Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / История / Воинов Александр: " Комендантский Час " - читать онлайн

Сохранить .
Комендантский час Александр Исаевич Воинов

        Герои повести А. Воинова — советские патриоты-подпольщики, предотвратившие взрыв Одесского порта.
        А. И. Воинов. Комендантский час

        Александр Исаевич Воинов
        Комендантский час

        Глава первая
        ТРИДЦАТОЕ ОКТЯБРЯ

        — Вдруг они решили, что нас уже нет, и перестали слушать? Ведь сегодня уже тридцатое октября!..
        Лена посчитала по пальцам.
        — Двадцать третьего сентября мы приземлились. До первого — восемь дней, да в октябре тридцать. Сколько же всего?.. Тридцать восемь! Подумать только! Скитались больше пяти недель!
        Надя возилась с рацией. Провод антенны никак не хотел заталкиваться под плинтус, над которым свисали отставшие от стены выцветшие обои. Хорош тайник! В небольшой комнате скрипучий шкаф, убогий стол, железная, расшатанная, одна на двоих кровать. Можно сказать — царская обстановка. И ни одного укромного местечка! Рация едва уместилась в корзине под тумбочкой, прикрытая не столько для маскировки, сколько для собственного Надиного успокоения, куском старого ситца.
        Первый выход в эфир, на связь! После стольких дней тяжких испытаний, тревог, волнений. И вдруг, когда затрачено столько сил, они, возможно, отрезаны от всего мира?
        Сейчас рация на тумбочке. Надя колдует над ручками настройки. Лена чутко прислушивается к каждому шороху за плотно прикрытой дверью.
        — Ну, как у тебя там? Всё в порядке?..
        Чёрные наушники на тонком, облегающем голову ремне придают Наде отчуждённость. Острый взгляд её тёмных глаз устремлён в одну точку.
        — Ну, Ленка, начинаю!
        Совсем легонько, будто едва касаясь чёрной пуговки ключа большим, указательным и средним пальцами, правая рука её начинает подрагивать. Первый вызов группы «Ада» пошёл в эфир… Небольшая пауза, и снова её рука выбивает точки и тире — не затеряются ли они в хаосе звуков, голосов, грозовых разрядов? Слушают ли их в штабе?.. А немецкий пеленгатор? Не поворачивает ли он уже свою антенну в их сторону?!
        Рука поднялась с ключа, и резко щёлкнула ручка переключателя.
        В комнате тишина. Лена замерла, не мигая смотрит в суженные Надины зрачки, боясь пропустить мгновение, когда она услышит отзыв.
        — Молчат!!
        — Вызови ещё раз.
        — Опасно!
        Снова щелчок. Тихая дробь стучащего ключа. И снова в наушниках бешеный писк морзянок. Сколько времени нужно радисту, чтобы откликнуться? Считанные секунды! Нет, их, наверно, уже не слушают. Устали, устали ждать!..
        И в тот момент, когда Надя уже хотела отчаянным движением сорвать с головы наушники, в разнобой шумов дальних и ближних станций врезался новый тембр. Она ещё не успела принять ни одной группы, и радист ещё не закончил передачу кодового обозначения своей рации, а Надя уже закричала:
        — Отвечают! Отвечают, Ленка!..  — и на лице её возникло такое детски счастливое выражение, что Лена, забыв об опасности, бросилась к ней, обняла за плечи и поцеловала.
        Через несколько минут первая телеграмма расшифрована: штаб поздравляет с прибытием, просит сообщить адрес и день, когда начнётся передача сообщений.
        — Адрес передай сейчас!.. Скажи, что станем регулярно работать с шестого ноября.
        Опасно, но как же не ответить! В штабе наверняка подумают, что с ними снова что-то стряслось.
        Через минуту Надя получила «квитанцию» — «Понял!» — и выключила рацию.
        — Ну, Ленка, живём!
        Девушки убрали рацию, привели комнату в порядок.
        Теперь нужно подумать, как жить дальше. Денег оставалось совсем немного. Тётя Маня, дальняя родственница Лены велела им заплатить начальнику районной полиции Крицуленко за его ценную услугу: прописка — дело великое. Он человек нужный и ещё не раз пригодится. Кроме того, девушки купили себе тёплые вещи, и вот теперь у них осталось ещё на недельку. Прикидывали и так и этак,  — ничего не получалось. И вдруг Лена хлопнула ладонью о край стола.
        — Надька! Кажется, я знаю, кто нам поможет.
        — Неужели опять пойдёшь к тёте Мане?
        — А Валя?..
        Надя вздохнула:
        — Давай попробуем… Только бы нам опять в какую-нибудь неприятность не влипнуть.

        Глава вторая
        ПУТЬ, ПОЛНЫЙ ОПАСНОСТЕЙ

        Полёт был долгий и тяжкий. Моторы монотонно гудели, а в круглых окошечках фюзеляжа могильная тьма. Сумеет ли штурман вслепую вывести самолёт к тому месту, которое капитан Лялюшко утром отметил на карте крестиком?..
        …Недели две назад Лену вызвали в штаб армии к приехавшему в их часть генерал-полковнику, молодому, полноватому человеку. Он подробно расспрашивал её об Одессе, как будто хотел удостовериться в том, что она хорошо знает город. А потом стал расспрашивать, не боится ли она воды и умеет ли хорошо плавать. Ничего лишнего он не сказал, но Лена поняла: её хотят забросить в Одессу с подводной лодки. Однако через несколько дней Лялюшко стал усиленно готовить их с Надей к прыжку с самолёта.
        Надя молчит, и Лена дотрагивается до её плеча.
        — Чего тебе?  — отзывается Надя. Во тьме её лица не видно. И дыхания из-за рокота моторов не слышно.
        — О чём думаешь?
        — Новую автобиографию зубрю!
        Да, и у Лены теперь тоже другая биография. И фамилия не Бутенко, а Бондаренко. Елена Николаевна Бондаренко из Мариуполя.
        И вот вчера утром, на последнем инструктаже, они поставили подписи под приказом, который предписывал им обосноваться в Одессе, проникнуть на работу в порт и передавать по радио сведения о выходе в море вражеских кораблей и транспортов, о всех грузах, которые поступают в порт и из него отправляются, о всех вновь прибывающих воинских частях, о танках и самолётах, а также о многом другом, что может представлять интерес для командования.
        С того момента как ноги разведчиц коснутся земли и парашюты будут надёжно спрятаны, они сразу же становятся двумя несчастными девушками, которые вынуждены были эвакуироваться из Мариуполя, так как к городу подходил фронт, и теперь пробираться в Одессу, в свой родной город, где родились. В этой придуманной Лялюшко легенде правдой было лишь то, что Лена действительно коренная одесситка, а Надя провела своё детство невдалеке от города.
        И были им ещё даны явки. Одна из них к Вале, девушке, работающей на железнодорожной товарной станции. Но связаться с ней можно лишь тогда, когда они обоснуются в Одессе.
        …Что это? Звук моторов стал глуше. Самолёт качнуло. Разворот?
        — Надя, прилетели!
        В глубине фюзеляжа приоткрылась дверь, и Лена услышала хрипловатый голос капитана Розина, который сопровождал их:
        — Девушки, приготовиться!
        Он быстро подошёл к люку и распахнул его настежь. В кабину рванул порыв холодного ветра. К отверстию стеной прижалась чёрная, враждебная тьма, пробуравленная вспышками огня, словно мишень, пробитая пулемётной очередью…
        — Да прыгайте же, наконец!  — нетерпеливо приказал Розин, будто несколько раз повторял приказание и это ему уже надоело.
        Надя поднялась и, тяжело покачиваясь, шагнула к люку. Нагнулась. Решив, что она хочет ему что-то сказать, Розин подался вперёд. Но Надя тут же исчезла.
        Теперь нельзя медлить ни секунды!
        Вперёд! Быстрее вперёд! И Лена кинулась в бездну.
        Ветер медленно сносит парашют в поле. Земля надвигается быстро, вот уже её ощущают подошвы ног. Удар! Лена падает на бок, и тут же что-то с силой ударяет ей в лицо. Будь она проклята, эта ручная граната, привязанная к поясу! Хорошо, что зубы остались целы.
        Лена перерезала стропы парашюта, и он опал, мёртво распластавшись у её ног.
        Вдалеке взмахнул бледный луч прожектора, бестолково помотался по небу и, упав во тьму, погас.
        Она вскочила на ноги, тихо свистнула. Прошла ещё шагов двадцать, стараясь не удаляться от дерева, чтобы не потерять место, где оставлены вещи. Опять свистнула. И опять Надя не отозвалась…
        Где она?.. А что, если ветер отнёс её далеко в сторону и она бродит в нескольких километрах отсюда?!.
        И вдруг издалека — тихий ответный свист:
        — Ф-фю!..
        Из-за кустов показалась знакомая фигура с широкими, как у парня, плечами.
        — Ну, у меня всё в порядке!  — деловито проговорила Надя.  — у тебя ничего не побилось?
        — Нет. А где твоё снаряжение?
        — Вот здесь, рядом.  — Надя перевела дыхание.  — Как здорово, что мы не потерялись!.. А где мы находимся, ты знаешь?
        — Понятия не имею.
        Надя помолчала.
        — Придётся ожидать рассвета.
        Она скрылась в кустах, затрещали ветки, потом раздался её приглушённый голос.
        — Помоги мне!..
        Они зарыли её парашют.
        Теперь нужно спрятать остальное снаряжение, зарыть его до того дня, когда, добравшись до Одессы, они найдут себе надёжное пристанище, обоснуются в нём и смогут перенести туда радиостанцию.
        Скоро тихий перестук лопаты умолк. Внимательно осмотрев место, чтобы запомнить его, девушки пошли к стоявшему посреди поля стогу и зарылись в сено. Что же делать дальше? Идти, пока не рассветёт, опасно. Может задержать патруль — люди, которые ночью ходят по дорогам, всегда подозрительны.
        Надя в темноте нащупала Ленину ладонь и сунула в неё кусок шоколада.
        — Заправляйся! Неизвестно, когда в следующий раз будем есть!
        — Слушай!  — вдруг прошептала Лена.
        Послышался лошадиный топот, и невдалеке от них, через поле, проскакали вооружённые всадники.
        Не их ли ищут? Появление самолёта наверняка не осталось незамеченным.
        Девушки лежали молча, прислушивались к каждому звуку.
        Медленно занимался рассвет. Низкие тучи скрывали солнце. Но горизонт светлел, и на склонах дальнего холма стали проступать очертания большого села.
        Наступал первый день новой жизни Лены и Нади, Елены Николаевны Бондаренко и Марии, сёстры её мужа. В официальном же приказе, отданном по разведотделу, они коротко и выразительно именовались — группа «Ада».

        Глава третья
        ПЕРВЫЕ ИСПЫТАНИЯ

        Две девушки в стареньких пальто, с узелками в руках, медленно брели по утренней пустынной дороге. Обычные, ничем не приметные девушки. Идут, наверно, по своим делам из одной деревни в другую. По ночам ходить запрещено, вот они и задержались в пути, чтобы их не обвинили в том, что они нарушают комендантский час.
        — Интересно, какое это село?  — проговорила Надя.  — А вдруг лётчик ошибся? Тогда как?..
        Лена промолчала. Действительно, село, куда они направлялись, казалось гораздо крупнее того, возле которого они должны были приземлиться и которое предварительно изучали по карте-километровке.
        Из-за поворота дороги вдруг медленно выехала телега, запряжённая парой лошадей. На месте возницы сидел румынский солдат. При виде девушек на его худощавом мальчишеском лице появилась озорная улыбка, он обернулся к другому солдату, который, примостившись на пустых ящиках, покуривал сигарету, и что-то сказал ему, показывая кнутом на Лену и Надю. Оба засмеялись.
        Встреча с врагом!.. Совсем не такой её представляла себе Лена. Парни как парни. Весело гогочут. А раз парни смеются, что ж остаётся делать девушкам? Надо улыбнуться в ответ. И Лена улыбается вознице.
        Тихо поскрипывают колёса. Лошади старательно перебирают ногами. Солдаты поворачивают головы. Надо же получше рассмотреть девушек!
        И вот телега совсем рядом.
        — Гутен морген, фрейлейн!  — весело взмахнул рукой румын.
        — Гутен морген!  — ответила Надя и приветливо улыбнулась.
        — Гутен морген!  — повторила Лена, стараясь подавить беспокойство.
        Солдат, сидевший на ящиках, послал девушкам воздушный поцелуй и хлопнул по плечу возницу, показывая, какой это великолепный парень.
        — Вот кино!  — сказала Надя, когда телега проехала.  — Первые женихи посватались!
        — Сколько нам ещё таких встретится,  — вздохнула Лена.
        Дорога, изгибаясь, спускалась к мостику, а потом круто поднималась к селу, где переходила в улицу с редкими, обнесёнными разрушенными плетнями домами. Издалека село казалось пустынным, словно было всеми покинуто.
        Девушки уже переходили мост, когда из ближайшей хаты вышли старик и старуха с вёдрами. Они направились к колодцу, вырытому на краю дороги.
        — Вот у этой тётки мы всё и узнаем,  — сказала Лена и быстро пошла вперёд.
        Услышав за собой шаги, старуха оглянулась и удивлённо придержала ведро. Ей было уже далеко за семьдесят. Не одно поколение на её веку сменилось в селе, из которого она никогда не выезжала. Она знала всех и в окрестных деревнях. Одного взгляда её выцветших глаз было достаточно, чтобы признать в девушках чужих.
        Заметив Лену, она что-то сказала старику, одетому в заплатанный пиджак неопределённого серого цвета и старые военные брюки. Узловатыми пальцами старик прицеплял ведро к крюку журавля, и когда Лена подошла и встала рядом, он повернул к ней заросшее кустиками седых волос, морщинистое, с вечным крестьянским загаром лицо.
        — Дедушка, дайте воды напиться!  — попросила Лена.
        Старик молча опустил ведро в колодец. Было слышно, как оно грохнулось вниз и как где-то глубоко чавкнула вода.
        Стоя в сторонке, старуха рассматривала девушек.
        — Уходите!  — тихо сказала она, когда, придерживая ведро на краю колодца и нагнув его к себе, Лена стала жадно пить воду.  — Уходите отсюда, в селе вас быстро заарестуют.
        — А кто в селе?  — спросила Надя, приглядываясь к разношёрстной толпе, собравшейся метрах в ста от колодца, на которую сердито покрикивал солдат. Он просматривал документы у всех, кто проходил мимо, но почему-то не отпускал их, а задерживал.
        — Румыны!  — ответил старик, отбирая у Лены ведро.  — Самолёт ночью летел. Всполошились они! Говорят, где-то парашютистов сбросили. Всю ночь ходили с облавой и вот теперь строго проверяют.
        — Ну, самолёты теперь везде летают, дедушка,  — сказала Лена, оглядывая село, а сама раздумывала, как бы поскорее вернуться назад и обойти его стороной.
        — Уходите!  — повторила старуха.  — За деревней балка. Там жандармов нет.
        — А как называется ваше село?
        — Свердлово.
        Девушки озадаченно переглянулись. Свердлово?! Рассматривая в штабе карту, они видели это название в стороне от того пути, по которому им нужно было направиться после приземления, но им и в голову не пришло запомнить, где именно оно расположено.
        — Там железная дорога близко?
        — Близко, близко… Да уходите вы отсюда побыстрей!  — сказала женщина и, поднявшись на крыльцо, скрылась в хате.
        Но незаметно уйти было уже невозможно.
        Отогнав задержанных поближе к хате, в которой, очевидно, располагалась «дежурка», солдат пристально рассматривал девушек. Высокий, с чёрным, давно не бритым лицом, поблёскивая белыми зубами, он что-то весело говорил своему напарнику, рыжеватому, похожему на немца коренастому здоровяку, который небрежно придерживал ремень автомата, сползавшего с его плеча.
        — Вылупили глаза, черти!  — тихо выругалась Надя.  — Ну, что будем делать?
        — Придётся идти!
        Надя вздохнула и резким движением, в котором чувствовалось несколько наигранное бесстрашие, закинула узелок с вещами за спину.
        Солдаты медленно двинулись им навстречу.
        — Вуно зио![1 - Добрый день! (румын.)] — проговорил высокий солдат с нашивками сержанта и шагнул им навстречу. В его движении не было ничего угрожающего.
        Надя чуть отстала от Лены и незаметно выбросила в канаву последний кусок шоколада: русский шоколад может стать уликой против них. В это время второй солдат, коренастый и низкорослый, подкинул на плече сползший с него ремень автомата и вышел на середину дороги.
        — Куда идёте?  — спросил он по-русски, и на его лице возникло выражение настороженности; он, видимо, не одобрял добродушного тона своего напарника.
        — В Одессу,  — ответила Лена.
        — Откуда?
        Девушки помолчали. Так хорошо придуманная легенда полетела к чёрту! Ошибка на каких-нибудь пятнадцать километров, и нужно всё сочинять заново.
        — Ну!  — прикрикнул солдат.  — Где паспорт?!
        Он снял с плеча автомат, прислонил его к ноге, всем своим видом показывая, что не намерен торопиться, и протянул руку.
        Короткие пальцы со следами въевшегося под ногти чёрного ружейного масла нетерпеливо шевелились.
        — Сейчас, сейчас!  — проговорила Лена, доставая из кармана паспорт.  — Вот, пожалуйста!
        Пальцы солдата выдернули паспорт из её рук. Это резкое движение, казалось, уже предрешало всё дальнейшее.
        «Не отпустят!» — подумала Лена и взглянула на Надю, которая держала свой паспорт в руке, ожидая, когда его потребует солдат.
        Это спокойное ожидание и Надин ленивый, чуть насмешливый взгляд невольно успокоили Лену. Её паспорт теперь переходил из рук в руки. Оба солдата по очереди перелистывали его, придирчиво рассматривали печати и штампы.
        — Откуда?  — снова переспросил тот, что был ниже ростом.
        — Из Мариуполя!  — ответила Лена.
        — Почему здесь идёте?
        — У меня больная тётка!  — выпалила Надя.
        На небритом лице солдата появилось сомнение. Он что-то сказал сержанту, и тот в ответ кивнул головой.
        — Где пропуск?
        — Вот он!  — Лена протянула немецкий пропуск.
        Солдат презрительно усмехнулся.
        — Транснистрия принадлежит румынам. Где румынский пропуск?
        — Нам дали только этот!  — сказала Лена, удивлённо взглянув на Надю; о том, что нужен ещё и румынский пропуск, никто им не говорил.
        — Где живёте?
        — Мы из Мариуполя!..  — проговорила Лена и протянула Надин пропуск в доказательство того, что у них одинаковые пропуска, и если румынских нет, то виноваты те, кто выдаёт их в Мариуполе.
        Крепко зажав в руке документы, солдат решительно махнул рукой в сторону хаты, где стояли задержанные.
        — Пошли туда! Вы арестованы.
        — Дядечки!  — жалобно воскликнула Лена.  — Отпустите нас!.. Мы не знали!..
        — Как же вы сюда попали?  — снова недоверчиво спросил солдат.
        И тут пришла на помощь до сих пор молчавшая Надя. Она, наконец, придумала версию, оправдывавшую их появление на дороге в Свердлово.
        — Нас из Мариуполя вывезли в закрытой машине немецкие солдаты! Да у нас нигде и пропусков-то не спрашивали!  — крикнула она и протянула руку, чтобы выхватить документы.
        — Но, но!  — угрожающе сказал солдат.  — А где машина?
        — Свернула к Светличному! Вон там мы вылезли, на развилке дорог!..  — Надя махнула рукой в сторону моста.
        Солдат посмотрел туда, куда она показывала, и хотя никакой развилки не увидел, всё же поддался горячей убеждённости Нади.
        — Дядечки, отпустите!  — почувствовав колебание солдат, взмолилась Лена, вынула из кармана сорок марок и сунула их в руку коренастого.
        Тот улыбнулся, пересчитал деньги и деловито сказал:
        — Мало! Давай ещё двадцать!..
        Надя подала ему ещё двадцать марок; солдаты поделили их между собой, и коренастый, с молчаливого одобрения своего сержанта, вернул девушкам документы.
        — Идите и больше не попадайтесь!  — грубовато сказал он.
        Свободны!.. Девушки выбежали из села и спустились в балку, по которой им советовала идти старуха.
        Ветер постепенно рассеивал тучи. Солнце припекало. И хотя ногам, привыкшим к тяжёлым яловым сапогам, которые девушки носили в школе, было непривычно легко, однако ссохшиеся на вещевом складе туфли ещё не разносились и стали постепенно натирать пятки.
        Наконец Лена не выдержала, сбросила их и пошла босиком. Её примеру вскоре последовала и Надя.
        Они всё шли и шли. Казалось, ветер уже доносит до них свежее дыхание моря. Одесса, наверно, близко. И хотя её ещё не видно, но указатели на немецком и румынском языках всё чаще направляют свои острые стрелы в сторону города. Девушки стремились как можно дальше уйти от «точки», куда забросила их судьба в лице штурмана, а ведь он, наверно, вернувшись на базу, доложил, что задание выполнил, и чувствовал себя героем.
        — Собака он, этот штурман!  — выругалась Надя.  — Вот вернёмся, разыщу я его!..
        Лена только головой покачала в ответ. Чего там думать о каком-то штурмане, когда впереди столько забот!
        И всё же им дьявольски повезло! Их нагнала подвода, гружённая мешками с капустой. Хозяин в чёрной фуражке и пиджаке, из-под которого виднелась выцветшая солдатская гимнастёрка, подслеповато оглядел девушек и подхлестнул вожжой лошадь.
        — Но!..
        Лошадь дёрнула головой, но шага не прибавила. Серые плешины покрывали её старую спину. И хозяин тоже был немолод.
        — Дедушка, разреши положить вещи,  — попросила Надя, когда подвода поравнялась с нею.
        — Какой я тебе дедушка?!  — вдруг оскорбился хозяин, и его худощавое лицо с морщинами вокруг глаз неожиданно помолодело.  — Я ведь недавно женился!  — И он весело, с хрипотцой засмеялся.  — Ну, кладите, так уж и быть!
        Есть же на свете добрые люди! Сунув свои пальто и узелки между мешками, девушки наконец-то смогли расправить затёкшие руки.
        Теперь идти совсем легко. Скорее бы только добраться до Одессы. Там они купят чего-то поесть на деньги, которые у них остались. По правде говоря, Лена плохо представляла себе реальную ценность купюр, которые им вручили перед отлётом: серовато-зелёные оккупационные марки, желтоватые карбованцы, выпущенные немецкой администрацией на Украине, и свои, советские рубли. Судя по тому, что солдаты, забрав шестьдесят марок, посчитали эту плату за освобождение достаточной, деньги эти, очевидно, не малые. На сколько же времени хватит того, что у них осталось? Если придётся везде платить, то через несколько дней, не успев устроиться на работу, они окажутся в самом бедственном положении…
        Лена и Надя шагали по дороге уже несколько часов подряд. Хозяин рассказывал им об Одессе, о тамошних ценах. Он знал курсы всех имеющих в Транснистрии хождение денег. Украинские карбованцы, выпущенные местными властями, он считал простыми бумажками. Румынские оккупационные леи советовал брать, но предупреждал, что полной цены они не имеют. Вот немецкие марки — другое дело, на них всё купишь!
        — А советские?  — спросила Лена.
        Хозяин усмехнулся:
        — Советские карбованцы умные люди припрятывают. Придёт и их черёд!
        Навстречу им, по обочине дороги, шли румынские солдаты. Видимо, они шли из Одессы группами и в одиночку, с котомками за спиной, безоружные, и были похожи на демобилизованных, которые возвращались домой.
        — Шатаются тут,  — пробурчал хозяин, когда впереди появилась новая группа. Солдаты прошли совсем рядом с подводой; один из них, с чёрными, аккуратно подстриженными усами, задержался, сорвал с кочана капусты несколько листьев, картинным движением свернул их в трубку, засунул в рот и громко хрустнул.
        Хозяин даже не оглянулся. Свяжешься с таким — вовсе без ничего останешься!..
        — Куда это они идут?  — спросила Лена.
        — Да по деревням рыщут! Казённые вещички на продукты меняют и к себе домой посылают! У них небось немцы тоже всё почистили. Люто они немцев ненавидят!
        — А ведь они союзники!  — сказала Надя.
        — Эти союзнички друг друга на любом столбе повесят.
        Случайное знакомство с девушками, прибившимися к нему по дороге, развязало старику язык. Дома, того и гляди, соседи донесут, а с этими скоро расставаться, можно пока душу отвести.
        Солнце стало клониться к западу. Полевая дорога вдали втекала в шоссейную, прочерченную короткими линиями телеграфных столбов. Справа, в низине, виднелись дома, разбитые и потемневшие. Покинутые людьми, они напоминали чем-то старое, заброшенное кладбище.
        — Одесса скоро!  — сказал хозяин и покосился на девушек.
        Лена поняла: он сомневается в том, есть ли у них документы. Ну что ж, можно ему их предъявить. Или не стоит испытывать больше судьбу — проститься с хозяином и попытаться проникнуть в город, обойдя заставу стороной.
        Лена подошла к подводе вплотную, заглянула в неё, пошарила между мешками и вдруг вскрикнула:
        — Стой!.. Стой!..
        Хозяин испуганно натянул вожжи и обернулся.
        — Чего там ещё?
        — Пальто моё пропало!  — дрожащим голосом сказала Лена.
        — Куда ему деваться? Посмотри получше между мешкали — посоветовал хозяин.
        — Нету!..
        — Не может быть, Ленка!  — подбежала к ней Надя; её сильные руки приподняли один мешок, другой, третий.  — Где-то оно здесь. Просто завалилось! Я сама недавно его видела.
        Но пальто исчезло. И — самое страшное — вместе с ним исчезли все документы; ведь Лена хранила их во внутреннем кармане пальто. И надо же было ей снять его по дороге! Лучше бы шла в пальто, изнемогая от жары.
        «Дура! Растеряха!.. Какая из тебя разведчица?» — ругала себя Лена, еле сдерживая слёзы. И вдруг ещё больше всполошилась — вспомнила, что и Надины документы, торопясь скорее в путь, сунула вместе со своими, когда в Свердлове ей их отдал солдат.
        — Куда же оно девалось? Кто его взял?  — повторяла она дрожащим голосом.  — Надино-то пальто цело!..
        — Не иначе как стащил тот, что капустой хряпал!  — сказал хозяин.  — Никто другой и не подходил. Вот чёртово отродье! Все воруют!..
        — Что же теперь делать?  — тяжкое ощущение непоправимой беды придавило Лену, и она, точно сразу потеряв силы, привалилась к телеге.
        — Беги назад!  — сказала Надя.  — Далеко он уйти не успел. Не больше как километра два. Догонишь.
        Сколько человек может вынести? Шагая по дороге, Лена мечтала только об одном: скорее бы добраться до Одессы. А там кинуться на первую попавшуюся скамейку и сидеть, сидеть, сколько захочется!..
        А теперь она снова бежит по щербатой дороге, догоняя вразброд идущих солдат, и, поравнявшись с ними, испытующе оглядывает их мешки и свёртки.
        Высокие, низкие, толстые, тонкие, даже хромые, но среди них нет того, с подбритыми чёрными усами, которого она хорошо запомнила. Наверно, где-то свернул в сторону!.. Лена пыталась объяснить нескольким солдатам, напомнившим ей его попутчиков, кого она ищет, но те в ответ только мотали головой:
        — Ну вынцеледжем!..[2 - Не понимаем! (румын.)]
        Дорога, кусты, небо — всё, что было вокруг, скрылось из её глаз. Лена видела только руки солдат, которые могли держать её пальто…
        Никогда в жизни ей ещё не приходилось испытывать такого острого, безнадёжного отчаяния, как сейчас. Потерять всё в момент, когда, казалось, цель уже достигнута! Оказаться в ещё худшем положении, чем при проверке документов в деревне. Тогда можно было откупиться! А куда деваться без документов? Кто поверит в ту историю, которую девушки станут рассказывать?!
        Лена остановилась только тогда, когда вдалеке показались знакомые домики Свердлова, а на пустынной дороге уже некого стало догонять.
        Что же ей теперь остаётся делать? Возвратиться в то место, где закопана рация, и ночью передать в штаб о случившейся беде? Но, для того чтобы сфабриковать новые документы, потребуется немало времени. Да и кто их сюда доставит? Нет, нет! Это глупая мысль. Нужно самим искать выход…
        Лена побрела назад, навстречу Наде. Сбитые ноги кровоточили, но она не чувствовала боли.
        Лена не прошла и нескольких сот метров, как вдруг из-за поворота дороги показалась Надя. На ней было надето пальто, а в руках она несла узелки — свой и Ленин. Рядом с Надей шёл румынский солдат. Лена узнала их утреннего знакомого. Да, конечно, это тот самый солдат, который взял у них деньги!
        Лена перевела дыхание. Ведь он может подтвердить, что видел их документы! А это уже облегчит положение!
        Когда Надя и румын приблизились, Лена услышала, что об этом у них как раз и идёт речь. Надя убеждала солдата дать им справку о том, что у них были документы, но тот отмалчивался. Эта встреча, напоминавшая о его не совсем законной операции, ему, видимо, не очень нравилась.
        Но девушки упрашивали его с такой горячностью, что он наконец согласился отвести их к коменданту и подтвердить тот факт, что сам проверял их документы.
        Приближаясь к Свердлову, солдат прибавил шагу, ему не хотелось, чтобы встречные считали его как-то связанным с этими девушками, которые идут в одном с ним направлении.
        — Что же будем говорить?  — тихо спросила Надя у Лены.
        — Повторяй одно и то же — едем из Мариуполя! А если будут допрашивать по одиночке и скажут, что я в чём-то призналась, не верь!
        — И ты не верь!  — проговорила Надя.
        Казалось, ещё совсем недавно худенькая белокурая девушка в детском саду купала детей, водила на прогулку крикливый ребячий выводок, и скажи ей тогда, что совсем скоро наступит день, когда она станет разведчицей и будет идти под конвоем вражеского солдата, а мысль её будет напряжённо работать в поисках выхода из почти безнадёжного положения, она никогда бы не поверила…
        «Да, но если в комендатуре начнут избивать, выдержит ли Надя?» — подумала Лена, но вслух этого не произнесла.
        О себе она не думала. Ей казалось, что у неё-то хватит и сил и воли пройти через все испытания. А кроме того, её не покидала уверенность, что всё должно обойтись счастливо. Почему? Она не смогла бы на это ответить. Наверно, потому что она была ещё в том возрасте, когда мысль о гибели кажется совершенно невозможной.

        Глава четвёртая
        АРЕСТ

        Это был первый румынский офицер, которого они увидели. Затянутый в мундир со многими разноцветными нашивками на груди, он стоял у сломанного забора, полный сознания собственного достоинства и картинной красоты.
        Румынский офицер не шелохнулся, когда солдат, приблизившись, отдал ему честь. Только слабо, словно из последних сил, взмахнул рукой, но, не донеся до козырька фуражки, устало опустил её вниз.
        — В чём дело, Манолеску?  — спросил он, видя, как две незнакомые девушки приостановились невдалеке.  — Кто они? Ты проверял у них документы?
        — Проверял, домнул лакотинент![3 - Господин офицер! (румын.)]
        — Ласо.[4 - Хорошо (румын.).] Так что им надо?
        Лена поняла, что это и есть комендант. Раздумывая о том, каких неприятностей можно ждать от этого до краёв наполненного сознанием собственной власти офицера, девушки медленно направились к нему.
        — Ну, что вы там топчетесь?  — грубовато сказал он, довольно чисто произнося русские слова.  — Вы откуда?
        — Из Мариуполя,  — ответила Лена, комкая в руках узелок. Офицер оглядел девушек критическим взглядом. Пёстрые, мятые платья, спутанные ветром волосы вызвали ироническую улыбку.
        Он коротко расспросил их об обстоятельствах дела. Манолеску подтвердил, что действительно утром проверял у них документы и они были в полном порядке.
        — Так!  — сказал офицер.  — Очень нехорошо!
        — Вы дадите нам справку?  — робко спросила Лена.
        — Я должен снять с вас допрос!  — сказал он, недовольно взглянув на Манолеску, который, козырнув ему, бросил на девушек выразительный взгляд, как бы напоминая, что они теперь снова перед ним в долгу.
        Когда Надя закончила свой рассказ, лейтенант на минуту отложил ручку, позвонил куда-то, долго по-румынски с кем-то объяснялся, а потом досадливым движением бросил трубку.
        — Я пошлю вас в районную жандармерию,  — сказал он, постучав пальцами по краю стола.  — Вами будут заниматься там!
        — А куда идти?  — спросила Лена.
        — В Кремидово. Там русский начальник жандармерии.
        Начальником жандармерии Кремидова действительно оказался русский, по фамилии Левандовский.
        Левандовский был не так уж глуп и понимал, что властью надо распоряжаться умело.
        Заглядывая далеко вперёд, он хотел на всякий случай иметь «чистые руки»: кто знает, как всё повернётся — война ведь ещё не закончена.
        — Ну, девчата, рассказывайте, что натворили,  — благодушным тоном спросил он у Лены и Нади, когда девушки вошли к нему в кабинет.  — Какие же вы, право, легкомысленные! В наше-то время потерять документы!..
        Рассказывать во второй раз было уже легче. Слушал Левандовский задумчиво, морщил лоб, всем своим видом подчёркивая, что внимателен к каждому слову девушек.
        — Ну так что ж вы хотите?  — неожиданно прервал он Надю, которая повторяла всё то, что уже сказала Лена.  — Новые документы? С этим, девчата, придётся пока подождать! Демьянчук!  — вдруг крикнул он в приоткрытую дверь.
        Тут же порог лениво переступил полицейский.
        — Вот их,  — Левандовский кивнул на девушек,  — пока подержим. Есть у тебя работа?
        — Есть, Николай Петрович! Патроны перебирать некому!
        — Ну вот их и заставь!
        У этого дня, казалось, не будет конца. Не наступит пора для отдыха, для покоя, для сна…
        Когда Лена вслед за полицейским шла по коридору, она вдруг пошатнулась, силы оставили её.
        Но, на счастье девушек, полицейский взглянул в окно, за которым уже сгущались сумерки.
        — Ну ладно!  — сказал он.  — Сегодня отдыхайте, а завтра с утра — за работу.
        Он подошёл к одной из запертых дверей, вставил в замок большой ключ, повернул его и отодвинул засов.
        Едва дверь распахнулась, как из глубины просторной комнаты на них обрушился шум многих голосов.
        Девушки невольно остановились на пороге. На полу и на сбитых из грубых досок нарах сидели цыганки в пёстрых платьях, между ними бегали оборванные дети.
        Старая, иссушенная годами долгих дорог цыганка бросилась к двери.
        — Начальник! Начальник! Скажи Вонэ, что я здесь!..
        — Ладно, скажу! Да входите же быстрей!  — прикрикнул полицейский на девушек.
        За их спинами грохнула дверь, стукнул засов.
        Несколько минут Лена и Надя молча стояли посреди комнаты, держа в руках узелки, окружённые глазевшими на них детьми. Казалось, на нарах уже нет местечка, где бы они могли пристроиться.
        — Идите сюда!  — крикнула с верхних нар молодая цыганка, державшая на руках завёрнутого в дурно пахнущее тряпьё младенца.
        Надя поморщилась. Она готова была бы простоять вот так всю ночь, лишь бы не ложиться на эти нары, где наверняка кишмя кишат насекомые. Но ноги уже не держали девушек. И через несколько минут, забившись в самый угол верхних нар и подложив под головы свои узелки, они заснули тяжёлым сном.
        Утром их разбудил плач голодных детей. А в восемь утра, выпив по кружке ячменного кофе с куском хлеба, девушки уже стояли во дворе жандармерии, возле оружейного склада, перед вкопанным в землю, почерневшим от времени деревянным столом и тряпками перетирали винтовочные патроны, снимая с них ружейное масло.
        Весь день прошёл в работе. В обед их покормили. Полицаи выловил из похлёбки несколько кусков вываренного мяса — всё богатство большого котла — и бросил в миски девушкам.
        — Не дадим цыганам обжирать украинцев!  — сказал он.  — Рубайте, девчата! У вас ведь на неделю в складе работы хватит!
        Из отдельных реплик, которыми перекидывались между собой полицаи, девушки поняли, что не позднее завтрашнего утра на станцию будут поданы платформы и цыган отправят в Одессу.
        Ну хорошо, поработают Лена с Надей на этом складе ещё с наделю. А что потом? Всё равно их долго в жандармерии держать не смогут и отправят в Одессу. Так лучше пусть это будет быстрее! Ведь в Одессе случай может помочь им связаться с родственниками, с друзьями из подполья, адреса явок они прочно держат в памяти. Зачем прозябать в районной жандармерии, теряя время и надежды?
        И две девушки ревут в полный голос, не обращая внимания на начальственные окрики и угрозы. Им всё равно, что с ними сделают!
        — Отправьте нас в Одессу!..  — кричат они сквозь рыдания.
        Сначала Левандовский хотел запереть наступавших на него девиц в карцер. Потом понял, что этим ничего не добьётся. Выйдя из карцера, они станут кричать ещё громче. У него, конечно, есть средство заставить их замолчать, но стоят ли они того, чтобы он тратил на них своё время и нервы.
        — Идиотки!  — крикнул он во всё горло, перекрывая их рёв.  — Я хотел вам добра. А раз вы сами этого просите — убирайтесь вместе с цыганами в Одессу. Но знайте: вас там будут судить! Судить как нарушителей границы Транснистрии…
        И, сердитым рывком придвинув к себе лист бумаги, стал составлять акт о пропаже документов, время от времени уточняя у девушек детали, которые забыл. Наконец поставил подпись и подколол документ к листкам, присланным румынским офицером.
        — Какие же вы дуры!  — проговорил он, покачав головой.  — Сами в петлю лезете!
        На другое утро, едва рассвело, всех цыган подняли и вывели во двор. Впервые за несколько дней разлучённые семьи опять соединились.
        Табор снова стал табором. Цыгане смеялись, пели, радовались так, словно их впереди ожидала свобода, а не смерть. Женщины баюкали на руках спящих младенцев. Мужчины шептались со своими жёнами. Даже старуха, которая в камере всё время кричала и плакала, теперь успокоилась. Она сидела рядом с седобородым стариком, которому можно было дать все сто лет.
        А через неделю девушек судили за незаконный переход Буга, так как по оккупационным зонам Транснистрия считалась автономной. На счастье, ни следователь, ни судьи не усомнились в том, что подсудимые говорят правду.
        Суд постановил: оштрафовать обеих по сто марок и административно выслать обратно через Буг. На другой день их отвезли в Тираспольский концентрационный лагерь, где предстояло ждать примерно сорок дней, пока наберётся достаточно большая группа нарушителей. Снаряжать конвой ради двух девчонок администрация не хотела.
        Что делать?.. Кто может помочь?
        Судьба пришла к ним в образе немолодой медицинской сестры, которой они помогали бинтовать тяжелобольных и раненых. Её совет был короток: заплатить лагерному писарю и поехать в Одессу, чтобы раздобыть документы о благонадёжности.
        Писарь, молодой румын с хитроватыми умными глазами, понял девушек с полуслова. Он не требовал денег вперёд, но гарантировал себя на случай обмана.
        — Всё будет сделано,  — сказал он.  — Домнишуара[5 - Девушка (румын.)] поедет в Одессу. Её родственница останется заложницей. Её расстреляют, если домнишуара сбежит.
        И на следующий день Лена уже бродила по Одессе, с каждым часом впадая во всё более глубокое отчаяние. Родственники, казалось, исчезли бесследно. В их квартирах жили посторонние люди, ничего не знавшие о своих предшественниках. Идти на явку она пока ещё не имела права.
        И вдруг, сидя на скамейке в пустынном сквере, уже совсем выбившись из сил, она вспомнила подругу своей матери по гимназии, жившую на Ризовской улице. Если эта старая женщина в Одессе, она поможет, как ей не помочь во имя той дружбы, которая многие десятилетия связывала их семьи?
        Счастье надо выстрадать! Кому принадлежит эта сакраментальная фраза, Лена не знала. Но через час она уже пила горячий чай за столом в тесной комнате маминой подруги, а та, присев напротив, охала и вздыхала, слушая рассказ о том, какие несчастья довели до лагеря маленькую девочку, которую ещё совсем недавно она носила на руках! История о том, что после вынужденной эвакуации из Мариуполя Лена решила вернуться в Одессу, не вызвала у неё никаких сомнений. Куда же ещё деваться бедной девочке? Одесса её родной город, и желание вернуться домой вполне естественно. Что касается украденных документов, то сейчас столько развелось жуликов — всего можно ожидать!
        Перебрав в памяти всех знакомых, она остановила выбор на бывшем бухгалтере, который ныне стал чиновником при губернаторе.
        — Он поможет!  — сказала тётя Маня.  — У него самого сын в Красной Армии. Он это скрывает, но я-то знаю!
        А дальше всё было как во сне. В условленное время у памятника Дюку Лена встретила немолодого человека с седыми висками, в крахмальной рубашке и сером котелке.
        Губернаторский чиновник торопился на какое-то заседание. Он был подготовлен к тому, что от него требуется. И сразу повёл её к нотариусу.
        Через полчаса Лена уже держала в руках бумагу с гербом, подписями и печатями. Б документе, написанном круглым, чётким бухгалтерским почерком, подтверждалось, что она коренная одесситка, а главное, губернаторский чиновник ручался за её лояльность по отношению к властям.
        Но где взять денег, чтобы расплатиться с писарем? Те, что у них с собой были, давно отобраны. Тёте Мане самой едва хватает средств, чтобы как-нибудь прожить.
        Срок отпуска кончался, и Лена решила не рисковать. Писарь получил в награду двое ручных часов — единственное их богатство. Он не был формалистом и, поняв, что большего с них не взять, выписал отпускные документы для обеих.
        Тётя Маня снова оказалась на высоте. Она их приютила и энергично взялась за хлопоты. Теперь их надо было прописать. Связи её казались безграничными. Она познакомила девушек с заместителем начальника районной жандармерии Крицуленко, и они три дня, не разгибая спины, прибирали его неуютную холостяцкую квартиру, стирали и утюжили.
        Видя, как волшебно меняется его логово, к которому давно не притрагивалась женская рука, Крицуленко, тучный стареющий человек со склеротическим румянцем на щеках, не остался в долгу. Услужливые девушки, с такой охотой взявшиеся облегчить его жизнь, получили прописку в Одессе.
        А ещё через несколько дней они уже стали обладательницами собственной комнаты в тринадцатой квартире дома номер восемь по Градоначальнической улице.
        А вскоре и рация уже лежала в корзине под старой железной кроватью. Но на это было потрачено и много сил, и много так нужных им денег…

        Глава пятая
        «ДИНА ПРОСИЛА ВЕРНУТЬ НЕМЕЦКИЙ СЛОВАРЬ»

        Удивительны одесские дворы! Они никак не вяжутся с европейской строгостью фасадов. Но, собственно, с дворов и начинается подлинная Одесса. Террасы, увитые диким виноградом, балконы, стоя на которых громко переговариваются женщины. Здесь обсуждаются все дела, и каждый новый человек сразу же вызывает любопытные взгляды.
        Лена почувствовала себя счастливой, когда, войдя во двор, увидела, что террасы пусты. Квартиру под номером двадцать шесть разыскала на втором этаже и негромко постучала. В окне рядом с дверью приподнялась занавеска. На старческие, скрюченные пальцы упал луч солнца. В глубине комнаты что-то стукнуло, но никто не появлялся. Лена постучала ещё раз.
        — Кто там?  — послышался глухой голос.
        — Я к Вале.
        Старуха, открывшая дверь, казалась взволнованной.
        — Вали нет дома,  — сказала старуха, торопливо прикрывая дверь.  — Она на работе.
        — Когда придёт?
        Старуха отошла к столу, настороженным движением поправила очки.
        — А вы кто?  — спросила она.  — С каким делом?
        — Меня зовут Шура!
        — Шура?  — переспросила старуха и вдруг злым движением отбросила от стола кошку: — Пошла прочь! Не знаю у Вали такой знакомой…
        — Она по-прежнему работает на железной дороге?  — спросила Лена. Это единственное, что она знала о Вале.
        — Да, на товарной!  — сказала старуха.  — Ну и ступайте к ней туда.
        Как только Лена вышла, за её спиной яростно грохнул крюк.
        Дома решили: вечером не рисковать, а отправиться к дому Вали утром, до того, как она пойдёт на работу, и подождать у ворот. Подойти внезапно.
        Без четверти семь Лена уже стояла невдалеке от ворот, стараясь, чтобы её не было видно из глубины двора.
        Больше часа рассматривала убогую витрину булочной. Подошёл полицейский, потоптался рядом, но решив, что бедно одетая девушка, наверно, ожидает начала торговли, завернул за угол.
        Но вот послышалось быстрое цоканье каблуков, и из ворот вышла тщательно одетая, довольно красивая женщина лет двадцати пяти. По тому, как она пристально, с затаённым испугом взглянула на Лену и, словно споткнувшись, на миг остановилась, а затем ускорила шаг, Лена поняла, что это и есть Валя, хотя она и мало походила на ту, которая смотрела с фотографии, хранящейся в разведотделе.
        Когда женщина завернула за угол, Лена быстро дотронулась до её руки.
        — Дина просила, чтобы вы вернули ей немецкий словарь!
        Женщина испуганно отшатнулась, и Лена заметила, как дрогнули уголки её неровно накрашенного рта. Видимо, она не совсем точно помнила отзыв, в её тёмных глазах возникло выражение беспокойной напряжённости. Медленно выговаривая слова, точно ученица, которая не уверена в своих знаниях, она ответила:
        — Словарь… Словарь… У Жеки. Я сегодня там буду. Захвачу. И завтра…
        Лена не дослушала её.
        — Здравствуй, Валя! Нам нужно поговорить.
        — Это ты Шура?
        — Да, я Шура.
        — Я сразу поняла… Ты очень напугала мать. Пришла, говорит, какая-то незнакомая девушка, всё кругом оглядывала…
        Лена улыбнулась:
        — Твоя мама, видно, женщина пуганая.
        — Да, она у меня всё так тяжело переживает.
        Лена сразу же перешла к делу.
        — Ты будешь действовать со мной. Давай условимся о встречах.
        — Что я должна делать?
        — Регулярно сообщай о движении немецких эшелонов, куда они направляются и что везут, считай автомашины и танки.
        Дошли до следующего квартала. Завернув за угол, Валя остановилась.
        — Знаешь что, я вряд ли буду тебе полезна,  — торопливо сказала она,  — нам будет трудно встречаться. Я ведь работаю в две смены.
        Лена выдержала её напряжённый взгляд.
        — Тогда будем встречаться рано утром, до работы.
        — Ах боже ты мой! Зачем же тебе старые сведения за прошлые сутки?
        Лена видела, как она мечется. Ей, видимо, хотелось только одного: чтобы её оставили в покое. Расписка в разведотделе, когда-то данные обязательства казались ей теперь чем-то нереальным, оставшимся в той, уже далёкой для неё жизни, в возвращение которой она не верила.
        — Погоди, ведь завтра суббота? Сколько у тебя смен?  — жёстко спросила Лена.
        — По субботам… Одна! Но, прости, я тороплюсь!..
        — Вот и прекрасно,  — в Лене накипала ответная злость.  — Ровно в шесть вечера жду тебя у входа в Александровский сад. И не опаздывай!
        На другой день без пяти шесть она подошла к входу в сад. Большая афиша сообщала, что в кино «Акса» демонстрируется фильм «Счастье прежде всего», а в кино «Норд» — боевик «Розы в Тирасполе».
        Валя не пришла, и Лена ещё раз поняла, что с третьим участником группы им с Надей не повезло. Пора самой устраиваться на работу. Но не на любую, а на такую, которая бы позволила проникнуть в порт.

        Глава шестая
        ПОРТ

        Лена прошла по Дерибасовской, спустилась под виадук и через несколько минут уже стояла перед широкими железными воротами порта, которые охраняли двое вооружённых румынских моряков. Один из них, яростно жестикулируя, пытался что-то объяснить шофёру застрявшей в воротах грузовой машины. Другой же стоял в сторонке, поигрывал автоматом, посмеивался и явно наслаждался этой сценкой.
        Шофёр, наконец, справился с неполадкой в моторе, и машина, обдав Лену зловонием выхлопных газов, исчезла за поворотом. Пока часовой неторопливо закрывал ворота, Лена успела рассмотреть в глубине порта штабеля ящиков и бочек, а за ними прикрытые брезентом новенькие орудия. Да, многое можно увидеть и понять, если попасть сюда, пусть Даже уборщицей…
        Долго она будет так стоять? «Смелее, Ленка, смелее»,  — подбодрила она сама себя и, сойдя с тротуара, направилась калитке рядом с воротами, куда, как она видела, входили портовики. Часовой, только что споривший с шофёром, преградил ей путь, но Лена так невозмутимо и уверенно объяснила, что поступила на работу и идёт за пропуском, что он невольно отступил в сторону.
        В отделе приёма на работу её ожидало разочарование. Добродушный толстяк в белом пиджаке любезно объяснил, что сейчас в рабочей силе порт не нуждается.
        Огорчённая, она вышла в коридор и остановилась, раздумывая, как быть дальше. В конце коридора, у входной двери, стоял невысокий худощавый и немолодой уже человек в морской форме. Он неторопливо курил, видимо, кого-то ожидая. По мере того как Лена к нему приближалась, он всё более пристально рассматривал её стираное ситцевое платье, стоптанные туфли. В этой тоненькой белокурой девушке, с достоинством шагающей по длинному полутёмному коридору, что-то, видимо, привлекло его внимание. Когда она поравнялась с ним, он вдруг спросил:
        — Наниматься приходила?
        — Да!  — вздохнула Лена.
        — Ну и как, в капитаны не берут?
        — Даже в уборщицы…
        — В большие чины захотела!
        Лена уже вышла из двери на крыльцо, но моряк снова остановил её:
        — Кем раньше работала?
        — Учительницей!  — ответила Лена. Как это у неё вырвалось, она и сама не понимала.
        — Учительницей?  — Он снова оглядел её, на этот раз недоверчиво.  — Где же?
        Лена почувствовала, как уверенность оставляет её.
        — В Мариуполе. Вообще-то я одесситка, но была там в эвакуации,  — сказала она, стараясь поскорее уйти от этого странного человека, который привязался к ней с вопросами.
        Но он пошёл следом за ней.
        — Так что же ты не обратишься в школу?
        — Ну что вы! В Одессе устроиться в школу невозможно. Я ищу любую работу.
        — А родители тебе не помогают??  — У меня никого нет.
        Он допрашивал её дотошно, но в его тоне была доброжелательность, и это заставляло Лену ему отвечать, к тому же, судя по морской форме, он работал в порту, и такое знакомство могло оказаться полезным.
        — Как тебя зовут?
        — Лена Бутенко.
        — Почему же ты убежала из Мариуполя?
        — Я не убежала. К городу подходил фронт, и жителям приказали эвакуироваться. А я одесситка. Куда же мне было деваться, приехала в Одессу.
        — Тебя здесь уже прописали?
        — Да, конечно,  — и она протянула ему паспорт.
        Он долго и внимательно разглядывал её фотографию, словно хотел удостовериться, не приклеена ли она к чужому паспорту.
        — Ты видать, девушка энергичная,  — сказал он наконец — могу тебе помочь. Я инженер, зовут меня Александр Васильевич, фамилия — Ткачевич,  — и после небольшой паузы добавил: — В уборщицы пойдёшь?
        — Пойду,  — с готовностью сказала Лена.
        — Есть у меня ещё одна должность. Рассыльной в диспетчерскую…
        — Пойду!  — радостно повторила Лена. Счастливая случайность! Она мгновенно представила себе, как на законном основании, не вызывая ни у кого подозрений, с пакетами в руках ходит по всему порту,  — что может быть лучше?!
        — Но с этим придётся подождать,  — закончил Ткачевич.  — Одна старуха работает, но, наверно, скоро не выдержит. От беготни совсем разваливается. Придётся тебе пока немного с метлой походить.
        С моря дул лёгкий ветер, шелестя верхушками платанов, на которых кое-где ещё сохранились листья. В толстой коре этих деревьев ещё со времён гражданской войны застряло немало осколков от снарядов и бомб. Но, несмотря на раны войны, весной они вновь распускаются, и кроны их, соединяясь, образуют тенистые арки.
        Много есть в Одессе таких мест, которые хранят воспоминания о Ленином детстве. Вот на этом углу, совсем ещё маленькой, она уронила на тротуар земляничное мороженое. Какое это было горе! Мать ей купила другую порцию, но та, которая упала, казалась Лене холодней и слаще; она плакала и долго не могла успокоиться. А вон в том высоком доме с колоннами она выступала на сцене, танцевала с другими ребятами, ей аплодировали, и после концерта директор Дома культуры подарил ей куклу с закрывающимися глазами. Она смутилась, потому что уже считала себя большой и в куклы не играла, но подарок взяла и чувствовала себя счастливой.
        Лена свернула на улицу Пастера и замедлила шаг. Можно е торопиться в такой солнечный денёк. Тем более что у неё хорошее настроение и она с удовольствием и облегчением думает о том, что наконец сделан первый важный шаг к поставленной цели.

        Глава седьмая
        БОРЬБА УМОВ

        Через два дня Лена уже получила пропуск в порт, на котором было написано, что она является служащей «Кригсмарине Зеетранспортштелле», что в переводе с немецкого означало «Управление военно-морских перевозок».
        Её обязанности были не столь сложны, сколь утомительны. С раннего утра и до вечера в бригаде чернорабочих она подметала склады, помогала грузить зерно, убирала и мыла полы в конторе управления.
        Одесский порт раскинулся вдоль залива на много километров. Отступая, советские войска его почти не разрушили, надеясь вскоре вернуться.
        Заняв Одессу, гитлеровские власти отдали приказ всем портовикам приступить к своим обязанностям. Но большинство портовиков эвакуировались и ушли с армией. Немцам пришлось набирать новый штат.
        Портом теперь распоряжался Попеску. На все важные посты он поставил прибывших с ним специалистов и тех из русских, кто проявил желание служить под его начальством. Среди них был инженер Ткачевич. Он вскоре пошёл на повышение, его репутация казалась Попеску безукоризненной. Тем более что Ткачевич представил неопровержимые доказательства того, что в годы гражданской войны служил офицером у Врангеля, преследовался за это Советской властью и, естественно, при первой же возможности перешёл на сторону новой власти.
        Ткачевич был строг с подчинёнными и проявлял должное рвение в выполнении приказов начальства. И теперь, когда Лена издали видела его то на одном, то на другом причале, он казался ей важным и недоступным.
        И всё же, изредка встречаясь с ним,  — это обычно случалось в те дни, когда она убирала контору управления,  — она всегда улыбалась ему как старому знакомому, а он, суховато кивнув, проходил мимо. Своё обещание перевести её на другую, более лёгкую работу он словно забыл, ей было неудобно ему напоминать. Ведь он и так много для неё сделал.
        Однажды, это было на третий или на четвёртый день её ты в порту, Лена вернулась домой особенно усталая и раздражённая.
        — Что случилось?  — спросила Надя.  — Устала?
        Лена досадливо наморщила лоб.
        — Ах Надька! В порту столько возможностей, а я хожу к дура! Ни немецкого языка не знаю, ни румынского! Что вокруг говорят, не понимаю! А как много важного можно было бы узнать!..
        — Да будет тебе психовать,  — старалась успокоить её Надя.  — Ты и так сумеешь. А я сегодня радио слушала!
        — Ну, что там говорили?  — спросила Лена, несколько успокаиваясь.
        — Наши уже к Херсону подходят.
        — Теперь всё понятно!
        — Что понятно?
        — Понятно, откуда в порту столько появилось раненых немцев и румын. Их грузят на корабли. Будут эвакуировать. А сегодня утром пришли транспорты с войсками. Разгружаются…
        Лена обедала, а Надя сидела напротив неё, подперев ладонями щёки, и рассматривала её покрасневшие, в ссадинах руки.
        — Чего ты сегодня такая сердитая?  — спросила она.
        — Мне кажется, Надька, нам вдвоём с тобой не справиться.
        — Неужели ты Вальку в покое оставишь?
        — Нам в порту люди нужны. Приглядываюсь ко всем, думаю, с кем бы поговорить начистоту. Подсяду к человеку, и, кажется, вот только намекну ему, и он меня поймёт, а заговорить — душа не пускает!
        — Провала боишься?
        — Да разве дело во мне самой! Неохота помереть, ничего не успев сделать.
        Приказ, который девушки получили накануне вылета, предписывал им на месте подобрать себе помощников. Первая же встреча с Валей показала, как это бесконечно сложно. Тысячи людей вокруг, и наверняка кто-то только и ждёт нужного слова, но как этого человека найти?
        Лена долго присматривалась к своему бригадиру Марии Афанасьевне, старой женщине с крепкими и сильными руками. Однажды в перерыве, когда Лена присела на ящик рядом с Марией Афанасьевной, та медленно оглядела порт и задумчиво проговорила:
        — Всю Россию нашими руками вывозят! И заводы, и продукты. А мы смотрим! Ах, не люди мы — человеки!..  — И замолчала, крепко сжав тонкие губы.
        И Лена с ней заговорила. Начала издалека. Мария Афанасьевна внимательно слушала её, стараясь понять, к чему клонит эта маленькая худощавая девушка.
        Поощрённая молчанием, Лена всё ближе и ближе подходила к своей цели. Нужно бороться. И есть люди, которые знают, что надо делать. Если только Мария Афанасьевна хочет…
        — Подумаю!  — уклончиво ответила ей Мария Афанасьевна.  — Подумаю. Ты больше мне ничего не говори. Коли решу, сама тебе скажу,  — и, поднявшись с ящика, ушла, оставив Лену в растерянности.
        Ни на другой день, ни на третий она ответа не дала и делала вид, что Лену почти не замечает. Эта отчуждённость вызвала у девушки тревогу. Работая, она исподволь наблюдала за бригадиршей, стараясь понять, просто ли Мария Афанасьевна избегает опасного общения или настроена к ней враждебно.
        Прошло ещё несколько дней. Однажды Лена с утра работала на небольшом складе, пересыпала лопатой зерно, чтобы оно не «горело». Примостив своё грузное тело на опрокинутый ящик и орудуя большой иглой, Мария Афанасьевна неподалёку от неё чинила мешки. Пахло прелью, и трудно дышалось от мелкой пыли. До перерыва оставалось ещё минут сорок, как вдруг в глубине склада гулко загремела железная дверь, стремительно деловой походкой вошёл инженер Ткачевич.
        Ткачевич подошёл к Марии Афанасьевне и, низко наклонившись, о чём-то её спросил; она утвердительно кивнула и головой показала в сторону Лены.
        Ткачевич поманил её пальцем к себе, она, не торопясь, воткнула лопату в зерно и пошла к нему.
        — Я тебя перевожу на другую работу, в экспедицию,  — сказал он.  — Завтра с утра приходи в управление,  — и быстро зашагал к двери.
        Лена глубоко вздохнула. Пронесло!.. Значит, Мария Афанасьевна никакая не доносчица. Просто она по-каким-то своим соображениям не принимает её предложения.
        Работа рассыльной дала Лене неограниченные возможности для выполнения задания, но всё же сложнейший механизм порта требовал тщательного изучения.
        Настало шестое ноября. Лена вернулась в тот день домой к двум часам, когда они должны были выйти в эфир. Крепко заперев дверь комнаты, Надя вытащила рацию из-под тумбочки.
        Тексты первых передач были написаны ещё накануне вечером по данным Надиных наблюдений.
        Первая радиограмма сообщала:
        «С четвёртого ноября начала передвигаться в Аккерман шестая румынская дивизия тчк Армия пешком тчк Лошади, вооружение эшелонами тчк Улицы забиты военными машинами тчк Лично».
        По поводу второй радиограммы девушки немного поспорили. Лена сомневалась, можно ли верить тому, что говорится на Привозе. Но Надя упрямо твердила: «Рыбаки придумывать не станут».
        В результате она победила. И следующая радиограмма гласила:
        «Побережье моря заминировано тчк Со слов населения тчк».
        Вторая фраза была вставлена по настоянию Лены.
        Антенна включена, тонкие провода батарей зажаты клеммами. И снова отчуждённое лицо Нади, с обеих сторон сжатое чёрными дисками телефонов.
        — Ну как, слышишь?..  — то и дело нетерпеливо спрашивала Лена.
        Надя в ответ только чуть качала головой. И вдруг по внутреннему свету, вспыхнувшему в глубине её глаз, Лена поняла: связь есть!
        Негромкий дробный стук заполнил комнату. Рука Нади словно слилась с ключом: Тук-тук!.. Тук-тук!.. И через три минуты всё кончено. Щелчок. Надя перешла на приём и стала записывать ответ штаба.
        Начальник разведотдела поздравлял их с годовщиной Октябрьской революции и с благополучным устройством. «Всё внимание перевозкам. Особенно порт. Легализируйтесь. Соблюдайте конспирацию. Желаю успеха».
        Первая радиограмма из дома! В приподнятом настроении девушки быстро разобрали установку, рассовали все части по своим местам и сели пить чай.
        С этого дня у них исчезло то чувство отрешённости, которое всё время владело ими и обеим портило настроение. О них помнят, немедленно откликаются на каждый их вызов, а главное — ждут их сообщений!
        Молоденькая экспедиторша работала с величайшей добросовестностью и неутомимо таскала пакеты из одного конца порта в другой. Внимательный взгляд, конечно, мог бы заметить, что она подолгу стоит у причалов, которые находятся в стороне от её служебных маршрутов. Но в сутолоке порта, в непрерывном движении машин и людей можно ли уследить за одним человеком, если он к тому же не вызывает никаких подозрений?
        К тем сведениям, которые приносила Лена, Надя добавляла свои. Ей пришлось делать то, чем должна была заниматься Валя. Несколько дней подряд она провела в районе товарной станции и установила, что туда прибыла германская моторизованная дивизия с тысячью автомашин и шестью вагонами артиллерии.
        Теперь Надя передавала радиограммы дважды в день.
        Однажды Лена, дежурившая у окна, чтобы предупредить об опасности, заметила пеленгатор, который показался из-за дальнего угла. Надя тут же на полуслове оборвала передачу. Машина медленно проехала под их окнами и удалилась.
        После этого девушки сделали на два дня перерыв, а потом стали вновь действовать с прежней энергией.

        Глава восьмая
        МУЖСКОЙ КОСТЮМ

        Почти каждый день в «Зеетранспортштелле» чрезвычайное происшествие. То чья-то невидимая рука сотрёт с поданной к причалу баржи надпись «хлеб» и напишет «горох», а потом, когда её загрузят горохом, окажется, что гороха мало, баржа на четверть не загружена, а догружать её зерном невозможно — оно смешается с горохом. Отправлять же незагруженную баржу нельзя, и сам чёрт не решит, что теперь с ней делать. То каким-то странным образом из полной цистерны на землю выльется керосин, то на складах возникнут пожары, и самое удивительное в том, что пламя охватывает их именно тогда, когда на постах стоят немецкие часовые, а все двери тщательно заперты и опломбированы.
        Попеску усилил охрану. Гестапо арестовало нескольких рабочих и инженеров, чехи и поляки были взяты под особый контроль, но количество диверсий не уменьшалось.
        Лена всматривалась в лица встречавшихся ей в порту людей. Как бы хорошо напасть на след подпольной организации, которая, по её предположению, действовала в порту! Однако, как Лена ни старалась, ей это не удавалось. И она мучилась оттого что рядом с ней происходят большие дела, а она бродит как слепая и не может найти тех, которые могли бы стать настоящими друзьями и соучастниками в работе.
        Однажды она задала себе вопрос: кто же в порту имеет наиболее свободный доступ к кораблям, складам и грузам? И сама ответила: конечно же, грузчики! Так не следует ли среди них поискать тех, кто ей нужен?..
        На следующее утро Лену послали на один из причалов помогать в погрузке. Капитан баржи торопился выйти в море: на другой день два немецких военных корабля должны были отплыть в том же направлении, и он рассчитывал на их прикрытие, поэтому всех, кого можно, мобилизовали на погрузку.
        Грузчики бросали мешки с зерном на широкую ладонь стоявших на причале амбарных весов. И после того как молодой худощавый паренёк Миша Ильянков, точными движениями кинув на противовес двухпудовые диски гирь, определял, сколько килограммов тянут мешки, грузчики вскидывали их на спины и, сутулясь, устремлялись по длинным сходням вверх, к борту баржи. Мешки шлёпались на палубу у самого края трюма. Дежурный матрос большим острым ножом вспарывал верхний шов каждого мешка, после чего грузчик, придерживая мешок за нижние углы, опрокидывал его вниз. Вспыхнув в солнечном луче, струя зерна исчезала во мгле ненасытного трюма.
        Возвращаясь за новой кладью, грузчики пробегали мимо Лены, стоявшей рядом с весами, и кидали ей пустые мешки, а она, аккуратно расправив, складывала их в стопку.
        Пока грузчики, взвесив мешки, перетаскивали их с весов на баржу, у Миши с Леной возникала короткая передышка и они успевали переброситься несколькими словами. Знали они друг друга ещё раньше, но до сегодняшнего дня никогда вместе не работали.
        Миша был так худ, что его рубашка казалась натянутой прямо на рёбра. Но лицо с морским блестящим загаром всегда было весело, тёмные глаза смотрели с затаённой улыбкой, словно Миша знал что-то смешное, но другим не говорил.
        Когда наступил час обеда, Лена присела на стопку мешков, зябко кутаясь в старенькую ватную куртку. Стоял сумрачный, непроглядно-серый день, вконец испорченный ссорой с Надей.
        Миша сел неподалёку от Лены. Вытащил из кармана бумажный свёрток, разметал рукавом на площадке весов просыпанное зерно, разломил пополам кусок хлеба и придвинул своё богатство поближе к Лене.
        — На, заправляйся!
        — Не хочу,  — ответила Лена. Ей действительно не хотелось есть.
        — Пожалеешь,  — усмехнулся Миша и вонзил зубы в хлеб с таким аппетитом, что Лена невольно улыбнулась.
        — Аппетит у тебя как у молодого волка. А в чём душа держится, непонятно!
        — О, ты меня ещё не знаешь! Хочешь, двухпудовую гирю на баржу заброшу?!
        Лена засмеялась.
        — Не надо. Ещё воздушную тревогу устроишь. Капитан подумает, что его бомбят!
        Вдалеке, мимо разрушенного маяка, медленно, как тени, проползали в открытое море два корабля. Один двухтрубный, глубоко осевший в воду, с пулемётами, торчавшими из его стальных башен; а за ним маленький, с низкой трубой, из которой стлался дымок.
        — Кит и китёнок!  — сказала Лена.
        — А как по-твоему, к какому классу этот двухтрубный относится?  — спросил Миша тоном экзаменатора.
        Лена, конечно, знала, что это всего лишь транспорт, хоть и вооружённый пулемётами, но решила свои знания не показывать.
        — Крейсер!
        — Ого! Ну а китёнок? Что за боевая единица?
        — Минный катер!
        — Эх ты! И терминологии-то морской не нюхала! Крейсеры тебе мерещатся, а военный транспорт не узнала! А китёнок твой — обыкновенный портовый буксир!
        Лена про себя усмехнулась. Чего ей с ним пикироваться?!
        — Лена,  — сказал он вдруг,  — одолжи мне двадцать марок!
        Просьба была столь внезапна и произнесена была с такой непосредственностью, что Лена, даже не успев подумать о катастрофических последствиях для собственного бюджета, которые может вызвать её щедрость, вынула из кармана паспорт, в котором лежали деньги, и отсчитала двадцать марок.
        Миша поблагодарил её, но почему-то пристально поглядел на потрёпанную обложку паспорта из толстого коричневого картона с аляповатой надписью «Записная книжка» и выдавленной пятиконечной звездой. До войны такие книжки продавались в военторге. Лена нашла её на подоконнике у глухой соседки, оторвала переплёт и сделала из него обложку.
        Эта обложка, сохранившаяся странным образом, несмотря на беды и потрясения в жизни её владелицы, навела Мишу на некоторые мысли. Он вдруг замолчал, и взгляд его тёмных глаз стал беспокоен. Его плечи, и без того острые, вдруг обострились ещё больше от того, что он упёрся руками в край тоски, и так сидел, отчуждённо глядя перед собой.
        Что произошло? Безотчётно, но до боли ощутимо Лена поняла: маленький, ещё совсем хрупкий мостик, который, казалось, уже соединяет их, рушится.
        Сцепив на коленях руки, она изучала его лицо, искала нужные слова, не находила их — и с ужасом понимала, что каждое мгновение всё больше отдаляет их друг от друга, и если молчание продлится ещё немного, то отчуждённость станет необратимой.
        — Миша, что случилось?  — наконец спросила она, совершив над собой мучительное усилие.
        — Ты пленная?  — вдруг тихо спросил он и замолчал, испытующе глядя ей в глаза.
        Что ответить? Она ожидала чего угодно, но не этого вопроса, заданного в упор. Почему это так для него важно?
        — Тебя в Крыму взяли?  — спросил он, не сводя с её лица пытливого, тревожного взгляда.
        — В Крыму,  — сказала Лена.
        — Под Керчью?
        — Да,  — прошептала она, боясь, что он спросит её ещё о чём-нибудь, что могут знать только те, кто действительно был под Керчью, и тогда он сразу поймает её на лжи.
        — Хорошо,  — он обвёл языком сухие губы.  — Хорошо… Я тебе всё о себе скажу. Ты меня не выдашь?
        — Миша!
        — Я понимаю,  — быстро проговорил он.  — Всё так трудно! Мы все ходим в потёмках И ты и я… Я устал бояться людей. Я хочу тебе верить. Хочу!  — Он нагнулся к её уху.  — Я тоже пленный… Но этого здесь никто не знает.
        — Ты скрыл!
        — Да. Я был разведчиком… Прохладную знаешь? На Северном Кавказе. Мы там попали в окружение.
        Он замолчал и отодвинулся на край доски. Что он от неё хочет? Ответной исповеди?.. Душевная броня, которая до сих пор обороняла её от опасности, стала вдруг плавиться. Нет, нет, нельзя доверяться минутной слабости человека.
        — Выжили мы с тобой, а что толку!  — вдруг зло сказал он.  — Под немцами ходим. Прячемся… И даже сердцем боимся прислониться друг к другу.
        Лена помолчала. Теперь она понимала, что каждое произнесённое ею слово должно быть точным. Но какие это должны быть слова?
        — Миша,  — спросила она,  — а где у тебя мать?
        — В Одессе.
        — И она всё знает?!
        — Да. Всё знает. И каждый вечер с тревогой ждёт: вернусь ли?
        Нет, так не может говорить человек, который лжёт. Но как трудно сказать о том, что должна сказать! Именно сейчас, в эту минуту. Если она её упустит, то навсегда потеряет на это право.
        — А ты не думаешь, Миша, что многое зависит от тебя?
        Он покачал головой и усмехнулся.
        — Ты хочешь, чтобы я боролся в одиночку? Чтобы меня тут же схватили и повесили на Приморском бульваре?
        — Что же ты хочешь?
        Он глубоко вздохнул.
        — Что я хочу? Найти правильных людей, вот что, Леночка, я хочу…
        — И что бы ты стал тогда делать?
        Он поднялся. Засунул руки в карманы.
        — Давай-ка, Ленка, работать…
        К ним уже подходили другие грузчики. Обеденный перерыв кончился. До вечера они не обмолвились больше ни одним словом.
        Возвращаясь домой, Лена думала: как ей теперь быть с Надей? Разговор с Мишей на причале требовал тщательного обсуждения. Она в конце концов просто не имеет права принимать самостоятельное решение. Миша как будто был искренен, но где гарантия, что в последний момент не испугается, как было с Марией Афанасьевной?
        Когда Лена вошла, обед уже ждал её на столе. Примостившись на кровати, Надя читала «Молву».[6 - «МОЛВА» — газета, издававшаяся в оккупированной Одессе.] Глаза их встретились, и Лена поняла, что Надя тоже переживает.
        — Ну ладно, дурёха,  — присаживаясь к столу, примирительно сказала Лена.  — Хватит нам ссориться. Слушай, есть важные новости!..
        Она подошла к окну и долго смотрела на вечернюю улицу.
        — Надя!  — проговорила она.  — Надя, я доверилась одному человеку. Но я его почти не знаю. Почти не знаю…
        Надя бросила газету, поднялась с кровати и сунула ноги в разношенные туфли.
        — Кто этот человек?
        — Один парень. Работает у нас весовщиком.
        — Как его зовут?
        — Миша. Говорит, что пленный…
        — Сам в этом признался?!
        — Да. Я, говорит, тебе доверяю. Уверен, что не предашь… И ещё сказал, что хочет найти верных людей.
        — Ну, а ты? Что ты ему сказала?
        — Я спросила, что он будет делать, если найдёт их.
        — Больше ничего не сказала?
        — Нет, больше ничего.
        — А он?
        — В том-то и дело, что он ничего не ответил…
        Не притронувшись к еде, Лена свалилась на кровать и сразу же заснула. Но сон её был прерывист. Временами она широко открывала невидящие сонные глаза, а потом поворачивалась на другой бок и опять погружалась в небытие.
        Проснулась на рассвете и вдруг ощутила, что на душе у неё совсем спокойно. Надя лежала рядом, она тоже проснулась и внимательно вглядывалась в Ленино лицо.
        — Что же это за парень?  — спросила она, как будто разговор их не прерывался.
        — Как будто неплохой. И очень одинокий.
        — Ты в нём уверена?
        — Его нужно проверить. Не знаю только как, но проверить нужно обязательно.
        Надя поморщила лоб. Она всегда морщила лоб, когда напряжённо думала, и поэтому за последние месяцы на её лбу прорезались тонкие морщины.
        — А что если попросить его принести мужской костюм?  — сказала она.
        — Мужской костюм? Зачем он нам?
        — Это повод! Скажи ему, что у нас есть человек, которому нужно переодеться. Если принесёт, то станет как бы нашим соучастником!..
        — Но это же для него риск?
        — Какая же ты, Ленка, несообразительная!  — приподнялась на локте Надя.  — Пусть рискнёт! Тогда сразу выяснится, хочет ли он работать с нами.
        Да, кажется, Надька придумала неплохо.
        На другое утро Лена снова оказалась в одной бригаде с Мишей. Теперь её всё чаще посылали на причалы — мужчин не хватало. В свободные минуты они разговаривали с Мишей всё больше о пустяках, но Лена чувствовала, что непосредственность в отношениях исчезла. Он часто умолкал, отходил в сторонку и думал о чём-то своём.
        — Посиди со мной, Миша!  — сказала Лена, выбрав время, когда около них никого не было.
        Поблизости кричали санитары, грузившие на транспорты раненых, гудели машины: вот уже две недели корабли вывозили из порта тысячи искалеченных людей.
        — Как ты думаешь, откуда их везут?  — спросила Лена, кивнув в сторону трапа, по которому скорбной процессией медленно взбирались легкораненые: одни передвигались на самодельных костылях, другие шли сами, неся перед собой белые, загипсованные, похожие на обломки памятников перебитые руки.
        — Наши, наверно, наступают,  — сказал Миша, делая ударение на слове «наши», словно был уверен, что Лена его единомышленница.
        — Вот что, Миша,  — сказала она.  — Если хочешь, я могу познакомить тебя с настоящими людьми.
        Он не шелохнулся.
        — Что для этого нужно?  — глухо спросил он.
        — Приходи ко мне домой в шесть вечера.
        — Сегодня?  — переспросил он настороженно.
        — Да, сегодня ровно в шесть. Я тебя кое с кем познакомлю. И ещё,  — прибавила она как бы между прочим,  — достань, пожалуйста, мужской костюм.
        — Костюм?.. Зачем он тебе?
        Она растерянно улыбнулась.
        Нет, искусство притворяться не для неё. Но он уже сдался. В её требовании заключалась тайна, и он не должен, не имеет права задавать ей лишние вопросы.
        — А какого размера?  — спросил он.
        — Какой достанешь. Если будет велик, придётся перешить…
        Он запомнил её адрес и твёрдо обещал прийти без опоздания.
        Когда Лена вернулась домой, Надя только что закончила очередной сеанс связи со штабом.
        — Нам дали новое задание: уточнить, как располагаются войска в городе и окрестностях и что собираются предпринять немцы в ближайшее время. Требуют, чтобы мы больше использовали знакомства. По твоему лицу вижу, что они у нас налаживаются.
        Лена рассказала Наде о своём разговоре с Мишей, и они обе стали готовиться к встрече с гостем.
        Они прождали Мишу до комендантского часа.
        — Обманул он тебя,  — сказала Надя.  — Жалкая душонка. А говорила — надёжный парень.
        — Я не говорила — надёжный, я сказала — неплохой!
        — Ну, в нашем понимании это одно и то же. Пора тебе уже лучше разбираться в людях…
        Лена молчала. Вторая ошибка за короткое время. Надя права, нельзя верить каждому, кто раскрывает перед тобой свою душу. На поверку все драматические истории оказываются насквозь фальшивыми.
        На другое утро они с Мишей случайно встретились у входа в порт. Лена заметила, что за эти сутки он как-то осунулся.
        Когда, предъявив часовому пропуска, они вместе прошли на территорию порта, Миша виновато спросил:
        — Сердишься?
        — Нет, не сержусь,  — ответила Лена как можно спокойнее,  — каждый поступает как ему лучше!
        — Ты ведь меня ждала?
        — Ждала, но недолго. Была уверена, что не придёшь.
        Он виновато поглядел на неё.
        — Знаешь, я просто ещё не достал костюма.
        — Конечно, это очень трудно.
        — Ты смеёшься надо мной?
        — Нет, серьёзно!
        — Мне обещали сегодня…
        Они прошли ещё несколько шагов и остановились. Сегодня она работает в управлении, а ему надо торопиться к амбарным весам.
        — Так я приду. Можно?  — спросил Миша.  — Ты меня будешь ждать?…
        — Немного подожду. У меня вечер занят.
        Ей удалось сбежать с работы на полчаса раньше. Хмурый немец, её непосредственный начальник, заказал в аптеке лекарство и послал её за ним в город с тем, чтобы принесла на следующее утро.
        Успела домой как раз к сеансу. У Нади были плохие новости. Забирают на трудовую повинность, так как она нигде не работает. Денег же для того, чтобы откупиться, уже нет.
        — Вот что,  — решила Лена,  — давай передадим сегодня две радиограммы. Одну о том, что я узнала в порту. А другую о наших трудностях. Так прямо и сообщим, что у нас нет денег.
        — Телеграфным переводом,  — усмехнулась Надя.
        — Быстрее! Скоро придёт Миша. Мне кажется, вчера с ним что-то случилось. Какой-то он сегодня был угнетённый и глаза грустные.
        — Тебе бы стихи писать.
        — Ну ладно! Пора приниматься за дело, считанные минуты остались.
        После сеанса девушки сразу же убрали аппаратуру, навели в комнате порядок и возобновили прерванный разговор о Мише.
        Надя была по-прежнему настроена скептически.
        — Придёт,  — уверяла её Лена.  — Ты ещё в него влюбишься. И тогда я буду ожидать тебя по вечерам!
        — Можешь не беспокоиться, со мной этого не случится,  — отрезала Надя.  — Давай лучше подумаем, что скажем, если он явится без костюма. Придёт, так сказать, на разведочку.
        — Выгоним — и всё!
        — Правильно! А я его ещё и с лестницы спущу.
        Удивительно, как быстро Надя заводилась! Точно от маленькой электрической искры включался мощный мотор. И уж не она им управляла, а он ею.
        — Ну, уже без пяти шесть,  — взглянула она на часы.  — Смотри в окно — не идёт?
        Лена подошла к окну.
        — Так и знала!  — крикнула Надя.
        Но тут Лена повернула к Наде торжествующее лицо:
        — Как раз и ошиблась! Вон он идёт. И свёрток у него под мышкой.
        Миша вошёл, держа в руках большой свёрток в плотной бумаге. Переступив через порог, он остановился с выражением озадаченности. Где же мужчина?
        — Вот костюм,  — сухо сказал он и протянул Лене свёрток.  — К сожалению, достал только пятьдесят второй размер. Наверно, придётся перешивать.
        — Ну как, быстро нас нашёл?  — спросила Лена, словно заводила светский разговор.
        — Да, я ведь город хорошо знаю!
        Наступило неловкое молчание. Миша потирал руки и время от времени бросал тревожные взгляды на дверь, точно ожидал, что кто-то сейчас войдёт.
        — Вот что, Миша!  — сказала Лена и выдержала небольшую паузу, чтобы он понял: разговор начался и теперь от него не уйти.  — Как ты себе представляешь свою работу? Говори откровенно, от Нади у меня секретов нет.
        — Я уже говорил тебе,  — смутившись, сказал Миша,  — хочу настоящего дела. Вот если смогу встретиться…
        — Ты уже встретился,  — тихо сказала Лена.
        Миша кашлянул, посмотрел на неё, на Надю и потом опять на неё.
        — Мне показалось, что ты говорила о каком-то мужчине?
        — Ты, Мишенька, не понял! Я говорила об одном человеке, которому нужен мужской костюм. Вот и всё.
        — Кто же этот человек?
        — Я.
        Миша снова невольно пощупал взглядом дверь.
        — К чему такая игра?
        — Значит, нужно,  — резко сказала Надя: ей не нравился этот худущий паренёк.  — А мужчины никакого не будет.
        Миша медленно поднялся.
        — Так, значит, всё это провокация! Вы решили меня заманить!..
        — Садись,  — сказала Лена довольно резко: такого оборота дела они с Надей никак не ожидали.  — Садись!
        Миша остался стоять.
        — Что вам от меня надо? Зачем все эти хитрости?
        Перехватив его взгляд, Лена бросилась к двери и заперла её.
        — Открой сейчас же!  — крикнул он.
        — Это только предосторожность, ты уйдёшь не раньше, чем я тебе всё скажу. Слушай, Миша, мужчины тут действительно нет, но мы позвали тебя для мужского разговора! Знай, мы разведчики и выполняем задание командования!
        Миша рассмеялся:
        — Это ты разведчица? Разведчица! Бросьте, девчата! Хватит вам заливать!..
        — И всё-таки мы разведчики,  — сказала Лена.
        Миша опустился на стул и теперь разглядывал их как бы заново.
        — Да-да!  — проговорил он, продолжая усмехаться.  — Сюрприз, можно сказать! А ведь я решил, что вы меня с кем-то познакомите. Будет здесь, так сказать, маленькая засада.
        — А что, с нами знакомство тебя уже не устраивает?  — снова перешла в наступление Лена.  — Ну вот что!  — она прошлась по комнате и остановилась перед ним.  — Теперь ты всё узнал. Будешь нам помогать?
        — Я хочу настоящего дела.
        — Тогда давай уточним,  — строго сказала Лена.  — Насколько я поняла, ты согласен войти в нашу группу?
        — Согласен,  — сказал он и, помедлив, добавил: — При условии, что пойдём вместе до конца.

        Глава девятая
        КОМЕНДАНТСКИЙ ЧАС

        Двое — это просто два человека, а трое — уже группа. Но если этот третий так и рвётся в бой, то двое, к которым он примкнул, становятся сильнее в несколько раз.
        Уже очень скоро Надя ощутила, какую значительную пользу может приносить Миша хотя бы уже тем, что знает языки. Он понимал, о чём говорят между собой немцы и румыны, мог сам общаться с ними. И это сразу же обогатило радиограммы ценными сведениями.
        Эти сведения рано утром принёс Миша. Почти весь вчерашний вечер он провёл в районе вокзала, ища встреч с немцами и румынами. Выбрав в толпе очередной источник информации, он подходил к солдату, по всем признакам недавно прибывшему, и спрашивал его по-немецки, не из двадцать ли восьмой он пехотной дивизии и не знает ли фельдфебеля Ганса Шрамма? Ни номер дивизии, ни фамилия, конечно, не имели никакого значения, он называл их наугад. Если же солдат был румыном, то имя разыскиваемого фельдфебеля менялось на Мику или Ионеску. Услышав, что к нему обращается немец, судя по произношению, из колонистов, солдат отвечал, что он, к сожалению, не из двадцать восьмой дивизии и о фельдфебеле Шрамме, естественно, ничего сказать не может. В дальнейшем разговор, как обычно, шёл о красотах Одессы и о девочках, которых можно встретить на Приморском бульваре. Затем, в непринуждённой беседе, Миша обычно уточнял, откуда прибыла тридцать пятая дивизия и куда она направляется. Бывало, конечно, и так, что какой-нибудь грубиян посылал его ко всем чертям, но ведь в каждом деле могут быть издержки.
        Пока Надя возилась, налаживая рацию, Лена смотрела на неё и думала о том, какие они с Надей разные. Как будто всегда рядом, а в то же время далеки друг от друга. Всё для неё проще, обо всём есть у неё собственное безапелляционное суждение. Вон как она легонечко залезла в её жизнь и всё расставила по своим местам. И Миша ей уже вполне ясен, и подлинные причины его поступков не вызывают у неё ни малейшего сомнения…
        Раздался условный стук в дверь, и в комнату вошёл Миша. Он был весь взъерошен, кашне сбилось на сторону, шапка сдвинута на левое ухо. Не раздеваясь, он стремительно сел на стул и посмотрел на Лену блестящими от возбуждения глазами. Лена поняла: принёс какие-то важные сообщения.
        — Девочки!  — глотнув воздуха, наконец проговорил он.  — Только что в порт вошёл немецкий транспорт «Лаудон» — грузит немецких солдат и оружие. На рассвете с караваном выйдет в сторону Севастополя… Но это ещё не всё,  — он перевёл дыхание,  — на товарную станцию прибыл секретный эшелон. Все вагоны тщательно закрыты, а вокруг оцепление. Нужно действовать!
        Надя озадаченно взглянула на часы.
        — Я могу теперь выйти в эфир только после двенадцати ночи.
        — Вот и хорошо,  — прикинула Лена,  — сообщение о караване в штабе получат вовремя.
        — Что же будем делать с эшелоном?  — спросил Миша.
        — Но ведь скоро комендантский час.
        — За ночь его могут угнать!
        Да, положение не из лёгких! Могла бы, конечно, помочь Валя, но к ней решили больше не обращаться. А штабу надо отвечать…
        Лена смотрела в окно на темнеющее небо. Через час — с восьми вечера — патрули откроют стрельбу по тем, кто появится на улице без пропуска, а если схватят — в лучшем случае штраф и тюрьма.
        — Ты уверен, что это действительно важный эшелон?  — спросила Лена.
        — Безусловно!  — подтвердил Миша.
        — Давай здорово подумаем,  — сказала Лена.  — Рискуя жизнью, сумеем ли мы что-нибудь выяснить?
        Миша понизил голос.
        — Сегодня в ночную смену работают мои знакомые сцепщики вагонов. Если мы сами ничего не увидим, сможем узнать у них.
        — А как же мы вернёмся обратно?  — спросила Лена.
        — Вот в том-то и дело! Всё будет зависеть от того, что нам удастся узнать. Если эшелон уйдёт ночью — необходимо радировать, чтобы его бомбили в пути. Нам всем рисковать незачем. Пусть Надя останется дома, а мы с тобой пойдём. В крайнем случае, ты останешься в порту и примкнёшь к ночной смене, а я постараюсь пробраться сюда.
        Эту ночь все они запомнили надолго…
        С моря дул ледяной ветер. Холод быстро пробрался под осеннее пальто, и Лена подняла воротник, чтобы защитить от него хотя бы лицо. Миша шагал рядом, по-прежнему не обращая внимания на то, что свернувшийся в жгут шарф не закрывает шеи, а шапка сдвинута набок. Казалось, ему даже жарко.
        Они достигли товарной, когда до комендантского часа оставались считанные минуты. Портовые пропуска помогли им приблизиться к железнодорожным путям, минуя проволочное заграждение. Однако возле составов непрерывно патрулировала охрана.
        Недавно кто-то без машиниста пустил паровоз, и он врезался в состав с платформами, на которых стояли орудия, и вагонами, доверху набитыми ящиками со снарядами. Виновника не нашли. Но с этого дня охрана получила строгий приказ: стрелять в каждого, кто в неустановленном месте приблизится к железнодорожной колее, даже не окликнув его и не спросив пропуска.
        Этот приказ был объявлен всем портовикам под расписку. С тех пор прошло не больше недели, и три человека уже были застрелены охраной.
        Лена и Миша, конечно, знали об этом. Понимая, что только величайшая осторожность или просто счастливый случай могут уберечь их от пули, они с той минуты, как вышли из дома, ни словом не о6молеились о грозящей им опасности.
        Во тьме проступали очертания вагонов. Глухо лязгали буфера, и на резкую трель свистка паровоз отвечал сцепщику пронзительным гудком.
        — Стой,  — тихо проговорил Миша, схватив Лену за рукав.  — Видишь, слева платформы? А за ними, на втором пути, товарные вагоны. Это как раз и есть тот состав…
        Их прикрывала каменная стена разрушенного склада. Здесь было не так ветрено, и Лене стало теплее. Вглядываясь в сумеречные тени вагонов, она поймала себя на мысли, что Мишине соседство успокаивает её.
        — Тебе холодно?  — спросил он и, не дождавшись ответа, снял с себя шарф и закутал им её шею; она покорно промолчала.
        — Что, Мишенька, будем делать?  — спросила она, словно он был командиром их маленькой группы и она полагалась на его ум и энергию.
        — Давай сначала высмотрим, где ходит патруль. Тише… Как будто идёт?
        Вдалеке, на междупутье, сверкнул луч карманного фонаря. Он покачался и тут же исчез. Немного погодя фонарь снова зажёгся, но теперь уже гораздо ближе. Свет промелькнул между платформами, и тут же до них донеслись приглушённые голоса.
        — Подожди, сейчас вернусь,  — шепнул Миша, пригнулся и быстро побежал в ту сторону, где стояли платформы.
        У Лены упало сердце. «Что он делает, сумасшедший?» — подумала она. Не признаваясь в этом даже самой себе, она испугалась за Мишину жизнь.
        Через несколько секунд Миша вынырнул из темноты.
        — Там немцы,  — прошептал он.  — Какой-то начальник. Я не разобрал всего, что он говорил, но, мне кажется, сейчас должно что-то произойти!
        — Почему?  — спросила Лена, ощущая на своём лице теплоту его дыхания.
        — Начальник всё время повторял: быстрее! Быстрее!
        — Что же делать?
        — Подождём!
        — А если они угонят состав?
        — Пока никаких признаков. Даже маневровый паровоз увели.
        Вдруг, прежде чем Лена успела что-либо понять, он обхватил её рукой за плечи, толкнул на землю и сам распластался рядом. Тут же она услышала скрипучие шаги и тихое бряцание оружия. Острый луч ручного фонарика прочертил стену, возле которой они только что стояли, повис на мгновение над их головами, а затем метнулся в сторону.
        Немецкие солдаты, переговариваясь между собой, прошли мимо.
        — Пошли,  — проговорил Миша, когда их шаги затихли.  — Нам больше здесь делать нечего!
        — Ты понял, что они говорили?
        — Да. Эшелон набит военнопленными. Скоро их погонят на баржи.
        Они обогнули стену и вышли на дорогу. Здесь уже действовали портовые пропуска и можно было больше не бояться. Вдруг Лена остановилась.
        — Миша! Они будут грузить пленных на баржи сегодня?
        Да, как я понял, примерно через час.
        — Как по-твоему, сколько может быть в этом эшелоне человек?
        — Больше тысячи!
        — А почему его так усиленно охраняют?
        — Наверно, это пленные, работавшие где-то на секретном строительстве. Немцы стараются их изолировать.
        — Боятся, что они передадут сведения?
        — Конечно!..
        Издалека донёсся приглушённый расстоянием рокот бомбёжки. На горизонте метались бледные лучи прожекторов; с земли поднимался красноватый пунктир трассирующих пуль и таял во мгле.
        — Где-то в Люсдорфе бомбят,  — сказала Лена.
        — Нет, дальше, километрах в двадцати.
        Несколько минут они шли молча. Миша почувствовал, что Лена чем-то встревожена.
        — Что с тобой?  — спросил он.
        — Как по-твоему, сколько сейчас времени?  — не отвечая на вопрос, спросила Лена.
        — Примерно половина двенадцатого.
        — Можно успеть,  — с облегчением сказала она.
        — Что успеть?
        — Миша, ведь они погрузят пленных на баржи, которые на рассвете уйдут с караваном?
        — Да, так я понял!
        — А караван направится в сторону фронта?
        — Ты хочешь сказать, что они потопят баржи.
        — Конечно! Зачем бы им пересаживать из вагонов тысячу человек на баржи и везти их в обратном направлении, туда, где сейчас идут тяжёлые бои?..
        — Ты, наверно, права.
        — И мы потопим их собственными руками! Наши лётчики станут бомбить баржи!
        — На баржах нет зениток — чудная мишень для лётчиков! Немцы наверняка на это рассчитывают. Надо предупредить, чтобы баржи не бомбили!..
        — Это ещё не всё!  — сказала Лена.  — Если самолёты запоздают, то, приближаясь к порту, немцы сами потопят баржи.
        — Как же быть? Пока мы тут разговариваем, Надя связывается со штабом. Я пойду!
        Теперь до причала, где и ночью не приостанавливалась погрузка, было каких-нибудь двести метров. На одиннадцатом в ночную смену работает бригада Марии Афанасьевны. Появление Лены не вызовет её недоумения. Лена скажет, что решила поработать часть ночной смены и днём пораньше освободиться, ей это нужно для домашних дел.
        Дойдя до того места, где Миша должен был свернуть на дорогу, ведущую в город, они остановились.
        — Будь осторожен, Мишенька!..
        Миша махнул на прощание рукой, и его тонкая фигура быстро утонула во тьме. Лена постояла немного, прислушиваясь к его удаляющимся шагам, а потом медленно направилась к причалу.
        Куда она идёт? Зачем?.. Эта мысль внезапно ударила её, словно хлыстом. Почему она отпустила Мишу одного?
        Для того чтобы быстрым шагом дойти от порта до её дома, нужно всего двадцать пять минут. Но это днём. А ночью?! Улицы пустынны, и ежеминутно из-за угла может появиться патруль…
        Но имеют ли право рисковать сразу двое? «Без истерики, Ленка, без истерики!» — строго останавливала она себя. Но тут же вновь начинала мучиться сомнениями. Сама не пошла, подставила парня. Испугалась!..
        Почти дойдя до причала, метнулась назад, в темноту. Долго бежала между нагромождениями ящиков и ржавого железа. Вдруг чья-то рука с силой отбросила её в сторону.
        — Хальт!…
        Лена испугалась. Плотной массой прямо на неё медленно надвигались люди. По топоту сотен ног, по крикам конвойных Лена поняла: ведут пленных. Она уже видела теперь их первые ряды. В сумраке нельзя разглядеть лиц, но заметно, что на некоторых русские шинели. До её слуха долетели отдельные слова, произнесённые шёпотом:
        — Куда нас ведут?
        — Наверно, на корабль.
        — Тише, ребята!..
        И резкие, властные окрики конвойных:
        — Шнель! Шнель!
        Лена притаилась за железной фермой сломанного крана, чутко вслушиваясь в каждый звук.
        Пленные уже близко. Кто-то споткнулся, застонал. Суета. Крик конвойного. Товарищи, очевидно, не дали ослабевшему упасть, подхватили под руки.
        «И все они погибнут,  — думала Лена.  — Нет, нет, этого нельзя допустить! Невозможно!..»
        Всё, что она пережила за последние месяцы, показалось ей вдруг ничтожным по сравнению с трагедией этих людей, которые непрерывным потоком шли мимо неё.
        Внезапно прогремела автоматная очередь. Дикий крик:
        — Добей! Добей!..
        Ещё одна короткая очередь, и крик оборвался.
        Лена почувствовала, что дрожит как в ознобе. Скорее, скорее выбраться из порта и бежать домой! Кто-нибудь из двоих прорвётся…
        Простучали шаги последних конвойных, которые замыкали колонну. Лена быстро пошла к выходу из порта. Но она опоздала. Ворота были оцеплены. Получен приказ: до утра из порта никого не выпускать. Хотят, очевидно, сохранить в полной тайне час выхода каравана в открытое море.
        С тяжёлым сердцем Лена побрела на причал. Она сказала Марии Афанасьевне, что хочет работать. В ответ та только удивлённо повела бровями, ничего не сказала.
        У Нади в это время тоже были большие волнения. В двенадцать ночи она вызвала штаб. Конечно, ворвалась в чьё-то расписание, но её оправдывало то, что необходимо было срочно передать важное сообщение.
        Штабной радист откликнулся быстро. Но в Надином передатчике стало быстро падать напряжение. Истощённые батареи отдавали последнюю энергию, и ей пришлось подключить ещё одну, тоже старую, чтобы как-то выйти из затруднения.
        И вдруг в дверь постучали. Сначала осторожно, потом сильнее.
        — Надя! Надя!  — кричала за дверью соседка Клавдия Фёдоровна и стучала всё сильнее.
        Надя не открывала. Сворачивать рацию, когда связь налажена, а батареи едва дышат, совершенно невозможно!..
        Она продолжала работать под аккомпанемент сотрясающих дверь ударов. Наконец соседка угомонилась. Надя вздохнула с облегчением и перестала нервничать. Она уже начала принимать радиограмму, как вдруг за дверью послышались тревожные голоса многих людей, звякнул металл, кто-то начал взламывать замок.
        Надя едва успела передать «квитанцию». С быстротой молнии она свернула рацию, завязала голову полотенцем и отперла дверь.
        В коридоре стояли соседи из разных квартир и среди них дежурный полицейский.
        — Что с тобой случилось?  — увидев Надю, заволновалась Клавдия Фёдоровна.  — Я ведь знала, что ты дома! Ты не открывала, когда я так громко стучала, и я подумала, жива ли ты?
        — Жива,  — едва слышно ответила Надя.  — Я ужасно угорела…
        Полицейский проворчал что-то насчёт молодёжи, которая даже печь истопить как следует не умеет, и удалился. Разошлись и соседи, явно разочарованные тем, что тревога, которую подняла глухая, оказалась ложной.
        Теперь Надя должна была изображать больную. Она прилегла на кровать. Сердобольная соседка ни на шаг от неё не отходила. Она раскрыла окно настежь, чтобы проветрить комнату, выгребла из печки все угли и поминутно меняла Наде компрессы. Скоро в комнате стало дьявольски холодно, и Наде пришлось залезть под одеяло.
        Оказалось, что вся катавасия поднята из-за утюга: Клавдии Фёдоровне зачем-то ночью понадобилось гладить, а её утюг был у Нади.
        Наконец-то, решив, что Надина жизнь вне опасности и захватив свой утюг, соседка пошла к себе, а уставшая от всех переживаний Надя стала засыпать.
        Но в этой ночи не было покоя. Вскоре трёхкратный стук в дверь снова поднял её на ноги. Миша! Так поздно!..
        Он стоял перед ней с потемневшим исцарапанным лицом. Воротник его пальто был порван.
        — За тобой гонятся, Миша?  — испуганно спросила Надя.
        — Нет, всё в порядке! Просто немного не повезло. Неудачно перепрыгнул через ограду сквера. У тебя уже была передача?
        — Была, а что? Почему ты волнуешься?
        Он тяжело опустился на стул.
        — Плохие новости, Надя…
        — С Леной что-нибудь?
        — Нет, она в порту. Тебе надо немедленно связаться со штабом.
        Миша рассказал всё, что они с Леной узнали. Надя выслушала и развела руками.
        — Ничего не могу сделать!..
        — Что ты, Надя!  — вскрикнул он.  — Там же люди погибнут! Тысяча человек! У меня энергии осталось только на одну передачу. А мы ещё не ответили на многие задания…
        — Надя, ты понимаешь или нет?  — схватил её за руку Миша.  — Завтра наши начнут бомбить караван. И первыми потопят незащищённые баржи. Чтобы передать тебе это, мы с Леной рисковали жизнью. Когда я бежал сюда, по мне стреляли. Подумай о своей, о нашей общей ответственности! Меня послала Лена, и я говорю от её имени! А батареи, клянусь, достану!..
        — Хорошо,  — ответила Надя.  — Но если меня сегодня немцы не запеленгуют, я буду считать, что родилась во второй раз.
        Когда Надя закончила передачу, едва подрагивающая стрелка вольтметра сползла к нулю и замерла. Надя перевела на приём, послушала и сняла наушники.
        — Кончено,  — проговорила она и взглянула на Мишу. Он спал, прислонившись к спинке кровати. Надя подняла его ноги, положила на кровать, подсунула подушку ему под голову и стала терпеливо разбирать уже мёртвую рацию.

        Глава десятая
        ОТЗВУКИ ДАЛЬНЕЙ КАНОНАДЫ

        Одессу начало лихорадить. По многим признакам чувствовалось, что завоеватели города проявляют нервозность.
        С двенадцатого января в городе ввели осадное положение. Прибыло много войск. На перекрёстках улиц и на берегу, в дотах и дзотах устанавливали орудия и пулемёты. Участились столкновения между немецкими и румынскими солдатами. Газеты печатали объявления о срочной продаже гостиниц и ресторанов.
        Каждый день, каждую ночь шли облавы,  — аресты, повальные обыски, расстрелы…
        В то же время могучие тайные силы противодействия врагу стали повсюду решительнее и активнее. В порту участились аварии. Поезда с грузом то и дело наталкивались на составы порожняка или принимались на занятые пути. У грузовых машин лопались проколотые кем-то покрышки. Происходили диверсии и на судоремонтном заводе. Казалось, вся Одесса стала фронтом незримой войны.
        Из дома в дом ползли слухи о том, что с моря ожидается десант советских войск.
        И вот в такой момент Лена, Надя и Миша вынуждены были бездействовать. Состояние отрешённости тяготило их. Связь группы со штабом армии оборвалась. Им оставалось только обсуждать, строить разные планы и без конца спорить о том, как найти выход из трудного положения.
        Конечно, батареи можно было купить на чёрном рынке, но это баснословно дорого. Миша обошёл всех знакомых в поисках батареек для карманных фонарей, но карманных фонарей уже ни у кого не было, их забирали при обысках. Оставалась надежда раздобыть их у немецких моряков, с которыми Миша встречался на кораблях.
        Однажды группа собралась на военный совет и — в который уже раз!  — строила планы дальнейших действий.
        — Девочки, в порту стоит баржа со спиртом!  — сказал Миша.
        — Не хочешь ли ты её поджечь?  — спросила Лена.
        — Конечно, можно поджечь, но это варварство!..
        Надя засмеялась:
        — Хочешь разлить по бутылкам и продавать на Привозе?
        Миша поднял палец.
        — Не совсем так, но вроде! Мы уже с Ткачевичем кое о чём договорились…
        — С Ткачевичем?  — насторожилась Лена.
        — Да, с ним!
        — А ты, прежде чем это сделать, подумал, не может ли он нас продать?
        — Подумал — не продаст!
        — Откуда у тебя такая уверенность?  — набросилась на него Надя.  — Почему ты раньше о нём ничего не говорил? Миша, словно защищаясь, протянул руки ладонями вперёд.
        — Так Лена же сама его отлично знает!
        — Отлично я его никак знать не могу!  — отрезала Лена.  — Он помог мне устроиться в порт, но это вовсе не значит, что он достоин доверия!  — разволновавшись, она поднялась, подошла к окну и вернулась обратно.  — Расскажи подробно о разговоре с ним.
        Миша помолчал, потом сказал:
        — Так вот, чтобы вы знали, с Ткачевичем меня столкнула судьба, когда я бежал из плена, проник в Одессу, с огромным трудом прописался, но нигде не смог получить работу. Мне угрожала отправка в Германию. Вы-то знаете, что это такое. На моё счастье, судьба свела меня с Ткачевичем…
        — Где?  — строго спросила Лена.  — При каких обстоятельствах?
        — У моих знакомых. Мы разговорились, и я рассказал ему о себе. Всего, конечно, не сказал, но того, что он узнал, было вполне достаточно, чтобы испугаться…
        — А он тебя обласкал,  — усмехнулась Надя.
        — Слушайте, девушки!  — вспыхнул Миша.  — Если вы будете ставить под сомнение каждое моё слово, я с вами поссорюсь… Да, он не испугался! Больше того, взял меня на работу в порт. Меня, комсомольца, скрывающего, что он военнопленный. Вам этого достаточно?!
        — Нет, совершенно недостаточно!  — холодно возразила Лена.
        — Тогда слушай дальше! Я был у него в семье, видел его жену. Сын у них в Красной Армии. И они об этом со мной не таясь говорили. Однажды, когда я уже работал на складе, слышу отчаянный крик. Выскакиваю, вижу: на причале немец избивает нашу женщину. Я подскочил и двинул его в скулу. Он протянул меня дубинкой, потом выхватил пистолет… Тут, откуда ни возьмись, Ткачевич. Встал между мной и немцем, оттащил меня в сторону, а его утихомирил.
        Миша посмотрел на Лену, но её взгляд по-прежнему оставался сухим и непреклонным.
        — И, наконец, последнее,  — Миша понизил голос,  — он сказал мне, что оставлен в Одессе для подпольной работы.
        — В этом он сам признался?  — переспросила Лена.
        — Конечно, сам!
        — А почему? Может быть, что-нибудь почуял?!
        — Если хочешь — да!  — ответил Миша.  — Это произошло после того, как мы поговорили с ним о барже со спиртом, и он одобрил мой план.
        — Какой же у вас всё-таки план?  — спросила Надя, ей давно хотелось задать этот вопрос.
        — Весёлый!  — улыбнулся Миша.  — Натравить немецких солдат на эту баржу. Пусть перепьются. А потом показать туда дорогу румынам! Из всего этого может получиться кое-что интересное.
        — Здорово придумали!  — невольно одобрила Надя.
        — Но обо мне и Наде ты ему, надеюсь, ничего не сказал?  — уже более мягко спросила Лена. Она живо представила себе, что может произойти возле злополучной баржи, и это её немного примирило с Мишей.
        — Конечно, нет. Я ведь не сумасшедший!
        — И всё-таки связываться с ним повремени. Я постараюсь узнать о нём побольше.
        Отношения между Леной и Мишей беспрерывно менялись. То Лена искала у него защиты и помощи, и в такие минуты ощущала себя слабой женщиной, которой нужна поддержка сильного человека; то он сам оказывался в положении ведомого, и каждый его шаг контролировался и направлялся ею.
        Сведения, которые Лене удалось собрать о Ткачевиче, были крайне противоречивы. Одни поносили инженера, утверждали, что он христопродавец, на крови своих земляков заслуживший доверие немцев; другие рассказывали, как он защищал рабочих в порту и как делал вид, что не замечает, когда при погрузке что-нибудь портилось или ломалось.
        Лена решила пойти на риск. Пусть Ткачевич, без помощи которого трудно провести операцию с баржей, участвует в этом деле. Его поведение будет проверкой. Если же, договариваясь с ним, Миша почувствует, что он хитрит и виляет, то надо будет свести весь разговор к безобидной шутке и выйти из игры.
        Миша начал действовать. Ткачевич, казалось, только и ждал его сигнала. Он тут же предложил свой план. Баржа со спиртом стояла у стоянки причала, рядом с баржей, в которой находился керосин. Немцы перекачивали его в автоцистерны. Ткачевич предложил незаметно перетащить мостки от баржи, где хранился керосин, к барже со спиртом и отвинтить гайки на клапанах, закрывающих трюм. Таким образом, немцы сразу найдут прямую дорогу к спирту, и последствия этого не замедлят сказаться.
        План Ткачевича был одобрен группой. Они условились, когда лучше осуществить эту операцию. Однако в назначенный час Ткачевича на месте не оказалось.
        Миша нервничал, он ходил по берегу неподалёку от баржи, приглядываясь, нет ли каких-нибудь признаков готовящейся против него провокации.
        Но вокруг всё как будто спокойно. От баржи с керосином отъезжали наполненные цистерны. Мимо проходили патрули, наблюдавшие за порядком. Они не вмешивались в дела тех, кто работал на корабле и на баржах.
        Через полчаса должна кончиться смена. И пока одни грузчики уйдут, а другие заступят на их место, возникнет так называемая пересменка. Вот тут во время суеты, невольно возникающей в пересменку, как раз и удобно перетащить соединительные мостки с одной баржи на другую.
        Миша уже совсем было потерял надежду на приход Ткачевича, когда тот неожиданно вынырнул из-за ящиков с грузами.
        — Чёрт бы побрал этого Попеску!  — выругался Ткачевич.  — Два часа продержал меня из-за того, что кто-то переписал на ящиках со станками порт назначения. Вместо Бухареста станки заслали в Констанцу, а оттуда ещё куда-то, и теперь нигде не найдут…
        — Кто- же это умудрился?
        — Чья-то умелая рука. Даже трафареты подходящие достали. Чистая работа! Ну пошли, пока не явилась новая смена.
        Двум мужчинам потребовалось всего несколько минут для того, чтобы поднатужась, перетащить деревянные мостки с одной баржи на другую, а затем Ткачевич вошёл на баржу со спиртом и быстро отвинтил там гайки на закрывающих трюм клапанах.
        — Ну, представление началось!  — сказал Ткачевич, когда они с Мишей снова вернулись на берег.
        — А я, честно говоря, решил, Александр Васильевич, что вы не придёте.
        — Понимаю. Даже могу представить себе, что ты обо мне думал. Живём как в джунглях…
        Последствия проведённой ими операции не заставили себя долго ждать. Через полчаса к пристани подъехала автоцистерна. Два немецких солдата выскочили из кабины и, раскручивая шланг, устремились по мосткам к горловине баржи.
        Миша и Ткачевич отошли метров на сто и взобрались на большой ящик. Отсюда, как с наблюдательной вышки, им было видно каждое движение солдат.
        Вот они откинули на бок железную крышку. Начали опускать в горловину шланг. Потом вдруг вытащили его обратно. Что-то друг другу сказали. Затем опустились на колени и заглянули в горловину. Наверно, понюхали. Поднялись. Один из них побежал к машине. Залез в кабину. Вот выскочил обратно с ведром.
        — Итак, увертюра окончена,  — проговорил Ткачевич,  — начинается первый акт.
        Ведро со спиртом уже поднято наверх, и солдаты, обмакнув в него пальцы, обсосали их, как дети леденцового петушка на палочке. Осторожно внесли ведро в кабину, автоцистерна тут же развернулась, выехала на берег и на минуту приостановилась около группы немецких моряков, которые, сойдя с корабля, очевидно, направлялись в город. По тому, как моряки сразу оживились, не трудно было догадаться, что им сообщили солдаты. Несколько моряков тут же устремились к барже, остальные бегом бросились в сторону.
        — Не иначе как за тарой помчались!  — усмехнулся Ткачевич.
        Из искры да возгорится пламя! Не прошло и получаса, как пристань стала похожа на источник среди пустыни, к которому, спасаясь от жажды, устремились паломники.
        Каждый тащил то, что смог достать: ведро, кружки, бутылки, котелки, фляги, каски, бочки, даже ношеные сапоги с высокими голенищами. Наиболее догадливые притащили в карманах и закуску.
        Набрав спирта, солдаты расположились на барже и на причале. Потом, когда стало тесно, вновь прибывшие начали рассаживаться на берегу.
        — Румын, румын не хватает!  — проговорил Миша.
        — Подожди, явятся и румыны!  — отозвался Ткачевич.
        И действительно, вскоре появились и румынские солдаты. Они осторожно пробирались вдоль берега с вёдрами в руках. Вот они остановились в отдалении, очевидно, для того, чтобы обсудить, как им действовать. Они, конечно, понимали, что немцы с распростёртыми объятиями их не примут.
        Но уже через минуту, видимо решив идти на штурм, румыны сорвались с места и бегом устремились к причалу, вмешались в толпу и, действуя локтями, стали пробиваться к барже. Но им удалось преодолеть не больше трети расстояния. Немцы быстро поняли их намерения. В толпе возникла бурная, но короткая потасовка, и на берег со звоном полетели вёдра, и румыны, отчаянно ругаясь, бросились в ту сторону, откуда появились.
        — За подкреплением побежали,  — сказал Ткачевич, и не ошибся.
        Казармы солдат из охраны порта находились неподалёку. Не прошло и десяти минут, как с разных сторон к причалу стали приближаться группы румын. Одни держали в руках самые разнообразные сосуды, другие — автоматы.
        Дело, как видно, принимало серьёзный оборот. Прибежавшие офицеры старались успокоить солдат и установить порядок. Но спирт так поднял боевой дух немцев, что они твёрдо решили удерживать свои позиции.
        — Пора нам отсюда сматываться,  — благоразумно сказал Ткачевич.  — Как знать, в какую сторону сейчас полетят пули. Мы слишком заметная мишень!
        Он соскочил с ящика, Миша за ним. Дальше отходить им пришлось уже под аккомпанемент начавшейся перестрелки. Издали они наблюдали, как румыны бросились в атаку, немцы встретили их камнями, и началась отчаянная потасовка.
        Пока военные власти наводили порядок, корабли, которым уже давно следовало покинуть порт, продолжали стоять у пристаней.
        Вот бы сейчас их разбомбить!..
        Вечером группа собралась, чтобы вновь обсудить вопрос о Ткачевиче. И на этот раз все единодушно согласились с Мишей. Ведь история со спиртом только на первый взгляд казалась забавной. Среди солдат были убитые и раненые. Докопайся гестапо до того, кто истинные виновники этого веселья, они бы немедленно расстреляли не только Мишу, но и Ткачевича.
        Однако работа парализована. Рация продолжала молчать. Со времени последней передачи прошли уже две недели.
        Миша настойчиво продолжал поиски батареи. Он разыскал немецкого моряка, который когда-то обещал ему добыть батарейки для карманного фонаря, и предложил купить их по вполне умеренной цене.
        Они тут же отправились на пристань. Моряк поднялся на борт корабля и вернулся с тяжёлым мешком. Сквозь брезент проступали углы больших батарей.
        Миша забился в дальний угол склада, раскрыл мешок и вытащил одну из батарей с яркой немецкой этикеткой. Чтобы использовать батарею для карманного фонарика, её нужно было разломать на отдельные элементы. Но для рации вполне подойдут несколько таких последовательно соединённых батарей. Но как же вынести их с территории порта? Если при выходе задержат, тут же арестуют за кражу военного имущества, и тогда крышка!
        Значит, через центральную проходную порта идти нельзя.
        Может быть, направиться в сторону Пересыпи и выйти из порта в ворота Чижикова? Этот путь значительно длиннее, и надо миновать шесть или семь постов, но зато больше вероятности, что не станут обыскивать.
        Оказывается, иногда полезно иметь дырявые карманы!.. Даже острый взгляд часовых не заметил, что человек, который в этот холодный день шёл, подняв воротник пальто и глубоко засунув руки в карманы, несёт под полами пальто тяжёлые батареи.
        Когда Миша проходил мимо третьего по счёту поста, его вдруг окликнул румынский часовой.
        — Ты кто?  — строго спросил он и, видимо, приготовился к допросу.
        — Я — турок!  — Миша и сам удивился неожиданно пришедшему в голову ответу.
        На его счастье, часовой оказался не без юмора.
        — Не турок, а дурак!  — засмеялся он и махнул рукой.  — Проходи!
        В этот вечер в маленькой комнатке на Градоначальнической улице был большой праздник: рация ожила вновь. У всех было такое чувство, словно их тяжелобольной друг, о котором они так скорбели, вдруг сразу поправился.
        Надя едва дождалась часа, когда по расписанию должна выходить на связь.
        Штаб армии тут же отозвался. И в эфир полетели долго молчавшие позывные группы «Ада»…
        Тёплый мартовский ветер покачивает чёрные узловатые ветви платана, и кажется, нет на свете более тихой улицы, чем та, на которой живут девушки. Вот из ворот напротив выбежали мальчишки и, свернув, куда-то умчались. И, как всегда на венском стуле, поставленном на тротуар рядом с подъездом, сидит старуха в такой же древней, как она сама, облезлой меховой шубе и скучающе рассматривает прохожих. Она знает всё, что делается в доме. От её острых глаз не укроется даже кошка, прошмыгнувшая на крыше за трубой.
        Для Нади этот день не из самых лёгких. Она долго бродила по городу, стараясь узнать новости.
        В церкви, во время службы, кто-то бросил пачку листовок, в них было проклятие Гитлеру и говорилось о том, что Одессу скоро вернутся красные. Кто бросил — так и не дознались. Но священник приказал собрать листовки и сам отнёс их полицейскому. Многие всё-таки успели прочитать. А на Большой Арнаутской утром была стрельба, убили какого-то партизана, в трамвае говорили, из катакомб вышел…
        Наконец-то усталые ноги привели её домой.
        Но как только она подошла к воротам, её тут же живо окликнула старуха.
        — К вам приходила сюда пигалица. Девочка лет четырнадцати. Тебя с Леной спрашивала!
        — Кто такая?  — удивилась Надя.
        — Маленькая и худущая.
        Теряясь в догадках, Надя решила ждать у ворот. Если девочка придёт снова, она поговорит с ней во дворе. Осторожность прежде всего.
        — Иди домой,  — сказала старуха,  — а я подежурю. Как снова явится, так пошлю.
        Но Надя продолжала болтать со старухой, обрадовавшейся, что у неё появилась собеседница. Когда из ворот выходили эсэсовцы, нагруженные свёртками, старуха мгновенно умолкала, провожая их хитроватым взглядом своих выцветших глаз.
        Скрывая тревогу, Надя внимательно всматривалась в каждого прохожего. Когда же вновь появится странная девочка? И всё же Надя проглядела её и увидела только тогда, когда она внезапно появилась из-за ближайшего дерева. Действительно, совсем маленькая, щуплая, в меховой шапчонке с ушами, тоненькие ножки в ботинках, серое короткое пальтишко.
        — Вот она!  — воскликнула старуха.  — Она тебя и спрашивала.
        — Кого тебе?  — настороженно спросила Надя, разглядывая серьёзное и совсем ещё детское лицо девочки.
        — Мне нужна Лена Бутенко или Надя Зайцева,  — сказала девочка.
        — Пойдём со мной,  — сказала Надя с плохо скрываемой радостью.
        Когда девочка поела, напилась горячего чаю и отогрелась после долгого блуждания по городу, Надя уже знала, что её зовут Катей Адамчук, что ей восемнадцать лет, хотя этого возраста ей никто не даёт, что вчера она приземлилась с парашютом в районе деревни Гниляково и близ неё в яме закопала долгожданные батареи, запасные части к рации и пятнадцать тысяч немецких марок. Целое богатство!..
        И вот всё повторялось вновь. Лена и Надя, как это уже было не раз, снова сидели и ломали головы над тем, как пронести через многие кордоны опасный груз. Но теперь они уже были не одни, с ними были Миша и Катя.
        Миша и Лена достали пропуска на право выхода из Одессы и долго бродили с Катей по дорогам в поисках заветной ямы.
        Все поля и овраги вокруг Гнилякова казались Кате одинаковыми. Она никак не могла восстановить в памяти точные приметы того места, где закопан груз.
        Чтобы избежать неприятностей на работе, Мише пришлось вернуться в Одессу. Через день ушла и Лена, ей тоже нельзя надолго исчезать из порта. Маленькая Катя осталась одна…
        Ещё долго бродила она по студёным, заснеженным полям, пока вдруг не заметила лямку своего парашюта, торчавшую из-под сметённого ветром снега.
        Сгибаясь под тяжёлой ношей, она вышла на дорогу и много часов шла по ней, без всякой надежды на то, что кто-нибудь ей поможет. Когда её стала нагонять телега, на которой ехали двое старых людей, она даже не оглянулась. Но старик, державший вожжи, остановил лошадь и предложил девочке подвезти её.
        Старики привезли Катю к себе домой и, желая ей помочь, хозяин снял с телеги поклажу. По её весу он понял, что в мешке, кроме картошки, есть ещё кое-что, и, выбрав момент, пока Катя с полотенцем в руках вернулась в комнату, он без обиняков сказал ей:
        — Мы понимаем, дочка, что ты парашютистка, и хотим помочь тебе. Самой тебе в Одессу не пройти. Мы тебя отвезём на лошадях.
        Катя ничего не ответила. Она провела бессонную ночь. Хотя старики и не казались ей подозрительными, но кто его знает, кем они могут оказаться на самом деле.
        На другое утро старый Остапчук запряг лошадь, сам отнёс в тележку Катин мешок, наложил сверху два мешка картошки и сказал Кате:
        — Залезай! Поехали.
        Старик решил ехать по льду лимана, в объезд полицейских постов. Но уже бурно наступала весна. Тонкий лёд не выдержал тяжести, и, когда они были уже далеко от берега, лошадь провалилась в воду.
        На счастье, передние колёса повозки удержались на льду. Остапчук, по пояс в воде, с помощью Кати вытащил на лёд лошадь, а затем повозку. Окоченевший, в твердеющей от холода одежде, он продолжал путь, как ни уговаривала его Катя вернуться.
        Остановились в ближайшем селе. Старик пообсох в тёплой хате и через несколько часов снова запряг лошадь.
        Вечером Катя со своим тяжёлым мешком вошла в дом номер восемь по Градоначальнической улице. А старик Остапчук повернул домой. И он совершил маленький подвиг в этой большой войне.
        Какое счастье, что Катя доставила батареи и теперь можно работать, не жалея энергии! Выполнив задание, Катя должна была сразу покинуть Одессу, направиться в Николаев и там, у своей тётки, дожидаться прихода советских частей. Но события развивались так стремительно, что к тому времени, когда Катя собралась в Николаев, все дороги были забиты откатывавшимися к Одессе немецкими и румынскими войсками. Пробираться по этим дорогам было опасно и, кроме того, уже бессмысленно.
        Миша предложил устроить Катю у своей матери. Лена сообщила в штаб о своём решении оставить Катю и получила на это согласие. Через несколько дней Катя была уже легализирована.
        Она оказалась очень деятельным членом группы. Лена поручила ей наблюдать за передвижениями вражеских войск по Николаевской дороге. Катя отправилась в путь и к вечеру добралась до одного из придорожных посёлков. Там она познакомилась с женщиной, у которой на руках были две маленькие дочки. Катя сказала ей, что может остаться у неё в доме, чтобы ухаживать за её дочками, и обещала, что будет много с ними гулять. Женщину её предложение очень обрадовало.
        Так совсем неприметная на вид девчонка стала контролировать движение полков и дивизий немецкой армии.

        Глава одиннадцатая
        СТО ВОСЕМЬДЕСЯТ ТЫСЯЧ КИЛОГРАММОВ ДИНАМИТА

        Удивительна Потемкинская лестница. Когда поднимаешься по её широким каменным ступеням, кажется, что она устремлена прямо в небо. И от этого чувства нельзя отделаться, сколько бы раз ты по ней ни поднимался. И ещё она напоминает о детстве и о первом свидании. А когда ты стоишь на верхней площадке, чувствуя на себе внимательный взгляд бронзового Дюка, сжимающего свиток плана Одессы, и перед тобой морская даль в сиреневой дымке, тогда приходят думы…
        Город сильнее войны и несчастий. Усталый, с нахмуренными, потемневшими фасадами домов, он расправляет морщины под весенним солнцем.
        Всякий раз, когда Лена возвращалась из порта, она медленно шла по шумной Дерибасовской.
        Ещё недавно, казалось, Дерибасовская забыла о войне. Да и называлась она улицей Антонеску. Женщины в ярких шелках, с длинными завитыми волосами обходили магазины, а за ними тащились денщики с корзинами для покупок. Сегодня эти женщины, растеряв надменность, сами таскают в порту по трапам кораблей свои чемоданы. Сколько раз за последние десятилетия над Одессой нависало слово «эвакуация»?! И опять оно мечется по улицам. На ящиках и связках каких-то дел, сваленных в кузов грузовика, сидит немолодой человек в сером котелке; в своём жалком положении он изо всех сил старается сохранить респектабельность. Да ведь это её старый знакомый «губернаторский чиновник». Два офицера в форме цвета хаки и в фуражках с очень широкой тульей, придающих им опереточно-горделивый вид, неистово стучатся в закрытые двери ресторана «Чёрная кошка». Швейцар с обмякшей бородой, приоткрыв дверь, кричит:
        — Господа! Ресторан закрыт! Эвакуация!..
        Дойдя до конца Дерибасовской, Лена остановилась. На круглой тумбе, рядом с порванной афишей, извещавшей, что в театре Василия Вронского состоится премьера — бенефис артиста Николая Сергеевича Фалеева, комедия-фарс «Ни минуты спокойствия»,  — косо наклеена напечатанная на грубой обёрточной бумаге военная сводка немецкого командования, извещающая о новых победах. Но никто не останавливается! Пожар в нефтегавани, полыхавший всю ночь, взрывы цистерн с бензином, как артиллерийская канонада, не давали городу уснуть.
        И всё же Одесса оставалась прекрасной. Платаны с чёрными узловатыми ветвями, казалось, широко раскинули руки и глубоко вдыхают тёплый морской ветер. Скоро на город обрушится первый весенний дождь. И тогда уже совсем близко лето…
        Лена вернулась домой как раз вовремя. Надя уже снова тщательно заперла дверь и молча принялась за работу.
        Отойдя к окну, Лена выглянула на улицу — всё спокойно, и присев на подоконник, рядом с фикусом, стала терпеливо ждать.
        Когда Надя занята делом, её лучше не тронь — взорвётся, как петарда.
        И всё же Лена нетерпеливо спросила:
        — Ну что там? Что происходит?
        — Иди послушай!..
        Её сразу оглушила бешеная истерия войны, и тишина комнаты мгновенно потеряла своё очарование. На всех мыслимых регистрах, начиная от пронзительно тонкого, свистят, стучат, гудят морзянки, слышны голоса. На мгновение возник звук скрипки, и тут же на него, как на чужака, яростно набросились всевозможные свисты и хрипы. Удивительно, как Надя умудряется разыскать штабную рацию в этом хаосе.
        — Появились три новые немецкие рации!  — сказала Надя. Лена сняла наушники и снова отошла к окну.
        — Как по-твоему, далеко от города?
        — Нет, где-то совсем близко. Это для нас счастье, Ленка!
        — Почему?
        — Да потому, что в городе часто меняются рации. Пеленгаторы не успевают следить за всеми. Будь одни и те же, нас давно бы засекли.
        — Ткачевич!  — вдруг воскликнула Лена.  — Переходит улицу. Торопится!..
        Через минуту Ткачевич, обросший светлой щетиной, вошёл в комнату, устало опустился на стул.
        — В этом доме стакан воды получить можно?
        Пока он пил большими жадными глотками, Лена рассматривала его лицо. Да, за эти дни ему сильно досталось. Он осунулся, щёки ввалились, глаза щурились, как у человека, который изо всех сил борется с одолевающим его сном.
        — Где Миша?  — вдруг спросил Ткачевич.  — Ищу с самого утра…
        — А что случилось?
        — Прибыл Натушар!
        — Кто он?
        — Кто?  — повторил Ткачевич, удивлённо взглянув на Лену.  — Натушар — это крупный, я бы сказал крупнейший, немецкий специалист по эвакуации. Если ему удастся, то разберёт по кирпичикам даже оперный театр и вывезет. И всё же это не главная новость. Дай ещё воды!..
        Он снова осушил стакан. Сняв наушники, Надя прислушивалась к разговору.
        — Попеску смещён!  — проговорил Ткачевич и помолчал, как бы обдумывая это обстоятельство.  — Вместо него назначен зондерфюрер доктор Петри. И я тоже пошёл на повышение,  — усмехнулся он.  — Мои заслуги оценены, и Петри назначил меня ответственным за порт. Вы понимаете, что это значит?.. Я должен помогать им грузить ворованное…
        — А как же быть?  — спросила Лена. Она понимала, как ему сейчас трудно, но знала: если немцы заметят, что он саботирует, то немедленно его расстреляют.
        Он сидел, привалившись к спинке стула и дремотно прикрыв глаза, думая о чём-то своём. Как он изменился с тех пор, когда она впервые увидела его в порту! Почему он тогда помог? Многие не любили его за резкость и нелюдимость. Он и сам, казалось, делал всё, чтобы его считали продавшимся немцам. А потом этот откровенный разговор с Мишей… И с нею!
        — Сегодня с утра в порту начались странные события,  — сказал Ткачевич как бы без связи с предыдущим.  — Натушар и доктор Петри заперлись в кабинете и два часа совещались с обер-лейтенантом Крейнцем.
        — Крейнц?  — опять спросила Лена. Она знала почти всех немцев, работавших в порту, но эта фамилия была ей незнакома.
        — Он командир команды подрывников, прибыл всего несколько дней тому назад. И мне думается, тут прямая связь с тем, что в порт пригнали несколько сотен военнопленных… Их разместили в помещениях склада. Охрана не выпускает их даже на прогулку. Но я тоже кое о чём подумал. Натушар и Петри не умеют говорить по-русски. Им нужен переводчик. И я подыскал им надёжного человека.
        — Мишу!
        И хотя минута была очень напряжённой, они засмеялись…
        Ждать Мишу пришлось довольно долго. Он пришёл лишь к вечеру, измотанный не менее, чем Ткачевич. Он обошёл почти всю нефтегавань и подсчитал, что снова взорвалось примерно около четырёхсот цистерн. Но сейчас эта цифра была важна лишь для Нади.
        Ткачевич забрал его с собой и повёл в порт представлять новому начальству.
        С утра до позднего вечера Миша сопровождал Натушара и Петри, которые метались по порту, наводя порядок. У всех причалов стояли корабли, танкеры, баржи. В них грузили автомашины, станки, хлеб — всё, что было в портовых складах.
        Несколько раз Миша видел Крейнца. Но как только обер-лейтенант появлялся, Натушар и Петри отходили в сторону и тихо совещались с ним, тщательно следя за тем, чтобы до переводчика не донеслось ни одного слова.
        А между тем Крейнц руководил военнопленными, которые в разных местах порта под наблюдением немецких моряков рыли лопатами глубокие ямы.
        Для чего эти ямы предназначались, трудно было понять. Доты? Нет, слишком узки. Да к тому же многие из них рылись в местах, не дававших возможности для обзора местности. Может быть, немцы хотят закопать какое-то ценное имущество? Глухо! Они же понимают, что после их ухода все ямы будут обнаружены и вскрыты.
        Миша заметил, что Крейнц тщательно изолирует одну группу рабочих от другой. Кроме того, он увидел в руках у обер-лейтенанта план порта с какими-то отметками.
        Прошло ещё два дня, и пленных заставили рыть траншеи, соединяющие ямы между собой. Нет, для ходов сообщения эти канавы явно не годились. Они тянулись вдоль линии причалов, от одной ямы к другой, иногда ответвляясь к складам, но глубина их не превышала тридцати сантиметров, а ширина — сорока.
        И вот однажды помог случай. Миша оказался около двадцатого причала, где Крейнц что-то тихо и долго объяснял Петри, показывая пальцем на разные участки порта. Тот, очевидно, или не всё понимал, или с чем-то не был согласен. Тогда Крейнц вынул из сумки карту порта, опустился на колено и расстелил её на земле, придерживая края руками, чтобы не вырвал ветер.
        Миша незаметно приблизился к доктору Петри и заглянул за его плечо. Одного взгляда было достаточно, чтобы ему всё сразу стало понятным.
        Как трудно оставаться спокойным, когда вдруг обрушивается страшная беда, и ты пока бессилен что-либо изменить, и нужно оставаться самим собой, с равнодушным видом смотреть и слушать, как два врага деловито обсуждают страшный план.
        Миша едва дождался минуты, когда Петри отправился пообедать, и два часа теперь были в его распоряжении.
        Ткачевич оказался на месте, в своём кабинете. Взглянув в лицо Миши, Ткачевич молча поднялся, вышел из-за стола и наглухо прикрыл дверь.
        — Садись! Рассказывай.
        Но Миша остался стоять.
        — Они хотят взорвать порт,  — тихо проговорил он.
        — Так. Значит, в ямы будет заложен тол.
        — Да!.. И все бункеры соединят проводами в одну систему.
        Ткачевич хмуро усмехнулся.
        — Удобно! Одно нажатие рубильника — и всё летит в чёрту!.. А где строят пульт?
        — Этого я не смог рассмотреть. Петри заслонил карту спиной… Но я успел понять из разговора другое,  — Миша замолчал, облизав языком пересохшие губы.
        — Ну, говори же!..
        — Они задумали вызвать взрыв такой силы, чтобы от сотрясения разрушились все здания на Приморском бульваре, оперный театр и часть Пушкинской улицы.
        Ткачевич опустился на стул, придвинул к себе листок бумаги и, подумав, стал чертить план порта.
        — И ещё я заметил зелёный крестик,  — сказал Миша,  — но почему-то он поставлен в море далеко от берега.
        Они понимали, что теперь всё зависит от их мужества. Лене появляться в порту опасно. Её могут, как это теперь часто происходит, силой посадить на один из отходящих кораблей. Каждый день из порта вывозили от пяти до пятнадцати тысяч человек. Одновременно эвакуировались и войска. Для них уже не хватало кораблей, и в конце концов Натушар и Петри были вынуждены подавать баржи и для солдат.
        Прошло ещё два дня. Убрав из порта всех пленных, Крейнц приступил к минированию. В ямы — их было вырыто шестьсот семьдесят, на расстоянии от первого до последнего причала с интервалами в десять метров — закладывали по три ящика тола, каждый весом в семьдесят пять килограммов. По дну каждой траншеи электрики прокладывали два провода: один в изоляции, другой оголённый. Все ямы, таким образом, соединялись между собой в единую систему. К ней подключались провода. Провода шли от складов, где штабелями лежали снаряды и авиабомбы. Рядом с ними для усиления взрыва поставили бочки с взрывчаткой и бензином.
        Мише и Ткачевичу повезло. Доктор Петри приказал выдать им как своим ближайшим помощникам, аусвайсы для беспрепятственного прохода в порт, который теперь охранялся морской полицией, жандармерией и секретными агентами.
        И несмотря на охрану, диверсии не прекращались. Кто рядом? Где эти люди?.. Не тот ли грузчик, который медленно тащит ящик по причалу, не тот ли пожилой сцепщик вагонов с «летучей мышью» в руке? Кажется, только протяни руку, и она обопрётся о твёрдое плечо. Но это чувство обманчиво. Куда ни глянешь — всюду кажущаяся пустота. Попробуй преодолей вековые законы конспирации…
        Миша и Ткачевич облазили все причалы, заглянули во все уголки порта в поисках блиндажа с пультом взрыва. Несмотря на то что все канавы были тщательно зарыты и во многих местах даже покрыты цементом, заметить, где спрятаны провода, оказалось нетрудным. Но вот куда они ведут? Где замыкаются?..
        Только вечером, когда одному бродить по порту становилось крайне опасно, Миша вдруг заметил часового у землянки, вырытой в голове Карантинного мола. Пригляделся. Так и есть: полоса недавно взрыхлённой земли ведёт прямо туда.
        Выслушав Мишу, Ткачевич долго рассматривал свой самодельный чертёж и наконец согласился. Да, именно в этом блиндаже установлен рубильник. Но и Ткачевич не потерял времени, раскрыв тайну зелёного крестика на карте: от распределительного щита выведен длинный провод в море и присоединён к рубильнику на поплавке. Если не удастся взорвать порт из блиндажа, с последнего отошедшего корабля сюда спустят сапёра.
        К вечеру двадцать девятого марта подготовка порта к взрыву была полностью закончена.
        В тот же вечер Лена собрала всю группу. Отсутствовала только Катя.
        Вооружившись карандашом, Ткачевич подсчитал, сколько примерно тонн взрывчатки заложено в порту.
        — Не меньше чем сто семьдесят — сто восемьдесят тысяч килограммов… Вы понимаете, что это значит?!
        В комнате наступило молчание, словно все одновременно Услышали оглушительный взрыв. Они и раньше понимали, от порта ничего не останется, но не представляли, какая страшная катастрофа нависла над всей Одессой.
        Ткачевич густо подчеркнул цифру карандашом.
        — Если Петри удастся сразу взорвать всю систему, то к чёрту полетит не только весь порт. От сотрясения почвы будет разрушен прилегающий к порту район, все здания на Приморском бульваре и даже театр…
        — Что можно сделать?  — спросила Лена.
        — Надо нарушить систему!
        Лена, не отрываясь, смотрела на зловещую цифру. Она понимала, как неимоверно сложно осуществить то, что предлагал Ткачевич. Ведь она своими глазами видела закопанные бункера и траншеи.
        — Как же это сделать?  — спросила она.
        Ткачевичу, однако, эта проблема не казалась безвыходной. В той истинно немецкой тщательности, с которой вся система была замаскирована, таились большие возможности. Крейнц зарыл провода, считая, что этим самым он сможет уберечь их от возможных диверсий. Нельзя отрицать, что в этом расчёте есть здравый смысл. Однако навряд ли можно заметить обрывы проводов, если, несмотря на бдительную охрану, кому-то удастся повредить их. Определить же, где пролегают траншеи, даже ночью, при слабом свете фонарика, не так уж сложно: они покрыты свежей землёй.
        Миша настоял на том, чтобы Лена больше на работу в порт не ходила. Петри приказал составить списки грузчиков, указав их домашние адреса, для того, чтобы насильно посадить их на корабли и вывезти из Одессы.
        Но, как оказалось, Петри собирался эвакуировать далеко не всех.
        Выбрав одну из свободных минут, Миша решил поглубже прощупать подлинные намерения своего начальника.
        — Господин зондерфюрер, я изменил русским и помогал вам,  — сказал он.  — Теперь я хочу уехать в Германию…
        Петри сокрушённо развёл руками.
        — Ах, Миша,  — участливо сказал он,  — русские скоро будут здесь, а нам даже всех своих людей вывезти не удаётся. Мой вам совет: постарайтесь проникнуть в катакомбы, отсидитесь там, а когда придут русские, выйдете вместе со всеми.
        — Значит, вы, господин зондерфюрер, мне отказываете?
        — Что делать?! Я смог включить в список лишь одного Ткачевича.
        Так! Очень ценные сведения. За свою судьбу, значит, Миша может не беспокоиться. А Ткачевич должен заранее обдумать, как ему поступить. Ведь списки тех, кого увезут принудительно, оказывается, уже подготовлены.
        Выяснить, у кого эти списки находятся, не составило большого труда. Через несколько часов Ткачевич уже знал, что они хранятся у работника «Зеетранспортштелле» Вадима Михайловского. Миша осторожно поговорил с этим обычно замкнутым человеком и понял, что тот поможет с большим риском похитить и уничтожить списки, но сделает это в тот момент, когда у Петри уже не останется времени составить новые. Если это удастся, будет спасено несколько сот человек и сорвана погрузка.
        Вечером первого апреля Надя радировала: город и порт в эвакуационной горячке. А в одиннадцать утра на другой день передала о том, что из города усиленно отходят все германские войска, что объявлена эвакуация населения в возрасте от 14 до 50 лет; что в Румынию ушёл пароход «Мадонна» водоизмещением в три с половиной тысячи тонн — на борту у него продовольствие и медикаменты; отплыли девять быстроходных десантных барж с тремя тысячами немецких солдат и двумя тысячами раненых.
        Вечером четвёртого апреля напряжение эвакуации по всем признакам начало спадать. Натушар уехал, и неизвестно было, вернётся ли он назад.
        Из окна здания управления Миша и Ткачевич долго смотрели на груды ящиков в порту, на пакгаузы и склады. Постепенно сгущался вечерний сумрак. Солнце склонялось к западу, и темнеющая синева моря, казалось, уходила в бесконечность.
        — Миша, нельзя больше ждать!  — нарушил Ткачевич затянувшееся молчание.  — Давай сделаем всё сегодня ночью.
        — Вы думаете, они взорвут порт ещё до своего отхода?
        — Нет, но у нас не останется времени.
        Миша согласился. Риск остаётся риском. И с каждым днём он будет лишь усиливаться.
        — У меня есть на двадцатом причале знакомый румынский солдат — Сергей Фёдоров,  — сказал Миша.
        — Румын с фамилией Фёдоров?  — удивился Ткачевич.
        — Нет, он молдаванин. Я давно с ним знаком, к нему присматривался, а сегодня утром поговорил начистоту. Он обещал помочь…
        — Ну, если ты уверен, привлеки его,  — сказал Ткачевич,  — но действуй решительно.
        Время от времени звонил телефон. Ткачевич снимал трубку, отдавал короткие распоряжения. Потом его вызвал в себе доктор Петри, чтобы уточнить, какие важные грузы ещё ждут отправки.
        Миша томился в одиночестве часа два. На порт спустилась прохладная апрельская ночь. Редкие огни мелькали у причалов, то загорались, то мгновенно исчезали, словно их задувал ветер. На причалах, охваченных эвакуационной горячкой, грузчиков оставалось мало. Многие уже пронюхали, какая им грозит опасность, и попрятались. Оставшимся в порту помогали моряки и солдаты. Гулко начинали лаять сторожевые собаки и под строгим окриком тут же замолкали.
        А что если для начала пойти в разведку? Кто знает, какие неожиданности могут сорвать план, если не увидеть, что делается в порту хотя бы на ближайших причалах.
        Как пригодились навыки, которые он получил в разведке в те уже давние времени, когда воевал на Северном Кавказе. Но тогда он действовал в составе целой группы. И она называлась «войсковая разведка». А сейчас ему приходится самому, на собственный страх и риск, определять и направление поиска, и время.
        Ткачевич замкнутый и немногословный человек… Однако он знает, что делает, и на него можно положиться. А каким изнурительно длинным путём они шли друг к другу. Каждое словно бы невзначай обронённое слово становилось ступенькой лестницы, которая могла привести к краю обрыва, но не привела… Нет, Ткачевич, при всей сложности его положения, искусно ведёт свою игру с Петри, и он, Миша, рядом с ним спокоен.
        Миша постоял перед окном, глубоко вздохнул, точно пловец перед прыжком в воду с вышки, осторожно вышел из дома и крадучись направился к двадцатому причалу.
        Это только кажется, что ночь прикрывает человека, который стремится к незаметности. Ночь обостряет все чувства. Обманчивые тени обступают, теснят, сжимают, и каждый шаг становится мучением. Где-то заскрипел гравий, откуда-то донёсся стук железа, а кажется, что совсем рядом смертельная опасность.
        Он не сделал и десяти шагов, как вдруг услышал приближавшегося к нему патруля и едва успел прыгнуть за ящик. Нет, по дороге идти опасно! Ведь особых дел у него на двадцатом причале сейчас нет, и его могут задержать.
        Самое верное — пробираться напрямик по грудам железа и всякого хлама, который скопился в порту. Этот путь связан с риском сорваться и разбить себе голову о какую-нибудь железную чушку. Но это всё же менее опасно, чем непрерывно бегать от патрулей. Если они его заметят, то, несомненно, установят наблюдение, и тогда задача не только во много раз усложнится, но вообще может оказаться невыполнимой.
        Когда Миша вернулся в управление, Ткачевич уже был в своём кабинете.
        — Где ты пропадал?  — спросил он.
        Миша рассказал ему о результатах разведки.
        Ткачевич подумал немного и сказал:
        — Вот что! Иди к своему румыну на двадцатый причал, а у меня есть дела на четвёртом и девятом. Чем будешь резать?
        — У Фёдорова есть большой немецкий сапёрный нож.
        — Советую потом сразу же от ножа избавиться! Вдруг станут обыскивать,  — он взглянул на часы.  — Скоро смена. Часовые устали, но те, кто их сменяет, начнут обход с новыми силами.
        Они вместе спустились вниз и остановились у крыльца. Ночь плотно обступила их. Сейчас, когда они не знали, увидятся ли снова, Ткачевича покинула обычная сдержанность.
        — Ну, Миша!  — проговорил он.  — Будь осторожен! Я ещё хочу выпить на твоей свадьбе!..
        Он быстро шагнул влево и исчез во тьме. Миша подождал, пока стихнут его шаги, и, перейдя дорогу, перелез через груду старых железных труб.
        Какое счастье, что он так хорошо изучил порт! Несколько раз Миша оказывался в двух шагах от патрулей, а когда приблизился к причалу, чуткий пёс свирепо залаял и стал бросаться на станину, за которой он притаился.
        Солдат цыкнул на пса и оттащил его в сторону.
        Фёдорова Миша разыскал в деревянной дежурке на краю причала.
        Зимой в этой будке отогревались часовые, а поближе к лету в неё обычно сбрасывался всякий хлам. Деревянный стол, стоящий возле разбитого окошка, никогда не просыхал от пролитого на него вина.
        Ещё накануне Миша договорился с Фёдоровым о том, что тот будет каждый вечер ожидать его прихода. После вечерней поверки обычно в казарме никто солдат не проверяет, а в последние дни уже и о вечерних поверках забыли. Но, честно говоря, Миша не очень-то верил в то, что у этого худощавого парня с чёрными быстрыми глазами хватит выдержки и желания выполнить их уговор.
        Миша тихо подошёл к будке и осторожно заглянул в окно. Ему показалось, что там никого нет. Но притаившийся во тьме человек услышал его шаги и шевельнулся.
        Миша уловил это тихое движение внутри будки. Кто же там: друг или враг? Теперь выиграет тот, у кого больше выдержки. У Миши, конечно, ещё есть возможность уйти, но где гарантия того, что ему не выстрелят в спину?
        И тут произошло то, чего он меньше всего мог ожидать. Оглушительное чихание потрясло тонкие стенки будки.
        — Сергей, это ты?  — тихо спросил Миша.
        — Я,  — отозвался голос из темноты.  — Вот холера, испугал меня до смерти!..
        Через минуту они уже вместе пробирались вдоль причала. Миша держал в руках длинный кусок тонкой железной трубы с загнутым концом, которую Фёдоров отыскал в ворохе лома, а в кармане у него лежал острый армейский нож.
        — Ты иди на одиннадцатый причал,  — тихо сказал Миша.
        — Зачем?
        — Как зачем? Провода резать!
        — А я уже обрезал!  — сказал Фёдоров.  — Ты загони палку поглубже, поддень ею провод, вытяни его кверху. И р-раз! Как голову курице! Только не забудь потом загнуть концы в разные стороны, чтобы под землёй опять контакт не получился.
        «Наловчился!  — подумал Миша.  — И так всё ему просто! Без подготовки и без переживаний».
        Они подошли к повороту; в случае внезапного появления патруля отсюда сразу же можно незаметно скрыться.
        — Давай тут,  — предложил Миша.  — Как раз отсюда провод идёт на двадцатый причал.
        Палка бесшумно вошла в рыхлую землю, как ложка в густой мёд. Но провода Миша сумел подцепить только на третий раз. Быстрыми, почти судорожными движениями полоснул по ним ножом, но они оказались слишком толстыми. Наконец голый провод лопнул. Миша быстро загнул концы в разные стороны; со вторым пришлось повозиться. Вот наконец ещё два конца загнуты под острым углом.
        — Теперь назад пихай!  — услышал он наставительный шёпот Сергея. Ну и нервы же у этого парня!
        Миша палкой вмял обрывки проводов глубже в землю и притоптал её.
        — А теперь разрыхли! Не то увидят утром, где затоптано, и начнут проверять!
        Нет, этот Фёдоров, очевидно, решил здесь открыть курсы по подготовке специалистов!.. Миша несколько раз шаркнул палкой по верхнему слою земли.
        Обратно они возвращались уже проверенным путём. Фёдоров покорно лез за Мишей через груды лома, но ему всё время не везло: то ногу ушиб, то схватился за острый выступ и сорвал кожу на ладонях. Наконец, где-то посреди изнурительного пути чертыхнулся и решительно сказал, что будет до казармы добираться сам и что уже приглядел себе местечко, где отсидится, дожидаясь, когда немцы уйдут из Одессы.
        Они простились. И Миша уже в одиночку проделал остальную часть пути гораздо быстрее, счастливо избегнув опасных встреч.
        Ткачевич ждал его. Когда Миша ввалился к нему в кабинет, он радостно улыбнулся.
        — Ну как, напереживался? Наверное, килограммов десять потерял?
        — За пять ручаюсь!  — Миша присел к столу.  — Дайте, что ли, закурить.
        Ткачевич протянул ему сигареты и взглянул на его руки.
        — Чем ты резал?
        — Палкой и ножом,  — ответил Миша.
        — Куда всё дел?
        — Палку бросил. А нож Фёдоров забрал.
        — Он с тобой вместе резал?
        — Нет, на одиннадцатом причале успел до меня порезать.
        Миша пошёл к умывальнику и тщательно вымыл руки, заботясь о том, чтобы под ногтями не осталась земля. Великое дело — осторожность и предусмотрительность!
        Когда он вернулся, Ткачевич сидел, устало откинувшись к спинке стула, и, придвинув к себе план порта, внимательно его разглядывал.
        — Маловато мы сделали порезов!  — проговорил он.  — Но цели всё-таки, думаю, достигли. Чёрта с два у них теперь что-нибудь получится!..
        — Кроме нас, тоже кто-то сейчас режет!  — сказал Миша.
        — Наверняка! Утром сходим, посмотрим, что у нас получилось.
        Так и сказал: «Сходим, посмотрим, что у нас получилось» — буднично и обыкновенно, словно речь шла о грядках, куда они сажали рассаду капусты.
        Дело сделано. Крейнц с присущей ему тщательностью соединил все шурфы проводами, уверенный в том, что маскировка помешает подпольщикам нарушить электрическую цепь. Но Крейнц ошибся в своих расчётах. Именно потому, что провода были закопаны в землю, оказалось возможным сделать порывы, о которых Крейнц не узнает до того мгновения, когда будет включён рубильник.
        Борьба! Два человека ведут медленный, неторопливый разговор, и кажется, что они просто устали после большого рабочего дня и не пережили тревожных часов в зловещей ночи. Как война меняет нормы поведения! Помнится, однажды он попал на манёврах в болото и увяз по пояс. Сколько потом было разговоров о мужественно преодолённых трудностях. Об этом даже писалось в «Боевом листке». А сейчас они с Ткачевичем могли каждую секунду погибнуть. Но едва прошло чувство непосредственной опасности, как словно волной смыло все переживания. Конечно, где-то в глубине души Мишу ещё лихорадило, но он и сам вряд ли признался бы в этом самому себе.
        Решили, что уходить из порта не следует. Ткачевич лёг на диване, а Миша на столе, подложив под голову папку с делами.
        Утром Ткачевич едва растолкал Мишу.
        — Ну-ка быстренько слезай со своей королевской постели!  — сказал он, безжалостно вытаскивая папки из-под его головы.  — Прогуляйся-ка по берегу! А потом к Лене. Она, наверно, ждёт, места себе не находит.
        Ощущая ломоту во всём теле, Миша соскочил со стола и охнул — затёкшая шея не разгибалась.
        — Ступай! Ступай!  — торопил его Ткачевич.  — Физическая зарядка тебе полезна.
        Миша вылез, взглянул на железные торосы, по которым пробирался ночью, и встряхнул головой, словно сбрасывая остатки сна… И как только он умудрился в полной тьме проделать весь этот путь? Заставь его сейчас всё повторить при солнечном свете, он бы глаза зажмурил от страха.
        Он пошёл берегом к двадцатому причалу, пристально вглядываясь в землю, не осталось ли где канавки. Ни малейшего признака! Даже самый острый взгляд не обнаружит, что здесь кто-то взрыхлял землю…
        Час спустя Миша уже был у Лены. Он подробно рассказал о событиях минувшей ночи. Надя тут же передала об этом радиограмму.
        Штаб запросил их, сколько в городе немецких войск. И целый день, до комендантского часа, девушки бегали по самым отдалённым окраинам города. Войск, предназначенных для обороны города, ещё не было. В Татарке и Дальнике они насчитали около трёх батальонов немцев и там же обнаружили небольшую румынскую часть. Кроме того, им удалось выяснить, что основные штабы выехали в сторону Овидио-поля. Строительство дотов и дзотов уже прекратилось, а многие из тех, что построены, были заброшены.
        В общем им удалось установить, что город почти опустел от войск. Единственным местом, где их ещё можно увидеть, был порт.
        Едва девушки вернулись домой, они тут же связались со штабом.
        — Требуй, чтобы скорее бомбили порт,  — говорила Лена Наде.  — Пусть не теряют времени!..
        Если бы Лена могла, она бы сама взялась за ключ, так не терпелось ей передать в штаб всё, что она сейчас переживала. Но Надя признавала только краткие радиограммы, она тщательно выжимала из текста все эмоции.
        За эти месяцы девушки не то чтобы сроднились — слишком уж они были разные, но постоянное чувство опасности, совместно преодолеваемое, ответственность за каждый поступок — ведь одна ошибка может стоить жизни всем, кто рядом,  — наконец, просто жизнь с её каждодневными заботами связали их так тесно, что одна мысль о том, что приближается время, когда они неминуемо должны будут расстаться, пугала, и они отгоняли её от себя.
        А между тем, по мере того как к Одессе приближался фронт, в штабе всё больше проявляли беспокойство о судьбе девушек, требовали тщательной конспирации, приказывали не подвергать себя опасности. Предлагали Мише, если зто необходимо, перейти на нелегальное положение. По тому, как усилилось звучание станции в эфире, Надя определила, что рация штаба уже вплотную придвинулась к Одессе.
        Восьмого апреля в Румынию ушли корабли с немцами: теплоход «Альба», пароход «Романия» и «Герцог Карл». В самую последнюю минуту, когда «Гейзерих» заканчивал погрузку в порт вошли шесть «тигров».
        Петри даже за голову схватился. Куда их грузить?
        И лишь с большим трудом удалось найти для них железную баржу.
        Вечером Петри приказал всем покинуть порт. В него вошёл отряд немцев, на рукаве у каждого была нашита пластинка в форме щита с надписью «Крым — Кубань». Они считали себя избранными среди избранных, гордились своей преданностью фюреру и тем, что русские, как они утверждали, в плен их не брали, а расстреливали на месте. Это как бы возвышало их над другими солдатами.
        Миша забежал на минутку к девушкам сообщить, что в порт он не вернётся и чтобы они за него не волновались, он найдёт себе убежище.
        Утром девятого апреля газета «Молва» вышла на грубой обёрточной бумаге в значительно уменьшенном размере. В ней было опубликовано объявление «боевого коменданта» Одессы.
        «В последние дни увеличились нападения цивильных особ на лиц, принадлежащих к немецкой и союзным армиям,  — гласило оно.  — Поэтому воспрещается всем цивильным гражданам оставлять свои квартиры.
        Окна должны быть закрыты, двери тоже, но не на ключ.
        Кто в противовес этому появится на улице, или покажется на окне, или у открытых ворот, будет без предупреждения — РАССТРЕЛЯН.
        Это предупреждение вступает в силу сегодня с 15 ч. дня».
        — Что же теперь нам делать?  — спросила Надя, несколько раз вслух перечитав объявление.
        — А сколько сейчас времени?
        — Около двенадцати.
        — Я сбегаю купить хлеба! Вдруг какой-нибудь чудак ещё торгует!  — сказала Лена.
        Когда она вышла, улица показалась ей вымершей. Видимо, жители Одессы из предосторожности выполнили приказ досрочно. Лена добежала до угла и вернулась ни с чем. Чудаки в Одессе перевелись.
        Около трёх часов ночи с девятого на десятое апреля со стороны порта раздался глухой взрыв.
        — Начали!  — сказала Лена.
        Они с Надей лежали рядом на своей жёсткой кровати, в полном мраке — тщательно занавешенное окно не пропускало даже слабого ночного света — и чутко прислушивались.
        Вот за окном прогромыхал танк. Где-то прострочила автоматная очередь. Издалека донеслись крики. Хрипло выругалась женщина. И вдруг новый удар! В окне задребезжали стёкла.
        — Стреляют или оомоят?  — спросила Надя.
        — Самолётов что-то не слышно! Может быть, взрывают?
        Надя не выдержала, встала и, шлёпая босыми ногами, подошла к окну.
        — Ленка, гляди! Ракет-то сколько!..
        Она немного приоткрыла занавеску, и на стену упал красноватый отблеск. Лена тоже бросилась к окну.
        Над крышами то и дело вздымались ракеты — красные и белые, словно город уже салютовал победителям. Со стороны Пересыпи стреляли орудия. И вдруг они ясно услышали посвист снаряда, а затем, где-то совсем близко, раздался гулкий взрыв.
        — Девочки! Стреляют! Спускайтесь в подвал!  — крикнула им из коридора Клавдия Фёдоровна.
        Они услышали детский плач, в глубине коридора хлопнула входная дверь, и всё стихло.
        Может быть, им следует связаться со штабом? А что они сейчас могут передать?
        Ждать — всегда, пожалуй, самое трудное. Гораздо легче вырваться на улицу, дать волю своим чувствам. Стрелять!.. Стрелять!.. Стрелять!.. Но разведчиков приучают к тишине. Тяжело — молчи, неси в себе всю тяжесть горя и душевной боли. Тебе хочется действовать и кажется, что настало время, осмотрись, взвесь тщательно, хотя время отвело тебе на это подчас только мгновения, имеешь ли ты право на риск?!
        Вот они и сидят в тёмной комнате, прислушиваются к стрельбе за окнами и гадают, на каких улицах бой…
        — Лена! Как по-твоему, взорвут они город? Неужели и Дюк, и оперный театр?..
        — Они бы уже взорвали. Теперь у них нет времени…
        А утром девушки стояли на Дерибасовской в густой, заполнившей её толпе и вместе со всеми махали руками советскому танкисту, высокому худощавому парню, высунувшемуся из башни танка. На броне его тридцатьчетвёрки лежали автоматчики и перебрасывались с девушками весёлыми шутками.
        Одесса, ещё накануне мёртвая, уже вновь шумела, и шум её был похож на рокот черноморских волн, весело бегущих к берегу.
        Потом Лена и Надя вернулись домой и связались со штабом. Лялюшко поздравил их и приказал ждать, когда за ними приедет машина.
        В полдень наконец-то примчался Миша.
        — Где вы пропадали, девчонки?  — закричал он.  — Я вас повсюду искал! Только что встретил Ткачевича. Его немцы всё-таки заставили погрузиться!..
        — Он уехал?  — ахнула Лена.
        — Ну ты и бестолковая!.. Как же он мог уехать, если я его встретил? Он вчера вечером пришёл на морской вокзал, поставил для успокоения доктора Петри в каюту чемодан, а потом улучил момент, чтобы скрыться.
        — А что в порту? Ты у него узнал?
        — Он сказал, что эсэсовцы в самый последний момент сели на катер и хотели взорвать порт с моря. Но общего взрыва у них так и не получилось!
        — Что же они взрывали ночью?  — спросила Надя.
        — Отдельные склады и причалы. Но многое всё же сохранилось. А главное — город цел!
        Да, им бы только радоваться, ведь все опасности позади, и рассвет они встретили в освобождённом городе!.. Но всё же чего-то не хватало. Кончилось то, чем они до сих пор жили, что их сдружило за все эти долгие месяцы, что стало смыслом их существования…
        — Ну что ж, девчата, скоро расстанемся,  — грустно сказал Миша.  — Может, в последний раз вместе…
        Но они сами понимали, что их грусть преходяща, что день, последний для них, в то же время — новый день. А за днём новым — будущее.

        ВМЕСТО ЭПИЛОГА

        Однажды случай свёл меня в Одессе с В. И. Ковалём, бывшим капитаном Одесского морского порта. Он вернулся в Одессу вместе с комиссаром порта М. И. Гильдиным на другой день после освобождения города.
        — Когда мы с Гильдиным осматривали порт,  — рассказывал Василий Иванович,  — то в голове Карантинного мола, у причала, обнаружили глубокий блиндаж, а в нём распределительный щит, к которому были присоединены провода от бункеров, наполненных взрывчаткой. Мы вызвали сапёров, и они установили, что гитлеровцы готовились разрушить порт единовременным мощным взрывом. Но это им не удалось! Провода между многими бункерами оказались перерубленными. Разрозненные взрывы повредили отдельные причалы, но не сумели вызвать сильного сотрясения почвы, от которого могла бы пострадать Одесса…
        В один из дней мы с Гильдиным, который до сих пор работает в управлении Черноморского пароходства, поехали на Карантинный мол. Вот он, исторический блиндаж. Он сохранился.
        Главный хранитель Одесского музея Морского Флота СССР Э. А. Ашрафиан разыскал докладную записку командира роты минёров капитана Бурденко и дал мне из неё выписку.
        Капитан Бурденко писал:
        «За период разминирования Одесского порта с 17 мая по 29 июня 1944 года на территории порта собрано и потоплено в море 24 689 арт. снарядов, деформированных и разбросанных при взрыве эшелона. Собрано также и потоплено 987 авиабомб.
        Тщательным изучением фактического материала нами установлено, что противник имел своей целью полное уничтожение порта, для чего им было завезено 180 тонн взрывчатых веществ».
        Где же герои, кто в давнюю тревожную ночь, рискуя жизнью, помешал гитлеровцам осуществить чудовищный план?
        Первая нить попала мне в руки, когда я прочитал в «Черноморской коммуне» сообщение доцента Я. М. Штернштейна, в котором рассказывалось о группе Елены Бутенко, действовавшей в Одесском порту в годы войны.
        Вскоре при помощи Якова Мироновича я встретился с Леной Бутенко, Мишей Ильянковым и Александром Васильевичем Ткачевичем. Конечно, эта группа была лишь частью подполья, активно действовавшего в порту, и по условиям конспирации прямо не была с ним связана. Установлено, что в ту памятную ночь, когда над портом и Одессой нависла угроза, многие подпольщики, рискуя жизнью, также резали провода, соединяющие бункера. Поэтому впоследствии у одних и тех же причалов было обнаружено по несколько обрывков кабелей.
        Как же сложились судьбы Лены Бутенко и её товарищей после войны? Лена работает в Приморском районном Комитете Красного Креста, Миша Ильянков — доцент, научный работник, Надя Зайцева — сотрудник сберкассы Братского района, а Екатерина Адамчук — работник общественного питания.
        Как видим, бывшие разведчики посвятили себя самым мирным занятиям.
        Нужно сказать и ещё об одном.
        В течение многих лет считалось, что одесское подполье как единая организация было разгромлено гитлеровцами вскоре после начала оккупации города.
        Однако большая исследовательская работа, проведённая Одесским обкомом партии, помогла установить, что одесские патриоты активно боролись с оккупантами под руководством подпольного обкома партии. Не все героические эпизоды этой борьбы и не все имена известны.
        Поиски будут продолжаться.

        …ВЕЧНАЯ ТЕМА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ПОДВИГА

        С творчеством АЛЕКСАНДРА ИСАЕВИЧА ВОИНОВА читатели «Подвига» в известной мере уже знакомы: в 1971 году писатель выступал на страницах нашего приложения с повестью «Западня». И вот теперь, спустя три года, мы вновь представляем Александра Воинова.
        Повесть «Комендантский час», публикуемая ныне, написана автором не сегодня, однако редакция обращается к ней, ибо она ярко характеризует направление работы писателя, его давние и постоянные пристрастия к военному сюжету. Последнее отнюдь не случайно; вехи биографии Александра Воинова лучше всего объясняют эту его привязанность — ведь автор «Комендантского часа» отдал войне и обучению искусства войны не один год своей жизни.
        Александр Воинов — почти ровесник Октября; он родился за два года до великих событий и рос вместе со страной, сопереживая с ней её трудности и достижения, её надежды и невзгоды. Ленинград, родной город писателя, надолго, можно сказать, на всю жизнь определил симпатии Александра Воинова, когда впоследствии он взялся за перо. Его героями стали люди высокой души, большого мужества и гражданственности — пограничники, моряки, комсомольцы-подпольщики.
        Вообще военная жизнь хорошо известна писателю, он имел к ней самое непосредственное отношение. Окончив среднюю школу А. Воинов решает посвятить себя воинской службе. Он поступает в высшее военное училище и заканчивает его с отличием, что говорит о серьёзном отношении молодого командира к выбранной профессии.
        Однако Александру Воинову не довелось исполнить задуманные планы. В 1936 году в результате серьёзной травмы, полученной на спортивной тренировке, он надолго выбыл из строя, а затем вынужден был и вовсе демобилизоваться из армии. Начинать новую жизнь было нелегко, твёрдость характера при этом должна была проявиться в своём наивысшем качестве. И она проявилась. Александр вспомнил о своём раннем увлечении — журналистике, которой до этого занимался от случая к случаю. Теперь всё меняется. Воинов отдаётся новому делу со всем жаром своей неугомонной, ищущей натуры. Проходит немного времени, и мы видим его уже в качестве заместителя главного редактора одного из детских журналов.
        Но военная жилка по-прежнему сильна в молодом журналисте. Он ищет применения ей. События, происходящие в мире, как будто способствуют этому. Конфликт с Финляндией. Тяжёлая военная зима — непролазные снега, сорокаградусные морозы, лыжные рейды, печально известные финские «кукушки». Александр Воинов в гуще событий. Авиационная часть, где он служит корреспондентом, всё время в боях, в передвижении. Много интереснейшего конкретного материала; журналист собирает и обобщает его. В голове рождается замысел книги. Но его временно приходится отложить.
        Великая Отечественная война. Александр Воинов вновь на фронте, на этот раз он — специальный корреспондент Совинформбюро. Неспокойная должность бросает его из конца в конец огромной фронтовой полосы. Ленинградский фронт, Волховский, Брянский. Затем Воронежский и 1-й Украинский. Встречи с прославленным командующим фронта генералом Ватутиным. Они не прошли бесследно. Пытливый журналист воочию наблюдает талантливою полководца, изучает стиль и методы его работы. Записи, записи в блокноте — рождаются «Рассказы о генерале Ватутине», удивившие свет уже после войны и имевшие широкий резонанс в писательских и журналистских кругах.
        В мирное время Александр Воинов продолжает вплотную заниматься журналистикой. Но теперь диапазон его интересов намного расширяется, тематика его произведений становится разнообразней. Работа в Гослитиздате не мешает писательскому труду, одна за другой выходят книги А. Воинова — повесть «Пять дней», роман «Отважные». Они выдержали не одно издание, переведены на иностранные языки. Александр Воинов вступает в члены Союза советских писателей. Приходит пора зрелости.
        Он пробует силы в драматургии, пишет пьесу «Последняя битва», которая имела большой успех и была принята к постановке рядом театров.
        В последнее время писателя всё больше привлекает тема героического сопротивления комсомольцев-подпольщиков и военных разведчиков в городах, временно оккупированных фашистскими войсками, в частности в Одессе. Воинов посещает места событий, собирает материал. Создаётся повесть «Западня», произведение остросюжетное и динамичное, поднимающее важные нравственные проблемы об ответственности человека перед народом и Родиной.
        Повесть «Комендантский час» как бы продолжает цикл, задуманный писателем. В основе повести — подлинные события, связанные со спасением Одесского порта от разрушения, которое подготавливали гитлеровские оккупанты перед своим бегством из города. Не выдуманы и герои «Комендантского часа». Все они названы в повести своими настоящими именами и многие из них здравствуют и поныне. Документализм ценен всегда; подкреплённый уверенной рукой писателя, он являет тот сплав, которому отдают предпочтение и жизнь и литература.
        Александр Воинов находится в расцвете творческих сил. Вечная тема человеческого подвига, над которой работает и которую плодотворно развивает писатель, находит благодарнейший отклик в сердцах людей. Пожелаем же Александру Воинову новых успехов в его поиске.
        Б. ТИМОФЕЕВ
        notes

        Примечания

        1

        Добрый день! (румын.)

        2

        Не понимаем! (румын.)

        3

        Господин офицер! (румын.)

        4

        Хорошо (румын.).

        5

        Девушка (румын.)

        6

        «МОЛВА» — газета, издававшаяся в оккупированной Одессе.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к