Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / История / Костейн Томас: " Королевский Казначей " - читать онлайн

Сохранить .
Королевский казначей Томас Костейн

        Томас Костейн (1885-1965) — известный американский писатель, профессиональный журналист. Его первый роман вышел в 1942 году, и с тех пор он полностью посвятил себя историческим исследованиям. Костейн написал десятки произведений, которые переведены на многие языки.
        Действие романа «Королевский казначей» происходит в средневековой Франции времен правления Карла VII. В центре сюжета — жизнь реально существовавшего человека Жака Кера, посвященного во многие тайны двора. Читатель становится свидетелем неожиданных поворотов судьбы этой незаурядной личности, настоящего финансового гения.

        Томас Костейн
        КОРОЛЕВСКИЙ КАЗНАЧЕЙ

        Посвящается Нельсону Даблдею

        ПРЕДИСЛОВИЕ

        Обычно книги говорят сами за себя и авторское предисловие далеко не всегда необходимо. Но если действие романа происходит в определенных исторических условиях, без вступления не обойтись. Читателю должно быть ясно, где реальные исторические события и герои, где вымышленные.
        Должен сказать, что история главного героя моего романа — Жака Кера, казначея французского короля Карла VII — изложена с максимальной точностью. Безусловно, кое-где пришлось изменить порядок событий. Хроники тех времен скудны, и автору пришлось напрягать воображение в поискак деталей и подробностей жизни королевского двора, быта парижан и провинциалов, а также многого другого.
        Меня поразило, как мало сведений осталось о Жаке Кере, незаурядной, сильной и очень известной личности, оставившей глубокий след во французской истории. Монстреле и другие хроникеры того времени очень подробно описывали чуть ли не каждый шаг не представляющих абсолютно никакого интереса рыцарей, скучнейших королей и глупых принцев, а о Жаке Кере — почти ничего. Их оставляли равнодушными его гениальной ум, головокружительная карьера, смелые начинания, решительные поступки. Возможно, обо всем этом так и не удалось бы узнать, если бы не открытия С. Джозефа Жака в книге «Средневековый скандал». Там упоминаются такие реальные персонажи, как Робер де Пуатеван и Ферран де Кордюль, сыгравшие в жизни Кера немалую положительную роль. Однако данных о них было маловато, и автору романа пришлось реконструировать сцену действия, наполняя свой рассказ новыми интересными сведениями.
        Тот, кто чрезвычайно трепетно относится к традициям рыцарства, может выступать против роли, которую я отвел в своем романе Жаку де Лалэну. Тот супергерой постоянно с кем-нибудь дрался, вступал в равные и неравные поединки, подобно современным провинциальным боксерам-профессионалам. Главным для него было продемонстрировать свою силу и получить аплодисменты. Он не сражался с д'Арлеем только потому, что тот является вымышленным героем.
        Я задумал сцену дуэли, чтобы показать, насколько тщеславны и бесчестны были многие хваленые средневековые рыцари. Жак де Лалэн был лидером среди таких. Я тщательно изучал его характер, следуя многим источникам, и понял, что он повел бы себя именно так, как на страницах моего романа. Я отвел ему роль неумного монстра, который отказывался сражаться за свободу Франции, но был готов вступить в бой по любому, даже самому глупому поводу.
        Я не стал упоминать о семье Жака Кера («кер» по-французски означает «сердце») только потому, что ее члены никак не повлияли на его карьеру: ни жена — милая, тихая женщина,  — ни сыновья. Когда я попытался ввести их в свой рассказ, они стали так мешать ходу всего повествования, что пришлось немедленно с ними расстаться. Если я поступил с родными Кера несправедливо, прошу меня простить. Но у меня есть оправдание: я следовал проторенными дорожками хроник, а там их присутствие не было замечено.
        Я пытался создать правдивый портрет Агнес Сорель, этой умной, прелестной и несчастной женщины, возлюбленной короля, и Карла, Которому Все Хорошо Служат. Робер де Пуатеван жил и действовал как настоящий храбрец, это зафиксировано в описаниях хода суда над Кером. Реальными лицами являются также Жанна де Вандом и Гийом Гуффье. Что же касается Валери Марэ и д'Арлея, а также графа и графини де Бюрей — это вымышленные персонажи. Поэтому следует помнить: все события, в которых они принимали активное участие, были плодом фантазии автора, чтобы в книге прослеживалась романтическая линия и она стала более интересной и захватывающей.
        Томас Б. Костейн

        КНИГА ПЕРВАЯ

        Глава 1

1

        Королевское знамя Франции развевалось над башнями Лувра. Это было удивительное зрелище, ведь король не любил Париж и навещал его не часто. Как и следовало ожидать, жители города сделали из его приезда праздник. На улицах при дуновении ветерка трепетали полотнища вымпелов и флагов. Выступали кукольники, показывавшие мистерии. На каждом углу стояли торговые лотки. Народ с удовольствием развлекался, а торговцы старались получить как можно больше за товары для королевского двора. Но тот, кто был поумнее, лишь потихоньку посмеивался над всем этим… Горожане прекрасно понимали, что благородные рыцари и дворяне, проезжавшие или шагавшие по парижским улицам, гордо задрав нос, и не замечавшие никого вокруг, были именно теми воинами, что проиграли англичанам все великие сражения Столетней войны, и, если их вовремя не остановить, они проиграют и все остальные битвы. Иногда сквозь стук конских копыт и звуки серебряных фанфар до ушей этих господ долетали свист и оскорбительные, порой грубые реплики, в которых так поднаторели простые парижане.
        Жак Кер увидел знамена из окна комнаты с побеленными стенами. Когда он бывал в Париже, предпочитал работать здесь. Кер приступил к делам в пять утра. Казалось, поток посетителей никогда не закончится. Он быстро и четко вел переговоры и отпускал посетителей небрежным движением руки, когда был уверен, что обсуждать больше нечего. Он прочитал горы писем и документов, просмотрел множество списков и отдал столько распоряжений, что у его подчиненных не было минуты отдыха.
        Жак Кер подошел к окну и посмотрел на роскошные башни Лувра.
        — Карл, Которому Хорошо Служат,  — тихо шепнул Кер.  — Мне кажется, что тебе подходит это прозвище, мой милый и нерешительный господин! Мне хотелось бы знать, как вас назовут, когда станут писать историю этого времени?.. Мне также очень интересно, что напишут о Жаке Кере?
        Если взглянуть на Кера сзади, он выглядел именно таким, каким был на самом деле,  — процветающим человеком средних лет. Если смотреть ему прямо в лицо — многое менялось. Прежде всего люди обращали внимание на его глаза, а все остальное в этом человеке казалось довольно обычным. Глаза у него были поразительные: большие, серые и очень живые. Они улыбались, смеялись, зажигались, горели, сверкали, обжигали, страдали, взрывались и выдавали его настроение. Ни на секунду они не отпускали от себя взгляд собеседника. Его приятного тембра голос обладал теми же качествами. Можно сказать, что его жесты были несколько театральны, но плавные движения его красивых белых рук четко соответствовали постоянному изменению выражения глаз.
        Он был аккуратно одет, все в его туалете было тщательно продумано, сюртук был зашнурован серебряными бечевками, рукава отделаны жемчугом, лосины плотно облегали ноги, башмаки он носил из прекрасной тонкой кожи. Было видно, что этот человек придавал значение не только красоте, но и удобству: носы башмаков не были слишком длинными и не сильно были загнуты вверх.
        — Мне кажется, Никола,  — сказал Кер слуге,  — что мы как следует растормошили этот город. Мне это напомнило, как взбалтывают настойку в бутылке. А сейчас мне пора к королю. Мой всегда улыбающийся Никола, подай-ка плащ!
        На самом деле нормандец Никола улыбался очень редко. Если по внешности судить о характере, можно с уверенностью утверждать, что слуга постоянно находился в состоянии желчного недовольства — недаром белки его глаз пожелтели. Никола медленно, словно нехотя, переводил взгляд с одного предмета на другой. Уголки его губ были опущены, голова имела форму груши, щеки и подбородок были цвета созревшей сливы.
        Слуга с мрачным видом подал хозяину плотный плащ, роскошно отделанный белым мехом горностая.
        — Неужели, господин, вам обязательно идти сегодня ко двору?  — спросил Никола.  — Сударь, вы достаточно поработали сегодня. У меня в голове жужжат, как пчелы, все ваши указания.
        — Никола, меня там ждут. Если король ждет, его подданный должен повиноваться, в особенности, если он является казначеем.
        — Мне не повезло с хозяином,  — пробормотал Никола.  — Он вскоре умрет от перегрузки. У меня тогда не будет хозяина и я стану голодать.
        Жак Кер взглянул на круглый животик Никола и улыбнулся.
        — Ты долго проживешь благодаря своим накоплениям,  — сказал он, но, посмотрев на плащ, недовольно нахмурился.  — Неужели сегодня так холодно, что мне нужно надевать это?
        — Неужели, господин мой, я бы его вам подал, если бы не считал, что сегодня лучше надеть его?
        — Ты прав,  — признался Кер.  — Я знаю, что в этих делах ты разбираешься лучше меня.
        — Я всегда прав, когда дело касается вашего комфорта и здоровья,  — заметил слуга.  — А вы, мой хозяин, никогда в таких случаях не бываете правы.
        — Ну, я бы так не сказал,  — ответил Кер.  — Ты должен признать, что в случаях более важных, чем погода, я разбираюсь лучше тебя. Ну, Никола Всесведущий, веди меня. Мы сегодня отправимся пешком.
        Они спустились по каменной лестнице и вышли на улицу через медные ворота. В воздухе повеяло холодком, и Кер вновь должен был признать правоту Никола, выбравшего для хозяина теплую одежду. Кер плотнее завернулся в плащ и зашагал так быстро, что Никола пришлось бежать трусцой, чтобы не отстать от своего хозяина.
        — Мастер, мастер,  — протестовал слуга,  — неужели королевские дела не могут подождать еще несколько минут? Вы хотите устать? Вы уже не молодой человек, чтоб шагать так быстро!
        Керу не понравились эти слова.
        — Может, я не так молод,  — ответил он, оглядываясь,  — но я обладаю силой двадцатилетнего юноши. Никола, тебе не следует укоризненно качать головой. Ты моложе меня на целых десять лет, но по сравнению со мной ты — просто старик! Я могу больше работать, быстрее шагать и лучше рассуждать, чем любой из моих знакомых.
        — Хозяин, вы можете переспорить любого,  — пыхтел Никола.
        Парижане хорошо относились к Жаку Керу, в отличие от остальных придворных. За Кером и его слугой буквально по пятам шагали взрослые люди и мальчишки. Они напоминали хвост яркой кометы. Кер слышал приветствия, доносившиеся до него из таверн и жилых домов:
        — Это идет казначей!
        — Это храбрый, добрый Жак!
        — Лисица Жак, наш друг!
        Кер доброжелательно, с юмором отвечал на подобные приветствия. Было ясно, что ему нравилось такое отношение.
        — Сударь,  — отрезвил своего хозяина Никола,  — они так же радостно приветствовали бы и палача!
        Когда Кер и его слуга достигли рва, окружавшего Лувр, Кер вдруг остановился.
        — Никола,  — резко сказал он,  — ты получил какую-либо весточку от сира д'Арлея?
        — Разве я смог бы об этом промолчать?
        Разве Кер не знал, что этот вредина Никола почти никогда не давал прямого ответа? Никола, как правило, на вопрос отвечал вопросом. Но Кер был слишком занят своими мыслями и не обратил внимания на дерзкую форму ответа слуги.
        — Этот день,  — размышлял он,  — может войти в историю. Как жаль, что у меня нет сведений от Робина д'Арлея. Я уверен, что они пришлись бы очень кстати.
        Вооруженный охранник у входа улыбнулся и знаком показал Керу, что тот может пройти. Жак Кер быстро прошел через переполненные залы, расположенные у главной лестницы. Гофмейстер в белой с зеленым ливрее приветствовал его:
        — Господин Кер, сегодня хороший день.
        — Где я могу найти короля?
        Гофмейстер плавно повел рукой в направлении лестницы:
        — Придворные находятся с королевой, господин Кер. Король вскоре должен к ним присоединиться.
        Кер задержался.
        — Скажи мне, Гуйе, какое сегодня настроение у короля? Блестят ли его глаза? Может, мой дорогой король легко расхаживает и ожидает чего-то приятного?
        — Мне кажется, что сегодня король плохо себя чувствует. Он прохаживается очень медленно, был молчалив все утро, мне так доложили. Никто не видел его улыбки.
        Когда Кер вошел в главный зал, на него обрушился шум разговоров. Придворные были заняты новым увлечением — игрой в карты, разрисованные картонки. Дамы и кавалеры были так увлечены этим занятием, что, когда в зале появился Жак Кер, ни одна пара глаз не поднялась, чтобы посмотреть на него.
        «Разрисованные мартышки!  — подумал Кер.  — Они тратят время на глупые игры и разные споры. Пожалуй, нужно нанять художника, чтобы он нарисовал для меня такую же колоду карт.  — Кер тут же превратился в коммерсанта.  — А потом надо сделать много-много копий на хорошей бумаге. Карты,  — продолжал он рассуждать сам с собой,  — должны быть очень красивыми и дорогими. Если им так нравится эта игра, я могу извлечь из нее немалую пользу. Карты, как и многое другое, принесут мне прибыль».
        Когда Кер проходил мимо шелкового кошелька, висевшего на стене и предназначенного для пожертвований беднякам, он не забыл опустить туда золотую монету. Обычно королева Мари внимательно следила за тем, чтобы каждый вновь прибывший жертвовал деньги нищим. Но сегодня она была слишком увлечена игрой и не обращала внимания на тех, кто игнорировал правило. Поэтому в кошельке было довольно пусто, и опущенная Кером монета упала на самое дно.
        Королева находилась в центре зала, Кер видел, что она играла в глик; у нее было два противника: девушка со смуглым хорошеньким личиком, в головном уборе сердечком, и огромный мужчина в небрежном сером наряде. На столиках, расставленных по всему залу, также играли в глик, однако большая часть собравшихся предпочитала наблюдать, как шла игра за королевским столом.
        Ее величество была целиком погружена в игру, и Кер решил, что неразумно отрывать королеву от приятного занятия.
        Ее лицо было довольно приятным, однако крупный нос не позволял претендовать на красоту. Когда королева волновалась, кончик ее носа начинал подергиваться. Так было и в этот раз.
        На королеве было темно-зеленое платье с низким вырезом, отделанное мехом горностая. Рукава были настолько длинными, что касались пола, и королеве было трудно управляться с картами.
        Кер слышал, как она расстроенно сказала:
        — Мне сегодня сильно не везет. Крупный мужчина ответил басом:
        — Клянусь игрой глик, моя уважаемая королева, удачи можно добиться, если хорошо играть имеющимися картами.
        Кер сел на скамью у стены, где висел новый гобелен с изображением Семи Добродетелей и Семи Грехов. Рядом сидел солдат с мечом, пристегнутым к поясу. На его худом, морщинистом лице читалась неприязнь к окружавшим его людям.
        — Дюнуа,  — шепотом сказал Кер, наблюдая за привлекательной брюнеткой, игравшей с королевой,  — не кажется ли вам, что мадемуазель де Менелэ слишком спешит занять место своей кузины?
        — Она — шустрая девица,  — сказал старый солдат.  — Прелестная Агнес была замечена королем благодаря матери королеве, но я не уверен, что подобная история может повториться.
        — Мы не должны себя успокаивать подобными рассуждениями. Королева смирилась с Агнес Сорель, но, может, она считает, что Агнес слишком долго занимала свое место?
        Дюнуа отрицательно покачал головой:
        — И вам и мне, господин Кер, прекрасно известно, как капризен наш король. Но в данном случае он предан ей долгое время. Что-то есть такое в очаровательной Агнес, что удерживает его на привязи. Захочет ли он, чтобы на подушке, где так долго красовались золотистые кудри Агнес Сорель, появились черные локоны маленькой кузины?
        Кер с мрачным видом принялся обдумывать это предположение.
        — Агнес плохо себя чувствует,  — сказал он.  — Вы не заметили, какой она стала бледной? Она сейчас слаба духом и телом. Дюнуа, меня это сильно беспокоит. Очень сильно…
        Старый солдат хитро взглянул на Кера:
        — Я верю.
        В этот момент в зале появился король. Голос слуги, объявившего о его появлении, был заглушен шумом разговора; и прошло некоторое время, прежде чем собравшиеся осознали, что в комнате находится его королевское величество. Раздался стук каблуков, дамы и господа поднялись и поклонились королю.
        — Кажется, у него неважное настроение,  — пробормотал Дюнуа.
        Карл VII мгновение постоял у входа в зал, небрежно поклонился присутствующим — казалось, он сделал это по привычке,  — вздохнул и снова поклонился.
        Временами он выглядел королем до кончиков ногтей, но не теперь. Он был одет в свою любимую короткую зеленую куртку, полностью открывавшую его ноги. Королевские ноги не блистали красотой. Они были короткими, тощими и кривыми. Колени — напротив, толстыми, и мудрый монарх не должен был выставлять их напоказ.
        Король подошел к столику супруги и мрачно поклонился.
        — Я не хочу прерывать ваше… новое увлечение, мадам.
        — Мы играем только для того, чтобы скоротать время до вашего прихода, ваше королевское величество,  — ответила королева Франции.
        — Мадам, мне ясно, что вам нравится этот новый способ соревнования хитрости и ума. Вам придется примириться с тем, что я недолго смогу оставаться здесь сегодня с вами.  — Казалось, что королю вдруг стало неудобно, и он отвел взгляд от королевы.  — Мне следует немедленно заняться государственными делами. Прошу вас позволить забрать с собой… — он обвел глазами комнату,  — Гуффье, Шабанна, Дюнуа, Кера. Мне следует обсудить с ними неотложные дела в моих покоях.
        Королева с трудом сдерживалась. Она вытащила из-под широкого золотого сетчатого пояса льняной платок и промокнула кончик носа.
        Король поспешил ретироваться, чтобы избежать ее возмущения.
        — Моя дорогая, надеюсь, что вы хорошо проведете время.

2

        За королем гуськом последовали четверо мужчин. Кер шел последним. Все старались держаться достойно, покидая комнату, хотя каждый понимал, что поддерживает открытый фарс. Обычно король выбирал именно эту четверку. Видимо, ему было так удобнее. Все молча проследовали за ширмы и отправились к главной лестнице. Четверо сопровождавших не стали подниматься наверх, в покои короля, а пошли по длинному коридору, который вел к другой лестнице.
        За ними со стуком закрылась железная дверь. Винтовая лестница была довольно узкой, и спутникам короля опять пришлось следовать друг за другом. Лестница была сконструирована таким образом, что разные уровни ступенек не позволяли видеть, кто в данный момент поднимается или спускается. Кер часто размышлял о том, что эта лестница как бы олицетворяла сам королевский двор, где царили хитрость, тайны, подозрительность и осторожность.
        Гийом Гуффье шел впереди Кера. Он обернулся и, улыбаясь, подмигнул. У Гуффье был такой орлиный нос, что уголки губ вдруг коснулись ноздрей.
        — Какая удобная лестница для… некоторых прогулок,  — шепнул Гуффье.
        Они спустились до конца лестницы и проследовали по выложенному плитами коридору, в конце которого стоял караульный. Когда он заметил короля и его спутников, то сразу исчез. Он охранял тяжелую дубовую дверь, на которой были вырезаны ветви дерева. Король остановился и поклонился своим сопровождающим.
        Перед ним открылась дверь, и все увидели хорошо освещенную комнату, высокий аналой, красные панели из гобеленов.
        Король вошел внутрь, за ним быстро закрылась дверь. Всем было понятно, что это сделано специально.
        Но до того как дверь затворилась, они услышали приятный женский голос, который насмешливо воскликнул:
        — О, мой король, вы опять надели эту короткую куртку!
        — Милая Агнес никогда не восхищалась ногами короля,  — заявил Гуффье.
        Государственные министры отправились в небольшую комнатку, расположенную в другой стороне коридора. Там для них уже были приготовлены четыре кресла. На столе стоял кувшин с красным вином и лежал треугольник сыра с зелеными прожилками. В камине пылал огонь.
        — Сколько времени мы уже играем эту незавидную роль притворщиков?  — спросил Дюнуа, когда все расселись.
        — Слишком долго,  — ответил Гуффье. Он подавил зевок и искоса взглянул на Кера.  — Наверное, это всем уже надоело?
        — Все прекрасно понимали, в чем тут дело, с самого начала,  — проворчал старый солдат.  — Всей Франции известно, что король днем обязательно навещает мадам Агнес, и слишком многим известно, каким образом он пытается замаскировать свои действия. Люди над ним за это посмеиваются.
        — Они не забывают смеяться и над нами. Я в этом абсолютно уверен.  — Гуффье опять взглянул на Кера.  — Одному из нас следует убедить короля, что он не достигнет своей цели, занимаясь подобным притворством. У меня для этого разговора не хватает уменья высказать свое мнение. Может, это сделаешь ты, Жак Кер?
        — Этот обман не зависит от желания короля,  — коротко сказал Кер.  — Сама леди Агнес настаивает на мерах предосторожности. Вам всем и-жестао, эта дама — истинно верующая, она не желает открытого признания…
        — Адюльтера,  — закончил фразу Гуффье, когда Кер заколебался, стоит ли произносить вслух это слово. Он отрезал себе кусок сыра и с жадностью стал его есть.  — Нам четверым следует научиться играть в карты. Боюсь, господа, что мне станут неприятны ваши лица, если нам и в дальнейшем придется проводить столько времени вместе, ничего не делая.
        — Мне давно не нравилась ваша физиономия,  — резко заявил Дюнуа.  — Еще до того, как мы все начали участвовать в этом постыдном фарсе.
        Гуффье с неприязнью взглянул на него:
        — Конечно, только военные могут себе позволить выражать свое мнение так открыто. Но со временем вы поймете, мой доблестный ублюдок, что не всегда стоит высказывать все свои мысли вслух.
        Солдат взглянул на Гуффье, затем перевел взгляд на Шабанна, раскинувшегося в кресле.
        — Здесь нас двое против двоих, поэтому с каждым разом для нас становится все труднее спокойно выдерживать эту обстановку. Кер и я желаем скорейшего продолжения войны. Вы выступаете за продолжение политики снижения активности. Бесполезно кому-либо пытаться убедить противоположную сторону в правоте своей точки зрения. Мне жаль, но приходится признать, что вас невозможно переубедить занять более патриотичную точку зрения. Нам легче сидеть молча и с неприязнью глазеть друг на друга. Но следует признать, что эту проблему вскоре все равно придется решать и откровенно высказываться.
        — Если вы желаете откровенности,  — воскликнул Гуффье,  — я могу сказать вам, ублюдок из Орлеана, что считаю вас не кем иным, как только живым воплощением вашего меча! Ваши мнения не имеют веса, потому что они продиктованы эгоизмом и желанием продемонстрировать в действии ваше лидерство. Что касается Кера, я уже говорил в открытую много раз: нам следует только горевать, когда простые по происхождению люди получают высокие государственные посты. Если бы я мог проявить свою волю, Жак Лисица был бы лишен всех привилегий и его бы отправили туда, откуда он появился,  — пусть продавал бы меха женам богатых горожан.
        Жак Кер крепко сжал ручки кресла. Ему хотелось ухватить за горло насмешливо улыбавшегося министра, но выдержка, как всегда, одержала верх над безумным порывом гнева.
        Кер никогда не обманывался в том, насколько его уважают при дворе. Хотя королевским декретом ему было пожаловано дворянство, аристократы никогда не признавали его. Этого не скучится и в будущем. Ему придется смириться с оскорблениями — это плата за слишком быстрое восхождение.
        Казалось, что он не обращает внимания на оскорбления, но душа его содрогалась от каждой новой обиды. Так было с самого начала. Он пытался относиться к этому по-философски, пытался внушить себе, что его мучители были слишком узколобыми, что не следует обращать внимания на их слова и действия. Но постоянные нападки и унижения становилось выносить все труднее и труднее. Он терпел слишком долго, и, видимо, когда-нибудь наступит конец.
        Кер не желал окончательно распрощаться со своей гордостью. Он помолчал некоторое время, затем обратился к Дюнуа:
        — Как вам известно, я никогда не желал прославиться при дворе. Я служу королю по его приказу и предложению. Когда мои услуги ему станут не нужны, я с радостью займусь собственными делами. А пока я не буду для него хорошим слугой, если стану ссориться с его окружением, и даже пусть я его и презираю!
        Дюнуа согласно кивнул:
        — Кер, я надеюсь, вы нам докажете, что у вас сильная воля и крепкий желудок.
        — Боюсь, что меня уже начинает тошнить,  — ответил Кер. В комнате воцарилась тишина. Королевские спутники, казалось, были заняты разливанием вина и мирными беседами.
        Дюнуа не сводил глаз с окна, было ясно, что его осаждали неприятные мысли. Возможно, этот вояка вспоминал о том времени, когда они с Жанной д'Арк гнали оккупантов от Орлеана.
        Жак Кер стал расхаживать взад и вперед, сложив руки на груди. Он вспоминал слова старого солдата.
        «Неужели все вокруг уверены, что я без конца могу глотать оскорбления?»
        Он задавал себе этот вопрос снова и снова.
        «Может, будет лучше, если я стану давать им отпор с помощью их собственного оружия?»
        — Что касается наших разговоров,  — внезапно заговорил Гуффье,  — я могу кое-что сказать.
        — Ха! Говорите!  — воскликнул Дюнуа, оживившись.
        Целый час они вели ожесточенный спор. Оба перечисляли особые причины, с помощью которых партия мира подтверждала свое желание продлить договор с английскими оккупантами. Кер не принимал участия в обсуждении. У него в голове царил хаос.
        Он уже собирался объявить, что из-за неотложных дел должен покинуть их компанию, даже не дождавшись королевского позволения, как вдруг услышал звук открывающейся двери. Через секунду перед ними появился король.
        — Господа, я вижу, что вы опять вцепились друг другу в глотки. Неужели ваши споры будут продолжаться до бесконечности? Должен вам признаться, что они мне страшно надоели.  — Через мгновение он добавил более спокойно: — Мне пришлось задержаться. Должен сказать, что мне не хотелось вас здесь задерживать. Боюсь, у нас уже не осталось времени, чтобы обсудить наши дела. Я предлагаю перенести наш разговор на завтра. У нас еще есть время для прогулки по саду перед ужином.

3

        Кер был назначен инспектором королевского кошелька. У него была небольшая комната в башне, окнами выходившая на улицу Бовэ. Это было довольно неудобное место вдалеке от остальных служб. Наверное, поэтому у чиновников, которые нередко посещали Кера, было недовольное выражение лица. Да и бухгалтерские книги не содержали ничего приятного для них. Кер работал буквально не поднимая головы после того, как вернулся от короля. В течение двух с лишним часов он проверял продовольственные списки и по очереди давал указания гофмейстерам, слугам, писцам, лицам, ответственным за выдачу милостыни беднякам, и даже поварам. Это была не только утомительная и изматывающая, но и очень неприятная работа, потому что многие подчиненные, даже простые слуги, считали возможным смотреть на королевского казначея свысока. Они брали пример с господ, презиравших этого «выскочку простолюдина».
        Когда Кер покончил со всеми делами, уже совсем стемнело. Драпировка на стенах и шторы слегка колыхались от ночного ветерка и сквозняков. «Королевский ужин наверняка уже закончился»,  — подумал он. Впрочем, это его мало волновало. Жак Кер, в отличие от большинства людей, был равнодушен к изысканной пище. Так даже лучше. Во время последнего осмотра королевский доктор посоветовал Керу следить за весом.
        Кер принялся составлять деловые письма. Он делал это легко: перо быстро бежало по бумаге, королевский казначей не испытывал затруднений в выборе нужных слов. Каждое послание Кер аккуратно запечатывал и проставлял печать с изображением сердца, под которой красовался девиз: «Для храбрых сердец нет ничего невозможного!»
        Потом Кер начал раздеваться, не позвав на помощь Никола.
        «С меня хватит его ворчания целый день!» — подумал Кер.
        Движения у него были замедленными — он очень устал. Казалось, снимая одежду, он снимает с себя все заботы дня.
        Кер только собрался лечь в постель, как раздался стук в дверь. Он прикрылся одеялом и крикнул:
        — Войдите!
        Видимо, это была единственная незапертая дверь во всем Лувре, в нее вошел придворный чиновник.
        — Господин Кер, вас желают видеть.
        — Меня хочет видеть король? Чиновник поколебался, а потом ответил:
        — Да, милорд Кер.
        Кер быстро выпрыгнул из постели. Казалось, ему было приятно снова натянуть одежду, снова принять на себя свои обязанности и стать важным придворным, каким он был днем. Кер закончил туалет через три минуты.
        Когда они вышли из комнаты, Кер понял, почему колебался чиновник. Они шли не к апартаментам короля, а отправились на нижний этаж через коридор, где уже дежурили ночные караульные. Эти люди шагали взад и вперед, топали ногами, чтобы окончательно не замерзнуть. Жак Кер слышал, как перегораживали на ночь цепями улицы, ведущие к дворцу.
        Кер и его спутник прошли в дальнюю часть дворца и оказались в закрытом коридоре, который кончался тремя запертыми дверями. Провожатый открыл одну из них. Они поднялись по лестнице и вошли в какое-то помещение.
        Глазам стало больно — Кер оказался в освещенной десятками свечей комнате. В очаге весело потрескивали поленья. В вазах и горшках стояли охапки паслена, ветки ели и туи.
        В комнате было очень приятно, Кер понял, что она принадлежит женщине, обладающей хорошим вкусом. На стенах висели нарядные драпировки, украшенные богатой вышивкой. Кер догадался, куда его привели.
        «Мы шли сюда обходными путями и могли прийти гораздо раньше,  — подумал он.  — А король идет еще более осторожно и пытается запутать следы. Когда он сюда наконец является, во всем дворце начинают болтать досужие языки, потому что всем известно, куда же шел король!»
        Его размышления прервала дама, которой принадлежали апартаменты. Она остановилась в дверях, кивнула и улыбнулась гостю. Они взглянули друг другу в глаза и сразу друг друга поняли.
        — Вы хотите поговорить со мной именно сегодня, госпожа Агнес?
        — Да, дружище, вы правы.
        Трудно передать словами очарование милейшей Агнес. Дело было даже не в ее прекрасных золотых волосах, яркой синеве красивых глаз и утонченности черт. Прелесть состояла в ее характере. Она была умной и храброй женщиной, милой, живой и решительной. Казалось, что Жак Кер понимал ее лучше других. Он был покорен. Так было всегда, когда им приходилось встречаться. Но он сразу отметил, что под глазами у леди Агнес залегли глубокие фиолетовые тени, и чувствовалось, что она устала и очень слаба.
        «Время так несправедливо,  — подумал Кер,  — оно влияет даже на красоту такой женщины».
        Агнес была одета в синее бархатное платье. Ее плечи прикрывала кружевная кремовая накидка. Будучи настоящей красавицей, она не подчинялась моде, предписывавшей женщинам в то время постоянно ходить в головных уборах. Она ничем не прикрывала волосы и поднимала их высоко. С ее руки на тонкой цепочке свисал молитвенник в золотом чехле.
        Кер подумал, что наряд этой женщины тщательно продуман и прекрасно скроен. Лиф плотно облегал красивую грудь, и вырез-мысик как бы прорывался рядом золотых пуговиц. Юбка была разрезана сбоку почти до колен, и через этот разрез можно было видеть белую пену кружев нижней юбки. Это было единственным штрихом, отражавшим моду того времени, стремление к изысканности.
        — Я решила, что вам лучше прийти ко мне первым,  — сказала Агнес.  — Нам следует поговорить до прихода короля.
        Кер еще не пришел в себя — он находился под впечатлением того, что увидел на лице Агнес признаки болезни. Кер нахмурился.
        — Мне кажется, что вы устали.
        — Вы правы,  — кивнула Агнес. Похоже, она не хотела ему лгать.  — Мой добрый Жак, дело не только в этом. Я давно уже себя плохо чувствую. У меня ухудшилось здоровье, и я неважно выгляжу.
        — Госпожа Агнес, вы никогда не были более прелестной!
        — Не стоит мне льстить. Я смотрю на себя каждый день в зеркало. У меня впали щеки и под глазами темные тени. Сегодня утром я нашла у себя три седых волоса. Я их вырвала с такой яростью, как истинно верующий должен отгонять от себя греховные мысли.
        — Вы прекрасны и даже можете оказать мне большую честь. К нам поступил новый шелк с Востока, прекрасной расцветки, он продублирован другим материалом, и при каждом шаге этот материал шуршит. Если бы вы согласились носить платье, сшитое из этого материала, все дамы пожелали бы последовать вашему примеру…
        Агнес Сорель с удовольствием заглотила приманку.
        — Юбка шуршит при каждом шаге? Это очень пикантно и женственно. Я бы с удовольствием носила наряды из этого материала. Между прочим, мы с вами ввели в обиход множество разных вещей, не так ли? Мне кажется, что об этом никто не догадывается!
        — Если Агнес Сорель что-то надевает сегодня, завтра того же желают все женщины Франции!  — подтвердил Кер.
        Леди Агнес начала говорить быстро и негромко:
        — Дорогой друг, мне приятно слышать, когда вы говорите о моей красоте. Может, Бог смилуется и я не доживу до того дня, когда стану старой и на меня перестанут обращать внимание мужчины. Или… — она улыбнулась,  — я не смогу вводить моду на новые наряды. Мне кажется, что со мной так не будет, потому что я должна вам сказать, что… Дела у меня весьма плохи. Я постоянно страдаю от слабости. Мне трудно вставать рано утром. У меня нет желания прогуляться, поехать верхом или потанцевать. Я всегда вела активный образ жизни, и теперь я уверена, что… мне осталось жить не так долго.
        Она придвинулась к Керу ближе и заговорила шепотом:
        — Жак Кер, я должна рассказать вам секрет. Вам вскоре придется кое-что сделать. Я завоевала внимание короля с помощью матери королевы. Вам в это трудно поверить, не так ли? Но это действительно было так. Я вам говорю правду. Иоланда, обладавшая щедрым сердцем, многое понимала и сама выбрала соперницу собственной дочери.
        — Я вам, конечно, верю,  — сказал Кер,  — и понимаю, что у матери королевы были для этого собственные причины.
        — Старая дама была очень мудрой,  — продолжала шептать Агнес Сорель.  — Она понимала слабости короля и знала, что у него всегда будет любовница. Она предпочла выбрать любовницу сама и знать, что она постарается принести королеве Марии меньше огорчений и поможет, чтобы его величество не слушал ненужные советы. Она выбрала меня.
        — Ее выбор действительно оказался очень мудрым.
        — Благодарю… Мне было не так легко, и я рада, что вы одобряете выбор матери королевы.  — После паузы она быстро проговорила: — Она давала мне советы по каждому поводу и говорила, что мне следует воспользоваться своим влиянием в отношении окружавших короля министров. Она предпочитала вас, Жак Кер, остальным министрам. Вам было об этом известно? Она весьма высоко вас ценила и говорила, что Франция только выиграет, если король станет прислушиваться к вашим советам. Да, она была очень мудрой женщиной. Франция потеряла весьма много после ее смерти.
        — Франция много выиграла с тех пор, как родилась Агнес Сорель. Я знал, что Иоланда помогала вам все время. Агнес, вы оказались способной ученицей.
        — Я знаю, что бы она сказала, если бы дожила до сих пор. Она сказала бы: «Дитя мое, вы должны смириться с правдой. Время пожинает свою жатву, и вам следует быть готовой, чтобы уступить место другой…» Да, она сказала бы именно это, хотя понимала бы, какую боль эти слова могут мне причинить. Я думала об этом прошлой ночью и решила поговорить с вами, рассказать вам о нашем совместном плане. У нас должен быть кто-то, кто… станет продолжать мое дело. Жак Кер, мне было не так легко прийти к подобному заключению. Я — гордый человек и привыкла быть на первом месте. Мне нравится обладать властью. Но я уже все решила. Прошлой ночью ко мне во сне пришла Иоланда. Она улыбалась. Это была прелестная улыбка, мудрая, как будто она обо всем знала и была довольна моим решением.
        — Никто не сможет занять ваше место!  — воскликнул Кер.  — Король остается преданным вам. Если он когда-нибудь к вам переменится — а я уверен, что этого не случится,  — у нас еще будет время обо всем подумать.
        Агнес Сорель покачала головой:
        — Об этом могу судить только я. Я старею. Жак Кер, Жак Кер, мне уже скоро будет сорок!
        — Время становится не важным, если оно щадит вас.
        — Я уверена, что вы мне очень преданы, и меня это успокаивает.  — Агнес снова покачала головой и произнесла горькие слова: — Женщина, которая займет мое место… Да, именно так… Ее следует выбирать очень осторожно. Нам следует быть такими же предусмотрительными, какой была Иоланда. Мне кажется, что именно вы должны сделать выбор. Боюсь, что я не смогу быть полностью беспристрастной. Поэтому мне следует доверить вам этот важный выбор и потом поддержать его. Друг мой, я хочу вам дать только один совет. Вы должны быть готовы, когда возникнет необходимость.
        — Вы обладаете смелостью, говоря мне это,  — заметил Кер,  — и это еще раз подчеркивает правильность выбора Иоланды.
        — Мне кажется, что королеве всегда было все известно. Мне даже кажется, что ей об этом рассказала мать. Сначала я ей очень нравилась, и она всегда относилась ко мне весьма терпимо. Какое странное положение вещей для нас троих — Иоланды, королевы и меня! Мне кажется, что, когда придет время, королева не откажет мне в симпатии.
        Агнес придвинулась к Керу, и ему пришлось взглянуть в ее необыкновенные синие глаза.
        — Мне стало гораздо легче, когда я набралась храбрости и все вам рассказала. Мне кажется, что с моих плеч сняли огромный груз. Я просто переложила его на ваши плечи.
        — Дорогая госпожа Агнес, это действительно страшный груз. Мне еще никогда не приходилось нести такую ужасную ношу!
        Агнес не сводила с него глаз.
        — Жак Кер, мне кажется, что вы всегда относились ко мне с симпатией.
        — Да,  — медленно сказал Кер.  — Вы мне всегда нравились.

4

        В комнату Агнес Сорель вошел Карл, король Франции. Он старался быть неузнанным и спрятал лицо в меховой воротник плаща. Карл мрачно оглядел комнату и сразу дал понять, что не ожидал встретить там Кера.
        — Вы? Что вы тут делаете?
        — Сир, я просила вас прийти сюда,  — начала Агнес Сорель, умоляюще глядя на монарха,  — потому что мне хотелось разбудить ваше удивительное чувство щедрости. Если бы вы только поддались вашему инстинкту щедрости! Я надеюсь, что вскоре вы сделаете удивительный подарок. Нет, это не для меня, сир… Для народа Франции!
        Карл переминался с ноги на ногу.
        — Мне следовало все сразу понять!  — воскликнул он.  — Милая Агнес, вы желаете прочитать мне очередную лекцию? Выкладывайте побыстрее. Что я еще могу сделать для Франции более того, что я для нее уже сделал?
        Агнес умоляюще взглянула на Кера, словно прося его поддержать непростой разговор. Она искала и не могла найти правильных слов. Поняв это, Кер заговорил:
        — Сир, мне кажется, что я догадываюсь, о каком даре молит вас госпожа Агнес. Разрешите мне напомнить, что англичане до сих пор остаются в Руане.
        Король был заметно недоволен.
        — Вы что, желаете еще одной войны?
        — Сир,  — продолжила Агнес,  — народ Франции не будет спокоен и счастлив до тех пор, пока захватчики полностью не освободят нашу землю. Война продолжается до сих пор, хотя ее никто не объявлял. Часть ваших подданных стонет под пятой захватчиков, а остальным достается от Свободных обществ. Сир, нам не нужна война — мы жаждем мира! Мир следует завоевать для несчастного народа Франции. Но для этого следует вышвырнуть с нашей земли англичан!
        — Настал час,  — вмешался Кер,  — англичане ослаблены раздорами у себя дома; кроме того, можно воспользоваться тем, что у них маленькие гарнизоны. Нам представляется поразительная возможность покончить с этой Столетней войной. Мне не следует подчеркивать, что я — мирный человек. Сир, вы сами во всем прекрасно разбираетесь.
        — Господи, неужели мне так и не будет покоя?  — воскликнул король.  — Жак Кер, вы, Дюнуа и де Брезэ не даете мне расслабиться. Теперь и моя Агнес, у которой я всегда искал покоя и тишины после напряженного дня, тоже начала принимать участие в подобных рассуждениях. При мне войны продолжались двадцать лет. Клянусь святым Дени, что этого вполне достаточно.
        — Пока англичане остаются в Руане, у нас не будет мира,  — повторил Кер.
        Агнес Сорель опустилась на колени перед королем.
        — Мой господин,  — сжимая его руку, шептала она,  — когда я была ребенком, мне предсказали, что на мою долю выпадет любовь великого короля и знаменитого полководца. Сир, пусть предсказание исполнится! Закончите так хорошо начатую работу!
        Карл высвободил руку.
        — Легко болтать о войне. Допустим, что английские гарнизоны действительно невелики. Но что будет, если они снова переправят свои армии? Переживем ли мы еще один Азенкур или Креси?
        — Ваше величество, вы разговаривали с Жаном Бюро?  — спросил Кер,
        — С этим бомбардиром? Да, я его выслушал. Я слушал эти россказни о больших пушках, которые он может установить в Нормандии. Кер, это все мечты, а стрелы английских лучников — реальность. В прошлых сражениях они разнесли рыцарей Франции на кусочки! Нам нечем противостоять им.
        — Сир,  — воскликнул Кер,  — победа в войне не зависит от рыцарства Франции! Мои слова могут показаться вам ересью, но я вынужден их произнести. Мне известно, что это — правда. Люди, чьи отцы проиграли при Азенкуре и чьи деды зря погибли при Креси, так ничему и не научились. Они до сих пор рассуждают и думают о войне как сто лет назад. Если все оставить в их руках, они честно погибнут, как и их отцы и деды сотню лет назад. Сир, но англичане тоже ничему не научились. Они верят в большой лук и считают его потрясающим оружием. У них нет орудий, подобных мощным бомбардам Жана Бюро. Англичанин по имени Уолтер Фицрауф, чей предок побывал в Китае две сотни лет назад, привез сведения о пушке. Он побывал в Руане этим летом. Нам передали его слова. Он молил английское командование начать использовать порох и не полагаться на луки. Но над ним посмеялись. Англичане разгромили нас во время первых кампаний, потому что у них было это оружие. Теперь все переменилось. У нас имеется новое оружие, а англичане не желают признавать его преимущества. Сир, мы их можем легко разбить, и почти без кровопролития.
        Король с мрачным видом выслушал страстный монолог своего казначея.
        — Мой дорогой Кер, вы говорите слишком гладко, мне кажется, что вы заранее подготовили эту речь.
        Кер улыбнулся:
        — Сир, вы абсолютно правы. Это настолько важная проблема, что я заранее тщательно все продумал, прежде чем изложить вам. Я был бы плохим чиновником, если бы заранее не отрепетировал свою речь перед его величеством.
        Карл снова нахмурился.
        — Разговоры, только разговоры,  — пробормотал король.  — Как я могу быть уверен, что все это правда — в отношении этой пушки? Я не могу рисковать и проиграть.
        — Мой великий король и полководец не может проиграть!  — подхватила Агнес Сорель.
        Король начал расхаживать по комнате. На нем был длинный плащ — в нем Карл выглядел более представительно, чем в короткой зеленой куртке. На лице его читались сомнение и неуверенность. Карл остановился у распятья на стене и погрузился в размышления.
        Агнес Сорель посмотрела на него, повернулась к Керу.
        — Как вы считаете, нам удалось чего-либо добиться сегодня?  — шепотом спросила она.  — Как вы думаете, он к нам прислушался? Мне кажется, да, но, может, я ошибаюсь.
        Кер внимательно смотрел на сутулую спину короля. Через секунду он утвердительно кивнул:
        — Я с вами согласен. Я уже научился понимать настроение короля, и мне кажется, что он с нами согласится. Он не сразу приходит к решению, и это вам известно, но через несколько минут, моя дорогая госпожа Агнес, вы поймете, что мы не зря вели с ним эту беседу.
        Казалось, что у Агнес прибавилось сил. Она наклонилась и коснулась руки Кера.
        — Если вы правы,  — продолжала она шептать,  — я буду очень довольна. Если даже окажется правдой то, в чем я виню мое слабое здоровье.
        Кер медленно и неохотно кивнул:
        — Если возникнет нужда, у меня есть для него предложение. Хотя мне придется пойти на огромный риск. Я постоянно об этом думаю и понимаю, чем мне все это грозит. Дорогая Агнес, после ваших слов я ощущал бы себя трусом, если бы продолжал колебаться.
        У Жака Кера действительно были основания для колебаний. Он обладал даром видеть дальше других. Он начинал свой трудовой путь меховщиком в родном городе Бурже. Затем организовал лавку, где продавались разные товары. Позднее создал сеть магазинчиков во всех главных городах Франции. У него тогда было двадцать четыре лавки: две в Париже, две в Туре (там большую часть времени располагался королевский двор), четыре лавки в Лионе, шесть в Бурже, четыре в Монпелье, остальные были разбросаны по всей Франции. Керу не нравились мелкие лавочки с крохотными отверстиями в стене, прикрытыми кривыми ставнями. Его лавки находились в хороших домах и отличались богатым ассортиментом товаров. Людей с деньгами это очень привлекало, поэтому Кер сильно разбогател.
        Основой всей схемы было то, что диктовало все его действия: соединение сил! Кер понимал, что торговля может стать решающей силой в цивилизованном мире, если, конечно, ею будут заниматься не только мелкие лавочники. Кер осознавал также, что торговля должна складываться из соблюдения общих интересов производителей, доставщиков и продавцов. Прежде всего он создал собственный флот, доставлявший ему товары с Востока. Во многих городах Франции ему принадлежали крупные фабрики по производству тканей, обуви, шляп, перчаток, доспехов. Он начал покупать шахты.
        Им двигало не только желание обладать властью и быть очень богатым. Он считал, что именно так должна развиваться торговля и производство товаров. В мире было много естественных ресурсов, но люди еще не умели как следует их использовать. Коммерция могла соединить воедино многие отрасли, и товары со всего мира могли стекаться в одно место и продаваться там по доступным для многих людей ценам. Кер часто повторял:
        — Я хочу, чтобы жена ремесленника носила шелка, подобно благородной придворной даме, а самый бедный лудильщик мог приправить вино специями с Востока.
        Он был настоящим королем в торговле. Но то, что Кер собирался сейчас предложить королю, могло подорвать основы его империи.
        Король развернулся и приблизился к Керу и Агнес Сорель. Он продолжал хмуриться, но было видно, что он созрел для принятия решения.
        — Допустим, все, что вы сказали,  — правда,  — начал король,  — однако существует одна сложность, о которой вы не упомянули. Я тоже не могу найти на это ответ. Деньги, Жак Кер. Мне не нужно напоминать вам о пустой казне. Как мы сможем оплатить стоимость еще одной войны?
        Кер молчал. «Теперь твоя очередь, Жак Кер, принести жертву на алтарь Франции,  — размышлял он.  — Тебе следует отдать свое богатство, будущее и все, что тебе удалось создать. Ты можешь потерять все, что имеешь. Ты увидишь, как мечта о другой жизни растворится в тумане прошлого. Стоит ли игра свеч? Достанет ли тебе мужества предпринять этот шаг?»
        — Деньги,  — вздохнул Карл,  — это почти всегда основная проблема.
        Кер осторожно сказал:
        — Сир, мы выплатим стоимость войны плодами мира.
        — Армиям нельзя платить обещаниями. Солдатам нельзя обеспечить оружие и кормить их надеждами будущего процветания. Откуда у нас будут деньги? Как вы считаете, сколько понадобится денег для ведения войны?
        — Двести тысяч экю, сир.
        Король был поражен, он не ожидал услышать о подобной сумме.
        — Мне все равно — дотянуться до луны или пытаться набрать столько денег!  — воскликнул Карл.  — Я не могу вводить новые налоги! Народ уже разорен. Что вы еще придумали? Повысить налог на соль или на землю? Может, увеличить налог на очаг? Вы хотите, чтобы начались новые волнения?
        Кер перестал колебаться:
        — Ваше величество, я могу достать необходимые деньги сам.
        Король и его казначей некоторое время молча и пристально смотрели друг на друга. Выражение лица монарха изменилось — у него в первый раз после начала разговора загорелись глаза.
        — Но каким образом?  — потребовал ответа Карл.  — Вы это сделаете как королевский министр?
        Кер отрицательно покачал головой:
        — Нет, сир. Я это сделаю как простой гражданин Жак Кер. Я — богатый человек и могу взять деньги в кредит.
        — Если мы выиграем войну, я вам все выплачу, но если нет… — Король сделал паузу и покачал головой.  — Вы понимаете, что это значит? Вы готовы рисковать своим имуществом ради этой… опасной игры?
        Ответ королевского казначея был решительным. В его голосе не было страха или неуверенности:
        — Для меня мое богатство, будущее моих предприятий ценно тем, что я могу начать с их помощью помогать Франции. Мне известно, что такое риск, но я уверен в будущем. Сир, я отдаю вам все, что принадлежит мне.

        Глава 2

1

        Прежан Кеннеди целый день ехал по унылой местности. Компания толстого священника на плотной лошадке только усиливала скуку. Церковник присоединился к шотландцу, чтобы ему не было страшно путешествовать, ведь кругом были грабители и разбойники. Члены Свободного общества не только сжигали деревни и замки, ими владела безотчетная жажда разрушения — они уничтожали даже указатели на перекрестках дорог.
        Вот тут-то и было видно, что война в стране продолжалась сотню лет. Прекратилось нормальное течение жизни. Было странно видеть, как кто-то смотрит на тебя из руин дома, как корова бесцельно бродит по почерневшему от огня полю. Казалось, даже дороги перестали быть прямыми. Они извивались, как в заколдованном лесу, колебались на перекрестках и словно со страхом продолжали свой путь вперед. Солнце перестало светить мягко и ласково. Возможно, это только казалось потерявшим надежду людям. Но над полями и лесами мрачно хлопали крыльями черные птицы, с холмов постоянно дул резкий ветер. В этих местах люди глядели друг на друга с подозрением и, повстречавшись, спешили побыстрее расстаться. Если всадник заранее не запасся пищей, ему приходилось в течение всего пути терпеть голод — помочь ему никто не хотел.
        Попутчики доехали до перекрестка. Священник впервые за весь день замолчал, когда увидел длинную процессию, направлявшуюся с севера. Возглавлял ее богатый дворянин, его сопровождали множество рыцарей в звякающих доспехах. За ними следовали оруженосцы и охрана, слуги и раздатчики милостыни. В центре кавалькады следовала карета того типа, которую обычно использовали дамы, сопровождающие охоту. Она была открыта. Там сидела женщина средних лет в роскошном головном уборе с белыми перьями. Лицо под вуалью казалось больным и очень суровым. Впереди, на ярко украшенных носилках, следовала молодая женщина. Видимо, это была дочь важных дворян. С одной стороны носилок ехал паж, а с другой — священник. Девушка вела себя очень надменно, на ее руке сидел сокол.
        Это была молодая пухленькая красавица. Ее высокую шляпу украшали кудрявые развевающиеся перья. Платье ее было сшито из ярко-синего бархата и отделано кремовыми кружевами на шее и на запястьях. Иногда из-под юбки высовывался кончик ее блестящего кожаного красного башмачка.
        Священник принялся размышлять о том, кем могут быть эти люди. Может, добрый король из Сицилии прибыл навестить сестру и свояка во Франции? А может, это богатый граф де Фуа или великий граф де Сан-Поль? Нет, наверно, это был Хаварт, резчик-эсквайр короля, чьей формой был наряд из лазурного бархата.
        Прежан Кеннеди не обращал внимания на болтовню священника. Он потуже обмотал свою длинную жилистую шею клетчатым платком и стал смотреть на дорогу, по которой ехала странная процессия. Он снял железную перчатку и потянул себя за седой ус. На его длинном суровом лице появилась усмешка. «Что же это такое?» — спрашивал он себя.
        Повозка чем-то напоминала шарабан. Укрепленное на двух шестах сиденье бьио неустойчивым. Оно то оседало, то подпрыгивало при каждом повороте, и казалось, что находившийся там человек вот-вот слетит вниз. Повозку тащила парочка старых мулов, управлявшая ими девушка постоянно отдавала команды:
        — Давай, Оливер! Если вы будете так медленно двигаться, мы никогда не доедем до харчевни. Аннет, Аннет, не ленись! Прошу же вас!
        Шотландцу было понятно ее волнение, потому что девушка ехала одна.
        — Взгляните,  — обратился он к священнику,  — какие разные эти две молодые особы. Я понимаю, что вы взволнованы видом красотки в бархате. Должен признаться, она не так уж плоха. Но, отец Имберт, я должен сказать, что предпочитаю вон ту храбрую девчушку, которая гораздо ближе к раю, находясь на этом поразительном ковчеге. Мы можем ей в этом только позавидовать.
        Лес близко подходил к дороге, и девушка оказалась в центре дворянской процессии еще до того, как она смогла сообразить, в чем дело. Ее мулы очень устали, колесо застряло в яме. Девушка испугалась и изо всех сил пыталась подбодрить мулов, но все было напрасно. В суматоху пришлось вмешаться молодой госпоже, возглавлявшей кавалькаду.
        — В чем дело?  — капризным голосом спросила она.  — Что за наглость? Как она могла пытаться помешать нам проехать? Эдуард, пусть она быстрее убирается отсюда!
        Капризница отдала приказание пажу, но он не знал, как его выполнить.
        — Госпожа, у нее застряло колесо. Нам придется подождать, пока она его освободит!
        — Лентяй, спешивайся и подтолкни повозку!  — начала бушевать юная дворянка.  — Все спешивайтесь и уберите эту ужасную повозку с дороги!  — Вдруг у нее изменилось настроение и она начала хохотать.  — Господи, да что же это такое? Эта девица изображает из себя огородное чучело? Эдуард, путь она шевелится. Может, она удрала из цирка и под грязным покрывалом у нее прячутся дрессированные мартышки?
        Паж попытался угодить хозяйке:
        — Госпожа, я сейчас выполню все ваши приказания!
        Он спешился и начал колотить ближайшего мула древком вымпела. Животное напряглось, но повозка не пошевелилась. Мальчишка стал колотить мула сильнее.
        — Прекратите, вы же причиняете ему боль!  — крикнула девушка.
        Мальчишка усмехнулся.
        — Мне хочется побольнее ударить этого старого упрямого мула,  — ответил он.
        К ним подошел один из караульных с пикой в руке.
        — Поглядите!  — крикнул он, вонзая пику в заднюю ногу мула. Животное громко завопило от боли и рванулось вперед, таща за собой напарника. Колеса заскрипели и начали вращаться. Неуклюжее сооружение затряслось и поехало. Караульный пожелал подкрепить победу и еще раз сильно ударил по раненой ноге мула. Испуганная парочка потащила шарабан через кучу камней, сложенных у дороги. Сиденье тряслось, словно верхушка дерева во время грозы, а девушка изо всех сил пыталась удержаться и не упасть вниз.
        Большинство благородных путников поспешили вперед, чтобы вдоволь насладиться потешной сценой. Они хохотали так, что сгибались пополам от смеха. Женщины повизгивали и хихикали. Даже благородная девица присоединилась к общему веселью. Священник тоже хохотал так, что ему пришлось утирать слезы грязным рукавом рясы.
        Кеннеди развернул коня. Он хотел перехватить разбушевавшихся мулов и остановить повозку. Но он опоздал. Дорога резко повернула, испуганные животные понеслись с такой скоростью, что повозка опрокинулась. Одно колесо слетело и помчалось по дороге, как детский обруч. Слышался звук ломающегося дерева.
        Кеннеди видел, как черный кот, который спал на сиденье рядом с девушкой, взлетел в воздух и всеми четырьмя лапами уцепился за ствол стоявшего рядом дерева. Девушке не повезло — она упала на дорогу. Кеннеди спешился и подбежал к ней, чтобы помочь.
        Девушка оперлась на его руку и с его помощью поднялась на ноги. Капюшон ее дешевенького плаща откинулся, и шотландец увидел светлые волосы, отливавшие золотом на солнце. «Мне бы хотелось увидеть ее в одеждах той, богатой девицы!» — подумал Кеннеди.
        Старый плащ бедняжки совсем порвался. Девушка была с ног до головы покрыта пылью. На лбу у нее была ссадина, руки сильно поцарапаны. Девушка с трудом сдерживалась, чтобы не зарыдать.
        Сначала Кеннеди подумал, что она чуть не плачет от ушибов. Но когда девушка заговорила, он понял, что она кипит от ярости.
        — Животные, проклятые жестокие животные!  — кричала она. Незнакомка пыталась стереть с лица грязь. Заметив, что богатая барышня, усмехаясь, следит за ней, она разозлилась:
        — Мне хочется выцарапать ей глаза!
        Она повернулась и направилась было к перекрестку, но Кеннеди схватил ее за рукав:
        — Не спеши, дитя мое. Тебе не нужно с ними спорить. Им ничего не стоит избить тебя, как они это сделали с твоим мулом. Они могут забить тебя до смерти, и я не смогу противостоять всем этим людям, чтобы защитить тебя. Хотя я один из лучших бойцов Франции. Ты в этом можешь быть уверена.
        Девушка отбросила его руку и решительно зашагала вперед. Кеннеди не стал ей мешать и только пробормотал:
        — Кто ищет беду, обязательно ее найдет.
        Девушка остановилась в нескольких шагах от молодой нахальной дворянки. Шотландец еще раз убедился, как сильно они отличались друг от друга: аристократка — в бархате и золоте, надменная и прелестная, со сверкающими черными волосами и яркими темными глазами. И бедная девушка — в коричневатом, плохо сшитом, грязном и рваном плаще. Но все равно она была очаровательна: от золота ее волос исходило сияние, а ярко-синие глаза буквально лучились. Несколько мгновений они в молчании с неприязнью разглядывали друг друга. Каждая по достоинству оценила красоту противницы, но от этого неприязнь только усилилась.
        — Вы даже не можете себе представить, что сделали!  — заявила девушка, стоявшая на земле.  — Даже такая, как вы, не имеет права быть столь жестокой и бессердечной!
        — Если ты произнесешь еще одно слово или посмеешь нас задерживать,  — ответила ей богатая девица,  — я прикажу, чтобы мои слуги привязали тебя к дереву и по заслугам отделали!
        — Моя повозка пострадала.  — У бедной девушки дрогнул голос. Некоторое время она молчала, пытаясь взять себя в руки.  — Под этим покрывалом находится тело моего отца. Он умер прошлой ночью. Я искала место, где можно его похоронить.  — Она перекрестилась.  — Что мне теперь делать?
        Все сразу замолчали. Оруженосцы и охранники не сводили взгляда с несчастной девушки. Они переминались с ноги на ногу, и было ясно, что всем им стало стыдно. Даже знатная девица, казалось, испытала смущение. Она гордо откинула голову и отдала приказ человеку, ведавшему раздачей милостыни:
        — Отец Аброуз! Дайте ей денег, чтобы хватило на похороны и ремонт повозки. А теперь все по местам! Мы потеряли слишком много времени!
        Раздатчик милостыни достал небольшую золотую монетку и подошел к несчастной. Он положил деньги ей в руку и быстро пробормотал:
        — Благословляю тебя, дочь моя,  — а затем поспешил обратно. Девушка некоторое время не двигалась и смотрела на монетку. Потом подняла голову — щеки у нее разгорелись, глаза метнули злые молнии.
        — Правда, что вы мне должны компенсацию за то, что поломали повозку. Но вы подали мне милостыню. Я ничего не приму из ваших рук.  — Она взглянула в глаза молодой госпожи.  — Вот!  — Она швырнула монетку слугам.  — Поделите ее между собой. У меня отсохнут руки, если я не освобожусь от нее!
        — Ты слишком забываешься!  — воскликнула богатая девица.  — Я не собираюсь терпеть твою дерзость!  — Она бушевала от ярости и начала обзывать бедную девушку: — Бродяжка! Плебейка! Тебя нужно за это как следует выпороть!
        — Вам не только не хватает терпения! Могу сказать вам откровенно, что вам незнакомо чувство справедливости и приличия!
        — Довольно. Эдуард, Бертран, Жюль! Уберите эту отвратительную грязнуху с глаз моих! Если вы ее не отхлещете как следует, ваши спины тоже покроются рубцами от плеток!
        Слуги не успели подойти к бедняжке, как один из рыцарей выехал вперед и сказал:
        — Минуту, прошу вас, госпожа Элис.
        Этот человек выделялся среди остальных. У него было выразительное, умное лицо. Видно было, что он много знает. Этим качеством обладали отнюдь не все знатные господа. Глаза и волосы у него были темными, лицо длинным и несколько изможденным. На вид ему было лет тридцать. Молодой человек был одет богато и с большим вкусом: шляпу украшали красивые перья, плащ был отделан мехом, лосины плотно обтягивали ногу, как того требовала последняя мода.
        Однако в первую очередь обращала на себя внимание его сабля — удивительно длинная, с пышно украшенным эфесом, как принято на Востоке. Это было опасное оружие.
        — Госпожа Элис,  — промолвил рыцарь, подъезжая к молодой знатной особе,  — мне кажется, что вы не подумали, когда отдавали подобное приказание. Позвольте мне заметить, что ваш отец, если бы он был здесь, посчитал бы виноватым себя и попытался бы каким-то образом исправить положение.
        — Я пыталась именно так и сделать, сир д’Арлей!  — воскликнула девушка.  — Вы видели, что она сделала с пожалованными ей деньгами. Она посмела спорить со мной, а этого я не потерплю!
        — Мне весьма неудобно,  — колеблясь, заявил д'Арлей.  — Я путешествовал с вами два дня и уже начал считать себя вашим гостем. Но я должен признаться, что я не позволю вам или вашим слугам обижать эту несчастную девушку!
        Молодая особа обрушилась на него:
        — Сир д'Арлей, вы к нам присоединились в поисках защиты! Мне вы кажетесь неблагодарным, если вмешиваетесь в те вещи, которые вас абсолютно не касаются! Моя мать больна, но я уверена, что она так же, как и я, считает, что вам лучше покинуть нашу процессию.  — Глаза ее сверкали от злости.  — Нам будет приятно продолжить путь без вас. Воздух станет чище! И не будет пахнуть торгашами!
        — Вы, вне сомнения, имеете в виду мои связи с Жаком Кером? Но разве вам не известно, каким образом вашему отцу удалось достать новые земли в Бене?  — Рыцарь перестал хмуриться и улыбнулся. От улыбки изменилось серьезное выражение его лица.  — Леди Элис, я вас достаточно знаю, чтобы не принимать во внимание все те вещи, которые вы наговорили в порыве злобы. Но я постараюсь проследить, чтобы вы не наказали бедную девушку.
        Вмешательство сира д’Арлея остановило слуг богатой девицы, и они, переминаясь с ноги на ногу, ожидали дальнейших приказаний. К всеобщему облегчению, она решила продолжить путь. Девушка отдала приказание следовать дальше на север.
        Сир д'Арлей наблюдал, как мимо проследовала длинная процессия, он взглянул на слугу, который был рядом с ним.
        — Хелион, мы теперь отделились от прежних спутников. Что ты думаешь о нашей новой компании?
        Слуга презрительно фыркнул:
        — Ничего себе компания! Д'Арлей улыбнулся:
        — Хелион, мне иногда кажется, что ты больше заботишься о моем ранге, чем я сам, и постоянно смотришь на людей сверху вниз.
        — Я — слуга Робина де Бюрея, сира д'Арлея, и мне кажется, что этими титулами стоит гордиться. Господин, когда вы родились, я был в Монтань-Нуар и нахожусь у вас на службе с тех пор, как вы унаследовали поместье Арлей. Ваши слуги не должны обращать внимания на всякую рвань.
        — Что ты думаешь об этом высоком солдате, у которого на шее яркий клетчатый платок?
        — Это — пожиратель баранины.
        — Шотландец? Наверное, ты прав. А что ты думаешь о священнике?
        — Он проповедует где придется, и у него с собой нож.
        — А как насчет девушки? Хелион заколебался.
        — Господин, я никак не могу решить, кто же она такая…
        — Хелион, тут я полностью тебя поддерживаю. Я также не могу прийти к какому-то определенному выводу.

2

        Прежан Кеннеди и девушка стояли у разломанной повозки. Кеннеди, колеблясь, посмотрел на застывшее под одеялом тело на дне повозки.
        — Вы сказали им правду?  — спросил он.
        — Да, господин. Мой отец умер прошлой ночью. Все случилось так неожиданно. Его мучили страшные боли, а я ничем не могла ему помочь. Я пыталась найти кого-нибудь, но на многие мили вокруг нас не было никого. И мне… пришлось сидеть с ним рядом и смотреть, как он умирает.
        — Девочка моя, я вижу, тебе пришлось нелегко. Но, наверное, у тебя много денег, если ты так легко рассталась с золотом?
        — У меня есть деньги, только чтобы заплатить за одну ночь в харчевне.
        Кеннеди смотрел на осунувшееся личико почти с ужасом.
        — Ты что, сошла с ума? У тебя в голове поселились пчелы, если ты позволила сделать подобную вещь! То, что ты сделала, является гордыней и большим грехом!
        — Я могу продать мулов. Теперь, когда повозка сломана, они мне больше не пригодятся.  — Девушка совсем погрустнела.  — Мне будет трудно с ними расстаться. Они были нашими верными друзьями!
        Она подошла к мулу, которому нанес рану слуга гордой аристократки, и обняла его за шею.
        — Бедняга! Мой верный старый Оливер! Как ужасно быть мулом и постоянно перевозить тяжести! Сейчас ты стал старым, и тебе нанесли болезненную рану, а мне придется тебя продать!
        Казалось, что девушка сейчас разрыдается.
        — Мне так стыдно, старина Оливер!
        Кеннеди внимательно осмотрел мулов. Он заглянул им в пасть и проверил ноги.
        — Через год их можно отправлять на живодерню,  — заметил он.  — Но тебе повезло, малышка. Люди купят все, что имеет четыре ноги, и тебе дадут хорошую цену за этих жалких мулов.
        — Хватит ли мне денег, чтобы устроить отцу приличные похороны и чтобы священник произнес над могилой слова молитвы?  — волнуясь, спросила девушка.  — Я его очень любила, но, клянусь Богом, ему понадобятся молитвы, и как можно больше. Он сильно пил, и даже когда был трезвым, совсем не был набожным.
        — Да, денег хватит… если только нам удастся его похоронить. И даже могут остаться несколько монеток для тебя. Я очень хорошо умею торговаться, и ты должна доверить продажу мулов мне.
        — Я буду вам очень благодарна. Вы снимете с моей души камень. Я совсем не умею торговаться.
        Тем временем д’Арлей спешился, подошел к девушке и ее спутнику. Он внимательно рассмотрел шотландца, потом перенес свое внимание на девушку. Д’Арлей резко остановился, удивленный. «Я уже видел ее раньше»,  — подумал он. Нет, не может быть. Он понял, что ошибается. Девушка очень напоминала ему кого-то, кого он хорошо знал. Д’Арлей был в шоке от этого открытия. Но он никак не мог вспомнить, кого именно ему напоминала эта девушка.
        — Мадемуазель, могу я узнать ваше имя?
        — Валери Марэ.  — Девушка держалась очень скромно и не поднимала глаз. Она вела себя совсем не так, как некоторое время назад, когда спорила с надменной аристократкой.  — Милорд, вы очень добры, что заступились за меня.
        Д’Арлей подумал: «У нее низкий, красивый голос. Где она могла научиться так правильно выражаться?» Вслух он спросил:
        — Откуда вы, мадемуазель?
        — Милорд, у нас не было дома. Моего покойного отца звали Дамианом Марэ, он играл в мистериях из жизни Иисуса Христа. Мы постоянно путешествовали.
        Кеннеди приподнял покрывало и взглянул на мертвого актера. Потом он снова прикрыл его и обратился к девушке:
        — Девочка моя, у него очень благородная внешность. Я мог бы подумать, что он был проповедником священного слова или философом, а не актером, занимавшимся еретической ерундой.
        Валери Марэ взорвалась.
        — Вы ошибаетесь!  — воскликнула она.  — Мистерии — хорошие пьесы, и они приносят людям много добра!
        — Я видел много мистерий и согласен с вами,  — поддержал девушку д'Арлей.
        — Милорд, мой отец был хорошим актером,  — гордо заявила девушка.  — Но у него не все шло так, как ему хотелось бы! У него были короткие и кривые ноги, и ему приходилось играть разбойников, а иногда даже комические роли. Самая лучшая роль, которая ему досталась,  — роль Иуды, иногда он изображал Злобу, а один раз — Зависть.
        Ей очень хотелось обелить мистерии в глазах Кеннеди, и она принялась превозносить способности отца:
        — Вы бы видели его в роли Иуды! Или Саймона Магуса! В этой роли он даже показывал фокусы. Все утверждали, что он действительно был самым лучшим и просто неподражаемым Саймоном со времен немца Антона Фреша, того самого знаменитого фокусника. Господа, мой отец всегда мечтал сыграть роль Христа в Воскрешении. Но разве он мог играть эту роль с такими кривыми ногами? Мне кажется, из-за расстройства по этому поводу он и пил так много в последнее время!
        Д'Арлей продолжал размышлять о странном поведении девушки: такая разительная перемена — некоторое время назад она была дерзка, почти груба, а теперь предельно учтива. Кто же она? Эта девушка употребляет слова и выражения, присущие воспитанной, благородной девице, а не простой погонщице мулов. Она совсем не похожа на дочь бедного бродячего актера. Тут что-то не так. Есть какая-то тайна. Интересно бы узнать.
        Д'Арлей не сводил с девушки глаз. Ее черты лица казались д'Арлею очень знакомыми. Все: глаза, волосы, постоянно меняющееся выражение лица… Где-то он все это уже видел, причем не так давно и не один раз?.. Он старался вспомнить, но ничего не получалось, тот, знакомый образ расплывался и куда-то исчезал.
        Молодой человек вновь поразился, когда опять стал внимательно разглядывать Валери: у нее был открытый широкий лоб, он говорил об уме. Носик был прямым и изящным. Нет, она явно не похожа на крестьянку! Сначала д’Арлей посчитал ее просто хорошенькой, но потом понял, что перед ним — настоящая красавица.
        Ему не терпелось поскорее внести во все ясность, и он принялся задавать Валери вопросы:
        — Вы родились в Анжу? Девушка покачала головой:
        — Нет, милорд. Я родилась в Берри. Так мне всегда говорили. Д'Арлею стало абсолютно ясно, что в ее прошлом и скрыта тайна.
        — И ваши родители в этом абсолютно уверены? Девушке, похоже, было неприятно отвечать на его вопросы.
        — Это… очень длинная и старая история, господин. Вам она не будет интересна.
        «А мне не стоит пока настаивать на том, чтобы Валери все сразу о себе рассказала,  — подумал он.  — Я все узнаю позже». И он задал другой вопрос:
        — Вам, наверное, пришлось много путешествовать по стране?
        — Мы переезжали с места на место всю мою жизнь. Я объехала всю Францию, кроме — вам может быть смешно, кроме Парижа. Там мне не удалось побывать.  — У нее загорелись глаза.  — Я даже была там, где родилась Орлеанская Дева. Я стояла там очень долго, и мне показалось, что со мной также начал вести разговор Волшебный Голос. Как-то у отца не было работы, я его попросила, чтобы он отвез меня туда, где она вела наши армии. Когда наконец проснется наш король и вышвырнет Годонов из Франции, я отправлюсь в Руан, чтобы помолиться там, где она умерла.
        — Мне кажется,  — медленно произнес д'Арлей,  — вскоре может представиться возможность побывать в Руане.  — Он заколебался, так как не был уверен, можно ли рассказать ей, зачем это нужно.  — В последние полгода я побывал в разных частях Франции. Мне необходимо узнать, как относятся люди к проблеме продолжения Столетней войны. Я знаю следующее: народ жаждет войны, и королю придется с этим смириться.
        — Господин, я молю Бога, чтобы вы оказались правы. И тогда явится другая Дева и поведет за собой французские войска!
        — Возможно, этого не понадобится,  — сухо заметил д'Арлей.
        Наступила тишина, а потому д’Арлей обратился с вопросом к шотландцу:
        — Как вас зовут?
        — Прежан Кеннеди.
        Шотландец был поражен тем, что его имя ничего не говорило д'Арлею. Он нахмурился и добавил:
        — Оказывается, я здесь почти неизвестен.
        — Господин Прежан Кеннеди, мне непонятно, почему вы должны быть мне известны?
        — Я знаю о бомбардах больше, чем любой человек в мире. Может, вам будет интересно знать, что я командовал батареей пушек в сражении с язычниками-турками? Сейчас я отправляюсь к господину Жаку Керу. Он обо мне все знает и позаботится, чтобы я командовал, когда мы снова начнем сражаться с англичанами.
        — Да, действительно, я слышал, как Жак Кер рассказывал о вас. Сэр шотландец, вы должны простить мою забывчивость.
        — Мой отец сражался при Азенкуре, как это делали многие из моих храбрых соотечественников,  — гордо и обиженно продолжал Кеннеди.  — Он умер от торчавшей у него из горла стрелы англичанина. Сэр рыцарь, я сам тридцать лет участвую в ваших войнах. Но ничего не заработал.  — Он взглянул на небо и покачал головой.  — Сейчас пойдет дождь, и мне кажется, что мы проведем ночь в сырости… Моя мать была француженка, а я родился в Мейболе в Эршире. Пусть земля будет пухом моей милой матушке. Она зря назвала меня в честь своего отца. Имя не сочетается с шотландской фамилией, но я должен признаться, что пытаюсь с честью носить это имя и фамилию. Я — Кеннеди из Кассилиса,  — гордо добавил он.
        — Наверно, это очень важно для вас!
        — Да,  — подтвердил шотландец.  — Это весьма важно в Шотландии. И везде, где я побывал,  — добавил он, нахмурясь.
        Наступила тишина. Д'Арлей поинтересовался:
        — Вы, господин Кеннеди, имели дело со Свободным обществом?
        Шотландец резко дернул головой.
        — Это правда,  — сказал он, помолчав.  — Я — солдат, и мне нужно существовать. У меня даже некоторое время был собственный отряд и дела шли очень хорошо. Я всегда стараюсь, чтобы во всем, что я делаю, у меня были лишние доходы. Для меня важна даже маленькая прибыль. Вы можете на это что-то возразить, господин д’Арлей?
        — Мне не нравится, когда человек считает, что имеет право грабить беззащитных и невинных людей. С тех пор как с Англией был заключен договор о перемирии, Свободные общества вдоволь попили кровушки из народа Франции.
        — Свободные общества в основном состоят из французов,  — заметил шотландец.  — Что вы скажете по этому поводу, сир д’Арлей?
        — Ничего не могу сказать, потому что, к сожалению, вы правы. Наверное, сто лет войны превратили нас в дикарей!..
        Откуда вы едете?  — Д’Арлей обратился к священнику, пытаясь закончить спор с шотландцем.
        Он ждал ответа и внимательно разглядывал служителя церкви. На лице старика было столько фиолетовых жилок, что оно напоминало карту мира. Отец Имберт произвел на д'Арлея впечатление вполне приятного и правдивого человека, правда не с первого взгляда.
        — Я из Прованса и везу важные бумаги в Париж,  — ответил священник.
        — Теперь, когда вы удовлетворили ваше любопытство в отношении нас,  — нетерпеливо сказал шотландец,  — могу ли я спросить, удастся ли нам поужинать? У девушки нет ничего, кроме кувшина вина, которое мне кажется разбавленным и прокисшим. Да еще буханка старого хлеба. Мы со священником плотно поели днем, зная, что попадем в харчевню только ночью. Сейчас у нас нет с собой ни крошки.
        — Что у нас осталось, Хелион?  — спросил слугу д’Арлей. Слуга был недоволен.
        — Господин, у нас еды хватит на всех. Есть жареная птица и еще кое-какое мясо. Также у нас имеется вино и хлеб.
        — Это просто чудесно,  — с облегчением заметил шотландец.
        Девушка робко вмешалась в их разговор:
        — Господа, я умею хорошо готовить. Если мы сможем развести костер, я бы могла быстро приготовить что-то горячее… если господин доверит мне продукты.
        — Мадемуазель, я это сделаю с превеликим удовольствием. Хелион научился прекрасно разводить огонь с тех пор, как мы отправились в путешествие, и он, конечно, поможет вам. А мы поставим палатки на случай, если пойдет дождь. Как вы нам предсказывали, наш храбрый капитан Свободного общества, дождь действительно может начаться.
        Когда Валери Марэ увидела продукты, которые перед ней выложил Хелион, она просто обомлела: так много всего! Девушка решила, коль скоро она похвасталась своим искусством кулинарки, то должна постараться изо всех сил. Валери вознамерилась приготовить особое блюдо. Для этого она налила в кастрюльку вино и масло, добавила туда пряные травы, лук-порей и немного чесноку. Она порождала, пока все подрумянится, и насыпала в кастрюльку немного муки, потом положила мясо жареного каплуна и только в последний момент добавила порезанные финики и сушеную мушмулу. От рагу шел чудный аромат.
        Валери сняла кастрюльку с огня и поставила ее на землю, где уже устроились трое мужчин, Хелион держался немного поодаль. Мужчины расположились полукругом и нетерпеливо ждали начала трапезы.
        Девушка не собиралась присоединяться к ним, и д'Арлей удивленно и очень выразительно посмотрел на нее.
        — Мадемуазель, если вы не станете с нами есть, еда потеряет для нас всю прелесть.
        Валери покачала головой:
        — Господин, мне не следует так делать. Мой отец всегда ел первым, а потом садились есть моя мать и я. Так принято во время путешествий.
        — Нам придется изменить этот обычай.  — Д'Арлей подвинулся, чтобы девушка могла присоединиться к остальным.  — Садитесь со мной рядом, и мы предложим вам пищу в первую очередь.
        Ему не удалось выполнить обещание, потому что Прежан Кеннеди уже опустил ложку в котелок. Он проглотил первую порцию и с одобрением покачал головой.
        — Вкусное блюдо,  — сказал он, облизывая губы.  — В Шотландии мы варим это без всяких хитрых приправ. Хорошая пища помогает шотландцам стать сильными, с крепкими руками и рассудительными головами. Эти крепкие руки прогонят англичан за Ла-Манш, когда для этого наступит подходящее время.
        Кеннеди понял, что его похвальба вызвала у спутников раздражение, и тут же добавил:
        — Я хочу сказать только одно — рыцари Франции не смогут выиграть войну, если она разразится.
        Д’Арлей неохотно сказал:
        — Я с вами согласен.
        — Войну можно выиграть только с помощью пушек и бомбард. Многие предусмотрительные шотландцы станут служить в качестве бомбардиров.
        Некоторое время царило молчание. Все были голодны и ели с большим удовольствием. А девушке было приятно, что все спутники оценили ее усилия. Д'Арлей обратил внимание, что Валери так и не приняла участия в трапезе.
        — Я понимаю, почему вы не едите,  — сказал он.  — Но вы не должны поддаваться горю. Начинайте есть! На время хотя бы расстаньтесь с печальными мыслями и поешьте, пока эти голодные волки не выскребли котелок дочиста.
        — Милорд, у меня отсутствует аппетит.
        Но все-таки Валери послушалась д'Арлея и начала медленно есть.
        Дождь еще не начинался, хотя небо совсем потемнело. Не было видно ни звездочки. Вокруг огня сновали летучие мыши. Каминка-попутчик покружилась и улетела, затем вернулась, крича: «Чат! Чат!» Где-то рядом ухала сова.
        Д’Арлей постоянно наблюдал за Валери и заметил, что у нее все время меняется настроение. Сначала она не поднимала головы, вздыхала и не интересовалась пищей. Потом глаза засверкали, руки крепко сжались в кулаки. Д'Арлей был уверен, что она вспоминает ссору с Элис. Он подумал: «Эта девушка обладает сильным и воинственным характером».
        Валери расслабилась, казалось, она что-то вспоминала. Руки свободно лежали на коленях. Глаза невидяще уставились в темноту.
        — О чем вы думаете?  — спросил д’Арлей.  — Мне кажется, что вы находитесь очень далеко от нас.
        Девушка покраснела.
        — Мне стыдно признаться. Это… это нечто весьма тривиальное. Если вам станет известно, о чем я только что размышляла, вы плохо обо мне подумаете.
        Остальная компания продолжала с аппетитом есть, не обращая ни на что внимания. Чавканье Хелиона было отчетливо слышно, хотя он и сидел особняком. Хелион расположился не слишком близко к огню, чтобы не проявлять непочтительности к знатным особам, но и не слишком далеко, дабы не лишать себя возможности погреться. Д'Арлей придвинулся ближе к девушке.
        — Расскажите мне,  — настаивал он. Девушка колебалась:
        — Право, мне… очень стыдно, что я… могу думать об этом в такое время.  — Она взглянула на него и сильно покраснела.  — Это красота бархатного платья, что было надето на благородной даме.
        Д’Арлей улыбнулся:
        — Я ехал два дня вместе с ними и не могу сказать, какого цвета был ее наряд. Это что, действительно красивое платье?
        — О, его просто невозможно описать! Мне кажется, что у него был самый редкий и прелестный оттенок синего цвета!  — Валери разговорилась, и слова лились бурным потоком.  — Вы заметили кружева у нее на шее и на запястьях? Мне кажется, что вы даже не обратили на них внимания. Я никогда не видела подобной красоты! А перья на шляпе! Мне хотелось их погладить, чтобы ощутить их мягкость. Ее туфли…
        Девушка остановилась и быстро прикрыла юбкой собственные башмаки. Она боялась, что д'Арлей увидит их. Но Валери опоздала. Д’Арлей еще раньше с жалостью отметил, что они были старыми и что их изготовил плохой сапожник. Он также обратил внимание, что ее лосины были очень дешевыми и покрыты множеством заплаток. Обычно женщины — молодые или старые, благородные или простые — всегда старались, чтобы лосины были в полном порядке.
        — Вам кажется, что важно быть хорошо одетой?  — спросил д’Арлей.
        Девушка вздохнула:
        — Когда у вас ничего нет, это становится весьма важным. С тех пор как умерла моя мать — а это было шесть лет назад,  — я стала сама шить себе одежду. Но из меня вышла плохая портниха, как вы сами уже успели заметить.
        — Мне кажется, что для вас не так важны нарядные одежды. Вы настолько привлекательны, что меня очень заинтересовали. Наверное, у вас кругом полно воздыхателей и это… Даже иногда может представлять для вас некоторую опасность.
        — Лудильщики и парикмахеры и еще подавальщики в тавернах.  — Теперь девушка разговаривала более спокойно.  — Да, у меня есть обожатели, но это очень простые люди. Если девушка постоянно находится в дороге, как это случилось со мной, она не может избежать подобного внимания.
        — Вам это все неприятно?
        — Не-е-ет.
        Манеры девушки разительно изменились. На мгновение она позабыла о своем горе. Она заулыбалась и принялась все подробно объяснять:
        — Я умею избегать их внимания. Когда у нас были деньги и мы могли остановиться в харчевне… Так было не часто, господин, и это всегда было для меня великим событием. В таких случаях я всегда делала именно так.  — Валери выпрямилась и сказала: — Смотрите!
        Уголки рта у нее опустились, контуры бровей также изменились не к лучшему. В ее внешности появилось что-то неприятное. Довольная произведенным эффектом, Валери рассмеялась:
        — Можете мне поверить, что, только раз взглянув на меня, все кавалеры сразу исчезали. Но иногда, когда вокруг было много мужчин и мне следовало быть более осторожной, я натягивала на лоб капюшон и начинала выглядеть вот так.
        На этот раз д’Арлею показалось, что лицо у нее стало удивительно широким. Глаза сделались жесткими и приобрели неприятный блеск. У Валери был вид простой, нахальной и неряшливой девицы и к тому же не очень умной. Она стала настолько непривлекательной, что ни один мужчина не пожелал бы подарить ей свой взгляд.
        — Если я изображала из себя такую девицу, ко мне никто не приставал,  — сказала она, и ее лицо приняло обычный вид.  — Мой отец говорил, если бы я родилась мужчиной, из меня вышел бы неплохой актер. Он даже говорил, что я могла бы стать ему равной, а это, господин, самая большая похвала со стороны актера.
        Прежан Кеннеди промокнул губы кончиком клетчатого платка и отодвинулся от котелка. Затем он оглядел лица спутников, которые с трудом можно было различить в наступившей темноте.
        — Нам следует поговорить,  — сказал он.  — Что мы станем делать с мертвецом?
        Всем стало понятно, что отец Имберт ничего не понимал. Он смотрел на них и спрашивал:
        — Должны быть похороны. Но где? И когда?
        — Здесь и сейчас,  — ответил шотландец.
        — Вам должно быть интересно, насколько далеко мы находимся от церкви?  — спросил священник.  — Могу сказать только одно — мне это неизвестно.
        Кеннеди обратился к д'Арлею:
        — Вам знакомы эти места?
        Тот отрицательно покачал головой.
        — А вам, дитя мое?
        Валери ответила тихим голосом, стараясь не выдать своих чувств:
        — Нет, эти места мне неизвестны.
        — Тогда нам придется похоронить вашего отца здесь, повторил шотландец.  — Нам повезло, что с нами находится отец Имберт. Он сможет прочитать заупокойную службу.
        Девушка была очень расстроена. Она посмотрела на Кеннеди, перевела взгляд на д'Арлея.
        — Пожалуйста, господа! Наверное, можно придумать что-то иное.
        Кеннеди объяснил ей, что им следует вовремя прибыть к месту назначения. Валери было понятно, что нельзя больше использовать повозку. Делать было нечего.
        — Кроме того,  — добавил шотландец,  — у вашего отца будет место упокоения лучше, чем у солдат, павших в бою.
        Наступила долгая и неприятная тишина.
        — Мне ясны все сложности,  — наконец заявила Валери.  — Вы все очень добры ко мне, я не могу отказываться от вашей помощи и создавать вам новые трудности. Но все равно мне с этим трудно примириться.
        Д'Арлей спросил ее:
        — Вы переживаете, потому что ваш отец будет погребен без гроба?
        Девушка кивнула:
        — Да, милорд. Ему не будет покоя.
        Девушка чуть не разрыдалась, было видно, что ей трудно продолжать этот разговор.
        — У него много лет болели кости, и он часто говорил мне: «Никогда не хорони меня во влажной земле». Он говорил, что ему нужна широкая и сухая могила. Иногда, произнося это, он смеялся, но я понимала, что он верил в собственные слова.  — Девушка взглянула на небо.  — К утру пойдет дождь, господа, и земля будет сырой.
        Д'Арлей о чем-то думал. Наконец он сказал:
        — Я умею управляться с инструментами, и, если вы мне позволите использовать дерево, оставшееся от повозки, я смогу изготовить для вашего отца гроб.
        Валери была согласна на все.
        — Если вы это сделаете, я стану за вас всю жизнь молиться.
        — Это займет у меня много времени, и мне понадобится помощь.  — Д’Арлей поднялся и потребовал: — Хелион, подай мой топор!

3

        Два часа д’Арлей и Валери делали гроб. Остальные сначала пытались им помочь, но потом отказались от этой затеи. Они растянулись на земле, ногами к костру, и заснули. Валери старалась изо всех сил помочь доброму господину. Она поддерживала огонь и разбирала повозку на доски. Ей было тяжело это делать, она всегда гордилась своей повозкой.
        — Оказывается, я не такой ловкий,  — признался д’Арлей.  — Это займет гораздо больше времени, чем я думал.
        Девушке стало стыдно.
        — Господин д'Арлей, мне стыдно, что я отнимаю у вас столько времени.
        Д'Арлей засмеялся:
        — Сказать правду, несмотря на трудности, мне это очень нравится. Я даже горжусь, что смог все сделать. Если бы мне повезло и я бы родился плотником, то смог бы зарабатывать этим трудом деньги. Вместо этого я — рыцарь и мне принадлежат земли. Кажется, я нигде не достиг успеха.
        — Позвольте этому не поверить.
        — Могу сказать только одно в свою пользу: мне удалось хорошо научиться владеть этим.  — Кивком он показал на саблю, которую снял и положил на землю. При свете углей клинок сверкал и отливал багровым.  — Но у нас не ценят людей, умеющих владеть саблей. Рыцарь должен хорошо владеть пикой, боевым топориком и «утренней звездой», а сабля считается оружием, недостойным мужчины. Я хочу сказать, что когда-нибудь сабля будет считаться единственным подходящим оружием для настоящих мужчин. Мне повезло, я встретил Жака Кера и стал его другом, а в каком-то смысле и его партнером. Я разбогател с помощью Кера.  — Д’Арлей вытер лоб и помахал руками.  — Нам теперь стоит отдохнуть и выпить вина. Плотницкая работа вызывает жажду. Вы, наверное, очень устали,  — сказал д’Арлей.
        Они сели у огня и немного выпили.
        — Вам пришлось много повозиться, разбирая повозку. Покажите-ка мне ваши руки!
        Девушка протянула руки. Они были аккуратными, хорошей формы, пальцы — длинные и тонкие. На ладонях виднелись мозоли, кожа огрубела и потрескалась, но все равно это не были руки крестьянской девушки. «Они также не похожи на руки бродячего актера,  — подумал д’Арлей. Здесь есть какая-то тайна, и я должен до нее докопаться».
        — Вам приходилось много работать?  — сказал д'Арлей.
        — Когда отец заболел, мне приходилось делать все: ухаживать за мулами, разжигать огонь, ставить палатку. Она протянула вперед руки и грустно посмотрела на них. Это несложно заметить, не так ли? Руки грубые и некрасивые.
        — Они настолько красивы, что я начинаю подумывать кое о чем.  — Он посмотрел девушке в лицо.  — Вы сказали мне, что существуют сомнения по поводу места вашего рождения. Можете объяснить, что именно вы имели в виду?
        Валери заколебалась:
        — Мы никому об этом не рассказывали. Но сейчас родители умерли, и это стало моим секретом, поэтому я могу его рассказать кому хочу. Мне самой ничего не было об этом известно до тех пор, пока мне не исполнилось десять лет. Тогда моя мать — мадам Марэ — рассказала мне об этом.  — Девушка взглянула на д'Арлея и добавила: — Мне так хочется рассказать вам об этом. Вы очень добры.
        Д’Арлей ждал.
        — Господин д'Арлей, я не их дочь. Они меня нашли.
        Д’Арлей не был удивлен. Длинная война, сложности жизни из-за орудующих вокруг банд, которые грабили страну во время перемирия… Сплошь да рядом случалось такое. Любое передвижение армии, каждый грабеж оставляли за собой дымящиеся руины, почерневшие поля и бесконечное количество трупов. Родителей убивали, и оставались детишки, которым нужно было найти новый дом, чтобы не умереть от голода. Многие записи о смерти и рождении были утеряны, и было невозможно найти следы пропавших. Говорили, что в местах, где в течение многих десятков лет шли бои, лишь немногие дети точно знали, что живут у настоящих родителей.
        — Я так и думал,  — сказал д’Арлей.  — Я также уверен, что ваши настоящие родители были более высокого происхождения, чем… воспитавшая вас пара. Меня поражает, как правильно вы говорите, хотя, видимо, вы и не получили никакого образования.
        — Я вам уже говорила, что господин Марэ был великим актером,  — гордо сказала девушка.  — Он часто говорил, что может сделать для меня только одно — научить правильно говорить. Я даже не помню, когда он начал со мной заниматься. Он читал мне роли из мистерий и заставлял меня их повторять. Иногда он читал из книги «Подражание Христу» [1 - Эту книгу публиковали по частям. Ее с интересом читали, потому что она прибавляла людям сил. Каждый хотел иметь копию этой книги — так она была популярна в народе. Можно сказать, что она стала первым бестселлером. (Примеч. автора.)] . Вы думаете, что мне удалось получить какое-то образование? Я слушала Марэ и задавала ему вопросы.
        — Он вас научил читать?
        Валери с сожалением покачала головой:
        — Нет. Когда я подросла, мне приходилось много работать. Мадам Марэ была инвалидом.
        — Теперь мне понятно, почему у вас такой приятный голос. Но все остальное можно объяснить только одним. Мадемуазель, вы очень красивы, и в вас видна порода. Вы мне можете рассказать, при каких обстоятельствах вас нашли?
        — Мне самой хотелось бы знать об этом побольше. Господин и мадам Марэ очутились в деревне, которую разграбили и сожгли. Некоторые из домов продолжали гореть, и они понимали, что грабители не могли далеко уйти. Потом они услышали крик ребенка. Мадам Марэ настояла, чтобы его нашли. Она меня увидела в корзинке у входа в церковь. Наверное, женщина пыталась найти в церкви защиту и взяла меня с собой. Но ей это не помогло. Грабители ее убили. Они забрали из церкви все предметы религиозного культа… Наверное, я была очень голодна, потому что громко плакала.
        — Вы считаете, что погибшая женщина была вашей матерью?
        Валери поколебалась, прежде чем ответить.
        — Мадам Марэ так не считала. Я была завернута в очень красивую пеленку из тонкого дорогого материала.
        — Женщина была крестьянкой?
        — Видимо, так. Мадам Марэ сказала, что она была просто одета, и руки у нее были крупные и грубые. Она была молода, крепкого сложения.
        — Наверное, это была кормилица. Все указывает на это.
        — Мы тоже так считали. Но теперь вообще невозможно что-либо узнать. Семейство Марэ вернулось в ту деревню через шесть месяцев, чтобы попытаться что-то узнать. Но в деревне никого не было, и они вернулись ни с чем.
        — Они не возвращались туда во второй раз? Девушка покачала головой:
        — Нет. Мне кажется, что они не желали ничего узнавать, когда я стала подрастать. Они всегда считали меня своим собственным ребенком. Господин Марэ очень разозлился, когда узнал, что мне все известно. Помню, как-то ночью, когда я отправилась спать, они сильно спорили. Мадам Марэ сказала, что сам господин Марэ хотел получить за меня награду за то, что они меня нашли. А господин Марэ отвечал, что так было в самом начале, а потом он передумал.
        Д’Арлей некоторое время молчал, обдумывая услышанное.
        — Это все, что вам известно?  — наконец спросил он.
        — Мадам Марэ больше ничего не удалось узнать. Крыша церкви пылала, и поэтому она подхватила корзинку и сразу убежала. Она видела, что та женщина была смуглой и у нее была кровь на лице. Когда мадам Марэ несла меня к повозке, я схватила ее за палец. Вот и все.
        — Вы знаете, как называется эта деревня?
        Валери сказала, но д'Арлей никогда прежде не слышал этого названия.
        — С тех пор прошло столько лет, думаю, теперь вообще ничего невозможно узнать. Но мне все равно кажется, что вам следует предпринять усилия, чтобы узнать, кто же вы такая на самом деле.
        — Я так и сделаю, когда мне представится возможность. Я все время об этом думаю и уверена, что бедная убитая женщина не была моей настоящей матерью. Кем могла быть моя настоящая мать? Может, она до сих пор еще жива? Если это так, может, она верит, что я тоже жива? Признает ли она меня, если мы увидимся?
        — Есть один способ, чтобы я вам помог. Вы мне напоминаете кое-кого.
        — Кто это, господин д’Арлей?
        — Не могу точно сказать. Весь вечер я пытался припомнить, но так и не смог этого сделать.
        — И вы считаете, это может привести к тому, что я узнаю, кто я такая на самом деле?  — девушка оживилась и не сводила взгляда с д’Арлея.  — Может, это моя родственница? Сестра? Или даже моя мать?
        Он покачал головой:
        — Пока не стоит строить предположений. Если даже вы на кого-то похожи, это может быть простым совпадением. В Париже живет человек, так похожий на меня, что можно решить, будто мы — близнецы. Я даже как-то отправился на него посмотреть. Но это было всего один раз… Он оказался мрачным и тупым и все время шмыгал носом. Меня возмутило, что такой слабак, такой неприятный человек может расхаживать по земле в таком же обличье, что и я.
        — Но,  — девушке не хотелось заканчивать разговор,  — неужели ничего нельзя сделать? Я убеждена, если бы вы вспомнили, я бы узнала, кто я такая.
        — Мне кажется, я смогу вспомнить.
        Д’Арлей с трудом поднялся на ноги. От непривычной работы у него болели руки и спина.
        — Мадемуазель, сейчас я могу лишь помочь похоронить того, кто мог бы помочь нам узнать правду. Вы в состоянии еще немного потрудиться?
        Валери быстро вскочила.
        — Конечно, господин.
        Через час д’Арлей забил последний гвоздь. «Неплохо было бы хоть как-то украсить это грубое сооружение»,  — подумал он и стал вырезать на крышке латинское изречение: «Nil nisi Bonum». Девушка стояла рядом и внимательно смотрела, как он трудится. На лице Валери читалась благодарность.
        — Что это означает?  — спросила она.
        — Я не очень хорошо знаю латынь, но если мне не изменяет память и я все правильно написал, то это означает: «О мертвых говорить либо хорошее, либо ничего». Как вы считаете, я выбрал правильное изречение?
        — Да, господин. Я уверена, что отец был бы благодарен вам и горд, если бы мог увидеть это!
        Д'Арлея вдохновила похвала, и он пообещал:
        — Когда я закончу с текстом, попытаюсь вырезать розы и ангела с распростертыми крыльями.
        На лицо девушки упала полоска света, и д’Арлей вновь попытался вспомнить, на кого же она похожа.
        — Встаньте там, где я могу вас лучше рассмотреть,  — попросил он Валери.
        Д'Арлей опустил топор на землю и начал внимательно разглядывать лицо девушки, положив руки ей на плечи.
        Теперь ему удалось рассмотреть некоторые детали. Д’Арлей подумал, что солнечные лучи ласкали ее кожу и сделали такой нежной, они выбелили ее и без того светлые волосы. Солнце любило эту девушку. В ее чертах не было хрупкой прелести цветка, но кожа и неяркий румянец отражали поцелуи солнца. Д’Арлей не мог понять, какого цвета ее глаза. Ему они казались светло-синими. Но эти глаза отливали и золотом. Д’Арлей понял, что лицо ее менялось в зависимости от выражения глаз.
        «У нее поразительная красота,  — подумал он.  — Я должен без труда вспомнить, кого она мне напоминает. Но почему-то не могу».
        Его мысли потекли в ином направлении, и у него закружилась голова. Перед ним было поразительно прекрасное, милое, нежное лицо. Ее глаза с восхищением смотрели на д 'Арлея. Как он мог подумать, что на свете существуют подобные этим глаза? Д’Арлей начал терять голову: «Что со мной случилось?  — подумал он.  — Она меня околдовала».
        Д'Арлею пришлось бороться с желанием крепко обнять девушку. «Наверное, я в нее влюблен»,  — подумал он.
        Эта мысль помогла ему устоять перед соблазном. Он снял руки с плеч девушки и отступил назад. Ему не следует ею увлекаться, и по многим причинам.
        — Я должен закончить резьбу,  — сказал он Валери, но про себя подумал: «Как только утром мы похороним этого беднягу, мне следует продолжить свой путь».

        Глава 3

1

        На воротах города виднелась перчатка. Это означало, что там проходит ярмарка. Пока перчатка оставалась на месте, все привычные дела были заброшены. Утром народ торговал на лотках, стоявших вдоль улицы, вечером можно было повеселиться — выпить и потанцевать…
        Как только Валери вошла в город, ею овладела печаль по прошлым дням. Ярмарки всегда оставляли светлые воспоминания в ее не очень веселой жизни. Тогда это значило, что у Дамиана Марэ будут роли в представлениях и у семейства появятся деньги, девушке смогут купить новое платье, шляпку или хотя бы ленточку в волосы.
        Валери увидела на главной площади театральный помост с занавесями для сцены Вознесения. «Если бы бедный отец был жив,  — думала девушка,  — может, ему наконец повезло и он смог бы сыграть роль Иисуса. В этот момент он расхаживал бы взад и вперед, повторяя текст своей роли, или спрашивал бы у меня, распаковала ли я его парики и костюмы». Валери вздохнула, решив, что в этот момент Дамиан Марэ, вернее всего, сидел бы в таверне и пил, надеясь на будущий успех.
        Она попала в этот город по весьма грустному делу. После похорон и спешного отъезда господина д’Арлея она осталась совсем одна. Прежан Кеннеди продал ее мулов за хорошую цену и дал ей прекрасный совет: выйти замуж за немолодого человека, но чтобы у него было достаточно золота в сундуке и чтобы он был способен оценить ее красоту. Искать такого мужа следует там, где много мужчин, поэтому нужно ехать с ним в Париж. Если у нее не получится найти мужа — не беда, возможно, ей найдут какое-нибудь место у Жака Кера. Пре-жан собирался отправиться в Париж повидать Жака Лисицу, и он, конечно же, мог замолвить словечко за Валери.
        Девушке не хотелось ехать в Париж. Дамиан Марэ всегда боялся этого города. Возможно, до него доходили слухи о великих столичных актерах и он опасался соперничества. А может, он избегал нищенского существования в столице. В любом случае, хоть Марэ и рассуждал о том, что возьмет Париж штурмом и покорит его своим талантом, он всегда старательно искал причину, чтобы туда не ехать.
        Валери тоже начала бояться Парижа. Ей представлялось, что город на Сене — это большая, окруженная стенами тюрьма. Она никогда не слышала о прекрасном Нотр-Даме. Девушка всю жизнь жила в бедности и понимала, что ей не следует надеяться на блестящее будущее, которое рисовал шотландец. Она выработала для себя план, который будет более верным и безопасным. Валери с вниманием выслушала аргументы Прежана Кеннеди, собрала свои вещи и тихонько удалилась.
        Девушка шагала по многолюдному городу, в одной руке несла узел с одеждой, в другой — плетеную корзину. Она была внимательна и сразу отбежала в сторону, прижалась к стене, когда по булыжной мостовой улицы галопом проскакали всадники. Только рыцари исчезли — в воздухе повисли проклятья, Валери видела вокруг себя лица, почерневшие от ненависти. В этом не было ничего нового. Тот, кто путешествует по дорогам и знаком с обитателями трущоб, знает их страхи и злость.
        Валери увидела высокого светловолосого молодого человека в сверкающей кольчуге, с алебардой на плече. Он пробирался сквозь толпу и весело посвистывал. Все перед ним расступались. Молодой человек был англичанином — об этом можно было судить по леопардам, изображенным на его шарфе. Прохожие не были бы столь любезны с молодым англичанином, если бы знали, что он насвистывает мотив военной песни периода великих английских побед «Сэр Роберт повелевает всей Францией». Валери смотрела на него с ужасом и старалась разглядеть, нет ли у него сзади хвоста. Большинство французов, знавших оккупантов только по рассказам, были уверены, что англичане хвостаты.
        Валери остановилась около приветливого человека в шапочке виноторговца и спросила:
        — Господин, скажите мне, где находится ярмарка? Виноторговец показал ей направление:
        — Во дворе следующей харчевни, малышка.  — Он заметил в ее руке узел и корзинку и поинтересовался: — Если ты собираешься поступать на службу, тебе следует поспешить. Там уже почти все закончилось. Мне сказали, что люди требуются только для Пти Гастэ. Позволь тебе подсказать, чтобы с ним не связывалась.
        Двор харчевни был переполнен, слышались громкие голоса и смех. Над низкой платформой висел синий флаг. Под ним сидел служащий и пытался оживить торги, без конца что-то тараторя монотонным голосом.
        — Ярмарка работает!  — говорил служащий.  — Господа и дамы, вам нужны хорошие слуги? Вы можете посмотреть и поговорить с людьми. Вы должны внимательно их рассмотреть, если только вам действительно нужны люди и вы не пришли сюда просто поглазеть. Мужчины здесь сильные, а женщины — аккуратны и прилежны. Взгляните на них, господа. Они молоды и смущены, потому что им приходится выставлять себя здесь перед публикой. У нас никогда прежде не было лучших слуг, чем мы предлагаем вам сегодня. Подходите и делайте свой выбор!
        — Все одно и то же год за годом!  — пожаловался купец. Он взглянул на служащего.  — Они никому не могут подойти, и вам это прекрасно известно. Пти Гастэ не может из них выбрать ни одного, потому что они — слабаки или ленивы и нечестны.
        По сторонам двора стояли скамейки, и на них располагались кандидаты на работу. С одной стороны стояли мужчины, а с другой — девушки. Нельзя сказать, что они были слишком молоды или смущались. Наоборот, казалось, что некоторым из них эти «смотрины» были по душе.
        Пришедшие сюда считали, что выбор слуг не что иное, как очередное ярмарочное развлечение. То тут, то там слышались остроты, шутки и смех:
        — Жак, если ты не найдешь себя хозяина, твоим хозяином станет Пти Гастэ. Он тебя отучит прохлаждаться и сидеть на толстой заднице.
        — Подбери юбки, Марго. Пусть все видят твои толстые ляжки, и тогда ты точно найдешь себя хозяина!
        Валери уже начала сомневаться, действительно ли хорош ее план. Она оглянулась и решила, что ей лучше убираться отсюда. Она видела, что будущие хозяева, которые расхаживали взад и вперед, были такими же неприятными, как и люди, предлагавшие себя. Девушка с трудом поборола желание побыстрее удрать.
        Молодой человек в одежде торговца кинул монетку в сторону Марго. Если Марго ее поймает, она согласна работать у него. Женщина ловко поймала монетку, проверила на зуб ее качество, подморгнула новому хозяину, подняла верхнюю юбку и спрятала монетку в карман красной нижней юбки. Затем, согласно правилам ярмарки, она сняла с себя табличку с номером и отдала ее служащему. Тот быстро начал действовать.
        — Господин Беллей, вы наняли себе служанку. Она обладает хорошим здоровьем и не больна заразными болезнями, и она не беременна. Если это случится и родится ребенок через девять месяцев после сегодняшнего дня, это станет вашей ответственностью. После этого — хи-хи-хи!  — все изменится. Если вам будет нужно ее выпороть, вы можете использовать палку не толще вашего пальца и наказание не должно превышать десяти ударов. Вам следует дать ей одно платье теплое из шерстяной материи, ночную рубашку, две пары лосин и чепец. На шесть месяцев ей полагается четыре унции мыла. Вы обязаны платить ей один денье в день.
        — Согласен,  — сказал торговец шелком.
        Как требовалось в подобном случае, девица заявила:
        — Я согласна считать вас моим хозяином в течение шести месяцев. Я обещаю вам повиноваться и каждое дело стану выполнять с удовольствием.
        Валери удалось пробраться поближе к платформе. Она робко коснулась рукава служащего и сказала:
        — Господин служащий, я хочу предложить себя в качестве служанки.
        Служащий был занят бумагами и не взглянул на нее.
        — Хорошо. Мне сейчас некогда тебя расспрашивать. Мы сделаем это позже. Вставай на скамью и, если хочешь получить хорошего хозяина,  — улыбайся.
        Потом он взглянул на девушку, и у него от удивления широко открылся рот.
        — Святой Кристоф! Тебе даже не нужно улыбаться, малышка! Ты можешь получить чересчур хорошего хозяина!
        Он подал девушке табличку с номером шестнадцать и даже попытался пошутить:
        — Малышка, тебе, наверное, столько лет.
        Валери прикрепила табличку к кофте и взобралась на скамью.
        Появление нового кандидата взволновало публику. Будущие хозяева подошли поближе, чтобы лучше рассмотреть девушку. Валери крепко сжала губы — ее тревожили пристальные, похотливые взгляды мужчин. Девушка не сводила глаз с ворот, где крутился маленький ветрячок.
        Валери сразу обратила внимание на огромного мужчину, пробиравшегося через толпу. Он фыркал, хрипел и что-то бормотал про себя. Ей стало неприятно, потому что он всех растолкал и подошел прямо к скамейке. Человек уставился на девушку, как кот на птичку в клетке. От волнения на его круглом лице выступил обильный пот, и он напомнил Валери восковую статую, которая начала плавиться.
        Кто-то, кто стоял на безопасном от него расстоянии, громко выкрикнул:
        — Она тебе нравится, Красные Плавники[2 - Обычно торговцы рыбой красили жабры и плавники у снулой рыбы в красный цвет, чтобы она казалась свежей. (Примеч. автора)] ?
        — Ты сделал свой выбор?
        Неприятный человек начал говорить тонким голосом, обращаясь ко всем окружающим:
        — Вы говорите, что трудно угодить Пти Гастэ. Что ж, теперь я доволен. Этот цыпленочек мой. Всем должно быть известно, что я первый сделал на нее заявку.
        Все запротестовали:
        — Погоди, я хочу взять ее!
        — Она мне тоже подходит!
        Эти протесты подхватили другие. Суровая женщина с усами над верхней губой сказала:
        — Решать будет девушка.
        Огромный человек отодвинул протестовавших одним движением сильных рук и мрачно проворчал:
        — Если кто-то из вас двинется вперед, то я дам ему по загривку.
        Он взглянул на Валери. Его голова была почти на одном уровне с головкой девушки. Было видно, что она его очень привлекает.
        — Я первый сделал заявку. Но всем известно, что я честный человек. Вам всем представится шанс, хотя я мог бы столкнуть вас головами, переломать ребра и выкрутить вам уши одним движением пальцев!  — Он вытер потный лоб грязной ручищей.  — Горожане, мы решим это путем жребия. Наверное, это будет самое справедливое, не так ли? Эй, Алан, подай нам метлу!
        Гостиничный слуга подал ему остатки метлы, и гигант вытащил дюжину соломинок различной длины. Он огляделся, и в глазах его зажегся неприятный огонек, когда он увидел невзрачного человечка, стоявшего позади толпы.
        — Эй, Годенот, подойди сюда!
        — Только не я, Пти Гастэ! Только не я!
        — Иди сюда!  — завопил гигант. Он страшно разозлился.  — Ты что, меня не слышишь? Иди сюда, или я вырву тебе зубы и стану ими чистить моих мулов вместо скребницы!
        Маленький человечек так медленно приближался к гиганту, что тот нетерпеливо схватил его огромной ручищей и подтащил к себе.
        — Я хочу, чтобы ты, бездельник, держал в руках соломинки. Обхвати их своим жалким кулачком, чтобы были видны только их края. Сейчас мы посмотрим, кто же из нас счастливец.
        Годенот сделал так, как ему было приказано. Один из присутствующих, решительнее остальных, вышел вперед с протянутым кулаком. Пти Гастэ секунду смотрел на него с изумлением, потом одним ударом отвел его руку.
        — Что? Ты желаешь тянуть первым, когда я щедро дал вам всем шанс? Первым стану тянуть я!
        Гигант, как клещами, зажал кисть Годенота. Пальцы бедняги под давлением скрючились, и Гастэ отлично видел длину соломинок. Он внимательно рассмотрел их, прежде чем сделать выбор.
        — Теперь тяните остальные.
        Люди боялись его разозлить и начали фарс вытягивания соломинок. Потом сравнили их длину. Пти Гастэ оказался победителем. Он нагло и мрачно огляделся.
        — Все довольны? Все было по-честному?
        Люди, стоявшие рядом с ним и боявшиеся его больше всех, закивали в знак согласия и хором ответили:
        — Да, все было по-честному.
        Гигант не успокаивался — было ясно, что он жаждал с кем-нибудь сцепиться. Он оглядел стоявших сзади людей и выбрал молодого парня.
        — Олим, почему ты молчишь?
        Он пробрался к парню и начал сильно трясти его своими мускулистыми ручищами.
        — Олим, ты доволен? Ты меня слышишь, Олим? Скажи, что ты доволен, трус, или я выпущу из тебя кишки!  — Он еще раз тряхнул молодого парня и бросил его на землю.  — Олим доволен,  — сказал он с ухмылкой.
        Мясник повернулся, чтобы взглянуть на девушку, которая должна была достаться ему. Он ничего не мог понять. На скамейке ее не было.
        Во время торгов Валери с ужасом наблюдала за происходившим. Она не могла смириться с тем, что Пти Гастэ может стать ее хозяином. Она этого не вынесет. Пока все были заняты розыгрышем, девушка решила убежать. Она отбросила табличку, слезла со скамейки и прошмыгнула к выходу. Когда торжествующий мясник обернулся, Валери покидала двор таверны.
        Пти Гастэ увидел ее и пытался преследовать. Валери была в ужасе, когда поняла его намерения. Она побежала быстрее, повторяя про себя: «Какая я дура, что пришла сюда!»
        Валери резко свернула и натолкнулась на платформу, та опрокинулась, и девушка увидела башмаки служащего, который падал вместе с платформой. Послышался звук разбившегося кувшина.

2

        Как всегда, для разрешения происшествия, случившегося во время ярмарки, был организован суд. Он назывался Судом Пыльных Ног, потому что сюда собирались разные купцы издалека. Судья был торговцем шелка из Марселя. Пожилой человек с умным и добрым лицом. Он улыбался.
        — Господа, вам должно быть ясно, что это был всего лишь несчастный случай,  — обратился судья к собравшимся.
        — Мне это стоило слишком дорого,  — заныл Гиглэ, служащий ярмарки, подавший жалобу на Валери.
        — Девушка была испугана,  — продолжал судья,  — она не желала, чтобы ее хозяином стал Пти Гастэ. Ее легко понять. Я должен вам повторить, что она случайно толкнула платформу. Она, конечно же, не хотела это сделать.
        — Я потерял на этом много денег,  — настаивал на своем служащий.  — Она разбила очень дорогой кувшин, разлила галлон чудесного вина. Во время падения я порвал хорошую одежду. Мне очень не повезло, и я потерпел огромные потери.
        Судья хитро усмехнулся и спросил служащего:
        — Вы не желаете получить компенсацию с Пти Гастэ?
        — Нет, нет,  — заторопился жалобщик.
        — Мне тоже так показалось! Пти Гастэ мог бы стать в этих обстоятельствах весьма агрессивным. Как-то раз я намекнул одному из служащих суда, что он должен получить компенсацию с Пти Гастэ. Он мне ответил, что лучше расстанется с работой, чем потребует компенсацию с этого милейшего… человека. В любом случае мы не сможем ничего получить с этого мясника.  — Судья обратился к служащему: — Дайте мне ваши расчеты, мне нужно знать сумму, которую вы хотели бы получить с девушки. Тридцать четыре денье,  — прочитал он вслух.
        Судья взглянул на испуганную Валери, стоявшую перед ним.
        — Дитя мое, ты нанесла этому человеку вред на такую сумму. Ты сможешь ее выплатить?
        — Нет, господин судья,  — сказала девушка.
        — Может, у тебя есть какие-либо вещи, которые ты можешь предложить в качестве компенсации? Ты способна выплатить хотя бы часть суммы?
        — Господин судья, у меня есть всего два денье. Судья оглянулся.
        — Мне не хочется сажать эту девушку в тюрьму… — начал он.
        Валери судорожно вздохнула. Она понимала, что такое сесть в тюрьму. Ее поместят в общую камеру с остальными заключенными. В маленьких городах в камерах сидели вместе мужчины и женщины. И в таких условиях она будет находиться до тех пор, пока не закончится ее срок. Ее будут кормить отбросами, и она может заразиться любыми самыми страшными болезнями. Ей было известно, что некоторые бедняки, попав однажды в тюрьму, уже никогда не возвращались оттуда. Валери умоляюще посмотрела на старого судью. Он продолжал:
        — Я также не могу приказать, чтобы она своим трудом восполнила недостающую сумму, потому что это означало бы, что ей придется работать у милейшего мясника, который снабжает мясом и птицей граждан этого района. Мне хочется, чтобы все присутствующие, включая меня, собрали деньги и господин служащий принял бы собранную сумму в качестве компенсации за понесенный ущерб.
        Наступила полная тишина. Судья вздохнул.
        — Господа, мне хотелось зажечь искорку щедрости в ваших сердцах. Мне это не удалось, и теперь я должен с сожалением объявить…
        — Я за нее заплачу,  — раздался громкий мужской голос. Валери резко обернулась и увидела Прежана Кеннеди.
        Шотландец медленно вышел вперед и взглянул на девушку, как бы говоря: «Теперь-то тебе ясно, какой ты была глупой? А мне приходится платить за твою глупость!»
        — Я знаю эту девушку,  — сказал Кеннеди, обращаясь к судье.  — И предпочитаю заплатить за нее, чтобы она не пошла в тюрьму. Но прежде всего мне хотелось бы посмотреть на предметы, за которые придется заплатить.
        — Разумеется,  — согласился судья, передавая Прежану список претензий к Валери.
        — Мне совершенно ясно,  — сказал шотландец, размахивая листом бумаги,  — что служащий руководствовался желанием немного подзаработать, когда назначал такой высокий штраф. Сами посудите! Неужели можно поверить, что разлившееся вино было дорогим токайским или кипрским? Наверное, оно прибыло с виноградников Ливана и в чистой янтарной жидкости плескались кусочки настоящего золота?! И еще… Он хочет, чтобы мы подумали, что дешевый кувшин был кубком, из которого могла пить настоящая принцесса или уважаемый святой, и поэтому он назначает за него абсурдную цену!
        Валери почувствовала, как у нее подгибаются колени. С позволения судьи она подошла к стене и села на лавку. Девушка теперь уже спокойно следила за происходящим, и морщинистое, обветренное лицо шотландца казалось ей лицом ангела-хранителя. Оно излучало доброту и мудрость. Валери слышала, как Прежан Кеннеди ответил на шумные протесты служащего. В его аргументах была такая холодная логика жадного истца, что все протесты тут же превратились в прах.
        — Семнадцать денье!  — провозгласил судья после того, как наконец все пришли к соглашению.  — Этот уважаемый солдат из армии союзников благородно согласился заплатить эту сумму, и я провозглашаю, что слушание этого дела прекращено. Мне хочется добавить: я надеюсь, что ярмарка закроется, а Пти Гастэ останется без служанки!
        Прежан Кеннеди был честным человеком и не требовал от Валери никаких проявлений благодарности.
        — Малышка, ты мне нравишься,  — сказал он, выходя с девушкой из зала суда,  — но должен признаться, не только поэтому я потратил на тебя такую кучу денег. Мне всегда трудно расставаться с моими денежками.  — Он замялся.  — Существуют и другие причины для моей щедрости. Сир д'Арлей имеет долю в делах Кера, и он оставил мне деньги именно для такого крайнего случая. Должен признаться, малышка, я не спал той ночью и слышал, как ты ему рассказывала тайну своего происхождения.
        Валери была поражена, но Прежан спокойно продолжал:
        — Не бойся, я никому не расскажу о твоей тайне. Наоборот, мне кажется, тебе повезло, что мне известно об этом. Дитя мое, позволь мне тебе помочь. Я постараюсь докопаться до истины.
        — Я буду счастлива, если вы мне поможете,  — ответила Валери.
        Шотландец кивнул в знак согласия.
        — Я — честный человек и хочу, чтобы ты с самого начала поняла, что я не собираюсь заниматься благотворительностью. Мне никогда не помешает лишняя монетка в кошельке. Я стараюсь извлечь сальдо из любого своего действия.  — Он криво улыбнулся, глядя на девушку.  — Неужели ты думаешь, что сможешь разгадать тайну рождения, если станешь прислуживать грязным мясникам и тому подобное? Нет, дитя мое, тебе следует предпринять более смелые действия. Мы с тобой в Париже можем начать действовать в этом направлении.
        — Я готова,  — покорно сказала Валери.

        Глава 4

1

        Низкая дубовая ширма отделяла небольшую часть комнаты с побеленными стенами. Там посетители ждали приема к Жаку Керу. Они сидели на скамьях вдоль стены. Ширма была невысокой, и собравшиеся могли наблюдать за знаменитым казначеем, сидевшим за своим рабочим столом, и время ожидания не проходило зря. Посетители видели, как дорого его время. При необходимости Кер мог посмотреть на визитеров через ширму и составить о них предварительное мнение.
        — Кто сегодня на приеме?  — поинтересовался королевский казначей, не отрывая взгляда от лежавших перед ним бумаг.
        — Здесь собрались разные люди,  — отвечал Никола.  — Вон там, например, Герхард, суконщик, он хочет просить вас о долге. Надеюсь, что вы как следует с ним расправитесь. Вон священник из университета, он тоже станет вас просить о чем-то. Пилигрим этот говорит, будто только что возвратился из Святой земли и хочет продать щепку от креста. Мне кажется, что он просто фокусник.
        — Скажи Герхарду, чтобы он пришел в другой день. Я постараюсь сразу принять священника. А пилигрима отправь отсюда. Кто там еще?
        — Солдат, который называет себя Прежан Кеннеди. Он говорит с акцентом.
        — Прежан Кеннеди?  — Кер задумчиво повторил это имя.  — Мне приходилось слышать об этом шотландце. Он был на Востоке — в Константинополе, и палил из бомбард во время войны с турками. Никола, я с ним поговорю. Кто еще?
        — Девушка.
        — Девушка? Продолжай. Что она хочет? Никола хитро улыбнулся;
        — Господин, не знаю, что она хочет.
        — Если она пришла за деньгами, дай ей немного и отошли прочь.
        — В таком случае вам следует повидать банкира из Ломбардии. Он вас ожидает.
        — Почему ты мне об этом сразу не сказал? Ты болтаешь о мелкой рыбешке, а в это время меня ждет крупная добыча!
        Выходя из комнаты, Никола грустно заметил:
        — Вам известно, что я всегда оставляю самое вкусное напоследок.
        Валери увлеченно наблюдала за великим человеком по другую сторону ширмы. Ей было неудобно, потому что на нее пристально смотрели другие посетители. Она старалась прикрыть ноги юбкой, чтобы никто не видел, какими жалкими стали ее башмаки. На полу рядом с ней стояла небольшая плетеная корзинка.
        Прежан Кеннеди наклонился к девушке и шепнул:
        — Что тебя так заинтересовало в Жаке Лисице?
        — Его глаза,  — тихо ответила девушка.  — Я уверена, что он всё замечает и понимает. Но они остаются добрыми и в них можно прочитать понимание. Мне кажется, что он потрясающий человек.
        — Потрясающий?  — Шотландец взглянул на Кера, и на его длинном лице появилась усмешка.  — Возможно, и потрясающий, но только по-своему. Жесткий, жадный и очень цепкий. Его ум весьма гибкий и острый.
        В комнату вошел Никола в сопровождении старика в простом сером плаще, который волочился по полу. Старик сложил покрытые пятнами руки под подбородком, чтобы поддерживать трясущуюся голову.
        — Могу поклясться, что это — банкир,  — шепнул девушке шотландец.  — Посмотри, как быстро проведут этот тощий скелет к великому Жаку Лисице.
        — Я все обдумал,  — заявил банкир, когда уселся за столом вместе с Кером.  — Жак Кер, у меня должно быть десять поместий. Вот список. Я в первую очередь желаю иметь Бокейр. Я обязательно хочу получить Бокейр.
        Кер горько нахмурился и взглянул на маленького человечка.
        — У меня имеется тридцать два поместья, в которые я вложил деньги. А ты, пиявка из Ломбардии, требуешь отдать тебе десять из них в качестве залога за тот крохотный заем, который ты мне обещал! Эти земли трижды окупят заем. Тебе что, не понятно, что я должен получить и другие займы, что кредиторы будут также требовать залог?
        — Ты называешь этот заем небольшим?  — прохрипел старик,  — Он настолько велик, что я буду должен выбрать все деньги из моих сундуков. Запомни, ты берешь деньги для ведения войны. Если англичане вас снова побьют,  — а они могут это сделать, потому что они грубый и свирепый народ,  — они заберут у тебя, Жак Кер, каждый акр твоей земли! Как тогда бедный Джузеппе из Ломбардии получит обратно свои сорок тысяч экю? Может, ваши английские хозяева ему заплатят? Нет, нет. Он потеряет все! Я очень рискую, и мне понадобится земля, чтобы хоть как-то смягчить риск.
        — Конечно,  — с усмешкой сказал Кер.  — И плюс еще тридцать процентов за риск!
        — У французского короля за подобный заем я бы потребовал сорок процентов. Жак Кер, тебе должно быть ясно, что я хорошо к тебе отношусь.  — Старик начал перебирать тощую бородку руками, которые, казалось, состояли лишь из вен и ногтей.  — Что касается Бокейра, он находится далеко на юге и до него не дотянутся жадные руки англичан. Да, да, я должен получить Бокейр!
        — Если бы народ Парижа знал, что вы у меня требуете, он растерзал бы вас на улице!
        Тусклые покрасневшие глаза дряхлого банкира внезапно прояснились. Кер заметил, как на него уставились жесткие глаза старого хищника. Эти глаза не знали возраста. Они абсолютно не соответствовали его старому телу.
        — Жак Кер, позаботьтесь о себе,  — прохрипел банкир.  — Вернее всего, они забьют камнями именно вас. Простой народ не любит богачей. Если они узнают, что Жак Кер желает сам оплатить всю стоимость предстоящей войны, им захочется узнать, где он взял столько денег. Они могут заявить, что это денежки из их карманов. Они станут говорить, что Кер настолько богат, что у его коней подковы из серебра. Они станут вам сильно завидовать.  — Старик замолчал и покачал головой.  — Жак Кер, вы — щедрый и храбрый человек. Вы можете выиграть для них свободу, а в качестве благодарности от них получите лишь камни в спину.
        Кер никогда не сомневался, что простой народ хорошо к нему относится. Эти люди гордятся тем, что он был одним из них и смог добиться успеха. «Старость лишила банкира разума,  — подумал он,  — алчность не позволяет ему ясно мыслить».
        Тем не менее в словах старика звучали пророческие нотки, Кер почувствовал это, и ему в первый раз стало не по себе. Он поднялся и стал расхаживать по комнате, чтобы вернуть присутствие духа.
        — Джузеппе из Ломбардии,  — наконец сказал он,  — я не очень скромный человек и понимаю, что являюсь достаточно богатым. Если все займы, которые я должен делать, будут обладать отдачей, как бомбарды Жана Бюро, и способны разрушить все, что я создал, я смогу что-нибудь придумать. Он постучал себя по лбу.  — Я построю что-нибудь более интересное на руинах. Я ничего не боюсь, и, конечно, не боюсь англичан. Я могу отогнать тех, кто пытается укусить меня за пятки. Я уже пришел к решению по поводу условий займа,  — продолжал Кер,  — и поэтому я не отдам вам Бокейр в качестве залога и не отдам все остальные земли, которые вы у меня требуете. Вы получите всего пять поместий, не больше. И выберу их для вас я сам. Это мои условия. Хотите соглашайтесь, хотите — нет!
        — Я должен подумать,  — заныл ломбардец.  — Я не могу так просто рисковать деньгами. Мне следует об этом поразмыслить. Господин Кер, я еще раз повторяю, что мне нужно об этом очень серьезно поразмыслить.
        — Я вам даю неделю,  — заявил казначей.  — Возвращайтесь домой и все подробно рассмотрите. Я жду вас через неделю. Война не может ждать ростовщиков.
        — Войны не могут начинаться без ростовщиков,  — гордо заявил старик.
        — Банкир, тут вы ошибаетесь. Эту войну мы можем вести без ростовщиков. Но только не без Жака Кера!
        Старик поплелся из комнаты, что-то бормоча про себя.
        Жак Кер вернулся к бумагам, лежавшим на столе. Он быстро просмотрел их и написал «да» или «нет» на полях каждого листка, а в конце нарисовал сердце.
        В комнату вернулся Никола:
        — Здесь Робер де Пуатеван. Конечно, он врач короля, но почему он себя так нагло ведет?
        Лицо Кера помрачнело.
        — Боюсь, что он нам принес плохие новости. Пригласи его, Никола.
        Со стороны ширмы послышался шорох и царапанье. Кер нахмурился.
        — Что там такое?
        — Это кошка. Она сидит у девушки в корзинке.
        — Она все еще здесь? Мне показалось, что я тебе приказал дать ей денег и отослать прочь. Я много раз пытался расстаться с тобой, бестолочь, и, наверное, мне так и придется сделать.
        Никола оставался спокойным.
        — Вам не следует злиться на меня, господин мой. Я вам нужен, и вы об этом прекрасно знаете.
        Кер беспомощно потряс руками.
        — Клянусь святыми, с тобой невозможно спорить. Попроси сюда врача.

2

        Робер де Пуатеван был небольшого роста, он отличался смелостью и ничего не боялся, даже того, что может подхватить болезнь от хворых, с которыми имел дело каждый день. Пуатеван никогда не пользовался предохранительными средствами, к которым прибегали его коллеги: он не надевал халат, пропитанный специальными химикатами, не засовывал в уши и ноздри руту и не клал чеснок под язык. Он носил обычное платье серого цвета. Единственное, что указывало на его профессию — это кадуцей, вышитый на его воротнике.
        Де Пуатеван быстро вошел в комнату и сел в кресло, даже не поприветствовав Кера.
        — Жак Кер,  — сказал он, вытягивая в его сторону указательный палец,  — Агнес Сорель собирается подарить королю еще одного младенца.
        Кер был в шоке.
        — Но, дорогой Робер, она так плохо себя чувствует! Неужели госпожа Агнес надеется выдержать роды, ведь она больна?
        Врач мрачно ответил:
        — Вы можете быть уверены, что мне не по душе эти новости.
        — Вы уже сказали об этом королю? Робер де Пуатеван утвердительно кивнул:
        — Час назад. Сначала его величество с гордостью встретил эту новость. Когда я ему объяснил, что несчастная не выдержит подобное испытание, он на меня разозлился. Но я этого ждал. Наш властелин не любит получать неприятные известия. Он сказал, что не доверяет моему Мнению… Что ж, я приглашу Оливье де Буссэ из университета.. Этого хвастуна и пустозвона и всех остальных подобных ему врачей. Как требует король, мы проведем консультацию. Они будут сидеть несколь-хо часов с важным видом, говорить по-латыни. Но мне заранее ясно, что они ничего не знают. Потом они заявят его величеству, что Робер де Пуатеван поспешил с выводами, а они выражают противоположное мнение. Эти всезнайки скажут, что леди Агнес, безусловно, очень больна, но, с другой стороны, она еще молода. Нельзя заранее сказать, что пожелает сделать Господь Бог, никто из смертных не может знать, что у него на уме. Иногда, господин Кер, я стыжусь своего призвания! Мы делаем вид, что нам многое известно, но на самом деле мы знаем так мало! Возьмите, например, яды…
        — Мой дорогой Робер, остановитесь.. Если вы начнете рассуждать на эту тему, вы станете говорить часами. Честно сказать, у меня нет для этого времени сегодня. Очень много работы. Вы мне сообщили ужасные новости, и я боюсь, что не смогу дальше работать с полной отдачей.
        Некоторое время оба мрачно смотрели друг на друга.
        — Скажите мне правду, господин Робер. У нее есть хотя бы какая-то надежда?
        Врач грустно покачал головой:
        — Жак Кер, Агнес Сорель умрет!
        Никола мрачно наблюдал за хозяином. Было странно, что Жак Кер оставался без дела в течение долгого времени. Его очень расстроили последние новости. Когда Кер бывал таким, не стоило мешать ему. Никола с неохотой подошел к хозяину.
        — Господин, он здесь.
        Кер с трудом пришел в себя.  — Кто?
        — Мог бы я тревожить вас, если бы вас не вызывал к себе король? Или не возвратился наконец господин д'Арлей?
        — Прибыл Робин?  — В голосе Кера послышалось облегчение.  — Я рад это слышать. Никола, скорей проводи его сюда! Поскорее!

3

        Кер вышел навстречу Д’Арлею, протянул вперед руки. Он обнял гостя и похлопал его по плечу.
        — Робин, я рад вас видеть! Вы сильно загорели, как будто только что возвратились из путешествия на Восток.
        — Мне нужно вам много рассказать,  — заявил д'Арлей, усаживаясь в предложенное Кером кресло.
        Они разговаривали целый час. Обсуждали путешествие, предпринятое д'Арлеем, его встречи с факторами Кера. Королевский казначей знал их настолько хорошо, что мог с ходу назвать прибыли, которые они получили за несколько лет. Д'Арлей рассказал Керу о новостях с Запада, которые привезли последние суда, прибывшие в Монпелье. Они обсудили подарки, привезенные д'Арлеем, в частности и для Изабо (тут Кер поморщился), поговорили о положении страны в целом.
        Они не успели закончить разговор, как с улицы послышался громкий звук трубы. Кер быстро поднялся на ноги.
        — Прибыл конвой с юга,  — сказал он.  — Робин, вы должны это видеть. Процессия проследовала через весь город, чтобы люди могли полюбоваться на те вещи, которые мы предлагаем для продажи.
        Кер пригласил Д'Арлея пойти с ним, надел странный головной убор, очень напоминавший тюрбан, и повел гостя к открытой галерее, выходившей во внутренний двор (на высоте пятнадцати футов).
        Это был узкий и живописный проход с чудесными каменными резными колоннами. Кер и д’Арлей встали у одной из колонн. Казначей очень волновался и от нетерпения склонился над каменным ограждением.
        Снова послышался звук трубы — громкий и пронзительный. Герольды въехали во двор — по трое в ряд. Они ехали верхом на чудесных черных жеребцах, одетые в алые ливреи со знаком Кера — сердца и раковины, вышитых золотыми нитками; четкими буквами был написан девиз: «Для храброго сердца нет ничего невозможного!» За герольдами следовали люди в восточных костюмах. Они вели верблюдов за уздечки, пропущенные через ноздри. Верблюды служили только для демонстрации — на них не было груза, лишь девушки в белом сидели на высоких, красной кожи седлах. Верблюды шли покачиваясь, поднимали вверх морды и противно орали. Лица девушек были прикрыты, но глаза сверкали, они понимали, какая роль им отведена в этом красивом представлении.
        — Восток, пленительный Восток!  — воскликнул Кер, поворачиваясь к д'Арлею и улыбаясь ему.  — Там живут тайна и волшебство. Вы никогда не знаете, чего ждать в следующий момент. То же самое относится к грузам, которые идут из этой диковинной стороны. Они не перестают меня поражать. Кто знает, возможно, когда-нибудь в одном из узлов мы найдем тиару, венчавшую главу королевы Шебы, или лампу, из которой может появиться ужасный джинн.
        Далее следовали жонглеры. Они метали в воздух полированные кинжалы. За ними шли музыканты, игравшие странную восточную мелодию на струнных инструментах.
        — Как мне все это напоминает Восток!  — вздохнул Кер.  — Эта музыка проникает в душу! Я помню свой первый визит в Дамаск. Арабы плохо относились к французам. Каждую ночь нас запирали в тюрьме, к нам относились как к паршивым собакам. Но мне удалось изменить их отношение. Они поняли, что могут доверять Жаку Керу и что с ним можно торговать. Он не похож на хитрых купцов из Венеции и Генуи. Сегодня, как вам известно, мои суда свободно плавают в восточных водах, мои капитаны могут вести выгодную торговлю.
        Длинная процессия, состоявшая из музыкантов и жонглеров, наконец расположилась в конце двора. Музыканты продолжали играть, когда начали прибывать вьючные мулы с узлами, покрытыми красной, зеленой и белой парусиной.
        — Мне хочется побыстрее распаковать все узлы,  — заявил Кер, переминаясь с ноги на ногу, как будто он не мог спокойно стоять на месте. Вдруг он остановился, глядя вниз, протянул руку и коснулся плеча д'Арлея.  — Робин, вы видите эту девушку?
        — Я вижу множество девушек. Какую из них вы имеете в виду?
        — Которая стоит у лестницы. Видите, на ней надет длинный серый плащ с капюшоном. Робин, это поразительно! Просто поразительно!
        Д’Арлей взглянул в ту сторону, куда ему указывал Кер. Во дворе собралась огромная толпа, состоявшая в основном из покупателей. Д'Арлей не увидел никого, кто мог бы вызвать такое волнение Кера.
        — Она похожа… — начал говорить Кер и стукнул кулаком по каменному ограждению.  — Но где она? Робин, пойдемте со мной! Она не должна исчезнуть. Ее обязательно надо найти!
        Д’Арлей последовал за казначеем, не понимая, что случилось. Кер был настолько взволнован, что пустился бежать, лишь только они свернули с галереи. Он быстро пробежал по залу, показав знаком, чтобы д'Арлей не отставал. Они взбежали по узкой лестнице, приблизились к двери, над которой горел факел.
        — Надеюсь, мы не опоздали,  — бормотал Кер, открывая засов двери.
        Они оказались в темном коридоре, настолько узком, что их плечи с двух сторон касались стен. Потолок нависал над головой, поэтому двигаться пришлось согнувшись. В стенах имелись отверстия, через которые просачивался свет.
        Кер взглянул вперед и крикнул:
        — Антуан!
        — Да?  — ответил голос из темноты.
        — Звони в Кокиль! Быстрее! Кокиль!
        Они услышали спешные шаги, и через секунду начал громко звонить колокол. Звук был громким и настойчивым, и д'Арлей подумал, что он наверняка слышен во всех частях двора и дома.
        — Теперь закроются все двери и везде будет стоять стража,  — объяснил довольный Кер.  — Никто не сможет отсюда уйти. Робин, мы, кажется, успели.
        — В чем все-таки дело?  — нетерпеливо спросил д’Арлей.  — Почему вы не желаете, чтобы девушка ушла отсюда?
        — Таким образом,  — объяснил Кер,  — я пытаюсь предотвратить кражу товаров, выставленных на продажу. Коридор окружает все здание и находится сверху тех секций, где показываются самые ценные вещи. Пока лавка открыта, там дежурят четыре человека. Они смотрят, что происходит внизу, через прорези в стенах. Им отсюда все видно. Если покупатель желает что-либо получить бесплатно, эти люди начинают звонить в колокол. Двери закрываются и не откроются до тех пор, пока не найдут воришку, а потом его ждет наказание.
        — Вы интересно все придумали. Кер направился к двери.
        — Каждый из охранников может использовать одну из двух веревок,  — гордо продолжал казначей,  — вторая же служит сигналом пожара. Такие веревки есть в разных частях здания и привязаны к одному колоколу. Колокол, дающий сигнал о ворах, называется Кокиль, а второй — Пожар. У колоколов разный звук, их невозможно спутать. Я сам разработал этот план.
        — Значит, эта девица — воровка? Кер захохотал.
        — Нет, Робин, она не воровка. Неужели вы считаете, что меня волнует пропажа какого-то пустяка, что я стал бы поднимать из-за этого такой шум? Так случилось, что Кокиль может мне помочь в важном деле.
        — Ради Бога, объясните мне все!
        — Я пока погожу с объяснениями,  — сказал Кер, возвращаясь в свои апартаменты.  — Мы должны посмотреть на девушку поближе. Может, я ошибаюсь. Мне нужно знать ваше мнение.

4

        Никола привел Валери к Керу и д'Арлею. Девушка была испугана, потому что не понимала причину ее задержания. Она опустила глаза и крепко сжимала ручку плетеной корзины. Слуга предложил ей выйти вперед, она испугалась еще сильнее. Валери схватила Никола за рукав.
        — Господин, что я сделала плохого?  — шепнула девушка.
        — Мадемуазель, не волнуйтесь. Мой господин не причинит вам вреда.
        Никола пришлось взять ее за локоть и помочь двинуться с места.
        — Господин, это та девушка?  — спросил Никола.
        Кер взглянул на опущенное лицо Валери и радостно кивнул:
        — Да, Никола, ты не ошибся.
        Кер поднялся из-за стола, встал перед девушкой и внимательно посмотрел ей в лицо.
        — Потрясающе!  — Он схватил руки девушки и ласково похлопал по ним.  — Я не ошибся! Это просто удивительно. Сходство почти полное. Кто вы такая, дитя мое?
        Д'Арлей был настолько поражен, когда девушка появилась в комнате, что провел рукой по глазам, чтобы лучше видеть. Валери ничего ему не говорила о том, что собирается в Париж. Он вообще ничего не знал о ее планах. Он оставил некоторую сумму денег шотландцу в надежде, что этого ей хватит, чтобы начать новую жизнь. Д’Арлей не думал, что снова увидит Валери.
        Девушка стояла перед Кером и д'Арлеем в ветхой, помятой одежде. Она выглядела испуганной и удивленной. Ее присутствие действовало на д'Арлея так же, как тогда при свете костра в лесу. Ему опять захотелось заключить Валери в объятия. Д'Арлей понимал, что может серьезно увлечься ею. Да, лишь один шажок — и он пропал. «Неужели судьба привела ее сюда? И мне пришлось с ней снова встретиться»,  — подумал он.
        Они во второй раз встретились совершенно случайно. Если бы Кер не углядел ее в толпе, огромный город поглотил бы ее.
        — Эту девушку зовут Валери Марэ,  — сказал д’Арлей. Валери подняла голову, и радостная улыбка осветила ее лицо.
        — Господин, я не знаю, почему меня сюда привели. Я не сделала ничего дурного. Может, вы им скажете, что я — честная девушка, и они позволят мне уйти?
        Жак Кер был поражен происходящим, он переводил взгляд с девушки на д’Арлея и обратно.
        — Вы ее знаете?
        — Да. Мы случайно встретились на дороге в пустынном месте. Я не знаю, для чего вы ее сюда приказали привести, но уверен, что Валери не сделала ничего плохого.
        Лицо Кера стало серьезным, и он высказал вслух те мысли, которые минутой ранее промелькнули в уме д’Арлея:
        — Это рука судьбы. Почему она появилась здесь именно сегодня? Я не знаю, почему Никола не повиновался моему приказу, но опять вижу в этом интересное совпадение. Я клянусь, что ее сюда привела рука Провидения.
        Д’Арлей улыбнулся Валери, как бы желая сказать: «Я ничего не понимаю, но вам не стоит волноваться».
        — Дитя мое, что у тебя в корзинке?  — спросил Кер.
        — Кот, господин.
        — Это еще одно доказательство!  — воскликнул Кер.  — Клянусь святым Мартином из Тура, мне все подсказывало, что я должен обратить на эту девушку внимание! Даже громкое мяуканье кота! Почему я не обратил на нее внимание раньше? Я так и не заметил ее… К счастью, судьба решила настоять на своем.
        — Может, вы теперь объясните нам свои слова?  — поинтересовался д’Арлей.
        — Взгляните на нее!  — воскликнул Кер.  — Вы должны видеть то, что вижу я.
        — С первого момента я понял, что мадемуазель Марэ кого-то мне напоминает, но никак не мог вспомнить — кого именно.
        — Подумайте, Робин!  — Кер встал перед д'Арлеем и пристально взглянул ему в глаза, как бы пытаясь таким образом направить его мысли в нужное русло: — Вспоминайте о том, что было много лет назад. Когда мы с вами в первый раз встретились. Вы не можете этого забыть.
        Казалось, в голове у д'Арлея зажегся яркий огонь. Он откинул голову назад и громко захохотал.
        — Конечно! Теперь я все понял! Почему мне это сразу не пришло в голову?  — Он вдруг посерьезнел.  — Трудно в это поверить, но сходство поразительное!

        Глава 5

1

        Д’Арлей стал вспоминать самый грустный день в его жизни. Ему было семнадцать лет, а Изабо выходила замуж за его брата.
        Он шагал за ними, одетый в белый наряд. Даже его башмаки были белыми, и их загнутые носы напоминали белые лилии, покачивающиеся на воде. У него щемило сердце, он постоянно повторял про себя: «Это страшный ночной кошмар. Это не может быть правдой! Она должна выйти замуж за меня, а не за Рено. Сейчас что-то случится и церемония будет отложена. Я не могу думать о том, что она выйдет замуж не за меня!»
        Он надеялся, что привидение из прошлого выступит из темноты и прекратит обряд. Ему удалось убедить себя, что мудрый и всемогущий Бог пошлет молнию, чтобы предотвратить ложные клятвы.
        Но ничего не случилось, и он с ужасом слышал торжественную речь епископа и пение хора.
        «Я должен что-то сделать, чтобы прекратить службу»,  — думал юноша.
        Он не заметил, когда поднялся на ноги. Вокруг раздавались какие-то звуки, люди глазели на него. У них были неприятные, удивленные лица. Они подталкивали друг друга локтями и перешептывались. Д’Арлей открыл рот, чтобы сказать, что необходимо прекратить церемонию, но не смог издать ни звука. Горло пересохло. Он провел рукой по лбу, она стала мокрой от пота.
        Д’Арлей побежал к выходу, понимая, что представляет собой жалкое зрелище. Ему было ужасно ощущать на себе эти недружелюбные и насмешливые взгляды. Он перешел на шаг. «Я — глупец!  — сказал он себе.  — Какой же я глупец! Все надо мной смеются. Они расскажут обо всем Изабо, и она тоже станет смеяться надо мной!»
        Позже он очутился у входа в собор. Церемония закончилась. Солнце сияло на ярком бирюзовом небе. Гости выходили из собора, оживленно переговариваясь. Он понимал, что так не должно быть. Как они могут смеяться и болтать, как будто ничего не случилось? Как может сиять солнце, когда совершилась ужасная ошибка?
        Чья-то рука коснулась его плеча, он увидел дружеское лицо. Он немного пришел в себя и понял, что перед ним стоит необычный человек. Глаза незнакомца выражали понимание, его манеры были свободны от условностей придворных. Одежда его тоже была необычной, он выделялся среди людей, строго следовавших моде того времени.
        — Вы, наверное, младший брат жениха?  — с любопытством спросил незнакомец.  — Я ничего не имею против сплетника Рено. Он постоянно меня потешает, но вы весьма отличаетесь друг от друга.
        — Я — Робин де Бюрей,  — произнес удивленный юноша.
        — Мне сказали, что вы увлекаетесь науками и чтением книг,  — продолжал незнакомец.  — Мне это кажется весьма примечательным, потому что умы людей, желающих прославиться на рыцарском поприще, не очень заняты учением.  — Он пристально посмотрел на юношу.  — Молодой человек, вы очень бледны. Вы себя плохо чувствуете?
        — Нет, со мной все в порядке.
        — Меня зовут Жак Кер. Вы, наверное, слышали обо мне. О потрясающем казначее короля, меховщике из Бурже, слышали все. Он стал очень богатым и обрел сильную власть. Несмотря на смятение чувств, юный д’Арлей с интересом взглянул на Жака Кера. Он сразу понравился юноше, в нем чувствовалось настоящее тепло и дружелюбие.
        — Мне хочется кое-что сказать вам, Робин де Бюрей. Может, вам это не понравится, но у меня есть знакомые в Анжу. Мне рассказали о вас, вашем брате и… молодой леди, которая только что связала себя с ним брачными узами и получила то, чего она так страстно желала,  — старинный титул. Послушайте, не стоит меня испепелять взглядом, как будто я совершил святотатство и смертельно ранил вас. Я ни в чем не виновен, я только выразил словами то, что вы сами чувствуете, молодой человек. Я хочу вам помочь, и вы меня должны простить за мое полное откровение.
        Он обнял д'Арлея за плечи. Они стали спускаться по лестнице.
        — Сейчас вам кажется, что произошла страшная трагедия, жизнь стала ужасной, а будущее такое же черное, как перья на шляпе храброго Ублюдка Орлеанского. Время — великий лекарь, мой мальчик. Оно вылечит почти все, но только не сразу, а постепенно. В моей жизни произошла подобная вашей трагедия, а сейчас я о ней вспоминаю со сладостным чувством. Я рад, что все в прошлом.
        Д’Арлей не знал, что ему ответить, и решил промолчать. Кер продолжал:
        — Мне всегда хочется вмешаться и помочь людям. Мы с вами незнакомы, но все равно мне хочется предложить вам рецепт излечения. Вам следует уехать. Вам нужно время, чтобы привыкнуть к тому, что случилось.
        Д'Арлей обнаружил, что эта мысль кажется ему здравой. Это будет наилучшим выходом! Он должен уехать как можно дальше, чтобы не видеть Изабо и Рено и их общих друзей. Он был уверен, что больше не сможет прикидываться равнодушным. Ему следует прислушаться к совету Кера — отправиться подальше отсюда и, если возникнет необходимость, остаться вдали от дома навсегда.
        — Господин Кер, я думаю, что вы правы,  — сказал юноша.
        — Я, конечно, иногда лезу не в свое дело, но это из лучших побуждений. Я являюсь владельцем нескольких судов. Возможно, вам известно, что я веду торговлю с Востоком. Завтра мой друг Жан де Виллаж отправляется на юг, и он поведет мое самое лучшее судно из Монпелье в Александрию. Вы не хотели бы отправиться вместе с ним? Как только вы там окажетесь, услышите шепот столетий. Вы сможете побывать в Святой земле и даже добраться до Дамаска.
        Д'Арлей не стал раздумывать. Ему всегда хотелось путешествовать. Восток манил его словно магнитом. Он не должен отказываться от шанса, который так щедро дарит ему судьба. Если он больше никогда не увидит Изабо, что ж, это только к лучшему.
        — Вы настолько добры, что у меня нет слов благодарности. Господин Кер, я с признательностью принимаю ваше предложение.
        — Я так и думал. Я был в этом настолько уверен, что не побоялся сразу обратиться к вам. Даю вам слово, что у вас очень скоро изменится настроение. Свежие морские ветры сметут паутину грусти и переживаний, мой мальчик. Приходите сегодня ко мне. Я вас познакомлю с Жаном де Виллажем. Вы с ним подружитесь, и это произойдет гораздо быстрее, чем я продам штуку материи пухлой домашней хозяйке.
        Они вышли на улицу. Д’Арлей взглянул на нового друга и решил выговориться:
        — Я ненавижу брата! Что касается его жены, я больше никогда не желаю ее видеть!
        Кер остановился подле экипажа, запряженного четырьмя белыми лошадьми. Там сидела дама, она выглянула и улыбнулась Керу. Дама была столь прекрасна, что д’Арлей смотрел на нее как на сказочное создание. Он впервые оказался в Туре, у него почти не было знакомых среди придворных. Д’Арлей начал гадать, кто же эта великолепная красавица. Ему рассказал о ней Кер.
        — Леди Агнес,  — сказал он, приближаясь к карете и низко кланяясь,  — я счастлив видеть, что вы полностью выздоровели. Могу я вам представить моего нового друга? Это Робин де Бюрей, сир д’Арлей. Мой мальчик, это — Агнес Сорель. Она — я уверен, что ты со мной согласишься,  — является самой прекрасной женщиной в мире.
        Значит, это была Агнес Сорель, любовница короля! Д 'Арлею приходилось слышать истории об этой даме. Слухи эти циркулировали по всей Франции и достигли даже отдаленного Анжу, где он жил всю свою жизнь. Д’Арлей слышал рассказы о ее чудесном сердце и потрясающей красоте. Обычно о королевских любовницах рассказывали с неприязнью и злостью, но к Агнес Сорель люди хорошо относились. Некоторые даже утверждали, что она на самом деле не была любовницей Карла Французского, что у них были чисто платонические отношения. Те, кто в это верил и кто в это не верил, придерживались одного и того же мнения: эта женщина благотворно влияет на короля.
        Юноша поклонился и смутился от того, что Агнес Сорель его разглядывала. Люди действительно говорили о ней правду. Ее чистая красота благотворно действовала на людей. Д'Арлей прежде всего обратил внимание на ее глаза чудесного голубого цвета. Он взглянул на губы. Они были яркого красного цвета, так бывает у страстных людей. Он присмотрелся внимательнее и увидел, что ее рот нежный и чувственный.
        — Я слышала о сире д'Арлее,  — сказала Агнес Сорель. У нее был приятный, довольно низкий голос.
        — Он решил отправиться на Восток на одном из моих судов,  — объявил Кер, одобряюще похлопав д'Арлея по спине.  — Мы с моим юным другом быстро приходим к решению. Он решил завтра же отправиться в путь вместе с Жаном де Виллажем из Монпелье.
        Агнес Сорель улыбнулась и дружелюбно кивнула:
        — Чудесная идея. Я уверена, сир д’Арлей, что вам понравится путешествие. Вам будет хорошо на корабле.
        Она с такой симпатией взглянула на юношу, что он понял: ей все известно.
        — При нынешних обстоятельствах это для вас самое лучшее,  — успокаивающе сказала Агнес.
        — Он вернется обратно богатым,  — заявил Кер.  — У него будут драгоценные камни, великолепные ткани, пряности и благовония. Кто знает, может, он привезет сюда прекрасную восточную принцессу?
        Д’Арлей больше никогда не видел Агнес Сорель, поэтому не было ничего удивительного в том, что он не мог вспомнить, кого напоминает ему Валери.

2

        — Теперь вам все понятно,  — сказал Кер.
        — Да, вы абсолютно правы.
        У Жака Кера сверкали глаза. Он взял девушку за руку и ласково ее погладил.
        — Дитя мое, вы нас должны простить. Мы говорим загадками. Вам следует потерпеть… ну хотя бы до завтра.
        — Да, милорд.
        Было ясно, что девушка ничего не понимала.
        — С вами может случиться одно из двух,  — заявил Кер.  — Я могу вам сказать, что если одна из моих фантазий не осуществится, мы дадим вам небольшой подарок, чтобы как-то компенсировать ваши труды. Но если все случится по-иному, тогда у нас с вами состоится другой разговор. А тем временем…
        Кер задумался о том, что нужно сделать для девушки прямо сейчас. Он покачал головой.
        — Мой агент живет с семьей на верхнем этаже этого здания. Там для вас найдется комната, постель и обильная пища. Позже, я надеюсь, мы сможем подыскать для вас что-то постоянное.  — Он позвал слугу: — Никола, я доверяю тебе госпожу Марэ.
        Валери ничего не понимала и удивленно взглянула на д’Арлея.
        — Я тоже пока ничего не понимаю, но, мадемуазель, вам не стоит ничего бояться.
        — Прошу вас, мадемуазель!  — важно сказал Никола. Когда Кер и д'Арлей остались одни, Кер разволновался.
        — Какое поразительное совпадение!  — начал он.  — Все считают леди Агнес королевой красоты. Конечно, красивее ее пока нет женщины. Но появляется незнакомая девушка, видимо, из крестьян, если можно судить по ее одежде…
        — Ее отец был бродячим актером по имени Джамиан Марэ. Кер согласно кивнул.
        — Тогда мне ясен тембр ее голоса. Меня поразило, как она прилично изъясняется. Так вот, перед нами дочь дешевого актера, но она настолько напоминает леди Агнес, что могла бы быть ее сестрой… или дочерью. В это трудно поверить, но мы сами все видели собственными глазами.
        — Я видел леди Агнес только раз и поэтому не могу быть объективным судьей, но мне тоже сходство кажется поразительным.
        Кер уселся в кресло и стал перечислять их схожие черты:
        — У них одинаковый цвет волос, нежнейшая кожа, голубые глаза. Девушке свойственны манеры, нехарактерные для людей ее круга. Посмотрите, как медленно она поднимает веки, точно так делает Агнес Сорель. Они одинаково жестикулируют…
        Кер пристально посмотрел на д'Арлея.
        — Ну что, мой друг Робин, что вы мне можете рассказать о девушке? При каких обстоятельствах вы познакомились с этим удивительным созданием?
        Д'Арлей не сразу заговорил. Ему пока не было ясно, почему Кер так заинтересован во всей этой истории, и он начал опасаться за Валери. Его поразила глубина собственных чувств, когда он увидел девушку в комнате. Сердце сжалось, и он понял, что ждал этой встречи. Д'Арлей очень жалел, что так быстро ее покинул.
        Д’Арлей стал неохотно рассказывать Керу о первой встрече с Валери. Он хотел ограничиться несколькими словами, но Кер все время его прерывал и требовал подробностей. Он задавал массу вопросов и успокоился только тогда, когда ему стали известны малейшие детали.
        — Вы считаете, что эти люди были ее настоящими родителями?  — спросил он, когда д’Арлей закончил свой рассказ.
        Д’Арлей заколебался.
        — Нет,  — наконец произнес он. Д’Арлей размышлял о том, стоит ли Керу знать всю правду о Валери. Он тянул время, не зная, как поступить. И все-таки решился. Да, Кер должен знать все до конца.
        Кер внимательно слушал, лицо его светлело, а в конце рассказа он удовлетворенно кивнул:
        — Все правильно! В ней течет благородная кровь! Конечно же, она не может быть дочерью бродячих актеров. У нее внешность аристократки.
        Несколько секунд он молчал, а потом сказал:
        — Это настоящее везение!
        — Везение? Почему вы так считаете? Жак, мне непонятно, почему вас так заинтересовала эта девушка!
        Кер опять помрачнел.
        — Мне нужно кое-что вам сказать. Час назад меня навещал королевский лекарь. Он сказал, что леди Агнес осталось жить совсем немного.
        — Меня это очень огорчает.
        Кер помолчал, а потом продолжил тихим голосом:
        — Это может стать огромной трагедией, хотя я вообще-то оптимист. Мне всегда кажется, что все образуется. Но в данном случае я боюсь, что может случиться самое плохое. Д 'Арлей, с Францией может случиться самое плохое.
        — Я вас не понимаю.
        — У нас очень странный король, и мне не следует вам объяснять почему… Нам известно, что у него есть хорошие качества, и должен признаться, что я хорошо к нему отношусь. Но… — Кер покачал головой,  — но он выбирает себе удивительно плохих советников. Так было всегда. Госпожа Агнес, к счастью, всегда могла прошептать правильные слова ему на ушко — и нам в этом везло. У меня нет иллюзий по поводу собственной персоны,  — продолжил Кер.  — Пока что король мне полностью доверяет. На самом же деле мое положение висит на тонкой ниточке. Правда, это золотая нить. Если она оборвется… — Он помолчал.  — У меня слишком много врагов. Придворные постоянно шушукаются и бегают к королю с любой сплетней или с выдуманными сведениями. Настроение короля всегда переменчиво. Он ничего не сделал, чтобы спасти Орлеанскую Деву. Неужели он сделает что-то для меня?
        Кер помолчал немного, затем заговорил гораздо быстрее:
        — Король, конечно, станет оплакивать леди Агнес, но вскоре заведет себе другую любовницу. Хитрая кузина леди Агнес уже сейчас пытается занять ее место. Если это случится… Робин, вам не кажется, что у меня должна быть своя кандидатура на место, которое может освободить Агнес Сорель?
        Д'Арлей был настолько поражен, что никак не мог найти нужных слов.
        — Вам никогда не приходило в голову, что мужчины, обычно предпочитают один тип женщин?  — не унимался Кер.  — Очень часто вторая жена напоминает первую… Король был пламенно влюблен в Агнес Сорель. Она очень ему подходила.  — Кер опять помолчал.  — Для него подходящей кандидатурой будет женщина, похожая на госпожу Агнес. Дорогой Робин, теперь вам понятно, почему я так сильно заинтересовался этой девушкой?
        Д’Арлей вскочил на ноги.
        — Это нечто неслыханное! Просто абсурд! Вы не можете серьезно говорить об этом!
        — Я абсолютно серьезен. Конечно, до того, как я стану что-то предпринимать, мне следует убедиться, что у этой девушки, кроме сходства, имеется подходящий характер и смелость.
        Если раньше д’Арлей сомневался в своих чувствах к Валери, то теперь был абсолютно уверен.
        — Я не могу поверить, что вы серьезно все обдумали,  — возмутился молодой человек.  — Эта мысль пришла вам в голову под влиянием мгновения. Если вы станете рассуждать дальше, то сами откажетесь от этой идеи.
        Кер был поражен тем, насколько бурно отреагировал д 'Арлей на его предложение.
        — Вас она очень интересует, д'Арлей? Молодой человек ответил не сразу.
        — Мне она нравится. Возможно, на это повлияли обстоятельства нашей встречи, но мне не хочется, чтобы ей причинили зло.
        Кер развел руками.
        — Но почему вам не по нраву моя идея?
        — Наверное, если все случится так, как вы говорите… Но ведь есть и другие пути… Неужели хорошее отношение короля стоит того, чтобы за него платили такую цену?
        Кер положил ему руку на плечо.
        — Меня не волнует его личное отношение ко мне. Робин, вы — честный патриот. Я смею думать о себе то же самое.
        — Конечно, вы не раз убеждали всех в своем патриотизме. Я знаю, что вы — очень честный человек.
        Лицо Кера помрачнело.
        — Очень грустно, что иногда в качестве министра ты вынужден делать вещи, которые никогда бы не сделал, будь ты обычным человеком. Порой должен предпринять то, что может повредить людям, но принесет пользу государству. Робин, мне приходилось делать множество неприятных вещей, но выхода у меня не было. Мне не следует вам объяснять, что пока с земли Франции не будут выброшены английские оккупанты, она не узнает ни процветания, ни восстановления. Тут уж не до личного счастья каждого из нас. Королю постоянно приходится напоминать об этом! Необходимо не только закончить войну, но и обеспечить нашей обескровленной и больной стране сильное руководство. Неужели мы позволим, чтобы личные чувства помешали нам, когда отечеству требуется наша помощь?
        — Должен вам сказать…
        — Послушайте! Когда умрет Агнес Сорель, король попадет под влияние Антуанетты де Менелэ, если только прежде нам не удастся направить его интерес в другую сторону. Пока что Антуанетта стоит наготове, а у нее жестокие, эгоистичные и жадные интересы. Она станет поддерживать другую партию, и ее влияние на короля станут использовать, чтобы добиться большей власти и богатства только для себя лично. Это не должно случиться!
        Д’Арлей ничего не ответил. Он размышлял о том, что девушке, в которую он влюблен, может грозить опасность. Кер задал ему задачу.
        — Вы считаете, что я обдумываю нечестный ход?
        — Жак, я просто вообще не могу об этом думать.
        — Как вы считаете, Агнес Сорель принесла пользу или вред Франции?
        Д’Арлей неохотно покачал головой:
        — Должен сказать, что испытываю к ней глубочайшее уважение.
        — Тогда нельзя не признать, что вы непостоянны. Я готов сражаться за благо моей родины любыми средствами, а не стоять в сторонке и наблюдать, как страдает мой народ. Что касается государственных дел — тут цель оправдывает средства. Я твердо верю, что судьба сама подарила нам эту встречу. Иначе зачем этот идеальный инструмент достижения цели появился в моих руках именно в такой момент? Это, повторяю, судьба.
        — Но сама девушка…
        — У нее может не оказаться воли или способностей, чтобы сыграть эту трудную роль. Мы должны в этом разобраться. И, кроме того, она вообще может отказаться участвовать в такой затее.
        — Людей ее круга нельзя винить в том, что они хватаются за любую соломинку,  — заявил д'Арлей.
        Кер пристально взглянул на него.
        — В вас, молодой человек, говорит сейчас аристократ. Но скажите мне, пожалуйста, могла бы Франция объединиться под властью Карла, если бы не было Жанны д'Арк?
        Д’Арлей недоуменно нахмурился:
        — Конечно. Именно Дюнуа командовал армией и спас Орлеан.
        — Именно так считают в придворных кругах и среди дворянства?
        — Конечно. Вам это тоже известно.
        — А вот народ Франции считает по-иному. Он боготворит Орлеанскую Деву и произносит ее имя с трепетом. Она является спасительницей страны, героиней, святой и единственной исторической личностью без единого недостатка. Когда-нибудь так будет считать вся Франция. Это относится и к дворянству, хотя сейчас в это трудно поверить. Когда-нибудь это мнение станет разделять весь мир.
        — Кажется, мы отклонились от темы нашей беседы,  — заметил д'Арлей.
        — Я говорю об этом потому, что девушка может принять наше предложение. Это можно сравнить с поступком Орлеанской Девы, потому что она тоже хочет служить отчизне и не думает о личной выгоде.
        — Я не собирался ни в коей мере ее осуждать. Наоборот, я… мне она приятна. Но мне все равно эта идея кажется бесплодной. Как вы собираетесь подготовить ее к этой роли? И даже если вам это удастся, сможет ли она понравиться королю?
        — Король настолько увлечен оригиналом, что, я уверен, он будет счастлив иметь копию. Вы не должны забывать о том, что в девушке течет благородная кровь и, возможно, это кровь самой Сорель. Пока мы будем ее готовить, я смогу раздобыть свидетельство ее благородного происхождения. Небольшие усилия — и у нее будет вполне приличная родословная.
        — Неужели вы пойдете и на это? Короли не любят, когда их дурят.
        — Если она понравится королю, он сам постарается снабдить ее подходящими предками. Но зачем обсуждать препятствия, с которыми нам, возможно, не придется столкнуться? Я вам обещаю только одно — если я что-то задумываю, то предварительно все тщательно взвешиваю, поэтому мои недруги не смогут найти в схеме ни единой погрешности.
        Д’Арлей беспомощно потряс руками в воздухе.
        — Что еще я могу сказать? Наверное, превратить Валери в настоящую аристократку по силам только тому, кто сам бывает при дворе? Вы сможете найти подобного человека? И вы не побоитесь разделить с ним такой секрет?
        — Что касается этого, я уже разработал план.
        Д'Арлей больше не стал ничего говорить. Кер коснулся его руки. Казалось, больше всего на свете он желал, чтобы друг его правильно понял.
        — Вы считаете, что мне самому очень нравится эта затея? Дорогой Робин, вы прекрасно знаете Жака Кера, и вам должно быть понятно, что ему тоже не по душе этот план. Но сейчас необходимо найти замену госпоже Агнес… Робин, кажется, что мне в сердце вонзили шпагу. Я все еще надеюсь, что лекарь ошибается. Но пока нам не будет точно известно, мы должны приготовиться к худшему. Нам следует играть по-крупному. Ставка действительно велика — спасение Франции!
        Наступила тишина. Д’Арлей не мог заставить себя произнести ни слова.
        — Я люблю эту девушку, и вы должны отказаться от своего замысла,  — вдруг выпалил д’Арлей.
        Для этого было множество причин.
        Керу и д’Арлею стало немного легче, когда появился Никола и зажег свечи. Он поставил их на стол рядом с хозяином и поинтересовался:
        — Что мне делать с шотландцем?
        Кер заглянул за ширму. Прихожая была пуста.
        — Кажется, у него лопнуло терпение и он ушел.
        — Конечно, ожидание ему надоело, но он не ушел, мой господин. Он не смог найти обратный путь. Я слышал, как он шумел в отделе пряностей. Когда я туда пришел, он уже шумел там, где продается конская сбруя. Наконец я нашел его в отделе котелков, пестиков и ступ. Господин, он требует две вещи — чтобы вы его приняли и ответили, что случилось с девушкой.
        — Я с ним сейчас поговорю,  — пообещал Жак Кер. Когда слуга ушел, д’Арлей быстро прошептал:
        — Мне кажется, что шотландцу не стоит знать о вашем авантюрном плане.
        Кер засмеялся:
        — Я не собираюсь ему ничего об этом говорить. Я хочу договориться с ним, чтобы он командовал пушками. После этого я скажу ему несколько дружеских слов и, возможно, пожертвую небольшой кошелек с золотом.
        Д'Арлей продолжал беспокоиться:
        — Вам известно, что у него была собственная банда Свободных обществ?
        — Меня это не удивляет. Д'Арлей нахмурился:
        — Мне кажется, что шотландец стал опекать Валери, кроме того, я думаю, что вы легко от него не отделаетесь. Конечно, мне не нравится ваш план, но я не желаю лишнего шума. Наверное, будет лучше, если я заберу шотландца с собой. У меня есть место, а у Хелиона имеется баранья нога. Он ее уже начал готовить. Кроме того, он приготовил блюдо с тестом, вином, сахаром и имбирем. Пищи хватит на троих. Я вам это предлагаю потому, что думаю, лучше не спускать глаз с этого парня.
        — Прекрасная идея. Я с ним поговорю, а потом отдам его в ваши руки.
        Кер взглянул на большие настенные часы. Стрелка указывала на три часа дня.
        — Мне давно пора в Лувр. Там меня ждет работа,  — заявил Кер.

        Глава 6

1

        Д'Арлей не воспринимал Париж глазами короля. Он любил этот город. Он любил его настолько сильно, что позабыл о всяческих неприятностях, отягощавших его душу. Он направлялся с шотландцем к дому, расположенному на улице Гренье-сюр-Л'О. Он радостно смотрел на высокие шпили, вырисовывавшиеся на фоне неба.
        — Жаль, что не существует поэта, который мог бы выразить душу Парижа,  — заговорил д'Арлей.
        — Я не поэт, но могу это сделать для вас и выразить свои мысли очень кратко,  — ответил Прежан Кеннеди.  — Дух Парижа состоит из напыщенности и несостоятельности. Не говоря уже о воровстве.
        — Иностранцы не имеют права говорить подобным образом о нашем городе,  — гневно заявил д'Арлей.
        — Я сражался и проливал кровь за Францию, но тем не менее в этом городе грязные уличные мальчишки бегут за мной и дразнят меня. Когда я останавливаюсь в харчевне, мне подают плохую пищу и пытаются обсчитать меня. Женщины смотрят на клетчатый платок у меня на шее и не хотят иметь со мной никаких дел.
        — Париж настолько прекрасный город, что даже вонь на его улицах, которая отвратительна и проникает повсюду, кажется мне благовонием,  — заявил д’Арлей.  — Душа Парижа — это мудрость, сверкание ума, непочтительность, безрассудство, сила духа и протест.
        Но Прежан Кеннеди стоял на своем:
        — Доброта покинула Париж, как вода покидает кувшин, стоящий на солнце.
        Вскоре они подошли к харчевне, находившейся недалеко от базара. Там собрался народ. Все смотрели на пустой балкон харчевни.
        Вокруг слышались громкие голоса.
        — Говорят, он вытащил свой боевой топорик и порубил им ребра дона Гузмана так же ровно, как мясники рубят свиные ребрышки.
        Кто-то возразил:
        — Но он же бургундец. Ему быстро ответили:
        — Мы, французы, также можем гордиться бургундцами. Кеннеди плохо улавливал суть происходящего и решил узнать, из-за чего разгорелся весь этот сыр-бор.
        — Мне кажется,  — сказал д'Арлей,  — что это связано с великим Жаком де Лалэном.
        В этот момент отворилась балконная дверь, появился высокий рыцарь и небрежно помахал рукой толпе.
        — Это он, величайший боец мира,  — сказал д'Арлей.  — Мне как-то приходилось с ним встречаться. Похоже, что ты разговариваешь с боевым топориком, снабженным небольшими мозгами и задетой гордостью. Он проводит все время, путешествуя по разным местам, выискивает новые жертвы, чтобы убить или покалечить.  — Д’Арлей повернулся к шотландцу: — Жак Кер сказал как-то очень правильную вещь, что все странствующие рыцари походят на маленьких жестоких мальчиков, которые никак не могут подрасти.
        Жак де Лалэн был сильным молодым животным. Создавалось впечатление, что он одинаков в длину и ширину. Стоявшие с ним рядом на балконе казались маленькими. Великан был одет во все белое. Рукава его платья казались чересчур пышными, с плеча свисала горностаевая накидка. Нос у него был кривым и загнутым книзу, как у попугая, глазки — тускло-голубые. Прямые темные волосы падали на плечи.
        Де Лалэн гордо и насмешливо посмотрел на толпу, собравшуюся внизу, и крикнул:
        — Эй, отбросы Парижа! Вы пришли, чтобы поглядеть на Жака де Лалэна? Посмотрите на меня внимательно. Вам в будущем может не представиться подобный случай. Вы можете меня не увидеть на спортивной арене, парижские подонки. Я уже посылал вызов на состязание, но ваши храбрые рыцари оказались трусами и не ответили мне. Я — величайший боец во всем христианском мире. Я могу победить любого рыцаря, рожденного женщиной, любым оружием, изготовленным человеком. Взгляните в последний раз на меня, бесполезная наживка для рыбы, потому что я больше не вернусь сюда.
        Д’Арлей тихонько чертыхнулся, когда самый знаменитый боец христианского мира покинул балкон. Толпа начала расходиться. Люди были довольны тем, что он смог оскорбить французское рыцарство. Д’Арлей знаком показал шотландцу, чтобы тот следовал за ним, и стал энергично пробираться сквозь толпу. Вдруг он услышал, как кто-то зовет его. Д’Арлей остановился и оглянулся.
        — Господин д'Арлей! Господин д'Арлей!
        — Кто меня зовет?
        К ним подошел незнакомец, по виду чей-то оруженосец.
        — Мой господин садится ужинать и желает, чтобы вы составили ему компанию,  — сказал он.
        Д'Арлей был поражен.
        — Неужели твой хозяин рассмотрел меня с высоты балкона?
        — Орел,  — воскликнул оруженосец с гордостью,  — может обнаружить свою жертву в воздухе с расстояния в тысячу футов! Почему вы так удивляетесь тому, что Жак де Лалэн узнал господина д'Арлея с расстояния всего лишь двадцати ярдов?
        — Передай благодарность своему хозяину и скажи, что господин д’Арлей, к сожалению, не может принять его предложение. Со мной друг, и мы собираемся поужинать у меня дома.
        — Мой господин сказал, если возникнет необходимость, шотландец тоже может с ним поужинать.
        Прежан Кеннеди ухмыльнулся:
        — Он также с расстояния двадцати ярдов смог разглядеть мой клетчатый платок.
        Д'Арлей и Кеннеди переглянулись. Д'Арлей шепнул своему спутнику на ухо:
        — Наверное, будет интересно взглянуть на голодного бургундского вепря во время кормежки.
        — Да. А потом я смогу хвастаться, что ужинал с самим Жаком де Лалэном.
        Д’Арлей обратился к оруженосцу:
        — Поблагодари своего господина и передай ему, что мы к нему присоединимся, как только умоемся и приведем в порядок одежду. Предупреди его, что по сравнению с ним его гости будут похожи на ощипанных ворон.
        Оруженосец равнодушно произнес:
        — Так обычно и бывает, господин.

2

        Жак де Лалэн встретил их в комнате, где стол уже был накрыт чистой скатертью. Он отпустил своих спутников, в комнате оставался только один слуга. Жак де Лалэн сидел, развалившись в кресле и широко расставив массивные ноги. Он медленно и неохотно поднялся, когда гости появились в комнате.
        — Робин де Бюрей, сир д’Арлей,  — сказал он, сдержанно кланяясь,  — рад вас снова видеть. А это шотландец? Его имя ничего для меня не значит. Очень хорошо, что вы пришли и мне не придется ужинать одному.
        — Действительно, это очень приятно, господин де Лалэн,  — ответил д'Арлей, кланяясь.
        Он пристально посмотрел на гиганта и подумал: «В нем все-таки есть что-то благородное, но это все равно самое жестокое лицо, которое мне приходилось когда-либо видеть».
        Слуга начал подавать угощения, они оказались вполне приличными. Им подали прекрасное филе камбалы в белом соусе, приправленное пряностями. Затем последовала жареная утка, и в качестве главного блюда был предложен молодой жареный козленок с бантиком на хвосте. На десерт подали соус из фиников и изюма, приправленных яичными желтками. Д'Арлей наблюдал за тем, как подавали все эти аппетитные блюда, и думал, что подобный обед могут предложить только в Париже, а не в Бургундии, родине де Лалэна.
        Великан почти все время говорил сам. Поразительно, как его тонкий голосок мог исходить из столь могучего тела. Де Лалэн без конца рассказывал о собственных приключениях и победах. Он побеждал противников одним ударом. Он поделился также планами своих будущих поединков.
        Только раз де Лалэн отвлекся. Он взглянул на д’Арлея и вдруг заметил, что тот совершенно не похож на своего старшего брата,  — де Лалэн видел его при дворе.
        — Граф — такой старый сплетник. Я даже смеялся над некоторыми его шуточками… Обычно меня трудно рассмешить. Его прелестная госпожа Изабо,  — де Лалэн снова взглянул на д’Арлея,  — напоминает мне… испанскую даму, чья розетка была прикреплена к моей пике, когда я сражался с доном Гузманом в Кастилье несколько месяцев назад. Но прежде чем я расскажу вам все детали этого поединка, я должен поделиться впечатлениями о прекрасной графине. Я ее считаю более прекрасной, чем мою маленькую испанскую красотку. Она приближается к возрасту, когда прекрасный цветок начинает засыхать на стебле, но… Должен признаться, господин д’Арлей, что мне нравится вкус спелости.
        — Моя милая невестка,  — небрежно заметил д'Арлей,  — действительно очень красивая женщина.
        — Мне известно, что вы о ней хорошего мнения. Сир д 'Арлей, вы не женаты?
        — Нет.
        — И у меня тоже нет жены.  — Бургундец резко захохотал.  — Но у нас, видимо, для этого были различные причины.
        Д'Арлей почувствовал отвращение к этому человеку и подумал: «В каждом слове этого верзилы чувствуется высокомерие, да и хорошими манерами он не отличается».
        Де Лалэн торжественно поднимал кубок вровень с глазами после каждого глотка, как будто отмечал какое-то важное событие. Де Лалэн старался аккуратно пользоваться ложкой и ножом. Он торжественно, почти театрально разводил руки в стороны, прежде чем начинал произносить свои монологи.
        — Как я уже говорил прежде, во Франции нет рыцарей, которые не побоялись бы встретиться со мной.  — Де Лалэн возвращался к своей излюбленной теме.  — Мне придется отправляться в Шотландию, Англию или, может, даже в Италию, чтобы там найти достойных противников.
        — Рыцари Франции,  — заметил д'Арлей,  — не принимают ваших вызовов по приказу короля.
        Жак де Лалэн фыркнул.
        — Храбрые игрушечные рыцари очень рады тому, что могут спрятаться за королевским указом.
        Д’Арлей понял, что у него уже нет сил терпеть этого наглого хвастуна. Но он постарался ничем себя не выдать.
        — Король пытается предупредить дуэли, потому что в случае возобновления войны ему понадобится каждый храбрый рыцарь.  — Д'Арлей поставил кубок на стол и взглянул на верзилу.  — Может, лучше сражаться вместе с рыцарями Франции, чем против них? Конечно, вы — бургундец, и, возможно, ваш герцог не станет принимать участия в военной кампании. Но англичане — сильные и хитрые противники, и нам, повторяю, понадобится каждый отважный воин. Если Жак де Лалэн станет сражаться под французскими королевскими лилиями, он подаст пример храбрости другим воинам.
        Бургундец осторожно раздавил горошек перца, насыпал его в кубок и приказал слуге налить вина. Он сделал глубокий глоток, затем ответил:
        — Я не собираюсь сражаться во французской армии.
        В комнате наступила тишина. Первым заговорил д’Арлей:
        — Вы меня поражаете.
        — Меня не волнуют ваши чувства! Но если вам интересно знать причину, я могу ее объяснить.
        — Я попытаюсь понять ваши доводы,  — заметил д'Арлей. Странствующий рыцарь поправил горностаевую накидку.
        Огонь в очаге умирал, и в комнате стало прохладно. Де Лалэн сделал знак слуге покинуть комнату.
        — Мне не нравится использование пушек,  — сказал де Лалэн.  — До меня дошли слухи, что вы собираетесь использовать трубки, которые изрыгают огонь. Они называются бомбарды. Очень жаль, что война перестанет быть честной встречей между храбрыми рыцарями, где всемогущий Бог выступает в роли арбитра.  — Он взглянул бледно-голубыми невыразительными глазами на гостя.  — Я не стану сражаться ради страны, которая собирается использовать черную магию.
        — Бомбарды станут нашим ответом на магию английских больших луков,  — спокойно сказал д'Арлей.
        Бургундец не пожелал слушать подобные доводы.
        — Должен вам признаться, что с симпатией отношусь к Франции. Англичане слишком долго задержались на этой стороне Ла-Манша, и давно пора выбросить этих завоевателей из Франции на их ужасный дикий остров. Но я вам клянусь,  — громко, хриплым голосом крикнул де Лалэн,  — я предпочитаю, чтобы вы проиграли все сражения, чем выиграли их другими средствами, кроме сил французского рыцарства!
        Д'Арлей пошевелился в кресле.
        — Мы не сможем выгнать англичан из Нормандии, если станем проигрывать сражения.
        — Господин д’Арлей, вы человек благородного происхождения, и мне не стоит вам объяснять, что именно я имею в виду.
        — Результат сражения — это не самое главное. Гораздо важнее то, как ведется бой. Я твердо верю, как должны верить все рыцари, что Бог дарует победу той стороне, которая сражается храбро и в соответствии с Кодексом рыцарства!
        Д’Арлею становилось все труднее сдерживаться.
        — Именно такой образ мышления и стоил Франции столетия поражений и страданий.
        — Я довольно известный бомбардир,  — вмешался в разговор Прежан. Он заговорил в первый раз за время ужина. Я могу вам сказать, сэр рыцарь, что пушки быстро и без особого труда расчистят путь к Ла-Маншу.
        Жак де Лалэн даже не взглянул на шотландца.
        — Вы не являетесь рыцарем, кроме того, мое гостеприимство не позволяет вам принимать участие в разговоре.
        Де Лалэн обратился к д'Арлею:
        — Я не собираюсь с вами спорить о принципах благородного ведения войны.  — Де Лалэн нахмурился и покрутил в руках кубок, как бы решая, продолжить разговор или остановиться.  — Я специально пригласил вас ко мне на ужин сегодня. Ваш брат сказал, что вы каким-то образом связаны с жадным купцом, который, кажется, околдовал вашего короля. Мне также известно, что этот Жак Кер настаивает на использовании бомбард. Я хочу, чтобы вы сделали для меня кое-что и передали Жаку Лисице следующее послание.  — Он отставил кубок и неохотно продолжал: — У меня есть кузен, Алан де Керсэ. Он дал клятву рыцарства, и вообще он вполне приличный парень, хотя не очень силен физически и не может выигрывать поединки. Я хотел взять его с собой в Шотландию или в те страны, куда я отправлюсь.  — Де Лалэн остановился и нахмурился.  — Вы не поверите тому, что я вам сейчас скажу. Алан отказался ехать со мной! Глупец решил стать бомбардиром. Я пытался доказать ему абсурдность этой идеи. Я даже ему угрожал. Он стоит на своем. Я прошу, скажите Жаку Керу, чтобы он не принимал Алана. Он должен мне помочь спасти парня от стыда и позора.
        — В этом нет никакого позора,  — возразил д'Арлей. Он смотрел прямо перед собой.  — Если мы выиграем войну, то только благодаря использованию пушек и бомбард, которые вы так презираете. Ваш кузен будет хорошо служить в этих войсках.
        — Я пытался принять во внимание молодость Алана и не судить его слишком строго. Он должен находиться рядом со мной. Обслуживать пушки могут только простолюдины типа кузнецов, ну или еще кто-нибудь в этом роде.
        — Я тоже собираюсь служить под командованием Жана Бюро,  — сказал д’Арлей.
        Бургундец откинулся в кресле и захохотал.
        — Теперь я понимаю, что ошибался, думая, что вы захотите мне помочь. Вы мне сразу не понравились, господин д'Арлей. Мне следовало понять, что человек, имеющий дело с Жаком Лисицей, не может обладать качествами рыцаря. Что ж, мне придется самому отправиться к Жаку Керу. Или, может, лучше сразу пойти к королю. Я стану требовать, чтобы мальчишку отослали домой.  — Лицо бургундца побледнело от злости.  — Должен вам сказать, господин д’Арлей, что мне симпатичен парнишка, но я предпочитаю его видеть мертвым даже от моей собственной руки, чем среди простолюдинов… и людей благородного происхождения, забывших смысл слова «честь».
        — Король вам ничем не поможет.
        — Я уверен,  — заявил бургундец,  — король Франции дважды подумает, прежде чем откажет мне. Я — Жак де Лалэн, величайший рыцарь во всем христианском мире! Нельзя не обращать внимания на мои пожелания!
        Д'Арлей больше не мог сдерживаться.
        — Вы — Жак де Лалэн, величайший рыцарь во всем христианском мире,  — воскликнул он,  — это правда! Но вы также — слепой глупец! Обязанность любого патриота — не мешать победе нашей страны! А вы проповедуете никому не нужные правила рыцарства!
        Жак де Лалэн с грохотом отбросил кресло и медленно поднялся на ноги. Он опустил сильные руки на край стола и уставился на д’Арлея хищным взглядом.
        — Робин де Бюрей, сир д’Арлей, вы меня страшно оскорбили. Конечно, вы не стоящий меня противник, но вы должны ответить за свои слова только одним способом. Я требую сатисфакции!
        — Я принимаю ваш вызов!
        Бургундец удивленно взглянул на него, словно ждал, что д’Арлей станет вилять и попытается как-то оправдаться. Д 'Арлей поднялся с кресла. Первая волна гнева покинула его, и он понимал, что находится в опасности. «У меня нет шансов выстоять против этого мясника,  — думал он.  — Он разнесет меня на мельчайшие кусочки!»
        — Я всегда сражаюсь только с теми людьми, чьи семьи могут похвастаться благородным происхождением по крайней мере в четырех поколениях со стороны отца и матери,  — заявил де Лалэн, пытаясь найти слабую сторону в генеалогии д'Арлея.
        — Семейство де Бюрей славится своим происхождением многие века. Этим действительно могут похвастаться далеко не все рыцари,  — в тон наглому верзиле ответил д’Арлей.  — Моя мать, как вам известно, Амалия де Мейли. А как насчет вашей генеалогии?
        Некоторое время они молча сверлили друг друга взглядами. Бургундец побагровел и схватился за меч. Его ярость была настолько велика, что казалось, от нее сильнее раздались его и без того чересчур пышные рукава.
        — Я хотел дать вам шанс отказаться от поединка,  — фыркнул де Лалэн.  — Вы этим шансом не воспользовались, а теперь мы можем разрешить наш спор только на поле чести.
        — Я предлагаю вам снова сесть,  — сказал д’Арлей. Он внезапно обнаружил, что у него трясутся коленки.  — Мы можем с удобствами обсудить условия поединка. Я предлагаю сначала вспомнить условия Кодекса рыцарства применительно к существующей ситуации.
        — Эти условия сформулированы предельно четко и ясно,  — сказал де Лалэн, большим глотком отпивая вино.
        — Они не так просты, как вы утверждаете. Мне известен Кодекс не хуже, чем вам, сударь. Позвольте мне заметить, что Кодекс пытается дать одинаковые возможности противникам, которые не равны по силе и опыту. Вы являетесь величайшим рыцарем всего христианского мира и должны признать, что мы не равны по опыту ведения поединков. Значит, это должно приниматься во внимание во время выбора оружия.
        — Оружие выбирает оскорбленный противник, а им являюсь я.
        — Напротив, это именно вы спровоцировали ссору между нами.
        Бургундец нетерпеливо махнул рукой:
        — Я не желаю с вами спорить. Я не адвокат и сражаюсь с помощью чести и стали, а не с помощью хитрых слов и рассуждений. Вы меня оскорбили, и это может подтвердить тот парень. Значит, оружие выбирать мне!
        Д'Арлей понимал, что его жизнь зависит от выбора оружия.
        — Оскорбление не всегда заключается в высказанных словах. Вы можете спровоцировать ссору враждебным взглядом или другим скрытым действием. Вы, Жак де Лалэн, смертельно меня оскорбили. С того момента, как я вошел в эту комнату, вы обливали меня презрением. Вы просто пыжились от гордости. Вы говорили то, что оскорбительно для любого француза!
        — Но вы все равно оскорбили меня.
        — Мы друг с другом не согласны, и что вы предлагаете? Подать жалобу в суд чести?
        Бургундец фыркнул:
        — Если понадобится, мы так и сделаем!
        — Тогда нам придется вспомнить слова, которые вы сегодня говорили,  — напомнил ему д'Арлей.  — Вы в открытую насмехались над смелостью и умением французских рыцарей. Что решит суд чести по поводу ваших оскорблений?
        Бургундец быстро взглянул на д’Арлея, и тому стало ясно, что наглости де Лалэна поубавилось.
        — Я просто рассуждал в целом.
        — Тем хуже. Вы посмели сомневаться в храбрости всех рыцарей. Вам стоит подумать о том, что будет, если мы не разрешим наш спор прямо сейчас.
        Жак де Лалэн завертелся в кресле, как капризный мальчишка, которому не удается настоять на своем. Прошло некоторое время, прежде чем он заговорил:
        — Какое оружие вы выбираете? Д'Арлей быстро ответил:
        — Мою саблю. Бургундец громко захохотал:
        — Саблю или меч? Вам известно, что я лучше всех в мире владею мечом?
        — Я выбираю мою собственную саблю,  — твердо повторил д’Арлей.  — Вы будете сражаться саблей, имеющей тот же вес, длину и форму, что и моя.
        Де Лалэн немного помрачнел.
        — Дайте мне посмотреть,  — потребовал он.
        Д'Арлей достал саблю и положил ее на стол. Де Лалэн поднялся и взял в руки саблю. Кончиком пальца он коснулся острия сабли, а потом махнул ею в воздухе.
        — Интересное оружие. Где вы его достали?
        — Такой тип сабель обычно используется на Востоке. Мне привезли эту саблю из Испании.
        — Я никогда прежде не видел ничего подобного,  — заворчал де Лалэн,  — она похожа на женское оружие, но конец у нее острый.
        — С этой саблей сражаются без всяких доспехов.
        — Ха, еще какие-то дополнительные условия! Мне следовало этого ожидать. Ясно, что хороший или просто удачный удар может пронзить человеческое тело.  — Он с подозрением взглянул на д’Арлея.  — Вы задумали нечто хитрое, и мне это совсем не нравится!
        — Вы все равно можете выиграть. Вы же сами заявили, что прекрасно владеете любым видом оружия.
        — Я прежде никогда не держал подобной сабли в руках. Бургундец вновь резко взмахнул саблей в воздухе, чтобы проверить баланс оружия. Потом он взглянул на эфес, там мелкой вязью было что-то написано по-арабски. Де Лалэну стало бы не по себе, если бы он мог прочитать эти слова: «Подарена Алассиром аль-Асмидом. Пусть отсохнет и сгниет рука врага моего друга, коснувшегося этой благородной стали».
        — Кажется, вы умеете владеть этим новым оружием,  — сказал он.
        Д’Арлей уверенно кивнул:
        — Да, вы правы. Я пользуюсь только им.
        — А вот я не стану использовать в сражении это оружие!  — Бургундец швырнул саблю на стол.  — Я не сражаюсь на саблях!
        — Тогда нам придется обратиться в суд чести,  — заявил д'Арлей.
        Де Лалэн заворчал:
        — Говорю вам в последний раз: давайте выбирать оружие по жребию. Мы бросим монетку в воздух, а там будет видно.
        Д'Арлей начал колебаться — он ни на секунду не забывал: если не настоит на своем, его ждет верная смерть.
        — Только на саблях мы сможем сражаться на более или менее равных условиях,  — заявил д'Арлей.
        Бургундца было невозможно переубедить. Он упрямо повторял:
        — Пусть все решит монетка.
        Прежан Кеннеди поворачивал голову от одного к другому и от волнения шумно дышал. Он шепнул на ухо д'Арлею:
        — Если вы поддадитесь этому мяснику, клянусь святым Эндрю, вы подпишете свой смертный приговор.
        Д'Арлей в свою очередь шепнул ему:
        — Если я буду продолжать спорить, он меня объявит трусом. Мне не стоило затевать с ним ссору, а теперь придется отвечать за это.
        В комнате воцарилась тишина. А'Арлей нарушил ее первым:
        — Клянусь Богом, пусть будет по-вашему, бросайте монетку!
        Де Лалэн достал из кошелька золотую монету и поднял ее вверх.
        — Это старинная английская монета, д'Арлей, моя сторона —с головой короля, то есть решка. Вы можете выбрать сторону с крестом и трилистником. Согласны?
        — Согласен.
        — Меня не устроит, если мы только подбросим монетку в воздух,  — заявил величайший рыцарь всего христианского мира.  — На свете существуют такие ловкие руки, что могут подбросить нобль к самому потолку и потихоньку изменить направление его полета. Д’Арлей, у вас странные знакомые, и поэтому я настаиваю на том, чтобы мы все сделали, как у нас в Бургундии. Я брошу монетку в воздух, а вы ее поймаете в кубок хорошего бургундского вина, потом передаете кубок мне, а я его переворачиваю вверх дном, и мы видим, как распорядилась судьба.
        — Согласен.
        Д'Арлей поднялся на ноги и прислонился к столу. Его трясла мелкая дрожь. У бургундца лицо лоснилось от возбуждения. Он подбросил монету в воздух и поймал ее, а потом посмотрел.
        — Король!  — радостно воскликнул он.  — Это хорошая примета! Д'Арлей, подставляйте кубок. У вас не дрожит рука и вино не станет из него выплескиваться?
        Он подбросил нобль высоко в воздух. Д’Арлей двумя руками держал кубок и поймал вращающуюся желтую монетку. Он с трудом удерживал в руках кубок, передавая его де Лалэну. Бургундец перевернул кубок, и красное вино начало расползаться по скатерти.
        — Поднимите кубок! Скорее, вы, упрямый спорщик!  — воскликнул де Лалэн. Он переступал с ноги на ногу от нетерпения.  — Сейчас мы увидим: король или крест. Я клянусь, что это будет король! Если так случится, вас ждет смерть от моего боевого топорика! Давайте, может, вы боитесь смотреть?
        Д’Арлей протянул руку и поднял кубок. Он боялся увидеть золотую монету. Вскоре д’Арлей понял, каков результат, потому что его противник молчал, а Прежан Кеннеди громко хохотал.
        — Крест!  — возмущался де Лалэн.  — Почему тут оказался крест?
        Д'Арлей сам посмотрел на монету и испытал глубокое облегчение. «Я никогда не видел более красивого рисунка на золотой монете!  — радовался он.  — До чего же прекрасные крест и трилистник! Бог решил, что мне должен представиться шанс победить это животное!»
        — Я требую отсрочки,  — мрачно заявил бургундец.  — Мне нужно время, чтобы найти такую же игрушку и попытаться научиться ею действовать. Д'Арлей, тебе повезло и ты можешь пожить еще немного,  — проворчал он.  — Когда я буду готов, ты от меня получишь известие.
        — Согласен,  — ответил д'Арлей.  — …А теперь,  — они с Кеннеди наконец оказались на улице,  — мы должны отдохнуть. Пойдем на улицу Гренье-сюр-Л 'О. Должен признаться, что я совершенно ослаб и телом и духом.
        Шотландец был вне себя от возмущения.
        — Вам, сударь, придется потерпеть еще часок. Мне знаком один человек по имени Гаспар Суллен. Он лучше всех владеет саблей. Вам понадобятся его услуги, потому что вы должны быть в хорошей форме.
        — Я уверен,  — надменно заявил д’Арлей,  — что могу сам кое-чему научить твоего специалиста.
        — Когда Жак де Лалэн позовет вас на битву,  — серьезно заметил шотландец,  — он будет так хорошо владеть саблей, что сопротивляться будет также трудно, как пронизывающему северному ветру. Пошли! До дома Гаспара всего лишь полчаса ходьбы. Мы обязательно должны с ним повидаться сегодня и договориться о ближайшей встрече.

        Глава 7

1

        Валери отправилась спать в таком смятении чувств, что не смогла разглядеть спальню. Она лишь обратила внимание, что комната была очень красиво убрана. Девушка проснулась рано утром, когда первые лучи солнца начали проникать сквозь окна. Валери подумала, что прежде ей никогда не удавалось спать на такой мягкой постели. Ее поразило покрывало, вышитое синими и золотыми нитками. СЖа дивилась рисунку — на одеяле красовались сердце и раковина. Позже ей стало известно, что это фамильный знак Жака Кера. Кровать под балдахином была огромной. Тут же была полка для книг. На полке лежал мешочек с благовонными травами. На столе стоял подсвечник. Свеча была два фута высотой, а толщиной в руку девушки.
        Несколько минут Валери спокойно лежала. Она вспоминала, что слагалось вче,ра, и думала о том, какие пианы вынашивал хозяин этого огромного каменного здания.
        «Какой странный человек!  — думала девушка.  — Кажется^, что его глаза могут обжечь тебя. Но по-моему, он — добрый человек, несмотря на то что бывает резок и все время куда-то торопится. Мне хотелось бы знать, что он задумал насчет меня!»
        Валери было ясно только одно — все сводилось к ее происхождению. Жак Кер сразу понял, на кого она похожа, и помог господину д'Арлею увидеть это сходство. Что бы это могло значить?
        — Сегодня я узнаю, кто же я такая на самом деле,^ — сказала вслух Валери, села на кровати и покачала головой.
        Она начала размышлять о д'Арлее. Вторая встреча только подтвердила первое впечатление о нем. Он не был красивым, держался просто и не задавался, как было принято среди людей благородного происхождения. Но девушка не сомневалась в том, что он был настоящим рьшарем. Он держался с ней просто и был добр, как в ту ночь, к^гда они вместе сколачивали гроб для Дамиана Марэ и она рассказывала о себе. Девушка с гордостью подумала: «Я нравлюсь ему».
        Ее волновала эта мысль, хотя она сама не пыталась понять, как к нему относится.
        Она снова начала разглядывать прекрасную комнату.
        Она взглянула на аналой, стоявший у стены. Там же стояли скамья с бархатными подушками и резной сундук с массивными бронзовыми ручками. На стене висело распятие. Лицо Спасителя излучало такую доброту, что у девушки выступили слезы. Валери еще раз взглянула на широкую кровать и решила, что на ней вполне могут поместиться пять человек.
        — Как чудесно, что я спала в такой кровати и могла свободно на ней вытянуться!
        Ей приходилось спать в тесной палатке Марэ или в вонючих каморках ужасных харчевен. Ее всегда раздражало, что надо спать на неудобной койке и быстро переодеваться, по-стоянно ловя на себе чужие взгляды.
        Девушка откинула покрывало и перекатилась вдоль кровати, чтобы оценить по-настоящему ее ширину. Она проделала это шесть раз и в конце концов с шумом шлепнулась на пол. Валери собиралась подняться, когда взгляд ее остановился на паре туфелек, стоявших у стула. Они были такие красивые! Из мягкой кожи и того зеленого оттенка, который бывает у листвы весной. Верх башмачков был отогнут, что позволяло разглядеть подкладку из мягкого белого материала. Но самым прекрасным в этих башмачках был бант из желтого бархата!
        Валери замерла. Она не верила собственным глазам. Это какая-то ошибка! Перед сном она положила одежду именно на этот стул и поставила рядом с ним старые башмаки. Они как раз подумала, что такая старая обувка здесь совсем не к месту. Что же случилось?
        Девушка медленно подняла глаза и удивилась еще сильнее. На стуле лежало платье. Не ее потрепанное платье. Это был совсем новый, незнакомый наряд.
        Валери вскочила, вся дрожа и от возбуждения, и от того, что в комнате было прохладно,  — она, согласно обычаям того времени, спала нагой.
        — Эта одежда, наверное, для меня!  — радостно воскликнула Валери. Она дрожащими пальцами взяла шелковую юбку такого же нежно-зеленого цвета, как и башмачки. Какая прелесть! Такие вещи может носить настоящая госпожа.
        Она не знала, стоит ли ей надевать новые вещи. Валери оглядела комнату еще раз и поняла: или она наденет это платье, или останется голой. В комнате не было ее старой одежды. Валери надела льняную рубаху прямо на голое тело. Рубаха была настолько прохладной, что девушка вздрогнула от ее прикосновения. Затем Валери надела корсаж, плотно прилегавший к талии. К нему были пришиты широкие рукава, отделанные золотом, на манжетах. Валери надела юбку и, к собственному удивлению, обнаружила, что при каждом шаге она шуршит, словно выражает удовлетворение, что принадлежи! такой прелестной девушке. Затем Валери надела лосины. Они были изготовлены из такой тонкой шерсти, что красиво и плотно облегали ее ноги. Наконец очередь дошла и до башмачков. Девушка была поражена, что в них так удобно.
        Заключительным аккордом была шляпка из желтого бархата с потрясающей отделкой. Девушка только взглянула на нее и сразу поняла, что она ей пойдет.
        «Кто же я такая, раз он считает, что я должна носить такие великолепные вещи?» — дрожа, думала Валери.
        В доме начали просыпаться люди. Валери слышала шаги и голоса в холлах и коридорах. Голоса отдавали приказания, было слышно, как кого-то ругали. Девушка вышла на площадку внутренней лестницы и посмотрела вниз. Там суетились люди. Валери стало любопытно. Ей захотелось взглянуть на великолепный магазин, и она стала спускаться вниз.
        Девушка сразу почувствовала странные, незнакомые запахи и ароматы. Некоторые из них были тяжелыми и даже дурманящими. Это были пряности, привезенные с Востока. Валери заглянула через открытую дверь в длинную комнату, где по обеим сторонам стояли металлические коробки. Запахи здесь были очень сильными, и она решила, что именно тут хранятся пряности. В другие двери Валери увидела еще более потрясающие вещи — прекрасную мебель и блестящие доспехи. Самыми интересными для нее были разноцветные материи, натянутые на большие рамы. Мимо нее по лестнице пробежал служащий с листом бумаги в руках. Она услышала, как он споткнулся и остановился. Девушка поняла, что он повернулся к ней и стал ее разглядывать. Наверное, он никак не мог понять, кто же она такая.
        На каждом этаже ей встречались немолодые мужчины и женщины. На них были серые одежды с красным сердечком на рукаве. Они размахивали метлами, приводили в порядок помещение. Одна из старых женщин с острыми чертами лица остановилась, когда Валери проходила мимо нее. Она пристально смотрела на девушку.
        — Я видела тебя, когда ты появилась здесь,  — шепнула старуха.  — На тебе тогда была потрепанная одежда.
        Валери попыталась ускользнуть от старухи, но та крепко схватила ее за руку.
        — Какая ты хорошенькая, милашка! Я могла бы тебе помочь, если бы ты прислушалась к старой даме Трикс.
        Старуха быстро и опасливо оглянулась и сделала странный жест пальцем. Она согнула его над остальными пальцами.
        — Ты понимаешь, что это значит? Это знак Кокиля. Тебе понятно, что это такое?
        — Нет,  — ответила Валери. Она сильно испугалась.  — Я — нездешняя и ничего не понимаю в делах парижан.
        — Малышка, ты попала в правильное место. Я помогла многим деревенским девушкам подзаработать в Париже. Хриплый голос старухи зазвучал тише.  — Не смей мне говорить, что ты никогда не слышала о Короле Кокилей.
        — Мне известен только один король,  — пробормотала Валери.
        Конечно, она, как и многие другие, много слышала об этой организации, которая распространилась по всей Франции. Ей было также известно, что организация особенно сильна в Париже и глава ее жил очень богато. Но в этот момент Валери занимало только одно — как бы побыстрее избавиться от этой мерзкой тетки.
        — Ха,  — фыркнула старуха.  — Этот король правит лучшими подданными в Париже! Смелые воришки с золотом в кошельках, и они готовы потратить его на хорошенькую девчонку вроде тебя! Они умеют сделать приятное девушке и открыть любой замок.  — Она довольно покачала головой.  — Если хочешь иметь такого мужчину, приходи ко мне. Спроси даму Трикс. Просто даму Трикс. И еще одно. Она грозно наклонилась к девушке.  — Если тебе дорого твое хорошенькое личико, никому не болтай о том, что я тебе сказала.
        Валери вырвалась из кривых крепких пальцев и побежала не разбирая дороги по темному коридору. Ей так хотелось оказаться подальше от омерзительной старухи, что, подбежав к двери в конце коридора, она отворила ее. Комната показалась ей знакомой. Стены там были побелены, сквозь окна сияли лучи раннего солнца. Валери стояла за низкой ширмой. За столом сидел мужчина, погруженный в работу. Он поднял голову при звуке открывающейся двери, и Валери увидела Жака Кера.
        — Доброе утро, дитя мое,  — сказал он, улыбаясь.  — Я правильно выбрал для тебя платье? Мне очень приятно, что ты рано встаешь! Я не ожидал видеть тебя в такое время. Но вот ты уже здесь, и нам никто не помешает. Значит, следует прямо сейчас поговорить.

2

        Кер снял плащ и отвернул воротник камзола. Валери увидела сильную, загорелую шею. Это был подходящий пьедестал для такой выразительной головы. Лосины у Кера были наполовину красные, наполовину зеленые. Кер снял башмаки, они лежали на полу рядом с креслом. Для такого мощного человека у него была поразительно маленькая нога. Зеленые носы башмаков были загнуты вверх, и их украшали золотые кисточки. В те времена мужчины не стеснялись носить нарядную обувь.
        — Проходи!  — сказал Кер. Валери была настолько смущена, что осталась стоять у двери.  — Проходи и садись. Мне нужно задать тебе сотню вопросов.  — Девушка заняла кресло у стола. Кер внимательно взглянул на нее, а потом одобрительно кивнул.  — Если я раньше сомневался, то теперь абсолютно уверен. Ты так напоминаешь мне… Но об этом мы поговорим позже.
        Кер не преувеличивал, когда сказал, что желает задать Валери сотню вопросов. Ему уже была известна история ее жизни в подробностях. Он знал о Валери больше, чем д'Арлей. Кер, пожалуй, походил на адвоката, который задает вопросы свидетелю. Он наклонился вперед, чтобы лучше видеть выражение лица девушки. Кер выпаливал залпы вопросов так быстро, что она была похожа на французского солдата, в которого со всех сторон летят стрелы английских лучников. Она должна была говорить ему правду, но в то же время быть начеку.
        Наконец Кер стал задавать общие вопросы.
        — Если бы я дал тебе золотую монету, что бы ты стала с ней делать?
        — Золотую монету?
        Было ясно, что ее смутила сама возможность держать в руках такое сокровище.
        — Мой господин, но я никогда прежде не видела золотой монеты с изображением короля.
        — Вот и хорошо. Но все равно, что бы ты с ней стала делать?
        Валери принялась рассуждать:
        — Я бы поменяла ее на более мелкие монетки, господин Кер. Мне следовало бы принимать только знакомые мне монеты, чтобы меня никому не удалось обмануть. Потом я спрятала бы монетки в разные места и не клала бы больше двух монет в одном месте. Я бы никогда не показывала никому больше одного лиара, и тогда никому не было бы известно, что у меня есть такие большие деньги.
        Кер удовлетворенно кивнул и перешел к следующему вопросу:
        — Предположим, что тебе было бы нужно выбирать из трех вещей: Библию, золотую цепочку или штуку хорошей материи — что бы ты выбрала?
        — Милорд, я бы выбрала штуку материи,  — без колебания заявила девушка.
        — Не ожидал, что ты сделаешь такой выбор. Объясни мне, почему ты так решила?
        Девушка подумала: «Неужели я сделала неправильный выбор?» Потом начала объяснять:
        — Конечно, я очень ценю Библию, господин Кер, но я не умею читать и, наверное, никогда уже не научусь. Тогда мне не пригодится Библия. Этих книг так мало, а у меня она лежала бы без дела. Было бы лучше, если б она очутилась в руках человека, умеющего читать.
        — Так, мне понятны твои рассуждения. Тебе, конечно, не стоило выбирать Библию.
        — Если бы у меня появилась золотая цепочка,  — продолжила девушка,  — люди могли бы сказать, что я ее украла, и посадили бы меня в тюрьму. Людей вроде меня, попадающих в тюрьму, даже если они не виноваты, подвергают пыткам. После пыток нам уже остается жить очень недолго, если даже мы их выдержим.
        — Что ты скажешь насчет штуки шерстяной ткани?
        — Ее можно обменять на более простой материал и к нему добавить отделку из меха и какие-нибудь бусы. И кроме того, после сделки останется немного денег. Но мне в данном случае не будет угрожать никакая опасность. Видите, господин Кер, мне было нужно выбрать материю.
        — Мадемуазель, я считаю, что вы сделали правильный выбор.
        Кер быстро задал девушке следующий вопрос, желая поймать ее врасплох:
        — Расскажите мне о Дамиане Марэ. Был ли он слабым актером, почему ему всегда доставались плохие роли?
        Валери с возмущением ответила:
        — Господин Кер, он был хорошим актером. Очень хорошим. И мог играть на некоторых музыкальных инструментах. Это должны уметь делать все актеры. Ему всегда давали хорошие роли.  — Девушка гордо откинула назад головку.
        — Если он был такой хороший актер, почему тогда вы жили так бедно? Мне также сказали, что он плохо к вам относился.
        Девушка с трудом сдерживалась от проявления гнева.
        — Он старался изо всех сил.
        — Мадемуазель, мне кажется, что вы его зря защищаете. Вам прекрасно известно, что он был ленивым бездельником. Мне также известно, что он сильно пил. Он вас бил, когда был пьян?
        Валери резко поднялась, в ее глазах появились слезы ярости.
        — Господин Кер, вы были ко мне добры, но вы не имеете права так хулить господина Марэ.
        — Успокойтесь, дитя мое,  — сказал Кер ласковым голосом.  — Вы не должны так реагировать на мои слова.
        — Он пил, потому что ему страшно не везло,  — начала объяснять Валери.  — Теперь, когда мне известно ваше мнение о нас, давайте прекратим этот разговор.
        Кер довольно рассмеялся. Было ясно, что ему понравилась реакция девушки на его слова.
        — Присядьте, мадемуазель. Мне теперь известно, что господин Марэ был величайшим актером и прекрасным человеком. Я вас проверял.  — Он кивнул и улыбнулся Валери.  — Мне нравится ваша верность. Мне было бы весьма неприятно, если бы вы оказались слишком тихой и не посмели высказать собственное мнение! Мадемуазель,  — продолжал Кер,  — мне следует задать вам еще один вопрос. Он относится к тому, что случилось двадцать пять лет назад.
        Валери внимательно взглянула на него.
        — Двадцать пять лет назад? Когда Дева…
        — Да.  — В голосе Кера послышались почтительные нотки.  — Мадемуазель, это самая важная дата во всей длинной истории Франции.  — Они не отводили взгляда друг от друга. Кер улыбнулся.  — Мне кажется, что вы начинаете кое-что понимать,  — сказал он.  — Да, дитя мое, мы подошли к концу расспросов, которые вы так терпеливо выдержали. Вас удивляло, почему я задавал столько, по вашему мнению, ненужных вопросов. Я просто хотел быть уверенным, что вы умны и решительны, что обладаете здравым смыслом. Только после этого я мог беседовать с вами. Сомнения мои рассеялись.  — Кер покачал головой.  — Теперь расскажите мне о том, что же случилось двадцать пять лет назад.
        — Тогда Голоса начали беседовать с Девой.
        — Да, Голоса стали беседовать с крестьянской девушкой и сказали ей, что она должна спасти Францию. Многие известные люди понимали, что для этого нужно сделать, но у них не было сил, чтобы убедить в этом короля Франции. Бог правильно избрал инструмент исполнения собственной воли. Он выбрал самую обычную девушку. Франции не повезло, потому что Жанна д'Арк прожила на свете очень мало и не смогла довести до конца начатое дело.  — Он помолчал, чтобы его слова дошли до сознания Валери.  — Скажите, если бы вы жили в то время и услышали Голоса, вы бы им повиновались?
        — Надеюсь, что у меня хватило бы храбрости сделать то, что сделала Орлеанская Дева,  — тихо ответила девушка.
        — Я в этом уверен. Я надеюсь и на то, что у вас хватит веры, если… если прозвучит второй призыв.
        — Мне кажется, мой господин, что каждая девушка во Франции мечтает о повторении подвига Орлеанской Девы!
        — Вы не побоялись бы последствий, которые могут возникнуть? Внимательно подумайте, Валери Марэ, прежде чем дадите ответ. Возможно, пришло время второго призыва. Но это будет по-другому. Не надо будет мчаться в сражение в сверкающих доспехах. Чудо Жанны д'Арк никогда не повторится. Дитя мое, как я уже сказал, на этот раз все будет по-иному. Вы не испытаете славы, и, возможно, не более дюжины человек будут знать правду. Возможно, что вам придется испытать стыд, а не славу… — Он замолчал.  — Вы хотите, чтобы я вам рассказал и все остальное?
        Девушка посмотрела ему в глаза:
        — Да, господин Кер.
        — Мне придется вам много объяснять. Я сделаю это очень откровенно и должен получить от вас обещание, что вы никогда и никому не повторите мои слова.
        — Я даю вам такое обещание.
        Кер рассказал все, о чем подумал, увидев Валери в первый раз. Он инстинктивно понизил голос, и слова его звучали очень убедительно.

3

        Жак Кер подошел к концу своего рассказа.
        — Кому-то придется занять место Агнес Сорель. Эта женщина должна прежде всего думать о Франции. Вы, мадемуазель, стали моим выбором.
        Девушка отреагировала сразу:
        — Нет, нет, господин Кер! Вы так не думаете!
        — Я в этом абсолютно уверен. Валери покраснела.
        — Я… я не подхожу для этого. Никто меня не примет за благородную даму.
        — Вас можно всему научить. Мне кажется, что вам будет несложно выполнить эту роль. В ваших венах течет благородная кровь. Я в этом не могу ошибиться. Вы умная девушка и все схватываете на лету. Да, малышка, вы скоро научитесь всем трюкам и хитростям и станете настоящей дамой.
        — Милорд, разве вы не видите, что меня… страшит мысль о том, какую мне придется вести жизнь…
        — Дева не стала отказываться от своей будущей судьбы.
        — Но тогда все было по-другому. Ей предстояла слава! Она скакала в сверкающих доспехах во главе французских армий. В этом не было ничего стыдного.
        — Она умерла ужасной, жестокой и постыдной смертью. С самого начала она понимала, что ей грозит, но не стала уклоняться от своей судьбы. Дитя мое, я тебя не уговариваю. Ты должна все обдумать и сама прийти к решению. Я хочу тебе сказать только одно — у меня нет сомнений, что ты сможешь прекрасно исполнить роль, которую играла Агнес Сорель.
        Валери отвернулась, чтобы Кер не мог видеть ее лицо. Она смотрела на ближайшее окно, откуда струились лучи щедрого солнца.
        — Господин Кер, вам не кажется странным, что я напоминаю леди Агнес?
        — Нам придется начать расследование, и тогда, может, мы найдем этому объяснение.
        Девушка не поднимала головы, как бы не желая смотреть ему в глаза.
        — Что мне придется делать, чтобы подготовиться к жизни при дворе?  — спросила она.
        — Вам следует получить образование, чтобы уметь писать и читать, складывать и вычитать цифры. К счастью, вам необходимо начальное обучение. Никто не надеется, что дама будет писать как клерк или читать, как это делает ученый человек. Если она будет обладать излишними знаниями, все станут сомневаться в том, что она благородного происхождения. Я уверен, дитя мое, что вы легко со всем справитесь. Вы настолько похожи на настоящую благородную девушку, что вполне выдержали бы любое состязание с теми, у кого в крови многие поколения течет благородная кровь.
        — Сколько времени может занять подготовка?
        — Не менее шести месяцев.
        — А после этого? Я хочу спросить, если наш план удастся, что дальше?
        Кер прищурился.
        — Война закончится не ранее чем через год. Могу поспорить, что она будет решительной и короткой. Мы очистим Францию от врага до следующей зимы… У кормила должен стоять сильный человек в течение пяти лет после заключения мира… Тебе сейчас, наверное, лет шестнадцать. Ты отдашь нам шесть лет — и впереди у тебя останется вся жизнь.
        Валери тихо промолвила:
        — Останется ли у меня время, чтобы отмолить грехи? Жак Кер сразу пришел в себя и протянул к ней руки:
        — Ты считаешь, что в глазах Бога моя просьба является греховной? Я никогда не представлял себе Бога таким, как о Нем рассказывается в книгах или как о Нем говорят священники. Бог — строг, но справедлив. Ему известно, что Франции требуется мир и честный правитель. Ему известно, как страшно страдают ее люди и будут страдать еще сильнее, если у них не появится никакой возможности получить требуемое. Неужели это будет грех, если мы попытаемся помочь Франции и ее народу?  — Он крепко пожал руки девушки.  — Я знаю мудрого Бога, понимающего и человечного. Он не станет принимать во внимание небольшие прегрешения во имя великой цели.
        Они некоторое время сидели молча. Девушка обдумывала слова королевского казначея. Она выпрямилась в кресле, крепко сжала руки и смотрела вниз.
        Кер был поражен, увидев, что она как-то неуловимо изменилась. Щеки побледнели, а под глазами выступили тени. Она стала еще сильнее напоминать Агнес Сорель.
        Наконец девушка заговорила:
        — Господин Кер, мне нужно время. Я понимаю, что вы мне сказали правду, но тем не менее… мне трудно с этим смириться.
        — Ты можешь думать столько, сколько тебе понадобится.
        — Вам обязательно знать мой ответ сегодня?
        — Нет, дитя мое. Ни сегодня, ни завтра, ни… послезавтра. Девушка глубоко вздохнула.
        — Я стану об этом думать и постараюсь бороться с собственными чувствами. Но должна вас предупредить, что, возможно, мне не удастся это сделать.
        Кер протянул руку и поднял лицо девушки, чтобы посмотреть ей в глаза.
        — Ты можешь думать об этом много времени,  — медленно повторил он.  — Ты должна прийти к решению только после того, как все серьезно обдумаешь. В этом процессе должны принимать участие твое сердце и твой разум. Я хочу, чтобы ты знала: если твой ответ будет «да», он должен быть добровольным. Ты должна быть полностью уверена, что сама хочешь принести эту жертву. В ином случае — пусть ответом будет «нет»!
        Валери встала и пошла к двери. Вдруг она остановилась, Щеки ее порозовели. Она вновь подошла к Керу.
        — Господин д'Арлей знает… об этом?
        — Я ему все рассказал вчера.
        — Я могу спросить, что… он об этом подумал?
        Кер внимательно взглянул на девушку. Он понимал, что для нее может быть очень важным мнение д'Арлея, но все равно честно ответил:
        — Дитя мое, он был против.
        — Могу спросить почему?
        — Сир д’Арлей — человек высоких идеалов, и он очень щедр. Но его поступки нелогичны. Когда судно тонет, необходимо выкинуть груз за борт, если даже он очень ценный. Д'Арлею известно, что судно стоит на пороге гибели, но он предпочтет утонуть со всеми матросами и не расстанется с идеалами. Может, для него это все хорошо, но как насчет остальной команды?  — Кер сделал паузу и улыбнулся.  — Мне очень нравится Робин, и вы не должны думать, что я говорю о нем во гневе. Мадемуазель, его можно понять, потому что вы ему нравитесь и он не желает вам неприятностей.
        Валери поклонилась Керу:
        — Благодарю вас, господин Кер. Вы были ко мне очень добры.
        Когда на третий день после этой беседы Кер не получил весточки от Валери, он отправился к жене фактора. Она была болтливой женщиной и могла превратить в драму любое сообщение. Ей это удавалось с помощью интонации, жестов и ужимок. Кроме того, с помощью разных преувеличений, намеков и недомолвок она умела из одного-единственного факта состряпать целую историю.
        — Я не могу понять эту девушку,  — призналась женщина.  — Ее ничего не интересует. Я пыталась с ней поговорить — она меня не слушает. Я стараюсь приготовить для нее вкусное блюдо — она его не ест. Я специально для нее пекла свежий хлеб. Всем женщинам известно, что он помогает сохранить красоту. Я ей готовила суп из чечевицы по рецепту моей матушки. А мои лепешки! Они замешаны на сметане и испечены на сале. Но она не стала есть и лепешки. Нет, сударь, она откусывает кусочек, а потом говорит, что у нее нет аппетита. Она ест меньше моей кошки. Та ест все, что я ей даю, а потом отправляется на кухню и ворует рыбьи головы, а потом выходит во двор и поедает завернутую в капустные листья пищу старого Бенедикта, который караулит заднюю калитку.
        — Чем она обычно занимается?  — спросил Кер.
        — Мне трудно ответить на это, мой господин. Она сидит и смотрит в окно, а если ее кто-то о чем-то спрашивает — я это делала тысячу раз,  — она не отвечает, продолжает молчать. Она часто молится и проявляет какой-то интерес к жизни, только когда рассказывает о мистериях, о мулах. Она смеялась, когда говорила о том, как однажды веревка, которая поднимала актера над сценой, лопнула и он шлепнулся прямо на толстую задницу. Господин Кер, она рассказала об этом сегодня утром. Она даже повела моих детей во двор на травку и играла там с ними. Она показывала им подражание.
        — Подражание?
        — Да. Она изображает людей, которых видит в лавке. Например, Эдуарда, это небольшого росточка старый холостяк, торгует шелками с Запада. Когда он считает, то кладет палец в рот. Она изображает даму Трикс, подметальщицу и пьяницу Филберта, который работает в конюшне. Господин Кер, она немного повеселела только сегодня. Да и то… все равно грустит.
        Отец Франсуа был еще менее оптимистичен.
        — Господин Кер, она часами молится,  — сказал он.  — Я пытался ей помочь, но она отказывается от моей помощи. Я ее спросил: «Дочь моя, какой же грех ты совершила, что не можешь рассказать о нем святому отцу?» Она ответила, что молится о будущем, а не о прошлом. Я пытался что-нибудь у нее узнать, господин, но она не спешит поделиться со мной своими мыслями.
        Кер задумался. «Эта девушка неболтлива и не станет бегать к соседям или к священнику, чтобы с ними о чем-то поговорить. Это хороший признак».
        Отцу Франсуа казалось, что он что-то не так сделал.
        — Господин Кер, я больше ничего не мог предпринять. Я не могу находиться рядом и смотреть, как это бедное дитя в одиночку сражается с собственными бедами…
        — Святой отец, мне кажется, что вы ничем не сможете ей помочь.
        Днем Кер навестил Валери. Она стояла у окна оружейной комнаты. Девушка была полностью погружена в собственные мысли, она находилась в том настроении, которое так волновало жену фактора. Лучи солнца проникали сквозь окна и заставляли ее волосы переливаться. От этих лучей ярко сверкала полированная поверхность доспехов, рядом с которыми стояла девушка. Кер подумал: «Если бы художник изобразил ее на полотне, люди могли бы подумать, что это портрет Орлеанской Девы».
        Девушка повернулась на звук его шагов. Она полностью пришла в себя и двинулась навстречу Керу. Кер сразу понял, что она приняла решение, и знал, каким оно будет.
        — Я сделаю так, как вы хотите, господин Кер. Он внимательно посмотрел на Валери.
        — Дитя мое, ты уверена в своем решении? Покинули ли тебя все страхи и неуверенность?
        Она утвердительно кивнула:
        — Да, мой господин.
        — Ты желаешь принести эту жертву? Она тихо ответила:
        — Теперь мне стало ясно, что это не только моя обязанность, но и моя привилегия. Да, я желаю это сделать. Иногда мне даже становится приятно от этой мысли. Теперь, когда я уверена, меня поражает, почему я не понимала этого с самого начала. Я была очень глупа! И наверное, медленно соображала. Мне понадобилось три дня, чтобы прийти к решению.
        — Валери, я рад, что ты все хорошо обдумала, и надеюсь, что своего решения уже не изменишь. Дитя мое, тебе будет не очень легко, и ты испытаешь множество падений и подъемов. У тебя будут дни, когда все тебе станет представляться в черном цвете. Иногда ты будешь уставать от тяжкой работы, неопределенности и… Даже опасности. Тебе понятно, что тебе может грозить опасность?
        — Да, господин Кер. Но меня это не волнует.  — На лице девушки отразилось волнение, когда она спросила: — Когда я начну?
        — У меня есть план, и я думаю, что все окончательно решу вечером. Если все будет в порядке, то твое образование начнется завтра.
        Валери старалась не трусить, но Кер заметил, что у нее дрожит подбородок.
        — Боюсь,  — прошептала она,  — что буду плохой ученицей. Кер продолжал молча изучать лицо Валери.
        — Ты мне сегодня напоминаешь молодую Агнес, мне кажется, что я снова вернулся в прошлое,  — наконец сказал он.  — Я представил себя при дворе короля, как было в тот миг, когда она там появилась. О, она была такой молодой и прелестной. И очень серьезной! Ей покорились все сердца, привязанность некоторых из них она сохранила до сих пор. Ты очень напоминаешь мне леди Агнес, какой она была тогда. На ней было зеленое платье, и, дитя мое, наверное, память подсказала мне, что для тебя тоже следует выбрать этот цвет. Конечно, кожа у нее не была загорелой, у нее была другая прическа. Но в остальном ты очень сильно напоминаешь мне молодую Агнес Сорель… Я думаю, дитя мое, что ты мне напоминаешь ее не только внешне. У тебя, Валери, та же сила воли, тот же кураж и милое расположение духа, которое мне в ней всегда очень нравилось!

        Глава 8

1

        Жак Кер гордился тем, что все дела у него шли по определенной системе. В комнате, которая была у него в Лувре, стоял длинный стол, рядом располагалась такая же длинная скамья. У других министров были колоссальные апартаменты с часовнями, трапезными, кладовками, даже с собственными винными хранилищами, конюшнями, оружейными комнатами и садами. Каждый день, когда Кер прибывал в Лувр, на его рабочем столе уже лежали груды писем и документов. Кер просматривал одну груду за другой, передвигаясь вдоль стола. Перед ним постоянно стоял служащий, с которым он обсуждал все важные дела. Когда Кер добирался до конца стола, его обязанности казначея на данный день завершались.
        В этот день он закончил работу поздно. Кер подошел к окну и стал рассматривать людей, копошившихся внизу, в королевском дворе. На расстоянии они казались крохотными куклами, одетыми в тяжелые доспехи. Вдруг Кер довольно произнес:
        — Никто не сможет отнять у меня того, что именно я убедил Карла победоносно закончить войну.
        В сумраке комнаты показался Никола и произнес недовольным тоном:
        — Господин, почему у вас не горят свечи? Вы считаете, что вам не нужен свет? Или думаете, что можете видеть в темноте, как кот? Вас ждет господин д'Антенн. Мне хотелось захлопнуть дверь перед его лицом.
        Кер ответил почти весело:
        — Никола, проводи ко мне этого прекрасного человека. «Прекрасным человеком» оказался небрежно одетый молодой мужчина с черной повязкой на одном глазу. Второй, зрячий, источал коварство и алчность. Тот, кто подумал бы при встрече с этим человеком, что благом был бы бой, закрывший ему оба глаза навсегда, оказался бы прав.
        Кер подождал, пока Никола уйдет, затем обратился к посетителю:
        — Проходите и садитесь, мой честный Жорж, чтобы мы могли тихонько побеседовать. Иначе мы не сможем обсуждать дело, которое вас сюда привело, мой удивительно честный друг.
        Казалось, что посетитель настолько толстокож, что на него не действуют никакие намеки или насмешки. Он спокойно уселся за стол и сказал:
        — Я вам принес новости, за которые вы мне должны заплатить двойную цену.
        — Это буду решать я,  — резко заметил Кер.  — И после того, как выслушаю ваши новости.
        Молодой человек внимательно посмотрел одним глазом на собеседника.
        — Я никогда ранее не обладал более важной информацией. Я даже немного колеблюсь, рассказывать о ней вам, милорд Кер, или нет. Если я стану ее распространять, мне может грозить опасность.
        — Говорите!  — нетерпеливо перебил его Кер.  — Нам двоим известно, что шкура доносчика всегда находится в опасности. Наверное, новости на этот раз пахнут настолько противно, что даже ваш привыкший к дурным запахам нос сейчас испытывает неудобство.
        Д'Антенн принялся рассказывать свою историю. Он отправился навестить сестру, которая была замужем за Гийомом Гуффье и плохо себя чувствовала, потому что должна была рожать четырнадцатого ребенка. По ошибке д'Антенн оказался не в покоях сестры, а рядом с рабочим кабинетом Гийома Гуффье. Доносчик радостно улыбался — он был в восторге от собственной «ошибки». Д 'Антенн сразу понял, что у мужа сестры важные посетители. Из кабинета раздавался шум голосов, многие из которых он без труда узнал. Д 'Антенн похвастался, что ему удалось слегка приоткрыть дверь и он смог многое услышать. В комнате находилось семь человек, он узнал всех. Разговор доносился до него отрывками, но д'Антенн понял, что встреча была неслучайной и ее инициатором являлся Гуффье. Доносчик замолчал, ожидая чего-то.
        — Какова же была причина собрания, мой дорогой специалист по подглядыванию и подслушиванию?
        — Они обсуждали возможность заставить короля расстаться с казначеем.
        Кер улыбался, он был очень доволен, что узнал о планах заговорщиков.
        — Они скоро поймут, что несколько поторопились. Я еще не полностью заплатил за войну.
        — Господин Кер, разговор шел не о ближайшем будущем. Они не станут ничего предпринимать до тех пор, пока не будет взят Руан. А тогда уже берегитесь, мой не очень щедрый покровитель! Они спустят на вас всех собак!
        — Кажется, что мои недоброжелатели становятся все смелее. Им уже не нравится кусать меня за пятки, как делает стая наглых шакалов. Когда начнется нападение на меня, в какой оно выразится форме?
        Информатор объяснил, что они желают собрать порочащую Кера информацию и представить ее королю. Кер контролировал Монетный двор в Бурже с самого начала правления Карла. Заговорщики делали ставку именно на это. Кер заулыбался. В это время приходилось делать монеты более мелкими — король Карл VII жил в Бурже и был настолько беден, что ему не хватало денег на обильные обеды. Заговорщики обсуждали и поставки бомбард туркам, чтобы помочь им в войне против христианских государств.
        Пока информатор продолжал свой рассказ, Кер собирал на столе прямо перед ним пирамиду из монет. Казалось, он был полностью этим поглощен, но на самом деле он ничего не пропускал мимо ушей. Когда рассказ закончился, Кер взглянул на молодого человека.
        — Вы мне скажете имена этих семерых людей?
        — Если вы удвоите плату.
        — Она, естественно, будет удвоена, мой трепетный борец за справедливость и кавалер чистой совести. Взгляните, монеты вас ждут.
        Человек с черной повязкой перечислил заговорщиков. К Керу вернулось насмешливое настроение.
        — Наверное, я мог назвать их сам,  — сказал он.  — После моей отставки все эти господа смогут здорово разбогатеть.
        Так случилось, что шесть человек из семи в настоящее время должны мне крупные суммы денег.
        Он высоко поднял руки, затем опустил их на стол.
        — Эти храбрые и благородные рыцари должны быть мне благодарны: я плачу за войну, в которой им представится шанс щегольнуть своей храбростью и завоевать для себя славу. Вместо этого они пытаются меня уничтожить.
        Д'Антенн аккуратно пересчитал монеты, согласно кивнул и поднялся из-за стола. Казалось, он был очень доволен собой.
        — Эта повязка у вас на глазу, видимо, означает обещание сражаться во время войны?  — заметил Кер.
        — Да, милорд временный казначей! Я поклялся не расставаться с повязкой до тех пор, пока не совершу подвиг в сражении с англичанами.
        Кер весело захохотал:
        — Мне известно около дюжины рыцарей, которые носят повязки по той же причине. Я бы мог сообщить вам имена троих, поклявшихся совершить некий очень приятный ритуал, в котором активное участие принимают их дамы. И так будет продолжаться до тех пор, пока враг не будет изгнан с нашей земли. Как им не повезет, если война продолжится еще двадцать лет! Мне известен один человек, поклявшийся не мыться до тех пор, пока не станет героем. Конечно, эта клятва не очень сильно изменила его гигиенические привычки.  — Кер заговорил громче.  — Мне же хотелось предложить более полезную и логичную клятву для желающих ее принять. Вы станете слушать приказы вашего предводителя во время сражения, не станете бросаться в атаку, когда вам заблагорассудится, как это произошло при Азенкуре, а ведь из-за этого было проиграно сражение. Вам всем следует дожидаться приказа. Вы станете защищать своих лучников, являющихся простолюдинами, и не позволите, чтобы английские лучники разорвали их на куски и погубили французскую армию! Другими словами, вам следует вести себя подобно настоящим солдатам, а не капризным и заносчивым
олухам!
        — Господин Кер, вы, кажется, не очень цените настоящие рыцарские качества!
        — Настолько мало, господин д'Антенн, что я… Но пока не станем это обсуждать. Я покупаю у вас тайны и поэтому не очень отличаюсь от вас в плане благородства и честности. Мне не следует вам объяснять, что все французские министры пользуются услугами доносчиков, чтобы знать о происходящем вокруг. Я не сомневаюсь, что вы продаете секреты всем им. В данных обстоятельствах я не могу вас просить, чтобы вы дали клятву не продавать сведения о ваших друзьях.
        Молодой человек спокойно улыбнулся:
        — Мне нужны деньги,  — и игриво помахал рукой, покидая комнату.  — Жак Лисица, я буду вам служить, пока у вас есть золото!
        Кер громко позвал слугу:
        — Никола, Никола! Побыстрее открой окна! Этот великолепный парень испортил в комнате воздух!

2

        Жак Кер поздно прибыл в Большой салон. Люди сидели за длинными столами. А у столиков, расставленных вдоль стен, королевские слуги разрезали жареное мясо и приправляли лимонным соком, посыпали солью, сахаром и специями. Сначала было трудно кого-либо разглядеть из-за головных уборов дам — все они были разные по фактуре и фасону, однако одинаково высокие, поднимались над головой на три фута. Одни шляпы напоминали ветряные мельницы с широкими крыльями из блестящего атласа, другие — с широченными полями — напоминали оленьи рога. Были здесь и шляпки в форме сердца, щедро украшенные драгоценными камнями. Остальные уборы состояли из широких, длинных, до самого пола, бархатных лент, задрапированных в прически. Все дамы почему-то напоминали знаменосцев во время парада победы или в честь какого-нибудь святого.
        Вокруг царила фривольная атмосфера, потому что королевская чета ужинала в своих апартаментах. Присутствующие разделились на парочки. Каждый ухажер делил свои тарелку и кубок с дамой. У стола было свободное место, Кер сел на стул.
        — Господин Кер, мне бы хотелось поужинать сегодня в вашей компании,  — сказала дама, желавшая разделить с ним тарелку и кубок.  — Мне очень давно хотелось с вами поговорить.
        Даме было лет тридцать, а может, и больше. В те времена этот возраст считался зрелым. Милые карие глаза улыбались ему из-под скромной бархатной шляпки.
        Кер был поражен, что известная графиня де Бюрей пожелала поужинать в его компании, и не скрывал этого.
        — Я польщен, графиня,  — сказал он, поклонившись.  — Мне повезло, потому что я сам желал с вами поговорить. У нас есть общие интересы.
        — Конечно,  — согласилась дама.  — Вы, видимо, говорите о брате моего мужа. Я получила от него записку, но еще не видела его после возвращения.
        Изабо де Бюрей кокетливо коснулась плеча Кера кончиком нарядного веера.
        — Я не скрываю, что меня интересуют все его действия и поступки. Господин Кер, вам не о чем волноваться. Я понимаю, почему ему пришлось так долго отсутствовать.
        Кер внимательно посмотрел на лицо Изабо.
        — Графиня, мне приятно это слышать. Нам очень нужны люди, которые будут нас поддерживать, особенно столь очаровательные.
        — Я всегда поддерживала вашу политику, и некоторые люди из-за этого плохо ко мне относятся,  — шепнула графиня.  — Мне удалось переманить на нашу сторону даже моего мужа. Хотя… — и в этот момент ее прелестные глаза стали жесткими,  — поддержка Рено вам не слишком может помочь. Ему хорошо удается плодить врагов.
        Кер был очень заинтересован в разговоре.
        — Королевский повар сегодня постарался,  — сказал Жак Кер,  — он великолепно умеет готовить суп, и я не могу удержаться, чтобы его не отведать.
        Собравшиеся с большим аппетитом поглощали суп. В нем плавали кусочки гренков, поджаренных в желтках и белом вине. Потом подали розовую воду с сахаром и шафраном. Изящные леди и благородные рыцари с жадностью пожирали это произведение кулинарного искусства.
        Графиня грустно покачала головкой.
        — Мне нельзя есть такой калорийный суп. Я уже не так молода.  — Она помолчала, чтобы Кер начал возражать.  — Я могу очень быстро набрать лишний вес. Мне всегда трудно удержаться от такого соблазна.
        Кер любовался щедро выставленными на всеобщее обозрение белыми полными плечами и стройной шеей Изабо.
        — Мне кажется, что вы становитесь прелестнее с каждым днем,  — заметил он.
        Виночерпий налил вино в их общий кубок. Кер поднял его и предложил даме.
        — Нам также подают хорошее вино,  — сказал он.  — Вы не окажете мне честь сделать первый глоток?
        Графиня отпила вино и возвратила кубок Керу.
        — Робин неохотно расстается с тайнами,  — сказала графиня, возвращаясь к интересующему ее разговору.  — Он мне никогда не рассказывал о ваших с ним отношениях. Это действительно страшная тайна? Сударь, должна признаться, что я являюсь весьма любопытной женщиной.
        Кер отпил глоток вина.
        — Не понимаю, почему из наших отношений нужно делать тайну. Д’Арлей никогда не скрывал, что он связан с моими делами. Я уверен, что он гордится тем, что… некоторые люди презрительно называют «вульгарной торговлей». Вы это желали услышать, мадам?
        — Мне хотелось знать, как все началось.
        — Я понимаю, почему сир Робер никогда вам об этом не рассказывал. В первый раз я с ним встретился в тяжелый период его жизни. Графиня, та дама, к которой он хорошо относился, выходила замуж. Я посоветовал, чтобы он уехал на какое-то время, и даже помог ему устроиться на один из моих кораблей. Он прислушался к моему мнению, и ему стало легче. С тех пор мы стали друзьями.
        Кер рассказывал и разглядывал профиль графини. У нее был красивый лоб, прекрасно вылепленный носик с небольшой горбинкой и резко прочерченными ноздрями и очень длинные ресницы. «Неудивительно, что Робин сильно переживал, когда эта женщина отвергла его,  — подумал Кер.  — Наверное, в то время она была вообще неотразима».
        Некоторые осуждали Изабо за эгоизм и амбициозность, но Кер желал сам составить о ней мнение. Придворные красавицы всегда страдали от пересудов, злобной зависти и сплетен. Он вспомнил все рассказы об Изабо — она безуспешно пыталась заменить Агнес Сорель и привлечь к себе внимание короля. Она была всецело поглощена собственной внешностью и могла позволить себе принимать ванны из клубничного сока. Она пила разбавленный фруктовый уксус вместо вина, чтобы кожа оставалась белой. Говорили, что она посещает ученого доктора из университета, который разбирался в магии и даже, болтали люди, близок к получению философского камня. Графиня лучше относилась к брату мужа, чем к своему мужу, и не скрывала от него, что вышла замуж только из-за титула. Кер не верил сплетням об этой женщине, но понимал, что ее корыстное замужество — правда.
        Кер продолжил разговор:
        — Несколько лет назад мне очень понадобились деньги. Я хотел иметь сразу много кораблей и начал их строить, не подсчитав все заранее. Мне было очень трудно. Д'Арлей помог мне ссудой. Я до сих пор ему за это благодарен.
        — Мне об этом известно.
        — Это был с его стороны смелый и щедрый шаг. В то время он рисковал своей недвижимостью и ему пришлось заложить свои земли.
        — Об этом я ничего не знала. Если бы об этом услышал Рено, он бы стал возражать.
        — Мадам, я делюсь с вами этими сведениями по секрету. Заем был безопасным. Я постарался защитить его права. Д 'Арлей сильнее пострадал бы, если бы вложил деньги в корабль, а тот бы затонул. Я ему обеспечил безопасность займа товарами в моих лавках — и он ничего не потерял. Я быстро выплатил д'Арлею заем, но чувствовал, что после такого щедрого жеста с его стороны буду вечно оставаться его должником. С тех пор я считаю его своим партнером и он получает доходы с моих операций — и так будет всегда.
        Графиня попыталась получить более полные сведения:
        — Возможно ли, что наш милый Робин может стать очень богатым человеком?
        На тарелке у них лежала аппетитная форель. Графиня не стала ее есть, но Кер с удовольствием принялся орудовать ножом.
        — Вы меня простите, если я немного похвастаюсь?  — спросил он, прожевывая кусок рыбы.  — Робин уже богатый человек, потому что он принимает участие в моих делах, а со временем станет еще богаче.
        — Я рада это слышать,  — шепнула графиня.
        — Вы видите, мадам,  — продолжал Кер. Он не отказал себе в удовольствии подогреть сожаления, которые она испытывала, отказавшись много лет назад выйти замуж за д’Арлея.  — Мои предприятия сильно отличаются от подобных существующих в мире предприятии. Они могут разрастаться до бесконечности. Действительно, я только начал их строить и ваш родственник мне во многом помогает. Он будет оставаться моим незримым партнером в торговой империи, которую я создаю.
        После форели подали оленину и фрументи. Фрументи было изобретено за два поколения до появления на кулинарном Олимпе знаменитого королевского повара. Фрументи — это пшеничная каша на молоке с растопленным сахаром и кардамоном. Кер обожал это блюдо, но графиня к нему не прикоснулась. Она лишь отведала кусочек рыбного фарша с печенью трески, сдобренного приправами. Графиня старалась есть медленно и крошечными порциями.
        — Сегодня я — самый богатый человек в мире,  — гордо заявил Кер. У него сверкали глаза, он говорил тихо, чтобы, кроме Изабо, его никто не слышал.  — Что я стану делать с растущим богатством? Я этого не знаю. Правду сказать, я никогда не думал об этом. Я работаю не ради денег. Мне нравится чувство власти, но я работаю и не ради этого. Я могу вам объяснить мои побудительные мотивы, но мне ясно представляется будущее. Мир станет другим, и там людям будет жить лучше. Коммерция выйдет на первое место, и… — он многозначительно помолчал,  — и солдаты перестанут считаться самыми необходимыми людьми. Графиня, я пытаюсь сделать так, чтобы на первом месте не стоял Кодекс чести рыцарства и чтобы люди были счастливы и хорошо жили. Это время настанет, и ничто не сможет помешать этому. Мне хочется, чтобы это время настало побыстрее.
        — Мне трудно поверить, что подобное будущее когда-нибудь настанет,  — заметила графиня,  — но, господин Кер, вы говорите так убедительно!
        Королевский повар приказал подать две фигурки — пастуха и пастушки — почти в натуральную величину, изготовленные из различных закусок. Это означало, что произойдет смена кушаний. В королевской кухне работал настоящий художник, подобный Фидию. Однако этому мастеру было суждено проводить свои дни среди котелков и сковородок. Ему приходилось много работать, он создавал свои творения не из могущего выстоять века камня. Фигурки, изготовленные им, были очень выразительными. Лица пастуха и пастушки сделаны из подкрашенного теста, они ласково улыбались друг другу. Оба держали в руках по корзинке. Когда открыли крышку одной из них, услышали пение пары канареек. Из другой вылетели голуби. Они разлетелись по комнате и садились на плечи присутствующих в надежде, что их станут кормить.
        Жак Кер присоединился к аплодисментам, а потом продолжил разговор:
        — Графиня, вы давно знакомы с д'Арлеем?
        — Да, сударь. В Анжу наши поместья расположены по соседству, хотя семейству де Бюрей принадлежало больше земель, чем моему отцу. Робин и я примерно одного возраста, должна вам признаться в этом. Детьми мы играли вместе и, пока подрастали, постоянно виделись. Робин был милым и нежным мальчиком, и мы с ним дружили. Мне он всегда нравился.
        — Но вы вышли замуж за его старшего брата…
        — Да, так случилось. Они помолчали.
        — Графиня, мне кажется, что вы действительно амбициозная женщина,  — сказал Кер.
        Изабо де Бюрей не стала возражать:
        — Правда. Я не считаю необходимым отрицать, что мне бы хотелось пользоваться влиянием при дворе. Я — красива и без ложной скромности готова признать, что обладаю достаточным умом, я даже умнее, чем некоторые из этих, она понизила голос,  — окружающих нас глупцов.
        — Вы хотели, чтобы у вас было больше шансов для этого, и решили выйти замуж за Рено? Вам был нужен титул?
        Графиня сузила карие глаза и кивнула:
        — Вы мне задали прямой вопрос, и я вам дам такой же прямой и честный ответ. Да, господин Кер, я вышла замуж за Рено из-за его титула и того положения, которое он мне дал при дворе. Но я в нем сильно разочаровалась и не собираюсь больше скрывать этого.
        — Д’Арлей понимал, почему вы предпочли его брата?
        — Наверное, он это понимал, но не был полностью уверен. В то время он меня обвинял в расчетливости, но я все отрицала. Он был очень скромным и наивным, потому-то и поверил, что я испытывала к его брату какие-то чувства.
        Графиня сполоснула руки в чаше, поднесенной слугой, и тщательно вытерла их льняным полотенцем.
        — Не знаю, зачем я вам все это рассказываю. Я призналась в таком поступке, после этого вы станете плохо судить обо мне.
        Кер допил вино и отставил кубок в сторону. Это был знак виночерпию, чтобы он больше не подливал туда вина. Потом казначей внимательно посмотрел на свою даму.
        — Возможно, вы считаете, что можете мне быть в чем-то полезной?
        Графиня не отвела от него взгляда.
        — Не буду отрицать это. Вам понадобятся друзья при дворе.
        — Да, графиня, возможно, мне понадобятся друзья в непредсказуемом будущем. Мне пригодится милая и очаровательная дама, какой являетесь вы. У вас, вероятно, затруднения с деньгами?
        — Всегда,  — вздохнула Изабо.  — Мой эгоистичный муж весьма расточителен. У нас огромные долги. Они настолько велики, что нам с трудом удается делать вид, что все в порядке.
        — Вы когда-нибудь обращались к д'Арлею за помощью? Изабо колебалась, прежде чем дать ответ.
        — Я уже сказала вам слишком много, и мне придется быть с вами до конца откровенной. Если даже вы станете еще хуже обо мне думать. Да, сударь, я просила его помочь, когда… когда положение стало просто ужасным.
        — Он выказал желание вам помочь?
        — Конечно. Мой дорогой Робин очень щедр. Ему было всегда достаточно лишь намека.
        — Если вы мне кое в чем поможете, вы можете обращаться ко мне в нужные моменты.
        Графиня не сводила с него глаз.
        — Я уже думала об этом.
        Кер был настоящим торговцем и предпочитал, чтобы инициатива в торгах исходила от противоположной стороны. Он подумал: «Какое совпадение! Мне повезло. Теперь я могу диктовать свои условия».
        — Графиня, вы можете оказать мне услугу именно сейчас,  — сказал Кер.  — У меня возникла смелая идея, и вы мне можете помочь. Вы от этого только выиграете.
        Дама умела торговаться не хуже купца и поэтому промолчала.
        — До того, как я вам объясню, в чем тут дело,  — продолжал Кер,  — мне придется сказать кое о чем, не касаясь самой задумки. Мне придется поставить вам условия. Вам могут не понравиться мои слова, но я всегда предпочитаю говорить в открытую и не держать ничего в тени.
        Изабо подняла брови, но ответила тихо и спокойно:
        — Господин Кер, я выслушаю вас с удовольствием.
        — Мне очень нравится Робин,  — сказал, помолчав, Кер,  — и мне очень тяжело ощущать, что он несчастлив. Я не могу сказать, что он постоянно об этом думает или говорит. Робин с удовольствием выполняет свою работу, у него есть книги, он занимается философией и наукой. Но ему уже тридцать и он все еще не женат. В его доме должны уже бегать и шалить полдюжины детишек. Книги не могут заменить семью, графиня. Боюсь, что он теперь вообще не женится, а это очень неприятно для человека его положения. Меня это сильно огорчает.
        — Я никогда не мешала ему жениться,  — заявила Изабо.
        — Конечно, в открытую вы этого не делали. Но мне кажется, что он не взглянет ни на одну другую женщину, пока не будут разрушены прежние связи. Если цепи будут разорваны, он вскоре сможет найти новую любовь. Я абсолютно уверен, графиня, только вы можете разрушить эти связи.
        Наступила долгая тишина. Каждый из них ждал, кто же заговорит первым. Победил Кер.
        — Вы хотите сказать, что это ваше условие?  — спросила Изабо.
        Кер утвердительно кивнул.
        — Графиня, обещайте, что сделаете все возможное, чтобы разорвать эти цепи, и я буду очень щедрым. Вам никогда больше не придется беспокоиться о деньгах.
        Впервые на ее бледных щеках показался румянец. Кер внимательно следил за ней и видел, что она с трудом сдерживает возмущение. Он продолжал смотреть на нее и не был уверен, что желание обрести финансовую независимость от мужа возьмет верх над другими чувствами.
        Наконец Изабо промолвила:
        — Должна ли я дать вам обещание… такое невероятное обещание, прежде чем вы мне расскажете о своих будущих планах?
        Кер обрадовался и подумал: «Она согласна». Он помолчал, чтобы Изабо почувствовала значительность происходящего.
        — Могу вам сказать только одно: вам будет доверено присматривать некоторое время за одной молодой девушкой и вы станете следить за ее обучением. До того, как сказать вам еще кое-что, я должен задать вопрос. Мне следует убедиться, что некая информация является правильной.
        — Как пожелаете, сударь.
        Кер знал, чем закончится их разговор, и спросил:
        — У вас был дядя по имени Жюль де Вудрэ, и у него были поместья в южной части Берри.
        — Да, мой дядюшка Жюль умер десять лет назад.
        — У него было множество детей, по большей части незаконных.
        Графиня улыбнулась:
        — Очень много.
        — Он что-нибудь делал, чтобы обеспечить незаконнорожденных детей?
        — Ничего. Дядюшка не был богатым человеком. Он много тратил и когда умер, его поместья были в ужасном состоянии.
        — Его наследники могли заниматься незаконнорожденными братьями и сестрами?
        — Я довольно хорошо знаю моих кузенов и должна вам сказать, что они, конечно, ничего не делали. Вы хотите сказать, что они не имели права так себя вести?
        Кер покачал головой:
        — Меня абсолютно не интересуют этические проблемы. Мне нужно быть уверенным в одном: вашим кузенам известно о своих сводных братьях и сестрах?
        Изабо рассмеялась:
        — Если бы вы знали моего дядюшку Жюля, то не задавали бы этого вопроса. Господин Кер, их было слишком много. Мне кажется, что даже он сам не знал, сколько у него было детей. В этом нет ничего особенного.
        Ужин закончился. Гости начали вставать из-за стола, послышался скрежет отодвигаемых стульев. Некоторые задерживались у дверей, там слуги предлагали пряные прохладительные напитки. Вокруг раздавались громкие голоса.
        — Графиня, я вам должен рассказать о моем плане,  — сказал Кер.  — Вы согласны поговорить со мной, когда мы придем в апартаменты королевы?
        Изабо опустила глаза:
        — Мне сначала необходимо подумать о ваших словах. Кер улыбнулся:
        — Конечно. Что бы вы ни решили, позвольте мне сказать, что я чудесно провел с вами время. Мне было приятно ужинать в вашей компании.

        Глава 9

1

        Ночью в Париже разразилась буря с грозой. Ветер пришел с севера-востока и ревел над рекой и крышами домов. Это был не игривый ветерок, срывающий шляпы и заставляющий танцевать веревки с бельем, это был сильный шторм — с ледяными пальцами, острыми и стальными легкими. Он злобно завывал над шпилями соборов и пробирался сквозь мельчайшие дырочки, чтобы шуршать в проходах, словно шепот еретиков. Ветер дул вдоль улиц, и вывески таверн раскачивались, как церковные колокола.
        Утром на реке катились желтые волны. Мессы проводились в пустых церквах, окна лавок были закрыты ставнями. Д'Арлей собирался нанести несколько визитов, но, взглянув в окно, сразу понял, что лучше оставаться дома.
        Д'Арлей подошел к незаконченному предмету из глины, стоявшему на небольшом столике у стены. Это был круглый цилиндр длиной в два фута. Он покоился на подставке, сделанной в виде ригеля. Любому человеку стало бы ясно, что это точная модель бомбарды. Новый тип пушки, который станет использоваться против англичан. Этот макет изготовили они с Прежаном Кеннеди. Им не удалось закончить модель, потому что Прежан Кеннеди уезжал. Он вернулся вчера — после того, как посетил Жака Кера, и сразу стал собирать переметные сумы.
        — Вы опять собираетесь уезжать?  — спросил его д’Арлей, стоя рядом, когда Кеннеди аккуратно упаковывал свою единственную смену белья.
        — Да, я вам благодарен, что вы предоставили мне ночлег в вашем красивом доме, но мне нужно уезжать.
        — Могу я узнать, почему у вас так скоро поменялись планы? Шотландец выпрямился и, нахмурившись, стал размышлять, стоит ему отвечать или нет. Наконец он сказал:
        — Я еду по поручению Кера.
        — Ваша миссия связана с Валери Марэ? Опять наступила тишина.
        — Да, я еду в Берри, чтобы там поспрашивать о ней, и, наверное, буду отсутствовать несколько недель.
        Д'Арлей кивнул. Его радовало, что Кер пытается узнать о происхождении Валери. Он был уверен, что лучше Кеннеди с этим никто не справится.
        Д'Арлей стал расспрашивать шотландца и узнал, что Валери продолжает жить в семействе фактора и ее никто не навещает.
        Даже Кеннеди не позволили с ней поговорить перед отъездом.
        Когда шотландец ушел, д’Арлей понял, что больше не может притворяться, что ему необходимо поскорее увидеть ее. Д’Арлею пришлось изо всех сил сдерживаться, чтобы не поехать к Керу и не устроить скандал. Ему хотелось встретиться с Валери, побеседовать с ней и попытаться удержать ее от серьезной ошибки.
        Он расхаживал по комнате, размышляя о том, что произошло между Кером и Валери, но даже эти волнения не заглушили беспокойства по поводу предстоящей дуэли.
        Из-за дождя д’Арлей не выходил на улицу и очень удивился, когда услышал шаги на лестнице. Это был Гаспар, учитель фехтования. Когда гость вошел в комнату, вода лила с его одежды, стекала с носа и щек.
        — Я вас не ждал в такую погоду,  — признался д'Арлей.
        — Человек должен работать, чтобы жить,  — спокойно заметил учитель фехтования.  — Господин д'Арлей, если бы я не пришел к вам, мне было бы нечего делать сегодня, а состояние моего кошелька делает безделье такой роскошью, которую я не могу себе позволить.
        Д'Арлей вынул саблю из железного зажима на стене. Он размахнулся в воздухе, и на сердце у него стало теплее, как было всегда, когда у него в руках оказывалось оружие.
        — Господин Гаспар, мне кажется, что вы сегодня не сможете у меня выиграть. У меня настроение хорошо с вами по-сражаться. Это прекрасное лезвие, кажется, само подталкивает мою руку.
        Гаспар спокойно ответил:
        — Я постараюсь сражаться как можно лучше.
        Он отшвырнул промокший плащ и закатал рукава куртки. Учитель фехтования был человеком крепкого сложения — на его загорелых руках под гладкой кожей перекатывались крепкие мышцы. Он двигался очень изящно — стоило ему сделать выпад вперед, стало видно, что его тело действует как чудесно отрегулированная машина.
        Д’Арлей наступал — и сабля очутилась перед Гаспаром.
        — Защищайтесь!  — крикнул д’Арлей.
        Сабли соприкоснулись и на секунду застыли, как было принято в начале соревнования. Потом д'Арлей откинулся назад и с силой нанес удар. Послышался скрежет, учитель парировал удар. Сражение началось. Д’Арлей сосредоточился на ударах и почувствовал, как руки наливаются силой.
        Но настроение у него переменилось. Он сражался с Гаспаром и видел перед собой витраж с изображением Самсона с дубинкой в руках. Д’Арлею никогда не нравился этот сюжет, а сейчас, во время этой тренировки, он ему не нравился еще больше. Поднятая рука грозного мужчины казалась ему символом силы де Лалэна. Себя же он представлял в виде скорчившегося филистимлянина, на которого обрушивались удары.
        В его доме на улице Гренье-сюр-Л'О все напоминало Изабо. Как только д’Арлей купил этот дом, она приехала сюда с каменщиком и стекольщиком и начала все переоборудовать. Дом был достаточно живописным: темные балки, между ними — штукатурка красного и желтого цвета. Так было сделано внутри и снаружи. Иногда д'Арлею не нравился этот дом. Изабо удалось превратить его в подобие богатого особняка — в таких обычно жили большие семьи, но Робину это не очень нравилось. Окна сияли всеми цветами. Потолок нижнего этажа сняли, и помещение превратилось в парадный зал.
        Д'Арлей был рад, когда занятие закончилось. Он вытер пот со лба рукавом бархатной куртки и сказал Гаспару:
        — Вам не удалось ни разу меня коснуться. Гаспар фыркнул:
        — Правильно, сударь, я ни разу не поймал вас врасплох. Вы хорошо владеете саблей.
        Д'Арлей снял защитный футляр с кончика сабли и, довольный, заметил:
        — Но мне удавалось довольно часто поддавливать вас.
        — Четыре раза, мой господин.
        Д’Арлей сел на скамью и вытянул свои длинные ноги. У него улучшилось настроение после таких физических упражнений.
        — Что вы скажете насчет моих шансов на победу? Гаспар не сразу дал ответ. Он поправил рукава куртки, накинул плащ,  — прошла целая минута, прежде чем он ответил:
        — Сударь, у вас нет никаких шансов. Д’Арлей был поражен и испуган.
        — Почему? Что вы еще хотите от меня? Учитель мрачно покачал головой:
        — Я видел на арене Жака де Лалэна. Ему нет равных. Он удивительно силен, и он сражается с яростью разозленного быка. Кроме того, он одинаково хорошо владеет любым оружием.
        — В сражении на саблях очень важен опыт. Ответ на его силу — легкость передвижения во время боя. Я могу держаться от него подальше, пока не представится возможность нанести ему удар.
        Ему не удалось убедить учителя.
        — Вы не сможете быстро передвигаться, когда на ногах будут надеты металлические поножья и башмаки.
        — Мы станем сражаться вообще без доспехов. Гаспар был поражен:
        — Неужели бургундец согласился на это? Тогда другое дело. У вас будет возможность поразить его, даже если он вас сильно превосходит в силе. Но,  — Гаспар снова начал сомневаться,  — вам не стоит полностью полагаться на это. Вам следует готовиться к серьезному длительному сражению, а это очень утомительная работа.
        — Я сделаю все, что вы мне скажете. Учитель фехтования одобрительно кивнул:
        — Если вы настроены серьезно, я обещаю сделать из вас другого человека. Адля этого… — Гаспар быстро окинул взглядом д'Арлея для уверенности, что его совет будет воспринят правильно,  — вам придется много претерпеть. Вы будете есть только рекомендованную мною пищу и заниматься физическими упражнениями дважды в день. Кроме того, вам придется делать долгие пробежки, чтобы отрегулировать дыхание. Сударь, мы с вами сегодня занимались слишком мало, а вы уже задыхаетесь и покрыты потом. Если вы последуете моим советам, после занятий у вас будет все по-другому. Должен сказать честно и откровенно, господин д’Арлей, у вас слабые мускулы и плохое дыхание, а ваши мышцы напоминают требуху.
        — Гаспар, я уже говорил, что полностью вам доверяю. Учитель взял в руки шляпу.
        — Сударь, я могу узнать, сколько вам лет?
        — Мне исполнилось тридцать.
        — Вы выглядите гораздо моложе. В таком возрасте будет трудно выдерживать физические нагрузки, которые я предложу вам. Хотя должен признать, Что вы, видимо, всегда питались весьма умеренно.  — Он опять оглядел Робина и продолжал: — Конечно, у вас есть лишний жирок, и мы должны сразу от него избавиться. Ешьте поменьше — и только супы и мясо. Никакого хлеба и сладостей и ограничьтесь в вине.
        — Господин Гаспар, вы задумали для меня весьма аскетический образ жизни.
        — Но она будет более долгой,  — заметил учитель,  — в отличие от той, которая ждет вас, если вы меня не послушаетесь.
        Д'Арлей погрустнел. «Мне казалось, что я произведу на Гаспара благоприятное впечатление. Ну, ничего не поделаешь. Мне придется строго выполнять все его указания. Придется забыть о том, что у меня есть сердце и мозги, а нужно лишь развивать и закаливать мускулы. Мне необходимо стать настоящим отважным рыцарем, который думает только о том, как убить побольше противников».

2

        Грустные размышления д'Арлея прервал следующий посетитель. Д’Арлей и предположить не мог, что в такую жуткую погоду к нему явится братец. Граф де Бюрей наклонялся вперед при ходьбе из-за близорукости, сильно щурил глаза и осторожно двигался неуверенными шажками. У него выросло брюхо, он облысел. Длинное лицо пожелтело, что явно свидетельствовало о дурном здоровье. Несмотря на все это, он пытался расточать, как прежде, очарование и галантность. Он небрежно сбросил на пол мокрый плащ. Робин увидел, что старший брат очень модно одет. Камзол в оборочках достигал колен. Ляжки обтягивали пестрые лосины, а рукава камзола походили на стволы крупных деревьев. Граф де Бюрей остановился и попытался оглядеться. Он покачивался, и Робину стало ясно, что братец сильно пьян.
        — Ха!  — произнес старший брат, щурясь на младшего.  — Ты хочешь соперничать с Марко Поло? Тебя не было полгода, а ты мне был очень нужен. Мне стало известно вчера, что ты соизволил вернуться,  — и вот я уже здесь. Прибыл сюда в проливной дождь, и все кости у меня болят, как будто меня распинали на дыбе. Ты должен понять, как сильно ты мне нужен!
        Он прошел в центр комнаты, с трудом сохраняя равновесие и очень осторожно передвигая ноги.
        — Иногда мне кажется, что у меня начинается подагра.
        — Всегда приходится платить за грехи.  — Д’Арлей улыбнулся и протянул брату руку.  — Рад тебя видеть.
        — Ха!  — фыркнул граф.  — Ты рад видеть Изабо. Как ты мог оставаться далеко от нее так долго? Теперь, когда ты вернулся, мне следует позаботиться о собственном здоровье. Если я умру, ты поспешишь надеть на ноги мои башмаки, когда мое тело еще не успеет остыть[3 - Ссылка на «Гамлета» В. Шекспира: «…И башмаков еще не износила, // В которых шла, в слезах, как Ниобея, // За бедным прахом моего отца…» (Примеч. автора.)].
        — Брат, эта шутка очень дурного вкуса. Кроме того, боюсь, если судить по состоянию дел, у тебя не найдется даже пары башмаков.
        — Мой Робин, с твоей стороны это весьма дурно — ведь весь мир знает, что ты влюблен в жену собственного брата. Конечно, частично в этом есть и моя вина. Ты ее желал, а я ее забрал у тебя. Зная, какой ты упрямый, я должен был догадаться, что ты станешь продолжать вздыхать по Изабо. Но сейчас мне очень не по душе твоя вечная к ней привязанность, как ты это называешь.  — Он плюхнулся в кресло как куль с мукой.  — Ты что, не видишь, что я сейчас погибну, если ты мне не предложишь посеет? Только он может мне помочь. Почему у тебя так плохо горит огонь? Наверное, с помощью экономии ты можешь процветать, мой жадный братец? Д’Арлей позвал слугу:
        — Хелион! Скорее подай посеет и вино и подложи дров в камин.
        — Дни твоей привязанности к Изабо закончились,  — заявил Рено де Бюрей, когда перед ним поставили фляжку с вином и огонь в камине сильно разгорелся.  — Я пришел кое-что обсудить с тобой. Ты должен быстрее жениться, и кроме того, я уже нашел для тебя подходящую невесту.
        — Тебе никогда не приходило в голову, что я предпочитаю сам найти себе жену?
        Рено засверкал глазами.
        — А тебе никогда не приходило в голову, что у нас могут забрать все наши земли и поместья, если мы сразу не выплатим все мои долги?
        Д’Арлей ахнул:
        — Рено, дела настолько плохи?
        — Они уже не могут стать хуже! Они наседают на меня, как стая стервятников, эти проклятые пиявки из Ломбардии. Они ни на секунду не оставляют меня в покое. Я уже не могу платить проценты по долгам и в то же самое время делать вид, что продолжаю жить, как положено господину. Ты хочешь, чтобы земли наших предков оказались в грязных руках ростовщиков?
        — Нет! Рено, меня это волнует так же, как и тебя. Долги следует выплатить.
        — Ты можешь это сделать?
        — Безусловно, я разбогател, будучи связанным с Жаком Кером, но не до такой степени, конечно. Братец, только очень богатый человек может исправить вред, который ты нанес нашему достоянию.
        — Значит, так. Мой дорогой Робин, ты уже больше не можешь оставаться холостяком. Тебе придется взять в жены женщину с большим приданым, чтобы спасти от разорения земли рода де Бюрей.  — Он сделал глоток вина, потом добавил слегка извиняющимся голосом: — Кроме того, следует подумать о наследнике, который станет носить наше имя. Это тоже твоя обязанность. Мне не удастся исправить создавшееся положение. Только помни одно — это не моя вина. На стороне у меня имеется полно незаконных ублюдков.
        Д'Арлей расположился рядом с братом. Он о чем-то задумался.
        — Брат, мне всегда было известно, что придется жениться именно по этим двум причинам. Мне известны мои обязанности, но я откладывал это до тех пор, пока не найду ту, с которой смогу прожить оставшуюся жизнь. Теперь наступило время выбора. Мне не повезло вдвойне, потому что, мне кажется, я уже влюбился. У этой девушки нет благородного имени и никаких денег. Действительно, мне было бы трудно сделать более неподходящий выбор. Ты со мной бы согласился, если бы тебе была известна та, о ком я сейчас говорю.
        Старший брат был настолько поражен признанием младшего, что не сводил с д’Арлея недоуменного взгляда. Он так вытаращил глаза, что стали видны пожелтевшие белки. Рот у него приоткрылся, и показались выступающие вперед зубы.
        — Изабо будет так возмущена этим, что она мне не даст покоя очень долго! Клянусь Богом, она будет страшно возмущена!  — Рено попробовал положить ногу на ногу и застонал от боли.  — Но мы не должны страшиться трудностей. Если у этой девицы нет будущего, ты можешь сделать ее любовницей после брака на девушке моего выбора.
        — Ты ошибаешься. Прежде всего ей не известно о моей любви. И если я женюсь на ком-то другом… Если я больше ее никогда не увижу…
        — Тебе не следует быть таким благонравным. Некоторое время братья молчали. Д’Арлей заговорил первым:
        — Кто эта дама, что ты выбрал мне в жены? Рено начал весело отвечать:
        — Это — прекрасный выбор. Девушка является бесценным бриллиантом среди женщин. Ну, почти бесценным… Послушай меня. Она — вдова, и ей больше тридцати, и у нее есть один ребенок… Девочка. Очень больная, и, наверное, она умрет. Вдовушка довольно милая и живая, и на ее имя записана крупная недвижимость — это поместья в Ангулеме. Словом, мы сможем выплатить мои долги и нам еще много останется для спокойной и процветающей жизни.
        — Кто же эта идеальная невеста?
        Рено внимательно посмотрел на брата, затем произнес:
        — Клотильда де Трепан, вдова господина де Трепана. Он был убит на состязании в Бордо полгода назад, когда ты только начал свое бесконечное путешествие, и я с тех пор внимательно следил за вдовушкой.
        Брат был рад, что д’Арлей никогда не слышал о будущей жене, и продолжил объяснения:
        — Мне нужно тебе кое-что сказать. Спустя несколько месяцев после смерти мужа в комнате у нее находилась компания, и кто-то увидел, что паж, стоявший у нее за креслом, нахально ущипнул мадам. Все, конечно, решили, что она кое-что позволяла этому парнишке.
        Д'Арлей спросил Рено тоном, который ясно говорил: «Если мне придется жениться на богатстве, остальное меня мало интересует»:
        — Как насчет ее внешности?
        — Ха!  — вскричал брат.  — Тут у нас все в порядке. У нее рыжеватые волосы, зеленые глаза, пикантный носик и хорошая стройная фигурка. Могу тебе обещать одно — днем она будет восхищать тебя своим умом, а ночью она станет твоей прекрасной и сладкой партнершей в постели.  — Рено де Бю-рей покачал головой, как адвокат, подводящий итог сказанному.  — Я тщательно рассматривал все более или менее подходящие кандидатуры. Эта подходит нам больше всего. Она будет одновременно женой и любовницей. Она напоминает красиво вышитый кошелек, в котором всегда найдется золотая монетка, как бы часто ты туда ни заглядывал. Из всех дам со средствами у нее больше всего достоинств и менее всего недостатков. Мой совет тебе, братец: хватай быка за рога.
        — Надеюсь, ты мне позволишь сначала оглядеться вокруг.
        — Нельзя терять время,  — проворчал Рено.  — Я тебе не очень доверяю в этих делах. Несколько недель назад ты был в обществе Элис де Гюро. Да, мне все об этом известно. Ты следовал на север в одной компании с домочадцами графа. Как мне известно, его дочь весьма мила и ты ей приглянулся. Хотя не понимаю, что она в тебе нашла? И что же ты сделал? Ты выступил против нее и стал защищать какую-то дикарку, похожую на грязную уродину. Теперь леди Элис даже не желает слышать о тебе.  — Тут он начал перечислять поместья и недвижимость графа: — Всего восемьсот акров на расстоянии дюжины миль от Тура! Шестнадцать прекрасных виноградников в самом сердце виноградарства! Три замка, один из которых находится в долине Луары. Дом в Париже! Замок в районе Гаронны настолько огромный, что там может разместиться армия. А ты, мой мудрый братец, оскорбил девушку из-за какой-то бродяжки с лохматой и грязной головой…
        Д’Арлей резко перебил братца:
        — Я обещаю быстро прийти к решению.
        Рено медленно поднялся с кресла. Он собирался уйти, но передумал.
        — Ты посылал деньги Изабо?  — спросил он.
        — Нет, я ее не видел и не слышал ничего от нее за последние шесть месяцев.
        — Тогда откуда же у нее золото, которое я видел в течение последних двух дней? Она заплатила слугам. Моя Изабо покупает красивые материалы себе на наряды. Может, это каким-то образом связано с тем, что ее посещает Жак Кер?
        Д'Арлей резко поднялся. Ему пришла в голову странная мысль. Он сразу все понял, но все равно это было очень неприятно.
        — Ты говоришь, Жак Кер навещает Изабо?
        — Он был у нас дважды за последние дни. Они постоянно о чем-то шепчутся, как заговорщики. Когда я спрашиваю Изабо, в чем дело, она смотрит на меня и ничего не отвечает. Она умеет холодно смотреть на меня. А теперь еще должна приехать какая-то кузина. Нет, она не настоящая кузина Изабо, а просто незаконнорожденная дочь дядюшки Жюля. Он был таким кобелем! Зачем нам нужна эта девчонка?
        Теперь д’Арлею окончательно все стало ясно. Он подошел к стене, на которой висела его одежда, снял свой тяжелый плащ и подумал: «Он зашел слишком далеко. Я ему этого не позволю!»
        — Когда я начал расспрашивать Изабо о причинах внезапного приезда этой девушки в наш дом, она сказала, что ей нужно где-то жить. Ха, я в этом не сомневаюсь! Но дядюшка Жюль рассеял собственное семя по всему Берри, и всем его ублюдкам требуется жилье! Почему ее вдруг беспокоит одна из дочерей дяди? Тебе прекрасно известно, что моя жена… — Он остановился и громко сплюнул прямо в камин.  — Я чуть не сказал «наша жена». Это только подтверждает, как я отношусь к тому, что ты вечно крутишься вокруг Изабо и всегда служишь ей, стоит этой женщине поманить тебя пальчиком. Но продолжим. Моя жена очень красива, ты с этим не можешь спорить. Кроме того, она умна и может очаровать любого. Она нам с тобой очень нравится. Но нам также известно, что у нее не мягкое и не милосердное сердце и ее не волнует жизнь каких-то отдаленных родственников. Тем более, что она никогда не видела эту девицу прежде. Почему ее вдруг взволновала судьба этой неумытой девчонки?  — Рено подумал еще о чем-то, и у него появилось сильнейшее раздражение по поводу всего этого.  — Если в моем доме будут жить эти вшивые ублюдки, почему никто
со мной не поделится деньгами?
        — Наверное, потому, что люди понимают: давать тебе золотые монеты — все равно что кормить ими рыбу в Сене.
        Глава семейства продолжал ворчать:
        — Мне бы стало легче, если бы они поделились со мной плодами этого… заговора, когда в мой дом приводят разных ублюдков.
        Д'Арлей подошел к лестнице. Он был настолько возмущен, что с трудом мог разговаривать.
        — Пошли! Я отправлюсь вместе с тобой! Мы должны с этим разобраться.

        Глава 10

1

        Кер, его слуга и Валери оседлали коней. Кер оглянулся и сказал:
        — Пока мы туда доберемся, буря немного уймется.
        — Нет, господин, она будет только сильнее!  — возразил Никола.  — Вода в реке сильно прибывает. Сегодня какой-то пьяный бедолага, говорят, валяльщик сукна, утонул возле Сан-Жервэ.
        — Но нам все равно придется двинуться в путь,  — возразил Кер.
        Они выехали на улицу, из-под копыт лошадей летели брызги. Валери ехала за Кером, ворчун Никола замыкал шествие. Вскоре стало ясно, что Никола не ошибался, предвидя усиление бури. Дождь лил вовсю, казалось, повторяется всемирный потоп, сорок дней и ночей заливавший землю. Ехали молча. Лишь чуть стих ветер, Валери спросила:
        — Господин Кер, что она за женщина? Кер ответил не сразу.
        — Графиня весьма привлекательна, обладает умом и очарованием. Кроме того, она очень сильная личность. Я не могу вам сказать, Валери, какова она утром с неубранными волосами. Я ее никогда такой не видел.
        Дом де Бюрей возвышался над улицей. На воротах был виден фамильный герб, что указывало, во-первых, на солидный возраст здания, а во-вторых, на принадлежность к знатным древним родам Франции. Вместе с тем было заметно, что дом постепенно приходит в упадок; латунные водостоки под крышей давно прогнили и пришли в негодность; остроконечные сторожевые башни так давно не ремонтировались, что казалось, вот-вот рухнут; железные балконы покрылись ржавчиной. Дымок, струившийся из трубы, показывал, что тут продолжают жить люди. Ветер играл с дымком, и он струйками обволакивал окна.
        Валери дом показался великолепным.
        — Господин Кер, это, видимо, очень важное семейство,  — промолвила она несчастным голосом.
        Кер помог ей спешиться.
        — Действительно, это — древний род,  — тихо сказал он.  — Но граф обожает женщин и азартные игры, а его отец предпочитал постоянно судиться с соседями — поэтому они сейчас бедны как церковные крысы… Мой друг д’Арлей — младший из братьев — сумел заработать для себя деньги, в отличие от господина Рено.
        Графиня встречала их на лестнице.
        — Господин Кер!  — воскликнула она.  — Я уже не надеялась, что вы приедете в такую погоду.
        Конечно, графиня могла не надеяться на визит, но это ей не помешало хорошо к нему подготовиться. Она разоделась как могла. На развевающейся юбке был узор из коричневых и желтых ромбов. Рукава были широкими в плечах, после локтя они сужались и были отделаны золотой шнуровкой. Она ничего не надела на голову, и это было объяснимо — у графини были красивые волнистые волосы. Прекрасный высокий лоб не был испорчен морщинами. Глаза были теплыми, сверкающими, словно у молодой девушки. Графиня не стеснялась демонстрировать роскошные и соблазнительные белые плечи и шею. Валери очень нервничала, когда шла за Изабо.
        «Это очаровательная женщина,  — думала она.  — Графиня, наверное, более прекрасна, чем Агнес Сорель».
        Валери разглядела за поясом у графини носовой платок и подумала, что так, наверное, принято делать при дворе. Она также заметила, что на пальцах графини нет колец, а ее единственным украшением является цепочка на шее.
        «Наверное, она считает, что у нее и без колец красивые руки,  — подумала Валери.  — Но у нее на цепочке висит кольцо. Это наверняка значит, что графине дорог человек, подаривший ей это кольцо».
        — Вы промокли до нитки,  — заботливо сказала графиня Керу.
        Она повернулась и взглянула на Валери.
        — Это та самая девушка?
        — Да, это — мадемуазель Марэ. Графиня наклонила голову.
        — Добро пожаловать, дитя мое.
        Девушка неловко сделала реверанс. Она робела от окружавшей ее обстановки, и ей было неприятно, что она предстала перед графиней такой жалкой и промокшей. По щекам у нее текли ручейки, а волосы висели прямыми мокрыми прядями.
        Графиня внимательно оглядела девушку и с недоумением покачала головой.
        — Наверное, все-таки существует какая-то причина… Вы мне все рассказали? Господин Кер, я что-то не нахожу никакого сходства.
        — Оно удивительно при иных условиях.
        — Тогда мне придется подождать.
        «Они говорят обо мне,  — рассуждала про себя Валери,  — как будто я являюсь неодушевленным предметом. Наверное, мне придется привыкать к этому.  — Она начала сильнее волноваться.  — Несмотря на красоту, графиня — весьма жесткая дама, и я ей совсем не нравлюсь».
        Изабо продолжала изучать свою молодую протеже.
        — Дитя мое, вам следует быть решительнее. Предполагается, что вы — моя кузина. Слуги этому не поверят, если вы будете себя вести так робко.
        — Да, мадам,  — ответила Валери.
        — Вы должны называть меня «кузина», а вас теперь зовут Валери де Вудрэ. Вам следует постоянно следить за собой. Небольшая ошибка может все испортить.
        — Да, кузина.
        — Так-то лучше.  — Графиня резко позвала: — Гийометт! Немолодая служанка быстро появилась в дверях и поклонилась:
        — Слушаю вас, госпожа.
        — Это моя кузина мадемуазель де Вудрэ. Я уже говорила о ней. Кузина промокла, поэтому проводите ее в ее комнату и сделайте так, чтобы у нее было все необходимое.  — Графиня улыбнулась Валери и добавила милым тоном: — Дитя мое, я так рада, что вы пожаловали к нам. Вам следует принять горячую ванну, чтобы не простудиться. Дорогая Валери, я зайду к вам поболтать попозже.
        — Идемте, мадемуазель,  — сказала служанка. Она произнесла эти слова достаточно вежливо, но Кер почувствовал в ее голосе презрение, какое слуги благородных хозяев испытывают к бедным родственникам.
        Кер заметил, как начала паниковать Валери. Он подошел к ней и прошептал:
        — Если даже вам сейчас что-то кажется странным, вы очень скоро ко всему привыкнете. Вы не должны ничего бояться.
        — Я очень боюсь,  — ответила ему девушка. Кер не был уверен, что влага у нее на щеках — всего лишь капли дождя.  — Я не понравилась графине, это видно по тому, как она на меня смотрит.
        — Вам все это только кажется. Она вас полюбит, вот увидите.
        — Дорогая Валери,  — нетерпеливо сказала Изабо,  — ты простудишься, если сразу не переоденешься. Отправляйся наверх с Гийометт.
        Когда Изабо и Кер остались вдвоем, графиня вопросительно подняла тонкие темные бровки и улыбнулась.
        — Ну, я могу сказать только одно — я буду стараться изо всех сил!
        — Это все, о чем я вас прошу,  — улыбнулся в свою очередь Кер.  — За несколько дней нашего сотрудничества я очень зауважал моего… ну, скажем так: делового партнера. Я уверен, что задача вам по плечу, госпожа Изабо.  — Кер поклонился графине.  — Я должен идти. Но, возможно, я навещу вас завтра и мы с вами еще поговорим.

2

        Не успел уйти Кер, как вернулся хозяин дома. Когда граф поднялся по лестнице, его начала мучить одышка. Он стоял в дверях совершенно промокший и запыхавшийся. Изабо начала хохотать. Увидев, что граф не один, она радостно воскликнула:
        — Робин!  — Изабо подбежала к д'Арлею.  — Как я рада тебя видеть. Хотя мне нужно тебя отругать, потому что ты был ко мне невнимателен. Почему ты не спешил нас навестить?
        — Я рад, что пришел к вам сейчас,  — ответил д'Арлей.  — Что касается моего опоздания, у меня была куча всяких дел. Нужно было многое срочно уладить.
        Графиня положила ему руки на плечи и встала на цыпочки, чтобы запечатлеть на его щеке свой сестринский поцелуй. Она ухватилась за него покрепче и тихо шепнула, чтобы ее не мог слышать муж:
        — Робин! Мой дорогой Робин!
        Д'Арлей быстро отступил назад и обратился к брату:
        — Рено, ты никогда не скрывал, что тебе не очень приятны мои визиты. Но, несмотря на это, я прошу позволения поговорить с Изабо наедине.
        — Хорошо,  — ответил граф.  — Надеюсь, что тебе удастся добраться до причин тайны. И… — он погрозил пальцем,  — тебе следует быть очень твердым и рассказать моей милой половине, к какому мы пришли решению.
        Граф удалился, а Изабо нахмурилась.
        — Загадка? Ты должен быть со мной твердым? Прошу тебя, объясни мне, в чем дело?
        — Под загадкой Рено имеет в виду твой договор с Кером. Мне в данном случае все понятно.  — Д’Арлей нахмурился.  — Изабо, я разочарован, что ты оказалась достаточно слабой и позволила втянуть себя в подобную авантюру. Все это очень серьезно и даже опасно. Если кому-то станет об этом известно, может пострадать твоя репутация. Рено об этом ничего не известно, и поэтому я настаиваю, чтобы ты остановила эту затею.
        Графиня легко прикоснулась к плечу д'Арлея и жестом показала, чтобы он занял кресло у камина. Она на секунду присела на ручку кресла и положила ему голову на плечо, потом быстро вскочила.
        — Я хочу, чтобы ты не забывал, как сильно я продолжаю тебя любить,  — шепнула графиня.  — Мне хочется, чтобы ты не забывал об этом, когда мы станем злиться друг на друга. А это случится через несколько минут.  — Она легким движением поправила прядь волос над ухом.  — Если бы тебе пришлось годами жить так, как жили мы, в этой ужасной, омерзительной нищете, ты бы не стал, милый Робин, настаивать, чтобы я отказалась от благ и предлагаемых мне… золотых яиц за участие в этой сделке.
        — Ты хочешь сказать, что Жак Кер начал тебя соблазнять и у тебя недостало духу отказаться?
        Графиня неуверенно покачала головой.
        — Он настолько щедр, что временами мне кажется, будто я существую во сне… в прекрасных золотых мечтах. Робин, дорогой Робин! Тебе трудно представить, насколько сразу изменилась наша жизнь! Я даже смогла расплатиться с самыми ужасными долгами. В доме появились деньги! Золото, Робин, денежки! Я заплатила слугам. И свечи в этой комнате — из воска. Настоящие восковые свечи! Ты хоть знаешь, как дорого все это стоит?  — Графиня улыбнулась, подобрала юбки и показала стройную ножку.  — На мне атласные лосины, вышитые золотой ниткой! Робин, постарайся меня понять! Впервые за многие годы меня не мучит вопрос о деньгах. Неужели ты будешь настолько жесток, что потребуешь от меня распрощаться с подобной приятной жизнью?
        Д’Арлей молча смотрел на Изабо.
        — Тебе не обязательно принимать деньги от Кера,  — наконец промолвил он.  — Мы с Рено обсуждали положение и решили, что существует только один способ разрубить узел, в котором он запутался. Мне следует жениться на богатой женщине. Должен сказать, что он уже успел подыскать для меня невесту.
        Изабо опустила глаза, чтобы Робин ничего не прочитал в них.
        — Твой брат уже давно говорил со мной об этом. Ему никогда не приходило в голову, что он может облегчить положение, став более экономным. Нет, он предпочитает ждать, когда ты заведешь себе богатую женушку. Ты мне сказал об этом, и я понимаю, что тебе придется сделать именно так. Ты женишься, а мне… это будет очень неприятно!
        Изабо взглянула на д’Арлея. В комнате горела только одна свеча, царил полумрак.
        — Мой Робин, ты всегда был таким преданным. Долгие-долгие годы! Мы не станем считать, сколько лет прошло с тех счастливых пор. Мне не хочется этого делать… Ты должен знать, Робин, что я согласилась на условия Кера, чтобы спасти тебя от нежеланного брака.
        Д'Арлею трудно было поверить в это, и он не пожелал дальше обсуждать эту тему.
        — Не важно, насколько может быть щедрым Кер, тебе не хватит денег, чтобы погасить все долги. И кроме того,  — д'Арлей сделал паузу,  — нам необходимо подумать о наследнике.
        Изабо не удалось удержать Робина после себя после ее брака с Рено. Все эти годы она привлекала д'Арлея удивительным тактом и очарованием. Но она прекрасно знала характер Робина. Если она затеет спор, он обязательно настоит на своем, но если пустить в ход насмешки, Робин быстро сдастся.
        Изабо замолчала, когда разговор зашел о наследнике. Тут ей нечем было крыть. Наследник действительно был нужен, а она сама в данном случае ничем не могла помочь. Пауза затянулась. Изабо видела, что д'Арлею стало не по себе.
        — Кто же эта женщина, которую выбрал для тебя Рено?
        — Я ее не знаю. Она — вдова, и ее имя Клотильда де Трепан. Изабо вскрикнула:
        — Нет! Нет!
        Опять воцарилась тишина.
        — Мне следовало этого ожидать!  — Изабо покачала головой.  — Рено ничего в этом не понимает. Совсем ничего! Эта женщина… — Она с отвращением произнесла эти слова. Так обычно хорошая хозяйка выражает возмущение, когда находит грязное белье среди лучших праздничных нарядов.  — Она может подойти на роль любовницы твоего братца, но она ни в коем случае не подходит на роль твоей жены. Даже и не думай об этом. Робин! Я обещаю убедить Рено, что он не прав.  — Изабо начала нарочито громко хохотать.  — Что за глупая идея, Робин! Мой муж — удивительное создание! Я уверена, что нам не следует пользоваться его советами, а попытаться все решить самим!
        Изабо подошла к окну. Дождь усилился и резко барабанил по стеклу и ставням. Изабо задвинула занавеску.
        — Ты не должен возвращаться домой в такую погоду. У нас нет других гостей, и мы поужинаем своим семейством. Боюсь только, что это будет не очень веселая компания, потому что трудности влияют на настроение. И конечно уж, присутствие этой подзаборной девчонки тоже не прибавит нам веселости.
        Д'Арлей подошел к графине и рассеянно смотрел на расплывавшиеся силуэты крыш и каминных труб. Графиня внимательно изучала черты его лица. Она в который раз поняла, что эти тонкие черты лица значили гораздо больше, чем просто привлекательность или красота. Она подумала также, что в серьезном выражении этого лица присутствуют мужская сила и обаяние.
        «Я не могу с ним расстаться! Я не желаю с ним расставаться!» — думала Изабо.
        Она пообещала Керу оставить в покое Робина, но не собиралась этого делать. Изабо даже хотела упомянуть об этом абсурдном условии, но потом передумала. Если д'Арлей об этом узнает, ей придется от него навсегда отказаться.
        Изабо повернулась к д'Арлею и положила руку ему на плечо.
        — Робин, я очень эгоистичная женщина,  — шепнула она.  — Действительно, очень эгоистичная! Тебе это понятно, не так ли? Я вышла замуж за твоего брата, но не желала, чтобы ты тоже женился!  — Она медленно покачала головой и улыбнулась.  — Теперь мы столкнулись с ситуацией, которая нам так давно грозила. Ты должен понять — я попыталась сделать так, чтобы мои деловые связи с Кером стали источником доходов… чтобы ты не спешил вступать в брак. Ты должен дать мне для этого время…
        Д'Арлей отрицательно отреагировал на ее слова. Изабо поняла, что ей следует отступить и найти другой способ удержать его от брака.
        — Я прибыл, чтобы сказать тебе: ты должна немедленно порвать все деловые отношения с Кером. Если ты проигнорируешь мою просьбу и не прислушаешься к собственному разуму, тогда тебе придется примириться с тем что… — Он не закончил фразу, но Изабо поняла: д'Арлей собирался ей сказать, что в противном случае она никогда его не увидит.
        Изабо ответила обиженным голосом, словно д'Арлей прервал ее на полуслове и она не успела все объяснить:
        — Мой дорогой Робин! Ты мне позволишь закончить? Я собиралась сказать, что договор с Жаком Кером мало что для меня значит и я могу его сразу нарушить, если возникнет необходимость. Однако твой договор с Рено по поводу женитьбы — совершенно иное дело. От этого зависит твоя будущая жизнь и твое счастье. Я хотела сказать, что тебе не следует спешить. Ты должен быть во всем уверен. Ты знаешь, как я к тебе отношусь,  — я не стану спокойно смотреть, как тебя толкают на ужасную глупость — брак с одним из этих вульгарных созданий. Это только твой брат может думать, что такая женщина станет приличной женой! Мой эгоизм требует, чтобы ты был счастлив!  — Графини наклонилась к Робину и очень выразительно посмотрела на него.  — И еще я хочу сказать, мой суровый Робин: не важно, что тебе придется сделать и что мне потом придется пережить, за ужином ты можешь забыть все.  — Она улыбнулась только глазами.  — Ты со мной согласен?

3

        Графиня вошла в спальню и увидела Валери, закутанную в шерстяной халат. Волосы девушки высушили и расчесали. Они вновь приобрели золотистый оттенок. Щеки немного оттенили с помощью земляничного сока. Графиня молча разглядывала девушку.
        — Теперь мне кое-что стало ясно. Дитя, ты очень привлекательна, и я могу разглядеть некоторое сходство… Если тебя прилично одеть, ты можешь произвести впечатление.
        — Благодарю вас, сударыня.
        — Кузина,  — поправила ее Изабель.  — Ты должна привыкнуть называть меня только так.
        Графиня уселась в кресло рядом с Валери и продолжала ее внимательно разглядывать. Комната была почти пустой. Внутренняя отделка дома отражала бедность, так долго погружавшую в уныние все семейство де Бюрей. В комнате стояли два кресла, возле стены — сундук и старенький аналой. В углу находилась кровать под большим балдахином, она была застлана простым покрывалом.
        — Мы должны начать работу,  — сказала графиня.  — Признаюсь тебе, что это будет нелегко для тебя и для меня. Тебе ясно, что ты должна выполнять все мои указания и много работать?
        — Я буду старательной ученицей, госпожа… кузина.
        — Все, что должна знать светская дама, можно выразить в нескольких словах,  — продолжала Изабо.  — Если ты рождена благородной, все приходит к тебе естественно. Но для тебя все будет нелегко, потому что ты воспитывалась в других условиях. Тебе придется начать вот с чего: все, что ты делала, о чем думала и во что верила,  — неправильно.
        — Да, кузина. Это мне понятно.
        — Но этого недостаточно, чтобы сделать из тебя светскую даму. Если ты желаешь привлечь к себе чье-то конкретное внимание, тебе следует обладать грацией и привлекательностью леди Агнес. Живость ее ума будет нелегко имитировать.
        — Не судите меня за сегодняшнее поведение, кузина,  — возразила Валери,  — я… немного смущена.
        — Дитя, это естественно. Я не собираюсь быть к тебе излишне суровой. Я хочу убедить тебя в том, что ты должна полностью измениться, так же как изменится твой гардероб.  — Изабо все еще не отводила от Валери своего внимательного взгляда.  — Ты обязательно должна повидать госпожу Агнес, внимательно к ней присмотреться и изучить каждое ее движение. У нее свои, свойственные только ей манеры. Конечно, она иногда что-то делает специально, но все это производит впечатление. Лучше всего получится, если ты сможешь уловить саму суть, но не станешь все без разбору копировать. Теперь тебе нужно одеваться — ты поужинаешь сегодня с нами.
        Графиня позвала служанку и подробно объяснила, что должна надеть Валери.
        — У нас нет времени на то, чтобы она приняла ванну с ароматическими травами,  — заявила графиня,  — подуши ее моими лучшими духами, но не переусердствуй. Оставь ее волосы в покое, Гийометт.
        Служанка вскоре вернулась, неся развевающиеся разноцветные одежды. Она сняла с Валери халат и нижнюю юбку. Девушка привыкла сама переодеваться, и ей было неприятно обнажаться перед незнакомой женщиной. Когда с Валери сняли нижнюю юбку, оказалось, что на ней еще шерстяные рейтузы. Служанка была поражена при виде такого и повернулась к госпоже за указаниями.
        — Что такое на тебе надето?  — спросила графиня.
        — Это мы надеваем зимой для тепла, кузина,  — заикаясь, ответила девушка.  — Разве вы не носите такие вещи?
        — Я никогда прежде не видела ничего подобного,  — захохотала Изабо.  — Какое уродство!
        — Но зато в них тепло.
        — Светская дама никогда не должна заботиться об удобствах, запомни это. Тебе, может быть, кажется, что нам нравятся высокие головные уборы? У меня начинается головная боль, если убор высокий и тяжелый. То же самое касается и рукавов. Рукава по последней моде такие длинные, что они достают до пола. В них очень неудобно, и вообще это такая глупость! Но если все это модно, нам приходится все это носить.
        — Мадемуазель, наверное, не слышала о tout-au-tour?  — заметила служанка.  — С этим приспособлением вам будет тепло и не понадобятся никакие рейтузы.
        Валери действительно никогда не слышала о tout-au-tour, но это ее мало заботило. Гийометт принялась стаскивать с нее рейтузы — вот это было неприятно, девушка покраснела, ее лишили последней защиты скромности. Однако Валери не стоило смущаться: графиня внимательно ее оглядела и подумала: «У маленькой шлюшки хорошая фигура. У нее очень красивые бедра!»
        К радости девушки, служанка быстро накинула ей на плечи что-то вроде сорочки из шерсти. Валери перестала нервничать. Она очень обрадовалась, когда на нее надели платье, оно было великолепно. Шлейф его достигал целого ярда, длинные рукава были расшиты золотом.
        Служанка держала перед Валери зеркало, и девушка взглянула на себя. Она не могла поверить, что отражавшаяся там великолепная дама — это она сама. Щеки ее сначала порозовели, затем зарделись как маков цвет. Девушка рассмеялась:
        — Мне… мне кажется, что я выгляжу совсем по-иному.
        Сначала Валери волновалась по поводу глубокого выреза, обнажавшего шею и грудь, но потом она подумала: «Вскоре я стану светской дамой, поэтому такие пустяки не имеют ни малейшего значения».
        — А теперь, мадемуазель, вам станет ясно, что же такое tout-au-tour,  — многообещающе заявила Гийометт, доставая длинную бархатную ленту. Она продела ленту через петли на сорочке на расстоянии фута от колен и туго завязала ее концы бантом.  — Мадемуазель, это не позволяет сорочке отходить от тела и не пропускает внутрь холод,  — объяснила старая служанка. Она видела, что госпожа отвлеклась, и ласково похлопала девушку по руке.  — Такие же петли имеются и внутри верхнего платья. Если погода очень ветреная, вы можете и сквозь них пропустить tout-au-tour.
        — Лента также служит и для другого,  — продолжила урок графиня.  — Ты не сможешь широко шагать. Тебе лучше заранее попрактиковаться, дитя, иначе ты упадешь, когда станешь спускаться вниз к ужину.
        Сначала Валери было трудно шагать с лентой, ограничивающей движения, но, потренировавшись, она вполне освоилась. Девушка все еще расхаживала по комнате, когда послышался резкий стук в дверь. Служанка открыла, и они увидели длинное и мрачное лицо графа. Он заглянул в комнату через плечо служанки.
        — Граф, как вы посмели мешать нам?  — громко возмутилась Изабо.
        Граф отстранил служанку и вошел в комнату. По пути он ущипнул Гийометт за ляжку. Он все еще не пришел в себя после возлияний и двигался очень осторожно, как канатоходец. Остановившись в центре комнаты, граф отвесил поклон.
        — Мадам, мне доложили, что прибыла ваша маленькая кузина. Я решил ее сразу поприветствовать и подбодрить.
        — Как пожелаете,  — небрежно ответила его жена.  — Это — Валери. Она будет с нами ужинать. Если бы вы не были настолько нетерпеливы, через несколько минут мы спустились бы вниз.
        Граф сделал несколько шагов вперед, чтобы лучше рассмотреть девушку. Увидев ее, он сделал вперед еще несколько шагов и ласково поцеловал ей руку.
        — Мадам, мои поздравления. Ваша кузина очаровательна. Насколько я помню вашего дядюшку Жюля, он напоминал какую-то хищную птицу, и меня теперь поражает такая прелестная девушка. Я рад приветствовать Валери и счастлив, что она присоединится к нашему… небольшому семейству. Рад вас видеть, кузина Валери.
        — Благодарю вас, сударь,  — ответила Валери.
        — Наверное, вы похожи на свою мать,  — заметил граф, продолжая пялиться на девушку.  — Мог ли я ее видеть? Дитя мое, ваше лицо мне кого-то напоминает, мне кажется, я когда-то мог видеть вашу матушку.
        Графиня заметила, как оживился супруг, и нетерпеливо сказала:
        — Сударь, вам лучше нас покинуть, чтобы служанка могла закончить туалет Валери. Ей еще следует обуться.
        — Я не собираюсь уходить,  — заявил граф.  — Она также и моя кузина, хотя бы через родство с вами, Изабо. А ты, Гийометт, продолжай свое дело. Какая прелестная маленькая ножка! Простите меня, кузина, но мне всегда казалось, что девушки из Берри обладают тяжелыми копытами, подобно их коням. Наверное и к счастью, я ошибался!
        — Дорогой супруг, подайте мне руку,  — сказала Изабо, поднимаясь.  — Мы готовы сопровождать вас к ужину.
        Даже с помощью жены графу было трудно спускаться по лестнице. Он останавливался на каждом шагу, громко и хрипло дыша.
        — Мадам, вы собираетесь мне рассказать, в чем тут дело?  — спросил граф жену.
        — Не собираюсь вам ничего говорить,  — перебила его Изабо.
        — Я кое-что выяснил у моего молчаливого братца. Он, конечно, останется на ужин? Мне не следовало бы спрашивать. Мадам, я заметил, что вы оделись очень тщательно.
        — Конечно, Робин останется с нами.
        — Теперь, мадам, насчет этой девушки. Вам известна пословица: «Если дитя не похоже на отца, его мать можно обвинить в распутстве»? Ваша маленькая Валери ничуть не походит на этого старого гусака дядюшку Жюля. Если он действительно является отцом этой прелестной девчушки, то я ничего не понимаю в наследственности.
        — Потише!  — потребовала Изабо.  — Вас может услышать девушка.
        — Мадам, тут и так слишком много секретов. Мне тоже полагается некоторая доля в богатстве, неожиданно свалившемся на наш дом. Теперь, когда я видел вашу кузину, я уверен, что вам выпало много денег. Мадам, соответственно повышается и моя доля. Значительно повышается!

4

        Если прежде д'Арлей сомневался в собственных чувствах к Валери, то одного взгляда на девушку, спускавшуюся по лестнице, было достаточно, чтобы утвердиться в них. У него закружилась голова. Он с трудом взял себя в руки, когда услышал равнодушный голос Изабо:
        — Моя кузина Валери. Мы должны сразу сесть за стол. Ужин ожидает нас.
        Граф без сил опустился в кресло хозяина дома на возвышении. Изабо села по правую руку от него, а Валери — по левую. Д'Арлея посадили рядом с графиней.
        Хозяину дома всегда нравились поговорки и пословицы.
        — Короткие молитвы, но долгое пиршество!  — произнес он, задыхаясь.  — Мадам, я надеюсь, что неожиданный ренессанс семейства де Бюрей окажет влияние на ужин, который вы нам сейчас предложите.
        Валери с изумлением оглядывалась вокруг. Никогда прежде она не видела таких просторных и великолепных апартаментов. Тот факт, что в доме почти не было мебели и все вокруг дышало запустением, никак не влиял на ее впечатления. Рядом с возвышением стояли огромные столы, за которыми могли сидеть несколько десятков человек, но сейчас там сиротливо ютилась горстка слуг. Зал был настолько велик, что девушка не могла различить рисунок на гобеленах, висящих на стенах в противоположной стороне зала. Свечи стояли в массивных серебряных канделябрах, настолько высоких, что пламя трепетало при малейшем ветерке над головами собравшихся. Два пажа в лазурных ливреях подавали на стол. В перерывах они шептались возле буфетов, расставленных вдоль стены. Блюда, в которых пища подавалась на стол, были изготовлены из серебра, на них красовался фамильный герб де Бюреев.
        Валери начала волноваться. «Я прежде и не подозревала,  — размышляла она,  — что жизнь может быть такой великолепной».
        — Итак, маленькая кузина,  — сказал граф, наклоняясь вперед и осторожно похлопывая девушку по руке,  — вы ведете себя как тихий котенок. Хотя когда вы поднимаете ваши прелестные глазки, я могу в них уловить живость и веселье. Мне ясно, что вы ничем не обязаны Жюлю, кроме того, что он помог вашей матушке произвести вас на свет. Он всегда любил поболтать. Я мог бы вам рассказать множество… разных историй.  — Граф начал оживляться.
        — Я уверена, граф, что наша кузина не желает слушать разные истории в таком виде, в каком они запечатлелись в вашей голове,  — одернула супруга Изабо. Она враждебно посмотрела на него.  — Дорогой Рено, вы уже достаточно хорошо нагрузились сегодня, поэтому я приказала, чтобы к столу подавали только один сорт вина.
        Граф совсем размяк и не мог должным образом ответить графине. Он близоруко заморгал и пытался достать что-то из своего камзола. Это была пара круглых хрустальных дисков, соединенных полоской серебра. Он приставил это сооружение к воспаленному носу и попытался пристально посмотреть на жену.
        Валери слышала от кого-то, что этот волшебный инструмент помогает тем, кто плохо видит.
        — Я уже перестал быть хозяином в собственном доме?  — бормотал граф.  — Мадам, вы заходите слишком далеко.
        За столом воцарилась тишина. Граф молча и очень осторожно пережевывал пищу, как будто у него были сложности с зубами. Изабо и д'Арлей тихо переговаривались. Валери старалась не допустить ошибки за столом. От напряжения и страха у нее пропал аппетит.
        Девушка понимала, как многому ей придется научиться. Возле тарелки она нашла нож и какое-то странное незнакомое приспособление с двумя прямыми зубьями. Она подумала, что с помощью этого инструмента можно отправлять пищу прямо в рот. Она попробовала — и у нее ничего не получилось: пища не держалась на прямых зубьях, тогда Валери решила ничего не предпринимать, пока не увидит, как это делают остальные. Валери увидела, что все пользуются вилками (это название она узнала позже), чтобы придерживать мясо, когда его режут на кусочки. Ложками ели пирожные. Рыбу брали по-простому — руками. Валери обратила внимание, что графиня часто опускала масленые пальцы в чашу с водой, и попыталась сделать то же самое.
        Чтобы все лучше видеть, девушка наклонилась вперед — и ей хорошо стал виден д'Арлей. Валери была рада тому, что он, не прерывая разговора с графиней, постоянно смотрел на нее. Графиня обратила на это внимание. Она взглянула на Валери, нахмурилась, повернулась к д'Арлею и что-то сказала. Тот опустил глаза. Но все равно время от времени он продолжал смотреть на Валери.
        Графиня взглянула на свою подопечную, ее глаза были холодными и злыми.
        «Я ей не нравлюсь»,  — опять подумала девушка. Ей стало очень неприятно, и она начала размышлять, каково ей придется, если она будет продолжать жить в этом семействе.
        Чтобы отвлечься от этих грустных мыслей, Валери вспомнила о Жаке Кере. Как он отличался от этих надменных знатных людей! Он был удивительно добр, понимал Валери и, конечно, воспринимал ее как равную себе. Она его мало знала, но была уверена, что он — необычный человек. Валери повиновалась ему, потому что верила: все, что он говорит и делает,  — правильно. «Даже если он просил меня всегда слушаться госпожу Изабо, значит, так надо»,  — подумала девушка.
        Граф был недоволен — ужин состоял из меньшего количества блюд, чем он предполагал. Граф жадно поглощал пищу и недовольно двигал пустым кубком для вина. Время от времени он обращался к жене:
        — Мадам, вы излишне экономны и к тому же приказали приготовить жалкий ужин, чтобы приветствовать вашу маленькую кузину.
        Он еще сильнее разозлился от того, что огонь в камине, над которым красовались лазурная лента и три серебряных звезды — символ семейства де Бюрей,  — совершенно не согревал сидевших на возвышении.
        — Мадам, мне придется удалиться в загородное поместье. Там, по крайней мере, можно будет согреться,  — заявил Рено, отставив в сторону свою тарелку.
        Графиня сама чувствовала, что начинает замерзать. Она хлопнула в ладоши. Появились пажи.
        — Алан, Фрой, подбросьте дров в камин.  — Затем Изабо обратилась к мужу: — Это прекрасная идея, граф, я не стану возражать.
        Рено де Бюрей несколько минут раздумывал над словами графини, водрузил на нос очки и посмотрел на Валери.
        — Нет, я передумал. Мне кажется, мадам, что жизнь здесь, несмотря на жуткий холод, может оказаться весьма интересной.

        Глава 11

1

        У Валери началась напряженная жизнь. Каждый час был расписан.
        — Пять часов, мадемуазель, вставайте, пора начинать молитвы,  — Гийометт старалась разбудить девушку.
        Служанка была в какой-то бесформенной одежде красного цвета, лицо блестело при свете ночника. Валери никак не могла прийти в себя после сна. Она не представляла, что ей придется делать, но была уверена, что это будет самый трудный день в ее жизни. Ей уже не хотелось спать, но она не желала отправляться в это новое и неизвестное приключение, поэтому нырнула обратно под одеяло.
        — Пора вставать,  — повторила Гийометт, касаясь обнаженного плеча Валери.  — Вам пора принимать ванну, не так ли?
        Валери поняла, о чем говорит служанка, и пообещала встать. Гийометт накинула на девушку теплый халат, на ноги ей надела меховые тапочки.
        — Комната с ванной находится далеко отсюда. Действительно, им пришлось идти довольно долго. Они спустились по темной лестнице, пересекли мрачный холл, где холод каменных полов чувствовался даже через тапочки, прошли по следующей лестнице — более темной, чем первая,  — миновали кухню, где слуги уже готовили обед, и наконец подошли к двери с занавесками по обеим сторонам.
        Когда они зашли внутрь, служанка задернула занавески.
        — Теперь все будут знать, что комната занята,  — объяснила она.
        Пустота огромного дома не подготовила Валери к роскоши этой комнаты. На полу лежали ковры, и ногам было тепло. Там горела жаровня, стоявшая рядом с «троном епископа». Сам «трон» показался девушке поразительно высоким. Ручки сиденья были подбиты бархатом, позади и по бокам располагались вышитые панели. Над сиденьем находился шерстяной занавес, который можно было поднимать и опускать, когда было необходимо. Тут же на столике стояли бутылочки с духами, розовой и лавандовой водой.
        После совершения необходимых дел женщины отправились в противоположном направлении и опять прошли мимо множества комнат. Наконец добрались до ванной. Валери опустилась в ванну и крепко прижала к подбородку колени. Это была очень приятная процедура. Гийометт время от времени подливала в теплую воду разные ароматические смеси: эвкалипт, тимьян, мяту, липовый цвет. В комнате стоял приятный аромат.
        Завтракала Валери в своей комнате. Ей подали миноги, баранью котлетку и один кусочек ржаного хлеба.
        — Мадам настаивает на ржаном хлебе, потому что от него не так толстеют,  — заявила Гийометт.
        Валери подали также стаканчик огненной жидкости под названием «бренди» вместо вина. Служанка пояснила, что придворные дамы пьют только бренди, ведь даже королевский врач называл его самым здоровым напитком.
        Во время завтрака Гийометт немного разоткровенничалась:
        — У нас дела сейчас обстоят гораздо лучше, чем некоторое время назад. Конечно, это никоим образом не связано с моим собственным завтраком. Графиня желает, чтобы у мадемуазель улучшился цвет лица и кожа.
        Валери сделала один глоток бренди, задохнулась, ей обожгло рот и горло. Она наотрез отказалась пить этот напиток, считают ли его приносящим пользу или нет. Девушка не захотела съесть котлетку, но с удовольствием угостилась миногами. Служанка посмотрела на девушку, решила, что ей можно доверять, и начала болтать:
        — Мадемуазель здесь нравится?
        Валери ответила утвердительно. Ей тоже хотелось кое о чем спросить Гийометт:
        — Мадам графиня очень красива. Она так же добра?
        Служанка криво усмехнулась:
        — Добра и хороша? Тут может быть множество разных значений. Графиня — хорошая хозяйка, но у нее острый язычок и быстрая на расправу рука. У госпожи сложный характер. Вы только посмотрите, что бывает, когда у нее становятся красными глаза! Госпожа очень жадна. Она проверяет состояние запасов провизии каждый день. Ей известно, сколько продуктов находится на кухне. Если крыса объест головку сыра, госпожа уже об этом знает! Она видит все! Должна вам сказать, она знает даже о том, что делает граф.
        — Даже когда он кого-то ущипнет?
        — Действительно, она все замечает,  — сказала служанка.  — Да мадемуазель вскоре и сама узнает, что граф обожает щипать девушек за попку.
        Валери продолжала завтрак молча. Но Гийометт не унималась:
        — Теперь, когда вернулся брат графа, у мадам будет куда лучше настроение.
        — Отчего, Гийометт?
        Служанка откинула голову назад и захихикала:
        — Отчего? Мадемуазель! Мадам графиня давно влюблена в господина Робера! Всем об этом известно, даже самому графу.
        Валери помолчала, потом спросила:
        — Он тоже любит графиню?
        — Конечно. Давно. Когда они были очень молоды, он безумно ее любил. Это очень грустная история.
        Валери отодвинулась от стола. У нее испортилось настроение. Д’Арлей казался ей очень добрым другом, к которому она в любую минуту могла обратиться за помощью и поддержкой. То, что он влюблен в графиню, в принципе ничего не должно было менять, но она чувствовала, что все изменилось. Валери ощутила, что лишилась чего-то очень важного и дорогого.
        Гийометт принялась все подробно рассказывать и в нужных местах важно покачивала головой или подмигивала Валери. После брака господина Рено и Изабо д’Арлей отправился на Восток, долго пробыл там, а по возвращении начал регулярно посещать их дом. Сначала он всегда сидел в кресле в самом дальнем конце комнаты и оттуда с восхищением смотрел на прекрасную хозяйку дома. Постепенно он стал садиться ближе к ней и наконец как-то вечером занял место рядом с госпожой. С тех пор он всегда сидит с ней рядом и они ведут свои, никому не известные разговоры, порой они беседуют шепотом.
        Служанка объяснила, что так было, когда д’Арлей был очень молод и не мог скрывать своих чувств. Когда он стал старше, сделался более сдержанным и посещал графиню реже. О них много сплетничали, особенно при дворе. Кто-то даже написал насмешливые куплеты о влюбленном рыцаре д'Арлее и красавице Изабо, и многие придворные цитировали эти стихи и даже напевали их на мотив популярной песенки. Граф страшно разозлился и устроил графине сцену.
        — Мне кажется, мадемуазель,  — продолжала служанка, решительно качая головой,  — наша роза начала блекнуть и скоро ей будет трудно пользоваться такой властью над братом мужа. Тем более что господину Роберу придется жениться на богатой женщине. На этом и закончится их роман.
        — Он должен жениться?
        Валери с трудом сдерживалась, чтобы не показать свое разочарование и не выдать себя окончательно. Гийометт пожала плечами:
        — Конечно, мадемуазель. Он должен жениться, чтобы спасти поместья. Граф наделал такие долги,  — она широко развела руки, чтобы показать, насколько они велики,  — их никогда не выплатить, если господин Робер не принесет богатство в семью. Это было всем давно известно. Теперь вам все понятно?
        — Да,  — грустно ответила Валери.  — Уже известно, на ком он женится?
        Служанка снова рассмеялась:
        — Пока нет. Но когда все станет известно, мадам графиня постарается подлить ложку дегтя в бочку меда. Я в этом уверена. Сейчас сир д’Арлей очень грустит. Мне кажется, что ему хотелось удрать отсюда на край света.
        Валери собиралась задать служанке еще вопрос, но болтовню пришлось прекратить, потому что пожаловала мадам Баркэ. Гийометт оказалась в тени и ждала приказаний.
        Говорили, что мадам Баркэ были известны все секреты красоты Востока. Все знатные дамы Парижа приглашали ее к себе. Ходили сплетни, что к ее услугам прибегали даже жены богатых купцов, которые, несмотря на запрет, желали одеваться и выглядеть так же прекрасно, как аристократки.
        Она вошла в комнату — ее одежда была сухой. Это означало, что дождь наконец закончился. Но на улицах все еще было грязно, и мадам Баркэ изрядно испачкала конец своего длинного шлейфа. Мадам была пожилой, имела несколько подбородков, тело ее походило на винный бочонок. Валери смотрела на нее с ужасом. «Что она может знать о красоте — думала девушка,  — если сама такая уродливая и грязная?»
        Мадам Баркэ были присущи странные манеры, в этом Валери вскоре убедилась. Эта почтенная дама все время обращалась сама к себе.
        — Мадам Баркэ,  — сказала она, внимательно разглядывая девушку,  — вам придется повозиться с этой девицей. Это точно, мадам Баркэ.
        При этих словах мадам начала так энергично качать головой, что ее высокий чепец стал дрожать, как крылья ветряной мельницы во время бури.
        — Мадемуазель не из Парижа?
        — Да, мадам,  — смущенно ответила Валери.
        — Хорошо. Мадемуазель ничего не знает. Она не станет спорить с мадам Баркэ, которой известно все! Святые и грешники! Мадам Баркэ, когда вы в последний раз видели подобные ноги?! Наверное, эта девушки ухаживала за лошадьми!
        Затем последовала длинная лекция о том, как следует ухаживать за руками и ногами. Валери никогда не думала о своих пальцах иначе как об инструментах, с помощью которых можно выполнять работу. Девушка удивилась еще сильней, когда мадам Баркэ очень коротко подстригла ей ногти.
        Руки Валери погрузились в смесь, которую она посчитала ядовитой. Мадам Баркэ отполировала ей ногти и наложила на них краску, отчего ногти стали розовыми и блестящими.
        — Я всегда оставляю эту процедуру напоследок,  — заявила мадам Баркэ,  — но ногти мадемуазель были в таком ужасном состоянии, что их надо было приводить в порядок немедленно.
        Мадам поднялась с кресла и стала внимательно осматривать девушку. Видимо, она была удовлетворена увиденным. Мадам дотронулась до груди Валери, ее рук и бедер.
        — Вам будет нужен ежедневный слабый массаж,  — заявила она.  — Вам следует немного похудеть, но это не страшно. Хотя лишний вес всегда оседает в самых трудных местах.
        Мадемуазель, массаж поможет вам стать более стройной. О, мадам Баркэ, вспомните о горах жирной плоти, которые являются к вам, чтобы восстановить прежнюю стройность, которую они растеряли, потому что слишком любили поесть и производили своих деток почти каждые десять месяцев! Что бы они ни отдали теперь за эти крепкие грудки и чудесные стройные ножки!  — Мадам подумала немного, а потом сообщила: — Вам не нужно будет носить повязки на бедрах. Всего лишь тонкая лента под грудью, чтобы она хорошо выглядела,  — и все!
        Настала очередь осмотра лица.
        — Святые и грешники!  — возмутилась мадам Баркэ.  — Веснушки на кончике носа! Неужели она была настолько беззаботна и глупа, что подвергала лицо влиянию обжигающих лучей солнца! Как можно не следить за своей кожей! Мадемуазель, вам не следует бывать на солнце. Оно — враг женской красоты! Луна — это совершенно другое. Если возможно, вам следует каждый вечер хотя бы час подвергать себя благотворному действию лучей луны. Кожа у вас станет как у белой лилии. Именно белая кожа зажигает желание в глазах мужчин.
        Мадам Баркэ обратилась к служанке:
        — Что касается веснушек. Приготовьте кашицу из овсяной муки и лимонного сока и каждый вечер накладывайте смесь на нос мадемуазель перед тем, как она ляжет спать.
        На этом были закончены труды мадам Баркэ, и она с удовольствием уселась в кресло.
        — Гийометт, подай мне вина!  — приказала мадам.
        Пока Гийометт не появилась, мадам Баркэ широко открыла рот и принялась натирать десны какими-то пряностями коричневого цвета. При этом она не сводила цепкого взгляда с Валери.
        — Мадам Баркэ,  — она вновь обратилась сама к себе,  — тебе сказали, что ты не должна ничего видеть и ни о чем болтать. Но ты видишь такие интересные вещи, что твоим дамам захочется выслушать твой рассказ. Твои дамы ждут от тебя пикантных новостей, пока ты умащаешь их толстые тела, массируешь их. Неужели эта девушка в самом деле является кузиной госпожи Изабо? Мадам Баркэ, тебе стоит кое о чем поразмыслить.
        Мадам Баркэ выпила вино и удалилась.
        Теперь настала очередь врача. Он был небольшого роста, с острыми глазками, постоянно двигался и подпрыгивал.
        «Как белка»,  — подумала Валери.
        Врач боялся заразы, поэтому надевал халат, пропитанный химическими веществами, от его дыхания могла погибнуть лошадь — перед осмотром пациента он наедался чеснока.
        Валери доктор нашел вполне здоровой. Девушке даже показалось, что он был возмущен таким положением вещей.
        — Человек не может быть таким здоровым. Это — против законов природы,  — протестовал врач тонким голоском. Он обратился к служанке: — Давайте ей каломель один раз в месяц. Это выведет из организма таящиеся там яды. Никогда не давайте ей коровье молоко. Если пожелает, пусть ежедневно пьет полчашки лошадиного молока. Человеческий желудок плохо переносит молоко. Мы должны быть постоянно настороже. Кроме того, у ее постели должны быть красные занавески — тогда она никогда не заразится оспой.
        Когда маленький человечек ушел, Гийометт объявила:
        — Пришел святой отец из университета, чтобы дать вам урок письма и чтения.
        Валери похолодела.
        — Говорят,  — испуганно прошептала девушка,  — нужно быть очень умной, чтобы выучить буквы. Я так боюсь, что готова бежать отсюда.
        Но это испытание было отложено. До прихода священника Валери получила приказ срочно отправляться в апартаменты графини Изабо.

2

        Убогая обстановка дома контрастировала с чудесным убранством комнат хозяйки. Главная из них была очень уютной, с дорогой красивой мебелью. Там стоял секретер под балдахином из коричневого бархата, длинный старинный стол, великолепное резное распятие висело на стене. Занавесы на окнах приятного синего цвета были сделаны из тонкого льняного материала.
        Графиня сидела у стола. Рядом с ней курились благовонные травы с запахом ванили.
        Было видно, что она недавно встала. Рыжеватые волосы были заплетены в косы, и из-под халата виднелся кончик желтой туфельки. Перед Изабо стоял бокал с бренди.
        — Доброе утро. Господин Кер прислал записку, в которой приглашает нас посетить его самую большую лавку в городе. Мы вскоре туда отправимся. Господин Кер пишет, что у него есть много разных товаров, которые могут нам пригодиться. Мы поедем туда после трех часов, ты должна быть готова к эгому времени.
        — Конечно, кузина. У него чудесная лавка. Мне удалось там кое-что увидеть. У господина Кера есть великолепные вещи!  — радостно воскликнула девушка.
        Голос графини стал гораздо мягче.
        — Я думаю, что наша поездка будет удачной. Мне следует поменять собственный гардероб… Должна сказать, дитя, ты хорошо себя вела во время ужина — не сделала ошибок и выглядела… вполне прилично.
        — Благодарю вас, кузина. Я следила за вами и старалась по мере возможности повторять ваши действия.
        — Но иногда ты меня копируешь слишком точно, и мне это не нравится,  — неожиданно резко заявила Изабо.  — После ужина я отправилась к тебе в спальню, чтобы пожелать доброй ночи, и увидела тебя перед зеркалом. Ты копировала мою походку и манеры. Я спряталась — ты не видела, как я к тебе заходила. Должна тебе сказать, что чувствую себя обиженной.
        У Валери предательски зарделись щеки.
        — Простите, кузина. У меня действительно есть такая дурная привычка. Подобного больше никогда не случится.
        — Надеюсь… — Изабо не сразу продолжила разговор. Валери стало ясно, что она была крайне возмущена.  — Конечно, я не могу судить, правильно ты меня передразниваешь или нет. Но должна сказать тебе только одно: я не виляю бедрами во время ходьбы. Ты очень вульгарно меня передразнивала. Мне очень обидно, и я возмущена.
        — Кузина, с моей стороны было глупо так себя вести.
        Графиня холодно кивнула, чтобы показать, что прощает Валери.
        — Больше не будем об этом говорить. Теперь тебе следует вернуться к занятиям и быть готовой к поездке в лавки Кера.
        Валери было очень стыдно. Ей не следовало допускать подобную ошибку в первый же день. Когда она покинула комнату графини, думала о том, что Изабо не очень привлекательна по утрам и гораздо старше, чем Валери показалось сначала.
        «Когда мадам ходит, она все равно виляет бедрами»,  — подумала девушка.

3

        Главная лавка Кера была расположена среди множества строений позади Лувра, неподалеку от «Отель д'Аленкон и Пти-Бурбон». Прежде это здание принадлежало какому-то знатному горожанину. Здание было построено основательно и производило впечатление на окружающих. Его высокие стены казались мрачными, их украшало множество каменных башен и подвесных переходов.
        Изабо и Валери прибыли в половине пятого, их проводили в огромное помещение, где озабоченный служащий спросил о цели их визита. Упоминание имени де Бюрей стало волшебной палочкой, открывшей для них пещеры с сокровищами. Служащий выпрямился и важно произнес:
        — Да, миледи. Вас ждут и просили, чтобы вы соблаговолили подняться на второй этаж.
        Они вышли из комнаты и сразу же попали во двор, где царили шум и оживление. По углам двора горели светильники. Покупатели суетились и расхаживали взад и вперед, а за ними следовали носильщики с узлами на спине.
        Вдоль стен располагались открытые галереи — одна над другой. Валери пробовала их пересчитать, но вскоре сбилась. Внешние лестницы с каждого конца были помечены указателями «Вверх» и «Вниз». Стук каблуков по каменным ступенькам увеличивал шум. Сопровождающий повел гостей по лестнице к комнате, где находился сам хозяин лавки.
        Жак Кер радостно приветствовал дам.
        — Через три дня в лавке не останется почти ничего, гордо заявил он.  — Вам известно, что это строение предназначено для военных целей? Некоторые товары перевезут в другие лавки, а большая часть из них перекочует в сундуки парижан. Вы не встречали на улицах моих герольдов, объявляющих о выгодной распродаже?  — У Кера радостно сверкали глаза.  — Графиня, вы должны меня простить. Прежде всего я — купец, и в подобные времена я испытываю огромную гордость и радость. Я взволнован и счастлив, как полководец, одержавший важную победу. Но вам не стоит думать, что здесь царит полная пустота. Я позаботился о том, чтобы для вас оставили самые интересные вещи.
        У Валери было плохое настроение, для чего имелось несколько причин. Во-первых, информация, которую она узнала о д'Арлее; во-вторых, выговор, полученный от графини; наконец, неопределенность и страх, которые она испытывала по поводу своего будущего.
        Настроение у нее улучшилось, когда Кер повел их в комнату, ярко освещенную множеством свечей.
        Девушка остановилась на пороге и ахнула от удивления и восхищения. Вокруг все переливалось яркими красками богатых восточных материй. Вдоль стен были укреплены стойки с редчайшими шелками. В центре стоял стол с бархатом и сверкающей парчой. На маленьких столиках были разложены рубашки из голландского полотна, халаты, вышитые нижние юбки, цветные юбочки и кружевные горжетки. На одном столе лежали только кошельки и поясные сумки. Дамы прикрепляли их к поясу и держали там мелкие монетки, которые выдавали им мужья. Там также красовались кожаные чехлы для молитвенников. На следующем столе демонстрировались капюшоны и различные чепцы.
        Кер гордо заметил:
        — Даже у королевы Шебы не было ничего подобного!
        Он подошел к одной из стоек и показал женщинам чудесный шелк цвета чайной розы. Обе они воскликнули от восхищения и протянули руки, чтобы пощупать восхитительную ткань.
        — Это шелк из Китая,  — пояснил Кер.  — На сегодняшний день лучше шелка вы не найдете во всем мире. Сами китайцы называют этот оттенок «Поцелуй меня»! Мне нравится это название. Кажется, что в нем содержится поцелуй солнца и обещание — та женщина, которая наденет платье из этого материала, станет возбуждать желание в каждом мужчине.
        Графиня подхватила конец ткани и приложила ее к щеке, затем к волосам.
        — У меня непременно должен быть этот материал. Он мне очень идет. Корсаж у платья сделаем очень прилегающим, юбка будет обтягивать бедра, а потом перейдет в невероятно пышные складки. Рукава будут очень широкими в плечах, а потом пусть обтягивают руку до самых кончиков пальцев. Мне кажется, что тут подойдет отделка из тусклых золотых пуговиц.
        Кер сразу превратился в услужливого и прозорливого купца. Он окинул графиню внимательным взглядом и сказал, что ей действительно очень пойдет этот цвет. Потом он обратился к Валери, взглянул на ее волосы и достал штуку бархата.
        — А это подойдет для мадемуазель.
        Бархат был синего цвета с изумрудным рисунком и очень шел к светлым волосам девушки.
        — Рисунок называется «Глазки ангела»,  — сказал Кер и перекинул через плечо девушки часть отреза.  — Восток не выдает своего секрета, как можно достигнуть подобного оттенка. Во Франции есть хорошие синие краски, но у нас нет ничего подобного. Мне кажется, что мы можем подобрать для отделки специальную золотую тесьму. У нас имеется огромный выбор.
        Кер принес и другие материалы. Казалось, что каждый новый превосходил по красоте все предыдущие. Перед дамами расчистили стол, но вскоре он был завален кучей материй. На нем лежали великолепная шерсть и сатин для подкладки, александрийский бархат, турецкая ткань темно-красного цвета и атласы серые, коричневые, темно-синие, почти черные и цвета «любовной страсти». Гости заинтересовались материей под названием «Живое привидение», потому что эта ткань постоянно меняла свой цвет. Она казалась то серой, то синей, манила взгляд обещанием зеленого оттенка, она сверкала и переливалась.
        То, что не подходило Валери, вполне устраивало Изабо, она не позволяла откладывать в сторону ни одного из предлагавшихся прекрасных образцов.
        — Вы должны взять это,  — говорил Кер, и куча тканей росла, словно миниатюрная Вавилонская башня.
        «Эти вещи подходят для приданого принцессы»,  — изумлялась про себя Валери.
        Графиня начала волноваться:
        — Как мы сможем объяснить подобные траты? Всем известно, что в нашем семействе туго с деньгами, а Валери и вовсе является моей бедной кузиной.
        — Можно сказать, что ей симпатизирует Жак Кер,  — он ласково ущипнул девушку за щеку,  — это на самом деле так.
        Он начал подносить различные дамские штучки, и голова у девушки совсем пошла кругом. Там были связанные из золотых нитей сетки для волос; платки — настолько тонкие, что они казались совсем прозрачными; горжетки ярко-синего цвета; плотные куски вышитого турецкого бархата, которые прикрепляли поверх сорочек; чулки бирюзового, серо-жемчужного и ярко-желтого цветов.
        Дамы уже не могли сдерживать свой интерес, когда дело дошло до обуви. Валери обомлела, когда Кер принес пару туфелек из зеленой кордовской кожи с загнутыми кверху носками, украшенными золотыми кисточками. Башмачки были маленькими и настолько изящными, что напоминали первые весенние бутоны. Девушка воскликнула от восхищения, когда Кер снял с нее башмаки и надел новые. Они идеально подошли ей.
        — Я никогда не видела ничего более восхитительного!  — радостно выдохнула девушка.
        Валери была очень счастлива, когда купец принес вторую пару башмаков, также изготовленных из тонкой кожи, у них была бархатная подкладка кораллового цвета. Туфельки были отделаны жемчугом, сверкавшим, словно капельки росы. Застежки были золотого цвета.
        — Эти башмачки с секретом,  — объяснил Кер.  — Если вы опускаете отвороты, значит, вы дали клятву. Любовную клятву, мадемуазель.
        Кер кое-что оставил напоследок. То, что ему больше всего нравилось. У купца дрожали пальцы, когда он расстелил перед гостьями отрез вишневого цвета.
        — У этой материи есть своя история. Она изготовлена в монастыре на юге Китая. Священники обладают некоторой магической властью, и у них есть множество разных секретов. Только они умеют изготавливать подобную ткань.  — Он осторожно разгладил ее.  — Ткань очень тонкая, но крепкая. Они изготавливают ее из шерсти новорожденных ягнят. На ощупь она мягка, как шелк, но очень теплая и прочная. Монахи говорят, что она может менять цвет, чтобы быть больше к лицу тому, кто ее носит. Но так случается, если ее носит человек, в чьем сердце нет зависти и злобы. Ткань предназначена для нашей маленькой мадемуазель. Она будет выглядеть в таком платье как дух осени или принцесса с высоких дальних гор, где была соткана эта материя.  — Кер повернулся к графине и радостно улыбнулся.  — Когда наша Галатея наденет наряд из этой материи, она станет прекраснее Елены и Клеопатры, вместе взятых!
        Когда настало время покидать лавку, дамы почувствовали усталость.
        — Вы подсчитали стоимость?  — слабым голосом спросила Изабо.
        — Стоимость? Это не имеет никакого значения. Дорогая графиня, за наряды отвечаю я. Если мы побьем англичан, то будем ходить по дорогам славы, и такой пустяк забудется. Если мы проиграем? В таком случае победителям достанется меньше добычи!

        Глава 12

1

        Герольд вытер руки о расшитую ливрею и подмигнул Гийометт:
        — Клянусь святыми, они сегодня все такие мрачные! Гийометт взглянула на три молчаливые фигуры, сидевшие на возвышении. Они почти не разговаривали во время еды.
        — Мадам сегодня грустна, а когда она несчастлива, всем остальным тоже приходится нелегко. Все очень просто.
        Герольд потребовал разъяснений:
        — Почему мадам в дурном настроении?
        — Ты — просто дурак, если тебе нужно все объяснять,  — насмешливо фыркнула служанка.  — Сир д’Арлей не был здесь… уже месяц и три дня,  — подсчитала Гийометт.  — Разве этого не достаточно, чтобы у мадам было паршивое настроение? Она раздает колотушки направо и налево. Тем, кто находится с ней рядом, приходится нелегко.
        Герольд внимательно посмотрел на госпожу. Она сидела очень прямо и смотрела перед собой.
        — А почему господин д’Арлей не заходит?  — спросил он.
        — Возможно, он болен. А может, другая женщина очаровала его. Может быть, граф просил не посещать его дом. Откуда мне знать? У тебя мало мозгов, мальчишка, и я поражаюсь, как ты ухитряешься дуть в свой рог.  — Служанка вдруг захихикала.  — Ты бы видел, как она тебя изображает!
        — Мадемуазель?
        — А кто же еще? Конечно, мадемуазель. У нее это хорошо получается. Она изображает твое тупое выражение лица и повторяет твои глупые вопросы. Я ей сказала, что ей удается подражать тебе лучше всех остальных…
        Герольд медленно повернулся к Валери. Ему была видна только ее голова и плечи, потому что стол на помосте был намного выше стола, за которым сидели слуги. Герольд обратил внимание на то, что девушка была нарядно одета. Чепец был из красивого синего бархата с отделкой из горностая, на ней был синий бархатный плащ. Девушка осторожно подносила ко рту консервированный имбирь. Движения ее были такими изящными, что она могла бы соперничать в этом с любой придворной дамой.
        — Мадемуазель меня изображает?  — Казалось, что эта мысль была ему приятна. Глаза герольда заискрились.  — Гийометт, мне бы так хотелось это увидеть. Как это можно сделать, Гийометт?
        — Она — умная девица,  — гордо заявила служанка.  — Какая хорошая актриса! Ты бы слышал, как она изображает господина Алана, когда он начинает злиться. Ты был бы вне себя от смеха! Она изображает старика Грасьена, у которого постоянно течет из носа, копирует и то, как он спотыкается и прихрамывает на одну ногу. Но я должна признать, что лучше всех она изображает тебя.
        — А она изображает госпожу? Или господина графа? Гийометт резко оборвала герольда:
        — Ты, бестолочь! Конечно, она не делает этого!
        Графу де Бюрею было не по себе. Он ерзал в кресле и что-то бурчал про себя. Одна нога у него распухла и сильно болела. Граф поинтересовался:
        — Ты что, Изабо, поругалась с моим братом? Графиня закатила карие глаза.
        — Поссорилась ли я с Робином? Конечно нет. Почему ты так решил?
        — Моя дражайшая супруга,  — тихо заметил граф,  — я могу подумать только так. Я давно уже не видел серьезного лица моего братца. Единственно, почему он тут долго не появляется, это ссора с тобой. Поэтому, если только эта страшная боль не лишила меня сообразительности… между вами была размолвка.
        Граф откусил небольшой кусочек пирожного. Он поморщился, когда обнаружил, что начинка приготовлена из фиников. Графа так сильно мучила боль, что он не радовался даже своим новым нарядам. Сегодня на нем был разноцветный бархатный камзол. Правая сторона была коричневого цвета, левая — желтого. Камзол был абсолютно новым. Обычно новые вещи настраивали Рено на игривый лад.
        Валери исподтишка наблюдала за супругами. Она понимала, что длительное отсутствие д'Арлея служило причиной многих неприятных семейных сцен, которые устраивала графиня. До сих пор от этого страдали только слуги, но Валери понимала, что вскоре очередь дойдет и до нее.
        Девушка наклонилась вперед, чтобы посмотреть на графиню, и сказала про себя: «Внешне она выглядит спокойной, но внутри вся кипит от бешенства».
        Изабо выглядела великолепно. На ней было платье, сшитое из материала, который они получили от Кера. Платье теплого коричневого цвета с золотыми бантами. Только женщина с безукоризненными плечами и грудью могла позволить себе сделать такой глубокий вырез!
        — Я был при дворе сегодня,  — сказал граф, пытаясь нарушить воцарившуюся тишину,  — и принес новости, которые вам так же мало понравятся, как и мне.
        — Неужели?  — быстро спросила Изабо.
        — Утром король прогуливался в саду с… Сердце мое, как вы думаете, кто же была эта счастливица?
        — Антуанетта де Менелэ. Я в этом уверена.
        — Правильно, с ним была хитрушка де Менелэ. Она семенила с ним рядом, заглядывая ему в лицо, и, как только он что-то изрекал, начинала радостно хихикать!  — Граф недовольно взглянул на Валери, а потом добавил шепотом: — Ты не опоздаешь?
        Изабо вспыхнула:
        — Что ты имеешь в виду?
        — Тебе не нужно ничего объяснять. Мы прекрасно понимаем друг друга, радость моя. Когда я увидел Менелэ, шагавшую рядом с монархом, я начал волноваться и даже подумал, что «юное пополнение» может опоздать!
        Изабо холодно ответила:
        — Нет, я так не думаю.
        — Почему вы так уверены? Я решил, что хитрая мерзавка попыталась сегодня утром полностью воспользоваться своим преимуществом.
        — Она старается слишком сильно нажимать на короля и очень торопится.
        Граф покачал головой:
        — Не думаю, чтобы ты была права.
        — Агнес Сорель еще жива.  — Изабо говорила так тихо, что ее мог слышать только муж.  — Ей все известно о поведении кузины, и она, безусловно, предпримет нужные шаги. Она вскоре появится рядом с королем. Она может быть бледной и усталой, но она все равно останется прелестной. Король будет снова покорен госпожой Агнес. Он ее никогда не сможет забыть. А вульгарную малышку Антуанетту отставит раз и навсегда.
        Граф почесал нос и прищурился, глядя на решительное лицо жены.
        — Мне сказали, что леди Агнес чувствует себя очень плохо и не может появляться на людях.
        — Она не настолько больна, чтобы не проявить свою силу и не усмирить чересчур прыткую кузину. Она никогда не будет настолько больна, чтобы у нее не осталось сил очаровать короля Франции Карла.
        Граф колебался. Было ясно, что его волнуют новости, которые он только что сообщил жене. Рено наклонился к Изабо и спросил:
        — Тебе известно, что Жак де Лалэн снова в Париже? Изабо покачала головой:
        — Меня никогда не волновали подвиги этого тупого быка.
        — Тогда мне ясно: мой братец не сказал тебе, что у них должна состояться дуэль.
        Изабо испытала шок и не заметила, что Валери была точно в таком же состоянии.
        — Этого не может быть! Робин не мог быть настолько глуп… — Графиня не владела собой — у нее раскраснелись щеки.  — Рено, неужели это правда?
        — К сожалению, да. Оказывается, они встретились в тот же вечер, когда возвратился Робин, и поссорились. Насколько мне известно, бургундец настоял на отсрочке дуэли, чтобы овладеть новым видом сабли. Это немного обнадеживает. Робин хорошо владеет этим оружием.  — Граф изменил позу.  — Я начал расспрашивать о нем в надежде, что ты мне сможешь сказать что-нибудь обнадеживающее.
        — Ты разве забыл,  — в голосе Изабо прозвучала отчаянная надежда,  — что король запретил дуэли?
        — Этот закон ничего не меняет. Весь Париж сходит с ума при мысли, что можно увидеть бургундца в таком необычном бое. Даже воля короля не сможет остановить дуэль.  — Граф помолчал. Казалось, им овладели неприятные мысли. Он поморгал и мрачно взглянул на жену.  — Вот что я слышал. Дуэль состоится за городом. Они не станут объявлять, где именно, но в последний момент сообщат об этом избранным людям. Тогда офицеры короля не смогут их заранее обнаружить. В этом случае у них, по крайней мере, имеется надежда. Я не думаю, что король попытается их остановить. Его подданным подобный шаг не понравится, а его королевское величество не желает оскорблять чувства своих подданных.
        Изабо не отрывала взгляда от собственной тарелки. Она долго молчала, а затем спросила напряженным голосом:
        — У него есть шанс остаться живым?
        — Весьма малый… Бургундец — великий противник.
        — Эта дуэль не должна состояться!  — В голосе графини прозвучали истерические нотки.  — Я отправлюсь к королю и потребую, чтобы его приказ был выполнен!
        Граф продолжал мрачно рассуждать:
        — Сердце мое, это не приведет ни к чему хорошему. Он медленно покачал головой.  — Всем хочется, чтобы дуэль состоялась. Если даже наш король потребует отменить ее, найдется способ, чтобы избежать этого.
        — Где Робин?  — Изабо была в панике.  — Почему его нельзя уже сейчас взять под арест? Так часто предотвращали дуэли! Почему не могут приказать Жаку де Лалэну, чтобы он срочно покинул Париж? Неужели король не обладает никакой властью?
        — Никто не может найти Робина и Жака де Лалэна.  — Граф грустно вздохнул.  — Они, видимо, постарались спрятаться, чтобы им не смогли помешать. Они появятся только завтра в условленном месте.
        — Почему Робин никому об этом не сказал? Может, он действительно боялся, что его могут арестовать?
        Граф утвердительно кивнул:
        — Видимо, это так. Даже Керу ничего об этом не было известно до сегодняшнего дня. Он был при дворе и узнал обо всем вместе со мной. Я с ним разговаривал, и он, казалось, был вне себя. Он хотел просить короля предпринять что-либо, но ему ничего не удалось сделать.
        Изабо начала возмущаться:
        — Он что, сошел с ума? Ему так не терпится расстаться с жизнью? Рено, мы должны что-нибудь сделать!
        — Женушка моя, тебе известно о Кодексе рыцарства? Мы ничего не сможем сделать.

        Глава 13

1

        Жак Кер скакал через мост Пти-Пон. Под копытами его коня бревна скрипели и раскачивались. Он подумал о том, что этот старый мост, который постоянно смывался поднимавшейся водой, мог обвалиться под толпой собравшихся людей. Всадники старались побыстрее миновать мост. Пешеходы тоже спешили и шипели, как разъяренные кошки, когда приходилось уступать дорогу всадникам. Иногда по мосту проезжали кареты.
        Кер понимал, куда направляются все эти люди.
        — «Страшный секрет», видимо, известен всему Парижу,  — сказал он Никола.
        — Господин, иначе и не могло быть.
        Миновав мост, они поскакали быстрее. Проезжая мимо старой тюрьмы, Кер взглянул на ее стены.
        — Наш правитель мог бы бросить в тюрьму всех, кто пожелал присутствовать на этой дуэли,  — продолжал Кер.  — Но тут, похоже, соберется весь Париж, никто не желает отказываться от этого удовольствия. Многие будут делать ставки на участников поединка. Мне кажется, что только у нас так мало чтут законы.
        Они остановились у дома с единственным окном на оштукатуренном фасаде. Окно напоминало глаз Циклопа. Кер тихонько запел песню «Старик с гор». Через мгновение из дома вышел д'Арлей. Он надвинул на глаза шляпу, чтобы его не могли узнать, сел на лошадь, привязанную к тумбе, и отправился вместе с Кером и Никола. Кер внимательно оглядел молодого человека. Он понял, что д’Арлей старается собраться и успокоиться перед решающим испытанием.
        — Вам все равно не следовало этого делать,  — заметил Кер.  — Вы могли бы остаться дома, и никто не заставил бы вас драться с де Лалэном. Вчера вечером я положил перед королем приказ арестовать вас и молил, чтобы он его подписал. Его величество покачал головой и заявил, что вы являетесь плохим подданным… Тот, кто ему в данный момент не нравится, всегда бывает плохим подданным. Он не пожелал предпринимать никаких шагов.
        Я хотел сообщить ему место дуэли, он на это лишь усмехнулся и спросил, почему я считаю, будто он информирован хуже бедняков Парижа? Я также сказал ему, что, поскольку мы находимся в состоянии войны, Жак де Лалэн не является гражданином Франции и его необходимо немедленно выслать обратно в Бургундию. Ничего не удалось сделать. Кажется, нашему правителю приятно, что нарушается его же закон. Д'Арлей мрачно улыбнулся:
        — Вполне возможно, Жак, король не прочь избавиться от дурного подданного.
        — Если он станет избавляться от всех «дурных подданных», ему некем будет управлять,  — возразил Кер.
        Казалось, д'Арлей не понимал причину огромных толп.
        — Что происходит?  — спросил он.  — Мне кажется, что начался очередной исход. Неужели неподалеку оказались английские армии?
        — Вам не известно, что эти толпы собрались, чтобы посмотреть ваш поединок с бургундцем?
        Д'Арлей изумленно взглянул на Кера:
        — Всем сообщали, будто мы встречаемся в совершенно другом месте. Говорили, что никому не будет известно, где на самом деле состоится поединок.
        — Вы будете биться на небольшом клочке земли справа от монастыря Шартрез, и сейчас туда двинулся весь парижский люд. Те два десятка людей, которым был известен секрет, поделились им с двадцатью тысячами остальных парижан. Вы не могли рассчитывать на что-либо иное. Это Париж!
        — Я составил новое завещание,  — сказал д'Арлей. Толпа была настолько плотной, что Кер и д’Арлей ехали, почти прижавшись друг к другу, поэтому Робин говорил очень тихо.  — Все мои деньги, кроме одного условия, должны пойти на выплату долгов нашего семейства. Я назначил вас исполнителем моего завещания.
        — Вы не хотели бы мне сказать что-то по поводу этого условия?
        — Нет, нет, не сейчас, Жак. Это касается кое-кого… кому я сильно симпатизирую.
        Кер мрачно промолвил:
        — Может, Бог окажется милостивым и нам не понадобится заниматься завещанием?
        Когда они прибыли на место, не могли поверить собственным глазам. Перед ними расстилалась плоская долина, поднимавшаяся с одной стороны. Склон был покрыт лесом. Арену ограждал с одной стороны склон, с остальных — павильоны и палатки. Площадка составляла двести ярдов в длину и примерно семьдесят ярдов в ширину. Вокруг толпился народ, но склон оставался свободным. Там были места для господ. Люди пытались встать повыше, для этого использовались повозки, пни, любые бугорки. Вокруг суетились фокусники, жонглеры, танцоры. Один сообразительный мясник вырыл длинную яму и развел в ней огонь — на вертелах жарились три бычьи туши. Когда дуэль закончится, у него не будет отбоя от желающих подкрепиться. Все будут до предела возбуждены кровавым зрелищем. Так уж повелось: из всего стремятся сделать праздник.
        Всадники остановились на холме. Д’Арлей некоторое время смотрел на пурпурно-ржавую палатку в дальнем конце долины. Она была огромной. На длинном шесте развевался флаг Бургундии. Вокруг суетились люди, и ему стало ясно, что Жак де Лалэн со своим окружением уже прибыл. Палатка д'Арлея была гораздо меньше. Серого цвета с лазурной полосой и серебряными звездами фамилии де Бюрей на щите у входа. У палатки его ждал оруженосец и Хелион. Д'Арлей невольно сравнил скромность собственного окружения с помпой и роскошью вокруг противника.
        Казалось, его уверенность впервые поколебалась. Взволнованный д’Арлей обратился к Керу:
        — Я думал, что мы будем сражаться без такого количества любопытных. Жак, я не ожидал встретить здесь такие толпы. Должен признаться, что мне это не нравится.
        Кер опустил руку на плечо д’Арлея.
        — В присутствии зрителей вы станете сражаться еще лучше.
        Проезжавший мимо них рыцарь крикнул своему знакомому:
        — Пять монет ставлю на бургундца! ; Последовал насмешливый ответ:
        — Могу предложить тебе то же самое. Бургундец победит одним взмахом сабли.
        Кер тоже начал волноваться.
        — В каком вы находитесь состоянии? Д’Арлей немного собрался.
        — Я никогда прежде не был в такой хорошей физической форме. Много времени я посвятил тренировкам. Мышцы у меня теперь как из железа, и я могу долго сражаться, не чувствуя усталости. Бургундцу не удастся выиграть сражение одним взмахом сабли. Жак, я могу вам пообещать это.

2

        Жак Кер мрачно смотрел на возбужденных знакомых рыцарей, их оруженосцев и герольдов, толпившихся у пурпурно-ржавой палатки. Он еще сильнее разозлился, увидев самого Жака де Лалэна. Великий рубака был обнажен. Он шагал взад и вперед, желая всем продемонстрировать силу своих широких плеч и огромных мышц на руках и ногах. На его лице застыло наглое выражение самодовольства, говорившее лучше любых слов: «Вы, жалкие людишки, вам когда-нибудь приходилось видеть нечто подобное?»
        — Мы должны сразу прийти к решению,  — нетерпеливо заговорил Кер.
        — Все уже решено,  — заявил бургундец. Он встал перед Кером и величаво развел руки.  — Мне больше нечего добавить. На нас будут нагрудники и шлемы, но при условии, о котором я уже говорил. Господин купец, вам не стоит больше спорить.
        — Мне придется передать господину д'Арлею, что ваша непомерная гордость не дает вам прислушаться к голосу разума и что вы не желаете слушать о честном соревновании.
        Кер откинул шелковый полог палатки и вышел наружу. Единственная надежда была на бурю, которая собиралась разразиться вот уже много дней. Она могла бы помешать поединку. Кер взглянул на небо и, к своему ужасу, увидел, что облака разошлись и проглядывает солнце. Даже природа была настроена против них с д'Арлеем.
        Окружающие начали сердито кричать, когда Кер вышел от де Лалэна. Он уже пару раз ходил от одной палатки к другой, пытаясь убедить наглого бургундца придерживаться первоначальной договоренности. Не зная настоящей причины задержки сражения, толпа ясно давала понять, что виноватым считает д’Арлея.
        — Это что — встреча между двумя честными рыцарями или поединок умов и соревнование дипломатов?  — слышался чей-то голос.
        Голодранцы из первых рядов жаждали крови.
        — Бой, бой, бой!  — раздавались крики.  — Жак, если твой дружок не боится бургундца, пусть больше не тянет время!
        Напряжение достигло высшей точки, все боялись лишь одного: вдруг прибудут королевские офицеры и отменят дуэль. Кер крикнул:
        — Бургундец желает поменять правила боя так, как это будет выгодно ему!
        Но толпа не желала ничего понимать, продолжала орать:
        — Бой, бой, бой!
        Д'Арлей нервно расхаживал по палатке взад и вперед. Он повернулся к Керу и спросил взволнованным голосом:
        — Удалось достигнуть соглашения?
        — Я ничего не мог с ним поделать,  — ответил Кер. Его глаза горели от ярости.  — Этот де Лалэн повторяет, что, согласившись на ваш выбор оружия, он нанес себе вред и теперь его очередь ставить условия.
        — Он не давал мне права на выбор. Мы решили это, бросив монетку.
        — Я раз десять повторял ему это. Он в ответ говорит, что не станет с вами сражаться, если только на вас не будет надет нагрудник. Он добавил еще одно условие: в каждом нагруднике в районе сердца должно находиться отверстие. Причем вам необходимо сделать все точно так, как у него. Он говорит, что настаивает на нагрудниках не из страха, а только из чувства справедливости.
        Д’Арлей нахмурился.
        — Странное условие,  — заметил он.
        — У меня нет сомнений, что он таким образом пытается получить какую-то выгоду,  — заметил Кер.  — Советую вам не принимать его условие.
        Д'Арлей помолчал.
        — Мы больше не можем с ним спорить. Послушайте, как шумит этот народ! Они убеждены, что я затягиваю встречу. Жак, мне придется согласиться на его условия. Ради Бога, соглашайтесь на его требования, и нам пора перейти к делу.
        — Ваше дело решать,  — сказал Кер, но про себя подумал: «Он рвется прямо в объятия смерти. Но мои руки связаны и я больше ничего не могу сделать».
        Д'Арлей спросил:
        — Как будут делать отверстие в нагрудниках?
        — Оружейник сразу этим займется. Он будет делать это на арене, чтобы всем было видно.  — Кер немного помолчал, но потом высказал все, что у него накопилось: — Робин, подумайте еще раз, прежде чем соглашаться. Могу сказать только одно: этот человек, которого называют величайшим бойцом и самым благородным рыцарем во всем христианском мире, на самом деле хитер как лисица и готов перехитрить вас любым способом!
        Д’Арлей мрачно усмехнулся и положил руку на плечо друга.
        — Не бойтесь. Лучше скажите ему, что я согласен.  — Он обратился к слуге: — Хелион, подавай мои самые лучшие одежды. Я должен быть нарядным как жених.
        Кер попытался еще раз:
        — Робин, мы с вами всегда одинаково относились к рыцарскому Кодексу.
        Д’Арлей начал раздеваться. Он взглянул на Кера.
        — Да, Жак, и мое мнение ничуть не переменилось.
        — Но вы собираетесь сражаться с рыцарем, который гораздо сильнее и опытнее вас. Если вы выйдете из этого сражения живым, то только благодаря милости нашего всемогущего Бога. И все ради чего? Какая-то ссора из-за раздражения, вызванного лишним кубком вина. Вы готовы расстаться с жизнью из-за глупой ссоры?!
        В жаровне палатки горел огонь, но все равно было очень холодно. Д'Арлея бил озноб. Он начал быстро одеваться, и это затрудняло разговор.
        — Не могу отрицать, что ссора была действительно глупой.
        — Тогда не следует соглашаться на сражение. И для этого есть немало причин, например, странные условия бургундца.
        Д'Арлей покачал головой:
        — Нет, дружище Жак. Наш спор может разрешиться только во время схватки. Должен вам признаться, что я не изменил моего мнения по поводу Кодекса рыцарства.
        — Что я могу сделать или сказать, чтобы остановить вас, чтобы вы не жертвовали зря собственной жизнью?
        В этот момент Хелион накинул д’Арлею на плечи кожаную куртку. Д'Арлей молчал, пока не застегнул ее.
        — Вы думаете, что я смог бы жить, когда все вокруг считают меня трусом?  — спросил он.
        Кер беспомощно взмахнул руками.
        — Рыцарский дух питается страхом и храбростью,  — с горечью сказал он.  — Большинство рыцарей поддерживают Кодекс, страшась того, что о них могут плохо подумать. Позвольте мне сказать, Робин. Сейчас настало время, когда вам не следует обращать внимание на подобные глупости. Франции необходимы храбрые сердца и сильные тренированные тела. Каков ваш настоящий долг? Вы должны сохранить жизнь, чтобы сражаться с англичанами, а не рисковать ею перед бургундским хвастуном, который не собирается принимать участия в войне.
        — Разве вам не понятно,  — упавшим голосом спросил д 'Арлей,  — что мне завтра не позволят принимать участие в сражении против англичан, если я откажусь сегодня сражаться с де Лалэном? Так действует рыцарский Кодекс чести!

3

        Когда Жак Кер подошел к склону холма, места, оставленные для знати, были уже заполнены. Он был настолько погружен в собственные мысли, что не заметил отряд копьеносцев без каких-либо опознавательных знаков на одежде. Они окружили площадку, на которой могли бы расположиться десять человек. Это было одно из лучших мест для обозрения поля боя, Кер решил, что площадку зарезервировал кто-то из знати.
        На арену вышел герольд и остановился перед высокими гостями, чтобы сделать объявление об условиях проведения поединка. Громким голосом он объявил о том, что в нагрудниках будут вырезаны отверстия в виде сердечка. Пока он говорил, оружейник принялся за работу. Его хорошо видели все, стук молотка и стамески по стали словно подчеркивал сказанное герольдом.
        — Храбрые рыцари и прекрасные дамы,  — продолжал выступавший,  — отверстие делается для того, чтобы сражающиеся никак не забывали главного — им следует постоянно защищать это место от сабли противника.
        Толпа заволновалась, начались громкие обсуждения происходящего, ведь подобных условий никогда прежде не было.
        Жак Кер продолжал возмущаться, но теперь уже молча: «Если бы людям было больше известно о предательствах и грязных трюках, происходящих на подобных поединках, они не стали бы так чтить Кодекс чести рыцарства».
        Если бы Кер не был столь взволнован и возмущен, он мог бы оценить красоту, окружавшую его. Пожалуй, ни один период французской истории не мог превзойти XV век в умении ценить и подбирать цвета. Толпа, стоявшая вокруг арены, переливалась различными красками и оттенками одежды. То там, то здесь мелькали шляпы, плащи, платья, накидки, шали, перья чудесных оттенков красного, зеленого и синего цветов. Особенно хорош был синий цвет — гордость средневековья!
        Нетерпеливая толпа стала напирать на палатки. Стражники с пиками время от времени приводили в себя возбужденных людей.
        Герольд подошел к противоположной стороне арены и громко повторил свое объявление для простого люда. До ушей Кера долетали только отдельные слова: «быть начеку», «добрые люди и граждане»… Герольд призывал всех к порядку и спокойствию, что бы ни случилось во время поединка.
        Справа от Кера началось какое-то движение, он увидел, как группа женщин и мужчин в масках направляется к охранявшемуся копьеносцами месту. Кер решил, что прибыли придворные. Он принялся рассматривать их. Женский голос произнес его имя:
        — Господин Кер!
        Это была Валери в сопровождении одного из пажей семьи де Бюрей, молодого парнишки в плаще с чужого плеча. Плащ болтался на его тощем теле, а рукава доходили до кончиков пальцев. Валери была в красивом вышитом плаще с воротником из коричневого меха, прелестно обрамлявшим ее личико. На голове у нее была шляпа из того же самого меха.
        — Я не могла не прийти,  — грустно проговорила девушка.  — Господин Кер, это правда, что… ему грозит страшная опасность?
        — Да, дитя мое. Он может сильно пострадать, а мы ничего не можем сделать, чтобы ему помочь.  — Кер строго взглянул на Валери.  — Как получилось, что вы оказались здесь? Графиня позволила вам приехать сюда?
        — Нет, сударь. Они, моя кузина и граф, давно отправились сюда, а я… упросила Фроя взять меня с собой. Я не могла сидеть дома, пока он, то есть господин д'Арлей, находится в опасности! Господин Кер, он был всегда очень добр и внимателен ко мне.
        — Я не видел здесь ни графини, ни графа де Бюрей. Девушка улыбнулась.
        — Господин Кер, мне кажется, что им сообщили другой адрес, и боюсь, что они до сих пор находятся там. Фрой знал, что план поменялся и поединок состоится именно здесь.  — Улыбка быстро покинула лицо Валери.  — Господин Кер, неужели ничего нельзя сделать?
        — Ничего.  — Кер грустно покачал головой.  — Единственное, что мы можем, дитя мое, это стоять и наблюдать… и молиться, чтобы Бог и ангел-хранитель д'Арлея позаботились о нем и помогли благополучно закончить поединок!
        Разговаривая с девушкой, Кер наблюдал за прибывавшими господами. Вдруг он увидел, казалось, невозможное. Ветер сорвал маску с одной из дам. Она инстинктивно прикрыла лицо руками и воскликнула:
        — Святая Агнес!
        Когда женщина поняла, что маску уже не поймать, она рассмеялась и громко сказала:
        — Сир, со мной сыграл шутку ветер, теперь я могу прикрывать лицо лишь руками. Но это довольно глупо. Не уехать ли мне вообще отсюда?
        Жак Кер быстро обратился к Валери:
        — Дитя мое! Встаньте передо мной и взгляните направо на леди без маски. Валери, как следует рассмотрите ее. Это очень важно.  — Кер наклонился и шепнул девушке на ухо: — Это Агнес Сорель!
        Девушка послушалась и долго разглядывала бледную, прекрасную женщину, владевшую сердцем короля. Она увидела, что лицо фаворитки его величества было не только бледным, но и очень худым, а глаза, несмотря на ее игривое поведение, были очень грустными. Валери обратила внимание также, что руки госпожи Агнес были очень худыми и казались прозрачными.
        — Ну как, дитя мое?  — шепотом спросил ее Кер.
        — У нее самое прекрасное и милое лицо в целом мире,  — восхищенно заявила Валери.  — Я думаю, сударь, о том, как вы ошибались, решив, что я ее напоминаю. Это невозможно! Она не только восхитительна! В ее глазах горит особый огонь, подобного которому нет ни у кого!
        — Я не ошибся,  — тихо промолвил Кер.  — Дитя мое, вы ее точная копия. Если вам удастся прожить подобную жизнь и страдать, как пришлось страдать ей, возможно, у вас в глазах появится тот же огонь и будет такое же выражение лица. Все это говорит о стойкости духа и благородстве этой женщины.
        — Моя кузина правильно говорила о госпоже Сорель. Она как-то сказала графу, что вскоре Агнес Сорель появится при дворе — бледная и больная, но прекрасная, как прежде, и она легко расправится со своими врагами!
        Кер помолчал.
        — Моя стойкая Сорель!  — прошептал он, моргая, словно хотел стряхнуть непрошеную влагу.  — Вы правы, дитя мое, она по-прежнему прелестна! И ей удалось расправиться со всеми врагами! Если бы мне было дано всегда полагаться на ее поддержку! Тогда вообще не возникало бы проблем и не было никакой опасности для Франции!
        Одна из дам — Кер не знал ее — сняла собственную маску и отдала ее Агнес Сорель. Мадам, улыбаясь, поблагодарила ее и что-то сказала королю. На нем была маска домино, полностью скрывавшая лицо. Он кивнул и тоже улыбнулся находчивой даме.
        Среди толпы распространился слух, что король Франции приехал на поединок. Люди не сводили глаз с группы в масках.
        Валери встала на прежнее место, откуда она не могла видеть придворных.
        — Вам удалось увидеть короля?  — шепотом спросил ее Кер. Девушка отрицательно покачала головой:
        — Нет, нет, сударь. Я подумала, что ближайший к ней мужчина должен быть королем, но я… не посмела на него взглянуть.
        Кто-то потянул Кера за рукав. Он увидел стоявшего рядом молодого человека в черной одежде бомбардира. Кер стал разглядывать его: приятное лицо, голубые глаза… Было заметно, что молодой человек очень взволнован.
        — Я — Алан де Керсэ и прошу вас уделить мне немного времени.
        Керу показалось знакомым это имя.
        — Алан де Керсэ… Вы — кузен Жака де Лалэна?
        — Да, господин Кер.
        — Он не желает, чтобы вы служили в бомбардирах? Это именно о вас он говорил?
        — Да, сударь.  — Алан де Керсэ осторожно оглянулся и понизил голос.  — Жак — великий странствующий рыцарь, и я им очень горжусь. Но должен признаться, что он весьма упрям, а порой даже слеп. Эта дуэль — результат того, что я решил стать бомбардиром. А он категорически против.
        — Мне все ясно.  — Кер продолжал с интересом разглядывать лицо молодого человека. Он понимал, что юноше приходится нелегко.  — Мне кажется, что вы собираетесь сказать нечто важное.
        — Да, сударь. Мне придется вам кое в чем признаться.  — Юноша начал говорить еще тише.  — Мне кое-что известно. Именно то, что может пригодиться господину д’Арлею. Я даже хотел об этом сказать ему, но, сударь… я никак не мог на это решиться. Господин д'Арлей может защищать наше дело, но… рассказать ему все… это будет предательством… Я не знаю, что мне делать. И поэтому я ничего не сделал.
        Кер положил руку на плечо юноши.
        — Вы мне можете сказать, в чем же, собственно, дело? Алан де Керсэ заколебался. Потом заговорил так тихо, что Кер с трудом различал слова:
        — Наверное, мне лучше все рассказать вам, а решать вы станете сами. У Жака слабые глаза, и он не может сражаться против солнца. Поэтому он всегда предпринимает такой маневр, чтобы против солнца оказался его противник. Если бы его противнику было известно об этом, он мог бы воспользоваться этим и тогда у них были бы более равные шансы. Нам всем прекрасно известно, что мой кузен гораздо сильнее сира д'Арлея и, конечно, он более опытный.
        У Кера сузились глаза, когда он обдумывал важность сообщенных ему сведений.
        — Я мало разбираюсь в поединках, но мне кажется, что это могло бы нам пригодиться. Я уверен, что это необходимо сообщить господину д'Арлею.
        — Мне нужно к этому еще кое-что добавить. Мой кузен всегда приходит в ярость во время поединка. Он не будет удовлетворен, пока не убьет своего противника. Если лезвие его оружия находит слабое место у противника, он с силой вонзает туда кончик меча или сабли. И… еще, сударь. Ему будет нетрудно найти сердце сира д'Арлея. То, что я вам сейчас скажу, может погубить честь семейства, но я не могу молчать. Господин Кер, он готовился к дуэли и настаивал только на одном условии — чтобы над сердцем в нагруднике было вырезано отверстие. Он нашел учителя фехтования такого же роста и веса, как сир д’Арлей, и практиковался с ним каждый день. На доспехах этого человека красной краской было отмечено сердце, и Жак два месяца тренировался, чтобы легко попасть в эту отметку.
        — Я всегда подозревал что-то нечестное в этом его условии — надеть доспехи с отверстием!  — воскликнул Кер.
        На лице Алана де Керсэ показался яркий румянец.
        — День за днем он поражал эту отметку! Он больше ни на что не отвлекался! Каждый раз сражение шло по одному и тому же сценарию. Де Лалэн всегда побеждал.
        — Он к тому же настоял, чтобы на них, кроме нагрудников, были надеты шлемы. То есть если д’Арлей коснется тела де Лалэна, он не сможет причинить ему вреда. И так могло произойти сотни раз! Так вот что называется духом рыцарства!  — Кер схватил юношу за руку.  — Алан, я должен сразу пойти к моему другу и все ему рассказать! У Жака де Лалэна и так множество преимуществ — его вес, сила и опыт! Теперь д'Арлей имеет шансов выжить не больше, чем ягненок, ведомый на заклание! Вы не против, если я все ему расскажу?
        Юноша покачал головой.
        — Нет, сударь,  — шепнул он.  — Мне следовало бы набраться храбрости и самому все сказать ему. Если вы успеете его предупредить, возможно, нам удастся спасти господина д'Арлея от последствий моей нерешительности и слабости.
        Но было уже слишком поздно.
        Копьеносцы преградили путь к арене. Послышался звук труб, и это означало, что противники уже на поле брани.

4

        Жак де Лалэн вышел из палатки. Перед ним, трубя, гордо вышагивали два герольда. Вымпел бургундца развевался на ветру и с силой шлепал по древку. Де Лалэн оказался в центре арены в то время, когда Кер вернулся на свое место у склона холма. Бургундец самодовольно помахивал рукой в стальной перчатке в ответ на приветствия зрителей.
        Прославленный чемпион был одет во все белое, начиная от вьющихся перьев на шлеме и кончая кожаными лосинами, на нем была надета железная юбочка, закрепленная на его талии. Сталь нагрудника была тщательно отполирована и сверкала на солнце. Бургундец казался огромным!
        Многие симпатизировали д'Арлею, но это не помешало им громко приветствовать де Лалэна. Он был живым воплощением культа силы, царившего тогда. Этого великана никто и никогда не побеждал.
        Собравшимся очень хотелось взглянуть на бургундца в действии, ради этого они готовы были пожертвовать жизнью своего собрата француза. Главным для этих людей было интересное, захватывающее зрелище.
        Послышались первые сигналы. Звук труб герольдов д 'Арлею казался слабоватым по сравнению с громким голосом труб противника. Однако сам рыцарь из Анжу выглядел вполне впечатляюще. Он спокойно, с достойным видом спускался по склону холма на арену. Казалось, это аристократ едет по своим привычным делам, а не рыцарь спускается на поле смертельной схватки.
        Оруженосец д'Арлея, который нес его саблю, забыл надеть ливрею с гербом семьи де Бюрей, был этим очень смущен и постоянно спотыкался.
        Кер взглянул на Валери. Она была смертельно бледна.
        — Бог милосерден,  — сказал Кер.  — Бог поможет ему одолеть этого кровожадного Голиафа, как это удалось в свое время Давиду.
        Наверное, многим из присутствующих здесь в голову пришла та же мысль. Кто-то из королевского окружения взглянул на д'Арлея и громко сказал:
        — Ему не помешала бы рогатка!
        Но сражение открыл д'Арлей, он это сделал настолько энергично, что бургундцу сразу пришлось защищаться. Де Лалэн поменял позу и чуть не потерял равновесие. Зрители приветствовали его громкими криками. Всем стало ясно, что поединок будет неоднозначным и интересным.
        Собравшиеся наблюдали за сражением. Многие старались пробраться поближе к арене, чтобы лучше видеть происходящее. Зрители следили за саблей д’Арлея, которая вилась вокруг, как им казалось, инертного лезвия де Лалэна. Сталь сверкала и громко звенела. Удары с той и с другой стороны были быстрыми и неожиданными. Люди привыкли следить за тяжелым мечом. Новое оружие, о котором так много рассуждали парижане в последние дни, казалось, обладало магической силой. Создавалось впечатление, что бургундец никак не может приспособиться к новому оружию. Он пошатывался и спотыкался, напоминая злобного неуклюжего медведя, которого начали травить собаками.
        Жак Кер приободрился и каждый раз, когда кончик сабли д’Арлея громко царапал доспехи противника, поднимал в воздух палец. Движения сабли напоминали быстрые касания змеиного языка. Через несколько минут Кер поднял обе руки.
        — Если бы бургундец не был таким хитрым и лживым, он был бы уже мертв!  — воскликнул Кер.
        Несмотря на то что недели тренировок так и не научили Жака де Лалэна драться саблей, пока пострадали только его доспехи — на них остались царапины от оружия д'Арлея. Алан де Керсэ коснулся руки Кера и сказал:
        — Сударь, эти царапины — просто ерунда, Боюсь, что нужны удача и настоящее умение, чтобы покончить с де Лалэном.
        Толпа с интересом наблюдала за сражением на саблях. Люди часто видели поединки и стали хорошо разбираться в ходе боя. Кто-то из окружения короля заметил с одобрением:
        — Это оружие кажется мне благородным, пожалуй, ему необходим острый укус эпиграммы.
        Кер услышал замечание и кивнул в знак согласия. Он вспомнил слова д'Арлея, что когда-нибудь сабля и шпага будут считаться оружием, достойным аристократов.
        Прошло еще несколько минут. Алан де Керсэ взглянул на Кера и спросил:
        — Сударь, как вы думаете, что у них происходит? Кер уверенно ответил:
        — Робин коснулся де Лалэна уже десяток раз. Насколько я мог разобрать, Жак де Лалэн всего лишь раз смог прорвать его защиту.
        Казалось, де Керсэ что-то не дает покоя.
        — Господин Кер,  — сказал юноша после некоторого молчания,  — это единственное касание было всего лишь на расстоянии дюйма от незащищенного сердца господина д’Арлея.
        — Робин тоже наносил ему уколы рядом с отверстием.
        — Это правда, но я следил за поединком очень внимательно и кое-что заметил: мой кузен делает не очень много выпадов, но каждый раз его отделяет всего лишь крохотное расстояние от конечной цели. Он старается зря не расходовать силы, и боюсь, что вскоре он нанесет окончательный удар.
        Кер ответил не сразу. Его взволновали слова де Керсэ, и он стал неотрывно следить за поединком. Кер убедился, что юноша был прав в отношении бургундца. Казалось, что Жака де Лалэна совершенно не волновали наскоки д’Арлея. Он был уверен, что его защитят доспехи. Его ответные удары не менялись; прямой удар сразу от плеча, за которым стояла его огромная сила.
        — Робин должен побыстрее закончить поединок,  — произнес Кер.
        — Да, сударь. Если он не поторопится, дело может закончиться очень плохо.
        Никто из них не заметил, что Жак де Лалэн сражался спиной к солнцу, а д'Арлей был вынужден щуриться от слепящих лучей. Сражение продолжалось, и стройная фигура в простых доспехах все время пыталась наступать. Бургундец крепко стоял на массивных ногах-столбах и почти не двигался. Только иногда он отступал на шаг при особенно активной атаке. Его фигура внушала уверенность, белый плюмаж на шлеме почти не шевелился — это был явный признак того, что он выжидает удобного случая.
        Кер начал волноваться. Он понимал, что сами тяжелые доспехи могут сильно изматывать д'Арлея. Сколько еще он сможет наступать?
        — Бог и святой Мартин, помогите ему поразить цель!  — тихо шепнул Кер, испытывая ужасный страх.  — Если он быстро не сделает этого, он погибнет сам!
        Кер взглянул на Алана де Керсэ и увидел на его глазах слезы.
        — Мне кажется, что для него вскоре все будет кончено,  — заметил молодой человек.  — Господина д'Арлея может спасти только чудо.
        Но пока удачи не наблюдалось. Бургундец спокойно отбивал атаки и постоянно пытался нанести удар по противнику. Через секунду молодой человек резко крикнул:
        — Смотрите!
        Д'Арлей двинулся вправо, и бургундцу пришлось повернуться. Ему явно стало не по себе — солнце светило прямо в глаза. Понял это д'Арлей или нет, но он старался не позволить бургундцу вернуться в прежнее положение. Результаты не замедлили сказаться. Великий чемпион потерял уверенность в себе. Он неуклюже защищался и вновь стал похож на медведя, которого травят псы.
        Алан де Керсэ промолвил:
        — Господин д'Арлей сам обнаружил его слабое место!
        — И поспешил этим воспользоваться!
        — И теперь,  — в голосе молодого человека послышались радостные нотки,  — Жак поймет, что значит сражаться в невыгодной позиции.
        — Дай Бог, чтобы это не было слишком поздно.
        Они не сводили взгляда с клинка д’Арлея и видели каждый его удар, который бы мог привести к победному концу. Они наблюдали, как д’Арлей на секунду остановился и начал кружить справа от де Лалэна. Он сделал ложный выпад и воткнул клинок прямо в отверстие над сердцем. На этот раз де Лалэн не был готов ответить. Удар был нанесен точно.
        Великий рыцарь покачнулся. Все поняли, что конец лезвия д’Арлея попал в незащищенную часть груди.
        Кер и де Керсэ не могли вымолвить ни слова. Они продолжали молчать и когда вокруг бесновалась толпа! Кер с благодарностью перекрестился, увидев, что лезвие сабли д 'Арлея находится в груди де Лалэна.
        Они не учли огромную силу бургундца. Он все еще пытался нанести противнику ответный удар. Де Лалэн был серьезно ранен, но ему удалось поднять саблю и направить ее в сторону врага. Жак Кер и де Керсэ молились, чтобы д'Арлею повезло и на этот раз. Они увидели, как сабля бургундца двинулась к отверстию в доспехах д'Арлея. Поединок продолжался…

        Глава 14

1

        От графа де Бюрея прибыл герольд с поручением. Д'Арлей находился в доме на рю Греньесюр-Л'О, он стоял у окна и смотрел на то, как снег застилает белой пеленой все вокруг. Снег падал, не переставая, вот уже несколько часов подряд. Он лег толстым слоем на крыльце, покрыл белым ковром крыши и заполнил канавы. Каждое окно, каждый выступ, башенка, колонна, лесенка получили великолепную, сверкающую белизной горностаевую накидку, которой могла бы позавидовать любая богатая светская дама.
        Слуга принес д’Арлею послание от Рено. Тот нацарапал на небольшом листке бумаги своим неразборчивым почерком, что у него имеется очень важное сообщение для Робина и он должен немедленно приехать. Сам же граф болен и никак не может покинуть свое родовое поместье.
        Д'Арлей среагировал сразу же. Он объявил, что должен немедленно ехать к старшему брату. Д'Арлей понимал, что его лечащий врач Робер де Пуатеван будет крайне возмущен таким бесшабашным поведением пациента, но все-таки решил не откладывать визит.
        На улице д’Арлея окружила толпа. Здесь собрались люди разного возраста, богатые и бедные. Большинство из них прибежали с соседних улиц, всем хотелось получше рассмотреть героя, дравшегося на дуэли с самим бургундским великаном и одержавшего победу над ним. Люди стояли по колено в снегу, ежились от непривычного холода, но не расходились. Какой-то парнишка с трудом прокрался к д’Арлею и с благоговением и радостью дотронулся до его сабли.
        Когда д’Арлей прибыл наконец в дом брата, там было темно и очень холодно. Слуги, у которых зуб на зуб не попадал, старались как можно глубже спрятать руки в рукава и закрыть голову воротником. Было слышно, как наверху завывает ветер, повсюду хлопают ставни и двери, а вымпелы на стенах бьются о стену. Свечи мерцали, а очаг в переднем зале вместо тепла испускал клубы дыма.
        Д'Арлей нашел брата в небольшой комнате наверху. Он закутался в красный халат с капюшоном. Курносый нос бурого цвета напоминал червяка, свернувшегося среди цветов герани. Тепла от очага не хватало, и граф приказал, чтобы раскаленные угли поместили рядом с ним на полу. Он держал на подпорках свои озябшие ноги. Подпорки были привязаны к креслу и выглядели довольно забавно. Кроме того, это сооружение было весьма ненадежным. Граф заморгал, увидев перед собой брата, и указал ему на кресло.
        — Ха, герой Парижа!  — фыркнул он.  — Да что это я говорю — герой всей Франции! Тебе известно, что твое оружие сразу же стало легендарным и теперь восхваляется наравне с плащом-невидимкой?!  — Граф начал бормотать что-то непонятное.  — Братец мой, тебя не забудет история. А я, Рено де Бюрей, глава семейства, глава одной из самых старых и благородных французских фамилий, но вот обо мне никто даже не вспомнит. Мне следует тебя поблагодарить, братец Робин. Меня стали приветствовать люди, которым я никогда не нравился. Даже Дюнуа бросил мне приветствие, как бросают кость паршивой собачонке. Меня отводят в сторону и поздравляют. И все потому, что я — брат господина д'Арлея. Тебе все это не кажется ироничным?
        Д'Арлей сел рядом с братом.
        — Если подставка сломается или у тебя соскользнет с нее нога,  — сказал он,  — ты сможешь стать более известным, чем я, тебе, Рено, удастся открыть новый способ лечения подагры.
        Граф не обратил внимания на предупреждение. Он подкрутил кончик уса и продолжал:
        — Ты у нас национальный герой, и конечно, твой брак становится весьма важным. Поэтому наш король взял это дело в свои руки. Мне сообщили, что у него есть невеста для тебя и он вскоре тебя вызовет, чтобы проявить к тебе монаршью милость.
        Рено заинтересовал д'Арлея. Робин повернулся к брату и взглянул на него с ужасом и волнением.
        — Как странно, что наш повелитель, который прежде никогда не обращал на меня внимания, вдруг стал интересоваться моими делами.
        — Это стало неотвратимым в тот момент, когда конец твоей сабли коснулся груди бургундца. Тебе удалось его убить, и теперь ты стал важным человеком. Ты представляешь собой ценность… Робин, тебе повезло. Девушке еще нет тринадцати лет, и она находится под покровительством королевы. Свадьба состоится без промедления, но, конечно, пока придется подождать годик-другой с реальным исполнением супружеских обязанностей. Король очень симпатизирует девице… Она такая милашка, с карими глазками, темными волосами и милой фигуркой. Она разговаривает очень вежливо: «Да, возможно, благодарю, может быть, пожалуйста». Из нее выйдет послушная жена, и она тебе понравится.
        — Может, ты мне все-таки скажешь, как ее зовут?
        — Аморетта де Л'Ангинэ.
        — Я никогда о ней не слышал.
        — Это богатая вишенка. Отец оставил ей богатое поместье к востоку от Арманьяка. Наш король позаботился о том, чтобы поместье не разграбили жадные руки. Твой дружок Кер тщательно за всем приглядывал. Я уверен, что ее приданого хватит на всех нас.  — Граф внезапно наклонился и с драматическими нотками в голосе произнес: — Несмотря на все это,  — он погрозил брату пальцем,  — я позвал тебя сюда, чтобы предупредить и предостеречь от данного союза. Это может стать страшной ошибкой. Тебе следует побыстрее убраться, пока ты не предстал перед королем. Ты меня понял? Уезжай сразу, сегодня же!
        Д’Арлей был поражен.
        — Ты многие годы твердил, что мне нужно взять богатую жену. Сейчас за нас все спланировал сам король, и ты говоришь мне, что я должен избежать брака и удрать отсюда прочь. Ты это говоришь серьезно?
        — Робин, внимательно меня выслушай. Я — глава семейства и требую, чтобы ты меня послушался.  — Граф сильно волновался.  — Разве тебе не ясно, что теперь нам представился шанс сделать семейство де Бюрей самым влиятельным во всей Франции?
        — На чем основано твое мнение?
        — Прошло три месяца с тех пор, как ты видел маленькую кузину. Я хочу, чтобы ты взглянул на нее теперь.  — Граф хитро усмехнулся.  — Ты увидишь, как она поразительно изменилась. Если у тебя были какие-то сомнения в успехе задуманного, теперь они исчезнут… Если она сможет завоевать внимание некоей особы, тебе необходимо будет сразу же на ней жениться. Муж на заднем плане — это лучшая защита для дамы… Почему бы тебе не стать этим счастливцем? Если ты на ней женишься, сможешь контролировать все государственные дела с помощью ее влияния на короля.
        Д'Арлей был настолько поражен, что на какое-то время отключился. Потом вдруг громко расхохотался.
        — Наверное, ты серьезен, но я считаю все сказанное тобой, Рено, лишь шуткой. Но, заметь, шуткой… весьма дурного тона. Тебе следует понять — я не стану рогоносцем, даже для удовольствия его королевского величества. Теперь, с твоего позволения, я поздороваюсь с дамами и вернусь в постель, которую мне не следовало покидать.
        Граф, казалось, был спокоен и невозмутим. Он кивнул в знак согласия.
        — А я, Робин, и не ждал, что ты сразу согласишься. Наоборот, я полагал, что ты станешь сопротивляться, фыркать, выпускать огонь и громко протестовать. Твой ум всегда напоминал мне незрелый сыр, внутри которого происходят процессы ферментации и кипят высокие идеи. Робин, я прошу только об одном — чтобы ты сам подумал обо всем хорошенько. Чем больше ты станешь об этом думать, тем более умной тебе покажется моя идея. Но пока лучше держись подальше от королевских объятий. Мой совет — побыстрее отправляйся в Арлей, если только позволит погода.
        — Если я даже буду думать в течение ста лет, мое мнение не изменится. Семья никогда не станет влиятельной и богатой с помощью грязных махинаций… По крайней мере, если все зависит от меня. Что касается короля, я могу сказать ему «нет» так же легко, буду я в Арлее или останусь здесь. Я не собираюсь бежать отсюда.
        — Изабо сейчас у королевы, а маленькая кузина вскоре начнет урок танцев с учителем. Я полагаю,  — граф хитро взглянул на брата,  — мы поднимемся наверх и понаблюдаем, как проходит урок.
        Граф убрал ноги с подставки и осторожно коснулся пола.
        — Ноги перестали болеть!  — радостно воскликнул он.  — Это походит на чудо. Я могу не только ходить, но даже станцевать пару па, если мне захочется это сделать.

2

        Граф повел брата в комнату, которая использовалась для сушки белья. Вдоль стен были натянуты две веревки, на которых висели интимные дамские вещички. Это была большая комната, которая прежде использовалась в иных целях: в одном ее конце находилась часовня. Ширмы убрали, и стали видны остатки алтаря. Бедное семейство де Бюрей не имело возможности содержать часовню.
        Когда братья вошли в комнату, Валери беседовала с Кером. Девушка стояла лицом к двери и сразу же увидела д 'Арлея. Она направилась к нему, улыбнулась и протянула вперед руки. Валери не сказала, что очень рада видеть д'Арлея, не выразила радости по поводу его подвига и быстрого выздоровления после ранения. Она вообще ничего не сказала. Но глаза не могли ничего скрыть. Ее глаза говорили, что этот неожиданный визит стал для нее счастьем, что она страдала, когда д’Арлей долго не появлялся.
        Д’Арлей никак не мог найти подходящих слов. Брат оказался прав, предупреждая, что его ждет сюрприз. Девушка выглядела более зрелой и серьезной. Она похудела, как будто ее утомили уроки и наставления, у нее даже немного ввалились щеки и под глазами наметились тени. Несмотря на это, а может, именно благодаря этому она казалась более прелестной, гораздо более привлекательной, чем во время их первой встречи. Она грациозно ступала и держалась с большим достоинством. Волосы Валери был собраны в прическу и по-прежнему переливались золотистыми оттенками. Казалось, что они вот-вот рассыплются и упадут на плечи непослушными локонами.
        Д'Арлей смотрел на Валери и понимал, что никогда не женится на королевской протеже.
        «Я влюбился второй раз в жизни,  — думал он,  — и второй раз по воле обстоятельств не могу быть со своей избранницей. На этот раз я влюбился сильно, на всю жизнь, и мне придется смириться с тем, что я проведу ее остаток в одиночестве».
        Д’Арлей нарушил тишину:
        — Мадемуазель, прошло много времени с тех пор, как я вас видел…
        — Сударь, мне повезло больше,  — заметила девушка,  — я вас видела всего месяц назад.
        Д'Арлей был настолько поражен, что взглянул на Кера, словно ожидая подтверждения. Тот улыбнулся и утвердительно кивнул:
        — Это правда. Мадемуазель присутствовала на дуэли. Один из пажей этого семейства знал место дуэли, Валери уговорила его отвезти ее туда. Мадемуазель стояла рядом со мной и переживала за вас, д’Арлей.
        — Сударь, надеюсь, что мне больше никогда не придется так сильно волноваться,  — заметила Валери.
        — Старик Рикардо ждет начала урока,  — заметил граф. Он переминался с ноги на ногу и крепко потирал руки.  — Нам следует начать урок танцев, чтобы окончательно не замерзнуть.
        Учитель был немолодым итальянцем с огромным колышущимся животом. Он вышел в центр комнаты. Несмотря на немалое брюшко, он легко двигался.
        — Чем мы будем заниматься сегодня, милорд и мадемуазель?  — тонким птичьим голосом спросил итальянец.  — Может, мадемуазель пройдет движения паваны? Это очень грациозный танец.
        Графу предложение не понравилось.
        — Павана? Это же танец для старых вдов лет пятидесяти и стариков, страдающих ревматизмом, которые способны только ползать. Господин учитель, я предлагаю что-нибудь жи-венькое. Можно, конечно, и павану, но только с разными вариантами, элементами куранты. Должен вам сказать, что в мое время я был лучшим танцором куранта во всем Анжу. Ха, вы бы видели, как я поднимал партнершу в воздух. Ее юбки взлетали так высоко…
        Граф замолчал и принялся напевать мотив куранты. Он встал на цыпочки, поднял руки над головой, качнулся, щелкнул каблуками и крикнул:
        — Э-э-э!!!
        Кер спросил у Рикардо, каковы успехи его ученицы. Крупное лицо расплылось в улыбке.
        — Сударь, может, мне не стоит ничего говорить в присутствии мадемуазель, но должен признаться, что она стала весьма приличной танцоркой. Она двигается так грациозно. У меня никогда не было лучшей ученицы!
        — Пора начинать!  — Граф взял Рикардо под руку и повел в центр комнаты.  — Итак: музыку и танцы! Начнем с паваны!
        Кер пригласил д’Арлея сесть рядом с собой на скамью, стоявшую у стены. Они следили за подготовкой к уроку, то и дело склоняя головы набок, потому что висевшее на веревке белье мешало наблюдать за происходящим. Кер тихо сказал д'Арлею:
        — Когда вы пришли сюда, у вас было дурное настроение. Я решил, что граф рассказал вам о выборе короля.
        — Да, и это мне неприятно, потому что придется не согласиться с решением его величества. Я не собираюсь жениться на этой малышке.
        — Робин, она является весьма лакомым кусочком. Вам не следует совершать ошибки. Есть множество придворных, которые отдали бы все, лишь бы очутиться на вашем месте. Кер внимательно взглянул на друга.  — Вы мне не расскажете, почему возражаете против этого альянса?
        Д'Арлей решил не выдавать истинных причин.
        — Мне сейчас совсем не хочется вступать в брак. Возможно, мне просто не хочется, чтобы кто-то, кроме меня самого, занимался устройством моей личной жизни. Пусть это даже сам его величество король.
        — Но вы вообще-то собираетесь жениться? Д'Арлей ответил не сразу.
        — Конечно, мне рано или поздно придется жениться. Вам известно, в каких долгах находится мой братец. Но все-таки жениться просто из корысти, на деньгах я не способен. Это не для меня, господин Кер.
        — Это действительно касается только вас, д’Арлей. Вы и должны решать,  — согласился Кер. Он не пытался разубедить д'Арлея.  — К счастью, вы сейчас можете спорить с королем. Вы стали национальным героем и его величество не захочет напороться на народный гнев, если ему в голову придет мысль наказать вас.
        Пока они разговаривали, Валери танцевала под присмотром старика Рикардо. Она исполняла величественные па из паваны. Девушка величаво держала головку, слегка покачивалась, поворачивалась и делала реверансы. Затем последовали более быстрые па. Девушка держала руки на бедрах и быстро стучала каблучками по полу в такт музыке. Валери лихо приподняла широкие юбки и, покачиваясь, стала быстро перебирать ножками. Когда Валери остановилась, щеки у нее горели, глаза сверкали.
        Кер наблюдал за девушкой, она достала из рукава веер и начала обмахиваться им.
        — Ну, что вы о ней думаете?  — спросил он д'Арлея.  — Я просто поражен и не могу поверить собственным глазам,  — ответил молодой человек.  — Валери стала совсем другой. Это просто чудо.
        — Да, это чудо. У нее изменился даже голос. Вы заметили, что он стал более низким и уверенным? Ваша чудесная родственница, конечно, вложила в девушку много сил, и благодаря ей эта маленькая провинциалочка становится настоящим драгоценным камнем. Мы часто спорим с вашей невесткой, но в конце концов я всегда сдаюсь и мне приходится признавать свою неправоту. Мадам Изабо очень умная женщина.  — Кер быстро взглянул на д’Арлея.  — Наверное, мы не смогли бы найти лучшей кандидатуры.
        Д'Арлей неохотно кивнул:
        — Должен признаться, что вы абсолютно правы.
        Пока Валери танцевала, граф ни секунды не стоял спокойно. Он что-то громко напевал, подпрыгивал и импровизировал танцевальные па. Видимо, его перестала беспокоить боль в ноге. Он что-то советовал учителю танцев. Вот он хлопнул в ладоши, требуя внимания.
        — Нам пора танцевать куранту,  — объявил он.
        — Сударь — начал протестовать старый Рикардо,  — но куранту танцуют только в паре.
        — Разве вы не слышали, как я сказал: «Нам пора танцевать»? Я стану партнером мадемуазель. Обещаю вам, господин Рикардо, вы сами поймете, что никогда прежде этот танец не исполнялся с большим искусством и страстью. Более того,  — граф подмигнул Валери,  — мы даже постараемся сделать танец несколько вызывающим. Давайте, маленькая кузиночка, занимайте место напротив меня.
        В куранте может принимать участие любое количество пар. Один из участников исполняет песню, каВалери резво направляются к дамам, а те в свою очередь кокетливо отступают назад. Все подпевают исполнителю песни. Каждый танцующий подхватывает партнершу и резко вращает ее. Затем он и она кланяются друг другу и расходятся, мужчины занимают прежнюю позицию.
        — Лучше всего куранта получится, если только мы вдвоем станем ее исполнять,  — заявил граф.  — Мне не нужно будет менять партнерш, и я этим, клянусь святыми, очень доволен. Кузина, начинайте петь.
        Валери запела веселую песенку:
        Понетта хочет замуж,
        Но кто ж ее возьмет?

        Девушка хлопнула в ладоши, и граф начал ей подпевать:
        Если вы не можете сказать «Оу!»,
        «Оу-оу-оу!» — как говорят папа и мама.
        Если вы не можете сказать «Оу!»…

        Граф пел, всецело отдаваясь веселенькому мотиву. Он начал танцевать и стал похожим на развеселившегося козлика, больного подагрой. Он стучал каблуками, размахивал руками и не переставая улыбался. Потом граф подхватил Валери и закрутил ее вокруг себя, отпустил, церемонно поклонился и задом попятился на свое прежнее место.
        — Браво! Оу-оу!  — кричал он.  — А теперь стану петь я. Эти строки сочинил я сам. Конечно, они… как бы это выразиться, несколько необычны. Да, боюсь, что это так. Мадемуазель, нам повезло, что сейчас с нами нет графини, потому что, я уверен, ей не понравились бы мои стихи.
        Он начал петь. Его стихи были просто неприличны. Они, пожалуй, сгодились бы для танцев в таверне, куда ходят простолюдины, под эти стихи могли танцевать только подвыпившие мужики и неряшливые женщины. Граф распевал их очень громко, а потом прыгнул вперед, широко расставив руки в стороны. На этот раз он очень высоко подбросил Валери, и у нее взметнулись вверх юбки. Граф опустил партнершу на пол и, громко вопя, изобразил пируэт.
        — Оу! Оу-оу! Оу-оу! Оу!
        — Что здесь происходит?
        Изабо, громко шелестя юбками, вошла в комнату, и там воцарилась тишина. Граф стоял, вытянув над головой руки. Было ясно, что ему стало как-то не по себе. Старик Рикардо перестал дудеть в рожок и застыл с открытым ртом.
        Кер наклонился к д’Арлею:
        — Вас все считают самым храбрым рыцарем во всей Франции. Вам хватит смелости остаться здесь и наблюдать за тем, что будет происходить? Или вы предпочтете убраться, пока милая Изабо нас не увидела?
        — Предпочитаю убраться отсюда,  — шепнул д'Арлей. Кер знаком приказал Валери следовать за ними, и все на цыпочках покинули комнату.

        КНИГА ВТОРАЯ

        Глава 1

1

        Караульный крикнул: «Стоять!» — и поднял над головой фонарь. Он узнал Жака Кера.
        — Господин казначей, я вас знаю. Я выпил много вина неподалеку от вашей лавки. Эти люди с вами?
        — Да, объясни нам, как пройти к штабу господина Дюнуа.
        Весть о том, что прибыл Жак Кер, быстро распространилась по лагерю. Люди выскакивали из палаток, отходили от костров и громко приветствовали его.
        Кера обступили люди, чьи лица при свете факелов казались дикими и грязными. Солдаты были дружески настроены к нему и повторяли на все лады одну и ту же фразу:
        — Добрый Жак позаботится о том, чтобы нам заплатили деньги и хорошо кормили.
        Кер то и дело приветствовал собравшихся, его правая рука постоянно то поднималась в воздух, то опускалась.
        Командующему армией принадлежала большая палатка. Дюнуа сидел в кресле. Во рту он держал пшеничный стебелек, на его плече устроился ручной голубь. Кругом были разбросаны карты.
        — Жак!  — приветствовал Кера командир.  — Вы прибыли, чтобы стать свидетелем великой победы, о которой говорят мои рыцари?
        Кер уселся напротив Дюнуа, лицо его стало серьезным.
        — Я приехал сюда, потому что мне стали известны некоторые вещи, которые меня волнуют. Мне рассказали о крупных отрядах в Эльбефе, Амфревилле и даже далеко на юге, в Бомсниле, и о различных действиях на севере реки Понтуазе-ре, в Жизоре.
        Дюнуа осторожно повернул голову, чтобы не побеспокоить голубя, поднял с земли карту и передал ее Керу.
        — Красными крестами отмечены те места, где еще держатся отдельные отряды. Что бы вы могли сказать по этому поводу?
        — Что подкрепления, которые вы приказали перевести к Руану, туда не поступили.
        Дюнуа кивнул.
        — Вы так же хорошо разбираетесь в военных делах, как и в остальном?
        — Мой слуга Никола никогда не дает мне возможности загордиться. Можно сказать, что он мне служит вместо власяницы. Никола говорит, что я считаю себя таким же смелым, как Александр Великий, разбираюсь в военном искусстве подобно Велизарию, могу руководить людьми подобно Цезарю и сам такой же смелый, как Бертран дю Гесклин.  — Кер пытался пошутить, но затем заговорил очень серьезно.  — Конечно, я об этом даже и не думаю. Я — купец и мирный человек. Но должен вам сказать, я слегка разбираюсь в стратегии и понимаю, когда дела идут не по плану… Вы уверены в том, что удастся вовремя сосредоточить необходимые силы?
        Дюнуа тихо ответил:
        — Мои бравые рыцари заняты собственными делами. Одни желают получить обратно свои владения. Забрать у противника замки. Они храбры, но смелость ничего не стоит, если она не сочетается с дисциплиной. Они получили приказ сразу присоединиться ко мне, но приедут тогда, когда самим это будет удобно.  — Дюнуа грустно покачал головой.  — Мы обещали королю, вы и я, что Руан будет в его руках до того, как выпадет первый снег. Мы одним махом пересекли Нормандию, и у нас было много славных побед. Но сейчас я начинаю сомневаться в том, что мы сможем выполнить данное ему обещание.
        — В городе много англичан?
        — Здесь находятся Сомерсет и Талбот. Это храбрые противники. У них нет так много воинов, но я не могу ждать, пока они разобьют мои войска.
        У Кера голова раскалывалась от горьких мыслей, но он не стал высказывать их вслух.
        Неужели победный марш королевских лилий будет остановлен из-за надменности знати, не подчинившейся приказам?
        Когда он проезжал по лагерю несколько минут назад, он видел на деревьях тела солдат. На некоторые из них были наброшены женские нижние юбки — это означало, что их казнили за изнасилование. На других болтались овечьи кишки — эти солдаты занимались мародерством. Кер вдруг подумал: «Если бы Донуа повесил несколько знатных господ за неповиновение, мы бы очень быстро выиграли войну».
        — Уважаемый учитель стратегии,  — обратился Дюнуа к Керу,  — а как бы вы поступили на моем месте?
        Кер подхватил брошенную ему «перчатку».
        — Много раз я стоял у Бовуазинских ворот в Руане и смотрел на стены Ле Пти-Аппюи, выделявшиеся на фоне неба. Будь я на вашем месте, постарался бы устроить Сомерсету и Талботу демонстрацию. Я бы начал стрелять изо всех наших пушек по замку и разнес бы его в клочья прямо перед ними. Я бы сделал это настолько тщательно, что англичане поняли бы, какая судьба ожидает Руан, если они не перестанут сопротивляться.
        Командующий потрепал его по плечу.
        — Жан Бюро покинул меня час назад, а я предложил ему то же самое. Мы все тщательно обсудили и… решили, что это невозможно. Понимаете, господин королевский казначей, у нас мало пушек и мало бомбардиров, которые могут с ними управляться.
        Кер был поражен, когда услышал об этом.
        — Мне казалось, что у Жана Бюро было достаточно орудий и бомбардиров для всей кампании. Что случилось?
        — Кузнецы, изготавливавшие пушки, допустили ошибку. Стволы трескаются и разрываются. В прошлом месяце Бюро потерял сорок пушек. Каждый раз, когда это случается, оказываются убитыми примерно полдюжины бомбардиров. Результат? Теперь у нас осталось мало обученных солдат, а те, что еще живы, боятся. Они не желают даже приближаться к этим орудиям… Жак Кер, я не надеюсь, что Жану Бюро удастся разрушить замок, если я отдам ему этот приказ.
        Кер о чем-то размышлял.
        — Скажите мне, разве заранее нельзя было узнать о дефектах ствола орудия?
        — Почему же? Если произведен выстрел и из трещины в стволе идет дымок, мы точно знаем, что после следующего выстрела ствол разлетится на кусочки. Но иногда случается, что весь дым выходит из ствола, и мы ничего не можем знать заранее. Из пушки стреляют, она разрывается, и души наших бомбардиров покидают тела и устремляются в небо.
        — Ну,  — задумался Кер,  — а если закрыть жерло пушки после выстрела, дым попытается выйти через имеющуюся трещину, и мы сможем узнать, бракованное орудие или нет.
        — Правильно. Но, господин Кер, как это можно сделать?
        — Все придется делать вручную. С двух концов орудия пусть стоят по человеку; как только будет произведен выстрел, они должны затолкать в жерло тряпки. Другого тут ничего не придумаешь.
        — Эти несчастные должны будут стоять после пушки в то время, когда из нее станут стрелять! Они же не смогут убежать в укрытие! Это будет грозить им явной смертью. Неужели вы думаете, что найдутся люди-самоубийцы? Кер подумал, потом спросил:
        — Вы не против, если я сам все организую?
        — Прошу вас.
        Кер поднялся. Сегодняшний день был очень напряженным — ему пришлось скакать с самого рассвета. Тело ныло, мышцы сводило от постоянного напряжения. Ему очень хотелось отдохнуть, но он решил выяснить все до конца.
        — Когда король с триумфом въедет в Руан, смогут ли бомбардиры занять почетные позиции в честь их особых заслуг?
        — Я не уверен в этом,  — ответил Дюнуа.  — Разве знать согласится, чтобы бомбардиры принимали участие в параде! Наши доблестные рыцари все еще выступают против использования пушек. Они упорно отказываются признавать, что не было бы у нас никаких побед, не взорви мы стены, защищавшие гарнизоны Годонов. Кроме того, наши аристократы всегда строго придерживаются правил. А в правилах не указано, какое положение в победной процессии должны занимать люди, одержавшие победу с помощью новых видов оружия. Поэтому вполне может случиться так, что настоящие победители не получат заслуженного признания.
        Кер заговорил тихим, но напряженным голосом:
        — Я — сын купца, а вы — незаконный сын принца. Из-за этого нам пришлось много натерпеться. Мне кажется, что нам стоит полностью доверять друг другу. Вам никогда не приходило в голову, что наш мир — весьма странен и в нем многое поставлено с ног на голову? В течение сотни лет Францию побеждала более слабая страна. Вам никогда не казалось, что в этом виноват наш хваленый рыцарский Кодекс чести? Множество бед происходит потому, что почести, слава и ответственность отдаются не тем людям. Вне зависимости от их умения, опыта, таланта, квалификации. Они могут быть предателями и глупцами, и душа у них может быть полностью прогнившей, но зато у них знатные отцы, они из родовитых фамилий! Только одно это и играет роль. И такие дубовые головы, тщеславные павлины имеют власть, с помощью которой правят и диктуют свою волю другим, более достойным людям. Эти рыцари, что сейчас мешают ведению войны, не способны командовать войском.
        Дюнуа улыбнулся страстности речи Кера, но ничего не сказал. Кер продолжал:
        — Мы живем в странном мире, где почитают кровь и уважают мышцы, но плохо относятся к хорошим мозгам!
        — Господин королевский казначей, вы проповедуете ересь!  — заметил Дюнуа.  — Я даже могу найти долю предательства в ваших речах и по Уставу не должен вас слушать. Но,  — тут он улыбнулся,  — поскольку мы говорим наедине, могу вам признаться, что иногда я бы с удовольствием распродал этих рыцарей на убой. За них на рынке могли бы дать хорошую цену.

2

        Жаку Керу и сопровождавшим его выделили под временное жилье старую мельницу, стоявшую на краю лагеря. С Кером были Никола, двое других слуг, писец и один ученый из университета. Кер посмотрел через отверстие в потолке в темноту, нависшую над ними.
        — Мой дорогой Ферран,  — обратился он к ученому,  — это очень пыльное отверстие, и оттуда сквозит. Но все равно здесь мы можем укрыться от непогоды.
        Помещение было небольшим, со множеством запасных жерновов. В полу имелось отверстие, через которое можно было разглядеть бушевавшую внизу воду.
        Ферран де Корд юл ь содрогнулся и ответил:
        —Я очень боюсь утонуть и, наверное, не смогу здесь спать. Но мне также неприятно было бы находиться наверху. Мне кажется, что там должны быть летучие мыши, а я всегда ненавидел сов и летучих мышей.
        Подозрения Феррана де Кордюля подтвердились: до них доносились шуршание крыльев и пронзительные крики. Ученый вздрогнул и начал карабкаться по лестнице.
        — Те люди, кто утверждает, что вы заключили сделку с Принцем Тьмы, услышали вас,  — рассмеялся Кер.  — Они бы сказали, что это неземные звуки. Но вы должны хорошо выспаться, потому что нам завтра придется много работать.
        Ферран де Кордюль остановился и оглянулся.
        — Должен признаться, господин Кер, что мне непонятно, почему вы так торопитесь с выполнением планов.  — Под мышкой у него были бумаги, он помахал ими: — Война только что началась. Могут пройти годы, прежде чем вы сможете построить свои лавки. У меня еще есть время поработать над этим. Зачем же так торопиться?
        — Друг мой, вы не правы. Война скоро закончится. Но если даже она продлится несколько лет, все равно останется время для исполнения моих планов.  — Он подошел ближе к ученому.  — Война разрушает старое богатство и создает новое. Когда наконец во Франции настанет мир, у людей в кошельках зазвенит золото и они будут страстно желать потратить его на продукты мирного труда. Когда это время настанет, у нас уже должно все быть. Надо приготовиться заранее.
        — Но я не понимаю…
        — Вы ученый и знаете, как можно изготавливать сталь и как воздвигать высокие здания. Но, дорогой Ферран, вам ничего не известно о коммерции. Даже меньше чем ничего, потому что у вас абсолютно неправильные понятия. Что касается меня, я всегда занимался торговлей. Когда я смотрю на ваши бумаги, мне известно, что треугольник означает огонь, крест и стрела — железо, круг и точка — золото, но все остальное для меня — тайна. Я не смогу разобраться в ваших схемах и планах. Но мне известно много о деньгах и разных аспектах торговли, как вам известно о философском камне, бессмертии и прочем. Я должен вам сказать, что в течение года после заключения мира Франция будет просто пьяна от процветания.
        — Правда, что мне ничего не известно о коммерции,  — заметил ученый,  — но мне кажется, что стоит получать плоды процветания, только когда это процветание действительно имеется.
        — Вас могут поразить мои мысли,  — заявил Кер.  — Но я собираюсь увеличить вдвое количество моих лавок, и в них должно быть множество товаров. Мой восточный флот должен пополниться еще двумя судами. Я должен построить новый флот, чтобы плавать по северным морям и вести в этих местах торговлю. К тому же, Ферран де Кордюль, я должен сам начать производить товары. Пусть работают кузни, пылает огонь, пусть у тысячи работников на рукавах будут вышиты мои знаки — сердце и раковина. И вот тут мне понадобится ваша помощь. Я нанял вас, чтобы вы строили мои лавки и кузницы.
        — Для этого понадобится много золота,  — сказал Ферран.
        — Правильно, в настоящее время у меня мало денег. Мне подобное положение кажется странным. И это я, Жак Кер, чьи сундуки всегда были полны золота! Война оказалась более расточительной, чем я считал. Но дело не в этом. Если мы победим, то мне не составит труда получить кредиты.  — Кер начал расхаживать по грязной комнате.  — Составьте мне чертежи!  — воскликнул он.  — Вы сомневаетесь, что их можно будет реализовать, но Храброе Сердце может выполнить невозможное. Если люди в одиночку куют небольшие полоски железа, разве мы обязаны продолжать работать точно так же? Я хочу, чтобы мои мастерские были огромными, чтобы из одного конца невозможно было рассмотреть работающих в другом. Я хочу, чтобы горны были объемными, чтобы в них бушевали чудовищные клубы пламени. У меня уже есть руда, я владею шахтами здесь, в Нормандии и Бретани, а также в Бер-ри и в Ле Нивернэ.
        — Я должен закончить планы сегодня?  — спросил Ферран.  — Или мне будет позволено заметить, что мы провели в седле весь день и теперь нам нужно отдохнуть?
        Кер захохотал.
        — Мне кажется, что я не могу от вас требовать невозможного. Я только прошу, чтобы вы их сделали вдвое быстрее, чем кто-либо другой.
        — Могу пообещать, что стану стараться изо всех сил. Ферран де Кордюль скрылся в темноте чердака. Дюнуа приказал, чтобы мельницу охраняли караульные. Кер слышал, как один из них напевал. У караульного был низкий голос, и он исполнял охотничью песню.
        Я пою о святом Хуберте, пламени и гончей собаке, И красных каплях крови на клыках кабана…
        Песня внезапно прервалась, и можно было слышать разговор. Через секунду дверь в комнату Кера отворилась, и появился Прежан Кеннеди, одетый в черную униформу бомбардиров. Он остановился на пороге, моргая от яркого света факелов.
        — Добро пожаловать, господин шотландец,  — поприветствовал его Кер, который растянулся на поверхности жернова,  — я давно вас жду.
        — Мне придется вам признаться, господин Кер,  — неохотно заметил Кеннеди,  — что я никогда не мог освоить искусство письма. Мне, наверное, стоит этого стыдиться? Должен сказать, что очень мало знатных людей у нас в Шотландии способны как-то разобраться с буквами. Они могут поставить в конце документа крест. Вот и все.
        — Так же обстоит дело и во Франции. Сэр шотландец, вам нечего извиняться.
        — Я вам не смог написать и хотел вас найти, когда до меня дошли слухи, что бомбардиров собирают в отдельный отряд и начинают их обучать. Мне было ясно, что мои услуги понадобятся именно здесь. Я сразу присоединился к ним. Хорошо, что я так сделал. Поначалу они совсем ничего не знали, и я им пообещал: «Я сделаю из вас бомбардиров, или сам господин сатана станет вас поджаривать, насадив на вилы». Но я не мог одновременно обучать людей и пытаться с вами связаться, и поэтому вам пришлось ждать моего доклада.
        — Вы все правильно решили, и не случилось ничего страшного.
        Кер кивком головы показал слугам, чтобы они удалились. Те поднялись по лестнице к себе, и Кер вновь обратился к Кеннеди:
        — Теперь я вас внимательно слушаю.
        — Я сразу отправился в ту деревню. Мне там мало что удалось узнать. Когда ее уцелевшие жители вернулись, их взорам предстали черные стены и выгоревшие поля. Они прятались в развалинах, словно крысы, и питались корой деревьев и мороженой капустой. Мало кому удалось выжить. В деревне сейчас живет не более пяти человек из тех, кто помнит этот налет. И никто из этих пяти не помнит нашу мадемуазель.
        — Пока что мне все ясно в вашем отчете,  — заметил Кер. Шотландец медленно кивнул головой.
        — Если даже они что-то знали, господин Кер, они никогда не смогут связать ту малышку с… с нашей мадемуазель.
        Кер нахмурился.
        — Вы что, решили продолжить расспросы и вышли за те границы, которые я вам поставил?  — возмутился он.
        — У меня есть уши, и я кое-что слышал.
        — Надеюсь, что вы не предприняли ничего поспешного! Казалось, что шотландца совершенно не беспокоил резкий тон Кера. Он даже лихо подкрутил усы.
        — Шотландия — прекрасная страна, но у нее имеется один недостаток. Страна наша бедная. Человек может родиться с одним шиллингом и умереть с тем же шиллингом в кошельке, в то время как второй шиллинг не торопится ему навстречу. Если я хочу немного разбогатеть, мне следует это сделать до возвращения на родину.
        — Мне понадобятся ваши услуги, и я собираюсь хорошо за них заплатить.
        Шотландец мрачно улыбнулся.
        — Если вы это сделаете, сударь, вам придется заплатить мне не так уж мало.  — Прежан Кеннеди медленно покачал головой.  — Это все, что мне нужно знать. Если вы будете мне хорошо платить, я стану вам верно служить. И конечно, ничего не буду болтать…
        — Продолжите ваш рассказ.
        Кеннеди начал подробно рассказывать о своих поисках. Ему приходилось быть осторожным, но удалось узнать кое-что интересное. Самый старший из оставшихся в живых жителей деревни — а это был булочник — припомнил, что молодая женщина в деревне служила кормилицей для малышки, которую сюда привезли издалека. Как рассказал будочник, это была крупная женщина, которая рожала младенцев раз в год, но ее детишки погибали. Приемыш же благополучно пережил все тяготы первого года жизни. Булочник заявил, что этот младенец погиб вместе с кормилицей во время нападения на деревню.
        — Будочнику известны настоящие родители младенца?  — спросил Кер.
        Кеннеди отрицательно покачал головой.
        — Сударь, он уверен, что об этом не знал никто в деревне, даже приемные родители. Кормилица была очень болтливой, но она никогда и ничего не рассказывала о приемыше. А это значит, что она сама ничего не знала о малышке. Людям было известно, что приемным родителям хорошо платили. Муж купил пресс для изготовления сидра и молодую телку, а женщина носила новую одежду из чудесной ткани зеленого цвета. Господин Кер, видимо, настоящие родители малышки были состоятельными людьми.
        — Я в этом никогда не сомневался. И доказательство тому — сама Валери.
        Кер внимательно взглянул на шотландца:
        — Мне кажется, вам есть еще кое-что добавить к сообщению.
        Кеннеди подмигнул ему.
        — Да, вы правы. Что вы скажете, если я расскажу, что в то время, когда малышку отдали приемным родителям, у молодого человека, который жил в этом районе, состоялась дуэль со знатным господином с юга, потому что последний оказывал излишнее внимание его сестре?
        — Мне интересно это слышать, но хотелось бы знать детали.
        — Вы правы, господин Кер. Я никогда не спешу делать выводы, если у меня мало информации. Вы только послушайте! Сестра родила ребенка, не будучи замужем, а ее любовник был женатым человеком и, конечно, не мог исправить положение. Брат погиб на дуэли, а любовника с тех пор больше не видели в этих местах.
        — Это может быть простым совпадением,  — задумчиво протянул Кер,  — но это очень интересная информация.
        — Да, это весьма интересно,  — кивнул Кеннеди.  — Сударь, это более чем простое совпадение. Дуэль произошла в городе, всего в десяти милях от деревни, и это случилось месяц спустя после рождения малышки. Девочка тут же исчезла. В городе знали, что для нее нашли кормилицу. Все складывается в четкий рисунок.
        — Что стало с бедной матерью?
        — Ей пришлось пережить позор, и она вскоре умерла. Господин Кер, обстоятельства ее смерти… весьма печальны.
        — Я уверен, что вам удалось докопаться до самой сути,  — заметил Кер.  — Но есть ли еще какие-нибудь детали? Вы не назвали ни одного имени.
        — Имя матери — Селеста де Ланзанн. Семейство было знатным, но бедным. В семье было примерно десять братьев и сестер, но выжить удалось только одному, и ему принадлежат все земли. Сударь, легче узнать что-либо у могильного камня, чем у этого человека. Потому что на камне можно прочитать имена, даты и иногда даже ссылки на характер умершего. Он мне ничего не сказал. У него неприятные маленькие глазки, очень близко посаженные. Пока он меня слушал, у него все время кривился рот. Он меня выслушал, а потом указал мне на дверь.
        — Он ничего не подтвердил?
        — Ничего, сударь. Меня это не удивило. Наверное, он боялся, что я стану претендовать на его земли. Он выглядел испуганным, когда я потребовал сказать мне имя отца. Наверное, отец — весьма знатный человек.
        — Вы считаете, что у него ничего невозможно узнать?
        — Да, я так считаю.
        — Вы мне все рассказали?
        — Да, сударь.
        Казалось, Кер не спешил с выводами.
        — Прежан Кеннеди, мне известен ваш характер. Как я могу быть уверен, что вы ничего не скрываете?
        Кеннеди гордо выпрямился.
        — Я дал вам слово. Разве этого не достаточно? Должен вам признаться, что мне нравится девушка и я не стану ничего делать, что может принести ей вред.
        Кер с любопытством взглянул на него.
        — Я вам верю. Мне она тоже нравится, и мне не хотелось бы никаких неясностей в ее истории. Когда война закончится, мы снова попытаемся разведать кое-что о Валери. Существуют способы заставить брата рассказать нам правду. Тем временем, господин Кеннеди, надеюсь, что вы будете хранить тайну.

3

        Рыцари, присоединившиеся к бомбардирам, жили в маленькой гостинице на окраине города, где стояла армия. Кеннеди проводил Кера на место. Там собралось очень много молодых людей. Некоторые из них были так молоды, что не имели даже пушка над верхней губой. Они сняли доспехи и сидели в свободных куртках. Как полагалось бомбардирам, они были во всем черном — с головы до пят. С первого взгляда эта компания могла показаться серьезной, но при более внимательном рассмотрении это впечатление исчезало — у юношей были сияющие глаза, они болтали без умолку.
        — Взгляните на них, сударь,  — с гордостью воскликнул шотландец.  — Вам, наверное, никогда не приходилось видеть лучших воинов!  — Он коснулся плеча Кера.  — Прислушайтесь. Вам что-нибудь ясно?
        Кер ничего не понял из слов, которыми обменивались молодые люди. Он слышал слова «лыжи», «зажигательные ядра», «боезапасы», «наведение» и многие другие. Общая же дискуссия касалась темы «преимущество бронзы перед железом».
        — Господа,  — громко объявил Кеннеди,  — я привел к вам посетителя. Мои храбрецы, это Жак Кер!
        Все замолчали и повернули головы к гостям. Юноши внимательно разглядывали человека, с чьей помощью стало возможно продолжить военные действия. Секунду в комнате стояла тишина, затем случилось нечто неожиданное.
        Молодые люди поднялись и стоя приветствовали Кера. Они кричали так громко, что, казалось, могли бы заглушить залпы орудий. Стоявшие рядом с Кером молодые люди хлопали его по спине и выкрикивали:
        — Вот наш добрый Жак Кер!
        Из глубины комнаты послышался крик:
        — Купи нам бронзовые пушки и много хорошего пороха, и мы взорвем Годонов, а их останки отправятся домой!
        Кер помахал рукой.
        — Когда Франция станет свободной, нам придется благодарить за это бомбардиров!
        — Бомбардиров и Жака Кера! Франции помогут кошелек Кера и пушки Бюро!
        Кер видел, что холл гостиницы стал основным местом, где собирались бомбардиры. Вместо пик и боевых топориков, висевших на стенах, кругом лежали болты, деревянные клинья, висели медные петли, к ним были прикреплен небольшой плакатик с надписью: «Это все, что осталось от ворот в Блуа после прямого попадания!» Другой плакат гласил: «Мы дали клятву не милым дамам, а нашей родине!» Рядом с плакатом, подчеркивая его важность, висела одна из черных повязок, которыми рыцари повязывали глаза перед произнесением клятвы. Внимание бомбардиров переключилось на кого-то еще, и Кер вместе с Кеннеди уселись за стол в конце комнаты.
        Молодые люди довольно много пили, но соблюдали правила ритуала. Рыцари пушек, как они называли себя, пили стоя, переплетая руки таким образом, что каждый пил из чаши своего соседа справа. Чаша осушалась одним глотком. Тот, кто не мог этого сделать, платил за всех.
        В комнате царил хаос, а чтобы добавить «перца», над входом повесили веревку с петлей. Один из бомбардиров держал конец веревки и старался накинуть ее на плечи вновь входящих. Резкое движение — и веревка могла крепко сдавить чью-нибудь шею. Все начинали громко орать и бесноваться, заглушая крики негодования и боли несчастной жертвы. Если в гостиницу никто не входил, два рыцаря выбегали на улицу, насильно хватали прохожих и вталкивали их в зал.
        Вскоре после прихода Кера по внутренней лестнице спустился д’Арлей. Он тоже был в черном, но выглядел весьма элегантно. Его головной убор украшало черное перо. На куртке сияли пуговицы из оникса.
        Увидев Кера, д’Арлей помахал рукой и подошел к его столу.
        — Мне только что сообщили, что вы прибыли в лагерь. Я рад вас видеть, потому что вы, может, разберетесь с нашими трудностями.
        — Мне уже все известно,  — сказал Кер.  — Я встречался с Дюнуа; и мы разработали план, который, надеемся, нам поможет.
        Кер начал объяснять, что риск может уменьшиться, если после каждого залпа прикрывать все отверстия дула. Д’Арлей внимательно выслушал его и согласился, что стоит попробовать. Он сказал, что утром повидается с Жаном Бюро и обсудит с ним этот план. Д'Арлей добавил, что необходимо придумать что-то, что могло бы убедить бойцов рисковать своей жизнью. Конечно, эти люди были очень храбрыми, но им здорово досталось в последние дни.
        Они все подробно обсудили. Д’Арлей посмотрел на Кера и сдержанно спросил:
        — Вы что-нибудь слышали о Валери?
        — Ничего уже несколько недель. В последнем письме от графини говорилось, что у них все в порядке.
        Кер так внимательно изучал лицо д'Арлея, что тот начал волноваться.
        — Вы не переменили свое мнение?  — спросил Кер.
        — Я еще больше настроен против ваших планов,  — заявил д'Арлей, он явно нервничал.
        — Тогда вы поймете, почему мне не хочется отвечать на ваши вопросы. Дорогой Робин, мне неизвестно, насколько сильно ваше возмущение. В вас есть искра фанатика! Вы можете… Ладно, совсем не нужно спекулировать на том, что вы можете предпринять. Скажите мне, когда вы видели графиню в последний раз, она вам сообщила что-то важное?
        — Нет, она мне ничего не сказала.
        — Ну вот! Она весьма сдержанная женщина. Вы ей очень симпатичны, но она решила ничего вам не говорить.
        — Она была права… Да и вы тоже,  — заметил д'Арлей.  — Я вас не поддерживаю, почему вы должны мне что-то сообщать?
        — Вам нравится маленькая кузиночка? Д’Арлей заколебался, но потом кивнул:
        — Да. Я… мне она очень приятна.
        — Наверное, из-за ваших симпатий вы отказались жениться на королевской протеже?
        — Вы правы.  — Молодой человек вздохнул.  — Я видел избранницу короля. Она весьма мила и… очень хорошенькая. Мне казалось, что она будет скучной и бледной, но это, в конце концов, не играет никакой роли. Мне следовало согласиться на этот союз. Но каждый раз, когда я пытался выразить свое согласие, я вспоминал Валери — и моя решительность исчезала. Мне ясна собственная глупость: я отказался от прекрасного брака и милости короля. Теперь он станет ко мне плохо относиться. Но самое ужасное состоит в том, что рано или поздно мне все равно придется жениться на деньгах.
        — Вы не думаете, что когда-нибудь вам удастся жениться на маленькой кузине?
        Д'Арлей грустно покачал головой:
        — Нет, Жак. С самого начала я понимал невозможность этого.
        Вдруг Кер расхохотался, протянул руку и резко дернул д’Арлея за рукав.
        — Мой добрый друг, я все понимаю. Я просто проверял вас. Я бы с радостью рассказал вам все, что мне известно, но рассказывать нечего. Мне известно, что вы меня никогда не подведете. Между прочим, Робин,  — он заговорил шепотом,  — возможно, я вообще ничего не стану предпринимать.
        Д’Арлей был так поражен, что ничего не мог сказать. Но на лице было написано, что он счастлив услышать подобное. Через секунду Кер объяснил д'Арлею, в чем дело:
        — Просто я становлюсь сентиментальным. Конечно, мне тоже не чужды подобные чувства, и вы могли это заметить. Но если происходит нечто весьма важное, я всегда могу контролировать себя. Дело в том, что Валери мне может не понадобиться. Войну мы выиграем, и, думаю, меня за это будут уважать… некоторые люди. Король ко мне хорошо относится и во многом зависит от меня. Вы не должны забывать, что мне тоже не очень нравилась эта идея с самого начала.  — Кер помолчал, затем продолжил: — У меня такое впечатление, что нам не следует прибегать к этому плану. Я буду доволен, если у меня… будет это оружие в резерве. Когда вдруг возникнет в нем большая необходимость. Я постараюсь, чтобы никто не пострадал. Наша малышка Валери останется в семействе де Бюрей, и я стану продолжать щедро поддерживать графиню и девушку.
        — Вы им уже об этом рассказали? Кер покачал головой:
        — Нет, нет! Я пока все держу в тайне. У меня всегда должны быть запасные пути отступления. Откуда мне известно, что сулит нам будущее?
        Д’Арлей радостно сказал:
        — Жак, друг мой! Я настолько счастлив, что не могу найти слов, чтобы выразить мои чувства.
        Алан де Керсэ присоединился к ним, когда был подан ужин, состоящий из жареной головы кабана и холодной рыбы.
        — Если господин Кер хочет услышать разговоры рыцарей пушек, его может ждать сюрприз,  — серьезно заявил юноша.
        — О чем разговоры?
        — Это что-то новенькое. Иногда мы называем себя новыми людьми. Это началось тогда, когда господин д'Арлей сражался с моим кузеном Жаком де Лалэном и победил его. Все начали обсуждать новые виды оружия — легкую саблю и шпагу. На этом разговоры не прекратились. Мы решили, что времена меняются и нам это нравится. Мы понимали, милорд, что мой кузен де Лалэн принадлежит прошлому.
        — Это правда,  — кивнул Кер.
        — Нам даже стало смешно, когда мы вспоминали прежние правила. Рыцарство? Сейчас это звучит просто абсурдно!
        Кер пытался не улыбаться и вскоре стал абсолютно серьезным.
        — Алан, мне все это очень интересно. Понимаешь, я это чувствовал очень давно и ничего не скрывал. Возможно, что вы, новые люди, станете свидетелями больших изменений.
        — Для нас, господин Кер, вы являетесь символом нового времени. Вы человек незнатного происхождения, но вам удалось подняться наверх и служить королю. Вы не верите в то, что мир совершенен. Вы считаете, что думать о его переустройстве не есть преступление. Иначе думали Жак де Лалэн и ему подобные.
        — Нет, конечно,  — серьезно сказал Кер,  — я не считаю, что мир совершенен, и делаю все, что в моих силах, чтобы его изменить.
        — Мы часто говорим об этом,  — взволнованно продолжал молодой человек.  — Именно здесь мы рассуждали о вас и решили, что вы все делаете правильно. Сударь, у нас масса революционных идей. Даже вы пришли бы в ужас от тех вещей, в которые мы верим.
        — Сомневаюсь в этом, Алан де Керсэ,  — улыбнулся Кер.  — Понимаешь ли, я ведь тоже верю в революционные идеи!

        Глава 2

1

        Над главной башней замка Ле Пти-Аппюи веял вымпел с белой антилопой и красными розами. Кер знал, что англичане все еще держатся. Он привстал в стременах и посмотрел на пушки, которые залпами требовали сдачи гарнизона. Дым переплывал через каменную стену.
        Действовало полдюжины крупных бомбард. Они поднимали дула над большими дубовыми рамами, к которым были прикреплены. Казалось, что головы змей поднимались из ямы. Залпы давались по очереди. Как только исчезал дым, пушки снова заряжались. Действия несколько замедлялись из-за несовершенства орудий.
        Люди действовали очень расторопно. Они быстро двигались, словно помощники дьявола на краю преисподней. Бомбардиры казались очень стройными из-за обтягивающих черных курток и капюшонов. Они загружали порох в железные патронники, которые находились отдельно от бомбард, потом относили его к заднему концу ствола и крепко прикрепляли железными скобами. Затем они поджигали запал в передней части бомбарды. Пламя горело все сильнее, и солдаты в черном, кроме двоих, бежали в укрытие за высоким барьером. Двое оставались на посту и, как только раздавался взрыв, сразу начинали бешеную деятельность: один бежал к переднему отверстию бомбарды, другой — к заднему, чтобы заткнуть отверстия толстыми кусками войлока.
        Кер улыбался с гордым видом. Его план начали претворять, и трудности, которые еще два дня назад грозили полным молчанием бомбард, были разрешены. В результате в стене замка появилось огромное отверстие, теперь бомбарды атаковали массивные серые башни. Англичане вскоре будут вынуждены сдаться.
        Кер подъехал к молодому рыцарю на коне, он находился рядом с проломом в стене.
        — Сколько еще будет продолжаться обстрел?  — поинтересовался Кер.
        — Сейчас закончим, сударь,  — ответил рыцарь. Он привстал и начал размахивать руками.  — Попадание! Прямое попадание! Господин Кер, вам приходилось когда-нибудь видеть лучший залп?
        Бомбардир так высоко приподнял дуло орудия, что оно, казалось, было направлено прямо в небо, и ядро пронеслось над стенами замка. Совершенно случайно он перебил древко флага защитников укрепления. Белая антилопа и красные розы исчезли из виду.
        Рыцари оседлали коней и выстроились вдоль стены, все они находились на определенном расстоянии друг от друга. По команде они стали подниматься вверх по склону. Черный флаг с зелеными лилиями исчез из виду. Люди с заветренными и прокопченными лицами карабкались на полуразрушенную стену, мчались по склону, чтобы полюбоваться результатами великолепного залпа. Они прыгали и танцевали от радости и сильно хлопали друг друга по спинам. Бомбардиры начали петь «Бедняга Генрих Шестой». Король Англии уже прославился плохим состоянием психики, и французские солдаты постоянно напоминали об этом врагу.
        Кер отвел одного рыцаря в сторону.
        — Где сир д'Арлей?
        — Вот он.  — Рыцарь показал на углубление в земле.  — Он вытаскивает войлок из дула первой бомбарды. Он скоро освободится. Понадобится полчаса, чтобы орудия остыли.
        Когда появился д'Арлей, Кер с трудом его узнал. Лицо друга стало черным, как у кузнеца. Руки были обожжены и покрыты пятнами от пороха, одежда была грязной и ободранной. Д'Арлей поднял перед собой руки, как бы защищаясь.
        — Не стоит меня ни о чем спрашивать, господин Кер. Я устал объяснять всем причину, почему я сделал именно так.
        — А мне и без объяснений все ясно. Никто не хотел рисковать жизнью, и вы решили сами показать пример. После этого народу стало достаточно, чтобы начать стрелять — из бомбард. Мне все стало об этом известно еще прошлым вечером.
        — Вам известно, что следующим предложил свои услуги Прежан Кеннеди? Мы с ним работаем вместе — почетный рыцарь и бывший капитан разбойников. Мы выполняем работу простых бомбардиров. Кое-кому это может не понравиться. Должен признаться, что очень высоко оцениваю работу шотландца.
        — Вам известно, что при дворе ваши действия считают сумасшествием, а не актом мужества?
        — Мне известно, что они надо мной смеются и считают меня опасным чудаком,  — сказал д'Арлей, и его черное лицо расплылось в улыбке.  — Мне все равно, меня абсолютно не интересует их мнение.
        — Я явился сюда сегодня, чтобы сказать: вы можете прекратить свою работу,  — сказал Кер.  — Вы положили начало мерам предосторожности — и пушки снова стреляют. Вы уже достаточно рисковали собственной жизнью.
        Д'Арлей покачал головой:
        — Я же не вожак стаи. Что скажут эти храбрые парни, которые постоянно рискуют собственной жизнью, если я сейчас их покину? Нет, я решил заниматься пушками, и я буду продолжать это делать. Все это может продлиться не так долго. Мне кажется, что Ле Пти-Аппюи капитулирует завтра же, и после этого англичане придут к выводу, что не стоит больше удерживать Руан. Если так случится, война скоро закончится.
        — Правда, что английские лидеры выказывают желание обсудить мирные условия с нами? Но когда жители Руана попытались провести наших людей через «слабое место англичан» в Руане, старина Тал бот налетел на них со своими солдатами и «поприветствовал» наш отряд. Там погибло много французских воинов. Англичане вообще любят обсуждать условия мира. Старина Талбот — прекрасный закаленный солдат, он хвастается, что никогда и никому не сдавался. Вполне возможно, что он решит сражаться до последнего солдата.
        С того места, где находились Кер и д'Арлей, было видно, как протянулся лагерь французских солдат. Ветер дул с севера, и очень похолодало, поэтому кругом развели костры. Издалека доносились звуки рожка. Это говорило о готовности войск к сражению. Здесь были собраны большие силы, и они готовились нанести решающий удар по врагу. Кер понимал — такое впечатление создавалось потому, что Дюнуа очень умно расположил войска. На самом-то деле многие отряды так до сих пор и не подошли.
        Кер положил руку на плечо д'Арлея.
        — Послушайте меня внимательно, Робин,  — шепнул он.  — Мы так и не собрали воедино все наши войска. Если бы англичанам было известно, до какой степени мы слабы, они, конечно, продолжили бы сопротивление… Нам еще очень далеко до победного конца. Здесь вы сделали уже достаточно. Отмойтесь от сажи, пусть врач позаботится о ваших ранах, и будьте готовы поехать со мной к Дюнуа. Я с ним разговаривал, он желает использовать ваш опыт по-иному.
        Д’Арлей покачал головой:
        — Вы меня убедили в том, что мне следует оставаться именно здесь. Мы скоро разобьем Ле Пти-Аппюи. Только так можно устрашить Талбота. Чем быстрее снова заговорят пушки, тем будут выше наши шансы в сражении. Пока не падет замок, Кер, я остаюсь на своем посту.
        К ним, прихрамывая, подошел Прежан Кеннеди. Он пытался подкрутить обгоревший ус. Он был чернее, чем д'Арлей, его одежда выглядела более обгоревшей и ободранной.
        — Вы пожаловали к нам в самый неподходящий момент, заявил он Керу.  — Через пару часов, если только нам… удастся выжить, мы сможем кое-чего достичь. Вам ясно, что, когда имеешь дело с орудиями, в этом нет ничего героического. Мы с д'Арлеем похожи на парочку трубочистов, господин Кер, а может, и на старых пугал, которых оставили на зиму в пустом поле.
        Кер не смог удержаться от улыбки, когда взглянул на чумазое лицо и забавную фигуру шотландца.
        — Впервые вижу вас без клетчатого платочка на шее.
        — Да,  — мрачно заметил Кеннеди.  — Я себя чувствую раздетым без отличительной клетки моего клана. Мне не хотелось, чтобы мой платок побывал в том аду, в котором мы находились в последние дни. Сударь, должен вам сказать: если я погибну, не важно где и когда, и даже если будет сложно собрать воедино мои останки, вы должны позаботиться, чтобы Прежан Кеннеди был похоронен подобающим образом и с почетом… и чтобы на мне был мой отличительный клетчатый платок.
        — Почту для себя за честь выполнить вашу просьбу.
        — Благодарю вас, сударь. Я должен поблагодарить вас также за дорогое, хорошее вино, которое постоянно выдается нам. Каждый вечер мы пьем его за ваше здоровье.
        Пока они разговаривали, д'Арлей внимательно рассматривал расположение французских войск и дорогу, ведущую в Руан. Ему не понравилось то, что он увидел.
        — Вам не кажется, что здесь у нас сосредоточено слишком мало сил?  — спросил он у собеседников.  — Их здесь меньше, чет в любом другом месте.
        Шотландец согласился:
        — Да, сударь. Мне кажется, что войск здесь явно не хватает. Линия отрядов тонка, как юбочка шотландца в зимнюю стужу. Я объясню вам причину этого. Многие все еще верят в то, что наши пушки — это что-то от колдовства и вообще дьявольская забава — называйте это как хотите, и поэтому они предпочитают держаться от нас подальше.
        — Ваши соседи приходят к вам, чтобы посмотреть на пушки в действии?
        — Нет, ни один ублюдок не подходил к нам. Они над нами насмехаются и называют дьявольскими чертями и колдунами. Когда мы проходим мимо, они крестятся и зажимают носы.
        — Кто командует войсками по обе стороны от вас? Д'Арлей ответил:
        — Джихан де Мотт — справа и Ингеррар де Тенкон — слева. Керу не понравилась эта информация.
        — Они оба странствующие рыцари. Если бы все делалось нарочно, нам было бы трудно найти более преданных делу и Кодексу рыцарства людей. Но они не сделают ничего, чтобы добиться победы для Франции. Отец Небесный, спаси нас от людей, подобных Джихану де Мотту и Ингеррару де Тенкону!
        Кер начал над чем-то размышлять.
        — Я уверен, что эти два глупца никогда не придут к вам на помощь, если англичане станут атаковать пушки!
        Он еще раз оглядел французские позиции.
        — Дюнуа не мог намеренно сделать это. Конечно, ему следовало собрать воедино имеющиеся силы, но он никогда не стал бы обнажать свои пушки. Где Жан Бюро?
        — В ставке господина Дюнуа,  — ответил д'Арлей.
        Кер сделал два шага, затем указал на дорогу, ведущую в Руан:
        — Взгляните! Что вы там видите?
        — Весьма мало,  — заметил д’Арлей.  — Сегодня воздух непрозрачен. Иногда нам удается видеть ворота города, но не сегодня.
        — Сегодня видна только половина расстояния до города. Что будет, если английские войска неожиданно появятся с боковой дороги справа? И на полной скорости помчатся в этом направлении? Смогут ли Джихан де Мотт и Ингеррар де Тенкон сразу выставить своих всадников? Будет ли у нас время, чтобы убедить этих рыцарей в том, что им следует предпринять? Или сообщить милорду Дюнуа о нападении на вас?
        Д’Арлей попытался определить расстояние на глаз.
        — Нет, у нас будет время, чтобы самим защищаться — и все! Но тогда французской армии грозит серьезное поражение.
        — Сразу отправляйтесь к человеку, который замещает Бюро,  — скомандовал Кер,  — и объясните ему эту опасность. Пусть он срочно предпримет необходимые меры. Нужно послать гонцов к де Мотту и де Тенкону. Скажите, что вы ожидаете атаки и может понадобиться их помощь. Да пусть поторопятся, и чтобы было задействовано много воинов! Договоритесь о сигнале предупреждения. Вы расположены на возвышенности и сможете увидеть англичан первыми. Красный флаг даст им знать, что вы обнаружили врагов.
        Пока Кер разговаривал, он не сводил взгляда с дороги на Руан.
        — Я уверен, что атака состоится. Ни один хороший солдат не упустит возможности уничтожить пушки врага. В настоящее время существуют идеальные условия для нападения. Он громко выкрикнул: — Д’Арлей, вам следует поспешить! У нас нет времени!

2

        Джихан де Мотт грубо ответил гонцу, что рыцарь не носит свиных перьев. Это было модное выражение в то время, оно означало, что он, рыцарь, считает ниже собственного достоинства принимать участие в военных операциях вместе с простолюдинами. Он имел в виду бомбардиров. Ингеррар де Тенкон вообще ничего не ответил.
        Пушки вновь начали свой танец смерти (так в то время называли залпы бомбард), и все увидели, как стены замка дрогнули. Кер пытался анализировать создавшуюся ситуацию, он понимал, что опасность возросла. Странствующие рыцари — Тенкон и Мотт — ясно дали понять, что помощи от них не будет…
        Кер подошел к краю холма, закрылся от солнца, чтобы лучше рассмотреть Руанскую дорогу, простиравшуюся на север. Мгла не позволяла видеть далеко. Кер напряг зрение, ему показалось, что он видит какое-то движение.
        Худшие страхи подтвердились. Вооруженный отряд двигался по дороге. Кер смог разглядеть, как кони трясут головами и впереди развевается флаг. Он понимал, что ни один французский патруль не отважился бы забраться так далеко на вражескую территорию, и был уверен, что это — англичане.
        Он начал кричать что есть мочи:
        — Приготовиться! Англичане! Готовьтесь! Оруженосец быстро водрузил красный флаг — сигнал того, что враг обнаружен. Два других оруженосца побежали предупредить соседние отряды. Они бежали изо всех сил, но тяжелые доспехи и стальные поножья мешали. Четвертый оруженосец отправился на склон холма, где ждали сигнала новые люди.
        Молодые воины были готовы к сражению, они выстроились рядами на самой макушке холма, опираясь на пики. Коней держали оруженосцы, и кони, предчувствуя перемены, нервно перебирали копытами. Сзади находились платформы, рыцари использовали их, чтобы сесть в седло. Для более тяжелых рыцарей существовало другое приспособление — длинный деревянный рычаг, присоединенный к платформе. К концу рычага был приделан стальной крюк. Если рыцарь никак не мог взобраться на коня, этот крюк цепляли к его поясу, рычаг поворачивался и вываливал бойца прямо в седло.
        Сейчас платформы были не нужны. Новые люди были худощавыми, и если оруженосцы подставляли свое плечо, они легко могли вскочить в седло сразу же после сигнала.
        Жак Кер прошел сквозь строй и направился к Алану де Керсэ. Он взглянул на юношу и увидел румянец на щеках и огонек азарта в глазах. Это поразило Кера.
        — Алан, вам придется нелегко. Боюсь, что вам неоткуда ждать помощи. Соседи настолько погрязли в собственных традициях, что они не станут вам помогать.
        — Так даже лучше,  — с задором выпалил юноша.  — Господин Кер, мы хотим сражаться одни. Если они придут к нам на помощь, то могут потом сказать, что победа была достигнута исключительно благодаря им.
        — Но врагов так много!
        Алан де Керсэ несколько мгновений разглядывал шествие англичан. Их было хорошо видно. Приближался довольно значительный отряд. Враги продвигались быстро, и вскоре выяснилось, что у их всадников было легкое вооружение. Кер понимал, что они рассчитывают на быструю схватку. Это его не успокоило, потому что англичане могли легко расправиться с бомбардирами.
        — Их всего пять к одному,  — сказал Алан. Он был уверен в себе и, казалось, ничего не боялся.
        Кер взглянул на молодые лица и на всех увидел то же самое выражение ожидания и желание поскорее вступить в схватку. Ему стало очень грустно. Эти ребята были так молоды. Некоторые из них напоминали пажей. Они так хотели жить и еще не разучились радоваться. Ему было больно думать о том, что скоро им придется вступить в схватку с хорошо обученными англичанами и многие погибнут от ударов вражеских мечей. Кер всегда считал, что война крайне жестока и напрасно забирает человеческие жизни, что она — результат какого-то непонятного бешенства, овладевающего людьми. Но только теперь он в полной мере осознал всю бессмысленность и глупость войны. Кер почувствовал собственную ответственность за случившееся, потому что именно он финансировал продолжение военных действий и настаивал на них.
        «Теперь уже ничего невозможно изменить и избежать,  — думал Кер.  — Франция могла бы истечь кровью. Жизнью каждого из погибших сегодня молодых людей придется заплатить за тысячи жизней будущих поколений». Керу хотелось оправдаться хотя бы перед самим собой.
        — Алан, я бы с радостью отдал все, чем владею, чтобы только вам не нужно было сражаться.
        — Неужели вы лишите нас подобного шанса?  — воскликнул молодой рыцарь.  — Господин Кер, нас готовили к этому делу. Мы должны сохранить пушки. Пока что мы ничего не делали. Только сопровождали батареи и находились рядом, когда начиналось сражение.  — Он взволнованно указал на английские колонны, которые находились на расстоянии тысячи ярдов от них.  — Сударь, через мгновение они будут здесь. Мы ждали этого долгие месяцы.  — Де Керсэ потряс пикой в воздухе.  — Мы докажем, как умеют сражаться новые люди!
        Кер смотрел налево и направо: никто не готовился прийти им на помощь. Он был очень взволнован. Кер понимал, что основной удар врага придется принять на себя небольшой группе зеленых мальчишек. Ему стало горше от того, что командиры, отказавшиеся прийти на помощь, не будут считаться трусами и их никто не накажет за смерть храбрых молодых парней. Им ни за что не придется отвечать. Ведь никто не понес наказания за смерть французских лучников в проигранных битвах войны.
        — Они не станут нести на себе свиные перья!  — громко сказал Кер.  — Может, Бог найдет возможность наказать их стыдом за то, что они делают сегодня!
        — С дороги!  — крикнули позади него.
        Он поспешил отойти и не видел, когда был отдан приказ атаки. Вокруг поднялся страшный шум. Кер не стал смотреть, что происходит. Он услышал бряцание стали, заглушавшее крики сцепившихся в поединке противников, да дикое ржание раненых коней. Кер повернулся к полю боя. Он видел, как поднимались и опускались боевые топорики, мелькали плюмажи на блестящих шлемах. Он слышал страшные звуки войны, и ему хотелось, чтобы это никогда больше не повторилось. Кто-то, крича, подбежал к нему:
        — Убирайтесь все отсюда. Они будут здесь через минуту! Кер не знал, где он оставил своего коня. Но это уже не имело значения, потому что он не собирался прятаться, раз идет жестокая сеча. Рядом с ним раздавались громкие крики, и он немного пришел в себя. Кто-то коснулся его плеча, и хриплый голос прошептал ему что-то на ухо. Кер решил, что это Никола.
        — Господин Кер, поехали, пока у нас еще есть время!
        По склону холма диким галопом скакала лошадь, у которой по ноге текла кровь. Ее ноздри широко раздувались от страха и боли. Уздечка зацепилась за ветви, и испуганное животное упало на землю, подмяв под себя кого-то. Кер видел, что, несмотря на сумятицу, орудия продолжали стрелять, наводя на врага ужас.
        «Это работа д’Арлея,  — подумал Кер.  — Он хочет произвести как можно больше выстрелов, пока англичане не добрались до наших пушек».
        Шум битвы то нарастал, то словно таял. Керу показалось, что битва переместилась вправо. Он побежал, споткнулся о лежавшее на земле тело и даже не посмотрел, кто это был. Он оказался на верху склона и взглянул вниз, туда, где находились отряды Джихана де Мотта. Англичане поменяли направление удара и быстро передвигались в его сторону.
        По склону поднимались оставшиеся в живых новые люди, их было очень мало. Измотанные неравным боем, ребята карабкались с трудом. Их кони куда-то исчезли. Кер с болью подумал о том, как мало их осталось в живых.

3

        Собравшиеся вечером вокруг большой палатки Дюнуа обсуждали сдачу Ле Пти-Аппюи (это случилось после захода солнца) и смерть Джихана де Мотта. Все думали о том, сколько еще продержится Руан,  — ведь англичане уже в полной мере почувствовали на себе убойную силу французских бомбард. Прошел слух, что противник позволил горожанам начать мирные переговоры. Все радовались, даже Дюнуа улыбался.
        Кер уже был в курсе последних новостей, когда д'Арлей присоединился к нему.
        — Эти болтливые гуси рассказывают сказку о том, что Джихан де Мотт пожертвовал своей жизнью, чтобы сохранить пушки,  — заявил возмущенный Кер.  — Этот тупой бык, из-за которого погибли наши славные парни, теперь стал национальным героем! Я пытался рассказать, как было на самом деле, но меня никто не стал слушать! Им хочется в это верить. Англичане атаковали — и он отбил их атаку. Джихан де Мотт убит во время сражения. Он был рыцарем, и поэтому именно ему мы обязаны победой. Я уже раз двадцать поругался из-за этого.
        — Так что же случилось?  — спросил д'Арлей. Его руки были забинтованы черной материей. Было видно, что раны причиняют ему сильную боль.
        — Думаю, английский командир не верил, что, пока он будет атаковать орудия, остальные солдаты станут стоять в сторонке, и заподозрил ловушку. Он не стал углубляться дальше на нашу территорию. Когда наши молодые рыцари его остановили, он мог продолжать сражение, но не стал. Он изменил свой план. Командир англичан повернул налево и мимоходом погубил Джихана де Мотта. Противники были рады, что избежали ловушки, и начали отступать. Вот мы и дошли до доблестного и храброго защитника отечества Джихана де Мотта. Оказывается, у него не было времени, чтобы надеть доспехи. Он пытался поправить шлем, и в этот момент его поразило английское копье. Судьба так подгадала, что острый кончик копья попал в узенькое местечко, занятое его тупыми мозгами. А теперь о нем станут рассказывать легенды и назовут героем этой войны! А ведь сегодня погибло множество бойцов, о чьем героизме никогда и никто не станет говорить.  — Кер мрачно кивнул, потом робко спросил: — Какова цена нашей победы?
        — Нам за нее пришлось заплатить очень дорого. Жак, мне об этом тяжело говорить. Алан де Керсэ не вернулся. Почти половина этих юных храбрецов погибла в первые три минуты самого кровавого сражения с начала Столетней войны!

        Глава 3

1

        Рыцари сидели за обильно уставленным всякими яствами столом и поедали ужин в самом отвратительном настроении. В центре стола красовался жареный лебедь. Его посеребренная тушка была обрамлена тестом зеленого цвета. Дюнуа сидел перед этим красивым, но совершенно несъедобным блюдом, наклонив голову над самым клювом птицы. Он подмигивал находившемуся напротив Жаку Керу.
        Перед ужином во дворе королевского замка поймали английского шпиона. Его в любом случае ждала веревка, поэтому он гордо заявил, что должен был убить трех человек, более всего угрожавших Англии. Если бы их удалось ликвидировать, сказал шпион, у англичан мог появиться шанс одержать победу над Францией. Главным был, конечно, Дюнуа — и тут никто не стал бы спорить. Но остальные двое! Возмущению рыцарей не было конца, ведь назвали Жака Кера и Жана Бюро. Безродных людей.
        Несмотря на такое оскорбление, рыцари не утратили аппетита, они с удовольствием поедали ростбиф, тушеное мясо ягненка, филе лосося, различные гарниры и закуски.
        Дюнуа лакомился разными сортами сыра, которыми славилась Нормандия. Он клал сыр на тонкий кусочек белого хлеба и медленно откусывал, запивая разбавленным водой вином.
        — Шпиона повесили,  — сказал командующий. Он говорил громко, чтобы его могли слышать все сидевшие за столом.  — Даже жаль было его вешать. Он умел правильно оценивать происходящее.
        Все слушали Дюнуа с мрачным видом. Генерал посмотрел на собравшихся, он был похож на кота, окруженного мышами. Дюнуа протянул руку и взял с блюда зубочистку.
        — Неужели такое возможно: англичане, которые проигрывают сражения из-за наших пушек, гораздо лучше понимают, насколько важен в современных условиях этот новый вид оружия, чем мы, французы? Мы, кто одерживает одну победу за другой, благодаря пушкам!  — Дюнуа изумленно посмотрел на окружающих и принялся ковырять в зубах.  — Я знаю, господин казначей со мной абсолютно согласен.
        Чья-то рука коснулась плеча Жака Кера, и он услышал почтительный голос:
        — Его королевское величество желает видеть господина Кера.
        Кер неохотно поднялся, поклонился Дюнуа и остальной компании. Ему очень хотелось послушать, как генерал станет объяснять, почему именно его желали погубить англичане. Ну что ж, он услышит об этом позже. Правда, увидеть реакцию высокородной публики ему не удастся. Жаль — это будет забавное зрелище.
        После поимки английского лазутчика в замке стали более внимательно следить за всеми входящими и выходящими. Раньше коридоры были темными, почти не освещались, теперь там постоянно горели факелы. Никто не мог пройти незамеченным.
        Один из капитанов охраны остановил королевского казначея и внимательно рассматривал его. Узнав Кера, он что-то забормотал в свое оправдание, говорил, что шпионы умеют мастерски маскироваться.
        В покои короля Франции вела крутая каменная лестница. У дверей стояли двое караульных с мечами. Это небольшое башенное помещение было ярко освещено.
        На столе перед монархом лежали какие-то вещи из его туалета, они были сложены в аккуратную кучку. Кер увидел красные капюшоны и островерхие горностаевые шляпы, круглые шапки из бобра с бархатной отделкой, нарядные плащи, куртки и камзолы. Кер понял, что король выбирает наряд для торжественного шествия после победы в Руане.
        — О, мой милый Жак,  — у короля был довольный голос,  — я все решил. Клянусь святым Мартином из Тура, это было нелегкое решение! Мне следует быть уверенным, что я принял правильное решение! Я надену,  — у короля загорелись глаза, он указал на бобровую шапку,  — вот это! Она красива, и на ней будет хорошо держаться корона. Мне следует, приказать, чтобы подкладку и отделку сделали красными, а поля непременно надо отогнуть.
        — Сир, я уверен, что вы сделали правильный выбор,  — согласился Кер.
        — Король Сицилии будет справа от меня, а мой брат — слева. За нами проследуют,  — тут король вздохнул, потому что ему не нравилась эта троица,  — три графа: Сен-Поль, де Клер-мон и де Нивре. Мы уже решили, в каком порядке пойдут мои придворные. Граф де Дюнуа возглавит отряд, который будет меня приветствовать у главных ворот города. Мой друг и советник, вы должны находиться справа от Дюнуа.
        Кер развеселился.
        — Неужели наш король не желает видеть нас с Дюнуа в его свите только потому, что мой отец был купцом, а храбрый Дюнуа не является законным сыном собственного отца? А может, его величество считает большой честью для нас приветствовать короля Франции в воротах покоренного города? Но мне кажется, первое мое предположение больше похоже на правду!
        Карл обожал обсасывать разные детали предстоящих празднеств и пиршеств. У короля довольно блестели глаза, когда он перечислял мельчайшие подробности праздничного приема.
        — Вам следует быть в алом, Кер. Я предлагаю бархат. Бархат будет самым модным материалом в этот день. Ну, словом, так: ваша шляпа, конечно, тоже будет алого цвета. Я советую, чтобы она была в форме сахарной головы, и не стоит увлекаться отделкой — только по краям украшения из жемчуга, но ни в коем случае никаких бриллиантов! Мне они кажутся слишком вызывающими и даже вульгарными! Мне не хотелось бы, чтобы придворные украшали себя страусовыми перьями, но некоторые любят их до безумия, и мне в данном случае трудно будет с ними справиться.
        Минут пятнадцать он обсуждал приготовления к великому дню. Кер внимательно слушал. Он почти не делал замечаний, но когда что-то предлагал, король соглашался. Старик сенешаль в зеленой с белым униформе поправил поленья в камине и принес вина. Он был любимым слугой короля, а потому позволил себе сказать:
        — Ваше величество, уже довольно поздно.
        — Милый Жак, мне нужен ваш совет по двум вопросам,  — сказал Карл, делая нетерпеливый жест сенешалю.  — Первый касается леди Агнес. Должен вам сказать, что она ждет ребенка, а ее здоровье оставляет желать лучшего. Конечно, я не желаю слушать Робера де Пуатевана, который постоянно пугает меня мрачными пророчествами, но мне придется примириться с тем, что ей требуется особый уход. Ее состояние не позволяет ей совершать длинные путешествия — и мне это не по душе. Тут возникают следующие сложности. Мои обязанности задержат меня на долгие зимние месяцы. Ребенок родится в феврале, и мне будет ее не хватать все это время. Что бы вы мне посоветовали?
        Кер начал серьезно рассуждать. Он радовался тому, что король желал иметь рядом с собой Агнес Сорель. Он нуждался в ее присутствии и, возможно, в ее советах. Кер мог бы рассказать ей о том, какие шаги предпринял, чтобы подготовить ей замену, и о том, как его начали одолевать сомнения. Но он не встречался с мадам Сорель уже несколько месяцев.
        Кер обратился к королю:
        — Сир, условия договора о капитуляции заставят англичан отдать нам провинции к северу и западу от Руана, поэтому я предлагаю, чтобы известная нам дама жила в аббатстве и чтобы она отправилась туда до начала холодов и до того, как… Ведь по состоянию здоровья она не сможет путешествовать… В нескольких милях от Месниль-сюр-Жюмьеж находится имение, принадлежащее аббатству, там будет достаточно места для окружения госпожи. Если она захочет жить в основном доме, то гостевые помещения в аббатстве останутся свободными, и в случае необходимости там могут останавливаться придворные. Как вам известно, ваше величество, священники аббатства отнюдь не бедны — столетия экономии увеличивали их богатства. Они смогут хорошо позаботиться о посетителях.
        Королю понравилась эта идея.
        — Вы все прекрасно придумали, дорогой Жак. Я думал об аббатстве, но не знал, что там имеется просторный дом. Я боялся, что гостевое крыло не сможет уместить большое количество народа. Вы меня успокоили, и я сразу начну действовать.
        Король сразу же переключился на другие проблемы. Казалось, что его что-то волнует. Он сидел и хмурился и наконец заявил, словно колеблясь:
        — Кер, я вам послал список назначений — губернаторы, мелкие чиновники, которых я желаю послать в Нормандию. Она ведь теперь снова наша. Но я был поражен, когда вы мне представили совершенно иной список. Неужели я мог ошибаться? Должен признаться, что мне это неприятно, и я требую, чтобы вы мне объяснили свои соображения. Вы пошли против моих желаний, а я ведь очень серьезно к этому подошел и хорошо продумал все назначения.
        Кер не стал уверять короля в своей преданности или каким-то иным образом унижаться перед ним, как это было принято во время споров с его королевским величеством. У него были свои отношения с Карлом. Кер был честным, прямым и деловым человеком, он всегда выкладывал королю факты и прямо выражал собственное мнение. Если возникала необходимость, он мог даже спорить с ним и никогда не пытался каким-то образом подсластить пилюлю. Между ними существовала особая связь, установившаяся давно, в годы, когда Карл жил в Бурже и полностью зависел от Кера. И тот помог королю выбраться из неприятностей.
        Король иногда ласково обращался к Керу:
        — Старина Жак! Мой дорогой Жак!
        Кер порой мог позволить себе отдать честь королю, поклониться ему в пояс и воскликнуть:
        — Пусть живет наш король вечно!
        Они оба понимали, что это была искусная игра. Кер не стал извиняться за свой список, а начал объяснять, почему он выбрал те или иные кандидатуры.
        — Сир, прежде всего я хочу напомнить, что ваши новые офицеры отдали много сил, знаний и энергии, чтобы добиться победы над врагом. Вы только подумайте, ваше величество, здесь сожгли множество зданий, разграбили дома. Все вокруг несколько раз переходило из рук в руки. Люди стали возвращаться и требовать свои земли, и им нечего было есть. Прежде всего следовало обеспечить людей пищей, доставить ее туда по дорогам, которые находились в ужасном состоянии. Семьи рассеялись, и ваши офицеры должны были в первую очередь помочь родителям отыскать потерявшихся детей. Они должны были найти дом для несчастных малышей, живших, подобно животным, в лесах и на городских помойках. Начались страшные конфликты по поводу владения землей, мы нуждались в трезвых головах, чтобы разрешить все споры.
        Сир, люди, в чьи руки вы отдаете завоеванные провинции, должны быть в состоянии восстановить порядок и прекратить хаос в самое короткое время. А теперь, ваше величество,  — продолжал Кер,  — взгляните на список выбранных вами людей. Должен признать, что они хорошо делают некоторые вещи. Они будут неплохо смотреться на своих постах, прекрасно председательствовать на официальных банкетах, они смогут даже правильно рассадить гостей. Они способны проводить турниры и разрешать некоторые споры между рыцарями. Иные из них даже могут собирать налоги. Но, ваше величество, никто из них не пошевелит и пальцем, чтобы накормить голодающих. Они не станут стараться, чтобы разрешить споры по поводу владения землей или домами, а родители никогда не смогут найти потерявшихся детей с помощью этих брезгливых господ.  — Кер очень волновался, он положил руки на край стола и наклонился к королю.  — Я предложил людей, которые лучше подходят, для этих постов, хотя они, может, и не такие знатные! Но, мой король, эти люди будут работать день и ночь, чтобы доставить провиант в разрушенные города и деревни, чтобы помочь людям
в момент горя и нищеты. Я молю, чтобы вы как следует подумали над этим. Сир, вы сами часто повторяли, как это важно, чтобы народ, освобожденный от иностранной власти, получил помощь и был доволен своим королем, чтобы доверял ему.
        Король тоже разволновался. Сначала он был возмущен, затем удивлен и обижен, как человек, заслуги которого не оценили, и наконец на его лице появилось выражение неохотного согласия. Король начал перебирать документы на столе и нашел нужную бумагу. Он просмотрел ее, бросил на стол и капризно крикнул:
        — Улисс!
        Сенешаль трусцой прибежал в комнату. Его лицо выражало крайнее удивление. Слуга не ожидал, что он может понадобиться хозяину в такой момент.
        — Да, ваше королевское величество?
        — Улисс!  — Голос Карла был резким.  — Где мой любимый напиток? Ты забыл мне его подать? Неужели слуги короля Франции не могут ухаживать за своим хозяином как следует? Наверное, выбор слуг короля должен подвергнуться критике, быть изменен, а то люди станут смеяться над этим. Почему все постоянно забывают о его простых нуждах? Почему он должен напоминать о том, чтобы перед ним поставили бокал любимого напитка?
        Старик сенешаль быстро покинул комнату, но перед уходом выразительно взглянул на Кера, как бы желая сказать, что король скандалит из-за него. Через минуту сенешаль вернулся с серебряной тарелкой, на которой стоял бокал великолепного красного цвета, наполненный какой-то непонятной смесью. Кер знал, что там находилось,  — взбитые сливки с сахаром и корицей. Рядом с бокалом лежали очищенные орешки.
        Король опускал орешки в бокал, после чего с удовольствием отправлял их в рот. Он пытался не выказывать чересчур открыто свое удовольствие — ведь слуга должен был чувствовать его обиду.
        После того как король съел десяток орешков, он начал улыбаться.
        — Вы правы,  — сказал его величество.  — Я обещал должности многим людям, и мне казалось, что они все будут довольны. Почему у многих людей отсутствуют нужные качества? Да, мой дорогой Жак, вы правы. Я думаю, что вы проявили мудрость. Нам нужны люди, которые смогут быстро восстановить порядок.  — Король поднялся и коснулся плеча своего казначея.  — Вы всегда правы. Что я стал бы без вас делать, Жак Кер? Я знаю, что пропал бы без вас, я в этом открыто вам признаюсь. Кругом столько пустых болтунов! Старина Жак, нам следует держаться вместе!
        Кер собирался покинуть короля. Он весь сиял от ласковых слов монарха. Король окликнул его:
        — Жак Кер!
        —Да, сир?
        Настроение монарха вдруг переменилось. Он снова сел за стол, его лицо стало мрачным, плечи поникли, руки расслабленно лежали на столе, даже огромный изумруд, который он носил на толстой золотой цепочке, казалось, не так ярко сверкал.
        — Жак Кер! Жак Кер! Иногда мне кажется, что я теряю все самое для меня ценное! Почему именно сейчас, когда я получил обратно всю Францию, я должен потерять дорогих мне людей? Она умрет. Я резко разговаривал с Робером де Пуатеваном и назвал его паршивым прорицателем! Я ему заявил, что он ничего не знает. Но в глубине души я понимаю, что ему действительно все известно. Да, Жак Кер, она умрет.

2

        Д’Арлей увидел новых людей на корточках на земляном полу, они играли в игру, напоминающую шашки. Один из них спросил:
        — Скоро состоится процессия, господин д’Арлей?
        Д’Арлей посмотрел сквозь щель в промасленной бумаге, закрывавшей окно.
        — Солнца не видно, и я не могу определить, который сейчас час. Но мне кажется, что процессия начнется через несколько минут.
        Игроки начали подниматься с пола. Они как-то нехотя выходили наружу, но д'Арлей понимал, что все они волнуются. Во дворе гостиницы никого не было. Все, даже конюхи, отправились в Руан, чтобы посмотреть, как король Франции вновь войдет в город, столько лет находившийся в руках английских захватчиков.
        Молодые люди собрались у входа и повернулись в сторону юга. До них донесся громкий звук трубы. Это отряд герольдов подавал сигнал. Даже на расстоянии можно было различить нотки триумфа в этих звуках. Король Франции торжественно вошел в старинный город.
        — Наверное, это удивительное зрелище,  — вздохнул один из новых людей.  — Говорят, что король будет сверкать драгоценностями с головы до пят. У господина Дюнуа сабля будет украшена бриллиантами. Эту саблю подарил ему Жак Кер.
        — Я никогда не видел короля,  — сказал другой молодой человек. В его голосе звучала горечь.  — Наверное, все самые прекрасные придворные дамы будут на этой церемонии.
        После недолгой паузы первый юноша продолжал разговор:
        — Как вы думаете, наши товарищи, которые погибли, наблюдают сверху за нами? Наверное, их удивляет, почему мы не принимаем участия в процессии.
        Его неожиданно прервал третий голос. Он был презрительным и грубым:
        — Души наших погибших товарищей заняты, и им не до того, чтобы следить за процессией, состоящей из пожилых рыцарей и престарелых толстых дам, разряженных в лучшие одежды. Когда мне было пять лет, я также наслаждался торжественными процессиями, но теперь… Предлагаю сыграть в карты.
        Наступила неловкая тишина, но вскоре все согласились с недовольным юношей:
        — Максим прав. Если наши друзья смотрят на нас с неба, им не понравится, что мы горюем. Никто не должен знать, что мы обижены. Давайте лучше сыграем в мяч!
        Молодые люди взяли большой кожаный мяч, набитый соломой, и игра началась. Сначала она шла вяло. Никто не стремился завладеть мячом. Но потом игроки разогрелись и стали действовать энергичнее. Раздавались громкие крики, и стало ясно, что новые люди забыли о глубокой обиде, нанесенной им.
        Д’Арлей вернулся в гостиницу и обнаружил там предназначавшееся ему письмо. Он сразу узнал руку, написавшую его имя на конверте. Это был спешный, но аккуратный почерк Жака Кера. Внутри лежала короткая записка:
        «Хочу сообщить Вам, дорогой друг, что я пришел к решению, которое Вы поддержите. Я уверен, что нет необходимости прибегать к экстренным мерам. Я хочу отказаться от плана и собираюсь вскоре повидать графа и сообщить ему о моем решении. Я пишу Вам, потому что мне кажется, что сегодня у Вас будет плохое настроение, а моя весточка поможет Вам немного встряхнуться».
        Д’Арлей швырнул записку в огонь и смотрел, как ее пожирает пламя. Потом он повернулся на каблуке, демонстрируя тем самым, что настроение у него отличное.
        «Перед моим носом убрали самую высокую преграду!» — сказал он себе.

3

        Граф де Бюрей следовал за королем Франции среди других придворных. У него не было никаких особых дел. Лишь иногда он надевал доспехи, которые были для него слишком тяжелы и неудобны. После того как процессия вошла в Руан, все изменилось. Он стал одним из самых занятых людей в свите короля.
        В его обязанности вроде бы входила поставка лошадей с Запада, но он не был в этом твердо уверен. Не эти обязанности заставляли его вдруг стать энергичным. Он тратил время и силы на дела, которые никак нельзя было назвать официальными. Прежде всего он стал активным членом избранного круга придворных картежников. Это было новое увлечение при дворе. Король не приветствовал подобное времяпрепровождение, особенно сейчас, когда он дал обещание закончить войну. Монарх надеялся, что его непосредственное окружение станет так же серьезно относиться к важным для него и для отечества вещам. Поэтому «избранные» играли в свои азартные игры. Для новой забавы нашли помещение в одной из башен замка. Это было очень высоко, и добраться туда мог далеко не каждый. Любители карт не боялись, что король навестит их там. Зато сами проводили в башне несчетное количество часов. Ставки были высокими, и игра в карты стала весьма выгодным бизнесом, в том числе и для графа де Бюрей. Он был хорошим игроком, хотя никто из противников пока не понял этого. Граф крепко сжимал дрожащими руками карты и подносил их прямо к носу. Он
запоминал каждый ход и каждую вышедшую карту, улавливал изменения на лицах своих противников и делал соответствующие выводы. Он все время что-то бурчал себе под нос. Все посмеивались над ним и считали чудаковатым и абсолютно безвредным. А граф тем временем одерживал одну победу за другой.
        У старшего де Бюрея были и другие статьи дохода, да посерьезнее, чем карточные выигрыши. Когда французская армия освободила от англичан оккупированные ими земли, появился колоссальный спрос на различные официальные бумаги: обязательства, удостоверения личности, свидетельства об инвалидности в результате ранения, пропуска в военные районы, разрешения на торговлю в военных частях и на освобожденных территориях. Некоторые бумаги можно было получить честным, законным путем, но для этого требовались невероятные усилия, бесконечная беготня из одного департамента в другой. Королевские министры далеко не всегда были расположены выдавать такие документы, и людям приходилось искать обходные пути и довольствоваться подделками. За каждый вид документа платили огромные деньги. Дело оказалось невероятно прибыльным, поэтому очень скоро появилась тайная организация, состоявшая из королевских служащих, которая занялась этими вопросами.
        В обязанности графа де Бюрея входил сбор подписей — настоящих или поддельных. Каждый день он по нескольку часов просиживал в приемных, чтобы тот или иной министр завизировал бумаги.
        Королевские чиновники располагались в огромном дворце, выстроенном англичанами, Карл основал там свою ставку.
        Особого выбора у короля не было, потому что в Руане оказались разрушенными или сожженными все общественные здания, сгорели все деревянные дома и торговые центры.
        Нередко за податью старший де Бюрей наведывался к королевскому казначею. Его контора находилась на территории бывшего зверинца, поэтому там стоял сильный неприятный запах. Жак Кер всегда был занят, но принимал графа сразу, не заставляя его ждать.
        Возможно, Керу и было известно о сомнительных делах графа, но он никогда не показывал виду.
        — Кажется, у вас слишком много друзей, граф,  — поинтересовался однажды Кер.  — Кроме того, у вас, видимо, очень щедрое сердце, если вы так беспокоитесь об этих людях. Я надеюсь, вы не станете опускаться до того, чтобы брать за свои труды компенсацию?
        Графу не понравились слова королевского казначея.
        — Вам прекрасно известно, Кер,  — проворчал старший де Бюрей,  — что мне нужна любая серебряная, а еще лучше — золотая монетка. Они мне необходимы для бездонного колодца, который я иногда почему-то называю кошельком.
        — Когда у меня будет свободное время, граф, мы с вами непременно кое о чем побеседуем. Обещаю. Но вам известно, как у меня туго со временем.
        Кер нашел время для встречи с де Бюреем спустя неделю, когда французский двор переехал во дворец, оставленный лидерами английской армии. Он встретил графа у входа в переполненную приемную короля и пригласил пройти в свои покои.
        — Граф, я принял решение,  — сказал Кер, засовывая руки в карманы. Он нахмурился.  — Должен вам признаться, что король нуждается во мне и желает, чтобы я продолжал ему служить. Он не раз проявлял свою симпатию ко мне, и поэтому я считаю, что мне не следует предпринимать никаких особых мер…
        Граф понял, в чем дело, и погрустнел.
        — Вы думаете, что не стоит продолжать выполнять разработанный план?
        — Да, я так считаю. Дорогой господин Рено, более того, я уже пришел к решению, что следует навсегда оставить прежний план.
        Граф понял, что хорошей жизни пришел конец. Ему так нравилось, что в карманах постоянно звенят золотые монетки. Граф начал энергично протестовать. Неужели Жаку Керу непонятно, как он рискует? Возможно, он переоценивает собственное положение при дворе… И разве ему не известно, сколько у него врагов? А вдруг отношение короля к нему изменится!
        Кер ничего не желал слушать. Он утвердительно кивнул и сказал:
        — Граф, я уже все решил. Вам должно быть известно, что ни вы, ни графиня от моего решения не пострадаете. Вам я буду платить, чтобы компенсировать проживание у вас Валери. И конечно, вам тоже будут поступать кое-какие деньги.
        Граф не верил обещаниям, потому что сам нередко нарушал их. Он покидал Кера очень расстроенным и пытался что-нибудь придумать.
        Де Бюрей вспоминал прощальные слова Кера: «Дружище Рено, не стоит грустить. Франция станет процветающей страной, и каждый из нас получит свою долю. Вы выплатите свои долги, у вас останется достаточно денег, чтобы есть с золотой тарелочки. Я вам это обещаю».
        Граф прошел в королевскую приемную. Обычно он любил там бывать. Ему нравилось состояние постоянной конкуренции между придворными, он любил дворцовые интриги, сплетни и слухи. Сегодня граф был мрачен. Де Бюрей медленно прошел в длинную комнату, где гуляли сквозняки. Он не поднимал глаз от пола и что-то постоянно бормотал. Граф не замечал даже приветствий своих знакомых.
        — В это невозможно поверить!  — возмущался он. Вдруг он остановился — в голову ему пришла идея, как найти выход из создавшегося положения. Граф шлепнул себя по ляжке и воскликнул:
        — Ну конечно!
        — В чем дело?  — спросил его кто-то.  — Вы что, наяву видите прекрасные сны?
        Граф даже не взглянул на говорившего. Он прошелся по комнате, гордо откинув голову. У него чесались руки — так хотелось взять перо и выразить все на бумаге.
        — Он что, считает меня мальчиком, который бежит к нему по первому зову?  — возмущался граф.  — Мне вообще не нужен великий Кер… Я, Рено де Бюрей, возьму дела в собственные руки и смогу все проделать умно, решительно и искусно!
        Граф быстро прошел к себе. Обе его комнаты находились в башне, из окон которых была видна река. Сам он располагался в комнате побольше, трое слуг, которых де Бюрей привез с собой, жили в маленькой каморке.
        — Перо, Юго!  — приказал граф.  — Бездельник, быстро подай мне чернила и бумагу! Клянусь святыми,  — заявил он вслух,  — моя голова и руки не предназначены для работы клерком!..
        Граф взял последний лист послания и перечитал его. Он был очень доволен собой.

        «Итак, мое сердечко, я надеюсь, ты со мной согласна, что нам следует продолжить и завершить тот план, от которого Кер теперь отказывается. Перед нами предстают прекрасные перспективы, от них нельзя отказываться из-за сомнений, возникших в последний миг в бестолковой голове этого меховщика. Мы должны устроить так, чтобы Его Королевское Величество увидел маленькую кузиночку прежде, чем стала чересчур сильной его симпатия к девице де Менелэ. Если ему понравится копия обожаемого оригинала, казначей не сможет отказаться от прежнего плана.
        Приезжай ко мне побыстрее, моя обожаемая женушка, и бери с собой нашу родственницу. Наверное, тебе не надо напоминать, что ее не следует выставлять на всеобщее обозрение? Когда поедете, не забудьте взять с собой самую лучшую одежду, которую купил для нее Кер,  — все ее прелестные платья, плащи и шляпки, мягкие шелковые неглиже и кружевные халаты. Наш король должен видеть кузиночку во всей ее красе.
        Отправляйся в путь сразу после получения письма, и пусть слуги не жалеют лошадей!»

        Глава 4

1

        Изабо неоднозначно восприняла письмо от муженька. Ей не понравилось, что план, приносивший им такие доходы, был больше не нужен. А ведь все шло так гладко. Ей также не хотелось выполнять указания графа — Изабо никогда не считала своего супруга очень умным. Она злилась на Кера, потому что он изменил собственное решение.
        — Так бывает всегда,  — возмущалась она,  — как доходит до дела! Мужчины играют тобой и начинают придумывать различные уловки. Они не могут делать это, а должны делать то! Они — поборники чести. Честь! Это маска, которую они на всякий случай таскают с собой, эти самозванцы. И они прячутся за ней, когда им нужно скрыть собственную слабость! Мужчинам следует повиноваться — так уж принято, но их невозможно уважать…
        Изабо неохотно вышла из теплой уютной комнаты и прошла по коридорам, где уже гуляли холодные сквозняки. Она накинула на плечи плащ с меховым капюшоном, но сразу замерзла, поэтому пришлось передвигаться быстро. Изабо неохотно остановилась, встретив врача, который осматривал Валери.
        — Скажите, доктор, мадемуазель достаточно здорова? Она может отправиться в долгое путешествие?
        Врач широко раскрыл глаза.
        — Длительное путешествие? Я вас правильно понял, сударыня? Вы хотите сказать, что путешествие состоится сейчас, в такую холодную, промозглую погоду?
        — Да, вы меня правильно поняли. Именно сейчас.
        — Госпожа Изабо, она настолько больна, что умрет, попытайся мы перевести ее из одной комнаты в другую…
        Графиня подумала: «Как некстати заболела наша малышка!»
        — Чем же она больна?
        Врач говорил что-то непонятное:
        — Сударыня, у нее лихорадка. Существует множество видов лихорадки, но мне пока не удалось выяснить, от какой именно страдает мадемуазель. Источник заболевания мне неизвестен. Если бы я это знал, я бы стал знаменитым и богатым. Я уже сильно пустил ей кровь, поставил ей клистир из трав и приказал, чтобы ее выкупали в отваре из дубовых листьев. Я даже… — тут у него заблестели глаза,  — я даже применил кое-что новенькое… Ей дают пить настой аниса. Мадемуазель следует поголодать, чтобы из ее организма выводились вредные вещества.
        — Поголодать!  — возмущенно воскликнула графиня.  — Вы что, не видите, что она и так очень худая? Вы хотите, чтобы она выздоровела, но стала совсем некрасивой? Прекратите это ваше лечение. Анисовый отвар! Если женщина потеряла красоту, жизнь ей вообще не нужна!
        Врач настолько перепугался, что начал бормотать:
        — Сударыня, я хотел ей помочь… Я пытался сделать так, чтобы она выздоровела.
        Графиня быстро пошла по холодному коридору. Напоследок она сказала доктору:
        — Я требую, чтобы вы прекратили ваши глупости! И ничего не предпринимайте до тех пор, пока я ее сама не повидаю.
        Когда Изабо увидела Валери, ее поразили красные щеки девушки и пышущий жаром лоб. Валери болела намного сильнее, чем думала графиня. В комнате было очень душно. Щеки Гийометт, гревшей простыню у огня, тоже пылали. Валери поворачивала голову то в одну сторону, то в другую.
        — Кузина, мне очень плохо, я вся горю,  — тихо простонала она.
        Графиня быстро вошла в комнату, взяла черного с белыми пятнами кота, который удобно устроился в ногах Валери, и поднесла его к двери. Анатоль-Реймон был этим так возмущен, что попытался расцарапать руки графини.
        — Пожалуйста,  — попросила девушка,  — когда я болею, мой старый кот всегда сидит возле меня. Он пытается мне помочь своим присутствием.
        — На этот раз ему придется покинуть комнату,  — заявила Изабо, подходя к постели.  — Не знаю, почему я его вообще терплю! Он постоянно шкодит и сегодня утром украл рыбное филе с кухни… Кузина, я получила известие, что мы должны отправляться на север. Дело не терпит отлагательств.
        Валери попыталась поднять голову, чтобы взглянуть на Изабо, но у нее не хватило сил. Она упала на подушку и жалобно простонала:
        — Как жаль, что я сильно больна! Кузина, что мы будем делать? Может, мне стоит остаться здесь?
        — Нет! Тебе нужно побыстрее выздороветь, и для этого ты должна проявить волю!
        Валери слабо качнула головой:
        — Да, кузина, я постараюсь.
        — Тебе нужно объяснять, почему мы должны ехать?
        — Нет. Я постараюсь побыстрее выздороветь. Графиня раздраженно заявила:
        — Этот врач — просто глупец! И тут ничего не поделаешь, потому что остальные не лучше его.
        Графиня обратилась к Гийометт:
        — Здесь очень душно. Зажги ванильную ароматическую палочку!
        Она закрыла за собой дверь, черно-белый кот быстро проскользнул в комнату и уселся в ногах у Валери.
        Гийометт подошла к девушке и погладила ее по руке.
        — Она всегда может здорово подбодрить человека! «Быстрее поправляйся»! Неужели она думает, что ты ей ответишь: «Да, мне уже лучше!» — и быстренько выпрыгнешь из постели!  — Служанка покачала головой и таинственно подмигнула Валери.  — Мадемуазель, я знаю, что с ней такое. Она получила от него письмо.
        Валери некоторое время лежала неподвижно, и это означало, что вести ее заинтересовали.
        — От графа?
        — Письмо от графа прибыло сегодня, но я имела в виду письмо, которое пришло несколько дней назад. Это было письмо от другого.
        Валери не нужно было задавать вопросов. Она поняла, что письмо было от д’Арлея.
        — Мадемуазель, ему это все не нравится.  — Гийометт склонилась над девушкой и проговорила шепотом: — Она несколько часов не выходила из комнаты. Когда она вышла… Графиня была такой злой!  — Служанка начала энергично кивать головой.  — Хотелось бы мне знать, что было в этом письме. Может, он помахал ей ручкой с прощальным приветом. А может, он ей сказал…
        — Гийометт, тебе не следует говорить мне об этом.
        — Я знаю, мадемуазель. Но должна повторить, что она такая злая уже давно.
        Валери понимала, что Гийометт говорит сущую правду. Графиня злилась с тех пор, как граф и д’Арлей покинули их, чтобы присоединиться к французской армии. Она срывала плохое настроение и на Валери. Ей было невозможно угодить, каждый день она попрекала девушку ее плохим воспитанием, зло смеялась над каждой оплошностью.
        — Кузина, дама не должна проявлять чувство юмора. Мужчинам это не нравится, они считают это вульгарным!
        Валери была слишком импульсивной и делала неожиданные вещи. Это тоже запрещалось. Она постоянно спешила, оказалось, что спешить должны только слуги. Но самая главная вина Валери заключалась в неумении вести пространные светские беседы, то есть долго рассуждать ни о чем. Графиня не раз упрекала ее в этом.
        — Внутри,  — заявляла графиня,  — ты все еще остаешься простой девицей, дочерью странствующего актера. Наверное, ты все-таки была их ребенком! Если дела обстоят именно так, тебе не удастся измениться. Если ты хочешь стать настоящей светской дамой, тебе следует побыстрее стать другой. Ты никогда не станешь настоящей дамой, если не будешь себя ощущать ею.
        Валери была очень честной и призналась, что переменилась только частично.
        — Но я продолжаю меняться,  — пыталась защититься девушка.  — Я могу делать вещи, которым вы меня учили, без всяких усилий. И конечно, я стала более уверенной в себе.
        — Ты постоянно должна испытывать эту уверенность,  — резко заметила Изабо.  — Я не могу тебе в этом помочь. Тут невозможно ничего объяснить, ты просто должна все почувствовать сама.
        Который раз, когда Валери делала что-то не так, как хотела графиня, та сразу поднималась на дыбы!
        — Вот-вот! Я именно это имела в виду!
        — Кузина,  — пыталась оправдаться девушка,  — не вижу здесь ничего особенного.
        — Если тебе это непонятно, как я могу что-нибудь объяснить?  — воскликнула Изабо.
        Валери привыкла к тому, что ей постоянно делали замечания. Девушка не понимала, почему наставница изменила к ней отношение и постоянно ее критикует. Валери стала догадываться, что графине было приятно указывать на ее промахи, и иногда Изабо была крайне несправедлива. Она напоминала кошку, сидящую в засаде и готовую в любой момент напасть на бедную беззащитную мышку!
        Очень редко Изабо была в хорошем настроении, тогда она могла похвалить Валери.
        Валери было приятно слышать похвалы, но она не воспринимала их всерьез, так же как и постоянную критику в собственный адрес. Все зависело вовсе не от поведения девушки, а от настроения Изабо. Девушка понимала, что графиня относится к ней с неприязнью, и все приятное, что она говорила Валери, никак не меняло этого отношения. Возможно, графиня ревновала д'Арлея к Валери… Такое тоже может быть, размышляла Валери.
        Валери перебирала все это в памяти, и ей стало совсем худо. К болезни тела прибавилась слабость духа. Она сказала служанке:
        — Гийометт, мне действительно очень плохо, я не могу более разговаривать.  — Но через некоторое время она произнесла: — Я уверена, что графиня будет на меня очень сердиться, потому что я еще долгое время не смогу никуда ехать.

2

        Девушка оказалась права. Прошло Рождество, холодные дни января тянулись очень медленно. Наступил февраль. Валери оправилась от болезни и была в состоянии предпринять путешествие. Когда они выехали из Парижа, на земле лежал снег.
        За внешним спокойствием Изабо можно было разглядеть жгучее нетерпение. Перед отъездом она редко навещала свою воспитанницу и еще реже желала с ней говорить.
        Они ехали очень медленно. На дорогах было много людей: беженцев, тащивших на плечах жалкий скарб; военных; разных подозрительных, похожих на бандитов, личностей; раскрашенных в разноцветные ленты проституток.
        Изабо ни с кем не желала заводить знакомство и постоянно следила, чтобы Валери никто не увидел и не узнал.
        Наконец они оказались в Руане. Офицер у ворот взглянул на бумаги графини и позвал кого-то.
        — Этот пожиратель баранины тут? Если он здесь, пусть придет сюда.
        Через секунду появился Прежан Кеннеди. Он улыбнулся Валери и поклонился графине:
        — Добро пожаловать, сударыня и мадемуазель. Граф де Бюрей вынужден был отправиться с другими придворными в аббатство и просил, чтобы я вас встретил. Я вас жду уже пять дней.
        Изабо была очень резка. Казалось, ей неприятно, что она обязана шотландцу.
        — Благодарю вас за любезность. Граф просил мне что-либо передать?
        — Только одно — он желает, чтобы вы поскорее отправились в путь. Сегодня, сударыня, вы отдохнете в том доме, где квартирую я. Дом очень скромный, но чистый и удобный. Он расположен неподалеку от ворот Кошуаз, из окна комнаты можно видеть церковь.
        — Наверное, для нас можно было выбрать что-то другое! Шотландец криво усмехнулся. Всем было ясно, что ему не нравится графиня де Бюрей, он и не собирался этого скрывать. Кеннеди не стал отвечать сразу, он начал поправлять свой новый шейный платок в темно-зеленую с синим клетку. Видимо, война помогла Кеннеди разбогатеть. Через плечо у него был перекинут английский ремень с золотой вышивкой на бархатной основе. Его новые доспехи сильно блестели.
        — Сударыня, других комнат нет. Англичане сильно разрушили Руан. Они повредили дома, стоявшие недалеко от крепостных стен, чтобы было легче защищать город, а остальные строения выгорели дотла. Граф не смог ничего для вас найти, и тогда я предложил ту комнату, которую делю с моим другом.
        Мы переехали на чердак, комнату отдаем вам. Могу вас уверить, что ничего лучшего вы здесь не найдете. Графиня все еще сердилась.
        — Наверное, это ужасное место, если там есть только одна комната.
        — Напротив, сударыня. Дом просторный. Он принадлежал сапожнику. В доме живут пять подмастерьев. На нижнем этаже находятся мастерские и кладовки. Вдова — сапожник недавно умер от раны, полученной во время осады,  — не желает отдавать свою комнату, потому что у нее не кончился траур…
        — Сколько он еще будет продолжаться?
        — До завтрашнего дня, сударыня. Изабо захохотала:
        — Один день? Она уже столько была в трауре, что никто не заметит, если он закончится сейчас. Тогда у нас будут две спальни и мы как-нибудь сможем переночевать.
        — Вдова Брабье,  — покачал головой шотландец,  — не выйдет из комнаты, пока траур полностью не закончится. Сударыня, это очень упрямая женщина. Первые девять дней, как положено, она не вставала с постели, а теперь она сидит на черной простыне на полу, и так продолжается целый месяц. Туда не входит никто, кроме ее служанки. Мы с другом живем в доме месяц и до сих пор ее не видели. Ну-у-у, один разочек ее служанка повела нас во двор, и мы через окно заглянули в ее комнату. Она,  — тут у шотландца замаслились глазки,  — такая пышная дама, с красивыми глазами, думаю, она недолго останется вдовой.
        — Меня она абсолютно не интересует.  — Изабо подумала, потом неохотно согласилась: — Если у нас не будет лучшего помещения, что ж, придется с этим примириться. Вы должны нас отвести туда сразу же.
        — Вы пробудете там всего одну ночь, сударыня. Вам следует отправляться завтра утром в аббатство, потому что граф вас ждет. Должен вам сказать, что мне тоже хочется побыстрее вернуться в дом. Понимаете, я не доверяю моему другу.
        Изабо побледнела.
        — Вы боитесь, что он вас обворует? Куда вы нас хотите отвести?
        — Нет, нет, сударыня. Локки Белл — мой соотечественник, и я могу поклясться, что он — честный парень, хотя и из Эдинбурга. Я беспокоюсь о его отношении к вдове. Меня не было дома три часа, и кто знает, что он мог сделать в мое отсутствие? Может, Локки сломал замок у нее на двери и познакомился с дамой?
        — Должна вам сказать,  — возмутилась графиня,  — что меня не интересует ваше соперничество за внимание вдовы сапожника. Я прошу, чтобы вы сейчас же отвели нас в этот дом, потому что нам необходимо поесть, отдохнуть и принять теплую ванну.
        Шотландец повернулся и подмигнул Валери.
        — Вы бы только видели горы готовых к продаже башмаков и огромные кучи выделанной кожи! Интересно, как ему удалось все это сохранить в военное время? За обувь можно получить много денег. Вдова не сможет сама заниматься всеми делами.  — Он продолжал обращаться к графине: — Сударыня, я считаю, что вдовицу следует приручать, когда она выйдет из заточения. Она ведь целый месяц просидела одна на полу на черной простыне. Ей настолько надоело одиночество, что первое мужское лицо для нее будет сиять, как лицо архангела… Даже если это будет задубелое лицо шотландца средних лет.
        Кеннеди удалось насмешить Изабо, несмотря ни на что.
        — Надеюсь, для этой бедной женщины ваш компаньон будет более привлекательным.
        — Локки Белл? Сударыня, он тоскливый мужичишка с раздраженными глазами, а волосы у него цвета морковки, слишком долго пролежавшей в земле. Про Локки говорят, что его единственное богатство — это веснушки на лице. Он небольшого росточка, тощий и очень вредный. Но, несмотря ни на что, сударыня, я его побаиваюсь, он умеет обходиться с женщинами.
        Дом не произвел на графиню приятного впечатления, а когда они вошли внутрь, ее ноздри начали нервно подергиваться от возмущения. Женщин провели в довольно большую комнату, где стояли две кровати. Изабо наконец решила, что все не так уж и плохо. На стенах ничего не висело, в углу стояла старая лавка, одна из кроватей была большой, другая — совсем маленькой.
        — А где же расположатся слуги?  — спросила она у шотландца, который стоял в дверях.
        — У служанки есть комната позади большой спальни. Ваши женщины могут переночевать вместе с ней, а мужчины отправятся на чердак. Мне приходилось спать на более твердых вещах, чем куча выделанных кож.
        Графиня отпустила шотландца движением руки, а потом обратилась к Валери:
        — Я буду спать на большой постели, если только мне удастся на ней уснуть. Кузина, вам придется вести себя очень тихо.
        Служанка по имени Бона, которую графиня взяла с собой в путешествие, отправилась, чтобы принести свежее белье и горячую воду. Прошло много времени, прежде чем она возвратилась, неся небольшое деревянное корыто и ведро, наполовину наполненное водой.
        — Госпожа, здесь люди не часто моются,  — заметила Бона. Графиня была крайне недовольна.
        — Этой воды не хватит даже мне одной. К счастью, Бона, мы будем ужинать здесь, и мадемуазель не обязательно принимать ванну. Я очень утомилась. Начинай меня раздевать и мыть.
        Валери мечтала помыться горячей водой, но протестовать не смела. Девушка растянулась на маленькой и жесткой постели. Она старалась не смотреть в сторону обнаженной Изабо, которую мыла Бона. Графиня любила демонстрировать свою белую кожу и стройную фигуру.
        Когда приятная процедура закончилась, графиня с довольным вздохом растянулась на постели. Служанка принялась энергично массировать и растирать ее ноги и живот. Движения были быстрыми и жесткими. Массаж графине делали каждый день, но Валери никогда при этом не присутствовала. Девушка не желала ничего видеть и закрыла глаза.
        Изабо опять удовлетворенно вздохнула, откинула шелковую простыню — массаж был закончен. Служанка вышла из комнаты, и через секунду графиня позвала Валери.
        Валери взглянула на Изабо: та лежала под простыней, ее рыжеватые волосы красиво рассыпались по подушке.
        — Дитя мое,  — сказала графиня. В ее голосе не было ноток надменности и раздраженности,  — вы, наверное, думаете, что я к вам несправедлива и очень жестока. Я понимаю, что была очень требовательна, но у нас было не много времени, и теперь я могу сказать, что была права в своей требовательности. Понимаете, кузина, мне нужна была уверенность, что вы не совершите ошибки. Риск нашего предприятия настолько велик, что мы должны быть очень осторожными… Я вам не давала покоя, были времена, когда вы меня ненавидели. Но сейчас вы готовы…
        Валери поразила эта речь.
        — Были времена,  — сказала она,  — когда я считала вас чересчур требовательной и была уверена, что я вам неприятна. Но теперь я понимаю, почему вы были так строги со мной.
        Карие глаза графини, которые могли быть такими суровыми и жесткими, улыбались девушке из-под простыни.
        — Я думаю, что вам все удастся правильно сделать,  — сказала графиня. Она помолчала, а потом добавила, не сводя с девушки глаз: — Мы должны быть очень осторожными. Случайное слово может дать пищу досужим сплетням и все испортить. Дитя мое, ты не должна никому доверять. Ни с кем ничего не обсуждай и, если тебе зададут вопрос, сделай вид, что ничего не понимаешь. Это относится к моему болтливому мужу, шотландцу и господину д'Арлею. Тебе следует осторожно разговаривать даже с Жаком Кером.  — Графиня улыбнулась.  — Ты должна быть откровенной только со мной. Валери стала серьезной.
        — Кузина, я буду очень осторожна.
        — Вот и все, что я хотела тебе сказать. Я надеюсь, что между нами не будет непонимания и неприязни.  — Изабо закрыла глаза.  — Думаю, надо отдохнуть перед ужином. Это путешествие полностью лишило меня сил.
        Валери не терпелось поскорее поговорить с Прежаном Кеннеди. Она робко спросила у графини:
        — Кузина, я прошу вашего позволения спуститься вниз и поговорить с шотландцем Кеннеди. Вам ведь известно: по поручению господина Кера он уезжал куда-то, чтобы разузнать о моих родителях. Мне очень хочется услышать новости. Кузина, я буду очень… осторожна.
        Графиня открыла глаза и пристально взглянула на воспитанницу.
        — Хорошо. Он был бы удивлен, если бы вы его об этом не спросили.
        Валери нашла Кеннеди внизу. Он улыбнулся, увидев девушку, и сказал:
        — Я надеялся, что мы увидимся. Садитесь рядом.
        Он посмотрел на подмастерье, возившегося в углу, и прошипел:
        — Убирайся отсюда, Гелберт, и займись чем-нибудь в ближайшие полчаса. А теперь, моя маленькая мадемуазель, мы можем свободно поговорить. Я вижу, что у вас в жизни многое переменилось, и кажется мне, что к лучшему. Ваша одежда стоит… примерно дюжины золотых монет. До меня доносились кое-какие слухи, и я был готов к этим переменам, а теперь вот я вижу их своими глазами.
        Шотландец поднялся и начал расхаживать по комнате, размахивая руками, чтобы согреться. Пока он ходил, наблюдал за девушкой краешком глаза.
        «Она кажется такой невинной,  — подумал шотландец. Девушка гордо держит головку, и в ее глазах сияет свет. Она, наверное, считает себя второй Орлеанской Девой или… новой Агнес Сорель. Мне следует очень осторожно с ней разговаривать».
        — Вы хотели бы меня о чем-то спросить — поинтересовался шотландец.
        Девушка обрадовалась его словам.
        — Конечно, господин Кеннеди. У меня к вам множество вопросов. Мне хочется знать все, что вам удалось узнать, когда вы… когда вы отправились в Берри по просьбе господина Кера. Мне почти ничего не известно. Мне хочется узнать все о матери и отце, моих настоящих родителях. Не могу вам передать, как мне хотелось поговорить с вами наедине и задать жгущие мой разум и сердце вопросы.
        — Я могу вам кое-что сообщить,  — заявил шотландец.  — Есть сведения, которые я не сообщил нашему купцу, считая, что они предназначены только для ваших ушей.
        — Вы мне можете сказать, кто я такая?  — задыхаясь, спросила Валери.  — Вы мне можете сказать мое настоящее имя?
        — Имя вашей матери было Селеста де Ланзанн. Кто был вашим отцом, мне неизвестно. Чтобы узнать его имя, следует предпринять дальнейшее расследование и ехать в другой конец страны. Этим, мадемуазель, можно будет заняться, когда закончится война.  — Шотландец подмигнул девушке.  — Кроме того, я смогу кое-что заработать.
        — Расскажите мне все, что вам известно,  — попросила Валери.
        — Сначала я расскажу, что мне известно о вашем отце. Он был достойным и красивым мужчиной с хорошей фигурой и светлыми, как у норманнов, волосами.
        У Валери заблестели глаза.
        — Отец был высоким?
        — Да, высоким и крепким, как молодой дуб. До меня дошли рассказы о том, что он был отважен и прекрасно владел оружием. Он умел постоять за себя.
        Шотландец поведал девушке историю о том, как отец сражался на дуэли с братом ее матери. Валери очень внимательно слушала Прежана Кеннеди, а потом, когда он закончил свой рассказ, засыпала его вопросами. Где родина ее отца? Из какой он семьи? Виделись ли родители после дуэли? К сожалению, ей удалось узнать не так уж много. Шотландец чаще отвечал: «Этого мне узнать не удалось». Наконец девушка стала задавать вопросы о матери. Шотландец заметно повеселел, потому что ему было что рассказать.
        — Ваша матушка, Валери, из хорошего семейства,  — начал он,  — но, к сожалению, не очень-то богатого. В течение многих десятков лет главы семейств вашего рода только теряли доставшиеся им по наследству капиталы, дома и другое. Зато они прекрасно умели плодить детей. Мадемуазель, ваша мать была четырнадцатым ребенком в семье! Конечно, многие малыши умирали. Семья вашей матушки была настолько бедна, что во время крещения родители не могли подарить дочери серебряную чашечку!
        — Бедная моя матушка,  — заволновалась Валери.  — Но скажите мне, пожалуйста, неужели из тринадцати моих дядюшек и тетушек никто не остался в живых? Наверняка ведь у меня есть какие-нибудь родственники?
        — Только один дядя,  — уточнил шотландец.  — Его зовут Эдуард, он живет в своем поместье. Мне он показался очень подозрительным, осторожным и чрезвычайно жадным человеком. Сколько я ни пытался, ничего не смог из него выудить.
        — Брату моей матери, то есть этому господину Эдуарду, известно, что я жива?
        Кеннеди отрицательно покачал головой:
        — Нет! Он твердо уверен в том, что вы не дожили и до года. Во всяком случае, такая версия его вполне устраивает и другой он не желает знать. Вам не стоит просить его о помощи, дитя мое!
        Валери гордо вскинула голову.
        — Я никогда не стану его ни о чем просить! Из того, что вы мне рассказали, я поняла: этот человек не был добр к моей матушке. Он наверняка отказался протянуть руку помощи бедняжке в тот момент, когда она в этом так нуждалась. Он черствый и эгоистичный, я никогда не обращусь к нему. Ни за что и никогда!  — Валери сильно разволновалась. Некоторое время она молчала, вероятно стараясь не расплакаться, затем спросила: — Господин Кеннеди, а вы не могли бы побольше и поподробнее рассказать мне о матушке. Мне так хочется узнать о ней все-все. Прошу вас, сударь!
        — Ну хорошо, хорошо,  — согласился шотландец.  — Ваша мать была довольно смуглой, небольшого роста. Ее отличал живой характер. Поэтому, наверное, в семье ее звали «Огонек». Она была младшей в семье, но, несмотря на это, рано научилась многим взрослым вещам и неплохо вела хозяйство в доме. Девушка присматривала за прислугой, умела быть строгой. Частенько ей доверяли даже денежные дела. Она научилась экономить и берегла каждую монетку, кроме того, совсем неплохо шила.  — Казалось, шотландцу было очень приятно все это рассказывать. В заключение он заявил: — Да, она была приятной леди!
        — Она долго прожила после моего рождения?
        — Недолго, к сожалению.  — Кеннеди глубоко вздохнул.  — Ее противный и вредный братец Эдуард так мне ничего и не соизволил рассказать. Ну ничего, обошлось и без его историй. Мне удалось разыскать старую служанку, которая когда-то у них работала. Ну, скажу я вам, и физиономия у этой тетки — кислая, как последний огурец в кадке! Так вот, эта самая кислая старушенция поведала мне, что ваша матушка, не успев оправиться, покинула родительский дом. Да, удрала, одним словом. Через какое-то время ее все-таки нашли, она жила в семье одного фригольдера; причем не так уж далеко от родных мест. Она, подобно простой крестьянке, работала в поле. Ей конечно же не следовало этого делать. Для вашей матушки эта работа оказалась непосильной, несмотря на все ее трудолюбие и житейские навыки. Через месяц она умерла.  — Кеннеди перекрестился.
        Валери продолжала атаковать его вопросами. Девушка старалась создать для себя образ матери, которую она никогда не видела: гордая, смелая, не желающая терпеть унижения, своевольная женщина. Теперь, когда Валери удалось кое-что узнать, она поняла, насколько трудная доля выпала ее матери. «Мне нужно знать больше, гораздо больше о моих родителях,  — думала девушка.  — Какое счастье, что начало положено. Как жаль, что история жизни моей матери очень печальна. Как мало она прожила! Но все равно лучше знать правду».
        — Мне рассказали еще одну вещь,  — заметил Кеннеди.  — Ваша мать хорошо пела и могла имитировать голоса людей. Будучи маленькой девочкой, она часто изображала своих родителей, сестер и братьев, гостей, которые приходили к ним в дом.
        Валери улыбнулась:
        — Вот самое веское доказательство. Теперь я уверена, что несчастная женщина действительно была моей матерью.
        Небольшой человечек, в котором легко было узнать Лок-ки Белла — по описанию, которое дал ему Кеннеди,  — показался в дверях. За ним Валери увидела лицо Годфруа, пажа, который сопровождал ее и графиню. Годфруа был высоким юношей с темными горящими глазами, он был родом из Прованса. Годфруа был пылко и безответно влюблен в Валери, как это часто случается с юношами его возраста.
        — Вдова,  — заявил Локки Белл звучным голосом,  — поднялась с пола и оделась. Она считает необходимым отдать комнату графине. Это благородный жест с ее стороны, и я теперь уважаю ее еще больше.
        Вслед за Локки затарахтела служанка:
        — Она надела новое черное платье. Оно из шелка, господа, и на нем пуговицы из гагата, такие крупные, как мои уши. Она собирается сама готовить ужин. Она очень хорошо готовит!
        — Ваша госпожа удивительно благородная женщина,  — заявил Локки Белл.  — Я надеюсь, что ей будет передано мое мнение.
        Кеннеди был поражен поведением своего товарища и подозрительно уставился на него. Шотландца совершенно не устраивало подобное развитие событий.
        — Откуда тебе известно так много о хозяйке дома? Человечек громко захохотал:
        — Я тебя перехитрил, Прежан Кеннеди. Я тебя победил. Как всегда! Я видел вдову и разговаривал с ней. Прежан Кеннеди, я могу заявить, что подружился с ней.
        Кеннеди скорчил злобную рожу и не стал ему отвечать. Он отозвал Валери в сторону и сказал:
        — Вам пора идти, дитя мое. Ваша госпожа Изабо решит, что мы тут задумали заговор.

3

        Наконец Изабо и Валери прибыли в аббатство. Там было полно народу… В аббатстве находился король Франции со своим сопровождением, и вся знать Франции потянулась на север по занесенным снегом дорогам, чтобы оказаться в свете королевского внимания. Всех разместили недалеко от аббатства — в помещичьих домах, в замках, в тавернах. Граф де Бюрей радостно приветствовал жену, потому что ему удалось получить в свое распоряжение целый помещичий дом в трех милях к востоку от аббатства.
        — Дом не очень большой,  — робко оправдывался граф, боясь, что супруга будет недовольна жильем.  — Моя женушка, там есть солнечная комната для вас. А мне придется спать в темной и сырой дыре, больше похожей на келью.
        К подвязкам графа были пришиты лапки кротов — считалось, что это средство быстро и эффективно излечивает подагру. Но ему ничего не помогало. Граф сильно хромал.
        — Я рад, что маленькая кузиночка снова здорова. Я испугался за кузиночку, когда получил ваше письмо, я думал,  — что встречу скелет с впалыми щеками, боялся, что она будет ковылять на тоненьких, как палочки, ножках.  — Граф воспользовался тем, что графиня отвлеклась, и быстро ущипнул Валери за бедро.  — Но девушка предстала передо мной розовощекой, со сверкающими глазами и с приятной округлой фигуркой.
        Не прошло и получаса с момента их приезда, как Годфруа объявил о визите д'Арлея. Граф успел быстро осушить кувшин вина и удалился в свою темную, сырую комнату, он хотел немного подремать. Графиня побежала приводить себя в порядок, а Валери осталась, чтобы приветствовать гостя.
        Д’Арлей вошел в комнату и увидел девушку. Д’Арлей был поражен тем, как она хороша, ему хотелось одним прыжком пересечь комнату и схватить Валери в объятия. Его обуревало желание крепко прижать ее к себе, погрузить лицо в ее волосы и почувствовать нежное прикосновение ее щеки. В голове у него звучал громкий голос: «Я ее люблю! Я ее люблю! Я ее люблю!»
        Тот же самый голос спросил его: почему он обращает внимание на стоящие перед ними преграды? Почему бы ему не позабыть обо всем и не заявить ей о своей любви?
        Валери обуревали те же самые чувства. Она никак не ожидала, что при виде симпатичного смуглого лица Робина так разволнуется. Она сильно испугалась собственных эмоций. «Так нельзя!  — решила она.  — Я не должна о нем думать. Я… Должна быть благоразумной».
        — Я был удивлен, узнав, что вы приехали. Мой брат сказал, что сюда едет Изабо, но мне было очень приятно слышать, что ее сопровождает кузина, а именно вы.
        «Почему он так удивлен?» — подумала Валери.  — Может, при данных обстоятельствах я не должна была сюда приезжать?» Девушка взглянула на д'Арлея, но ответа не нашла. Молодой человек сиял от радости.
        — Если бы вы прибыли на час позже, я бы не смог вас увидеть,  — продолжил д'Арлей.  — Жан Бюро прислал меня сюда для консультаций с господином Дюнуа. Я с ним разговаривал и уже садился в седло, когда до меня дошли слухи, что прибыла графиня де Бюрей со своей кузиной, которая стала для меня очень важной особой…
        В этот момент в комнате появилась Изабо.
        — Робин, как я рада вас видеть!  — воскликнула она. Графиня приветственно протянула к нему обе руки. За несколько минут Изабо успела приукрасить себя. Бона при помощи массажа сняла с ее лица напряжение. Ей аккуратно собрали волосы на затылке, такая прическа подчеркивала красивую шею Изабо. На графине было платье из полосатого шелка с длинным шлейфом, который громко шуршал при движении, как полагалось хорошим восточным материям. Рукава, отделанные горностаем, были приподняты и обнажали по локоть красивые белые руки. Д'Арлей произнес:
        — Я рад вас видеть, Изабо.
        Он было протянул к ней руки, но тут же отступил назад: они были перевязаны черной материей.
        — Что случилось, Робин?  — спросила Изабо, укоризненно глядя на него.  — Вы были ранены? И мне ничего не сказали?
        — Ничего особенного. Это ожоги от пороха. Они не страшны, но должен признаться, что мне довольно больно.
        Валери отошла, не желая вступать в их разговор, однако случайно приблизилась кд'Арлею.
        — Это может быть серьезнее, чем вы думаете,  — взволнованно сказала она.  — Руки болят постоянно?
        Д'Арлей утвердительно кивнул:
        — Хирург сказал, что ожоги быстро заживут. Но мне ясно, что он ошибся. Кажется, что боль становится сильнее с каждым днем.
        Валери обратилась к графине:
        — Кузина, вы позволите мне взглянуть на раны? Я знаю, как нужно лечить руки. Тот, кто путешествует по дорогам, как делали мы с моим отцом, должен уметь лечить раны, укусы и ожоги.
        Графиня жестом показала, что она не против, однако не упустила возможности задеть Валери.
        — Мне кажется, что Робину необходимо побыстрее показать руки хирургу. Так будет лучше!  — холодным тоном заявила она.
        Валери села перед д’Арлеем, и он протянул ей забинтованные руки.
        — Сударь,  — серьезно спросила девушка,  — сколько времени прошло с тех пор, как вы получили ожоги?
        — Это случилось десять дней назад.
        Валери щелкнула языком, чтобы показать, что ее это сильно волнует.
        — Десять дней! Господин д’Арлей, это очень плохо! За это время руки должны были начать заживать. Мне ясно, что ваш хирург не разбирается в ожогах.  — Валери взглянула на Изабо, сидевшую рядом и внимательно следившую за тем, что происходило.  — Кузина, мне нужна горячая вода. Могу я попросить Гийометт, чтобы она принесла воды? И мне нужен чистый материал для бинтов.
        — Конечно.
        Пока грелась вода, Изабо тихо беседовала с д’Арлеем. Валери понимала, что она это делала нарочно, чтобы девушка не принимала участия в общем разговоре. Валери начала освобождать стол. Пока она это делала, исподтишка наблюдала за парочкой и отметила, как близко от плеча д'Арлея находились красивые рыжеватые волосы графини. Время от времени они дружно смеялись и покачивали головами, и ей стало ясно, насколько тесной была их прошлая связь.
        Когда принесли воду, д’Арлей сел ближе к столу, девушка расположилась рядом с ним, Изабо села тут же.
        Валери никак не могла начать. Она подумала: «Я себя выдам, как только коснусь его рук. Он поймет, как сильно мне нравится».
        Д’Арлей размышлял о том же. Первое же прикосновение рук Валери заставило его дрожать. Он искоса наблюдал за графиней. Она сидела совсем рядом с ним. Изабо расправила свои широкие юбки так, что они раскинулись веером и покрывали одну ногу д’Арлея, как бы давая знать Валери, что ее соперница имеет на это право.
        Валери медленно начала работу. Она намочила черные тряпки водой, а потом сняла их с рук д’Арлея так осторожно, что он почти не почувствовал боли. Она перестала волноваться и не обращала внимания на графиню.
        — Мне стало известно о медицине от египтян[4 - Девушка имела в виду цыган],  — заметила девушка.  — Для лечения ожогов они применяют горячие повязки. Но врачи считают по-иному. Они говорят, что лечить следует сухим и холодным. Но это совершенно неправильно! Взгляните, сударь, этот хирург так туго забинтовал вам руки, что кровь не достигала пораженных участков. Несчастный невежда! Он также покрыл руки глиной! Сначала это было можно сделать, потому что она уменьшит боль. Но нельзя было оставлять ее на руках надолго. Еще несколько дней — и ваши руки уже нельзя было бы вылечить!
        Девушка работала очень быстро и ловко. Сначала она удалила волдыри и отмершую кожу с помощью горячей воды. Она действовала очень уверенно, чем немало удивила д'Арлея. Потом Валери приготовила защитную мазь, ее следовало накладывать на воспаленные участки рук, и горячую эмульсию, которой она пропитала новые бинты. Девушка очень верила в благотворное действие этой эмульсии.
        — У меня всегда с собой составные части эмульсии,  — сказала она.  — Это семена айвы и еще кое-что. Я не могу вам рассказать рецепт, потому что это большая тайна. Мы часто путешествовали с египтянами, они научили меня приготавливать некоторые лекарства, в частности это, и заставили поклясться, что я не стану никому открывать полностью рецепт. Он составлен так, чтобы уменьшить боль и лечить, сударь. Теперь вам будет намного легче.
        В самом конце она намазала руки д'Арлея чудодейственной лечебной мазью, изготовленной из белых лилий и сладкого миндаля. Туда было добавлено немного воска, чтобы мазь была более густой. Как только Валери наложила мазь, боль в руках прекратилась. Д'Арлей не верил, что боль прошла только благодаря мази. Ему казалось что само прикосновение пальцев Валери приносило облегчение.
        Валери забинтовала руки и поднялась.
        — Ну вот. Надеюсь, господин д’Арлей, что вам стало гораздо легче.
        Молодой человек благодарно улыбнулся.
        — Боль прошла. Вы совершили чудо, и у меня в первый раз за всю неделю не болят руки. Мадемуазель, я перед вами в долгу.
        Графиня кивнула Валери, давая понять, что она может идти, и попыталась продолжить разговор с д'Арлеем. Она поняла, что ему неизвестна новая задумка Кера, потому что он несколько месяцев сражался на фронте и не видел королевского казначея. Молодой человек считал, что Кер решил отказаться от прежних планов, и больше не знал ничего. Изабо сделала вид, что тоже так думает. Она сказала, что привезла воспитанницу в аббатство, чтобы быть готовой к любому решению, принятому Кером. Д'Арлей успокоился и сказал:
        — Я уверен, Изабо, что вы зря предприняли это трудное путешествие.
        Когда Изабо начала жаловаться на его невнимание, он просто ответил:
        — Франция ведет войну.
        Когда графиня начала упрекать его в том, что он не писал, д'Арлей протянул вперед забинтованные руки и сказал, что руки так сильно болели, что он не мог держать перо.
        — Мне кажется, что вы сошли с ума,  — заметила Изабо.  — Человек знатного происхождения не должен служить в бомбардирах, даже если люди станут прославлять вашу смелость! Вам, наверное, стала понятна ошибка, когда вас не пригласили принять участие в торжественной процессии!
        Д’Арлей улыбнулся и просто ответил:
        — Нет!
        Изабо была недовольна разговором. Она не посмела демонстрировать свою привязанность к д’Арлею. Ее муж, несмотря на болячки, ходил тихо и неслышно и мог подкрасться в любой момент. Д'Арлей был рассеян и, казалось, постоянно думал о чем-то… Когда он встал, чтобы откланяться, Изабо поняла, что он, возможно, навсегда ускользает из ее рук.
        Вскоре после их прощания в комнате появился граф. Он никак не мог раскрыть заспанные глаза, и его редкие волосы смешно торчали во все стороны.
        — Мне никогда не было так плохо,  — ворчал граф.
        — У нас был Робин, он только что ушел,  — заметила графиня.
        Граф попытался собраться с мыслями.
        — Вы ему ничего не сказали лишнего?
        — Я ничего не сказала. Казначей намекал ему на изменение планов, но, к счастью, они не виделись несколько месяцев.
        Граф развалился в кресле и подавил зевок.
        — Сердечко мое, кажется, все складывается в нашу пользу. Кер сейчас в Париже. Он пробудет там некоторое время. Агнес Сорель родила еще одну девочку. Роды были трудными, и сейчас ей настолько плохо, что ее никто не посещает. Она живет в доме неподалеку от аббатства.
        Изабо быстро спросила:
        — Она будет жить? Муж покачал головой.
        — Говорят, что она скоро умрет. Я спрашивал этого врача б ней, он был мрачен. Мне сказали, что король все еще надеется.  — Он взглянул на жену и улыбнулся.  — Прогнозы благоприятны для нас, моя милая женушка. Мы пока контролируем ситуацию.
        — Тогда,  — заметила Изабо с удовлетворением,  — мы должны постараться сделать так, чтобы на нее сразу обратил внимание король. Все нужно провернуть до возвращения Жака Кера.
        — Правильно.  — Граф был очень доволен. Он закинул ногу на ногу.  — У меня есть план. Он неоригинален, потому что, должен признаться, я заимствовал его из книги. Но я попытался его несколько улучшить. Эта книга, моя милая Изабо, та самая, куда вы так редко заглядываете. Вы мало почерпнули из нее, и напрасно! Я имею в виду Библию!

        Глава 5

1

        В то холодное утро граф и графиня де Бюрей опаздывали на королевский утренний прием. Это было седьмое февраля. Графу страшно не хотелось вылезать из постели, и теперь он возмущался, что надо куда-то спешить в такой холод.
        — Нам не удастся увидеть, как он выходит с заспанным лицом, а волосы у него будут торчать, как щетина у кабана! Мы пропустим такое удивительное зрелище!
        Снег покрывал виноградники, со всех сторон окружавшие аббатство. Много снега нападало ночью, и ветви деревьев опустились под его тяжестью. Высокие башни превратились в сверкающие белые колонны на фоне мрачного серого неба. Когда кто-то видел эти башни в первый раз, невольно поражался их красоте. Башни были такими высокими и прекрасными… Они символизировали веру, тянувшуюся от грубой и грешной земли к небесному благословению. Граф и графиня де Бюрей видели эти башни часто и не обращали на них внимания. Им было не до красот. Их интересовало совсем другое.
        — Именно по этой дороге коварный волк каждую неделю возил белье из аббатства,  — сказал граф.
        — Какую чушь вы говорите!
        — Это совсем не чушь, моя очаровательная женушка. Я имею в виду любимую легенду аббатства о том, как волк убил старого мула, возившего поклажу аббатства, и его запугала строгая монашенка из ближнего монастыря, куда возили стирать белье монахов. Она его заставила выполнять работу мула. Мое сердечко, это высокоморальная легенда, хотя мне не хватает набожности, чтобы полностью принять ее.  — Граф покачал головой.  — Как грустно все обернулось для волка! Он больше не мог никого убивать, не мог гнаться за добычей при лунном свете или шутить с молоденькой веселой волчицей! Вместо этого он проводит годы, развозя засаленные рясы жирных священников и грязные подштанники монахов.  — Граф искоса взглянул на жену. Изабо не повернула головы.  — Неужели вам не хочется узнать мораль этой легенды?
        Они прошли через арку церкви Нотр-Дам и отправились дальше. Башмаки хрустели по замерзшему снегу. Навстречу им шел молодой монах. Он опустил глаза, когда увидел Изабо, и поспешил побыстрее пройти мимо. Со стороны церкви Святого Петра доносились голоса монахов, громко читавших молитвы.
        В это утро опоздали только они. Приемная большого гостевого дома была пуста, и королевский сенешаль стоял у дверей. Он поднял руку в полосатом зелено-желтом рукаве и сделал жест, подобно святому Петру, запрещавшему заблудшим душам входить в рай.
        — Вам известно правило, граф и графиня,  — с довольным видом произнес сенешаль,  — эта дверь останется закрытой до конца утреннего приема.
        Они уселись на скамью. Приемная была темной и холодной. Де Бюреям не хотелось оставаться там долго. Изабо зарылась лицом в складки меховой горжетки и недовольно заявила:
        — У меня уже замерзли ноги, теперь я обязательно простужусь.
        Но ожидание принесло свои плоды. Они сидели не более десяти минут. Внешняя дверь открылась, и появилась странная процессия: во главе шествовал высокий человек с круглым и безмятежным лицом. Человек шагал с удивительным достоинством, он нес жезл с белым шелковым бантом. При каждом шаге он резко стучал жезлом по полу. За ним следовал слуга, несший на вытянутых руках большую бархатную подушку с деревянной колыбелькой. Третьей была крупная женщина. Она несла всевозможные вещи, которые могли понадобиться ребенку, включая куклу с румяными щеками и агатами вместо глаз. Замыкала шествие молодая леди в плаще на меховой подкладке. Она остановилась и гордо осмотрелась.
        — Жанна де Вандом!  — воскликнула Изабо.  — Я не знала, что вы здесь!
        Молодая дама откинула капюшон. У нее были рыжие растрепанные волосы, нос с довольно большой горбинкой и весьма агрессивное выражение серо-зеленых глаз. Она поклонилась де Бюреям.
        — Графиня, я здесь уже неделю. Но это мой первый визит в аббатство.
        Изабо внимательно посмотрела на слуг, потом на колыбельку, откуда слышался слабый и жалобный плач.
        — Вы замужем, милая Жанна?  — спросила графиня. Жанна де Вандом кивнула и захохотала. Смех у нее был неприятный. Она имела привычку смеяться в самые неожиданные моменты, особенно когда что-то рассказывала.
        — У меня есть муж, но ребенок не мой. Конечно нет! Я не могу задерживаться, но если мадам пойдет со мной, я ей все объясню.

2

        Изабо последовала за процессией через зал с высокими окнами, в самую дальнюю комнату. Жанна де Вандом распорядилась, чтобы колыбельку поставили поближе к огню, а затем обратилась к графине.
        — Это дитя Агнес Сорель,  — шепнула она.  — Меня назначили ухаживать за ней.
        — Вам повезло — получить такую хорошую должность! Молодая женщина покачала головой:
        — Я надеялась не на это и хотела быть рядом с королевой. Но,  — она захохотала,  — это лучше, чем остаться дома с матерью моего мужа. Там к тому же живут трое поросят, его братья.
        — Вы, наверное, не видите королеву,  — заметила Изабо, но часто видите короля.
        Жанна де Вандам отрицательно покачала головой.
        — Вы хотите сказать, если госпожа Агнес будет жить. Но у нее мало шансов. Мы остановились в доме, принадлежащем аббатству, и до сих пор его королевское величество еще ни разу не навестил нас.
        Жанна отдала плащ служанке и уселась у огня, вскоре она отпустила слуг:
        — Быстро убирайтесь отсюда и займитесь делами. Блан-шетт, малютку нужно накрыть еще одним одеялом!
        Когда слуги ушли, она тряхнула головой и радостно рассмеялась.
        — Дома моя свекровь позволяла слугам грубить мне. Но здесь все по-другому. Они повинуются мне с единого слова и взгляда!  — Жанна заговорила потише.  — Сегодня утром король желает видеть малышку в первый раз. Для него этот визит означает открытое признание своего отцовства. Конечно, он не мог прийти в наш дом, и поэтому нам пришлось идти сюда в такой холод. Ему не терпится увидеть дитя. Дорогая графиня, предполагается, что никому не известно, что мы здесь. Я вас прошу покинуть нас побыстрее. Мы вернемся обратно, пока будет проходить обед.  — Жанна де Вандам снова захохотала.  — Мне объяснили, что мы должны быть очень осторожны. Какая чушь!
        Изабо взглянула на маленькое бледное личико в колыбельке.
        — Мне она не кажется здоровым ребенком.
        — Что можно было ожидать? Мать была очень слаба до родов. Вообще удивительно, что они обе выжили.
        Жанна де Вандам подошла к колыбельке. Ребенок был настолько туго завернут в свивальник и так крепко привязан к доске, что казалось чудом, как это крохотное создание вообще может дышать.
        — Я делаю все, чтобы она жила,  — заметила молодая женщина.  — Если она умрет, в моих услугах не будут нуждаться. Графиня, девочка слишком слаба.
        — Если бы она не была такой худенькой, была бы хорошенькой. Как ее мать?
        — Она долго не протянет. Поймите меня, графиня, я пользуюсь слухами. Я нахожусь в доме неделю, но все еще не видела этой женщины. Говорят, что она плохо себя чувствует и ее посещают только врач и служанка. Но мне ясно, зачем вся эта секретность и темные комнаты. Графиня, это все тщеславие! Она не желает, чтобы ее видели в подобном состоянии.
        — Я могу ее понять,  — заметила Изабо.  — Когда я больна, я не позволяю, чтобы в мою комнату заходил кто-то, кроме врача.
        Жанна согласно кивнула, как бы желая сказать: «Вы думаете, я вас не понимаю? Я ведь сама не красавица». Она помолчала, а потом с мрачным видом сказала:
        — Даже трудно поверить, что только не придумывает бедная госпожа Сорель. Она вообще не позволяет, чтобы в комнате был свет. Ставни все время закрыты, и, когда приходит врач, он с ней разговаривает в темноте. Она ничего не ест и только время от времени выпивает глоток вина.
        — Долго она так не выдержит.
        В этом Жанна де Вандом была полностью согласна с графиней.
        — Говорят, что она напоминает восьмилетнюю девочку. Наверное, именно поэтому она никого к себе не допускает. У нее уменьшилась даже голова. Ее руки теперь меньше, чем у меня запястья.
        Она откинула рукав и продемонстрировала толстые запястья с рыжими волосами и заявила:
        — Графиня, она скоро умрет!
        Изабо внимательно посмотрела на собеседницу. Глаза ее были настолько широко расставлены, что лицо казалось каким-то странным. Изабо поняла, что Жанна де Вандом весьма хитра. Графиня решила, что ей не стоит доверять, но она может пригодиться.
        Жанна опять резко захохотала.
        — Однажды, когда дверь открылась, чтобы впустить кого-то в комнату, я слышала, как леди Агнес сказала: «Боже, прости меня за ту жизнь, которую я вела!» Она теперь делает вид, что стала очень верующей и набожной. Это сейчас, когда приближается конец. Она приказала священнику говорить нам каждый раз при встрече: «Будьте добры, будьте праведны и будьте набожны!». Нам приказали не обсуждать дитя ни с кем. Какая чушь!
        Малышка тихо захныкала. Изабо взглянула на маленькое личико с восхищением и страхом. У нее никогда не было собственных детей, и она не познала радость материнства. Она не решалась ближе подойти к колыбельке, боясь сделать что-то не так. Она сама не ухаживала за детьми, возможно, поэтому подумала: может, не стоит так туго привязывать малышку к доске и кутать в разные покрывала.
        Жанна прервала ее размышления:
        — Вам известно, что нашли еще одну записку, прикрепленную к подушке короля?
        Графиня с изумлением взглянула на нее.
        — Я ничего не знаю. Как странно, что вам все известно, но никто об этом не говорит при дворе. Полное молчание.
        Молодая женщина довольно кивнула.
        — Мы находимся далеко, но до нас доносятся слухи. Это случилось три ночи назад. Один из камердинеров откинул занавеси балдахина — и там была записка! Она была написана стихами и весьма забавно. В ней предупреждали короля, что Жак Лисица хочет съесть всю Францию и когда-нибудь он проглотит короля, подобно тем индейкам, которых он привез с Востока.
        — Как на это реагировал король?
        — Сначала он был очень зол и ничего не сказал. Потом захохотал и промолвил: «В любом случае он — щедрая Лисица, потому что он вернул мне Нормандию!»
        Графиня засыпала Жанну вопросами, чтобы узнать все подробности. Она особенно желала узнать, что говорил и делал король.
        Жанна де Вандом не собиралась ничего скрывать от Изабо.
        — Я слышала,  — шепнула она,  — что позже, когда король лег в постель и пил перед сном свой лечебный напиток, он задумался и сказал: «Чтобы стать богатым, как Жак Кер, нужно быть очень умным». Тогда кто-то ему подсказал: «Или очень неразборчивым в средствах, ваше величество». Король промолчал и отставил напиток в сторону, как будто он больше не доставлял ему удовольствия. Как странно, не правда ли?
        Изабо тоже промолчала, но подумала: «Ничего странного. Я понимаю, о чем подумал король».
        Жанна де Вандом была счастлива беседовать с одной из знатных придворных дам. Она ниже наклонила голову и начала рассказывать еще об одном случае:
        — Вам известно, что письмо, адресованное господину Керу, доставили сюда? Оно было скреплено печатью дофина и прибыло из места, где тот проводит изгнание. Мне сказали, что послание передали королю, который приказал его вскрыть. Дофин просил, чтобы Кер помог ему занять отцовское место на троне. Когда король передал письмо господину Керу, тот начал смеяться и привел несколько причин, по которым это письмо было сфабриковано. Он сказал, что это весьма слабая подделка. Когда король его слушал, лицо его было белым как мел. Он не промолвил ни слова. Враги Кера были очень довольны результатом.
        — Моя дорогая Жанна,  — сказала графиня,  — давайте кое о чем договоримся. Если вы мне станете сообщать важную информацию, я вас хорошо отблагодарю.
        — Дорогая графиня,  — ответила ей молодая женщина,  — мне очень нужны деньги.

3

        Когда Изабо возвратилась, в приемной находился только ее муж. Граф воспользовался ее отсутствием. Ему принесли бокал вина, и он с удовольствием потягивал его. Когда появилась супруга, граф изумленно уставился на нее.
        Графиня разозлилась.
        — Надеюсь, что вы не настолько пьяны, чтобы понять то, что я собираюсь вам сообщить. Это весьма важно.
        Граф отставил бокал и аккуратно вытер губы.
        — Конечно, условия неидеальны, милейшая женушка, потому что я слегка расслабился. Я даже не стану от вас скрывать, что нахожусь в небольшом подпитии. Но если вы мне все четко и коротко изложите, я попытаюсь вас понять.
        Изабо нахмурилась.
        — Внимательно слушайте. Здесь произошли некоторые неприятные вещи. Противодействие Керу растет с каждым днем. Его противники становятся все настойчивее. Рено, нам нужно действовать. Вы меня слышите? Начать действовать как можно быстрее!
        Граф поставил бокал на пол рядом с собой. Он ухватил пальцами кончики усов и безуспешно пытался подкрутить их.
        — Моя женушка-красавица, я все устрою!

        Глава 6

1

        Валери смотрела из окна комнаты. Показались бобровая круглая шапка графа и замысловатый головной убор зеленого цвета, принадлежавший графине. Девушка вздрогнула, подумав, как ей повезло, раз не пришлось выходить на улицу в такую погоду.
        Гийометт поставила медный тазик с водой перед очагом и попыталась согреть одежду, которую должна была надеть Валери.
        — Поторопитесь, мадемуазель! Если вы продолжите стоять у окна, замерзнете!
        Валери подошла к очагу, с неохотой сбросила с себя одеяла, в которые закуталась. Служанка быстро накинула на нее шерстяную рубашку.
        — Вам следует размяться, а потом мы будем одеваться дальше. Вам не нужно было стоять у окна. Вы посинели от холода.
        Валери закрутила волосы на макушке и начала умываться холодной как лед водой. Пока она совершала свой утренний туалет, все время посвистывала. Валери радовалась тому, что рядом не было графини, которая обязательно указала бы, что дамы при дворе никогда не свистят.
        В дверь постучали. Годфруа объявил, что прибыл господин Кер.
        Валери взглянула на юношу:
        — Ты в этом уверен? Нам сообщили, что он в Париже и еще долго сюда не вернется.
        — Он здесь и просит вас спуститься к нему, мадемуазель,  — сказал паж.
        Девушка быстро оделась и через пять минут уже спускалась вниз.
        Кер расхаживал взад и вперед по длинному залу. Он на ходу читал письма, а когда заканчивал читать, клал в кожаный мешок, прикрепленный к поясу справа, и брал очередное письмо из мешка слева.
        Когда Кер увидел Валери, он остановился и улыбнулся ей доброй улыбкой. Но было видно, что мысли его заняты работой.
        — Моя малышка, вы совсем поправились. Это очень хорошо. Сегодня утром вам придется отправиться со мной по важному делу.
        Валери ответила:
        — Да, сударь.
        Она была удивлена и испугана. «Неужели меня сейчас покажут ему?»
        — Мы с вами навестим госпожу Сорель. Меня внезапно вызвал из Парижа король. Здесь меня ждала записка от леди Агнес, в которой она просит, чтобы я навестил ее и привел с собой вас, моя милая.
        Кер удивленно глядел на девушку. Это странное чувство он постоянно испытывал при встречах с нею.
        — Вы все больше напоминаете мне ее. Милая госпожа Агнес будет поражена, когда вас увидит. Это будет для нее день сюрпризов, потому что я собираюсь сказать ей кое-что, что ей не понравится. Дитя мое, мне нужно кое-что сказать и вам, но мне кажется, что мы обсудим все после посещения Агнес Сорель.
        — Что ей известно обо мне?
        — Ничего, кроме того, что я выбрал вас для исполнения нашего плана. Ей не известно, кто вы такая или что вы на нее похожи.
        Валери сильно волновалась.
        — Сударь, я уверена, что не понравлюсь ей,  — заметила девушка.
        Кер улыбнулся и ласково погладил ее по руке.
        — Ничего не бойтесь. Ваше знакомство пройдет гораздо спокойнее. Я не думаю, чтобы она разговаривала с вами. Мадам быстро слабеет, и, наверное, у нее не будет сил для разговоров. Ей хочется взглянуть на вас, вот и все. Я даже не уверен, стоит ли вам со мной идти. Но она настаивала на этом.
        — Нужно ли мне переодеваться?
        Кер взглянул на девушку и покачал головой:
        — Нет, переодеваться не стоит, но вам лучше надеть хороший плащ и какой-нибудь красивый головной убор.
        Кер невольно протянул руку к мешку с непрочитанными письмами, но вовремя остановился и снова взглянул на девушку.
        — Как странно, дитя мое, что никто из моих шпионов ничего не сообщил о вас. Обычно они ничего не упускают.
        Валери была поражена.
        — Шпионы? Я ничего не понимаю, сударь. Кер мрачно рассмеялся.
        — Неужели вы думаете, что человек может стать министром короля, обладать такой властью и не предпринимать ничего, чтобы знать о происходящем вокруг? К сожалению, необходимо действовать в соответствии с системой, которую используют все желающие занять при дворе определенное положение и умеющие влиять на ход событий. Да, я плачу своим шпионам, и их у меня много. Они умеют хорошо подслушивать, подглядывать, прекрасно умеют выведывать важные сведения и собирать воедино любые детали. Работая королевским казначеем, я имел не менее тридцати четырех че-ловек, которым я платил немалые деньги, чтобы быть в курсе разговоров и намерений двора. Мне противно прибегать к такого рода услугам, но должен удивить вас, мадемуазель: в венах некоторых из них течет лучшая кровь благородных семейств Франции!
        Валери отправилась за плащом. Кер ждал ее и продолжал расхаживать по залу. Он обдумывал информацию, которую только что сообщили ему шпионы. Керу было ясно, что успех французской армии не поставил точку на замыслах его врагов.
        При дворе шла волна слухов. Болтали, что Ферран де Кор-дюль готовил яды и прибегал к колдовству, чтобы ликвидировать всех врагов Кера, включая самого короля! Говорили даже, что де Кордюль смог сделать кое-что еще, а именно: изготовил копию печати короля, с помощью которой Жак Кер мог издавать приказы и делать заявления. О них ничего не было известно королю, он не давал своего согласия на это. Большинство распространявшихся слухов были абсурдными и глупыми, но их расплодилось так много, что они так или иначе действовали на короля.
        Кер остановился и потряс головой, как бы желая освободить ее от неприятных сведений. «Почему меня это волнует?  — спросил он себя.  — Пусть продолжают болтать! Король меня очень ценит, и на него не действуют злобные и глупые разговоры».

2

        У дома, где умирала Агнес Сорель, по колено в снегу стояли бедные крестьяне. Один из них обратился к Жаку Керу:
        — Сударь, скажите нам, как дела у этой великой дамы? Кер помогал Валери выйти из кареты.
        — Дела у нее плохи,  — ответил Кер. Крестьянин перекрестился.
        — Это очень плохо,  — пробормотал он.  — Плохо для всех французских бедняков. Она была нашим другом.
        Дом был мрачным — из темно-серого камня, его украшали лишь резные арки над входом. Часовня составляла основание низкой круглой башни с покатой крышей и небольшими, беспорядочно разбросанными крохотными оконцами.
        Когда они подошли ко входу, Валери, посмотрев на Жака Кера, взволнованно шепнула:
        — Сударь, я так боюсь, что у меня дрожат коленки. В доме их встретил слуга и прижал палец к губам:
        — Тихо, господа.
        — Мадам стало хуже?
        Слуга чуть не разрыдался и только кивнул.
        Он повел гостей к госпоже. На верху каменной лестницы Кер увидел молодую женщину. В помещении царил полумрак, и он смог различить лишь ее напряженный взгляд и нос с горбинкой. Кер решил, что женщину наняли для ухода за малышкой. Жанна де Вандом разглядывала Валери, удивленно выпучив глаза.
        «Наверное, она уловила сходство»,  — решил Кер.
        Слуга вернулся. По его лицу текли слезы.
        — Госпожа вас примет,  — сказал он, вытирая слезы рукавом.  — У нее такой слабый голос, что я с трудом разобрал слова. Сударь, ее старая собака начала выть. А это верный признак…
        Слуга повел их к двери, расположенной справа от зала. Они попали в темную комнату. Кер шел очень осторожно, вытянув перед собой руки. Воздух был настолько застоявшимся, что у него перехватило горло. При свете одной свечки, горевшей в дальнем конце комнаты, он разглядел небольшую решетку в стене.
        Из-за решетки послышался голос:
        — Жак Кер, в каком ужасном состоянии я нахожусь! Кер подошел поближе. Сердце у него колотилось, и он с трудом произносил слова:
        — Дорогая госпожа Агнес, я все время помнил о ваших страданиях.
        — Жак Кер, мне уже недолго осталось страдать. Несколько дней, а может… и часов… У меня мало времени, чтобы раскаяться и уйти с миром.
        Мадам Агнес под спину подложили подушки, она теперь полусидела и могла видеть Кера. Он не видел ее. Он мог разглядеть только очертания головы за решеткой.
        — Моя дорогая госпожа, вам не в чем раскаиваться,  — сказал Кер.  — Я надеялся, что сегодня вам станет легче. Может, вы себя плохо чувствуете, потому что лежите здесь в темноте и духоте? Вам необходим свежий воздух и свет. Мне бы хотелось широко распахнуть эти ставни!
        Агнес Сорель помолчала, а потом глубоко вздохнула.
        — Позвольте мне последнее тщеславие. Хочу, чтобы меня помнили прежней, а не такой, какой я стала теперь. Мне не хочется, чтобы меня кто-то сейчас видел. Я… так сильно изменилась! От меня остались кожа да кости. А прежде у меня была такая хорошая фигура!  — Она заговорила громче.  — Моя душа оказалась в проклятом больном теле! Оно не может быть моим! Я всегда хорошо себя чувствовала, и люди любовались мной. Моя жизнь напоминала чудный сон. Кожи моей касались шелка, и меня ласково грело солнце в саду. Все смотрели на меня и улыбались. Жак Кер, почему даже самые прекрасные сны должны кончаться подобным образом? В страдании и уродстве?
        — Вы должны верить, милая госпожа,  — серьезно заметил Кер,  — что все, кто вами восхищался и любил, всегда будут помнить вас молодой и прелестной!
        — Если бы вы увидели меня сейчас, то сразу отвели бы взгляд.
        Кер слышал, как Агнес Сорель пошевелилась, произнося эти слова. Движение было настолько легким, что ему стало ясно, как сильно она похудела. Некоторое время они молчали.
        — Друг мой Жак, вы привезли с собой девушку?
        — Да, она ожидает в холле.
        — Мне весьма любопытно увидеть ту, что может унаследовать часть мечты, в которой я жила. Она хороша собой?
        — Да, дорогая госпожа. Весьма хороша. Иначе мы не смогли бы ее предложить на ваше место.
        — Мне она известна?
        — Нет, девушка не из придворных дам. Она молода, ей около семнадцати лет.
        Агнес Сорель помолчала.
        — Она настолько молода? Неужели это было необходимо? Кер понял, что мадам была недовольна.
        — Я рада, что вы не выбрали из тех дам, кого я знаю. Мне стало легче при этой мысли.
        Кер помолчал, потом быстро заговорил:
        — Я привел сюда девушку, потому что вы просили меня это сделать. Но, госпожа моя, я решил не продолжать дальше выполнять наш план. Мне кажется, что можно обойтись без этого. Более того, если бы даже было необходимо продолжить, я все равно не желаю принимать в этом участия.  — Он приблизился к решетке, желая убедить больную женщину.  — Я стал казначеем нашего монарха по его приглашению, а не потому, что изобретал и выдумывал разные схемы и планы. На этом посту я работал честно и преданно. Если я должен бороться, чтобы остаться на своем месте, я предпочитаю делать это с помощью собственного оружия.
        — Какое оружие, господин Кер? Кер широко развел руками.
        — Я обладаю некой властью. Это что-то новое, но я верю в силу этого оружия. Госпожа Агнес, это власть денег. Я участвую во многих делах. В королевском дворе нет ни одного человека, кто не был бы у меня в долгу — и в качестве последнего средства я смогу купить их поддержку.
        Слабый голос за решеткой сказал:
        — Существуют и другие пути прекращения долга, и они состоят не в том, чтобы его заплатить. Мертвецы не смогут потребовать возврата долга.
        Где-то в глубине дома открылась, а потом быстро закрылась дверь, и Кер уловил громкий плач. Он подумал: «Если слуги плачут, когда умирает их хозяйка, значит, она хорошо к ним относилась».
        Агнес Сорель заговорила слабым голосом:
        — Мне казалось, что вас не нужно убеждать в необходимости продолжить наш план. Не очень надейтесь на силу денег. Вашим главным должником является король, и вам должны быть известны его чувства. Он ненавидит быть от кого-то зависимым тя не лто&ит возвращать долги.  — Голос у мадам изменился. Она продолжала говорить тихо, но очень взволнованно.  — Жак Кер, я умираю! Я в этом абсолютно уверена. Когда вы находитесь на краю вечности, вы все видите в ослепительном белом свете. Я все вижу очень четко! Жак Кер, Жак Кер, вы находитесь в большой опасности и должны послушать меня! Выполните все мои пожелания. Пусть вам не мешает ваша гордость.
        — Госпожа Агнес, это не гордость.
        Казалось, ей нечем было дышать, когда она заговорила снова.
        — Я хочу видеть девушку. У меня нет сил задавать ей вопросы. Пусть принесут еще свечи, чтобы я могла ее рассмотреть. С каждым часом я вижу все хуже. Я приближаюсь к тому мигу, когда… мои глаза закроются навсегда.
        — Вы уверены, что хотите увидеть девушку?
        — Да. Может, мне станет легче, если я смогу одобрить ваш выбор. Неужели я сделала так мало, что вы не желаете выполнить мою просьбу?
        Кер вернулся в холл, Валери сидела на скамье у стенки. Свеча горела так плохо, что кругом было темно.
        — Вы сейчас пойдете со мной, и не стоит волноваться. Вы ее не увидите, и вам не нужно будет говорить с ней. Весь визит продлится несколько минут.
        Девушка подошла к Керу и положила дрожащую руку ему на плечо.
        — Сударь, меня пугает это место. Оно походит на дом мертвецов.
        Кер приказал слуге принести две свечи, взял их и пошел к госпоже Агнес вместе с Валери. Он посадил ее рядом с решеткой и поставил обе свечи на стол. Девушка страшно волновалась и крепко сжала лежавшие на коленях руки. Она подняла головку вверх и даже взглянула на решетку, где находилась невидимая Агнес Сорель.
        Кер сел на кресло рядом с Валери.
        — В последнее время я видел вас очень редко и не знаю ваши последние новости,  — сказал он Валери.  — Наверное, вам пришлось прервать занятия, когда вы отправились на север?
        — Не совсем так, сударь.  — Она говорила ровным, уверенным голосом.  — Я взяла с собой несколько книг, и каждый вечер я немного читаю. Иногда мне трудно, потому что эти книги не предназначены для… начинающих, поэтому я продвигаюсь вперед очень медленно.  — Валери помолчала, а потом заговорила более оживленно.  — Кузен Рено обещал достать мне позволение смотреть книги и манускрипты библиотеки аббатства. Он рассказал, что там имеются поразительные вещи. Священное Слово и множество разных других книг и даже… — тут она начала колебаться,  — множество старых фабльо. Они хорошо написаны, и их легко читать. Мне очень хочется посмотреть все эти книги.
        — Мне ясно, что вам нравится учиться,  — сказал Кер и улыбнулся Валери.
        Из-за решетки не послышалось ни звука, но в воздухе царило напряжение. Кер пытался разговорить Валери. Он спрашивал ее об учителях и о том, что нового ей удалось узнать. Кер задавал вопросы о людях, с которыми она встречалась в течение долгого путешествия на север.
        Девушка вскоре перестала смущаться и разговаривала совершенно свободно, даже смеялась, когда рассказывала о чем-то смешном.
        Агнес Сорель постучала по решетке пальцем. Кер подошел поближе и тихо спросил:
        — Да, госпожа моя!
        — Пусть она уйдет. А с вами, господин Кер, мы должны поговорить, пока у меня еще остались силы. Я… я просто поражена! И не могу поверить тому, что видела сама. Мне кажется, что это… фантазия, что мне все привиделось!
        Кер проводил Валери в холл и вернулся. Стояла тишина. Кер решил, что госпожа Агнес находится без сознания. Но вдруг он услышал тихое рыдание.
        — Жак Кер, Жак Кер!  — всхлипывая, сказала Агнес Сорелъ.  — Что вы наделали? Она настолько напоминает меня, что на мгновение я решила, что уже умерла и вижу… собственное тело.  — Она долго молчала.  — Кто эта девушка? И где вы ее нашли?
        Кер вкратце поведал ей историю Валери. Госпожа Агнес молчала до тех пор, пока Кер не начал рассказывать о результатах расследования Прежана Кеннеди. Агнес Сорель пошевелилась.
        — Имена! Назовите мне имена действующих лиц!  — попросила она.  — Кто был ее отец?
        — Мы еще не до конца разгадали ее тайну,  — ответил Кер.
        — Как называется деревня, где ее нашли?
        — К югу от Берри.
        — Я знаю это место!  — Больная женщина громко выкрикнула эти слова, и Кер понял, что она была крайне взволнована.  — Я уверена, что такое сходство неслучайно. Жак Кер, отец девушки был моим братом. Моим любимым братом, который умер три года назад. Он рассказывал о романе с молодой женщиной из Берри и о том, как она умерла после рождения дочери. Его жена была очень ревнивой, и он не забрал к себе малышку.  — Агнес Сорель замолчала, и Кер слышал ее затрудненное дыхание.  — Я в этом не сомневаюсь! Ни капельки, Жак Кер! Мы с братом настолько походили друг на друга в молодости, что нас частенько принимали за близнецов. Поэтому нет ничего удивительного, что девушка сильно напоминает меня. Я сразу об этом подумала, как только она вошла в комнату.
        Жак Кер был полностью согласен с госпожой Агнес. Он помолчал, затем сказал:
        — Наверное, вы желаете, чтобы я продолжил поиски? Теперь все станет гораздо легче.
        — Вы можете делать что захотите, но я ни в чем больше не сомневаюсь. Я верю, Жак Кер, что Валери — дочь моего брата. Я в этом полностью уверена.
        Казалось, Кера не волновало, о чем она говорит. Он подошел к решетке вплотную и теперь смог различить лицо госпожи Агнес в полумраке.
        — Мадам, я не обладаю обширными знаниями, и конечно, я не врач, но мне кое-что известно о медицине и человеческом теле, я уверен, что мы с вами вели слишком долгий разговор. Простите и отпустите меня. Я вернусь после того, как вы отдохнете. Возможно, мы с вами встретимся еще раз сегодня. Если нет, то я подожду до завтра.
        — Нет, я хочу закончить разговор. Если вы сейчас уйдете, мы с вами больше никогда не встретимся. Жак Кер, мой милый друг, я доверяю вам мою найденную племянницу. Она милая и умная, и мне кажется, что она обладает решительным и хорошим характером. Надеюсь, что вы сможете о ней как следует позаботиться. Мое последнее земное желание состоит в том, чтобы у нее удачно сложилась жизнь и чтобы судьба была к ней добрее, чем ко мне.
        Агнес Сорель замолчала, потом продолжила, но Керу было ясно, что ей не хватает воздуха:
        — Вы должны найти… Другую девушку, которая сможет выполнить наши планы. Что касается моей племянницы, проследите, Кер… проследите, чтобы она…
        Мадам Агнес замолчала. Кер не стал ждать продолжения. Он быстро схватил свечу и пробежал через закрытую занавеской арку рядом с решеткой.

3

        В комнате было настолько темно, что сначала Кер не мог различить ничего, кроме квадратиков света, проникавших через решетку. Потом он увидел окно и начал к нему пробираться, чтобы открыть ставни. Ему с трудом удалось сделать это. Ставни, видимо, давно не трогали, и ему пришлось применить немалую силу, чтобы отодвинуть запоры. Когда наконец деревянные ставни со скрипом открылись, Кер с наслаждением наполнил легкие свежим воздухом.
        Он увидел, насколько маленькой была эта комната. Трудно было представить себе, для чего она предназначалась. За решеткой находилась кушетка, на которой лежала умирающая женщина. Рядом стоял небольшой столик с лекарствами, кувшином вина и бокалом.
        Кер взглянул на кушетку. Его сильно поразило то, что он увидел. Агнес Сорель лежала без сознания. Лицо умирающей было повернуто в его сторону. Кер заметил, как выделяются ее скулы, как впали щеки. От прежней великолепной красоты Агнес Сорель ничего не осталось.
        Кер замер и вспомнил ее слова: «Как грустно видеть, что жизнь, прожитая в красоте и великолепии, пришла к ужасному концу». Кер действительно немного разбирался в медицине. Он понимал: если они хотят, чтобы госпожа Агнес пришла в себя, следует сразу позвать врача и дать ей лекарство.
        Кер взглянул на лекарства на столе и отрицательно покачал головой. Он налил немного вина в бокал и разбавил его водой. Потом положил руку под голову госпожи Агнес, приподнял ее и попытался сделать так, чтобы она проглотила хотя бы несколько капель.
        — Возвращайтесь к нам, милая моя госпожа,  — сказал Кер: — Вам еще рано нас покидать. Вы меня слышите?
        Он настолько увлекся ее спасением, что не заметил, как за ним наблюдают. Его привел в себя недружелюбный голос:
        — Что случилось, сударь?
        Кер поднял глаза и увидел Жанну де Вандом. Она стояла в дверях и пристально смотрела на него. Кер все еще пытался напоить умирающую, но внимательно посмотрел на вошедшую женщину. Ему стало ясно, что вместе с ней в комнату вошло зло. Он вдруг понял, что эта отвратительная женщина сыграет в его судьбе важную роль.
        — Пока я разговаривал с леди Агнес, она потеряла сознание,  — объяснил Кер.  — Когда я к ней подошел, она почти не дышала. Но сейчас она приходит в себя. Видите, она уже почти нормально дышит. Мне кажется, что она сейчас придет в себя.
        — Сударь, может, мне вызвать врача?
        — Конечно, и как можно быстрее.
        Кер опустил голову госпожи Агнес на подушку и поставил бокал на столик. Он удивленно заметил, что Жанна де Вандом не двинулась с места. Она прислонилась к двери, ее серо-зеленые глаза пристально разглядывали Кера.
        — Бедной госпоже нужна помощь!  — резко сказал Кер.  — Сразу же отправляйтесь за врачом!
        Молодая женщина не двинулась с места.
        — Почему открыто окно?  — спросила она.  — Никто не должен был этого делать. Госпожа Сорель приказывала, чтобы в комнату не допускали свет.
        — Я открыл окно. Если бы я этого не сделал, ваша бедная хозяйка была бы уже мертва. Я должен поговорить об этом с ее врачом. Робер де Пуатеван сегодня здесь?
        — Да, сударь. Он получил приказ от короля оставаться здесь и помогать мадам.
        — Хорошо.
        Женщина все еще оставалась в комнате.
        — Вы нарушили слишком много правил,  — нагло заявила она,  — и я не уверена, что могу вас оставить одного с госпожой.
        — Отправляйтесь сейчас же, или я позабочусь о том, чтобы кто-то еще занял ваше место!  — резко прервал ее Кер.
        Жанна де Вандом пошла к двери. При этом она гордо откинула назад голову и так зашуршала юбками, что было ясно: она не желает покидать комнату и повиноваться Керу. Через минуту в комнату вбежал Робер де Пуатеван. Он весь кипел от возмущения.
        Агнес Сорель начала приходить в себя. Она открыла глаза и начала почти нормально дышать. Врач взглянул на нее с облегчением, потом кивнул головой в направлении окна.
        — Господин Кер! Господин Кер!  — возмутился де Пуатеван.  — Это ошибка, и очень серьезная ошибка. Мадам отдала приказ, чтобы свет и свежий воздух не допускали в дом. Что она теперь об этом скажет?
        — В этом доме воздух несет заразу,  — заявил Кер.  — Дорогой Робер, вам самому следовало подумать об этом!
        — Я уже подумал и уверен, что прав. Нельзя, чтобы в комнату шел воздух с улицы. Господин Кер, в этом воздухе может находиться зараза. Воздух охлаждает тело и снижает его способность к сопротивлению болезням. Господин Кер, воздух — это один из самых страшных врагов человека!
        Больная женщина слегка пошевелилась. Врач поспешил к кушетке и коснулся пальцем ее лба, губ и, нахмурившись, задумался.
        — Пока она не пострадала от свежего воздуха,  — заявил врач.  — Но ее следует сразу перенести в спальню. Господин Кер, должен вас предупредить, что я был против ее встречи с вами и неохотно уступил ее просьбам. Я знаю вас слишком хорошо. Вы не то лицо, что приносит успокоение. Вы ведете разговоры, что-то требуете и отдаете приказы. Вам не место в комнате больного.
        Де Пуатеван дважды громко хлопнул в ладоши. Когда появился слуга, врач приказал ему сразу же отнести кушетку в спальню госпожи.
        Кер взглянул на умирающую и поразился: черты ее лица вдруг стали более мягкими и к ней вернулась красота. Он понял, что в душе мадам Агнес царил мир, она даже слегка улыбалась.
        — Моя милая госпожа Агнес,  — тихо произнес Кер,  — вы мне больше ничего не желаете сказать? Может, вы хотите мне что-либо приказать?
        Если она его слышала, то не сделала никакого знака, а слабые глаза были прикрыты. Врач взял Кера за руку и отвел в конец комнаты.
        — Свершится чудо,  — шепнул де Пуатеван,  — настоящее чудо, господин Кер, если наша бедная мадам проживет еще ночь.
        Одну из ставен закрыло ветром, а другая хлопала по раме окна. Кер запер ставни. Несколько минут он оставался один в полной темноте, вспоминая прошлое, связанное с Агнес Со-рель. Какой она была, когда впервые появилась при дворе. Такая молодая, она искрилась жаждой жизни. Ее красота была настолько безупречной и неземной, что мужчины, впервые увидев ее, не могли промолвить ни слова.
        «Тогда я поклялся ей в преданности»,  — вспоминал Кер. Никто не мог сказать, что он хоть раз нарушил свою клятву. Он помогал ей, давал советы. Они вместе старались, чтобы Карл вел правильную политику. Это было идеальное партнерство. Они понимали друг друга с полуслова, доверяли друг другу важные тайны.
        «Никто даже не догадывался, насколько преданным было мое отношение к ней. Теперь всему приходит конец»,  — думал Кер.
        Кушетку вынесли из комнаты. Кер подождал, пока замерли шаги слуг, а потом тихо сказал врачу:
        — Мне будет тяжело жить в мире, где нет Агнес Сорель.

4

        Кер и Валери вышли на улицу, полуденное солнце осветило все вокруг. Повсюду лежал снег, только кое-где пробивались кусты и трава. Поля сверкали и переливались, словно бриллианты, под лучами солнца.
        Их встретил Никола, сообщил, что из аббатства прибыл гонец.
        — Господину Керу сразу же надо отправляться туда,  — заявил он.
        Кер приветствовал знакомого гонца.
        — Вы привезли приказ короля?
        — Да, сударь.
        Кер повернулся к Валери и подумал: «Она разволнуется, когда я скажу, что тайна ее рождения наконец разрешена!»
        Он ласково улыбнулся девушке и поднял к губам ее руку в перчатке.
        — Дитя мое, мне нужно вам сказать что-то необычайно важное. Мне сейчас нужно идти, поэтому вам придется немного подождать. Но клянусь всеми святыми, это очень хорошая новость! Ваши хорошенькие глазки будут сверкать от радости, когда я расскажу вам все, что узнал сегодня… и к какому я пришел решению!
        — Возвращайтесь быстрее, сударь!
        Кер отправился в аббатство. Его сопровождал Никола, протестовавший оттого, что Кер едет слишком быстро. По дороге Кер обдумывал свои дальнейшие действия. То, что госпожа Агнес сказала ему об отношении короля, поколебало его уверенность в его величестве.
        «Ей известна только жизнь двора,  — думал Кер.  — Поэтому она обо всем судит только по его стандартам. Ей неизвестна власть, которой обладаю я, и она не верит в то, что возможно бороться с врагами своим собственным оружием. Я пользуюсь влиянием, у меня множество полезных связей, о которых ей ничего не известно. Я умен, и у меня накоплены огромные богатства».
        Кер воскликнул вслух, испугав Никола:
        — Они поймут, что Жак Лисица может сражаться, когда придет нужное время, и станет походить на разъяренного волка или льва.

        Глава 7

1

        В тот день аббат решил обедать в трапезной, где обычно принимали пишу монахи. Согласно правилам, на нем было кольцо епископа и он сидел в центре возвышения. С двух сторон от него сидели приглашенные придворные. Аббат молча наблюдал за монахами. Сначала гости с неудовольствием хлебали жидкий супчик. Но потом их побаловали пикшей, жареной олениной и прекрасными булками с приправой из имбиря. Гости запивали еду прекрасными винами из монастырских подвалов и, казалось, все были очень довольны.
        Аббат во всем сохранял умеренность и ел то же, что и остальные монахи,  — сушеные бобы, сыр и хлеб.
        — Господа, я очень расстроен,  — сказал аббат, когда обед подошел к концу.  — Король оказал нам огромную честь тем, что приехал сюда, и этот факт будет зафиксирован в исторических записях. Все будут вспоминать об этой чести с гордостью. Но должен вам признаться, что все это подрывает дисциплину монахов.
        Один из гостей, который с явным удовольствием попивал винцо, небрежно заметил:
        — Наверное, членам монашеского ордена будет приятно снова увидеть жизнь по другую сторону монастырской стены.
        Аббат сразу решительно среагировал на нежеланную ересь. Казалось, он пытается затоптать противное насекомое каблуком сандалии.
        — Мои милые братья вступили в орден, чтобы отказаться от контактов с земной гордыней и различными грехами,  — заявил он. Его голос окреп, и он начал ораторствовать.  — Они оставили позади себя искушение жизнью и похоть плоти. Но как бы низко они ни опускали глаза, когда идут по территории аббатства, они все равно видят, что вокруг творится. Господа, я должен признать, что вы внесли в нашу скромную жизнь проявления опасных и неприятных форм внешней жизни.  — Аббат резко оттолкнул от себя чашу с вином, как будто она была воплощением того мира, которого следовало избегать.  — Взгляните на монаха в другом конце зала. Он стоит неподвижно, и руки у него скрещены на груди. Это брат Пеллион. Его застали, когда он болтал и смеялся с горничной одной из ваших дам.  — От возмущения голос у аббата стал низким.  — Эта служанка — очень нахальное создание с распутным языком, и в ее глазах можно прочитать животную похоть. Брат Пеллион стоит на этом месте уже два дня, и во все это время он не получил ни кусочка еды. Он продолжит стоять здесь и в то время, пока мы будем принимать пишу. Это наказание продлится до тех
пор, пока я не освобожу его или он сам не свалится от усталости. Господа, боюсь, что его ждет последнее.
        Один из гостей попытался протестовать:
        — Не кажется ли вам, что наказание слишком сурово по сравнению с проступком?
        Аббат проглотил корочку хлеба с таким видом, словно это была горечь.
        — Его проступок!  — воскликнул он низким голосом. Аббату очень хотелось прочитать по этому поводу лекцию, но он с трудом сдержался.  — Я ввел новые правила, и они будут действовать до тех пор, пока у нас гостит двор,  — заявил он после недолгого молчания.  — Наших братьев не за что винить. Они — бедные запутавшиеся люди. Но их следует ограждать от заражения земными грехами. Каждого брата мы посылаем к врачу, и тот пускает ему кровь. После этого у него будет возникать меньше соблазнов плоти. Монахи не могут бездельничать. Все свободное время они должны проводить в библиотеке, занимаясь чтением богоугодных книг. Раньше в течение получаса во время обеда они могли переговариваться с другими братьями. Я отменил это правило — и они станут есть молча.
        Сначала гостям было не по себе, потому что в зале стояла тишина. Члены религиозной общины молча поглощали жалкую пищу, и в комнате раздавался только скрежет ложек по мискам и шарканье сандалий монахов, разносивших пищу. Монахи выражали желания с помощью жестов. Если на двух руках большие и указательные пальцы собирались в кружок, это значило: «хочу хлеба». Если кончик указательного пальца касался первого сустава большого пальца, это означало: «передайте мне бобы». Сжатые ладони говорили о желании получить кусок сыра. В начале трапезы брат, сидевший неподалеку от возвышения, забылся и заговорил. Аббат сразу обратил на него укоризненный взор — бедняга тут же замолчал, и в воздухе раздалось эхо, как бывает, когда внезапно рвется струна музыкального инструмента. Головы монахов еще ниже склонились над тарелками, а аббат продолжал гипнотизировать провинившегося. В зале царила мертвая тишина, не было слышно и шороха сандалий по каменному полу.
        — Брат Пеллион отвечал у нас за ванную комнату,  — продолжал аббат.  — Я ждал трудностей, когда члены двора, не живущие здесь, стали обращаться к нам с просьбами принять ванну. Я приказал раздать желающим куски бумаги, где указывалось бы определенное время. Но брат Пеллион — он из города — начал вести разговоры со слугами желающих принять ванну. Это было проявлением его слабости. Слуги приходили сюда от имени своих господ и… Было ясно, что аббат хотел сказать «и дам», но эти слова застряли у него в горле.  — Мне пришлось заменить его братом Иосифом. Он стар, и у него видит только один глаз.
        В этот момент в зале появились двое королевских слуг в зеленых одеждах. На головах они несли нагруженные подносы, и все сразу отвлеклись от речи аббата. Тот резко спросил:
        — Брат Арманд, в чем дело?
        Келарь, что отвечал за еду, поспешил все ему объяснить:
        — Это пожаловали нам с королевского стола для наших братьев, святой отец.
        — Но без моего позволения ничего не должно появляться на столе.  — Святой отец так нахмурился, что перед ним побледнел бы сам король Франции.  — Что же нам прислали? Хотя, может быть, несколько поздно спрашивать об этом.
        Казалось, что келарю не очень хотелось ему отвечать.
        — Творожной запеканки,  — наконец промолвил он.
        — Творожная запеканка?! Какой смысл пускать монахам кровь, если они станут поглощать такую вкусную и питательную пищу?! Брат Арманд, это вы виноваты, потому что ничего не сказали мне об этом раньше.
        На лавках, где сидели монахи, началось оживление. Огромные куски запеканки, посыпанные корицей, исчезали в глотках монахов с такой скоростью, что вскоре на блюдах ничего не осталось.
        Монахи громко чмокали и с удовольствием облизывали губы. Было видно, что вкусная еда порадовала соскучившихся по хорошей пище людей.
        Аббат слабо улыбнулся гостям.
        — Мне следует передать благодарность его королевскому величеству. Но совесть заставляет меня сказать, что их духовное благополучие не зависит от его очень щедрых рук.
        Братец Иосиф, несмотря на преклонные годы и только один зрячий глаз, смог ухватить большой кусок угощения. Он продолжал жевать, когда был отдан приказ встать из-за стола. Поднимаясь, брат Иосиф подмигнул толстому священнику, сидевшему напротив него. Последний прекрасно понял его и пошел за братом Иосифом в конце процессии. Новый распорядитель банных процедур начал говорить, не шевеля губами. Он научился этому за многие годы монашеской практики. Говорил он очень тихо.
        — Брат Оссиприан, это будет сегодня днем. Сегодня. Вы понимаете, что от вас требуется?
        Брат Оссиприан согласно кивнул.
        Брата Иосифа такой ответ не удовлетворил, и он продолжал повторять, что должен был сделать его товарищ. Брат Оссиприан был главным плотником в монастыре и проводил много времени в темной мастерской, расположенной в подвале.
        — Ты не должен ни на секунду покидать свое рабочее место. Имеется договоренность, что король и сопровождающие его лица пройдут по винным погребам и через час окажутся в твоей мастерской. Король является весьма пунктуальным человеком, но по пути могут быть задержки. Теперь слушай меня очень внимательно. Ты оставишь приоткрытой дверь в ванную комнату и начнешь что-либо делать неподалеку от нее. Когда появится король, тебе следует три раза громко стукнуть молотком. Тебе все понятно? Запомни, брат Оссиприан: не два или четыре удара, а три! И они должны быстро следовать один за другим. Три удара, брат Оссиприан! Ты не должен ошибиться.
        — Хорошо, брат Иосиф,  — шепнул плотник.  — Три удара молотком. Три быстрых удара. Я не ошибусь.
        Во время разговора они проследовали мимо молчавшего наказанного монаха, брата Пеллиона. Не отрывая глаз от пола, новый заведующий баней рукой коснулся рясы наказанного и опустил в его боковой карман изрядный кусок сыра. Брат Пеллион, не шевеля губами, прошептал:
        — Благослови тебя Боже, старина!
        Длинная процессия разбилась на отдельные фигуры у выхода из трапезной. Братья разошлись, чтобы выполнять свои задания. Пожилые монахи направились к выходу в сад. Их никто не мог подслушать, но они были настороже.
        — Ты подашь сигнал только в том случае, если в подвал войдет король,  — продолжал шептать брат Иосиф.  — Если впереди войдет кто-то другой, не обращай на них внимания. Ты меня понимаешь?  — Через секунду он добавил: — Брат Оссиприан, нас хорошо отблагодарят.

2

        Рено де Бюрей был прекрасно осведомлен о любви короля к мельчайшим деталям различных мероприятий. Ему легко было намекнуть на то, что дела в аббатстве обстоят не очень хорошо. Честно говоря, это не входило в функции короля, потому что аббат сам должен был заниматься хозяйственными делами и следить за духовностью своих монахов.
        — Ваше величество, всем известно, что аббат все время жалуется, мол, с вами к ним пожаловало очень много народу,  — заметил де Бюрей во время короткой аудиенции у короля.  — Он не раз заявлял, что из-за этого нарушается распорядок дня. Мне кажется, ваше величество, если вы пройдете там с инспекцией, будет не трудно установить, что в аббатстве всегда царил беспорядок и это было результатом плохого управления.
        Карл сразу пришел к выводу, что ему действительно необходимо произвести инспекцию аббатства, и решил не откладывать дело в долгий ящик. Он взял с собой небольшую группу министров, чтобы проверить состояние дел в конюшне, овощехранилище, в различных кладовых, в кухнях и других местах. Он обнаружил, что граф говорил правду.
        — Мне придется побеседовать с аббатом,  — сказал король, спускаясь по каменным ступеням винного погреба.  — Конечно, мы не должны его во всем винить. Аббатство действительно не приспособлено для того, чтобы здесь находилось слишком много народу. Но надо признать, что дела ведется из рук вон плохо. Да, мне следует сразу поговорить с ним. Карл взглянул на служащего, следовавшего за ним по пятам.  — Вы обратили внимание на то, что творится в кухне? А в конюшне?! Здесь понадобятся труды настоящего Геркулеса!
        Все дружно рассмеялись. Карл был доволен собой и позволил придворным как следует похохотать.
        — Говорят, у аббата плохо ведется бухгалтерия,  — грустно покачал он головой.  — Вы обратили внимание, что вино прошлого года, выставленное для ловли мух, все еще не вылито?
        Собравшиеся медленно прошлись по винным погребам, разглядывая огромные бочки с элем и бесконечные ряды емкостей, а которых хранились хорошие вина — сантэмильон, малмслей, мускатель. Здесь царил образцовый порядок, и за это можно было похвалить аббата. Король любил хорошее вино и несколько раз довольно покачал головой.
        — Здесь все в порядке,  — заявил король,  — и я должен похвалить келаря, когда стану обсуждать положение дел с аббатом.
        Они закончили осмотр винных погребов и перешли в столярную мастерскую. Им пришлось идти очень осторожно, чтобы не наткнуться на пилы и рубанки. Здесь стоял сладкий запах стружки, а не пряный или кисловатый аромат вина. Такой запах королю не нравился. Он подозрительно принюхался и поспешил побыстрее пройти мастерскую.
        — Что расположено дальше?  — спросил Карл.
        Гийом Гуффье шел за королем. Он сверился со списком и ответил:
        — Милорд король, дальше расположены ванные помещения.
        — Ха, так мы подошли к самому сложному вопросу. Мне без конца жалуются придворные, что им приходится слишком долго ждать, чтобы подошла их очередь вымыться. Конечно, нас здесь собралось слишком много, но,  — король покачал головой,  — монахи не моются по многу недель. Мне кажется, что здесь действительно плохо ведутся дела.
        В конце мастерской находился одинокий монах. Он быстро трижды ударил по железной трубе. Казалось, что он был очень занят и даже не поднял голову, когда мимо него шествовала процессия во главе с королем.
        Ванное помещение находилось за темной аркой, где тускло светили два факела. Ванна стояла очень низко. Она была довольно большой, и в ней могли одновременно мыться три монаха. Но придворные предпочитали мыться по одиночке и не желали, чтобы их кто-то мог видеть. Поэтому плотник соорудил ширмы, которыми загораживали ванну. Кто-то мылся, когда появилась королевская процессия. Слышен был звук льющейся воды.
        — Кажется, мы не сможем ничего здесь посмотреть, потому что кому-то именно сейчас захотелось вымыться,  — сказал, нахмурившись, король.
        Нам следует только восхититься тем, насколько все продумал граф де Бюрей. Он оказался таким хитрецом! Ему следовало проследить весь поход короля по подвалу, чтобы тот очутился у ванного помещения именно в нужный момент. Он помог брату Иосифу, чтобы в это время в ванном помещении находилась только одна особа. Гийометт получила подробные указания и должна была стоять у центральной ширмы, когда открылась дверь, чтобы впустить короля и его сопровождающих.
        Все произошло строго по плану.
        Гийометт чувствовала себя Иудой, но она не устояла перед серебряными монетками, хотя до тридцати там не хватало. Она положила деньги в карман юбки, прошла мимо ширмы, задела ее и уронила. В результате Карл, король Франции, смог увидеть неожиданную и прелестную живую картину.
        Казалось, картина эта предстала перед ним из сказки профессионального сказочника.
        Валери только что вылезла из ванны, когда ширма упала. Она стояла на цыпочках, как Венера, возникшая из волн. Девушка протянула руки к полотенцу, которое держала служанка. Валери походила на богиню не только позой. Девушка дышала жаждой жизни, как будто она действительно только что возникла из морской пены. Волосы ее, чтобы они не промокли, были собраны высоко на затылке узкими синими бархатными лентами. Дивные золотые локоны выбивались то тут, то там. Стройной фигуре Валери могли позавидовать все самые известные богини.
        — Гийометт!  — Валери громко возмутилась неловкостью служанки.  — Что ты наделала?!
        — Мадемуазель! Мадемуазель, действительно, какая я неловкая!  — завопила служанка, поднимая ширму.
        Валери сначала растерялась, но потом начала очень быстро действовать. Она вырвала полотенце из рук служанки и быстро закуталась в него. Видны были только ее головка и мягкая прелестная линия плеч. Девушка быстро спряталась за ширмой, и замершие от восхищения и удивления зрители не поняли, куда же делось это очаровательное создание.
        — Гийометт,  — стонала девушка, теснее прижимая к себе полотенце и прячась в темном углу,  — какой ужас! Мне кажется, что я сейчас умру от стыда!
        — Простите, простите меня,  — рыдала служанка.
        — Почему ты так неуклюжа? Что они теперь подумают? Все об этом узнают! Гийометт, как ты думаешь, успеем мы отсюда выбраться до того, как все будут знать, кто мы такие?
        Служанка быстро накинула рубашку на плечи девушки. Казалось, своими действиями она пыталась вымолить у нее прощение за предательство.
        — Мадемуазель, мы постараемся побыстрее отсюда уйти,  — шепнула Гийометт.  — Я выйду первой, удостоверюсь, что за нами никто не подглядывает…
        — Тогда поспеши!  — сказала Валери, задыхаясь. Она протянула руки, чтобы служанка накинула на нее теплое зимнее платье.  — Гийометт, ты видела здесь много людей. Тебе удалось узнать кого-либо из них?
        Служанке пришлось признаться:
        — Мадемуазель, боюсь, что один из них был король! Карл, король Франции, пару раз споткнулся, пока вел придворных обратно — в мрак плотницкой мастерской.
        — Гуффье, нам придется отложить инспекцию ванного помещения до более подходящего времени,  — сказал он.
        — Да, сир,  — согласился Гуффье. В его голосе явно слышалась усмешка.
        — Мне сказали,  — заметил монарх,  — что там никого не будет. Так мне сообщили.  — Он помолчал, а потом продолжил, в его голосе звучало удивление: — Клянусь святыми, это просто поразительно! Я не верю собственным глазам!
        Гуффье недоуменно смотрел на короля.
        — Ваше величество, я не нахожу ничего особенного. Нам пришлось неожиданно увидеть очень хорошенькую девицу, когда она выходила из ванны. Такое случалось и раньше. Я могу вам привести примеры из истории, приличные и не очень!
        Они прошли через темное помещение столярных мастерских в длинный и холодный винный подвал. Их шаги отдавались слабым эхом. Король вдохнул пряный воздух и сказал:
        — Клянусь честью, мне не помешает глоток крепкого вина из этих подвалов. Казалось, что я увидел… — Правитель Франции помолчал и задумчиво покачал головой.  — Гуффье, клянусь, что я видел призрак из прошлого.
        — Призрак?  — Гуффье пытался все свести к шутке.  — Господин мой, эта девушка не показалась мне призраком. Это была молодая красивая женщина, она искрилась жизнью и здоровьем. Если в этих чудесных округлых и стройных ногах девушки было что-то от призрака, тогда я, ваше величество, перестаю бояться всего потустороннего.
        — Я хотел сказать,  — резко заметил король,  — что она мне напоминает кое-кого из прошлого и только поэтому показалась призраком из прежней жизни.
        На лице советника ничего не отразилось. Карл продолжал:
        — Вы хотите сказать, что не заметили никакого сходства?
        — Ваше королевское величество, да какое сходство? Кого с кем?
        Казалось, королю не хотелось дальше касаться этой темы.
        — Хорошо, Гуффье, если вы ничего не заметили, ну и ладно! Но должен повторить, что я был поражен тем, что увидел.
        Лицо Гуффье выражало смесь хитрости и злости, он усмехнулся.
        — Сир, молодая дама позволила нам любоваться своей красотой едва ли секунду. Должен признаться, что… мои глаза смотрели куда угодно, но только не на ее лицо…
        Король промолчал. Он постарался запомнить точное время, когда все произошло. Потом он может узнать у монаха, ведавшего ванной, имя красавицы, которой они так неожиданно помешали мыться.

3

        Валери поняла, что они уезжают, как только вернулась в дом,  — у очага лежало полдюжины седел. Там же, на веревке, висели теплые плащи. Девушка вопросительно взглянула на графиню, писавшую письмо за столиком.
        — Мы уезжаем, кузина?
        Графиня нахмурилась. Она весьма слабо владела грамматикой, и поэтому сочинение письма требовало от нее величайших усилий и напряжения. Валери была уверена, что графиня писала письмо д’Арлею, и подумала: «Она хочет попрощаться с Робином. Так этой Изабо и надо!»
        Валери узнала от Гийометт, что долгое отсутствие д'Арлея после прошлого визита к Изабо обсуждалось и комментировалось прислугой.
        «Он с ней расстался навсегда»,  — пришла к выводу служанка.
        Слуги радовались этому. Они хорошо относились к брату хозяина. Слуги говорили, что для него настало время пересесть в новое седло. Гийометт несколько раз повторила, что мадемуазель Валери должна выйти замуж за сира д'Арлея. Однако, если она это сделает, ей придется все время быть начеку из-за мадам Изабо.
        — Мы сегодня уезжаем?  — настойчиво переспросила Валери.
        — Да.  — Изабо посыпала письмо песком, затем свернула его.  — Как только будут готовы лошади, мы отправляемся в Париж.
        — Но кузина…
        — Но кузина,  — нетерпеливо повторила Изабо. Глаза ее метали молнии, было видно, что ее очень взволновало составление письма.  — Вы что, хотите сказать, что нам не следует отсюда уезжать? Я уверена, что вы будете счастливы. Что касается меня, я жду не дождусь, когда мы будем дома!
        — Но… — Валери чувствовала, что от нее что-то скрывают и это «что-то» было связано с ней.  — Кузина Изабо, а известно ли о нашем отъезде господину Керу?
        Графиня грозно нахмурилась.
        — Почему это мы должны консультироваться у господина Кера по поводу наших планов и передвижений?
        Валери размышляла: «Может, они решили, что я не подхожу для этой роли? А может, с поспешным отъездом связано ужасное происшествие в ванной?»
        Графиня встала. В руках она держала все то же письмо.
        — Если у вас не хватило воспитания воздержаться от вопросов, я скажу вам только одно. Ему известно, что мы уезжаем. Мы с ним обсуждали эту проблему.
        — Что случилось и из-за чего переменились наши планы?
        — Ничего не случилось. Но мы считаем, что нам лучше сразу возвращаться домой. Агнес Сорель умрет до утра, и тогда отсюда сразу уедет король.
        — Я смогу повидать господина Кера до отъезда? Графиня резко заявила:
        — Нет, кузина, вы его не увидите. Разве не понятно, что мы уезжаем, как только будут готовы лошади?
        В это мгновение в комнату вошел граф. Он был одет для путешествия и походил на медведя с красным носом. Валери с трудом удержалась от смеха. На нем было три плаща. Бобровая шапка сидела прямо на ушах, да еще была подвязана шерстяным шарфом. Граф был очень забавен во всем этом, но держался важно, даже чопорно.
        Граф покосился на девушку и взволнованно шепнул жене:
        — Она что-нибудь подозревает?
        Изабо отрицательно покачала головой, а потом возмущенно произнесла:
        — Моя кузина недовольна тем, что мы сейчас уезжаем. Она не уверена в том, что это позволил нам господин Кер.
        — Мадам, должен сказать, что в таком случае ваша маленькая кузина не права. Неужели она думает, что мы вот так внезапно сорвемся с места только под влиянием мимолетного каприза? Я бы не высунул носа из этой ужасной дыры в такую стужу, если бы у меня не было достаточных причин для этого.
        В комнату вошел Годфруа и начал собирать седла.
        — Сударь, мы можем выехать через пять минут,  — сказал паж. Граф застонал:
        — У меня уже заранее ноют все кости. Мне нужно выпить бокал подогретого вина до того, как мы начнем это ужасное путешествие!
        — Вам уже достаточно вина,  — возмутилась жена. Граф в недоумении уставился на нее.
        — Мне нужно выпить, мадам, и вы сейчас же отдадите слугам приказ!
        Изабо приказала подать графу бокал вина. Валери была поражена этой сценой и подумала: «Как это все странно. Что случилось, если у них так изменились отношения? Они же поменялись ролями!..»

        Глава 8

1

        По возвращении в Париж после смерти Агнес Сорель король остановился в резиденции Сан-Поль. Там рядом стояли три дома. Они находились у стены, отгораживающей дворец. Монарх, который постоянно боялся убийц, был не доволен таким близким соседством. Из верхних окон всех трех домов можно было заглядывать в дворцовый парк, и это тоже вызывало беспокойство у монарха. Карл давно бы приказал снести эти здания, но для этого необходимо было выплатить их владельцам круглую сумму. Вот они и оставались на месте, подобно трем репьям в хвосте вычищенного коня.
        Первый из домов когда-то принадлежал семейству достаточно знатному и богатому, но большую часть времени его использовали для коммерческих целей. В любое время дня там можно было видеть людей, которые выходили оттуда с товарами.
        Второй дом был тоже большим и красивым, но его владельцы не смогли или не захотели сдавать его внаем, а когда начала разрушаться крыша и стали разваливаться стены, просто отказались его ремонтировать. Много лет там никто не жил, и люди стали обходить его стороной, считая, что дом населяют злые духи.
        Между этими двумя большими домами находился дом поменьше и относительно новый. Он выглядел аккуратным, подобно дому горожанина в предместье. Передний каменный фронтон был чистым, медные ручки на дверях всегда были начищены. Над дверью висел кованый фонарь в виде головы грифона. Однако это здание было довольно таинственным. Казалось, дом пытается спрятаться в тени своих соседей и не желает, чтобы его замечали.
        Как-то днем в начале марта граф де Бюрей остановил своих людей на углу Ложи-де-ла-Рэн. Это было довольно далеко от вышеупомянутых домов. Он приказал, чтобы его дожидались там. Граф отправился пешком с Валери. Гийо-метт ковыляла за ними, таща тюки одежды. Был чудесный весенний день. Дружелюбное солнце сияло и освещало старый грязный город, пытаясь помочь появлению островков молодой зелени. Валери не обращала внимания на окружавшую ее красоту. Девушке не сказали, куда они направлялись, зачем. Однако она разгадала цель путешествия, потому что они двигались в район Марэ, где находились величественные дворцы.
        Возле небольшого домика никого не было, но граф не успел постучать молотком в дверь, как появились двое мужчин и встали перед ними. Они были вооружены алебардами и короткими мечами. Граф что-то тихо им сказал, дверь открылась, и они с Валери вошли в дом.
        Девушка недоверчиво огляделась, но сразу была вынуждена признать, что там было великолепно. Дом де Бюрей и место, где они жили в последнее время, не шли ни в какое сравнение с богатством и красотой этого необычного дома. На чистых стенах висели прекрасные яркие гобелены. Полы не были ни скользкими, ни влажными, их покрывали пушистые толстые ковры, которые могли позволить себе только очень богатые парижане. Девушка шагала за Рено де Бюреем, и ноги ее погружались в толстый ворс ковров. Она не очень-то разбиралась в мебели, но заметила, что предметы обстановки были подобраны со вкусом.
        Гостей приветствовала женщина со строгим голосом.
        — Господин граф, это мадемуазель де Вудрэ?
        Граф резко остановился и с удивлением взглянул на незнакомку. Она была очень высокой и тощей. Шея ее походила на лебединую своей длиной, но ни в коем случае не красотой. На маленьком личике выделялся крупный широкий нос. Ее можно было считать личностью комичной, смешной, если бы не эти сверлящие, внимательные, злые глаза.
        — Неужели такое возможно?  — шепнул граф Валери.  — Эта «красотка» может затмить всех остальных самых прекрасных женщин мира — Елену Прекрасную, Элеонору, чья привлекательность позволила ей иметь в мужьях двух королей, Флору, Элоизу?
        Конечно, графу было известно, кто такая эта женщина. Однако он никак не ожидал, что у нее такая своеобразная внешность.
        — Да, мадемуазель Генриетта,  — сказал граф и низко поклонился.  — Мне было сказано, чтобы я оставил Валери на ваше попечение.
        Тощая Генриетта поклонилась Валери.
        — Я счастлива вас приветствовать, сударыня. Мы будем выполнять каждое ваше желание, чтобы вы здесь были счастливы. Господин де Бюрей, могу я вам что-либо предложить прежде, чем вы покинете нас?
        Граф любезно отказался, сообщив, что оставил свой эскорт неподалеку и, кроме того, не желает привлекать к себе излишнего внимания. На прощание поцеловал руку Валери.
        — Все начинается, малышка,  — тихо промолвил он.  — Тебе нечего бояться. Слуги будут выполнять любое твое желание. Что касается этого горохового стручка, этого засохшего цветка, даже не знаю, что тут можно посоветовать. Я бы мог сказать, что она абсолютно безвредна, но обрати внимание на ее глаза. Лучше относись к ней как к ровне, но никогда не доверяй.
        — Я постараюсь быть очень осторожной,  — нервно шепнула девушка.
        Граф выпрямился и церемонно поклонился обеим женщинам.
        — Прощайте, кузина,  — сказал граф и удалился.
        — Может, сударыня хочет подняться в свою спальню?  — спросила мадемуазель Генриетта. Ее голова покачивалась на длинной шее.
        Валери ответила не сразу. Она опять начала раздумывать о том, был ли связан внезапный отъезд из аббатства с желанием Жака Кера? Если ему было об этом известно и он одобрял принятое решение, почему ничего ей не сообщил? Раньше она довольно часто получала от него весточки, а долгое молчание королевского казначея наводило ее на мысль, что ему ничего не известно о ее судьбе.
        Валери угнетала неопределенность. Знает ли Кер о том, что она здесь? Дал ли он на это согласие? Изабо заявила, что ему все известно, и даже передала в деталях их разговор. Валери продолжала сомневаться. Неуверенность усилилась после того, как она оказалась в этом странном, изолированном доме, расположенном неподалеку от королевского дворца.
        Высокая женщина повторила свой вопрос. Валери попыталась взять себя в руки и ответила утвердительно. Она последовала за мадемуазель Генриеттой в большую комнату. У Валери не было времени разглядывать мебель, но страх не погасил любопытства, и она решила рассмотреть все внимательно чуть позже. Среди удивительных вещей она заметила часы (Валери не раз видела настенные часы в богатых домах, но относилась к ним как к чему-то волшебному). Поверх часов находился золотой шар. Часы ритмично тикали. Она обратила внимание на подвесную койку. Такое она видела впервые. Высокое кресло, стоявшее в конце комнаты, показалось ей похожим на настоящий трон с резными подпорками и вышитыми панелями по бокам. Проходя через арку, которая вела в следующую комнату, девушка заметила гигантский буфет. Это было сооружение, поражавшее воображение своими размерами. Буфет был искусно украшен резьбой, инкрустирован золотом, серебром и эмалью.
        Мимо всех интересных вещей девушка прошла, не останавливаясь, но застыла перед дверями спальни. Там находилась кровать, с ее точки зрения похожая на трон. Над кроватью находился настоящий балдахин.
        — Эта кровать называется «Пипин Короткий»,  — пояснила мадемуазель Генриетта.
        Валери знала, что люди давали имена великих людей винным кубкам и предметам обстановки, но все равно не смогла удержаться от смеха.
        — Вам не кажется, мадемуазель Генриетта, что было бы лучше назвать эту кровать в честь великана Нимрода, он был так высок, что его голова касалась облаков?
        — Пипин был великим королем,  — строго заявила Генриетта.  — Кроме того, он был отцом Карла Великого. Если постель назвали в честь великого короля, этим предмету оказана величайшая честь!
        Валери хотелось возразить, что кровать следовало бы назвать в честь нынешнего короля Карла, так как не сомневалась, что он на ней спал. Девушка еще более уверилась в этом, когда Гийометт раздела ее, укрыла одеялом и оставила одну. Валери оказалась на безбрежном пространстве, которое явно не предназначалось для одного человека.
        Валери никак не могла заснуть. Занавеси были задернуты, и девушке казалось, что она смотрит в длинный туннель переливающегося материала. Свет шел от фонарика, укрепленного где-то наверху. Свеча в нем была маленькой и мерцающей, поэтому создавалось впечатление, что складки тяжелого материала шевелятся. Ей захотелось соскочить с этой огромной кровати и поискать убежища там, где не было этих противных мельканий. Но вскоре все видения прекратились, веки Валери стали тяжелыми и сами закрылись. Она заснула.

2

        На следующий день Валери почти не разговаривала за столом. Мадемуазель Генриетта, напротив, говорила не закрывая рта. Она съела немного вареного чернослива и римский салат. Тема беседы-монолога была одна — роль женщины в войне. Мадемуазель Генриетта разглагольствовала о сестрах милосердия, которые, несмотря на опасность, выносили раненых солдат с поля боя. Такое могли делать только женщины, но разве мужчины это оценили! Кроме того, мадемуазель напомнила, что Франция в долгу перед Жанной Д 'Арк.
        — Все должны извлечь из этого урок,  — заключила она.  — Мужчины делают вид, что ничего не понимают, но женщины обязаны помнить, что мужчины ничем не лучше их. Пусть мужчины тешат себя надеждой, что они нас превосходят.
        Когда завтрак был завершен, мадемуазель Генриетта встала из-за стола, поклонилась Валери и сказала:
        — Сударыня, у меня есть к вам одна просьба — пусть для меня всегда будет местечко среди ваших слуг.
        Девушка осталась одна и направилась в маленькую комнатку в конце дома, где вчера увидела книги и манускрипты. Она взяла книгу с прекрасными иллюстрациями, но читать не смогла. У нее не получалось сосредоточиться. Валери сильно расстроили слова мадемуазель Генриетты.
        «Эта женщина,  — подумала она,  — знает слишком много. Конечно, она догадывается, почему у меня появился собственный дом. Да, ей известно, почему я здесь и я уверена, что она меня презирает».
        Мадемуазель Генриетта весьма ласково разговаривала с Валери, но в ее глазах улавливалась насмешка.
        «Если я добьюсь успеха,  — продолжала размышлять Валери,  — все придворные дамы станут меня ненавидеть и начтут плести против меня заговоры и даже, наверное, станут завидовать. Если же я провалюсь, все начнут надо мной смеяться, и та же самая участь постигнет господина Кера».
        Вдруг Валери решила, что ее непременно ждет провал, что их затея была обречена с самого начала. Она подумала, что ей лучше всего сразу покинуть этот дом и убежать как можно дальше, чтобы никто и никогда не смог ее найти. Но способна ли она на такой отчаянный шаг?
        Вскоре к Валери зашла взволнованная Гийометт и шепнула:
        — Мадемуазель! Мы оказались пленниками!
        — Нет, Гийометт, тебе это лишь почудилось.
        — Госпожа, я ничего не придумала. Несколько минут назад я решила подышать свежим воздухом. Но как только я высунулась за дверь — а в доме есть только одна входная дверь, потому что дом плотно прилегает к дворцовой стене, там появился один из стражников, мы видели их вчера. Он мрачно усмехнулся. «Красавица, куда это ты направилась?» — спрашивает. Я ответила, что его это не касается, а он еще шире улыбнулся и сказал: «Тебе не удастся отсюда уйти, то же самое касается твоей госпожи». Я ему пригрозила расцарапать всю его противную рожу, на что он ответил: «Это приказ, моя красавица-старушка!» И тогда я отправилась к мадемуазель. Кстати, вам известно, как ее называют слуги? «Вот идет старый наглый нос, а задница не поспевает за ним!» Она мне сказала то же самое, а именно, что я не должна пытаться выйти из дома и чтобы я прекратила проявлять любопытство. При этом она качала своей уродливой головой.
        Прежде Валери говорили, что ей не о чем волноваться, что она вольна делать что хочет. Ее обманули, она оказалась в положении пленницы. Теперь, как никогда прежде, ей хотелось быть свободной. Чего бы ей это ни стоило, но она должна выбраться отсюда.
        Сзади послышался шум, девушка вздрогнула. Она была одна в комнате, ей стало страшно. «Кто это может быть?  — думала Валери.  — Это — задняя стена, которая, если Гийометт права, выходит прямо к дверцу Сан-Поль». Звук повторился. Девушка вскочила и в ужасе смотрела на заднюю стену — одна из ее секций повернулась. Валери казалось, что эта облицованная панелью из темного дуба стена была капитальной. В комнату вошел мужчина и закрыл за собой дверцу. Панель встала на место.
        Вошедший поклонился девушке и улыбнулся. Казалось, он был несколько смущен ее присутствием. Мужчина был среднего роста, на нем был красивый длинный плащ из зеленого бархата. Лицо его нельзя было назвать красивым, но оно казалось привлекательным, несмотря на длинный нос и тяжелые веки. Шею его трижды обвивала золотая цепь, он нервно теребил ее правой рукой.
        — Должен просить у вас прощения за то, что появился так неожиданно и… таинственно, дитя мое.  — Мужчина снова улыбнулся и спросил Валери: — Вам известно, кто я такой?
        Валери опустилась на колени. Не поднимая глаз, она ответила:
        — Да, ваше величество.
        — Встаньте,  — сказал король, протягивая ей руку и помогая подняться.  — Не стоит вам ничего бояться. Сегодня я пришел не как король Франции, а как человек, который вас видел однажды и весьма вами заинтересовался.
        Валери расхрабрилась, подняла голову и взглянула ему в глаза, но тут же снова их опустила. То, что король смутился при встрече с Валери, говорило о его человечности. Но он был самым сильным и богатым монархом в мире — и Валери не могла найти сил, чтобы собраться и подать себя достойно.
        — Как поразительно!  — Король не сводил с нее взгляда. Валери видела, что он по-настоящему поражен и взволнован.  — Прошу вас, мадемуазель, посмотрите мне прямо в глаза.  — Валери повиновалась. Король продолжал ее разглядывать.  — Просто потрясающе! Мадемуазель, повернитесь, прошу вас, в профиль!
        Валери повернула голову и довольно долго оставалась в таком положении. Она слышала, как король прерывисто вздохнул.
        — Так сходство проявляется еще сильнее. А теперь, милое дитя, не можете ли вы слегка приподнять головку?
        Девушка не успела ему повиноваться. Король обхватил ее за плечи и притянул к себе. Они смотрели друг на друга. Валери чувствовала, как слегка дрожат руки короля.
        — Вы не можете закрыть глаза, чтобы ресницы коснулись ваших щечек? А теперь попробуйте улыбнуться. Благодарю вас, все так и есть. Нет, я все еще не могу этому поверить! Это поразительное чудо!
        Он откинул плащ. Под ним был камзол из бархата цвета сливы с горностаевой отделкой на шее и на рукавах. С тех пор как Валери начала вести новую жизнь, ей пришлось видеть немало роскошных нарядов, но она никогда прежде не встречала ничего подобного. От шеи до талии камзол украшала шелковая ярко-оранжевая вставка, вышитая золотой нитью. Рисунок состоял из роз, в середине которых находились ромбы. На золотой цепи висел сапфир, в пряжке пояса сверкали драгоценные камни.
        Король жестом показал, чтобы девушка села. Он придвинул к себе кресло и поставил его прямо перед Валери.
        — Я вас видел неделю назад,  — сказал он, наклоняясь вперед и не сводя с нее глаз.  — Это было, когда на улицах праздновали нашу победу. Я вышел на улицу вопреки советам моих офицеров. Я надел домино и отправился посмотреть, как народ веселится. Мне очень повезло: я увидел вас, милое дитя. Вы сидели на коне вместе с графом де Бюреем и наблюдали за процессией. Я стоял на расстоянии шести футов от вас, но вы меня не видели. Я долго наблюдал за вами и видел все, что случилось. Я слышал все, о чем вы говорили. Я начал волноваться, когда один из людей в маске остановился и пощекотал вам щечку перьями, укрепленными на конце палочки. Валери кивнула и улыбнулась.
        — Это был высокий мужчина, одетый в костюм клоуна.  — Он вам сказал: «Я принц глупцов, монарх болванов и начальник олухов», а вы ему ответили: «Вам не стоит претендовать на первенство. Тут у вас будет слишком много соперников». А потом вы так весело расхохотались. У вас прелестный смех. Я был очарован им. Пока я стоял, слушал вас и наблюдал за вами, я понял, что… начинаю в вас влюбляться.
        Валери сразу растерялась.
        — Сир, я поражена и не знаю, что вам сказать! Король взял ее руки в свои.
        — Я должен вам признаться. Все случилось не так уж неожиданно. Я оказался на месте, где мог вас видеть совсем не случайно. Все было подготовлено заранее. Я вас видел до этого и просил графа устроить все так, чтобы я смог еще раз полюбоваться вами. Моя милая Валери, все было тщательно спланировано. А сейчас я очень счастлив… Да, я очень счастлив, что приложил к нашей встрече столько усилий.
        Смущение Карла полностью исчезло. Он абсолютно владел ситуацией. У короля сверкали глаза, когда он обнял Валери.
        — Я кое-что придумал. Вот что. Этот дом со всеми удобствами, со слугами, которые станут вам верно прислуживать, и с караульными, которые будут вас охранять, ваш. Я хотел бы вас здесь часто навещать. Я желаю, чтобы вы были рядом со мной.
        Валери смущалась все больше и больше. Не поднимая глаз, она ответила:
        — Все будет так, как пожелает мой господин.
        — Нет, нет! Этого мне недостаточно. Я желаю выполнять только ваши желания и стану сюда приходить только тогда, когда вы сами захотите меня видеть!
        Король помолчал, затем засыпал Валери вопросами. Была ли она влюблена в кого-нибудь? Готова ли она отказаться от прежней жизни и знакомств, словно их вообще не было? Готова ли она полностью отдать себя в его руки? Любит ли она детей? Желает ли она иметь детей?
        Казалось, что ее ответы понравились королю. Особенно речь, приготовленная Изабо.
        — Вы оказываете мне слишком большую честь, ваше величество, и можете дать мне больше счастья, чем я надеялась.
        Король импульсивно поцеловал руки девушки.
        — О, дитя мое, моя прелестная Валери!  — воскликнул он.  — Ваше сходство все еще продолжает меня поражать. Но дело не кончается только внешним сходством! Как чудесно, что вы обладаете этим наследством красоты, грации и милым характером! И вы все это сумели сохранить до сих пор!
        Через секунду король отпустил ее руки и откинулся в кресле.
        — Теперь давайте поговорим. Мы должны лучше познакомиться друг с другом. Вам обо мне ничего не известно, кроме того, что я — король Франции. Я ничего не знаю о вас, кроме того, что вы мне удивительно напоминаете одну из самых чудесных женщин и что мне в вас все приятно. Я старался выбрать для вас самую красивую мебель и желал сделать это маленькое гнездышко милым и приятным местом обитания для вас. Здесь все из королевских дворцов или поместий, принадлежащих нам. Буфетом пользовался англичанин.  — Наверное, он имел в виду Генриха V, когда тот был в Париже.  — Это единственный такой предмет во Франции и, наверное, чем-то напоминает его прежнего владельца. На этой постели я часто спал.
        Он сделал паузу, чтобы девушка поняла значение его последних слов: он и в дальнейшем собирается спать там.
        — Вам нравится подобранная мною обстановка?
        — Сир, здесь все так прекрасно! Мне хотелось бы найти нужные слова, чтобы выразить, как я польщена.
        Король жестом показал, что ей не стоит его благодарить, и продолжал:
        — Граф рассказывал мне, что вы прекрасно можете имитировать других людей. Покажите мне, что вы умеете делать. Было бы забавно таким образом продвинуться дальше… в нашем знакомстве.
        — Но, ваше величество… — Валери не хотелось этого делать. Она боялась, что это покажется ему лишь жалким зрелищем.  — Вам будет совсем не интересно. Я показывала только слуг моей кузины и некоторых простых людей, с которыми мне приходилось раньше сталкиваться. Я уверена, сир, они вам будут неинтересны.
        Король улыбнулся.
        — А как насчет нашего преданного слуги — графа де Бюрея?
        Валери сомневалась. Улыбнувшись, она сказала:
        — Граф? Ну, может быть… Его изображать не сложно, потому что ему присущи некоторые особенности. Вы их сами видели, ваше величество. Но можно ли смеяться над ним подобным образом?
        Король повернул кресло, чтобы все хорошенько рассмотреть.
        — С этого момента, моя прелестница, желания вашего короля будут значить для вас больше, чем чувства Рено де Бюрея. Но я могу вам поклясться хранить тайну, и он никогда не узнает, что вы его копировали, дабы повеселить Карла Французского.
        Валери отошла в другой конец комнаты, постояла некоторое время, повернувшись спиной к Карлу. Потом резко повернулась к нему. У нее настолько переменилась внешность, что король удивленно промолвил:
        — Клянусь святым Мартином, вы действительно похожи на графа!
        Девушка втянула щеки, лицо ее стало длинным и худым. Девушка заковыляла по комнате и близоруко щурилась на окружавшие ее предметы. Походку графа она копировала в совершенстве. Казалось, что у нее болели и плохо сгибались суставы, она аккуратно и медленно ступала по полу.
        Когда Валери заговорила, король поразился еще больше. Это был голос Рено де Бюрея.
        — Сегодня мои кости терзает сам дьявол.  — Валери шепелявила и проглатывала отдельные слоги.  — Мне кажется, что мою плоть мучают за каждый самый крохотный глоток вина, который я сделал в своей жизни…
        Карл в смехе откинул голову назад.
        — Если вспомнить все его прегрешения, граф будет испытывать страдания целую вечность,  — заметил Карл, громко хохоча.
        Валери не останавливалась и продолжала имитировать Рено де Бюрея, припомнив все, что он говорил. Она изобразила его встречу с мадемуазель Генриеттой, и король засмеялся еще громче.
        Потом девушка взяла в руки маленький кошелек, прикрепленный к поясу, и потрясла его.
        — Это самый прекрасный звук, который может слышать человеческое существо. Не напоминайте мне о щебетанье птиц в густых кустах, или пены небесного хора, или звуке трубы, ведущей войска в атаку. Клянусь всеми святыми, ничто не может сравниться со звоном, шумом, звяканьем золотых монет в кармане, который многие годы оставался пустым!
        Король поднялся и подошел к Валери. Он схватил ее за плечи и слегка потряс.
        — Вы умненькая маленькая хитрюшка, и я вас люблю за это! Как мне будет приятно и интересно, когда вы будете показывать мне моих министров и других людей из моего окружения! Конечно, придется подождать, когда вы их увидите и познакомитесь с ними поближе. Дорогое дитя, мне следует предоставить вам этот шанс как можно быстрее.
        Девушка расслабилась и пригладила волосы. Король, довольный, кивнул головой, но не отпускал ее из объятий.
        — Даже в то время, когда я так сильно хохотал, мне вас не хватало,  — шепнул он.  — Теперь вы снова со мной — этот образ, который я так люблю! Позвольте мне еще раз взглянуть на вас, пока я не ушел.
        Он сжал Валери в объятиях еще крепче и начал жадно целовать губы, глаза, уши, щеки, лоб…
        — Малышка, я вскоре сюда вернусь!  — воскликнул Карл.  — Я уверен, что буду очень сильно вас любить!

        Глава 9

1

        После неудобств аббатства придворные Карла блаженствовали в роскоши Сан-Поля. Огромный просторный дворец мог легко уместить всех придворных и их слуг. Даже Жак Кер, которому отвели жилье после остальных министров, получил приличные апартаменты.
        Он приказал, чтобы в комнате постоянно горели свечи.
        Кер закончил работу, когда услышал звяканье шпор в приемной. Никола просунул голову в кабинет и объявил:
        — Мой господин, к вам пожаловал Дюнуа. Командующий французскими армиями вошел в комнату, улыбаясь и кивая единственному королевскому министру, которого он уважал.
        — Кер,  — сказал он, усаживаясь на стул,  — я пришел, чтобы предупредить вас.
        Кер вздохнул. Вокруг носились разные неприятные слухи. Многие постоянно его о чем-то предупреждали. Керу не были нужны эти дружеские советы, потому что он все понимал сам. Керу уже давно стало ясно, что отношение короля к нему резко изменилось.
        — Что же вы слышали, Дюнуа?
        — Я только что от короля.  — Генерал говорил таким тоном, что было ясно, насколько ему неприятно появляться при дворе и общаться с придворными.  — Теперь, когда нам удалось так легко завоевать Нормандию, король желает быстро выступить против англичан на западе и на юге. Вам что-нибудь об этом известно?
        — Нет.
        Кер чуть не подавился этим словом. Он не мог себе представить, что король примет подобное решение, не побеседовав с ним. Ведь именно по его совету они нарушили перемирие с англичанами и вернули Франции Нормандию. Он финансировал всю военную кампанию. Кер вдруг понял, что его положение более шаткое, чем он представлял себе. Если Карл смог так далеко зайти, он может двинуться куда дальше.
        — Я знал, что этот вопрос будут вскоре решать,  — заявил Кер после некоторого молчания.  — После вас, Дюнуа, только я вправе рассчитывать на доверие его величества и давать ему советы в разработке военных планов. Должен признаться, что мне очень обидно такое отношение Карла Французского, и я считаю его несправедливым.  — Кер с трудом посмотрел в лицо командующему армией.  — Наверное, королям не свойственно чувство благодарности?
        Дюнуа развел руками.
        — Быть королем — самое трудное ремесло на свете,  — сказал он.  — Быть королем Франции еще труднее. Вокруг вас находятся жестокие, эгоистичные люди, которые сделают все, что угодно, лишь бы быть обласканными королем и получить какие-либо блага и преимущества. Они готовы пожертвовать и королем, и троном, и отечеством для достижения собственных целей. Король, которому светит удача, должен быть более жестким и эгоистичным, чем его придворные. Вспомните беднягу Генриха Шестого Английского — милый, добрый и преданный человек. Его страна ввязалась в гражданскую войну, и он теряет все свои доминионы во Франции. Он просто неудачник! Мне кажется, что мы могли бы спасти Орлеанскую Деву, если бы расстались со всеми требованиями стратегии и отправились просто ее спасать. Мы пытаемся идти разумным путем. Ну, если желаете, это можно назвать более жестким курсом — вот почему мы оставили Деву умирать.  — Дюнуа вздохнул.  — Я — закаленный солдат и видел, как люди погибали тысячами… Кер, должен признаться, что окружение короля оказалось для меня слишком крепким орешком.
        Кер помолчал, а потом спросил:
        — Что вам стало известно?
        — Шло обсуждение денежных средств. Король в панике от того, как много будет стоить изгнание англичан из Бордо и возврат вам долга за Нормандию. Конечно, никто конкретно ничего не говорил, но в воздухе витала идея, что расходы на западную кампанию можно выдержать, если найти возможность не возвращать вам долги!
        — Если я к нему отправлюсь и прямо скажу: «Сир, считайте, что все долги выплачены!» — что тогда?
        — Боюсь,  — сказал Дюнуа,  — что гордость нашего короля — это весьма непростая штука. Ему не захочется быть в постоянной зависимости от вас. У вас ведь сильно укрепится положение. Мне кажется, что ему не понравится, если заслуга в возвращении Нормандии будет всецело принадлежать вам. Король предпочтет погасить долги другим способом.
        Кер рассеянно смотрел в окно. На улице ничего нельзя было разглядеть — начинало темнеть, а комната находилась на одном из верхних этажей.
        Кер попытался сосредоточиться.
        — Война стоила нам вдвое больше того, на что мы первоначально рассчитывали,  — наконец заговорил Кер.  — Мне пришлось неоднократно обращаться к ростовщикам. Я оставил им в качестве залога мои поместья и даже некоторое количество товаров из моих лавок. Я смогу пережить потерю первоначальной суммы, но если станет известно, что я не могу выплатить свой долг, ломбардские купцы сразу воспользуются этим. Они заберут у меня все! Они даже могут надеть на меня зеленую шапку банкрота!
        — Если бы я не знал, что вы такой же упорный боец, как они,  — заметил Дюнуа,  — я бы боялся за вас.
        Кер с трудом улыбнулся.
        — Да, я боец. И могу быть таким же упорным, как они. Дюнуа, между мной и ими есть одна, но очень значительная разница — я не такой эгоистичный. Я всегда использовал деньги в целях, полезных для страны.  — Он замолчал и о чем-то долго думал.  — Ваше сообщение соотносится с тем, что мне пришлось выслушать за последние две недели. Надвигается кризис. Дружище, я не в силах выразить вам свою благодарность!
        Старый вояка поднялся, его рука коснулась украшенного драгоценными камнями эфеса сабли.
        — Жак Кер, вы мне подарили эту саблю,  — сказал он.  — И весь Руан всполошился, когда я скакал на коне с этой саблей. Конечно, вы обладаете способностью добывать деньги, но я буду очень расстроен, если в случае нужды вы не обратитесь ко мне.
        Когда Дюнуа ушел, в комнате воцарилась мертвая тишина. Пара свечей не могла развеять темноту вокруг. Они почти догорели, когда ворчун Никола вошел в комнату.
        — Уже поздно, мастер,  — сказал он.  — Здесь господин д 'Антенн, но я могу сказать, что вы его не примете.
        Кер выпрямился и резко сказал:
        — Пусть он войдет.
        — Но, сударь,  — начал было протестовать слуга,  — его сообщение вполне может подождать до завтра.
        Кер приподнялся в кресле и руками крепко сжал край стола. Он никогда не был так зол на Никола:
        — Я тебе сказал: пусть он войдет!
        Никола ничего не оставалось, как покориться. Он быстро исчез, и через мгновение д'Антенн появился в дверях.
        Кер был очень взволнован и не мог, как обычно, вежливо приветствовать придворного. Он равнодушно спросил:
        — Что на этот раз?
        — Как обычно, я терпеливо процеживал море информации, и мне удалось выловить там жемчужину,  — ответил д'Антенн.  — Господин Кер, вас весьма заинтересует моя находка. Это связано с… — несмотря на легкомысленный тон, он внимательно следил за Кером,  — с новой… любовницей короля.
        — Двор кипит от слухов об изменчивом вкусе его королевского величества,  — заметил Кер. Он отвернулся от информатора и снова подошел к окну.  — Дружище, вам следует приносить мне что-либо более весомое, если вы хотите чем-то заинтересовать меня.
        — Но это не слухи, а свершившийся факт. Король влюбился. И, как говорят, он безумно влюблен! Кто такая эта дама и откуда она, до сих пор неизвестно. Король настолько ею увлечен, что даже враги Жака Кера не всегда могут до него достучаться.  — При этих словах д 'Антенн злорадно усмехнулся.  — Это может служить доказательством его сильного интереса. Вы хотите еще что-либо услышать?
        — Да.
        Информатор закинул ногу на ногу, демонстрируя элегантные лосины. У него был красивый наряд из небесно-голубого бархата с белой отделкой, и Кер уловил сверканье дорогого кольца на его пальце. Казначей обратил внимание на эти признаки процветания и подумал: «Этот мерзкий доносчик действительно начинает богатеть».
        — Король видел вышеупомянутую даму три раза и разговаривал с ней только один раз. Но он был ею сразу покорен и очарован. Эта дама уже живет в приличном доме со слугами. Говорят, что он приказал удалить букву «С» с серебра, которое он дарил леди Агнес, чтобы его можно было дарить во второй раз. Самое интересное в этой даме то, что она поразительно напоминает леди Агнес, как будто они были сестрами.
        Кер умел держать себя в руках и никак не выдал своих чувств. Он молчал несколько минут, пока информатор рассказывал. Кер испытал даже некоторый испуг, но лицо его оставалось спокойным.
        — Где вы услышали эту историю?
        — Я предпочитаю не сообщать вам имя лица, рассказавшего мне об этом. Я просто не посмею это сделать.
        — Вам неизвестно, многие ли уже знают об этом? Д'Антенн энергично покачал головой.
        — Все, кому об этом известно, предпочитают молчать. Мне кажется, об этом знают не более трех человек.
        — Почему вы так уверены, что это правда?
        Информатор плавно повел рукой, но ничего не сказал.
        — Где этот дом?  — спросил его Кер.
        — Если бы мне это было известно, я бы мог стать богатым человеком.
        — Вы можете доказать, что это все правда, и найти дом? Д 'Антенн задумался.
        — Не уверен. Это очень трудно, и мне придется кое-кого подмазать… Серебром, золотом. На это понадобится много денег.
        Кер назвал сумму. Информатор сразу зарделся и твердо ответил:
        — Я выполню ваше поручение, даже если мне придется перерезать пару глоток и доставить интимное удовольствие жирной жене кого-нибудь из придворных.
        — Мне нужны сведения уже сегодня. Пусть даже очень поздно.
        Д'Антенн задумался, но утвердительно кивнул:
        — Если я смогу что-либо разузнать, информация будет у вас через несколько часов.

2

        Жак Кер отправился в апартаменты короля. Ему пришлось миновать одни ворота, затем другие, третьи… Он прошел через множество дверей, лестниц, темных переходов. Замок Сан-Поль походил на город за крепкими стенами.
        Пока он шел, ему встречались разные люди. Многие из них были ему знакомы, но впервые после того, как король назначил его министром, люди не спешили с приветствиями. Мужчины и женщины отворачивались при его приближении, или просто быстро кивали, или неохотно говорили пару слов. Даже слуги и караульные, которыми кишел дворец, почувствовали, что фортуна ему изменила, и нахально на него пялились. Это были явные признаки приближения полного краха. Жак Кер правильно все понял, но он не был готов к тому, что случилось.
        За дверями располагалась королевская приемная. Перед ними стоял капитан-гвардеец. Он сказал Керу, и в его голосе чувствовалось сожаление:
        — Сударь, у меня приказ не пропускать вас.
        Кер был в шоке и не мог вымолвить ни слова. Он не ожидал публичного и намеренного оскорбления. Он даже не мог себе представить, что ему не будет дана возможность обсудить положение вещей с королем. Он взглянул в лицо капитану, размышляя о том, что, возможно, это заговор его врагов. ,  — Вам это приказал сам король?
        — Да сударь.
        Капитан быстро оглянулся. Он видел, что их никто не подслушивает, и добавил шепотом:
        — Народ Франции всегда будет помнить, что вы, господин Кер, наконец завоевали для него мир.
        — Очень жаль, что глас народа не слышен в официальных кабинетах.  — Кер развернулся.  — Наверное, мы видим друг друга в последний раз. Прощайте, капитан, и спасибо вам за доброту, с которой вы выполнили ваш приказ.
        Кер шел обратно опустив голову. Он глубоко задумался, и поэтому те, кто его встречал, могли, не смущаясь, просто пройти мимо. Кер больше ни в чем не сомневался. Он хорошо осознавал, что могло подарить ему будущее. Карл закрыл перед ним не только двери, но и свое расположение. Как намекал ему Дюнуа, король постарается не выплатить ему долги и не захочет, чтобы Кер преподнес ему такой подарок.
        Он почти миновал коридор — наиболее темный из всех остальных,  — когда услышал женский голос, позвавший его. Кер оглянулся. Женщина стояла в густой тени алькова. Она приложила палец к губам и позвала его рукой за собой.
        — Сударь, мне нужно кое-что вам сказать,  — шепнула женщина.  — Это весточка от господина д'Антенна.
        — Он не теряет времени, если только ваша весточка связана с тем, о чем я думаю,  — заметил Кер.
        Перед ним стояла молодая женщина, смуглая, небольшого роста, весьма привлекательная. Кер не признал в ней придворную даму, но было ясно, что она не служанка.
        — Это записка,  — шепнула женщина.  — Но я не могу вам ее отдать, пока вы мне не передадите деньги.
        — Но, дорогая леди, я не ношу с собой столько денег,  — начал протестовать Кер.
        Женщина заволновалась.
        — Он сказал, это очень важно. Господин д 'Антенн узнал все, что вам было нужно. Сударь, мне неизвестно, что написано в записке, но там содержатся настолько важные сведения, что он не посмел передать вам эту записку сам.
        Кер искал деньги в кошельке, который находился у него под плащом. Ему нравились драгоценные камни без оправы, и он всегда носил с собой несколько своих самых любимых. Кер протянул женщине ладонь, на которой лежал крупный изумруд.
        — Он стоит гораздо больше той суммы, на которую согласился господин д'Антенн,  — сказал Кер.  — Если вы разбираетесь в драгоценностях, то без споров возьмете этот камень.
        — Мне мало что известно о драгоценных камнях. Молодой женщине было трудно прийти к решению. Она взглянула на изумруд, а потом в лицо Керу.
        — Я… я даже не знаю, что делать. Мне камень кажется красивым, но неизвестна его стоимость. У меня никогда не было таких дорогих украшений.
        — Поверьте, что я не собираюсь вас обманывать. Уверяю вас, моя милочка, вы должны спокойно взять этот камень.
        Женщина ответила Керу решительным тоном:
        — Давайте мне камень, господин Кер.
        Она достала небольшой клочок бумаги, свернутый и запечатанный.
        Обмен состоялся.
        Кер не удержался и задал женщине вопрос:
        — Как случилось, что вы помогаете д 'Антенну? Женщина, как бы защищаясь, ответила:
        — Господин д 'Антенн и я — друзья!
        — Нет, моя дорогая,  — Кер покачал головой.  — Никакая привлекательная женщина не может быть другом д 'Антенна.
        Женщина сердито посмотрела на Кера, а потом горько рассмеялась.
        — Вы правы, сударь. У нас была дружба, но она долго не продлилась. Я — его любовница, и у него есть еще немало женщин, кроме меня. Мне об этом известно, но я его слишком люблю и пытаюсь… забыть.  — Голос у нее стал неприятным.  — Вы еще что-либо желаете узнать?
        Кер сочувственно смотрел на нее, понимая, что связь с д 'Антенном, кроме горя и боли, ей ничего не принесет.
        Кер сломал печать и убедился, что в записке действительно содержится нужная ему информация.
        — Я доволен,  — сказал он.  — Так же доволен, как будет доволен ваш любовник, когда увидит камень.  — Он добавил ласковым тоном: — Мне очень жаль вас, дитя мое.
        Разговор велся тихо, но при последних словах Кера девушка громко захохотала,
        — Вы меня жалеете? Тогда мы квиты. Господин Кер, а мне очень жаль вас!
        Переговоры с посланницей д 'Антенна продолжались всего несколько минут, но Кер смог отвлечься от ожидавших его новых неприятностей.
        У входа в апартаменты королевского казначея стоял Никола, нагруженный наспех собранными вещами Кера. За спиной слуги, опираясь на дверь, стоял королевский караульный с пикой в руках.
        Кер понял, что это значит, и задал Никола только один вопрос;
        — Когда это случилось?
        — Господин мой, спустя несколько минут после вашего ухода. В доме находятся трое служащих. Они роются в ваших бумагах. Они все побросали на пол и начали ругаться друг с другом. Среди них милорд Гуффье.
        — Этого следовало ожидать.  — Кер грустно рассмеялся.  — Неужели они считают меня таким глупым, что надеются найти что-то интересное? Они могут найти только обычные счета.
        — Господин Кер, они опечатали окна.
        — Они совершают страшную ошибку, и никакие печати им не помогут. В историю это деяние войдет как величайшая несправедливость нашего времени.
        Кер чувствовал только грусть и обиду, но не злость. Перед его глазами встало прошлое. Он вспомнил свою первую лавку в Бурже, первые путешествия на Восток и многие начинания, которые привели его к успеху. Его больше не волновало то, что он стал самым богатым человеком в мире и заплатил за войну из собственного кармана. Кер все еще надеялся, что самое страшное можно предупредить.
        — Если они разрушат созданную мною систему,  — вслух сказал он,  — люди быстро забудут то, чему я их учил.
        Он немного пришел в себя и сказал Никола:
        — После двенадцати лет беззаветного служения королю я пришел к такому горькому концу.
        Никола обладал критическим умом и был остер на язык, но и он не нашел что ответить. Лишь покачал головой в знак согласия.
        Кер повернулся к караульному, наблюдавшему за ним с нескрываемым любопытством.
        — Откуда ты, дружище?
        — Из ваших мест, сударь. Из Берри.
        — Неужели люди в Берри поверят тому, что Жак Кер заслужил подобное к себе отношение? Разве они считают меня плохим слугой короля?
        Караульный покачал головой:
        — Нет, господин Кер, ни в коем случае! Они не станут плохо думать о Жаке Кере!
        — Иногда несчастье приносит человеку пользу. Он встряхивается от привычного течения жизни и начинает действовать более энергично.  — Кер вытащил золотую монету из кошелька и отдал караульному.  — Помните, мой друг, что вы видели казначея Франции в один из самых сложных моментов его жизни!
        Никола не согласился с хозяином.
        — Для меня несчастье никогда не было другом,  — заявил он.  — Куда же мы теперь отправимся, господин Кер?
        — Мы пойдем в дом моего знакомого. Но лучше не упоминать здесь его имя. Пошли, Никола, мне противно оставаться тут. Пошли скорее. Да, у меня нет шляпы.
        — Они считают, что сами наденут на вас шляпу,  — промолвил Никола, кивая в направлении запертых комнат. Но они желают нахлобучить на вас зеленую шляпу…

3

        Когда они прибыли в дом на улицу Гренье-сюр-Л'О, там было так светло, словно готовились к балу. Но д'Арлей ужинал один. Он с аппетитом поглощал бараньи котлеты и паштет из куриной печенки. Когда он увидел вошедшего Кера, поднял кубок с вином и радостно заявил:
        — Вы как раз вовремя, выпейте со мной вина!
        — Кажется, вы что-то празднуете?  — поинтересовался Кер.
        — Да. Мне кое-что удалось сегодня сделать, и я чувствую себя очень счастливым. Я продал дом вдвое дороже, чем купил.
        — Да, вам крупно повезло.
        — Я его не собирался продавать, но пару дней назад ко мне пожаловал человек из новых богачей и спросил, не желаю ли я его продать. Он мне поведал, что в Париже не строили домов с тех пор, как мы забрали его у англичан. В городе полно людей без крова — и цены взметнулись к небесам.
        — Так всегда бывает во время войны. Деньги переходят из рук в руки. Те, у кого они были до войны, продают свои дома и поместья людям, как следует нажившимся во время боевых действий. Жак Кер был самым богатым человеком в мире всего лишь год назад, но спросите, каковы теперь его дела. Наверное, человек, которому вы продали дом, военный контрактер?
        Д’Арлей утвердительно кивнул.
        — Он изготавливал повозки для пушек.  — Д’Арлей улыбнулся.  — У этого человека есть дочь на выданье с очень большим приданым. Возможно, мне нужно было на ней жениться и сохранить дом.
        Кер внимательно взглянул на молодого человека.
        — Вы хотите сказать, что продали дом именно по этой причине?
        — Конечно. Я собираюсь внести полученные деньги в качестве выплаты долгов за фамильные поместья. Это, конечно, погасит не всю задолженность, но кредиторы на время успокоятся. Если я это сделаю, мне не понадобится жениться на деньгах и я смогу соединить свою судьбу с той, что… мне очень дорога.
        Кер сел за стол и взглянул на друга.
        — Кажется, на вашем пути появилось еще одно препятствие, и виноват в этом я. Сегодня произошли две вещи, и мы с вами оказались в ужасном положении.
        Он рассказал д'Арлею о том, что с ним случилось сегодня, и о сведениях, полученных от д 'Антенна. Д'Арлей слушал внимательно, лицо его выражало то удивление, то злость, то ужас. В конце разговора он стал мрачнее тучи. Д'Арлей понял, что судьбой Валери распорядились его братец и Изабо. В последнее время они стали такими сдержанными, ничего ему не рассказывали и даже держали в тайне свое место жительства. А ведь Валери неизвестно, что эти хитроумные супруги де Бюрей действовали по собственной инициативе.
        Кер согласился с ним, но хотел получить подтверждение этому. Следует каким-то образом связаться с девушкой и сообщить ей обо всем, что случилось. Если она не заинтересована в продолжении отношений с королем, Кер и д’Арлей должны помочь ей бежать.
        — Господи, как я радовался всего несколько часов назад!  — с горечью воскликнул д'Арлей.  — Как только заключил выгодную сделку, начал строить планы на будущее. Я был уверен, что теперь наконец все наладится.  — Он помолчал, затем продолжил тихим голосом: — Жак, вы никогда не думали о том, что мое невезение может принести вам несчастье? А не пора ли вам использовать козырные карты?
        — Вы хотите сказать, что мне следует прибегнуть к помощи Валери?
        — Да,  — серьезно сказал д'Арлей.  — Именно так я и думаю, мой дорогой Жак Кер.  — Он уперся руками в край стола и начал внимательно разглядывать их.
        — Эта мысль пришла мне в голову сразу же после того, как я узнал, что они сделали. Не сомневайтесь, Робин, я отказался от этого и у меня нет по этому поводу никаких сожалений. Я не желаю наживаться на этом. Я пришел сюда, чтобы обсудить с вами, как можно помочь Валери, пока еще не слишком поздно.
        — Судя по тому, что вы мне рассказали, уже ничего нельзя сделать, чтобы король изменил к вам отношение.
        — Мне это известно. Наверняка мое поведение покажется странным, но я все продумал, и мною руководят благие намерения. Я давно подозревал, что такое может случиться, и теперь мне абсолютно ясно, что я и раньше не хотел прибегать к задуманному нами плану. Дорогой Робин, мне мешает одна вещь. Моя гордость!
        — Гордость?
        Керу было ясно, что д’Арлей его не понимает.
        — Вам придется выслушать длинные объяснения.
        Керу всегда нравилось рассуждать о себе, это было одной из его самых любимых тем. Он был готов обсуждать собственные поступки, мотивы своего поведения так, как будто они принадлежали кому-то другому. Порой он даже говорил о себе в третьем лице: «Этот Жак Кер» или: «Эта необычная личность, выросшая среди простых людей»… Он мог сказать: «Иногда я и сам не понимаю этого Жака Кера».
        — Я вполне осознаю,  — продолжал Кер,  — как мне не повезло, потому что я родился слишком рано. Через двести лет люди станут делать вещи, которыми я занимаюсь сейчас, и они будут думать так, как думаю я. Мой дух задыхается в этом глупом и жестоком веке. Посочувствуй мне, Робин. Я обладаю интуицией делового человека, я способен предвидеть будущее, а живу в век действия Кодекса чести рыцарства, в век глупых условностей и тупых прихотей. Мне известно, что некоторые считают меня опасным и даже сумасшедшим,  — продолжал Кер.  — Какое мне дело до того, что они думают? Разве орел прислушивается к стрекотанию сорок? Но меня волнует, что станут обо мне говорить равные мне люди, люди будущего, как они станут меня оценивать. Я бы отдал несколько отведенных мне лет жизни, чтобы только одним глазком заглянуть в будущее и увидеть, что написано обо мне в исторических хрониках.  — Кер поднялся и стал расхаживать взад и вперед по комнате.  — Жак Кер всегда признавался, когда был не прав. И теперь можно сказать, что с самого начала вы, д’Арлей, были правы, а он ошибался. Жак Кер не желает, чтобы о нем писали, будто
он восстановил отношения с королем с помощью нижних женских юбок. Он желает, чтобы его помнили как Жака Кера — первопроходца, а не Жака Кера — сводника.  — Кер нервно расхаживал по комнате и время от времени жестикулировал.  — Я вел мир по новому пути и полностью изменил коммерцию. Мне удалось заглянуть в будущее и попытаться помочь людям, живущим в это ненормальное время. Если неблагодарный король разрушит все, что мне удалось создать, я найду способ, чтобы начать все сначала. Я построю новую империю коммерции, которая покорит если не Францию, то остальной мир!  — Кер начал немного приходить в себя.  — Робин, утром я отправляюсь в Бурже. Я должен быть готовым к буре. Мне нужно сделать так, чтобы в моих лавках не оставалось золота и чтобы все мои суда покинули порты Франции. Если они попытаются меня раздавить, я должен быть готовым начать с самого начала. Тем временем,  — добавил Кер,  — вы будете предпринимать необходимые меры для спасения Валери. Но прежде чем вы сделаете первый шаг, убедитесь, что ее не соблазняет богатство, власть и легкая жизнь. Робин, она — человеческое существо, и ее не стоит
сильно осуждать, если она не захочет менять свою судьбу.
        — Я уверен, что ей это не нужно. Кер улыбнулся.
        — Робин де Бюрей — вы человек настоящей веры, но вам не пришлось проводить при дворе столько времени, сколько провел я. Мне очень приятна эта девушка. И я надеюсь, что вы правы.
        Д’Арлей встал. Кер видел, что он весь кипит от нетерпения.
        — Где она? Скажите мне, чтобы я смог сразу приступить к делу!
        Кер достал записку от д' Антенна и отдал ее д'Арлею. Тот нетерпеливо открыл ее и прочел вслух:
        — «Средний дом, стоящий посредине трех зданий у западной стены».
        — Вам известен этот дом?  — спросил Кер.
        — Да. Эти три дома построены у стены дворца Сан-Поль. Они сильно обветшали, и все удивляются, почему их до сих пор не снесли. Это точно тот дом.
        — Вы сможете проникнуть в средний дом? Д'Арлей принял театральную позу.
        — Я не только туда войду,  — заявил он,  — я ее оттуда вытащу, если даже для этого придется перешагнуть через распростертое тело Карла Французского!
        — Нам не стоит увлекаться героикой — надо действовать осторожно,  — сухо заметил Кер.  — Мы от этого только выиграем. Забирайте ее оттуда, но только не трогайте короля. И вообще, лучше никого не трогать. Мы и так оказались в сложном положении. Робин, прошу вас, будьте крайне осторожны и предусмотрительны!

        Глава 10

1

        После трехчасовых приготовлений туалет Валери был закончен. Изабо осталась довольна и покинула девушку. Валери стояла у окна спальни и смотрела на парки и сады дворца, расположенные за высокой каменной стеной. Ей также были видны масса башенок и шпилей колоколен. То там, то здесь мелькали вращающиеся флюгеры — и все это превращало дворец Сан-Поль в подобие детского замка. Валери подумала, что это только начало. Ей предстояла роскошная жизнь. Возможно, она станет обладать властью. Но вместе с ней придут волнения и беды, унижения и боль.
        Девушка отошла от окна и стала медленно прохаживаться по комнате. Она ступала очень осторожно, потому что у платья был длинный шлейф. Она училась двигаться грациозно и плавно, так чтобы каждый поворот шлейфа напоминал движение хвоста русалки. Материал при этом должен был ложиться красивыми, мягкими складками. Неуловимым движением ноги она должна была уметь направить шлейф, чтобы сверкающий материал плавно струился по полу. Девушке удавалось со всем этим легко и красиво справляться, она была очень довольна.
        Три часа приготовлений разительно изменили ее внешность. Прежде всего девушка поменяла прическу — она очень шла Валери. На лбу оставались естественные кудряшки. С боков волосы падали мягкими волнами и были высоко подняты вверх на затылке. Волосы придерживались гребнем с буквой «В», украшенной бриллиантами.
        Гребень король прислал совсем недавно и не сопроводил подарок никакой запиской. Да она и не была нужна! Девушка не надела никакого головного убора. Это было новшеством, ведь в то время шляпки и чепцы служили признаком хорошего тона. Валери никак не могла решить, что именно подчеркивала ее новая прическа: утонченность или наивность. Изабо уверяла, что то и другое вместе. Валери рассматривала себя в зеркалах, принесенных слугами. Глаза у нее сверкали, на щеках появился нежный румянец. В этот момент не важно, как девушка себя чувствует, главное — она точно знает, что чудо как хороша!
        Костюм Валери был сшит из того самого великолепного вишневого бархата, который выбрал для нее Кер. Платье плотно облегало тело, рукава также были обтягивающими, от талии материал пышными складками падал на пол. Глубокий треугольный вырез подчеркивал красоту ее шеи.
        Валери расхаживала по одному и тому же ограниченному маршруту — как хорошо, что кровать «Пипин Короткий» стояла далеко от стены, иначе пройти было бы невозможно.
        Девушка восхищалась этой великолепной старой мебелью. Утром они с Гийометт решили измерить кровать, использовав для этого сложенную простыню. Валери пыталась вскарабкаться на одну из массивных подпорок, но съехала вниз, им так и не удалось это сделать. Однако они смогли установить, что высота кровати вместе с балдахином составляет более четырнадцати с половиной футов!
        День подходил к концу. Быстро наступила темнота. Девушка уселась у заднего окна и смотрела на дворец, который превращался в сплошную массу черных теней. В окнах стали появляться огни. Они постоянно мерцали, казалось, что это звезды опускаются с небес и гроздьями рассыпаются над землей. Валери начала волноваться. В ней появилось и росло нетерпение, чувство опасности. Валери хотелось подняться и бежать… Подальше отсюда…
        — Я не могу! Я не могу!  — снова и снова повторяла девушка.
        Ей не давало покоя то, что она до сих пор ничего не слышала о Жаке Кере. Он не подавал о себе знать. Известно ли ему, что с ней случилось? Продолжал ли ему доверять король? Графиня де Бюрей постоянно уверяла ее, что все в полном порядке, но Валери ей не доверяла. Известно ли Керу, что сегодня король будет с ней ужинать?
        Вдруг девушке стало неприятно от того, что она разодета, как дорогая кукла. Валери смотрела на пышную вишневую юбку и с трудом сдерживалась, чтобы не разорвать ее. Изабо надушила каждую складочку, и волны терпкого аромата поднимались при каждом движении девушки. Это были духи, приготовленные особым образом из смеси венгерской воды, спиртовой настойки розмарина и мускуса, привезенного с Востока. Изабо прекрасно все продумала — этот запах должен был сильно подействовать на короля. Он очень подходил для интимной вечерней встречи. Все это стало раздражать Валери.
        В комнате стемнело. Гийометт была рядом, но Валери не стала просить ее зажечь свечи. Она радовалась темноте как другу — ей не хотелось видеть ни себя в этом роскошном наряде, ни шикарные предметы, окружавшие ее. Она продолжала наблюдать за окнами дворца и думала о том, что бы стали говорить о ней придворные дамы и надменные господа, если бы им все было известно? Конечно, они станут ее ненавидеть и бояться из-за возможной власти над королем и постараются отравить ее существование, а уж это они умеют.
        «О чем они сейчас говорят?  — спросила себя Валери.  — Возможно, обо мне. А вдруг они уже сейчас планируют враждебные действия против меня?»
        Валери услышала какие-то звуки. Зашуршали листья винограда, темной зеленью покрывавшие стену под окном. Девушка сначала не обратила на это внимания, там могли хозяйничать птицы. Потом послышались осторожные шаги на крыше, у нее над головой, а затем на лестничной площадке, у ее двери. Валери не на шутку испугалась и уже хотела позвать Гийометт, когда услышала знакомый голос:
        — Не бойтесь, Валери, и молю вас, не поднимайте шума. Мне не поздоровится, если меня найдут здесь.
        Это был д'Арлей. Он слегка приоткрыл дверь, желая удостовериться, что Валери одна в комнате. Успокоившись, он вошел в комнату и тихо закрыл за собой дверь. Д’Арлей быстро положил на пол узел, который принес с собой, и внимательно прислушался.
        — Будем надеяться, что никто не видел, как я забрался к вам. Я поднялся по виноградной лозе с низкой крыши стоящего рядом дома. Я боялся, что меня могут заметить с улицы.
        Валери настолько захлестнули эмоции, что некоторое время она не могла промолвить ни слова. Придя в себя, она тихо спросила:
        — Что вас привело сюда?
        — Я здесь потому, что Жаку Керу наконец удалось узнать, где вы находитесь. Мы оба пытались это сделать с тех пор, как вы неожиданно покинули аббатство. Но все было безуспешно до вчерашнего дня.
        Валери почувствовала, как ею овладевает крайнее возмущение.
        — Вы хотите сказать, господин Кер ничего не знал обо мне и о том, что происходит, после нашего внезапного отъезда из аббатства?
        — Ему ничего не было известно. Мой братец и его жена не желали ничего сообщать нам о вас. Мы находились в ужасном положении.
        — Мне казалось странным, что я ничего не слышала от господина Кера. Значит… ему неизвестно, что я… видела короля?
        — Вчера он услышал об этом в первый раз.
        — Но почему ваши родственники сделали это?  — спросила Валери.  — Я ничего не понимаю.
        Д’Арлей предложил ей сесть.
        — Понимаете, Жак Кер изменил свой план и решил вообще от него отказаться. Мой братец и его жена были с ним не согласны и решили все довести до конца без участия Кера. Поэтому вы все так быстро покинули аббатство — чтобы Кер не смог связаться с вами, Валери.
        — Господин Кер думает, что я добровольно помогала им?  — спросила девушка.
        Они молчали и пристально смотрели друг на друга. • Д’Арлей покачал головой:
        — Нет. Но он хотел во всем удостовериться.
        — А вы?
        — Валери!  — сказал д'Арлей. Он понял, что не сможет объяснить девушке глубину своих чувств.  — Я с самого начала понимал, что вас обманывают!
        Возмущение Валери сменилось надеждой. Может, ей теперь не нужно ничего предпринимать и не придется снова видеть этого нервного, напряженного человека с жадными глазами и противным длинным носом? Но Валери вспомнила, как далеко продвинулись приготовления к встрече короля, и сникла.
        — Король будет здесь через полчаса,  — шепнула она д’Арлею. Он вскочил.
        — Мы не должны терять ни минуты, Валери! Вы уверены, что он не появится раньше? Если нет, то мы все успеем сделать.  — Д'Арлей остановился и серьезно посмотрел на Валери.  — Я должен еще раз вас просить как следует все обдумать, ведь если вы останетесь, вам будет сопутствовать успех. Всем ясно, что король вами покорен. Вы сможете иметь все то, что имела прежде Агнес Сорель.
        Валери ответила, не поднимая головы:
        — С самого начала меня не прельщала подобная жизнь.
        — Вас никто не осудит, если вы не откажетесь от подобной… блестящей возможности.
        Девушка спросила его:
        — Вы бы тоже не стали меня осуждать?
        — Я не могу занять объективную позицию,  — ответил д 'Арлей.  — Затронуты мои чувства к вам.
        — А что станет с господином Кером? Не пострадают ли его интересы?  — заволновалась Валери.
        — Он настаивает, чтобы вы не думали об этом. Его уволили с поста королевского казначея, и он отправился в Бурже, чтобы быть готовым к защите от происков его величества. К сожалению, уже слишком поздно пытаться что-либо сделать для господина Кера. Но… он в любом случае не пожелал бы пожертвовать вами для своего благополучия. Он хочет, чтобы я отвез вас в Бурж, а там мы разработаем планы на будущее.
        Девушка пыталась сдерживаться, но у нее больше не осталось сил.
        — Прошу вас, помогите мне отсюда выбраться!  — умоляла она д'Арлея.  — Я не могу здесь оставаться. Мне страшно об этом подумать!
        — Я хочу вам помочь!
        — Но каким образом?
        Теперь, когда Валери поняла, что выход найден, она желала лишь одного — как можно быстрее выбраться из этого дома.
        — Нас очень хорошо охраняют! Вы думаете, я смогу спуститься вниз по винограднику?
        — Боюсь, что нет. Стебли поломались и ослабли под моим весом, я даже боялся свалиться на землю. Но мы можем спуститься по-другому. Если… если только вы не побоитесь рисковать.
        — Да, да, я готова к этому.
        — Тогда,  — д'Арлей показал на узел,  — тут вы найдете подходящую одежду. Вы должны переодеться в мужской наряд, чтобы вас никто не узнал.
        — Меня уже ничто не остановит. Я сделаю все, чтобы выбраться отсюда.
        Девушка взяла узел и ушла в соседнюю комнату. Она торопилась и переоделась гораздо быстрее, чем мог ожидать д 'Арлей. В комнате было так темно, что он с трудом различал очертания девушки. Она была рада этому, так как мужское платье сидело на ней неважно.
        — Надо торопиться,  — заволновался д'Арлей.  — У нас совсем мало времени. Вперед, Валери!
        Девушка испугалась, когда они выбрались на крышу и оказались у крутого ската. Перед ними поднималась высокая стена соседнего дома, за ней ничего не было видно. Слева сверкали огоньки дворца, справа расстилался погруженный в темноту город. Странно, но они не слышали ни звука со стороны дворца, а с улицы до них доносился звук копыт, скрежет колес и голоса мужчин, они пели, смеялись и ругались.
        Девушка вздрогнула и шепнула:
        — Наверное, я не смогу спуститься по крыше. Д’Арлей протянул ей руку.
        — Глаза страшатся, а руки и ноги делают. Мы будем осторожно двигаться до тех пор, пока не достигнем цели, а потом спрыгнем на низкую крышу следующего дома.
        — Нам нужно далеко прыгнуть?  — испуганно спросила девушка.
        Д'Арлей не сразу ответил.
        — На первый взгляд кажется, что прыгнуть сложно, но вы должны настроиться. Когда я был мальчишкой, играл с сыном нашего слуги. Он был моего возраста, его звали Фил-берт Скалолаз. Он ничего не боялся. Я часто видел, как он карабкался на крышу и прыгал с огромной высоты. Он говорил, что это очень просто. Он закрывал глаза и произносил что-то вроде заклинания: «Сейчас бедный Филберт прыгнет. Боже, помоги ему безопасно приземлиться!» После этого он прыгал.
        — И Бог действительно помогал?  — спросила девушка.
        — Всегда! Все его прыжки заканчивались благополучно.
        — Если мы сможем прыгнуть, что мы станем делать после этого?
        — За углом находится Хелион с лошадьми. Нам нужно как можно быстрее покинуть Париж.
        — Я должна буду ехать в этой одежде? Д'Арлей уловил грусть в ее голосе.
        — Да. Мы едва сможем выбраться из города до того, как ворота закроются на ночь.
        Валери вздохнула и сказала:
        — Тогда нам пора, пока я не успела сильнее испугаться.
        Им с трудом удалось найти место, откуда они могли прыгать. Там было так тесно, что вдвоем они не умещались. Здание, находившееся с другой стороны дворцовой стены, не давало им возможности что-либо увидеть.
        — Когда-то это была кузница для ремонта доспехов,  — сказал д'Арлей.  — Теперь ее никто не использует, там живут только крысы. Я уже побывал в том месте, пока изучал, каким образом мы сможем отсюда уйти. Я нашел там отверстие, через которое проходит король. Дверь очень хитрая.  — Д’Арлей замолчал и стал считать минуты.  — Наш король весьма пунктуален, и мне кажется, что в этот момент он нажимает на скрытую пружину, открывающую дверь.
        Валери его не слушала. Она крепко вцепилась в руку д 'Арлея и пыталась что-то разглядеть в темноте.
        — Мне кажется, что здесь так высоко! Думаю, не меньше двадцати пяти футов?
        — Нет, самое большее — пятнадцать. Расстояние кажется больше в темноте.
        Несколько секунд они стояли рядышком. Д’Арлей сказал:
        — Я не могу вам сказать, что нет никакой опасности.
        — Я все понимаю.
        — Но это наш единственный шанс, Валери. Если бы был другой, мы бы воспользовались им.  — Д’Арлей помолчал и взглянул на девушку, как бы желая понять, что она станет испытывать, когда он признается ей в своих чувствах. Ее лицо было скрыто тенью.  — Но прежде чем мы отважимся на отчаянный шаг, я должен вам кое-что сказать. Я вас очень люблю, Валери!
        Девушка была поражена и быстро повернулась к д'Арлею. Они стояли близко друг к другу, и он почувствовал, как у Валери задрожали руки. Она робко сказала:
        — Робин, я тоже так думала, но не была полностью в этом уверена.
        — Я увлекся вами в первый же момент, как только вас увидел. Я старался сдерживаться, ничего не хотел вам показывать из-за складывавшихся обстоятельств. Тогда мне все казалось непреодолимым. Но вот первое препятствие разрушилось, когда вы сказали, что пойдете вместе со мной.
        Девушка ничего не ответила, но д'Арлей понимал, что ее что-то мучит.
        — Было еще кое-что, о чем вы, наверное, догадывались, а возможно, и слышали от моего старшего братца. Меня принуждали жениться на богатой женщине, чтобы заплатить долги брата и спасти фамильные дом и поместья. Мне удалось погасить самые важные долги, и теперь я считаю себя свободным от всех других обязательств. Если бы я не продал свой парижский дом, сомневаюсь, что смог бы после сегодняшней ночи помогать брату. Возможно, нам придется покинуть страну. Если так случится, мы с вами должны будем начать жизнь сначала. Если, конечно, не появятся препятствия. И еще… если только вы мне симпатизируете.
        Девушка помолчала, а потом шепнула:
        — Мне не известны никакие препятствия. Д’Арлей взял ее руку и поднес к губам.
        — Сейчас нет времени,  — радостно сказал он,  — чтобы объяснять вам, как я счастлив. Вы готовы?
        — Да, готова.
        — Тогда закройте глаза и скажите: «Сейчас будут прыгать Валери Марэ и Робин де Бюрей. Господи, помоги им!»

2

        В доме де Бюреев готовились выплачивать деньги слугам. Сенешаль разложил маленькие кучки серебряных монет. Под каждой кучкой лежал листок бумаги с именем слуги, там же была указана сумма. Это делалось для удобства графини. Она каждый раз хотела раздавать деньги сама, но всегда путалась в цифрах, поэтому все готовилось заранее.
        Слуги выстроились в ряд. Они с нетерпением ждали денег, хотя каждый раз получали крохотную сумму. Мадам вызывала их по очереди. Каждый говорил одну и ту же фразу:
        — Дорогая госпожа, благослови вас Бог и наша Непорочная Дева Мария!
        Изабо обычно что-то отвечала каждому. Одних она хвалила, других — ругала и требовала, чтобы в дальнейшем они работали лучше. Сегодня Изабо раздавала деньги молча. Было видно, что ее мысли витают в другом месте: она путалась в бумажках и рассыпала по столу монетки.
        Графиня думала только об одном: «В прошлом году он навещал меня только три раза. Неужели он перестал любить меня? Неужели он думает, что так легко расстаться с прошлым? Неужели он относится ко мне, как к жене шляпника или другой посторонней женщине? Кто дал ему право так со мной обращаться?  — Графиня облизала губы и рассеянно уставилась перед собой.  — Я его никогда не отпущу! И не позволю, чтобы между нами стоял кто-то или что-то! Он, наверное, даже не представляет, что я могу сделать!
        Графине оставалось раздать совсем немного денег, когда в комнату медленно вошел граф и жестом приказал сенешалю покинуть комнату.
        — Мадам не будет так добра закончить свои дела в другой раз?  — спросил граф.
        Изабо было достаточно одного взгляда на мужа, чтобы почувствовать неладное. Она резко приказала:
        — Все убирайтесь из комнаты!
        Когда слуги разошлись, Изабо взглянула на графа:
        — В чем дело?
        — Она сбежала.
        — Ты хочешь сказать…
        — Я имею в виду вашу так называемую кузину. Хотя она вполне может оказаться настоящей дочерью вашего дядюшки-разбойника Жюля, потому что она проявила свою неблагодарность к нам и низкую натуру! Она удрала за несколько минут до того, как там появился король. Мы потеряли свою золотую жилу, все пропало. Кто бы мог подумать? И все произошло так быстро! Я только что был при дворе. Должен вам сказать, что его королевское величество молчит и сопит своим длинным носом. Он взглянул на меня,  — и я прочитал в его взгляде такую неприязнь! Мне стало абсолютно понятно, что дому де Бюреев крупно не повезло, счастье отвернулось от нас!
        У графини от злости затряслись руки, и она ничего не могла с этим поделать.
        — Как удалось улизнуть этой негодяйке?  — спросила она. Граф откинул голову назад и злобно захохотал.
        — Ей помогли. Я услышал всю историю из уст мадемуазель Генриетты. Женушка, это весьма романтическая история! Ее спаситель поднялся по увитой виноградом стене, чтобы увести ее с собой! Девица переоделась и отправилась с ним. На ее стройных ножках были мужские лосины.
        — Кто помог ей удрать?  — спросила графиня настолько тихим голосом, что граф с трудом мог разобрать слова.
        — Кто? Мне придется унизиться, если я назову его имя… Мадам, это был мой брат! Его за углом ждали лошади. Это был ваш обожатель, но, кажется, теперь он стал восхищаться этой златовласой красоткой!
        Руки графини запрыгали, казалось, она играет серебряными монетками. Дрожащие пальцы раскладывали монетки на столе, собирали их в новые кучки и снова рассыпали. Граф был поражен видом жены. Щеки у нее побагровели. Граф близоруко прищурился и увидел, что кончик носа Изабо покрыт мелкими красными сосудами.
        — Что станет делать король?  — помолчав, спросила Изабо.
        — Мне бы тоже хотелось знать, что у него на уме,  — мрачно ответил граф.  — Эту историю попытаются замолчать, чтобы не оскорблять его чувства, поэтому королю будет сложно наказать беглецов так, как бы ему хотелось. Девушка исчезнет — и о ней больше никогда и ничего не будет слышно. Они… Робин и Жак Кер позаботятся об этом. Что же касается Робина, я сомневаюсь, что его королевское величество сможет его наказать. Мой дорогой братец — национальный герой с тех пор, как воткнул саблю в ребра бургундцу. Его не смогут бросить в Бастилию, чтобы не началось народное возмущение во всей Франции. Потому что тогда всем все станет известно, а наш король окажется в дураках. Я не думаю, что ему понравится роль отвергнутого любовника.  — Граф немного помолчал.  — Если история достигнет его ушей, то вся его злость может быть направлена на Кера.  — Золотая курочка будет убита и ощипана… но нам, дорогая женушка, не достанется ни единого золотого перышка.
        — Король обо всем узнает!  — обещала Изабо.
        На графе был самого модного покроя костюм из бархата сливового цвета с широчайшими рукавами в желтую и алую полоску. Рукава делали графа вдвое толще. На костюме была богатая вышивка и отделка из пуговиц и всевозможных цепей. В этом одеянии граф походил на восточного правителя. Он нервно передернул плечами и сказал:
        — Теперь нам не видать золотых яичек! Казалось, жена его не слышит.
        — Этой девчонке следует отомстить,  — произнесла она так тихо, что казалось, разговаривала сама с собой.  — Она должна страдать. Я смогу придумать ей страшные муки.  — Графиня замолчала, а потом продолжила довольным голосом: — Ей нравится Годфри, и ей будет неприятно, когда мы отошлем его домой, сказав, что он страшный трус!
        Граф не согласился с женой:
        — Мальчишка мне сейчас нужен. В любом случае нам следует сильнее всего наказать Робина. Если бы ты смогла придумать, как ему отомстить за все!
        Изабо тихо сказала:
        — Я не позволю ему легко отделаться.
        Граф упал в кресло и начал ворчать, глядя на стену:
        — Он — мой брат, и поэтому я не могу желать ему смерти через повешение. Я не могу также желать, чтобы он стал нищим и просил подаяния. Я не могу проклинать зачавших его людей, потому что они — мои родители, хотя я уверен, что они где-то ошиблись, когда производили его на свет Божий. Но я был бы доволен, если бы королевский палач показал ему, как под мышки кладут горячие яйца или ломаются кости ног в «испанских башмаках»! Конечно, я не могу просить, чтобы он испытывал вечные мучения от гноящихся язв или несварения желудка.  — У графа было живое воображение, и он продолжал перечислять мучения, которым мог бы подвергаться бедный Робин.  — Я надеюсь, что он до конца дней своих будет вынужден питаться фаршем, засиженным мухами, а пить ему придется только прокисшее вино. Пусть святой Гатьен, святой патрон невинных душ, отвернется от него, когда наш милый Робин будет бродить по Парижу ночью. Пусть его сон будет постоянно прерываться кошмарами. Пусть…
        — Я не собираюсь, подобно тебе, заниматься словоблудием,  — заметила Изабо.  — Меня интересует наказание, которое мы сможем применить к ним.  — У графини изменился голос. Он стал низким, резким и неприятным.  — Мы должны воспользоваться хотя бы этим. Я собираюсь сделать так, чтобы они получили по заслугам.
        Граф совсем раскис и не смог продолжить разговор. Он поднялся с кресла и начал всхлипывать. Через минуту он вышел из комнаты.
        Графиня продолжала сидеть за столом, глядя на свои руки, застывшие среди разбросанных кучек серебра. Потом она тоже встала и потребовала бумагу, чернила и перо. Изабо начала сочинять послания.
        Она с трудом написала три записки, все они имели одинаковое содержание.
        Это было приглашение срочно посетить ее, чтобы обсудить весьма важное дело. Записки были адресованы Гийому Гуффье, Прежану Кеннеди и Жанне де Вандом. В верхнем углу каждой записки графиня нацарапала слово «Срочно!» и подчеркнула его три раза.
        — Мне кажется, что я нашла выход,  — вслух сама себе сказала Изабо,  — Я заставлю их страдать так, как не страдал до них никто!

        Глава 11

1

        Было время, когда считалось, особенно среди театралов, будто создается особая романтическая обстановка, если хорошенькая женщина по той или иной причине надевает мужской костюм. Это мнение ошибочное, и оно сразу развеивается, когда задумка воплощается в жизнь. Романтика пропадает, особенно если с переодеванием связаны волнения и разные беды.
        Первые трудности возникли, когда Валери, д'Арлей и Хе-лион приблизились к воротам Сан-Мишель. Караульный лейтенант уже поднял руку, чтобы закрыть ворота на ночь.
        Д’Арлей громко крикнул:
        — Пожалуйста, один момент, господин лейтенант!  — и стал рыться в карманах, чтобы найти соответствующие бумаги.
        Караульный был небольшого росточка, в плаще с огромными пышными рукавами. Этот наряд делал его похожим на обезьянку в львиной шкуре. К счастью, он узнал д'Арлея.
        — Господин д'Арлей?  — воскликнул он, низко поклонившись.  — Вы успели вовремя. Еще секунда — и… — он широко развел руками,  — я бы не смог вам помочь. Скажите, это та самая сабля, с помощью которой вам удалось поразить де Лалэна?
        Д’Арлей кивнул в знак согласия.
        — Господин лейтенант, у меня нет другой сабли.
        — Это ваши слуги?
        Лейтенант небрежно посмотрел на бумаги д’Арлея, потом быстро оглядел две фигуры, находившиеся рядом со знаменитым рыцарем.
        Затем он уставился на Валери, поднял вверх брови и придвинулся к д'Арлею.
        — Когда вы сторожите ворота Парижа,  — прошептал лейтенант,  — вы иногда видите странные вещи, милорд д’Арлей. Сколько раз я видел прекрасные глазки, глядевшие из-за задернутых занавесок кареты, хотя мне говорили, что там никого нет! Мне встречались краснощекие создания, ехавшие в столицу за счастьем. Мимо меня проезжали закутанные до носа благородные леди, которые при проверке оказывались мужчинами с пышными бородами! Но… ха-ха-ха, господин д'Арлей! Как вам пришла в голову идея надеть на эти ножки лосины? Никто не поверит, что это мужчина, если… он будет таким же наблюдательным, как я… Тут сразу видны ножки хорошенькой женщины!
        Когда путники услышали, как за ними захлопнулись ворота, д’Арлей склонился к Валери:
        — Он сразу понял, что вы — не мужчина. Боюсь, нам придется столкнуться с массой трудностей. Даже эти ужасные одежды, которые достал для вас Хелион… Я должен извиниться за их убогость, но у меня не было времени заниматься этим. Мне надо было изучить пути подхода к вашей неприступной крепости. Так вот, даже эта одежда не может скрыть прелестное личико и стройные ножки.
        — Если я встану,  — сказала Валери,  — плащ прикроет мне щиколотки, кроме того, я могу надеть повязку на глаз и еще измазать лицо. Но… разве это необходимо? Наверное, мне можно надеть приличную одежду теперь, когда мы благополучно выбрались из Парижа?
        Д'Арлей отрицательно покачал головой:
        — Король может пожелать преследовать вас. Конечно, это был бы абсурдный жест с его стороны, но уязвленная гордость — плохой советчик. Мы должны быстро следовать в Бурж, нам даже не удастся отдохнуть до тех пор, пока мы не будем вдали от Парижа. Дня три или четыре мы не будем останавливаться. Нам негде купить приличную одежду. Вы должны понимать: портной или торговец, который продаст вещи даме в мужском костюме, может навести на нас преследователей.
        Валери все это не нравилось, но она была вынуждена молчать. Они ехали еще час, но начался дождь, и путники решили провести остаток ночи в придорожной таверне. Валери помогла Хелиону расседлать лошадей и вошла в ночлежный дом через заднюю дверь. Люди, сидевшие за столами в обшей комнате, не смогли разглядеть девушку, как это удалось лейтенанту у парижских ворот. Д’Арлей знал, что с рассветом в городе начнутся поиски, и решил встать как можно раньше.
        Утром, когда д'Арлей и Хелион торопливо одевались при тусклом свете свечи, в дверь тихо постучали. Д’Арлей понял, что это Валери, и пригласил ее войти, но девушка только слегка приоткрыла дверь.
        — Простите меня за вторжение, но… у меня возникли трудности.
        Д’Арлей застегнул рубашку, проверил, чтобы Хелион тоже был в приличном виде, и предложил:
        — Войдите и расскажите нам, что стряслось.
        — Я не могу этого сделать, сударь. Я… я не совсем одета. Вчера, когда я одевалась, то не совсем поняла, для чего нужны некоторые детали туалета. Тогда у меня не было времени, чтобы задавать вопросы, и я оделась кое-как. Но потом, посмотрев внимательно, как одеты вы, я поняла, что надо посоветоваться с вами.
        — Мне кажется, я понял, какие у вас трудности,  — улыбаясь, заметил д'Арлей. Он пытался говорить абсолютно серьезно.  — Пояс вы должны надевать на голое тело или поверх рубашки. У вас есть пояс?
        — Да, сударь. Он у меня в руках.
        — Вы обратили внимание, что по краю пояса идут дюжина или больше дырочек?
        —Да-
        — Вы найдете такие же дырочки наверху ваших лосин. Теперь вам нужно взять кожаный шнурок, который обычно находится в мешочке, прикрепленном к поясу. Вы должны пропустить шнурок через дырочку в поясе, а потом через дырочку в лосинах и завязать. Вам должно быть известно о шнурках.
        — Сударь, в том узле, что вы мне дали вчера, не было шнурков!
        — Неудивительно, что вам было так неудобно в лосинах,  — серьезно заявил д’Арлей.
        Он укоризненно взглянул на Хелиона, который тут же признал свою вину.
        — Видимо, Хелион забыл положить шнурки в узел. Мне хочется заставить его отдать вам все свои шнурки, и пусть теперь он страдает от сползающих лосин, как вы страдали вчера. Но мы должны проявить благоразумие, и поэтому я поделю свои и его шнурки на три равные части, и так попробуем выйти из положения. Потом, надеюсь, нам удастся их купить. Шнурков у вас будет мало, поэтому лучше продевать их сразу через несколько дырочек, а потом крепко завязывать. Только так лосины будут облегать ваши ноги без всяких морщин.
        — Благодарю вас, господин д'Арлей, и простите меня за беспокойство.
        Но не все прошло так гладко. Пояс был очень велик девушке. Она передала его через приоткрытую дверь, и Хелион проделал в нем дополнительные дырочки. Потом девушка робко призналась, что ей очень велики башмаки, они могли слететь с ноги в любой момент, кроме того, они очень натирали подошвы и пальцы. Решили, что следует положить полоски войлока в носки башмаков. Хелион отправился к хозяину гостиницы, чтобы добыть необходимый материал.
        Когда Валери наконец появилась в комнате д'Арлея, она так хорошо выглядела, что молодой человек разволновался.
        — Вы будете привлекать к себе излишнее внимание,  — заявил он.  — Мы должны что-то сделать, прежде чем вы появитесь в харчевне.
        Когда они наконец отправились в путь, у Валери было подавленное настроение. Она все время молчала и натянуто улыбалась. Д’Арлей посоветовал ей приободриться.
        — Прошлой ночью мне приснился сон. Он был очень страшный, и я до сих пор его переживаю.
        — Расскажите мне этот сон,  — предложил д’Арлей.  — Я постараюсь его растолковать, как Иосиф разгадывал сны фараона.
        Девушка покачала головой:
        — Я пока не хочу об этом говорить и расскажу вам сон позже.
        Погода улучшилась. Они отправились в путь, когда солнце поднималось над горизонтом. Серое небо становилось голубым, и воздух нагревался. Утро было настолько приятным, что настроение у девушки улучшилось. Когда они ехали по дороге, Валери начала напевать.
        Д'Арлей ехал впереди, возглавляя процессию. Девушка пришпорила коня и поравнялась с д’Арлеем, ей очень хотелось с ним поговорить.
        — Какой чудесный день!  — заметила Валери.
        Д’Арлей согласился, хотя его настроение было хорошим не только из-за погоды. Он обратил внимание, как ловко сидела девушка в седле, как крепко держала в руках уздечку. На воздухе ее щечки раскраснелись, глаза сверкали. У Валери полностью изменилось настроение, она смеялась, болтала, что-то напевала и даже изобразила Карла, медленно проводящего пальцем вдоль носа: «Я пришел к вам, дитя мое, не как король Франции, а как мужчина…»
        Они ехали рядом, их кони дружно взмахивали гривами. Девушка смотрела на д'Арлея и весело улыбалась.
        — Сегодня утром вы мне кажетесь радостной и счастливой,  — заметил д'Арлей.
        — У меня для этого есть причины.
        — Наверное, у меня тоже было бы такое настроение, если бы мне было известно наше будущее.
        — Я не хочу думать о будущем. Я живу настоящим.  — Девушка показала рукой на окружавшую их красоту.  — Это чудесный день, и я уже ощущаю дыхание юга. Кажется, нас никто не преследует. Самое главное, я начинаю верить, что это правда.
        — Что правда?
        — Что… что я избавилась от тени, под влиянием которой я жила более года.
        Д'Арлей подождал, не скажет ли девушка еще что-нибудь, а потом спросил:
        — Разве у вас нет других причин, чтобы быть счастливой сегодня?
        Девушка рассеянно ответила:
        — Ну… я еду в хорошей компании.
        — Уже лучше. Но это не ответ, который я надеялся услышать.
        Они приближались к повороту, необходимо было сосредоточиться и внимательно смотреть вперед. Теперь первым заговорил д'Арлей:
        — Должен признаться, что я с трудом сдерживаюсь. С тех пор как мы отправились в путь, мне постоянно хочется пересадить вас в свое седло. Я просто схожу с ума! Чувства настолько переполняют меня, что я с трудом сдерживаюсь: мне хочется громко кричать об этом. Валери, я настолько счастлив, что если бы Карл был с нами, я смог бы ударить его по лицу перчаткой!  — Д’Арлей попытался взять себя в руки.  — Мне трудно притворяться. Если я позволю себе мечтать и дальше, мою любовь к вам сможет заметить каждый. Все встречные догадаются, что вы — женщина и я вас люблю. Мне придется сдерживаться. Мы — трое мужчин, путешествующих вместе. Хелион — мой слуга, и, если судить по одежде, вы тоже слуга. Когда вокруг нас будут люди, мне следует относиться к вам как к слуге. А чтобы не ошибиться, мне следует постоянно вести себя именно так. Надеюсь, вам все понятно?
        Валери смотрела на д'Арлея, пока он объяснял создавшуюся ситуацию. Девушка улыбнулась и опустила глаза, а потом почтительно сказала:
        — Да, мой господин.
        — Конечно, пока вокруг нас никого нет, мы можем отложить на некоторое время эту неприятную… игру,  — извиняющимся тоном сказал д’Арлей.
        — Тогда… я не должна ехать позади вас в компании вашего слуги Хелиона?
        — Конечно,  — улыбнулся д’Арлей,  — но мне было бы легче притворяться, если бы вы все-таки ехали сзади.
        Темнота застала их в пути, далеко от ночлега. Спустя час или два они рассмотрели очертания небольшого дома в стороне от дороги. Д’Арлей спешился первым и постучал в дверь, но никто не отвечал, стук гулким эхом отзывался в пустом доме.
        — Кажется, тут никто не живет,  — мрачно заявил д’Арлей.  — Мой господин, позади дома находится сарай,  — сказал Хелион.
        Д'Арлей решил, что лучше заночевать в сарае.
        — Дверь туда будет легче открыть, кроме того, там наверняка есть сено или солома — тогда нам не придется спать на голом полу.
        Сарай оказался полуразрушенным, луна светила через отверстия в крыше. Глиняный пол покрывало полусгнившее сено. Хелион занялся лошадьми, привязал их в углу и дал поесть.
        Валери и д’Арлей сели в центре сарая. В сене что-то подозрительно шуршало. Девушка боялась крыс и поплотнее закуталась в плащ.
        — Сейчас я готова рассказать вам мой сон.
        — Он был неприятным?
        — Да, сон был о графине.  — Девушка опять помрачнела.  — Она пришла ко мне и что-то сказала. Я могла различить на ее лице выражение ненависти и торжества. Я не помню, что она мне говорила, но это было связано с будущим, поэтому сон меня очень испугал. Я проснулась в ужасе и услышала свои собственные слова: «Нет! Нет! Нет!»
        — Если вы запомнили все остальное так ясно, то должны помнить и то, что она вам сказала.
        Валери покачала головой:
        — Нет, ничего не могу вспомнить. Наверное, она что-то планирует… Какую-то месть за то, что мы сделали.
        — Этому я верю. Валери, не стоит волноваться. Что она может сделать? Я искренне надеюсь, что никто из нас больше ее никогда не увидит. Но расскажите мне еще о вашем сне. Где происходило действие?
        — Это была очень большая комната с высоким потолком, и там, кажется, горели сотни свечей. На одной стене висел гобелен, на котором была изображена смерть Авессалома…
        — Стоял ли рог для вина на столе под гобеленом?  — взволнованно спросил д'Арлей.
        — Да.  — Девушка медленно кивнула.  — Я вспоминаю, что рог был украшен серебряным орлом и стоял на столе на подставке с птичьими лапами.
        Д'Арлей был вне себя.
        — Это Палата Карла Великого во дворце Сан-Поль. Вам когда-либо приходилось там бывать?
        Валери отрицательно покачала головой:
        — Нет. Но во сне я все видела очень ясно. Вокруг было много народу, но я не могла разглядеть лиц.
        — Значит, Изабо пришла к вам во сне в Палате Карла Великого и передала послание, которого вы не можете вспомнить?  — Д'Арлей задумался.  — Наверное, она задумала месть, каким-то образом связанную с королем. Иначе как вы могли видеть во сне Палату, которую никогда прежде не посещали?
        Валери тихо спросила:
        — Госпожа Изабо может до такой степени разозлиться на нас, что начнет страшно мстить?
        — Я уверен, что она страшно зла и попытается нам отомстить,  — сказал д’Арлей.  — Она сделает все, что в ее силах.
        Они сидели молча несколько минут.
        — Вы ее сильно любили?  — не выдержала Валери. Робин неохотно кивнул.
        — Когда я был молод, любил ее больше всего на свете. Но она вышла замуж за моего брата. Я был очень зол и хотел хранить хотя бы что-то из того, что было потеряно. Со временем страсть остыла и… — он мрачно улыбнулся, она стала обязанностью, от которой я не мог избавиться. Должен вам честно признаться, Валери, что много лет я пытался разорвать эту связь.  — Он опять помолчал и, волнуясь, взглянул на девушку.  — Я могу поклясться, что даже когда я был совсем юным и считал Изабо своими солнцем, луной и звездами, я никогда не чувствовал к ней того, что испытываю к вам!

2

        Проснувшись утром, они поняли, что погони пока нет, но решили не рисковать и упорно продолжали продвигаться вперед. Валери завязала один глаз, она не садилась на лошадь и не слезала с нее в присутствии чужих людей, боясь быть разоблаченной. Она плотно заворачивалась в плащ, хотя было очень тепло.
        Так продолжалось еще два дня. Путники мужественно переносили все неудобства, но теперь к ним прибавилось настоящее испытание — им негде было взять воды, чтобы хоть немного привести себя в порядок. Больше всех страдала Валери.
        На пятый день Валери уже больше не могла терпеть. Увидев, что недалеко от дороги, в тени деревьев, течет ручей, она натянула поводья.
        — Здесь никого нет,  — сказала девушка.  — Я постараюсь не задерживаться.
        Д’Арлей с сомнением взглянул на быстро мчащийся ручей.
        — Боюсь, что тут глубоко, да и вода, должно быть, холодная. Вы умеете плавать?
        Валери улыбнулась:
        — Вы, наверное, забыли, что всю жизнь я провела в дороге. Я никогда не мылась в ванне до тех пор, пока не стала жить с графиней. Сударь, мне кажется, что я тут купалась несколько лет назад, когда мы направлялись в Тур. Я… хорошо умею плавать, не волнуйтесь.
        Д’Арлей стоял на страже у дороги недалеко у ручья. Хели-он караулил за поворотом. Они знали, когда она нырнула в воду, потому что девушка невольно вскрикнула — вода была ледяной.
        Валери появилась через несколько минут полностью одетая. Она выглядела посвежевшей, но дрожала от холода. Купание не принесло ей ожидаемого облегчения.
        — Мне было неприятно снова надевать грязную одежду,  — сказала Валери, с неприязнью глядя на грязную куртку и лосины.  — Я больше не могу этого терпеть. Мне необходимо сегодня же постирать одежду, иначе я не смогу надеть ее завтра снова.  — Девушка попыталась все объяснить Робину.  — Вы, наверное, считаете странным слышать это от человека, который так много времени провел в скитаниях. Мне пришлось тогда многое претерпеть и не хотелось бы вернуться обратно — в ту жизнь. Но вот я опять начинаю ощущать себя немытой, грязной, словно возвращаюсь в прошлое. Мне не по себе. Мне настолько неприятна грязная одежда, что кажется, я в плену и телом и душой.  — Она взглянула на Робина, моля о понимании.  — Надеюсь, что вы меня не считаете неблагодарной и капризной.
        — Вечером у вас будет горячая вода, вы сможете постирать одежду,  — уверенно заявил д’Арлей.
        Им действительно удалось получить полную бадью горячей воды. Д’Арлею пришлось отдать хозяину серебряную монету, чтобы тот согласился дать им столько воды.
        Когда д'Арлей вошел в единственную комнату, которую выделил им трактирщик для отдыха, он обнаружил, что Валери очень разумно использовала горячую воду. Из одного угла комнаты в другой была протянута веревка, на ней висели выстиранные вещи девушки. Они напоминали пугала в безветренный день.
        Валери достала запасной плащ. Вечер был удивительно теплым, поэтому плащ она надела прямо на тело. Д’Арлею удалось разглядеть белое плечо, когда Валери торопливо закрепляла на себе одежду.
        — Мне очень неудобно оттого, что пришлось превратить комнату в прачечную,  — извинялась девушка.
        Д’Арлей уселся на постели и взглянул на нее. Валери улыбнулась и покачала головой;
        — Господин Робин, вы что-то очень серьезны. Д'Арлей признал, что она права.
        — Вы зря волнуетесь по поводу некоторых вещей.
        — Вы правы, Валери.
        — Теперь расскажите мне о том, что вас так волнует. Вы не улыбнулись ни разу с тех пор, как вошли в комнату.
        — Меня волнует то, что нам предстоит сегодня.  — Д'Арлей показал на невероятно огромную кровать.  — Вам известно, что это единственная кровать во всей гостинице?
        — Я слышала, как об этом говорил хозяин. Казалось, девушку это совсем не волновало.
        — Мы все трое должны оставаться в этой комнате. Я и Хелион могли бы спать за дверью, но тогда всем станет известно, что вы не мужчина.
        — Нет, вы и Хелион можете спать на постели, а я стану спать у двери. Я — младший слуга, и его положение никого не удивит.
        — Неужели вы думаете, что я смогу уснуть, если вы будете валяться на твердом полу?
        — Но что мы можем сделать? Или вы хотите сказать, что мы все втроем уляжемся на одну постель?
        Д’Арлей резко покачал головой:
        — Нет! Нет! Вы должны понимать, что таким образом я погублю репутацию любимой женщины!
        — Кто об этом узнает?
        — Подобные слухи распространяются самым непостижимым образом. Нет, Валери, мы должны придумать что-то иное.
        Девушка нахмурилась.
        — Нам все равно придется как-то пережить эту ночь. Д’Арлей нашел выход из сложного положения:
        — Вы будете спать на постели, а мы вместе с Хелионом на полу, рядом.
        Валери не согласилась на это.
        — Если станет известно, что мы вместе провели ночь, нам никто не поверит, что мы были настолько… воспитанны и вели себя так прилично. Неужели для дела чести имеет значение, спите вы на расстоянии пяти или двух футов? Почему жесткие доски более невинны, чем мягкий матрас?
        Д'Арлей разволновался еще сильнее.
        — Тогда я не вижу выхода из данного положения. Неизвестно, к какому решению они бы пришли, но в этот момент послышался стук в дверь. Д'Арлей открыл ее. На пороге стоял хозяин гостиницы с двумя запыленными путешественниками. Хозяин кивнул, как бы пытаясь извиниться.
        — Прибыли еще постояльцы,  — сказал он.  — Сударь, у меня трудности. Я должен дать им приют. Но у меня есть только одна кровать, и она рассчитана на пять человек. Он понизил голос.  — Это богатые купцы, которые отправляются на весеннюю ярмарку на юг. Они знают свое место и не станут вам докучать.
        — Интересно, как это они не станут мне докучать, если будут спать с нами в одной постели?  — возмутился д'Арлей.
        Он с неприязнью взглянул на вновь прибывших. Это была странная парочка. Один из купцов был среднего возраста и сильно располневший, но не выглядел добродушным человеком. Он казался вредным и хищным, вдобавок поразительно вульгарным. Его спутник был маленьким человечком, тощим и живым, как обезьянка. У него были близко поставленные глазки, черные волосы вылезали из ушей и ноздрей и густо покрывали руки.
        Их одежда когда-то была яркой и с претензией на моду, но сейчас она выглядела засаленной и потрепанной.
        — Я бедный человек, сударь,  — продолжал ныть хозяин, и не могу отказывать денежным постояльцам.
        Д'Арлей быстро взглянул на Валери, она стояла к ним спиной. Ее плечи тряслись, и д’Арлей никак не мог понять, смеется она или плачет.
        «Если ей это кажется смешным,  — возмутился про себя д'Арлей,  — зачем я изо всех сил пытаюсь найти разумный выход?» Он еще не понял, что присутствие двух незнакомцев дает им возможность с честью выйти из щекотливой ситуации.
        Д’Арлей сказал хозяину:
        — Мы отправляемся на рассвете, и я настаиваю на том, чтобы эти люди уехали раньше нас. Чтобы сэкономить время, мы будем спать одетыми. Пусть и они тоже спят одетыми.
        Толстяк спокойно ответил:
        — Я не против, потому что не снимал одежду уже десять дней. Хозяин понял, что победил, и поспешил побыстрее скрыться, пока кто-нибудь не передумал. Низенький человечек вошел в комнату и усмехнулся, как обезьяна, показывая на веревку с вещами.
        — Старый Пузырь, ты можешь чувствовать себя как дома,  — сказал он, обращаясь к своему спутнику.  — Может, ты желаешь дать нам бесплатное представление? Или для твоего веса веревка кажется слишком тонкой?
        Толстяк сердито фыркнул.
        — Король Жозер, это правда, что я набрал парочку фунтов, но когда я оказываюсь на веревке, я не чувствую свой вес, как душа, взмывающая в рай. Я мог бы использовать эту тонкую веревку и изобразить на ней па паваны, двигаться вперед спиной, поворачиваться и даже прыгать. Мне не обязательно, чтобы играла музыка.
        Он протянул руку к веревке, как бы желая подтвердить свои слова.
        Д'Арлей сразу же вмешался:
        — Не стоит тут устраивать танцы на канате.
        Толстяк отказался от своего намерения, но его компаньон никак не мог успокоиться. Он что-то проворчал, а потом начал разглядывать висевшую на веревке одежду.
        — Вам эта одежда не подойдет. У вас для этого слишком длинные ноги,  — заявил он.  — Наверное, эта одежда принадлежит тому малышу, который не выходит из угла. Что с ним такое, если он так заботится о своих вещах?
        — Если начнутся вопросы, я вам тоже задам несколько, но они вам могут не понравиться,  — резко заявил д'Арлей.
        «Хозяин сказал, что эти люди — купцы, значит, обманул». Д’Арлей был готов потребовать, чтобы эти двое покинули комнату. Он шепнул об этом Валери, но она отрицательно покачала головой.
        — Нет,  — ответила девушка, пытаясь подавить смех.  — Эти люди могут причинить нам большое зло, если их разозлить.
        — Вам не стоит хихикать.
        Тем временем толстый танцовщик начал снимать башмаки. Он вел себя довольно бесцеремонно: уселся на полу и принялся вытряхивать из ботинок грязь, колотя их о край кровати. Закончив эту процедуру, толстяк растянулся на постели и довольно вздохнул. Его спутник бросил на пол мешок и уселся рядом. В мешке находились орудия его мастерства. Он доставал одну вещь за другой и внимательно все разглядывал: различные «волшебные» палочки, полдюжины шариков, кожаный конус, украшенный кабалистическими знаками, несколько ножей, матерчатую змею с суставами из пружин и черную шелковую материю. Каждый предмет он осматривал очень внимательно и опускал обратно в мешок, стараясь уложить все по прежним местам. После этого у него значительно улучшилось настроение.
        — Старый Пузырь, я пока еще новичок в этом деле, но никто не может сказать, что я плохо работаю. Вам известен более искусный жонглер, чем я? Встречался ли более хитрый знахарь?
        Канатоходец сгибал и разгибал сильные, толстые ноги.
        — Можешь ли ты одновременно жонглировать шестью ножами?  — поинтересовался он.
        Тощий жонглер минуту молчал.
        — Я могу одновременно кидать в воздух четыре ножа.
        — Мне известен один человек, который бросает шесть ножей или кинжалов и никогда не допускает ошибки.
        Маленький человечек сильно обиделся и стал возмущаться, так разгорается сухой кустарник, когда его бросают в ярко горящий костер. Его темные глазки засверкали.
        — Ты, толстый ломоть свиного сала! Тебе известен человек, который может жонглировать шестью ножами? Это ложь! Ты хочешь меня разозлить, да? А мне знаком человек, чьи кишки сейчас пощекочет мой нож!
        Через секунду в комнате разгорелась шумная ссора. Тощий человек от злости подпрыгивал и грязно ругал толстяка. Тот, сидя в кровати, отвечал тем же.
        Д’Арлей схватил жонглера за руку и резко его встряхнул.
        — Наше терпение кончилось,  — возмутился он.  — Без единого слова ложитесь в постель!
        Жонглер сразу успокоился и усмехнулся.
        — Как скажете, высокородный господин. Но мне сначала нужно размяться.
        Он подошел к закрытому окну и начал разминку. Жонглер вытягивал руки и долго разминал каждый палец, вращал руками и поворачивал то туда, то сюда шею, громко вдыхал и выдыхал. Он тянул за суставы, и они хрустели, как ломающиеся во время бури сухие ветки.
        Д'Арлей собирался все это прекратить, но канатоходец покачал головой:
        — Сударь, он должен делать эти упражнения дважды в день. Он разогревает мышцы и потому может хорошо выполнять свои упражнения.
        — Это правда,  — шепнула Валери.  — Мне это известно, потому что мы часто путешествовали в компании подобных акробатов, жонглеров и фокусников.
        Жонглер закончил упражнения и растянулся на постели рядом с канатоходцем. Хелион также улегся рядом с толстяком и, кажется, сразу уснул.
        Д'Арлей взглянул на небольшой участок кровати, который оставался свободным, и шепнул Валери:
        — Мне это все напоминает компанию воров и кажется, что мы должны спать в свинарнике. Но тут ничего не поделаешь. Я лягу с ними рядом, а вам придется лежать с краю.
        После того как все пятеро разместились, наступила тишина, прерываемая громким сопением Хелиона. Потом вдруг заговорил толстяк.
        — Мне вспомнилась история, которую я когда-то слыхал,  — начал он.  — Кажется, трое встретились в гостинице: шляпник, разбойник с большой дороги и шлюха. Шляпник направлялся на ярмарку, как это делаем мы. Разбойник только что перерезал глотку одному богатенькому купцу в Париже и пытался побыстрее скрыться. Ну а шлюха… Мне не стоит рассматривать причину ее действий. В гостинице, как в нашем случае, оказалась только одна постель…
        — Помолчи!  — прервал его д'Арлей.  — Я не желаю больше слышать ни единого твоего слова, мошенник, или мне придется обмотать веревку вокруг твоей шеи и научить тебя другому танцу!
        Толстяк обиделся.
        — Мне хотелось развлечь вас веселой историей, чтобы вам было легче засыпать. Этот рассказ передавался из уст в уста — от друга к другу или шептался на ушко подружке. Он повернулся на другой бок. Постель под ним заскрипела. Через некоторое время он уже спал.
        Д'Арлей понимал, что лучше ему не спать. Он принялся в сотый раз размышлять о том, что может с ними случиться. Он не сомневался, что королю уже известно о его участии в побеге Валери, поэтому придется покинуть страну. Он вынужден будет навсегда расстаться со своим любимым поместьем Арлей, но бедняком они его не сделают. У него достаточно золота, чтобы начать новую жизнь в другой части света. Д 'Арлей стал раздумывать, в какой стране он смог бы поселиться: Наварра, Испания, Португалия, Италия, Шотландия. Когда он вспомнил о Ганзейском союзе, подумал, что там можно сколотить целое состояние, кроме того, они могли бы работать вместе с Жаком Кером.
        Прошел час. Храп троих спящих мужчин сливался в один разноголосый хор. Д’Арлей не шевелился, ему казалось, что Валери тоже не спит.
        — Господин д’Арлей?  — послышался тихий голос девушки.  —Да?
        — Вам не кажется, что этот маленький черный человечек что-то подозревает?
        — Он внимательно смотрел на вас, но я не думаю, что он начал что-то подозревать.
        — Я в этом не уверена. Я почувствовала на себе пристальный взгляд, и мне стало неприятно. Может, нам нужно разбудить Хелиона и убраться отсюда, пока они спят?
        — Если мы так сделаем, они явно станут нас подозревать.
        Наступила долгая пауза.
        — Господин д’Арлей?
        — Да?
        — Находилась ли какая-нибудь придворная дама в подобном положении?
        — Нет, я так не думаю.
        — Это еще раз доказывает, что я никакая не дама, потому что меня эта ситуация очень забавляет. Я привыкла к людям, подобным этому жонглеру и этому толстяку, и мне все кажется довольно интересным.
        Д’Арлей почувствовал, как она трясется от смеха. Ему вдруг тоже стало смешно, и он с трудом поборол в себе желание расхохотаться.
        — Мы должны быть очень осторожны, иначе разбудим всех.
        — Только представьте себе,  — шепнула ему Валери,  — что подумала бы графиня, если бы ей все стало известно!
        Настроение у девушки сразу изменилось. Д’Арлей часто замечал у нее внезапную смену настроения. Он не знал, стоит ли на это обращать внимание.
        Девушка глубоко вздохнула:
        — Я принесла слишком много хлопот и тревог вам и господину Керу.
        — Вы не должны забывать, что именно он все это начал.  — Д’Арлей замолчал, пытаясь определить, спят ли соседи по постели.  — Попытайтесь поспать, потому что нам придется встать очень рано.
        — Будет лучше, если я вообще не стану спать.
        Несмотря на такое решение, Валери вскоре заснула. Д 'Арлей наблюдал за девушкой: вот она успокоилась и перестала вертеться. Он слушал, как ее дыхание становится глубже и ровнее, а потом перешло в какой-то интересный звук, напоминающий мурлыканье котенка. Д’Арлей улыбнулся и подумал: «Теперь-то уж точно мне не следует спать».
        Он почувствовал себя счастливым, ощущая рядом ее теплое дыхание. «Надеюсь, вскоре я по праву смогу обнимать ее каждую ночь и слышать это милое мурлыканье рядом с собой! » — подумал д’Арлей.
        Он решил, что надежно спрятанное золото поможет им вести комфортную жизнь в любой части света. Так что будущее уже не рисовалось ему только в мрачных тонах.
        Он представил себе белый дом на холме и белую дорогу, залитую солнечным светом, звуки детских голосов, доносящиеся из оливковой рощицы позади дома. Засыпая, д’Арлей думал о том, что случившееся помогло ему направиться к настоящему счастью…
        Он проснулся, когда первый утренний свет показался в окне.
        Валери лежала в его объятиях и прижималась щекой к его щеке. Ночь была теплой, и она спустила плащ. Д'Арлей ощущал ее голое плечо на своей руке. Он осторожно поискал одежду девушки и нашел ее где-то на уровне коленей, тихонечко набросил на Валери и потряс ее за плечи.
        Девушка сразу проснулась, провела рукой по глазам и взглянула на окно. Она ужаснулась:
        — Я все-таки заснула! Простите меня, господин Робин! Меня может извинить только то, что мы долго ехали верхом и я очень устала.
        — Надеюсь, вы хорошо выспались?
        — Я хорошо и крепко спала и теперь чувствую себя отдохнувшей.
        Д'Арлея поразило, какой свежей и прелестной была Валери. У нее блестели глаза и на щеках играл нежный румянец. Валери покрепче запахнула плащ и спустила ноги на пол.
        — Если господин Робин отвернется,  — шепнула она,  — я быстро оденусь!

3

        Следующую ночь путники провели в большой гостинице, где им удалось занять три комнаты. Д'Арлею достался просторный номер с очагом и высоким гардеробом, украшенным гербом. Д'Арлей так и не смог определить, кому он принадлежал.
        На завтрак ему подали печеную рыбу, хороший белый хлеб и довольно вкусное охлажденное вино. Хелион ходил за всем этим на кухню, а Валери прислуживала д'Арлею, как и положено настоящему слуге.
        Когда Хелион вышел из комнаты, д'Арлею не терпелось более нежно поприветствовать девушку.
        — Любимая, сегодня будет хороший день для поездки верхом.
        Девушка ответила не сразу:
        — Да, господин Робин.
        Д’Арлей положил на стол нож. Он позволил себе сказать Валери то, в чем давно хотел признаться.
        — Наверное, вам не хуже меня понятно, что я все время испытываю огромное напряжение. Я вас постоянно вижу и нахожусь рядом с вами. Я не могу выразить, как сильно я вас люблю!  — Д'Арлей сам поразился тому, что говорил столь высокопарно.  — Клянусь нашим Богом и всеми святыми и сияющими ангелами с серебряными крыльями, парящими в небесах, что люблю вас сильнее, чем любил кого-либо со времен изгнания Адама из рая! Даже в этих потрепанных одеждах, которые выбрал для вас мой бестолковый слуга, с повязкой на глазу, дорожной пылью на подбородке для меня вы — самое прелестное создание во всем мире!
        — Господин Робин, вам не кажется, что вы нарушаете собственное правило?
        — Да, вы правы!  — Он говорил очень горячо.  — Но это никуда не годное правило, оно вызвано только теми странными обстоятельствами, в которых мы оказались. Ясно, что нас никто не преследует. Мне хотелось быть полностью уверенным в этом, и теперь у меня нет никаких сомнений на этот счет. Это значит, что нам можно не придерживаться этих правил, что мы можем купить вам подходящую одежду. Это значит…
        Д’Арлей повернулся к девушке. Он надеялся, что она испытывает то же, что и он. Но она была скованна, на лице ее блуждала слабая искусственная улыбка. Она пыталась скрыть свои чувства.
        — Валери? Вы плохо себя чувствуете?  — Робин вскочил и схватил ее руки.  — Что случилось?
        — Прошлой ночью мне приснился тот же самый сон,  — с трудом выговорила девушка.  — Графиня снова приходила ко мне и говорила прежние вещи. На ней было надето старое платье. Я не помню, что она мне говорила, но я ощущала тот же самый страх. Это был страх за вас и… за господина Жака Кера.
        — Вы видели еще кого-то в комнате на этот раз?  — спросил д’Арлей.
        Валери покачала головой:
        — Нет. Все они были словно в тумане, как и в прошлый раз.
        — Вам не кажется, что Изабо хочет вас предупредить о какой-то опасности?
        — Нет, нет!  — Валери почти закричала.  — Она пришла, чтобы испугать меня. Она не скрывает, как сильно меня ненавидит. Если этот сон — предупреждение, то он… исходит из другого источника.
        — Вы можете еще что-то рассказать о вашем сне? Девушка нахмурилась.
        — Одна фигура выступила вперед. Я изо всех сил пыталась рассмотреть, кто это был, но… в это мгновение сон закончился.  — Девушка немного помолчала, а затем быстро продолжила: — Мы не можем терять ни минуты! Мне очень хотелось скинуть эту одежду; но у нас для этого нет времени! Мы должны добраться до Буржа и предупредить господина Кера. А потом нам необходимо скрыться, уехать как можно дальше. Так далеко, чтобы нас никто не мог найти!
        — Все будет так, как вы желаете, сердце мое.
        В комнату вошел Хелион, д'Арлей приказал ему подготовить лошадей и заплатить хозяину гостиницы. Хелион был удивлен таким поворотом событий, ему не хотелось снова отправляться в тяжелый путь.
        Робин повернулся к Валери. Ей не удалось успокоиться.
        — Куда бы вы хотели отправиться после того, как мы покинем Бурж?
        — В Испанию, в Индию, в Китай! Господин Робин, куда угодно, лишь бы быть подальше от нее и того зла, что она замышляет против нас!
        — Вы готовы отправиться со мной?
        Валери хотела было что-то сказать, но передумала. Она опустила глаза и нахмурилась. Потом она снова взглянула на Робина.
        — Если вы хотите получить ответ, мне кажется, что вам следует по-другому поставить вопрос.
        — Я что-то ничего не понимаю.
        — Я не могу с вами никуда отправиться, если не стану вашей женой. Но до сих пор вы ничего не говорили о браке.
        — Но,  — д'Арлей был поражен,  — я ведь говорил, что сильно вас люблю!
        — Господин Робин, разве не так бывает: когда благородный рыцарь желает соблазнить деревенскую простушку, он всегда говорит о том, как ее сильно любит?
        Д'Арлей расстроился.
        — Я все понял и должен признаться, что сделал ошибку. Но мне казалось, что вам ясны мои намерения.
        — Робин,  — сказала девушка, в первый раз обращаясь к нему по имени,  — вы происходите из древнего рода и владеете поместьями. К тому же вы — рыцарь. Что касается меня, никому не известно, кто я такая. Видимо, нам так и придется думать, что я — дочь странствующего актера. Когда между людьми существуют подобные различия, они не могут все принимать как должное. По крайней мере, я не могу так делать и буду ждать, когда вы сами мне что-то захотите сказать.
        — Я могу сказать только одно,  — заявил Робин,  — что не хочу с вами расставаться никогда. Мне кажется, что мы зря теряем время и нам следует побыстрее отправиться к священнику, чтобы он скрепил нас брачными узами.
        — Мы не можем терять время даже на это!  — горестно заявила Валери.
        Появился Хелион и объявил, что лошади готовы.
        Они все время спешили вперед. Валери упорно оставалась в седле, и по вечерам ей помогали спешиться — у нее самой уже не оставалось на это сил. Они двигались вдоль русла Луары, но не могли остановиться, чтобы полюбоваться красотой этих мест.
        Они не обращали внимания на великую реку, на холмы, возвышавшиеся на горизонте, на красивые замки, отражавшиеся в воде, на мельницы, медленно вращавшие крыльями.
        Для Валери долина Луары значила нечто большее, чем просто красивые и спокойные места. Другая девушка более двадцати пяти лет назад проезжала здесь в мужской одежде, она завоевала себе бессмертие. Валери знала историю Орлеанской Девы от начала до конца, она была поражена тем, что д'Арлею почти ничего не было известно о ней. Валери хотелось рассказать ему о Жанне Д 'Арк. Кстати, в то время аристократы почти ничего не знали о ней. Валери хотелось перечислить ему все места, где она бывала, и подробно рассказать ее историю, но у них на это не было времени.
        Только однажды Валери натянула поводья перед гостиницей и сказала:
        — Она спала здесь под каштаном, и когда утром ее спросили, не мешал ли ей дождь, Дева ответила: «Нет, я слышала Голоса, и они заглушали удары грома».
        В другой раз она заметила:
        — В этом месте Орлеанская Дева переезжала реку. Концы огромной радуги находились на двух берегах, слышалась великолепная музыка. Господин Робин, вы не ощущаете, как благословенна эта земля, ведь именно отсюда Дева повела армии на Париж?
        Валери очень хотела достигнуть Буржа до того, как предсказание, переданное ей во сне, исполнится. Но иногда она становилась прежней Валери. Как-то она спросила д'Арлея, какую бы страну он выбрал, если бы им пришлось отправиться в изгнание. Робин ответил, что, пожалуй, предпочел бы Португалию. Валери остановилась на Италии. Она объяснила свой выбор тем, что это необычная страна, давшая миру столько великих поэтов, архитекторов и художников.
        — Мне известно очень мало, и было бы прекрасно пожить в стране, где используются знания, накопленные веками.
        Услышав это, д’Арлей расстроился.
        — Существует только одна страна, где француз может жить счастливо, и эта страна — Франция. А во всей Франции нет места лучше, чем поместье Арлей. Я вам никогда о нем не рассказывал. Любовь моя, эти земли невозможно описать! Дом расположен на краю зеленой долины, рядом протекает ручей, подобный прекрасной женщине, потому что иногда он бывает таким капризным, может проявлять характер. Он постоянно меняет курс. Иногда он мелеет, а временами становится весьма глубоким. Но во все времена вы бы не устали им любоваться. Повсюду возвышаются лесистые холмы. Дом окружает тенистый парк. Кажется, что ветра, дующие в долине, не воют. Они поют прекрасные песни. Кстати, местные крестьяне поют только одну песню. Они утверждают, что слова им принес мартовский ветерок.
        Валери внимательно выслушала д'Арлея и заразилась его энтузиазмом.
        — Кажется, это действительно великолепное место,  — сказала девушка.
        Д'Арлей вздохнул.
        — Прежде оно не было идеальным, потому что поместью и дому не хватало хозяйки. Если бы вы были там, оно сразу бы стало самым великолепным местом в мире. Но мы,  — он глубоко вздохнул,  — потеряли этот шанс. Вы никогда не увидите мое родовое поместье.

4

        Д'Арлей стоял, задумавшись, у окна и смотрел вниз, на двор гостиницы. Слуги разнуздывали и протирали взмокших, уставших от долгой дороги лошадей.
        Послышался стук в дверь. Д'Арлей рассеянно ответил:
        — Войдите.
        Это была Валери, и Робин сразу понял, что она принесла плохие вести. Она не стала проходить в комнату.
        — Мы должны сразу же покинуть это место!  — шепнула она.
        Д’Арлей подошел к двери и внимательно взглянул на девушку. Случилось то, чего они оба никак не ожидали. Робин протянул руки к Валери и страстно обнял ее, проговорив тихим голосом:
        — Моя милая, дорогая Валери, как вы испуганы! Девушка действовала так же импульсивно. Она обняла Робина и положила головку ему на плечо. Робин взял ее лицо в руки и поцеловал. Это был долгий поцелуй, и он вполне выражал его чувства: любовь, преданность, страсть и бесконечную нежность. Это был их первый поцелуй, и только серьезная опасность смогла прервать его.
        Робин коснулся волос девушки и сказал:
        — Дорогая, мы должны выбираться отсюда. Но что все-таки произошло?
        Валери вспомнила об опасности, подумала о потерянном времени и начала быстро объяснять:
        — В гостиницу прибыли новые гости, я прокралась вниз по лестнице, чтобы посмотреть на них. Я сразу узнала одного человека. Он всеми командовал, я знаю точно, что он — один из придворных. Я его видела, когда мы были в аббатстве. Его лицо не просто забыть.
        — Вам известно его имя?
        — Я слышала, как о нем говорила графиня.  — Девушка помолчала, нахмурив лоб.  — Мне кажется, что его зовут Гуффье.
        — Мне все ясно! Они, возможно, преследуют нас, но более вероятно, что они отправляются в Бурже с каким-то поручением к Жаку Керу. В любом случае мы должны заранее предупредить Кера. Значит, нам придется скакать всю ночь.
        — Вы не можете меня оставить тут одну. Я поеду с вами!  — Девушка постаралась уверенно улыбнуться.  — Я молодая и сильная. Мне часто случалось ехать всю ночь, и я могу это сделать снова.
        — Прежде чем я поднялся сюда, я проверил конюшню. Позади нее есть ворота — и мы сможем уехать незамеченными.  — Робин внимательно оглядел девушку.  — Мы уже восемь часов сидели в седле. Вы сможете выдержать быструю скачку?
        — Я все выдержу.  — Она стала очень серьезной.  — Как вы считаете, может, мой сон предупреждал нас об этом?
        — Вполне возможно. Мне ясно только одно: присутствие здесь Гуффье — это очень плохой признак.  — Вдруг Робин счастливо улыбнулся.  — Завтра в Бурже будет хороший день.  — Он протянул к Валери руки.  — Мы поженимся, как только доберемся туда!

        Глава 12

1

        Когда часы пробили час, Никола просунул голову в кабинет хозяина и спросил:
        — Вы слышали, который час?
        В два часа он сделал то же самое, но голос его звучал более громко. Жак Кер не обратил на него никакого внимания. Он сидел за длинным столом, видимо привезенным с Востока. Стол был сделан из чудесного красного дерева и украшен прекрасной резьбой. На нем лежали груды бумаг. Кер что-то писал своим быстрым размашистым почерком. Он не поднял головы, когда Никола пытался его прервать.
        В три часа слуга решил вести себя настойчивее. Он заговорил так громко, что хозяин сразу отвлекся от своей работы.
        — Вы сами торопите время,  — заявил Никола,  — чтобы занять пост, который, как вы считаете, хорошо вам подходит. Вы, как я понимаю, хотите стать казначеем на небесах.
        Кер нетерпеливо ответил:
        — Я должен все закончить, пока у меня есть время.  — Он взглянул на Никола и улыбнулся.  — Никола, тебе так же хочется отдохнуть, как и мне. Прошу тебя, отправляйся спать. И чтобы мой труд больше не прерывался от того, что ты время от времени засовываешь в комнату свою уродливую голову. Мой дорогой Никола, я устал от твоей заботы и от твоих упреков.
        — Разве я когда-нибудь ложился спать раньше, чем вы, господин мой?  — возмутился Никола — Никогда, и вам это прекрасно известно. Почему я вдруг начну так делать после всех лет, когда я за вами ухаживал, болтался рядом, как верная собака, присматривал за вами и выполнял все ваши приказания? Нет, господин, я отправлюсь спать только после того, как вы уляжетесь в постель.
        Он вернулся в прихожую.
        — За два дня мы спали не более трех часов,  — бормотал он.  — Какие черти его гложут, что он не перестает работать? Конечно, я могу на себя наплевать…
        Когда Никола очнулся от сна, в окна комнаты заглядывали первые солнечные лучи. Внизу слышались звуки деятельности — стук молотков и визжание пил. Строители очень рано принимались за работу. Никола услышал голоса тех людей, которых привез с собой Кер. Он потянулся и с виноватым видом взглянул на дверь, ведущую в комнату хозяина. К счастью, она была закрыта. Слуга подошел к окну. Никола видел только одно крыло дома, над которым возводилась высокая крыша. Какой-то человек с чертежами под мышкой расхаживал среди балок и отдавал приказания громким голосом. Каждое утро Никола видел, как он забирался наверх, и каждый раз ожидал, что он свалится и разобьется, но до сих пор человеку везло.
        Когда Никола высовывался из окна по пояс, он мог видеть гораздо дальше. А слышал он постоянно один и тот же властный и громкий голос. Никола знал, что он мог перекричать грохот волн в море и свист ветра в чистом поле. «Ха,  — улыбнулся Никола,  — ясно, что Жан де Виллаж не напился вчера вечером, иначе не смог бы встать так рано!»
        — Жан! Жан де Виллаж! Иди сюда!  — крикнул Никола что есть мочи.  — Хозяин вскоре захочет тебя видеть!
        Через несколько секунд в дверях появился человек, глядя на которого можно было поверить в существование великанов, которыми пугают непослушных детей. Знаменитый морской капитан господина Кера был не только значительно выше многих, он был весьма широк в плечах. Плечи у него казались мощными и крепкими, как платформы для орудий, а ноги походили на стволы деревьев. На Жане де Виллаже была желтая куртка на толстой стеганой подкладке с черными пуговицами и с бантами ярко-синего цвета, со множеством цепочек, которые громко звякали, когда он шел. Рукава его куртки были такими пышными, что казалось, будто у него совсем нет шеи. Капитан походил на гигантское животное, пришедшее из древних легенд. Его лицо напоминало морщинистую дыню с кривым ртом и светло-голубыми глазками, окруженными морщинами.
        — Великий человек уже проснулся?  — спросил Жан де Виллаж, входя в комнату.
        — «Уже проснулся»!  — возмущенно повторил Никола.  — Великий человек бодрствовал всю ночь, зарывшись носом в бумаги, пока его слуги храпели, как свиньи. Он не сомкнул глаз, как и я!
        — Ты врешь!  — заметил капитан довольно добродушно.  — Старая уродливая лягушка, я могу определить по твоим заспанным глазам, что ты только что проснулся. Я хочу тебе сказать: я не храплю во сне, как свинья. Я сплю чутко, как медведь. Должен тебе заметить, Никола, что когда я просыпаюсь, то сразу начинаю рычать и могу разорвать ленивых слуг вроде тебя в клочья!
        Никола не успел и глазом моргнуть, как капитан открыл дверь в комнату Кера и с грохотом закрыл ее за собой. Кер взглянул на вошедшего и сказал:
        — Доброе утро!
        — Этот человек, который сыплет соль на раны, все время скулит и обожает приносить плохие новости, другими словами, ваш слуга Никола, чей плохой характер вы неизвестно почему так долго терпите, рассказал мне, что вы вообще не ложились спать. Хозяин, вы не правы! У вас не будет ясной головы для разрешения стоящих перед вами проблем, если вы не станете нормально спать.
        Кер дописал последнее слово, а потом рассеянно начал собирать бумаги.
        — Мой храбрый Жан, мне нужно было написать подробные инструкции о том, что следует делать в случае необходимости.
        Он откинулся в кресле и устало провел рукой по лицу. Кер был бледен, и под глазами у него залегли темные тени.  — Как только все придет в норму, мне нужно будет повидаться с некоторыми людьми. И если мне придется покинуть страну, я буду к этому готов… — Он помолчал и грустно вздохнул.  — Мне придется оставить лавки и фабрики во Франции и видеть, как дело всей моей жизни начнет разрушаться. Но, мой храбрый Жан, у этого дела имеется и более приятная сторона.
        Я собираюсь начать все сначала. Я отправлюсь в Рим. Папа обо мне высокого мнения. Я узнал, что мне будет оказан хороший прием, и именно там я начну строить новую империю. Кер помолчал, а затем уверенно улыбнулся капитану.
        — Жак Кер не закончится с падением его дела во Франции. Он для этого слишком велик. Его дело может погибнуть, но если Жак Кер останется жив, он все может построить сначала. Именно этим мы и станем заниматься — здесь или в Риме.  — Он начал собирать бумаги и запечатывать их.  — Пока их содержание не должен знать никто,  — сказал он,  — даже мой главный критик Никола.  — Он запечатывал бумаги по очереди и складывал их в кипу, которая выросла настолько, что грозила обвалиться.  — Я должен попытаться спасти как можно больше, пока на меня не обрушился страшный удар. Всего я подготовил двадцать два письма. Вот, например,  — он показал на последнюю бумагу,  — инструкции, как и куда вывести суда из залива, если со мной что-нибудь случится. Когда придет время открыть эту инструкцию, вы все узнаете. Я договорился о том, чтобы вы были неподалеку от Марселя, патрулировали берега и предупреждали суда, идущие с Востока: они не должны заходить во французские порты. Я рассматривал любую вероятность и пытался на все найти ответ. Мне очень нужен д'Арлей, но пока его нет,  — продолжал Кер,  — я все возлагаю на вас.
Вы должны всегда держать бумаги при себе, чтобы воспользоваться ими, когда возникнет необходимость. Все будет зависеть от того, насколько быстро претворятся в жизнь мои планы. Все мои факторы поддержат меня. Для каждого из них разработан свой маршрут.  — Кер взглянул на капитана и неловко улыбнулся.  — «Храброе сердце может творить чудеса!» Жан, нам придется продемонстрировать правильность девиза Кера.
        Капитан взял все записи и спрятал их во вместительный внутренний карман.
        — Я выполню все ваши приказания. Значит, когда прибудет д'Арлей, я должен буду передать ему все бумаги? Это я сделаю с огромным удовольствием.
        Никола постучал в дверь и, не дождавшись ответа, вошел в комнату.
        — Только что прибыл сир д'Арлей,  — сообщил он.
        — У меня будто груз спал с плеч!  — воскликнул Кер, быстро вскакивая с кресла.  — Веди его сюда быстрее. Мы здесь позавтракаем все втроем, Жан.
        — Он привез с собой девушку,  — спокойно объявил Никола.  — Мой господин, это та самая девушка. Кажется, что они… очень взволнованы. Господин д'Арлей заявил, что должен срочно видеть вас.
        Кер начал волноваться, но в то же самое время он как будто помолодел. С лица исчезли морщины, лицо порозовело, глаза заблестели. Он сильно хлопнул моряка по плечу.
        — Жан, это хорошие новости. Садитесь и приветствуйте их от моего имени. Пусть они явятся через десять минут. А я за это время со всем покончу.

2

        Д’Арлей нетерпеливо ждал в саду — и его можно было понять. Как только он снял Валери с седла, она свернулась калачиком и сразу уснула. Он смотрел на нее и думал: «Она скакала как закаленный в битвах солдат, моя милая невеста».
        Он собирался позвать слугу Кера и приказать, чтобы он отнес девушку в постель, когда к нему подошел человек с чертежами под мышкой.
        — Доброе утро, господин д'Арлей.
        Д’Арлей узнал архитектора из Парижа, теперь он строил этот потрясающий дом для Жака Кера.
        — Доброе утро, господин Пеллэ. Вы рано начинаете работу.
        — Могу поспорить,  — сказал архитектор, глядя на спящую девушку,  — что вы скакали всю ночь.
        — Это так. Моя спутница не отставала от меня, нет ничего удивительного, что она так устала.
        Д’Арлей взглянул на высившиеся стены.
        — Вы уже успели сделать здесь так много. Строитель мрачно согласился.
        — Вы это видите в первый раз?  — спросил он.
        — Я бы здесь, когда стены только начали возводить, и больше сюда не приезжал.
        Господин Пеллэ внезапно разразился длинным монологом.
        — Это,  — он широким жестом обвел вокруг себя,  — могло бы стать величайшим образцом возведения зданий. Я считаюсь наиболее передовым архитектором в настоящее время. И наконец мне удалось найти человека, желающего построить новый тип здания. У него самого были интересные идеи. Сначала мы с ним хорошо сотрудничали и задумали дом, который будет красивым и практичным. Дом не должен был состоять из одного огромного зала, который бы отражал славу и богатство владельца. Обычно вокруг таких громадных залов располагались крохотные комнатенки, больше похожие на крысиные норы, в них жили и спали все домочадцы, ютилась прислуга. Вместо этого мы рассчитали так, что все комнаты будут нормальных размеров, с каминами и массой света. Дом построен надежным, как замок, и он может похвастаться передовой архитектурой. Подобный дом может задумать и построить только Жак Кер с его даром предвидения и гением делового человека.  — Архитектор прервался и грустно покачал головой.  — И что же случилось? Вдруг начали проявляться слабые стороны этого человека. Его гордость, надменность и хвастливость, желание над всеми
подшутить. Он желает иметь своеобразный дом и переходит разумные границы. Вы только взгляните на рисунки на цветных стеклах в окнах! Тут нет ничего классического и приемлемого! Они должны изображать его корабли или лавки, с помощью которых к нему идет богатство. Вы видели, что он приказал вырезать над окнами и дверями? Различные девизы и изречения! Господин д'Арлей, это изречения, связанные с торговлей! Вы только взгляните на резные группы барельефов. Вместо приличных сценок там изображены комические существа. Вместо сцен из Писания он потребовал изобразить шуточки над рыцарями и дворянством. Над каждой дверью он приказал изобразить сценку, из которой стало бы ясно предназначение этой комнаты. Кухню объявляет поваренок с ложкой в руках. Спальня — это голова, просунувшаяся через занавесы балдахина! Господин д'Арлей, в этом человеке бушует безумие!
        Д’Арлей очень спешил, но это ему не помешало посетить нижний этаж дома, и он сам удостоверился в оригинальности идей Кера. Он видел примерно дюжину различных изречений и девизов. Большинство из них были избитыми и неоригинальными. Некоторые повторялись неоднократно. Его позабавила сценка, изображенная на барельефе, где два клоуна на мулах шестами пытались поразить друг друга, как это делают рыцари на дуэли. Вместо щитов сражавшиеся использовали плетеные корзинки. Д'Арлей подумал: «Жак и тут пытается посмеяться над идеей рыцарства».
        Он смог различить фигуру Кера в различных группах, рассеянных по стенам, и пытался понять значение этих сценок. Позже д'Арлею стало ясно, что дом должен был стать памятником самому себе, храброй и незаурядной личности, родившейся слишком рано.
        Кер был человеком, понявшим отсутствие знаний, отсталость, царившие в его время, но в нем также было слишком много тщеславия, он был не прочь похвалиться своими успехами перед людьми, которых презирал. Д’Арлей подумал, что дух этого дома можно было определить множеством названий: чудесный, выдающийся, забавный, а иногда — крайне вульгарный…
        — Жак Кер для всего мира является загадкой,  — заявил он архитектору.  — Но здесь, в доме, он снял с себя маску. Этот дом и есть Жак Кер.
        — Да,  — мрачно согласился с ним Пеллэ.
        Д’Арлей вспомнил, что ему следует срочно побеседовать с Кером, хозяином этого удивительного сооружения.
        — Где он? Я должен его срочно повидать! У меня слишком важные новости!
        — Где он?  — Господин Пеллэ развел руками.  — Такой же вопрос я задаю себе сотню раз в день. Он постоянно запирается, никто не может его увидеть. У меня произошли сотни ссор с мулом в виде человека, который сидит у него в прихожей.
        Д’Арлей начал сердито расхаживать, думая про себя: «Если он меня вскоре не примет, я сломаю его дверь! Что с ним случилось? Неужели он мне не доверяет, если не спешит быстрее меня увидеть?»
        Он с облегчением вздохнул, когда увидел Жана де Вилла-жа, который вышел из основной части дома и широко шагал по двору.
        — Привет, Жан!  — воскликнул д'Арлей.
        — Привет, Робин!  — прокричал гигант, и его лицо засветилось.  — Я много слышал о ваших подвигах, но давно вас не видел. Я бы отдал два года жизни, хотя, клянусь святым Христофором, я ценю каждую минуту жизни, которая отведена мне Богом, чтобы увидеть, как вы пронзили ребра этого проклятого бургундца своей саблей.
        Они пожали друг другу руки как старые друзья, но улыбка быстро исчезла с уст д’Арлея.
        — Жан,  — воскликнул он,  — нас ждет беда! Сюда направляются офицеры короля, и они вскоре окажутся здесь. Об этом следует побыстрее сообщить Жаку! Почему он скрывается?
        Жан де Виллаж улыбнулся.
        — Вы долго его ожидаете?
        — Полчаса. Может, час… Мне кажется, что я жду его уже целую вечность!
        — Вы ждали только пять минут!  — заявил гигант.  — Наш великий человек заканчивает работу, которой он был занят всю ночь. Ему известно о вашем прибытии, и нужно немного времени, чтобы все довести до конца. Сейчас я проведу вас к нему,  — Глаза де Виллажа обратились к спящей девушке, и он заинтересованно посмотрел на нее. Потом повернулся к д 'Арлею и подмигнул.  — Это она?  — спросил он.  — Я кое-что о ней слышал. Клянусь святым Христофором, она очень хорошенькая, хотя, должен признать, она несколько мелковата. Мне нравятся крупные женщины, и чтобы они покачивали бедрами во время ходьбы.
        Д’Арлею не понравились слова де Виллажа.
        — Я сегодня же на ней женюсь,  — сдержанно заявил он. Жан де Виллаж, пораженный, повернулся к нему:
        — Вы на ней женитесь? Ну же, Робин! Мне было всегда известно, что когда-нибудь вы женитесь на самой богатой невесте Франции. Насколько мне известно, у этой девицы нет не только собственного имения, но даже двух самых завалящих монеток в кошельке.
        — Неужели вы думаете, что мы во Франции сможем сохранить богатство или земли! Вам, наверное, неизвестно, в какой опасности мы все находимся? Нас всех отсюда изгонят… если только нам удастся убраться живыми. Я больше никогда не увижу моих поместий…
        Робин нагнулся и крепко сжал Валери в своих объятиях. Она пошевелилась во сне, но не проснулась. Д'Арлей взглянул на морского волка и сказал:
        — Жан, она провела в седле почти сутки. Может, она и небогата, но я себя считаю самым счастливым человеком в мире.
        Д'Арлей отнес Валери в главный зал. Девушка проснулась и спросила:
        — Где мы?
        Валери была очень слаба, и когда д'Арлей поставил ее на ноги, у нее подогнулись колени, девушка ухватилась за его руку. Они поднялись по огромной мраморной лестнице и вошли в приемную, где сидел мрачный Никола. Он взглянул на часы и сурово заметил, что они появились слишком рано. Никола показал им на следующую дверь.
        — Можете войти. Он вас ждет.
        Д'Арлей не стал дожидаться, пока Никола все скажет, и ворвался в комнату. Жак Кер стоял у окна.
        — Жак,  — обратился к нему д'Арлей,  — мы не можем терять ни секунды! Гуффье направляется сюда, и его сопровождает отряд офицеров. Он, видимо, везет с собой ордер на ваш арест.
        Казалось, что Жака Кера не взволновали эти вести. Он улыбнулся Валери, которая вошла в комнату вслед за д'Арлеем.
        — Мадемуазель, у меня нет слов, чтобы выразить радость оттого, что я вас вижу. Вы, видимо, скакали целую ночь, чтобы предупредить Жака Кера. Вы очень храбрая девушка, и я вас благодарю от всего сердца. Но… — он широко развел руками,  — что мы можем сделать?
        — Жак,  — закричал изумленный д'Арлей,  — мы должны срочно покинуть это место! Мы должны уехать все — в Италию, Испанию, куда угодно!.. Здесь к нам не будут справедливы!
        — Убежать?  — Он покачал головой.  — Я ждал, что вы мне это предложите. Мне будет несложно развеять все жалкие обвинения, которые они представят мне.
        — Вам не удастся доказать, что все обвинения фальшивые. Кер попробовал рассмеяться.
        — Робин, меня вполне устроит, что мое доброе имя будет обелено на страницах истории. Друг мой, в такой ситуации я не могу бежать. Обвинения все равно меня догонят. Если я последую вашему совету, все подумают, что я действительно виновен — и тогда все будут считать Жака Кера предателем и вором.
        Они находились в большой, красиво обставленной комнате. На стенах висели гобелены, пол устилали ковры. Камин, где лежали огромные поленья, украшали мраморные колонны и позолоченные панели. Кер подошел к стене, на которой висел богатый восточный ковер, откинул его — там оказалась большая металлическая панель. Им стало ясно, что это такое, когда он ощупью провел рукой по поверхности. На краю рамы появилось отверстие, и панель начала сдвигаться внутрь.
        Кер обратился к Жану де Виллажу:
        — Вы меня извините, если я с друзьями войду внутрь и поговорю. Это займет всего несколько минут.
        Кер поклонился Валери:
        — Прошу вас.
        Они оказались в маленькой комнате. Там стоял простой стол и два стула. Металлическая дверь закрылась за ними.
        — Этот секрет не известен никому, даже Никола. Вы здесь не найдете ничего интересного, но как знать… историки, ученые и летописцы будут жаждать добраться до бумаг, которые я оставлю здесь. Бумаг здесь наберется очень много, и их поиски принесут ценный результат.  — Он усадил гостей, а сам присел на кончик стола.  — Итак, наш друг Робин нашел вас и привез сюда,  — сказал он, обращаясь к Валери.  — Это очень хорошо. Прежде чем я все услышу от вас, мне нужно кое-что вам сообщить. Вы оба должны остаться во Франции. Для французов изгнание — тяжелая вещь. Они понимают, что жить на другой земле почти невозможно. Человек всегда будет вспоминать покинутую им родину. Поэтому люди прибегают к изгнанию как к самому последнему средству.
        — Но вы… — начал д’Арлей.
        — Жака Кера не следует мерить обычными стандартами, Он будет слишком занят для того, чтобы скучать и переживать… — Кер уверенно кивнул.  — Король не сможет вас ни в чем обвинить. Что вы такого сделали? Вы должны остаться в этой стране.  — Он улыбнулся влюбленным.  — Вам следует пожениться.
        — Как только мы найдем священника,  — согласился д’Арлей.
        — Я сразу все понял, Робин, об этом можно судить по вашему виду! Хотя вы выглядите усталым, ваши глаза сверкают от счастья и вы шагаете как покоритель.  — Кер подал руку д'Арлею, потом ласково потрепал Валери по щечке.  — Я рад, дети мои, и желаю вам вечного счастья… А теперь рассказывайте,  — обратился он к Валери.  — Я надеюсь, что вы сможете мне все подробно рассказать, потому что д'Арлей расскажет историю сжато, а меня интересуют именно детали.
        Валери сделала так, как пожелал Кер, и в деталях рассказала о путешествии. Она начала с того, как ее оставили в маленьком домике у стены королевского дворца, поведала о встрече с королем и о ее бегстве с д'Арлеем.
        Кер внимательно выслушал девушку и, когда она закончила, сделал лишь одно замечание:
        — Я был прав и хорошо выбрал кандидатуру. Мужчины предпочитают один и тот же тип женщин.  — Он выпрямился и сказал: — Теперь я тоже кое-что сообщу вам, дитя мое. Ваше имя.
        Валери резко выпрямилась. Сонливость как рукой сняло. Она пристально смотрела на Кера.
        — Мое имя!  — повторила девушка.
        — Вашим отцом был Энгерард-Альфонс-Карл Сорель, любимый брат Агнес Сорель. И значит, дитя мое, ваше имя — Валери Сорель!
        — Господин Кер!
        Валери была так поражена, что не могла произнести ни звука и только смотрела на Жака Кера широко раскрытыми глазами.
        — В то утро вас сразу узнала мадам Агнес,  — продолжил Кер.  — Она сказала, что совпадает все: и место вашего рождения, и то, что вас отдали в чужие руки, и ваше поразительное внешнее сходство с ее любимым родным братом. У Агнес Сорель насчет вас, Валери, не было ни малейших сомнений, у меня — тоже.
        Валери немного пришла в себя и спросила:
        — Ей были известны обстоятельства моего рождения? Кер отрицательно покачал головой:
        — Она знала, что у брата был незаконный ребенок в Бер-ри. Девочка. Он потерял ее из виду. Вот и все.
        — Было ли ей известно что-то о моей матери?
        — Боюсь, что нет. Нам не удалось поговорить об этом, потому что бедняжке стало плохо, как вам это известно. Она выразила желание, чтобы вы прожили лучшую и более полную жизнь, чем удалось прожить ей.
        Валери быстро взглянула на Кера.
        — Именно поэтому вы переменили свое мнение?
        — Это стало окончательной причиной. Еще до этого разговора мне не хотелось выполнять наш план.  — Кер помолчал, как бы все вспоминая.  — Но ее желание, а я всегда им покорялся, было решающим. Даже ради того, чтобы удержать хорошее отношение ко мне короля, я бы не нарушил ее желания.
        Кер подошел к стене и отодвинул настенный ковер.
        На стене находился барельеф, не очень искусно выполненный, но на нем можно было узнать главных действующих лиц. Их было трое. Главным героем являлся сам Кер, он был в головном уборе, похожем на тюрбан, в плаще на меховой подкладке, с цепью на шее. Кер стоял перед дамой у дерева. На голове у дамы был простой обруч. Она подняла одну руку. Сквозь листву другого дерева была видна голова короля, которую венчала корона.
        Д'Арлей подошел поближе к барельефу и с удивлением начал его разглядывать.
        — Что это означает?  — удивленно спросил он. Кер засмеялся:
        — Что это значит? Я задаю вам загадку, а ответ вы должны найти сами. После того как меня не станет, люди найдут путь в эту комнату и будут гадать, как это сейчас делаете вы. Я желаю всем оставить загадку — тут есть намек на конкретную правду, но не больше…
        Раздался стук. Все притихли. Жак Кер сказал шепотом:
        — Это, наверное, Никола. Он считает, что нам пора кончать разговоры.
        Стук в стену прекратился.
        — Странно, что он не настойчив, как обычно,  — заметил Кер, нахмурившись,  — Интересно, что там случилось и почему он перестал стучать? Нам придется посмотреть, в чем там дело.  — Кер коснулся пружины, а затем взглянул на друзей. Пока лучше не говорить никому о ваших родителях,  — сказал он Валери.  — Нам придется пока это все держать в секрете, сначала необходимо заняться юридической стороной дела.
        — Мы никому не станем об этом говорить,  — заметил д’Арлей.  — Даже если бы мы захотели это сделать, у нас для этого нет возможности.
        — Никогда не бойтесь жизни,  — серьезно продолжал Кер,  — всевозможные трудности только укрепляют нашу стойкость. Я никогда не пасовал перед будущим и теперь смотрю вперед с уверенностью. Я всегда оставался хозяином положения и никогда впредь не стану сгибаться под тяжестью невзгод. Вы оба еще молоды, и мне кажется, что моя философия вам подойдет.
        Он адресовал свой монолог в основном Валери. Она побледнела, услышав стук, как будто заранее чувствовала опасность. Кер заметил это и по-отцовски потрепал ее по плечу.
        — Если я не боюсь Гуффье, почему вы должны его опасаться? Мы сейчас все выйдем и посмотрим, что приготовила нам судьба.
        Следующая комната была пустой, но сюда доносился шум разговора из приемной. Кер открыл дверь, и все трое сразу поняли, что случилось, пока они находились в тайнике. Гуффье и сопровождавшие его офицеры скакали всю ночь и теперь были здесь. Жан де Виллаж и Никола стояли у окна, два незнакомца с мечами караулили их. В комнате находилось еще полдюжины солдат. Они прохаживались по комнате, громко топая башмаками, и о чем-то разговаривали.
        — Хозяин!  — воскликнул Никола. Он не смог ничего добавить, потому что один из солдат ударил его мечом в бок и громко заорал, что слуге лучше помолчать, если он желает остаться в живых.
        Валери коснулась руки д'Арлея. Он взглянул на девушку и увидел, что ее личико осунулось и стало белым. Валери шепнула ему:
        — Вот что значил мой сон. С тех пор как мы убежали, над нами висела опасность. Милый Робин, они нас догнали! Молю Бога, чтобы он дал мне силы все это выдержать!
        Д’Арлей склонил к ней голову и шепнул на ухо:
        — Любовь моя, не бойся! Что бы ни случилось, это нас не коснется!
        Девушка глубоко вздохнула.
        — Нет, коснется! Вот теперь я начинаю вспоминать… Гуффье показался в дверях, и все взглянули на него. Он выходил, чтобы переодеться после ночи, проведенной в седле. Сейчас он был с головы до ног одет в зеленый бархат, шляпу его украшали три высоких белых пера. На ногах были низкие кожаные башмаки с длинными закрученными носами, как того требовала мода.
        Гуффье остановился на пороге, как бы желая продлить напряжение. Он торжествующе смотрел на Жака Кера.
        — Дорогой меховщик,  — с довольным видом сказал он,  — я действую по поручению нашего короля. Должен прежде всего сообщить, что вы смещены с занимаемого вами поста.
        Кер мрачно перебил Гуффье:
        — Мы одержали победу в войне — и теперь я уже не нужен!
        У Гуффье задергался нос, глаза злобно засверкали.
        — Следуя дальнейшим приказаниям его королевского величества, я вас арестую. Вы должны сдать мне все имеющееся у вас оружие и отправиться вместе со мной и с охраной в тюрьму.
        Кер побелел, у него задрожали руки. Было ясно, что он не ожидал такого.
        — Я не надеялся получить награду за то, что я сделал для Франции и для его королевского величества,  — с трудом сказал Кер.  — Но я не ожидал, что неблагодарность может дойти до такой степени!
        Гуффье всегда был модником, он достал носовой платок из-за пояса и вытер им нос. Платок просто купался в духах.
        — Наверное, я не должен вам напоминать, что все, что вы скажете, станет известно тем, кто вас будет судить?  — спросил Гуффье.
        Кер взглянул на человека, который с самого начала был его врагом.
        — Вы должны сказать мне, Гуффье, каковы обвинения, выдвинутые против меня.
        — Обвинения?  — Гуффье кисло улыбнулся.  — Жак Кер, они вам самому прекрасно известны. Нечистая совесть должна подсказать вам это. А я должен сказать, что все ваши страшные преступления стали известны.
        Гуффье помолчал. Он наслаждался тем, что Кер наконец-то раздавлен.
        — Вы обвиняетесь в смерти госпожи Агнес Сорель. Вы дали ей яд.
        В комнате воцарилась страшная тишина. Жак Кер проговорил дрожащим голосом:
        — Меня обвиняют в том, что я отравил Агнес Сорель?! Этого не может быть! Это просто невозможно! Это жалкая ложь! Страшный абсурд! Никто этому не поверит!
        — Тем не менее это правда, господин меховщик!  — Гуффье не скрывал своего удовольствия.  — У меня при себе подписанные и скрепленные королевской печатью бумаги. Вас обвиняет баронесса де Мортань, более известная как Жанна де Вандом.
        Д’Арлей почувствовал, как пальцы Валери крепко ухватили его руку, и услышал ее шепот:
        — Вот это имя! Графиня говорила мне во сне об этом! Теперь я все вспомнила.
        Гуффье перенес свое внимание на девушку.
        — У меня также есть ордер на арест девушки по имени Валери Марэ, которая нахально называла себя Валери де Вудрэ.  — Он оглядел Валери с головы до ног.  — Мне ясно, что это именно та девушка. Я подозревал о ее сходстве, но она точная копия. Валери Марэ, я вас арестую как сообщницу этого ужасного преступника.

3

        Все медленно сошли вниз по мраморным ступенькам. Кер повернул голову назад. Валери шла сразу за ним, ее крепко держали за руки охранники. Девушка низко опустила голову и все время спотыкалась, как будто ничего не видела. За ней следовал д'Арлей. На его лице отражались злость, отчаяние, страх. Дальше шел Жан де Виллаж. Стража тесно окружила гиганта, один из солдат прижимал кончик меча к его шее.
        Гийом Гуффье первым нарушил тишину, он заговорил уверенно и насмешливо:
        — Можете быть уверены, экс-министр и мой старый коллега, что обвинение против вас весьма основательно. Я сам читал донесения и могу вас уверить, что доказательства весьма впечатляющие. Это был основательный заговор, и сейчас правда должна восторжествовать!
        Гуффье остановился напротив барельефа, где на передний план гордо выступала фигура владельца и вдохновителя этого потрясающего здания.
        — Я могу сказать только одно про вас, Жак Кер. Вы всегда мыслили масштабно. Мне не много удалось увидеть в вашем доме, но меня в нем все поразило. Наверное, вам будет неприятно сознавать, что вы никогда не увидите окончания строительства.
        Два солдата шагали в конце грустной процессии. Один из них шепнул своему товарищу:
        — Пьер, какая милашка! И как грустно, что она тоже оказалась в мышеловке.
        Дружок подмигнул ему:
        — Нам могут не поверить, когда мы станем рассказывать эту историю. Имберт, нам повезло, что мы оказались здесь. Представляешь, какие толпы соберутся поглазеть, как будут рубить голову Жаку Керу! А может, они предпочтут его четвертовать?
        — Мне приходилось видеть, как применялись сразу обе казни. Если человека четвертуют — это занимает больше времени. Как эти люди иногда вопят! Но мне очень хотелось бы посмотреть казнь этой девчонки! Тебе известно, что они станут с ней делать, не так ли?
        Второй солдат покачал головой:
        — Не знаю. Но к женщинам можно применить любое наказание…
        — Нет, их сажают на кол, а потом сжигают. Палач может заработать себе на всю оставшуюся жизнь, если догадается сдать хорошие места желающим полюбоваться, как она станет корчиться на костре.

        КНИГА ТРЕТЬЯ

        Глава 1

1

        Камера, в которую Старина Филипп проводил Жака Кера, находилась на верху башни Лузиньяна. Это была довольно большая комната, иногда Керу приходилось занимать и менее удобные помещения. Там была постель из соломы, стул и ведро. В камере было одно окно. Пахло плесенью. На стенах, как обычно, были нацарапаны какие-то рисунки и грустные послания прежних заключенных.
        Старина Филипп зажег свечу и поставил ее на каменный пол рядом с койкой Кера. Он выпрямился и уставился на своего подопечного.
        — Великий господин Кер,  — прошептал он,  — я никогда не думал, что вы окажетесь здесь под моим присмотром! Какой странный и жестокий мир!  — Он покачал головой, как бы удивляясь переменчивой судьбе, затем быстро добавил: — Сударь, вам будет выдаваться одна свеча в неделю, и не более того, поэтому вам придется быть очень экономным.
        Кер спокойно спросил:
        — Разве я не имею права покупать дополнительные свечи?
        — Да, сударь, это позволяется,  — ответил Старина Филипп.  — Так бывает, когда у заключенных имеются свои деньги. Господин Кер желает, чтобы я купил для него дополнительные свечи?
        — Когда меня сюда привели, подчиненные надсмотрщика меня обыскали,  — ответил ему Кер.  — Они забрали все золото, которое было со мной, и объяснили, что, если меня отсюда выпустят, золото будет мне возвращено.
        Филипп кивнул:
        — Таков обычай. Но, может, господину Керу удалось сохранить какую-то часть бывшего с ним золота? Если так, то вам повезло, сударь. Иначе как наши заключенные могут получать хорошее вино и пищу? Они иногда могут себе купить лаже белый хлеб, хорошее мясо или паштет из угрей. Им порой удается держать при себе животных-любимцев — парочку белых мышей, миленькую лягушку и даже кота. Я надеюсь, что вам удалось пронести с собой деньги.
        Конечно, Керу в этом смысле повезло. В его поясе, надетом прямо на тело, было около дюжины золотых монет. Но Кер не желал, чтобы об этом стало кому-то известно, и он грустно покачал головой.
        — У меня будут деньги, но только после того, как мне удастся связаться со своими друзьями, оставшимися на свободе. Если вы, господин тюремный надзиратель, поможете мне передать им весточку, у меня будет достаточно золота, и я смогу заплатить за лишние свечи и хорошую пищу, и конечно, вам тоже достанутся золотые монетки. Их будет столько, сколько вам никогда прежде не приходилось держать в руках.
        Старина Филипп на это не согласился, он покачал головой и сказал:
        — Это очень плохо. Так плохо, сударь!
        Кер внимательно взглянул на него. Он не сомневался, что им удастся договориться. Он не стал настаивать и задал вопрос:
        — Мадемуазель Марэ тоже привели сюда?
        Кер постарался спросить об этом абсолютно равнодушно, но сам сильно волновался и с нетерпением ждал ответа. С тех пор как их арестовали, он не видел Валери и ничего о ней не знал. По дороге в Париж его помещали в разные тюрьмы, но там он ее не видел. Девушку могли к этому времени осудить. Ее могли допрашивать, плохо с ней обращаться, как это было с ним,  — допросы продолжались день за днем и ночь за ночью. Ему стало плохо при мысли о том, что Валери могли пытать. Если это с ней произойдет, а Кер не сомневался, что рано или поздно так и будет, то фальшивые доказательства окажутся в руках его врагов. И когда будут судить Кера, ему предъявят страшные и будто бы подтвержденные сообщницей обвинения.
        На лице надзирателя появилось ответное равнодушное выражение. Так случалось во всех тюрьмах, где уже пришлось побывать Керу. Старина Филипп покачал головой:
        — Сударь, здесь нет никого с этим именем.
        — Но вы ничего не слышали о том, что она может появиться? Ее могут сюда прислать.
        — Сударь, мне ничего об этом не известно.
        Кер протянул руку и схватил его за сальный воротник куртки:
        — Старикан, я тебе обещаю и клянусь любым святым и бородой восточного пророка, что ты получишь много денег, если сообщишь мне что-либо о девушке. Если тебе удастся рассказать мне о ней первым, ты получишь огромную сумму, тебе этого хватит до конца жизни.
        Старина Филипп раскачал ключи на железном кольце и наблюдал за их движением.
        — Наверное, вы сможете мне вручить подобную награду, когда вам удастся связаться со своими друзьями на воле…
        Кер подтвердил это, но надзиратель покачал головой:
        — Сударь, у вас впереди все так неопределенно. На обещаниях не разбогатеешь. Мне надо все как следует обдумать. Для этого нужно время, сударь.
        Старик ушел. Скрежет ключа означал, что он запер камеру на ночь. Кер подумал: «Кажется, этот старик сделает все, о чем я его попрошу. Я видел огонек алчности в его воспаленных глазах».
        Он не стал радоваться тому, что сделан первый шаг. Это был уже не прежний Кер — тот бы непременно был очень доволен.
        «Если Валери не привезут сюда, что они собираются с ней делать?  — размышлял он.  — Может, ее судьбой уже распорядились? Вполне возможно, что ее уже осудили и сожгли на костре». Кер понимал, что в этом случае ее смерть ляжет на его совесть страшным грузом. Он почему-то поверил в то, что все так и случилось, что Валери уже мертва.
        Когда на следующее утро Кер проснулся, сквозь окошко проникал слабый свет. Кер уселся на соломенной подстилке и вдруг ощутил нечто вроде радости. Впервые после заключения он оказался в камере, где можно было различить первые лучи рассвета.
        Старина Филипп прибыл через час. Казалось, что на этот раз у него было хорошее настроение. Он гордо сообщил, что смог добавить к тюремному завтраку Кера омлет, булку белого хлеба и бутылку вина.
        — Сударь, это сант-эмильон,  — сказал он, указывая на вино.  — Это лучшее, что у нас есть.
        Заключенный спокойно взглянул на поднос с тюремными яствами и заметил:
        — Значит, вы решили мне поверить? Надзиратель быстро закивал в знак согласия.
        — Мы все обговорили с моими товарищами,  — ответил он.  — И все мы решили, что стоит рисковать и подождать денег.
        — Вы приняли мудрое решение,  — заметил Кер.
        Он выудил из глубокого кармана монетку и швырнул ее старику. Тот ловко поймал ее.
        — Эту монетку не смогли найти люди, обыскивающие меня. Утром я ее обнаружил.
        Надзиратель убрал деньги и подмигнул Керу:
        — Так бывает очень часто. Неуклюжие пальцы солдат могут не добраться до золота, завалившегося в укромное местечко. Не правда ли, сударь, как хорошо, что у пленников имеются такие удобные карманы? Скользкие монетки так и норовят попасть туда. Весьма интересно, господин Кер, что сначала никто из заключенных даже не подозревает, как ему повезло. Может пройти целая неделя, пока найдутся деньги.
        Каждый день Кер задавал надзирателю один и тот же вопрос:
        — Вам уже удалось связаться с моими друзьями?
        — Нет, сударь,  — был постоянный ответ.
        — Вы уверены,  — как-то возмутился Кер,  — что люди, которым вы поручили это дело, действительно пытаются что-то сделать? Может, у них для этого не хватает ума? Может, они ненадежны?
        — Это мой шурин и лучший друг — кузнец, сударь. Могу вас уверить, они сделают все, кроме того, что удушат своих жен и продадут свои бессмертные души дьяволу, чтобы получить от вас заслуженную награду. Господин Кер, им помогает очень умный человек — продавец книг, который приехал сюда из Парижа.
        — Это все очень странно, потому что к этому времени мои друзья уже должны бы были напасть на мой след. Господин надзиратель, вы обязательно обратите на них внимание. Жан де Виллаж — огромный человек, и уж конечно, его заметят в долине Воина. Когда он шагает, у него под ногами трясется земля. Что касается господина д'Арлея, он обычно шагает или скачет, наклонив голову вниз, а его сабля гораздо длиннее всех мечей. Старина Филипп, они могут появиться здесь под фальшивыми именами. Вы предупредили об этом ваших неумелых ищеек?
        Надзиратель утвердительно кивнул:
        — Многократно, господин Кер. Я им велел не спрашивать имен, а искать мощного, высокого моряка. Не волнуйтесь, сударь, если ваши друзья сюда прибудут, весть о них в этом городе разнесется вмиг, словно эпидемия оспы.
        И все равно каждый день Кер спрашивал об одном и том же:
        — Вам ничего не известно о мадемуазель Марэ? Каждый день его ожидал один и тот же ответ:
        — Нет, сударь, мы ничего о ней не слыхали.

2

        В воздухе чувствовалось прохладное дыхание осени. Влажный ветер дул вдоль крепостных валов в долине Бонна. Д 'Арлей взглянул на тюремные башни, под которыми, казалось, съежился город. Он сказал своему товарищу:
        — Жан, на этот раз они поместили льва в прочную клетку. Жан де Виллаж ему не ответил. Он видел, что их кто-то преследует. Какой-то забавный человечек в сером плаще и берете шел за ними по пятам и пытался сделать вид, что его ничего не интересует. Капитан резко остановился и громко приказал:
        — А ну, иди сюда!
        Человечек робко приблизился к ним. Он не сводил глаз с огромного моряка и был готов при малейшем намеке на угрозу ускользнуть.
        — Ты, шваль из таверны, почему ты нас преследуешь? Вонючий ветер с задворков!
        Человечек нервно вздохнул и ответил тонким голоском:
        — Я пытался набраться смелости, чтобы спросить: может, ваше имя Жан де Виллаж?
        Моряк сильно нахмурился, а потом сказал:
        — Если бы ты задал мне такой вопрос, возможно, я ответил бы тебе: «Да!»
        — Я так и думал.  — Человечек более спокойно перевел дыхание. Он подошел к ним ближе и шепотом произнес: — Храброе сердце…
        — Достаточно. Что тебе от нас нужно?
        — Я… — начал он, но передумал.  — Мое имя вам не нужно знать, милорд. Достаточно сказать, что я пришел от Старины Филиппа, который является… — Он помолчал и плечом указал на замок, где томился Жак Кер.
        — Что ты нам должен передать?  — спросил моряк.
        — Идите в лавочку под названием «Серебряный служебник».  — Горожанин еще сильнее понизил голос.  — Лавочка находится на узкой улице за воротами Бейл. Скажите владельцу, кто вы такие.
        Он попятился назад. Жан де Виллаж крикнул ему вслед:
        — Минуту, я должен тебе задать несколько вопросов, ты, трус!
        — Я больше ничего не могу вам сказать.
        Человечек быстро, но осторожно двинулся вперед. Когда он отошел на безопасное расстояние, пустился мелкой трусцой и вскоре исчез из виду.
        Д'Арлей и де Виллаж легко нашли «Серебряный служебник». Это была крохотная лавчонка, втиснувшаяся между большими и процветающими лавками. С одной стороны находился торговец тканями, с другой — мясник. В лавочке имелся прилавок, за ним теснились ряды полок, заполненные книгами и манускриптами, запасами писчей бумаги и чернил.
        Когда д’Арлей и де Виллаж вошли в лавку, хозяин внимательно посмотрел на них. Его позабавила огромная фигура моряка.
        — Что вам угодно, господа?  — спросил он.
        — Мы с Востока,  — ответил д'Арлей.  — Нам сейчас нечего делать, и мы заглянули к вам из любопытства, просто посмотреть, какие здесь продаются книги — так далеко от Парижского университета.
        — Значит, вы с Востока,  — медленно повторил хозяин.
        — Нас удивляет — в городе, где нет никаких учебных заведений, имеется книжная лавка,  — продолжил д'Арлей.
        — Господин, вы плохо думаете о Западе. Вокруг существуют богатые аббатства, которые время от времени покупают книги для своих библиотек. Вдоль берега располагаются крупные морские порты, и там живут люди, сильно разбогатевшие от морской торговли. Они пытаются подражать образованным людям и платят хорошие деньги за романтические книги и исторические хроники. Они у меня покупают все, что я только могу достать.
        — Но где же вы можете достать книги для продажи?  — удивленно спросил его д'Арлей.
        Продавец книг довольно долго молчал, затем поднял руки вверх и улыбнулся.
        — Могу с вами поделиться, потому что, видимо, это давно перестало быть секретом. Сударь, у меня была лавочка в Париже, где, как вам известно, торговля книгами контролируется университетом. Он взял торговлю в свои руки, а мне надоело получать мизерные доходы. Мы чаще всего даем напрокат книги студентам. Вам, наверное, трудно представить себе, какие мы испытываем трудности. Студенты Парижа — это ленивые и разнузданные люди. Они постоянно забывают книги в тавернах, во время пьянства могут залить их вином или испачкать едой. Нередко они отдают книги своим товарищам по учебе, которые не в состоянии заплатить даже за прокат, а это, поверьте, совсем недорого. Половину времени я тратил на то, чтобы отыскать свои книги. Мне приходилось карабкаться по вонючим лестницам, сражаться с хозяевами ночлежек, чтобы получить свою собственность обратно. Если мне приносили книгу на реализацию,  — продолжал продавец,  — я не имел права получить свою долю от продажи. Господа, я даже не мог купить эту книгу, а потом продать за назначенную мною цену. Прежде всего я должен был в течение месяца предлагать ее покупателям —
вот и получалось, что почти всегда книгу приобретал кто-то другой, а не я.  — Он заговорил совсем громко.  — А мне по закону доставались два процента за то, что я эту книгу продал. Посчитайте, можно ли жить на два процента человеку, имеющему семью и ненавидящему дешевое вино!
        — Наверное, это очень сложно,  — заметил д'Арлей.
        — Поэтому, сударь, я и отправился на Запад. Когда моим старым друзьям по торговле в Париже предлагают книгу, они говорят: «Какая жалость, если книгу придется продать тут за такую маленькую сумму». Они считают — и правильно,  — что цены на Западе гораздо выше, и присылают книги мне. А уж я их продаю. Сударь, здесь цены в два раза выше, чем в Париже. И… — тут он заговорил шепотом,  — я беру себе двадцать процентов вместо двух! Конечно, половина дохода отправляется в Париж моим товарищам.
        Неожиданно книготорговец достал из-под прилавка письмо.
        — Вы — сир д'Арлей?
        — Да, а это — Жан де Виллаж.
        — Я в этом не сомневаюсь. Господа, я вас давно жду. Меня зовут Пьер Дюпэн. Я уже боялся, что не смогу помочь тем людям, которые отдали мне это послание.  — Он положил письмо перед д’Арлеем.  — Я бы не советовал вам открывать письмо, пока вы не окажетесь в своей комнате — подальше от любопытных глаз.
        Д’Арлей положил бумаги в карман куртки.
        — Мы будем очень осторожны,  — обещал он.
        — Позвольте мне предложить, чтобы вы проходили мимо лавки хотя бы раз в день. Если у меня будет для вас известие, я вам улыбнусь и поздороваюсь с вами. Если новостей не будет, то я не стану обращать на вас внимание.
        Д'Арлей и де Виллаж остановились в таверне, расположенной на темной боковой улочке, у них был свой номер. Там д'Арлей открыл письмо. Почерк, несомненно, принадлежал Жаку Керу.
        «Мне здесь живется неплохо, но ничего не известно о том, что вообще происходит. Если вы получите эту записку, станет ясно, что мы сможем передавать друг другу весточки. Будьте очень осторожны, но напишите мне все новости, особенно все, что вам известно о Валери. Я ничего не знаю о девушке с тех пор, как нас арестовали в Бурже.
        P.S. Открыть инструкцию номер шестнадцать».
        Жан де Виллаж все инструкции отдал д’Арлею — тот зашил их в подкладку куртки. Инструкция номер шестнадцать содержала информацию о том, где можно достать золото. Друзья Кера должны были отправиться к отцу Этьену в кафедральный собор в Пуатье. «На него можно рассчитывать во всем»,  — гласила шестнадцатая инструкция.
        Золото, полученное от священника, должно было выручить Кера из беды.
        — До Пуатье десять лье,  — сказал де Виллаж.  — Если мы сейчас туда отправимся, то доберемся к ночи.
        Старина Филипп принес поднос с едой, вполне подходящей для губернатора. Он был чрезвычайно доволен — тренированное ухо могло различить звяканье золотых у него в кармане.
        — Сударь,  — сказал он, ставя поднос на пол рядом с постелью, на которой лежал Кер,  — у меня для вас хорошие новости.
        Кер посмотрел на него:
        — Это связано с мадемуазель Марэ?
        — Да, сударь. Она теперь находится здесь.
        Кер поднялся и крепко пожал руку надзирателю.
        — Дружище,  — воскликнул он,  — мой старичок с седой бородкой! Как я рад это слышать! Ты получишь за это много денег. Когда ее сюда привезли?
        Старина Филипп решил быть осторожным.
        — Господин Кер, у меня нет точных сведений. Наверное, несколько дней назад.
        — Как она себя чувствует? И какое у нее настроение? Как она содержится?
        — Сударь, я ее не видел. Мне только сказали, что она почти ничего не ест — капельку пищи и глоток вина. Больше мне ничего не известно, сударь.
        — Наверное, она больна? Может, ее так обижали, что она после этого не может есть?
        — Девушка очень худая. Тощая и бледная.
        — Она… — Кер никак не мог заставить себя задать самый важный и тяжелый для него вопрос,  — ее пытали?
        Старина Филипп отрицательно покачал головой:
        — Сударь, мне сказали, что ее не трогали. Я считаю, что у нее нет аппетита, потому что она всего боится. Она постоянно задает всем один и тот же вопрос. Она не перестает его задавать.
        — Какой вопрос?
        — Кажется, она очень боится, что ее сожгут на костре. Ей кто-то сказал, что так казнят женщин, виновных в отравлении. Сударь, но она права. Их действительно так казнят. Эти мысли не дают ей спокойно жить. Она ни о чем больше не может говорить. Сударь, она очень боится смерти на костре.
        Кер отвернулся. Он встал с постели и нетвердой походкой направился к окну, откуда был виден кусочек неба.
        — Да,  — мрачно сказал он,  — меня это не удивляет. Бедное дитя! Неудивительно, что она постоянно думает об этом!
        Когда Валери появилась в дверях, Кер решил, что она потеряла зрение. Она медленно продвигалась вперед и, казалось, не видела его.
        Девушка была одета в тюремные одежды. Юбка волочилась по земле, рукава были очень грязными. В одежде было множество прорех. Клочья соломы висели на одежде, некоторые стебельки зацепились за волосы. Валери была очень худой, под глазами у нее залегли темные тени. Керу стало ясно, что девушка полностью потеряла надежду. «Как ужасно они обошлись с тобой, бедное дитя!» — подумал Кер.
        Девушка стояла у двери, глядя в окно и прикрывая рукой глаза от непривычного света.
        — Валери,  — промолвил Кер.
        Она быстро повернулась на звук его голоса. Удивление на ее лице быстро сменилось выражением радости. Валери подбежала к Керу, широко расставив руки.
        — Они мне не сказали, что я увижу вас!  — воскликнула девушка.  — Я думала, что они меня переводят в другую камеру. Господин Кер, мне так хотелось вас увидеть и узнать, как у вас дела!
        Ее глаза привыкли к свету, и Валери внимательно взглянула на Кера.
        — Они хорошо к вам относились?  — Она помолчала, а потом продолжила: — Сударь, а где Робин? Вы что-нибудь о нем слышали?
        Кер медленно кивнул:
        — Он здесь, в этом городе. Мне удается держать с ним связь.
        — Сударь, вы не можете ему передать, что я его очень люблю и постоянно о нем думаю, даже если… меня обуревают самые страшные мысли.
        — Конечно, я сразу же свяжусь с ним.
        Кер положил руки девушке на плечи и с грустью оглядел ее.
        — Вы не должны терять веры,  — сказал он.  — Все будет хорошо, и не сомневайтесь в этом, Валери.
        Девушка опустила голову.
        — Сударь, я потеряла всякую надежду. Сначала я была уверена, что вы найдете возможность помочь мне. Я ждала и каждый день думала, что вот сейчас откроется дверь и мне скажут, что я свободна. Этого не случилось, и мне пришлось примириться с правдой, что вы тоже сидите в тюрьме и ничего не можете для меня сделать. Я так давно потеряла надежду на счастливый исход. Не могу точно сказать, сколько это продолжалось, потому что я потеряла счет времени. Я очень долго находилась в темноте и могла отличить день от ночи, только когда они приносили мне поесть.
        — Ты говоришь, что они держали тебя в камере без окна? Девушка медленно кивнула:
        — Да, сударь. К этому сначала было трудно привыкнуть, но потом я смирилась. Можно привыкнуть к самым ужасным невзгодам, даже если вы слышите, как крысы шастают по полу, шлепаются на пол лягушки.  — Девушка подняла глаза, и Кер увидел в них ужас.  — Нет, сударь! Я не права. Не ко всему. Нельзя привыкнуть ждать чего-то, и ничего не слышать, и бояться прихода смерти в такой ужасной форме!  — Она снова опустила глаза.  — Сударь, я, наверное, жуткая трусиха!
        Кер слушал девушку и думал: «Если возникнет необходимость, я могу поторговаться с ними — моя жизнь в обмен на жизнь Валери. Они настолько заинтересованы в том, чтобы сделать меня виновным перед всем миром, что охотно даруют ей жизнь в обмен на мои признания!»
        Эта идея давно приходила ему на ум, но он пытался не задумываться об этом. Кер понимал, что таким образом ему придется расстаться не только с честью, но и с жизнью. Ему придется признаться, что он убил Агнес Сорель, и это будет записано в исторических хрониках.
        Кер усадил девушку на стул, повернув лицом к свету.
        — Вы когда-нибудь раньше думали о том, какое это чудо — солнце? Скоро вам удастся покинуть эту темную тюрьму и отправиться туда, куда вы пожелаете, где станете купаться в ласковых теплых лучах.
        — Скоро?  — В голосе девушки прозвучала робкая надежда.  — Как бы мне хотелось вам поверить! Но… Нет, это невозможно, и я понимаю, что вы это говорите, чтобы подбодрить меня.
        — Вы должны меня слушаться и верить каждому мной сказанному слову. Суд состоится здесь, и уже назначена дата, хотя мне не объявили, когда это будет. Наверное, все свершится скоро. У меня создалось впечатление, что они уже готовы нанести удар. В этом я абсолютно уверен. Я отправлюсь на суд один. Если они будут продолжать меня обвинять — а я не верю, что они вынесут обвинительный приговор, ведь доказательств у них нет,  — вас отпустят, и вам даже не придется появляться в суде. Если меня осудят, вас станут судить как мою сообщницу.
        Девушка задрожала, услышав последние слова Кера. Он вновь поспешил ее успокоить:
        — Если все пойдет не так, имеются и другие способы вас спасти. Я уже начал готовиться к этому. Не задавайте мне вопросов, но не сомневайтесь, что в конце концов вам удастся освободиться. Клянусь верой в Бога и надеждой в небесное прощение, что это правда.
        Пока девушка слушала Кера, выражение ее лица менялось. Когда Валери вошла в его камеру, она была в полном отчаянии, но сейчас несколько приободрилась.
        — Вы действительно так думаете?  — шепотом спросила она.  — Неужели это правда?
        — Да, дитя мое.  — Кер сильно волновался.  — Но чтобы получить свободу, которую я вам обещаю, придется помочь мне. Это будет сделать нелегко. Вы должны быть готовы… он сделал паузу,  — к тому, что на вас станут сильнейшим образом давить. Они пойдут на все, чтобы получить от вас признание, которое можно будет использовать против меня.
        — Как они могут надеяться получить от меня это признание?  — У нее широко раскрылись глаза, девушка слегка порозовела. На ее лице читались самые разные эмоции: удивление, недоверие и возвращавшийся страх.  — Я им ничего не скажу. Они думают, что я стану лгать, чтобы навредить вам?
        — Вас уже допрашивали?
        — Дважды. На следующий день после нашего ареста меня привели к господину Гуффье, и он меня долго допрашивал. Спустя месяц, когда меня перевели в другую тюрьму, меня привели к нему во второй раз. Он расспрашивал меня, наверное, час, снова и снова задавал прежние вопросы. Иногда он их формулировал по-иному.
        — Вам угрожали, когда вы отказывались говорить, что км было нужно? Гуффье не грозил применить к вам другие методы?
        Валери покачала головой:
        — Он был разочарован. Я слышала, как он сказал: «Она очень хитрая и держится за свою историю, как пиявка». Во второй раз Гуффье выглядел очень злобным, но мне не угрожал.
        Кер понизил голос:
        — Они смогут добиться своего только в том случае, если получат от одного из нас признание. Мне кажется, они попытаются добиться признания прежде всего от вас, Валери.  — Кер наклонился к девушке, не сводя с нее взгляда.  — Ваши муки скоро начнутся. Они станут вас допрашивать часами, день за днем. Попытаются поймать вас в ловушку, заставить вас противоречить самой себе и, конечно, станут угрожать. Они могут настолько вымотать вас, что вам захочется во всем признаться — лишь бы поскорее закончился этот кошмар. Все, что угодно, только бы освободиться от них и немного отдохнуть. Дитя мое, в этом и заключается реальная опасность! Если вы сдадитесь, то действительно сможете отдохнуть от них, но всего несколько часов, за которыми последуют ваша и моя казни. Они вам станут давать обещания и даже согласятся освободить вас, если вы будете свидетельствовать против меня. Ничему не верьте. Их обещания ничего не стоят. Если вы один раз спасуете перед ними, они тут же воспользуются этим и вынесут вам и мне смертный приговор. Вы должны быть мужественной и стойкой, Валери. Наши жизни теперь только в ваших руках,
помните об этом.
        — Я это знаю,  — шепнула Валери.  — Я думала об этом много раз и понимаю, что меня ждет, если я проявлю слабость и спасую перед ними.
        Надзиратель не стал запирать дверь камеры и стоял в коридоре. Они видели, что он не спускает с них глаз, и слышали, как звенят его ключи.
        — Старина Филипп скоро отведет вас в вашу камеру,  — шепнул Кер.  — Мне хотелось так много вам сказать, но сейчас для этого нет времени.  — Он упал на колено перед девушкой и взял ее руку.  — Они хитры, как змеи, эти люди, которые будто бы олицетворяют справедливость. Они могут прийти к вам и сказать, что я во всем признался и что вы сможете спасти свою жизнь, если сделаете то же самое. Они даже могут заявить, что я во всем обвинил вас. К таким уловкам они прибегают чаще всего — стараются натравить друзей друг на друга. Валери! Если вы цените свою жизнь, не верьте ничему, что они станут рассказывать про меня. Я не собираюсь брать на себя вину за преступление, которого я не совершал. Клянусь Богом, если даже они начнут меня пытать, я буду говорить только правду.
        — Пытки!  — Валери разрыдалась.  — Я не выношу боли. Я всегда была здоровой и никогда не болела, но я никогда не забуду боли от ссадин и ушибов. Я так страдала от укуса пчелы, мне тогда казалось, что я больше не выдержу и сейчас же умру! От боли в ухе я чуть не сошла с ума.  — Девушка начала так рыдать, что не могла вымолвить ни слова.  — Добрый Боже на небесах, что же мне делать? Я не могу лгать, но боюсь, я не смогу выдержать пытки! Что же мне делать?
        — Успокойтесь, дитя мое. Вам не грозит опасность! Вы не должны давать волю собственному воображению.
        Валери больше не могла себя сдерживать и начала перечислять свои страхи:
        — Мне рассказывали, что перед тем, как сжечь на костре приговоренного, палач душит его. Господин Кер, это правда? Могу ли я надеяться на скорую смерть до того, как языки пламени начнут меня лизать, а потом поглотят меня, как Орлеанскую Деву?  — Девушка прикрыла лицо руками.  — Господин Кер, говорят, что палач надевает петлю на шею и крепко привязывает жертву к столбу, после этого человек быстро умирает. А что будет, если он забудет это сделать? Может, палач делает это, если получает много денег? Как можно с ним об этом договориться? Я постоянно думаю только об этом. Добрый Господь Бог, я ни о чем больше не могу думать! Сударь, я просто сойду с ума!
        Старина Филипп заглянул в камеру.
        — Вы говорите слишком долго. Я дал вам для разговоров чересчур много времени. Мадемуазель, вам пора отправляться со мной.
        Валери прикрыла лицо. Глаза ее стали красными, веки опухли, но девушка постаралась взять себя в руки.
        — Простите, что я не смогла сдержаться,  — сказала Валери.  — Я на самом деле гораздо сильнее. Я… я постараюсь набраться сил и выбросить эти страхи из головы.
        — Я знаю, что вы очень сильная девушка,  — ответил ей Кер.

        Глава 2

1

        Каменная лестница в башню Мелюзин, где содержались Кер и Валери, похоже, вела в бесконечность. На темных стенах изредка попадались факелы, дававшие слабый свет. Поднимавшемуся по бесконечным ступенькам казалось, что он попадал из одного темного омута в другой. На каждой лестничной площадке имелись две двери. Одна из них имела высокий арочный вход и глазок, в который можно было заглянуть снаружи. В другой было небольшое зарешеченное отверстие, через которое мог проходить скудный свет и немного свежего воздуха. Вот у такой двери и остановился Старина Филипп на следующее утро. Он поставил ведро с горячей водой на пол и старался открыть дверь. Когда она со скрипом отворилась, на Филиппа пахнуло несвежим холодным воздухом.
        — Мадемуазель,  — крикнул он, держа над головой фонарь и пытаясь что-то разглядеть в темноте,  — мадемуазель! Вам следует одеться и отправиться со мной! И побыстрее!
        Он не услышал ответа и вошел в комнату. Поднял фонарь повыше… Почему она не отвечает? Может, девушка умерла? Казалось, вчера, когда он относил ей ужин, девушка была обычной. Но Старина Филипп по опыту знал, что в тюрьме иногда случаются странные и непонятные вещи и что узники могут лишить себя жизни самым необычным способом. Наконец он увидел голову Валери, высовывавшуюся из-под матраса. Валери очень мерзла, поэтому она разрезала матрас и забралась внутрь. К облегчению надзирателя, голова пошевелилась, и Валери с трудом выбралась и села на полу.
        — Посмотрите, я принес воду. Вам следует привести себя в порядок, а потом отправиться в зал заседаний. Вода была обещана кому-то другому,  — сообщил Старина Филипп.  — Бедняге придется потерпеть до следующего раза.
        Он принес с собой полотенце и даже — чудо из чудес!  — крохотный кусочек твердого мыла. Старина Филипп дал девушке десять минут на мытье, за это время он должен обойти все камеры, расположенные на том этаже. Валери хватило этого времени. Когда надзиратель вернулся, девушка была готова.
        Зал заседаний находился в крыле, которое все называли апартаментами королевы. Он был невелик, его украшало множество готических окон и красивая мебель. В центре стоял массивный стол, за ним восседал Гийом Гуффье. Он был в красной шапке и в полосатой красно-белой мантии судьи. Справа и слева от него сидели два человека точно в таком же одеянии.
        — Валери Марэ,  — сказал Гуффье,  — вы представали передо мной дважды и оказались очень плохим свидетелем. Вам это прекрасно известно. Вы были упрямой, хитрой, и все, что вы мне говорили, оказалось ложью.  — Он внимательно взглянул на девушку.  — Вы не говорили ничего, кроме лжи. Это была умышленная ложь, направленная на то, чтобы скрыть страшное преступление, которое совершили вы и ваш сообщник. Сегодня мы должны услышать от вас одну только правду.
        Казалось, он очень спешил начать допрос, вероятно, надеялся, что сможет вырвать у девушки признание.
        — Если вы станете упрямиться, вам придется весьма худо!
        — Сударь, я хочу быть хорошим свидетелем,  — жалобно заявила Валери. Она смотрела на этого человека с ужасом, словно беззащитный зверек, попавший в капкан.  — Я вам скажу правду и всегда пыталась говорить вам правду, сударь, только правду, ничего, кроме правды.
        — Вы постоянно мне лгали!
        Гуффье взглянул на сидящего поодаль писца, который чинил перо.
        — Господин Херо, вы должны записывать все, что она станет говорить. Если она попытается нас запутать, мы должны ее подловить на лжи.
        Спустя два часа дверь в зал заседаний отворилась и пожаловал сам губернатор. Он улыбался и кланялся Гуффье и его помощникам. Губернатор взглянул на Валери и поднял вверх брови, как бы пытаясь ее приветствовать. Август де Ленвэр был пожилым человеком с лицом, напоминавшим комическую маску. Кончики бровей у него загибались вверх, как у восточных идолов, нос напоминал пятачок. Он выглядел весьма добродушным человеком, это впечатление усиливали его большой округлый живот и толстые кривые ноги.
        — Господин Гуффье, как у вас идут дела?  — спросил де Ленвэр.
        Гуффье нахмурился.
        — Плохо,  — пробормотал он.  — Мы с ней ничего не можем поделать. Она — настоящий подзаборный дьявол и не изменяет своей истории.
        Губернатор осторожно потер руки и взглянул на Валери с милой улыбкой.
        — Я расстроен,  — бормотал он,  — я надеялся, господин Гуффье, что вы выжмете из нее правду так же быстро, как ростовщик выжимает деньги из карманов своего должника.
        — Я ничего не могу с ней сделать,  — заявил Гуффье.  — Губернатор, я отдаю ее в ваши руки. Делайте с ней все, что считаете нужным.
        — Я думаю,  — заявил губернатор,  — что нам придется… применить к ней другие методы.

2

        Валери провела бессонную ночь, и слова губернатора постоянно звучали у нее в ушах. «Другие методы»,  — сказал он. Валери прекрасно понимала, что он имел в виду.
        Девушка молилась, стоя на коленях, на краю своего грубого матраса и глядела в темноту комнаты.
        — Боже! Ты знаешь, что я невиновна!  — снова и снова повторяла она.  — Помоги мне, и пусть меня не подвергают пыткам. Помоги мне, Боже! Пусть у них проснется совесть до того, как они потащат меня на муки. Если так не получится, Боже, взгляни на меня и дай мне силы и смелости пережить все это. Сделай так, чтобы я сопротивлялась им до конца! И чтобы мой язык не произнес лжи!
        Она продолжала молиться, когда Старина Филипп принес ей завтрак. Он увидел, что девушка молится, и был доволен.
        — Вот и хорошо,  — сказал он, а потом добавил: — Я принес тебе хороший завтрак — яйца, мясо и теплый, только что из печки, хлеб. Посмотри, тут есть крепкое вино.
        — Значит, я сейчас отправлюсь вниз?  — дрожащим голосом спросила его Валери.  — Именно поэтому… Потому что меня сейчас ждут страшные муки, ты решил, что мне нужен хороший завтрак и крепкое вино?
        Долгие годы работы сделали Старину Филиппа равнодушным к чужим страданиям, но сейчас он чувствовал жалость к несчастной девушке. Надзиратель хорошо разбирался в людях и абсолютно не верил в виновность Валери. Вообще никто в тюрьме не верил в то, что Жак Кер мог отравить Агнес Сорель.
        — Мадемуазель, мне известно только одно — вы должны отправиться со мной вниз. Там будет господин губернатор, а не господин Гуффье. Наверное, вам предстоит еще один допрос.
        — Там еще будет Жиль!  — воскликнула Валери.  — Там будет палач Жиль! У него уже готовы огонь и щипцы для пыток!
        — Жиль действительно там будет,  — подтвердил Старина Филипп.  — Мадемуазель, вам нечего опасаться. Там будут и другие заключенные.
        Валери не стала ничего есть, лишь отпила глоток вина.
        — Нет, господин Филипп,  — сказала девушка дрожащим голосом,  — это не будет еще одним допросом. Время допросов закончилось. Этот жестокий толстяк сказал, что им придется прибегнуть к «другим методам». Он имел в виду пытки! Конечно, это, господин Филипп!
        Валери начала кричать, лицо у нее исказилось. Старина Филипп понял, что у Валери может начаться истерика.
        — Что он еще мог подразумевать? Что?  — продолжала спрашивать девушка.
        — Если вы не станете есть эту хорошую пищу, нам пора отправляться.
        — Я ничего не могу проглотить, иначе я просто подавлюсь. Но я вам все равно благодарна за то, что вы принесли мне это.
        Ключи в руках надзирателя зазвенели — верный знак того, что старик был в нетерпении.
        — Нам следует поторопиться,  — сказал он.
        — Подождите минуту. Мне… кажется, что я сейчас отправлюсь на свидание со смертью. Господин Филипп, если этот день окажется моим последним днем на земле, я должна выглядеть достойно.
        Валери намочила руки, как следует промыла глаза, чтобы никто не мог заметить, что она плакала. Валери поправила одежду и пригладила волосы, отряхнула приставшую солому.
        — Я теперь лучше выгляжу?  — спросила она Филиппа.  — Я не должна показывать свой страх и хочу выглядеть смелой и… быть готовой ко всему, что они могут со мной сделать.
        Надзиратель повел ее вниз по винтовой лестнице. Валери следовала за ним, а ноги не слушались, они словно чувствовали, что туда идти не стоит. Спокойствие, которое она продемонстрировала, покидая камеру, покинуло ее. В голове кишело множество вопросов, девушке приходилось кусать губы, чтобы не закричать от ужаса. Может, ее подвесят на дыбу и переломают все кости и она больше никогда не сможет ходить? Возможно, ее подвесят над пылающим огнем? А вдруг они ей отрежут кончик языка, чтобы с помощью оставшейся части она наклеветала на себя и Жака Кера? Девушке было известно, что подобные вещи происходили сплошь и рядом, и она не смела надеяться на то, что с ней поступят более снисходительно.
        Они вошли в помещение — темное и длинное, с высоким потолком и без окон. У потолка горели факелы, свет, исходивший от них, немного рассеивал мрак. Валери боялась оглянуться. Она почувствовала тяжелый запах гари.
        Тишину нарушил голос Августа де Ленвэра:
        — Валери Марэ, идите со мной.
        Девушка последовала за толстяком, не поднимая глаз. Она видела перед собой его ноги в разноцветных — красных с желтым — лосинах, которые явно не подходили для подобного случая. На ногах у него были очень модные башмаки на каблуках, с кисточками и загнутыми на целый фут носами.
        Валери увидела, что в комнате находятся и другие люди, на всех были красные накидки. Они сидели за столом и беспечно переговаривались друг с другом. Она сразу обратила внимание на огромного волосатого мужчину, голого по пояс. Он находился в дальнем углу, и Валери не смогла различить черты его лица. Девушка сразу же отвела от него взгляд. Она поняла, что это и есть Жиль. Жиль — главный палач, чьи жестокие и умелые руки станут мучить ее с помощью разных инструментов и приспособлений. Ей будут ломать кости, рвать на куски и жечь ее тело.
        — Садитесь здесь, Валери Марэ,  — приказал губернатор, указывая на деревянную скамью у стены.
        Скамья была очень высокой, и когда девушка уселась, могла коснуться пола только кончиками больших пальцев. Она казалась настолько крохотной, что один из сидевших за столом мужчин сказал:
        — Она кажется совсем ребенком. Более того, у нее абсолютно невинное выражение лица.
        — Я всегда считал ее невиновной,  — сказал находившийся справа от него мужчина. Он покачал головой и развел руками.
        — Виновна она или нет, господа, нас это не касается. Мы должны делать то, что нам приказано.
        Губернатор уселся рядом с Валери с таким благостным выражением лица, что его можно было принять за защитника девушки. Он вытащил из кармана надушенный платок и деликатно коснулся носа. Если бы у Валери было подходящее настроение, она бы увидела, что он очень заботится о своем внешнем виде, что его седые волосы были аккуратно подстрижены и завиты и достигали воротника камзола — это была самая модная длина в то время.
        — Вы останетесь здесь до тех пор, пока мы не закончим еще один допрос,  — начал губернатор.  — Обвиняемый виновен в очень серьезном преступлении. Он поджег дом, где сгорели два человека, и нам известно, что у него были помощники. Мы стараемся узнать их имена.  — Август де Ленвэр недовольно покачал головой.  — Он очень упрямый малый, и нам с ним придется помучиться. Уже три дня его держат в металлической раме с кляпом. Мадемуазель, я должен рассказать вам об этом поподробнее. Обычно такую металлическую маску используют, чтобы привести в норму сварливых сплетниц. Но в данной маске металлический кляп для рта, который мешает разговаривать, имеет еще и острые шипы. Они при каждом движении головы врезаются в язык и небо. Мы уверены, что он сейчас заговорит. Вот и он!  — Губернатор показал на темную фигуру около стола с заседателями.  — Он до сих пор не проронил ни слова.
        Валери против воли взглянула туда, она увидела обнаженного человека в набедренной повязке, голова его была заключена в железную маску. Бедняга был привязан к низкому стулу. Губернатор отдал команду — появился помощник Жиля. Он снял маску с головы заключенного. Валери содрогнулась: лицо мученика отекло и было покрыто запекшейся кровью. Губы его страшно распухли, глаза были закрыты, человек с трудом дышал.
        — Ты готов говорить, Жан Миллетест?  — спросил губернатор.
        Несчастный увидел фигуру Жиля, стоявшего неподалеку. Он жалобно вскрикнул и вскочил на ноги. Привязанный стул мешал ему двигаться, и он чуть пошевелился, пытаясь продвинуться к двери. Подошли два охранника и перехватили беднягу.
        — Начинайте,  — приказал Август де Ленвэр. Заключенного отвязали от стула, силой заставили откинуться назад, на каменную скамью, и крепко связали ему руки и ноги.
        — Придется испробовать на этом мошеннике новый способ допроса, который мы недавно узнали от голландцев. Нам объяснили, что этот способ всегда приносит необходимые результаты,  — сказал губернатор, обращаясь к Валери. Он с удовольствием облизал губы, словно предвкушал что-то очень приятное.
        — Жиль, черная обезьяна, чего ты медлишь?  — крикнул один из господ, сидевших за столом.
        Ему ответил тоненький пронзительный голос:
        — Господа, ловушка готова. Я ее уже несу.
        Валери подняла голову и увидела, как огромная фигура палача двинулась в их направлении. С каждым шагом он становился еще больше и страшнее. Ей не хотелось смотреть в ту сторону, но сзади палача в полутьме она различала страшные инструменты, которые могли причинять нестерпимую боль. Валери не знала, как именно они называются, но от этого боялась их еще больше. Она видела поднятую раму дыбы, непонятную емкость для воды, страшный ящик наподобие гроба, заполненный острыми камнями и железяками. Жертву оставляли там на несколько дней, а иногда и недель. Огонь отбрасывал мерцающие тени на эти страшные орудия пыток.
        Валери увидела, как Жиль несет круглый металлический контейнер диаметром в один фут. Он подошел к скамейке — там на спине лежал заключенный,  — перевернул контейнер и положил тому на голый живот. Он плотно прижал его к телу несчастного. Теперь было видно, что на дне контейнера имеется углубление размером с небольшую сковородку.
        Жиль принялся разводить там огонь, он подбросил в «сковородку» раскаленные угли и начал действовать мехами. Угли начали потрескивать. Человек стал извиваться, когда на него пахнуло жаром. Он пытался порвать путы, его дыхание было громким и хриплым.
        Валери забыла о собственной беде и сострадала мученику. Она не сводила с него глаз и крепко сжимала на коленях руки.
        — Железо обжигает ему тело,  — выдохнула девушка.  — Сударь, пощадите его!
        Губернатор напряженно следил за пыткой. Он привстал и постоянно облизывал губы, сжимал и разжимал кулаки и всплескивал руками. Он взглянул на девушку и заметил:
        — Это всего лишь начало.
        Несчастный громко вскрикнул. Он извивался всем телом, пытаясь разорвать путы, прикрепляющие к скамейке. Крики не прекращались.
        — Именно так нам и рассказывали голландцы,  — заметил губернатор, радостно кивая головой.  — В ловушке находятся три здоровые сильные крысы с острыми зубами и когтями.
        Жар сводит их с ума. Послушайте, как они визжат! Они расцарапали ему брюхо и пытаются скрыться от жара в его кишках.
        Валери пронзительно вскрикнула и закрыла лицо руками. Август де Ленвэр быстро нагнулся к ней и попытался развести руки девушки.
        — Тебя сюда привели, чтобы ты смотрела!  — кричал он.  — Ты должна понять, что это такое! Давай опусти руки!
        Но у Валери иссякли силы, и ей стало плохо. Губернатор продолжал отрывать руки от ее лица, девушка обмякла и упала.
        Человек перестал кричать. Жиль снял с него ловушку, крысы спрыгнули на пол, покинув кровавый разорванный живот заключенного. Они разбежались в разные стороны, оставив на каменном полу кровавые следы. Заключенный сдался. Он что-то бормотал пронзительным, невнятным голосом. Секретарь спешно все записывал.
        Губернатор смотрел, как двое охранников уносили из комнаты Валери. Казалось, он был очень доволен.
        «Я дам ей на раздумье два дня,  — подумал Август де Ленвэр.  — И тогда она нам скажет все, что мы желаем слышать… или Жиль приладит „ловушку“ на ее беленький славный животик!»

3

        Продавец книг поднял голову и улыбнулся. Д'Арлей и его спутник замедлили шаг, остановились и зашли в лавку. Там, кроме них, никого не было.
        — Вам известно,  — спросил продавец,  — насколько сильно в этом городе люди настроены против короля и его служащих, устроивших это фальшивое судилище над Жаком Кером и девушкой? Никто не верит, что они виновны. Наоборот, люди считают казначея героем. Он помог королю освободить нашу страну от захватчиков и закончил работу, начатую Орлеанской Девой. Я уверен, что так думают многие люди во всей Франции.
        — Я также верю в это. Никто не может в этом сомневаться, кроме самого короля, который после расправы над Жаком Кером освободится от всех долгов Керу. Кроме того, многие почтенные господа мечтают избавиться от казначея, а заодно и от долгов ему,  — сказал д'Арлей.
        — Кажется, в этой стране,  — заметил продавец тихим голосом,  — единственной наградой людям, которые вышли из народа и искренне желают спасти родину, является смерть. Сначала была Орлеанская Дева, а теперь наш щедрый, умный и дальновидный Жак Кер!  — Продавец помолчал, а потом, как бы извиняясь, добавил: — Вам должно быть понятно, что я покинул Париж не только из-за желания получать большие доходы. Парижские власти считают меня бунтарем.
        — Вам следует быть очень осторожным.
        — Жизнь станет нестерпимой, если все время следить за тем, что говоришь.  — Продавец книг энергично покачал головой.  — Мне казалось, дело нашего казначея может привести к большим изменениям в мире. То, что с ним может случиться, означает всему конец… В городе верят, что вы пытаетесь ему помочь. Если вы обратитесь к некоторым людям за помощью, они окажут вам ее с превеликим удовольствием.
        Хозяин лавки убрал руку с прилавка — под ней была записка, адресованная д'Арлею.
        — Мне сказали, что это очень срочно.
        Когда д'Арлей и де Виллаж распечатали записку у себя в комнате, оказалось, что дело более важное и срочное, чем думал об этом Пьер Дюпэн.
        «Через два дня В. начнут пытать самым ужасным и нечеловеческим способом. Она стойкая девушка, но ей не хватает физических сил, чтобы все это выдержать. Я вас умоляю, попытайтесь ее спасти. Отправляйтесь к королю и молите его, чтобы он запретил пытки. Никто больше не обладает властью или желанием остановить этих животных, у которых в руках ее судьба».
        Д’Арлей взглянул на своего товарища.
        — Как хорошо, что двор сейчас находится в Туре. Каково расстояние до него?
        — Почти восемьдесят миль, Робин.
        — Нам следует повидать короля уже завтра. У нас есть две ночи и один день, чтобы съездить туда, а потом возвратиться обратно. Значит, мне придется отправиться в Тур одному. Жан, не тряси головой. Во время такой скачки ты загонишь полдюжины лошадей, и мне придется добираться пешком.

4

        Д’Арлей находился в холле перед королевской трапезной и, пока обедавшие поглощали одно блюдо за другим, нетерпеливо расхаживал взад и вперед. Через час ему сообщили, что король отправился в свои апартаменты, он желает читать и писать письма, и никто не смеет его беспокоить. Д’Арлей начал подозревать, что слухи о его приезде достигли ушей Карла и он не желает видеть непрошеного гостя. Он возмущался, но ничего не мог поделать. Робин отыскал товарища, родом из Анжу, с которым у него были отличные отношения. Тот рассказал, что послеполуденной охоты не будет — король после отдыха намерен беседовать с испанскими посланниками. Потом он, вероятно, отправится на прогулку в парк, чтобы нагулять аппетит для ужина. В это время стоит попытаться перехватить его. Другого случая не представится.
        — А пока что мне делать?
        — Ничего, мой дорогой Робин. Вам следует надеяться на встречу в саду. Позвольте вам кое-что прошептать на ушко. Никто из придворных не должен знать, зачем вы сюда приехали. Если им что-то станет известно, они изо всех сил постараются помешать вашей встрече.
        Позже, в соответствии с советом друга, д'Арлей зашел в сад через боковой вход. Там никого не было. Д’Арлей, помня о предупреждении, решил спрятаться за высоким кустарником, чтобы его никто не мог видеть. Ждать пришлось долго. Спускались сумерки, и Робин решил, что у него ничего не выйдет. Он горько подумал: «У придворных не осталось ни чести, ни чувства справедливости. Даже мой старый друг Рауль что-то задумал и пытается помешать мне встретиться с королем».
        Через секунду он понял, что напрасно обвиняет старого друга. В саду появился король. Он был закутан в длинный плащ, его любимая бобровая шапка была так низко надвинута на лоб, что его величество можно было узнать с трудом. Он пошел по тропинке, проходившей рядом с кустами, где прятался Робин. Д'Арлей вышел на тропинку и стал ждать Карла.
        — Сир,  — сказал он, низко поклонившись,  — я, Робин д 'Арлей, молю у вас разрешения на аудиенцию. Это вопрос жизни и смерти, иначе я не осмелился бы обращаться к вам подобным образом.
        Король остановился, не доходя до д'Арлея. Он подозрительно смотрел на Робина, как это делают люди, которые постоянно боятся нападения. Когда он узнал Робина, недовольно хмыкнул:
        — Итак, это — господин д'Арлей!  — Король холодно взглянул на молодого человека.  — Я так давно не видел господина д’Арлея. Мне кажется, что каждый раз, когда упоминается господин д’Арлей, надо ждать неприятностей. Он не появляется при дворе и не желает жениться, хотя ему предлагаются выгодные партии и их одобряет король. Он обладает мнением, которое не соответствует его положению и обязанностям рыцарства.  — Король остановился и, казалось, собирался повернуть назад.  — Господин д’Арлей, вы не являетесь хорошим подданным!
        — Сир, я выступил против Жака де Лалэна, когда он начал чернить доброе имя рыцарей Франции. Во время кампании в Нормандии я сражался на передовой и каждый день рисковал жизнью. У меня никогда не было бунтарских мыслей и намерений, я никогда не говорил лишнего. Я никогда не просил ни о чем моего короля. Сир, я не согласен. Я — хороший подданный.
        Глаза короля бегали, он отводил взгляд от д’Арлея. Вдруг Карл взглянул ему прямо в глаза. Д'Арлей увидел столько злости, что понял: король не поможет ему.
        — Был такой случай… — начал король, но сразу прервал себя: — Хватит. Сегодня день аудиенций. Я не могу вам отказать, пусть вы являетесь самым плохим моим подданным. Что вы хотели мне сказать?
        — Завтра утром, если только не будет отменен ваш приказ, Валери Марэ начнут пытать. Сир, она погибнет от пыток, или же невыносимая боль заставит ее признаться в преступлении, которое она не совершала.
        Наступила долгая пауза. Робину было ясно, что король не желал обсуждать с ним этот вопрос. Он колебался и был очень напряжен.
        — Я уверен, что так поступают всегда,  — наконец заявил он.
        — Сир, справедливость требует, чтобы на этот раз так не поступали.
        Карл мрачно посмотрел на просителя.
        — Мне ясно, господин д’Арлей, что вы не верите в то, что обычно считается правильным и справедливым, что вы не одобряете пытки в качестве средства добиться правды.
        — Да, сир. Я раньше не думал об этом. Но сейчас, когда это как бы коснулось меня и мне известно, в чем дело, сир, я понял, что это неправильно и очень жестоко.  — Он готовился к речи весь день, и теперь слова легко слетали с его языка.  — Пытки сохранились с давних времен. Это — жесточайшее орудие принуждения, и его нельзя применять в наши просвещенные дни. При такой системе прожженные преступники могут оказаться на свободе, а невинные люди, которые не выдержат пыток,  — осужденными.
        — Именно такие разговоры вели крестьян к восстанию во времена Жакерии,  — заявил король. Он продолжал неприязненно смотреть на Робина.  — Интересно, ваша уверенность в невиновности девушки распространяется и на Жака Кера?
        — Да, сир. Жак Кер — известный патриот и верный слуга короны. Невозможно, чтобы он отравил госпожу Агнес.
        — Вам об этом плохо известно, сир д’Арлей. Все, кто изучал доказательства, верят этому. Я тоже верю в его вину!  — Король взглянул на д’Арлея и покачал головой.  — Дело в том, что против заключенных имеются серьезные доказательства. Справедливый король не вмешивается в работу судов. Я также не собираюсь этого делать и не стану защищать моего виновного слугу Жака Кера или его помощницу из простонародья.
        Голос у короля был решительный, и д’Арлею стало ясно, что он давно принял решение. Робин это прекрасно понимал и предложил вниманию короля свой последний и, как он надеялся, самый убедительный аргумент.
        — Можно легко поверить в невиновность Валери Марэ,  — начал он,  — если вам известно, что она является племянницей, правда незаконной, леди Агнес.
        Король был поражен.
        — Племянница леди Агнес!  — воскликнул он.  — Послушайте, господин д’Арлей, вы переходите все границы! Сначала меня пытались убедить в том, что она — кузина графини де Бюрей. Потом мне стало известно, что она — дочь простого бродячего актера. Теперь вы мне совершенно необоснованно заявляете, что она племянница леди Агнес — в надежде, что я проникнусь к ней сочувствием.
        — Доказательства легко получить. Сир, разве нужны доказательства тому, кто хотя бы раз видел девушку? Чем, кроме тесных кровных уз, можно объяснить поразительное сходство Валери Марэ с госпожой Агнес?
        Король начал колебаться. Он нахмурился и потер подбородок, искоса наблюдая за Робином.
        — Если даже это правда, я в это не верю! Какое отношение это может иметь к обвинению?
        — Мне — подданному короля — трудно отвечать на вопрос вашего величества.
        — Если у вас нет ответа, тогда мы можем считать аудиенцию законченной.
        — У меня есть ответ,  — заявил д'Арлей без колебаний, хотя понимал, что его слова могут быть расценены как предательство.  — После моего ответа вы снова скажете, что я плохой подданный и заслуживаю наказания. Сир, на весах лежат жизни невиновных людей, и я не моту позволить, чтобы страх или скромность помешали мне высказать свое мнение!  — Он помолчал, а затем быстро выпалил: — Ваше величество, вам известно, какие чувства испытывают люди в связи с сожжением Орлеанской Девы. Ни для кого не секрет, что люди спрашивают себя и друг друга, почему не было сделано никаких усилий, дабы спасти ее. Сир, я никогда не сомневался в том, что для этого существовали определенные причины. Наверное, если бы Деву попытались спасти, это могло бы привести к усилению конфликта. Сир, я уверен, вы иногда размышляете о том, что напишут по этому поводу в исторических хрониках. Сир! Нет никаких сомнений и в том, что в этих хрониках будет отражена роль, которую сыграл Жак Кер в освобождении Франции.  — Он прямо взглянул в глаза королю и продолжил: — Неужели вы позволите истории связать эти два события? Там обязательно будет
написано, что вы позволили осудить вашего верного слугу на основании показаний, вырванных под пытками у молодой невинной племянницы леди Агнес Сорель!
        Король был настолько поражен, что сразу не нашел нужных слов. Он изумленно смотрел на д’Арлея, как бы не веря, что его подданный посмел говорить так откровенно. Он отошел в сторону и стоял там некоторое время, уставившись на темные облака, застилавшие небо.
        — Господин д'Арлей,  — наконец сказал король,  — вы со мной разговаривали в таком тоне, как никто никогда не смел со мной говорить. Вам должно быть ясно, что мне это очень неприятно. Я никогда ничего не забуду и не прощу вам этих слов! Тем не менее, господин д'Арлей, я вынужден признать, что уважаю вашу храбрость и верю, что только великая убежденность в собственной правоте вынудила вас произнести эти слова. Вы сделали хитрый ход!  — внезапно воскликнул король,  — Ни один король не забывает думать о том, что смерть не позволит ему контролировать составление хроник. Меня это все очень волнует, и мне придется признаться, что вы, возможно, правы. Я вас не стану наказывать, господин д'Арлей, но приказываю, чтобы вы никогда никому не рассказывали о том, что вы мне высказали, и о том, что я вас выслушал. Мы об этом больше никогда не станем вспоминать. Д'Арлей поклонился.
        — Сир, я вам это торжественно обещаю.
        — Цель Жака Кера мне ясна,  — продолжал король.  — Он намеревался заменить леди Агнес этой девушкой и с ее помощью хотел заполучить влияние на короля и соответственно многое другое. И сейчас,  — с неожиданной яростью продолжал король,  — чтобы установить вину, придется все рассказать в суде! Все, что я старался скрыть, теперь станет известно всему миру!  — Карл дышал с трудом, и прошло некоторое время, прежде чем он был в состоянии продолжить речь.  — Закон должен быть соблюден. Если Жак Кер и эта девица задумали устранить леди Агнес, чтобы молодая заняла ее место, они должны быть наказаны. Но им будет обеспечен справедливый суд. Не следует разглашать одну вещь. В память о прелестной и святой леди эта неблагодарная девица не должна упоминать в суде о своей якобы родственной связи с Агнес Сорель. Я вам могу гарантировать только одно: девушку не будут пытать. Я сейчас же напишу приказ, запрещающий это.
        Он заворчал, увидев, что лицо д'Арлея выразило облегчение:
        — Доказательством моей справедливости является снисхождение, которое я проявляю к человеку, сующемуся не в свои дела и меня оскорбляющему. Господин д’Арлей, вы плохой подданный. Для вас будет безопаснее, господин д’Арлей, если вы больше никогда не появитесь при дворе!

5

        Гийом Гуффье и Август де Ленвэр сидели в зале заседаний и грустно смотрели друг на друга. На столе лежали два документа с королевской печатью.
        — Королевский гонец прибыл, когда мы уже собрались пытать девицу,  — пожаловался Гуффье.  — Господин губернатор, если бы этот господин д'Арлей не привез копию приказа короля, у нас уже было бы признание, в котором мы так сильно нуждаемся!
        — Вы правы. Господин д'Арлей виноват в том, что наши планы провалились.
        Гийом Гуффье мрачно уставился на оба документа. Казалось, ему было неприятно касаться бумаг. Он еще раз пробежался взглядом по приказу отменить пытки.
        — Мы никогда не должны забывать,  — тихо заметил Гуффье,  — о том, что сделал господин д'Арлей. Никогда, Август, дружище!
        В комнате воцарилась тишина. Губернатора так спешно вызвали для ознакомления с приказом короля, что он не успел позавтракать. Он взглянул на поднос с завтраком, потом на документы и, когда начал есть, почувствовал полнейшее отсутствие аппетита. Такого с господином толстяком никогда не случалось. Он немного поковырялся в еде, не сводя взгляда с мрачного дружка Гийома Гуффье.
        — Дорогой Гийом, вам не стоит быть таким унылым,  — наконец произнес губернатор.  — Если я не ошибаюсь и правильно понял приказ короля, нам не позволено только одно — подвергать девушку пыткам.
        — Разве этот запрет не помешает выполнению наших планов?
        — Не обязательно.  — Губернатор начал медленно жевать копченого угря, который был его любимым угощением на завтрак.  — Приказ говорит, что мы не должны применять пытки, и я его трактую следующим образом: не использовать орудия пыток в специальной пыточной камере.
        Гуффье нетерпеливо перебил дружка:
        — Август, вы что, пытаетесь учить меня, как следует интерпретировать официальный язык?
        Губернатор хитро усмехался.
        — Нет, Гийом. Я пытаюсь вам объяснить путь, который может привести нас к данной цели и не нарушить королевского приказа. Мы можем использовать другие формы принуждения, и они могут оказаться не менее эффективными.
        — Мудрый Август, постарайтесь объяснить мне все более понятно.
        — Все дело в камере,  — сказал губернатор, с проснувшимся аппетитом набрасываясь на еду.  — Камера может быть настолько неудобной и ужасной, что она станет действовать на нервы и здоровье девицы — тогда и добьемся своего, не применяя пыток! Конечно, этот метод более медленный, но… мой милый Гийом, зато он весьма верный!
        Гуффье начал обдумывать предложение.
        — У вас есть клетка?  — наконец спросил он.
        — Конечно. Я только что собирался вам это предложить.
        Валери отвели в камеру на нижнем этаже башни Мелю-зин. Камера была большой, светлой, с хорошим свежим воздухом. Более того, там была, можно сказать, элегантная обстановка: кровать под балдахином, подушки с белыми льняными наволочками. На кровать можно было взобраться по лесенке с вышитыми панелями. В камере также находилось мягкое кресло с подставками для ног и с красивыми резными подлокотниками, а также комод. На стене висело распятие, на окне стояли горшки с цветами. Камера явно предназначалась для высокопоставленных арестантов.
        Девушка вошла туда, дрожа от страха, она и не подозревала, что сам король запретил пытать ее. Увидев роскошную обстановку, Валери немного успокоилась. Она огляделась и сказала:
        — Какая прекрасная комната! Главный надзиратель покачал головой:
        — Погодите, мадемуазель, я покажу вам, что находится за занавесками.
        Валери только теперь обратила внимание на тяжелый, коричневого цвета гобелен, висевший на стене. Девушка побледнела и прошептала:
        — Что это такое, уважаемый надзиратель?
        Он откинул занавеску — и Валери прижала руку к губам, чтобы подавить крик ужаса. За гобеленом стояла клетка с широкими железными прутьями, на дверце висел огромный замок. Над клеткой висели две таблички с надписями: «Признавайся во всем — или будешь страдать» и «Бог отвернулся от тебя». Пропорции клетки были тщательно продуманы: заключенный не мог там ни встать в полный рост, ни лечь. Ему оставалось лишь сидеть, прижав колени к подбородку, или лежать в позе эмбриона.
        Надзиратель открыл дверь клетки и сказал:
        — Мадемуазель, войдите внутрь.
        Валери оглянулась, чтобы еще раз увидеть красивую комнату, посмотрела на ужасную клетку и сказала:
        — Мне следовало сообразить: у них отсутствует доброта и чувство справедливости.
        Гийом Гуффье и Август де Ленвэр вскоре появились в комнате и увидели, что девушка сидит в клетке за решеткой, положив голову на колени, на ее лице было выражение ужаса и удивления.
        Август де Ленвэр промокнул под носом надушенным платочком, подошел к клетке и взглянул на Валери.
        — Мадемуазель, было решено проверить, насколько вы упрямы, не применяя средств, находящихся в камере пыток, в которой вы уже побывали.
        — Да, сударь,  — сказала Валери, начиная дрожать.
        — Но мы постараемся выбить из вас правду. Вы останетесь здесь и не будете выходить отсюда, если даже вам станет плохо или вы сильно заболеете. Так будет до тех пор, пока вы не пожелаете говорить. Вам все понятно?
        — Да, сударь.
        — Я бы посоветовал вам побыстрее удовлетворить наши требования. Если вы проведете в клетке много времени, это отрицательно скажется на вашем здоровье.
        Гийом Гуффье был очень доволен. Он и не желал скрывать этого.
        — Я думаю, мой дорогой Август,  — заявил садист,  — нам не стоит задергивать занавеску. Пока мадемуазель находится в этой неудобной клетке, она сможет любоваться мягкой постелью, удобным креслом, видеть в тазике прохладную воду и полотенце, которыми можно вытереться после освежающего мытья. Ведь все это будет ей предоставлено, как только она проявит сознательность.

        Глава 3

1

        Жак Кер заканчивал завтрак, когда заскрипела дверь и в камере появился губернатор.
        Август де Ленвэр был очень нарядно одет. Поверх синего камзола был накинут белый плащ, в шляпе торчало белое перо. Он зацепился пальцами за пояс и огляделся вокруг. Де Ленвэр увидел яркий свет, льющийся из окна, обратил внимание на чистоту и порядок в камере.
        — Вы живете в приличных условиях,  — сказал он неприязненным тоном, явно давая понять, что это ему не нравится.  — Но так будет уже не долго. Я пришел сказать, Жак Кер, что суд над вами начнется сегодня же, через полчаса. Наверное, вам захочется привести себя в порядок, прежде чем вы появитесь внизу.
        Кер недоуменно смотрел на губернатора.
        — Суд начнется сегодня!  — воскликнул Кер.  — Но, господин губернатор, этого не может быть!
        — Я вам сказал правду, и вы это скоро поймете!
        — Вам и судьям известно, что меня об этом не предупреждали.
        — Я предупреждаю вас сейчас! Кер зло рассмеялся:
        — Вы хотите надо мной подшутить. Что я могу сделать за полчаса? Мне ничего не сказали о доказательствах, на которых основано это ужасное и лживое обвинение. Как я в таком случае смогу защищаться? Судьям известно, что у меня не было возможности собрать свидетелей защиты?
        — Вы задали два вопроса, и я отвечу на них в порядке очередности,  — заявил губернатор. Он поднял вверх один палец.  — Первое. Суд решил, что вам не следует знать об обвинении. Если вам все станет известно, вы предстанете перед судом с хитрыми рассуждениями и попытаетесь защищаться.  — Де Ленвэр загнул второй палец.  — Второе. Свидетелей защиты не позволено вызывать. Так что вам должно быть ясно, что если суд открывается сегодня, вам от этого не будет ни холодно, ни жарко. А тянуть время — это ведь все равно не принесло бы вам никакой пользы.
        Кер был ошеломлен речью наглого толстяка.
        — Господин губернатор, но это все не соответствует установленным правилам! Неужели я правильно вас понял: мне что, не позволяется вызывать свидетелей?! Как я могу доказать свою невиновность, если будут заслушаны фальшивые показания этой женщины и тех, кто ее поддерживает?
        Август де Ленвэр улыбнулся:
        — Жак Кер, вам давно следует понять: вам нечего ждать. Вам все равно не удастся доказать свою невиновность.
        Обвинение против вас сильное, и его никак не поколебать. Он еще раз оглядел камеру.  — Вам что-нибудь нужно до того, как вы отправитесь вниз? Вам приносили утром горячую воду? Я отдал приказание, чтобы вам ее принесли. У вас есть чем побриться? Мне нравится, когда мои арестованные приходят на суд в приличном виде.
        Кер пристально посмотрел на де Ленвэра.
        — Мне действительно очень повезло. Мне не позволено защищаться. Я буду присутствовать на заседании суда молча, как будто мне в рот затолкали кляп. Но зато мне предложили прибор для бритья и горячую воду. О чем я еще могу мечтать?  — Кер засмеялся.  — Вы так любезны! Я постараюсь отплатить тем же и не создавать вам и вашим сообщникам никаких сложностей.

2

        Заседание суда началось в главном зале, в центре стояли стол и пять кресел. На судьях были роскошные мантии с отделкой из горностая, их черные капюшоны были украшены геральдическими лилиями. С четырех сторон стол заседателей окружали высокие стулья, на которых восседали уважаемые гости. Кер позже узнал, что эти «уважаемые» буквально передрались, чтобы получить там места. В зале присутствовали не только мужчины, но и женщины. Все были очень возбуждены.
        Следующий ряд занимали служащие суда и адвокаты. Рядом стоял стул с низкой спинкой. Он был предназначен для заключенного — туда были устремлены взгляды всех собравшихся.
        Когда Жака Кера ввели в зал, все места уже были заняты. Ему удалось взять себя в руки, казалось, в его глазах застыла холодная улыбка. Кер остановился и обвел глазами зал. Он смотрел на разряженных дам и господ.
        — Мне оказана удивительная честь,  — заметил Кер.  — Многие месяцы я содержался в изоляции, но судить меня будут при полном свете дня и даже с помпой. Здесь собралась удивительная компания. Я вижу всех моих открытых врагов. Они ждут для себя выгод после моего падения. Здесь собрались мои должники. Но, уважаемые судьи, и дамы, и господа, мне придется заметить, что здесь почему-то нет моих друзей.
        В зале наступила тишина. Вдруг кто-то громко захохотал. Вскоре смешки пробежали по рядам, и даже адвокаты, самые выдержанные люди, начали хихикать.
        — Вам это может показаться странным, но у меня есть друзья,  — продолжал Кер.  — Я и не ждал, что они окажутся здесь. Я думаю, господа, что они сейчас наверняка находятся на улицах, ведущих к этой тюрьме. Я уверен, что они стоят на площади у храма и их больше интересует исход суда, чем тех, кто находится здесь. Я уверен, что во всей Франции глаза миллионов моих друзей смотрят в этом направлении. Все они сердечно молятся за простого человека, который стал королевским казначеем и сыграл необычную роль в освобождении страны от ненавистных захватчиков.
        Гийом Гуффье, сидевший в центре стола для судей, резко заявил:
        — Обвиняемый, займите свое место, чтобы мы могли начать суд.
        Кер внимательно взглянул на судей. Он переводил взгляд с одного на другого — и его глаза перестали улыбаться. Взгляд сделался твердым, внимательным. Он был готов к борьбе.
        — Когда я был королевским министром, я очень трезво оценивал обстановку и совсем не обольщался на свой счет — я прекрасно знал, что у меня много завистников, а значит, врагов. Но особенно ненавидели меня трое. Я просто не давал им покоя. Хотите знать, кто это? Да, пожалуйста, я не намерен скрывать эти имена: Гийом Гуффье, Антуан де Шабанн, Отто де Кастеллан. Интересно, это простое совпадение или указание на характер процесса, который состоится здесь сейчас?  — Именно эти три человека находятся в данном зале в качестве моих судей! Но даже присутствие моих самых злобных врагов среди пяти судей не является самым большим шоком, который мне пришлось пережить сегодня. Я не поверил собственным глазам, увидев Жана Дювэ, королевского главного прокурора, и Жана де Барбена, королевского адвоката, оба они выступают в качестве судей. Объявив меня виновным, они сядут вместе с остальными судьями и помогут вынести вердикт. Это будет венцом их усилий.  — Жак Кер повысил голос, и он эхом отзывался в зале.  — Вот самая большая насмешка над праведным судом! После этого мы сможем увидеть, как в университетах студенты
начнут взбираться на кафедры, чтобы присвоить себе ученую степень, а грешники сами будут отсылать себя в рай! После этого мы можем окончательно признать, что справедливость покинула наши суды, а невинные люди находятся в зависимости от лжецов и обманщиков!
        В зале началось волнение. Из-за загородок, где столпилось немало народа, пришедшего позже, были слышны громкие комментарии и звуки ударов — явное доказательство того, что слова обвиняемого вызвали неоднозначную реакцию.
        Дамы начали перешептываться, прикрываясь веерами, а господа в бобровых шапках открыто возмущались наглостью обвиняемого. Гийом Гуффье яростно колотил по столу, требуя восстановить порядок.
        — Никаких речей! Тишина!  — орал он.
        Кер некоторое время помолчал, а затем воспользовался тишиной, чтобы закончить свое выступление.
        — Мои слова не предназначены для ушей суда,  — заявил он.  — Я не надеюсь на снисходительность этих судей, и меня не страшит тот факт, что эти слова лишь усугубят мое положение. Я надеюсь, что моя речь достигнет ушей тех мужчин и женщин, что толпятся на улице перед тюрьмой, заполняют кафедральную площадь. Вскоре, господа, об этом станет известно всему народу Франции. Я хочу, чтобы мои друзья понимали, в какой обстановке происходит это судилище. Я надеюсь, что мои соотечественники и впредь будут уважать Жака Кера,  — ведь они твердо знают, что он невиновен. Несмотря ни на какие вынесенные вердикты.
        Кер замолчал, медленно обвел взглядом сидевших в зале и опустился на стул. Он положил ногу на ногу, взмахнул рукой, как бы давая понять, что теперь суд может начать заседание.

3

        Первым свидетелем была служанка Агнес Сорель, сгорбленная маленькая женщина. Когда ей задавали вопросы, она то плакала, то кричала, то начинала задыхаться и ловить ртом воздух. Видно было, что эта несчастная боится всего и всех. Ее допрашивал сам Гийом Гуффье. Сначала он уточнил ее имя и род занятий.
        — Вы постоянно видели леди Агнес во время ее длительной болезни?
        — Да, сударь. Я всегда находилась с ней и спала рядом с ее постелью… если только я могла заснуть, сударь, а это было весьма редко, потому что я постоянно беспокоилась из-за госпожи Агнес. Я помогала ей приводить себя в порядок и дважды в день мыла ее душистой водой…
        — Я уверен, что вы хорошая служанка, но… Плаксивую свидетельницу ничто не могло остановить.
        Продолжая всхлипывать, она подробно рассказывала о распорядке дня больной страдалицы. Она поведала суду о том, как мыла свою госпожу, расчесывала ей волосы и подстригала ногти. Гуффье не смог остановить женщину и передал ее Дювэ, генеральному прокурору. Дювэ был опытным человеком и мог остановить любого болтуна, так он и поступил в данном случае.
        — Вы говорили, что ваша госпожа никому, кроме вас, не позволяла видеть ее во время болезни. Это относилось и к личному врачу Агнес Сорель?  — Голос прокурора был строгим, и женщина мгновенно перестала болтать.
        — Да, сударь. Когда он приходил, в комнате всегда царила темнота.
        — Но, наверное, там горели свечи?
        — Не всегда.
        Жак Кер был доволен ходом допроса. «Когда я буду задавать вопросы этой женщине,  — подумал он,  — ей придется признать, что сделать, к сожалению, ничего уже было невозможно: Агнес Сорель умирала, и всем это было известно. Позже я получу такие же показания и от самого врача».
        Когда начался допрос, Кер почувствовал, что у него появился азарт, кроме того, в нем проснулась надежда. Он не хуже любого адвоката разбирался в законах и был уверен, что легко сможет найти несоответствия в обвинении.
        Дювэ продолжал допрос свидетельницы:
        — Вас не было с госпожой Агнес утром восьмого февраля, когда ее навещал Жак Кер?
        — Нет, сударь.  — Служанка сказала это так, будто ее отсутствие явилось настоящей катастрофой, ошибкой, приведшей к страшным последствиям.  — Я не хотела, чтобы мадам Сорель виделась с этим господином, и говорила, что она слишком слаба, будет лучше, если мы отошлем его прочь.
        Прокурор потребовал, чтобы свидетельница подробно рассказала о том, что случилось в то утро.
        — Госпожа провела неспокойную ночь и утром была очень слаба. Но она настаивала на том, чтобы повидать королевского казначея, и потребовала, чтобы ее перенесли в маленькую комнату, там она могла лежать в темноте за деревянной решеткой. Я помогла перенести госпожу, но не стала открывать окно и начала уборку. Я была занята своим делом, когда вдруг увидела госпожу де Вандом, стоявшую у двери. «Он привел с собой даму,  — сказала она, имея в виду господина Кера.  — Эта девушка так похожа на нашу госпожу, что их просто невозможно отличить!» Я возразила госпоже де Вандам, сказав, что это невозможно, что наша госпожа — самая прекрасная женщина в мире и никто не может быть на нее похож. Мадемуазель Вандом резко тряхнула головой и продолжала: «Иди и посмотри сама. Она сидит в холле, ожидая его, и выглядит весьма напуганной». Я продолжала убирать, а госпожа Жанна де Вандам сказала: «Я хочу посмотреть, что делает этот человек». Она исчезла, а через несколько минут и я вышла в холл, чтобы взглянуть на девушку, которая была похожа на госпожу Сорель. В холле никого не было, и я подумала: «Может, Жанна де Вандом и
благородного происхождения, но она постоянно что-то придумывает и вечно все путает».
        Жанна де Вандом пришла в кухню очень возбужденная и заявила, что Жак Кер посмел открыть окно в комнате, где лежала госпожа, и что она видела, как он давал госпоже выпить какую-то жидкость. Я сразу поспешила на помощь своей госпоже, но врач остановил меня, сказав, что сам пойдет к госпоже Агнес, а коли понадобится помощь, непременно даст мне знать. Я пыталась объяснить ему, что мое присутствие там необходимо, но доктор резко приказал мне: «Подготовьте комнату для госпожи. Она грязная, и воздух там ужасный. Зажгите лимонные палочки для очищения воздуха».
        — В каком состоянии была ваша госпожа, когда ее принесли обратно в комнату?  — спросил Дювэ.
        — Сударь, госпожа была в сознании, но очень слаба, я испугалась, решив, что она умирает. Я спросила: «Дорогая госпожа, что с вами сделали?» Она открыла глаза, но, казалось, не узнавала меня. Тогда я спросила у врача: «Она умирает?» Он мне ответил сердитым голосом… Сударь, он не был зол, потому что он — очень добрый: «Конечно, она умирает».
        — Он пытался помочь госпоже Агнес Сорель?
        — Да, сударь. Он жег у нее под носом перья. Она снова открыла глаза и проговорила таким слабым голосом, что я едва ее слышала: «Неужели я еще жива?» Казалось, сударь, она не была рада этому.
        — Вы оставались в спальне после того, как госпожа вернулась туда?
        — Конечно, сударь. Неужели вы думаете, что я могла оставить одну мою бедную госпожу? Я не оставляла ее ни на секунду до следующего утра, когда господин де Пуатеван объявил, что мадам умерла.
        — Вы не поняли, что она умерла, до того, как об этом объявил врач?
        Служанка мастерски разыграла сцену отчаяния.
        — Нет, милорд,  — наконец проговорила она, громко сморкаясь в огромный платок.  — Она столько времени тихо лежала… Дюжину раз я уже думала, что она умерла, но когда спрашивала врача, он мне отвечал, что госпожа еще дышит. А тут он сказал: «Она умерла, Бенедикта». Мне казалось, что он объявил о конце света.
        Гуффье сделал знак судьям — и они начали совещаться, Это продолжалось несколько минут.
        Пока судьи шептались, в зале немного разрядилась обстановка. Люди начали переговариваться, кто-то смеялся.
        — Вам известно, что заключенный дал вашей госпоже, когда оставался с ней один на один?
        — Нет, сударь.
        — Жанна де Вандом с вами позже говорила об этом?
        — Нет, сударь. Как только моя госпожа умерла, госпожа де Вандом забрала с собой ребенка и покинула это место. Я ее больше не видела.
        — Господин де Пуатеван говорил об этом? Служанка была поражена:
        — Со мной, сударь? Нет, конечно, сударь. Он никогда с нами о таких вещах не говорил. Никто из нас не посмел бы задавать ему вопросы. Он бы нас за это сильно отругал. Но… — служанка поспешила исправиться,  — сударь, господин де Пуатеван, он такой ведь всегда любезный… он всегда хорошо относился к нам. Но нет, он ничего мне не говорил…
        — С того момента, как вы узнали, что Жак Кер дал вашей госпоже какую-то жидкость, в доме никто не сомневался, что госпожа Агнес умирает?
        Вопрос был так запутанно и неграмотно сформулирован, что Жак Кер с трудом сдерживался, чтобы не выступить с протестом. Казалось, служанка вообще не поняла, что от нее хотят. Она переминалась с ноги на ногу, хмурилась, сопела, а потом ответила:
        — Нет, сударь, все прекрасно знали, что нет никакой надежды на то, что она выживет.
        — Все. Вы можете идти. Тут поднялся Жак Кер.
        — Господа заседатели, мне хотелось бы задать свидетельнице несколько вопросов.
        Он взглянул на служанку и улыбнулся ей. Она снова заняла место свидетеля.
        Гуффье повернулся и уставился на заключенного. На его лице было такое жестокое и хищное выражение, что Керу стало не по себе.
        Председательствующий заявил:
        — Обвиняемый не может задавать вопросы свидетелям. Пусть заключенный займет свое место.
        Кер, казалось, потерял дар речи. Ему не разрешили вызвать собственных свидетелей, а теперь еще не позволяют задавать вопросы свидетелям обвинения. Кер сначала растерялся, но, увидев наглую усмешку на физиономии Гуффье, сразу пришел в себя.
        — Заключенным всегда позволяют задавать вопросы свидетелям обвинения. Как иначе можно выявить правду в их показаниях? Господа, в подобном праве не отказывают даже самым закоренелым преступникам…
        — Жак Кер, вам в этом праве отказано!
        — Это значит, что я не смогу защищаться?
        Гуффье окинул взглядом судейских чиновников, у одного из них на коленях лежали какие-то материалы. Чиновник быстро вскочил на ноги.
        — Когда заслушают всех свидетелей, обвиняемому дадут возможность сделать заявление,  — сказал Гуффье.  — До тех пор он не имеет права вставать и обязан молчать.
        — Почему я должен молчать, когда мою судьбу решают судьи, лишающие меня самых элементарных прав? Это невиданное нарушение законности. Такие права любой нормальный суд предоставляет даже самым отпетым мошенникам.
        — Заключенному известно, что существуют методы, с помощью которых можно добиться послушания. Надеюсь, что нам не придется прибегать к ним. Но если он будет настаивать…
        — Должен сказать вам, Гийом Гуффье, что я не собираюсь молча принимать подобную наглую несправедливость.
        — Значит, придется действовать по-другому,  — сказал Гуффье. Он снова кивнул чиновнику: — Выполняйте заданные инструкции.
        Служащий прошел через зал и очутился рядом с заключенным. В руках он держал что-то вроде капюшона.
        — Если заключенный еще раз попытается говорить без позволения судей, вы должны надеть ему это на голову,  — скомандовал Гуффье.  — Внимательно следите за ним. Нас никто не должен прерывать, и кроме того, никто не смеет высказывать крамольные идеи в суде, которому король поручил справедливо рассмотреть дело.  — Гуффье повернулся к судейским чиновникам.  — Готов следующий свидетель?

        Глава 4

1

        На второй день суда место свидетеля заняла Жанна де Вандом. Когда она вошла в главный зал, публика заволновалась. Люди, столпившиеся за перегородкой, толкались, шумели и пытались пробраться вперед, чтобы посмотреть на нее. Было видно, что женщина старалась одеться получше, чтобы достойно выглядеть, но результат получился обратный. Похоже, Жанна де Вандом страдала полным отсутствием вкуса: она выбрала платье ядовито-зеленого цвета, украшенное мехом, вышивкой, бантами, кружевами… Она была жалка и уродлива в этом перенасыщенном всякими штучками наряде.
        Жанна шагала опустив голову, казалось, что ее пугает ответственность. Но это была лишь поза. На самом деле ей нравилась роль палача. Когда де Вандом проходила мимо Кера, она подняла голову и дерзко взглянула на него.
        Жак Кер подумал: «Да, это уродливое создание желает стать инструментом моей гибели».
        Жан Дювэ взял де Вандом под руку и проводил к креслу, стоявшему рядом с судейским столом.
        — Госпожа де Вандом,  — обратился к ней Дювэ,  — на предварительном следствии вы нам сообщили необходимую информацию о себе и то, как вы заняли место в штате мадам Сорель. Чтобы не затягивать следствие, вам не следует снова рассказывать об этом сейчас. Все было записано, и мы удовлетворены сообщенными сведениями. Сегодня мы начнем с того, что случилось во время визита заключенного к госпоже Сорель.
        Свидетельница почтительно поклонилась, не поднимая глаз, и откинула рукава, чтобы всем были видны четки в ее руках.
        — В какое время восьмого февраля вы в первый раз увидели Жака Кера?
        — Это было между девятью и десятью часами. Моя подопечная — младенец, я хочу сказать… — она засмеялась, как будто рассказывала что-то смешное,  — плохо себя чувствовала. Я приказала приготовить специальный отвар и спускалась по лестнице, чтобы посмотреть, как его готовят. В это время открылась входная дверь дома. Вошел Жак Кер в сопровождении дамы.
        — Вы ее узнали?
        — Нет, сударь. Я ее прежде никогда не видела. Но меня поразило удивительное сходство с… моей госпожой.
        — Вы имеете в виду мадемуазель Агнес Сорель?
        — Да, сударь. Это было просто поразительно. Я стояла на лестнице и смотрела на них. Нет, я смотрела на девушку, а не на Жака Кера. Меня очень заинтересовала ее внешность. Это было,  — она захихикала,  — как будто леди Агнес выздоровела, помолодела и вошла в дверь.
        — Они вас видели?
        — Нет. Они стояли в холле и не двигались, потому что там царила полная темнота, как и во всем доме.
        — Но, видимо, было не настолько темно, вы ведь уловили сходство той девицы с вашей госпожой?
        — В доме окна были закрыты ставнями несколько недель, сударь. Мои глаза привыкли к полутьме, и, конечно, в холле горела одна свеча. Девица была настолько похожа, Жанна де Вандом засмеялась еще громче,  — сударь, это можно было бы разглядеть в темноте холла, освещенного одной свечой.
        — Они двигались в темноте?
        — Нет, сначала они стояли неподвижно.
        — Они разговаривали друг с другом?
        — Да, сударь. Жак Кер что-то шепнул девице. Я не слышала, что он сказал.
        — Девушка ему ответила?
        — Я этого не помню. Мне кажется, что она только кивнула.
        — Но потом они начали что-то делать? Наверное, это случилось после того, как их глаза привыкли к полумраку?
        — Да, сударь. Жак Кер что-то сказал, девица в ответ утвердительно кивнула. Она стала шарить под плащом. Это был длинный теплый плащ на меху. Девушка достала маленькую бутылочку и передала ее Керу.
        Кер был вне себя от возмущения. Он вскочил на ноги.
        — Это ложь!  — крикнул он.  — Я заявляю…
        Кера схватили две сильные, словно стальные, руки и пытались усадить его на стул. На голову ему нахлобучили капюшон, который не позволял Керу ничего видеть и очень затруднял дыхание.
        Кер пытался освободиться, но у него ничего не получалось — слишком уж силен был противник. Он попытался кричать, но толстая ткань заглушала голос.
        Он слышал, как Гуффье тихо ругался:
        — Значит, вы не поверили предупреждению, мошенник из Буржа?! Вы пытались возражать благородным судьям, вонючий меховщик! Еще одно движение — и вам вообще нечем будет дышать!
        Когда Кера освободили от капюшона, он откинулся на спинку стула и старался восстановить дыхание, затем он вытер со лба пот. Ослабевшая рука сильно дрожала.
        — Обвиняемый наконец должен понять,  — зазвучал голос Гийома Гуффье,  — что ему запрещается говорить, он может лишь отвечать на заданные ему вопросы. Этот приказ должен выполняться. Теперь продолжим допрос свидетельницы.
        — Они видели, что вы в это время стояли на лестнице?
        — Нет, сударь.
        — Вы можете нам сказать, что было в бутылочке?
        — Сударь, она была наполнена ядом.
        — Откуда вам это известно?
        — Сударь, врачи всегда затыкают бутылки с ядом специальными пробками. В бутылке была пробка с красной стрелой.
        — Это действительно всем известно. Я хотел бы подчеркнуть, что у этой бутылки была особая примета. На пробке была красная стрела?
        — Да, сударь. Я была поражена, когда увидела, что девица передала эту бутылку ему. Мне стало интересно, что они собираются с ней делать.
        — Вполне понятно, почему вы были поражены. Яд разрешено иметь только врачам; студенты медицинского факультета должны получить специальное разрешение, чтобы обзавестись им в случае необходимости. Обвиняемый и эта таинственная дама не являются врачами и студентами-медиками, поэтому вполне понятно, что наличие у них бутылки с ядом вызвало удивление и даже… опасения.
        — Да, сударь. Я была испугана. Мне сначала казалось, что все происходит во сне.
        Дювэ сделал паузу и внимательно посмотрел на остальных судей.
        — И что же сделал обвиняемый с этим смертельным оружием, которое передала ему сообщница?
        — Он ей кивнул и спрятал бутылочку за поясом.
        — Он ничего не сказал?
        — Ничего, сударь. Мне кажется, что у них заранее была договоренность и не было необходимости в разговорах.
        — Значит, все происходило без слов? Вы говорите, что почувствовали страх. Вы хотите сказать, что предчувствовали трагедию?
        Жанна де Вандом не спешила отвечать. Для пущего эффекта она выдержала паузу, а потом тихим голосом произнесла:
        — Мне было совершенно ясно, что они задумали что-то нехорошее.
        Во всей этой сцене явно чувствовалась фальшь. Но до этого никому не было дела. Дювэ и Жанна де Вандом добились должного впечатления на членов суда. Публика, сидевшая в первых рядах, внимательно следила за молодой женщиной в зеленом. За перегородками слышалось движение и громкие разговоры.
        Кер немного пришел в себя и внимательно следил за допросом. Он почувствовал страх. История, рассказанная Жанной де Вандом, была не только фальшивой от начала до конца, но и весьма неуклюжей. Однако ему не позволяли спрашивать ее. Судья не позволил никому задавать де Вандом дополнительные вопросы. «Неужели судьи поверят, что все так и было?» Кер, волнуясь, оглядел зал. Он увидел мрачные лица судей и их помощников и понял, что история произвела нужное впечатление.
        Жан Дювэ, казалось, был доволен и решил продолжить допрос свидетельницы:
        — Что случилось после этого?
        — Кер увидел, что я стою на лестнице.
        — И что он сделал?
        — Ничего. Но, сударь, он выглядел испуганным. В этот момент в холл вошел один из слуг и объявил, что госпожа Агнес желает его видеть, и Кер отправился за слугой.
        — А девушка осталась?
        — Да, сударь. Она уселась на скамью в холле и ждала его возвращения.
        — Как она себя вела?
        — Мне показалось, что она нервничала. Она смотрела в том направлении, куда отправился Кер, и все время внимательно прислушивалась. При каждом звуке она вздрагивала.
        — Вы долго за ней наблюдали?
        — Несколько минут. Потом я поднялась к ребенку. Ребенок продолжал беспокоиться, и я отправилась на кухню по черной лестнице, чтобы забрать отвар. Там я увидела Бенедикту, горничную мадам, и сказала ей, что Жак Кер привел с собой девушку, которая сильно напоминает нашу госпожу.
        — Сколько времени вы разговаривали с Бенедиктой?
        — Недолго. Мне нужно было спешить к ребенку.
        — Пока вы занимались своими делами, думали о том, что там в это время делает Жак Кер?
        — Конечно, сударь. Я больше ни о чем не могла думать. Я была уверена, что он задумал что-то дурное. Когда отвар был готов, я отдала его служанке и приказала покормить малышку. Я собиралась это сделать сама, но мне нужно было выяснить, что там затевает Жак Кер. Я сказала об этом Бенедикте.
        — Бенедикта уже давала показания, и они подтверждают ваши слова. Что вы стали делать дальше?
        — Я пошла, сударь, в маленькую комнату с решеткой, где находилась госпожа Агнес.
        — И что вы там обнаружили?
        Наступила очередная театральная пауза. Жанна де Вандом подняла глаза и посмотрела на Кера, прежде чем ответить. В ее голосе уже не было истерических ноток. Он стал неровным от волнения.
        — Я увидела… Сударь, я просто не могла поверить собственным глазам! Жак Кер открыл окно, и в комнате было настолько светло, что я все видела очень отчетливо. Он нагнулся над нашей хозяйкой и подложил одну руку ей под голову, а в другой руке он держал чашу, из которой поил госпожу. Я подумала… Сударь, вы должны меня понять! Я сразу начала его подозревать, а при виде этой сцены о чем я должна была подумать?
        — Что же вы в тот момент подумали?
        — Что он заставляет ее выпить содержимое бутылочки, которую ему передала девушка. Я крикнула, чтобы он прекратил это.
        — Что случилось потом?
        — Он взглянул на меня. Казалось, Кер испугался и отпустил голову госпожи Агнес, которая упала обратно на подушки. Он сказал, что госпожа Агнес потеряла сознание, пока они разговаривали, и он пытается ей помочь.
        — Он объяснил, чем он ее поил?
        — Я его спросила об этом, и он сказал, что это вино, разбавленное водой, и поставил чашу на столик.
        Жан Дювэ тоже сделал многозначительную паузу. Он смотрел на собравшихся с видом победителя, взгляд его словно говорил: «Я понимаю, о чем вы все тут думаете и в чем сомневаетесь. Я сейчас развею ваши сомнения». Он быстро обратился к свидетельнице:
        — Вы нам сказали, что подозревали, будто обвиняемый пришел в дом с намерением кого-то отравить. Вероятнее всего, вашу госпожу, потому что он должен был с ней встретиться. Потом вы увидели, как он поднес к ее губам яд. Почему же вы сразу не подняли тревогу?
        Кер следил за каждым их движением и внимательно прислушивался к каждой интонации. Он сразу понял, что и этот акт допроса был отрепетирован заранее. Королевский адвокат делал вид, что засомневался в показаниях свидетельницы. Он пытался придать ходу допроса видимость справедливости. Он заранее знал каждое следующее слово де Вандом — ведь все повторялось ими не один раз. От предстоящего монолога свидетельницы зависело многое, он должен был прозвучать убедительно.
        Жанна де Вандом начала весьма косноязычно:
        — Что я могла сделать, сударь? Ведь у меня были всего лишь подозрения. Если бы я подняла крик и обвинила его в том, что он пытается отравить мою госпожу, а потом оказалось, что в чаше всего лишь вода и вино, в каком положении оказалась бы я? Он занимал твердое положение и был королевским казначеем, другом и конфидентом госпожи Агнес, а я ухаживала за ее ребенком. Мне следовало знать мое место. Существует суровое наказание для людей вроде меня, кто ложно обвиняет важных людей. Я боялась, сударь, и не хотела отправляться в тюрьму.
        Дювэ одобрительно кивнул:
        — Да, теперь мы все понимаем, почему вы действовали так осторожно. Как вы правильно сказали, существует суровое наказание за ложные обвинения. Я уверен, что вы рассеяли сомнения, которые у меня возникли. Надеюсь, что то же самое произошло с другими судьями.
        Дювэ продолжал задавать вопросы:
        — Девушка Валери Марэ была в этот момент в комнате? Свидетельница затрясла головой:
        — Нет, сударь. Говорят, что она побывала в комнате госпожи Сорель и видела ее. Но когда я вошла в комнату, ее там не было.
        — Мы зафиксировали время, когда она побывала у госпожи Агнес,  — это было за десять минут до вашего прихода. А тем временем… — он помолчал для пущего эффекта,  — произошло многое.
        Он оглядел комнату, как бы оценивая впечатление, произведенное им на присутствующих. Он был явно доволен увиденным и перевел взгляд на свидетельницу.
        — Пожалуйста, продолжайте рассказ.
        — Я спросила Жака Кера, не нужно ли позвать врача,он ответил согласием. Но он меня отпустил не сразу, а стал задавать вопросы.
        — Вам не приходила в голову мысль, что он вас держал в комнате, чтобы выпитая жидкость начала действовать на госпожу Агнес?
        — Да, сударь.
        — Вы пошли звать врача?
        — Да, сударь. Я пошла на кухню и сказала господину де Пу-атевану, что ему следует сразу отправиться к госпоже. Он сильно разозлился, когда я ему сказала, что Жак Кер находится в комнате и дал ей что-то выпить. Он сказал: «Мне придется поругаться с Жаком Кером. Он — опасный человек». Потом он ушел.
        — Вы пошли с ним?
        Огромные зеленые банты на шляпке Жанны заколебались, когда она отрицательно покачала головой. Она ответила слабым и смущенным голосом:
        — Нет, сударь. Мне стыдно вам признаться, но я… потеряла сознание.
        Дювэ сочувственно заметил:
        — Как вы думаете, почему вы упали в обморок?
        — Мне кажется, это было связано с тем, что я видела, и напряжением, потому что я не знала, что мне делать,  — косноязычно объяснила де Вандом.
        Только присутствие судейского чиновника с его капюшоном не позволило Керу заговорить. «Служанка ничего не говорила об обмороке Жанны. Здесь их показания явно не стыкуются»,  — подумал он.
        Дювэ заметил это несоответствие и поспешил продолжить допрос:
        — Сколько времени прошло, пока вы не пришли в себя?
        — Мне сказали, что я ничего не чувствовала минут десять.  — Она продолжала говорить тихим, слабым голосом.  — Когда я падала, сударь, то ударилась головой о ведро с водой. У меня болела и кружилась голова и не было сил что-либо сделать. Так продолжалось до тех пор, пока в комнату не вошел один из слуг. Я его спросила, что случилось с госпожой Агнес. Он ответил, что она настолько слаба, что может умереть каждую секунду. Я спросила, где врач, и он мне ответил, что его вызвал король.
        — О серьезном положении госпожи Агнес было известно остальным слугам?
        — Да, сударь. Все думали, что она не доживет до следующего дня. Слуги считали, что ей теперь ничем не поможешь.
        — Почему они так думали?
        — Господин де Пуатеван сказал им это до того, как отправился в аббатство. Он сказал служанке госпожи, что сделать уже ничего невозможно. Нужно только ждать…
        — Где находилась ваша госпожа?
        — Ее перенесли в спальню. Она уже почти ничего не ощущала.
        — Вы ее видели?
        — Нет, сударь. Об этом сказала мне Бенедикта. Я больше не видела мою госпожу.
        — Вы рассказали Бенедикте о том, что вы видели и что начали подозревать?
        Жанна де Вандом отрицательно покачала головой:
        — Нет. Мне известно, что Бенедикта хорошо относится к господину Керу (свидетельница впервые назвала Кера господином) и она начнет возмущаться, если я ей об этом скажу. Я рассказала об этом горничной, помогавшей мне ухаживать за ребенком. Она очень испугалась и сказала, чтобы я перестала об этом говорить. Потом она зарыдала и сказала, что казначей посадит нас в тюрьму, если мы станем говорить что-то против него, и что нас могут выпороть или даже подвергнуть пыткам. Сударь, после этого я больше ничего и никому не говорила.
        — Но после того, как умерла госпожа Агнес, вы решили рассказать об этом, не так ли?
        Опять зашуршали зеленые банты, когда Жанна де Вандом энергично покачала головой. Теперь де Вандом заговорила громким, срывающимся на крик голосом:
        — Я больше не могла молчать! Сударь, молчание меня мучило, и я перестала спать. Мне снились кошмары, и я просыпалась с ужасным криком. Наконец я поняла, что сойду с ума, если не сделаю что-то.
        — И что же вы сделали?
        — Я отправилась к господину Гуффье и все ему рассказала. Сударь, мне сразу стало легче, хотя я не знала, что со мной будет впоследствии. Я даже начала нормально спать.
        — Именно после вашего сообщения господина Кера посадили в тюрьму по обвинению в отравлении вашей госпожи?
        — Да, сударь.
        Дювэ сделал значительную паузу. К этому времени солнце поднялось высоко и лучи его пробивались сквозь окна, освещая мрачные гобелены и тяжелую черную мебель. В первый раз с начала суда помещение не казалось мрачным. Присутствующие были очень оживлены в связи с последними показаниями свидетельницы. Отовсюду слышался шум. Все обсуждали историю, рассказанную женщиной в зеленом.
        Генеральный прокурор взглянул на Гуффье — и тот сильно ударил молотком по столу.
        — Тишина!  — крикнул он.  — Если шум не прекратится, мы прикажем очистить помещение!
        Угроза дала желаемый результат, и в комнате воцарилась тишина. Дювэ пересек комнату и подошел к обвиняемому. Он собирался вести дальнейший допрос с этого места.
        — По моему мнению, вы сделали правильно,  — сказал он громким голосом,  — поддавшись призыву вашей совести. Вы рассказали все, что знали, в присутствии судей. У нас имеются и другие доказательства, которые подтверждают все сказанное вами. И эти новые доказательства будут предъявлены, как только ваши показания будут закончены.
        Он торжественно посмотрел на присутствующих, а потом перевел взгляд на заключенного.
        — Мне нужно обсудить еще один пункт со свидетельницей. От ее ответа зависит очень многое, поэтому я прошу сохранять полную тишину в зале.  — Он протянул руку к де Вандом.  — Вы нам сказали, что видели, как девушка отдавала заключенному бутылочку, в которой содержался яд. Вам известно, что потом случилось с нею?
        — Да, сударь.
        — Расскажите судьям все, что вам известно.
        Свидетельница выпрямилась, понимая, что наступил самый важный момент в рассказе. Она опять насмешливо взглянула на Кера.
        — После того как я пришла в себя, я пошла в маленькую комнату за решеткой. Ставни снова были закрыты, и там было темно. Я ничего не могла разглядеть. В комнате стоял странный запах. Мне пришлось зажечь свечу. И тогда я… нашла…
        — Говорите громче, пожалуйста. Все должны вас слышать.  — Я нашла бутылочку на столике рядом с кроватью. Пробка из нее была вытащена и лежала на столе рядом с бутылочкой.
        — Странный запах в комнате был связан с содержимым бутылочки?
        — Да, сударь. Я поднесла бутылку к носу и поняла, что запах исходит от нее.
        — Вы можете нам описать этот запах?
        — Сударь, я не могу сказать, что это такое было. Но у меня этот запах всегда ассоциировался с ядом.
        — Вы еще что-либо заметили?
        — Сударь, бутылочка была наполовину пуста.
        — Что вы сделали с бутылкой?
        — Наверное, я сделала то, что мне следовало сделать, милорд. Я взяла бутылку с собой, и когда рассказывала все господину Гуффье, то отдала ему эту бутылку.
        Дювэ кивнул судейскому чиновнику, и тот поднес бутылку свидетельнице.
        — Это та бутылка?
        — Да, сударь.
        — Вы в этом уверены?
        — Я уверена, потому что сбоку на стекле была царапина.
        — Понюхайте и скажите мне — там остался тот же самый запах, какой был в тот день?
        Жанна де Вандом вытащила пробку и поднесла бутылку к носу. Потом утвердительно кивнула:
        — Запах тот же, милорд.
        Жак Кер пораженно следил за показаниями свидетельницы. «Неужели не будет конца этой бесстыдной лжи?» — думал он. Дювэ улыбнулся свидетельнице и сказал:
        — Благодарю вас. Мы вас с интересом выслушали. Вы можете покинуть зал суда.

        Глава 5

1

        Прежан Кеннеди постарался аккуратно одеться, ему предстоял поход в суд для дачи показаний. Он выстирал клетчатый платок, который носил на шее, почистил одежду, сапоги для верховой езды. Он хотел чувствовать себя уверенным, но вместо этого сильно волновался. Когда шотландца вызвали в качестве свидетеля, он неловко поклонился судьям и громко произнес:
        — Господа, Прежан Кеннеди к вашим услугам.
        Один из судейских служащих попытался подтолкнуть его вперед. Кеннеди сердито отвел его руку и пробормотал:
        — Оставь меня, парень. Я — джентльмен из Шотландии и солдат Франции.
        Он медленно прошел вперед и остановился у стола, где сидел Жак Кер.
        — Господин казначей,  — тихо сказал он,  — я собираюсь говорить правду, когда буду отвечать на вопросы, и хочу, чтобы вы знали, что я пожаловал сюда не по своей воле.
        — Свидетель,  — мрачно заявил Гийом Гуффье,  — встаньте на место. Вы должны отвечать только на вопросы судей.
        Шотландец встал перед судейским столом.
        — Мой язык может повиноваться приказаниям суда,  — заявил он,  — но я ничего не могу за него обещать. Это очень непослушный язык, и обычно он говорит все, что пожелает.
        — Непослушные языки часто заставляют повиноваться,  — ответил Гуффье.  — И весьма простым действием — их просто отрезают. Свидетелю не помешает помнить об этом.
        Королевский министр решил, что он сильно напугал шотландца, а страх был именно тем состоянием, которого добивалась эта судейская компания от свидетелей. Гуффье обратился к судейскому чиновнику, который стоял рядом с Кеннеди:
        — Отведите его в сторону.
        Гуффье наклонился вперед и обвел помещение взглядом.
        Всем стало ясно, что он хочет сделать важное заявление и пытается психологически подготовить для этого публику. Сначала он смотрел на ряд, где сидели юристы. Эти судейские крысы день ото дня становились все раболепнее. Потом он начал разглядывать ряды, где сидели разодетые благородные господа. Наконец он перевел взгляд на проход за загородкой, где толпился и шумел простой люд.
        — Я думаю, что пришло время… — сказал он и повернулся к своим коллегам-судьям, ища у них поддержки.
        Видимо, его прекрасно поняли, потому что Гуффье не стал далее распространяться. Гуффье поднял руку и дал сигнал офицеру, стоявшему у двери, ведущей в башню.
        Через несколько секунд дверь со скрипом отворилась. Все резко повернули головы и замолкли.
        Первым вышел губернатор Август де Ленвэр. Он нарядился в бархатный камзол персикового цвета, довольно выгоревший и покрытый сальными пятнами. Де Ленвэр пытался придать драматическое выражение своему расплывшемуся лицу. Но это лишь делало его более смешным и нелепым.
        После де Ленвэра шагал старший надсмотрщик. В руках он держал связку ключей от камер. Его присутствие совершенно не требовалось на заседании суда. Видимо, судьи потребовали, чтобы он пришел, дабы придать больше торжественности и значительности происходящему. За надсмотрщиком медленно шла хрупкая девушка в белом. Ее с двух сторон поддерживали караульные. Ее выпустили из клетки лишь час назад, спешно помыли, одели и дали взбадривающие снадобья. Ноги у нее онемели и еле двигались.
        Когда они вошли в зал, Август де Ленвэр стал рядом с девушкой и жестом указал, чтобы надзиратель сделал то же самое. Он велел охранникам вывести девушку в центр зала.
        Появление Валери Марэ произвело на публику желаемое впечатление. Девушка была очень худой и бледной, но все пережитые муки только усилили ее сходство с покойной Агнес Сорель. Благородные дамы и господа оцепенели от удивления. Они почти поверили в то, что возлюбленная короля воскресла и пришла на слушание дела о ее собственной смерти.
        В зале царила мертвая тишина. Валери решила, что ее сейчас будут судить, а Жак Кер уже осужден. Девушка была очень слаба и испытывала сильный страх. Валери не поднимала глаз, когда ее ввели в зал, и, дрожа, стояла перед судьями.
        Де Ленвэр резко обратился к охране:
        — Поверните девушку лицом к публике, чтобы все могли как следует разглядеть ее.
        Охранники повиновались.
        Валери была похожа на послушную марионетку. Все присутствовавшие в зале могли как следует рассмотреть девушку и все сильнее удивлялись ее необыкновенному сходству с Агнес Сорель.
        — Достаточно,  — сказал Гуффье и обратился к судьям: — Господа, вы согласны, что веское доказательство вины Жака Кера стоит перед нами?
        В этот момент Валери потеряла сознание. Охранники не дали ей упасть. Голова девушки повисла, тело обмякло, как у куклы, из которой вынули все опилки. Охранники вопросительно смотрели на судейских служащих, как бы спрашивая: «Что нам теперь делать?»
        — Унесите ее,  — равнодушно сказал Гуффье.
        Двое караульных, не зная, как лучше это сделать, потащили Валери за руки.
        Кер с ужасом смотрел на это. Он испытывал щемящую жалость к бедняжке и ярость к негодяям, которые довели ее до такого состояния. Его ужасно мучило чувство собственной вины перед Валери — ведь это ему в голову пришла идиотская идея вовлечь девушку в авантюру с королем. Это он разрабатывал и отменял дурацкие планы. Из-за его стратегических затей Валери теперь грозила смертельная опасность. А она была совсем ни в чем не виновата. Совсем! Кер был повержен. Разрушен. Поражен. И бессилен что-либо изменить. Впервые в жизни этот мудрый, стойкий человек почувствовал собственную слабость.
        Горькие размышления Кера прервал громкий голос Гуффье:
        — А теперь начнем допрашивать Прежана Кеннеди!

2

        Дювэ начал допрос. Он с трудом вытягивал из Кеннеди подробности встречи с Валери Марэ и их поездки в Париж, где на нее обратил внимание Жак Кер. Кеннеди отвечал очень кратко, думал каждый раз, прежде чем ответить, и не сообщал никакой лишней информации.
        — Когда вам стало известно, что обвиняемый обманным путем поместил девушку в благородное семейство? Почему ее представили под вымышленной фамилией?
        Шотландец начал раздумывать.
        — Я слышал, что ее называли Валери де Вудрэ после того, как она стала жить в этом семействе. Господин судья, она там жила с полного согласия этого семейства.
        — Мы не желаем слышать подобные замечания. Но если вы об этом заговорили, то объясните, почему вы так считаете? Какие у вас имеются основания?
        — Основания?  — Шотландец захохотал.  — Сударь, я просто слышал об этом. Вы можете считать, что я вам повторил слухи, догадки, обычную болтовню. Назовите это как угодно. Но вы должны записать, что я считаю эти слухи обоснованными.
        У Дювэ было такое выражение лица, будто он вот-вот разорвет на куски непокорного, дерзкого шотландца.
        — Обвиняемый нанял вас, чтобы вы съездили в южную часть Берри и собрали информацию о родителях девушки?
        — Это правда.
        — Значит, в результате собранной вами информации она стала называться Валери де Вудрэ?
        — Нет, сударь. Жаку Керу стало известно о ее родителях из других источников. Меня послали узнать дополнительные детали.
        — Что же вам стало известно?
        — Не много. Я нашел доказательства тому, что уже было известно. Что девушка не является дочерью умершего актера. То, что мне удалось узнать, подтверждало сведения, уже имевшиеся у господина Кера.
        — Вам удалось найти доказательства, что ее настоящий отец был членом семьи де Вудрэ?
        — Нет, сударь. Но у меня появились доказательства, что девушка была рождена вне брака и ее отцом действительно мог быть человек по имени де Вудрэ.
        Королевский прокурор нахмурился. Он понял, что этот свидетель, на которого возлагались такие надежды, не собирается вредить обвиняемому.
        — Жак Кер говорил вам, почему его так интересуют родители девушки?
        — Нет.
        — Вам известно, что он тратил большие деньги на образование девушки и внимательно следил за тем, чтобы она умела себя вести в обществе? Я уверен, что вам известно, что он также тратил большие деньги на ее туалеты. Что вы об этом думаете?
        — Я решил, что он… просто помешался.  — Свидетель, казалось, колебался.  — В Шотландии, сударь, мы не тратим столько денег на гардероб королевы!
        — Вы, наверное, задумывались по поводу подобной щедрости. Или он вам все объяснил?
        Шотландец покачал головой:
        — Мне он ничего не сказал. Правда, у меня были кое-какие догадки.
        — Что за догадки?
        — Я подумал,  — сухо ответил Кеннеди,  — что он тратит столько денег на девушку, потому что он ее желает.
        По залу пронесся смех. Гуффье злобно нахмурился и застучал молотком по столу. Дювэ о чем-то посоветовался с судьями, прежде чем продолжить допрос. Он покинул свое место и сошел вниз, чтобы оказаться прямо напротив свидетеля.
        — Все в этом зале видели, что девушка Валери Марэ очень похожа на Агнес Сорель,  — сказал он.  — Именно для этого мы ее привели сюда.  — Прокурор сделал паузу.  — Это поразительное сходство и является разгадкой всего случившегося. Я уверен, что в нем кроются причины отравления несчастной мадам Агнес.  — Дювэ уставился на свидетеля.  — Господин Кеннеди, вам известна правда? Вы понимаете, что Кер выбрал ее из-за этого сходства и что он тратил сумасшедшие деньги, чтобы приодеть ее, тоже по этой причине? Для этого он учил ее говорить и вести себя как настоящая придворная дама?
        Кеннеди не торопился с ответом. Он вымолвил только одно слово:
        — Нет.
        Дювэ не смущало полное отсутствие у Кеннеди желания сотрудничать с ним.
        — Говорят, что вы — самый хитрый и умный представитель весьма мудрого народа. Почему вы ничего не поняли в том маскараде, который происходил у вас перед глазами?
        — Это случилось по двум причинам.
        — Перечислите их.
        — Первое,  — сказал Кеннеди.  — Маскарад, как вы его называете, не происходил перед моими глазами. В это время я был в армии. Я занимался тем, что учил солдат обращению с пушками, и поэтому играл важную роль в подготовке победы Франции. Второе: мне не было известно, что девушка напоминает даму из свиты королевы.
        Дювэ захохотал.
        — Вам не удалось этого увидеть, когда все в комнате поняли это через секунду?!
        — Да,  — спокойно заметил Кеннеди.  — Я никогда не видел миледи Сорель.
        Дамы в зале начали хихикать, но их успокоил стук молотка. Дювэ смотрел на шотландца, как бы сомневаясь в необходимости продолжать допрос. Он решил попытаться еще раз.
        — Мы уверены, что вы желаете выяснить правду. Расскажите суду, припоминаете ли вы момент, когда Жак Кер намекал вам, для чего он дает образование девице Марэ?
        Кеннеди возмущенно фыркнул:
        — Неужели вы думаете, милорд, что если бы он планировал убийство миледи Сорель, он бы стал намекать об этом наемнику с репутацией, как вы сами сказали, «самого хитрого и умного представителя весьма мудрого народа»?
        Дювэ потряс в воздухе руками и объявил:
        — Свидетель злонамеренно мешает следствию. Нет никакого смысла тратить на него время. Все, кто знакомился с этим делом, поняли, что обвиняемый желал получить выгоду от сходства девицы Валери Марэ с госпожой Агнес Сорель. Каковы были его планы? Девушка обладала живостью, красотой и молодостью. Мы не станем устанавливать, желал ли он с ее помощью увеличить свое влияние при дворе. Суд не станет копаться в политических аспектах этого дела. Каковы бы ни были мотивы обвиняемого, мы уверены только в одном: он не мог воспользоваться своими преимуществами, пока мадам Сорель была жива. И эта возможность дает пищу для многих размышлений. Мы не можем сказать, сколько еще людей могло бы пострадать, если бы факты, связанные со смертью госпожи Сорель, не были бы так быстро обнародованы. Его бесконечные амбиции привели к тому, что этот человек стал угрозой государству! Ему это было прекрасно известно. Может, он собирался избавиться от всяческой оппозиции?
        Дювэ помолчал и показал жестом в сторону свидетеля.
        — Мы лелеяли надежду, что этот человек, игравший некоторую роль в начале заговора, сможет пролить свет на мотивы поведения обвиняемого. Но мы ошиблись: — Тут Дювэ нахмурился.  — Он не желает нам говорить, что ему известно. Что ж, пусть будет так! К счастью, у нас достаточно фактов, чтобы доказать вину Жака Кера. Их у нас больше чем достаточно. Справедливость восторжествует, если даже мы не сможем пойти дальше и откинуть занавес, который скрывает намерения этого лютого убийцы.
        Дювэ обернулся к Кеннеди и резко сказал:
        — Можете идти.
        Шотландец гордо выпрямился и поклонился судьям. Он больше не обращался к Керу, но их взгляды встретились на мгновение. Казалось, что они говорили друг другу: «Привет, дружище!»

3

        Суд продолжался третий день. Глашатай несколько раз повторил имя первого свидетеля, прежде чем на него откликнулись. Это был небольшого росточка жизнерадостный человек с аккуратной бородкой. Он был похож на ученого.
        Дювэ радостно приветствовал человека:
        — Доброе утро, доктор.
        Форма приветствия показывала, что сложностей с этим свидетелем не предвидится.
        — Ваше имя?
        — Я — Оливье де Бусс, магистр из Бон-Анфан-де-Сант-Онорэ.
        — Вы служите в университете и прибыли к нам издалека, уважаемый доктор, чтобы дать показания в удивительно неприятном деле. Нам могли помочь только вы, и поэтому нам пришлось пригласить вас из Парижа. Я желаю выразить благодарность, уважаемый доктор, от имени присутствующих здесь судей. Перейдем к делу. Доктор, вы когда-нибудь лечили госпожу Агнес Сорель?
        — Да, сударь.  — Свидетель говорил громким, четким голосом, словно читал лекцию.  — Меня вызвали к ней на консультацию вместе с другими докторами из университета. По просьбе Робера де Пуатевана. Это случилось в то время, когда она узнала, что ждет ребенка.
        — Это было в Париже?
        — Да, сударь.
        — Как вы тогда оценивали ее состояние?
        Перед тем как ответить, свидетель провел рукой по бороде. Это был его привычный жест.
        — Она была очень слаба, плохо себя чувствовала и говорила о том, что скоро умрет. Несмотря на это, сударь, я не считал, что она находится в критическом состоянии. Я очень внимательно исследовал госпожу Агнес и пришел к выводу, что все ее страхи являются результатом… ее деликатного состояния.
        — Вы тогда высказали свое мнение? Например, другим врачам?
        Свидетель энергично закивал:
        — Конечно, сударь. Я никогда не скрываю своего мнения и высказал свою точку зрения всем остальным врачам. Нас было пятеро, включая Робера де Пуатевана. Сударь, мы не спешили делать какие-либо выводы. Мы долго обсуждали состояние здоровья мадам, понимая степень нашей ответственности. Мы не имели права совершать ошибку, а также выражать излишний оптимизм. Мы все тщательно продумали.
        — Кто-нибудь из врачей был с вами не согласен?
        — Один. Робер де Пуатеван. Он считал, что ее состояние далеко от нормального. Позвольте мне сказать,  — свидетель хитро улыбнулся,  — наш уважаемый господин Робер наблюдал за госпожой многие годы, он очень хорошо относился к ней и поэтому постоянно о ней беспокоился. Позвольте мне добавить, сударь, что по натуре он далеко не оптимист. Он всегда ждет от жизни худшего. Но в конце обсуждений он согласился с нами.
        — Вы считаете, что в тот раз именно вы были правы?
        — Да, сударь. Смерть мадам не изменила моего мнения в отношении ее истории болезни. Такого же мнения придерживаются и другие доктора из университета, которые вместе со мной проводили консультацию.
        — К сожалению, мы не можем их всех собрать здесь, чтобы они тоже выступили свидетелями. Я уверен, что судьи согласятся со мной, что вы, будучи авторитетом, можете говорить от их имени. Вы видели госпожу Агнес позже?
        — Да, сударь. Это случилось, когда она собиралась отправиться из Парижа в аббатство. Мне пришлось два раза навещать ее. Сударь, время родов приближалос