Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Наумов Евгений: " Смеющийся Пеликен " - читать онлайн

Сохранить .

        Смеющийся Пеликен Евгений Иванович Наумов

        В основу повести-сказки «Смеющийся Пеликен» Евгения Наумова, известного читателям по книгам «Утро вечера мудренее», «Корраловый город», «Околесица», «Загадка острова Раутана», положен распространённый в сказках северных народностей сюжет о похищенном Солнце. Юноша-сирота Айван со своими верными друзьями отправляются в далёкий и опасный путь, чтобы освободить Солнце и вернуть его людям. В живой, увлекательной форме повесть знакомит с жизнью и бытом северных народностей, неповторимой природой Севера.

        Евгений Наумов
        Смеющийся Пеликен
        Северная сказка

        

        Рождение рэккенов. Сверху Сидящий сердится… Погасли сполохи!

        Случилось это давно. И очень далеко. Там, где вы не могли быть. Но другие люди там были. Они все видели и рассказали. А те передали сыновьям, сыновья — внукам, внуки — правнукам. Кто верил — называл это правдой, а кто не верил — говорил, что это сказка.
        Сказку я услышал. И решил вам рассказать. Но сначала, как водится, присказка.
        Раньше люди просто жили. Если хотели есть, шли и добывали пищу. Если нуждались в одежде или обуви, мастерили ее. Если тесно становилось, делали такое жилище, чтобы все в нем поместились. Всегда правду говорили — зачем лгать? Никогда чужого не присваивали — своим довольствовались. Не обижали друг друга — в миру да ладу лучше жить. И чувствовали себя счастливыми.
        Но потом появились иные. Еды им не хватало. Одна одежда быстро надоедала. В общем жилище плохо себя чувствовали. Кажется, зачем много еды? Ведь все не съешь. Но иные научились растягивать свои животы и съедали так много, что и представить невозможно! Одежду тоже не одну носили. Сначала одну одежду, потом вторую, потом третью… Всю, какая есть, надевали на себя! Жилища все больше и больше делали. Такие жилища, что в них не только многочисленная семья, а целое стадо оленей поместится!
        Но счастливыми себя иные все равно не чувствовали. Всегда кто-то находился, у кого чего-то больше. И родились зависть, злоба, жадность и другие чувства, которых раньше люди не знали.
        Когда завладевали они каким-нибудь человеком, превращался он в рэккена — мерзкое существо. У рэккена был второй рот прямо на животе или на спине, или поперек лица.
        Заметив у кого-нибудь второй рот, люди прогоняли его, потому что рэккен пожирал все и даже человека мог съесть.
        Одни рэккены убежали в тундру и поселились в земляных норах — стали черноголовыми. Другие убежали в скалы и поселились в глубоких ущельях — сероголовыми стали. А были еще синеголовые рэккены. Они жили в воде и затягивали неосторожных людей в пучину. Даже в пламени костра жили р экенны красноголовые. Они могли выскочить, сжечь человека, его семью, жилище и даже целый лес вместе с его обитателями.
        Появились свистуны, крикуны, шептуны и множество других разновидностей злыx существ.
        Совсем плохая жизнь началась у людей. Куда ни пойдешь,  — везде подстерегают рэккены. Чуть оплошаешь, схватят и тут же съедят или болезнь напустят, или еще. какую то пакость сделают. Много людей тогда пропало. А рэккенов становилось все больше.
        Собрались люди и стали думать, как общей беды избежать. И сказали самые старые из них:
        Где-то далеко живет Сверху Сидящий владыка всего живого на земле. Нужно к нему идти. Он поможет.
        Молодые спросили:
        — Почему до сих пор ничего не слышали мы о Сверху Сидящем? Почему не видели его?
        Почему не знаем, где он живет?
        Никто не может видеть и слышать Сверху Сидящего,  — ответили. старые.  — Он в большой Запретной горе живет. Когда придем туда, тогда увидим.
        Долго шли люди. Наконец пришли к Запретной горе. Спросил их Сверху Сидящий:
        — Зачем пришли?
        — Вот, к тебе пришли, чтобы ты помог,  — ответили люди.  — Без разбора едят нас рэккены. Скоро совсем съедят.
        — Сами виноваты,  — ответил он.  — Это вы породили рэкенов, а теперь ищете спасения.
        Ну что ж, если пришли, помогу вам.
        В Запретной горе жило пятеро работников Сверху Сидящего, пятеро братьев. Трое из них были Крылатыми Стерегущими.
        Инкой, в черные перья одетый, охранял гору от всех, приходящих со стороны земли.
        Ункой, в синие перья одетый, плавал в воде быстрее рыб и охранял гору от всех, приходящих со стороны воды. Энкой, в алые перья одетый, сквозь любое пламя проходил невредимым и охранял гору от приходящих со стороны огня. Четвертый брат Юнкой был железным воином и ходил вокруг Запретной горы. Не было на земле силы, способной его победить. Пятый брат — Онкой, был самым ловким и хитрым. Он разные повеления Сверху Сидящего выполнял, был бегающим туда-сюда, угождающим. Позвал его Сверху Сидящий и сказал:
        — Иди к рэккенам и скажи, что не велел я всех людей без разбора есть.
        Онкой спросил:
        — Что же есть будут рэккены? Ведь что-то надо им есть.
        Подумал Сверху Сидящий и сказал:
        — Пусть плохих людей едят. Тех, которые другим зло делают.
        Люди подумали и сказали:
        — Это хорошо. Плохие нам самим не нужны. Не хотим, чтобы зло нам делали.
        Ушел Онкой. Сказал Сверху Сидящий людям:
        — Теперь в свою землю идите. Отныне хорошо жить будете.
        Возвратились люди домой и стали хорошо жить.
        Но недолго продолжалась хорошая жизнь. Онкой не вернулся в Запретную гору и сам стал рэккеном — надоело ему быть бегающим туда-сюда, угождающим, выполняющим повеления. Сам захотел повелевать. А так как был самым ловким и хитрым, то выбрали его рэккены своим предводителем, и стал Онкой учить их разным хитростям. Недолго они плохих людей ели, скоро снова за хороших принялись. Забыли повеление Сверху Сидящего.
        Стон и плач пошли по земле.
        Опять отправились люди к Запретной горе. Нахмурился Сверху Сидящий, увидев их.
        Спросил недовольно:
        — Зачем пришли?
        Твой работник забыл то, что ты ему велел, и сам рэккеном стал,  — сказали люди.  — Не только плохих, но и хороших людей опять едят рэккены. Хороших даже больше. Обидно нам.
        Долго думал Сверху Сидящий. Потом сказал:
        — Дам я вам два светила. Одно днем светить будет, и в это время никого не будут есть рэккены. Как только пройдет оно по небу и за скалы спрячется, все уходите в свои жилища.
        Другое светило появится, и тогда на охоту выйдут рэккены. Кого из людей увидят, того съедят. Никуда не ходите ночью и целы будете.
        Выпустил на небо два светила — Солнце и Месяц. Пошли домой люди и стали хорошо жить. Как только заходит Солнце — в жилища прячутся. Когда светит Месяц, боятся наружу выходить, Рэккены вокруг жилищ бегают, зубами щелкают, воют от голода, а съесть никого не могут. Хорошая жизнь у людей настала, а у рэккснов плохая.
        Но хитрый Онкой решил украсть дневное светило. Собрались сероголовые, и как только Солнце за скалы спряталось, схватили его и в ущелье бросили. Большим камнем сверху привалили.
        Ждут-ждут люди, а Солнце не появляется. Голод стал их мучить- ведь в жилищах еды нет, нужно идти и добывать ее. То один, то другой человек выскочит — может, появилось уже Солнце? Тут и хватают его рэккены. Много людей тогда опять прошло…
        А Солнце большой камень прожгло и наружу вышло. Радостно встретили его люди. Но недолго радовались. Едва Солнце за скалы спряталось, снова схватили его рэккены и еще большим камнем привалили. Опять мучились в жилищах люди, снова пировали рэккены, пока и этот камень не прожгло Солнце.
        Пошли люди к Запретной горе.
        Что же это делается, Сверху Сидящий? Крадут рэккены дневное светило, не дают ему по небу ходить. Совсем плохо жить, скоро от голода пропадем.
        Сильно рассердился Сверху Сидящий:
        — Сами рэккенов по земле пустили, а ко мне за помощью ходите! В последний раз помогу вам. Дам оружие — ножи острые, стрелы и луки, копья тоже дам. У кого оружие будет, тот может не бояться рэккенов. Сами воюйте с ними, меня больше не беспокойте.
        Позвал Крылатых Стерегущих и сказал им:
        — Всех приходящих со стороны земли, поды и огня останавливайте. Возле меня будете находиться. Заняли Никой, Ункой и Энной свои места. Железному воину Сверху Сидящий сказал:
        — Ты, Юнкой, как и прежде, возле Запретной горы будешь находиться. Станешь Спрашивающим и Отвечающим. Всех приходящих спрашивай и ответ им давай, чтобы не напрасно приходили. Вот тебе моя шапка, в ней ответы на все вопросы найдешь.
        Взял Юнкой шапку со всеми ответами и свое место возле Запретной горы занял.
        Людям Сверху Сидящий сказал:
        — Отдушину жилища своего не закрываю, нельзя ее закрывать- тени, ушедших с земли со стороны неба ко мне приходят. Кто придет со стороны неба, того выслушаю. Рэккенов не бойтесь, оружие возьмите и в землю свою идите.
        Так люди оружие получили. Сначала с рэккенами воевали, потом животных стали убивать, а когда ссорились, и друг на друга оружие обращали. Много несчастий произошло на земле, много людей погибло, много крови и слез пролилось.
        Пытались люди пожаловаться Сверху Сидящему, что оружие его не только рэккенов, но и людей губит, но не смогли даже подойти к Запретной горе. Всех железный воин останавливал.
        И тогда появились в селениях люди, умеющие по небу летать,  — шаманы. Время от времени к Запретной горе отправлялись к со Сверху Сидящим разговаривали. Но разговорами все и заканчивалось. Не хотел больше помогать людям Сверху Сидящий. Сидел в Запретной горе и трубку курил, облака по небу пускал.
        А рэккены продолжали похищать Солнце. Камни все больше и больше находили, и все дольше светило м ущелье держали. Как только Солнце камень прожигало и появлялось па небе, рэккены начинали еще больший камень искать.
        Но и люди времени не теряли. Пока рэккены камень искали$ они на зверей охотились и впрок еду заготовляли. Самые большие звери в море жили — нерпы и тюлени, моржи и киты.
        Люди убивали их и мясо в подземные ледники складывали. А когда наступала долгая темная ночь, эти припасы ели. Иногда хватало еды, а бывало и так, что не хватало, и тогда голодали люди, так голодали, что умирали, не дождавшись Солнца.
        Правда, из жилищ не боялись выходить. Если нападут рэккены, оружием их отгоняли.
        А самые сильные и смелые отправлялись далеко в скалы и вступали в сражение с предводителем рэккенов — Онкоем.
        Долго шло такое сражение. Онкой стрелы на лету ловил, тяжелые копья перегрызал острыми зубами. И все это время на небе разноцветные сполохи сияли. А когда схватывались какой-нибудь силач и Онкой, разом все сполохи ярким огнем вспыхивали. Люди выходили и тревожно глядели на небо. Если удавалось силачу побороть Онкоя, тот с громким воем проваливался под землю. И тогда силач отваливал в сторону огромный камень и освобождал Солнце.
        Радостно встречали люди силача победителя. Выходили навстречу ему красивые девушки, и он выбирал себе в жены самую красивую. Начинался большой пир, и люди несли на него все свои припасы — теперь их можно не беречь. Наступал новый день, снова можно охотиться и добывать зверя.
        Так жили долгое время. Но все сильнее становился Онкой, и все труднее было его победить. И однажды все силачи, отправившиеся сражаться в серые Скалы, не вернулись домой. Погасли сполохи на небе, а Солнце не появилось. Снова наступила черная ночь на земле. Страх и отчаяние охватили людей…

        У Яри много женихов. За сироту заступиться некому. Пришли все!

        — Вставай! Тьма затопила землю!
        Айван вскочил.
        Легкая рука Ненека коснулась его плеча и усадила юношу на подстилку из шкур. От знакомого прикосновения он успокоился. Вспомнилось, что снилось перед этим тяжелое: подземный властелин метал в него огненные копья, и они пронзали его насквозь. Значит, это был лишь сон… Но теперь стало еще страшнее — тьма затопила землю. Дрожа, он торопливо одевался. Пересохший язык с трудом ворочался во рту.
        Айван нащупал стоявший сбоку чайник и стал жадно пить из носика. Вслед за Ненеком выскользнул из полога. В шатре пахло застарелым дымом, мерзлой кожей. Когда вышел наружу, из сугроба взметнулись темные тени. Собаки! Протяжный вой резанул по сердцу.
        Он остановился, осматриваясь. Высоко вверху ярко сияли звезды. Смутно белел снег вокруг. И вся тундра была залита каким-то призрачным колеблющимся светом. Так всегда бывало, когда исчезало Солнце. Шатер чернел островерхим холмиком. Поодаль виднелись другие. Сполохов на небе не было! Значит, битва с подземным властелином кончилась, и силачи бесславно полегли в далеком ущелье…
        Ненек крикнул что-то, взмахнул палкой. Собаки замолчали, убрались в шатер. И тут стал слышен далекий протяжный гул — словно жалобный стон доносился из-под земли.
        — Идем!  — Ненек двинулся вперед.
        От шатра отделилась еще одна темная фигура и шагнула навстречу. Айван сразу узнал ее: Яри, такая же сирота, как и он. Пугливая и молчаливая, словно молодая косуля. Только ему одному открыла она сердце. Только ему впервые робко улыбнулась там, в далекой летней тундре.
        Они встречались за селением, у Кривой скалы, и, взявшись за руки, шли к синеющим вдали сопкам. Молчали. О чем говорить, если поет душа? Яри срывала по пути скромные тундровые цветочки и вязала из них красивое ожерелье. Надевала на шею. Ожерелье всего на один день — других у нее не было. Всегда в рваной одежде ходила Яри, но хоть чем-то хотела понравиться Айвану.

        

        Когда выросла и стала красивой девушкой, заметил ее Эмемкут, самый важный человек племени, и взял в свой шатер, по обычаю, своей воспитанницей сделал. Нарядную одежду, дал, и стала Яри еще красивее.
        Но ей уже не разрешалось убегать в тундру и гулять там с Айваном. Все время в шатре находилась, потому что часто приезжали в селение упряжки богатых женихов. Айван лишь изредка видел теперь девушку и даже словом перемолвиться с нею не мог.
        Да и о чем теперь говорить? Если юноша хочет, чтобы девушка стала его женой, он стариков посылает в ее шатер. Они умеют говорить, знают, о чем говорить. А единственный старик, которого он мог послать к Яри, был его наставник Ненек. И он уже давно все сказал.
        У Яри много богатых женихов. Они приезжают каждый день, Её воспитатель Эмемкут возьмет богатый выкуп. А может, захочет сделать своей женой.
        Но Яри упорно не давала никому из женихов слова. Это сердило Эмемкута. И вот она здесь. Зачем пришла глубокой ночью? Мороз бесчисленными иголками колол лицо. Вдруг Айван почувствовал, что маленькая горячая рука скользнула по его пальцам. Как тогда, в летней тундре. Чего она хочет?
        Протяжный стон нарастал. Острым лезвием полыхнула полоска света. Значит, в шатре Эмемкута ярко горят костры. В свете звезд юноша различил впереди что-то черное, огромное. Оно ворочалось, дышало…
        Люди!
        У шатра Эмемкута собрались все жители селения. Отсюда и шел протяжный жалобный стон. Яри крепко стиснула его пальцы и растворилась во мраке. Угрюмо спрашивая самого себя, зачем Ненек привел его сюда, Айван шагнул ближе к полоске света. На лице его, как всегда, застыло выражение упрямства. Он молчал.
        Он уже давно привык ни о чем не спрашивать. Надо будет — старшие сами скажут. В конце концов они всегда говорят. Но он не всегда делал так, как они велели, потому что его часто заставляли делать то, чего он делать не хотел. Когда маленьким был и отказывался что-то делать, падал на землю или подходил к серединному столбу и бился об него головой.
        Даже мог собственную руку грызть. Только тогда оставляли его в покое. «Вот упрямый!» — говорили с удивлением.
        Он сирота, и за него заступиться некому. Дедушка Ненек не в счет: кто прислушается к голосу белоштанного старика. Когда почувствует человек, что пришла старость, надевает он белые штаны — значит, приготовился к переходу через облака, к верхним людям. Постоянно теперь готов к этому. Вот почему Айвану приходилось стоять за себя самому, и выражение упрямства не сходило с его лица.
        Все пришли?  — спросил пронзительным голосом Эмемкут.
        — Все,  — ответили ему.  — Последний пришел…
        — Как всегда, последний Айван!  — ехидно добавил кто-то.
        Только крепче сжал губы сирота. Их всегда много вокруг шатра Эмемкута — угождающих, бегающих туда-сюда. Они все время спешат.
        Откуда-то возник тонкий щемящий звук, пролетел над селениеми замер вдали. Глухой удар в бубен словно толкнул Айвана.
        — Есть ли сполохи па небе?  — спросил Эмемкут.
        — Нет, давно уже нет сполохов…  — тоскливо и жалобно заговорили вокруг.
        — Поднимите края покрышки!
        Нижний край шатра стал приподниматься, и открылась его внутренность, словно огражденная от просторов тундры пламенем многих костров, разложенных по кругу. Они горели зеленоватым светом.
        По привычке тундрового жителя Айван быстро оглянулся вокруг, чтобы оценить обстановку. И поразился яркому блеску множества глаз, устремленных на пламя костров!
        Пришли все: и белоштанные старики, и увечные охотники, и матери с грудными младенцами, которые спали в заплечных меховых торбах. Даже очень большой шатер Эмемкута не мог вместить всех собравшихся, поэтому внутри оказались немногие — только самые важные люди племени Прямой стрелы.

        Эмемкут и другие важные люди. Белый Шаман и Черный Шаман. Теперь в небо полетим!

        Самый важный человек племени Эмемкут, владеющий Главной мыслью, восседал на почетном месте. Живот его покоился на лохматой шкуре бурого медведя, занимал ее почти целиком, так что виднелись только могучие лапы со страшными когтями да голова с оскаленной пастыо и выпученными глазами — охотники племени умели снимать шкуры со зверей! Казалось, Эмемкут просто положил живот на зверя, отчего тот был мгновенно раздавлен и превращен в подстилку для сидения. Руки важного человека сложены на животе, словно он старался защитить его от враждебных посягательств. Самый важный человек очень гордился им. Ни у кого на побережье не было такого. Люди приезжали из дальних селений, из глубины тундры, преодолевали высокие горные перевалы, переправлялись через глубокие заливы и бурные реки, совершая многодневные переходы, чтобы только взглянуть на такой большой живот. Тот, кто видел его, мог говорить о себе: «Я видел большой живот Эмемкута!», и слово этого человека пользовалось уважением. Рядом с Эмемкутом восседали другие важные люди.
        Тро, владеющий Средством, высохший, замученный болезнями, искривленный, будто из. правого бока у него вынули все ребра, и с лицом, на котором морщины наползали одна на другую. Но имя его внушало всем трепет, потому что он владел Средством так долго, что казалось — всегда.
        Акака, владеющий Устрашением. На свирепое лицо его падала шапка густых спутанных волос, которых никогда не касался малахай. Он славился необузданностью нрава и даже на сильных врагов нагонял ужас. Что же тогда говорить о соплеменниках?
        Мэмэрэнэн, владеющий Припасами. Когда он широко раскрывал глаза, то они казались тонкими щелками — не толще волоса. Когда же он щурил их, то они вовсе исчезали. Человек без глаз — называли его на побережье. И неизменно добавляли: видящий все насквозь. Даже на Солнце он мог подолгу смотреть без всякого вреда для своего зрения.
        Кумак, владеющий Железным крючком. Этот был ужаснее всех. Никто не решался взглянуть в его лицо, острое, как лезвие разделочного ножа. Глубоко спрятанные глаза его казались двумя рассерженными пауками, и в кого они впивались, тот долго не находил себе места. Никто не знал, где он хранит Железный крючок, но он владел им. Этим Железным крючком можно было так же легко вынуть душу из человека, как нерпу из проруби.
        

        Белый Шаман и Черный Шаман, владеющие Тайнами. В каждом племени был свой шаман, который прогонял болезни, призывал из моря стада зверей и косяки рыб, когда охотники выходили на байдарках на промысел, и постоянно боролся с плохой погодой. Но когда исчезало Солнце, люди обращались к великим шаманам побережья — Белому и Черному, владеющим тайнами верхнего и нижнего миров. Они сидели, в разных углах шатра. Одежда Белого Шамана ярко блистала в отсветах костров, его красное лицо, обрамленное седыми волосами, добродушно улыбалось. Черный Шаман казался сгустком тьмы. На груди его висело ожерелье из клыков черного медведя. Кожа на лице напоминала продубленную моржовую шкуру, присыпанную золой из потухшего костра. В длинных кривых пальцах, похожих на когти полярной совы, он держал черный бубен. Черный Шаман еще раз коснулся бубна, и протяжный дрожащий звук пролетел над толпой тундровых жителей.
        — Они все погибли!  — каркающим голосом сказал он.  — Говорю вам, что славные силачи нашего племени погибли в жестокой битве с коварным и беспощадным Онкоем!
        Пристально вглядываясь вдаль, он добавил:
        — Нигде — ни над высокими сопками, ни над бескрайним морем, ни над ледяными просторами, ни над широкой тундрой не вижу я сполохов — отблесков битвы…
        — Пойди!  — раздались требовательные голоса.  — Спустись и подземный мир и узнай, что сталось с ними. Может, кто-то из них лежит и истекает кровью… Может, кто-то просит о помощи…
        Чёрный Шаман радостно сверкнул злыми глазками. К нему обратились, потому что умел он путешествовать в нижних землях и возвращаться обратно. Никто этого не умел, даже Белый Шаман, который мог путешествовать только в верхнем мире.
        Чёрный Шаман встал и взмахнул рукой. И тотчас костры запылали синим огнем!
        Мертвенный отблеск упал на лица людей, словно они разом стали мертвецами. Зловещая тень закружилась по кругу, взметывая синий снег. Шаман превращался в росомаху, волка, лису, медведя, полярную сову. Потом будто окутался туманом. Скрюченные пальцы мелькнули в воздухе.
        — Кого в товарищи возьмешь?  — раздался чей-то испуганный голос.
        — Один пойду!  — ответила туманная тень.  — Под землю одному нужно идти… Иду, дальше иду! Первую землю прошел. Нет никого! Вторую землю прошел! Нет света, тьма…
        Ничего не видно! Третья земля — темно! Дальше иду! Четвертую землю тоже прошел…
        Пятая земля! Нет никого, темно, а впереди что-то невиданным огнем горит… Иду, дальше иду!
        Все раскрыли рты, подались вперед. Как будто ужасом пахнуло, оцепенели руки…
        Наверное, что-то страшное произошло в дальних подземных мирах с Черным Шаманом: его туманная тень выгнулась, задрожала и бесшумно упала. Запылали желтым пламенем костры.
        Долго все молчали. Наконец Черный Шаман зашевелился и сел. Отер желтую пену, выступившую в уголках рта. Шатаясь, поднялся на ноги. Кто-то протянул кружку с водой — он жадно ее выпил.
        — О-о! Я видел…  — заговорил он надтреснутым голосом.  — Никто такого не видел…
        Он осекся. Выпученными глазами посмотрел в костер.
        — Они не погибли!
        — Где же они?  — крикнуло сразу несколько голосов.
        Подземный властелин Онкой навсегда оставил их в своих землях. Может быть, молчаливыми работниками сделает, может быть, в невиданных зверей превратит. Кто увидит их — не вынесет этого зрелища. И вернуть их оттуда невозможно.  — Шатаясь, он сел на место и закурил длинную изогнутую трубку.
        Все равно нужно вернуть,  — сурово заговорил коренастый охотник Альгалик, отец одного из силачей — юного Эрмена, ушедшего вместе с другими.  — Ничего, что невиданные звери — вернутся, увидим. Негоже людям оставаться в подземном мире. Почему был там и ничего не узнал?
        — Как узнаешь?  — пожал плечами Черный Шаман,  — Темно, совсем ничего не видно.
        Седая мать другого силача — Виютку запричитала:
        — Пусть хоть души их вернутся сюда! Среди родных должны находиться они!
        И все вокруг заговорили:
        — Сверху Сидящий! Он поможет нам! Попросить нужно Сверху Сидящего!
        Множество взоров с надеждой обратилось к Белому Шаману.
        Теперь его очередь. Белый Шаман поднял руку. Неведомо откуда прилетел и лег на его ладонь бубен. Ударил пальцами по бубну — будто множество льдинок зазвенело вокруг.
        Сразу на душе стало легко и спокойно. Костры ярко запылали, языки пламени поднялись высоко и скрыли кружащуюся фигуру Белого Шамана.
        — Сверху Сидящий! Он поможет нам! Попросить нужно Сверху Сидящего! Кого возьмешь в товарищи?
        — Ворона, отца нашего!  — ответил высокий звонкий голос Белого Шамана.  — Полетим, Ворон, спросим Сверху Сидящего!
        Над шатром высоко вверху зашумели большие тяжелые крылья, и хриплое карканье возвестило, что прибыл сам Ворон Кутх, покровитель племени, мудрец и большой пройдоха.
        Видно, Кутх был недоволен, что его побеспокоили ночыо, когда он по обыкновению дремлет в своем пологе после сытной вечерней еды или особо удачных проделок. Он сердито покряхтывал, кружась высоко в небе:
        — Что же, полетим…
        Две тени — белая и черная встретились, взметнулись и быстро исчезли. Все стихло. Но вдруг высоко вверху зазвенел голос Белого Шамана:
        — Летим! Все выше летим! К самым высоким горам! Вон одна вершина стоит над всеми… Снега на ней нет, только лед. Ни зверю, ни человеку не взобраться по голым склонам… Ближе подлетаем. На вершине заяц сидит… Больше нет никого!
        Тихий вздох пронесся по толпе.
        — Теперь над морем полетим! Летим, все дальше летим, к самым большим льдам. Вон одна льдина больше всех, как медведь среди мышей… Посреди на льдине белая нерпа лежит, желтые ласты у нее. Больше нет никого!
        Опять раздался тихий вздох.
        — Сейчас в небо полетим! К самым дальним облакам! К самым дальним…
        Теперь нужно ждать…

        Жизнь неважного человека. Зачем тебе живот? Душа его превратилась в птичку-пуночку

        Эмемкут шевельнулся и скосил глаза на лица сидящих рядом людей. Они ничего не выражали.
        Однако Эмемкут хорошо знал, какая тревога снедает их. У всех важных людей, владеющих чем-то, была хорошая жизнь и большие животы, правда, значительно меньшие, чем у самого Эмемкута, владеющего Главной мыслью. У Тро, например, живот походил на неровный камень, засунутый сбоку под кухлянку.
        Они не выходили в море и на лед добывать зверя, не подвергали свою жизнь многочисленным, опасностям — все, что нужно, добывали и делали для них работники. У каждого важного человека была нарядная одежда, большие теплые шатры, в которых жили их жены, и много вкусной еды — им не грозила голодная смерть и холод в собственном пологе.
        А Сверху Сидящий, разгневавшись, может отобрать у них все это. И тогда им жить тяжелой жизнью совсем не важного человека, может быть, даже ничтожного. А какая жизнь у неважного человека? Даже думать не хочется.
        Когда-то Эмемкут был охотником и жил такой жизнью. Ему приходилось работать с утра до вечера, чтобы обеспечить пищей и одеждой свою семью — родителей и трех сестер.
        Зимой, когда собаки еще спали, он с другими охотниками уже выходил на лед залива. Там сидел подолгу над лункой, ожидая появления пугливой нерпы или осторожного лахтака.
        Добыв зверя, тащил его по скользкому льду через острые торосы домой. Но чаще возвращался злой, окоченевший, с пустыми руками. Летом с другими охотниками выходил в море на байдаре, рискуя быть унесенным сильным ветром или заблудиться в тумане. От тяжелой гребли на руках его бугрились толстые мозоли…
        Он смотрел на важных людей — старшину селения Иутека, живот которого был похож на большое яйцо кайры, опущенное широким концом книзу, богача Нугрена, живот которого напоминал яйцо кайры, опущенное узким концом, и думал: «Если бы у меня был такой живот, как у них, я тоже не работал бы. Меня окружали бы почет и уважение. У меня было бы вдоволь вкусной еды и просторный теплый шатер. Я мог бы выбрать жену или даже несколько жен и не отрабатывать за них годами…»
        Он делал все, чтобы у него появился большой живот: ходил вразвалку, заложив руки за спину, как Иутек, говорил медленно и важно, как Нугрен, но ничего не помогало — вместо большого мягкого живота у него была какая-то плоская впадина, по твердости напоминавшая высушенную моржовую кожу, и ему по-прежнему приходилось много трудиться.
        Он убил большого лахтака и понес его не в шатер, где ожидали свежего мяса его сестры и старые родители, а Челькутху, шаману племени Прямой стрелы. Он принес добычу целиком: с жиром и печенью, с желудком, набитым кисло-сладкой рыбой, и с кишками, из которых можно сшить просторный непромокаемый плащ-камлейку. Он попросил шамана камлать всю ночь. В подкрепление своей просьбы Эмемкут положил рядом с тушей лахтака связки шкурок белых песцов и черно-бурых лисиц.
        Увидев шкурки, Челькутх жадно схватил их.
        — Зачем тебе живот?  — спросил он вкрадчиво, пока его целик- пальцы ласкали мягкий мех лисиц.
        Эмемкут не смог ответить на такой простой вопрос. Он конечно ожидал, что шаман спросит его об этом, но достойного ответа так п не придумал. Рассказать же о своих сокровенных мыслях он не решался — а вдруг Челькутх подумает, что Эмемкут хочет лишить его собственного живота, вкусной еды, трех жен, большого теплого шатра?
        Под испытующим взглядом Челькутха он отвел глаза в сторону.
        Я знаю, о чем ты думаешь,  — сказал шаман.  — И я буду камлать. Ты хороший юноша и достоин живота. Думаю, отец племени Порой будет к тебе благосклонен.
        Шаман камлал долго и ретиво. Подпрыгивая в свете костра г. округ деревянного столба с изображением Ворона, он кричал хриплым пронзительным голосом: Эмемкут самый лучший охотник на побережье! Он силен п бесстрашен! В одиночку ходит на медведя и побеждает его! Дальше всех бросает копье. Поднимает тушу целого лахтака и несет ее, не зная усталости. Лучше всех орудует веслом и гарпуном. Не перечит старшим. Самые лучшие куски из своей добычи выделяет тебе, отец племени. Дай ему большой живот!
        Эмемкут слушал и причмокивал от восторга: вот, оказывается, какой он достойный человек! Ворон не должен отказать, особенно если просит важный человек — Челькутх, шаман племени Прямой стрелы.
        Закончив камлание, шаман возгласил:
        — Отец сказал!
        Эмемкут затаил дыхание: волю отца племени следовало выслушивать, затаив дыхание.
        — Отныне ты должен беспрекословно исполнять желания тех, у кого большой живот.
        — И у меня будет?..  — от волнения Эмемкут не договорил.
        — Иди,  — шаман устало махнул рукой.
        С этого дня Эмемкут рьяно исполнял желания тех, у кого был большой живот. Если старшина объявлял, чтобы жители собрались па песчаной косе для получения его, Иутека, указаний, Эмемкут первым бежал на косу и по пути зычным голосом созывал остальных.
        Когда богач Нугрен захотел, чтобы его шатер перенесли подальше от воды, Эмемкут суетился больше всех и подгонял работавших пронзительными криками.
        На камлание он приходил раньше всех, садился поближе к шаману и, громко завывая, подхватывал его возгласы. И даже когда в селение приезжал кто-нибудь незнакомый, Эмемкут первым делом смотрел, есть ли у него живот, и, если есть, со всех ног бросался распрягать собак приезжего.
        Работать было некогда, но семья не голодала — старшина и шаман всегда внимательно следили за тем, чтобы при дележе добычи других охотников Эмемкуту перепадал жирный и вкусный кусок — не такой жирный и вкусный, как им самим, но намного жирнее и вкуснее, чем другим охотникам, и даже самому добытчику. А как же иначе?
        И однажды Эмемкут с удивлением и радостью заметил, что у него появился живот!
        Правда, совсем небольшой, но он уже мешал ему нагибаться, чтобы натянуть торбаса. Когда Эмемкут впервые заметил это, он замер от неожиданности, не в силах поверить своему счастью. Потом дрожащими руками ощупал себя пониже груди. Там, где раньше была плоская и твердая впадина, колыхалось что-то пухлое, словно засунутый под кухлянку надутый воздухом гарпунный поплавок.
        Это был самый счастливый день в жизни Эмемкута. Но не в жизни его родных, ибо в этот день Эмемкут опустошил блюдо мороженой строганины, опорожнил котел мясной похлебки, сжевал вяленый моржовый ласт, которым можно было накрыть собаку, и опустошил миску моченой брусники — и от радости он не заметил, что уничтожил еду, приготовленную для всей семьи. Зато живот его стал тугим и тяжелым, в нем что-то ласково бурчало. Казалось, живот говорит: «Теперь у тебя началась хорошая жизнь».
        Действительно, жизнь еще недавно бедного ничтожного охотника чудесно изменилась.
        Он важно ходил по селению, выпятив живот, а жители первыми с почтением приветствовали его и прислушивались к каждому его слову. Вскоре старшина утонул на промысле: байдару, в которой он сидел, перевернул раненый зверь,  — и вместе с ним утонуло еще много охотников. Старшина любил иногда сам добыть молоденькую нерпу и тут же полакомиться ее печенью, за что жестоко поплатился.
        Жители единодушно избрали старшиной Эмемкута, потому что только у него был большой живот, достойный такого звания. Правда, богач Нугрен пытался строить против него козни и даже сам захотел стать старшиной, но как-то ранней весной на его стадо напали волки. Нугрен самолично бросился их отгонять и был растерзан, а душа его превратилась в птичку-пуночку. «Так велел отец племени»,  — сказал Челькутх, и охотники стали еще больше почитать Эмемкута.
        После этого живот его вырос до невероятных размеров, и он удостоился наконец чести владеть Главной мыслью, а слава о нем разнеслась по всему побережью.

        Принесите мне хорошее. Возвращение побеждённых. Пойдёт Айван

        Медленно тянулось ожидание. Беспокойно шипели костры, и все вздрогнули, когда в огне с треском лопнула шишка ползучего кедровника.
        Высоко вверху захлопали тяжелые крылья!
        — Возвращается…  — прошелестело в толпе.  — Он возвращается.
        Сначала костры ярко вспыхнули. Потом как будто накрыло их черной полой, но так продолжалось только один миг. В ярком свете вновь вспыхнувшего огня все увидели фигуру Белого Шамана. Он поднял вверх обе руки.
        — Говори!  — послышались голоса.  — Солнце вернется?
        На лице Белого Шамана не было радости, когда он заговорил. Оно осунулось и потемнело.
        Посреди неба скала стоит,  — глухим надтреснутым голосом сказал Белый Шаман.  — Высоко на скале огонь светится. Там Сверху Сидящий трубку курит и облака по небу пускает. Надел я снегоступы и к нему по облакам побежал. Отец наш Ворон назад полетел — по облакам не умеет ходить. «Что тебе нужно?»- разлился голос Сверху Сидящего. «Отчего наши беды?  — спросил я.  — Холод, темно… Даже Солнце у нас украли. Силачи ушли и назад не вернулись… Помоги нам!» Долго молчал Сверху Сидящий, трубку курил. Даже устал я ждать его ответа. Наконец заговорил. «Люди ко мне только с бедами идут,  — сказал он.  — Когда хорошо живут, обо мне забывают. Нужно, чтобы всегда помнили. Почему с хорошим ко мне не придут, только с плохим приходят?» Ничего не мог я ответить. Что ответишь, когда правду говорит? Рассердился Сверху Сидящий, трубкой меня по голове ударил. Упал я, ничего не понимаю, но голос его слышу, как людей ругает он за то, что совсем перестали понимать Сверху Сидящего, очень уж бестолковыми стали, друг друга и то не понимают, где уж им понять Сверху Сидящего! И сказал он мне: «Если придет кто-нибудь из вашего
племени, принесет мне хорошее, такое, чтобы радость я почувствовал, заживете вы все хорошей жизнью. Солнце снова увидите, тепло почувствуете, сытно станете есть, петь и плясать будете! Все! Иди». Пообещал силачей наших назад вернуть. Сказал, что они уж к селению подъезжают. И еще скачал: «Только для того это делаю, чтобы люди убедились: у меня ты был, мое повеление слушал. Иначе остались бы ваши силачи там, куда пошли. Ведь говорил я людям, что больше помогать им не желаю».
        Белый Шаман умолк. Вдали послышалось жалобное поскуливание собак, а потом — скрип промерзших полозьев, тяжелое дыхание.
        — Едут…  — прошелестело в толпе.
        В круг света, отбрасываемого кострами, въехала первая упряжка. Худые бока собак, покрытые свалявшейся шерстью, так и ходили ходуном. Глаза помутнели от усталости, языки высунуты…
        Вид силача Виютку был ужасен. Вся одежда изодрана в жестокой битве, сквозь прорехи виднелись раны. От боевого копья остался один обломок. Щит разбит. Толстая тетива лука из моржовых жил разлохмачена. В сумке — ни одной стрелы… Он соскочил с нарты и, не обращая ни на кого внимания, принялся распрягать собак.
        Одна за другой въезжали упряжки. Эрмен… Суплякын… Анику… Все они бились до последнего, но не смогли одолеть врага. И теперь не смотрели на соплеменников, стыдясь своего поражения. Их не радовало даже, что уцелели каким-то чудом и назад вернулись.
        Ненек обратился к своему воспитаннику:
        — Смотри, Айван. Хорошо смотри!
        Все вздрогнули. Яркая звезда прочертила огненный След на небе и погасла.
        — Что это?
        — Люди! Сверху Сидящий сказал!  — изрек Белый Шаман.
        — Слушайте, сказал Сверху Сидящий…  — зашептали вокруг.
        — Упадет три звезды. Когда третья звезда упадет в море, должен отправиться в путь человек вашего племени, несущий хорошее. Если не придет он, Солнца больше не увидите, в темноте жить будете. Кто пойдет? Назовите имя!
        Вот оно, условие Сверху Сидящего! Кто отважится идти в далекий и неведомый путь?
        В дороге на смельчака могут напасть великаны, когтистые тени подземного мира, летающие шаманы из другой земли, невиданные звери, А рэккены? О, все они постараются завладеть тем хорошим, что понесет человек. Как пройдешь весь путь, как достигнешь цели?
        И тогда взоры невольно устремились к самому важному человеку племени — Эмемкуту.
        Пусть он скажет свое слово, ведь не зря владеет Главной мыслью!
        Эмемкут вздрогнул и очнулся от оцепенения. Черный Шаман наклонился к нему и что-то прошептал. Глазки самого важного человека тревожно забегали, словно он ищет кого-то.
        — Пойдет Айван!
        И все облегченно вздохнули. Сирота, кто о нем будет жалеть?
        Разве что Ненек, да он не в счет — белоштанный старик, давно приготовившийся к переходу в верхний мир.
        Айван почувствовал облегчение. Так вот что неясно томило его псе время! Вот почему позвали его сюда! В толпе заметил взгляд, сверкающих глаз Яри. Может, она услышала в шатре самого важного человека какие-то разговоры и хотела его предупредить?
        Он шагнул вперед. Упрямое выражение не сходило с его лица. Па губах заиграла насмешливая улыбка.
        — Люди!  — сказал он громко.  — Да что хорошего я понесу? Оглянитесь вокруг! Нет у нас ничего хорошего.
        Все растерянно молчали.
        Сначала найдите хорошее, а потом меня позовете! Айван повернулся и вышел из толпы.
        — Строптивец!  — прозвучал чей-то сдавленный голос. Да он всегда был таким.

        Детство Айвана
        Как рождается Пеликен
        Не может улыбаться заяц!

        До сих пор не знал ничего хорошего Айван. Своих родителей он не помнил. Никто никогда не говорил ему о них — кем они были, чем занимались, где жили. Пришел сирота в селение как-то утром или вечером, то ли со стороны моря, то ли со стороны тундры- не помнили. Может, из оленных был, а может, из береговых. Однако непохожим на других детей был, наверное, потому что сирота.
        Часто ругали его и взрослые, и дети, которые постарше, потому что над всеми он смеялся, а этого сильно не любили в селении. Рассердившись, бросали в него и камни, и дубины, но попасть не могли: ловко увертывался сирота. Кое-кто хотел увести его в тундру пли в другое селение и там оставить, но никак поймать Айвана не могли — очень быстро бегал, никого не слушался; но не наказывали его — еще сглазит, от такого всего ожидать можно. Ведь никто не воспитывал его, не учил, что хорошо, что плохо. Так рос.
        Правда, был у него наставник — дедушка Ненек, да ничему гоже не учил. Сам дряхлый и слабый, сидит себе в шатре целыми днями, из моржового клыка фигурки зверей вырезает.

        Даже за плавником для костра пойти не мог — Айван его собирал. Принесет плавник, разожгут они костер, сварят скудную долю мяса, ко торую выделяли им охотники, или кореньев сладких поедят, а потом дедушка Ненек за резец возьмется.
        Когда Айван маленьким был, он уходил в сопки подальше от насмешек сверстников и там учился стрелять из лука. По целым дням домой не приходил, достиг большого умения.
        Но однажды ранил стрелой зайчонка, подбежал к нему, чтобы ножом добить, и вдруг увидел его испуганные влажные глаза, с тоской и страхом смотревшие на него. Только один раз взглянул зайчонок на Айва- на, а потом вытянулся и затих.
        С тех пор сирота никогда не ходил на охоту. Жители селения не удивлялись этому, говорили, что, наверное, из племени смирных он. Живет где-то в тундре такое племя, что, питается подобно оленям растениями и вида крови не выносит.
        Дедушка Ненек не заставлял воспитанника добывать пищу. Он еще умел хорошую посуду и плошки для светильников делать. Многие приходили смотреть, как он работает.
        Сначала возьмет глину, растолчет ее, перемешает с песком, воды добавит и замесит круто.
        Потом вылепит горшки и кастрюли для варки мяса, плоские широкие плошки для жирников и поставит на солнце сушить. Высохнут они, совсем белыми станут. Смешает Ненек собранные Айваном ветки шикшовника, стланика, ивняка, разведет огонь для обжига.
        Обжигает посуду, а сам палочкой по ней постукивает: когда закалится она, звенеть начинает.
        Затем в оставшуюся глину золы из костра добавит, всю посуду разными узорами украсит.
        Снова обожжет.
        За посудой со всего побережья люди приезжали, везли дедушке разную вкусную еду, шкуры для одежды: пища, в его посуде приготовленная, вкусная очень, а светильники ярко горят. Если кто-нибудь пытался так же сделать, то кривобокими горшки получались, разваливались при обжиге, а из плошек жир вытекал почему-то.
        Со временем и Айван, помогая Ненеку, научился хорошую посуду делать. Но больше он любил вырезать из моржовой кости разных зверей. Зимой, когда дедушка Ненек посуду не делал, он только вырезанием занимался. Моржовой кости у него не было — ведь давно не охотился Ненек, но все зверобои с ним сначала делились. Потом перестали делиться — моржовую кость стал забирать у охотников Кумак. Железным крючком грозил он тем, кто утаит хотя бы один клык из добытого и пустит его на полозья для нарт или на наконечник для гарпуна, или на другое дело. Охотники беспрекословно отдавали добытое Кумаку. А тот по одному клыку присылал Ненеку, чтобы вырезал он Пеликена. И дедушка принимался за работу.
        Ненек часто рассказывал о Пеликене. Этот добрый хозяин тундры ходит всюду, и его единственное оружие — посох, которым он колотит плохих людей. Кого поколотит, тот никому уже зла причинить не может. Защищает добрый хозяин слабых и обиженных, помогает тем, у кого ничего нет. Доброму охотнику дает богатую добычу, послушной девушке — хорошего мужа, родителям — красивых и здоровых детей. Вот какой это необыкновенный хозяин |тундры!
        Рассказывая, дедушка не спеша работал: вырубал заготовку, обтёсывал ее, размечал угольками из костра. Сирота помогал — резцы затачивал, кость придерживал, шлифовал изделие мягкой шкуркой. Нетерпение все сильнее охватывало их: придет ли к ним добрый Пеликен, проявит ли свой лик?
        Сначала появлялось туловище Пеликена — крепкое, привыкшее к трудной кочевой жизни. Ноги идут размеренным шагом — ведь ему нужно много пройти, он все время в пути.
        Рука сжимает витой узловатый посох — от него не поздоровится злодею!
        Бережно обтесывал резчик мудрую голову Пеликена, вырезал широкие уши, которые слышат даже самые тихие жалобы обиженных. Когда приступал к обнажению лица, все разговоры в шатре прекращались — рождение Пеликена в глубоком молчании должно происходить. Таково древнее правило. Ведь не может хозяин тундры прийти в шатер, где разговоры ведутся, которые того и гляди в ругань бессмысленную могут перейти. Этого не терпит Пеликен.
        И вот появлялся лик — добродушный, но печальный от многих людских бед, немного похожий на лицо дедушки Ненека. Рот крепко сжат — Пеликен слов на ветер не бросает!
        Наконец осторожный резец касался глаз, легкими движениями Ненек освобождал их от всего лишнего, раскрывал.
        Старый резчик и его воспитанник не знали, в какой миг Пеликен раскроет глаза и взглянет на них мудрым, все понимающим взглядом. Когда это случалось, тихий вздох вырывался из груди юноши и старика, и казалось, что вместе с ними радостно вздыхает и добрый Пеликен.
        Но Железный крючок чувствовал, когда в шатре Ненека появлялся новый Пеликен. Он тотчас доносил об этом своему хозяину, и Кумак спешил к Ненеку. Ставил изваяние на ладонь, долго рассматривал его и глухо бормотал, пытаясь разговаривать с хозяином тундры.
        Но тот всегда равнодушно смотрел мимо. Жестокая гримаса искажала лицо Кумака, и по его знаку посыльный вносил моржовый окорок — плату за долгую работу.
        Положив изваяние в маленький меховой мешочек, Кумак уносил его в шатер Черного Шамана. Вскоре из дальнего селения приходил караван с богатыми дарами. Черный Шаман отдавал посланцам заветный мешочек с Пеликеном, и они, радостно нахлёстывая собак, отправлялись в обратный путь.
        Большое счастье приходило в то селение — ведь сам Пеликен охранял его от рэккенов, от подземных теней, выходящих по ночам, от дикого Тэрыкы, жившего в скалах, от болезней и разных бед. А Кумак посылал дедушке Ненеку другой клык.
        Иногда и Эмемкут, владеющий Главной мыслью, присылал моржовые клыки, добытые его охотниками. Эти клыки Айван полировал до блеска, а дедушка изображал на них разные картинки из жизни селения: вот охотники Эмемкута отправляются в море, провожаемые хозяином, вот они мужественно вступают в единоборство с громадным китом, вот они тащат добычу домой, вот женщины дружно разделывают тушу, а вот Эмемкут щедро раздает мясо жителям селения, наделяя всех послушных и угодных ему людей самыми большими кусками.
        За разрисованными клыками приезжали богатые родственники и друзья Эмемкута.
        Ведь такой клык — признак богатства и могущества. Если он лежит у кого-то в шатре, сразу видно — это важный человек. Поэтому держали разрисованный клык на видном месте, чтобы вошедший сразу его заметил.
        Из обрезков кости Айван делал фигурки зверей. Дедушка Не- нек сначала только посох Пеликена доверял ему вырезать, потом стал разрешать картинки на клыках рисовать.
        Картинки у юноши выходили необычные: вот Онкой с восемью руками гоняется за девушками, собирающими в тундре ягоды, и никак не может их поймать; вот охотник подкрадывается к диким оленям, а к нему подкрадывается дикий человек Тэрыкы с колотушкой-укоризной в руке; вот морж вылез на берег отдохнуть, а по его спине бегает хитрый евражка, увертываясь от рассерженного Ворона Кутха.
        Эти картинки очень нравились жителям селения, и они всегда приходили посмотреть на них и посмеяться. Эмемкуту они не нравились, и он отдавал их самым бедным родственникам и разным не важным, но послушным ему людям.
        А вот звери, вырезанные Айваном, никому не пришлись по душе: почему-то всегда улыбались они. Ну, люди улыбаются — это понятно. Что-то хорошее случилось, вот и улыбаются. А почему у него и моржи, и медведи, и нерпы, и даже никчемные зайцы улыбаются? Может быть, и улыбается медведь, добычу свою пожирая, да этого никто не видел и видеть не хочет, а вот с чего зайцу улыбаться? Постоянно все преследуют его и стараются прямо на бегу съесть — до улыбок ли ему? Не может улыбаться заяц! Жители селения при виде улыбающихся зайцев ругали сироту и даже плевались. А он упрямо продолжал вырезать свое.

        Не пришёл! Пеликен улыбнулся. Быть большой беде!

        Однажды Кумак прислал большой клык.
        По обыкновению, дедушка Ненек, не откладывая, принялся за работу. Но резец выпадал у него из рук, заготовка выскальзывала, резчик часто ударял себя по пальцам.
        Дедушка вздыхал и вытирал слезящиеся глаза, а потом долго сидел с опущенной головой.
        Откладывал в сторону резец… Работа не ладилась. Так тянулись дни.
        Но вот наступил важный момент открывания глаз. Посох был давно изготовлен Айваном и вставлен в крепкую руку Пеликена. Юноша сидел рядом затаив дыхание. В тишине слышалось только осторожное постукивание резца.
        — Не пришел!  — вдруг горестно воскликнул дедушка.
        Глаза доброго покровителя племени были мертвы. Не зажглись в них лукавые искорки, мудрость и печаль. Неподвижен и тяжел был их взгляд. Айван замер. Из рук Ненека с глухим стуком выпал резец.
        Встревоженный Кумак прибежал немедленно. Он долго и невнятно разговаривал с Пеликеном, уговаривал его прийти и дул ему в лицо. Оно оставалось неподвижным. Добрый покровитель не желал больше приходить в это селение.
        Кумак ушел и не прислал окорока.
        Дедушка Ненек сказал:
        — Скучно теперь жить будет.
        Оставались еще обрезки, и Айван начал вырезать человеческие изображения. Обычно резчик старается изобразить неизвестных людей, которых никогда и не видел, а если и видел, то лишь во сне. Ведь если знакомого человека изобразить, то с ним разные беды произойти могут. Упадет изображение в костер или в воду, а живой человек, глядишь, сгорит или утонет. Даже если просто ударить такое изваяние по голове, то человек сразу разума лишается. Можно наслать на человека болезнь, подвергая костяное изображение разным мучениям. Айван же изображал только знакомых ему людей.
        Первым вырезал он Эмемкута, владеющего Главной мыслью, Совсем настоящим получился самый важный человек — сидит и держится за свой живот руками и ногами, да еще голову на него положил, будто сладко спит. Почему-то на каждого, кто видел изображение, неудержимый смех нападал. Эмемкут узнал об этом и велел принести ему изображение. Как увидел, тоже засмеялся, а потом вдруг помрачнел и выгнал дедушку из шатра.
        Вернувшись, дедушка подальше спрятал свои приспособления, но Айван нашел их и вырезал косматого Акаку. Очень рассвирепел Акака и явился к шатру Ненека с краснолицыми здоровенными помощниками. Увидев изображение, открыл рот и долго стоял в растерянности. Молча ушел, а потом прислал пять песцовых шкурок и попросил изображение отдать. Обрадовался Ненек, перестал прятать резцы. А шкурки на мясо обменял.
        Вырезал Айван и узкоглазого Мэмэрэнэна и кривобокого Тро. Мэмэрэнэн выкупил свое изображение за жирный окорок, а Тро пришел сам и принес два вяленых моржовых ласта и связку сушеной горбуши. Он долго, умиленно улыбаясь, разглядывал при свете жирника маленькую кривобокую фигурку, а потом бережно спрятал ее за пазуху.
        И только владеющий Железным крючком Кумак не захотел взять свое изображение, хотя и видел его. Ненек ожидал, что Кумак принесет хороший выкуп, а он явился с пустыми руками, съел целое блюдо мороженой строганины, ягодой шикшей полакомился, а потом долго, как и Тро, смотрел на костяную фигурку, поворачивая ее к свету то одним боком, то другим. Казалось, что фигурка вот-вот станет вырываться и кричать — так крепко сжимал ее Кумак. Вздохнул он и отдал назад, сказав загадочные слова:
        — Как будто сам Онкой водит его рукой. Что ж, далеко предстоит ему идти, может, до самого Сверху Сидящего.  — И добавил: — Пусть у тебя будет. Береги ее, очень береги, если какая беда придет ко мне, сразу узнаю, что со мной сделали.
        Старый Ненек от этих слов окаменел. Только тогда сообразил, какое огромное несчастье случилось, когда затих вдали скрип шагов Кумака. Таким расстроенным Айван еще не видел своего воспитателя.
        Несколько дней воспитатель места себе не находил. Наконец взял фигурку и пошел к Кумаку. Вернулся печальный.
        — Отказался взять,  — ответил на немой вопрос Айвана. Потом вытащил из-под кухлянки блестящий клык,  — Сказал: если снова Пеликена вырежу, тогда возьмет. А что я сделаю? Не хочет добрый хозяин приходить…
        Когда заснул дедушка, что-то шепча и вздыхая, Айван взял в руки тяжелый клык.
        Пристально вгляделся в его глубину. И показалось ему, что оттуда взглянули на него лукавые глаза…
        Работалось ему легко. Кость будто сама скалывалась, резец плавно снимал тонкий слой, незаметно летело время. А может быть, просто очень сильными стали его руки?
        Казалось, они лишь поворачивают кость, а изваяние само освобождается от излишней одежды, и она осыпается легкой сухой крошкой…
        Когда к открыванию лика приступил, рука, вместо того чтобы провести прямую линию сурово сжатого рта, пошла по широкой дуге Оторопел Айван: ведь улыбку изобразил! А почему хозяин не должен улыбаться? Он же добрый! Осторожно открывал глаза. И вдруг они ясно посмотрели прямо в лицо юноше. Словно силился сказать что-то Пеликен.
        — Пришел! Дедушка Ненек, он пришел!  — громко закричал юноша.
        Наставник вскочил испуганно и подбежал к нему. Сна как не бывало: живой, улыбающийся Пеликен словно подмигивал ему!
        — Улыбается Пеликен… горе нам!
        — Но почему?  — изумился юноша.  — Ведь когда улыбаются, значит что-то хорошее происходит!
        Старый Ненек сокрушенно бормотал:
        — Разве в нашей жизни что-то хорошее происходит? Как может улыбаться добрый Пеликен? Ведь он только о бедах и печалях наших думает! Улыбаются враги и злые рэккены, слуги Онкоя свистуны, крикуны, шептуны разные — их радуют наши несчастья. А Пеликен обиженным помогает. Всегда хмуро его чело, никогда не улыбается он!
        Они не заметили, как появился Кумак. Вздрогнули, когда услышали позади сухой лающий звук. Обернулись и — остолбенели. Рот у Кумака раскрылся, глаза выкатились и побелели. Это было страшно.
        — Так-так!  — зловеще прокаркал Кумак.  — Вот и появился он — улыбающийся Пеликен.
        Думаете, недолго осталось ждать?
        Он молча собрал все приспособления Ненека для вырезания:
        — Не понадобится это больше!
        И ушел, так страшно сверкнув глазами, что у Ненека подкосились ноги, и он бессильно опустился на вытертую шкуру. Потом весь день молчал.
        По вечером в шатер стали приходить люди, прослышавшие о необычайном происшествии. Они смотрели на улыбающегося Пеликена, и лица их светлели. Говорили:
        — Живой Пеликен. Пришел.
        Значит, теперь улыбаться стал.
        — Надоело ему хмуриться.
        С тех пор в шатер часто забегали и взрослые, и дети. Особенно если обида или горькая печаль лежали у кого-нибудь на душе. Посмотрит такой человек на Пеликена, пожалуется тихонько ему и вскоре сам начинает улыбаться.
        Но старики, покачивая головами, говорили:
        — Не к добру это.
        Разве кто-нибудь раньше видел Пеликена улыбающимся? Никто его таким не видел…
        — Быть большой беде!
        И вскоре их пророчества сбылись. Солнце похитил злой Онкой, а силачи племени, вступившие с ним в битву, потерпели жестокое поражение и только чудом вернулись в родные шатры благодаря заступничеству Белого Шамана.
        Первая звезда упала с неба!

        Трудное занятие — думание. Акака высказал глупую мысль. У нас нет ничего хорошего

        Эмемкут собрал важных людей в своем шатре.
        Долго молчали все. Курили. Ждали. Очень трудное занятие — думание!
        — О сироте все рассказано?  — спросил, отдуваясь, Эмемкут.
        — И этого достаточно,  — с достоинством ответил Кумак. Он один сидел, не снимая шапки. И все сразу заговорили.
        — Отказаться выполнить волю самого важного человека!  — сокрушенно вздохнул, воздевая сухие руки, Тро.
        — Только его несерьезностью и глупостью объясняю я это,  — рассудительно заметил Мэмэрэнэн.
        Все вздрогнули — думали, что он просто дремал с открытыми, а может, закрытыми, сразу не разберешь, глазами.
        — Смех! Много беспокойства приносят нам его насмешки!  — злобно выкрикнул Акака.
        — Не зря лик доброго Пеликена отныне обезображен улыбкой,  — вкрадчиво вставил Кумак. Его собственное лицо, застывшее в жестокой гримасе и напоминающее тщательно заточенный разделочный нож, улыбка никогда не обезображивала. При этой мысли у собравшихся пробежал по спинам мороз.
        — Может быть, обиделся на нас Пеликен?  — как всегда, высказал самую глупую мысль Акака.
        Посмотрели на него с плохо скрытой жалостью. Эмемкут счел нужным терпеливо разъяснить ему:
        — Если бы обиделся, рассерженным стал бы его лик.
        — Значит, рассмешили его чем-то при рождении!  — не сдавался Акака, и эта мысль показалась остальным не такой уж глупой.
        — Айван рассмешил, кто же еще!  — возмущенно задвигался Мэмэрэнэн.  — Негодный сирота нарушил правило молчания при рождении Пеликена. Наверное, смеялся, негодник!
        Все смотрели друг на друга. Как они раньше не догадались!
        — Тогда прогоним его из селения,  — Эмемкут вздохнул с облегчением и попытался встать, но живот его остался неподвижным, и ему пришлось снова сесть.
        Мэмэрэнэн посмотрел на него с беспокойством. Он здесь самый осторожный. Не зря говорили, что он видит всех насквозь и его трудно провести.
        — Ты забыл о том, что сирота уже не маленький,  — с укоризной заметил он.  — Он житель нашего селения. И его нельзя прогнать, как несмышленого мальчика. Но когда и маленький был, нельзя было его прогнать — вы же знаете.
        — Каждого жителя селения можно прогнать!  — запальчиво оросил Акака, во всем полагавшийся на устрашение.  — Если другие жители скажут ему…
        — Не скажут,  — хмыкнул Мэмэрэнэн.  — Вы хорошо знаете обычай, но почему-то делаете вид, что забыли его. Можно прогнать непокорного сына или строптивую дочь. Это родители решают. Но сироту никогда не прогоняют из селения. Таков обычай всех племен. Ничего плохого не сделал Айван, люди говорят о нем только хорошее.
        — Могут и плохое сказать,  — опять вкрадчиво вставил Кумак.
        Всe посмотрели на него с опаской. Железный крючок мог много плохого выведать о человеке!
        — Убить сироту!  — разъярился снова Акака. Лицо его налилось кровью, волосы совсем закрыли глаза. Наверное, вспомнил, каким изобразил его Айван.  — Убить!
        Даже всегда спокойный Тро неодобрительно покачал головой: Не зверь он, чтобы его убивать,  — проскрипел он.  — Для того чтобы убить, на честный поединок вызвать нужно. А соплеменники друг друга не вызывают…
        Акака забыл о самом главном обычае племени — никто не смеет убивать соплеменника.
        Если друг друга начнут убивать, то кто защитит племя от нападения врагов? Поднявшего руку на соплеменника ожидала суровая и мучительная кара — изгнание в ледяные просторы моря без оружия и еды.
        — Тогда что же — нам уходить?  — прервал затянувшееся молчание Акака.
        В старину действительно делали так — уходило все селение на новое место, оставляя одного неугодного. Правда, его не лишали оружия и запасов пищи, шатра или землянки.
        Однако мало кто выживал: остаться одному в пустынных снегах и льдах — верная смерть.
        Но в старину так делали, потому что важные люди очень глупыми были, считали Эмемкут и Мэмэрэнэн. Они сразу отвергли предложение Акаки. Покидать теплые обжитые места и лишаться хороших охотничьих угодий из-за бездомного сироты!
        — Вот из-за этих глупых важных людей остались в народе плохие обычаи,  — тяжело вздохнул Эмемкут.  — Никого теперь нельзя убить безнаказанно, не каждого можно выгнать из селения, а для того чтобы выгнать, на это должно согласиться большинство жителей селения. Вот какие времена пришли! По каждому пустяку людей нужно спрашивать.
        А теперь из-за ничтожного сироты собрались они, важные люди племени, и вместо того, чтобы отдыхать или веселиться, занимаются непривычным занятием — думанием!
        Эмемкут сердито посмотрел на Кумака:
        — Для чего владеешь ты Железным крючком? Разве ничего не можешь посоветовать?
        — Что ж,  — смиренно сказал Кумак.  — Если согласны все будут, то могу необходимое сказать.
        — Ага! Ага!  — оживленно зашевелились все и с надеждой посмотрели на него. Что придумал зловещий Кумак?
        — Согласны, с необходимым согласны будем!  — радостно и облегченно заговорили они.
        Акака чуть не добавил, что ему легче было бы уничтожить целое селение врагов, чем заниматься думанием, но вовремя прикусил язык.
        Кумак некоторое время молчал. Снова курили. Ждали.
        — Айван сказал,  — начал Кумак,  — что у нас нет ничего хорошего. Если найдут что-то хорошее, тогда отправится сирота в путь, Так?  — Все молчали. Что скажешь? Правильно говорит Кумак.  — Значит, нужно это хорошее найти,  — продолжал он.  — Объявим жителям, чтобы все хорошее несли в шатер Эмемкута.
        Еще дольше молчали. Ничем не выдавали охватившего их восторга и облегчения.
        Хорошо придумал Кумак! Не зря владеет он Железным крючком!
        Шумно вздохнув, Эмемкут громко позвал женщин и велел принести разные яства, чтобы утолить зверский голод, возникший от непривычного занятия — думания. При этом все старались не смотреть на шапку Кумака и не задавать себе вопроса, что же скрывает он под ней.

        Каждый что-то приносил. Прогнать его из селения! Встретимся у Кривой скалы!

        Под ярким светом холодных звезд по селению ходили посыльные Эмемкута и горланили, заглядывая в каждый шатер:
        — Люди! Все, что у вас есть хорошего, несите в шатер Эмемкута! Скорее, скорее!
        — А что нести?  — раздавались в ответ растерянные голоса.
        — Все! Несите все хорошее, а Эмемкут отберет нужное! Несите самую вкусную еду и самые лучшие вещи! Несите украшения, оружие, одежду, изделия своих рук! Мудрые мысли несите! Древние сказания! Повествования о живших прежде! Степенные разговоры тоже несите! Поучения и высказывания! Умные советы!
        И в шатер Эмемкута потянулись жители селения. Одни шли, сгибаясь от тяжести, другие несли кое-что в небольших торбах и свертках. Но каждый приносил что-то, не шел с пустыми руками. В шатре Эмемкута с пустыми руками никого не принимали.
        Первыми пришли важные люди. Они сложили свои дары отдельно, внушительной горкой, и все входящие видели их, оглядывали восхищенно. Тут были сочащиеся жиром увесистые моржовые окорока, отрезанные прямо со шкурой и сшитые по краям полосками кожи. Такой окорок может лежать в леднике очень долго, не теряя своего восхитительного вкуса. Связки вяленых тюленьих ластов отливали синевой. Куски китовой кожи — черные с одной стороны и нежно-желтоватые с другой. Легкие керкеры. Прочные торбаса. Лисьи и песцовые малахаи. Украшения из разноцветных бус. Острые ножи в ножнах из лахтачьей шкуры, с тяжелыми резными рукоятками. Костяные гарпуны, пронзающие насквозь самую толстую шкуру зверя.
        — Очень хорошее все это!  — одобрительно поглядывая на дары важных людей, покряхтывал Эмемкут.
        Отдельно лежали мягкие шкурки песцов, лисиц, росомах, горностаев. Искорки света от костров пробегали по этим дивным россыпям, и казалось, что шерстинки горят каким-то чудным пламенем.
        — Хорошо! Это тоже хорошо!  — приговаривал Эмемкут.
        В стороне лежали дары попроще. Коробочки из корья, наполненные сушеными ягодами. Мешочки с тюленьим жиром. Связки сухих съедобных корешков. Чесалки для спины из оленьих рогов. Витые легкие арканы — чааты. Искусно вышитые рукавицы.
        Сушеная рыба. Черствые лепешки. Легкие посохи для хождения. Силки на зайцев и песцов.
        Полозья для нарт. Некоторые жители приносили даже красивые камешки или ракушки, собранные на берегу моря и горных ручьев, ибо больше ничего хорошего у них не было.
        Самый важный человек не сердился, он снисходительно кивал:
        — И это тоже хорошо…
        Приходили сказители и вели долгие степенные разговоры. Они повествовали о славных походах силачей племени в другие земли, о жестоких битвах и богатой добыче, с которой воины возвращались в родное селение. Они описывали почести, воздаваемые героям.
        Приводили их высказывания и мудрые поучения о том, как быстро настигнуть вражеских воинов, неожиданно напасть на них, рассеять по тундре и взять в плен женщин и детей, чтобы иметь в своих шатрах побольше жен и работников. Не оставлять в живых ни одного мужчины — иначе он может потом отомстить. Угнать стада и сжечь все жилища.
        — Хорошо!  — прикрякивал Эмемкут, и ему вторили другие важные люди племени, слушающие эти удивительные и поучительные сказания.
        — Очень все это хорошо!
        Наконец он кивнул посыльному Эттувьи, устрашающего вида воину с кривым ножом и крепким чаатом на — поясе.
        — Приведи сироту Айвана!
        В молчании ждали все, пока не раздался хруст снега под торбасами и в шатер не вошел юноша в сбившемся набекрень рваном малахае. Эттувьи по своему обыкновению наградил его напоследок звучным ударом по шее, но выражение упрямства на смуглом скуластом лице юноши от этого только усилилось. Быстрым взглядом окинул он горы даров, лежавших справа и слева от Эмемкута, сказителей, сидевших на корточках вдоль стены.
        — Вот,  — сказал Эмемкут, не глядя на сироту.  — Ты говорил, что ничего хорошего нет у нас. Смотри, сколько хорошего собрано в моем шатре. Выбирай, что хочешь, и неси Сверху Сидящему. Только отправляйся поскорее!  — И он, пыхтя, откинулся на гору шкур, положенных за спиною.
        Айван переступал с ноги на ногу. Независимо заложил руки назад. В глубине шатра он уловил знакомый блеск жарких глаз. Яри тоже здесь!
        — Разве хорошее это?  — заговорил он насмешливо.  — Это хорошее только для того, кто им владеет. У других же вызывает зависть и злобу, разжигает плохие желания.
        Он помолчал немного и добавил:
        — Разве унесу я все это? Даже и малой доли не унесу. А нужно, чтобы хорошее было спрятано от злых глаз, иначе сразу же украдут его или отнимут у меня.
        Эмемкут сдержался и указал на сказителей:
        — Тогда возьми хорошее у них. Много хорошего рассказали они здесь. Послушай их и запомни, и тогда никто не украдет это у тебя. Ведь не дырявая у тебя голова!
        Вокруг раздались угодливые смешки. Айван тоже засмеялся.
        — Знаю я их хорошее! Не раз слышал! Только об убийствах и крови рассказывают они.
        Как подкрасться к спящему человеку и вонзить нож в его беззащитную грудь. Как сжигать мирные жилища. Как ловить чаатами слабых женщин и плачущих детей!
        Ропот возмущения раздался среди сказителей. Эмемкут потряс крепко сжатыми кулаками:
        — Почему бесконечно споришь со мной, самым важным человеком племени? Почему говоришь разные пустые слова? Здесь собрано все хорошее, что есть в селении. Что еще нужно тебе?
        Сзади к Айвану подскочил Эттувьи, готовый в один миг скрутить ему шею. Юноша услышал, но и бровью не повел. Так же упрямо глядя в лицо Эмемкуту, сказал:
        — Ты хочешь, чтобы я пошел к Сверху Сидящему и понес ему что- то хорошее? Так дай его мне! С чем отправлюсь я в путь?
        Он указал на груду даров:
        — Разве такого нет у Сверху Сидящего? Ведь все это он дает |вам! Разве обрадуется он такому?
        Он указал на сказителей:
        — Сколько раз он слышал эти хвастливые разговоры. Наверное, уже уши заболели у него от ваших повествований!  — Повернулся и ушел.
        Эттувьи даже не сделал попытки задержать его — застыл с тупым выражением на лице посреди шатра, растопырив руки. Никогда не слышал он таких дерзких разговоров со своим хозяином.
        У самого важного человека взгляд был таким же пустым, как и у его преданного работника.
        — Что же это такое делается, люди?  — наконец выдохнул он.
        Акака сразу же оживился:
        — Прогнать его из селения — и все тут. Больше нельзя терпеть подобные разговоры.  — Он потер руки от удовольствия.  — Теперь-то уж никто не скажет и слова в его защиту!
        Кумак тихо спросил:
        — Но кто пойдет к Сверху Сидящему?
        Наступило тягостное молчание. И множество голосов раздалось снаружи. Отчаянный вопль охрипших от внезапного страха:
        — Звезда! Вторая звезда упала!
        Кумак сделал незаметный знак Эмемкуту. Пыхтя, тот пополз в просторный полог.
        Следом мрачной тенью скользнул Кумак и плотно задернул шкуру.
        Неслышимая и невидимая, Яри прильнула к пологу…
        Не доходя до своего шатра, Айван услышал позади скрип торопливых шагов. Он сразу узнал их! Быстро обернулся. Его догоняла Яри. Она остановилась в двух шагах от юноши.
        — Ты пришла,  — сказал он.
        — Пришла,  — ответила она.  — Полные губы ее тронула улыбка. За густыми пушистыми ресницами ласково сияли глаза.
        — Уйдем!  — зашептала она.  — Совсем из селения уйдем. Готовится что-то страшное…  — Шагнула ближе. И как тогда, ее горячая рука очутилась в его ладони.
        — Почему?  — спросил он.
        — Когда ты ушел, Эмемкут и Кумак уползли в полог. Но я была рядом и слышала…
        Она вдруг замолчала. В темноте двигались неясные тени.
        — Сюда идут… Когда все уснут, встретимся у Кривой скалы!
        Яри исчезла. Постояв, юноша в раздумье направился к шатру, из которого слышались голоса. Через мгновение из мрака выступила чья-то мрачная фигура. Прислушалась. Сухой лающий звук раздался в ночи, будто лопнула на морозе шишка кедровника. В свете звезд показалось острое, как нож, лицо.

        Грустные разговоры. Тро попросил собачьи глаза. Сказки в ожидании хорошей погоды

        Айван шагнул в шатер. Посреди весело потрескивал костер, Тут собрались те жители селения, которым нечего было нести в шатер Эмемкута. Вытертые кухлянки, рваные малахаи, руки, почерневшие и корявые от работы. Кряхтели, переглядывались, молчали.
        Ненек, сидя у костра, курил.
        — Отказался?  — коротко спросил он сироту. Тот махнул рукой и сердито бросил:
        — Ничего хорошего нет у Эмемкута. Что понесу я Сверху Сидящему?
        Присел. Сначала потихоньку заговорили, потом громче. «Зачем пришли?» — мрачно подумал Айван. Ведь у них совсем ничего нет — это сразу видно. А про хорошее и думать не могут. Никогда хорошего не видели. Даже не знают, что это такое. Прислушался к разговорам. Какие-то несуразные разговоры вели собравшиеся.
        — У меня хороший сын был, сильный и красивый,  — поведал недавно искалеченный медведем Сявая.  — Всегда удачлив, много зверя добывал, всю семью обеспечивал. Вот раз на льду охотился. Подул ветер от берега, оторвал льдину, на которой сын сидел, и в море понес.
        Но потом стих. Вижу я — сидит сын на льдине и с надеждой на меня смотрит, а я на берегу стою. Что делать? Побежал я к Тро, владеющему Средством, попросил, чтобы байдару на воду спустил и сына моего с льдины снял. А у Тро как раз Кумак сидел. Они сказали: нельзя нарушать волю Сверху Сидящего. Куда укажет он, туда и понесет льдину. Сверху Сидящий указал, чтобы льдину понесло в море… Плачем со старухой, совсем ослепли от горя. Может быть, еще вернется сын?
        Говорила молодая Кутвенун, жена молчаливого охотника.
        — Дети у меня не живут. Как родятся, сразу в верхний мир уходят. Хоть бы одного оставил мне Сверху Сидящий!
        — Вот уже который раз невесту берусь отрабатывать,  — робко начал один тундровый паренек. Не кухлянка на нем — одни дырки да латки, на штанах шкура словно прожиренная блестит, шерсть давно стерлась.  — У Акаки работал, да не пришелся чем-то по душе ему, выгнал, и пропала моя работа. Пошел к Мэмэрэнэну. Этот тоже много заставлял работать, а потом выгнал. Теперь вот у Эмемкута живу. Неужели для того я родился, чтобы бесконечно работать?
        — Трех моих дочерей в жены взял Акака,  — сказала грубая крикливая Папата, но на этот раз голос ее звучал тихо и печально,  — За долги взял, никакого выкупа не дал. Очень ревнивый Акака. Едва домой возвращается, сразу берет торбаса жен, подошви щупает. Если у какой подошвы сырые, бьет ее. Они молодые, поиграть хочется, вот и выбегают из шатра — тяжело все время внутри сидеть. Часто приходят они домой, жалуются мне, а что я могу поделать? Лицо младшей дочери уже черно от побоев стало Говорит она: «Если останусь у Акаки, плохо мне будет. Уж лучше умереть. А еще лучше, если Сверху Сидящий меня заберет, стану я ему верной женой».
        — Ге-ге-ге,  — заговорил вдруг вошедший кривобокий Тро,  — Куда метит — в жены Сверху Сидящему! Этого многие бы хотели! Разве берет он женщин из таких шатров? Он берет только женщин с тремя рисованными полосами на носу! Богатых очень.  — Под мышкой он держал маленький черный окорок. Примостился поближе к костру и бережно положил окорок себе на колени.
        Как он узнал, что тут люди собрались? Жителей селения всегда удивляло как глухой и полуслепой Тро так хорошо слышит видит все необходимое и первым узнает о различных событиях. Наверное, поэтому и стал важным человеком.
        — Хотите, чтобы сирота попросил Сверху Сидящего за вас? От своих бед избавиться мечтаете? Напрасно это…  — он трескуче рассмеялся.  — Кто за других просить будет?  — Однако сам забормотал том, что стал плохо видеть, не может даже сосчитать, сколько в его леднике окороков. Вот хорошо бы Сверху Сидящий отдал ему глаза какой-нибудь собаки, бегающей по тундре, или глаза никчемного человека. Зачем никчемному человеку глаза? А ему, Тро, владеющему Средством, они очень и очень пригодятся. В подкрепление своей просьбы он нежно гладил захваченный с собой окорок, но потом не выдержал и стал отрезать от него помаленьку, да так и съел весь,  — Каждый за себя просит,  — закончил он, вытирая жирные руки о свои волосы,  — Разве еще за кого-нибудь, кто хорошо отблагодарит потом. Если даст мне Сверху Сидящий но- вые глаза, хотя бы собачьи, принесу я много мяса в этот шатер.
        Но так и не дождался хитрый Тро обещания Айвана попросить для него собачьи глаза.
        Поднялся, вздыхая, и ушел.
        Юноша сидел, презрительно усмехаясь,  — он никуда не собирался ехать, к тому же злился на многих сидящих здесь.
        Альгалик, белоштанный старик, заговорил:
        — Один молодой олень Аканныкай очень ловкий и быстрый был, большую силу имел.
        Но пришел страшный волк Кытгы и сказал: «Готовься, теперь твоя пора. Съем я тебя!» Но олень не оробел и говорит: «Давай состязаться». Позвал на помощь зайца и горностая. Волк быстро бегает, но куда ему до зайца! На бегу зайца никто не догонит, потому и живет он.
        Отстал от него Кытгы. Тогда говорит он: «Давай бороться!» Раскрыл страшную пасть и на Аканныкая бросился. А горностай ему в пасть мгновенно прыгнул. В желудок опустился и начал его грызть. Завертелся волк от боли, не до борьбы ему. Подумал: «Наверное, заканчивать надо борьбу, чем-нибудь другим заняться». Выскочил тогда горностай, и побежал волк Кытгы куда глаза глядят. С тех пор оленя Аканныкая не трогал.
        Вскочил Виютку, один из молодых воинов. Его почерневшее от мороза лицо пылало темным жаром:
        — Правильно сказал Альгалик! Не в одиночку Айвану нужно в такой дальний путь отправляться. И если рядом товарищи будут, всегда помогут ему. Если скажет Айван, все вместе пойдем за ним. Скажи, Айван!
        — Скажи, скажи, Айван!  — раздались голоса.
        Айван в удивлении озирался по сторонам. Почему все решили, что отправится он к Сверху Сидящему? Особенно встревожило его появление Тро. Ведь был он в шатре Эмемкута и слышал, как отказался Айван, отверг все хорошее, собранное самым важным человеком племени. И еще подумал: Яри, наверное, уже ждет его, а он несуразные разговоры слушает.
        Когда Айван заговорил, ноздри его от гнева трепетали:
        — Теперь про сироту вспомнили, пришли просить. А вот когда маленьким был, гоняли меня и преследовали, всячески обижали. Вот ты, Сявая. Гонялся за мной с дубиной и если бы поймал, то на месте прибил бы — ведь из-за меня порвал тетиву лука. А ты, Папата, за мясной отвар, который я в снег опрокинул, ремнем грозила. Ты, Нагруасек, когда я слабым мальчишкой был, таскал у меня камешки и ракушки, которыми я играл. Много обижали меня, не жалею я вас. Никуда не поеду! И помощников мне не нужно!
        Долго молчали жители, не смотрели друг на друга. Потом расходиться начали. Когда ушли все, юноша взглянул на своего старого воспитателя. Тот одобрительно кивнул головой:
        — Правильно, Айван! Одному легче прожить…
        Показалось сироте, что какая-то странная улыбка скользнула по тонким сморщенным губам старика.
        Старик зажег от костра фитилек светильника и, кряхтя, забрался в полог. Айван последовал за ним, делая вид, что тоже укладывается. Решил подождать, пока наставник заснет, чтобы избежать ненужных расспросов, если соберется уходить. Но старик не спал.
        Почесываясь, ворочался с боку на бок, бормотал себе что-то под нос. Вдруг заговорил:
        — Жил когда-то в дальнем селении такой же сирота…
        Айван сразу притих, забыл обо всем на свете. Очень любил слушать сказки, а дедушка Ненек знал их множество. Когда над морем туман стоял или выла пурга на побережье и нельзя было примышлять зверя, сходились в его шатер охотники, работники, дети, садились молча на корточки и ожидали, когда старый Ненек начнёт рассказывать. Так и называлось это — сказки в ожидании хорошей погоды.
        Очень, веселые сказки знал Ненек: про глупую лису, которая хотела перехитрить уток-чирков, про медведя, пытавшегося стать оленеводом, про Ворона Кутха и его проделки.
        Когда заканчивал очередную сказку, шатер трясся от хохота слушателей. Из шатров важных людей прибегали посыльные:
        — Наверное, случилось что-то?
        — Смеемся мы!  — отвечали им.  — Не видите разве?
        Постоят в недоумении посыльные, послушают новую сказку и тоже смеются, забыв обо всем. Потом возвращаются обратно.
        Долго после этого в шатрах важных людей шли степенные разговоры:
        — Плохо, когда не могут быть серьезными люди! Жалуются, что мяса нет, жира нет, никакой добычи нет. Когда плохая погода, разве можно веселыми быть?

        Как Ненек сильным стал. Побеждённых не убивал. Женись, Ненек, на Тэйге

        — …и звали этого сироту Ненек,  — рассказывал Ненек. Так же, как и тебя?  — воскликнул Айван.
        — Да,  — сердито бросил старик. Он не любил, когда его перебивали и юноша затих.  — Рос Ненек тоже сиротой, все его обижали. Ел самое плохое, одежда на нем самая рваная — кто даст сироте хорошую еду и хорошую одежду? И был у него наставник Эйгускей, сильный человек. Вот как-то раз спросил Пенек у наставника: «Почему ничего хорошего в жизни не вижу я?» Ответил Наставник: «Если хорошее хочешь получить, надо сильным стать, Смелым и ловким. Тогда все хорошее сам возьмешь, будет у тебя хорошая жизнь».
        Вот стал сирота в сопки уходить и там упражняться. Камни поднимал, за дикими оленями бегал, через расщелины прыгал. Осенью пошел Эйгускей с ним в тундру и сказал:
        — Теперь кухлянку сними.
        Снял Ненек изодранную кухлянку. Посмотрел на него внимательно сильный человек, взял копье и упер пяткой в землю:
        — Теперь изо всех сил беги и на острие грудью бросайся.
        Растерялся поначалу юноша, но ничего не сказал, привык во всем слушаться Эйгускея.
        Разбежался юноша и, зажмурив глаза, на копье бросился. В последний миг убрал Эйгускей пятку, и копье лишь слегка вонзилось юноше в грудь, кровь потекла.
        Посмотрел на рану сильный человек, покачал головой:
        — Не стал ты еще самым быстрым, самым смелым, самым сильным.
        На следующую осень снова на то же место пришли оба. Эйгускей опять копье в землю упер. Быстрее ветра разбежался Ненек, изо всех сил грудью на острие бросился, но в последний миг не выдержал и зажмурил глаза. Эйгускей тут же пятку убрал.
        Ранка на груди юноши меньше оказалась, но кровь опять потекла. Крякнул Эйгускей, но не сказал ничего. Когда возвращались обратно, схватил Ненек камень, который самый сильный юноша в селении лишь от земли отрывал, и с досады забросил далеко в море.
        Эйгускей только улыбнулся.
        Снова все лето упражнялся Ненек. Третья осень наступила. Упер копье в землю наставник и сказал:
        — Что ж, последний раз с тобой прихожу сюда. Больше ходить не буду.
        Закусил губу от обиды Ненек и как ураган помчался на копье. Глаз не закрывал, хотя и видел, что не убрал пятку с земли Эйгускей. С размаху ударился юноша грудью об острие копья, но не смогло оно тело пронзить — такими твердыми стали мускулы, что напоминали панцирь. Сломалось копье, а на груди Ненека лишь капелька крови выступила.
        — Теперь можешь с врагами сражаться,  — сказал наставник.  — Однако раньше времени силу свою никому не показывай.
        Полюбил Ненек девушку Тэйгу и решил на ней жениться. А она была самая красивая в тундре, много Женихов приезжало к ней свататься, пригоняли ее отцу большие стада оленей.
        Отец ее одиноко живущим был. Бродили тогда по тундре враги, набеги делали на одиноко живущих и грабили их.
        — Зачем мне ваши олени?  — говорит старик женихам.  — Не купить за них моей дочери.
        Мне нужен очень сильный юноша. Если враги придут, кто нас защитит?
        Собрались тогда все богатые юноши на состязание, чтобы силу свою показать. Кто победит, тот и женится на Тэйге. А ночью враги на старика напали, ограбили, еле убежал он.
        Оленей его и Тэйгу увели. Прибежал старик в селение, трясется, плачет. Утром собрались юноши и решили в погоню за врагами отправиться. И Ненек собрался тоже идти. Говорят ему богатые юноши:
        — Не можешь ты с нами идти. Одежда у тебя никудышная, торбасов нет и подбивка на лыжах плохая. Да и говорить ты не умеешь.
        — Не говорить иду я с врагами, а сражаться,  — отвечает Ненек.
        — Ну, иди, тебе же хуже будет,  — сказали они.  — Убьют тебя там.  — Ладно, пусть убыот,  — говорит он.  — Все равно смерть одна бывает.
        Отправились. Как только вышли, Ненек сразу отстал. Далеко впереди идут юноши, вот уже еле видно их. Оглядываются и над сиротой смеются. Тут Ненек быстрее побежал, в один миг догнал юношей и, не сбавляя хода, одного за другим обгонять начал. Теперь, уже все юноши отстали. Говорят:
        — Ну и ну, вон, оказывается, какой быстрый. Ничего, посмотрим, как сражаться будет.
        По постепенно во время пути все меньше и меньше становилось богатых юношей. Как переночуют в тундре, наутро вполовину меньше их — за ночь разбегаются неизвестно куда. В конце концов решили они не сражаться с врагами, а состязаться — слишком уж мало их осталось. Один Ненек никого не слушает, упрямо впереди идёт.
        Пришло в селение к врагам всего десять юношей. Крикнули:
        — А ну, это мы пришли! Теперь отвечайте нам. Вы всех оленей забрали, Тэйгу увели.
        Состязаться с вами будем. Кто победит, Тэйгу в жены возьмет, олени тоже его будут.
        Согласились враги.
        — Дальше не ходите,  — говорят.  — Там стойте. Завтра пришлем того кто диких оленей на бегу догоняет. Бег закончите вон у того родничка. Кто первый придет, пусть вот здесь становится, эту дубину возьмет. Кто второй придет, пусть к роднику наклонится, и последний раз напьется. А победитель его дубиной ударит. Притихли юноши. Стали говорить:
        — Не дубиной бить друг друга по голове пришли мы, а состязаться. Что ж, пусть Ненек бежит. Он самый быстрый у нас. Только самые лучшие лыжи и торбаса, подбитые щеткой с оленьих ног, пусть наденет!
        Ненек говорит:
        — Я ведь вас на своих лыжах обогнал.
        Рассердились юноши:
        — Если не хочешь, так беги. Все равно никто не скажет потом: «Ох, наш славный Ненек погиб!»
        Утром бегун врагов сразу вперед вырвался. Ненек на своих лыжах — вороньих лапках с первых шагов отстал. Весь день без отдыха шли, потом назад повернули. Ненек тут же догнал соперника, будто кто на ремне его подтянул. Догнал, перегнал и далеко позади оставил, словно тот на месте стоял.
        Поздно вечером показался первый из бегунов, а другого не видно. Юноши между собой переговариваются:
        — Это наш сирота бредет. С полпути вернулся — испугался.
        Подбежал Ненек к роднику. Сказали ему юноши:
        — Может, ты с полпути вернулся?
        Молчит Ненек. Прибежал отставший, начал из родника пить — значит, не вернулся Ненек с полпути, а обогнал его. Ждет удара отставший, даже голова дрожит у него. Взял Ненек большую дубину, отбросил ее в сторону. Не стал убивать побежденного.
        Закричали враги:
        — Ой, да что это такое! Какой-то негодный сирота начал быстрейших побеждать. И даже убивать не хочет — вот какой.
        Некоторые заплакали от обиды. Потом сказали:
        — Ладно, завтра в прыжках состязаться будете. Вышлем к вам ловкого, как горностай.
        Место состязания вон там наверху. А внизу будут наши люди стоять, копьями ощетинившись. Если кто не рассчитает прыжок, прямо на копья угодит. Это уж верная смерть. Так у нас все состязания по прыжкам кончаются.
        Испугались юноши. Еще больше не понравилось им, как состязания по прыжкам у врагов кончаются. К утру семеро из них неизвестно куда убежали. Когда рассвело, их уже не было видно.
        Вышел соперник — ловкий человек, хорошо снаряженный для прыжков. Юноши друг друга подталкивают, боятся выходить.
        — Ладно, пойду я,  — говорит им Ненек.
        Тотчас забрались они на скалу для прыжков. Хорошенько приготовился к прыжку ловкий, как горностай. Первым прыгнул, Ненек сразу за ним. Пролетел над головой соперника, дальше его приземлился, в глубокий снег. Тут враги заплакали, запричитали:
        — Победил никчемный Ненек! Прыгнул дальше ловкого, как горностай! Ничего, теперь не удастся вам победить.
        Сказали юношам:
        — Завтра бороться будете. Пусть кто-нибудь из вас победит нашего силача, который сопки с места на место передвигает.
        Вышел силач — страшный очень, косматый. Место для борьбы — ледяная площадка вся окровавлена.
        Побежденных силач на плечо взваливает и прямо головой об лёд бьет, объяснили враги.  — Никто победить его не может, много народу уже побил, потому что всегда так делает.
        Задрожали юноши. Совсем не понравилось, как силач делает.
        — Зачем пошли мы вызволять Тэйгу?  — говорят между собой.
        — Можно ведь другую жену найти и как-нибудь с ней жить. А если силач головой об лед ударит, тогда не придется больше жить. Умереть, наверное, придется.  — И темноты не дождались оставшиеся юноши — убежали в разные стороны, оставили Ненека одного.
        Утром встал он, а силач уже на льду ждет, на моржа и на медведя похож — очень уж силен. Снял Ненек кухлянку и говорит силачу:
        — Ты первый на меня нападай!
        Напал силач на Ненека. Боролся, боролся, ничего сделать не может, устал. Сказал силач:
        — Померился я с тобой силой, вижу: не могу одолеть тебя.
        Ответил Ненек:
        — Что ж, теперь я на тебя нападу.
        Схватил силача, в воздух подбросил так, что тот вверх ногами перевернулся. Но не стал бить его головой об лед, в сугроб подальше отшвырнул. Выбрался тот из сугроба и пошел куда глаза глядят.
        Тут враги снова заплакали, закричали:
        — Ой, ой, ой, что же это? Нашего силача победили! Раз так, то и жить не хочется. Бери, Ненек, всех оленей, Тэйгу бери, а мы к тебе в работники пойдем. Куда ты отправишься, туда и мы с тобой, не скажем: «Зачем туда отправился?»
        Вышла к нему Тэйга — радостная, улыбается, ведь на ней уже чужой силач собрался жениться. Не захотел Ненек врагов брать в работники: если враг, то какой из него работник?
        Отдали ему оленей, лучший шатер, самую красивую одежду. Переоделся сирота, и прямо не узнать его стало. Приехал домой, вернул оленей и Тэйгу ее отцу, а тот говорит:
        — Ну как раньше не понимал я, что Ненек самый лучший в селениях на побережье? А может, и лучше всех на земле. Женись, Ненек, па Тэйге, половину стада тебе отдам… Все!
        На этом закончил старый наставник, низко наклонил голову и, наверное, заснул. Айван очнулся, видения перед его глазами. исчезли, и он стал теребить старика за рукав: Что же дальше, рассказывай! Женился он на Тэйге? Зачем дальше рассказывать?  — заворчал тот.  — Всегда на этом повествование заканчивается. Кажется юношам, что после женитьбы счастье начинается…
        — Расскажи! Расскажи!  — приставал Айван.
        — Ладно. Женился Ненек на Тэйге, и стали они жить вместе с ее отцом, кочевать по тундре. Одиноко живущими были. А когда отец Тэйги ушел в верхний мир, остались они вдвоем.
        Но недолго вдвоем жили. Однажды отправился на охоту Ненек, а когда вернулся, никого не нашел. Жилище его враги сожгли, Тэйгу с собой забрали и оленей тоже всех увели. Неизвестно даже куда — пурга все следы замела…
        Долго бродил Ненек по тундре, все Тэйгу искал, да не нашел я сам чуть не замерз. Увидели его береговые, в свое селение забрали. С тех пор в этом селении живет. Все. Тьфу,  — закончил обычной присказкой наставник.
        — Тьфу!  — крикнул и Айван.  — Плохое рассказал. Почему такое рассказываешь?
        — Сам просил,  — ответил Ненек и, кряхтя, повернулся к нему спиной. Затих.

        Айван вспоминает. Яри во власти рэккенов. «Не отдам!»

        Юноша ждал. Лежал и думал.
        Вид острых лопаток дедушки Ненека и худой его спины внушал жалость. Почему такая нескладная жизнь у наставника? Юную Тэйгу, которую он любил, враги похитили. Это ведь он о себе говорил.
        В селении рассказывали, что недолго пожил с молодой женой Ненек. Очень ее жалел, ни разу не ударил и даже не ругал. Так и остался одиноким, до белых штанов дожил…
        Стал думать Айван о других белоштанных стариках, как они, молчаливые и грустные, по селению бродили или грелись где-нибудь на солнышке. Никто из них не обижал сироту.
        Частенько даже чем-нибудь вкусным они его угощали, игрушки дарили — красивый камешек или витую раковину — не то что многие взрослые…
        Айван начал вспоминать случаи, когда взрослые грозили ему и пытались расправиться с ним. Все это были только громкие, надоевшие и совсем не страшные угрозы. Каждый раз, когда тяжелая рука или увесистая палка уже была занесена над ним, что-нибудь обязательно мешало, и он убегал, смеясь над незадачливыми преследователями.
        Даже грубая, крикливая вдова Папата не побила его, а только грозила сложенным вдвое ремешком от собачьей упряжи, когда он опрокинул в снег выставленный для охлаждения горшок с горячим мясным отваром. Но потом вдруг расплакалась, стала обнимать его и накормила мясом, вынутым из горшка, приговаривая непонятные слова: «Ох, я неразумная!
        И как я на сиротку руку пыталась поднять! У моих детей хоть мать есть, а у него никого…
        Горе мне, горе!» И как потом сердились прибежавшие с берега дочери Папаты — ведь он съел предназначенное для них мясо, а вдова, успокаивая их, говорила, что пойдет в шатер Акаки и попросит что-нибудь для них. Вот и выпросила им судьбу…
        Верно, всю жизнь старенькая одежонка на Айване была, редко получал он какую-нибудь обновку. Однако хоть и старенькая, но без дырок, а заплатки женщины селения старались нашить повеселее, чтобы вид у сироты наряднее был. Теперь, когда юношей стал, он гораздо чаще ходит в рваных торбасах или кухлянке, потому что только невеста может чинить ему одежду. Но ее нет, а самому орудовать иголкой лень..
        Все это вспомнилось Айвану, а стыд все жарче и жарче жег его сердце. Ведь никто ему, сироте, не желал зла и плохого ничего не сделал, хотя озорничал он и вреда людям причинил много. А сегодня еще сказал им горькие несправедливые слова… Даже застонал Айван.
        Потом сел и стал торопливо собираться.
        …Ужас гнал Яри к высокой Кривой скале.
        Тогда, в шатре Эмемкута, прильнув к тонкой меховой стенке полога, услышала она страшные слова Кумака, произнесенные свистящим шепотом:
        — …сегодня, когда заснет Айван, к нему в полог войдет Железный крючок! Сделает, что нужно. Как только душу его извлечет, можешь делать с сиротой что угодно. Куда пошлешь, туда и пойдет он, хоть в далекие ледяные просторы!
        Эмемкут запыхтел:
        — Однако не может Железный крючок без разрешения человека войти в его жилище…
        Только подслушивать да подглядывать ему позволено!
        — Если дашь ты Костяной кружок, открывающий вход в любой шатер в селении…  — голос Кумака стал вкрадчивым.
        Эмемкут от неожиданности закашлялся. Вон куда метит Кумак! Овладеть Костяным кружком самого важного человека! Но ведь тогда он может войти не только в жилище Айвана, но и в любое другое! А вдруг он войдет в его, Эмемкута, жилище и вынет душу из жены или детей? Страшно подумать, ведь он может вынуть душу даже самого Эмемкута!
        Кумак понял колебания самого важного человека.
        — Обещаю тебе, что сразу же верну Костяной кружок, как только Железный крючок закончит все свои дела,  — в голосе его прозвучала обида.
        Но Эмемкут знал цену обещаниям Кумака. Ведь тот носит шапку не снимая. Все подозревают, что под шапкой у него собачьи уши. А человеку с собачьими ушами нельзя верить.
        Эмемкут не зря владел Главной мыслью. Быстро нашел выход::
        — Я дам Костяной кружок Эттувьи, и он откроет тебе шатер старого Ненека…
        — Хорошо,  — Кумак старался ничем не выдать досаду,  — Сегодня я приду с Железным крючком…
        Яри еле успела отпрянуть от полога, выползла, приподняв тяжелую покрышку шатра, и помчалась за Айваном.
        Но Кумак, видимо, услышал подозрительный шорох и поспешил следом. А может, и Железный крючок притаился где-то поблизости. И кто-то помешал девушке, она успела лишь предупредить торопливым шепотом: «Не спи, Айван! Не спи!»
        Из ночного морозного тумана выступила громада мрачных черных камней, косо устремленных ввысь. От них тянуло зловещей сыростью — где-то булькал незамерзающий ручей. Чья-то тень отпрянула в сторону и, пригибаясь, исчезла во мраке.
        Снег под ногами сиял туманной белизной, отражая свет ярких звезд. Яри почувствовала опасность, запрокинула голову. Два огонька поплыли между звездами и приблизились, превращаясь в горящие круглые глаза! И легкая тень белой совы пронеслась мимо, махнув над нею крылом…
        Камни трещали от лютого мороза, словно переговариваясь- друг с другом на каком-то трескучем языке. Долетел рокот — где-то высоко в горах обрушился снежный обвал.
        Рука девушки быстро скользнула к поясу, привычно нащупывая резную рукоятку тонкого и острого, как зубы росомахи, клинка. Его не было! Забыла в спешке, когда собиралась в глухой темноте полога, чтобы никто не услышал. А может быть, нож похитила чья-то коварная рука, когда она выбиралась из шатра?
        Нет оружия! И Солнца нет! Яри во власти рэккенов.
        Страх охватил ее, заколол ледяными иголками голову, спину. Заледенело тело, словно его сковало морозом.
        Девушка не сопротивлялась, когда чьи-то цепкие когти охватили ее ступни и неумолимо повлекли вниз… Руки ее ослабели, только лицо с мольбой обратилось туда, откуда должен был прийти Айван.
        Он спешил. Свет был призрачный, но достаточно ясный, чтобы увидеть, как Яри до колен погрузилась в снег. «Вот как рэккены забирают человека!» До нее было еще далеко, но рука нащупала у плеча свернутый тугими петлями ременный чаат, на поясе широкий нож с тяжелый рукоятью.
        Она уже наполовину ушла в землю!
        Как в тяжелом сне юноша бежал, а ноги почти не слушались.
        Губы Яри шевельнулись. Хотела крикнуть, чтобы не подходил, но звуки словно примерзли к языку. Слабый стон вырвался из груди. «Кумак знал!  — мелькнула мысль.  — Человек с собачьими ушами… Рэккены не прощают тому, кто выведал их тайну…»
        Айван видел белое, словно освещенное ярким светом месяца, лицо, широко раскрытые глаза. Он взмахнул рукой. Чаат свистнул и захлестнулся на ее груди. «Не отдам!» Но ременная петля свободно прошла сквозь тело, оно заколебалось, как легкий туман, и растаяло. В глубоком снегу осталось лишь два следа от маленьких торбасов…
        Айван закричал в отчаянии, широко раскинул руки:
        — И меня возьми, слышишь! Возьми меня, Онкой! Сразимся в подземных владениях!
        Не боюсь тебя! Выйди, покажись! Почему трусливо под землей прячешься, за ноги хватаешь?
        Черная скала молчала. Только вдали катилось эхо, замирая.
        — Покажись!  — еще раз крикнул Айван.
        Ночное светило вышло на небо. И вдруг послышалось вдалеке:
        — Не спи!
        Словно чайка жалобно крикнула…
        И тут упала третья звезда!

        Живы родители Айвана. Проделки Кумака. Всегда вперёд иди!

        До сна ли ему было? Вернувшись в шатер, он даже в пологе не мог согреться. Сидел, сжавшись в комок, глядя на огонек чадившего жирника. Потом перевел взгляд на Ненека.
        Тот не спал. Он внимательно смотрел на своего воспитанника, и глаза его были ясны.
        — Неправильно раньше я говорил,  — хрипло сказал Айван.  — Плохо и несправедливо.
        Теперь пойду к Сверху Сидящему. Слова, сказанные мне людьми, понесу.
        Глаза Ненека радостно блеснули.
        — Не по чьей-то воле ты должен идти, а по велению своего сердца. Только тогда можешь надеяться на успех. Сейчас правильно сказал. И я скажу то, что раньше было скрыто от тебя. Где-то живы отец твой и мать твоя.
        Айван задохнулся от неожиданности и уставился на воспитателя. А тот сел и не торопясь закурил трубку.
        — Из тундрового вражеского племени ты. Не раз нападало онона нас, войны затевало.
        Тундровые люди той стороны с нашим береговым народом обмен вели. А если обмен не получался, то воевали. Так почти каждый год случалось.
        Однажды тундровые люди к нашим береговым жителям приехали. Много дней ехали.
        Встретившись с нашими береговыми, радушно их приветствовали. Друг с другом едою обменивались, разные вещи дарили, новости рассказывали. Тундровые люди привезли для обмена железо, ножи, котлы, табак, чай, разные меха. Наши береговые для обмена предложили шкуры морских зверей, ремни, подошвы, топленый жир.
        Перед обменом по обычаю противников двух оленей головами друг против друга поставили, затем приготовились колоть. Чей олень головой в сторону противников упадет, тот первым должен начать войну в случае ссоры. Наш олень упал на месте, повернув голову вбок. Олень противников упал головой в сторону наших людей.
        После этого начали друг с другом обмениваться. Вот во время обмена завязался спор из-за цены. Совсем малая цена была, пустячная, а спор большой вышел. Тундровые люди той стороны много вещей у здешних людей забирали, а своих вещей мало давали. Так мы говорили. Они лее говорили, что мы много забираем, а мало даем. К согласию не пришли, значит, по обычаю, утром должна начаться война.
        За ночь, обе стороны приготовились, а женщин, детей и стариков отослали домой с оленьими стадами. Утром начали сражаться. Бились два дня. Среди врагов один силач был с красным щитом, на котором голова медведя нарисована. Много наших побил…
        Однако наши люди все же побили тундровых. Остатки их наутек кинулись. Силач с красным щитом последним ехал. А на нарте у него ребенок в оленьих шкурах привязан был.
        Непонятно, почему перед боем его домой не отослал.
        Погнались за тундровыми наши воины. А я уже стар был, в сражении не участвовал. И ребенка в снегу нашел… Сразу домой вернулся. У меня своих детей не было, взял я ребенка на воспитание. Всем говорил, что в селение он сам пришел, когда сражение началось. Так ты и вырос…
        Сильно взволнованный, юноша молчал. Вот когда открылась тайна его появления здесь!
        Увидеть снова отца и мать… Какие они? Много раз мечтал он о них, плакал где-нибудь в укромном уголке и звал их, во сне видел. Но всегда думал, что давно ушли они в верхний мир. А они, оказывается, где-то живут!
        — Где…  — голос его осекся.  — Где искать их?
        — Неведомо мне,  — тихо ответил Ненек.  — Пришли они с тундровым ветром — хиусом. В той стороне ищи…
        Он замолчал. Прислушался.
        У входа в шатер звучали приглушенные слова.
        — Кто-то внутрь хочет проникнуть?  — прошептал Ненек.  — Но почему хозяина не окликнут? Не делается так в тундре… Когда все спят, в гости не ходят.
        И тут Айвану вспомнились слова Яри: «Не спи!» Что такое? Она знала, что сюда придут? Хотела его предупредить?
        — Э-э-э!  — дребезжащим голосом окликнул пришельцев Ненек.  — Кто-то войти хочет?
        Растерянные голоса зашептали у входа:
        — Не спят… еще не спят тут… нельзя входить!
        И тут раздался крик, словно кого-то ударили. Но перед этим послышался тупой звук.
        Торопливо побежали чьи-то ноги в разные стороны, поволокли тяжелое. Еще крик! Хлесткий удар — и снова крик! Жалобный голос, удаляясь, причитал:
        — Посох Пеликена… Пеликен охраняет их!
        Айван и Ненек высунули головы из полога. Дрожащей рукой воспитатель осветил чоттагин — холодную часть шатра. Никого. Только над головами покачивалась фигурка Пеликена, охраняющая дымовое отверстие. Показалось, что в отверстии мелькнули чьи-то злобно горящие глаза и острые уши…
        — За душой приходили,  — зубы у старика от страха стучали.  — Давно в нашем селении такого не было, чтобы в жилище приходили во время сна, когда душа человека с телом расстается и ее легко похитить. Раньше, говорят, часто такое было. Много тогда людей пропало неизвестно куда…
        — Кто приходил?  — по-прежнему ничего не понимал Айван.
        — Э-эх, молод ты еще, поэтому не понимаешь,  — вздохнул Ненек.  — Это все Кумака проделки. Недаром так боятся его люди…
        — Но почему люди боятся его? Слыхал я, правда, втихомолку- говорят, что это рэккен, скрывающий под одеждой свой второй рот…
        — Если бы просто рэккеном был, не боялись бы его люди.  — Покачал головой Ненек.  — У каждого оружие, умеет постоять за себя…  — старик испытующе посмотрел на воспитанника и перешел на шепот.  — Боятся Железного крючка!
        — Объясни, воспитатель.
        — Говорят, сам Онкой Железный крючок придумал и людям дал, а они, неразумные, с радостью взяли его. Думали, что Железным крючком владеть будут, а на самом деле он владел ими. Страшное и непонятное это оружие! Нож, стрела или копье разит прямо, от прямого удара всегда защититься можно. А Железный крючок всегда действует втихомолку, выбирает самое незащищенное место — сзади, сбоку, в обход… Сам кривой и пути выбирает кривые. Но уж если схватит…
        Юноша встряхнул головой.
        — Яри тоже сегодня под землю забрали.  — И он рассказал, как все произошло.
        Ненек слушал открыв рот, трубка его погасла.
        — Скажи, можно ли найти ее, освободить из подземного мира?  — с надеждой устремив взор на старого наставника, спросил Айван.
        — Как найдешь ее в подземном мире? Да и не узнаешь — теперь стала она перевернутой.
        — Что?  — поразился Айван.
        — Если забирает человека подземный владыка, становится он злым оборотнем — перевернутым. Правая сторона у него становится левой, а левая — правой. Все, что было с ним,  — забывает.
        С отчаянием и страхом слушал его Айван.
        — Что же делают с ним рэккены?
        — Кормят своей пищей, в которой злая отрава содержится, и перевернутый сам начинает зло делать людям. Потом может даже вернуться, но для того, чтобы зло им причинять. Такой же, как все, с виду распознать невозможно. Только все левой рукой делает, всегда с левой ноги утром встает.

        

        — Как спасти ее?
        — Заставить вспомнить себя. Но для этого сила неведомая нужна. Никто не знает этой силы.
        Лицо юноши снова стало упрямым.
        — Все равно найду ее! Кто знает, где ее искать?
        Ненек отвернулся.
        — Об этом знает только Черный Шаман…  — глухо сказал он.  — Ему открыты тайны подземного мира. Может быть, Белый Шаман тоже знает. Он по небу летает, видит входы в подземный мир.
        — Нет,  — сказал твердо Айван.  — Ни к Белому, ни к Черному Шаману я не пойду. Сам буду искать.
        Ненек снова покачал головой. «Сам! Опять сам!» Но ничего не сказал. Молодые всегда по-своему поступают.
        Три верные собаки — Остроухий, Пятнистый и Хмурый повизгивали у входа: чуяли, что хозяин готовится в путь.
        Сборы у юноши были недолги: какие сборы у сироты? Сунул г. торбу несколько черствых лепешек, кусок китового жира, туго свернутую шкуру, чтобы не спать на голой земле. Лук закинул за спину, взял сумку со стрелами, боевое копье к нарте привязал — пусть рэккены видят, что у него, оружие есть, голыми руками его не возьмешь. Взял чаат, нож в широких ножнах из лахтачьей кожи привязал к поясу. Все.
        Когда обернулся, Ненек протянул ему небольшой мешочек из мягкой блестящей кожи, висящий на тонком ремешке.
        — Что это?  — Айван уставился на мешочек.
        — Амулет. Отправляясь й опасный путь, всегда амулет берут с собой и не спрашивают, что это. Может, в беде поможет тебе. А когда совсем плохо станет, развяжи мешочек.
        Сам повесил амулет воспитаннику на шею, крепко завязал ремешки кухлянки у горла.
        — Никогда не снимай его.
        В последний раз юноша окинул взглядом родное жилище. Что- то смутно беспокоило его. Чего-то тут не хватало.
        Но думать было некогда. Он взял остол у входа и вышел наружу. Селение было залито ярким светом — в небе сиял полный месяц.
        — Пусть твой путь будет легкий и дорога ясная,  — старый Ненек махнул рукой.
        Селение еще спало глубоким сном, когда Айван пронесся на легкой нарте между двумя рядами шатров, вытянувшихся на морской косе. Вдруг упряжка остановилась. Словно из воздуха возник Белый Шаман. Лицо его светилось, губы ласково улыбались.
        — Иди,  — сказал он,  — Не останавливайся, всегда вперед иди. Самое необходимое в сердце оставь. Мелкое и ненужное отбрось. Готовься к встрече со Сверху Сидящим. А я буду помогать тебе.  — Как выедешь из селения, направо повернешь.
        Он поднял руки и исчез. Упряжка рванулась вперед. Но вдруг снова остановилась!
        Впереди стоял Черный Шаман. Он словно родился из ночного мрака. Только глаза остро поблескивали в свете месяца.
        — Убей!  — глухим голосом сказал он.  — Каждого встретившегося тебе убей! Никого не слушай, ни с кем не разговаривай. Люди много ненужного говорят. Любое препятствие преодолей. Силу, храбрость н ловкость с собой возьми! Пусть они твоими спутниками будут.
        Как выедешь, налево повернешь.  — И растаял, поглощенный ночными тенями.
        Селение осталось позади. На развилке многих троп лишь на мгновение остановился Айван. Потянул ноздрями морозный воздух. Свежий ветер — хиус дул прямо в лицо! Он решительно хлестнул собак. Упряжка рванулась, не сворачивая ни вправо, ни влево.
        А через некоторое время перед упряжкой появился рэккен. Голова с собачьими ушами высунулась из-под снега, красные глаза полыхают зловещим огнем! Рэккены всегда так делали, чтобы испугать человека. А уж если кто-нибудь испугается, то станет их добычей, и оружие ему не поможет. Но Айван только упрямо сжал губы. Однако собаки от, неожиданности рванулись в сторону, и юноша вылетел из нарты.

        Чёрный Шаман и рэккен. Сказание Кумака. Покажи ему Яри!

        Едва Черный Шаман приступил к вечерней трапезе, неслышно появился рэккен и занял свое место справа от него. Под тяжелым взглядом хозяина он поспешно скинул шапку, обнажив торчащие собачьи уши. Молча стали есть. Женщин не было: подав еду, они ушли в свой шатер. Шаман не позволял им оставаться.
        Для Черного Шамана еда уже давно стала только поглощением и ничем больше. Он осторожно брал маленькими щепотками легкую массу, напоминавшую мох, и отправлял в беззубый рот. Конечно, это было лучшее мясо, самые вкусные корешки и ягоды, но радости он не испытывал. Много всякой вкусной еды было у Черного Шамана, такой еды, которую жители селения и во сне не видели, но что ему от этого, если ее жуют другие? Больше всего он хотел бы сейчас разрывать упругое мясо крепкими острыми зубами, как это делает сидящий рядом рэккен.
        Но болезни захватили высохшее тело и точили его, как мыши точат некогда крепкий ремень. А ведь раньше он мог съедать по половине оленя и глотать столько мухоморов, что иному хватило, бы на три жизни. Прекрасное время! Приходили девушки-мухоморы и уводили его в странный мир, где он с легкостью мог превратиться в горного орла, в могучего медведя, огромного великана и жить их жизнью.
        Теперь он с трудом превращается в старого ворона, испытывая те же муки бессилия и дряхлости, что и он. А для того чтобы люди все еще верили в его могущество, он может лишь надевать оболочки других существ, как надевал кухлянку, отороченную шкурой черного волка и подбитую нежным мехом соболя. Но и такой мех уже не греет его.
        Приходится вести жизнь, полную запретов.
        Покончив с едой, шаман отодвинул блюдо и повернулся к рэк- кену. Это был Кумак, предводитель племени самых коварных жителей подземных миров.  — свистунов. Свистуны заманивали заблудившегося охотника в сырые мрачные ущелья и пронзительным свистом сводили его с ума.
        — Что, не удалось войти в шатер Ненека?  — насмешливо спросил Черный Шаман.
        — Лицо Кумака исказила злобная гримаса.
        — Пеликен этот шатер охраняет. Очень тяжелый посох у него…  — Он почесал тощие бока.
        Черный Шаман хрипло засмеялся. Кумак торопливо проглотил очередной кусок и с сожалением посмотрел на дымящуюся кость.
        — Нет, налево он не повернул,  — произнес он и отодвинул блюдо. На миг перед его желтыми, как у снежной совы, глазами, предстало на блюде раздражающее видение маленького человечка, и он затряс головой, возвращаясь к действительности. Потом, потом будет он глотать людей столько, сколько ему захочется, а теперь нужно исполнять волю могущественного старца, владеющего черным бубном, с которым он свободно летает в подземных мирах. Сам Онкой остерегается ссориться с ним!
        — Не повернул налево,  — повторил он.  — Но и направо не повернул, как указывал Белый Шаман.
        — Белый Шаман!  — фыркнул Черный Шаман.  — Кто его нынче слушает! Бесконечно пустыми разговорами о добре занимается, пытаясь сделать людей лучше. А они делаются все хуже!
        — Но он разговаривает со Сверху Сидящим…
        — Тоже пустые разговоры! Хоть когда-нибудь была от этих разговоров польза?
        — Но тут он вспомнил о юношах, возвращенных из подземного мира, и замолчал.
        Однако тут же добавил:
        — На этот раз он помог… помог нам избавиться от строптивого сироты.
        — Не совсем,  — тихо вставил Кумак.  — Его еще уничтожить нужно.
        Черный Шаман так часто действовал заодно с рэккенами, что уже сам себе казался одним из них, думал, как они, и поэтому всегда разгадывал их замыслы.
        А вот свистуны не смогли разгадать ни одного его замысла. Он, мудрый Черный Шаман, перехитрил всех — и людей, и рэккенов. И теперь с насмешливой улыбкой слушал, как разглагольствует Кумак, владеющий Железным крючком.
        — Не повернул никуда, идет прямо. Почему — не знаю.
        — Может, к Яри стремится?  — задумчиво спросил Черный Шаман.
        — Не знает он, где Яри. Она сейчас у нас находится. Кормим ее своей пищей, потом Онкою отдадим. Онкой любит молодых пленниц…  — Кумак торопливо облизнулся, и Черный Шаман невольно поежился. Он слишком хорошо знал, что ждет девушку в подземных мирах.
        — Указал я Айвану повернуть в сторону пустынных льдов,  — проговорил он.  — Оттуда он бы уже не вернулся… До Сверху Сидящего не должен он дойти. Тогда больше не увидят люди Солнца.
        Черный Шаман одобрительно кивнул. Солнце уже давно ему не нужно было. Даже мешало оно. Ведь все черные дела во мраке совершаются.
        — Зачем стараетесь?  — испытующе глядя на окружающих прищурился он.
        — Сам знаешь,  — покосился рэккен. Он никогда не смотрел прямо в глаза.  — Чем-то ведь питаться надо нам. А в темноте можем выбирать самых красивых, самых упитанных — каких хотим…
        Он не договорил. Черный Шаман и сам знал, что его старое, пропитанное ядовитым мухомором и само ядовитое, как мухомор, тело не станет есть ни один рэккен. Разве что растерзают и зверям бросят, отомстят за все обиды.
        Ему было безразлично, что ожидает людей, если рэккенам' удастся осуществить свой замысел. Но он не мог допустить, чтобы его собственная и без того короткая жизнь стала еще короче. Потому и вступил в сговор с рэккенами. Он им тоже пока нужен — не все могут сделать сами, среди людей обязательно помощник должен быть. А за это они обещали ему живую душу юноши — тогда он снова станет молодым, полным сил и заживет новой прекрасной жизнью.
        Осуществляя свой дальний замысел, и сделал Кумака владеющим Железным крючком.
        С помощью Железного крючка Кумак умеет извлекать души из людей. Человек этого сделать не может, будь у него хоть десять Железных крючков.
        Но рэккен, которому в лапы попал Железный крючок, быстро выявил его зловещие возможности. У кого он уже вынул души? Даже Черный Шаман этого не знает. Когда слышит, что где-то снова пропал человек, ежится. И старается не думать, что с ним стало.
        — Однако почему так стремишься Айвана погубить? Не опасен он для нас.
        Опасен, очень опасен!  — торопливо вскрикнул Кумак и замолчал, словно поперхнувшись. Долго смотрел в огонь костра желтыми глазами. Наконец заговорил: — Все равно ты наш, с нами всегда будешь. Открою тайну. Есть у нас одно сказание…
        — У вас тоже есть сказания?  — удивился Черный Шаман,  — Вот бы послушать!
        — Если услышишь наши сказания, тут же в камень превратишься от ужаса,  — сверкнул глазами Кумак.  — Но одно тебе сейчас поведаю.
        — Сказано было нам, что хозяин тундры Пеликен однажды заплачет или засмеется.
        Если заплачет он, то все люди потеряют надежду и станут нашей добычей, если засмеется, люди перестанут бояться рэккенов и заживут привольной радостной жизнью. Вот почему так испугался я, когда увидел улыбку на лице Пеликена. А изобразил эту улыбку Айван! Совсем немного теперь осталось, чтобы засмеялся Пеликен…
        — Ты ведь сам отдавал Пеликена разным племенам,  — упрекнул его Черный Шаман.
        — Хмурого Пеликена!  — воскликнул Кумак.  — Хмурого, недовольного и унылого! Такой Пеликен нам не страшен. Люди смотрят на унылого Пеликена, и в души их закрадывается безнадежность и отчаяние! И чем больше будет хмурых Пеликенов, тем лучше станем жить мы, рэккены. Ведь не зря сказал когда-то людям Сверху Сидящий: рэккенов не бойтесь, тогда живы будете. А уныние и боязнь рядом живут. Вот почему солнце постоянно прячем, чтобы люди еще больше боялись.
        Кумак торопливо оглянулся и понизил голос:
        — Как только перестанут бояться люди, рэккенам конец придет! И тебе, Черному Шаману, тоже конец придет. И Белому…
        Даже Белому Шаману? Но ничего плохого не делает он!
        — Он отнимает у людей уверенность, так же как и ты. Когда появится у людей уверенность, то не нужны будут шаманы, важные люди, силачи, исчезнут насилие и несправедливость. Даже оружие исчезнет — не нужно оно тому, кто ничего не боится!
        — Оружие дал людям Сверху Сидящий!
        — Он для того дал, чтобы люди не боялись. Но с оружием люди стали бояться еще больше, хотя оно могло бы и защитить их…
        Долго молчал Черный Шаман. Потом спросил тихо:
        — Что же делать нам.?
        — Нужно бег Айвана остановить,  — оживился Кумак. Покорность хозяина понравилась ему.  — Он сейчас к селению врагов идет. Может, они убьют его, а может, и нет.
        — Почему сами не расправитесь с ним?
        — Охраняет его сильный амулет. Правда, силы своей Айван еще не знает. Этим и воспользуемся… А если не удастся…
        — Что тогда?  — насторожился Черный Шаман.
        — Придется делать Камыснапа!
        Даже Черный Шаман, привыкший ко всяким мерзостям рэккенов, содрогнулся.
        Камыснап, воплощение темного ужаса подземного мира! Даже подумать о нем страшно, не то что видеть его!
        Спросил торопливо:
        — Неужели мне придется делать?
        Кумак ответил неумолимо:
        — Только человек может его сделать, рэккены не смеют прикасаться к нему. Сам знаешь. Твоя помощь понадобится.
        — Нет, нет!  — охваченный страхом, воскликнул Черный Шаман,  — Пока не готов к этому… Попробуйте что-нибудь другое…
        — Что?  — острое лицо Кумака искривила злобная гримаса.
        — Покажи ему Яри!

        Яри-половинка. Синаневт метнула нож… Медведи в упряжке

        Долго ли, коротко ли ехал Айван, он не знал. Холмы сменялись долинами, скалы — равнинами, горные перевалы — длинными спусками. Иногда полозья нарты скользили по льду замерзшего озера или реки. Кое-где пробивались теплые ручьи и над ними клубились облака пара.
        Айван рад был бы любому человеку, но среди сугробов время от времени появлялись только косматые головы рэккенов с горящими глазами. Иногда они выныривали очень близко, дразня собак, которые уже давно не боялись их и со злобным лаем пускались в погоню, словно перед ними были проказливые песцы.
        Однажды такая погоня привела Айвана к береговым холмам. Он встревожился: нарта отклонялась в сторону от дующего навстречу хиуса, а собаки никак не могли догнать рэккена, хотя рычали от ярости и выбивались из сил.
        Айван не садился на нарту, а бежал рядом на коротких лыжах- вороньих лапках.
        Научил его этому дедушка Ненек, который и в старости не знал себе равных в беге на таких лыжах. И теперь юноша не отставал от нарты, летящей по нетронутому снегу.
        Долго продолжалась погоня. В конце концов юноша заподозрил неладное: куда-то упорно ведет его рэккен. Тундру освещал белый свет месяца. На сугробах вспыхивал синеватый отблеск. Рэккен пересекал их, не оставляя следа. Туловище его двигалось под снегом так же привычно, как рыба под водой.
        Вдруг Айван заметил, что голова остановилась, и красные пылающие глаза уставились на него. Юноша сорвал со спины лук, и тонкая стрела, не знающая промаха, запела в морозном воздухе. Пока голова двигалась, он не стрелял — не умел попадать в движущееся, ведь не упражнялся в стрельбе по живому. Но в любое неподвижное пятнышко всегда попадал, даже если оно было не больше ногтя и находилось на расстоянии многих шагов.
        Стрела вонзилась бы точно между глаз рэккена, но за мгновение до этого он под снег ушел.
        Айван побежал и со злостью выдернул стрелу.
        Когда собаки устали и замедлили бег, он решил остановиться и передохнуть.
        Огляделся, выбирая место. Смутно белели во мраке снежные холмы. На миг показалось, что остался один во всем мире. Собаки сидели на снегу, тяжело дыша, из раскрытых пастей шел пар, глаза поблескивали.
        И тут он услышал приятный, проникающий в душу свист. Обернулся, увидел черневший в высоком холме вход в землянку. Рядом стояла тоненькая фигурка в расшитой праздничной одежде. Девушка!
        Такие землянки строили некоторые береговые жители. «Значит, к береговым попал я,  — подумал Айван, и его охватила досада: — Как не заметил черневший на снегу вход? Чуть селение не проехал…»
        Но других отверстий не было видно. Может, они дальше, за мыском? Однако раздумывать некогда, правила гостеприимства требовали, чтобы он вошел сначала в землянку, куда приглашают.
        Собаки неистово лаяли и рвались к девушке. «Почему так странно ведут себя?» — мелькнула мысль. Но он слишком устал и промерз, чтобы долго над чем-то задумываться.
        Недалеко было жилище, где горячая еда, тепло, покой! Он шагнул к упряжке.
        — Привяжи собак там!  — крикнула девушка.
        Голос ее показался знакомым, но был низким и хриплым — у береговых, которые живут в сырых промерзших землянках, всегда такой. «Почему у входа не привязать собак?» — снова подумал Айван. Однако вбил в снег остол, бросил собакам по куску вяленой рыбы. Они успокоились и, жадно проглотив еду, свернулись клубком.
        Лицо девушки до глаз, раскосых и мрачных, закрыто меховым нагрудником, опушенным белым песцом! К снова что-то знакомое почудилось в ее облике.
        Айван подошел к землянке и остановился, пораженный: навстречу из снега поднялись два огромных белых медведя! Они угрожающе зарычали. Рука юноши потянулась к ножу, висевшему на поясе. Но что нож против зверей, которые одним ударом лапы ломают хребет моржу! С досадой вспомнил: тяжелое боевое копье осталось на нартах — кто же идет с копьем в жилище, да еще к такой нарядной девушке? А девушка молча шагнула к медведям, положила руки им на глаза и заставила лечь.
        Стараясь не показывать страха — что за удивительная землянка?  — Айван прошел мимо медведей, и звери не тронули его. Девушка шла впереди, словно танцевала. У следующего входа в землянку — внутреннего опять раздалось леденящее душу рычание: навстречу поднялись два бурых медведя и оскалили страшные клыки. Девушка и им прикрыла глаза, успокоила.
        «Все-таки копье нужно было взять,  — подумал уныло Айван.  — Если у входа столько медведей, то сколько же их внутри?»
        Но в землянке никого не было. Очень просторным оказалось жилище — таких юноша никогда не видел. Стены увешаны пушистыми теплыми шкурами, под ногами тоже густой мех, высоко над головой в широкой отдушине виднелось темное небо и звезды.
        У стен ярко горели невидимые жирники. Ноздри щекотал запах свежевареного мяса.
        Они пошли дальше — открылась другая землянка, еще просторнее, на стенах белый мех, словно инеем все покрыто. Следующая — будто огромная пещера, голубыми шкурами увешаны стены. Девушка не останавливалась, легко шла впереди. Вот дивная зеленая пещера! Вот красная — все стены увешаны шкурами красных лисиц… Так же ярко освещена, воздух наполнен запахами неведомых трав…..
        Спутница Айвана повернулась и отбросила меховой нагрудник. Это была Яри! Он рванулся к ней, но тут же в растерянности остановился.
        Белое безжизненное лицо, словно освещенное светом полного месяца. Девушка молчала, и в этом молчании было что-то угрожающее. В диких раскосых глазах полыхал мрачный огонь ненависти!
        Айвану стало не по себе. Решил ничего не говорить. Понял, что в подземный мир попал. Огляделся с невольным страхом. Повсюду на стенах переливались меха, но от них веяло холодом… Искаженные яростью со стен уставились на него вырезанные из дерева почерневшие лики.
        Яри быстро разделась и осталась в легком ксркере, под которым обрисовывалось гибкое тело. Неслышно ступая, вытащила из котла дымящееся мясо, ловко нарезала его на деревянном блюде. Из плетеной корзинки достала моченой морошки, съедобных кореньев, неведомых приправ, пахнущих очень приятно, положила рядом с мясом.
        — Ешь!  — сказала Айвану.
        Но голос ее звучал неприязненно. Однако, почувствовав запах горячей пищи и острых приправ, Айван уже ни на что не обращал внимания. Торопливо разделся, не сводя глаз с удивительной посуды — расписная, звенит, блестит… Жадно набросился на еду.
        Она сидела напротив, не прикасаясь к еде. Медленная судорога прошла по ее лицу, каждая черточка его дышала жестокостью ц злобой. Бросив на девушку беглый взгляд, он чуть не поперхнулся. Ничего не мог сказать Айван, только знаком указал на блюдо. По обычаю, гость должен есть вместе с хозяином. Она поняла.
        — Здесь не соблюдают обычаев,  — ответила резко. Пытаясь смягчить свои слова, налила из высокого сосуда в чашку какого- то темного питья, остро пахнущего ягодами.  — Пей!  — А прозвучало это, словно она сказала: «Не пей!»
        Он упрямо дернул головой, потянулся к. чашке. Выпил, и загорелось в груди. Сразу расхотелось есть. Он любовался ее красивым, словно из прекрасной моржовой кости вырезанным лицом, тонкими смуглыми руками, легкими движениями. Показалось, будто опять в тундре играют они вдвоем! Но по лицу ее пробегали темные тени, движения становились порывистыми, словно куда-то спешила она.
        Айван силился что-то понять, но мысли разбредались, как олени по грибной лощине.
        Пристально вгляделся. Глаза девушки совсем бездонными стали, затянулись туманом…
        Вдруг заметил — берет Яри пищу левой рукой! Мгновение смотрели они друг на друга, словно боролись взглядами. Глаза юноши выражали непреклонное упрямство. Он перевел взгляд на родинку величиной с крохотную ягоду голубики, которая раньше украшала левую щеку девушки. Родинка оказалась на правой щеке!
        — Понял,  — со зловещим спокойствием в голосе сказала Яри- перевернутая.  — Теперь не выйдешь отсюда.
        Но Айван уже не боялся. Ведь сбылось его желание — он попал в подземный мир. А смерть, как говаривал дедушка Ненек, у каждого одна бывает. Чего ж ее бояться? Но что они сделали с Яри! Как ее вернуть? Тихонько зазвучал бубен. Где это?
        — Далеко это, далеко…  — чей-то шепот раздался.
        Откуда-то доносились запахи моря, рыбьей чешуи, сырых ущелий, где преет осыпающаяся земля и пробиваются бледные ростки, дымы костров из высушенного солнцем плавника.
        — Покормлю сторожей!  — сказала хозяйка, быстро встала и понесла к выходу блюдо с остатками пищи.
        Айван поглядел ей вслед слипающимися глазами: выход как будто удалился, одна стена косо наклонилась… А может, она такая и была?
        Медведи чавкали у входа, свирепо рычали, разгрызая острыми зубами большие кости.
        От их утробного рыка Айван окончательно проснулся. «Почему так спать хочется? Значит, нельзя спать,  — подумал он.  — А где же Яри?»
        Она вошла, губы у нее припухшие, красные, словно она только что плакала, бессильно кусая их. Но в сухих глазах по-прежнему ненависть.
        — Спи!  — злобно бросила она. Бесшумно шла девушка вдоль стен, и ее тень. гасила невидимые светильники. Остался один, тускло горевший в углу…
        Айван блаженно растянулся на мягких шкурах, зевнул и стал дышать глубоко — вот-вот заснет. Она подошла, села и стала гладить его растрепанные волосы, приговаривая свистящим шепотом:
        — Спи! Спи!
        Но пальцы ее хищно скрючивались, как когти у совы, собирающейся схватить добычу, острые ногти царапали кожу. «Это знак!  — подумал юноша.  — Она не хочет, чтобы я заснул…»
        Вдруг пальцы ее скользнули по его груди, потянули тоненький ремешок с амулетом.
        Айван крепко сжал их. Она тотчас рванулась. Юноша быстро поднялся, но она ловко опрокинула его. К горлу тянулись скрюченные пальцы.
        — Назад посмотри,  — вдруг услышал он чей-то шепот.
        Выпустил руки Яри и отскочил в сторону. Быстро обернулся.
        В тусклом свете в углу темнела зловещая фигурка с хищно растопыренными руками.
        Синаневт, старушка из-под жирника, готовилась метнуть в него искривленный нож.
        Он узнал ее сразу — о ней часто рассказывал дедушка Ненек в долгие зимние вечера, когда выла пурга и свет от крохотного фитилька метался по стенам полога. Тогда казалось, что вот-вот появится из-под светильника кошмарное создание подземного мира, приносящее столько бед людям.
        Эта старушка появлялась ночью и нападала внезапно. Она состояла в тесном родстве с обитателем трухлявых пней длинным злым старичком Ивликелхеном, пожирающим заблудившихся детей, морской великаншей Майырахпак, лакомящейся печенью утонувших на охоте зверобоев, и черной ящерицей Каманхват, живущей в теплых источниках и подменяющей собой жен, чтобы отнять разум у мужей. Синаневт так легко могла отделить голову человека, словно она никогда и не находилась на его плечах или, бросив нож издалека, пронзала сердце.
        Это был конец — Айван понял сразу. Обернулся, чтобы бросить последний взгляд на девушку.
        — Яри!  — вырвался из его груди страстный зов, в котором соединились тоска и беспредельная нежность.
        И сразу будто преобразилось ее лицо — потухло в глазах черное пламя ненависти, на бледных щеках заалел яркий румянец, губы полуоткрылись.
        — Подставь мизинец!  — крикнула Яри звонким голосом.
        Нож просвистел, ударился о вовремя подставленный мизинец, полетел обратно и прибил правую руку старушки к стене. Но и рука Айвана онемела до плеча!
        Заскрежетав зубами, старушка вырвала левой рукой нож из стены и снова метнула его!
        Айван подставил левый мизинец! И левая его рука онемела до плеча. Нож сверкнул синеватым лезвием и, кружась, снова прибил к стене Синаневт. Она даже зубами от злости застучала. В ярости крикнула девушке:
        — Научила его? Но ты всего не знаешь! Сейчас тоже поплатишься, как только он упадет. Эй, сторожащие у входа!
        Раздался свирепый рев медведей. Затопали тяжелые лапы, застучали когти о мерзлую землю. Синаневт злорадно засмеялась. Потянулась и ртом вытащила нож из стены. Дунула — и он полетел в сердце Айвану. Юноша качнулся — острие ударилось об амулет на груди, клинок зазвенел и упал у его ног. Прогремел голос:
        — Кто зовет меня?
        От этого неслыханного голоса старушка пискнула и съежилась. Серой теныо шмыгнула под светильник. Рев зверей тотчас смолк, слышно было, как они затопали прочь.
        Айван и Яри переглянулись. Кто-то спас их. Но кто?
        Рука юноши нащупала амулет на груди. Посмотрел: в тонкой коже виднелся крохотный разрез от удара ножом. Внутри было что-то твердое, как железо.
        — Подарок дедушки Ненека…  — прошептал он.
        Тут же глаза его вспыхнули:
        — Ты вспомнила?
        — Я теперь как будто ветром очищенная!  — закричала она радостно. Голос ее снова был звонким, исчезли тени на лице.
        — Но ты по-прежнему перевернутая,  — Айван погладил родинку на ее правой щеке.
        — Да. Только Сверху Сидящий вернет мне настоящий облик. Но уже вышла я из-под власти рэккенов,  — она прижалась к его груди.  — Ты меня вырвал из их лап, твой голос… И еще… еще помог мне дикий человек.
        — Тэрыкы?  — он с удивлением отодвинулся.
        — Рэккены заставляли приготовленную ими пищу есть, но я не могла — очень нехороший запах у нее. «Ничего, проголодаешься, станешь есть»,  — сказали они. Чуть не умерла я. Но Тэрыкы узнал и стал мне чистую тундровую пищу приносить — корешки, ягоды, орехи… А пищу рэккенов я отдавала сторожащим у входа. Обрадовались рэккены, подумали, будто поедаю я ими принесенное. После этого стали разному учить. Все, что было со мной раньше, я сразу позабыла, как перевернутой стала. И только теперь вспомнила…
        — Зачем сюда меня позвала?
        — Когда рэккены всему меня обучили, сказано было мне: поедет мимо юноша, замани его сюда, одурманивающим питьем угости и, как заснет, амулет с него сними. Пока амулет у него, нам здесь появляться нельзя, сказали рэккены. Придет лишь Синаневт, покончит с ним, позовет нас, тогда придем. Но когда увидела тебя, ничего сделать не могла, хоть и пыталась.
        Что-то вспоминала, не могла вспомнить, сердце от боли разрывалось. И вдруг, когда крикнул, словно проснулась!
        Айван воскликнул горячо:
        — Поедем со мной!
        Девушка торопливо зашептала:
        — Рэккены далеко ушли, не скоро вернутся. Но если узнают, что я с тобой ушла, сразу прибегут и нас догонят.
        — Как узнают?
        — Постоянно издали спрашивают.
        Как бы в подтверждение ее слов зазвучали приглушенные угрожающие голоса:
        — Оставшаяся в землянке! Ответь нам!
        И Яри закричала:
        — Слышу, слышу! Здесь я, никуда не ушла! Вас ожидаю!
        Голоса смолкли. Айван спросил:
        — Какие они?
        — Разные. Есть мохнатые, как медведи, есть рогатые, есть с двумя и тремя хвостами…
        Но одинаково мерзкие все.  — Как соберутся — шумят, страшное говорят…А ты? Наверное, с какой-то мечтой едешь по тундре?
        — Тебя искал,  — просто ответил он,  — Теперь к Сверху Сидящему пойду. Может быть, Солнце увижу.
        Яри молчала, опустив глаза.
        — Много говорили об этом рэккены. Хвастались друг перед другом, кричали: теперь не увидят Солнца люди. Многие силачи и отважные юноши в путь отправлялись, чтобы Солнце увидеть. На пути их неведомые земли лежали. Никто из них до Сверху Сидящего не дошел, в этих землях остались. А может, и дошел кто-то, да непонятно, что с ним случилось.
        — Почему?
        — Ничего об этом рэккены не говорят. Но один, очень хитрый, как-то крикнул: пока в одиночку ходить будут люди, никто до цели не дойдет.
        — Виютку!  — вырвалось у Айвана,  — Почему не взял я с собой товарищей? Но теперь уже далеко возвращаться…
        Яри торопливо вышла. Вскоре вернулась, и не узнал ее Айван. Перед ним молодой воин стоял. Островерхий кожаный шлем, панцирь из костяных пластинок, короткое боевое копье. И только в раскосых диких глазах горел снова знакомый мрачный огонь! Но теперь это был огонь мести.
        — Научили меня многому рэккены, что ж, это поможет нам..
        Выхватила нож и ударила острием в руку. Побрызгала капельками крови в одной пещере, в другой, в третьей… Потом у входа.
        — Вместо меня оставайтесь,  — сказала она,  — Как спрашивать меня станут, отвечайте.
        «Здесь я, никуда не ушла!»
        Повернулась к Айвану:
        — Почему этим путем идешь? На твоем пути селение врагов.
        — Навстречу ветру хиусу иду,  — сказал Айван.  — Так надо.
        Глаза ее странно блеснули.
        — Хорошо. Только остановишься возле крайнего шатра. В него войдешь и там ожидай. Твоих товарищей приведу.

        

        — Ладно. В селении буду ждать.
        Дотронулась до амулета на груди:
        — Это береги. Рэккены попытаются завладеть, тогда совсем беззащитным будешь.
        Дала горсть сушеных красных ягод.
        — Есть их будешь, спать не захочется, всегда силы будут. Когда они вышли из подземного мира, юноша от неожиданности выдохнул:
        — Гук!
        Рядом с его упряжкой стояла другая. Только вместо собак в нарту были запряжены два белых и два бурых медведя! Те, что у входа сторожили. Порыкивая, смиренно поглядывали на хозяйку маленькими желтыми глазками.
        Яри упала в нарту, взмахнула бичом. Снежная пыль завихрилась, мелькнула вышитая нарядная рукавичка… Миг — и нет нигде никого.
        Путь Айвана лежал в другую сторону — в далекое чужое селение. Он не задумывался, как его там примут. А следовало бы… Ведь Яри сказала, что это селение врагов.

        Намерения старшины Амека. Семья охотника Татая. Проделки и дела Кыквата

        У Амека, старшины селения Утен, дни делились на хорошие и плохие. В плохие дни приходилось что-то терять. В хорошие дни он всегда что-то брал. Сегодня предстоял большой хороший день — Амек брал третью жену. Поэтому проснулся от громкого лая собак в радостном настроении.
        Амек укротил их повелительным окриком, а потом нежно погладил свой живот. Живот его постоянно ворчал от голода, никогда не насыщаясь. Иногда ворчание переходило в громкий рев, которого пугались и люди, и ззери. Собаки приходили в неистовство. Путь Амека по селению всегда сопровождался их лаем, и жители хорошо знали, где он находится.
        Раньше старшина был очень воинственным, даже по селению ходил с копьем и чуть что — лез в драку. Теперь он носил только дубинку, да и то лишь для того, чтобы собак отгонять.
        Чтобы насытиться, Амек забирал большую часть добычи охотников. У него был самый обширный в селении ледник с мясом, он часто спускался туда, чтобы полакомиться чем-нибудь перед едой. Две его жены сбивались с ног, готовя для него разнообразные яства, однако Амек был постоянно недоволен и всячески ругал их.
        Старшая жена, добродушная и неповоротливая Тама, давно постарела, и в ее полог Амек заглядывал лишь тогда, когда забывал распорядиться после ужина, какую еду приготовить завтра. Тама вкусно готовила, иначе старшина давно выгнал бы ее к родителям.
        Когда-то она считалась самой красивой девушкой в селении, к ней приезжало много женихов, но об этом все уже забыли.
        Младшая жена Хаткана поражала всех своей худобой я злостью. Однако она была еще красива. Амеку нравилось, что Хаткана не полнеет и мало ест: у него и так ртов хватало. В шатре с утра стоял гомон и крик: то дети Тамы били детей Хатканы, то дети Хатканы колотили детей Тамы.
        Все это сильно надоело старшине, и теперь он намерен был взять третьей женой юную Аинку, дочь охотника Татая. Совсем незаметно из голенастого подростка она превратилась в нежную и красивую девушку. Впервые увидев ее смугло-розовое лицо, обрамленное густыми черными волосами, Амек остановился на снежной тропе и долго смотрел ей вслед.
        Выбор третьей жены — серьезное дело в жизни. У настоящего мужчины должно быть не меньше трех жен — тогда сразу видно, что он важный человек и может прокормить большую семью.
        Сама Аинка ничего еще не знала о замыслах старшины. Сегодня она тоже проснулась с ощущением, что должно произойти что-то радостное, хотя радоваться было нечему, потому что удача давно обходила шатер охотника Татая.
        Отец лежал, постанывая от еще незаживших ран, а старая Лайнэ, мать Аинки, свернулась калачиком рядом. В тусклом свете жирника ее густые волосы казались керкером, покрывавшим обнаженное тело, и при взгляде на худые плечи матери и широкую, всю в шрамах грудь отца Аинку охватила горячая нежность: лишь во сне жалуются они легкими стонами, наверное, Сверху Сидящему! Тихонько, чтобы не разбудить родителей, она оделась, выскользнула из шатра и… замерла в восторге.
        Как сверкающий бубен над тундрой висел полный месяц. Яркий свет его, отражаясь от сугробов, окутывал шатры призрачным сиянием. Неподалеку чернел родовой столб Серого Орла, и его темные глазницы уставились куда-то вдаль. Аинка поежилась, запахивая на шее старенькую кухлянку. За свою короткую жизнь она уже не раз видела, как исчезает Солнце на всю долгую суровую зиму, полную сомнений, страданий и тяжкого ожидания — появится ли вновь?
        Здесь, как и в других селениях, шаман Кыкват собирал щедрые дары для Сверху Сидящего и после Большого камлания отвозил их сам к Запретной горе, Он жил там долго, до тех пор, когда Сверху Сидящий забирал дары и заставлял Онкоя вернуть людям украденное Солнце.
        Правда, никто не знал, что плутоватый Кыкват никуда не ездил, а зимовал в землянке на острове и все приношения забирал себе, отдавая в жертву Сверху Сидящему лишь одного белого оленя. «Зачем ему все наши дары?  — рассуждал он.  — У него и так много всего…» И он объедался на своем острове, пока солнце не возвращалось на небо. Тогда он запрягал собак и приезжал в селение.
        Люди теряли разум от радости, почувствовав первые робкие лучи светила на своих лицах, и в это время возвращался торжествующий Кыкват. Они отдавали ему последнее: ведь черные дни миновали и, может быть, на этот раз безвозвратно!
        Однако в шатре охотника Татая уже давно наступили черные дни. Еще летом на припае он нос к носу столкнулся со свирепым владыкой ледяных просторов — белым медведем Рырком, который охотился на нерп. Рырк рассвирепел — из-под его носа ушла жирная нерпа!
        Раньше Татай никогда не уступал ему дороги, и Рырк с ворчанием отступал. Но теперь у Татая была уже не та сила, что в молодости, и не такой точный глаз. И Рырк каким-то удивительным образом узнал об этом… Охотник метнул копье, которое лишь скользнуло по спине медведя, и выхватил длинный нож. Одним ударом лапы Рырк смял охотника, но Сверху Сидящий не велел ему убивать человека, и, постояв над раненым, медведь с недовольным ворчанием ушел в торосы.
        Товарищи принесли Татая в шатер, и шаман долго камлал, а потом охотник лежал до конца лета, залечивая раны и размышляя о том, что если бы не могущественное камлание Кыквата и щедрость старшины Амека, который в последнее время всегда выделял семье Татая хорошую долю из общей добычи, он и его жена давно ушли бы к верхним людям. А теперь наступала долгая черная ночь. Кто поделится добычей со стариками — ведь они никому не. нужны!
        Летом Аинка охотилась на евражек, а иногда и на оленей, забредавших на побережье, но зимой не будет никакой добычи. От прошлой охоты у Татая осталось штук десять красивых редких шкурок голубого песца, их можно обменять у торговцев на какие- нибудь продукты.
        Говорят, где-то далеко за горами живут белолицые люди. Им очень нравятся голубые песцы и за них могут дать больше продуктов, чем за шкурки белых песцов, хотя Аинке нравились белые, чистые, как снег. Не разбираются, наверное, белолицые в песцовых шкурках. Но все равно продуктов не хватит на всю зиму.
        Задумавшись, Аинка не сразу заметила шамана Кыквата, направлявшегося к их шатру на краю селения. Она торопливо юркнула внутрь и разбудила родителей — негоже ей, юной девушке, разговаривать с таким важным человеком: при камлании он может в кого угодно превратиться — в прожорливого баклана, в глупого лахтака и даже в презренную вороватую росомаху, и все для того, чтобы помочь людям выполнить задуманное.
        Кыкват подходил не торопясь, весело посматривая вокруг быстрыми хитрыми глазками, раздувая румяные толстые щеки. Он был криклив, часто затевал ссоры не только с близкими соседями, но и с разными проезжающими, однако никогда не доходил до крайностей и каждую ссору заканчивал, тем, что ехал мириться к противнику, наедался до отвала и становился его другом.
        Хотя в селениях очень редко пропадало что-то, но во всех таких случаях подозрение падало на Кыквата, потому что в его шатре постоянно обнаруживали пропавшие вещи.
        Кыкват объяснял это происками рэккенов, которые постоянно пытаются опозорить его и всячески ему пакостят. Этим объяснением удовлетворялись потерпевшие, тем более, что пропавшее он возвращал.
        Но однажды Кыквата поймали в тот момент, когда его голова оказалась в пыпе — кожаном мешке с тюленьим жиром. Случилось это так. Несколько раз приходил он к охотнику Тагикаку, и вскоре тот заметил, что в пыпах, стоявших у входа, свежий жир стал очень быстро убывать. Заподозрив, что к нему повадилась какая-то лисичка и тайком таскает жир, Тагикак велел своему племяннику Мыле спрятаться возле входа и быстро стянуть завязку на горловине пыпа, как только он что-нибудь заметит.
        Вечером, как обычно, пришел Кыкват. Долго околачивал снег с торбасов. Вдруг Мыле почувствовал, что кто-то лезет в пып, и мгновенно стянул завязки. Что-то захрипело и стало тяжело биться. Тогда Мыле испуганно закричал. Прибежал Тагикак с горящим жирником, и все увидели, что в пыпе голова не лисички, а… Кыквата. Освободили завязки, и Кыкват с ругательствами вынырнул из пыпа, весь облитый жиром.
        — Да что же это такое!  — кричал он.  — Думал, в полог лезу, а попал прямо в пып! Зачем их тут понаставили?
        Он успокоился лишь после того, как съел целое блюдо свежего нерпичьего мяса, запивая его жиром из злополучного пыпа.
        Хозяин сильно подозревал, что это Кыкват опустошил у него половину пыпов, а не лисичка. Но молчал, пряча улыбку, которая всякий раз появлялась, когда он вспоминал обмазанное жиром лицо шамана. «Ничего, добуду еще,  — думал он,  — Ведь если заболею, все равно к Кыквату прйдется обращаться…»
        Шаман уверял, что болезни он видит, как песцов. Зайдя в шатер, сразу определял, где прячется болезнь, и подробно описывал, какая она с виду. Иногда болезнь была похожа на евражку, иногда на маленькую мышку, иногда на большого червя. Кыкват обращался с болезнями просто, как с назойливыми собаками: брал за шиворот и выкидывал из шатра, а если их было несколько, разгонял пинками.
        Только в особых случаях он снисходил до камлания, если уж очень злая и могущественная болезнь нападала на человека. Такую болезнь пинками не выгонишь, приходится призывать на помощь могущественных покровителей, приносить им щедрые подарки, угощать обильной едой.
        При этом не оставался в стороне и сам Кыкват: наедался до отвала, брал себе что хотел, подолгу жил в шатре болеющего и всем говорил, что каждую ночь борется с болезнями и злыми рэккена- ми. А когда уезжал — вдвое толще, чем приезжал,  — жители удивлялись:
        «Разве толстыми становятся от долгой борьбы?» Но в конце концов шаман вылечивал заболевшего, и тот не жалел, что обратился к нему.
        Трудно было усомниться в его могуществе, видя, с какой злостью мечется он по шатру, гоняясь за болезнью, а поймав ее, тащит к выходу, осыпая ударами дрыгалки — короткой дубинки, освященной кровью белого оленя, пока наконец не выбрасывал в снег под облегченные вздохи всех присутствующих.
        Многие уверяли, что они тоже видели болезнь собственными глазами, когда шаман тащил ее к выходу, и она, сопротивляясь изо всех сил, забывала, что должна быть невидимой, и являлась во всем своем отвратительном виде и бессилии за мгновение до того, как ее выбрасывали на снег.
        Чтобы болезнь не вернулась, Кыкват давал пить больному настои из колдовских растений, которые сам собирал в тундре летом, много горячего чаю или заставлял укрываться семью шкурами неезженых оленей, или растирать тело жиром нерпы пополам с жиром евражки.
        Вот почему, несмотря на все проделки, жители селения уважали Кыквата. Ведь не только из окрестных селений, а даже из других земель приезжали к шаману и просили изгнать болезни. А самое главное — очень важные люди приезжали, даже другие шаманы, и покорно шли в шатер Кыквата с различными дарами. Бывали дни, когда у его шатра собиралось пять-шесть богатых упряжек. Всех излечивал Кыкват, с любой болезнью справлялся.
        Были даже болезни, которые ему приходилось изгонять, залезая на больного и выкручивая ему руки и ноги, выворачивая шею, выгибая хребет самым жестоким образом, так что в костях трещало и щелкало. Тогда из его шатра неслись пронзительные крики, которые вскоре сменялись облегченными стонами. Но такие болезни встречались редко, нападали только на важных людей, которые приезжали издалека.
        — Наверное, не добрались еще сюда эти страшные болезни!  — рассуждали охотники.  — А может, холодно им здесь…
        Подойдя к шатру Татая, атаман остановился и окинул жилище оценивающим взглядом.
        Старая, дырявая покрышка. Плохо живут в этом шатре, очень плохо. «Почему людям нравится так жить?» — подумал он осуждающе.
        Еще вчера Лайнэ прибрела к нему и, плача пронзительно, так что у Кыквата заныли зубы, просила изгнать болезни мужа. Она рассказала, что готова отдать за лечение десять шкурок голубого песца, хранившихся очень давно. Пусть не посчитает шаман плату слишком ничтожной — отдают они последнее.
        После ее ухода Кыкват долго курил трубку и думал. Потом пришел Амек и заговорил о том, что решил взять Аинку третьей женой: Тама уже старая, а Хаткана слишком тощая, некому будет в долгую зимнюю ночь согревать его большой живот.
        Правда, одолевали старшину сомнения — про Аинку худая слава шла по селениям, очень много смеется она и отказывает женихам. Многие женихи приезжали и богатые подарки привозили ее отцу, но она даже глядеть ни на кого не хочет. Уже зовут ее девушкой, отказывающейся выходить замуж. Разве хорошо это, что б селении живет такая девушка? Не приводит это к добру.
        После ухода Амека шаман еще долго курил трубку. Ему самому молодая жена не нужна была. У него уже было две жены, правда, одна кривая, а другая хромая. Он женился на них потому, что отцы девушек дали ему, много оленей, припасов, большую байдару и горшочек табака. Хоть и плохонькие жены, да хорошо справлялись, со своей работой, а главное — не ссорились между собой. А, возьмешь молодую да красивую, нужно кормить ее, одевать, подарки приносить.
        Но Амек пришел к нему за помощью, хотел узнать, почему Аинка замуж выходить не желает. Да и Лайнэ просила изгнать болезни, мужа, а своим односельчанам Кыкват никогда не отказывал, тем более, что десять хороших песцовых шкурок не лишними будут, когда торговцы приедут. Поэтому решил наведаться в шатер Татая.

        Гости Черного Шамана. Сотворение Камыснапа. «Встань, Камыснап!»

        На этот раз у Черного Шамана были гости, и сидели они очень тихо.
        Синаневт, старушка из-под жирника, и раньше безобразной была, а теперь сморщенное черное лицо словно пешней всю ночь долбили: так злоба после неудавшегося нападения на Айвана исковеркала его.
        У длинного злого Ивликелхена рот его от жестокости перекосился на сторону, пронзительные черные глазки под самый лоб ушли.
        Великанша Майырахпак только голову из-под земли высуну- ла — вся она и в шатре не уместилась бы, чавкала что-то широким, как у кита, ртом и ворочала белыми глазищами. А в спутанных волосах ее грелась черная ящерица Каманхват- ей холодна было.
        Черный Шаман камлал очень тихо. По бубну постукивал колотушкой, обтянутой кожей серой змеи. Мухоморов принесла ему Каманхват, объелся он ими и теперь совсем обезумел.
        То в жука с хвостом превращался, то в краба с крыльями, то в червя мохнатого. Вместо громких криков лишь хрипел.
        Помощником был рэккен с лицом острым, как нож, и с собачьими ушами — Кумак, владеющий Железным крючком. Неслышно по шатру метался и все необходимое подавал. С левой стены бубен подал — изломал его Черный Шаман, с правой стены, с задней, с передней — тоже изломал. Последний бубен, увешанный зубами волка-одиночки, взял Черный Шаман.
        Долго где-то летал. Когда вернулся, глаза его ледяными стали, вокруг них — иней.
        — Подавай,  — сказал он.
        Кумак в угол кинулся, разные предметы крючком из глубокой ямы выдернул, бросил на середину. Даже руками прикасаться боялся, только человек мог это делать.
        Началась работа Черного Шамана.
        Из каменного молота, принесенного Ивликелхеном, голову сделал. Туловище — из доски, на которой скребла шкуры маленькая старушка. Руки из деревянных крючков для жира, а ноги из кривых скребков, что дала Каманхват. Вместо ладоней приладил двух живых крабов, принесенных со дна моря огромной Майырахпак. Закончив, стал шептать на ухо человечку что-то злобное, даже пена в углах рта закипела.
        — Встань, Камыснап!
        Поднялся человечек, такой страшный, что все даже засмеялись от удовольствия, хотя и подальше отодвинулись. Каманхват бросила ему два звериных глаза и голый хвост да ядовитое жало.
        — Будешь еще красивее!
        Заулыбался Камыснап, когда хвост и глаза себе приладил, уставился на всех немигающим взглядом. Засвистели, защелкали, зашипели на него:
        — Мигни! Мигни хоть раз!
        Не мигают глаза звериные. Тогда сказал Черный Шаман;
        — Вслед за Айваном иди. Когда настигнешь, в тело его войдешь.
        Вышел из шатра Камыснап и побрел на кривых ногах не быстро и не медленно, прямо по следу Айваиа. Теперь уж не отстанет, потому что нигде не останавливается, глаза его не мигают, а жало наготове.
        Ни в огне Камыснап не горит, ни в воде не тонет…

        Черные, рыжие, серые болезни. Аинка не хочет идти замуж. Все бы друг друга слушались!

        — Эй, внутри сидящие!  — громко окликнул Кыкват.
        Вышла седая Лайнэ и радостно заморгала слезящимися глазами. Она сказала, что Татай совсем плохой стал, даже одеться без посторонней помощи не может.
        Шаман что-то проворчал, шагнул в шатер и воскликнул:
        — Какомэй!
        От испуга чуть навзничь не упал. В шатре было полно болезней — бегали, словно песцы, под ногами, спали, свернувшись клубочками, или грызли что-то в углу, как собаки кости. Черные, рыжие, серые… Увидев Кыквата, радостно завизжали и кинулись к нему. Еле успел он выскочить из шатра, входную шкуру за собой опустить.
        — Сидите! Сидите внутри и не высовывайтесь!  — Дрожащими руками вытащил мешочек с когтем Серого Орла и стал размахивать им, потом опустился на четвереньки и побежал вокруг шатра по-собачьи, рыча и бормоча заклинания.
        — Тихо! Сидите тихо, не шевелитесь! Не смотрите по сторонам, не оглядывайтесь!  — крикнул он, замкнув первый круг.
        Женщины замерли у входа, испуганно глядя в щель. В пологе завозился Татай. Узнав голос шамана, он что-то пробормотал, но Кыкват, пробегая второй круг, крикнул:
        — Тихо! Сидите тихо, не разговаривайте! Говорю только я!
        Слышно было надсадное пыхтение шамана и невнятные, глухие заклинания. Лайнэ мелко-мелко дрожала. Что же такое страшное увидел шаман, что сразу из шатра выбежал?
        — Тихо! Сидите тихо, не думайте ни о чем! Думаю только я!
        Аинка тоже задрожала. В щелку было видно, как вокруг шатра бегает на четвереньках кто-то страшный, на медведя похожий. А может, Кыкват уже в медведя превратился?
        Забежит сейчас сюда и всех разорвет…
        Но Кыкват на этот раз решил ни в кого не превращаться — не любил этого, трудно, потом все тело болит. Думал, что у Татая сидит какая-нибудь маленькая болезнь, лишь увидит его — одного вида испугается, в тундру убежит. А их целый шатер! Может, и его погубить хотят? Вон как все бросились к нему!
        По лицу струился пот, застилая глаза, и вдруг он почувствовал, что одна болезнь прыгнула ему на поясницу и острые зубы в спину вонзила.
        — Ох!  — испугался Кыкват.  — Что это такое прыгнуло мне на спину?
        На его заполошный крик выскочили из шатра женщины, осторожно сняли со спины шамана полуразвалившуюся нарту, которая раньше стояла прислоненная у передней стенки.
        Пробегая мимо, шаман задел ее, и нарта упала.
        — Тьфу! Собак нет, а нарту держит,  — ругалась Лайнэ на своего старика.  — На чем ездить собирается?
        Шаман сердито ощупывал поясницу. Он вспомнил, что такая болезнь уже не раз нападала на него самого, по нескольку дней подряд держа его в позорном собачьем состоянии. Вот и сейчас, наверное, пряталась эта болезнь среди других в шатре Татая.
        Аинка захихикала, глядя на полусогнутого шамана. Тот еще больше рассердился:
        — Зачем болезней столько развели? Вон сколько их, так под ногами и бегают! И как только вы с ними живете?
        Лайнэ попятилась и замахала руками:
        — Но ведь ни одной не видели мы!
        — Ге-ге!  — хмыкнул Кыкват.  — От ваших глаз сокрытое вижу я. Как песцов в тундре, развелось в вашем шатре болезней. Наверное, чем-нибудь вкусным кормите их?
        — Сами полосками шкуру с шатра срезаем и варим,  — Аинка обиженно показала кусочек старой моржовой кожи. Кыкват задумчиво помял негнущийся бурый клочок.
        — Может быть, эту пищу больше всего любят болезни? Прямо разжирели они! Как теперь выгнать их? Придется вам чем-нибудь другим питаться.
        Лайнэ и Аинка только переглянулись.
        — Разве в яранге они?  — старуха боязливо засунула внутрь голову и радостно воскликнула.  — Нет тут никого!
        Кыкват тоже осторожно заглянул в щелку. Во мраке множество глаз блестело.
        — Так и бегают, перед глазами мелькают. Ы-ыч!  — крикнул он.  — Не пугаются даже, с любопытством смотрят.
        — Что же делать?  — запричитала Лайнэ,  — Ты ведь камлал, отгонял болезни!
        — От входа туда, внутрь!  — Кыкват сердился все больше.  — Чтобы не побежали дальше по селению, ни на кого не напали. Для того чтобы в тундру их прогнать, гораздо сильнее камлать придется, Если Сверху Сидящего просить буду, своих песцов принесешь, чтобы смилостивился он…
        У девушки вдруг вырвалось:
        — Почему просто так не может он смилостивиться?
        Кыкват сильно засопел. До чего глупы эти молодые, не зря ведь запрещают им разговаривать со старшими, чтобы не морочить умные головы глупыми замечаниями!
        — Даже из шатра своего никто просто так не выходит,  — обронил он, словно разговаривая сам с собой, но Аинка невольно прикусила язычок — мать сильно дернула ее за рукав, приказывая замолчать.  — А кто-то хочет, чтобы Сверху Сидящий просто так над ним смилостивился. Если знает, что Сверху Сидящий просто так все делает, почему сам к нему не обратится, не попросит?
        Сухой кулачок матери больно ткнул Аинку в спину, так что она влетела в шатер.
        Потирая ушиб, она прильнула к стенке и насторожилась, по привычке мысленно споря с шаманом.
        — Гласит пословица: «Если ты женщина — молчи!» — пробормотал он.  — Ведь на женском языке все равно ты всегда разговариваешь.
        Лайнэ постаралась укротить его гнев:
        — Плохая охота нынче была… Давно болеет старик. Съедобные корни едим, ягоды, евражек…
        — Хм…  — шаман сосредоточенно щупал свою поясницу.
        — На мясо и жир хотели обменять мы шкурки,  — жалобно продолжала старуха.  — Или на какую-нибудь пищу у торговцев. Очень плохо зимой без еды. Холодно в пологе, когда жирники не горят.
        Кыкват махнул рукой:
        — Какая-нибудь пища торговцев не годится для настоящих людей.
        — Что делать, если только какую-нибудь пищу привозят они.
        — Когда вылечится Татай, добудет много мяса и жира,  — возразил шаман.
        — Думаешь, легко добывать?  — прошептала девушка за стенкой шатра.
        Но Кыкват и без нее прекрасно понимал, что и десять песцов не спасут семью Татая.
        Придется старикам уйти к верхним людям — что поделаешь? Даже обменяв шкурки на какую-нибудь еду, они долго не протянут, все равно скажут Аинке: «Ремень приготовь…» И дочь со вздохом облегчения затянет ремень на их ослабевших шеях, поможет без мучений покинуть эту землю. А сама перейдет в шатер жениха.
        Кыкват опустил голову. Нужно немного еды дать им. Он жалел стариков, но запасы его хотя и велики, а не беспредельны: самому что-то есть надо всю зиму да и жен кормить.
        Пусть Амек что-нибудь даст им, у старшины-очень большие запасы. Мысли Кыквата приняли другое направление.
        — Почему замуж не выходит девка?  — сварливо спросил он,  — Почему женихам отказывает, неразумно поступает? Разве как ягель растут женихи в тундре?
        Аинка насторожилась.
        — Не хочет она замуж,  — сокрушенно вздохнула Лайнэ.  — Смеется над женихами, боится их почему-то. Омрылькоту отказала, Тынескину отказала… Не идут больше женихи. Что делать, не знаю.
        Аинке не хотелось выходить замуж. Ничего хорошего не приносит это девушке. Все ее подруги замуж вышли и что же — плакали, не раз к родителям прибегали, да те всегда назад к мужьям возвращали их, а мужья потом с еще большим ожесточением избивали.
        «Выйду замуж,  — думала Аинка,  — и меня каждый день избивать будут».  — Даже дрожала от этой мысли и на женихов готова была броситься с ножом или копьем. «Почему с женами всегда кулаками разговаривают мужья, ведь у них, как и у других людей, тоже рты есть? Но для ругани, наверное, только предназначены. Зачем, мне муж?  — думала.  — Лучше сама охотиться буду, зверя добывать, помогать родителям. А если замуж выйду, то наверное, за искалеченного — без рук, лишь бы не бил меня».
        — Отказала!  — крякнул Кыкват. Ему вспомнилось, как приезжали в селение веселые, с красными лоснящимися лицами юноши — сыновья важных родителей, а утром уезжали тихо, тайком, пряча глаза от жителей, как не подобает уезжать таким юношам. Женихам разве отказывают?
        Девушка так и съежилась за стенкой шатра.
        — Аинка красивая,  — продолжал шаман.  — Даже важный человек может взять ее… третьей женой. Хорошая третья жена будет.
        — Она и первой не хочет!  — засмеялась Лайнэ.  — Вон приходил Амек, хотел взять ее третьей женой, сразу отказала. Важный человек. Хорошо кормил бы ее, хорошо одевал бы.
        — Почему отказала?  — удивился шаман. Значит, Амек все-таки вчера приходил свататься к Аинке, но ничего не сказал ему. Хитрец…
        — Говорит, обеих жен бьет, значит, и ее, третью жену, тоже бить будет.
        — Для того жена и предназначена,  — глубокомысленно заметил шаман.  — Собак тоже бьют, чтобы слушались, тогда хорошо нарту тянут.
        «Не собака я!» — хотела крикнуть Аинка, но закусила губу. А шаман продолжал:
        — Заставить надо.
        — Раньше могла заставить, а теперь старая стала, слабая. Что хочет, то и делает она.
        Забыв про поясницу, Кыкват дернулся от возмущения — как это не слушает старших!  — но сзади кто-то словно вонзил в него когти. «Ох!» — вскрикнул он и согнулся пополам. Лайнэ испуганно смотрела на него. Из шатра донеслось: «Ох!» — Это был слабый голос Татая.
        — Посмотри, посмотри скорее на спину, кто сидит там?  — прохрипел шаман. Лайнэ со страхом обошла вокруг него.
        — Никого нет, не вижу.
        — Вот какая злая и могущественная болезнь — даже не видно ее!  — Кыкват стоял согнувшись, потом решил: — Лучше уйду отсюда, иначе самого съедят болезни.
        — Пропали мы, совсем пропали!  — Лайнэ метнулась в шатер, вернулась со связкой шкурок и торопливо стала развязывать ее дрожащими руками,  — Бери песцов!
        Кыкват, стоя на четвереньках, невольно покосился на шкурки. Хорошо выделанные — мех так и струится при каждом движении, на шерстинках будто капли сверкают.
        — Не надо песцов,  — мотнул он головой.  — Зачем они мне?
        — Ты сказал: отдай песцов,  — растерялась Лайнэ.  — Почему сначала одно говоришь, а потом другое?
        Шаман, глядя в землю, упрямо бубнил:
        — Разве мало у меня песцов? Все несут. И песцов, и лисиц, и росомах. Бери, говорят, только вылечи от болезней. Научи правильно думать, правильно поступать… Не нужны.
        Наверное, облезлые они у тебя?  — Он повторил сердито: — Аинку надо отдать старшине третьей женой.
        — Как ее отдашь?  — не поняла Лайнэ,  — Видишь: непослушная она.
        — Пожалуй, не уйдут болезни…  — прохрипел Кыкват. И добавил с возмущением: — Раньше молодежь не знала такого: непослушной быть.
        — Как это — не уйдут?  — встревожилась Лайнэ и, тоже нагнувшись, заглянула в его лицо.
        — Ты сказал: все болезни тебя боятся. Почему не прогонишь их?
        Он повернул налитое кровью лицо:
        — Если Аинка согласится женой Амека стать, попрошу Сверху Сидящего. А если не согласится, как буду просить я за непослушную? Ох!
        — Как заставлю ее?
        Кыкват вспомнил о дурманящем, порошке из сухого мухомора.
        — Снадобье дам тебе. Выпьет она, после этого все, что скажешь ей, делать будет.
        — Какое хорошее снадобье!  — расплылась в улыбке Лайнэ.  — Хорошо бы всем такое иметь. Все бы друг друга слушались!
        — Ге! Только у меня есть такое снадобье,  — расправил было спину Кыкват, но тут же клюнул носом прямо в сугроб!  — Хе!
        Из шатра донесся стон. Татай позвал жену. Встревожившись, Лайнэ убежала.
        — Что такое?  — шаман торопливо щупал поясницу.  — Совсем ничего не чувствую, онемело…  — он согнулся еще ниже.  — Так лучше.
        В это время послышался скрип снега под чьими-то торбасами.

        Встреча с Камыснапом. В шатре дедушки Ненека. Что скажет важный человек?

        Не доезжая до своего селения, Яри встретила Камыснапа. Сначала встревожились медведи, свирепо зарычали. Потом со следа Айвана в сторону шарахнулись — будто ветром сдуло их, и в глубоком снегу забарахтались. Что такое? Яри привстала.
        Навстречу, неторопливо переваливаясь, шел приземистый человечек на кривых ногах.
        Злые змеиные глазки, поблескивая, смотрели с молотоподобной головы, на растопыренных руках пошевеливаются крабьи клешни, большие и маленькие.
        Яри вгляделась, и душа ее замерла. «Конец пришел!  — равнодушно подумала.  — Рэккены за мной Камыснапа послали…»
        О Камыснапе рэккены не раз говорили. Когда злые духи, оборотни, свистуны ничего поделать с человеком не могут, тогда Камыснапа за ним посылают. Говорят: «Иди и возьми его». Камыснапа ничто остановить не может. Идет и забирает человека. Под землей ли спрячется тот, в облака ли на чем-нибудь улетит, в море ли нырнет — по его следу пойдет маленькое чудище и везде настигнет. Что потом с несчастным делается, избегали говорить рэккены — даже им страшно становилось.
        Если Сверху Сидящий узнает о Камыснапе, он потом к ответу призовет того, кто его сделал. Вот почему рэккены всегда за помощью к человеку обращались — им Сверху Сидящий запретил Камыснапа делать.
        Если надо, Камыснапа и за рэккеном могли послать — ему все равно, кого преследовать.
        Злые даже не убегали от него. Как только на ком-то останавливались звериные глазки, тотчас он цепенел и равнодушно конца ожидал: знал, что ничто уже не спасет.
        Вот так же и Яри оцепенела. Ведь она знала многие тайны рэк- кенов и решила, что Камыснапа за ней послали. Глаза зажмурила и в комок сжалась. Только слышала, как медведи жалобно повизгивают да медленно по снегу шаги приближаются: скрип… скрип… скрип…
        Рядом затихли шаги. Еще крепче зажмурилась. Вот-вот острые клешни вопьются в тело. Скорей бы… скорей! Вскрикнула и глаза широко раскрыла. Камыснап совсем недалеко стоял и пристально смотрел. Несколько раз нерешительно к девушке потянулся, клешнями пошевеливая. Потом щелкнул ими, рваным ртом улыбнулся и дальше медленно зашагал.
        Скрип… скрип… скрип…
        Сначала ничего не могла понять Яри: жива или нет. Потом понемногу соображать стала. Ведь это по следу Айвана идет он! Вот почему не сошел со следа, только остановился.
        Дотянуться не мог — медведи с перепугу в сторону отбежали!
        Если бы на пути оказалась упряжка, и медведей, и девушку на мелкие кусочки изрезал бы Камыснап, потому что убивать ему одно удовольствие. Не дотянулся… Себя и хозяйку спасли медведи.
        Дрожа всем телом, упряжку дальше погнала. Со спины будто льдинки осыпались.
        Далеко от того места снова на след Айвана вышла, постоянно оглядываясь: не повернуло ли назад страшилище? Но Камыснап никогда не поворачивает назад.
        Поздно ночью в селение приехала. Медведей распрягла и в тундру отпустила. Слово им сказала. Радостно встряхнувшись, сни побежали в разные стороны. Сразу маленькими стали — ведь это были мыши, превращенные рэккенами в медведей.
        Яри добралась до шатра дедушки Ненека и упала без сил у полога. Дедушка Ненек удивился, когда из полога высунулся и увидел лежащего ничком молодого воина — то ли мертвого, то ли умирающего. Перевернул и увидел, что это Яри. В полог втащил, горячим отваром морошки напоил.
        Отошла она. Постукивая зубами, все рассказала дедушке Ненеку. Он сначала обрадовался: Айван благополучно избежал многих бед, вперед едет. Потом надолго задумался. Свет жирника гладил доброе морщинистое лицо.
        — Про Камыснапа знаю: не могут рэккены сами его создать.
        Горячего отвара попил Ненек и сказал девушке:
        — Вернусь скоро.
        — Погоди.
        Яри взяла в углу горсть морского песка, которым дедушка Ненек полировал свои изделия, дунула на крепко сжатую руку, раскрыла: на ладони вместо песка разноцветный бисер красиво переливался. Стала сыпать в мешочек, доверху насыпала.
        — Вот возьми. Много мяса тебе за него дадут. Голодать не будешь. Это тебе Айван посылает.
        Дедушка Ненек пристально вгляделся в ее лицо.
        — Перевернутая? Левой рукой песок берешь…
        — Не бойся. От рэккенов я ушла. Никому зла не сделаю…
        Не один вернулся дедушка Ненек — с ним крепкие юноши пришли. Восемь юношей, сражавшихся с Онкоем в подземном мире. Сражавшихся и побежденных. Сели молча, ожидали.
        Ненек рассказал, что по следу Айвана рэккены пустили страшное маленькое чудище — Камыснапа. Пришедшие слушали неподвижно. Только у одного — Айвыхака, племянника самого важного человека Эмемкута, глаза испуганно метнулись в сторону. «Неужели этот сломлен?» — подумал с горечью Ненек.
        — Мы пришли сюда не сказки слушать,  — сердито сказал Виютку.
        Яри вмешалась:
        — Сама Камыснапа видела. Остановился, клешнями ко мне потянулся, да мимо прошел.
        Юноши исподтишка поглядывали на дивную девушку-воина с дикими глазами. Какая красивая! Как будто на Яри похожа. Но ведь ее рэккены под землю утащили! Оттуда не возвращаются.
        — Но вот вы вернулись,  — угадала их мысли Яри.
        Они промолчали. Ничего не спрашивали: головы сейчас другим заняты. Вон какая беда грозит, оказывается, посланцу селения!
        — Беда не только Айвану грозит,  — прервала молчание Яри, снова отвечая на их мысли.
        — Ведь если настигнет его маленькое чудовище, не дойдет он до Сверху Сидящего. Без Солнца люди все погибнут… Что скажете? Айван передал: на помощь ему спешите.
        Вскочил горячий Виютку:
        — Ехать надо!
        Айвыхак при этих словах задрожал, глаза снова по сторонам забегали. Ненек вздохнул:
        — Никто не знает, как остановить Камыснапа.
        Задумался Виютку:
        — Ведь кто-то создал его!
        — Тот, кто создал, ничего не скажет,  — покачал головой Ненек,  — Знаем только, что человек создал его очень плохой. А созданное человеком все же может остановить другой человек.
        — Если бы узнать!  — вздохнул рассудительный Яек.
        — Здесь сидя, ничего не узнаем,  — сказал Виютку.  — Ехать надо!
        Айвыхак все сильнее дрожал. Встав, к выходу пошел. Вслед спросил его Виютку:
        — Куда ты, Айвыхак?
        — Проветрюсь немного, что-то душно тут…
        — Дорогу ему загородил Суплякын:
        — Неужели убежать хочешь?
        Нет, нет. Но… дядю надо спросить. Что скажет самый важный человек? Ведь нельзя без его слова…
        Обошел Суплякына и выскочил из шатра.
        — Эх,  — вздохнул Виютку.  — Онкоя не испугался, а дядю своего боится.
        Айвыхак так быстро побежал к шатру Эмемкута, что никто его не увидел. Все сразу ему рассказал.
        Похвалил Эмемкут:
        — Очень правильно поступил, что ко мне пришел. Неразумно делаюг юноши — за Айваном ехать собираются. Ведь Сверху Сидящий одного юношу прислать велел.
        Ему очень не хотелось вставать, одеваться, отдавать нужные распоряжения. Разморило после сытного ужина. Решил после сна этим заняться. Махнул рукой:
        — Из селения мы их не выпустим. А ты разумный юноша… и поступаешь… раззумно…
        Захрапел, растянувшись на шкурах. Айвыхак тихонько выполз из полога.
        Но когда Эмемкут, проснувшись, послал за юношами, те уже уехали. Сразу же после ухода Айвыхака, изо всех сил погоняя собак, поспешили по следу Айвана.
        Вместе с ними и таинственная девушка-воин уехала. Ничего не мог узнать о ней владеющий Главной мыслью.
        Дедушка Ненек на все вопросы отвечал:
        — Видел — приехала, видел — уехала. Кто такая, не знаю! О чем интересном говорила?
        Ни о чем интересном не говорила. Разве красивая девушка скажет белоштанному старику что-нибудь интересное?

        Умные мысли — тяжелые. Амек собирает дары. Дети Лайнэ

        — Етти,  — прохрипел шаман и метнул снизу взгляд из-под малахая.
        — Етти,  — поздоровался Амек и остановился в недоумении, озирая стоявшего на четвереньках Кыквата.  — Что-то нашел?
        — Думаю,  — коротко ответил тот. Амек переступал с ноги на ногу.
        — Разве нельзя думать, стоя прямо? Разве тяжелые мысли?
        Боль, как острые ножи, колола шамана. Он ответил сердито:
        — Умные мысли — тяжелые, глупые — легкие.
        — Правильно сказал ты!  — обрадовался старшина.
        Он тоже вдруг согнулся, так что живот его лег на снег, с хрустом проломив наст, который легко выдерживал годовалого медведя. Теперь оба касались друг друга малахаями, словно две собаки, обнюхивающие друг друга.
        — Меня тоже иногда тянет вот так согнуться,  — пояснил Амек.  — Думаю: что такое? А это умные мысли пришли.
        — Какие новости?  — спросил шаман.
        Старшина глубокомысленно помолчал.
        — Какие новости? У меня не бывает новостей. Всегда сыт, наевшись — сплю, отдохну — снова ем… Без новостей лучше живется.
        Боль вдруг отпустила Кыквата. Он медленно, еще не веря сам себе, выпрямился, прислушался. Радостно вздохнул.
        — Кончились умные мысли?  — Амек тоже выпрямился.
        Кыкват почувствовал радостное облегчение и умиротворение.
        Ответил наставительно:
        — Умные мысли — тяжелые, зато потом с ними легко жить,  — он даже прошелся.  — Очень легко. А глупому тяжело жить.
        — Наверное, опять правильно говоришь,  — подтвердил старшина. Плотно позавтракав вкусными нерпичьими колбасками, он забыл огорчение от вчерашнего неудачного сватовства. До чего легко умному человеку, даже взлететь хочется!
        Оба задрали головы к небу. Яркий месяц заливал все вокруг ослепительным сиянием.
        Но казалось, от него струится холод…
        — Не возвращается Солнце. Пора готовиться к Большому камланию. Дары хорошие соберешь для Сверху Сидящего.
        — Пора, пора,  — поддакнул старшина, но тут же спохватился.  — Уже не раз собирали…
        Ведь ему, старшине, придется самые лучшие дары принести, чтобы все видели: его дары — самые лучшие. Правда, Сверху Сидящему отдать, а все равно жалко.
        Кыкват уже предвкушал беззаботную жизнь на своем острове, где он будет лакомиться вкусными вещами, предназначенными для Сверху Сидящего. При последних словах Амека он даже запыхтел от злости.
        — Почему разные слова говоришь? Не нужны разные слова, когда принимаемся за дело!
        — Каждый раз дары собираем, но зловредный Онкой все равно Солнце под землю утаскивает,  — закряхтел Амек.
        Шаман даже подскочил от возмущения:
        — Не навсегда! Сверху Сидящий потом заставляет его Солнце вернуть!
        — Почему совсем не возвращает? Почему позволяет Онкою снова Солнце воровать?
        «Наверное, земля скоро перевернется,  — уныло подумал шаман.  — Даже старшина задает такие вопросы…»
        — Почему глупое говоришь?  — злобно спросил он,  — Разве можешь ты понять Сверху Сидящего?
        — Когда собираю дары, люди разное меня спрашивают…
        — Глупые люди!  — отрезал Кыкват.  — Разное спрашивают… Не должен ты разное слушать! Летом тепло, и Солнце все время горячее, высоко в небе висит. Как холодно становится, и Солнце остывает, на сопки садится, чтобы погреться. Хитрый Онкой только того и ждет — схватит его и под землю утаскивает. Так надо людям говорить.
        — Разве слова заменят Солнце? А Сверху Сидящий?
        — Наверное, и не слышит он ничего, когда люди о чем-нибудь его просят,  — засмеялся старшина.
        — Людей он не слышит. Если я попрошу, меня слышит. Это потому, что всегда с дарами к нему прихожу. С пустыми руками нечего и думать успешно о чем-нибудь просить.
        — Что возьмешь у людей?  — Амек хорошо знал, как трудно взять у человека что-то.  — Вот шатер Татая. Пусто в его шатре.
        Понизив голос, шаман доверительно сообщил:
        — Кое-что можно взять. Десять песцов возьмешь в этом шатре. И у других людей много разного припрятано.
        — Ко-о!  — Амек решительно направился к шатру.  — А я ничего про это не знаю.
        — Постой!  — встревожился шаман.  — Не ходи туда.
        — Почему говоришь такое?  — остановился старшина.
        — Полно в этом шатре болезней. Запер я их, не велел в селение дальше идти. Если войдешь туда, болезни в тебя вцепятся, сам заболеешь, в селение понесешь болезни.
        Старшина в волнении забегал около шатра.
        — Как же дары теперь буду собирать?  — он хлопнул о кухлянку рукавицами.  — Что наделал ты? Как внутрь войду?
        «Умные мысли!» — насмешливо подумал шаман и сказал: Е- сли сам не можешь войти, почему не позовешь их сюда?
        — Э-э, верно!  — старшина довольно засмеялся, потом повернулся к шатру и зычно заорал: — Эй, внутри сидящие! Выходите, выходите скорее!
        — Кто это кричит?  — выскочила перепуганная Лайнэ.
        — Я кричу,  — горделиво выпятил живот Амек. Со вчерашнего вечера, когда Аинка со смехом отказалась стать его, могущественного старшины, третьей женой, он кипел от возмущения и обиды. Всю ночь ворочался, вынашивая планы мести, но ни один не удовлетворял его полностью.
        «Надо так сделать, чтобы плохо пришлось живущим в шатре Татая,  — кряхтел он, перекладывая живот с места на место.  — Тогда, плача, просить меня будут».
        И вот теперь он с торжеством смотрел на Лайнэ.
        — Глупый ты!  — выкрикнула в отчаянии Лайнэ.  — Зачем кричишь здесь? Иди в тундру и там кричи!
        Амек сразу же раскипятился. Никто не смел так разговаривать с ним.
        — Здесь я буду кричать!  — завопил он, потрясая кулаками.  — Старшина селения я!
        Лайнэ испугалась, попятилась.
        — Что нужно тебе?
        Ее испуг подействовал на Амека благотворно. «Боятся все же»,  — подумал он и важно прошелся около шатра.
        — Дары собираю. Сверху Сидящему нужно везти, чтобы Солнце людям вернул.
        Лайнэ онемела от горя, глядя перед собой пустыми глазами. Молча глотала слезы.
        — Не плачь, старая женщина,  — смягчился Кыкват.  — Если сделаешь так, как говорил я, будет у вас хорошая жизнь. Пусть Аинка в шатер старшины идет, там ей хорошо будет.
        Все стало ясно Лайнэ. Она пошатнулась.
        — Вот как. Она уйдет, а что с нами будет?
        И столько муки было в ее голосе, что у мужчин озноб прошел по спинам.
        — Нас погубить хотят…  — прошептала она.
        Но Аинка услышала. Откинув входную шкуру, она внезапно появилась перед мужчинами, и те в страхе попятились: в руке девушка держала тяжелое охотничье копье. А она уже доказала, что умеет хорошо владеть им — не один олень падал пронзенный, когда копье бросала Аинка, дочь Татая.
        — Забыли они, что я умею держать копье в руках!  — глаза ее гневно сузились, жарко сверкнув.
        — Те-те-те!  — старшина попятился, а шаман быстро спрятался за него.
        При виде испуганных мужчин Аинка невольно засмеялась, и это навело их на мысль, что она потеряла разум. Кто же смеяться будет, когда плохо!
        — Сегодня в тундру уйду,  — сказала она.  — Нечего мне больше жить здесь.
        Мужчины переглянулись. Шаман невольно выпрямился, ему стало стыдно за свой страх.
        — Вечером к женам моим придешь, они тебе еды дадут,  — сказал с облегчением.  — Подумал я, что в рэккена ты превратилась.
        Амек нерешительно пробормотал:
        — Что-то голова разболелась у меня… Пойду, чаю попью.
        Они медленно, не оглядываясь — оглянешься, а девушка и впрямь в кого-то превратится,  — удалились. Лайнэ кинулась к дочери, дрожа всем телом.
        — Не пойдешь в тундру. Ведь можно еще пожить здесь.
        Аинка решительно покачала головой.
        Лицо старухи стало суровым. Она и так долго медлила. Не на что больше надеяться.
        — Сегодня ночью, когда все заснут…
        — Нет, нет,  — в страхе забормотала Аинка, отступая. Лишь бы мать не вымолвила Слово! Тогда поздно будет.
        Есть обычаи предков, от которых никто отступать не смеет. Когда родители хотят уйти сквозь облака к верхним людям и говорят: «Ремень приготовьте», дочь или сын отвечают: «Хорошо» и радуются этому. Ведь родители наверх уходят, в мир тепла и обильной охоты. Их смерть почетна. А когда придет время, младенцами возвращаются они обратно на землю…
        Тому, кто скажет Слово, на земле больше не жить. Если откажутся близкие волю его выполнить, сам наверх уйдет. Но тогда гнев и презрение встретят его в верхнем мире — даже уйти не смог достойно! Кто отважится обречь на такое самого родного человека!
        Аинка торопливо заговорила:
        — Умею я охотиться и ловить рыбу. Сильная и ловкая я. Пожалуй, сильнее многих мужчин. Капканы буду ставить, много песцов добуду. Нерпу или лахтака на льду гарпуном убью. Снова в котле свежее мясо будет…
        Лайнэ покачала головой. И не решилась сказать Слово… Долго стояли молча.
        Тоскливо смотрела старая женщина на все вокруг: обжитый шатер, селение, снег, сопки… Мало хорошего видела она в этом мире, но покидать его ей не хочется.
        Верхний мир! Говорят, там хорошо. Радость остро перехватила горло: ведь она полетит к детям, снова встретит их там! Семь маленьких — голод забрал их всех сразу. Дрожащими губами шептала дорогие имена: Кунлелю… Мутлювьи… Рымтей… Олье… Амто… Рагтын… Анко…
        Лишь об одном, трехлетнем Нотайване старалась никогда не вспоминать Лайнэ, потому что сердце сразу кровью обливалось и останавливалось дыхание. Печальна и страшна его судьба… И они, родители, виноваты в этом. Что скажут Сверху Сидящему, когда предстанут перед ним? Ведь спросит он: «Где Нотайван?»
        Нет его и в верхнем мире. Враги убили Нотайвана!

        Камыснап продолжает путь. Волку Кыгты повезло. Приказ Кумака

        Камыснап медленно и неуклюже двигался вперед.
        Но так казалось лишь со стороны. Если бы какой-нибудь охотник вздумал посостязаться с ним на упряжке быстроногих оленей или собак, то, наверное, так и не смог бы обогнать маленькое чудовище. Ведь охотник останавливается хотя бы на кратковременный отдых и ночевку, а Камыснап шел и шел, переставляя кривые ноги-скребки. Они крепко вцеплялись в отполированный ветрами скользкий снежный наст, который образовался на еле заметном нартовом следе. Иногда след пропадал совсем, занесенный поземкой, но змеиные глаза могли видеть и сквозь снег.
        Одинокий полярный волк Кыгты долго крался за странным существом, зайдя по обыкновению с подветренной стороны. По временам до него доносился дразнящий запах жира, но смешанный с ним удушливый запах человека принуждал его держаться настороже.
        Существо двигалось, значит, на него можно напасть и съесть. Но оно не убегало в панике при виде волка, не останавливалось, готовясь к обороне, и это еще больше настораживало. Кыгты привык к долгим погоням и коротким жестоким схваткам, когда преследуемый им зверь поворачивался, выставив рога или обнажив клыки. Тогда можно мгновенно наметить уязвимое место и прыгнуть…
        Опыт подсказывал ему, что неторопливость — признак уверенности в своей силе.
        Человек — самое неторопливое существо в тундре, но именно он наиболее опасен. Два старых шрама на боку от копья и стрелы, разорванное ножом ухо-, постоянно напоминали ему об этом.
        В конце концов Кыгты отстал, наткнувшись на свежий след лося-трехлетки, и никогда не узнал, как ему повезло.
        Вскоре Камыснап подошел к ущелью. Нартовые следы шли под угрюмыми серыми скалами. В глубоких расщелинах застыла острыми ледяными натеками сочившаяся когда-то вода. Высоко вверху нависли тяжелые козырьки снега, курившиеся по краям белой пылью.
        — Стой, Камыснап!
        Впервые он остановился. Над ущельем кружил черный орел. Он сложил крылья и камнем упал вниз. Поднялся, отряхиваясь, Кумак.
        — Наверх поднимешься. Людей, едущих за тобой тремя упряжками, снегом в ущелье завалишь. Потом дальше отправишься. Иди.
        Кумак некоторое время следил за тем, как неуклюжее существо взбирается по отвесной скале вверх. Он мог бы поднять его, но даже мысли о том, чтобы коснуться чудовища, не приходило ему в голову. Тот, кто коснется Камыснапа, сразу погибнет! Взбираться он будет, наверное, долго. Что ж, время у него есть. Упряжки, которые ведет сюда сумасбродная девушка-воин, не скоро здесь будут, хотя очень спешат они.
        Взмахнув крыльями, черный орел поднялся над ущельем и в холодном свете месяца медленно полетел в сторону мрака.

        Врага по узким штанам узнают. Пусть там замёрзнут. Девушка, не желающая выходить замуж

        — Едет кто-то,  — встрепенулась Аинка. Издалека донесся скрип полозьев в морозном воздухе. Собаки залаяли. На белом снегу черные точки появились — одна собака, вторая, третья… Рядом с ними бежал человек.
        — Смелый!  — Лайнэ почему-то охватило волнение. Отправиться в путь, когда наступила долгая черная ночь и рэккены вышли на охоту!
        Аинка напряженно всматривалась вдаль.
        — Мало собак в его упряжке.
        — Бедняк, наверное,  — вздохнула мать.
        Вгляделись пристальнее, тревожно им стало, и отчаянный крик вырвался у обеих:
        — Узкоштанный!
        Воины вражеского племени заправляли узкие штаны в торбаса, а воины племени Серого Орла выпускали широкие штанины. По этой примете издали узнавали друг друга.
        И вдруг старый Татай, который еле двигался с кряхтением и стонами, торбаса не мог натянуть без посторонней помощи и готовился перейти к верхним людям, услышав магическое слово, вскочил на ноги с быстротой юноши. Вмиг оделся, выскочил из шатра и схватил копье. Женщины превратились в боевых помощниц — одна держала лук, другая — стрелы, чтобы подать их ему, если сломается копье.

        Айван остановил нарту неподалеку и тоже схватил притороченное к ней копье. Стояли недвижимо.
        Женщины рассматривали юношу с невольным восхищением, Смелые дерзкие глаза.
        Твердо очерченные губы указывали на решительность. На разгоряченном лице написано упрямство, а опушка из инея говорила о том, что он не отсиживался на нарте, а бежал рядом, жалея собак.
        Айван заметил, что перед ним слабый старик, еле держащийся на ногах. Бросив короткий взгляд на женщин, опустил копье острием книзу. Татай, поколебавшись немного, сделал то же самое — он оценил молодость и ловкость приехавшего. Внезапно почувствовал свое старое тело, боль в ранах.
        — Что за человек ты?  — спросил устало.  — Наверное, вражеский человек?
        — Почему решили, что вражеский я?  — спросил удивленно Айван.
        — Да ведь узкие штаны на тебе. В узких штанах только врага увидишь.
        Айван невольно улыбнулся:
        — Неужели и я должен злобу чувствовать к вашим широким штанам?
        — Но кухлянка тоже короткая!
        — Разве длиной кухлянки измеряется человеческая душа?
        — Ведь тупой верх на твоей, шапке!
        — Да не тупое то, что под шапкой.
        Ответы незнакомца понравились им. Видно, что рассудительный. Такой не станет убивать без причины.
        Старик нерешительно заметил:
        — Всегда учили нас врагов по одежде узнавать. Не наша на тебе одежда. Вражеская.
        — Не знаю, как назвать человека, который предлагал вам видеть в одежде что-то вражеское,  — рассмеялся Айван.  — Разве кусаются мои узкие штаны? Или душит кого-то моя короткая кухлянка? Да и шапка с моей головы не прыгнет на тебя, оскалив клыки!
        В раздумье старик медленно прислонил копье к шатру. Женщины сложили у. ног лук и стрелы. Можно было подъехать.
        — Как же будем узнавать врагов?  — спросил Татай.
        — Врага, всегда узнаю по тому, что он делает,  — пожал плечами юноша. Быстро распряг собак и опрокинул нарту.
        — Подожди,  — удержала его Аинка.  — Не заходи в наше жилище…
        Вот так! По-прежнему видят в нем врага благодаря одежде.
        Айван повиновался и стал молча запрягать собак. Придется в другое селение ехать. Не везде ведь живут люди, которые широту ума соизмеряют с шириной штанов.
        — Ты не так понял нас, едущий издалека,  — мягко остановил его старик.  — Хотели бы мы оказать тебе гостеприимство, но болезни бегают по нашему шатру, как песцы бродячие,  — так много и развелось.
        Айван удивился. Он слышал о таких селениях. Люди один за другим мрут, и селение становится пустынным. Дедушка Ненек советовал такие селения объезжать подальше — болезни к приезжающим сразу цепляются. Старик угадал его мысли.
        — Нет, не умирают в нашем селении. Но вот откуда-то к нам в шатер болезни набежали.
        Почему в другие шатры не идут? Ведь хорошие жилища здесь есть — красивые и просторные.
        Действительно неказистый шатер. Шкура на сгибах побелела от старости и дождей, потрескалась. Его взгляд остановился на том месте, где кожу срезали полосками — страшный знак голодной жизни!
        Айван потрогал срезы рукой. Лайнэ простодушно заметила:
        — Шаман говорит: от такой еды болезни только жиреют.
        — Это верно,  — с горечью подтвердил Айван.  — Зачем вы держите болезни в шатре? Выгоните их,  — пусть идут в тундру!
        Старик покачал головой:
        — Приходил шаман Кыкват и по-собачьи вокруг шатра бегал, закрыл внутри все болезни, чтобы по селению не пошли. Одна даже на спину ему прыгнула, разогнуться не давала, невидимой была. Нот какие они сильные и могущественные! Ушел он, нас ругая.
        Если войдешь, на тебя тоже набросятся.
        — А вы? Вы ведь тоже не можете войти!
        Женщины рассмеялись.
        — Наши это болезни, домашние. Вон Татая сколько гложут, привык даже. Все лежал, не вставая.
        Айван испытующе взглянул на старика. Тот криво улыбнулся.
        — Сегодня крик боевой услышал, молодость вспомнил, поэтому сразу наружу выскочил, про болезни забыв.
        Какой крик?
        — «Узкоштанный!» В молодости кричали мы: «Бей узкоштанных!»
        Все рассмеялись.
        Айван осторожно заглянул внутрь. Ничего не видно. Попрятались или невидимые они?
        Но если шаман видел, значит болезни есть. Приглядевшись, различил множество блестящих глаз. Притаились.
        — Что ж, пожалеют они о том, что другие шатры не выбрали,  — решительно сказал.
        Достал из поклажи небольшой сверток. Дедушка Ненек, снаряжая в дорогу, кое-чему научил и шкуру бешеного волка подарил.
        Этот волк никого не боялся, в селения забегал, на людей кидался. Собаки от него в разные стороны разбегались, поджав хвосты,  — даже неустрашимые. Двоих охотников укусил, умерли они потом в страшных мучениях.
        Дедушка заговоренной расщепленной стрелой его убил, у отдушины за хвост подвесил.
        Потом шкуру снял. Шкура бешеного волка все болезни, как собак, разгоняла. Во время сна Айван под себя ее стелил.
        Накинув шкуру на плечи, в шатер вошел. Болезни сразу к стенкам шарахнулись, только шорох пошел — сидят, настороженно глазами поблескивают… Посреди шатра воткнув, копье укрепил. Развернул шкуру волка и, двигаясь по сужающемуся кругу, на копье загнал все болезни. Ворчали и огрызались они, теснясь на. острие, пока ремешками, смоченными кровью росомахи,  — перевязывал копье внизу.
        Затем с помощью женщин и Татая покрышку снял и жерди на новое место переставил.
        Снова натянул покрышку. Стал ремни завязывать.
        — Какомэй!  — удивленно воскликнула старуха.  — Неужели там остались они?
        — Если приглядеться внимательно, увидеть можно,  — сказал Айван, указывая на копье.
        По временам там что-то мелькало, колыхалось в свете потухающего костра.
        Лайнэ отпрянула.
        — Даже присматриваться не хочу! Пусть замерзнут там.
        Девушка благодарно посматривала на Айвана сияющими, как звезды, глазами. Ему нравились ее быстрые, ловкие движения, звенящий смех, розовое нежное лицо.
        Его пальцы снова задержались на месте срезанных кусков.
        — Это зачем делаете?
        Она отвернулась:
        — Когда отец был здоров, мы тоже хорошим мясом питались. Но хотя и такую пищу едим, однако живы остаемся. Только долго варить приходится…
        Лайнэ вдруг почувствовала желание поделиться своими бедами с этим суровым добрым юношей:
        — Ведь давно уже могла в хорошем шатре жить, вкусно питаться. Столько женихов приезжало… Всем отказала. Старшине Амеку отказала. Говорил он: Аинка хорошей младшей женой будет.
        Щеки Аинки заалели.
        — Не бывать этому! Не хочу!  — принялась торбасами снег от расстройства по сторонам разбрасывать.  — Сказала уже.
        И эта девушка не желает выходить замуж, как его Яри! Может быть, у нее уже есть жених, да никто об этом не знает? Но старуха рассеяла его догадки:
        — Не хочет, потому что боится. Ведь нигде не найдет мужа, не бьющего жены. Может, и есть такие, только в других землях живут, наверное. В нашей земле таких нет.
        Айван улыбнулся:
        — Мой наставник дедушка Ненек ни разу жену свою не ударил, когда жил с ней. Зачем бить женщину? Ведь легкая она. Ее ударишь, а она в другой шатер улетит, к другому мужу. Если бьешь, говорил дедушка Ненек, то надо тяжелую женщину искать, чтобы никуда не улетела.
        Рассмеялись все. Даже устанавливающий поодаль полог Татай глухо похохатывал.
        — Тяжелую, как моржиха, женщину искать надо!  — повторяла Аинка.  — Да ведь такая женщина и сама мужа побьет!
        — То-то и оно,  — сказал Айван.  — Никто никого тогда бить не будет, мирно жить станут.
        Еще больше понравилась ему девушка. Старшине отказала, а для этого большая смелость нужна. Важным людям разве отказывают? Что за жизнь будет у важных людей, если им будут отказывать?
        Полную торбу всякой еды дала ему Яри из кладовых рэккенов. Когда они собирались в путь, сказала:
        — Это есть можно. Только приготовленное руками рэккенов лишает ума.
        Айван снял с нарты увесистую торбу, отдал старухе:
        — Подорожников много дали, тяжело везти.
        Лайнэ нерешительно поплелась в полог. Айван затягивал узлы на ремнях, искоса поглядывая на девушку. Потом не вытерпел:
        — Почему женихам отказываешь?
        — Не нравятся мне,  — ответила она быстро, словно ждала вопроса. Но на него не глядела.  — Приходят в шатер, с отцом разговаривают на мужском языке, как будто не обо мне совсем. Меня ни о чем не спрашивают, сразу хотят жениться, гогочут. А мне и смотреть на таких не хочется.
        Отец спрашивает: почему отказала этому? Ведь много оленей дает за тебя! Говорю: у него ноги больно тонкие. Отец ругается: не на соревнование в беге вызывает тебя, а жениться хочет. В другой раз спрашивает: а этот чем не понравился? Говорю: зубастый он, еще укусит. Опять ругается отец: жениху в зубы не смотрят, стадо оленей его смотрят.
        Шелудивый приезжал, с кривым ртом приезжал, с бельмом на глазу приезжал. Всем отказала. Не понравились они. Говорю: девушка тоже выбирать жениха хочет, надо, чтобы он понравился. Мать ругается: жених не кухлянка и не торбаса новые, чтобы нравиться. Отец сердится, мать сердится, женихи очень сердятся.
        Решили соревнование устроить: кто из женихов на бегу вешала перепрыгнет, тот и женится на мне. Почему такое условие, думаю? Пусть тот, кто перепрыгнет, на вешалах и женится. Говорят мне: стань на вешалах и того, кто перепрыгнет, молотком ударишь, себе в мужья возьмешь. Отвечаю я: зачем мужа будущего молотком бить? Лучше того ударю, кого в мужья не хочу. Согласились женихи, каждый думал, что его выберу. Вот состязания начались. Как подбежит кто-нибудь к вешалам, прыгать станет, а я того молотком и ударю.
        Никто не перепрыгнул, у каждого синяя шишка на лбу. Еще больше обиделись почему-то женихи, в тот же день разъехались кто куда, не захотели больше состязаться…
        Айван слушал сначала раскрыв рот, потом не выдержал, от смеха на снег повалился. Это было посмешнее сказок дедушки Ненека!
        Аинка тоже звонко смеялась. Потом снова начали работать.
        «Почему он такой?  — думала девушка, бросая на него исподтишка короткие взгляды.  — Совсем на других мужчин непохожий. Другие мужчины никогда эту работу не стали бы делать… Все время улыбается, будто хорошо живется ему. Но не похоже — кухлянка старая, торбаса тоже порвались. Починила бы, да подумает, что хочу женой его стать…»
        Тут Аинка застеснялась своих мыслей. Может, шаман он — с болезнями расправился. Значит, мысли узнать может. Но они, непрошеные, все равно в голову лезли. Вдруг подумала: не может бить он свою жену! Вон глаза у него какие ласковые…
        — Знаю я, почему ты женихам отказываешь,  — вдруг заговорил он,  — наверное, кому-то уже слово дала.
        — Нет!  — вырвалось у нее. Долго после этого молчала, потом тихо и смущенно сказала, кивнув на шатер: — Если уйду я к мужу, они совсем одни останутся… Кто им поможет?
        — Но ведь муж и поможет!  — воскликнул он. Аинка пристально посмотрела на него:
        — Тот, кто жену бьет, и родителям не поможет… Другого я ищу…  — и засмущавшись, убежала.
        Айван вскоре закончил работу, проверил: ведь если пурга налетит, плохо закрепленную покрышку шатра сорвет. Снял верхнюю одежду и в полог протиснулся.
        В маленьком пологе уютно было. Два жирника горело, у стены худой Татай жадно пил горячую мясную похлебку. Мать и дочь, хлопотавшие над куском вареного мяса, повернулись к вошедшему, стремясь рассмотреть его хорошенько. Кыкват ничего с болезнями не мог поделать, а пришедший сразу их на копье загнал! И не камлал даже.
        Наверное, большой шаман.
        Айван поймал восхищенный взгляд девушки и посмотрел на нее внимательно. Тут же его глаза круглыми стали.
        У Аинки очень драный керкер был, и она решила его не надевать, а принарядиться иначе. Вместо набедренной повязки обернулась одной из шкурок голубого песца, и теперь напоминала сказочную нерпочку Упапиль с красивыми влажными глазами. Заметив удивление гостя, еще больше похорошела.
        Лайнэ сначала со страхом посматривала на незнакомца. Большой шаман, большой богач. Может, захочет забрать у них что-нибудь большое? Но ничего у них нет, разве вот последние шкурки песца. Зачем негодница Аинка надела такое? Вон как поглядывает на эту шкурку приезжий — даже глаза блестят!
        — Хоть и шаманить немного умею, ничего у людей не беру.
        — Как же тогда живешь?  — удивилась она.
        — Так живу. Все необходимое у меня есть.
        Татай одобрительно кивнул головой. Ответ, достойный мужчины. Он молчал — с гостем во время еды не разговаривают.
        Однако и после еды не удалось поговорить: сильнейший сон сразу сморил старика, измученного болезнями. Давно такой хорошей еды не пробовал, совсем ослабел.
        Айван тоже устал после долгого пути. Едва успел с легким вздохом на шкурах растянуться, как в голове зазвенело…. Словно провалился куда-то…
        Последнее, что увидел: дикий, даже какой-то безумный взгляд старухи. Она отшатнулась, закрыв рот рукой, будто увидела рэккена, выскочившего из-под земли. Успел подумать: чего испугалась она? Но тут же крепко уснул…

        Нарта Яри впереди. Кто остановит Камыснапа? В ущелье отдохнем

        Стоя на коленях на первой нарте, Яри нещадно гнала собак. Ее бич то и дело свистел в воздухе, позванивая маленькими колокольчиками, хоть собаки и так бежали изо всех сил.
        Даже Виют- ку, привыкший к дальним переходам, удивлялся выносливости и настойчивости девушки. Любопытство не давало ему покоя. Кто зта девушка-воин, так похожая на Яри?
        Откуда она знает сироту Айвана? Почему все время молчит?
        Однако ему тоже приходилось молчать. Рядом бежали братья Анику и Суплякын, предоставив единственное место на нарте девушке, хотя она тоже соскакивала и бежала рядом, когда от мороза немели ноги.
        Передняя нарта шла пустой, вся поклажа с едой и кормом для собак была на двух нартах, которые вели Яек и Эрмен. Сейчас они отстали: юноши, отправившиеся предупредить Айвана о грозном преследователе и помочь ему, измучились и бежали медленно. Передняя нарта Яри вырвалась далеко вперед.
        Но никто не роптал. Все понимали, что нужно спешить. Беспокоила только одна мысль — о Камыснапе. Что делать, когда они его нагонят? Девушка сказала, что Камыснапа она сама остановит, но юноши сильно в этом сомневались. Никто не может остановить маленькое чудовище.
        Правда, у каждого луки и стрелы, боевые копья, но разве остановит стрела или копье деревянную доску для выделки шкур? Живоё существо можно поразить стрелой, даже рэккена, потому что и у него есть сердце, хотя черное и наполненное вместо крови желчью, но оно есть.
        Загадочная девушка волновала их. Такой красивой девушки в одежде воина они никогда не видели. Наверное, из какой-то неведомой земли она. Значит, снова в неведомую землю уйдет.
        Яри понимала: если бы одни поехали юноши, то двигались бы гораздо медленнее, а спорам и сомнениям не было бы конца. И она, сжав губы, погоняла быстрее собак. Там грозит беда Айвану, юноше, который пошел за ней даже в подземный мир рэккенов, юноше, которому принадлежит ее сердце…
        Далеко впереди показались скалы. Там ущелье, через которое пролегла дорога. Виютку тотчас сообщил об этом. Она поняла его намек и с презрением посмотрела на юношу. Потом с трудом разжала замерзшие губы:
        — Хорошо. Там, в ущелье, остановимся на отдых!

        Знак Серого Орла. Упрямым был Нотайван. Это наш сын!

        Лайнэ сидела, словно оцепенев, и не сводила глаз со спящего юноши. Как только он появился, сердце ее чаще застучало, и стало томить неясное ощущение страшной и радостной догадки. Она то и дело всматривалась в лицо приезжего. Многое может измениться в человеке за долгое время, но глаза не меняются никогда!
        Теплые и сияющие глаза юноши останавливались на ней, словно возвращали ее на много лет назад. Так смотрел только… нет, нет, лучше об этом не думать. Но снова и снова мысли ее возвращались к запретному!
        А когда юноша упал на мягкие шкуры, широко раскинув руки, сна чуть не вскрикнула и поспешно зажала рот ладонью. Знак Серого Орла!
        Когда-то Лайнэ была первой мастерицей в селении по нанесению узоров на лица и руки молодых женщин. Под ее быстрыми костяными иголками узоры распускались, как цветы в весенней тундре, а лицо — самой некрасивой женщины становилось желанным для мужчин — кто устоит перед тремя полосами на носу!
        И ее костяные иголочки не лежали без дела, а маленький Но- тайван, которого убили враги, любил подолгу смотреть, как ловко- орудует мать иголками, нанося на кожу женщин замысловатые- узоры. Женщины терпели, когда по лицам их стекала кровь вперемешку с нагаром из жирника — чего не вытерпишь ради красоты! Лишь по временам у какой-нибудь совсем юной девушки вырывался глухой стон.
        Нотайван смеялся и задорно кричал:
        — А я не боюсь, я не боюсь!
        И вскоре мать поймала его, когда он пытался колоть себе лицо иголкой. Маленький Нотайван, крепко зажав иголку в кулачке, отбивался руками и ногами, громко ревел.
        — Ведь не женщина ты!  — восклицала Лайнэ.  — Зачем лицо украшаешь? Потом за женщину примут, жениться на тебе захотят! Фу, стыдно!
        Но мальчик громко плакал. Мать поняла, что сын просто хотел болью испытать свою выдержку и мужество. Тогда она обнажила его левую руку и нанесла на внутренней стороне, сокрытой от посторонних глаз, тайный знак охотничьей удачи — птичий след, след отца племени Серого Орла. Мальчик мужественно выдержал испытание, крепко стиснув зубы и не издав ни одного стона. И когда его хвалили, глаза его сияли ярче обычного. Уже тогда упрямый был. И теперь старая Лайнэ увидела на руке приехавшего юноши тайный знак! Тот самый, она хорошо помнила его.
        Дрожа всем телом, принялась расталкивать Татая. Тот долго не понимал, в чем дело, потом сразу сел и бросил быстрый взгляд на юношу. Он побелел, как выделанная шкура.
        — Ты говорил, что его убили враги!  — в голосе Лайнэ слышалось едва сдерживаемое рыдание.
        — Говорил тебе, женщина, что этого я не видел,  — стуча зубами, еле выдавил он.  — Но если наш ребенок попадает к ним, сразу его убивают! Это все знают.
        — Ведь мы не убиваем их детей!
        — Не убиваем, потому что мы настоящие люди. Разве можно сравнивать врагов с нами?
        Они спорили тихо, стараясь не разбудить гостя и Аинку.
        Лайнэ закрыла лицо руками и стала всхлипывать, вспомнив маленького Нотайвана так ярко, будто стоял он перед ней, как в тот день, когда выдержал испытание — с дрожащими от боли губами.
        — Это наш сын!
        Аинка вдруг села, и на лице ее не было следов сна.
        — Я все слышала. Значит, это брат мой? Ничего раньше не говорили вы о нем…
        Лайнэ с отчаянием посмотрела на дочь.
        — Не было тебя на свете, когда случилось это.
        И помолчав, стала рассказывать:
        — Нотайван был очень упрямый. Если хотел чего-то, всегда добивался. Когда поехали наши, тундровые, вести обмен с береговыми, упросил он отца взять его с собой. Не хотел его брать Татай — ведь война могла начаться при обмене. Нотайван в нарту вцепился, и не сумели оторвать его. Когда война началась, в ку- куле спал, и отец не стал будить его, только привязал к нарте. Когда сильно помчалась упряжка, завязки лопнули, и Нотайван упал, а Татай не заметил этого — сильно ранили в голову, ничего он не видел. Так и попал Нотайван в руки врагов.
        Старый Татай подполз к юноше и жадно всматривался в его лицо. Юноша метался, скрипел зубами, снилось что-то страшное. Суровая морщинка залегла между бровями.
        Татай устало откинулся назад:
        — Нотайван! Всегда так хмурился, когда сердился. Посмотри, как сильно похож он на Аинку!

        Рэккен метнул горящую стрелу. Таинственный камень. Старик в одежде Айвана

        Айвану снова привиделась та же страшная картина…
        Тогда, расставшись с Яри, он поехал навстречу хиусу. Недалеко отъехал и, посмотрев налево, снова заметил рэккена, который быстро шел по шею в снегу. И следов никаких не оставляет — плывет косматая голова среди белых застругов, сверкают красные глазищи.
        Заметил, что Айван его увидел, и нырять стал. Нырнет, потом в другом месте вынырнет, глазищами зыркнет.
        Раз нырнул, другой, а на третий Айван расщепленную стрелу, заговоренную дедушкой Ненеком, приготовил. Думал, что рэккен снова пеньком оборотится. Но тот на лету стрелу поймал, плюнул ка нее и назад метнул. Еле увернулся юноша от горящей стрелы — даже шапку слегка опалила! Не стал больше стрелять в рэккена. Шапку сожжет, где другую возьмешь? Пусть следит.
        Потом камень белый увидел. Большой такой камень, с человека высотой. Все камни вокруг серые, а этот белый и в свете месяца сверкает. Приблизился к нему Айван, собак остановил — что за чудо? На корточки присел, смотрит, а из камня на него тоже юноша смотрит, на корточки присел.
        Вот тут-то испугался Айван. Если бы тот юноша смотрящий с кулаками на него бросился или убегать стал, знал бы Айван, что делать. Он осторожно протянул руку — и тот навстречу руку протянул. Отдернул руку, снова протянул — и юноша руку тянет. Да что же это такое?
        Вдруг понял, что сам в камне отражается. И о таком диве слышал Айван: привозили торговцы белые плоские камешки, только маленькие, и каждый в них собственное отражение мог увидеть. Будто в воду смотришь…
        Потрогал камень — холодный, даже обжигает. Собак подозвал — и собак в камне увидел.
        Сначала они рычали, на камень бросались, потом притихли и повизгивать тихонько начали.
        Айван внимания не обращает — скачет, пляшет, кувыркается, очень развеселился.
        Вокруг камня побежал! Обежал, повернулся и вдруг остолбенел от ужаса. Вместо юноши на него смотрел из камня страшный старик! Морщинистый, согнутый, белые волосы из-под шапки выбиваются. Пристально смотрит, будто сказать что-то хочет. Потом медленно поднял руку и погрозил пальцем!
        Айван захрипел — в горле сразу стало сухо. Собаки насторожились: хозяин зовет.
        Подбежали к нему. И тут совсем непостижимое увидел Айван в камне — собачьи скелеты!
        Бегают вокруг старика, зубы скалят. Тут и старик оскалился. Может, улыбнулся он, да Айван со всех ног бежать бросился. Долго бежал, пока в снег не упал без сил… Отдышался, глянул назад — камень вдруг под землю ушел. Из отверстия снежный столб взметнулся!
        Поехал Айван дальше. Ничего не думает. Даже себе боится признаться, что на том старике была его, Айвана, одежда.

        Вот ты и вернулся! Под защитой Серого орла. Айван побеждает в споре

        — Нотайван!  — услышал он ласковый голос матери и вернулся в детство.
        Сегодня отец поведет его на лед залива и покажет, как охотиться на лахтаков.
        Маленький гарпун, который сделал его отец, лежит у полога, рядом с просохшими за ночь торбасами.
        Еще не разлепив веки, торопливо высунул руку наружу и пошарил, отыскивая драгоценный гарпун. Несколько мгновений пальцы хватали пустоту, и он снова, на этот раз по-настоящему, проснулся. Лайнэ в праздничной одежде сидела рядом и гладила ею по голове. За всю ночь не сомкнула глаз!
        — Сын мой,  — сказала она.  — Вот ты и вернулся!
        Расширенными глазами он посмотрел на Лайнэ, потом перевел взгляд на Татая и Аинку, которые тоже ласково улыбались ему. Айван сел и молча зарылся лицом в мех на кухлянке матери. Та обняла его слабыми дрожащими руками.
        — Не думала я…
        Айван сразу поверил в то, что нашел родителей, едва услышал свое полное имя: Нотайван. Ведь помнил, что когда-то и где-то звали его не Айван, а немного иначе!
        Дедушка Ненек рассказал ему, что он пролепетал это короткое имя, когда его спросили, как зовут, наверное, потому, что не мог полностью его выговорить. Во сне часто слышался ему материнский голос, называвший другое имя. И вот теперь он услышал этот родной голос наяву! Дедушка Ненек рассказал правду и направил его по верному пути.
        А Яри точно указала, где ему остановиться: в шатре на краю селения. Не зря смотрела она тогда таким странным взглядом. Видно, и правда, многому научилась у рэккенов.
        — Сынок,  — тихо сказал Татай.  — Значит, пощадили тебя враги?
        — Вырастили и воспитали меня,  — улыбнулся Айван.  — Не враги они, а хорошие люди.
        — Как могут враги быть хорошими?  — развел старик руками.  — Всегда говорили нам отцы: враги — нехорошие люди. После войны с ними оленей лишились, теперь на берегу тоже живем, горе мыкаем.
        — Но ведь войну вы начали!
        Отец лишь укоризненно покачивал головой:
        — Говоришь ты как враг. Хоть войну и мы начинаем, а виноваты в ней всегда другие.
        Нет, враги несут нам только горе, слезы и страх!
        Как бы в подтверждение его слов Айван тоже почувствовал страх: снаружи донесся тревожный гул многих голосов. Схватив из рук Аиики одежду, кое-как натянул ее и выскочил из шатра. За ним бежала Аника, хотя отец кричал вслед:
        — Не ходите, дети! Онкой под землю Солнце утянул и вас захватить может…
        В селении ярко пылали костры. Выкрики, заунывное пение, гулкие удары шаманского бубна, лай и вой собак слышались…
        — Солнце, вернись!  — прорезал общий плач пронзительный голос шамана Кыквата.
        — Горе нам, горе!  — откликнулись женщины.
        — Куда пропало Солнце?  — спросил Амек.
        — Его украл Онкой!  — еще пронзительнее закричал шаман и после зловещей паузы добавил: — Идут холод… голод… смерть!
        Такое Айван и в своем селении видел, когда исчезало Солнце, но сегодня почему-то особенно тоскливо было на душе — неизвестно, чем закончится Большое камлание.
        — Они идут сюда!  — прошептала Аинка.  — Бежать тебе надо…
        — Почему?  — спросил юноша, хотя и знал это.
        — Во вражеской одежде ты. Мужчины могут напасть.
        Айван промолчал. Они стояли возле деревянного столба Серого Орла. Рядом была сложена большая куча дров. Вчера, когда он распрягал собак, ее не было! Значит, уже приходили помощники шамана, заранее готовили все для Большого камлания. След его нарты видели и нарту тоже, в снегу спали собаки — а у Татая упряжки не было.
        «В селении и так знают…»,  — подумал.
        Под звуки шаманского бубна от костров приближались темные фигуры.
        Аинка была испугана, но не показывала вида — подавшись вперед, напряженно вглядывалась в темноту. Айван невольно залюбовался ею, забыв об опасности,  — хорошая у него сестренка!
        Она схватила его за руку и потащила прочь.
        — Быстрей, быстрей, брат!
        Они подбежали к деревянному столбу.
        — Под защитой Серого Орла стань! А я скажу им…  — она быстро побежала назад, к шатру.
        Айван хотел броситься за ней, но передумал и остался на месте: что толку бегать взад и вперед? Защищаться он может и здесь. Конечно, по обычаям тундры, человека, находящегося под защитой отца племени, нельзя трогать.
        Но ведь когда-то он и отойти должен.
        Сначала прибежали помощники шамана Тотто и Какля, разожгли из сложенных дров большой костер. Юношу они не заметили. Но о приезде его знали, потому что поглядывали на шатер Татая и на Аинку, стоявшую рядом.
        Однако тому, что шатер перенесен на новое место, видимо, не придали значения и ничего не сообщили Кыквату. Он приблизился к костру и озадаченно уставился на шатер.
        Даже бубен опустил!
        Тотчас, переваливаясь на кривых ногах и задевая животом ломавшиеся с треском снежные заструги, к нему проворно подковылял старшина, которого можно было узнать по кухлянке с белой опушкой на груди.
        — Это… это почему здесь оказалось?  — Кыкват ткнул пальцем по направлению шатра.
        Все затихли, только скрипел снег под ногами.
        Айван шагнул вперед и очутился в свете костра.
        — Перенес шатер я. Там плохое место.
        — Ко-о! Враг. Узкоштанный…  — пронеслось в толпе.
        Шаман перевел на него взгляд.
        — Зачем приехал? Откуда?
        — По делу приехал,  — коротко ответил юноша.  — Оттуда.
        — Э-э…  — неопределенно протянул шаман. Айван продолжал:
        — Вижу: шатер плохо стоит. Что такое? Заглянул, а там болезней полно. Бегают, кусают внутри сидящих…
        — Разве ты видишь сокрытое?  — удивился Кыкват.  — Шаман ты? Но ведь не шаманская одежда на тебе?
        — Загнал болезни на копье, а шатер перенес.  — Айван понимал, что шаману не терпится выяснить, кто такой незнакомец, но задавать вопрос прямо вообще неприлично, а для шамана особенно — ведь он может узнать и так, спросив своего покровителя.  — Нет теперь болезней в этом шатре. Остались на копье сидеть.
        Толпа зашумела. Пришелец говорил удивительные вещи!
        — Какомэй!  — простодушно вырвалось у Амека, и он приблизился к копью, боязливо его разглядывая,  — Кыкват не совладал с этими злыми болезнями, а ты совладал… Здесь они сидят?
        — Разве не видишь?  — Айван повысил голос.  — Смотри, одна к тебе тянется, прыгнуть хочет!
        В пляшущем свете костра на копье что-то шевелилось. Амек испуганно отскочил, даже навзничь упал. В толпе вскрикнули. Кыкват взмахнул руками.
        — Вижу, смелый человек ты. Даже сокрытое видишь. Откуда приехал, из какого селения? Наверное, оленный ты, кочующий?
        — У оленных тоже приходилось жить,  — Айван упорно не отвечал,  — Вот теперь к береговым приехал.
        Амек, отряхнувшись, подошел к нему и бесцеремонно ощупал кухлянку.
        — Ге-ге-ге!  — загоготал насмешливо.  — Сирота это! Разве не видите, какой бедный, какой глупый!
        Для старшины все стало просто, и многие жители селения тоже облегченно засмеялись.
        — Сирота!  — повторяли, хлопая рукавицами.  — А говорил, что- сокрытое видит. Бедный глупый сирота.
        Громче всех визгливо кричали помощники шамана — Тотто и Какля. Айван посмотрел на них со злобой. Не ведая того, Амек попал в его самое больное место, с тупой проницательностью, присущей обладателям большого живота, сразу угадал нелегкую жизнь сироты. И хоть юноша уже не чувствовал себя сиротой, тоскливые ощущения прошлого вновь нахлынули на него.
        В своем селении его так не обидели бы — Айван умел дать отпор острым словцом.
        Умению этому от мудрого Ненека научился давно. Насмешливого языка сироты многие боялись.
        — Бедный я, это по одежде видно,  — заговорил он, когда все отсмеялись.  — А разве можешь узнать об уме, взглянув на одежду?
        — Конечно, могу,  — уверенно заявил старшина.  — Умный человек хорошо одет. Разве может человек иметь ум и не иметь хорошей одежды?
        — Это верно,  — с горечью пробормотал Айван.  — Пора бы уже всем бедным поумнеть…
        На лицах многих жителей появились насмешливые улыбки. Но старшина воспринял это как поддержку.
        — Вот видишь…  — Он с трудом прошелся по глубокому снегу. Потом, вспомнив что-то, вдруг спросил:.  — Скажи, что тяжелее: ум или глупость?
        — Конечно, глупость тяжелее,  — ответил быстро юноша, окинув красноречивым взглядом живот старшины. Но тот, ничего не замечая, сам лез в расставленную ловушку.
        — Правильно! С умными мыслями очень легко, жить можно! Как до этого додумался ты?
        — И ребенок додумался бы. Сколько собак в твоей упряжке?
        Не ожидая подвоха, Амек горделиво ответил:
        — Моя упряжка самая большая в селении! В ней тринадцать сильных собак!
        Айван скромно сказал:
        — Вот видишь. А меня легко везут три собаки.
        Старшина так и застыл с открытым ртом, словно кто ударил его в лоб.
        Первым засмеялся охотник Рымтей, пораженно вздохнув:
        — Какой глупый Амек!
        И все разом захохотали, затопали ногами.
        — Очень глупый! Еле тринадцать собак тащат!
        Это было большое умение в споре — победить, даже не оскорбив, высмеять силой мысли. Айван тоже нашел уязвимое место старшины — до сих пор упряжка в тринадцать собак-была его гордостью, его славой, признаком богатства и могущества.
        Амек ничего не мог поделать, даже вызвать обидчика на поединок — ведь тот не сказал ничего плохого. Он метался от толпы к Айвану, потрясая кулаками, и от этого смех вспыхивал с еще большей силой.
        Все на некоторое время забыли про большое несчастье, про украденное Солнце. Даже шаман смеялся, позвякивая бубном: ведь он был добродушным человеком. Особенно радовалась Аинка — ее глаза блестели от восторга.

        Амек хвастается. Большое камлание. Крылатый амулет у Кыквата

        Откинулась шкура, завешивающая вход — в шатер, и наружу выбрался Татай. Лицо старика лучилось улыбкой.
        — Смеются тут,  — заговорил он, когда все стихло,  — Захотелось и мне посмеяться с вами, сердце свое согреть…
        — Ко-о,! Татай выздоровел,  — заговорили в толпе — Неужели прибывший вылечил его?
        Значит, совсем не глупый он…
        — Ты слышал?  — выкрикнула Аинка,  — Старшина Амек очень глупый — тринадцать собак еле-еле везут его!
        — Те-те-те,  — покачал головой Татай, и непонятно было, то ли старшине он сочувствует, то ли его собакам,  — Нехорошо это.
        Смех в толпе вспыхнул с новой силой. Амек подскочил к юноше, и от его гневного голоса многие испуганно затихли.
        — Как можешь ты, узкоштанный сирота, спорить со мной, если я Старшина селения?  — брызгая слюной, закричал он.  — У меня самая большая мясная яма. В ней лежат окорока, вкусные моржовые окорока, крепко сшитые по краям тонкими ремешками и хорошо промороженные. И еще там лежат большие куски китового мяса — величиной с тебя, глупого сироту. Топленым нерпичьим жиром наполнены пыпы, хорошо выделанные пыпы, которые не пропускают ни капли прозрачного жира. А еще у меня колбаска из нерпичьих кишок — такую колбаску редко кому доводится есть даже по праздникам. А вяленые моржовые, лахтачьи, нерпичьи ласты нежного синеватого цвета! Они подаются почетным гостям, и если бы ты был почетным гостем, то попробовал бы их, но ты не важный человек, а узкоштанный сирота из вражеского селения и никогда не будешь есть такого. Я же лакомлюсь ими постоянно! Еще там сложена рядами китовая кожа — нежная и розовая, как тело младенца.
        Когда охотник Рымтей убил молодого кита, он отдал его мне, так как должен очень много, и я срезал лучшие куски кожи. Теперь я берегу ее для почетных гостей.
        Он долго еще перечислял свои богатства, и жители невольно начали глотать голодную слюну. Ведь они уже давно такого не ели, а то, что оставалось в подземных ледниках, берегли на долгую зиму.
        При слове «сирота» у Татая гневно сжались кулаки: хотел он крикнуть, что Айван его сын. Но сдержался: сейчас этого нельзя делать. Вернувшегося от врагов подвергают очищению огнем, а чужая одежда сжигается — только после этого Татай сможет назвать его своим сыном. А вдруг Айван не пройдет очищения, и огонь покажет, что тоже враг он? Ведь у врагов воспитывался, одежду их носит, называет хорошими людьми. Неспроста это!
        Старик беспомощно посмотрел на дочь. Что-то уже придумала, видно. Он сказал старшине:
        — Эхе-е, ты забираешь у охотников всю добычу…
        Амек так и вскинулся:
        — Я кормлю охотников, когда они возвращаются с пустыми руками и когда голодные дети кричат в пологах! Я кормлю их, когда зверь уходит далеко в море! Я кормлю, когда все мясо съедено и смерть стоит у ваших шатров!
        Охотник Рымтей, у которого старшина отобрал молодого кита, а семья жила сейчас впроголодь, вдруг рассердился:
        — Не отбирал бы ничего, мы сами себя кормили бы!
        В толпе зароптали, у всех накипело на душе, но не все могли так смело разговаривать со старшиной, как опытный удачливый охотник Рымтей. Татай, словно невзначай, обронил:
        — Да, ты кормишь охотников… Ты самая большая мясная яма.
        Кыкват наконец спохватился и ударил в бубен. У него тоже от таких разговоров разыгралось сильное желание есть.
        — Хватит пустой болтовни!  — снова ударил в бубен.  — Очень плохая жизнь началась!
        Онкой Солнце украл!
        Медленно пошел по кругу у костра.
        — Придет ночь и выпьет весь жир из горящих светильников!  — продолжал зловеще.  — Холод погасит самые жаркие костры! Голод опустошит все мясные ямы!
        Он сделал тягостную паузу, еще громче ударил в бубен:
        — Потом придет смерть!
        Женщины завыли. Раздались выкрики:
        — Как спастись?
        — Как вернуть Солнце?
        — Что делать, скажи нам?
        Громче всех кричали Тотто и Какля. Их жирные, лоснящиеся лица качались в отсветах костра, колыхались круглые животики.
        — Надо камлать, очень долго камлать,  — уныло говорил Кыкват, качая головой. По нему видно было, как не хочется шаману камлать, кружась и высоко подпрыгивая, в то время как остальные будут спокойно наблюдать, греясь у костра. Но племя Серого Орла было слишком маленькое, чтобы обратиться за помощью к Белому Шаману и Черному Шаману, поэтому самому Кыквату приходилось браться за дело. Обычно он камлал в шатре, но Большое камлание проходило около Серого Орла — ведь и отец племени должен принять в нем участие.
        — Может быть, найду я Солнце, может быть, верну его вам!
        Тотто и Какля запричитали:
        — Найди Солнце!
        — Спаси! Не оставь в темной тундре!
        Амек, громко пыхтя, растолкал всех, устроился у костра на корточках и напоминал издали сытого моржа.
        Но вот шаман пошел по кругу быстрее, стал подпрыгивать выше Серого Орла, наконец, поднялся и улетел, а пустая оболочка упала поближе к огню — ведь пока душа Кыквата летать будет*, оболочка на сильном морозе совсем замерзнуть может.
        Много времени в молчании прошло…
        Вдруг задрожала оболочка, стало бросать ее из стороны в сторону, так что заклубился снег. Никто не заметил, как душа обратно вернулась. Кыкват вскочил, побежал в одну сторону — на людей наткнулся, в другую побежал — на Серого Орла налетел. Обнял его, стал озираться испуганно:
        — О, Онкой… О, Онкой-великан! Как он побил меня…  — И рассказал: — К шатру Сверху Сидящего не подпустили меня. Встретили там почему-то много маленьких злых рэккенов, налетели, словно мошка из тундры, и всего облепили. Кусают, не дают вздохнуть, бегают, под кухлянку залезли, в торбаса, рукавицы… Потом Онкой-великан пришел, схватил меня и крикнул:
        — Почему около шатра Сверху Сидящего бродишь, бубном гремишь? Больше греметь не будешь.  — И закинул куда-то.
        Кыкват зачерпнул горсть снега, жадно съел его. Жители молчали, потрясенные.
        Белоштанный старик Увыкак обратился к Татаю.
        — Ты тоже немало пожил. Может, знаешь что-нибудь?
        — И со мной разное происходило,  — ответил Татай. Присел на нарту, закурил трубку, неторопливо начал рассказ.  — Вот молодой был я. Сильный был. Кита убивал гарпуном, моржа-убивал, нерп и лахтаков убивал. Самого быстрого оленя догонял и за рога хватал.
        Где-нибудь стаю гусей увижу, тотчас на нее бросаюсь. Не успеют гуси взлететь, а я уже всех похватал!
        Лайнэ кивала головой, одобрительно улыбаясь:
        — Это правда. Татай большим охотником был.
        — И вот не стало в тундре оленей — может, убежали куда-то. Не стало в море зверей — может, уплыли куда-то. Сильно голодали мы, жизнь стала совсем плохая. Пошел в тундру, далеко зашел и расщелину в земле увидел. Думаю: может быть, там хорошая жизнь? Взял и прыгнул.
        — Ко-о!  — удивленно воскликнул Амек.  — Прыгнул?
        — Летел-летел, летел-летел… К другим людям прилетел. И стал у них жить. А они живут очень хорошо. Да темно там очень, совсем ничего не видно. Стали угощать меня, но не видно чем. Хотел огонь зажечь, посмотреть, что же такое ем? А хозяева просят: не зажигай огня, Татай, ешь так. Наелся, лег спать. Хотел огонь зажечь, посмотреть: где это я лежу? А хозяева просят: не зажигай огня, Татай, спи так. День так живу, второй живу, третий живу. Не выдержал, говорю им: если не построите сейчас лестницу, зажгу огонь, покажу вам, как живете. Не захотели они смотреть на это, сразу построили лестницу. Вылез я из расщелины и домой пошел. Дома хоть и плохо жить, зато все видно.  — Помолчал немного Татай и закончил — Но с тех пор не раз ходил по тундре, искал- где же та расщелина. Если бы нашел, сразу прыгнул бы и лестницы никогда уже не просил бы…
        — Зачем такое при чужом человеке рассказываешь?  — с упреком спросил старшина.
        Аинка рванулась вперед:
        — Не чужой он!
        — Для тебя, вижу, он уже не чужой… А для нас носящий вражескую одежду не может быть своим!
        — Он хороший,  — вставила Лайнэ, вопросительно поглядывая на мужа: почему молчит он?  — Вкусной едой накормил нас, болезни прогнал… Татай вон совсем выздоровел, ходить начал.
        Амек прошелся и внушительно заговорил:
        — Раз чужой человек, значит, нехороший. Он к врагам нашим пойдет, про нас расскажет. Скажет: плохо они живут, значит, слабые они. Придут враги, когда мы спать будем, всех мужчин перебьют, женщин и детей уведут…
        — Погасят наши костры! Убить надо чужого человека!
        Аинка заволновалась. Некоторые мужчины стали угрожающе подниматься, кто-то за копьем побежал. Девушка встала перед Айваном, заслоняя его собой:
        — Не чужой он! Меня обещал в жены взять!
        Татай даже крякнул. Так вот что она придумала!
        Того, кто посватался к девушке, нельзя убить просто так: даже если враг он, обязательно нужно на поединок вызвать.
        Айван засмеялся и положил руку на плечо сестры. С детских лет осталась у него эта удивлявшая всех привычка — смеяться в моменты наибольшей опасности. Но сейчас он смеялся еще и от удовольствия — сестра все больше нравилась ему своей смелостью. Он гордился ею!
        Старшина вскипел. Мало того, что прибывший голодранец — сирота из вражеского племени насмехается над ним. Он еще собирается увезти девушку, которую Амек сам в жены хотел взять!
        — Враг! Убить его нужно!  — закричал, выпучив глаза.
        — Зачем убивать?  — раздался спокойный голос Татая,  — Слыхал, он к Аинке посватался?
        Сколько живу, очень долго живу, а могилы жениха ни разу не видел.
        Жителей не особенно удивили слова девушки, хотя видели этого юношу впервые.
        Сейчас у молодежи все быстро делается: только увидел девушку — тут и женился. Но Амека уже ничем нельзя было остановить, он решился на поединок. Выхватив нож, кинулся на юношу с криком:
        — С таким сильным человеком споришь!
        — Неинтересно мне со слабыми спорить,  — сказал спокойно Айван и от удара не уклонился.
        Никто ничего не успел понять, как старшина уже вскрикнул и упал на колени. Он почувствовал: при ударе о грудь юноши нож наткнулся на что-то твердое и вдруг со страшной силой вырвался из руки и куда-то улетел.
        — Ох, ох, почему это все вокруг посинело?  — жалобно пробормотал Амек.
        И снова услышал юноша неведомый голос:
        — Кто зовет меня?
        Все в оцепенении замерли. Переглядывались опасливо. Потом те, которые за копьями побежали, стали возвращаться обратно.
        Никто не заметил, как шаман Кыкват, крадучись, выбрался из круга. Он один понял, что произошло.
        — Слышали? Вы слышали голос?  — говорили испуганно друг другу.  — Кто это? Может, это Солнце знак подает?
        Старшина отполз в сторону и поднявшись, спрятался за спины охотников. Кто-то из них спросил:
        — Где Татай? Он расскажет, где Солнце искать.
        — Мало знаю я,  — откликнулся Татай.  — Многое раньше рассказывали. Говорили, что далеко живет рыжий мужчина, а может быть, женщина. Не работает. Вся работа — в мяч играть. Мяч хороший, большой. Утром встанет, поест, выйдет и станет мяч пинать. Весь день этим занимается. Устанет — в жилище идет отдохнуть. На мяче с одной стороны солнце, с другой — звезды. Подбросит мяч вверх рыжий мужчина или женщина — светло станет кругом, упадет мяч — темно вокруг. Наиграется, уйдет — надолго темно станет.
        Рассказ Татая был прерван появлением Кыквата.
        Высоко в руке шаман держал Крылатый амулет!
        Мало кто видел Крылатый амулет, хотя слышали о нем все. Говорили, что имеет он большую силу, но точно не знали, какую к против кого. Еще говорили, что Крылатый амулет из подземного мира пришел, его будто бы у самого Онкоя видели. Как овладел им Кыкват — было загадкой.
        — Го-го-го!  — кричал шаман торжествующе и высоко подскакивал, гремя бубенчиками на шапке.  — Пришельца рэккены охраняют- это я сразу понял! Они отвели руку нашего славного Амека и далеко забросили его нож! Они кричали страшными голосами! Но против Крылатого амулета они бессильны!
        При этих словах старшина приободрился, выбрался из толпы и стал подкрадываться сзади к Айвану. Тот заметил его согнутую фигуру и прижался спиной к столбу с изваянием Серого Орла. Он не сводил глаз с Крылатого амулета, сверкающего острыми гранями.
        Вспомнилось, как на прощание Яри говорила: «Если увидишь Крылатый амулет — берегись его! Многие бедствия он приносит…»
        Вокруг руки Кыквата появилось кроваво-красное сияние, словно Крылатый амулет вдруг загорелся. Вспыхнуло яркое пламя. Кыкват изо всех сил метнул Крылатый амулет в юношу, как бросают гарпун в зверя, стараясь пронзить его насквозь.
        Но Крылатый амулет со свистом облетел вокруг Серого Орла и упал к его подножию.
        Раздался подземный гул. У Серого Орла зажглись глаза! Взметнулся высоко вверх огненный столб…

        Очень маленький великан Онкой. Болезнь побежала в тундру. Где взял амулет?

        Вокруг все грохотало, выло, скрежетало. Костер погас сразу, будто задутый могучим порывом урагана. Вихри кружились и валили людей в снег. Под ногами дрожала и двигалась земля.
        — Скала рушится!  — донесся полузадушенный стон. Люди кричали, плакали и падали, закрывая лица ладонями. Страшно было..
        И казалось, невыносимо долго это продолжалось. Потом стихло сразу. Айван пошевелил руками, выбрался из сугроба. Рядом неподвижно лежала Аинка — он узнал ее расшитые нарядные торбаса. Айван быстро отгреб снег с ее лица и увидел, что мокрые ресницы затрепетали.
        — Где… где мы?
        Услышав голос, люди вокруг зашевелились. Темно, костер погашен, а все видно. Айван голову вверх поднял и присел. В черном мраке плясали дивные световые столбы — красные, синие, зеленые… По ним пробегали яркие искры, разливались огненные реки, полыхали целые озера. Невиданные сполохи горели в небе!
        Еще светлее стало. Посреди лежал Серый Орел, под ним что-то- круглое виднелось.
        Оттуда стоны доносились.
        — Кажется, уже тихо стало?  — из-за полуразбитой нарты раздался бодрый голос Татая.  — Куда же Лайнэ мою унесло…
        — Здесь я!  — донесся из шатра ее радостный голос.  — Как я в пологе очутилась?
        — Не видел я ничего,  — пробормотал Рымтей.
        — По небу летело огненное. Может, пришел кто-то?
        Боялись называть по имени. Сразу почувствовали рядом нехорошее, противное: даже дышать было трудно. К Серому Орлу повернулись. На нем что-то виднелось.
        Морщинистый, перекошенный лик с кривыми клыками во рту, жидкой бороденкой, острым носом — лик, ничего человеческого не имеющий, выступил из тьмы. Искривленное туловище дергалось. На животе — вот жутко-то!  — скалился еще один широкий рот с более длинными клыками. Запричитали женщины, застонали мужчины. Пронзительный, взвизгивающий голос раздался в тундре:
        — Ат-ке-про-се-се-се!
        Присели многие, кое-кто на руках и ногах прочь побежал.
        — Ат-ке-про-се-се-се!  — еще визгливее закричал искривленный.
        Не выдержал белоштанный Увыкак, потряс посохом:
        — Да что же это такое? Почему дразнишься, стоящий на Сером Орле, отце нашем?
        Ему уже все равно было, ничего не боялся.
        — А-а, береговые вы,  — засмеялся, словно песец вякнул, искривленный.  — А я на другом языке с вами заговорил.
        В корявой руке появился черный, словно обугленный, Крылатый амулет, холодно блестевший в свете сполохов. Потрясая им, искривленный злобно закричал:
        — Кто из вас послал амулет с крыльями, кто разбудил меня, в скале спящего — Онкоя-великана?
        Так вот каков Онкой, предводитель рэккенов!
        — Отвечайте! Где владевший амулетом с крыльями?
        Стоявший на руках и ногах шаман завозился, но не смог разогнуться, заохал.
        Подпрыгнув, рэккен повернулся к нему.
        — А, это ты! Почему не отвечаешь?
        — Ап-па-па! До сих пор от страха дрожу я.
        Искривленный мигом очутился около шамана, коснулся его Крылатым амулетом:
        — Не дрожи, говори.
        — О-ох!  — Кыкват опять попытался разогнуться.
        — Почему по-собачьи стоишь? Укусить меня хочешь?
        — Не кусающийся я!  — прохрипел Кыкват.
        — Тогда вставай.
        — Не могу… ох!
        — Почему не можешь?
        — Спина болит у него!  — вмешалась Аинка,  — Болезни прогонял из нашего шатра, а свою прогнать не может.
        — Ваша это болезнь!  — зло огрызнулся Кыкват,  — Ох! Злая, на поясницу прыгнула.
        — Ага, вижу, вижу…  — искривленный, прыгая вокруг шамана, стал щелчками сбивать со спины его что-то невидимое.  — Какая быстрая, никак не попадешь…
        — Ой, ой!  — заголосил Кыкват.  — Как прыгает, как кусает!
        — Вот, сбил наконец,  — искривленный притопнул ногой.  — Ге-ге! В тундру побежала.
        Кыкват облегченно разогнулся.
        — Как легко стало! Спасибо, тебе, Онкой-великан! Доброе дело ты сделал.
        Искривленный снова очутился на изваянии Серого Орла.
        — Никогда не делаю добрых дел!
        — Но ведь ты от болезни его освободил,  — указал посохом Увыкак.
        — Ну и что! Сейчас она по тундре побежит, другого человека найдет, его будет кусать и мучить. Разве хорошо ему будет?
        — Для меня доброе дело сделал,  — облегченно сказал Кыкват.
        — Еще не ушел я! Еще успею много зла тебе сделать!
        Кыкват испуганно попятился.
        — А теперь говори, где взял амулет с крыльями.
        — Где взял…  — глазки шамана забегали.  — Пришел, а он в моем шатре лежит. Сам прилетел. Ведь с крыльями он!
        — Люди!  — возмущенно закричал искривленный.  — Этот амулет с крыльями мать мне подарила. Еще говорила: пуще всего, сыночек, береги его от людей. И что же? Заснул я как-то в тундре, и амулет с крыльями у меня украли. Сразу подумал я: только люди могли это сделать!
        — Наверное, рэккен какой-нибудь…  — забормотал Кыкват,  — Проходил мимо… Много разного подбрасывают они в мой шатер.
        В толпе раздались смешки. Онкой затопал ногами:
        — Рэккены не крадут! Сразу узнал бы я! А теперь говори: зачем послал амулет с крыльями?
        — Не посылал я!  — Кыкват взмахнул руками.  — Вот этот приезжий тебя в скале потревожил. Вижу: рот у тебя на животе прямо. Проглоти его, очень много беспокойства от приезжего пошло.
        — Кого попало не глотаю! Что сделал приезжий человек?
        На старшину селения Амека, под тобой лежащего, напал и унижениям подверг.
        Говорил разные нехорошие слова.
        Все еще недовольно ворча, Онкой сошел с деревянного столба.
        — Вылезай,  — велел он старшине. Айван с удивлением смотрел: как попал туда старшина? Потом вспомнил, что в последний миг перед тем, как загремело, Амек бросился сбоку на него, норовя вцепиться в горло. Но, видать, промахнулся и сам под упавший столб попал…
        Амек перевернулся, поднялся и стал отряхиваться.
        — Рассказывай,  — приказал Онкой.
        Шибко маленький, чтобы тебе рассказывать,  — презрительно посмотрел на рэккена старшина.  — Снизу когда смотришь — большой, а на самом деле словно облезлый мышонок.
        Жители селения засмеялись. Послышались крики:
        — А ведь маленький этот рэккен!
        — Как мышонок облезлый, ха-ха-ха!
        — Кто его боится!
        Рэккен растопырив кривые руки, на старшину стал наступать.
        — Я Онкой-великан!  — выкрикивал он резким скрипучим голосом, настолько пронзительным, что у всех в ушах закололо.  — Смотри! Вот я расту, вот я выше шатра, выше сопок! Смотри! Руки у меня, словно крылья большого орла! Когти как у медведя! Зубы как у косатки! Брюхо как у кита! Смотри, сейчас тебя съем!

        Страх и мышонка делает великим. Зачем вам Солнце? Так велел Сверху Сидящий!

        Глазки его сверкали, словно раскаленные угли, на животе распахнулась пасть, зубы отвратительно щелкали. Старшине показалось, что рэккен сразу вырос, стал выше сопок.
        — Ай, не надо меня есть… Онкой-великан!  — завизжал он.  — Ты большой, очень сильный!
        Рэккен мигом успокоился. Захлопнул рот на животе.
        — Так и надо. Страх и облезлого мышонка делает великим.
        Старшина все еще дрожал.
        — Вот как напугал ты меня!
        — Помни,  — сказал Онкой.  — Я больше всех и сильнее всех.
        — Да, да!  — затряс щеками Амек.
        — И другим говори: это Онкой-великан!
        Он повернулся к Аинке.
        — Почему смеешься ты, маленькая женщина?
        — Какой ты великан? Малыш совсем. Ве-е!  — улыбалась Аиика.
        — Молчи, глупая женщина,  — свысока бросил рэккен,  — Такая же, как моя жена. Это она виновата, что с виду я стал такой маленький, хотя на самом деле велик. Все время ругала меня: почему ты такой большой, Онкой-великан? В день стадо оленей съедаешь. Шкур со всего стада тебе на кухлянку еле хватает, а ведь еще штаны нужны. Стая волков уходит на выпушку кухлянки. Для торбасов пять мешков камуса надо. Много песцов на шапку. Где сейчас возьмешь столько мяса, чтобы тебя прокормить, столько меха, чтобы тебя одеть?
        Разве можно в наше время великаном быть? Посмотри, говорит, другие великаны как великаны — такие же злые, но маленькие. Зло измеряется не величиной того, кто его творит, а величиной самого зла… Надоело ее причитания слушать, стал я тоже маленьким.
        Татай глубокомысленно заметил из-за нарты:
        — Жена есть жена. Даже самый великий муж для нее все равно маленький.
        Из шатра высунулась Лайнэ:
        — Что сказал ты?
        Татай нарту вперед выставил:
        — Разве не видишь: гость пришел! Поесть приготовь, полог приготовь, пусть отдохнет после долгого пути.
        — Ничего не надо мне вашего,  — брезгливо махнул рукой рэккен,  — И в шатер не пойду.
        Еще мать моя говорила: держись, сыночек, от людей подальше, они сглазить могут. Среди них сироты есть.
        — Верно, верно!  — радостно подхватил Кыкват.  — Вот этот сирота очень плохой.
        — Плохой?  — оскалился на него двумя ртами рэккен.  — Почему же просил ты, чтобы съел его? От плохих людей у меня живот болит! Только хороших людей ем. Наверное, погубить меня хотел?
        — Н-нет, не хотел тебя погубить. Это… это хороший человек. Съешь его поскорее.
        — Не пойму тебя: то плохой, то хороший. Почему одно говоришь и сразу же другое?
        — А он всегда так делает,  — высунулась опять Лайнэ.
        — Все вы, людишки, так делаете!  — снова обозлился рэккен.  — Не верю вам. Делать вам зло нужно постоянно.
        — Почему любишь зло причинять людям?  — спросил Айван.
        — Если не причинять вам зла, о добре забудете,  — наставительно произнес рэккен.
        — Нельзя забывать о добре,  — возразил юноша.
        — А если не причинять зла, люди еще хуже станут. Вот однажды за юношей погнался я. Быстрее ветра оказался он! Долго гнался за ним… Удивился даже! Остановился, говорю ему: не убегай, не трону тебя. Расскажи только, почему такой быстрый? Рассказал он: сирота, вырос в селении, где много злых людей. Каждый норовил при встрече палкой огреть или чем другим. Всю жизнь увертывался и убегал от обидчиков своих. И таким быстрым сделался — никто догнать не мог!
        — Несчастный юноша,  — тихо сказала Аинка, бросив быстрый жалостливый взгляд на брата: ведь он тоже сиротой рос. Но рэккен ее услышал.
        — Счастливый юноша! Если бы не стал таким быстрым, догнал бы его и вмиг растерзал.
        Татай вмешался:
        — Добро, как Солнце, всех должно обогревать. А ты Солнце украл, холодно сделал.
        Всем зло сделал.
        — Верни Солнце!  — крикнул Рымтей.
        — Верни нам Солнце!  — закричали все.  — Верни!
        Онкой злобно засмеялся:
        — Люди! Кочкоголовые! Зачем вам солнце?
        Некоторое время все озадаченно молчали. Как выразить словами то, что известно?
        — От него светло вокруг!  — улыбнулась Аинка.
        — Оно греет,  — добавила Лайнэ, ежась.
        — Кровь зажигает в жилах!  — воскликнул Айван.
        Татай заметил:
        — Когда появляется Солнце, хочется еще жить…
        — Солнце дает много добычи,  — отдуваясь, заявил Амек.  — Разные звери вылезают погреться на Солнце. Мои байдары возвращаются с добычей, мясные ямы становятся полными.
        Приплясывая от смеха, рэккен кричал:
        — Хватит, хватит! Вижу, никто из вас не знает, зачем вам Солнце.
        Онкой помолчал и заговорил — сначала тихо, а потом перешел на пронзительный крик:
        — Год от года все более нехорошими становятся люди. Раньше, помню, даже без огня жили, закутывались в шкуры и сырое мясо ели… Все время у Сверху СидящеГо огонь просили. Дал он огонь. Теперь в тепле живете, вареную пищу едите, чай пьете, но больными и слабыми стали. Вот чем добро Сверху Сидящего обернулось! Да еще просите, чтобы Солнце все время светило! К самому Сверху Сидящему с глупыми просьбами обращаетесь! Не будет Солнца! Сверху Сидящий велел мне навсегда светило с неба снять!
        Сначала глубокая тишина стояла, потом всеобщий плач начался.
        — Ко-о! Сверху Сидящий велел!
        Женщины царапали себе лица, мужчины молчали, но из глаз катились слезы по черным щекам.
        — О, дети мои, будущие дети!  — прошептала неожиданно для себя Аинка.  — Вы Солнца не увидите…
        — Не думал, что доживу до черного дня,  — покачал головой Татай.
        «Лучше бы к верхним людям раньше я ушла!» — думала Лайнэ.
        Кто-то, не выдержав, выхватил нож и хотел пронзить себе грудь, но рядом стоящие удержали. Старшина очумело разводил руками:
        — Как же на байдарах за китом теперь охотиться? Кит черный и, ночь черная…

        Диковинный сосуд. Нельзя это пить! Амулет охраняет Айвана

        Аинка вдруг очнулась и закричала:
        — Неправда, люди! Неправда! Солнце вернется!
        — Не верите?  — прищурился рэккен.  — Знал я, что обо мне только мерзкое думают. Но рэккены не врут! Солнце в моем шатре-скале спрятано, под большим камнем. Улетая, солнечной жидкости я набрал, чтобы в. холодной тундре не замерзнуть.
        Он вытащил из-за пазухи и высоко поднял сосуд удивительной формы-будто раздутый живот Амека. Но еще более удивительным было то, что сосуд светился кроваво-красным, как заходящее Солнце, огнем, от него летели голубые холодные искры.
        — Верно! Ведь он светится!  — хлопнул. себя по коленкам Амек. Потом заискивающе попросил: — Дай, подержу, хоть немного отогреюсь светом солнечным.
        Со всех сторон потянулись руки:
        — Последний раз дай увидеть кусочек Солнца!
        — Дай…
        Рэккен предусмотрительно отбежал подальше.
        — Э-э, негодные людишки! Несите свои сосуды, каждому налью солнечной жидкости.
        Погрейтесь, мне не жалко! Я злой, но не жадный…
        Люди послушно бросились по жилищам. Вскоре возвратились, неся ковшики. Но к рэккену подходить не решались.
        — Подходите!  — подбодрил он.  — Все подходите. Пейте солнечную жидкость! Грейтесь, чего боитесь?
        Пусть старшина…  — раздались робкие голоса,  — Старшина первый. Его дело первым разное пробовать.
        Амек неуверенно протянул ковш, в который могла влезть его голова.
        — А… не сожжет меня солнечная жидкость?
        Рэккен ласково заулыбался, отчего морщинистое кривое лицо стало еще более отвратительным.
        — Она только приятно согреет тебя.
        В ковш старшины хлынула светящаяся жидкость и доверху наполнила его. Она была холодной. Старшине даже показалось, что ковш стал еще холоднее! Он осторожно понюхал, немного отхлебнул. Глаза его удивленно округлились, и вдруг он огромными глотками опорожнил посудину. Закашлялся, смахнул с лица выступившие слезы, затряс головой.
        — У-у-у! Кхе! Как горячо стало…  — походил немного, вздрагивая, словно от озноба, потом радостно заговорил: — Люди! Очень хорошо это! Солнце горит у меня в животе!
        Смотрите, наверное, как Солнце мой живот!
        Аинка засмеялась.
        — Как моржовый окорок твой живот…
        К рэккену один за другим потянулись ковшики. Он всем наливал, но — вот диво!  — жидкости в маленьком раздутом сосуде не убывало. Она текла щедрой струей, мертвенно блистая во мраке ночи.
        Со всех сторон раздавались голоса:
        — Никогда не пил такую горячую воду… Холодная, но все равно горячая!
        — Кха-кха! Как будто за горло схватил кто-то… Но сразу перестал мерзнуть я.
        — А я словно полетел! Крылья! У меня растут крылья!
        Бульканье, причмокиванье, кряканье.
        — Почему не пьешь, старая женщина?  — обратился рэккен к Лайнэ. Та поднесла свой ковшик ко рту, осторожно пригубила.
        — Ве-е!  — выплюнула.  — Невыносимо гадкое! И жжет! Разве вкусное это?
        — Даже глаз нерпичий в первый раз кажется невкусным,  — пошатываясь, заявил Татай.
        Айван все еще в нерешительности держал ковшик.
        — Не пей, сынок!  — кинулась Лайнэ.  — Чувствую: нельзя это пить!
        Он вздрогнул, огляделся вокруг.
        — Все пьют и радуются.
        Подбежал Рымтей.
        — Пей! Все испытать мужчина должен!
        — Пей! Пей!
        Айван побледнел от обиды.
        — Плохое!  — Лайнэ хотела задержать его руку, но не успела — юноша опрокинул питье в рот.
        — Теперь верю, что Солнце это — даже в глазах вспыхнуло!  — еле переведя дух, прохрипел он.
        Рымтей хлопнул его по плечу.
        — Настоящий мужчина!
        Кривая самодовольная ухмылка перекосила рот юноши, лицо его чужим стало.
        — Дай солнечного напитка!  — протянул Татай ковшик рэккену.
        — Дай! Дай!  — потянулись другие ковшики. Онкой высоко поднял сосуд:
        — Скажите: не надо нам Солнца!
        — Не надо Солнца!  — закричали все. Рэккен стал наливать.
        — Зачем нам Солнце!  — Татай отхлебнул из ковшика.  — Вот это нас греет!

        

        Лайнэ в страхе отпрянула, хотела убежать, но Айван загородил ей дорогу:
        — Мать! Ты тоже должна выпить. Хорошо тебе станет.
        «Совсем не моего сына лицо,  — думала в ужасе Лайнэ.  — И глаза не его. Мутные, как у больной собаки. У всех такие глаза. Может, они уже рэккенами стали?  — страшная догадка пронзила ее.  — Чем-то опоил их Онкой? Ядовитым зельем, наверное…»
        Вперед пробился Кыкват.
        — Разгадал я силу твоего могущества,  — важно начал он, подставляя ковшик Онкою.  — Она в сосуде. Дай мне еще Солнца дар, уничтожу его весь и стану великим!
        — Многие пытались уничтожить Солнца дар,  — Онкой спрятал сосуд в рукавицу.  — Все сгорели… Эй, пропустите!
        Но вокруг плотно сгрудились. Кыкват, пользуясь суматохой, быстро полез в рукавицу рэккена.
        — Ай-ай-ай! Кусается! Зубы там имеет! Снимите ее!  — Он размахивал рукой, пытаясь стряхнуть рукавицу. Рэккен подбоченился и захохотал.
        — Жалкий кочкоголовый человечек! Хотел сосуд украсть!
        — Ай-ай!  — визжал Кыкват.  — Прошу тебя, забери рукавицу, очень кусается!
        — Отпустите его!  — шаман выдернул наконец свою руку и замахал ею, словно обожженной.  — Запомните, людишки! У рэк- кенов ничего нельзя украсть безнаказанно.
        Теперь убедился, что то он похитил у меня Крылатый амулет. Наказан он будет — ух!
        Лайнэ спряталась в своем шатре за вешалами и горько плакала. Вдруг услышала тихий свист, увидела, как посреди шатра из земли человек с собачьими ушами появился.
        Тотчас Онкой прибежал.
        — Вот, теперь можно напасть!  — объявил он, от нетерпения щелкая клыками обоих ртов.
        — Но сначала у Айвана амулет нужно отобрать — защищает его.
        — Тихо!  — зашипел свистун, и лицо его, напоминающее нож, почернело.  — Нужно, чтобы сам он снял амулет — силой не отобрать. Правильно ты придумал — солнечная жидкость…
        Лайнэ так и обмерла, за вешала схватилась. На шорох быстро обернулся свистун. В руке блеснул острый гарпун!
        — Кто-то здесь…
        Он неслышно метнулся к пологу, приподнял шкуру и заглянул, держа наготове гарпун.
        Лайнэ замерла: а вдруг за полог зайдет?
        Снаружи множество голосов заревело:
        — Где Онкой? Дай Солнца дар!
        Быстрее,  — засвистел человек с собачьими ушами.  — Дух злобы и противоречия разбуди в них. Беспрерывно возражай и спорь с ними. Зелье давай, чтобы постоянно отравлены были головы у них. Озлобятся они, о войне неизбежно заговорят, захотят с кем-нибудь сражаться.
        Военную одежду наденут. Айван тоже наденет, все лишнее снимет с себя — ведь нет ничего лишнего в военной одежде. Амулет тоже сам снимет! Иди!
        Свистун под землю скрылся. Онкой выскользнул из шатра. Послышался его гнусавый голос:
        — Люди! Не пейте плохого…
        Лайнэ бросилась искать сына, чтобы поведать ему о страшном замысле рэккенов.

        Дикий человек Тэрыкы. Встреча с Яри. Лавина рухнула

        Камыснап медленно взбирался вверх по отвесной скале.
        Кривые скребки скользили и срывались, но крабьи клешни цеплялись за малейшую трещинку или бугорок, доска с деревянным стуком тащилась по камням. Шурша, под ней осыпались осколки льда.
        Неподалеку из сугроба высунулась косматая голова дикого человека Тэрыкы, по-собачьи отряхнула снег и стала озираться.
        — Кто шумит? Кто спать не дает?
        Маленькие и светлые, словно прозрачные льдинки, глаза его остановились на карабкающемся чудище.
        — Камыснап… Снова лезешь куда-то?
        Ответа Тэрыкы не получил. Дикому человеку никто не отвечал, не разговаривал с ним.
        Если дикий, что с ним разговаривать! Но Тэрыкы и не ждал ответа. Он выбрался из сугроба, крепко сжимая круглую каменную колотушку, которую называл укоризной. Быстро оглянулся и уселся на широком выступе, почесывая лохматую грудь. Светлые глазки его холодно и настороженно следили за чудовищем.
        Он лишь недавно устроился в теплом сугробе, на долгий зимний отдых. Одну из пещер в скале занесло снегом, и Тэрыкы об- любовал ее для зимнего отдыха, все запасы корешков и ягод туда перенес. Жил он только в забитых снегом пещерах, а иначе какой- нибудь зверь залезет, потревожит.
        Правда, звери дикого человека не трогали, потому что и он их не трогал, а наоборот, часто выручал из беды: запасами делился пли предупреждал о появлении кровожадного охотника. Все лето Тэрыкы бегал по тундре, в сопках резвился, собирал припасы на зиму, а когда наступали лютые холода, нырял в глубокий сугроб. Зимой Тэрыкы редко из снега выбирается — только чтобы побегать, залежавшееся тело размять, когда яркие сполохи играют высоко в небе. Потому и живет долго, что никому вреда не причиняет, крови не проливает, а вида ее даже не выносит. Того, кто живые существа обижает, Тэрыкы очень не любит.
        Увидит, охотник подкрадывается к мирному зверю с намерением кровь пролить, сразу же неслышно подбежит сзади и укоризной по голове тюкнет. Не сильно, но тот, кого коснулась укоризна Тэрыкы, сам диким становится. Бегает, ничего не ест и даже воды не пьет. Его тоже начинают бояться. Сильно действует укоризна!
        Лицо Тэрыкы все волосами заросло, но глазки у него зоркие Заметил на рваном рту чудовища засохшие бурые пятна.
        — Камыснап, никак, крови напился, поганый!
        Ничего не спрашивает Тэрыкы, потому что никто ему все равно не отвечает. Не ответил и Камыснап, продолжал упрямо карабкаться на скалу, осыпаемый ругательствами.
        — Да что же это такое! Камнем бы тебя пришибить, пакостный! Морда в крови, и еще куда-то лезет…
        В раздумье почесал косматую голову. Простодушное существо Тэрыкы — если сам не видел, утверждать точно не берется. Но ведь рот в крови! Не из ручья же пил ее…
        Но знал Тэрыкы и другое. Сам Камыснап ни на кого не нападал. Только чужие повеления выполнял, а тех, которые на его пути становятся, уничтожал без жалости. Не однажды этого Камыснапа на месте злодеяния ловили, но каждый раз оказывалось, что кто-то его послал. Кто-то такой, о ком даже не говорят!
        А почему — этого Тэрыкы не понимал. Да и как ему понять — дикий человек, так его называют. Для него все просто — скачет но скалам, играет под сполохами, спит. Увидит, что кто-то кого-то обижает, тут же укорит по голове каменной колотушкой. А Камыснапа как укоришь?
        Голова у него тоже каменная. Знали те, кто его посылал, какая голова должна быть у исполняющего их волю. Ведь единственный, кто может в тундре помешать исполнителю,  — дикий человек. По голове не сильно бьет: так просто, для порядка. Иному достаточно, а исполнителю с каменной головой укоры простодушного дикого человека нипочем. Словно комариный укус.
        — Эх, Камыснап, Камыснап!  — вздохнул Тэрыкы,  — Жалко мне тебя. Все-то ты для кого-то хлопочешь… Многие дела помогаешь совершать, а все равно доской для выделки шкур остаешься.
        Лишь на мгновение застыл скребок в воздухе, потом Камыснап с ожесточением поцарапался дальше. Он перевалил через снежный козырек и зашагал по кромке. Что ж, махнул рукой Тэрыкы, если таким старательным исполнителем родился, то всю жизнь на тебе чьи-то шкуры выделывать будут, а в конце концов сгоришь, как ненужная щепка.
        Тэрыкы хотел опять юркнуть в свой сугроб, но увидел над кромкой снега шишковатую голову Камыснапа. Тот мертвым немигающим взглядом уставился вдаль. Поглядев туда, Тэрыкы обнаружил приближающиеся собачьи упряжки!
        Он спрятался и стал следить из сугроба. К людям он чувствовал особую неприязнь.
        Ведь он такой же, как они: две руки, две ноги, только вот лицо заросло волосами и в снегу он живет. Почему же презирают его и боятся? Разные мерзости о нем рассказывают…
        Не однажды, подкравшись к какому-нибудь жилищу, Тэрыкы слышал, как матери пугают детей его именем: придет, дескать, дикий человек, заберет и съест. «Да видели когда-нибудь, чтобы я детей ел?» — хотелось ему крикнуть, но всегда боялся детей напугать. А ведь он часто приводил к селению заблудившихся малышей, да еще угощал их по дороге сладкими корешками и ягодами. Дети его нисколько не боялись — они не знали, что это дикий человек.
        Собаки передней нарты замедлили бег, и отставшие вскоре нагнали ее. Обернувшись, девушка-воин, сидевшая на передней нарте, что-то крикнула, и Тэрыкы, обладавший слухом горного козла, даже подпрыгнул от удивления. Он узнал ее, единственную из людей, которая разговаривала с диким человеком! Яри, девочка- сирота.
        Подружился Тэрыкы с ней, когда она еще маленькая была и часто бродила в тундре в поисках ягод и грибов. А недавно, узнав, что она в подземном мире живет, приходил к землянке рэккенов. Незаметно под снегом подобрался, но его учуяли сторожащие у входа и угрожающе зарычали. Тэрыкы только отмахнулся:
        — Ведь мыши вы, а не медведи! Зачем в медвежью шкуру залезли, рычите грозно?
        Сердце-то у вас мышиное!
        Он высунул голову из снега и стал дразнить медведей, показывая сладкие корешки, собранные летом. Он-то знал, что мыши- медведи больше всего любят сладкие корешки. Они рвались к нему, гремя цепями,  — так хотелось любимого лакомства.
        На шум из землянки вышла Яри. К удивлению Тэрыкы, она за- говорила с ним на птичьем языке, которого никто из людей не знал. Знали раньше, но когда птиц стали убивать, сразу забыли. Потом забыли и звериный язык, и всех иных тварей. Не знали птичьего языка и сторожащие, и Тэрыкы понял, что Яри их опасалась. Но понял и другое — рэккены научили ее птичьему языку! Значит, сама рэккеном стала. Из осторожности он хотел спрятаться, но девушка сказала:
        — Не бойся, рэккеном я не стала, зла не причиню. Что ищешь?
        Тэрыкы хитро улыбнулся и сказал, что ищет свои припасы. Летом он собирал корешки и ягоды, прятал в тундре, а когда подходила зима, отыскивал спрятанное и переносил в пещеру. Люди знали о его кладовках и постоянно искали их. Ходили по тундре и тыкали в землю длинными шестами. Найдя, радостно кричали:
        — Вот кладовка Тэрыкы!
        Особенно возмущало Тэрыкы то, что самого его люди презирали и брезговали им, а вот запасы воровали и жадно поедали!
        — Большой запас здесь был,  — признался он.  — Люди нашли и все украли. К этому уже привык, но зачем они украли и байдару, под которой запас зарыл?
        — Какомэй!  — в сильнейшем удивлении воскликнула девушка.  — Ты байдарой владеешь?
        — Разве позволят люди байдарой владеть дикому человеку?  — печально вздохнул Тэрыкы.  — Под облаком-байдарой зарыл собранные корешки. Теперь и его нет…
        Девушка звонко рассмеялась.
        — Но облако могло унести ветром!
        — Всю зиму байдары лежат на берегу, и не уносит их ветром,  — с обидой возразил он.  — Верхний человек тоже уложил её на зиму. Не могло унести. Украли люди. Все крадут они у дикого человека, даже облака. Реки и моря украли, тундру украли, в скалах вынужден теперь жить. Облака начали красть. Какие, однако, длинные у них руки!
        Такая печаль прозвучала в голосе дикого человека, что девушка прикрыла глаза медведям и повела его в землянку, хоть рэккены запретили ей приводить кого-нибудь.
        — А у людей все крадут рэккены,  — сказала.  — И даже самих людей.
        Много разной еды увидел Тэрыкы в землянке, но к ней не притрагивалась девушка и его не угощала. Заметив, какое у нее бледное лицо, понял: не ест ничего, борется с рэккенами. Сбегал домой и много тундровой чистой еды принес. Вместе хорошо поели, и Тэрыкы научил ее, как перехитрить рэккенов.
        Потом, когда рэккены должны были появиться, ушел он. В сугробе неподалеку спрятался, чтобы узнать, что будут говорить рэккены. Слышал, как они плевались, входя в землянку, ругали девушку, говоря, что от дикого человека остается очень плохой запах. Но Тэрыкы хорошо знал, что дурной запах идет от рэккенов, потому что дурные дела они совершают. Только не замечают своего запаха, привыкли к нему. А разве может быть дурной запах от Тэрыкы, существа, которое живет среди снегов, купается в них, и очищают его ветры тундры?
        Тэрыкы рассказал девушке о своей жизни. Однажды предложил ей убежать, вместе с ней уйти в скалы. Если согласится Яри жить в снежной пещере, Тэрыкы защитит ее от рэккенов. Да и не сунутся они в жилище дикого человека — ведь не выносят его запаха.
        Девушка долго думала, наконец сказала:
        — Ты хороший человек, хотя и дикий. Гораздо лучше многих обычных людей. Но не смогу жить в снежной пещере.
        Тэрыкы не обиделся на нее. Ведь он тоже не смог бы жить другой жизнью. Но когда-нибудь она поймет, что лучше жить в чистых горных снегах жизнью дикого человека, чем в землянке рэккенов пленницей. И этот момент наступил, подумал Тэрыкы. Она сбежала от рэккенов и теперь приехала к нему, чтобы жить привольной жизнью обладателя неприступных гор. Обрадовавшись, он выпрыгнул из снега, и все нарты сразу остановились.
        Юноши оцепенели от страха.
        Дикий человек! Никого не боялись, даже Онкоя, а вот при виде дикого человека сильно пугались. Неизвестно, что взбредет ему в голову. А здесь, в горах, он хозяин — от него не уйти, не спрятаться. Дрожащими руками за луки схватились. Заметив это, Тэрыкы снова исчез.
        Яри обрадовалась, увидев дикого человека. Вот кто поможет ей — быстрый и неутомимый Тэрыкы! Он побежит вперед быстрее ветра и предупредит Айвана. Но Тэрыкы тут же скрылся.
        Проклиная в душе неистребимую привычку людей при встрече с неизвестным хвататься первым делом за оружие, Яри велела юношам отъехать подальше, а сама побежала к скале, под которой скрылся Тэрыкы.
        — Не ходи!  — крикнул Виютку.  — Тэрыкы схватит тебя и съест!
        Но она только отмахнулась и стала звать дикого человека на птичьем языке.
        Когда девушка-воин очутилась под скалой, Тэрыкы, пробежав под снегом, вдруг вынырнул совсем рядом с ней и схватил ее за руку. Юноши горестно закричали, зазвенели туго натянутые тетивы их луков, но Виютку предостерегающе закричал: теперь стрела могла попасть в девушку.
        В тот же миг Камыснап плюнул на снежный козырек. Огромная белая лавина бесшумно рухнула и поглотила две крохотные фигурки. Камыснап повернулся и медленно зашагал дальше.

        Тэрыкы услышал чей-то стон. Ничто не остановит Камыснапа. Помоги и сейчас

        Камыснап был всего лишь исполнителем с каменной головой. Он не знал, а может быть, и знать не хотел, что Тэрыкы так же привольно чувствует себя под снегом, как рыба — в воде. И так же, как рыба, плавает в толще снега.
        Лавина доставила Тэрыкы удовольствие: он стоял под колючими острыми струями, с наслаждением подставляя им тело. Ведь не зря зовут его еще снежным человеком!
        Но когда все стихло, он услышал чей-то стон. Несколько мощных движений руками и ногами — и Тэрыкы очутился около девушки, которая застыла в неудобной позе, словно тонкий тундровый цветок, сломанный вихрем. Он быстро освободил ее от снега, уложил поудобнее и сделал вокруг нее небольшую пещеру. Как же забыл он, что люди боятся снега и даже не могут дышать под ним! Дунул ей в лицо, и девушка очнулась. Слабо улыбнулась.
        — Вот видишь. Не могла бы я жить в снегу…
        Он огорченно покачал головой.
        — Когда собирается обрушиться снег, он заранее скажет… Неопасно тому, кто умеет слушать. Но это проделки Камыснапа.
        — Так это был он!  — девушка села.  — Как я не догадалась…
        — Давно надоели его проделки,  — глаза Тэрыкы гневно сверкнули.  — Но что толку укорять каменную голову!
        — Не пробраться теперь через завал. Придется назад поворачивать, далеко объезжать. Не настигнем, уйдет!
        Тэрыкы помрачнел. Значит, не его ищет девушка, по своим делам спешит.
        Она горько заплакала. Тэрыкы воскликнул:
        — Даже не думай приближаться к нему! Ничто не остановит каменноголового. Всех уничтожит он и кровь выпьет. Зачем состязаться с ним собираешься?
        — Если настигнет он сироту Айвана…
        — Чем помешал ему маленький сирота?
        — Не маленький он, большой уже.
        — Сирота не может быть большим,  — покачал головой он.  — Даже большой все равно он маленький.
        Глаза его лукаво блеснули.
        — Наверное, красивый он?
        — Как узнал?  — Яри смутилась,  — Он за мной в подземный мир пришел.
        — Ко-о! Смелый, значит,  — и добавил задумчиво: — Смелый, красивый, но все равно маленький сирота. Сирота хороший. Почти как дикий человек, сам живет.
        Вспомнив рассказы Тэрыкы, она горячо заговорила:
        — Ты всегда помогал маленьким сиротам. Помоги и сейчас!
        — Помогу,  — просто ответил дикий человек.
        — По этому нартовому следу его догонишь. Об опасности предупредишь. Скажи, что мы идем. Все.
        Тэрыкы сквозь снег к самому краю завала подобрался. Слышал, как тяжело топтались ехавшие с девушкой юноши, пытались даже отбрасывать снег остолами и снегоступами, хотя видели, какая лавина сверху обрушилась — все ущелье перегородила. Засыпала Яри глубоко, не откопаешь… Что-то сначала делали, потом молча стояли и вздыхали.
        Вдруг зашевелился снег, осыпаться стал. Юноши в страхе попятились. Яри, облепленная снегом, выбралась из завала и весело закричала:
        — Вот, уже остановились вы, не знаете, что делать! А ведь меня неглубоко засыпало — даже сама выбралась.
        Стыдно стало юношам.
        — Но ведь… тебя дикий человек схватил?  — пробормотал Виютку.
        Яри махнула рукой:
        — Отбросило нас в разные стороны… Ну, поехали!
        Даже забыв об отдыхе, устремились в объезд.
        А из завала на другой стороне вынырнул дикий человек Тэрыкы, огляделся вокруг и легкими прыжками понесся по нартовому следу, спеша опередить неуклюжего, но неотвратимого Камыснапа, спускавшегося сверху.

        Предупреждение Онкоя. Никто не слушал Лайнэ. Всех врагов уничтожу

        Расталкивая всех, к Онкою пробивался старшина.
        — Налей мне!
        — Ну что ж, налью тебе немного…
        — Много лей! Много!  — Амек насильно наклонил горлышко, и зелье хлынуло в ковш.
        Захлебываясь, он выпил и блаженно погладил живот.  — Огонь пробежал по горлу.
        — Не пей больше,  — убеждал его Онкой.  — В сухие жилы превратится твое горло.
        Сморщится и почернеет желудок.
        — Кишки горячими стали…  — приговаривал старшина.
        — Высохнут и как старые ремни сделаются твои кишки!
        — Печенку пламенем охватило!
        — Камнем станет печенка!
        — Сердце готово выпрыгнуть из груди…
        — И выпрыгнет!
        — Почки запели радостную песнь…
        — Что запоешь, когда отвалятся они?
        — Не слушая его, мужчины и женщины подставляли свои посудины.
        Айван рванулся вперед:
        — Я тоже хочу!
        Лайнэ отчаянно оттаскивала его:
        — Не пей! Отрава и дурман это!
        Никто не слушал ее. В отчаянии она закричала:
        — Люди! Неужели Солнце не хотите больше видеть?
        Татай пренебрежительно махнул рукой. Захрипел:
        — А ты Солнце видела? Всю жизнь работала, не поднимая головы, не зная даже, как небо выглядит. Руки от работы жесткими стали, словно лапы собаки зимой. Лицо сморщилось, как невыделанная кожа. Спина согнулась, будто тяжесть большую постоянно носила. Жизни своей не жалела. Солнце! Оно приходит и уходит, не принося нам никакой радости. А мы остаемся мерзнуть и голодать в темную долгую ночь. Весной прилетают снегири… Радостно слушать, как щебечут они. Думаю: вот весна пришла. Но хорошее по-прежнему не приходит.
        Айван обнял искривленного рэккена, который хихикал и ежился под его рукой.
        — Если бы кто-нибудь убил меня, кто сказал бы: «Ох, наш славный Айван погиб!» Кто?
        — Никто,  — скрипуче поддакнул Онкой.  — Это люди виноваты. Они сделали тебя сиротой.
        — Не люди, а враги!  — взревел старшина.  — Наших детей враги сиротами делают!
        — Где они?  — рванулся к нему юноша.
        — Враги повсюду!  — пронзительно кричал рэккен.  — Во всех окружающих селениях враги!
        Айван схватил его за шиворот и отбросил в снег.
        — Дайте копье мне!  — закричал он.  — Стрелы дайте! Самый большой нож дайте! Пойду войной, всех уничтожу!
        — Что ты говоришь, Айван, сынок мой?  — в отчаянии тормошила его Лайнэ, но он никого не слушал и кричал:
        — Оружие дайте!
        — Пойдем,  — позвал его старшина.  — Оружие тебе дам. Много оружия у меня. Всех врагов уничтожим наконец.

        Нелепая поза хватания. Жителя метались взад-вперед. Ищу я Айвана

        Тэрыкы мчался очень быстро, легкими красивыми прыжками. Завидев его, разбегались глупые снежные бараны, осторожные песцы и даже неустрашимые лобастые волки, принимая его за человека, приготовившегося к хватанию.
        Многие существа становятся в позу хватания, когда собираются напасть или обороняться, но человек находится в этой позе всегда, поэтому так боится его все живое. Он освободил свои передние конечности и настолько приспособил их, что они могут цепко схватить и самое малое и самое большое.
        Не однажды Тэрыкы подумывал о том, чтобы передвигаться в мирной позе, присущей каждому живому существу, и не вызывать настороженности и враждебности. Это даст достойное занятие привыкшим к безделью передним конечностям и устранит несправедливость по отношению к задним, которые уже давно были недовольны. Ибо дикий человек чутко прислушивался к требованиям своего тела и каждой его отдельной части. Он почти никогда не ощущал боли.
        Человеку, давно уже потерявшему первозданную чуткость, собственное тело вынуждено напоминать о своих разных нуждах криком — невыносимой болью, а Тэрыкы слышал даже легкий шепот уставшего сердца или чуть переполненного желудка и сразу же им повиновался. Вот почему он жил так долго.
        Передвигаться в мирной позе ему помешали те же люди. Подглядывая за ними, он установил, что мирная поза означает у них чувство унижения и покорности. Сама мысль о том, что люди увидят его в этой позе, была невыносима вольнолюбивому существу.
        Вот почему он так и продолжал передвигаться по открытой тундре в той же нелепой позе хватания, а мирную позу принимал, когда находился в пещере или глубоком ущелье среди гор, где его не мог увидеть ни один человек.
        Сполохи в небе и яркий месяц освещали ему путь. Еще издали увидел он селение, которое грязным пятном выделялось на просторах снегов. Тэрыкы всегда удивляла способность человека быстро загрязнять все вокруг — снега, воду, воздух… Даже величественное безмолвие мира загрязнялось разными криками, стуками, скрипами, от которых ломило уши. Человек не умел жить тихо — он словно беспрерывно и крикливо ссорился со всем миром.
        Но на этот раз шум, исходивший из селения, был ужасным — Тэрыкы услышал его еще задолго до того, как увидел селение. На бегу зачерпнул горсть снега и закупорил им уши, но даже в закрытых ушах у него звенело. Выбирая укрытия, он подобрался близко к селению с наветренной стороны, чтобы не учуяли собаки, и выглянул из-за тороса. Открывшееся зрелище безмерно удивило его.
        Тэрыкы и раньше считал, что у людей мало разума, но жители селения, кажется, утратили и тот, что оставался. Они бестолково метались взад и вперед, размахивали руками, падали, ползли, а самое главное — дрались!
        В том мире, где жил Тэрыкы, драк не было. Были схватки — из-за самки, из-за добычи, наконец, из-за самой жизни. Вызывались они жестокой необходимостью, но звери очень неохотно вступали в схватки и, если была возможность обойтись без них, заканчивали дело миром. И никогда не старались причинить боль просто так, без всякой цели — эта особенность была присуща только человеку.
        Вот и сейчас люди совершали бессмысленные, бесцельные действия только для того, чтобы причинить друг другу как можно больше боли: таскали друг друга за волосы, сбивали с ног, царапались, кусались, пинали тех, кто уже упал и не двигался,  — зверь никогда не трогает лежащего неподвижно. Все это сопровождалось пронзительными криками и стонами.
        «Может быть, уже напали на сироту?» — испуганно подумал Тэрыкы, но приглядевшись, понял, что бьют не одного человека, а кого попало. Вскоре он заметил и другое: люди даже толком не видят и не понимают ничего.
        Тогда выбрался из укрытия и пошел, ловко увертываясь от ударов. Никто не обращал на него внимания, впрочем, многие из людей стали уже вполне дикими — обнаженные, с растрепавшимися волосами, так что Тэрыкы не особенно отличался в толпе.
        Но один все-таки заметил его и погнался с криком:
        — Дикий человек! Эй, погоди… Вот скажи мне, почему ты такой дикий? Отвечай!
        Кто-то ударил его в ухо и сбил с ног.
        Тэрыкы прошел почти все селение и не нашел того юношу, о котором говорила Яри,  — красивого, стройного, с ясным взором и улыбкой на губах. Все были безобразными, с перекошенными от ярости лицами и сгорбленными спинами, с мутными бессмысленными глазами. «Почему она так хвалила человека?  — подумал с горечью.  — Ведь все они гораздо хуже меня…»
        Не выдержав, он принялся кричать:
        — Сирота! Эге, где ты, сирота!
        Несколько голосов заревело в ответ:
        — Все мы сироты!
        — Вот, я тоже сирота!
        — Сейчас покажем тебе сироту!
        Тэрыкы поспешил убраться подальше. С тяжелым сердцем шел он по селению, как вдруг кто-то схватил его за руку:
        — Помоги, приехавший издалека!
        Он круто обернулся. Женщина, увидев его лицо, отшатнулась с криком. Но тут же пересилила себя:
        — Все равно… Хоть и дикий человек, но самый разумный здесь. Слышала я, как звал ты сироту…
        — Ищу я Айвана,  — ответил он.
        — Сама ищу его,  — стиснула руки женщина.  — Но куда-то исчез!
        — Что случилось с этими людьми?
        — Злой Онкой напоил их ядовитым зельем.
        — Как пили такое?  — еле выдавил он, вытирая покатившиеся слезы.  — Ведь нельзя даже находиться рядом.
        — Так и пили,  — женщина снова подошла к нему. Странно — эта женщина разговаривает с ним без отвращения и страха. Морщинистое лицо ее доброе и ласковое.  — Зачем Айвана ищешь?
        Тэрыкы, не отвечая, смотрел на побоище. Люди продолжали драться с прежним остервенением.
        — Вот он!  — вскрикнула женщина.

        Все на войну! Красный щит Татая. Кто убил тебя?

        Айван шел, вооруженный копьем, луком и стрелами, на боку болтался ужасающий нож. Одет он был в одежду воина, отправляющегося сражаться с иными племенами. Рядом шел старшина в такой же одежде, похожий на вооруженного медведя. Позади плелся Татай, размахивая увесистой пращой.
        — На войну!  — кричали они.  — Все на войну! Сражаться будем с врагами.
        Они вошли в толпу, как гарпун в тело. Старшина издавал боевой клич: «Ира-ира!» и хлестал мужчин толстым ременным чаатом. Заслышав боевой клич, мужчины выпрямились и тоже побежали надеть военную одежду.
        Татай вдруг вспомнил что-то и бросился к своему шатру. Он пробежал совсем близко от Кумака и Онкоя, притаившихся в соседнем опустевшем жилище. Глядевший в щелку Кумак торжествующе толкнул в бок рэккена:
        — Снял амулет! В руках Татая он… Знаю, как его взять.
        Он тут же превратился в старшину Амека. Вдвоем с Онкоем они пошли по селению. В каждом шатре Кумак-Амек говорил хозяину, переодевавшемуся в военную одежду:
        — Идите на тот конец селения. Враги уже проникли сюда, скорей собирайтесь!
        Вскоре на противоположном конце селения гудела большая толпа вооруженных людей.
        Татай отыскал на вешалах старый боевой щит. Выскочив, нос к носу столкнулся с диким человеком Тэрыкы, который из укрытия разглядывал Айвана и бормотал:
        — Нет, не он… Говорила: добрый и ясный, а этот, как и все другие, мутной злобой наполнен.
        Татай закричал дребезжащим голосом, размахивая пращой:
        — Дикий человек! Бей его!
        Запнувшись, упал, а Тэрыкы мгновенно скрылся за шатром.
        — Зачем кричишь?  — сварливо сказал старшина барахтавшемуся в снегу старику.  — Не воюем мы с дикими, они не умеют воевать. Только настоящие люди умеют. Где настоящие люди? Эй!
        Айван рывком поднял изваяние Серого Орла и поставил на место. Стал расхаживать, потрясая копьем и выкрикивая:
        — Отсюда пойдем на войну с врагами! Все наше будем защищать! Я готов! Собаки запряжены! Быстрее ветра помчимся и застанем врагов врасплох. Спят они, наверное, в своих шатрах. Много добычи привезем! Так себя от нападения защитим. Ха-ха-ха!
        — Вот это говорит настоящий человек,  — одобрительно заметил старшина.  — Так надо воевать.
        Айван вдруг заметил красный щит Татая, который выбрался из сугроба. На щите разинул оскаленную пасть медведь.
        Юноша мучительно наморщил лоб:
        — Красный медведь!
        Татай заговорил горделиво:
        — Во многих сражениях охранял меня от врагов этот медведь — покровитель нашего рода. Один его вид нагоняет страх.
        — Помню,  — тихо сказал Айван.  — Страшное сражение помню… Кровь лилась вокруг, словно красный дождь, летели с жутким свистом стрелы, и копья о копья ударялись. Даже собаки с рычанием рвали друг друга! И этот медведь… он реял в воздухе, отражая тяжелые удары. А я лежал, к нарте привязанный.
        В глазах Татая блеснула мутная слеза:
        — Сынок! Ты вспомнил то сражение, когда тебя потерял я…
        — Потом нарта рванулась! Я упал в снег и остался лежать. Звуки сражения затихли, куда-то убежали все. Помню: собака жарким языком облизывала мое лицо. Потом подобрали меня н в теплый шатер отнесли…
        — Мы их разгромим!  — завопил Татай.  — За все отомстим!
        Старая Лайнэ, стоявшая в растерянности, неподалеку, закрыла лицо руками. Мир рушится!
        Отец племени!
        Она метнулась к Серому Орлу.
        — Что делать, скажи, отец!
        Глаза Серого Орла трижды вспыхнули красным огнем! Он заговорил, но никто не слышал его, кроме Лайнэ. Лицо ее побелело, как снег. И тут же она счастливо засмеялась:
        — О-о! Сделаю, как велел, отец наш!
        Айван, принимая от сестры полный ковшик, радостно улыбнулся. Не заметил, как быстрая рука матери сорвала нож с его пояса…
        Одним решительным ударом Лайнэ вонзила острое лезвие себе в грудь. Хлынувшей алой кровью брызнула в ковшик:
        — Пей… сынок.
        И тихо опустилась у его ног. Из ослабевшей руки ее выпал нож, белый снег жадно впитал горячие красные капли.
        Айван медленно отпил и тотчас, будто оглушенный, зашатался и закрыл глаза. В ушах загремело, и завертелась земля…
        У девушки вырвался страшный пронзительный крик. Она упала на снег рядом с матерью, рукой зажимая рану на ее груди.
        Айван открыл прояснившиеся глаза. Почему кричит Аинка? Почему красный туман вокруг?
        Но вот, словно унесенный ветром, туман рассеялся…
        — Мама! Кто убил тебя?  — кричала Аинка.
        Айвану бросился в глаза окровавленный нож на снегу. Его нож… он висел на поясе.
        Неужели он сам убил свою мать? Опустился рядом с ней на колени, поднял ее голову.
        — Мама… мама, ты слышишь?
        С ясной улыбкой она взглянула ему в лицо.
        — Дети мои… я счастлива!
        Она умерла. Послышался надтреснутый голос Татая:
        — Страшное что-то произошло, а мы спали…

        

        В один миг волосы побелели. В селение вошел Камыснап. Свистуны замкнули кольцо

        Тэрыкы не уходил. Если он пообещал Яри, что разыщет юношу и предупредит о грозящей опасности, он это сделает. Вот только где искать юношу, о котором говорила она?
        И вдруг удивился: юноша стоял перед ним, выпрямившись во весь рост. Смелый ясный взгляд, открытое доброе лицо, твердые, упрямо сжатые губы. Да, это он, хотя волосы юноши в один миг из черных стали белыми.
        — Айван,  — позвал Тэрыкы.
        — Меня ищешь, дикий друг?  — спросил тот, не удивившись.
        Еще никто не называл так Тэрыкы. И сердце его сразу же раскрылось навстречу юноше. Он шагнул вперед:
        — Сказано было мне: Камыснап идет за тобой. Яри спешит на помощь…
        Айван кивнул и отрешенно улыбнулся. Подошел воинственный старшина.
        — Почему с диким человеком разговариваешь? Не говорим с ним.
        Раздались крики, из-за шатра вывалилась большая толпа вооруженных людей.
        — Убить! Убить!  — неистово кричали они. Амек круто обернулся и от удивления чуть не упал: впереди толпы, потрясая копьем, бежал в военной одежде… он сам. Это был Кумак.
        — Вот они — оборотни!  — вопил Кумак-Амек.  — Мой облик принял один, а другой тоже из чужой земли пришел. Бей их!
        Толпа свирепыми криками отвечала ему. Ведь видели, что все время старшина был с ними, а там стоит неведомо кто. Конечно, свистун. Сирота тоже свистун, не зря в узких штанах появился, хитрые речи вел. Теперь военную одежду надел, спрятаться среди них вздумал.
        Старшина взревел от ярости и рванулся навстречу самому себе, горя желанием разорвать самого себя на клочки. Но Кумак-Амек тут же замешкался, пропуская воинов вперед,  — свистуну нельзя сражаться с человеком, можно действовать только обманом да хитростью.
        Айван был вынужден принять бой. Но не стал оружие в руки брать — ему ничего не стоило увертываться от неуклюже размахивающих копьями и ножами одурманенных воинов.
        Ловкими ударами в грудь отбрасывал каждого. Чей-то клинок распорол ему рукав…
        За ним двигался Татай, размахивая пращой, а дикий человек, прыгая выше голов, укорял жаждавших крови легкой колотушкой.
        — Где обманщик, мой лик принявший?  — круша всех животом, неудержимо катился вперед старшина, отыскивая ненавистного оборотня. Но тот уже сменил облик, как только началось побоище, и стал Айваном.
        Подобравшись к Татаю, Кумак-Айван схватил его за плечо:
        — Мое мне отдай,  — повелительно сказал оборотень, протягивая руку. Это был амулет, который снял Амек, надевая военную одежду, а Татай схватил его, приняв за пращу.
        Вспомнив об этом, старик растерянно протянул амулет. Но тут же чья-то когтистая лапа вцепилась в ремешок амулета одновременно с черной рукой свистуна.
        — Теперь это наше!
        На пронзительный крик Онкоя обернулся Айван. И тоже себя увидел. Кумак-Айван держал заветный мешочек с амулетом дедушки Ненека.
        «Только если сам отдашь, тогда завладеют амулетом враги,  — сказал он.  — Береги его, иначе не дойдешь…» Как он мог отдать амулет? Юноша схватился за грудь. Проклятое зелье! Из-за него все забыл, все потерял… Злая сила все-таки перехитрила его. Теперь не увидят люди Солнца, погибнут. Но первым погибнет он.
        В селение вошел Камыснап. Под леденящим взглядом змеиных глаз все сразу оцепенели. Когда Камыснап приступает к Свершению, он замораживает всех вокруг, чтобы никто не способен был даже двинуться и помешать ему. Неторопливо подходит к жертве и выполняет веленное.
        Камыснап был только послушно исполняющим. Он увидел двух Айванов, но, не колеблясь, выбрал. Силой колдовского искусства Черного Шамана облик юноши был передан Камыснапу до мельчайших подробностей: худенький, ловкий, черноволосый. Тот, второй с белыми волосами, конечно, сам Кумак, временно принявший облик юноши.
        Свистуны часто так делают…
        Еще раз сравнил, чтобы не ошибиться. В руках настоящего Айвана амулет, о котором Камыснапу тоже было известно. И он не хочет его отдавать Онкою, который схватился за ремешок. Что ж, Онкой тоже пострадает, но не сильно, со временем в себя придет.
        Кумак стоял, совершенно окаменев, даже языком от страха шевельнуть не мог, крикнуть ничего не успел. Только в последний миг осознал страшную опасность, приближающуюся к нему. Но уже ничего не мог поделать.
        Скрип… скрип… скрип… Камыснап. приблизился к Кумаку-Айвану и вошел в него. В тот же миг Онкоя, вцепившегося в ремешок амулета, вбило в землю с такой силой, что в образовавшейся дыре засвистел ветер, а потом где-то далеко горестно завыли рэккены.
        Кумак, в которого вошел Камыснап, ярко вспыхнул, стал медленно чернеть, как сухой мох в жарком костре, заколебался, распростерся на снегу и тихо сгорел. Только черный отпечаток на белом остался. Айван тут же очутился рядом и схватил амулет,  — Повесил себе на шею и спрятал под кухлянкой.
        Стоя на передней нарте и нещадно нахлестывая собак, Яри вихрем влетела в селение, далеко оторвавшись от своих спутников. Услышала глубокий вздох, увидела яркую вспышку и струйку черного дыма, уходящую в небо. Свершение произошло! В отчаянии она упала лицом вниз. Собаки пробежали еще немного и остановились.
        — Яри,  — раздался голос, звеневший глубокой печалью.  — Они мать мою погубили…
        Даже увидев, не поверила своим глазам: живой и невредимый Айван в военной одежде стоял перед ней. Только волосы совершенно белые, как первый снег… Упала без сил ему на грудь. Потом черное пятно на снегу заметила и все поняла.
        Кумак на себя принял Свершение… Сгорел без следа.
        Все свистуны-оборотни кончают этим. Постоянно находясь в обличье других, за других и расплачиваются. Даже собственной смертью не могут погибнуть. Жалкая участь!
        И Камыснап сгорел, да если потребуется, его создадут — деревянных досок для выделки шкур много.
        Яри услышала пронзительный свист мести. Постепенно усиливаясь, он шел из-под земли. По снегу потянулись струи поземки, и острие ледяного ветра прошло по шее девушки. Свистуны вышли из убежищ и звали ветры со всех концов тундры!
        Она не отрывала взгляда от женщины, неподвижно лежавшей у ног Айвана. Рядом сгорбилась девушка в набедренной повязке из голубого песца. Почувствовав озноб от ледяного ветра, она поднялась, нашла затоптанную в снегу кухлянку и натянула на себя.
        — Брат,  — сказала она.  — Перенеси мать в жилище.
        Яри пытливо посмотрела юноше в лицо, на котором застыли резкие морщины горя, будто прорезанные ножом. Провела рукой по его белоснежным волосам.
        — Ты нашел их. Дедушка Ненек верил…
        — Но мать снова потерял,  — он опустился на колени и взял на руки легонькое тело.
        Аинка стояла рядом.
        Ветер усиливался. Словно гонимые им, в селение влетели усталые упряжки, рядом с которыми бежали из последних сил юноши.
        — Айван! Вот мы пришли.
        — Скорее!  — крикнула Яри.  — Свистуны идут мстить!
        Айван отнес мать в шатер и выбежал наружу. Аинка не отставала, вцепившись в его рукав.
        — Брат, я с тобой!
        — Что делать собираетесь?  — спросил Айван девушку-воина. Та очертила круг на снегу и вытащила из волос костяной гребень. Она обернулась: из-за шатра выступил дикий человек. Юноши при виде его испуганно сгрудились.
        — Только под снегом можете спастись,  — сказал Тэрыкы.  — Но ведь не умеете там дышать. Ваша гибель идет.
        Прилетел жестокий хиус, который бросил всех наземь. Жители, цепляясь за наст, быстро уползли в жилища. Собаки, обрывая постромки, разбежались по укрытиям — с этим ветром шутки плохи: ом может задуть жизнь так же просто, как пламя светильника.
        — Собаки!  — в отчаянии закричала Яри.  — Тебе нужны собаки!
        Но их нигде не было видно. Айван позвал их. Из чоттагина вырвались Остроухий, Пятнистый и Хмурый.
        — Сюда!  — Яри указала Айвану на очерченный круг.  — В дальние земли уходим.
        Верховой ветер с гор наотмашь хлестнул по лицам, а долинный ветер дубинкой ударил по ногам. Из ущелий прилетели лютые круговые вихри и сковали все живое. Могучий порыв урагана тяжелой ладонью прошелся по селению. Теперь стало слышно пение множества свистунов. Они мстили за гибель своего предводителя, и там, где они шли, ветры острыми ножами срезали все с поверхности земли. Айван и Аинка вошли в круг, за ними последовали собаки. Почти разом вбежали в круг юноши. И последним, перевернувшись в могучем прыжке, влетел Тэрыкы.
        Срезающее лезвие подошло к черте. Яри сделала из костяного гребня ветровой полог и накрыла всех стоявших в круге. Свистуны сразу замкнули кольцо вокруг полога. Запели незримые стрелы, но острия их ломались о костяную стену полога. Убедившись в своем бессилии, свистуны раскрыли землю, и полог провалился и черное небытие.
        — Убери полог!  — закричал Ататейн.  — Я больше не могу выносить этого воя!
        Снаружи слышалось басовитое низкое гудение, словно толпы воинов угрожающе раскручивали над головами боевые пращи.
        — Если я уберу полог, то нам придется идти вперед, через землю людей-половинок,  — мрачно ответила Яри.  — Иначе Черное небытие поглотит нас.  — И открыла заднюю стенку полога.
        Все в страхе уставились в непроглядную вязкую тьму. Она замораживала, притягивала, обещала покой и забвение.
        — Лучше бы я никогда не знала о таком!  — Аинка закрыла лицо.
        — Не смотрите долго,  — предупредила Яри.  — Это отнимает силы.
        Айван стряхнул оцепенение:
        — Нет! Только вперед!
        Яри убрала полог, и все устремились за Айваном. На месте остался один Ататейн. Он лежал, привольно раскинувшись на мягкой подстилке. Зачем куда-то бежать, подвергать себя многочисленным опасностям? Он предпочел Черное небытие.

        Как люди-половинки появились. Превращение Яека. Град колотушек позади

        Рассказывают, что люди-половинки от одной красивой молодой женщины пошли. Муж ее ушел на охоту и пропал бесследно. Все думали, что погиб — утонул или зверь растерзал.
        Она не стала ждать и вышла замуж за другого. Но тут охотник появился живой и здоровый: оказывается, просто бродил где-то в дальних землях. Велел жене к нему вернуться, а новый муж не отпускает. Не знала жена, что ей делать, потому что оба ей нравились. Тогда расчесала волосы на две стороны и посередине, по пробору на голове, ножом себя ударила.
        Одна половинка старому мужу отошла, другая — новому. От них и родились дети-половинки и по свету пошли.
        С виду человек-половинка совсем как человек, вблизи ни за что не распознаешь.
        Говорит и поступает так же, как все, только до конца никогда не договаривает и делает все наполовину. Если пойдет куда-нибудь, обязательно с полдороги вернется. Обещания свои никогда не выполняет, потому что какой толк от наполовину выполненного обещания?
        Мысли и решения у него половинчатые, а любимая пословица: «Серединка на половинку».
        Люди-половинки вреда никому не делают. И много их среди обычных людей живет.
        Распознать человека-половинку можно только одним способом: отойдя от него подальше, неожиданно оглянуться. Поэтому в племени Айвана после прощания избегали оглядываться: а вдруг от хорошего человека, которого любишь и уважаешь, на самом деле только половинка осталась? И собственные родители, братья, сестры могут оказаться половинками.
        Но если кто-то распознает человека-половинку, тот сразу в свою зем-лю убегает.
        Первую из трех земель, через которые нужно пройти по пути к Сверху Сидящему. Никто в ней не жил, потому что в воздухе постоянно летали каменные колотушки, как та, которой орудовал дикий человек Тэрыкы. Они летели так густо, что лучи света превращались в серый сумрак, а человеческое слово нельзя было услышать из-за гудения. Страшно даже посмотреть издали!
        Зато люди-половинки чувствовали себя тут совершенно свободно. Хотя колотушки летели густо, но места для людей-половинок вполне хватало, особенно если вытянуться, сплющиться еще больше и стоять на месте. Разговаривали мало — ведь привыкли всегда не договаривать. Вот и стояли люди-половинки вытянувшись и чувствовали себя счастливыми, слушая беспрерывное гудение колотушек.
        А настоящий человек тут пройти не мог — колотушки забивали его до смерти. Но еще перед выходом из Черного небытия Яри рассказала, как избежать гибели.
        Колотушки только в одну сторону летят. Если быстро побежать в ту сторону, то невредимым останешься, в свою землю прибежишь. Поколотят только слегка в спину.
        — Бегите,  — сказал Айван, и знакомое выражение упрямства появилось на его лице.  — Мне в другую сторону,  — В его голосе прозвучала непоколебимая решимость.
        Аинка воскликнула:
        — Я тоже дальше пойду! Скажу: отдайте мать. Ведь за нас погибла, пусть еще поживет на земле.
        — Может быть, есть какой-то другой способ пройти эту землю?  — заметил рассудительный Яек.
        — Только один,  — ответила Яри.  — Терпеть удары колотушек и идти вперед.
        Молча кивнула Виютку, потом Анику и Суплякыну — за своим братом они повсюду шли, привыкли уже. Яек молча хмурился, Илик и юный Эрмен нерешительно поглядывали на него.
        — Можно еще в человека-половинку превратиться,  — сказала Яри.  — Тогда между колотушками свободно пройти можно. Да только став половинкой, уже никуда не пойдешь из этой земли.
        — Разве может настоящий человек половинкой стать?  — удивился Эрмен.
        — Не знаю, сможет ли настоящий, а обычные люди по своей воле часто становятся половинками. Если юноша или девушка сразу двоих любит и не знает, кому отдать предпочтение, то в конце концов на половинки делится. Или когда человек за двумя разными вещами тянется. Или хочет примирить непримиримых. Всегда, когда колеблется человек, не зная, какое принять решение, может на половинки разделиться. Вот почему так опасно колебаться…
        — Мой дядя как-то за двумя зайцами погнался,  — улыбнулся Эрмен.  — С тех пор я его не видел.
        — Не будем колебаться,  — решительно заявил Яек.
        Тэрыкы молчал, но все видели, что он тоже идет с ними. Айван облегченно вздохнул.
        Все же вместе веселее идти.
        И вот перед ними открылась мглистая земля людей-половинок. Оглушающие удары сразу же обрушились на них!
        Впереди бежал Айван и больше всего доставалось ему. Черные злые колотушки отлетали от него, как разъяренные жуки. Он велел Яри схватиться за его плечи и спрятаться за спиной. Девушка чувствовала, как от тяжелых ударов сотрясается все его тело.
        Другим юношам, следовавшим за Айваном почти вплотную, попадало меньше, и они время от времени сменяли его, вырываясь вперед, как обычно делали в тундре, протаптывая тропу в глубоком снегу. Тогда Айван мог немного перевести дух, держась в хвосте, но вскоре избитые товарищи один за другим сходили с тропы, и он снова шел первым.
        Колотушки били не беспрестанно, иногда наступало затишье- Оглянувшись во время затишья, Айван увидел товарищей, и сердце его содрогнулось: кровь текла по их лицам, глаза у многих заплыли, кое-кто хромал…
        Он поискал взглядом Аинку. Она шла последней, держа в поводу собак, которых высоко летящие колотушки не задевали. Лицо сестры было чистым и свежим: рядом бежал Тэрыкы и молниеносно отбивал своей укоризной каждую колотушку, направленную в нее.
        Сам он почернел от синяков, но весело улыбался. Айван почувствовал благодарность к дикому человеку.
        Стоявшие молча навытяжку люди-половинки удивленно провожали глазами кучку бегущих — что за безумцы и куда они стремятся? Неужели кто-нибудь способен здесь двигаться несмотря на удары колотушек? Они движутся только к собственной гибели…
        Ребра ныли от ударов, избитые тела воинов просили пощады.
        — Эрмен! Эрмен…  — вдруг услышали они слабый крик. Эрмен на бегу оглянулся — его дядя стоял неподалеку, протягивая к нему одну руку, а другой указывая назад. Это зрелище было настолько ужасным, что Эрмен понесся еще быстрее и даже обогнал Айвана, а потом долго держался впереди.
        Они потеряли счет времени. Сколько это длилось? Может быть, всю жизнь… Они еле двигались и хрипло дышали. Яри пыталась тоже выйти вперед, но Айван одним движением руки вернул ее и расправил согнутые плечи. Он прокладывал всем путь.
        — Смотри!  — это Яри крикнула.
        Айван остановился, шатаясь, и тотчас удары прекратились. Какое наслаждение стоять неподвижно и не ждать очередного удара!
        Суплякын убегал от них. Видна была только спина, в которую тихонько подталкивало его несколько колотушек.
        — Брат!  — раздался страшный голос Виютку. Но тот не оглянулся. Сломанная рука Виютку висела, и он даже не смог погрозить вслед беглецу.
        Рассудительный Яек распростер руки, заколебался и тут же разделился пополам. Обе половинки застыли на месте, блаженно прислушиваясь к сердитому гудению колотушек,  — им они уже не страшны. Другие юноши тоже остановились, растерянно глядя назад. Тела их начали тихонько колебаться…
        — Вперед!  — громким голосом закричал Айван, все сразу встрепенулись и продолжали нескончаемый бег.
        Но вот диво: град ударов стал ослабевать. А может, они уже не чувствовали их. Но нет, все реже и реже прилетали колотушки, теперь они били не с тупой сокрушающей силой, а лишь стукались о лицо или тело и падали наземь. Юноши отшвыривали их ногами колотушки оказались легче мячей. Наконец все прекратилось. Нежное тепло коснулось разбитых лиц. Они упали на талый снег, который показался им зеленым и теплым, и долго лежали без сил, жадно вдыхая воздух весны.
        — Неужели… прошли?  — Виютку приложил горсть зеленого снега- он действительно был зеленым!  — к громадному синяку под глазом и засмеялся, но тут же скривился от боли.
        Ныли избитые тела. Меньше всех досталось Аинке, но и на ее лице краснело несколько ссадин — не уберег Тэрыкы. Он сидел на снегу и настороженно озирался. Лишь лицо Яри было чистым и невредимым. Она поправила выбившиеся из-под шлема волосы.
        — Значит, эту землю можно пройти,  — сказала она.  — Теперь за нами пройдут другие.
        — Если узнают,  — обронил молчаливый Илик.
        Собаки умильно повиливали хвостами.
        — Глядите-ка! Они целы и невредимы!  — Аинка сняла поводки, изрезала их и бросила собакам. Те мигом проглотили обрезки кожи.
        — Надо было пробираться ползком,  — сказал Анику.  — Мы всегда так подкрадываемся к врагу. Тогда колотушки нас не задели бы.
        — Сколько времени ползли бы мы через эту землю?  — бросил Айван с презрением. А Яри покачала головой:
        — Тот, кто ползком пытается эту землю пройти, навсегда ползуном становится.
        Собаки насторожились. К путешественникам приближались люди. Яри пристально вгляделась в них.
        — Горе нам… Мы попали к лишним людям!
        Если бы самому злому рэккену или оборотню-свистуну, или человеку-половинке предложили стать лишним, он тут же убежал бы в испуге. Потому что каждый из них чувствует: для чего-то он нужен в этом мире. По своей воле никто не становится лишним — так велел Сверху Сидящий.

        На земле лишних. Остаюсь! Эрмен — вождь лишних

        Рассказывают: жил один человек, не добрый и не злой, не щедрый и не жадный, не храбрец, но и не трусливый. Просто безразличный ко всему на свете.
        Как-то шел он по берегу моря и увидел высокую прибойную волну. А на песчаной косе дети играли. Накрыла волна детей и унесла на глубокое место. Недалеко унесла и не на такое уж глубокое место — взрослому человеку по грудь, а может быть, по шею. Если бы этот человек вошел в воду, он мог спасти детей. Но он отошел чуть от кромки берега, чтобы не замочить торбаса, и продолжал путь. Дети кричали, плакали, звали на помощь, а человек даже не оглянулся. Так все и утонули.
        Узнал об этом Сверху Сидящий и сказал:
        — Пусть этот человек лишним станет. Пусть ослепнет и оглохнет, как оглох и ослеп, когда дети тонули и звали на помощь. Навсегда лишится он дара речи, и никто не поймет, когда будет просить о чем-то других. И пусть никогда не будет у него детей, потому что недостоин он продолжать свой род. И так будет с каждым подобным ему.
        Но вот что удивительно — хотя нет детей у лишних, но не убывает их странное и страшное племя, все время пополняется оно. Рождается лишний у обычных родителей, так же, как они, видит, слышит и разговаривает. Только одним отличается от других детей: безразличием к чужим страданиям. Никому никогда не поможет, даже не посочувствует.
        Если вовремя не заметят этого родители, то в день, когда становится взрослым лишний, теряет он речь, слух и зрение, уходит в свою землю. Лишние безразличны ко всему на свете, только не к самим себе. Поэтому очень подозрительно относятся к новичкам: а не принесут ли они какие неудобства им, старожилам?
        Яри объяснила своим спутникам, что они идут знакомиться с лишними.
        — Да как же нас-то увидят?  — недоумевал Виютку,  — Как вообще узнали о нашем появлении?
        — Они нас почувствовали. А знакомиться будут ощупыванием. Только не позволяйте прикасаться к голове, а то сами превратитесь в лишних!  — быстро проговорила она.
        Судя по всему, лишние жили очень хорошо: у них были статные фигуры, румяные здоровые лица, красивая удобная одежда. Их можно было бы назвать красивыми, если бы не неподвижные, как у мертвецов, прозрачные глаза. Подойдя, они быстро и уверенно ощупали пришельцев. Когда один потянулся к шапке Айвана, тот отвел его руку. А Тэрыкы вообще не дал к себе прикоснуться, тотчас отпрыгнул подальше.
        Лишние встревожились, они быстро касались друг друга пальцами — разговаривали.
        Потом знаками приказали идти. Избитые юноши, спотыкаясь, двинулись за ними. Лишние шли легко, уверенно, словно Внутри жилищ было светло и тепло. Путешественников поместили в самом большом шатре. Вокруг тотчас захлопотали красивые женщины. Они осторожно раздели юношей и стали ласкающими движениями гладить их ушибы и раны.
        Яри села в стороне, подозвала к себе Аинку и громко сказала:
        — Головы берегите!
        Прикосновения лишних обладали чудодейственной силой: боль сразу прошла, юноши расслабились. Они крепко заснули, а проснувшись, увидели, что синяки исчезли, сломанные руки и ребра срослись. Ноздри их щекотали запахи вкусной пищи — перед ними стояли дымящиеся котлы.
        После того как поели, Айван воскликнул:
        — Теперь в путь!
        Но Виютку запротестовал:
        — Очень уж торопимся мы. Ведь необходимо узнать, куда ехать.
        Айван вопросительно посмотрел на Яри. Та пожала плечами: дорогу могли указать только лишние. Но как их спросишь, как они ответят?
        Потом пришли старейшины лишних — седые, но еще крепкие и красивые мужчины.
        Они сидели на почетных местах и курили трубки. Один из них умел говорить мысленно, и Яри выслушала его, но ответила гневно, и седой старейшина покорно опустил голову.
        Айван прислушался: удивительная тишина стояла вокруг: слышно было, как снаружи потрескивал ночной мороз. Дым костра сизым столбиком уходил в отдушину, воздух наполнял аромат неведомых трав, которые подбрасывали в огонь нежные руки Полуодетых красавиц. Их гибкие тела неслышно двигались в полумраке, лица были прекрасны, незрячие глаза полуприкрыты длинными ресницами. Казалось, они танцуют в легкой дреме.
        Приглядевшись, Айван понял, что это действительно танец — только музыки не было слышно. Танцуя, девушки легко касались юношей чуткими пальцами. Воины вскоре снова погрузились в блаженный сон…
        Проснувшись, Айван вяло спросил:
        — Когда отправимся?
        Ему возразило несколько голосов:
        — Надо же посмотреть, как тут живут! Говорили про них всякое, а на самом деле не так страшно.
        Действительно, лишним не на что было жаловаться. Они не добывали зверя, не беспокоились о пище. На их земле стояла небывалая тишина, поэтому звери отсюда не разбегались испуганно, свободно бродили повсюду, подходили к жилищам, и лишние ласкали их. Но это была страшная ласка! Зверь, которого коснуласьрука лишнего, уже никуда не уходил, он снова и снова приближался к жилищу. Когда лишним было необходимо, они попросту выходили наружу и прикасались к зверю. Тот сразу покорно ложился на землю, под острый нож…
        Предметы тоже повиновались им. Под волшебными прикосновениями рук лишних сама шилась красивая одежда, поднимались шатры, изготовлялась различная домашняя утварь, зажигались костры и варилась пища. Не прикасаясь к горячему котлу, лишний мог перенести его с костра и поставить перед собой — достаточно было ему вытянуть в том направлении руки.
        Юноши жили как в сказочном полусне: едва пожелаешь какую- нибудь еду, как она тут же появляется — лишние угадывали их желания. Они чувствовали каждое движение своих гостей: как только хотелось лечь, тут же появлялась пушистая подстилка.
        Яри все больше мрачнела, выходя из своего полога по утрам: она видела безвольных юношей, перед которыми в неслышном танце кружились красавицы.
        Айван тоже подпал под действие этой непонятной силы. Иногда стряхивал оцепенение и говорил нерешительно:
        — Что же, теперь пора ехать…
        Кто-нибудь лениво отвечал:
        — Мы… не отказываемся. Только… потом поедем.
        Все с блаженными улыбками кивали головами.
        И вот Яри заговорила звенящим голосом:
        — А вы не задумывались, почему лишние так заботятся о вас, так ухаживают за вами?
        Ведь они никогда не хлопочут о других.
        Виютку пробормотал с глупой ухмылкой:
        — Значит, понимают, что о нас… надо заботиться. Ха-ха-ха!
        — Они хотят, чтобы вы остались жить среди них,  — прищурясь, сказала Яри.
        Сначала все опешили. Но потом заговорил молчаливый Илик:
        — Я остаюсь. Мне нравится здесь: тишина и покой, никто не ругается и не кричит.
        Женюсь — и никогда не услышу от жены плохого слова. Жизнь тут очень хорошая.
        — Но почему они хотят этого?  — спросил Айван с усилием.
        — У них существует поверье: если появится в селении хоть один ребенок, проклятие Сверху Сидящего рассеется,  — снова обретут слух, прозреют и заговорят они. Поэтому делают все, чтобы вы остались.
        — Так что потом все равно заговорит твоя жена!  — Анику хлопнул по плечу Илика.  — Вот тогда наслушаешься…
        — Все равно останусь,  — упрямо мотнул головой Илик.
        — А наше племя?  — напомнил Виютку, и глаза его вспыхнули — Забудем о бедах наших людей, будем спасать лишних? Ведь они стали такими по своему желанию.  — По желанию Сверху Сидящего,  — тихо вставил юный Эрмен.
        — Когда человек погибает, то не спрашиваешь у него, какого он племени, перед тем как спасать,  — задумчиво сказал Айван.
        Пока они спорили, шатер наполнился лишними. Они почувствовали, о чем идет разговор, и теперь молча ждали решения своей судьбы. Их лица, обращенные к юношам, ничего не выражали, но молчание как-будто сгустилось в душном воздухе.
        — Посмотрите,  — сказал Виютку.  — Никто из них никогда не прислушивался к чужим бедам и никому не помогал. За это они попали сюда. И теперь тревожатся только о себе.
        Юноши пристально вгляделись в холодные бесстрастные лица. Да, эти лица ничего не выражали, но руки… нельзя было без содрогания смотреть, как сжимались и разжимались их чуткие пальцы, до крови впиваясь в ладони, как лишние бессильно падали на колени.
        Неподалеку от Эрмена сидела тоненькая смуглянка Иниан, на которую он посматривал с тревогой. В последнее время их все чаще видели вместе, а теперь Иниан почти не отходила от юноши. Даже когда он спал, сидела у изголовья, сторожа его сон. Вспомнив об этом, Айван спросил Яри:
        — Почему же во время сна не овладели нами?
        — По своей воле должен остаться тот, кто спасет лишних. И если чисты его помыслы, то не превратится он тоже в лишнего, сможет снять с них проклятие Сверху Сидящего.
        Илик решительно сорвал шапку:
        — Остаюсь! Эй, красавицы!
        Тотчас на его голову легли нежные женские пальцы.
        Глаза юноши сразу остекленели, он уже ничего не видел и не слышал…
        — Илик! Илик!  — тормошили его друзья.  — Что с тобой происходит?
        Костенеющим языком он пробормотал:
        — Блаженство… нич-чего… н-не нужно…
        Он стал лишним.
        — Ну нет!  — возразил Виютку,  — Я вижу каждую шерстинку на бегущем вдали олене. Я слышу, как растет мох в тундре. Мне хочется иметь детей и разговаривать с ними, видеть их, слышать их лепет. Стать лишним из-за этих?
        — Ты говоришь… как лишний!  — вдруг выпалил Эрмен и покраснел. Все засмеялись:
        — Ведь не говорят они!
        Но Эрмен отвернулся и посмотрел на. Иниан, которая вся подалась вперед, словно услыхала его слова.
        Юноша медленно снял шапку, и вложил в ее руки. Почувствовав это, девушка вскочила на ноги, крупные слезы покатились по её лицу. Она встала рядом с Эрменом и, с бесконечной нежностью положив пальцы на его закрытые веки, провела руками по вискам и голове.
        Затаив дыхание, все смотрели на Эрмена. Лицо его исказила судорога, глаза закатились, губы посинели. Но девушка все гладила его голову, и щеки Эрмена порозовели, лицо успокоилось.
        Вдруг улыбнулся он и светло посмотрел на товарищей.
        — Ты не ослеп?!  — вскрикнули они.
        — Н-нет… я вижу…  — неуверенно пробормотал он.  — И слышу… слышу, как они разговаривают!
        — Что?  — Яри наклонилась вперед.
        — Они говорят… говорят, что не хотят больше быть лишними!
        Эрмен быстро коснулся пальцами Иниан, и та ответила ему крепким порывистым пожатием. Лишние повскакали с мест и принялись плясать. По их лицам текли слезы радости.
        После короткого отдыха девушки запрягли наевшихся собак п погрузили припасы на нарты. Взяли много припасов — неизвестно, далек ли путь. Благодарные жители на дорогу дали самую лучшую еду.
        Никто теперь не задерживал путешественников — все внимание племени было отдано новому вождю — Эрмену. Он распоряжался, и по его малейшему знаку лишние бросались к нему со всех ног. Яри подумала, что им пришлось бы плохо, если бы Эрмен вдруг повелел их не отпускать.
        Но Эрмен даже не помышлял о таком — он не отводил глаз от лица смуглянки Иниан, которая за одну ночь словно расцвела и превратилась в невиданную красавицу. Юноши, глядя на нее, тайком вздыхали, и, заметив это, Яри вышла из шатра и крикнула что-то на птичьем языке. Тотчас появился Тэрыкы.

        

        Все время, пока были в земле лишних, он молчал — появлялся неслышно, как тень, и так же исчезал. Где ночевал — неизвестно, наверное, в зеленом снегу. Он относился к лишним настороженно, и те платили ему тем же.
        Ехали быстро. Яри все больше проявляла беспокойство, вглядываясь вдаль. Зеленый снег побледнел, стал желтым, потом приобрел розовый оттенок. Вдали поднялось розовое сияние, будто вот-вот взойдет солнце. Непонятный шум нарастал впереди.
        На излучине стояли розовые пышные шатры, словно надутые ветром, а воздух стал еще более душным, чем в земле лишних. Но здесь не было тишины! Со стороны селения неслось беспрерывное гудение множества голосов, в них слышалась непонятная угроза.
        — О-о!  — простонала Яри.  — Розовые снега…
        — Говори!  — потребовал Айван.
        — Это земля забытых…

        Судьба жестокого сына. Затея братьев. Розовые сестры Атана и Апата

        Рассказывают, что некогда один человек совершил нечто ужасное, от чего содрогнулись все люди: забыл родных отца и мать. Состарившись, они умирали в своем шатре, а он жил в довольстве и сытости всего в нескольких шагах и даже не заходил к ним.
        Никогда не поделился своей добычей. Ковшика воды не подал, когда они уже не имели сил подняться. Так и умерли, не дождавшись помощи от сына.
        Когда предстали они перед Сверху Сидящим, спросил он, какую кару желают они своему жестокому сыну. Предложил бросить его в ледяные просторы, где он бродил бы бесконечно, изнывая от голода, холода, жажды. Или навечно посадить на цепь, поставив в отдалении изысканные яства. Или превратить в старую подстилку, полную блох, на которой спят собаки.
        Заплакала мать — родительское сердце жалостливо — и стала просить Сверху Сидящего:
        — Не нужно таких страшных кар! Мы жили плохо, а он пусть живет хорошо, не знает никакого горя.
        Нахмурился Сверху Сидящий, обернулся к отцу:
        — Нужно покарать его. Скажи теперь ты!
        Отец сказал:
        — Пусть живет лучше всех, но не знает, откуда он, кто его родители, какого он рода. И когда спросят его об этом, ничего не сможет сказать. Не хочу, чтобы в нашем славном роду были такие.
        Долго думал Сверху Сидящий. Потом сказал:
        — Пусть будет так. Все забудет он, и о нем забудут люди.
        И лишился жестокосердый человек памяти. С тех пор живет он в своей земле. Даже обитатели нижнего мира знают о ней, но и они держатся подальше — ни одно живое существо не желает лишиться памяти. И лишние не обменяли бы свою память на все чувства, которых лишены, ибо без памяти нет человека.
        Как ни печально и странно, в земле забытых тоже много жителей, потому что есть еще люди, забывающие своих родителей и уходящие навечно в эту землю.
        С опаской входили путешественники в селение. Яри предупредила их, что нельзя ввязываться в спор с жителями — разум человека от этого может помутиться. Никто не остановит забытого и не получит у него толкового ответа: будет слушать только его. пустопорожнюю болтовню.
        Первый же встреченный житель разразился длинной речью, из которой путешественники ничего не поняли, а в головах у них слегка загудело. Он не говорил, а выкрикивал каждое слово, будто старался запугать слушателей:
        — Что? Все хорошо! Вы попали в самое лучшее селение! Здесь живут лучше всех! Разве могут где-нибудь жить лучше?! Да и вообще, разве там живут?! Не знаю и не помню! Раньше тоже хуже жили! Не знаю как, но хуже! Да и зачем знать?! Зачем помнить?! Что такое помнить?! Мы ничего не помним! Прошлое — зачем оно нам?! Мы живем только настоящим и будущим! Настоящее прекрасно, будущее еще прекраснее! Живите с нами!
        Когда путешественники попросили накормить их, забытый еще сильнее закричал:
        — Еда! У нас самая лучшая еда! Нигде такой не найдете! Идите куда хотите — везде много еды! Сколько угодно! Какой угодно! На разные вкусы! Ешьте сколько хотите!
        Но так и не накормил их, ушел, выкрикивая свою бесконечную речь. Тогда они зашли в первый попавшийся шатер… Все вещи здесь были приятного розового цвета, но разбросаны в ужасном беспорядке. На них лежал толстый слой розовой пыли. Под ногами хрустели розовые мусор и объедки. Немытая посуда покрыта розовой грязью. Здесь было много розовой еды.
        Яри объяснила, что забытые никого не угощают, ни с кем не целятся — ведь не помнят о таком обычае. Путешественники сами принялись за еду. Она оказалась действительно вкусной и обильной, так и таяла во рту, словно воздушная, но не насыщала. Не успели они отдохнуть после сытного обеда, как снова почувствовали сильный голод и набросились на еду. Но сколько ни ели, чувство сытости не приходило.
        Вскоре все разъяснилось. В земле забытых не было ни зверей, ни птиц — все живое распугали они своим беспрерывным гудением-говорением. Не росли съедобные коренья — под розовым снегом оказалась голая розовая земля. Когда, наговорившись всласть, забытые засыпали, их сменяли могущественные шаманы — еду и одежду они добывали прямо из воздуха, говоря таинственные заклинания. Так же строили и жилища: произносили заклинания, и появлялись воздушные розовые шатры.
        Розовая еда не насыщала, одежда не согревала, в жилищах стоял промозглый холод. Но забытые были всем довольны — уже давно привыкли и не замечали неудобств.
        Одетые в пышные розовые одежды, братья сидели на пышных розовых постелях и внимали пышным розовым женщинам, которые тесным кольцом окружили их. С трудом они приучились пропускать мимо ушей все, что беспрерывно говорилось вокруг. Не пристало настоящему человеку слушать пустопорожнюю болтовню, в которой нет ни единого слова истины. Настоящий человек говорит тогда, когда есть что сказать, а если говорит так много, где берет столько слов? Это всегда их удивляло. И с некоторых пор Виютку и Анику все чаще стали ввязываться в споры с жителями, пытаясь раскрыть тайну их бесконечного словоизвержения. Однако сколько ни вдумывались в сказанное, никакого смысла найти не могли.
        Яри постоянно предупреждала:
        — Очень опасно слушать их — разум для такого не приспособлен.
        Как-то Виютку спросил забытого, зачем тот живет, и бесконечно долго слушал разглагольствования о снежинке, лежащей у него на плече. Не выдержав, смахнул снежинку и ушел.
        Удивительна была и семейная жизнь забытых. Женщины не помнили своих семей, своих жилищ и каждую ночь устраивались ночевать в другом шатре. Детей у них не было, как и у лишних, но здесь это никого не огорчало. Забытые не пели песен, не рассказывали сказок, не шутили, потому что даже шуток не помнили. Все, что происходило с ними, тут же забывали. Они говорили только о том, что видят, и красочно описывали все вокруг.
        Путешественники задерживались — напрасно надеяться, что забытые покажут им дорогу через свою землю: они не отвечали даже на простые вопросы. Они и сами не спрашивали ни о чем, а если задавали вопросы, то пустые, не требующие ответов.
        Однажды братья прибрели к закрытым жилищам шаманов, за ними незаметно следовала Яри. Шаманы говорили только тогда, когда все спали. После этого возле их шатров вырастали горы еды и одежды, которые жители разбирали, проходя мимо.
        Юноши остановились неподалеку и стали наблюдать, как жители селения оживленно рылись в кучах изобилия, выбирая то, что нравится. Пищу они забирали с собой или ели тут же, небрежно раскидывая куски, а старую одежду сбрасывали и напяливали новую. То что было брошено, через некоторое время исчезало, растворялось в воздухе. Женщины вертелись в обновках, а остальные осматривали их, обмениваясь пустыми замечаниями. Над толпой стоял непрерывный гул.
        Юноши еще раз подивились мудрости Сверху Сидящего: на такое пустое племя не тратилось ничего полезного. Забытые все получали из воздуха, и все в воздух уходило.
        Яри заметила, как Виютку подмигнул Анику, а тот кивнул ему в ответ. Они явно что-то затевали, ничего никому не говоря. В этот вечер она долго не спала, напряженно прислушиваясь к тому, что происходит в пологе братьев. Но оттуда не доносилось ни звука.
        Девушка заснула лишь под утро.
        Проснулась она от непонятного испуга. Что-то было не так.
        Вдруг она поняла: тишина! Не слышалось бесконечного гудения забытых, особенно оживленного по утрам, когда они спешили к шаманским кучам. Лишь иногда кто-то бормотал или вскрикивал да раздавалось глухое шарканье ног и скрип снега. Яри выскочила из шатра и замерла пораженная!
        Вокруг бродили растерянные, молчаливые жители, глядя себе иод ноги и напряженно морща лбы. Кучи изобилия возле шаманских шатров исчезли. На том месте сидели на корточках братья и блаженно улыбались, прислушиваясь к тишине.
        — Даже звенит в голове,  — пожаловался Виютку.  — Эй, почему вы не говорите?
        Посмотрите, как красиво вокруг! Об этом можно разглагольствовать бесконечно.
        — Да,  — подхватил, улыбаясь до ушей, Анику.  — Все хорошо, все прекрасно вокруг, и сердце поет от радости!
        Но забытые не отвечали. На их лицах были написаны уныние и озабоченность. Они беспокойно шарили глазами по земле.
        — Что вы там ищете?  — снова заговорил Анику.  — Еда не растет сама.
        Появился заспанный Айван и с удивлением воззрился на братьев. Но тут же все понял.
        Он остановил вгляд на безмятежном лице Виютку.
        — Это ты придумал?
        — Нет,  — сдержанно улыбнулся тот.  — Я только сказал, что на голодный желудок не очень-то поговоришь. И тогда Анику предложил спрятать шаманские кучи.
        — Да,  — кивнул Анику,  — Когда голоден, обязательно начинаешь задумываться. Разные вопросы лезут в голову.  — Помолчав, он со вздохом добавил — Мы работали все время, пока они спали. Как будто и пустое все, но как много!
        — Где же оно?
        — Там, в снегу зарыли,  — неопределенно махнул рукой Виютку.
        — Но сначала, наверное, хорошо наелись,  — насмешливо заметил Айван.  — Вот почему такие веселые! Вы поступаете как настоящие забытые!
        — Нет,  — посерьезнел Виютку.  — Мы тоже решили голодать. От такой еды мало толку.
        Им… им это пойдет на пользу.
        — Уже пошло,  — сказал Айван.  — Слышишь, они не говорят бесконечно и раздражающе о прозрачном лучике и танцующих в нем пылинках. Наконец они задумались. Скоро начнут задавать вопросы. А потом, глядишь, и отвечать будут.
        Но забытые молчали. Они беспокойно бродили вокруг, изредка бормоча и вскрикивая.
        А братья не унывали, то и дело собирали шаманские кучи изобилия, относили в тундру и зарывали в снег.
        Сначала Айван помогал им, но потом махнул на эту затею рукой — решил искать другой выход. Вместе с Тэрыкы и Аинкой он бродил по окрестностям, стараясь найти тропу или высокую скалу, с которой можно было бы высмотреть что-нибудь.
        Но пришло время, когда забытые стали спрашивать. Они исхудали и дрожали от холода. Многие пытались есть розовую одежду, но она была несъедобна. И как-то Виютку заметил, что жители уже не бродят бесцельно, а собрались толпой у шаманских шатров и напряженно всматриваются в истоптанный снег, где раньше всегда была одежда и еда.
        — Кажется, вспоминают…  — сказал он сам себе. Шагнул вперед и громко спросил: — Вы хотите есть?
        И сразу же из толпы закричало несколько голосов:
        — Где наша еда? Где она?
        — Еда скоро будет,  — успокаивающе заговорил Виютку.  — Каждый получит еду, как только назовет свое имя.
        — Имя? Какое имя? Что это такое?  — заговорили жители.  — Он сказал: имя!
        У каждого человека есть имя, которое ему дают при рождении,  — терпеливо объяснил Виютку.
        — При рождении! Но ведь это было так давно! Разве можно вспомнить то, что было при рождении?
        Братья радостно переглянулись. Вопросы были не пустые, как раньше. Забытые с нетерпением ожидали ответа.
        Виютку начал объяснять, что человек помнит даже то, что было до его рождения, если он настоящий человек. Свое имя обязательно нужно помнить. Имя потеряешь — и самого себя уже не найдешь. Даже если человек умирает, имя его остается.
        Виютку называл имена. Забытые старательно повторяли вслед: за юношей:
        — Тыневиль… Татро… Юрытх… Влале… Евнау…
        Долго называл Виютку разные имена — и мужские, и женские. Вдруг в толпе послышался радостный возглас, и выбежали две розовые девушки, совершенно одинаковые:
        — Ведь это наши имена ты назвал! Атана и Апата! Мы сестры, вместе родились!
        Вспомнили, вспомнили!
        — А кто же ваши родители? Как их зовут?  — спросил Виютку.
        Девушки простодушно разводили руками:
        — Но ведь мы не были при их рождении…
        Виютку вытащил из-за пазухи две маленькие розовые лепешки.
        — Получите еще, когда вспомните своих родителей.
        Стали подходить и другие жители, вспомнившие свои имена. Каждому из них Виютку говорил то же самое и давал лепешку. Скоро припасы кончились, и он послал Анику с. нартой в тундру, чтобы привез побольше еды — жители подходили все чаще.
        Розовые сестры вдруг исчезли — Виютку нашел их, забившихся в уголок, в дальнем шатре. Обнявшись, девушки плакали.
        — Мы… мы все вспомнили,  — всхлипывая, повторяли они. Немного успокоившись, рассказали, как богатый старшина-старик взял их обеих женами, заплатив родителям хороший выкуп. Но он запретил сестрам навещать своих родителей, так как те были очень бедны, а он презирал бедняков. И сестры послушались его, а потом и вовсе позабыли про родителей, потому что жизнь у богача была очень хорошей, сестры ничего не делали и день-деньской говорили только о новых нарядах и подарках, которые приносил им муж. А когда приходили в шатер родителей, то слышали одни жалобы на болезни и бедность, поэтому и перестали ходить к ним. Потом узнали, что родители заболели и умерли, и некому было им помочь. В тот же миг очутились в этой земле.
        — Нашу мать звали Энкуль, а отца Рычып,  — печально закончили они свой рассказ.
        — За это вы получите еще по лепешке,  — сказал Виютку с усмешкой, но девушки даже не взглянули на него и снова горько заплакали. Виютку не знал, как их успокоить. Здесь и нашел его Анику.
        Сестры указали путешественникам, куда ехать. Оказалось, что каждый житель знал дорогу, но никогда не говорил об этом.
        — Вот по этой дороге можно ехать,  — сказали забытые.  — Только никуда не приедете, из нашей земли нет выхода.
        — Куда-нибудь да приедем!  — махнул рукой Айван.
        Отдохнувшие собаки повизгивали, натягивая ремни. Забытые, непривычно молчаливые, стояли вокруг. Хотя горы изобилия по- прежнему появлялись около шаманских шатров, это уже ни у кого не вызывало восторга. Все чаще стали слышаться голоса, ругающие негреющую одежду, недолговечные вещи и совсем не полезную пищу.
        Появился Виютку, а за ним Анику в пышных розовых одеждах.
        — Неужели в этом ехать думаете?  — насмешливо спросил Айван.  — Ведь не для тундры такая одежда, а лишь для похвальбы.
        — Мы не едем,  — решительно сказал Виютку.  — Эрмен был прав: нужно не только о своем племени думать.
        Айван задумчиво посмотрел на забытых.
        — Ведь многое вспомнили они…
        — Главного еще не вспомнили,  — возразил Виютку.  — Как своими руками все делать.
        Этому научить нужно. По-прежнему шаманы бормочут в своих зловещих, закрытых наглухо жилищах… Кучи изобилия могут заставить жителей снова все забыть.
        В толпе Айван заметил двух розовых девушек-сестер, робко жавшихся друг к дружке и смотревших на него широко открытыми молящими глазами. Легкая улыбка тронула твердые губы юноши:
        — Как различаете их?  — спросил он братьев.  — Для меня это выше всякого разумения, ведь до единого волоска похожи они. Лица братьев по цвету стали напоминать их одежду.
        — Они различают их сердцем,  — тихо промолвила Яри. Аинка весело засмеялась.
        Айван нахмурился и подумал с горечью, что в этих землях он растерял почти всех товарищей. Что еще ждет впереди?

        Люди, превращенные в камни. Железный воин поднял шапку. Закипела битва

        Ущелье впереди все больше суживалось. Снег, по которому они бежали, становился темнее, и вот наконец превратился в черный! Черный блестящий снег!
        А впереди — там, где мог пройти только один человек, лежал громадный серый валун, напоминающий шапку. Он закрывал проход. Перед ним стоял человек, весь закованный в железо. Мрачный, неподвижный, одним своим видом он внушал страх. Из груди его торчали длинные острые ножи!
        — Спрашивающий и Отвечающий…  — чуть слышно прошептала Яри.  — Вот и закончился наш путь.
        Справа и слева — отвесные скалы, на которые не мог подняться ни зверь, ни человек.
        Только теперь Айван понял, почему забытые предупреждали, что из их земли нет выхода.
        — Но ты знала о нем?  — обернулся он к Яри.
        — Знала,  — прошептала она.  — Однако я думала, что Спрашивающий и Отвечающий стоит у подножья Запретной горы и можно как-то объехать его стороной. А теперь…
        Скалы имели странный вид: будто набросано здесь множество маленьких валунов. Яри пристально вгляделась, и глаза ее испуганно расширились.
        — Это они… те люди. Остались здесь навек!
        — Кто?  — не понял Айван.
        — Те, которые говорили со Спрашивающим и Отвечающим. Они превратились в камни.
        — Почему?
        Спрашивающий и Отвечающий задает вопрос, что нужно человеку, почему идет к Сверху Сидящему. Как только его просьбу услышит, тут же отвечает, а человек в камень превращается.
        — А если не ответит?
        — Тогда каменную шапку поднимет, чтобы взять из нее ответ. Проход откроет. В этот миг можно мимо пробежать. Но такого никогда не бывает. Давно уже Спрашивающий и Отвечающий все ответы знает. Ведь одни и те же вопросы задают люди, с одними и теми же просьбами приходят.
        — Зачем же в камни их превращает?
        — Чтобы по пустякам не беспокоили его люди, не лезли с разными ничтожными просьбами и глупыми вопросами. Сначала просто так отвечал. Но когда увидел, что бесконечно с одними н теми же просьбами обращаются к нему люди, рассердился. «Отныне каждого, кто с таким будет приходить ко мне, в камень превращу!» — сказал. С тех пор так делает.
        — Разве виноваты они, если одни и те же вопросы мучают всех людей?  — с горечью прошептал Айван.  — Неужели нельзя силой сокрушить его?
        — Многие силачи не желали с ним разговаривать и бросались на него, чтобы сокрушить.
        Но все нашли смерть на острие его ножей. В груди у него не сердце, а кусок железа…
        — Ведь он, кажется, мужчина?  — вмешалась вдруг Аинка.
        — Такое дело — охранять путь к Сверху Сидящему — только мужчине можно доверить.
        — Тогда я пойду!  — звонко сказала Аинка.  — Есть у меня вопрос, который давно хочу задать какому-нибудь мужчине…
        Никто не успел задержать ее — Аинка была уже далеко. Бесстрашно приблизилась к Спрашивающему и Отвечающему. Остановилась перед ним, протянула руку и потрогала кончики острых ножей. Блеснули синеватые лезвия и угрожающе лязгнули.
        Железный воин не шевельнулся.
        — Зачем сюда пришла?  — прозвучал голос, от которого задрожали скалы.
        — Ответь мне, все знающий!  — зазвенел голос девушки.  — Почему женщины говорят на одном языке, а мужчины на другом?  — Она говорила на женском языке!
        Во всех племенах, населяющих снежные просторы тундры, женщины говорили на своем языке, а мужчины на своем. Однако женщина была обязана понимать мужской язык и, когда обращались к ней мужчины, отвечать им. Конечно и мужчины понимали женский язык, но не подавали виду. Они никогда не говорили на женском языке. Если бы такое случилось с кем-нибудь, то опозорен был бы и он сам, и его дети, внуки и правнуки. Никто не станет разговаривать с ним, не пустит в свой шатер. Мужчина, говорящий на женском языке,  — что могло быть позорнее! Когда так повелось, не знали, потому что об этом не говорили и не спрашивали. Просто так всегда было.
        Железный воин шевельнулся. Как мог он говорить на женском языке!
        — Я не понимаю тебя,  — в его громыхающем голосе неожиданно прозвучало смущение.  — Говори на моем языке.
        — Почему должна говорить я на твоем языке, если не знаю его?  — смело продолжала Аинка.  — Ведь это ты должен отвечать мне на моем языке! Люди разных племен приходили к тебе, говорили по-разному, и всем ты отвечал,  — она бросила быстрый, взгляд, на лежащие вокруг камни.  — Ведь сказано было тебе: «Спроси и ответь каждому». Почему не отвечаешь мне? Тогда пропусти к Сверху Сидящему, и я спрошу его самого!
        Железный воин дрогнул. Тяжелая рука его поднялась и легла на каменную шапку Сверху Сидящего. Шапка сдвинулась с места. Открылся узкий проход! Яри толкнула Айвана на стоящую у его ног нарту и хлестнула бичом собак:
        — Держись!  — крикнула она.  — И не оглядывайся!
        Взвихрилась снежная пыль. Проезжая мимо железного воина, Айван не вытерпел и оглянулся. Вдруг все понял. Яри стала Девушкой-половинкой.
        Рядом с ней на черном снегу появился большой Белый Орел. Девушка-половинка села ему на спину, и он взмыл вверх.
        Айван оцепенел. Сколько ехал, не знал. Перед глазами все время какой-то серый туман стоял. Он опустил голову, закрыл глаза… Но вот свет пробился сквозь веки. Туман рассеялся.
        Справа и слева две высокие скалы стояли — одна черная, другая белая. Когда нарта подъехала к ним, на вершине правой скалы появилась зловещая тень Черного Шамана, на вершине левой — сияющая в свете месяца фигура Белого Шамана. Они одновременно ударили в камень посохами.
        И тотчас загремела, запылала черная скала! Из нее вылетали раскаленные камни и, падая на землю, превращались в каменных воинов с раскаленными копьями. Они устремились вниз, на Айвана, полыхая нестерпимым жаром. Но на полпути их встретили снежные воины с блестящими ледяными копьями, посыпавшиеся с белой скалы. Закипела страшная битва. Белый воин, схватываясь с раскаленным каменным врагом, превращался в пар, а его противник застывал неподвижно. Густые тучи затянули долину, где развернулось сражение.
        Упряжка вырвалась из ревущей долины, и перед Айваном открылась Запретная гора.

        Белый Орел вынырнул из мрака. Зачем Яри превратилась в половинку. Айван летит в пропасть

        Где-то высоко сияла вершина, багровый свет струился по крутым склонам. У подножья лежал снег. Белый Орел вынырнул из пены мрака. На его спине сидела Яри-половинка. И — весело смеялась!
        — Приехал?  — крикнула она.  — Вот, теперь у цели ты. Неужели на таком ровном месте заблудился? Почему стоишь?
        — Половинка, половинка!  — яростно закричал Айван, потрясая кулаками.
        Белый Орел опустился еще ниже.
        — Хоть и половинка, да вверху.
        — И когда ты успела половинкой стать? Ведь со мной шла!
        Белый Орел летал так низко, что почти задевал Айвана крыльями.
        — Далеко ли уехал?  — дразнила его Яри-половинка.
        — Тэрыкы, зачем на себе ее носишь? Разве круглые у тебя. глаза, как у совы?
        Но Белый Орел не обиделся, хотя для жителей тундры это было самое тяжкое оскорбление — круглые глаза!
        — Совой тоже могу стать,  — сказал он.  — Ведь все летающие и бегающие — мои братья.
        Но через эти горы даже Белый Орел человека перенести не может — только половинку.
        Пришлось Яри такой стать.
        — Довольно разговоров!  — рассердилась Яри и бросила Айвану свой колдовской бич с бубенчиками.  — Лови! Хоть потешишься…
        Схватив бич, он принялся, хлестать собак. Они рванулись вперед! Айван чуть не слетел с нарты.
        Остроухий, Хмурый, Пятнистый вмиг пересекли эту странную землю и, не сбавляя хода, поскакали вверх по неприступным склонам. Теперь он догадался.
        Яри стала половинкой, а Тэрыкы превратился в Белого Орла для того, чтобы принести Айвану колдовской бич с тремя бубенчиками, надо заставить собак бежать по отвесным скалам. Ведь его нельзя из рук в руки передавать — только по воздуху. Иначе остался бы юноша тут, у подножья Запретной горы, как оставались до него те, которым удалось миновать даже Спрашивающего и Отвечающего. А он так разговаривал с Яри! Ведь не могла она иначе сказать — половинка. Ничего до конца не договаривает…
        Сверкающие ледяные утесы, жесткий наст, острые, как лезвия ножа, выступы… Облака расступались и смыкались позади. Словно на незримых крыльях, оскалив зубы и вонзая когти в лед, неудержимо стремились вверх и вверх собаки, а нарта стрелой летела за ними!
        Вот и вершина. Да, теперь пришел конец его пути. Конец всех концов. Впереди, окруженная яркими столбами багровых сполохов, извергая клубящиеся облака, словно необъятная пасть, чернела бездонная пропасть! На самом краю нарта ударилась о камень, и Айван полетел кувырком прямо в ее разверстую пасть.

        Вот он — Сверху Сидящий! Почему счастье в сытой жизни. Последнее испытание

        Он влетел в тишину. Разом со всех сторон костяные холодные руки схватили! Словно капканы вдруг защелкнулись. Наклонились к Айвану желтые головы с каменными зубами.
        — Отпустите его, крепкоголовые. Он в отдушину вошел, значит, наш человек,  — раздался голос.
        Встал Айван на застывших от летания ногах перед Сверху Сидящим. Как он велик!
        Только ноги его перед собой видел, не смел поднять лицо. Никто не смеет посмотреть в глаза Сверху Сидящему без его разрешения.
        Снова раздался голос, такой тихий, словно и нет его. Как будто в голове кто-то песок пересыпал.
        — Ты пришел?
        — Убери страх из моего сердца,  — попросил Айван.
        Голос его громом прозвучал. И тотчас ярость послышалась в тихом голосе:
        — Тихо!
        — Разреши…  — шепотом сказал Айван.
        — Еще тише.
        — Взглянуть на себя разреши,  — еле губами пошевелил.
        — Двигайся тихо, разговаривай очень тихо, думай тоже тихо. Среди теней находишься.
        Можешь взглянуть.
        Поднял глаза. Вот он — Отец всех людей. Величавый, могучей и неподвижный. Глаза полуприкрыты и вдаль смотрят.
        Помощники его тут же. На голове синий, как ясное небо, Ункой, знающий незнаемое.
        На левом плече черный, как звездная ночь Инкой, слышащий неслышимое. На правом плече алый, как живой огонь, Энкой, видящий невидимое.
        Взгляды пронизывали Айвана насквозь. Молчали — со смертными разве разговаривают?
        Говорил кто-то тихий и скрытый от глаз. Он лишь передавал то, что должно быть сказано.
        — Со Сверху Сидящим говорить хочу,  — сказал Айван.
        — Нельзя сейчас говорить с ним.
        — Он спит? Так разбудите его.
        — Он никогда не спит.
        — Он думает?
        — Он не думает. Думают, когда не знают, он же знает все.
        — Что же он делает?
        — Он сделал все.
        Юноша не знал, что сказать.
        — Но… чем же он все-таки занимается?
        — Он пребывает.
        Пронизывающие взгляды. Угрожающая тишина. Тихий голос, от которого немеет спина.
        — О чем говорить хочешь?
        — Слова людей принес.
        — Слова живых не нужны ему. Умрут — сами все скажут здесь.
        — Плохо живут люди! Хотят хорошо жить.
        — На земле все живут плохо. Тут хорошо жить будут.
        Снова замолчал юноша. Что скажешь?
        — Но ведь мучаются они!
        — Как бы плохо ни жил человек, собака его живет еще хуже. По ведь не докучает она никому своими жалобами.
        — Зачем тогда язык нам дан?
        — Послушать, что скажете. Однако ничего умного не говорят люди. Наверное, придется язык отобрать у людей.
        — Солнце уже отобрали!  — вырвалось с болью у Айвана.
        — Тихо говори. Солнце повелел Сверху Сидящий отобрать. Посмотрел на землю и видит: едят бесконечно люди. Утром едят, днем едят, вечером тоже почему-то едят. Даже ночью встают, чтобы набить свой ненасытный живот. А людей множество. В одном месте кончают есть, в другом начинают. Решил посмотреть Сверху Сидящий, что едят. Стал зверей считать и многих недосчитался: съели их люди. Многих рыб в воде недосчитался, птиц в воздухе, растений на земле недосчитался. Уже за такое принялись, чего раньше никогда не ели. Понял Сверху Сидящий, что так всю землю опустошат прожорливые люди. И велел своим помощникам снять Солнце с неба. Пусть темно станет на земле, да так, чтобы человек в собственный рот кусок не сразу положить мог. Станет человек меньше есть, больше думать, вот тогда каждый зверь, каждое существо скажет за это спасибо.
        В молчании выслушал Айван страшный приговор людям. «Значит, хуже зверей мы»,  — горько подумал.
        — Но ведь что-то должны мы есть. Голодный человек несчастным себя чувствует.
        — Почему счастье обязательно в сытой жизни видите, подобно неразумным животным? Для еды один рот у вас, но даже отдыха своему рту не даете.
        — Один рот, но две руки, чтобы пищу разную в рот класть.
        — Еще разум вам дан, чтобы одной рукой пищу добывать, а другой делиться с неразумными существами, которых братьями меньшими называете. Вы же двумя руками пищу в рот тянете, существ неразумных, которые за себя постоять, не могут, тоже едите. Да еще требуете, чтобы Солнце все время светило.
        Ничего возразить не может Айван. А что возразишь?
        — Зачем тогда меня позвал?
        — Сверху Сидящий позвал тебя, чтобы волю свою передать людям. Когда выйдет из пребывания, тогда скажет. Его слова понесешь людям. Если послушаются они, Солнце будет возвращено.
        — Кто послушается меня?  — горько сказал Айван.  — Люди никого не слушаются.
        — Тебя послушаются. Ты все испытания на пути сюда прошел. Другие юноши, что шли сюда, не выдержали испытаний, сложили свои головы. Сверху Сидящий новые им дал — крепкие, костяные, чтобы вечно служили они в его жилище.
        Со страхом взглянул Айван на людей с костяными головами, окружавших его. От жалости сердце сжалось. Значит, это такие же юноши, как и он! Где-то в неведомых землях погибли они, и никто не знает даже, какой смертью!
        — Хорошо!  — сказал Айван.  — Все сделаю, понесу слова Сверху Сидящего. Только… верни жизнь этим юношам!
        — О себе думай,  — прозвучал бесстрастный голос.  — Осталось последнее испытание.
        Если выдержишь его, тогда можешь обратиться с какой-то просьбой.
        — Какое испытание?  — встрепенулся Айван.
        — Люди везде изображениям Сверху Сидящего поклоняются, но все изображения неверные: ведь никто из живых не видел его. Точное изображение сделаешь, такого нарисуешь, каким ты, единственный из живых, Сверху Сидящего видел.
        И еще было сказано ему:
        — В тот полог войдешь, все необходимое для рисования там находится. Никуда не выходи, ни на что не смотри, под серединный камень не заглядывай.
        Айван посмотрел и удивился: серединный камень так велик, что все люди его с места не сдвинут! Но ничего не сказал, в указанный полог пошел.

        Что хотел сказать крепкоголовый? Улыбающийся Пеликен. Завтрашнего нарисуй!

        Посреди полога лежали три белых блестящих клыка, рядом — приспособления разные.
        Никогда таких красивых клыков и таких дивных приспособлений не видел Айван. Резец похож на деревянный колышек, но когда взял его в руки, сверкнул из острия тоненький прожигающий лучик. Тут же разноцветные палочки для раскрашивания. Скребущий зуб для долбления, суставчатая лапа для держания, вертящийся круг для полирования.
        Взял Айван клык и привычно погладил его. Тотчас, как только подумал, перед глазами на белой кости рисунок мелькнул. Навел резчик-лучик и стал рисовать. Быстро и легко пошла работа. Постепенно лицо Сверху Сидящего появлялось — грозное и пугающее. Хотел по привычке улыбку нарисовать, но рука сама остановилась. Не видел тут никаких улыбок, не улыбаются совсем. Вздохнул и прочертил сжатые губы, словно лезвие ножа. Густые волосы над высоким лбом. Волосы на лице рот почти скрывают.
        Закончив все, глаза стал освобождать — жуткие, далекие. IКость дымится. Долго освобождал, но так и не взглянули глаза на Айвана. Видно, на людей совсем не смотрят.
        Неслышно появился крепкоголовый, начал расставлять различные яства, напитки ароматные — невиданные, роскошные. Даже в жилище рэккенов, где угощала его Яри, не было такого. Да разве можно сравнивать — ведь это из котлов верхнего мира!
        Айван с жадностью набросился на еду — показалось, что всю жизнь ничего не ел. А сам все смотрел на крепкоголового. Тот уставился на рисунок, зубы его что-то простучали, но не понял Айван. Не знал его языка. Покачал головой тот и так же тихо вышел. Что хотел сказать крепкоголовый?
        Пытался Айван встать, но глубокий сон сморил его. Не знал, сколько спал. Проснулся, стал рисунок заканчивать. Когда все сделал, взял клык и понес. Может, вышел уже из состояния пребывания Сверху Сидящий?
        Приблизился, взглянул — и обомлел: совсем другим стал Сверху Сидящий! Как будто и тот, но уже другой — волосы побелели, на лице морщины появились, спина сгорбилась.
        Постарел, сильно постарел Сверху Сидящий. А может, казался таким?
        Взгляды стерегущих пронизывают насквозь.
        — Покажи,  — велел тихий голос.
        Юноша поднял клык с рисунком.
        — Ты вчерашнего нарисовал. Разве сам не видишь? Снова рисуй.
        Юноша в полог поплелся. Что же это такое? Почему изменился до неузнаваемости облик Сверху Сидящего? Совсем другим стал… Но ведь не может быть другим он!
        Однако руки привычно делали свое. Послушно бегал по блестящей поверхности лучик резца, изображал Сверху Сидящего в новом облике.
        Снова вошел крепкоголовый. Вкусные яства около Айвана расставил, напитки разные.
        И застыл, уставясь на рисунок, который Айван уже заканчивал. Опять долго качал головой, каменными зубами тихо постукивая. Что хотел он сказать на этот раз? Как ни всматривался Айван в его костяное неподвижное лицо, как ни прислушивался к каменному стуку, ничего понять не мог. Принялся за еду.
        Крепкоголовый отчаянно взмахнул руками и ушел. Сразу же после еды Айвана сморило, и он уснул. Сколько спал, не знал. Проснувшись, взял клык и пошел.
        Когда подходил, взглянул: иной Сверху Сидящий! Волосы все стали белоснежными, лицо изборождено глубокими морщинами, спина совсем согнулась, словно под непомерной тяжестью. Глаза так же полуприкрыты, но потухшие, тусклые. Совсем стариком стал.
        Помощники сидели неподвижно. Глаза их горели зловещим пламенем, перья блестели, переливались.
        — Опять вчерашнего изобразил,  — торжествующе прошептал тихий голос.  — Сказано ведь: сегодняшнего рисуй. Теперь последний клык у тебя остался.
        Шатаясь, Айван отправился в свой полог. Долго сидел и смотрел на изображения Сверху Сидящего. Разные были они, непохожие друг на друга. Как изобразить сегодняшнего, если он все время иным становится! Невозможно пройти последнее испытание! И вдруг вспомнил слова старого наставника Ненека: «Когда последнее испытание наступит, открой амулет!» Снял амулет с шеи. Пальцы торопливо рвали задубевшие узелки. Тонкая шкурка соскользнула…
        Улыбающийся Пеликен!
        Так вот кто уже дважды спас его от гибели! Так вот чего не хватало в шатре Ненека, когда Айван уходил из него и в последний раз окинул взором родное жилище!' Старый наставник отдал защитника своего жилища, чтобы спасти воспитанника.
        Но как спасет его теперь Пеликен? В грудь Айвану не направлен острый нож или Крылатый амулет. Да он бы и не побоялся этого. Другая, более жестокая участь ждет его.
        Станет он крепкоголовым, будет вечно прислуживать в шатре Сверху Сидящего.
        Неслышно вошел крепкоголовый. Как всегда, расставил яства, напитки, потом остановился, чтобы посмотреть на рисунок. Его не было.
        Крепкоголовый уставился на Айвана. Застучал зубами, повел рукой. И вдруг Айван понял язык крепкоголового!
        — Спасибо тебе, пришедший издалека. Нас хотел освободить. Но ничего не достигнешь…
        — Почему?  — вырвалось у Айвана.
        — Тот, кто Сверху Сидящего изображает, на вечную и бесплодную работу обречен.
        — По как изобразить его?
        Ничего не ответил крепкоголовый, ушел.
        Айван не притронулся к роскошным яствам. До них ли? Задумался. Где теперь его друзья? Где Тэрыкы, где Яри, где Аинка, найденная и потерянная сестра? Нет их, один остался.
        Попил воды и спать лег. Перед этим у изголовья поставил улыбающегося Пеликена.
        Взглянул в его лицо, увидел добрую широкую улыбку, и стало спокойно на душе. Заснул легким радостным сном.
        Кто-то дотронулся до его плеча, и Айван сразу проснулся. Перед ним стоял крепкий старик с румяным улыбающимся лицом. Юноша протер глаза. Посох увидел. Да ведь это Улыбающийся Пеликен! Только живой!
        Пеликен весело подмигнул ему:
        — Наконец догадался! Не мучился бы, если бы сразу освободил меня, не занимался пустой работой. Сколько времени потерял!  — закричал он.
        — Немного времени,  — возразил Айван.  — Всего два изображении сделал.
        Пеликен загадочно посмотрел на него:
        — Тут время по-иному течет…
        — Что делать теперь?
        — Посмотри, вон тени ушедших!
        Они шли в пустоте длинной чередой, одни за другими, не останавливаясь, поднимаясь снизу и уходя вверх. Сколько их! Не сосчитать, не окинуть взглядом.
        — Мать! Где же ты?  — хотел крикнуть Айван, но звуки замерли на губах. Кого тут можно увидеть, кого услышать, кого узнать?
        По-прежнему держа Айвана за руку, Пеликен повел его вверх, вслед за тенями. Они шли и шли. Неизвестно сколько.
        Свет стал пробиваться откуда-то сверху — вершина Запретной горы! Вот зияющая пропасть, куда упал Айван со своей упряжкой. Она окружена дымящимися облаками… Так вот что это за облака! Тени, выходя на вершину горы, превращались в маленькие пушистые клубки пара, ветер срывал их и уносил куда-то вдаль, в необъятные просторы ночного неба.
        Одни тени превращались в белые клубочки, другие в темные, а третьи — в совсем черные.
        — Почему эти — черные?
        — Неправильно жили. Много плохого совершили в жизни. До тех пор будут носиться над землею, пока не прольются теплым дождем или не просыплются чистым снегом. Тогда белыми станут. Где-то человек родится. Белое облачко войдет в него, станет человек жить.
        Каждое облачко над землей летает, ищет своего человека.
        — Бесконечно летать они будут над землею и никого найти не смогут,  — сказал Пеликен.
        — Почему?
        — Солнца нет. Вся земля во мраке. Ни дожди не льют над ней, ни снег не сыплет.
        Ничего не видно. И на земле отныне пустота. Так все люди исчезнут, превратятся в летящие во мраке облачка.
        — Солнце нужно вернуть!  — вырвалось у Айвана.
        — Пошли,  — ответил Пеликен.
        Только шагнули — и вдруг в пологе очутились.
        — Другим путем шли,  — пояснил Пеликен.
        Чистый белый клык снова увидел Айван, рядом лежали приспособления.
        — Что делать, говори!
        — Сказано было тебе изобразить Сверху Сидящего.
        — Но все время вчерашнего рисую я! Не могу сегодняшнего изобразить, Пеликен покачал головой.
        — А ты завтрашнего нарисуй.
        — Завтрашнего? Ведь он уже совсем дряхлый…
        — Нет, нарисуй такого завтрашнего, какого сам хотел бы видеть.
        — Как увижу его?
        — Сердцем.
        Быстро Айван за работу принялся. Крепко сжал резец-лучик, твердой рукой навел на кость.
        Смелое, отважное лицо. Глаза лучатся мыслью и добротой. Свободный летящий шаг.
        Руки, протянутые для добрых дел…
        Айван пристально всмотрелся в облик Сверху Сидящего, и что- то очень знакомое почудилось в нем.
        — Правильного нарисовал?
        — Может, и правильного… Иди,  — кивнул Пеликен.
        — А ты? Здесь останешься?  — неуверенно проговорил Айван.
        — Я вовремя приду.

        Запретная гора расступилась. Стерегущие потеряли силу. Пеликен смеется!

        Айван ожидал увидеть Сверху Сидящего дряхлым, может быть, уже лежащим совсем без сил. «Как тогда называть его — Сверху Лежащим?» — мелькнула нелепая мысль. И снова удивился: Сверху Сидящий не изменился — был таким же, каким видел его Айван в последний раз, только сидел он уже не сгорбившись, а выпрямившись.
        «Почему не изобразил его такого?  — подумал юноша,  — Тогда прошел бы испытание.
        Может быть, неправильно сделал, что завтрашнего нарисовал? Что скажет голос?»
        Стерегущие скрестили на нем горящие взоры. Но в них была неуверенность. И выглядели они странно — словно взъерошенные вороны, готовые улететь при виде приближающейся опасности.
        — Показывай,  — бесстрастно заговорил голос.
        Дрожащими руками Айван высоко поднял изображение.
        — Смотрите! Вот как выглядит Сверху Сидящий!
        Он хотел закричать это гордо и уверенно, но с удивлением и страхом услышал, что голос его стал тихим и дребезжащим, как у древнего старца. Стерегущие зашевелились, словно поудобнее устраиваясь на своем хозяине. Крепкоголовые столпились вокруг Айвана, глядя на изображение пустыми темными глазами.
        — Хе-хе-хе,  — сказал голос.  — Ведь это ты себя изобразил.
        И тут Айван понял, кого напоминает ему юноша, нарисованный им на последнем клыке. Себя — такого, каким увидел в белом камне рэккенов в заснеженной тундре!
        — Но ты снова опоздал. Ты и себя вчерашнего изобразил. Дайте ему отражающее, покажите ему себя сегодняшнего!
        Перед Айваном появился белый блестящий камень. Айван с ужасом посмотрел в него.
        Перед ним стоял совсем дряхлый старик. Немощность своего тела сразу почувствовал.
        Понял слова Пеликена: «Тут время течет по-иному…» Значит, вся его жизнь уже прошла здесь, в верхнем мире! Состарился он и одряхлел, ничего уже не может. Вот как решили извести его в верхнем мире. Заставили забыть о Солнце, о матери, о великом деле, заняться бессмысленным рисованием ненужного. И заплатил он страшную цену.
        Раздался сильный гром, и Запретная гора расступилась. Вошел железный воин, ведя за руку Аинку.
        — Почему ты здесь, Спрашивающий и Отвечающий?  — в голосе послышалась ярость.  — Кто звал тебя?
        — Вот, привел я девушку, которая пришла из земли людей и задала мне вопрос. Не смог я ответить. Теперь сюда привел, пусть Сверху Сидящий сам скажет. Не нашел я в шапке его ответа. Сказано было мне: если не найдешь в шапке ответа, сюда придешь.
        В это время в широкую расщелину влетел Белый Орел, на котором сидела Девушка-половинка. Белый Орел сел рядом с железным воином. Девушка-половинка, увидев Айвана, рванулась было к нему, а потом насмешливо сказала:
        — Вот старик, который думает, что он бегает быстрее всех!
        — Зачем людей привел сюда, в Запретную гору?  — снова возмущенно спросил голос железного воина.
        — Они сами пришли. Ждут слова Сверху Сидящего.
        — Пусть уйдут. Не нужны они здесь. Если Сверху Сидящий выйдет из пребывания, всех в камень превратит!
        — Некуда нам идти!  — громко ответила Аинка.  — Везде на земле темно…
        — Это они!  — сказал вдруг Айван и указал на нахохлившихся стерегущих.  — Они Солнце отобрали у людей, а теперь стерегут Сверху Сидящего, не дают ему выйти из пребывания.
        Он коротко цокнул, указывая собакам на стерегущих, как делал когда-то во время встречи с опасным зверем.
        — Хат! Хат!
        Собаки знали свое дело! Неустрашимый Хмурый бесстрашно напал спереди, а Остроухий и Пятнистый сзади и стали прыгать, щелкая оскаленными зубами и стараясь достать врагов.
        Не выдержав нападения, стерегущие пытались взлететь, но их крылья лишь беспомощно хлопали в воздухе. От долгого сидения они совсем разучились двигаться!
        — Бессильны!  — крикнула звонко Яри.
        — Ха-ха-ха!  — рассмеялся Айван.  — А ведь грозными казались! И важными!
        — Даже летать не умеют!  — Тэрыкы — Белый Орел, поднявшись в воздух, облетел стерегущих, которые злобно смотрели на него.
        Вдруг раздался смех, приглушивший все звуки,  — словно большая волна шла по морю, накрывая все остальные мелкие волны.
        На возвышении стоял Пеликен в белом одеянии. Теперь это был не Улыбающийся, а Смеющийся Пеликен! Он стукнул посохом, и Сверху Сидящий вышел из пребывания.
        Открылись голубые ясные глаза. Могучие руки поднялись и тяжело опустились на колени.
        Он вздохнул — и пронесся сильный порыв ветра.
        — Кто… призвал… меня?  — медленно, будто с усилием сказал он. Словно отдаленный горный обвал, прогремел его голос. А ведь он говорил тихо! И все со страхом подумали: что будет, если крикнет Сверху Сидящий.
        — Это они!  — закричали жалобными голосами стерегущие.  — Они — ничтожные людишки, осмелились прийти сюда и нарушить твое пребывание! Они натравили на нас своих острозубых собак! Они пытались уничтожить нас.
        Сверху Сидящий поднял руки и погладил стерегущих. Они сразу успокоились.
        — Без моего повеления не причинят вам вреда… Говорите, люди. Почему осмелились прийти сюда, потревожили мой покой?

        Много стало на земле объясняющих. Больше думать надо. Рядом Стоящий

        Молчали все. Трудно было первым что-то сказать: ведь слушает Сверху Сидящий, который всех может в пыль превратить! Сверху Сидящий понял их и убрал страх из их сердец. Указал на Айвана:
        — Говори ты, сирота. Ведь шел сюда, мечтал меня увидеть. Рассказывай.
        Айван шагнул вперед, все рассказал.
        — Ты позвал меня, и я пришел, чтобы спросить: почему Солнце убрал ты с неба, почему света лишил? Объясняли нам, но не поверили мы, сюда пришли. Ведь ты всегда добро делал.
        Нахмурился Сверху Сидящий:
        — Много стало на земле говорящих и от моего имени объясняющих все, совершаемое мной. Люди совсем думать сами не хотят. Делать тоже ничего не хотят, сразу ко мне с жалобами и просьбами обращаются, требуют разное. Так много разного требуют, что уже невозможно стало понять их.
        — Помолчал. Еще сказал:
        — Жертвы мне приносят, пытаются своими жалкими дарами подкупить меня, как друг друга подкупают. Забыли, что все это подарил я. А разве дарят дареное?
        Еще помолчал. Еще сказал:
        — Давно перестал я слушать людей, но не успокаиваются они. Сюда стремятся и все препятствия на своем пути успешно преодолевают. Как делают это, не могу понять.
        Надеются, что если доберутся сюда со своими жалобами, то сразу выполню их просьбы, награжу богатством и счастьем. Если бы так успешно все препятствия в жизни своей преодолевали, то давно уже сами добились бы. желаемого.
        Стоящие перед ним опустили головы. Правильно говорит Свержу Сидящий! Сразу почувствовали себя маленькими и ничтожными. Как посмели они тревожить его и выводить из великого состояния пребывания!
        Только Пеликен по-прежнему улыбался и посматривал на них.
        — А Солнце, которое украли рэккены?  — раздался его звенящий голос.
        — По моему повелению убрали рэккены Солнце с неба, чтобы люди больше думали.
        Опять помолчал. Еще сказал:
        — Рэккены тоже не зря живут на земле. Постоянно трудности в жизни людей создают, чтобы научились люди преодолевать их. Если люди не будут ничего бояться, все будут бояться их. Уничтожат они все живое на земле. Так я думал.
        — А теперь иначе думаешь?  — прозвучал голос Пеликена.
        — Теперь смех услышал. Смех и добро — родные братья. Тот, кто смеется, не принесет на землю страх и ужас. Что ж, выслушаю я людей, исполню желание каждого, чтобы не говорили вы, будто добрый Сверху Сидящий отказал кому-то.
        Он устремил взгляд на Аинку, стоявшую рядом с железным воином.
        — Говори ты, Аинка, не желающая выходить замуж. Что спросила ты у моего верного стража?
        Аинка: подняла голову.
        — Хорошо. Я скажу, хотя теперь вижу никчемность своего вопроса. Сами люди могли бы ответить на него. Спросила я, почему женщины и мужчины на разных языках говорят, не понимают друг друга?
        Сверху Сидящий ответил:
        — Что ж, на одном языке теперь будут говорить мужчины и женщины.
        Помолчал немного и добавил:
        — Но по-прежнему, наверное, понимать друг друга не будут.
        Его глаза остановились на Белом Орле:
        — Что привело тебя сюда, дикий человек Тэрыкы?
        — Почему люди называют нас, живущих вольной жизнью, дикими? Почему боятся нас и пугают нами своих детей? Почему убегают, едва нас завидев?
        — Отныне убегать не будут,  — Прозвучал ответ.  — Примут к себе, когда придете в их жилище, и детей пугать вами не будут.
        Помолчал немного и добавил:
        — Но по-прежнему всех, живущих вольной жизнью, дикими называть будут.
        Он указал на Девушку-половинку:
        — А ты, Яри, которая много земель прошла и узнала их тайны, хоть и половинка ты, говори!
        — Много земель я прошла, чтобы сюда добраться. Почему люди в разных местах живут и считают друг друга врагами? Почему воюют и убивают друг друга, сжигают жилища, отнимают нажитое, забирают женщин и детей?
        — Отныне не будут воевать, сжигать жилища, отнимать все и уводить женщин и детей.
        Помолчал Сверху Сидящий и добавил:
        — Но все равно живущих в других землях врагами считать будут.
        Айван вздрогнул — Сверху Сидящий обратился к нему:
        — А ты, упрямый Айван, которого я призвал сюда, чтобы своим воспитанником сделать.
        Из-за твоего упрямства мать твоя жизни лишилась, Яри стала Девушкой-половинкой, а ты в дряхлого старика превратился. Велел я тебе принести сюда что-то хорошее. Что хорошее принес?

        Промолчал Айван. Что скажешь?
        — Говори, чего хочешь, но помни: только одно желание!
        «Мать!  — хотел крикнуть Айван.  — Верни жизнь моей матери!»
        Но тут он встретил взгляд Яри. Неужели она так и останется Девушкой-половинкой?
        А его верные товарищи, в дальних землях? Ведь они тоже шли за ним и верили его мечте! А крепкоголовые? Ведь были и они когда-то сильными юношами с отважными сердцами! А другие смельчаки, которые не дошли сюда и навеки превратились в камни? Он перевел взгляд на белый отражающий камень. Глубокий старик! Ему совсем мало осталось жить.
        Неужели он не увидит своих детей, внуков, не услышит никогда их радостный смех, не ощутит тепло их маленьких рук?
        Только одно желание…
        — Верни Солнце людям! Пусть будут они снова счастливыми, снова видят свет и радуются теплу!
        — Хорошо,  — ответил Сверху Сидящий.  — Солнце возвращу людям.
        Помолчал и добавил:
        — Но все равно не будут они чувствовать себя счастливыми.
        — Почему говоришь такое? Как будто наши желания выполняешь, а потом другое говоришь. Разве честно это?  — сказал Айван.
        Сверху Сидящий улыбнулся:
        — Не обязательно так всегда будет. От тебя и от всех людей зависит, чтобы иначе было.
        — От меня?  — изумился Айван.  — Но ведь мне осталось жить…
        Сверху Сидящий остановил его движением руки:
        — Знаю все твои помыслы и желания. Не попросил ты о себе, даже о своих близких не попросил. Это хорошо. Вот это и есть то хорошее, что принес мне, от чего радость я почувствовал. Теперь навсегда могу уйти в пребывание, ведь давно меня ждут в иных мирах.
        — А мы?  — закричали все растерянно.  — Как же нас оставишь? Кто рассудит нас справедливо, утешит обиженных, накажет обидчиков? Кто сделает добро и покарает зло?
        Громче заговорил Сверху Сидящий:
        — Теперь сами будете делать добро и карать зло. И в этом вам поможет Смеющийся Пеликен.
        Поднял руку и указал на Айвана:
        — Ты, сотворивший Смеющегося Пеликена, отныне среди племен Сверху Сидящим будешь! Таким, как самого себя изобразил!
        Горячий огонь заструился по жилам Айвана. Поднес руки к глазам — не высохшие и морщинистые они, а снова крепкие и мускулистые! Закрыл лицо ладонями и ощутил гладкость упругой кожи.
        Он открыл лицо.
        — Айван!  — смеющаяся Яри бросилась ему на грудь, и волна черных густых волос омыла его лицо.
        — Айван!  — радостная Аинка подбежала.
        — Айван!  — перед ним стоял могучий Тэрыкы.
        — Айван!  — вокруг столпились крепкоголовые — теперь юноши.
        Прыгали Хмурый, Остроухий и Пятнистый, горячими языками пытаясь ласково лизнуть лицо Айвана.
        Загремел голос Сверху Сидящего:
        — По твоему желанию будут возвращены жизнь и настоящий облик тем, на кого укажешь! Иди и скажи людям Слово!
        Он коснулся ногой серединного камня, и тот отлетел в сторону. Тотчас буйный свет залил все вокруг: на небе ярко сияло Солнце!
        Выбежали из Запретной горы. Оглянулись. На голове Сверху Сидящего, словно дивное украшение, блещет синий камень. На левом плече — черный, на правом — алый. У ног его неподвижно застыл железный воин.

        

        Запретная гора дрогнула и медленно закрылась. По крутому склону скатился огромный камень и рассыпался у ног Айвана. Засверкала на солнце удивительная нарта — расписная, резная, изукрашенная неведомым желтым металлом.
        — Нарта Сверху Сидящего!  — прозвучал голос откуда-то.  — Садись, Айван, теперь ты на ней ездить будешь.
        Как велика эта нарта! Всем в ней места хватило: и Смеющемуся Пеликену, и девушкам, и веселым юношам, и вольному Тэрыкы. Едва уселись, нарта сама полетела по тундре, рядом бежали верные собаки, заливаясь звонким лаем. Черные, розовые, зеленые снега скрипели под полозьями. Оживали серые камни, вспомнили все забытые, заговорили лишние, захлопали в ладоши, соединившись, люди-половинки… В селениях жители выходили им навстречу.
        Поднялась и засмеялась старая Лайнэ — и о чудо!  — она совсем не была старой, вновь помолодело от радости ее лицо, заблестели живые глаза. Рядом улыбался Татай. А вон идет легкой походкой Ненек, и стан его прямой, как у юноши. Разогнулись безнадежно согнутые спины, расправились уныло повисшие плечи, поднялись понуро опущенные головы. У всех радостные лица: солнце на небе!
        — Ты вернул нам Солнце, Айван!
        — Дошел упрямый! И теперь Сверху Сидящий ты!
        Нарта остановилась. Люди окружили ее. Смотрели: вот он, Сверху Сидящий, могучий, справедливый и добрый, знающий и мудрый.
        — Скажи Слово!
        Айван долго молчал. Смотрел на людей. Как много вытерпели они, как бесконечно близки его сердцу!
        Сошел с нарты и сказал он Слово:
        — Теперь зовите меня Рядом Стоящий.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к