с Антемусом из Антиохии. Но займемся этим позже.
        В этот момент вернулся Махмуд, было видно, что он был чем-то расстроен. Мальчишка напоминал побитую собаку с поджатым хвостом. Лоб у него был нахмурен, а в глазах стояла вселенская скорбь. Даже его нелепый огромный тюрбан, казалось, съежился от обиды. Он начал что-то темпераментно рассказывать священнику.
        — Все обстоит так, как я и ожидал,  — сказал отец Теодор.  — Антемус пожадничал. Махмуд говорит, что он выделил вам старую, всю в дырах, палатку, все ваши вещи хуже, чем у последних нищих. Вам дали трех верблюдов, ужаснее которых просто не сыскать на белом свете.
        — Мы не можем ни на что жаловаться,  — с трудом выговорил Уолтер.  — Все-таки он нам кое-что дал.
        Священник насмешливо улыбнулся:
        — Да, господа, он не пожелал раскошелиться. Вот ваши верблюды.
        Ухмыляющийся араб вел через переполненную народом площадь трех верблюдов, держа их за поводок, протянутый через ноздри животных. Уолтер в верблюдах не разбирался, но даже он мог сказать, что это были самые больные, старые, бесполезные и злобные создания, которые когда-либо шествовали по пескам пустыни. Проводники остальных животных отходили в сторону, чтобы пропустить жалкие создания. Они радостно хлопали друг друга по спине и дико хохотали, представляя себе, как эти христианские псы будут путешествовать на них. Даже отец Теодор был доволен выходкой.
        — Я их узнал,  — начал насмешничать священник.  — Молодые сэры, их знают все погонщики. Первого кличут Заратуштра. С виду это просто мешок гремящих костей, но он из них самый сильный. Потом следует Елена. Хотя,  — мерзко захихикал коротышка,  — нельзя сказать, чтобы мужчины стали за нее сражаться. У Елены есть мерзкая привычка кусать колени того, кто на ней едет. Она терпеливо ждет, когда всадник зазевается, ее зубы словно иголки, дорогие сэры. Последнего зовут Дулаху, что значит Певец. Вы будете слушать всю ночь.  — Он громко заорал, подражая верблюду: — У-у-унк! У-у-унк! Вы не сможете заснуть, пока к этому не привыкнете.
        Тристрам не понял ни слова, но ему все стало ясно, когда он увидел тощих и грязных животных. Он схватил лук и с треском опустил его на смеявшихся зевак. Какому-то человеку здорово досталось по ноге, он завопил от боли и, хромая, поспешил прочь. Остальные последовали его примеру, испугавшись гнева высокого белого мужчины.
        — Если бы Антемус был здесь, я таким же образом наказал бы и его,  — заявил Трис. Его лицо покраснело от ярости.  — Уолт, неужели мы должны мириться с этим? Я предпочту идти пешком, чем ехать на этих блохастых созданиях.
        — Вы вскоре перемените свое мнение,  — предупредил его священник.
        На площади стали появляться девушки. Они были одеты в белые наряды, их лица и фигуры скрывали густые сетки. Уолтер смотрел на них и думал, что это словно собрались афинские девушки, которых посылают на съедение ненасытному критскому Минотавру. Но молодой человек видел, что эти вскормленные в гареме девушки не были опечалены своим будущим. Они без умолку болтали и время от времени громко хохотали.
        Вела девиц Хучин Бабаху. Она шагала, твердо и тяжело ставя ноги, и вертела головой во все стороны. Уолтер понял, что она ищет повод для жалоб. Рыжая остановилась и показала на верблюдов в белых уздечках, что-то сказав пронзительным голосом Лю Чунгу. Уолтер смог в ее тираде различить только два слова: «Би абаху…»
        — Я хочу! Я хочу!  — передразнил ее отец Теодор.  — Она всегда что-то хочет. Из-за этого она заработала свое прозвище — Старуха Я Хочу! Она нас всех замучила своими постоянными капризами.
        — Сестра Антемуса здесь?  — спросил Уолтер. Священник кивнул головой:
        — Она поедет сразу за старухой. Это самая красивая из всех девушек, и, кроме того, она — его сестра, поэтому и поедет во главе процессии. Вот она. Та самая, которая сейчас садится на верблюда.
        Погонщики ругались и заставляли животных опускаться на колени, а девушки садились в седла. Было невозможно отличить одну от другой, потому что все они скрывались под густой сеткой. Уолтер с облегчением перевел дух. Видимо, девушка не очень пострадала.
        Люди на площади засуетились еще сильнее. Всадник-монгол поднял руку вверх и направил коня к проему в стене, где когда-то находились ворота. Хучин Бабаху опустилась в паланкин, и процессия женщин в белом потянулась за ее лошадью. Караван тронулся в путь.
        — Быстро! Быстро!  — Казалось, отец Теодор заразился всеобщей горячкой.  — Вы поедете в хвосте процессии, но нужно быть готовыми.
        Тристрам улыбнулся другу:
        — Ну, чем быстрее мы начнем путешествие, тем быстрее оно закончится! Поехали!  — Он перекинул ногу через горб Заратуштры.  — Мне только не нравится, что над нами потешаются эти свиньи язычники.
        — Не волнуйся, Трис,  — сказал Уолтер, карабкаясь на Елену и подозрительно глядя, не делает ли она попытки укусить его.  — Мы уезжаем из этого города. Когда мы вернемся обратно, то будем скакать на чистокровных арабских скакунах. Думай о будущем, так будет легче все вынести!
        Но это было трудное и тяжелое испытание. Зеваки подождали, пока они присоединятся к процессии, и разразились хохотом и насмешками. Они складывались пополам от приступов смеха и орали:
        — Собаки! Псы!
        Мальчишки собирали с земли гнилые овощи и забрасывали ими ненавистных христиан. Потом в ход пошел верблюжий помет и камни.
        Уолтер нагнул голову и показал жестом Махмуду, ехавшему за ним, чтобы тот проехал вперед. В них со всех сторон летели камни, и всем троим пришлось низко склониться к горбам животных.
        — Крестоносцы! Крестоносцы!  — вопила толпа, приводя себя в религиозный экстаз.
        Они услышали, как им кричал отец Теодор:
        — Прощайте, молодые сэры. Не грустите, мы свидимся снова!
        — Антемус из Антиохии,  — бормотал Уолтер,  — ты когда-нибудь за это поплатишься.

        Глава 6. МАРАГА

1

        — В лагерь пожаловал гонец,  — сказал Уолтер, дрожа от холода.  — Он явился от Баяна Стоглазого. Видимо, нам не удастся посмотреть Марагу.
        Триетрам поднялся с сиденья в юрте:
        — Что случилось?
        — Мы опаздываем, а Баян желает быстро двигаться дальше. Мы должны присоединиться к его основному каравану на перекрестке дорог в нескольких милях от городских ворот и сразу начнем двигаться на восток. Гонец сказал, что второй караван из Антиохии тоже будет там к этому времени — через два дня пути. Говорят, Баян в ярости из-за того, что ему придется везти с собой женщин.
        Трис начал расхаживать по юрте и бить себя кулаками, пытаясь немного согреться. Ему было трудно понимать разговор на «би-чи», и только Уолтер сообщал ему все новости во время путешествия.
        — Погиб еще один верблюд. Они не могут переносить холод высокогорья. Заболели несколько девушек. А у старухи течет из носа и болит жирный живот.
        — Я никогда раньше так не замерзал,  — заметил Трис. Уолтер нахмурился. Нос у него посинел от холода.
        — Персы считают, что вся земля поделена на семь зон с различным климатом. Сами они находятся в четвертой зоне, а она — самая идеальная. Идеальная! Две недели назад мы задыхались в пыли пустыни, а теперь того и гляди замерзнем и покончим счеты с жизнью. Но мы все равно продвигаемся вперед.
        — Ты все еще хочешь ехать как можно скорее? Уолтер серьезно ответил:
        — Да, меня тянет вперед.
        Темнело очень быстро. И Махмуд выбивался из сил, чтобы поскорее все приготовить к отдыху.
        Юрта у них была все та же — старая развалина, которую им выделил патрон, но Махмуд нашел где-то крепкие подпорки и починил каждую дырку. Он это делал днем, пока ехал верхом на верблюде Певце, и вечером после ужина. Кроме того, ему удалось где-то найти кусок ярко-синего шелка, который все монголы использовали для подкладки юрт. Правда, Уолтер и Трис не стали у него допытываться, откуда такая «находка». Но зато теперь они отдыхали с некоторыми удобствами и даже с намеком на роскошь.
        Через некоторое время маленький слуга позвал их на трапезу, и англичане поспешили откликнуться на его призыв. Махмуд под халат подложил кусок ткани из верблюжьей шерсти, а в сапоги для тепла постелил соломы. Он спросил их на «би-чи», нравится ли им пища.
        — Все нормально, маленький мошенник,  — ответил Уолтер, а потом тихо добавил: — Ты у нас самый искусный воришка во всем караване.
        Триетрам достал из котелка кусок курицы и со вздохом заметил:
        — Как ты думаешь, с ней все в порядке?
        — С твоей прелестной Мариам? Я о ней ничего больше не слышал.
        Уолтер видел ее всего лишь однажды за две недели, после того как они покинули Антиохию. Тристраму не удалось ее повидать ни разу.
        Как-то днем над линией горизонта неожиданно появился желто-серый туман. Послышались крики: «Песок! Песок!» Они раздавались со всех сторон. Все кругом перемешалось, и слуги принялись спешно ставить юрты и подгребать к ним песок, чтобы как-то защититься от бури. Помогать стали даже некоторые из девушек.
        Тристрам подсоблял Махмуду, а Уолтер отправился на выручку тем, кто нуждался в этом. Облако приближалось с огромной скоростью. И нельзя было терять ни секунды. Уолтер изо всей силы забивал колья палаток тупым концом копья; казалось, что его спина сейчас переломится. Время от времени он посматривал на небо: оно потемнело перед бурей, и со страшным шумом проносился ветер. Ему никогда не приходилось видеть ничего подобного, и молодой человек сразу вспомнил все истории о таинственных и враждебных силах Востока.
        Юрты для женщин были быстро поставлены и соответствующим образом защищены от натиска бури, уже готовой выплеснуть на людей свою ярость. Уолтер собирался уже бежать к себе, но тут увидел, что рядом с ним продолжает работать одна из девушек. В этот момент она взглянула на него. На ней было короткое покрывало, и молодому человеку показалось, что это была сестра Антемуса. Вместо того чтобы бежать к остальным девушкам, она что-то серьезно сказала ему. Юноша ее не понял, и тогда она заговорила на наречье караванщиков, коснулась груди и произнесла:
        — Би — Мариам.
        Когда он ответил: «Би — Уолтер»,  — девушка была поражена. Она удивленно повторила:
        — Уолтер?  — Было похоже, что его имя что-то для нее значит. Потом она улыбнулась и воскликнула: — Уолтер! Лун-дун!  — И радостно повторяла: — Уолтер! Лун-дун!
        Вокруг жутко ревел ветер, лицо кололи острые песчинки, но они продолжали смотреть друг на друга. Уолтер прокричал по-гречески, стараясь, чтобы она расслышала его в этом шуме:
        — Лондон? Что тебе известно о Лондоне?
        — Мой отец… — остальные звуки поглотил сумасшедший вой ветра.
        Молодой человек подошел к ней поближе и, держа плащ так, чтобы защитить ее от уколов песка, спросил:
        — Ты хочешь сказать, что твой отец был родом из Лондона? И его звали Уолтер?
        Девушка энергично закивала головой:
        — Да, да! Кто ты? Скажи мне, ты приехал из Лун-дуна?
        — Я — англичанин.
        Девушка приблизилась к нему и коснулась его руки. Она говорила так быстро, что Уолтер не понимал ее, но ему удалось различить одно слово: «Помоги!» Несмотря на неистовую песчаную бурю, она откинула покрывало, и Уолтер заметил, что глаза у нее полны слез. Девушка снова повторила:
        — Помоги!
        В этот момент к ним, спотыкаясь, подошел охранник и грубо схватил девушку за руку. Он что-то крикнул англичанину, продолжая тащить девушку к остальным женщинам. Через мгновение они скрылись из вида в плотной пелене разбушевавшегося песка. Уолтер побежал к своей юрте.
        Ему потребовалось почти пятнадцать минут борьбы с яростными порывами ветра, чтобы добраться до палатки. Когда он был наконец внутри, то, задыхаясь, сказал Тристраму:
        — Трис, я должен тебе сообщить поразительные новости.
        — В чем дело? Уолт, я уже решил, что ты пропал, и так испугался!
        — Ты был прав. Эта девушка наполовину англичанка,  — запыхавшись, проговорил Уолтер.  — Я тебе все расскажу, как только выплюну песок изо рта.
        Уолтер начал рассказ:
        — Я видел девушку, и мы с ней поговорили, наверно, с минуту. Ее отец был англичанин, и его звали Уолтер. Он из Лондона. Вот и все, что ей удалось мне сообщить, кроме того, что ей срочно требуется помощь. Трис, ты как считаешь, это мог быть слуга моего отца Уолтер Стендер? Помнишь, о нем рассказывал Джозеф?
        У Триса просветлело лицо.
        — Возможно, тебе удалось узнать правду. Конечно, в крестовых походах принимали участие тысячи воинов по имени Уолтер, но вполне возможно, что это был как раз Уолт Стендер.  — Трис быстро подсчитал: — Твой отец был здесь в пятьдесят четвертом. Если Стендера захватили в плен… Да, все сходится. Но дело не в этом. В девушке течет английская кровь. Вот о чем я думаю. Уолт, мы должны ей как-то помочь.
        Уолтер был с ним согласен:
        — Да, нам следует об этом подумать. Но что мы сможем сделать? Ты же видишь, как сильно охраняется лагерь девушек. Если даже нам удастся ее оттуда вызволить, то куда мы ее потом денем?
        — Может, у нас появится какой-нибудь шанс,  — уверенно заявил Тристрам.  — Если такого шанса не будет, нам следует что-то придумать.
        После этого разговора они занялись осторожными расспросами, но новой информации не прибавилось. Охране строго-настрого было приказано девушек не обсуждать, но по лагерю все равно ползли слухи о том, что делалось в шатрах за шелковыми занавесками. Все знали, что одна горячая девица-южанка, поссорившись из-за пустяка с черкешенкой, ударила ее кинжалом.
        Ни для кого не было секретом, что ссоры происходили почти все время и девушек пороли каждый день. Но ни разу в этой связи не было упомянуто имя Мариам.
        Греясь у огня, англичане обсуждали встречу Уолтера с девушкой в день песчаной бури.
        Тристрам грустно покачал головой:
        — Я все время об этом размышляю и придумал сотню планов, как ее спасти. Но все они ничего не стоят. Уолт, это сводит меня е ума. Ей предстоит худшая, чем рабство, жизнь, и мы ей ни в чем не можем помочь.
        — Я тоже думаю об этом, и с тем же результатом. Одно меня утешает: скоро мы соединимся с основными отрядами, и Баян не даст воли этим монголам. Они проявляют к женщинам опасный интерес, я боюсь, как бы они не натворили бед.
        — Пусть только посмеют — мы будем за этим следить,  — заявил Трис. Он, как обычно, занимался своим луком. Отполировав его и проверив натяжение тетивы, он ласково похлопал по гладкому дереву.  — Если что, то я буду рад помочь. Было бы неплохо выпустить несколько стрел в их лоснящиеся от жира морды!
        Уолтер покачал головой:
        — Монголы слишком опасны. Эти глупые евнухи их не смогут остановить. Если они разойдутся, то старая сводня доставит хану множество изнасилованных красавиц!
        Махмуд нараспев сообщил, что к ним кто-то пожаловал.
        Это был Лю Чунг. Он во время путешествия управлял всем лагерем и, по слухам, имел ото всего прекрасные доходы.
        Лю Чунг был пышно наряжен в вышитый шелком халат с очень длинными рукавами, скрывавшими кончики пальцев. Платок из золотистой ткани прикрывал его уродливую голову. Днем он обычно носил сапоги с каблуками, но сейчас он надел вышитые золотом мягкие туфли из красной кожи.
        Китаец медленно произнес:
        — Недостойный Лю Чунг хочет кое-что сообщить могущественным лордам с Запада.
        Уолтер жестом показал ему на подстилку и зажег каменную монгольскую лампу, повесив ее на крюк, вделанный в центральный шест, поддерживающий каркас юрты. В лампе ярко горело масло. Лю Чунг внимательно оглядел синюю подкладку юрты и одеяла, постеленные на свежих веточках тамариска, и одобрительно покачал головой:
        — У великих лордов с Запада действительно хороший слуга.
        — Хороший, но у него всегда много дел.
        Посетитель молча переваривал информацию. Потом он довольным тоном отметил:
        — Чудесно. Вам нужен второй мальчишка. Ваш покорный слуга об этом позаботится.
        Уолтер спросил:
        — Что привело к нам уважаемого Лю Чунга? Огромный китаец встал и опустил войлочный клапан палатки, потом нагнулся к молодым людям и шепнул:
        — Это большой секрет. Благородные лорды должны об этом молчать.
        — Вы можете на нас положиться.
        — Одно лишнее слово… — Лю Чунг сделал жест, как бы вонзая в грудь нож. Потом прошептал: — Я разговаривал с маленькой Черной Розой.
        Уолтер знал, что черной розой называли самую ценную восточную пряность — гвоздику, и спокойно ждал дальнейших разъяснений. Лю Чунг попытался улыбнуться:
        — Я говорю о девушке, которая отличается от остальных. Она очень смелая, и от нее исходит пряный запах, как от черной розы. Остальные,  — презрительно заметил китаец,  — вообще безвкусны, как молодые кабачки.
        — Которую из них имеет в виду великий Лю Чунг?
        — Прекрасную сестру уважаемого Антемуса.  — Китаец поклонился.  — Ей грозит серьезная беда. Она храбрая девушка, но часто плачет по ночам. Ее покорный слуга обещал ей помочь. В Мараге.  — Он тихо спросил: — А благородные лорды ей помогут?
        Уолтер был поражен и не мог поверить тому, что жадный Лю Чунг замешан в весьма опасном и неприбыльном деле. Он внимательно посмотрел на гостя и решил, что никогда прежде не видел более вероломного и хитрого выражения лица. Он долго молчал, а потом сказал:
        — Что мы можем сделать?
        — Немного. Вполне возможно, что благородные лорды даже не догадаются, что они оказали какую-то помощь. Ваш глупый собеседник просто просит благородных лордов быть готовыми.
        — Леди просила, чтобы мы ей помогли?
        — Да, молодой лорд. Она скакала, чтобы Лю Чунг сходил к вам.  — Он напустил на себя еще больше таинственности.  — Другие люди помогут в Мараге. Все уже готово. Лю Чунг и благородные лорды получат много денег.
        — Никакой платы!  — резко возразил Уолтер. Они не могли оставить женщину в беде, но молодой человек прекрасно понимал, что события могут помешать его собственным планам и представляют для них страшную опасность. Несмотря на это, он заметил: — Мой друг и я окажем помощь. Ответь, что мы должны делать?
        Лю Чунг ухмыльнулся:
        — Хорошо. Я все передам девушке. Пока больше ничего не стану говорить.
        Уолтер возмутился:
        — Как мы можем помочь, если нам ничего не известно?
        — Ждите и верьте недостойному Лю Чунгу.  — Великан поклонился и направился к выходу, но вдруг остановился и протянул к ним руку.  — Мы завтра будем в городишке, и там есть рынок рабов. Лю Чунг купит второго мальчишку для благородных лордов.  — Он пошевелил пальцами.  — Антемус за него заплатит. Но, может, благородные лорды…
        Молодые люди поняли его жест, и Уолтер стал недовольно рыться в кошельке, прикрепленном к поясу. Он вытащил золотой динар и неохотно опустил его в жадную ладонь.
        — Хорошо!  — выдохнул Лю Чунг.  — Помните: молчание! Когда он ушел, Трис спросил:
        — Что хотел этот разбойник?
        — Давай пройдемся и поговорим на улице.
        Они вышли под темное ночное небо. Недавно прошла буря, и песок был весь испещрен желобками, словно на нем небесными иглами был нанесен удивительный узор.
        — Нам выпал шанс, которого мы ждали,  — сказал Уолтер. Он медленно шел, хлопая себя по телу руками, чтобы согреться. Он подробно передал разговор с Лю Чунгом.  — Я не уверен, что эта птичка, устилающая гнездышко перьями, не лживый предатель. Откуда нам знать, что он не получил денег от противной стороны и не расскажет все Антемусу?
        — Придется рискнуть,  — заявил Тристрам.  — Клянусь Богом, я не побоюсь этого!
        — Не очень приятно погибать медленной смертью. Они отрубают по суставу каждый день, начиная с пальцев. Обычно проходит неделя, прежде чем человек истечет кровью.  — Уолтер содрогнулся, но потом взял себя в руки и улыбнулся другу: — Но я с тобой согласен. Мы должны ей помочь!
        Тристрам задумчиво протянул:
        — Когда она отсюда уедет, мы не будем с ней. Но вопрос в том, сможем ли мы оставаться после этого в караване?
        Уолтер тоже об этом думал и пытался рассчитать, хватит ли золота, спрятанного за поясом, если придется добираться в Китай одним.
        — Трис, я не уверен, что мы сами сможем достичь Китая. Для нас есть только один путь. Если нам удастся сохранить шкуры, то придется покинуть караван. Ты должен вернуться домой. Для этого у нас еще есть деньги. Я тебя втравил в это дело и теперь настаиваю, чтобы ты возвращался. Что касается меня, я отправлюсь на юг и попытаюсь доплыть до Китая морем.
        Тристрам засмеялся:
        — Ты думаешь, я тебя брошу? Нет, Уолтер, мы будем продолжать путешествие вдвоем. По морю мы тоже можем добираться вдвоем.
        — Но нам нужно расстаться,  — продолжал настаивать Уолтер.  — Восток в моей крови! Я должен попасть в эту удивительную страну, или мне никогда не видать покоя. Но тебя втягивать в это дело совершенно незачем.
        — Мы бы сюда не попали, если бы ко всему подходили с точки зрения здравого смысла. Я больше ничего не желаю слышать. Мы продолжим путь вместе.
        Они зашагали молча, потом Уолтер воскликнул:
        — Ну ты и идиот! Хорошо. Все решено. Остаемся вместе, мой упрямый осел. Мне повезло, что у меня такой друг!
        Небесный Пешеход, как они начали называть луну, проведя столько времени в компании кочевников, уже был высоко в небе, когда они после прогулки вернулись в палатку. Махмуд заканчивал дневные дела и дочиста вытирал котелок пучком волос из лошадиного хвоста, тихонько мурлыча свою единственную песню. Он сказал англичанам, что она называется «Я ехал на верблюде с бородой Пророка».
        Мальчишка радостно приветствовал своих хозяев:
        — Добрые господа, вы припозднились.
        Вспомнив об обещании, данном Лю Чунгом, Уолтер сказал:
        — Махмуд очень много работает. Мы купим второго мальчишку ему в помощь.
        — Нет второго мальчишку!  — Мальчик был обеспокоен и возмущен.  — Вам нужен только один мальчик — Махмуд ибн-Ассулт! Другие мальчишки — плохие.  — Он все сильнее злился и провел пальцем от уха о уха: — Второй мальчишка придет — я перережу ему горло!
        — Хорошо, мы подумаем. Доброй ночи, Махмуд.
        Тристрам заснул, едва успев растянуться на ложе из ароматных веток. Уолтер никак не засыпал и пытался обдумать все трудности, маячившие у них впереди. Махмуд тоже не спал. Уолтер слышал, как он крутился на подстилке за занавеской, отгораживающей часть палатки.
        — Массер не спит?
        — Нет, Махмуд.
        — Пожалуйста, массер,  — горестно сказал мальчишка,  — Махмуд любит работать. Махмуд любит добрых хозяев. Пожалуйста, не нужно другого мальчишку!

2

        Небо было холодным и серым в свете медного закатного солнца. Северный ветер резал лица и руки, словно острым ножом. Но население лагеря позабыло обо всех неудобствах. Два самца верблюда отвязались и начали свирепое сражение, которое собравшиеся вокруг зрители приветствовали громкими криками.
        Уолтер остановился подальше от зрителей и тоже наблюдал битву самцов. Верблюды были покрыты длинной пушистой зимней шерстью. Они пытались ухватить друг друга крупными желтыми зубами и отчаянно брыкались. Шум, поднятый зрителями, почти заглушал крики животных. Уолтер решил, что его это мало интересует, и уже собрался уходить, как вдруг произошло странное событие, которое отвлекло всех от этой сцены.
        Из-за шелковой занавески, скрывающей их от чужих глаз, на животных смотрели девушки. Внезапно один из шестов пошатнулся, и часть прозрачной стены упала вперед, увлекая за собой девушек. Пронзительный визг отвлек зрителей, мужчины, увидев женские руки и ноги, болтающиеся в воздухе, запрыгали от возбуждения. Евнухи тут же ринулись туда, чтобы поставить шесты на место и помочь подняться девушкам. За ними сразу пошла Хучин Бабаху. Она была настолько зла, что позабыла надеть рыжий парик, так что все могли видеть белую лысину, слегка прикрытую отдельными прядями седых волос.
        Уолтеру показалось, что вот сейчас начнутся те беды, которых он так опасался. Никто уже не обращал внимания на злобно визжащих верблюдов, все собрались, чтобы поглазеть на таинственных красавиц, которых они провожали через пустыню. Вокруг раздавался страшный шум и хихиканье, а девушек срочно загоняли в палатки. Через несколько мгновений они оказались снова за занавеской.
        Уолтер удивился, увидев Лю Чунга у входа в их палатку, расположенную на краю лагеря. Рядом с ним стоял парнишка с лицом цвета красного дерева, закутанный до самого носа в грязный войлочный халат. Войлочная шапка была низко надвинута на лоб.
        Гигант, глядя на него сверху вниз, проговорил, не поворачивая головы в огромном барашковом воротнике:
        — Второй мальчишка, благородный лорд. Он маленький, но проворный. Зовут Мустафа.
        — Умелый Лю Чунг сделал все быстро.
        — Ветер удачи дул у моего крыльца,  — заявил китаец.  — Мальчишка замерз и напуган. Ему лучше сразу отправиться в палатку.
        — Махмуд!  — позвал Уолтер.
        Темнокожий парнишка мрачно стоял у палатки, хотя обычно у него на лице сияла улыбка. Он медленно, волоча ноги, подошел к хозяину.
        — Махмуд, это — второй мальчик, Мустафа. Отведи его в палатку и покорми.
        Махмуд не двинулся с места. Потом он двинулся к палатке, показав рукой мальчишке, чтобы тот следовал за ним.
        — Массер, этот мальчишка плохой. Он — слабый. Видишь, какие тощие ноги и слабая спина.
        — Махмуд, делай, что тебе говорят,  — сурово сказал Уолтер. Махмуд пошел побыстрее.
        — Ты, второй парень, пошли,  — пробормотал он, а потом сказал через плечо хозяину: — Если второй мальчишка голодный, пусть сам ищет себе пищу.
        Мустафа поднял голову и взглянул на Уолтера. Тот был поражен. На темном лице сверкали удивительные светлые глаза!
        Лю Чунг захихикал:
        — Благородный сэр, все сделано очень быстро. Уолтер с трудом пришел в себя:
        — Ты ее забрал во время этой суматохи? Великан кивнул головой:
        — Если нет ветра удачи, используй большой ветер. Твой покорный слуга заплатил погонщику, чтобы тот отпустил верблюдов. И постарался, чтобы прутья были плохо закреплены.  — Он радовался собственной сообразительности.  — Большой ветер выполнил работу. Купил мальчишку-раба на рынке и привел его сюда, чтобы его могло видеть как можно больше народу. Но мальчишка уже отправился домой. Многие видели, как он пришел, но никто не видел его уходящим. Все будут думать, что это один и тот же мальчишка. Никто ни о чем не догадается.
        — Надеюсь,  — серьезно ответил Уолтер.
        Тристрам вышел из палатки, когда к ней приблизились две маленькие фигурки. Он дал им пройти.
        — Я вижу, что мы обзаводимся слугами. Уолтер поманил его к себе:
        — Ты внимательно посмотрел на нашего второго мальчика?
        — Да, но, по-моему, они похожи.
        Уолтер перевел его слова китайцу, и тот радостно развел руками.
        — Если Длинный ничего не заметил, то и остальные тоже ничего не поймут.
        — Трис, если бы ты присмотрелся внимательнее, то увидел бы, что у второго мальчика, как ты говоришь, «английские глаза».
        Тристрам повернулся и громко свистнул.
        — Уже?  — У него заблестели глаза.  — Клянусь Богом, я очень рад. Ты уже знаешь, что дальше? Что мы должны делать?
        — Пока не знаю.
        Лю Чунг оглянулся и жестом предложил Уолтеру подойти к нему поближе.
        — Завтра мы доберемся до того места, где нас ждет благородный Баян,  — хрипло проговорил он.  — Когда молодые люди с Запада отправятся в его лагерь, мальчишка должен идти с ними. Вот и все.  — Он помахал рукой.  — Мальчишка удерет, и его больше никто никогда не увидит. Все так просто.
        — Но куда она… этот мальчишка пойдет?
        — В Марагу, где живет ее старый дядя. Ему не нравится уважаемый Антемус, и он примет беглянку. Как я уже сказал, все очень просто.
        У Уолтера стало легче на душе от такого несложного плана.
        — Трис, нам не придется изображать из себя героев,  — обратился он к другу.  — Ты, наверно, будешь разочарован, но должен признаться, что я очень доволен. Девушке легко удастся исчезнуть, и на нас не падет ни тени подозрения. Мы сможем продолжить путешествие вместе с отрядом Баяна.
        К тому времени, когда Лю Чунг покинул их, из небольшого отверстия на крыше юрты показался дымок. Значит, Махмуд начал готовить ужин.
        — Мне совсем не нравится, что ей придется действовать самой,  — заметил Трис, когда Уолтер рассказал ему о разработанном плане действий.  — Она может не добраться до дяди, и что тогда ей делать? Мы сами должны отвести девушку в Марагу, чтобы с ней ничего не случилось.
        — Да, и нарушим все планы? Нас кто-нибудь увидит, и тогда можно будет обнаружить связь между нами и ею.  — Уолтер обнял друга за плечи.  — Мой дорогой верный друг, выбрось это из головы. И не сомневайся, что Лю Чунг уже все тщательно обдумал. Мы не должны им помешать.
        Тристрам вздохнул:
        — Наверно, ты прав.
        Махмуд суетился у котелка. Настроение у него повысилось. Он громко отдавал приказания:
        — Второй мальчишка, подкинь в огонь еще верблюжьего помета. Тафа, скорей принеси воды!
        Его помощник не поднимал опущенного лица и старался хорошо выполнять все указания Махмуда. Девушка сняла войлочный кафтан. Под ним были чистые одежды и широкие белые шальвары. Но шапка осталась на голове, чтобы ее было труднее узнать.
        — Массер, будем есть похлебку,  — заявил Махмуд.  — Молодой барашек. Ребрышки очень жирные. Я добавил в воду кунжутного масла. Массер, так будет очень хорошо.
        Они только что плотно поели и отдали котелок Махмуду и его помощнику, чтобы те тоже подкрепились. Внезапно кто-то резко откинул кусок ткани, служивший вместо двери, и показалось желтое лицо с раскосыми глазами. Человек быстро вошел в палатку, обдав молодых людей неприятным запахом прогорклого сала. За ним следовал Лю Чунг, виновато покачивая головой.
        — Убежала одна из девушек,  — сказал Лю Чунг.  — В лагере волнуются и обыскивают все юрты.
        Монгол не собирался церемониться и начал осмотр. Он даже шарил грязными руками под одеялами. Потом злобно взглянул на друзей:
        — Христианские псы! Ваши лица походят на брюхо дохлой рыбы. Вы отравляете воздух.  — Он повернулся к китайцу и спросил: — Четверо?
        — Четверо,  — повторил китаец, сверяясь со списком в руках.  — Правильно, но девушки здесь нет.
        Монгол продолжал подозрительно приглядываться к находившимся в палатке людям, и Лю Чунг сказал:
        — Ортух, ты считаешь, что девушка станет скрываться в палатке безбожников?
        Глыба вонючего жира выдавила из себя: «Нет!» — и плюнула в котелок, прежде чем покинуть юрту.
        Лю Чунг на мгновение задержался, чтобы вымолвить с усмешкой:
        — Это неблагодарная девушка, раз она покинула лагерь. Махмуд не обратил внимания на плевок, продолжая есть, но его помощника передернуло, и он прошептал:
        — Мустафа не голоден.
        Маленький слуга взглянул на него поверх куска баранины, в который он запустил острые белые зубы.
        — Второй мальчишка, тебе нужно много есть, иначе у тебя не будет сил для работы.
        Уолтер позвал:
        — Подойди сюда, Мустафа.
        Девушка подошла к нему. Места в палатке было не много, и их колени соприкасались. Уолтер тихо начал разговаривать с ней по-гречески, моля Бога, чтобы Махмуд не понял, что он общается с «мальчишкой» не на наречье караванных троп.
        — Вы меня узнали, когда я разговаривал с вами во время песчаной бури?
        — Да, мой добрейший и благороднейший рыцарь. (Уолтер знал, что греки используют в речи преувеличенные комплименты.) Поэтому я послала Лю Чунга к вам за помощью.
        — Вы тогда мне что-то говорили о Лондоне. Ваш отец был англичанин?
        — Англичанин?  — По громадным синим глазам на темном лице было видно, что ей незнакомо это слово.  — Я не понимаю, что это — «англичанин».
        — Мы с моим другом — англичане. Если ваш отец был из Лондона, он тоже, видимо, был англичанином. Вы сказали, что звали его Уолтер. Это был Уолтер Стендер?
        Казалось, что она слыхала это имя, но она покачала головой:
        — Не знаю, мой добрейший благодетель.
        — Вы в этом уверены? Подумайте. Это очень важно. Девушка вновь замотала головой:
        — Мне известно только, что его звали Уолтер. Он был крестоносцем, и его взяли в плен. Старый Александр, муж моей матери, купил его на рынке рабов.
        — Где это было?
        — Мне кажется, в Алеппо. После смерти Александра Анте-мус переехал в Антиохию. Старик Александр был очень богат, но Антемус стал еще богаче.
        — Мне нужно еще кое о чем вас расспросить, но подождем, пока заснет Махмуд.
        Девушка внезапно протянула вперед руку и коснулась пряди волос молодого человека. Дома он регулярно подстригал волосы, и они достигали ему до ушей. Но с тех пор, пока они жили на Востоке, волосы у него сильно отросли и стали длинными, как у отца, и завивались золотистыми локонами.
        — Я никогда не видела у мужчин подобных волос,  — шепнула девушка.  — Они необычного цвета.
        — У большинства англичан светлые волосы. У моего друга они тоже светлые.
        Девушка взглянула на Тристрама. Он внимательно смотрел на них, не сводя с девушки серых глав. Постоянное солнце пустыни выбелило кончики его русых волос, и они также висели густыми прядями у него по плечам. Девушка ему улыбнулась, понимая, что молодой человек хорошо к ней относится.
        — Да,  — она повернулась к Уолтеру,  — но они не такие, как у вас. Вы мне напоминаете бога Солнца.
        Махмуд закончил трапезу. Он поднялся и бодро сказал:
        — Второй мальчишка, пора чистить котелок.
        Девушка поднялась и принялась за дело. Она терла котелок чистой тряпицей, а не предложенным ей конским хвостом.
        — Кажется, ей ничего не известно об отце,  — сказал Уолтер.  — Но абсолютно ясно, что она наполовину англичанка. Сомневаюсь, чтобы мы могли что-то еще узнать о ней.
        — Этого достаточно. Мне бы хотелось… — Тристрам колебался.  — Мне бы хотелось быть уверенным, что ей удастся добраться до Англии. Но, наверно, это невозможно.
        В палатке укрепили второй занавес, чтобы отгородить местечко для второго мальчишки. Палатка была небольшой, и когда Тристрам сразу заснул, как обычно сложив руки на груди и разбросав в стороны сильные мускулистые ноги, Уолтеру осталось совсем мало места. Махмуд тоже засыпал очень быстро. Мальчишка, видимо, страдал от хронического насморка и во сне довольно громко храпел.
        Мариам шевелилась за занавеской, и Уолтер решил подождать, чтобы быть уверенным, что Махмуд не может их подслушать. Он придвинулся к занавеске и шепнул:
        — Мариам.
        Она сразу ответила:
        — Да, мой добрейший покровитель.
        Он начал с ней разговаривать, тщательно подбирая греческие слова. Уолтеру это было нелегко, потому что он изучал классический язык, а беседовать с девушкой приходилось на обычном диалекте.
        — С тобой все в порядке?
        — Да.
        — Мы беспокоимся о тебе. Тебе не страшно? Я имею в виду завтрашний день.
        Девушка ответила не сразу:
        — Немного, но вам не стоит волноваться. Лю Чунг обо всем позаботился, меня встретят. Мы разработали подробный план действий.
        — Ты доверяешь Лю Чунгу?
        — Ему хорошо заплатили.  — Девушка помолчала, и молодому человеку стало ясно, что у нее самой были сомнения в честности китайца.  — Я отдала ему кольцо с прекрасным изумрудом. Когда я буду у дяди, он получит много денег.
        — Ты хочешь остаться у дяди?
        — У меня нет иного выбора. Я его никогда не видела, но надеюсь, что он добрый человек. Говорят, что он ненавидит Антемуса. Он весьма стар и живет в огромном доме из мрамора с семью молодыми женами. И он богат.  — Она помолчала, потом со странной гордостью добавила: — Но он не так богат, как Антемус.
        — Ты мне больше ничего не сможешь рассказать о своем отце?
        — Я его никогда не видела, добрейший Уолтер. Он умер незадолго до моего рождения. Когда стало известно, что моя мать его любит, отца засекли до смерти.  — Она говорила об этом так равнодушно, как люди рассказывают о прежних трагических событиях, которые перестали будоражить их воображение.  — Мать умерла, когда я была маленькой девочкой. Я плохо ее помню, но она научила меня этим двум словам — Уолтер и Лун-дун.
        Уолтер слышал, как она повернулась.
        — Наверно, ей было грустно жить после того, что случилось. Но мне больше ничего не известно. Никто не желал разговаривать со мной об этом. Старый Александр был очень суровым человеком, почти таким же, как Антемус.
        — У тебя отцовские глаза.
        — Да,  — радостно подтвердила девушка.  — Все так говорят. Люди смеются надо мной, но я горжусь этим.  — Вдруг у нее вновь поменялось настроение, и она злобно добавила: — Мои сестры называли меня заморской свиньей и всякими другими прозвищами. А я плевала в их противные черные глаза! Я их ненавидела!
        — Всех? Никто не был добр к тебе?
        — Никто.  — Она заговорила громче и очень презрительно: — Они все жирные, хитрые, жадные и жестокие! Только и думают о будущих мужьях. Ничего, им еще достанутся «прекрасные мужья»!  — Опять пауза, и она грустно продолжила: — Эти девушки тоже такие же. Они постоянно болтают о мужчинах. И почти все рады, что их посылают в Китай.
        — У тебя нет среди них подруг?
        — Только одна. Она из Константинополя. Мне ее очень жаль, потому что она обязательно понравится хану. У нее чудесные нежные глаза и великолепные волосы, к тому же она соответствует необходимым размерам.  — Девушка помолчала, а потом еще тише прошептала: — Нас всех измеряли, потому что этот ужасный император так приказал. Следили за нами во время сна, чтобы узнать, не храпим ли мы, и не пахнет ли у нас изо рта. Мне это все так унизительно! И эта старуха! Она не сводила с меня глаз! Она за мной подглядывала, шпионила и все время оценивала. Она… Она нас учила отвратительным вещам.
        Уолтер быстро сказал:
        — Тебе пора спать.
        — Я боюсь спать. Она постоянно мне снится. Иногда мне кажется, что мне от нее никуда не деться.  — Потом послышался ее благодарный шепот: — Как я могу выразить вам свою признательность? Вы и ваш высокий друг так добры ко мне и вы такие храбрые! Я горжусь, что мой отец был англичанином.
        Махмуд перестал храпеть и повернулся на другой бок.
        — Твой дневной начальник просыпается. Доброй ночи, Мариам.
        Уолтер пробудился рано и обнаружил, что ночью разделявшая их занавеска упала. Юноша сел.
        Через верхнее отверстие палатки пробивался солнечный свет. Ему были слышны крики верблюдов и брань погонщиков. Начинался трудный и важный для всех день.
        Занавеска упала на спящую девушку, но лицо ее было открыто. В полумраке палатки Уолтер изучал ее черты. Даже под толстым слоем грязи они были четкими и изящными. Короткие тугие черные локоны подчеркивали молодость девушки.
        — Клянусь святым Эйданом, Трис был прав,  — прошептал Уолтер.  — Она удивительно хорошенькая.

3

        Горы Сахунда, среди которых располагалась Марага, простирались далеко к северу.
        Тристрам дернул за уздечку своего верблюда, чтобы он подошел поближе к Елене. Юноша смотрел прямо вперед. Это была ошибка, зловредное животное воспользовалось его рассеянностью и тут же укусило его за коленку.
        — Проклятая тварь!  — завопил Трис, ударив ее по носу луком.  — Уолт, почему бы тебе не научить ее вести себя прилично?
        — Верблюда ничему невозможно научить. У меня искусаны обе ноги.
        Тристрам показал вперед:
        — Видно какое-то движущееся пятно. Прямо пред нами, на линии горизонта. Наверно, это Баян со своим отрядом.
        Уолтер уперся в горб животного и приподнялся в седле, чтобы что-то разглядеть над качающейся головой животного.
        — Я вижу. Это похоже на огромный лагерь,  — возбужденно сказал он.
        Когда они приблизились к перекрестку, то увидели человека на маленькой лошади, который у всех что-то спрашивал. Заметив трех жалких верблюдов, он поприветствовал всадников. Это был отец Теодор.
        — Мы вас здесь ждем целый день!  — воскликнул священник.  — Великий Баян очень недоволен. Боюсь, что он не захочет больше ждать.
        Отец Теодор был в бараньем тулупчике и шапке из бараньего же меха, но лицо посинело и осунулось от холода. Было ясно, что у него для них есть множество новостей.
        — Антемус не поведет караван,  — объявил отец Теодор.  — Ему сообщили об этом сегодня утром. Можете себе представить, дорогие господа, в какой он ярости! Но я поеду. Его глазки сверкали от радости.  — Сам орхон берет меня в качестве толмача. Жаль, что мы не поедем вместе с вами.
        У Уолтера сильно забилось сердце.
        — Вы хотите сказать, что нас тоже оставляют здесь?
        — А вы что ожидали, мой юный студент? Какая от вас польза Баяну?  — Он кивнул головой.  — Вы остаетесь с Анте-мусом. Еще не решено, отправится он за нами или нет. В данный момент он больше всего хочет развернуться и двинуться в Антиохию. Мой вам совет — держитесь от него подальше. Он изрыгает пламя, как дракон, и отдал приказ высечь всех своих слуг.
        — А как насчет девушек?
        — Они отправятся с нами. Баян прекрасно понимает здоровый аппетит Сына Неба[8 - Так часто называли Хубилай-хана.  — Примеч. автора.] . Он не станет ему мешать.  — Священник ухватился за уздечку Елены, но сразу убрал руку, когда она попыталась его укусить.  — Я слышал, что леди Мариам удалось бежать. Это правда?
        — Нам известно только одно — весь лагерь обыскивали прошлой ночью. Надеюсь, это правда и им никогда не удастся ее поймать.
        Священник опустил голову и прошептал:
        — Я тоже надеюсь на это.
        Он увидел две фигурки на третьем верблюде и поинтересовался:
        — Юные студенты, а это кто?
        — Это еще один слуга. Лю Чунг решил, что нам он необходим, и купил его на рынке рабов.
        — Антемус должен будет за него заплатить?! Чаша гнева прольется на вас.
        Верблюды, на которых ехали женщины, остановились, и их окружило кольцо охраны. Видимо, решили, что лучше не подпускать их ближе к основному лагерю. Проезжая мимо, Уолтер обратил внимание, что Хучин Бабаху вылезла из паланкина и взволнованно разговаривала с Лю Чунгом. Одна рука у нее нервно перебирала длинную нитку бус из янтаря, провалившуюся в долину между огромными холмами грудей. Маленький черный раб держал над ней зонтик, чтобы защитить от порывов ледяного ветра. Другой раб пытался разжечь стоявшую на земле бронзовую жаровню.
        Отец Теодор радостно захихикал:
        — Старая жирная греховодница пытается придумать, как обелить себя после побега девушки. Ей здорово достанется за то, что той удалось ускользнуть.
        Подскакали несколько монгольских всадников и закружились вокруг. Они громко вопили и привставали на скрипящих красных кожаных седлах, с силой вращая над головами короткие изогнутые мечи. Уолтер был очень расстроен крушением планов, но с интересом наблюдал за всадниками. Восток предстал перед ними по-новому. Это была особая магия воинственной страны, околдовавшей его. Он почувствовал это, когда впервые увидел Джоппу, задыхающуюся в дикой жаре и полную необычных запахов и зрелищ. Эта магия овладевала им все сильнее, пока он следил за степными всадниками, которые считались лучшими воинами в мире. Он обратил внимание, что у них у всех были с собой трофеи, доставшиеся во время крестовых походов. К седлам крепились распятия или служебники. На кожаных ремешках у седел висели шлемы христиан. Некоторые из всадников подстилали выделанную кожу, живьем содранную с крестоносцев. У одного узкоглазого всадника была с собой чаша, изготовленная из черепа. Ясно, что когда-то он находился на плечах христианина.
        Затем произошло то, на что оба англичанина взирали, потеряв способность даже шевельнуться от ужаса. Монголы сделали большой круг около каравана, а потом на огромной скорости вплотную пронеслись мимо людей. Один из всадников нагнулся с седла и набросил веревочную петлю на мальчика с зонтиком. Когда его подняли с земли на седло, мальчишка завопил от ужаса.
        Ему обвязали вокруг пояса веревку, один всадник бросил болтающего руками и ногами мальчишку в воздух, а другой с громким хохотом подхватил его. Мальчик взлетал в воздух, изо всех сил молотя руками и ногами, его ловил следующий скачущий демон. Игра становилась все ожесточеннее, монголы шатались в седлах от смеха и пытались скорее подхватить мальчишку. Тот даже не мог кричать, потому что от быстрого движения у него перехватило дыхание. Природа смилостивилась над ним. После нескольких бросков у мальчика вяло повисла голова — он, наверно, потерял сознание.
        Вскоре один из ухмыляющихся всадников решил поймать мальчишку на меч, поставленный плашмя, и развлечение закончилось. Под тяжестью мальчика меч перевернулся, и острие перерезало веревку. Тело упало на землю с отвратительным звуком и несколько раз перекатилось по песку.
        Конь на всем скаку раздавил ему голову и растоптал неподвижное тело. Черный мальчишка валялся на песке, как грязный мешок с тряпьем. Хохочущий отряд всадников возвратился в лагерь.
        У Уолтера так тряслись руки, что он выпустил уздечку. Он взглянул на Тристрама. Тот был белым как мел. Они пытались что-то сказать друг другу, но не могли вымолвить ни слова.
        Уолтер почувствовал на губах соленый вкус слез, злость пыталась бороться с ужасом и страхом.
        — Все, что нам рассказывали об этих дикарях,  — истинная правда,  — еле-еле проговорил он.  — Мне всегда казалось, что в этих историях все здорово преувеличено. Трис, они не люди, это просто настоящие дьяволы.
        — Я — трус!  — воскликнул Тристрам, дрожащей рукой пытаясь вытереть с лица пот.  — Я хотел выпустить в них стрелы, но не мог двинуть рукой. Клянусь Богом, я никогда себе этого не прощу! Я сидел в седле, как перепуганная девица, и позволил им погубить ребенка на наших глазах!
        — Но мы… мы ничего не могли сделать. Эти дьяволы… — Уолтер с трудом подбирал слова.  — Они несутся как ветер. Мне кажется, тебе не удалось бы как следует прицелиться.
        Внезапно Уолтер перегнулся через горб верблюда и слабо простонал:
        — Меня мутит…
        Весь караван пребывал в таком же ужасе, и прошло много времени, прежде чем кто-либо смог пошевелиться. Потом толстый евнух подошел с лопатой и насыпал кучку песка над крохотным телом.
        Через некоторое время караван отправился в путь. Уолтер обратился к другу:
        — Мы должны кое-что обсудить.
        Тристрам ничего не ответил. Он ехал, низко опустив голову, лицо у него было бледное и растерянное.
        — Эти монголы — они не люди. По крайней мере, мы не так представляем себе человеческие создания. Они живут согласно кодексу под названием Уланг-Ясса. Их учат тому, что они высшая раса и могут и должны презирать, обманывать, шельмовать и убивать всех остальных людей. Этот кодекс возник во времена Чингисхана, когда он начал покорять Азию. Они нас ненавидят. Трис, ты меня слушаешь? (Тот молча кивнул.) Мы должны уяснить себе одну вещь. Мы находимся в стране, которую они полностью контролируют. Они правят всей Азией от Персии до океана, омывающего Китай. Их так много, как песка в море, и любой из этих миллионов с удовольствием убьет нас. Если мы скажем им слово, они ответят ударом, а на удар — смертью. Нам нужно ходить неспешно, как можно меньше разговаривать и позабыть про свою гордость. Это ужасно, но у нас нет иного выхода.
        — И чего же мы достигнем, заплатив такую высокую цену? Уолтер собрался с духом:
        — Я не могу повернуть обратно и буду следовать вперед. Мне представилась возможность, и она стоит любого риска и даже жертвы. Дружище, я, наверно, кажусь тебе сумасшедшим, но, клянусь святым Эйданом, я отправляюсь в Китай!
        Трис вздохнул:
        — Мне кажется, что я с тобой согласен. Да, Уолт, мы должны двигаться вперед и достичь нашей цели.

4

        Два часа они вчетвером пытались укрыться за лежащими верблюдами от порывов ледяного северного ветра, неотрывно следя за тем, что происходит в основном лагере, и все никак не могли прийти в себя от страха. Каждую секунду можно было ждать любой дикой выходки от этих сумасшедших степных всадников. Над главной юртой высоко вился флаг Монгольской Орды. Ветер трепал девять конских хвостов и изображение белого ястреба. Этот фантастический символ подходил для расы, привыкшей к дальним и быстрым передвижениям. Вокруг главной юрты стояли остальные круглые войлочные шатры. Неподалеку располагались палатки с яркими шелковыми вымпелами, красными буквами значилось: «АА».
        Время от времени Уолтер смотрел на высокий замок, возвышавшийся над отдаленными стенами Марат. Ему было интересно разглядывать горы, виднеющиеся к западу от города.
        Вершина горы была расчищена так, чтобы на ней можно было уместить храм, сверкавший в лучах полуденного солнца. Как странно, подумал Уолтер, обнаружить храм в этой части света. Он не мог поверить, что властелин этих кочевников-убийц построил здание, откуда было можно наблюдать за звездами.
        — Если бы у нас в Англии правил мудрый король,  — сказал он Трису,  — у нас была бы подобная обсерватория для Рождера Бэкона. Но боюсь, что вместо этого его поместят в темную подземную камеру.
        Тристрам ничего не ответил — он был занят тем, что изучал профиль Мариам. Махмуд постарался сделать так, чтобы она сидела подальше от хозяев. Девушка не принимала участия в разговорах, но Уолтер постоянно ощущал на себе ее взгляд.
        Тристрам взглянул на солнце:
        — Сейчас, наверно, три часа. Удивительно, что ничего не происходит.
        Вдруг в лагере поднялась суматоха, и всадники устремились на запад, в открытую степь. За ними бросились пешие. В воздухе раздавались громкие крики. Англичане не понимали, в чем тут дело. Что еще придумали эти непредсказуемые монголы?
        Уолтер почувствовал чью-то руку, нетерпеливо теребившую его за рукав. Махмуд придвинулся к нему, и в глазах у него было отчаяние.
        — Добрый массер,  — прошептал он,  — они станут убивать других черных мальчишек?
        — Махмуд, с этими людьми никогда нельзя сказать наверняка. Мне кажется, что сейчас не стоит бояться, потому что они решили показать, как хорошо владеют оружием. Может, они станут стрелять из луков в цель.
        — Массер, Махмуд бояться. Махмуд не хочет так умирать! Догадка Уолтера подтвердилась через несколько минут, когда их отыскал отец Теодор. Он закутался в тулуп до самых глаз.
        — Мы тронемся только утром,  — сказал он.  — Чтобы удержать своих головорезов от дальнейших бед, Баян приказал устроить скачки и соревнования по стрельбе из луков. Я вам советую присоединиться ко мне и посмотреть на состязания. Обещаю, что вы увидите такое, что задрожите и испугаетесь за безопасность вашего гордого западного мира.
        — Они будут стрелять из луков!  — воскликнул Тристрам. Он поднял руку вверх: — Ветер стихает. Сейчас слишком холодно, чтобы можно было легко поражать цели, но посмотрим, что они умеют делать. Мне всегда хотелось поглядеть, как действуют их самострелы. Ну,  — он улыбнулся и погладил свой большой лук,  — интересно, смогут ли они сравниться с нашими лучниками. Клянусь Богом, мне хочется показать им чудеса английского большого лука.
        — Даже и не думай,  — быстро возразил Уолтер.  — Лучше всего, чтобы на нас никто не обращал внимания. Мне нравится, как моя голова сидит на плечах, и я не желаю, чтобы ее использовали в качестве бильярдного шара.
        Тристрам виновато покачал головой:
        — Наверно, они не обрадуются, если я стану стрелять лучше их. Господи, Уолт, вот бы под ногами у нас была английская земля, и росли деревья, и мягкое солнышко пригревало наши спины! Если бы рядом стояли парни в зеленых куртках и следили за честными состязаниями!
        Уолтер вдруг заволновался — куда-то пропала Мариам. Он был уверен, что за секунду до того, как поднялся шум, она была рядом и поплотнее запахивала на себе войлочную накидку.
        — Трис, девушка куда-то делась.
        Все мысли о соревновании сразу вылетели у Тристрама из головы. Он взглянул на проходивших мимо людей. Это были арабские купцы в огромных разноцветных тюрбанах, украшенных драгоценными камнями или переливающимися огромными перьями; шаманы с жестокими и хитрыми лицами под коническими головными уборами; монголы в войлочных шляпах. Они очень спешили, быстро переставляя короткие кривые ноги. Иногда среди них встречались воинственные люди пустынь в сверкающих кольчугах. На поясе у них были прикреплены бряцающие мечи. Бежало множество нищих. Они так закутались от холода, что не стало видно их ран и язв, которые они обычно охотно демонстрировали, чтобы им не забывали подавать милостыню. Шли женщины. Некоторые из них были в покрывалах, но многие открыли лица, чтобы привлечь к себе внимание. Мариам нигде не было видно.
        — Наверно, она ушла,  — вздохнул Тристрам.  — Таков был план. Да позаботится о ней Господь, чтобы она благополучно достигла своей цели.
        — Она даже не попрощалась с нами.  — Уолтер почувствовал обиду.  — Разве нельзя было сказать нам «прощай!»?
        — Я уверен, что ей тоже было неприятно так поступать,  — ответил Тристрам.  — Уолт, я наблюдал за ней. Ей всегда было трудно скрывать свои эмоции, поэтому она решила покинуть нас потихоньку. Мы не должны сомневаться в том, что она нам благодарна за помощь.
        Уолтер почувствовал огромное облегчение. Приключение закончилось, и они могут спокойно заниматься собственными делами.
        — Мы для нее сделали все, что смогли,  — сказал он.  — Как только закончатся состязания, нужно отправляться в Марагу и узнать: может, какой-то из караванов идет на восток. Но сначала мне придется поговорить с Антемусом.
        — Если мы будем в Мараге,  — радостно подхватил Тристрам,  — то сможем удостовериться, что она благополучно добралась до родственника. Должен признаться, что у меня станет на душе полегче. Она тебе сообщила, куда собирается пойти?
        — Сегодня утром я разговаривал с ней, и она сказала, что ее дядю зовут Михаил Такагало.  — Уолтер неуверенно покачал головой.  — Нам следует быть очень осторожными. Анте-мус может сообразить, куда она отправилась. Если мы появимся в доме ее дяди, этот жирный негодяй поймет, в чем дело. Прежде чем предпринять какие-то шаги, нужно посоветоваться с Лю Чунгом.
        Когда они оказались на равнине, там уже начались конные скачки. Наблюдая, как яростно соревновались бешеные всадники, англичане перестали думать о постороннем. От старта до финиша монголы скакали на сумасшедшей скорости. Узкие глазки сверкали на желтокожих лицах, раздавался воинственный клич степей. Лошадки были некрупными, но очень быстрыми, и казалось, что им передался азарт всадников.
        После окончания скачек началась борьба. Участники были профессионалами. Огромные глыбы мышц и жира. Они оголялись до пояса, но было незаметно, что они чувствуют холод. Соперники стояли лицом друг к другу — Затем они выступали вперед и отходили назад, крепко топая ногами в такт постоянным выкрикам: «Ниге! Хоир! Горба!» (Один! Два! Три!) При слове «Горба!» соперники бросались вперед, пытаясь отвлечь внимание противника и подловить его на неправильном движении. Если они обхватывали друг друга руками, начиналась трудная борьба. Они толкали и пихали противника, громко хрюкали и орали от напряжения. Сражение заканчивалось, только когда один из борцов оказывался без сознания на земле.
        Монголы не сводили взгляда с борцов. Они вертелись в седлах и неистово вопили:
        — Хису! Хису! ( Кровь! Кровь!)
        — Неужели они никогда не насытятся кровью?  — спросил Уолтер.
        Потом начали устанавливать цели для соревнования лучников, и зрители образовали две длинные линии. Было ясно, что стрельба из луков — главное событие соревнований. Всадники не переставали спорить и заключали между собой пари. Тристрам сильно волновался и щелкал тетивой лука.
        — Посмотрим, посмотрим,  — сказал он.  — Они отметили короткую дистанцию. Неужели их маленькие игрушки больше ни на что не способны? Уолт, это же работа для женщин!
        Уолтер понимал, что для англичан это действительно короткая дистанция. Но все равно было интересно наблюдать за искусством степных лучников. Они стреляли с седел. Сначала с неподвижного коня. Стук стрел, попавших в цель, походил на звук капель дождя, барабанивших по деревянной крыше.
        Когда эти соревнования были закончены и все участники разобрались с заключенными пари, всадники стали стрелять, мчась к цели на полной скорости. Конечно, точность попадания сразу снизилась, но тем не менее лучники проявили высокое мастерство.
        Это было потрясающее зрелище. С дикими криками стрелок на ходу пытался развернуть коня, из-под копыт с грохотом сыпались комья замерзшей земли. Если он попадал в цель, вокруг звучали громкие возгласы одобрения. Если промахивался, зрители начинали издеваться над ним.
        Когда была выпущена последняя стрела, Тристрам крепко ухватил Уолтера за руку.
        — Уолт!  — умоляюще сказал он.
        — Да?
        — Я не могу сдерживаться. Неужели мы позволим этим диким животным, горластым убийцам детей, думать, что они лучшие лучники в мире? Уолт, у меня руки чешутся! Я себе никогда не прощу, если не продемонстрирую большой лук.  — Трис тяжело дышал, его обычно спокойные глаза сверкали, руки дрожали. Молодой человек закинул лук на плечо.  — Мы должны это сделать ради Англии!  — воскликнул он.
        Уолт не успел оглянуться, как Тристрам выбежал к стартовой линии, держа большой лук на вытянутой руке в знак того, что он желает принять участие в соревновании.
        Зрители уже начали расходиться, но быстро вернулись. Они не ожидали подобного вызова, и на некоторое время монгольские всадники словно застыли в седлах. Потом те, кто был поближе к Тристраму, соскочили с коней и сгрудились вокруг него. Один монгол протянул руку и вырвал лук у англичанина.
        Тристрам не стал отнимать лук, но было видно, что он с трудом сдерживается.
        Лук передавали из рук в руки, все трогали полированную поверхность и пронзительными голосами удивлялись отсутствию рога и металла. Было ясно, что они считали лук негодной игрушкой.
        Один из монголов взял лук и стал его натягивать. Это было очень трудно, и он старался изо всех сил. Сальная морда перестала ухмыляться: дикарь был поражен. Он бросил бы лук на землю, если бы Тристрам не подскочил к нему и не вырвал лук у него из рук. Он толкнул монгола, и тот полетел на песок.
        Уолтер сильно волновался. Вдруг он услышал резкий приказ, отданный собравшимся вокруг Тристрама. Он не видел, кто это сделал, но голос был очень властным. Лучники, начавшие теснить Тристрама, отшатнулись от него. Через несколько секунд через толпу к Уолтеру пробрался отец Теодор. Было видно, что священник обеспокоен.
        — Высокий парень будет стрелять. Это приказ. Скажи ему об этом.
        — Все будет по-честному?
        — Ему никто не станет мешать. Но если он выстрелит не лучше остальных, то лук сломают о его голову. Юный сэр, они будут пытаться причинить ему как можно больше вреда! Можете быть уверены, что они постараются выбить ему мозги!
        У Уолтера сжалось сердце. Раньше его никогда не охватывал такой ужас. Уже много недель Тристрам не тренировался и, видимо, не сможет так точно поразить цель. Кроме того, тетива ослабела, потому что он ее давно не подтягивал.
        До сих пор ветра почти не было, но сейчас он начинал дуть с прежней силой. Тристрам обязательно проиграет. Уолтер был в этом уверен, но прекрасно понимал, что обратного пути уже не было.
        — Чем же все это закончится?
        Уолтер встал рядом с другом. Что бы им ни грозило, они должны выстоять вместе.
        — Постарайся побить их,  — сказал он Тристраму.
        — Хорошо!  — Казалось, Тристрам ничего не боялся. Он был абсолютно спокоен и уверен в себе.
        — Не волнуйся, Трис. Ты будешь стрелять ради Англии. Нет! Ради славы и чести всего христианского мира!
        Тристрам коснулся перчатки там, где был почти полностью выцветший девиз.
        — Иисус, направь мою стрелу в цель!  — взволнованно проговорил он.
        — Не забудь о ветре,  — предостерег его Уолтер.  — Похоже, он начинает крепчать.
        Тристрам внимательно посмотрел на цель.
        — Я не смогу повторить их трюки, но я покажу им, как далеко может лететь моя стрела.
        Он улыбнулся и жестом попросил отодвинуть цель подальше. Цель оттащили примерно на двадцать ярдов. Трис вновь показал, чтобы ее отнесли еще дальше. Так повторялось три раза. Каждый раз мишень отодвигали все дальше и дальше, пока она не оказалась на расстоянии в два раза дальше прежнего. Уолтер в ужасе наблюдал за перемещениями. Он не сомневался, что все закончится очень плохо, но боялся что-либо сказать Трису. Он опасался, что рука друга дрогнет, если Трис станет заранее думать о проигрыше.
        Уолтер решил, что сейчас мишень находится от них в трехстах ярдах. Он знал, что сильный лучник может послать стрелу на это расстояние, но точно в цель не попадет. «Он не помешался?» — подумал Уолтер в панике.
        Тристрам понял, что творилось в душе друга.
        — Все или ничего,  — холодно заметил он.  — Если мне удастся преподать им урок, он будет очень наглядным. Ну, дружище, готовься.
        Длинные ряды наблюдателей шумели от волнения. Монгольские лучники подогнали поближе своих коней. Все ждали чуда.
        В воздухе пробегали заряды напряжения. Монголы были поражены смелостью европейца, когда тот попросил подальше отодвинуть мишень, но собирались воспользоваться любой его ошибкой.
        — Господь наш на небесах,  — тихо молился Уолтер,  — обрати внимание на твоего храброго слугу Тристрама Гриф-фена. Пусть руки у него будут крепкими, а глаза — зоркими. Придержи ветер, чтобы его стрела попала в цель!
        Трис поставил ногу на отметину и осторожно начал натягивать тетиву. Казалось, лук с радостью узнал верную и знакомую руку. Уолтер видел, что руки у Триса не дрожали.
        Ветер раздувал войлочные плащи всадников и шевелил плюмажи на тюрбанах торговцев. Трис решил переждать и сделал шаг назад. Как бы отвечая на тихую мольбу Уолтера, ветерок прекратился. Лучник воспользовался передышкой и снова выступил вперед. Он поднял лук и прицелился. Левая рука отпустила стрелу.
        Стрела полетела с громким, свистящим звуком и понеслась прямо туда, куда направил ее Тристрам, а потом стала постепенно забирать вверх, описывая красивую дугу. Стрела неслась с удивительной скоростью. Затаив дыхание, Уолтер наблюдал за ее полетом. Цель казалась такой крохотной и располагалась так далеко, что он не надеялся, что тонкая стрела найдет себе там место для отдыха.
        Произошло чудо. Раздался слабый звук «пинт!», и на белой мишени показалась черная черточка.
        Толпа разразилась воплями. Уолтер подпрыгнул высоко в воздух. Напряжение разрядилось криками радости:
        — Святой Георгий! Святой Георгий поддержал Англию! Он подбежал к другу и крепко его обнял. По щекам Уолтера текли слезы.
        — Трис! Старина! Тебе нет равных. Никто не смог бы повторить этот выстрел. Твой отец был бы очень горд за тебя.
        Тристрам улыбнулся, и было видно, как напряжение начинает спадать.
        — Это был счастливый выстрел,  — выдохнул Трис.  — Уолт, я не ожидал, что смогу это сделать. Мишень была слишком далеко. Я не знаю, зачем я это сделал. Что-то заставляло меня просить, чтобы ее отнесли подальше. Может, мне в это время вспоминались оскорбления, которые нам пришлось сносить. Я знал, что должен доказать этим дикарям, что англичане кое-чего стоят.
        — Ты спас нам жизнь,  — сказал Уолтер. У него до сих пор дрожали ноги.
        Монгольские всадники окружали их в мрачном молчании. Никто из них не похвалил выстрел.
        К ним приблизился высокий мужчина на великолепной черной лошади, и всадники расступились.
        Вновь прибывший был просто великолепен. На нем была накидка из черных соболей с длинными рукавами, прихваченная поясом из нефритовых пластин. На голове высокая войлочная шляпа, какую обычно носили монголы, но из нее торчало яркое павлинье перо и были прикреплены золотые украшения. Черный конь красиво смотрелся в красной узде, и, когда он двигался, на нем позвякивали серебряные украшения. Человек приблизился к англичанам и внимательно посмотрел на них блестящими и не такими уж раскосыми глазами. Они были у него круглые и карие, и в них светился ум. Нос у него был изогнутым, как у сокола.
        Мужчина подозвал отца Теодора и что-то ему приказал. Тот кивнул головой в знак согласия и подошел к Уолтеру:
        — Он спрашивает, можете ли вы изготовить такие же луки? Тристраму перевели вопрос, и он утвердительно кивнул:
        — Только нужно подобрать подходящее для этого дерево. Наверно, его будет не так легко найти. Что касается изготовления лука, отец научил меня этому мастерству.
        — Баян сказал, что подходящее дерево можно найти на севере, откуда он родом. Он также интересуется, могут ли молодые англичане научить его людей управляться с этими луками?
        Кажется, дела стали складываться в их пользу, и Уолтер решил сам дать ответ:
        — Да, мы сможем научить лучников. Но он должен понимать, что стрелять из новых луков могут только те воины, у которых такие же сильные руки, как у моего друга. И мало у кого такие острые глаза, как у Триса. Возможно, они не смогут стрелять так же далеко и точно, как Трис.
        — Он это понимает. Можно ли с помощью этого лука сделать подряд несколько быстрых выстрелов?
        — Можно сделать три выстрела за время, которое потребуется, чтобы подготовить самострел к одному выстрелу. С помощью больших луков можно обстрелять целый отряд воинов с самострелами.
        Священник все передал всаднику на черном коне. Казалось, что тому понравились ответы. Он с удовольствием разглядывал длинные ноги и широкие плечи Тристрама. Потом перевел взгляд на Уолтера и что-то спросил у толмача.
        — Он хочет знать, можешь ли ты так же стрелять из волшебного лука?
        Уолтер отрицательно покачал головой:
        — Нет, отец Теодор, скажи ему, что я знаю несколько языков, пишу четким почерком и могу ему пригодиться.
        Когда всадник услышал ответ, на лице у него появилась улыбка, и он сказал несколько слов. Священник тоже начал улыбаться.
        — Он спрашивает, умеешь ли ты играть в шахматы?
        В общежитии колледжа в Англии был неполный набор шахмат, изготовленный из дерева. Студенты иногда играли в них, заменяя пропавшие фигурки кусочками сланца, на которых были написаны названия пропавших фигур. Уолтер вполне прилично играл в шахматы.
        — Да, я умею играть в шахматы.
        Всадник снова улыбнулся и что-то резко приказал, потом дал инструкции священнику, легким прикосновением руки развернул коня и поскакал в сторону лагеря. Два монгола отошли от мрачных зрителей и поспешили к друзьям, смешно ковыляя на коротеньких кривых ногах.
        — Вам повезло, господа студенты,  — заявил священник, словно они получили хорошие новости благодаря его усилиям.  — Дальше вы отправитесь вместе с караваном. Когда наступит время, вы начнете тренировать отряд лучников. Позаботьтесь о том, чтобы для них был готов волшебный лук. Это приказ. Эти люди сопроводят вас в лагерь.
        — Но мы не собираемся никуда удирать!  — воскликнул Уолтер.
        — У вас все будет новое,  — продолжал, как бы не слыша его, священник.  — У вас будут кони и молодые сильные верблюды для ваших слуг и поклажи. Вам предоставят просторную и теплую юрту, и вы продолжите путешествие со всеми удобствами.
        Один из караульных грубо сказал: «Худелху!», что, видимо, было приказанием трогаться. Тристрам закинул лук на плечо и пошел.
        Уолтер поспешил за ним, но сначала задал один вопрос, хотя был полностью уверен в ответе:
        — Кто этот человек на черном коне?
        — Это Баян Стоглазый,  — сказал отец Теодор.

5

        — Массер, люди у юрты,  — весело доложил Махмуд.  — Один сказал, что сотрет меня в порошок, если я попытаюсь удрать! Второй, который позади юрты, грозился прибить меня гвоздями к кресту, потому что я прислуживаю христианам. Но Махмуд их не боится. Великий полководец сказал, Махмуд тоже пойдет. Эти люди у юрт не посмеют коснуться Махмуда.
        Новая юрта была просто великолепной. Это было высокое округлое сооружение из войлока с подкладкой из синего шелка. По сравнению со старой блохастой юртой это был настоящий дворец. Махмуд очень гордился новым приобретением и начал все показывать хозяевам.
        — Смотри,  — сказал он, касаясь руки Уолтера,  — на основном шесте не один крюк, а целых шесть. Гляди, какая красивая шелковая подкладка. А вот кольца, чтобы на ночь можно было вешать занавес.
        — Махмуд, мы заживем как короли,  — заметил Уолтер. Махмуд хотел продолжить показ всяческих чудес новой палатки и приподнял занавес в задней части юрты, где хранились котелки, ящички с приправами и другие кухонные принадлежности. Он взглянул туда, потом быстро отошел, и занавес упал. Мальчишка пошел к выходу, не глядя в глаза Уолтеру, как будто что-то скрывая. Уолтер сразу заподозрил неладное, а потом просто пришел в ужас. Он уселся, прижавшись спиной к центральному шесту, и, глядя на занавес, позвал:
        — Мариам! Ответа не было.
        — Можешь выйти. Мне кажется, что тебе там не очень удобно.
        Занавес качнулся, и в щель показалось лицо девушки. Потом она вышла с видом напроказившего школьника и скромно уставилась в землю.
        — Ты не смогла найти тех людей, которые должны были проводить тебя в Марагу?  — спросил Уолтер.
        Мариам покачала головой.
        — Я видела дядю,  — грустно ответила она.  — Он сам явился за мной. Мы с ним поговорили, и потом… Потом я от него удрала.  — Она повысила голос. Было видно, что девушка очень переживает.  — Уолтер, я его испугалась! Он очень похож на Антемуса, только старше и более жестокий! Я ни о чем не думала, просто убежала. Это был порыв. Когда я его увидела, то страшно перепугалась и побежала прочь, даже не понимая, что делаю. Я скрылась от него в толпе, но не знала, куда мне идти. И пришла к вам.
        — Откуда ты узнала, что это наша юрта?
        — Я не могла найти старую юрту и отправилась к одному из слуг Антемуса. Этот старый слуга всегда хорошо ко мне относился и даже иногда помогал. Он сказал, что теперь это ваша юрта.
        Уолтер начал размышлять о том, что же им делать дальше. Его охватил ужас из-за внезапного возвращения девушки. Она все поняла и упала перед ним на колени.
        — Господин Трис меня не узнал,  — робко сказала она.  — Всем известно, что у вас два черных мальчишки, и люди подумают, что я один из них. Меня никто не найдет.
        — Тебя пока никто не подозревает, но ты ведь пряталась всего один день. Нам дальше не может так везти!
        — Да! Да! Нам повезет!  — Девушка крепко сжимала Уолтеру руку и умоляюще смотрела ему в глаза.  — Пока я пряталась за занавеской, я все время думала об этом. Никому в голову не придет искать меня в караване. Антемус не поедет с караваном, а остальных это не интересует. Уолтер, меня никто не увидит. Этим людям вы не нравитесь, потому что вы — христиане, и они не станут с вами общаться. Вы всегда должны будете ехать позади всего каравана и ставить палатку на ночь за пределами лагеря. Мне будет нетрудно скрываться от людей. Конечно, придется быть очень осторожной. Нельзя разговаривать с другими слугами. И если поблизости появится кто-нибудь, я должна низко наклонять голову.
        — Твои синие глаза легко могут тебя выдать.
        — Я всегда буду смотреть в землю и надвигать на лицо шапку. Пожалуйста, Уолтер, вы — моя единственная надежда!
        В это мгновение появился Тристрам. Увидев Мариам, он буквально превратился в соляной столб. От удивления он открыл рот, потому что, конечно, не ожидал ее здесь снова увидеть. В глазах у Триса засветилась радость, и он начал хохотать и громко хлопать себя по ляжке.
        — Мариам!  — воскликнул Трис.  — Ты у нас! Клянусь святым Кристофером, я очень рад! Мне было не по себе, когда я думал о том, что ты одна отправилась в Марагу! Я так переживал, когда тебе пришлось оставить нас!
        Девушка не понимала, о чем говорил Трис, но видела радость в его глазах. Мариам поднялась и подбежала к юноше, взяла его за руку и воскликнула:
        — Господин Тристрам, ты мне рад. Я это вижу. О, пожалуйста, уговори господина Уолтера, чтобы он мне позволил остаться.
        Тристрам улыбнулся Уолтеру и спросил:
        — Что она говорит, Уолт? Кажется, она очень волнуется, бедняжка. Я не знаю, что ты по этому поводу думаешь, но я очень рад ее снова видеть. Это точно! Я могу сказать, что ей не следует идти к своему дяде Михаилу Такагало. Его имя свидетельствует о том, что он жестокий и к тому же мошенник. Кроме того, он не настоящий ее дядя. Все эти жадные греки не одной с ней крови. Девушка — англичанка. Уолт, мы не можем оставить ее в беде!
        Уолтер считал так же, но у него были серьезные соображения против того, чтобы оставить девушку в лагере.
        — Трис, они найдут ее здесь,  — мрачно сказал он.  — Мы не можем подвергать ее жизнь угрозе попасть в лапы этих негодяев.
        — Нам не следует останавливаться там, где ее могут узнать. Почему бы нам не отправиться в путь одним? У тебя еще сохранилось золото. Мы сможем прибыть в Китай раньше каравана.
        Уолтер засмеялся:
        — Трис, ты не заметил охрану перед нашей юртой? У нас нет ни единого шанса. Баян об этом побеспокоился.
        — Тогда нам придется путешествовать с караваном и принять на себя риск. Разве мы этого побоимся? Сегодня я тоже рисковал. Нет — мы вместе рисковали. Я заметил, как ты встал рядом со мной. Пусть они все изжарятся в аду! Мы были до сих пор вдвоем. Теперь нас будет трое.
        Мариам рыдала, крепко держа Триса за рукав. Уолтер поднялся и подошел к ним.
        — Хорошо, Трис. Мы попытаемся добраться до Китая. Все втроем.
        Мариам повернулась и посмотрела на молодого человека. Он говорил по-английски, но она уловила смысл по изменившемуся выражению его лица. Девушка продолжала рыдать, но теперь это были слезы облегчения. Она упала на колени и стала целовать Тристраму руку, восклицая:
        — Благодарю! Благодарю тебя! Тристрам сильно покраснел.
        — Хватит. Перестань. Не стоит меня благодарить подобным образом.  — Он радостно улыбнулся Уолтеру: — Она так счастлива, бедняжка! Уолт, нам нужно хорошо с ней обращаться, и мне кажется, что мы должны что-то придумать, чтоб взять ее с собой в Англию.
        Мариам поднялась, желая поблагодарить и Уолтера. Он повернулся и, отойдя в другой конец палатки, стал с интересом рассматривать бронзовую арабскую лампу. Он опять почувствовал себя чужим. Это чувство было знакомо ему с детства, и теперь оно снова вернулось. Уолтер думал, что девушка всегда будет сравнивать его отношение с поведением Триса и что он перед ней предстал слишком осторожным и равнодушным. Уолтер попытался оправдаться перед собой: ведь кто-то должен думать о практических вещах.
        Мариам робко последовала за ним и проговорила:
        — Уолтер, я хочу тебя поблагодарить.
        — Тебе следует за это благодарить моего друга, а не меня.
        — Нет, нет!  — воскликнула девушка.  — И тебя тоже. Я от всей души тебе благодарна.
        — Так, ну, значит, все решено,  — громко сказал Тристрам.
        Мариам начала вытирать глаза.
        — Теперь мне нужно приниматься за работу,  — сказала она.  — Мой суровый начальник скоро вернется и захочет узнать, почему не горит огонь и не почищены котелки.  — Девушка улыбнулась.  — Добрые хозяева, я постараюсь быть для вас хорошим слугой.
        Махмуд, вернувшись, застал Мариам за работой и подозрительно взглянул на нее:
        — Второй мальчишка останется? Массер, ты обещал, второй мальчишка уйдет. А потом я его увидел за занавеской.
        — Махмуд, второй мальчишка останется. Махмуд мрачно усмехнулся:
        — Махмуд будет много его загружать работой. Второй мальчишка будет много делать.  — Он повернулся к Мариам: — Тафа, быстро бери тряпку, нужно чистить котелок!
        Чтобы отвлечь слугу, Уолтер принялся хвалить палатку. У Махмуда глаза засверкали от гордости. Он снова начал хвастаться новой юртой. Он сказал, что в ней будет всегда тепло, потому что наверху нет отверстия, через которое может входить холодный воздух. Уолтер внимательно изучал конструкцию из моржовых шкур, которые можно было отстегивать, когда людям в юрте требовался свежий воздух. Шкуры не затемняли свет, потому что их так хорошо выскребли, что они стали почти прозрачными.
        Уолтер все еще продолжал изучать устройство юрты, когда охранник открыл внешний занавес и презрительно доложил:
        — К христианским псам пришел толстый купец.
        Это был Антемус. Он вошел внутрь, закутанный до ушей в накидку из мохнатой лошадиной шкуры. Лицо покраснело от холода. За ним следовала скромная маленькая девушка, неся в обеих руках какие-то коробки. Она жутко замерзла, но была такой хорошенькой. Купец мрачно кивнул и уселся рядом с Тристрамом, вытеснив того с подстилки толстым задом. Девушка пристроилась рядом с хозяином и начала открывать ящички, где лежали различные лакомства.
        — Я с вами не поеду,  — печально заявил Антемус. Его самолюбие пострадало так сильно, что на некоторое время он погрузился в мрачное молчание.  — Я ничего не могу сделать, чтобы этот упрямый монгол изменил свое решение. Но вы можете быть уверены, что я предпринял кое-какие меры. Я могу добиться своего с помощью агентов, которые могут влиять на Сына Неба. Я вполне обойдусь без этого наглого Баяна и жалею лишь о том, что сделал ему раньше слишком много подарков. Надеюсь, что придет день, когда Сын Неба выжжет все его сто глаз!  — Он, прищурившись, взглянул на Уолтера.  — Мне нужно, чтобы вы доставили мои письма. Одно из них китайскому купцу в Ханбалык. Вам придется подчиняться его приказаниям и выполнять все его поручения. Вам все ясно?
        — Абсолютно.
        Антемус откинул полу одежды и стал шарить за пазухой замерзшими пальцами. Потом он достал письмо на куске ткани, перевязанное нитками.
        — Это письмо Кунг Лаингу, живущему в предместье Хан-балыка. Его прозвище Тигр, Который Тихо Мурлычет. Надеюсь, мне не надо предупреждать молодого петушка из Англии, что с ним лучше не шутить и никогда ему не возражать.  — Антемус вытащил второе письмо.  — Если вы окажетесь в Кинсае [9 - Кинсаи — древнее название города Хэнчжоу.  — Примеч. автора.] , главном городе императора Сун, то доставите письмо очень богатому купцу по имени Сун Юнг. Его часто называют «Огонь из Черных Облаков». Вы также должны повиноваться и его приказам.  — Антемус гордо добавил: — Не переоценивайте богатство этих восточных купцов. Я могу купить и перепродать любого из них.
        Уолтер взял оба письма и спрятал их под одеждой.
        — Я четко выполняю ваши инструкции,  — сказал он.  — Я надеюсь добраться до Кинсая и приложу к этому все усилия.
        Антемус достал из коробки сласти и принялся громко жевать.
        — Вам известно, что одна из девушек, которых я посылаю ко двору императора, вчера удрала?
        — Я слышал, что это ваша сестра. Антемус задумался.
        — Вы рады, что она удрала. Я слышу радость в вашем голосе, но припомню вам это, когда придет время расплачиваться за все. Я Смогу сэкономить на этом много денег и даже начинаю радоваться вместе с вами.
        Уолтер промолчал. Продолжая поглощать сладости, купец посмотрел на Тристрама.
        — Я слышал, что этот бык дал монголам урок в стрельбе из лука.  — Антемус визгливо засмеялся.  — Это приятная весть. Но запомните, что они никогда не забывают обиду или оскорбление. Следите за тем, чтобы больше их не злить. Я должен быть уверен, что вы доставите мои письма.
        — Мы уже решили вести себя как можно тише и осторожнее.
        — Хорошо. Попридержите языки и не позволяйте вашей паршивой европейской гордости взять верх над осторожностью.  — Он продолжал сопеть и хрустеть сластями.  — Что касается моей неблагодарной и непослушной сестры, то я все равно до нее доберусь. Она не сможет уйти далеко, тем более при такой погоде. Сейчас Марагу обыскивают мои люди. Они осматривают и все блошиные деревушки в окрестностях города. Девчонка окажется у меня в руках.
        В задней части юрты темная рука, которая усердно начищала котелок, на мгновение остановилась, а потом с прежней энергией продолжила свое занятие. Уолтер с облегчением заметил, что Мариам старалась держаться от них подальше и не поднимала голову.
        — Вам, наверное, будет неприятно узнать,  — продолжал Антемус,  — что ее постигнет ужасное наказание.
        Уолтер все еще молчал. Неожиданно лицо купца, которое в теплой юрте приняло обычный цвет, снова стало меняться. Кожа вокруг глаз покраснела, потом краснота расползлась по широкому лицу, как тлеющий огонь. Он не сводил с Уолтера свирепого взгляда.
        Тихим высоким голосом он медленно проговорил:
        — Вы даже не можете себе представить, что ее ждет…
        — Надеюсь, что вам не удастся ее найти,  — сказал Уолтер.
        — И таким образом вы мне демонстрируете осторожность, которую обещали соблюдать. Придется взять с вас еще больше денег.
        В палатке воцарилась тишина. Антемус с трудом поднялся на ноги. Он так сильно навалился на худенькую девушку, что та едва устояла на ногах.
        — Пошли!  — скомандовал он ей, внимательно оглядывая палатку.  — У вас очень хорошая новая юрта. Баян не пользуется глазами, чтобы сэкономить деньги своего господина. У вас работают два мальчишки. За них заплатит ваш благородный Баян, а не я.  — Он помолчал.  — Я еще не заработал на вас ни одной самой маленькой монетки. Не сомневаюсь, что у вас имеется собственное золото. Давайте заключим сделку. Я продам вам женщину.
        — У нас нет золота, чтобы заключать сделки с таким мудрым купцом, как Антемус из Антиохии.
        — Я вам продам одну женщину за такую смешную цену, что ничего на ней не заработаю. Вы оба очень молоды, и вам необходима женщина, тем более что путешествие продлится долго. Я вас предупреждаю: не связывайтесь с монголками. Это просто дьяволицы. К тому же они еще и царапаются.
        — Ничего, мы постараемся обойтись без женщин. Антемус понял, что ему не удастся уговорить их, и вздохнул.
        — Вы, англичане, такие жадные,  — пожаловался он.
        Монголы не оценили захваченные трофеи. Прежние хозяева юрты оставили на крюке плетеный пояс. Он был сильно загрязнен, но среди разноцветных шнуров в него была вплетена золотая нить, и, кроме того, на нем была красивая пряжка из нефрита. Собираясь уходить, Антемус увидел пояс. Без лишних слов он сдернул пояс с крюка и запихнул его под плащ. На прощанье он пробормотал:
        — Не забывайте, что мои люди за вами следят.
        — Ему все же удалось на нас заработать,  — смеясь, заявил Уолтер.
        Караван отправился в путь на следующее утро, лишь только первые лучи солнца показались на востоке. Студенты никогда не забудут этого зрелища: длинной вереницей всадники поднимались попарно вверх по склону, пропадая в бледно-красных лучах на фоне густого фиолетового неба. Они что-то пели. В центре длинной процессии шли верблюды, а за ними — носилки для женщин. Казалось, что им никогда не будет конца. Дальше двигалось странное сооружение, Уолтер сразу обратил на него внимание. Оно немного напоминало закрытую карету — такие иногда можно было встретить на дорогах Англии. Но это сооружение было двухэтажным и покрашено в ярко-красный цвет. По краям были нарисованы черные драконы и белые тигры. Уолтер был поражен, увидев фигуру феи с золотыми крыльями и протянутой вперед рукой. Фея стояла на самом верху кареты. Как бы ни качалась и ни кренилась по плохой дороге карета, рука феи всегда указывала в определенном направлении.
        Священник объяснил назначение этого странного прибора:
        — Эта карета сделана в Китае. Рука феи всегда указывает на юг, поэтому люди не сбиваются с правильного курса. В пустыне из-за постоянных ветров и перемещающегося песка часто невозможно найти дорогу и определитель направления всегда может пригодиться. Никто не знает его секрета, кроме старого китайца, который едет внутри повозки. Но это еще не все. В конце каждого ли — трети мили — раздается удар гонга.  — Священник с сомнением покачал головой.  — Я могу сказать только одно: там внутри помещается дьявол.
        Уолтер подумал про себя: «Об этом стоит рассказать брату Бэкону».
        Когда пришло их время пристраиваться в конец процессии, молодые люди гордо сидели на хороших конях с новой упряжью и звенящими украшениями, На головах лошадей были синие плюмажи. Тристрам улыбнулся своей застенчивой милой улыбкой и сказал другу:
        — Уолт, теперь никто не станет над нами смеяться, и я смогу поднять голову от земли.
        — Нам надо благодарить за такую перемену твой сильный лук.
        — Прощай, Заратуштра! После того как тебя не стало с нами, воздух стал чище.
        Им также выделили трех верблюдов. Один должен был тащить пожитки, а два остальных предназначались для слуг. Уолтер оглянулся и вздохнул с облегчением, увидев, что Ма-риам выполняет обещание и сидит на верблюде с опущенной головой.
        — Уолт, твое желание исполнится. За этой грядой — Китай!  — воскликнул Тристрам.

        Глава 7. СНЕЖНЫЕ ГОРЫ

1

        Ужин был закончен, и собаки грызлись снаружи из-за выброшенных костей, как вдруг послышался голос отца Теодора. Он просил позволения войти в юрту.
        Он вошел внутрь, низко кланяясь; лицо у него светилось улыбкой.
        — Вам выпала великая честь,  — сказал он Уолтеру.  — Великий орхон желает сыграть с вами в шахматы.  — Потом священник взволнованно спросил: — Надеюсь, что господин студент помылся? Нельзя, чтобы от вас пахло конем и потом в присутствии Баяна.
        — Я всегда моюсь перед едой,  — обиженно заявил Уолтер.
        — Хорошо,  — кивнул священник и внимательно оглядел юношу.  — Люди из христианского мира редко моются. Говорят, что от крестоносцев жутко воняло.
        Перед юртой орхона в ночном ветерке трепетали десять конских хвостов. Часовой у входа отступил в сторону, тихо пробормотав:
        — Да постигнет отвратительная смерть всех сынов матерей-безбожниц!
        Перед входом на шнурках висели войлочные изображения различных животных и богов. Когда Уолтер входил в юрту, они мягко коснулись его лица. Внутри было очень светло из-за четырех ламп, подвешенных на бронзовых цепях. Баян только что принял ванну, и слуга выносил деревянное корыто, из которого на медвежью шкуру, застилавшую пол, выплескивалась грязная вода. Полководец удобно устроился в кресле с тремя ножками. Его халат в красный цветочек не прикрывал голых ног. Уолтер удивился, какие у него маленькие ноги, но потом понял, что монголы из поколения в поколение проводят жизнь в седле и, конечно, это отразилось на физическом облике их расы.
        Перед военачальником стоял складной столик, на котором была расстелена карта. Он взглянул на Уолтера и что-то сказал отцу Теодору приятным голосом.
        — Благородный господин Баян не желает разговаривать с вами на «би-чи»,  — объяснил священник.  — Поэтому я буду выступать в роли переводчика. Он вас приветствует и предлагает сесть.
        Прислонившись спиной к центральному шесту юрты, сидел слуга. Он громко храпел, но тут же проснулся и поставил второе кресло напротив хозяина. Баян засучил широкие рукава халата. Было видно, что он с удовольствием предвкушает игру. Он показал на огромного персидского кота, торжественно восседавшего на столе.
        — Благородный господин спрашивает, не мешает ли молодому человеку присутствие его старого любимца Буугра.
        — Нет, нет,  — ответил Уолтер.  — Скажите ему, что я люблю кошек, а этот кот удивительно красив.
        Кот не мигая уставился на юношу огромными янтарными глазами. Баян тоже очень внимательно изучал Уолтера, и тому стало неприятно от этих взглядов.
        — Господин спрашивает, разбирается ли его гость в военной тактике?
        Уолтер покачал головой:
        — Я так мало в этом смыслю, что не посмею выразить свое мнение по этому поводу в присутствии великого Баяна.
        Баян довольно кивнул крупной головой. Но тем не менее начал высказывать свои соображения, базируясь на изучении лежавшей перед ним карты, а священник негромко переводил:
        — Мы называем страну маньчжу Желтой Подушкой,  — сказал Баян, ведя пальцем по границе.  — Она бесформенная, мягкая и податливая. Армии Великого хана желают покорить маньчжу и забрать все пограничные провинции на юге, применяя тулугму — внезапную атаку с флангов. Но им это никогда не удается.  — В его глазах светилась хвастливая монгольская гордость. Он говорил так быстро, что отец Теодор начал нервничать и поближе придвинулся к нему, чтобы успеть понять смысл высказанного, но все равно с трудом справлялся с задачей и стал заикаться.  — У меня есть другой план. Он не является секретом, потому что с самого начала кампании все станет понятно.
        Уолтер внимательно слушал хозяина, рассматривая при этом убранство юрты. В ней было столько вещей, что он удивился, как слуги умудряются все складывать и упаковывать каждый день. Было даже большое зеркало. Баян был весьма тщеславный человек, и это качество проскальзывало в каждом его жесте и слове. Кроме того, в юрте стоял большой сундук, еще один стол, где лежали карты, и широкий помост, на котором спал полководец. Слуга снова прислонился к шесту и захрапел громче прежнего. В воздухе витали соблазнительные ароматы, и время от времени колыхался занавес у задней стенки. Уолтер понял, что в юрте находилась женщина.
        — Желтая Подушка,  — продолжал Баян,  — подобна осьминогу, протягивающему свои щупальца во всех направлениях. Если отрезать ему одно щупальце, то на его месте вскоре вырастет другое. Но если нанести удар по голове и пронзить жизненно важный орган, то щупальца сразу обмякнут, а потом вообще отпадут.  — Баян наклонился вперед. Его удивительные глаза сверкали.  — Те, кто последует за армиями Баяна, увидят, как те спустятся вниз по реке Хан, пересекут могучую Янцзы, а затем прямо отправятся в Кинсай. Когда Кинсай падет, будет легко покорить маньчжу. Я не стану сражаться против людей, нет, только с географией. Мне кажется, что император Сун в Кинсае не помнит Чингисхана. Ему нравится смотреть, как его женщины обнаженными купаются в императорских прудах, и на этом заканчиваются все его интересы. Его министры трусливы и продажны и уверены, что с их великой страной ничего не может случиться. Они ничего не смыслят в войне и считают, что если надеть на солдат страшные маски, то враги сразу их испугаются.  — Баян закинул голову назад и громко захохотал: — Они сами помрут от ужаса, когда монголы наводнят
Кинсай!
        Он замолчал, хлопнул в ладоши и что-то приказал опять проснувшемуся слуге. Тот убрал со стола карту и поставил набор шахмат из слоновой кости. Уолтер с удивлением взглянул на них. Он с трудом узнавал фигуры, к которым привык. Там было четыре высоких слона с золотыми паланкинами на спине. Это были великолепные старинные шахматы, но было видно, что с ними весьма небрежно обращаются. Фигурки были грязные и засиженные мухами.
        — Великий господин Баян всегда делает первый ход,  — заявил отец Теодор.
        Полководец сделал быстрое движение рукой, и его пешка начала сражение. Такое начало было новым для Уолтера, и он раздумывал целую минуту, прежде чем сделал ответный ход. Баян с кошачьей фацией быстро переставлял фигуры. Он сразу начал наступление, и его атака была так хорошо спланирована, что Уолтеру оставалось только обороняться. Он пытался играть как можно лучше, внимательно обдумывая каждый ход. «Только бы я хорошо сыграл,  — подумал юноша.  — Я должен постараться, чтобы он послал за мной еще раз».
        Конечно, ему был заранее известен финал игры, но англичанин храбро и упорно сопротивлялся, и Баяну несколько раз приходилось пересматривать свою тактику, прежде чем он добился победы. Уолтер понял, что Баян ожидал от него именно этого. Баян оживился, он с удовольствием пил кобылье молоко из серебряной чаши и часто смеялся. Вдруг кот резко протянул лапу и сбросил фигурку с доски. Баян громко захохотал.
        — Мой умница старик Буугра!  — воскликнул он.  — Он взял фигуру, которой я хотел сделать следующий ход. Может, он хотел мне подсказать? Или напоминал, что я его давно не гладил по голове?
        Кот не дал понять, чего же ему хочется. Он свернулся в клубок и больше не обращал на них никакого внимания.
        Они сыграли три раза, и каждый раз заканчивалось победой полководца. Баян хлопнул в ладоши, и слуга убрал доску. Монгол о чем-то быстро заговорил.
        — Он говорит, что вы ему понравились,  — перевел отец Теодор.  — Еще он сказал, что вы — красивый парень и что он никогда прежде не видел таких волос. Он уверен, что вы пользуетесь огромным успехом у женщин. Что касается шахмат, то вы играете вполне прилично и он и впредь будет с вами играть.  — Священник добавил от себя: — Вам повезло, что в караване нет никого, кто мог бы играть лучше вас.
        Баян зевнул, потянулся и отдал какой-то приказ.
        — Мы должны его покинуть,  — произнес священник и поклонился так низко, что чуть не упал ничком.
        Уолтер тоже поклонился и последовал за отцом Теодором. Священник тихо засмеялся:
        — Он послал за женщиной. Кажется, сегодня он будет развлекаться с татаркой. Он называет ее Джуулем Сибуу, что значит Мягкая Птичка.
        Уолтер вернулся в палатку в хорошем настроении. Ему удалось завоевать расположение командующего армией Ху-билай-хана.
        «Мне кажется,  — подумал он,  — что все потихоньку налаживается».

2

        У них в юрте чувствовалось напряжение. Уолтер был уверен, что Мариам симпатизировала Трису. Он всегда жил в изоляции от людей, и сейчас ему это было особенно неприятно. Когда Трис входил в юрту, девушка бежала к нему, и на ее темном личике светилась улыбка. Они не могли переговариваться друг с другом, но кивали головой, и было ясно, что они нравились друг другу.
        Мариам сторонилась Уолтера, и казалось, что она его даже немного побаивалась. Иногда он резко поворачивал голову — она всегда смотрела на него, но юноша не мог понять выражение ее лица. И каждый раз она сразу отводила глаза.
        «Наверное, я не умею заводить друзей»,  — горько думал юноша.
        Когда девушка начала обучать Тристрама наречию, на котором объяснялись в лагере, стало еще хуже. Уолтер был рад, что она взялась заниматься с Трисом: он сам пытался это делать, но ничего не вышло. Трис говорил, что иностранные слова не приживаются в его голове и не желают туда заходить, как строптивая лошадь не желает заходить в новую конюшню. Друзья несколько раз брались за уроки, но потом по обоюдному согласию оставили это. Когда за дело принялась Мариам, Уолтер почувствовал себя очень одиноким.
        Первый урок состоялся, пока он играл в шахматы с Баяном. Когда Уолтер вернулся в юрту, девушка сидела, подобрав под себя ноги, перед высоченным Трисом, и ее лицо было преисполнено решимости. Она показывала ему на различные предметы и называла их на «би-чи», повторяла несколько раз, а потом просила, чтобы юноша повторил.
        — Хамар — сказала она, касаясь пальцем носа. Когда они выучили это слово, она произнесла: — Готол,  — и показала на башмак на своей ножке, и Уолтер обратил внимание, что это была очень маленькая ножка. Следующим словом было «хоруу» — девушка подняла вверх палец.
        Тристрам старался изо всех сил. Он повторял слова и пытался их запомнить. Лицо у него было напряженным.
        Мариам оказалась терпеливым учителем. Она могла сказать: «Нет, нет, господин Трис, не так!» Или же, наоборот, радовалась удаче. Она улыбалась молодому человеку и иногда хлопала в ладоши. При этом Трис тоже начинал радостно улыбаться.
        — Как у него дела?  — спросил Уолтер.
        Казалось, Мариам обрадовалась тому, что Уолтер ее заметил.
        — У него есть успехи. Он очень усидчив и старается изо всех сил.
        — Когда я пытался его учить, у него ничего не получалось. Мариам засмеялась:
        — Так и должно было быть. Мужчины — плохие учителя. Уолтер уселся в другом конце палатки и начал за ними наблюдать.
        «Интересно, какая она без этой грязи и краски на лице?» — подумал молодой человек. Он не мог вспомнить лицо девушки, ведь до этого им приходилось видеть ее лишь мельком.
        Он зевнул. Мариам, видимо, наблюдала за ним, потому что сразу поднялась.
        — Ты устал. Урок закончен.
        — Нет, нет,  — запротестовал Уолтер.  — Продолжайте. Я так хорошо тут сижу.
        Но Мариам отказалась:
        — Пока хватит. У нас впереди еще будет много уроков.  — Девушка взглянула на него и, подавив вздох, отвела глаза.  — Мне иногда кажется, что вы жалеете, что я… здесь и учу Триса словам…
        Теперь уроки продолжались каждый вечер, и Уолтер чувствовал себя наблюдателем и никогда не принимал в них участия. Сначала это казалось ему нормальным, но затем он стал возмущаться. Он вспомнил университет — там он тоже почти всегда был в стороне от своих товарищей.
        «Почему со мной всегда так случается?  — спрашивал он себя.  — И сейчас все повторяется сначала. Они явно показывают, что я им не нужен. Наверно, это моя вина. Я и впрямь необщительный парень, как говорили в Оксфорде».
        Ему больше всего не нравилось, что он стал меньше разговаривать с Трисом. Ему никогда не приходило в голову, что между ним и его первым настоящим другом может возникнуть какая-то преграда. Он понимал, что в этом не было вины Мариам, но тем не менее обвинял именно ее.
        «Она вечно лезет не в свое дело!  — говорил он себе, наблюдая за ними.  — Не надо было ей позволять стать для нас чем-то большим, чем слуга».
        Мариам, видимо, поняла, что он о ней думает, и стала его сторониться. Когда урок заканчивался, она неизменно говорила: «Доброй ночи, господин Уолтер»,  — и опускала за собой занавес, не взглянув на юношу.
        Он понял, что девушка несчастна, когда как-то в середине урока она встала и подошла к нему, оставив Триса запоминать слова.
        — Уолтер,  — шепнула она с мольбой в голосе.  — Мне кажется, что ты на меня сердишься. Что я сделала?
        — Я на тебя не злюсь,  — сказал ей Уолтер, прекрасно понимая, что фальшивит.  — У меня просто плохое настроение. Вот и все!
        — Боюсь, что вам было бы лучше, если бы меня здесь не было.
        Он запротестовал:
        — Слышала, что говорил здесь Антемус, поэтому абсолютно ясно, что тебе лучше оставаться здесь. Если бы ты отправилась в Марагу, он легко отыскал бы тебя там и вернул обратно в караван. Но… я понимаю твои сомнения, потому что меня тоже волнует собственная безопасность.
        Девушка пристально взглянула ему в глаза, а потом прошептала:
        — Нет, нет. Пожалуйста, не волнуйся, Уолтер. Я всегда буду вам за все благодарна.  — Мариам улыбнулась и схватила обе его руки.  — Урок закончен. Ты должен посидеть с нами. Я кое-что придумала, что может тебя развлечь. Идем, я предскажу тебе судьбу.
        Она за руку вывела Уолтера на середину юрты, где сидел Тристрам. Усевшись рядышком и подобрав под себя ноги, она начала рисовать пальцем круги на земле. Потом достала из пояса кости.
        Мариам оживилась.
        — Мы этому научились у персов, это гаданье называется Хердар. Так они называют ангела-хранителя. Все восточные женщины верят в это и всегда обращаются к Хердару, когда хотят узнать о своем будущем.  — Мариам улыбнулась Уолтеру: — Что бы ты хотел узнать, добрый массер?
        Он еще не полностью оттаял и поэтому проговорил:
        — Почему бы тебе не узнать о собственной судьбе? Похоже, что девушка была не прочь это сделать. Она ответила, что ее интересует одна вещь.
        — Но это тайна, я тебе ничего не скажу.
        Мариам взяла в руки кости, закрыла глаза и несколько раз повторила:
        — Хердар! Хердар!
        Через некоторое время она кивнула головой и шепнула:
        — Хердар меня слушает.  — И после паузы снова: — Хердар прислушался ко мне.  — И вдруг воскликнула: — Хердар станет говорить!  — и бросила кости на начерченные на земле круги.
        Мариам склонила голову и принялась изучать послание на повернутых кверху поверхностях костей и место, куда они упали. После долгого молчания она коснулась пальцем внешнего круга и спросила:
        — Он указывает на север, не так ли?
        — Да, там север.
        Девушка удивилась и вновь углубилась в изучение.
        — Твое желание исполнится?  — поинтересовался Уолтер.
        — Я в этом не уверена. Здесь одно противоречит другому.  — Девушка покачала головой.  — По-моему, Хердар пока не хочет, чтобы я все знала.
        — Есть у тебя какое-нибудь очень сильное желание?
        — Да,  — прошептала Мариам.  — Мне очень этого хочется.  — Затем она решительно сказала: — Уолтер, теперь твоя очередь. О чем ты хочешь спросить Хердара?
        Несмотря ни на что, Уолтеру было интересно.
        — Мне удастся добраться до Китая? И могу ли я сделать все, что запланировал?
        Девушка положила ему в руку кости и сжала пальцы:
        — Ты должен бросить их сам. Сначала потряси. Закрой глаза и загадай желание. Но только желание должно быть очень сильное. Иногда судьба может улыбнуться и тогда позволит достигнуть цели.  — Уолтер повиновался, и девушка прошептала: — Уолтер, я надеюсь, что все будет так, как ты хочешь.
        Мариам начала разглядывать брошенные кости.
        — Да, вы доберетесь до Китая,  — наконец сказала она.  — Это абсолютно точно, потому что здесь видно поднимающееся солнце. Вы благополучно доберетесь обратно домой, потому что вот это, видишь, означает: «Нацеленная правильно стрела обязательно поражает цель». Все, что связано со стрелой,  — это Англия.  — Вдруг девушка нахмурилась.  — Я не очень уверена в остальном. Уолтер, ты точно знаешь, что хочешь здесь найти? Вот это… Это самое главное, потому что имеет золотой ободок. Так вот тут говорится: «Познай собственное сердце». Может, здесь ты найдешь то, о чем до сих пор мало думал, а потом только поймешь, что жаждал этого больше всего на свете.
        — Я знаю, чего хочу,  — заявил Уолтер.  — И ни в чем не сомневаюсь!
        — Хорошо,  — вздохнула Мариам.  — Боюсь, что больше Хердар пока ничего не скажет.
        Спокойную жизнь в юрте нарушало еще одно обстоятельство. Махмуд не желал мириться с тем, что появился второй слуга, и начал спекулировать своим положением. Он наваливал на плечи Мариам все больше работы. Обычно Махмуд кричал рано утром:
        — Вставай скорее, лентяй! Зажигай лампы. Массер не может одеваться в темноте!
        Вечером он командовал:
        — Ты, Тафа! Ставь котелок на огонь. Поспеши, или Махмуд как следует пройдется палкой по твоей спине.
        Он стал заставлять девушку грузить тяжелые вещи на верблюдов, на что у нее просто не хватало сил.
        Уолтера очень беспокоило подобное положение, потому что он понимал, что девушке трудно с этим справляться. Как-то он проверил ее руки и увидел, что, несмотря на мозоли, они оставались нежными, значит, раньше Мариам никогда не занималась физическим трудом.
        — Нужно поговорить с этим мошенником Махмудом,  — решил Уолтер.  — Он обленился и навалил на тебя слишком много работы.  — Юноша обратил внимание, что ногти у нее грязные и обломанные.  — Ты ни на что не жалуешься, но я понимаю, как тебе тяжело. Этого черного негодяя следует выпороть!
        Девушка призналась, что действительно ей приходится нелегко.
        — Но, пожалуйста, ничего не говори Махмуду. Я обещала быть хорошим слугой и сдержу свое слово.  — Она грустно улыбнулась.  — Спасибо, Уолтер, что ты волнуешься из-за меня.
        Через несколько дней, войдя в юрту, юноша обнаружил, что она рыдает: Махмуд заставил ее выполнять непосильную работу. Девушка постаралась скрыть слезы и продолжала трудиться.
        — Мариам,  — сказал Уолтер,  — мне очень жаль тебя, и я могу заставить Махмуда выполнять всю работу. Но пойми, мы должны скрывать, что ты у нас. Если ты перестанешь работать, люди могут заподозрить неладное. Ты понимаешь, что ни я, ни Тристрам не можем выполнять физическую работу, иначе над нами будут издеваться!
        — Я понимаю.  — Девушка перестала бороться со слезами и снова зарыдала: — Я так сильно устаю. Иногда я просто ненавижу Махмуда и готова его убить.
        — Я сейчас с ним поговорю. Так не может продолжаться. Девушка отрицательно покачала головой.
        — Нет,  — сказала она, вытирая слезы рукавом грязной туники.  — Уолтер, этого нельзя делать. Мне приятно, что ты меня жалеешь, но Махмуд ничего не должен подозревать. Я справлюсь и буду подчиняться этому наглому мальчишке — сыну погонщика верблюдов, страдавшего от трахомы!
        Уолтер не удержался и захохотал, а потом ласково погладил девушку по спине. Она на мгновение прильнула к нему.
        — Мне не стоило говорить этого!  — воскликнула она.  — Английская леди не может себе позволить разговаривать подобным образом! Уолтер, мне так хочется стать настоящей английской леди!
        В тот момент Уолтер не смог найти Махмуда. Когда позднее Уолтер вернулся в юрту, он услышал внутри какую-то возню. До него доносились раздраженные голоса и крики боли. Молодой человек быстро откинул клапан юрты и увидел, что Мариам и Махмуд дрались. Они царапали друг друга и грязно ругались.
        — Прекратите!  — крикнул Уолтер, пытаясь их разнять.  — Махмуд, я тебя выпорю. Мариам, перестань. Вставайте, вы оба!
        Мариам перекатилась на бок и села, не переставая рыдать от злости.
        — Наглый раб. Я ему тоже сильно наподдала — уже больше не могла терпеть.
        Девушка прекратила бушевать, и на лице появилась слабая улыбка. Она поднялась и отошла в сторону. Потом сказала Уолтеру:
        — Простите. Ты теперь будешь обо мне плохо думать, потому что я дала обещание и тут же его нарушила. Уолтер, я не сдержалась, потому что он меня ударил.
        — Тафа меня укусил,  — возмутился Махмуд.  — У второго мальчишки зубы как у гадюки!
        Уолтер повернулся к Мариам, но слова застряли у него в горле. Во время сражения широкая брючина разорвалась от бедра до ступни. В других обстоятельствах ему было бы приятно, что в разрезе виднелась стройная красивая нога, но сейчас он обратил внимание только на удивительный цвет кожи. Нога была белая-белая!
        Он быстро сделал знак девушке. Мариам взглянула вниз и сразу поняла грозящую ей опасность. Она стянула края ткани и бегом бросилась за занавес. Но было уже поздно. Уолтер увидел, как расширились глаза Махмуда, и понял, что мальчишка вскоре сложит «два плюс два». Махмуд перестал всхлипывать.
        «Теперь уже нечего скрывать»,  — подумал Уолтер.
        Он подошел к Махмуду и сел с ним рядом.
        — Тебе нравятся твои хозяева?  — спросил он мальчишку.
        — Да, массер Уолтер,  — ответил мальчик.  — Махмуд любить добрый массер!
        — Ты хочешь, чтобы они попали в беду? Ты хочешь, чтобы их убили, как того черного мальчишку?
        — Нет, нет, массер.
        — Ты умеешь хранить секреты?
        Белки огромных глаз сверкали на черном лице.
        — Да, массер,  — прошептал мальчик.
        — Этот второй мальчишка… Он совсем не мальчишка,  — тихо сказал Уолтер.  — Это леди, очень важная леди. Ее везли в Китай, но она не желает туда отправляться. Поэтому она убежала и пришла к нам. Ты понял, кто она такая?
        Круглые глаза завращались.
        — Да, массер. Да, массер.
        — Если кто-то узнает, что она здесь, нам всем будет очень худо. Очень худо, Махмуд. Всем нам… и даже тебе. Махмуд, нам всем придется отвечать. Нас убьют. Тебе это понятно?
        — Да, массер.  — Махмуд так испугался, что с трудом выговаривал слова.
        — Теперь внимательно меня послушай. Мы должны жить по-прежнему. Знатная леди будет ходить с черным лицом, и все будут считать ее вторым слугой. Это значит, что ей придется выполнять кое-какую работу, чтобы ни у кого не возникло никаких подозрений. Махмуд, она не очень сильная и не должна выполнять слишком много работы. Ты все понял?
        — Да, массер.
        — Ты не должен никому ни о чем говорить. Не говори ни слова другим слугам. Помни, Махмуд, если что-нибудь станет известно, то убьют и тебя!
        Мальчик решительно выпрямился.
        — Махмуд слишком занят, чтобы болтать с другими слугами. Махмуд станет делать всю работу.  — Вдруг на лице у него отразился ужас, и он виновато промолвил: — Массер! Махмуд ударил знатную леди. Махмуд ее кусал и царапал! Махмуд следует выпороть!
        — Да, Махмуда следует выпороть. Но,  — Уолтер подошел к центральному шесту, к которому крепился остов юрты, и снял с крючка красивый кожаный пояс, который он купил на базаре в Антиохии,  — но сначала я его награжу. Махмуд — хороший мальчик. Это твое.
        На испуганном лице показалась слабая улыбка. Мальчик взял пояс и бережно погладил его дрожащими пальцами, потом крепко прижал к груди.
        — Такой красивый пояс для Махмуд! О массер! Махмуд счастлив! Махмуд гордится!
        — Помни только одно — никакой болтовни. И не хвастайся перед другими мальчишками в лагере. Болтун всегда может принести огромную беду!
        Мальчик энергично закивал головой.
        — Если Махмуд болтать, массер вырежет ему язык.  — Вспомнив, насколько велика его вина, он снова испугался.  — Массер, Махмуд подошел сзади к знатной леди и ударил ее крюком по божественной заднице.
        Тристраму было приказано как можно чаще показывать свое искусство в стрельбе из лука. Сейчас он вернулся усталый, но довольный и со вздохом повесил лук на крюк центрального шеста.
        — Они жужжали, как пчелы, когда я за минуту три раза попал в цель. Мне повезло. Наверно, глаза становятся зорче.
        — Трис,  — небрежно сказал Уолтер,  — с нами сегодня будет ужинать Мариам Стендер.
        — Мариам Стендер! Ты считаешь, что она его дочь? Но почему… — Удивление у него на лице сменилось на понимающий взгляд.  — Что-то случилось? Уолт, секрет выплыл наружу?
        — Да, Махмуду все известно.  — Уолтер рассказал другу все, что случилось, и потом добавил: — Теперь между собой мы можем перестать притворяться, и она станет есть вместе с нами.
        Тристрам был вне себя от счастья:
        — Я очень рад. Мне всегда было не по себе, когда ей приходилось доедать остатки пищи вместе с этим мошенником. Но как насчет ее имени, Уолт? Тебе удалось что-то узнать о ее прошлом?
        — Нет. Я уверен, мы никогда ничего не узнаем. Тайна ее происхождения погребена в прошлом. Но я почему-то всегда думаю о ней как о Мариам Стендер, и мы должны попытаться что-то для нее сделать.

3

        Прошла неделя, а погода не улучшалась. Как-то утром Уолтер проснулся рано и начал разжигать огонь. Он сидел рядом с медленно разгоравшимся пламенем и смотрел на прямой столб белого тумана, который пробивался через щель наверху и указывал на огонь, словно небесные лучи, которые он видел в иллюстрированных служебниках. Он услышал позади себя шорох и повернул голову. Ему улыбалась Мариам, вся в облаке темных, спутанных после сна кудряшек.
        Он с ужасом заметил, что лицо у нее сильно посветлело с тех пор, как она впервые попала к ним.
        — Краска почти сошла!  — воскликнул юноша. Девушка кивнула головой.
        — Я так и подумала, но у меня нет зеркала, поэтому я не была в этом уверена. Посмотри,  — девушка протянула к нему руки.  — Они тоже стали гораздо светлее.
        — Надеюсь, что никто этого не заметил. Тебе нужно наложить краску, прежде чем выйти наружу.
        — Но у меня нет краски. Ее накладывал на меня Лю Чунг.  — Девушка попыталась его утешить: — Меня все равно никто не видит, поэтому ничего страшного, что посветлела. К нам никто не заходит.
        Она была права, потому что все их презирали. Они самые последние следовали за караваном и на ночь ставили юрту поодаль от лагеря. Отец Теодор был единственным, кто связывал их с жизнью лагеря. Да время от времени Уолтер играл в шахматы с командующим. Священник сообщал им сплетни и не смотрел на слуг. Хитрый Лю Чунг не желал неприятностей и не появлялся рядом с их юртой.
        — Они относятся к нам, как будто мы безносые,  — заметила Мариам, имея в виду прокаженных.
        — Подойди сюда, мне нужно внимательно поглядеть на тебя.
        Девушка повиновалась, села рядом и повернула к нему лицо, чтобы Уолтер мог ее рассмотреть.
        — Клянусь святым Эйданом, ты такая хорошенькая!  — воскликнул юноша.
        На щеке у Мариам появилась ямочка.
        — Господин Уолтер, я так долго ждала, когда же наконец вы заметите это.
        Тристрам сел и потер глаза.
        — Что случилось?  — спросил он.
        — Наш второй слуга скоро станет белокожим,  — сказал Уолтер, вставая с подстилки.  — Мне придется сходить к Лю Чунгу, чтобы он покрасил Мариам перед отъездом.
        К счастью, Лю Чунг рано проснулся. Уолтер отыскал его рядом с повозкой, указывающей направление. Он разговаривал через дверь с крохотным и очень старым китайцем. Уолтер с любопытством взглянул на хранителя тайны. Он был настолько немощен, что его трясущаяся голова, казалось, сейчас провалится через ворот зимней одежды и пропадет навсегда.
        Когда они отошли в сторону, Лю Чунг спросил:
        — Уважаемый студент попал в беду?
        — Бедный студент уже много времени находится в опасности, но славный Лю Чунг не пожелал его навестить.
        Осторожно озираясь, великан поинтересовался:
        — Что собирается с ней сделать молодой студент?
        — Ничего иного, как только везти ее с собой и дальше. Лю Чунг прекрасно это понимает.
        Лю Чунг прошептал:
        — Ее можно было бы отправить назад с караваном, следующим на запад. Но это будет стоить очень дорого, а кошелек Лю Чунга пуст, как бочка с солониной к концу войны.
        Уолтер покачал головой:
        — Разве Лю Чунг доверяет караванам и людям, путешествующим на запад? Ему прекрасно известно, что они продадут девушку на первом же рынке рабов.
        Великан сделал другое предложение:
        — В жизни часто происходят несчастные случаи… Опорный шест может упасть на голову Мустафы, или у него начнутся боли в животе и он умрет. Мальчишку Мустафу похоронят, и тайна не будет раскрыта.
        Уолтер начал поигрывать с кинжалом.
        — Выслушай меня, Птичка, Устилающая Перышками Гнездышко! С Мустафой ничего не должно случиться! Только попробуй что-нибудь выкинуть, и у тебя в брюхе окажутся острия двух кинжалов. Теперь, когда разговор пошел в открытую, я хочу, чтобы Лю Чунг знал: хранители Мариам ему не верят. Кроме того, одному из них удалось завоевать благоволение господина Баяна, поэтому Лю Чунг ничего не добьется, если попытается рассказать ему наш общий секрет.
        Лю Чунг задумался, а потом кисло усмехнулся:
        — Если у тебя испачканы обе руки, не стоит мыть только одну. Уважаемому студенту не о чем беспокоиться. Твой покорный слуга желает только одного — держаться подальше от всех неприятностей.
        — Но ему их не избежать, если Лю Чунг нам сейчас не поможет.
        Уолтер рассказал ему о новом затруднении. Великан согласно кивнул головой и сказал, что меры следует предпринять немедленно, чтобы скрыть цвет кожи беглянки Мариам. Он собирался отправиться за краской, но Уолтер задержал его.
        — Лю Чунг может уговорить старика, чтобы мне позволили заглянуть внутрь повозки, указывающей направление?  — спросил он.
        — Сейчас вокруг мало народу: еще очень рано. Может, тебе разрешат заглянуть внутрь, но сначала мне необходимо поговорить с моим старым другом.
        Он передал старику несколько монет, и рука, больше похожая на птичью лапку, поманила Уолтера внутрь повозки.
        Молодой человек быстро повиновался и очутился в темной дыре, жутко вонявшей потом и старостью. Кроме того, там стоял удивительно едкий запах, и Уолтер решил, что это был запах какого-то наркотика. В повозке было так тесно, что старый китаец спал на куче грязных тряпок под столом, занимавшим более половины пространства. Когда глаза юноши привыкли к полутьме, Уолтер увидел на столе белую чашу, заполненную водой. На поверхности плавала игла, длиной примерно в пятнадцать сантиметров. Сквозь воду было видно, что на дне чаши начертаны две прямые линии, пересекающиеся под прямым углом. Стрелка указывала вдоль одной из линий.
        — Тинг-нан-Чинг,  — дрожащим голосом пропел старик китаец.
        Позже Уолтер узнал, что так по-китайски называлась намагниченная игла.
        Англичанин был поражен. Это, наверно, был компас, о котором рассказывал Бэкон в Оксфорде. Игла слегка подрагивала, но не сходила с главного направления. Над столом находился деревянный рычаг с ручкой, и на нем были изображены странные символы.
        Уолтер решил, что смотритель компаса направлял ручку в соответствии с направлением иглы, так чтобы рука фигурки наверху всегда показывала на юг! Неужели все настолько просто? Молодой человек был уверен, что кое-что понял, и ему было жаль, что он не в состоянии подробно расспросить старого китайца.
        «Все равно необходимо подробно обо всем разузнать,  — подумал Уолтер.  — Когда я вернусь домой, я должен все в деталях рассказать Бэкону, и тогда он сделает компас, который будут использовать во время плавания английские суда»,
        Он не очень понял назначение второго рычага, находящегося в полу. Рычаг был так приспособлен, что любое его движение колебало гонг, укрепленный рядом с рычагом, и он начинал звучать. Вдруг юношу осенило: это был гонг, звонивший в конце каждого пройденного ли.
        «Кажется,  — подумал Уолтер,  — рычаг соединен с одним из колес. Заранее рассчитали, сколько поворотов колеса составляют один ли, и потом рычаг сдвигается, и звонит гонг».
        Впоследствии Уолтер удостоверился, что его догадка была абсолютно правильной.
        Старику не терпелось побыстрее от него избавиться, и Уолтер неохотно покинул повозку. Он был настолько взволнован открытием, что, только подойдя к своей юрте, вспомнил, в каком сложном положении они очутились. К этому времени юрту разобрали и начали упаковывать вещи. Мариам сидела на верблюде, и Уолтер с облегчением заметил, что у нее опять лицо и руки потемнели.
        Взбираясь на крупного хорасанского коня, Тристрам сказал Уолтеру:
        — Она плакала, когда ей на лицо снова нанесли краску. Тихо, Саргон. Спокойно, мой мальчик. Она сказала, что не хочет опять становиться такой уродиной.
        — Приходится выбирать: или плохо выглядеть, или снова оказаться в руках Хучин Бабаху…
        По дороге Тристрам заметил:
        — Я рад, что ты к ней переменил отношение.
        — Она мне всегда нравилась. Тристрам гордо улыбнулся:
        — Я делаю успехи в изучении языка и даже могу уже с ней объясняться. Она постоянно задает мне множество вопросов.
        — О чем?
        — Об Англии. О жизни там и о людях. Ее очень интересуют английские женщины. И конечно, она меня расспрашивает о тебе.
        — Что она хочет знать обо мне? Тристрам слегка покраснел.
        — Боюсь, что она из меня вытянула все, что мне известно о леди Ингейн. Ты, конечно, ничего не замечаешь, но ты ей очень нравишься. Она надолго замолчала и загрустила, когда я ей рассказал о твоей преданности леди Ингейн.
        — Зачем ты это сделал?  — Уолтер разозлился, но в то же время его это забавляло.  — Трис, ты не должен из симпатии к девушке ей все выбалтывать. Ты же знаешь, что она, в общем-то, язычница. Я уверен, что ее даже не крестили.
        — Я все понимаю,  — глубоко вздохнул Трис.  — Но она такая, смелая. Она… мне сильно нравится.
        — Тристрам Гриффен, держи эмоции в узде,  — засмеялся Уолтер.  — Представляешь, что будет, если такой бравый парень привезет себе жену с Востока.
        Тристрам грустно ответил:
        — Я никогда об этом не думал. Кроме того, Уолт, ей нравишься ты, а не я.

4

        Не успели улучшиться отношения между Уолтером и их гостьей, как возникли новые осложнения.
        Вечером в их домике из войлока парила удивительная суета. Мариам что-то мурлыкала, делая свою работу, потом исчезла за занавеской, приказав Махмуду:
        — Махмуд, быстро подай горячую воду!
        Махмуд ответил ей так, что было ясно, что между ними наконец установились должные отношения:
        — Да, великая леди, скоро будет много воды.
        Он вылил в чашу почти всю приготовленную воду.
        — Таффи пользуется новой краской для лица,  — ответил Тристрам на удивленный взгляд Уолтера.  — Лю Чунг принес утром. Она сделана из угля и какого-то жира, и ее можно смывать на ночь. Таффи очень довольна.
        — Таффи?
        — Ну да… — Трис покраснел.  — Махмуд ее называет Тафа, а я стал звать ее Таффи. Мне кажется, что это прозвище ей подходит.
        Они слышали плеск воды, потом раздался вскрик, и из-за занавеса выглянула Мариам, держа в руках зеркальце.
        — Посмотрите, оно мне так было нужно! Молодые люди захохотали, и Уолтер сказал:
        — Взгляни на себя.
        Девушка обнаружила зеркало в самый разгар омовений, и около глаза и на кончике носа у нее еще оставались черные пятна. Увидев свое отражение, она нетерпеливо топнула ножкой и снова скрылась за занавеской.
        Уолтер посмотрел на Махмуда, который быстро готовил ужин.
        — Махмуд!
        — Да, массер. Еда скоро готов, массер. Хорошая еда.
        — Махмуд, ты украл зеркало?
        Широкое лицо слуги расплылось в улыбке.
        — Махмуд нашел стекло.
        — Махмуд зеркало не нашел. Чье оно?
        Мальчик склонил голову над котелком и принялся энергично его помешивать.
        — Не знаю. Знатной леди нужно зеркало. Махмуд видеть, и Махмуд взять.
        Тристрам засмеялся, и из-за занавески тоже послышалось приглушенное хихиканье.
        — Ничего смешного,  — сказал Уолтер.  — Это дорогое зеркало, оно оправлено в серебро. Его владелец заставит обыскать весь лагерь. Мы не можем рисковать, чтобы они нашли у нас ворованную вещь.
        Наступила пауза, потом Мариам произнесла:
        — Это мое зеркало.
        — Боюсь, что это уже не важно. Новая владелица начнет искать зеркало, как будто оно и раньше принадлежало ей. Махмуд, тебе придется отнести его туда, где взял.
        Тристрам выяснил, о чем идет речь, и покачал головой:
        — Уолт, его могут поймать. Сделанного не вернешь, не стоит лишний раз рисковать. Нам нужно его куда-нибудь спрятать.
        Мариам протянула руку с зеркалом из-за занавески и сказала:
        — Возьмите, разбейте его или выбросите. Мне оно больше не нужно.
        Махмуд взял зеркало и вскарабкался по центральному шесту, а потом сунул зеркало под одну из шкур, которую откинули, чтобы в юрту поступал свежий воздух.
        — Вот, массер,  — спокойно сказал мальчишка, слезая на землю,  — теперь стекло никто не найдет.
        — Если начнут обыскивать юрты, нам может не поздоровиться,  — не сдавался Уолтер.  — Если они придут сюда сейчас, то найдут второго слугу с очень светлой кожей, и тогда нам всем конец!
        — Я могу зачернить лицо в несколько секунд,  — возразила Мариам.
        — Тебе лучше это сделать сразу, чтобы быть готовой к любой неожиданности.  — Девушка жалобно застонала, но он твердо сказал: — Ты должна это сделать. Нам нельзя зря рисковать.
        Наступила тишина, и Уолтер обратился к Махмуду:
        — А ты прекрати воровать. Тебе все ясно? Мальчик указал на котелок:
        — Махмуд ворует приправы для еды. Массер не хочет вкусной пищи?
        — Это совершенно другое дело. В лагере все постоянно воруют пищу, и никто не обращает на это внимания.
        — Конечно, это другое дело!  — воскликнула Мариам со слезами в голосе.  — Массер Уолтер любит вкусно покушать, но я могу быть похожей на чучело, потому что у меня нет зеркала.
        Уолтер подумал про себя: «Мы неправильно называем ее Черной Розой — у нее в характере слишком много „перчика“.
        Им пришлось есть одним, без Мариам. Когда Тристрам ее позвал на ужин, она грустно ответила, что не голодна. Уолтер снова забеспокоился:
        — Нет, нет, тебе нельзя плакать, потому что краска размажется. Пожалуйста, возьми себя в руки.
        Теперь Мариам упорно молчала.
        Вдруг раздались чьи-то шаги.
        Уолтер и Трис с тревогой переглянулись.
        — Трис, моли Бога, чтобы беда миновала,  — проговорил Уолтер.
        К счастью, это был отец Теодор, который звал Уолтера идти играть в шахматы с Баяном. Уолтер быстро поднялся со вздохом облегчения и потянулся за плащом.
        Священник первый покинул юрту. Уолтер остановился у выхода.
        — До свидания, Таффи. Девушка ответила ему не сразу:
        — До свидания. Ты был прав, нам следует быть осторожными. Ты считаешь меня неблагодарной? Мне очень стыдно, Уолтер.
        Он много раз играл в шахматы с Баяном, но ему запомнилась партия в этот вечер, потому что перед игрой у него состоялся важный разговор с полководцем.
        Баяна очень интересовали события и обычаи в христианском мире, и он задавал множество вопросов. Уолтер решил, что ему необходимо научиться объясняться не только на «бичи», поэтому пытался понять смысл вопросов до того, как их ему переводил отец Теодор. Священника никогда не приглашали сесть, и ему в течение долгого времени приходилось переминаться с ноги на ногу. Он не успевал перевести и половины вопроса, как Уолтер уже начинал отвечать на него. Баян благожелательно кивал головой, понимая, что юноша делает попытки выучить язык.
        — Иногда люди с Запада проявляют удивительное недомыслие,  — сказал Баян.  — Уже сто лет вы сражаетесь, стараясь вырвать Иерусалим из рук сарацинов. Вас много раз побеждали, но вы всегда возвращаетесь обратно, воспеваете Бога и погибаете во славу Его. Я никогда не был в Иерусалиме, но говорят, это паршивый город — переполненный людьми, грязный, там тучи мух, и к тому же он расположен между двух невысоких холмов. Я не понимаю, зачем он вам нужен, ведь город не имеет военного значения.  — Баян удивленно покачал головой.  — И так у вас во всем. Один Бог, одна вера, один Папа. Даже одна жена. В христианском мире жизнь слишком скучна.
        Уолтер был поражен тем, как плохо думали о крестоносцах восточные народы. Его учили, что крестоносцы — храбрые рыцари в сверкающих доспехах, сражающиеся за самое святое дело. Ему было неприятно видеть, что противники считают их бандой убийц и оккупантами, которые мешают людям жить и грабят их города ради непонятной цели. Более того, они их считают дикими и грязными грабителями, которые с большей смелостью сражаются за трофеи, чем за Иерусалим. После множества войн их все ненавидели.
        — Вы ошибаетесь,  — серьезно попытался ответить Уолтер.  — у нас одна вера, и мы всегда настроены мирно, наши сердца полны надежды. Мы любим одну женщину, поэтому эта любовь бесценна и является самым чистым и прекрасным чувством после любви к Богу.
        — В насилии нет ничего прекрасного,  — заявил Баян.  — Всем известно, что крестоносцы часто грешили именно этим.
        — Конечно, за священное дело не всегда сражаются только достойные люди,  — заметил Уолтер.  — У нас есть множество королей,  — продолжал гость,  — а не один, как у вас. В христианском мире говорят на разных языках, и англичане не понимают испанцев, итальянцев или германцев. В разных странах существуют разные законы, а не единый кодекс, типа Уланг-Ясса.
        Баян сразу перешел в нападение, как он обычно делал, когда замечал на доске ненужную пешку или незащищенного короля:
        — Ваше единство касается только не важных вещей. У нас один правитель, один язык и один кодекс законов. Именно поэтому сегодня мы правим всей Азией. Завтра мы покорим весь мир. Когда белый сокол пролетит над всеми вашими городами, чем вам сможет помочь ваш Бог, который смотрит на вас откуда-то из-за облаков? Как вы будете желать одну женщину, когда все остальные красавицы станут удовлетворять желания победителей?  — Он довольно усмехнулся: — Вы, христиане, совершенно непрактичны. Все ваши верования похожи на легкую паутину, которую мы смахнем одним движением конского хвоста! Уолтер спросил:
        — Значит, вы собираетесь завоевать Европу? Баян уверенно ответил:
        — После того как мы захватим Китай и переделаем его, как нам это будет нужно, мы последуем по дороге Сабутая на Запад, и на этот раз мы не повернем назад. Англичанин, может, нам с тобой придется встретиться на твоем острове.
        Возвращаясь в юрту, Уолтер начал размышлять о том, что он не был верен своим обещаниям, хотя и сказал Баяну, что все христиане держат слово. Весь день он вспоминал привлекательное личико Мариам, которое увидел утром.
        — Ингейн, мне, наверное, не удастся оставаться твоим вер-.ным рыцарем!  — громко сказал он.  — Я должен оставить мечты.

5

        В течение многих недель караван с каждым днем проходил все больше и больше. Монголы постоянно скакали вдоль колонны и орали на отстающих: «Худелху! Худелху!» Это значило: «Вперед! Быстрее!» Сам Баян старался поскорее прибыть на место. Уолтер понял это, когда вечером играл с ним в шахматы.
        — Англичанин, теперь во время любой остановки можно будет менять усталых лошадей на свежих,  — сказал он однажды.  — Все готовятся к войне. Сын Неба удивляется, что Баян так медленно продвигается вперед.  — Он нахмурился, разглядывая фигурки на доске.  — Это все из-за слабых женщин! Мне хочется вообще избавиться от них.
        Командующий легко выиграл партию, и у него улучшилось настроение.
        — Англичанин, ты мне нравишься, и я хочу дать тебе какой-нибудь пост. Когда идут переговоры с маньчжу, то всегда туда и обратно ездят гонцы. Ты мне мог бы пригодиться.  — Он внимательно посмотрел на Уолтера и согласно кивнул головой.  — Ты высокий, у тебя хорошие манеры. Надо как следует тебя нарядить и украсить драгоценными камнями, как бога индусов, и, когда понадобится, послать в Кинсай.
        Кинсай! Уолтер так разволновался, что почти не спал всю ночь. Он поднялся на рассвете и выглянул наружу, чтобы посмотреть, какая погода. Вчера они весь день ехали среди азиатских тополей, а сейчас далеко на юге он увидел горы. У юноши перехватило дыхание.
        Эти горы были весьма впечатляющими. Их белые вершины сливались с холодной синевой неба, и они совсем не походили ни на родные пригорки Англии, ни на враждебные холмы Палестины. Казалось, что эти высоченные горы соединяют землю с волшебными заоблачными странами. Поражало их молчание. Уолтер подумал, что от этих вершин могли бы отдаваться эхом могучие звуки неведомых существ.
        — Снежные горы!  — сказал он вслух.
        — Они так прекрасны!  — послышалось сзади. Мариам, закутавшись в одеяло, вышла из юрты следом за ним. Уолтер взглянул на девушку и увидел, что кожа у нее была сейчас натурального цвета, напоминая белизну слоновой кости. Мариам, широко раскрыв глаза, любовалась представшей перед ними картиной. Глаза были главной чертой ее сердцевидного лица. Оно сужалось от широких скул к нежному подбородку с ямочкой.
        — Прекрасны!  — повторил Уолтер и вдруг с удивлением понял, что думал не столько о Снежных горах, сколько о Мариам. Таким образом он случайно открыл для себя две поразительные вещи: ему впервые довелось увидеть такие неправдоподобные горы и никогда еще в жизни он не встречал девушки прекраснее, чем Мариам.
        Девушка дрожала от холода и повернулась, чтобы вернуться в юрту.
        — Вечером тебя ждет сюрприз!  — пообещала она.
        Прежде чем караван отправился в путь, монголы совершили любопытный обряд. Они выстроились в два длинных ряда. Кони стояли неподвижно. Всадники протянули руки к Снежным горам и начали хором что-то выкрикивать. Их неприятные пронзительные голоса страшили Уолтера, он весь похолодел.
        Когда обряд закончился, юноша развернул свою кобылу и поспешил занять свое место в конце колонны. Догнав отца Теодора, Уолтер натянул поводья.
        — Что это значит?  — спросил он. Несторианский священник вздрогнул.
        — Это что-то вроде примитивной молитвы,  — объяснил он.  — Они говорили, что им суждено покорить весь мир и что, когда придет время, они отправятся в богатую теплую страну за горами. Они сожгут города Индии и убьют их жителей, в особенности мужчин, а в лоно женщин посеют свое семя, чтобы со временем эта раса тоже стала монгольской. Я уже слышал об этом обычае, у меня от этого мурашки бегут по коже. К ним подъехал всадник и зло заорал:
        — По местам! Клянусь сгнившим лицом мертвого крестоносца, вы так всегда копаетесь и всем давно надоели!
        — Они к нам относятся как к паршивым собакам,  — заскулил отец Теодор.
        Когда вечером Уолтер вошел в юрту, он невольно ожидал чего-то необычного. Махмуд готовил еду и что-то тоненько напевал. Он так широко ухмылялся, что казалось, у него сейчас лицо разделится надвое. Тристрам тоже улыбался и качал головой, как бы говоря: «Погоди немного!»
        — Что здесь происходит?  — спросил Уолтер, усаживаясь перед огнем.
        — Сегодня нас станут удивлять: Таффи собирается принарядиться,  — ответил Трис.
        — Принарядиться?  — Уолтер сразу начал волноваться.  — Во что она собирается наряжаться? Махмуд опять что-то украл?
        — Нет, кажется, она прихватила одно платье, когда сбежала. Она сказала, что явится перед нами во всей красе, как королева.
        — Тогда Махмуду придется постоять снаружи, карауля нас. Монголы всегда лезут в юрту без разрешения. Они могут прийти к нам прямо сейчас, и как мы тогда сможем объяснить им присутствие у нас королевы?
        Друзья слышали, как девушка возилась за занавеской. Она была очень взволнованна и, занимаясь туалетом, напевала отрывки песенок. Один раз она вздохнула и произнесла вслух:
        — О, если бы у меня была хоть капелька пудры для лица, чуть-чуть крема и мои лучшие духи!  — Наконец она объявила: — Я готова. Склоните головы перед ее величеством королевой!
        Белая ручка откинула занавес, и девушка вышла на середину юрты.
        Уолтер утром видел ее, но все равно не был готов к происшедшей в ней перемене. У Мариам ярко сияли глаза. Она поклонилась молодым людям и медленно повернулась, чтобы они могли получше ее разглядеть и полюбоваться прекрасным платьем. На ней была белая туника, поверх которой она надела облегающее синее платье из чудесной шелковой ткани с разрезом до колен. Поверх этого великолепия была накинута золотистая накидка с прекрасной вышивкой. Из воротника накидки, словно стебель экзотического цветка, белела стройная шея, с которой свисал на цепочке волшебный темный сапфир.
        Тристрам пожирал ее глазами, которые блестели от восхищения.
        — Я тебе говорил, что она прекрасна,  — задыхаясь, сказал он.  — Она просто восхитительна!
        — Ты прав, я ее раньше не рассмотрел как следует,  — согласился Уолтер.
        — Ты знаешь, мне ее хочется назвать королева Мариам,  — заметил Тристрам.
        Они переговаривались по-английски, и девушка спросила:
        — Что вы обо мне говорите?
        Когда Уолтер ей перевел, она довольно кивнула головой и улыбнулась:
        — Королева Мариам? Она была королева Англии? Тогда мне хотелось бы стать королевой Мариам.
        Уолтер посмотрел на Махмуда. У того глаза были такими круглыми, что казалось, они сейчас выскочат из орбит.
        — Парень, ступай наружу. Зорко смотри и дай нам знать, если кто-то приблизится к юрте.
        Мариам уселась между ними и осторожно подобрала юбки, чтобы не замарать их.
        — Я не голодна,  — сказала она.  — А вы скорее садитесь ужинать. Я буду сидеть рядом с вами.
        Тристрам запустил руку в котелок, достал кусок мяса и начал есть. Он ни при каких обстоятельствах не терял аппетита. Уолтер никак не мог отвести взгляда от лица девушки. Юноша залюбовался удивительно длинными и черными ресницами. Мариам посмотрела ему прямо в глаза, а потом начала изучать свои пальцы. Их кончики едва были видны под длинными обтягивающими рукавами.
        Уолтера очень взволновал этот взгляд. Девушка была не только поразительно красивой, но и совершенно не похожей на всех виденных им прежде женщин. Лю Чунг называл ее Черной Розой, и Уолтер считал, что это имя очень ей подходит. Казалось, что от нее исходил острый экзотический аромат пряностей. «Черная Роза,  — сказал он про себя.  — Это имя ей великолепно подходит».
        Мариам была довольна произведенным впечатлением и начала задавать вопросы. Нравится ли им ее костюм? Украшает ли он девушку? Есть ли у английских леди такие же красивые наряды? Когда они закончили ужин, она вскочила и исчезла за занавеской, чтобы еще украсить себя. Девушка тихо напевала трогательный мотив со странными словами:
        Меня зовут Фатима. Я — толстая и несчастливая,
        Я жена Абу Омара ибн-Абдалла.
        У него седая спутанная борода и тусклые глаза.
        У него есть еще пять жен, но ни одна из них не такая
        хорошенькая «пышечка», как я.
        Весь день мы сидим на подушках, колем друг друга иголками
        И мечтаем о других мужчинах.
        Ночью мы продолжаем сидеть на подушках и гадаем, кого же из нас
        Позовет к себе Абу Омар ибн-Абдалла.
        Как же я люблю своего молодого и красивого
        погонщика верблюдов Петра Дуадулуса!

        Тристрам поднялся:
        — Наш малыш Махмуд, наверное, проголодался. Пойду подежурю вместо него!
        Как только Трис вышел, снова появилась Мариам. Она принесла маленькие ножницы, отделанные слоновой костью.
        — У меня слишком длинные волосы,  — пожаловалась она.  — Я их подровняла спереди, но мне трудно справиться с ними сзади.
        — Я раньше не видел этих ножниц,  — заметил Уолтер. Девушка на секунду смутилась, но потом улыбнулась.
        — Махмуд видит, Махмуд берет,  — шепнула она.
        — Я предупреждал этого негодника…
        — Пожалуйста, это моя вина. Мне были нужны ножницы, и я попросила его достать их для меня. Если нужно кого-то наказать, то накажи меня. Массер Уолтер, ты меня побьешь?
        Уолтеру было нелегко сохранять серьезность.
        — Он не должен считать, что, если никто не искал зеркало, ему можно продолжать красть. Мне не хочется его пороть за это, но, Таффи, ты должна мне пообещать, что не станешь его подстрекать к воровству.
        — Даю слово,  — легкомысленно ответила девушка.  — Теперь у меня есть все, что мне нужно, поэтому мне ничего не стоит дать это обещание.  — Она взглянула Уолтеру в глаза и протянула ножницы: — Пожалуйста, подровняй мне волосы сзади.
        Она уселась на пол, повернувшись к нему спиной, и наклонила головку, чтобы ему было удобнее стричь. Уолтер взял в руку ножницы, но помедлил, глядя на черную гриву волос.
        — Я не умею,  — начал протестовать юноша.  — Боюсь, что я натворю что-нибудь не то. Может, будет лучше, если этим займется Трис.
        — Мне будет лучше, если это сделаешь ты,  — решительно заявила Мариам.
        Он осторожно отстриг одну прядку, и она упала ему на ладонь.
        — Сколько отстригать?
        Девушка показала длину сустава на пальце:
        — Вот столько, но не больше. У меня маленькая головка, и я не хочу выглядеть, как утонувшая в кувшине мышь.
        Уолтер действовал медленно и очень остро ощущал ее присутствие рядом. Он видел ямочку на стройной шейке и милые розовые ушки и ощущал слабый пряный запах духов, который усиливался при каждом ее движении. Ему был незнаком этот запах. Он сильно отличался от тех духов, которыми пользовалась Ингейн. Девушка на секунду коснулась его плеча. Она сразу отстранилась, но его взору предстали нежные очертания ее округлых грудок под золотом накидки. Юноше пришлось на несколько секунд прервать работу, чтобы прийти в себя.
        Интересно, она это сделала намеренно? Он постарался сразу выбросить эту мысль из головы, но ее место заняла другая. Как это сказал Антемус? «Вы оба сильные, молодые, во время такого длительного путешествия вам понадобятся женщины». Господи, почему он сейчас подумал об этом? Может, Антемус был прав? Уолтер взял себя в руки, удержавшись от того, чтобы крепко обнять девушку.
        Юноше было не по себе. Для него любовь означала тихое и преданное молчаливое обожание недоступной Ингейн. Конечно, ему в голову приходили разные мысли, но только по отношению к служанкам в тавернах и дворовым девкам. Уолтер хотел быть уверенным, что его отношение к Мариам не было связано с низменными инстинктами. Неужели он может поделиться с нею мыслями и отвести ей местечко в сердце, ранее принадлежавшем исключительно Ингейн?
        — Почему ты молчишь?  — спросила Мариам.
        — Мне хочется постричь тебя хорошо, чтобы ты не была похожа на утонувшую мышь.
        — Я уверена, что ты думаешь о том, что мои черные волосы совсем не похожи на золотистые кудри твоей леди Ингейн.
        В юрте повисла тишина.
        Уолтер почувствовал, что ему нетрудно говорить на эту тему:
        — Я думаю о ней очень редко. Я так много мечтаю о будущем, что прошлое постепенно стирается из памяти.
        — Тогда тебе нужно время от времени думать обо мне, потому что я часть вашего будущего, и вам не удастся избавиться от меня еще очень долго.  — Девушка помолчала.  — Ты намерен на ней жениться после возвращения в Англию?
        — Когда я уезжал из дома, она собиралась выйти замуж за другого. За моего сводного брата.
        — Трис мне об этом не сказал,  — заметила девушка после долгого молчания.
        — Я не уверен, что он об этом знает. Мне… Мне было неприятно рассуждать об этом.
        — Она действительно так прекрасна? Тогда она, видимо, достойна твоего преклонения.
        — Да, она очень красива.
        — А этот сводный брат… Он похож на тебя? Уолтер рассмеялся.
        — Нет, он совершенно другой. Он — темноволосый, с длинным норманнским носом. Я к нему отношусь так же, как ты относишься к сестрам Антемуса.  — Он решил ей еще кое-что добавить.  — Когда умер отец, брату достались все поместья. Его мать иностранка, я ее ненавижу!
        — Значит, у твоей Ингейн плохой вкус, раз она желает выйти за него замуж.
        — Это брак по расчету, чтобы собрать воедино все их поместья.
        Махмуд вошел в юрту, чтобы поесть. Стрижка еще не закончилась, и он смотрел круглыми глазами на падающие пряди, продолжая громко чавкать.
        — У нас с тобой схожее положение,  — внезапно сказал Уолтер.  — Я — незаконнорожденный сын без всяких средств к существованию, и именно поэтому я отправился на Восток. А ты…
        — А я никогда точно не знала собственного отца, и меня это радует, потому что в моих венах не течет кровь семейства Антемуса.
        Уолтер отдал ей ножницы:
        — Все. Мне кажется, что я неплохо справился. Взгляни в зеркало и оцени результат.  — Потом он добавил: — Мы с тобой товарищи по несчастью, мы должны стать добрыми друзьями.
        Мариам медленно поднялась и пошла за занавес. Вернувшись, она сказала:
        — Хорошо. Ты меня прекрасно подстриг. Спасибо, Уолтер.
        — Наш бедный Трис мерзнет на улице. Сейчас моя очередь нести караул.
        — Не стоит. Я сейчас переоденусь. Я вообще надевала эту одежду в последний раз: вы считаете, что это опасно… Уолтер?
        — Да.
        Девушка жалобно посмотрела на него:
        — Пожалуйста, мне хочется, чтобы ты вспоминал меня именно такой, а не тем парнишкой, в которого я сейчас превращусь.

6

        Караван двигался по Великому пути шелковых караванов, который поворачивал к Маньчжу. Уолтер впоследствии называл это время кратким царствованием королевы Мариам.
        Уолтер и Мариам все больше сближались, и они все вместе приятно проводили вечером время, если только Уолтера не звали сыграть в шахматы с Баяном. Правда, Уолтер иногда чувствовал себя очень неловко, замечая грусть в глазах Триса, который, конечно же, видел, как тянутся друг к другу Уолтер и Мариам.
        Уолтер немного расслабился и не возражал, когда Мариам каждый вечер смывала краску с лица. Правда, кто-то из мужчин постоянно караулил у палатки. Мариам была на седьмом небе и каждый раз старалась приукрасить себя к ужину. Порой молодые люди посмеивались над варварской роскошью побрякушек, которые она надевала.
        — В ней играет чужая кровь,  — как-то заметил Уолтер. Он не имел в виду ничего обидного, но девушка расстроилась.
        — Но во мне есть английская кровь!  — воскликнула она.  — Я тоже англичанка!
        Уолтера очень беспокоили ее украшения, но он пытался себя убедить, что она взяла их с собой еще до побега. Но однажды вечером она появилась в ярко-красном шелковом наряде, и он больше не мог успокаивать себя таким образом. Платье так красиво смотрелось в сочетании с темными волосами, что Уолтеру не хотелось допытываться, откуда оно у нее, но нужно было покончить с кражами раз и навсегда.
        — Откуда у тебя этот наряд?
        — Махмуд видит, Махмуд берет,  — улыбнулась она. Уолтер вспомнил, что сказал Трис еще при первой краже.
        Нельзя рисковать и заставлять ловкого Махмуда возвратить украденную вещь ее законному хозяину. Уолтер подвинулся ближе к огню и печально покачал головой.
        — Я понимаю, что на Востоке довольно легко относятся к воровству,  — сказал он.  — Поэтому мы не станем тебя отчитывать за этот грех, Таффи, ведь ты мне дала обещание, но постоянно его нарушаешь.
        Девушка попыталась исправить положение:
        — Это правда, Уолтер. Но ты в тот раз был очень зол, когда заставлял меня пообещать это. Но потом мне показалось, что я тебе начала нравиться, поэтому решила, что ты изменил мнение. Что тут такого? Это мои вещи. Все, что принес Махмуд, принадлежало мне. И даже это алое платье.
        — Если кому-либо придет в голову, что все украденные вещи были твоими,  — заметил Уолтер,  — то сразу станет понятно, что ты продолжаешь следовать вместе с караваном.
        Девушка кивнула в знак того, что все поняла.
        — Теперь я твердо обещаю, что не стану ни о чем просить Махмуда!
        — А тем временем мы должны что-то предпринять. Махмуд соберет все украденные вещи и закопает их где-нибудь подальше. Мариам, мне неприятно это говорить, но иного выхода нет.
        — Наверно, ты прав,  — сказала девушка, помолчав.  — Но мне их очень жаль.
        В этот вечер он играл в шахматы с Баяном, а когда вернулся, в юрте было темно. Тристрам глубоко дышал, а Махмуд, как всегда, храпел. Уолтер понимал, что они оба спят. Но из-за занавески раздавались какие-то шорохи. Мариам тихонько выбралась на середину юрты и шепнула:
        — Уолтер?
        Он придвинулся к ней. Девушка протянула руку и коснулась его, чтобы быть уверенной, что он ее хорошо слышит.
        — Я должна тебе все рассказать. Махмуд выбросил все вещи, кроме ножниц. Мне хочется их оставить. Ты знаешь почему?  — Наступила тишина, а потом девушка прошептала: — Ты мне никогда ничего не рассказывал об Англии, а я желаю знать о ней как можно больше. Ты меня возьмешь с собой, правда?
        — Жизнь в Англии совсем не такая, как здесь. Она сложнее, чем на Востоке, а климат холодный и влажный. Ты уверена, что готова изменить всю жизнь?
        — Это все не важно. Теперь, когда мне известно, что во мне течет английская кровы я хочу стать настоящей англичанкой. Я хочу жить в стране моего отца, даже если мне там придется нелегко.  — Девушка прошептала эти слова так страстно, что Уолтер испугался.  — Неужели ты думаешь, что я здесь останусь?  — Она вновь дотронулась до его руки.
        Мариам продолжала его расспрашивать о жизни дома. Уолтер начал ей рассказывать о своем странном детстве в Герни, об учебе в Оксфорде и обо всех событиях, вынудивших его покинуть родину. Девушка горела желанием знать все, но Уолтер понимал, что больше всего ее интересовала Ингейн и существовавшие между ними отношения.
        — Ты не считаешь, что Ингейн поступает очень эгоистично?  — спросила она.
        — Потому что собиралась выйти замуж за моего брата? Но это не только ее решение. Оба отца договорились заключить этот союз, и она была не в силах сопротивляться.
        — Но ей хотелось отказаться от этого брака? Уолтеру пришлось ответить, что он в этом не уверен. Когда Мариам заговорила снова, Уолтер понял, что она твердо решила ехать в Англию. Она перестала задавать глубоко личные вопросы.
        — Я ничего не знаю,  — грустно заметила Мариам.  — На Востоке считают, что женщинам незачем учиться. Я никогда не видела книги. Что я стану делать в вашей стране? Там все будет по-иному.
        — Английские женщины тоже мало учатся, и, наверное, немногие из них видели книги.
        — Мы считаемся христианами,  — продолжала Мариам.  — Но я никогда не была в церкви. В Антиохии опасно быть христианином, и Антемус был в этом отношении очень строг. Вы с Трисом такие набожные, что мне становится за себя стыдно. Мне нужно побольше узнать о христианской вере, за которую мужчины готовы сражаться и даже умереть. Ты мне об этом расскажешь?
        — Да, Мариам, мы будем очень рады. Наша вина, что мы раньше об этом не подумали.
        Девушка страстно выдохнула:
        — Я хочу быть похожей на вас во всем! Мне будет неприятно, если тебе придется стыдиться меня!
        — Ты хочешь выйти замуж за англичанина? Она напряглась.
        — Да. Да, я хочу выйти замуж за англичанина,  — шепнула Мариам.
        Уолтер не понял, как это получилось, но они уже лежали в объятиях друг друга и он обхватил ее за шею. Он теснее прижал ее к себе и почувствовал, как сердце Мариам бешено бьется рядом с его сердцем.
        — Какая я слабая,  — проговорила Мариам.  — Я говорю о том, что хочу быть похожей на ваших дам, а сама позволяю обнимать себя, хотя… мне известно о твоей любви к леди Ингейн. Но мне кажется, что я тебе тоже нравлюсь.
        — Я все время пытался бороться с этим чувством, потому что понимал, что нарушаю клятву.
        — Клятву? Неужели слова так важны? Разве все не решает твое сердце?
        Он крепко прижал к себе девушку, так что она тесно касалась его всем телом. Она не сопротивлялась, и Уолтер чувствовал, как голая ножка касалась его сапога.
        — Может, она уже вышла замуж,  — задыхаясь, прошептала Мариам.  — Ты этого не узнаешь, пока не вернешься, а до этого пройдет несколько лет. Может, ты… будешь о ней все меньше и меньше думать… — У нее вдруг поменялось настроение, и она выскользнула из его объятий.  — Ты обо мне плохо подумаешь,  — громко сказала она.  — Ты будешь меня считать бесстыдной и легкомысленной. Я не хочу, чтобы ты когда-нибудь меня стыдился, но мне самой сейчас стыдно за себя.
        Уолтер сел на пол, а Мариам отодвинулась подальше к своей постели из веток душистого кустарника.
        — Уолтер, мне кажется, что тебе пора спать. Юноша помолчал, подбирая слова. Потом промолвил:
        — Это правда, что я любил Ингейн всю жизнь и поклялся ей в вечной преданности. Эти клятвы считаются священными для рыцарей и людей христианской веры. Каждый раз, когда я думал о тебе, меня не покидало чувство вины, потому что я помнил, что нарушаю клятву. Я должен тебе признаться, что все равно продолжал думать о тебе.
        — Но она тебе ни в чем не поклялась?
        — Нет, но это не имеет никакого значения. Мне трудно тебе это объяснить. У нас существует кодекс чести, который может вам показаться странным, но он бесспорен для тех, кто его соблюдает.  — Уолтер решил, что пришло время все рассказать Мариам.  — Понимаешь, Мариам, мой отец тоже поклялся моей матери, когда отправлялся в крестовый поход, а я явился результатом ее слепой веры. Он отсутствовал четыре года, а когда вернулся, то привез с собой жену-чужестранку. Мать хранила ему верность и верила, что он сдержит свою клятву.
        Девушка молчала.
        — Мне кажется, что теперь я кое-что стала понимать. Уолтер, разве тут нет разницы, ведь Ингейн сказала, что собирается замуж за твоего брата?
        — Ингейн очень гордая девушка, и она капризна. Иногда она бывает очень злой. Я любил и ее недостатки, и ее достоинства. Я понимал, что иногда она говорит колкости вовсе не для того, чтобы меня обидеть. Она знала, как сильно я был ей предан и насколько ее положение выше, чем мое. Может, она тогда не все еще решила насчет Эдмонда, но хотела, чтобы я думал, что все уже решено. Я не могу быть в этом полностью уверен.
        — И ты все равно считаешь, что не должен нарушать клятву? Мне трудно понять это.
        Девушка замолчала, и Уолтер представил себе, как она растерянно качает головой. Потом она сказала:
        — Не нравится мне твоя Ингейн.
        Уже лежа на своем месте, Уолтер продолжал размышлять. Он понял, что не все рассказал девушке. Ему всегда казалось, что Ингейн все тщательно взвесила и не сомневалась в правильности своего решения. Он сам придумал себе красивую сказочку, надеясь, что она станет дожидаться его возвращения. Теперь он начал более трезво воспринимать многие вещи. Он страстно желал, чтобы его мечты о будущем исполнились, потому что хотел занять подходящее место в жизни. Но у него было очень мало надежды на то, чтобы завоевать Ингейн. Юноша чувствовал, что она все меньше занимала его мысли. В особенности с тех пор, как в то утро они с Мариам впервые увидели Снежные горы и он понял, как Мариам красива. Он признался себе, что Восток с его чуждой моралью и стандартами постепенно завоевывал его и моральный кодекс, которому он всегда следовал, теперь ослабил свое влияние.
        Мариам тоже не могла заснуть, Уолтер слышал, как она ворочалась и даже разок вздохнула.
        Уолтер сказал себе: «Иди к ней и крепко обними». Он чувствовал, что должен был это сделать.
        Юноша прислушался, и в нем проснулось сильное желание. Каждое ее движение за шуршащим занавесом ему казалось приглашением. Он был уверен, что девушка будет ему рада, и ее мягкие, гладкие руки крепко обнимут его, и стройное тело станет страстно реагировать на его призыв.
        Дважды он садился и решался пойти к ней, но оба раза продолжал чего-то ждать, вцепившись в край одеяла. Он пытался себя убедить, что может сдерживать физическое желание.
        Через некоторое время звуки за занавесом стихли, и по ее ровному дыханию он понял, что Мариам заснула.

        Глава 8. ПЕЛЮ

1

        Обитатели синей юрты продолжали жить довольно спокойной жизнью. Но это не значило, что так же спокойно протекала жизнь всего каравана. На их пути встречались разные народы, и постоянные стычки порой выливались в открытые конфликты. Хотя маленький отряд жил как бы в вакууме, но до друзей все равно доносились отголоски конфликтов. Баяну было очень трудно сдерживать своих людей и не давать им приближаться к женскому лагерю. Ему пришлось удвоить стражу, охранявшую шелковые стены сераля.
        Во время вечерних прогулок Уолтер часто останавливался, чтобы посмотреть на закрытый синими покрывалами сераль. Ему казалось, что это сооружение очень напоминало скинию, которую дети Израиля каждую ночь воздвигали в пустыне. Но на самом деле здесь все резко отличалось от места поклонения израильтян. Если молодой человек вдруг оказывался слишком близко к этим стенам, то сразу же раздавался резкий приказ убираться отсюда подальше, а за ним следовали оскорбления типа: «Грязный западный выродок, твое дыхание отравляет все вокруг сильнее, чем дыхание верблюда, нажравшегося дикого чеснока». Вокруг сераля всегда прохаживалось множество караульных с обнаженными мечами.
        Иногда женщинам позволяли совершить вечернюю прогулку. Прежде чем они выходили, мужчин собирали в дальнем конце лагеря, где они не могли разглядеть прекрасных конку-бин. Прогулки были короткие. Женщины всю свою жизнь практически прожили в гареме и не любили долго ходить. Они выходили попарно с прикрытыми плотной чадрой лицами и почти сразу, болтая, возвращались обратно, по дороге с любопытством поглядывая на столпившихся в отдалении мужчин. Однажды внезапно стала приближаться вторая песчаная буря, и им пришлось в панике вернуться. Уолтер находился неподалеку от тропинки, по которой они торопились к своей юрте. Сильный ветер шаловливо играл с покрывалами, и он смог рассмотреть некоторых из женщин. Юноша был страшно разочарован. Если судить по европейским меркам, то дамы были слишком смуглыми, чтобы считаться красавицами. Но у большинства из них были красивые темные глаза — глубокие влажные озера, которые с любопытством поглядывали на него, пока девицы пробегали мимо.
        В Самарканде к каравану присоединился один купец. Поздней жаркой ночью он попытался проникнуть в «запретную зону». Послышались громкие вопли, и его быстро оттуда выдворили два евнуха. На следующий день стало известно, что наглый торговец будет примерно наказан перед началом марша. Некоторые непосвященные были удивлены, когда его усадили на верблюда и приказали уезжать из лагеря в песчаную пустыню. Уолтер видел, как на лице преступника, погонявшего верблюда, появилось облегчение. Но все поняли, что сейчас случится нечто ужасное. Монголы построились в два рада, громко хохоча над попытками несчастного заставить двигаться своего верблюда побыстрее. По сигналу они достали самострелы, и через секунду воздух почернел от огромного количества выпущенных стрел. Верблюд и всадник оказались на земле. Издали человек напоминал копченую свиную ногу, щедро начиненную гвоздикой!
        Наконец наступила светлая оглушающая восточная весна, и пустыня засверкала раздольем волшебных красок. Уолтер начал подниматься очень рано. Как-то утром он обнаружил, что восходящее солнце освещает полог из синих цветов, простирающийся до самого горизонта. Вечером этих цветов еще не было.
        «На Востоке все происходит неожиданно»,  — подумал молодой человек.
        Так оно и было, и именно в этот день события завершились весьма необычно.
        Все случилось из-за птицы, которую завела Мариам. Несколько дней назад вечером к ним в юрту на тепло залетел птенец совы. Мариам поймала его и, несмотря на уговоры, решила оставить себе. Девушке нравилась странная птица, она почему-то назвала ее Питером Дупадулусом.
        Все подшучивали над ней из-за странного увлечения, но Мариам стойко защищала своего любимца. Она говорила, что Питер удивительно умен. Днем птица ехала вместе с Мариам на жердочке, которую изготовил Уолтер, а ночью спала, привязанная обрывком веревки к переднему горбу ее верблюда. Уолтер часто слышал и как девушка разговаривала с птицей.
        — Питер,  — жаловалась Мариам,  — вот бы у меня было что-то новое, чтобы я могла надеть сегодня. Если бы только красавец Уолтер и мой милый добрый Тристрам могли меня увидеть в чудесном белом платье, которое раньше у меня было!
        Однажды, когда девушка не подозревала, что в юрте кто-то есть, Уолтер услышал, как она сказала:
        — Эй ты, птица, похожая на старое каменное изваяние, почему ты на меня так уставилась? Потому что я накладываю на щеки румяна? Ты что же, считаешь, что мне не стоит и стараться хорошо выглядеть?  — Последовала пауза, а потом Мариам очень серьезно добавила: — Ты на меня глядишь, как могла бы на меня смотреть знатная леди Ингейн. Слишком гордо, насмешливо, сверху вниз!
        Утром, когда караван собирался в путь, мимо них проехал Орту Заика. Он увидел сову, сидевшую на плече девушки, натянул поводья и гнусно захихикал, а потом нагнулся с седла и попытался насадить птицу на копье. Тристрам направил коня между ними и обхватил монгола за талию. Потом поднатужился и одним рывком свалил его на землю. Трис быстро спешился и, когда монгол попытался вытащить меч, навалился на него, как медведь, так что тот не мог пошевелиться. Тристрам принялся так трясти Заику, что голова с желтой кожей моталась вперед и назад, а кривые ноги болтались, как у чучела под порывами сильного ветра. Трис отшвырнул врага, и Орту покатился по земле.
        Монгол был потрясен и просто пополз подальше от бешеного англичанина. В самом начале ссоры вокруг собрались всадники. Они не вмешивались, качаясь в седлах от хохота при виде поражения своего соплеменника.
        — Остерегайся его,  — предупредил Уолтер Триса, когда монгол немного пришел в себя и медленно вскарабкался на коня.  — Ты его осрамил перед товарищами, и он не успокоится, пока не отомстит!
        Трис рассмеялся:
        — В следующий раз я вытрясу душу из его сального тела. Уолтера очень обеспокоило это происшествие. А вдруг ему не показалось, что Орту помедлил, прежде чем кинуться на птицу, и внимательно взглянул в темное лицо сидевшей на верблюде девушки? Если Орту Заика что-то заподозрил, то обязательно станет допытываться до правды.
        Уолтер подъехал к Мариам, чтобы высказать ей свои сомнения. Она была напугана и сидела, низко опустив голову. Он подумал, что в грязном платье и шароварах она напоминала несчастного негра-попрошайку. Сова пыталась освободиться от веревки и громко кричала. Уолтеру вспомнилось, как он в последний раз видел Ингейн. Она гордо сидела на чистокровной лошади и держала на перчатке дорогого сокола. Золотистые пряди волос выбивались из-под прелестной сетки, синие глаза сверкали красотой и надменностью. Это был неприятный контраст между двумя девушками.
        «Уолтер из Герни, может, это именно тот урок, который тебе требуется,  — подумал молодой человек.  — Ингейн кажется тебе совершенством, но сравнение с Мариам оказывается не в ее пользу».
        Он легко тронул коня каблуком. К этому времени он научился ездить по-восточному, оставляя свободными поводья. По дороге он продолжал рассуждать о том, что это Восток и жизнь здесь течет абсолютно по-иному. Уолтер считал, что образ жизни в Англии гораздо чище и лучше. Ему не следует совсем забывать о доме, но он продолжал принимать на вооружение новые идеи, знакомиться с новыми людьми.
        Вспоминая о доме, юноша немного успокоился. Он подумал, как себя чувствует мать, не отразился ли на ее здоровье отъезд сына? Удается ли зарабатывать деньги деду? Сейчас в Герни все покрыто зеленью, в лесах множество разных цветов. Интересно, как дела у Ингейн? Вышла ли она за Эдмонда? Если да, то не жалеет ли об этом и не вспоминает ли о нем?
        Вечером Уолтер был очень молчалив. Мариам понимала, что его что-то волнует, и тоже притихла. Они сидели втроем у огня и почти не разговаривали друг с другом. Капризная погода испортилась, дул сильный сырой ветер. Шкуры бились о шест, и казалось, что это старается неутомимый барабанщик. Наконец Мариам поднялась:
        — Сегодня мы все не в настроении. Мне кажется, что Уолтер на меня за что-то злится. Я отправляюсь спать.
        Когда девушка ушла, Тристрам заговорил о том, что рассказал ему Махмуд. Лю Чунг попал в какую-то неприятность. Уолтер сразу насторожился:
        — Его подозревают в том, что он помогал удрать Мариам?
        — Нет, нет, слава Богородице! Мне кажется, что он чересчур старательно пытался украсить свое гнездышко. Он покупает почти все продовольствие, и Баян назначил проверку. Он грозит Лю Чунгу наказанием под названием «прогулка по веревке».
        До них доносились слухи об этой ужасной монгольской каре. В лагере пока никто еще не подвергался подобной жестокости.
        — Лю Чунг не выдержит этой пытки,  — сказал Уолтер.
        — Иногда жертва выживает. Но эта глыба жира не умеет по-настоящему сопротивляться. Возможно, он мостил свое гнездышко пухом в последний раз.
        Огонь угасал, и воздух в палатке стал прохладным. Тристрам встал и потянулся… Вдруг сова резко вскрикнула.
        — Что случилось?  — спросил Уолтер.
        Он увидел, что Трис осторожно обходит его сзади.
        — Не вставай, Уолт.  — В голосе друга звучал страх и отвращение.  — Ради бога, не двигайся. Прошу тебя, сиди смирно!
        Уолтер, не поворачивая головы, скосил глаза и замер от ужаса. В теплую юрту вползла змея и свернулась в клубок рядом с ним. Судя по рисунку на уродливой широкой голове, это была гадюка. Она глядела прямо на него. Уолтер так сильно боялся змей, что должен был обязательно отпрянуть от нее, но сейчас он застыл от ужаса. Он заставил себя отвести от змеи взгляд и каждую секунду ждал, что его ноги коснутся ядовитые зубы.
        Трис осторожно взял в руку палку и прошептал:
        — Какая гадость, но я с ней сейчас расправлюсь.
        Уолтер почувствовал, что у него похолодели кончики пальцев. Он ощутил позади себя движение занавески. Мариам подавила крик и ринулась в середину юрты.
        — Не смей!  — крикнул Уолтер.
        Она пробежала за его спиной и резко схватила змею за хвост. К счастью, рептилия еще не отошла от холода, и девушка с криком швырнула ее к стене. Уолтер разом вскочил на ноги. Змея стала извиваться и грозно подняла отвратительную голову. Тристрам был наготове и одним сильным ударом размозжил голову ядовитой гадины.
        Мариам потеряла сознание и упала головой прямо в пепел очага. Уолтер увидел, что девушка обнажена до пояса. Он помедлил, прежде чем подложить ей руку под голову.
        — Махмуд, воды!
        Махмуд проснулся при первых возгласах и взобрался наверх по шесту, а сейчас орал не переставая. Воду принес Трис после того, как отбросил останки змеи подальше от юрты.
        — С ней все в порядке?  — взволнованно спросил он.
        — Она упала в обморок.
        — Я слышал шум в других юртах лагеря,  — сообщил Трис, внимательно взглянув на бледную девушку.  — Наверное, из-за похолодания змеи устремились в палатки. Пойду насыплю песок у края палатки, чтобы к нам больше не пожаловали нежданные гости.
        Мариам вздохнула и вздрогнула.
        — Я так боюсь змей,  — слабо промолвила она. Девушка открыла глаза; увидев, что к ней наклонился Уолтер, она с ужасом спросила: — Где она?
        — Трис убил ее,  — ответил Уолтер. Он поддерживал девушку рукой за обнаженные плечи, и ее голая грудь прижималась к нему.  — Тебе лучше?
        — Да, мне уже лучше.  — Мариам села и вдруг заметила, что она полуголая. Девушка вскочила и исчезла за занавеской. Через некоторое время она появилась, снова полностью одетая. Уолтер видел, что щеки у нее оставались бледными.
        — Ты спасла мне жизнь,  — сказал Уолтер.
        — Я даже не понимала, что делаю. Все произошло слишком быстро.  — Мариам покачала головой.  — Нет, не я тебя спасла. Это был Питер. Если бы он не увидел змею и не предупредил нас… — Она нервно засмеялась.  — Я тебе говорила, что это мудрая птица. Уолтер, я тебе это уже говорила.
        — Должен признаться, что ты была права. Мариам, это не Питер схватил змею!
        Махмуд, все еще остававшийся на верхушке шеста, начал спускаться, приговаривая:
        — Махмуд не любить змей. Тристрам вернулся и спокойно сказал:
        — Больше к нам никто не заползет. Как себя чувствует Таффи?
        Ему не ответили, потому что Уолтер поднял вверх руку, призывая к тишине. Он наклонился вперед и внимательно прислушался.
        — Шаги,  — шепнул он.  — Вот послушайте. Кто-то подошел к юрте.
        Мариам побежала за занавеску и стала торопливо искать смесь, чтобы наложить на лицо темную краску. Несколько колец занавески упали с крюков, и Уолтер стал их надевать, чтобы скрыть Мариам. Внезапно он остановился и показал на край палатки рядом с собой. Молодой человек едва смог перевести дыхание.
        Из синей шелковой подкладки торчал кончик кинжала.
        Уолтер посвистел, чтобы привлечь к себе внимание друзей. Они смотрели на кинжал, а тем временем кто-то снаружи продолжал резать ткань. Кинжал двигался бесшумно и медленно, прорезая внешний войлок и внутреннюю шелковую подкладку, пока отверстие не стало достаточно большим. В разрез просунулись желтые пальцы, раздвинувшие края, и показалось лицо, уставившееся на них. Они видели выпученные глаза, которые, внимательно всех осмотрев, остановились на секунду на недокрашенном лице девушки. Пальцы пропали, и дыра закрылась.
        Несколько мгновений в палатке царила тишина.
        Потом Уолтер промолвил:
        — Я уверен, что это был Орту Заика!
        Мариам подошла к нему и крепко сжала его руку.
        — Я должна уйти,  — прошептала она.  — Это единственный выход. Если они найдут меня здесь, вы все пропали! Это нельзя допустить.
        — Он все понял, и нам не остается ничего иного, как только ждать,  — сказал Уолтер.
        Тристрам достал лук и начал подтягивать тетиву.
        — В темноте мне будет трудно стрелять, но, по крайней мере, я смогу отправить парочку из них в ад, откуда они явились!
        Услышав шаги снаружи, Трис быстро повернулся ко входу. Он натянул тетиву и поднял лук. Уолтер стал рядом с ним, крепко зажав в руках кинжал. Он почувствовал, как Мариам коснулась его руки, и понял, что она стояла возле него.
        — Клянусь Богом,  — сказал Трис,  — мы дорого продадим наши жизни!
        Но в юрту вошел Лю Чунг. Он был изумлен, увидев, как его собирались встретить. Его лицо еще сильнее побелело, и было видно, что китаец сильно взволнован. Руки у него дрожали, глаза бегали на бледном неподвижном лице.
        — Это Лю Чунг прорезал дыру?  — спросил Уолтер, показывая ему отверстие.
        Повернувшись к дыре, Уолтер поразился, потому что кинжал оставался на месте. Под собственной тяжестью кинжал провис, и торчало все лезвие.
        Лю Чунг отрицал, что он проделал дыру. Он был настолько взволнован собственными неприятностями, что сначала не понял, что же такое стряслось. Когда до него дошел смысл случившегося, он уселся у огня и начал с ужасом качать головой.
        — Теперь им известно все!  — запричитал Лю Чунг.  — Несчастного Лю Чунга заставят пройтись по веревке!
        — Если действительно это был Орту, то зачем он оставил кинжал?  — спросил Уолтер.
        Гигант взглянул на него, и в его глазах засветился лучик надежды.
        — Это значит, что он вернется. Это абсолютно ясно. Орту не будет сразу выдавать свои сведения. Он придет снова и станет с вами торговаться. Может, он захочет получить деньги за молчание. Этот Орту очень жадный и, возможно, потребует у вас золото.  — Лю Чунг неловко взглянул на Мариам.  — Наверное, он вздумает взглянуть на девушку, когда у нее лицо будет без краски. А может захотеть, чтобы ее послали к нему в юрту. Монголам очень нравятся ласки белых женщин.
        Мариам немного помолчала и потом решительно заявила:
        — Лю Чунг, я пойду в юрту Орту, если это спасет моих друзей.
        Тристрам воскликнул:
        — Нет!
        Уолтер крепко сжал руки и сказал:
        — Мариам, мы знаем, что ты пойдешь на любые жертвы, но предпочитаем смерть. Может быть, нам повезет удрать отсюда. Если Лю Чунг не ошибся в отношении Орту, то я уверен, что нам всем удастся скрыться.
        — Уолтер, что ты задумал?  — тревожно спросил Трис.
        — Все будет зависеть от того, сделает он что-то до завтра или нет. Если я хотя бы чуть-чуть понимаю этих людей, он станет ждать, чтобы мы поволновались как следует.
        Лю Чунг кивнул головой:
        — Орту захочет с вами поиграть, как злобный кот играет с тремя маленькими белыми мышками. Он не придет за кинжалом, а будет ждать и наблюдать за вами, заставляя вас дрожать от ужаса. А потом совершит прыжок.
        — Мы часто отстаем от каравана,  — продолжил Уолтер.  — Завтра мы сделаем вид, что один из верблюдов заболел и никак не может пуститься в путь. Когда караван исчезнет из виду, мы поедем на юг. Все будет зависеть от быстроты наших животных.
        Уолтер говорил по-английски, и ему приходилось все переводить Лю Чунгу. Лю Чунг подумал и кивнул в знак согласия.
        — Молодой студент предложил единственно возможный выход,  — сказал он.  — Лю Чунг отправится вместе с вами. Если я останусь здесь, мне будет грозить смерть.  — Было видно, что у него стало легче на душе.  — Лю Чунг знает дорогу и думает, что лучше всего отправиться в Кинсай.
        Тристрам о чем-то раздумывал.
        — Как вы думаете, как далеко нам удастся уйти, прежде чем заметят наше отсутствие?  — спросил он.
        — Примерно на двадцать миль, не больше,  — сказал Уолтер.
        — Но это очень мало. Ты же знаешь, как быстро передвигаются конники Баяна. Они погонятся за нами как ветер, и им даже не нужно будет возвращаться назад — только сделать большой круг, чтобы перехватить нас. Орту или кто-то еще обязательно станут за нами следить.
        — Трис, это наш единственный шанс.
        — Я все понимаю. И нам придется именно так и сделать.
        — Этот вариант даст нам возможность сражаться за жизнь на открытом месте. Клянусь, что множество коней останутся без всадников, когда они нагонят нас!
        Орту не появился и после того, как они обсудили план. Лю Чунг ушел. Тристрам, казалось, не волновался и вскоре погрузился в сон. Но Уолтер решил, что не сможет заснуть. Он подбросил топлива и уселся поближе к огню. Он чувствовал, как ему в этот момент необходимо тепло. Молодой человек еще раз начал обдумывать свой план. Внезапно ему в голову пришла такая смелая идея, что он обрадовался ей, прежде чем понял, какую она таит опасность. Но потом его начали мучишь сомнения, и он пытался их отмести, говоря себе: «В любом случае я могу погибнуть, но тогда могут спастись остальные».
        Уолтер решил придерживаться разработанного плана, но его продолжали терзать разные тревоги. Он может никогда больше не увидеть Англию и свою мать. Никогда не будет бродить по зеленым лесам неподалеку от Герни и пить воду из извилистых ручейков, которые он так сильно любил. Кроме того, он никогда не заработает деньги, на что он надеялся после разговора с Баяном. Странно, но эти размышления вызывали у молодого человека мало сожалений. Неужели эта кризисная ситуация поменяла в его сознании все ценности?
        Мариам тихо позвала из-за занавески:
        — Уолтер?
        Он подошел. На девушку падал свет очага, и он заметил, что у нее в глазах стояли слезы. И она забыла стереть с лица краску.
        — Я так несчастна,  — шепнула девушка.  — Это все из-за меня. Уолтер, что мне делать? Наверно, существует какой-то выход!
        — Тебе не стоит так волноваться. Мы удерем от них, не сомневайся: я придумал новый план. Весьма хороший план; клянусь, что все будет в порядке.
        Девушка помолчала, а потом заметила:
        — Уолтер, я читаю твои мысли. Ты хочешь все взять на себя? Но ты будешь в страшной опасности.
        Уолтер понял, что ему лучше не рассказывать Мариам детали.
        — Да, мне придется кое-что сделать самому. Прошу тебя, успокойся. Все очень просто. Я немного задержусь, чтобы Орту меня увидел, и тогда он нас ни в чем не станет подозревать. А потом я отправлюсь за вами и догоню вас еще до наступления темноты.
        — Нет, нет, Уолтер. Ни за что! Нет, нет!
        — Но здесь нет никакой опасности,  — настаивал Уолтер.  — Я уверен, что мой конь перегонит любую лошадь каравана. Единственно, я не смогу скакать в том же направлении, в каком отправитесь вы. Мне будет нужно сбить их со следа. Может пройти пара дней, прежде чем я достигну указанного нам Лю Чунгом места.
        — Уолтер, я умру, если с тобой что-то случится.  — Мариам заплакала, и по щекам побежали черные слезы.  — Я точно знаю, что умру…
        — Успокойся, ничего не случится. Ты посмотри, на что ты похожа!  — Он взял край занавески и начал вытирать лицо девушки.  — Если все будет хорошо, тебе больше никогда не придется краситься этой отвратительной краской. Ты только представь, как это будет здорово.
        Мариам постаралась взять себя в руки.
        — Почему бы тебе не попытаться заснуть?  — спросила она Уолтера.
        — У меня на это нет времени. Я должен все тщательно продумать.
        — Можно, я посижу с тобой? Уолтер, это, может быть, в последний раз.

2

        Уолтер вышел из палатки, как только небо начало сереть. Он внимательно посмотрел вверх и с радостью убедился, что солнца не видно.
        «Это пойдет нам на пользу»,  — подумал он.
        Внезапно ему в голову пришла страшная мысль. А вдруг он вообще больше никогда не увидит солнце!
        Уже не было видно Снежных гор, тянувшихся на юге неровным зеленым и белым узором. Медленный ручеек, который по временам делал крутую петлю, начиная громче журчать, тек с севера; он пересекал караванный путь и дальше бежал точно в сторону Маньчжу. Ночью они стали лагерем неподалеку от сравнительно крупной деревни. Там, кроме юрт, были еще строения из дерева — невысокие, с глиняными крышами, без окон и печей. Перед ними был укреплен высокий шест, на котором развевались по ветру конские хвосты. К северу простиралась безбрежная равнина, но на юге можно было рассмотреть рощицу кривых деревьев. Уолтер понял, что некоторое время их передвижение не будет заметно.
        Уолтер рассказал Тристраму о своем плане, но не сообщил подробностей, как и Мариам. Он опасался, что друг станет возражать.
        — Я тебя знаю, Уолт,  — заявил Тристрам.  — Ты что-то задумал, чтобы, рискуя собой, дать нам возможность спокойно улизнуть. Я не согласен, и тебе лучше знать об этом заранее.
        — Конечно, без риска не обойтись. Но существует вероятность, что мне удастся ускользнуть от них. У нас имеется вообще мало шансов благополучно выйти из данного положения, мы все об этом знаем, самое главное — это вырвать у них Мариам. И это станет твоей обязанностью.
        Тристрам положил ему руку на плечо:
        — Я тебе верю, но не до конца. Мы уедем, а ты должен будешь отвлекать их на себя?!
        — Один из нас должен уехать, а другой — остаться. Остаюсь я.
        — Мой отец — простой лучник, и хотя я провел один год в Оксфорде, все равно остаюсь простым парнем, сыном обычных родителей. И если со мной что-нибудь случится, это будет небольшой потерей. И не качай головой — ты понимаешь, что это правда. Уолт, ты сын графа, ты умный и образованный человек. Тебе удастся много достигнуть в жизни.  — В лице Триса читалась твердая решимость все сделать по-своему.  — Дружище, у меня есть еще одна причина: я люблю Мариам. Тебе это давно было ясно. Но Мариам любит тебя. Она этого не скрывала. Я не уверен в том, как ты к ней относишься, но… нет никаких сомнений, что с ней должен отправиться именно ты.
        — Друг мой, если все, что ты сказал,  — правда, то остаться должен именно я. Только я смогу выполнить задуманное. Ты очень храбр и решителен, но все равно ты не сможешь этого сделать.
        — Почему ты все сам решаешь?  — раздраженно спросил Трис.  — Что в твоем плане такого, чего я не сумею?
        Уолтер взглянул Тристраму прямо в глаза:
        — Я совершу то, чем гордился бы твой учитель Роджер Бэкон. Трис, тебе не помогут никакие наставники. Только мне известно, как и где это можно сделать.
        Лицо Триса выражало сомнения. Ему не хотелось соглашаться, Уолтер его не убедил.
        Лагерь пробудился. Всадники засновали взад и вперед с бешеной скоростью, отдавая приказания от имени Баяна. Юрту разобрали, и Махмуд спешно паковал веши. Лю Чунг подъехал на высоком верблюде и сообщил слабым голосом, что солнце отказывается освещать их удивительное приключение. Лицо у него было очень мрачным. Мариам снова намазалась черной краской. Она помогала Махмуду и каждую минуту, волнуясь, погладывала на мужчин.
        Уолтер искал Орту, но Заика пока еще не показывался.
        Тристрам спросил недовольным тоном:
        — Уолт, ты во всем уверен? Мы действительно должны сделать так, как ты говоришь?
        — Да, я в этом абсолютно уверен.
        Раздался сигнал, заревели верблюды, потому что погонщики стали их колотить, чтобы животные побыстрее поднимались на ноги. Монголы были уже в седлах и вопили изо всех сил: «Худелху!»
        Пора. Уолтер почувствовал, как сильно бьется сердце. У него не оставалось надежды, что он когда-нибудь снова увидит своих друзей. Молодой человек боялся, что они смогут прочитать по лицу его истинные чувства, и, отвернувшись, начал изучать расстилавшуюся перед ними дорогу. Она тянулась по равнине к северо-востоку. Уолтер подумал, что это для них лишний плюс.
        — Если мне не удастся догнать вас, езжайте в Кинсай,  — шепнул он Трису. Пошарив в поясе холодными пальцами, Уолтер отыскал там второе письмо, которое передал ему Ан-темус.
        — Доставь его купцу Сун Юнгу в Кинсае. Он вам поможет до моего приезда. Чтобы добраться туда, вам придется положиться на Лю Чунга.
        Они крепко пожали друг другу руки.
        — Трис, ты мой самый лучший друг,  — сказал Уолтер.
        — Не делай этого, Уолт. Я все понимаю и всегда верил тебе на слово… Если… если все пойдет не так, надеюсь, что Отец Небесный позволит нам встретиться в лучшем мире.
        Уолтеру предстояло трудное прощание. Он подошел к Мариам.
        — Все решено?  — спросила она, продолжая паковать вещи.  — Ты остаешься?
        — Ненадолго. Очень скоро я тоже уеду со всей скоростью, на какую только способен мой конь.
        Девушка выпрямилась.
        — Я не стану плакать,  — тихо сказала она,  — иначе размажется краска. Нельзя, чтобы она потекла, правда? Но я знаю… я знаю, что никогда больше тебя не увижу!  — Мариам не могла больше сдерживаться, и на глазах показались слезы.  — Уолтер, я так тебя люблю!

3

        Уолтер проехался вдоль строя, пытаясь как бы невзначай встретиться с Заикой. Наконец он увидел Орту и поскакал рядом с ним.
        — У меня есть чужой кинжал,  — сказал он.
        Казалось, Орту успокоился, увидев молодого человека. Он ухмыльнулся.
        — Это кинжал Орту,  — ответил он, помолчав.  — У Орту острый глаз. Он многое видит.
        — Орту желает получить кинжал обратно?
        — Вскоре Орту придет в юрту христианских псов. Он может много чего сказать. Грязные сыны Запада должны ждать Орту.
        Уолтер поскакал вперед. Ему повезло, потому что, когда он подъехал к повозке с компасом, за ней следовало несколько запасных коней, за которыми приглядывали двое мрачных слуг. Он соскочил с седла и отдал поводья слугам. Никто из охранников не обратил внимания, что он открыл заднюю дверцу повозки и вскочил внутрь.
        Уолтер сразу почувствовал резкий запах наркотика. Старик китаец валялся под столом. Тощую фигуру прикрывало одеяло. Он лежал с широко открытыми глазами, но взгляд был бессмысленным и неподвижным.
        «Он находится под воздействием наркотика»,  — подумал Уолтер.
        Старик тем не менее сделал то, что от него требовалось,  — привязал рычаг веревкой, чтобы повозка не сбивалась с заданного направления. Уолтер отвязал веревку.
        Уолтер легонько сдвинул рычаг на парочку сантиметров: он решил, что станет перемещать его постепенно. Ему следовало быть очень осторожным, чтобы ни один внимательный взгляд в караване не обнаружил, что они сбились с курса.
        Спереди в повозке было отверстие, через которое можно было следить за дорогой, но в данный момент Уолтеру мешала ясно видеть нога погонщика. Он слышал, как монгол бормотал:
        — Я Хулун, хороший человек! Я Хулун, хороший человек! Если я хороший человек, почему тогда мне приходится везти эту вонючую деревянную повозку и указывать путь этому вонючему стаду?!
        Уолтер терпеливо ждал и через большие промежутки времени тихонько поворачивал рычаг. Каждый поворот означал, что вытянутая наверху рука вместо того, чтобы указывать на юг, медленно отклоняется к востоку, и, значит, караван, следующий за ней, начинает менять направление, двигаясь к северу. А тем временем Тристрам вел свой небольшой отряд прямо на юг. Теперь каждое пройденное ли означало, что расстояние между ними увеличивалось примерно на два ли.
        «Все пока идет так, как я задумал,  — решил Уолтер.  — Только бы никто ничего не заметил как можно дольше».
        Время от времени снаружи раздавались громкие голоса, и каждый раз у него перехватывало дыхание и он думал: «Уже догадались!»
        Но каждый раз оказывалось, это всадники спорили из-за того, кто из них лучший наездник. Уолтер вздрагивал от каждого звука. «Вскоре все откроется, и они станут требовать моей крови. Каким образом они со мной расправятся?»
        Уолтер понимал: если его поймают, то его ждет долгая и мучительная смерть.
        Старик все еще лежал без движения. Уолтер засомневался, дышит ли он вообще. Он решил, что, покинув повозку, оставит веревку незакрепленной, и тогда его преследователи подумают, что именно из-за этого они и сбились с курса. Но потом передумал, потому что тогда из-за него мог погибнуть старик китаец.
        Они уже довольно далеко отошли к югу, когда Лю Чунг спросил Триса:
        — Молодые глаза ничего не заметили? Мне кажется, что караван поменял направление.
        Тристрам недоуменно прищурился:
        — Я с трудом определяю направление на этих пустынных просторах. Но мне кажется, что сейчас караван направляется к северу.
        — Лю Чунг тоже так думает.
        Тристрам натянул поводья, и верблюд Мариам приблизился к нему.
        — Таффи, случилось чудо. Уолтер заставил их изменить курс. Не знаю, как это ему удалось.
        Девушка ничего не ответила, но внимательно посмотрела вслед быстро удаляющемуся каравану. Трис выпрямился в седле и поднял руку вверх:
        — Я понял, в чем дело. Эти кровожадные азиаты смеются над нами и называют псами прямо в лицо. Они издеваются над нашей верой, и мы молча принимали их оскорбления. Но теперь Уолтер из Герни покажет им мужество и верность христианского сердца.  — Трис повернулся к Мариам. У него сверкали в глазах слезы.  — Никто, кроме истинно верующего в нашего Бога, не может подобным образом рисковать собственной жизнью! Сегодня им будет не до смеха!  — Он внезапно помрачнел. Боюсь, что мой друг заплатит жизнью, чтобы преподать им такой урок и спасти нас.
        — Я это знала,  — тихо сказала Мариам.  — Он старался меня убедить, что вернется, но я уверена, что этому не бывать.
        Тристрам даже не пытался вытереть слезы, струившиеся по лицу.
        — Прощай, Уолт!  — воскликнул он.  — Твой верный слуга салютует тебе!
        — Поспешите, мои друзья по несчастью!  — подгонял их Лю Чунг.  — Мы должны воспользоваться шансом, предоставленным нам благородным лордом!
        Мариам наклонилась и крепко сжала руку Триса. Так они сидели в молчании, пока последняя крохотная фигурка не пропала из виду.
        Прошел час, два часа. Гонг регулярно отмечал каждое ли.
        Уолтер решил, что они удалились еще не так далеко. Прошел еще час. Расстояние между караванами и спутниками юноши уже составляло сорок миль, и он решил, что пора уходить.
        Но он опоздал. Резкий голос приказал погонщику остановиться, заднюю дверь открыли рывком, и недоверчивые узкие монгольские глазки уставились на Уолтера.
        — Ага! Христианская свинья!  — заорал Орту.  — Что ты здесь делаешь?
        За спиной Заики он увидел войлочную шляпу Баяна. Глаза полководца смотрели на него с удивлением и подозрением.
        Уолтер спрыгнул на землю и стал лицом к Орту. Ему ни за что не удалось бы бежать. Его окружили всадники с бронзовыми лицами и мрачно наблюдали за ним. Значит, конец.
        Уолтер взглянул в небо. Оно было мрачно-серым, дул резкий ветер. Молодой человек был этому рад, потому что трудно умирать при ярком солнце.
        «Это все из-за Орту,  — подумал Уолтер.  — Если мне выпало умереть, то надо прихватить его с собой».
        Он вытащил из-за пояса кинжал и бросился на Заику. Уолтер помнил, что они с Орту сплелись в смертельном объятии, катаясь по земле, и монгол пытался заломить ему руку, сжимающую кинжал. В драку вступили другие монголы. Уолтер чувствовал страшные удары по спине и голове. Тяжелые сапоги били его по ребрам. Словно откуда-то издалека он слышал голос Баяна, отдавшего приказ прекратить, но на него все равно продолжал сыпаться град ударов.
        Уолтера грубо, рывком подняли на ноги. Орту неподвижно лежал на земле, кровь лилась из широкой раны на горле.
        «Даже если мне придется умереть,  — мрачно подумал Уолтер,  — то, по крайней мере, я рад, что заплатил по счету».
        — Приведите его ко мне,  — распорядился Баян. Уолтера поставили перед ним, и полководец велел своим людям отойти назад. Он молча смотрел на Уолтера. Казалось, он пытался прочитать на лице своего шахматного противника причины того, что произошло. Уолтеру показалось, что за суровой маской Баяна он видит тень сожаления.
        — Англичанин, что ты сделал? В последние два часа у меня было ощущение, что мы сбились с курса. Ты что-то сотворил с указателем курса?
        — Да, господин Баян. Мы сильно отклонились к северу. Командующий продолжал смотреть на него с удивлением.
        — Зачем? Ты же знаешь, как для меня важен каждый час и каждое ли.
        — Мне очень жаль,  — серьезно ответил Уолтер,  — но мне было совершенно необходимо изменить курс каравана, потому что от этого зависела жизнь моих друзей. Я сделал для них все, что смог.
        — Ты не подумал обо мне! Англичанин, мне казалось, что ты мне друг.
        — Позволь мне все объяснить, а потом будешь решать. Баян велел начинать и внимательно слушал, пока Уолтер тихо рассказывал ему свою историю.
        — Ты отплатил мне злом за добро,  — промолвил он, когда Уолтер замолчал.  — Из-за тебя мы потеряли все утро. Я так рассчитывал на большой лук, а теперь эти надежды потерпели крах. Преступник Лю Чунг удрал. Кроме того, побег девушки является серьезным оскорблением Сыну Неба. Он, конечно, считает, что виновный должен понести за это серьезное наказание. Англичанин, боюсь, тебе придется умереть.
        — Пусть это будет милостивая смерть.
        Баян с сожалением посмотрел на Уолтера, расчесывая пальцами редкую бороденку.
        — Только смелый человек мог рисковать жизнью, чтобы спасти своих друзей. Я должен что-нибудь для тебя сделать, хотя ты этого не заслуживаешь. Англичанин, ты мне всегда нравился. Я дам тебе малый шанс на выживание и одновременно доставлю удовольствие своим людям, жаждущим крови!  — Баян нахмурился.  — Кое-кто смог выжить под ударами копий. Может быть, и у тебя тоже найдутся для этого силы. Ты будешь страдать так же, как если бы я приказал посадить тебя живьем на кол, но все-таки у тебя есть шанс выжить. Я посылаю тебя на «прогулку по веревке».

4

        Отец Теодор пришел к Уолтеру во время ужина. Кругом раздавались радостные крики в предвкушении интересного развлечения.
        — Я только что был у полководца,  — сказал священник, не глядя молодому человеку в глаза.  — Он спрашивал, что вам прислать поесть?
        — Я не голоден,  — ответил Уолтер. Священник понизил голос:
        — У вас есть шанс, если не растеряетесь. Говорят, что много лет назад один человек подвергался такому же наказанию и его никто ни разу не ударил. Есть правило, по которому вас никто не имеет права ударить, пока ноги находятся на веревке. Как только вы коснетесь земли, на вас обрушится шквал ударов, но если вам удастся снова оказаться на веревке, удары должны прекратиться. Я это видел однажды и должен сказать, что это неприятное зрелище.  — Священник помолчал, а затем добавил: — За соблюдением правил следит судья. Сегодня судьей будет сам Баян.
        До этого Уолтер был довольно спокоен, но сейчас он содрогнулся и опустил голову на руки.
        — Я пришел к вам как священник,  — сказал отец Теодор.  — Я скромный священник-несторианин, и, быть может, вы не захотите передо мной исповедоваться…
        — Я должен повиниться перед Богом,  — ответил Уолтер.  — Начинайте, отец мой.
        Веревка лежала на земле и была довольно толстой и длинной, наверное, ярдов в пятьдесят. Ее туго натянули и обоими концами привязали к колышкам. Монголы выстроились по обеим сторонам. Они шутили друг с другом и размахивали древками копий. Было видно, что им не терпелось поскорее увидеть свою жертву. Баян, очень серьезный и взволнованный, стоял у дальнего конца веревки.
        Отец Теодор подошел с Уолтером к началу «прогулки».
        — Постарайтесь не трусить, сын мой. Наш милосердный Бог смотрит на вас сверху и, может быть, решит помочь вам.
        Два старых шамана сорвали с Уолтера одежду. Один из них пропитанной черной жидкостью тряпкой сделал отметку на шее жертвы. Уолтер понимал, для чего это делалось. Одно из правил состояло в том, чтобы, ломая ему кости, ни в коем случае не пускали кровь! Эта отметка будет напоминать об этом.
        — Пусть первые же удары будут такими сильными, чтобы казнь не затянулась,  — тихо молил Бога Уолтер.
        Монголы начали орать, что пора начинать.
        — Пошел, англичанин!  — скомандовал Баян. Даже при других обстоятельствах человеку было бы сложно удержать равновесие на навощенной веревке. Уолтеру удалось пройти примерно дюжину шагов. Для равновесия он широко расставил руки в стороны и очень осторожно переступал ногами. Он слышал разочарованные вопли, потому что тем, мимо кого он прошел, не удалось его ударить древком копья ни разу.
        «Не спеши!  — уговаривал он себя.  — Не торопись и, может, тогда сможешь пройти до конца. Осторожно! Не торопись! Будь очень внимателен!»
        Что-то ударило его в лицо, он пошатнулся. Это был свиной пузырь, наполненный жидкостью, которым размахивал один из шаманов, ступавших за ним шаг в шаг. Уолтер был уверен, что сейчас нога соскочит с веревки, но ему в последний момент удалось найти равновесие и продолжить продвигаться вперед. Вокруг стоял дикий шум.
        Воины, стоявшие впереди, смеялись, трясли копьями и приглашали его подойти поближе. Казалось, что этим дьявольским образинам не будет конца. Другой шаман поднял пузырь и резко ударил его по глазу. Но на этот раз Уолтер был готов к удару и только слегка покачнулся. Молодой человек понимал, что с этой минуты ему не дадут ни секунды покоя. Ему удалось пройти еще с десяток шагов. Конечно, он смог пройти гораздо больше, чем от него ожидали. Крики стали еще громче, и по спине и лицу больно застучали полные пузыри.
        «Сколько же еще я выдержу?» — задыхаясь, подумал Уолтер. Пот бежал по лицу ручьями, застилая глаза. Но он не мог двинуть рукой, чтобы стереть его.
        «Прошел ли я хотя бы половину пути? Нет»,  — в отчаянии решил мученик. Он одолел не более трети.
        Уолтер почувствовал, как правая нога коснулась земли. Тут же послышались радостные крики и на спину словно обрушился кусок скалы. Все тело пронзила страшная боль. Он споткнулся, и вторая нога тоже соскользнула на землю. Второй удар пришелся по плечу. Копье держала сильная и точная рука. Уолтеру показалось, что он не сможет вздохнуть.
        Удивительно, но ему удалось снова встать двумя ногами на веревку, и он стал осторожно балансировать. Неистовый удар обрушился на руку, и молодой человек не сомневался, что ему сломали кость.
        — Не нарушайте правил!  — крикнул Баян. Уолтер быстро пришел в себя — вокруг раздавались крики ярости. В ушах у него звенели оскорбления, ругань, дикие вопли. Шаманы не переставая колотили его по голове свиными пузырями. Боль становилась все сильнее, он не мог выпрямиться, но упорно продвигался вперед.
        Он снова коснулся земли, и сильный удар лишил его равновесия. Все тело так мучительно болело, что, казалось, ничто уже не имело никакого значения. Но инстинкт самосохранения заставил его собрать оставшиеся силы и вновь оказаться на веревке. Это было чудо! Теперь Уолтер продвигался вперед буквально по сантиметрам. Из горла со всхлипами вырывалось тяжелое дыхание. Измученные мышцы с трудом повиновались.
        Половина дистанции? Возможно, но не больше. Молодой человек понимал, что ему не удастся живым завершить эту «прогулку».
        В этом не осталось никаких сомнений, когда впереди он увидел Орту Заику с завязанным горлом. Тот поднял копье над головой в боевой готовности. Глазки его сверкали от предвкушения мести. Ему не терпелось насладиться мучениями жертвы.
        При виде Орту Уолтер смог взять себя в руки. Он продолжал с трудом переставлять ноги и, балансируя, точно пьяный, размахивал руками, которые немели от боли. Медленно-медленно пробирался он мимо нацеленной на убийство фигуры Заики. Наконец тот остался позади. Орту в ярости завопил и поднял копье еще выше. Он даже не старался бороться с желанием убить и резко опустил вниз оружие.
        Уолтер погрузился в спасительную темноту забвения.
        Казалось, он пролежал в темноте целую вечность, время от времени ощущая жуткую боль во всем израненном теле. Боль продолжалась несколько минут, а может, и секунд, а потом он вновь проваливался в небытие.
        Однажды, когда он очнулся, ему показалось, что он слышит голос отца Теодора.
        — Неужели он еще жив? Боже милосердный, это невозможно!
        Потом он услышал другой голос, и это был голос Баяна:
        — Хорошо, что Орту потерял голову от злости и ударил его, пока он оставался на веревке. Благодаря этому я смог прекратить наказание, пока они его не забили до смерти! Этот англичанин очень сильный. Может, ему удастся выжить.

5

        Целую вечность Уолтер находился в состоянии, близком к коме. Его тело стало камерой пыток, и больше всего ему хотелось покинуть эту оболочку, даже если бы условием избавления стала смерть от страданий. Он с трудом понимал, что лежит на низком ложе, покрытом волчьей шкурой. Перед ним время от времени возникало желтое лицо, и ему казалось, что это какое-то чудовище, наказывающее его ужасными муками. Это было лицо зла, с резкими чертами, костлявое, жестокое, в темных пятнах и с высоким лбом. Узкие губы постоянно шевелились, но Уолтер от боли не разбирал ни слова.
        Постепенно он начал различать условия своего существования. Он лежал в квадратной комнате. Стены ее были из бревен. В помещение почти не проникал свет, и воздух был застойным и вонючим. Злобное лицо принадлежало очень старому шаману, который присматривал за Уолтером весьма неохотно. Иногда появлялась женщина, приносившая ему пищу и кобылье молоко. Она спала в углу комнаты. Женщина была пухлой и даже по-своему привлекательной. Уолтеру казалось, что она слишком много суетится возле его койки. Больше, чем требовали ее обязанности.
        Сломанные кости начали срастаться, и через две недели тело стало болеть меньше. Прошел почти месяц, прежде чем он смог сидеть, каждое движение отдавалось болью. Уолтер узнал, что караван двинулся дальше и беглецов не стали преследовать. Старик шаман ему не сказал, каковы были приказания в отношении самого Уолтера.
        Как-то раз, когда шамана не было в комнате, женщина подошла к нему, наклонилась и коснулась руки.
        — Белая,  — прошептала она.  — Такая белая. Юнакина никогда не видела такой белой кожи.
        Казалось, ее околдовала белизна и мягкость кожи. Уолтер заметил, что она всегда крутилась рядом, когда старик шаман массировал ему спину, предварительно нанеся на нее какой-то масляный состав.
        — Что они сделают со мной?  — спросил молодой человек на языке каравана.
        Женщина постаралась его успокоить:
        — Ничего. Господин Баян оставил деньги, чтобы о белом человеке побеспокоились.
        Уолтер был настолько потрясен, что некоторое время не произносил ни слова.
        Женщина склонилась к нему и шепнула:
        — Господин Баян приказал передать белому человеку, чтобы он не боялся.
        Однажды он начал расспрашивать женщину о ее жизни. Замужем ли она? И есть ли у нее дети?
        — Нет детей. Юнакина — жена Тулуй. Он армия, сражаться. Может, вернется, а может, нет.
        Было видно, что Тулуй был довольно зажиточным человеком. У постели стоял лакированный сундук, и в доме было много разной домашней утвари. О сравнительном богатстве говорил высокий китайский шкаф в углу. Но Юнакина им не пользовалась, и все вещи вешали по стенам на деревянных крючках.
        Она одевалась, как все монгольские женщины, в ту же одежду, которую носили мужчины: кожаные штаны и удобные высокие сапоги из овчины. Правда, на Юнакине была надета ярко-красная шелковая рубаха. Женщина разговаривала и автоматически плела веревки, не сводя темных глаз с необычного гостя.
        — Если Тулуй умирать, Юнакина снова выходить замуж. У Юнакины, может, будут дети.
        — Ты здесь всегда жила?  — спросил Уолтер.
        — Всегда. Тулуй давал приют людям из караванов. Она внимательно посмотрела на него.  — Белому мужчине здесь нравится?
        Когда Уолтеру стало немного легче, шаман начал применять к нему новый метод костоправства. Он энергично массировал его и вытягивал суставы, пока они не начинали трещать. Сначала Уолтер пробовал протестовать, но его успокоила Юнакина:
        — Тебе это поможет, тело снова станет крепким. Белый человек должен быть сильным.
        Если шаман начинал ворчать, что у него больше нет сил, женщина продолжала лечение сама. Ее руки были сильнее, чем у старика, и в то же время нежнее.
        — Скоро белый человек станет сильным,  — приговаривала она, делая мучительные поглаживания и растягивания.
        Именно Юнакина обняла его за плечи, когда Уолтер в первый раз попробовал пройтись. Они дошли до двери. Было раннее утро, и день обещал быть жарким, но сейчас дул приятный ветерок. Уолтер глубоко вздохнул, глядя на восток, где на склонах холмов задержался пурпур восходящего солнца.
        «Где сейчас Мариам и Трис?  — спрашивал он себя. Наверно, они уже в стране маньчжу. Вот они удивятся, когда я наконец появлюсь перед ними!»
        Он начал прогулку довольно уверенно, но, когда пришло время возвращаться, сил уже не оставалось. Монголка подхватила его на руки и отнесла в дом.
        — Белый мужчина еще нуждается в Юнакине,  — сказала она, склоняясь над юношей.
        — Спасибо,  — слабо ответил Уолтер.  — Юнакина очень сильная.
        — Руки сильные, да. Но сердце,  — она покачала головой,  — нет, не сильное. Очень слабое.
        Уолтер понимал, что ему следует отсюда выбираться, как только он немного окрепнет. Юноше было известно, что закон Уланг-Ясса карает смертью за измену, а он слишком ясно читал намерение в глазах своей сиделки.
        Изредка через деревню проходили караваны. Сначала он узнавал об их прибытии по долетавшим до него звукам: раздавался многоголосый шум, и небольшое поселение начинало волноваться. Немного поправившись, Уолтер следил за прибытием и отъездом караванов, выглядывая из двери домика. Каждый раз ему хотелось отправиться вместе с ними. Наверное, он давно бы уже уехал, если бы не эти приступы. Они начинались резкой болью в основании спины, и после этого некоторое время он был не в состоянии двигаться и даже терял сознание. В деревне его прозвали за это Парень, Который Себя Не Помнит.
        Уолтер понимал, что ему все равно придется покинуть приют, несмотря на неважное состояние здоровья. Юнакина постоянно на словах и на деле демонстрировала свою приязнь к нему. Шаман хитро улыбался и как-то раз сказал:
        — Белый человек займет место Тулуя?
        Однажды вечером в деревню пришел большой караван. В основном это были китайские торговцы шелком, возвращавшиеся с Запада, и с ними несколько немолодых монголов. К этому времени Уолтер уже мог как следует ходить, поэтому он договорился, что выступит вместе с ними утром. Его конь радостно приветствовал хозяина. Он отъелся, и шерсть у него стала лосниться после длительного отдыха.
        На следующее утро он поднялся на рассвете. Юнакины не было дома, но, когда он заканчивал паковать вещи, она вернулась. Женщина молча смотрела на него.
        — Белый человек уходит?  — спросила она.
        — Да, Юнакина. Я иду с караваном.
        Уолтер снял с пояса красивую пряжку, украшенную бирюзой и опалами, и протянул пряжку женщине:
        — Юнакина очень добрая. Юнакина возьмет подарок. У белого человека больше ничего нет.
        Она взяла пряжку, не сводя с него обиженного взгляда. Убедившись, что Уолтер уже все решил, Юнакина повернулась к нему спиной и гневно швырнула пряжку на землю:
        — Юнакина не желает подарок. Юнакина хочет, чтобы белый мужчина остался.
        Уолтер покинул дом. На востоке над холмами поднималось солнце. Молодой человек чувствовал себя сильным, и даже предстоящее путешествие не пугало его. Насвистывая, с облегчением он сел на коня.

        Глава 9. ЯНЦЗЫ

1

        Баян Стоглазый верхом на черном коне стоял на холме, а перед ним широко текла Желтая река. Уолтер видел, что на лице полководца играла гордая улыбка.
        — Какие глупцы эти военачальники!  — обратился Баян к окружающим его всадникам.  — Их флот вскоре будет разбит, и тогда между мной и Кинсаем будет стоять только армия. Мы развеем ее, как песок на сильном ветру!
        Монголы уже одержали несколько побед на суше, когда Уолтер их догнал. Как и планировал Баян, монголы продвинулись по реке Хан, а затем пересекли Янцзы. Великие города падали ниц перед ними, как падают спелые колосья под серпом жнеца. Уолтер прибыл в ставку Баяна утром, когда полководец отдал распоряжение начинать атаку на флот маньчжу.
        На реке собралось столько военных судов Суна, что она больше всего напоминала огромного извивающегося змея, растянувшегося по долине насколько хватало глаз. Это были две с половиной тысячи военных джонок — самых мощных судов, известных на Востоке, с яркими красными и желтыми парусами. Корпуса кораблей были выкрашены синим и зеленым. На носу красовались изображения выпученных глаз драконов. Кроме джонок, на воде толпились сотни проворных хуа-ма-янг в зеленых и белых разводах и с такими же яркими парусами, а еще верткие ва-чангцу, быстрые вупаны и специальные лодки для преодоления порогов. Тысячи лодочек и суденышек, сампанов, яликов и бамбуковых плотов заполняли воды реки на многие мили.
        Это было поразительное зрелище — сухопутная армия против военных судов. Уолтера взяло сомнение.
        «Может ли слон победить морского змея?» — подумал он.
        Но вскоре стало ясно, что слон вполне может справиться со змеем. Монголы карабкались на ближайшие к берегу корабли и легко и быстро овладевали ими. Морской змей забил хвостом, казалось, что его разноцветные чешуйки дрожат от ужаса.
        Вдруг англичанин услышал звук, подобный грохоту морского прибоя, только в несколько раз громче. По обеим берегам реки поднялись облака плотного дыма. Мачты джонок зашатались и стали ломаться, повсюду начал бушевать огонь, как будто языки адского пламени вырвались на поверхность земли, чтобы поглотить длинного дракона.
        — Что это?  — испуганно спросил Уолтер.
        — Хуа-пао, — ответил солдат,слизывая пену с рукавов.Он только что прибыл с рапортом командующему. На обветренном загорелом лице разливалась широкая ухмылка.  — Это новые железные трубы, которые могут выплевывать пламя. Их делают маньчжу. Мы отбираем их и убиваем с их помощью самих маньчжу.  — Улыбка стала еще шире.  — Управляется с этими огнедышащими трубами китаец Чанг Джу.
        Уолтер наблюдал, как хуа-пао уничтожает огромный флот. Он собственными глазами видел то, о чем говорил Роджер Бэкон. Здесь, в Китае, был известен секрет таинственного порошка, от которого возгоралось пламя. Умный монах предвидел, что люди станут использовать его для ведения войны. Все это напоминало конец света, и Уолтер со страхом подумал, что это, наверное, начало конца. Теперь люди узнали этот смертоносный секрет, значит, мир прекратит свое существование.
        Придя в себя, молодой человек решил, что должен узнать абсолютно все о несущем смерть порошке.
        «Мне надо сделать чертежи и отвезти их в Англию»,  — сказал себе юноша.
        Неравный бой скоро закончился. Большинство судов маньчжу были взорваны, их команды затонули. Некоторым из джонок удалось развернуться и убраться по Желтой реке подальше от грохочущих железных монстров и убийственного града монгольских стрел.
        Несколько часов переполоха — и река стала свободной. По воде все еще плавали сломанные мачты, разный мусор и тела убитых.
        — Англичанин!  — воскликнул Баян, увидев Уолтера.  — Ты прибыл вовремя, чтобы увидеть мою великую победу. Я перебил хребет маньчжу и теперь отправляюсь в Кинсай.  — Он радостно улыбался.  — И обошелся без вашего большого лука.
        — Моему господину Баяну он больше никогда не потребуется. Что могут сделать стрелы против огня хуа-пао?
        Баян поманил Уолтера.
        — Хуа-пао — это всего лишь игрушка,  — тихо сказал он.  — С его помощью можно было сражаться только с деревянными суденышками и на близком расстоянии. Это все, что было мне нужно в данный момент. Но как его использовать в битве, когда бьются тучи всадников? Железная труба действует очень медленно, и ею сложно управлять. Она еще не готова. Говорю тебе, это игрушка. Наверное, когда-нибудь с ее помощью можно будет легко побеждать. Но ваш большой лук способен покорить Европу еще прежде, чем великие христианские вожди что-то услышат о хуа-пао. Вы всегда будете отставать от нас на целые столетия. Может, мы воспользуемся этим порошком, чтобы взорвать стены Рима!
        Вечером Уолтер смотрел на огни монгольского лагеря и думал о том, какой ужас они вызывают на передовой линии маньчжу. К нему подошел отец Теодор. Он был в лохмотьях, но в остальном удивительно хорошо перенес тяготы военной кампании.
        — Солдат покормили, и теперь они делят между собой пленных женщин,  — сказал он.  — Ты услышишь страшный визг, но пусть тебя это не волнует. На Востоке женщины ведут скучную жизнь, для них это будет небольшое развлечение.  — Он помолчал, а потом добавил: — За тобой посылает Баян.
        Юрта полководца была гораздо больше, чем во время путешествия по Азии. Девять конских хвостов, казалось, с гордостью трепетали по ветру. Несколько высоких чинов, стоявших у входа, неохотно построились, давая дорогу двум христианам.
        Внутри было очень светло. На полу, громко и оживленно разговаривая, сидели бравые воины. Со стен свисали новые войлочные символы сегодняшней победы: белый сокол с распростертыми крыльями, фигурка Суна, висящая на веревке, и желтая подушка, пронзенная монгольским мечом. На коленях хозяина, пребывающего в приподнятом настроении, сидел кот.
        — Англичанин,  — позвал Баян,  — проходи и садись. Мне нужно много тебе рассказать.  — Уолтер повиновался. Полководец наклонился к нему и прошептал: — Я сейчас очень горд. Я только что прошелся по передовой. Я был в простом плаще, и меня никто не узнал. Люди разговаривали — ну, о чем обычно говорят храбрые воины, одержавшие победу!  — но ни один из них не упомянул Чингисхана и Сабутая. Сегодня они хвалили только Баяна! Я обрадовался этому даже больше, чем когда увидел, как горит и гибнет в пламени флот Маньчжу!
        — Я тоже слышал разговоры. Все говорят, что Баян Сто-глазый — величайший полководец.
        Баян довольно кивнул:
        — Все прошло так, как я задумал. В начале года я буду ставить свои условия правителям династии Сун во дворце в Кинсае. К нам уже прибыли гонцы, чтобы просить о мире. Ясно, что они не понимают, как легко я могу их покорить. Предлагают двести пятьдесят тейлов[10 - Тейл — мера веса на Дальнем Востоке.] серебра и столько же рулонов шелка! Они говорят, что император еще мальчик и его нельзя винить за то, что сделали его министры. Виновных министров ждет смерть. Ха, они еще пока не подозревают, что я, Баян, буду править вместо Сына Неба и сам всех накажу!
        Я настаиваю на безоговорочной сдаче. Другого пути нет. Англичанин, ты мне можешь понадобиться. Маньчжу побеждены, им уже нет смысла сопротивляться. Надо было бы добраться до Кинсая, но я предпочитаю сделать по-другому. Мне не нравится убивать. Но если бы я пошел на Кинсай, пришлось бы погубить весь город. Воины потребовали бы этого от меня.  — Он помолчал.  — Только близорукость и упрямая гордость императорских министров не позволяют им сдаться именно сейчас. Чанг By, их главный посланник, поделился со мной, что страна маньчжу жаждет мира. Он понимает: если война будет продолжена, то стране грозят большие неприятности. И еще он сообщил, что за мир выступают вся знать и купцы. Я хочу, чтобы ты повидался с Чанг By,  — продолжал Баян.  — Ты отправишься в Кинсай под видом ученого с Запада, который желает узнать о китайском образе жизни. Оказавшись в Кинсае, повнимательнее ко всему приглядывайся и прислушивайся и по возможности отправляй мне об этом донесения. Я хочу, чтобы Чанг By смог возглавить в стране движение за мир. Ты им расскажешь, насколько мощны мои армии и как им будет плохо, если мне
придется сражаться с ними до самого конца: они тебя послушают. Англичанин, я убежден, что нужна самая малость, чтобы обострить сопротивление слепым желаниям министров государства.  — Баян пошевелился и посмотрел Уолтеру прямо в глаза: — Тебе, наверно, все это кажется странным после того, что случилось во время похода… Никто, кроме меня, не знает, что ты сделал. Мне удалось вернуть караван на прежний курс, и ни одна душа ни о чем не догадалась. Я… я очень гордый человек и ценю свою репутацию хорошего солдата и полководца. Меня перестали бы называть Баян Стоглазый, если бы сообразили, что, вместо того чтобы двигаться на восток, мы продвигались на север. Мне удалось скрыть свой промах и, значит, твое великое преступление. С этим давно покончено. Англичанин, я добился великой победы и хочу забыть о прошлом. Я тебе доверяю. Может, теперь ты решишь рискнуть своей жизнью ради меня.
        — Я — ваш должник и буду рад оказать услугу-
        — Мне не нужно тебе объяснять, что твоя миссия весьма опасна. Если министры Маньчжу заподозрят правду, тебе отрежут голову или придумают более мучительную смерть.
        — Я к этому готов.
        — Хорошо!  — улыбнулся Баян.  — Англичанин, я в тебе не ошибся. Мне это приятно отметить. Теперь я должен тебе кое-что сказать. Нужно продумать каждый твой шаг в Кинсае. Я очень заинтересован в том, чтобы мир был как можно скорее. Великий город должен быть по возможности сохранен. Прежде всего, тебе следует путешествовать так, чтобы они поверили, что ты важный иноземный князь. Я дам тебе плащ из горностая и золотую цепь на шею. Этот священник отправится вместе с тобой. Если ты вернешься, тебя будет ждать большая награда.
        — Господин Баян, я сделаю это не ради награды. Мне хочется, чтобы вы уважали меня.
        —Друг мой, я тебе верю. Может быть, опасность будет не так велика, как я себе представляю. Они будут осторожнее, потому что теперь знают, какие жестокие удары я могу наносить.
        — Я должен доставить письмо купцу в Ханбалык,  — сказал Уолтер.  — Антемус отдал мне его в Мараге. По-моему, оно связано с торговыми делами.
        — Письмо доставит один из моих посланников Сыну Неба.
        — Тогда,  — воскликнул Уолтер,  — я отправляюсь в Кинсай. На любых условиях. Если нужно, я могу отправиться немедленно.  — Он оглядел себя и улыбнулся: — Но вы видите, на мне лохмотья…

2

        Чанг By был таким маленьким, что казался прекрасно изготовленной миниатюрой настоящего человека. С подбородка свисала отдельными прядями редкая бородка, под белыми бровями сверкали глаза. Он был хорошо настроен к англичанину и поэтому старался удовлетворить его любопытство и иногда даже делал для этого вынужденные остановки.
        Во двор, где делали бумагу, им показал дорогу священник. Он вытащил из пояса кинжал и указал на проход в горах. Это означало, что им придется свернуть с дороги, но Чанг By не возражал и приказал следовать в этом направлении.
        Отряд прибыл на бумажную фабрику под громкие крики и бренчание сбруи, герольды громко дули в рога. Над забором показалось множество испуганных желтых лиц, а потом они все стали спешно прятаться. Уолтер был разочарован видом места, где изготавливалась бумага. Он сам не знал, что надеялся увидеть, но не думал, что его так легко пропустят туда. Они вошли во двор вместе с Чанг By, и работа возобновилась. Там работало примерно человек сорок или чуть побольше. Они сидели на корточках на глиняном полу и молотили пестиками в огромных ступах, чтобы размягчить волокно коры шелковицы. На руках у рабочих выступали жилы, когда они все вместе поднимали и опускали руки в бесконечном танце. В центре находилась большая емкость, наполненная водой. Когда отбитое волокно становилось совсем тонким, его бросали в эту емкость. Вдоль стены располагались формы — это были квадраты из сплетенных конских волос, закрепленные в бамбуковых рамах. Целлюлозу доставали из емкостей и ровным слоем расстилали на рамках сушиться.
        — И все?  — спросил Уолтер. Они вели разговор на «бичи», который, как оказалось, понимали китайцы любого ранга.
        Посланник улыбнулся и что-то сказал мастеру. Тот выплюнул сок ареки и подошел к раме. Ловким движением он снял с нее высохший лист бумаги и поднес его, чтобы господа могли рассмотреть. Бумага была тонкой и белой. Поверхность ее была гладкой и плотной. Чанг By взял лист и потер его между пальцами, а затем передал Уолтеру:
        — Это очень хорошая бумага. Может быть, юный друг желает ее испробовать?
        Уолтер был потрясен простотой процесса и начал размышлять, как это все можно использовать. Ясно, что таким же способом можно изготавливать бумагу и в Англии, и он даже подумал о некоторых приспособлениях, которые могли бы еще больше упростить процесс.
        — Чанг By никогда не приходило в голову, что можно исключить ручной труд? Волокно можно пропускать между колесами, как зерно на мельнице, и превращать его в пульпу. Подумайте, сколько можно таким образом сэкономить времени.
        — В Китае никто не ценит время,  — ответил старик.  — У нас много времени и огромное количество рук, желающих измельчать волокно пестиками. Мой юный друг считает, что с применением вашего метода улучшится качество бумаги?
        — Конечно!  — воскликнул Уолтер.  — Можно добиться, чтобы волокна стали еще мельче, опускать их в воду прямо с колеса.
        Старик улыбнулся:
        — Вы говорите прямо как Баян.
        Уолтер начал все внимательно рассматривать. Он проверил качество волокна и кусочки материи, которые добавлялись в бумагу для большей прочности. Затем юноша попробовал температуру воды в емкости и способ крепления бамбуковых рамок. «Все так просто и понятно»,  — подумал он.
        Юноша не переставал удивляться простоте процесса, но он начал понимать, что этого следовало ожидать — чудеса никогда не бывают сложными, а изготовление бумаги — это действительно чудо.
        Он осматривал сетку на формах и думал о том, какое благо принесет изготовление бумаги в Англии: со временем все научатся писать и читать, письма, восславляющие Бога, будут путешествовать по всей земле, и таким образом люди станут лучше и чище. Двор расширился, глиняные стены исчезли, и его взору открылись сияющие горизонты.
        Молодой человек подошел к Чанг By, глаза его сверкали.
        — Мне кажется, я понимаю, как делают бумагу. Когда я вернусь домой, то займусь ее производством. Если вы мне немного поможете, я хотел бы задать несколько вопросов этому мастеру.
        Выезжая на главную дорогу, они миновали рабочего, катившего тачку по обочине. Человек был обнажен до пояса, на тачке спереди он приладил нечто вроде паруса и двигался со своей ношей с замечательной быстротой.
        — Кто это?  — спросил Уолтер.
        — Крестьянин. Наверно, у него тут неподалеку клочок земли.
        — Он владеет землей?  — воскликнул Уолтер. Для него это была поразительная новость. Человек с тачкой явно принадлежал к низшему социальному слою. Что это за странная социальная система, позволяющая подобным людям владеть землей?
        Чанг By попридержал коня и задал крестьянину несколько вопросов.
        — Ему принадлежит примерно пол-акра. Этой землей владели его отец и дед. У него четверо сыновей, и перед смертью он, видимо, будет вынужден поделить землю. Приходится много и тяжело работать, но его сыновья и их жены могут прожить этой землей.
        — В моей стране,  — сказал Уолтер,  — вся земля принадлежит дворянству. Много земли занято лесами, и простым людям закон запрещает ловить там дичь. Вилланам могут выделить немного земли, но они обязаны отдавать большую часть урожая своим лордам и священникам. Они не принадлежат себе.
        — Китай с самого начала был великой страной,  — сказал Чанг By.  — За долгие столетия мы многому научились. И самое главное, что земля принадлежит всем, а не избранным. Одни богатеют, а другие остаются бедными. Но землю следует использовать так, чтобы каждый мог кормиться ею. Юный путешественник, если бы у нас было так же, как у вас, народ голодал бы.
        Над этим стоило задуматься, но это были неприятные мысли. То, что он сейчас услышал, никак не согласовывалось с тем, на чем он был воспитан. Он повторял себе, что владение землей является привилегией правящего класса. Так было всегда, и, наверно, это правильно, потому что закреплено законом и санкционировано Святой Церковью. Его место в жизни зависит от умения приобрести землю, только в этом случае у него будет честное имя. Но это было в порядке вещей: он был рожден от дворянина, и это было его правом.
        — Если бы на моей родине у всех была земля,  — заявил Уолтер,  — не стало бы никакого порядка. Простые люди перестали бы подчиняться своим господам. Как же тогда собрать вооруженные силы для войны? И как поддерживать законность?
        — Возможно,  — сказал посланник,  — будет меньше войн, если для них трудно набрать солдат. У вас справедливые законы и правосудие одно для всех? В вашей стране нет голодающих?
        — В Англии много бедняков,  — признался Уолтер.  — Времена изобилия чередуются с плохими урожаями. Так было всегда.
        — Если урожай плохой, ваши лорды тоже голодают?
        — У них всегда достаточно пиши.  — Уолтер помолчал, пытаясь найти подходящие слова, чтобы его собеседник понял, что так и должно быть и не надо ничего менять. Земля принадлежит лордам! Почему они должны голодать?
        Уолтера стали одолевать странные мысли. Если всегда было именно так, то это не значит, что такой порядок вещей правильный. Почему бы всем людям не иметь по клочку земли, несмотря на неравенство происхождения и положение в обществе? Почему небольшая горстка людей роскошествует в замках, а остальные ютятся в грязных хибарах или в худых домишках в перенаселенных городах?
        — Если я стану считать справедливым то, как у вас распределяется земля,  — наконец произнес молодой человек,  — тогда мне придется отвергнуть все, во что я верил, кроме веры в единого Бога. Это будет означать, что наш образ жизни неправильный, что рыцарство — это ложное понятие, а благородство — всего лишь притворство.
        Чанг By улыбнулся:
        — Не стоит все так близко принимать к сердцу. Мы не слишком отличаемся от вас. В Китае тоже не все равны. У нас есть свое дворянство и свои вилланы, а некоторые законы такие же несправедливые, как и в вашей стране.
        Но разрушительная мысль уже пустила ростки в мозгу Уолтера. Он постоянно думал об этом, скача вслед за надменными герольдами в Кинсай.

        Глава 10. КИНСАЙ

1

        Стоял поддень, когда они впервые увидели Кинсай. В ярких лучах горячего солнца город раскинулся во всей красе до самого горизонта, словно красно-зеленый бархатный ковер.
        Чанг By натянул поводья и внимательно посмотрел на высокие стены и башни.
        — Это самый прекрасный город в мире, уважаемый ученый,  — сказал он, глубоко вздохнув.  — Город мирный и счастливый, с накопленными столетиями знаниями. Какая ждет его судьба? Сможет ли он надеть на себя серебряную кольчугу, как Королева с Сердцем Дракона, и победить своих врагов? Или он должен выжидать, как прелестная и ленивая куртизанка, когда его заключит в объятия грубый покоритель с севера?
        Для Уолтера Божественный Город был символом надежды. Он чего-то ждал и надеялся, что здесь, в переплетении дворцов и лачуг, он найдет Мариам и Тристрама. Если они уже здесь, их можно отыскать через купца, которому Антемус передал письмо.
        — Не знает ли Чанг By,  — спросил Уолтер,  — в Кинсае купца по имени Сун Юнг, по прозвищу Огонь Из Черных Облаков?
        Мелкие черты лица посланника выразили величайшее презрение.
        — Сун Юнг!  — Казалось, что он выплюнул это имя, а не произнес его.  — Да, благородный лорд с Запада, мне известен этот человек. Это волк, пожирающий тела своих соплеменников, которые погибают во время погони. Пока вы будете в Кинсае, вам доведется много слышать о Сун Юнге, потому что он сердце и душа партии войны.
        — Я не ожидал, что это такая важная фигура. Меня к нему направил купец из Антиохии Антемус.
        — Его я тоже знаю. Эти двое подобны грязным перьям, выдернутым из гузки пеликана.
        — У меня было письмо к Сун Юнгу. Много месяцев назад казалось невероятным, что мне удастся достигнуть Кинсая, и я отдал письмо приятелю, который должен был идти по «шелковому пути». Возможно, он его уже передал, поэтому мне нужно повидать купца, чтобы только узнать, где же мой друг.
        — Можно попытаться порасспросить о вашем друге, заявил Чанг By.  — Вам не стоит появляться у этого человека. Он умен и может понять, зачем вы здесь появились вместе со мной. Мне кажется, будет лучше, если никто не будет знать о вашем присутствии в этом городе. Вы сможете добиться успехов, если хотя бы на первых порах будете очень осторожны.
        Дорогу впереди перегородили беженцы. Герольды пронзительно протрубили требование освободить дорогу, и Уолтер с Чанг By медленно продвигались вперед. Чанг By внимательно оглядел людей и грустно защелкал языком, заметив характерные отметины на их грязной одежде.
        — Они все из рода Кунг,  — сказал он, грустно качая головой.  — Это значит, что они явились сюда издалека. Им пришлось шагать из родной деревни многие недели. Перед приближением монголов деревни пустеют, как пляж во время прилива. Почему они все стремятся в Кинсай, на который нацелены наши враги? В панике люди действуют весьма неразумно. Теперь здесь соберутся тысячи беженцев.
        Они продвигались по дорогам, по которым тащились толпы людей. Эти люди походили на терпеливых и тихих желтых гномов, которые с трудом пробивались вперед с огромными ношами на спине. Те, кто побогаче, ехали на высоких повозках, где среди огромного количества узлов выглядывали серьезные глаза малышей. Люди казались такими слабыми от страшной усталости и голода. Они не обращали внимания на проезжавшую мимо нарядную кавалькаду, и если Уолтер ловил на себя взгляды, то они были совершенно равнодушными.
        — Война,  — заметил посланник, пробираясь через тол-П У>  — губит очень многих, но она в то же время обогащает таких, как Сун Юнг. Он раньше занимался шелком и за три года стал самым богатым человеком в Кинсае. Может, это и не важно, но башмаки, которыми он снабжает наших солдат, разваливаются после первого же дождя. Мы не можем выиграть сражение независимо от того, будут ли на ногах наших солдат нормальные башмаки или нет. Те, кто работает на армию, всегда были нечестными, и, наверно, Сун Юнг не более жуликоват, чем все остальные. Но я ему не прощу того, что он убедил императорских министров платить солдатам бумажными деньгами.
        — Деньги, изготовленные из бумаги?! Как это может быть, ведь бумага не имеет ценности!
        — За последние несколько столетий мы выпускали бумажные деньги несколько раз. Но при этом всегда их можно было подкрепить достаточным количеством серебряных монет. Даже в тяжелые, черные времена это не подрывало торговлю. Мы их называем «летучие деньги». Но план Сун Юнга не имеет никакого оправдания, глупо надеяться, что мы сможем вести войну очень дешево на выпущенные бумажные деньги. Солдаты разбрасывали их по ветру.  — Чанг By вздохнул и покачал головой.  — Мой юный друг понимает, к чему это привело?
        — Я в этом ничего не смыслю,  — ответил Уолтер.
        — Исчезли все серебряные деньги. Люди прячут монеты в стогах сена и зарывают в землю. Имея так много бумажных денег и сознавая, что они ничего не стоят, народ отказывается платить чем-то другим. Чтобы защититься, продавцы все время повышают цены. Теперь каждый таскает с собой кипы «летучих денег», чтобы оплатить небольшие каждодневные расходы.  — Он полез в карман и достал ворох бумажных квадратиков красного и коричневого цвета.  — Видите, это крупные купюры. Когда-то на одну из них я мог купить поросенка. Когда я покидал Кинсай, то всех этих денег хватало только на тарелку супа с несколькими кусочками плавающей в нем свинины. Это было несколько месяцев назад. Насколько стало хуже, я не знаю. Я в ужасе от того, что мы можем застать, когда попадем в город.
        Они проехали мимо беженцев, копавших у дороги неглубокую могилу. Люди с трудом, в молчании пытались углубить яму в спекшейся твердой глине. Женщины накинули на голову шали и пронзительно оплакивали мертвых. Это было обычное зрелище, путники видели подобные картины каждый день.
        — Половина из них погибнет, прежде чем они доберутся до Кинсая,  — сказал Чанг By.  — Но это не имеет значения, потому что в городе все равно для них нет пищи. Было бы разумнее закрыть ворота и тем самым спастись от чумы, которую они несут с собой.
        Наступили сумерки, когда они въехали в город через Ворота Неукротимой Силы. В великом городе Маньчжу были широкие, выложенные кирпичом улицы. Ожидая увидеть там такую же панику, какая охватила сельскую местность, Уолтер с удивлением огляделся. На базарах шла торговля, со всех сторон неслись оживленные голоса, люди ходили с узелками под мышкой, и молодой человек решил, что это бумажные деньги. Некоторые торговцы поднимали вверх стебельки риса, что указывало на то, что в корзинах лежали товары для продажи. Кукольники зажгли факелы, и топот танцующих марионеток конкурировал с пляшущими пальцами артистов театра теней. Длинные закрытые повозки заполняли посыпанный гравием центр площади. Веселые фонарики качались на шестах, и лица вокруг были спокойными и беззаботными.
        — Они не знают об опасности?  — спросил Уолтер.
        Чанг By не ответил. Он склонил набок тощую шею и весьма внимательно рассматривал дома, мимо которых они проезжали. Уолтеру показалось, что он считает.
        — Боги — хранители домашнего очага на нашей стороне,  — наконец сказал Чанг By.  — Когда я уезжал, этих знаков было поровну. Сейчас пять к одному. Молодой ученый, мы не опоздали.
        Уолтер ничего не понял и поэтому промолчал. Посланник торжественно показал на дверь большого дома.
        — Пусть мой уважаемый спутник посмотрит повнимательнее,  — сказал он.  — Что видят его глаза?
        — У двери торчит кинжал,  — ответил Уолтер, оглядев дверь.
        — Это значит, что владелец дома желает, чтобы война продолжалась. Теперь взгляните на соседний дом. Что вы видите?
        — К двери прибита ветка. Мне кажется, это ива.
        — Правильно, это значит, что владелец жаждет мира. Я считал по дороге, и получилось, что на один кинжал приходится пять веток. Дорогой лорд с Запада, город хочет мира!
        — Но может ли общественное мнение перевесить стремления таких, как Сун Юнг?
        — Наша задача и состоит в том, чтобы глас народа достиг ушей тех, кто ведает судьбами моей несчастной страны. Мой юный друг, у меня заметно поднялось настроение. Может, удастся их убедить, что победить Стоглазого Дракона невозможно.
        Отца Теодора остановил бродячий торговец и показал ему коробку с засахаренными фруктами, а потом еще подул в рожок, чтобы привлечь их внимание. Стражник оттеснил его в сторону.
        — Мы так верим в пословицы, что даже иногда основываем на них государственные решения. Существует одна очень древняя поговорка, которую часто повторяла партия мира перед ушами Его Императорской Щедрости: «Трон династии Сун падет после вторжения Стоглазого Дракона». Мать императора сразу выступила за заключение мира, услышав, что вашего Баяна называют Стоглазым. Я, Чанг By, покорный слуга нашего юного Императора Будущего Великолепия, не очень-то в это верю, но я целиком за то, чтобы извлечь пользу из древних предсказаний. Может быть, теперь нам удастся убедить их.
        Они увидели отряд солдат, пересекавших длинную рыночную площадь, и остановились посмотреть. Над головой их командира, который позвякивал на ходу железными украшениями, держали трехъярусный зонтик. Солдаты спереди и сзади прикрывались щитами с нарисованными головами демонов, плюющихся огнем. Последним шагал герольд. Он бил по ярко разрисованному барабану и громким голосом перечислял великие подвиги, которые свершит этот храбрый отряд. Уолтер подумал об их незавидной участи, когда на них нападут конники Баяна.
        Наверно, такие же мысли пришли в голову Чанг By, потому что он вздохнул и сказал:
        — Народ, привыкший хорошо жить, не может сражаться так же хорошо.  — Немного погодя посланник спросил: — Вы обратили внимание на листки на дверях домов? Существует закон, по которому все, кто живет в доме, должны быть записаны в этом списке. Так легко обнаружить нарушителей закона.  — Он помолчал, а потом смущенно хихикнул: — На улице Великолепных Цветов один дом принадлежит мне, он называется Приют двенадцати Цветков Фуксии. Дом очень красив. На верхнем этаже есть комнаты, которыми я не пользуюсь. Если мой молодой друг сочтет возможным провести некоторое время в таких условиях, то можно будет не писать его имя в обязательном списке. Уолтер улыбнулся:
        — Я всецело полагаюсь на предусмотрительного и мудрого Чанг By. Мы так и сделаем.
        Казалось, решив сложную проблему, старик вздохнул с облегчением.
        — Приют Двенадцати Цветков Фуксии очень удобен, там всегда спокойно. Никто не побеспокоит молодого ученого.
        Они остановились у высоких ворот из узорчатой бронзы. Ворота выходили на короткую, ярко освещенную улицу, на которой стояла деловая активность. На мостовой лежали пустые носилки и кресла. Множество слуг дожидались своих хозяев, коротая время за азартными играми. У входа стоял караульный с мечом. Перед другими домами также стояла охрана.
        — Мужчины должны получать удовольствие от жизни,  — заметил Чанг By, проезжая через ворота.  — Заведения, подобные этому, приносят большой доход.
        Уолтеру показалось, что, несмотря на огни и шум снаружи, все эти дома стоят как бы в изоляции. Через некоторые окна пробивался свет, но в основном они были плотно закрыты ставнями. Даже от высоких порталов веяло уединением. На небе взошла луна и пыталась посмотреть внутрь через трехъярусные крыши домов.
        Чанг By остановился перед Приютом Двенадцати Цветков Фуксии.
        — Женщин мы подбираем весьма заботливо,  — гордо заявил он.  — Мой друг, учитывается не только их красота. Они должны уметь вести умную беседу, играть на нескольких музыкальных инструментах и прелестно танцевать. Конечно, они умеют делать не только это. Большинство из них учились много лет, прежде чем им позволили появиться перед патронами. Некоторые девушки начали ученье еще детьми, чтобы ко времени «выхода в свет» не потерять свежести и сладости юности.
        Их впустили внутрь. Обстановка была роскошной: струился приглушенный свет, был слышен негромкий разговор, прерываемый время от времени серебристым женским смехом. Семеня на крохотных ножках, к ним подошла раскрашенная женщина с искусственными цветами на бедрах, из-за чего она походила на красную курицу. Но она обратилась к Чанг By не так почтительно, как можно было ожидать. Женщина враждебно смотрела на Уолтера.
        — Она мне напомнила, что приходится быть очень осторожными,  — заметил Чанг By, слабо улыбаясь.  — Сказала, что никогда иностранцев не допускали сюда. Она считает, что мужчины с белой кожей воняют, как старые овцы, погибшие во время окота, и не собирается подвергать своих девушек подобному испытанию. Я ей объяснил, почему мы оказались здесь, и она согласилась…
        Дверь направо вела в комнату, где за столом сидели пятеро мужчин. Они были заняты какой-то игрой, а два «цветочка» кокетливо сидели подле них на полу. Одна из девушек тихо перебирала струны какого-то струнного инструмента, похожего на цитру. Вторая девушка вышивала и, как настоящая леди, старалась направлять иглу в сторону луны. Обе девушки были маленькими и хорошенькими, с аккуратно подкрашенными щечками и высоко взбитыми черными волосами.
        Мужчины играли яркими цветными фишками, на столе лежала кучка таких же фишек, которые брали по очереди. Мужчины так погрузились в игру, что не обратили внимания на вновь прибывших.
        — Эти круглые фишки сделаны из бумаги,  — пояснил Чанг By.  — Они играют в новую игру, ее изобрели всего триста лет назад, называется че-цин. Фишек всего тридцать две, и все они имеют названия, начиная с королей и валетов.
        Женщина повела их к лестнице. Чанг By шепнул на ухо Уолтеру:
        — Ее зовут Сборщица Спелых Слив. С ней нужно быть поосторожнее, потому что у нее дурной характер.
        Оказавшись на верхнем этаже, через полуоткрытую дверь они увидели, как служанка мыла свою госпожу. Пухлые округлые формы просматривались в ванне с теплой водой. У женщины была темная кожа, огромные карие глаза смотрели с негроидного лица. Девушка взглянула на них и улыбнулась. Потом что-то сказала низким голосом.
        — Это очень хитрая киска,  — захихикал Чанг By.  — Ей следовало бы работать на улице, где не такие строгие правила. К сожалению, с ней нельзя расстаться, потому что она пользуется огромным успехом у посетителей.
        Наконец они достигли большой комнаты, которая освещалась факелом, стоявшим в бронзовой вазе. В комнате ничего не было, кроме низкого возвышения с матрасом, накрытым шелковыми простынями, и ширмы с изображениями павлинов. Чанг By что-то приказал женщине, и вскоре две служанки принесли небольшую ванну с водой.
        — Сначала следует помыться,  — сказал старик,  — и надеть более подходящие и не бросающиеся в глаза одежды. Придется расстаться с этим великолепным монгольским костюмом. После этого мы можем насладиться скромным ужином.
        Уолтеру не удавалось помыться несколько дней, и он быстро скрылся за ширмой. К его удивлению, за ним последовала одна из служанок и ловкими пальцами начала расстегивать ему пояс и снимать меховой плащ. К ней присоединилась другая девушка и стала ей помогать. Уолтер ухватился за ворот нижнего белья и позвал на помощь Чанг By.
        — Уважаемый Чанг By, у нас есть обычай раздеваться самому, без всякой помощи!
        Чанг By опять захихикал:
        — Молодого человека не должно волновать присутствие девушек. Это — наш обычай. У них ловкие пальцы, и их глаза ничего не видят.
        Действительно, у них были умелые пальцы, но вторая часть утверждения оказалась не совсем правдой. Одна из девушек прерывисто вздохнула, увидев глубокие шрамы на спине, и что-то тихо шепнула подружке. Вторая девушка развязывала завязки на башмаках, взглянула наверх, легко и щекотно коснулась белой кожи и совсем тихонько хихикнула. Уолтер был весь красный от смущения, поскорее сбросил гамаши и нижнее белье и с такой скоростью бросился в небольшое корыто, что во все стороны полетели брызги. Он решил, что ему теперь удастся помыться самому, но оказалось, что тут тоже есть свой обычай. Обе служанки взяли мыло и щетку и начали скрести ему спину и руки.
        «Что делать,  — подумал молодой человек,  — придется с этим примириться. Худшее, по крайней мере, позади».
        Когда пришло время одеваться, юноша понял, что самое страшное еще впереди. Он хотел быстро вытереться и так же скоро надеть новые шелковые гамаши, висевшие на ширме. Но служанки не позволили ему это сделать. Они накинули на него полотенца и стали его вытирать. Потом одна из служанок держала перед ним гамаши, чтобы он надел их. Юноша продолжал смущаться до тех пор, пока не был полностью облачен в роскошные и мягкие шелка. На ноги ему надели подшитые мягкой подошвой башмаки.
        Одна из служанок взяла халат и накинула его на плечи Уолтеру.
        — Это Халат Храмовых Колокольчиков,  — заметил Чанг By.  — Они вам оказали величайшую честь, надев на вас.
        Халат, достающий юноше чуть пониже колен, был из сливового цвета парчи, расшитой золотой нитью, а храмовые колокольчики были сделаны аппликацией из синего атласа. На нем также были изображены летучие мыши с распростертыми крыльями, чтобы привлечь к себе удачу. По краям широких белых манжет повторялся тот же рисунок.
        — Я не заслуживаю такой роскошной одежды,  — сказал Уолтер, выходя из-за ширмы.
        Он чувствовал себя великолепно. Так приятно ощущать прикосновение тонкого шелка к коже!
        Уолтер и Чанг By уселись за низкий столик. Постоянно хихикающие служанки приносили бесконечные подносы со всевозможными блюдами. Уолтер был уверен, что их рассмешили его попытки побыстрее одеться, стоя за ширмой. На тарелочки пищу раскладывал мужчина-слуга.
        — Я должен извиниться за простую пищу,  — заметил старик китаец.  — У хозяев не было времени приготовить подходящий ужин для уважаемого гостя.
        Уолтер подумал, что старику не за что извиняться. Им предложили прозрачный суп, в котором плавали кусочки зеленовато-белых овощей. На столе стояла супница с супом из миндаля с соленым горошком и мясом цыпленка. На снежно-белом рассыпчатом рисе были выложены хрустящие утиные грудки, порезанные на маленькие кусочки. В темно-коричневом соусе плавали жирные креветки. Соус был настолько острым, что от него щипало язык. На стол также подали пирожки с мясной начинкой и соевый творог, жареные каштаны, пухлые пампушки из проса, свинину с маринованным имбирем. Наконец принесли самое главное блюдо, которое Чанг By назвал Царицей Трапезы, коричневый рис с начинкой из всевозможного мяса и овощей, так щедро сдобренный острыми приправами, что каждый глоток было нужно запивать водой.
        Все блюда следовало попробовать и пространно похвалить, и поэтому трапеза длилась полтора часа. Не было недостатка в винах, разлитых в крохотные золотые стаканчики. Уолтер впервые попробовал хурму и финики. Вино заедали печеньем на меду и засахаренными корнями лилии. Вино, которое подали в конце обеда, называли шао чин, что означало «пламенное вино». Чанг By объяснил, что его готовят из проса и добавляют крепкий спирт. Вино оправдывало свое название, обжигая горло.
        Вскоре отец Теодор поднялся из-за стола и отправился в свои покои, где-то в этом же доме. Уолтер рассказал своему хозяину о Мариам и Тристраме и объяснил, почему им пришлось расстаться. Хозяин очень оживился при упоминании имени Лю Чунга.
        — Это страшный мошенник, жирная, противная пиявка и грязный продавец чужих секретов!  — воскликнул Чанг By.  — Всем известно, что он небескорыстно помогает нашим врагам. Мы сразу же начнем его искать. Если Лю Чунг в Кинсае, то эта жирная мразь вскоре окажется в наших руках. Возможно, с его помощью мы узнаем о ваших друзьях.
        — Вы начнете искать прямо сейчас?  — спросил Уолтер. Он хорошо знал, как тянули с правосудием на Востоке.
        Чанг By тщательно вытер руки куском тонкой материи и спокойно улыбнулся:
        — Сегодня. Нужно оповестить магистраты, тогда каждый район будет тщательно прочесан. Еще надо сделать попытку кое-что узнать у людей, работающих у Сун Юнга.
        Чанг By поднялся и церемонно поклонился три раза. У дверей он спросил Уолтера, не понадобится ли ему общество какой-либо красивой девушки.
        — Молодого ученого не должно беспокоить то, что сказала Сборщица Спелых Слив. Это их обязанность развлекать гостей. У молодого ученого возникло желание? Нет? Тогда позже, когда он отдохнет от длительного и утомительного путешествия…
        Уолтер услышал, как в соседней комнате отец Теодор читает молитвы. Оказавшись в Маньчжу, священник очень изменился. Его ничего не интересовало. Казалось, его возмущало место, где они поселились. Он мало ел за ужином и не прикоснулся к вину. Может, это все потому, что он попал в страну, где должен выполнять свою миссию.

2

        Уолтер мог приступить к выполнению своей миссии, с которой он прибыл в Кинсай. Чанг By встретился с ним на следующее утро и объявил, что организованы встречи с важными людьми, поэтому следует отправляться по делам тотчас же.
        — Пока ничего не удалось узнать у слуг Сун Юнга,  — сказал старик.  — Мы будем продолжать тщательные поиски, но мне кажется, что ваших друзей здесь нет. В темноте неопределенности есть лучик надежды. Мы узнали, что Лю Чунг находится в Кинсае. Вскоре он окажется в жесткой руке правосудия, и ему придется все рассказать. Тогда молодой ученый узнает о своих друзьях.
        Уолтер понимал, что Лю Чунг является ключом к решению проблемы, и он был уверен, что присутствие в Кинсае Птицы, Устилающей Пухом Свое Гнездо означало, что Мариам и Тристрам тоже были в городе. Он убедил себя в этом, и на сердце полегчало.
        Первый визит привел их в новый странный мир, находившийся под поверхностью города. Они спускались по узкой металлической лестнице, расположенной позади антикварной лавочки, которая, как скромно признался Чанг By, тоже принадлежала ему. Спуск был таким долгим, что англичанин уже не думал, что они когда-нибудь доберутся до конца ступенек. Наконец они оказались в широком, почти как улица, коридоре. Над головой крутились вентиляторы, но воздух был влажным и затхлым.
        Чанг By гордо кивнул головой:
        — Здесь как бы второй город.  — Его голос разнесся эхом по огромному коридору.  — В мире ничто не может сравниться с этим местом. Здесь есть театры, игорные дома, харчевни. Ваш недостойный друг имеет в этом свой небольшой интерес. Тут, конечно, имеются дома радости и развлечений, хотя ни один из них не может сравниться с домом на улице Прекрасных Цветов. Сотни рабов вертят вентиляторы, некоторые из них никогда не видят белого света. Ночью город под землей оживает, и, должен вам сказать, молодой ученый, это удивительное зрелище. Народу так много, словно на улицах днем. Но иностранцу лучше здесь не появляться без соответствующего сопровождения,  — заметил Чанг By.
        Они прошли через темный вход и оказались в теплых и хорошо освещенных комнатах. В одной из них на красных стенах висели гирлянды из ветвей ивы. За круглым столом сидели пожилые мужчины в красивых стеганых куртках, вышитых звездами и подпоясанных кожаными ремешками. Уолтеру показалось, что это было нечто вроде униформы. Один из мужчин был одет по-иному. На нем был желтый халат священника-даоса. Голова его была совершенно лысой, а лицо потемнело от старости. Рядом с ним на полу лежало колесо мага.
        Они все ели с явным удовольствием. В центре стола стояло большое блюдо риса. Его окружали чашечки с разными приправами. Там были вареные цыплята, зажаренные до коричневой корочки тушки всевозможной дичи, клешни омаров, плавающие в остром желтом соусе. На одной тарелке лежали огромные груши с сочной белой мякотью. Уолтера очень заинтересовала жидкость, которой они запивали каждый глоток. Ее подавали в маленьких чашечках. Эту коричневую ароматную жидкость называли каким-то словом, которое звучало, как «чай». Юноша заметил, что монах-даосист, наверное из-за возраста, ел только жидкую рисовую кашу.
        Трапеза продолжалась, для Чанг By и Уолтера принесли стулья. Потом Чанг By попросил молодого человека, чтобы тот рассказал о положении на фронте. Уолтер говорил медленно, чтобы отец Теодор с помощью Чанг By смог тщательно перевести его слова постоянно кивающим головой гостям.
        Уолтер поведал о величине армии монголов и их огромной военной мощи, о силах, продвигающихся с юга, и о том, как монголы используют изрыгающие огонь пушки хуа-пао. Он также описал разрушения в покоренных городах, ясно давая понять, что Кинсай ожидает такая же судьба, если город станет продолжать сопротивляться.
        — Кинсай — великий город мира,  — серьезно сказал Уолтер,  — и, к сожалению, он окажется в руках монголов. Но неужели цветок вашей цивилизации будет разорен, потому что несколько стариков во главе правительства чересчур упрямы и не желают расстаться с властью?
        Пока Уолтер говорил, мужчины продолжали есть, но было видно, что аппетит оставил их. Они задавали множество вопросов, и молодой человек отвечал на них очень подробно. Перед одним из стариков на столе лежала куча бумажных денег красного цвета, что означало высокую стоимость купюр. Когда Уолтер упомянул имя Лю Чунга, он начал яростно разрывать деньги на крохотные клочки.
        Священник-даосист поднял дрожащую голову и спросил на «би-чи»:
        — Откуда ты?
        — Я прибыл из отдаленной земли под названием Англия. Это остров западнее Европы.
        Монах покачал головой, и юноша понял, что он никогда не слышал об Англии.
        — Молодой человек с золотыми волосами путешествует один?
        — Меня сопровождает только этот священник. Казалось, даосист был разочарован. Он прищурился, чтобы получше рассмотреть Уолтера, и спросил:
        — Что случится с городом, если ворота откроются перед ненавистными ца-та-це?
        — Баян обещал — а он всегда держит свое слово, что в этом случае Кинсай не пострадает. Сюда не войдет даже сам Баян. Никто из жителей не пострадает — только министры, виновные в гибели монгольских гонцов. Да,  — Уолтер сделал многозначительную паузу,  — все права собственности будут соблюдаться. Жизнь в Кинсае не изменится, но правительство станет монгольским. Но это произойдет в любом случае.
        Последняя фраза оказалась решающей. Старики целый час обсуждали детали с Чанг By. Уолтеру их голоса казались сердитыми и раздраженными, но в то же время он чувствовал, что те готовы сдаться и принять неизбежное.
        Чанг By поднялся:
        — Идем, молодой друг, нам нужно повидать сегодня еще много.
        Им пришлось много ходить по подземному городу. Везде, где они были, Уолтер видел груды бумажных денег. Похоже, люди были полностью уверены в их бесполезности и не желали их считать и носить с собой.
        День клонился к вечеру, и их слушатели были заняты игрой не-цин. Никому не позволялось прерывать игру, поэтому они по отдельности вели переговоры с двумя, судя по всему, весьма уважаемыми людьми. Двери при этом запирались на крепкие замки и железные засовы.
        Наконец Чанг By довольно заметил Уолтеру:
        — Все хорошо, молодой ученый. Наши речи приняли во внимание. Скоро вся знать города объединится против Глупости императорских министров, решивших продолжать войну.
        Уолтер коснулся руки старика.
        — Уважаемый Чанг By,  — спросил он,  — постарается, чтобы нашли моих друзей? Я так тревожусь об их судьбе, что мне трудно сосредоточиться на работе.
        — Не надо волноваться. Через несколько дней, а может, и через несколько часов бесстыдный Лю Чунг попадет в наши руки.
        Когда Уолтер и усталый отец Теодор добрались до улицы Прекрасных Цветов, сумерки надели на город мантию спокойствия, но до них доносился громкий шум из дома, расположенного напротив Приюта Двенадцати Цветков Фуксии. Священник вздохнул:
        — Я задавал вопросы по поводу этого района неприкрытого греха. Сей дом называют Домом Грязных Развлечений. Это пристанище людей, погрязших в пороке!
        Дверь была открыта, и мужчины входили и выходили из дома. Уолтер предложил посмотреть, что там за шум, но отец Теодор отрицательно покачал головой. Он сказал, что день у несториан начинается с заходом солнца и он должен прочитать множество молитв. Уолтер решил все разведать сам, но не увидел ничего нового, а лишь получил еще одно доказательство, насколько низко ценятся «летучие деньги».
        Вход в этот непотребный дом охранял великан с лохматыми черными волосами и загнутыми вверх бровями, отчего его лицо, покрытое синей татуировкой, казалось угрожающим. Он схватил Уолтера за локоть.
        — Высокий незнакомец пожаловал из дальней страны, не так ли?  — спросил он на «би-чи».  — Ему нужна женщина? Может, он хочет девушку, которая умеет хорошо развлекать мужчин?
        Англичанин протиснулся мимо него и оказался в длинной комнате, где воздух был синим от благовонных курений. На кушетках сидели полуголые девицы, Уолтер смущенно оглядел их. Одна, с очень темной кожей, танцевала посредине комнаты. Казалось, что каждая мышца ее тела исполняла свой собственный танец. В комнате толпилось множество мужчин. Большинство из них были пьяны. Их выкрики оглушали Уолтера.
        Шум стал еще сильнее, когда в комнату вошла стройная девушка, у которой из одежды была лишь прозрачная шелковая повязка вокруг бедер. Она несла поднос с каким-то клейким составом. Посетители столпились вокруг и начали обмакивать «летучие деньги» красного цвета в эту клейкую массу. Через заднюю дверь в комнату вошла крупная и очень толстая негритянка. На ней не было ничего, но на голове она удерживала красный цилиндр толщиной в руку, из которого торчал фитиль. Вокруг красного цилиндра стояли ряды небольших цилиндриков.
        Женщина была поразительно уродливой. Она двигалась по комнате, пытаясь изобразить танец. Каждый мужчина протягивал руку с липкой купюрой и шлепком прилеплял ее на тело толстухе, и вскоре она была облеплена с ног до головы «летучими деньгами».
        Возле Уолтера оказался охранник:
        — Иностранец желает хорошую милую девушку? Если такой здесь нет, мы можем послать за ней.
        Уолтер посмотрел на стройную девушку с подносом. Великан покачал головой:
        — Не эту. Эта — моя. Она не обслуживает мужчин. В этот момент жирная негритянка решила прекратить развлечение. Она подняла руку и сняла с головы связанные цилиндрики. Толстуха зажгла каждый из них от факела и начала разбрасывать цилиндрики по комнате, стараясь попасть под ноги присутствующим мужчинам. Цилиндрики взрывались. Последним она подожгла большой цилиндр. Фитиль разгорелся с громким треском, уродина оглянулась, выискивая цель. Вдруг она повернулась и швырнула цилиндр на диван, где сидели несколько девушек. Он разорвался с таким грохотом, что Уолтер сразу вспомнил хуа-пао, которые он видел в действии на Желтой реке. Кушетка покачнулась, и полуголые девушки с пронзительными криками в испуге помчались по лестнице.
        Владелец дома начал размахивать руками и громко вопить:
        — В Доме Грязных Развлечений всегда очень весело! Уолтер решил, что с него достаточно. Идя к дому, где был его приют, он быстро подсчитал, что если бы деньги, приклеенные к жирному телу негритянки, имели настоящую стоимость, она могла бы купить себе дворец в Кинсае.

3

        Внизу стояла полная тишина, и единственное, что доносилось до слуха Уолтера, это как отец Теодор в соседней комнате читал «Шахру», утреннюю молитву.
        Одеваясь, Уолтер почувствовал уверенность, что все образуется.
        Они выполняли свою миссию в течение пяти дней, и казалось, что им сопутствует счастье. Самые богатые люди города подписывали петиции о мире, и их передавали в Великий Дворец. На рыночных площадях каждый день происходили демонстрации. В Городе Тысячи Мостов ветви ивы были прикреплены почти к каждой двери. Было ясно, что вскоре дворцовым министрам придется подчиниться требованиям народа. Но за пять дней им так и не удалось обнаружить Лю Чунга.
        Уолтер не мог объяснить, откуда у него появилась надежда, но он не сомневался, что Птицу, Устилающую Пухом Свое Гнездо вскоре найдут. Юноша был в этом настолько уверен, что начал думать, что же он станет делать, когда увидит Мари-ам. Долгие месяцы разлуки она постоянно занимала его мысли, понемногу вытесняя Ингейн из его дум. Уолтер понял, что стал тепло относиться к девушке, путешествовавшей с ними в синей юрте, а возлюбленная леди с родины удалилась в темные закоулки памяти. Но он не сможет сказать Мариам о своих симпатиях, потому что не должен нарушить клятву. Юноша подобрал длинные кудри под парчовую треуголку и решил, что хорошенько все продумает, когда будет уверен, что вскоре увидит Мариам.
        Чанг By зашел за ним очень рано. День обещал быть жарким, и старик оделся в прохладные льняные одежды черного цвета и простые черные войлочные туфли. Он энергично обмахивался веером. Глаза Чанг By сверкали торжеством.
        — До ушей Ее Королевского Великолепия, вдовой императрицы, дошли слухи о пребывании в городе моего ученого друга,  — сказал он.  — Императрица приказала, чтобы его доставили к ней днем, чтобы она собственными ушами могла услышать его сообщение. Может быть, это станет первым шагом к принятию условий мира.  — Старик улыбнулся и легонько хлопнул Уолтера по плечу веером.  — Это еще не все. Мы отыскали Лю Чунга. Он сейчас находится в магистрате, и его будут допрашивать. Мы должны сразу отправиться туда. Прибыв в магистрат, который одновременно был тюрьмой и судом, они тут же увидели Лю Чунга. Его вели через зал. Китаец был обнажен до пояса, и к его ушам были привязаны небольшие флажки в знак того, что его подозревают в серьезных преступлениях. Он был так подавлен, что казалось, из его жирного тела выпустили воздух, и кожа болталась толстыми складками. По ней текли ручьи пота, словно вода по поверхности кожаного мешка водоноса.
        Лю Чунг их не видел. По его виду было ясно, что по дороге в комнату для допросов ему пришлось миновать темные камеры, находившиеся у подножия узкой лестницы. Света было мало, но можно было разглядеть, что заключенные сидели в больших бочках, и только головы высовывались через дыры в днищах. Их жизнь была поистине ужасна, и впереди у заключенных не было никакой надежды. Они громко жаловались на свою судьбу. Лю Чунг содрогнулся.
        Уолтер схватил Чанг By за руку:
        — Что сделают с этими несчастными? Старик равнодушно пожал плечами:
        — Ничего особенного. Тут есть серьезные преступники, осужденные на разные сроки. Но конец всегда один: люди долго не выдерживают в такой тесноте и умирают, прежде чем истечет срок наказания.
        Лю Чунг паниковал все больше. В углу зала суда стояла страшная фигура человека в капюшоне с вороньими перьями. Он тоже был обнажен до пояса, и когда он двигался, под гладкой кожей перекатывались сильные мышцы. Это походило на игру мышц молодых питонов, влезающих на дерево.
        — Это палач Хсюй,  — прошептал Чанг By. Они с Уолтером оставались в задней части комнаты.  — Его прозвали Рука, Которая Затягивает Петлю. Говорят, что ему доставляет огромное удовольствие заниматься своим ремеслом. Если Лю Чунг заупрямится, Хсюй станет его пытать с помощью острых ножей, нагретых добела. Тогда купец расскажет все.
        Лю Чунг сразу показал, что не желает испытывать страдания в Руке, Которая Затягивает Петлю, и начал, говорить. Отец Теодор шепнул на ухо Уолтеру, что тот пытается объяснить, почему присоединился к каравану Баяна Стоглазого.
        — Меня его объяснения не убедили,  — заявил священник.  — Ему будет нелегко оправдаться.
        Чанг By сел на скамью рядом с судьей и, попросив позволения, начал допрашивать обвиняемого. После допроса Лю Чунга снова отправили в камеру, и посланник подошел к Уолтеру.
        — Новости одновременно хорошие и плохие,  — сказал он.  — Вашего друга, которого Лю Чунг называет Высоким Иностранцем, похитили бандиты возле города, расположенного неподалеку от реки Вей-Хо. Лю Чунг отправился в город с девушкой, и они узнали о том, что случилось, только когда возвратились обратно. С тех пор они больше ничего не слышали о Высоком Иностранце.
        Уолтер был настолько подавлен, что не мог вымолвить ни слова.
        Потом он поднялся и начал расхаживать по комнате. Ему стало не по себе. Юноша был уверен, что Тристрама убили. Конечно, могло быть так, что бандиты его увели, чтобы позже продать в рабство. Уолтер не сомневался, что друг предпочтет смерть и будет сопротивляться до конца. Да, его, видимо, убили, а тело выкинули в реку. Уолтер все больше верил в это. И винил во всем себя. Его желание привело их в эти враждебные жестокие земли, и он, только он, виноват в смерти Тристрама.
        У юноши побелело лицо и тряслись руки, когда он вернулся к своим спутникам.
        — Лю Чунг рассказал не все,  — мрачно заявил он.  — Он заключил сделку с бандитами. Это ясно, потому что самого его не было по время нападения. Мы должны вытащить из него правду.  — Уолтер помолчал, словно боясь задать следующий вопрос.  — А что случилось с девушкой?
        — Эта жирная свинья выкинула очередной трюк,  — сказал Чанг By.  — Он привез ее в Кинсай и передал Сун Юнгу, а тот решил отправить девушку к брату в Антиохию. Сун Юнг получит много денег, потому что, как сказал Лю Чунг, брат девушки обещал дать за нее огромную сумму денег. Ее сегодня посадят на судно, которое доставит ее до Великой Желтой реки. Затем она отправится на лодке вверх по течению к тому месту, откуда по суше отправляются шелковые караваны.
        — Тогда мы еще сможем успеть,  — сказал Уолтер. Чанг By с сомнением покачал головой.
        — Что хочет сделать молодой ученый?  — спросил он.  — Сун Юнг пользуется уважением в суде, и судьи всегда к нему прислушиваются, потому что, если нужно, он дает крупные взятки. На каком основании мы можем просить опеки над этой девушкой?
        — Ее собственное желание. Она не хочет возвращаться в дом Антемуса.
        — Ни один судья не примет во внимание желание женщины. Они скажут, что у нее нет ни отца, ни мужа, и поэтому она должна жить со своим братом. Уважаемый ученый является родственником девушки?
        — Нет.
        — Может, он хочет на ней жениться? Уолтер покачал головой:
        — Нет. Но в ней течет английская кровь, и она собиралась вместе с нами вернуться на родину своего отца.
        Чанг By широко развел руками:
        — Очень жаль, что молодой ученый не думает жениться на ней. Тогда у нас были бы основания для действий. Иначе судьи не станут нас слушать. Ваш покорный слуга считает, что мы ничего не сможем для нее сделать.
        Уолтер погрузился в размышления, а потом спросил:
        — Когда она должна быть на судне?
        — Через два часа. Лю Чунг заявил, что ее прячут в складе шелка, принадлежащем Сун Юнгу, она поедет оттуда.
        Во время разговора в мозгу Уолтера родилась смелая мысль. Он вспомнил визит Антемуса в Мараге, жуткое выражение лица купца и его зловещий шепот, от которого у юноши по спине побежали мурашки, когда Антемус сказал: «Вы даже не можете себе представить, какие страдания ей придется перенести за свой проступок».
        Антемус никогда не простит сестру. Если она к нему вернется, ей придется очень худо.
        Уолтер подумал: «Ей нельзя возвращаться! Надо сделать все, чтобы ее спасти!»
        Никакая клятва не может помешать ему спасти Мариам от страшного наказания и той ужасной жизни, которую ей придется вести после возвращения. Ему вспомнилось свое несчастливое детство после того, как дед поспешил дать нелепую клятву. Наверно, тут что-то не так, если вечная клятва — несколько произнесенных в гневе необдуманных слов — приносит людям печаль и несчастье.
        — Я виноват в смерти моего друга,  — сказал Уолтер.  — И не могу совершить еще один неправильный поступок. Точно ли мое намерение жениться на девушке поможет судьям забрать ее из рук Сун Юнга?
        Чанг By заколебался.
        — Кто может сказать заранее? Возможно, Сун Юнг даст им огромную взятку. Мы можем быть уверены в успехе, только если будет полностью совершен обряд бракосочетания. Ни один судья не имеет права разлучить мужа и жену.  — Он помолчал, а потом добавил: — Нам не следует прибегать к силе. Сун Юнг обладает огромным влиянием в городе.
        — Тогда необходимо совершить обряд бракосочетания.  — Уолтер обратился к отцу Теодору: — У меня есть план, и согласно этому плану у нас будет всего несколько минут, чтобы совершить обряд бракосочетания. Вы нам поможете? Это будет сложно, и, вероятно, вам тоже будет грозить опасность.
        — Я в этой стране с миссией, которая не является безопасной,  — гордо заявил священник.  — Вы что считаете, что я побоюсь? Нет, нет, вы слишком дурно обо мне думаете. Но я предвижу трудности в совершении самого обряда. Всего несколько минут? Молодой человек, служба несториан — прекрасная священная церемония, которая продолжается целый час. Нужно прочитать много молитв. Еще требуется кольцо, чаша вина и хнана, чтобы посыпать ею вино. У меня есть кольцо, и мне приятно добавить, что у меня с собой довольно хнаны. Это пыль, собранная в гробнице святого мученика. Но все упирается в недостаток времени.
        — Дорогой отец Теодор,  — серьезно сказал Уолтер.  — Сейчас речь идет о жизни и смерти. Я уверен, что будет достаточно произнести главные слова службы. Нам хватит того, что вы соедините нас от имени Господа Бога, без дополнительных молитв.
        — Я достану чашу с вином,  — сказал Чанг By.
        — То крепкое китайское вино?  — воскликнул священник.  — Нет, оно должно быть легким и свежим, сделанным из винограда, собранного на наших теплых холмах. Другим вином нельзя навечно соединить двух христиан по-настоящему!
        — Мы должны действовать в соответствии с обстановкой и нашими возможностями,  — отрезал Уолтер.  — Отец Теодор, перестаньте сомневаться, лучше просмотрите службу и выберите подходящие молитвы. У нас будет лишь пара минут.
        Священник печально покачал головой.
        — Это просто святотатство,  — сказал он.  — Меня это очень тревожит. Но… у нас нет выбора, и я сделаю все так, как вы говорите.
        Шелковый склад Сун Юнга располагался на одной из рыночных площадей города. Строение с высокой многоярусной крышей было весьма внушительным и возвышалось над остальными домами. Над дверью висело золотое изображение бабочки шелкопряда. Ставни на окнах были открыты, и была видна комната, в которой находились огромные рулоны великолепного шелка, отливающего такими богатыми красками, что казалось, они через окна освещают всю площадь.
        Перед складом стоял паланкин с опущенными занавесками. Два носильщика в набедренных повязках ожидали у передник и задних ручек. Уолтер вспомнил о том дне, когда они с Тристрамом наблюдали в Антиохии за приготовлениями к отъезду. Тогда они ни во что не могли вмешаться. Интересно, повезет ли ему сегодня?
        Уолтеру следовало настроиться на выполнение стоявшей перед ним задачи, но он постоянно думал о судьбе друга. Он считал, что Трис погиб, но история, случившаяся на реке Вей-Хо, была такой же таинственной, как история с Уолтом Стендером. Если Триса захватили в плен, то напасть на его след не удастся. Легче отыскать каплю вина в огромном океане, чем найти человека в такой необъятной стране. У Уолтера не улучшалось настроение, даже когда он думал о том, что сможет помочь Мариам.
        — Вот Сун Юнг,  — сказал Чанг By, указывая на человека с веером.
        Из склада выполз чрезвычайно дородный человек. Опираясь на плечи двух слуг, он медленно продвигался к паланкину. Толстяк осторожно переступал ногами, словно сомневаясь, что они выдержат вес его тела.
        Сун Юнг был одет в тонкий шелковый костюм, прилипший к потному бочкообразному торсу. На голове у него была уродливая шляпа в форме бутыли для вина.
        Чанг By презрительно сказал:
        — Говорят, у него над кроватью висят веревки, чтобы он мог подниматься. Сколько горя Сун Юнг принес моей несчастной стране!
        — Кажется, мы прибыли вовремя. Чанг By уверен, что люди, обещавшие нам помочь, здесь?
        — Не волнуйтесь. Братство Синих Звезд нам поможет. Я затею разговор с этим отвратительным типом, который жиреет от бед собственной страны, а мой молодой друг пусть выполняет задуманное.
        На площади толпилось много народа, и возле занавешенного паланкина тоже суетились люди. Уолтер подошел к ним, пытаясь осторожно продвинуться как можно ближе. Он заговорил по-гречески, будто обращаясь к отцу Теодору. Он произносил слова громко и ясно, чтобы его было можно слышать за занавесками:
        — Если ты здесь, Мариам, не отвечай мне. Это Уолтер. Если ты меня слышишь, пошевели занавеску.
        Он весь напрягся в ожидании, но одна из занавесок легонько дрогнула.
        — Я обещал встретиться с вами в Кинсае. Господь Бог и добрый святой Эйдан позволили мне выполнить обещание. Мариам, есть только один способ освободить тебя — ты должна стать моей женой. Если ты не против, пошевели занавеской.
        Занавеска затрепетала.
        — Нам нужно быть очень осторожными. Не произноси ни звука, пока не услышишь, как я скажу «Да!». Тогда открой занавес и быстро выходи. Сразу сделай то, о чем мы тебя попросим, потому что у нас нет времени. Ничего не бойся, Таффи. Мы все продумали.
        Уолтер быстро оглянулся и вздохнул с облегчением, увидев, что через толпу к нему пробираются люди в куртках с синими звездами, подпоясанных кожаными поясами. Он кивнул, чтобы отец Теодор начинал.
        Священник начал читать по листу пергамента у него в руках. Он низко наклонил голову и произносил слова обряда очень быстро. Все заняло не более минуты, но Уолтеру казалось, что он никогда не закончит. Один из носильщиков подошел ближе. На лице с синей татуировкой было написано подозрение. Молодой человек в куртке со звездами поспешно оттеснил его в сторону.
        Отец Теодор убрал пергамент и открыл корзинку, которую принес с собой. Он достал оттуда серебряную чашу с вином. Священник перекрестил ее, опустил туда кольцо и посыпал все мелким порошком.
        — Пей,  — сказал он, подавая чашу Уолтеру.  — Ты должен выпить две трети. Ни больше, ни меньше, если желаешь, чтобы брак был счастливым. Если ты выпьешь больше, то будешь тираном в семье. Если меньше, то в доме станет заправлять жена. Пей, а потом отвечай.
        Уолтер выпил вино и громко сказал: «Да!» Занавески тут же раздвинулись, и из носилок вышла Мариам. Уолтеру она показалась такой маленькой. Гораздо меньше, чем он ее запомнил. Девушка была испугана.
        Отец Теодор отдал ей чашу, Мариам выпила вино, а потом тоже сказала: «Да!» — и взяла кольцо из чаши. Девушка надела его на палец, и священник возложил правую руку сначала на голову Уолтера, а потом на голову Мариам.
        — Объявляю вас мужем и женой,  — громко сказал отец Теодор.
        Все заняло несколько секунд. Казалось, что стоявшие вокруг них люди еще ничего не сообразили. Уолтер наконец решился взглянуть на свою жену и сразу понял, что любит ее. Он понял, что страстно полюбил девушку с того момента, как они расстались, но чувство долга требовало, чтобы он сохранял верность своей клятве Ингейн, и он не решался признаться в привязанности к Мариам.
        Сейчас он был уверен, что все сделал правильно, и его охватило ощущение счастья.
        Мариам взглянула на него.
        — Уолтер!  — дрожащим голосом произнесла она. Ее глаза сверкали от слез счастья. Уолтер взял жену за руку и шепнул:
        — Слава нашему милостивому Богу, теперь ты в безопасности!
        Молодые люди в куртках со звездами окружили их живой стеной. Отец Теодор снова вынул пергамент и повел процессию к краю площади. Ему хотелось довести службу до конца, и он начал нараспев читать молитвы. Один из молодых людей взял с лотка разносчика гирлянду из белых цветов и надел на невесту.
        Уолтер крепко сжимал руку Мариам. Он слышал, как она напряженно прошептала:
        — Мы ждали очень долго и продолжали надеяться, но потом у нас больше не оставалось надежды. Мы решили, что тебя убили!
        Девушка была бледной и худой. Казалось, что глаза ее стали огромными. Уолтер обратил внимание, что Мариам была в потрепанной одежде. Ее халат когда-то был синего цвета, но сейчас он стал серым и сильно выгорел. Халат доставал почти до земли, и из-под него были видны только подвернутые черные брюки.
        — Мы сейчас не сможем поговорить,  — сказал Уолтер.  — Через несколько минут мне придется тебя оставить. Таффи, я хочу, чтобы ты твердо знала: тебе больше не грозит опасность, и нас никто не сможет разлучить.
        — Мне трудно в это поверить!  — ответила девушка, счастливо вздыхая.  — Только подумай — ты жив и мы вместе!
        Несмотря на уверения Уолтера, дела обстояли не так гладко. Из склада выбежало множество слуг Сун Юнга. Хозяин пытался пробраться сквозь толпу. Глаза его яростно сверкали на огромном неподвижном лице. Вслед за ним продвигался Чанг By.
        Уолтер выступил вперед, оказавшись перед купцом.
        — Вы — Сун Юнг по прозвищу Пламя из Черного Облака,  — произнес юноша, но вдруг понял, что говорит по-английски, и обратился к Чанг By: — Скажите ему, что я муж сестры Антемуса и что у него нет права задерживать ее. Он должен понять, что сейчас даже судья ничего не может сделать. Обряд был совершен в присутствии всех окружающих.
        — Я с удовольствием передам этому жирному студню все, что вы сказали,  — заметил Чанг By.
        — Вы можете сообщить ему, что у меня к нему было поручение. Я получил инструкции от Антемуса и частично их выполнил, но дальше я отказываюсь с ним сотрудничать. Я выплачу Антемусу деньги, потраченные им на наше снаряжение.
        Чанг By довольно долго переводил, было ясно, что он много чего прибавил от себя. Позже Уолтер узнал, что Чанг By заявил, что надеется, что долг Антемусу отдадут в потерявших ценность деньгах, которые при содействии Сун Юнга наводнили страну.
        Результат был непредсказуемым. Один из охранников вытащил из кармана кипу мятых денег и бросил их в лицо Сун Юнгу. На площади раздавались крики: «Мир! Мир!» — и разъяренные люди начали окружать торговца шелком.
        Конфликт быстро перерос в настоящий бунт. Сун Юнга со всех сторон толкали и колотили. Большинство ударов приходилось по огромному трясущемуся животу. Сун Юнг пронзительно звал на помощь, но его не было слышно в ужасном шуме, раздававшемся со всех сторон. Разносчик рыбы ударил его по лицу своей корзинкой. Купец пошатнулся и упал на мостовую. Вокруг разгорелась самая настоящая свалка, разъяренные горожане бились за возможность нанести удар по лежащему на земле телу.
        Бунтовщики сорвали изображение золотого шелкопряда, разбили его вдребезги и в мгновение ока растащили осколки. Какой-то человек схватил за конец рулон ярко-желтого шелка и протащил его по всей площади. Эта полоса казалась небесным пламенем, в честь которого был прозван Сун Юнг. Многие последовали этому примеру. Вскоре по площади потянулись длинные полосы разноцветного шелка — синие, красные, зеленые. Все продолжали скандировать: «Мир! Мир!» Люди вытащили торчавшие из дверей кинжалы и вместо них прибили к дверям ветки ивы. Неподалеку находилась лавка торговца чаем, который тоже поддерживал партию войны. Толпа напала на лавку, ящики с чаем вытащили на улицу и сложили посредине площади, где разожгли костер. При виде огня толпа начала громить лавки тех, кого подозревали в симпатиях к Сун Юнгу.
        Когда возня вокруг виновника волнений стихла, стало понятно, что Сун Юнг больше никогда никому не принесет вреда. Купцу насыпали на голову гравий, натолкали его в глотку, и жирное тело перестало шевелиться.
        Чанг By боялся, что они опоздают на встречу во дворец. Боковой улочкой они вышли к каналу, пересекавшему город. Там Мариам посадили на баржу вместе с отцом Теодором и двумя охранниками и приказали, чтобы ее отвезли в дом Чанг By.
        Девушка тревожно смотрела на Уолтера, и было видно, что ее мучают сомнения. Уолтер подошел поближе к лодке и сказал:
        — Мы расстаемся всего на несколько часов, Таффи. Я постараюсь побыстрее закончить дела.
        Лодка тронулась. Девушка жалобно улыбнулась и помахала рукой, и лодка скрылась за поворотом.
        — Пошли!  — торопил его Чанг By.  — Мы не должны опаздывать на прием к ее императорскому величеству.

4

        Наступил полдень, когда они добрались до дворца. Украшенная по обычаю золотыми гвоздями дверь приемного зала была обита синей тканью. Они миновали внушительный портал, и дальше их проводили по красивому коридору, который, казалось, никогда не кончится. Уолтер сразу почувствовал, как изменилась атмосфера. Он ощущал, будто оказался близко к центру восточных знаний и средоточию настоящей власти. Стены были такими высокими, что слова отдавались эхом в самом верху. Колонны были фантастически украшены — уродливые лица и фигурки поднимались все выше и выше и пропадали в вышине. Они свешивались вниз, как бы возмущаясь непрошеными визитерами. В конце зала в красном пламени стояла фигура идола, было трудно определить, бог это или дьявол. Огромные руки были сложены на животе кумира, и он мрачно смотрел на людей, находившихся перед ним.
        Они дошли до еще одной задрапированной синим двери. Придворный, который шел впереди них, церемонно и торжественно распахнул ее.
        — Низко кланяйтесь!  — воскликнул он и, подавая пример, быстро поклонился четыре раза.
        Они оказались в небольшой красивой комнате. Мраморные стены были выложены слоновой костью, нефритом и золотом. С высокого потолка с великолепными арками свисали удивительные хрустальные люстры и лампы. В дальнем конце комнаты стояло кресло из нефрита, на котором восседала женщина с раскрашенным лицом.
        Она была крохотной и подвижной, как обезьянка. Женщина уставилась на англичанина блестящими внимательными глазами. Когда она шевельнулась в кресле, на алом халате, на груди, сверкнул огромный бриллиант. Халат был вышит старинными символами. Уолтер обратил внимание, что на руках у женщины так много колец, что виднелись только кончики загнутых, как клюв хищной птицы, алых ногтей.
        «Она очень опасна, и ее настроение невозможно предугадать»,  — с содроганием подумал Уолтер.
        В комнате находились двое мужчин, видимо придворных высокого ранга. Они стояли по сторонам нефритового трона. Один из них был военный, на его нагрудной пластине было изображение тигра из драгоценных камней. У второго к шляпе был прикреплен шарик из прозрачного красного коралла. Этот знак указывал на то, что это был один из советников императрицы. Оба придворных были настолько старыми, что напоминали прихваченные морозом фрукты, которые остались на голых ветвях зимнего сада.
        Императрица не сводила взгляда с Уолтера и что-то оживленно говорила двум старикам придворным. Чанг By прошептал:
        — Цвет твоих волос взволновал Ее Бесконечное Великолепие.
        Чанг By пригласили поближе. Уолтер напряженно стоял перед императрицей, вытянув руки по швам. Ему все больше не нравилось собственное положение, юноша понял, что ситуация коренным образом изменилась. Это подтверждало выражение лица Чанг By — потрясенное и негодующее, но он не смел протестовать.
        Наконец Чанг By подошел к Уолтеру.
        — Сегодня переговоры не состоятся,  — возмущенно сказал он.  — Мой юный путешественник, у меня для вас есть новости, но мы их сейчас не станем обсуждать. Нам лучше побыстрее уйти отсюда.
        Уолтер взглянул в черные глаза императрицы. Он не заметил в них враждебности. Наоборот, казалось, у нее улучшилось настроение. Она что-то «прочирикала», и сильно нарумяненное лицо попыталось изобразить улыбку.
        Уолтер поклонился четыре раза и задом вышел из комнаты. Императрица не сводила с него взгляда.
        Придворный с красным шариком вел их по переходам, затем они вышли в сад, простиравшийся на сотни ярдов. В саду стояли ряды небольших домиков, едва заметных среди деревьев и кустарника.
        — Здесь живут придворные,  — объяснил Чанг By, показывая веером в сторону домиков. Он вздохнул и махнул на один из них: — Это будет ваш дом, он называется Приют Вечного Блаженства. Очень подходящее название для того, кто только что вступил в брак.
        Уолтер был поражен:
        — Уважаемый Чанг By, я ничего не понимаю. Зачем мне нужно оставаться здесь?
        — Со временем вы все узнаете. Прежде всего необходимо соблюдать правила этикета.
        Приют Вечного Блаженства был почти полностью скрыт за сильно разросшимися кустами, и сначала Уолтер не видел ничего, кроме ярко-желтой черепицы трехъярусной крыши. Когда он смог рассмотреть домик, оказалось, что он был красив и гораздо больше, чем виделся сначала. Домик был одноэтажным, с желтыми стенами и колоннами на верху лестницы, выложенной красной плиткой. Вместо драконов, которые обычно использовались в качестве украшений, карнизы были убраны изящным узором из красных цветов. Дверь была широко открыта, как бы подтверждая, что там его ждет блаженство.
        В доме его встретил улыбающийся слуга, а из-за его спины выглядывали две хорошенькие служанки, стояли вазы с чудесными цветами. Приятно пахло курительными палочками. Через открытую дверь в дальней части зала были видны лимонные деревья. Слуга несколько раз низко поклонился и показал вход в солнечную комнату направо. Чанг By прошел первым, а придворный остался у входа.
        Чанг By поманил Уолтера в глубь комнаты, где они могли поговорить без помех.
        — На наших плечах сидит ворон плохой приметы,  — сказал Чанг By, рассеянно пощипывая тощую бороденку.  — Я уже говорил, как мы верим в приметы. Ее императорское величество желала мира, потому что боялась Стоглазого Дракона. Согласно пророчеству, он должен был ее победить. Но когда она увидела ваши волосы, то вспомнила о другом предсказании. Оно очень старое и было сделано еще до правления великого императора Фохи. В предсказании говорится: «Во времена великих испытаний с Запада прибудут две птицы с золотым плюмажем, и облака беды рассеются, как туман».  — Лицо Чанг By стало мрачным.  — Она уверена, что нам нечего бояться и что боги Далеких Облаков подают знак, что готовы защитить нас и привести к победному миру.
        Уолтер был вне себя от такого поворота событий:
        — Неужели возможно, чтобы судьба страны зависела от старых пророчеств? Чанг By, я не могу в это поверить.
        — Есть люди, которые в это не верят, но наши голоса никому не слышны. Чтобы успокоить народ, людям раздают цитаты из старых философских учений, чтобы они могли на досуге над этим поразмыслить.
        — Неужели императрица забыла, что я сопровождаю войска Баяна и приехал сюда, только чтобы убедить всех в бессмысленности дальнейшего сопротивления?
        Чанг By покачал головой:
        — Это не имеет никакого значения. Вы приехали, вот и все.
        — Но вы мне сказали, что должно быть две птицы с золотым плюмажем, не так ли?
        — Вот тут начинается самое странное,  — заявил Чанг By.  — Вы прибыли вторым. Первого привезли во дворец утром.
        Сердце Уолтера сильно забилось. Он взволнованно обратился к китайцу:
        — Человек со светлыми волосами? Он высокий? Выше меня?  — Уолтера захлестнула радость.  — Это Трис. Не может быть такого совпадения, чтобы сейчас в Китае оказался еще один белый человек. Значит, он не погиб. Его взяли в плен, и ему удалось убежать.
        — Я его не видел,  — сказал Чанг By.  — Вас к нему отведут, как только передадут подарки от Ее Императорской Лучезарности.
        В дверях появился придворный, поклонился и что-то очень почтительно сказал.
        — Прибыли дары!  — провозгласил Чанг By.  — Ее Величество желает показать свою великую радость, вызванную появлением двух птиц, предвещающих добро. Молодой ученый поймет, что эти дары прекрасно подходят для той важной роли, которую ему придется играть.
        В дверях послышались голоса, а затем появились слуги в белой с алым ливрее, несущие шкатулки из слоновой кости различных размеров. Придворный поклонился Уолтеру и отдал какое-то приказание. Слуги поставили шкатулки на пол, поклонились и исчезли.
        Когда открыли первую шкатулку, там оказались прелестные резные украшения из нефрита — кольца, браслеты, броши, цепочки и даже крохотная чаша для вина. Нефрит был самых изысканных цветов — розово-красный, цвета полуночного неба, белый, как косточки цыпленка, цвета грудки соловья, красный, как пасть огнедышащего дракона, прозрачный и королевского зеленого цвета.
        Уолтер взял чудесную цепочку и посмотрел на свет.
        — Это будет прекрасный подарок моей жене,  — сказал он.  — Юноша представил, как красиво будет смотреться цепь на белой шейке Мариам в обрамлении черных кудрей.
        — Будет множество великолепных вещей, чтобы украсить милую жену моего друга,  — заметил Чанг By.
        Казалось, что все, что лежало в шкатулке, прекрасно подходило для подарка невесте — зеленая бабочка с огромными крыльями, которую можно было прикрепить к волосам; белое кольцо с красным драконьим глазом; пояс из тонких звеньев нефрита, который мог украсить тонкую талию; чудесные серьги цвета коралла.
        Уверенный, что второй европеец обязательно окажется Тристрамом, Уолтер сразу повеселел и сбросил с себя унылое настроение, преследовавшее его весь день. Он с удовольствием рассматривал подарки.
        «Ей будет приятно носить эти вещи!» — подумал он и представил себе, как у девушки будут ярко блестеть глаза от радости.
        Во второй шкатулке был великолепный кубок. В третьей — кольцо с безупречным крупным изумрудом. Четвертая шкатулка была гораздо больше прежних, и он открывал ее медленно, пытаясь догадаться, какие там лежат чудеса. Увидев, что там, он был поражен.
        Шкатулку наполняли камни без оправы. Сверху лежали изумруды, рубины и сапфиры удивительной формы; это было целое состояние. Под этим слоем находилось множество блестящих полудрагоценных камней — розовые бериллы, яркие титаниты, цирконы разных оттенков, теплые аметисты, огненные опалы и всех цветов кошачий глаз. Уолтер любовался камнями, набирал их в пригоршни, следя за игрой красок. Юноша понимал, что в руках у него сокровища королей. Он поехал на Восток за богатством, и теперь оно у него в руках!
        Казалось, Чанг By был несколько обескуражен такими дарами. Когда Уолтер немного пришел в себя и заговорил о щедрости императрицы, старик сказал:
        — Молодому ученому не следует спешить.  — Он кивнул придворному. Тот поклонился еще ниже и открыл самую большую шкатулку.  — Это,  — сказал Чанг By, доставая из шкатулки вазу,  — это — нан-тинг. Ваза не старая, но очень ценная. Мы научились делать более тонкий фарфор, чем в прежнее время. Посмотрите — она тонкая, как бумага!  — Он коснулся поверхности вазы ногтем — послышался звон колокольчика.  — По моему нижайшему мнению, лучше этой вазы нет во всем Китае!
        Уолтер осторожно взял вазу, боясь, что она рассыплется у него в руках.
        — Щедрость императрицы не имеет границ!
        — Богам следует угождать. В глазах Ее Величайшей Щедрости вы боги.
        Уолтер вдруг подумал о будущем:
        — Но когда я смогу возвратиться к Баяну? Чанг By покачал головой:
        — Птицу с золотым плюмажем не собираются выпускать, она должна оставаться здесь, чтобы благоприятно влиять на ход событий. Чтобы все складывалось в нашу пользу.
        — Значит, меня здесь станут держать как заложника?
        — Молодого ученого прикуют золотыми цепями. Но не следует забывать, что Приют Вечного Блаженства будут охранять настоящие караульные.
        Уолтер был поражен.
        — Уважаемый Чанг By, я оказался в удивительном положении. Должен признаться, что ничего не понимаю. Я здесь нахожусь с миссией в интересах вашей страны. Теперь мне кажется, что все, чего нам удалось достигнуть, полетело в тартарары. Как я смогу все объяснить Баяну?
        — Надеяться,  — мрачно сказал Чанг By,  — что в будущем мудрые советы смогут победить оптимизм старых пословиц.
        Придворный хлопнул в ладоши, и в комнату вошла красивая девушка в розово-бежевом халате, неся в руках большую шкатулку. Лукаво хихикая, девушка передала шкатулку англичанину.
        Когда Уолтер открыл шкатулку, из нее показалась лохматая мордочка, и по комнате разнесся тоненький лай. Уолтер взял в руки маленькую собачку. Она могла уместиться на ладони. Шерстка у нее была лимонно-бежевого цвета, а глаза, похожие на коричневый агат, были такими огромными, что на мордочке едва оставалось место для приплюснутого носика. Розовый язык дважды быстро лизнул ему руку в знак расположения.
        — Его зовут Чи Вангти,  — сообщил Чанг By.  — Его так назвали в честь императора, построившего Великую Стену. Это животное королевского происхождения, его предков можно проследить в течение тысячелетия. Рука императрицы часто ласкала эту голову.
        Уолтер прижал крохотную собачку к лицу, и розовый язычок коснулся кончика его носа.
        «Если бы Мариам могла выбирать из всех подарков, я абсолютно уверен, она выбрала бы только Чи Вангти».
        В Большом Внутреннем Дворце кипела бурная деятельность. Проходя через Двор Довольных Слуг, Уолтер удивился, как могло здесь царить такое веселье, когда городу угрожали смерть и разрушения. Он сказал об этом Чанг By, но тот только пожал костлявыми плечами:
        — Эти тупые бездельники живут в мире, который для них кончается за дворцовыми стенами. Вполне возможно, что многие из них даже не знают, что идет война. Существуют игорные дома, где благородные принцы, играя в кости, ставят огромные состояния. В подобные места почти не доносится эхо войны, и люди не обращают внимания, когда при них упоминается имя Хубилай-хана.  — Он помолчал, а потом попытался объяснить: — Наша страна очень большая, никому не известно, сколько миллионов людей в ней живет. Поэтому, наверно, нет ничего странного, что многие не слышат шороха крыльев чужеземного бога войны.
        Чанг By направился в ту сторону, откуда доносился особенно сильный шум. Уолтер увидел, что все глазеют на человека в деревянной клетке. Они подошли поближе, и Уолтер заметил, что к клетке прикреплен большой лук, и только тогда он понял, что это был Тристрам.
        Пленный скорчился и положил голову на колени. Он не мог поменять положение, потому что клетка была сооружена таким образом, что узник не имел возможности нормально сесть или вытянуться во всю длину. Лицо пленника было невозможно рассмотреть. Он был худым, оборванным и поразительно грязным. Потемневшие от грязи локоны свисали ниже плеч.
        — Трис!  — крикнул Уолтер, энергично проталкиваясь сквозь толпу любопытных.
        Он понял, в чем дело. Его друга захватили в плен и носили по провинциям Китая в портативной камере пыток.
        — Трис!  — снова позвал Уолтер.
        Человек в клетке поднял худое лицо. У него был взгляд попавшего в ловушку животного. Рот его искривился в попытке улыбнуться.
        — Уолт!  — прошептал Трис. Он инстинктивно попробовал подняться, но ударился головой о доски клетки, снова скорчился и слабым голосом проговорил: — Неужели это ты? Отец Небесный, благодарю тебя!
        Уолтер крепко ухватил Чанг By за руку:
        — Его нужно скорее освободить! Это мой друг. Теперь ясно, что Лю Чунг продал его бандитам.
        — Ваше желание — ключ к его свободе. Его принесли сегодня утром. Когда пожаловали вы, вторая птица с золотым плюмажем, этот человек стал тоже важной птицей. Его сейчас же освободят.
        Чанг By отдал приказание высокому китайцу, стоявшему рядом с клеткой с пикой в руках. Тот достал ключ и вставил его в замок. Ключ застрял и никак не поворачивался, а охранник ругался, пытаясь открыть дверцу.
        — Прикажите этому идиоту выломать стенку!  — воскликнул Уолтер. Потом подошел поближе и сказал: — Потерпи, Трис, мы сейчас тебя освободим.
        Наконец ключ повернулся, караульный откинул дверцу и знаком показал Трису, чтобы тот выходил. Трис хотел приподняться, но у него не было сил, и он снова ударился о заднюю загородку.
        Уолтер отстранил караульного и присел рядом с распростертым на полу другом.
        — Трис, все будет хорошо. Ты пока не шевелись. Мы скоро уложим тебя в мягкую теплую постель.  — Глаза Уолтера наполнились слезами, и он зарыдал: — Трис, Трис! Что они с тобой сделали!
        Чанг By что-то произнес, и к ним подошел слуга с чашей вина. Уолтер поднес напиток к губам Триса.
        — Это то, что тебе необходимо. Выпей, и у тебя прибавится сил…
        Трис сделал один глоток и закашлялся от крепкого напитка. Прошло несколько секунд, прежде чем он был в состоянии сделать еще один глоток. Теперь он смог открыть глаза.
        — Вот и хорошо,  — прошептал он.
        — Сколько времени ты находишься в клетке?
        — С тех пор как меня поймали.  — По истощенному телу пробежала дрожь.  — Мне кажется, что прошли годы. После первых недель я потерял счет времени.
        Чанг By попытался что-то объяснить:
        — Те, кто захватил его в плен… Их накажут по заслугам. Они показывали его в городах. Караульный говорит, что его пронесли по трем провинциям. Люди смотрели на него и платили за это деньги.
        Уолтер взглянул на Чанг By:
        — Его не кормили. Как вы считаете, его когда-нибудь выпускали из клетки?
        — Не могу точно сказать, но мне кажется, нет. Трис слабо покачал головой:
        — Они меня не выпускали. Если я начинал жаловаться, меня кололи мечами. Мне казалось, что какие-то лица постоянно пялятся на меня и пытаются больно ткнуть острыми пиками.
        — Мариам здесь,  — сказал Уолтер.  — Я ее сегодня нашел. Теперь мы все вместе, и нам нечего бояться.
        Тристрам опять попытался сесть, было видно, что эта весть придала ему силы.
        — Мариам здесь… Я боялся… Теперь я наконец могу успокоиться. Уолт, я боялся, что ее продаст этот китаец. Клянусь Богом, эта новость оживила меня.
        В этот момент прибыли слуги с носилками. Когда они подняли Триса, он протянул руку:
        — Мой лук… Уолт, не позволяй им забрать лук. Он всегда был у меня перед глазами, когда я сидел в клетке, и это придавало мне сил. Он мне напоминал о родных краях.
        Чанг By отдал какое-то приказание и обратился к Уолтеру:
        — Он будет жить в домике рядом с вами. Я уже послал за придворными врачами. Они о нем позаботятся.  — И добавил извиняющимся тоном: — Вам приказано не покидать дворца, и поэтому вы не сможете присоединиться к жене в доме вашего покорного слуги. Как только я освобожусь, то отправлюсь к ней и объясню, что случилось, чтобы она не волновалась. Завтра ее привезут в Приют Вечного Блаженства. Надеюсь, что этот дом действительно принесет вам счастье.

        Глава 11. ПРИЮТ ВЕЧНОГО БЛАЖЕНСТВА

1

        Тристрам заснул от усталости и слабости. Врачи сказали, что сон может продлиться целые сутки, и тогда Уолтер решил вернуться к себе. Его сопровождали двое охранников. Это были крупные мужчины, вооруженные мечами. На шлемах у них красовались головы дракона.
        «Меня тщательно охраняют»,  — отметил про себя Уолтер, пробираясь в темноте к дому.
        Слуга встретил его у дверей и провел в комнату, в центре которой стояла низкая ванна. Вода туда набиралась из трубы, укрепленной на потолке. Уолтер разделся и погрузился в воду. Это было настоящее блаженство после жары и напряжения, в котором он находился в течение всего дня. К стене после ванны было приделано колесо, к которому были прикреплены различные предметы туалета, губки, ароматные вещества — все, что могло понадобиться во время купания. Слуга повернул колесо, показывая, как можно достать любой предмет, не выходя из воды.
        Приняв ванну, Уолтер с помощью слуги облачился в шелковые штаны, рубашку и туфли с шерстяной подкладкой. Слуга указал ему на дверь в перегородке и что-то произнес. Его голос был тихим и почтительным, но в нем слышались хитрые нотки.
        Уолтер оказался в длинной комнате со множеством окон. Ее слабо освещал факел в углу. Обоняние подсказало, что стены украшали цветы. На подносе на полу стояла еда и высокий кувшин с вином. Уолтер не был голоден и пошел к низкой кушетке посредине комнаты. Он сделал несколько шагов, как вдруг раздался визгливый лай, и крохотная собачка Чи Вангти соскочила с покрывала, чтобы проверить, кто идет. Покрывало пошевелилось, и сонный голос проговорил: «Сей?»
        Ему не нужно было знать значение этого греческого слова, чтобы понять, что это была Мариам. Она села в постели и провела рукой по глазам.
        — Это ты, Уолтер? Я не хотела спать, но была очень усталой. Уолтер сел на край постели:
        — Чанг By сказал мне, что ты приедешь только завтра.  — Он помолчал, пытаясь найти нужные слова.  — Это… очень приятный сюрприз.
        Девушка затараторила, чтобы скрыть смущение:
        — О, меня так торжественно провезли по улицам. Я ехала в паланкине с задернутыми занавесками, и над ними горели фонари. За паланкином шла охрана с саблями наголо. Один слуга ехал впереди и дул в рожок, чтобы расчистить для меня путь. Можно было подумать, что едет сама императрица. Старик китаец сказал, что это будет для тебя сюрприз. Мне кажется, что он добивался именно этого. Он был ко мне очень добр.
        — Он тебе сообщил, что мы нашли Триса?
        — Да, да! Я была очень счастлива, особенно после того, как узнала, сколько ему пришлось вытерпеть. Что говорят о его здоровье придворные врачи?
        — Он очень слаб, но это все из-за голода и страшной усталости. Сейчас он вне опасности.
        Уолтер наконец набрался смелости и взглянул на Мариам. Он был поражен, увидев, что она полностью одета.
        — Мариам!  — сказал он, пожимая ее руку.  — У меня нет слов, чтобы рассказать тебе, как я счастлив. Наконец мы собрались все вместе, и, кажется, неприятности закончились. Ну хотя бы на время. Трис придет в себя после надлежащего ухода и отдыха. И,  — он сделал паузу,  — ты теперь моя жена!
        Девушка не отняла руку, но Уолтер почувствовал, как она напряглась.
        — Уолтер, нам нужно о многом поговорить. Я размышляла и… Я уверена, что ты на мне женился, потому что это был единственный способ спасти меня. Чтобы меня не послали в Антиохию. Это щедрый и благородный жест, и ты понимаешь, как я тебе благодарна. За это я буду любить тебя всю жизнь. Но… но это не должно мешать исполнению твоих настоящих желаний. Я так решила.
        Чи Вангти свернулся в клубочек рядом с Мариам. Чтобы снять напряжение, девушка погладила крошечную головку.
        — Пока я тебя ждала, мы подружились. Я никогда прежде не видела ничего подобного. Наверно, это еще щенок?
        — Нет, это взрослая собака, и она самой древней в мире породы. У песика, можно сказать, королевская родословная. Ее можно проследить до времени, когда дети Израиля переселились в Ханаан. И даже еще раньше. Я хотел его подарить тебе. Но,  — Уолтер улыбнулся,  — вижу, что Чи Вангти сам решил с тобой подружиться. Он поклялся в вассальной верности своей госпоже.
        — Мне он очень нравится,  — промолвила Мариам, не поднимая головы.
        Уолтер неуверенно заговорил, стараясь найти наиболее точные слова:
        — Я действительно не собирался нарушать клятву, как это сделал мой отец. Но когда я осознал, какая тебе грозит опасность, то наконец понял, в чем тут дело. Было бы нечестно, если бы я тебе все не рассказал, но я теперь отдаю себе отчет, что клятва изжила себя, и я женился на тебе с огромной радостью.
        — Ты очень благородный человек,  — тихо сказала девушка.  — Мы должны быть честными друг с другом. Уолтер, я теперь в безопасности. Если тебе твои обеты по отношению ко мне тяжки, то не составит труда разорвать этот брак. Я тебе не стану мешать. Мне кажется, что отец Теодор не считает все формальности выполненными.
        Уолтер улыбнулся:
        — Бедный отец Теодор был очень расстроен всей этой спешкой. Он слишком быстро провел службу. Но я уверен, Таффи, что обряд совершен правильно.
        — Нет, если ты хочешь ото всего отказаться…
        — Но я не желаю ничего менять!
        Уолтер положил девушке руки на плечи и привлек ее к себе. Мариам задрожала и не подняла головы.
        — Мариам, я тебя люблю! Я не сразу понял это, но когда я вчера тебя увидел, то почувствовал, что люблю с тех пор, как мы отправились в путешествие.  — Он прижал девушку к себе, и ее головка оказалась у него на плече.  — Я так сильно тебя люблю, что даже благодарен Лю Чунгу за то, что он сделал!
        — Ты уверен, что потом не станешь жалеть?  — спросила Мариам.  — Ты всегда будешь ко мне относиться, как сейчас?
        — Я всегда буду выполнять клятву, которую я произнес сегодня, до последнего дыхания. Я помню только одно, что люблю тебя и ты — моя жена!
        Девушка обняла его за шею:
        — Я так счастлива услышать эти слова! И до сих пор не могу поверить, что это правда. Уолтер, мне тоже нужно сказать, что я тебя люблю? Мне так стыдно, что я никогда не могла этого скрыть.  — Она глубоко вздохнула.  — Теперь я верю, что по-настоящему твоя жена. Между нами ничего не будет стоять, даже твои воспоминания. Мой дорогой, я тоже благодарна Лю Чунгу, этому ужасному толстяку.  — Мариам засмеялась.  — Но мне кажется, что, как только представится возможность, нам следует совершить настоящий обряд. Я не могу рисковать потерять тебя.
        — Я себя считаю женатым на тебе в глазах людей и Бога. Но все будет так, как ты пожелаешь. Мне будет приятно услышать, как ты снова повторишь слово «Да!».  — Уолтер коснулся рукава ее халата.  — Теперь, когда мы все выяснили, не стоит терять время. Мне кажется слишком долгим даже ожидание, пока ты снимешь халат.
        Девушка подняла головку, и Уолтер страстно поцеловал ее. Она отстранилась и спустилась на пол.
        — Это ты виноват. Я прилегла отдохнуть, а ты так долго не шел, что я заснула, не раздеваясь.
        Мариам пошла к ванной комнате. Чи Вангги так старался от нее не отстать, что запрыгал на четырех лапах, как котенок.
        — Поторопись!  — крикнул ей вслед Уолтер.
        — Я скоро вернусь. Очень скоро, мой Уолтер,  — пообещала Мариам, закрывая за собой дверь.
        Когда Уолтер проснулся, в окна Приюта Вечного Блаженства светило солнце. Он сел на низкой широкой постели и посмотрел на Мариам. Она еще спала, повернувшись к нему и подложив руку под щечку. Из-за темных спутанных кудрей и бледного худенького личика девушка казалась еще моложе.
        «Какой же я был слепой идиот!  — подумал Уолтер.  — Почему я не влюбился в нее с первого взгляда?»
        Маркам проснулась и тоже села на постели. Ночной шелковый халат сполз с плеча, открыв красивое округлое плечо и часть руки. Девушка обняла Уолтера и прижалась к нему головкой:
        — Доброе утро, муж мой. Я помню те клятвы, которые ты мне шептал прошлой ночью. Надеюсь, что мы с тобой их не забудем!
        — Буду счастлив их повторить.
        — Я стану тебя об этом просить много раз. Но ты мне не сказал одну вещь. Там, где я родилась, существует один обычай: нареченные женихи должны заплатить выкуп за свою невесту. Представляешь, какую огромную цену назначила бы за меня эта жадная свинья Антемус, если бы я даже была уродиной! Интересно, сколько бы ты пожелал за меня отдать? Сколько овец и лошадей, золотых и серебряных монет? Или, может, ты ему сказал бы, что я ничего не стою и он должен радоваться, что избавился от меня?
        — Лучше я скажу, что бы я предложил тебе, моя обожаемая. Моя вечная любовь, я предлагаю тебе руку, чтобы защитить тебя от страха и опасности, пока мы будем живы!
        — Мне так хотелось это услышать,  — прошептала Мариам. Откуда-то с потолка послышался пронзительный звук.
        Уолтер выпрямился и оглянулся.
        — Что это такое?
        — Мне кажется, это Питер, хотя я его не вижу,  — ответила Мариам.  — Он был со мной все это время. Он спас тебе жизнь, дорогой Уолтер, и я никогда с ним не расстанусь. Со мной вечером приехал Махмуд, и, наверно, Питер с ним.
        — Махмуд? Я совсем забыл об этом маленьком черном мошеннике. Но я рад слышать, что он жив и здоров.
        Мариам оглядела комнату. Стены были бледно-зелеными и на их фоне выделялись ярко-желтые занавески.
        — Сэр рыцарь, вы привезли жену в прекрасный дом! Как хорошо, что у этих людей есть примета насчет птиц с золотым плюмажем.
        Девушка соскочила на пол и упорхнула в комнату с решетками. Уолтер чувствовал, что она полна энергии. Мариам предпочитала бегать, а не ходить. Она умела делать все и двигалась очень грациозно. Она не успевала ему рассказывать все новости.
        Мариам закричала из ванной комнаты:
        — Какая чудесная горячая вода! Здесь столько полезных и красивых вещей. Уолтер, здесь такие духи! У меня две служанки, и они не позволяют мне самой мыться. Мне очень нравится это место!  — Через несколько минут она ему рассказала и о других чудесах.  — Уолтер, для меня приготовлены великолепные одежды из тончайшего шелка. Мне не терпится их надеть. Ты только подумай, Махмуду теперь не нужно будет ничего воровать для меня! Уолтер, ты бы видел мой халат! Он из атласа, и на нем вышиты цветы лотоса. Когда я приду сюда, ты меня не узнаешь!
        — Я тебя узнаю, даже если ты придешь ко мне с черным лицом,  — засмеялся Уолтер.
        — Фу, какие неприятные мысли! Я собираюсь долго заниматься туалетом. Я никогда прежде не видела таких лосьонов и пудры. Тебе придется потерпеть.
        Махмуд пришел раньше, чем Мариам закончила одеваться. Махмуд гордился своим красивым нарядом и широко улыбался.
        — Много времени, когда Махмуд видеть массер Уолтер,  — сказал мальчишка.  — Очень плохой время. Госпожа Майям и Махмуд думать — они никогда не видеть массер.  — Он довольно оглядел комнату.  — Хорошее место, массер.
        — Мне кажется, ты подрос с тех пор, как я тебя видел в последний раз. Махмуд, ты будешь высоким парнем.
        Мальчишка ударил себя в грудь:
        — Да, массер. Махмуд ибн-Ассулт вырастет большим и сильным.  — Он просиял.  — Махмуд рад: массер жениться госпожа Майям. Она будет для него хорошей женой.
        — Ты думаешь, жена из нее получится лучше, чем второй мальчишка?
        — Да, да. Очень хорошая жена. Но массеру лучше крепко закрывать дверь на засов.
        Уолтер внезапно почувствовал страшную боль, как это обычно бывало перед припадком. Комната завертелась, и у него перехватило дыхание. Уолтер успел подумать: «Почему именно сейчас?»
        Больше он ничего не помнил.
        Придя в себя, Уолтер увидел, что лежит на полу и Мариам склонилась к нему, рыдая от жалости и ужаса.
        — Вы только посмотрите на его бедную спину!  — говорила она, захлебываясь рыданиями.  — Что они с ним сделали? Что они с ним сделали?!
        Уолтер с трудом сел.
        — Не волнуйся, дорогая Таффи. Мне уже лучше. Я потерял сознание впервые за несколько недель.
        Девушка постаралась успокоиться и спросила:
        — Это случилось тогда, когда мы убежали? Они тебе за это отомстили?
        — Мне все сошло относительно легко, и тебе не стоит меня сильно жалеть. Побереги жалость для бедного Триса. Она ему очень понадобится.
        — Ты мне ничего не говорил об этом!  — упрекнула Уолтера Мариам.  — Я понимаю, что когда увижу Триса, то стану его жалеть, но сейчас меня приводит в ужас то, что сделали с тобой эти мерзкие звери! Уолтер, дорогой мой, ты уверен, что тебе станет лучше?
        — Да, я в этом уверен. У меня ничегоо не болит до тех пор, пока не начнется приступ.
        — Неужели эти ужасные шрамы когда-нибудь исчезнут?
        — Не думаю. Махмуд посоветовал мне покрепче запирать дверь, но теперь я вижу, что запоры не нужны. Когда ты не будешь меня слушаться, мне достаточно будет сказать: «Видишь, что мне пришлось вытерпеть ради тебя!»
        — Я всегда стану тебе повиноваться!  — воскликнула Мариам.  — Но мне следует завести палку испробовать ее на спине неблагодарного Махмуда!

2

        Когда Уотер вошла в комнату, Трис сразу проснулся. Сон его освежил, и он даже смог сесть и радостно улыбнуться другу:
        — Привет, Уолт. Когда ты передо мной, я понимаю, что ты мне не снишься!
        Уолтер посмотрел на него и недовсольно покачал головой:
        — Ты тощий, как февральская ворона. Трис, пройдет много времени, прежде чем у тебя на костях нарастет мясо. Эти жестокие дьяволы заморили тебя до смерти.
        — Мне снились странные и страшные сны!  — Тристрам медленно обвел взглядом комнату.  — Если бы ты здесь не сидел, я бы мог поклясться, что это — рай. Никаких решеток и уродливых желтых лиц, которые пялятся на меня! И никто не тычет острыми пиками в мои ребра. Уолт, мне не нравится твой Китай!
        — Мариам здесь, Трис. Она вскоре тебя навестит.
        — Мне хочется ее увидеть поскорее, но,  — он криво усмехнулся,  — я похож на чучело — с головы до ног покрыт синяками, у меня сотни ссадин и порезов. Две горничные с круглыми личиками помогли мне выкупаться, и у меня не было силы им сопротивляться, хотя я пытался протестовать. Так эти служанки пришли в ужас при виде моего израненного тела.  — Трис упал на постель.  — Но мне уже лучше. Вот высплюсь и снова смогу сгибать свой любимый лук.
        Уолтер засмеялся:
        — Так, ты уже начинаешь приходить в себя. Тебя еще раз посмотрят дворцовые врачи. Я уверен, что они тебе посоветуют пока поберечься. Но надеюсь, что ты будешь в полном порядке, прежде чем орды Баяна наводнят город.
        — Расскажи мне о том, что происходит. Я ведь давно ничего не слышал. В городах, где меня показывали, словно медведя с кольцом в носу, люди ничего не слышали о войне.
        — Баян быстро двигается в нашем направлении. Я уверен, что мир не знал подобного полководца. Последняя весть, что он осаждает укрепленный город Чангча. Как только он падет, дорога на Кинсай будет открыта.  — Уолтер немного помедлил, прежде чем договорить остальное.  — Трис, мне нужно тебе кое-что сказать, но мне трудно это сделать.
        Трис закрыл глаза, но теперь с тревогой посмотрел на друга.
        — Мариам вышла за меня замуж. Мы поженились вчера, до того как я тебя увидел.
        Больной с трудом сел.
        — Клянусь Богом, я рад это слышать. Я был уверен, что именно так и случится, когда ты наконец все поймешь.
        — Я преданно ее люблю. Мне было нелегко об этом говорить, потому что ты ее тоже любишь. Мне это чувство казалось предательством по отношению к тебе. Трис, клякусь, что нельзя было терять времени, а я не знал, когда ты вернешься. Мне хотелось сначала обо всем рассказать тебе, но время подпирало.
        Больной улыбнулся. Голос его звучал твердо:
        — Ты считал, что я могу обидеться? Послушай, Уолт, ты же меня хорошо знаешь. Это правда, что я тоже любил Мариам, но ты — мой лучший друг, и я никогда не думал, что она захочет выйти замуж за меня. Она сразу отдала тебе свое сердце. Даже когда мы считали тебя погибшим, я ничего ей не сказал.  — Он протянул руку другу.  — Я уверен, что вы будете очень счастливы.
        Уолтер вспомнил дни, когда они проводили время все втроем и Трис не мог скрывать свою преданность девушке.
        «Он такой верный друг,  — подумал он о Трисе.  — Боюсь, несмотря ни на что, это для него удар».
        — Ты очень выдержанный и смелый,  — сказал он вслух.  — Ты такой же крепкий и настоящий, как английский большой лук.
        Трис устало улыбнулся:
        — Уолт, я тебе все честно сказал, от всей души. Тебе не стоит беспокоиться о прошлом.  — Он помолчал, а потом добавил: — Ты меня хвалишь за то, что я отдаю то, чем не владел, и даже больше — то, чем я никогда не надеялся владеть. Я всегда это понимал. Видимо, те, кто выбрал для меня роскошное гнездышко, прекрасно разобрались, в чем тут дело. Это место называется Приют Одинокого Воина.
        Вскоре к Трису пришла Мариам. Девушка вскрикнула от ужаса и подбежала к постели. Она упала перед Трисом на колени.
        — Бедняга Трис! Какой ты худой! Как же тебе сильно досталось!
        Трис взял девушку за руку:
        — Таффи! Слава Богу, ты здесь, вы оба очень счастливы, все мы в безопасности. Ничего, я вскоре приду в норму. Да, я вижу, как ты счастлива. Мне хочется, чтобы ты поняла, что меня очень радуют сообщенные Уолтером новости.
        Трис говорил на английском. Девушка удивленно посмотрела на него.
        — Послушай,  — сказала Трису Мариам.  — Ты знаешь, что для меня английский так же непонятен, как и китайский. Ты разве забыл то, чему я учила тебя?
        Трис взглянул на Уолтера и покачал головой:
        — Представляешь, я все позабыл. Уолт, объясни мне, что случилось? У нас было столько уроков, и Мариам старалась научить меня языку караванов, но сейчас я не помню ни слова. Пока я был в этой клетке, у меня все знания выветрились из головы.
        Когда Мариам все объяснили, она улыбнулась и сказала, что можно начать все сначала.
        — Мы должны уметь общаться, чтобы больше не было такого положения, как в начале путешествия, когда мы не понимали друг друга,  — сказала Мариам, садясь на пол рядом с постелью Триса.  — Как только тебе станет получше, мы сразу начнем с «би» и «чи», и к тебе вернутся все знакомые слова. И тогда мы сможем поговорить абсолютно обо всем. Мне нужно о многом тебе рассказать!
        — Трис говорил, что он рад тому, что мы с тобой поженились,  — промолвил Уолтер.  — Я знаю, какой он добрый, и верю этим словам. Боюсь, что я чувствовал бы себя гораздо хуже, если бы был на его месте.
        Они позвали Махмуда, и Уолтер приказал ему принести шкатулки с дарами императрицы. Казалось, что они не особенно интересовали Триса. Хотя было видно, что его поразила красота даров и их великое множество. Мариам радовалась как ребенок. Девушка широко раскрытыми глазами разглядывала содержание то одной, то другой шкатулки.
        — Неужели это все тебе?!  — воскликнула Мариам.
        — Это подарили нам, и только нам троим. Мне кажется, что большая доля моих сокровищ будет отдана той, кого я очень люблю. Она сможет этим хорошо распорядиться и позаботиться о нашем богатстве,  — сказал Уолтер.
        Мариам взяла огромный рубин и посмотрела сквозь него на свет.
        — Как красиво!  — восторженно произнесла девушка.  — Ты не можешь подарить его мне?
        — Мы сделаем для него оправу и повесим камень на золотой цепочке на твою прелестную шейку.  — Потом Уолтер обратился к другу.  — Теперь мы все очень богаты, радостно сказал он.  — Трис, мы въедем в Англию на прекрасных конях, и наши карманы будут сладостно звенеть множеством золотых монет.
        — Уолт, я очень рад за тебя. По-моему, здесь целое состояние.
        — Мы теперь богачи. Даже в самых смелых мечтах мне не снилось ничего подобного. Мы можем разделить все прямо сейчас. Что ты будешь делать со своей половиной?
        — Моей половиной?!  — Трис откинул голову назад и громко рассмеялся.  — Мне вообще ничего не положено из этого богатства, не говоря уже о половине. Уолт, это все твое! Я к этому не имею никакого отношения.
        — Ты был первой птицей с золотым плюмажем, которая появилась в Кинсае. Нам повезло, что мы оказались здесь в один день. Императрица хотела своей щедростью купить наше расположение. Конечно, ты должен взять свою долю.
        — Уолт, ты не обязан быть таким щедрым. Я не имею права на эти богатства, да они мне и не нужны. Что я стану с ними делать?
        — Купишь землю. Когда вернешься, ты должен купить достаточно земли, чтоб стать уважаемым гражданином. Ты станешь сокменом Гриффеном. Как тебе это нравится?
        — Мне это не нравится. Уолт, мне не нужен никакой титул. Мой отец был свободным человеком, и его дети никогда не станут лордами и владельцами недвижимости. Отец не подчинялся господам и ничего им не был должен. Тебе нужно купить землю и получить титул.
        — Нет, я когда-то мечтал об этом, но теперь передумал. Я не хочу крупное поместье. Я должен заслужить честное имя другим способом.
        Тристрам удивленно посмотрел на друга:
        — Что случилось, и почему ты поменял свои намерения?
        — С тех пор как я оказался в этой стране, я многое увидел и услышал. Землей должны владеть все, а не только избранные. Я уверен, что Отец Небесный не желал, чтобы в нашей родной Англии земля принадлежала одной знати. Он не желал, чтоб этим людям прислуживали все остальные.
        Больной выпрямился и посмотрел на друга сияющими глазами:
        — Уолт, если ты действительно так считаешь, то между нами упала единственная преграда. Я никогда не возражал тебе. Мне казалось, что я не имею права это делать. Но я с волнением рассуждал о будущем и страшился того, что разногласия разведут нас по разным дорогам… Но почему ты мне советуешь стать землевладельцем?
        — Я имел в виду хорошую ферму, где ты мог бы жить в достатке и довольстве. И совсем не подразумевал огромные владения, поделенные на куски земли для арендаторов и лес, где может водиться дичь. Я тебя слишком хорошо знаю, чтоб предлагать подобные вещи. Трис, ты же из крестьян и принадлежишь земле. В том, что я тебе предлагаю, нет ничего нечестного, и ты не изменишь своим идеалам.
        Трис взял столько драгоценных камней, сколько уместилось у него на ладони.
        — Тогда это будет моя доля. Уолт, я больше ничего не возьму. Я все решил, и не пытайся ничего изменить. Мне этого вполне хватит.  — Он взглянул на Мариам и улыбнулся.  — У тебя есть жена, о которой тебе нужно позаботиться. Я хочу, чтобы малышка Мариам превратилась в прекрасную леди и вы благополучно возвратились домой. Теперь, когда мы все решили, расскажи, что ты станешь делать со своей долей?
        Уолтер начал объяснять:
        — Я кое-что задумал. Мне хочется внедрить в Англии некоторые удивительные вещи, которые я видел в Китае. Китайцам есть чему поучиться у нас, но мы можем взять от них больше. Я видел здесь такое, что изменит жизнь Англии. В особенности эта чудесная штука, которая называется бумагой. Я еще не все выяснил, но мне говорили, что они могут переносить на бумагу то, что написано на камне. Ты можешь себе представить, если таким образом скопировать Библию! Через некоторое время в Англии в каждой семье будет своя Библия. Кроме того, у них существует волшебный компас… Кстати, мне нужно кое-что тебе рассказать об этом! А хуа-пао, который поможет Роджеру Бэкону сделать порошок, производящий взрывы. Если я смогу научить людей всему этому, Англия станет первой страной во всем христианском мире… Все. Я тебе тут столько наговорил!  — остановился Уолтер. Он взял несколько камней без оправы и отдал их Мариам.  — Зашей их в подол. Я не хочу, чтобы ты далеко от меня отходила, но мы в чужой стране, и с нами может случиться что угодно. Если у тебя будут с собой камни, ты никогда не попадешь в нужду, даже если нам и
придется расстаться на некоторое время.
        Мариам взглянула на камни и нахмурилась:
        — Мне кажется, настало время начать меня учить говорить по-английски.
        — Таффи, не торопись. Я еще не усвоил ваш современный греческий. Давай сначала покончим с этим.
        — Я уже знаю два английских слова,  — серьезно заметила девушка.
        Уолтер серьезно кивнул ей в ответ:
        — Уолтер и Лондон. Мне приятно, когда ты ласково произносишь первое слово. Мне бы хотелось, чтобы ты выговаривала английские слова так же мило, как мое имя.
        — Если мы разлучимся, что мне делать?  — в панике спросила Мариам.  — Как я смогу найти тебя снова?
        — Мы вскоре займемся английским. Подожди немного, мы должны побыть вместе, не отвлекаясь на разные сложные и иногда неприятные вещи.
        В стене, разделявшей два домика, была кованая медная калитка с нарисованным драконом с огненными глазами и торчащей чешуей. Мариам остановилась и схватила Уолтера за руку:
        — Посмотри! Он грозно смотрит на меня и не хочет внутрь впускать!
        Уолтер засмеялся:
        — Ради своей леди я стану сражаться с живыми драконами. Неужели ты думаешь, что я не смогу защитить тебя от медного змея?
        — Мне кажется,  — продолжала настаивать девушка, что он решил, будто я недостойна быть женой храброго рыцаря и жить вместе с ним в доме, который он охраняет! Я уверена, что этот дракон имеет свои предрассудки и станет вилять хвостом, как преданная собака, если бы я была твоей знатной леди Ингейн.
        — Какие странные фантазии гуляют в твоей маленькой головке!
        — Нет, это не фантазия. Боюсь, что когда мы приедем в Англию, там нас на каждом шагу будут окружать подобные драконы. Они будут говорить разные гадости и насмехаться над жалкой женой, которую благородный лорд Уолтер привез с Востока.
        — Все будут думать, что ты самая прелестная леди во всей Англии,  — успокоил ее муж.
        Уолтер открыл калитку, и Мариам быстро проскользнула во двор, подозрительно глядя на удивительное создание.
        — Если ты будешь всегда так думать, то мне нечего бояться. Если бы я была во всем уверена! Вчера ночью, после того как ты заснул, я лежала без сна и думала об этом. Ты будешь в Англии смотреть на меня такими же глазами, какими ты смотришь на меня здесь?
        Изнутри чешуйчатая фигура чудовища смотрелась совершенно по-другому. Она стала добрее, выпуклые глаза, казалось, смотрели на них, как преданный охранник.
        Мариам с облегчением рассмеялась:
        — Мне уже стало спокойнее. Когда нас окружают эти стены, я чувствую себя в безопасности. Только ты и я, а остальной мир остался снаружи. Зачем нам покидать это место?  — Девушка крепко обняла Уолтера.  — Неужели мы не можем здесь оставаться вечно? Мы будем так счастливы.
        — Таффи, это невозможно,  — сказал Уолтер.  — Боюсь, что эту чудесную жизнь вскоре сметет страшная буря. Но даже если ничего не изменится, нам негоже тут долго оставаться. Мы должны жить в Англии. У меня дома будет много работы.
        Мариам кивнула головкой и вздохнула:
        — Конечно, я понимаю, что мы должны возвратиться. Я не думала иначе. Уолтер, с тобой я буду счастлива в любом месте.
        Но она с любовью оглянулась вокруг. Легкий ветерок покачивал лимонные деревья, и чудилось, что зеленые листья пытаются проникнуть прямо в комнаты домика. Отсюда не было видно крышу Приюта Вечного Блаженства. Казалось, они полностью отгородились от остального мира.
        Девушка снова вздохнула:
        — Как здесь прекрасно! Как удивительно прекрасно!

3

        Последний певучий возглас «Аминь!» прозвучал в Приюте Вечного Блаженства. Отец Теодор убрал пергамент в кошель, подвешенный к поясу. Мариам прижалась к Уолтеру. Они счастливо улыбались.
        — Смотри не выпей все вино,  — заметила девушка.  — Мне кажется, что в этом есть какой-то смысл, не так ли?
        — Это значит, что я буду терпеливым и щедрым мужем. Но так будет независимо от того, выпью я вино или нет.
        Уолтер взглянул на сапоги с загнутыми вверх носами и на изображенные на них желтые фигурки разъяренных леопардов.
        — Я в первый раз надел сапоги, оставленные мне отцом. Мариам нагнулась к Чи Вангти, который радостно бегал вокруг нее. Девушка нежно прижала собачку к щеке.
        — Мой маленький Чи, твоя госпожа теперь по-настоящему замужем.  — Мариам обратилась к священнику: — Благодарю вас, отец Теодор. Служба была такой торжественной. Жаль, что я не все слова поняла.
        — Все ритуалы Несторианской церкви очень красивы,  — ответил священник, искоса поглядывая на Уолтера, как будто ожидая, что он станет протестовать.  — Я должен поскорее начать свою миссию на Востоке: надо завоевывать умы верующих, чтобы они могли понимать наши молитвы.
        Уолтер отвел его в сторону:
        — Всем известно, что Хубилайн-хан весьма терпим к любой религии. А правительство Сун с подозрением относится к миссионерам. Я собираюсь предложить вам кое-что. Я в этом кровно заинтересован, и вам будет легче работать, если Баян станет вам покровительствовать.  — Он внимательно взглянул на священника.  — Так вот, совершенно необходимо послать гонца в лагерь монголов. Я уверен, что лучше всего было бы, если бы отправились вы. Вы вернетесь, когда город будет в руках Баяна, и без помехи начнете проповедовать.
        Отец Теодор задумался:
        — Вы сделали умное предложение. Что я должен сделать?
        — Мы хотим, чтобы Баян знал, каков размах движения за мир в городе. У меня готово для него сообщение, и желательно, чтобы оно поскорее попало в его руки. Полководец должен знать о возникших препятствиях, чтобы он не считал себя обманутым, когда узнает, в какой роскоши я живу во дворце. Чанг By даст вам проводника, так что путешествие будет неопасным и недолгим.
        — Я поеду,  — согласился священник, немного подумав. Потом он, как бы сомневаясь, добавил: — Мне, конечно, очень жаль, что приходится покидать это место так скоро. Наконец я увидел женщину, которая мне приятна. Для меня всегда была важна фигура, и вот наконец я увидел женщину благородных пропорций.  — У отца Теодора разгорелось лицо, он начал хрустеть пальцами.  — Я видел ее только дважды. Как она чудесно держит спину! Она достаточно плотная, но ходит с такой грацией. И какие умные глаза! Она готовит здесь, во дворце,  — оба раза, когда я ее видел, она раскатывала тесто.
        — Отец Теодор, она действительно вам понравилась?
        — Она вдова,  — увлеченно продолжал священник. Он все больше возбуждался, перечисляя важные для него качества идеальной женщины.  — Так даже лучше. Мужчины, выбирая женщин в жены, обычно желают неопытную. Они не правы. Я предпочитаю зрелое партнерство, а не жалобные вопли невинности.
        Проходили дни, и становилось очевидно, что желтый дом в густом зеленом саду назван так не зря. Блаженство молодоженов было настолько полным, что казалось, оно будет длиться вечно. Счастливые часы ничто не омрачало. Ни тени ссоры. Тишь да благодать.
        Дни были похожи один на другой, но им никогда не было скучно. Мариам вставала первой, принимала ванну и одевалась, и только потом просыпался Уолтер, нежась на атласных простынях.
        Девушка радостно приветствовала любимого мужа. Уолтеру не хотелось вставать. Но ему приходилось подниматься, потому что Мариам всегда что-нибудь придумывала, что требовало его участия. Уолтер тоже принимал ванну в комнате, огороженной решетками, где под рукой были пушистые полотенца и ароматные соли.
        Утро они, как правило, проводили в саду. В нем был пруд, в котором плавали рыбки с красной чешуей и плавниками. Резвясь в кристально чистой воде, рыбки поднимали целые фонтанчики. Мариам и Уолтер хотели ознакомиться с дворцовыми зданиями, возвышавшимися за стенами, окружавшими их Приют, но у них не было возможности. Им не позволяли покидать пределы сада. За ними постоянно присматривали три охранника, и когда они приближались к запретной границе, то всегда видели хотя бы пару раскосых глаз, глядевших на них из-под чудного шлема. Мариам назвала это трио Эак, Минос и Радамант в честь страшных судий подземного мира. Она пыталась завести с ними знакомство, предлагая им еду и фрукты. Нельзя было точно сказать, добилась она успеха или нет, но время от времени жена радостно сообщала Уолтеру:
        — Минос мне сегодня улыбнулся. Если я еще его подкормлю, мне кажется, он позволит мне прогуляться по Аллее Вечной Весны.
        Они были уверены в одном: за внешними стенами никогда не стихал звон мечей и осторожные шаги. Мариам постоянно копировала китайские манеры и речь. Ей удавалось это удивительно хорошо. Когда они прогуливались, она отставала от Уолтера и начинала семенить ногами, сложив руки под широкими отворотами халата, и спрашивала его нараспев:
        — Мой уважаемый муж все еще любит свою преданную и скромную жену?
        Днем было очень тепло, и Уолтер обычно делал записи обо всем, что он видел в этой удивительной стране. Он детально записал все их поразительные изобретения. Мариам сидела рядом. Она вышивала или играла с Чи. Собака очень к ней привязалась, и если хозяйка на несколько минут его покидала, Чи принимался жалобно скулить. Девушка недовольно следила, как перо быстро бежит по листам бумаги, но никогда не прерывала работу мужа. Но Уолтер сам часто отвлекался. Он откладывал перо в сторону и любовался темной головкой, склоненной над вышиванием.
        — Ты знаешь, как тебе идут китайские костюмы?  — спрашивал Уолтер жену.  — Мне трудно работать, когда я знаю, что мы могли бы провести время более интересно.
        Мариам, улыбаясь, отвечала:
        — Послушная жена понимает мужа с одного взгляда.
        Мариам хватала собаку, сажала ее в большой карман и убегала, быстро стуча каблучками. Уолтер слышал, как она отдавала какие-то приказания медлительным слугам или сама начинала что-то делать. Иногда до него доносился ее голос из сада, а потом она бежала к нему, крича:
        — Мой высокий и прекрасный господин и муж, я тебя не видела целых десять минут. Ты совсем позабыл свою маленькую жену!
        Уолтер отбрасывал перо и строго ей говорил:
        — Мне трудно работать, когда тебя нет рядом, дорогая, но невозможно ничем заниматься, если ты рядом.
        Ее энергия казалась неисчерпаемой, а настроение менялось, как краски радуги, которую им удалось увидеть однажды над высокой оградой сада. Если Уолтер говорил ей что-то приятное, у девушки загорались глаза и все лицо словно танцевало от радости. Через несколько минут она уже печалилась, потому что одна из птиц отказывалась клевать зерна. Она могла что-то напевать, перебирая струны, и вдруг начать ругать слуг из-за того, что ванна для Уолтера утром была слишком горячей.
        Уолтер наблюдал за переменами ее настроения и видел, что девушка унаследовала как материнские, так и отцовские черты характера. Мариам справедлива, и ей присуще чувство юмора. Уолтер считал, что этими качествами она обязана своей англосаксонской крови.
        Мариам заполнила дом птицами. Уолтер не понимал, откуда они появились — все эти попугаи с зелеными крыльями и яркими головками, тихие скромные парочки, сидящие рядком и обожающие друг друга, желтогорлые птенцы… Когда они пели, казалось, что у них от усердия сейчас разорвется горлышко, но сами птички словно наслаждались собственным пением. Птиц было так много, что сова Питер не могла больше терпеть и исчезла навсегда. Вместо Питера любимцем Мариам стал крупный попугай. Она назвала его Гектар, потому что он обожал ругаться на греческом — раньше его хозяином был грек. Попугай бормотал: «Дьявол! Дьявол!»
        Махмуд должен был купать птиц, но он все время забывал это делать.
        — Махмуд — такое ленивое животное,  — говорила Мариам.  — Я велю, чтобы его кости скормили воронам!
        Девушка всегда все драматизировала. Она расстраивалась, если в супе было мало пампушек, и начинала рыдать, увидев изуродованную спину мужа.
        Но в основном Мариам сохраняла хорошее настроение и всех вокруг любила. Она радовалась, когда Уолтер был к ней добр и внимателен. Чи Вангти девушка просто обожала. Если муж прерывал работу, чтобы погладить ей ручку, Мариам начинала счастливо прихорашиваться. Она часто пела низким и не очень чистым голосом. Когда ей надоедало смирно сидеть, чтобы не мешать занятиям мужа, она пускалась танцевать под мотив китайской песенки «Черные бобы, черные бобы, поскорее созревайте!». Иногда она сама придумывала мелодии и слова: «Птичка поет на дереве, значит, ко мне скоро вернется мой миленький».
        Им было приятно вместе проводить вечера. Утомительная жара дня спадала, и Уолтер заканчивал работу. Как только солнце исчезало за массивной башней Хсуан-те, Мариам отправлялась переодеваться в лучшие наряды. Обычно это был Халат Шестнадцати Лет — великолепная вещь из белого атласа с синей и золотой отделкой, подарок от императрицы. Мариам великолепно выглядела, и Уолтеру он нравился.
        — Если я тебе в этом нравлюсь,  — вздыхала жена,  — то поглядел бы ты на меня в нарядах, которые были у меня в Антиохии.
        — Я жду не дождусь, когда увижу тебя и в английском платье с синей горжеткой в цвет твоих глаз.
        Ее императорское величество постоянно старалась доставить удовольствие своим гостям. Каждый день прибывали корзины с фруктами и огромное количество цветов, заполнявших комнаты дома. Как-то раз им принесли вазу из синей глазури из Луньчуама. Это был такой росжошный подарок, что Чанг By был поражен, увидев его.
        Один раз для Мариам передали кольцо. Простая полоска золота с огромным сапфиром. В следующий раз появилась корзина с сотней разноцветных утиных яиц. Неожиданно пожаловал Чанг By, его глазки хитро заблестели, когда он объяснял им, что обычай дарить яйца называется «Призыв к рождению детей».
        — Конечно, пока еще слишком рано,  — заметил китаец,  — но все знают, что в этом доме живет семья моего молодого друга, и от вас ждут продолжения рода. Брак — это величайшая лотерея, и я рад, что мой младший брат вытащил счастливый билет. Будем надеяться, что его жена выполнит пожелание ее императорского величества и подарит ему множество сыновей.
        — Дорогой старший брат, мы тоже мечтаем об этом,  — заметил Уолтер.
        — Пусть эта мечта не угаснет, даже если в этом доме появятся и другие жены.
        В этот раз Чанг By принес собственные подарки — магнитную иглу на круговой шкале, расчерченной на двадцать четыре деления, которой можно было пользоваться во время морских путешествий.
        Потом Чанг By протянул Уолтеру трубочку из слоновой кости. Трубочка была длиной больше фута и полтора дюйма [11 - 1 фут равен 30,48 см, дюйм — 2,54 см.] в диаметре и слегка сужалась с одного конца.
        — Этот прибор называется Далеко Видящий Глаз. Друг мой, поглядите в него. Наведите на какой-нибудь объект и смотрите, что будет дальше.
        Неподалеку стояла ваза династии Сун. Уолтер приложил к глазу узкий конец прибора. Сначала он почти ничего не увидел. Потом картинка перед глазами прояснилась. Уолтер был поражен. На вазе был нанесен такой микроскопический узор, что было невозможно различить детали. Но сейчас все линии стали крупными и четкими. Они резко выделялись на белом фоне. Уолтер смог разглядеть небольшие погрешности на казавшемся ранее безупречном рисунке и даже крохотные трещинки.
        — Направьте трубку на мою руку.  — Чанг By вытянул правую руку, расставив в стороны пальцы.  — Внимательно посмотрите на нее и расскажите мне, что вы видите.
        — Я вижу руку в два раза больше нормального размера!  — воскликнул молодой человек.  — А еще великое множество крохотных линий, которые составляют извилистый рисунок. Не может ли уважаемый Чанг By пошевелить пальцами? Удивительно, пальцы двигаются и в этой трубе!
        Чанг By улыбнулся:
        — Я ничего в этом не понимаю, но мне сказали, что чудеса трубки возникли из-за того, что сложили вместе два стекла различной формы.
        Уолтер опустил трубу и восхищенно посмотрел на нее:
        — Это не магия. На ней нет таинственных знаков.
        — Говорят, что тут все очень просто и человек узнал об этом абсолютно случайно. Если мой младший брат хочет, то Далеко Видящий Глаз станет его.
        Когда гость ушел, Мариам приблизилась к Уолтеру и улыбнулась, ожидая, что сейчас начнется обычный вечерний ритуал. Уолтер расстегнул нефритовую застежку у нее на горле, и халат медленно сполз с плеч девушки, а потом обрушился на пол сверкающим водопадом. Под ним на Мариам была надета белая шелковая туника, оставлявшая голыми ее руки и плечи. Тело было таким же белым, как туника. Уолтер никак не мог справиться с непослушными завязками.
        — Они такие тонкие, ты их порвешь,  — проговорила девушка, пока Уолтер безуспешно дергал то за одну, то за другую завязку.  — Неужели ты никак не можешь справиться с ними?
        Он пытался развязать на тонкой талии завязки белых шелковых штанов, но в конце концов завязки окончательно запутались. Уолтер все тянул и тянул, и девушке пришлось справиться с ними самостоятельно.
        — Неужели ты так нетерпелив, что никак не можешь развязать две завязанные обычным узлом тесемки?  — спросила Мариам.  — Мне кажется, что я буду вынуждена прибегнуть к помощи служанок и тогда стану появляться перед тобой раздетая.
        Такая угроза звучала каждый вечер, и Уолтер не обращал на нее никакого внимания. Он всегда старался осторожно снимать подвязки чулок. Мариам сделала их сама такими, как на Западе. Девушка не была уверена, что ей удастся повторить этот подвиг, и поэтому следовало быть максимально аккуратным. После этого все уже было просто и легко, и ее китайские шелковые чулки быстро слетали с ножек.
        — По-моему,  — заметил Уолтер, осторожно держа в руках один чулок,  — дамы Запада не додумались изготавливать их из шелка. Как бы они тебе позавидовали, если бы им удалось увидеть это! Жена нашего короля привезла из Испании в Англию много всего нового и необычного. А королева Мариам, может быть, научит английских знатных дам носить шелковые чулочки.
        Мариам всегда очень интересовало, как жили дамы в том мире, где она вскоре собиралась жить. Девушка задумалась.
        — Я тебе не задавала один вопрос о твоей стране. Неужели там у мужчин несколько жен?
        Уолтер засмеялся:
        — Значит, ты поэтому была такой задумчивой весь вечер? Тебя волнует то, что сказал Чанг By? Сердечко мое, у нас в Англии у мужчин только одна жена! Более того, брак считается священным, и никто не может от него освободиться после того, как были произнесены слова молитвы.
        Девушка вздохнула с облегчением:
        — Я так и думала, но лучше знать наверняка. Что касается пожелания старого Чанг By, то я уверена, что у нас будут сыновья. Мой муж желает того же?
        — Да, но не сразу, потому что мне прежде всего придется позаботиться о благородном имени для них.
        Если девушка поняла, о чем он, то ничего не ответила, а продолжала рассуждать.
        — Ты уже понял, что я очень ревнива?  — спросила Мариам.  — Должна сказать тебе, мой Уолтер, что, если бы ты привел в дом других жен, у меня возникло б много трудностей. Я не смогу тебя делить с другой женщиной. Ты принадлежишь мне.  — Она помолчала, а потом улыбнулась: — Боюсь, что женщине, которая попыталась бы разделить с нами счастье, пришлось бы нелегко!

4

        Как-то днем Чанг By наведался в Приют Вечного Блаженства. Он был очень взволнован.
        — Пал город Чаинг-Ча,  — заявил он.  — Баян построил вокруг города большие возвышения, и его хуа-пао палили без остановки. Стены обрушились, и наш храбрый гарнизон не смог защитить город.  — Старик грустно покачал головой.  — Баян подъехал к самому большому пролому и поднял меч. Его люди страшно завопили и ворвались в город. Они убили всех мужчин, женщин и детей. Вам доводилось собственными глазами видеть, что происходит в городе, где свирепствуют жестокие воины? Это такой ужас, что его невозможно забыть!
        — Значит, дорога в Кинсай открыта для Баяна,  — медленно произнес Уолтер.
        — Монгольские армии уже двинулись в поход. Они распространяются по стране как саранча. Ваше войско не может им противостоять. Их ничто не в силах удержать.  — Чанг By помолчал.  — Императрица и ее министры все еще ничего не понимают. Они словно дети, запускающие в небо летучих змеев, чтобы удержать смерч!
        — Что же делать? Это ваш последний шанс заключить мир и спасти город от разрушения.
        Чанг By был с ним полностью согласен.
        — Настало время, когда птица с золотым плюмажем должна исчезнуть. Если у императрицы отнимут эту глупую надежду, то, может быть, она придет в себя. Если она не согласится на мир, тогда придется партии мира начать действовать. Горожане постараются забрать власть из рук императрицы и ее министров.
        Уолтер долго молчал, а потом спросил:
        — Как мы сможем уехать отсюда? Чанг By осторожно проговорил:
        — Мы разработали некий план, со временем вам расскажут о нем.
        Когда Чанг By ушел, Уолтер отправился искать Мариам. Молодого человека страшило, как сообщить ей неприятную весть, что над ними нависла новая опасность. Он не сразу нашел жену. Сначала Уолтер поискал в доме, потом вышел в сад и наконец увидел, что Мариам сидит на высокой стене, глядя на Аллею Вечной Весны. Казалось, она была поглощена этим зрелищем, но, услышав его шаги, тут же оглянулась.
        — Как ты сюда забралась?  — спросил Уолтер. Стена была высотой в десять футов.
        Мариам улыбнулась мужу, глядя на него сверху.
        — Я перепрыгнула сюда с той ветки, под которой ты стоишь.
        Уолтер пришел в ужас, оценив расстояние между веткой и стеной:
        — Ты никогда не должна делать это, Таффи. Интересно, как ты собираешься отсюда слезать?
        — Ты мне поможешь.
        — А если я в наказание оставлю тебя здесь? Девушка заколотила каблуками о стену, продолжая улыбаться.
        — Я раньше не подозревала, что ты такой высокий. В этом свете твои волосы кажутся настоящим золотом. Ты и вправду очень красив, мой Уолтер. Мне очень жаль, что нас разделяет такое расстояние.
        — Ты можешь все исправить, если сойдешь вниз.
        — Подойди ближе и протяни мне руки,  — попросила Мариам.
        — Осторожно!  — воскликнул Уолтер.
        Он еще не успел понять, что она задумала, как Мариам спрыгнула со стены и приземлилась прямо к нему в руки. Он не смог удержаться на ногах, и они оба повалились на землю. К счастью, рядом росли густые папоротники, смягчившие силу удара.
        Они дважды перевернулись, не разжимая объятий, а потом начали хохотать.
        — Какая ты непослушная девчонка!
        — А ты словно важный надутый старик. Ты не умеешь играть! Мне придется научить тебя этому.
        Уолтер позабыл заботы, осаждавшие его голову. Они лежали на мягкой подушке из ароматных растений, и Мариам прислонилась головкой к его плечу, продолжая обнимать за шею. Окружавший их папоротник был таким высоким, что они видели вокруг только прозрачный зеленый узор и небольшой кусочек синего неба. Никогда прежде, даже лежа в постели, они не чувствовали себя настолько отрезанными от внешнего мира. Не было слышно ни звука, кроме отдаленного чириканья птиц. Мариам и Уолтер взглянули друг другу в глаза. Уолтер крепче обнял жену, и она обмякла у него в руках.
        — Уолтер!  — шепнула Мариам.
        — Наверно, нет места лучше, чтобы любить друг друга.
        — Ты прав,  — сказала она.  — Здесь нас не видит даже солнце.
        По дороге домой Уолтер рассказал Мариам о падении крепости, стоявшей на пути к Кинсаю.
        — Ты всегда хвалишь Баяна,  — содрогаясь, сказала Марией.  — Но он такой же жестокий, как и остальные монгольские военачальники.
        Уолтер не согласился:
        — Я уверен, что на него оказывают давление. Наоборот, его часто ругают за мягкость. Перед моим отъездом он получил приглашение от Хубилай-хана. Там говорилось, что он должен примерно наказать те китайские города, которые оказывали сопротивление. Может, он выбрал Чаинг-Ча, чтобы не подвергать подобной участи Кинсай? Но теперь он вскоре возьмет и этот город… Придворным приказали надеть белые одежды,  — добавил через секунду Уолтер.  — Во дворце повсюду вешают белые занавески…
        — Зачем?
        — Белый для династии Сун — цвет смерти. Это значит, что они начинают понимать опасность. Но министры все еще не сдаются. Мариам, мы должны быть готовы ко всему.
        — Караульные все еще находятся за стенами,  — со страхом прошептала девушка.  — Со стены я видела одного из них. Мне кажется, они плохо к нам относятся.
        — У нас теперь не осталось друзей. Возможно, даже Чанг By может быть настроен против нас.
        Чтобы немного отвлечь жену от печальных мыслей, Уолтер спросил ее, за чем она так внимательно наблюдала, сидя на стене.
        — Я видела императора. Он катался в странной маленькой карете на двух колесах. Над его головой был укреплен красный зонтик. К карете были привязаны веревки, и тащили ее выстроившиеся в два ряда почти полностью обнаженные девушки. Их было примерно пятьдесят.
        — Похоже, что Кунг Цунг не теряет времени зря и пытается повторять то, что обычно делали его предки.
        — Он вел себя как капризный глупый мальчишка,  — продолжала Мариам.  — Постоянно бил длинным кнутом по голым ногам девушек. Наверно, удары были очень болезненные, потому что многие из них плакали. Мальчишка хохотал не переставая. Я уверена, когда он вырастет, то станет очень жестоким правителем.
        — Не думаю, что ему дадут вырасти. Но даже если это ему удастся, он все равно лишится Китая, которым он мог бы править. Через год Баян подчинит себе всю страну.
        В этот вечер они не смогли наслаждаться поданной на ужин пряной свининой. Мариам попыталась что-то съесть, но потом отложила в сторону палочки.
        — У меня нет аппетита,  — сказала она, ставя маленькую тарелку на пол.  — Пусть полакомится маленький Чи. Он обожает пряное мясо.
        Пока Чи жадно обнюхивал мясо, они подошли к окну, чтобы полюбоваться на последние лучи заходящего солнца в сереющем небе.
        — Уолтер, они обвинят тебя в том, что все пошло не так, как говорилось в пословице?  — шепотом спросила Ма-риам.
        — Кто знает, какие странные идеи придут им в голову. Мы можем быть уверены только в одном: нам не поверит ни одна сторона.
        Мариам решительно взглянула на мужа:
        — Я ничего не боюсь. После всего, что с нами случилось, нам не о чем беспокоиться.
        Вечером к ним пришел Чанг By. Мариам играла грустную мелодию на музыкальном инструменте, который в тот день подарила им императрица. Она тотчас же поднялась, чтобы оставить их. Лицо Чанг By все сморщилось от мрачных мыслей, так что он стал очень похож на Чи Вангги, но при виде Мариам оно растянулось в приветливой улыбке.
        — Ваше желание, о великодушнейшая из женщин,  — сказал Чанг By, низко кланяясь,  — выполнено, Лю Чунгу сохранили жизнь.
        — Я очень рада!
        — Он получил явно меньше, чем заслужил,  — проговорил Уолтер.
        Мариам запротестовала:
        — Ты забыл, что он нам оказал услугу.
        — За большие деньги!
        — Но и услуга немалая! Кроме того, мой милый супруг, ты помнишь, что тоже присоединился к моей просьбе пощадить его?
        — Только потому что ты так сильно плакала, моя дорогая.  — Уолтер обратился к Чанг By: — Что его ждет?
        — Ему не удастся избежать наказания. Его посадят в тюрьму и оштрафуют на огромную сумму. В гнездышке Лю Чунга больше не останется мягкого пуха!
        Мужчины сели поговорить, и Мариам отошла в другой конец комнаты и свернулась калачиком на подушке. Инструмент лежал рядом. Собачка Чи соскочила с дивана, где спала, и побежала к хозяйке.
        — Сегодня мы придем за вами,  — тихо сказал Чанг By.  — При дворе объявлен день медитации, она начнется после захода солнца, и вокруг почти никого не будет. С охраной мы справимся. Надеюсь, что стражники проявят благоразумие и не станут сопротивляться. Если это не получится, нам следует попытаться совершить побег, не поднимая шума во дворце.
        Уолтер не спускал с него глаз. Он прекрасно видел, как изменился Чанг By. Казалось, что старик не желал встречаться с ним взглядом.
        — Что будет, если мы не успеем уйти до начала тревоги?  — спросил Уолтер.
        Чанг By беспокойно заерзал.
        — Мирная партия пришла к решению,  — сказал он, немного помолчав.  — Сейчас на карту поставлено все — их жизнь и все имущество. Они ни перед чем не остановятся.
        — Это значит, что если мы не сможем бежать, то будут предприняты другие шаги?
        Чанг By неохотно кивнул головой:
        — Вы ни при каких обстоятельствах не сможете оставаться живыми во дворце. Мне неприятно это говорить, мой младший брат. Но было принято именно такое решение.
        — Вы не боитесь, что, после того как я все узнал, я могу броситься в ноги министрам и молить их о помощи?  — спросил Уолтер.
        На мгновение повисла тишина.
        — Младшему брату это не поможет. Сегодня — любимчик, завтра — козел отпущения! Если монголы застучат в ворота, министры будут вынуждены искать причину провала их политики, и тогда птицам с золотым плюмажем придется очень худо. Но я уверен,  — добавил Чанг By,  — что храбрый молодой лорд с Запада не изменит делу, которое его привело сюда. Даже если придется сильно рисковать.
        Снова воцарилось молчание, затем Уолтер сказал:
        — Я понял, что вы мне скажете, как только вы вошли в комнату. Можете не беспокоиться, уважаемый Чанг By, я не стану просить защиты при дворе. Я много думал о побеге и не вижу причины, почему он может сорваться.
        — Слуги ничего не должны заподозрить,  — предостерег Чанг By.  — Может быть, нам немного выпить?
        Мариам с тревогой посматривала на них. Увидев, что они начали пить шао чин, горячее вино из проса, она решила, что дела не так плохи, как она думала. Ей хотелось, чтобы китаец поскорее ушел и Уолтер ей все рассказал. Но было похоже, что Чанг By не собирается уходить. Он сидел на полу скрестив ноги и пил вино чашу за чашей, продолжая тихо говорить.
        Мариам захотелось спать. Она поднялась и прошлась по комнате, посмотрела на водяные часы, висевшие на стене. Они были очень сложной конструкции, и она даже их слегка побаивалась. Прежде она никогда не видела ничего подобного. И Уолтер тоже.
        Чанг By, казалось, не понял намека, и Мариам пришлось с этим смириться. Она снова отправилась в угол комнаты, задремала и не слышала, как ушел Чанг By.
        Уолтер окликнул Мариам. Она поднялась, подошла к мужу и села к нему на колени, сонно положив голову на плечо.
        — Я думала, что настырный старик никогда не уйдет,  — пробормотала Мариам.
        Уолтер не спешил переходить к их обычному вечернему ритуалу. Он серьезно посмотрел на жену и сказал:
        — Таффи, мы сегодня уезжаем.
        Мариам вскочила, весь сон как рукой сняло.
        — Что случилось? Уолтер, ты в опасности? Он утвердительно кивнул головой:
        — Да, то, что нам предстоит, может быть опасным. Но я рад, что так получилось. Все наши планы нарушены, и нам здесь больше нельзя оставаться. Ты только не беспокойся. Мы постарались все тщательно продумать. Я уверен, что нам благополучно удастся бежать. Но пока не заснут слуги, нельзя ничего предпринимать. Потом мы будем должны собрать вещи. Возьмем с собой только самое необходимое. Теперь мне нужно сходить поговорить с Трисом. Пока меня не будет, ничего не бойся. И не делай того, что может возбудить подозрения слуг.
        Мариам встала:
        — Конечно, Уолтер, я буду очень осторожна и не стану бояться.
        Она держалась при муже, но, как только он ушел, перестала притворяться. Бледная, она крадучись ходила по дому, стараясь до прихода Уолтера сделать массу вещей. Сначала обошла все клетки и попрощалась с птицами:
        — Прощайте, мои Линдор и Ганимед. Мое милое маленькое Эхо и Нарцисс. Я уверена, что вы будете счастливы.
        Мариам остановилась у клетки Гектара.
        — Я буду скучать о тебе, голос Олимпа.
        Собачка бегала за ней следом. Мариам подхватила Чи на руки и шепнула:
        — Мой маленький Чи, я возьму тебя с собой. Но ты должен быть храбрым и ни в коем случае не шуметь!
        Затем, как всегда, она решила обратиться за советом к Херда-ру. Мариам взяла в руки костяные кубики, слегка потрясла ими, произнесла заклинание и бросила на пол. Некоторое время она изучала знаки на поверхности кубиков, а потом нахмурилась:
        — Я очень спешила, когда бросала кости. Надо быть аккуратнее.
        Мариам снова потрясла кубики:
        — Хердар, правду! Скажи мне правду. Пусть они упадут так, чтобы я могла прочитать будущее.
        Она вновь принялась изучать будущее. Потом собрала кубики и начала их энергично трясти.
        — Каждый раз получается одно и то же,  — грустно проговорила Мариам.  — Если бы тут был Уолтер, он посмеялся бы надо мной и сказал, что это все ерунда.  — Мариам в третий раз изучила символы на костях.  — Разлука, долгое путешествие… Может быть, даже смерть. Я боюсь! Я ужасно боюсь!

5

        Мариам перекинула узел с одеждой через плечо. Дом был погружен в темноту. Она протянула руку Уолтеру и шепнула:
        — Любовь моя, начинается долгое путешествие.
        Уолтер тащил два огромных тюка. В один из них он собрал подарки императрицы. А во второй положил все, что ему удалось собрать в Китае — компас, Далеко Видящий Глаз, образцы бумаги, некоторые китайские рукописи и свои записи. Махмуду тоже пришлось тащить узлы.
        — Мне так грустно,  — тихо говорила Мариам.  — Мы здесь были очень счастливы. Как ты думаешь, мы найдем когда-нибудь подобное место?
        — По сравнению с дворцами в Китае Герни покажется тебе обычным коровником,  — сказал Уолтер.  — Но там будет своя прелесть. Подожди, вот увидишь зелень страны твоего отца! А как чудесны английские леса! Там очень прохладно и такой великолепный запах! Когда окажешься там, у тебя быстрее побежит в венах английская кровь.
        Они осторожно двигались в темноте. Когда за ними закрылась бронзовая калитка, Мариам сказала:
        — Я уверена, что старый уродливый дракон смеется надо мной. Он знает, что я ухожу и больше не вернусь сюда.  — Она повернулась назад: — Прощай, Приют Вечного Блаженства.
        Уолтер спросил жену:
        — Ты зашила драгоценности за подкладку, как я тебе сказал?
        — Да, я все сделала, как ты велел.
        Их ждал Тристрам, и было заметно, как он рад, что они покидают это место.
        — Теперь вперед, в Англию!  — воскликнул он.  — Мне приятно говорить эти слова!
        Когда они подошли к задним воротам, выходившим на торговую улицу, Уолтер остановился. До сих пор они не слышали ни звука. Значит ли это, что план, задуманный им и Чанг By, может быть успешно выполнен? Он почувствовал облегчение, услышав в темноте шепот китайца:
        — Младший брат, караульных здесь нет. Проходите, ворота открыты.
        Чуть подальше их ждали паланкины и дюжина носильщиков. Все немедленно отправились в путь.
        Улица не была такой безлюдной, как они надеялись. Уолтер выглянул из-за занавесок паланкина и увидел лежащие фигуры вдоль стен, у ворот и дверей. Это спали беженцы, тесно сбившись вместе, словно желая разделить общее горе. Город кишел беженцами — приближалась армия неприятеля.
        Ближе к реке улицы были полны шумными толпами, и в воздухе повисла угроза беспорядков. Им пришлось остановиться. Чанг By просунул голову в паланкин, который занимал Уолтер с женой.
        — Кругом кипят страсти,  — сказал он.  — Вдоль реки расположены склады с рисом, люди хотят разбить двери. Поэтому нам придется немного задержаться.
        Их отнесли в лавку древностей, которая принадлежала Чанг By. Он оставил их там, а сам отправился на разведку в порт. Лавочка была небольшая и слабо освещалась дымным факелом. Оглядевшись вокруг, Мариам содрогнулась. Со стен усмехались ужасные маски. Из темного угла мрачно ухмылялся жирный идол. Змея из нефрита, свернувшаяся в клубок поверх ширмы, казалась настоящей в мерцающем свете факела. Воздух был тяжелым от ароматичных курений.
        «Хердар сказал правду,  — грустно подумала Мариам.  — Сегодня вечером нас ждет беда».
        Уолтер размышлял о том, какую опасность несет им эта вынужденная задержка. Сильное приливное течение вскоре захлестнет неширокое устье реки Чиентанг. Необходимо переправиться на другой берег к судну прежде, чем оно начнется. Хватит ли им на это времени?
        Чанг By вернулся только через час.
        — Прошу покорно извинить меня за задержку. Возникли трудности, но теперь все в порядке. Следуйте за мной.
        Они отправились пешком, охрана не отставала; глядя на высокого парня, который шел рядом, Уолтер подумал: «Как только они поймут, что нам не удастся добраться до корабля, то без всякого сожаления перережут нам глотки». Он притянул к себе Мариам.
        Но опасность для них представляла не только партия мира. Обозленные люди напирали на них со всех сторон, выкрикивали угрозы. С набережной послышался шум драки. Не так-то легко им будет отсюда выбраться.
        Когда они пробрались к причалу, им преградил путь караульный, выставив пику, на конце которой висел фонарь. Чанг By что-то ему тихо сказал, и их пропустили. Они проследовали дальше, и Уолтер с облегчением вздохнул, увидев впереди пару треугольных парусов.
        — Добрый святой Эйдан, я молился тебе всю ночь, и ты ответил на мои молитвы,  — страстно проговорил он.
        Вдруг Уолтер остановился: ему показалось, что раздается приглушенный стук барабанов. Неужели пошел приливной вал? Чанг By тоже услышал эти звуки.
        — Вы должны отправляться немедленно. Волна иногда достигает высоты двадцати футов, ни одна лодка не сможет с ней бороться. Но пока еще есть время, чтобы добраться до вашего судна на другом берегу.
        Уолтер почувствовал, что кто-то схватил его за руки, и грубый голос приказал пошевеливаться. Он видел, что Триса тоже подталкивают в направлении ждущей их лодки. На секунду в темноте перед ним показалось лицо Чанг By, который сказал:
        — Прощай, младший брат. Ты и Высокий Парень должны отплыть на первой лодке. Нужно торопиться. Остальные последуют за вами.
        Уолтер пытался освободиться, но его так зажали, что он не мог двинуться. Он оглянулся, но не заметил жены. Уолтер чувствовал, как его тащат по ступенькам причала к ожидающей лодке. Там его без всяких церемоний бросили вниз, и он увидел Триса, который валялся на дне. Караульные прыгнули следом, перерезали канат мечами, и лодка отчалила от берега.
        Уолтер понял. Если им удастся удачно переправиться на другой берег, то все в порядке. Но если нет, то приливная волна сделает то, что собирались сделать с ними члены партии мира. Две птицы с золотым плюмажем исчезнут навсегда. Мариам торопиться необязательно, ее могут переправить со второй лодкой, как только страшная волна схлынет. Уолтер подумал о том, что если лидеры партии решили расправиться с ними, то их могли задержать специально. Им было бы очень удобно, если бы они с Тристрамом погибли в пучине вод.
        Днем поглазеть, как мощная волна идет против течения реки и отважные пловцы с цветными плюмажами на шапках ныряют в высокую белую пену, собирались огромные толпы. Ночью все было по-иному. Издалека доносился грохот, как будто все хуа-пао Китая заработали одновременно. Было слишком темно и ничего не видно, но гребцы поднажали на весла. Тристрам крикнул Уолтеру прямо в ухо:
        — По-моему, река здесь не очень широкая, будем надеяться, что нам повезет!
        Оказалось, что они были совсем близко от корабля. Его нос внезапно оказался перед ними, и с него на цепях свисала лестница. Они начали быстро карабкаться и вдруг почувствовали, как судно содрогнулось от удара громадной волны. Уолтер оглянулся и увидел, что вся река побелела. В следующее мгновение его обдало водой, и он изо всех сил вцепился в качающуюся лестницу. Он беспомощно висел, как ему показалось, целую вечность, боясь, что его смоет. Легкие заполнились водой. Потом цепь ослабела, и он понял, что первый удар волны удалось выдержать.
        Когда они выбрались на палубу, с них ручьем текла вода. Трис вздрогнул и с облегчением проговорил:
        — Ну наконец! Теперь мы можем подождать, пока волны утихнут и сюда сможет переправиться вторая лодка.
        Палуба освещалась факелами. На ней было столько народу, что им пришлось оставаться на месте. Невозможно было разговаривать из-за криков остальных пассажиров, перепуганных до умопомрачения разгулявшимся приливом. Когда вокруг стало потише, Уолтер сказал Тристраму:
        — Мне кажется, что любое судно, которое покидает город, переполнено людьми, пытающимися спасти свою жизнь.
        Уровень воды понизился, и судно стало меньше крениться. Англичане видели, что их продолжают охранять двое караульных. Они наклонились вперед и попытались что-нибудь рассмотреть в темной стене воды, отделявшей их от города на другом берегу реки.
        — Наша лодка, наверное, утонула,  — заметил Трис.  — Как ты считаешь, гребцам удалось подняться на борт?
        — Тем, кто нас сюда прислал, будет удобнее, если они утонут,  — ответил Уолтер.  — Чем меньше свидетелей того, что произошло сегодня, тем лучше.
        Тристрам был с ним полностью согласен:
        — Я тоже так думаю. Но если они ждали, что мы тоже утонем, то ошиблись. Нам не было суждено утонуть, как крысам, в этой грязной речушке, Уолт!  — Потом он с тревогой спросил: — Как ты считаешь, скоро последует за нами вторая лодка?
        — Я только об этом и думаю,  — отозвался Уолтер.  — Мне кажется, что Чанг By неплохо к нам относится и попытается сделать все, что в его силах. Но,  — голос Уолтера понизился до шепота,  — здесь могут начаться беспорядки. В городе толпы голодных, они могут попытаться напасть на склады с рисом.
        Трис долго молчал.
        — Ты считаешь, что отправление судна задержат?
        — Конечно!  — воскликнул Уолтер, хотя не был в этом так уверен, как хотел показать.  — Все детали были тщательно продуманы. Капитану приказано ждать следующую лодку.
        — Куда мы поплывем?
        — В устье реки Янцзы, а оттуда мы сможем добраться по суше до армии Баяна.
        — И вернуться с ним в Кинсай?  — Казалось, Тристрам начал сомневаться.  — Уолт, они, наверное, не желали бы нас снова увидеть. Эти люди не желают, чтобы кто-то знал, что они помогли нам удрать. Уолт, мне не по себе, боюсь, что корабль отправится на юг, а не в устье Янцзы. Поразмыслив, Уолтер согласился с другом:
        — От них можно ожидать чего угодно. Если будет так, как ты думаешь, значит, мы быстрее окажемся дома и не помешаем этим людям скрыть свои грехи. Но я очень волнуюсь из-за Мариам. Ты не видишь, чтобы что-то двигалось по реке?
        — По-моему, после нас не выходила ни одна лодка. Миновал час. Было так темно, что они не видели ничего перед собой.
        — Прилив ослабевает,  — сказал Уолтер.  — Передвигаться по реке становится безопасно.
        В этот момент на палубе раздался шум. Послышались громкие команды, и матросы забегали по кораблю. Судно задрожало. До них доносились голоса сверху, с мачт, и стало ясно, что матросы начали ставить паруса.
        — Мы отплываем!  — воскликнул Уолтер.  — Они не собираются никого ждать!
        Уолтер вырвался из рук державшей его охраны и как сумасшедший стал прорываться через толпу. Он должен добраться до капитана и убедить его задержать судно. Иначе он может больше никогда не встретиться с Мариам.
        Через несколько недель, самое большее, монголы будут у ворот Кинсая, и, даже если ему и Трису удастся сойти на берег и вернуться обратно в город, в таких условиях они не смогут найти Мариам.
        Тристрам старался не отставать от друга. Охранники было рванулись за ними, но передумали и, ухмыляясь, поудобнее уселись на палубу. Судно сильно качало, значит, плавание началось и теперь их подопечным некуда деться.
        Уже стало понемногу светать, когда англичане оставили попытки найти капитана. Они прочесали все грязное судно, пробиваясь через толпы людей, набившихся на корабль как сельди в бочке. Они дважды залезали на высокую палубу полуюта, надеясь увидеть капитана, и оба раза их оттуда грубо сбрасывали. Они даже карабкались по мачтам с оранжевыми парусами, которые сильно забились на крепчавшем ветру. На них никто не обращал внимания. Никто не понимал ни слова из их громких требований.
        Судно продолжало идти вперед по бурным водам, и каждое мгновение отдаляло их от причала, куда могла приплыть вторая лодка с Мариам. Уолтер решил спрыгнуть в воду и попытаться вплавь добраться до берега. Но потом ему пришлось отказаться от этой идеи, потому что молодой человек понимал, что ему не хватит ни уменья, ни сил, чтобы удержаться в бурных водах.
        Они опустились на палубу и долго молчали. Вокруг них сидели беженцы со своими пожитками — узлами, ковриками, котелками, одеялами, подстилками и даже бойцовыми петухами, замотанными в тряпье. Там были усталые женщины и орущие детишки, требовавшие риса, который готовился рядом на палубе в железных котелках. Огонь был разожжен на металлических подносах. На одной из мачт был прикреплен божок в человеческий рост. Он покачивался вместе с мачтой. Его выпученные глаза, казалось, горели злобой, а на губах играла зловещая ухмылка.
        Тристрам взглянул на водную гладь:
        — Мы обходим залив и движемся к югу. Я так и думал. Судно повернуло на юг.
        Они опять помолчали.
        — Мариам жива,  — тихо сказал Уолтер,  — хоть это утешает. Но мы от нее так далеко, как будто она умерла для нас. Они не позволят нам покинуть судно. Даже если представится возможность удрать — куда мы отправимся и что можем сделать? Нам не добраться до Кинсая, не владея языком!  — В голосе Уолтера звучало глубочайшее отчаяние.  — У меня нет надежды, что мы сможем ее найти! Как будто она осталась на другом конце этого огромного чуждого мира.
        Солнце взошло. Вдруг Уолтер заметил, что рядом с ними лежал один из их свертков. Он заинтересовался, что в нем.
        — Тебе удалось сохранить что-то из наших вещей,  — сказал Уолтер другу.  — А я, кажется, потерял узел, который тащил с собой. Дай Бог, чтобы остался узел с собранными мною материалами по Китаю! Тогда, по крайней мере, мы смогли бы извлечь пользу из наших сумасшедших приключений.
        Тристрам развязал узел. Там были подарки императрицы.
        Уолтер поднялся и подошел к борту. Он глядел невидящими глазами на размытую дымку берега. Вдруг он хрипло захохотал.
        — Как над нами посмеялась судьба!  — горько заметил он.  — Я отправился в Китай, чтобы стать богатым. Сначала я думал только о золоте, которое привезу с собой домой. Но когда богатство пришло ко мне, оказалось, что оно мало для меня значит. Но это все, что нам удалось сберечь! Все золото и драгоценные камни мира не смогут вернуть Мариам!  — Он резко обернулся назад.  — Трис, мне все равно, можешь выбросить это барахло в море!

        ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

        Глава 12. АНГЛИЯ

1

        Когда печальные путешественники высадились в порту Лондона, стоял конец мая и берега ярко зеленели. Англия встречала блудных сынов своей красотой и свежестью. Но за время бесконечного плавания Уолтер и Трис так и не смогли стряхнуть с себя мрачное настроение. Уолтер имел намерение восстановить свои записки по памяти, но стоило взяться за перо, как и мозг и рука отказывались ему служить. Что касается Триса, то состояние большого лука явно свидетельствовало о его подавленном настроении. Он небрежно закидывал лук на плечо и бросал его в углу кают и комнат в харчевнях. Тетива ослабла и протерлась, а сам лук утратил былой блеск.
        Они зашли в харчевню и заказали эль и мясо на вертеле. Хозяин принес каждому по доброму куску, и они молча накинулись на еду. Доев последний кусок мяса с поджаристым жирком и осушив вторую кружку эля, Трис улыбнулся Уолтеру:
        — Клянусь распятием, как же хорошо оказаться дома, Уолт! Уолтер серьезно кивнул головой:
        — Но меня все равно не оставляют сомнения. Мы добились своего — побывали в Китае и даже благополучно возвратились домой. Наши карманы полны золота, и мы можем рассказывать удивительные истории о нашем путешествии. Но ты подумал о том, какой нам будет оказан прием? Интересно, с нас сняты обвинения или нет? Может, наградой нам будет петля висельника?
        — Меня это не волнует. Прошлым летом я разговаривал с капитаном Кемойсом, он хорошо отзывался о молодом короле. Этот Эдуард Первый издает новые законы, защищающие права простых людей.
        — Нам нечем отчитаться за проведенные нами за границей пять лет. Что мы можем предъявить, кроме полных карманов денег и прорубленной кожи,  — мрачно заметил Уолтер.  — Если я начну рассказывать об императрице Кинсая, люди скажут: «Он грезит наяву». Он доел мясо.
        — Мне нравилась пища маньчжу, но сейчас я могу признаться, что утка в винном соусе и свинина, приправленная имбирем, не могут сравниться с английским ростбифом.
        Тристрам откинулся на лавке и сыто вздохнул:
        — Что же мы сделаем в первую очередь?
        — Мы должны повидать Джозефа из Меритотгера.  — Уолтер мысленно намечал порядок действий.  — Нам надо получить обратно чашу, завещанную мне отцом, и превратить все восточные безделушки в солидные английские фунты. Это нам нужно сделать прежде всего. Я уверен, что мудрый Джозеф знает, как обстоят наши дела. А потом нам лучше всего будет исчезнуть из Лондона.
        Они заплатили за обед и отправились к Джозефу. Уолтер внимательно смотрел на перенаселенные дома и шумные толпы на улицах. Затем вздохнул и покачал головой.
        — Уолт Стендер родился и вырос в Лондоне,  — сказал Уолтер.  — Возможно, он жил неподалеку. Если бы он не отправился в крестовый поход вместе с моим отцом, а оставался дома и создал семью… Подумай, Трис, мы могли бы увидеть Мариам, выходящей из одного из этих домиков! Она обязательно должна была родиться. Конечно, с английской матушкой у нее, наверное, не было бы такого переменчивого настроения, за которое я так ее люблю! Если бы она вышла прямо сейчас в английском чепце на голове, мы обязательно узнали бы друг друга, даже если бы никогда до этого не виделись!
        Тристрам нежно положил руку ему на рукав.
        — Мне было бы так приятно ее сейчас увидеть,  — сказал он.  — Но все к лучшему, даже если ты потерял ее в ту ночь на реке. Если бы она родилась в Лондоне, ты никогда бы не узнал о ее существовании. А если бы ты и увидел ее в чепце и шали, то подумал бы, что это еще одна хорошенькая девица низкого происхождения. Я тебя уверяю, что ты о ней никогда не стал бы мечтать. Нет, Уолт, нам надо было доехать до Китая, чтобы ты мог думать, как сейчас. И правильно оценить Мариам,  — добавил он.
        — Возможно, ты прав. Если бы я оставался в Англии, то не смог бы изгнать леди Ингейн из своего сердца!
        Мимо них с шумом, сочной грубостью и налетом скрытой злобы текла жизнь великого Лондона. Они остановились посмотреть, как городские солдаты гонят к позорному столбу булочника, виновного в том, что выпекал слишком маленькие хлебцы. Эти хлебцы болтались у бедняги на шее. У винной лавки люди корчились в грязи, пытаясь подлизать вино, разлившееся из разбитой бочки. К ним приставали проститутки, жалобно канючили нищие, но когда эту братию отгоняли, лился поток типично лондонской брани: «Ты, вшивый задавала! Эй, ошметки греха!»
        Неподалеку от Тампля они услышали звуки труб, и их повлекла за собой толпа спешивших туда горожан.
        — Уолт, это король въезжает в Лондон!  — воскликнул Тристрам.
        Они помчались вперед, надеясь увидеть Эдуарда Первого. Но улица были заполнены народом, и им не удалось пробраться поближе, поэтому пришлось довольствоваться видом качающихся плюмажей на лошадях и красивыми шлемами их всадников. Но все-таки они мельком увидели высокого монарха. Он ехал под лазурным флагом святого Эдмонда с тремя коронами. Это было единственное, что указывало на его высокое положение. Друзья поразились простоте его снаряжения. На нем была обычная стальная кольчуга и плащ из поношенного алого бархата, небрежно завязанный на шее. Самый скромный подданный в его свите был одет лучше этого чуждого условностям короля.
        Уолтер вгляделся в лицо, которое мрачно улыбалось под поднятым забралом. Оно было серьезным и задумчивым, и в то же время никак нельзя было сказать, что ему недостает величественности, присущей Плантагенетам. В глазах был живой блеск, черты лица правильные и красивые. Левая бровь была слегка опущена, и это могло бы его портить, но на самом деле только подчеркивало его значимость. Голова была гордо поднята, как и подобает королю. Эдуард был очень высоким и сидел в седле так прямо, что казалось, ему больше подходит вести вооруженный отряд всадников, а не кивать в ответ на приветствия толпы.
        Когда процессия миновала их, в глазах Тристрама показались слезы.
        — Уолт, я бы узнал в нем короля, даже если бы увидел в лохмотьях и с голыми ногами среди лондонских простолюдинов! Все, что сказал о нем капитан,  — правда. Он станет королем, которого мы так долго ждали!
        Уолтер некоторое время молчал.
        — У него лицо норманна,  — наконец вымолвил он.
        — Но на нем английская печать! Тут невозможно ошибиться!
        — Ты думаешь, я был не прав, когда отказался служить у него? Когда в то утро в Булейре я договорился до того, что пришлось бежать?
        Трис покачал головой:
        — Бог пожелал, чтобы все произошло именно так. Но теперь, увидев его, я верю, что у него достанет силы забрать у баронов власть. Но хватит ли у него внутренней силы отдать эту власть простым людям, а не оставить себе?
        Их разговор услышал толстяк купец с вышитой бочкой гильдии виноделов на рукаве. Он кисло улыбнулся.
        — Я не назову его хорошим королем, пока не увижу в руках два фунта, которые я был вынужден ему заплатить, чтобы поддержать во время крестового похода,  — объявил купец.  — Отдайте мне мои два фунта, и я соглашусь, что он — это Альфред, и Эдуард Исповедник, и толстый старина Рик вместе взятые и в одной кольчуге.
        Народ начал расходиться, но некоторые оставались, как будто их что-то держало. Уолтер был поражен, поняв, что именно они с Трисом вызывали интерес. Зеваки собрались рядом с ними и следили за каждым их движением.
        Казалось, что толстяк-купец тоже разделял людское любопытство.
        — Клянусь Богом!  — воскликнул он.  — Вы именно та парочка, о которой болтает весь Лондон. Молодые люди, вы провели несколько дней в Кале и только потом переправились через Ла-Манш?
        Уолтер кивнул, не зная, что и думать.
        — Значит, вы те парни, что возвратились из Китая!  — Лицо купца покраснело от возбуждения.  — Два дня назад прибыл корабль, там люди толковали о вас. Правда, что вы видели Великого хана, который ехал на четырех слонах? Правда, что вы сражались с драконом, у которого на всех чешуйках были глаза?
        Уолтер понял, чему они были обязаны тем, что их узнали раньше времени. У него на голове была ярко-оранжевая шляпа с пером павлина, которую он носил в Кинсае. Конечно, такую шляпу могли носить только на Востоке, и, кроме того, лица у них были загорелыми и продубленными от морского ветра.
        — Мы с моим другом были в Китае,  — ответил Уолтер.  — Но мы сейчас очень спешим и не можем терять времени.
        Джозеф из Меритотгера работал во дворе, когда к нему пришли Уолтер и Тристрам. Они слышали стук молотка у внешней лестницы и видели поседевшую голову, склонившуюся за работой. Джозеф делал пристройку к дому. Увидев друзей, он вскрикнул и отбросил в сторону молоток.
        — Я знал, что вы вернулись,  — сказал он, улыбаясь.  — По всему Лондону распространились слухи о двух англичанах, возвратившихся из Китая. О, милорд Уолтер и мой храбрый Тристрам, как я рад вас видеть! Я разожгу очаг в честь вашего возвращения!
        — Нам не грозит виселица?  — спросил Уолтер.
        — После того что вы сделали,  — воскликнул Джозеф, энергично качая головой,  — милорд Уолтер, вам не о чем беспокоиться! У нас есть король, который верит в справедливость для всех! Он называет себя английским королем и уважает английские законы. Мне кажется, что он вскоре ударом сабли пожалует вас в рыцари, но вы ни в коем случае не ощутите прикосновения руки палача на шее.
        Уолтер был настолько поглощен собственными бедами, что сразу заговорил об Уолте Стендере.
        — Мы должны рассказать тебе о твоем старом друге,  — начал Уолтер.  — Англичанина по имени Уолтер захватили в плен, а потом убили. Это случилось в Алеппо. Мы с Трисом думаем, что это был твой друг.
        Джозеф оживился.
        — Вы говорите об Уолте Стендере!  — воскликнул он.  — Входите! Входите! Мне хочется побыстрее узнать о нем. Сколько я вспоминал о храбреце Уолте!
        Выслушав рассказ, Джозеф уверенно кивнул:
        — Мне ваш рассказ кажется правдивым. Он был высоким, складным парнем, за ним всегда бегали женщины. Милорд Уолтер, это он был отцом вашей красавицы жены. Могу поклясться собственной головой. Рука Бога привела вас в Анти-охию, не сомневайтесь. Подумать только, сын милорда Рауфа взял в жены дочь моего старого друга!
        — Мы можем найти этому какое-либо подтверждение? Джозеф покачал головой:
        — Вряд ли. Родители Уолта давно умерли, а родственников у него не было. Что касается внешности, то он был великаном с синими, красивыми, как у женщины, глазами, и настроение у него менялось, как ветер в апреле.
        — Все, что вы говорите, только прибавляет уверенности,  — заметил Уолтер. Затем он перешел к другим тяготившим его заботам: — Были какие-нибудь новости из дома?
        Джозеф стал серьезным и с жалостью посмотрел на Уолтера.
        — Да, новости есть, но нельзя сказать, чтобы они были приятными. Ваш сводный брат, молодой граф, так же полон нормандской злобы, как и его чертова мамаша.  — Он помолчал, а потом спросил: — Вам, наверно, известно, что ваша добрая мать умерла четыре года назад?
        В комнате стало тихо. Джозеф с несчастным видом переводил взгляд с одного молодого человека на другого.
        — Милорд Уолтер!  — воскликнул он.  — Как жаль, что приходится сообщать вам такие вести!
        Уолтер подошел к окну и посмотрел на шумную улицу. Прошла минута, прежде чем он заговорил:
        — Я думал, что примирился с тем, что это… неизбежно. Когда я видел ее в последний раз, было ясно, что мать долго не проживет, но, несмотря на это, я… я надеялся, что, когда вернусь, смогу ее еще раз повидать… — Он опять замолчал.  — Может, все к лучшему. У нее не было стимула жить. Я уверен, что она была рада покинуть этот свет. Уолтер отошел от окна и сел в кресло.
        — Ты говорил о моем сводном брате. Мне бы не хотелось ничего знать о его преступлениях, но будет лучше, если мы услышим о них сейчас, до возвращения домой. Что он натворил?
        Джозеф начал рассказывать; было заметно, что он спешил поделиться новостями.
        — Неизвестно, действует ли он по указке своей трижды проклятой отвратительной мамаши, или им руководит сам дьявол. Как бы там ни было, но люди называют его Щенок Дьяволицы и Эдмонд Проклятый. Он пытается отомстить за нападение на замок. Двое людей, принимавших в этом участие вместе с вами, были схвачены и повешены в Булейре.
        Тристрам наклонился вперед и напряженно спросил:
        — Джозеф, ты помнишь их имена?
        — Я знал обоих. Это Том Аск и Роб Толлсон. Они были честными парнями и не могли совершить того, в чем их обвинили.
        — Они оба из Сенкастера и были друзьями моего отца. Я уверен, что они пострадали из-за меня. Меня они не нашли, поэтому повесили этих парней.
        — Это было только начало. Им не удалось схватить Камуса Хэрри, но граф сжег таверну в Литгл-Таммитг. Он сам поднес факел к стенам. Хэрри с тех пор скрывается. Говорят, что он прибился к грабителям.
        — Нет, нет!  — вскричал Тристрам.  — Я не могу в это поверить. Камус Хэрри — честный человек. Даже если он сейчас скрывается в лесах, я не поверю, что он связался с грабителями.
        — Здесь очень многое изменилось,  — заметил Джозеф.  — Тяжелая рука графа заставила многих честных людей присоединиться к разбойникам. Я слышал, что многие срывают со своей шеи железный ошейник раба и начинают жизнь свободного человека. Сейчас идет открытая война с замком. Некоторое время назад чуть не похитили маленького сына графа.
        — Его сына?
        — Да,  — кивнул Джозеф.  — Двухлетнего мальчика. Говорят, это красивый мальчик, похожий на деда.
        — Кто жена графа?
        — Леди Ингейн из Тресслинга. Вы помните, какая она красавица?  — Джозеф помолчал.  — Вы ее обязательно должны помнить. Говорят, что они плохо живут. Она — прекрасная наездница, и ее хорошо слушаются соколы. Говорят, она его не любит. Надеюсь, что это так.
        Джозеф вспомнил, что не предложил гостям перекусить, и вышел из комнаты. Уолтер взглянул на Триса и грустно покачал головой:
        — Бедняжка Ингейн. Боюсь, что у нее трудная жизнь.
        — Уолт, я бы не стал слишком ее жалеть. Она умная и сдержанная леди и сможет не уступать. Кроме того, она этого хотела. Она — графиня Лессфорда.
        — Трис, нам уготовано не очень радостное возвращение домой. Тебя ждут неприятности, и мне нелегко вернуться в Герни, зная, что там уже нет матери.
        — У меня есть там кое-какие дела,  — медленно сказал Трис.  — Я оставил друзей, и они приняли удар на себя. Теперь пора отдавать долг.
        — Ты не должен заранее ничего решать,  — предупредил его Уолт.
        Джозеф вернулся с оловянной тарелкой, на которой лежали куски отварной баранины и булочки, поджаренные на жире.
        — Элспи прекрасно готовит,  — гордо заявил он.  — Она печет чудесные лепешки и булочки. Вы только попробуйте, они легко лягут у вас в желудке.
        Друзьям предложили по кубку легкого, приправленного мускатным орехом эля. Несмотря на плохие новости, друзья не страдали отсутствием аппетита. Баранина была сочной, а булочки вкусными. Все ели молча, размышляя над свалившимися на них проблемами.
        В комнату заглянул парнишка и с любопытством уставился на гостей.
        — Это, наверно, Хэрри или Тоби,  — сказал Уолтер. Хозяин рассмеялся:
        — Милорд Уолтер, время быстро летит. Мне кажется, что мальчишки растут не по дням, а по часам. Хэрри и Тоби стали совсем взрослыми и теперь работают. Даже Джилли-Овод догоняет меня. А это был Джон.
        — Вы хотите сказать, что это — Джон Простофиля? Джозеф покачал головой:
        — Мы теперь его так не называем. Его теперь не обманешь. Я хочу, чтобы он помогал мне в делах. Мальчишка хорошо считает. Да, он умный паренек. Иногда мы его теперь называем Джон Почемучка.
        — Я вижу, что вы делаете пристройку к дому. У вас прибавление в семействе?
        — Да, Элспи — хорошая и верная жена Конанда, у них прибавилось трое детишек. Жаль, что Хэрри и Тоби пришлось покинуть дом, но теперь они живут у своих мастеров. Если бы они оставались тут, у нас бы совсем не хватило места. Со мной здесь, наверно, будет спать Джилли, и я стараюсь сделать уютную теплую комнату. Он громко позвал: — Энн, Энн!
        В дверях появилась маленькая пухленькая девчушка, похожая на пышную булочку. Девочке не было и четырех лет, но она была одета в аккуратное синее платьице, и на головке у нее была надета шапочка, подвязанная синей лентой.
        — Энн, расскажи добрым господам, кто ты такая.
        — Я — любимая девочка моего деда,  — шепелявя, ответила малышка. В голосе у нее звучала гордость.
        — Правда, правда!  — Дед посадил внучку на колени и улыбнулся, когда она быстро схватила в ручку кусок булки.  — Это правда, что дед очень любит эту девочку. Она так похожа на свою бабку. Я ее очень люблю и боюсь, что настанет день, когда она вырастет и оставит этот дом. Но,  — добавил он со вздохом,  — они все вырастают и покидают отчий дом. Мои старшие внуки сейчас так заняты, что редко приходят навестить деда.
        Дом купца и ростовщика Хеггея с продавленными деревянными ступеньками выглядел очень бедным, но, миновав темную переднюю, друзья оказались в совершенно другом мире. Очутившись в роскошно убранной комнате, они удивленно переглянулись. С потолка спускалась серебряная лампа, на стенах висели красивые драпировки, мягкий ковер лежал на полу.
        Хеггей приветствовал их надменно, как в то время водилось среди богатых евреев Англии. Они не подчинялись законам страны, а зависели от воли короля и по этому держались особняком и спесиво обращались с людьми, прибегавшими к их помощи. Хеггей снял желтый шерстяной плащ с двумя нашивками, обозначавшими его принадлежность к еврейскому племени, который он был обязан носить на улице. Он предстал перед друзьями в блестящем белом халате. Пышная кудрявая борода, доходившая ему до пояса, была вымыта и надушена.
        — Молодые христиане, в чем состоит ваше дело?  — спросил он на нормандском французском, немного шепелявя.
        — Нам придется говорить по-английски,  — заметил Уолтер.  — Мой друг не понимает французского.
        Хеггей кивнул. Казалось, он не воспринимает молодых людей всерьез.
        — Мы только что вернулись из Китая,  — продолжал Уолтер.  — Привезли с собой много прекрасных вещей и хотим превратить их в золото. Кроме того, несколько лет назад мы оставили ценный кубок, и теперь я хочу забрать его обратно.
        Хеггей равнодушно кивнул головой:
        — Я уже собирался с ним расстаться, потому что вы не заходили за ним очень давно. Вы должны заплатить за него большие проценты.
        — Кубок здесь? Я хочу его увидеть.
        Купец вышел из комнаты и через несколько минут возвратился с кубком «Исцелитель Лука». Он поставил его на стол перед собой. Кубок был в отличной сохранности и ярко сверкал при свете лампы. Уолтер внимательно посмотрел на кубок.
        — Я уже забыл, какой он красивый,  — взволнованно произнес молодой человек.  — Я буду счастлив получить его обратно.
        Хеггей взглянул на Джозефа, который почтительно стоял поодаль.
        — Этот купец принес мне кубок пять лет назад. У вас есть деньги, чтобы оплатить долг и проценты, что составляет вместе, как я уже сказал, значительную сумму?
        — Проценты,  — резко сказал Джозеф,  — были заранее оговорены между нами.
        — Надеюсь, у этого торговца хорошая память, я не собираюсь отказываться от причитающихся мне денег!
        Уолтер открыл кожаную сумку, с которой не расставался, и принялся выкладывать на стол великолепные дары императрицы. Хеггей широко раскрыл глаза и начал подсчитывать в уме стоимость этих сокровищ. Через мгновение он уже тщательно рассматривал вазу династии Сун.
        — Вещь хорошая, но она не такая древняя,  — недовольно заметил еврей.  — Чем древнее фарфор, тем дороже он стоит. Но ваза неплохая.
        — Я ее не продаю,  — заявил Уолтер.  — Я собираюсь ее подарить королю, когда тот назначит мне аудиенцию.
        — Его королевское величество может предпочесть это,  — заявил старый еврей, беря в трясущиеся руки кольцо с изумрудом.  — С первого взгляда можно определить, что кольцо очень ценное… Совершенно очевидно,  — заключил Хеггей, после того как внимательно изучил все лежавшие перед ним вещи,  — что вы были в городе Кинсае. Но никто не может грабить этот город.
        — Все, что вы здесь видите,  — подарки вдовой императрицы. Мы были в Кинсае, но еще до вступления туда войск Баяна.
        Хеггей склонил голову набок и внимательно взглянул на Уолтера:
        — Я абсолютно уверен, что вы именно те двое англичан, о которых я так много слышал. Я сначала этому не поверил, потому что до нас доходили слухи, что вам не удалось выбраться оттуда живыми.
        — Теперь и мне кое-что становится понятно,  — с интересом заметил Уолтер.  — Вы работаете в Англии на Антемуса из Антиохии.
        Хеггей спокойно кивнул:
        — Это правда, но мне невыгодно на него работать, потому что Антемус заинтересован только в одном — получить для себя побольше доходов. Я скоро жду от него новых грузов.  — Он небрежно махнул рукой в сторону сверкающего дарами императрицы стола.  — Какой смысл мне возиться с подобными безделушками?
        — Вы не получите от Антемуса,  — заявил Уолтер,  — ничего, что бы могло сравниться по ценности с этими вещами. Излишне упоминать, уважаемый Хеггей, что вся прибыль будет вашей, и вам не придется делиться с жадным Антемусом.
        Хеггей был с этим полностью согласен и начал снова рассматривать сокровища. Затем он предложил такую сумму, что все трое, не отвечая ему, просто расхохотались. Последовало второе предложение — они опять рассмеялись. Наконец он назвал цифру, которая показалась Уолтеру подходящей, и он заколебался.
        — Это слишком мало,  — вмешался Джозеф. Хеггей от возмущения чуть не задохнулся.
        — Неужели неграмотный торговец зерном пытается показать, что он знает истинную цену драгоценных камней?  — спросил он, закатив глаза к потолку.
        — Я просто вижу мошенничество.
        Перепалка продолжалась, пока не быда названа еще одна цена.
        — Слишком мало,  — повторил Джозеф.
        — Почему я должен страдать от жадности этого наглого посредника?  — завопил еврей, вздымая руки вверх.  — Я и так понесу огромные потери от суммы. Вам все равно никто не предложит больше.
        — Милорд Уолтер, сложите все обратно в вашу сумку,  — сказал Джозеф.  — Есть еще купцы из Ломбардии. Вам следует обратиться к ним.
        — Интересно, этот ничтожный продавец конской еды, он что — хочет меня разорить?  — В волнении Хеггей начал расчесывать пальцами свою роскошную щелковую бороду.  — Не надо бы мне повышать цену. Но клянусь нашим богом, это мое последнее слово.  — Он перевел дъгхание и с трудом, шепотом назвал новую цифру.
        — Соглашайтесь, милорд Уолтер,  — посоветовал Джозеф.
        — Согласен,  — сказал Уолтер.  — Мне нужна четверть суммы золотом теперь же, а остальное — по требованию. Он повернулся к Тристраму: — Ты хочешь продать свою долю?
        Тристрам покачал головой:
        — Нет, не сейчас. Пока нет определенных планов, мне не нужны деньги.
        — Но вы придете ко мне?  — забеспокоился Хеггей.
        — Ничего не могу обещать.
        Когда Хеггей отдал Уолтеру мешочек с золотом и они подписали бумагу о совершившейся сделке, Уолтер протянул ему немного мелочи.
        — Это передайте Антемусу в качестве платы за трех великолепных верблюдов. Лучше их не было во всей пустыне. Я отдаю долг также за черного раба-мальчишку и рваную юрту, полную блох. Уважаемый Хеггей, передайте ему, что я с ним полностью рассчитался.

2

        Путешествие домой было долгим, и им иногда по нескольку дней приходилось проводить в разных портах из-за плохой погоды и тумана. Уолтер без конца шагал по палубе и ругал себя за то, что потерял магнитную иглу, которая могла бы помочь судам быстрее передвигаться в любую погоду. Ему было жаль моряков, напрягавших глаза, пытаясь что-то высмотреть вдали. В его силах было помочь им, дав Далеко Видящий Глаз, и тем самым продвинуть отсталый Запад на шажок вперед по пути прогресса.
        Лишь только отплыв из Александрии и оставив позади Восток, они почувствовали, что люди охвачены тупым чувством уверенности в собственном превосходстве. Народ Запада вел себя так, как будто они хотели сказать: «Мы достигли совершенства, и наш образ жизни тоже совершенен. Мы всегда правы в глазах людей и Бога».
        Когда Уолтер побывал в Арсенале в Венеции и в доках Генуи и Марселя, ему стало невмоготу слушать праздные разговоры и древние предрассудки, которые довлели над каждым человеческим поступком.
        Уолтер постоянно думал о том, какие глубокие изменения можно было бы внедрить, если бы ему удалось сохранить доказательства того нового, что он видел в Китае.
        Как-то жарким днем они ехали по залитой солнцем дороге в Провансе и миновали рыцаря в полном вооружении. За ним следовал длинный шлейф — копьеносцы, пажи, лучники, священник, человек, раздающий милостыню, шут, жонглер, несколько сплетников и дюжина слуг. Рыцарь ехал на коне с гордым видом, цветная ленточка его дамы развевалась на конце копья в знак того, что он вступит в сражение с любым кавалером, равным ему по положению, который пожелает состязаться с ним в соответствии с установленными правилами рыцарской чести. На одном глазу у него была повязка, несомненно надетая во исполнение какой-то данной им клятвы.
        Они посторонились, чтобы пропустить пышную кавалькаду. Через забрало рыцаря Уолтер разглядел смелый блеск глаз. Он понял, что храбрый рыцарь счел его слишком низкого происхождения и не пожелал с ним связываться, как будто Уолтер был медленно ползущей по дороге улиткой.
        — Трис,  — сказал Уолтер, когда процессия прошла мимо.  — Мы только что видели прекрасный пример бессмысленности нашего цивилизованного образа жизни. Этот выряженный петрушка является настоящим выразителем рыцарского духа. Он едет, чтобы выполнить какое-то глупое поручение, и пытается завоевать симпатию обожаемой дамы. Он будет жертвовать жизнью и здоровьем ради того, чтобы она обратила на него благосклонное внимание. А для достижения своей цели он не сомневаясь убьет или изуродует любого. Он с удовольствием затоптал бы нас и потом об этом даже не вспомнил, разве только возмутился, если бы наша кровь забрызгала его стальные башмаки.
        — Но если он свалится с коня, ему ни за что на свете не взобраться на него без посторонней помощи,  — улыбнулся Трис.
        — Вот пример глупой гордости! Этот пустоголовый болван, восседающий на бедном животном, желает сражаться, а сам защищен стальной кольчугой. Меня тошнит, когда я думаю о том, что будет, если монголы захотят покорить Европу! Всадники Баяна Стоглазого пронесутся сквозь ряды этих перегруженных марионеток, как стрела сквозь бумагу, которую мы будем производить, как только доберемся до Англии.
        — До нашествия монголов эти храбрые рыцари могут пострадать от английских больших луков,  — заявил Трис.  — И тогда не останется никого, чтобы противостоять армиям Востока.
        Уолтер указал на поля по обеим сторонам дороги, где не разгибая спины трудились терпеливые крестьяне.
        — Сотни крестьян должны работать, чтобы прокормить кавалькаду рыцарей вместе с их ленивой свитой, которые так гордо проследовали мимо нас,  — мрачно заметил Уолтер.  — Да, Трис, я все больше начинаю понимать, что этот мир перевернут с ног на голову и он слишком глуп и жесток.
        Добравшись до Оксфорда по дороге из Лондона, молодые люди окончательно расстались со своими иллюзиями. Им хотелось побыстрее закончить путешествие, и они скакали всю ночь. Вставало солнце, когда они въехали в университетский город. Серые улицы были пусты, дымок поднимался там и тут из высоких труб. Неожиданно, как по сигналу, вокруг раздались голоса, появились и студенты, спешившие на занятия, держа под мышкой книги и рукописи. Было видно, что они еще не совсем пришли в себя после сна.
        Тристрам улыбнулся, когда они подъехали к Батгербамп-холлу. Он сказал, что подождет снаружи.
        — Ты теперь не вольнослушатель,  — начал протестовать Уолтер,  — ты — великий путешественник, и студенты станут глазеть на тебя с открытыми ртами.
        — Я все еще остаюсь сыном лучника. Нет, Уолт, у меня нет желания вызывать у них чувство классового возмущения. Вон там, чуть подальше, есть харчевня, пойду-ка проверю, что они могут предложить нам на завтрак. Когда закончишь дела, приходи туда.
        Уолтер отправился один, не переставая удивляться, как мало их общежитие похоже на то величественное здание, которое он себе рисовал в мечтах. Видимо, вечером молодежь повеселилась на славу: перед входом валялся сломанный стул, а из уборной во дворе притащили сиденье и повесили его на ставне. В зале никого не было. Уолтер поднялся по лестнице наверх. В комнате стояло большое ведро для умывания. Вокруг него все было забрызгано мыльной пеной. В комнате продолжали храпеть два студента, которые не могли проснуться из-за вчерашнего похмелья. Они спали не раздеваясь, и их лица в сером свете утра казались распухшими и усталыми. Окна были плотно закрыты, и воздух в помещении был отвратительный.
        — Эй! Есть здесь кто-нибудь?
        Из задней двери показалось лицо мистера Хорнпеппера. Он сильно пополнел, но Уолтер подумал, что на нем та же одежда, которую он носил пять лет назад. Казалось, что с каждым движением она может расползтись по швам. Постаревший наставник не сразу узнал Уолтера.
        — Я вас помню. Вы — Уолтер из Герни.  — Он кисло прищурился.  — У нас было много беспокойства после того, как вы исчезли. Вооруженные люди колотили в дверь и задавали всяческие вопросы о вас. Какой позор!  — Он посмотрел на загорелое лицо Уолтера и неохотно спросил: — Вы плавали по морю?
        — Я проплыл по семи морям,  — гордо заявил Уолтер.  — Мистер Хорнпеппер, затаите дыхание и приготовьтесь услышать удивительную вещь. Я побывал в Китае!
        Наставник Хорнпеппер нахмурился с чувством оскорбленного достоинства.
        — Я считаю себя умным человеком. Неужели вы думаете, что я поверю вашим байкам?
        — Дорогой мистер Хорнпеппер, у меня нет времени, чтобы убеждать вас в том, что я говорю правду. Я вернулся в Оксфорд только для того, чтобы повидаться с братом Бэконом, потому что всегда вспоминал о нем с уважением. Мне не следовало сюда приходить. Дом моих воспоминаний сильно отличается от этого\
        Мистер Хорнпеппер презрительно прочистил нос с помощью пальцев.
        — Молодой сэр, вы прибыли сюда напрасно. Роджер Бэкон наконец начал расплачиваться за свои грехи. Его нет в Оксфорде уже несколько лет: его поместили в темную камеру, из которой он никогда не выйдет. Должен сказать, что мы были счастливы, когда узнали об этом. Наместник дьявола теперь может терпеливо обдумывать все свои грехи!
        Уолтер взволнованно коснулся рукой рукава в заплатках мистера Хорнпеппера:
        — Мистер Хорнпеппер, это все пустая болтовня! Это не может быть правдой! Великий разум поместили в тюремную камеру! Невозможно, чтобы невежество тех, кто правит этим погруженным в мрак уголком мира, привело их к подобному преступлению!
        — Вы так ничему и не научились!  — воскликнул наставник.  — Вы вернулись сюда, продолжая высказывать те же самые еретические мысли! Попридержите язык, или вам опять будут грозить неприятности.  — Он провел грязной рукой по сальному лбу.  — Наказующая рука настигла этого наглого вероотступника не здесь, в Англии. Он отправился в Париж, чтобы учить там студентов, и до нас дошли слухи, что он там окончательно распоясался. Он отрицал ученье великого Фомы Ак-винского и называл его «учителем наивного тщеславия», а святого Ричарда Корнуолльского — «абсолютным глупцом». Он без конца болтал об астрономии и необходимости своих непонятных экспериментов, побуждая учеников заниматься расчетами черной магии. Хорошо, что они засадили его в тюрьму.
        Уолтер побелел.
        «Значит, ему бы не помогло, если бы я привез с собой все записи и необходимые инструменты,  — подумал молодой человек.  — А кто, кроме Роджера Бэкона, сумеет ими воспользоваться?»
        Он протиснулся мимо наставника и вышел на улицу. Утреннее солнце начало освещать шиферные крыши городка. Уолтер оглянулся и покачал головой.
        — И это цитадель учености Англии!  — громко сказал он.  — Я уверен, что никто из них даже не догадывается, какое преступление они совершили. Все эти глупые самодовольные ослы радуются тому, что произошло.
        Тристрам завтракал. Ему подали суп и свиную ногу. Когда Уолтер подошел к нему, он поднял глаза и спросил:
        — Ты видел привидение?
        Уолтер принялся за еду, презирая себя за то, что даже в подобных обстоятельствах не потерял аппетита. Затем он все рассказал другу.
        — Роджер Бэкон был прав, называя этот мир невежественным и грязным. Им правит глупость и убожество. Единственный человек, который знает, как все это можно исправить, заключен в темницу!
        — Но сердце человечества здорово,  — заявил Тристрам.  — Мы вчера слышали, как поют крестьяне в поле. Они храбры и честны. Может быть, все изменения начнутся снизу. Уолт, так, конечно, будет дольше, но мир все равно изменится.

3

        Уолтер прибыл в Герни один: Трис отправился в Сенкас-тер. Уолтер сразу заметил перемены, которые произошли, пока его не было.
        Вокруг дома стояло несколько новых построек, во дворе царила суета. Из всех труб поднимался дым, и был слышен шум вращающихся мельничных колес. У пруда за новым забором паслось множество лошадей.
        «Кажется, деду удалось осуществить свои планы»,  — подумал молодой человек.
        У самого дома тоже бросались в глаза доказательства процветания. Куча железного лома исчезла, и по двору не бродили куры и гуси. Внешний частокол блистал новизной. Над мостом висел вымпел с дубовыми листьями Герни, словно свидетельство победы хозяина Герни над бедностью.
        И снова Уолтера встретил Вилдеркин. Сенешаль сильно высох, в голосе зазвучали пронзительные старческие нотки.
        — Мастер Уолтер!  — закричал он, звеня ключами.  — Наконец вы к нам вернулись! Мы уже решили, что вы померли! Для милорда Алфгара это будет счастливый день!
        — Старина Вилл, я счастлив возвратиться домой,  — сказал Уолтер и так от радости шлепнул старика по спине, что Вилдеркин пошатнулся и захрипел, как дырявые мехи.
        — Мастер Уолтер, осторожнее! Я уже стар, у меня хрупкие кости!
        — Ты нас всех переживешь! А как дед?
        — Прихварывает, мастер Уолтер. Но пытается лечиться. У него язва желудка, и он все время принимает пшеничный отвар. Кроме того, мы посылаем в Лондон за гранатами и варим для него их шкурки в вине. Они должны ему от чего-то помогать, но я запамятовал — от чего. Мастер, он перепробовал все средства и больше ни о чем не может говорить. Иногда он жалуется на боль в руках и говорит, что плохо слышит. Разве может быть по-другому? Он очень старый человек.
        Войдя в дом, Уолтер увидел еще более явные признаки возрождения Герни. На стенах Большого холла висели гобелены с охотничьими сценами; выполненные в сочных рыжих и синих тонах, а также бронзовый герб, на котором был изображен дуб, символ дома Герни. В зале стояли новые кресла и высокий комод с двойными полками в знак того, что хозяин является рыцарем. Несмотря ни на какие трудности, деда никогда не оставляло желание покрасоваться.
        Уолтера удивило, что дверь в кабинет деда была открыта. Это таинственное помещение теперь стало центром кипучей деятельности. Слуги сновали туда и сюда. В комнате за столом, заваленным документами, сидел человек с тощими паучьими ногами. Его длинный нос, казалось, что-то вынюхивал в документах, разложенных перед ним. Уолтер видел, как внимательно служащий оглядел его.
        — Кто это?
        — Бухгалтер,  — небрежно пожал плечами Вилдеркин.  — Милорд Алфгар не может теперь во все вникать сам и нанял этого человека в Шрусбери, чтобы он занимался счетами. Он хитер, как стая лисиц, и сует свой наглый нос повсюду.
        — Старина Вилл, многое изменилось в Герни. По-моему, сейчас здесь все лучше организовано.
        На лице сенешаля появилось довольное выражение.
        — Вы правы, мастер Уолтер. Мы теперь процветаем. Кончились годы нужды. Вы сказали, что здесь все хорошо организовано, да? Конечно, лучше работать, чем нищенствовать, оставаясь гордыми. Милорд Алфгар — это мудрый человек, он видит далеко вперед! Теперь он покупает коней и продает их в Лондоне. Но ни с чем нельзя сравнить доходы, которые нам приносит густой овсяный кисель.
        Уолтер ничего не понял. Старик радостно затряс головой:
        — Овсяный кисель делается из овса. Он такой же полезный, как овсянка, но только гораздо вкуснее, и это редкое блюдо! Мы продаем порошок купцам во всех крупных городах. Мы разобрали сарай и на его месте достроили помещения, чтобы готовить этот порошок.
        — Когда я подъезжал к усадьбе, то заметил много новых построек.
        — У нас теперь есть собственная мельница. Милорд Алфгар мечтает о дальнейшем расширении дел. «Расширение дел» — теперь его любимое выражение.
        — Где он сейчас? Мне хотелось бы его повидать. Вилдеркин был в нерешительности.
        — Он вчера оставался в постели, но я не думаю, что он очень болен. Он постоянно следит за тем, чтобы никто не отлынивал от дел. Могу вам сказать, что мы все постоянно находимся в напряжении. «Сделай это!», «Проследи за тем!», «Чем заняты эти проклятые лентяи на мельнице?», «Вы что думаете, если я постоянно за вами не слежу, то меня можно обманывать?» Когда милорд Алфгар лежит в постели, у нас очень горячее время.
        — Вилдеркин, объяви ему о моем возвращении. Сенешаль быстро вернулся и сказал, что Уолтер должен предстать пред очи деда, и передал свой разговор с хозяином Герни.
        — Когда я доложил о вашем приезде, он сел на постели, и я увидел у него на глазах слезы. Так было только один раз — когда я сказал ему, что ваша матушка умерла во сне. «Ты врешь, бездельник»,  — ответил он. «Клянусь вам, милорд, он уже здесь!» Он внимательно посмотрел на меня и проговорил: «Вилдеркин, я так боялся, что мой чудесный парень погиб!» — «Да, милорд. Но он жив и загорел, как туземец». Затем милорд произнес: «Клянусь добрым святым Вулстаном, я рад это слышать. Скорей веди ко мне моего внука».
        Спальня деда была небольшой и голой. Почти все пространство занимала огромная постель, на которой сидел хозяин Герни. Дед сильно постарел и, казалось, стал меньше в плечах. Но глаза оставались ясными и острыми. Он улыбнулся внуку.
        — Вилдеркин, он стал настоящим мужчиной!  — воскликнул дед.  — У него наросло мясо на кости! Мне кажется, он выше меня на целый дюйм!
        Положим, Уолтер был выше деда на целых пять дюймов!
        — Как жаль, что его мать уже больше не увидит сына. Она бы им гордилась. Так же как гордится им дед. Скажи ему об этом, Вилдеркин!
        У Уолтера сдавило горло.
        — Вилдеркин, прошу, скажи милорду Алфгару, что я счастлив быть у него в доме. Мое счастье было бы более полным, если бы… если бы…
        Он не мог упомянуть о смерти матери, поэтому постарался смигнуть с глаз слезы и проглотить горький ком в горле.
        — Вилдеркин, где твои мозги?  — закричал старик.  — Спроси у него, где он был, ты, мошенник! Мне не терпится все узнать!
        — Скажи моему деду,  — ответил Уолтер,  — что я был в Китае.
        В комнате воцарилась тишина.
        — Вилдеркин,  — наконец промолвил старик.  — Мой внук не может мне солгать. Я в этом абсолютно уверен. Но… но… Ни один человек не был в этой далекой стране, во всяком случае, никто оттуда не возвращался. Я никак не могу в это поверить.
        Уолтер сел и начал рассказывать о своих приключениях за все пять лет, о путешествиях и своем участии в войнах. О романтических аспектах путешествия молодой человек решил поведать позже. Старик поверил внуку, когда тот сообщил ему множество разных деталей, удостоверяющих правдивость рассказанного. Время от времени дед задавал вопросы. Слушая, он дрожащей рукой отправлял в рот кусочки кожицы граната. Он был очень взволнован и даже позабыл, как обычно, пригладить белые усы после еды. Собака, сидевшая под кроватью, не переставая била по полу хвостом. Старый пес разделял возбуждение своего хозяина.
        Когда Уолтер упомянул о подарках императрицы, старик резко выпрямился.
        — Невероятно!  — воскликнул милорд Алфгар.  — Вилдер-кин, я правильно понял моего внука? Она подарила ему рубины, изумруды и жемчуг? Это были крупные камни?
        — Скажи моему деду, Вилдеркин, что она подарила мне множество крупных камней. У меня еще осталось несколько штук. Если меня примет король и я смогу рассказать ему мою историю, то я подарю ему это прекрасное кольцо с изумрудом. А деду мне бы хотелось подарить рубин, чтобы он его носил на золотой цепочке на шее. Большинство даров императрицы я уже продал купцу еврею Хеггею в Лондоне…
        В глазах старика показалась растерянность, и Уолтер поспешил ему все разъяснить.
        — Во время сделки мне помогал Джозеф из Меритотгера. Он умело торговался с купцом и добился того, чтобы тот дал настоящую цену за камни.
        Старик с облегчением вздохнул и откинулся на подушки.
        — Так-то лучше. Джозеф понимает, как следует торговаться! Я было испугался, что… мой внук ходил к этому хитрюге один… Он мог бы совершить огромную ошибку.
        В комнате опять стало тихо, было заметно, как сильно тряслись руки деда.
        — Вилдеркин, наверно… наверно, это были большие деньги?
        — Очень крупная сумма.
        Уолтер полез под пояс и вынул сложенный и запечатанный кусок бумаги. Он передал бумагу сенешалю.
        — Старина Вилл, передай это своему хозяину. Он может прочитать там, сколько мне должен купец.
        Хозяин Герни развернул записку и взглянул на цифры. Потом внимательно прочитал документ.
        — Неплохо,  — наконец проговорил он.  — Я мог бы получить больше. Но и Джозеф хорошо поторговался. Хеггей очень жесткий человек, с ним сложно иметь дело. Я бы тоже мог с ним поторговаться, но все равно должен признать, что Джозеф не позволил ему ограбить моего внука.
        Он снова сел, и Уолтеру показалось, что дед помолодел. Он несколько раз щелкнул пальцами.
        — Одобряю. Хорошая сделка. Да, очень хорошая сделка.
        — Мне бы хотелось рассказать деду о моих планах. Вилдеркин, у него хватит сил продолжить разговор?
        — Хватит ли у меня сил? Да, Вилдеркин, скажи внуку, что я полон желания выслушать его предложения. Тело у меня постарело, но ум еще крепок. Надеюсь, когда придет пора умирать, смерть меня застанет на постели, окруженного гроссбухами.
        — Я уже говорил, что знаю, как делать бумагу,  — приступил к делу Уолтер.  — Я хочу изготавливать бумагу здесь, в Герни. Бумагу станут закупать аббатства, купцы и королевские чиновники. Я надеюсь, что у нас будут быстро раскупать товар, и по хорошей цене. Думаю, мой дед поймет, какие открываются возможности, и возьмется руководить предприятием.
        Старик хорошенько обдумал это революционное предложение и утвердительно кивнул головой.
        — Согласен, Вилдеркин,  — сказал он.
        — Для этого нам понадобится больше земли. Я надеюсь, что мой дед воспользуется этими деньгами, чтобы закупить дополнительные акры земли у соседей.
        Дед быстро ответил:
        — Согласен, Вилдеркин.
        — Нам будут нужны рабочие руки. Мы могли бы нанять свободных людей и построить еще несколько домов на нашей земле, чтобы они в них жили. Это будет стоить немало, но деньги у нас есть. Я считаю, что древесину шелковицы следует дробить с помощью мельничных колес, а не использовать ручной труд,  — так будет гораздо быстрее.
        Старик долго думал и в третий раз кивнул:
        — Снова согласен, Вилдеркин.
        Мастер Алфгар тщательно изучил листок бумаги, повертел его в руках, пощупал, проверил его гладкость и прочность.
        — Это настоящее чудо,  — тихо сказал он и принялся подробно развивать планы внука и анализировать их. Дважды он нашел в них неточности и ошибки.
        Прошел целый час, прежде чем Уолтер поднялся с места. Сенешаль задержался и робко проговорил:
        — Позвольте, милорд Алфгар, передать вам добрую весть о моем племяннике — молодом Питере Вайксе. У него родился еще один сын.
        — Что!  — воскликнул хозяин Герни.  — И ты это называешь хорошей новостью?! По-моему, у него уже есть трое сыновей и еще две дочери! Как он собирается кормить столько народу? Вилдеркин, мне кажется, что твой племянник проводит слишком много времени дома. Как он может хорошо трудиться, если он постоянно выполняет свои супружеские обязанности?!
        — Милорд,  — возразил сенешаль,  — Питер всегда хорошо работал. За день до рождения сына, несмотря на сильное беспокойство о жене и будущем ребенке, ему удалось продать купцам в Оксфорде десять мешков овсяного порошка для киселя. Милорд, десять мешков! До него никому не удавалось продать в один день так много! Я надеялся, что вы… пожелаете наградить его!
        Хозяин Герни взглянул на слугу холодным и враждебным взглядом.
        — Наградить!  — повторил он.  — Только потому, что единственный раз он выполнил как следует свои обязанности? Ты что, лишился ума?! Скажи мне, Вилдеркин, сколько мешков он продал на следующий день после рождения сына?
        Вилдеркин молчал.
        — Сколько, Вилдеркин? Говори, не молчи.
        — Ни одного, милорд. Хозяин радостно захихикал:
        — Я бы наградил его за хорошую работу, но чувство справедливости требует оштрафовать его за тот день, когда он праздновал рождение сына, наливался элем и ничего для меня не сделал. Вилдеркин, плюс и минус дают ноль. Так что все по-честному, и все довольны.
        Уолтер повернул направо и сошел вниз по лестнице, пройдя в темноте три ступеньки. Ноги сами несли его к комнате матери. Дверь была закрыта. Уолтер постучал и приотворил дверь.
        Вульфа сидела у окна. На коленях у нее пенилась груда синего шелка. Она что-то шила с таким старанием, что не сразу подняла голову. Увидев Уолтера, она вскрикнула и уронила иглу.
        — Мастер Уолтер!
        Уолтер вошел в комнату. Он сразу понял, что там что-то изменилось, но из-за волнения не смог определить, что именно. Только потом, оглядевшись, он заметил, что многие вещи матери Вульфа развесила по стенам. На стене оказалась цепь матери и ее серебряная сетка для волос. С разных крючков свисали ее перчатки, а горжетки и пеплумы — со спинки кровати. На столе лежала так любимая матерью Библия, рядом стояла ваза с ранними желтыми розами. Мать обожала эти цветы.
        Уолтера охватило чувство утраты. Попытки Вульфы все оставить так, как было при матери, заставили Уолтера еще острее ощутить потерю.
        — Вульфа, ты хорошо заботилась о матери,  — сказал Уолтер.  — Я хочу тебя поблагодарить за это.
        — Мастер, я делала все, что только могла.
        Служанка стояла рядом со стулом, все еще держа в руках синее платье госпожи. Уолтер попросил, чтобы Вульфа села. Она неохотно повиновалась, неудобно присев на краешек.
        — Это платье матери, не так ли?  — спросил Уолтер, помолчав.  — Что ты с ним делаешь?
        — Мастер Уолтер, я нашла в нем дырочку и решила ее заштопать.
        — Для чего? Вы собираетесь его кому-либо отдать? Вульфа сильно покраснела:
        — Нет, нет, молодой мастер! Ни одну из ее вещей никому не отдадут! Но мне неприятно, что в платье есть дырочка, даже если… даже если госпожа уже больше никогда не наденет его. Я продолжаю внимательно следить за ее нарядами. Могу я продолжить работу?
        — Конечно.
        Уолтер, наверно, в первый раз в жизни внимательно посмотрел на Вульфу. Лицо у нее стало острым и старым, волосы под простым льняным чепцом поседели. Это было суровое лицо, по которому невозможно было увидеть, на какие глубокие чувства способна эта женщина.
        — Моя мать просила что-нибудь мне передать? Служанка покачала головой.
        — Миледи Хильд умерла во сне,  — тихо сказала она.  — Она не знала, что ее конец так близок, и поэтому она… ничего никому не просила передать. Мастер Уолтер, она все время вспоминала о вас.
        — Боюсь, мое отсутствие ускорило ее смерть,  — вздохнул Уолтер.
        — Нет, мастер. Она бы не смогла прожить дольше.  — Лицо Вульфы не смягчилось, только покраснел кончик носа.  — Перед смертью ей приснился сон, на следующий день она мне его рассказала. У нее прояснился разум, и она оставалась в полном рассудке весь день; я должна была понять, что это был знак свыше…
        Уолтер попросил женщину продолжать, и она с трудом стала рассказывать дальше:
        — Ей приснилось, что она ехала верхом по очень крутой дороге. Вокруг не было ни единого дерева, и солнце сильно припекало. Казалось, что ваша матушка направляется прямо к солнцу. Она сказала: «Я была очень счастлива, потому что мы были все втроем. Я такого прежде никогда не видела во сне. Мы ехали гуськом. Милорд Рауф впереди, потом я, а за мной мой сын. Было чудесно направляться к яркому свету вместе со своими дорогими мужчинами».  — Служанка взглянула на платье госпожи и всхлипнула: — Я не удивилась, мастер, что она мирно умерла следующей ночью.
        Уолтер подошел к окну и несколько минут стоял молча. Это было то самое окно, возле которого обычно сидела его матушка. Он мог видеть черные башни Булейра на фоне светлого неба.
        — Вульфа, я позабочусь о том, чтобы ты осталась у нас. Ты должна присматривать за этой комнатой, и делай это со всем старанием.
        Выйдя из комнаты матери, он услышал громкий голос деда: «Вилдеркин! Вилдеркин!»
        Дед кричал так нетерпеливо, что молодой человек побежал к нему в комнату, испугавшись, что с ним что-то случилось. Но уже перед самой дверью он по привычке заколебался: существовало строгое правило, по которому без вызова он не имел нрава входить в комнату деда.
        Дверь была полуоткрыта, и Уолтер увидел, что хозяин Гер-ни поднялся с постели и быстро начал надевать нижнее шерстяное белье. Старик услышал шаги и поднял голову.
        — Уолтер, входи!  — воскликнул он.
        И вдруг осекся и перестал одеваться. Одна нога оставалась обнаженной, серые подштанники очутились на полу. Старик невольно сделал шаг вперед.
        — Я с ним заговорил!  — в ужасе воскликнул дед.  — Боже и святой Вулстан, я нарушил клятву! Прости меня, Боже!
        Уолтер не двинулся с места и ничего не сказал. Он увидел, что в углу комнаты почтительно стоит какой-то мужчина.
        Голые ноги незнакомца были обуты в черные башмаки. Это означало, что он находился в услужении у дворян. На его рукаве был знак Булейра.
        — Мошенник, не смей болтать! Если ты будешь молчать, то никто не узнает, зачем ты сюда приходил. Не вздумай распускать язык, не то я позабочусь, чтобы ты лишился его навеки!
        Человек так спешил покинуть комнату, что чуть не сбил Уолтера в дверях. Уолтер был слишком взволнован и не обратил внимания на оговорку деда. Присутствие слуги из Булейра в Герни можно было объяснить только несчастным случаем. Неужели что-то случилось с Ингейн?
        Дед продолжал одеваться. Руки у него дрожали.
        — Нужно поскорее повидать епископа и все ему рассказать,  — бормотал он.  — Что на меня нашло? Неужели я сошел с ума? Я нарушил клятву!  — Он поднял голову и заорал: — Вилдеркин! Вилдеркин!  — Когда прибежал сенешаль, хозяин гневно на него обрушился: — Это все из-за тебя, ленивый мошенник! Где ты был? Ты что, не слышал, как я тебя зову? Ты во всем виноват, и я повешу твое бесполезное тело на частокол, чтобы жирные вороны расклевали тебя по кусочкам. Что ты делал, бездельник?
        — Милорд Алфгар, я уже не так хорошо слышу,  — дрожащим голосом заметил слуга.
        Милорд начал успокаиваться и покачал головой:
        — Это правда! И я совершил еще один грех, обвинив тебя в том, что сделал сам. Может, меня простят, потому что я уже стар и не смог проследить за собственным болтливым языком? Вилдеркин, зато тот, кому я дал клятву молчания, очень хорошо слышит. И к тому же все помнит!  — Он снова начал злиться: — Подойди сюда, мошенник, и помоги мне завязать эти поганые шнурки! Ты что же, еще и ничего не видишь, старый болван?
        — Милорд, что случилось?  — Сенешаль был так напуган, что боялся тронуться с места.
        — Не задавай вопросы, а делай то, что тебе приказали! Когда трудный процесс облачения наконец завершился, старик уселся в кресло. Он взглянул на Уолтера и слабо улыбнулся.
        — Что ж, ошибка сделана, и уже ничего не попишешь. Что мне теперь делать?  — Он начал думать, непрестанно покачивая головой.  — Придется искупать свой грех, об этом обязательно позаботится епископ.
        Уолтер расхрабрился и спросил:
        — Вилдеркин, может, мой дед расскажет мне о новостях из Булейра?
        — Да, да, Уолтер, тебе лучше все знать об этом,  — заметил дед.  — В комнате наступила тишина. Потом дед высоко воздел руки.  — Я опять это сделал! Я дважды нарушил торжественную клятву! Бог свидетель, если я так легко нарушаю рыцарские клятвы, как я смогу помочь благородной даме в опасности?!
        — Благородная дама в опасности?  — Уолтер уже ни о чем не мог думать.  — Скажи мне, дед, Ингейн требуется наша помощь?
        — Мою ошибку уже нельзя исправить.  — Хозяин Герни посмотрел Уолтеру прямо в лицо.  — Этот слуга приехал, чтобы сообщить мне, что к нам пожалует графиня Лессфорда. Она покинула Булейр! Дама просит дать ей приют вместе ее малолетним сыном.

        Глава 13. БОМБЕЙ

1

        Покрытые известкой шпангоуты корабля, приплывшего с Дальнего Востока, выпирали из мелкой воды, подобно пням в сгоревшем лесу. Это судно уже больше никогда не будет плавать. Вся команда куда-то разбежалась, а трое пассажиров поселились в доме у Чилпраты. Надо признаться, что они ему надоели.
        Это было странное трио. Среди них была женщина, которая прикрывала нижнюю часть лица, так что его невозможно было разглядеть. Зато хорошо была видна пара удивительных темно-синих глаз. Синий цвет здесь был цветом неба и праздничных юбок, которые надевали женщины во время религиозных торжеств. Но синих глаз здесь никогда не видели. Можно было подумать, что это женщина покрасила глаза, как красят в этой стране ногти на руках и ногах, а иногда даже волосы, если бы с ней не было годовалого ребенка с точно такими же глазами! Наверно, они пожаловали из каких-то необыкновенных краев, где царили другие законы природы. Насчет третьего члена этой чудной троицы можно не сомневаться — это был чернокожий слуга с широкой белозубой улыбкой.
        Чилпрата очень беспокоила привычка женщины — когда к берегу приставали корабли, она бродила по пристани и жалобно кричала:
        — Лондон! Лондон!
        Никто не мог объяснить, почему она себя так вела, потому что никто на Семи Островах не понимал языка, на котором разговаривала женщина и ее слуга.
        Чилпрата часто обсуждал это с Марукуйей, брахманом.
        — Может, она ищет кого-то по имени Лондон?  — высказывал он предположение.  — Или, может, она благословляет или проклинает суда? Я все время об этом думаю, но ничего не понимаю!
        — Вероятно, на свете есть место под названием Лондон,  — сказал жрец,  — и она пытается попасть на судно, которое отправится туда?
        Это была весьма интересная мысль. Чилпрата начал медленно перемалывать ее в мозгу, не переставая энергично жевать бетель.
        — Вполне возможно,  — согласился он.  — У нее есть золото, и она может заплатить за проезд. Будет очень хорошо, если она уедет, Маракуйя. Мой дом тесен, в нем и без них полно народу. Хорошо бы они поскорее убрались отсюда.
        Дом Чилпраты был окружен бамбуковым забором. У входа висел череп тифа в знак богатства хозяина и его высокого положения в обществе. Мариам отвели угол комнаты, отгороженный высокой ширмой. Из окна был виден храм на высоком холме Острова Слонов. В этом углу она спала на тощей подстилке. У нее была с собой плетеная корзинка, в которой лежал ее сын, когда они перебирались из порта в порт. Сейчас ему исполнился год, и малыш начал ходить, смешно перебирая пухлыми ножками. Он все время пытался поймать Чи Вангти. Крохотный аристократ любил мальчугана и часто спал рядом с ним в корзинке. Несмотря на это, он старался держаться подальше от цепких и сильных пальчиков ребенка, которому очень нравилось палевое кольцо хвоста. Малыш, спотыкаясь, топал за ним и повторял единственное знакомое ему слово: «Чи! Чи!» Ему никак не удавалось схватить песика за хвост, но он не оставлял своих попыток.
        Мариам почти все время проводила с мальчиком. Иногда она выходила на берег в поисках судна, которое могло бы отвезти их в Лондон, к отцу мальчика. Мариам купала малыша дважды в день и готовила ему еду. Кроме того, она мастерила для него наряды из купленных в соседних лавках ярких материй. Это было бесконечное занятие. Не успевала Мариам дошить новую одежку, как оказывалось, что она становилась мала и пухлая попка не вмещалась в новые штанишки. Несмотря на постоянную жару и неспокойную жизнь, которую они вели, мальчик рос с потрясающей быстротой.
        — Он такой милый малыш, мой Уолтер,  — говорила Мариам Махмуду.  — Он мне сильно напоминает своего отца. Посмотри, какие у него золотые волосы, видишь, они становятся кудрявыми. Он вырастет и станет красивым мужчиной.
        Махмуд спал снаружи. В его обязанности входило доставать рис и овощи, которыми они питались. Махмуд был очень предан малышу и называл его «массер Бой». Дважды в день слуга выносил ребенка на длинные прогулки — утром, пока еще не было слишком жарко, и ближе к вечеру, когда солнце касалось синей кромки моря. Малыш обожал прогулки. Он радостно сидел у Махмуда на плечах, вцепившись ручонкой в тюрбан и колотя ножками по груди черного слуги. Мальчик прекрасно знал, когда подходило время прогулки, из-за которой появлялся Махмуд. Если Махмуд задерживался, у малыша жалобно кривилось личико и он смотрел на мать, как бы спрашивая: «Что случилось с нашим Махмудом? Мне очень не нравится его ждать!»
        На улице Махмуд не закрывал рта, а по возвращении пересказывал Мариам свои беседы с малышом.
        — Махмуд говорить массер Бой про слонов. Массер Бой его понимать. Да, он понимать все слова Махмуд.
        — Почему ты так решил? Что он сказал, Махмуд?
        — Он не говорит ничего. Но Махмуд знать. Маленькие мальчики любят слонов.
        Чаще всего Махмуд рассказывал малышу о кораблях. Они отправлялись на пляж, и, если у причала стояло какое-нибудь судно, слуга начинал оживленно болтать о высоких разноцветных парусах в заплатках, о якорях и об иллюминаторах, из которых доносились странные пряные запахи. Вернувшись домой, Махмуд обычно говорил Мариам, что ее сын станет матросом, когда вырастет.
        — Все решено, леди Майям,  — говорил Махмуд.  — Массер Бой любить корабли. Когда он их видеть, глаза у него становятся круглые, как пуговицы. Когда массер Бой станет большим, как его отец, они с Махмуд поедут в долгое путешествие.
        Мариам совсем не нравилась эта идея. Они уже так долго странствовали, что она молила Бога, чтобы ее сын больше никогда не отправлялся ни в одно путешествие.
        Мариам уже начинала терять надежду, которая поддерживала ее во время длительных переездов и тяжелых испытаний, когда ей приходилось бродить по причалам, выкрикивая «Лондон!» при виде каждого матроса. Знали ли капитаны, которые брали у нее золото, где на самом деле находится этот далекий город? А вдруг она сбилась с правильного курса и все дальше и дальше забирается в глубь незнакомого темного мира? Никто не мог ей дать ответа. Они жили в окружении высокой и глухой стены молчания и непонимания и, возможно, сейчас были дальше от Лондона, чем в начале путешествия.
        — Махмуд,  — говорила Мариам, грустно качая головой,  — сможем ли мы найти корабль, который заберет нас с этих ужасных островов? И если нам это удастся, отвезет ли он нас к Мастеру Уолтеру? Махмуд, ждет он нас еще? Может, он решил, что мы для него потеряны навеки? Или думает, что мы все погибли?
        Махмуд никогда не сомневался:
        — Массер Уолтер нас ждет. Он любить леди Майям. Когда он увидит массер Бой… Ха, как он станет радоваться!
        — Боюсь, что мы его никогда не увидим. Махмуд продолжал ее успокаивать.
        — Мы обязательно увидеть массер Уолтер.  — Он гордо бил себя в грудь.  — Махмуд знает: мы там будем очень скоро.

2

        Мариам видела, как Уолтер и Тристрам отплыли в первой лодке в ту ночь, когда приливное течение повернуло реку вспять. После этого Мариам уже ничего не могла изменить. Она молча проследовала за Чанг By в темную комнату позади одного из рисовых складов. Махмуд перепугался, поняв, что туда могут ворваться толпы голодных людей. Но Мариам не было страшно. Она не сомневалась, что отъезд Уолтера был спланирован так, чтобы можно было свалить исчезновение птиц с золотым плюмажем на прилив. Она не была уверена, что он жив, и ждала, что ей придется разделить с любимым страшную судьбу.
        Мариам лежала на жесткой лежанке, уставившись невидящими глазами в темноту. По полу бегали крысы, но она не обращала на них никакого внимания.
        Никто к ним не заходил. Шум толпы приближался, потом стал отдаляться и умолк совсем. Ей выпало жить, но она не испытывала никакого облегчения.
        Шли часы, и у нее над головой в комнату начали проникать солнечные лучи. Начинался новый день.
        Наконец пришел Чанг By с фонарем. Его пламя плясало по бамбуковым стенам, рождая странные тени. Мариам поднялась, пытаясь рассмотреть выражение лица китайца в неверном свете.
        — Ваш уважаемый муж и его друг живы,  — заявил Чанг By.  — Один из лодочников утонул, но второй вернулся. Он сказал, что они поспели на судно вовремя.
        Она долго пыталась подавлять в себе страх — всю эту долгую ночь, но сейчас плотина прорвалась, и она разразилась слезами.
        — Чанг By, я так счастлива!  — воскликнула Мариам.  — Я была уверена, что они погибли во время прилива. Всю ночь я думала только об этом. Они точно живы? Точно?
        Старик улыбнулся:
        — Мы в этом не сомневаемся. Я спрашивал людей и того лодочника. Он мне говорит, что видел, как они стояли на палубе.  — Старик помолчал.  — Судно не могло больше ждать и отплыло в назначенное время. Сейчас здесь очень неспокойно, и мы не можем послать другой корабль. У нас вообще начались неприятности.
        Мариам испытала такое облегчение, что ее даже не волновало собственное положение. Она улыбнулась старику и сказала:
        — Я очень счастлива!
        Чанг By опять замолчал. В его глазах можно было прочитать сожаление и просьбу о прощении.
        — У нас большие неприятности,  — повторил он.  — Отдано приказание, чтобы ни одно судно не вышло из гавани. Корабли держали для придворных, если вдруг настанет необходимость спешно эвакуироваться. Я могу обещать жене моего уважаемого друга, что попытаюсь найти ей место на первом же судне, которое выйдет из порта.
        Только теперь Мариам поняла, в каком оказалась положении. Она в ужасе посмотрела на Чанг By.
        — Когда это будет?  — шепотом спросила она.  — Если придется долго ждать, я могу… могу никогда больше с ним не встретиться. Добрейший Чанг By, я уверена, что вы все продумали. Скажите, что мне не о чем беспокоиться!
        Старик медленно покачал головой:
        — Мне очень жаль, но я ничего не знаю. Молодой лорд с Запада, которого я очень уважаю, не сможет высадиться в близлежащих портах. Он должен оказаться как можно дальше от Кинсая. Будем надеяться, что следующее на юг судно сможет догнать его корабль.
        Как только на улице стало светло, ее отвезли в дом к Чанг By, и там она пробыла три недели. Мариам так волновалась и была в таком напряжении, что временами казалось, что ее разум этого не выдержит. Ей не было известно, уходили ли корабли в это время на юг или нет. Старик Чанг By иногда навещал ее и говорил, что пытается сделать для нее все возможное. Наконец он объявил, что она отплывает на следующий день, но Мариам понимала, что ей никогда уже не удастся догнать корабль, где был ее муж. Но ей необходимо его найти, даже если придется следовать за ним в Лондон. К тому времени стало ясно, что подаренные утиные яйца в крапинку предсказывали малыша не зря.
        Она отплыла из Кинсая за неделю до того, как ворота великого города были открыты без боя, чтобы впустить передовые отряды Баяна.

3

        Однажды Чилпрата позвал своего друга Марукуйю, чтобы с ним посоветоваться. Он желал поговорить о своих жильцах, и пока они ели рис-карри и дары моря, хозяин дома внимательно посматривал на улицу, где прогуливалась Мариам с сыном. Чтобы подчеркнуть важность разговора, Чилпрата даже надел на шею нитку мелкого жемчуга в дополнение к красной набедренной повязке, которая обычно составляла весь его наряд.
        — Нужно что-то делать,  — сказал он, беря креветки в правую руку. Левой[12 - Левая рука у мусульман считается «грязной», потому что ею они обычно подмываются.], которой приходилось выполнять менее важные жизненные функции, он указал в сторону зеленой ширмы.  — Эта синеглазая возбуждает мужчин на острове.
        Жрец презрительно захохотал:
        — Эта маленькая щепка холодной белой плоти? Почему она волнует мужчин острова?
        — Ты отрекся от соблазнов плоти, поэтому тебе не понять. Она небольшого роста и очень грациозна. Кроме того, мужчинам нравится цвет ее глаз. Она очень привлекательна, и даже у меня, Чилпраты, чья кровь уже начинает остывать, возникает желание похлопать девушку по заднице, когда она проходит мимо. Если она останется тут подольше, не избежать беды. Наши женщины начинают злиться, и моя Алтима все время меня пилит.
        Мариам словно поняла, о чем идет разговор, и появилась в этот момент из-за ширмы. Она подошла к достойным старцам и уселась на пол рядом с ними, скрестив ноги. Ни одна из женщин Семи Островов не посмела бы сделать это. Она протянула руку и положила на ладонь хозяина один из камней, которые были зашиты в подол ее платья. Рубин был небольшим, но его кроваво-красный цвет был настолько насыщенным, что оба мужчины затаили дыхание.
        — Лондон,  — сказала Мариам, серьезно глядя на Чилпрата. Она несколько раз повторила название нужного ей города жалобным голосом.
        Старики продолжали любоваться камнем. Чилпрата смочил его мокрым пальцем и посмотрел на свет. Потом попытался поцарапать ногтем, потер о шерстяную ткань набедренной повязки, а затем шепнул жрецу:
        — Какой чудный камень цвета голубиной крови. Она, наверно, предлагает его нам, чтобы мы помогли ей добраться до этого Лондона.
        Когда он произнес слово «Лондон», Мариам решила, что он начинает понимать, как ей необходимо туда добраться. Она кивнула несколько раз, повторяя: «Лондон!» Мужчины снова склонились над камнем.
        — Марукуйя, этот камень стоит целое состояние,  — тихо проговорил Чилпрата.
        — Да,  — согласился жрец.  — Что мой уважаемый друг собирается делать, чтобы сохранить его?
        Чилпрата неожиданно откинул назад голову и громко захохотал:
        — Хортима! Вот кто нам поможет, достопочтенный Марукуйя!
        — Хортима?  — Жрец не понял Чилпрата.
        — Разве тебе не ясно? Я придумал прекрасный план. Мы отошлем эту женщину вместе с Хортимой. Он не посмеет требовать слишком много. Мы ему заплатим, а остальное оставим себе.
        Понимание наконец забрезжило в маленьких, близко расставленных глазках жреца. Он тоже рассмеялся.
        — Клянусь священным быком, ты все правильно придумал. Но,  — он сделал паузу,  — Хортима собирался отвезти лошадей в Аден до того, как у него начались неприятности. Как ты думаешь, место, которое она ищет, находится в том же направлении?
        Для Семи Островов Чилпрат был честным человеком, но, конечно, и у его честности имелись границы. Он взмахнул руками.
        — Может, да, а может, нет. Но эта женщина со светлой кожей больше не может здесь оставаться. Если Хортима не доставит ее туда, куда ей нужно, то это сможет сделать следующий капитан. Пошли, у нас много дел.
        Хортима был морской волк с широким плоским лицом. Когда-то у него через все лицо появился шрам от удара сабли. В данный момент ему приходилось нелегко. У него был долг одному из обитателей острова, но он не смог расплатиться. Кредитор его выследил и нарисовал вокруг него круг на берегу. Согласно местному закону, он не мог выйти за пределы очерченного круга до тех пор, пока не будет выплачен долг. Поэтому старый морской волк уже несколько дней провел в плену на свежем воздухе. Ему поставили топчан, на котором он спал. Мухи тучами летали над блюдами с едой, которую ему приносили доброхоты. Одна ящерица решила добровольно разделить с ним заключение. От Хортимы дурно пахло, и он выглядел несчастным.
        Оба посетителя вступили с ним в громкие переговоры. Чилпрата был прав, говоря, что Хортима не посмеет спорить, и в конце концов он действительно мрачно кивнул в знак согласия. Теперь следовало выплатить долг, и они позвали кредитора — мелкого купца. У того с собой была керамическая бутылочка с чернилами и заточенное гусиное перо. С ним было трудно о чем-то условиться, и начались шумные споры.
        Мариам была неподалеку и видела, как кредитор разостлал на земле небольшой кусок ткани. Четверо мужчин присели на корточки и положили правые руки под ткань. Что они делали? Мариам сначала ничего не понимала и только потом сообразила, что таким образом они пытались достичь соглашения. Она заметила, как их пальцы двигаются под тканью. После каждого быстрого движения наступала длинная пауза, руки замирали, лица при этом были очень серьезны и напряжены. Затем медленно начинал двигаться другой палец.
        Так продолжалось добрых полчаса, а потом кредитор поднялся, бросил тряпку в воздух и поднял вверх правую руку. Соглашение заключили. Остальные участники сделки тоже встали.
        Мариам сильно волновалась, но все равно не могла удержаться от смеха, настолько все вокруг было нелепым. Мужчины не обращали на нее никакого внимания. Хортима выскочил из круга и начал его стирать голой пяткой. Кредитор завершил сделку, написав пальцем на песке фразу «Долг выплачен» на языке Марагхи.
        Мариам вдруг осознала важность этой написанной фразы и снова рассмеялась, почувствовав уверенность, что ее долгое ожидание наконец подходит к концу.
        Чилпрат тоже засмеялся. Он кивнул Мариам и сказал:
        — Мы поклялись Шри-гунди, Счастливым Камнем. Все решено. Моя маленькая гостья с бледной кожей вскоре отправится в путешествие.
        Мариам ничего не поняла, но уловила по голосу, что он ей что-то обещает.
        «Мне кажется, что мы наконец скоро окажемся в Лондоне»,  — подумала она.
        Пока судно нагружали, прошло два напряженных и тоскливых дня. Правда, им стало легче жить, потому что Чилпрат стал к ним относиться лучше, а его жена даже угощала их едой. Сотни раз в день Мариам подхватывала сына на руки и шептала:
        — Наконец, мой малыш Уолтер, мы привезем тебя к твоему отцу.
        Она нарядно его одевала, чтобы он был готов отправиться в путешествие немедленно. Он был так хорош и так похож на мальчика из Антиохии в своей белой курточке и свободных штанишках, но Мариам неизвестно зачем сшила ему шапочку, какую обычно носили маленькие мальчики в Англии.
        Она так боялась, что судно отплывет без них, что не позволяла Махмуду куда-либо уходить с малышом. Мальчик ничего не понимал и таращил глазенки, пытаясь увидеть за ширмой своего темнокожего друга, который понесет его погулять. Он все ждал Махмуда, пока не заснул от усталости. Мариам на секунду вышла, а когда вернулась, малыш спал, положив головку на край подстилки. Чи понимал, что его дружок грустит, и лежал рядом с ним.
        Наконец коней погрузили и крепко привязали на нижней палубе. Настал момент отправления. Мариам проводили на судно. Малыш сидел у Махмуда на плечах. Им отвели небольшую каюту, где были спешно побелены стены. Там была складная постель и разбитый кувшин для умывания.
        Мариам увидела Хортиму, одетого только в желтую набедренную повязку. Он стоял на корме, дико потел и выкрикивал громкие приказания команде. Махмуд потянул носом и сказал:
        — Леди Майям, грязное судно.
        Но Мариам не унывала. Ее не страшили неудобства. Она думала, что вскоре их скитания подойдут к кончу. Она взглянула на небо, где яростно светило солнце, и счастливая улыбка осветила ее бледное худенькое лицо.

        Глава 14. ЛИТТЛ-ТАММИТ

1

        Уолтер решил уйти, когда Ингейн прибудет в Герни. Ему казалось, что она выбрала бы другое убежище, если бы знала о его возвращении. Его присутствие может осложнить ссору с мужем. Эдмонд его всегда ненавидел и будет буйствовать, услышав, что они живут под одной крышей.
        Пусть ей все объяснит дед. Если она захочет уехать, то сможет это сделать, не повидав его.
        Он стоял в зарослях туи на краю пруда и видел, как приближалась Ингейн в окружении нескольких охранников. Позади ехали четверо слуг на мулах. Было очевидно, что она покидала Булейр не в спешке. Все было тщательно продумано, иначе у нее не было бы такого сопровождения.
        Уолтер видел Ингейн издали, но у него создалось впечатление, что она не изменилась. Она прямо восседала в седле, и ветерок играл прядкой золотых волос. Уолтер слышал, как она свистнула, и сокол сел на перчатку. Потом Ингейн отчетливо отдала какой-то приказ. Неизвестно, по каким причинам она покинула Булейр, но ее дух не был сломлен.
        Он подождал два часа и теперь внимательно поглядывал на дом, думая, что гости снова сядут на коней и поедут искать более подходящее пристанище. Но он ошибся. Коней и мулов повели к пруду и пустили пастись за оградой. Увидев Уолтера, грум с крестом на рукаве перестал посвистывать и поклонился ему. Погода начала портиться, и над поместьем нависла черная туча. Уолтер решил, что ему пора возвращаться.
        Слуги пытались починить подъемный мост. Они заменяли проржавевшие цепи крепкими новыми веревками. Казалось, дед считал, что может возникнуть необходимость защищать старый дом. Люди весело напевали во время работы.
        Когда Уолтер вошел в дом, ему встретилась Вульфа. От возмущения она мяла в руках широкую юбку. Но служанка не стала обращаться к Уолтеру.
        — Что случилось?  — спросил молодой человек.
        — Мастер! Она будет жить в комнате вашей матери!
        — Но у нас нет другого помещения для этой леди,  — ответил он, подумав.  — Это самая большая и светлая комната.
        — Но, мастер, она там все меняет!  — Вульфа говорила так, будто ей пришлось присутствовать при совершении святотатства.  — С ней ребенок и две служанки. Стало похоже на обычную комнату в таверне.
        — Вульфа, тут ничего не поделаешь. Графиня — наша гостья, и мы должны быть к ней снисходительны.
        — Ей кажется,  — сказала служанка, облизнув губы, что эта комната недостаточно для нее хороша. С кровати убрали одеяла и постели застелили шелком, который она привезла с собой. На стене повесили драпировки. Она говорит, что делает это, чтобы вокруг стало повеселее. Мастер, я не могу этого вынести!
        — Пока госпожа находится в нашем доме, ее желания — закон. И ты должна с этим примириться.
        Когда он проходил мимо материнской спальни, дверь туда была открыта, и он услышал оживленные голоса. До него донесся голос Ингейн:
        — Агнес, почему до сих пор не распаковала мои туалетные принадлежности? Глупая девка, где мой футлярчик с ароматическими шариками? Пошевеливайся! Я должна сегодня хорошо выглядеть!
        Уолтер решил, что ему тоже следует прилично выглядеть. В углу его комнаты стоял грубо сколоченный деревянный шкаф, набитый новой одеждой. Много красивых предметов туалета висели на крюках, вбитых в неполированные стены из дуба. Все эти вещи он купил во время остановок в Венеции и Париже. Но до сих пор ему в голову не приходило надеть хоть один из этих красивых нарядов.
        Молодой человек выбрал сверхмодный костюм, он был уверен, что костюм ему удивительно идет. Тунику из синего атласа с подложенными плечами украшал речной жемчуг. Туника сильно обтягивала его фигуру, поэтому он осторожно застегивал золотые пуговицы спереди. На длинных рукавах была великолепная вышивка, воздушные манжеты доходили почти до кончиков пальцев. На стройных ногах были надеты узкие чулки из белой камки, которые облегали ноги, как чешуйки луковицу. Это был вызов существующей моде — англичане носили свободные гамаши, а поверх, на теле,  — длинные накидки, доходившие почти до самой земли. Но Уолтера это не смущало, потому что он был уверен, что новая мода вскоре дойдет до Англии и он станет в этом пионером.
        Его наряд завершали синие башмаки с задранными носами. Молодой человек прекрасно себя чувствовал, расхаживая по комнате. Потом по привычке подумал: «Если бы меня могла видеть Мариам!» Не успели эти слова зазвучать в его голове, как хорошее настроение пропало. Он подошел к окну и грустно посмотрел на начинающийся дождь.
        — Моя дорогая жена, где ты?  — вслух спросил Уолтер. Он несколько минут постоял у окна, а потом решил, что надо переодеться во что-то более скромное. Уолтер вздохнул и сказал себе:
        — Нет, не стоит переодеваться. Я должен хорошо выглядеть перед Ингейн. Она невысокого мнения о Герни, и эту ошибку следует исправить.
        В Большом холле зажгли вдвое больше сальных светильников, чем обычно. Уолтер сошел вниз первым. Он попытался взглянуть на приготовления как бы со стороны, чтобы понять, как они выглядят в глазах гостьи.
        В центре стола стоял кубок «Исцелитель Лука». Рядом кубки «Иоанн Креститель» и «Бернар из Клерво». Во главе стола помещались три кресла, а перед ними — высокая солонка.
        У Уолтера радостно забилось сердце. Он будет сидеть рядом с дедом и Ингейн! В первый раз будет публично признано, что он член семьи.
        Уолтер обратил внимание, что все слуги присвистывали, увидев его в этом наряде. Один из них заявил довольно громко:
        — Провалиться мне на этом месте, если он не возвратился важным павлином!
        Другой его поддержал:
        — Молодой мастер, вы, наверно, хвастаетесь своими длинными ногами!
        Уолтер не обращал внимания на их шуточки, потому что понимал, что в глубине души они гордятся тем, что он вернулся из путешествия и имеет красивую одежду. Уолтер засмеялся и промолвил:
        — Вшивые лентяи, вы бы видели мои наряды в Китае!
        В комнату вошел дед, опираясь на крепкую палку из терновника. Воцарилась тишина. Старик заморгал глазами, а потом неожиданно улыбнулся.
        — Ну прямо Соломон во всем своем великолепии!  — сказал он.  — Мальчик мой, я никогда не видел подобных гамаш. Клянусь святым Вулстаном, мне бы тоже хотелось приобрести для себя парочку! Мои ноги еще можно показывать!
        Уолтер поклонился:
        — Милорд, так одеваются в Венеции, и скоро это будут носить при дворе его величества.
        Дед отвел его в сторону.
        — Я разговаривал с отцом Климентом,  — шепнул он,  — он говорит — за нарушение клятвы необходимо понести суровое наказание. Но если клятва уже нарушена, ее больше не нужно выполнять! Относительно наказания станет решать епископ Ансельм, и боюсь, что наказание действительно будет суровым и дорогим. Но теперь я могу с тобой разговаривать напрямую. Мальчик мой, я очень рад этому.
        В этот момент вошла Ингейн. Уолтер позабыл, какая она красавица, и сейчас радовался, увидев ее. На голове у нее был тонкий золотой обруч, а сзади волосы были подобраны в сетку. Длинная темно-синяя юбка подметала пол, когда она шла. Сверху был надет прилегающий корсаж из желтого бархата. Спереди корсажа был глубокий вырез с отделкой из горностая. Поверх всего был накинут темно-серый плащ, закрепленный у горла золотой цепочкой. Он развевался при ходьбе, открывая пышные рукава с ярко-желтыми пуговицами.
        Если Уолтер думал, что Ингейн будет расстроена бедами, которые заставили ее бежать из Булейра, то он ошибался. Ингейн стремительно шла вперед, шурша юбками. Она протягивала к нему руки и радостно улыбалась:
        — Уолтер! Какой приятный сюрприз! Я не ожидала тебя увидеть в Герни и даже не знала о твоем возвращении.
        Глаза ее сверкали, и она с удовольствием оглядела молодого человека. Уолтер смутился и пробормотал, что рад ее снова видеть.
        — Тебе придется видеть меня довольно часто,  — заявила Ингейн.  — Я навсегда покинула Булейр. Никогда не вернусь в это проклятое место. У меня пока нет планов на будущее, и поэтому я воспользовалась добротой твоего деда.
        — Я очень этому рад, милейшая леди,  — сказал хозяин Герни, стоя рядом с Уолтером.  — Вы можете оставаться у меня сколько захотите и строить планы на будущее. Мы будем рады вашему пребыванию здесь.
        Ингейн поклонилась, поблагодарила старика и приняла его руку, чтобы следовать к столу. Старик посадил ее справа от себя и жестом указал Уолтеру на кресло слева. Уолтер уселся. Он видел, что слуги подмигивают друг другу. Агнес Малкинсмейден принесла на серебряном блюде говяжью ногу и шепнула ему:
        — Мастер Уолтер, я рада, что вы наконец сидите на вашем законном месте!
        Старик был в хорошем настроении и начал болтать, прервав Агнес, когда та попыталась, как всегда, прочитать молитву. Дед порезал на тарелке говядину на мелкие кусочки и завел беседу на любимую тему. Ингейн сначала с аппетитом съела мясо и половину жареной курицы, выпила два бокала вина. Потом она отложила нож в сторону и наклонилась вперед, будто бы для того, чтобы внимательно выслушать рассказы хозяина. На самом деле ей хотелось получше рассмотреть молчаливого Уолтера, сидящего по другую сторону от старика. Когда хозяин на секунду сделал паузу, она стала быстро задавать вопросы Уолтеру. Действительно ли Китай такая прекрасная страна, как все об этом думали? Привез ли с собой Уолтер какие-нибудь удивительные вещички из Китая? Переменил ли он свое мнение о нашем короле?
        Молодой человек на все вопросы ответил утвердительно. Но как Ингейн ни старалась, ей не удалось вызвать Уолтера на разговор.
        Хозяин быстро проговорил:
        — Это мне напоминает, милая леди… — и начал следующую бесконечную историю.
        В конце концов Ингейн перестала делать попытки завязать беседу и сидела со скучающим видом. Наконец она сказала, что день для нее был очень трудным и не будет ли возражать уважаемый хозяин, если она отправится в свою комнату?
        — Нам будет вас не хватать,  — заметил старый дамский угодник, поднимаясь с места.  — Но у меня есть утешение,  — сказал он, улыбнувшись Уолтеру,  — мой внук и я более двадцати лет были лишены возможности общаться. Теперь мы должны исправить положение. Мы долго будем сегодня с ним разговаривать, пока не устанут языки.
        Уолтер помог леди Ингейн сойти с платформы. У дверей она остановилась и легко коснулась его руки.
        — Ты стал таким красивым,  — шепнула она. И дальше заговорила очень серьезно: — Я попала в большую беду и хочу тебе все рассказать. Мы можем встретиться завтра рано утром в саду? Я хочу посоветоваться. Уолтер, мне действительно нужен твой совет.
        — Леди Ингейн, я рано встаю,  — сказал Уолтер.  — Я к вашим услугам и сделаю все, что вам понадобится.
        — Но мне трудно рано вставать,  — засмеялась Ингейн.  — Если я рано встану, то буду плохо выглядеть. Но я не стану залеживаться в постели и присоединюсь к тебе в саду. Мне будет очень интересно послушать о твоих приключениях.
        Уолтер пробьи в саду два часа, прежде чем появилась Ингейн, помахивая сумочкой с ароматными шариками. Сумочка была из оранжевой кожи в виде мешочка, сверху она завязывалась легкомысленным бантом из черного бархата.
        — Доброе утро,  — приветствовала Ингейн Уолтера.  — Я не спала всю ночь, перебирая в уме все свои беды, поэтому опоздала.
        Уолтер взглянул на солнечные часы:
        — Вы пришли даже раньше, чем я ожидал. Может, мы пройдем к пруду? Там, мне кажется, трава не такая влажная. Ваши башмачки кажутся тонкими, как бутон фуксии, и вам не следует бродить по мокрой земле.
        Ингейн приподняла ногу, чтобы продемонстрировать красный башмачок.
        — Обувь — моя слабость. Если бы я была английской королевой, то у меня были бы сотни пар обуви и я никогда не надевала бы одну и ту же пару дважды.
        Они медленно направились к пруду, Ингейн надвинула капюшон, чтобы защитить лицо от солнца.
        — Я сейчас живу в комнате, той самой, куда меня привели, когда я в первый раз побывала в Герни,  — сказала Ингейн.  — Уолтер, ты помнишь, ты там тоже тогда был. Ты был очень мрачным мальчиком, довольно симпатичным, но очень любил спорить.
        — Ты начала хвастаться, и мне пришлось возразить тебе.
        — Я помню, как ты выглядел. Волосы у тебя завивались кудряшками и падали на глаза.
        — Вынужден с тобой не согласиться — я всегда был очень аккуратным и волосы у меня были хорошо причесаны.
        — Может, и так. Я не уверена. Но в чем я убеждена, так это в том, что ты со мной спорил и даже был груб.
        — Ты попыталась глядеть на нас сверху вниз. Ты всегда так себя вела по отношению ко мне, Ингейн.
        — А сейчас,  — сказала она со вздохом,  — я обратилась к вам за помощью. Я уже не такая надменная. Я не была счастлива в браке с Эдмондом.  — Она начала волноваться.  — Не сомневаюсь, что ты его ненавидишь, но тебе неизвестно, какой он жадный, жестокий и отвратительный человек!
        — Я его почти не знаю, но могу поверить всему, что о нем говорят. А как насчет его матери? Что ты можешь сказать по поводу этой Нормандской женщины?
        Ингейн резко тряхнула головой:
        — Если бы не она, я смогла бы справиться с Эдмондом. Сначала он гордился мною. Но мать невзлюбила меня с самого начала. Она желала продолжать заправлять в Булейре, и их было двое против меня одной. Уолтер, я ничего не смогла сделать. Они постоянно шушукались и строили заговоры. Они ни о чем больше не могут думать, как только о том, чтобы скопить, сэкономить и добавить еще мешочек золота к тем, что они где-то прячут. Ты не обратил внимания, что у них одинаковые носы? Длинные, алчные и вульгарные. Они сидели, склонившись друг к другу так, что касались кончиками гадких носов, и шептались, шептались, шептались… Они постоянно шептались, чтобы я ничего не слышала.  — Она злобно расхохоталась.  — Ты можешь мне поверить, что после свадьбы у меня не было в руках ни одной монетки? Уолтер был поражен:
        — Ингейн, твой отец умер, а ты его единственная наследница!
        — Эдмонд забрал Тресслинг в качестве моего приданого. Он сразу все там взял под свой контроль и сам собирал ренту и часть урожая. Я смогла удрать, потому что вчера он отправился туда. Он должен был вернуться ночью. Что теперь в Булейре творится, трудно себе даже представить.
        — В это трудно поверить.
        — Это невероятная парочка! Таких еще поискать! Его мать свихнулась! Она не дает вынести гроб твоего отца из церкви. Свечи все догорели дотла, но она не позволяет, чтобы их кто-либо касался. Она даже хотела, чтобы его тело оставалось с ней.  — Ингейн взяла Уолтера за руку и пригнула к нему голову.  — Когда она на меня смотрит, я читаю безумие в ее глазах. Я уверена, что она хочет меня убить, и ей бы удалось это сделать, если бы я осталась в замке.
        — Когда Эдмонд узнает, где ты, он выступит против нас со всеми своими солдатами,  — заявил Уолтер.  — Мы вчера обсудили все с дедом и решили: пока ты с нами, нам следует собрать всех наших людей здесь.
        — Не надо ничего бояться. Он так жаден, что постоянно уменьшал охрану. В замке не более дюжины лучников и столько же караульных. Со мной приехали мои слуги из Трес-слинга. В любом случае люди из Булейра не очень-то любят своего хозяина, поэтому он не станет прибегать к демонстрации силы.
        Несколько минут они прогуливались молча.
        — Жаль, что тебе так не повезло в браке!  — сказал Уолтер. Он вспоминал счастливые дни, недели и месяцы, которые он провел с Мариам в Приюте Вечного Блаженства.
        — Я тебе не рассказала самого главного. Он очень жесток. Если кто-то противится его желаниям, он беспощадно расправляется с ним. Джек Далди очень занят в своей камере пыток! В замке Булейра и в грош не ставят законы короля!
        — Я что-то такое слышал, когда был в Лондоне.
        — Он мстит крестьянам за то, что произошло после смерти его отца. Уолтер, он им мстит в стократном размере!  — Ингейн помолчала.  — И это… еще не все. Мы живем раздельно с тех пор, как родился мой сын. Он приводит женщин и развлекается с ними, не стесняясь меня. Далеко не все из них желают стать объектом его внимания. Эдмонд пользуется вассальным «правом первой ночи».  — Ингейн горько рассмеялась: — Трудно поверить, что такое могло произойти с Ингейн из Тресслинга, гордой молодой наследницей, которая была уверена в себе и думала, что она сможет подчинить себе любого мужчину! Наверно, мне нужно было выйти замуж за Ниниана. Или даже… — Она быстро взглянула на Уолтера, а потом отвела глаза.  — Или… или за другого кандидата.
        — Что ты собираешься делать?  — спросил Уолтер.
        — Не знаю. Я думала только об одном — что мне необходимо оттуда убраться. Я никогда больше не вернусь в Булейр. Что бы ты мне посоветовал?
        — Тебе следует отправиться в Лондон и просить защиты у короля. Мне говорили, что он очень справедлив. Он выслушает тебя и, мне кажется, постарается, чтобы тебе достались хотя бы поместья Тресслинга.
        — Отправиться в Лондон? Это невозможно! Я не могу туда добираться одна. Уолтер, мне не на что жить с моими людьми. Я тебе уже говорила, что у меня в кошельке нет даже самой мелкой монетки!
        — Пусть это тебя не беспокоит. Я вернулся с Востока с деньгами и могу помочь тебе, пока ты поживешь в Лондоне и король будет рассматривать твое дело.
        Ингейн пораженно посмотрела на Уолтера:
        — Ты это сделаешь для меня? Дорогой Уолтер, я всегда так плохо к тебе относилась! Как могут так сильно отличаться два брата?
        — Мы всего лишь сводные братья. Не надо забывать об этом.
        Уолтер все время посматривал на дорогу и теперь внезапно остановился.
        — Вот он. Он не теряет времени зря. Твой рыцарь и хозяин едет, чтобы забрать тебя. Его сопровождает примерно дюжина всадников. Мы должны немедленно вернуться в дом.
        Ингейн молча смотрела на приближающихся всадников.
        — Я к нему не испытываю ничего, кроме презрения. Нет, я подожду его здесь, потому что не хочу, чтобы он подумал, что я его боюсь.
        Уолтер не стал ее переубеждать. Он повернулся и громко окликнул караульных. В ответ раздался сигнал от частокола.
        — У нас защитники,  — сказал он Ингейн.
        Когда к ним подъехал лорд Лессфорда, рядом с Уолтером стояли восемь сильных мужчин из Герни. Эдмонд натянул поводья и сделал знак своим сопровождающим, чтобы они держались позади. Годы его сильно изменили. Лицо пополнело и казалось недовольным. Внешность стала еще более отталкивающей.
        Он молча и с неприязнью несколько секунд разглядывал жену.
        — Значит, я нашел тебя именно здесь, моя милая. Хорошенькая у тебя компания. Садись на коня и без промедления отправляйся со мной в Булейр!
        — Я никогда не вернусь в Булейр.
        — Это решать не тебе,  — отрезал муж.  — Решаю тут я. И я приказываю тебе собрать слуг и отправиться в Булейр через десять минут!
        Ингейн с вызовом рассмеялась:
        — Милорд, вы стали плохо слышать? Я покинула вас навсегда. Никто на земле не сможет изменить мое решение. Могу только сказать, что презираю вас и лучше умру, чем стану жить с вами под одной крышей.
        Граф помолчал, потом обратился к Уолтеру:
        — Мне не было известно, что Ублюдок из Герни возвратился из странствий,  — сказал он спокойным голосом.  — Дорогая, ты решила меня покинуть, потому что возвратился этот Ублюдок?
        — Я вернулся в Герни вчера, и даже мой дед заранее не знал, что я приеду,  — заметил Уолтер.
        — Какое странное совпадение! Действительно, это просто удивительно. Для меня никогда не было секретом, как ты относишься к моей жене.  — Тут граф впервые проявил признаки гнева: — Это ты научил ее не повиноваться мне!
        — Я не собираюсь давать никаких объяснений. Но, по-моему, было бы справедливо, если бы леди Ингейн сказала, что она сама пришла к такому решению.
        — У вас мой сын,  — сказал граф, обращаясь к Ингейн.  — Я этого не потерплю. А где станете жить вы, меня мало касается.
        — Он — мой сын.
        — В законе об этом ничего не сказано!
        — Закон?  — выкрикнула Ингейн.  — Ты в первый раз заговорил о законе, мой милый Эдмонд!
        Последовала долгая пауза. Лорд Булейра сгорбился в седле, и только его глазки метались от Ингейн к Уолтеру и обратно.
        — Кажется, придется прибегнуть к силе,  — наконец заявил он.
        — Сперва подумайте хорошенько,  — быстро вставил Уолтер.  — Вы видите, что у моих людей готовы луки, а лучники Герни точно попадают в цель.
        — Ублюдок из Герни, я могу тебя победить, и мне будет приятно это сделать!  — воскликнул Эдмонд.
        — Сводный братец, тебя прежде нашпигуют стрелами,  — засмеялся Уолтер.  — Хоть ты и благородный граф, но если стрела пройдет через твою глотку, то даже для тебя будет все кончено на этом свете!
        Граф внезапно с яростью натянул поводья.
        — Ингейн, даю тебе последний шанс! Собирайся и привези домой моего сына!
        — Неужели ко всем твоим отвратительным качествам прибавится еще и трусость!  — громко захохотала Ингейн.  — Ты только что говорил о силе оружия. Разве тебе не хочется проявить свою смелость?
        — Ты что, считаешь,  — заорал Эдмонд,  — что я унижусь и стану мериться силой с этим низкорожденным ублюдком?
        — Я и мои люди готовы,  — заявил Уолтер.  — У тебя есть возможность побороться, мой дорогой сводный братец. Ты говоришь, что я низкого происхождения? Мы дети одного семени. Но могу поклясться, что мой знатный отец не дал тебе ничего хорошего, кроме одной вещи: ты — граф Лессфорда, Эдмонд. Но я должен тебе напомнить, что сейчас ты находишься без приглашения на землях Герни. Если вы сейчас же не покинете наши земли, то вам придется плохо.
        — Вы еще оба о том пожалеете,  — пригрозил граф. Он секунду мрачно смотрел на них, потом развернул коня.
        — Прощай, муженек!  — крикнула Ингейн, помахав ему вслед рукой.
        Когда они возвращались к дому, у нее было боевое настроение. Она размахивала сумкой и даже что-то напевала.
        — Теперь, когда нет пути назад, мне стало гораздо легче,  — сказала она Уолтеру.  — Господи, какой же он трус! Как я могла так ошибиться и выйти за него замуж? Уолтер, это твоя вина. Тебе следовало стащить меня в то утро с лошади и отнести к ближайшему священнику.
        — Именно это я и хотел сделать, но ты в то время слишком мало обращала на меня внимания и смеялась надо мной. Я не думал, что хотя бы чуть-чуть тебе нравлюсь.
        — Ты знаешь, что нравился мне. А теперь,  — произнесла Ингейн, не сводя с него сверкающих глаз,  — я знаю, что ты забыл обо мне и даже женился. Неужели, если ты жил с язычницей, тебе нужно было жениться на ней?
        — Значит, тебе все известно! Я никому об этом не говорил и только вчера вечером рассказал об этом деду.
        — Конечно, я об этом слышала. Уолтер, меня интересует все, что касается тебя. Ты должен знать, что служба, проведенная восточным жрецом, не является обязательной или священной. Ты не можешь по-настоящему быть женат на этой девице-язычнице.
        — Она не язычница. Ее мать была гречанка, а отец — англичанин. Что касается обряда, то он был совершен христианским священником-несторианином. И наш брак по-настоящему священный.
        — Наверно, ты в то время думал, что влюблен в нее.
        — Да, я ее любил и люблю до сих пор. Она остается моей женой, хотя нас разделяет целый мир и я знаю, что никогда ее не увижу.
        — Послушай, Уолтер, что ты так переживаешь? Ты мне об этом говоришь в качестве предупреждения?  — Она посмотрела на него с усмешкой, в которой сочетались прежние презрение и злость.  — Ты о ней забудешь, хотя мне не очень по душе твое отношение к ней. Нет, я не права. Я сама решила выйти замуж за этого идиота, из-за которого попала в такое положение. Я тебе об этом рассказала, и не стоит тебя винить за то, что ты решил найти себе утешение. Уолтер, меня поражает, что ты собираешься вечно любить свою маленькую дикарку, хотя больше ее никогда не увидишь. Неужели всю свою оставшуюся жизнь ты будешь верен нелепой клятве?
        — Я много думаю о прошлом и почти не заглядываю в будущее.
        Ингейн рассмеялась и взмахнула сумочкой:
        — Дорогой Уолтер, мы должны вместе отвлечь твои думы от прошлого…

3

        В следующие три дня Уолтер был занят делами и видел Ингейн только за ужином. Дед разговаривал не переставая; она наклонялась вперед и время от времени улыбалась ему. Уолтер провожал ее до дверей, но их отношения оставались весьма формальными.
        Что-то в атмосфере Герни удивляло и раздражало его. Люди, помогавшие ему подготовить помещения для производства бумаги, были сдержанными и мрачными. Они замкнулись в себе и не разговаривали с Уолтером. Он понимал, что они не могли на него злиться, потому что, несмотря на молчание, относились к нему хорошо. На третье утро он начал кое-что понимать.
        330
        Свир Гилпин, самый старый из рабочих, внезапно бросил топор, которым забивал в землю шест. Он выпрямился и погрозил кулаком в направлении Булейра.
        — Мастер Уолт,  — сказал он,  — вам известно, что прошлой ночью Сесили Томсмейден бросилась вниз с главной башни Булейра?
        Сейчас было не позднее восьми утра, и Уолтер спросил:
        — Как могло известие о том, что случилось в Булейре, так быстро достигнуть Герни?
        — Мастер, плохие новости распространяются быстро. В последние дни слишком много плохих вестей.
        — Кто была эта девушка, Свир?
        — Дочь кузнеца из Сенкастера. Он хороший человек. Мастер, она была честной и милой девушкой.
        — Ее туда забрали против воли?
        — Да,  — ответил Гилпин, поднимая топор и принимаясь за работу.  — Мастер, такие вещи часто случаются в последнее время.
        Уолтер понимал, что тирания в Булейре так действовала на округу, что даже люди, живущие у других владельцев поместий, выказывали свое враждебное настроение.
        Днем он слышал, как Гилпин тихо сказал одному из рабочих:
        — Барт, он идет сюда.
        Работник быстро оглянулся и прошептал:
        — Да, сюда пожаловал этот высокий парень.
        Уолтер обернулся и увидел Тристрама, идущего по дороге. Уолтер понимал, что Тристрам в последнее время стал причиной местных волнений. Было ясно, что рабочие желали видеть его своим лидером.
        Уолтер поспешил навстречу другу. Трис нес на плече лук. Когда он подошел поближе, Уолтер увидел, что лук был отлично отполирован и натянута новая тетива.
        — Привет, Уолт!  — крикнул Трис. Он остановился и удивленно оглянулся.  — Что-то мне здесь все незнакомо, но кажется, у вас много новых построек.
        — Дед почувствовал прилив энергии и начал заниматься выгодными делами,  — сказал Уолтер.  — Я бы этому радовался, если бы вокруг не было столько несчастных людей. Мне это очень не нравится.
        — Ты тоже это заметил?  — Тристрам перестал улыбаться.  — Той ночью мы посеяли семена ненависти, и теперь эти бедные люди пожинают горький урожай. Новый граф тяжелой десницей правит округой.
        На Тристраме была новая зеленая куртка лучника и новые перчатки, такие же, как те, что дал ему отец после возвращения из Оксфорда. Уолтер обратил внимание, что на них был теперь другой девиз: «Иисус, исправь все зло».
        — Этот наряд — с китайских доходов?  — пошутил Уолтер, касаясь рукава куртки.
        Тристрам равнодушно покачал головой. Он достал кошель и протянул его Уолтеру.
        — Я хочу, чтобы ты хранил мои деньги. Они мне пока не нужны. Если со мной что-то случится, ты сможешь продать камни и обеспечить отца.  — Он помолчал, затем криво усмехнулся: — Я слышал, что у вас гостья. Возможно, частично из-за этого у твоих людей паршивое настроение.
        — Но она покинула Булейр и не желает туда возвращаться.
        — Уолт, всегда трудно понять, что творится в душах этих людей. Они считают, и, кстати, не очень сильно в этом ошибаются, что благородные лорды все объединились против них. Они не доверяют вашей леди Ингейн. Но она сидит у вас за столом. Они не желают, чтобы она тут находилась, и ничего тут не поделаешь. Людям страшно, ведь пострадали их друзья и родственники. И поэтому они подозревают всех и вся.
        — Но они вскоре поймут, что между Булейром и Герни существует глубокая вражда.
        — Уолт,  — сказал Трис после долгого молчания,  — везде столько страданий, что близится час расплаты. Надо что-то делать.
        — Новые законы позаботятся обо всем.
        — Многие бароны не обращают внимания на новые законы. Они желают сохранить свою власть и относятся к простым людям так, как будто новых законов вообще не существует. Таков и твой сводный брат.  — Трис решительно посмотрел на друга.  — Мы должны помочь королю и сразиться с баронами, нарушающими законы.
        — Трис, потерпи. Король скоро поставит знать на место.
        — Но люди гибнут в результате незаконных расправ. К ним относятся хуже, чем к зверям в лесах. Мы не можем сидеть и смотреть, как из домов забирают молоденьких девушек и насилуют их! Наконец, законы на нашей стороне!  — внезапно выкрикнул Тристрам в ярости.  — Мы будем плохими подданными, если станем спокойно стоять и смотреть, как мучают людей!
        Уолтер обратил внимание, что вокруг собираются любопытные глаза и навостренные уши. Он взял Триса за руку и повел к дому.
        — Что ты собираешься делать?  — спросил он, когда они отошли подальше от рабочих.
        — Сегодня я встречаюсь с Камусом Хэрри, и мы все обсудим. Как мы и слышали в Лондоне, он действительно связался с грабителями. Но нельзя его строго судить, Уолт. Человеку нужно как-то жить, но как, если его объявили вне закона? У Хэрри хорошее сердце, и он не теряет связи со своими. Мне нужен его совет.
        — Я хочу пойти с тобой.
        — Ты ничем не поможешь.  — Тристрам отрицательно покачал головой.  — Твое присутствие может только помешать. Пока у вас живет графиня, вы с твоим дедом подвергаете себя опасности. Нет, нет, ты нам сочувствуешь, я знаю, но тебе не стоит впутываться в эти дела.
        — Я уже принимал в них участие и не могу стоять в стороне.
        — Сейчас все по-другому,  — быстро сказал Тристрам.  — Сейчас на первый план вышли классовые различия. Уолт, они не примут тебя в свою компанию… Тебе лучше об этом знать. Но Камус Хэрри с радостью с тобой повидается и выслушает тебя. Обещаю. Ну, если ты не успокоишься, то можешь тоже прийти…
        — Где мы встретимся с Хэрри и когда?
        — На развалинах его таверны в Литтл-Таммитт. Мне сказали, что он туда часто заходит. Увидев почерневшие стены, он набирается сил и решимости, чтобы добиться своей цели. Ему трудно жить в лесу.
        — Прошу тебя, зайди со мной в дом. Поужинаешь с прелестной графиней Лессфорда. Хотя, наверно, тебе это не понравится. Но мы сможем обсудить, что мне делать с твоей долей сокровищ.
        Тристрам твердо отказался, заявив, что у него слишком много дел. Им нужно поодиночке пробраться в Литгл-Там-митт и встретиться там в одиннадцать часов.
        Перед уходом Трис сказал:
        — Я должен тебя предупредить. Не удивляйся, если там будет еще один человек. Уолт, когда ты его увидишь, то поразишься тому, как он изуродован. И если он расскажет о себе, это будет страшный рассказ.
        В тот вечер Ингейн покинула их пораньше, и старик Алф-гар приказал принести доску, чтобы сыграть в бирюльки. Играл он очень хорошо и победил во всех партиях. Уолтер играл невнимательно. Дед пошел спать в хорошем настроении. Было уже десять часов, когда Уолтер освободился и приготовился выйти из дому. Он приказал слуге, чтобы у поворота дороги его ждал оседланный конь. Уолтер отправился к себе за плащом.
        Дверь комнаты матери была приоткрыта, и оттуда лился неяркий столбик света. Ингейн услышала его торопливые шаги и выглянула наружу.
        333
        — Не могу понять, почему ты так торопишься,  — заметила она.  — Я прождала полтора часа, чтобы перекинуться словечком с тобой. Если ты столько медлил, то почему теперь так спешишь? Ты так бежал, что кажется, тебя преследовал сам дьявол.
        — Мне нужно уйти. Если бы я знал, что ты меня хотела видеть, Ингейн, я бы так долго не играл с дедом.
        — Уолтер,  — сказала Ингейн, недовольно глядя на него,  — может, действительно твоя работа отнимает у тебя столько времени, но мне кажется, что это всего лишь предлог. Ты намеренно избегаешь меня.
        — У меня очень много дел. Но если бы я был свободен, то все равно мне не стоило бы часто с тобой видеться.
        Ингейн насмешливо улыбнулась. Она переменила красный наряд, в котором появилась во время ужина, на длинный свободный халат из синего шелка с квадратным вырезом на груди. Ей распустили волосы, и они роскошным золотым каскадом спадали до талии. Уолтеру пришлось признаться, что от нее невозможно отвести глаз.
        — Ты беспокоишься о моей репутации? Я убежала от своего законного мужа, и поэтому меня сейчас обсуждают все сплетники королевства. Они уже растащили по крохам мое доброе имя. Если меня будут часто видеть в компании красивого внука моего хозяина, это только добавит перчика. Уолтер, меня мало волнует, что они думают или болтают.  — Она укоризненно покачала головой.  — Ты со мной не откровенен. Ты только пытаешься сохранить верность своей темнокожей жене. У нее действительно темная кожа? Мне было неудобно раньше тебя о ней расспрашивать, но сейчас я зла на тебя и мне все равно.
        — У нее белая кожа,  — коротко сказал Уолтер.
        — Как интересно! Уолтер, мне кажется, что я тебя понимаю. Бедняга! Ты, наверно, думаешь, что если не будешь со мной видеться, то сможешь сохранить ей верность!  — Ингейн стала серьезной.  — Правда, Уолтер, я должна с тобой поговорить. Думаю, что ты мне дал хороший совет. Мне следует отправиться в Лондон и обратиться за помощью к королю.
        — Ты приняла мудрое решение, Ингейн. В твоих интересах сделать это как можно скорее.
        — Мы не сможем поговорить с тобой завтра рано утром? Я встану с рассветом.  — Она внимательно смотрела на Уолтера.  — Меня беспокоит твоя сегодняшняя отлучка, боюсь, что это очень опасно.
        — Нет никакой опасности, если только дьявол не сбросит меня с коня. Ингейн, я не могу с тобой об этом разговаривать.
        — Ты держишься весьма таинственно.  — Ингейн начала волноваться.  — Обещай мне, что будешь очень осторожен. Я понимаю, что… очень сильно завишу от тебя.

4

        Граф Эдмонд и его слуги полностью разрушили таверну в Литтл-Таммитт. Крыша исчезла, и в стенах зияли огромные дыры. По сути, это уже была просто куча обгоревших бревен, которая в полнолуние выглядела достаточно устрашающе, чтобы заставить вас поежиться.
        Уолтер остановил коня поодаль и смотрел на доказательство мстительности норманнов с тревогой, которая всегда наваливалась на ночных путников. Он видел, что какой-то шутник из отряда графа повесил шлем, знак гостеприимства, над тем, что когда-то было дверью. Дул ветерок, и железный шлем, который прежде закрывал в бою голову воина, брякал о столб, словно приглушенный колокол.
        Уолтер осторожно приблизился к развалинам. До него доносились голоса из солодовни, на которой еще сохранилась крыша.
        Там он встретился с Тристрамом и Хэрри. В углу сидел третий человек, о его присутствии можно было догадаться, только услышав хриплое дыхание.
        Хэрри радостно хлопнул его по спине твердой мозолистой рукой:
        — Ах ты, хитрец, который умеет планировать нападение! Уолтер из Герни, посмотри на это пожарище! Если бы ты нам тогда не показал, как мы можем войти в замок, моя таверна все еще была бы цела и я бы оставался уважаемым хозяином, а не стал бы изгоем и не шатался по лесам!  — Он взглянул на высокую фигуру, сидящую в углу.  — Ты очень возмужал, и мне бы не хотелось помериться с тобой силой.
        — Он пришел сюда, чтобы посоветовать нам быть терпеливыми и осторожными,  — заметил Тристрам.
        Голос Хэрри стал грозным.
        — Мы можем его выслушать, но уже все решено. Я тебя предупреждаю, Уолтер из Герни, что живу только ради дня, когда увижу, как качается на ветке тело графа Лессфорда!  — Он повернулся к темной фигуре в углу: — Давай выходи, Уилл Ферриман! Может, он изменит мнение, когда увидит, что с тобой сделали.
        Тристрам поднял фонарь на уровень лица незнакомца. Оно было белым, как необожженная глина, с красными глазами, которые смотрели не мигая в неверном свете фонаря. Это не было человеческое лицо, оно напоминало маску из глины, которую люди надевали во время Дня Всех Святых.
        — Он не может говорить,  — объяснил Тристрам, печально глядя на человека.  — Ему прежде всего отрезали язык.
        — Уилл Ферриман,  — сказал бывший трактирщик,  — распахни куртку. Пусть Уолтер увидит все остальное. Он повернулся к Уолтеру: — Благородный граф Эдмонд заявил, что этот честный парень убил одного из его соколов, поэтому он наказал его по старинному нормандскому обычаю.
        Человек обнажил грудь. Уолтеру чуть не стало дурно, когда он увидел, что мышцы у бедняги были соскоблены до самых костей, и грудь пестрела черными и красными незаживающими язвами.
        — У него срезали два фунта плоти,  — продолжал Хэрри.  — Срезанное мясо взвесили на весах в Булейре, а потом скормили его соколам. Говорят, что те с жадностью склевали этот кровавый завтрак.
        Воцарилась тишина, а потом заговорил Тристрам:
        — Уилл Ферриман был с нами той ночью, и теперь тебе все должно стать понятно. Уолт, это только один пример. Мы могли бы привести их сотни, и все они оказались бы такими же жуткими. Теперь тебе ясно, почему мы не можем свернуть с избранного пути?
        Уолтер решил попытаться еще раз:
        — Разве вы не можете потерпеть еще несколько недель, пока собранные свидетельства представят королю?
        — В замке сейчас держат еще одну невинную девушку!  — страстно воскликнул Тристрам.  — Неужели мы должны ждать, когда и она бросится с главной башни?
        Хэрри схватил Уолтера за руки:
        — Послушай меня, Уолтер из Герни! Мы приняли решение до твоего приезда. Мы не собираемся еще раз нападать на замок, но я тебе не сообщу о том, что мы надумали. Могу сказать только одно: уговаривай хоть до Судного дня, чтобы мы отказались от принятого решения, но этого не будет!
        Тристрам взял друга за руку и отвел его в сторону.
        — Сейчас сюда пожалуют все остальные. Тебе лучше здесь не оставаться. Я тебе настоятельно советую — побыстрее уезжай отсюда.
        Уолтер подошел к Хэрри:
        — Трис говорит, что мне лучше вас покинуть. Я не стану больше убеждать вас, но вы должны знать, что я скорблю о том, что произошло!
        — Не стоит об этом.  — Бывший трактирщик протянул ему руку.  — Ты не побрезгуешь пожать руку изгою? Ты единственный человек из благородных, кому я хотел бы пожать руку. Я всегда хорошо к тебе относился, и мне было интересно послушать рассказ Триса о ваших приключениях.  — Он мрачно покачал головой.  — Сейчас он ввязался в более рискованное дело, чем путешествие в Китай.
        Друзья дошли вместе до привязанной лошади. Уолтер молча сел в седло.
        — Трис, я не так представлял себе наше возвращение домой! Мне казалось, что ты станешь владельцем земли и будешь моим соседом. У тебя будет много сыновей, которые будут прекрасно стрелять из большого лука, как и их отец.  — Он помолчал, а потом тихо проговорил: — Чем же все это закончится?
        — Только Отец Небесный знает ответ,  — торжественно ответил Тристрам.
        — Я могу что-нибудь сделать для тебя?
        — Ничего, Уолт.
        Они услышали шаги на тропинке и тихий голос, напевавший песню.
        — Это — Лоб Кент из Зигстера,  — сказал Трис.  — Оставайся в тени, Уолт. Он с нами, но он странствующий музыкант и поет и играет на скрипке во всех тавернах. Он много болтает, и я не очень ему доверяю!
        Бродячий музыкант пел:
        Я — канюк
        И жду мертвечины.
        Я — стервятник,
        Я — черная ворона.
        Я — личинка мухи
        И желаю пообедать,
        Я ползаю и поедаю
        Гниющие кости мертвецов.

        — Лоб сам пожиратель мертвецов,  — шепнул Трис.  — Он подхватывает любые новости, а затем дальше передает сплетни, чтобы его за это кормили и поили. Я прослежу, чтобы он не узнал, что ты был здесь. Он поет невеселые песни. Но они подходят для того дела, которое ждет нас впереди.

5

        — Эдуард поедет домой,  — шепелявил мальчик, сидевший в седле одного из охранников Ингейн. Когда они свернули с боковой дороги по направлению к Булейру, он начал смеяться и хлопать в ладоши.  — Эдуард очень рад. Ему не нравится темный дом.
        — Я тебе прощаю злопыхательство, потому что вы с ней в этом отношении очень похожи. Ты постоянно задаешь о ней вопросы, и Мариам тоже любопытствовала насчет тебя.
        — Ты ей рассказал обо мне?!
        — Сразу же. Что поклялся в верности тебе.
        — Но так оно и было!  — воскликнула Ингейн.  — Почему ты нарушил клятву?
        — Ты вышла замуж за Эдмонда. Разве этого было недостаточно? Но обстоятельства сложились так, что женитьба на ней была единственным способом спасти Мариам от жизни худшей, чем рабство. Но это очень длинная история...
        — Меня она совершенно не интересует. Но я рада, что это был брак… по необходимости… — Ингейн продолжала выспрашивать обо всем, что касалось женитьбы Уолтера, и было видно, что это не дает ей покоя. Если ты хочешь все-таки рассказать все, то я, так и быть, выслушаю. Но сначала я хочу знать, что ты говорил ей обо мне?
        — Я ей сказал, что ты прелестна и очень горда и что ты настоящая высокородная английская леди.
        — Я уверена, что она меня ненавидела.
        — Да, мне тоже так кажется.
        — Почему ты так решил? Она что-нибудь говорила?  — быстро спросила Ингейн.
        — Мне припоминается кое-что. Но я… тебе ничего не скажу.
        — Я все должна знать. Уолтер, я настаиваю, чтобы ты ничего не скрывал.
        — Ну хорошо, но ты разозлишься,  — сказал он после некоторого колебания.  — Я ей сделал замечание, потому что она танцевала в очень коротком одеянии. Она обиделась, подумав, что я намекаю, что ты никогда бы этого не сделала. Она сказала… Послушай, Ингейн, я не стану продолжать. Тебе это не понравится, Мариам так сказала только потому, что была расстроена. Она совсем не имела это в виду.
        — Она сказала,  — возмущенно заявила Ингейн,  — что я не посмела бы это сделать! Потому что у меня есть чего стыдиться.
        На самом деле Мариам тогда выпалила: «Я уверена, что у нее некрасивые жилистые ноги».
        Уолтер решил, что ему вообще не стоило заводить об этом речь,и отрезал:
        — Все, я больше не скажу ни слова!
        — Но это нечестно с ее стороны!  — кипятилась Ингейн.  — И к тому же неправд а! Теперь я могу признаться, что мне не нравится эта дикарка!
        — Он так похож на свою мать,  — заметил Уолтер, который скакал рядом с Ингейн.  — Я помню, как ей не понравился Герни во время ее первого визита к нам.
        Ингейн обернулась назад.
        — Мне ваш дом теперь нравится,  — ответила она.  — Вы меня приняли и были ко мне очень внимательны. Я никогда этого не забуду.  — Она посмотрела на сына; тот спорил с всадником, не позволявшим ему понукать коня.Его отец любит малыша, и меня это успокаивает. К малышу будут хорошо относиться, когда он вернется домой.
        Они спорили два дня, и наконец Уолтеру удалось убедить Ингейн в том, что ей нельзя оставлять с собой сына и наследника графа Лессфорда. Если она не вернет его отцу, то королевские советники будут к ней несправедливы. Когда дело касается детей, закон всегда на стороне отца, и ее все равно заставят отдать сына отцу. Поэтому для Ингейн лучше было не осложнять дело тем, что она незаконно удерживала у себя сына. Ингейн с трудом с этим согласилась. Они решили, что маленький Эдуард отправится в Булейр, а сама Ингейн с сопровождающими — в Лондон. Уолтер должен был сразу уехать, как только увидит, что сын графа благополучно приехал в замок.
        Ингейн вздохнула.
        — Ты был прав, теперь я это поняла. Но я все равно не могу на тебя не сердиться, когда думаю о том, как будет злорадствовать эта ужасная старуха после приезда моего сына. Она получит то, что желала — своего внука, а ее ненавистная невестка покинет замок.  — Она снова вздохнула.  — Он внешне не похож на отца. Неужели он станет таким же жестоким и скупым?
        Переменив тему, Ингейн принялась атаковать Уолтера вопросами о Мариам:
        — Она небольшого роста, эта дикарка, которая украла твою клятву вечно мне служить?
        — Она не такая высокая, как ты. Наверно, ниже тебя на два дюйма.
        — Ага,  — торжествовала Ингейн,  — она, наверно, толстуха с плохой фигурой?
        — Нет, она очень стройная.
        — Почему ты уверен, что она не изменилась?  — продолжала настаивать Ингейн.  — Ты ее не видел два года, а я слышала, что восточные женщины быстро увядают. Она могла стать темнокожей и толстой, а над верхней губой могли вырасти усы!
        Уолтер громко захохотал.
        Проезжая мимо сгоревшей таверны в Литтл-Таммитт, Уолтер невольно натянул поводья. Она и при свете дня казалась ему зловещей. У Уолтера опять стало тревожно на душе. Интересно, на чем они порешили прошлой ночью? Когда они начнут мстить?
        Ингейн спросила:
        — Что ты там увидел интересного?
        — Это все, что осталось от таверны… одного из моих друзей. Ингейн наморщила лоб, пытаясь вспомнить, что же произошло, но в конце концов кивнула головой:
        — Он был одним из бандитов, что напали на замок в ночь похорон графа Рауфа. Эдмонд спалил таверну, но так и не смог поймать хозяина — ему удалось скрыться. Я помню, как злилась мать Эдмонда.
        — Все, кто принимал в этом участие, заплатили за нападение ужасную цену. Все, кроме одного.
        Ингейн быстро повернулась к нему:
        — Что ты хочешь сказать? Уолтер ответил не сразу.
        — Ингейн, что ты обо всем этом думаешь? Тебе было известно, что в замке Булейр пытали и убивали мужчин и женщин?
        — Они не имели права восставать против своего сеньора,  — запротестовала Ингейн.  — Их следовало наказать. Не сомневаюсь, что ты думаешь так же.  — Она на мгновение замолчала.  — Но он зашел слишком далеко. Мне было жаль некоторых из них. Наверно, я и начала его ненавидеть из-за жестокости.
        — Я рад услышать от тебя это. Понимаешь, я говорил о себе, когда сказал, что только одному удалось избежать его мести. Мой друг Тристрам Гриффен и я в ответе за то, что случилось той ночью.
        — Ну, не знаю,  — медленно сказала Ингейн.  — Ну и дурень же ты! Невозможно предугадать, на какую глупость ты решишься в следующий раз. Странные у тебя идеи!  — Она вдруг сменила гнев на милость.  — Но боюсь, что я осуждаю тебя меньше, чем следовало бы.
        Дальше их поездка проходила более приятно. Уолтер гордо начал рассказывать об эпизоде в Мараге, когда Тристрам ошеломил монголов, поразив почти невидимую цель из большого лука. Ингейн с интересом слушала.
        — Этот Тристрам Гриффен кажется мне отважным парнем,  — сказала она, а затем вновь задала неизменный вопрос: — А где была в это время смуглая девица-полукровка?
        — Так получилось, что она скрывалась у меня в палатке. Понимаешь…
        — Я уверена, что это бесстыдное создание старалось вообще никуда далеко от тебя не отходить,  — прервала его Ингейн.
        Наконец они увидели замок Булейр, темневший на фоне леса.
        — Наверное, я все-таки пренебрегу твоим мудрым советом и во весь дух ускачу отсюда вместе с сыном,  — воскликнула Ингейн.
        Он придержал ее коня:
        — Если ты это сделаешь, тебе никогда не удастся получить свою долю наследства. Закон все равно рано или поздно возвратит сына отцу, но тогда тебе будет еще больнее с ним расставаться.
        Они так увлеклись спором, что даже не заметили, что подъехали к замку гораздо ближе, чем собирались. Уолтер сразу остановился:
        — Пришло время расставания. Тебе отсюда следует повернуть на восток. Я останусь до тех пор, пока не увижу, что малыш и его сопровождающие проехали по подъемному мосту, и тогда быстро вернусь в Герни.
        Вдруг Ингейн вскрикнула, и ее лицо побледнело. Она было подняла руку, чтобы показать ему что-то, но рука безвольно упала на гриву коня.
        — Что такое?  — спросил Уолтер.
        — Уолтер! Взгляни на тот дуб! Боже, что там такое?!
        Он поднял глаза, и ему показалось, что у него перестало биться сердце. Это дерево было ему знакомо. Ему показали дуб той ночью, когда они возвращались при свете факелов после атаки на замок. Он не мог забыть его очертаний, но сейчас в нем что-то изменилось. Нет, не сильно, потому что Уолтер всегда представлял себе это дерево с необычными плодами.
        На ветке висело тело, и из его груди торчала стрела. Тело от легкого ветерка медленно поворачивалось то туда, то обратно; было слышно поскрипывание веревки. Уолтеру хватило одного взгляда, чтобы понять, что это Эдмонд, граф Лес-сфорда!
        Он постарался взять себя в руки и прошептал:
        — Это то самое дерево, на котором Нормандская женщина повесила шестерых крестьян.
        Под деревом Уолтер увидел второе тело. Это, несомненно, был слуга, сопровождавший графа во время роковой прогулки. Немного придя в себя, он крикнул охраннику, у которого в седле сидел наследник Булейра:
        — Поворачивай коня на юг. Мальчик не должен ничего видеть!
        Он сделал знак Ингейн, чтобы она следовала за ними, но сам не двинулся с места. Он понял, что графа убили совсем недавно: на земле валялась шляпа, а за деревом прятался человек в зеленом. Уолтер знал, что за ним из-за деревьев наблюдают внимательные глаза. Он развернул коня и поспешил за остальными, оглядываясь через плечо, чтобы не пропустить возможную погоню.
        — Опустите головы!  — крикнул он.  — Скачите быстрее. Они все еще недалеко отсюда!
        В лесу послышался крик, но на этом все закончилось. Им вслед не полетело ни одной стрелы, и никто их не преследовал. Они уже отъехали на безопасное расстояние, когда он догнал Ингейн.
        — Я так и думал, что это случится,  — заметил Уолтер, поравнявшись с Ингейн.  — Ненависть подобна обоюдоострому лезвию, и о него может порезаться любой.
        Прошло несколько минут, прежде чем Ингейн заговорила дрожащим голосом:
        — Мне почему-то кажется, что я каким-то образом виновата в его смерти!
        — Нет, нет, даже если бы ты оставалась в замке, эта стрела все равно нашла бы свою цель! Не думай об этом.
        — Пока он был жив, я его ненавидела,  — прошептала Ингейн.  — Но теперь, когда он мертв, я не могу кривить душой, сказав, что отношусь к нему по-другому. Это ужасная смерть!
        — Такие ужасы происходили здесь на протяжении последних пяти лет!
        Ингейн резко рванула поводья, и ее конь тряхнул гривой и громко заржал.
        — Надо убираться отсюда подальше, и как можно быстрее! Уолтер, что мне делать?
        — Ты много чего должна сделать, и тебе не будет легко. Сейчас все в твоих руках, Ингейн!
        — Теперь я могу не отсылать туда своего сына! Уолтер невесело рассмеялся:
        — Кажется, от испуга ты ничего не соображаешь! Ты должна сразу же отправить туда мальчика и сама поехать с ним. Неужели ты не понимаешь, что он теперь граф Лессфорда?!
        Ингейн удивленно посмотрела на Уолтера, и тут до нее наконец дошло. Она резко натянула поводья:
        — Конечно, мой сын — граф Лессфорда!
        Они молча глядели друг на друга, Ингейн начала успокаиваться.
        — Уолтер!  — воскликнула она.  — Все изменилось! Теперь я могу спокойно туда возвратиться. Власть в моих руках. Наконец я настоящая хозяйка Булейра!

        Глава 15. ВЕНЕЦИЯ

1

        Господин Марко Дандоло, брат дожа и самый богатый купец Венеции, искрился энергией. Он был должен поставить мировой рекорд в кораблестроении и выиграть спор у Джо-ванни Флоренца.
        Утром, когда колокол Марангона возвестил начало рабочего дня, бригада опытных мастеровых заполнила Арсенал и приступила к сборке корпуса огромной галеры с двумя рядами весел, которую господин Дандоло станет использовать в торговле с Западом. Все было готово, для мастеров: дубовые доски для остова и киля, выдержанные в море неподалеку от Лидо в течение десяти лет, сосна для мачт, орех — для руля, ильм — для кабестана. В Арсенале уже отлили заклепки и болты, на которых был изображен крылатый лев, знак великой Республики. Неподалеку лежали огромные рулоны разноцветных материй для парусов, такелаж и весла. Сейчас солнце садилось, и через три часа колокол прозвонит об окончании работы. К этому времени галера должна быть закончена, и господин Дандоло выиграет спор.
        Ради такого случая господин Дандоло нарядился в красный сюртук, доходящий до земли. Сверху была накинута белая мантия с золотой пряжкой на правом плече. Он выглядел тем, чем и был на самом деле — богатым знатным гражданином, умеющим ценить красоту. Но если бы кто-нибудь посмотрел на него, когда полы его красивого плаща распахивались от дуновения ветерка, долетающего с лагуны, то он увидел бы старое, потрепанное и грязное нижнее белье. Словом, этот надушенный благородный господин были воплощением самой Венеции — этого блестящего эффектного города, который сверкал снаружи, но был нечистым и зловонным внутри.
        Господин Дандоло простоял целый день у лагуны. Сумма пари была крупной, и, что придавало спору особую остроту, он испытывал к своему противнику жгучую ненависть — и это тоже было типичной венецианской чертой. Он повторял, что отдал бы все свои богатства, только бы выиграть пари, кроме, пожалуй, белого палаццо на площади Святого Джеми-ниано и красавицы рабыни, которую недавно купил за бешеные деньги, после того как придирчиво оглядел ее великолепную обнаженную фигуру на рынке рабов в Каффе. Ему так хотелось выиграть, что время от времени он подзадоривал спешащих мастеров, обещая прибавить сольди каждому, если галера доберется до края лагуны до сигнала колокола.
        Если бы в Арсенал пустили зрителей, им было бы интересно понаблюдать за процессом строительства. Но зрителей туда не пускали. Лагуна простиралась между двумя островами, на которых располагались широкие улицы, куда выходили склады. Работа началась в дальнем конце. Когда распорки корпуса встали на место и были надежно прибиты, баржи потащили основание деревянного гиганта к следующим мастерам, уверенно принявшимся обшивать корпус заранее заготовленным деревом. Затем галера проследовала дальше, и тут начали настилать палубы, которые поддерживались красиво украшенными консолями. Еще одно движение вперед — и рабочие стали разгораживать каюты. Наконец судно передвинули на последнюю позицию, и рабочие приступили к установке четырех мачт.
        Успеют ли они закончить вовремя? Господин Дандоло погладил надушенную бороду и решил, что, пожалуй, им удастся это сделать. Ну и разозлится же Джованни ди Флоренца, когда ему вечером придется платить! Но господина Дандоло радовало не только это. Венецианцы были величайшими кораблестроителями в мире, но никогда прежде полностью оборудованное и готовое к отплытию судно не было построено за один день.
        В последний час его хорошее настроение было несколько подпорчено. Подле стен Арсенала с амбразурами кружила старая гондола, и усталый женский голос выкрикивал через определенные промежутки времени: «Лондон! Лондон!» Правда, в этом не было ничего нового. Уже целую неделю эта женщина с закрытой нижней частью лица подплывала к докам, площади Святого Марка и даже Риальто и заунывно кричала: «Лондон! Лондон!» Над ней потешался весь город. Видимо, этой женщине было нужно добраться до Лондона, и резвые шутники старались отвадить ее от судов, которые отправлялись на Запад. Женщина была небольшого росточка и казалась очень усталой. Некоторые гуляки, готовые постоянно покорять женские сердца и тела, почему-то не соблазнялись ею. Продолжая играть в шахматы или домино, они смотрели, как она, прихрамывая, проходила мимо, и лениво обсуждали, кто она такая и откуда взялась.
        Женщина не имела права находиться вблизи Арсенала, и господин Дандоло отправился к охраннику отдать ему приказание:
        — Ванни, мне надоела эта писклявая баба. Пусть она убирается, или я велю поднять ее в деревянной клетке на колокольню Святого Марка.
        Вскоре страж вернулся:
        — Господин Дандоло, ее здесь больше нет. Но должен сказать, что мне ее жаль. С ней больной маленький мальчик. Разве мы не христиане и не можем помочь ей отправиться на судне в Лондон?
        Богатый купец мрачно заявил:
        — Что-то ты слишком жалостливый, Ванни. Она здесь, в Венеции — самом прекрасном месте в мире… Зачем ей ехать в Лондон? Там туманы и снег, а люди — настоящие варвары. Наверно, она не в себе. Она орет, как больная чайка…
        — Но,  — робко прервал его Ванни,  — мне кажется, что с ней действительно не все в порядке. Она очень худая и усталая. И наверно,больная.

2

        Мариам прибыла в Венецию на корабле из Александрии. На нем везли специи, роскошные ткани и рабов. Когда Мариам впервые увидела красивый город в паутине каналов, то решила, что наконец закончились ее утомительные скитания. Здесь были светлокожие люди, одетые как Уолтер и Тристрам. В конце концов она добралась до Лондона!
        Но ей пришлось расстаться с этой иллюзией. Мариам обращалась ко всем: «Лондон? Лондон?» — но они непонимающе смотрели на нее. Более того, народ здесь не был добрым. Над ней насмехались, отталкивали и даже угрожали. Она почувствовала, что тут люди более враждебны, чем в любом порту на Востоке, даже в выжженном солнцем Адене или в Александрии — центре работорговли.
        — Нет, это не может быть христианский город,  — повторяла себе Мариам.  — Но он похож на города, о которых мне рассказывал Уолтер.
        Ей удалось снять маленькую темную комнатку в красивом доме, заплатив за нее золотом, и ее поразила готовность хозяина сдать ее. Но она сразу поняла, что красота была только внешней. Комната была сырой и пустой, со сломанной кроватью и медным тазом, куда собирались все помои, которые затем выливали в воды каналов, омывающих мраморные стены красавца дома. Когда Мариам заселялась в комнату, там было много свежих цветов. Она — была этому рада, хотя вся комната провоняла чесноком!
        Мариам поразили странные соседи. Темноглазые женщины спали весь день и выходили наружу, только когда наступал прохладный вечер, в красивых одеждах из золотистой парчи, отделанной горностаем и украшенной драгоценными пуговицами из эмали или горного хрусталя. Мариам хотела сменить комнату, но не сделала этого из-за ужасной усталости.
        Ее сильно тревожило здоровье полуторагодовалого сына. Они долго добирались по суше из Адена, и эта дорога выпила из него все силы и сделала бледными его щечки. Мальчик не желал есть, у него мучительно резались последние зубы. Единственное, что его радовало,  — это собачка Чи.
        Ребенок отказывался расставаться с собакой, даже когда Махмуд сажал его на плечо, чтобы сопровождать Мариам в ее ежедневных поисках судна, которое отвезет их в Лондон.
        Можно себе представить, как она обрадовалась, когда однажды утром малыш разбудил мать глядя на нее огромными синими глазами, и протянул к ней ручку: «Мам, пошли».
        Он подвел ее к окну, выходившему во двор. Наверно, это был праздничный день, потому что простые люди могли погулять — Мариам в первый раз увидела, что двор был полон детей. Они шумели и играли, смеялись и кричали, проводя мяч мимо кеглей. Малыш так волновался, что Мариам почувствовала, как дрожит его ручонка.
        — Мам, мальчики,  — прошептал он.
        Мариам подняла Уолтера на руки, чтобы ему было лучше видно.
        «Наконец у моего Уолтера появятся друзья,  — подумала Мариам.  — Ему это необходимо. Он должен с кем-то играть».
        Она была права. У мальчика никогда не было игрушек — только любимый Чи. Всю свою короткую жизнь он провел на душных палубах грязных судов, задыхаясь в тесных каютах, или некоторое время жил в хибарах на берегу. Он иногда видел других детей, но ему не удавалось с ними поиграть.
        Однако возникла одна сложность. Одежда мальчика стала грязной, рваной, к тому же он из нее вырос. Мариам не хотела, чтобы ее сына видели в таком виде христианские дети. Ей нужно что-то придумать с его нарядами.
        Поразмыслив, Мариам приняла трудное решение. Она открыла потрепанную сумку, где лежали все их вещи, затем достала единственную вещь, напоминавшую о прежней жизни в Приюте Вечного Блаженства. Это был Халат Шестнадцати Лет. Мариам смотрела на него, и глаза ее туманились от слез.
        — Мне так хотелось сохранить его,  — прошептала Мариам.  — Я мечтала, чтобы Уолтер увидел меня в нем. Если он… начал меня забывать, то наряд напомнит о том, как мы были счастливы и любили друг друга.
        Но ей пришлось пожертвовать халатом.
        «Это все, что у меня есть, и я не могу тратить деньги, чтобы купить что-то лишнее,  — грустно думала Мариам.  — Я должна позабыть о гордости и… надеждах. Надо одеть сына как подобает».
        Два дня Мариам кроила, примеряла и шила мальчику новый наряд из роскошного Халата Шестнадцати Лет. В результате для малыша вышло платьице до пят, в котором он выглядел как сын китайского мандарина. Кроме того, она надела на малыша черные брючки с большими отворотами. Ей удалось даже сшить круглую шапочку, так мило сидевшую на его золотистых кудрях.
        Увидев результат своих трудов, Мариам захлопала в ладоши и больше ни о чем не жалела.
        — Ах ты, красавец!  — воскликнула Мариам.  — Мой Уолтер, эти мальчики будут тебе завидовать, потому что у тебя такой красивый наряд.
        Даже совсем маленьким детям нравятся красивые вещи. Малыш улыбался матери и нежно гладил прекрасный атлас.
        На следующее утро во дворе опять было много ребятни. Мариам взяла сына за руку и вывела его во двор. Дети вновь играли с мячом и кеглями. Когда перед ними появились незнакомые люди, они перестали играть. Во дворе были дети разного возраста — от совсем маленьких до девочек и мальчиков лет восьми — десяти. Были там и ребятишки такие же, как Уолтер, они шумно копошились среди более старших детей.
        Мариам выпустила ручонку сына и легко подтолкнула его:
        — Шагай, сынок, играй со своими новыми друзьями. Постарайся не запачкаться. Мы должны в этом наряде показаться твоему отцу.
        Малыш взглянул на мать, и Мариам видела, что он и боится и ждет встречи с детьми. Уолтер ей улыбнулся и осторожно пошел вперед.
        Первым обратил внимание на новичка смуглый парнишка лет пяти. Он подошел к Уолтеру и внимательно уставился на него. За ним начали подтягиваться остальные. Они о чем-то громко болтали. Первый мальчик закинул назад голову и громко и пронзительно захохотал. Остальные тут же подхватили.
        Мариам стало не по себе, потому что было ясно, что детям ее сын показался очень странным. Одна девочка сорвала с головы Уолтера шапочку и напялила ее на себя, как бы желая сказать: «Какая дурацкая вещь!» Двое других схватили Уолтера за руки и попытались вытряхнуть его из халата. Дети шумели и хохотали, как будто нашли себе новую забаву.
        Уолтер в ужасе оглянулся на мать. Он старался сдержать слезы и не давать мучителям сорвать с него халат. Дети толкнули его на землю и разорвали одежду в клочья, и даже тогда Уолтер только раз выкрикнул: «Мам!»
        Мариам побежала на помощь сыну. Она крикнула, чтобы дети оставили его в покое, потом взяла на руки и стала гладить, приговаривая:
        — Не обращай внимания, мой храбрый малыш! Это дикари, и тебе не стоит с ними играть!
        Дети заплясали вокруг них, выкрикивая оскорбления людям, которые так сильно отличались от них. Мариам начала от них отмахиваться, отгонять в сторону. Один мальчишка надел поверх собственного платья атласный халат и гордо расхаживал в нем взад и вперед. Мариам пришлось бегать за ним по двору, чтобы забрать халат обратно. Она в ужасе заметила, что халат весь грязный и порван на спине.
        — Звереныши!  — возмущалась она.  — Посмотрите, что вы наделали! Я бы убила вас всех!
        Послышался громкий хохот из окон, выходивших во двор, и Мариам поняла, что взрослые все время наблюдали за ними и так же, как малышня, наслаждались травлей маленького мальчика-чужестранца. Дойдя с сыном до двери, она остановилась, чтобы взглянуть на ухмыляющихся женщин. Она пережила много оскорблений, попав в этот красивый город, и теперь ее душил гнев.
        «Мне не нравятся эти христиане»,  — горько подумала Мариам.
        Она отнесла малыша назад в темную комнату и посадила на пол рядом с собачкой Чи.
        — Поиграй с Чи, мой малыш Уолтер,  — сказала она, пытаясь сдержать слезы.  — Он твой лучший друг.
        Мальчик смотрел на мать удивленными и очень грустными глазами. Мариам видела, что ребенок старался понять, почему его первый опыт общения с детьми не принес ничего, кроме боли и разочарования. Потом у него сильно заболели зубы, и он громко расплакался.
        — Мой сынок, мой бедный сынок,  — приговаривала Мариам.  — Почему мир такой жестокий и как я могу в нем о тебе позаботиться?

3

        Ужин в честь постройки галеры за один день был торжественным событием. На нем присутствовали все знатные и богатые граждане, включая самого дожа. Угощение было великолепное, главным блюдом стала жареная голова кабана, обложенная соловьями на вертеле. На столе стояло множество рыбных блюд под острыми соусами, целиком запеченный козленок, маринованные утиные яйца и всевозможные сласти. И конечно, богатый выбор изумительных вин.
        Господин Дандоло занимал почетное место. Настроение у него было отменное. Он так быстро опустошал украшенный драгоценными камнями кубок, что глаза его за блестели и кончик носа покраснел. На противоположном конце стола сидел проигравший Джованни ди Флоренца — мрачный молодой человек с длинным лицом и тяжелой челюстью. Джованни раздражало, что люди много пили и ели, потому что он должен был оплатить праздничный ужин.
        Когда со стола убрали последнее блюдо, господин Дандоло приказал музыкантам, чтобы те прекратили играть. Он объявил, что сейчас начнется представление. Фокусник из Египта покажет новые удивительные трюки, а певец из Прованса станет услаждать слух гостей пением баллад. Девушка-танцовщица с Востока будет танцевать специально для них. Но прежде всего господин Дандоло желает разъяснить тайну кричащей женщины.
        — Она сейчас появится перед вами,  — сказал он.  — Ее сопровождает переводчик. Он знает много языков и расскажет нам ее историю.
        Когда Мариам вошла в комнату, все были потрясены и не скрывали этого. Она сняла с лица покрывало, и гости увидели, что женщина поразительно хороша собой. Конечно, она очень похудела, из-за этого ее глаза казались огромными, а лицо светилось, как у святой. Хорошо поевшие и выпившие купцы с интересом смотрели на красавицу, пожирая ее ненасытными глазами.
        Мариам тоже была удивлена. Она бросила быстрый взгляд на обстановку неярко освещенной комнаты. Сквозь огромные окна слабо проникал свет молодой луны, но можно было разглядеть роскошный стол и великолепные наряды собравшихся. Но второй взгляд сразу все поставил на свое место. Хорошо одетые господа все были в значительном подпитии. Глаза у них помутнели, и в дрожавших пальцах с трудом удерживались красивые кубки. Вино выплескивалось на роскошную скатерть и пышные ковры на полу.
        Появился переводчик — желтолицый левантинец. Он обращался к Мариам на разных языках и наконец что-то сказал по-гречески. Мариам начала ему радостно отвечать, потому что уже много месяцев находилась в языковой изоляции.
        — Она говорит,  — сказал переводчик собравшимся,  — что она из Греции. Отец ее был англичанин-крестоносец. Сейчас она пытается добраться до Англии, где у нее муж англичанин.
        Горожане были крайне разочарованы таким простым объяснением, не оставлявшим места для тайны.
        — Она утверждает, что прибыла из Китая и странствует уже два года,  — продолжал переводчик.
        Если бы купец по имени Поло был в этой компании, то вполне возможно, что это сообщение вызвало бы в его голове целый вихрь различных мыслей. Однако ни каких письменных свидетельств о том, что он там был, не было. Но это сообщение и так чрезвычайно взбудоражило присутствующих. Особенно оживились мужчины.
        — Эта женщина с удивительными синими глазами кажется мне поразительной лгуньей,  — заявил один из гостей.  — Позвольте мне, господин Дандоло, сделать предложение. Чтобы наказать ее за выдумки, надо посадить ее на корабль, идущий в противоположном от Лондона направлении.
        Похоже, что многим присутствующим была по душе эта идея. Но мрачный, проигравший пари купец, сидевший на противоположном от хозяина конце стола, был другого мнения. Он не сводил глаз с Мариам, как только она вошла в комнату.
        — Должен признаться, что она очень привлекательна, сказал он.  — Я благодарен победителю, который смог сделать ужин столь приятным. Женщина мне понравилась, и хочу сделать первую заявку на нее. Она должна некоторое время побыть в моем обществе, а потом можно будет отправить ее в Тунис, или в Черное море, или вообще к черту на кулички.
        Господин Дандоло посмотрел на Джованни ди Флоренца, и у него созрела идея, которая шла вразрез с заявкой любвеобильного господина.
        — Боюсь, что не смогу выполнить желание нашего друга, который больше интересуется глазами чужеземки, чем строительством судов в Венеции.
        — Неужели наш славный победитель желает эту женщину сам?
        Господин Дандоло покачал головой:
        — Я не думаю о собственном наслаждении. Мне важна хорошая репутация торгового флота Венеции. Мы сегодня всего за один день спустили на воду прекрасное судно, и мне кажется, что все вы с удовольствием пошлете эту женщину на нашем судне в Марсель. Должен сказать, мои дорогие друзья, что вижу в подобном совпадении перст судьбы. Эта женщина принесет нам удачу, если мы пошлем ее в плавание на нашей галере!  — Он обвел взглядом собравшихся и увидел, что с ним согласны все, кроме Джованни.  — Эту женщину послала нам сама судьба, и она обязательно принесет нам удачу, а господину ди Флоренца придется отказаться от своего страстного желания.

        Глава 16. СКОНДЕР-КЛАФ

1

        Выпал глубокий снег, он на целый дюйм покрыл ров в Гер-ни. Старые кости донимали ревматические боли. Вилдеркин ковылял с палочкой, а старик Алфгар оставался в постели.
        Но в бывшей солодовне было тепло и сухо. Листам бумаги, разложенным на рамках, требовалось тепло, поэтому в центре располагались огромные экраны и ярко горели дрова в очаге. Задумка Уолтера использовать мельничные колеса еще находилась в стадии эксперимента, и вся работа делалась вручную. Сильные жилистые руки энергично орудовали в ступах шестами, были слышны обрывки разговоров.
        Уолтер остановился возле старика Свира Гилпина, который отвечал за состояние рамок.
        — Прошло уже шесть, нет, семь месяцев, как я последний раз видел своего друга Тристрама Гриффена,  — тихо сказал Уолтер.  — Я о нем с тех пор ничего не слышал. Скажи мне, Гилпин, кто-нибудь о нем знает? Как у него дела?
        Гил пин сделал вид, что занят работой.
        — Нет, мастер, мне об этом ничего не известно.
        — Гилпин, он должен хотя бы передать весточку отцу. Мне говорили, что ты часто навещаешь его старика.
        Гилпин снял лист бумаги и поднес его к свету.
        — Мастер, взгляните: она гладкая как стекло. Теперь монахам из аббатства не на что жаловаться.
        Уолтер недовольно отвернулся от него и подошел к огромной емкости, куда погружали измельченное сырье. Высокий мужчина проверял температуру воды.
        — Джек, ты что-нибудь слышал о Тристраме Гриффене?  — спросил Уолтер.
        Лицо Джека стало непроницаемым. Он продолжал пробовать температуру воды, потом мрачно пробурчал:
        — Нет, ничего не слышал.
        И так каждый раз. Казалось, что перед ним опускался занавес, стоило каким-то образом коснуться событий, последовавших за смертью графа Лессфорда. Тристрам с двумя друзьями исчез, и все решили, что они теперь с Хэрри у разбойников. Но это никак нельзя было точно узнать, и Уолтер напрасно пытался что-либо выяснить о своем друге.
        Уолтер возвратился домой в мрачном настроении. Он понимал, что Трис не зря был так осторожен, но почему он за все это время не попытался с ним связаться? Жив ли он?
        Уолтер отправился в комнату деда для ежедневных утренних переговоров. Хозяин Герни сильно страдал от ревматических болей и был плотно закутан покрывалом до самого горла. Время от времени лицо у него кривилось от боли.
        — На прошлой неделе у нас понизились доходы,  — резко сказал дед.  — Мы изготовили на тридцать листов бумаги меньше, чем раньше. Этого не должно быть! Почему эти ленивые бездельники плохо работают? Уолтер, тебе следует быть с ними построже!
        Уолтер объяснил, что помешала холодная погода.
        — Мы не можем ждать от них хорошей работы, если они все толкутся в тесном помещении. Дед, настанет весна, и дела пойдут гораздо лучше.  — Затем гордо добавил: — Качество бумаги значительно улучшилось.
        Старик задавал ему множество вопросов. Можно ли повысить качество бумаги, не подмешивая туда клочков материи? Будут ли монахи платить прежнюю цену, если листы будут немного меньше, потому что следует делать листы покороче и поуже? Смог ли Джозеф продать бумагу купцам из Лондона? Может быть, Уолтер ошибся, решив, что Джозеф прекратит заниматься зерном и станет торговать для них бумагой?
        Уолтер давал подробные ответы, но дед только мрачно крякал. Уолтер перестал обращать на это внимание. Ему не дождаться дня, когда дед его похвалит.
        Старик сменил тему.
        — Уолтер,  — вздохнул он,  — отец Климент не дает мне покоя. Неужели он считает, что я стану исполнять епитимью в такой холод? Он не может заставить человека моих лет шагать босиком в церковь… Сейчас на земле лежит снег! Кроме того, я не могу согласиться с ним в отношении свечей. Шесть штук и каждая толщиной в фут должны гореть целый месяц! Да я сделаюсь нищим! Он должен смягчить епитимью. Она слишком сурова!
        Уолтер почти весь день пробродил по снегу, и с каждой минутой у него ухудшалось настроение. Он размышлял о Мариам и Тристраме. Они оба были для него потеряны.
        — Я должен что-то предпринять,  — повторял Уолтер.  — Я не могу сидеть и ждать.
        Уолтер думал, что, может быть, его жена уже примирилась с тем, что им никогда не суждено встретиться, и возможно, она живет своей собственной жизнью. А вдруг она нуждается?
        Он вернулся к ужину и обнаружил, что Большой холл весь бурлит. Слуги не переставая болтали. Затем появилась Агнес с огромным блюдом говядины, украшенной лавровым венком.
        Что случилось? Уолтер увидел, что дед сидит в кресле на платформе. Уолтера удивило, что дед нашел в себе силы спуститься вниз; он был одет в лучший бархатный сюртук с отделкой из горностая и с широким воротником тоже из горностая.
        — Уолтер!  — воскликнул старик.  — Наконец ты пришел! Уолтер заметил, что на столе перед дедом лежит документ с бесчисленными печатями. Даже главные кубки были отставлены в сторону, чтобы освободить для документа место. Уолтер сразу понял, что это значит.
        — Нам возвратили земли?
        — Нам возвратили мои земли!  — Хозяин Герни коснулся печатей трясущейся рукой.  — Три часа назад из Лондона прибыл посыльный. Вот тут, мой мальчик, все написано и законным образом заверено! Хвала Господу и святому Вулстану!
        Уолтер сел. Он был поражен неожиданностью случившегося. Он, конечно, разделял радость деда, но все же подумал: «Я бы больше радовался весточке от Мариам, чем получению подписанного и заверенного королевского документа о возвращении земель!»
        — Он у нас хороший, король,  — заявил старик. Он ничего не ел, но ему постоянно подливали в кубок вина.  — Должен признаться, что сначала плохо о нем думал. У нас мудрый, справедливый и смелый король!
        Уолтер был с ним согласен:
        — Это первый английский король после Гастингса.
        Во взгляде деда Уолтер мог прочесть еще что-то, кроме торжества. В нем сквозила хитрость и еще нечто.
        — Вместе с официальным документом имеется еще письмо, из которого все становится ясно,  — сказал дед, осушая кубок.  — Землю возвратили с полного согласия леди Ингейн. Она потеряла таким образом часть земель своего Тресслинга, но она не только не возражала, а, наоборот, это была ее идея.
        — Это щедрый жест с ее стороны!  — воскликнул Уолтер.
        — Щедрый?  — Дед улыбнулся.  — Да, очень щедрый. Мне кажется, что тут есть еще кое-что. Она весьма мудра и… смотрит вперед.
        — Что-то я не понимаю.
        — Послушай, я тебе сейчас все объясню. Уолтер, ты ей нравишься, и она — вдова. Мальчик, мне все ясно. Я видел, как она, сидя у нас за столом, наклонялась, чтобы лишний раз взглянуть на тебя. Ты ей нравился еще до того, как смерть мужа положила конец ее тягостному браку. Она мечтает видеть тебя вторым мужем и понимает, что это,  — дед показал на королевский указ,  — поможет тому, чтобы ты относился к ней еще лучше. Но и это еще не все. Ты станешь наследником восстановленного Герни и сможешь открыто ухаживать за ней, что было бы невозможно в ином случае. Союз будет равноправным, и никто не посмеет вас осуждать. Да, наша очаровательная Ингейн очень мудрая и видит далеко вперед.
        — Если эти предположения правильны,  — медленно сказал Уолтер,  — то она не учла одного. Я не смогу за ней ухаживать. Я женат!
        Дед нахмурился:
        — Твой брак легко аннулировать. Конечно, за это придется заплатить, но у нас теперь есть земли и впереди нас ждет много прибылей, поэтому за ценой мы не постоим. Мальчик мой, обратись к церкви, чтобы твой прежний брак признали недействительным.
        Уолтер помолчал мгновение.
        — Я люблю свою жену,  — сказал он.  — Тебе это может показаться странным, но я буду ее ждать. Может, случится чудо, и она ко мне вернется.
        — Чудо! Ты думаешь, что Господь Бог,  — страстно воскликнул старик,  — совершит чудо и возвратит жену-язычницу ее мужу-христианину! Я на тебя разозлюсь, если ты станешь повторять подобную чушь! Я настаиваю, чтобы ты поскорее расторгнул брак.
        — Я хочу поговорить о некоторых вещах, связанных с землей,  — заявил Уолтер после паузы.  — Люди, работающие на этой земле, не должны носить железные ошейники. Дед, они должны стать свободными, и нам следует выделить достаточно земли, чтобы они могли пользоваться результатами собственного труда. Я прежде никогда не говорил об этом, но я уверен, что землей не могут владеть только избранные. Ею должны владеть все.
        — Ты что, наслушался проповедей сумасшедших бродячих проповедников?!  — возмутился дед. Его лицо выражало крайнюю степень удивления.  — Подобные речи отдают ересью и предательством. Мне даже кажется, что ты распростился с разумом.
        Они были так поглощены спором, что не притронулись к еде. К ним подошла Агнес и обиженно сказала:
        — Хозяин, хорошее мясо совсем остыло. На нее никто не обратил внимания.
        — Я убежден,  — продолжал Уолтер,  — что в конце концов мы только выиграем. Если мы дадим им шанс нормально жить то они будут больше стараться, и со временем земля станет стоить гораздо больше. Они принесут больше доходов, если из них не выжимать все до последней капли. Посмотри, как они сейчас работают у нас на бумажной фабрике.
        Уолтер правильно сделал, заговорив об этом, потому что, когда разговор заходил о прибылях, дед к нему прислушивался.
        Лорд Алфгар помолчал, но потом возобновил атаку с прежней энергией.
        — Должен сказать, то, что ты предлагаешь, не только неправильно, но и очень опасно.  — Он откинулся назад в кресле и глубоко вздохнул.  — Я уже стар и болен, и у меня нет сил спорить с тобой. Но позднее я постараюсь убедить тебя, что ты ошибаешься.
        Когда работники, сидевшие за нижним столом, разошлись и слуги начали снимать столешницы с козел, Свар Гилпин задержался. Он осторожно поглядел через плечо и медленно подошел к платформе.
        — Мастер Уолтер,  — тихо позвал он. Уолтер спустился вниз.
        — В чем дело, Гилпин?
        — Мастер, если вы пойдете восточнее Ларни и повернете на старую мощенную камнем дорогу, а потом пойдете по ней к северу, куда вы придете в конце концов?
        — На окраину деревни Литтл-Энгстер.
        — Ага.  — Галпин кивнул головой и еще раз убедился, что его никто не подслушивает.  — А потом вы отправитесь опять на запад, повернете у Три-Форкс на Бремвей-Спинни и пройдете пять миль на север, где вы тогда окажетесь?
        — На южном конце Скондер-Клаф. Гилпин несколько раз кивнул:
        — Ага, именно там вы и окажетесь, мастер, в Скондер-Клаф. Мастер, туда редко кто заходит. Места дикие, и плохая тропинка… Говорят, что там можно встретить злых духов. Когда я был мальчишкой, то как-то раз был там и очень испугался. Правда, правда. Ага, мастер, туда не стоит ходить, если только у вас нет для этого особой причины… (Уолтер подождал, пока он продолжит.) Но если вам нужно туда попасть и вы подниметесь вверх, то можете дойти до камня, выступающего прямо в воду. Мастер, его называют Головой Ведьмы. Мне бы не хотелось идти туда. Но если вы туда дойдете и три раза просвистите одну мелодию…
        — Ты имеешь в виду «Сыны Иова»? Гилпин быстро закивал:
        — Да, именно эту. Если вы это сделаете, как вы думаете, что случится?
        Уолтер захохотал и хлопнул его по спине:
        — Я все понял, Гилпин. Спасибо тебе за новости.

2

        Уолтер никогда не был в Скондер-Клаф, и ему стало не по себе, когда он добрался туда на следующий день. Черная вода бурлила и свивалась разноцветными кругами, захлестывая и обжигая белой пеной опасные острия торчащих камней. Казалось, что вода торопилась побыстрее миновать эту долину среди холмов, и даже лед здесь не успевал формироваться по краям потока, хотя было очень холодно. Снег на тропинке лежал толщиной в несколько дюймов, и Уолтер глубоко в него проваливался при каждом трудном шаге. Берега речки были очень крутыми, и, глядя на их очертания, Уолтер вспомнил, как люди говорили, что это работа дьявола и что, создавая это место, он был вне себя от ярости.
        Место было очень мрачным. Когда Уолтер смотрел на ухмыляющееся лицо Головы Ведьмы с узкими отверстиями вместо глаз и нависшими каменными складками, образовывавшими гриву Медузы Горгоны, то не сомневался, что этой долиной правило зло. Здесь было очень удобно скрываться тому, кто был крепок духом и не давал воли воображению.
        Уолтер стал спиной к Голове Ведьмы и начал насвистывать «Сынов Иова». От страха губы его плохо слушались, и только с третьего раза он просвистел так, что его можно было услышать сквозь грохот падающей воды. Никакого ответа. Ему пришлось просвистать мелодию еще раз. Потом он сделал руки рупором и крикнул:
        — Эй! Эй!
        Через несколько секунд послышался звук, как будто чья-то нога скользнула по камню. Он не стал оглядываться и опять засвистел. Едва прозвучали первые ноты, как кто-то уверенно подхватил мотив. Уолтер обернулся и увидел, что прямо с Головы Ведьмы быстро спускается Тристрам.
        — Наконец-то! Мне так хотелось тебя видеть!
        Тристрам тряс руку Уолтера. Казалось, для него свершилось чудо. Уолтер был так потрясен, что сначала даже не ответил на приветствие. Его друг не походил на живописного лесного бандита, облаченного в зеленую куртку, словно второй Робин Гуд с луком через плечо и веселой песенкой на устах. Конечно, его лук был при нем, но на этом и кончалось сходство со знаменитым героем легенд. Уолтер увидел сгорбленную худую фигуру в грязной одежде, в которой было столько дыр, что Трис напоминал огородное чучело. Было ясно, что он страшно мерз и, наверно, голодал… Словом, он представлял собой жалкое зрелище.
        Трис сразу произнес слова, которые только подчеркнули беспомощность его положения:
        — Что ты мне принес?
        Сердце Уолтера сжалось, потому что он об этом даже не подумал.
        — Ничего. Прости меня, Трис, но мне даже не приходило в голову, что ты… Что тебе что-то нужно!
        Тристрам засмеялся, и его смех был похож на хриплое карканье больной старой птицы.
        — Ну да. Ты решил, что я живу в красивой беседке в долине с прекрасными деревьями и весело пожевываю чудесные куски мяса, а по вечерам наблюдаю за плясками красавиц? Уолт, так бывает только в сказках. Жизнь в лесах совсем не такая. Здесь холодно и голодно. Кругом грязь. Сказать по правде, я так обрадовался, увидев тебя. Мне давно хотелось тебя повидать. Но в то же время я подумал, может, Уолт принес мне немного соли.
        — Какой я дурак, что явился к тебе с пустыми руками!  — воскликнул Уолт.  — Мне так стыдно. Я был уверен, что ты ушел с Хэрри и его разбойниками и что вы живете в приличном жилье где-то в глухих лесах!
        — Мне кажется, что им приходится гораздо лучше, чем мне. Правда, я не видел их лагерь. Камус Хэрри хотел, чтобы я присоединился к ним, но я не могу этого сделать. Я хочу оставаться честным человеком. Остальные отправились с ним.
        — Значит, ты здесь живешь один? Я даже не представлял, что дела у тебя обстоят именно так. Я постоянно пытался хоть что-нибудь о тебе узнать, но все, кто мог мне в этом помочь, хранили молчание. Я навестил твоего отца, но он тоже сказал, что ему ничего о тебе неизвестно.
        — Это я настаивал на полном молчании,  — ответил Тристрам.  — Но мне в голову не приходило, что они станут так твердо выполнять мою просьбу.
        — Все дело в классовом противопоставлении. Они даже меня подозревают. Только вчера вечером один из них подал мне знак.
        Тристрам кивнул.
        — Да, я здесь один. Мне удалось отыскать пещеру, я там поселился и опять превратился в Одинокого Воина. Конечно, в одиночестве имеются кое-какие преимущества, но жить здесь очень трудно.
        Уолтер с замиранием сердца взглянул на друга. Трис стал совсем стариком. На лице было полно морщин, отросла неряшливая бородка цвета пакли. Казалось, что на плечах у него крепко пристроилась грусть, болезнь духа заставляла лихорадочно сверкать глаза.
        — Я вернусь завтра,  — пообещал Уолтер.  — Скажи мне, что тебе нужно, и все у тебя будет.
        — Все, что мне нужно? Уолт, это будет, длинный список. Я должен тебя предупредить — не возвращайся ко мне сразу.
        Если кто-то заметит, что ты часто ходишь по этой дороге, это может стать для нас обоих опасным. Подожди неделю, а потом приходи снова.
        Уолтер согласился с этим:
        — Наверно, ты прав.
        — Мне больше всего не хватает соли и мыла. Мыло, Уолт! Когда мы ведем нормальную жизнь, то не задумываемся о многих вещах, но когда лишаемся их, это становится невыносимо.
        Трис вытянул почерневшие от грязи руки:
        — Я мечтаю о мыле и о теплой ванне. Вот бы сюда этих круглолицых китайских девиц с душистым мылом и чистыми полотенцами! Я бы без смущения обнажился перед ними, если бы они были здесь!
        — Что тебе нужно, кроме мыла и соли?
        — Сахар,  — ответил Тристрам.  — У меня текут слюнки, когда я вспоминаю о сладком. Еще нитки с иголкой и кусочки ткани. Взгляни на меня! В одежде столько дыр, что через нее можно процеживать воду. И принеси острый нож. Боже, мне нужно столько всего! Свечи и… и марципан. Мне даже снится, как я жую его!
        — Не торопись, я должен все запомнить. Тристрам рассмеялся:
        — Не все принимай на веру. Я понимаю, что ты не можешь прийти сюда с вьючными животными!
        — Я обязательно найду способ переправить тебе все, что надо. Что еще?
        — Сотни вещей. Боюсь, что мне необходимо действительно очень много. Новый лук, и в особенности новая тетива. Много стрел. Масло, чтобы смазывать лук, и календарь. Я потерял счет времени.  — Тристрам помолчал.  — Господи, какое трудное я выдумал для тебя задание, Уолт, я понимаю, если понадобится, ты для меня здесь создашь все удобства.
        — Я сделаю все, что в моих силах.  — Уолтер опустил руку на плечо друга.  — Мне следует сделать для тебя самое главное — чтобы ты смог беспрепятственно выехать из страны. Нельзя, чтобы ты оставался здесь как загнанный зверь.
        Тристрам решительно замотал головой:
        — Я не собираюсь покидать Англию! Мне не нравится жить в чужой земле. Уолт, тебе известно, что я не понимаю их речь, и там я буду так же одинок, как здесь, в лесах. Я понимаю, что мне теперь не удастся жить, как живут нормальные, подчиняющиеся законам люди. Но я англичанин и останусь здесь до самой смерти!
        — Послушай меня, Трис! Со временем все переменится. Я смогу помочь тебе убраться из страны, а потом постараюсь добыть для тебя прощение. Если ты здесь останешься, Бог знает, что с тобой может случиться!
        Тристрам взглянул на солнце, пропадающее за покрытыми снегом холмами, и снова покачал головой.
        — Дружище, тут ничего не поделаешь. Новые законы принесут мало пользы простым людям. Мне кажется, что рабство, в котором они томятся, может быть отменено, только если простой люд восстанет против несправедливых законов. Уолт, это время близится. Английские крестьяне поднимутся и потребуют права жить как положено людям, свободным людям! Это так же точно, как солнце садится за заснеженными вершинами холмов. Может, мы этого не застанем, но все переменится! И Бог приблизит эти дни!  — У Триса засияло лицо, и страстный свет разгорелся в запавших глазах.  — Лежа в пещере, я только об этом и думаю. Я считаю, что смогу как-то им в этом помочь, хотя теперь мне нельзя далеко уходить с этого места. Если я уеду, то меня очень скоро все забудут. Но если останусь здесь и не двинусь с любимой земли, обо мне будут помнить. Когда придет время и простые люди Англии станут требовать своих прав, они вспомнят, что я сделал, и станут более стойкими!
        Расправив плечи, Тристрам с гордостью смотрел на Уолтера, и тому показалось, что на лице друга даже поубавилось горьких морщин, несмотря на то что его ждала в будущем трудная жизнь.
        — Нет, Уолт! Я останусь здесь. Если меня поймают и повесят, так даже будет лучше, потому что все будут знать, что я погиб за праведное дело!  — Он прислонился к поверхности Головы Ведьмы и улыбнулся.  — Я произнес речь, как ученый в Оксфорде. Но я подпишусь под каждым своим словом. Уолт, расскажи, что у тебя нового. Ты сумел что-нибудь узнать о Мариам?
        — Нет, как можно что-то о ней узнать, если нас разделяют такие огромные расстояния?
        — Бедняжка Таффи! Тебе, наверно, придется примириться с тем, что ты ее больше никогда не увидишь!  — Он помолчал, внимательно глядя на Уолтера.  — Уолт, надо смириться с этим и жениться на леди Ингейн. Так будет лучше. Я не сомневаюсь, что так и произойдет. Нашим крестьянам станет легче, дружище, потому что ты станешь с ними справедливо обращаться.
        — Я еще об этом не думал,  — сказал Уолтер.
        — Я хочу сказать тебе одну вещь. Не я выпустил стрелу, которая убила твоего брата. Я бы, конечно, не стал колебаться. Он натворил много бед. Но так случилось, что кто-то другой раньше меня выпустил стрелу. Мы прятались в лесу, и я видел, как ты ехал на коне. Тот, кто убил твоего брата, опьянел от крови и желал убить все семейство. Но я его остановил. Что было дальше, ты лучше меня знаешь.
        — Теперь в Булейре управляет Ингейн, она пытается стать справедливой хозяйкой.
        — Да, мне известно, что кое-что изменилось в лучшую сторону.  — Тристрам повернулся к Уолтеру и сжал его плечо. Рука была жесткой и вся в мозолях, грязные ногти сломаны.  — Не грусти, Уолтер, я неплохо пожил. Мне и сейчас не так уж плохо. У меня есть еда, и в пещере тепло. Я ни на что не жалуюсь. Ну, улыбнись же мне!  — На губах Триса заиграла прежняя улыбка.  — Уолт, ты можешь кое-что для меня сделать. Продай драгоценные камни и распредели золото. Мой отец стар, и ему немного нужно. Но он не должен нуждаться до конца дней своих. Теперь вдова брата и его сын. Им тоже нужны деньги. И наверно, стоит немного помочь старине Хенди из Сенкастера. Он был в крестовых походах и вернулся домой весь израненный. Сейчас он питается отходами, которые ему удается отобрать у бродячих собак. Мне было бы приятно помочь ему хотя бы немного. Еще есть старуха Герди. Она была подругой матери, ей живется очень трудно. Уолт, помоги им.
        — Клянусь, что никто из них теперь не будет нуждаться, и они все будут знать, что помощь идет от тебя, Трис.
        Солнце село, появились странные, нереальные тени.
        — Тебе надо возвращаться,  — сказал Трис.  — Не будем прощаться. Надеюсь, что ты вскоре вернешься. Я подбодрился, увидев тебя. Мне теперь будет легче коротать время в темноте в своей пещере.  — Трис улыбнулся другу.  — Уолт, мне бы хотелось, чтобы со мной жило какое-нибудь домашнее животное. Только не приноси собаку. Она будет лаять, и люди могут что-нибудь заподозрить. Может, ты найдешь кошку? Кот станет слишком много шляться, а кошка найдет себе приятеля, и у меня будет много игривых котят. Мне бы было это очень приятно.
        Уолтер прошел несколько шагов и обернулся. Тристрам был на том же месте. Они помахали друг другу, а потом молча стояли, пытаясь различить черты друга в меркнущем свете.
        Уолтер никак не мог его покинуть и стоял до тех пор, пока не перестал различать в сумерках его высокую фигуру. Он видел перед собой не только одинокого странника, жившего в темной и мрачной пещере. Ему представился студент из Оксфорда, который не колеблясь вел студентов на помощь друзьям, веселый спутник в удивительных путешествиях, храбрый лучник, который дал урок спесивым монгольским воинам. Вместо заросшего лица и глубоких морщин он видел спокойное, доброе лицо и дружелюбные, честные глаза.
        «Неужели именно так закончится наша пятилетняя дружба?» — спросил он себя, когда, спотыкаясь, двинулся в Брем-вей-Спинни.
        Его одолевал страх, что он больше никогда не увидит Триса.

3

        Саймон Ботри на этот раз вежливо встретил Уолтера у входа в Булейр, почтительно ему поклонился и сказал:
        — Добро пожаловать, сэр. Наша хозяйка леди Ингейн будет рада вашему приезду.
        Так же радостно его приветствовала темноглазая служанка леди Ингейн, говорившая с иностранным акцентом. Не сводя взгляда с высокого гостя, она сообщила, что леди Ингейн одевается, но вскоре выйдет, потому что желает с ним поговорить до ужина. За ужином будет приятная компания, улыбнувшись, добавила девушка. В замке гостит кузен графини и знаменитый джентльмен из Франции, который играет на цитре и чудесно поет. За последнее время в замке многое изменилось, и теперь здесь царит веселье.
        Паж в черной с золотом ливрее проводил Уолтера в главную башню. Там он переоделся. Потом его провели в комнату, расположенную рядом с Большим залом. В очаге пылали дрова, плотные занавески закрывали окна. В комнате не было ни малейшего сквозняка. На столе кувшин с вином, украшенный дубовыми листьями, и кубки. Уолтер налил себе вина из серебряного кувшина.
        Единственное, что омрачило приятную атмосферу, это присутствие еще одного гостя. Ниниан мрачно расхаживал по комнате, заложив руки за спину, уставив взгляд на кончики своих башмаков. Это были так называемые краковские башмаки с острым загнутым носом. Носы были настолько длинными, что Ниниану приходилось подвязывать их к коленям шелковыми шнурками. Он повернулся, когда открылась дверь, и лицо его стало недовольным.
        — Ублюдок! Ты здесь?  — воскликнул он. Уолтер усмехнулся:
        — Как ты меня рад видеть, Ниниан!
        — Тебе это кажется,  — заявил бывший соученик Уолтера по Оксфорду.  — Я бы предпочел встретиться с дьяволом в доме моей кузины. Ублюдок, я кое-что о тебе слышал. Говорят, ты пытаешься представить себя великим путешественником и будто бы даже добрался до Китая. Я этому не верю.  — Он раздраженно сказал: — Что ты здесь делаешь?
        — Я приехал навестить соседей.
        — Соседи! Какое ты имеешь право находиться здесь! Меня тошнит от тебя.  — Ниниан нахмурился.  — Я слышал, что ты каким-то образом смог забрать некоторые земли Тресслинга. Если это так, то как у тебя хватило наглости показаться в доме милой дамы, которую ты ограбил?
        Уолтер не ответил. Он, улыбаясь, взглянул на возмущенное лицо Ниниана.
        — Ниниан, ты женат?
        — Нет.
        — Но собираешься вскоре жениться?
        Ниниан прекратил шагать по комнате, подозрительно взглянул на Уолтера и кивнул:
        — Да, я скоро женюсь.
        — Не сомневаюсь, что это будет твоя прекрасная кузина.  — Уолтер рассмеялся.  — Именно поэтому ты так возмущен тем, что земли возвратили их законному хозяину. Мой добрый Ниниан, твоим розовым надеждам нанесли сильный удар. Тебе станет еще обиднее, если я скажу, что меня не очень-то волнует возвращение нам наших земель. Но,  — добавил он,  — я очень ценю щедрость твоей прекрасной кузины, которая не стала спорить с королевским приказом.
        Ниниан встревожился:
        — Ты говоришь, что Ингейн не спорила? Ты лжешь, Ублюдок! Это означало бы, что вы симпатизируете друг другу, а я этому не поверю!
        Уолтер снова засмеялся:
        — Я, наверно, вызвал бы тебя на поединок, бывший господин студент. Но я невысокого мнения о рыцарских законах, мне, видимо, придется спустить с тебя штаны и как следует надрать задницу, как нашкодившему школьнику.
        Ниниан поспешил отодвинуться от Уолтера, мрачно глядя на него. В этот вечер Уолтер был в красивом наряде, который привез из Венеции. Богатство одежды еще сильнее возмущало неудачливого претендента, желавшего занять место покойного графа.
        — Ублюдок, ты похож на пеструю птицу,  — пробормотал Ниниан.  — Мне известно, что сейчас модно. Говорят, что так вскоре станут одеваться при дворе.  — Он подошел поближе и ткнул Уолтера пальцем в бедро.  — Господи, это твои мышцы, а я думал, что ты подложил тряпок в панталоны, чтобы ноги выглядели более крепкими.
        — Мужчины с тощими ногами,  — ответил Уолтер, глядя на кривые ноги Ниниана, видневшиеся из-под длинной накидки,  — всегда считают, что те, у кого сильные ноги, что-то подкладывают.
        В этот момент в комнату вошла Ингейн. Она улыбалась Уолтеру, но, увидев Ниниана, сразу нахмурилась. Траур еще не закончился, но большинство вдов снова выходили замуж в течение первого года вдовства, и Ингейн была в ярком наряде. Она надела ярко-зеленый бархатный корсаж на шнуровке, а поверх него блузу из синего шелка. Волосы поддерживала зеленая бархатная лента, на которой сиял огромный сапфир.
        Она гордо проследовала в комнату, и ее пажу пришлось поспешить, чтобы не запутаться в длинном сверкающем шлейфе.
        — Уолтер, мой кузен смеет тебе грубить?  — спросила Ингейн и добавила: — Как всегда?
        — Ниниан всегда был не очень приятным парнем. Если он изменился, то я этого до сих пор не заметил.
        Ингейн нахмурилась и повернулась к своему поклоннику:
        — Я не думала, что вы окажетесь здесь, и хочу, чтобы вы нас покинули.
        — Милая кузина, я не собираюсь отсюда уходить,  — возмутился Ниниан.  — Неужели Уолтер из Герни для вас более приятный гость, чем я? Я давно должен был понять это. Ингейн, теперь мне ясно, почему вы искали убежища в Герни!
        — Возможно, леди Ингейн не была уверена, что ей дадут приют в другом месте и не побоятся ее злобного мужа?
        — С другой стороны,  — продолжал Ниниан,  — наверно, вам нравилось в Герни, моя милая кузина. Об этом в последнее время много сплетничали в провинции.
        — Разговоры, сплетни!  — Глаза у Ингейн засверкали.  — Объясните мне сейчас же, в чем дело!
        — Мне кажется, что вам и так все понятно. Везде идут пересуды, и нечего на меня злиться. Не я их распространял. Если бы не было очевидно, что Эдмонд погиб от рук крестьян, то Уолтеру из Герни было бы сложно доказать свою невиновность.
        Ингейн взглянула на Уолтера, и тот по выражению ее глаз понял, что благородная леди считает, что на этот раз кузен зашел слишком далеко. Она сдержанно ответила:
        — Кузен Ниниан, я стараюсь помнить об обязанностях хозяйки, но вы позабыли, как следует вести себя гостям. Чтобы я больше не слышала ничего подобного.
        Издали послышался звук гонга. Ингейн повернулась к Уолтеру:
        — Мне хотелось поговорить с вами наедине, но теперь придется подождать, пока закончится ужин. Вашу руку, мой милый гость.
        Ниниан опять нахмурился. Он побрел за пажом, продолжая бормотать:
        — Странные происходят вещи: безземельные искатели приключений ценятся больше, чем люди благородного происхождения.
        — Он просто злобный сплетник!  — сказала Ингейн. К ней вернулось хорошее настроение, и она слегка пожала руку Уолтеру.  — Кто знает, Уолтер, может, он предчувствует, что у него будут причины поволноваться.
        Уолтер никогда не видел Большой зал, и, помогая Ингейн сойти вниз по ступенькам, он с интересом осматривался. В длину зал был футов восьмидесяти, а в ширину — сорока. В центре одной из стен было прорублено огромное окно, сквозь которое Нормандская женщина и ее гости наблюдали, как кормили голодных детей. В конце было окно поменьше. Стены из темного камня были толщиной в двенадцать футов, а потолок так высок, что невозможно было различить верхние балки, и в зале стоял полумрак, потому что света свечей было недостаточно. Зал был бы холодным и неуютным, если бы не дубовые панели высотой до девяти футов. Их поставили при графе Рауфе, и не было никаких сомнений, что за панели заплатили из богатого приданого его жены. На возвышении в конце зала сидели менестрели. Когда Ингейн появилась в зале под руку с Уолтером, они настраивали инструменты. Музыканты начали исполнять веселую мелодию. На лице леди Ингейн появилась гордая улыбка. Уолтер понял, что ей нравилось показывать себя гордой хозяйкой замка.
        — Мать Эдмонда будет с нами за ужином?  — неуверенно спросил он ее шепотом.
        Ингейн покачала головой:
        — Нет. Она не часто покидает свою комнату, и, честно сказать, меня это вполне устраивает.
        На стол подали множество блюд, стояли красивые приборы, но трапеза была скучной и напряженной. Уолтер сидел в конце возвышения и не принимал участия в разговорах. Он не расстроился, потому что ему они не были интересны. Ни на минуту не закрывал рта Жильбер Безьер, трубадур из Франции. Лицо этого человека сильно напоминало лошадиную морду, он постоянно твердил о былой славе трубадуров с континента и о том, как их осталось мало. Когда трапеза была закончена, Жильбер принес инструмент и запел куплеты, которые сам сочинил. Он пел гнусавым, неприятным голосом. Уолтер решил, что мелодия не была красивой, а стихи настолько наивны, что не делали чести знаменитому трубадуру. Уолтера поразило, как почтительно взирали на исполнителя все остальные гости, даже Ингейн, рядом с которой на шесте сидел ее любимый сокол, слушала певца, скармливая лакомые кусочки своему пернатому любимцу. Уолтер подумал, что гости считают этого ревущего клоуна великим артистом.
        Наблюдая за присутствующими, Уолтер часто останавливал взгляд на оживленном лице хозяйки замка и нахмуренной физиономии Ниниана. Тот осушал кубок за кубком и вскоре совершенно опьянел.
        Уолтер не собирался оставаться в Булейре на ночь и после ужина попрощался с хозяйкой. Она решила его немного проводить.
        — Я очень рада, что ты к нам приехал,  — сказала Ингейн, поднимаясь по лестнице. Мальчик-паж следовал за ними.  — Но, Уолтер, это был очень короткий визит, тебе следует заезжать сюда почаще.
        — Я приехал, чтобы поблагодарить тебя за то, что ты была щедра в отношении земли.
        Она быстро взглянула на него, не поднимая головы:
        — Я постаралась выразить вам таким образом благодарность. Земля по праву принадлежала твоему деду, и мне никогда не нравилось, что отец за нее так цеплялся. Уолтер, я все время что-то пыталась от тебя скрывать. Ингейн помолчала.  — Приезжай ко мне, когда будет меньше гостей и нам никто не помешает. Нам следует о многом поговорить.
        — Я это сделаю с огромным удовольствием. Ингейн, казалось, колебалась.
        — Тебе должно быть известно, что меня всегда интересуют дела моих друзей. Я ничего не слышала о том, чтобы ты предпринимал какие-то шаги, чтобы расторгнуть… твой ненужный брак… Может, тебя беспокоит, что за это придется заплатить слишком много, а у тебя нет таких денег?
        — Деда действительно волнует стоимость этой процедуры, но он тем не менее настаивает на том, чтобы я не откладывая занялся этим делом. Но, честно говоря, я ничего не предпринимал не из-за денег.
        Ингейн укоризненно взглянула на него:
        — Тогда почему же? Уолтер, я тебя не понимаю. Уолтер вздохнул:
        — Наверно, ты права. Мне следует начать думать о будущем.
        — Если дело в стоимости… — медленно проговорила Ингейн,  — то в данный момент у меня туго с деньгами. Я никак не могу найти спрятанное Эдмондом и его матерью золото…
        — Его мать не говорит, куда они его дели?
        — Она твердит, что все принадлежит ей,  — Уолтер почувствовал, как напряглись пальцы красавицы.  — Она совсем сошла с ума, но продолжает хранить тайну. Иногда мне хочется отдать ее в руки Джека Далди, чтобы он помог ей кое-что вспомнить!
        — Но по закону эти деньги принадлежат твоему сыну!
        — Часть из этих денег — мои. Я приказала тщательно обыскать замок, но ничего не нашли. И в ее комнате денег нет. Мы там все проверили.  — Ингейн постаралась успокоиться.  — Но, несмотря на это, я могу тебе помочь. Когда я была в беде, вы меня выручили, и теперь я буду счастлива отплатить тебе тем же.
        — Я тебе очень благодарен, но в этом нет необходимости. Они дошли до домика привратника. Над головой он видел острые пики подъемной решетки. Ингейн пошла медленнее.
        — Уолтер, ты очень осторожен. Наверно, это все твоя саксонская кровь. Тогда мне придется тебе кое-что разъяснить. Я не собираюсь долго оставаться вдовой. Поместьям Булейра нужна крепкая мужская рука, и, честно признаться, мне не нравится жить одной.  — Ингейн отпустила руку Уолтера и сделала шаг назад.  — Ко мне сватается не только Ниниан. Уолтер, тебе не стоит долго раздумывать, потому что потом можешь об этом пожалеть. Кстати, я тоже буду жалеть, если у нас с тобой ничего не выйдет.

4

        Связывая узел, Уолтер напевал песенку «Две сестрички из Биннори». У него было хорошее настроение. Конечно, узел получился чересчур большим, но Уолтера радовало, что он собрал для Тристрама все необходимое. Даже календарь, за который ему пришлось отдать монахам немало бумаги. Он отправится в Скондер-Клаф перед рассветом. Ничей любопытный глаз не увидит узла и не станет гадать, что же в нем такое.
        Да, но среди этих вещей кое-чего не хватало. Если Триса не окажется на месте, когда Уолтер к нему пожалует, он решил написать ему записку на куске бумаги, в которую был завернут календарь.
        «Ты найдешь здесь все, кроме кошки. У нас есть старая кошка, но мне хочется найти тебе молоденького игривого котенка. В следующий раз я принесу тебе гладкую красавицу кошечку с острыми коготками, она будет ласково мурчать и часто приносить кошачье потомство. Я буду рад принести ее тебе.
        Как тебе нравится этот лист бумаги? У нас вовсю кипит работа, и теперь мы сможем всем доказать, что действительно побывали в Китае. Дружище, тебе это должно быть приятно!»
        День был трудным, и Уолтеру хотелось отдохнуть, прежде чем в предрассветных сумерках отправляться на встречу с другом. Но он обязательно должен, как всегда вечером, посетить деда. Уже неделю старик не выходил из своей комнаты.
        Когда Уолтер вошел к нему в спальню, дед слабо махнул рукой.
        — Я сдаюсь,  — сказал дед.  — У меня нет сил выслушивать очередную твою странную теорию. Уолтер, пусть будет по-твоему. Ты можешь отдать этим негодяям все, что пожелает их душенька.
        — Я не собирался обсуждать с тобой дела, просто зашел узнать, как ты себя чувствуешь.
        Хозяин Герни медленно покачал головой.
        — Мальчик мой, я не могу найти удобное положение, потому что болям все кости. Если я лежу на спине, то кружится голова. Если на боку — начинают болеть уши. Мне все время приходится менять положение тела, но когда я ворочаюсь, то болят все суставы. Уолтер, я сплю очень мало, и время от времени мне снятся странные сны… Стало трудно справляться с собственным телом,  — грустно добавил дед.  — Иногда мне хочется с ним расстаться!
        — Дед, это все из-за холодной погоды. Когда сойдет снег и солнце начнет греть землю, нужно объехать свои земли. Тебе сразу станет лучше, когда ты увидишь широкие пастбища и буйно разросшийся лес.
        Старик вздохнул:
        — У меня уже нет для этого силы. Тебе известно, что я не ступал в те места с тех пор, как их у меня отнял старый король Гарри. Мне всегда хотелось полюбоваться на них и знать, что они принадлежат мне. Но сейчас все по-другому… Мне кажется, что меня это уже почти не волнует.
        Уолтер помолчал, а потом сказал:
        — Дед, я прислушался к твоему совету. Мы стали делать листы бумаги немного меньшего размера, но монахи не возражают и платят за них полную цену!
        Дед не ответил, и Уолтер понял, что дед сильно разболелся.
        Вилдеркин остановил его в темном коридоре и шепнул на ухо:
        — Мастер, кое-кто желает вас повидать у бумажных мастерских.
        Уолтер удивился. Гости не являлись так поздно, если только это не были усталые путники, которые сбились с дороги, но они просили приюта в одной из башен. Может, это был Тристрам?
        — Я не видел его лица, но узнал по голосу,  — заметил сенешаль.  — Это бывший хозяин таверны в Литтл-Таммитт.
        Уолтер отправился во двор, где изготавливали бумаги. Он был готов к плохим новостям. Послышалось Тихое «эй!». Камус Хэрри прижался к темному стволу дерева и не двигался, пока Уолтер не подошел к нему.
        — Я должен был тебе сообщить,  — прошептал старый крестоносец.  — Тристрам Гриффен умер!
        — Умер!  — Уолтер не понял, что выкрикнул это слово, пока из темноты не показалась рука и не зажала ему грубо рот.
        — Тихо! Ты что, хочешь тут всех перебудить? Я в страшной опасности. Да, наш храбрец Трис мертв. Он был отличным парнем!
        Уолтер не сразу нашел в себе силы спросить: — Как это случилось?
        — Я беспокоился об это упрямом парне и сегодня утром отправился в Клаф. Я нашел его в пещере. Он уже давно… был мертв.
        Уолтер с трудом сдерживался.
        — Я так и знал. Когда я видел его неделю назад, что-то мне предсказало его конец. Трис, Трис! Что же мне теперь делать?
        — Ты ничего не можешь сделать, только продолжать молчать. Его уже не оживишь. Умер чудесный парень, и, даже если мы станем рыдать, он к нам не вернется!
        — Почему он умер, Хэрри?
        — Мне кажется, что он упал, а потом с трудом приполз в пещеру.  — В голосе Хэрри послышалась жалость.  — Это была сырая холодная дыра! Только такой упрямый парень, как Трис, мог выдерживать подобные условия жизни! Я пытался его уговорить, чтобы он присоединился к нам, но он не поддавался! Когда я его там увидел, то понял, что он был по-своему прав. Тристрам Гриффен отправился к Творцу Вселенной с чистой совестью. Со мной все будет по-иному, когда придет моя пора!
        Уолтер тяжело привалился к деревцу. Он с трудом говорил:
        — Я собирался отправиться к нему с рассветом и отнести то, в чем он так сильно нуждался.
        — Тебе это следовало сделать раньше. Ему там пришлось нелегко.
        — Он не позволил мне прийти раньше. Хотя меня это теперь не успокаивает!  — воскликнул Уолтер, начиная во всем винить себя.
        — Может, все к лучшему,  — глубоко вздохнул Хэрри.  — Но мне страшно жаль, когда погибают молодые, полные жизни парни! Нам нужны такие люди!
        — Я… могу чем-то помочь?
        — Нет. Мне пора идти. Нужно еще прошагать целых двадцать миль до рассвета.
        — Что… что ты сделал с его телом?
        — Я завернул его в плащ и засыпал землей и камнями. Я насыпал много камней, чтобы до него не добрались дикие звери. Пусть он пока там останется, а потом мы подготовим для него подходящую могилу. Ты знаешь, он написал какое-то слово на золе. Что оно может значить? Surg… Surg… Что-то вроде этого.
        — Surgite!  — воскликнул Уолтер.
        — Ну да, именно так!  — подтвердил Хэрри.
        Это был боевой призыв Оксфорда: «Вставайте! Поднимайтесь!
        Уолтер прошептал:
        — Теперь я знаю, о чем он думал, умирая. Он мечтал о будущем. А может, вспоминал о прошлом, и ему это служило утешением.
        — Уолтер из Герни, я должен отправляться! Возможно, мы больше не увидимся.
        — Хэрри, спасибо, что пришел и сообщил мне об этом.
        — Я не мог по-другому. Мы с тобой — друзья!
        Хэрри отошел от дерева, где прятался, и двинулся в темноту. Уолтер только собрался возвратиться домой, когда старый Хэрри снова оказался рядом.
        — Ты говорил о каком-то узле,  — тихо сказал он.  — Мне бы он тоже мог пригодиться. Ты не хочешь выбросить узел за частокол?
        — Иди за мной к дому, я отдам тебе эти вещи.
        — У нас кое-что есть, но жизнь такая трудная! Скажи, ты положил туда сахар?
        — Да, Трис просил.
        Уолтер уже не мог сдерживаться и всхлипнул.
        — Трис! Трис! Почему все так закончилось?! Все пошло наперекосяк!  — Он постарался взять себя в руки.  — Мы провели вместе пять лет. У меня не могло быть лучшего друга!
        — Ничего, все еще будет хорошо,  — проговорил Хэрри.  — Только в это следует верить. Если бы только он был жив и смог нам помочь!

        Глава 17. МАРСЕЛЬ

1

        Когда новая галера вошла в порт Марсель, трепеща вымпелом с крылатым львом Венеции, заиграла музыка, и Мариам была уверена, что наконец-то добралась до Небес Обетованных. Вокруг гавани простирался жужжащий город, и ей казалось, что он больше подходил под описание Лондона, чем Венеция. У людей была светлая кожа, у многих светлые волосы и бороды и даже голубые глаза.
        «Как хорошо, что наши скитания подходят к концу»,  — сказала себе Мариам. У нее уже больше не оставалось сил для продолжения путешествия. Когда они отплыли из Венеции, она была такой слабой, что не покидала каюту. Она слишком долго жила одной надеждой, и, конечно, на нее сильно действовала усталость и постоянная жара. Плавание было длинным, потому что галера заходила во все итальянские порты. Им пришлось пережить два ужасных шторма. Мариам утешало лишь одно — морской воздух помог восстановить здоровье сына. Он быстро рос и начал активно болтать. Он облазил вместе с преданным Махмудом всю галеру и, когда возвращался в каюту, обо всем рассказывал матери.
        К сожалению, Мариам вскоре поняла, что опять ошиблась. Она останавливала прохожих своим обычным вопросом «Лондон?», и все показывали на север. Люди так широко разводили руками, что не оставалось сомнений, что расстояние отсюда до Лондона — огромно. Чтобы попасть в Лондон, они должны были отправиться в путь по суше. Мариам помнила, как им пришлось туго, когда в ослепляющей жаре они добирались от Адена до Александрии, и у нее защемило от ужаса сердце. Достанет ли у нее сил пережить еще одно путешествие?
        Она наняла две комнаты в гостинице, расположенной между портами Ла-Туретт и Каррерия. Марсель был центром, паломничества на Восток. В гостинице жило много загорелых, заросшими бородами паломников, возвращавшихся домой. Были там и новички, желавшие отправиться в Святую Землю. Хозяин гостиницы, крохотный человечек, был уверен, что он, Пьер Маркус, наместник Небесного Отца и должен заботиться об этих фанатиках-путешественниках. Он старался их всех записать, после чего люди получали специальные карточки, согласно которым им предоставлялось место на палубах кораблей, и это место стоило не слишком дорого. Хозяин также следил, чтобы с возвращавшихся домой паломников не брали чересчур много денег за крепкие сандалии, необходимые им для пеших переходов. К тому же защищал людей от спекулянтов, пытавшихся отобрать у паломников реликвии и другие ценные вещи, которые они везли.
        Пьер Маркус бросил всего лишь один взгляд на троих усталых странников и сразу понял, что ему их послало само Провидение. Прежде всего он решил выяснить, на каком языке с ними общаться. Он перепробовал несколько языков и наконец обратился к купцу, который довольно бегло изъяснялся по-гречески. Купец выслушал рассказ Мариам и скептически покачал головой:
        — Лондон далеко к северу отсюда. Но сам город не из приятных, и мадам он не понравится.
        — Но там мой муж,  — возразила Мариам.
        Теперь, когда они покинули Восток, Мариам расст