Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Печерский Николай: " Генка Пыжов Первый Житель Братска " - читать онлайн

Сохранить .

        Генка Пыжов — первый житель Братска Николай Павлович Печерский

        Герой повести вместе с отцом едет на строительство Братской ГЭС. Необычной, интересной показалась мальчику жизнь в тежном городе. Но неуступчивый, своевольный, он не поладил с ребятами и убежал со строительства. О том, что произошло с Генкой в дороге, о его возвращении к отцу и других приключениях и рассказано в этой веселой занимательной повести.
        Повесть вошла в популярный сборник «Библиотека пионера», стала основой для одноимённого спектакля.

        Вступление

        Дорогой друг!

        Сегодня ты стал пионером, повязал красный галстук: он — частица Красного знамени, дорожи им. Сегодня ты сделал первый шаг по славной пионерской дороге, по которой шли твои старшие братья и сестры, отцы и матери — миллионы советских людей. Свято храни пионерские традиции. Будь достоин высокого звания юного ленинца!
        Крепко люби нашу Советскую Родину, будь мужественным, честным, стойким, цени дружбу и товарищество. Учись строить коммунизм!
        Сердечно поздравляем тебя со вступлением в пионерскую организацию имени Владимира Ильича Ленина.
        Это большое событие в твоей жизни.
        Пусть пионерские годы будут для тебя и твоих друзей по отряду радостными, интересными, полезными. Пусть станут они настоящей школой большой жизни.
        Счастливого пути тебе, пионер!
        ЦК ВЛКСМ
        Центральный совет
        Всесоюзной пионерской
        организации имени В. И. Ленина

        Жизнь мальчишки

        Я заправил лист бумаги в пишущую машинку, как это делал Николай Павлович Печерский в своей жизни сотни раз. Застучали клавиши, и на бумаге появились первые строки: я пишу, рассказываю вам, ребята, о Николае Павловиче. Он был журналистом. Много ездил по стране — побывал в Сибири на крупнейших стройках, на берегах Байкала, исколесил всю Среднюю Россию, Украину, Молдавию, — накапливал строки, отбирал лучшие из них, и тогда начинала стучать его пишущая машинка, дымиться сигарета — он много курил. Или машинка вдруг замолкала — это он брал ручку, и тогда уже строки рождались в тишине: очерк, информация, репортаж. Потом Николай Павлович шел в газету «Правда», в которой работал. Длинный коридор, двери — настежь. За столами такие же, как и он, сотрудники. Приветствия, улыбки, телефонные переговоры, папки с рукописями, черновые полосы газетного набора еще на шершавой бумаге с поправками, вклейками. Зачехленные запасные машинки. Шкафы со словарями и справочной литературой. Печерский жил в этой обстановке, как живет каждый журналист, каждый, кто работает с «горячим словом газеты».
        Но однажды он вдруг, к своему изумлению (так он сам мне рассказывал), увидел, что на белую чистую страницу, приготовленную для очередного репортажа, проник смешливый, озорной мальчишка и не собирается уступать место репортажу. Журналист-профессионал, а тут — мальчишка, школьник, да и школьник из совершенно младших. И этот новый неожиданный герой начал быстро обрастать собственной жизнью, приключениями, историями, друзьями и проблемами, конечно. Жаждал познать активный мир, в котором активно работал Николай Павлович. Лист за листом жизнь мальчишки складывалась в рукопись, в повесть. Так появилось первое детское произведение Печерского — книга о Генке Пыжове — жителе города Братска, нового города в Сибири, где строили гидроэлектростанцию. Так появился детский писатель Печерский.
        Друзья шутили на эту тему, ласково посмеивались. Печерский стеснялся: он был удивительно застенчив, скромен. Пожимал плечами и даже как-то сокрушенно покручивал головой. Утихомирить в себе мальчишку уже не мог. Появились повести «Красный вагон» — о мечте и верной дружбе, «Кеша и хитрый бог» — о жизни ребят на Байкале в рыбачьем поселке, «Масштабные ребята» — о юных строителях, «Сережка Покусаев, его жизнь и страдания» — веселая история о неутомимом выдумщике, «Будь моим сыном» — о непростых семейных обстоятельствах. Потом появились радиопостановки, телефильм.
        Я сейчас печатаю названия книг Печерского и отчетливо, ярко вспоминаю каждую из них, как она создавалась. Мы говорили с ним о книгах, когда это были еще рукописи, говорили и в редакции «Правды», и в детском издательстве, и у него дома, и у меня дома, и даже в курортном городе Ялте, где прожили вместе весну одного счастливого года.
        Прекрасные книги для ребят сочинял Печерский!
        Они известны не только у нас на Родине, но и в Болгарии, Чехословакии, Германской Демократической Республике, Польше, в Японии.
        Николай Павлович Печерский известный детский писатель. Я говорю это не от своего имени, а от имени ребят, от имени читателей. Все, кто знал его, друзья по газете, по детскому издательству, редакциям журналов «Костер», «Пионер», «Мурзилка» и многие другие не забудут серьезного журналиста и застенчивого мальчишку.
        Замолкло перо Николая Павловича, замолкла печатная машинка — нет больше очерков, репортажей, информаций, но его книги не замолкнут. Они были рождены им, и он в них остался: книги, в отличие от газет, переиздаются.
        Михаил Коршунов

        Глава первая
        ТЯЖЕЛАЯ ЖИЗНЬ. СКОЛЬКО «Н» В СПОВЕ «ПУСТЫННАЯ»? НЕПРИЯТНОЕ ПИСЬМО

        Спросите в нашем дворе, кто кем хочет быть, сразу затараторят: летчиком, инженером, капитаном. Даже Люська Джурыкина, рыжая девчонка с большими круглыми очками на носу, и та не отстает от мальчишек, говорит: «Изучу весь словарь и буду ученым человеком». Этот «ученый» человек день и ночь носится с толстым словарем под мышкой и шепчет про себя: «Абсурд, авторитет, адвокат, аксиома…»
        Только у меня нет любимого дела. Сегодня хочется быть летчиком, завтра — китобоем, а послезавтра — футболистом или пожарником. Один раз я даже клоуном решил сделаться. Пришел из цирка, вымазал лицо красной и зеленой краской и давай выкидывать всякие штучки. Здорово получалось. Ребята просто-таки животы от смеха надорвали.
        Из-за этого клоуна целая история вышла. Вечером, когда мы сели ужинать, отец как-то странно посмотрел на меня и спросил:
        — Генка, почему у тебя ухо красное? Снова дрался?
        — Я сегодня не дрался. Я в цирке был.
        Отец встал и начал рассматривать мое ухо:
        — Краской выкрасил?
        — Я масляную не брал! Даже не знаю, где она лежит. Я акварельной.
        — У тебя есть голова на плечах или нет?
        О голове это был только первый вопрос. А потом и пошло, и пошло: до каких пор буду хулиганить, почему двойку по русскому языку принес, кто разбил в подъезде стекло…
        Выручить меня попыталась моя бабушка, мать отца.
        — Ну разве так можно, Паша! — сказала она. —Ты разве забыл, что у него нет матери? Ты же сам был ребенком!
        — Пожалуйста, не заступайся! В его годы я уже на хлеб зарабатывал!
        Часа два пилил меня отец. Походит по комнате, вспомнит что-то и снова спрашивает: «Кто Люську Джурыкину за косы дергал? Кто в фонтан камней набросал?»
        Как будто бы я один во дворе! Камней я и в руки не брал, а Люську за косы таскают все. Даже из соседнего двора мальчишки приходят.
        Нет, я просто не представляю, почему мне так не везет. Где что ни случится, всё на меня сваливают. Только и слышно: «Хулиган, разбойник, собачник!» Прямо хоть из дому не выходи!
        Между прочим, я так и решил: буду сидеть дома, посмотрю, что из этого получится. Кстати, и занятие хорошее нашлось: я начал писать стихи.
        Вначале мне казалось, что писать стихи легко. Придумал какую-нибудь тему и строчи, пока рука не устанет. Но получилось совсем не так. Сидел я целый вечер, а сочинил только несколько строчек. То рифмы никак не придумаю, то с размером не получается. Одна строчка длинная, а другая — короткая, как на костыле. Только на следующий день справился кое-как с этим стихотворением.
        Но стихотворение все же получилось хорошее. О весне, кленах, о том, как я стою на берегу реки и «смотрю одиноко в пустынную даль». По-моему, ничуть не хуже, чем у настоящих поэтов. Даже петь можно.
        Но петь дома как-то неудобно. Тем более, у меня нет ни слуха, ни голоса. Сел я к столу, притопываю ногой и бормочу:
        Смотрю одиноко в пустынную даль,
        И в душе моей тихо клубится печаль.

        Отец прислушался и спрашивает:
        — Ты что шепчешь?
        — Стихи читаю.
        — Странные стихи. Кто это написал?
        Вначале я хотел признаться, а потом подумал: «Зачем торопиться? Пусть сначала напечатают».
        Я переписал стихи набело и отправил в «Пионерскую правду».
        Жду день, два, три, а стихов моих в газете все нет и нет. Думаю: «Может, письмо затерялось или кто-нибудь присвоил стихи и хочет напечатать под своей фамилией?» И вдруг приходит ответ: «Степа Лучезарный! Просим тебя зайти в редакцию». И подпись какая-то непонятная, с крючком.
        Кто же это может быть? Чуковский или Михалков, который сочинил стихи про дядю Степу?
        Прихожу в редакцию и узнаю: ни тот ни другой. Повели меня к какой-то женщине в очках. Посадила возле себя, взяла мои стихи и спрашивает:
        — Ты Степан Лучезарный?
        — Я… то есть не я, это мой псевдоним, а моя фамилия Геннадий Пыжов.
        — Так… А стихи ты сам писал?
        — Конечно, сам. Два вечера сочинял.
        Женщина в очках снова прочла стихотворение, подчеркнула что-то красным карандашом.
        — Не нравятся мне твои стихи, — сказала она. — И ошибок много. Как пишется слово «пустынная», сколько надо «н»?
        — А сколько у меня?
        — У тебя одно.
        — Ну, так, значит, надо два. Это я случайно одно написал. Поторопился…
        — А какие у тебя отметки по русскому языку?
        — За четверть — пятерка, а раньше была четверка. Только это уже давно, в прошлом году…
        — Странно. В какой школе ты учишься?
        Я хотел снова что-то соврать, но мою мучительницу
        вдруг вызвали в соседнюю комнату по какому-то срочному делу.
        — Приходи, пожалуйста, завтра, — сказала женщина в очках. — Я должна подробно поговорить с тобой.
        Я обрадовался и тут же шмыгнул за дверь.
        В редакцию я, конечно, больше не пошел. Хватит и дома неприятностей.
        Но стихи писать я все же не бросил. Только теперь посылал их не в «Пионерскую правду», а в другие газеты и журналы.
        Врать не буду, там моих сочинений тоже не печатали, но зато как вежливо отвечали: «Уважаемый тов. Лучезарный», «к сожалению», «очень жаль», а однажды даже написали «дорогой». Вот что значит понимающие люди!
        Эти ответы я показывал всем во дворе. Не полностью, а только те места, где было написано «уважаемый» и «желаем вам творческих успехов». Ребята просто сгорали от зависти. Только одна Люська не желала ничего понимать. Однажды она даже сказала:
        — Никакой ты не уважаемый! Пишешь абсурд и абракадабру, вот тебя и не печатают.
        — Что это еще за «абракадабра»? В словаре вычитала?
        — Абракадабра — это бессмыслица, а где вычитала — не твое дело.
        Нет, вы только подумайте! Люська даже пригрозила, что расскажет отцу, будто я ничего не слушаю на уроках и пишу в тетрадке всякие гадости.
        И словарь в платье подложил-таки мне свинью. В том, что это сделала Люська, я не сомневаюсь ни капельки. Раньше я всегда брал у почтальона письма и газеты, теперь же, только зазвенит звонок, отец идет к двери и получает всю почту сам.
        Тот случай, о котором я хочу рассказать, произошел в воскресенье.
        Только мы сели завтракать — звонок.
        — Здесь живет Лучезарный? — спрашивает почтальон.
        «Ну, — думаю, — пропал!»
        Отец берет заказное письмо и смотрит на меня, как будто бы я убил кого или соседскую кошку чернилами раскрасил. (Такой случаи действительно был, но я тут ни при чем. Я только держал, а красили другие мальчишки.)
        — Так это ты Лучезарный? —спросил отец и распечатал конверт.
        Бабушка услышала непонятный разговор и подошла к нам.
        — Из милиции? — спросила она.
        — Пока нет. Бери читай.
        О том, что было в письме, не стоит и рассказывать. Какой-то литературный консультант предлагал мне бросить писать стихи и заняться «каким-нибудь другим полезным делом».
        Подумаешь, птица! Возьму и назло ему не брошу!
        Но обиднее всего, что отец поверил консультанту.
        — Если не прекратишь эту чепуху, — сказал он, — я с тебя три шкуры спущу! Заруби это себе на носу!
        Порки я не испугался, но сочинять все-таки перестал. Очень это дело нудное. Сидишь целый вечер и выдумываешь рифмы: любовь — кровь, речь — печь. Даже голова закружится.
        Но вы не торопитесь, не думайте, что я совсем забросил свою тетрадку. Сделать это я не мог. Представляете: увижу чистый листок бумаги, а рука дерг-дерг, дрожит, дрожит.
        Долго я думал, что же мне делать, и в конце концов решил: буду писать прозой, без рифмы. Куплю себе толстую тетрадку и в ней опишу Москву, нашу сто сорок пятую школу, отца, бабушку, Люську Джурыкину и вообще всю свою жизнь.
        Но я не сдержал своего слова, не написал о Москве ни одной строчки. Почему это произошло, я расскажу дальше.

        Глава вторая
        ТАИНСТВЕННЫЕ РАЗГОВОРЫ. КУДА ВЕДЕТ КРАСНАЯ НИТОЧКА. МЫ ЕДЕМ В БРАТСК

        Подумайте сами, разве я могу писать дневник, если у нас дома происходят какие-то непонятные и, я бы даже сказал, таинственные разговоры! По вечерам, когда во всех окнах нашего четырехэтажного дома зажигаются огни, приходят Джурыкины — отец и мать Люськи. Словарь в платье, то есть Люська, тоже тут как тут. Трещит на своем непонятном языке, и при этом учтите — только на одну-единственную букву «а»: амбиция, аналогия, аудиенция. От такой «аналогии» у кого хочешь голова распухнет. Мой отец достает со шкафа большую потертую карту. Все склоняются над ней и водят пальцами взад и вперед, как будто хотят куда-нибудь удрать или открыть новые земли. Меня, конечно, не подпускают на пушечный выстрел. Пока взрослые секретничают, я должен сидеть на кухне и слушать Люськины аффекты, афоризмы и атрибуты.
        Что ни говорите, занятие невеселое.
        Но что же они все-таки замышляют? Почему все это делается в такой тайне?
        Ладно, пусть хитрят. Все равно узнаю.
        Как-то после школы я взял карту и начал исследовать ее, как сыщик или следопыт. Первое, что я увидел, — это тоненькая, проведенная красным карандашом линия. Я внимательно проследил, куда ведет красная ниточка.
        Ого, далеко, оказывается? А я-то думал, они собираются куда-нибудь в Перово или самое дальнее — в Томилино!
        Красная линия начиналась от Москвы, потом бежала вниз — к Казани, Свердловску, Омску, поворачивала к Новосибирску, Красноярску и упиралась в голубое, изогнувшееся серпом озеро Байкал.
        Неужели к самому Байкалу задумали поехать?
        Я стал прислушиваться, о чем говорят взрослые. Так и есть, наши решили ехать в Сибирь. Своими собственными ушами я слышал, как Джурыкин сказал:
        — Если уж ехать, так всем сразу.
        Но почему они говорят о поездке шепотом?
        Я снова навострил уши. Ночью, когда все думали, что я уже сплю, я услышал такой разговор:
        — Ты как хочешь, Паша, а я бросать квартиру не могу. Тут я родилась, тут и умирать буду. А потом, куда я пальму дену, ты только подумай!
        Пальма была бабушкина слабость. Двадцать лет назад бабушка посадила пальмовое зерно. Из зерна выросло огромное дерево. Каждое утро бабушка поливала пальму теплой водой и вообще возилась с ней, как с ребенком. В прошлом году Джурыкин бросил в кадушку с пальмой окурок. Бабушка до сих пор не могла простить этого Джурыкину и при встрече говорила:
        «Не ожидала я этого от вас! Настоящие соседи так не делают!»
        Я лежал и прислушивался, что же будет дальше.
        Папа долго молчал, а потом сказал:
        — Если не хочешь, мы поедем с Генкой вдвоем.
        Я чуть не подпрыгнул от радости. Вдвоем даже интереснее. По крайней мере, никто не будет заставлять по три раза в день мыться.
        — Не отдам я тебе Генку, — сказала бабушка. Разве с твоим характером детей воспитывать! Ребенку нужна ласка, а не всякие крики и упреки.
        Бабушка и отец долго спорили и вздыхали. Потом отец сказал:
        — Ладно, давай спать. Рано об этом думать. Может, еще и не примут. Посмотрим, что на письмо ответят.
        Теперь мне все было ясно. Помешать нашей поездку могли только пальма и какое-то письмо.
        Что же это было за письмо? Наверно, отец написал в Сибирь, чтобы его приняли на работу, и теперь ждал ответа. Конечно же, его примут. Таких плотников, как он в Москве раз, два — и обчелся. У отца даже Почетная грамота есть. Она висит в столовой, налево от стола, где я готовлю уроки. Непонятно мне было только одно: почему захотелось в Сибирь и Джурыкину? Подумаешь, не видали там счетоводов! Ну ладно, решили, так пусть едут. Мне до этого нет никакого дела.
        Как мы ждали письма, какие еще были у отца и бабушки разговоры, об этом долго рассказывать. Самое интересное и самое главное то, что мы все-таки едем в Сибирь, на строительство крупнейшей в мире Братской гидроэлектростанции.
        Провожала нас чуть ли не вся улица. На вокзал пришли не только соседи, но даже мальчишки и девчонки с других дворов. Ну что ж, внимание вполне понятное. Поищите в Москве таких смельчаков, как отец и я. Тайга — это вам не Сокольники или парк имени Горького!
        Да, совсем забыл сказать: провожали нас еще бабушка и Джурыкины. Я так и знал, что Джурыкиных не примут на Братскую гидроэлектростанцию, или, как ее сокращенно называют, ГЭС.
        Люська мне очень завидовала. Даже плакала. Когда мы прощались и целовались со всеми без разбора, она сказала:
        — Мы тоже поедем в Сибирь. Это абсолютно точно. Я тебе говорю авторитетно.

        Обещала приехать в Сибирь и бабушка.
        — Вот только пристрою пальму к хорошим людям и прикачу к вам, — сказала она на прощанье.
        Радио последний раз предупредило провожающих, чтобы они вышли из вагонов. Проводники вынули флажки и стали у дверей, как часовые. Провожающие замахали платками, кепками. Мелькнуло и сразу же исчезло в толпе мокрое от слез лицо бабушки. Поезд шел все быстрее и быстрее.
        Прощай, Москва! Прощай, может быть навсегда…

        Глава третья
        ВЫСОТНЫЙ ТОРТ. СТЕКЛЯННЫЕ ПЕТУШКИ. НА ПОДНОЖКЕ ВАГОНА

        Поезд мчит нас уже второй день. Скоро Сибирь, а в вагоне по-прежнему душно и все ходят как расклеенные. Жаль, что редко останавливаемся на маленьких станциях. Чего там только не продают! И жареную колбасу и горячую, посыпанную крупной солью и красным перцем картошку. На больших станциях этого нет. В тележках на резиновых колесах продают только бутерброды, консервы и теплую воду, от которой слипаются губы, а язык становится красным, как будто его натерли свеклой. Женщин с корзинами и ведрами к вагонам не подпускают. Только увидит милиционер, сразу же кричит:
        — Куда! Вот я вас в отделение!
        На какой-то станции отец вместе с другими пассажирами ходил к директору ресторана.
        — Что же это у вас, дорогой, нет ничего в буфете? Даже редиски не найдешь, я уже не говорю о манной каше.
        О манной каше отец сказал потому, что дал слово бабушке кормить меня кашей утром, вечером, а если можно, то и днем.
        Директор ресторана очень обиделся и начал кричать:
        — Вы говорите — ничего нет? Пойдемте!
        Он повел пассажиров в конец зала и показал на буфетную стойку:
        — Смотрите, даже торт есть!
        Под круглым стеклянным колпаком, точно таким, как я видел в музее, лежала огромная бело-розовая гора. Посредине стояло шоколадное высотное здание с красной звездой на шпиле. Вокруг здания были живописно разбросаны зеленые цветочки.
        — Прошлогодний? — спросил отец.
        — То есть как это — прошлогодний? К Первому мая заказывали.
        Но торт, хотя он и был первомайский, мы не купили. На следующей большой станции отец дал мне пять рублей и сказал:
        — Может, огурцов купишь. Только смотри не отстань от поезда.
        Проводник сообщил, что поезд стоит пятнадцать минут. До базара же, который виднелся за забором, было самое большее десять минут хода в оба конца. В запасе получалось целых пять минут, или, как говорят взрослые, целая вечность.
        На столах я увидел много огурцов: маленьких, с черными листиками укропа на боках, и больших — желтяков. Если такой огурец надкусить, а потом прижать пальцами, из него как из пожарной кишки, выскочит струйка воды. Я купил несколько желтяков, два красных петушка и одно моченое яблоко.
        Я даже и не предполагал, что петушки, которые напоминают по вкусу обыкновенное оконное стекло, могут натворить столько бед. Не успел я отгрызть второму петуху хвост, как вдруг слышу — гудит. Конечно же, это наш паровоз. Хорошо еще, что забор был низкий, а то не видать бы мне как своих ушей ни бурых медведей, ни Братска.
        Перемахнул я через забор — и вдогонку поезду. Сзади в это время кричат: «Держи вора, лови его!» Ничего себе история: не только от поезда отстанешь — еще и в тюрьму неизвестно за что посадят.
        Но поезд я все же догнал. Не свой вагон, а самый последний — международный, с крутыми ступеньками и медными блестящими ручками. Поезд уже шел на всех парах. В ушах свистел ветер, из-под колес били прямо в лицо мелкая пыль и острые камешки.
        Вначале путешествие на подножке мне даже понравилось, но затем начали уставать руки. Я бросил покупку. Огурцы закружились в вихре воздуха и покатились под откос. Тут уж не до желтяков. Того и гляди, угадаешь под колеса. Пикнуть не успеешь, как они расчирикают тебя на тридцать шесть частей.
        Я проехал еще немного и вдруг почувствовал — начала кружиться голова. Ноги мои подогнулись, и я стал медленно сползать вниз. Страх придал мне силы. Я подтянулся на руках и снова прильнул спиной к холодной, пыльной двери вагона.
        — Откройте, откройте! — закричал я и начал колотить ногой в дверь.
        В ответ ни звука. Покачиваясь на поворотах, поезд мчался все вперед и вперед. Мимо проносились телеграфные столбы, будки путевых обходчиков; мальчишки, которые мелькали иногда на откосе, махали руками, стрелочники смотрели из-под ладони и грозили вслед кулаком. Но вот наконец вдали показались высокая водонапорная башня, белое здание вокзала, и поезд начал сбавлять ход. Я с радостью спрыгнул на перрон и пошел к своему вагону.
        Отца в купе не было. На полке, где лежали мое одеяло и толстая тетрадь в толстой блестящей обложке, сидели незнакомые люди и начальник нашего поезда. Они размахивали руками и о чем-то спорили.
        Только я вошел, шум прекратился. Женщина, которая ехала вместе с нами в купе и за всю дорогу почти не сходила с верхней полки, увидела меня и сказала:
        — Вот, пожалуйста! Отец побежал телеграмму давать, волосы с горя рвет, а он вот он, этот хулиган!
        Начальник поезда щелкнул щипцами, как будто бы хотел пробить во мне дырку, как в билете, и спросил:
        — Где был?
        Хотя я и не должен давать отчет начальникам поездов, но все-таки ответил:
        — Ходил за огурцами.
        Все переглянулись, а начальник поезда снова щелкнул щипцами:
        — Где же огурцы?
        — Выбросил.
        С верхней полки сползло и шлепнулось на пол одеяло; вслед за ним показались ноги верхней пассажирки. Она плотно прикрыла дверь и сказала:
        — Не выпускайте его, а то он снова сбежит.
        Тут и отец пришел. Он посмотрел на меня измученным и каким-то безразличным взглядом, сел на скамейку и подпер щеки кулаками. Так он и сидел, пока поезд не тронулся. А когда колеса снова застучали, заторопились в свой бесконечный путь, совершенно ни к кому не обращаясь, сказал:
        — Лучше бы я тебя в Москве оставил…

        Глава четвертая
        СТАРИННЫЙ ПРИЯТЕЛЬ ИГОШИН. ПЕРВАЯ НА АНГАРЕ. НА ДНЕ МОРЯ

        Отец следил за каждым моим шагом. Стоило отойти от двери, уже кричит:
        — Куда? Сядь сейчас же на место!
        Нечего сказать, жизнь настала!
        А за окном все одно и то же: горы, леса и снова леса. Темные, глухие. Лишь изредка мелькнет в стороне тропинка, колодец с высоким «журавлем» да болото с черной стоячей водой.
        Я взял тетрадку и начал записывать все, что со мной случилось в дороге. Но писать в поезде трудно: столик дрожит, буквы прыгают одна на другую. Напишешь, а потом и сам не разберешь, что там такое, — сплошные каракули.
        Скоро показался Новосибирск. Мы с отцом сходили на почту и послали в Иркутск телеграмму. Только здесь я узнал, что в Иркутске у нас есть старинный приятель Игошин. Не у меня, конечно, а у отца. Игошин был с отцом на Первом Украинском фронте, а теперь работал в Иркутске на каком-то заводе.
        — Погостим у него денек-два, — объяснил отец, — а потом поедем в Братск. От Иркутска до Братска — рукой подать.
        После Новосибирска мы ехали еще почти два дня. Все пассажиры устали, то и дело поглядывали в окна и спрашивали проводника:
        — Наш поезд не опаздывает?
        Но всему бывает конец. Кончилось и наше путешествие.
        Поезд подкатил к большому, подкрашенному голубой краской зданию и остановился. В вагон, расталкивая пассажиров, вошли носильщики. Стало шумно, все засуетились, заволновались.
        — Пошли, Генка, — весело сказал отец. — Вон Игошин с цветами стоит.
        Игошин расцеловался с отцом, похлопал меня по плечу, сказал «молодец» и повел нас к выходу.
        Домой ехали на «Москвиче». Игошин вел машину и все время рассказывал об Иркутске. «Посмотрите туда, посмотрите сюда!» Только успевай верти головой.
        Из окна машины я впервые увидел знаменитую сибирскую реку Ангару. Под мост, по которому мы ехали, мчался голубой, в солнечных блестках поток. Вдалеке мелькали лодки рыбаков, деловито шел против течения буксирный пароход. Жаль, что в этой реке нельзя купаться. Даже в самые жаркие дни вода в Ангаре холодная как лед. Но я все равно попробую. Не зря же я ехал в такую даль!
        Между прочим, Игошин рассказал, что Ангару называют единственной дочерью Байкала. Будто Ангара удрала от своего отца к реке Енисею. Как Байкал ни злился, как ни бушевал, ничего у него не вышло: непокорная дочь Ангара не вернулась. Байкал окончательно рассвирепел. Он отломил от скалы огромный камень и со всего размаху бросил вслед дочери. Но Ангара даже камня не испугалась. Обошла его с двух сторон, вырвалась из плена и снова побежала вдаль.
        Но хватит о воде. Расскажу лучше о том, как нас принимал и угощал старинный приятель Игошин.
        На столе у Игошина было столько еды, что я просто растерялся. Хоть целую неделю сиди за столом, не справишься — и омуль, и свежие огурцы, и колбаса, и крабы, и пельмени. Посреди стола лежал даже торт. Правда, не такой, как мы видели на вокзале, а немного поменьше и без высотного здания.
        Отец осмотрел все закуски, потер руки и вдруг спросил:
        — А манной каши у тебя нет?
        По-моему, Игошин даже обиделся:
        — Я не знал, что ты любишь манную кашу!
        — Я не для себя. Генке надо. Представляешь, за всю дорогу не съел ни одной ложки.
        — А зачем ты его пичкаешь манной кашей? Парень, если не ошибаюсь, в шестом классе учится. Ему мужская пища нужна, а не манные каши.
        Отец смутился:
        — Видишь, какое дело… бабушке его обещание дал. Неудобно слово нарушать.
        Игошин взял с тарелки большой ломоть черного хлеба, положил сверху несколько кружочков колбасы и протянул мне.
        — Ешь, — сказал он. — А бабушка на меня не обидится. Когда я приезжал в Москву, она тоже пыталась пичкать меня манной кашей.
        Приехали мы к Игошину еще до захода солнца, а ели нашу мужскую пищу часов до десяти вечера. Когда есть уже всем надоело, Игошин предложил:
        — Знаете что? Давайте спать, а завтра я повезу вас на Байкал. Быть в Сибири и не посмотреть на это чудо-море просто позор.
        Отец сразу же согласился, а потом посмотрел на меня хмурым взглядом, как Байкал на свою непокорную дочь Ангару, и сказал:
        — Поедем только в том случае, если Геннадий будет себя прилично вести.
        Эти проклятые станционные огурцы просто выводят меня из терпения! Неужели отец будет вспоминать о них всю жизнь!
        Ночь пролетела, как одна минута. Когда я проснулся, на плите уже танцевала, вызванивала на закипевшем чайнике крышка, а за окном Игошин хлопал дверцами «Москвича».
        На стол в холостяцкой квартире Игошина собирать долго не пришлось. Все здесь лежало, как мы оставили вчера: и омуль, посыпанный сморщенными колечками лука, и недоеденные крабы, и застывшие пельмени.
        Есть никому не хотелось. Мы поковыряли вилками в тарелках, выпили по стакану чая и отправились в путь.
        «Москвич» бежал по извилистой, мокрой от росы дороге. Справа сверкала в первых лучах солнца Ангара, темнела высокая, покрытая лесом гора. На той стороне реки шел товарный состав. За ним, цепляясь за деревья, тянулся длинный хвост серого дыма.
        Вдалеке показались высокие холмы рыжей глины, замелькали решетчатые стрелы подъемных кранов. Когда мы подъехали ближе, то увидели, что вся река перегорожена огромной насыпью. Я даже глазам своим не поверил. Куда же теперь течет река? Повернула назад, к своему отцу Байкалу?
        Я присмотрелся и увидел возле правого берега узкие ворота. В эти ворота рвалась, с шумом и ревом неслась голубая Ангара. По косогору ползли один за другим огромные самосвалы. Они подъезжали к обрыву и сваливали в реку глину и тяжелые камни.
        — Скоро уже и этих ворот не будет, — сказал Игошин. — Когда реку перегородят, здесь разольется огромное Иркутское море.
        — А зачем надо перегораживать реку? — спросил я Игошина. — Как — зачем? Здесь будет первая на Ангаре, Иркутская гидроэлектростанция. Разве ты не знаешь?
        Вот так новость! Оказывается, на Ангаре строят не только Братскую ГЭС, куда ехал работать отец, но еще и Иркутскую.
        Мы постояли на берегу, полюбовались плотиной первой на Ангаре, Иркутской ГЭС и поехали дальше.
        Дорога была пустынной. Вокруг — ни кустика, ни дерева. Только изредка встречались какие-то разрушенные дома и кирпичные печи с высокими закопченными трубами. Люди, которые жили здесь раньше, переселились в новые места. Поторопились они не зря. Когда плотина Иркутской ГЭС перегородит реку, вода разольется по ложбинкам и оврагам, затопит огороды, тропинки, дорогу, по которой мы ехали с Игошиным к Байкалу.
        Впервые в жизни я ехал по дну моря. Но радость от такого необычного путешествия была неполной. Вот если бы ребята с нашего двора могли видеть, тогда дело другое. А то и рассказать некому. Даже Люськи нет… Она хоть и словарная заноза, но слушала всегда с большим вниманием и без конца повторяла: «Это настоящая аксиома, я тебе авторитетно говорю!»
        Я задумался о Москве, о Люське и даже в окно перестал смотреть.
        Вдруг Игошин говорит:
        — Генка, смотри, шаманский камень.
        Я прильнул к окошку. Впереди, у того самого места, где Ангара вытекает из Байкала, темнел большой камень. Справа и слева от него пенилась, клокотала вода. Если верить легенде, этим самым камнем старик Байкал и запустил в свою непокорную дочь Ангару.
        Но больше всего меня поразил не камень, а сам Байкал. Вот это море! Ни конца ни края. Куда ни посмотришь — ровная свинцовая гладь. Вдали тянутся ввысь снежные шапки Хамар-Дабана. Прошло несколько минут, и Байкал вдруг стал темно-зеленым, затем синим, голубым, сиреневым. Он то искрился, то хмурился, наливался какой-то грозной, таинственной силой.
        Игошин вышел из машины и снял фуражку.
        Я тоже сдернул с головы кепку и тихо, чтобы никто не слышал, сказал:
        — Здравствуй, Байкал!

        Глава пятая
        СЛАВНОЕ МОРЕ, СВЯЩЕННЫЙ БАЙКАЛ. КОТЫ. МОКРАЯ КУРИЦА

        Игошин предложил проехаться по Байкалу.
        — Гулять так гулять, — сказал он. — Пошли. Может, уговорим капитана.
        У причала покачивался на волнах катер «Альбатрос». На палубе с трубкой во рту стоял молоденький моряк в полосатой тельняшке и фуражке набекрень.
        — Товарищ капитан, — вежливо сказал Игошин, — нельзя ли нам покататься на вашем катере?
        Капитан вынул трубку, примял пепел большим пальцем и снова начал курить.
        — Товарищ капитан, я спрашиваю…
        — Я старпом, — солидно и кратко ответил моряк.
        — Товарищ старпом, нельзя ли нам…
        Старпом даже не дал договорить Игошину:
        — Нельзя. Пассажиров не возим.
        — Я вас понимаю, но они добровольцы, едут на Братскую ГЭС…
        Старпом снова вынул трубку, оглядел меня и отца с ног до головы:
        — Вы в самом деле добровольцы?
        Но отец почему-то обиделся. Он отвернулся от старпома и стал глядеть в сторону.
        — Чего же вы отворачиваетесь? — спросил старпом уже другим тоном. — Я же не хотел вас обидеть!
        Короче говоря, старпом извинился перед отцом, отец — перед старпомом, они пожали друг другу руки, и все, к моей великой радости, пошли на палубу. Через несколько минут мы уже плыли по Байкалу. Над головой ярко светило солнце, в стороне громоздились высокие скалистые берега, темнели глубокие заливы. Отец с Игошиным сидели на корме, а я стоял возле капитанской рубки и смотрел на старпома. Мне очень хотелось зайти в рубку и подержаться за рукоятки штурвала. Но об этом нечего было и думать. Старпом стоял будто из камня вытесанный — суровый, молчаливый и неприступный.
        Часа через два мы причалили к пристани Большие Коты. Вначале я думал, что здесь и в самом деле водятся большие, злющие коты. Но оказалось, коты — это вовсе и не коты, а обувь из сыромятной кожи. Узнал я об этом от старого бакенщика с какой-то странной фамилией Нетудышапка.
        Бакенщика мы увидели на берегу. Он сидел возле небольшой, в два окна, избушки и красил красной краской фонарь.
        — С прибытием! — сказал бакенщик. — На Коты наши покрасоваться приехали?
        Мы познакомились, сели на траву и завели разговор.
        — Почему у деревни такое смешное название? — спросил отец.
        Бакенщик удивленно поднял седые брови.
        — А что ж в нем смешного? — спросил он. — Нет, оно не смешное, а скорее печальное…
        Нетудышапка оставил фонарь и начал рассказывать. Я не стал зря тратить время, примостился с тетрадкой на траве…
        — Пиши, пиши, — сказал бакенщик. — Может, товарищи твои прочитают про наши Коты.
        В истории о котах действительно не было ничего смешного. Коты — это обувь каторжан. Много раньше бродило в сибирских лесах беглых каторжников. Подойдет такой каторжник к Байкалу, напьется воды, помоет ноги, наденет свои коты — и снова в путь-дорогу.
        Не всем удавалось уйти от злого глаза и меткой пули стрелка. И до сих пор в таежной чаще можно встретить потемневший от дождей и непогод крест на безымянной могиле беглого каторжника.
        — У царских чиновников разговор был короткий, — сказал Нетудышапка. — Чуть что — сразу же: «Кругом! В Сибирь!», и только. Даже с детишками проститься не дадут. Точно как в песне:
        Две пары портянок,
        Две пары котов,
        Кандалы на ноги —
        И в Сибирь готов.

        — Откуда вы все это знаете? — поинтересовался отец.
        — Сам эти коты носил, — неохотно ответил Нетудышапка. — Помещика я одного топором решил…
        — А почему у вас такая фамилия? — спросил я.
        Нетудышапка улыбнулся:
        — Стражники поймали меня возле Байкала. Задержали, значит, и повели допрос: «Из какого острога убег, как фамилия?» Острога, говорю, не помню, память слабая, а фамилие мое — Нетудышапка. Ну вот, всыпали мне ремней — и снова в острог. С тех пор я и стал Нетудышапкой. Привык… А настоящая моя фамилия Федоров, Василий, значит, Лукич Федоров…
        Мы посидели еще немного с Василием Лукичом, потом простились и пошли смотреть драгу.
        Драга — это что-то вроде парохода. Только в середине у нее не каюты, а большие машины, которые размельчают и промывают землю, а потом добывают из нее золото. Золото мы тоже видели. Оказывается, ничего интересного. Только одни разговоры: «Ах, золото!»
        На столе, обитом железными листами, стояла обыкновенная миска, а в ней лежали какие-то тусклые желтые комочки.
        — Попробуйте поднять, — сказал начальник прииска.
        Ого! Не тут-то было! Миска с золотом весила больше, чем двухпудовая гиря. Я насилу сдвинул ее с места.
        Мы бродили по берегу, собирали байкальскую губку и разноцветные, обточенные водой камешки. Настроение у всех было очень хорошее. Отец снял гимнастерку, подвернул штаны и шлепал босыми ногами по воде. Брызги разлетались во все стороны, вспыхивали в воздухе, как крохотные цветные фонарики. К берегу причалила большая рыбачья лодка. Мы подошли к рыбакам и стали осматривать улов. Рыбы было пропасть. И маленькая, и средняя, и большая, в руку длиной.
        — Сколько штук поймали? — спросил я рыбака, который бросил рыбу в плетеную корзину.
        — Сколько поймали — вся наша! — весело ответил рыбак и бросил мне блестящую рыбку. — Лови голомянку.
        Удивительная это рыба голомянка! Тело у нее почти прозрачное. Игошин приложил к голомянке клочок газеты, и я, будто сквозь тусклое стекло, прочел: «Суббота».
        Рыбак заметил, что мы проводим с голомянкой такие опыты, и сказал:
        — То не рыба, а просто золото. И рану жиром ее можно залечить, и ожог. А про вкус и говорить нечего — за уши от котла не оттащишь.
        Вот бы написать об этом Люське в Москву! Ни за что не поверит. Только сверкнет очками и скажет: «Абсолютное вранье».
        Но я Люську не осуждаю. Если бы не видел голомянку собственными глазами, тоже не поверил бы.
        Когда лодку разгрузили, отец предложил еще сходить в тайгу, но Игошин посмотрел на часы и сказал:
        — Пора. Опоздаем на «Альбатрос».
        И мы чуть-чуть не опоздали. Когда подошли к причалу, «Альбатрос» уже отдавал концы.
        — Скорее! — крикнули матросы. — Разве не видите — баргузин поднимается!

        Байкал потемнел, нахмурился. Высокие волны с белыми гребешками бросались на катер, окатывали палубу мелкими холодными брызгами. С севера задувал упругий, порывистый ветер баргузин. Красный флажок на мачте горел быстрым живым огнем.
        Отец стоял неподалеку от капитанской рубки. Высокий, плечистый. Ветер рассыпал по лицу русые волосы. Лицо у отца спокойное и какое-то торжественное. Крупные брызги покрывали крутой лоб, ползли по щекам.
        — Иди сюда! — крикнул отец.
        Покачиваясь, широко расставляя ноги, я пошел по палубе.
        Отец обнял меня за плечи, прижал к себе и, пересиливая ветер, запел свою любимую песню:
        Орленок, орленок, взлети выше солнца
        И степи с высот огляди…
        Катер бросало из стороны в сторону. Казалось, еще минута — и волна смоет меня, бросит в черную пучину. Мне стало страшно. Бежать, спрятаться в каюте, плотно закрыть глаза и уши, ничего не видеть и не слышать!..
        — Пойдем отсюда, папа, пойдем! — закричал я.
        Отец наклонился ко мне. Улыбнулся широко и радостно:
        — Что, орленок?
        И вдруг он все понял. Молча взял меня за руку и повел в каюту.
        Внизу топилась железная печка, и на ней позванивал , дужкой большой белый чайник.
        — Садись, — сказал он и указал глазами на скамью возле печки. — Сушись… мокрая курица.
        Отец ушел на палубу, а мне стало обидно и стыдно. Я хотел подняться и идти вслед за отцом, но катер вдруг бросило в сторону. Он накренился и стал проваливаться куда-то вниз. Я закрыл глаза, замер в тревожном, страшном ожидании.
        Скоро пришел отец, в расстегнутой гимнастерке, мокрый, счастливый.
        — Пошли, Генка, — сказал он, будто между нами ничего не произошло. — Сейчас будет пристань.
        Наш суровый старпом уверенно привел катер в порт. А когда прощался, сказал:
        — Струсил, парень? Ну ничего, это бывает С Байкалом, брат, шутки плохие. Глубина почище чем в Каспийском море. Километр семьсот сорок один метр. Запомни, пригодится в жизни.
        Старпом четко бросил руку к козырьку, добавил:
        — Желаю удачи, товарищи добровольцы!
        Но на этом наше великое путешествие на Байкал не закончилось.
        На обратном пути в Иркутск мы заехали к приятелю Игошина, в село Николы. На Байкале все названия необыкновенные: то Большие Коты, то Николы. Но самое удивительное то, что приятеля Игошина тоже звали Николой. У Николы было двенадцать сыновей — Гриша, Степа, Костя, Олег, Андрей, Вася, Слава, Платон, Максим. Детей было так много, что для них, наверно, и имен уже нельзя было придумать. Так это или не так — не знаю, только последних трех сыновей, так же как и отца, звали Николами. Большой Никола никогда не путал своих сыновей и знал их всех в лицо. Маленькие Николы отлично понимали, чего хочет отец и какого Николу зовет. Крикнет отец: «Никола!» — идет один Никола, как раз тот, который нужен отцу. Крикнет второй раз: «Никола!» второй идет…
        Мы целых два часа сидели у байкальского рыбака Николы. Он сварил уху из хариуса и накормил так, что мы чуть не лопнули. Я очень хотел поиграть с сыновьями большого Николы, но время уже было позднее, и отец сказал:
        — Поехали. И так уж загулялись.
        Только сели в машину — мне захотелось спать. Я прислонился к сиденью, и сразу же все поплыло, закружилось перед глазами. Когда машина стукалась о какой-нибудь камень, я просыпался и видел перед собой три яркие звезды. Они хитро подмигивали мне и говорили:
        «А мы вовсе и не звезды. Мы три Николы большого Николы из села Николы».

        Глава шестая
        ТРАМВАЙ В ТАЙГЕ. СНОВА НЕПРИЯТНОСТИ. БРАТСК

        В Новосибирске, когда мы отправляли телеграмму Игошину, отец говорил: «От Иркутска до Братска — рукой подать». Но оказалось, это не совсем так. Мы с отцом сделали огромный крюк. Надо было сходить не в Иркутске, а на станции Тайшет. А уже оттуда по новой северной дороге Тайшет — Лена ехать до Братска. Но Игошин успокоил:
        — Не волнуйтесь, я вам все устрою, даже благодарить будете.
        И старинный приятель действительно сдержал свое слово. На следующий день он прибежал с работы и сказал:
        — Скорее собирайтесь! Сейчас в Братск идет машина с добровольцами.
        И вот мы уже в пути.
        Ехать удобно и мягко, как на перине. Добровольцы набросали в кузов сена, а сверху постелили большой брезент. Правда, пыль немного надоела. Она вырывалась из-под колес серыми тучами, проникала во все щели. Скоро все стали черными как черти. Только зубы и глаза поблескивали.
        Часа через два мы приехали в Ангарск. Город увидели неожиданно. Еще минуту назад ехали по лесной просеке, меж двух рядов высоких сосен, и вдруг наперерез нам промчался и скрылся за деревьями новенький трамвай. Это был не сон и не сказка. Машина свернула с просеки и покатила по ровной, как стрела, улице. Справа и слева белели высокие дома, вдоль тротуаров тянулись аллеи сосен, зеленели березки. Навстречу неслись такси с черными кубиками на кузове, автобусы, взад и вперед шли пешеходы.
        Шофер остановил машину на обочине дороги, вышел из кабины, ударил каблуком по скату и покачал головой.
        — Погуляйте малость, — сказал он, — придется подкачать.
        Пока шофер возился с машиной, мы успели немного осмотреть Ангарск, купить на дорогу хлеба и даже съесть по порции мороженого. Продавали его в большом деревянном ларьке. На стене его был нарисован бурый медведь с голубой вазой в лапах. Я ел мороженое и думал: пять лет назад, может быть, как раз на этом самом месте, где сейчас ларек, сидел настоящий живой медведь.
        Вот бы послать телеграмму Люське: «Сделали вынужденную остановку в таежном городе Ангарске, горячий привет Москве». Нет, пожалуй, делать этого не стоит. Если бабушка узнает, она умрет от страха. Лучше я напишу об Ангарске в своем сибирском дневнике.
        Когда мы снова тронулись в путь, я достал тетрадку и хотел было писать. Но ничего хорошего из этой затеи не вышло. Асфальт за Ангарском кончился, и машину начало бросать из стороны в сторону. На одной кочке меня так тряхнуло, что я даже подумал, что откусил язык. Но, к счастью, все обошлось благополучно. Язык остался на своем прежнем месте.
        Вместе с нами в машине ехал угрюмый бородатый старик. Я все время думал: сейчас он откашляется, разгладит узловатыми пальцами бороду и начнет рассказывать какую-нибудь легенду. Но старик молчал и почему-то косо поглядывал в мою сторону. Когда я поднимался, чтобы постоять немножко в кузове, он сердито сдвигал брови и отрывисто говорил:
        — Сиди смирно, не вертись!
        Странные в Сибири старики: почему-то им надо вмешиваться не в свое дело!
        Следующий большой город после Ангарска — Усолье — Сибирское. Такое название городу придумали не зря: соли здесь и в самом деле хоть лопатами греби. Кроме солеваренного завода, здесь есть и много других заводов и фабрик. Но перечислять их я не буду. Заводы и фабрики теперь в Сибири не новость. Это только раньше, при царской власти, здесь ничего не было/Хоть целый день иди — не увидишь ни дыма, ни трубы.
        За холмом показалась широкая река. По ней, сталкиваясь и разбегаясь, плыли длинные бревна. На противоположном берегу, у высокой кручи, темнел паром. Оттуда отчетливо долетал стук молотков.
        — Починяют, — сказал шофер. — Придется загорать.
        Но загорать он не пошел. Просто склонился на руль и уснул.
        Мы обрадовались такому случаю и побежали купаться. Сбросили на бегу штаны, рубашки и с разбегу бултыхнулись в воду. Вода в реке Белой была теплой и по цвету ничуть не отличалась от других речек. Это было мое первое купание в сибирской речке. Хорошо еще, что оно не было последним.
        Вы скажете: «Снова какая-нибудь история с этим парнем приключилась?» Но что же я могу сделать, если у меня в жизни одни неприятности! Я даже не заплывал далеко. Все дело бревно испортило. Отплыл я метров на пять, вдруг смотрю — прямо на меня плывет огромное бревно. Я ухватился за ствол и сел на него, как на коня. Бревно все время вывертывалось и пыталось удрать. Но удрать от меня не так-то легко. Я пришпорил «коня» и помчался вперед…
        Речной конь умчал меня довольно далеко. Я оглянулся и даже вспотел — того места, где раздевался, почти не видно. Бросил я бревно и давай плыть. Я вперед, а течение меня — назад. Как будто кто-нибудь хватает меня за пятку и снова бросает на середину.
        Долго я размахивал руками и колотил по воде ногами. Потом вдруг чувствую — закружило меня на одном месте, как волчок. Не вижу уже ни берега, ни неба. Перед глазами только водяные круги и брызги. Теперь, думаю, конец. Прощайте и отец и бабушка. Прощай навсегда и Люська. Я знаю, ты пожалеешь меня, но все же скажешь: «Абсурдная смерть. Это я авторитетно заявляю».
        Неужели придется умирать?
        Но нет, Геннадий Пыжов не утонул. В самую последнюю минуту, когда мне по всем правилам полагалось идти на дно, я вспомнил рассказы мальчишек: если тебя закружит в водовороте, не сопротивляйся, не брыкай ногами и не кричи «мама». Ныряй поглубже, к самому дну. Низовое течение подхватит тебя и вынесет уже в другом месте.
        Что же делать, если нет иного выхода? Закрыл я глаза, свернулся комком, быстро выбросил ноги назад и нырнул в самую глубину. Это меня только и спасло. Минуты через две я уже был далеко от водоворота и быстрыми саженками плыл к берегу.
        Представляете, какой переполох поднялся из-за моего ныряния! По берегу во весь опор мчались ко мне добровольцы. Впереди всех бежал бородатый старик. Едва я выбрался на берег, старик без всяких разъяснений схватил меня за ухо и стал кричать:
        — Я тебе говорил — сиди смирно, не вертись! Человек чуть не утонул, а он за ухо хватает!
        Отец стоял в стороне и не вмешивался. Между прочим, он только говорит иногда «спущу три шкуры», но на самом деле даже пальцем меня не трогает. Он лишь разъясняет, внушает и без конца спрашивает: «Зачем?», «Почему?» Я ничего не имею против внушений. Значительно хуже, когда отец перестает разговаривать со мной. Нахмурится, сведет губы в узкую полоску и отойдет прочь. Даже не скажет: «Не желаю с тобой разговаривать». Замолчит, и всё.
        Лучше б он уж спустил с меня три шкуры! Паром скоро починили. Мы переправились на другую сторону Белой и покатили по пыльной дороге. Отец молчал и даже старался не смотреть в мою сторону. Зато старик разошелся. Он сел поближе к отцу и громко, так, чтобы все слышали в машине, сказал:
        — Вы еще молодой отец и поэтому не знаете, как надо воспитывать детей. Вот возьмите меня. Я своего сына Василия бил три раза в сутки — утром, в обед и вечером. Теперь он человеком стал. Директором завода служит!
        Но фамилии своего Василия старик так и не назвал. Наверняка наврал. Если человека пороть три раза в сутки, то из него отбивная котлета получится, а не директор. А к тому же я не хочу быть директором. Зачем мне это нужно!
        Шахтерский городок Черемхово мы проехали уже вечером, не останавливаясь. Шофер торопился. Машина летела как стрела. А солнце все ниже и ниже опускалось к горизонту.
        Шофер включил свет. Тонкий слепящий луч скользил по ухабам, вырывал из темноты то полосатый межевой знак, то быстроногого, улепетывающего во все лопатки зайца. Однажды мы увидели даже лисицу. Она померцала зелеными глазами, перепрыгнула через канаву и, не оглядываясь, побежала мелкой рысцой в лес.
        Поздней ночью машина подъехала к Оке. Вы, очевидно знаете только одну Оку — ту, что впадает в Волгу. Но представьте себе, есть еще и другая, сибирская Ока.
        Мы долго стучали в темное окно небольшой избушки паромщиков, но толку так и не добились. В ответ только слышался дружный раскатистый храп.
        — Спят, канальи, — незлобиво сказал шофер. — Теперь хоть из пушек пали — не подымешь. Я их знаю.
        Ночевать пришлось на берегу реки. Добровольцы притащили сухих веток, и вскоре возле парома пылал яркий костер. Всем хотелось есть. Добровольцы порылись в чемоданах и вытащили у кого что было — лапшу, горох, свиную тушенку. Отец достал брикет гречневой каши и кусок корейки. Все это мы бросили в большое закопченное ведро и подвесили его над костром.
        После ужина все улеглись спать. Отец принес из машины тулуп, который мы купили в Москве перед отъездом, молча бросил его на землю, а сам отошел и сел у костра.
        Ладно, я тоже могу обижаться. Не буду спать, и всё!
        Как я ни таращил глаза, они сами собой закрывались, и голова падала вниз. Долго я клевал носом, но все же не выдержал. Завернулся покрепче в тулуп и мгновенно уснул.
        Ночью я несколько раз просыпался. Согнувшись и положив голову на колени, отец сидел у догорающего костра.
        Спал или думал невеселую ночную думу отец?
        Мне почему-то было жаль его, но подойти я не решился.
        На рассвете, когда над рекой еще горели, отражаясь в темной воде, крупные звезды, «канальи», то есть паромщики, переправили нас на другую сторону.
        Вместе с нами переехало несколько автомашин и подвод. Людей было много — какие-то парни, девушки, одетые по-зимнему в тулупы старики. Среди пассажиров не было ни одного мальчишки или девчонки. Только я, Геннадий Пыжов, ехал по сибирской земле в далекий, незнакомый Братск. В машине мы тряслись целый день.
        Дальше мы уже ехали без приключений. По обеим сторонам дороги стояли высокие лиственницы, сосны; в чаше, будто побеленные к празднику, мелькали тонкие березки. Лишь один раз на какое-то мгновение ожила глухая таежная дорога. Вдалеке показался и сразу же скрылся в чаще крупный лось, или, как его называют сибиряки, сохатый.
        Когда же наконец будет Братск?
        Я устал ждать, лег на дно кузова и стал смотреть в небо. В вышине наперерез месяцу плыло и таяло на глазах белое облачко. Я вспомнил Москву, наш большой двор, и мне, так же как и звездам, стало грустно. Еще минута — и я заплакал бы. Но тут вдруг все зашевелились и повскакали со своих мест.
        Что случилось?
        Я поднялся. Впереди, там, где неожиданно заканчивалась тайга и начиналась широкая, раскинувшаяся на все четыре стороны впадина, сияли огоньки.
        — Держись за меня, не упади! — крикнул отец.
        В эту минуту были забыты и противное бревно, и огурцы-желтяки, из-за которых я чуть не отстал от поезда.
        Впереди было самое главное и самое важное теперь в нашей жизни — Братск.

        Глава седьмая
        СТАРИННАЯ БАШНЯ. МЕДВЕДЬ. ГРОЗНЫЙ ПАДУН

        В Братск приехали в двенадцать часов ночи. Только здесь мы узнали, что радовались и танцевали рано. Гидроэлектростанцию будут строить не в самом Братске, а возле грозного Падунского порога, или, как его просто называют, Падуна. До Падуна надо было ехать еще километров сорок. Рассказывали, что дорога туда просто ужасная. Но меня теперь ничем не запугаешь: и седой Байкал видел, и в сибирской реке Белой тонул…
        Утром, когда я проснулся, отец сказал:
        — Я пойду в управление устраиваться, а ты можешь погулять по Братску. Только смотри мне…
        Но отец мог даже и не предупреждать. Теперь я уже не буду выкидывать никаких штучек. Хватит. Пора браться за ум.
        Я вышел из барака, где мы с отцом ночевали, и пошел в город. Братск мне понравился. Здесь все было деревянное — и дома, и заборы, и даже тротуары. Правда, жить этому деревянному городу осталось уже немного. Через несколько лет, когда построят Братскую ГЭС, тут разольется крупнейшее в мире искусственное море. Оно протянется в длину почти на шестьсот километров, зальет Братск и многие другие сибирские деревни и поселки.
        В самом центре Братска я увидел деревянную, позеленевшую от старости башню. Из-под крыши то и дело воровато вылетали воробьи. Но, как видно, башню построил не для птиц. Я обошел башню вокруг и увидел на одной из ее стен деревянную дощечку с надписью. Оказывается, эта башня уцелела от Братского острога, построенного триста лет назад.
        Но сейчас меня интересует не башня, а совсем другое. Почему все же у меня ни один день не обходится без приключений и неприятностей? Вы же сами видите, как я вел себя. Ходил чинно-благородно по Братску, записывал все, что попадется на глаза, и вдруг на тебе — новая история. Даже рассказывать о ней не хочется…
        Но слова из песни не выкинешь. Хочешь не хочешь, а рассказывать надо.
        Я уже возвращался домой и вдруг увидел возле ворот белую пушистую лайку: мордочка черная, уши торчком, как у овчарки, а хвост кренделем. До встречи с лайкой я совсем не знал, что есть собаки, которые не переваривают свиста. Стоило мне заложить пальцы в рот, как лайка тут же оскалила пасть, рыкнула и бросилась ко мне.
        Хорошо еще, что я не растерялся. Стал и стою смирно, как на школьной линейке. Если будешь стоять смирно, умная собака ни за что не тронет. Это наукой уже давно доказано.
        Моя лайка была умной собакой. Она подскочила ко мне и остановилась как вкопанная. Обнюхала, повертела хвостом и ушла с самым безразличным видом.
        Такое поведение лайки меня озадачило. Думаю: могла бы и порычать для порядка. Обнюхивает, как будто я телеграфный столб! Короче говоря, я решил проверить характер сибирских собак. Поднял камень, размахнулся и запустил его в лайку.
        Лайка не простила мне вероломства. Она разорвала правую штанину и больно укусила за икру. Хорошо еще, что хозяин лайки выбежал из дому. Если бы не он, не видать бы вам этого дневника.
        Я поблагодарил судьбу за то, что остался цел, и начал приводить себя в порядок. Ногу я перевязал носовым платком, а штанину заколол булавкой (на всякий случай я ношу булавку под козырьком кепки).
        С трудом приковылял я к бараку. Отец уже давно поджидал меня.
        — Пей скорее чай, — сказал он. — Сейчас поедем на Падун.
        Стараюсь не хромать. К столу подхожу боком, как петух, который собирается драться. Отец хотя и не заметил разорванной штанины, но все же почувствовал, что творится что-то неладное.
        — Ты почему шиворот-навыворот ходишь? — спросил он. — Что за новую моду взял!
        У дверей барака загудела машина. Это избавило меня от нежелательных объяснений с отцом. Мы собрали свои вещи и пошли к выходу. Вещей у нас с отцом немного — чемодан и веревочная сетка с едой. Не тащить же нам в Сибирь кровати и столы. Говорят, на Падуне еще даже и домов нет, только походные солдатские палатки. По-моему, в палатке жить даже интереснее: не надо бегать взад и вперед на четвертый этаж или ждать, когда электромонтеры починят лифт.
        Вначале я думал, что поеду в кабине, но там уже сидел какой-то усатый, с разбойничьей щетиной человек. Это был ученик шофера, или, как его называл сам шофер, «малый». Шофер обращался со своим учеником довольно бесцеремонно. Только и слышалось: «А ну, малый, посмотри на скаты», «А ну, крутни ручку», и так далее и тому подобное. Серьезных поручений шофер своему «малому» не давал. За всю дорогу «малый» ни разу не сидел за рулем.
        Вместе с нами на Падун ехало много добровольцев. Больше всех мне понравился Аркадий Смирнов, черноглазый, широкоплечий паренек в матросской форменке и бескозырке. На полосатой гвардейской ленточке поблескивали золотом буквы: «Балтийский флот». Мы сразу же подружились с Аркадием. Он называл меня «братухой» и без конца повторял свою любимую поговорку: «Эх, рыба — салака!»
        Хотя Аркадий был в Сибири тоже в первый раз, но уже кое-что знал об этих местах.
        — Я, братуха, еще на корабле про эту Братскую ГЭС читал, — сказал он. — Сидишь в башне и думаешь: «Эх, рыба-салака, поехать бы туда!»
        — Ты что на Братской ГЭС будешь делать? — спросил я.
        — У меня специальность электрическая, — важно ответил Аркадий. — На корабле башенным электриком был.
        — Так на Падуне же нет никаких башен. Это я только в Братске видел, деревянную…
        — Ты, братуха, не чуди, — оборвал меня Аркадий. — Что заставят, то и буду делать. Я и трактористом могу, и экскаваторщиком.
        Я хотел тоже рассказать Аркадию о своей жизни, но не успел. Шофер неожиданно остановил машину, вышел из кабины, оглядел нас.
        — Держись крепче, — сказал он, — сейчас поедем по кишке.
        В этой Сибири сплошные загадки. То собака виляет хвостом, а потом хватает за ногу, то вместо дороги какая — то кишка. Ну что ж, кишка так кишка. Поедем по кишке. Правда, кишка оказалась не совсем такой, как я представлял. Это была всего лишь узкая, извилистая дорога. Она то подходила к самой Ангаре, то вдруг взбегала на высокую, поросшую лесом гору. Справа и слева от кишки темнели поваленные бурей деревья и вывороченные пеньки.
        Ехать по кишке было очень трудно. Машину бросало из стороны в сторону. Из радиатора, будто из самовара, вырывались горячие брызги и клубы белого пара. Мы держались друг за друга, чтобы не вылететь из машины вверх тормашками. Ничего себе поездочка: не только без ног — без печенок можно остаться.
        Возле небольшой полянки шофер остановил машину. Он с грохотом отбросил крышку капота и вытер замасленной рукой потный лоб.
        — А ну, малый, сбегай за водой, — сказал он, — в овражке ручей есть.
        Звеня ведром, усатый «малый» отправился по воду, а мы повалились на высокую, густую траву. Вокруг цвели белые с золотыми сердечками ромашки. Мы уже отдохнули, шофер успел выкурить две папиросы, а «малого» все не было и не было.
        — Та що вин, провалывся, чи що? — спрашивал сам себя шофер. — Застав дурня богу молытысь…
        — А может, он заблудился, ваш малый? — сочувственно спросил отец.
        — Це вполне може буть, — спокойно ответил шофер. — В том году пишов одыня дядько в тайгу, скраечку зайшов в неи та й не повернувся. Тилькы кисточкы через мисяц знайшлы. Вовки зъилы.
        «Малого» все не было.
        Шофер начал беспокоиться. Он достал из кабины ружье, бросил его через плечо и сказал:
        — Пойду поищу.
        Только он сказал «пойду поищу», в тайге послышался, треск сучьев и на поляну вышел «малый». Лицо у него было бледное, как мел, руки тряслись.
        — А где ведро? — строго и с любопытством спросил шофер.
        — Ава-ва-ва-ва… — ответил «малый».
        Я не сдержался и захохотал. Уж очень смешно он говорил свое «ава-ва-ва». Мой смех, наверно, привел «малого» в чувство. Он недоверчиво и пугливо посмотрел на лесную чащу, откуда только что пришел, и вдруг совершенно отчетливо сказал:
        — Медведь!
        Я так и присел. Что будет дальше? Может, медведь уже мчится сюда! Страшный, всклокоченный, с раскрытой пастью…
        Шофер быстро снял ружье с плеча и бросился в тайгу. Через несколько минут вдалеке один за другим раздались два выстрела.
        Все с нетерпением ожидали охотника. Но пришел он с пустыми руками. Не только медведя не убил, но даже не нашел ведра, которое с испугу бросил «малый».
        — Ушел, проклятый! — сказал шофер и недовольно полез в кабину.
        Прошло еще часа полтора. Дорога побежала вниз. Справа показалась синяя полоска Ангары. Издалека послышался гул знаменитого Падуна. Серые валуны перегородили реку от правого до левого берега. Вода с ревом бросалась на камни, взлетала мелкими слепящими брызгами, пенилась, клокотала и вновь стремительно мчалась вниз. Над Падуном стоял легкий, прозрачный туман, сверкали крыльями чайки. И казалось — ничего больше, только суровый, загадочный Падун, лазурное небо да зеленая, уходящая в бесконечную даль полоска тайги.
        Но так нам показалось только в первые минуты. На широкой каменистой гряде, там, куда не забегала быстрая ангарская волна, мы увидели вдруг серые палатки, автомашины, тракторы. А над всем этим, взнесенный в вышину, полыхал красный флаг.
        Звеня и прыгая на ухабах, машина мчала нас к Падунскому порогу.

        Глава восьмая
        ПЛОТНИКИ — ВПЕРЕД! ГАРКУША. СТРАННЫЙ ПАРЕНЬ

        Машина подкатила к большой, слинявшей на солнце палатке. Над входом в палатку висела фанерка с надписью: «Падунское строительно-монтажное управление». Рядом, возле невысокой корявой березки, стояла доска показателей. Доска была разграфлена, как тетрадка по арифметике. Внизу, там, где уже не было клеток, кто-то размашисто написал: «Степка прохвост». Кто такой Степка и почему он «прохвост», я, конечно, не знал.
        Добровольцы, а вместе с ними и мы с отцом вошли в палатку. Справа и слева в этой похожей на одноэтажный дом палатке стояли кровати. Посередине, возле железной печки, — некрашеный стол. Из-за стола вышел невысокий коренастый человек в сапогах, галифе и белой запылившейся безрукавке.
        — Здравствуйте, — сказал он. — Поздравляю с приездом. Моя фамилия Гаркуша.
        У Гаркуши было широкое загорелое лицо и голубые смешливые глаза. Он весело оглядел свое новое войско, то есть нас, и спросил:
        — Электрики есть?
        Аркадий Смирнов быстро оправил форменку, вышел вперед и щелкнул каблуками:
        — Так точно, есть электрики!
        — Добре, — похвалил Гаркуша. — А машинисты подъемных кранов есть?
        — Есть, есть! — отозвалось сразу два голоса.
        Я с нетерпением ждал, когда он скажет. «А плотники есть? Добре». А что, если Гаркуше не нужны плотники и он покажет нам от ворот поворот, то есть скажет: «Убирайтесь откуда приехали!»
        Но Гаркуша не забыл и о плотниках. Он сел за стол, повертел в руках длинный красный карандаш и вдруг тихо, как будто бы специально приберегал эти слова на закуску, спросил:
        — А может, среди вас и плотники есть?
        Теперь уже вышел вперед отец. Он так же, как и Аркадий, щелкнул каблуками и сказал:
        — Я плотник восьмого разряда.
        Вы бы только видели, что произошло с Гаркушей! Он выбежал из-за стола, взял отца за плечи и стал рассматривать его, как будто бы перед ним был не плотник, а какой-нибудь известный киноартист.
        — Восьмого разряда? Та не может же быть!
        Электрик, машинист и экскаваторщики смущенно
        переглянулись. Гаркуша заметил это. Он приветливо улыбнулся добровольцам и сказал:
        — Вы ж поймите, что делается: электрики и машинисты ну прямо как из мешка сыплются, а плотника ни одного, хоть караул кричи! А мне ж дома строить надо. Где я народ размещать буду?
        Добровольцы уже хотели браться за чемоданы, но Гаркуша остановил их.
        — Куда? — решительно сказал он. — Мне ж каждый человек позарез нужен. Мы из вас таких плотников сделаем, что только ахнете!
        Эта история закончилась так: отца назначили бригадиром плотников, все остальные, кроме Аркадия, пошли к нему учениками. Башенный электрик Аркадий Смирнов был принят на Братскую ГЭС трактористом.
        Небольшая заминка вышла с жильем. Когда Гаркуша сформировал бригаду плотников и рассказал отцу, с чего начинать, он обратил внимание и на меня.
        — Твой? — спросил он отца.
        — Мой.
        — Н-да… Куда же я вас дену? В палатку поместить? Там целых двадцать человек; за ночь так накурят, что хоть святых выноси. А потом, между нами говоря, ругаются, проклятые. Никак не могу отучить.
        Гаркуша задумчиво постучал пальцами по столу, а затем вновь улыбнулся и твердо сказал:
        — Пошли к лоцману. По крайней мере, в избе жить будете.
        Все вопросы Гаркуша решал быстро и легко. Видимо, никаких непреодолимых препятствий для него не существовало. Он стремительно поднялся, подхватил наш чемодан и, не оглядываясь, зашагал по тропинке к одинокой темной избе, склонившейся над самым берегом Ангары.
        Остановились мы около высоких, срубленных из толстых бревен ворот. На одном бревне я сразу же увидел надпись, сделанную мелом: «Степка прохвост». На другом бревне, чуть пониже первого, была еще одна надпись: «Степка балбес». Во дворе этого довольно странного дома заливалась хриплым лаем собачонка.
        Гаркуша ударил несколько раз кулаком по воротам. Звякнула щеколда. В воротах показался седой длинноволосый старик. Это, наверно, и был лоцман. Из-за спины лоцмана выглядывал мальчишка моих лет. Голова у него была гладко выбрита и отливала синим глянцем. Мальчишка вопросительно и с недоверием посмотрел на меня темными узкими глазами, а когда я улыбнулся и дружески показал ему язык, он отвернулся.
        Лоцман повел нас в горницу — низкую, темноватую комнату с большим столом возле окна. Он усадил нас на скамейку, закурил и только тогда спросил:
        — Чо, однако, пришли?
        Сибиряки все время «чокают», то есть вместо «что» говорят «чо». Очень любят в этих местах слово «однако» и стараются влепить его даже туда, где оно совершенно не нужно.
        — Так вот, — сказал Гаркуша, — постояльцев я тебе привел. Живите мирно, дружно. А мы в долгу не останемся. За квартиру оплата сполна.
        Гаркуша даже не спросил лоцмана, нужны ему квартиранты или нет. Он сунул лоцману руку, подмигнул отцу и был таков. Мы остались в чужой избе с лоцманом и мальчишкой, который, видимо, даже и не думал вступать со мной в разговоры.
        Когда Гаркуша ушел, лоцман оглядел нас, почесал в затылке, крякнул и сказал:
        — Живите, однако. Не в Падун же вас выбрасывать.
        Старик пригласил нас к столу, а сам засуетился у печки. Скоро перед нами появился чугунок с ухой, краюха темного хлеба и деревянные ложки с облезлыми цветами.
        — Ешьте с устатку, — сказал лоцман.
        Он наклонился и вытащил из-под скамейки четвертинку с водкой.
        — Выпьем, однако? — спросил он отца.
        Отец сказал, что не пьет. Лоцман похвалил, сообщил, что водка — это отрава, а затем налил стопочку, снисходительно посмотрел на нее и опрокинул в рот. Старик сразу повеселел. Поблескивая глазами, он стал расспрашивать о Москве, Иркутске и других городах, где нам довелось побывать. Лоцман прожил на свете уже семьдесят лет, но никуда дальше Братска не выезжал.
        Мне надоело сидеть возле чугунка с ухой. Я слепил шарик из хлебного мякиша и стал катать по столу. Отец остановил мою руку и сказал:
        — Иди с мальчиком во двор. Познакомьтесь.
        Мы вышли во двор и стали друг перед другом как столбы. Полагалось бы, конечно, подать руки и заключить крепкий союз. Но мальчишка даже и не думал вынимать руки из карманов. Он хмуро смотрел себе под ноги и молчал. Волей-неволей первый шаг к сближению пришлось делать мне.
        — Меня зовут Геннадий, — сказал я. — А тебя?
        — Степка.
        — Это о тебе на доске показателей и на заборе написано?
        — Чо там, однако, написано? — строго спросил Степка.
        — А ты разве не видел? Два раза написано «Степка прохвост», и один раз «Степка балбес».
        Как ни странно, но Степка не обиделся на меня. Он даже улыбнулся и сказал:
        — Это Комар написал. Мы с ним друзья.
        — А где же он живет, этот твой… друг?
        — В Осиповке, на той стороне Ангары. Он с матерью сюда приезжает.
        — А что он тут делает? На заборах пишет?
        Но Степка не принял моей шутки.
        — Чо ему делать? Отец на Падуне на шофера учится, — серьезно ответил он.
        — С усами?
        — А ты откуда знаешь? — удивился Степка.
        Я не стал рассказывать новому товарищу про усатого «малого» и случай с медведем. Лучше пока придержать язык за зубами.
        — Тебя почему прохвостом дразнят? — спросил я.
        — Я же тебе говорю — Комар выдумал.
        — А на Падуне что делаешь?
        — Как — что? — удивился Степка. — Рыбачу с дедом, дрова колю, в избе прибираю. У меня, кроме деда, никого нет. Ни отца, ни матери.
        Степка ковырнул ногой землю, скосил на меня черный узкий глаз:
        — А ты чего на Падун приехал?
        — С отцом. Он у меня доброволец.
        — Знаю, однако. Сам что делать будешь?
        — Ничего… дневник писать буду.
        — Это какой такой дневник?
        — А такой, о своей жизни…
        Степка посмотрел на меня как на сумасшедшего.
        — Ты, однако, брось дурака валять! — сердито сказал он. — Дело говори.
        — Я тебе говорю серьезно.
        Степка недовольно оттопырил губу:
        — Ты меня что, за дурака считаешь?
        — Ни за кого я тебя не считаю! Я тебе по-дружески говорю.
        — Ну ладно! Завтра ты у меня узнаешь, что такое «по-дружески»!
        Степка отвернулся от меня и зашагал прочь.
        — Куда же ты?
        Степка не ответил. Он толкнул ногой дверь и скрылся в избе. .
        Я подождал немного. Может, Степка все-таки выйдет, извинится за свою грубость?
        Но Степка не появлялся.
        Странный, непонятный парень!

        Глава девятая
        В РАБСТВЕ У СТЕПКИ. ПУРСЕЙ И ЖУРАВЛИНАЯ ГРУДЬ. НАДПИСИ НА СКАЛЕ

        Утром кто-то сильно дернул меня за плечо. Я открыл глаза и увидел Степку. В руках у него был веник.
        — Вставай избу подметать, — сурово и решительно сказал он.
        Я поискал глазами отца. Но в комнате, кроме меня и Степки, никого не было.
        — Вставай, а то дам по затылку, — пообещал Степка, Ну погоди же, я научу тебя, как разговаривать с добровольцем!
        Я соскочил с кровати, но тут же рухнул на пол. О, моя бедная, искусанная сибирской лайкой нога!
        Степка отступил в сторону и с удивлением смотрел на меня.
        — Ты чо? — спросил он.
        Я приподнялся. От злости и обиды на глаза набежали горячие слезы.
        — «Чо, чо»! Не видишь — собака искусала!
        Степка присел на корточки, осторожно развязал прилипший к ране носовой платок.
        — Большая собака? — спросил он.
        Я не ответил. Какая разница — большая или маленькая. Лучше бы посоветовал, что делать, чем глупые вопросы задавать!
        Но Степка лишь смотрел на мою ногу и качал головой.
        — Меня тоже собака кусала, — сообщил он. — Двадцать уколов от бешенства дали. Вот в это место…
        — Мне никаких уколов не надо, и так заживет.
        — А если бешеная?
        — Какая она бешеная? Хвостом виляла.
        Степка задумался, затем снова покрутил головой и сказал:
        — Докторов разве убедишь? Им хоть бешеная, хоть не бешеная, все равно: снимай штаны, и только.
        — А если не говорить, что собака? Как будто бы на гвоздь наткнулся.
        — Ладно, — согласился Степка. — Одевайся. Я тебя в медицинский пункт отведу. Тут рядом, в палатке.
        Идти я почти совсем не мог. Нога распухла и болела так, как будто по ней со всего размаху ударили дубиной. Степка поддерживал меня за руку, а потом наклонился, как при игре в «козла», и сказал:
        — Садись на закорки, повезу.

        Так и дотащил до самого медицинского пункта.
        Доктор был молоденький и, по-моему, не совсем опытный. Он пощупал ногу, взял со стола какую-то книжку, полистал ее и наконец смазал ногу мазью и плотно забинтовал.
        А это тебя не собака укусила? — подозрительно спросил он.
        — Какие на Падуне собаки! — возразил Степка. — Кошек и то нет.
        Доктор поверил и отпустил нас. Промучился я дня три. Но отец так ничего и не заметил. Дома он появлялся вечером, когда я уже лежал в кровати. За время болезни я присмотрелся к Степке и решил, что он не такой уж плохой парень. Степка умел не только мести избу, колоть дрова, но даже мастерски зашивать штаны. Я думаю, что так не смогли бы сделать даже у нас в Москве, в комбинате бытового обслуживания. Степка взял большую иглу, которую почему-то называют «цыганской», вдел в ушко длинную белую нитку и приступил к работе.
        — Что же ты белой ниткой черные штаны зашиваешь? — спросил я.
        Степка не ответил. Позднее я и сам понял, что поторопился с вопросом и, может быть, даже обидел товарища. Когда на штанине появилась большая белая буква «Г», Степка выгреб из печки горсточку сажи, поплевал на нее и зачернил нитки. Получилось и в самом деле здорово. Правда, потом, когда сажа — вытерлась, мне приходилось еще несколько раз красить букву «Г». Но что поделаешь, если нет других ниток? Ведь здесь тайга, а не Мосторг на улице Горького.
        Но вы напрасно думаете, что Степка изменил свои взгляды на мои творческие дела. Едва я снова стал на обе ноги, он тут же всунул мне веник в руки:
        — Мети!
        Подметанием мое рабство не закончилось. Когда Степка окончательно убедился, что я могу отлично размахивать веником, он заставил меня чистить картошку, мыть посуду и колоть дрова. С дровами было значительно хуже, чем с картошкой. Только замахнешься топором, бревно бряк — и падает.
        — Ну и бестолковый! — сердился Степка. — А еще дневник писать хочешь!
        За такие слова Степке следовало надавать по затылку, но я не тронул его даже мизинцем. Почему? Москвичам наносят смертельную обиду, а они терпят?! Просто мне и самому хотелось поскорее научиться колоть эти дурацкие дрова. Чем, в конце концов, я хуже Степки! К тому же и одолеть Степку было нелегко. На руках у него были круглые, упругие мускулы. Просто-таки не подходи.
        Степка, так же как и его дед, родился и вырос в тайге. Он знал здесь каждый куст, каждое дерево.
        Однажды он сказал мне:
        — Пойдем к Пурсею.
        — Не хочу я ходить к иностранцам. Очень мне нужен твой мистер Пурсей!
        — Чудак! Разве Пурсей иностранец? Он сибиряк.
        Оказалось, что Пурсей не какой-то там иностранец,
        а высокая скала на левом берегу Ангары. На правом берегу поднималась над самой водой вторая скала — Журавлиная грудь. Казалось, скалы смотрят друг на друга и разговаривают:
        «Далеко до тебя, сестрица Журавлиная грудь, не дотянешься!»
        «Не близко и до тебя, братец Пурсей. Даже обнять нельзя. Поставила нас на разных берегах разлучница Ангара».
        Но теперь уже недолго быть в разлуке Пурсею и Журавлиной груди. Отважные добровольцы проложат от одного берега к другому высокую бетонную плотину. Сибирские скалы Пурсей и Журавлиная грудь, как брат и сестра, подадут друг другу руки. Мы забрались на самую вершину Пурсея. Вот это скала! Посмотришь вниз — даже сердце замирает и по спине бегут мурашки. С Пурсея виден как на ладони грозный Падунский порог и заросший кустарником остров Инкей. Остров, конечно, был необитаемый.
        — Скоро дед погонит баржу через Падун, — сказал Степка. — Вчера вечером Гаркуша приходил договариваться.
        — А зачем он будет ее гонять?
        — Цемент из Братска доставить надо. По кишке разве провезешь! — Давай и мы на барже прокатимся.
        Степка пожал плечами и сплюнул сквозь зубы.
        — «Прокатимся»! Ты думаешь, это в метро — взял билет за десять копеек и катайся хоть до вечера!
        — Билет в метро стоит не десять копеек, а пятьдесят, — поправил я Степку.
        — Сам знаю, что пятьдесят. Подумаешь, писатель!
        При чем же здесь «писатель»? Когда Степка сердился на меня, он всегда называл меня «писателем». Для него это было вроде ругательного слова.
        Но скоро я и сам понял, что Падун — это не метро. Мы спустились с Пурсея по узкой каменистой тропинке на берег Ангары. Скала поднималась над рекой почти отвесно, как стена многоэтажного дома. Только были здесь не кирпичи, а огромные серо-зеленые камни — диабазы. Такой диабаз крепче стали; им можно даже резать стекла для окон. В трещинах между камнями росла цепкая трава и небольшие, в палец толщиной, березки.
        — Посмотри туда, — сказал Степка. — Видишь? — и указал на какие-то надписи на каменных плитах.
        Что же тут особенного? Такие надписи я уже видел в Крыму. Все скалы исписаны. Одну надпись я видел даже на недоступной скале, почти возле самых облаков. Огромными буквами на скале было выведено: «Коля + Таня».
        «Как они туда забрались? — спросил я отца. — По пожарной лестнице?»
        «Любовь еще и не туда загонит, — ответил отец. — Вырастешь, сам узнаешь».
        «А почему они своих фамилий не пишут? — спросил я. — Разве мало на свете Коль и Тань?»
        Отец пожал плечами:
        «Ты у них и спрашивай. Откуда я знаю!»
        Когда я рассказал Степке о «Коле + Тане», он обиделся и чуть не полез на меня с кулаками.
        Но мы все же помирились со Степкой, и он рассказал, что надписи на Пурсее делали отважные матросы и капитаны. Каждый, кому удавалось благополучно провести корабль через Падун, писал об этом на скале. Выходит что это не просто скала, а судовой журнал смельчаков.
        Надписей было много. Высоко вверху на плоском покрытом ноздреватым мохом камне было высечено: 5 июня 1911 года пароход «Второй» спустился на парах по порогу». И хотя камни не сообщали больше ничего о подвиге смельчаков, я представил себе и старинный пароход «Второй», и замерших в тревожном ожидании матросов. В длинных рубашках, босиком, они стоят на мокрой палубе, не отрывая глаз от седого Падуна. Капитан мужественно смотрит вперед.
        Сквозь грохот слышится его уверенный голос:
        «Не робей, братцы, проскочим!»
        Кто этот отважный человек? Камни не дают ответа на этот вопрос, угрюмо хранят известную только им тайну.
        Мы начали внимательно исследовать потрескавшиеся каменные плиты. На глаза попалась еще одна надпись. Она сообщала, что в 1950 году померилась силой с грозным Падуном команда катера «Орел». Я увидел не только дату и название катера, но также и фамилии моряков — капитана Королева и механика Черепанова.
        — А почему твой дед не расписался на этой скале? — спросил я Степку.
        Степка внимательно посмотрел на меня, а затем перевел взор на обомшелые плиты Пурсея, как будто бы разыскивал среди героев фамилию своего деда. Он долго смотрел на крутую каменистую глыбу, но так ничего мне и не ответил. Видимо, Степка и сам не знал, почему старый лоцман не пожелал прославить свое имя.
        Ну что ж, если этого не сделал дед Степки, ошибку исправлю я сам. Я поплыву с лоцманом на барже и потом, когда мы отважно пройдем пороги, напишу на самой высокой скале… Впрочем, что же я буду писать, если до сих пор даже не знаю фамилии деда? Но это дело поправимое. Фамилию мне скажет Степка. Написать можно будет так: «Здесь вместе с сибирским лоцманом бесстрашно проплыл по Падунскому порогу первый москвич-доброволец Геннадий Пыжов».

        Глава десятая
        СНОВА «МАЛЫЙ». КОМАР. ЗАГОВОР ПРОТИВ СТЕПКИ

        Я начал готовиться к великому путешествию. Разведал, когда лоцман собирается ехать в Братск, и буквально не спускал с него глаз. Куда дед, туда и я. В конце концов дед заметил это и сказал:
        — Что ты, однако, липнешь ко мне?
        План у меня был такой. Поеду на автомашине в Братск, а там проберусь на баржу и спрячусь в какой-нибудь темный угол. Когда баржа будет подходить к порогам, я выйду из укрытия и скажу:
        «Здравия желаю, товарищ лоцман!»
        Старик очень удивится и подумает: «Отчаянный, однако, народ эти москвичи!»
        И вот наконец настал долгожданный день. Лоцман собрал в сумочку краюху хлеба, соленого омуля, несколько головок лука и сказал Степке:
        — Ну, я, однако, поехал.
        Меня приглашать не надо было. Дед из избы — и я за ним. Забрался в кузов и сел на самое удобное место, как настоящий пассажир. Лоцман в это время уже сидел в кабине рядом с шофером. «Ну, — думаю, — теперь дело в шляпе. Вперед, товарищи моряки!»
        К сожалению, получилось совсем не так, как я предполагал. В самую последнюю минуту, когда, казалось, машина уже вот-вот тронется с места и начнет прыгать и танцевать по знаменитой кишке, произошло следующее. Совершенно неожиданно для меня над бортом кузова показались голова и рыжие усы «малого».
        — А ты, мальчик, куда? — спросил «малый», или, как вы уже догадались, отец Комара.
        Я сразу же сообразил, что надо делать. Сел удобнее на скамейке и равнодушно сказал:
        — Шофер знает куда. Поехали!
        Ни слова не говоря, «малый» высадил меня из машины а сам сел за руль рядом с лоцманом и дал короткий, но внушительный сигнал.
        Кто мог предположить, что «малый» теперь уже не «малый», не ученик, а настоящий шофер!
        Этот день угостил меня еще одной неожиданностью. Когда я подошел к избе, то сразу же увидел на заборе знакомую, но совершенно свеженькую надпись: «Степка прохвост» (прежнюю надпись Степка уже давно стер). Сомнений не могло быть: таинственный Комар снова появился на Падуне.
        Степка был дома. В левой руке он держал ботинок, а в правой — вытертую до самой деревяшки сапожную щетку. Степка не обратил внимания на мой приход. Он лишь на минуту прервал работу, отвел ботинок в сторону и придирчиво посмотрел на него, как хозяйка на стрелку весов в магазине.
        — Степка, — торжественно сказал я, — Комар здесь.
        Эта новость не произвела на Степку впечатления.
        — Знаю. Он приехал с матерью насовсем. В шестой палатке живет.
        — Пойдем?
        Степка снова отвел ботинок от глаз и сказал:
        — Некогда заниматься чепухой. Меня вызывает секретарь комсомольской организации Аркадий Смирнов.
        Странно! Я даже не знал, что Аркадий уже секретарь. Почему же он забыл о нашей дружбе и водится с каким-то Степкой?
        — Зачем он тебя вызывает? — недовольно спросил я.
        — Дельце одно хочет поручить нам, рыба-салака.
        — Сам ты салака! Тебе поручать будет, что ли?
        Степка провел последний раз щеткой по ботинку и, видимо оставшись довольным своей работой, сказал:
        — Не только мне, братуха.
        — Ты не обезьянничай! Говори толком!
        — Я и говорю толком: тебе, Комару. А потом еще Тане и Мане. Вчера на Падун приехали. Хорошие девчонки. Из Ленинграда.
        — Не хочу я никаких дел иметь с твоими Танями и Манями! Понял?
        Я думал, что Степка начнет кипятиться, обзывать меня писателем и так далее, но ничего этого не произошло. Степка отвернулся и стал молча зашнуровывать ботинки. Ну что ж, не хочешь разговаривать, и не надо. Обойдемся и без тебя.
        Я хлопнул дверью и вышел на улицу. Как насолить Степке? Пожалуй, лучше всего объявить ему бойкот. Не замечать, не отвечать на вопросы и, конечно же, не брать больше в руки веника и топора. Надо перетащить на свою сторону и Комара. Не дорога Степке дружба, пусть остается со своими Танями и Манями!
        Приняв такое решение, я отправился разыскивать Комара. Падун — не Москва, человек здесь не затеряется. Я подошел к шестой палатке и увидел худощавого веснушчатого паренька с шапкой рыжих кудрявых волос на голове.
        Комар вытряхивал из матраца серую пыльную труху. Рядом поблескивала степным золотом гора свежей пушистой соломы.
        — Здравствуй, — сказал я и протянул мальчишке руку. —Ты Комар?
        — Ну я.
        — Дружить будем?
        Комар подозрительно покосился на меня и спросил:
        — Тебя Степка подослал?
        — Ничего подобного! Я объявил Степке бойкот. Теперь мы с ним враги.
        Лицо Комара оживилось. В глазах блеснули искорки.
        — А не врешь?
        — Вот еще! А почему ты со Степкой поссорился?
        Комар помолчал, снова смерил меня недоверчивым
        взглядом:
        — Ивана Грозного он мне испортил.
        — Какого Грозного?
        — Того, что сына копьем убил. Подошел к картине и сказал: «Долой кровавых царей!» — и размазал все лицо.
        Мне было очень приятно познакомиться с художником. Я помог Комару набить соломой матрац и вместе с ним пошел в палатку. В самом углу за фанерной перегородкой стояли две кровати, табуретка; над столом, прикрепленная булавкой к брезенту, висела картина. На ней были нарисованы зеленое море, черные скалы и человек с волосатым лицом.
        — Кто это?
        — Неужели не узнаешь? — удивился Комар.
        Мне не хотелось огорчать нового товарища, но узнать, кого он изобразил на картине, я решительно не мог!
        — Это Пушкин, — подсказал Комар. — С картины художников Репина и Айвазовского.
        Но дружба дружбой, а кривить душой я не мог.
        — Пушкин был молодой, а у тебя бородатый старик, — сказал я.
        — Это не борода, а бакенбарды. Раньше все такие выращивали.
        Комар помрачнел. Наверно, обиделся, что я не похвалил его картину.
        — Ты думаешь, людей легко рисовать? — спросил он. — Даже у Айвазовского люди не получались…
        — А ты бы рисовал только одно море, — посоветовал я.
        — Без людей неинтересно…
        Комар был прав. Картины и книжки без людей не стоят выеденного яйца.
        Кстати, я сообщил Комару, что хочу писать о своей жизни, и пообещал показать ему тетрадку. — Пойдем завтра на порог, — предложил я Комару. — Ты будешь рисовать, а я писать. Идет?
        Комар охотно заключил союз. Мы крепко пожали друг другу руки и поклялись дружить до гроба.
        Так и начался великий заговор против Степки…

        Глава одиннадцатая
        ЧТО ПРИДУМАЛ АРКАДИЙ. У ПАДУНА. ИЗМЕНА КОМАРА

        Степка встретил меня вопросом:
        — Где ты ходишь? Целый час ищу!
        Я сделал вид, что не расслышал. Сел к столу и начал перечитывать тетрадку.
        — Ты что, оглох?
        Я снова промолчал и еще внимательнее склонился над тетрадкой.
        Степка подошел ко мне, сел напротив:
        — Что за мода такая? Почему молчишь?
        — Не о чем разговаривать.
        — Чудило, чего сердишься? Я тебе штуку одну хочу рассказать.
        — Какую еще штуку?
        — А такую. Аркадий нам дело хорошее придумал.
        И Степка рассказал мне, что придумал братуха Аркадий.
        Наши плотники построили на Падуне несколько домов. Теперь мы должны помогать плотникам — выносить из домов мусор, стружки, мыть окна и двери.
        — И это все? — разочарованно спросил я Степку, когда он закончил рассказ.
        — Не нравится?
        — Очень нравится. Ищи веник. Сейчас побегу.
        Нет, я просто не понимаю — из-за такого пустяка отрывать человека от дела!
        Я обмакнул перо в чернильницу и начал писать.
        — Бросишь ты свою чепуху или нет? — вскрикнул Степка и даже стукнул кулаком по столу.
        — Не стучи, пожалуйста! Из-за тебя кляксу посадил.
        — Я тебе кляксу под глазом посажу! Понял?
        — Мы еще посмотрим, кто кому посадит!
        Степка поднялся из-за стола, расстегнул, а затем снова застегнул рубашку на все пуговицы.
        — Значит, не хочешь помогать добровольцам? Тихо почти шепотом спросил он.
        — Почему не хочу? Просто у меня нет времени. По-твоему, дневник чепуха, по-моему — нет. Мы друг друга не понимаем.
        — Я тебя понимаю! Я тебя как облупленного вижу!
        — И я тебя вижу как облупленного. Вот… А завтра я иду на Падун писать дневник про Братскую ГЭС.
        — Ага! Ну хорошо, ты еще меня узнаешь!
        — Можешь не «агакать»! Комар тоже со мной идет.
        Когда Степка услышал про Комара, он даже глаза
        вытаращил.
        — Комар с тобой не пойдет. Он не такой пустоголовый, как ты. Писатель!
        Степка не знал, что говорить, как выместить на мне свою злобу. Он долго смотрел на меня уничтожающим взглядом и вдруг крикнул:
        — Бери веник, мети избу!
        — Сегодня не моя очередь. Можешь посмотреть в календарь.
        Крыть Степке было нечем. Он взял веник и начал молча мести избу.
        На следующее утро, когда я проснулся, Степки уже не было. Возле моей кровати стоял веник. Я решил не связываться со Степкой из-за пустяков. Подмел избу, прибрал со стола и только тогда взял свою тетрадку.
        Комар, как мы и договорились вчера, сидел возле палатки. Рядом лежали коробочка с масляными красками, кисточки и фанерка с дырочками от гвоздей. Я сразу же заметил, что Комар был какой-то скучный. Он вяло пожал мою руку и стал собирать свое художественное добро.
        — Был у тебя Степка? — спросил я Комара.
        — Был.
        — Что ты ему сказал?
        Комар вздохнул и почему-то отвел взгляд в сторону:
        — Что я ему скажу? Мы же договорились — дружба до гроба.
        Мы отправились к Падуну.
        По дороге Комар все вздыхал и оглядывался назад.
        — Чего оглядываешься?
        — Ничего… Сегодня Степка с девчонками в домах прибирает…
        — Ну и пускай прибирает. А нам веселее, правда?
        — Конечно, веселее…
        Пройдет несколько шагов — снова оглядывается. Лицо кислое, глаза бегают из стороны в сторону. Даже противно смотреть!
        — Если хочешь, можешь уходить, — не вытерпел я.
        — Я не хочу… Я рисовать буду.
        — Рисовать же лучше, правда?
        — Правда. Степка только обидится…
        — Что ты пристал ко мне со Степкой? Иди к нему, я не держу.
        Но Комар плелся за мной и все вздыхал, как старуха. Нет, таких товарищей у меня еще никогда в жизни не было!
        Но вот наконец и Падун. Я сел под тенью березки, а Комар примостился возле самой воды, на большом сером камне. Я раскрыл тетрадку и задумался. О чем писать? Сначала надо рассказать о своем приезде на Братскую ГЭС и, конечно же, о Степке. О Степке я напишу посмешнее. Он будет разорять птичьи гнезда, дергать девчонок за косы и делать всякие другие глупости. Над портретом Степки тоже надо подумать. Нос — картошкой, большие, навыкате глаза. Под глазом можно посадить синяк, или, как говорил сам Степка, «кляксу».

        Я написал полстранички, но подумал и все зачеркнул. Если кто-нибудь прочтет мой дневник, то не узнает Степку. Ведь Степка в жизни не такой. И синяка у него под глазом нет. Ну его совсем, этого Степку! Лучше буду писать о Падуне, тайге, о великой дружбе с Комаром.
        Я быстро написал, как шумит Падун, заманчиво синеет тайга, а затем принялся за Комара. Вначале надо описать его наружность — рот, нос, волосы, веснушки. Плохо, что Комар рыжий. Эти рыжие веснушчатые мальчишки почти в каждой книжке встречаются. Прочитает Люська дневник и скажет: «Абсолютная неправда. Генка для смеха выдумал». Попробуй доказывай потом Люське. Ведь рыжих людей на свете не так и много. Я, например, знаю только двух — Комара и Люську. Да и то Люська утверждает, что она не рыжая, а блондинка.
        С веснушками Комара я справился легко. Нос тоже описывать недолго. Нос как нос — немного конопатый, вздернутый. В общем, портрет Комара занял минут пять или десять. Значительно труднее было писать о вечной Дружбе. Вот если бы Комар вытащил меня из проруби или вынес на руках из горящего дома, тогда дело другое. Садись и пиши о ледяной воде, едких клубах дыма и зловещем пламени. К сожалению, ничего этого не было.
        «А что, если присочинить какой-нибудь подвиг?» — подумал я и украдкой посмотрел в ту сторону, где сидел Комар.
        То, что я увидел, мгновенно отбило у меня охоту писать о пожарах и ледяной воде. Пока я описывал наружность Комара и думал о вечной дружбе, Комар собрал свои кисточки и тихо, точно кошка, крался вдоль берега. С каждой минутой мой вероломный товарищ уходил от меня все дальше и дальше.
        — Комар! — крикнул я. — Комар!
        Комар остановился, испуганно оглянулся и вдруг помчался вперед, сверкая пятками.

        Глава двенадцатая
        ЧТО ЖЕ ТАКОЕ СЛАВА? ПОСЛЕДНЯЯ ССОРА. ГЕННАДИЙ ПЫЖОВ УЕЗЖАЕТ В МОСКВУ…

        Давно уже я не писал ничего в своей тетрадке. Писать было не о чем. Падун, тайга, Пурсей… Обо всем этом я рассказал раньше. Скучно, тоскливо, тяжело. За время ссоры произошла только одна история, но и она не много заняла страниц в моей тетради.
        Я вышел из дому и увидел на берегу Ангары толпу людей. Они смотрели из-под ладоней на Падун и о чем-то оживленно разговаривали. «Может, утонул кто-нибудь?» — подумал я и побежал к реке.
        — Что тут такое? — спросил я у рабочего в толстых брезентовых штанах и резиновых сапогах.
        — А вот, гляди, — сказал рабочий и указал рукой в сторону Падуна.
        Среди камней, зарываясь носом в крутые волны, мчалась большая черная баржа. На корме, вцепившись руками в перекладину руля, стоял лоцман. Баржа то исчезала из глаз, то вновь взлетала на волну. Но самое страшное было еще впереди. Баржа должна была проскочить узкие ворота, образовавшиеся в зубчатой каменной гряде. Все замерло на берегу. Было только слышно, как тяжело дышит у меня за спиной рабочий в резиновых сапогах и звенит на песчаной отмели бессильная волна. Мне казалось, будто в эти минуты я стоял рядом со старым лоцманом. Ветер хлестал в лицо, студеная ангарская волна сбивала с ног, валила на мокрую, скользкую палубу. Наверно, так же, как и я, думали и остальные. Каждый мысленно был с отважным лоцманом и говорил ему ласковые, ободряющие слова:
        «Держись крепче, бесстрашный человек. Наша возьмет!»
        Баржа с цементом проскочила ворота. Лоцман положил руль направо и повел ее наискосок, к Пурсею. Все замахали руками, начали бросать вверх фуражки и кричать «ура». Я тоже не удержался и закричал так, что все зажали уши и оглянулись.
        Дома я решил рассказать лоцману о своих планах. Я поставил перед героем чугунок с картошкой, налил чашку чая, размешал сахар и сказал:
        — Знаете что? Я решил написать на Пурсее вашу фамилию.
        Лоцман перестал есть и недовольно посмотрел на меня.
        — Хватит, однако, того, что о Степке пишете, — сказал он. —Мимо забора пройти стыдно.
        — Так я ж вам не о заборе говорю. Я говорю: напишу вашу фамилию на Пурсее, рядом с капитаном и механиками.
        Лоцман покачал головой. Возле глаз собрались тонкие морщинки, как будто бы он смотрел в солнечную даль и видел что-то очень хорошее и приятное.
        — И на Пурсее писать нечего, — сказал он. — Выдумал, однако!
        — Почему не надо? — возразил я. — Капитан Королев и механик Черепанов написали, а вы не хотите. Видели,как на берегу руками размахивали и кричали «ура»?
        — За «ура», однако, спасибо, а писать не след, — настаивал лоцман.
        — Но ведь Королев…
        — Ты о Королеве не говори, знаю. Добрый моряк. Сам с ним через Падун переправлялся.
        Признаться, такой новости я не ожидал.
        — А почему вашей фамилии рядом с Королевым не написали? Забыли?
        — Однако, не забыли. Десять душ нас на «Орле» плавало. Разве всех запишешь? И места не хватит.
        По-моему, лоцман заблуждался. Если послушать его, так не нужны ни слова, ни геройство, ни памятники… Я сказал лоцману, что он ошибается и у меня об этом совершенно иное мнение. Лоцман улыбнулся и покачал головой:
        — Чудной ты, однако, человек! Возьми войну. Сто полков идет в атаку. Тыщи людей бьют врага, не щадя живота своего. Разве ж обо всех напишешь? Скажут: «Отличились войска генерала такого-то». Вот всем и приятно.
        — А слава как? Одному генералу?
        — Почему одному генералу? Найдут, однако, кто лучше всех сражался. Кому орден пожалуют, кому медаль, а кому и просто: «Спасибо, товарищи солдаты, за службу!» А солдаты стоят в строю, смотрят на красное знамя и отвечают все как один человек: «Служим Советскому Союзу!» Большей чести, чем служить своему отечеству, и быть не может.
        Лоцман доел картошку, разгладил двумя руками волосы и спросил:
        — А где это Степка?
        — Не знаю. Я за ним не хожу.
        — Поссорились, однако?
        — Мы не поссорились. Просто мы друг друга не понимаем…
        Лоцман покачал головой и участливо сказал:
        — Эх, Генка, Генка! Тяжело тебе будет жить на свете. Трудный ты человек.
        Он сел к окну и начал рассматривать на свет прохудившуюся сеть. Разговор был окончен. Я повернулся и вышел из избы.
        Куда теперь идти? К кому? Никто не хочет понять меня. Что плохого в том, что мальчишка пишет дневник? По-моему, надо помочь, поддержать, а не запугивать вениками и презрительно кричать: «Писатель!»
        Долго я бродил по берегу Ангары наедине со своими мыслями.
        «А что, если пойти к ребятам и начистоту поговорить с ними?» — подумал я.
        Нет, пожалуй, говорить не стоит. Ни к чему хорошему это не приведет. Степка хмуро посмотрит на меня и скажет: «Ну что, писатель, взялся наконец за ум?» Может быть, просто прийти и посмотреть, что они там делают? Если у них осталась еще капля совести, они поймут свою ошибку.
        Под сосновой горой стояли один возле другого три больших деревянных дома. Вокруг топорщились вывороченные из земли пеньки, валялись свежие сосновые щепки. Два первых дома были совсем готовы, а третий стоял еще без крыши. Возле этого дома я увидел отца. В руках у него весело сверкал топор, рубаха взмокла и прилипла к спине, волосы растрепались и торчали во все стороны как им вздумается. «Странно, что отец работает как рядовой плотник, — подумал я. — Зачем же его назначили бригадиром? Ведь бригадир — это начальник…»
        Но где же все-таки Степка, Комар, Таня и Маня?
        Я подошел ближе и стал присматриваться и прислушиваться. Ждал я недолго. Дверь в одном из домов открылась, и на пороге появилась девчонка в коротеньком ярком платье и с мокрой тряпкой в руках. Она испуганно посмотрела на меня, как на дикаря с необитаемого острова, и убежала. Была это Таня или Маня, я не знал, но встреча не предвещала ничего хорошего.
        Я постоял немного у дома, подумал и распахнул дверь. Все мои противники были здесь. Посреди комнаты, сталкиваясь лбами, ползали на четвереньках Степка и Комар, вокруг стояли лужи мутной воды. Таня и Маня протирали тряпками забрызганные известью окна.
        Никто не обратил внимания на мой приход. Ребята усердно работали тряпками и молчали. Такое поведение сразу же нарушило мои планы. Как же можно выяснить наши отношения, если противники молчали, как будто бы набрали в рот воды? Впрочем, если я захочу, тоже могу молчать хоть целую неделю.
        Я оперся о дверной косяк и стал смотреть на своих бывших товарищей. (Жаль, что они не видели этого страшного, испепеляющего взгляда.) Скоро, однако, мне надоело таращить глаза. «Взглядами этих упрямцев не проймешь, — решил я. — Надо искать иной выход. Хотите или нет, но я заставлю вас заговорить!» Недолго думая я поддел носком ботинка горку опилок и швырнул их на середину комнаты. Я добился своего. Степка поднялся, бросил тряпку под ноги и сердито спросил:
        — Чо тебе, однако, надо?
        — Ничо не надо, — съязвил я. — Захочу и буду стоять. Дом не ты строил, а мой отец.
        Степка даже побелел от злости. Он отставил в сторону ногу и начал медленно подвертывать рукав на рубашке. Но рукопашной у нас не вышло. Девчонка в ярком платье — Таня или Маня, я не знаю — вдруг соскочила с подоконника и вцепилась в Степкину уже отведенную для боя руку.
        — Не надо, Степа! — вскрикнула она. — Не бей!
        Степка опустил руку. Таня или Маня прошмыгнула
        мимо меня и выскочила за дверь. Я понял, в чем дело. Таня или Маня побежала ябедничать Аркадию. Ну что ж, я не боюсь. Давно уже пора поговорить с этим Аркадием.

        Минуты через две на крыльце послышались шаги. Я нервно одернул рубашку и приготовился к встрече. Но это был не Аркадий. В комнату, вытирая на ходу потное лицо, вошел отец. Он приблизился ко мне и совершенно неожиданно, без всяких предупреждений, взял за ухо. Я попытался вывернуться и убежать, но отец еще крепче сдавил мое несчастное ухо и повел из комнаты. Так мы и шли — отец впереди, а я сзади. На глазах у всех рабочих отец провел меня мимо домов и разжал наконец пальцы.
        Не разбирая дороги, я бросился вперед. Долго я работал ногами и остановился только возле Пурсея. Бежать дальше было некуда. Внизу, будто в глубоком колодце,темнела Ангара. Поблескивая мокрой корой, неслись течению тонкие бревна.
        Я упал лицом в теплую душистую траву. Из глаз полились слезы. Никому, никому я теперь не нужен! Родной отец тащил за ухо, будто провинившуюся собачонку. И Аркадий тоже хорош! Видно, это только в книжках пишут о чутких секретарях комсомольских организаций…
        Долго я сидел над Ангарой и с надеждой поглядывал на дорогу. Никто не шел к обиженному, оскорбленному человеку — ни Аркадий, ни отец, ни Степка… Что же делать? Бросить все и удрать к бабушке в Москву? Когда меня здесь уже не будет, отец наверняка скажет: «Не понял я тогда Генку. Не разобрался». Но уже будет поздно… Жаль расставаться с гордым красавцем Пурсеем, задумчивой тайгой, дочерью Байкала Ангарой, но что сделаешь…
        А если отец поймет свою ошибку раньше? Может быть, не торопиться, подождать?
        Я посидел еще немного, тяжело вздохнул и поплелся домой.
        И вот прошел один день, второй, а отец все не разговаривал со мной. Придет, молча поужинает и ложится спать. Даже к стенке отвернется, чтобы не смотреть.
        Не замечал меня и Степка. Только лоцман обронит иногда слово-два.
        — Прощения, однако, просить надо, — как-то сказал он. — Нашкодил, напакостил и помалкиваешь.
        И я решил поговорить с отцом. Как раз и случай хороший подвернулся. Отец сидел на крылечке, курил, задумчиво смотрел вдаль.
        Я присел рядом:
        — Папа!
        — В чем дело? — не оборачиваясь, спросил он.
        — Можно с тобой поговорить?
        — О чем нам говорить!
        — Я тебе хотел сказать… я не виноват…
        И вдруг лицо отца налилось кровью и в руке мелко задрожала папироса.
        — Ты вот что, — глухо сказал он, — ты уходи от меня. Я тебя видеть больше не желаю!
        Отец швырнул папиросу, поднялся и ушел в избу. Дверь за ним громко захлопнулась.
        А я остался один. Плакал, кусал губы от злости и повторял:
        — Уеду, уеду, уеду!

        Глава тринадцатая
        ПОУЧИТЕЛЬНЫЙ РАССКАЗ О СОСНЕ. КАПИТАЛИСТКА. «ЛУЧШЕ БЫ МЕНЯ ВЫБРОСИЛИ ЗА БОРТ»

        Итак, я твердо решил уехать к бабушке. Последний раз оглядел нашу избу, молча простился с нею и вышел за порог. Никто не сказал «прощай», не обронил слезы. Даже собачонка не пожелала проводить меня до калитки. Она посмотрела на меня рыжими, равнодушными глазами и снова принялась за кость. А еще говорят, собака — друг человека!
        Пробираться в Братск теперь было значительно проще. По кишке, подымая клубы пыли, катили грузовики. Мне повезло. Грузовик, в который я сел, прибыл прямо в порт. Парохода тоже не пришлось ждать. Будто специально ожидая меня, он дымил у причальной стенки. На палубе громоздились ящики и плетеные корзины, обшитые сверху тонкой материей.
        Пассажиров еще не пускали. Они сидели в стороне на чемоданах и узлах, поглядывали на рабочих, которые закатывали по сходням небольшие новенькие бочонки с живицей. Между прочим, живицу добывают из сосны. Я ходил со Степкой в тайгу и видел, как это делают. На стволе вырубают топором небольшую зарубку, а затем к этому месту привязывают жестяную банку. Прозрачная, как свежий пчелиный мед, живица вытекает из-под коры и капля по капле наполняет банку. Лесники отправляют живицу на заводы, а там уже из нее вырабатывают скипидар, канифоль и всякие другие вещи.
        Еще дома, в Москве, бабушка частенько говорила мне: «Терпеть не могу твои привычки! Зачем ты всюду суешь свой нос?» Но что же в этом плохого? А я не люблю равнодушных людей, которые ходят по земле и ничего не замечают вокруг. Придет такой человек в тайгу, стукнется о сосну, прижмет рукой шишку на лбу и только тогда скажет: «Крепкое, однако, дерево! Хороших дровишек можно нарубить».
        Нет, сосны нужны не только для дровишек. Из сосны делают высокие, гибкие мачты для кораблей, красивую мебель. Наша сосна путешествует по всему свету в деталях самолетов, автомобилей, комбайнов. Но это еще не все. Люди научились вырабатывать из сосны бумагу, шелк для платьев и рубашек. Даже мелкие, пахнущие смолой опилки идут в дело. Из опилок сосны на заводах делают спирт, кормовые дрожжи и углекислоту. Конечно, спирт можно вырабатывать не только из опилок. Годится для этого дела и зерно и картошка. Но зачем же зря переводить картошку? Из картошки можно сварить суп, приготовить картофельные котлеты. А из опилок котлет не сделаешь!
        О сосне, опилках и живице я завел разговор не зря. Как хотите, но сосна сослужила большую службу и мне. Я долго смотрел, как рабочие закатывают на корабль бочонки с живицей, и думал: «Вот бы и мне покатиться, как бочонку, по сходням на просторную, надраенную добела палубу!» Но это фантазия. А как на самом деле пробраться на пароход? Моряки народ суровый, узнают, что я хочу зайцем проехать на пароходе, вышвырнут на берег, как котенка.
        Тут-то меня и выручили бочонки с живицей. Я подумал: «А что, если подойти к бочонку и покатить его на корабль, как будто бы я не безбилетный заяц, а самый настоящий рабочий? Пожалуй, стоит попробовать. Под лежачий камень вода не течет. Надо что-то предпринимать». Я выждал, когда рабочие ушли на корабль, подбежал к бочонку и покатил его.
        И вот мы уже на пароходе — бочонок и я. Но бочонку легче, чем мне: у него нет сердца, которое колотится и замирает от неожиданной радости и страха за свое будущее. Куда спрятаться от зоркого глаза моряков, пассажиров и контролера?
        Первое укрытие, которое я заметил, — большая белая шлюпка, подвешенная на цепях к железным стойкам. Раздумывать было некогда. Я отвернул брезент и забрался в шлюпку, как в шалаш, лег на дно шлюпки и грустно улыбнулся. Невольно мне вспомнилась давняя, приключившаяся еще в Москве история. Как-то я гонял по комнате маленького серого мышонка. Мышонок носился из одного угла в другой и вдруг с перепугу вскочил в старый ботинок отца. Судьба мышонка была решена. Я взял ботинок и вытряхнул пленника в кадку, которая стояла во дворе под водосточной трубой. Мышонок даже ахнуть не успел и камнем пошел на дно. Пожалуй, и я похож на несчастного мышонка. Лежи в душной шлюпке, как в старом, пропотевшем ботинке, и жди своей участи. Я даже толком не знал, что происходит на пароходе. Без конца грохотали бочонки с живицей, по палубе ходили взад и вперед люди, какая-то женщина кричала с берега грубым мужским голосом:
        — Митроха! Куда ты, леший, корзину ставишь! Подавишь всю ягоду!
        И лишь когда пароход дал три коротких, отрывистых гудка, я понял — дело сделано. Пароход отдал концы и деловито застучал плицами колес по воде.
        Прощай, Братск, прощай навсегда!
        Вечером меня выкурили из шлюпки голод и холод. Студеный ангарский ветер проникал во все щели. Брезент надулся и трещал над головой, как простыня на веревке. Я подтягивал ноги к подбородку, дышал в рубашку, старался согреться. Грудь немного согревалась, но спина зябла еще сильнее. Казалось, ее кололи холодными тонкими иголками.
        Только здесь, в шлюпке, я понял, что допустил непоправимую ошибку. Отправляясь в долгий путь, я не взял с собой продуктов. Хорошо еще, что я не забыл прихватить десять рублей, которые скопил на автоматическую ручку. Если сейчас вылезть из шлюпки, пожалуй, никто на меня не обратит внимания. Не спрашивают же на пароходе каждую минуту: «Гражданин, ваш билет!» Я тихонько выбрался из шлюпки, оглянулся и пошел к лесенке, которая вела вниз. За окном буфета сидела женщина в белом переднике. Она осторожно брала двумя пальцами костяшки счетов, передвигала их по блестящему прутику, а затем снова сбрасывала и хмурилась, как будто бы у нее болели зубы.
        Я внимательно осмотрел буфетную стойку и решил купить шоколад «Цирк». Сделал я это не потому, что люблю сладости. Шоколад очень хорошо восстанавливает силы. Альпинисты, лыжники и вообще все, кто отправляется в долгий и утомительный путь, едят шоколад.
        Шоколад я ел маленькими кусочками. Вначале на одной стороне рта, затем на другой. Но вот последний кусочек растаял на языке и бесследно исчез Как ни странно, но есть мне захотелось еще сильнее, чем прежде. «Наверно, шоколад не сразу восстанавливает силы, — подумал я. — Надо немного подождать и, кстати, пройтись по пароходу и посмотреть — может быть, удастся найти укромный уголок и уснуть».
        Местечко такое я вскоре нашел. Внизу, возле горячей, как печка, стенки машинного отделения валялась куча мешков. На ней уже примостилась какая-то полная женщина в замасленной телогрейке и стоптанных мужских сапогах. Осторожно, чтобы не потревожить спящую, я расправил мешки и лег рядом. Если пройдет контролер,он подумает, что я сын этой женщины, и не станет дергать за ногу и кричать: «Гражданин, ваш билет!»
        Лежать на мешках было очень удобно. Из машинного отделения затекал жаркий, сухой воздух. Глаза сами по себе закрылись, и я уснул. Но спал я недолго. Разбудил и порядочно напугал меня какой-то странный крик. Вначале я думал, что на пароходе пожар, и хотел было уже бежать разыскивать спасательный круг, но потом успокоился. Кричала во сне моя соседка:
        — Митроха, куда ж ты, леший, корзину ставишь! Подавят всю ягоду!
        Я закрыл глаза и стал ждать, что будет дальше. Скорее всего, придет контролер и выбросит меня вместе с женщиной в сапогах за борт. Но, к счастью, все обошлось благополучно. Никто к нам не подошел. Я выругал про себя загадочного Митроху, который не знает, куда надо ставить корзину с ягодами, и уснул, теперь уже до самого утра.
        Пробраться в лодку уже было совершенно невозможно. По всей палубе бродили пассажиры, к тому же мой вчерашний шалаш — или ботинок, называйте как угодно, — был хорошо виден с капитанского мостика. Кстати, я совершенно правильно решил, что прятаться теперь не имеет смысла. Билеты, наверно, уже давно проверили, и можно было спокойно плыть до самого Иркутска. Правда, надо было еще незаметно улизнуть с парохода в Иркутске. Но зачем думать об этом сейчас? «Утро вечера мудренее» — говорит русская поговорка.
        Я ходил по пароходу, присматривался и принюхивался к каждому углу, как голодная собака: может, кто-нибудь оставил кусочек хлеба или хвостик омуля. Куда бы я ни пошел, всюду жевали, грызли, пили. Еды у всех было обидно много. Я своими глазами видел, как один парень завернул в бумажку вполне приличный кусок хлеба и швырнул за борт. Разве так поступают с едой!
        Голод привел меня на верхнюю палубу, к бочонкам с живицей и корзинам, обшитым сверху тонкой материей. Возле корзин крупными деловыми шагами ходила женщина в мужских сапогах. Я уже кое-что знал о корзинах и Митрохе. Он всю ночь провел на палубе возле корзин и теперь спал на знакомых вам мешках.
        Хлеб сытнее ягод, подумал я. Но, пожалуй, не стоит отказываться и от голубики. Голубика хотя и не шоколад «Цирк», но все же имеет витамины, восстанавливает силы и усмиряет желудок. Я сел на скамейку и стал наблюдать за женщиной. Должна же она отлучиться с поста хотя бы на одну минуту! И я не ошибся. Женщина походила по палубе, бросила недружелюбный взгляд в мою сторону и отправилась вниз, к своему Митрохе.
        Время терять было нельзя. Я подошел к корзине, отодрал материю и запустил руки в прохладные мелкие ягоды. Вначале я даже не почувствовал вкуса голубики. Бросал ее в рот, как в пропасть. За несколько минут я съел, наверно, полведра голубики. Желудок успокоился и ворчал теперь добродушно, как дальние раскаты грома после грозы.
        Жадность никогда не приводит к добру. Поедая голубику горсть за горстью, я совершенно забыл о существовании женщины в сапогах. Она выросла передо мной как из-под земли.
        — Караул! — понеслось по кораблю.
        Пассажиры собрались на верхней палубе, как по команде «аврал». Они с любопытством смотрели на мое испачканное голубикой лицо и качали головами. Женщина не унималась. Она размахивала руками перед моим носом и кричала:
        — Убить тебя, негодяй, мало!
        Женщина наверняка убила бы меня, если бы к месту происшествия не подоспел капитан. Он растолкал людей и строго спросил меня:
        — Кто тебе разрешил брать голубику?
        — Я хотел есть. Со вчерашнего дня у меня во рту ничего не было, кроме шоколада.
        Капитан едва заметно улыбнулся, а затем вновь нахмурился и сказал:
        — Что прикажешь с тобой делать: в милицию отдать или выбросить за борт? Родители где?
        — Нет у меня родителей. Тетка больная, в Братске живет, а дед в Иркутске. Я еду к нему.
        Тетка и дед, которых я выдумал, спасая свою шкуру, произвели на капитана и пассажиров большое впечатление. Пассажир в помятом плаще и военном картузе ласково посмотрел на меня и сказал:
        — Подумаешь, какое преступление — съел стакан голубики! Что ему, с голоду умирать? Надо еще проверить, что это за голубика такая. Целых шестнадцать корзин везет!
        Капитан опустил брови, прицелился взглядом в женщину.
        — Билет! — кратко сказал он.
        Женщина долго развязывала узелок на грязном носовом платке, справилась наконец с этим нелегким делом и протянула капитану три небольшие зеленые бумажки:
        — Пожалуйста, мы не какие-нибудь зайцы.
        — Кто еще с вами едет?
        Женщина поискала глазами кого-то в толпе и, не найдя, крикнула на весь корабль:
        — Митроха! Иди, товарищ капитан вызывает!
        — Оставьте Митроху в покое. У вас два места груза. Где билеты еще на двенадцать корзин? Это ваши корзины?
        Полное, с двойным подбородком лицо женщины из красного сделалось белым, а затем синим, как будто его вымазали ягодами, или, как она говорила, «ягодой».
        — А нам сказали, больше ничего не надо, — стала оправдываться женщина. Приложила платок к глазам и притворно всхлипнула. — Простого человека разве трудно обидеть! Не разъяснят, не расскажут, а потом сами же и придираются!
        — Сейчас ты простая, а на базар придешь, сразу сложной станешь! — сердито сказал пассажир в помятом плаще. — В Братске за стакан голубики двугривенный платила, а в Иркутске полтора рубля с рабочего класса драть будешь. Капиталистка!
        Дальше произошло то, о чем я не мог даже предполагать. Женщина неожиданно вскрикнула, упала на палубу и завопила на весь корабль:
        — Караул! Убивают!
        Капитан не обратил никакого внимания на эту лицемерку. Он подозвал матроса и кратко сказал ему:
        — Оштрафовать! Снять груз на первой остановке! — Затем капитан повернулся ко мне и добавил: — Иди за мной!
        Капитан привел меня в каюту, указал на стул и сам примостился на краешке койки против меня.
        — Если ты соврал о тетке и дедушке, — сказал он, — прикажу немедленно выбросить за борт. Понял?
        — Понял, товарищ капитан.
        — Смотри мне в глаза.
        Я посмотрел в чистые, мужественные глаза капитана и подумал: «Какой же я подлец!»
        Капитан долго гипнотизировал меня взглядом, а затем встал, положил руку на мое плечо и сказал:
        — Я верю тебе. Успокойся и забудь все, что было наверху.
        Нет, лучше бы он выбросил меня за борт!
        Три дня я жил в каюте капитана, спал на его койке, ел его хлеб и суп. Когда пароход причалил к пристани, капитан проводил меня на берег, крепко, как взрослому, пожал мне руку и грустно сказал:
        — Хороший ты, честный парень, Геннадий. Даже не хочется расставаться с тобой. Но что поделаешь — прощай…

        Глава четырнадцатая
        ПОЛЮС ХОЛОДА. ФАЛЬШИВЫЙ ДОБРОВОЛЕЦ. ВОТ ТАК ВСТРЕЧА!

        В Иркутске я слонялся целый день. Голодный, никому не нужный. Что же делать, как проникнуть в вагон без билета?
        Долго я ломал голову над этим вопросом и наконец решил: надо что-нибудь продать.
        Рубашку?
        Нет, не годится. Без рубашки в вагон не пустят. Это не пляж.
        Штаны?
        Еще хуже.
        Я посмотрел на свои желтые, почти совсем новые ботинки и стал развязывать шнурки.
        «Надо будет только ноги помыть», — решил я.
        Покупатель нашелся быстро.
        Коренастый мужчина в красной вылинявшей рубашке, с мешком за плечами шел по перрону навстречу мне.
        — Продаешь? — спросил он.
        — Продаю.
        Покупатель опустил мешок, из которого выглянуло несколько угловатых буханок хлеба, взял ботинки.
        — Украл?
        — Что вы, дяденька! Свои собственные.
        — Сколько хочешь?
        — Пятьдесят рублей.
        Покупатель молча отдал ботинки и снова взвалил мешок на плечи.
        — Четвертную, — кратко сказал он. — Больше нет ни копейки.
        Мужчина отвернулся от меня и уже хотел уйти, но я торопливо сказал:
        — Согласен. Давайте.
        Покупатель снова поставил мешок на землю, вынул
        из кармана большую пачку денег и отсчитал из нее двадцать пять рублей.
        Мошенник!
        Билет я купил до следующей станции. Главное — в вагон пробраться, а оттуда меня ни за что не выкуришь. Пусть хоть ноги оторвут, до самой Москвы не выйду. Но отрывать ноги в вагоне мне как будто никто не собирался. Пассажиры потеснились и уступили место возле прохода.
        — Садись, — сказал старик с узкой зеленоватой бородкой. — В ногах правды нет.
        Старик понравился мне с первого взгляда. Едва поезд тронулся, он развернул промасленную газету и протянул большой ломоть пирога с рыбой.
        — Уважаешь? — спросил он.
        Я кивнул головой и сразу же вцепился зубами в пирог.
        Еще бы не любить такое добро! Я готов был съесть не только пирог, но даже промасленную бумагу вместе с черными заголовками, точками, запятыми и восклицательными знаками.
        Бывает же, что так повезет! Поезд уже проехал несколько станций и разъездов, а проводники даже и не думали спрашивать у меня билет. Видимо, они считали — раз я еду со взрослым, значит, все в порядке.
        Пассажиров в вагоне битком набито. Но обо всех, кто ехал с нами, не расскажешь. Расскажу только о двух — девушке, которая ехала из самого Якутска, и фальшивом добровольце-шофере из Иркутска. Между прочим, из-за этого фальшивого добровольца я так и не добрался до Москвы. Но об этом после. Зачем забегать вперед? Всему свое место и свой черед.
        Девушку звали Вера. С утра она начала рассказывать любопытные истории о своей жизни в Якутии и никак не могла остановиться. Но мы и не прерывали ее. Сидели разинув рты и слушали. Мешал нам слушать, а Вере рассказывать лишь фальшивый доброволец. Он ничему не хотел верить и все время вставлял свои глупые замечания.
        — Якутск стоит на вечной мерзлоте, — скажет Вера. — Откопаешь землю метра на два, посмотришь в яму, а там сплошной вечный лед. Один раз я видела…
        Фальшивый доброволец даже закончить фразу не даст.
        — А я вот не верю, и все! — перебьет он. — Когда
        меня в Сибирь приглашали, тоже всякие сказки рассказывали: «Пишись в добровольцы, не пожалеешь: квартиру с паровым отоплением дадут, кино каждый день показывать будут». А когда приехал, извиняюсь за выражение, — шиш с маслом показали. Привезли в тайгу и затолкали в палатку. Разве я им кошка!
        До чего же все-таки противный человек! Паровое отопление в палатке захотел!
        Вера старалась не обращать внимание на фальшивого добровольца.
        — Якутия — богатейший край. В ее горах много угля, золота, алмазов. Между прочим, алмазы раньше добывали только в Африке, Индии и Бразилии» Один раз я сама видела…
        И снова мы не узнали, что видела Вера.
        — А я вот не верю, и все! — перебил фальшивый доброволец.
        В конце концов этот Фома Неверный вывел из терпения всех пассажиров.
        — Что ты не веришь, рыбья твоя голова? — презрительно спросил старик с зеленоватой бородкой. — Испугался трудностей, сбежал из Сибири, а теперь и каркаешь под руку!
        Фальшивый доброволец сразу же умолк. Вера воспользовалась этим приятным случаем и рассказала нам интересную историю.
        — Когда я прибыла в Якутск, мне сказали: «Вера давай поедем на Полюс холода». Вначале я даже испугалась. «Да вы что? — говорю. — Я там замерзну и превращусь в сосульку. Я за Москву на лыжах ходила и то все руки отморозила! И не уговаривайте!» Но ребята из нашего института пристыдили: «Эх ты, тепличное растение!» Думала я, думала и решила: я не тепличное растение, а студентка. Поеду, и все.
        Из Якутска мы выехали на автомашине, а затем поехали на оленях. Сани, или, как их называют в Якутии, нарты, очень легкие, даже девчонка подымет их одной рукой. Оленям такие нарты везти вообще ничего не стоит. Мчатся, как легковой автомобиль. Даже дух захватывает.
        На третий день мы приехали на Полюс холода, в якутское село Оймякон. Ну и морозы! Посмотрели на термометр и даже обмерли — семьдесят градусов! Таких морозов, как в Оймяконе, нигде нет. Здесь даже слышен шепот звезд. Когда человек дышит, теплый пар изо рта мгновенно превращается в крохотные, незаметные для глаза кристаллики. Кристаллики эти и разговаривают друг с другом, шелестят, как листья на ветру.
        Долго люди не могли разгадать, кто такой шепчет на морозе. Посмотрят вверх — звезды перемигиваются друг с другом и как будто рассказывают что-то по секрету. Вот и решили: это дело звезд. Они шепчутся. После уже ученые разгадали тайну и сказали: «Звезды тут ни при чем, и наговаривать на них не стоит».
        Я думала, что на Полюсе холода нет никакой жизни — все замерзло и оледенело. Оказалось, нет. В Оймяконе живут якуты, эвены, эвенки, русские. Они разводят оленей, коров, пашут землю. Лето на Полюсе холода очень жаркое. Можно выращивать капусту, огурцы, помидоры. В Оймяконе есть клуб, школа и даже радиотелеграф. Из Оймякона я послала телеграмму: «Привет москвичам с Полюса холода».
        Отец писал: когда мама получила телеграмму, она прибежала на почту и сказала:
        «Где тут телефон? Я хочу разговаривать с Полюсом холода. У меня там единственная дочь замерзает!»
        Телефонистки только плечами пожали и посоветовали ей сходить в радиокомитет.
        «Там вам дадут микрофон, и говорите себе по радио сколько вздумается. Можете даже стишок рассказать или песенку спеть».
        Мама очень рассердилась на телефонисток.
        «Я вам не Лемешев, чтобы песенки распевать! — сказала она. — Быстрее вызывайте Полюс холода. У меня мясо на плитке подгорает».
        Успокоил маму только начальник почты.
        «Гражданка! — сказал он. — На Полюс холода провода еще не проведены. Когда проведем, тогда пожалуйста, дадим Полюс в порядке живой очереди. А сейчас можете и не просить».
        Вера усмехнулась и добавила:
        — Тому, что писал папа, вы не особенно верьте. Он большой выдумщик. Ему бы, по всем правилам, не токарем быть, а писателем…
        Фальшивый доброволец снова не утерпел. Он покосился на старичка с зеленоватой бородкой и сказал:
        — Знаем мы эти полюсы и шепот звезд! Прикажут тебе на полюсе работать — сразу другим голосом запоешь!
        Девушка тряхнула волосами и дерзко посмотрела на болтуна.
        — А мне и приказывать не надо. Окончу институт, сама туда попрошусь.
        Фальшивый доброволец открыл рот, чтобы прокаркать свое: «А я вот не верю, и все», но в это время из репродуктора, который висел у нас над головой, грянул сердитый голос диктора, и мы узнали, что поезд приближается к станции Тайшет. Во всех купе, будто сговорившись, зазвенели чайники, с верхних полок запрыгали пассажиры. Фальшивый доброволец тоже взял свой огромный медный чайник, открыл крышку и заглянул туда, будто в колодец.

        — А ну, парень, давай дуй за кипятком.
        Ох, и надоел же он мне со своим кипятком! Как станция, так и беги к кранам, стой в очереди. Принесешь кипятку, фальшивый доброволец разложит на коленях платок с хлебом и давай пить стакан за стаканом. Уничтожит всю воду, а потом только и знает, что в уборную бегает. Пассажиры просто из себя выходят.
        — Почему уборная все время закрыта? — спрашивают.
        — Фальшивый доброволец там заседает!
        Когда поезд остановился, я схватил чайник фальшивого добровольца и побежал по перрону. Даже кепку, с которой никогда не расставался, оставил в вагоне. Тут-то и произошла у меня необыкновенная и удивительная встреча с Люськой Джурыкиной, ее отцом и матерью. Я знаю, что вы недоверчиво улыбаетесь и думаете: «Зачем же так безбожно врать?» Нет, не вру. Думайте что хотите, но удивительные и неожиданные встречи бывают не только в книжках, но и в жизни.
        Вначале я тоже сомневался. Думаю: или мне мерещится, или это двойники — то есть люди, которые абсолютно похожи на Люську, ее отца и мать. Но ведь даже в книгах не бывает, чтобы человек встретил в одну и ту же минуту трех двойников.
        Может, я с ума сошел?
        Подергал себя за ухо. Ухо на месте. Люська, ее отец и мать тоже на месте. Стоят около забора и с любопытством смотрят в мою сторону. Что же делать? Может быть, подойти к ним, что-нибудь соврать, спросить: «Куда едете? Какая в Москве погода»?
        Нет, этого, пожалуй, делать не стоит. Сразу же заинтересуются: «Куда? Зачем? И где твои почти совсем новые желтые ботинки?»
        Лучше уйти подальше от греха.
        Недолго думая я повернулся и быстро зашагал обратно, к своему вагону.
        Но, видно, Люська не зря носила очки. Она узнала меня и закричала на весь перрон:
        — Геночка, здравствуй! Иди сюда!
        Размышлять, или, как говорят, взвешивать все обстоятельства, было некогда. Я взял ноги в руки и помчался мимо вагонов, расталкивая и сбивая с ног пассажиров.
        — Держи его, держи! — услышал я сзади голос Джурыкина.
        Не успел я добежать до своего вагона, как Люськин отец настиг меня, схватил за шиворот и грозно сказал:
        — Стой, стервец!
        Мгновенно нас окружили пассажиры. В толпе мелькнула красная фуражка милиционера.
        — Граждане, не толпитесь! Попрошу!
        Меня вели, по перрону, как страшного преступника: справа Люськин отец, слева — милиционер с расстегнутой кобурой. Мое путешествие в Москву, пожалуй, закончилось.
        Один за другим побежали мимо нас вагоны: второй, третий, четвертый. На подножке седьмого вагона стоял фальшивый доброволец. Он размахивал рукой и выкрикивал только мне одному понятные слова:
        — Мальчик, чайник! Мальчик, чайник!
        Так тебе и надо. Будешь знать, как удирать из Сибири.

        Глава пятнадцатая
        МЕНЯ ХОТЯТ ПРИВЯЗАТЬ К ЧЕМОДАНУ. ПО НОВОЙ ДОРОГЕ. СОВСЕМ КАК В СТАРОЙ КНИЖКЕ…

        Меня привели в отделение милиции и посадили на длинную скамейку.
        — Где он украл у вас чайник? — спросил Джурыкина сержант милиции.
        — У меня не было никакого чайника, — ответил Джурыкин.
        — А почему же вы кричали «держи»?
        — То есть как — почему? Он удрал от отца, с Братской ГЭС. Разве вы не видите? Посмотрите на него!
        Сержант осмотрел мои грязные, растрескавшиеся ноги, засаленную рубашку и почесал в затылке.
        — Так вы, значит, его отец?
        Джурыкин поморщился, как будто разжевал гнилой орех.
        — Еще чего не хватало! Разве у меня может быть такой сын! Я просто хороший знакомый. Еду добровольцем на Братскую ГЭС.
        Теперь уже поморщился сержант. Он укоризненно посмотрел на Джурыкина и сказал:
        — Вот видите, гражданин, какие у вас знакомые…
        — Какой он знакомый! Хулиган, и все!
        — Гражданин, попрошу не путать! Вы только сейчас сказали: «Хороший знакомый». Я не глухой.
        — Я не про Генку говорю. Про отца.
        — Ах, про отца. Это дело другое. Что же вы намерены делать с этим беженцем?
        Джурыкин впился в меня глазами:
        — Если бы мне разрешили, я бы его убил.
        Лицо сержанта помрачнело. Он прошелся по комнате снова сел к столу и начал барабанить пальцами по толстому, в чернильных пятнах стеклу.
        — Так что же все-таки вы хотите с ним делать?
        — Повезу к отцу. Пусть сам расправляется.
        — А если сбежит?
        — Не сбежит. Веревкой к чемодану привяжу!
        Сержант вздохнул, вырвал из блокнота листок и протянул Джурыкину:
        — Пишите расписку.
        Джурыкин обмакнул перо и задумался.
        — А как ее писать, в какой форме?
        Сержант стал диктовать, как учитель в классе:
        — «Получен позорно сбежавший со строительства Братской ГЭС мальчик в количестве одного человека…»
        Джурыкин отдал расписку, простился со всеми милиционерами за руку и повел меня по перрону.
        Под деревом с пыльными листьями сидели на чемоданах Люська и ее мать. На коленях у Люськи лежал толстый словарь в черной обложке. Люська очень обрадовалась мне и спросила:
        — Гена, ты уже акклиматизировался в Сибири?
        — Это еще что за акклиматизация?
        — Разве ты не знаешь?
        Люська открыла словарь и прочла:
        — «Акклиматизация: процесс приспособления животных и растений к новым условиям среды обитания».
        — Разве я животное?
        — Геночка, чего ты обижаешься? Совершаешь аморальные поступки и еще кричишь!
        Ну, теперь началось…
        Люська стала рассказывать московские новости. Но и тут, конечно, не обошлось без буквы «а».
        — А я тебе письма везу, — сказала она. — Из редакции прислали. Целых шесть штук. Наверно, снова какие-нибудь абстрактные ответы.
        Но мне было совсем не до писем. Я смотрел на Джурыкина и думал: что он теперь будет со мной делать? Может, и правда привяжет к чемодану?
        Джурыкин пошептался с женой, а затем сказал:
        — Садись на чемодан и не смей двигаться с места. Я пойду куплю тебе билет.
        Я сел, как приказал Джурыкин, на чемодан и стал один за другим распечатывать конверты. Письма прислали из различных газет, но отличить их друг от друга было невозможно, как хороших двойников. Начинались они словами «Уважаемый товарищ Лучезарный» и заканчивались словами «к сожалению». И все же письма обрадовали меня. Год назад послал стихи, а о них не забыли, не выбросили в мусорный ящик…
        Для того чтобы попасть в Братск, совершенно не нужно путешествовать до самого Иркутска. Об этом я уже писал, когда мы с отцом были у старинного приятеля Игошина. Московские пассажиры должны делать пересадку в Тайшете, а уже отсюда по новой железной дороге Тайшет — Лена ехать в Братск.
        Жаль, что по этой новой дороге мы поедем только до Братска. Неплохо было бы прикатить к берегам великой сибирской реки Лены, а оттуда поплыть на пароходе в Якутск. Впрочем, можно отправиться и дальше, до самого моря Лаптевых, в северный морской порт Тикси.
        Но об этом я мог только мечтать. Моя жизнь и моя дальнейшая судьба были сейчас в руках Джурыкина…
        Но вот пришел и Джурыкин.
        — Собирайтесь, — сказал он, — через пять минут придет поезд.
        Мне собирать было нечего. Я изорвал в мелкие клочки письма с абстрактными ответами и взял в руки чайник. — Где ты купил этот самовар? — удивленно спросил Джурыкин.
        — Это не мой чайник. Это фальшивого добровольца. Джурыкин даже не поинтересовался, кто это такой фальшивый доброволец. Он лишь махнул рукой и подал мне узел, из которого выглядывал угол подушки и ручка электрического утюга.
        Вагон был переполнен. Плотно прижавшись друг к другу, пассажиры сидели на скамейках, узлах, чемоданах. Нам с Люськой уступили место возле окна. Люська положила словарь на столик, облокотилась на него и прильнула к стеклу. Поезд постоял несколько минут и тронулся. За окном поплыли мачтовые сосны, белые березки, заросшие травой лесные озера.
        Изредка Люська отрывалась от окна и, поблескивая , очками, говорила:
        — Гена, но ведь это абсолютная тайга! Там, наверно, много анофелеса. Правда?
        Неужели нельзя сказать просто — малярийный комар? Боюсь, что Люська приедет на Падун и моего бывшего приятеля Комара тоже будет называть анофелесом!
        Пришло время обедать. Мать Люськи отрезала ломоть хлеба, положила на него кусок колбасы, сыру, подумала и прибавила еще:
        — Ешь. Прямо жаль на тебя смотреть!
        Мы обедали и рассказывали друг другу о своей жизни.
        — Я очень скучала по тебе, — говорила Люська. — Выйду во двор, посмотрю кругом — абсолютная пустота. Думаю: «Почему так пусто? Кого не хватает?» Даже апатия нападет. А потом вспомню и заплачу. Оказывается, это тебя нет. А ты скучал по мне, Геночка? Скажи без амбиции.
        И что это Люське взбрело в голову говорить таким кисло-сладким тоном: «Геночка», «скучал», «апатия»!..
        Но все-таки я тоже сказал Люське, что скучал. Это
        была правда. На Падуне я часто вспоминал наш большой московский двор, Люську и те вечера, когда Джурыкины приходили к нам в гости.
        Приближался вечер. Все вокруг стало розовым — и березки за окном, и полосатые километровые столбы, и салфетка на нашем столике, и Люськино лицо. Люська смотрела на меня из-под очков каким-то странным, загадочным взглядом и говорила:
        — Геночка, давай с тобой никогда-никогда не ссориться и все время быть вместе. До самой смерти…
        Я чувствовал себя очень неловко. Что ответить Люське? Как поступить? Кстати, после размолвки с Комаром я уже не особенно верил в дружбу до гроба. Обещал, клялся и так жестоко обманул! Я задумался о своей жизни на Падуне. Вспомнил Комара, Степку, старого лоцмана. Как они встретят меня, что скажет отец? Ничего хорошего от этой встречи я не ждал. И все же меня тянуло к суровому Падуну, высокому красавцу Пурсею и нашей темной избе на берегу синей стремительной Ангары…
        Люська тоже умолкла. Она придвинулась ко мне и вдруг, совсем как в старой книжке, склонила голову на мое плечо. Я боялся пошевельнуться, чтобы не разбудить Люську. Она улыбалась во сне тихой, задумчивой улыбкой, как будто видела перед собой что-то очень хорошее, еще не совсем знакомое, загадочное, как длинная, запутанная сказка…
        Я долго крепился, но все-таки не выдержал и тоже уснул. Время во сне мчится быстро. Казалось, только минуту назад я закрыл глаза, а за окном был уже не тихий розовый вечер, а светлое, ворвавшееся в вагон потоком золотых лучей таежное утро.
        — Граждане пассажиры! — послышался в вагоне голос проводника. — Приготовьтесь, сейчас будет Братск.
        И вот снова Братск. Знакомая кишка. Падунский порог… Великое путешествие окончено. Геннадий Пыжов идет по улицам поселка без кепки и почти совсем новых ботинок. В руках у него жалобно дребезжит чайник фальшивого добровольца…

        Глава шестнадцатая
        «СЖАТИЕ СЕРДЦА». ПИСЬМО ОТ БАБУШКИ. ТРИ НИКОЛЫ БОЛЬШОГО НИКОЛЫ

        Я потянул ручку на себя и открыл дверь. Возле окна, согнувшись над сетью, сидел лоцман.
        — Пришел, однако, бегун? — спросил лоцман, когда я вошел в избу.
        В голосе у него не было ни удивления, ни желания расспросить о моих подвигах и скитаниях.
        — Пришел, дедушка…
        — Вижу, что пришел. Отец твой, однако, убивается. Принес ему в госпиталь телеграмму от Джурыкина, так он аж задрожал весь. Насилу врач успокоил. Впрыскивания какие-то сделал.
        — Вы что, дедушка, говорите? Какой госпиталь?
        — А вот такой-этакий. Сжатие сердца отец получил из-за тебя.
        Я видел, что лоцман не шутит.
        — Мой, однако, ноги, — сказал он, — надевай Степкины сапоги и айда к отцу. Успокой его, несчастного.
        Пока я умывался и мыл ноги, лоцман рассказал, что произошло на Падуне после моего побега. Оказывается, все думали, что я утонул в Ангаре. Выходит, я был неправ во всем и зря обижался, что отец не пожелал разыскивать меня.
        Я быстро привел себя в порядок и побежал в госпиталь — длинную серую палатку с красным крестом на дверях.
        В приемной — небольшой комнате, отделенной от остальной части палатки фанерной перегородкой, — я увидел знакомого доктора. Когда меня искусала лайка,он перевязывал мне ногу. Доктор, очевидно, знал историю с моим побегом. Без лишних вопросов он надел на меня белый» пахнущий мылом халат и легонько подтолкнул к двери:
        — Иди. Справа кровать его стоит.
        В палатке стояло несколько кроватей. Под чистыми,
        еще сохранившими продольные и поперечные складки простынями лежали больные. Я сразу же увидел отца и пошел к нему.
        — Здравствуй, папа!
        — Здравствуй, Гена. Садись.
        Я долго сидел на табуретке и молча смотрел на отца. Лицо у него осунулось, побледнело. На щеках и подбородке серебрился колючий ежик волос.
        — Что же ты не расскажешь ничего? — спросил отец.
        — Я не знаю, папа, что рассказывать.
        — Расскажи, как ездил, в каких местах побывал. Ты думаешь, мне неинтересно знать, где был мой сын? Ты же мой сын, правда, Гена?
        — Твой.
        — Ну, вот и хорошо. Теперь я не сомневаюсь.
        Мне очень не хотелось вспоминать прошлое. Но я рассказал отцу все без утайки — и про капитана, и про Митроху, и про девушку из Якутска. Когда я рассказал отцу о фальшивом добровольце, он усмехнулся, а потом вдруг снова стал серьезным. Глаза у него потемнели, как озеро, на которое набежала тень от густой, мрачной тучи.
        — У тебя что-нибудь заболело, папа?
        — Нет, Гена, не в этом дело… Я думаю о фальшивом добровольце. Ведь ты такой же эгоист, как и он. Ни чуточки не лучше. Только о себе одном и думаешь. Другие люди для тебя ничего не значат. Ведь правда? Бросил отца, товарищей, нашу Братскую ГЭС и умчался. Значит, ты и есть самый настоящий фальшивый доброволец, или, как говорят у нас на стройке, дезертир. Сейчас ты из тайги убежал, а если придется защищать страну от врагов, ты и на фронте будешь вести себя не лучше. Воткнешь штык в землю — и домой, на теплую печку. А товарищи пусть погибают. Ты разве об этом подумаешь? Тебе твоя собственная шкура дороже всего на свете…
        — Я с фронта не убегу. Даю тебе честное слово!
        Еще минута — и я, наверно, расплакался бы.
        Отец взял мою руку и тихонько пожал ее.
        — Хорошо, Гена, об этом мы еще поговорим. А сейчас я хочу сообщить тебе приятную новость: к нам скоро приедет бабушка.
        В глазах у отца зажглись огоньки. Наверно, такие же огоньки были в глазах и у меня.
        — Ну что, рад?
        — Конечно! Кто тебе сказал об этом?
        — Джурыкин письмо привез. Бабушка уже и вещи собрала. Вот только не знает, что с пальмой делать.
        Отец показал мне письмо. «Я очень скучаю, — писала бабушка. —Хожу одна по комнате и плачу. Обязательно приеду к вам, мои дорогие.
        Очень беспокоюсь, есть ли в Сибири манная крупа. Если нет, я привезу с собой из Москвы.
        Никак не решу, что мне делать с пальмой. Ведь я ее из зернышка сама вырастила…»
        Дальше уже ничего нельзя было разобрать. Буквы расплылись по бумаге мутными высохшими ручейками. Бабушка писала о своей пальме и плакала…
        Я возвратил отцу письмо и спросил:
        — А это правда, папа, что у тебя сжатие сердца? Отец усмехнулся:
        — Эх ты, писатель! Разве такая болезнь бывает? Кто это тебе сказал?
        — Дед Степкин.
        — Не дед, а Петр Иович Кругликов. Пора уже знать. Это очень хороший человек.
        — Разве я говорю, что плохой! Я даже хотел его фамилию на Пурсее написать.
        — Мало в этом радости для Петра Иовича, — сказал отец. — Думаешь, приятно было бы Петру Иовичу на скалу смотреть? Идет мимо, а люди спрашивают: «Кто это твою фамилию увековечил?» — «Разве не знаете, кто? Сын Пыжова, фальшивый доброволец!» Он бы от такой славы от стыда сгорел, сквозь землю провалился! Если бы не пришел доктор, я не знаю, чем бы закончилась наша встреча. Но в жизни так же, как и в книжках: всегда кто-нибудь выручит. Если двум героям не о чем больше говорить, на помощь приходит третий.
        Почти так же получилось и у нас. В палату вошел доктор и сказал:
        — Ну, мальчик, пора и честь знать. И так уже замучил всех своими разговорами…
        Я вышел из палатки и сразу же увидел Степку и Комара.
        — Здравствуй, Генка! — крикнули они. — А мы тебя ожидаем.
        Почему они решили, что я должен немедленно мириться с ними?
        Но все же я поздоровался и даже протянул каждому руку; Я человек незлопамятный.
        — Как вы тут без меня жили? — спросил я. — Окончили полы мыть?
        — Ну да, разве их перемоешь! — сказал Степка. — Посмотри, сколько домов построили. Теперь мы школу убираем. Пойдешь с нами?
        Пока я путешествовал, на Падуне построили не только дома для рабочих, но даже школу и большую столовую. А ведь времени прошло совсем немного — какая-нибудь неделя. Вот что значит строители Братской ГЭС! Это вам не фальшивые добровольцы!
        Вместе со Степкой и Комаром я пришел к нашей новой школе.
        В коридорах и классах лежали горки стружек; будто в густом, прогретом солнцем лесу, пахло смолой и еще чем — то тревожным и радостным, чему не подберут названия даже писатели.
        Я ходил из класса в класс, и школа становилась все дороже и ближе.
        «Кто же здесь будет учиться?» — подумал я.
        Будто в ответ на мои мысли, за окном раздалась сотня голосов. Ого! Прямо целая армия!
        Впереди разноцветной, пестрой, как лесная лужайка армии мальчишек и девчонок вышагивал с поперечной пилой на плече байкальский рыбак Никола. Вслед за большим Николой шли, как в строю, Гриша, Степа, Костя, Слава, Олег, Андрей, Вася, Платон, Максим. Замыкали строй три Николы большого Николы из села Николы.
        Хотя ребят было много, но работа нашлась каждому. Одни выносили сор из классов, другие мыли полы. Но самое интересное дело досталось мне и Степке. Большой Никола дал нам пилу, и мы принялись распиливать доски для забора.
        Вжик-вжик! — свистит пила, и мелкие теплые опилки сыплются на землю.
        Передохнем, поплюем на руки, и снова летит над тайгой веселая, задорная песня: вжик-вжик…
        Мы пилили доски, а большой Никола делал забор. Возьмет доску, приложит ее к перекладине и тут же с одного удара приколотит к месту.
        — Что же ты не расскажешь, как путешествовал? — спросил Степка, когда мы сели отдохнуть.
        — Нечего рассказывать. Если бы вы были хорошими товарищами, разве б я убежал!
        — Вот это здорово! Выходит, мы во всем виноваты? А знаешь, кто нам посоветовал проучить тебя?
        — Ничего я не хочу знать!
        — Аркадий научил. Говорит: «Знаете что, братухи? Если он такой задавака, не обращайте на него внимания».
        Так вот, оказывается, в чем дело!
        — Ты не сердись на него, — добавил Степка. — Он
        хороший. Когда ты уехал, Аркадий сказал мне: «Ошибку мы с тобой, Степка, допустили, не сумели подобрать к душе Генки ключик».
        — Это только в книжках о ключиках пишут, — сказал я — Не ври.
        — По-твоему, значит, я сам выдумал?
        — Кто выдумал, не знаю, а только не ври, и все.
        — Ну, и не верь! — обиделся Степка.
        — А о чем вы еще с Аркадием говорили?
        — Ни о чем. Только о ключике. Аркадий говорит: «Это не так просто подобрать ключик к душе человека. Сколько людей, столько и ключиков. С одним надо говорить ласково, другого припугнуть, у третьего, если не исправится, надо просто-напросто выдернуть ноги и выбросить их в форточку!»
        Интересно, кто бы ему разрешил выдергивать ноги!
        Если я захочу, так сам могу подобрать ключик к Аркадию. Мне это ничего не стоит. Не посмотрю, что он секретарь комсомольской организации!

        Глава семнадцатая
        У ПИСАТЕЛЯ. «БАЗА КУРНОСЫХ». О, ЖЕНЩИНЫ, ЖЕНЩИНЫ!

        Утром — мы еще не успели умыться и позавтракать — пришел Аркадий.
        — Здравствуйте, братухи! Можно у вас воды напиться?
        Степка зачерпнул ковшом из ведра и подал Аркадию.
        Аркадий пьет воду и посматривает на меня из-за ковша.
        Я сразу же догадался, в чем дело. Не вода ему нужна, а я. Ключи подбирать пришел.
        Аркадий напился, вытер ладонью рот и сел на табуретку.
        — У меня к тебе, братуха, между прочим, дело есть.
        Посмотрим, какое ты новое дело придумал!
        — Так вот, я, значит, за этим пришел… К нам на стройку приехал настоящий писатель…
        — Правильно, Иваном Ивановичем. Я с ним вчера разговаривал. Он обещал прочитать твою тетрадку и проверить твои способности.
        Ну, вот это совсем другое дело! А я думал, Аркадий с ключами пришел. Только к чему проверять способности? Разве в моих кто-нибудь сомневается? Мне даже из редакции писали: «У вас есть творческое зерно». По-моему, надо не проверять, а смотреть, чтобы мальчишек, которые пишут дневники, не привязывали к чемоданам и не выдергивали у них ноги. Но Аркадию я об этом не сказал. Снова подумает: «Зазнается. Задирает нос».
        — А где я этого писателя найду?
        — В новом доме живет, возле школы. Можешь даже сейчас туда идти, братуха.
        — Мы еще с большим Николой забор не окончили, — сказал я.
        — Эх, рыба-салака, а я совсем забыл! Ну ладно, так и быть, отпустим. Ты как, Степан, не возражаешь?
        Степке было очень завидно, что я иду к писателю, но возражать он не стал. И правильно сделал. Нет у тебя творческого зерна — не мешай другим. Не может же настоящий писатель беседовать с кем попало.
        Аркадий ушел, а мы со Степкой стали обсуждать предстоящий визит к писателю.
        — Надо тебе одеться получше, — сказал Степка. — Прямо жулик с большой дороги.
        — С большой дороги бывают только бандиты. Даже этого не знаешь!
        Степка видел, что я был прав, и не стал возражать. Он порылся в чемодане и торжественно достал оттуда белую рубашку с голубыми полосками и длинную, похожую на чулок тряпку.
        — К писателям без галстуков не ходят, — сказал он. — Прицепляй.
        Я привязал чулок, почистил Степкины сапоги и подошел к тусклому, с черными крапинками зеркалу. Получилось довольно неплохо. Жаль только, что не было портфеля или коричневой папки с молнией.
        Степка проводил меня до самого дома, где поселился писатель, и сказал:
        — Ты его так и спроси: «Будет из меня толк или нет?»
        Ну что ему скажешь — темнота!..
        Я постучал и открыл дверь. Из-за стола поднялся и пошел ко мне навстречу высокий, в белом полотняном костюме человек. Он внимательно посмотрел на меня голубыми спокойными глазами и протянул руку:
        — Здравствуй, Геннадий!
        — Откуда вы знаете, что я Геннадий?
        — Это секрет, военная тайна…
        — Нет, в самом деле.
        Иван Иванович шевельнул густыми с проседью бровями и указал на тетрадку, которую я держал под мышкой:
        — Вот она, военная тайна, вся наружу.
        — Вы по тетрадке узнали?
        — Не только по тетрадке…
        Он повел меня к столу, сел рядом.
        — Тебе не жарко в галстуке?
        — Нет. Я привык…
        Иван Иванович едва заметно улыбнулся:
        — Ну хорошо. Рассказывай, что тебя мучает.
        Признаться, я не знал, о чем говорить. Ведь я видел живого писателя первый раз в жизни. Скажешь что-нибудь не так — обидится или вообще прогонит… Я боялся шевельнуться. Сидел как дурак и молча смотрел на большой, заваленный бумагами стол. Странные это были бумаги. Все зачеркнуто, перечеркнуто. Только кое-где, будто островки, мелькали слова.
        — Это ваше произведение? — спросил наконец я писателя.
        — Это повесть. Здорово ночью работалось. Тишина. Падун вдалеке шумит…
        — Много написали?
        Иван Иванович перелистал груду бумаг, прихлопнул сверху ладонью:
        — Листика два, а может, и меньше. Еще не переписывал.
        У меня мгновенно пропал к писателю всякий интерес. Зря Аркадий от дела оторвал. Как он будет проверять мои способности, если сам не умеет писать? А может, он и вообще не писатель, а только ученик, как «малый», отец Комара?
        — Чего нахмурился? — спросил Иван Иванович.
        — Я не нахмурился… А почему вы так мало написали?
        — Не вышло больше. Писать — не дрова рубить: тяп — ляп — и готово. Надо, чтобы каждое слово стреляло в цель, как пушка. Пока такое слово подберешь, и ночь пройдет. Подымешь голову от бумаг, а в окно уж солнышко светит.
        — Все писатели так пишут?
        — По-разному пишут. У кого больше получится, у кого меньше. А вообще литература скороспелых ягод не терпит. Если уж подавать на стол, так чтобы все искрилось, огнем горело.
        Иван Иванович помолчал и вдруг спросил:
        — А ты помногу пишешь?
        — Я двадцать страниц могу написать, мне Степка мешает…
        — Почему?
        — Не знаю. Он меня писателем дразнит.
        — Зря дразнит.
        Иван Иванович открыл ящик стола, вынул небольшую, в картонном переплете книжку.
        — Эту книжку написали иркутские пионеры, — сказал он и вдруг улыбнулся, будто вспомнил что-то хорошее и радостное.
        — На самом деле?
        — Да. Только это было давно, еще при жизни Горького. Он даже письмо им прислал.
        — А у вас нет этого письма?
        — Есть. В Иркутске. В следующий раз, когда приеду, обязательно дам почитать.
        Я взял книжку. Сверху на обложке было напечатано: «Пионеры о себе», а внизу — вторая надпись: «База курносых».
        Посередине обложки трубил в горн лихой трубач — белокурый, краснощекий и, по-моему, даже чуть-чуть похожий на меня.
        Долго, с неожиданной завистью перелистывал я книжку. Затем спросил:
        — Много ребят ее писало?
        — Пятнадцать человек. Сейчас я тебе фотографию покажу.
        Иван Иванович снова открыл ящик и положил на стол фотографию. На карточке, окруженный со всех сторон пионерами, был снят Максим Горький. Он смотрел на ребят и улыбался доброй, хорошей улыбкой.
        — Это Алла, это Гринька, — объяснял Иван Иванович, — а вот это Женя. Ребята называли ее «доктор Джек» — она лечить всех любила.
        Меня давно мучил один вопрос, но спрашивать было как-то неудобно. Я перелистывал книжку, украдкой поглядывая на Ивана Ивановича.
        Писатель, как видно, понял мои страдания и спросил:
        — Чего умолк? Если пришел, так выкладывай все начистоту. Я тебя не съем.
        — Это я так… Я просто хотел спросить, как эти ребята учились. Говорят, некоторых писателей даже из школы выгоняли за неуспеваемость.
        Иван Иванович удивленно приподнял бровь:
        — Это ты что-то выдумываешь. Я таких примеров не знаю. А ребята иркутские отлично учились. Впрочем, у Жени, кажется, была одна четверка.
        — И по русскому пятерки?
        — А как же! Однажды на литературный кружок какой-то мальчишка принес сочинение. Ребята прочли и давай хохотать. Представляешь, вместо слова «обезьяна» он написал «обизяна». А почему ты, собственно, об этом спрашиваешь?
        — Просто так… Я знаю, как обезьяна пишется. Через твердый знак.
        Иван Иванович отрицательно покачал головой.
        — Ошибаешься. Сейчас обезьяну пишут с мягким знаком.
        — А раньше писали с твердым…
        — Сомневаюсь. Впрочем, это надо проверить…
        Я боялся влипнуть в какую-нибудь новую историю и решил: «Пожалуй, пора уходить».
        — Вам, наверно, очень некогда, — сказал я. — До свиданья.
        — А как же дневник? — остановил меня Иван Иванович. — Ты мне дашь почитать?
        «Пусть будет что будет», — решил я и отдал дневник писателю.
        Иван Иванович бережно принял от меня тетрадку, разгладил завернувшийся уголок на обложке и сказал:
        — Ты на меня не будешь сердиться, если я задержу немного дневник?
        — Пожалуйста, читайте хоть сто лет.
        — Ну, сто лет это многовато, — усмехнулся Иван Иванович. — Я прочитаю дневник дома, а зимой снова приеду сюда. Не возражаешь? Ну вот, тогда и поговорим подробнее.
        Я простился с Иваном Ивановичем и вышел на улицу.
        Встречей с писателем я остался очень доволен. Жаль только, что с обезьяной так получилось. Но кто мог знать, что этот зверь пишется с мягким знаком!
        Неподалеку от дома, где жил писатель, я встретил Люську. Она шла посередине дороги навстречу мне и бормотала про себя: «амплуа, аргумент, ансамбль…»
        — Ты куда? — спросил я. — Разве в школе уже убрали?
        — А ты думал, тебя ожидать будем!
        Люська подошла ко мне и вдруг всплеснула руками и начала хохотать.
        — Ты что, с ума сошла?
        А Люська все хохочет и хохочет:
        — Ох, не могу, какой ты аляповатый! Где ты достал этот антикварный костюм?
        Если бы я не остановил Люську, у нее был бы от смеха заворот кишок.
        — Замолчи! — крикнул я.
        — Ты чего кричишь? — рассердилась Люська. — Надел на шею чулок, еще и задаешься!
        Когда мы ехали в поезде, Люська говорила: «Геночка, давай с тобой никогда-никогда не ссориться и все время быть вместе. До самой смерти». И вот смотрите: прошло всего несколько дней — и она уже называет своего лучшего друга аляповатым!
        Разве можно верить этим девчонкам!
        О, женщины, женщины!

        Глава восемнадцатая
        МОКРЕЦ. В ЛЕСНОМ ОЗЕРЕ. ТРИДЦАТЬ ШЕСТЬ И ШЕСТЬ

        Ну и жаркие же выдались дни! Даже не верится, что живешь в тайге, а не в пустыне Сахаре. С утра над верхушками сосен плывут белые легкие облака, а к полудню от них уже и следа нет. Тонкие, как иглы, лучи солнца проникают даже в чащу леса. От жары нет никакого спасения. Пересохла на полянках трава, сморщились, сникли цветы. И лишь в ложбинках, там, где клокочут таежные родники, зеленеет высокий пырей.
        — Однако, скоро пойдут дожди, — уверенно говорит Степка.
        Прищурив узкий угольно-черный глаз, он смотрит в сторону Пурсея. Над вершиной утеса, распластав могучие крылья, парит коршун.
        — Это наше бюро погоды, — объясняет Степка. — Зря кружить не станет.
        Врал Степка или коршун в самом деле умел предсказывать погоду, не знаю, но это не так важно. Главное, что на второй день после нашего разговора над Падуном разразился ливень.
        Вечером на горизонте неожиданно для всех появилась черная туча. Тайга притихла, насторожилась и вдруг зашумела, заволновалась. С крутых глинистых холмов поднялись желтые стайки пыли. Без всякого предупреждения с неба оглушительно ударил гром.
        Такого ливня я еще не видел. Потоки воды устремились на землю с бешеной силой. Стало темно, как ночью. Когда вспыхивала молния, на берегу появлялась и мгновенно исчезала тонкая белоствольная березка. Ветер пригибал деревцо к земле, срывал и уносил с собой черные листья.
        Ливень бушевал целый час, а затем начал стихать. Тучи поредели и скоро рассеялись совсем. Над рекой показалось яркое, чистое солнце.
        — Пошли, однако, к Ангаре, — сказал Степка, выглядывая в окно.
        Мы подвернули штаны и отправились вдоль берега к Падуну. Ангару нельзя было узнать. Она потемнела, вспенилась. На стремнине неслись вниз вывороченные с корнями деревья, доски, клочки таежного сена.
        — Однако, хорошо! — сказал Степка и широко повел рукой.
        Было и в самом деле хорошо.
        Мы бегали наперегонки по берегу, швыряли в Ангару плоские голыши, пели песни.
        Солнце уже давно спряталось за кромку леса, а в небе все горело яркое золотое зарево. Справа и слева слышались голоса людей, мелькали удочки рыбаков; из поселка плыл по ветру горьковатый дымок вечерних костров.
        После дождя на Падуне стали поговаривать о каком — то «мокреце». Куда ни пойдешь, всюду слышится: «Теперь жди мокреца», «Мокрец покажет, где раки зимуют».
        Я не придавал особого значения этим разговорам. Подумаешь, мокрец! Ведь это мошкара, крохотный комар!
        Что такое мошкара, я узнал по-настоящему лишь в воскресенье, когда мы с отцом отправились по грибы. Между прочим, мой отец — заядлый грибник. Даже около магазина, где написано «грибы — ягоды», пройти равнодушно не мог. Станет посреди Тротуара и шепчет про себя по складам, как человек, который недавно научился читать: «Гри-бы, гри-бы».
        Еще на дворе печет летнее солнце, а отец уже заводит осеннюю песню о грибах: «Ну и грибов мы наберем нынче, Генка, ужас!»
        Но грибов помногу мы никогда не приносили. В подмосковных лесах не столько грибов, сколько грибников. Так и кишат с кузовками, сумками, корзинками…
        Отец поднял меня чуть свет. Мы положили в кузовки кривые садовые ножи, хлеба, по бутылке молока и отправились в путь-дорогу. В тайге лежала сумрачная прохлада. На листьях берез и длинных темных иголках сосен поблескивали дождевые капли. Отец шел все вперед и вперед. Он никогда не собирал грибы на опушке, как это делали иные легкомысленные грибники. «Чем дальше в лес, тем больше дров, — говорил он. — Шагай, Генка, веселей».
        Но вот он выбрал «самое лучшее грибное место». Деревья здесь росли не так густо, как везде. На полянках, будто новые пятаки, лежали солнечные зайчики. Первый масленок достался отцу. Он бережно срезал гриб, снял с шляпки налипшую хвою и положил в кузовок. Собирал отец грибы по-своему. Не суетился, не кричал на весь лес: «Ах, сколько грибов!»
        — Грибы не любят жадных людей, — очень серьезно и строго говорил он. — Ходи тихонько меж деревьев и шепчи про себя: «Грибов нету, нету. Нету грибов».
        Так и сейчас. Клал грибы один за другим в кузовок и бормотал заклинание грибников: «Грибов нету, нету. Нету грибов…» Я подобрал несколько маслят, белотелых груздей, волнушку и сел позавтракать. В стороне, кланяясь каждому дереву, ходил отец.
        Тут-то и налетел мокрец, о котором два дня говорили на Падуне. Меж деревьев неслась прямо на меня черная, дымная туча.
        Не успел я опомниться, как туча облепила лицо. Мошкара забиралась в ноздри, уши, проникала за рубашку. Я размахивал руками, катался по земле, но мокрец не отступал.
        — Па-а-па! — закричал я.
        Мошкара ринулась в открытый рот. Я закашлялся. Из глаз брызнули слезы.
        — Па-а-па!
        Отец не откликался. Со всех сторон, отыскивая жертву, неслись новые и новые тучи крылатых бандитов.
        Я вскочил на ноги и бросился бежать. Ветки деревьев больно хлестали в лицо. Я ничего не замечал. Уйти, скрыться, хотя бы минуту подышать чистым воздухом!
        Путь мне преградило большое, заросшее камышом озеро. Разгребая камыши руками, я ринулся в воду. У берега было неглубоко. Я окунулся с головой и сидел под водой до тех пор, пока в легких хватило воздуха.
        Когда я вынырнул, зловещей тучи уже не было. Мошкара озабоченно летала над камышом.
        Первый страх перед мокрецом прошел. Как рукой сняло и боль от укусов. Тишина. Вдалеке, невидимые глазу, крякали утки, всплескивалась на озерном приволье
        рыба.
        Первая мысль, когда я пришел в себя, была об отце. Где он? Почему не откликался на мой зов? Я заложил пальцы в рот и свистнул.
        — Ого-го-го-го! — раздалось в ответ. — Генка, где ты?
        Через несколько минут, отмахиваясь от мошкары зеленой веткой, на берегу появился отец.
        — Куда ты удрал? — спросил он. — Зову, зову, даже охрип от крика!
        — И я тебя звал. На меня мошкара напала.
        — Ну ладно, вылазь, а то мокрец живьем съест.
        Едва выбрался на берег, мошкара снова атаковала
        меня. Я припустился бежать, но отец остановил:
        — Погоди. Сначала ножик и кузовок найдем.
        С трудом мы нашли брошенные мною ножик и кузовок и вышли из тайги чуть живые. Лицо у отца посинело, опухло. Над правым глазом нависла багровая шишка. Не лучший вид был, наверно, и у меня.
        За холмом показался Зеленый городок. Всюду горели костры. Над палатками клубился черный, густой дым. Проклятый мокрец уже успел проникнуть и туда. Скорее бы добраться домой, обмыть тело, завернуться в холодную простыню. Но отец крепко держал за руку, не отпускал от себя.
        — Иди спокойно, не суетись.
        Легко сказать «не суетись»! Мошкара не отставала от нас, жалила, звенела в ушах, копошилась под рубахой.
        Отец, будто назло мне, шел неторопливым, деловитым шагом. В поселке он остановился у крайнего костра, попросил закурить у знакомого плотника. Плотник протянул пачку папирос, лукаво посмотрел на кузовок, прикрытый сверху газетой.

        — Откуда?
        — По грибы с сыном ходили, — равнодушно ответил отец.
        Плотник недоверчиво улыбнулся, подмигнул отцу. Знаем, мол, этих грибников и охотников. Кашей их не корми, а дай только поболтать о своих подвигах.
        — А где же грибы? Мокрец съел? — спросил он. Казалось, отца даже не обидел этот ехидный вопрос.
        Он отвернул газету и сказал:
        — Смотри, если охота…
        В кузовке поблескивали лакированными шляпками свежие, отличные грибы.
        Вечером Петр Иович нажарил огромную сковородку накрошил в блюдечко лука, высыпал на стол белых пышек. Но мне было не до еды. Ложка дрожала в руке перед глазами плыли красные круги.
        — Ты что, заболел, однако? — участливо спросил Петр Иович.
        Вместе с отцом он перенес меня на кровать, захлопотал, засуетился по избе.
        Меня растерли нашатырным спиртом, смешанным с постным маслом, поставили под мышку термометр. Блестящая льдинка мгновенно нагрелась. Я лежал пластом и мысленно видел, как ртутный столбик подымается все выше и выше: 38 —39 —41.
        — Сколько там, однако, набежало? — услышал я вдруг голос Петра Иовича.
        Отец рассматривал перед лампой термометр и удивленно пожимал плечами.
        — Ничего не понимаю! Тридцать шесть и пять. Термометр снова затолкали под руку и продержали
        вместо десяти минут пятнадцать. Результат был почти один и тот же: термометр показывал тридцать шесть и шесть.
        Мне даже обидно стало: тело горит огнем, а температура нормальная. Впрочем, есть такие болезни, при которых температура ничего не значит. Ходит человек, и вдруг хлоп — и поминай как звали. Но Петр Иович, наверно, не знал о таких болезнях и думал просто-напросто, что я хитрю. Он сердито выплеснул из блюдечка в помойное ведро масло со спиртом и начал укладываться спать.
        Отец остался сидеть у кровати. Он держал меня за руку и тихо убеждал:
        — Спи, Генка.
        Вот лег и отец. Большая круглая луна выкатилась из-за леса, заглянула в низкое, вросшее в землю окошко. И вдруг на столе что-то засверкало. Я долго смотрел на загадочную точку и никак не мог понять, что это такое. Любопытство взяло верх. Я поднялся и пошел к светлячку. На столе лежал термометр. Серебряная ниточка ртути показывала тридцать шесть и шесть.
        Утром около каждой палатки снова горели костры. Возле них суетились мои друзья — Степка, Комар, Люська. Они набирали охапки сырой травы и бросали в пламя. Тучи мокреца носились у берега, пытались прорваться сквозь дымовую завесу к палаткам и позорно отступали.
        Я принялся помогать ребятам. Работать было легко и весело. Я почти забыл о своем искусанном лице и красных волдырях, которые покрывали мои руки и грудь. И лишь вечером, когда пришел в избу, вновь почувствовал жар и тошноту. Я пересилил себя и сел ужинать вместе со всеми.
        Ночью, когда все в избе уснули, я подкрался к столу и взял термометр. «Теперь уже наверняка будет сорок», — с надеждой подумал я. Но градусник снова подвел. Ртутный столбик остановился на тридцати шести и шести десятых и выше не желал двигаться.
        Когда я относил термометр на место, мне показалось, что отец не спит. Я подошел и стал смотреть в лицо. Веки отца подозрительно вздрагивали, а возле губ блуждала едва заметная улыбка. «Ну и подожди же! — подумал я. — Все равно не отойду, пока не откроешь глаза».
        И отец не выдержал. Он рассмеялся и потащил меня в постель.
        — Не щекочи! — закричал я.
        — Тише, чертенок, разбудишь Петра Иовича! — шептал отец, обнимая меня.

        Глава девятнадцатая
        КАК Я БУДУ МСТИТЬ ЛЮСЬКЕ. В ПОДЗЕМНОМ ЦАРСТВЕ. БРОШЕН, ЗАБЫТ…

        Степка предложил пойти в тайгу за кедровыми орехами.
        — На целый год запасемся, — сказал он. — Сиди зимам на печке и знай щелкай.
        Комар, Степка и я взяли мешки, а Люська — только сетку-авоську. Люську, конечно, брать не стоило. Нянчись с ней в тайге, как с ребенком. Только вышли из поселка — она сделала страшные глаза и спросила Степку:
        — Степа, а может, там не только анофелесы есть, но и алчные звери? Я очень боюсь. Ты же знаешь, я в Сибири еще не акклиматизировалась.
        Боишься алчных зверей, так сиди дома, нечего к мужской компании приставать! Я говорил Степке:
        — Не надо ее брать.
        Но Степка даже не ответил. Посмотрел на меня своими черными хмурыми глазами и отвернулся. И вообще, мне кажется, все это происходит не случайно. Что-то здесь да есть… Степка и Люська идут впереди меня и все время шепчутся. Знаю я, о чем она шепчет: «Степочка, давай с тобой никогда-никогда не ссориться и быть все время вместе. До самой смерти…» Мне, конечно, все равно… только обидно: неужели она променяла меня на Степку?
        У нашего соседа в Москве был патефон. Вечером, когда все ложились спать, сосед заводил патефон и ставил его на подоконник. Патефонный певец гремел на весь двор: «Я упрекать тебя не стану и не смею». Жильцы нашего дома слушали эту песню и громко вздыхали. А тетя Клава, которая работала токарем на заводе «Шарикоподшипник», даже стучала кулаком в стену и кричала:
        «Я больше не вынесу этой трагедии! У меня разорвётся сердце!»
        Когда я стану большим, я тоже куплю патефон с пластинкой «Я упрекать тебя не стану и не смею» и буду заводить его под самым окном Люськи. Пусть она мучается, терзается и кричит:
        «У меня разорвется сердце!»
        Я буду жесток и неумолим. Никогда, ни за что не прощу Люське этой обиды.
        Мы шли по узкой, протоптанной в траве тропинке. Слева темнела тайга, справа бежала в бесконечную даль Ангара. Я уже давно натер сапогами мозоли, а Степка все шел и шел вперед, не оглядываясь.
        «Двужильный он, что ли? — думал я. — Можно бы уже и отдохнуть!»
        Первый привал мы сделали не скоро, да и то, наверно, лишь потому, что на пути нам встретилась буровая вышка. На берегу Ангары были вбиты в землю три толстые железные трубы. Концы их сходились вверху в одной точке, как жерди на шалаше. Сверху к трубам был привязан толстый стальной прут, а к пруту было приделано огромное сверло. Возле буровой вышки стоял мотор. Когда его запускали, сверло начинало вертеться и высверливать в каменистом берегу отверстие глубиной в сто метров. Что такое сто метров, легко представить, если измерить снизу доверху двадцатипятиэтажный дом. Ширина отверстия тоже солидная — полтора метра. В него свободно могут влезть два, а то и три человека.
        «Зачем туда влезать?» — спросите вы.
        Вначале мы тоже не знали этого. Рассказал нам о скважинах буровой мастер. Он стоял возле мотора, курил папиросу и прислушивался, как сердито урчит, врезаясь в камни, стальное сверло. Оказывается, для того чтобы построить плотину, надо знать, что происходит в глубине земли, разведать, нет ли в камнях трещин. Ведь может случиться так: построят плотину, а берега не выдержат и расползутся по всем швам. Вся работа строителей пойдет насмарку.
        — Если хотите, могу кого-нибудь из вас опустить под землю, — сказал буровой мастер. — Скважина почти
        готова.
        Я сделал два шага вперед, как солдат, которого вызывают из строя, и сказал:
        — Я согласен. Можете опускать.
        — Почему именно тебя? — спросил буровой мастер. — Ты разве лучше всех?
        — Он у нас всегда поступает как агрессор, — сказала Люська. — Если не будет аварии, я тоже могу опуститься под землю. Я вам авторитетно заявляю.
        Бурового мастера очень удивила такая длинная и сученая» фраза словаря в платье. Он с удивлением посмотрел на Люську и сказал:
        — Прекрасно. Подымите руки, кто хочет опуститься под землю.
        Степка, Комар и я сразу же вскинули вверх руки. Люська посмотрела на нас и чуть-чуть приподняла руку над плечом. Точно так и в классе бывает: ученику до смерти не хочется выходить к доске, но он все же не отстает от других ребят и поступает так, как все. Авось учитель не вызовет или не заметит поднятой руки. Но я все же думаю, что Люська подняла руку назло мне.
        Буровой мастер усмехнулся и сказал:
        — Нет, так у нас ничего не выйдет. Берите палку и начинайте конаться.
        Степка сломал длинный прут, и мы, переставляя кулаки, начали конаться, кому достанется право опуститься под землю. Степкин кулак, Комара, Люськи. Люська прикрыла своим кулаком руку Комара. Остался небольшой свободный кончик. Следующая очередь моя. Но Люська хитрит и передвигает кулак все выше. Я сразу же заметил эту хитрость и ухватил палку безымянным пальцем и мизинцем.
        — Это афера! — закричала Люська. — Пусть он перебросит палку через голову!
        Пожалуйста! Я еще крепче сжал палку пальцами и швырнул ее через плечо. Даже буровой мастер не стал возражать. Все сделано по правилам.
        — Ну что ж, — сказал он, — твое счастье.
        Буровой мастер отцепил сверло и вместо него прикрепил к длинному стальному канату железную клеть, похожую на фонарь без стекол. На самой верхушке «фонаря» горела тусклым желтым светом электрическая лампочка.
        — Входи, — сказал мастер и открыл решетчатую дверку. — Когда осмотришь подземное царство, нажми на эту кнопку. Я подниму клеть наверх.
        Я знал, что ничего плохого со мной не произойдет, но все же было страшновато. Точно так бывает, когда входишь в рентгеновский кабинет. Темно и жутко. Вдалеке виден красный огонек и слышится гробовой голос врача: «Иди сюда… так, ближе…»
        Я вошел в клеть и замер. Кажется, еще немного — и сердце мое не выдержит и разлетится на четыре части.
        Но вот снова заработал мотор. Клеть качнулась и тихо пошла вниз, в бесконечную черную пропасть… Под землей лампочка горела не желтым, а белым ослепительным светом.
        Подземное царство началось с толстого слоя черной, спрессованной, как камень, земли. По стене скважины разбегались подрезанные корни деревьев. Вначале они были корявые и неуклюжие затем всё тоньше и тоньше, как нити, и наконец исчезли совсем. Стены скважины начали светлеть. Казалось, снизу поднимается солнце. Но это было не солнце. На смену черной, как уголь, земле пришла полоса желтой глины. «Это вторая комната подземного царства», — подумал я.
        Не успел я хорошенько осмотреть вторую комнату, как передо мной открылся огромный белоснежный дворец из подземных известняков. Для полного сходства с дворцом не хватало только картин в темных бронзовых рамах и средневековых рыцарей в стальных шлемах и кольчугах.
        Клеть проскользнула еще через несколько комнат и отпустила меня в самый большой и самый красивый каменный дворец. Стены дворца были выложены из темно-зеленых диабазов. Вокруг скважины вились бурые атласные ленты. Позднее я узнал, что это окислы железа. По камням бежали вниз тонкие струйки воды. Они скатывались в ложбинку или небольшую круглую ямку, исчезали, а затем вновь выбирались на волю, переливаясь синим, зеленым и красным цветами. Сколько я ни смотрел, но так и не заметил на стенках скважины никаких трещин. По-моему, в этом месте берег не подведет и вполне удержит плотину Братской ГЭС.
        Надо было подниматься наверх. Все уже, наверно, заждались и сгорают от нетерпения и зависти. Я нажал кнопку и стал ждать. Но странное дело: прошло уже минуты две, а клеть все так же стояла на дне скважины. Я еще несколько раз нажал кнопку электрического звонка. Клеть не двигалась с места.
        «Может быть, испортился мотор? — подумал я. — А вдруг это был не буровой мастер, а какой-нибудь предатель? Он нарочно заманил меня в клеть и теперь посмеивается и ждет, когда я погибну от голода!»
        От страха у меня даже начали шевелиться волосы. (От страха волосы всегда шевелятся, а потом начинают седеть.)
        Пройдет несколько дней, клеть поднимут наверх, и все с ужасом увидят, что вместо мальчишки в ней сидит мёртвый седой старик. Нет, я не хочу умирать! — Спасите! — крикнул я.
        Эхо прокатилось по скважине чугунным шаром и стихло где-то наверху. Никто не ответил на призыв о помощи.
        Брошен, забыт… И это называется великая дружба! Знаю: идут сейчас по тайге и перемывают все мои косточки. Люська, конечно, рядом со Степкой. Она трясет своими рыжими косами и говорит:
        «Хорошо, что Генка остался в яме! Теперь он окончательно аннулирован».
        Я сказал мысленно своим друзьям: «Не поминайте лихом» — и приготовился к смерти. И вдруг стальной канат натянулся, дернул клеть и понес ее вверх.
        — Ты чего не звонил? — спросил буровой мастер. — Умер там, что ли?
        Я хотел ответить, но вместо слов изо рта вылетали какие-то непонятные звуки — «ава-ва-ва-ва». Я невольно вспомнил «малого», то есть отца Комара. Но было, конечно, не до смеха. Ведь возвратился я к друзьям почти с того света. А это не шутка, когда бывший покойник приходит на землю.
        — Я на-на-на-жимал, — сказал наконец я и показал на кнопку электрического звонка.
        Буровой мастер и ребята, вместо того чтобы посочувствовать мне, начали хохотать. Оказывается, я нажимал не на кнопку, а на самую настоящую железную гайку.
        — Ты зачем стучишь зубами? — спросила Люська. — Для полного аффекта?
        Не хватало еще таких вопросов! Если бы я умер, она наверняка сказала бы: «Зачем ты умер? Это абсурдно!»
        Я нашел что ответить:
        — Ты бы еще не так постучала! Мороз там… сорок градусов…
        Буровой мастер усмехнулся. Но ребята не заметили этой улыбки. А если бы и заметили, все равно не поняли бы, в чем дело. Они ведь не знают, жарко там, как в духовке, или холодно, как на Полюсе холода в Оймяконе.
        Мы простились с буровым мастером и пошли дальше. Люська, Комар и Степка с завистью посматривали на меня и надоедали вопросами. Я рассказывал о подземном царстве и все время думал — вдруг Люська взмахнет руками, сделает страшные глаза и скажет: «Посмотрите, что с ним случилось! Он абсолютно седой!»
        Но Люська шла рядом и ничего не говорила о моих волосах. Все было в порядке. Кто-кто, а Люська сразу бы заметила. У нее не очки, а четырехкратный бинокль.

        Глава двадцатая
        КЛАД. РАЗБОЙНИКИ. В ОХОТНИЧЬЕЙ ИЗБУШКЕ

        В тайге тихо, спокойно. Сквозь сосны и лиственницы просачивается вниз зыбкий свет. В ускользающем тепле греют свои нарядные коричневые шапочки маслята, рыжики, выглядывают бусинки красной смородины.
        Но что же это я описываю какие-то грибы и ягоды! Может быть, в тайге ничего особенного не произошло? Нет, это неверно. В этот день с нами произошли такие истории, о которых можно написать не только дневник, но даже роман с тремя продолжениями.
        Так вот. Едва мы вошли в самую гущу тайги, Степка остановился, понюхал воздух и озабоченно сказал:
        — Однако, мне это уже не нравится.
        — Что тебе не нравится? — испуганно спросила Люська и побледнела как полотно. — Тут медведь?
        — Не, — ответил Степка. — Дымом пахнет!
        — Ну и пусть себе пахнет, — сказал я. — Подумаешь, какая важность!
        Степка строго посмотрел на меня:
        — Как это — пусть? А вдруг пожар!
        Степка перешагнул через сосну, вывороченную бурей вместе с корнем, и быстро зашагал к небольшой ложбинке. Оттуда и в самом деле тянуло горьковатым дымком. Мы побежали за Степкой. В ложбинке, неподалеку от крохотного прозрачного ручья, горел костер. Желтое пламя уже перебрасывалось на траву, карабкалось на высокую сухую березку. Возле костра валялись консервные банки и пустая водочная бутылка.
        Мы погасили огонь и стали обсуждать, кто мог раз — жечь в таком далеком, глухом месте костер.
        — Может, охотники? — сказал Комар.
        — Тоже выдумал! — возразил Степка. — Охотники порядок знают, не будут безобразничать.
        — Наверно, это дачники, — сказал я. — Дачники всегда разводят костры.
        — Ерунда! — резко отрубил Степка. — Дачников в тайге не бывает. Это тебе не Марьина роща.
        При чем здесь Марьина роща! Говорит таким тоном, как будто бы все на свете знает! Не был в Москве, так лучше бы молчал. Это только раньше в Москве была Марьина роща, а сейчас там обыкновенные и, по-моему, даже не озелененные улицы.
        — Я знаю, кто это, — сказала Люська и сделала страшные глаза. — Разбойники. Авторитетно вам говорю.
        Вы думаете, Степка ответил ей «ерунда», «чепуха»? Ничего подобного! Он посмотрел на нее без всякой злости и сказал:
        — Нет, Люся, откуда тут разбойники возьмутся!
        Так мы и не решили эту странную загадку. Постояли
        около пепелища, подумали и махнули рукой. Не разыскивать же этих хулиганов! Еще по затылку надают.
        Степка облюбовал высокий кедр и начал быстро карабкаться. Я снял сапоги, поплевал на руки и полез на другое дерево. Забрался метра на полтора, а дальше не могу — тянет вниз, как магнитом. А тут еще Люська каркает:
        — Гена, ты абсолютно не умеешь лазать!
        — Вот я тебе дам «абсолютно»!
        Я поднатужился, пролез еще несколько сантиметров, и остановился как приклеенный. Повисел немножко и позорно сполз вниз.
        — А ты не лазь, — участливо сказала Люська. — Пойдем лучше цветы собирать.
        — Уходи со своими цветами!
        Я посмотрел вверх. Степка и Комар уже срывали шишки и швыряли их на землю. «Все равно залезу! — решил я. — Все равно». Я подошел к дереву, как к своему врагу, подпрыгнул и… полез… Люська стояла внизу и хлопала в ладоши.
        Я сорвал штук двадцать шишек и спустился вниз, руки и колени горели, будто обожженные. А Степка, видно, и не думал слазить. Швырял и швырял шишки одну за другой. Наверняка с Люськой поделится! Люська даже готовые не подбирала. Она ходила от одной полянки к другой, срывала осенние цветы, веточки багульника, вереска и все восторгалась: «Ах, какой прекрасный ассортимент для букета!»
        Стоило идти в такую глушь за цветами! Их на Падуне хоть отбавляй!
        Едва я подумал о Люське, и тут же, в эту самую минуту, в тайге раздался страшный, или, как еще говорят, душераздирающий, крик:
        — Ой, мамочка родная, идите все сюда!
        Конечно же, это была Люська. Кто еще будет кричать «ой, мамочка родная»?
        Степка и Комар быстро сползли с деревьев и побежали вслед за мной к Люське. Что там с ней случилось? Змея укусила или алчного медведя увидела? Нет, поблизости не было видно никаких медведей. Люська стояла возле сосны и смотрела страшными глазами на холм свежей, присыпанной листьями земли.
        — Там человек лежит… мертвый…
        Откуда она взяла, что там человек? Может, это просто дохлая кошка похоронена!
        Мы подошли к холму. Из земли и в самом деле выглядывал рукав серого мужского пиджака с зелеными пуговицами. Но почему только рукав? Может, убитый был с одной рукой?
        Рассуждали мы, конечно, не так спокойно, как я рассказываю. Даже Степка перетрусил. Лицо и губы побелели, глаза округлились и стали совершенно черные, как уголь. О Люське же и говорить нечего — стучит зубами, как телефонный аппарат: тук-тук, тук-тук-тук.
        Не скажу, что я какой-то особенный герой, но и трусом я никогда не был. Вы же сами знаете, в каких переделках бывал: и в шлюпке, как в старом ботинке, ехал, и с фальшивым добровольцем сражался… Но рисковать зря никогда не стоит. Я подумал хорошенько и сказал:
        — Знаете что? Давайте возьмем ноги в руки и удерем отсюда, пока не поздно.
        Степка, как и всегда, не согласился с моим предложением. Он подошел к холму, осмотрел его со всех сторон и сказал:
        — Надо раскопать.
        Оглядываясь по сторонам, мы начали разгребать палками и руками страшный холм.
        Как ни странно, но мертвеца в могиле не было.
        Как не было? А что же там такое? А то же самое, что и в приключенческих книжках: клад.
        В яме или могиле, называйте ее теперь как хотите, был не один, а все три пиджака. Кроме пиджаков, мы вытащили много другого добра: новенькие мужские рубашки, свитеры, брюки. В руки нам даже попался огромный пылесос с длинным резиновым шнуром. Но на пылесосе дело не закончилось. Когда мы решили, что в яме больше ничего нет, Степка еще раз ковырнул палкой и вынул деревянную шкатулку с красным цветком на крышке. Мы заглянули в шкатулку и ахнули. Она была почти до краев набита часами, серьгами, кольцами. Сверху лежал гигантский золотой паук с ядовитыми зелеными глазами и проволочными усами.
        — Что же мы будем делать с кладом? — спросила Люська.
        — По-моему, надо разделить, — сказал я. —Степке — пиджаки, Комару — пылесос, а я могу взять часы. Пиджак мне не нужен, отец обещал купить.
        — А мне, значит, ничего! — возмутилась Люська. — Это я нашла клад, а не вы!
        — Как — ничего? А паук с проволочными усами!
        — Не нужен мне твой паук! Он антипатичный. Справедливо разделить клад помешал Степка.
        — Никаких дележек! — сказал он. — Вещи отдадим в милицию.
        Люська и Комар тут же присоединились к Степке.
        — Это жулики ограбили магазин и спрятали вещи здесь, —сказал Комар. — Надо отдать в милицию. Все честные люди так поступают.
        Степка отряхнул с пиджака землю, вытер рукой пылесос и приказал:
        — Грузите вещи в мешки. Пора идти домой. Грузить так грузить. Я взял шкатулку с драгоценностями, два пиджака и пошел к своему мешку. Степке показалось, что я взял очень мало вещей. На самом деле это было не так. Если весь клад разделить на четверых, у каждого получится поровну. Я уж не говорю о том, что шкатулку надо нести особенно бережно. Споткнешься — и разыскивай потом часы и серьги в траве. Степка не подумал об этом.
        — Отдай шкатулку Люсе! — крикнул он. — Пусть она несет. Она женщина.
        Пожалуйста! Очень мне нужны часы и паук с проволочными усами! Я отдал Люське шкатулку и поднял с земли несколько рубашек. Но Степке как будто бы на пятку наступили. Он сердито вырвал рубашки и сказал:
        — Нечего хитрить! Если ты такой умный, бери пылесос.
        Я не предполагал, что Степке вздумается брать с собой и пылесос. Впрочем, сделать это он решил в последнюю минуту, чтобы насолить мне.
        — Пылесос я не возьму, — твердо сказал я и поднял несколько рубашек.
        Тут-то Степка и вступил со мной в страшный, небывалый спор:
        — Так ты, значит, не возьмешь?
        — Не возьму!
        — А я говорю, возьмешь!
        — А я говорю, не возьму!
        Степка подскочил ко мне и толкнул в грудь. Удар был такой сильный и такой неожиданный, что я не устоял на ногах и полетел в яму, которую мы только что вырыли.
        — Ага, так ты так!
        Я выбрался из ямы и пошел с кулаками на Степку. Степка применил запрещенный прием. Он дал мне подножку и снова свалил на землю.
        — Сдаешься, хвастун?
        Он лежал на мне, как на матраце, и не давал двинуться ни вправо, ни влево. Не знаю, как это случилось… Я до сих пор не могу простить себе этого… Я колотил ногами по земле, пытался достать Степку задником сапога, вывернуться из-под него быстрым, неожиданным рывком. Все было тщетно. И вдруг я почувствовал возле своего лица жаркое тепло Степкиной руки. Я быстро повернул голову и впился зубами в твердую, соленую от пота кисть.
        — Ай! — крикнул Степка.
        Он вскочил на ноги и смотрел на меня сверху вниз незнакомым, чужим взглядом, как будто бы не узнавал или впервые видел меня. По его руке текла тонкой струйкой и капала на траву кровь.
        Люська подбежала к Степке, вынула из-за рукава белый платочек:
        — Дай я перевяжу, Степочка… Тебе больно?
        Она перевязала рану и обернулась ко мне. За стеклами очков сверкали маленькие злые слезы:
        — А ты уходи! Сейчас же уходи, противный агрессор!
        К Люське присоединился Комар.
        — Уходи, ты мне не товарищ, — сказал он.
        Проклиная себя, я бросил мешок с шишками на плечо.
        Степка не дал мне уйти. Он подошел ко мне вплотную и зловеще сказал:
        — Сейчас же бери пылесос! Понял?
        Нет, со Степкой лучше, пожалуй, не связываться. Я бросил мешок и взял в руки пылесос. Ладно, пусть пока командует…
        Когда все нагрузили свои мешки, Степка сказал:
        — Пошли. Только по дороге ни одного слова. Может, бандиты уже идут сюда…
        Прислушиваясь к каждому шороху, мы молча шли по лесной чаще. Больше всех волновалась и пугала нас своей подозрительностью Люська. Свалится с дерева шишка или отломится и упадет на землю сухая ветка, Люська уже дрожит от страха, и шепчет:
        — Ой, мамочка родная! Это бандиты!
        Говорят, будто сердце человека чувствует беду. Теперь, после всего, что произошло с нами, я верю этому. Иду я по тайге, смотрю по сторонам, и вдруг сердце — тук-тук — тук. «Что такое? — подумал я. — Почему оно так странно стучит? Неужели что-нибудь предчувствует?»
        Оказалось, что сердце стучало не зря. Справа от нас совершенно неожиданно послышался шум шагов. Освещенную солнцем полянку пересекли две быстрые тени. Мы присели на корточки и затаив дыхание стали ждать.
        — Это бандиты? — шептала Люська синими, трясущимися губами. — Они нас убьют?
        С вершины высокого кедра сорвалась и полетела вниз, сбивая на пути тонкие сухие ветки, огромная шишка. Люська не разобралась, в чем дело, вскочила с земли и закричала страшным голосом:
        — Убивают! Мама!
        «Ну, теперь все пропало, — леденея, подумал я. — Прощай жизнь! И зачем я пошел за этими проклятыми кедровыми орехами!»
        Вы знаете, как я отношусь к Степке: сколько было у меня из-за него неприятностей, горя, обид… Но здесь не могу быть несправедливым. Лесной человек Степка не растерялся и этим, быть может, спас нам жизнь.
        — Вперед! — кратко приказал он. — За мной!
        Спотыкаясь и падая, мы помчались за Степкой. Он бежал по новой, незнакомой дороге. Не к Пурсею, откуда мы недавно пришли, а значительно левее. В чем дело? Может, он заблудился, забыл дорогу? Нет, пожалуй, это неверно. Степка прекрасно знал тайгу и мог ходить по ней с завязанными глазами. Впрочем, и рассуждать было некогда. Жулики заметили нас и понеслись буквально по пятам.
        — Бросьте мешки, негодяи, бросьте мешки! — летело нам вслед.
        Черный длинный шнур пылесоса путался под ногами, мешал бежать. Неужели погибать из-за этой машины? Судьба моя решалась. Еще несколько минут — и грабители настигнут меня, схватят за шиворот и беспощадно расправятся. Я швырнул пылесос в сторону и легко побежал вперед, обгоняя Люську, Комара и Степку. Только сейчас я понял, куда вел нас лесной человек Степка. Меж деревьев прямо передо мной радостно сверкнула, засеребрилась на солнце Ангара.
        — Вперед! — крикнул я. — Вперед!
        Мы скатились с кручи на пологий, зализанный волной берег Ангары и увидели неподалеку лодку, или, как ее называют в Сибири, ветку. Столкнуть лодку в воду было делом одной минуты. Степка сел на весла и быстро погнал ветку на стремнину. Теперь нам уже ничто не угрожало. Спасены! Спасены!
        Грабители стояли у самой воды и грозили нам кулаками. Но что они могли сделать? На всем берегу, как утверждал Степка, была всего-навсего одна лодка. Хозяина у лодки не было, и она считалась бесхозной, или ничейной. Впрочем, лодка всегда была в образцовом состоянии. Плавали на ветке и чинили ее безвестные охотники-скитальцы.

        Ветка стремительно неслась вниз. Фигуры грабителей быстро удалялись и вдруг исчезли совсем.
        Степка греб изо всех сил на ту сторону реки. Рубашка на нем взмокла и прилипла к телу. Нелегко было преодолевать такое течение. Вода яростно била в тонкий борт ветки, тащила ее вниз. И все же лодка упрямо, метр за метром, продвигалась вперед, наперекор большой воде.
        Но вот наконец течение стало ослабевать. Надвигался скалистый правый берег. Степка выбрал небольшой залив и направил туда нашу ветку. Легко подчиняясь веслу, лодка проскользнула мимо каменистой, выступившей из-под воды гряды и с ходу врезалась в берег.
        Мы вышли на песчаный, окруженный скалами «пятачок» и начали осматриваться. Камни, камни и камни. Поросшие низкорослым шиповником скалы почти отвесно падали вниз. Взобраться на них, пожалуй, не под силу даже альпинистам. Все молча и с надеждой смотрели на лесного человека Степку. А Степка, казалось, даже и не думал о постигшей нас беде. Он деловито вытащил ветку на берег, положил на днище весла и спокойно сказал:
        — Ну что ж, пошли?
        — Куда же мы пойдем? — удивилась Люська. — Там же абсолютные горы!
        — Однако, там тропинка охотничья есть. Я эти места знаю. С дедом приезжал.
        Между прочим, я так и думал, что Степка найдет выход из трудного положения. Там, где дело касалось тайги, на него можно было положиться. Но в этом нет ничего удивительного: Степка родился и вырос в тайге. Пусть приедет в Москву, я тоже буду водить его по всем улицам. Если хочет, могу даже повезти в Марьину рощу или на Ленинские горы к высотному университету.
        По совету Степки мы напились в Ангаре и отправились в путь. Охотничью тропинку разыскивать долго не пришлось. Она спряталась в расщелине утеса и бежала вверх, теряясь меж камней и багряных кустов шиповника. Нелегко карабкаться по охотничьей тропинке. Не только мешок страшная обуза, а даже веревочная авоська с рубашками, в которые завернута шкатулка с драгоценностями. С большим трудом я выпросил эту авоську у Люськи. Она упрямо несла свою ношу, но наконец не выдержала и зло сказала:
        — Авоську можешь взять, но пылесоса мы тебе все равно не забудем. Мы тебе ничего не забудем, антипатичный ты человек!..
        Наверху, когда мы сделали небольшой привал, Степка рассказал о дальнейших планах. Мы пойдем по тайге до утеса Журавлиная грудь, а оттуда вновь переправимся через Ангару на лодке к нашему знаменитому Пурсею.
        — Однако, далеко придется идти, — сказал Степка. — Километров двадцать самое малое.
        — Я боюсь ночью ходить по тайге, — сказала Люська — Ты меня, Степа, извини, но ты же знаешь, что я еще не акклиматизировалась…
        — А мы ночью и не пойдем. Мы заночуем в охотничьей избушке. Я эти места знаю. С дедом приезжал.
        Степка мог и не повторять, что приезжал сюда с дедом, все это прекрасно слышали.
        И вообще, я думаю, Степка неинтересный человек. Если бы какой-нибудь писатель написал книгу о тайге, он не сделал бы Степку героем книг. В книге все должно быть запутанно и интересно. А у Степки как-то легко и просто получается. Встретили грабителей — он перевез через Ангару, не было тропинки — появилась тропинка, надо переночевать в тайге — получайте и избушку.
        Но это дело писателей, кого им выбрать в герои. Я же могу только посоветовать:
        «Не берите Степку в повесть. Я и сам пишу о нем в дневнике потому, что нет иного выхода».
        Но вообще-то говоря, я был не против предложения Степки. Книги книгами, а ночевать в тайге — дело не шуточное. В избушке, по крайней мере, алчные звери не съедят.
        Мы долго шли по тайге и наконец увидели избушку. Время по-таежному было позднее. Солнце уже закатилось, и теперь из-за каждого дерева выглядывала темнота. Мы обследовали наше новое жилье и нашли здесь много нужных вещей: поленницу аккуратно нарубленных дров, бересту для растопки, спички и даже мешочек с ноздревыми ржаными сухарями. Все это оставили охотники
        для своих незнакомых друзей. Придет человек в избушку голодный, мокрый, а тут уж готов и стол и дом. Чиркни спичкой и кипяти себе чай на здоровье. Даже котелок на печке стоит.
        Каждый, кто переночует в избушке, обязан на следующее утро нарубить дров, положить на видное место все что у него есть в запасе, — сухари, горсточку соли, банку консервов. По-моему, это очень хороший таежный закон. Конечно, если у тебя ничего нет и ты сам от голода зубами стучишь, тогда дело другое. Но хитрить не смей. Жулика, или, как сказала бы Люська, авантюриста, в тайге сразу разоблачат.
        Поужинали мы на славу. Не только погрызли сухарей, но даже напились чаю с молоком. Чай с молоком научил нас готовить тоже Степка. Пока совсем не стемнело, он сбил с дерева несколько шишек, истолок в котелке кедровые орешки и залил их водой. Шелуха всплыла наверх, а измельченные зерна остались внизу. Вода вскипела и стала белой, как молоко. Такого вкусного чая я еще никогда не пил. Наш таежный чай был даже с заваркой. «Гастронома» в тайге, конечно, нет, но чаю при желании можно добыть сколько угодно. Чай растет на березах и называется «чага» или «березовый гриб». Чага — твердые шершавые бугорки на коре дерева. Иногда бугорки разрастаются и становятся величиной с футбольный мяч. Только играть таким мячом, пожалуй, нельзя: он твердый, как кость.
        Нетрудно достать в тайге и сахар. Он растет под ногами. Таежный сахар бывает разных цветов. У красной смородины и земляники сахар красный, у черной смородины — черный, у голубики — фиолетовый, как школьные чернила. Кроме сахара, в таежных ягодах много всевозможных витаминов. В красной и черной смородине, например, витамина «С» больше, чем в мандаринах.
        Хорошо вечером в лесной избушке! Сквозь крохотное окошко, чуть освещая закопченные углы, проникает лунный свет. В печке потрескивают березовые поленья, за окном задумчиво шумит тайга.
        О том, что будет дальше, куда поведет нас завтра лесной человек Степка, я уже не думал. Я подложил под голову кулак и уснул крепким таежным сном.
        Ночью я проснулся и услышал тихий плач. Я вгляделся в темноту и увидел Люську.
        — Ты чего плачешь, Люся?
        — Страшно, — сказала она и показала рукой на окошко. — Там волки.
        Где-то неподалеку от нашей избушки действительно тянул свою тоскливую ночную песню волк. Смолкнет, подумает и снова выводит протяжное, хватающее за сердце «у-ууу-у-ууу»…
        Я хотел разбудить Степку, но потом передумал. Неужели без него нельзя сделать в тайге ни одного шага? Я тоже мужчина. Я буду сам защищать Люську. Если надо, я погибну в неравной схватке с лесным зверем. Я сел возле Люськи и сказал:
        — Ты, Люся, не бойся. Я с тобой. А к тому же осенью волки людей не трогают. Ты это должна знать.
        Но Люська по-прежнему недоверчиво смотрела на окно избушки.
        — Осень для волков не аргумент, — сказала она. — Съедят и абсолютно ничего не оставят, даже костей…
        Я хотел сказать, что Люська напрасно придает такое большое значение своим костям, но сдержался. Когда за окном воет и клацает зубами настоящий волк, шутки неуместны.
        — Со мной ты можешь ничего не бояться, — убежденно сказал я. — Я тебя в обиду не дам.
        Люська успокоилась. Она взяла меня за руку и тихо сказала:
        — Гена, ты на меня не сердишься?
        Такой неожиданный вопрос смутил меня. Неужели она и в самом деле поняла, что я не антипатичный и не агрессор? Я решил выяснить все до конца. До каких пор я буду ходить, как будто бы с завязанными глазами!
        — Нет, Люся, я на тебя не сержусь. Но почему ты всегда несправедливо и незаслуженно обижаешь меня?
        — Я тебя не обижаю. Ты сам виноват: болтаешь своим языком, хвастаешься, как будто бы ты лучше всех на свете. Зачем такой апломб? Я тоже москвичка, и мне просто стыдно за тебя перед ребятами. Зачем ты укусил Степу? Ты ведь человек, а не аллигатор!
        При чем тут аллигатор, то есть крокодил? Неужели Люська не может подобрать более вежливые слова на букву «а»?
        — Ну что ж, — с болью в сердце сказал я, — раз ты считаешь, что Степка лучше меня, тогда…
        — Ах, ты ничего не понимаешь! — перебила меня Люська. — Это абсурдный разговор.
        — Совсем не абсурдный. Ты же помнишь, что сама говорила в поезде: «Геночка, давай с тобой никогда-никогда не ссориться и все время быть вместе. До самой смерти…»
        Люська тихо засмеялась.
        — Чего ты смеешься?
        — Ах, ты ничего не понимаешь!
        — Почему это я ничего не понимаю? А если не понимаю, так объясни. Только, пожалуйста, без своей буквы «а».
        Люська быстро посмотрела на меня и улыбнулась теперь уже грустной и какой-то растерянной улыбкой:
        — А ты не обидишься на меня?
        — Конечно, нет. Говори.
        Люська склонила голову и тихо сказала:
        — Я хочу быть вместе до самой смерти и с тобой, и со Степой, и с Комаром. Они ведь хорошие товарищи, и я их люблю…
        — Люся, подумай, что ты говоришь! Ведь так даже в книжках не бывает! — воскликнул я.
        Люська упрямо тряхнула головой:
        — Ну и пусть! Я абсолютно не хочу знать, что бывает в твоих книжках!

        Глава двадцать первая
        ГДЕ СТЕПКА? КОСТЕР НА БЕРЕГУ РЕКИ. ПРИЯТНЫЕ ИЗВЕСТИЯ

        Утром Комар и Люська растолкали меня:
        — Вставай, исчез Степка!
        Вначале я думал, что они шутят. Но нет, Степка и в самом деле исчез.
        — Степа-а-а-а! — кричали мы на всю тайгу. — Степа-а-а-а!
        Но никто не откликался. Степка будто сквозь землю провалился.
        Что же могло случиться? Может, волк задрал? Вышел Степка на порог, а серый цап-царап — и сожрал его вместе с сапогами, пуговицами и толстым солдатским ремнем. Исчезновение Степки всех очень расстроило. Хотя Степка очень часто был несправедлив ко мне, я был готов простить ему все обиды. Но главное, мы не знали, что нам теперь делать. Вот если бы был Степка, тогда другое дело. Он находит выход даже там, где его нет.
        Мы сели возле избушки и стали вспоминать Степку.
        — Степа даже чай умел варить с шишками! — сказала Люська. — Он лучше вас всех, я вам авторитетно говорю!
        — При чем здесь чай! — возразил я. — У него были более ценные достоинства…
        — Ты лучше молчи! — оборвал меня Комар. — Кто Степке руку искусал и пылесос выбросил? Говори! Может, он из-за тебя и умер!
        Странные обвинения! При чем тут пылесос?
        — Ты тоже хорош! — сказал я. — Что ты о нем на заборах писал? Разве так настоящие товарищи делают?
        — Я только один раз и написал…
        — И не один, а три. Один раз на доске показателей и два раза на заборе… К тому же ты еще ябедник. Мне говоришь «со Степкой дружить не буду, он мой враг», а Степке говоришь…
        — Я ничего Степке на говорил. Я только сказал, что ты хвастун…
        В общем, мы чуть не поссорились. Но потом мы поняли что дракой делу не поможешь, и решили идти в избушку варить Степкин чай. Шишки у нас еще со вчерашнего дня остались, вода тоже была под боком. Возле избушки темнела неглубокая, заросшая травой ямка. На дне ее клокотал быстрый родничок. Но чай сварить мы так и не успели. Едва в печке разгорелись и начали потрескивать дрова, за окном послышались быстрые шаги, и на пороге нежданно-негаданно появился воскресший из мертвых Степка.
        — Ой! — вскрикнула Люська и уронила котелок на пол. — Это ты, Степа, или не ты?
        Смешной вопрос! Кто же другой? Привидение?
        — Где ты был? — спросил Комар. — Мы думали, тебя волки загрызли.
        Степка нахмурил брови.
        — Скверные дела, ребята. Идти вперед нельзя: там обрыв.
        — А если на веревке перебраться, как альпинисты? — посоветовал я.
        Степка не забыл вчерашней истории и не ответил мне.
        Вместо того чтобы обсудить мое смелое и остроумное предложение, он поторопился выдвинуть свой собственный план спасения. Мы пойдем на берег Ангары и будем ждать случайного катера. Проплывет кто-нибудь сверху — значит, спасены, а нет… Впрочем, что будет, если неудачный план Степки сорвется, лучше не говорить.
        Но Степка все же убедил Люську и Комара.
        — Катера каждый день по Ангаре ходят, — обнадежил он. — А может, нас уже и разыскивают…Что поделаешь — куда все, туда и я. Не могу же я один переправляться через пропасть по веревке!
        Мы вышли на высокий берег Ангары и стали ждать. Припекало солнце. С каждой минутой все сильнее хотелось есть. Ягоды уже совсем опротивели. Языки у нас прокисли и стали шершавыми, как сосновая кора. Говорят, будто во Франции едят лягушек. Что ж, вполне возможно. Если хорошенько поджарить, я тоже могу попробовать. Обидно только, что лягушки в Ангаре не водятся…
        А катера все не было и не было. Ангара стремительно неслась вдоль холмистых берегов. Казалось, вместе с ней бегут в неизвестные дали и берег, и сосны, и кудрявые облака… Я прилег на жесткую, выгоревшую на солнце траву и уснул. Когда я снова открыл глаза, солнце уже клонилось к вечеру. По Ангаре разлилось от правого до левого берега красное зарево. Рядом со мной лежали Люська и Комар. Только Степка не смыкал глаз. Он неподвижно сидел на кочке и смотрел вдаль.
        — Катер! — неожиданно крикнул он. — Катер!
        Наверно, с такой же радостью кричал матрос на корабле Христофора Колумба, когда увидел после долгих скитаний по океану далекую полоску берега.
        Мы танцевали на берегу какой-то дикий танец, кричали «ура» и обнимали друг друга.
        Катер шел в нашу сторону. Издалека все отчетливее долетало веселое татаканье мотора.
        А вдруг нас не заметят!
        Нет, этого не может быть.
        Степка снял рубашку и стал размахивать, как флагом. Не щадя сил, мы начали кричать, звать на помощь. Жаль, что у нас не было ружья. Но что поделаешь, достать в тайге ружье не мог даже такой находчивый человек, как Степка.
        По-настоящему мы пожалели о ружье позднее. Катер поравнялся с нами и, не сбавляя хода, помчался дальше.
        Еще несколько минут — и наше счастье скрылось за поворотом реки.
        — Далеко все равно не уплывут, — сказал Степка. — Там порог.
        На великой сибирской реке Ангаре, кроме Падунского порога, есть и много других — Братский, Похмельный, Пьяный, Долгий, Шаманский. Один порог даже называется «Пьяный бык». Почему у него такое название, не знаю. Наверно, порог сердитый и страшный, как пьяный бык. С пьяными, по-моему, лучше не связываться. Однажды наш сосед напоил вином в виде научного опыта петуха. Представляете, что этот петушиный пьяница сделал: он взлетел на голову дворника и начал клевать ее, как арбуз. Когда разбойника прогнали, он взмахнул крыльями и полетел через забор на крышу трамвая. Милиционер на перекрестке машет рукой, свистит в свисток, а петух — никакого внимания. Смотрит свысока на людей и кричит на всю улицу: «Ку-ка-ре-ку!» Если петух так неприлично себя ведет, что же будет с пьяным быком! Впрочем, дело не только в быке. Не стоит пить водку и людям. Я, например, эту гадость и в рот никогда не возьму. Я буду пить только газированную воду с двойным сиропом и томатный сок.
        Степка оказался прав. Не успело погаснуть на Ангаре вечернее зарево, мы снова увидели катер. Против течения он шел значительно тише, чем прежде. Катер упрямо раздвигал своим носом ангарскую воду. Впереди вскипали два упругих белых гребня. Теперь он уже не пройдет мимо. Ни за что не пропустим его. Мы развели на берегу большой костер и сверху набросали сухой травы и зеленых березовых веток. Повалил белый густой дым. На катере заметили наш сигнал и повернули к берегу. Он подходил все ближе и ближе.
        — А вон мой папа! — радостно вскрикнула Люська, затанцевала и затараторила: — Абсолютно точно, абсолютно точно! Папа, папа, папа!
        На катере было четыре человека: отец Люськи, отец Комара, лоцман Петр Иович и мой отец. Он стоял впереди всех и махал мне рукой.
        — Здравствуй, папа! — крикнул я и побежал по каменистому склону к воде.
        Отец спрыгнул с катера, обнял меня и сказал:
        — А я думал, ты снова в бега ударился.
        Обнимались все: и Комар со своим отцом, или бывшим «малым», и Люська с папой, и Петр Иович со Степкой.
        — Однако, у вас лодка есть, — недовольно сказал Петр Иович Степке, — почему не переправил ребят на ту сторону?
        Степка указал глазами на мешки.
        — Нельзя, однако. Жулики там…
        Мы рассказали, что произошло в тайге, и, в свою очередь, узнали историю нашего клада. Какие-то дерзкие жулики ограбили прошлой ночью магазин на Падуне. Найти их не удалось. Жулики будто в воду канули. Поможет теперь наше сообщение милиции или нет, сказать трудно. Но хорошо уже и то, что мы сделали одно полезное дело: клад теперь был в наших руках.
        Между прочим, Комар чуть не испортил мне хорошее настроение. Когда все разместились и катер уже отчалил от берега, этот ябедник нахально сказал отцу:
        — А ваш Генка пылесос выбросил…
        Но отец не обратил никакого внимания на это пустое сообщение. Он обнимал меня за плечи и говорил:
        — Ну, Генка, теперь у нас с тобой пойдет все по-иному. К нам приехала бабушка…

        Глава двадцать вторая
        ЕЩЕ РАЗ О ПАЛЬМЕ И МАННОЙ КАШЕ. КАК ОЧИЩАЮТ ДНО БРАТСКОГО МОРЯ. Я НИЧЕГО НЕ ЗНАЛ ОБ ЭТОМ…

        На берегу меня ждала еще одна новость: отец переехал из Степкиной избы в семейную палатку номер шесть. Кроме нас, в этой большой, с железной печкой посередине палатке жили еще двое рабочих, Комар, его отец и мать.
        У всех жильцов были отдельные «комнаты» из фанерных перегородок. Вместо дверей у входа в каждую комнату висели пестрые ситцевые занавески.
        У нас в комнате, или, как отец шутя называл, «кабине», было очень уютно. Кроме трех кроватей, нашлось место и для обеденного стола, стульев и даже белой деревянной тумбочки. На тумбочке весело горел электрический ночничок. По-моему, ничуть не хуже, чем в Москве. Только пальмы не было. Проводники решительно отказались пустить бабушку в вагон с южным деревом.
        «Внесете только через наш труп», — заявили они.
        Почти перед самым отходом поезда бабушка отдала пальму какому-то носильщику. Теперь, вспоминая об этой печальной истории, бабушка вытирала платочком заплаканные глаза и говорила:
        — По крайней мере, отдала пальму хорошему человеку.
        — А откуда ты знаешь, что он хороший? — спрашивал отец.
        Бабушка укоризненно смотрела на отца и качала головой:
        — Ну что ты говоришь, Паша! Я сразу по лицу увидела…
        Бабушка очень обрадовалась мне. Обняла, расцеловала и тут же принялась стряпать.
        — Это просто беда, какой худой стал! Мощи, и только!
        Через полчаса на столе дымились тарелки с манной
        кашей. Странно, но на этот раз каша мне понравилась — сладкая, крутая и вкусная, как мороженое пломбир. Папа посмеивался, но тоже ел с большим удовольствием. Отец мог не сомневаться — это была не последняя каша в его жизни: в углу на бабушкиных чемоданах стояли три мешочка с московской манной крупой.
        Легли спать уже в двенадцатом часу. Ровно горел ночничок, неподалеку от палатки шумел и шумел беспокойный Падун. Я смотрел на бабушку и думал: пожалуй, можно теперь и ее считать добровольцем. Она добровольно приехала в Сибирь, оставив в Москве все, с чем была связана ее прежняя жизнь.
        Бабушка долго ворочалась в постели и вздыхала. Наверно, ей не давала покоя пальма, которую она отдала хорошему человеку — носильщику. Но вот наконец бабушка успокоилась. Она подложила под щеку большую мягкую ладонь, закрыла глаза и уснула. Возле тонких, собранных оборочкой губ приютилась тихая улыбка.
        Во сне все стало на свое место.
        Москвичке-пальме надоело жить в доме хорошего человека — носильщика. Когда носильщик отправился на работу, пальма толкнула дверь и осторожно спустилась по лестнице во двор. Гордо подняв голову и потряхивая листьями, пальма шла по улицам Москвы в Министерство путей сообщения.
        «Если не отвезете меня в тайгу, я засохну с горя», — сказала пальма министру.
        Министр приказал немедленно построить для пальмы специальный вагон и сам явился на вокзал проводить в далекий путь южное растение.
        «Смотрите, чтобы все было в порядке, — строго сказал он проводникам. — Не поливайте ее холодной водой, вовремя кипятите чай, не кричите на нее и, главное, не покупайте ей высотных тортов. Пальмы не любят, чтобы с ними плохо обращались».
        И вот пальма уже в нашей палатке. Бабушка поливает ее теплой водой и говорит:
        «Ах, как я соскучилась по тебе!»
        Но, может быть, бабушке снится совершенно иной сон? Кто знает…
        На следующий день бабушка сказала мне:
        — Ты что это нос в тетрадку уткнул? Снова стишки пишешь?
        — Стихов я ужо не пишу…
        — Ну вот, давно пора поумнеть. Иди с друзьями гуляй.
        — Нет у меня друзей, — грустно сказал я.
        Бабушка удивленно и недоверчиво посмотрела на меня.
        — То есть как это — нет! Своими собственными глазами я видела возле нашей палатки мальчика. Рыженький такой, симпатичный.
        — Это Комар, — сказал я. — Я с ним в ссоре. Он ябеда.
        Бабушка подошла ко мне и решительно захлопнула
        тетрадь.
        — Я шестьдесят лет прожила в Москве и ни разу не ссорилась с соседями! Иди сейчас же мирись!
        С бабушкой лучше не спорить. Чуть что — сразу же платок к глазам и принимается плакать: «Я этого не вынесу, я так больше не могу», и так далее и тому подобное. А я разве могу? Вот смотрите сами. Вышел я из палатки, чтобы помириться с рыженьким симпатичным мальчиком, оглянулся вокруг и вдруг вижу его новую нахальную проделку: на нашей семейной палатке номер шесть огромными буквами написано: «Генка-пылесос». Как же после этого с ним мириться и дружить до гроба?..
        Я постоял немного, подумал и решил пойти посмотреть, как очищают от деревьев дно будущего Братского моря. В самом деле: говорил, что дневник будет о Братской ГЭС, а сам пишу о каком-то Комаре, Степке и девчонке, которая говорит на букву «а»!
        Я поднялся на крутой, заросший деревьями холм и увидел возле Ангары синие дымки тракторов. Издалека наплывал шум электрических пил. Кряхтя и вздыхая, столетние сосны падали на землю, подминая под себя тоненькие березки и поредевшие, тронутые осенней желтизной кустарники. Рабочие ходили вокруг спиленных сосен и, как парикмахеры, срезали электрическими сучкорезками ветки. Подстриженные деревья привязывали цепями к трактору и свозили в одну общую большую кучу. Издали тракторы напоминали больших черных жуков. Они ползли друг за другом, проваливались гусеницами в ямы и, задрав свои носы, вновь карабкались на взгорок. Гру-гру-гру! — неслось над тайгой.
        Вокруг пылали костры. Белый дым дружно подымался в небо, скрывая от глаз заречные сопки. Лесорубы жгли костры не для потехи. Дно величайшего в мире Братского моря должно быть чистым, как пол в хорошей избе. Если на дне моря оставить деревья, ветки, мусор, вода подхватит все это и понесет к плотине. Не только турбины испортятся, а, чего доброго, и плотина рухнет.
        Я спустился с холма и пошел по тропинке к лесорубам. На опушке леса встретил девушку в клетчатой рубашке, мужских штанах и сапогах. Она поглядывала на лесорубов и что-то быстро записывала в тетрадку. Наверно, эта девушка была инженером. Я видел уже в нашем поселке девушек-инженеров. Они жили в палатках и по вечерам пели хорошие звонкие песни. Послушать инженеров выходил даже Петр Иович. Он усаживался на крылечке, раскуривал свою черную трубочку и смотрел вдаль задумчивым, грустным взглядом.
        — Однако, поют…
        В тайге люди знакомятся друг с другом просто, без всяких ненужных церемоний. Я подошел к девушке и приподнял кепку:
        — Здравствуйте, товарищ инженер.
        Девушка смущенно оглядела меня и покраснела:
        — Я не инженер, я учетчик…
        Я хотел спросить, учетчик выше инженера или нет, но потом раздумал: еще обидится. Тем более, девушка мне очень понравилась.
        Моя новая знакомая рассказала много интересных вещей. Для того чтобы полностью очистить дно Братского моря, надо вырубить сорок миллионов кубометров леса, раскорчевать и вывезти вон несметное количество пеньков. Это очень много — сорок миллионов? — спросил я. Девушка приподняла бровь, задумалась.

        — Сто лет надо потратить, чтобы перевезти по железной дороге.
        Вначале я даже не поверил. Неужели Братскую ГЭС можно пустить только через сто лет! Но, оказывается, деревья, или, как говорят лесники, древесину, даже и не собираются перевозить по железной дороге. Срубленные деревья свяжут в огромные, похожие на сигары плоты и будут хранить их на воде. Дерево в воде не портится, как огурцы или картошка. Наоборот, оно даже закаляется, становится еще прочнее.
        Одна только беда: лесные вредители. Налетят к плотам и давай грызть без разбора — и тонкие бревна и толстые. Особенно нахально ведет себя жук-точильщик. Подберется к бревну и просверлит его, как сверлом. Распилят бревно на доски, а в середине — сплошные, или, как сказала бы Люська, абсолютные, дырки. Не только стола — даже пенала из такой доски не сделаешь. Посмотрит столяр на дырки, выругает жука-точильщика и уйдет.
        Но строители Братской ГЭС решили не отдавать жукам ни одного дерева, ни одной веточки. Когда море разольется и подымет плоты на своей упругой спине, на борьбу с вредителями вылетят самолеты. Они покружат над плотами и обрызгают их ядовитыми растворами. Как ни хитри, но от ядовитого душа спасения жукам нет. Лучше заранее поднимай лапы кверху и жди своего смертного часа.
        Я был очень доволен знакомством с девушкой в клетчатой рубашке. Не учетчик, а говорящий справочник по лесному делу. Только слушай да успевай записывать в тетрадку. Я думаю, от разговора с учетчиком мой дневник сильно выиграл. Правда, здесь нет ничего веселого, смешного. Но этого и не нужно. Достаточно, что разговор абсолютно поучительный.
        По дороге домой я узнал очень интересную историю. Впереди меня шли двое рабочих и разговаривали.
        — Как же он его спас? — спросил один.
        — А так. Решили взорвать скалу. Знаешь, ту, что около Пурсея. Мешала эта скала. Дорогу там автомобильную решили проводить. Заложили динамит, подожгли шнур и побежали вверх, в дом, прятаться. Сидят, ждут взрыва. Вдруг один говорит: «Хлопцы, а где Васька?» — «И в самом деле, где он, проклятый?» Сказали так и вспомнили. Васька этот самый ночью работал, а утром спать на берегу Ангары завалился. «Здесь, говорит, хоть мошкара кусать не будет». Часа через три Васька разбудить себя велел. Сказал: «Если не разбудите, три дня буду спать. Я по этой части мастер».
        — Ну и мастер, чтоб ему пусто было!..
        — Так вот, сидят люди, смотрят друг на друга, а сами белые как полотно. А тут плотник один был, дом этот строил. Услышал плотник разговор и сей же минут из дому вон — побежал с кручи, прямо к Ваське. «Вернись, — кричат люди, — пропадешь!» А его и след простыл.
        — Ах ты! Ну и молодец!
        — В том-то и дело, что молодец. Из самого пекла Ваську выволок.
        — Пострадал, говорят, плотник?
        — Когда бежал с тем Васькой назад, камнем его по ноге стукнуло. Говорят, даже кость повредило.
        — А Ваське ничего?
        — Благополучно обошлось. Плотник потом уже рассказывал: «Прибежал к нему, толкаю под бока, тереблю: «Проснись, окаянный!» Васька откроет глаза, посмотрит и снова на землю валится. «Уйди, говорит, а то глаз выбью». Насилу растолкал».
        Я услышал этот рассказ и даже похолодел. А что, если это отец? Нет, не может быть. Разве мало на Падуне плотников? К тому же отец сегодня не работал. Он еще с утра уехал в Братск по каким-то делам.
        Приду домой — обязательно запишу эту историю, решил я. Жаль только, фамилии плотника не знаю. Ну ничего, отец, наверно, скажет.
        Когда я пришел домой, то думал, что бабушка первым делом спросит: «Ну как, помирился с этим симпатичным рыженьким мальчиком?»
        Но, к моему удивлению, бабушка даже не обернулась. Она сидела у стола и занималась совершенно необычным для нее делом — читала газету. В Москве бабушка никогда не читала газет, а только слушала то, о чем рассказывал ей отец.
        «Я так лучше усваиваю, — говорила она. — В газетах слова какие-то непонятные стали. У меня от них головокружение».
        Согласиться с этим я не могу. Если бы в газетах писала Люська Джурыкина, тогда дело другое…
        Я подошел к столу и посмотрел бабушке через плечо: что она там интересного нашла? Посмотрел и чуть не вскрикнул. На первой странице в красивой извилистой рамке была напечатана фотография отца и написано: «Благородный поступок П. В. Пыжова». В заметке повторялось все то, что я только что услышал от рабочих.
        И тут же я вспомнил свое возвращение, госпиталь и бледного, осунувшегося отца на кровати.
        Но почему же отец не рассказал мне о своем благородном поступке? Даже наш лучший друг Петр Иович Кругликов ничего не знал об этом и думал, что у папы какое-то «сжатие сердца»…

        Глава двадцать третья
        АНЭ-БЭНЭ-РАБА. ИМЯ ПРИЛАГАТЕЛЬНОЕ. РАДОСТНАЯ ВЕСТЬ

        Осень раскрасила яркими красками листья берез, осин, бросила пригоршни красных ягод в колючие кусты шиповника. Небо стало синим и холодным. По утрам мглистый иней окутывал тайгу, серебрился на обочинах затвердевших дорог.
        Первый день осени — большой праздник: начало занятий в школе. На наш праздник пришли учителя, ученики двух смен и добровольцы, которые строили таежную школу. На широком деревянном крыльце возле директора школы стояли Гаркуша, большой Никола, Аркадий и мой отец. На отце был синий костюм с красными полосками и новые желтые туфли. В руках он держал ножницы.
        Когда ученики выстроились перед школой на линейке, директор откашлялся и взволнованно сказал:
        — Дорогие ребята! Строители Братской ГЭС приготовили нам прекрасный подарок — построили новую школу. Поблагодарим их и пообещаем, что будем учиться только на «хорошо» и «отлично».
        — Спа-си-бо-о, спа-си-бо-о! — прокатилось по рядам. После директора выступали Гаркуша и Аркадий. Отец речей не произносил. Он подошел к узенькой красной ленте, привязанной к гвоздикам по обе стороны двери, щелкнул ножницами и отступил в сторону:
        — Добро пожаловать, дорогие ребята! Ряды дрогнули. Наступая друг другу на пятки, мы двинулись к входу.
        Но тут произошло небольшое недоразумение, из-за которого занятия в классах задержались на три с половиной минуты. Нежданно-негаданно, размахивая рукой, к школе прибежал кинооператор.
        — Прицепите, пожалуйста, ленточку. Я буду снимать открытие школы.
        — Школу мы уже открыли, — сказал директор. — Мы не можем закрывать и открывать школы через каждые пять минут.
        Но кинооператор так просил и так извинялся за опоздание, что директор в конце концов согласился. Ленточку скололи булавкой, и отец снова взял ножницы в правую руку. Кинооператор стал на одно колено, прицелился в отца аппаратом.
        — Что же вы молчите? — махнул он рукой. — Разговаривайте.
        — А что мне говорить? — недовольно спросил отец.
        — У меня кино немое. Говорите что попало. Например, анэ-бэне-раба, квинтер-финтер-жаба…
        Но отец не стал говорить эту чепуху. Если у вас будут показывать киножурнал об открытии нашей школы, вы увидите, что отец молча перерезал ленточку и сейчас же спрятал ножницы в карман. Третий раз открывать школу его не заставил бы даже министр просвещения.
        На первом уроке у нас был русский язык. Откровенно говоря, литература мне нравится больше, чем русский язык. Главное, не надо правил заучивать. Сиди и слушай, как жили писатели и как боролись пламенным словом с темными силами насилия и зла. По-моему, научиться грамотно писать можно без морфологии и синтаксиса. Присмотрись, где ставить запятые, двоеточия и другие знаки, и все в порядке. Ошибки ни за что не сделаешь. К чему заучивать правила, если я и так знаю, что запятые ставятся перед «а», «что», «если», «который»!
        Но спорить об этом я не хочу. Раз уж выдумали правила, должен же их кто-нибудь учить. К тому же это совершенно не трудно. Память у меня прекрасная. Один раз прочту и уже знаю все назубок. Впрочем, я отвлекся и забыл рассказать, что у нас произошло на уроке русского языка.
        Мы повторяли имя прилагательное. Если вы уже забыли, что это за штука, я могу напомнить: именем прилагательным называется часть речи, которая обозначает признак предмета и отвечает на вопросы «какой» или «чей».
        Наш учитель подошел к доске, взял в руки мел и сказал:
        — Назовите мне несколько прилагательных.
        Над головами поднялся лес рук. Прилагательные
        посыпались, как из мешка: качественные, относительные полные, краткие.
        — Белый, розовый, зеленый! — выкрикивал один.
        — Огромный, вкусный, красивый! —торопился второй.
        — Бел, добр, могуч! — заявлял третий.
        Не сумела пристроить свои прилагательные только Люська Джурыкина.
        Поблескивая очками, она недовольно шептала мне:
        — Абсолютно не интересуется моими прилагательными. Даже «апробированный» и «адэкватный» не берет…
        Учитель исписал понравившейся нам частью речи всю доску, а битва прилагательных не стихала. Отталкивая друг друга локтями, прилагательные прыгали с парты на парту, пытались прицепиться хотя бы за краешек доски.
        — Достаточно, — сказал учитель. — Опустите руки.
        Там, где только что был лес рук, образовалась поляна с белыми бантами вместо цветов. Посреди этой поляны, будто невырубленный пенек, торчала чья-то одна-единственная рука. Я приподнялся и увидел Комара. «Почему этот рыженький симпатичный мальчик не хочет опустить руку? — подумал я. — Что он, лучше других, что ли?»
        Учитель тоже заметил невырубленный пенек и спросил:
        — В чем дело? Как твоя фамилия?
        — Моя фамилия Комар.
        — Что ты хочешь, Комар?
        — У меня есть еще одно прилагательное.
        — Но я же сказал — достаточно.
        — Очень хорошее прилагательное.
        Учитель усмехнулся:
        — Так и быть, давай свое хорошее прилагательное.
        Комар уклончиво посмотрел на меня и сказал:
        — Лучезарный. Напишите, пожалуйста, лучезарный. а чуть не вскочил с места. Что он, в самом деле, издеваться вздумал надо мной на уроке?
        Учитель крепче, сжал рукой мел и начал писать на краешке доски «хорошее прилагательное». Он вывел несколько букв, а затем вдруг обернулся, окинул класс сердитым взглядом. Прикрыв ладонями рты, мальчишки и девчонки хохотали. Я даже сказал бы — не хохотали,
        а хихикали.
        На Комара противно было смотреть. Он покраснел как рак; в одно и то же время он смеялся и плакал. Да, именно так! В его смеющихся глазах сверкали слезы.
        — Комар, объясни, что все это значит? — спросил
        учитель.
        Комар икнул от страха и пробормотал:
        — У нас в классе есть ученик… он Лучезарный… Учитель пожал плечами и подошел к столику, где лежал классный журнал. Он дважды прочитал все фамилии и недовольно сказал:
        — Комар, ты что-то путаешь. Такого ученика у нас нет.
        Спотыкаясь на каждом слове, Комар начал рассказывать. Если бы не урок, я убил бы этого ябеду на месте. Разболтал все до последней мелочи. Даже о том, что я пишу дневник, не забыл. По глазам ребят, по их смеющимся лицам я видел — знают всё и они.
        Хорошо еще, что учитель сразу же разгадал, что это за штучка Комар. Он посадил Комара на место и сказал:
        — Садись и не мешай другим. Полагалось бы наказать тебя, но так и быть, на первый раз прощаю.
        Говорят, будто раньше в какой-то стране болтунам отрезали языки. Поручали это дело специально натренированным людям. Они усаживали болтунов в кресло и делали операцию даже без замораживания. «Ну-с, милейший, откройте рот, скажите «а». Тут уж болтуну ничто не поможет — ни угрозы, ни просьбы. Был язык, да сплыл…Жаль, что сейчас ничего этого нет.
        После уроков учитель оставил меня в классе.
        — Я получил письмо от Ивана Ивановича, —сказал он. — Он спрашивает о твоих успехах.
        — Сегодня же только первый день занятий.
        — Конечно, судить еще рано. Но я надеюсь, ты будешь учиться хорошо. Кстати, прилагательное «деревянный» пишется с двумя «н» — Исправь в тетрадке.
        — Я исправлю. Это я поторопился — А больше Иван Иванович ничего не писал?
        — Писал. Дневник твой он прочел и предлагает обсудить на литературном кружке.
        — Неужели у нас будет кружок?
        — Обязательно. А на первое занятие приедет Иван Иванович. Мы уже договорились с ним.
        Я выбежал из школы радостный, взволнованный. Иван Иванович прочитал дневник! Будут обсуждать на литературном кружке! Ура!
        Но радость была недолгой. Мое прекрасное настроение испортил Комар. Когда я подошел к дому, то увидел на нашей палатке номер шесть новую нахальную надпись: «Генка — лучезарный писатель». Нет, Комар не исправится даже в том случае, если ему вырвут, или, как сказала бы Люська, ампутируют, язык.

        Глава двадцать четвертая
        «ТЕТЯ ГЕНА». Я УЖЕ НЕ РЕБЕНОК. ЧТО ЖЕ ВЗВОЛНОВАЛО ОТЦА?

        Пришла зима. Она забросала снегом лесные тропинки, остановила бег ручьев. И только Падун не желал подчиняться лютым морозам. Пенился, клокотал. Над Ангарой висел непроглядный туман. Скрылись и заречные сопки, и Пурсей, и раскинувшиеся по взгорью дома. Днем машины ходили с зажженными фарами, сигналили на поворотах, предупреждая об опасности.
        В эти первые зимние дни между мною и бабушкой разгорелась настоящая война. Утром, когда я собирался в школу, бабушка снимала с гвоздя пуховый платок и подступала ко мне:
        — Не смей без платка идти! Ишь, что выдумал! Сорок пять градусов на улице!
        — Не надену платок, хоть убейте!
        — А я говорю, наденешь!
        — Не надену, не надену, не надену!
        — Так ты так слушаешь свою бабушку! Ну, подожди!
        Бабушка вынимала из чемодана солдатский ремень
        отца и размахивала перед самым носом:
        — Надевай сию же минуту!
        В голосе слышались угрозы, просьба и слезы.
        Волей-неволей приходилось подчиняться.
        Бабушка надевала платок поверх шапки, протягивала его под мышками и завязывала на спине два крепких узла. Эти узлы доставляли мне немало хлопот. Бывало, отойду от крыльца — и давай разбинтовываться. Мучаюсь, пыхчу, даже слезы на глаза от злости набегут.
        И вот однажды я не сумел распутать узлы. Мороз так прихватил пальцы, что я едва-едва отогрел руки в карманах, на самом теплом месте. Проклиная все на свете, я побежал в школу в платке.
        К счастью, здесь еще все было тихо. По длинному коридору, разглядывая стенные газеты и карточки отличников, слонялся Комар. Он тотчас увидел меня, сощурил свои рыжие пронырливые глаза и церемонно поклонился:
        — Здравствуйте, тетя Гена. Пожалуйста, раздевайтесь.
        — Я тебе дам «тетю Гену»!
        — Ах, почему вы такая строгая? Это вам совсем не идет!
        Только я хотел отвесить Комару подзатыльник, дверь открылась, и на пороге в расстегнутом полушубке появился Степка. Вслед за ним, закутанная до самого носа платками, показалась Люська. Между прочим, Люська и Степка так и ходили вместе, как веревочкой привязанные: куда Степка — туда и Люська. Даже противно смотреть.
        Комар воспользовался приходом дружка и снова начал ломаться:
        — Познакомься, это тетя Гена.
        Степка отстранил Комара рукой и недружелюбно
        сказал:
        — Довольно, однако, дурака валять! Надоело.
        Вступилась за меня и Люська:
        — Абсолютно нечего смеяться. Мы акклиматизируемся и тоже будем ходить в расстегнутых полушубках. Правда, Степа? Ведь я говорю абсолютно точно?
        Люська села на корточки и начала развязывать узлы. Но бабушка потрудилась на совесть. Только Степка и сумел справиться с ними.
        — Чуть зубы не обломал, — сказал он, выплевывая изо рта шерсть. — Просто морской узел.
        Комар не пожалел языка. К концу уроков весь класс знал историю с платком. Ябедник, ябедник и еще раз ябедник!
        После звонка ребята одевались подозрительно медленно. Они украдкой поглядывали на меня и прятали улыбки. Я не знал, что и делать. Дважды перематывал портянки, застегивал и снова распускал ремень на гимнастерке. Ребята не расходились. Они терпеливо стояли возле вешалки и ждали концерта.
        Но концерт все-таки не состоялся. Произошла какая — то удивительная и загадочная история. Я засунул руку в рукав и не нашел там платка. Полез в другой рукав, вывернул карманы, заглянул под вешалку — все то же: платок бесследно исчез.
        Неожиданная радость сменилась тревогой. Что скажет бабушка? Конечно же, она не поверит в таинственное исчезновение платка, а подумает, что я утопил его в Ангаре или сжег на костре.
        Комар смотрел на меня во все глаза. Рыженький симпатичный мальчик даже подошел и начал ощупывать полушубок. Я дал Комару такого пинка, что он отлетел в сторону и растянулся у порога. ребята хохотали.
        По дороге за мной увязалась Люська. Словарь в платье никогда не ходил домой со мною. Люська, как я уже говорил, нашла себе «более подходящую» компанию… Интересно, что она скажет теперь, какое оправдание найдет своим поступкам?
        Но Люська, как видно, и не думала оправдываться. Поблескивая очками, она радостно восклицала:
        — Адский холод! Зима абсолютно суровая!..
        Возле моего дома Люськино красноречие как рукой сняло. Она умолкла, поглядывала из-под очков виноватым, растерянным взглядом. Мне почему-то даже стало жаль ее.
        — Холод и в самом деле адский, — сказал я. — Это ты говоришь абсолютно точно.
        Казалось, Люська даже не расслышала своих любимых слов на букву «а».
        — Гена, ты на меня не рассердишься? — тихо спросила она.
        — Ладно. Говори уж.
        — Нет, ты скажи — абсолютно-абсолютно не будешь сердиться?
        — Я же тебе говорю — абсолютно-абсолютно. Люська оглянулась, затем торопливо расстегнула пальто и неожиданно вытащила из-под рукава свернутый в комок платок бабушки.
        — Бери, — зашептала она, — прячь скорее.
        Я даже не успел поблагодарить Люську. Она повернулась на одной ножке и побежала прочь, размахивая руками,
        Казалось, за Люськой гнались по пятам дикие, или, как сказала бы она сама, алчные, звери.
        Никогда в жизни мне не было так обидно и так стыдно за самого себя. Я вошел в дом, швырнул платок в угол упал ничком на кровать.
        — Генка, что с тобой, что случилось? — испуганно
        спросил отец.
        Но я все глубже зарывался в мокрую от слез подушку.
        Отец постоял около меня, затем отошел, хлопнул кухонной дверью. Звон посуды, которую мыла бабушка стих.
        — Зачем ты надеваешь на него платки? — услышал я шепот отца.
        — То есть как это — зачем? — вспыхнула бабушка. — На дворе сорок пять градусов!
        — Пусть будет хоть сто сорок пять! Я не хочу, чтобы из моего сына вырос сопляк!
        — Паша, что ты говоришь? Неужели я хочу зла ребенку!
        — Мама, он уже не ребенок. Пойми — не ре-бе-нок.
        — Ты еще сам ребенок. Я из-за вас в Сибирь приехала.
        За дверью послышались всхлипывания.
        Отец успокаивал бабушку, но она не желала ничего слышать:
        — Живите как знаете… Я тут чужой человек, я…
        Кухонная дверь снова хлопнула. Отец вошел в комнату и стал возле окна, спиной ко мне.
        После обеда он ушел на работу, а бабушка принялась собирать свои вещи. Я уже был не рад, что заварил такую кашу. Но делать было нечего. Бабушка складывала свои кофточки и юбки в чемодан с такой суровой решительностью, что остановить ее уже не мог никто на свете.
        Незаметно подступил вечер. Я приготовил уроки и начал подшивать к гимнастерке воротничок. Бабушка несколько раз прошлась около меня, посмотрела, как я ковыряю иголкой белый лоскут, и вдруг вырвала гимнастерку из рук:
        — Не понимаю, как вы будете жить без меня!Бабушка пришивала воротничок, снизу вверх поглядывала на стенные часы-ходики.
        — Что это отца твоего нет?
        Ветер бросал в окна мелкий сухой снег, глухо и неприветливо гудела тайга.
        Отца все не было. Бабушка подходила к окну, припадала лицом к темному круглому глазку, спрашивала:
        — Ты слышишь, Генка, кажется, кто-то идет?
        Но отец пришел только в двенадцатом часу. Он отряхнул у порога ушанку, снял пальцами с бровей комки оледенелого снега.
        — Ну и погодка! Ветер прямо с ног валит.
        Бабушка принесла из кухни чайник, подвинула к отцу тарелку с пирожками:
        — Что ты, Паша, так задержался?
        Отец взял стакан в ладони, погрел руки и снова поставил на стол.
        — Совещание у нас было, — сказал он и почему-то отвел глаза в сторону.
        Встал, прошелся из угла в угол и начал молча раздеваться.
        Неужели отца так расстроил разговор с бабушкой о платке?
        Нет, видимо, платок был тут совершенно ни при чем. Я чувствовал — случилось что-то неприятное и, может быть, даже страшное.
        О том, что взволновало отца и весь наш лесной поселок, я узнал только на следующий день…

        Глава двадцать пятая
        ЧТО ЗАМЫШЛЯЛИ СТЕПКА И КОМАР? КАК НАСТОЯЩИЕ ГЕРОИ. ПЕРВОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ

        Говорили об этом всюду: в школе, в магазине; передавали друг другу страшную весть, встречаясь на лесных дорожках.
        Два дня назад Гаркуша отправил Аркадия в далекий таежный поселок лесорубов. Аркадий уехал на тракторе и как будто в воду канул. Лесорубы передали тревожную радиограмму: «Почему до сих пор не прислали продукты? Все припасы кончились».
        Что случилось с Аркадием? Замерз, сбился с пути, свалился в пропасть? Никто об этом ничего не знал. Гаркуша снарядил в тайгу еще один трактор и сам отправился по следу Аркадия. Прошли сутки, а Гаркуша все еще не слал весточки. Как видно, в тайге происходило что-то неладное…
        Я хотел обо всем этом поговорить с лесным человеком Степкой, но он даже не захотел выслушать до конца.
        — Ничего я не знаю, — сказал он. — Раньше времени трепать языком нечего.
        Но я видел Степку насквозь. Он что-то скрывал от меня. На переменках Степка и Комар уходили в конец коридора, туда, где стоял большой, с тремя ветками фикус, и секретничали. Стоило мне подойти, разговор мгновенно стихал.
        — Чо тебе, однако, надо? — неласково спрашивал Степка. — Иди своей дорогой.
        Но так или иначе, я узнал, что замышляли Степка и Комар. Помогла мне в этом Люська.
        На большой перемене она подошла ко мне и страшным голосом сказала:
        — Гена, хочешь я расскажу по секрету абсолютную тайну?
        Я не подал виду, что интересуюсь тайнами и секретами.
        — Мне все равно. Говори, если хочешь.
        Люська подозрительно оглянулась и зашептала:
        — Степка и Комар идут сегодня в тайгу спасать Аркадия.
        — Тоже выдумала! Кто тебе сказал?
        — Я ничего не выдумываю. Я тебе авторитетно говорю. Они даже до конца уроков сидеть не будут.
        Рассказ Люськи страшно возмутил меня. На уроке я написал записку и отправил Степке: «Я все знаю. Настоящие товарищи так не делают!»
        Степка прочитал, нахмурился и что-то быстро черкнул мне на обороте.
        — Держи, — шепнул он и швырнул щелчком скатанную в тугой шарик бумажку.
        Я поймал шарик на лету, с волнением развернул его. На бумажке крупными буквами было написано одно — единственное слово: «Дурак!»
        К концу урока Степка и Комар начали втихомолку складывать учебники и тетрадки. Я тоже не зевал. Собрал книжки, перетянул их ремешком и затолкал под гимнастерку.
        С первым ударом звонка я уже был за дверью, возле вешалки.
        Степку и Комара я встретил на улице, за школьной оградой.
        Товарищи увидели меня и остановились как вкопанные.
        — Куда это ты, однако? — спросил Степка.
        — Не твое дело! Куда надо, туда и иду.
        Степка подошел, подставил к самому носу кулак:
        — Это видел или нет?
        — А ты видел? — спросил я и тоже показал Степке кулак.
        Степка опустил руку, снизил голос до шепота:
        — Мне, однако, в куклы играть некогда. Иди в школу, а то я из тебя мокрое место сделаю!
        — Можешь не пугать. Все равно пойду Аркадия спасать!
        Лицо Степки помрачнело еще больше.
        — Глупый ты человек! — раздраженно сказал он. — Мы на лыжах пойдем. Двадцать километров. Понимаешь ты или нет?
        — Пусть двадцать. Еще посмотрим, кто лучше на лыжах ходит!
        Степка передернул плечом, посмотрел на Комара:
        — Чо, однако, будем с ним делать?
        На лице Комара вспыхнула и быстро исчезла ехидная улыбка.
        — Если Генка платок наденет, можешь брать.
        — Ты, однако, брось! — поморщился Степка.
        Я увидел, что Степка начал колебаться, и снова пошел в атаку:
        — Делай что хочешь, а я все равно пойду! Аркадий не только ваш друг!
        Степка наморщил лоб, подумал и махнул рукой:
        — Иди, только нянчиться с тобой я не буду, запомни!
        Дома я сказал бабушке, что у нас урок физкультуры
        и весь класс отправляется на лыжах в тайгу. Изменила бабушка решение ехать в Москву или нет, я даже не стал спрашивать. Чемодан, который она так старательно готовила в дорогу, был накрыт скатеркой и стоял на прежнем месте, в углу. На этом «туалетном столике» поблескивало зеркало, стояли пожелтевший слон с отбитым хоботом и пузырьки с лекарствами.
        К Пурсею, где мы условились встретиться, я пришел раньше всех. Сдвинул, как у Степки, шапку на затылок, расстегнул полушубок, стал поглядывать на дорогу. Скоро на лесной опушке показался Комар, за ним — Степка. Лесной человек был в коротенькой телогрейке; за плечами крепко сидел наполненный каким-то добром полотняный мешочек.
        — Застегнись! — приказал Степка.
        Осмотрел мои лыжи, бамбуковые палки, поправил на них ремешки и кратко сказал:
        — Пошли!
        Лыжи легко скользили по рыхлому снегу. Метель прошла. Лишь на взгорках все еще курилась, будто летящий дымок, позёмка. Солнце заливало тайгу белым, слепящим светом. Ни следа, ни узкой, протоптанной охотниками тропы. Из-под ног то и дело вспархивали белые куропатки.
        Первый привал сделали часа через три.
        В Степкином мешке обнаружилось много полезных вещей —котелок, кружка, два больших мороженых омуля, кусочек плиточного чая.
        Степка настрогал тонкими пластинками рыбу, дал по ломтю хлеба. Мы сидели возле костра, ели сырую, посыпанную солью «строганину» и по очереди отхлебывали из кружки дымный чай.
        После обеда Степка вынул из кармана сложенный вчетверо листок бумаги и показал нам. Сверху крупным почерком было написано: «План, спасения Аркадия», посередине — какой-то чертёж. Среди елочек, кружочков и овалов черным карандашом была нарисована дорога. Она начиналась в левом углу и обрывалась у небольшого квадратика с надписью «лесорубы». Наперерез этой дороге бежала тонкая пунктирная линия. Она прорезала тайгу, как стрела.
        — По большой дороге поехал Аркадий, — объяснил Степка, — а мы не будем кружить, пойдем напрямик. Я эти места знаю. Сто раз с дедом ходил.
        В этот день мы вели себя как настоящие герои. Правда, со мной случилась небольшая история. Но с кем не бывает историй в тайге…
        Случилось все это на вершине крутой лесной горы. Перед спуском с горы я решил поправить крепление на лыжах. Затянул разболтавшиеся ремешки, сколол затвердевший на резиновых планках лед, поправил шапку. И вот, представляете себе, когда я поднял голову, то совершенно неожиданно увидел возле поваленного бурей дерева струйку пара. Он выбивался из-под сугроба и бесследно таял в морозном воздухе.
        «Что это может быть? — подумал я. — Может, горячий целебный источник?»
        Я подошел к сугробу и недолго думая вонзил в него лыжную палку. И вдруг мне показалось, будто сугроб зашевелился. — Медведь! — крикнул я. — Медведь!
        В следующую минуту я уже мчался с горы. Нет, не мчался, а летел кубарем. Правая лыжа зацепилась за куст, повисла на нем. Левая, подпрыгивая на кочках, скользила впереди меня.
        Опомнился я только внизу. Растирая разбитое в кровь колено, с тревогой и ожиданием смотрел на Степку.
        — Однако, это не шутка — толкать палку в берлогу. Мозги у тебя есть или нет?
        Что я мог ответить? Степка был прав. Все получилось очень глупо…
        Хорошо еще, что косолапый не проснулся. Впрочем, кто мог поручиться за него. Может быть, бросил сосать лапу худой, с облезлой шерстью стоит около берлоги, подозрительно обнюхивает лыжную палку…
        Я посмотрел наверх. Но там, кажется, все было спокойно. На березках чуть заметно трепетали прошлогодние листья, по взгоркам дымилась снежная позёмка.
        Скверное настроение мое окончательно испортил Комар:
        — Герой! Зачем же ты лыжу бросил? Над моим отцом смеялся, а у самого, наверное, уже штаны мокрые.
        — За своими штанами смотри! Не лезь своим носом!
        — Замолчите, однако! — раздраженно сказал Степка. — Смотреть на вас противно!
        Он постоял, подумал и начал молча надевать лыжи.
        — Ты куда, Степа?
        Степка даже не обернулся. Переставляя лыжи «елочкой », он пошел вверх к черневшему вдалеке кустарнику. Я понял намерение Степки и бросился вдогонку.
        — Назад! — отчаянно крикнул я. — Назад! Я сам найду свою лыжу!

        Глава двадцать шестая
        ВПЕРЕД. ТОЛЬКО ВПЕРЕД! СБИЛИСЬ С ПУТИ. СТРАШНОЕ ИЗВЕСТИЕ

        Трудно взбираться на гору. Я проваливался в снег, полз на четвереньках по голым каменистым уступам, проклинал медведя, которому вздумалось облюбовать себе берлогу как раз на моем пути. Лыжа застряла где-то в самом начале горы, недалеко от берлоги косолапого. А что, если он и в самом деле проснулся и ждет не дождется, когда можно будет хорошенько подзакусить и снова завалиться спать?
        Я люблю пошутить, посмеяться, но тут мне было не до шуток. От страха подкашивались колени и по спине драл мороз.
        Степка и Комар стояли внизу и следили за каждым моим шагом. Нет, что бы ни случилось, я не отступлю. Вперед, только вперед!
        Но вот и вершина. Коренастый куст шиповника и возле него — вишнево-смуглая, с круто загнутым носком лыжа. Еще несколько шагов — и я буду у цели. Но жизнь приготовила мне новую пилюлю. Не успел я добраться до заветного куста, как на вершине горы меж двух сосен мелькнула черная зловещая тень. Что-то огромное прыгнуло вниз и покатилось навстречу мне.
        Я упал лицом в снег, прижался к нему всем телом. Лежал ни жив ни мертв. Казалось, даже сердце остановилось, замерло в страшном, тревожном ожидании.
        Оставался единственный выход — притвориться мертвым. Если верить рассказам охотников, медведь мертвых не трогает. Лишь обнюхает, удивленно покачает головой и уйдет. Но ведь у медведей могут быть разные характеры. Один — вспыльчивый, второй — добродушный, третий — вроде Комара, сует свой нос куда не следует. Обнюхает, ехидно улыбнется и скажет на своем медвежьем языке: «Вставай, довольно притворяться!»
        Шли минуты. Мерзло лицо, коченели руки, а медведь все не подходил. Хитрил косолапый или же просто-напросто не заметил меня и пробежал стороной? Я подождал еще немного, осторожно приподнял голову и открыл глаза.
        Бывают же такие истории! В двух шагах от меня, подняв уши, сидел большой серый заяц. Он удивленно смотрел на меня круглыми желтыми глазами и шевелил ушами.
        — Кыш, проклятый! — крикнул я и замахнулся рукой на лесного чудака.
        Заяц ударил в снег задними лапами и пошел петлять меж кустов и сугробов. Снежная пыль взлетала то в одном, то в другом месте, как взрывы гранат.
        Видели или нет Степка и Комар «поединок» с зайцем, не знаю. Во всяком случае, они не смеялись, не подтрунивали надо мной. Когда я спустился вниз, они уже стояли на лыжах. Степка подождал, пока я прилажу лыжи, и озабоченно сказал:
        — Однако, надо торопиться. Скоро темнеть начнет.
        Мы снова тронулись в путь. Поднимались на крутые
        сопки, стрелой неслись в овраги и задернутые первыми сумерками распадки. Снега в этих местах навалило еще больше, чем на Падуне. Ветка березы, которую я приспособил вместо лыжной палки, уходила в сугробы, будто в речной омут.
        Вскоре мы увидели лесную просеку — ту самую, которая была нарисована на Степкином чертеже жирной линией. Трактор Аркадия прошел по этой дороге, будто по глубокому коридору. Справа и слева просеки громоздились крутые, взрыхленные валы снега.
        — Тут, однако, не трактор нужен, а танк, — задумчиво сказал Степка и начал разглядывать гусеничный след.
        Аркадий, видимо, был здесь уже давно. Позёмка успела запорошить и темное масляное пятно на дороге, и брошенную в сторону недокуренную папиросу. Чем-то родным, хорошим и в то же время грустным повеяло от этих маленьких примет, оставленных Аркадием.
        — Пошли! — прервал наши раздумья Степка.
        Нетерпеливо, с яростью взмахнул он палками и помчался вперед.
        Мы с Комаром едва догнали вожака.
        Километра через три мы снова пересекли дорогу. Здесь та же картина — пропаханная трактором борозда, запорошенные позёмкой следы. Вокруг ни звука, ни шороха. С верхушек сосен, будто сизый дым, струилась на землю снежная пыль.
        — Ого-го-го-го! — крикнул Степка.
        Голос улетел в глубь тайги, стих и вдруг откликнулся глухим, запоздалым эхом: «…го-го-го!»
        Аркадий не отвечал. Видимо, он был где-то далеко.
        На третьем или четвертом повороте дороги следы на снегу неожиданно исчезли. Вдоль деревьев бежали вдаль один за другим крутые, зализанные ветром сугробы.
        Мы посовещались и повернули обратно. Шли, как раньше, не по дороге, а напрямик, наперерез петлявшей по тайге просеке.
        — Теперь Аркадия в два счета найдем, — уверенно сказал Степка.
        Начало темнеть. Синяя дымка затянула тайгу. Над черными верхушками сосен задумчиво и строго замерцали звезды. Степка повел нас вдоль широкой лесной пади, поднялся на холм, свернул куда-то вправо и вдруг остановился.
        — Погодите, дайте, однако, подумать, — сказал он, вглядываясь в темноту.
        — Дорогу забыл? — спросил я.
        — Однако, не забыл. Сто раз с дедом тут ходил.
        Прошло немного времени, и я понял, что лесной человек Степка заблудился. Он то шел вперед, то поворачивал куда-то в сторону, то вдруг возвращался назад. Мы долго кружили по тайге и в конце концов пришли к тому самому месту, откуда начали свой путь. Меж сосен темнели на снегу старые лыжные следы.
        — Однако, сплоховал, — признался Степка. — Пошли направо. Теперь точно знаю.
        Степка хотя и «сплоховал», но места эти все-таки знал. Он спустился на дно оврага, поднялся наискосок по склону и, когда вышел на ровное, ткнул рукавицей куда-то в темноту:
        — Вот она, просека!
        Мы пригляделись и в самом деле увидели просеку. Вдалеке, будто крохотная звездочка, мерцал среди снегов костер.
        — Аркадий! Арка-дий! Арка-а-а-ша! — закричали мы и пустились напрямик к таежному огоньку.
        — Эге-ге-гей! — донесся до нас радостный, взволнованный голос. — Сюда, рыба-салака!
        Проваливаясь в сугробы, навстречу бежал Аркадий.
        Мы обнимали Аркадия, заглядывали в его смуглое от копоти и машинного масла лицо, спрашивали:
        — Ну, как ты? Ну, что ты?
        Аркадий шутливо отбивался от наших ласк:
        — Да вы что, братухи, сдурели? Вас же дома повесят, рыба-салака!
        Мы не стали расспрашивать Аркадия о его приключениях. Все было ясно и так. Посреди просеки, зарывшись носом в глубокий, спрессованный снег, стоял трактор. Возле костра лежали разобранный подшипник, молоток, ключи, напильники, дымилась черная промасленная пакля. Чинился Аркадий, видимо, уже давно. Снег вокруг костра был обмят, в стороне валялась пустая банка из-под сгущенного молока.
        — Тут и дела всего на час осталось, — виновато сказал Аркадий, указывая глазами на подшипник. — Сейчас починю и поедем. Верно, рыба-салака?
        Мы подбросили в костер дров, сели в кружок. Пламя побежало по сухим веткам, затрепетало на тихом, едва заметном ветерке. Аркадий поднял подшипник, положил его на колено и вдруг опустил голову и закрыл глаза.

        — Аркадий! Аркаша! — испуганно окликнули мы тракториста.
        Аркадий не ответил. По его лицу, будто тень, скользнула грустная улыбка. Он приподнял красные веки, посмотрел на нас невидящими глазами и вдруг ровно и легко захрапел.
        — Спит! — сказал Степка.
        В ту же минуту Аркадий открыл глаза:
        — Чего выдумываете? Я не сплю. Это просто так…
        Тронулись в путь мы уже в полночь. Трактор то и дело застревал в сугробах. Мы спрыгивали с трактора, расчищали снег лопатой, заталкивали под гусеницы бревна и колючие, смерзшиеся ветки сосен и лиственниц.
        Всю ночь кидали мы снег лопатой, таскали бревна. Ладони мои покрылись волдырями. Казалось, еще немного — и я упаду в снег и больше не поднимусь.
        Все работали молча. Даже Аркадий не шутил и не подбадривал нас. На тракториста страшно было смотреть. Лицо вытянулось, глаза провалились…
        Лишь утром, когда за деревьями показался белый дымок над палаткой лесорубов, Аркадий приободрился. Он застегнул полушубок на все крючки, строго по уставу — на два пальца от правой брови — надел шапку.
        — Спасибо, братухи, — тихо сказал он. — Без вас была бы мне форменная труба.
        К вечеру этого же дня в поселок лесорубов приехал Гаркуша. Он забрал всех нас и отвез на Падун.
        Никто не ругал меня за новый побег — ни отец, ни бабушка. Даже обидно стало: всю дорогу готовился к головомойке, хотел доказывать, защищаться, протестовать, и на тебе — ни слова упрека!
        Не успел я как следует обогреться и рассказать отцу и бабушке о своих приключениях, пришел Петр Иович. Под мышкой у него торчал лохматый березовый веник.
        — Не обморозился? — спросил он, оглядывая меня, — А Аркадий, однако, мается. Пальцев не разожмет.
        — Что с ним? — тихо спросил я.
        — Пока ничего. Спиртом растирают…
        Петр Иович покурил, начал застегивать полушубок.
        — В баню собирайся, — строго сказал он. — Истопили, однако.
        Хочешь не хочешь, пришлось одеваться и тащиться за Петром Иовичем на край поселка.
        В предбаннике — торжественная тишина. Белые сосновые скамейки, сухие, еще не тронутые ногой резиновые половички. Кроме меня, Петра Иовича, Степки и Комара, в предбаннике никого. Все разговаривают вполголоса, как в театре перед спектаклем.
        Петр Иович погнал нас в парную, на самый верхний полок.
        — Айдате, выгоняйте мороз! — приказал он.
        Наверху — адская жара. Пар обжигает лицо, живот, ноги, мешает дышать. Несколько раз я пытался бежать, но Петр Иович снова гнал на полок.
        — Вот я сейчас стегану по распаренному месту!
        Спустился я вниз едва живой. Сел на скамейку, бессильно опустил руки; дышал, как рыба, вытащенная на берег. А Степке хоть бы что. Шлепает руками по груди и просит Петра Иовича — нет, не просит, а просто-таки стонет:
        — Дед, а дед, сигану я, однако?
        Петр Иович отрицательно качает головой. Но по глазам его я вижу — он не против того, чтобы Степка куда-то «сиганул». «Давай, однако, сигай!» — говорят эти добрые, с бескорыстной хитростью глаза.
        Петр Иович даже отвернулся и стал глядеть в небольшое, заросшее льдом окно.
        Степка, казалось, только этого и ждал. Он подскочил к двери, рывком распахнул ее и «сиганул», как был нагишом, в белый пушистый сугроб.
        — Пошли! — взвизгнул Комар и ринулся вперед.
        Все смешалось, слилось в моей душе — страх, зависть, озорство. Я подбежал к двери, закрыл глаза и бросился в сугроб. Перевернулся два раза и вновь помчался в баню на самый верхний полок. Домой я пришел раскрасневшийся, в расстегнутом полушубке и шапке набекрень. Остановился на пороге, ждал, что скажет отец. Но отец даже не заметил моего лихого вида.
        — Гена! — едва слышно сказал он. — Аркадия отвезли в больницу. Сейчас ему отрезали руку…

        Глава двадцать седьмая
        Я ВСЕ МОГУ… ТАК СТРОЯТ ПЛОТИНУ. НЕОБЫКНОВЕННЫЙ ХЛЕБ

        В воскресенье меня разбудили страшные взрывы. Наш двухэтажный дом дрожал, скрипел. В шкафу звенели стаканы. Большой оранжевый абажур, который недавно купила бабушка, раскачивался из стороны в сторону, как при землетрясении.
        В комнате никого не было. Отец и бабушка уехали на рынок в Братск. На столе, накрытый газетой, лежал завтрак. Но мне было не до еды. Какие могут быть завтраки, если на Ангаре начались важные, необыкновенные дела! Я быстро оделся, отдал ключ соседям и выбежал на улицу.
        По дороге на Ангару я завернул к Люське. Словарь в платье, как видно, уже давно был на ногах. Из-за дверей коридора выглядывали кончик Люськиного пухового платка, посиневшая от стужи щека и черный испуганный глаз.
        — Ты чего там прячешься? Иди сюда.
        Люська высунула наружу вторую щеку и второй глаз, но в эту минуту на Ангаре снова бабахнуло. Земля задрожала, загудела. С деревьев посыпались тучи снега.
        — Ай-я-яй! — закричала Люська и спряталась совсем.
        Я поднялся на крыльцо и увидел Люську. Закрыв лицо руками, она сидела в углу коридора на корточках и, наверно, даже не дышала.
        — Ну и трусиха! Поднимайся, пойдем на Ангару.
        Люська отняла руки от лица и еле слышно сказала:
        — Я не могу, Гена. У меня в середине все атрофировалось. Я боюсь.
        — Чудачка, это же лед взрывают. Плотину на Ангаре строят.
        В конце концов я уговорил Люську. Она выбралась из своего укрытия и пошла за мной. Когда над тайгой гремели новые взрывы, мне тоже было немножко не по себе. Но я не подавал виду. Думал: вот идет Люська и умирает на каждом шагу от страха, а мне ничего. Я не такой. Я все могу…
        Тайга окончилась. Перед нами открылся берег Ангары. Справа кудрявился волнами Падун, слева сверкали на солнце Пурсей и Журавлиная грудь. Между утесами чернели на льду тракторы, бульдозеры, мелькали стрелы подъемных кранов. На реке ни души. Строители укрылись от взрывов в землянках и в глубоких, прорытых в скалах вешней водой пещерах.
        Мы с Люськой спрятались под большой лиственницей. Со страхом и восторгом наблюдали за всем, что происходило на Ангаре. Я боюсь, что даже не сумею рассказать об этом как следует. Над рекой один за другим гремели взрывы. Все трещало, стонало, летело вверх тормашками — и куски льда, и поднятые со дна камни и песок, и черные, вмерзшие в лед стволы деревьев.
        — Абсолютный фейерверк! — воскликнула Люська. — Я даже в Москве такого не видела.
        Люська была права. Столбы поднятой в небо воды, куски чистого ангарского льда сверкали на солнце сказочным, радужным фонтаном. Камни градом сыпались на лед, дырявили снежные сугробы на берегу, будто ножом срезали ветки деревьев.
        Но вот на Ангаре все затихло. С мачты на вершине Пурсея медленно опустился к земле флажок.
        — Все, — сказал я. — Отбой. Можно идти.
        Люська неохотно отошла от лиственницы и поплелась за мной.
        — А что, если снова бабахнут? — округлив глаза, спрашивала она. — К кому тогда будешь апеллировать, а?
        — Отстань ты со своими апелляциями! Не хочешь идти, можешь оставаться.
        Люська надула губы:
        — Я тебе как товарищу говорю, а ты артачишься. Ну и ладно! Ты мне абсолютно не нужен. Я со Степой пойду.
        Так ты и найдешь своего Степку! Он спит без задних ног.
        — Спит, ага, спит! А это кто?
        Люська ткнула рукавицей куда-то в сторону и побежала с откоса. Только снежная пыль поднялась.
        Ну и зрение же у этой Люськи! Метров за восемьсот от нас мелькала среди сугробов черная точка. Это и был Степка.
        Я припустился за Люськой. Обошел ее на повороте и догнал лесного человека возле самой Ангары. Вскоре к нам присоединилась и Люська. Подбежала и сразу же начала трещать:
        — Степа, ты мне должен обязательно все рассказать. Я абсолютно ничего не понимаю.
        А не понимаешь, могла бы и у меня спросить. Подумаешь, нашла себе авторитетное лицо!
        Степка начал рассказывать, а я уточнял и поправлял, когда он наводил тень на плетень. Болтая, мы шли по льду Ангары. От правого берега к середине реки тянулся широкий черный коридор. Над этим водным коридором клубился и таял на ветру густой сизый туман. Экскаваторы с грохотом опускали в воду стальные ковши, выбирали из нее и отбрасывали в сторону глыбы льда. Длинной цепочкой — один за другим — к коридору подходили самосвалы. Они задирали кверху кузова и опрокидывали в воду огромные камни. Вода с шумом расступалась, выплескивалась на лед и тотчас же замерзала.
        Здорово все-таки придумали наши добровольцы. Никто в мире еще не решался насыпать плотину зимой со льда. А наши сказали: «Сделаем, и точка! Нечего нам лета дожидаться и строить всякие паромы и понтонные мосты. Лед вам почище всякого парома».
        Но строители насыпали плотину не просто так себе, как попало. Для того чтобы течение не унесло вниз камни, добровольцы опустили в воду большущие коробки из бревен — ряжи. Будто стенку под водой поставили.

        Но, может быть, я надоел вам этими своими рассказами? Пусть будет так. Молчать я все равно не могу. Должны же вы, в конце концов, знать, как строили на Ангаре плотину Братской ГЭС!
        Кстати, я совсем забыл рассказать, как мы помогали плотникам рубить ряжи.
        Ходили мы, ходили от одного экскаватора к другому, а потом Степка и говорит:
        — Пошли, однако, посмотрим, как работает лучший плотник Деримедведь.
        — Ври больше! Лучший плотник на стройке мой отец, — оборвал я Степку. — Газету надо читать.
        — И еще как читаю. Будь здоров! Посмотришь на Деримедведя, сам скажешь!
        Это, конечно, было нахальство. Но я стерпел. Ладно, подумал я, посмотрим.
        Минут через пять мы уже были возле Деримедведя, там, где плотники мастерили из бревен новые ряжи. С виду Деримедведь не производил никакого впечатления. Низенький, невзрачный. Под большим мясистым носом —усы. Одна половинка закручена в стрелку, а вторая распушилась и похожа на маленький веник. Умора, и только!
        Но работал Деримедведь все же здорово. Не зря Степка хвалил. Блестящий, с короткой ручкой топор так и плясал у него в руках. Даже одной рукой Деримедведь умел работать. Левой поправляет шапку, а правой бревно вытесывает — ровно, как по шнурочку. Но и отец мой тоже не хуже, а может быть, даже капельку лучше умел. Я-то ведь отца знаю!
        Вместе с Деримедведем работал другой плотник. Собственно, не плотник, а так себе, чепуха на постном масле. Мальчишка какой-то. Увидел меня и кричит:
        — А тебе чего надо? Катись отсюда колбасой!
        Деримедведь с первого же слова оборвал этого нахала. Бросил топор из руки в руку, как игрушку, и сказал:
        — Что он тебе — на мозоль наступил? Пусть стоит, учится.
        Как раз в это время навстречу катил по ледяным торосам двадцатипятитонный самосвал. Ну просто дом. Если даже на цыпочки станешь, до верхушки колеса рукой не дотянешься. Шоферы в такие самосвалы по специальным лестницам залезают. Иначе туда никак не заберешься. Мальчишка-плотник увидел самосвал и даже рот от удивления разинул. Наверняка новичок, пескарь мелководный. Наша Люська и то на эти самосвалы никакого внимания не обращает. Едут — и пусть себе едут.
        Так вот, разинул рот этот пескарь и ничего на свете не слышит. А Деримедведь кричит:
        — Подай гвозди! Гвозди, я тебе говорю, подай!
        Будто сговорившись, мы все втроем — Степка, Люська и я — бросились к ящику с гвоздями. Тянем каждый в свою сторону» как лебедь, рак да щука. Люська даже покраснела вся. Шипит на нас:
        — Пустите сейчас же! Я вам авторитетно говорю!
        Так мы втроем и притащили ящик.
        Деримедведь набрал гвоздей в горсть и давай в бревна заколачивать. Только шляпки поблескивают, как пуговицы на рубашке, — одна возле другой.
        Заколотил Деримедведь гвозди и снова командует:
        — Катите бревно сюда! Жив-ва!
        Прикатили мы одно бревно, второе, третье, четвертое. А на мальчишку — помощника плотника даже и не смотрим. Знай наших! Вот мы какие! А что?
        Часа два бревна подтаскивали. Измучились все — просто ужас! Даже полушубки расстегнули. Под овчиной, как в бане, дымно, горячо.
        Можете верить, а можете нет, дело ваше, но мы свой ряж построили быстрее, чем остальные плотники. Можете об этом у самого Деримедведя спросить. Скажет.
        Когда ряж был полностью готов, Деримедведь вытер ладонью лоб, воткнул топор за пояс и сказал:
        — Шабаш, хлопцы! Спасибо за службу.
        После того как мы пошабашили, Деримедведь пригласил всех в тепляк — небольшой деревянный сарайчик, построенный на льду Ангары. Посреди сарайчика горит железная печка. На стенах серебрится иней. Тепло, тихо. Под бревенчатым полом потрескивает лед и слышится, как где-то в глубине Ангара ворочает по дну тяжелые валуны.
        Мы сели на шершавые, неоструганные скамейки, которые стояли вдоль стены, протянули ноги к огню. Деримедведь снял телогрейку и остался в гимнастерке. Он подкрутил вторую половину уса, расчесал слипшиеся волосы и стал вдруг каким-то обновленным, я даже сказал бы — красивым.
        — Сейчас полдневать будем, — сказал он, заправляя гимнастерку под ремень.
        Он снял с гвоздика мешочек, вынул оттуда полбуханки хлеба и кусок сала. Ножа у Деримедведя не оказалось, и он разрезал хлеб своим острым, как бритва, плотничьим топором.
        — Вы не беспокойтесь, — сказал я, когда плотник протянул мне хлеб. — Я сегодня уже завтракал.
        — То дома, а то здесь. Бери, если дают. Деримедведь ел хлеб не торопясь, повертывая ломоть то одной, то другой стороной, будто выбирая самое вкусное место.
        — Ну что, хорош хлеб? — спросил он.
        Хлеб, по-моему, был как хлеб. Только замерз немного и таял на языке, как мороженое.
        — Ничего, — сказал я, — есть можно.
        — То есть как это — ничего? — удивился Деримедведь и даже жевать перестал. — Это хлеб особенный, необыкновенный. Понял?
        — Конечно, необыкновенный, — подтвердила Люська. — Я сразу заметила. У меня аппетит адский.
        — Почему же он необыкновенный? — спросил я. — Вы шутите, наверно. (Не мог же я верить просто так, на слово. Когда на вокзале продавали высотный торт, тоже пассажирам говорили, что он необыкновенный.)
        — А вот почему необыкновенный, — сказал плотник. — Принес ты из школы двойки и колы, бросил книжки в угол — и скорее к столу. Еще и суп в тарелки не налили, а ты уже к хлебу тянешься. Выбираешь кусок побольше. Это тебе какой хлеб, а? Дармовой это хлеб называется.
        Мне стало очень обидно. Почему Деримедведь считает, что мы двоечники?
        — У меня, например, двойки почти ни одной нет, —
        сказал я, — а Люська и Степка отличники. Не знаю, на кого вы намекаете…
        — А ты, парень, не обижайся, — строго сказал Деримедведь. — Это я так, между прочим говорю. Хлеб, по-моему, вы честно ели: заработали.
        После обеда, полдника или перекура мы снова хотели помогать Деримедведю. Но он просто-напросто прогнал нас.
        — Марш по домам! — сказал он. — Жизнь у вас вся впереди, успеете поработать.
        Волей-неволей пришлось уходить. Работали мы хотя и немного, но измотались здорово. Когда я поднялся, почувствовал — ломит спину и ноги стали тяжелые, как бревна, которые мы подкатывали плотнику. Но, несмотря на все это, настроение у меня было отличное. Я шел домой, рассеянно слушал Люськину болтовню и думал про себя:
        «Вот он какой особенный хлеб. Мерзлый, твердый, разрубленный топором, а все же не такой, как всегда, — мой необыкновенный, трудовой хлеб!»

        Глава двадцать восьмая
        «ЧТОБЫ КАЖДОЕ СЛОВО ПЕЛО, СВЕТИЛОСЬ…» КОМАР ПОДСЫПАЕТ ПЕРЦУ В СУП. «ТЕРПИ, ГЕННАДИЙ!»

        Много чудесных перемен произошло на нашей стройке. Много я за это время узнал, много увидел. Все-таки очень полезно ездить по земле, ночевать у таежных костров, плыть на легкой ветке — по сибирским рекам. Если у тебя есть творческое зерно, тогда еще лучше: ты не только увидишь и запомнишь все, что встретил на пути, но сможешь написать об этом и для других. Невелика тяжесть — тетрадка и карандаш. Им всегда найдется место в тугой, до отказа набитой походным имуществом котомке.
        Кстати, а как же с моей тетрадкой? Может быть, Иван Иванович уже давно швырнул ее в мусорный ящик? Нет, до ящика дело не дошло. Иван Иванович приехал на стройку и в первый же день отправился разыскивать нашу квартиру. Жаль, что меня не было дома. Вечером, когда я пришел с катка, бабушка сказала:
        — Только сейчас знакомого твоего проводила. Чаи с ним распивали. — А сама так и сияет. Прибирает посуду со стола и все твердит: — Ну до чего же человек обходительный! Семян веерной пальмы обещал прислать. «Я, говорит, хоть и сибиряк, а пальмы эти просто до ужаса люблю».
        — А про меня он что-нибудь говорил?
        — А как же, конечно… Очень хороший, самостоятельный человек… «Обязательно, говорит, пришлю»…
        — Что пришлю?
        — Семена веерной пальмы. Я же тебе уже сказала.
        Так я ничего толком и не узнал. Бросил со злости коньки в угол — и за шапку.
        — Ты куда? — спросила бабушка.
        — К Ивану Ивановичу. Он писатель. Он мне сейчас вот как нужен!
        Бабушка загородила дверь и не пускает:
        — Ты мне брось чепуху на человека наговаривать — «писатель-расписатель»! Сам ты писатель! Сиди дома, и все.
        Я шмыгнул у бабушки под рукой и был таков.
        Пока добежал до дома Ивана Ивановича, чуть не сгорел от нетерпения. Остановился в дверях и слова сказать не могу. Из горла какие-то сиплые звуки вылетают.
        Иван Иванович смотрит на меня и улыбается:
        — Чего это ты так бежал? Алчные звери за тобой гнались?
        Я сразу же понял, что Иван Иванович прочитал дневник. Это ж только Люська так на букву «а» говорит.
        Я кое-как отдышался и говорю:
        — Рассказывайте, Иван Иванович, понравился дневник или нет? Не мучайте.
        Иван Иванович вдруг стал серьезным. Вынул тетрадку из стола, задумчиво и, по-моему, даже чуть-чуть нежно посмотрел на нее и сказал:
        — Ты, Генка, не торопись и не тяни меня за язык. О таких вещах серьезно надо говорить.
        — Так вы только одно слово скажите: хорошо или
        плохо?
        — Вот же чудак человек! Пятерки я тебе за дневник не поставлю, ты это так и знай, а поговорить придется обстоятельно.
        Мне стало очень обидно, что Иван Иванович виляет и не хочет говорить прямо.
        — Когда же вы со мной поговорите? — спросил я. — Со мной еще никто не говорил обстоятельно. Мне только писали из редакций: «Уважаемый товарищ Лучезарный. К сожалению…»
        Иван Иванович положил мне на плечо руку и очень тихо, как говорят о самом дорогом, сказал:
        — Не торопись, Генка, не надо. Дай почитать свой дневник ребятам. А когда все прочитают, мы обсудим дневник на литературном кружке. Пусть твои друзья выскажутся. Ты же знаешь: ум хорошо, а два лучше. Согласен с моим предложением?
        — Ну да, согласен, — неохотно ответил я.
        — Вот и молодец! Кстати, почему ты написал на дневнике «повесть»?
        — Просто так… Разве он не похож на повесть?
        — Не совсем… Впрочем, поговорим об этом уже заодно на литкружке.
        — А как же я дам читать дневник ребятам? — спросил я. — Они же сами герои повести. Разве им можно высказываться?
        — А почему нет? Если хорошо, скажут — хорошо, а если плохо — не взыщи. Героям виднее, как о них написано.
        — Комару тоже повесть давать?
        — Конечно, дай. Почему ты об этом спрашиваешь? — Комар ни за что не похвалит. Я его знаю.
        — Зря так думаешь. Впрочем, и написал о нем ты тоже не совсем правильно. По-моему, в жизни он значительно лучше, чем в тетрадке. Правда, полностью я его не защищаю: писать на заборах — скверная и глупая привычка. Но ведь и ты не всегда относился к Комару по-товарищески…
        Странно! Что же можно было еще сочинить о Комаре? Разукрасить его, написать, будто он замечательный, незаменимый товарищ? Нет, я просто не представляю, что хорошего увидел в нем Иван Иванович! Но так и быть, если Иван Иванович говорит, что дневник Комару надо дать, я дам. Пусть читает и краснеет за свои поступки. И Люське дам и Степке.
        Я пришел домой и развернул тетрадку. Не знаю, поверите или нет, но у меня даже волосы стали дыбом. Вся тетрадка от начала до конца была разукрашена коротенькими красными черточками, вопросительными и восклицательными знаками. На последней странице стояла какая-то непонятная, загадочная цифра — 476. Что означает это крупное число? Отметка? Не похоже.
        Долго я ломал голову над таинственной цифрой 476, но все же докопался до истины. Оказывается, это не отметка, а количество орфографических и синтаксических ошибок. Вот тебе и поучительная повесть? Любой двоечник по сравнению со мной круглый отличник. Как ни ищи, а четырехсотсемидесятишестерочников ни в одной школе не найдешь. Если бы Люська изучила словарь до буквы «у», она наверняка сказала бы: «уникальный писатель» — то есть очень редкий, сохранившийся в одном-единственном экземпляре.
        Не знаю, что теперь делать. Хотел стереть пометки резинкой — резинка не берет. Протер такую дырку, что туда может свободно пролезть пуговица от пальто. Как же я буду отдавать такую дырявую повесть героям? Засмеют.
        Но так или иначе, я решил отдать повесть героям. Если герои — эти свои, близкие люди — не поймут и не оценят моего труда, я сдаюсь. Пусть сочиняет веселую и поучительную повесть кто хочет, мне решительно все равно.
        Я отправился к дому, куда недавно переехал Комар, и постучал в окно.
        — Комар, выйди, пожалуйста, на минутку.
        Мой герой, то есть Комар, понял, что произошло что-то необычайное, и тут же появился на крыльце.
        — Что случилось? Пожар?
        Я торжественно передал Комару тетрадку и сказал:
        — Это моя повесть. Прочти внимательно. Будешь выступать на литературном кружке.
        — Я не умею выступать, — смутился Комар. — Ты же знаешь…
        Еще бы я не знал Комара! Только на заборах и умеет выступать… Но Комару этого я не сказал. Я вежливо пожал своему герою руку и ушел. Комар стоял на крыльце как громом пораженный…
        Тетрадка моя переходила из рук в руки. Ребята многозначительно поглядывали на меня и шептались на переменках. Ну что ж, пусть шепчутся. Я ходил по школе с гордо поднятой головой и делал вид, будто ничего не замечаю. Но на сердце было неспокойно. Выносить повесть на суд общественности дело нешуточное.
        Но вот наконец в коридоре, чуть повыше столика, на котором с утра до вечера лежит бронзовый колокольчик, появилось объявление:

        РЕБЯТА!
        Сегодня, в 6 часов вечера, состоится
        первое занятие литературного кружка.
        Просьба не опаздывать.

        Когда я пришел в школу, зал уже был почти полон.
        В самом конце стоял длинный стол, а на нем — большая чернильница из учительской и графин. За столом сидели учитель и Иван Иванович. Он увидел меня и дружески кивнул головой:
        — Иди сюда, садись рядом.
        Ребята услышали и: ахнули. Ну что ж, напишите повесть — будете сидеть в президиуме и вы. А пока терпите и смотрите на меня, Геннадия Пыжова.
        Время приближалось к шести. В зал один за другим входили всё новые и новые мальчишки и девчонки. Герои моей повести расположились в передних рядах. Они просматривали свои выступления и шевелили губами, как колдуны. Все страшно волновались. О себе я говорить не буду. И так ясно.
        Первым на занятии литературного кружка выступил наш учитель, за ним — Иван Иванович. Сейчас я уже не помню всего, что говорил Иван Иванович, но основные мысли я записал.
        — Сегодня, на первом занятии литературного кружка, мы обсудим дневник вашего товарища, Геннадия Пыжова, — сказал Иван Иванович. — Геннадий рассказывал мне, что некоторые ребята смеются над ним, дразнят писателем. Это очень нехорошо. Сегодня будете смеяться над Геннадием, завтра над другим, потом над третьим. Так у нас ничего не выйдет, и литературный кружок рассыплется. Верно я говорю?
        — Верно! Правильно! — раздались голоса.
        Когда голоса в зале стихли, Иван Иванович сказал:
        — Пыжов называет свой дневник повестью. Это неверно. Повести у Геннадия не получилось. Для того чтобы писать настоящие литературные произведения, у него еще очень мало знаний и опыта. Вот смотрите, что писал Максим Горький иркутским ребятам: «Нужно учиться писать о людях и жизни так, чтобы каждое слово пело, светилось, чтоб лишних слов в фразе не было, чтобы каждая фраза совершенно точно и живо изображала читателю именно то, что вы хотите показать». С этой задачей Геннадий не справился. И все же в дневнике много интересного и по-учительного. Я имею в виду не только рассказы Геннадия о тайге, Ангаре, Байкале. Жизнь и поступки ребят, которых описывает Геннадий, тоже поучительные. Главное действующее лицо дневника — сам Геннадий Пыжов. У Геннадия немало отрицательных качеств, но есть и положительные. Вы знаете его лучше меня и скажете об этом сами. На нашем занятии присутствуют все персонажи дневника Пыжова. Говорить о них я тоже не буду. Попробуйте разобраться сами, что они делают хорошо, а что плохо. Желательно, чтобы здесь выступили и ребята, которых Геннадий описал в дневнике. И последнее: за
работу Геннадия, я уже говорил ему об этом, пятерку поставить нельзя. В тетради Пыжова четыреста семьдесят шесть орфографических и синтаксических ошибок.
        По залу, будто ветер, прокатился шепот. Ребята качали головами и смотрели на меня, как на убийцу. Что же это такое? Разве повести так обсуждают!
        После выступления Ивана Ивановича к столу подошел Комар. Когда он встал с места, я сразу подумал: «Держись, Генка, сейчас он разделает повесть в пух и прах!» И я не ошибся. Комар подсыпал мне перцу в суп.
        — Генка описал меня очень плохо, — сказал Комар. — Гадости замечает, а когда хорошее сделаю, не видит.
        — Что ты хорошее сделал? — возмущенно спросил я.
        — Картину разве плохую нарисовал? В учительской висит. Каждый день туда за двойки вызывают, а ты не видишь.
        — Меня каждый день не вызывают.
        — Ты лучше молчи! Сам говоришь, что я герой, а сам вот что… Какой я герой, если у меня даже имени нет!
        — Разве у тебя нет имени? — спросил Иван Иванович.
        — Конечно, нет… То есть на самом деле есть, а в тетрадке нет. Это Генка нарочно все сделал.
        — Может, Геннадий не знает твоего имени? — спросил Иван Иванович.
        Комар пожал плечами и обернулся ко мне:
        — А ну, писатель, скажи: знаешь ты мое имя или нет?
        — Знаю. Тебя зовут Аркадий.
        — Почему же ты в повести так не пишешь?
        — В повести уже есть один Аркадий.
        — Пусть хоть десять будет! Талантливый писатель каждого Аркадия может описать, а ты не писатель, а…
        Хорошо еще, что Иван Иванович вовремя остановил этого болтуна.
        — Аркадий Комар, — сказал он, — я не разрешаю тебе оскорблять товарищей на литературном кружке.
        — А почему он всех оскорбляет? И Степку и Люську А моего отца он назвал «малый». Разве не обидно? Степка мне сегодня сказал: «Раз он такой зазнайка, не выступай совсем». Но я не могу молчать. Пыжов не только хвастун, но и белоручка. Вспомните, как он вел себя, когда жил у Степки. Даже избу не хотел подметать!
        — Это ты уже врешь, — возразил я. — Избу я подметал. Пусть Степка сам скажет.
        С места поднялся Степка:
        — Плохо, однако, подметал. Из-под палки… А так он парень хороший. Ты, Комар, брось..,
        — Ну вот, а я вам что говорил! — подхватил Комар. — Сейчас еще не то узнаете. Сейчас я вам о пылесосе расскажу…
        Иван Иванович насилу остановил Комара.
        — Аркадий Комар, — сказал он, —ты выступаешь целых пятнадцать минут и до сих пор ничего не сказал о дневнике Пыжова.
        — А что я буду говорить о дневнике?
        — Скажи, что тебе нравится, что плохо. Нравится тебе дневник или нет?
        Вопрос Ивана Ивановича застал Комара врасплох. Он долго молчал и наконец неохотно, как будто его тянули щипцами за язык, сказал:
        — Нравится. Только в нем нет ничего поучительного.
        — Почему ты так думаешь?
        — Потому. Он из словарей и энциклопедий все повыписывал.
        — Что именно он выписал?
        — Глубину Байкала и рыбу голомянку.
        — Аркадий Комар, по-моему, ты неправ. Геннадий был на Байкале и рассказывает о своих впечатлениях.
        — Все равно это не поучительно. Если бы он сам мерил глубину, тогда дело другое…
        — Ну хорошо, а что тебе все же нравится в дневнике?
        — Он смешной и интересный.
        — Ну вот, теперь ясно. Ты все сказал?
        — Нет, не всё.
        — Что еще хочешь добавить?
        — Пусть Генка вычеркнет себя из тетрадки.
        Иван Иванович улыбнулся:
        — Главное действующее лицо из дневника вычеркнуть нельзя.
        Комар долго молчал, думал и наконец сказал:
        — Пусть вместо главного действующего лица в тетрадке будет Степка. Степка лучше Пыжова.
        Иван Иванович долго разъяснял Комару, что в дневнике, так же как и в художественном произведении, нельзя заменить одни действующие лица другими, но Комар так ничего и не понял. Он недовольно отошел от стола, сел рядом со Степкой и пригрозил:
        — Если дневник когда-нибудь напечатают, я Генку сам вычеркну. Вот посмотрите!
        Никогда я не думал, что у меня может быть столько неприятностей и хлопот с моими героями.
        Едва ребята успокоили Комара, с места поднялась черноглазая девочка в цветастом платье. Она в упор посмотрела на меня и спросила:
        — Геннадий Пыжов, скажи, пожалуйста, кто я такая: Таня или Маня?
        Странное дело: разве я справочное бюро?Я хотел разъяснить это девочке, но Иван Иванович сказал:
        — Что же ты молчишь, Геннадий? Объясни. Это, наверно, одна из твоих героинь?
        Я стал вспоминать. Такой героини в повести нет. В тетрадке у меня всего-навсего одна девочка — Люська. Но, может быть, это какая-нибудь самозванка? Узнала, что есть интересная повесть, и хочет записаться в нее, как в балетный кружок?
        — Ответишь ты, Геннадий, или нет? Кто я такая: Таня или Маня? — снова, еще настойчивее спросила девочка.
        И вдруг я вспомнил. Действительно, где-то в середине тетрадки у меня есть две девочки. Но кто сейчас стоял передо мной, Таня или Маня, вспомнить я не мог.
        — Вот видите! — ехидно сказала девочка. — Писатель не знает своих героев. Так он и в своей тетрадке пишет: «Таня или Маня». Но разве я Таня? Я не Таня, а Маня. А Таня — это моя сестра. Вы думаете, мы близнецы и нас нельзя отличить друг от друга? Ничего подобного. Мы совсем разные. У Тани и характер другой, и волосы, и глаза. Нас никто не путает, даже папа, хоть он и очень занятой человек. Если не верите, что мы разные, посмотрите сами. Таня, встань, пусть они посмотрят на тебя.
        С места поднялась вторая девочка. В самом деле, на девочках были только платья одинаковые, а все остальное разное: и волосы, и глаза, и даже рост.
        — Что же вам от меня надо? — спросил я девочек.
        Таня и Маня набрали в рот воздуха и сказали хором,
        как на сцене:
        — Геннадий Пыжов, ты зазнайка и эгоист. Ты не любишь своих товарищей, насмешливо называешь их Танями и Манями. Мы живем вместе с тобой на Падуне и тоже хотим быть в дневнике яркими и настоящими. Мы хотя и девчонки, но обижать себя не позволим. Заруби это на своем носу!
        После Тани и Мани выступала Люська Джурыкина. Она почти не отрывала глаз от бумажки и только раза два или три отвлеклась и прибавила кое-что «от себя», то есть то, чего не было написано на листочке. Представьте себе, Люська уже вызубрила словарь на букву «а» и теперь разговаривала на «б». Не речь, а сплошное ба-бе-бу.
        — Геннадия Пыжова я знаю с детских лет, — сказала Люська. — Я знаю, когда он еще был Лучезарным и писал бессодержательные и безнравственные стихи. Ребята правильно критиковали Геннадия, но я скажу беспристрастно: он не такой плохой, как бестактно говорил о нем Аркадий Комар. Повесть Геннадия мне понравилась. Она не безнравственна и не безыдейна. Конечно, она не безупречна. Не нравится мне только бахвальство автора, то есть Пыжова. Геннадий бравирует тем, что он пишет произведения, корчит из себя богдыхана и хочет, чтобы перед ним все благоговели. Если Геннадий думает быть настоящим писателем, он должен не благоденствовать, а бороться с безграмотностью. Геннадий, я говорю бескорыстно: если не будешь учиться на пятерки, из тебя получится не писатель, а болтун, который пишет абракадабру. .
        Последнее слово Люська не прочитала, а сказала «от себя». Я думаю, что это слово прорвалось случайно. Люська уцепилась за «абракадабру» потому, что в слове было два заманчивых кругленьких «б».
        Кроме героев повести, выступали и обыкновенные читатели —мальчишки и девчонки из шестого, седьмого и даже девятого класса. Читатели тоже не особенно хвалили, придирались к каждому пустяку. Только и слышалось: «Это просто ужас: четыреста семьдесят шесть ошибок!» '; -
        Иван Иванович тихо пожал мне руку под столом:
        — Ничего, Геннадий, терпи! Это все на пользу…
        А когда последний читатель отошел от стола, добавил:
        — Подожди меня. Вместе домой пойдем. Мы с тобой еще поговорим.
        Но я так и не дождался Ивана Ивановича. Ребята окружили его со всех сторон. В руках замелькали тетрадки, листочки бумаги. Даже Люська и та пыталась протиснуться в круг, от волнения сыпала словами сразу на две буквы:
        — Это бестактно! Пропустите меня! Я вам авторитетно говорю!
        Я постоял немного, вздохнул и вышел на крыльцо.

        Глава двадцать девятая
        МНЕ МАЛО «ВСЫПАЛИ». НЕ ОТСТУПАТЬ! МОЯ ЗОЛОТАЯ РАДУГА

        Вот и закончилось обсуждение. Что делать дальше? Идти к Падуну, бросить в волны свой дневник и навеки забыть о нем? Я на миг представил эту картину и невольно прижал тетрадку к груди. Нет, ни за что на свете…
        Домой идти не хотелось. Я побродил по тихой, безлюдной улице и остановился около больницы. Высокая стеклянная дверь была занавешена марлей, в глубине коридора мелькали смутные тени. «А что, если зайти?» Я постоял, подумал и тихонько открыл дверь.
        В коридоре возле тумбочки, покрытой белой клеенкой, сидела няня — тетя Луша. Она обернулась на скрип двери и замахала руками:
        — Уходи, уходи, пожалуйста!
        — Тетя Луша, я только на одну минуточку.
        — Никаких минуточков! Целый день ходите!
        — Я сегодня первый раз.
        — Сказала — уходи, и всё. Только и знай полы за вами подтирай. Давеча Степка приходил, потом Комар, а потом эта… как ее… ей по-человечески объясняешь, а она оскорбляется: «Я вас абсолютно не понимаю, у вас амбиция». Вам тут что, цирк или больница?
        — Тетя Луша, я только одно слово скажу и сразу уйду.
        — И не проси! Нельзя!
        — Я на минуточку.
        — Сколько раз буду повторять: нельзя. Он уже спит…
        Из палаты, двери которой выходили в коридор, донесся вдруг голос Аркадия:
        — Тетя Луша, я еще не сплю, пустите Генку.
        — А ты лежи, нечего тут… Я лучше знаю, кто у меня спит, а кто не спит.
        Тетя Луша открыла шкафчик и недовольно сунула мне халат с ржавым пятном возле кармана:
        — Иди уж, чего стоишь…
        Аркадий лежал на кровати, покрытый до груди теплым верблюжьим одеялом. Нос у него как-то странно вытянулся, щеки запали. От прежнего румянца не осталось и следа. Лишь на губах, крутых и упрямых, теплилась розовинка.
        Аркадий подал мне руку, усадил рядом:
        — Ну как, братуха, здорово тебя драили?
        Я начал рассказывать о занятии литературного кружка. Аркадий слушал, полузакрыв глаза. Он то улыбался, то вдруг прикусывал губу и сводил на переносице черные брови.
        — Здорово! — сказал он, когда я закончил.
        — Что здорово?
        — Здорово тебя песочили.
        Помолчал, вспомнил что-то и снова улыбнулся:
        — Так ты говоришь, она так и сказала: «корчит из себя богдыхана»?
        В другое время я наверняка ушел бы домой, а сейчас я и злился на Аркадия, и в то же время жалел. Может быть, он все это нарочно говорил, мстил, потому что и у самого было несчастье?
        — Ну да, — раздраженно сказал я, — так и сказала — богдыхана. Что ты в этом нашел смешного?
        — Смешного мало, ты прав.
        Он задумался, долго лежал молча, будто меня совершенно не было в палате.
        Я старался разгадать мысли Аркадия. Пристально смотрел на его бледное, с синими кругами возле глаз лицо.
        Нет, решительно ничего нельзя было понять. Аркадий будто в скорлупу спрятался. Что он думает, чего молчит?
        В конце концов я не выдержал и решил рубить сплеча. Нечего нам в кошки-мышки играть.
        — А может, мне в Падун дневник выбросить? — спросил я. — Уничтожить, и все дело с концом?
        Аркадий приподнялся, оперся рукой о кровать:
        — Ты с ума сошел?
        — А что делать? Ты ж сам видишь, как получается…
        — А то не вижу. Ремнем тебя отстегать надо, вот что.
        — Уже отстегали, — сказал я, — хватит с меня и этого.
        Аркадий прихватил зубами нижнюю губу, сдавил ее
        так, что она побелела, и вдруг сказал:
        — Мало всыпали! Если б я был, я б тебе еще добавил!
        — А за что добавлять?
        В глазах Аркадия сверкнули недобрые огоньки, щеки залил румянец.
        — А за то — не распускай слюни, не отступай от своих планов.
        — Я не отступаю. Ты на меня зря не наговаривай.
        — Ишь ты, «не отступаю»! Лучше б уж молчал! Слова правильно написать не можешь, а ерепенишься. Сколько ошибок насчитали — триста сорок?
        — Четыреста семьдесят шесть.
        — Ха! Полный камбуз, и только! Это ж тебе прямо черт те что! Ужас сплошной! — Аркадий потянул на себя одеяло и отрывисто добавил: — Ты вот что: ты пока пятерку по русскому языку не заработаешь, ко мне не приходи. Незачем…
        Мне стало очень обидно. Я отвернулся и закрыл ладонью глаза, чтобы этот злой, нехороший человек не увидел моих слез.
        — Генка, да ты что? — удивленно спросил Аркадий. Отнял мою руку от глаз, сжал ее своими крепкими пальцами. — Разве ж так можно! Как девчонка плаксивая… Ты ж сам про Горького говорил. Как это… подожди… «чтобы каждое слово пело, светилось»… Это ж тебе не шутка писать так научиться. Тут же какой труд нужен…
        — Значит, я виноват по-твоему, да? Я к тебе посоветоваться пришел, я о тебе целый вечер думал, а ты… Эх ты!..
        — Ну и чудак же ты, рыба-салака! Чего ж ты обижаешься? Я ж тебе дело говорю!
        — Что ты мне говоришь? Дневник в Падун выбросить, да?
        — Нет, братуха, это ты брось, я тебе такой чепухи не говорил.
        — «Не говорил»! Разве я не вижу!
        — А то видишь! Если хочешь знать, так я тебе открыто скажу — ты этот свой дневник продолжай, пиши. Вот как.
        — Шутишь ты, Аркадий?
        — Чего там шучу! Исправь свои двойки и колы и пиши… Я и сам писал бы, братуха, только способностей у меня нет. Видеть — будто на картине вижу, а как ручку возьму — все пропадает…
        Трудно было понять, шутит Аркадий или говорит всерьез. Пожалуй, не шутит. Лицо у него стало задумчивым, из больших темных глаз на меня лилось тепло и едва заметная грусть.
        — А как ты представляешь это, Аркадий? . —все еще с недоверием спросил я.
        — А так… Только ты не смейся, Генка… Как будто бы выйду вечером к Ангаре, а вокруг огни, огни. На берегу, там, где сейчас тайга, — город; по плотине от Пурсея к Журавлиной груди электрический поезд идет. Поверишь, Даже шум колес слышу. И река вся в огнях, и небо. Будто радуга в нем стоит — высокая, яркая… золотая радуга. — Аркадий умолк, смущенно и виновато посмотрел на меня. — Ты не думай, братуха, я хоть и однорукий, а отсюда не уеду. Я все равно Братскую ГЭС строить буду…
        Губы его дрогнули, и голос стал глухим и хриплым.
        — Достань там, в тумбочке, — махнул он рукой, — под книжками…
        Я нагнулся и вытащил из-под книжек смятую пачку папирос. Аркадий прислонил спичечную коробку к груди, чиркнул, поднес огонек к папиросе. Над койкой, покачиваясь, поплыла тонкая голубая ниточка дыма.
        В ту же минуту в коридоре зашлепали туфли. В палату вошла тетя Луша и подозрительно понюхала воздух.
        — Это еще что такое? Кто курит?
        — Никто не курит. Это вам показалось, — ответил Аркадий, пряча папиросу под койку.
        — Я тебе дам — показалось!
        Тетя Луша подошла к нему и выдернула из пальцев папиросу, будто маленькую ядовитую змейку.
        — А ты уходи, — сказала она. — Нечего больным папиросы носить!
        — Тетя Луша, он не приносил.
        — Я лучше тебя знаю, кто приносил! Уходи, и все!
        Тетя Луша взяла меня за руку и повела в коридор.
        — Больше не пущу, так и знай, — сказала она и вытряхнула меня из халата. — Им добро делаешь, а они…
        Тетя Луша выпроводила меня за дверь, щелкнула ключом. Замок сердито звякнул и тотчас затих.
        Я спустился с крыльца и пошел к дому. Легкий ветерок колыхал пушистые заиндевелые ветки деревьев; издали сквозь чащу леса звездочками сияли огни в домах добровольцев.
        Встреча с Аркадием наполнила меня радостным и в то же время каким-то тревожным чувством. Да, не просто жить на свете. Сколько еще впереди обид, трудных дней, надежд и сомнений. Ну что ж, я пойду навстречу этим злым, колючим трудностям. Нет, что бы ни случилось, я ни за что не уеду отсюда. Так же, как и Аркадий, я собственными глазами увижу нашу Братскую ГЭС и высокую золотую радугу в синем сибирском небе.
        Я шел по таежной тропе, смотрел на холмистые снежные берега Ангары и убежденно повторял:
        — Да, так и сделаю. Как сказал, так и будет.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к