Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Нусинова Наталья: " Курячий Бог " - читать онлайн

Сохранить .

        Курячий бог Наталья Ильинична Нусинова

        Однажды утром Тёма просыпается и видит, что все в доме вверх дном: маму увезли в больницу. Вместе с верной подругой, храброй и красивой девочкой Кирой, Тёма отправляется на поиски волшебного талисмана, способного вызволить маму из больничного заточения. Конечно, они его найдут, но прежде им придется сразиться с оборотнями, они повстречают Тёминых бабушку и дедушек, вернувшихся в земной мир в образе богов-охранителей, спасут собаку и даже почти откроют звезду!
        «Курячий бог» — это детский роман о любви и дружбе, о прочных семейных связях и о загадках, которыми полна жизнь вокруг нас.

        Наталья Нусинова
        Курячий бог

        …Дане, Степе, Сене, Лизе…

        1
        Тёма и Кира

        Тёма зарылся головой в подушку.
        — Тёмка, проснись!
        Тёма вжался в обтянутый синей простыней матрасик, быстро, как ящерица, сполз под одеялом к ногам кровати и высунул наружу пятку.
        — Артем! Ну, хватит уже!
        Тёма пошевелил ногой.
        — Тёмочка! Правда! Некогда!!!
        Что-то во всем этом было не так. Как-то подозрительно это было. Во-первых, будить пришел папа, а не мама. Во-вторых, за пятку он не схватил, и нельзя было ее отдернуть и заворчать, будто сквозь сон. Но главное, ведь сегодня воскресенье и собирались в парк на аттракционы, а за окном еще почти темно, в парк так рано не встают. Что это с ними — забыли?!
        Папа сдернул одеяло.
        — Там все еще спят,  — пробормотал Тёма.
        — Кто?
        — Ну, эти… аттракционщики!  — Тёма вежливо напомнил про обещание.
        — Сегодня не получится!  — отрезал папа.  — В парк сегодня не пойдем. Вставай!
        — А почему?  — Тёма уже чувствовал, что случилось что-то ИЗ РЯДА ВОН ВЫХОДЯЩЕЕ, но попробовал поныть — а вдруг поможет? Ведь так хорошо все было придумано: сначала парк, потом «Макдоналдс», потом, вечером, шахматы. А перед сном — чай с маминым пирогом.
        Но папа был бледный и какой-то растерянный. Видно было, что ему не до споров.
        — Мама заболела,  — отрывисто сказал он.  — Слушай, Артем, не тяни, одевайся! Пойдешь в гости к Кире.
        Тёма сел на кровати и только тут увидел сквозь открытую дверь, что в коридоре мелькнул человек в белом халате. В квартире пахло лекарством.
        Сон как рукой сняло.
        Тёма вскочил и в пижаме, босиком понесся в родительскую комнату.
        — Туда нельзя,  — остановил его папа.  — Там… не убрано. И мамы там уже нет. Одевайся быстрее!
        — Где мама?  — закричал Тёма.  — Как это ее «ТАМ УЖЕ НЕТ»? Куда ее подевали?
        — Не волнуйся и не кричи!  — Папа говорил отчетливо и как-то слишком спокойно.  — Мама внизу… в машине… в «скорой помощи». Сейчас ее повезут в больницу. Я поеду с ней. А ты пойдешь в гости к Кире! Ведь Кира — твоя подружка? Ты же любишь с ней играть? Ну, не плачь, пожалуйста… Все будет хорошо.
        И он тяжело вздохнул.
        Голос у папы был неуверенный, а глаза испуганные, и Тёме стало от этого совсем страшно. Он торопливо оделся, шмыгая носом и вытирая его рукавом свитера.

* * *

        Кира жила напротив — на том же этаже. Дверь открыла Кирина мама, красиво одетая и причесанная. Она всегда была такой, даже в воскресенье утром. Тёмина мама говорила, что Ольга и «в выходной не может позволить себе расслабиться, просто потому, что выходных у нее не бывает». Еще она говорила, «зато Ольга — настоящая бизнес-вумен, и всем надо на нее равняться». «А за что — за то?» — спросил Тёма. Но в ответ ему посоветовали заняться уроками — в общем, стало неинтересно.

        Ольга Кирилловна открыла сразу и ни о чем не спросила. Папа протянул ей пакетик с Тёмиными умывальными принадлежностями и ключи.
        — Пусть у вас будут. Мало ли что…
        А потом смущенно добавил:
        — У нас там такой кавардак!..
        Ольга Кирилловна кивнула:
        — Ничего, Костя. Соня придет — попрошу ее у вас убраться. А Тёму я пока уложу на диване в гостиной, пусть досыпает. Потом Кирка встанет, Соня их накормит. А мне пора. Но я сегодня недолго. Скоро вернусь, почитаем книжку. Или в кино пойдем. Не беспокойтесь! Все обойдется. Иде привет. Держитесь!
        Папа кивнул, обнял Тёму и подтолкнул его к соседской двери. Потом повернулся и сломя голову побежал вниз по лестнице — даже не оглянулся.
        Тёма растерянно посмотрел ему вслед и поджал губы.

* * *

        Ольга Кирилловна сняла с дивана папки и коробки с бумагами, достала клетчатый плед, шерстяную подушку без наволочки и велела Тёме ложиться спать. А сама надела модное черное пальто, затянутое в талии как платье, черные сапожки на высоких серебряных каблуках, сняла с крючка в прихожей ключи от машины, повесила на их место ключи от Тёминой квартиры, кивнула и уехала на работу.
        Тёма лежал один в чужой гостиной, на холодном кожаном диване, под тонким пледом и чувствовал себя одиноким и брошенным. «Вот тебе и воскресенье!  — думал он.  — Вот тебе и аттракционы! Где же справедливость? Сами обещали, а сами…» Ему было так обидно за себя, что он даже забыл про маму. И только потом вспомнил — она же заболела! Ее положили в больницу! А если она умрет? Совсем умрет — навсегда! И он больше никогда ее не увидит!
        Уже в третий раз за день он почувствовал, что подступают слезы,  — и сжал кулаки.
        — Она не умрет,  — услышал Тёма знакомый голос и обернулся. На пороге гостиной стояла Кира — как и ее мама, с утра красиво одетая и причесанная.
        — Скорее всего не умрет,  — уточнила Кира.  — Почти даже наверняка. От этого в наше время редко умирают. Но вообще, если хочешь знать мое мнение, еще один ребенок вам совсем ни к чему.
        — Какой еще ребенок?  — изумленно спросил Тёма.
        — Которого ждет твоя мама.  — Кира пожала плечами.  — Ты что, не знаешь? Ну ты даешь, ваще! Все знают, а ты не знаешь!
        Кира всегда все знала. Во-первых, она была очень умная девочка и первая ученица — в классе, в школе и в районе. А может, и на земном шаре. А во-вторых, она была не просто умная, а ПРОНИЦАТЕЛЬНАЯ! Она собиралась, когда вырастет, стать частным детективом или просто следователем по ОСОБО ВАЖНЫМ ДЕЛАМ. Поэтому она уже заранее тренировалась в проницательности. И с ней было всегда интересно. Иногда даже неожиданно. Но на этот раз было уж так неожиданно, что Тёма остолбенел.
        — Рот закрой,  — посоветовала Кира.  — А то простудишься!
        — Врешь ты все!  — выпалил Тёма.
        И добавил обидное:
        — Врунья-Кирунья!
        Тёма знал, что Кира терпеть не может, когда коверкают ее имя.
        — Сам врун!  — Кира спокойно взяла со столика модный журнал и не торопясь стала его перелистывать.  — А раз ты еще и обзываешься, я с тобой вообще не желаю разговаривать!

        Кира сосредоточенно рассматривала журнал и болтала ногой, приговаривая: «Классная шляпочка! И недорого! Полмиллиончика всего! Надо маме сказать — она мне купит!»
        — Ки-ир!  — заныл Тёма. Ему вдруг стало стыдно, что он обидел Киру, и совсем грустно.
        Кира не обернулась, а наоборот, стала перелистывать журнал с еще большим вниманием.
        — Кир! Ну прости!.. ПОЖАЛУЙСТА!
        Кира посмотрела на него с удивлением.
        — Кто это? Тёма? А ты что тут делаешь? В гости зашел?
        Тёма почувствовал, что у него покраснели уши. У него была такая неприятная особенность: когда он был смущен, у него краснели уши.
        Кира фыркнула.
        — Тебе нужна желтая футболка! И еще два щита! И все! Ты упакован!
        — Почему?  — удивился Тёма.
        — Потому что тебя сразу возьмут на работу! В ГАИ! Светофором! Смотри: уши красные! Сам зеленый! Еще желтая футболка — и порядок! За километр видно!
        — А щиты зачем?  — спросил Тёма.
        — Цвета переключать!  — ехидно сказала Кира.  — Закрыл уши и нос — значит, жди! Желтый! Закрыл футболку и уши — можно ехать! А если только уши видны — значит, стоп! Красный свет! Очень удобно.
        — Кир, ну не надо!  — попросил Тёма.  — Правда, скажи, ты придумала все про мою маму?
        Кира посмотрела на Тёму серьезно и с сочувствием.
        — Нет, не придумала,  — вздохнула она.  — Твои родители действительно решили рожать второго ребенка. Я слышала, как твоя мама моей рассказывала. Знаешь, я их просто не понимаю! В их-то возрасте!
        — А может, обойдется?  — сказал Тёма.  — Но вообще… в принципе… они еще вполне! Держатся! Даже на лыжах бегают!
        Ему вдруг стало обидно за маму — что она, старуха?
        — Ну не знаю,  — ответила Кира, вертясь перед зеркалом.  — Твоя мама на два года старше моей, это факт! А моей уже тридцать пять! А твоей, значит, вообще тридцать семь! И потом — разве у них есть для этого ФИНАНСОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ? Ты знаешь, сколько денег в наше время нужно, чтобы нормально вырастить ребенка?
        Тёма помрачнел. Он знал, что с деньгами у них плохо. А когда-то было очень хорошо, давно, правда, еще когда дедушка был жив,  — но мама говорит, что тогда была другая жизнь. Тёмин дедушка бы известный ученый и ДОКТОР НАУК. Тёма раньше думал, что это значит — ученый доктор, а оказывается, дедушка был никакой не врач, а астроном. Он изучал звезды и даже нашел одну новую звезду, где-то недалеко от Большой Медведицы, и назвал ее Артемидой — в память бабушки. А в тот же самый день у него родился внук, и его назвали Артемом. И все говорили, что Тёма родился под счастливой звездой. Тогда они стали очень богатые, потому что ученые из всех стран обрадовались, что у них теперь будет новая звезда, и дали дедушке огромную премию за его открытие, а у него и так уже была ОЧЕНЬ ХОРОШАЯ ЗАРПЛАТА — в общем, от дедушки Тёминой семье осталась большая квартира, и двухэтажная дача в дачном кооперативе астрофизиков, и еще телескоп, который стоял на даче и которым никто больше не пользовался. Только Тёма иногда смотрел в него на звезды, особенно на созвездие Большой Медведицы, за которой, где-то очень высоко, притаилась
его маленькая, но яркая звездочка. Когда дедушка умер, Тёма сильно плакал. Но потом ему сказали, что дедушка теперь на небесах, и он там опять живет вместе с бабушкой, которую Тёма видел только на фотографиях, потому что она умерла давно, задолго до Тёминого рождения. На фотографиях бабушка была молодая и красивая, но очень строгая. Все говорили, что она была решительной и суровой. И даже жестокой и беспощадной! И уж на что дедушка был к ней привязан и всю жизнь служил ей как паж королеве, но иногда даже он не выдерживал, срывался и СЕБЕ ПОЗВОЛЯЛ. А бабушка однажды все узнала — и не простила. А он все равно всю жизнь любил только ее. И после ее смерти дедушке уже никто не был нужен, он совсем одичал, ВЕСЬ УШЕЛ В НАУКУ. Он и всегда был непрактичным, а тут вообще совершил страшную глупость — продал за копейки свой роскошный «Олдсмобил», подарок американской миллионерши, влюбленной в астрофизику и немного — в дедушку, в его талант и научные открытия, которых у дедушки было много. В общем, вместо того чтобы ПОДУМАТЬ О СЕМЬЕ и продать этот автомобиль сразу, пока он еще новый и дорогой, а главное, не
дразнить других астрофизиков и не наживать себе врагов в научном мире, дедушка лихо подкатывал на огромном лимузине к своему институту и аккуратненько пристраивал его среди «Жигулей» своих коллег — как раз напротив «Волги» начальника.

        Говорят, что дедушке это ДОРОГО ОБОШЛОСЬ: ему это потом припомнили и долго не выпускали за границу и даже не печатали, потому что директор института ведь просил его по-хорошему: «Продай, продай!», а дедушка уперся — и ни в какую. А когда бабушка умерла, он потерял интерес ко всему, в том числе и к американской машине, и стал ездить на работу на метро, а его заброшенный «Олдсмобил» месяцами пылился в гараже. Потом вдруг дедушка, никому ничего не говоря и ни с кем не посоветовавшись, продал его за гроши — «А зачем он мне? Все равно я на нем не езжу!». Фактически даже не продал, а обменял на очень хороший телескоп, а потом смотрел через него на небо, не отрываясь, по многу часов подряд, наверное, надеялся увидеть там бабушку и все ей объяснить. Так он и открыл бабушкину звезду — от тоски и одиночества. А после этого дедушка узнал МИРОВУЮ СЛАВУ, и слава ему понравилась, только обидно было, что бабушка не видит, какой он теперь знаменитый и как хорошо обеспечивает семью. Но самому-то ему ничего не надо было, кроме телескопа и игрушек для Тёмы, которые он привозил из разных стран.
        Потом дедушка вдруг заболел и стал заговариваться. Он бормотал какие-то странные вещи — мама, не отходившая от его постели, была просто в отчаянии от того, что ее отец, у которого всегда была светлая голова, бредит и несет околесицу.
        — Слушай, Ида!  — доверительно шептал дедушка ей на ухо.  — Мед в дупле. Достаньте мед из дупла, отдайте его внуку!
        — Как, папа? Мед? Внуку?
        Чтобы не обижать дедушку, мама изо всех сил старалась делать вид, что внимательно слушает.
        — Внуку,  — важно кивал дедушка.  — Именно внуку! А внук отдаст в науку.
        — Хорошо, папа,  — говорила мама, глотая слезы.
        — Спасибо, Идуша,  — лепетал дедушка побелевшими губами.  — Спасибо тебе.
        А как-то раз он взял маму за руку и, посмотрев на нее прежним ясным взглядом, спросил:
        — Как ты думаешь? ОНА меня простила?
        — Конечно,  — ответила мама уверенно.  — Ведь иначе она бы не открыла тебе свою звезду!
        Дедушка благодарно улыбнулся — мама вполне его убедила,  — глубоко вздохнул, и его не стало. Наверное, он умер счастливым — благодаря маме. Она сняла тяжесть с его души, хотя сама совсем не была уверена в том, что бабушка, с ЕЕ-TO характером, дедушку простила.
        Тёма так и не понял, за что бабушка рассердилась на дедушку, может быть, она была просто злюка и задавака, но все же Тёме казалось, что на него, на внука, она смотрит добрыми глазами. И хотя по дедушке Тёма сильно скучал, но его немного утешало то, что самому дедушке, наверное, теперь хорошо — ведь он больше всего на свете любил звезды и бабушку! Он представлял себе, как дедушка с бабушкой встретились на небесах — такими, какими они были, когда умерли: дедушка старый, большой и неповоротливый, с длинными волосами и с седой бородой, а бабушка — юная, темноволосая и кудрявая. Наверное, они так обрадовались встрече, что кинулись друг к другу, поцеловались, обнялись и помирились, а потом взялись за руки и полетели на Тёмину звезду, а может, даже поселились на ней в маленьком красивом домике, с резными ставнями и крылечком, вскопали там себе огород, завели пчел и разную птицу. По вечерам дедушка ел свой любимый мед из большой миски, облизывал расписную деревянную ложку, смотрел в телескоп на землю и наблюдал за Тёмой, а бабушка наливала в блюдечко чай и пила его вприкуску, наблюдая строгими глазами за
кружащими в воздухе разноцветными дикими петухами. А потом вдруг вставала, примеривалась, метко набрасывала охотничью сеть на самого задиристого и горластого петушка и тащила его в свой небесный курятник.

        Тёма давно уже решил, что, когда вырастет, будет астрономом, как дедушка. Он тоже откроет новую звезду, получит премию от ученых всего мира, и мама не должна будет день и ночь корпеть над чертежами, а папа снимет наконец тот самый фильм, о котором он давно мечтает, и перестанет гоняться за ТЕЛЕВИЗИОННОЙ ХАЛТУРОЙ. Но теперь получалось, что по семейным обстоятельствам дело не терпит отлагательств.
        — Знаешь, Кир,  — сказал Тёма.  — Придется мне бросить школу и срочно защитить диссертацию.
        Кира покачала головой.
        — Ну не знаю! По-моему, это совсем невыгодно. В нашей стране за науку не платят.
        Тёма огорчился.
        — А что же делать?
        — Займись бизнесом, как моя мама,  — посоветовала Кира.  — В наши дни это единственный выход.
        Тёма вздохнул.
        — А я хотел открыть новую звезду. Как мой дедушка.
        Кира посмотрела на него с насмешкой, потом задумалась, помолчала и вдруг нерешительно спросила:
        — А в честь кого бы ты ее назвал?
        — Не знаю,  — сказал Тёма.  — Я еще об этом не думал. Если хочешь, могу назвать в честь тебя.
        — Да мне, вообще-то, все равно,  — ответила Кира.  — Но если ты просишь… Придется выручать! Ладно, называй в мою честь! Только чтобы не сразу догадались! Пусть помучаются! Например — КАК!
        — Как?
        — Красивая Акира!
        Тёма кивнул.
        — Нет, лучше АП!  — Акира Прекрасная! Или Премудрая! В общем, все равно, пусть расшифровывают кому как нравится. Но главное, я хочу, чтоб Акира! И ты меня тоже так зови!
        Тёма опять кивнул, потом помрачнел.
        — Хорошо. Но только ведь теперь я, наверное, не смогу стать астрономом. Ты же сама сказала, что за науку у нас не платят. А новый ребенок? Мои родители, ты же знаешь… ну, в общем… они не очень практичные люди! Что поделаешь… Наверное, мне действительно придется стать бизнесменом.
        — Это точно,  — кивнула Кира.  — На твоих стариков надежды мало… Но знаешь что? Я тебе помогу! Я уже придумала! Ты открой две звезды — одну мы оставим себе и назовем в мою честь. А вторую выгодно продадим. Какой-нибудь бизнесмен наверняка захочет купить себе звезду и назвать ее в честь своей фирмы. Ведь это же отличная реклама! Какой БРЕНД! Да конкуренты от зависти локти себе отгрызут! А мы сразу станем миллионерами… Ну, Тём… чего ты молчишь?
        Тёма вздохнул и прошептал:
        — Я не хочу продавать свою звезду…
        — Ну и дурак!  — сказала Акира.  — Звезд на небе полно, знай себе открывай. Как шпроты. Да ты пойми, ведь главное — не кто их откроет, а кто первый придумает их продавать. А то потом все кинутся!
        — Нет,  — Тёма принял решение и твердо сказал.  — Я этого НЕ ХОЧУ. И потом, они же не наши…
        — Ну ты ваще!  — закричала Акира.  — Да если б об этом думали, так у нас бы ни одного миллионера не было!
        — Ну и что?
        — Как «что»?  — завопила Акира.  — А то! Мы, по-твоему, хуже всех? У всех есть миллионеры, а у нас — нет? Мы что, отсталая страна? Да ты знаешь кто? Ты НЕ ПАТРИОТ! Так ты никогда бизнесменом не станешь!
        — Да,  — сказал Тёма грустно.  — Может, и не стану. Не могу я продавать звезды.
        — Это мы еще посмотрим,  — произнесла Акира.  — Вначале все так говорят. Сейчас не можешь, потом научишься. Важно правильно начать… Тс-с! Тихо! Соня идет! О бизнесе ни слова! О ребенке — тоже!
        Тёма только сейчас услышал, что скрипнула дверь.
        Это пришла домработница. Тёма хотел выйти и поздороваться, но Кира резко дернула его за рукав.
        — Ну вот!  — громко заговорила она, отвернувшись от двери.  — В общем, в этом лесу на него все запали. И попугай Ара, и пантера Багира, и медведь Балу. Только хромой тигр Шер-Хан был принципиально против. Он вообще не хотел человеческого детеныша. Он КОНКРЕТНО ненавидел людей за то что они подпалили ему усы. Поэтому с Шер-Ханом у Маугли, типа, не сложилось. Прикинь! Проблемы с тигром — это круто!
        — Здравствуйте! Проголодались? Тигров вспомнили!
        В комнату вошла полная женщина с сумками в руках.
        — Ой, теть Сонь, здрасьте!  — радостно приветствовала ее Кира.  — А мы и не заметили, как вы пришли. Это Тёма, наш сосед. У него маму в больницу увезли. А это Софья Александровна.
        — Здравствуйте,  — сказал Тёма смущенно.
        — Да, я знаю,  — сказала Софья Александровна.  — Мне Ольга Кирилловна звонила. Сейчас я вам завтрак приготовлю. Вы небось соскучились одни?
        Тёма помотал головой.
        — Ну конечно соскучились,  — выразительно посмотрев на Тёму, сказала Кира.  — Вот я ему «Маугли» рассказываю. Представляете, он еще не читал.
        — Я читал,  — обиделся Тёма.  — Еще давно!
        — Ну, значит, забыл.
        Акира со значением наступила Тёме на ногу.
        — Молодцы,  — сказала Софья Александровна и пошла на кухню.  — Идите умывайтесь. А я вам сейчас блинчиков сделаю! С вареньем! Тёма, ты блинчики любишь?
        Тёма кивнул.
        — Ура, блинчики! Обожаю! Только чтоб без муки!  — закричала Кира и обхватила себя за талию двумя ладошками, пытаясь свести пальцы.  — А то я на диете!
        Но Софья Александровна, наверное, не услышала — с кухни уже доносился звук воды, шум миксера, треск кипящего на сковороде масла.
        — Ты зачем ей сказала, что я «Маугли» не читал?  — обиженно прошипел Тёма, доставая из пакетика зубную щетку.  — Подумает еще, что я неуч!
        — Да ладно, тебе-то что!
        Кира пожала плечами и пшикнула на Тёму водой из брызгалки для цветов.
        — Как «что»? Да я, может, вообще в сто раз больше тебя читал!  — обиделся Тёма, вытирая лоб.

        Кира с сожалением посмотрела на друга.
        — Какой же ты еще РЕБЕНОК! Ведь нам это нужно! Для конспирации!  — объяснила она.  — Неужели не понятно?
        Тёма вздохнул и пошел в ванную, потому что давно уже знал, что переспорить Киру — дело безнадежное.

* * *

        Приготовив завтрак, Софья Александровна взяла пылесос и пошла прибираться в Тёмину квартиру. Она была очень работящая, терпеть не могла сидеть сложа руки, и все у нее у руках — ну прям горело.
        — Вообще-то, Соня, конечно, молодец, задумчиво сказала Кира, выжимая из тюбика сгущенку и рисуя на блинчике букву «А».  — У нее свой бизнес.
        Подвалила лишняя работа — кто ж отказывается в наше время? Пошла и сделала. И зря языком не болтает. Но ты все-таки помалкивай. В любом случае ОСТОРОЖНОСТЬ НЕ ПОВРЕДИТ!
        Тёма кивнул. Чай был горячий, молоко холодное, блинчики с абрикосовым вареньем очень вкусные. Все бы хорошо — но вот что с мамой? Как она там в больнице? «Хоть бы папа позвонил!  — подумал Тёма.  — Может, они обо мне вообще забыли? У них же теперь другой ребенок будет. Зачем им я?»
        Тёма судорожно хлебнул чай и скривился. А Кира покатывалась со смеху. Пока Тёма раздумывал о своей горестной судьбе, она высыпала ему в чашку полсолонки соли.
        — Ну, Кира!  — завопил Тёма.
        — Я Акира!  — сказала Кира, быстро допила свой чай, видя, что Тёма потянулся к солонке, и показала ему язык.
        Тёма обиженно отвернулся, но Кира не отставала:
        — Тём, хочешь апельсинчик?
        И швырнула в него апельсиновой коркой.
        — Я домой пойду,  — сказал Тёма и встал.  — Спасибо за завтрак.
        Кира кивнула.
        — Правильно. Я с тобой.
        — Извини,  — сказал Тёма холодно.  — Я занят.
        Кира тут же превратилась в Акиру и посмотрела на него пронзительным взглядом. Ее синие глаза метали молнии.
        — Эгоист!  — прошипела Акира, оглядываясь на дверь.  — Думаешь, мне очень интересно за тобой бегать? У меня, между прочим, своих дел полно! Но нам нужно срочно провести переговоры и РАЗРАБОТАТЬ ПЛАН ДЕЙСТВИЙ! А сюда сейчас Соня придет! Будет тут гудеть пылесосом! И скрипеть!
        — Почему «скрипеть»?  — удивился Тёма.  — Она вроде еще ничего. Крепкая.
        — Щеткой! Щеткой скрипеть! У нее такая специальная щетка есть — для чистки ковров! Она ею скрипит, когда чистит! Короче: перебазируемся на твою территорию! Прямо сейчас, пока она там! А то потом не отпустит! Вот обжора! Да оставь ты этот блин! Сколько ж можно?
        — Я только третий!  — сказал Тёма.
        — Да кто считает? Но ваще — пятый! Лопнешь!
        Тёма с сожалением обернулся на смазанный вареньем блинчик и пошел к двери.

* * *

        Перебазировка прошла удачно и очень вовремя. Софья Александровна как раз закончила уборку и уже выходила из Тёминой квартиры с пылесосом и тряпками в руках.
        — Кирочка, вы зачем на лестницу вышли?  — спросила она.  — А ну идите домой, простудитесь.
        — Теть Сонь, а можно мы у Тёмы побудем?  — елейным голоском спросила Акира.
        — А почему не у вас? Я твоей маме слово дала! Я ж за вас отвечаю!
        Акира тут же превратилась в Киру и посмотрела на Софью честными глазами хорошей девочки.
        — Понимаете, тетя Соня,  — сказала Кира.  — Дело в том, что нам с Тёмой надо позаниматься. А там все его задания.
        — Так принесите к вам его тетрадки,  — сказала Софья Александровна, разглядывая потолок в коридоре Тёминой квартиры.
        — Да, конечно,  — кротко сказала Акира, опустив глаза.  — Это можно.
        Тёма вздрогнул. В тихом Кирином голосе ему послышались отдаленные раскаты грома.
        Софья Александровна встала на цыпочки, подтянулась и щеткой от пылесоса сняла с потолка паутину.
        — Но понимаете,  — нерешительно протянула Акира и тут же твердо посмотрела наверх, на руки Софьи Александровны,  — ведь это не тетрадки. У Тёмы же все в компьютере, а он тяжелый. Как мы его потащим? И что скажут Тёмины родители, если мы вынесем из дома такую ЦЕННУЮ ВЕЩЬ?
        Тёма изумленно посмотрел на Акиру, но она как будто ничего не заметила.
        — А в ваш компьютер это все никак нельзя перенести?  — недоверчиво спросила Софья Александровна.
        — Но у нас же маленький компик. У нас только ноут. А у них — большой! В наш все не поместится,  — сказала Акира печально.  — А у Тёмы переэкзаменовка по математике. Решающая! Это его ПОСЛЕДНИЙ ШАНС. Я просто обязана ему помочь. Представляете, что будет с его родителями, если его выгонят из школы ИМЕННО СЕЙЧАС?
        Тёма так задохнулся от обиды, что даже сказать ничего не мог. Он только раскрывал рот, как рыба, и заикался, ловя воздух и чувствуя, что уши у него совсем покраснели и оттопырились. А тут еще Акира его ущипнула, чтобы он молчал.
        — Ну хорошо,  — сказала Софья Александровна.  — Сидите тогда тут. Хоть мешать мне не будете. А я квартиру уберу, белье поглажу, обед приготовлю — и тогда вас позову.
        — Конечно, теть Сонечка,  — улыбнулась Кира.  — А мы сразу же прибежим обедать. Я так люблю ваши котлеты!
        Тетя Соня гордо улыбнулась и подхватила пылесос.
        — Только не открывайте никому!  — сказала она, заходя в Кирину квартиру.
        — Ни в коем случае!  — заверила ее Кира, закрыла дверь и с торжествующим видом обернулась к Тёме, который, наоборот, демонстративно от нее отвернулся.
        Но Кира тут же стала Акирой:
        — Здорово, да? Все четко! Ну, Соня дает! Совсем не врубается!
        От такого нахальства Тёма наконец обрел дар речи, а вернее сказать — завопил.
        — Ну ты ваще!  — кричал Тёма, сжав кулаки и наступая на Киру.  — Что ты ей наплела? Да если б ты была не девочка — я б тебе щас показал!
        — Но я же девочка,  — улыбнулась Кира очаровательной улыбкой и потрогала себя за косичку.  — А потом, что такого особенного я ей сказала?
        — Во-первых,  — сказал Тёма, стараясь сдерживаться,  — если уж хочешь знать, я по математике лучше всех в классе! Даже в двух! И в «Б» тоже. Уж во всяком случае, получше тебя. Она со мной заниматься будет! Это просто… просто…
        — Что?  — спросила Кира, глядя на Тёму кроткими глазами.
        — Анекдот!
        — Ха-ха-ха,  — сказала Кира.
        — И ничего смешного!..  — Тёма просто задыхался от возмущения.  — А во-вторых — из компа в комп можно все что хочешь перекинуть, какая разница, большой он или маленький, это здесь вообще ни при чем, маленький может быть даже больше, чем большой, а большой — меньше, чем маленький, это и ежу понятно. И переносить его никуда не надо, можно перекинуть чем хочешь: хоть флешкой, хоть на диске, хоть по почте, хоть по скайпу, хоть…
        — Умный, да?  — спросила Акира, свысока разглядывая Тёму.  — Думаешь, я этого не знаю? Стоит себе и злится, а у самого уши как фары! Ты уже маяком работать можешь! Кораблям в море путь указывать! А между прочим, если бы я всего этого не сказала, то и сидели бы мы с тобой сейчас у меня дома под крылышком у Сони и ни о чем бы не могли поговорить. А нам, если хочешь знать, пора разрабатывать план действий. И я, между прочим, для тебя старалась! Не ожидала такой ЧЕРНОЙ НЕБЛАГОДАРНОСТИ! И вообще, не смей на меня кричать!
        Кира выглядела такой расстроенной — казалось, сейчас заплачет.
        — Да я не кричу,  — ответил Тёма смущенно.  — Извини меня, пожалуйста. Я не хотел тебя обидеть. А какой план действий? Зачем?
        Кира оглянулась по сторонам и перешла на таинственный шепот.
        — План действий — это очень важно. И он нужен всегда! Вот, например, сейчас. Что мы с тобой будем делать?
        — Не знаю,  — начал Тёма растерянно, но тут его осенило. Он МСТИТЕЛЬНО улыбнулся и предложил: — А хочешь, я с тобой математикой позанимаюсь?
        — Щас!  — возмутилась Кира.  — Больше ничего не придумал?
        — Ну… можно в шахматы поиграть,  — предложил Тёма.  — Умеешь?
        — А чего там уметь.  — Кира пожала плечами.  — Подумаешь! Давай — где там эти шахматы?
        И она решительно прошла вглубь квартиры.

        2
        Кира разрабатывает план действий

        Шахматы стояли в кабинете на специальном столике. Это были дедушкины шахматы из красного дерева, старинные и очень красивые. Дедушка научил Тёму играть в них, когда тот был еще совсем маленький, а теперь Тёма играл, но редко, потому что папе не нравилось, что Тёма часто выигрывает. Папа считал, что это ПОДРЫВАЕТ ЕГО АВТОРИТЕТ. А Тёма очень гордился, когда выигрывал. Мама тоже этим гордилась, а папа вроде бы и радовался, что у него такой умный сын, но в то же время ему было как-то обидно. И Тёма слышал, как мама ему однажды сказала: «Ты понимаешь! Это же гены! Вылитый дед! Гроссмейстер! А ты — художник! У тебя другой талант!» И папа сразу улыбнулся, успокоился и радостно проиграл Тёме еще одну партию.
        Тёма очень любил шахматы и обрадовался, что Кира захотела в них поиграть, про себя он даже торжествовал — вот сейчас она УВИДИТ! Уж он покажет ей высший класс мастерства! Пускай восхищается!
        Вначале все было хорошо — Кире шахматы понравились. Правда, она совершенно не захотела слушать объяснения правил игры, зато с удовольствием разглядывала полированные фигуры, а потом по-своему расставила их на доске — черно-белыми парами — и попросила в подарок коня. Хотя бы одного. А лучше — парочку. Но только вороных. Можно еще и одного белого — для упряжки. Чтобы тройка получилась. Тёма ужасно смутился и объяснил, что подарить коней он не может, потому что тогда нельзя будет играть: даже если одной фигуры не хватает — и то уже в шахматы играть нельзя, а если целых трех, то и подавно, к тому же это шахматы дедушкины, они ими очень дорожат. Мама говорит, это их СЕМЕЙНАЯ РЕЛИКВИЯ.
        Кира отвернулась и всхлипнула.
        — Ты жадный!  — крикнула она сквозь слезы.
        Тёме было ужасно стыдно.
        — Хочешь, я тебе что-нибудь другое подарю?  — предложил он.
        Кира резко повернула к нему злое, заплаканное лицо.
        — Не надо мне от тебя ничего! Понял? В кои-то веки попросила у него маленького деревянного конька — и то пожалел! Да подумаешь! Что, у меня своих лошадок нет? Да я папе скажу — он мне целую конюшню подарит! Знаешь, сколько у него всяких коней!
        Кира терла глаза кулаком. Тёме было не по себе.
        Но больше всего его удивило то, что у Киры, оказывается, есть папа. То есть папа, конечно, есть у каждого человека. Но раньше он про Кириного папу никогда ничего не слышал.
        — Кир!  — осторожно сказал Тёма.  — То есть… Акир! А твой папа… он где? Почему я его не видел?
        Акира перестала плакать. Слезы у нее вмиг просохли, а губы сжались в одну полоску, как будто она их крепко стиснула.
        — Не видел, потому что он далеко!  — ответила Акира.  — Он в Б… в Боливии. Вот он где!
        — Правда?  — удивился Тёма.  — Здорово! А что он там делает?
        — Как что?  — Акира небрежно пожала плечами.  — Работает.
        — Кем?  — Тёма все больше радовался за свою подругу. Конечно, у нее очень красивая и деловая мама, на которую все должны равняться и с которой надо брать пример, но все-таки хорошо, что у нее и папа тоже есть!
        — Мой папа работает королем,  — скромно сказала Акира.
        — Королем!?  — Тёма был потрясен.  — Значит, ты — принцесса?
        Акира кивнула.
        — Я так и знал!  — воскликнул Тёма.  — Ты знаешь, Акира, я вот так и чувствовал всегда, что ты принцесса. А почему же ты тогда не едешь в Боливию к твоему папе, в ваше королевство?
        Акира посмотрела на Тёму с укоризной.
        — Мой народ воюет. А мой папа, боливийский король, командует сражениями! Он каждый день скачет впереди отряда — в черной бурке, на белом коне! А за ним — его верная боливийская дружина, богатыри, все равны как на подбор, в белых плащах и на гнедых конях! А папа машет серебряным мечом, и на голове у него — золотая корона с большим драгоценным камнем!
        Тёма смотрел на Акиру восторженными глазами.
        — Ас кем же воюют боливийцы?  — спросил он, запинаясь от волнения.
        Акира на минуту задумалась.
        — Как это с кем… всем известно… отважные боливийцы воюют со свирепыми парагвайцами… а ты что… не в курсе?
        — Я этого не знал,  — честно признался Тёма.
        И от смущения задал еще один вопрос.
        — А какого цвета камень в короне у твоего папы?
        Тут уже Акира ответила не задумываясь:
        — Желто-оранжевого! Как солнце! Он блестит, переливается и сверкает!
        — Здорово…  — выдохнул Тёма и про себя подумал: «Какая же Кира скромная! Ведь она ни разу до сих пор не рассказывала про своего папу. И никогда не говорила, что он король, а значит, она — принцесса. А как бы другие девчонки хвастались на ее месте! Все-таки мне с ней повезло… Хорошо иметь такую соседку! И подругу!»
        Кира действительно была настолько скромна, что больше не распространялась про папу-короля.
        — А ты любишь разыгрывать по телефону?  — деликатно перевела она разговор на другую тему.
        — Кого разыгрывать?  — удивился Тёма.
        — Разных людей. Это очень весело. Например, ты звонишь кому-нибудь и говоришь: «А у вас не пропала беленькая собачка?». А он тебе говорит: «Беленькая собачка? Нет, беленькая не пропадала». А ты тогда ему говоришь: «А вы сами-то разве не пропадали?», как будто он — тоже собачка. Представляешь, как он разозлится?
        Тёма просто задохнулся от восторга.
        — Здорово!  — сказал он.
        — Это круто!  — кивнула Акира.  — Давай позвоним. Набирай номер!
        — Какой?  — спросил Тёма, поднимая трубку.
        Акира побежала в другую комнату, взяла вторую трубку беспроводного телефона и вернулась к Тёме.

        — Да все равно! Ну, набери номер как ваш, только в конце единицу.
        Тёма набрал. Трубку сняли почти сразу.
        — Леночка, это ты?  — спросил женский голос.
        — Нет, это Тёма,  — ответил Тёма растерянно.
        — А тебе кого?  — спросила женщина.
        — Мне… ну это…  — Тёма так смутился, что не замечал Акириных знаков и совсем забыл, что он должен сказать.
        — Собачка… беленькая,  — прошипела Акира.
        — Ну, мне беленькую собачку!  — обрадованно повторил Тёма.
        — Мальчик, перестань хулиганить!  — строго сказала женщина и повесила трубку.
        — Ты что? Ты же все испортил!  — набросилась на Тёму Акира.
        — Я не могу.  — Тёма понимал, что испортил игру, и чувствовал себя виноватым.  — Я еще не научился. Давай теперь ты.
        — Ну ладно,  — вздохнула Акира.  — Что вы вообще без нас можете? Давай теперь мой номер, но только последняя — единица.
        К телефону подошла старушка. Тёма уже было помотал головой, чтобы Кира пожалела старушку и не разыгрывала ее, но Кира уже спросила БЛАГОНРАВНЫМ голоском:
        — Скажите, у вас не пропадала собачка — беленькая такая?
        — Деточка!  — обрадовалась старушка.  — Умница! Ты по объявлению?
        — Ну да, я — да, то есть я — нет,  — вдруг запуталась Кира.
        — Конечно!  — воскликнула старушка.  — Спасибо тебе! Только у меня не собачка! У меня котик пропал! Пушок! Беленький! Может, ты моего котика нашла?
        — Нет, бабушка,  — сказала Кира огорченно.  — Котика вашего я не нашла.
        — Как жаль!  — старушка была в отчаянии.  — А я уже обрадовалась! Ведь у меня, кроме него, никого! Только Пушок и был! И он пропал!
        — Не плачьте, пожалуйста!  — взмолилась Кира.  — Мы с Тёмой его поищем!
        — Да, конечно!  — закричал Тёма.  — Обязательно! У него есть ОСОБЫЕ ПРИМЕТЫ?
        — Есть!  — обрадовалась старушка.  — У него одно ушко опущено. Одно так, знаете, торчит, а второе как бы свисает. А сам беленький! И глазки голубые! Такой котик! Как зайчик! Да на него кто угодно позарится! Неужели украли?
        — Мы найдем его,  — повторила Акира.  — Дайте нам ваш адрес и не волнуйтесь: мы обыщем все дворы и подвалы! Судьба вашего котика в надежных руках!
        — Вот спасибо,  — сказала старушка и продиктовала адрес.  — А тебя как зовут, девочка?
        — Акира,  — сказала Кира.
        — Спасибо, Ирочка,  — вежливо поблагодарила старушка.  — А меня зовут Афродита Степановна. Можно просто — тетя Фрося. Значит, я буду ждать. Вы звоните мне, ребятки, пожалуйста.

        Тёма повесил трубку.
        — Какая милая старушка. Жалко ее. Надо обязательно постараться найти ее кота. И главное, ведь она живет в соседнем доме.
        — Поэтому у нее и телефон почти как у нас,  — догадалась умная Кира.  — Только зачем она меня Ирой обозвала?
        — Она не нарочно. Она плохо слышит,  — заступился Тёма за старушку.  — Ну что, разыграем еще кого-нибудь?
        — Теперь твоя очередь,  — буркнула Акира. Она еще не пришла в себя от обиды, что перепутали ее имя.  — Набирай! Опять ваш номер, только на конце — двойка.
        Тёма набрал номер.
        — Беленькая собачка у вас пропала?  — бодро спросил он.
        — А какая она из себя?  — заинтересовался подошедший к телефону мальчик.
        Тёма горделиво посмотрел на Акиру. Розыгрыш начинался хорошо.
        — Маленькая такая. Белая. Мохнатая. Хвостик бубликом.
        — Носик черный?  — уточнил мальчик.
        — Черный,  — ответил Тёма, еле сдерживая смех.
        Кира тоже была очень довольна и даже подняла вверх большой палец.
        — А глазки?  — спросил мальчик.
        — Ч-черные,  — еле выговорил Тёма.
        — А что она умеет?
        — Приносить газету, приносить тапочки, приносить поводок, ходить на задних лапах, подавать переднюю, еще лаять; знает команды «сидеть», «лежать» и «служи»; любит играть в салочки, плавать, берет след и прыгает через обруч.
        — Так она, наверное, цирковая…  — задумчиво сказал мальчик.  — А вы в цирк не звонили?
        И тут Тёму осенило. Он хитро посмотрел на замершую от напряжения Киру и сказал:
        — А мы в цирк и звоним. Вы, случайно, не свинка?
        Кира прямо со смеху покатилась.
        — Кто вам сказал?  — спросил мальчик.  — Еще ничего не известно.
        — Как это «не известно»?  — фыркнул Тёма, сдерживаясь из последних сил.  — Типичная свинка!
        — Ничего не типичная!  — обиделся мальчик.  — Как раз НЕ ТИПИЧНАЯ! И вообще! Диагноза еще нет. Может, у меня вообще не свинка! Пока у меня просто карантин!
        — Ты что, болеешь?  — Тёме сразу стало не смешно и очень стыдно.  — Извини!.. Прости нас. Мы тебя просто разыгрывали. А ты болей себе на здоровье! И не обращай на нас внимания!
        Кира тоже подключилась к разговору и сказала из своей трубки:
        — Прости, пожалуйста! Мы ж не знали…
        Но тут мальчик закричал:
        — Подождите! Не вешайте трубку! Ну, пожалуйста, разыграйте меня еще! Понимаете, мне скучно! Ведь я тут сижу целый день! Взаперти!
        — Ты в тюрьме?  — с надеждой спросила Акира, и глаза ее заблестели.
        — Я дома!  — закричал мальчик.  — Но это хуже! В тюрьме веселее! Там заключенные! А тут — я совсем один! Понимаете, я был на дне рожденья у друга, а у него на следующий день распухли железки, и может быть, это свинка, а может быть, и нет, еще неизвестно, но все равно всех, кто у него был, теперь ПОСАДИЛИ НА КАРАНТИН. Потому что если у него свинка, то мы, скорее всего, тоже заразились и теперь заболеем и можем заразить других. Я вначале обрадовался — сидишь дома, здоровый, в школу ходить не надо. А теперь надоело. Поговорить не с кем! Даже не поссоришься, не подерешься ни с кем! И не помиришься потом…
        — Да,  — грустно сказала Кира.  — Это не жизнь. Но ты не расстраивайся. Теперь мы будем звонить тебе каждый день. Меня зовут Акира. Только запомни — не Ира! И не Кира! Я — Акира! А он — Тёма.
        — Артем,  — поправил Тёма.  — А тебя как зовут?
        — Гоша,  — сказал мальчик.  — Можно просто — Георгий! Рад знакомству. А где вы живете?
        Тёма назвал ему адрес.
        — Это совсем рядом!  — обрадовался мальчик.  — Приходите ко мне! Я же ведь не больной!
        — Обязательно,  — сказала Акира.  — Только потом. Когда тебя выпустят с карантина. А сейчас мы торопимся. Ну, пока!
        — Жду ваших звонков. И розыгрышей. И вообще — вестей с воли,  — сказал Гоша дрожащим голосом.  — Запишите мой мобильный телефон. Пожалуйста!
        Кира кивнула и достала из кармана красный мобильничек. Гоша продиктовал ей номер, и Кира сейчас же записала его.
        — Звоните мне в любое время дня и ночи!  — попросил Гоша.  — Из любых концов земного шара! Только не бросайте меня!
        — Ни в коем случае!  — пообещали Кира и Тёма, повесили трубки и посмотрели друг на друга.
        — Знаешь,  — сказал Тёма нерешительно.  — Все-таки розыгрыши — это довольно хлопотное дело. Сразу столько ОБЯЗАТЕЛЬСТВ на себя берешь!
        — Да,  — кивнула Кира.  — Но ты видишь, как это нужно людям! Ведь некоторых никто никогда не разыгрывает, ну просто за всю жизнь — ни разу. И вот так они увядают и старятся — никому не нужные, никем не разыгранные. Представляешь?
        — Ужасно,  — вздохнул Тёма.  — Надо их всех ОХВАТИТЬ. Но только не сегодня.
        — Ладно,  — согласилась Акира.  — Для первого раза достаточно. Отдохни пока. Давай теперь в прятки играть?
        — Давай,  — обрадовался Тёма.  — Только, чур, водить тебе!
        — Почему это?  — спросила Акира.  — Мы же у тебя дома.
        — А потому что я первый звонил!  — сказал Тёма.  — И я звонил два раза, а ты только один.
        Это было справедливо.
        — Хорошо, прячься! Считаю до пяти!
        Акира повернулась к стене и закрыла лицо руками, а Тёма заметался по квартире, не зная, куда бы спрятаться.
        — Раз, два, три…  — Акира считала не очень быстро, но и не очень медленно.
        Времени практически не оставалось.
        Тёма махнул рукой и залез под кровать — там было чисто и хорошо, Софья Александровна как раз только что пропылесосила.
        — …четыре, пять, я иду искать!  — сказала Акира.  — Чур, кто не спрятался, я не виновата!
        Акира сделала шаг от стенки, отвела руки от глаз, вытянула их вперед… и тут же обняла Тёминого папу за его длинные ноги.

* * *

        — Здравствуйте, Денис Аркадьевич,  — вежливо поздоровалась Акира.
        — Здравствуй, Кира,  — сказал Тёмин папа.  — А где Тёма?
        — Он под кроватью спрятался.
        — Ты подглядывала!  — возмущенно закричал Тёма, выползая из-под кровати.  — Жухала! Так нечестно!

        — Ничего я не подглядывала,  — ответила Кира.  — Я догадалась. Потому что ты топал как слон.
        — Да ладно вам ругаться,  — сказал Тёмин папа.  — Пошли лучше обедать в «Макдоналдс»! Вы же, наверное, есть хотите?
        — Ура!  — закричали разом Тёма и Кира.  — Пошли!
        В этот момент в дверь позвонили. Это была Кирина мама.
        — А мы как раз в «Макдоналдс» собрались,  — сказал Тёмин папа.
        — С ума сошли? Отраву эту есть,  — возмутилась Кирина мама.
        — Там не отрава!  — закричали Кира и Тёма.  — Там гамбургеры!
        — Вот именно,  — кивнула головой Кирина мама.  — А как Ида?
        — Вроде надежда есть,  — сказал Тёмин папа.  — Но ничего не гарантируют. Пока понаблюдают.
        У Тёмы потемнело в глазах.
        — На что надежда?  — закричал он дрожащим голосом.  — Чего — не гарантируют? Мама… Что?
        — С мамой все в порядке,  — успокоил его папа.  — Просто она должна будет полежать в больнице. Но мы с тобой ее сможем навещать. Уже скоро! А сейчас вытри нос! И шагом марш — пошли травиться!
        Тёма сразу повеселел. Раз папа зовет «травиться», значит — ничего страшного!
        — Ну уж нет,  — сказала Кирина мама.  — Пойдемте лучше к нам обедать. Софья Александровна приготовила борщ и котлеты. Она у нас отличная повариха!
        — Спасибо, но в другой раз,  — с улыбкой ответил Тёмин папа.  — Ведь я им уже обещал. Отпустите с нами Киру. А то, хотите, пошли все вместе?
        Ольга Кирилловна помотала головой.
        — Ну мама! Ну ваще!  — закричала Кира.  — Борщ и котлеты можно всегда. А в «Макдоналдс» ведь не каждый день приглашают!
        — Ки-ра!  — строго произнесла Ольга Кирилловна по слогам.  — Успокойся, пожалуйста. Во-первых, что значит «ваще»? Что это за уличный жаргон? Сколько раз я тебе говорила? Могут подумать, что дома тебя не научили разговаривать по-человечески!
        — Не могут подумать,  — мрачно сказала Акира.  — Я и говорю по-человечески. Дома как дома, в школе как в школе, а с людьми как с людьми.
        — На разных языках, короче,  — рассмеялся Тёмин папа.  — По обстоятельствам. Do you speak English?
        — Yes, I do. No problem,  — быстро ответила Акира. А потом посмотрела на свою маму и мрачно спросила.  — А что во-вторых?
        — А во-вторых,  — холодно и твердо сказала Ольга Кирилловна,  — ты-то уж ни в какой «Макдоналдс» точно не пойдешь! Ты забыла, что у тебя диета? И потом — ты сегодня музыкой занималась? Ты повторила «Похороны куклы»? У кого в среду экзамен? Ты о чем вообще думаешь?
        Кира уныло посмотрела на свою маму. Спорить с Ольгой Кирилловной было бесполезно. Тёмина мама всегда говорила: «Ольга — кремень! Железная женщина!» А Тёмин папа тогда добавлял: «Гвозди бы делать из этих людей… Коня на скаку остановит. Охрани, Господи!» — и обнимал Тёмину маму. А Тёмина мама улыбалась — как-то виновато.
        Кира опустила голову.
        — Вот так!  — вздохнула Кира.  — Это называется справедливость. Одним «биг мак», а другим Чайковский!
        — Неизвестно, кто кому должен завидовать,  — строго ответила Ольга Кирилловна и взяла Киру за руку.
        — Одним «биг мак», а другим краковяк,  — примирительно пошутил Тёмин папа.  — Что тебе принести?
        — Молочный коктейль,  — быстро ответила Кира.  — И пирожок с вишнями.
        Кира с мамой пошли домой есть домашний обед, а мужчины по-холостяцки отправились в «Макдоналдс».

* * *

        Вечером Тёма с папой смотрели футбол, а потом играли в шахматы. И Тёма опять выиграл. Но папа на этот раз совсем не огорчился, а даже, наоборот, скорее обрадовался, что сын его победил. Они позвонили маме на ее мобильный телефон, и она тоже обрадовалась, а потом сказала, что ей уже гораздо лучше, только она о них волнуется, а Тёме уже давно пора спать.
        И Тёма пошел чистить зубы.
        — Ну ничего, вроде мы справляемся?  — спросил папа, почитав Тёме на ночь «Занимательную астрономию».
        — Конечно, папа,  — ответил Тёма БОДРЫМ ГОЛОСОМ.  — А мы теперь каждый день в «Макдоналдс» будем ходить?
        — Каждый день, я думаю, тебе надоест,  — сказал папа.
        — Ничего,  — успокоил его Тёма.  — Есть и другие рестораны. Может, даже не хуже.
        Папа с сомнением покачал головой.
        — Лучше «Макдоналдса» все равно не найдешь! Но, знаешь, дороговато. И потом, правда, каждый день это все-таки неполезно! Завтра к нам придет мамина подруга, она чего-нибудь приготовит.
        — Да?  — разочарованно сказал Тёма.  — А какая подруга?
        — Ты ее, наверное, не помнишь. Тетя Несси. Она несколько лет жила за границей, в Италии, и давно уже к нам не приходила. Мама с ней в школе училась. Она приехала в Москву и сегодня позвонила, узнала, что случилось, и сейчас же вызвалась помочь. Такая любезная! Хотела сразу же в больницу приехать. Еле отговорили. Пообещала завтра зайти и приготовить нам обед. Надеюсь, ИТАЛЬЯНСКИЙ! (Папа со значением поднял палец.) Потому что в Италии отличная кухня. Ты ведь любишь макароны?
        — Макароны люблю,  — ответил Тёма.  — Но лучше все-таки в «Макдоналдс». И без тети Несси.
        — Поживем-увидим,  — сказал папа.  — Спи!
        И погасил свет.

        3
        Тёма начинает самостоятельную жизнь

        На следующий день папа с утра отвел Тёму в школу и по дороге купил ему две пачки билетиков, на троллейбус и на метро («Вдруг опаздывать будешь? Тогда садись на транспорт!»), а потом дал ключи от дома и деньги на школьные обеды — на неделю вперед.
        — Не надо на неделю,  — попросил Тёма.  — Ты мне лучше каждый день давай, а то я сразу все истрачу.
        — А ты не трать,  — сказал папа.  — Учись экономить… Я в твои годы не научился, теперь вот мучаюсь.
        Потом добавил серьезным тоном:
        — Видишь, как оно поворачивается. Придется тебе начинать самостоятельную жизнь. Рановато конечно. Но выхода нет. Главное — внимательнее переходи через дорогу. Как ехать, ты знаешь, да и вообще — ты же у нас молодец! А если проблемы — звони по мобильнику. Я на связи.
        Тёма кивнул и пошел в школу.
        После уроков он как-то все оттягивал момент, чтобы ехать домой. Вначале остался на шахматы — это понятно. Потом поиграл с ребятами в мяч — тоже понятно. Раньше ведь редко удавалось: после уроков мама всегда ждала его внизу в гардеробе, и Тёма сердился и объяснял, что он уже большой, и дорогу отлично знает, и доберется сам. А мама говорила, что она в этом и не сомневается, но просто она случайно оказалась рядом и ведь это веселее — идти вдвоем, вот она за ним и зашла, но уже в следующий раз он пойдет один, ну, может быть, не в следующий раз, а на следующий год, когда он будет в следующем классе, в общем, когда-нибудь, когда будет ВРЕМЯ ПОСПОКОЙНЕЕ, потому что сейчас ЖИЗНЬ ТАКАЯ, что неизвестно, чего ожидать, она и сама боится вечером возвращаться, а не то что ребенка в школу одного отпускать. Тёма тогда обижался — ну, какой он ребенок? А теперь он думал, как было бы хорошо, если бы мама за ним зашла, и он рассказал бы ей про свои отметки — ну, может, не про все, а про некоторые, и уж точно рассказал бы, как он победил всех в шахматы, и они по дороге зашли бы в магазин и чего-нибудь купили, и ему не
надо было бы идти одному домой, где его к тому же никто не ждет. Никто-никто! Тёме вдруг стало так себя жалко, что у него заболела голова и защипало в носу и он почувствовал, что может заплакать — только не хватало еще заплакать в школе! И он даже не заметил, как его дернули за плечо и подставили подножку. Только когда он уже лежал на спине, на мокром мартовском снегу, он увидел, как ТОТ БРИТОГОЛОВЫЙ ПАЦАН из другой школы роется в его школьном рюкзачке, достает из него мобильный телефон и пенал, вынимает из пенала ВСЕ ДЕНЬГИ, а потом швыряет пенал в мокрый снег. И рюкзак тоже бросает в лужу. СПЕЦИАЛЬНО. А рядом с ним — коренастый и белобрысый Витек из параллельного класса, которого Тёма на прошлой неделе обыграл в шахматы, потому что в шахматы Витек играть совсем не умеет и пришел к ним в секцию просто так, ПОТУСОВАТЬСЯ, а Тёма его обставил, да еще перед всеми. Тёма лежал на мокром снегу, ему было очень обидно, но впервые в жизни ему не хотелось от обиды плакать, ему хотелось быстрее вскочить, а не получалось — болела нога. Из подъезда соседнего дома вышла женщина со спаниэлем, она увидела Тёму,
подбежала, а бритоголовый и Витек, тоже увидев ее, сразу удрали и остановились на другой стороне улицы. И уже оттуда Витек крикнул: «Эй, Глазов! А че ты врешь? Ты ж не Глазов! Ты Дрейман!» Тут бритоголовый расхохотался, хлопнул Витька по плечу: «Ну, ништяк, Дрейманишвили, черный, обнаглели совсем!», и они убежали. Женщина со спаниэлем помогла Тёме встать, отряхнула его, а когда Тёма крикнул Витьку вдогонку «А тебе-то что?», велела не связываться, спросила, где он живет и не проводить ли его домой. Но Тёма только помотал головой, подобрал свой пенал, рюкзак с разошедшейся молнией, сквозь дырку в порванных штанах потрогал разбитую коленку и пошел прихрамывая. Ему было обидно и стыдно — и даже не было жалко денег, хотя папа предупредил, что больше до конца недели дать не сможет, ну и пусть, можно и не обедать, но вот телефона было очень жаль — ведь на него могла позвонить мама. По дороге домой он решил, что не будет больше ходить на шахматы, все равно он там всех обыгрывает, даже неинтересно, лучше он запишется в секцию ВОСТОЧНЫХ ЕДИНОБОРСТВ и научится драться по всем правилам. Пусть тогда тот большой
бритоголовый пацан только попробует на него напасть, или Витек этот, или кто угодно другой — он им всем покажет!

        Тёма представил себе, как он перебрасывает через плечо своих противников и они разлетаются от него во все стороны, вереща и постанывая… А он стоит себе посреди дороги, такой спокойный и невозмутимый, в белой куртке для каратэ, подпоясанный черным поясом, и даже не смотрит на своих ПОВЕРЖЕННЫХ противников, которые, с трудом поднимаясь с земли, кланяются ему и говорят: «Простите, сэнсэй!» Потому что «сэнсэй» по-японски значит «учитель», Тёма знал это от папы — папа так называл одного старого режиссера.
        Тёма так размечтался, что, несмотря на больную ногу, даже и не подумал сесть на троллейбус или на метро, а доковылял до дому, поднялся по лестнице на третий этаж и даже — впервые в жизни — сам открыл дверь ключом!
        «Вот странно,  — подумал Тёма,  — ведь это наверняка было бы для меня ПРОБЛЕМОЙ, если б у меня сейчас не было других ПРОБЛЕМ! А тут раз — и открыл! Просто потому, что не думал об этом. Получается, что одна проблема прогнала другую».
        Было уже довольно поздно, и Тёма только и успел что переодеться, съесть пряник и раскрыть учебник по английскому языку, когда в дверях повернулся ключ и он услышал голос папы, который, как и обещал, пришел с работы раньше, чем обычно.
        — Тёма, привет!  — крикнул папа.  — Как ты там? С замком справился? Вот молодец! Иди сюда, познакомься!
        Тёма вышел в коридор. Рядом с папой стояла очень высокая, очень худая и страшно некрасивая женщина. У нее было узкое лицо с большими выпученными глазами, длинный нос и резко выдающаяся вперед верхняя челюсть. Тёма от изумления даже отпрянул. Женщина приветливо посмотрела на него, шагнула ему навстречу, и только тут он заметил, что глаза у нее смотрят как-то странно: один вроде бы на Тёму, а другой как будто на папу. Такие два совершенно самостоятельных, резко скошенных зеленых глаза. «Надо же!  — подумал Тёма.  — А вообще-то, ведь довольно удобные глаза. Сразу все видят». И сказал:
        — Здрасьте!
        Папа улыбнулся:
        — Ну вот. Это наш Артем. А это… ммм… тетя… Нессичка, как тебя по батюшке?
        — Эрнестина Ермолаевна,  — кокетливо проворковала женщина, снимая пальто.  — Но для вас — просто Несси.
        — Ну, для Тёмы все ж таки «тетя Несси»,  — сказал папа.  — Представляешь, Тёмка, твоя мама и тетя Несси дружили с первого класса! Мама тогда была младше, чем ты сейчас!
        Тетя Несси довольно рассмеялась, без приглашения прошла в комнату, села на диван, положила ногу на ногу и с гордостью сказала вошедшим вслед за ней Тёме и его папе:
        — Мы с Идушей просидели за одной партой восемь лет! Правда, несколько раз она пыталась пересесть от меня к другой девочке, но я так горько плакала и так переживала, что Идочка по просьбе всего класса и даже по ЛИЧНОЙ ПРОСЬБЕ директора школы каждый раз возвращалась ко мне! Вот какие мы были подруги!
        «Бедная мама!» — подумал Тёма и посмотрел на папу. Папа молчал, но Тёме показалось, что он подумал о том же.
        Папа откашлялся и спросил бодрым голосом:
        — А… почему только восемь лет? Почему не все десять?
        Несси помрачнела.
        — Потому что после восьмого класса Идочку перевели в специальную школу с математическим уклоном! А меня туда не взяли — у меня с математикой отношения были сложные!
        И с гордостью добавила:
        — Ведь я — чистый гуманитарий! Из гуманитарной семьи! А Идушин папа был, кажется, обыкновенный физик?
        — Всего-навсего ОБЫКНОВЕННЫЙ астроном,  — оскорбленно поправил Тёма.  — И обыкновенный ученый. Дедушка даже совсем обыкновенно открыл звезду!
        — Ну да, ну да,  — закивала головой Несси.  — Что-то в этом роде. Я хорошо помню, что Михаил Львович вечно стоял у подзорной трубы и глядел на небо! Чуть ли даже не по ночам!
        Тёма промолчал — объяснять тете Несси про телескоп было явно бессмысленно.
        А папа спросил:
        — Разве Ида интересовалась математикой?
        — Не так чтобы очень,  — ответила Несси задумчиво.  — Она ничем особенно не интересовалась. Она просто была отличницей по всем предметам. А все — значит ничего. Но почему-то ее вдруг потянуло в математическую школу. Признаться, я на нее тогда немного обиделась, просто как на подругу, ведь для меня в высшую математику путь был закрыт. Я — ВЫРАЖЕННЫЙ ГУМАНИТАРИЙ, а ей, в сущности, все равно было, чем заниматься. И конечно, я расценила тогда ее поступок как предательство! Но потом сама же первая протянула ей руку! Просто я поняла, что обижаться на нее не надо, потому что это не столько ее решение, сколько родителей, особенно ее мамы. Между нами говоря, у Артемиды Теофиловны был довольно трудный характер! С ней было не поспорить! А Идуша мягкая, в папу. Так и получилось, что в старших классах мы стали меньше общаться. А потом еще меньше — разные институты, разные судьбы. И все-таки, видите, школьная дружба — навек. Знаете вальс «Школьные годы»?
        — Знаем-знаем,  — поспешно кивнул папа.
        Но тетя Несси уже запрокинула голову и, покачивая в такт длинной шеей, самозабвенно запела:
        Школьные годы чудесные,
        С дружбою, с книгою, с песнею!
        Как они быстро летят!
        Их не воротишь назад!

        Папа поморщился. У него был абсолютный слух.
        У Тёмы слух был не абсолютный, но он поморщился тоже.
        А тетя Несси продолжала петь:
        Разве они пролетят навсегда?
        НЕТ!

        Несси стукнула кулаком по столу, и в шкафу задребезжала посуда:
        Не забудет никто никогда!

        Несси подхватила Тёму и, кружа, понеслась с ним по комнате:
        Школьные го-о-оды!

        Довольная Несси повалилась в кресло, Тёма в изнеможении опустился на пол.

        — Замечательно!  — сказал Тёмин папа.
        Несси скромно улыбнулась.
        — Спела, как смогла. В школе мне иногда говорили, что слуха у меня нет.
        Папа пожал плечами и сделал какой-то неопределенный жест рукой.
        — Зато есть голос!  — воскликнула Несси.  — И потом, какое все это имеет значение, если поет душа!

        Папа кивнул.
        — Меня тошнит,  — пожаловался Тёма.
        Несси вскочила на ноги.
        — Это от голода!  — заявила она.  — Сейчас я приготовлю ужин. Я принесла вам такой вкуснятины!
        — А вы правда умеете варить макароны?  — спросил Тёма.
        — Конечно!  — воскликнула Несси.  — Ведь я же ИТАЛЬЯНИСТКА! И я несколько лет жила и работала в Италии! Да что макароны! Я умею делать гораздо более сложные блюда СРЕДИЗЕМНОМОРСКОЙ КУХНИ!
        — Не надо более сложные,  — сказал папа.  — Я принес торт. Съедим какой-нибудь салатик и попьем чаю.
        — Ура!  — закричал Тёма.  — Никакого супа! Торт и салатик! Вначале — торт!
        — Ну уж нет,  — засмеялся папа.  — Вначале салатик.
        — Это будет такой САЛАТИК!  — Несси лукаво посмотрела на Тёму, и зрачки у нее сошлись на переносице.  — Ты такого еще не ел!
        Тёма с папой быстро помыли руки и накрыли на стол.
        Несси шумно возилась на кухне, гремя посудой, стуча каблуками и что-то напевая.
        — Кажется, это «Варшавянка»,  — неуверенно предположил папа.
        — А может, «Интернационал»?  — засомневался Тёма.
        В дверях появилась тетя Несси. Мамин фартук почти не закрывал ей живот и смешно топорщился. Почему-то Тёме стало больно от того, что она его надела, хотя, казалось бы, что тут такого? В руках тетя Несси держала большую салатницу.
        — Эх вы…  — снисходительно улыбнулась Несси.  — И еще говорят, у меня слуха нет… А сами хороши!.. «Марсельезу» не узнали.
        Папа рассмеялся.
        Тёма тоже рассмеялся — и вздрогнул.
        Наверное, такой грохот бывает в горах, когда начинается обвал и эхо разносит шум камней по ущельям. А может, так шумит Ниагарский водопад весной, когда тают ледники. Или лава, извергаясь из кратера вулкана…
        Тёма поднял глаза. Оказалось, ничего страшного — просто тетя Несси присоединилась к всеобщему веселью. Сквозь смех она объяснила:
        — Это называется ГОМЕРИЧЕСКИЙ ХОХОТ. Так смеялись греческие боги на Олимпе. На земле от этого иногда случались стихийные бедствия. Ешьте салат, пожалуйста.
        И вытерла глаза.
        Папа взял столовую ложку и разложил салат по тарелкам. Тёме показалось, что в салате кто-то копошится. Сквозь зеленые листья, обильно сдобренные оливковым маслом, проглядывали щупальца и присоски.
        — С чем салатик?  — бодро спросил папа.
        — С осьминогом,  — ответила довольная Несси, запихивая в рот целую гору листьев.
        — С живым?  — в ужасе спросил Тёма.
        — Что ты!  — огорчилась Несси.  — Где тут в России найдешь живого осьминога!
        — Нелегко,  — согласился Тёма.  — Можно мне сразу торт?
        — Ты попробуй,  — посоветовал папа.  — Действительно очень вкусно. Просто ты не привык.
        — Обязательно попробую,  — сказал Тёма.  — Только в другой раз. Именно сегодня мне почему-то совсем не хочется осьминогов!
        Папа улыбнулся и зажал себе рот, чтобы не рассмешить Несси. Но она, казалось, была настроена на романтический лад.
        — Вы не поверите, но ведь я сама их ловила! В прозрачном океане, на большой глубине! Это трудно, между прочим! Тут требуется СНОРОВКА! И навык. Осьминоги бывают разные: вот эти маленькие осьминожки называются polpi, их едят, они очень нежные на вкус, а более крупные — piovre, то есть спруты, они, конечно, более мясистые, но ловить их опасно. Они сами могут кого угодно поймать своими щупальцами и задушить. Так что спрутов я ловить не решаюсь!
        Тёма в ужасе уставился на тетю Несси.
        А папа, решив сменить тему, дипломатично спросил:
        — Несси, а как твоя работа? Ты ведь, кажется, перевела итальянскую пьесу?
        — Вот именно!  — крикнула Несси с полным ртом.  — Я приехала на ПРЕМЬЕРУ! И как раз принесла тебе пригласительный билет! На завтра! Конечно, я мечтала, чтобы вы пришли вместе с Идушей, но что же делать. А Тёмочку, к сожалению, не пустят, ведь это взрослая пьеса, про любовь и ревность, про то, как муж уходит от жены к ее лучшей подруге, а жена, конечно, в отчаянии… ведь там еще и ребенок… он страдает… но что поделать — как личность подруга интереснее!.. Впрочем, не буду заранее пересказывать сюжет. Завтра все узнаешь! Из Италии на премьеру приезжает МАЭСТРО! Режиссер! Я просто вся дрожу от волнения — я сама буду переводить актеров, это очень ответственно, потому что зрители в наушниках будут слышать меня, а не их! Я долго репетировала… отрабатывала интонации… и все равно волнуюсь. Мне просто необходима дружеская поддержка!
        От смущения Несси совсем побагровела, а зеленые зрачки сошлись у нее на кончике носа, который стал почти фиолетовым. Тёма впервые в жизни подумал, что покрасневшие уши — это еще не самое худшее: куда неприятнее, когда у человека лиловый нос!
        Папа, наверное, тоже заметил, как изменился цвет лица у Несси, потому что он смутился и робко сказал:
        — Нессичка! Спасибо тебе большое за приглашение, но я, наверное, завтра никак не смогу. Ты же видишь, какие у нас сейчас обстоятельства!
        Несси посмотрела на него в полном отчаянии:
        — Как? Что ты такое говоришь? Неужели меня предадут самые близкие люди? Меня покинет муж моей школьной подруги, с которой я сидела за одной партой с первого по восьмой класс, к которой я мчалась прямо из аэропорта, по первому ее зову убежала из театра, пропустила ГЕНЕРАЛЬНУЮ РЕПЕТИЦИЮ и кинулась на помощь ее семье? И в ответ меня оставляют одну, без цветов и без аплодисментов в самый важный день в моей жизни? Но ведь если это так… значит… значит… в мире не осталось друзей?
        Несси хлюпнула носом, и на ее огромные глаза навернулись слезы. Она достала из кармана батистовый кружевной платочек с вышитой буквой «N», прижала его к лицу и горько зарыдала.
        Тёма и папа растерянно смотрели друг на друга и на плачущую Несси. Наконец папа не выдержал.
        — Ну конечно, Нессинька, я приду. Тёма, ты побудешь завтра один?
        — Весь вечер?  — спросил Тёма дрожащим голосом.
        — Нет-нет, конечно, это невозможно.  — Папа выглядел совершенно растерянным.  — Что же мне с вами делать?
        Тёма и Несси выжидательно смотрели на папу и старались не смотреть друг на друга.
        И папа ПРИНЯЛ РЕШЕНИЕ.
        — Знаете что?  — сказал папа.  — Давайте так: завтра я пойду в театр с Несси, а Тёма пойдет в гости к Кире. Ольга Кирилловна любезно предлагала мне всяческую помощь. Хорошо, Тёма?
        Тёма грустно кивнул. Конечно, в гости к Акире он всегда рад пойти, и все-таки ему было обидно, что папа не останется с ним, а уйдет с этой противной Несси!
        Несси победно посмотрела на Тёму.
        Папа поднял вверх палец.
        — Но зато! Послезавтра Несси будет в театре одна, а мы с Тёмой пойдем к маме в больницу! Нам разрешили ее навестить!
        — Ура!  — закричал Тёма.
        — Ну ладно, пусть хоть так.
        Несси печально опустила голову.
        — А теперь,  — сказал папа,  — мы будем пить чай. Принеси торт, Тёмка, он в холодильнике! Несси, ты любишь апельсинно-ореховый?
        Несси от нетерпения облизнула губы.
        Папа разрезал торт на большие куски, и они стали пить чай.

        Потом Тёма почувствовал, что засыпает прямо за столом, папа перетащил его на кровать, и уже сквозь сон он услышал, как уходит Несси, и подумал: «Завтра я все расскажу Акире! А послезавтра увижу маму!» И заснул до самого утра.

* * *

        — Не нравится мне все это,  — задумчиво сказала Акира, перепрыгнув через лужу и внимательно оглядывая пустырь.  — Пошли туда!
        В глубине двора в сумерках, окруженные кучей строительного мусора, чернели руины полуразрушенного дома.
        Кира заглянула в окно подвального этажа и позвала ласковым голосом:
        — Кис-кис-кис!
        Из подвала тянуло сыростью, где-то в глубине сверкали зеленые кошачьи глаза. Совсем как у тети Несси, подумал Тёма, а вслух сказал:
        — Знаешь, Кира, мне тоже здесь не нравится. Два часа уже ходим, и никаких белых котов. Только серые и черные. По-моему, Пушка здесь нет. Не его это компания! Что он здесь будет как белая ворона?
        — Много ты понимаешь!  — зашипела Кира.  — Во-первых, он мог испачкаться и стать типа серым. А во-вторых, днем ведь его можно не заметить! Вот стемнеет совсем, мы его сразу и найдем! Но вообще я не про это говорила. Мне ДРУГОЕ не нравится!
        — Так пошли отсюда! А то что, до темноты, что ли, будем здесь слоняться?  — простонал Тёма.
        Он уже очень проголодался, потому что с утра торопился и почти не завтракал, а в школе пообедать было не на что, потому что про украденные деньги он папе не рассказал. И теперь у него просто голова кружилась от голода, и вообще было как-то не по себе среди этих развалин, да еще в сумерках — но признаться в этом девочке, которая, похоже, вообще ничего не боялась, было совершенно невозможно.
        Поэтому он спросил, как бы между прочим:
        — А что ДРУГОЕ тебе не нравится?
        Акира удивленно посмотрела на Тёму.
        — Не что, а кто! Тетя Несси мне ваша не нравится!
        — Ну да,  — согласился Тёма.  — Она странная. Но знаешь, мне кажется, она, вообще-то, не вредная. И потом ведь она — мамина подруга!
        — Ага!  — фыркнула Акира.  — Как же! Знаем мы этих подружек! Ну вот скажи, зачем она твоего папу в театр потащила? Да еще на такую пьесу!
        — Но она же ее перевела!  — растерянно сказал Тёма.
        — Ага, перевела!  — усмехнулась Акира.  — Знаем мы эти штучки! А может, еще и сама придумала? А теперь сама в ней играет?
        — Как это?  — спросил Тёма, холодея. От волнения он забыл и про поиски Пушка, и про голод, и даже про свой страх. Он думал только о папе. А еще больше — о маме.
        — Ты чего, темный, сериалы не смотришь?  — спросила Акира.  — Там же каждый раз предупреждают: подружка — значит, змея! И причем — ПОДКОЛОДНАЯ! И если она вползла в дом, так только для того, чтобы втереться и разрушить вашу семью! Неужели не понятно?
        Тёма замялся.
        — Ну, так то ж сериалы,  — неуверенно возразил он.
        Кира подняла палец вверх.
        — Вот именно! Сериалы! А ИСКУССТВО ОТОБРАЖАЕТ ЖИЗНЬ! Кис-кис-кис!
        У Тёмы просто коленки задрожали.
        — Что ж теперь делать?  — спросил он.
        — Пушка искать!  — закричала Кира.  — Ты чего кота не ищешь? Одна я, что ли, его звать должна?
        — Кис-кис-кис,  — послушно пролепетал Тёма.
        — Молодец!  — похвалила Кира.  — А насчет Несси — тут думать надо. Мы должны ее обезвредить!
        — Да,  — согласился Тёма.  — А как?

        — По-разному можно,  — пожала плечами Акира.  — Есть всякие проверенные методы, ЧИСТО ЖЕНСКИЕ. Действовать надо осторожно и как бы ласково. Надо отвлечь ее внимание! А потом, в самый неожиданный момент — вырвать у нее ядовитые зубы!
        Тёма представил себе смеющуюся во весь рот Несси и нерешительно возразил:
        — А может, не надо?
        — Чего это «не надо»?  — удивилась Кира.
        — Ну, зубы ей рвать!  — сказал Тёма.  — Ведь это больно. И потом, как же она без зубов? Пусть уж жует своих осьминогов.
        — Еще чего!  — Кира просто остолбенела.  — Нет! Какие ж мужчины все предатели! Тебе кто дороже — твоя мама или какая-то там Несси?
        Тёма возмутился:
        — Конечно, мама. Но мама всегда говорит, ничего не надо делать специально. Все образуется само собой.
        — Да? Образуется?  — Акира просто клокотала от гнева.  — Вспомнишь меня! Только поздно будет. Наплачетесь! Потому у вас и денег нет, что вы все сидите и не рыпаетесь! Вот посмотри на мою маму! Она говорит: в жизни надо занимать активную позицию!
        Тёма кивнул.
        — Ну хорошо. Давай. А как?
        Акира моментально успокоилась и перешла к плану действий.
        — Прежде всего надо разоблачить Нессины КОЗНИ! А потом вывести ее на чистую воду!
        И вдруг осеклась, вглядываясь в сумерки.
        — Ой, смотри!  — прошептала Акира.  — Видишь?
        С другой стороны пустыря к дому приблизилась тень. Вначале даже непонятно было, кто это — взрослый или ребенок. Скорее, какое-то СУЩЕСТВО, одетое в балахон серого цвета. Существо присело на корточки. В руке оно держало миску с едой:
        — Кис-кис-кис!
        Затем существо повернулось в сторону детей, и затаивший дыхание Тёма увидел большие круглые глаза, крючковатый нос, низко надвинутую на лоб вязаную шапку с ушами.
        Кира толкнула Тёму в бок:
        — Сова! На охоту вышла! Щас наловит себе котят на ужин!
        Тёма схватил с земли палку.
        — Подожди!  — прошептала Акира.  — Спугнешь! Давай мы ее лучше сфотографируем! Для СЛЕДСТВИЯ пригодится!
        Акира осторожно достала из кармана телефон, медленно навела его на Сову. Но та, увидев, что ее снимают, молниеносно поднялась и быстро исчезла за углом дома, оставив на земле свою миску.
        Кира подошла и подняла миску с земли. В ней лежала еда — на вид что-то вроде серой каши-размазни с розовым мясным фаршем. Вид у месива был крайне неаппетитный. Кира поморщилась и хотела было уже бросить миску, но Тёма перехватил ее руку.
        — Давай закопаем!  — сказал Тёма.  — Вдруг это отравленное! А кошки съедят!
        Кира насупилась и промолчала. Ей было обидно, что не она первая догадалась. Но идея была интересная, и она решила согласиться, но все же не просто так, а по-своему, по-Акириному:
        — Ты думаешь? Ну не знаю! Вообще-то, немного похоже на яд кураре! Для кошек он довольно опасен! Ладно! Давай закапывай! Но миску надо спрятать — как ВЕЩЕСТВЕННОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО!
        Тёма попробовал расковырять палкой землю, но она была еще мерзлая и не поддавалась. Тогда они зарыли Совиную приманку в кучу посеревшего снега, а миску засунули под камень возле дома.
        — Пошли теперь,  — сказала Кира.  — А то Соня нас заждалась со своим обедом. Ей уже уходить пора.
        Тёма с облегчением кивнул головой. Голода он больше не чувствовал, но оставаться на пустыре ему совсем не хотелось.

        4
        У мамы в больнице

        Тёма никогда еще не лежал в больнице. И никого там не навещал. Вообще он в больнице никогда не был. До сих пор он видел больницу только в кино. Вернее, не больницу, а военный госпиталь. Один раненый солдат там все время просил воды. А другой раненый просил, чтобы кто-нибудь написал письмо к нему домой. А третий солдат ни о чем не просил — потому что бредил. Вокруг ходили усталые пожилые врачи в белых халатах, бегали молодые медсестры, и старенькие нянечки в косынках с красным крестом поправляли подушки под головами у солдат и говорили, что скоро они поправятся и все будет хорошо.
        Но в утешения как-то не верилось. Поэтому всю дорогу до маминой больницы Тёма очень боялся — а вдруг маме тоже так плохо? Вдруг ей больно и она плачет? Или лежит без сознания? Или ей хочется пить? И вообще, когда она уже наконец вернется домой? Неужели она по нему совсем не соскучилась? От этих мыслей Тёме стало так страшно, что у него похолодели руки и он чуть не выронил букетик подснежников, который они с папой купили для мамы около метро. Тетенька вынимала пучки смятых нежных бело-зеленых цветочков из хозяйственной сумки, почему-то испуганно озиралась по сторонам и обещала, если они купят три букетика, ХОРОШО УСТУПИТЬ. Но они купили один. Тёма сам его выбрал — он был красивый. И теперь Тёма нес этот самый красивый букетик для мамы, крепко сжимая его в кулаке,  — и все-таки чуть не выронил! Но сразу поймал! Очень ловко у него получилось. И от этого букетик понравился ему еще больше.
        Они довольно долго брели от метро по улице, занесенной мокрым, подтаявшим снегом, Тёма уже устал и промочил ноги, но не жаловался и терпел, пока наконец папа не сказал: «Ну вот мы и пришли. Сейчас ты маму увидишь! Только, чур, не хныкать! А то я тебя больше с собой не возьму! Маме нельзя волноваться!» Тёма кивнул, и папа открыл большую тяжелую дверь старинного здания.
        В круглом холле стояли кожаные кресла. В некоторых из них сидели посетители, а рядом с ними — больные, женщины в домашних халатах или в свободных костюмах из мягкой ткани. У многих женщин были очень большие животы. «Вот слонихи!  — подумал Тёма, со страхом озираясь по сторонам.  — У них из этих животов потом дети вылупляются! Неужели и мама такая же?» И вдруг он увидел маму. Она тоже сидела в кресле и, наверное, их ждала, а теперь медленно поднималась им навстречу. Никакая она была не слониха, а очень красивая, как всегда, только немножечко располнела.
        Тёма кинулся к ней.
        — Мама!
        Обнимая Тёму, мама одновременно поцеловала папу. А папа обнял маму.
        И так они все трое стояли, обнявшись, а потом папа сказал:
        — Ну и зачем ты, Ида, сюда вышла? Тебе же нельзя вставать!
        А мама погладила Тёму по голове, провела рукой у него над ухом, как будто проверяя, насколько отросли волосы, и сказала:
        — Ну, Деник, ну ничего, все время лежать тоже невозможно. Потом мне не хотелось, чтобы Тёмка был ТАМ…
        Папа кивнул.
        А Тёма протянул маме совсем уже смятый букетик подснежников.
        — Ой! Какая прелесть!  — сказала мама.  — Подснежнички! Еще ни разу не видела в этом году!
        — И хорошо, что не видела!  — засмеялся папа.  — Они же в КРАСНОЙ КНИГЕ! Тетка все по сторонам озиралась, нет ли милиции! Я бы ни за что не купил, ПРИНЦИПИАЛЬНО, но уж ладно, только потому, что ты в больнице!
        — Да, конечно, их нельзя собирать,  — сказала мама и понюхала букетик.  — Они в Красной книге! Но я так их люблю! Я их поставлю в стакане на тумбочку рядом с моей кроватью и буду любоваться. Спасибо!
        Они сели в кресла, и папа стал показывать маме, что они ей принесли, и мама сразу стала поить Тёму соком и сделала ему бутерброд, а папа проглотил слюну и сказал:
        — Зачем ты ему все отдаешь? Ведь это ТЕБЕ!
        Мама засмеялась и сделала бутерброд папе, а потом себе, и так они сидели все вместе, ели бутерброды с докторской колбасой и пили по очереди из коробки вишневый сок, и Тёма вдруг почувствовал себя очень счастливым, почти как в то воскресное утро, пока его еще не разбудили и ему снилось, что вот сейчас он проснется и они все вместе позавтракают и пойдут в парк.
        А потом мама спросила:
        — Ну, как вы там без меня справляетесь? Я все время волнуюсь!
        А папа сказал:
        — Ну и зря! Чего волноваться? У нас все классно! Правда, Тём?
        И папа ВЫРАЗИТЕЛЬНО на него посмотрел.
        Тёма с усилием кивнул и опустил голову.
        А мама посмотрела на него и сказала:
        — А почему у тебя телефон все время отключен? Я уже себе места не находила. Папе звоню — он не знает.
        Тёма почувствовал, что уши у него опять предательски покраснели.
        — Наверное, я был в школе,  — сказал он запинаясь.
        — Да нет,  — настаивала мама.  — Вот я совсем недавно тебе звонила!
        Тёма молчал.
        — Потерял, что ли?  — спросила мама.
        — Говори правду,  — сказал папа строго.
        «Вот интересно!  — подумал Тёма.  — Сам — „Говори правду“, а сам — „Маму не волновать“». Он вдруг увидел прямо перед собой крепкого Витька с его улыбочкой и того большого, бритого, который ругал черных, и ему показалось, что он опять лежит на снегу, а они роются в его портфеле — и он ничего не может сделать. Но как рассказать об этом родителям? Тём более маме! В больнице! «Они же с ума сойдут от страха! Разве они это переживут!» — промелькнуло в голове у Тёмы, и он решился соврать — впервые в жизни. Как ни странно, от этого решения ему сразу стало легче.
        — Нет,  — сказал Тёма твердым и спокойным голосом.  — Не потерял. Я его у Киры вчера забыл. А она его, наверное, отключила.

        — Это ничего,  — улыбнулась мама.  — Вечером заберешь.
        Потом она обернулась к папе и спросила, между прочим, но каким-то, как показалось Тёме, ОСОБЫМ голосом:
        — Ну, а ты где был?
        — Так я ж тебе говорил,  — отчего-то поспешно ответил папа.  — Несси пригласила меня на гастроли итальянского театра, там пьеса в ее переводе.
        И как будто в доказательство своих слов, папа торопливо достал из кармана театральную программку. Мама развернула сложенный вчетверо лист плотной бумаги. На внешней стороне, сверху, на черном фоне было нарисовано алое сердце, проткнутое темно-пурпурной розой. Из сердца вниз по белому полю стекали багровые капли крови, сливаясь у нижнего края страницы в два больших сердца, сцепленных, как запонками, толстыми обручальными кольцами. Крупными буквами вверху программки было написано название пьесы: «Шипы и Розы Любви», а дальше, еще крупнее,  — «Художественный перевод с итальянского: Эрнестина Лох-Несская (мировая премьера перевода)». Потом, уже буквами помельче, шли другие фамилии: режиссера и автора пьесы, а на обороте, совсем маленькими буковками,  — имена актеров.
        — Ничего себе!  — сказала мама, разглядывая программку.  — И как это было?
        — Настоящий триумф! Несси царила!  — улыбнулся папа.  — Она сама читала свой перевод и так кричала в наушники, что актеров вообще не было слышно… Правда, они все равно говорили по-итальянски. А в конце она поднялась на сцену, чтобы представить труппу, и встала впереди всех, посылала в зал воздушные поцелуи и раскланивалась.
        — А актеры тоже раскланивались?
        Папа задумался.
        — Не помню. Может быть… Но цветы собирала Несси. Это точно.
        — А ты-то купил ей цветы, я надеюсь?  — с беспокойством спросила мама.  — Ты ведь знаешь, какая она обидчивая!
        — А как же!  — сказал папа гордо.  — Отборные! Розы Баккара! С отличными шипами! И на длинных стеблях! Бордового цвета! По-моему, она была довольна.
        Мама кивнула и перевернула программку.
        — Как странно, смотри: автор пьесы, режиссер и исполнитель роли дона Джованни — один и тот же человек. Некий синьор Джованнино Зволта.
        Папа задумался.
        — Точно! Такой маленький, полный, лысеющий. Несси вывела его за руку на сцену и сказала, что режиссер просит ее перевести несколько слов. Обращение к зрителям.
        — И что он сказал?  — спросила мама.
        — Благодарил переводчика. Попросил почтеннейшую публику поаплодировать синьорине Лох-Несской за ее труды. Несси перевела так: «за каторжную и блестяще выполненную творческую работу». И скромно поклонилась.
        Мама засмеялась и почему-то вытерла уголки глаз.
        — А потом на сцену вынесли корзину роз. Уже для Несси лично. Вместе с теми, что подарил ей я, и с теми, которые она отобрала у актеров, получился неплохой цветничок! Впору магазин открывать!
        — И слава Богу!  — сказала мама.  — Надеюсь, это ее порадует. А как вообще… дома? Она еще не совсем вас замучила?
        — Да нет,  — сказал папа.  — Знаешь, в общем-то, она симпатичная. Я к ней как-то даже уже привязался.
        У Тёмы екнуло сердце. Вот оно! Кирино предсказание начинало сбываться. Что делать? Надо же срочно ПРИНИМАТЬ МЕРЫ. Но какие? Вот бы Киру сюда! Она бы сразу придумала что-нибудь! Но раз ее нет, придется самому. За семью НАДО БОРОТЬСЯ!
        Тёма набрал побольше воздуху в легкие и завопил:
        — Да какая же она симпатичная? Она осьминогов ловит! И ест! И еще нам подсовывает!
        Мама с удивлением посмотрела на Тёму. А он уже не мог остановиться:
        — Она — косоглазая! Длинная, как жираф! Зубы как у крокодила! А на ухо медведь наступил! Понял, папочка?
        — Ну, ты ж мое золото!  — рассмеялась мама.
        А папа растерянно посмотрел и развел руками:
        — Вот это да! Павлик Морозов! Бабушка номер два! Стреляет без промаха!
        — А ты думал!  — ответила мама с гордостью.  — За меня есть кому постоять!
        И поцеловала Тёму. А потом подумала и сказала:
        — Ты знаешь, Тёма. Мы ведь дружная семья. Мы все вместе. И по-другому не можем. И никакая тетя Несси нам не страшна. Даже симпатичная. Тём более что тетя Несси — она, конечно, не красавица. И шумная она, и смешная, и иногда назойливая. Но я очень давно ее знаю. И поверь мне, у нее золотое сердце.
        Затем мама обернулась к папе.
        — Только вот одними осьминогами вы питаться не должны. Ты в Ялту не позвонил? Изольда Владимировна не сможет приехать?
        Папа огорченно вздохнул:
        — Сейчас никак. Папа в отъезде, весь дом на ней. Не обижайся. Ты ж знаешь маму. Целый день как белка в колесе! Как сможет, приедет. Тебе, кстати, привет.
        Мама кивнула и потрепала Тёму по макушке:
        — Постричь тебя пора. А то оброс, как девчонка. Вот выйду из больницы, пойдем с тобой в парикмахерскую.
        Тёма насупился и отвернулся. Конечно, ему было неприятно, что его обозвали девчонкой, но зато — мама обещала скоро выйти из больницы! Тёма не любил стричься, но сейчас готов был вприпрыжку бежать к любому парикмахеру и пусть стрижет, хоть ножницами, хоть даже машинкой, только бы мама опять была дома.
        — Знаешь, мама!  — сказал Тёма решительно.  — Хватит уже! Да ну ее, правда, эту больницу! Возвращайся домой!
        Папа с мамой переглянулись.
        — А вот мы с тобой на стадион пойдем,  — предложил папа.
        Тёма помотал головой. И посмотрел на маму.
        — Я скоро вернусь,  — пообещала она.  — Я постараюсь. Правда. Я тоже очень скучаю без вас. Потерпи, пожалуйста!
        Мамино лицо вдруг начало расплываться у Тёмы перед глазами, а уши давно уже полыхали огнем, и сквозь пелену слез он не сразу увидел, что многие женщины, сидевшие на соседних креслах, вдруг стали поспешно вставать, прощаться со своими родными, смешной пузатой стайкой заторопились к лифту или протопали взразвалочку с сумками в руках через холл и скрылись в лабиринте больничного коридора.
        Одна из женщин на ходу наклонилась к Тёминой маме и взволновано прошептала:
        — Тимофей идет! Линяем!

* * *

        Мама испуганно обернулась, подхватила цветы и сумку с остатками передачи, которую Тёма и папа ей принесли и сами же съели, потом быстро их поцеловала и уже собиралась уйти — но поздно. Посреди опустевшего холла, в белом халате, пригнув голову и по-хозяйски широко расставив плотные коротковатые ноги, грозный и широкоплечий, стоял Тимофей — САМЫЙ ГЛАВНЫЙ врач больницы. Раздувая ноздри и шевеля губами, Тимофей пристально смотрел на маму, и взгляд его небольших красноватых глаз не предвещал ничего хорошего. Папа и Тёма, не сговариваясь, встали перед мамой, взявшись за руки, и закрыли ее своими телами, а Тёма даже сжал вторую руку в кулак и выставил вперед одну ногу — как в бойцовской стойке, чтобы в случае чего защищать маму до конца!

        Но Тимофей посмотрел на него и вдруг заулыбался во весь свой огромный рот:
        — Твой, что ли?
        Мама тоже улыбнулась, робко и заискивающе как девочка, кивнула Тимофею и как будто даже сделала книксен, но по-прежнему прячась за спины папы и Тёмы — двоих мужчин, сомкнувших передние ряды.
        — Оба мои!  — сказала мама.
        — Хорош пацан,  — сказал Тимофей.  — Ну? И тебе не хватает?
        — Еще хочу!  — ответила мама как-то дерзко и почти кокетливо.
        Тёма вдруг с гордостью понял, что мама, вообще-то совсем даже и не боится Тимофея, не то что те тетеньки, которые сбежали,  — трусихи несчастные!
        Но тут оказалось, что мама все-таки рано расхрабрилась, потому что Тимофей так же внезапно перестал улыбаться и заорал громовым голосом:
        — А если хочешь, так чего встала? Ей говорят: ПОСТЕЛЬНЫЙ РЕЖИМ! А не будешь слушаться, щас выпишу и гуляй! Цацкаешься тут с ними, а они нарушают!
        Тёма подумал: «Вот и пусть выпишет! И очень хорошо! Сам запер ее, и сам кричит!»
        Но мама сразу переменилась, стала робкая, как овечка.
        — Извините меня, пожалуйста, Тимофей Валерьяныч,  — прошептала она одними губами.  — Я больше не буду!
        — То-то же!  — Тимофей расплылся в широкой улыбке.  — Давай прощайся и марш в постель! Через пять минут прове… Что? Уже?!
        Тимофей резко обернулся и уставился в конец коридора, куда в этот самый момент две медсестры выруливали каталку, на которой, прикрытая простыней, лежала пузатая больная. Одна из сестер держала в руке штатив с капельницей.
        — Не туда!  — закричал Тимофей.  — На пятый! Не так!.. Подожди!
        И с невероятной скоростью помчался по коридору, возмущенно мотая головой, вихляя широким задом, топая и сопя.
        Папа посмотрел ему вслед и тихо сказал:
        — Как носорог в саванне…
        И тут же зажал себе рот рукой.
        А мама посмотрела на него с укором:
        — Он ПРЕКРАСНЫЙ врач!
        — Это мы знаем,  — улыбнулся папа, почему-то взглянув на Тёму. А потом опять обернулся к маме: — Ладно, давай иди уже, правда! Слушайся своего прекрасного врача!
        Мама кивнула, поцеловала Тёму, а потом вдруг закрыла руками его большие уши и быстро сказала:
        — Знаешь, Деня, конечно, я понимаю, что все это предрассудки, я знаю, ты в них не веришь, но мне все равно кажется, что это от того у нас стряслось, что я потеряла твоего Куриного бога. И как меня угораздило? Я все лежу тут и думаю, все-таки где же он может быть?
        Папа поморщился:
        — Ида, опять ты! Ну что за глупости! Подумаешь, потеряла… Чепуха это все! Суеверие!
        — Нет,  — скороговоркой прошептала мама, еще плотнее зажав Тёмины уши.  — Для меня это не чепуха. Ты помнишь, как у нас все не получалось и не получалось, а потом мы уже и не надеялись и поехали в Коктебель, а там ты нашел его и подарил мне — и сразу пожалуйста!  — мы привезли оттуда Тёмку! И все было хорошо, я бегала и прыгала — и никаких проблем! И какой он у нас чудесный!
        — Это я чудесный?  — спросил Тёма.
        — А ты не подслушивай!  — ответила мама.
        — Я не нарочно!  — сказал Тёма.
        — Это у него уши такие!  — захохотал папа.  — Как локаторы. Что не надо, он сразу слышит! А когда не хочет — в упор не слышит!
        Потом папа повернулся к маме и сказал:
        — Не выдумывай, Ида. Иди ложись. Все обойдется. Съездим мы еще в Коктебель — всей командой! И найдем еще мешок такого добра!
        И папа подмигнул маме.
        А мама сказала — виноватым, но упрямым голосом:
        — Не-ет! ТАКОГО мы не найдем… Он же был сердоликовый! Я другой не хочу. Ты его поищи. Мне кажется, если его найти, у нас сразу все наладится. Я вернусь домой, и все будет хорошо.
        — Ладно, поищу,  — сказал папа хмуро.  — Обещаю! Тём, пошли.
        Папа и Тёма направились к выходу, а мама пошла к лифту. Уже в дверях Тёма обернулся и увидел, что мама стоит и смотрит на них, хотя лифт подошел и дверцы раскрылись.
        Папа взял Тёмину руку и помахал ею маме, чтобы она уезжала.
        Мама улыбнулась, поставила ногу в проем, чтобы лифт не уехал, и сказала:
        — Может, я его на даче обронила?
        Папа махнул ей Тёминой рукой еще сильнее, мама вошла в лифт, нажала на кнопку и скрылась.
        А папа быстро открыл тяжелую входную дверь больницы и БОДРО сказал:
        — А мы — на свежий воздух!
        И они вышли на улицу. Светило солнце, снег уже начал таять.
        — Скоро весна!  — сказал Тёма.
        — Уже весна! Март! Теплынь!  — ответил папа.  — А ну-ка, завяжи шарф! И надень, пожалуйста, варежки!
        И они пошли по мокрому асфальту к троллейбусной остановке.

        5
        Тёма принимает решение

        Тёма задумчиво расковыривал пельмени, высвобождая начинку и раскладывая ее по краю тарелки. В центре, как шкурки от бананов, лежали кусочки теста.
        Папа оторвался от газеты.
        — Ешь, пожалуйста, как все люди! Сметану возьми!
        Тёма кивнул, сосредоточенно продолжая очистку пельменей.
        — Тёма!  — сказал папа раздраженным голосом.  — Ведь ты же любишь пельмени!
        — Люблю,  — ответил Тёма.  — Только чтоб без мяса.
        — Как это?!  — завопил папа.
        В этот момент в дверь позвонили. Причем звонили не просто, а ПО СИСТЕМЕ. Длинный звонок, два коротких и опять длинный. Это был УСЛОВНЫЙ СИГНАЛ. Накануне вечером, когда возвращались с пустыря, Кире показалось, что за ними кто-то следит. Тёма над ней посмеялся — трусиха! Девочка, она и есть девочка, даже такая умная, как Кира. Но вообще ему тоже было как-то не по себе. И когда Кира призналась, что боится, он даже обрадовался — ему почему-то сразу стало не так страшно. Он даже пожал плечами и сказал: «Ну, чего ты боишься, ведь ты же со мной», но Кира все время оборачивалась и говорила, что она боится не просто так, а потому что ЧУВСТВУЕТ — за ними идут, и она даже видела какую-то тень. Тёма крикнул: «Кто там? Выходи!», но голос у него сорвался, и вместо «Выходи» получилось что-то вроде «Ку-ка-ре-ди!», но все равно получилось здорово, потому что Кира в тот момент совсем забыла, что она Акира, и посмотрела на Тёму с восхищением. В общем, чтобы Кира не волновалась, они договорились каждый день встречаться и ОБСУЖДАТЬ СИТУАЦИЮ, а для этого разработали ТАЙНУЮ СИСТЕМУ, как звонить, чтобы сразу было
понятно, что это они — а то мало ли кто там…
        Звонок повторился.
        — Я сам!  — закричал Тёма и вскочил с места.  — Это ко мне!
        — Сиди и ешь!
        Папа отложил газету и пошел открывать.
        Тёма тоже побежал, но папа его опередил. Совсем чуть-чуть, правда.
        На пороге стояла, конечно же, Кира. Она немного смутилась, увидев Тёминого папу, но сразу взяла себя в руки и сказала Акириным голосом:
        — Здравствуйте, Денис Аркадьевич. А можно Тёму?
        — Здравствуй, Кира,  — ответил Тёмин папа.  — Конечно можно. Заходи, пожалуйста. Мы ужинаем. Присоединяйся!
        — Вы очень любезны,  — пропела Акира СВЕТСКИМ тоном.  — Спасибо, но я совершенно не голодна. А что у вас на ужин?
        И она прошла на кухню вслед за Тёмой и его папой.
        — У нас пельмени,  — сказал Тёма.  — Ты любишь?
        — Терпеть не могу!  — отрезала Акира.  — То есть БЛАГОДАРЮ ВАС, не беспокойтесь. А с чем пельмени?
        — Со сметаной, или с майонезом, или с кетчупом, или с соевым соусом,  — ответил Тёма.
        — Пельмени с мясом,  — сказал папа.
        — А-а!  — сказала Кира.  — А они у вас… покупные?
        — Да,  — смущенно признался папа.  — Из пачки.
        — Тогда хочу!!!  — закричала Кира.  — А то я магазинные пельмени еще ни разу не ела!
        И жалобно добавила:
        — У нас их Соня вечно сама делает.

        — Бедная девочка!  — засмеялся папа и положил Кире на тарелку целый половник пельменей.
        Кира сразу стала сдирать с них шкурку, приговаривая:
        — Вот это я понимаю! Вот это пельменьчики так пельменьчики! Не то что у Сони! У нее все разные! И большие! Прям какие-то вареные пирожки. А эти пельмешки — настоящие, маленькие, все такие одинаковые!
        — Конечно, они же фабричные, из машинки. А Софья Александровна сама пельмени лепит,  — объяснил папа.  — Разве можно сравнить? Софья Александровна старается, делает тесто, потом раскатывает, а для фарша, небось, еще и несколько сортов мяса смешивает.
        — Не знаю,  — скривилась Кира.  — Что-то она там смешивает. А зачем? Только портит! Она еще и зелень туда кладет.
        Тёма поморщился.
        — Как в магазине ей все равно не сделать!
        Кира подняла вверх вилку с пельменем и залюбовалась им.
        — Ну так ешь,  — сказал папа.  — Чего ты их обдираешь? Тоже, что ли, мясо не любишь?
        — Нет, Денис Аркадьевич, я мясо люблю,  — объяснила Акира.  — Мне как раз тесто нельзя. Понимаете, я слежу за фигурой! Женщина всегда должна быть В ФОРМЕ!
        Папа посмотрел на Киру и поперхнулся пельменем со сметаной. Тёма уже как следует замахнулся, чтобы постучать ему по спине, но в это время зазвонил телефон. Смеясь и кашляя, папа побежал снимать трубку.
        Тёма прислушался.
        — Дядя Боря. Папин брат. Он оператор. Сейчас они с папой будут придумывать, как снять фильм без денег. Они это каждый вечер придумывают.
        Кира кивнула.
        — Давай рассказывай.
        — А что рассказывать?  — удивился Тёма.  — Вроде ничего такого особенного не было.
        — Рассказывай все по порядку!  — распорядилась Акира.  — Для следствия важны МЕЛЬЧАЙШИЕ ДЕТАЛИ. Не упускай ничего!
        И стала загибать пальцы:
        — Во-первых — про происки Несси. Во-вторых — про ПОДОЗРИТЕЛЬНЫХ СУБЪЕКТОВ. Ну и вообще про все!
        Тёма рассказал Кире про Нессину премьеру — с папиных слов, а потом про посещение больницы и про носорога, который не отпускает маму домой, хотя, вообще-то, она совсем здорова, а мама все равно его хвалит, и про Курячьего бога, которого папа когда-то давно нашел, а мама теперь потеряла и думает, что все неприятности у них из-за этого.
        — Как ты сказал?  — спросила Акира.  — Курячий бог? Тут что-то не так! Ты ничего не перепутал?
        — Не знаю,  — сказал Тёма смущенно.  — Что-то вроде этого. Понимаешь, они не хотели, чтобы я это слышал, и закрыли мне уши. А сами говорили шепотом.
        — Так тем более надо было слушать внимательно!  — возмутилась Акира.
        — Точно — бог,  — сказал Тёма.  — И как-то он еще вроде с курицами связан. Может, куриный…
        — Нет!  — Акира решительно помотала головой.  — Курячий — смешнее!
        — Ну, пусть,  — согласился Тёма.  — Только мы ведь все равно не знаем, что это такое и где его искать.
        — Так сто пудов, что в деревне,  — сказала Акира.  — Где ж еще курицы живут!
        — Точно!  — вспомнил Тёма.  — Мама сказала, что ей кажется, она обронила его на даче! И просила папу поискать!
        Акира кивнула, достала из кармана мобильный телефон и стала набирать какой-то номер.
        — Ты куда звонишь?  — удивился Тёма.  — Поздно уже.
        — Звонок другу!  — сказала Акира и подняла палец вверх.
        И тут же защебетала:
        — Здравствуйте! С вами говорят с передачи «Поле чудес». Вы не подскажете нам один ответик?
        И включила на своем замечательном красном телефончике кнопочку «Громкая связь».
        После долгой паузы Тёма услышал прерывающийся от волнения голос.
        — Здравствуйте. Я — да… то есть нет… не знаю… в смысле, конечно… с удовольствием! Но только, если смогу… а что за вопрос?
        «Какой знакомый голос,  — подумал Тёма.  — Где же я его слышал? Кого это Кира опять разыгрывает?»
        И тут же все понял. Тём более что Кира не выдержала и засмеялась. Конечно же…
        — Ура!  — закричал из телефонной трубки голос Гоши.  — Это вы! Вот здорово! А я уж думал, вы меня забыли!
        — А ты поддался!  — веселилась Акира.  — Ты поверил! Как мы тебя опять разыграли!
        — Ничего вы меня не разыграли!  — возмутился Гоша.  — Я сразу подумал, что что-то не так! Потому что сегодня среда! А «Поле чудес» бывает в пятницу!
        «Надо же!  — подумал Тёма.  — Какой Гоша сообразительный!»
        Но Акира, кажется, была другого мнения.
        — Да?  — сказала она, прищурившись.  — А почему же ты тогда сказал, что постараешься ответить? И даже спросил, какой вопрос?
        Гоша молчал.
        Акира торжествующе посмотрела на Тёму.
        А Тёме вдруг стало жаль Гошу.
        «Зря она так,  — подумал он.  — Чего она его мучает? Ему же неприятно, что он попался».
        — Ага!  — сказала Акира.  — Ну что, сдаешься?
        — Нет,  — ответил Гоша упрямо.  — Не сдаюсь. Я правда вспомнил про пятницу. Только не сразу. Но просто я так давно мечтал, чтобы мне хоть раз в жизни позвонили с «Поля чудес»! И вообще с телевидения… А вопрос у вас правда есть? Или вы меня опять разыграли?
        Голос у Гоши стал грустный.
        — Нет!  — закричал Тёма.  — У нас правда есть один вопрос!
        Кира кивнула:
        — Нам нужен твой совет!
        — Слушаю вас!  — сказал Гоша уже совсем другим, ВАЖНЫМ тоном.  — Чем могу быть полезен?
        — Ты не знаешь, что такое Курячий бог?  — спросила Кира.
        — Курячий бог…  — Гоша на минуту задумался.  — Ну, это… как вам сказать… в общем, это бог курячей!
        — Чей?  — изумился Тёма.
        — Курячи…  — объяснил Гоша, уже менее уверенным тоном.  — Или куряки… Это такой северный народ!
        — Они что, все время курят?  — спросил Тёма.
        — Покуривают,  — согласился Гоша.  — В основном трубку. А в остальное время они ездят наперегонки в собачьих упряжках, охотятся на белых медведей, пасут оленей и любуются СЕВЕРНЫМ СИЯНИЕМ.
        — Надо же!  — изумился Тёма.  — Вот это жизнь!
        — Странно…  — сказала Акира.  — А разве Коктебель на севере?
        — Нет, Коктебель, кажется, на юге. А при чем тут Коктебель?  — насторожился Гоша.
        — Понимаешь,  — объяснил Тёма.  — Это какой-то Курячий бог, которого мой папа нашел для моей мамы в Коктебеле, а теперь мама его потеряла и она считает, что из-за этого у нас начались ПРОБЛЕМЫ и нам надо обязательно его найти, чтобы опять все стало хорошо.
        — Понятно,  — сказал Гоша.  — Но это-то совсем просто. Иногда курячам надоедает северное сияние, и их тянет путешествовать. И чаще всего их тянет именно на юг. И вот один из них приехал в Коктебель и потерял там своего Курячьего бога. Расстроился, бедняга! Три дня не спал! И не ел. И не пил. Целыми днями сидел на пляже и заламывал руки.
        — Себе?  — спросил Тёма.
        — Чего «себе»?
        — Ну, руки заламывал?
        — Нет,  — ответил Гоша, подумав.  — Руки он заламывал не себе, а своей верной СКВО. Это значит — жене. Потому что если бы он их себе заломил, то как бы он потом голову пеплом стал посыпать? Ну, в общем — вот. Плакал он плакал, переживал, переживал, а потом думает: «Потерял — и потерял. Хороший был, конечно, Курячий бог, но что тут поделаешь? Бывает!» И пошел курить трубку. А твой папа его тогда и нашел. А теперь он снова потерялся. Понятно?
        — Да,  — сказал Тёма.  — Может, так и было. Спасибо тебе.
        — А откуда ты все это знаешь?  — спросила Акира.
        — Потому что я умный!  — объяснил Гоша.  — Обращайтесь! Я всегда помогу. Давайте я буду ваш МОЗГОВОЙ ЦЕНТР!
        Кира кивнула.
        — А я тогда буду главный следователь по особо важным делам! И еще — ПЕРВАЯ КРАСАВИЦА! А еще, чур, ДУША ОБЩЕСТВА!
        — Договорились,  — согласился Гоша.
        Тёме стало обидно.
        — А кем же я буду? Что же вы мне вообще ничего не оставили?
        Кира задумалась.
        Гоша молчал.
        А Тёма напряженно ждал их решения, изо всех сил стиснув губы, чтобы не было видно, как они дрожат.
        «Хороши друзья!  — думал Тёма.  — У нас беда, а они себе ДОЛЖНОСТИ расхватывают!»
        Наверное, Кира подумала о том же. Потому что она посмотрела на Тёму, вздохнула и предложила:
        — Так и быть! Отдаю тебе душу общества!
        Тёма помотал головой:
        — Нет. Это уже ТВОЯ душа общества. И вообще. ЭТОГО я не хочу.
        Все опять замолчали.
        И тогда вздохнул Гоша.
        Он вздохнул так, как вздыхают, когда жертвуют самым-самым дорогим.
        Гоша вздохнул и сказал:
        — Ну ладно, так и быть. Ты будешь нашим ПЕРВЫМ СИЛАЧОМ и БОДИГАРДОМ!
        Кира с восторгом посмотрела на Тёму.
        Но Тёма почему-то молчал. И губы у него теперь дрожали даже еще сильнее, чем раньше, но это еще как-то можно было скрыть, а вот как спрячешь уши, если они заливаются краской?
        — Нет,  — упрямо сказал Тёма.
        — Ты чего?  — удивился Гоша.  — Это ж самое мужское дело! Да я б сразу согласился! Знаешь, какой я сильный! Я свою бабушку пять раз поднимаю!
        — Как это?  — спросила Кира.
        — А вот так! Беру и поднимаю! Пять раз! А она висит и ножками дрыгает!
        Тёма ревниво посмотрел на Киру — как она там, восхищается?
        Но Акира только спросила:
        — А бабушка у тебя большая?

        — Нет,  — признался Гоша.  — Бабушка маленькая. Она всю жизнь в детском театре играла пионеров и зайчиков. Это называется ТРАВЕСТИ. Правда, теперь она на пенсии и продает программки. Но все надеется ВЕРНУТЬСЯ НА СЦЕНУ. Потому что без театра она не может. Так что, вообще-то, она еще ничего!
        Тёма почувствовал, как уши у него заполыхали огнем. Он представил себе свою ялтинскую бабушку Изольду — такую веселую, крепкую и спортивную, действительную чемпионку Крыма по плаванию в осенне-зимнем сезоне и понял, что ему ее ни за что не поднять.
        — Я бы не смог!  — сказал Тёма честно.  — Я свою бабушку не подниму!
        А потом оглянулся на Киру, увидел, что она как раз отвернулась и внимательно рассматривает рисунок на обоях, и спросил нерешительно:
        — Слушай, Гош, а ты драться умеешь?
        — Еще бы!  — выдохнул Гоша в телефон. Голос его клокотал от гордости.  — Спрашиваешь тоже! Меня тут один Желудем обозвал, так я ему так двинул! Я только один раз плечом повел, а он и полетел! Мало не показалось! Летел, пыхтел и кукарекал! Так теперь он меня за километр обходит!
        Кира засмеялась.
        — А почему «Желудем»?  — спросил Тёма.
        — Да фамилия у меня такая — Поддубный,  — объяснил Гоша.  — Вот они и стали дразнить. Но как стали, так и перестали! С нами, с Поддубными, шутки плохи! Если хотите знать, я вообще в спортивную секцию хожу. Тренер меня хвалит!
        И тут Тёма понял, что надо делать.
        — Слушай, Гош,  — предложил Тёма.  — А давай меняться! Давай, ты будешь бодигардом и силачом, а я мозговым центром. Мне кажется, у меня это лучше получится!
        Кира обрадовалась и тут же поддержала:
        — Давай, Гош! Поменяйся с ним! Тёма — умный! Он даже в шахматы умеет играть! И задачки он лучше всех решает! А уж книжек перечитал — сто пудов!
        Тёма с признательностью посмотрел на подругу.
        Акира воодушевленно добавила:
        — И потом, больше он все равно ни на что не годится!
        Тёма сник.
        — Да нет, ребята,  — сказал Гоша, подумав.  — Какой из меня бодигард, пока я на карантине. Я сейчас тоже ни на что ТАКОЕ не гожусь. Придется мне пока побыть мозговым центром. А ты, Тёма, уж как-нибудь постарайся побыть силачом. Вот выпустят меня на волю, тогда я с тобой сразу поменяюсь. А пока — держись! Справишься?
        Кира посмотрела на Тёму.
        — Я постараюсь,  — пообещал Тёма. И вдруг почувствовал, что губы у него уже не дрожат и даже уши больше не краснеют.
        — Ну ладно,  — сказал Гоша.  — У меня тут бабушка из театра пришла. Пора ее кормить и душить. А вы звоните!
        — Постой!  — крикнули Тёма и Кира одновременно.  — Как это «душить»?
        — Да я ее каждый вечер душу,  — вздохнул Гоша.  — А ей все мало. Кричит: «Не верю!» Она Дездемону репетирует. Ну и вот. Перевоплощаемся потихоньку. Вживаемся в роль. Но вы звоните, я вам все про курячей узнаю и расскажу!
        — Хорошо. Спасибо тебе,  — попрощался Тёма.  — Удачного перевоплощения! Привет бабушке! Спокойной ночи!
        Акира отключила связь:
        — Как хорошо, что у меня безлимитка. Моя мама всегда говорит: на технике нельзя экономить!
        И подняла вверх палец.
        Телефон тут же снова зазвонил:
        — Я уже иду, иду! Так я все выучила! Ладно, повторю. Я сейчас.
        Кира встала со стула и совсем уже другим, унылым голосом сказала Тёме:
        — Я пошла. Мама звонит. Мне еще «Болезнь куклы» повторить надо.
        — Ладно, иди,  — сказал Тёма.  — Проводить тебя? Раз я теперь бодигард… А то темно на лестнице.
        — Проводи!  — согласилась Кира, посмотрев на Тёму как-то по-новому.
        А Тёма думал: «Говорить или не говорить?»
        И уже у дверей Кириной квартиры все же решил сказать:
        — Слушай! Только не выдавай меня! Я завтра поеду на дачу. Один. Нам ведь нужен НАШ Курячий бог! Вдруг он правда на даче потерялся. Пока еще там Гоша узнает про эти северные народы!
        Кира тут же схватила Тёму за руку:
        — Я с тобой! Едем вместе! Утром уходим, как будто в школу, и встречаемся на пустыре! Берем с собой ЗАПАС ПРОВИЗИИ и деньги на дорогу! Все! Пока!
        Тёма даже не успел возразить, потому что дверь Кириной квартиры открылась и на пороге появилась Ольга Кирилловна:
        — Кира! Ну сколько можно! Ты вообще про экзамен думаешь? Ты понимаешь, что если ты «Детский альбом» за неделю не сдашь, то тебя к концерту НЕ ДОПУСТЯТ?
        Кира кивнула головой, как послушная девочка, но уже в дверях обернулась, посмотрела на Тёму серьезными глазами и шепнула:
        — До завтра!
        Тёма кивнул и подумал: «Вот пристала!» Но настроение у него сразу улучшилось. Он бы ни за что даже сам себе не признался, что одному ему ехать на дачу страшно. А с Кирой — совсем не страшно, а наоборот, даже интересно! Ведь он будет ее ЗАЩИЩАТЬ!
        Дома Тёму встретил папа, только что закончивший разговор с братом. У папы тоже было отличное настроение.
        — Кажется, что-то наклевывается!  — сказал папа бодро.  — Похоже, Борис заарканил-таки одного продюсера! Он, правда, пока еще барахтается, дурачок, сопротивляется — но никуда не денется! Должен же понять, в чем его счастье!
        Тёма снова кивнул. Он уже не в первый раз слышал от папы эти слова.
        — Завтра мы с ним встречаемся для окончательной ОБРАБОТКИ! Так что давай-ка умываться и спать!  — сказал папа.  — Надо как следует отдохнуть. Завтра большой день! Нам многое предстоит! И от нас многое зависит!
        «Еще бы!  — подумал Тёма.  — Бедный папа! Он даже не знает, насколько он прав!»
        И пока папа на кухне пел «Бригантину» и мыл посуду, Тёма достал из ПОТАЙНОГО ЯЩИЧКА под книжным шкафом складной перочинный ножик, компас с неработающей стрелкой (все же лучше, чем ничего!), кусок тонкой крепкой веревки и положил все это в школьный ранец.
        Когда папа заглянул, чтобы пожелать ему спокойной ночи, Тёма притворился спящим. Ему не хотелось сейчас ни о чем говорить. Он думал о завтрашнем дне. Да, это будет НЕЛЕГКИЙ ДЕНЬ! Но хоть бы уж он настал побыстрее!

        6
        Секретная экспедиция

        Тёма уже полчаса в одиночестве бродил по пустырю. Было холодно и неуютно. Похоже, собирался дождь. Над пустырем с карканьем и грыканьем летали черные птицы, Тёме показалось даже, что ухнул филин. Вокруг не было ни души, даже кошек не было видно, не только белой, но и серых — наверное, забились в подвалы и греются там друг о дружку, прижавшись боками.
        Долгожданный день начинался неважно. Тёме было обидно. Ведь он так хорошо подготовился! Бутерброды и мандарины папа дал сразу, даже помог завернуть, посмеялся и сказал: «Растешь. Кушай-кушай!», а вот когда Тёма попросил еще денег, тут папа нахмурился и сказал: «Говори правду? Потерял? Потратил? Я же тебе на целую неделю вперед давал! Ты за обеды заплатил или нет?» Пришлось что-то придумывать про кино, объяснять, что билеты дорогие, а договорились пойти всем классом — и папа размяк и сдался, потому что про кино, это он всегда понимал. И дал еще сто рублей, но сказал: «Слушай, больше не могу! Честно! С деньгами у нас совсем плохо! Пойми! Ты же уже большой!» Потрепал Тёму по голове и предупредил, что придет поздно.
        Тёма кивнул.
        «Это хорошо, что поздно,  — подумал он.  — Хоть волноваться не будет. Пока я на дачу, пока там, потом еще назад».
        Но где же Кира? Ведь обещала! Случилось что-то? Не отпустили? А может, испугалась? Девочка все-таки. Что с нее взять. Жаль, нет мобильника, не узнаешь. Но ехать-то все равно надо, даже если одному. Ведь он так решил, он мужчина, а теперь еще силач и бодигард. Он во что бы то ни стало должен вернуть в дом Курячьего бога, и тогда мама вернется домой, и они опять будут все вместе и счастливы!
        Тёма вздрогнул. Ему вдруг показалось, что в развалинах дома мелькнула знакомая серая тень в балахоне. Померещилось? А может быть, действительно Сова? Возвращается с ночной охоты… А что, если это — ПРИВИДЕНИЕ? Или маньяк-убийца? Надо незаметно достать из рюкзака перочинный нож и веревку — вдруг придется обороняться?
        Из веревки можно сделать лассо! А ножик испугает любого маньяка! Хорошо, что он вооружен! Но вдруг это и впрямь привидение? Тогда нужно как можно громче звать на помощь!
        Как ни странно, от этих совсем невеселых мыслей, которые, быстро сменяя друг друга, проносились в Тёминой голове, Тёме стало легче. Потому что у него появился ПЛАН ДЕЙСТВИЙ. А план действий, говорила Кира…
        — Ага!  — кто-то прыгнул Тёме на спину.
        Тёма вздрогнул от неожиданности и обернулся, приготовившись ДАТЬ ОТПОР, но оказалось, что перед ним стоит веселая и румяная Акира, со школьным рюкзачком за спиной и с большим полиэтиленовым пакетом в руке.
        — Испугался?  — спросила Кира.
        — Еще чего!  — ответил Тёма, слегка запинаясь.  — Ты чего опаздываешь? Я уж уходить собрался!
        — Интересно!  — накинулась на него Акира.  — Ты что ж это, без меня поехал бы, что ли? А как же я? Ведь мы договорились!
        — Так тебя все нет и нет,  — опешил Тёма.
        — Что значит «нет»?  — кипятилась Акира, все больше распаляясь.  — Как это «нет»? Если мы ДОГОВОРИЛИСЬ, значит — я приду! И ты должен меня ждать!
        — Так я и ждал,  — пробормотал Тёма, чувствуя себя ужасно виноватым.  — Не сердись, Акира!
        — То-то же!  — Кира немного успокоилась.  — Тебе хорошо! Ты в школу сам ходишь. А меня возят! То мама, то водитель. Понимаешь ты это или нет? НИ ГЛОТКА СВОБОДЫ! Еще водителю что-то можно впарить, а сегодня меня как назло мама повезла. Да еще всю дорогу пилила, чтобы я музыкой занималась! Иначе, говорит, она меня с гимнастики заберет. А гимнастика мне позарез нужна — для ФИГУРЫ!
        — И как же ты убежала?  — спросил Тёма.
        — Как-как? Мама меня отвезла и уехала. У нее же бизнес! А я в одну дверь в школу вошла, а из другой вышла. И побежала! Ты понимаешь или нет, что я к тебе бегом всю дорогу бежала, а ты хотел без меня уйти! Предатель ты после этого! Вот ты кто!
        Тёмы готов был провалиться сквозь землю.
        — Ну, пожалуйста, Кирочка, ну прости! Ведь я же не знал! Я думал, ты из дома. А чего же ты на метро не поехала? До твоей школы как раз остановка.
        Кира опустила глаза.
        — Я не знаю, где метро,  — прошептала она.  — И у меня нет билетиков. Меня же всегда на машине возят.
        Тёма улыбнулся.
        — У меня есть карточка на метро,  — сказал он ПОКРОВИТЕЛЬСТВЕННЫМ ТОНОМ.  — Там еще целых восемь поездок! И я прекрасно знаю, где метро. Сейчас мы поедем на вокзал!

        Ему было просто даже очень приятно, что он ПОВЕЗЕТ Киру в метро!
        — Смотри!  — сказала Акира и раскрыла пакет.  — Пирожки и бананы! Я сказала, что у нас сегодня экскурсия. И что после уроков нас поведут в парк! Ну, мне Соня тут и навертела — чтоб весь класс угостить! Целый день объедаться будем!

        — А у меня бутерброды,  — сказал Тёма.  — И мандарины. Но денег только сто рублей. Боюсь, на электричку не хватит.
        — Хватит,  — махнула рукой Акира.  — У меня пятьсот. А насчет электрички — это мы еще подумаем.
        Тёма с удивлением посмотрел на подругу. Но спрашивать ничего не стал, чтобы не терять времени.
        — Поехали!  — сказал Тёма.  — Поздно уже!
        Кира кивнула, взяла у Тёмы его пакет с бутербродами и мандаринами, положила в свой большой, с пирожками и бананами, и отдала его Тёме. Пакетик получился ничего, увесистый. Тащить, конечно, тяжело, но зато потом пригодится. «Своя ноша не тянет!» — говорит в таких случаях Тёмин папа.
        Тёма и Кира направились к метро. Но что это? Тёме опять показалась, что перед ними проскользнула какая-то серая тень.

* * *

        До вокзала добрались быстро и без проблем. Дорогу на дачу Тёма знал хорошо. И хотя без взрослых он ехал туда впервые в жизни, все равно он был в СЕБЕ УВЕРЕН. И ему очень хотелось, чтобы Кира это заметила. Но она вела себя так, как будто иначе и быть не может.
        «Ну и ладно! Потом заметит»,  — подумал Тёма.
        Они подошли к окошечку кассы, и Тёма спросил, сколько стоят два билета до станции «Голубые ели» — туда и обратно. И нет ли скидки — для школьников?
        — Скидки нет. Билет 35 рублей. Туда и обратно — семьдесят. На двоих сто сорок,  — ответила кассирша.  — А куда это вы собрались? Вы одни или со взрослыми?
        Тёма еще только начал обдумывать ответ, чувствуя, как у него наливаются краской уши, а Кира уже нараспев приговаривала, улыбаясь кассирше:
        — Да что вы, тетенька! Как же можно, одни?! Да и кто нас отпустит? Таких маленьких! Мы с дедушкой! Но он, знаете, пенсионер! И СОВСЕМ не помнит, сколько стоят билеты! Это он нас послал уточнить!
        Тёма протянул было кассирше сотню, но Кира быстро перехватила у него деньги, спрятала их в карман и, все так же лучезарно улыбаясь, пропела:
        — Спасибо, тетенька! Мы дедушке так и скажем.
        И пихнула Тёму кулачком в бок, чтобы он отошел от кассы. А потом прошипела:
        — Давай быстрей! Шевелись! Где тут у вас электрички?
        У выхода на перрон стояли турникеты, но Акиру это не смутило. Она подбежала прямо к дежурному и завопила:
        — Ой, дяденька, мы опаздываем! У нас электричка отходит! Пустите, пожалуйста! Мы прямо там билет купим! А то нам потом два часа ждать! Спасибо большое!
        И быстренько пролезла под турникет, таща за собой Тёму.
        Дежурный и рта не успел раскрыть, как они уже бежали по перрону.
        — Какая электричка?  — спросила Кира на бегу.
        — Вон та! На Чебутаново!  — ответил Тёма.
        И они вскочили в поезд, который и правда сейчас же тронулся в путь.
        Вагон был почти пустой. Тёма и Кира с комфортом расположились на свободной лавке, положили ранцы рядом с собой, Тёма повесил пакет с едой на крючок над сиденьем.
        — Давай по мандаринчику?  — предложил он.  — А то пить хочется.
        — Потерпи,  — нахмурилась Кира.  — Запасы надо экономить!
        — Да у нас вон их сколько!  — Тёма показал пальцем на огромный пакет, который уже замучился таскать.
        — Впереди целый день!  — сказала Кира строго.  — Неужели не понятно? Какой же ты БЕСХОЗЯЙСТВЕННЫЙ! Деньги тебе доверять нельзя! Сто сорок рублей хотел просто так отдать за эту дурацкую электричку! Это ж с ума сойти! И теперь еще — все припасы сразу ИСТРЕБИТЬ! А что потом? С голоду пухнуть? Ладно, уж так и быть, доставай свои мандарины, если ты потерпеть не можешь!
        Они ели сочные мандарины и смотрели в окно на удаляющийся городской пейзаж. Но у Тёмы на душе было неспокойно.
        — Лучше все-таки было купить билеты,  — сказал он.  — Вдруг контролеры? Что мы тогда делать будем?
        — Не смеши меня!  — ответила Кира.  — Контролеры! В четверг с утра? В пустом вагоне? Им что, совсем делать нечего?  — и добавила, запихнув в рот сразу полмандарина.  — Бе идее-доста-а-ака?
        Это она хотела спросить: «Мне идет толстая щека?»
        — Только если одна,  — засмеялся Тёма и закашлялся, подавившись мандарином.
        Кира сейчас же стала бить его по спине ладошкой.
        Зазвонил телефон.
        — Это у тебя?  — спросила Кира.
        Откашлявшись и вытирая глаза, Тёма покачал головой.
        — У меня нет мобильника.
        — А где же он?  — удивилась Кира.  — Потерял?
        — Нет,  — ответил Тёма и закрыл глаза — чтобы НЕ ВСПОМИНАТЬ.  — Так… одолжил… одному мальчику.
        А потом уверенно добавил:
        — Но он мне скоро его вернет!
        — Вообще это даже хорошо, что ты без телефона,  — сказала Кира.  — А то бы тебя родители вызвонили!
        — Да,  — согласился Тёма.  — Пожалуй, это кстати. А вдруг твоя мама позвонит? Что тогда делать?
        Акира замотала головой и быстро прошептала, как будто кто-то мог их подслушать:
        — Она не позвонит. То есть она, конечно, позвонит, но только она НЕ ДОЗВОНИТСЯ. Она меня НЕ ЗАСТАНЕТ!
        Тёма удивленно посмотрел на подругу.
        — Потому что я свой телефончик ДОМА ЗАБЫЛА. Понимаешь?
        Взгляд у Акиры был какой-то чересчур уж наивный.
        — Ну и зря,  — сказал Тёма.  — Лучше бы просто отключила. А то вдруг нам позвонить понадобится?
        Акира разозлилась — она терпеть не могла, когда ею не восхищаются.
        — Умный какой! А если мне мама не разрешает отключать телефон? Вообще не разрешает! НИКОГДА!
        — И на уроках?  — удивился Тёма.
        — И на уроках,  — вздохнула Кира.  — Я ей слово дала.
        Потом повеселела и добавила, как бы по секрету:
        — А не забывать — не обещала!
        Глаза у нее стали хитрые, а вид довольный.
        — Все ты врешь.
        Тёме уже надоело, что Акира то хвастается, то командует. И поэтому он был рад, что можно наконец ее РАЗОБЛАЧИТЬ.
        — Никто тебе в школе на уроках никогда в жизни не разрешит говорить по мобильнику. У нас их сразу отбирают! А потом возвращают только родителям.
        — Так то у вас!  — пожала плечами Акира.  — Это потому, что ты учишься в государственной школе. А у нас, в частной, все можно! Да пусть они только ПОПРОБУЮТ сказать моей маме, чтобы она не звонила мне по телефону! Да она им такое устроит — мало не покажется! Ты знаешь, СКОЛЬКО она платит им каждый месяц? Да если я захочу, я за такие деньги сто телефонов с собой принесу! И они мне ничего не скажут!
        Тёма отвернулся и стал смотреть в окно. Он знал, что Акира учится в частной школе, а он в обычной, бесплатной, хотя и хорошей — как все говорят. Тёма давно уже понял, что его родители никогда не смогут платить за его учебу такие деньги, какие платит Акирина мама. Но еще он знал, что они все равно сделают все, что могут, для того, чтобы он, Тёма, ПОЛУЧИЛ ОБРАЗОВАНИЕ! Он много раз слышал, как они об этом говорили. И нисколько в этом не сомневался. Акира, конечно, умная и учится музыке и сразу трем иностранным языкам по трем НОВЫМ МЕТОДИКАМ, но зато дома у Тёмы много книжек — и он их все время читает! А английским с ним занимается мама. Правда, без методик. Зато хорошо! Тёма очень любит с ней заниматься. И задачки он решает лучше! А уж в шахматы… почему-то после своих слов Акира вдруг совсем перестала Тёме нравиться. Ему даже показалось, что она стала некрасивая. А ведь вообще-то Кира ОЧЕНЬ красивая девочка!
        Город заканчивался. Тёма разглядывал проносящиеся мимо новостройки и пустыри на месте недавно вырубленных лесов.
        «Интересно,  — подумал Тёма.  — А куда же денутся еноты и лоси, когда в лесу совсем не останется деревьев и все застроят домами? Что будет с зайцами, белками и ужами? Наверное, им придется перебираться в какой-нибудь другой лес! А что потом? Когда тот, другой лес, тоже вырубят?»
        Тёме стало жалко зверей.
        «Когда я вырасту и стану ученым, я что-нибудь для них изобрету!» — решил он. И от этого ему сразу стало легче.
        — Глазик,  — услышал Тёма тонкий голосок.  — Ну, Глазик… ну посмотри на меня!
        Тёма терпеть не мог, когда издеваются над его фамилией. Чего она пристала? Зачем она ВООБЩЕ за ним увязалась? Шла бы в свою ЧАСТНУЮ школу! Далась им его фамилия! Вначале Витек, теперь ЭТА!
        Тёма недовольно обернулся.
        — А бананчик?  — попросила Кира и раскрыла дрожащую ладошку, как обезьянка, такая робкая, маленькая.
        Тёма потянулся рукой к пакету, чтобы достать Кире банан, но в этот момент услышал над головой САМЫЙ СТРАШНЫЙ НА СВЕТЕ голос:
        — Приготовьте билеты!
        Тёма вздрогнул.
        По проходу к ним двигались контролеры. Их было двое: маленький серьезный мужчина с машинкой-компостером и большая полная женщина. У женщины машинки не было, она разрывала билеты толстыми, красными пальцами.
        Тёма почувствовал, что внутри у него все как-то разом оборвалось и похолодело. Он с ужасом посмотрел на Киру, но она, почему-то, совсем не растерялась. С невозмутимым спокойствием Акира ждала контролеров и только уголком синих глаз следила за их неумолимым приближением.
        Наконец контролеры поравнялись с их скамейкой, но сначала обратили внимание не на детей, а на немолодого человека, дремавшего на своем месте через ряд, напротив от Тёмы и Киры.
        Толстая контролерша тронула его за плечо и сказала басом:
        — Гражданин, проснитесь!
        Пассажир не открывал глаза, хотя не услышать ТАКОЙ голос было невозможно.
        «Может, ему плохо?» — подумал Тёма.

        — Ваш билет!  — тонким фальцетом пискнул контролер.
        Пассажир открыл один глаз и ответил странным, скрипучим голосом:
        — Имею право! Бесплатный проезд!  — он достал из кармана удостоверение и резким движением поднял его над головой.
        «Просто робот какой-то»,  — подумал Тёма.
        — Так бы и сказали,  — сконфуженно чирикнул контролер, взглянув на книжечку.
        — Извините, гражданин,  — прогудела контролерша.  — У вас своя работа, у нас своя!
        — Все в порядке, товарищи, все в порядке,  — пропищал контролер, поспешно отходя от странного пассажира.  — Кто не обилечен? Господа, если кто-то не успел взять билет, мы обилечиваем прямо на месте! С небольшой наценкой! Граждане, готовим билетики!
        У Тёмы екнуло сердце. Настала их очередь. Какой позор! Что же делать?
        И вдруг он увидел, что Кира обернулась к контролерше и улыбнулась ей самой лучезарной из своих улыбок.
        — Скажите, пожалуйста!  — сказала Кира певучим голосом.  — А до станции «Голубые ели» мы правильно едем? Это тот поезд?
        — Тот,  — кивнула контролерша.  — Поезд правильный. Чебутановский. А «Голубые ели» это сразу после «Красных зорь», верно, Вениамин Венеаминович?
        Контролер кивнул.
        — Вот хорошо, спасибо вам,  — поблагодарила Кира.  — А то уж я беспокоилась. Кстати, извините, но мы без билета,  — добавила она светским тоном.  — У нас ЧП!
        — Это что еще за новости!  — опешила контролерша.  — Вениамин Венеаминович, ты слышал? Что делать будем?
        — Ссаживать конечно,  — пропищал контролер, доставая бланки квитанций.  — Какой разговор! И штрафовать! Протокольчик оформим, в школу сообщим, а потом родители оплатят проезд в десятикратном размере. Это у нас что, несовершеннолетние? Без сопровождения взрослых? А может, их лучше сразу в детскую комнату милиции сдать? И нам легче, и им спокойнее.
        Тёме стало совсем нехорошо.
        «Все эта противная Кирка!  — подумал он.  — Взяли бы билеты, нас бы и не тронули! А что теперь делать?»
        Акира согласно кивнула контролеру, будто совершенно разделяла его возмущение. Но обращалась она исключительно к его напарнице.
        — Видите ли, какая ситуация,  — продолжала Кира взрослым голосом.  — Его маму внезапно положили в роддом! А папа как раз в командировке! И мне пришлось его срочно везти! Не оставлять же ребенка одного! У его бабушки и дедушки дача в «Голубых елях». Но денег у нас, конечно, нет! Ведь мы — дети! Кто же знал, что так получится? Вы, КАК ЖЕНЩИНА, должны понять!
        — А что я?  — неуверенно пробасила контролерша.  — Я чего, решаю? Надо мной начальник есть! Вениамин Бенеаминыч, ты как считаешь?
        — Какой роддом, Маня?  — растерянно пропищал Вениамин Венеаминович.  — Сейчас зима!
        — При чем тут зима?  — засмеялась контролерша.
        — Да никакой не роддом, а просто больница!  — возмутился Тёма.  — В роддоме рожают, а в больнице лежат. Моей маме еще не скоро рожать!
        — Ой, ну что они в этом понимают!  — доверительно объяснила Кира контролерше и толкнула Тёму локтем в бок.
        Но Тёме почему-то вдруг стало досадно и обидно за маму.
        — Да не меньше тебя!  — завопил он.  — Там кто рожают, те как слоны, а мама — КРАСИВАЯ!
        Контролерша кивнула.
        — При чем здесь слоны?  — тонким голосом закричал контролер.  — Слоны в Африке!
        — Почему только в Африке?  — удивился Тёма.  — В Индии тоже.
        Тут контролер окончательно вышел из себя.
        — Слоны здесь ни при чем!  — завопил Вениамин Венеаминович.  — Ты мне зубы не заговаривай! Милиция!
        И достал из кармана свисток.
        — Да ладно, Веня,  — контролерша отобрала у начальника свисток и положила к себе в карман.
        А потом добавила, обращаясь к Кире.
        — Дорогу-то знаешь? Не заблудитесь?
        — Не волнуйтесь,  — тихо сказала Акира.  — Спасибо вам.
        И посмотрела на контролершу большими синими глазами.
        Тёма вдруг понял, что контролерша разговаривает только с Кирой, как будто его, Тёмы, здесь просто нет. Но, с другой стороны, на контролера она тоже не обращала никакого внимания, хоть он и начальник. Это что ж получается? Никакого уважения к мужчинам! И тогда Тёма сочувственно взглянул на контролера, а контролер тоже вдруг с ПОНИМАНИЕМ посмотрел на Тёму.
        — Пойдемте уже, Вениамин Венеаминович,  — вежливо пробасила контролерша. И тут же достала из кармана свисток.  — Это там кто? Заяц?
        Поезд подходил к станции. С сиденья у двери вдруг поспешно вскочил парень в рабочей спецовке и устремился через тамбур в другой вагон. Контролеры переглянулись, сорвались с места и, ни слова не говоря, помчались за ним.
        — Пронесло!  — сказала Акира и вытерла пот со лба.
        Тёма без сил опустился на скамью. Перед глазами у него плыли цветные круги.
        «Никогда в жизни!  — подумал он.  — НИКОГДА В ЖИЗНИ я больше никуда не поеду без билета!»
        — Вот видишь,  — улыбнулась Акира.  — А ты волновался. И совершенно незачем было деньги на ветер бросать!
        Кира запахнула курточку, вытянула ноги и прикрыла глаза.

* * *

        Пока Кира дремала, Тёма смотрел в окошко — теперь уже не просто так, а ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННО, чтобы не пропустить нужную станцию. В вагоне было жарко, и он очень перенервничал из-за контролеров, поэтому ему тоже хотелось спать, но он тер глаза и говорил себе, что не имеет права уснуть, потому что он — штурман и капитан корабля и должен благополучно доставить пассажирку в порт «Голубые ели». Он представлял себе морские елки сине-зеленого цвета, наверное, это такие водоросли, они медленно качаются в воде, а между ними не спеша плавают красные рыбки, черно-белыми столбиками опускаются на дно морские коньки — те самые, шахматные, и все это так торжественно, плавно, красиво…
        — Пиво, мороженое, жевательная резинка, чипсы, пепси-кола, соки разные, шоколад!
        Тёма потер глаза.
        По коридору шла крошечная, круглая, как колобок, женщина с огромной и довольно грязной клетчатой сумкой из пластика. Толкая сумку перед собой, она певучим голосом перечисляла и расхваливала товар, предлагать который было почти что некому — вагон совсем опустел, кроме Тёмы и Киры из пассажиров остался только человек-робот.
        — Девятка, «Балтика», почем?  — спросил робот механическим голосом. Солнечный луч из окна попал ему на лицо, он прищурился одним глазом, а во втором, широко открытом, неподвижном, отражался солнечный зайчик.
        Тёма от удивления широко раскрыл рот.
        — Стеклянный глаз!  — шепнула Акира. Она тоже проснулась и испуганно смотрела на необычного пассажира.
        — Пятьдесят рублей!  — вывела руладу продавщица.
        Робот сверкнул на нее обоими глазами.
        — Нет, вроде настоящий! Но страшный какой!  — охнула Кира.
        Продавщица подняла сумку и пошла дальше. «Как хочется мороженого»,  — подумал Тёма.
        И тут же услышал голос Акиры:
        — А какое у вас мороженое?
        — Стаканчики вафельные с кремовой розой и Ленинградское, сливочное в шоколаде,  — ответила продавщица.
        — А почем Ленинградское?  — спросила Кира.
        — Ленинградское тридцать.
        — С ума сойти,  — сказала Акира.  — Всюду по двадцать шесть.
        — А наценка?  — мороженщица сразу взяла высокую ноту.  — В поезде — особая цена! Не хотите — не берите!
        Но Кира уже достала из кармана деньги — пятьсот и сто рублей, отделила сотню.
        — Два Ленинградских, пожалуйста.
        Продавщица достала из своей бездонной сумки два подтаявших брикета, протянула их Кире и отсчитала сдачу — сорок рублей.
        Кира аккуратно сложила деньги — четыре десятки и бумажку в пятьсот рублей, положила их назад в карман своей курточки и протянула Тёме мороженое.
        — Ничего не поделаешь. За сервис надо платить!
        Тёма развернул мороженое и с наслаждением принялся его лизать — пока совсем не растаяло. Он старался не думать о том, что родители никогда не разрешили бы ему есть мороженое, которое лежало в такой грязной сумке,  — ну и ладно, подумаешь, зато какое оно вкусное!
        Наверное, Кира думала о том же. Судя по выражению лица, немного перепачканному шоколадом, она была очень довольна жизнью.
        — Видишь, что значит ЭКОНОМИЯ БЮДЖЕТА! Деньги надо тратить с умом!
        Тёма не мог с этим не согласиться.
        Единственное, что ему портило удовольствие, это сосед. Он как-то угрюмо посмотрел на Тёму и Киру и стал медленно подниматься.
        В вагоне не было ни души.
        Тёма ел мороженое и думал о том, как он будет сейчас защищать Киру.
        Но Кира тоже заметила движения робота и сразу насторожилась. Она тихонько толкнула Тёму локтем в бок и показала глазами в конец вагона. Тёма кивнул.
        Они взяли портфели, встали и вышли в тамбур. Кира выбросила в урну почти растаявший брикетик. Тёма продолжал лизать свой, хотя ему уже совершенно не хотелось. Но почему-то ему показалось, что если он ТОЖЕ выбросит мороженое, то Кира подумает, что он испугался.
        Неестественно выпрямив спину и странно улыбаясь, механический человек приближался к тамбуру. Один его глаз был широко раскрыт, другой прищурен. Было понятно: если он нападет, нет смысла просить его о пощаде — машина жалости не знает.
        Робот зашел в тамбур.
        Тёма вытянул вперед руку с мороженым, защищая Киру.
        А Кира вдруг сделала шаг вперед, вынула из кармана своей курточки пятьсот рублей, протянула их странному человеку и сказала небрежно:
        — Позвольте угостить вас бокалом пива!
        Робот схватил деньги, зыркнул глазом, рыкнул, повернулся сразу всем туловищем в противоположную сторону и умчался по вагону вслед за продавщицей.
        Тёма в изнеможении прислонился к стенке. Акира спокойно взяла у него из рук остатки мороженого, выбросила их в урну, достала из кармана батистовый платочек, вытерла губы и руки, а затем протянула платочек Тёме.
        — На безопасности экономить нельзя!  — сказала она.  — Моя мама всегда так говорит! А потом мы обязательно ВЫСЛЕДИМ ЭТОГО ПРЕСТУПНИКА! И поймаем его!
        Тёма вздрогнул. А может быть, это слегка вздрогнул поезд — тормозя перед остановкой.
        — «Голубые ели»! Следующая станция «Ботанический сад»!  — объявили в громкоговоритель.
        Тёма опомнился.
        — Нам выходить!
        В последнюю минуту они выскочили на перрон и какое-то время стояли не шевелясь, глядя вслед уходящему составу.

        7
        Рубиновый браслет и пирожки с луком

        Над перроном возвышалась хорошо знакомая Тёме вывеска — «Голубые ели». Рядом стоял такой же знакомый киоск. Он был здесь всегда. Тёма очень любил этот киоск, в нем продавались интересные вещи — старые газеты и журналы, которые дачники покупали для растопки каминов и печей и которые так интересно было листать в дождливый день; всякие заколки, которые нравились девочкам; рыболовные снасти для мальчиков и еще большие ярко-красные петушки на палочке — очень вкусные и дешевые, почему-то такие были только здесь. Тёма их обожал, хотя мама их покупать не разрешала. Она была «помешана на гигиене», как говорил с укором и гордостью Тёмин папа. При мысли о родителях у Тёмы защемило внутри, но виду он не подал, тем более что Кира уже прилипла к витрине киоска и что-то высматривала.
        — Видишь петушки,  — сказал Тёма.  — И всего по семь рублей! А в Москве ты их ни за какие деньги не купишь!

        Но Кира, казалось, не слышала. Она во все глаза, не отрываясь смотрела на браслетик из стеклянных «рубинов», скотчем приклеенный с внутренней стороны к витрине киоска.
        — Вот ВЕЩЬ!  — выдохнула Кира.
        — Эти стекляшки?  — удивился Тёма.  — Зачем они тебе?
        — Много ты понимаешь,  — свысока ответила Кира.  — Натуральные камни опять в моде! И как раз к моему синему платью. У меня же концерт в музыкалке!
        — Ну купи!  — Тёма пожал плечами.
        — Не знаю даже,  — засомневалась Кира.  — Я не уверена, что мы сейчас можем себе это позволить! Все-таки двадцать два рубля!
        — Конечно, можем!  — радостно ответил Тёма.  — Ведь у нас еще осталось сорок рублей! Билет на метро у меня есть, на электричке мы ездим бесплатно, а еды у нас навалом.
        — Ну, не знаю,  — сказала Кира.  — В общем, бери деньги и решай сам. Почему всегда я? Ты мужчина, ты и решай!
        Кира протянула Тёме свернутые в рулончик четыре десятки и с безразличным видом отвернулась.
        Тёма подошел к киоску и решительно сказал:
        — Красный браслет, пожалуйста!
        Из окошка киоска, как из скворечника, выглянул смуглый старичок. На совершенно лысой голове у него была ярко-красная тюбетейка, длинный нос казался приклеенным к сморщенному лицу, большие черные глаза внимательно уставились на Тёму.
        — Ваша дама желает рубиновый?  — спросил старичок.
        Оказывается, он из своего киска подслушивал разговор Киры с Тёмой, и мало того — совершенно этого не скрывал.
        — Рубиновый,  — кивнул Тёма с ГОРДОСТЬЮ.
        — Я прям-таки рад за вас, молодой человек!  — ответил старичок.  — У вашей дамы исключительный вкус! В наше время рубиновый браслет — большая редкость! И он у нас только один! Но ведь есть еще изумрудные! Может быть, вы желаете изумрудный? Или сразу два — к разным туалетам?
        Кира замотала головой.
        — Рубиновый,  — сказал Тёма решительно.
        — И опять-таки правильно,  — закивал старичок, почти касаясь носом прилавка.  — К синему концертному платью нужен рубиновый браслет. Вот когда ваша дама будет солировать в Большом зале консерватории и у нее будет черное платье, тогда приходите ко мне за изумрудным.
        — Еще чего,  — пробурчала Кира себе под нос.  — Тогда я надену жемчужное ожерелье!
        — Тоже правильно!  — сказал старичок, подавая Тёме рубиновый браслетик и восемнадцать рублей сдачи.  — Жемчуга у нас бывают довольно часто. И отличного качества! Недорого! Гарантия на полгода! Желаете что-нибудь еще?
        — Нет, спасибо,  — ответил Тёма.  — Пока все.
        И отдал Кире браслет и сдачу — восемнадцать рублей.
        Кира надела браслетик, полюбовалась на него, вытянув вперед руку, потом горделиво посмотрела на Тёму.
        — Тебе очень идет,  — сказал Тёма искренне.
        Кира слегка кивнула, небрежно встряхнула рукой, а потом подошла к киоску и положила на тарелочку для денег четырнадцать рублей.
        — Два петушка, пожалуйста,  — сказала Кира.
        — Вот это правильно!  — отозвался старичок.  — Какой поступок! Умно и великодушно! Чудесная барышня! Ах, молодой человек! Вам исключительно повезло… Я тоже, знаете, в ваши годы…
        И он со вздохом протянул Кире двух петушков на палочке, завернутых в прозрачные бумажки.
        — Спасибо,  — растроганно поблагодарил Тёма.  — Только не надо было. Ведь правда же — последние деньги!
        Кира кивнула.
        — Гулять так гулять! А кстати, где наш пакет с едой?  — спросила она, разворачивая своего петушка и небрежно потряхивая браслетом на запястье.
        Тёма остолбенел.
        — А ты его не… Ой! Я же его в электричке на крючок повесил! Что ж теперь делать?
        Тёма был в отчаянии. Но Кира, как всегда в трудные минуты, не теряла присутствия духа.
        — Не скули!  — сказала она.
        А потом засмеялась:
        — Зато у нашего соседа теперь закусочка есть! Натощак пить вредно! Сто пудов, что он ведро пива себе купил!
        — Десять бутылок,  — кивнул Тёма.  — Это если в электричке. С наценкой за сервис.
        — Ну вот,  — веселилась Кира.  — Как же он это выпьет безо всего? А так он бананчиками закусит!
        — И мандаринчиками,  — напомнил Тёма.  — Там еще два осталось.
        — И пирожками!  — ответила Кира.
        — И бутербродиками!  — поддакнул Тёма.
        — А с чем бутербродики?  — спросила Кира.
        — С колбасой и с сыром,  — вздохнул Тёма.  — А с чем пирожки?
        — С мясом и с капустой,  — простонала Кира.  — А у вас на даче еда есть?
        — Наверное, есть,  — предположил Тёма.  — Скорее всего. Вообще-то, мы на даче всегда едим. Мама называет это «воздушный аппетит». В смысле — от воздуха!
        Кира кивнула.
        — Ну да. На воздухе почему-то сразу есть хочется,  — и она лизнула своего петушка.
        А потом достала из кармана монетки:
        — Вот. У нас еще осталось четыре рубля.
        — Можешь их выбросить,  — ответил Тёма.  — Что на них купишь? Полпетушка?
        — Ага. Разбежался,  — пробормотала Кира, ворочая конфетой во рту.  — Придумал тоже! Пробросаешься! Деньги есть деньги. Никогда не помешают!
        — Конечно,  — сказал Тёма.  — Но просто нам этого все равно даже на автобус не хватит. А там без билета не пускают. Там кондуктор.
        — Какой автобус?  — удивилась Кира.  — Ведь мы же приехали. Разве это не ваша станция?
        — Станция-то наша,  — виновато объяснил Тёма.  — Но нам от станции еще три километра до кооператива «Астрофизик». Это же дедушкина дача.
        — Та-а-к,  — сказала Кира.  — А кстати, как мы туда попадем? Ты ключи взял?
        Тёма помотал головой.
        — Ключи есть у сторожа. Он меня знает. Нам главное туда добраться. Надо что-то придумать.
        И он вопросительно посмотрел на Акиру.
        — А что тут придумаешь?  — сказала она.  — Если б ты раньше сказал, я бы позвонила папе. И он бы сразу выслал за нами вертолет. А теперь как ему сообщишь? Телефонов у нас нет. И потом, вертолет из Боливии, знаешь, сколько будет сюда лететь?
        — Так что же нам делать?  — спросил Тёма.
        — Пойдем пешком,  — Акира беспечно махнула рукой.  — Подумаешь, всего три километра! Ты дорогу знаешь?
        Тёма кивнул.

* * *

        Они шли по серо-коричневой от подтаявшего снега и глины, грязной и скользкой проселочной дороге. День был довольно пасмурный, идти было трудно, но держались они бодро.
        «Какая же все-таки Кирка отличная!  — думал Тёма, едва поспевая за шустрой подружкой.  — Когда она не хвастается и не воображает, она ну просто ВЫСШИЙ КЛАСС!»
        Вначале шли быстро, но скоро устали. Последнюю треть пути плелись еле-еле.
        — Я промочила ноги,  — сказала Кира.
        — Я тоже,  — признался Тёма.  — Уже давно.
        — Есть хочется,  — сказала Кира.
        — Да,  — согласился Тёма.  — Мне тоже.
        — Ну, ничего,  — сказала Кира.  — Придем и согреемся. Чаю выпьем. И поедим.
        — Конечно!  — подтвердил Тёма.  — Обязательно!
        Впереди показался зеленый забор кооператива, и у ворот — домик сторожа.
        — Ура! Добрались!  — торжественно объявил Тёма и специальным молоточком постучал в обитую железом дверь.
        А про себя подумал: «Только бы он был на месте! Вдруг он куда-нибудь ушел!»
        К счастью, сторож оказался дома.
        За бронированной дверью сперва послышался лай собаки, затем — недовольный голос и неторопливые шаркающие шаги Григория Николаевича.
        — Кто там?  — ворчливо спросил сторож.
        — Григорь Николаич! Здрасьте! Это я, Тёма Глазов. Откройте, пожалуйста!  — прокричал Тёма.
        Послышался лай собаки, затем лязг многочисленных замков, засовов, цепочек и щеколдочек, и наконец дверь открылась. Правда, не очень широко.

        — Здравствуй, Тёма,  — сказал сторож, с опаской выглядывая в щель.  — А чего это ты приехал?
        — Да так, Григорь Николаич, вот, собрались и приехали,  — с наигранной бодростью ответил Тёма.  — Дай, думаем, приедем!
        — А-а-а. Ну, ездите, ездите,  — разрешил сторож.  — Тут все ездиють. А чего ездиють? Ведь и не каникулы, и не выходные. Совсем не работають люди. А кто это с тобой?
        Сторож вперился в Акиру подозрительным и цепким орлиным взором.

        — Это наша соседка Кира,  — объяснил Тёма.  — Мы в Москве рядом живем.
        — Надо же,  — недоверчиво произнес сторож.  — А я думал, в Москве все далеко. Вы вот, значить, рядышком. А родители ваши где?
        — Мама в Москве,  — быстро объяснил Тёма.  — Она… ну, не может сейчас приехать. Она в больнице.
        — Больна?  — спросил сторож.
        — Нет,  — сказал Тёма.  — Это такая особая больница. Для здоровых. Ну, то есть не то, чтобы совсем для здоровых, но все-таки не для больных.
        — Надо же, чего придумали,  — покачал головой сторож.  — Совсем в городе люди не работають. Не то что мы здесь… Больница, говоришь, для небольных? Это что ж такое? Санаторий, значить. А отец твой где?
        — Денис Аркадьевич здесь,  — поспешно подключилась Кира, слегка отодвинув Тёму плечом.  — Он нас за ключами послал. А сам около дачи ждет.
        — А его ключи где же?  — спросил сторож недовольно и уже как-то совсем подозрительно.
        — Он их дома забыл,  — сказала Кира.  — Вернее, не взял. Мы ведь неожиданно собрались. Мы ненадолго, Денису Аркадьевичу только надо что-то забрать. И сразу назад. Потому и я приехала. За компанию. А ключи мы вам сразу вернем.
        — А что забрать-то?  — спросил сторож, немного отступая от двери.
        — Да там, бумаги, что ли. По работе, в общем. Не знаю точно,  — пожала плечами Акира.
        — Гриша, ну что ты там?  — позвали из дома.  — Все ждут.
        — Сейчас,  — махнул рукой Григорий Николаевич.  — Тут Денис мальчишку своего прислал за ключами.
        — Ну так отдай и иди!  — приказал раздраженный голос.  — В чем дело?
        Григорий Николаевич чуть помешкал, но, видимо, не впустить детей в дом показалось ему неудобным.
        — Заходите,  — неохотно сказал он.  — Ноги только вытрите. Щас найду ваши ключи. Тут у нас небольшой семейный праздник… дочка с зятем приехали… значить…
        Тёма и Кира как следует вытерли ноги о коврик и вошли в прихожую, откуда была видна комната.
        Посреди просторной горницы стоял длинный стол, уставленный всякими яствами — в основном домашними соленьями и вареньями. От горячей картошки шел пар. На блюде горой лежали пирожки. На огромной сковороде шкворчали оковалки жареной свинины. А в центре возвышалась корзина с яйцами. За столом сидели разрумянившаяся, нарядная жена сторожа, их дочка и зять.
        — Вы кушать-то не хотите?  — спросила жена сторожа скороговоркой.
        — Нет-нет, что вы, нисколько, спасибо, нас ждут,  — так же быстро ответил Тёма.
        Кира незаметно толкнула его в бок, но он метнул на нее ИСПЕПЕЛЯЮЩИЙ ВЗГЛЯД — не хватало еще, чтобы сторожа поняли, что они голодные, тогда их сейчас же разоблачат.
        — А мы покушаем,  — сказала сторожиха, накладывая на тарелки еду.
        — Ну, бывайте!  — сказал зять и поднял рюмку с мутной жидкостью.  — Нет мочи!
        — Сережа!  — сказала дочка сторожа.  — Ты хоть погоди, пока все соберутся!
        — Сегодня пусть!  — строго одернула ее мать.  — Не встревай. Дай расслабиться!
        Зять гордо поднял палец вверх.
        — Вот какая у меня теща! С пониманием!  — и добавил, обращаясь к Тёме.  — Ты подрастешь, такую же бери! Запомни, пацан, жену по теще выбирают!
        — Закуси, Федя,  — ласково и уважительно сказала теща.  — Сальца возьми! Свое ведь, домашнее!
        Тёма с ужасом посмотрел на блюдо со свининой и спросил, заикаясь:
        — А… где?
        Но жена сторожа не дослушала его вопроса — только рукой махнула.
        Из угла раздалось тихое повизгивание.
        — Ой, кто это?  — Кира присела на корточки.
        В ящике на старом одеяльце лежала большая черно-белая собака и рядом с ней — два щенка, один похожий на мать, а второй — рыжеватый, с белой лапкой и животиком.
        — Альма, фу, попрошайка!  — сказала сторожиха и кинула собаке кусок колбасы.
        Собака колбасу проглотила, не жуя и как будто бы даже не заметив.
        — Щенки у нее,  — объяснила сторожиха.  — Кормящая мать. Все время есть просит. Не напасешься. Замучались с ней. Ну ничего, теперь уж недолго…
        — А как их зовут?  — спросил Тёма.
        Кира тихонько гладила щенков. Альма смотрела на нее беспокойными глазами, черный щенок слегка оскалился, а рыжий лизнул Кире палец.
        — Который черный — Дик,  — ответила сторожиха, нарезая хлеб на доске толстыми, неровными ломтями.  — Его соседка присмотрела. На той неделе заберет. Хороший кобелек. Сразу видно, что сторож будет!
        — А рыженький?  — спросила Кира.
        — А это сучка! Девочка,  — сторожиха почему-то отвела глаза.
        — А как ее звать?  — настаивала Акира. Она любила ясность во всем, а жена сторожа что-то явно недоговаривала.
        — Да никак,  — ответила сторожиха.
        — Почему?  — удивились Тёма и Кира одновременно.
        — Не нужно ей имя,  — пробормотала жена.
        — Как это так — не нужно имя?  — переспросил Тёма.
        — Имя всем нужно,  — назидательно произнесла Кира.  — И людям, и собакам.
        — Не берут ее,  — нехотя ответила сторожиха.  — Во-первых, сучка, хлопот много, а главное — бесхарактерная она! Вон, тебя в первый раз увидела и уже целоваться лезет! Кому такая нужна?

        — Она добрая,  — заступился за собаку Тёма.
        — И ласковая,  — поддержала его Кира.
        — Ну и какой из нее сторож?  — спросила сторожиха.  — Здесь же не город. Здесь деревня. Дармоедов тут не держат. Ладно, пусть себе целуется! До послезавтрего… Пока второго не забрали…
        — А что потом?  — охнул Тёма.
        Сторожиха махнула рукой:
        — Не твоего ума дело. Куда это Григорий запропастился? Ключи, что ль, найти не может? Вот ведь… Дал Бог растяпу. Попросишь чего, так и не рада будешь.
        — Послушайте, так нельзя!  — закричала Акира.  — Мы приедем в Москву и найдем ей хозяина! Ее обязательно возьмут! Это хорошая, добрая, милая собака! Вы только подождите, пожалуйста… Вы… ее не обижайте… берегите ее!.. Мы вам позвоним… Мы за ней приедем!
        — А вы дайте ей выпить! Прям щас!  — зять приоткрыл глаза, но тут же опустил голову и захрапел.
        — Не дождался, зятек! Сомлел!  — простонала сторожиха.  — Я ж ему говорила, закуси! Ну что ты будешь делать! Теперь весь праздник наперекосяк.
        И громко закричала:
        — Гриша! Ну где ты там? Да что же это такое, в конце-то концов! Это ж адское мучение, а не мужчины! Уж и картошка простыла.
        В дверях появился смущенный Григорий Николаевич.
        — Обыскался я. Думал, все! Пропали ключи. Все разом! Может, там уже растащили все! Кто его знаить! Теперь с работы попруть, а дом — ведомственный! Чего делать? Перепугался прям! А они — висять! В курятнике! Чего ж ты мне не сказала, что ты их перевесила?
        — А ты спросил?  — накинулась на мужа сторожиха.  — Они с посленового года там! Как разъехались дачники после каникул, так я их и убрала, с глаз долой!
        — А чего ты их убрала-то?  — опешил сторож.  — Мешають они тебе?
        — Надоели!  — закричала на мужа сторожиха.  — Вот и убрала. Мы за стол когда-нибудь сядем?
        — Вот ваши ключи.  — Григорий Николаевич протянул Тёме ключи на оранжевом брелочке.  — Сразу видны. Не спутаешь! Бате привет. И чтоб сдал перед отъездом! Как положено! У нас охрана строгая!
        И погрозил пальцем.
        — Мы обязательно вернем. Спасибо,  — сказал Тёма и положил ключи в карман.
        А Кира посмотрела в последний раз на накрытый стол, проглотила слюну и вдруг спросила:
        — А с чем у вас пирожки?
        — Да простые,  — пожала плечами сторожиха.  — С луком и яйцом.
        — Ой!  — вскрикнула Акира.  — Так ведь это же любимые пирожки Дениса Аркадьевича! Он их просто ОБОЖАЕТ!
        — Да ну?  — заулыбалась сторожиха.  — Так возьмите ему парочку.
        И задумалась:
        — Во что бы вам завернуть? А вот.
        В углу горницы стоял рулон плотной бумаги.
        Поплевав на пальцы, сторожиха оторвала большой, неровный кусок, завернула в него два пирожка и протянула Тёме.
        — Угости отца!
        — Спасибо,  — сказал Тёма, почувствовав, как у него краснеют уши.
        — До свиданья!  — сказала Кира.  — Только, пожалуйста, берегите собачку! Мы обязательно найдем ей хозяина.
        Сторожиха кивнула и что-то пробормотала себе под нос.
        Григорий Николаевич проводил Тёму и Киру и долго щелкал замками, основательно и надежно запирая двери.

* * *

        Как только вышли на улицу, Кира сказала:
        — Отдавай сейчас же!
        — Что?  — спросил Тёма.
        — Пирожки!
        — Их же два!
        — А могло быть четыре! Или шесть! Зачем ты отказывался? Если бы я не попросила, нам бы их вообще не дали!
        — Кира, неудобно же!  — сказал Тёма, запинаясь.  — Как ты не понимаешь?
        — Неудобно?  — закричала Акира с возмущением глядя на Тёму.  — А удобно всю еду, абсолютно всю в электричке забывать?
        Тёма помрачнел.
        — На, возьми!
        Он отдал Кире сверток.
        Акира спокойно взяла у него пирожки и развернула бумагу.
        На черном фоне было нарисовано красное пламя.
        «Противопожар…» — прочитала Кира.
        — Во дают! Ну и сторож! Знаешь, что это?
        Тёма кивнул.
        — Инструкция по противопожарной безопасности.
        Кира засмеялась.
        — А он, вместо того чтобы вас инструктировать, в нее пирожки заворачивает.
        — Ну и хорошо!  — сказал Тёма.
        — Ага,  — сказала Акира.  — А то, что он к вашим дачам месяцами не подходит и даже не знает, где у него ключи, это тоже хорошо?
        — Нет, это плохо,  — сказал Тёма и отвернулся.
        Уж очень вкусно пахло.
        — На,  — сказала Кира и протянула Тёме один пирожок.
        Тёма сделал над собой ГИГАНТСКОЕ УСИЛИЕ и помотал головой.
        — Не хочу!
        — Щас выброшу!  — Акира замахнулась.
        — Отдай!  — завопил Тёма и схватил пирожок. Они смеялись, ели еще теплые и очень вкусные пирожки с луком и яйцами, и жизнь опять показалась Тёме замечательной.
        А когда он сумел САМ открыть дачу, он вообще почувствовал себя отлично!

        8
        На даче

        Но Кира опять не оценила Тёминой ловкости, как будто каждый день открывала дачные замки.
        — Заходи, пожалуйста.  — Тёма чувствовал себя гостеприимным хозяином.  — Располагайся и будь как дома!
        Кира церемонно кивнула головой, вошла и огляделась.
        — Как мило!  — улыбнулась она.  — Мне нравится ваш дизайн!
        И тряхнула браслетиком на руке.
        — Но только знаешь, мне кажется, тут как-то не совсем тепло!
        — Да,  — согласился Тёма,  — когда мы уезжаем, папа ставит отопление на минимум, только чтобы трубы не полопались, а когда приезжаем, он поворачивает кран и тогда очень быстро становится тепло. Даже слишком жарко!
        — П-правда?  — У Киры от холода стучали зубы.  — Тогда быстрее поверни этот кран, чтобы стало слишком жарко и сделай нам горячего чаю. И еще — найди, пожалуйста, какую-нибудь еду!
        — Сейчас,  — сказал Тёма.  — Не все сразу.
        И стал мучительно вспоминать: «Где же этот кран?»
        — Знаешь, Кира,  — сказал Тёма.  — Это, вообще-то, не так просто. Кран — это ведь ТЕХНИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА. Давай пока что снимем мокрые ботинки!
        — Вот это мысль!  — обрадовалась Кира.  — А носки у вас есть?
        Тёма принес для Киры мамины лыжные носки и меховые тапочки. А сам надел валенки, в которых папа чистил снег во дворе — они были ему страшно велики, и ходить стало неудобно, зато было тепло и вполне по-мужски. Не признаваться же было, что у него стоят под кроватью байковые тапочки-«мишки». Тёма, вообще-то, их очень любил, но надеть их при Кире было бы таким УНИЖЕНИЕМ, что лучше уж в мокрых ботинках оставаться!
        Пока Тёма разыскивал кран, топая по даче в огромных валенках, Кира открыла дверцы буфета на кухне, чтобы поискать еду. Тёме было даже приятно, что она не церемонится и ведет себя как хозяйка — на то она и женщина, чтоб на кухне возиться. Кроме того, так он мог спокойно искать этот проклятый кран — ну где же он? Тёма взял в руки гаечный ключ и время от времени постукивал им по батарее, чтобы Кира думала, что он при деле.
        Крана не было — как провалился.
        Тёма совсем уж было отчаялся, как вдруг услышал из кухни радостный Кирин крик:
        — Ура! Я нашла сушки и гречневую крупу! Включай быстрей газ, сейчас мы сварим кашу и сделаем чай!
        И ровно в этот момент Тёма увидел кран.
        Получилось очень удачно: торжествующая Акира вошла в комнату с двумя стеклянными банками в руках (Тёмина мама все прятала в стеклянные банки от мышей), а Тёма как раз в этот момент гаечным ключом поворачивал кран.
        — Ну как?  — с надеждой спросила Кира.
        — Сейчас,  — сдавленным от напряжения голосом ответил Тёма.
        — Попробуй просто руками его повернуть,  — посоветовала Кира.
        — Я пробовал,  — сказал Тёма.  — Он не поворачивается. Наверное, заржавел.
        — Давай вместе,  — предложила Кира.
        Она была очень серьезна и сосредоточена, в ее лице не было ни малейшей насмешки, которой так боялся Тёма. Что и говорить, в трудных ситуациях Кира всегда была молодцом!
        Они вдвоем попытались повернуть кран, но без всякого результата — он не сдвинулся ни на миллиметр.
        — Странно!  — сказал Тёма.  — Папа его так легко поворачивает.
        — Заело!  — сказала Кира.  — Ну ничего. Не получается, и не надо. Здесь не так уж и холодно. Ты, главное, включи газ.
        — Это где-то на улице.  — У Тёмы покраснели уже не только уши, но даже и шея, и, кажется, лицо до кончиков волос.  — Я не знаю где.
        Тёма боялся поднять глаза.
        — Ничего,  — сказала Кира.  — Все равно я не умею варить кашу.
        Тёма с благодарностью посмотрел на нее и вдруг вспомнил важную вещь.
        — Слушай, Кир! У нас же есть обогреватель! Ура!
        Тёма открыл дверь в маленькую комнатку — папину мастерскую. Иногда папа приезжал на дачу один, поработать, и чтобы зря не отапливать весь дом, включал только обогреватель у себя в мастерской. Так он называл свой кабинет.
        В мастерской стоял письменный стол, старое соломенное кресло-качалка, небольшой диванчик, а по стенам висели полки с книгами и журналами, и еще стояли какие-то ящики с дисками, кассетами, мотками пленки, с пачками фотографий и еще со всякой всячиной — папа никому не разрешал в них копаться, это была ЕГО ТЕРРИТОРИЯ. Мама очень серьезно относилась к папиному запрету и практически не заходила в его мастерскую, даже пыль там не сметала, иногда только робко просила папу, чтобы он сделал это сам. Мама очень любила чистоту и совершенно не выносила беспорядок. И когда беспорядок в папиной мастерской, по ее мнению, превышал все МЫСЛИМЫЕ ПРЕДЕЛЫ, она говорила, что у него там опять домик Карлсона, а папа отвечал, что с КРЫШЕЙ у него все в порядке, и это никак не домик Карлсона, а скорее уж каюта папаши Жюля на барже из его любимого фильма «Аталанта», и надо лучше знать классику. А Тёме очень нравилась папина мастерская, и даже беспорядок в ней ему нравился — папа говорил, что это РАБОЧИЙ БЕСПОРЯДОК, и Тёма был с ним совершенно согласен, но заходить ему туда все равно не разрешали. Поэтому теперь он был рад
вдвойне, что может зайти в мастерскую да еще и пригласить туда Киру — не мерзнуть же им в холодном доме.
        Кира сейчас же уселась в кресло и стала раскачиваться, взяла журналы с полки и принялась их листать, а Тёма включил электрообогреватель в сеть — сразу, одним движением — и в комнатке стало теплее.
        — Здорово!  — оценила Кира.  — Слушай, а электрочайник у вас есть?
        — Есть!  — ответил Тёма с готовностью.
        Как это он сам не подумал? Уж с электрочайником он справится — так же легко, как с электрообогревателем!

        Но вот только… Тёма помолчал и добавил:
        — Я не знаю, где он!
        Кира мученически подняла глаза к небу и вздохнула.
        — Господи! До чего же мужчины бесхозяйственные.
        Она вышла из кабинета и вскоре вернулась с кастрюлей, полной сырой воды. Кастрюлю она поставила на обогреватель, чтобы вода согрелась, и опустила в нее пакетики с чаем, которые нашла в буфете,  — пусть завариваются! А по бокам кастрюли стала раскладывать сушки — красивым узором.
        Тёма потянулся к сушке, но Акира строго одернула его:
        — Потерпи немного! Нельзя все в сухомятку! Надо же и горячего поесть!
        Они потерпели совсем немного и стали есть уже почти теплые сушки, запивая их еще почти холодным чаем. Но все равно было вкусно и, главное, тепло — маленькая комнатка быстро прогрелась. Тёма даже почувствовал, что его клонит в сон. Но Кира это заметила и опять одернула его:
        — Ты чего это? Мы сюда, между прочим, не спать приехали! Надо срочно разрабатывать ПЛАН ДЕЙСТВИЙ.
        Тёма тряхнул головой, сгоняя дремоту.

        — А какой план?  — спросил он.
        — Здравствуй лошадь, я Буденный!  — ответила Акира.  — Ты что, с луны свалился? Мы зачем сюда приехали? Потусоваться? Чайку попить? С бараночками?
        Акира смеялась, а Тёма смотрел на нее, изо всех сил зажав уши руками. Кира, конечно, была СОВЕРШЕННО ПРАВА, но Тёме это почему-то совсем не нравилось.
        «Вот странно!  — подумал Тёма.  — Как будто она не одна девочка, а две! Бывает — такая замечательная! А бывает — ну просто противная!»
        Кира посмотрела на Тёму и вдруг перестала издеваться так же внезапно, как начала.
        — Глазик…  — осторожно сказала Кира.
        Тёма отвернулся.
        — Ну, Глазик… ну глянь в глазик!
        Кира смотрела на Тёму немигающими, широко раскрытыми глазами.
        — Да ну тебя, Кирка!  — сказал Тёма.  — Как будто я сам не знаю, зачем мы приехали. Только где его искать?
        — Значит, так!  — ответила Акира уже совершенно другим, деловым тоном.  — Я все продумала. Мы уже согрелись, поели, рассиживаться нечего. Теперь — БЕРЕМСЯ ЗА ДЕЛО.
        И стала загибать пальцы.
        — Вначале обыщем весь дом. Заодно ты мне все покажешь. Все ваши кладовые, тайники, бойницы и темницы.
        Тёма кивнул.
        — А попозже,  — продолжала Акира, оглянувшись по сторонам и понизив голос,  — надо пробраться в курятник к сторожу и поискать там! Ты видел, сколько у них яиц? Одна курица столько не снесет! И две! И три! Значит, у них кур много! Может, и Курячий бог там! Может, они вообще его заточили в курятнике и не выпускают!
        — Ну, как это…  — удивился Тёма.  — Ведь он же бог!
        — И что?  — Акира прямо-таки подскочила в кресле.  — Подумаешь, бог! Кого это спасало! Как будто бы их не заточали! И не мучили! Да сколько угодно! Вот Прометей, например! Тоже бог! А его взяли, приковали к скале и наслали на него орлов. И орлы выклевывали у него печенку. Легко!
        Тёма опешил и попытался возразить:
        — Так ведь то орлы — а тут курицы. Сравнила!
        Акира фыркнула:
        — А курицы, если хочешь знать, так заклюют и затопчут — похуже всяких орлов… Да что вы, мужчины, в этом понимаете!
        Переспорить Акиру было невозможно, и Тёма решил сменить тему.
        — А у нас дома, наверное, все равно никакого обеда нет,  — печально сказал он.  — Потому что мама в больнице.
        Кира кивнула — с сочувствием.
        — А у нас Соня сегодня опять сварила борщ. И сделала котлеты. Разнообразием она не балует. Но готовит вкусно!
        — Еще бы!  — сказал Тёма. Ему представилась глубокая тарелка огненно-горячего красного борща со сметаной и большая-пребольшая котлета с жареной картошкой и соленым огурчиком.
        Тёма грустно вздохнул.
        А Акира вдруг разозлилась.
        — Да ладно тебе! Можно подумать, я его плохо кормлю! Возьми еще сушку и не хнычь! Мужчины — рабы желудка! Чуть-чуть потерпеть он не может! Как только стемнеет, обследуем курятник, и все дела! А потом можно ехать!
        — Как это «когда стемнеет?» — изумился Тёма.  — Мы что, дотемна, что ли, здесь сидеть будем? А когда же мы домой попадем?
        — Испугался, да?  — презрительно спросила Акира.  — Ты что, трус, что ли?
        — Да нет,  — пролепетал Тёма,  — я-то не боюсь. Но ведь родители! Мы даже позвонить им не можем.
        — Да они все равно уже волнуются!  — сказала Акира.  — Они вообще ВСЕГДА волнуются. Ты знаешь, сколько сейчас времени? Уже полчетвертого! А мы еще и искать не начали! А пока мы назад дойдем до станции? А электричка? А метро? Поэтому они все равно будут с ума сходить от волнения и нам так и так влетит. Но только если мы вернемся с Курячим богом — это одно дело, тогда нас простят, а если без него, типа, просто так сбежали, то нам ТАКОЕ устроят, что мама-караул! Поэтому нам обязательно надо его найти! Победителей не судят!
        В Акириных словах, безусловно, БЫЛА ЛОГИКА. И Тёма вынужден был с ней согласиться. Ну что тут скажешь, Кира, даже когда она Акира, умная девочка.
        — Хорошо,  — согласился Тёма.  — Пошли искать.
        Кира кивнула.
        — И вообще,  — сказала она,  — мы же не до ночи ждать будем. Сейчас рано темнеет.
        Но Тёма не слышал этих слов. Он уже поднимался на второй этаж, привычно шагая сразу через две ступеньки резной деревянной лестницы.

* * *

        — Что это?  — изумленно спросила Акира.  — Подзорная труба? А зачем?
        — Это телескоп,  — снисходительно объяснил Тёма.  — Чтобы наблюдать за звездным небом.
        Кира уважительно погладила большой черный аппарат.
        — И… ты за ним наблюдаешь?
        — Иногда наблюдаю,  — ответил Тёма. И честно добавил: — Но, вообще-то, он дедушкин. Мой дедушка был ученый астрофизик. Ну, в общем, астроном.
        Кира кивнула.
        — Понятно. А можно мне посмотреть?
        И, не дожидаясь ответа, прильнула к глазку окуляра.
        — Ничего не видно. Настроить надо.
        — Рано еще,  — объяснил Тёма.  — Лучше ночью смотреть.
        — Ночью звезды и так видно.  — Кира небрежно передернула плечами.
        Тёме стало обидно за дедушку.
        — С телескопом гораздо лучше!
        — Ладно тебе!  — набросилась на него Акира.  — Ты искать будешь или как?
        Тёма потупился и стал озираться по сторонам, в поисках Курячьего бога.
        — А это что? Тоже дедушкино?
        Кира увидела висящие на стене лук и колчан и даже вытащила одну стрелу — красивую, украшенную петушиными перьями и остро заточенную.
        — Нет, это бабушкино. Не трожь! Уколешься!  — Тёме никогда не разрешали трогать стрелы, а Кира вот так вот — раз, взяла да и вытащила сразу из колчана самую длинную и пеструю.
        — Ой! Укололась!  — Кира быстро засунула палец в рот и с любопытством спросила.  — А они у вас как? Отравленные? Или не очень?
        — Я не знаю,  — растерялся Тёма.  — Ты подожди! Я за йодом! Сейчас!
        Тёма опрометью сбежал вниз, к аптечке, где стояли йод и зеленка, которыми ему мазали оцарапанные коленки и локти, схватил бутылочку — и тут наверху раздался СТРАШНЫЙ ГРОХОТ.

* * *

        Кира лежала на полу с закрытыми глазами, распластавшись, раскинув руки. Неведомым образом, падая, она задела стоящую у противоположной стены этажерку с книгами — это они свалились с таким страшным шумом. Но все это Тёма сообразил уже позже — первым делом он бросился к потерявшей сознание Кире.
        — Кира, Кирочка,  — шептал в отчаянии Тёма,  — Кирочка, очнись!
        Кира не шевелилась.
        Тёма отбросил ненужный йод и в ужасе принялся ее тормошить. Он толкал Акиру, дергал ее за руки, за ноги, за волосы, дул в лицо и даже осторожно похлопал по щекам — все впустую.
        Тогда Тёма попробовал сделать Кире искусственное дыхание, поднимая и опуская ее руки. Тёма видел такое в одном фильме о СПАСЕНИИ НА ВОДАХ, там утонувшему это очень помогло, он сразу пришел в себя, выплюнул воду и бодро вскочил на ноги. Но Кире от искусственного дыхания ничуть не стало лучше, ее руки безжизненно падали, а глаза по-прежнему были закрыты. Кира не подавала никаких ПРИЗНАКОВ ЖИЗНИ!
        И тут Тёма вспомнил, как в одном фильме про индейцев героиню укусила в ногу ядовитая змея, и тогда отважный ковбой туго стянул ей щиколотку своим шейным платком, острым ножом рассек место укуса, а потом высосал из ранки яд и так, рискуя жизнью, спас любимую девушку!
        Тёма не колебался ни минуты. В портфеле у него лежал кусок тонкой, но крепкой веревки, сломанный компас и перочинный ножик. Тёма не зря читал книжки про индейцев, он знал, как они ТЩАТЕЛЬНО собираются в поход, и потому сам хорошо подготовился к поездке на дачу.
        Затягивая шпагат на Кирином запястье, Тёма нащупал что-то твердое под рукавом ее свитера — это был красный браслетик из «рубинов», который они купили на станции. У Тёмы сдавило горло, слезы подступили к глазам — Кира, такая красивая и веселая, иногда противная задавака и ехидина, но умница и лучшая его подружка, лежала в беспамятстве на полу, отравленная ядовитой стрелой из колчана его собственной бабушки! И он с ней один, и неоткуда ждать помощи! Тёма почувствовал, что готов взвыть от отчаяния. Он СОБРАЛ В КУЛАК свою волю, прицелился и занес перочинный ножик над Кириным пальцем, чтобы сделать ТОЧНЫЙ И ГЛУБОКИЙ надрез, а затем выдавить яд и вернуть подругу к жизни! Ему было жутко, но он думал не о себе! Речь идет о жизни Киры. Надо ее спасать — во что бы то ни стало!
        Тёма закрыл глаза, чтобы не видеть, как брызнет кровь из Кириного пальца. Наверное, это будет фонтан! Или ручей! Но даже если это будет только капля, все равно очень страшно. Ударить ножом человека! Даже ради его собственного спасения! «И как это врачи все время людей режут!  — подумал Тёма.  — Неужели им их не жалко?» Тёма осторожно начал опускать перочинный ножик, поднося его к Кириному пальцу,  — и вдруг задохнулся от боли.
        — Ты че, ваще?  — крикнула Акира.  — Совсем отмороженный? Живого человека ножом пырять? Крыша поехала, или что?
        Удар коленкой попал прямо в солнечное сплетение. Тёма сидел, глотая воздух ртом и хлопая глазами, и в изумлении смотрел на Акиру.
        А она, как ни в чем не бывало, встала, одернула свитерок, подошла к зеркалу и стала поправлять растрепавшуюся прическу.
        — Так ты притворялась?
        Тёму била дрожь, он с трудом выговаривал слова.
        — Тебе не было плохо? Ты не укололась стрелой? И не теряла сознания?
        Кира насупилась. Заплетая конский хвостик, она проворчала:
        — А ты ваще… Шуток не понимаешь!
        И она перехватила кончики волос красной резинкой.
        — Ну и шуточки у тебя… Знаешь что!
        У Тёмы дрожали губы. Нет, ЭТОГО он никогда не простит!
        Тёма молча посмотрел на Акиру, которая вертелась перед зеркалом да еще что-то напевала себе под нос, молча отвернулся от нее и медленно, держась рукой за живот и стараясь отдышаться, стал спускаться по лестнице.
        «Нам не страшен серый волк, серый волк, серый волк!» — слышалось со второго этажа пение Киры.
        — Вот дура! Ненавижу!  — пробормотал Тёма, с трудом доковыляв до папиного кабинета и залезая на диван под мохнатое шерстяное одеяло с узором — папа привез его с Карпат. Тёму бил озноб.
        «Наверное, у меня температура»,  — подумал он.
        В доме было довольно холодно. За окном уже почти стемнело. Шел то ли дождь, то ли мокрый мелкий снег. Пора было возвращаться в Москву, без всякого Курячьего бога,  — о том, чтобы идти искать его к сторожу и думать было невмоготу. И вообще невозможно было себе представить, что вот сейчас надо выйти на улицу, в этот холод и мрак, под дождь и ветер, плестись пешком три километра до станции, а потом без билета ехать на электричке, а потом еще на метро с пересадкой и совсем уже ночью по темным московским улицам добираться до дому, чтобы получить заслуженный нагоняй от обезумевших со страху родителей.
        — И все это она!  — со злостью думал Тёма. Сейчас ему казалось, что абсолютно во всем виновата Акира. Это она подговорила его ехать на дачу, из-за нее они застряли здесь дотемна и сидят теперь в холоде и в голоде.
        — Хорошо еще хоть при свете!  — подумал Тёма, глядя на мигающую лампочку.
        И лампочка тут же погасла.
        — Тёма!  — услышал он Кирин крик.  — Тёма! Ну не надо! Пожалуйста! Ну прости! Я не буду больше! Включи, пожалуйста, свет! Я боюсь!
        Это была правда. Тёма знал, что Кира вообще-то смелая, но темноты боится.
        «А сама еще предлагала ночью лезть в курятник,  — злорадно подумал Тёма.  — Вот так ей и надо!»
        Но, если честно, ему тоже стало не по себе.
        — Это не я!  — крикнул Тёма.  — Это электричество выключили! У нас тут часто выключают! Ты иди сюда! Тут фонарик есть!
        Тёма нашарил на папином столе фонарик и включил его. Сразу стало гораздо веселее. В луче фонарика танцевала пыль (давно мамы не было на даче), желтый круг высвечивал яркое веселое пятно во мраке комнаты.
        Со второго этажа послышался жалобный стон.
        — Я ничего не вижу! Глазик! Ну, пожалуйста! Приди за мной с фонариком! Тут страшно!
        Тёма вздохнул, вылез из-под одеяла и поднялся наверх.
        — Пошли!  — сказал он мрачно и коротко, как подобает мужчине, не простившему женщине ГЛУПУЮ ВЫХОДКУ.
        Тёма взял Киру за руку и повел вниз, освещая путь.
        — А керосиновой лампы у вас нет?  — спросила неблагодарная Акира, едва переступив порог папиного кабинета.
        — Вообще-то, есть,  — смущенно ответил Тёма.  — Но я не знаю, где она.
        На самом деле он знал, где лампа — вон она, стоит на шкафу, но как признаться, что он не умеет ею пользоваться? Тёме никогда не позволяли прикасаться к лампе — керосин горючий, это опасно.
        — Хорошо, что хоть есть фонарик,  — сказала Акира и, взяв сушку с обогревателя, забралась с ногами на диван.  — Возьми сушечку, пока не остыла — с пылу, с жару!
        Они сидели на диване, укутавшись одеялом, и грызли теплые сушки. За окном шел снег пополам с дождем. Света не было. Маленький кабинет хорошо прогрелся, но начинал уже выхолаживаться — обогреватель-то электрический.
        — Что будем делать?  — спросил Тёма.  — Надо ехать домой. Скоро мы здесь совсем замерзнем.
        — Ну, Глазик,  — жалобно простонала Кира.  — Давай подождем, пока дождь пройдет. Пожалуйста! Как мы сейчас поедем? Там холодно и мокро. И потом, нам же еще к сторожу ночью идти, мы же собирались ТАЙНО ОБСЛЕДОВАТЬ курятник.
        Тёма посмотрел на Киру и понял, что она не говорит главного. Главное — не в том, что на улице холодно и сыро, а в том, что там темно и страшно. Ему тоже очень не хотелось туда идти. Но что делать?
        — Значит, так,  — сказал Тёма ТВЕРДО.  — Ни в какой курятник мы не пойдем. И даже к сторожу не пойдем. Он уже спит. Папа сам ему потом ключи передаст. Подождем еще немножко, пока дождь пройдет, и поедем домой. Но до тех пор — выключим фонарь. Батарейки надо экономить. Как мы без света по дороге пойдем?
        Тёма нажал на кнопочку, и фонарик погас.
        Кира вздохнула.
        — Давай что-нибудь рассказывать,  — предложила она.  — Только не страшное.
        — Расскажи мне про своего папу,  — попросил Тёма.
        Кира замолчала, а потом вдруг забормотала быстро-быстро:
        — Ну что тебе мой папа? Я же тебе уже говорила. Мой папа! Мой папа, типа, работает королем. Мой папа живет в Боливии. Он там очень занят. Я давно его не видела. Вот съезжу к нему, тогда все узнаю.
        — Ладно,  — сказал Тёма.
        — Теперь ты что-нибудь расскажи,  — предложила Кира.
        — Я устал,  — сказал Тёма.  — Давай отдохнем немножко. Нам еще в Москву ехать.
        Они замолчали. Но только Тёма прикрыл глаза, как Кира тронула его за локоть.
        — Тём!  — прошептала она.  — Ты слышишь?
        Тёма прислушался.
        Под диваном кто-то тихо, но отчетливо хрюкнул.
        «Поросенок?  — подумал Тёма.  — Наверное, убежал от сторожей. Вот молодец! Правильно сделал! Но как он тут оказался?»
        К хрюканью прибавилось сопенье, пыхтенье и цокот копыт.
        Под диваном явно кто-то был. И судя по цокоту, этот КТО-ТО уже вылез из-под дивана.
        — Это не поросенок,  — прошептала Кира, будто прочитав Тёмины мысли.
        — Слишком громко топает!
        — А кто же?  — у Тёмы замерло сердце.
        — Наверное, это ОН!  — выдохнула Акира.  — За нами пришел!
        — Кто?
        — Нечистый!  — с ужасом прошептала Кира.  — Стучит копытами! Или домовой! А может, Анчутка беспятый!
        Тёма в ужасе посмотрел на нее. В темноте Кириного лица почти не было видно, только слегка вырисовывались очертания светловолосой головы.
        Тёма тоже зашептал, пытаясь успокоить подружку.
        — А чем же он там цокает, если у него пяток нет? Протез, что ли? Вроде вставной челюсти?
        — Не надо, Тёма. Я боюсь,  — пролепетала Кира.
        Почему-то ее страх придал смелости Тёме. Он схватил фонарик, включил его и решительно направил луч на пол.
        Пыхтя, фырча и переваливаясь с боку на бок, посередине комнаты бежал еж. Вид у него был озабоченный и деловитый. Еж явно нацелился подобрать крошки.
        — За сушками вылез! Проснулся, соня!  — с облегчением засмеялась Кира.
        — Эх ты, трусиха!  — ответил ей Тёма.
        Но Кира не обиделась, наоборот, посмотрела на него с БЛАГОДАРНОСТЬЮ.

        Оказавшись в свете луча, еж испуганно блеснул черными глазками, тихо и недовольно хрюкнул и свернулся в клубочек.
        — Испугался, маленький!  — Кира встала и попыталась взять в руки колючий шар.
        — Хорош «маленький»!  — фыркнул Тёма.  — Жирнейший ежище! Вместо того чтобы спать — и ИСТОЩАТЬСЯ, он себе нагло проснулся, чтобы поесть! Потому что — обжора! Отпусти его, Кира! Не трожь! Иначе его ежиха не признает!
        Тёма погасил фонарик и немного смягчился.
        — Ладно! Пускай еще немножко поест и идет к себе под диван! До лета далеко! В марте порядочным ежам положено спать и не рыпаться! А этот — жулик! Всех обманул. Ну ладно. Пусть с ним ежи разбираются! Нам, между прочим, пора идти. Или, может быть, ты опять боишься?
        Тёма ни за что на свете не признался бы, что и сам боится. За окном было уже совсем темно. Но что же делать? Надо возвращаться. Дома, наверное, все извелись от волнения.
        — Знаешь, Глазик,  — сказала Кира,  — давай подождем еще немножко. Пускай еж успокоится. А то, если мы сейчас вскочим, он никогда-никогда не вернется в свое гнездо.
        Кирин довод показался Тёме убедительным. Пусть этот еж вороватый и прожорливый, но ведь он был действительно взбудоражен. И кроме того, можно было еще ненадолго отложить выход на улицу.
        И Тёма согласился подождать. Ради ежа.
        В комнате становилось довольно прохладно. Они получше укрылись одеялом, сложив его в два слоя. Но это не помогло. Тёма вынул из папиного кресла подушку и положил ее поверх одеяла. И вздрогнул, потому что Кира к нему прислонилась. Это было неожиданно и, вообще-то, скорее приятно — но как будто щекотно.
        «Это она для тепла,  — подумал смущенный Тёма.  — Так, наверное, делают эскимосы на льдине».
        Ему показалось, что Кира задремала.
        Тёма сидел прямо, не шевелясь,  — он оберегал сон подруги, прильнувшей к его плечу.
        Ежик ежиком, а мало ли что еще может случиться! Сторож далеко, дачи пустые, вокруг лес, ночь и ни души!
        «Главное — не заснуть,  — подумал Тёма, вглядываясь во тьму.  — Бодигарды не спят!.. Вдруг на нас нападут разбойники?.. Ну и пусть! Берегитесь! Дежурный по даче — силач Артем Глазов! Ой, скорей бы уж у Гоши Поддубного закончился карантин по свинке… вот бы его сюда, на подмогу! Насколько же проще быть МОЗГОВЫМ ЦЕНТРОМ… дежурили бы мы сейчас с Гошей вдвоем, он бы стоял в карауле, а я учил бы его играть в шахматы, чтоб ему не было скучно». Перед глазами у Тёмы возникла шахматная доска, на ней перемещались фигуры: солдатики-пешки делали шаг вперед и отдавали честь старшим по званию, галантные слоны-офицеры легко пересекали по диагонали паркет балетного зала, по-заячьи скакали разгоряченные кони, медленно выдвигалась тяжелая бронированная ладья, королева металась по доске, то включаясь в кадриль, то отвешивая придворным шлепки и пощечины, а дрожащий от страха король до поры до времени отсиживался в укрытии. «Что это они?  — подумал Тёма.  — То ли у них бал, то ли парад. А может, сражение?» Фигуры на доске окончательно спутались, перемещаясь как попало. «Какое вы имеете право? Вам нельзя так ходить! С
ума вы сошли, что ли?» — хотел закричать Тёма, но вдруг почувствовал, что не может произнести ни слова, а только беззвучно открывает рот. А отбившиеся от рук шахматные фигуры скрылись в темноте. Тёме тоже показалось, что он проваливается в какой-то темный колодец. Стало тепло и тихо.
        И вдруг — НАЧАЛОСЬ. На участке засветились огни, послышался шум, вой, вопли, кто-то стучал, шипел, скребся и ломился в дверь.
        Тёма вздрогнул. Кира уже не спала и смотрела на него испуганными глазами.
        — Что это?  — прошептала она.
        — Не знаю.
        Тёма осторожно выглянул в окно. В темноте метались тени, мерцали желто-зеленые светляки. Во мраке, среди деревьев, носились какие-то звери.
        — Волки,  — сказал Тёма.  — Из лесу пришли.
        Кира задрожала.
        Надо было срочно что-то предпринимать.
        Тёма принял решение.
        — Вставай тихонько. Поднимемся на второй этаж и закроем дверь на засов. Сверху легче отбивать атаку.
        Тёма сжал Кирины похолодевшие пальцы и повел ее на второй этаж, освещая путь фонариком.
        Они стали быстро подниматься по лестнице. Вдруг луч фонарика начал тускнеть и погас совсем.
        — Батарейка сдохла,  — сказал Тёма.  — Вот некстати. Ну, ничего. Ты не бойся, Кира. Я с тобой!
        Кира молчала. Наверное, она кивнула головой, только в темноте этого не было видно. Но все равно Тёма знал, что она на него надеется. И он должен ее СПАСТИ. Потому что они у него на даче и потому что она поехала с ним, чтобы помочь ему решить его СЕМЕЙНУЮ ПРОБЛЕМУ, а главное — потому что она девочка. И его подруга. Он должен спасти ее любой ценой!
        «Даже ЦЕНОЙ СОБСТВЕННОЙ ЖИЗНИ!» — подумал Тёма, и у него вдруг защипало глаза и захотелось домой. Зачем только они приехали!
        Но теперь уже поздно было об этом думать. Теперь оставалось одно — бороться!

        9
        Штурм

        В полной темноте они поднимались по лестнице, ощупывая ногами ступеньки.
        «Только бы не упасть!» — подумал Тёма, подхватив споткнувшуюся Киру.
        — Все хорошо, Кирочка!  — прошептал он.  — Еще немножко. Ну, давай!
        В этот момент вся лестница вдруг озарилась светом, и откуда-то сверху раздался громоподобный голос.
        — Веди ее, Тёма!
        Тёма поднял голову и вздрогнул.
        «Как это?  — пронеслось в голове.  — Значит, они не умерли? Но где же тогда они были ВСЕ ЭТО ВРЕМЯ?»
        Наверху лестницы, раскинув огромные руки, выпятив грудь и выставив вперед увесистый живот, стоял Тёмин дедушка. На нем была мохнатая меховая шуба. Дедушка улыбался во весь рот, обнажив два ряда крепких зубов с дыркой посередине. У дедушки не хватало переднего зуба.
        Рядом с дедушкой стояла юная дева с факелом в руке.
        «Какой яркий факел! Вот почему так светло!» — подумал Тёма.
        Он сразу же узнал бабушку, хотя в жизни никогда ее не видел. Бабушка была такая же молодая, как на фотографиях, тонконогая, кудрявая, в коротком белом спортивном платьице, небрежно собранном в складки и сколотом брошкой у плеча.
        — Быстрей, Михаил! Забери их!  — сказала бабушка, и Тёма с Кирой сейчас же потонули в меховых дедушкиных объятиях.
        Дедушка схватил детей в охапку, поднял их, легко, как две пушинки, и, перешагивая через ступеньки, потащил наверх. И все покачивал их, приговаривая и странно мотая головой: «Как ты вырос, Артем, ну как же ты вырос!» Тёма вдруг вспомнил, как дедушка укачивал его, когда он был еще совсем маленький,  — ему об этом РАССКАЗЫВАЛИ, но теперь он ВСПОМНИЛ. И ему сразу стало очень хорошо, но только на минутку — он испугался, что Кира все поймет. И Тёма заворочался, высвобождаясь из дедушкиных объятий.

        Бабушка стояла у открытого окна, боком прижавшись к стенке и вглядывалась во тьму. В руках у нее был снятый со стены лук, она тонкими пальцами пощипывала тетиву, как будто пробуя ее, как струну на скрипке.
        — Держи детей, Михаил,  — сказала бабушка, не оборачиваясь.  — И посвети мне.
        «До чего же она красивая!» — подумал Тёма.
        Бабушка выбрала стрелу, поднесла ее к луку и, не поднимая его, продолжала стоять у стены, слегка откинув назад плечи и голову.
        А дедушка сел в большое кресло у противоположной стены, одной рукой крепко прижав к себе Тёму и Киру, а второй держа факел, который передала ему бабушка.
        Кира почему-то сразу доверилась дедушке и прильнула к его груди, зарывшись в теплый мех шубы.
        Снаружи раздавались крики и протяжный вой.
        По всему двору, как огромные тени, метались волки. Их зеленые глаза вспыхивали, как большие фары, прорезая темноту лучами.
        Звери разбегались и прыгали, все выше и выше, норовя заскочить в комнату. Вот один из них, большой и хромой волчара, который двигался будто на шарнирах, взвился в воздух и почти поравнялся с окном. Было слышно, как он клацнул зубами,  — Тёма замер: у волка было человеческое лицо. Это был механический человек из электрички.
        — Тёма, это ОН!  — закричала Кира.  — Сто пудов, он! Тот, который с нами ехал! Мы выследили его!
        — Кто кого выследил,  — вздохнул Тёма.
        — Это не волк,  — сдавленным голосом сказал дедушка.  — Это ОБОРОТЕНЬ! Вервульф!
        И дедушка еще крепче прижал к себе Тёму и Киру.
        Волки начали прыгать один за другим, всей стаей — все выше и все ближе к окну, как будто Вервульф проложил им воздушный путь и они теперь поднимались наверх, взбегая по невидимым ступенькам эскалатора. В проеме окна мелькали их большие серые морды с оскаленными пастями и свесившимися вбок красными длинными языками.
        Тёма и Кира в ужасе переглянулись.
        Но тут бабушка, отведя назад правую ногу, спокойно подняла лук, прицелилась и резким движением руки спустила тетиву. Стрела со звоном вонзилась в ствол высокой сосны.
        — Предупредительный выстрел,  — пояснил дедушка.
        Среди волков началось смятение. Пригнув головы к земле, они разбежались от дома кто куда, но потом опять собрались в кучу и обступили Вервульфа, который будто бы что-то торопливо объяснял им на лающем, отрывистом волчьем языке.
        — Совещаются, гады,  — вздохнул дедушка.

        Волки опять разбрелись по участку, встав с разных его сторон.
        — Окружают,  — понял Тёма.
        — Ах, так!  — сказала бабушка.  — Ну ладно! Теперь пеняйте на себя!
        И она стала стрелять из лука в атакующих волков, поворачиваясь то вправо, то влево, сбивая их с толку и с ног меткими, точными выстрелами.
        Волки заметались по двору, многие, поджавши хвосты и прижав к голове уши, побежали с поля боя — кто-то из них был ранен, а кто-то просто струсил. Но самые большие и сильные, отскочив в сторонку, выжидали, когда у бабушки иссякнет запас стрел. Ее колчан был уже наполовину пуст.
        — Стрелы кончаются,  — прошептала Кира.

        Тёма испуганно посмотрел на дедушку.
        — Дождаться бы звезды,  — простонал он.
        Тёма удивился и с жалостью подумал: «Все-таки дедушка совсем старый. Заговаривается. Ну при чем тут звезда? Вон же их сколько. Все небо усеяно».
        Но дедушка объяснил — как будто в ответ на Тёмины мысли:
        — Это БАБУШКИНА ЗВЕЗДА. Артемида. Она появляется очень редко, и только в самом конце ночи, уже почти на рассвете. Ее трудно увидеть — она осторожная. Но сегодня ее день. Она может показаться. Если появится, то поможет.
        И добавил тихо, себе под нос:
        — Коли продержимся.
        Дедушка вздохнул и получше укрыл детей полой мохнатой шубы.
        Но Кира вдруг выскользнула из его рук и закричала:
        — Смотрите! Там РЕБЕНОК!
        Тёма посмотрел в противоположный угол сада, куда показывала Кира дрожащим пальцем. По дорожке, слегка вихляясь, быстро семенило голое светленькое тельце.
        «Надо же,  — подумал Тёма.  — Какой шустрый! Такие маленькие дети только ползать умеют, а этот — прямо скачет!»
        Волки разом обернулись и помчались к беспечному розовому существу, вприпрыжку бегущему по дорожке.
        — Они его загрызут!  — вопила Кира.  — Его надо спасать! Пустите! Да пустите же!
        Но дедушка опять сгреб детей своими огромными руками и еще крепче прижал их к себе.
        — Артемида!  — воскликнул дедушка.
        — Я вижу, Михаил,  — ответила бабушка, наводя лук и прицеливаясь.
        Предпоследняя стрела из бабушкиного колчана сразила вожака стаи, но прямо из-под его ног выскочил другой здоровенный волк и схватил зубами маленький визжащий комочек.
        К ужасу и недоумению Тёмы бабушка опустила лук.
        — Что же ты!  — закричал Тёма.  — Стреляй!
        Бабушка покачала головой.
        — Поздно. Ему уже не помочь. У нас осталась одна стрела, и мы в осаде. Мы должны подумать о себе. Но это не человеческий детеныш. Всего-навсего поросенок. Закрой им глаза, Михаил.
        Дедушка попытался своими большими ладонями закрыть глаза Тёме и Кире, но они с воплями отдирали его пальцы.
        — Бедный-бедный маленький!  — Кира захлебывалась от слез.  — Хороший поросеночек! Он никому не сделал зла! Ну почему, за что он должен погибнуть во цвете лет?
        — Ненавижу волков,  — сказал Тёма, сжав кулаки и стиснув зубы.
        И приказал Кире:
        — Отвернись.
        Кира вдруг стихла, будто оцепенела. Но отворачиваться ей было уже ни к чему. Волк с поросенком в зубах мчался по дорожке, остальные — за ним, пытаясь отнять добычу. Началась драка. В воздух летели клочья серой шерсти, хищники рычали, выли, кусали друг друга, кубарем катаясь по земле. В этом страшном клубке уже не было видно поросенка, но все же Тёме казалось, что он еще слышит его слабый жалобный писк.
        Вдруг бабушка сказала:
        — Отлично! Молодцы, что успели!
        С трудом протиснувшись в калитку, пыхтя и чавкая, на участок ввалилось семейство диких кабанов. Впереди всех, пригнув к земле клыкастую голову, мчался грозный полосатый кабан-отец. Казалось, он совершенно не боится волчьей стаи. Вздыбив шерсть, секач пошел вперед — на волков!
        Стоило ему поддеть клыком одного волчару, как все остальные бросились врассыпную, оглядываясь и подвывая. На дорожке остался лишь помятый и поцарапанный, растерянный поросенок.
        — Смотрите, он жив!  — обрадовался Тёма.
        — Они просто не успели его поделить,  — сказала Акира.
        А дедушка загадочно улыбнулся и подмигнул бабушке.
        Бабушка одобрительно кивнула огромной кабанихе, которая вышла вперед и вопросительно на нее посмотрела.
        — За своих не волнуйся!  — сказала бабушка загадочную фразу.  — Уговор дороже денег!
        Кабаниха довольно хрюкнула и стала толкать носом обалдевшего розового поросенка, запихивая его в гущу своих полосатых детей.
        Волки разбегались, зализывая раны и поджимая хвосты, с опаской оглядываясь на кабаниху, мамашу семерых поросят, превосходящую супруга по весу и злобности. Прикрыв своим необъятным телом полосатых кабанчиков и розового поросенка, кабаниха ТАК хрюкнула, что у волков пропало всякое желание выяснять с ней отношения. Косясь на прелестных, упитанных кабаньих детишек, волки делали вид, что пришли сюда просто так, немного повыть на луну.
        Главный кабан подошел к сосне, почесался о нее толстым боком, порыл мерзлую землю под талым снегом, поискал пятачком, нет ли чего ПОКУШАТЬ, ничего не нашел и с недовольным видом направился в лес.
        Полосатое семейство потянулось за ним, а розовый поросенок отстал, сел на землю и стал зализывать поцарапанную ножку, с любопытством посматривая по сторонам. Но тут же схлопотал тычка от кабанихи, которая с грозным ворчанием подтолкнула его носом в ровный строй кабанят, строго на свое место — предпоследним с конца!
        — Все в порядке!  — выдохнула Акира.  — Теперь он их приемный сын! Я за него спокойна.
        — Молодцы кабаны!  — согласился Тёма.
        И Кира простонала — счастливо и жалостливо, как-то почти по-деревенски:
        — Ты ви-и-дел, Тём, са-а-ми недоедают, сво-и-их семеро по лавкам, мал-мала меньше, но и этого взяли!

        Тёма кивнул.
        — Я теперь им буду за калиткой корм оставлять!
        Акира обрадовалась.
        — А я буду в Москве готовить для них самые лучшие помои! И держать в холодильнике! А ты как поедешь на дачу — захватишь ведерочко! Поставите в машину — чего вам стоит!
        Тёма опять кивнул.
        А дедушка улыбнулся.
        Только бабушка не улыбалась. Она напряженно смотрела вниз. Похоже, там было неспокойно.
        — Сейчас начнется штурм,  — сказала бабушка.  — Потому-то они и не стали особенно сражаться за поросенка. Им нужны мы.
        — Если бы мы…  — всхлипнул дедушка.  — Мы-то что! Мы уже воздушные. Им нужны дети! Живые маленькие дети!
        Бабушка вздрогнула и нервно спустила стрелу.
        — Ты что!  — закричал дедушка.  — Ведь последняя!
        И сразу сник.
        — Впрочем, что это меняет… одна стрела… а их — вон сколько.
        Волков было и правда видимо-невидимо, как будто они размножились или послали за подкреплением.
        — Там половина тени,  — сказала бабушка.  — Обман зрения. Оборотень нас специально пугает. Он умеет плодить двойников. Это все его отпечатки, клоны. В общем, иллюзии, как в кино. Но и настоящих волков там немало.
        Тёма вздрогнул — он увидел, что один низкорослый и коренастый волчонок смотрит на него с какой-то недоброй человеческой ухмылкой.
        «Совсем как Витек. Неужели это он? Откуда он здесь? Выследил? Значит, теперь он всю жизнь будет меня преследовать и побеждать!» — подумал Тёма. И ему стало совсем плохо.
        Вдруг бабушка резко выпрямилась и показала на небо.
        — Звезда!  — закричал дедушка.  — Большая Артемида! Она взошла! Спасены!
        Затаив дыхание, Тёма и Кира смотрели, как бабушка гордым, требовательным жестом протянула руку к своей звезде и сейчас же прямо с неба в ее колчан золотым дождем посыпались стрелы.
        — Хватит пока.
        Бабушка одним взмахом остановила поток и вынула из переполненного колчана золотую стрелу с пестрым оперением.
        И начала стрелять, теперь уже ни на секунду не опуская лук и почти не целясь.
        Волки пришли в смятение. Видно было, что они не ожидали такого сопротивления — наверное, Вервульф заверил их, что противники остались безоружными. Поджав хвосты и бросив раненых, они обратились в позорное бегство, но бабушкины стрелы настигали их и разили наповал.
        Тогда Вервульф подскочил на месте, завертелся волчком и стал раздваиваться, расстраиваться, удесятеряться, как в калейдоскопе создавая себе новых двойников.
        — К сожалению, воображаемые волки не менее опасны для человека, чем настоящие,  — объяснил дедушка.
        — Но ведь, наверное, они существуют только до тех пор, пока существует сам Вервульф?  — догадался Тёма.
        Бабушка и дедушка переглянулись.
        — Мой внук!  — сказал дедушка с гордостью.  — Светлая голова! Будет ученым!
        А потом вздохнул:
        — Беда в том, что Вервульф неуязвим. Стрелами его не возьмешь. Как и его двойников.
        Хлюп! Блям! Страшная рожа Вервульфа на секунду присосалась к стеклу — в метре от открытого окошка, через которое стреляла бабушка.
        — Ой-ой-ой!  — испугалась Кира.
        Бабушка выпустила стрелу, но Вервульф только расхохотался жутким смехом, от которого у Тёмы пошли мурашки по коже.
        — Что же делать?  — в отчаянии вскрикнул он.
        Дедушка крепче прижал к себе Тёму и Киру, как бы пытаясь защитить их от злых сил своим могучим телом.
        Бабушка опустила лук.
        Это было страшнее всего. Ее колчан был набит стрелами, но стрелы были бесполезны.
        Вервульф, окруженный своими многочисленными двойниками, расхаживал внизу, облизываясь и явно готовясь к прыжку.

        Тёма и Кира дрожали в могучих объятиях дедушки, но Тёме казалось, что дедушкины руки тоже как-то подрагивают.
        Вдруг бабушка отбросила кудри со лба и приказала — спокойным и повелительным тоном:
        — Мой внук Артем! Подойди ко мне!
        На подгибающихся ногах Тёма подошел к бабушке.
        — Слушай! И запоминай на всю жизнь!  — произнесла Артемида.  — Оборотни не боятся стрел. Это правда. Да, их нельзя победить физически. Но они отступают перед сильным и смелым ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ СЛОВОМ. Собери свою волю в кулак! Прогони Вервульфа, Артем!
        Бледный и напряженный, Тёма стоял у окна и ждал следующей атаки.
        Вервульф хвастливо раскланялся перед волками, поднялся за задние лапы и взмыл в воздух. Прямо перед собой Тёма увидел его разинутую пасть, высунутый язык и блестящий стеклянный глаз.
        Тёма сжал кулаки и крикнул что было силы:
        — Мы тебя не боимся, Вервульф! Убирайся!
        А потом подумал и еще сказал:
        — И забирай с собой свои дурацкие иллюзии. В общем, всех этих двойников, клонов… придворных своих, шестерок, подхалимов разных или как их там еще… Они здесь никому не нужны и всем нам пофигу! Валите отсюда!
        Тут оборотень на миг завис в воздухе, потом дико взвыл, мигнул здоровым глазом, в ужасе посмотрел на Тёму и рухнул вниз. На участке никого не осталось — клоны враз испарились; Витек первым исчез куда-то. Тяжело постанывая и припадая на одну ногу, одинокий и обессиленный, покинутый своей подлой свитой, волк с человеческим лицом печально поплелся в лес. Тёме вдруг даже стало его жалко.
        — Мой внук!  — с гордостью сказала Артемида.  — Молодец, Тёма! Только ты не жалей Вервульфа. Он еще себя покажет! И никогда-никогда не забывай про силу СМЕЛОГО СЛОВА! А больше тебе помогать не нужно. Теперь ты все сможешь сам!
        Тёма зарделся от гордости и краем глаза покосился на Акиру. Она смотрела на него с восторгом и благодарностью. Тёма почувствовал, что у него заалели уши, но как-то по-новому — победительно! Впервые в жизни Тёма не стыдился своих больших оттопыренных ушей!
        — Девочка с сапфировыми глазами,  — сказала Артемида,  — подойди ко мне.
        Кира слезла с дедушкиных колен и робко подошла к Тёминой бабушке.
        — Как тебя зовут, девочка?  — спросила Артемида.
        — Я Кира.
        — Ты верный друг, Акира!  — сказала Артемида.  — Ты из той же породы, что и я. Когда-нибудь мы еще встретимся с тобой на одной высокой горе и выпьем по кубку кипящего вина в хорошей компании — я тебя со многими познакомлю. Нам будет о чем поговорить. Но это случится еще очень нескоро. Ничего, такие, как мы,  — не старятся. Ты навсегда сохранишь свою молодость и красоту! Я очень рада, что у моего внука такая умная и смелая подруга. Спасибо, что ты отправилась с ним в трудный поход и мужественно прошла через все испытания. Что я могу подарить тебе на память? Ты ведь настоящая МАЛЕНЬКАЯ ЖЕНЩИНА — тебе нравятся украшения. Хочешь сапфировую диадему? Она так подойдет к твоим глазам.
        Тёма в восторге смотрел на Киру, ожидая, что она обрадуется.
        Но Акира слегка встряхнула на запястье браслетиком из рубиновых стеклышек и помотала головой.
        — Нет?  — удивилась Артемида.  — Что же ты хочешь, девочка? Колечко? Сережки? Красивое платье? Увлекательное путешествие? Скажи честно, мне от души хочется тебя порадовать. И не стесняйся, поверь, я многое могу!
        Кира молчала. Она смотрела вниз, как будто бы вдруг очень заинтересовалась некрашеными досками, из которых был выложен пол на Тёминой даче.
        Тёма тоже посмотрел на пол, ничего там не увидел и снова перевел взгляд на Киру. По ее щеке медленно ползла слеза.
        — Хорошо, детка,  — сказала Артемида.  — Я поняла. Будь по-твоему!
        Акира расцвела и с надеждой посмотрела на Тёмину бабушку. А та только кивнула ей в ответ. Мол, не сомневайся — будет сделано!
        В этот момент раздался жуткий грохот. Казалось, вышибают входную дверь.
        «Неужели это вернулся Вервульф?  — подумал Тёма.  — Уже? Так скоро?»
        Но он совсем не испугался, потому что знал теперь наверняка, что сумеет сразиться со ВСЯКОЙ НЕЧИСТЬЮ.
        — Нам пора, Михаил!  — позвала Артемида.
        Бабушка и дедушка улыбнулись Тёме и Кире, взялись за руки, оттолкнулись от пола и взмыли в воздух. Они летели над землей, постепенно разгоняясь и набирая высоту, впереди дедушка в тяжелой шубе, а за ним бабушка в развевающейся легкой тунике, и уже не смотрели вниз — их ждали другие заботы. Дедушка лишь оглянулся на минутку и повторил фразу, за которую его когда-то сочли сумасшедшим:
        — Отдайте мед внуку, а внук отдаст в науку… Мед в дупле, Тёма… мед в дупле…

        10
        Тайник и собака

        — Тёма!!!
        Тёма открыл глаза. За окном уже совсем рассвело. В кабинетике-мастерской было довольно прохладно.
        Рядом на диване, ежась и потягиваясь, зевала сонная Кира.
        А над ними обоими склонился Тёмин папа, страшно взволнованный и бледный.
        — Папа…  — торопливо и испуганно пролепетал Тёма, предчувствуя расправу,  — здравствуй… КАКИМИ СУДЬБАМИ?
        — Это я хотел спросить, как вы здесь очутились. Мы там в Москве чуть с ума не сошли!..
        Тёмин папа с облегчением вздохнул, увидев, что дети целы и невредимы, и теперь, набрав в легкие воздуху, приготовился к серьезному РАЗНОСУ, но осекся под очаровательной улыбкой Киры.
        — Доброе утро, Денис Аркадьевич,  — нараспев сказала Акира.  — Извините, пожалуйста, что я без приглашения приехала к вам на дачу. Довольно неловко получилось! Но видите ли, я просто не могла отпустить Тёму одного. И, между прочим, не найдется ли у вас какой-нибудь еды? А то мы все наши припасы забыли в поезде…
        И Кира бессильно склонила набок ослабевшую от голода белокуро-пепельную головку.
        — Так вы что, со вчерашнего утра ничего не ели?  — ужаснулся Тёмин папа.
        — Ни крошки…  — прошептала Акира одними губами.
        — Не совсем,  — глядя папе в глаза, сказал честный Тёма.  — Мы ели сушки, разогретые на обогревателе. И сахарных петушков на палочке. И мороженое… и еще два пирожка с луком, которые Кира выпросила у сторожа, как будто бы для тебя… Не пихайся, Кира! Чего ты толкаешься?
        Кира пристально посмотрела на Тёму, высунула язык и покрутила пальцем у виска.
        — Только не ссорьтесь! Этого еще не хватало!  — сказал Тёмин папа.  — А со сторожем я сам поговорю! Тоже мне! Неусыпный страж! Видит же — дети одни! Как это так? Даже не позвонить! Ну просто слов нет!

        — Да он не виноват…  — заступился Тёма.  — Мы сказали, что ты здесь… с нами…
        — Ладно, Тёма! С тобой мы еще дома побеседуем,  — сказал папа СТРОГО, и Тёма понял, что гроза миновала.
        А папа между тем быстро и с каким-то растерянным видом шарил по шкафчикам:
        — Я, честно говоря, и сам не очень хорошо знаю, где тут у мамы что…
        Кира у него за спиной недоуменно подняла брови.
        — A-а… вот, есть тушенка. Найти бы еще, к примеру, гречку…
        — Гречку я уже нашла.
        Акира показала на банку с крупой.
        — Вот умница!  — обрадовался Тёмин папа.  — Давайте умывайтесь, а я вам пока сварю настоящий ПОХОДНЫЙ ЗАВТРАК и сделаю сладкий горячий чай.
        — Ура!  — закричал Тёма.
        А Кира робко спросила:
        — Денис Аркадьевич, а вы не могли бы на минуточку позвонить моей маме, чтобы она не очень волновалась, и сказать, что я нашлась, но подойти к телефону никак не могу, потому что я как раз, например, в ванной?
        Тёмин папа внимательно посмотрел на Акиру.
        — Драть вас надо,  — сказал он беззлобно.  — Как мы из-за вас перенервничали! А маме твоей я бы и сам сразу позвонил, но сейчас ей не дозвонишься, потому что она как раз в самолете! Так что придется ей еще два часа провести в напряжении, не зная, где ее дочь.
        — В самолете?  — разом удивились Кира и Тёма.
        — Ну да,  — Тёмин папа развел руками.  — Наделали вы дел!
        — Мама улетела? Не зная, где я? Как это?  — Кирин голос дрожал от обиды.
        — Нет, вы только посмотрите на нее!  — изумился Тёмин папа.  — Она же еще и возмущается! Твоя мама бросила все дела и полетела искать тебя в Коктебель!
        — Почему в Коктебель?  — удивилась Кира.
        — Потому что на твой телефон, который ты странным образом ЗАБЫЛА дома, позвонил ваш друг Георгий, представившийся как мозговой центр операции «Курячий бог», и попросил вам передать, что курячий, он же куриный бог, или куриное счастье, или боглаз, или собачачий бог, водится в изобилии в Крыму, особенно в Коктебеле, чаще всего его находят в Сердоликовой бухте — что истинная правда, поскольку маминого Куриного бога я нашел именно там. А когда Ольга Кирилловна сказала, что вы оба исчезли, ваш мудрый друг Георгий, МОЗГ ОПЕРАЦИИ и вообще, видимо, недюжинного ума человек, сказал ей, что теперь ему все совершенно ясно, и, конечно, вы именно туда и направились. И убедить Ольгу, что двоих детей ни в самолет, ни в поезд одних не пустят, да и денег у вас на дорогу нет, было невозможно,  — она тут же сорвалась и помчалась в аэропорт, искать вас в Коктебеле. Ей все мерещилось, что вы там сейчас же отправитесь в Сердоликовую бухту, пешком, по белому, тонкому льду, и утонете в черном-пречерном море. Короче, натворили вы дел! У меня еще нет седых волос?
        Тёмин папа наклонил голову.
        Кира внимательно посмотрела на его макушку.
        — Седых пока нет, но по центру уже редеют…  — сказала она задумчиво.  — Вы не пробовали втирать мазь?
        — Спасибо, непременно попробую. В ближайшее время!
        Тёмин папа был раздражен и сконфужен.
        Кира поняла, что сморозила глупость.
        — А, вообще-то, вам очень идет!  — сказала она бодрым голосом.  — Это так… РЕСПЕКТАБЕЛЬНО и СОЛИДНО! Короче, круто!.. В определенном возрасте…
        — Спасибо тебе на добром слове,  — вздохнул Тёмин папа.  — Можешь не продолжать. Каша, между прочим, уже готова. Давайте ешьте. А я пока дверь починю. Мне ведь пришлось ее взламывать! Вы так основательно заперлись изнутри, что ключом открыть не получалось!
        — Стамеской?  — спросил Тёма с полным ртом.  — А что, плечом вышибить не смог? Сил не хватило?
        Хорошо, что папа этих слов не слышал, он уже пошел к машине за инструментами.

* * *

        — А как ты догадался, что мы здесь?  — спросил Тёма, когда папа, починив дверь, присоединился к ним, чтобы попить чаю.
        — Ну, знаешь, как только Ольга Кирилловна сказала, что позвонил ваш умный Гоша и объяснил, что вы ищете Курячьего бога, я сразу вспомнил, что мама говорила нам, не забыла ли она своего бога на даче. Попытался вначале позвонить сторожу, но у него, как всегда, не отвечал телефон.
        — У них праздник,  — объяснил Тёма.
        — Ну, не знаю,  — сказал папа.  — Праздник праздником, а все же он на работе. Но, может, просто спать легли — они ведь с курами засыпают. В общем, я уже не мог дожидаться утра, сел на машину и приехал. И правильно сделал, как видите! Кстати, нашли вы Куриного бога?
        — Курячьего…  — Тёма опустил голову.  — Нет, не нашли… только зря проездили.
        — Зря — это точно,  — сказал папа.  — Как вспомню вчерашний вечер…
        Тёма понял, что пора менять тему.
        Но Акира это поняла минутой раньше.
        — Вы знаете, Денис Аркадьевич,  — оживленно затараторила она,  — а мы ночью видели ежика. Представляете, он выполз из-под дивана и съел сушку!
        — Надо же,  — сказал Тёмин папа с некоторым беспокойством.  — А может, это была крыса?
        — Что вы, Денис Аркадьевич,  — Акира обиженно развела руками.  — Да что мы, ежа от крысы отличить не сможем? У ежа колючки… а у крысы — хвост!
        — Ну, ты зоолог!  — засмеялся Тёмин папа.
        А Тёма сказал:
        — Ты знаешь, папа, мне приснились бабушка Мида и дедушка Миша. Как будто бы на нас напали волки и оборотень, и они помогали нам отбить атаку. И мы победили! А бабушка стреляла из лука!
        — Это на нее похоже!  — кивнул папа.  — Артемида Теофиловна была снайпер! Во всех смыслах слова!
        Тёму так и подмывало рассказать, что Вервульфа прогнал именно он, но неловко было хвастаться. Он решил подождать и сказать об этом попозже — как-нибудь НЕВЗНАЧАЙ, как будто просто к слову пришлось.
        — Пойдем, я покажу, как это было!
        Тёма встал из-за стола и потянул папу за рукав.
        — Да я верю!  — отбивался папа.
        — Ну, пожалуйста, пойдем!  — попросил Тёма.
        — Денис Аркадьевич, ну что вам стоит,  — снисходительно произнесла Акира.  — Пусть покажет, ему же хочется.
        И они поднялись на второй этаж.

* * *

        — Вот!  — Тёма обвел рукой комнату.  — Здесь сидел дедушка, в своем любимом кресле. А мы с Кирой — у него на коленях. И он нас укрывал своей шубой. А тут, у окна, стояла бабушка. Как бы так боком. Она брала стрелы из колчана, целилась и стреляла.
        Тёма незаметно подводил рассказ к тому моменту, когда бабушка подозвала его к себе и велела прогнать Вервульфа — и как он победил главного оборотня. Он не торопился, чтобы вышло поэффектнее. Собираясь снять со стены колчан, чтобы объяснить, как бабушка доставала из него стрелы, Тёма потянул за него — и вдруг из стены, прямо из-под колчана, выпала небольшая досточка. За ней оказалось пустое пространство.
        — Что это?  — удивился Тёма.
        — Ну и силен ты стал, Тёмка, прямо стены ломаешь,  — опешил папа.
        — Похоже на дупло,  — сказала Акира.  — Наверное, у вас тут не только ежи живут, но и еще какие-нибудь звери. У них там спячка. Если их разбудить, они разозлятся.
        «Мед в дупле…» — пронеслось в голове у Тёмы.
        — Там должен быть мед!  — закричал он.  — Это мне дедушка оставил!
        — Знаете что,  — сказал Тёмин папа,  — а ну-ка, отойдите подальше на всякий случай.
        Тёмин папа надел на руку толстую рукавицу, опустил руку в дыру и начал там осторожно шуровать.
        — Что-то есть,  — сказал он.
        И достал сверток.
        Тёма и Кира затаили дыхание — но, увы, это был всего лишь пакет с бумагами.
        — Какие-то старые записки,  — разочарованно протянул Тёма.
        — Если б еще записки,  — вздохнула Кира.  — Их хоть почитать можно. А тут вообще — сплошные формулы.
        — Много вы понимаете,  — сказал Тёмин папа.  — Это же НАУЧНЫЕ РАСЧЕТЫ!
        И прочитал заголовок: «Схема местонахождения новой звезды. Условное имя: „Новая Артемида“».
        — Малая Артемида!  — закричал Тёма.  — Это звезда, которую дедушка не успел открыть.

        — Видимо, он ее уже почти открыл,  — сказал Тёмин папа.  — Он говорил, что довольно точно вычислил, где она находится. Только ни разу не смог ее увидеть. Она еще более осторожная и верткая, чем Большая Артемида! Но подождите, тут есть приписка: «Моему внуку Тёме, когда он станет ученым. Пускай он завершит мои расчеты, отыщет звезду и известит об этом научный мир. Имя „Малая или Новая Артемида“ — условно. Пусть он назовет эту звезду в честь той женщины, которую сочтет достойной быть тезкой самой загадочной и потаенной звезды на свете».
        Акира тихо улыбнулась.
        — Что ты думаешь, Артем?  — спросил папа.
        — Я обязательно постараюсь завершить дедушкину работу,  — взволнованно, но твердо ответил Тёма.  — Я вырасту, выучусь и продолжу его расчеты. И я постараюсь увидеть эту таинственную звезду. Но все-таки это будет дедушкино открытие. И пусть эта звезда называется Малая Артемида — как он хотел.
        Папа кивнул головой. Он гордился Тёминым решением.
        А Кира слегка насупилась.
        — Не обижайся,  — сказал Тёма.  — Я потом открою еще одну звезду. Но уже — совершенно самостоятельно. И назову ее в твою честь!
        Кира улыбнулась.
        — Лучше открой для меня две звезды,  — сказала она.  — Неплохо иметь одну в запасе. Мало ли что…
        — Хорошо,  — сказал Тёма.  — Только не продавай ее.
        — Там посмотрим,  — пообещала Акира.  — ЖИЗНЬ ПОДСКАЖЕТ!
        — А ты открой сразу целое созвездие, Тём,  — посоветовал папа.  — Чего там! Например, Большую Акирицу. Будет где развернуться! Но, между прочим, уже довольно поздно. Вы что, собираетесь опять тут ночевать? Хватит, поехали!
        И папа аккуратно сложил в стопку дедушкины чертежи.

* * *

        Когда подъезжали к сторожке, Тёма немного волновался. Как-то все же неприятно будет, если сторожу из-за них влетит! Тёма был по натуре человек миролюбивый и не любил КОНФЛИКТЫ!
        А папа между тем был и впрямь настроен воинственно.
        — Дома хоть бездельник-то этот?  — спросил он сам себя, нажимая на звонок. И, услышав знакомые шаркающие шаги, сам же себе и ответил:
        — Дома!
        — Денис Аркадьевич!  — расплылся в улыбке сторож.  — Ну, здравствуйте! Вот хорошо, что вы пришли! А то уж я как-то прям даже и беспокоиться начал! Думаю, чего это они одни! Говорят, вы у дачи ждете! А кто их знаить? Может, и вправду ждете, а может, и вруть! Я уж даже подумал, может, пойти, проверить?
        — Это вы правильно подумали,  — мрачновато ответил Тёмин папа и тут же осекся:
        — Здравствуйте, Григорий Николаич!
        — Да вы проходьте, Денис Аркадьич,  — заторопился сторож.  — Проходьте! Выпейте чаю, пирожка. Вы ж любитель! Как вам пирожки наши, понравились?
        — Очень вкусные!  — поспешно вмешалась Акира.  — Нам Денис Аркадьевич попробовать дал.
        — Д-да, спасибо большое,  — запинаясь, сказал Тёмин папа.  — Отличные пирожки! С луком, кажется?
        — И с яйцами!  — радостно добавил сторож.  — Старуха моя пекла!
        Сторожиха улыбалась, накрывая на стол.
        — Пожалте, отведайте!  — сказала она, широким плавным жестом приглашая гостей.
        — Нет-нет,  — сказал Тёмин папа.  — Извините, мы торопимся!
        — Что ж так-то! От хлеб-соли отказываться! Обижаете!  — огорченно сказал сторож.  — Ну хоть рюмочку! Свое ведь, не покупное!
        Папа обреченно посмотрел на бутыль с мутноватой жидкостью, но тут же спохватился и бодро ответил:
        — Не могу — за рулем!
        — Ой, Денис Аркадьич, ну что ж эт такое!  — протянул сторож.  — Это все потому, что у вас машина такая старая! На нее, конешна, положиться нельзя! А кто на новых иномарках — так на это и не смотрять!
        Тёма мрачно взглянул на сторожа. Какое он имеет право оскорблять их машину!
        Папа тоже, кажется, сильно разозлился.
        — Во-первых,  — сказал папа,  — «не смотреть» на это нельзя! Пить за рулем — преступление! А во-вторых, если хотите знать, у меня машина отличная! Раритет! И кстати — иномарка!
        — «Форд Сьерра»,  — вмешался Тёма.  — 1993-го года. Последний выпуск модели! Ярко-красная! Корпус, как у ракеты! Скоростная! Надежная!
        — Так-то оно так,  — примирительно покачал головой сторож, глядя в окно на обшарпанную машину.  — «Форд» машина хорошая, кто ж спорить, но можно ж ведь и поменять!
        — Я б поменял!  — вскинув голову, ответил Тёмин папа.  — Но только на «Форд Фордор Делюкс» — черную такую, с темно-синим значком!
        — Так в чем же дело?  — спросил сторож ехидно.
        — А в том,  — с расстановкой ответил Тёмин папа,  — что такие остались только в музеях. Это одна из самых первых моделей «Форда»! Может, видели в кино?
        И Тёмин папа с гордостью посмотрел на сторожа.
        Сторож сник. Тёма ликовал. Победа явно осталась за ними!

* * *

        Пока мужчины спорили из-за техники, а сторожиха хлопотала у плиты, Кира присела на корточки у собачьей корзинки. В корзинке по-прежнему лежала Альма, но к ее соскам припал только один рыжий щенок.
        — А черный где?  — спросила Кира.
        — У новых хозяев,  — ответила сторожиха, отсыпая в кастрюлю полведра картошки.  — Забрали Дика. Сегодня утром за ним соседка пришла. Они ему уж и конуру построили, и цепочку с ошейником купили. А как же иначе? Хорошего сторожа ценить надо!
        Сторожиха бросила взгляд на Тёминого папу.
        А Тёма с Кирой смотрели на рыжую собачку, которая, жмурясь от удовольствия, сопела, чмокала и теребила лапкой живот своей матери.
        — Девочка рыженькая!  — сказала Кира, поглаживая щенка.  — Как пить захотела!
        — Ничего, вечером напьется! Вволю!  — мрачно хохотнул сторож, разозленный, что проиграл «автомобильный» поединок.
        — Вы о чем?  — с тревогой спросила Акира.
        — Да ладно тебе!  — махнула рукой сторожиха, принимаясь чистить картошку.  — Пошутил он! Не обращай внимания! Гриша, кто тебя за язык тянет? Дети ведь!
        Сторож отвернулся.
        Тёмин папа почувствовал неладное и стал прощаться.
        — Нет, подождите!  — Акира выпрямилась в полный рост. Глаза ее метали искры. Она порылась в кармане, достала из кармана рубль и положила его на стол.
        — Я покупаю у вас эту собаку!  — сказала Акира твердо.

        — Ай-да девка!  — охнул сторож.
        Тёма с восторгом смотрел на подругу. А Кира была совершенно спокойна — и ничуть не изменилась в лице.
        — Зачем покупать,  — сказала сторожиха.  — Так забирай! Добра-то! Дворняжка!
        — Нет, спасибо,  — возразила Акира.  — Я вполне В СОСТОЯНИИ заплатить.
        — Слушай, Кир,  — рассмеялся Тёмин папа.  — А что мама скажет? Она тебе и так взбучку устроит — а тут еще собака! Семь бед — один ответ?
        — У нас с мамой уговор,  — терпеливо объяснила Акира.  — Она никогда не вмешивается в то, на что я трачу свои карманные деньги.
        — Ну и бери ее тогда,  — решила сторожиха.
        Кира подняла собаку на руки и поцеловала в нос. Собака тоже лизнула Киру маленьким розовым язычком.
        Внизу, у Кириных ног, беспокойно металась и скулила Альма. Она чувствовала, что у нее забирают второго щенка.
        — Переживает псина,  — сказал Тёмин папа и почесал Альму за ухом.  — Не волнуйся, дурочка, уж теперь-то ее не обидят! Повезло твоей рыжей дочке!
        А Кира порылась в кармане и достала оттуда три рубля — последние. Два из них она положила на стол.
        — Это от моей собаки — подарок ее маме и братику. Пускай купят себе что-нибудь на память!
        Третий рубль Кира аккуратно положила в карман, объяснив Тёме:
        — Деньги в дороге всегда пригодятся!
        Тёма кивнул.
        — Ну, до свиданья!  — сказал Тёмин папа.
        — А ключи?  — спохватился сторож.  — Вы ж у меня ключи от дачи забрали!
        Тёма достал из кармана ключи и протянул сторожу.
        — Стоп!  — сказал папа.  — А ну, дай-ка их сюда!
        И быстро отцепил оранжевый брелок.
        — Откуда это?  — строго спросил он.
        — Так на даче у вас нашел,  — растерялся сторож.  — Смотрю, красивый брелочек, прям как камушек, желтенький такой, видно, думаю, обронили, ну и повесил, чтоб не потерялся.
        — Тёмка!  — захохотал папа.  — Ну ты даешь! Это ж он и есть!
        — Кто?  — опешил Тёма.
        — Как «кто»? Куриный бог! Сердоликовый! Я его маме в Коктебеле нашел!
        — Ура!  — закричали Тёма и Кира.
        — Вот оно что!  — пробормотал сторож.  — А я-то думаю, и чего у меня куры чисто омолодились!
        — Поздравляю!  — сказал папа и аккуратно положил в кошелек оранжевый брелочек.
        — Спасибочки,  — вздохнула сторожиха, не отрывая глаз от Курячьего бога.
        — А я и не знал, что он такой,  — признался Тёма.  — Просто камешек с дыркой.
        — Эх ты, московский мальчишка! Ты не знал, что такое Куриный бог? Тебя ж каждое лето в Ялту отправляют! Вот что значит — держаться за бабушкину юбку!  — сказал папа.  — Ну, ничего! В этом году пойдешь с дедушкой в рейс! Он переходит на прогулочный катер и возьмет тебя с собой!
        — Ура!  — опять закричал Тёма.
        И с гордостью объяснил Кире:
        — Мой дедушка Аркаша — морской капитан! Раньше был капитаном баржи — а теперь будет ваще! Еще круче! КАПИТАН КАТЕРА!
        — Старый морской волк!  — засмеялся папа.
        — Здорово!  — сказала Кира.  — А вы дадите мне пеленочку для моей собаки? А то она еще маленькая.
        Папа посмотрел на мокрое пятно на Кириной кофточке и кивнул:
        — В машине найдется. Пошли!
        Когда отъезжали от дома сторожа, Тёма обернулся. И вдруг увидел, что напротив их дачи, в стволе сосны, высоко, под кроной, качается стрела. А может быть, это ему просто показалось?

        11
        Возвращение домой

        Путь до города предстоял неблизкий, через поле, рощу и большой поселок, дорога была ухабистая и размытая, на кочках в машине трясло, а мартовское солнце припекало уже совсем по-весеннему, и настроение у Тёмы было праздничное. Он думал о том, как обрадуется мама, что нашелся ее Курячий бог, и как она будет гордиться тем, что нашел его он, Тёма, и как мама вернется домой, и как все всегда у них будет теперь хорошо. Он погрузился в эти приятные мысли, и ему не хотелось ни с кем разговаривать.
        Акира тоже молчала, не отрывая глаз от собаки. На коленях у нее стояла круглая железная коробка вроде большой консервной банки («В них хранят кинопленку»,  — объяснил Тёмин папа, доставая коробку из багажника вместе со старой фланелевой ковбойкой). Кира обрадовалась и хотела взять ковбойку целиком — если сложить в четыре раза, из нее получилась бы мягкая и удобная подстилка, но Денис Аркадьевич покосился на собаку, на глазок замеряя ее рост, а потом решительным жестом разорвал ковбойку напополам, сказав: «Хватит с нее! Жирно будет! В машине тоже без тряпки нельзя!» И отдал Кире полковбойки. Кира немножко насупилась, но собака и правда была еще совсем маленькая, полковбойки хватило ей и на матрасик, и на одеяльце, Кира только добавила свой батистовый носовой платок — вместо простыни. И собака, завернутая, спеленутая, ухоженная, спала теперь в железной коробке на коленях у Киры. Кира оберегала ее сон и только время от времени осторожно поглаживала рыжую щенячью голову, обрамленную батистовыми кружевами. Собака открывала сонный глаз и благодарно лизала тонким язычком палец своей хозяйки. По всему
было видно, что Киру она сразу признала и полностью ей доверилась. И Кира старалась это доверие оправдать.
        Тёмин папа тоже вел машину молча, только что-то насвистывал, сложно, переливчато и довольно красиво. Похоже, и у него было отличное настроение.
        И так все ехали и молчали, и каждый думал о своем, приятном, и радовался, что другие ему не мешают. И получалось, как будто все молчат вместе и всем от этого хорошо.
        Вдруг машина подскочила на кочке, а потом сразу угодила в яму. Послышался странный хлопок — и в ответ слабо пискнула собака.
        — Ой!  — испугалась Кира.
        — Ба-бах!  — сказал Тёма.
        — Приехали!  — буркнул папа, выключил мотор и открыл дверцу.
        Тёмин папа обошел машину, присел у правого крыла и опять присвистнул, но теперь уже с огорчением.
        — Типичный случай…  — вздохнул он.  — Дороги нашего отечества. Вылезайте!
        — Колесо?  — спросил Тёма со ЗНАНИЕМ ДЕЛА.
        Папа кивнул, доставая из багажника домкрат.
        — Ничего, у меня запаска есть,  — сказал он.  — Неважнецкая, правда, но авось до шиномонтажа дотянем. Тут недалеко.
        Кира вылезла, но не отрывала глаз от собаки.
        Тёма был немного огорчен, ему хотелось, чтобы Кира увидела и оценила, как он ловко помогал сменить колесо — держал ключи, пока папа домкратил машину, давал ему ПРАВИЛЬНЫЕ советы, потом сразу же, не дожидаясь просьбы, подал вторую половину ковбойки, чтобы папа вытер руки.
        Но Киру, похоже, ничего уже не интересовало в жизни, кроме этого рыже-белого беспомощного клубочка, который она везла домой и по поводу которого ей еще предстояло объясняться с мамой.
        Тёма почувствовал вдруг, что собака ему совершенно разонравилась.
        «Ну что же это такое?  — думал он.  — Ладно, была бы еще большая породистая псина! Хоть можно было бы понять! А тут какая-то рыжая козявка, а она уже никого вокруг и не видит, и не замечает!»
        И он, насупившись, посмотрел, как Кира озабоченно проверяет, хорошо ли укрыта собака, не замерзла ли она, не пора ли ее перепеленать.
        Между тем папа сменил колесо, и можно было трогаться в путь.
        Они довольно быстро добрались до соседнего поселка, отдали колесо в шиномонтаж.
        — Ясен перец!  — кивнул мастер, опустив колесо в воду и глядя, как пенится мыло на месте прокола.  — Саморезик подцепили! Вон он, видите?
        Папа кивнул с серьезным видом.
        — Не забудьте про ВУЛКАНИЗАЦИЮ и БАЛАНСИРОВКУ!  — напомнил Тёма, безнадежно скосив глаз на потерянную для человечества подругу.
        Парень-шиномонтажник посмотрел на Тёму и показал ему большой (и довольно грязный) палец, а Кира спросила:
        — Как вы думаете, Денис Аркадьевич, здесь есть какой-нибудь магазин? Так пить хочется…
        — Конечно!  — спохватился папа.  — Вы подождите здесь. Я сейчас принесу. Чего вам купить? Лимонаду?
        — Кока-колы,  — замотал головой Тёма.  — Или пепси. Или спрайт.

        Ему показалось, что это как-то солиднее, чем лимонад или квас.
        — А тебе, Кирочка?  — спросил Тёмин папа.
        — А мне молочка…  — сказала Кира. И добавила робким голосом: — Лучше бы кипяченого…
        Тёма с изумлением на нее посмотрел. Он знал, что Акира всегда НЕНАВИДЕЛА молоко, а уж с пенками — особенно!
        Но папа почему-то совсем не удивился.
        — Знаем! Проходили!  — сказал он бодро.  — Будет сделано. Только не ходите никуда. Стойте тут и ждите!
        И ушел быстрым шагом.
        Кира села на скамеечку у входа в «Шиномонтаж» и стала тихонько покачивать края железной коробки, убаюкивая собаку.
        А Тёма, заложив руки за спину, расхаживал по мастерской и наблюдал за починкой колеса.
        Парень вдруг оторвался от работы, взял со стула ветошь и протянул ее Кире.
        — Не дури! Простудишься!
        Это он увидел, что Кира снимает с себя шарф, чтобы укрыть собаку.
        Кира благодарно улыбнулась и подстелила в коробку кусок тряпки, которую дал ей парень.
        Вернулся Тёмин папа, с целой кучей покупок. Он принес большую бутылку сладкой газированной воды «Буратино», минералку, две упаковки пряников, шоколад «Аленка» и пакет молока. Кроме того, он купил еще разовые стаканчики и салфетки.
        — Кока-колы не было,  — папа вытянул вперед руки, чтобы у него забрали покупки.  — Разгружайте меня!
        Тёма забрал у папы «Буратино» и «Аленку», протянул Кире молоко.
        — Спасибо, Денис Аркадьевич!  — сказала Кира и достала из кармашка рубль.  — Отлейте мне, пожалуйста, на эту сумму для моей собаки!
        — Еще чего!  — возмутился Тёмин папа.  — Убери сейчас же свои деньги! Я пока еще способен купить пакет молока!
        — И соску?  — спросила Кира.
        — Во дает!  — засмеялся шиномонтажник.
        А Тёмин папа посмотрел на Киру хитрым взглядом и с видом фокусника достал из-за пазухи бутылочку с соской для детского питания:
        — Представь себе! Я ведь, между прочим, тоже не первый день замужем! Кой-кого выкармливали! Я и в аптеку зашел!
        — Спасибо большое!  — прошелестела Кира.
        Папа налил молоко в бутылочку и спросил шиномонтажника:
        — Подогреть нельзя?
        — А как же!  — весело ответил тот, поставил бутылочку в кастрюльку и налил в нее теплой воды из чайника.
        Пока грелось молоко, Тёма и Кира пили «Буратино», а папа — минеральную воду. И все ели пряники, ореховые и медовые. А шоколадку оставили «на потом» — до Москвы было еще далеко.
        Шиномонтажник принес колесо и сказал:
        — Счастливого пути! Не напарывайтесь больше на острые предметы!
        Тёмин папа с ним расплатился, отсыпал ему из пакета пряников к чаю и оставил пакет с остатками молока.
        А шиномонтажник улыбнулся и сказал:
        — Классный у вас пацан! Механиком будет!
        Папа гордо посмотрел на Тёмины покрасневшие уши.
        А шиномонтажник добавил:
        — А уж дочка! Я прям балдею!
        — Это не моя дочка!  — сказал Тёмин папа.  — Это подружка моего сына.
        И кивнул на Тёму.
        — Ого!  — сказал мастер и УВАЖИТЕЛЬНО пожал Тёме руку.
        А Кира почему-то насупилась.
        — Не забудьте, пожалуйста, про молоко!  — сказала она строго.  — Оно, наверное, уже согрелось!
        — А как же!  — сказал шиномонтажник.  — Даже слишком! Подожди теперь, пока немножко остынет!
        И дал Кире бутылочку. Она взяла ее рукой в варежке, подула на нее и, очень довольная, села в машину.

* * *

        Когда молоко чуть-чуть остыло, Кира дала бутылочку собаке. Собака вначале не понимала, что это такое и зачем ей дают такой странный предмет. Кира ужасно испугалась: вдруг собака умрет от голода — а потом как-то ненароком нажала на соску. Теплое молоко, разбавленное Кириной горючей слезой, капнуло на нос собаки, она облизнулась и уже заинтересованно посмотрела на Киру, открыв от удивления рот. Кира сейчас же впихнула ей соску.

        Собака зачмокала и захлюпала, жадно посасывая молоко, и даже стала толкать лапой бутылочку, пытаясь ее подоить, как будто это было теплое брюшко мамы Альмы.
        Кира облегченно вздохнула.
        — Ура!  — крикнул Тёма.
        — Жить будет!  — объявил Тёмин папа.  — Раз взяла соску, значит, порядок! Надо это отметить! Тёмка, открывай шоколад!
        Они ели шоколадку, собака, напившись молока, мирно спала, Тёма смотрел на дорогу, а папа сказал:
        — Слушай, Кир! Назови ее Ролик!
        — Почему Ролик?  — спросил Тёма.
        — Ну как?  — удивился папа.  — Она же в коробке для пленки живет! Как ролик с фильмом!
        — Что вы, Денис Аркадьевич! Она ведь девочка!  — сказала Кира.  — А Ролик — это мужское имя!
        — Тогда Бобина!  — сказал Тёмин папа.
        — Точно!  — сказал Тёма.  — Сокращенно Бобка!
        — Нет.  — Акира упрямо покачала головой.  — Бобка-Бабка-Барбоска какая-то! Плебейское имя!
        — А она у тебя аристократка!  — улыбнулся Тёмин папа. И осекся, увидев в зеркало заднего вида, как потемнели Кирины глаза.
        — Ни за что!  — отрезала Акира — Имя для собаки — это очень важно! Это определяет ее судьбу!
        И отвернулась.
        А за окном уже мелькали высокие здания.
        — Москва!  — сказал Тёма.
        — Здравствуйте!  — ответил ему папа.  — Только что понял? Да мы уже почти дома.
        И действительно, скоро они проехали мимо пустыря, свернули на свою улицу и увидели обшарпанный подъезд родного двенадцатиэтажного панельного дома.

* * *

        Все получилось даже еще лучше, чем думал Тёма. Рано утром позвонила мама и сказала, что сегодня во время обхода грозный Тимофей объявил, что отпускает ее домой, и за ней можно приехать около двенадцати — только не раньше, потому что выписка еще будет не готова, но обязательно до половины первого, потому что потом в регистратуре обед и тогда ей придется еще целый час торчать в больнице, а она НЕ ВЫНЕСЕТ здесь больше ни одной минуты! Папа очень обрадовался и сразу стал звонить на студию и переносить какие-то встречи, а Тёма тоже обрадовался, но одновременно и заволновался, что мама приедет домой, когда он будет в школе. И он не увидит, КАК она приехала!
        А папа ему сказал:
        — Ты не волнуйся, я ее доставлю в лучшем виде! Но потом я как раз уеду на студию. Ничего не могу поделать — у меня дела. Так что ты после уроков сразу беги домой, мне на смену! И немедленно подключайся! Договорились? Учти — я на тебя надеюсь.
        Тёма кивнул головой и сказал, что, конечно, папа может на него рассчитывать, он даже НЕ ПОНИМАЕТ, о чем тут может быть разговор, но, вообще-то, лично он считает, что в школу ему идти сегодня нет никакого смысла, потому что ничего существенного они сейчас не проходят, к тому же он все это уже давно выучил да и всегда успеет нагнать, если что.
        — Учиться никогда не поздно!  — мудро заключил свою речь Тёма, подняв палец вверх.
        Тут папа почему-то вздрогнул:
        — Где ты это слышал?
        Тёма покраснел.
        — Один мальчик сказал.
        А потом шепотом спросил:
        — Это что — плохие слова?
        — Да нет…  — папа замялся.  — …Слова-то очень хорошие. Это из стихотворения прекрасного поэта, Гавриила Романовича Державина. Но просто их столько раз повторяли потом по совсем другому поводу и в другие времена, что они уже начали казаться смешными. И многие даже думают, что их вообще сказал другой человек… один политический деятель… а он изрядно всем надоел… и сильно навредил… поэтому хорошие слова как бы изменили свой смысл… не знаю даже, как тебе это объяснить…
        — Ну папа!  — Тёма пожал плечами.  — Ты главное говори, не бойся! Я ведь уже не ребенок.
        Папа кивнул.
        — Я вчера это понял. У тебя первый урок сегодня какой?
        — История,  — вздохнул Тёма.
        — Вот! Как раз!  — обрадовался папа.  — Очень удачно! Вот и скажи своему учителю истории, чтобы он тебе объяснил, как все это получилось. И иди уже наконец в свою школу, а то опоздаешь!
        Тёма поплелся в школу и на уроке сразу поднял руку, чтобы задать вопрос про «учиться никогда не поздно». Но историк почему-то разозлился и сказал, что к ним это не имеет никакого отношения, потому что это было очень давно и тогда в нашей стране была совсем другая эпоха, а если кто не выучил про Куликовскую битву, то пусть так и скажет, вместо того чтобы увиливать и придумывать разные отговорки. Дальше Тёма вообще перестал слушать, а только считал про себя минуты и думал: «Сейчас, наверное, папа уже в больнице. Он ждет маму. А мама все не идет! А вдруг они ее сегодня не отпустят? Вдруг Тимофей передумал? Она же НЕ ВЫНЕСЕТ там больше ни одной минуты! И я тоже не вынесу без нее больше ни одной минуты». Тёма чуть не заплакал. Но вовремя вспомнил, что он в школе, НА ЛЮДЯХ и раскисать нельзя. Тём более он уже взрослый. Это даже папа признал. И на всякий случай Тёма грозно взглянул на Машку — школьную сплетницу и ябеду, которая что-то слишком уж пристально на него посматривала своими шустрыми и любопытными глазками. Тёма нахмурил брови — просто так, для острастки. А Машка фыркнула, скорчила обиженную
физиономию и отвернулась.
        Историк, к счастью, больше о Тёме не вспомнил. Он почти сразу перебил отличницу Веру, которая без запинки толково излагала по учебнику ход битвы на Куликовом поле, и стал дополнять ее рассказ такими цветистыми деталями и житейскими подробностями деяний коварного хана Мамая и отважного Дмитрия Донского, что казалось, он сам присутствовал на поле брани, а может быть, даже и рубился в этом великом сражении, проявив чудеса доблести и отваги.
        По математике Тёма учился лучше всех в классе, и все привыкли, что к нему обращаются в сложных случаях и он сразу все решает, но на сей раз он даже не услышал, как математик вызвал его к доске. Потому что представлял себе, как папа с мамой ИМЕННО СЕЙЧАС подъезжают к дому и выходят из машины. А он, Тёма, в этот момент как дурак сидит в школе!
        — Ты что это, Глазов?  — спросил пораженный математик.  — Что с тобой? Эх ты, КЛАССНАЯ ГОЛОВА…
        И объяснил свою шутку.
        — Это называется игра слов: Глазов — голова класса, потому что у него классная голова…
        — …с ушами!  — прошипела Машка, не забывшая обиду.
        Все засмеялись.
        — Маша, перестань!  — строго сказал учитель.  — Тёма — будущий математик! Он не может себе позволить быть рассеянным! Он должен защищать честь школы на городской олимпиаде!
        Тёме стало совсем не по себе. Еще не хватало, чтобы за него ЗАСТУПАЛИСЬ! И чтоб его ВОСПИТЫВАЛИ! Он тут же почувствовал, что у него краснеют уши,  — и от этого расстроился окончательно. Заикаясь от волнения и упрямства — а с ним этого с раннего детства не случалось,  — Тёма сказал:
        — Я н-не б-буду м-математиком!
        — Что?  — спросил пораженный учитель.  — ТЫ? Не будешь? МАТЕМАТИКОМ? А кем же тогда ты будешь?
        — Астрономом!  — твердо и решительно ответил Тёма.
        — Понятно!  — рассмеялся математик.  — То-то ты у нас сегодня в облаках витаешь!
        — С луны свалился!  — язвительным громким шепотом, так чтобы слышал весь класс, добавила Машка.
        Все опять засмеялись.
        — Маша, перестань!  — сказал математик.  — Астроному тоже нужна математика! Но я надеюсь, ты еще ОДУМАЕШЬСЯ!
        — Я н-не од-д-ум-м-маюсь!  — с трудом выговорил Тёма.
        Но тут, к счастью, прозвенел звонок.
        Тёма так разозлился, что на физкультуре изо всех сил отдубасил кожаную грушу, на которой отрабатывают боксерский удар.
        Учитель физкультуры с изумлением посмотрел на него, как будто раньше никогда не видел, и даже слегка присвистнул:
        — Вот тебе и шибздик!
        — Чего?  — спросил Тёма грозно. Заикание у него вдруг прошло — так же внезапно, как появилось.
        — Да я так,  — сказал физкультурник, разглядывая Тёму с неожиданным интересом.  — А ну, повтори!
        И сделал выпад.
        Тёма повторил.
        — А так?  — сказал учитель и сделал стойку.
        Тёма тоже встал в бойцовую стойку.
        Физкультурник поморщился.
        — Теперь давай так!
        И он нанес по груше серию быстрых и точных ударов.
        Тёма попробовал повторить, но сам понял, что получилось неважно.
        — Нет,  — покачал головой физкультурник.  — Техника никакая. А главное, мало сил. Но напор у тебя — ого-го! Я было уж подумал…
        — Что?  — спросил Тёма, глядя на гладкий, без морщин, лоб учителя.
        — Да нет,  — задумчиво сказал тот.  — Не потянешь…
        — А что?  — повторил вопрос Тёма.
        — Да в конце учебного года соревнования. От параллельного класса есть претендент. Витюха Киселев. Вот это я понимаю! Пацан! А от вас — никого. Некому даже защитить честь школы! СПЛОШНАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ!
        — Что? Витек? Это он-то — честь?  — Тёма даже захлебнулся от возмущения.  — Геннадий Петрович! Я подготовлюсь! Правда! Лучше я на соревнования пойду, чем на олимпиаду!
        И тихо добавил:
        — А то что — математика… насмешки одни. Никакого уважения!
        Физкультурник с пониманием кивнул.
        — Правильно. Математика — это что… учеба! А борьба — это СПОРТ! Не всякому дано!
        Тёма сник.
        — Ты чего раскис?  — спросил физкультурник.  — Хочешь — тренируйся! Я что, запрещаю?
        И с небрежным видом стал раскачиваться на гимнастических брусьях.
        Тёма со вздохом посмотрел на атлетический торс и литые мышцы учителя физкультуры. Сколько бы он ни тренировался, ему никогда не удастся стать таким, как Геннадий Петрович, с горечью подумал он.

* * *

        Про бокс неизвестно, но вот соревнования по бегу Тёма в этот день выиграл бы точно. Он так несся домой, что если бы его скорость засекли по секундомеру, то наверняка оказалось бы, что он поставил рекорд. Может быть, даже мировой. Потому что, хотите верьте, хотите нет, но Тёма обогнал троллейбус! Этот противный 12-й тронулся у него прямо перед носом, а следующий Тёма ждать не стал, потому что мало ли когда он придет,  — и побежал, быстро-быстро. И на следующей остановке ждал его, задыхаясь от быстрого бега, с шапкой в руке и в расстегнутом пальто. А день, между прочим, был не такой уж и теплый. Но Тёме было жарко. Ему показалось, что побежденный троллейбус как-то пристыженно подполз к остановке, виновато глядя на него большими окнами и шевеля усами, как майский жук. Это у него «усы» с проводов свалились. Водитель троллейбуса, тоже, кстати, черноволосый и усатый, вылез из кабины и, задрав голову вверх, стал поправлять штанги, а Тёма залез в салон, сел на заднее сиденье и мысленно утешил троллейбус: «Да ладно, не расстраивайся, ты вообще-то неплохо ездишь, просто ты на светофоре стоял!» Троллейбус
благодарно сверкнул стеклами, повеселел и тут же поехал.
        Уже через десять минут, не дожидаясь лифта, Тёма стремглав взбежал по лестнице и звонил в дверь своей квартиры. И хотя кармане у него лежал ключ и он уже так хорошо научился им пользоваться, он НЕ ХОТЕЛ открывать сам — он хотел, чтобы открыла мама! Он ждал перед дверью, а сердце у него колотилось от быстрого бега и волнения — дома она уже или нет? Но вот послышались знакомые шаги — правда, как ему показалось, какие-то немножко более медленные, более тяжелые, чем раньше. «Ну что она там?» — подумал Тёма, но тут мама открыла, и Тёма кинулся прямо на нее, а мама осторожно отпрянула, но обнимала и целовала его КАК ВСЕГДА, и Тёма чувствовал, что он СОВЕРШЕННО СЧАСТЛИВ!
        — Когда ты приехала?  — спросил Тёма ревниво.
        — Недавно,  — ответила мама.  — Меня задержали. Папа только что ушел на работу.
        — Я бежал,  — сказал Тёма.  — Чтобы ты не была одна.
        — Я вижу,  — улыбнулась мама и провела рукой по мокрым Тёминым волосам.  — Спасибо. Смотри, не простудись.
        — Я не простужусь,  — успокоил маму Тёма. Он знал, что ей нельзя волноваться. И поэтому добавил: — Ни за что на свете!
        — Иди мой руки!  — сказала мама.  — Сейчас будем обедать. Я сварила грибной суп. Из тех грибов, которые мы все вместе собирали на даче. Помнишь?
        Тёма кивнул. Еще бы!
        — Когда ж ты успела?  — спросил он с удивлением.  — Ведь ты только что приехала?
        — А я быстренько,  — улыбнулась мама.  — Я ведь шустрая!
        Тёма опять кивнул. Потому что это была правда.
        И сказал как бы между прочим:
        — А МОЙ БЕЛЫЙ тоже там?
        — Ну конечно!  — ответила мама, доставая глубокие тарелки из большого дубового дедушкиного буфета.  — От него-то самый аромат!
        Они ели грибной суп со сметаной, а потом пили компот, который мама тоже каким-то чудом успела сварить, и Тёме показалось, что это — самый лучший день в его жизни.
        — Тебя больше не положат в больницу?  — спросил он.
        — Пока что нет,  — ответила мама.  — Я надеюсь. Я уже так соскучилась там.
        — Мы тоже,  — признался Тёма.

        И подумал: «Интересно, знает она уже или нет?»
        — Спасибо тебе за Куриного бога,  — тихо сказала мама.
        — Курячьего,  — поправил Тёма.
        Мама кивнула, обняла Тёму и прижала его к себе.
        — Теперь он нашелся, и все у нас будет хорошо? Да?  — спросил Тёма, заглядывая маме в глаза.
        — Какой ты у меня уже большой и умный,  — прошептала мама.  — И как я рада, что ты нашел дедушкины чертежи! Мы-то думали, что они потерялись! Но как же ты мог один уехать на дачу? Ведь это опасно.
        — Я же не один!  — удивился Тёма.  — Я с Кирой ездил.
        — Тём более,  — сказала мама.  — Еще и девочку с собой потащил.
        — Но ведь я уже большой,  — успокоил ее Тёма.  — Ты сама сказала.
        — А если бы что-то случилось?  — Мама испуганно посмотрела на него своими зелеными глазами.
        — Тогда бы я ее защитил,  — уверенно ответил Тёма.  — Но ведь ничего не случилось. Мама! Что ты?
        Мама вытерла слезы.
        — Я просто очень перепугалась,  — сказала она.  — Папа от меня все скрыл, я не понимала, где ты, почему он тебя не подзывает к телефону, а потом, сегодня, когда он мне рассказал, мне просто дурно стало…
        — Не надо!  — Тёма вскочил со стула.  — А то тебя опять в больницу положат!
        Мама кивнула.
        — Я так ругала себя, что сказала при тебе про этот камешек… Просто, понимаешь, это мой ТАЛИСМАН… и я его потеряла… суеверие… глупость в общем…
        — Нет!  — закричал Тёма.  — Не глупость! Теперь ВСЕ будет хорошо.
        — Конечно,  — улыбнулась мама и стала собирать со стола.  — Тебе уроки задали?
        — Да там немного,  — махнул рукой Тёма.
        — Так давай — иди учи их быстрее. У нас вечером гости!
        — А кто?  — обрадовался Тёма. Он очень любил гостей, когда их принимали всей семьей.
        — Тетя Несси со своим итальянским режиссером.
        Тёма заметно скис.
        — Конечно, сегодня это не очень кстати,  — согласилась мама. А потом помолчала и добавила: — Я еще даже в себя не пришла после больницы. Но знаешь, когда Несси что-то решила, ей трудно отказать.
        Тёма вздохнул.
        — И потом они послезавтра уезжают в Италию.
        — Вместе?  — спросил Тёма с надеждой.  — И Несси тоже?
        Мама кивнула. Вид у нее был загадочный.
        — Я, вообще-то, обещала пока молчать.  — Мама явно колебалась.  — Ну да что там. Все равно она сама уже всем рассказала. Тетя Несси выходит замуж!
        — Какой ужас!  — Тёма даже зажмурился.  — За кого?
        — За синьора Джованнино. А почему ужас?
        Тёма посмотрел на маму трагическим взглядом.
        — Джованнину жалко,  — признался он.
        Мама засмеялась.
        — Несси очень хорошая и добрая. Я уверена, что она будет прекрасной женой. А теперь иди делай уроки, чтобы у тебя был свободный вечер. Можешь пригласить Киру. Несси и ее жених приготовят что-нибудь из итальянской кухни. Не смотри на меня испуганными глазами. Это очень вкусно!
        — С осьминогами?  — спросил Тёма.
        — Без!  — отрезала мама.  — Я ей скажу, что тебе хочется попробовать что-нибудь другое. Традиционное. А я обещала приготовить десерт.
        — Эклеры?  — спросил Тёма, облизываясь.
        — С заварным кремом,  — сказала мама.  — Половину — с простым, а половину — с шоколадным.
        — Ура!  — закричал Тёма.
        И побежал звонить Акире, которая тоже обожала эклеры с заварным кремом — фирменное блюдо Тёминой мамы.

        12
        Хорошие новости

        Уроки Тёма в этом день делал очень быстро — он задал себе еще большее УСКОРЕНИЕ, чем когда обгонял троллейбус, и все-таки не успел закончить до прихода гостей. Может быть, потому, что он постоянно отрывался от книжек и прислушивался к тому, как мама тихо шебуршит на кухне,  — и ему было так хорошо от того, что она снова дома и опять шебуршит. Так что географию он не успел выучить — только открыл учебник, как услышал звонок в дверь, а потом сразу шум и голоса в коридоре.
        — Тетя Несси пришла. Ну, теперь все! Покоя не жди!  — пробормотал Тёма и закрыл учебник, без особого, впрочем, огорчения.
        К хохоту Несси примешивались радостные мамины возгласы и незнакомый мужской голос — он быстро-быстро журчал что-то непонятное, но довольно красиво.
        Тёма выглянул в коридор.
        Рядом с Несси стоял пожилой полный человек невысокого роста. Нагнув лысеющую голову с остатками кучерявых волос, он помогал Несси снять сапоги на очень высоких, ярко-желтых каблуках.
        — Ты не представляешь, Идуша, как я в них сегодня замучилась! Все ноги стерла и два раза упала — на улице и в метро!  — пожаловалась Несси.
        — Не ушиблась?  — обеспокоенно спросила мама.
        Несси кокетливо улыбнулась.
        — Нет, ну что ты! Меня же поймали…
        И скосила глаза на синьора Джованнино, который, пыхтя и отдуваясь, стаскивал с нее второй сапог.
        — Ессо! Fatto![1 - Ну, вот и готово! (итал.)] — победно воскликнул Джованнино, подняв сапог высоко над головой.
        Несси ловко увернулась от каблука, оказавшегося на уровне ее носа.
        — Ма, Ninno! Ма cosa fai?[2 - Ну, Нинно! Что ты творишь! (итал.)] — капризно протянула она, но тут же спохватилась, заметив Тёму, вышедшего из своей комнаты.  — Это синьор Джованнино Звольта,  — представила она.  — Режиссер и автор пьесы, которую я перевела.
        Глаза Несси хитро блестели, а губы сами собой расплывались в улыбке — Несси явно была очень довольна своей КОНСПИРАЦИЕЙ.
        — Здравствуйте,  — сказал Тёма, с сочувствием разглядывая итальянца.
        — Ессо Tioma,  — сказала Несси.  — il loro figlio[3 - А вот и их сын Тёма (итал.).].
        — Ciao, Tioma! Molto piacere![4 - Привет, Тёма! Очень приятно! (итал.)] — Джованнино приветливо кивнул Тёме и весело улыбнулся.
        Тёма тоже улыбнулся ему в ответ.
        «Вот влип!  — подумал он.  — А ведь не такой уж и старый! Мог бы еще жить да радоваться! И зачем ему эта Несси?»
        — Как тебе мой костюмчик?  — спросила тетя Несси Тёмину маму, вертясь перед зеркалом.
        — Очень мило,  — сказала мама, слегка запнувшись.  — Подходит к твоим глазам. Только… может, лучше другую блузку?
        Несси одернула свой ярко-зеленый с фиолетовыми разводами костюм, поправила огненно-красную блузку и снисходительно улыбнулась:
        — Ну что ты, Идочка! Это же самый писк! Ты просто отстала от моды! Ничего удивительного, впрочем…

        Тёма мрачно исподлобья посмотрел на тетю Несси и перевел глаза на маму, которая в своем любимом домашнем платье в серо-коричневую клетку была рядом с ней похожа на воробышка, случайно залетевшего в клетку к большой субтропической птице.
        — Проблема была, как завязать этот ансамбль с сапогами! Все же двадцать сантиметров желтых каблуков! Но, представь себе, я нашла выход!
        — Правда? Какой?  — с интересом спросила мама.
        — Шарфик!  — торжествующе воскликнула Несси и жестом фокусника достала из рукава своего малинового пальто длинный ярко-желтый шарф.  — Посмотри, какой цыпленочек!
        — Да,  — сказала мама.  — Действительно.
        — Правда? Нет, ну просто канареечка! Жалобно поет!  — завопила Несси и закружилась по коридору, подхватив Джованнино, который внимательно слушал их разговор, ничего не понимая, и сейчас же охотно пустился в пляс.
        — Раз — поет! Два — поет! Три поет!  — выкрикивала Несси, носясь по прихожей в обнимку с женихом.  — Танцуем все!
        — Я не могу!  — сказала мама и отступила в сторону, испуганно прикрыв рукой живот.
        Тёма прижался к стене.
        — А на третий раз — задом наперед! Она поет! Она поет!! Она поет!!!  — тетя Несси самозабвенно пела, отбивая ритм длинной ногой в ажурном чулке, кружа Джованнино, отбрасывая его на расстояние вытянутой руки и притягивая назад к себе в стиле рок-н-рола.
        Внезапно открывшаяся входная дверь чуть не сшибла танцующих.
        — О! Я смотрю, вы уже веселитесь!  — сказал Тёмин папа, входя в квартиру.  — Здравствуйте!
        — Ciao, Denis!  — запыхавшимся голосом ответил Джованнино.
        — Пойдемте же в комнату!  — сказала мама.  — Почему мы стоим в прихожей?
        — Ну, нет!  — загадочным тоном ответила Несси.  — Мы с Нинно пойдем на кухню! Мы вам кой-чего принесли! У нас все уже почти готово! Несколько минут — и можно ужинать! Andiamo, Ninno![5 - Нинно, пошли! (итал.)]
        Джованнино подхватил с пола огромную сумку и последовал на кухню за своей невестой.

* * *

        Когда уже собирались садиться за красиво накрытый стол, в дверь позвонили. Это пришла Акира. На руках она бережно держала синий конвертик, перевязанный розовой ленточкой.
        — Здравствуй, Кирочка,  — сказала Тёмина мама.  — Что это у тебя? Кукла?
        — Здравствуйте, Ида Михайловна,  — вежливо ответила Акира.  — Это никакая не кукла, а настоящая живая собака! Неужели Тёма вам не рассказал?
        — Я не успел,  — смутился Тёма.
        — Ciao, cara!  — сказал Джованнино.
        — Привет, дорогая,  — синхронно перевела помрачневшая Несси.
        — Ciao!  — не растерявшись, ответила Акира.
        Тёма с удивлением на нее взглянул.
        — Ничего, что я с собакой?  — спросила Акира.  — Просто я не могу оставить ее одну. Но мы ненадолго. Мне скоро придется уйти, чтобы покормить ее, а потом уложить спать. У нас жесткий режим! Мы еще совсем маленькие!
        Все стали разглядывать рыжую мордочку, торчащую из конверта.
        — Чудесная собачка!  — сказала Тёмина мама.
        — А какой она породы?  — спросила тетя Несси.
        Тёмин папа кашлянул.
        Но тетя Несси уже задавала следующий вопрос:
        — Вы ее в собачьем клубе купили? Какая у нее родословная?
        Акира быстро посмотрела на Несси и сейчас же опустила глаза.
        — Да что вы, в клубе,  — ответила она светским тоном.  — В клубе, знаете, ни в чем нельзя быть уверенным. Там иногда такое подсунут, что и не поймешь, собака это или крокодил!
        Акира посмотрела на тетю Несси и вежливо улыбнулась.
        — Я приобрела мою собаку непосредственно у ПРОИЗВОДИТЕЛЯ,  — продолжала она.  — Это, конечно, недешево, но зато там хотя бы понятно, что к чему и с кем имеешь дело.
        — Точно!  — кивнул Тёмин папа.  — Мы видели мать этой собаки! Ее зовут Альма! Чистопородная дворянка!
        Тёма тоже кивнул. Ему не понравился тон тети Несси и очень хотелось как-то поддержать Акиру и ее собаку.
        Но Акира, кажется, в поддержке не нуждалась — она сама была вполне способна постоять за своего щенка.
        — Совершенно верно,  — сказала Акира еще более вежливо.  — А отец, как я сегодня выяснила по интернету, у нее БАСЕНДЖИ. Так что порода моей собаки — полубасенджи!
        И Акира обвела притихшую компанию спокойным взором своих огромных глаз.
        — Ma che carina!  — восторженно сказал Джованнино, глядя на Киру.
        — Какая хорошенькая,  — перевела тетя Несси тусклым голосом. И поспешно добавила —…собака!
        — Спасибо!  — воскликнула Акира.  — Вот! Чудесное имя! Я назову ее Карина!
        И, наклонившись к собаке, прошептала:
        — Кариночка! Карочка моя!
        Собака лизнула Акирин палец тонким розовым язычком.
        — Видите? Она довольна! Она приняла свое имя!  — сказала Тёмина мама.  — А теперь давайте ужинать!
        Тетя Несси перевела Джованнино весь разговор, Джованнино радостно засмеялся — и тут же потянулся к оплетенной соломой большой пузатой бутылке с красным вином и стал ее открывать.
        — Questo il vero Chianti! Autentico!  — объяснил он.
        — Это — кьянти,  — перевела тетя Несси.  — Настоящее!
        — Излюбленное вино итальянцев!  — весело сказал Тёмин папа и протянул свой бокал.
        Несси, Джованнино и Тёмин папа пили кьянти, а детям налили вишневый сок. Тёмина мама тоже попросила соку. Тёма был очень доволен, что сок по цвету напоминает красное вино: если не знать, то можно подумать, что все пьют одно и то же.
        — За Несси и Джованнино!  — произнес Тёмин папа, поднимая бокал.
        Тетя Несси покраснела и перевела, Джованнино рассмеялся и поцеловал ее в губы. Тетя Несси побагровела, как помидор, и почему-то с торжеством посмотрела на Акиру.
        — Я так рада за тебя, Нессичка!  — сказала Тёмина мама.  — Желаю тебе счастья! От всей души! Ты его действительно заслужила!
        — Это еще кто заслужил!  — обиделась Несси, и глаза ее сошлись на переносице.  — Нинно очень долго меня добивался! У меня, между прочим, был и другой поклонник.
        И она быстро перевела свои слова на итальянский язык.
        Нинно засмеялся, кивая головой, а потом вдруг начал откашливаться.
        «Сейчас запоет!» — с ужасом подумал Тёма.
        Так оно и случилось. Но произошло чудо. У Джованнино Звольты оказался потрясающий голос.
        Глядя на тетю Несси влюбленными глазами, Джованнино пел:
        La donna  mobile,
        Qual pium’al vento,
        Muta d’accento
        E di pensier!
        Sempre l’amabile,
        Buggiardo viso,
        E il sorriso
        menzogner!

        Все зааплодировали, а Тёмина мама сказала:
        — Bravo, maestro!
        Она тоже когда-то учила итальянский язык.
        А Кира добавила:
        — Bravissimo!
        Тёма с удивлением на нее посмотрел.
        Но не успел Джованнино закончить второй куплет, как стала откашливаться тетя Несси.
        Тёмины родители переглянулись, Тёма вздохнул, а Акира опустила глаза и стала сосредоточенно укутывать Карину.
        Однако ничего страшного не произошло — тетя Несси ограничилась переводом.
        — Сердце красавицы!  — объявила она, и ее щеки покрылась легким румянцем.
        Сердце красавицы
        Склонно к измене
        И к перемене,
        как ветер мая!
        Ласками страстными…

        Тетя Несси посмотрела на Тёму и Киру и вдруг запнулась.
        — Ну, в общем, это не для детей,  — сказала она смущенно.
        — Какой у вас замечательный голос, Джованнино!  — с восхищением сказала Тёмина мама.
        — Оперный тенор! Настоящий!  — кивнул Тёмин папа.
        — Это Верди,  — объяснила тетя Несси.  — Джузеппе. Известный итальянский оперный композитор!
        — Слышали!  — сказал Тёмин папа.
        А Тёмина мама, пряча улыбку, спросила:
        — А не пора ли нам приступить к ужину? Мне кажется, все уже проголодались!
        Несси перевела, Джованнино кивнул и веселым шариком покатился на кухню. Несси тут же вскочила и побежала за ним, высоко поднимая длинные худые ноги.
        — Какой симпатичный и талантливый человек!  — сказала Тёмина мама.  — Дай Бог им счастья!
        И все с ней согласились.
        В этот момент в комнату торжественно вошли Джованнино и Несси. В руках у Джованнино было огромное блюдо со спагетти, а Несси держала в руках кастрюльку с чем-то черным в черном-пречерном соусе.
        — Макарончики!  — сказал Тёмин папа.  — А это что?
        Он кивнул на кастрюльку.
        — Это каракатицы В ИХ СОБСТВЕННЫХ ЧЕРНИЛАХ!  — гордо произнесла тетя Несси.  — В России вы, наверное, даже никогда такого не пробовали.
        — Мне, пожалуйста, без чернил!  — быстро сказала Кира.
        — А мне даже и без каракатиц!  — добавил Тёма.
        — Глупые!  — сказал Тёмин папа.  — Неужели вам не интересно попробовать?
        Тёмина мама испуганно посмотрела на кастрюльку в руках у Несси.
        — Я не уверена, что детям это понравится,  — осторожно сказала она.  — Они такие КОНСЕРВАТОРЫ!
        Несси расстроенным голосом перевела ее слова Джованнино, но он совсем не огорчился.
        — Non се problema![6 - Ничего страшного! (итал.)] — сказал он, поставил на стол блюдо со спагетти, побежал на кухню и принес тертый пармезанский сыр и томатный соус.
        — Вот это другое дело!  — сказал Тёма.
        Джованнино сейчас же стал накладывать им полные тарелки.
        — Basta cosi?[7 - Достаточно? (итал.)] — спросил он.
        Тёма в замешательстве смотрел на вырастающую перед ним макаронную гору, не зная, как остановить ее, а Кира ответила:
        — Basta pasta![8 - Хватит макарон! (итал.)]
        «Ну и ну!  — подумал Тёма.  — Во дает, Акирка! Так и шпарит по-итальянски! И когда только успела научиться?»
        Все с удовольствием принялись за горячие спагетти, стараясь подцепить их на вилку и засунуть в рот. Сложив губы трубочкой, Тёма втягивал спагеттины по одной — они втягивались, но хлюпали, и мама под столом слегка шлепнула его по коленке и показала глазами на Джованнино, а потом на Акиру.
        Уткнув вилку в ложку, итальянец с упоением накручивал на нее целый моток политых черным соусом макарон и отправлял в рот.
        Акира, бросив всего один беглый взгляд на Джованнино, тоже стала преспокойно наматывать на вилку свои спагетти, как будто делала это всю жизнь,  — только порции у нее были гораздо меньше. Тёма попробовал сделать то же самое — получилось неплохо, правда, не так аккуратно, как у Акиры. Он придвинулся поближе к столу, чтобы никто не заметил образовавшегося на его белой футболке красного пятна.
        — Очень вкусно,  — сказала Тёмина мама и покосилась на пятно.
        Тёмин папа ничего не сказал — он, как и Джованнино, был слишком увлечен едой.
        И только тетя Несси ничего не ела, а мечтательно смотрела в потолок и слегка покачивалась в такт какой-то мелодии, которую, должно быть, напевала про себя.
        Вдруг раздался звонок в дверь:
        — Кто это?  — изумленно спросил Тёмин папа.
        — Может быть, Ольга? Она обещала присоединиться,  — сказала Тёмина мама.
        Кира помотала головой.
        — Нет, мама так рано не возвращается,  — сказала она.  — Тём более что она только сегодня утром прилетела из Коктебеля и пошла на работу позже, чем обычно.
        — А кстати, как она отнеслась к появлению собаки?  — спросил Тёмин папа, поднимаясь из-за стола, чтобы открыть дверь.
        — Нормально,  — улыбнулась Акира какой-то особой, таинственной улыбкой.  — Она была в хорошем настроении. У нас новости!
        — Хорошие?  — спросила Тёмина мама.
        Кира кивнула.
        — Да.
        Больше она не сказала ничего. Тёма, еще когда Акира пришла, понял, что она сегодня какая-то не такая, как обычно, и что она чему-то очень рада, но подумал, что это из-за собаки. А похоже, что не только.
        «Что же у них там такое произошло?» — думал Тёма, глядя, как Акира загадочно молчит и прямо светится от счастья.
        Тогда он решил сообщить ей свою хорошую новость — может быть, и она в ответ поделится радостью.
        — Знаешь, Кир, а мне сегодня Гоша позвонил. У него карантин закончился. И никакой свинки у него не было! Зря его только из дома не выпускали!
        — Правда?  — обрадовалась Кира.  — Обидно, конечно, что он дома сидел, но все же хорошо, что свинки не было…
        — Он тоже так думает,  — сказал Тёма.  — Но все-таки немного злится. Что он в классе скажет? Получается, что он как будто симулянт. Ничего, конечно. Скоро каникулы, все забудут. Но ты знаешь, что он обещал?
        — Что?  — рассеянно спросила Кира, укачивая Карину.
        — Он поведет меня в свою секцию!  — В голосе Тёмы звучало торжество.  — Помнишь? В секцию восточных единоборств и вольной борьбы! Он уже договорился с тренером, что меня примут в группу для начинающих!
        — Круто!  — Акира даже на минуту перестала укачивать свою собаку.
        — Еще как!  — согласилась Тёмина мама.  — А нас ты не счел нужным оповестить? Ты уверен, что тебе это нужно? Это ведь небезопасный спорт. А ты у нас — мальчик книжный.
        — Уверен,  — сказал Тёма.  — И знаешь, мама, я теперь буду не только книжным. Я решил.
        Мама с изумлением посмотрела на Тёму, помолчала, а потом спросила:
        — С кем это папа там так долго разговаривает?  — И крикнула в сторону двери: — Кто пришел, Денис?
        — Это не к нам.  — Папа вернулся в комнату.  — Это к детям.
        Тёма и Кира переглянулись и ахнули.
        На пороге гостиной стояло странное СУЩЕСТВО в сером плаще и в шапочке с ушками — то самое, похожее на сову, которое они видели на пустыре, когда искали Пушка.
        Тихо улыбаясь, существо смотрело на них большими круглыми глазами.
        Кира покрепче прижала к себе Карину и слегка отодвинулась вглубь комнаты. Тёма наклонился вперед, как бы защищая их своим телом.
        — Не бойтесь,  — сказало существо неожиданно мелодичным голосом.
        Тёме показалось, что где-то он этот голос слышал.
        — Я Афродита Степановна. Тетя Фрося. Хозяйка Пушка. Я пришла вам сказать, что Пушок нашелся. Чтобы вы его больше не искали. Спасибо вам.
        — А… так вы та самая старушка?  — удивленно спросил Тёма и осекся под маминым взглядом.  — Как же вы нас разыскали?
        — Я незаметно провожала вас, когда вы искали Пушка на пустыре.
        — Зачем?  — спросила Акира.
        — Чтобы вас никто не обидел,  — пожала плечами тетя Фрося.
        Тёмина мама с благодарностью на нее посмотрела.
        — Раздевайтесь, пожалуйста.  — сказала Тёмина мама.  — Садитесь к столу. Поужинайте с нами. Мы отмечаем помолвку наших друзей.  — И она показала на Джованнино и зардевшуюся Несси.
        — Нет, спасибо,  — покачала головой тетя Фрося.  — Я тороплюсь. Меня ждет Пушок. Хотя… спасибо. Я, пожалуй, все-таки выпью с вами бокал этого чудесного вина за здоровье молодых! Я имею в виду не только тех, чью помолвку вы отмечаете!

        Тетя Фрося бросила быстрый взгляд на Тёму и Киру, сняла свою дурацкую шапочку и присела на стул, который пододвинул ей Тёмин папа.
        Оказалось, что она совсем не старая. По ее плечам рассыпались золотые кудри, ее большие серые глаза выглядели уже совсем не по-совиному, и даже слегка крючковатый нос совсем ее не портил.
        — Какая вы красивая, Афродита Степановна!  — с восхищением сказала Тёмина мама.
        — Спасибо. Мне это уже говорили,  — не без кокетства ответила Афродита. Тетей Фросей ее теперь и язык не повернулся бы назвать.
        Тёмина мама подала десерт и разлила по чашкам чай.
        — А как нашелся Пушок?  — спросила Акира, надкусывая эклер с заварным кремом.
        Афродита оживилась.
        — Представьте себе, он пришел сам! И не один!
        Она смущенно опустила глаза, пригубила вино из бокала и продолжала:
        — Он привел в дом невесту! Оказывается, он уходил на ее поиски!
        — Ну да, конечно — март на дворе!  — кивнул Тёмин папа.
        — Весна!  — улыбнулась Афродита.
        — А красивая у него невеста?  — спросила Кира.
        — Очень!  — с восторгом ответила Афродита.  — Сам Пушок ведь беленький, как зайчик, а невеста его брюнетка, такая, знаете, темная с красноватым отливом — почти как ваше замечательное вино! Я и назвала ее Винни! Для Пушка это прекрасная партия!
        — Наверное, у них будут красивые дети!  — сказала Тёмина мама.
        — Надеюсь,  — слегка потупилась Афродита.  — Конечно, я очень жду котят!
        — Не волнуйтесь!  — сказал ей Тёма, откусывая пирожное и стараясь не испачкаться шоколадным кремом.  — Если у них чего-то не ЗАЛАДИТСЯ, мы одолжим вам нашего Курячьего бога, и они у вас живенько окотятся!
        Мама с испугом смотрела на Тёму.
        — Сто пудов, окотятся!  — заверила Кира и тряхнула рукой.
        — Какой у тебя красивый браслет!  — сказала Афродита Степановна.
        — Это мне Тёма подарил!  — с гордостью ответила Акира.
        — Ма che bravo![9 - Вот молодчина! (итал.)] — восхитился Джованнино, которому Несси синхронно переводила разговор.
        А мама опять посмотрела на Тёму, но уже с изумлением, как будто не узнавала его.
        — Мой сын!  — гордо сказал Тёмин папа.
        — Молодец! Но мне пора,  — засуетилась вдруг Афродита Степановна.  — Время кормить моих НОВОБРАЧНЫХ!
        Сразу после ее ухода Несси и Джованнино переглянулись и тоже поднялись из-за стола.
        — Большое спасибо!  — сказала Несси.  — Нам тоже пора. Мы должны еще сегодня собраться, потому что завтра идем в Большой театр слушать «Риголетто», а послезавтра рано утром у нас самолет!
        Тёмина мама обняла подругу.
        — Пиши мне, Нессинька!  — сказала она.  — Пришли нам свадебные фотографии. И сообщи ваш адрес. Ты теперь у нас будешь Несси Звольта?
        Тетя Несси вдруг обиделась.
        — Но ведь ты же не стала Идой Дрейман!  — язвительно сказала она.
        — Но, Несси,  — растерялась Тёмина мама.  — Это же совсем другое дело. Ну… ты что, не понимаешь? Мы же не в Италии живем. И потом, в Европе принято менять фамилию при замужестве. А в России это не обязательно. Что с тобой, Нессинька?
        У тети Несси дрожали губы.
        — Я — творческая личность!  — сказала она сквозь слезы.  — А ты, ты никогда этого не понимала!
        — Ну, что ты…  — растерялась Тёмина мама.  — Да я всегда…
        — У меня есть ИМЯ!  — превозмогая душевную боль, сказала Несси.  — Переводчицу и итальянистку Эрнестину Лох-Несскую знают! И ценят! В России! И в Италии! И в других странах! Я не могу это перечеркнуть. Я буду Лох-Несская-Звольта! Моя фамилия станет моим творческим псевдонимом!
        Тёмин папа попытался разрядить ситуацию.
        — А у нас в семье наоборот,  — весело сказал он.  — Мой псевдоним стал нашей фамилией. Поэтому мы не Дрейманы, а Глазовы.
        — Che dice?[10 - Что он сказал? (итал.)] — спросил Джованнино. Он давно уже с беспокойством наблюдал за этой беседой, из которой не понял ни слова и которая довела до слез его невесту.
        Но Несси впервые затруднилась в переводе. Она явно не знала, как объяснить жениху все тонкости вопроса.
        Тёмин папа пришел ей на помощь.
        — Скажи ему, что мы обсуждаем мой будущий фильм,  — предложил он.
        — Dawero?[11 - В самом деле? (итал.)] — заинтересовался Джованнино.
        И спросил с надеждой:
        — Che genere del film? Sara un melodramma?[12 - А что за фильм? Мелодрама? (итал.)]
        — Не совсем,  — ответил Тёмин папа.  — Хотя… в общем-то, да. Жизнь… врасплох… как она есть. Значит, мелодрама. Это будет история Тёминых бабушки и дедушки, их любви и расставания, дедушкиной измены и его преданности бабушке, верности, которую он сохранил на всю жизнь, даже когда бабушки уже не было на свете,  — только показано это все будет в обратной последовательности. Как будто часы запустили назад. Фильм будет начинаться с того момента, когда внук этого человека, дедушки, нашел его чертежи. И значит, он продолжит его дело. А вот любовь, которую они с бабушкой не уберегли, им уже никто не вернет!

        — Che bell’idea![13 - Вот молодчина! (итал.)] — сказал Джованнино, утирая слезы.  — Una bellissima storia! L’amore perduto! I cuori rotti! Bravo, Denis! Sei veramente bravo! Dio! Che regista![14 - Прекрасная история! Несчастная любовь! Разбитые сердца! Браво, Денис! Ты действительно молодчина! О, Боже! Какой режиссер! (итал.)]
        — Неправда!  — закричал Тёма.  — Они потом соединились! Они теперь вместе! Все закончилось хорошо!
        — Да?  — сказал папа.  — Странно. Ну ладно, ты мне потом расскажешь!
        Несси не менее удивленно смотрела на Тёминого папу.
        — Но, Денис… Ведь ты же документалист! А это — ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ СЮЖЕТ!
        Тёмин папа махнул рукой.
        — Да ладно тебе, Несси! Какая разница. Все это выдумки. Не бывает никаких документалистов и никаких сказочников. Бывает просто — кино, и все тут. А кино — оно всегда про жизнь. Верно?
        И папа обнял маму. А она кивнула головой.
        — Arrivederci![15 - До свиданья! (итал.)] — сказал Джованни.
        — Ciao![16 - Пока! (итал.)] — ответили ему хором. За этот вечер все немного выучили итальянский язык.
        Несси и Джованни ушли.
        Скоро за Кирой зашла ее мама, Ольга Кирилловна. Она извинилась, что не смогла вырваться с работы пораньше — очень много накопилось дел! Ведь из-за поездки в Коктебель она пропустила целых два дня!
        — Ничего,  — сказал Тёмин папа.  — Скоро у ребят каникулы, мы еще что-нибудь организуем. И тогда вы к нам придете!
        Ольга покачала головой:
        — Мы с Кирой на каникулы уезжаем!
        — За границу?  — с пониманием спросил Тёмин папа.  — Куда? В Турцию? В Грецию? В Европу?
        Ольга Кириловна и Кира переглянулись.
        — В Барнаул,  — сказала Ольга.
        Тёмины родители опешили. И Тёма тоже.
        — Почему — в Барнаул?  — спросили все хором.
        — Там живет Кирин отец,  — сказала Ольга Кирилловна.  — Они очень давно не виделись. Им надо встретиться и поговорить.
        — Как… в Б… Бо… Бар… науле? Разве он не в Боливии?  — спросил Тёма.
        Кира опустила глаза.
        — А кем он там работает?  — поинтересовался Тёма, и тут же смутился, что задал такой вопрос.  — Я хочу сказать… он нашел там… работу по специальности?
        Кира внимательно изучала лапы своей собаки.
        — Конечно,  — удивилась Ольга Кирилловна.  — С его профессией найти работу совсем не сложно. Он работает в школе.
        — Королем???  — Тёме казалось, что его разыгрывают. Или — уже разыграли.
        — Если бы,  — усмехнулась Ольга Кирилловна.  — В том-то вся и проблема. Он — первоклассный физик! С его способностями и с его головой он мог стать кем угодно. Не то что королем — БИЗНЕСМЕНОМ! А он предпочел быть учителем. Совершенно не карьерный, абсолютно неамбициозный человек. Ему ничего не нужно! В юности меня это страшно раздражало.
        — А теперь?  — спросила Тёмина мама. Она все время молчала, а тут вдруг включилась в разговор.
        — Теперь — нет,  — сказала Ольга Кирилловна.  — Теперь я иногда думаю, что двух амбиций на одну семью слишком много. И я эту норму выполнила сполна. Но так уж получилось. А вот когда эти паразиты исчезли (она показала головой на Киру и Тёму) и я в отчаянии не знала, куда кинуться, я вдруг впервые за много лет позвонила Константину, разбудила его среди ночи и сказала, что Кира, видимо, уехала в Коктебель с соседским мальчиком искать Куриного бога на берегу замерзшей Сердоликовой бухты. И он сейчас же сказал: «Вылетаю!» И мы там встретились. Ну вот! Пока не знаю. Пусть они познакомятся! А там посмотрим!
        Кира стояла, опустив голову. Она не могла взглянуть на Тёму. И Тёма это понял.
        — Знаешь, Кира!  — сказал он.  — Это так круто, что твой папа учитель физики! Как ты думаешь, он поможет мне разобраться в дедушкиных чертежах?
        Кира подняла на него светящиеся глаза.
        — Сто пудов!  — сказала она.  — Он, типа, ну очень хороший физик! И самый крутой учитель! Он тебе все объяснит.
        — Вот и отлично!  — сказала Ольга Кирилловна уже своим обычным, деловым тоном.  — А теперь пойдем, Кира! Уже поздно!
        — До свиданья!  — сказала Кира.
        — Жаль, что ты уезжаешь на каникулы!  — сказал Тёма.  — Но я рад, что ты едешь к папе в Барнаул!
        Кира кивнула.
        — Не скучай, Тёма,  — сказала она.  — Я скоро вернусь. Может быть, даже вместе с папой.
        И посмотрела на фотографию в овальной рамке. С фотографии улыбалась Тёмина бабушка — молодая кудрявая Артемида Теофиловна. В белом коротком платьице, с луком в руке. И Тёме вдруг показалось, что бабушка улыбается им двоим — ему и Кире.
        — А к тебе на каникулы приедет твоя вторая бабушка,  — сказала Тёмина мама, увидев, что Тёма смотрит на фотографию.  — Изольда Владимировна сегодня звонила и сказала, что послезавтра выезжает к нам из Ялты.
        — Ура!  — закричал Тёма.
        — А куда вы денете Карину?  — спросила Тёмина мама.  — Не тащить же ее в Барнаул. Она еще слишком маленькая. Может быть, отдадите нам — на передержку?
        Акира помотала головой.
        — Я наняла ей БЭБИ-СИТТЕРА,  — сказала она.  — Договорилась с Соней, что она у нас поживет неделю. Ну, конечно, родители помогут МАТЕРИАЛЬНО. Но организовала я все сама и первый взнос уже сделала!
        Тёма вспомнил про рубль, который оставался у Акиры после поездки на дачу.
        «Какая она все-таки разумная и экономная!» — подумал Тёма.
        — Пойдем уже, Кира!  — сказала Ольга Кирилловна.
        Кира кивнула головой. Она тоже устала.

* * *

        Когда за гостями закрылась дверь, Тёма, папа и мама вернулись в гостиную и сели на диван. Мама налила всем по чашке чаю, а Тёма взял еще один эклер.
        — Не лопнешь?  — спросил Тёмин папа.
        Тёма покачал головой и снял пальцем с футболки полоску шоколадного крема.
        А Тёмина мама улыбнулась и сказала:
        — У всех секреты! А я что, хуже? Думаете, у меня нет секретов? У меня тоже важная новость!
        — Расскажи!  — хором попросили Тёма и папа.
        — Я уже знаю, кто у нас родится!  — сказала мама.  — Мне вчера сказали!
        — Кто?  — спросили мужчины.
        — Девочка!  — ответила мама.  — Я очень рада. Я и хотела дочку!
        — И я!  — сказал папа.
        — И я!  — закричал Тёма.  — Я как раз хотел маленькую сестричку!
        — Мы назовем ее Дианой,  — сказала мама.  — Правда, хорошее имя для девочки?
        — Очень хорошее,  — сказал Тёма.
        А папа обнял их с мамой.
        «Это все наш Курячий бог действует!  — подумал Тёма.  — Как все-таки классно, что мы его нашли!»
        Вдруг он почувствовал, что у него слипаются глаза. И даже не слышал, как папа отнес его в спальню, как его переодели в пижаму и положили в кровать, на матрасик, туго обтянутый его любимой синей простыней.
        notes

        Примечания

        1

        Ну, вот и готово! (итал.)

        2

        Ну, Нинно! Что ты творишь! (итал.)

        3

        А вот и их сын Тёма (итал.).

        4

        Привет, Тёма! Очень приятно! (итал.)

        5

        Нинно, пошли! (итал.)

        6

        Ничего страшного! (итал.)

        7

        Достаточно? (итал.)

        8

        Хватит макарон! (итал.)

        9

        Вот молодчина! (итал.)

        10

        Что он сказал? (итал.)

        11

        В самом деле? (итал.)

        12

        А что за фильм? Мелодрама? (итал.)

        13

        Вот молодчина! (итал.)

        14

        Прекрасная история! Несчастная любовь! Разбитые сердца! Браво, Денис! Ты действительно молодчина! О, Боже! Какой режиссер! (итал.)

        15

        До свиданья! (итал.)

        16

        Пока! (итал.)

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к