Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Зерчер Эндрю: " Двенадцать Ночей " - читать онлайн

Сохранить .
Двенадцать ночей Эндрю Зерчер

        В Рождество отец Кэй задержался на работе допоздна - как обычно. Устав от ожидания, мама Кэй сажает дочек в машину и едет за ним. Однако от привратника одного из колледжей старого университета, в котором отец занимается научными исследованиями, они узнают, что все давно разъехались. Да и вообще, по словам привратника, в колледже нет сотрудника с таким именем. Когда они, обескураженные, возвращаются домой, Кэй находит визитную карточку на своей подушке. Карточку, полученную от загадочных существ. Переместителей.

        Эндрю Зерчер
        Двенадцать ночей

        Моим детям - Ифе, Уне и Имону

        Сердце, взмой! Подхватит ветер…

        Часть первая
        Основа

        1
        Перемещения

        Солнце село без шести минут четыре. Кэй, вытянувшись на полу, читала последнюю страницу газеты - шрифт был очень мелкий. Правый глаз она крепко зажмурила; левый устал безумно, длинные приспущенные ресницы туманили взор, и крохотные слова маячили сквозь пелену. Все чаще ей приходилось закрывать и левый, давая отдых щеке. Все чаще она, наклоняя голову вправо, поглядывала искоса на окружающий мир. Но если игра и досаждала ей, она давала вместе с тем и ощущение скромного торжества: с того момента, как она сегодня проснулась - ровно восемь часов назад по ее часам,  - она не поддавалась искушению смотреть на жизнь прямо. Спроси ее кто-нибудь, почему у нее сейчас, в сочельник, в четыре тринадцать пополудни, когда мама уже вне себя, а младшая сестра Элоиза играет в задней комнате сама с собой в джекс - в шестиконечные объемные звездочки,  - правый глаз по-прежнему зажмурен, она не знала бы, что ответить. Ей попросту необходимо было сегодня держать его закрытым - и она держала.
        Напротив ее головы стояло, прислоненное к стене, большое зеркало в металлической раме. Папа еще три месяца назад пообещал повесить его над камином, но оно так и пылилось тут, заброшенное. Кэй с любопытством рассматривала свое отражение в тусклом стекле. В школе учителя без конца твердили про характер, про собственное лицо: иметь его, обретать, показывать и, самое главное, творить. Кэй была убеждена, что у нее никакого лица нет, по крайней мере никакого видимого. Ее никто по-настоящему не замечал.
        Папа все еще был на работе - пропадал там, как пропадал каждый день на этой неделе и в каждые выходные в этом месяце. И не только в этом, но и весь год: то он в лаборатории, то в своем кабинете, то уезжал на две недели на раскопки, то сидел в библиотеке, то участвовал в совещаниях - уследить не было никакой возможности. Сегодня после завтрака мама энергично, яростно вытерла столы и пообещала девочкам поездку на велосипедах и поход в кино. Но солнце уже зашло, а их зимние пальто так и лежали у двери, где они их кинули вчера вечером, сапожки так и стояли там же. Кэй услышала телефонный звонок - не папа ли? Видимо, придет поздно, как всегда.
        Едва она начала задремывать под тихое похрустывание газеты, на которой лежала ее голова, как в гостиную, стуча, точно молотками, подошвами шлепанцев по деревянному полу, ворвалась мама.
        - Так, Кэй, надевай пальто, мы выходим. И сестре скажи, пусть одевается.
        Пять минут спустя на заднем сиденье машины, пуская изо рта пар в морозный воздух и нервно хихикая, девочки все еще не имели понятия, куда они едут и зачем. Но по мере того, как двигатель, переключаемый с передачи на передачу, равномерными рывками набирал обороты, их нервозность уменьшалась. Кэй все еще чувствовала маленькую теплую боль в том месте ладони, где сестра только что ее сжимала. Кэй положила эту руку себе на колени. Тьма снаружи казалась резкой и ясной, свет, большей частью белый, из окон домов, которые они проезжали, был прямым, интенсивным. Но окно машины рядом с Кэй затуманивалось от ее дыхания. Она недовольно перемещала лицо вдоль стекла, наклонялась, тянула шею - без толку. Машина тряско миновала какой-то светофор, затем двинулась по плавной дуге вниз по склону; Элл тем временем елозила ногой по полу.
        - Элоиза, прекрати,  - сказала мама.  - Нам ехать пару минут всего.
        - Но у меня что-то в сапоге. Мешает.
        Кэй снова повернулась к окну. Она считала круги от фонарей на земле, посеребренной морозом прошлой ночи. Левый глаз, похоже, начал чудить от усталости - или, может быть, это обычное дело, когда глядишь одним глазом, оптика такая?  - так или иначе, в центре каждого светлого пятна она явственно видела небольшую тень, тоже круглую. А может быть, просто следы ее дыхания еще не сошли со стекла? Ее подмывало открыть второй глаз для проверки - но если, подумала она, темные кружки после этого исчезнут, что это докажет? Что они там есть или что их нет? Порой, если смотришь на звезду прямо, она не видна, а отведешь взгляд - и она появляется. А звезды точно существуют. Иначе люди не загадывали бы по ним желаний.
        И тут она в один миг поняла, куда они едут и почему мама не отвечала на вопросы. Машина замедлила ход и остановилась у знакомых ворот. Кэй напряглась на сиденье, по спине в его уютной, обитой тканью впадине пробежал холодок. Элл, со своей стороны, была явно разочарована. «Не хочу к папе на работу»,  - заскулила она и для большей угрюмой выразительности стукнула неудобным сапогом по спинке переднего сиденья.
        За окошком у ворот сидел ночной дежурный - старый, степенного вида человек, узловатый и жесткий, как связка поленьев, с широкой сутуловатой спиной и белыми, подкрученными верх усами над квадратным подбородком. Кэй никогда его раньше не видела, но, когда он тяжело поднялся со стула, узнала белую рубашку, черные брюки и жилет университетских привратников. Ворота открылись, и он показал движением руки, что они могут проехать к парковочной площадке, но затем, ковыляя, вышел из своей тускло освещенной комнатки, спустился по ступенькам и двинулся за машиной. Он, казалось, угадал, где именно они припаркуются: Кэй заметила, что он направлялся прямо к тому месту, где мама, обогнув несколько парковочных ячеек и дав задний ход, в итоге поставила машину. Он перемещался по-старчески неспешно, но подошел ровно в тот момент, когда они открывали двери. Голос у него был тихий - не грубый и не лающий, как чаще всего бывает у здешних привратников. Может быть, подумала Кэй, он перед дежурством где-нибудь праздновал Рождество. После рождественских празднований люди как-то мягче всегда.
        - Чем я могу вам помочь?  - спросил он маму Кэй. Голос был будто фланель - плотный, легкий и теплый, и на Кэй он подействовал как добрая протянутая рука. Однако руки привратник держал в карманах, пальцы медленно перебирали там монетки или еще что-то.
        Мама Кэй тем временем вытаскивала Элл с детского сиденья, а затем рассеянно взяла в руки ее темно-красный сапожок. По возрасту и особенно по росту Элл была уже слишком большая для детского сиденья, но, когда ей исполнилось восемь, она весь вечер лила слезы, и Кэй с мамой потом тщательно восстанавливали в комнатах - и даже в машине - старое и привычное.
        Мама встряхнула сапожок, и на асфальт упала шестиконечная звездочка из набора; мама подняла ее и положила в протянутую ладошку Элл.
        - Ничем, благодарю вас,  - сказала она привратнику.  - Я приехала забрать мужа. Он засиделся, заработался.
        - Боюсь, все разъехались по домам, миссис…  - Дежурный умолк, и Кэй увидела, как он выгнул кустистую левую бровь, ожидая, что ее мама назовет себя.
        - Клэр.  - Потому что она не взяла папину фамилию, подумала Кэй. Она не «миссис такая-то».  - Клэр Тойна.
        - Поверьте, миссис Тойна, я не сказки вам рассказываю. Боюсь, повторяю, что все разъехались. Здесь только две машины: моя и старого профессора Джексона, он умер в прошлый вторник, упокой Господи его душу; я обошел все корпуса, всюду запер, все закрыто, как положено, свет погашен, и даже мышка не проберется.
        Легонько притронувшись к маминой руке, Кэй почувствовала, что ее рука напряжена.
        - Я вам верю,  - сказала мама,  - но он отправился сегодня на работу, это совершенно точно, поэтому мне все равно надо пойти и посмотреть.
        - Как, вы сказали, его фамилия? Д’Ос?
        Голос привратника звучал мягко, но настойчиво - чем-то он напоминал воркование лесного голубя. Старик переминался на скованных ногах для равновесия. На мгновение Кэй показалось, что левый ус у него чуть приподнялся в улыбке, но затем она передумала. Или, может быть, улыбка пропала.
        - Д’Ос. Доктор Д’Ос. Имя - Эдвард. Он научный сотрудник в Сент-Николас. Д’Ос. Занимается проектом «Фрагменты».
        - На проекты, честно говоря, у меня памяти нет,  - сказал старик.  - Одни открываются, другие закрываются… Но людей-то в голове держу, и доктора Д’Оса что-то не припоминаю.  - Он коротко вдохнул воздух, поднял ладони к лицу и сильно подул на кончики пальцев, пытаясь их согреть.  - Впрочем, я тут кто? Всего-навсего ночной дежурный.
        - Нет, вы наверняка его видели,  - возразила мама Кэй.  - Он тут почти каждый вечер. И ночами сидит.
        Привратник сказал ей, что у него в комнате есть телефон и список сотрудников, так что он может позвонить ее мужу в кабинет и тем самым сэкономить ей время. Она запротестовала было, но он уже повернулся и, прихрамывая, двинулся обратно в сторожку. Чуть постояв, они потянулись следом. Кэй взяла маму за руку, мамина ладонь была холодная, но что в этом странного посреди зимы? Они стали ждать у входа в крохотную сторожку - по сути это была застроенная ниша между двумя выступами старого археологического корпуса: кирпичная стенка, односкатная крыша, приятное круглое окошко. К стеклу были приклеены серебряные звездочки, и Элл, показав на них, стала рассказывать, какую рождественскую карточку она сделала в школе с такими же звездочками и с блестками. Она повторила одно и то же три или четыре раза, но никто не отозвался, а потом наконец в дверях сторожки показался привратник. Кэй попыталась взъерошить сестренке волосы, но они были туго заглажены назад - лед, да и только.
        - Боюсь, нет его в моем списке, доктора Д’Оса,  - сказал привратник.  - И в университетском списке тоже нет. Эдвард Д’Ос, так вы сказали? Я хорошо посмотрел.
        Мама Кэй тяжело вздохнула и, оставив девочек, вошла в сторожку. Они притихли под окном, но до них доносились только невнятные обрывки разговора. Над парковочной площадкой, где было тихо и почти пусто, возвышалось несколько голых деревьев - совсем юных, четырех- или пятилетних, высаженных через равные промежутки вдоль двух проездов между рядами парковочных мест. Раньше, припомнилось Кэй, тут росла трава, но теперь почти все было заасфальтировано. Ветви деревьев поблескивали под яркими прожекторами на крыше археологического корпуса. Питт - так называлось это здание в честь деятеля прошлых лет. Кэй зажмурила и левый глаз, погружая себя во тьму, и в порядке компенсации крепче стиснула руку Элл.
        Когда дверь снова открылась, приглушенные голоса вдруг стали громкими, гулкими в пустоте двора. Клэр Тойна продолжала протестовать:
        - …не понимаю. Вы говорите, список новый, но мой муж точно здесь. Он не один год тут работает. Могу вам показать его комнату.
        Кэй слышно было, как привратник берет свое кольцо с ключами, закрывает дверь и спускается с мамой по ступенькам сторожки к парковочной площадке. Глаза Кэй по-прежнему были закрыты, и, может быть, поэтому она так ясно слышала в замкнутом дворе одиночное отчетливое эхо. При каждом мамином шаге раздавался скрип инея на булыжнике или плитах.
        - А как, вы говорите, ваше имя?  - спрашивала Клэр привратника в тот момент, когда Кэй с трудом опять открыла левый глаз.
        - Рекс. Просто Рекс,  - ответил он, поморщившись. Плохо гнущимися ногами он перешагнул низкий заборчик, огибавший полосу газона, которая шла по краю двора, и двинулся по траве к ближайшему углу, где был вход, а в помещении, на третьем этаже, папин кабинет и лаборатория. Мама бросила на Рекса острый взгляд, словно он выпустил тарантула, но затем как-то безропотно последовала за ним. О дочерях, казалось, совсем забыла. Она ничего больше не говорила, но, когда проходила мимо, Кэй увидела, что ее горло распирает от слов, что оно чуть не лопается. Они с Элл пошли за взрослыми, немного отстав; они держались за руки и смотрели вниз, на мерзлую траву, куда их подошвы слегка, с похрустыванием, вдавливались. У Рекса, заметила Кэй, походка была легкая: мамины новые ботинки зримо и слышимо вминались в траву, а Рекс, хоть и переступал, казалось бы, неуклюже и не без труда, делал это беззвучно и почти не оставлял следов. Кэй слышала только звяканье ключей на большом кольце в его правой руке. На секунду в ярком свете прожекторов она увидела это кольцо очень отчетливо и заметила, что у него замок старинного
образца с поворотной петлей,  - нечто похожее она когда-то видела у отца в колледже, на двери рукописной библиотеки. Но это кольцо было затейливое. Когда на него еще раз на мгновение упал свет, она разглядела его чуть лучше. Две примыкающие одна к другой металлические части были прихотливо обработаны. Бросая раз за разом взгляды на ходу, она в конце концов поняла, что там изображено: на каждой из двух частей - длинная змея, обвившая меч.
        Он, должно быть, служил в армии, решила она. И, наверное, был ранен - потому и хромает.
        - Его комната на третьем этаже,  - объясняла тем временем мама.  - А его имя тут на доске написано - посмотрите…
        И тут она осеклась, увидев, как и все остальные, что его имени нет на черной крашеной доске, где оно всегда было, сколько Кэй помнила: одно из имен в перечне сотрудников, официальные белые буквы. Вместо него на доске значилось: ДОКТОР АНДРЕА ЛЕССИНГ. Толкнув тяжелую качающуюся дверь, мама вошла в отделанную камнем прихожую, девочки последовали за ней.
        - Что тут делается?  - спросила Элл у Кэй резким, взволнованным шепотом.
        - Какая-то шутка, девочки,  - сказала Клэр Тойна, принужденно улыбаясь.  - Шутка, только и всего.  - Она вынула телефон и позвонила.  - Попробую еще раз в его кабинет,  - сказала она.  - До этого не отвечал, но, может быть, теперь вернулся?
        И тут ее лицо побелело.
        - Ждите здесь,  - скомандовала она, голос вдруг сделался сдавленным почти до шепота. Она повернулась и чуть ли не прыжками стала подниматься по лестнице.
        Кэй посмотрела на кольцо с ключами. Принялась его изучать во всех мелких подробностях, вбирала их в себя одну за другой.
        Рекс заметил это, улыбнулся, отцепил кольцо от своего ремня и протянул ей.
        - На, погляди, если хочешь,  - сказал он, тепло усмехнувшись себе в усы. Он передал ей весь комплект. Ладони у него были большие и узловатые, похожие на ком земли, окружающий корни дуба. Она бросила на них взгляд, беря ключи: неуклюжие ладони, но добрые и по-своему изящные, и, когда он разогнул пальцы, ей показалось, что они пахнут чем-то сладким, спелым, ягодным - может быть, черной смородиной. Но теперь у нее было кольцо. И поразительная коллекция ключей на нем! Даже Элл подошла посмотреть, и это было необычно: чаще всего она старалась не показывать интереса к тому, чем занимается сестра. Кэй перебирала ключи один за другим. Лучше всех был огромный ключ-вилка с острыми зубцами, сделанный, казалось, из золота. На нем были вырезаны такие же змея и меч, как на кольце. А еще три серебряных ключа, все чуточку разные, но при этом похожие: длинный стержень и плоская бородка, у одного квадратная, у другого круглая, у третьего треугольная. Три других ключа были деревянные, но из твердого дерева, почти как камень, благородно шершавые и золотисто-крапчатые. И еще ключи, короткие и длинные, тяжелые,
прочные. Всего, наверное, штук двадцать или тридцать.
        - Дурацкие ключи,  - промолвила Элл и, повернувшись к зеркалу в полный рост, которое висело на стене прихожей, стала рассматривать себя. Кэй и привратник Рекс тоже обратили на нее взгляды. Его щеки опять тронула слабая улыбка: как и Кэй, он понимал, что равнодушие Элл напускное. Сестра была ниже Кэй почти на голову. Если у Кэй была смуглая кожа и каштановые волосы, то у Элл - светлая, почти прозрачная кожа и волнистые рыжие локоны роскошного золотистого оттенка. Папа любил рассуждать о том, что их семья - это четыре разные стихии. «Ваша мама ангел с неба и сама - открытое небо,  - говорил он.  - Я - плотная, неподатливая земля-труженица. А вы, девочки,  - подвижное начало». Кэй он называл водой: тишина, глубина, может быть, холод - но и полнота внутренней текучей жизни. Элл, напротив, огонь с его жаром и непредсказуемостью, сила и творческая, и разрушительная.
        Скорее - капризная, подумала Кэй. И невольно улыбнулась.
        Потом она посмотрела на привратника-дедушку, и ей пришло в голову, что надо проявить вежливость.
        - Для чего они?  - спросила она.
        Он все еще смотрел на Элл.
        - Ни для чего особенно важного уже сейчас,  - ответил он.  - Красавица - слов просто нет,  - добавил он, обращаясь, казалось, к самому себе.  - Ей, держу пари, никакие ключи не понадобятся.
        Вприпрыжку, перескакивая через ступеньку в своих темно-красных резиновых отороченных мехом сапожках, Элл начала подниматься по винтовой лестнице. Сапожки достались ей от Кэй и были немного великоваты. В них она выглядела моложе, чем была, казалась неловкой, чуточку хрупкой. На пятой или шестой ступеньке она повернулась и, проказливо улыбаясь, поскакала обратно, ее лицо после наружного холода раскраснелось и лучилось, полные розовые губы были подобраны оборочкой. Потом с нарочито серьезным видом, словно священнодействуя, она вынула руку из кармана и раскрыла ладонь с тремя объемными звездочками из тех, в которые играла дома. «Бабки»  - так их называл папа; это была одна из тех редких игр, что он одобрял, и он часто повторял одно и то же: «Старая-престарая игра, где нужно и уменье, и везенье». Элл была признанным мастером джекс и носила титул с гордостью, она умела делать с этими звездочками абсолютно все. Сейчас она подкинула их в воздух, перевернула изящную ладонь с грациозностью танцовщицы, и три звездочки сели ей точнехонько на костяшки пальцев.
        Кэй улыбнулась. Умеет щегольнуть.
        Бывает иной раз так: нечто исключительно красивое случается перед самой бедой. Кажется даже, что беда протягивает руку назад во времени и переиначивает красивое, делает его еще более красивым из-за предстоящего,  - так, во всяком случае, все это видится, думала Кэй чуть позже.
        Элл удивительно красиво выглядела в тот момент: губы улыбались и при этом были поджаты, в глазах плясали отблески лампы посреди прихожей, искрящиеся рыжие волосы свободно падали сейчас ей на плечи, и вся она горела озорной отвагой. И тут, попытавшись сделать шаг в этих больших, неуклюжих темно-красных сапогах, она споткнулась и упала на пол вниз лицом. Звездочки, слетев с ее вытянутых пальцев, покатились по каменным плитам.
        Не успела она заплакать, как привратник Рекс вскочил со скамьи и в одно мгновение оказался около нее. Пружинистый, сильный, он наклонился и подхватил ее. Движение было сложным, гибким, прыжок и подхват - ну прямо балетными. Кэй и вздохнуть не успела, а он уже снова сидел, надежно угнездив в руках ее рыдающую сестру. Кэй смотрела, потрясенная и вместе с тем околдованная. А Элл - та прильнула к Рексу, грелась в его руках, как у очага.
        Он медленно покачивал ее, и постепенно рыдания девочки стихали. Кэй заметила, что стиснула ключи Рекса так, что ладонь побелела, острая железная часть оставила на ней след. Она протянула их Рексу. Звяканье ключей вывело его из какого-то забытья, и он поднял на нее взгляд. Все происходило, казалось, очень медленно. Элл, словно пробудившись, села на его колено и тоже посмотрела на Кэй. Рекс взял ключи. И продолжал смотреть. И тут Кэй это увидела - увидела идеальную гармонию между стариком и девочкой: точно изваянные из цельного камня единой рукой, точно изображенные на холсте в единой цветовой гамме, точно спетые одним голосом, они глядели на нее, повернув головы под одним и тем же углом, одинаково сфокусировав глаза, одинаково разомкнув губы. Все совпадало. Кэй замерла.
        - Иногда,  - медленно проговорил Рекс, каким-то образом одновременно осуществляя чары до конца и уничтожая их,  - нечто исключительно красивое случается перед самой бедой.
        Каждый волосок на затылке у Кэй встал дыбом, но не от страха. Слишком добрые у него были глаза - как будто глаза родной сестры. Иногда каким-то образом нечто…
        - Твои, надо полагать,  - сказал он Элл, перекатывая три упавшие звездочки из своей ладони в ее. Элл посмотрела на них, выбрала одну и вручила ему обратно.
        В этот самый момент с винтовой лестницы, прыгая через ступеньку, опрометью сбежала Клэр Тойна. Дальше - мимо них, через двойную дверь и во двор. Рекс поставил Элл на ноги, затем не спеша, степенно, опершись руками на колени, поднялся. Положил звездочку в карман, прицепил ключи обратно к брючному ремню, взял девочек за руки, и они двинулись следом за Клэр так быстро, как он мог. Через несколько минут, надежно пристегнутые на заднем сиденье машины, которую мама, думая только об одном, выводила с парковочной площадки, девочки обернулись. По-прежнему ошеломленные, они посмотрели на старика перед сторожкой. Он выглядел, подумалось Кэй, человеком, состоящим из одной лишь печали, осужденным за преступление, которого не совершал. Его правая рука была прощально поднята.
        В колледже Сент-Николас - то же самое. Никто там, казалось, знать не знал Эдварда Д’Оса; на двери комнаты, где Кэй провела осенние каникулы, кисло поглядывая в окно на дневную жизнь, значилось другое имя. То же самое имя, что и на доске у входа в Питт: ДОКТОР АНДРЕА ЛЕССИНГ. Только на этот раз в комнате горел свет, и женщина, открывшая дверь, куда постучалась Клэр Тойна, выглядела такой же удивленной, как они. При высоком росте она казалась хрупкой и какой-то маленькой, ее кости, подумала Кэй, должно быть, такие же тонкие и невесомые, как ее золотистые волосы. Она вся была, как змеями, обвита шалями и накидками.
        - Я понятия не имею, о чем вы говорите,  - сказала она.  - Ни малейшего. Я занимаю это помещение пятнадцать лет. За все время работы в Сент-Никс у меня не было другого помещения. Взгляните сами.  - Она отступила от двери и сделала широкий жест, словно обводя комнату тонкими элегантными пальцами. Кэй показалось, что все они похожи на проворных неутомимых змеек - сплошь мышцы и яд внутри.  - Тут мои книги, мои вещи, моя работа.
        Пока мама Кэй лихорадочно объясняла цель их прихода, позади них нервно переминались на лестничной площадке двое привратников, не зная, следует ли им вмешаться.
        - Абсолютно ничем не могу вам помочь,  - добавила доктор Андреа Лессинг.  - Честно говоря, я как раз собиралась отправиться домой на все выходные.
        Она попыталась закрыть дверь, но Клэр Тойна что-то в комнате увидела и твердо поставила перед дверью ногу.
        - Я вас не знаю,  - обвиняюще проговорила она. Кэй подалась назад, напуганная угрозой в мамином голосе.
        - Сожалею, но своей вины в этом не усматриваю,  - отозвалась доктор Андреа Лессинг.
        - Вы археолог?
        Глаза Клэр Тойны рыскали по комнате еще стремительней. Слева от двери стояли книги, и она вгляделась в корешки, пытаясь разобрать названия. Свет был тусклый. Кэй почувствовала, что не очень твердо стоит на ногах, и сильнее уперлась в пол лестничной площадки.
        - Я вижу здесь те же книги, что стояли у моего мужа,  - сказала ее мама.  - Вижу многие из тех же книг. Вы работаете над проектом «Фрагменты»?
        - Миссис Д’Ос…
        - Моя фамилия - Тойна.
        - Миссис Тойна, ну право же, мне очень жаль, но у меня нет на все это времени. Да, работаю, но сейчас попрошу вас позволить мне закрыть дверь и отправиться домой к своей семье.
        Доктор Андреа Лессинг напирала на дверь. Мамина нога заскользила назад по деревянному полу и уперлась пяткой в порожек от сквозняка. Ступня застряла. Возникла неловкая тишина, и привратники зашевелились, подались вперед, собираясь, похоже, вмешаться. Кэй набрала в грудь воздуху и протянула руку, чтобы тронуть мамино плечо или чувствительное место на локте. Хотела увести маму отсюда. И тут Элл резко выставила руку вперед и схватила Кэй за запястье; ее лицо было яростным, красным.
        - Вы знаете про Вифинскую Невесту?  - спросила мама самым ровным своим, серьезным, но и отчаянным каким-то тоном.
        Кэй про нее знала, как знала коленом удар со всего размаха о большой камень позади дома. Таким же знанием, каким знала ступеньки лестницы к себе в спальню, уютный звук дверной защелки позади себя, спокойную, тихую высь своей постели на втором ярусе. И еще она знала, что доктор Андреа Лессинг, при всей своей видимой субтильности, давила на дверь с нечеловеческой силой: дверь внезапно захлопнулась, заставив маму переступить назад, на левую ногу, а Кэй и Элл - отпрянуть к холодной, с трещинами в штукатурке, стене лестничной клетки.
        Клэр Тойна выглядела ошеломленной, ее дочери - не меньше. Привратники были явно удручены и испытывали неловкость. По какой-то непонятной, необъяснимой причине они симпатизировали Клэр, которую они, казалось им, откуда-то знали, хотя понятия не имели, кто такой Эдвард Д’Ос. Идя обратно через Двор Печати, они переговаривались об этом между собой вполголоса. Клэр Тойна, похоже, бросила попытки что-либо понять. Привратники придержали дверь калитки в воротах, чтобы девочки смогли покинуть Двор Дерева и выйти в Сорный переулок, где полчаса назад они с мамой рассеянно оставили машину. Осторожными пальцами привратники закрыли за ними калитку - мягко, как только возможно, стараясь, подумала Кэй, не создать впечатления, что их с мамой выставляют. Но ведь их выставили! Как только щелкнул замок, мама Кэй начала плакать. Она не отошла от ворот, не закрыла руками лицо. Просто опустила его. Кэй слышен был только шум вентиляции чуть дальше по переулку, где из кухонь колледжа выкачивался парной, с запахом жарки, воздух. Элл, когда Кэй легонько к ней притронулась, вздрогнула.
        - Мам,  - сказала Кэй.
        - Да, Кэтрин, что?
        - Мам, тот первый привратник - Рекс - в нем кое-что странное было.
        - Что, Кэтрин?
        Мама все еще плакала. Рыданий не было, но слезы теперь стекали быстро, тяжело.
        - Ну, во-первых, когда мы шли к папиному кабинету - туда, где его кабинету положено быть,  - и во дворе было совсем тихо, твои шаги по камням были очень хорошо слышны и ты оставляла следы на траве. И мы тоже. Я проверила.
        Элл, пинавшая носком сапога булыжник, теперь перестала.
        - Да, Кэй, конечно.
        Клэр, нашарив в кармане старый бумажный носовой платок, старательно развернула и расправила его. Ее ответ прозвучал раздраженно. Кэй, дожидаясь его, взяла Элл за руку и сжала ее, но Элл выдернула ладонь и сердито посмотрела на сестру, словно предостерегая ее, требуя остановиться. Элл всегда говорила ей, что не надо докучать маме, не надо совать нос в чужие дела.
        - А этот старый привратник - ты заметила, что он хромает? Что у него тяжелая походка? Но он не оставлял на траве следов, и что-то я совсем не слышала его шагов по булыжникам.
        - Кэтрин.
        Клэр Тойна сунула платок обратно в карман, достала оттуда ключи и отперла машину.
        - Это меня меньше всего сейчас беспокоит. Происходит что-то ужасное, какое значение имеют следы на траве? Никакого.
        Она выпрямилась и строгим, отвердевшим взором посмотрела на дочерей.
        - Залезайте.
        На заднем сиденье машины Элл, судя по лицу, опять пылала яростью. «Говорила же»,  - читалось в ее глазах.
        Поэтому Кэй умолчала о другом, что было у нее на уме: о падении Элл, о странной доброте и ласковости привратника и о том, чт? она, показалось ей, увидела в папином кабинете в Сент-Никс - в комнате, которой полагалось быть его кабинетом, но которая была кабинетом доктора Андреа Лессинг. О том, что она успела заметить, когда маму с неимоверной силой выталкивала за дверь очень хрупкая женщина. Девочки сидели тихо, и машина медленно, почти неохотно двигалась по пустым темным улицам мимо тянущихся вверх зимних древесных хребтов - мимо каштанов, боярышника, дубов, буков и, главное, бесчисленных лип, чернеющих даже на фоне уличной темноты. И Кэй не спрашивала про Вифинскую Невесту, и дома они съели холодный ужин, который Клэр Тойна перед отъездом оставила на тарелках. И, видя слезы, которые иногда вытекали из маминых глаз и ползли по щекам, девочки вели себя как надо и ни разу не позволили себе подумать ни об украшенной, но не зажженной елке, ни о деревянном ящичке с рождественскими носками, которые они всегда в сочельник вешали над камином в ожидании подарков. И они ни разу не посмели открыть дверь в
папин кабинет, боясь пустоты, которая, Кэй не сомневалась, там царит (она прикладывала ухо к деревянной крашеной двери): пустые полки, оголенный письменный стол, ровно ничего на полу, где всегда громоздились кипами бумаги. Девочки ни разу не проронили ни слова. Почистили зубы, переоделись для сна и выключили свет. И Кэй все время, ничего не говоря, держала правый глаз закрытым, Элл щипала себе пальцы, а Клэр Тойна время от времени стирала слезы с подбородка, чтобы не капали на блузку.
        Но, забравшись в свою постель над постелью Элл, Кэй нащупала что-то на подушке. Карточку. Она точно знала, что ничего подобного тут не оставляла. Карточка была маленькая и жесткая, размером примерно с железнодорожный билет, какой ей покупала мама, когда они летом ездили из Кембриджа в Или на пикник. Кэй подняла карточку повыше. Вначале она не могла разобрать, что на ней написано, но в комнате у мамы, где та - необычно для себя - всхлипывала, горел свет, и полоска проникала сквозь неплотно закрытую дверь, поэтому вдруг, когда Кэй повернула карточку под удачным углом, серебристые буквы сделались видны. На карточке значилось:

        Кэй была страшно уставшая, а Элл внизу, как обычно, уснула, едва коснулась головой подушки. От глубокого, ровного дыхания сестры Кэй еще сильней клонило в сон, и она все более пустым взором смотрела на странную карточку, льнувшую к свету в ее слабеющей руке. За считаные секунды до того, как ее левое веко окончательно опустилось, когда рука, державшая карточку в полоске тусклого света, готова была упасть, Кэй, почудилось ей, на миг увидела обратную сторону карточки с тисненым, аккуратной работы серебристым изображением - с той же эмблемой, что часом раньше она, как ей показалось, приметила на книге, лежавшей у доктора Андреа Лессинг на широком письменном столе. Да, она определенно и не раз сегодня видела эту эмблему: змею, обвившую лезвие меча.

        - Исполнено?
        - Да.
        - И они не наследили?
        - Нисколько.
        - А дети?
        - Дети?
        - Кто за них отвечает? Никто?
        - Но…
        - Идиот.
        - Но в письменном приказе…
        - Вы все как один идиоты. Разве я не употребил старинные слова, чтобы тебе было понятно? Разве я не произнес их тебе на ухо, как в старых сказках, которые ты любишь? Змея должна пустить в дело разящий меч.
        - Будет исполнено в точности.
        - Они все должны получить свое - и вороватый лис, и его детеныши.
        - Все будет сделано по вашему слову.
        - Смотри у меня.

        2
        Автор

        Кэй вдруг осознала, что слышала голоса. Было совсем темно - значит, ночь еще не кончилась. Она очень тихо перевернулась на правый бок и напрягла слух. Вначале, все еще сонная, она подумала, что это мама говорила по телефону; но нет, это были негромкие мужские голоса на отдалении - может быть, на первом этаже или в саду. И тут она поняла, опять-таки внезапно: темно потому, что у нее закрыты глаза. Хотя сперва ей немного боязно было смотреть, она все-таки незаметно приоткрыла левый глаз. Та же чернота - но потом ей показалось, что мимо окна проплывает какой-то свет, точно фара автомобиля.
        Игра воображения. Наверняка там только луна, ветер. Папа говорил, что воображение у нее ух какое. Дай ей камешек, говорил он, и она построит замок.
        - Ох-х…
        Это был то ли шепот, то ли резкий шипящий вздох - звук, так или иначе, громкий, отчетливый.
        - Не я виноват, что ты такой медлительный. И что мы второй раз за полсуток таскаемся по крышам.
        - Обсуждали ведь уже. Как я мог знать, что она возьмет его с собой? Разве это обычное дело - мотаться по городу с чьим-то зубом в кармане? С Габсбургами, признаю, я напортачил…
        - С Габсбургами ты напортачил так, что сил никаких нет…
        - Сказал же: признаю. Но тут совсем другое дело. Не забрать один зуб и оставить… гм, оставить тело целиком - в своде законов эти оплошности, насколько помню, значатся даже на разных страницах.
        - Ты не просто прошляпил тело.
        Кэй была уже вся внимание и открыла левый глаз шире. Голоса доносились снаружи, и там был свет - его луч раз за разом пересекал занавешенное окно. Должно быть, фонарик, подумала она. Из-за окна слышалась шумная возня, кряхтенье, но потом все смолкло.
        - Слушай, тебя же там не было. Как я объяснил трибуналу, это была добросовестная ошибка. В приказе значилось: эрцгерцог Бартоломео, принц Прусский, и адрес был - вилла в Вене. Я отправился по адресу, обыскал виллу и опознал перемещаемое лицо. Предъявил ему письменный приказ - все по процедуре. Он, должно быть, знал, что я появлюсь. Я не виноват, что он улучил момент и заменил тело - в смысле, свое тело - на тело другого человека. Выглядело оно точно так же и находилось ровно там, где я его, эрцгерцога, на минуту оставил: в саду под шелковичным деревом, завернутое в шелковый халат. До сих пор не понимаю, как он узнал, что я появлюсь.
        - Не в этом дело. Ты переместил императора, клянусь музами!
        - Да, это немножечко конфузно, готов признать. Но как мне было понять, что это император? Как будто я раньше видел его когда-нибудь вблизи. Император кислых щей. И говорю же тебе: он ровно там находился, где я оставил эрцгерцога, дремал весь закутанный под шелковичным деревом, ни дать ни взять герцог, чем тебе не эрц. Ну с какого перепугу император будет дремать под шелковичным деревом? Скажи мне, а?
        - На нем была императорская корона, Вилли.
        - Послушай, Флип. Я чем занимаюсь? Перемещениями. Я не вестник, не законовед и совершенно точно не император. К добру или к худу - главным образом, если честно, к худу,  - я занимаюсь перемещениями. Перемещаю.
        - Клянусь каменьями, Вилли, ты, конечно, мой лучший друг, но башка у тебя дурья. Ох-х!
        Опять кто-то закряхтел, и Кэй услышала шарканье - по черепице, поняла она, по нижней черепице наклонной крыши. Она вздрогнула; голоса звучали близко.
        - Так или иначе, эти два случая трудно сравнивать. Мы сейчас быстренько туда, находим зуб, и обратно. Нет ничего проще.
        - Когда работаешь с тобой, Вилли, все ох как непросто.
        Свет за шторой сделался ярче, и Кэй стало понятно, что они уже прямо за окном. Что-то звякало у нее в голове, как сиплый звонок неисправного будильника. Зуб? О чем это они?
        Кэй попыталась сесть, но голова, от которой резко отхлынула кровь, закружилась. И тут она вспомнила про карточку, лежавшую на подушке,  - теперь она была под подушкой. Кэй вытащила ее и рассмотрела еще раз. Внизу, большими буквами, ясно значилось: ПЕРЕМЕЩЕНИЯ. А это, получается, переместители: Вильям Морок и Филип Лешши. Но кого они собираются отсюда перемещать?
        Вдруг ее как волной накрыло: они говорят про папин зуб - про его зуб мудрости, удаленный в прошлом году, который он (неохотно) отдал ей, потому что она попросила. Умоляла его даже. На память. Зуб лежал в левом кармане ее кофты, а та висела - где?  - на ближайшем столбике кровати. Кофта была на ней в сочельник. Сегодня. Вчера.
        Они были очень близко уже, за стеклом - вероятно, использовали как опору наружный подоконник. Возня, шарканье по черепичной крыше, так отчетливо звучавшее в темном безмолвии дома,  - все это прекратилось. В тишине она услышала, как поворачивается ручка окна. Быстро, как могла, протянула руку, пригнулась, чтобы кровь прилила к голове, нащупала карман кофты и достала зуб. Сжав его в правой руке, засунула кулак под подушку. Затем зажмурила открытый глаз и, весьма целенаправленно зарыв голову в мягкий пух подушки, прикинулась спящей.
        У каждого места - свои шумы, подобные отпечаткам пальцев. Большую часть времени их, конечно, все пропускают мимо ушей - это может быть еле слышное гудение, а в иные сезоны потрескивание, чуть заметный сквозняк, крылья птиц, мыши или ежи в саду. Зимой в спальне девочек этим характерным звуком был тихий шелест хвойных деревьев в двух-трех шагах от окна: ветки качались на ветру, шуршали, скреблись об угол дома, когда их тревожило какое-нибудь мелкое ночное существо. Кэй лежала, плотно закрыв глаза (не слишком ли плотно? она расслабила веки) и стискивая в правой руке под подушкой отцовский зуб,  - и тут глухой привычный шорох как бы распахнулся, снаружи дунуло мимо шторы. Двое чужаков лезли в комнату.
        Сердце Кэй застучало.
        - Ох-х!  - Один из них не удержался на подоконнике и, протаранив штору, всей тяжестью рухнул на пол. Кэй затаила дыхание; мама должна была услышать, а если даже нет - уж Элл-то не могла не проснуться.
        - Тс-с-с,  - раздался голос от окна. Затем:  - Этот зуб действительно так нужен? Может, ну его?
        - Флип, мы должны отчитаться за все движимое, что перечислено в приказе Гадда. Если ты намерен чем-то манкировать - ну, не знаю, смотри сам.  - Вилли, судя по тому, как звучал его шепот, поднимался на полу в сидячее положение.  - Если уж совсем начистоту, то после всей этой петрушки с Габсбургами я бы предпочел никогда больше не видеть, как гадкие маленькие ноздри Гадда раздуваются от злости на меня… Гм-м, кажется, синяк будет.
        - Надеюсь,  - отозвался Флип.  - Какой был бы интерес тебя толкать, если бы ты никогда не ушибался?
        После этого Кэй отважилась снова чуть-чуть приподнять левое веко. Сквозь ресницы, мутящие взор, она увидела зажженный фонарик, который держала рука, высунутая из-за шторы. Он светил в стену напротив нее, луч двигался по стене: Флип начал искать зуб.
        - Где она, по-твоему, может его хранить?  - спросил Флип, оттеснив макушкой край тяжелой шторы, чтобы поглядеть на Вилли, который все еще сидел на полу и потирал голень.
        В тусклом свете Кэй мало что могла различить, но видела, что оба они очень долговязые, прямо-таки растянутые - похожие на искаженно-протяженные тени нормальных фигур, освещаемых от земли.
        - Ты бы, может, встал, помог мне, окажи такую милость,  - промолвил Флип - а тем временем его невозможная, нескончаемая нога (паучья, подумалось Кэй) перемахнула через подоконник и, всколыхнув штору, опустилась на пол. За ней в тесную спальню последовало его длинное туловище. Флип тут же опять повернулся к дальней стене - к книжному шкафу, комоду и кучке игрушек в углу, где их утром оставила Элл. И очень кстати повернулся, потому что Вилли сказал такое, из-за чего Кэй, пусть на секундочку, открыла левый глаз широко-широко,  - и, если бы Флип глядел в ее сторону, он бы, конечно, этот глаз заметил.
        - В приказе,  - громко проговорил Вилли, достав из кармана и развернув смятый лист бумаги,  - сказано, что он в левом кармане ее кофты. Или, с очень малой вероятностью, в ее правой руке.
        - Кофты?  - переспросил Флип.
        - Столбик кровати,  - отозвался Вилли. И тут луч описал быструю дугу, Флип крутанулся, и у Кэй была доля секунды на то, чтобы снова зажмурить левый глаз. Она задержала дыхание и сосредоточилась на том, чтобы не пошевелить правым кулаком с драгоценным - теперь - достоянием, не сдвинуть его даже на миллиметр. Но напрасно. Весь ее героический самоконтроль пропал зря, театральная неподвижность не сработала. Говоря, Вилли уже смотрел на нее в упор поверх страницы.
        Всё в комнате, всё вокруг нее переменилось, чувствовала Кэй.
        Всё.
        - Флип,  - прошептал Вилли, глядя на Кэй взглядом, который она ощущала всем лицом, хотя глаза были плотно зажмурены.  - Флип, у нас проблема.
        Сердце Кэй уже, казалось, пробило тропу из груди до самого горла. Голову вдруг так расперло, что она едва слышала их продолжающийся разговор.
        - Главная наша проблема - ты,  - сказал на это Флип.  - Ну, что у тебя еще?
        Несколько секунд было совсем тихо, и Кэй смутно слышала, как елка за окном скребется о водосточный желоб.
        - Нас засекли,  - произнес Вилли так же тихо и сдержанно.  - Не волнуйся, девочка, все в порядке, можешь открыть глаз,  - сказал он.  - Мы не кусаемся.
        - Но я же читал приказ. Там ничего не говорится о ее свидетельских способностях,  - по-ястребиному свирепо прошептал Флип, подходя к Вилли и забирая у него бумаги. Он поднял Вилли на ноги и начал проглядывать приказ.  - Не-а,  - сказал он, ведя пальцем по странице.  - Сплошное «нет». Ни могущества, ни истории, ни прорицательских, ни свидетельских способностей. Чиста абсолютно. По биографической части - нуль. Она не может нас видеть. Не может видеть такими, какие мы есть.
        - Она прекрасно может нас видеть,  - возразил Вилли, глядя на Кэй. Он был такой высокий, что его голова, слегка наклоненная под скатом косого потолка, находилась на одном уровне с ее головой на верхнем ярусе кровати. Он наклонил ее еще больше на сторону, чтобы оказаться с Кэй лицом к лицу.
        - Привет,  - промолвил он приятным тоном, растягивая лицо в улыбке.  - Привет, маленькая свидетельница. Поглядим-ка на тебя.
        Кэй, видя, как из темноты к ней вдруг потянулись его загребущие руки, съежилась и подалась к стене, но противиться было бесполезно: он был силен под стать своему росту, и скомканная постель не помешала ему в один миг привести ее в сидячее положение. Правую руку она зарыла в пуховое одеяло позади себя, почти села на нее.
        - Ага. Похоже, мы добрались до этого зуба,  - бросил Вилли, обернувшись через плечо.  - В руке у нее, как и сказано в приказе.
        Кэй неплохо рассмотрела его в непрямом свете фонарика, который Флип направил на страницы приказа, пробегая их глазами. Вилли был очень высок и широк телом, но, если вглядеться повнимательнее, на удивление тощ. Его плечи, казалось, пропускали свет. Шея тоже, на первый взгляд, была обычной шеей, но, если посмотреть на нее в упор, внезапно начинала растягиваться, или скручиваться, или сжиматься - или бог знает что еще. Кэй не могла этого определить. Одет он был во что-то длинное - то ли в плащ, то ли в халат, то ли в балахон - и подпоясан толстой веревкой. Рукава расширялись к запястьям, как рупора, но сами эти запястья были такими же худыми и призрачными, как все в нем, его руки словно бы терялись в пещере одежды. Но силы у него, подумалось ей, очень много: он как пушинку поднял ее и посадил на кровать. И, вновь обратив внимание на его лицо, она вдруг заметила, что у него странная манера смотреть на тебя в каждый момент только одним глазом - или, может быть, обоими, но по-разному. Сейчас он очень пристально разглядывал ее левым. Он наклонился вперед и положил подбородок на край матраса, засунув под
него кисти рук с изящными длинными пальцами.
        - Ну,  - произнес он очень мягким, вкрадчивым голосом,  - давай-ка ты отдашь нам зуб, хорошо? Потому что я, со своей стороны, очень хочу отправиться домой и хоть немного отдохнуть.
        Кэй покачала головой - сначала медленно, потом энергичней.
        Улыбка Вилли сошла на нет, и он шутливо нахмурил брови.
        - Не отдашь?
        Он сделал недовольную мину, выпятив нижнюю губу.
        Кэй снова покачала головой.
        - Говорит, не желает отдавать зуб,  - сказал Вилли через плечо.
        Флип все еще изучал приказ, страницу за страницей, ведя по написанному пальцем, и, казалось, не был способен ничего слышать, кроме своего бормотания.
        Вилли опять повернулся к кровати.
        - А почему? Неужели ты не хочешь, чтобы я немного отдохнул?
        Он вновь попытался улыбнуться.
        Кэй таращилась на него. Она не была уверена, что сможет заговорить, даже если пожелает. В горле было так сухо, словно оно внезапно превратилось в пакет из оберточной бумаги.
        - Дело просто-напросто в том, что этот зуб чрезвычайно важен для моих карьерных перспектив,  - сказал Вилли, кивая.  - Если я не доставлю его начальнику, меня могут, знаешь ли, уволить.  - Он покачал головой.  - И кем я тогда стану? Выдумщиком сказок? Вруном на вольных хлебах? Не лучший род занятий.  - Он умолк на секунду, вскинув тонкие надломленные брови.  - Этически весьма сомнительный.
        - Вилли.  - Взгляд, который Флип поднял от бумаг, был отчаянно-отрешенным.  - Они не все тут. Бумаги. Приказ. Должна быть еще одна страница. Видишь - тут, внизу… сказано, восемнадцатая из девятнадцати, а дальше ничего нет. А должна быть. Где последняя страница, Вилли? Не хочу слышать, что ты ее потерял.
        Говоря, Флип торопливо подошел к кровати, засунул с обоих боков руки в карманы балахона Вилли и начал там лихорадочно рыться.
        Вилли скованно выпрямился теперь с обреченным и каким-то безропотным видом, его лицо вдруг осунулось и стало морщинистым, он далеко запустил ладони в другие свои карманы. Металлическое звяканье, бумажное шуршание и множество других странных звуков слышны были Кэй, когда четыре руки шарили в карманах, которым она потеряла счет, которые уходили, казалось, намного глубже, чем могла позволить заурядная подкладка.
        Руки Флипа утонули в них по локти - и тут Вилли внезапно просветлел лицом.
        - Вот, кажется, нашел.
        Это был лист бумаги, многократно и очень толсто сложенный в квадратик. В тусклом свете Вилли принялся аккуратно расправлять бесчисленные сгибы и складки.
        - Ну да, вспоминаю теперь,  - сказал он, развернув лист до конца, приложив его к боковине кровати Кэй и мягко разглаживая морщины.  - Как только Гадд дал мне этот приказ, я страшно расчихался и…
        - Дай-ка сюда.
        Флип нетерпеливо выдернул лист из рук Вилли и принялся читать.
        Вилли состроил, глядя на Кэй, гримасу, означавшую: Фу. Она едва не хихикнула.
        - Ох, нет… Вилли, я просто не могу. Смилуйтесь надо мной, кому там положено. Ты беда ходячая, вот ты кто.
        Быстро схватив левой рукой угол одеяла, Кэй натянула его себе на колени и укутала плечи. Воздух в комнате сделался неприятно холодным, штора из-за открытого окна по-прежнему колыхалась. Кэй забилась в дальний угол кровати, пряча позади себя правый кулак, ощущая ладонью неровности отцовского зуба. Эта ладонь была липкая и жаркая, а все остальное тело, наоборот, мерзло. Холод, подумала она, наверняка разбудит Элл, которая и без того всегда спит чутко. Вилли снова стал пристально на нее смотреть - точнее, высматривать ту часть правой руки, что она спрятала за спиной,  - а Флип продолжал тем временем возбужденно читать и бормотать.
        - Боюсь, ты мне не поверишь,  - сказал Флип со вздохом, поднимая глаза. Кэй увидела такое же, как у Вилли, костлявое лицо, такие же высокие брови, и взгляд был такой же странный.  - Давай-ка поэтому прочту тебе дословно.
        - Если это означает, что Гадд опять будет терзать меня с помощью своей носовой мускулатуры, то лучше не надо.
        Вилли мягко опустил правую щеку на матрас и прикрыл левый глаз. Хотя брови у него были черные, волосы, заметила Кэй, отливали серебром в тусклом свете фонарика.
        - Нет, к сожалению, придется тебе выслушать. Это специальный пункт приказа, после описи вещей, подчеркнутый двойной чертой. Написано Гаддом собственноручно. Обратить внимание, он пишет. Перемещение из дома должно осуществляться в отсутствие семьи перемещаемого лица. Ни в коем случае не пытаться забрать перемещаемое лицо или движимое имущество при них. Не приближаться к ним, даже если они спят. Слыхал, Вилли? Нам вообще не следовало тут находиться сейчас. Ох, смилуйтесь надо мной, девять сестричек, я просто поверить не могу.  - Он приумолк и сделал глубокий вдох.  - Но это еще не все. Дальше самое-самое. Ты будешь в восторге,  - сказал Флип, поднимая глаза, где никакого восторга не читалось, и вперяя их в сгорбленную спину Вилли.  - Дочь перемещаемого лица - автор. Она не свидетельница, дубина ты бессюжетная, она автор.
        Только теперь, только когда он кончил, до Кэй дошло, что Вилли принялся было чуть слышно напевать себе под нос,  - песня была живая, бодрая. Но последние слова Флипа заставили его прекратить, и в комнате воцарилось безмолвие. Даже еловые ветки за окном не шевелились в этой пустоте.
        - Автор,  - тихо повторил Флип, и его рука с фонариком безвольно упала, так что теперь был освещен, и очень ярко, только маленький участок ковра перед его левым коленом. Кэй с облегчением вновь погрузилась в почти полную темноту, с которой можно было слиться. Сердце перестало так сильно стучать, и жестокая дрожь, заставлявшая ее кутаться в одеяло, отступила. Вдруг оказалось, что она легко может глотать и в горле уже нет комка, мешавшего говорить. Чем она и воспользовалась.
        - Простите, можно вас спросить?  - промолвила она. И, более застенчиво:  - Кто вы?
        Вилли опять оперся на матрас подбородком, его левый глаз открылся, и он уставился из мрака прямо ей в лицо. Серый цвет его радужных оболочек был неисчерпаемо глубоким, неизбывным, и в слабом свете морщины, расходившиеся от уголков глаз, зияли, как трещины.
        И правда - трещины. Не упасть бы в какую-нибудь из них, подумалось Кэй.
        - И что это значит - я автор, объясните, пожалуйста.
        - Нам придется ей все рассказать,  - сказал Вилли Флипу, продолжая смотреть на нее внимательно, но по-доброму. И потом, помолчав, он очень тихо продолжил:  - Автор. Надо же. Я и не думал, что когда-нибудь снова увижу автора.
        Флип, который стоял, сгорбившись, на коленях, теперь медленно, словно преодолевая крайнее утомление, встал на ноги. Он поднял фонарик, комната вновь осветилась, и Кэй, когда он поворачивался и, насколько позволяла небольшая сутулость, расправлял плечи, всматривалась в него. Он переложил фонарик в правую руку, подошел к Вилли, встал рядом, приобнял его левой рукой за плечи, а потом поднял фонарик на верхний ярус кровати и положил в ногах на угол одеяла, направив свет на заднюю стену.
        - Меня зовут Флип,  - представился он,  - а это Вилли. Мы духи.
        Кэй смотрела на них, затем попыталась сглотнуть еще раз.
        - Это я уже знаю,  - сказала она. Они оба вздрогнули.  - В смысле, как вас зовут. Потому что я проснулась, когда вы еще по крыше лезли. Я слышала, чт? вы говорили,  - объяснила она.  - Но я не понимаю, что вы тут делаете, зачем положили мне эту карточку, зачем вам нужен папин зуб. И так далее. И закройте, пожалуйста, окно, пока мы с Элл не простудились.
        Левой рукой она протянула Вилли карточку, а Флип тем временем шмыгнул у него за спиной к окну, закрыл его и вернулся.
        - Флип, нам надо представиться как следует,  - сказал Вилли. Флип медленно кивнул, глубокомысленно поджав губы.  - Итак, слушай: я - Вильям Морок, дух, профессионально занимаюсь перемещениями, член Достославного общества духов и фантомов.  - Он отступил на шаг и поклонился.  - А это мой друг Флип Лешши, тоже член Достославного общества, и тоже, ясное дело, подвизается по части перемещений. Нам поступил приказ от Распорядителя нашего Достославного общества - приказ с самого верха: переместить твоего отца. Мы взялись за дело с утра, движимым имуществом кончили заниматься вечером, но не смогли забрать один предмет из списка - зуб, который ты, похоже, прячешь в кулаке вон там, за спиной,  - и поэтому нам пришлось вернуться, чтобы мы могли отчитаться за все. В обычном случае это ровно никакой трудности не составило бы, но, поскольку ты автор…  - Он вновь споткнулся на этом слове, и на несколько секунд его дыхание участилось.  - Поскольку ты автор,  - повторил он,  - ты услышала нас, проснулась, подключилась к происходящему, и теперь, в общем, нам надо с тобой разбираться.
        Кэй перевела взгляд на Флипа, который легонько кивал, наклонив голову к плечу. Вдруг он быстро сунул руку в один из карманов своего балахона - похоже, подумал или вспомнил о чем-то.
        - Она точно у меня где-то была,  - сказал он. И, пошарив еще, вытащил черную глазную повязку вроде пиратской и протянул ей.  - Тебе, может быть, пригодится на время, пока глаза не привыкнут. Так щеке будет легче.
        Слегка наклонясь вперед, Кэй опасливо взяла ее у него и тут же вновь откинулась назад и прижала правую руку к стене. Устроившись, посмотрела на повязку у себя на ладони, где она лежала темным пятном в еще более темной тьме.
        - Вилли,  - сказал Флип.  - Что-то мне подсказывает, что этой повязка не понадобится.
        Вилли не пошевелился и не оторвал от Кэй взгляда, но вдруг показалось, что он смотрит ей в глаза так, словно она - рассвет, которого он ждал всю ночь.
        - Да,  - согласился он.  - Да. Пусть повязка будет у тебя, если хочешь, но сейчас попробуй открыть оба глаза. Просто…  - Тут он перекрестил руки на груди, а потом развел их в стороны, сотворив подобие распускающегося цветка и точно охватывая всю темную комнату вокруг них.  - …просто попытайся смотреть на мир непринужденно. Или нет, не пытайся - просто позволь этому произойти. Смотри двумя глазами, как одним.
        Кэй расслабила все мышцы лица, давая векам мягко опуститься. Облегчение было таким, что чуть ли не больно стало. Закралась мысль: может быть, это уловка, может быть, духи вознамерились украсть зуб, пока ее глаза будут закрыты? На секунду она напряглась. Но легкость в лице была слишком приятна, чтобы от нее отказаться. Непринужденно. Она открыла глаза.
        Духи по-прежнему были тут. Кэй моргала так быстро, будто веки были не веки, а крылья бабочек.
        - Теперь ты, по сути, одна из нас,  - промолвил Вилли. И тут же, изменившись в лице, торопливо добавил:  - Сударыня.
        Кэй глупо глазела на них, не зная, что сказать. Мама всегда учила ее быть откровенной и не тратить слов попусту. Она решила сразу перейти к делу.
        - Что это значит - разбираться со мной? Для чего вам нужен этот зуб? Куда вы отправили папу?
        Ответил на этот раз Флип.
        - Видите ли… сударыня,  - он быстро и, кажется, вопросительно взглянул на Вилли,  - дело обстоит ровно так, как мой коллега говорит. Мы получили приказ переместить вашего отца и выполнили его; а когда перемещаешь кого-то, приходится и все движимое забирать, все предметы, имеющие к этому лицу отношение, надо, чтобы ни следа от них не осталось там, откуда совершается перемещение. Иначе они продолжают… в общем, так положено. И у нас имеется полная опись его движимого имущества,  - тут он потряс перед Кэй первыми восемнадцатью страницами приказа, который он так усердно изучал,  - но мой глубокоуважаемый сподвижник,  - Флип демонстративно повернулся к стоявшему рядом Вилли и по-фиглярски высунул кончик языка,  - ухитрился вечером по ходу дела одну вещицу прошляпить. Зуб. Вот почему мы здесь.
        Они явно не привыкли, подумала Кэй, объяснять людям свое поведение. Она заметила, что не так сильно теперь сжимает край одеяла, и слегка изменила положение тела, чтобы стало удобнее. Села чуть повыше.
        - Не каждый день,  - продолжил Флип,  - дух, выполняя задание, натыкается на свидетеля, но, когда это происходит - это произошло, ты помнишь, с моим двоюродным братом Хинкипанком не далее как в прошлом году,  - он повернулся к Вилли, и тот энергично и очень сочувственно закивал,  - когда это происходит, необходимо переместить и свидетеля. Потом им занимается Распорядитель.
        Кэй более нервным взглядом теперь на них посмотрела. Она по-прежнему понятия не имела, что это за «перемещения» такие и кто такие «авторы», и готова была уже спросить, когда Флип внезапно ее опередил, поспешно добавив:
        - Но, разумеется, мы не можем перемещать вас, сударыня, поскольку вы автор и все такое.
        Он лучезарно улыбнулся и посмотрел на Вилли. Тот выглядел озадаченным.
        - Не можем?  - переспросил он.
        - Нет, не можем,  - отрезал Флип.
        Кэй резко вмешалась:
        - Но что такое…
        Тут, однако, совсем уж неожиданно, Элл внизу громко зевнула, пробормотала что-то нечленораздельное и сонно повернулась на другой бок. Они все про нее забыли. В лицах обоих духов мелькнула паника, но тут же прошла, тревожиться продолжала одна Кэй, боясь, что Элл проснется и ее захотят переместить.
        Флип, снова спокойный, похоже, понял без ее слов, что ее волнует.
        - Не переживайте. Согласно письменному приказу, в котором ошибок быть не может, ваша мама и сестра не могут ни видеть нас, ни слышать - в смысле, по-настоящему видеть нас такими, какие мы есть. Если бы они получили нашу визитную карточку, они ее не заметили бы. Подумали бы, что это пустая бумажка. Если бы они наши голоса услышали, это было бы для них завывание ветра. Натолкнулись бы на нас - убедили бы себя, что мы какие-то совсем другие люди или, может быть, что мы им просто привиделись. Весь фокус в том, как человек смотрит на окружающее - или, вернее, какой взгляд на окружающее ему навязывают.  - Длинным изящным пальцем он постучал по виску около глаза.  - Только свидетели могут нас видеть по-настоящему.
        - И авторы, разумеется,  - добавил Вилли.
        - Кто вы такие?  - раздался заспанный голос Элл с нижнего яруса.
        Вот теперь, почувствовала Кэй, духи были действительно ошарашены. Они выпрямились так, что стукнулись головами о потолок.
        - В приказе что-нибудь об этом было?  - спросил Вилли.
        Флип покачал головой. Очень медленно они позволили глазам опуститься к нижнему ярусу кровати; затем наклонили головы и согнули спины; и вот уже они оба, сложившись пополам, пристально разглядывают Элл. Она терла правый глаз правым кулачком. Ее светло-рыжие локоны, обрамляющие круглое пухленькое лицо, мягко покачивались, да и вся она легонько покачивалась из стороны в сторону, еще не до конца пробудившись от глубокого сна. Она еще раз зевнула и приподнялась на локте.
        - Вы к маме в гости пришли?  - спросила она, глядя то на одного, то на другого.  - Папа вернулся? А Кэй здесь?
        Кэй была здесь; точнее, она уже спускалась со второго яруса по лесенке и пару секунд спустя оказалась подле младшей сестры. Правую руку с зубом она надежно, как и раньше, зарыла в пуховое одеяло позади Элл и себя.
        - Это,  - промолвил Флип,  - неожиданно до самой распоследней степени.
        - Это попросту жуть наводит,  - поддакнул ему Вилли.
        - Если мы отправимся с вами,  - быстро спросила Кэй,  - мы сможем вернуть сюда папу?
        Флип замотал головой и начал было рассуждать о том, что перемещения необратимы, но Вилли его оборвал:
        - На этот вопрос тебе сумеет ответить только Распорядитель Гадд. Но я уверен, что он будет рад поговорить с тобой на эту тему. И мы можем доставить тебя туда очень быстро. Или вас обеих.
        Флип запротестовал:
        - Вилли, она ребенок, и это сутки полета, а Гадд…
        - Нет, Флип. За все годы мы ни разу, встретив автора, не оставляли его на месте - а этот автор особенный, не будь я фант?м, если вру.
        - Что такое фантом,  - выпалила Кэй. Прозвучало даже не вопросительно.
        - Дух. Явление,  - сказал Вилли.  - Являющееся нечто или являющийся некто. Некто и здешний, и нездешний.
        - Значит, вы не тут на самом деле?
        - Нет-нет, я тут,  - ответил Вилли.
        - В отличие от меня,  - сказал Флип, раздраженно крутанув головой.  - Я пошел.
        Он двинулся к окну и просунул свое длинное тело между двумя шторами. Потом стало слышно, как он съезжает по короткому скату крыши и спрыгивает на землю. Дальше - его хрустящие шаги по мерзлой траве.
        - Прекрасно,  - решительным тоном промолвила Кэй.  - Мы отправляемся. Но зуб будет у меня.
        - Какой зуб? Куда отправляемся?  - спросила Элл.  - Куда мы, Кэй?
        - Искать папу,  - ответила ее сестра. В этот миг порыв ветра бешено стукнул отпертой створкой окна о металлическую раму, а потом, с новым порывом, она опять распахнулась в ледяную, черную ночную ширь.

        - Давайте его сюда.
        - Сию секунду.
        - Не позволяйте ему говорить. Баек нам сегодня не надо. Туже затяните намордник.
        - Сделано.
        - Глядите же, все глядите, что бывает, когда посвящают жизнь наивным надеждам и глупым мечтаниям. Глядите, как время висит на нем изорванной тряпкой. Грязь времени запеклась на его коже коркой. А если его резануть - смотрите, все смотрите на его кровь. Нет ничего такого же хлипкого, как кровь, такого же хилого. То она вверх, то она вниз. Ее страсти непредсказуемы. Она охмуряет ум видениями. Она привязывает сердце к своим диким фантазиям. Кровь - это немощь.
        - Но рана…
        - Она не смертельная. Свяжите его, ты и ты, и отведите в Фантазиум. Мне весело будет думать, как он лежит там, слабый и почти забытый. Если я стану о нем думать.
        - Сию секунду.
        - Пусть это вам послужит уроком.
        - Послужит.
        - Погодите. Напомните мне. Как его называют наши недруги?
        - Они называют его Зодчим.
        - Да, именно так. Зодчим. Пускай же возводит в Фантазиуме все замки, какие сумеет. Туже его, туже.

        3
        Вифинские рыцари

        Через несколько домов от их дома узенькая дорожка меж двух живых изгородей упиралась в деревянный забор с лесенкой для перехода, а дальше начиналась плоская пустошь, и Кэй с Элл, не поспевая за размашистым шагом двух духов, двинулись по мерзлой стерне. До этого, пока медленно шли двором, а потом, в конце дорожки, через колючий грубый кустарник, Кэй то засыпала на ходу, то пробуждалась, но теперь острый морозный воздух пустоши ударил по ней, взбодрил, обострил внимание, и она обернулась, чтобы дать сестре руку. Элл все еще слегка спотыкалась, ковыляла на нетвердых ногах после неловкого прыжка с низкой крыши сбоку от заднего окна. Кэй дергала ее вперед. Перебираясь через забор по скользким ступенькам, она думала, что совсем потеряла духов из виду; но потом впереди что-то полыхнуло - низкое оранжевое пламя, так оно выглядело,  - и она услышала нетерпеливый голос Флипа:
        - Поторапливайтесь! Нет времени! Скоро рассвет!
        Только когда они подошли ближе и темное небо, казалось, поглотило их полностью, она поняла, что они вступили в тень чего-то огромного.
        - Быстренько! Забирайтесь в корзину,  - сказал Вилли, протягивая руку.
        Новая внезапная вспышка оранжевого огня осветила все происходящее. Кэй ощутила прилив волнения и ужаса: духи держали у мерзлой земли на привязи гигантский тепловой аэростат, и его колоссальная оболочка возвышалась над ними в промозглом зимнем предутреннем воздухе. Кэй не могла отвести глаз от пламени горелки, рвущегося в нутро воздушного шара, от его необъятной округлой громады наверху. Элл встала как вкопанная и тянула ее за руку обратно.
        Флип, наоборот, был весь движение: он суетился вокруг аэростата, вытаскивал из земли колья, к которым была привязана корзина. «Нет же времени, нет же времени»,  - слышалось его лихорадочное бормотание, перемежающееся с сосредоточенными усилиями, когда он тащил вверх длинные металлические колья или давил на ручку какого-то сложного на вид приспособления, которое снял с крюка на борту корзины.
        - У нас действительно мало времени,  - настойчиво проговорил Вилли - теперь уже из запредельной темноты, воцарившейся, когда погасла горелка. Элл по-прежнему рвалась назад.  - Нам надо набрать высоту до рассвета, а то нас заметят. Ну же, лезьте,  - сказал Вилли, подавая девочкам уже обе руки поверх края корзины,  - я вам помогу. Тут очень много места.
        Заключив Элл в теплые объятия, зарыв ее лицо в мягкую, с начесом ткань своей одежды, Кэй пообещала сестре, что позаботится о ней. Потом подняла ее, передала Вилли, легко забралась в корзину сама, уселась на твердом полу и закрыла глаза, защищаясь от быстро прибывающего света, в котором - поверни она голову - она различила бы конец их дорожки, бледные предрассветные очертания домов, фонари - один, другой, третий,  - идущие цепочкой туда, где все еще спит в теплой постели мама. Рождественское утро - поверни она голову. Кэй стиснула зубы. Она слышала всхлипывания Элл, а потом ощутила ее тяжесть: сестра уткнулась ей в правую подмышку. Флип, должно быть, опять зажег горелку: она почувствовала лицом жар и свет от мощного пламени, услышала поток газа. И слышно было, как он крутит лебедки, подтягивает бесчисленные тросы и канаты, крепит их множеством специальных планок. Потом - внезапный толчок, и поблизости раздался возглас Флипа: «Почти!» С треском, с великим кряхтением двое духов водрузились на свои места в корзине. После этого - тишина.
        Несколько мгновений Кэй не ощущала ничего, кроме напряжения, охватившего весь аэростат: огромному шару наверху не терпелось взмыть, оторваться от холодной земли, горелка нагнетала в его оболочку жаркий, заряженный энергией воздух, толстые, древнего вида деревянные доски, составлявшие дно корзины, трещали и, приснащенные к земле последними натянутыми тросами, казалось, еле выдерживали подъемную тягу строп. Всего несколько мгновений.
        Кэй только тогда заметила, что затаила дыхание, когда задержанный воздух с силой вырвался из груди - когда аэростат, отшвартованный наконец, резко пошел вверх. Элл, прижавшись к ней сбоку, плакала в голос и вся дрожала. Или, может быть, это трепыхалась сама корзина: ее сотрясло, потом подбросило кверху, стропы дали слабину, потом она выровнялась, и стремительный взлет в небо сопровождался тошнотворным креном и качкой всего аэростата. У Кэй то и дело перехватывало дух. Она опять крепко зажмурила глаза, уперлась ногой во что-то твердое и притиснулась спиной к деревянной стенке. А потом, после очень напряженного отрезка времени, который показался сплошным, единым, после отрезка, когда невозможно было понять, поднимаются они или падают, она почувствовала, как ее колени накрывает что-то теплое. Она отважилась приоткрыть один глаз.
        - Вот, натяните до подбородков,  - сказал Вилли, кутая их, съежившихся на досках под нависающим верхним ободом корзины, в тяжелое одеяло. Воздух, который даже в этом укрытом месте порывами налетал на их лица, был страшно холодный - такой же ледяной, как вопросы, лежавшие без движения у Кэй во рту. Она быстро завернула себя и Элл в одеяло до самых глаз, обняла сестру одной рукой. Вопросы пусть подождут.
        Ее успокаивал вид двоих духов, которые стояли в корзине немного поодаль и разговаривали о чем-то уютном,  - голоса доносились, но слов не разобрать. Ни тот, ни другой не улыбался, но от их щек веяло самообладанием, в глазах светилась приподнятость и живое внимание, и это превращало невнятные звуки их беседы в танец гостеприимных возможностей. Элл притихла, а потом и уснула в полукольце ее руки, а Кэй все глядела и глядела на Вилли и Флипа: у первого - живые, проворные руки и ноги, и весь он пружинистый, гибкий как лук, а второй посолидней, помассивней, но тоже подвижный; если Вилли - парящая пиния, то Флип - каштановый комель. Корзина между тем поднималась, вначале быстро, но затем, когда подача газа уменьшилась, гораздо медленнее, потоки воздуха качали ее, подхватывали, несли на восток. Когда с креном и качкой взлета было наконец совсем покончено, Кэй приподнялась, села на корточки, аккуратно подоткнула вокруг Элл одеяло и встала на ноги.
        Дневной свет быстро прибывал - или, может быть, светлей становилось просто от подъема в небо. Так или иначе, вся корзина вокруг нее внезапно окунулась в рассвет. Везде, куда ни посмотри - всевозможные инструменты и оборудование: гаечные ключи, рукоятки, молотки, колотушки, огнива, толстые металлические прутья, длинные колья, обручи, бухты каната и веревки примерно двадцати разных диаметров, запасные крючья и карабины, металлические крепежные планки, бледно отсвечивающие при вспышках горелки, застежки, шпингалеты, кольца, связка ключей, ведра с песком и, конечно, мешки с балластом разных размеров. Кэй видны были натянутые канаты, перекинутые через борта корзины; на них висел балласт, который Флип за короткое время после взлета уже успел перебросить. Представив себе мешки, раскачивающиеся под корзиной, а потом падающие на землю, Кэй подумала про высоту, которую они набрали, и ей вдруг стало нехорошо. Дом остался внизу, далеко позади. Рождество. Она вновь повернулась к центру корзины, уперлась взглядом в пол, а затем постаралась сосредоточиться на мелочах: на сандалиях Флипа с узорным переплетением
кожаных ремешков, на небольшом деревянном кабестане - вертикальном вороте - с железными ручками-стержнями, на компактной приборной панели перед Вилли, свисающей с главного кольца в самой середине. Кэй видны были диски, похожие на циферблаты,  - они, догадалась она, сообщали сведения о высоте, скорости и направлении полета, о том, где они находятся. Там было несколько рычагов, а еще длинная серая трубка с важной насадкой, над которой постоянно хлопотал, регулируя ее, Флип и которая, предположила Кэй, обеспечивала подачу газа для основной горелки, зажигаемой от запального огня.
        Так и есть, подумала она, увидев оранжевую вспышку. Кэй отскочила бы, будь там куда отскакивать. Флип встретился с ней взглядами и улыбнулся.
        - Хочешь увидеть океан?  - бодро спросил Вилли.
        Сделав пару неуверенных, чуточку шатких шагов, она приблизилась к двум духам, стоявшим у деревянного края, и присела из осторожности - так, чтобы над корзиной возвышались только плечи и голова. Убедившись, что стоит устойчиво, она выглянула наружу.
        Впереди - какое это направление?  - немного к северу от востока, так говорил ей папа,  - она увидела солнце, увенчивающее горизонт. Суша там или море, трудно было понять из-за разлившегося сплошного сияния; но ближе, почти под ними, точно было море, бледное и серо-зеленое с чистой белой опушкой прибоя, накатывающегося на узкий песчаный берег Норфолка. Справа, слева и сзади - темные травянистые пустоши, посеребренные морозом и утренним туманом. Среди полей виднелись маленькие домики, порой могла показаться вереница оранжевых фонарей, которые догорали и дружно гасли. С левой стороны Кэй видела бледнеющие с рассветом огни небольшого городка, тут и там из труб шли угольные дымки - так ей по крайней мере казалось.
        - Куда мы летим?  - спросила она через некоторое время.  - В другой мир?
        Вилли стоял подле нее, наклонившись над бортом, расставив локти и положив подбородок на длинные сплетенные пальцы. Смотрел не на нее, а в необъятную ровную даль, на северо-восток, где солнце отрывалось от горизонта, обретавшего четкость. Его молчание длилось долго, но Кэй знала, что он ее слышал, и держала рот на замке. К тому времени, как он ответил, ей под левую руку уже робко тыкалась голова Элл. Девочки внимательно слушали, а между тем земля и море под ними развертывались во все стороны, делались отчетливо зримы. Доносился шум волн.
        - Насколько я знаю,  - заговорил Вилли, и намек на улыбку тронул уголки его рта,  - мир только один, вот этот самый. Нет,  - продолжил он медленно, словно говоря с самим собой,  - дело не столько в том, куда, сколько в том, как мы туда направляемся.
        Бросив взгляд на Кэй, у которой, вероятно, был озадаченный вид, он принялся задумчиво и звучно постукивать пальцами по верхнему ободу корзины. Кэй наблюдала за ним. Он смотрел словно бы вдаль, но так, будто видел нечто - нечто висящее в пустом пространстве вокруг аэростата. Его взгляд устремлялся туда и сюда, порой останавливался на секунду, но в целом движение его глаз непредсказуемостью своей напоминало прихотливый полет бабочки в летнем саду. Его взгляд по-птичьи то парил, то пикировал. Он, казалось, притрагивался глазами к тому, на что смотрел,  - до того бережно и осознанно зрачок поворачивался, останавливался, фокусировался и сохранял свое положение.
        Море под ними было изменчивым узором морщин и штриховки, было голосом гулкого безмолвия из глубины гигантского колодца. Элл молчала, но высвободила руку из-под одеяла, которым все еще были окутаны ее плечи, и, прижавшись к сестре, обхватила ее за талию. Кэй ощущала ее прикосновение, по-прежнему настойчивое, выдающее тревогу, страх, и пришла мысль о доме, от которого их относит все дальше, о ярких фонарях, чье сияние тонет в тускловатом свете холодного декабрьского дня, о маме, только начинающей ворочаться в постели и удивляющейся, почему таким поздним утром в доме так тихо. Рождественским утром. Наспех нацарапанная записка - вот и все, что они ей оставили.
        - В былые дни,  - заговорил Вилли на полувыдохе, словно продолжая с того места, на котором умолк,  - мы путешествовали морем. Из Вифинии можно было плыть почти что куда угодно, хотя, конечно, это занимало время, больше времени, чем сейчас, и, естественно, это требовало от нас гораздо большей организованности. Теперь мы несемся сломя голову. Совершаем больше ошибок. Но, правда, и дел у нас больше.
        От другого бока корзины донеслось фырканье Флипа - он все еще злится, поняла Кэй, из-за той последней страницы приказа. Обернувшись, она посмотрела на него сквозь снасти - он завис над панелью со шкалами и датчиками. Он нянчил их, был, судя по лицу, полностью на них сосредоточен, время от времени легонько поглаживал их кончиками пальцев. Глядя на него сбоку, она приметила по-детски длинные ресницы, румянец на скулах, гладкую кожу, сердитое, но вместе с тем какое-то веселое выражение лица. Его мятая, складчатая фигура и сложная мешанина шкал и рукояток вокруг него казались чем-то единым, как будто приборы и механизмы в такой же мере управляли им как инструментом, как он ими. Кэй порадовала мысль, что шар сам несет его домой, а он всего-навсего позволяет это и облегчает.
        - Так куда же мы? В Вифинию? Где это?
        - Нет, не в Вифинию,  - ответил Вилли, едва заметно качая головой.  - Место, куда мы направляемся, оно в горах, и у него нет названия.  - Его лицо чуть просветлело.  - Но мы движемся туда правильным способом. На плечах у ветра.
        - На плеча-ах у ве-етра,  - нараспев повторил Флип, стоявший в паре шагов. Он не поднял глаз.
        - Но почему не в Вифинию?
        Кэй не могла это так оставить, не могла после событий вчерашнего вечера. После доктора Андреа Лессинг. Она посмотрела на Вилли в упор, выдерживая его взгляд. Он не посмел отвести глаза.
        - Потому что нет больше Невесты,  - ответил он просто, а потом выпрямился, хоть и не до конца, и поспешил на помощь Флипу, хотя тому не нужна была помощь. Кэй стало ясно, что большего она не дождется. Большего не говорил никто - только эти два слова: Невеста, Вифиния, Вифиния, Невеста. В голове у нее, незваное, но неизбежное, звякнуло воспоминание о разговоре в кухне - о разговоре на повышенных тонах всего неделю назад. Сколько про это ни думай, ни к чему не придешь. Ежась от холода, Кэй стиснула зубы и сползла к Элл под одеяло - а та сразу же крепко-крепко ее обхватила. Глаза сами собой закрылись, корзина мягко покачивалась, Кэй слегка подташнивало от этой качки и начало уносить в дремоту. Точно сквозь дымку до нее откуда-то стали доходить слова Вилли - он продолжил свой ответ; сонная, разомлевшая в тепле, она улавливала, как могла, эти слова, которые текли медлительной струйкой.
        - Вифинская…  - прозвучало где-то очень близко от ее уха - может быть, он наклонился над ней или встал на колени,  - Невеста. Царица волокон, дева-шелковица, дева-коса, воспламенительница десяти тысяч любящих сердец, единственная бессмертная. Когда я был мальчиком, до всего этого, я видел ее однажды, мельком, в долине под нашим домом, среди плантаций,  - она шла к морю на закате солнца. Как ни подумаю об этом, о ней, так доныне всякий раз чувствую на лице влажный вес воздуха тем вечером, крохотный колючий холодок над верхней губой. Все, что о ней напоминает, прокалывает меня будто копьем.
        Он замолчал, стало тихо, если не считать негромкого налетающего гудения, похожего на звериное подвывание. Копье Кэй почувствовала, и еще как, тут же вспомнились острые, нацеленные голоса родителей, отскакивавшие от близких стен маленькой кухни, фехтовальные выпады и парирующие движения, холодные отвердевшие взгляды. Внутренним взором - ветер между тем щетинился и выгибал спину - она видела отца, стоящего в сутулой позе, принимающего удар, подставляющего себя критике, будто жертва, будто он всего-навсего непонятый, но терпеливый герой. На нем было пальто, на плече висела сумка, он стоял у двери в прихожую, но не порывался идти. «Она же Невеста, в конце концов,  - так почему ты на ней не женишься?» Ответа на это у него не было и быть не могло.
        Но Вилли пребывал в другом мире.
        - В моей деревне был человек,  - заговорил он снова,  - старый, полуслепой, он воевал в молодости за Невесту на востоке, торговый путь тогда еще был закрыт, и он обезножел от ран. Сидел целыми днями на циновке за дверью, в тени большого кедра, и пересказывал истории, которые слыхал на войне: про ее чудесное рождение из морской пены, про то, как она обрела Девять Священных Форм, про Великое Бракосочетание. И, если терпеливо подождать и слушать не перебивая, он мог перейти к пророчеству о ее уходе.
        Кэй тяжело качала головой в такт тяжелому раскачиванию корзины под действием попутного ветра. И чем дольше она кивала, тем дальше, казалось ей, отплывало куда-то в сторону ее сознание, и она подумала: не открыть ли глаза? Глаз. Она не могла вспомнить, сколько у нее глаз, но какая разница - ведь смотреть сейчас особенно не на что.
        К пророчеству о ее уходе, подумала она. Уходе.
        - О ее уходе из этого мира,  - тихо подытожил Вилли; но обе девочки крепко спали.

        Когда Кэй проснулась, все было по-другому. Во-первых - опять темно. А еще воздух теперь был сухой и страшно холодный, он битым стеклом резал ей кости. Элл, съежившись на боку, слегка похрапывала; по другую сторону от себя, совсем близко, Кэй увидела духов, они сидели друг напротив друга и играли в какую-то игру на круглой доске. Они всматривались в маленькие черные камешки и время от времени, не соблюдая строгой очередности, перемещали их.
        - Куда мы летим?  - резко спросила Кэй.
        Вилли взял один камешек и сжал в руке. Казалось, он встревожился, но затем успокоился.
        - Мы летим повидать Распорядителя Гадда, дело касается твоего папы. Кое-что необходимо сделать в связи со всеми этими свидетельскими способностями.
        - И авторскими,  - добавил Флип. Он сверился с прибором и поддал газу - горелка ответила продолжительным выбросом пламени.
        - Но куда…  - Кэй выбросила руку, охватывая этим движением черноту вокруг; сквозь эту пустоту лишь смутно проглядывала неровная, сухая, скалистая, поросшая кустарником местность, она медленно тянулась под аэростатом, который все дальше гнал ветер.  - Где все это? Где мы сейчас?
        - Все на свете стекает с гор,  - промолвил Вилли. Слегка склонив голову на сторону, он смотрел на Кэй как на источник огромного счастья. Казалось, он считает великой своей привилегией сказать ей даже единое слово.  - Что вода, что истории. Если хотим попасть к началу этой, надо подняться в гору и войти внутрь горы.
        Кэй почувствовала, что в ней поднимается злость.
        - Вы не отвечаете,  - сказала она. Не сварливо, но без обиняков.
        - Ответа - настоящего - не существует,  - отозвался Вилли.  - По крайней мере такого ответа, какого ты ждешь. Да, вначале ты, возможно, расстроена, сбита с толку, но не исключаю, что в самом расстройстве твоем отыщется кое-какая основа для надежды.  - Он опустил глаза на доску перед собой, на блестящие черные камешки и подвинул один, потом другой - первый просто и коротко, второй по длинной дуге.  - Бывают времена, когда самое важное только и видится - только и может быть увидено,  - что в темноте. Бывают времена, когда любая гора сгодится, когда важно войти не в какую-то определенную гору, а в какую-нибудь. Мы направляемся таким путем и в такое место, что нам, может быть, покажет себя нечто наивысшее.
        Кэй хотелось вознегодовать, но с каждым словом Вилли новая частичка ее расстройства, казалось, улетучивалась. Потому что в нем не чувствовалось пренебрежения к ней - ровно наоборот. Его глаза сновали туда-сюда между ней и доской, на которой по-прежнему лежала его рука,  - можно подумать, доска была холстом и он писал портрет Кэй, изучая линии и светотень ее лица под косым лучом фонаря.
        - Не понимаю,  - сказала она.  - Ничего не понимаю.
        - Вот и хорошо,  - промолвил Флип. Он сидел на полу ближе к ней и мог дотянуться ладонью до ее руки. Его прикосновение, бережное пожатие чуть ниже плеча - отеческая, нежная сила - поддержало и воодушевило ее.  - Сознавать свое непонимание - хорошо. Вот когда человек думает, что понимает, когда полностью в себе уверен - тут-то он обычно оказывается кругом не прав.
        - Что Гадду нужно от моего папы?
        Вилли и Флип дружно уставились на доску перед ними.
        - Что он хочет с ним сделать?
        - Вилли,  - сказал Флип тихо, еле слышно.  - Она еще девочка, но…
        - Она в опасности.
        - Она автор. Она уже проделала очень далекий путь, и очень храбро проделала.
        Вилли немного откинулся назад в сидячем положении, его руки теперь обхватывали полусогнутые колени.
        - Чтобы объяснить тебе, кто такой Гадд, мне придется тебе рассказать о вифинских рыцарях.
        Наклонив голову над доской, на которой они с Флипом до этого играли, Вилли начал передвигать камешки - округлые, продолговатые, с серовато-синим отливом, похожие на гальку, которую Кэй, бывало, собирала у моря в Норфолке. Они выписывали на доске сложные узоры, его длинные изящные пальцы двигались не переставая, независимо друг от друга, беспрерывно рисуя невидимые кривые, петли и спирали. В каждый момент кончик каждого пальца мягко толкал или тянул один, два или несколько камешков, так что Кэй видела на доске весь прихотливый процесс: камешки стягивались воедино, разбегались веером, группировались, менялись местами, перестраивались и перекомпоновывались, а потом вдруг все опять разобщались, постоянно обновляя свое распределение по доске. Поначалу это движение смутило Кэй, поставило в тупик, и она удрученно подумала, что сейчас просто повернется, проберется обратно сквозь снасти и залезет к Элл под теплое одеяло. Но, продолжая наблюдать, она увидела, что один из камешков перемещается не так, как другие, и пришла мысль, что в движениях пальцев Вилли, может быть, есть система: этот камешек совершал
короткие, быстрые рывки, большей частью по прямой, рывки, которые из-за того, что он переходил при этом от пальца к пальцу, не привлекали первое время ее внимания. Она заметила, что с ним постоянно сталкиваются другие камешки, и пожалела было его - жертву множества ударов; но потом ей показалось, что он переманивает эти камешки на свою сторону: отскакивая, они словно бы приобретали в какой-то степени его свойства, начинали двигаться не длинными летучими дугами, а все более скованно, заржавленно. Чем дольше пальцы Вилли плели на доске свою ткань, тем меньше Кэй их замечала, теперь она видела только камешки и их жизнь: то, как этот один, точно вирус, заражал остальные своей дерганой запинкой, он будто упрекал их за красивый полет, заставлял стыдиться самих себя. У Кэй расперло голову изнутри, она почувствовала, что подбородок подается вперед словно в попытке проглотить рыдание.
        - Вилли, хватит.
        Это произнес Флип; положив на доску ладонь, он заставил пальцы Вилли умолкнуть и этим помог Кэй очнуться.
        - Она воспринимает,  - сказал Флип.  - Ты орешь на нее. Довольно.
        Ладонь Флипа отвердела на доске, костяшки побелели - казалось, он давит на пальцы Вилли с неимоверной силой.
        Кэй подняла на Флипа глаза, но Вилли будто не замечал его вовсе; он заговорил тихим голосом, почти шепотом, и Кэй напрягала слух, чтобы улавливать его слова поверх содроганий ветра вокруг аэростата.
        - Век за веком мы были гильдия, тысяча и один нас было, и все голоса были равны в залах Вифинии, каждый был рыцарем. Духи левой стороны, чьи ладони были полны камешков, строили сюжеты из причин, следствий и путей, какими движется все на свете; духи правой стороны, подставляя раскрытые ладони вдохновляющему воздуху, мечтам, сновидениям, творили силой воображения вселенную идей. Вместе мы плыли по ветру, оплетая края земли нашими песнями. То были дни могущества, когда духи левой стороны - великие барды и рассказчики сказок - брали у духов правой стороны - у фантазеров и прорицателей - материал и основу для самых волшебных историй, эпических и романтических, которые расходились по континентам, распространялись за семь океанов. Мы жили и коловращались тогда в некоем равновесии, в сбалансированном и совершенном движении. Сюжетчики почитали фантазеров, те, в свой черед, уважали сюжетчиков. Казалось - мы движемся в танце, которому нет конца…
        - Те дни давно прошли, дружище,  - сказал Флип. Бережно, как будто ставя хрупкую, ценную вещь на ненадежную поверхность, он отпустил руку Вилли, лежавшую на доске между ними.
        - Мы были счастливы. Может быть, слишком наивны. Но счастливы.  - Кэй почудилось - корзина слишком мала, чтобы заключать в себе великую пустоту, из которой вещал Вилли.  - Но потом равновесие вдруг оказалось нарушено, и Гадд, который всегда был таким, как сейчас,  - не повествователем и не рассказчиком, не деятелем по части средств и движения, не фантазером, не сюжетчиком, не провидцем, не прядильщиком чар, а только лишь силой, нацеленной на…
        - Результат,  - тихо вставил Флип.  - С самого начала Гадд хотел одного: результата.
        Вилли кивнул.
        - Да, результата. Он сплачивал вокруг себя все больше духов левой стороны. Создавалось впечатление, что они фактически действуют по его приказу, а не руководствуются доской, как прежде. Мы руководствовались доской тысячу лет. А они потянулись к Гадду. Мало-помалу Гадд привлекал к себе новых и новых духов левой стороны, а потом, постепенно, и правой, и даже некоторых фантомов, и наконец их стало так много, что они решились устроить в гильдии голосование,  - и мы проиграли. И Гадд сделался Распорядителем, а мы теперь исполняем его распоряжения.
        - За исключением тех, что находятся на странице девятнадцатой, которую ты использовал вместо носового платка,  - заметил Флип.
        - Ага,  - согласился Вилли, хотя он не слушал.
        Флип, глядя на Кэй, шутливо закатил глаза, но она решила, что тоже его не слушает. Флип встал на ноги, перешагнул через Кэй к приборам и начал возиться с канатами и клапанами, сверяясь со шкалами и что-то бормоча то из одной памятки, то из другой.
        Кэй во все глаза смотрела на лежавшую перед ней доску - на ее неровные, неотделанные края, на темную, в мелких пятнах, гладкую поверхность, где по сию пору была видна текстура дерева, из которого эту доску выпилили, где пробегали отсветы от неравномерно качавшегося наверху фонаря. И очень скоро зрелище ее зачаровало: пальцы Вилли возобновили свое рассеянное кружение, их кончики легонько подталкивали, деликатно смещали камешки на доске, которую крупно раскачивало вместе с корзиной. В узорах, что творил с их помощью Вилли, она заметила теперь кое-что новое, странное, чего, она чувствовала, раньше там не было: посередине появились два камешка - один почти безмолвный и малоподвижный, но подталкиваемый через равные промежутки времени, как бы находясь под действием тикающих часов; другой - экстравагантный, выписывающий спонтанные дуги, импульсивный ловец удачи. Инстинкт подсказал ей, что первый камешек - она, второй - ее сестра. Она знала это так же точно, как если бы Вилли достал кисть и краски и написал их портреты.
        Кэй подняла на Вилли взгляд.
        - Что это за доска?  - спросила она.  - И что это за камешки? Игра такая?
        Вилли нахмурился.
        - Нет, не игра. Не совсем игра. Тут нет соперничества, нет победителей и побежденных - только движение и чтение. Называется - сюжетная доска, а на ней сюжетные камешки. Никакой дух левой стороны не отправится в путь без такой доски; они всегда при нас. Они дают нам возможность разложить любую ситуацию, любое повествование, любую историю на простейшие элементы, благодаря чему мы видим ее строение и понимаем, как происходящее сейчас связано с тем, что уже было, и какова его связь с другими ситуациями и историями в будущем.
        - Значит, доска помогает предсказывать будущее? Вы можете мне сказать, что со мной приключится? Мы найдем папу - это видно там?
        - Нет. Это было бы прорицание. Тут есть разница; некоторые духи способны прорицать, но сюжетные доски им для этого не нужны. Они выхватывают видения из воздуха, как глаз выхватывает звезды холодной ночью. С помощью сюжетных досок мы просто глядим на очертания историй и стараемся понять, как эти очертания работают. Тут - вероятности, привычки, тенденции, то, как события обыкновенно развиваются. Например, камешек, который ты видела раньше,  - это Гадд, а камешки вокруг него - некоторые из прочих духов; наблюдая за взаимодействием этого камешка с другими, ты могла видеть, как Гадд установил с ними связь, начал на них влиять, превратил в подобия себя самого.
        Кэй кивнула, желая, чтобы черные, с синеватым отливом камешки, теперь почти неподвижные, разве что чуть-чуть подталкиваемые изредка, снова пустились в танец под воздействием пальцев, снова заскользили по испещренной пятнышками доске.
        - А потом вот этот камешек была я,  - сказала она, прикасаясь к нему,  - а вот этот - Элл.
        Вилли вскинул на нее глаза, как ужаленный.
        - Или нет,  - пошла она на попятный.  - Может быть, я ошиблась.
        - Нет,  - отозвался он, смягчаясь. Его пальцы вновь затанцевали по доске.  - На каждое отдельно взятое движение можно смотреть многими способами. Многими, многими способами - им нет числа. То, что я тебе показал вначале, можно истолковать и как состязание между порядком и неупорядоченностью. Или как распространение болезни между, скажем, мышами в клетке или кроликами в крольчатнике, когда со временем заражается вся группа. Истолкований этой схеме можно дать сколько угодно, было бы время; но я сказал тебе, что это Гадд, и ты увидела Гадда.
        - Но то, что делается на доске,  - это правда?
        Кэй пыталась что-то нащупать, но плохо понимала что.
        - Модели, мысли и истории не бывают неправдой. Как ты с ними обходишься - другой вопрос.
        В этот момент она почувствовала толчок, и Флип - до этого бормотавший - перешел на отрывистый лай, а потом на крик. Вилли встрепенулся, вскочил на корточки, неосторожно попал головой в переплетение снастей, его длинные пальцы заметались в воздухе. Все вокруг сталкивалось между собой, инструменты раскачивались, опрокидывались, стукались друг о друга, ломались - а корзина неслась куда-то дикими скачками. Летела вниз. Не дожидаясь, пока до нее дойдет, что кричит Флип, Кэй кинулась, обегая оборудование, к Элл - та моргала, проснувшись от качки и шума, в ужасе глядя на черно-серое небо. Вилли, припав к полу, пытался крутить кабестан, Флип лихорадочно поддавал газу в горелку, стараясь, сообразила Кэй, увеличить подъемную силу, прекратить тошнотворное падение. Возникло и не проходило чувство невесомости, ощущение прыжков на Луне. Она обняла Элл, крепко ее обхватила, и тут наконец разобрала: «На плечах у ветра!»  - вот что кричал дух.
        За секунды до жесткого приземления Кэй вспомнила, чт? видела на сюжетной доске, когда началась суматоха: продолжающееся дугообразное движение по краю пятнистой доски одинокого, нетронутого другими, изящного камешка, неторопливое, но элегантное, с легким вращением.

        - Там было крушение.
        Они толпились и переминались перед ним - длинные и легковесные фигуры, едва способные сохранять форму под натиском его приземистой и массивной бесформенности.
        - Сколько погибших?
        - Никого.
        - Пока никого.
        С внезапной решительностью он двинулся вперед. Они раздались, пропуская его, как растительное масло пропускает воду, потом сомкнулись и последовали за ним.
        - Мы должны устроить встречу. Позаботьтесь, чтобы все для них было готово. Пришло время реализовать наши новые планы.
        Ближайший, самый угодливый и притом самый амбициозный, увидел свой шанс.
        - Мы разыграли это на сюжетной доске, и…
        Отпор, данный на ходу, был полным:
        - Оставь при себе эти бабушкины поверья, не желаю о них слышать! Как они мне надоели - ваши кругляши с их глупым колдовским коловращением!
        Небольшой группой они вступили в обширный пустой зал. Гадд встал посередине, медленно повернулся и воздел в простор помещения узловатые, точно обрубленные, ладони.
        - Назовите меня вашим владыкой. Владыкой всего этого.
        - Вы единственный владыка внутри горы.
        - Только моя рука способна повелевать. Только мой кулак. И все же нет, я пока не единственный владыка.
        Зал был освещен сотней светильников.
        - Понежнее с девчонкой. Она - средство для достижения моей цели. С ее сестрой… с ней как получится.  - Он раздраженно махнул рукой.  - Но что касается другой персоны - бейте без устали кулаками, чешите языками. Оплетите его ложью. Надо его сломать, и поскорее.

        4
        Гадд

        Если полет был холодным и неспокойным, если он казался порой трудным и тошнотворным, то куда хуже, при всей его краткости, был внезапный стремительный спуск в конце. Желудок Кэй ринулся чуть не в кончики пальцев, горло, сухое и узловатое, как наросты на дубовых листьях, душило ее. Когда, через несколько секунд, корзина рухнула, судя по звукам, на что-то скалистое, Кэй испытала едва ли не облегчение. После этого начался медленный коллапс: корзину разом и тащило, и колотило, и расщепляло. Оболочка аэростата продолжала сдуваться, и на них опустились сначала стропы, а потом и ткань. Флип, должно быть, погасил горелку, подумала она: впервые с начала полета тьма была кромешная. Ход времени так замедлился, что даже странно было: Кэй действовала, и притом ей казалось, что времени на обдумывание своих действий у нее масса,  - она одной рукой прижимала к себе Элл, другой расталкивала синтетическую ткань, чтобы их не задушило, и продолжала втискиваться в углубление под ободом корзины. Она немного перевела дух, и корзину, начала она ощущать, все менее свирепо волочило вперед, пока наконец она не остановилась.
И стало тихо.
        Воздух (шаря рукой, она обнаружила его источник) притекал из дырки в оболочке аэростата. Отпустив Элл, она, чтобы приблизить эту дырку, стала тащить к себе ткань, которая лежала вокруг складчатой массой. После этого, опять приобняв сестру, принялась подтягивать к дырке себя и ее. Еще немного усилий - и они высвободили головы, а потом и туловища. В ночном воздухе уже за пару шагов мало что можно было разглядеть. Луну закрывали облака, Вилли и Флип точно в воду канули.
        - Элл, как ты?
        Кэй немного расслабила руку, но тельце сестры все равно тесно прижималось к ее боку. Голос прозвучал пусть и чуточку сдавленно, но с силой:
        - Выпутываю ноги, пока не получается.
        Казалось, Элоиза не выбирается из обломков после жуткого крушения, а решает заковыристую задачку. Простые, храбрые слова - и у Кэй сразу стало легче на сердце.
        Потолкавшись, покрутившись, Кэй окончательно извлекла их обеих из тяжелых наслоившихся пеленок. Теперь они стояли на этой все еще зыбящейся ткани; пошатываясь, кое-как двинулись к ее краю, к твердой земле. Плотную, как штора, тьму вокруг колыхал ветер. На руке Элл, где во время падения задрался рукав, Кэй вдруг почувствовала ладонью пупырышки гусиной кожи.
        - Кэй,  - прозвучал голосок Элл, по-прежнему полный невинной отваги,  - что случилось? Я думала, мы летим искать папу.
        Будь даже у Кэй время на ответ, она не знала бы, что сказать. Ни ответа, ни времени.
        - Спрыгивайте. Живее,  - скомандовал Вилли, чье лицо выступило из мрака, жутковато подсвеченное ярким качающимся фонарем.  - Тут опасно. Хватайтесь за меня. Быстро!
        Кэй дернула Элл за руку, толкнула ее вперед. Едва она сама, метнувшись к Вилли, повалилась на него, как увесистый фрагмент оборудования и такелажа взлетел в воздух и хлестнул прямо по тому месту, где она стояла мгновением раньше. Тут наконец она увидела и Флипа: длинным ножом он перепиливал что-то. Стропу.
        - Мы приземлились на скале,  - тихо промолвил Вилли. Из-за усиливающегося ветра его было еле слышно.  - Я попытался закрепиться якорем, но он не удержит корзину, если ткань поймает ветер. А она его ловит. Флип старается спасти корзину. Что от нее осталось.
        Флип двигался вдоль обода почти перевернутой уже корзины, прокладывая себе дорогу среди натянутых снастей и строп,  - они щелкали, когда он их перерезал, концы отлетали, увлекаемые оболочкой, которая, несмотря ни на что, порывалась лететь. Вот ему осталось перерезать последние четыре или пять - и тут он крикнул Вилли:
        - Отведи девочек подальше, а то мало ли что!
        Вилли потянул Кэй, а та стала искать руку Элл. Нашла и потащила было сестру к скоплению больших камней, где можно было укрыться. Но Элл не двигалась с места. Кэй дергала изо всех сил.
        - Кэй,  - послышался голосок Элл.  - Кэй, я, кажется, застряла.
        Все происходило стремительно - и словно бы замедленно. Кэй повернулась и в свете фонаря Вилли сразу увидела: нога сестры увязла в мешанине канатов, оттяжек, привязных тросов, ткани и прочего. Но едва она повернулась, как ладошку Элл выкрутило из ее руки и девочку протащило два или три метра по жесткой земле. Ветер поднимал ткань, раздувал ее местами, как парус, и при каждом новом рывке тельце Элл перекручивало и мотало, с каждым новым метром вокруг нее все туже затягивался узел такелажа и кусков материи. Она кричала.
        Флип спрыгнул в тот самый миг, когда аэростат пришел в движение. Поначалу он глядел только себе под ноги, боясь угодить в какую-нибудь ловушку,  - а Кэй стояла ошеломленная, парализованная, смотрела на него во все глаза, словно стараясь взглядом заставить его помочь. А Вилли… у нее было чувство, будто они втроем очутились глубоко под водой; все вдруг налилось тяжестью, даже мысли.
        И тут Элл потянуло дальше.
        Они приблизились к ней почти одновременно. Флип - акробатическими прыжками среди танцующих канатов, похожий на какого-то психованного заклинателя змей. Вилли - тоже прыжками, но пригнувшись, хватаясь где можно за снасти, ища хоть что-нибудь, за что можно уцепиться и помешать аэростату безжалостно ползти к обрыву. Но Кэй - она смотрела только на Элл, на ее протянутые руки, к ней она бежала без всякой мысли о том, что сама может попасть в капкан, что ей самой угрожает бешенство снастей, которые метались и вились вокруг ее щиколоток, как ядовитые пресмыкающиеся.
        - Кэй, помоги мне! Помоги!  - кричала Элл. Она крутилась и рыдала от бессилия, пытаясь растянуть обвившие ее канаты. Кэй вцепилась сначала в одно хрупкое запястье, потом в другое. Она держала Элл, стараясь успокоить, принудить ее не дергаться. Вилли ухватился за что-то - за свободный конец ткани - и уперся каблуками в камни, разбросанные тут повсюду; с огромной натугой он удерживал тяжелую оболочку, не давал ей ползти дальше, выигрывал для девочки время.
        - Держи, Вилли, держи!  - крикнул Флип. Он уже был рядом. Вот его руки добрались до ноги Элл. Она была обмотана тросами и ремнями. Одна брючина задралась, и икра начала багроветь. Кэй глядела на все это. Немыслимо - сколько там было узлов, сколько всяческих пут. Глазам больно было смотреть, кровь в груди, казалось, ползла вдоль ребер, как муравьи.
        - Флип, режь ножом - нет больше сил держать.
        Флип продолжал вглядываться в ногу Элл, во всю эту массу узлов и переплетений.
        - Нельзя - слишком тут много и туго. Я порежу ее. Погоди.
        - Я не удержу, Флип. Если сейчас ветер…
        Флип выпустил ногу Элл и встал. Ярость в голове у Кэй вспухла немым криком. Как он смеет сдаваться! Как он смеет опускать руки!
        - Кэй… Кэй… Кэй…
        Ладони Флипа заплясали перед его лицом, пальцы вытягивались, извивались, он вперял взор то в Элл, то в свои руки, то опять в Элл. Вначале Кэй показалось, что он хочет применить какое-то колдовство, что он возомнил себя чародеем,  - но нет, тут было другое. Он шевелил руками так же, как до того Вилли на сюжетной доске.
        - Три… секунды… еще… могу,  - проговорил Вилли. Каждое слово прорывалось сквозь отдельный всплеск изнуренного усилия.
        Пальцы Флипа танцевали. Он вошел, чудилось, в некий транс, загипнотизировал себя, он словно бы глядел на самое важное, что есть на свете, и зрелище до того увлекло и заворожило его, что он выпал из времени, испытывая глубокую, напряженную любовь к своим движущимся ладоням. Казалось, он так же опутан, как Элл.
        И вдруг он разом обрел свободу. Плавным, быстрым движением он взялся за нож у себя на поясе, выхватил его, упал на колени и перерезал один-единственный трос в левой верхней части той мешанины узлов, что по-прежнему опутывала колено и бедро Элл. В тот самый миг Вилли, обессиленный, выпустил ткань и повалился на спину, задев по дороге плечо Флипа и свалив наземь его тоже.
        Но Кэй едва обратила на это внимание.
        Ее взгляд был прикован к тросам, обвивавшим ногу Элл. Они, точно живые, отпрянули от того места, по которому прошелся нож Флипа. Одни крутанулись, взвились и пропали; другие исчезли, разматываясь, напоминая воду, воронкой вытекающую из ванны; третьи, высвободившись из сложной путаницы, улетучились струйками пара на ветру. Так или этак - словно в замк?, щелкнув, повернулся ключ - они все расплелись, капкан разжал свои челюсти, Элл кое-как поднялась на ноги и рухнула в объятия Кэй. Та просто держала ее.
        Как ему это удалось?
        Когда Кэй опять открыла глаза и огляделась, двое духов уже начали сортировать имущество, которое пощадило крушение. Флип аккуратно взялся за корзину - она лежала опрокинутая в нескольких шагах от девочек - и с грохотом и треском перевернул ее обратно. Кэй пристально разглядывала его поверх сгорбленного плеча Элл. Мелькнула мысль, что он опасен,  - мысль, на которой он словно бы ее поймал, подняв на Кэй глаза и заставив устыдиться.
        - Иногда просто-напросто надо понять, какую нить перерезать,  - сказал Флип. Он медленно перевел дыхание, не отпуская ее глаз, потом пожал плечами и забрался в корзину, чтобы оценить ущерб.
        - Не так все плохо!  - прокричал он.
        Кэй и Элл после некоторых колебаний нетвердой походкой двинулись к нему вслед за Вилли.
        - Инструменты? Оборудование?  - спросил Вилли.  - Можешь определить, где мы находимся?
        - Хорошая новость,  - промолвил Флип, чуть ли не лучась,  - в том, что мы почти у цели. Думаю, час ходу, а то и меньше. И оборудование, кажется, большей частью цело: оболочка при падении очень удачно опустилась на корзину и удержала его.
        - А есть и плохая новость?  - спросила Кэй. Она чувствовала себя оглушенной, такой же пустой, как широко открытые глаза сестры.
        Флип, присев, гремел и лязгал чем-то на дне корзины.
        - Плохая в том, что нам придется нести то, что желаем сохранить. И если мы не хотим расстаться с надеждой на… то есть…
        - То мы бегом,  - сказал Вилли.  - Вы, девочки, можете бежать?
        Элл все еще потирала ногу, которую совсем недавно душили канаты. Какое там бежать, подумала Кэй; но они обе кивнули.
        Каждый взял что-то: Вилли и Флип - коричневые джутовые мешки, тяжелые на вид; Кэй - сумку, куда Флип торопливо положил кое-какие инструменты, сюжетную доску и камешки, собранные девочками на полу корзины; Элл - небольшую связку одеял. Флип нашел в корзине несколько сигнальных ракет и тут же пустил одну, надеясь, что кто-нибудь увидит и поспешит помочь, и еще потому, сказал он, что она осветит местность и поможет осмотреться. Они приземлились на какой-то плоской возвышенности в горах; с одной стороны был утес, с другой пологий спуск, плавно переходивший в подъем к высокому пику. Держась левее, они, решил Вилли, могут спуститься в горную долину, поросшую кустарником и низенькими деревцами. Там двое духов рассчитывали сориентироваться. К тому же облака начали рассеиваться, и свет звезд, а вскоре и луны, позволял, осторожно идя вниз, лучше выбирать дорогу. К тому времени, как они основательно углубились в полосу низкорослых кустов, они уже куда яснее видели друг друга и окрестный пейзаж. Флип выпустил еще одну ракету - Кэй опасливо чуть поотстала в этот момент вместе с Элл,  - и световой дождь,
который пролился, позволил им заметить в долине какое-то движение.
        - Это наверняка Хоб и Джек,  - сказал Вилли Флипу с довольной ухмылкой,  - не будь я фант?м, если вру.
        Флип, несмотря на тяжелый мешок, двигался вприпрыжку, и Вилли слегка подталкивал девочек, побуждая торопиться. У Кэй, которая то и дело перехватывала сумку, руки и плечи ныли и горели, но она терпела. Она, сколько могла, участила шаги, чтобы со стороны это выглядело как бег. Вскоре впереди послышались оживленные голоса, они делались все громче, а потом в оранжевом свете, источник которого, похожий на морской светящийся буй, вдруг показался из-за куста, Кэй и Элл увидели Флипа. С ним были еще двое духов, высоких и клиновидно тощих, как Вилли. Они перекладывали часть вещей из мешка Флипа в два других. Вилли, подойдя, остановился и протянул друзьям не ладонь, а согнутую руку.
        - Хоб Гоблин!  - промолвил он, сияя. Дух взял его руку двумя перекрещенными своими и на несколько секунд крепко притянул к себе, будто принайтовил к мачте морскую принадлежность. Потом Вилли повернулся к другому духу, который ждал очереди поздороваться.  - Джек Хэллоуин!  - воскликнул Вилли.  - Нам пригодится твой огонь, тыква ты светящаяся!
        Джек взял его руку такой же необычной перекрестной хваткой. Все четверо, прежде чем снова заняться мешками, постояли тихо, и между ними висело что-то, какое-то гудение, энергия. Кэй знала эту тишину, эту молчаливую задержку приятного мгновения, которого не хочется отпускать,  - ведь она тосковала по такому, воображала такое и множество раз старалась сама это сотворить. Глядя на духов, она с удивлением поняла, что это любовь.
        Вилли нагнулся и начал распределять что-то из своей поклажи. Какие же они, эти мешки, должно быть, тяжелые, думала Кэй, сколько же нужно было целеустремленности, чтобы их потащить… и тут она обратила внимание на их содержимое.
        - Это же папины вещи,  - заявила она. Она была рассержена и чувствовала, что прозвучало довольно грубо.
        Руки Вилли перестали двигаться, и два новых духа - она очень отчетливо видела их сейчас, наклоненных в ее сторону: круглые глаза, угловатые, тонко заточенные носы, высокие скулы, отливающие серебром волосы-оперение - пытливо нависли над мешками.
        Молчание нарушил Вилли, он был нескладно-официален:
        - Как я вам уже объяснил - сударыня,  - мы по долгу службы занимаемся перемещениями. Мы прибыли в ваш дом с описью и переместили то, что нам было предписано переместить. Вплоть до последнего зуба.  - Он медленно поднял на нее глаза, и они оба улыбнулись, хотя Кэй - против воли.  - Нравится нам это или нет - впрочем, заверяю вас: не нравится,  - такая нынче у нас работа.
        - Сударыня,  - добавил Флип с саркастическим глубоким поклоном и закатыванием глаз. Локоть у Вилли был очень длинный и острый, и Флипу, подумала Кэй, наверное, было больно получить сейчас этим локтем в бок.
        А двое других - Хоб и Джек - теперь перешептывались, освещенные фонарем, который у них был с собой. Вилли, как и Кэй, заметил их любопытство и, не сводя взгляда с Кэй, громко обратился к ним:
        - Да, дело обстоит так, как вы слышали. И с нами две девочки, которые значат больше, чем кажется. Одна из них,  - он боролся теперь с улыбкой или с гордой мимикой, которая лезла из-под ровной, напряженной серьезности заявления,  - автор.
        Встречающие были так же ошеломлены, как в свое время Вилли и Флип; ничего не говоря, они то и дело поглядывали исподтишка друг на друга и на девочек, пока те помогали раскладывать по мешкам одежду, бумаги, книги и другие мелкие знакомые предметы. И когда Кэй и Элл, окруженные четырьмя темными долговязыми фигурами, двинулись дальше, духи продолжали бросать на них взгляды. Элл быстро обессилела, Хоб забрал у нее одеяла и взвалил себе на плечи, а Кэй всячески побуждала ее идти - подбадривала, улещивала, порой умоляла, порой грубо тащила за руку. В какой-то момент, когда измученное тело сестры повисло на Кэй мертвым грузом, она остановилась и прижала бледное личико Элл к своей груди, приказывая теплу перетекать из нее самой в дрожащую маленькую фигурку.
        - Кэй,  - сказала Элл, отстраняясь с неожиданной силой,  - я думала, мы летим искать папу. А на самом деле мы помогаем от него избавиться, и больше ничего.
        Она уронила на землю мешочек, который ей оставили, и зарыдала.
        Кэй ничем, кроме объятий, не могла утешить сестру; она не чувствовала в себе сил, чтобы попытаться ответить на вопросы, которые по-прежнему кружили в ветреном воздухе вокруг: Что они делают? Где папа? Для чего все это? Джек взял Элл на спину и понес довольно весело, а Кэй - та несла на плечах одни вопросы.
        Меньше чем через час, поднявшись из долины, а затем спустившись по осыпи из крупных и мелких булыжников, они поставили вещи у входа в пещеру, которая показалась Кэй невыносимо зловещей.
        - Вот мы и пришли,  - сказал Вилли, присев поговорить с девочками. Видя, как напряглась Кэй, он добавил:  - Не бойся. Это не такая пещера, какие ты воображала.
        И правда: как только Хоб и Джек, высоко держа фонарь, вступили в нее, тут же в обширном внутреннем помещении зажглось множество таких же светильников, укрепленных на стенах. Пещера была пещерой только по названию: стены большого сводчатого зала были отполированы до блеска и увешаны гобеленами, вытканными из каких-то чудо-нитей,  - золотое, темно-фиолетовое, алое, голубое и желтое действовали на глаз, как звонкие диезы на слух, белое белело ярче, чем сияющие стены. Кэй доводилось видеть средневековые гобелены в старых церквах и музеях - не только у себя в Кембридже, но и в бесчисленных городках поменьше и деревнях, по которым таскал их папа, неистощимый на маршруты, на блокноты, на фотоснимки. Там все гобелены были выцветшие, большей частью серовато-голубые или зеленоватые, и, хоть иногда огромного размера, неизменно изображали скучнейшие вещи: победы во всеми забытых битвах, лесной пейзаж, очередную Богоматерь с младенцем. Здесь же висели совсем другие гобелены: светоносные, пышущие жизнью, пленяющие глаз полнотой страсти, опасности, страдания, торжества и радости. Кэй вглядывалась во все голодным
блуждающим взором. Вот герой кидается в жерло живого вулкана; вот две подруги разлеглись в море подсолнухов; вот три нимфы появляются из огромной разлившейся реки, преследуемые дельфинами; вот лица, сердитые или добродушные; вот процессия мальчиков-певчих идет по необъятному готическому нефу; вот пираты на медленно опрокидывающемся корабле; и, конечно же, духи, боги, гномы, феи, эльфы, сатиры, великаны и чудовища. Куда Кэй ни бросала взгляд - всюду теснились эти почти подвижные образы, творившие на стенах некий статический танец текстуры, цвета, повествования.
        Элл тоже была, несомненно, зачарована гобеленами. Все признаки усталости исчезли: хотя ее руки и висели по бокам, на лице, приподнятом и обращенном к стенам, шла игра возбуждения, интереса и узнавания. Она поворачивалась то туда, то сюда. Глаза перебегали с образа на образ. Кэй пригляделась к ней, удивленная ее сфокусированным вниманием и внезапной храбростью во взгляде после того, как Элл целый день робко к ней льнула. В протяженном сводчатом зале Элл стояла одна, поодаль от всех - от Вилли и Флипа, которые тихо и взволнованно разговаривали с двумя новыми, незнакомыми духами, только что вошедшими через дальнюю дверь, и от самой Кэй. Ее рыжие волосы, наконец-то совсем свободные от тугой косы, которую Кэй заплела накануне, ниспадали волнистыми прядями. При крушении аэростата пола ее синего шерстяного пальто в одном месте слегка порвалась, на брючине виднелось пятно, похожее на масляное, но в остальном она выглядела на удивление мало затронутой бурными событиями дня, и лицо, которое Кэй видела теперь в профиль, было спокойным, нисколько не напряженным. От нее веяло таким внутренним равновесием,
какого Кэй никогда раньше в ней не замечала, даже во сне. Казалось, Элл впервые в жизни пребывает целиком и полностью дома.
        - Кэй,  - сказала она, повернувшись.  - Мне кажется, я видела это место во сне. Я помню эти картины. Я помню эти цвета.
        - Не может такого быть, Элл. Ты же никогда тут не была, как ты можешь что-то здесь помнить?
        Кэй сама удивилась своему недовольному тону.
        - Я знаю. Но понимаешь, у меня чувство, что я помню.
        Элл показала на длинный узкий горизонтальный гобелен на левой стене, где старец, древний и морщинистый, но по-прежнему сильный, мускулистый и, ощущалось, полный величия, восседал на некоем подобии трона. Он смотрел на небольшую группу людей, которые двигались к нему, простоволосые и в лохмотьях, из темного угла в обширном сером зале, так тускло освещенном, что он показался Кэй вырубленным в граните, показался внутренностью горы.
        - По-моему, я знаю,  - сказала Элл,  - ну, или чувствую, что там происходит. Этот старик - судья, он судит жизни людей после их смерти, все их жизни целиком. А все эти, которые к нему идут, они только что умерли. Они отправляются в загробную жизнь, и судья каждому скажет, куда идти - в рай или в ад. Кэй, они все такие. Знакомые, будто картинки из книжки у нас дома. Или будто я сама их все выткала.
        - Ну что ты, Элл, ты же знаешь, что у нас нет книжки с такими картинками.  - Чем-то настойчивая убежденность сестры обеспокоила Кэй; она была раздражена.  - А тут так всего много. Что бы ни было, помолчи об этом сейчас. Погоди, пока мы не найдем папу.
        Тем временем Флип, должно быть, вышел через дальнюю дверь; Вилли все более разгоряченным шепотом вел разговор с двумя новыми духами. Кэй посмотрела на него критическим взором. Под яркими светильниками зала он выглядел еще бесплотней прежнего. Хотя изяществом рук и лица он отнюдь не уступал тем двоим, он был заметно более тощ, заметно более согнут. В их щеки не въелась такая, как у него, усмешка - пусть и добрая, но усталая и горькая. Вместо нее по их лицам-полумесяцам шли глубокие, тяжелые складки, как если бы, высекая их в виде каменных скульптур на внешней стене собора, ваятель приберег самые крупные надрезы, самые резкие линии для суровых лбов, сжатых губ, строгих подбородков. Один из них махал перед Вилли ворохом бумаг. Кэй тут же стало жалко Вилли - наверняка это опись имущества, подумала она; и, само собой, мгновение спустя, после короткого и явно неловкого молчания, все трое духов повернулись к ней. Вилли приблизился первым и, с обычной своей сутулой грацией, наклонился и присел на корточки.
        - Кэй, я должен попросить у тебя сейчас этот зуб. Чертобес и Огнезмей,  - он показал на тех двоих - они возвышались у него за спиной карикатурными воплощениями желания угодить вышестоящему лицу, один по-прежнему сжимал листы инструкции по изъятию имущества,  - обязаны отчитаться о перемещении перед Распорядителем Гаддом, а он не любит, когда старшие помощники заставляют его ждать.
        Что-то в том, как он произнес слова «старшие помощники»,  - малозаметное колебание, может быть,  - породило в Кэй недоверие к этим новым духам. Она не хотела поднимать на них взгляда и продолжала вместо этого смотреть в глаза Вилли. В них она черпала успокоение и, перед лицом новой опасности, грозившей, чувствовала она инстинктивно, ему так же, как ей,  - решимость.
        - Скажите им, пожалуйста, что я сама отнесу его Гадду.
        Чертобес и Огнезмей слушали их разговор. Теперь они, безрадостно усмехнувшись, смяли бумаги в один комок над самой головой Вилли; он, однако, оставался в прежнем положении, и Кэй показалось, что уголки его глаз опять тронула улыбка. Она почувствовала, что о ее бок трется шерстяное пальтишко Элл, и обняла ее одной рукой, по-прежнему не отводя взгляда от глаз Вилли. Он тоже их не отводил. Наступила долгая пауза, достаточно долгая, чтобы Кэй решила - и решила безоговорочно: что бы он ни сказал, она будет ему доверять. Наконец он промолвил:
        - Хорошо. Я пойду с тобой, буду твоим провожатым.  - Он выдохнул и кивнул.  - Думаю, пригожусь.
        Тут все пришло в движение, да такое быстрое, вихревое, ошеломляющее, что Кэй не успевала все воспринимать. О том, чтобы просить объяснений у Вилли, который легким шагом шел подле девочек, следом за Чертобесом и Огнезмеем, и речи не могло быть. Он явно уделял пристальное внимание реакции помощников Гадда. Вероятно, рассудила Кэй, он находится у них под началом: они шли впереди, он сзади.
        Когда миновали дверь в конце зала, огни за спиной погасли, впереди - зажглись. Если бы Кэй никогда не снились сны; если бы папа не носил ее на плечах по половине соборов Англии, поднимая так высоко, как только можно было, чтобы проверить, удастся ли хоть разок достать рукой до ребристого, украшенного орнаментом свода; если бы летними вечерами они с Элл не лежали на травянистом пустыре по ту сторону от их дорожки, используя вместо подушки заросли клевера, распевая песни, чтобы растормошить сонные облака, отправить их в пляс по небу,  - если бы не все это, ее, может быть, не поразило бы так помещение - огромная пещера,  - куда их с сестрой ввели духи. Но она видела сны, тянула руку, пела песни, и потому ей был внятен размер этого зала, где тысячи, десятки тысяч светильников, внезапно вспыхнув, торжественно грянули симфонию открытия. Кэй привыкла смотреть вверх.
        Это была библиотека; точнее - колоссальное книгохранилище, сокровищница книг. Если бы можно было взять и соединить громаднейшие храмы, нефы, палаты, тронные залы, аудитории, амфитеатры, стадионы, арены, то получилось бы как раз нечто подобное. Не зайди Вилли девочкам за спину, не поторапливай он их легкими прикосновениями, Кэй просто-напросто так бы тут и осталась.
        Полки, на которых стояли неисчислимые книги, были высечены из каменных стен пещеры. Вдоль пола, выложенного коврами, где перемежались винный и фиолетовый цвета, тянулись ряды длинных столов, на них тут и там виднелись сюжетные доски с кучками камешков у края каждой. Кэй насчитала четыре - нет, пять - рядов. В разных местах зала стояли гигантские глобусы, земные и лунные, в прочных деревянных каркасах, под каждый стол была аккуратно задвинута невысокая табуретка - мест хватило бы, подумала Кэй, для тысячи духов. Из книг она ни на какую вблизи посмотреть не могла, но ясно видела, что некоторые из них - может быть, большинство даже - грандиозного, титанического размера, на тысячу страниц или больше. На верхних полках, которые доходили до свода, книги, правда, делались меньше, и, когда маленькая группа, пройдя через зал, готовилась выйти, Кэй как раз успела заметить, что самые верхние полки уставлены крохотными книжками чуть ли не с ее ладонь. Когда они покидали библиотеку, в голову ей вдруг ударило: во всем этом необъятном помещении не было ни души. Абсолютная пустота.
        Миновав еще одну дверь-арку в толстой стене, все пятеро вошли в коридор, похожий на туннель. Тут, в отличие от книгохранилища и от первого зала с гобеленами, вовсе не было пусто: духи так и роились здесь, сновали, обходили друг друга - с изяществом, да, но еще и озабоченно, торопливо, нацеленно. Некоторые хмурились, как Чертобес и Огнезмей, у многих под мышками были бумаги. Не другие ли это описи имущества, подумалось Кэй, не жизни ли это других похищенных отцов и матерей, превращенные в каталоги? Или детей. Во внезапной панике она едва не натолкнулась на Чертобеса, когда он вместе с Огнезмеем остановился перед маленькой деревянной дверью. Огнезмей поднял кулак, поколебался, точно прислушиваясь к чему-то, и двукратно, сильно постучал. Дверь распахнулась.
        Залы, через которые они прошли, были величественны, гобелены завораживали, поражали. Комната же, куда они попали через низенький проем, не имела со всем этим ничего общего. Во-первых, в ней было темно - настолько, что глаза Кэй, когда духи, пригнувшись, ввели их с Элл в комнату, не сразу приноровились к этой темноте. Во-вторых, низкий потолок; Вилли, чтобы не упираться в его грубый камень головой, вынужден был и наклоняться, и держать ноги полусогнутыми. Но главное, чем комната была Кэй неприятна,  - это обилие в ней приземистых, коренастых духов лишь ненамного выше нее ростом и полностью лишенных той худобы и грации, что отличала Вилли и в какой-то мере даже Чертобеса и Огнезмея. Эти же, подумала она, шишковатые какие-то, волосатые, краснолицые и толстогубые; их лица и кисти рук были усеяны чем-то вроде бородавок. Десятка полтора их сидело за какой-то писаниной за двумя большими столами на козлах по обе стороны длинной комнаты, еще пятеро или шестеро несли бумаги от столов к вместительным шкафам вдоль стен или от шкафов к столам. В дальнем конце комнаты, на небольшом возвышении, за письменным
столом, богато украшенным резьбой, сидела одна сгорбленная фигура со склоненной над стопками бумаг головой; оттуда слышалось бормотание. Правая рука, лежавшая на столе, была стиснута в тугой кулак - до того тугой, что в полумраке были видны выступающие мышцы каждого пальца. Отреагировав на тишину, которая воцарилась в комнате, сидящий поднял глаза.
        - Гадд,  - со значением прошептал Вилли.
        - Отстой,  - с пренебрежением пробормотала Элл.
        - Наконец-то!  - прорычал Гадд, подняв кулак и грохнув им по столу.
        Сколько бы Элл ни храбрилась, Кэй ощутила, как по телу сестры прошла дрожь, ладонь сразу стала липкой. Кэй крепко сжала ее руку, собираясь внутренне для противостояния, которое сама себе обещала.
        - Ну,  - продолжил Гадд, низкоросло возвышаясь над столом, из-за которого он поднялся,  - сделал-таки дело на этот раз, недотепа? Я собственноручно написал тебе задание, дылда, потолкоскреб, никчемный шелкомотатель, передвигатель камешков, музолюбивый урод! Зря я не вышвырнул тебя вон вместе со всеми мечтунами, со стихотворцами и прочей шушерой. И вышвырнул бы, если бы меня не веселило, как ты вытягиваешь у себя кишки через заднее место. Орясина, безмозглая жердина! Ты настолько же туп, насколько…  - он измерил Вилли взглядом и глумливо ухмыльнулся,  - долговяз. Хуже напортачить с этим заданием было физически невозможно!
        Гадд и начал-то с напором, а кончил таким ревом, какой, показалось Кэй, был этому малорослому существу едва под силу. Он умолк - судя по всему, чтобы облизать толстые сухие губы. Вилли поднял руку, явно желая что-то сказать.
        - Ни слова не хочу слышать,  - оборвал его Гадд.  - Значит, вот они, детки. Скажи мне,  - обратился он к Вилли гораздо тише и рыскающей, возбужденной походкой, не сводя глаз с болезненно скрюченного духа, обошел стол и остановился на краю возвышения.  - Скажи мне, чудо-юдо, приходило ли тебе в голову, что ты когда-нибудь опять будешь удостоен такой привилегии - видеть, слышать, перемещать автора?
        Каждое его слово было клубком презрительного рычания. Кэй, ощутив, как рука Вилли бережно легла ей на плечо, стояла теперь чуть-чуть более гордо.
        - Клянусь музами, нет,  - промолвил он тихо.
        - Да при чем тут они?  - рявкнул Гадд, вновь зримо раздраженный.  - Знаешь ведь, что я не терплю, когда их поминают.  - Он помолчал, и в комнате сделалось тихо, если не считать шелеста бумаг на столах, за которыми трудились духи-коротышки, похожие на троллей. Время от времени они украдкой поглядывали на Гадда.  - Не думал, не гадал, не так ли? Не надеялся. А теперь отправился и выдернул ее прямо из детства, прямо из ученичества, загляденье просто. С тем же результатом мог взять и задушить ее в постели.
        Тут Кэй вздрогнула наконец. Вилли теснее прижал руку к ее плечу, и в то же мгновение Элл прильнула к ее левому боку.
        - А знаешь, мне хорошо, когда я вижу такого великого духа, как ты, из старой гвардии, да что там - старейшего - играющим роль в нашей маленькой революции. Это меня греет. Ты даже вышел за пределы той маленькой эпизодической роли в твоем собственном уничтожении, что я тебе назначил. Какой же ты лох, какой оболтус криворукий - просто поразительно!
        Гадд усмехнулся, квадратная челюсть отъехала вниз, и показались два ряда острых желтых зубов. Как у крысы, подумала Кэй. Он сошел с возвышения, кургузый, но почему-то с каждым шагом, чем ближе к ним, тем более властный. У Кэй в ушах запульсировала прилившая кровь.
        - Да успокойтесь же вы!  - рявкнул он девочкам, нацеленно глядя на них.  - Мы не причиним вам вреда. Хотя могли бы.
        Кэй вжалась в ладонь Вилли, но не отпрянула.
        Чертобес и Огнезмей, когда Гадд приблизился, подошли к нему слева, Чертобес протянул начальнику смятые страницы описи. Гадд взял их и тщательно расправил, разглаживая рукой, это занятие поглотило его целиком и, казалось, навечно. Потом, все еще глядя вниз, он встал перед Кэй, поднял голову и медленно, просто, с такой требовательностью в голосе, какая возмещала почти полное его беззвучие, проговорил:
        - Дай мне зуб.
        Сама собой, вопреки ее воле, правая ладонь Кэй двинулась вверх из кармана, поднялась в воздух и разжалась вокруг зуба, стоявшего на ней вертикально. Продолжая смотреть ей в глаза, не перемещая каменное лицо ни на дюйм, Гадд взял его. Каждый мускул ее тела протестовал - и все же каждый мускул делал ровно то, чего требовал Гадд.
        - Спасибо,  - сказал он. Сарказм, не доброта. Обойдя пришедших, он направился к одному из длинных столов, около которого Кэй увидела мешки с папиными вещами, принесенные Флипом и Вилли, Джеком и Хобом от аэростата. Он бросил зуб в открытую горловину ближайшего мешка и не стал идти дальше. Не поворачиваясь, не поднимая головы, произнес с такой же тихой властностью:
        - Позднее я разберусь с этим автором сам. А сейчас отведите детей в Каменоломни, накормите и дайте им отдохнуть. Чертобес, Огнезмей: мне надо будет потом с вами проконсультироваться насчет того, как с ними поступить. Но сначала отправьте эти мешки в хранилище. Действуйте.
        Двое услужливых духов взвалили на себя по мешку, пересекли комнату и, поднырнув, прошли через низкую дверь. Наступила недолгая тишина. Гадд медлил у приземистого стола красного дерева. Его палец рассеянно поглаживал стопку бумаг. Он был, казалось, погружен в раздумья.
        Кэй почувствовала, что Вилли, чья рука по-прежнему плотно придерживала ее плечо, пытается повернуть ее и вывести за дверь. Она крутанулась, высвободилась и сделала несколько шагов к Гадду. У нее кружилась голова.
        - Мы прилетели сюда за нашим папой. Где он.
        Это не был вопрос. Она просто выпалила это.
        Все тот же шорох бумаг, все те же негромкие шаги равнодушных ног между столами и шкафами - таким был звуковой фон, на котором бешено стучало сердце Кэй. Гадд долго хранил молчание. Она смотрела на костяшки его пальцев на столе - пальцы опять были напряжены, потом костяшки побелели, казалось - от злости или, она надеялась, от страха. Лица его она не видела, только загривок над грубым воротом из плотной шерстяной ткани и свалявшиеся спутанные волосы на затылке. Она ждала, зная, что он слышал ее.
        Наконец Гадд заговорил, вновь тихо; но костяшки пальцев дошли до почти серебряной бескровности, а в голосе зазвучала новая, особая угроза.
        - Я уже с ним разобрался. Вы опоздали.
        Вилли вытянул свою длинную руку и вытащил Кэй из комнаты.

        Гадд обошел скрюченное тело на каменном полу Фантазиума. Лежащий был одет в грязные лохмотья, связан грубыми веревками. Только голова была свободна, но волосы на ней склочились, на лице засох пот - и другое, похуже. Два коренастых духа в капюшонах, стоя с одного бока, всё бормотали маниакальные фразы, всё шептали ему угрозы - взрывчато, яростно.
        - Он готов?
        Один из духов умолк. Он поднял голову и посмотрел на Распорядителя пустым растекшимся взглядом. В полусумраке помещения его зрачки медленно начали фокусироваться, как будто его взор был птицей, прилетающей с порывом ветра из дальнего далека.
        - Почти.
        - Ничего уже не помнит?
        В это мгновение скрюченная на камнях фигура издала прерывистый стон. Она дернулась, толчками рук попыталась растянуть веревки. Гадду пришла на ум красивая бабочка, бесплодно силящаяся выбраться из неподатливого кокона. Он видел такое однажды в жаркое время года, она корчилась в жесткой оболочке до полного изнурения. И до смерти.
        Лежащий ловил ртом воздух. Опять застонал.
        - Мои дочери…
        Полуулыбка сползла с бугристого лица Гадда.
        - Помнит одно,  - сказал ему дух.
        - Работайте над ним! Не давайте ему отдыха. Он мне нужен будет утром в готовом виде.
        - Ясно,  - промолвил дух и, спрятав лицо во мраке капюшона, снова взялся за дело.
        Несколько минут Гадд наблюдал за происходящим. Он тщательно заботился о том, чтобы не издавать ни малейшего шума, даже дыхание свое подстроил под ритмический речитатив служителей с его подъемами и спадами. Слова не были ему слышны, но он знал, что это за слова. Методику он разработал сам. Кормить и кормить жертву ложью, псевдоисторией, фальсифицированными сюжетами, поместить человека в зеркальную комнату, где он безнадежно потеряет себя. Голоса должны повышаться и понижаться, прибывать и убывать, как звук саранчи, поедающей его душевный мир, поедающей его уверенность, в конце концов поедающей все, что он знал или о чем мнил себя знающим. После раздражения у него наступает транс, переходящий в исступление, переходящее в слабость. И, ослабев, он наконец выпускает из рук собственную историю. Он уже не ведает себя.
        И тогда он готов. Человек, достигший этой стадии, лишен всякой целостности, он совершенно аморфен. Он поверит во все, доверится всему и, словно он летит в пустоте, схватится за что угодно и тут же возомнит, будто обрел твердую опору. Любой мираж, любое наваждение он примет за надежную, безусловную реальность, любую дикую фантазию - за вечную истину. Он так жаждет убежденности, что все принимает на веру, он до того беззащитен перед всем, что ему говорят и с ним делают, что сам не заслуживает ни малейшего доверия. И в таком вот состоянии полнейшей слабости и уязвимости его можно отпустить. Да, взять и отпустить. Пусть перебивается как может - когда он ни на что уже не способен. Пусть в своем безумии рвет себя на куски. Пусть над ним смеются дети, пусть его пинают прохожие, пусть его примут за бродягу и посадят за решетку, а то и хуже.
        Гадд ухмыльнулся. Да, приятно вообразить, как Зодчий, великий архитектор несбыточной надежды, бредет по невесть каким неприветливым улицам, преследуемый детьми и психами.
        Было время, ты охотился на нас, подумал Гадд. Пусть теперь на тебя поохотятся.
        Он вновь ухмыльнулся, затем повернулся и тихо прошествовал наружу.

        5
        Каменоломни

        Впоследствии Кэй не могла ясно вспомнить, что было дальше; она тащилась коридорами и еще коридорами, если и соединенная с другими, то бесчувственно, как поводками. Голоса, шаги, звуки открывающихся и закрывающихся тяжелых дверей доносились как будто издалека, точно из-за стенки, обитой ватой. Ей запомнилось ощущение долгого спуска, не по лестнице, а по череде протяженных уступов, которые, похоже, все время поворачивали влево. Иногда им встречались другие духи, и малорослые, и долговязые, они шли чаще парами или небольшими группами, реже поодиночке. Она вся была онемение, холод и пустота; кости ног словно бы сделались полыми и подрагивали, как бамбуковые трости. Так много вопросов, и совсем нет сил их задавать…
        Несколько раз по пути вниз ноги у нее подгибались. И неизменно рука Вилли была тут как тут, подхватывала ее, не давала упасть - он как будто читал ее мысли, понимал, до чего ее ногам больно, до чего в них пусто. Поначалу она была ему благодарна, но потом начала досадовать. Она хотела упасть. Хотела рухнуть - но он ей не позволял. Да, она знала, что он ей друг, но чем дальше, тем больше чувствовала в его мягкой поддержке руку тюремщика.
        Нырнув в низкую арку, они очутились в еще одном пещероподобном помещении, грандиозном и совершенно пустом. Тут не было, в отличие от первых двух залов, ни мебели, ни убранства, ни светильников; но тут было еще намного, намного просторней. На далеком потолке - хотя потолок ли это?  - Кэй, изумленно запрокинув голову, увидела крохотные светящиеся точки, похожие на звезды; их узоры, их водовороты и каскады были гораздо насыщенней и упорядоченней, чем созвездия. Слабый свет, который от них шел, очень мало что позволял видеть вокруг, только давал общее ощущение сумрачной необъятной пустоты. На полу пещеры она не приметила вначале ничего особенного, но слух с разных сторон улавливал тихое журчание, словно недалеко протекал ручей; и свежий неутихающий ветерок шевелил ей волосы, когда Вилли, повернувшись, присел на корточки поговорить с ней и сестрой.
        - Мы пришли в Каменоломни. Не роскошное место, но тут мы живем. В смысле - мы, духи. В Каменоломнях действует негласное правило: не разговаривать. Гласных правил тут и быть не может, не правда ли?  - Он улыбнулся.  - Тут мы бессловесны, но ради вас, я считаю, можно и нужно сделать исключение. И все-таки старайтесь говорить потише. Я вам покажу, где поспать.
        Снова взяв девочек за руки, Вилли повел их еще ниже, на этот раз по короткой крутой лестнице, спускавшейся в некое подобие колодца. Дойдя до нижней ступеньки, они повернули и через узкую прорезь в стене вошли в комнату, где имелось нечто вроде окна, а сквозь люк в потолке можно было увидеть свод пещеры. Тут и там висели переносные фонари. Обессиленная, Кэй сползла на пол и пристроила Элл у себя на коленях. Вилли закрыл за ними тяжелую деревянную дверь, потянулся к ключу в замке, поколебался - и, передумав, оставил дверь незапертой. Взял со стола буханку темного хлеба, разломил и дал девочкам по куску. Дома от такого хлеба они обе отказались бы: почти черный, грубый, сухой. Но тут Кэй принялась есть с жадностью. Жуя, она услышала воду - здесь она журчала громче.
        - Тут река?  - спросила она.
        - Да, вроде реки,  - ответил Вилли; взяв каменный кувшин, он наполнил из него два небольших глиняных стакана и подал девочкам.  - Вот вам вода из нее. Когда мы добывали здесь камень столетия назад, мы расчистили берег вдоль одного из древних внутренних русел, по которым текла талая вода от ледника на востоке, она пробилась сюда сквозь мягкий камень в нижней части горы. Мы обнажили русло и стали вести разработку вокруг него, это дало нам очень полезный источник питьевой воды и постоянный источник красивой музыки. Родным домом это трудно назвать, но свои утешения тут есть.
        - А звезды?  - спросила Кэй, слабым пальцем показывая вверх.
        - Мы пробили через толщу горы вертикальные шурфы, в них проникает солнечный свет. Они нужны для вентиляции, но ты должна признать: картина получилась впечатляющая.  - Он широко улыбнулся.  - Это моя идея была.
        Кэй вяло подумала, что сейчас, должно быть, утро. Утро… как это… что происходит… куда мы попали… Она слишком устала, чтобы задавать вопросы; она чувствовала, как они шипят и гаснут в горле, точно сырые свечки.
        - С тех пор, как мы поселились в гор?, все занятия наши тут, кроме нашей работы.
        Вилли пододвинул маленький стол, стоявший у стены, и два стула. Он посадил девочек на стулья, сам же сел перед ними на пол.
        - У вас наверняка тысячи вопросов,  - сказал он.  - Задавайте. Но тихо.
        Кэй попыталась сосредоточиться. Жесткая прямая спинка деревянного стула больно нажимала ей на ребра планками. Поворачиваясь, оглядывая комнату, заставляя себя быть зоркой, она потирала то один, то другой бок. Местами комната была тщательно высечена в скале, местами грубо вырублена. На потолке и полу кое-где виднелись выбоины, следы тяжелых молотков, многие поверхности остались неровными, не до конца обработанными. Но вокруг декоративного окна и декоративной двери напротив проема, через который они вошли, все было иначе. Некий мастер тонкими инструментами любовно обработал каждую грань, каждую деталь, терпеливо изваял каменные фигуры, вырезал колонны с каннелюрами; и, хотя во всем этом не чувствовалось единства - бессистемный коллаж, не более того,  - было красиво. Все равно что открыть дверцу старого платяного шкафа, подумала Кэй, и обнаружить за ней густой заснеженный лес. Теперь, когда глаза привыкли к полумраку, она поняла, что камень здесь - не скучный серый гранит, что он синеватый, цвета неба на востоке перед самым закатом.
        - Зачем вы добывали здесь камень? Где все это вообще?  - спросила она, опять поднимая руку и делая плавный жест в сторону выхода и как бы наружу. За дверь, которую Вилли раздумал закрывать на ключ. Он что, хотел запереться от кого-то? Или, наоборот, их запереть?
        Вопросы заставили Вилли мгновенно нахмуриться, словно его укусила оса; он обхватил руками колени, сплел пальцы и опустил подбородок на грудь.
        - В Вифинии обитали мы,  - проговорил он, и голос его был, почти как эхо, гулок и слаб. Его глаза закрылись, и Кэй ясно было, как тогда, в корзине аэростата, что он продолжит, надо только подождать.  - В Каменоломнях добывали небесный камень и переправляли речным путем к морю, в Вифинию. В копях под горой извлекали из недр золото и серебро, то были щедрые жилы, питавшие живое дерево наших парадных помещений. Ныне же Каменоломни - наш дом, а копи…
        Элл перебила его:
        - Этот… человек с громким голосищем сказал: «Я уже с ним разобрался». Что это значит? Наш папа тут?
        Вилли открыл глаза, но взгляда не поднял. Глаза были мокры от слез. Вначале Кэй подумала, что он печалится по родному дому; но внезапно почувствовала, что знает, почему он, закрыв дверь, потянулся к замку, и знает, почему ей расхотелось сейчас его расспрашивать. Она требовала мысленно, чтобы он молчал, не говорил этих слов. Не говорил при Элл. Ей захотелось встать, нагнуться к нему, запечатать ему рот ладонями. Но вместо этого она сидела застывшая, высокая спинка стула давила ей на затылок.
        - Нет. Он в другом месте,  - начал было Вилли, его голос стал крепнуть - но вдруг он осекся. Палец его правой руки двинулся по ложбинам и гребням рельефного пола пещеры, то чуть ниже, то чуть выше, по боковым и обратным ответвлениям, по полукружиям и кругам. Кэй смотрела на это движение пристально, не сомневаясь, что его выразительные узоры, как при перемещении камешков по сюжетной доске, богаты смыслом. Палец начал приподниматься и вскоре принялся постукивать по полу то тут, то там, словно изображая капель или клюя зернышки.
        - Нет,  - повторил Вилли более тихим, более мягким тоном,  - он в другом месте.
        - Где, в каком месте?
        Палец постукивал, постукивал по полу. Кэй понаблюдала некоторое время, потом перевела взгляд на сестру. Элл, сидевшая на стуле рядом, была на голову ниже - и при этом ее лицо было так внимательно, глаза так широко раскрыты, золотисто-рыжие волосы так наэлектризованы от общей сосредоточенности, что Кэй почудилось, будто она смотрит на сестру снизу вверх.
        - После перемещения,  - тихо промолвил Вилли,  - разъятие.
        - Что это значит?  - спросила Элл, не пропускавшая ни звука. Она, как на шарнирах, повернулась к Кэй.  - Не понимаю, что это значит.
        Вилли молчал, но его палец все еще клевал и нырял, хотя медленнее. Кэй хотела протянуть руку, дотронуться до Элл: она поняла про «разъятие» достаточно, чтобы знать, что это плохо, ужасно, неправильно. Похоже на ликвидацию. Элл, однако, по-прежнему была полна сил и настроена решительно.
        Вилли поднял глаза и распластал на полу ладони, словно грея их на грубых складках его рисунка.
        - Давайте-ка я вам историю расскажу,  - проговорил он.
        - Не хочу историю!  - выпалила в ответ маленькая девочка. Она не пошла на попятный, какое там - даже не дрогнула.  - Я хочу вернуть папу.
        - Выслушайте все-таки эту историю, она про потерю и обретение. Порой внутри историй можно найти истины, утешения и пути, которые не столь явны вне историй. Порой истории и есть ответы или делают ответы возможными. Порой они - матери ответов.
        Он пристально смотрел сейчас на Кэй, глаза в глаза. Встретившись с ним взглядами, она подумала, что никогда раньше не видела глаз такой спокойной, льдистой голубизны. И возникло чувство, что слезы у нее вот-вот брызнут из кончиков пальцев.
        - Много веков назад, когда истории еще не записывали в книгах, большие города и народы рассказывали истории о себе, чтобы помнить, кто они такие, откуда явились и чего хотят для себя и детей своих. Люди, которые рассказывали эти истории, были поэтами, и, поскольку они должны были запоминать множество фактов - имена, места, события, причины и следствия, покрывавшие своей сетью сотни, а то и тысячи лет,  - им нужно было искать средства для того, чтобы укреплять свою память. Добавлять ей надежности. Поэтому они снабжали свои истории ритмом и рифмами, разбивали их на строки и строфы, украшали их характерными фигурами речи - все это помогало им всякий раз, как они рассказывали любую историю, помещать каждую ее часть куда нужно. А рассказывали они их часто - каждый вечер, иногда двум-трем детям, иногда целому скоплению народа у большого костра или под звездами летом. Вспоминали, свидетельствовали, прорицали.
        По мере того, как Вилли говорил, неустанно водя пальцем по камню, тон его голоса, чувствовала Кэй, снова и снова менялся. Как будто смотришь в калейдоскоп, где краски и контуры обновляются при каждом повороте, образуя нежные, хрупкие орнаменты, похожие на крылья бабочек. Она слышала в его голосе доброту и сострадание, блеск и прозорливость, а под всем этим - музыку, которую хорошо знала: музыку отцовского голоса, мелодию его чтения, долгого чтения в темноте позднего вечера. Элл подала ей руку, и Кэй взяла ее; каким-то образом они сползли со стульев на пол и сидели теперь, прижавшись друг к дружке, в тени, создаваемой голосом Вилли.
        - Рассказать историю так, чтобы она и прекрасно звучала, и поражала, и легко запоминалась,  - для этого нужны были и великое умение, и дар, этому учились, но только те, у кого была врожденная готовность. Так возникали знаменитые семьи поэтов, сыновья и дочери наследовали эту готовность от родителей, овладевали тайнами речи и сохраняли традиции народа, города, семьи. И они состязались между собой, иных люди ставили невысоко, других выше, и очень немногие считались самыми лучшими.
        Лучшим из лучших - намного более знаменитым, чем прочие, и поистине величайшим - был поэт Орфей. Он был в семье единственным сыном, происходил из старинного рода певцов, и дар так им владел, что говорили - своих детей у него не будет, он всего себя вкладывает в голос, ничего не оставляя на отцовство. Его дети - его истории. Куда бы он ни шел, он пел на ходу, и, если у него не было лиры в руках, пальцы все равно танцевали в воздухе, выхватывая ноты из ветерка, из дождя, из снопов света, которые падали утром и вечером между облаков. Еще младенцем, не умея говорить, он усвоил ритмы и интонации древних ладов и мелодий, и они постоянно жили у него в горле. И какое это было горло, какая шея! Горло - сладкозвучней соловьиного, шея - краше лебединой, крепче борцовской. Краса и сила сливались воедино в каждой строфе, в каждой строчке, в каждом слоге.
        - Его папа гордился им?  - спросила Элл. Кэй бросила на сестру острый взгляд, досадуя на нее, что прервала поток рассказа, и досадуя на себя, что раздосадовалась. Элл выглядела сонной. Глаза у нее слипались.
        - Да, очень гордился,  - сказал Вилли.  - Потому что сын быстро овладел всеми традиционными историями, на которых зижделась слава отца. Он пел о великих битвах, смягчая суровость этих песен любовными интерлюдиями, пел о судьбах славных родов, происходивших от богов и героев. В юном возрасте он уже отличался такой глубиной и широтой повествования, такой памятливостью и страстностью, какие были доступны лучшим певцам только в зрелые годы. Все постоянно судили и рядили: к чему этот великий артист обратится теперь? Где найдет материал? В те дни в обычае у поэтов было, чтобы их пение воспринималось легче, полагаться на некоторые особенности памяти: небольшие фрагменты песни возвращались рефреном, звенели, как знакомый колокольчик,  - обороты из четырех-пяти слов, иногда в чуточку преобразованном, но узнаваемом виде, повторялись снова и снова. Это и облегчало ношу поэта, и радовало слушателей: ничто не приносит такого удовлетворения, как возврат чего-то знакомого. Нет ничего милей внезапного послабления тягот, холодной воды в разгар жаркого дня. Орфей был искушен в этих приемах более всех современных
ему поэтов, он славился тонкостью, с какой, задав тему или мотив, позволял заданному претерпеть изменение, метаморфозу, а потом лежать мертвым грузом, пока он, певец, не оживит лежащее, не вернет на свет. Если прочие поэты, плетя в своих творениях сеть из тем, иные из тем продолжали, а другие бросали, то про Орфея говорили, что он никогда не теряет ни единого слова. Говорили, что он может позволить слову умереть и отправиться в преисподнюю, но непременно воскресит его до завершения песни.
        Кэй ощетинилась. В преисподнюю, повторила она мысленно.
        Элл, оказывается, бодрствовала.
        - Из преисподней никто не возвращается,  - сказала она.
        Палец Вилли замер в воздухе, он поднял голову и посмотрел на девочек - на каждую по очереди долгим взглядом. Его глаза были заботливы, наполнены мыслью об их малости и беспомощности.
        - Мне продолжать?  - спросил он.
        Кэй кивнула. Палец Вилли вновь начал двигаться, двигаться. Прошла минута без малого, прежде чем к пальцу присоединился голос.
        - Видать, было неизбежно, что такой способный и умелый мастер влюбится в Невесту. К тем, кто ее любит, она никогда не приходит сама собой. Встречи надо искать, добиваться, и путь к этой встрече всегда окольный. Вдруг она является любящему среди его повседневного труда. Так вышло и с Орфеем, когда он пел под раскидистым платаном в одной долине в Македонии. Он рассказывал историю из самых старых - повесть о сотворении мира. В лучших историях ставятся вопросы, на которые нет и не может быть ответа: каким творением был сотворен сам творец? Как это возможно - и созидать, и созидаться этим созиданием? По мере того, как Орфей пел, поворачивая тему так и этак, переходя от сотворения мира к природе своего искусства, облагораживающего то самое бытие, которым искусство порождается и взращивается, он постепенно терял власть над своим пением. Повесть начала обретать свою собственную цель и протяженность, создавая благодаря отходам в сторону как бы обширные складки и полы, присоединяя к главной кайме фестоны отступлений. История за историей сплошной лентой сходили с его измученного языка. Пустившись на поиски
чего-то одного, одной великой истории, он сотворил их много. Была уже глубокая ночь, когда ему, приведенному усталостью и ускоряющимся ритмом созидания в какое-то особое состояние, стало видимо нечто новое и ошеломляющее. Голосом, который вдруг сделался громовым, он выпалил это - словно стрелу послал: сама невозможность мироздания и есть его первопричина. Тут проявляется то качество Невесты, что называют самым загадочным.
        Той ночью краем глаза сквозь деревца около селения Орфей и заметил первый раз Невесту. На ней, как всегда, было свободное белое платье - то самое, из-за которого ее и прозвали Невестой. Среди деревьев она двигалась молча и была доступна боковому зрению. Невеста только и может являться, что посредством чего-то другого, сквозь что-то другое, как будто она свет в воде или внезапные оттенки, краски, повисающие в воздухе радугой после грозы. Орфей чувствовал это, чувствовал, что не должен смотреть на нее прямо; и он глядел в сторону, песня струилась через его ум и уши, а между тем белое платье подплывало все ближе, пока он не ощутил, как в волосы на затылке вплетается ее дыхание. И он подумал тогда, что если сейчас потеряет ее, если лишится прикосновения, которое, он знал, она вот-вот ему подарит, то никогда больше не добьется ее появления. Он ошибался. То был для него всего лишь первый раз.
        Невеста, подумала Кэй.
        - Невеста,  - сказала она.  - Кто она такая? Мой папа с этим работает - с Невестой.
        Палец Вилли продолжал двигаться, теперь он танцевал на камнях, как перышко, плывущее по воде.
        - Никому не ведомо, кто она такая,  - тихо промолвил он.
        - Но Орфей же видел ее. Вы сказали: он ее видел. Ну, и как она выглядит? Кто она?
        - Она - то, чего никому не удается увидеть ясно. То, что почти ухватываешь, что различаешь, но не до конца, что всегда потом ускользает, теряется, как приснившаяся картина или мысль при резком пробуждении, как отдельная жила, когда смотришь на витую веревку. Или когда любишь кого-то очень-очень сильно и думаешь, что вот-вот на куски разорвешься,  - она и есть сам этот разрыв.
        - Ох… ох…  - вымолвила Кэй, словно бы плача, хотя знала, что в сердце и в голове у нее ясно, сухо.  - Он не может ее увидеть.
        - Не может,  - подтвердил Вилли.
        - Невыносимо,  - сказала Кэй, крепче обнимая Элл, чье теплое тело обмякло, уступило наконец сну.
        - Вот и Орфей не мог этого вынести. Пение кончилось для него в ту ночь, и он потерял тогда Невесту; но она приходила снова и снова. Он так хорошо научился ее вызывать, что вскоре только и надо было, что настроить мысли или речь на знакомый лад,  - и возникало ее белое платье без пояса или слышались легкие шаги ее сандалий по траве у него за спиной. Мысли, конечно, всякий раз были другие, ведь мысль - она как след тележного колеса на мягкой дороге, от повторения след превращается в колею, в колеях скапливается жидкая грязь, дорога делается заезженной, труднопроходимой, и это губит Невестин ритм. Всегда поэтому он искал новые истории, новые ритмы, новые формы и звучания, чтобы мысль перекидывалась, как волна, которая без конца бьется о берег, отражается от него, но не разбивается; чтобы он мог каждый день жить ожиданием Невесты, испытывать неведомое ему раньше чувство сопричастности и свидетельства.
        Чего поэт не принимал в расчет, хотя другие с самого начала видели, что с ним происходит,  - это как голод по Невесте изменял его. Постепенно этот голод разрывал его изнутри. Он без устали искал новых переживаний, новых историй, новых ритмов, новых форм, все новых и новых способов, какими он мог призвать к себе прекрасную, вечно ускользающую, почти досягаемую фигуру, и искусство его от этого поднималось все выше, он стал величайшим поэтом за все времена. Но за все эти новшества и эксперименты, за долгие ночи без сна и дни без отдыха, за месяцы и месяцы, что он простоял, декламируя вечно обновляющиеся, все более сложные, все сильнее трогающие душу поэмы,  - за все это приходилось платить. Любовь к Невесте вычерпывала его, выдалбливала, истощала. Его глаза запали, губы побледнели и потрескались, волосы выпадали прядями, мышцы усыхали, кожа делалась землистой, язык - шершавым; и характером, мыслями он становился все более ломким, сухим, нетерпимым. И вот однажды, когда он, покинув горы Фессалии, сел на многолюдном рынке и повел свой поэтический рассказ, по-новому излагая древнюю повесть о потопе,
случилось неизбежное. Орфеев ритм приобрел такую мощь, что Невеста вместо того, чтобы тихо, крадучись подойти сзади, бросилась к нему бежать спереди из своего далека. Он пел, окруженный людьми, полными ожидания и восторга, она приближалась, и наконец он поднял глаза и взглянул ей прямо в лицо. И в этот самый миг она замедлила бег, протянула руку и дотронулась до него.
        В долгом сумеречном звездном свечении проколотого потолка пещеры Вилли медленно перевел взгляд на девочек - они сидели на полу обнявшись, привалились одна к другой и, судя по ровному, почти неслышному дыханию, крепко спали. Он задумчиво чертил пальцем овалы на каменном полу.
        - Вилли, что было потом, когда она до него дотронулась?
        Кэй бессонно бормотала, не поднимая обмякших век, ее руки, облегшие плечи Элл, были расслаблены.
        - Он разрушился, Кэй. И претерпел разъятие.

        - Ведите его.
        Двое духов в капюшонах подошли, каждый со своего бока, к скомканной лежащей фигуре, наклонились и, насколько могли, бережно подняли ее во весь разбитый рост. Голова мужчины плохо держалась на плечах, он что-то лопотал, лицо покрывала кроваво-слизистая корка. Кем бы он ни был, он не поднимал глаз. Он был готов.
        Гадд держал дубовую дверь Фантазиума широко распахнутой, пока духи под руки выводили шаркающую фигуру, и вчетвером они начали спускаться по лестнице башни. Их движение было мучительно медленным.
        В основании башни Гадд поднес руку к тяжелому канату с ошейником, веками висевшему здесь на железном крюке. Сколько раз, грезя наяву или во сне, воображал он, как снимает канат со стены! Ошейник был из гладкого железа - кованая полоса примерно в два дюйма шириной, с одной стороны тугая поворотная петля, с другой замок. К ошейнику в незапамятные времена было приделано тяжелое кольцо, оно держалось на массивных приваренных кусках черного железа. Он знал еще до того, как притронулся, чт? это будет за вес, какого усилия потребует петля. Не потребует - взмолится об усилии. Дюймовой толщины канат, перевитый стальной нитью, гладко оплетал собою кольцо. Он медленно стягивал канат с крюка, виток за витком, подставив под его толщину и тяжесть другую ладонь, каждый виток доставлял ему отдельное удовольствие. Он ласково ощупывал большим пальцем каждое волокно, не пропуская ни одного утолщения, ни одной ворсинки, позволяя канату ползти между ладонями под действием собственного веса. Жалко, подумал Гадд, что он скоро кончится.
        Да, вот и кончился канат.
        Голова висела перед ним, клочья оставшихся волос были склеены грязью. Желания прикасаться он не имел. Он кивнул одному из духов, тот крепко схватил голову за волосы и поддернул ее настолько, чтобы обнажилась лента серой кожи под подбородком. Гадд одним резким движением раскрыл ошейник, а затем легко и благоговейно, точно царя короновал, окружил им шею. В каком-то смысле, подумал он, и впрямь коронация. Благоговение он испытывал перед самим собой.
        Маленькая группа двигалась по грубо пробитым в гор? проходам, Гадд, деликатно защипнув канат кончиками коротких и толстых пальцев, шел впереди и помышлял о грандиозных триумфах былых эпох, об увенчанных златом побед военачальниках, возвращающихся в имперский стольный град в колесницах, о пленниках, которых ведут в цепях или провозят в клетках сквозь глумливые уличные толпы. Ему слышались трубы, виделись бархатные подушки - на них восседал император, принимая от недругов знаки покорности с милостивым снисхождением. Придворные лакали его зевки, точно коты молоко. При каждом шаге Гадд ощущал в карликовых своих икрах пульсацию барабанного боя. Глаза можно было не закрывать: сон наяву владел им и так.
        Без спешки миновали огромную пещеру внутри горы, увешанную гобеленами, дальше - короткий проход и дверь библиотеки. Пока Гадд вел за собой шаркающего пленника, на стенах вспыхивали светильники.
        Вот и пришли. Все готово. Теперь, подумал он, остается одно: ждать.
        Даже пауки в своих паутинах, подумал Гадд, не ждут так терпеливо, как он, так тихо, как он. Вот-вот дочери великого Зодчего увидят отца; но Зодчий своих дочерей не увидит. Ибо он теперь их не знает. В какое отчаяние и безрассудство это вгонит их, его недругов, Гадду незачем было воображать - ибо он уже построил весь этот сюжет до последнего шага. Девчонка сломается. И готова будет сделать что угодно, лишь бы вернуть отца. А когда узнает, что такую возможность имеет только сам Гадд,  - разумеется, она даст ему все, чего он потребует. Даст ему золотую корону.
        А пока - ждать, ждать.

        6
        Разъятие

        Кэй проснулась, почувствовав чьи-то руки у себя на плечах. Что такое?  - думалось ей в тот короткий промежуток, когда она еще не заставила себя открыть глаза.
        Это был Вилли. Полуприсев над ней, он спорил о чем-то с Флипом. Кэй видела, как шевелятся его губы, и ей внятен был злой металл в его голосе, внятен его взгляд, жесткий, как тиски. Он давал словесные залпы у нее над головой, но смысла этих слов она не понимала.
        И он прижимал ее к полу. Она пыталась пересилить его ладони. Потом нашла свои и уперлась ими в камень, стала скрести его пальцами, рваться, выкручиваться. Каким-то образом они, пока она спала, переместились наверх, в огромный зал Каменоломен, где наблюдалось движение: ей удалось, извиваясь в руках Вилли, повернуться на бок, и она увидела группу духов, которые шли по полу пещеры, удаляясь в сторону большой лестницы.
        - Мне плевать на нить,  - говорил тем временем Вилли.  - Он не имеет права.
        Он почти не обращал на нее внимания, хотя она всеми силами пыталась вырваться из его рук.
        Элл, подумала она. Ее взгляд дико метался по громадному помещению, голова крутилась из стороны в сторону. Элл. Элл.
        - Имеет право, не имеет права - Вилли, у него голоса, у него поддержка, и ничего ты с этим не сделаешь. Нам приходится довольствоваться лучшим из возможного. Не заводись, прими как данность.
        Это был Флип. Где Элоиза?
        - Она совсем маленькая. Шесть лет самое большее.
        - Ей во-осемь,  - вымолвила или, скорее, провыла Кэй.
        Тут наконец Вилли сполна обратил на нее внимание. Она резко крутанулась вправо, потом сразу влево. Правая ладонь Вилли подалась, и Кэй, дернувшись вверх, поставила одну ногу. Не выпрямившаяся до конца, скорченная, она походила на собаку. На раненую собаку в шаге от Вилли. Она смотрела на его руки.
        - Где она?  - спросила Кэй.  - Я обещала позаботиться о ней.
        - Пришел Чертобес и забрал ее к Гадду,  - сказал Вилли.  - Я хотел ему помешать, но мой дружок Флип остановил меня.  - Голос - ровный, добрый, обычный. Но руки, руки.  - Мы боялись, что ты проснешься,  - добавил он почти извиняющимся тоном.  - Мы построили сюжет, и возникло опасение, что ты попытаешься пойти следом.
        Кэй бросила быстрый взгляд на плотную группу духов, которая все еще двигалась через Каменоломни и почти уже подошла к лестнице.
        - Гадд захотел ее видеть?  - спросила Кэй.  - Я думала, он хочет видеть меня. Отведите меня туда сейчас же.
        Она не двигалась. Вилли и Флип тоже. Они ничего не говорили, но по их напряженному молчанию она чувствовала, что дело обстоит не лучшим образом. Другие духи между тем дошли до лестницы и начали подниматься, пропадая из виду. В их гуще Кэй успела заметить рыжий проблеск - локоны Элл.
        Она содрогнулась всем телом.
        - Мы не можем, Кэй. Распоряжение Гадда,  - тихо промолвил наконец Вилли. Кэй ниже пригнулась к каменному полу, распластав по нему ладони, и посмотрела в даль Каменоломен, за подземный поток, бивший откуда-то снизу. Там неслышно ходили туда-сюда в полумраке еще какие-то духи.
        - По правде говоря,  - продолжил Вилли,  - они хотят, чтобы я тебя запер.
        - По правде говоря,  - сказал Флип,  - он хочет, чтобы я вас обоих запер.
        Кэй будто не слышала.
        - Для чего ему нужна Элл?  - спросила она.
        - Не знаю,  - ответил Вилли.
        Кэй повернулась к нему.
        - Она напугана. Я обещала, что буду с ней.
        Довольно долго все трое просто смотрели друг на друга - или, скорее, мерили взглядами промежутки между ними. Вокруг сновали тени, мелькали среди серых скал, шаги приглушенно отдавались от стен туннелей, ведущих из пещеры, и звучали они так отдаленно и негромко, что Кэй вспомнила, как прошлым летом, когда они с отцом плавали в реке под водой, мягко стукались камни об илистое дно. С отцом… с которым Гадд разобрался. Камни эти Элл бросала с берега, Кэй видела, как они падают сквозь толщу воды, и слышала их глухой легчайший стук о подушку из ила и водорослей. Она вообразила тогда, задержав дыхание и жмурясь в мутноватой воде, что это шаги фей по речному дну. Не так уж далека она была от истины, подумала она сейчас с мрачным удовлетворением: звук был такой же, какой производят при ходьбе духи. Кэй почувствовала, как плечи проскваживает гневом - жестким, леденящим: вот ровно этими тихими шагами духи уходили, забрав Элл, пока она спала, а Вилли бездействовал. Пока мама льет слезы.
        Кэй встала.
        - Мне все равно. Я иду к Гадду. Попробуйте остановите меня.
        Она бросилась бежать, к чему они не были готовы. Это дало ей несколько секунд преимущества. Она нырнула в какую-то щель, метнулась по узкому проходу в скале, потом, резко повернув, рванула вниз по лестнице, уходившей в глубь одной из шахт. Они не могли увидеть, что она туда спускается, Кэй была в этом уверена: ведь она низенькая, малозаметная и опережает их достаточно. Когда лестница кончилась, она помедлила, желая убедиться, что никто из них за ней не последовал,  - да, они, похоже, направились в другую сторону, к туннелям. Она спустилась слишком низко, чтобы их видеть, но оттуда, где туннели соединялись с пещерой, шло свечение, и она двинулась в противоположном направлении, выбирая дорогу, стараясь как можно меньше шуметь и не попасться на глаза другим духам. Она надеялась, что отыщется еще какой-нибудь выход отсюда, что удастся проскользнуть мимо Вилли и Флипа, попасть к Гадду и… что ж, хотя бы они с Элл будут вместе. Даже если она не сумеет ее вызволить, хотя бы Элл будет не одна.
        Вдруг Кэй очутилась на крутом и невысоком берегу подземной реки. Она текла здесь неслышно - казалось, лежала, как сине-серая горизонтальная колонна из стекла или массивный темный самоцвет в каменной оправе. Кэй стояла, глядя на эту кажущуюся неподвижность, зная, что на самом деле она - поток, и дожидаясь какого-нибудь доказательства - плывущего мусора, воздушных пузырьков, водоворота. Зачарованная, она присела на берегу, осторожно протянула руку и окунула пальцы. Их будто обожгло: вода была как жидкий лед, и по мертвящей силе напора Кэй поняла, что течение очень быстрое. Через несколько секунд встала, вынув успевшие онеметь пальцы. Шагнула назад и сказала себе то, что сказала бы мама: Раз пальцам так холодно, Кэтрин, падать туда точно не стоит. Кэй улыбнулась. Не буду, не буду.
        Но с покалыванием, которое вытесняло из пальцев холод, пришла мысль. Кэй резко повернулась в ту сторону, откуда текла вода, и провела взглядом вдоль реки, сколько можно было в полутьме. Там был поворот русла, направо и немного вверх, дальше вид заслоняли каменные выступы, но угадывалось все-таки, что там, не слишком далеко, начинается туннель, выводящий из Каменоломен, не духами проложенный, а пробитый холодными руками стремительного потока. Она ринулась туда вдоль берега, радуясь, что духи до сих пор ее не перехватили. Флип и Вилли, вероятно, караулят у выхода из Каменоломен, но, может быть, ей удастся проскользнуть через задний ход.
        До каменного жерла, с шумом изрыгавшего воду, она добралась запыхавшаяся, и ей пришлось остановиться, чтобы осмотреться. Никто ее пока не преследовал, хотя, конечно, в любой миг кто-нибудь из них мог, разыграв на доске сюжет ее бегства, узнать, где она, в любой миг они могли увидеть, как она тут канителится. Она вгляделась в темную пасть, откуда, проложив себе русло сквозь мягкую породу, изливалась подземная река. Духи этот проход явно расширили - но до какого места в толще горы? Если войти, то сможет ли она выйти? Духи, подумала Кэй, вряд ли стали бы его расширять, если бы он не был им для чего-нибудь нужен. Никто не роет подземный путь, ведущий в тупик. Ей почудилось, что она слышит шаги. Оглядываться не стала - нырнула во тьму.
        В густом, холодном мраке туннеля ей, оказалось, надо было идти ощупью, ведя руками по стене и по ней же при каждом шаге ведя носками обуви. Ужасала мысль, что она оступится и упадет в воду, которая текла слева. Пальцы помнили ее студеную тяжесть. Каждый новый шаг требовал большей осторожности: что, если полоска берега внезапно кончится и она, не удержавшись, свалится в ледяную реку? В какой-то момент она совсем остановилась, не решаясь идти вперед и не желая поворачивать назад. Но мысль об Элл, которая одна в руках у Гадда, погнала ее дальше. И кто-то сейчас наверняка уже ее преследует. Вычислили, каким путем она движется. Идут с фонарями. Кэй заставила себя перемещаться - медленно, но перемещаться. Берег вдоль русла, она заметила, еле заметно поднимался все выше, воздух по мере того, как она глубже забиралась внутрь горы, делался холодней и холодней.
        В темноте Кэй внезапно припомнила слова, которыми Вилли окончил свой рассказ, последние слова, какие она услышала перед тем как вырубилась. Претерпел разъятие, сказал он про поэта Орфея. Кэй вспомнился миф, повествующий о смерти Орфея, папа рассказывал ей эту историю раз сто: как он спустился в Аид за своей умершей женой Эвридикой, как он потерял ее и как на него, поющего песни печали и отчаяния, напали исступленные вакханки и в прямом смысле разорвали на куски. Разъяли. Вот, значит, что подразумевал Гадд, когда сказал, что разобрался с ее папой.
        Во мраке туннеля, боясь оторвать разведенные руки от его слегка наклонной каменной стены, Кэй вдруг почувствовала себя больной, страшно растерянной, беспомощной - и едва не попятилась назад. Словно кто-то включил и направил ей в лицо очень яркий прожектор, но только вместо света из прожектора била абсолютная чернота - яркая чернота, повергающая человека в кромешную тьму. Она сжалась. После перемещения - разъятие. А теперь они забрали Элл. Зачем? Нет, надо идти дальше.
        К тому времени, как стена туннеля, вдоль которой Кэй двигалась, внезапно стала теплой и совсем сухой, страх так обессилил ее, что она едва не оставила это без внимания. Она только-только начинала это осознавать, когда ладони ощутили новое: другую поверхность, уж точно не сухой камень и не влажный камень. На ощупь - дерево; а посередине металлическая ручка. Кровь из рук и ног Кэй ринулась ей в грудь и шею, и она, стоя к бесшумной реке спиной, занялась дверью вплотную. Добравшись рукой до дверной рамы, она поняла, что надо толкать, а не тянуть. Ужас и усталость довели ее до такого состояния, что она, и секунды не раздумывая о том, чт? может быть за дверью, толкнула изо всех сил.
        И - ничего. Она толкнула еще раз. Ничего. Жаркое, пульсирующее отчаяние заполонило голову, и Кэй, уже едва не плача, стала колотить по двери кулаком.
        Отлепившись от рамы, дверь вдруг распахнулась с неожиданной силой, и Кэй чуть не кубарем вкатилась в комнату, которая показалась ей ослепительно светлой. Глазам, привыкшим к темноте, стало больно, и в первый момент она мало что восприняла. Теплое, тесно заставленное помещение, где было так же тихо, как в туннеле, который она только что покинула. Ее подхватили чьи-то руки, лицом она уткнулась в балахон, теплый, как и рукава, и крепко пахнувший какой-то пряностью, которой она не могла точно определить: не мятой, но чем-то таким же острым, не анисом, но чем-то таким же сладким. У Кэй подгибались колени. Другая фигура - влетая, она заметила только черное размазанное пятно - метнулась мимо нее закрыть дверь, прихлопнуть поднявшийся было жестокий сквозняк, дверь стукнула, и ее, судя по звуку, заперли. Дальше - довольно долгая пауза, ничего не происходило, Кэй, зарывшись головой в чьи-то широкие рукава, не шевелилась, пребывала в полупрострации. Наконец раздался голос:
        - Все хорошо, Кэй. Это я. Ты в безопасности.
        Это был голос Вилли - безошибочно узнаваемый мягкий полушепот с тем деликатным оттенком неуверенности, что делал его заверения такими убедительными. Она позволила себе расслабиться. Но руки, руки.
        - Вилли, нить.
        Кэй снова слегка напряглась. Это был Флип. Она сильнее уперлась ногами в пол и попробовала открыть глаза.
        - Как вы меня нашли?  - спросила она.  - Мне надо отыскать Элл.
        - И то и другое - вот с помощью чего,  - сказал Вилли и, вынув что-то из кармана, вложил ей в ладонь. Маленький, гладкий, прохладный камешек. Сюжетный камешек.  - Мы построили сейчас сюжет твоего побега, и сюжет Гадда мы тоже способны разыграть.  - Вилли слабо улыбнулся и поднял руки. Эти руки.  - В этом наше единственное преимущество перед Гаддом - но еще полминуты, и мы его потеряем. Так что надо поторапливаться.
        Руки Вилли были обвиты вокруг Кэй, он тянул ее вверх, а потом они с Флипом практически взяли ее на руки и перенесли в угол небольшой комнаты, разгороженной двумя столами, на которых стопками лежали чьи-то ковры; духи поставили ее около громадного сундука. Слева от себя она увидела дверь, через которую вошла. Дверь была плоская, заподлицо со стеной, выступала только ручка в самой ее середине, точно такая же, судя по форме и размеру, как ручка с внешней стороны. Кэй приметила теперь, что ручка имитирует сюжетный камешек: такая же продолговатая, гладкая, густо-черная, только крупнее.
        А вот справа… Справа, поняла она вдруг, был только сумрачный воздух. За ограждением вроде балконного взгляд расплывался в хаосе теней.
        - В сундук,  - сказал Флип.  - Скорей.
        Вынув из кармана кольцо с ключами, Вилли поднял их к свету, и, пока он их держал, Кэй заметила, что они очень похожи на другие, которые она видела раньше - но где? Выбрав один, он отпер три отдельных замка на видавшем виды кованом сундуке. Когда он откинул тяжелую крышку, оказалось, что почерневшее нутро сундука почти пусто и вполне, подумала Кэй, может вместить всех троих. Но, когда Вилли влез сам и с его помощью влезла Кэй, он быстро опустил крышку над ними двоими, оставив, правда, небольшую щель. Сквозь нее Кэй видно было, как Флип отходит в другую часть комнаты, ткань его балахона деловито шуршала от движений длинных ног. А справа вдруг вспыхнули огни, и, поглядев за ограждение - вниз и вокруг,  - она поняла, что там великое книгохранилище этой горы, через которое они прошли ночью. По всей окружности стен шли полки, набитые книгами, и Кэй стало ясно, что комната, где они находятся,  - своего рода ниша над библиотекой. Она содрогнулась, сама не зная почему.
        Флип одеревенело наклонился над столом; справа от него лежала стопка бумаг, и он демонстративно стал их читать.
        - Вилли…  - прошептала Кэй в тесную темноту. Ее жаркое дыхание возвращалось к ней, отдаваясь от стенок сундука, где они скрючились.  - Чего мы ждем?
        - Мы практически уверены, что сейчас явится Гадд. И приведет Элл с собой - или знает и сообщит, где она. Мы разыграли это на сюжетной доске.
        - И меня так перехватили?  - спросила Кэй. Она вспомнила, как в Каменоломнях посмотрела в сторону входа в туннели и увидела группу духов, собравшихся вокруг фонаря. Неудивительно, подумала она, что они ее не искали,  - вернее, они искали ее на свой манер. Их интересовало не столько где она находится, сколько где она будет.
        - Да,  - подтвердил Вилли.
        - Но…  - Кэй помедлила.  - Если вы могли с помощью доски перехватить меня здесь, то почему Гадд не может таким же способом обнаружить тут нас обоих?
        Вилли ответил сразу же:
        - Гадд и большинство его ближайших приспешников не в ладах с сюжетными досками. Толком не умеют ими пользоваться. И к тому же твой путь через Каменоломни был необычным, прихотливым, непредсказуемым. Построить сюжет такой хаотической импровизации под силу только самым искусным.  - Что-то ей подсказало, что он подмигнул в темноте.  - Если Гадд и попытался сейчас разыграть этот сюжет, он, вероятно, думает, что мы по-прежнему там, внизу. А он не так часто разыгрывает сюжеты.
        - Почему мы не можем взять доску и узнать, что Гадд делает с Элл? Почему мы не можем ее использовать, чтобы вернуть Элл?
        - Слишком многое, слишком заранее. Сюжетная доска отлично показывает передвижения, но мало что сообщает о намерениях. Она может дать хорошее понятие о том, где кто-то будет, в особенности скоро, но ничего не говорит о том, что он собирается делать. Так что я был практически уверен - знал,  - что ты окажешься за этой дверью, но представления не имел, как ты отнесешься к тому, что встретила нас.
        Прозвучало как извинение. Да и было извинением, скорее всего. В сундуке Кэй взяла Вилли за руку и пожала ее, чем, похоже, изрядно его смутила.
        - И я практически уверен, что через несколько секунд Гадд появится тут, в библиотеке. Так что ждем.
        - Нет,  - возразила Кэй. Слово вылетело само собой.  - Нет, не так.
        - Что не так?
        - Не мы его ждем. Он нас ждал.
        По всей голове Кэй, через лоб, темя и затылок до самой шеи, прошла колкая волна, волосы встали торчком. Мысленно она отпрянула сама от себя.
        - Кэй, что ты…
        - Мне это будто приснилось.
        Света в сундуке как раз хватало, чтобы Кэй увидела, как Вилли смотрит на нее во все глаза, как его рот удивленно открылся,  - но тут с другой стороны комнаты донеслось громкое, глухое шипение. Взгляд Кэй метнулся к щели под крышкой - Флип, она обнаружила, был все там же, склонился над бумагами, свободно положив на них одну руку, и выглядел погруженным в работу.
        - Время пришло, Кэй,  - сказал Вилли.  - Теперь - полная тишина.
        Внезапный скрежет, как будто отодвинули тугую щеколду, отдался эхом от стен библиотеки. В огромном зале зазвучали сумбурные шаги неизвестного числа ног, тяжелые и полегче. Кэй очень мало что могла видеть - только движущиеся пятна внизу, чередование света и тени в промежутках между балясинами балконного ограждения.
        Флип выпрямился.
        - А, ты здесь.
        Это был голос Гадда - никаких сомнений. Кэй хорошо помнила его презрительный скрипучий бас.
        Встав над каменной балюстрадой, Флип поглядел вниз; его седина засеребрилась на свету.
        - Я просматриваю квитанции о разъятиях, Распорядитель Гадд, согласно вашему вчерашнему указанию. На данный момент не вижу никаких нарушений.
        - Надеюсь, ты сегодня уже отправил по назначению бумаги на преступника Д’Оса?
        Снизу до Кэй донесся звук металла, скребущего по камню, и низкий, хриплый стон. Толкнув плечом тяжелую крышку сундука, она увеличила щель и попыталась сквозь балюстраду что-нибудь увидеть справа от ноги Флипа. Но, как она ни старалась, обзор был закрыт - виднелась только бородавчатая макушка Гадда.
        - Не слышу ответа!
        Макушка не шевелилась, но голос Гадда налился злостью.
        - Я действовал, как мне было предписано,  - коротко ответил Флип.
        - Жаль, что тебе пришлось ввести девчонку в заблуждение. Что ж - вейся, нить, вейся, нить.  - Тон Гадда был густо пропитан сарказмом.  - Расплетением Д’Оса займется Чертобес. А сейчас необходимо зарегистрировать еще одно разъятие. Огнезмей.
        Огнезмей прошел перед Гаддом. Долговязый, гибкий, он возвышался над своим начальником, и на мгновение Кэй ясно увидела, какие у него жесткие, резкие черты лица. Такого холодного, недоброго, скверного лица она еще не видела ни у одного духа. Запомни это, сказала она себе. Что бы ни случилось, он враг - враг всему хорошему.
        Флип смотрел влево - в ту сторону, откуда доносились шаги Огнезмея по узкой винтовой лестнице, которая вела на балкон с пола библиотеки. Кэй опять пошевелилась в сундуке, еще немного расширила щель. Почувствовала, как рука Вилли легла ей на плечо и сжала его,  - заговорить он не решался. Но она была непреклонна.
        - Надеюсь, регистрация этого разъятия также будет осуществлена как положено,  - сказал Гадд.
        Огнезмей уже поднялся и был в нескольких шагах от сундука. Остановился. Ничего не произошло.
        - Могу я спросить, по какому праву перерезается эта нить?  - Флип не взял у Огнезмея бумагу, которую тот принес. Он словно бы и не заметил его появления; его руки крепко сжимали каменные перила балкона.  - В качестве секретаря по разъятиям я обычно ожидаю предварительного уведомления и установленного правилами процесса консультаций; только после этого дается официальное согласие. Такова нить.
        Гадд отозвался мгновенно, как будто ждал этого возражения. Его тон внезапно сделался почти шутливым.
        - О, ну прочти же. Прочти - это тебя позабавит. Я сам написал.
        Огнезмей шагнул вперед и протянул Флипу лист бумаги.
        - Вслух прочти,  - сказал Гадд.  - Доставь мне удовольствие.
        Флип глубоко вздохнул и начал:
        - От Распорядителя Гадда, Инспектора-Хранителя Вифинского братства, Чрезвычайного Смотрителя Тканья и Генерального Клерка Переплетной, всем духам и фантомам - приветствие. Поелику в круг наших официальных полномочий неизменно входило и входит право в случаях чрезвычайной опасности для Достославного общества, наличной или предвосхищаемой, действовать в упрощенном порядке; и поелику три наших непосредственных предшественника в должности Инспектора-Хранителя независимо друг от друга прибегали к использованию вышеозначенного права вне обычного хода нити; и поелику Инспектор-Хранитель под присягой дал обязательство защищать Достославное общество от нынешних и грядущих угроз, руководствуясь присягой и долгом, невзирая на личный интерес и последствия; неизменно памятуя об ответственности, налагаемой должностью, и о почетности оной; возлагая на себя настоящим распоряжением, продиктованным заботой об общем благе, нелегкое бремя - предписываем, действуя в упрощенном порядке, подвергнуть немедленному разъятию Элоизу Д’Ос-Тойну, автора, дочь Эдварда Д’Оса, шелковика и недруга Достославного общества,
прозванного Зодчим; нить оной уполномоченным на то исполнителям надлежит измерить, перерезать и распрясть установленным способом, составные же части рассеять по краям земли. Составлено мною двадцать пятого сего декабря… и так далее.
        Кэй сама не знала, что удержало ее от крика, когда Флип дочитывал бумагу бесстрастным голосом клерка. Ее грудь стала твердой, как раковина улитки, голова плыла. Элл. Нет. Нет.
        - В силу каких причин вы заменяете обычную процедуру упрощенной?
        - Эта девочка - автор,  - ответил Гадд,  - и дочь нашего злейшего недруга за последние две тысячи лет. Одного этого совмещения враждебности и способности достаточно, чтобы оправдать мое решение. Разъятием займется Огнезмей. Тебе же и твоему незадачливому другу поручается покончить с ее сестричкой. Она не заслуживает внимания. Мне безразлично, где и как вы от нее избавитесь.
        Отчаяние. Гнев. Страх. Скорбь. Потрясение. Отвращение. Горечь. Кэй не знала, что она ощущает. Боль в скрюченном теле была чем-то вроде впадины, куда она могла затолкать все это. Она начала было распрямляться - напряжение в согнутых ногах делалось невыносимым,  - но Вилли пригнул ее плечи двумя руками. Эти руки, вечно меня держат. Он практически не двигался, и она поняла, что он, вероятно, ждал этого, ждал ее порыва. Вечно меня держат.
        - Не сейчас,  - прошептал он - так близко, так тихо, что больше никто не мог услышать. Даже Огнезмей, до которого и трех шагов не было.  - Поверь мне. Ты ничего для нее не сможешь сделать, если он обнаружит тебя.
        А Флип молчал. Кэй смотрела на его спину и требовала мысленно, чтобы он заорал, бросил Гадду вызов, сделал хоть что-нибудь.
        Огнезмей спустился по винтовой лестнице. Снизу, где стоял со своими приспешниками Гадд, не доносилось ни звука.
        Не соглашайся, молча молила Кэй Флипа. Кинь ему это в морду. Разорви.
        - Я зарегистрирую разъятие,  - сказал Флип.
        Нет.
        - Нет,  - прошептала она.  - Нет. Нет. Нет.
        Густые рыдания взбухали у нее в груди, она как могла душила их, заталкивала обратно, шептала «нет» каждой слезинке, стекавшей по холодной и мокрой щеке.
        - Огнезмей. Жезл.
        Из-под крышки сундука Кэй видно было, как Огнезмей подает Гадду длинный металлический стержень или посох - высокий, с рослого мужчину как минимум, и явно тяжелый. Двигаясь негибко, скованно, Гадд воткнул его в отверстие в полу и оставил стоять прямо. Отступив на пару шагов, Гадд помедлил, глядя на посох, а потом крепко взялся за него обеими руками, ладонь поверх ладони, и ненадолго склонил голову в подобии молитвы.
        - Твоя вещица!  - громко обратился он к Флипу. Он сиял.  - Давненько мы не пользовались этой штуковиной, не правда ли.
        Это не был вопрос.
        - Это великое колесо,  - прошептал Вилли.  - Из Челночного зала. Мы поворачивали его на двенадцатую долю круга, отмечая этим ночи во время празднеств двенадцати рыцарей, в преддверии Тканья. Когда пришлось покинуть Вифинию, мы взяли колесо с собой и вделали его в пол библиотеки. Кэй, он не смеет - оно священное…
        Настойчивый, горестный шепот Вилли сходил на нет, словно ветер по одному срывал с дерева редкие листья.
        Гадд напирал на стержень, толкал его. Приложив неимоверное усилие, он, похоже, сумел сдвинуть его вправо. Скрежет, как металла по камню, наполнил при этом библиотеку, а потом отпущенный стержень резко и гулко лязгнул. Гадд толкнул еще раз и опять с огромным трудом сдвинул стержень, вновь что-то при этом ползло, поворачиваясь, по полу, пока наконец с содроганием не встало на место.
        - Готово,  - сказал Гадд.  - Старое празднество на новый лад. Одна ночь уже позади. Обеспечь должную регистрацию разъятия, слышишь меня? На двенадцатую ночь оно будет исполнено.
        Вдруг внизу дверь библиотеки снова открылась. Кэй услышала шаги.
        - А!  - воскликнул Гадд оживленно, бодро.  - Чертобес. И наша маленькая подруга.
        Он, должно быть, повернулся. Да, повернулся. Опять Кэй толкнула вверх крышку сундука, она тихонько скрипнула, щель увеличилась. Теперь хорошо была видна маленькая группа в центре библиотеки среди длинных освещенных столов. Двое в капюшонах, Огнезмей, Гадд - и, на полу подле Гадда, какой-то большой вытянутый ворох тряпья. Что это такое?
        - Поприветствуй дочку, шелкодел,  - сказал Гадд и дернул канат обеими руками.
        Ворох тряпья шевельнулся, ожил. Поднял голову. Не произнес ни звука. Кэй смотрела на голову во все глаза, мысленно приказывая ей повернуться в ее сторону, узнать ее. И, словно по мановению волшебной палочки, она послушалась приказа: подбородок медленно повернулся на шее, лицо приподнялось, взгляд пустых глаз встретился с ее взглядом, и она знала, что эти глаза увидели ее,  - не важно, что она была на высоком балконе, в сундуке, за балюстрадой. Увидели, но не узнали.
        Раздался крик. Кричало все - весь зал. Он длился… длился. Он оглушал ее, расщеплял, кромсал уши, раскалывал сердце, как топор. Кэй почувствовала, что ее трясет, что сундук трясет вместе с ней, что Вилли поднимается, обхватывает обеими руками ее скорченное, разбитое тело. Эти руки.
        Ее папа. Эта куча тряпья. Папа. Эти руки. Сестра. Папа. Мой папа.
        А крик Элл все длился. Этот душераздирающий вопль не давал никому услышать рыдания Кэй, и никто не замечал под приподнятой крышкой ни ее содроганий, ни мягких, успокаивающих движений рук, которыми дух обнял ее, шепча:
        - Мы спасем ее. Мы спасем ее. Я спасу. Мое милое дитя, мы спасем ее. Мы все сделаем.
        Элл, должно быть, потащили из библиотеки: истерические взвизги делались тише, хлопнула дверь, и они заглохли совсем. Кэй по-прежнему дрожала, но дрожала тихо. Вилли сжимал ее так крепко, как только мог, но ни о какой скрытности уже и речи не могло быть. Гадд, однако, больше не поднимал глаз на балкон. Они были в безопасности.
        - Приятные были минуты,  - произнес ненавистный голос.  - Огнезмей, присмотришь за этим псом. А ты, Филип,  - проговорил Гадд, двигаясь к выходу и не глядя в их сторону,  - возьми на себя остальное. Может быть, утес какой-нибудь. И жди в ближайшее время новых распоряжений.
        Кэй начала подниматься. Флип протянул к ней руку ладонью вниз, сделал осаживающее движение: Не надо. Но она не послушалась. Встала. Взялась за каменные перила балкона. Закрыла глаза, наклонила голову, открыла их - и увидела, как Огнезмей, держась за канат, утаскивает ее отца из библиотеки. Он двигался на четвереньках, по-собачьи, то и дело заваливаясь на сторону, а потом, когда дух дергал за ошейник, кое-как поднимаясь. Не залепи Флип ее рот ладонью, Кэй окликнула бы отца, или заплакала, или завопила - или все вместе.
        Огнезмей захлопнул за ними дальнюю дверь. Кэй рухнула на стул.
        Долго все трое сидели молча. Кэй закрыла глаза и не открывала их. Сосредоточилась на вдохах и выдохах, стараясь отогнать все мысли или, на худой конец, подчинить их ритму своего дыхания. Избавиться от них было трудно: снова и снова они вздыбливались и хватали ее зубами - мысль о папе, о сестре,  - и снова и снова она отталкивала их, позволяла им упасть. Наконец открыла глаза.
        Двое духов смотрели на нее. Ровные взгляды, участливые лица.
        - Разъятие,  - сказала она.  - Это оно и есть? Это оно? Почему они так с ним поступают? Что им от этого? Что он им сделал?
        - Да,  - ответил Флип.  - Разъятие. Так оно начинается.
        - А комната, где мы находимся?
        - Это Комната разъятий, здесь хранятся записи обо всех перемещениях и разъятиях. Здесь пишется своего рода неофициальная история величайших творческих умов человечества.
        - Значит, самым лучшим творцам - всегда перемещение и разъятие? Как Орфею?  - Кэй несколько секунд помолчала.  - И поэтому Гадд… моего папу… за то, что он умный? Я не понимаю. Почему вы это делаете?
        - Я и сам это плохо понимаю,  - ответил Вилли.  - Когда я был клерком Переплетной, мы… в общем, тогда все было по-другому. В те дни мы перемещали только настоящих преступников - мужчин и женщин, чьи личные истории могли всерьез повредить кому-то.  - Он вздохнул.  - А порой и множеству людей. Но в те времена мы к такому крайнему средству, как разъятие, почти не прибегали. Гораздо лучше просто отправить преступника в копи…
        - Вилли.
        - В копи?
        Кэй встрепенулась, вдруг опять вся превратилась в оголенный нерв.
        - Река,  - сказал Вилли, осадив себя после предостережения Флипа. Он махнул рукой в сторону задней двери, через которую вошла Кэй.  - Она течет вниз - туда, где мы добывали драгоценные металлы и камни. Течет внутри горы.
        - Там что-то вроде тюрьмы,  - добавил Флип.  - Только для самых худших. Для настоящих преступников - не просто врагов Гадда.
        - А моя сестра?  - спросила Кэй. Она не могла даже этого выговорить. Автор, Элл. Автор, Элоиза Д’Ос-Тойна.
        - Вероятно,  - ответил Флип. Он тоже не мог этого выговорить.  - Вилли, мы ошиблись - насчет… ты слышал его?
        - Я слышал его,  - подтвердил Вилли.  - Даже и не знаю, что сказать.
        Кэй переводила взгляд с одного лица на другое, понимая, что оба духа колеблются между желанием объяснить ей все и обязанностью держать ее в неведении. Это колебание все больше досаждало ей и злило ее. Она подняла голову так высоко, как только могла.
        - Я знаю, что одно дело вы, другое дело я. Я всего-навсего девочка. И я знаю, что я не мой папа.  - Она смотрела на них жестким взглядом, силясь добиться, чтобы они увидели, как серьезно, остро, решительно она настроена. Она постаралась как можно сильней нахмурить лоб.  - Но все равно вы должны мне объяснить, что происходит. Я слышала: Гадд сказал, что Элл автор, как я. Вы должны мне объяснить, что это значит. И вы ввели меня в заблуждение. Мне надо сделать так, чтобы Элл не разъяли. Я слышала, чт? он сказал. Двенадцать ночей. Мне надо прийти ей на выручку.
        Время уходит.
        Флип выразительно посмотрел на Вилли, открывшего было рот. Вилли уступил ему. Флип заговорил:
        - Автором зовется тот, кто от рождения способен приобрести высочайшее мастерство в повествовании; это не могущество, но готовность вместить в себя могущество. Автор каким-то образом уже знает все истории, какие есть,  - ему словно бы и не надо их сочинять, только припоминать. Это редкое качество: мы с Вилли не видели автора уже много-много лет. Настоящего. Это не значит, что их нет,  - просто нам трудно узнать, где они. Они должны существовать; всегда существовали. Мы сами в прошлом были авторами.  - Флип помолчал, глядя Кэй в глаза каким-то застенчивым, виноватым взглядом.  - Все духи в прошлом были авторами. И в принципе мы можем находить новых авторов при помощи сюжетных досок, но на это нужно время, очень много времени - ведь в мире столько людей, столько сюжетов, на одну страну пришлось бы затратить века. Поэтому чаще всего в былые времена они просто возникали, словно бы случайно; и если мы о них узнавали, то лишь после их кончины. Порой великие авторы становились известны лишь спустя столетия после смерти. А при жизни мы до них не добираемся.
        Флип умолк. Вилли вновь хотел что-то сказать, но Флип жестом показал ему, что не надо, и продолжил:
        - Мы подумали… в приказе было написано, что дочь Эдварда Д’Оса - автор. Мы подумали, что это ты, потому что ты могла нас видеть.
        - Но мы ошиблись,  - вставил Вилли.  - Это была Элоиза.
        Кэй вдруг почувствовала, что источником ее надежд было самомнение, не имевшее под собой оснований. А теперь это самомнение сдулось, лопнуло, смялось, как спичечный коробок под подошвой Гадда. Его слова зазвучали у нее в голове: Она не заслуживает внимания. Мне безразлично, где и как вы от нее избавитесь. Она глотнула воздух, ее голова устало склонилась набок. Она перевела взгляд на ручку задней двери в форме увеличенного сюжетного камня.
        - Значит, вы,  - сказала она,  - были авторами, а теперь вы это вы.  - Ее руки, обычно столь выразительные, вяло повисли по бокам.  - А я, получается, кто?
        Лицо Вилли просветлело.
        - Ты - мы еще не до конца разобрались, кто ты.
        - Но как я ей сумею помочь, если я… если я не могу… не могу…
        У Кэй не получалось договорить. Она сидела с пустым лицом.
        - Сможешь, если я пойду с тобой,  - сказал Вилли.
        - Вилли, нет. Плохая идея.  - Флип пересел к большому столу; вид у него был такой, словно на него взвалили тяжкую, непосильную ношу.  - Гадд и Чертобес, раньше, снаружи - они говорили не только о разъятии. Они собираются созвать Тканьё на Двенадцатую ночь. Ты должен быть здесь.
        Вилли отозвался без колебаний.
        - Быть здесь мне нет никакого смысла, Тканьё или не Тканьё. Я давным-давно потерял нить и не собираюсь ничего с этим делать, Флип, ты прекрасно это знаешь. Если я смогу принести хоть какую-нибудь пользу - клянусь музами, я отправляюсь.
        Флип опустил голову на ладони - не из-за отчаяния, подумалось Кэй, а из-за крайней сосредоточенности. Одна ладонь, высвободившись, немного потанцевала в воздухе, пальцы выхватывали ритмы, выуживали глубины, а голова при этом, по-прежнему склоненная, была неподвижна. Кэй знала, что он пытается выстроить сюжет.
        - Ну, что? Что ты видишь?  - Вилли подтащил стул, подсел к нему.  - Нужна доска.
        - Нет,  - сказал Флип, поднимая голову, глядя оторопело.  - Не в том дело. Что-то здесь не так. Похоже, мы основывались на неверной информации, похоже, Гадд лгал - но о чем? Не понимаю, для чего ему понадобилось разъять этого автора, причем в Двенадцатую ночь, когда мы все знаем… когда это Тканьё так важно. И эта выходка с колесом - как он смеет! Что за игру он ведет?
        - Объясните - о чем это вы? Что это за Тканьё, кто в нем участвует?
        - Тканьё - это великое собрание всех духов и фантомов,  - ответил Вилли, и уже его пальцы заплясали по столу и по стулу, на котором он сидел.  - Участвуют все - все духи до единого. Тканьё созывается только в чрезвычайных обстоятельствах, например, когда Достославное общество меняет старших помощников. Или при угрозе нападения. Или - так легенда говорит - когда мы коронуем царя. Чего мы ни разу не делали, потому-то это всего лишь легенда.
        - Гадд хочет быть царем?
        Что-то, как ни была Кэй оглушена, подергивало ее, какая-то мысль: вот так же, спустя часы после пробуждения, промелькнет в сознании полузабытый сон, скроется и снова промелькнет - не успеваешь ухватить.
        - Вот почему он забрал Элоизу,  - продолжила Кэй. Она сама не знала, почему это сказала.
        Вилли бросил на нее острый взгляд.
        - Может быть,  - сказал Флип.  - Вполне возможно. По легенде, возложить тому, кто воцаряется, на голову корону должен непременно автор - не дух, который был некогда автором, а именно автор. В большинстве своем духи все еще относятся к таким вещам серьезно, и эта маленькая деталь пока удерживала Гадда на том месте, которое он занимает.  - Лицо Флипа было мертвенно-бледным.  - Может быть, он нашел-таки возможность; потому-то нас и удивляет, что он эту возможность так безрассудно губит разъятием, хочет, получается, уничтожить то самое, что помогло бы ему наконец насытить свое властолюбие. Царь может действовать помимо Тканья. Царь может полностью отказаться от нити. Он сам становится нитью. Она есть он; он есть она. И если он этого хочет, если он действительно хочет стать царем, то твоя сестра - ровно то, чего ему не хватало, давно не хватало.
        Вилли пристально смотрел на Кэй. Этот взгляд ее смущал. Флип - тот был проще. Он продолжал покачивать вверх-вниз головой, постукивая по ней пальцами и узорно водя ими вокруг ушей.
        И вдруг, ни с того ни с сего, он хлопнул ладонями по столу, заставив Вилли и Кэй вздрогнуть.
        - Не вижу - и все, Вилли, хоть ты тресни,  - сказал он. Жестко, раздраженно - Кэй никогда не видела его таким, может быть, даже и Вилли не видел.  - Что-то не так с нашими сюжетами, что - не могу понять. Если мы хотим этому помешать, нам понадобится помощь.
        - В каком смысле «нам», Флип?  - тихо спросил Вилли.
        Флип внезапно поднял взгляд на Кэй. Глаза - твердые и черные, как сюжетный камешек.
        - Я позволил им сегодня их взять. Твоего папу, сестру. Волей-неволей должен был стоять тут, в этой комнате, и скрепить приказ печатью, и смотреть, как их там, внизу, выводят из зала. Я ничего не мог поделать.
        Кэй смотрела на него. Жестко смотрела.
        - Мне стыдно это произносить. Я не знал до тех пор, пока… в общем, я сделал то, что мне положено. И их увели обоих.
        Взгляд Кэй расплылся, и у нее не получалось собрать его в одну точку. Увели. Почему?
        - Если бы я отказался, меня заменили бы. И другой дух сделал бы это. Какой-нибудь другой дух сидел бы, где я сейчас сижу, а я был бы в копях под стражей.
        - Может быть,  - сказала Кэй, вспыхнув гневом,  - там вам самое место.
        - Нет.  - Флип повернулся к Вилли, и Кэй увидела, что глаза у него не такие уж черные, что они черно-серебристо-зеленые - мраморные. Все вокруг немного смягчилось.  - Нет для нас подходящего места, кроме как в пути. Что-то и впрямь неладно с моими сюжетами, но что именно - рука без доски не улавливает. Каждое наше движение Гадд предвосхищает. Тут повсюду его глаза.
        Флип резко встал, стукнув об стену отодвинутой табуреткой. Несколько шагов - и он был у задней двери, взялся за массивную ручку-камень.
        - Кэй, ты была права. Нам надо бежать, но не просто бежать. Нужна внезапность. Непредсказуемость. Импульсивность.
        Он рывком открыл дверь, и в комнату хлынула студеная болотная сырость.
        - Мы спускаемся в копи?
        - Нет,  - сказал Вилли.  - К этому он готов. Так мы ее не выручим. Нельзя позволять никому, даже Гадду, превращать тебя в управляемый камешек на сюжетной доске. Может быть, он думает, что любовь делает нас простенькими, предсказуемыми. Если так, то он глуп. Может быть, он думает, что она делает нас уязвимыми.
        - Делает,  - сказала Кэй, ни в чем не уверенная. Сердцем и мыслями она рвалась в копи, и ей ничего так не хотелось, как позволить ногам нести ее туда. Она, как могла, подавляла мысль об Элл - о том, как она кричит, бьется в испуге или, наоборот, оцепенела от страха в угрюмом холоде темницы. Кэй с радостью пошла бы туда сама, чтобы обнять сестру, пообещать ей что-нибудь…
        - Любовь исполняет обещания,  - сказал Вилли. Он протянул Кэй руку, и она встала.  - Любовь, что двигает горы, что летит на плечах у ветра, что дерзает вообразить все на свете.
        - Вверх,  - промолвил Флип, и они быстро миновали дверь, повернули направо и начали взбираться по темному наклонному туннелю.  - На плечах у ветра…

        - Рано или поздно лиса возвращается в свою нору.
        Гадд рассеянно полистал бумаги, скопившиеся на его столе. Не было сейчас времени сесть и разобраться как следует с сотнями отчетов, предложений и аналитических записок, подготовленных для него клерками Переплетной. Сколько-то их еще занималось старинным делом: собирали мифы, исторические повествования, стихи, сказки, истории, притчи - бесконечный процесс сохранения всего, что рассказано. Сколько-то разведчиков-рыскунов еще прочесывало мир за пределами горы, и время от времени они возвращались с сундуками, полными бумаг, свитков и книг всевозможных размеров. Эти материалы регистрировались, экземпляры поступали на хранение в библиотеку. Да, сколько-то клерков еще работало над тем же, над чем они трудились испокон веку; но остальных он перевел на новый проект, на свой собственный. Проект пока что оставался довольно-таки секретным, даже внутри горы, потому что духи в большинстве своем еще не были готовы отказаться от сюжетных камешков и не были готовы навсегда закрыть двери Фантазиума. Но день близился. Когда клерки Переплетной завершат свой анализ, не будет больше нужды ни в построении сюжетов, ни в
фантазировании. Очень скоро он получит алгоритм создания любой истории, какую он пожелает.
        На данный момент - никаких угроз для порядка. Страх наверняка будет удерживать его помощников в подчинении.
        Гадд оглядел Переплетную. Двадцать три младших духа левой стороны, все приземистые и уродливые, как он, корпели над писаниной за низенькими столами. Слева от него стоял Чертобес: худая фигура, высокая, гибкая - и подобострастная. Не обращаясь ни к кому в особенности, Гадд проговорил:
        - Их любовь сделает их опрометчивыми.
        Никто не посмел отозваться на его слова, хотя все их слышали. Он любил разговаривать с ними таким манером. Со всеми и ни с кем.
        Пересекая порог своей особой комнаты, он показал Чертобесу раздраженным жестом, чтобы тот остался снаружи. Гадд закрыл за собой дверь и начал переодеваться в свою путевую одежду. Много лет, когда он покидал гору - а случалось это не часто,  - он тщательно кутался и маскировался. Надо принимать меры предосторожности, когда на тебя охотятся, особенно если охотятся фантазеры. И особенно если это делает старейший и искуснейший из них. Но сейчас фантазеров уже, считай, нет, и страх его уменьшился. Сейчас он может выйти свободно и в своем собственном обличье. Он примет парадный вид, соответствующий его положению.
        Он не в гор? воцарится. Они недооценивали его масштаб. Если воцаряться - то в Вифинии. Он не просто выиграет сражение. Он не просто выиграет войну. Врагов своих он предпочитал не уничтожать, а подчинять. Они будут служить ему - даже в священных границах своего собственного храма.
        И что может с этим поделать пес и две его малахольные сучки?

        7
        Нить

        За дверью Комнаты разъятий фонарик Флипа проскваживал тьму. Кэй хорошо видела в обе стороны - вниз по течению, откуда час назад она ощупью поднималась сюда, начав путь в Каменоломнях, и вверх по течению, вдоль наклонного русла извилистой подземной реки. Стеклянисто-серая вода неслась примерно четырьмя футами ниже берега - Кэй видела теперь, что он широкий и идет дальше вверх вдоль потока, не прерываясь. Вилли, остановившись, шевелил руками в воздухе, взгляд, поглощенный сюжетом, был устремлен куда-то вдаль.
        - Куда ведет этот путь?  - спросила Кэй их обоих.
        Кисти рук Вилли замерли посреди пируэта, и он перевел на нее взгляд.
        - Путь ведет к самой вершине. И нам, думаю, надо именно туда.
        Флип, который терпеливо смотрел на каменистый берег, дожидаясь вместе с Кэй чего-нибудь от Вилли, теперь остро взглянул на друга. На лице - скепсис, опасение, осторожность. У Кэй мелькнула мысль, что он страшно похож сейчас на родителя, а Вилли на ребенка.
        - Гораздо быстрее все-таки,  - сказал Флип,  - через Каменоломни и дальше вниз по склону горы. Ты знаешь, какая у нас цель и что надо сделать. Вниз можно бегом. А лезть вверх - займет не один час, мы не можем столько потратить.
        - Я понимаю. Но что-то не так со всем этим, ты верно говорил. И я тоже не знаю, что, не могу ухватить. Но одно знаю точно: в Каменоломнях они будут нас ждать.
        Может быть, утес какой-нибудь, вспомнились Кэй слова Гадда. Она точно не хотела встречаться ни с ним, ни с двумя этими тощими услужливыми стервятниками - с Чертобесом и Огнезмеем.
        - Допустим, мы вышли,  - сказала Кэй, обернувшись.  - Допустим, мы выбрались из горы. Куда потом? В Вифинию?
        - Домой,  - ответил Флип.  - К тебе домой. Вилли, мы…
        - Нет,  - сказал Вилли.  - Мы действуем дальше. Но нужна помощь. Гадд осмелел, ничего уже не боится.
        - Кое-чего боится,  - возразила Кэй. Она была абсолютно в этом уверена - ни тени сомнения. Убежденность, с какой она это выпалила, испугала ее саму: она понятия не имела, откуда такая уверенность и откуда пришла сама мысль.  - Фантазеров - вот кого он боится. Нам нужен фантазер.
        - Да!  - воскликнул Вилли.  - Когда разыгрывание сюжетов не работает - поможет фантазия!
        Недолго думая он двинулся направо - круто вверх по береговой полосе вдоль темного стекла бесшумно бегущей воды.
        Освещенный своим фонариком, Флип вздернул брови и неодобрительно поджал губы. Постоял так несколько секунд, пожал плечами и показал ей знаком, чтобы следовала за Вилли. Кэй захотелось пожать плечами, как он.
        Дальше - подъем, который длился, казалось, не один час. Туннель постепенно сужался, воздух становился суше и холоднее. Темнота давила, смыкалась вокруг, у Кэй нарастало стеснение в груди, ей начинало казаться, что она задохнется. Кое-где под ногами было мокро, местами путь усеивали камни и, судя по всему, осколки стекла, но проход неизменно был свободен, поверхность - почти математически правильна, и Кэй дивилась мастерству проходчиков, прорубавшихся тут сквозь гору. И еще, когда прыгающий луч фонарика в руке Флипа, шедшего сзади, падал на стену, она дивилась ажурной сложности украшавшего ее резного узлового орнамента, который по мере того, как они забирались все выше и туннель сужался, мало-помалу делался проще и под конец свелся к единственному ровному желобку, сначала волнистому, а дальше прямому на плоской стене. А затем он внезапно кончился.
        Вилли, который шел первым, резко встал в полутьме. Опустился на одно колено и принялся водить ладонями по полу туннеля, словно по стоячей воде.
        - Столетия назад,  - сказал он, выражая лицом великую сосредоточенность,  - мы пришли к этим горам добывать камень. Мы везли этот камень в Вифинию на судах по реке - вниз по той самой реке, что привела нас сюда от плодородных долин и через западные предгорья. Там, где река уходила внутрь горы, мы углубились в ее толщу вдоль русла, потому что увидели в воде характерные признаки минералов, входящих в состав мягкого, легкого в обработке камня, нужного нам для построек. Большую часть этого прохода внутри горы, до Каменоломен и дальше, мы прорубили ради перевозок. Но верхний отрезок, который мы только что прошли,  - дело другое.
        С этими словами Вилли рывком приподнялся и, казалось, потянул за что-то. В руках у него, заметила Кэй, блеснуло нечто, похожее на медное кольцо.
        Флип подхватил:
        - Когда варвары вытеснили нас из Вифинии, нам некуда было деться, только сюда. Никто не знал этих пещер, как мы; их вообще мало кто знал - даже где их искать. Мы пришли берегом реки, с собой несли только то, что было нужно для наших историй: доски и камешки, книги и гобелены. Наши инструменты и орудия хранились тут издавна, и со временем мы превратили эту огромную неприглядную выемку…
        - В такую же выемку, разве что чуть-чуть менее неприглядную,  - сказал Вилли, с отвращением подняв глаза от пола и от медного кольца, за которое он продолжал с усилием тянуть.
        - Как бы то ни было, мы пришли сюда. Поначалу мы ждали их со дня на день - воинственные племена, голодных людей, у которых не было ни времени для историй, ни любви к ним. Они вытеснили нас из Вифинии, но здесь не появлялись, и мы решили, что они готовят осаду. Мы много потрудились поэтому, чтобы превратить наши пещеры в крепость, обеспеченную всем необходимым, но самоуспокоенностью мы никогда не грешили, мы всегда знали, что может понадобиться выход. Где-то далеко, в неожиданном месте. И мы проделали эту часть туннеля - до самой высоты, внутри крутого пика. Мы назвали это место Иглой. В случае опасности мы могли спуститься отсюда, как орлы из гнезда. Но наши преследователи так и не явились, и мы никогда не использовали этот проход.
        Вилли резко поднял голову и с мрачным, мучительным напряжением в лице произнес:
        - Назад - отойдите скорей.
        Кэй и Флип как могли быстро двинулись обратно вниз, оглядываясь на Вилли, который с великим трудом выпрямился, натягивая длинную цепь,  - она шла от пола, где что-то хрипло, тяжко скрежетало. И тут внезапный оглушительный грохот наполнил туннель, и у Кэй была всего секунда, чтобы отвернуться, прежде чем их с Флипом обдало картечью камешков и окутало облаком пыли. Пыль жалила глаза, как осы, горло перехватило до удушья. Она подняла ладони к лицу, плача, крича,  - и продолжала бы пытаться кричать, не облей ей Флип голову водой и не пригни ее твердой рукой книзу, не заставь сесть на пол, где воздух был блаженно чист. Она судорожно хватала его ртом.
        - Что… что это такое было?  - спросила она жалобным, хнычущим голосом.  - Что это такое?
        - Похоже, нам повезло, пол выдержал,  - сказал Флип, который был в каких-нибудь дюймах от нее.  - И это даст нам выход отсюда.
        В этот миг Кэй поняла, что вслед за тучей пыли, вслед за грохотом в туннель приходит свет, он лился потоками, набирал силу по мере того, как пыль редела и оседала. Кэй с Флипом поползли по полу, преодолевая метр за метром с томительной осторожностью, пока наконец их руки не нащупали дыру в каменном полу. Воздух, которым щедро тянуло оттуда, обдувал ее свежей струей.
        Она отважилась подтянуться к краю и заглянуть за него, посмотреть вниз…
        Она бы снова закричала, если бы то, что увидела, не высосало весь воздух из легких. Под полом ничего не было, совсем ничего: необъятная, зияющая, головокружительная пустота, сотни метров вдоль отвесного утеса до скал внизу.
        Может быть, утес какой-нибудь.
        Кэй смотрела, застыв.
        Флип мягко положил руку ей на плечо, а потом - вот спасибо!  - без церемоний оттащил ее обратно, на надежное место.
        - Эти последние метры туннеля пробиты на самом верху утеса, через большой каменный выступ, нависающий над долиной. Нам нужна была дверь, которую невозможно найти снаружи. Тут и над нами небо, и под нами. Когда Вилли сейчас эту дверь открыл, был реальный риск, что пол провалится.  - Флип улыбнулся.  - Но он выдержал, мы не упали.
        Голова у Кэй плыла, и она положила ее на этот пол, усыпанный каменной крошкой, закрыла глаза. Двенадцать ночей, Элл. Он двенадцать ночей мне дал, чтобы найти тебя, только двенадцать.
        Почти час они спускались по отвесной стене, хватаясь за скрытые поручни, которые столетиями раньше были вделаны здесь в камень утеса. Вилли перемещался первым, а Кэй страховал Флип: все время находясь чуть ниже нее, он без спешки руководил каждым ее движением. Все еще было утро, и, хотя воздух понемногу согревался, порывами дул резкий северный ветер, холодя щиколотки Кэй; кисти рук на железных поручнях тоже мерзли и под конец едва слушались ее. Одного взгляда вниз, впрочем, хватало, чтобы заставить мышцы работать.
        - Теперь, Кэй, прыгай!
        Оставалось метра три высоты; она отцепилась от скалы и тяжко рухнула в подставленные объятия обоих духов. Надежной как никогда показалась ей твердая поверхность под ногами - потрескавшийся бурый камень, на котором она стояла теперь и выплакивала накопившиеся слезы. Они стекали, падали со щек - как альпинисты с горы, подумала она,  - и разбивались о каменные обломки внизу. Одна за другой, они десятками - а может быть, сотнями - шлепались в небытие, почти не оставляя на камне влажных следов.
        - Добро пожаловать в Орлиное Гнездо,  - сказал Вилли.  - Посмотрю, нет ли тут еще кого.
        Кэй подняла на него взгляд; он вскочил на каменный уступ подле них с Флипом, а оттуда забрался в выдолбленную нишу - из этого укрытия ему было видно и широко, и далеко, не только все, что на севере, но и дальние горы за хребтом к югу и западу. Этого наблюдательного пункта не видели даже они сами, когда спускались. Прежде, чем Флип мог остановить ее, Кэй, прыгая по уступам, присоединилась к Вилли.
        - Кэй… нет… не надо…
        Но было уже поздно. Она крепко вцепилась пальцами в рукав Вилли, чтобы устоять перед волнистой бескрайностью панорамы, над которой она волнисто парила сама. От этого полета над бездной, от полета в вышине без крыльев ее слегка замутило.
        - Вниз лучше не смотри,  - проговорил Вилли. Что-то яростное, не терпящее возражений прозвучало в его негромком голосе.
        Кэй содрогнулась. Вдали она видела синеву без конца и края, неумолимо сияющее солнце, песочного цвета горные бока, где поблескивали металлы, видела снег. А что внизу?
        Там была река. Ее неспокойный поток беззвучно свергался с горы прямо напротив их укрытия, дальше она змеилась вниз, круто спускаясь по дну долины, то появлялась, то скрывалась из виду в милях от них и наконец пропадала вдалеке за массивным каменным горбом.
        - Рыскуны знай себе рыщут,  - тихо промолвил Вилли и показал сначала налево, а потом на дальний склон прямо перед собой, где Кэй увидела крохотную черную спускающуюся фигурку.  - Соглядатаи Гадда. Столетия назад это были странники и пилигримы, о каких говорится во всех старинных историях, они бродили по миру и собирали сказания, стихи, записывали все новые мифы и песенные циклы. В былые времена они приносили все это в Вифинию - в библиотеку. Ну, а сейчас это заурядные шпионы на службе у Гадда. Они и шутку-то отпустить вряд ли могут, не говоря уже о том, чтобы рассказать что-нибудь связное. Они потеряли нить.
        - Расскажите мне про нить,  - попросила Кэй.  - Вы все время про нее говорите.
        - Сама себе про нее расскажи,  - сказал Вилли, сделав жест в сторону гор перед ними. И тут же осознал, что прозвучало отрывисто, грубо, пренебрежительно.  - Нет, пойми, я серьезно. Взгляни на то, что перед тобой. Я думаю, ты сообразишь.
        Он пригнулся, высматривая рыскунов. Кэй выглянула меж двух больших камней. Впереди были горы и невысокие холмы - сплошь скальная порода и низенький кустарник. Камень был бурый, местами красноватый под полуденным солнцем, а кустарник выглядел по-зимнему изможденным и сухим. Сбитый клочьями на склонах, он, казалось, ежился от ветра и стужи. Холод отметился тут повсюду - не только участками нерастаявшего снега на вершинах и в укрытых местах, но и пятнами на утесах, россыпями камней и щебня, происхождение которых она знала: замерзающая, тающая, снова замерзающая год за годом вода в трещинах склонов. Нить… Пейзаж перед ней был абсолютно однообразным, почти безликим. Ничто не выделялось. Нить… Кроме одного - реки. Кэй видела с высоты, как она вытекает из горных скал, разливается озерцом и течет вниз, разматываясь среди невысоких склонов.
        - Это река.
        - Да,  - отозвался Вилли через плечо.  - Скажи мне, что ты видишь. Скажи мне, что делает река.
        Кэй глядела на нее, на ее изгибы и повороты - казалось, это длинная, многосуставная, невозможная рука. И чем пристальней она смотрела, тем больше мелких и мельчайших изгибов и поворотов русла она примечала. Она поворачивает каждый миг. Конечно. Каждый миг, беспрерывно поток меняет направление. Каждый миг поток делает выбор. Выбирает наилучший путь.
        - Она ищет самый короткий путь вниз,  - сказала Кэй. Ей вспомнилась резьба на стенах туннеля - то, как орнамент дарил ей успокоение, как сложный узловой узор, постепенно упрощаясь, перешел в волнистую линию, а затем в прямой желобок, кончившийся на самом верху. Нить. Ей вспомнилась мама в прежние времена, до всех размолвок, как она сидела за столом с иголкой в руке и высматривала путь, которым иголка должна будет двинуться сквозь нити лежащей на столе ткани. «У ткани свой нрав,  - говорила мама.  - Не иголка шьет ткань, а ткань иголку».
        - Да, вода ищет свой путь, наилучший путь,  - согласился Вилли.  - Она движется так, как двигалась всегда.
        - Это и есть нить,  - сказала Кэй.  - То, как все устраивается, привычное русло, удобный путь, самый короткий, накатанный, то, как со временем все сглаживается, упрощается, делается более определенным, прямым, легким. То, к чему мы все пришли вместе.
        - В сложности и переменчивости есть своя красота,  - сказал Вилли,  - но, как горная река, они могут иногда быть опасны, течение бывает бурным. Время приносит успокоение, вырабатывается какой-то порядок вещей, со временем он делается проще, легче для понимания. Это одна из причин того, что мы все сообща уважаем традиции, что предпочитаем в каких-то ситуациях делать то, чего от нас ожидают. Так уютнее, спокойнее, проще. Это и есть нить.
        Вилли снова принялся следить за рыскунами, рассыпавшимися по горам,  - судя по всему, искал возможность проскользнуть мимо них незамеченными.
        Но Кэй вдруг потеряла к ним интерес. Вместо них ее вниманием завладела река в другой стороне, река и плывущая по ней барка - медленно-медленно, далеко-далеко, по спокойным водам ниже по течению. С высоты она казалась крохотной, но Кэй понимала, что все дело в расстоянии, что в действительности это громадное судно и его палуба кишит духами. Она попробовала подсчитать и сбилась на пятидесяти.
        - Что это там? Что они делают?  - спросила она.
        Между тем к ним в укрытие забрался и Флип.
        - Они покидают гору,  - отозвался он почти шепотом, его было еле слышно на ветру. Кэй уставилась на него. Он, похоже, был потрясен.  - Они уплывают из горы рекой…
        На корме барки Кэй увидела возвышение, где никто не двигался, не сновал, не суетился. Но там было что-то похожее на сидение - или несколько сидений,  - а на самом высоком месте…
        - Гадд выезжает из горы на троне,  - промолвил Вилли, обращаясь и к ним обоим, и ни к кому.
        - А что там за сооружение на носу?  - спросила Кэй. Ее завораживало медленное, извилистое перемещение барки по беззвучно текущей реке, гипнотизировал ритм движущихся на палубе тел - там то ли гребли, то ли отталкивались шестами, может быть, направляли судно мимо подводных камней.
        - Это не сооружение,  - сказал Флип.  - Клетка.
        Вопль Кэй - резкий, пронзительный - разорвал безмолвие гор, как крик ястреба. Рыскуны на склонах ниже укрытия умели определить по крику, где находится хищная птица; понять же, откуда кричала девочка - та девочка, которую они искали, хорошо зная местность,  - им, разумеется, ничего не стоило.
        Не успела Кэй уразуметь, что делают Флип с Вилли, как они спустили ее по уступам на маленькую площадку, куда они все до того спрыгнули из туннеля. Потом Флип, перескочив через подобие невысокой стенки, скрылся из виду. Кэй, которую Вилли практически поволок за ним следом, увидела, как Флип то бегом, то прыжками спускается по громадному рассыпанному скоплению булыжников и щебня на северо-восток, удаляясь от реки, к дальней узкой полосе равнины у подножия горы.
        Кэй уперлась пятками в камень, напрягла ноги, сопротивляясь Вилли, тянувшему ее вниз.
        - Нет,  - сказала она. Сказала так твердо и громко, как только могла.
        Вилли, стоявший ниже, придвинулся к ней. Она думала, что увидит рассерженное лицо, но увидела только доброту.
        - Я буду спускаться по другому склону,  - заявила она.
        - Я сообщу тебе то, что ты и так уже знаешь,  - сказал Вилли. Он почти кричал, чтобы перекрыть завывание зябкого северного ветра.  - То, чего ты не желаешь слышать. Ты ничего для них сейчас не можешь сделать. Совсем ничего. Только и можешь, что присоединиться к ним в этой клетке. Если не хуже.
        Кэй хотела заплакать, но слез уже не оставалось. Она вырвала ладонь из руки Вилли, и несколько секунд они стояли молча лицом к лицу. Ветер хлестал брюками ее щиколотки и леденил сухие щеки. Она знала, что Вилли прав. Знала, что храбрость сейчас - это следовать за ним, слушаться, довериться. Всё во мне до последней косточки рвется туда, на ту барку.
        - Там, внизу,  - он показал большим пальцем себе за спину,  - у Флипа самолет. Маленький, но надежный. Он говорит, терпеть не может летать, но пилот он блестящий. И это единственный самолет здесь, у горы.
        Она снова дала Вилли ладонь.
        Он подхватил ее длинной рукой под коленки и поднял так, что она смогла, прижавшись к нему, оглядеть усыпанную камнями долину внизу. Свободной рукой он показал ей в одну сторону, в другую…
        - Рыскуны бегут, видишь?
        Кэй видела, как они бегут - и с севера, и с юга, и с западных склонов двух пологих холмов перед ними. Их пути были устремлены к маленькому равнинному участку - туда же, куда только что прыжками понесся Флип.
        - Мы должны добраться до Флипа раньше них, иначе мы все попадем к ним в руки,  - сказал Вилли.  - Я тогда не смогу тебя защитить и ты не сможешь спасти сестру.
        И папу.
        - И твоего отца.
        Они бросились вниз по горному склону, перескакивая с камня на камень, едва касаясь земли,  - ни дать ни взять танцоры на сцене или пчелы, перелетающие с цветка на цветок,  - всякий раз думая о следующем шаге, всякий раз наклоняясь вперед, держа равновесие. Казалось, в считаные секунды они спустились на равнину, и Кэй бежала по ней за Вилли, теряя силы, отставая от него, бежала на юг по пыльной, плоской, поросшей грубой травой земле. Боковым зрением она видела черные движущиеся фигуры, но прямо взглянуть не решалась. Бежала, и все.
        Она едва успела увернуться, когда маленький самолет, который вел Флип, внезапно вырулил, подпрыгивая, из-за большого валуна. Флип сделал круг, и Кэй слышно было, как загудел пропеллер, когда он дал газу навстречу сильному ветру.
        - Залезай,  - скомандовал Вилли.  - Живо.
        Он смотрел не на нее, а мимо, смотрел напряженно. Кэй поняла, что это значит.
        Подгонять ее, так или иначе, не надо было. На противоположном склоне дух, одетый в темное, прыгал по последним камням, оставшимся до плоского участка. Десяток секунд - и он доберется до самолета. С помощью Вилли Кэй влезла на крыло, там схватилась за ручку и перевалилась через борт на заднее сиденье. Флип двинул аэроплан по прямой, быстрее и быстрее.
        Но Вилли еще был на земле. Самолет, подскакивая на кочках, набирал ход. Кэй съехала пониже на теплом мягком сиденье, уперев ноги в стенку впереди. Она нащупала ремень безопасности и возилась с ним, когда увидела над собой пальцы руки, схватившейся снаружи за борт.
        - Флип!  - кричал Вилли.  - Погоди, дай залезть…
        - Нет времени!  - проорал Флип из кабины, еще поддавая газу.  - К нам гости!
        Самолет ехал, кренясь и прыгая, казалось, целый час. Кэй держалась за ремень, продолжала в него втискиваться. Борясь с потоком воздуха и от пропеллера, и от езды, Вилли напрягал каждое сухожилие, каждую мышцу тела. Кэй в мучительном страхе смотрела, как над бортом появляется локоть, потом плечо, потом голова. Его щеки и губы были обезображены встречным ветром, и на мгновение, перекидываясь внутрь, он показался фантастической, наводящей страх гаргульей с какого-нибудь древнего собора. Перевалившись, он рухнул головой вниз прямо на Кэй, придавив ее в тот самый миг, когда она смогла наконец защелкнуть пряжку ремня.
        Самолет оторвался от земли, и внезапно тряска прекратилась, отчего Кэй слегка замутило. Лицо Вилли было зарыто в ее плечо. Самолет с немыслимой быстротой поднимался в небо, навстречу орудийной пальбе солнца.
        - С этим, похоже, справились,  - сказал Вилли.

        Путь на запад займет десять дней. Три из них - плыть среди высоких скалистых гор, под солнцем и ветром. Три следующих - среди болот, где от ветра защищают поющие камыши. Еще три - в низовьях, среди плодородных долин Вифинии, одна роскошней другой, пока они не сменятся крутым лесистым ущельем, где доныне высится великий чертог духов.
        Ждет царя.
        В тот последний день барка причалит у восточных ворот. Для духа, которому предстоит царствовать, путь к вифинскому чертогу только один: через Кольцо. Этот кружной, очень пологий подъем по крепостным стенам к высокой площадке, на которой стоит чертог, был некогда украшен резными каменными плитами, изображающими двенадцать источников всех историй. Он знал эти изображения не хуже, чем собственное лицо. Скоро их собьют по его приказу.
        Говорили, будто первые духи узнали о двенадцати источниках от самой этой старой карги, которая зовется Невестой. Можно подумать, она сама не история, не байка. Так или иначе, она никогда уже не вернется, и гильдия духов остро нуждается в лидере. В сильном лидере. В таком, который вернет им чувство цели, предназначения.
        Гадд улыбнулся, думая о гладкости своего водного пути к великому чертогу. Его приготовления охватили все до последних мелочей. Вдобавок старые противники - впрочем, вряд ли они заслуживают теперь такого названия - недооценили его. Его хитроумие они мерили своим собственным. Им и в голову не пришло, что он может желать их поспешного бегства, что он способен спровоцировать их на него, что он в силах предсказать даже то, что казалось непредсказуемым - потому что таковым и было. Так грузно висели на его щеках бородавки, что от расширяющейся улыбки углы рта не поднимались, а опускались. Ну и что? Пусть зеркало не находит его радость красивой - какая разница? Его удовлетворение, так или иначе, его и ничье больше.
        Он с гордостью посмотрел на пустую клетку, стоявшую впереди, на носу барки. Под ней, невидимый с его трона, покоился тяжелый кованый железный круг - великое колесо. Эта пустая клетка, этот древний циферблат - вот настоящие свидетели его красоты, его непревзойденной изобретательности, зачем ему другие? Он будет смаковать отчеты своих рыскунов, когда они наконец доберутся до него поздним вечером: о том, как летели вниз камни с Иглы на вершине горы; о том, как два духа и девчонка с великим трудом, осторожно спускались по отвесной стене; о том, как рыскуны аккуратно, исполняя его указания, окружили их, но не стали сужать кольцо; о том, как беглецы обозревали местность из Орлиного Гнезда, а потом внезапно поскакали к Разрезу, к своему жалкому самолетику; о том, как они оторвались от земли, набрали высоту, сделали вираж и полетели на юг. Наверняка возомнили себя героями.
        Но он один знает, куда на самом деле они направляются. Он один знает, зачем это все.

        8
        Фантастес

        Кэй, очнувшись, вышла из пустоты. Ей было неведомо, что она спала, она и не заметила, как провалилась в сон, куда ее даже не клонило. Сейчас было тепло и темно. И шумно. Она удивилась теплу, а потом, с трудом разлепив глаза, солнцу повсюду вокруг - лучи, отражаясь, летели копьями от блестящего металла фюзеляжа, от длинных, ангельски-стрекозиных подрагивающих крыльев, гордо раскинутых в обе стороны. Мимо несся воздушный поток. По заложенным ушам она поняла, что самолет снижается, и опыт подсказывал ей, что скоро, видимо, они приземлятся. Она подтянулась чуть повыше и откинула с одного бока тяжелое одеяло. Вилли, внимательно смотревший на нее с другой стороны, увидел движение ее руки, улыбнулся и помахал ей, а потом опустил глаза на сюжетную доску, которая лежала, позабытая на время, у него на коленях. Он строил планы, подумала Кэй, и она уже достаточно проснулась, чтобы ей захотелось их узнать.
        - Где мы?  - спросила она, убирая тыльной стороной ладони присохшие остатки сна из левой глазницы. Вилли дал ей сушеного мяса и фруктов, и, пока она медленно жевала, он собрал сюжетные камешки и опустил в карман балахона.
        - Мы вот-вот приземлимся на берегу моря. Будет тепло: мы довольно много пролетели на юг. Мы… нет, пожалуй, лучше пока тебе не знать. Тебе надо будет прикрыть лицо, чтобы мы не привлекали внимания. Вот это придется носить.  - Он вытащил из-под сиденья свободный хлопчатобумажный халат с капюшоном и передал ей.  - Попробуй надеть, не отстегивая ремня. Посадка совсем скоро.
        Кэй села прямо и при помощи сложных, изобретательных телодвижений кое-как надела халат, начав с капюшона, протащив остальное вниз вдоль спины и оставив матерчатые завязки лежать наготове у себя на коленях. Когда самолет пошел на посадку, Флип сообщил об этом криком, и небольшой крен при повороте позволил Кэй увидеть справа яркое море - необъятную вздымающуюся ширь. Мгновенно Кэй крутанулась влево и заглянула - насколько было возможно - за край сиденья.
        Секундами раньше, глядя в другую сторону, она видела только воду и небо. Но тут вид был совсем иной. Огромный город на берегу океана, огромный не столько высотой строений, сколько общей массивностью, впечатлением густоты от всех этих зеленых пальм и белых зданий, теснящихся вдоль широких улиц, которые идут вглубь от скульптурно четкой береговой линии. Справа - променад вдоль моря, тянущийся на мили до оживленной гавани и кое-где прерываемый песчаными отмелями и пляжами, на которых виднелись люди - иные из них показывали рукой на снижающийся самолет.
        - Оставим его на берегу, больше негде,  - громко, жизнерадостно проговорил Вилли, когда Флип, заложив последний вираж, направил самолет к широкой и плоской песчано-галечной полосе, которую обнажил отлив.  - На плечах у ве-етра!  - прокричал он, махая небу длинной рукой. Самолет был достаточно легок, чтобы после нескольких неуклюжих подскоков, от которых у Кэй замирало сердце, вовремя замедлить свой бег по пляжу и с неожиданно громким последним выдохом мотора остановиться напротив какого-то неказистого берегового домика. Кэй и Вилли спрыгнули на землю, а Флип завел самолетик, чтобы не бросался в глаза, в промежуток между длинным осыпающимся забором и скоплением береговых хижин. У Кэй возникло ощущение, что духи не первый раз это проделывают. Неизвестно, правда, что за «это».
        Они пошли по берегу к городу. Чтобы поспевать за Вилли и Флипом, Кэй приходилось работать своими недлинными ногами с двойной быстротой, и довольно долго казалось, что белые здания, освещенные ярким солнцем, висят и висят вне досягаемости. Наконец духи повели ее в сторону от берега - по мощеной булыжником улочке, застроенной приземистыми домиками и ведущей к довольно просторной площади. Дальше город становился все плотнее забитым, все более насыщенным зданиями, пешеходами, шумом, деятельностью, машинами и, самое главное, запахами. Кэй попеременно шибало в нос едким и приторным: едким - от автобусных выхлопов, приторным - от уличных разносчиков. На одном углу гнил на жаре наваленный кучей мусор, на следующем - женщина в облаке дух?в ловила такси. Сейчас, должно быть, утро, решила Кэй, утро в этом новом, бурлящем месте, и ей очень нравилось тут. Весь этот шум и говор, спешка и суета, веселая уличная энергия - все это вовлекло ее в свой ритм, и возникло пружинистое чувство, что, идя через пробуждающийся город, она движется с ним в лад. Вот, подумала она, что такое жизнь: вот это, а не гора с ее
боязливой тишиной, с ее полумраком, с безгласностью перетекающих с места на место духов, с безмолвной пустотой залов.
        Но ее провожатым, она заметила, здесь нравилось куда меньше: духи двигались как-то скованно, несвободно, они постоянно крутили головами, смотрели то туда, то сюда, вглядывались в толпу, следили за движением и, может быть, высматривали угрозу. Кэй, однако, никакой угрозы не ощущала. Никогда еще она не чувствовала себя такой живой, никогда ее так не радовала свобода, ходьба, возможность быть среди людей, погрузиться в шум и суету. Она увидела на ходу свое отражение, мелькнувшее в витрине, и наполовину безотчетно, выпрямив спину, пошла фланирующей походкой. Во всяком месте - шагай с ним вместе. Она едва не захихикала - и столкнулась с женщиной, которая торопливо шла навстречу с двумя маленькими дочками, ведя каждую за руку.
        - Ох, простите,  - сказала Кэй, краснея и оттягивая назад капюшон халата.
        Вилли, повернувшись, нахмурился, но женщина, испуганно вздрогнув, всего лишь посмотрела на Кэй непонимающе и пробормотала что-то невнятное. И тут одна из девочек - темные кудряшки - расплакалась. Кэй посмотрела на нее, и она заплакала сильнее. Кэй перевела взгляд на мать, потом снова на девочку. Элл. Мама. А я чем тут занимаюсь?
        Вилли зашел ей за спину и повел ее дальше - мягко, но непреклонно. Теперь она шла между двумя долговязыми фигурами - одна впереди, другая сзади,  - которые прикрывали ее от потока уличных лиц, где порой читалось любопытство. Кэй, впрочем, перестала замечать лица. Она смотрела по сторонам, пытаясь понять, где они и что они делают; в голове лихорадочно крутились мысли. Девять дней. Девять дней, чтобы тебя найти. А потом, неожиданно, Вилли взял ее за руку, потянул, продолжая единое плавное движение, влево, в темный низкий проем, элегантно поднырнул под арку и повел Кэй вниз по сумрачной каменной лестнице. Ступеньки были скользкие от капающей воды, и несколько раз, пока они спускались все глубже, глубже и глубже, Кэй спотыкалась.
        Внизу, в почти полной темноте, она остановилась перед выщербленной и почерневшей каменной плитой, где крупными буквами были выбиты слова. Их можно было прочесть, несмотря на мглу:

        АЛЕКСАНДРИЙСКАЯ КОМПАНИЯ
        ПО ВОДОСНАБЖЕНИЮ

        Кэй повернулась к Вилли - его фигура темнела сзади на фоне тусклого света с лестницы.
        - Александрия,  - сказала она.  - Это…
        - В Египте,  - ответил он.  - Мы долго летели - целую ночь.
        Все, что было в теле у Кэй, все, что имелось в сердце и на языке, все, что она могла почувствовать или подумать, свинцовым ядром опустилось ей в ступни; она словно вросла в пол - стала тисом, кипарисом или другим каким-нибудь деревом, громадным, мрачным и безмолвным.
        Вилли легко присел на скользкую ступеньку, и Кэй теперь видела его лицо, мягкое и немного страдальческое. А Флип двинулся вперед; ей слышно было, как он чем-то лязгает - то ли стучится в железную дверь, то ли трясет ее. Все воодушевление, какое она ощутила на улице, теперь створожилось в ее животе, и у нее кружилась голова, как будто она медленно сползала в бездонную яму.
        - Только один способ есть, Кэй, каким мы можем вернуть твою сестру и папу. Дух, способный нам помочь, находится здесь. Он покинул гору очень давно - последний из фантазеров, не поддавшийся Гадду. Он ненавидел Гадда. И до сих пор ненавидит. А Гадд до сих пор его боится. Здесь, в Александрии, он прячется.  - Вилли помолчал и посмотрел на свои руки, лежавшие ладонями вниз.  - Гадд хочет его разъять. Его рыскуны постоянно ищут Фантастеса.
        Подле него по массивным прямоугольным камням стены стекала вода, среди скоплений мха и слизи бежали струйки. Кэй смотрела, как набухают капельки, потом приходят в движение и пропадают - словно претерпевают разъятие; потом снова набухают по пути вниз по грубому темному камню. На верху стены камни были сырые, равномерно мокрые везде; в нижней ее части маленькие ручейки питали речку, журчавшую в желобе. Кэй снова и снова переводила взгляд на стену: пыталась найти место, где сырость превращается в ручеек. Оно существовало, это место, его не могло не быть, но увидеть не получалось.
        - Фантастес - как тебе объяснить…  - Вилли приумолк и серьезно посмотрел на Кэй.  - Когда у кого-нибудь появляется идея - по-настоящему новая идея,  - она должна как-то возникнуть. Творится то, чего раньше не было. Из ничего - нечто. Чем больше об этом думаешь, тем невозможнее это выглядит. Разъятие - то, что проделал Гадд с твоим папой,  - абсолютно. Твоего папы больше нет. Как будто и не было никогда. Где было нечто - теперь ничто. Где был некто - теперь никого.
        У Кэй стало туго в груди от рвущегося наружу крика. Вилли ласково положил руку ей на плечо, и вместе они сдержали крик.
        - Да, оно абсолютно. Но то, что может делать Фантастес - интеграция,  - тоже абсолютно. Если кто-нибудь способен найти твоего папу, если кто-нибудь может помочь нам его вернуть, это Фантастес. Он наша единственная надежда. Потому-то Гадд его и боится.
        - А Элл?  - спросила Кэй, сжав в кулаки висящие по бокам руки.
        - Не знаю. Но здесь мы можем найти помощь, Кэй. Точно тебе говорю.
        - В… канализации?
        Вилли улыбнулся. Глазами.
        - Фантастес потому до сих пор жив, что никто не знает, как его найти; потому что единственный способ до него добраться - это потеряться в здешнем лабиринте темных старых полузатопленных туннелей. Но если спускаешься сюда и теряешься правильным образом, он обычно сам тебя находит.
        - Обычно?  - спросила Кэй.
        Флип прибежал из-за угла.
        - Пять минут,  - сказал он, еле переводя дух.  - Нам надо очень, очень спешить.
        У Кэй ни секунды не было даже на то, чтобы принять растерянный вид.
        - Вперед.  - Вилли схватил ее за руку и бросился за Флипом, который уже исчез за тем же углом.
        Они мчались со всех ног по проходам с низкими потолками, миновали несколько дверей, которые Флип - поняла Кэй, пробегая,  - вероятно, только что открыл. Каждую из этих дверей с увесистыми замками Флип нетерпеливо, с лязгом за ними захлопывал, и они бежали дальше. В проходах было жарко, повсюду капала вода, и Кэй на бегу стало чудиться, будто она несется по темной теплице и в любую секунду может влететь в клумбу орхидей или в листву какого-нибудь хищного болотного растения. Кое-где сверху падали полосы света, и тогда она видела мох, облепивший древнюю кладку, и каменные арки не выше ее роста. И постоянно под ногами вода - где-то несколько дюймов глубины, где-то разрозненные струйки и лужицы.
        - В любой момент сейчас, Вилли,  - пробормотал запыхавшийся Флип, подныривая под очередную арку.  - Еще две двери!  - крикнул он им через плечо.
        Они миновали их в считанные секунды, и, когда они стояли за второй дверью, в туннеле, где тьма была гуще и потолок ниже, чем во всех прежних, Кэй услышала шум потока.
        - Это слив,  - сказал Вилли, когда они резко повернули и побежали по туннелю.  - Несколько раз в день городскую канализацию прочищают потоком речной воды.
        Туннель внезапно кончился, дальше простиралось огромное подземное озеро, и Кэй, вся устремленная вперед, едва в него не плюхнулась. С трудом затормозив, она отступила от края каменного берега. От озера, темневшего впереди, не очень приятно попахивало.
        - Много столетий - еще с римских времен - Александрию снабжают питьевой водой каналы, проведенные от дельты Нила, и водой из этих же каналов промывают канализацию. Все сливается в это озеро,  - объяснил Вилли.
        Флип сидел в маленькой лодке ближе к концу длинного причала, которую Кэй вначале не заметила. Два весла были вставлены в уключины, он чуть приподнял лопасти над дурно пахнущей водой.
        - Залезай!  - скомандовал Вилли.
        Пригнувшись, они оба забрались в лодку; весла опустились в воду, и Флип, сидевший лицом к Кэй, молча заработал ими, силой и размеренностью движений напоминая могучий поршень. Кэй повернулась к Вилли, полная безмолвных вопросов: что происходит, и почему, и где мы?  - но он не обращал на нее внимания. Он не отрываясь смотрел в сторону причала; и, проследив за его взглядом, она поняла, почему.
        Сквозь решетки вокруг последней двери вдруг хлынул поток метровой высоты: пенящаяся зеленая вода бурно потекла по проходу и в озеро позади лодки. У Кэй перехватило дух от мысли, что, опоздай они на какие-нибудь секунды, эта волна, эта оглушительная сила захлестнула бы их. Он бурлил и бурлил - этот водопад цвета и движения. Через решетки и через другие двери вдоль стены подземелья лилось и лилось, и от этого в озере поднялась зыбь, качая лодку, которая с каждым гребком Флипа уходила все дальше в полумрак.
        Вилли поднес палец к губам. «Ни слова»,  - прочитала по его губам Кэй.
        Пока они ритмически продвигались по черному заиленному озеру, у Кэй было время оглядеться. Сумрачно нависавший над ними каменный свод тут и там проскваживали пятнышки слабого света: где-то, видимо, выпал камень, где-то с улицы спущена сточная труба, думала Кэй, крутя задранной головой. Местами с потолка падали капли, они звонко и беспорядочно шлепались в озеро то ближе, то дальше от движущейся лодки.
        В сером свете замаячил противоположный берег. Он был очень похож на тот, откуда они отплыли. Длинный причал возвышался над водой метра на два. Лестницы не было, Кэй не могла вылезти сама и была благодарна быстро подсадившему ее Вилли. Духи взметнулись на берег в один миг, да так легко, что лодчонка даже не качнулась.
        Пока они привязывали лодку, Кэй двинулась вперед через низкую открытую арку, которая уводила с причала. Дальше был старинного вида проход, хорошо освещенный сверху. Решетчатая дверь была широко распахнута, и Кэй недолго думая шагнула за нее. Но, едва она переступила порог и повернулась, протянув руку, к замшелым камням стены, как массивная железная дверь за ней захлопнулась. Она поняла, даже не оборачиваясь, что дверь теперь заперта. Кэй застыла на мгновение, потом резко крутанулась и схватилась за решетку, принялась ее дергать. Желудок, казалось, подступил к самому горлу.
        Флип добрался до нее в три прыжка. Он заговорил почти не дыша, точные, врезающиеся в память слова прозвучали без единой паузы. Будь у Кэй время задуматься, она пришла бы к выводу, что это самое экстренное, что ей когда-либо говорили; но она была вся внимание, боясь упустить даже один слог.
        - У тебя от трех до четырех минут, дальше следующий слив. Ты наверняка утонешь, если попадешь в него. Двери перед тобой заперты. Через них не пройдешь, не пытайся, не теряй время. Ты должна найти другой выход. Там, где под конец окажешься, подай голос. Как можно громче. Мы найдем тебя. Вперед.
        Кэй все стояла у решетки, держась за железные прутья так крепко, как никогда ни за что не держалась. Она смотрела Флипу в глаза, он - ей. Оба не отводили глаз.
        - Иди!  - кричал он ей.  - Иди! Ну иди же!
        Кэй повернулась и помчалась вперед. Не пробежала и двадцати шагов, как свет стал далеко не таким ярким, и вскоре она оказалась в почти полной темноте. Вытянув руки перед собой, попробовала и дальше двигаться бегом - пусть и медленнее, спотыкаясь. Но затем все-таки перешла на шаг, щупая рукой стену справа. Туннель изгибался, камень под ладонью был грубый, мокрый. Впереди мрак уступил место какой-то серости, потом серость окутала Кэй, и она, показалось, увидела свет, проникающий сквозь щели в высоком потолке. Попробовала вспомнить, насколько глубоким был поток, который она видела. Вряд ли намного больше метра - если удастся залезть на какую-никакую высоту, может быть, получится переждать слив? Или даже добраться до этих трещин, а там - кто знает?  - как-нибудь выбраться наружу. Она прижала руки к мокрой стене и попыталась втиснуть пальцы в щели между камнями. Но упора не было - под ногти забился мох, только и всего. Снова, снова и снова повторяла попытки, после рук пустила в ход ступни. Отчаяние сделало ее глупой, она скребла стену без всякого смысла - стена была слишком скользкая, щели неглубокие,
да и сил у Кэй было мало. Потекли слезы, грудь заходила ходуном от рыданий. Теперь она ничего уже не видела, руки вдруг бессильно повисли. Она опустилась на пол, привалилась головой к стене.
        Я утону.
        Но она не к стене головой привалилась. Голова ударилась обо что-то железное, и больно ударилась. Пошарив, Кэй обнаружила, что это невысокая решетка, вделанная в каменную кладку, а за ней - какой-то желоб или канал.
        Ну конечно. Ведь вода должна вытекать из прохода. Стоки.
        Перемещаясь на корточках, она ощупывала стену, искала другие решетки - вдруг какая-нибудь слабо держится и ее удастся выломать? Решетки были. Подергав одну, она устремлялась к следующей, потом к следующей - и внезапно поняла, что нарастающий шум в ушах - это поток, что он уже идет на нее, движется спереди, сверху.
        Секунды. У меня секунды. У меня девять ночей.
        Кэй яростно шарила руками, искала какой-нибудь выход из туннеля. Кровь оглушительно стучала ей в уши, и она чувствовала себя легонькой - как листок с дерева. «Здесь, Кэй,  - вдруг словно заговорил с ней кто-то, ведя от камня к камню.  - Быстрей,  - сказал голос.  - Быстрей».
        И тут рука ничего в темноте не встретила - в стене зияла большая дыра. Кэй, не думая, опустилась на колени, села ногами вперед, вытянула их, влезла - и мигом поехала вниз по желобу, словно он был намаслен.
        Спуск, местами крутой, показался ей долгим, грубые края желоба били по локтям, царапали их. Она не смела ни открыть глаза, ни оторвать ладони от лица. Шум потока постепенно утих, но она знала, что вода может нахлынуть в любую секунду. Затишье перед бурей. Она отчаянно брыкалась всякий раз, когда ступня застревала, налетев на какую-нибудь неровность, на каменный выступ. По спине будто лупили деревянными колотушками, нестерпимо болела шея, которую она напрягала, стараясь держать голову повыше, чтобы не удариться о желоб.
        Вдруг, совсем неожиданно,  - полная остановка. Наклон кончился, она лежала плоско, горизонтально. Поднятая ладонь уперлась в камень в каких-нибудь дюймах от лица - значит, она по-прежнему в узком канале; и снова зашумела вода - звук был на этот раз выше, но делался все громче. Она развела руки в стороны, оттолкнулась от чего-то и продвинулась дальше: пол желоба, довольно скользкий, это позволял. Вперед и вперед протискивалась она, ловя ртом воздух, суставы чуть не рвались от напряжения; и в какой-то миг под ступнями не стало опоры, они повисли - а за ними и ноги, бедра. Она перевернулась на живот и толкнулась дальше, надеясь, что внизу окажется какой-нибудь пол. Видеть не могла совсем ничего, хоть и держала глаза широко открытыми,  - а из туннеля между тем подуло, и этот ветер нарастал.
        Вода вот-вот будет здесь. Кэй соскользнула вниз.
        Она надеялась приземлиться на что-нибудь твердое, и в момент отталкивания ей представился каменный берег или причал вроде того, какой она покинула несколько минут назад. Однако то, с чем метром ниже встретились ее болтавшиеся в воздухе ступни, удивило ее. Под ногами хлюпнуло, ощущение - как от земли, немного каменистой, но и илистой тоже. В любой миг теперь из желоба мог хлынуть поток. Секунда. Другая. Третья. Тут она услышала шум воды и, замерев, стала вслушиваться. Звук был такой, словно жидкость текла не только по этому каналу, но и повсюду вокруг, в очень обширном помещении; в отличие от верхнего подземелья, здесь раздавалось гулкое эхо, из-за которого чудилось, будто вода струится и журчит по сотне желобов и труб. Медленно, не отрывая на всякий случай рук от стены и не отступая от нее, она повернулась, чтобы осмотреться.
        К ее облегчению, серые сумерки позволяли в общем и целом разглядеть то, что простиралось впереди: еще одно громадное подземелье, очень похожее на то, где она была, но, судя по высоте сводов, еще намного большее. Позади нее - она посторонилась - жерло канала начало извергать воду, и ей слышно было, хоть и не очень хорошо видно, как она стекает по склону в еще одно огромное озеро. Оно было такое широкое, а подземелье - такое сумрачное, что другого берега она не видела: зрение наталкивалось на мглу, как на стену. Кэй долго в нее вглядывалась, довольная, что стоит на ногах, счастливая оттого, что поток не утопил ее, но и тревожась о том, чем эта пещера ее может встретить и как отсюда выбираться. Флип, вспомнила она, сказал, что они с Вилли ее найдут. Он велел мне подать голос. Она сделала глубокий вдох. Раз велел - значит, подам голос.
        Она запела. Начала с песен, которые разучивали в школе,  - начала тихо, почти вполголоса, но время от времени, на припевах, оглашала гулкую тьму посмелее. Через несколько минут стала обретать голос, и мелодии начали понемногу взлетать, порой добираясь даже до верхних ярусов сводчатого потолка пещеры. Исчерпав весь репертуар школьного хора, она сделала передышку и попробовала вспомнить что-то подлинней и покрасивей - песни, которым ее учил папа. Она спела фразу, которая пришла в голову первой, а затем закрыла глаза и, как часто делала, когда он пением убаюкивал обеих дочек, дала его словам волю:
        Расцвела в ночи цветком голубизна
        в нежный час, когда пришла она.
        В час, когда рука с рукой соединилась,
        соловей без устали пел на шелковице —
        в нежный час, когда пришла она.

        У любви - горы священной вышина
        и морской пучины глубина.
        В час, когда любви дала она мне клятву,
        соловей без устали пел на шелковице —
        в нежный час, когда пришла она.

        Как рассвет, чиста, свежа, обновлена,
        в нежный час является она,
        и дрожат от счастья листья рассыпные,
        соловей поет, поет на шелковице
        в час, когда является она.

        Приподняв подбородок, а веки мягко опустив, Кэй по мере пения словно уплывала, ее уносило в такой же полусон, в каком она множество раз вечерами слушала эти слова, которые звучали из папиных уст или прямо в ее голове. Она не знала - и это не заботило ее сейчас,  - понимает ли она слова песни, она даже не пропускала их через сознание, до того сонно и тепло ей стало. Ей казалось, она взмывает вслед за своим голосом под самый купол пещеры, от которого голос, подлетев, отражался, чтобы затем, отразившись от стен и воды, снова взмыть под купол. Задолго до последнего стиха она почувствовала, что выросла, как эта песня сама, до размеров всего подземелья - или, может быть, что само подземелье поет, а она просто стоит в нем, нота, подобная всем прочим, в его огромной, протяженной, темной музыке.
        Дойдя до конца песни, она какое-то время стояла молча; и в этой тишине ей внезапно стал внятен другой звук, не из песни и не имеющий к ней отношения. Она открыла глаза. Это был шепчущий шорох шеста в воде метрах в двадцати, а то и меньше, от места, где она стояла на берегу. Возведя в полумраке взгляд вдоль шеста от поверхности озера, она вдруг ощутила, как мышцы вокруг позвоночника собираются в плотный, вздымающийся от поясницы комок, похожий на кулачок цветка: на воде перед ней была плоскодонная лодка, а в лодке стоял высокий, худой, бородатый старый дух, в правой руке шест, в левой большая коричневая книга. Борода отчасти седая, отчасти темно-русая, длинные волосы спускались прядями до самых плеч. Как и на прочих духах, на нем был серо-черный балахон с капюшоном, низко свисавшим на плечи и спину, спереди под открытым воротом виднелась белая рубаха. Он был босой, заметила Кэй. Некоторое время он ничего не делал - просто смотрел на нее, но не пристально, так, словно она была деревом, а он, лежа рядом в траве, глядел в вышину сквозь ее дрожащие листья.
        А потом, внезапно, он заговорил - голос его был очень чист и при этом необычайно тих, Кэй даже странно было, что она слышит, тем более - что понимает.
        - Итак, ты здесь - наконец-то.  - Он долго молчал, все еще выхватывая лоскуты весенней небесной голубизны из ее рассыпной, волнуемой ветром листвы.  - Я еще не родился, а эту песню уже пели в моем роду тысячу лет или больше. Ее передавали из поколения в поколение, старшие учили младших. Моя мать пела ее мне, когда кормила меня грудью, я впитал ее с молоком. Когда я мальчиком бегал босиком по плодородным полям Ассирии, я воображал, что если научусь бегать с быстротой ветра, то, может быть, увижу Невесту; что если научусь гореть так же жарко, как огонь, то она придет ко мне; что если научусь стучать по крышам, как осенний дождь, то она убаюкает меня в своих объятиях. Больше всего на свете я хотел стать рассказчиком, певцом историй. Что ж. Тридцать лет понадобилось, чтобы я смог спеть эту песню: возраст мужчины. Возраст мужчины, чтобы стать мужчиной; возраст мужчины, чтобы узнать, что я должен сидеть неподвижно - и тогда приду в движение; должен закрыть глаза - и тогда увижу; должен отказаться от себя - и тогда пойму, кто я есть. И вот сейчас - в этот детский век, в эту эпоху взрослых детей,
утративших самое старое из искусств, не способных просто посидеть, не способных закрыть глаза, не способных даже на секунду поступиться своим драгоценным «я»,  - в такую-то эпоху ребенок поет мне эту песню.
        Он снова стал смотреть на нее. Чуть раньше Кэй почесала нос, но теперь, неплотно сплетя перед собой пальцы согнутых рук, стояла смирно.
        - Назови мне свое имя,  - тихо промолвил он.
        - Кэтрин,  - сказала Кэй.  - Меня зовут Кэтрин Д’Ос-Тойна.
        Старик широко улыбнулся, явив взгляду тысячу морщин - на худых щеках, над глазами, между ртом и подбородком.
        - Да. Кэтрин,  - отозвался он. Он налег на шест, и лодка медленно двинулась к берегу - туда, где стояла Кэй.  - А я Фантастес, последний из фантазеров,  - сказал он, когда тупой нос длинной плоскодонки зашуршал по каменистой земле у ног Кэй.  - Или почти последний.

        Часть вторая
        Ут?к

        9
        Интеграция

        Ведя плоскодонку по подземному озеру, Фантастес направил ее к расселине в скале, где с большой высоты беспрерывным каскадом струилась вода. Это был чистый, прозрачный поток, отведенный, сказал старый дух, от резервуара. Кэй ополоснула волосы, умыла руки и лицо, после чего Фантастес повел лодку через озеро в сторону дальнего берега.
        Взбодрившись, слегка подрагивая, Кэй зорко огляделась и увидела островок - такой маленький, подумалось ей, что на нем и пять человек не уместятся. Посреди него массивно возвышалось, вскидывая к потолку безжизненные обломки веток, то, что некогда было огромным деревом.
        - Что это такое?  - спросила она.  - Как оно сюда попало?
        Фантастес, мягко отталкиваясь шестом, продвигал лодку к островку.
        - Когда это дерево тут появилось, когда оно было юным саженцем, оно стояло посреди низменной лагуны: каналы, отведенные от Нила, затопили пресной водой обширный заболоченный участок. За тысячелетия ил, который постоянно тут накапливался, окружил это место, а потом и похоронил под собой. Но задолго до того был возведен колоссальный купол, которого…  - тут он, опираясь на длинный шест, поднял лицо кверху и обвел широким жестом все подземелье,  - ты не видишь. Один из грандиознейших и красивейших храмов на земле, наивысшее архитектурное достижение великого общества. Разумеется, никто не знает сейчас, что он здесь, что тут скрыта такая старина. Один я знаю.
        Кэй наклонила голову вбок.
        - Как они могут не знать? Я спустилась сюда через канализацию - по желобу из туннеля. Кто-то ведь проложил это русло.
        Лодка прикоснулась к берегу островка совершенно беззвучно. Фантастес протянул руку, помогая Кэй выйти на берег. В их тихих движениях было что-то благоговейное.
        - Ты решила, что это канализация?  - отозвался старый дух с улыбкой, садясь на один из шишковатых корней, отходивших от древнего ствола.  - Нет, тебя не канализационный сток сюда привел. Этот желоб иного рода. В храмовую лагуну по нему стекает более чистая вода. Я прорыл этот канал сам, прорыл и выложил камнем, скрепляя раствором. На это ушло много лет.  - Он помолчал, глядя на свои иссохшие ладони, мягко покоившиеся одна поверх другой у него на коленях.  - Но я рад, что ты приняла его за канализацию. До того, как ты по нему съехала, никто его не замечал.
        Стоя на краю крохотного островка примерно в шаге от Фантастеса, Кэй пристально рассматривала его лицо. От старости кожа под глазами была вся в морщинах, они расходились от внутренних уголков глаз, от переносицы крючковатого носа и спускались по щекам дряблыми складками, которые углублялись, когда он улыбался. В полумгле цвет его лица был где-то между коричневым и серым. Иные из маленьких волосков вокруг рта слегка колыхались при дыхании. Даже хмурясь он выглядел добрым, как будто хмурый вид был запятой меж двух улыбок.
        - Но зачем вам понадобилось его прорывать?  - задала она наконец вопрос, который был у нее на уме, пока она разглядывала старого духа.  - Вы столько времени потратили…
        - Затем, что, когда я здесь появился,  - тут он опять выпрямился и обвел весь подземный зал круговым жестом,  - все было сухо. Тысячи лет до того эта заболоченная низина получала воду - даже под куполом великого храма - от разливов Нила; но потом ил, который скапливался вокруг потаенного храма, перекрыл воду наглухо. А когда город наверху, а за ним и другие города выше по течению принялись забирать воду в таких количествах - да еще поля со всеми их проектами искусственного орошения, да мало ли что еще - жилища, бассейны,  - тогда болото погибло совсем. И если бы не я,  - он похлопал по корню, на котором сидел,  - тут тоже все умерло бы.
        - А разве не умерло?  - спросила Кэй.  - Ведь это сухой, обломанный старый ствол.
        Фантастес устремил на нее острый взгляд, лицо вокруг рта вдруг отвердело. Потом он смягчился, из глаз ушло недовольство, вновь возникла улыбка, и он сказал, вставая:
        - Пошли, поглядим.
        По противоположной от них стороне ствола, там, где не видно было с лодки, от его верха и почти до земли неровным, зазубренным, заостренным книзу клином шла глубокая трещина. Непрочная, высохшая оболочка старого дерева составляла в толщину два дюйма с лишним, а под ней, подумала Кэй, было пусто.
        - Загляни-ка внутрь,  - тихо промолвил Фантастес и отступил, чтобы она могла забраться на один из боковых корней и просунуть голову между двумя наклонными соединяющимися краями трещины. Вначале ей показалось так темно, что почудилось, будто она смотрит в колодец или прямо-таки в недра земли; но немного погодя глаза привыкли к почти полному мраку, и она сумела смутно разглядеть пять овальных листьев размером с ладонь, вероятно, зеленых, выросших на центральном стебле высотой дюймов в двенадцать или побольше. Стебель рос вертикально вверх из какой-то трещины, его окружало полое нутро омертвелого ствола. Кэй торопливо вытащила голову наружу, при этом больно ударилась ухом, потому что повернулась слишком рано.
        - Но как же так - здесь? В такой темноте - зеленые листья?
        - Колодец глубже - вода свежее. Подожди чуть-чуть,  - сказал Фантастес,  - и увидишь еще одно мое маленькое нововведение в великом храме Осириса.
        Кэй стояла, прислонясь к расщепленному стволу, и ее сердце билось учащенно. Осирис. Не один год она слушала перед сном эти истории, все до единой: о вражде между Осирисом и его братом Сетом, об убийстве и расчленении Осириса, о том, как долго и терпеливо искала Исида останки мужа, о том, как сотни храмов были воздвигнуты по всему Египту. О том, как она обнаружила тело мужа в кедровом коробе внутри могучего дерева. Но это дерево росло в…
        - В Библе,  - сказал Фантастес.  - Да, я знаю, что дерево росло в Библе. Но жрецы Осириса взяли от того дерева черенок и посадили здесь, в самом центре храма, посреди болота, где богиня потом похоронила его тело. И корни вросли в его плоть, и дерево вознеслось внутри храма, кончики веток скреблись о высокий каменный купол.
        - Но как?  - спросила Кэй, начав ощущать святость этого места.  - Как могло дерево вырасти внутри храма? Разве ему не нужен свет? Разве этому деревцу не нужен свет?  - Она помолчала, глядя на Фантастеса. Он ничего не отвечал.  - Дерево не может расти в подземелье.
        - Погляди туда,  - промолвил он наконец, вскинув подбородок вверх, в сторону купола.
        Она проследила за его взглядом. По какой-то необъяснимой причине сердце в ее груди колотилось. В подземелье делалось чуточку светлее, и купол впервые был ей целиком виден. Но к тому, что произошло дальше, она совершенно не была готова. Сквозь отверстие в крыше внезапно ударил узкий вертикальный луч, свет, пройдя от купола, упал в самую сердцевину раскрытого сверху огромного старого ствола и озарил крохотное растеньице внутри. Кэй завороженно смотрела, как свет в луче набирал силу, преобразуя темную внутренность пустого дерева, где рос стебель, в кусочек яркого дня. Все пять минут или около того, пока это длилось, она силилась остановить время, задержать его, чтобы как можно дольше не расставаться с густой, лесной зеленью маленького растения, с нежностью волосков на нижней стороне его пяти колышущихся листьев, с гладким блеском плотного стебля.
        Красивее я ничего в жизни не видела.
        Так же внезапно, как возникло, все исчезло - снова воцарился сумрак. У Кэй потемнело и помутнело в глазах, они налились слезами. Вид этого борющегося крохотного ростка с его нежными детскими листочками - озаренного светом,  - а потом опять брошенного во тьму - это было слишком.
        - Пять минут в день - большего я не смог добиться,  - тихо сказал Фантастес, опуская руку ей на голову.  - Не плачь. Этого достаточно.
        Кэй повернулась и тяжело опустилась на один из корней. Даже пяти минут, ей казалось, не набралось.
        - Чтобы достичь даже этого, мне пришлось потратить много лет. И я не был уверен, когда начинал, что в дереве еще есть хоть какая-то жизнь. Впрочем, я всегда подозревал,  - он похлопал по-стариковски крапчатой, оплетенной серыми венами рукой по иссохшему стволу,  - что она есть. Первым делом мне надо было раздобыть денег - собирал понемногу, в разных местах,  - а затем побудить некоторых здешних жителей переселиться, что не доставило мне большого удовольствия. Пока я искал правильное место, где копать, пришлось разрушить немало строений. А потом, когда нашел наконец место, многие годы ушли на изготовление зеркал и линз для фокусировки света. Система и сейчас действует небезупречно и очень кратковременно, но, так или иначе, листья каждое утро получают немного света. И речная вода поступает сейчас в храм несколько раз в день, так что условия улучшаются. Кто знает - может быть, пройдет еще немного лет, и этот зеленый стебелек окрепнет и возмужает до такой степени, что начнет рождать плоды - витые плоды-раковины с дерева, которое родом из Библа, витые и заостренные, как челнок, каждый плод - щедрая,
таинственная сокровищница крохотных семян, а в каждом семени - обещание новой жизни, нового роста, стеблей, стволов, множества ветвей, листьев, плодов, урожая за урожаем… невообразимо. Да, все это возможно. Но пока достаточно того, что есть.
        Кэй тихо плакала.
        - Доченька,  - сказал старый дух.  - Даже маленькое, даже нежное может порой быть чрезвычайно живучим.
        По неведомой причине все, что тревожило и мучило Кэй, вдруг впихнулось снаружи в сердце и легкие, ударило, отяготило грудь, точно камни. Печаль, опустившись из глаз, внезапно схватила ее за сердце, и она подумала про Элл, вспомнила о папе, о маме, которая вечером накануне Рождества, перед тем как они улетели, сидела, закрывшись, у себя за письменным столом и тихо всхлипывала. Где она сейчас? Что она подумала, когда, проснувшись утром, обнаружила, что дочерей нет? Что она могла понять из записки, которую Кэй торопливо нацарапала? Мы отправляемся искать папу. Скоро вернемся. Мы любим тебя - вот и все, что она написала крохотными буковками на обороте карточки Вилли, написала и оставила на аккуратно застеленной постели Элл. Вдруг Кэй почувствовала, что совсем не может дышать. Она задыхалась - или это было рыдание?
        - Почему я здесь?
        Она произнесла это, не успев подумать. Несколько секунд слышны были отзвуки ее голоса, затем - тишина.
        Фантастес сел рядом с ней на корень.
        - Кэй,  - сказал он, и тон его был теперь гораздо более задушевным, не напоминавшим о высоком росте, о властности. Перед Кэй лежала его раскрытая правая ладонь, и она выглядела чудесно тихой, спокойной, вместительной. Взгляд Кэй мгновенно сосредоточился на самой ее середине, где пересекались линии, на небольшом углублении, образованном очертаниями пальцев, сухожилий, мышц и мозолей.  - Я не из тех духов левой стороны, что выстраивают сюжеты человеческих движений, как будто мужчина, женщина или ребенок - всего-навсего клубочек вероятностей. Я фантазер. К добру или к худу, я заглядываю внутрь вещей. Скажи мне, что у тебя на сердце.
        Кэй хотела рассказать ему, чего они лишились. Хотела рассказать, как семья проводила вечера за кухонным столом в теплом золотистом сиянии верхней лампы. Хотела рассказать, как родители сидели напротив нее - мама мягко поглаживала папину руку, он читал книгу, а она делала беглые зарисовки к новой картине - к большой картине: набрасывала карандашом идеи и темы, переворачивая в блокноте страницу за страницей. Кэй хотела ему рассказать, как Элл нравилось делать вид, что у нее тоже есть домашка, как она терпела из солидарности, дожидаясь, пока Кэй окончит свои труды и покажет их родителям, чтобы потом, ближе к концу вечера, вместе отправиться наверх играть. Да, но ведь все это было так нормально… Все, чего они лишились, было так нормально. Это уходило постепенно - одно, потом другое, потом третье. Вначале у родителей пошли ссоры, и никто уже не гладил ничью руку. Блокнот мама то ли потеряла, то ли убрала в ящик. А папа - он вечно стал засиживаться на работе допоздна, или был в отъезде, и Кэй сидела и сидела у себя в комнате, без конца составляя списки того, что намеревается или хочет сделать. А Элл -
она стояла в кухне, включала и выключала свет, включала и выключала, пока не выводила всех из терпения. Почему она так делала? Кэй хотела рассказать Фантастесу все это.
        - Я отпустила ее от себя. Не удержала. Дала им ее забрать. Плохо смотрела, думала - это я им нужна, думала, все дело во мне. Я и ее, и папу, и маму отпустила от себя. Никого не удержала.
        Фантастес отозвался мгновенно:
        - Нет, Кэтрин. Ты не виновата.
        - Виновата я или нет, я одна могу их возвратить. Я одна могу все поправить. Но мне кажется, я никогда домой не вернусь. Не вернусь в тот дом, в какой хочу.
        - Твой папа однажды сказал мне почти то же самое, в этом самом месте.
        Кэй, резко мотнув подбородком, вскинула глаза на старого духа, уставилась на него.
        - Вы с ним… как?
        - Ты думала, я не знаю твоего папу?  - Кэй пялилась на него, онемев, не в силах вообразить.  - Ты думала, мы не ходили с ним под луной по пескам Александрии? Думала, мы не плавали с ним под парусом против ветра у берегов Анатолии? Не собирали тутовые ягоды в рощах Греции? Нет, доченька, мы с твоим папой старые друзья, коллеги и побратимы, мы вместе ведем борьбу, которая намного больше всего, что ты видела или могла представить. Борьбу, в которой Гадд всегда был и остается нашим злейшим и опаснейшим недругом. Что, по-твоему, побудило Гадда разъять твоего отца, как не то, что Нед Д’Ос работал на меня?
        - Работал на вас?  - переспросила Кэй, еле выговаривая слова полуоткрытым ртом. Губы, как и глаза, были словно чужие.
        - Среди духов правой стороны твой отец известен как Зодчий. Из года в год он ведет раскопки в Вифинии, вокруг древнего и заброшенного гнезда Достославного общества духов и фантомов…
        Кэй рьяно кивнула. Проект «Фрагменты».
        - Он археолог,  - сказала она.
        - …но не в качестве археолога,  - продолжил Фантастес.  - Нет, не потому твой папа исследует это место, что хочет понять прошлое; его цель - возродить этот участок, построить его будущее.
        - Но Вилли сказал…
        - Вилли пока не знает. Было бы слишком опасно ему сообщить, потому что Гадд держит его под неусыпным надзором, он ни за кем так пристально не наблюдает.
        - Под надзором?  - переспросила Кэй.  - Почему?
        Снова взяв шест, который стоял прислоненный к древнему стволу, Фантастес пошевелил им воду у берега островка.
        - Вилли порой недостаточно ухватист. Он может показаться чуточку мягкотелым, отчасти сломленным. Но не надо его недооценивать. В гор? никто из духов с ним не сравнится.
        Тогда почему он не может мне помочь?
        - Мы должны помочь ему.
        Все тело Кэй одеревенело. Даже в полумраке Фантастес это заметил.
        - Мы найдем твою сестру, Кэтрин. И папу найдем. Мы спасем его. Мы сделаем это вместе. Но вернуть Достославное общество в Вифинию, спасти Вилли от Гадда - это ровно то, чего хочет и Нед Д’Ос. Ты должна мне сейчас помочь уберечь Вилли. И еще кое-что ты должна мне помочь уберечь. Слишком опасно мне держать это и дальше при себе.
        Фантастес наклонился к лодке и взял книгу, которую держал раньше, с которой Кэй впервые увидела его появляющимся из тьмы подземелья. Только это не книга была: расстегнув крохотную защелку, Фантастес поднял крышку, под которой лежал блестящий белый предмет величиной с кулак. Книга оказалась футляром для чего-то очень красивого. Сделав пару шагов, Фантастес встал около Кэй.
        - Вот, возьми,  - сказал он.  - Я покинул гору, чтобы эта вещь не досталась Гадду. Она принадлежит Вилли, но он не будет возражать.
        Он улыбнулся и приблизил к ней футляр.
        Кэй взяла матово блестящий, гладкий предмет - взяла робко, боясь, что он окажется хрупким как стекло и разобьется в ее руках; или что он окажется скользким, выпадет и расколется о каменистый берег. Но предмет был довольно тяжелый, и держать его было удобно. Она повертела его в руках. Он был продолговатый, витой, как раковина, гладкий, словно из кости, и прохладный на ощупь. То, что было тут и там в него вделано, могло при полном свете оказаться самоцветами или алмазами. Поворачивая его, она заметила в нем крохотные отверстия.
        - Поднеси ко рту,  - сказал Фантастес.  - И подуй.
        Она подула. Нужное положение губ нашла не сразу, но вскоре почувствовала, как воздух отыскал дорогу в одну из многих узеньких дырочек. Глубокое, звучное гудение полилось, вибрируя, из каменного изделия и огласило подземный храм. Кости ее плеч задрожали, откликаясь на этот зов, воспринимая его густой сахаристый тембр; когда воздух в легких начал иссякать, дрожь стала распространяться вниз, по ребрам, весь торс у Кэй завибрировал, и ей хотелось длить ноту до последнего. Когда наконец стало тихо, она оторвала от губ глянцевитый камень, оглядела его снова и попробовала другое отверстие. На этот раз тон был выше, звук то нарастал, то утихал, словно волна набегала на берег. Еще одна дырочка - как бы звон мечей, удары металла о металл. Еще одна - стенания убитого горем отца над могилой единственного ребенка. Изумленная, Кэй протянула камень Фантастесу.
        - Вы хотите отдать мне это?  - спросила она. Это был самый красивый предмет, какой ей доводилось держать в руках.
        - Голос челнока,  - тихо сказал Фантастес.  - Звук, который он издал у тебя первым, был звуком любви. Да,  - продолжил он.  - Я утверждаюсь в мысли, что ты должна хранить его для Вилли - носить его, беречь ради него.  - Он медленно покачал склоненной головой, и Кэй увидела, как с кончика его носа скатилась слеза. Чуть погодя он поднял на нее блестящие глаза и подставил футляр, чтобы она положила в него челнок.  - Поплыли,  - произнес он более бодрым тоном, положил футляр в лодку и опять взялся за шест. Кэй последовала за ним в плоскодонку, полная вопросов, и, едва села, начала их задавать, глядя снизу вверх на старого духа, который повел судно вокруг островка и к недальнему берегу за ним.
        - Челнок, значит, принадлежит Вилли?
        - Полагаю, ни он, ни этот никчемный Филип не сказали тебе, кто такой Вилли,  - промолвил Фантастес, растягивая в улыбке резкие линии лица, впитывавшие чернильный свет.
        - Не сказали,  - ответила Кэй.
        - Пусть тогда сделает это сам, своими собственными словами. Следующий вопрос.
        - Как вы узнали, что Гадд забрал мою сестру и папу?
        - Не все рыскуны верны Гадду: даже из тех, кому он доверяет больше других, иные скрытно отчитываются передо мной. Порой вопреки себе. Я довольно давно и регулярно получаю о нем сведения - и о тебе тоже.
        Фантастес опять улыбнулся ей - на сей раз так широко и шаловливо, что искривились даже уши.
        - Посмотри на крышку этого футляра,  - он показал себе под ноги, где лежала деревянная коробка с челноком,  - и, может быть, тогда ты кое о чем догадаешься.
        Кэй посмотрела. На темном дереве крышки было вырезано изображение, которое она должна была ощупать пальцем, прежде чем смогла воспринять полностью: худая змея, обвившая меч. Ей была знакома эта эмблема. Она мгновенно подняла глаза:
        - Рекс, старый привратник у папы на работе!
        - Вот, значит, как он замаскировался?  - Фантастес ухмыльнулся.  - Да, он один из моих. Хорошо схитрил, ничего не скажешь. Я послал его взять из кабинета твоего папы несколько очень важных предметов, в том числе этот челнок. Следующий вопрос.
        - Куда Гадд забрал папу и сестру? И как мы будем их возвращать?
        Фантастес молчал. Они уже почти достигли берега, и широким движением шеста он элегантно поставил плоскодонку параллельно длинной каменной плите, на которую они оба сразу же и вышли. Кэй повернулась к нему, когда он привязывал лодку, и обратилась к его сгорбленной спине:
        - Я не шучу. Где они?
        - Первым делом нам надо найти Вилли и Филипа,  - сказал он, не оборачиваясь и не глядя на нее.  - У меня есть ощущение, что они будут ждать нас там, наверху. Мне необходимо узнать кое-что, прежде чем можно будет начать подготовку к интеграции.  - Тут он повернулся и, присев, положил ладони на землю перед собой. Посмотрел Кэй прямо в глаза.  - Мы отыщем их, отыщем, все с ними будет хорошо.
        Кэй улыбнулась. Если Вилли вселял надежду, то Фантастес давал ей чувство безопасности.
        Старый дух поднялся и торопливо двинулся к невысокой двери; за ней начинался проход, который вел от пристани. Кэй следовала за Фантастесом почти вприпрыжку. Теплые ветерки, продувавшие подземелье, почти высушили ее одежду, и она вдруг стала ощущать какую-то легкость. Они поднимались по слегка наклонным туннелям, миновали пару открытых ворот.
        - А слив…  - начала Кэй.
        - Сегодня уже не будет,  - отозвался Фантастес через плечо.  - И в любом случае эти проходы не соединены с источниками воды и канализацией. Это древние коридоры храмовых зданий, я их откопал и восстановил. А совсем скоро ты увидишь мое самое грандиозное творение.
        После нескольких крутых поворотов они внезапно, через низенькую дверь, вступили в огромный открытый атриум; по его периметру шла спиральная лестница, поднимаясь высоко - сколько хватал глаз.
        - Должен признать, я немного слукавил,  - сказал он.  - На самом деле мы в старой башне - как и все остальное, ее занесло илом, и я ее раскопал или, скорее, промыл. Сажем так: раскопал и промыл. Весь осадок, который ее наполнял, теперь в озере - где ему и следует быть. Лестница,  - (они как раз начали по ней подниматься),  - большей частью уже была. Я кое-где подремонтировал, кое-где улучшил. Не лестница, а чудо-магистраль,  - добавил он со смехом, глядя через плечо, как она старается не отстать, взбираясь следом за ним к самому верху, от более темного воздуха к более светлому. Чем выше, тем атриум, казалось, делался уже, под конец он, по сути дела, превратился в круглый каменный лестничный колодец. Свет падал из центра крыши - до нее очень близко было уже,  - и Кэй поняла, что это солнечные лучи, проникающие через световой люк, и что они поднялись на уровень земли. Под самым люком показалась закрытая дверь; вытащив из-под балахона кольцо с ключами, висевшее там на ремне, Фантастес быстро ее отпер. За массивной деревянной дверью была обыкновенная комната с белеными стенами, куда через два открытых
окна с левой стороны вливался солнечный свет. Глаза Кэй слепило с непривычки, и, сощурясь, она увидела деревянный стол на козлах, стоявший посередине, а на нем ворох чего-то похожего на сухие листья. Вдоль стен стояли высокие книжные шкафы, полки гнулись от томов всевозможных размеров. Потолок был выкрашен в небесно-голубой цвет.
        - Добро пожаловать в мое жилище,  - сказал Фантастес.
        Он закрыл и запер за ними дверь. Едва он повесил ключи обратно на свой ремень, как в другую дверь, напротив первой, торопливо вошел малорослый, изрядно лысый, морщинистый дух и, сдвинув сухие листья в сторону, положил на стол и открыл две тяжелые книги с полок. Фантастес, присоединившись к нему у стола, склонился над большими фолиантами, чьи страницы, плотно наполненные жирно напечатанными готическими буквами, малорослый стал пробегать глазами, помогая себе маленькой линеечкой.
        - Отыскалось что-нибудь?  - спросил Фантастес негромко, но властно и настойчиво.
        Кэй пристально смотрела на смуглую, почти безволосую голову, нависшую над книгами. Маленький дух некоторое время не отвечал, его проворные пальцы продолжали бегать туда-сюда по строчкам, он что-то тихо приговаривал себе под нос. Когда наконец поднял голову, он несколько раз мигнул таким манером, каким люди откашливаются. А затем и откашлялся.
        - Пока ничего, но творец по-прежнему в фонтане. Похоже, я не все вспомнил, что требуется.
        - Продолжай слушать его,  - сказал Фантастес, кладя ладонь на худую руку духа.  - К нему придет, дай срок.  - Затем он повернулся и, показав локтем на Кэй, произнес:  - Дочь молодого человека. Зодчего.
        Сморщенный маленький дух поклонился с великим почтением. Фантастес обратился к Кэй:
        - Кэй, это Эвмнестес, наш хронист. Его память вмещает все за последние сорок тысяч лет. А припоминание - первая часть интеграции.
        Сделав то, что было необходимо, маленький дух зажал книги под мышками и поспешно вышел вон.
        - Сядь,  - мягко сказал Фантастес, пододвигая один из четырех деревянных стульев с высокими спинками, стоявших вокруг стола.  - Тебе Вилли рассказал что-нибудь про интеграцию?
        Кэй покачала головой.
        - Ничего не рассказал.
        - Тогда надо начать с самого начала,  - промолвил дух. Кэй кивнула.  - Трудность в том,  - продолжил он,  - чтобы понять, где оно, это начало. Думаю, ты слышала про Тантала.  - Кэй снова кивнула.  - В каком-то смысле его история начинается с начала, хотя даже к тому времени она уже рассказывалась многократно. Ну да ладно.
        Фантастес повернулся, и его палец мигом затанцевал по высоким полкам на противоположной стене. Он что-то искал. Когда нашел и вытащил, Кэй увидела, что это большая книга, переплетенная в кожу, с золотым тиснением на обложке и корешке. Толком разглядеть обложку она, впрочем, не успела: положив перед ней книгу, он тут же принялся листать старинные пожелтевшие страницы, что-то бормоча при этом. Кэй увидела рукописный английский текст, обрамляющий красивые иллюстрации, расцвеченные красным, пурпурным, голубым и золотым. Наконец Фантастес нашел, что искал, и его руки замерли.
        - Вот,  - сказал он.  - Читай здесь.
        Кэй начала читать.
        - Вслух,  - сказал Фантастес.

        - Тантал был очень набожным человеком, и, когда он начал царствовать, его набожность, которую неизменно признавали даже те, кто считал религию парадом пустых ритуалов, прославилась по всему изведанному миру. У него был единственный сын, красавец Пелоп. Уже не ребенок, но еще не зрелый муж, Пелоп был полон обещаний - обещаний великого будущего. Тантал слышал отзывы о доброте сына, о его щедрости и отваге, о быстроте ума, да он и сам мог во всем этом убедиться, наблюдая за Пелопом как подле конюшен, во время воинских упражнений, так и в трудах не столь потных, но по-своему не менее тяжелых, к которым его побуждали наставники по арифметике, сочинительству, музыке и астрономии. Тантал был горд сыном до чрезвычайности и, что ни день, оплакивал случайную гибель жены во время охоты, лишившую его надежд на других детей. Все его упования и вся будущность его трона сосредоточились из-за ее смерти в этом мальчике; и, глядя на него, когда он беседовал с царскими советниками или, весь в предвкушении охоты, отправлялся в путь со сворой собак, Тантал часто дивился тому, что его отцовское сердце еще не
разорвалось от гордости на куски.
        Тем больнее и тягостнее ему было получить, когда сыну сравнялось четырнадцать лет, предписание оракула: ради блага всего царства и ради его собственной славы и чести ему надлежит принести сына в жертву богам Олимпа. Тантал посылал к оракулу каждый год, и многократно в прошлом то, что он получал, тревожило или смущало его; но набожность всякий раз заставляла его послушаться, и, терпя предписанные тяготы и лишения, он считал их справедливой платой за благополучное царствование. На сей раз, однако, он мучительно раздумывал над повелением оракула. Способна ли его набожность подняться на такую высоту? В конце концов, после бессонной ночи, он пришел к мысли, что боги испытывают его не на шутку и что жертва, которой они от него требуют, потому так велика и трудна, что олимпийцы готовы вознаградить его преданность чем-то не менее ценным. Наутро он сам обагрил нож кровью сына, излившейся в священные сосуды в храме Зевса Громовержца.
        Не исключено, что боги и правда испытывали его; дано ли человеку знать, что у них на уме? Определенно можно сказать только, что ожидания Тантала не оправдались: не прошло и года, как в стране разразился голод, чума выкосила каждую третью семью, ужасающий вихрь и ураган разрушил много величественных общественных зданий, в том числе храм Зевса Громовержца - и сам Тантал, чья вера в богов не просто поколебалась, но истребилась начисто, увял и умер от горя. Его советники, видя, в какое злое неустройство ввергнута немалая часть греческого мира, вновь послали к оракулу и получили ответ: в Эпидавре живет юноша, сын Аполлона, который может исцелить Пелопа, вдохнуть жизнь в его тело; если же они не привезут его для этого свершения, то всю Лидию, всю Грецию и весь Крит ждут сто лет бедствий и их собственные имена будут стерты из памяти человечества. За Асклепием - так звали юношу - тут же послали, и через несколько дней он явился, сойдя с корабля Тантала и ведя за собой процессию из сотни мулов. На каждого мула были навьючены две корзины, а в каждой корзине было по два десятка змей всевозможных пород,
собранных по всему изведанному миру. Многие из сильнейших на свете ядов могут при определенных обстоятельствах оказывать целебное и животворящее действие, и Асклепий как никто преуспел в этом змеином искусстве. Спешившись со своими змеями у разрушенного храма Зевса, этот сын Аполлона потребовал как можно скорей принести ему части разрубленного тела Пелопа; после этого он скрылся с глаз, исчезнув в недоступной глубине святилища. Все, кто там был, видели, что змеи были выпущены на волю. Они свободно ползали вокруг храма во множестве, ужасая местных жителей, уверенных, что они расползутся из окрестностей храма по всему городу. Но этого не случилось; и на третий день люди увидели, как Пелоп выходит из храма своими собственными ногами, пересекает агору и идет к себе в царский дом. Он правил Лидией, Фригией, Пафлагонией и большей частью Греции шестьдесят лет; Асклепий же, которому охранная грамота от царя позволяла свободно разъезжать по его владениям, прославился как величайший целитель, какого знал мир. Из его училищ вышел потом великий врачеватель Гиппократ, и говорили даже, что Аполлон, от которого
Асклепий получил весь свой дар исцеления, признал в конце концов, что сын превзошел его в медицине.

        Тут текст завершала черная жирная горизонтальная черта. Кэй умолкла и подняла глаза на Фантастеса, сидевшего напротив нее, по другую сторону стола, на котором лежали сухие листья.
        - Говорили еще - много позже,  - продолжил он,  - будто Асклепия в итоге погубил Зевс, разъярившись из-за его заносчивости и его мастерства по части жизни и смерти людской. Но на самом деле великий целитель покинул Грецию, чтобы переселиться к нам, в Вифинию, и он был одним из величайших фантазеров среди нас. Ибо интеграция - исцеление - идет рука об руку с фантазией, с воображением, ведь невозможно сотворить целое, не имея связующей идеи. Судьба Тантала, пожалуй, и ребенку может открыть глаза на тайну интеграции и на ее особую мощь. Боги велели Танталу принести в жертву своего единственного сына, гордость свою, предмет обожания, единственную свою радость в жизни; за послушание он был жестоко наказан, и иные говорят, что это наказание длится по сей день. Но жестокая набожность Тантала дала нам и Асклепия - так змея создает губительный яд, но также и дарит возрождение; и так фантазер творит всего лишь грезы, но эти грезы - эти истории - могут показывать нам некую высшую истину.
        - Вилли постоянно это говорит,  - заметила Кэй; Фантастес вскинул брови.  - Что истории - обычно самые лучшие ответы. Лучшие, чем факты.
        - Да,  - согласился Фантастес,  - бывает и так. Иные - как Гадд - называли нас изготовителями лжи. Что ж, можно и так посмотреть. Одну часть тела Пелопа - плечо - Асклепий не смог вернуть к жизни, потому что это плечо сожрал пес. Он сделал ему новое из слоновой кости. Потеря, можно сказать, уместная: на пса, на неверующее существо, не действуют никакие наши фантазии, он туп и невосприимчив к целебной силе воображения.
        - Чтобы вернуть тебе твоего папу,  - продолжил старый дух,  - нужно прибегнуть к фантазии - нужно вообразить нечто новое и великое, способное воодушевить даже того, кто потерял все, потерял себя; способное дать ему новую надежду, новую цель, новую веру. Новое «я». Вот зачем Вилли привел тебя ко мне. Вместе мы постараемся отыскать историю, мечту, взгляд на мир, который поможет исцелить твоего папу. Но прежде чем я сумею сотворить эту фантазию - если сумею,  - мне надо получить отправную точку - сырой материал, так сказать. Вообразить я, конечно, могу все что угодно, но чтобы сотворить фантазию, которая будет что-то значить для твоего папы, такую, которая вызовет у него особый личный отклик и безупречно ему подойдет, мне нужна…
        - Путеводная нить,  - сказала Кэй.
        Фантастес не ожидал, что его перебьют, и пару секунд смотрел на нее непонимающим взглядом.
        - Нить, чтобы не бегать вслепую по лабиринту. Правильный запах, как для собаки,  - объяснила Кэй.  - Ищейка может взять любой след. Но чтобы она взяла правильный след, надо правильно выбрать, что ей дать понюхать вначале. Тогда она будет знать, что искать.
        Фантастес улыбнулся.
        - Вот именно.
        - И этот ваш друг, этот маленький, лысый…
        - Эвмнестес.
        - Он как раз это ищет, да? Отправную точку, то, с чего можно будет начать фантазировать, строить новую историю для моего папы.
        - Эвмнестес читает летописи, эпосы, труды историков и романистов былых времен. Он знает обо всем, что было когда-либо сделано, что могло быть сделано и что следовало сделать,  - знает непосредственно или знает, где это найти. Эвмнестесу ведомы все истории. В какой-нибудь из них, я надеюсь, мы отыщем верную идею. Вооружившись верной идеей, фантазер может сотворить такое в?дение, что твой папа не только выйдет из оцепенения, но даже запоет и затанцует. Мы найдем твоего папу, и мы разбудим его.
        - В ваших книгах вы ничего про него не найдете,  - сказала Кэй.  - Вы найдете массу всего, но ему это ничего не скажет. Если вы хотите сказать что-то ему, вам нужна я.
        - Возможно,  - тихо согласился Фантастес.  - Возможно, ты права.
        Тут, внезапно, дух перевел взгляд на сухие листья и, зачерпнув часть из них обеими горстями, приблизил к Кэй, чтобы она рассмотрела.
        - Ты ведь понимаешь, что это за листья.
        - С того деревца внизу? Но их так много…
        - Тс-с,  - перебил ее старый дух.  - Никто из них не знает про храм. Я никому не говорил, так что мы с тобой одни в целом свете. Даже Эвмнестес не знает…  - тут он умолк, увидев в открытую дверь статного и очень серьезного юношу, толкающего по коридору большой ящик,  - и тем более Анамнестес, этот негодник. Не то чтобы я им не доверял, но… Гадд - серьезный противник. Если я способен переманивать его приспешников к себе на службу, не исключено, что он платит мне той же монетой.
        - Но деревце такое маленькое, а тут сотни листьев!
        - Эти листья я собирал десять тысяч лет назад,  - сказал Фантастес и, испустив меланхолический вздох с примесью усмешки, позволил им упасть обратно на стол.  - Когда ствол, который ты видела, был не обломанной скорлупой, не скелетом, а могучей колонной, когда листьев каждую осень падало столько, что хоть телегами вывози. Надо было, конечно, смотреть в оба, потому что жрецы ох как не любили, когда кто-нибудь пробирался в храм, когда воровали что-нибудь с их дерева; но я редко уходил с пустыми карманами.
        - Зачем вы их собирали? Для чего они нужны? Стряпать что-то?
        - Можно и так сказать. Мы завариваем их в горячей воде. Но не для утоления жажды. Пошли, я кое-что тебе покажу.
        Фантастес взял Кэй за руку, которая вдруг стала крошечной, и вывел в коридор. Размер помещения был таким, что ее будто ударило: коридор тянулся на сотни шагов в обе стороны, и по каждой боковой стене - десятки и десятки открытых дверей в комнаты, похожие на ту, из которой они вышли. Повсюду беленые стены переходили в небесно-голубой потолок, а в каждом из концов коридора всю торцовую стену занимало громадное зеркало, где Кэй могла видеть их обоих - высокого тощего духа в долгополом серо-черном балахоне с капюшоном и усталую, никнущую, потрепанную девочку с откинутыми назад волосами, одетую в серый хлопчатобумажный халат, который Вилли дал ей в самолете. Стоя чуть ближе к одной из стен коридора, она, в какой конец ни взгляни, видела великое множество - не сосчитать - копий своей отраженной фигуры, настоящий каскад отражений. Не сходя с места, она помахала каскаду рукой - сотворила в одном из торцов орнамент из одинаковых движений.
        - Удивительные зеркала, правда?  - сказал Фантастес и, в свой черед, помахал рукой у нее над головой.  - Они показывают нам ужасную действительность - действительность, в которой мы навеки пойманы в капкан повторений, навеки - сколько видит глаз. Но они не только это нам показывают.
        Он аккуратно переступил в самую середину коридора, Кэй встала прямо перед ним. Теперь они полностью заслоняли собой отражение в заднем зеркале.
        - Иногда,  - сказал он,  - если хорошо встать, все бесчисленные множества собираются воедино, становятся одним целым. Пошли.
        И он двинулся вперед строго по центру коридора, надвигаясь на свое отражение.
        Открытая дверь вела на каменную террасу, и впервые после прилета в Александрию Кэй ощутила на себе всю силу солнца. Она мигом почувствовала, что оно висит прямо над головой, а не сбоку, не где-то там над горизонтом. Здешнее солнце просто-напросто колотило по темени, наяривало горячими молотами. Под землей, в храме, проникавший туда свет был нежен, заботлив; здесь, напротив, казалось, что безжалостное око вперяет во всех с высоты сверлящий, иссушающий взор. Все вокруг слепило глаза, отбрасывая свет и жар: и каменная балюстрада террасы, на которую Кэй положила ладони, глядя вниз поверх крыш на море; и камешки пополам с песком под ногами; и даже вода в большом круглом фонтане, где она, когда зрачки приспособились к свету, к своему удивлению, увидела Вилли - он сидел в фонтане одетый.
        Он выглядел сонным - по крайней мере веки были набрякшие и полуопущенные; лоб усеивали крупные капли пота. Скрестив ноги, он сидел около отверстия в бортике, через которое вода вытекала из фонтана, и вода покрывала его колени. Его раскрытые ладони с вытянутыми пальцами совершали над ней медленные круговые движения. Кэй подумала вначале, что он выстраивает сюжет,  - но нет, это было что-то другое. Потом руки стали перемещаться иначе, словно ваяя что-то в воздухе, словно работая в мягком камне или воске, словно формируя или коверкая очертания статуи; но глаза были неподвижны, и в том, как их прикрывали веки, ощущалась чуть ли не стыдливость. Теперь руки задвигались быстрее: вот он зачерпывает воду из фонтана и очень аккуратно, сосредоточенно льет ее перед собой; вот он с огромной силой давит вниз на что-то невидимое, придает ему форму, штампует, прессует.
        Мягко ступая в матерчатых шлепанцах, на террасу вышел Эвмнестес. Молча, целенаправленно он двинулся прямо к Вилли и, перегнувшись через бортик фонтана, что-то зашептал ему на ухо. Фантастес негромко свистнул, и Эвмнестес, отступив, стал смотреть, какое действие оказали его слова.
        Оглядевшись, Кэй поняла, что тут есть и другие зрители. На низеньком стульчике шагах в трех от Вилли, ровно держа прямую спину, сидел Флип - он внимательно наблюдал за Вилли и время от времени тоже шевелил руками в воздухе - безотчетно, решила Кэй. Справа от него, чуть ближе к ней, прислонился к балюстраде - почти сидел на ней - еще один наблюдатель. Он был почтенного возраста и плотней, тяжелей двоих духов; руки, которыми он держался за каменную ограду позади себя, были узловатые, с небольшой краснотой; она чувствовала, что видела их раньше, недавно, но только взглянув на лицо узнала в нем Рекса, привратника из Питта. Кэй попыталась встретиться с ним глазами, но он пристально смотрел на Вилли, а в ее сторону не глядел - даже когда она приблизилась к маленькой группе и села на невысокую каменную скамью. По другую сторону от Флипа, у дальней части фонтана, еще какой-то дух сидел на корточках над самым бортиком. Этот дух был женского пола - темные блестящие волосы, отливавшие на солнце пурпуром, были зачесаны назад и ниспадали прядями на плечи. Лицо Кэй видела плохо, но заметила все же, что и она по
крайней мере одним глазом наблюдает за Вилли; и, глядя на нее, пытаясь в обход центральной струи фонтана рассмотреть получше ее лицо, Кэй вдруг увидела, что она делает нечто весьма странное. Она медленно опустила руку в карман и вынула черный камешек - нет, похоже, стеклянный шарик, такой он был гладкий, блестящий,  - но нет, не стеклянный, потому что она с легкостью его сжала, и из него потекла в фонтан какая-то жидкость, а потом она катнула его между пальцев и уронила. Ее движения были минимальными и до боли медленными, как будто, пока все глаза были устремлены на Вилли, она ни за что не хотела привлекать к себе внимания. Она сжала и уронила еще один шарик, за ним еще один; Кэй тянула шею, чтобы струя не мешала смотреть, глаза их встретились, женщина-дух замерла - и широко-широко улыбнулась.
        И в ту же секунду руки Вилли внезапно и резко застыли в воздухе, голова каким-то бесповоротным махом дернулась вверх, веки вскинулись, и он уставился прямо на Кэй. Он произнес только два слова, произнес чрезвычайно отчетливо и звучно, а потом рухнул без чувств - завалился на правый бок прямо в воду. Когда он упал, все, кто был на террасе, ринулись к нему - все, кроме Кэй; она сидела, не чувствуя ровно ничего, слова Вилли звучали у нее в голове, холодящий темный огонь его прямого взгляда проскваживал ей память.
        «Андреа Лессинг».
        Нет. Не надо.
        Она ничего не чувствовала - только пустоту, только зияющий холод.
        Нет. Этого только не хватало.
        Все, казалось, происходило очень медленно, беззвучно и где-то далеко-далеко: руки медленно вытаскивали Вилли из воды; незнакомые духи, вдруг полезшие на террасу с разных сторон, медленно перемещались по ней; тело Эвмнестеса медленно летело из окна верхнего этажа и падало, изувеченное, на камень у ее ног; холодное-холодное лезвие ножа медленно входило в мякоть ее правого плеча. Над крышами за оградой террасы, за качающимися глянцевитыми кронами двух пальм она, падая лицом вперед, увидела кружащих птиц - птицы кружили, кружили, но не садились.

        Потребовалось все мастерство сорока самых лучших духов левой стороны. Неделю за неделей под надзором Гадда они строили сюжет, разрабатывали план - план того, как одолеть его недругов раз и навсегда. Кропотливый труд, масса усилий, но что делать: представлять простое как очень сложное - в природе историй и тех слабых умом духов, что все еще их рассказывают. С высоты, на которой он находился - с высоты нынешнего дня,  - проблемы виделись ему как тривиальные, а цепь последних событий - более или менее неизбежной. На некомпетентность великого некогда Первого Духа можно положиться. Вновь и вновь он, этот Вилли, подводит вокруг себя всех и каждого, провал вошел у него в привычку. В любой капкан готов угодить, если приманка - некое грядущее спасение. Его дружок Филип - субъект потоньше, но в этой тонкости и заключена его уязвимость: возомнив себя слишком умным, чтобы быть одураченным, он, скажем так, своим же собственным умом себя и дурачит. О девчонке и говорить нечего: чуть толкни ее, и она будет двигаться с постоянной скоростью в любую сторону по твоему желанию, пока ты не решишь ее остановить или
перенаправить. Она как вода - всего-то и надо, что пустить ее по желобу. Гадд нахмурился. Недруги оказались слабее, чем он заслуживал.
        Скоро на барку явится гонец с вестью об успехе его агентов в Александрии. Первое донесение он уже получил. Само собой, его недруги влипли, как мухи в мед, ровно там, где он им его разлил. Не имея друзей внутри горы, они разыскали - и тем самым выдали - своего последнего союзника. Сладко будет узнать о смерти старого фантазера; он так часто рисовал ее себе в красках, что порой думал: того и гляди, сам заделаюсь фантазером.
        Итак, недругов он переиграл - осталось переиграть друзей. Может быть, это принесет больше удовлетворения. Придет время, когда друг и враг в один голос назовут его владыкой.
        - Ну что там у тебя?  - только что не плюнул он в помощника, который посмел прервать его мечтания. Подобострастный дух так и вздрогнул от испуга.
        Барка медленно двигалась по широкой, большей частью каменистой горной долине. День клонился к вечеру. Справа Гадд увидел двух больших стервятников местной породы - они кружили низко, словно готовились сесть среди грубой травы и низких кустов, которыми поросла долина. Он смотрел, как они, приземляясь, вытягивают лапы и выпускают когти. Их расправленные крылья чернели на фоне серого неба. Его подчиненный медлил с ответом.
        - Я сам тебе сообщу,  - сказал он,  - то, чего ты никак не заставишь себя выговорить. Ты пришел ко мне, во-первых, с новостью, что от Зодчего, от пресловутого Д’Оса, избавились, что его оставили выклянчивать себе пищу в какой-нибудь дыре за тридевять земель отсюда.
        - Да,  - ответили ему напуганные до смерти глаза мелкого духа правой стороны.
        - Но у тебя есть новость и хуже, ею-то ты и боишься со мной поделиться.  - Он умолк и жестко уставился в дрожащие зрачки своей жертвы. От страха они так сузились, что превратились в точки.  - Гонец передал тебе это донесение и был таков, своя голова дороже, решил тебя подставить. А новость такая: девчонка, дочка Д’Оса, та из них, что ничего не стоит, спаслась со своими дружками. Я правильно угадал?
        Дух кивнул таким манером, что показалось - он склоняет голову на воображаемую плаху. Но Гадду радости от этого было не больше, чем перекормленному коту от жалкого мышонка. Даже поиграть с ним желания не возникло.
        Барка безмятежно плыла по широкой тихой долине. Скоро они встанут на ночь у очередного подготовленного причала. То, что девчонка спаслась, входило в его замысел, но он скроет это; раз его незадачливые недруги так упорствуют в своей незадачливости, придется помочь им затеять драку - ибо только драка, или ее видимость, послужит его целям сейчас. А пока надо настроиться на спектакль под названием «багровая ярость». Скоро оно кончится - время уловок и притворства.
        Он тосковал по легкой жизни стервятника-падальщика, которому не приходится убивать.

        10
        Флип

        Прошли, казалось, годы, а Кэй все лежала в холодной воде фонтана на террасе у Фантастеса - лицо чуть ниже поверхности. Подле нее лежал Вилли, его глаза были обращены к ней, немигающие - но не мертвые: время от времени он улыбался и губы шевелились, как при разговоре, только этому разговору мешала вода. Все время, пока Кэй лежала в фонтане, где трепетало и дробилось солнце, она стремилась понять эти безгласные слова, услышать то, что Вилли пытался ей передать через этот свой неусыпный взгляд и эти добрые, медленные, преувеличенные улыбки; но ни звука не раздавалось, и стоило ей самой открыть рот, как в него текла соленая вода, густая и вязкая, точно кровь.
        Позднее она начала, слегка удивляясь, отдавать себе отчет, что вне фонтана мир пребывает в движении, и чем дальше, тем она видела мир яснее. Она пыталась поднять голову, желая узнать, что там делается, но всякий раз усилие возвращало тот самый вкус соленой воды, и она все никак не могла найти ни рук своих, ни ног, которыми можно было бы подпереть себя, подтолкнуть. Вскоре стала слышать что-то похожее на слова, похожее, но недоступное восприятию, как будто звук проходил через толстое полотенце. Со временем этот бубнеж сделался более внятным, слова постепенно возникали, затем появились обрывки историй, а затем и более длинные куски - о рыцарях, о священниках, о банкирах, о путешествиях, о драгоценных камнях, о неприступных скалах, о храбрых попытках и прискорбных потерях. Час за часом лежала она в фонтане, бездеятельно глядя на смутно видимый, подвижный мир над водой, цепляясь за смысл полуразборчивой речи, кружащей вокруг ушей, и гоня с языка соленый вкус.
        Ни разу не задалась она вопросом, дышит ли она и если дышит, то как. Дыхание излилось из нее полностью, осталась только отчаянная необходимость не пускать в легкие и желудок воду, в которую она была погружена. Но, несмотря на свою решимость, она чувствовала, что не справляется, что влага просачивается между губ и сквозь углы рта, что вода особенно напирает на нос и на глаза, когда они открыты. Медленно, по капле, но неотвратимо густая вода фонтана прокладывала путь к ней в рот и дальше, в горящее горло. С каждой каплей усиливалась боль, а с ней и отчаяние. Но прошло время - сколько его прошло, понять было невозможно,  - и она начала понимать, что вода мало-помалу отступает; или, скорее, почувствовала, что это на самом деле был воздух. И по мере того, как вода сменялась воздухом, голоса вокруг переставали глухо бубнить, звучали все более обыкновенно и становилось ясно, что густые капли, стекающие в горло, это само горло и есть, что не жидкость норовит прорваться между губ и давит на ноздри, что эти ритмические толчки - ее судорожное, живительное дыхание.
        Что осталось прежним - это частое присутствие Вилли. Его лицо, обращенное к ней, маячило в каком-нибудь метре, не дальше. Нередко он молчал, положив голову на подлокотник кресла рядом с кроватью, где, поняла Кэй, она лежала,  - но в другое время он говорил. Истории, стало ясно, рассказывал ей он. Когда он увидел, что она плачет, вначале он, кажется, подумал, что это от боли.
        - Мы в безопасности сейчас, Кэй,  - сказал он.  - У тебя сотрясение и очень неглубокая рана плеча. Она заживает. Болеть с каждым днем будет все меньше.
        Кэй не могла отыскать голоса, но покачать головой сумела - очень медленно, слабенько.
        - Хочешь, расскажу тебе историю?  - спросил Вилли.
        Кэй вновь попыталась покачать головой.
        - Хочешь узнать, что происходит?
        Она попыталась напрячь все мышцы и подпихнуть себя вверх, заговорить. Элл. Папа. Сколько еще? Ее глаза кричали криком - молили, чтобы Вилли услышал.
        - Шесть ночей,  - сказал он.  - Шесть ночей, Кэй.
        Ее туловище, обессилев, упало обратно на кровать. Шесть ночей осталось. Она почувствовала у себя на руке ладонь Вилли, словно пришедшую из дальней дали.
        - Ясно, что это был Гадд. Как он нашел Фантастеса, дом, библиотеку, мы точно не знаем.
        Он ненадолго умолк, повернув лицо к потолку. Потом, не глядя на нее, снова заговорил. В комнате, она увидела, были простые белые стены и низкий потолок. Было светло - значит, имелось и окно.
        - Мы с Флипом после того, как расстались с тобой в туннелях, поднялись в дом через заднюю трубу - так мы всегда делаем, чтобы нас не увидели на улице. Там встретили Фантастеса, он велел нам начать интеграцию - про остальное ты сама можешь догадаться. О том, что произошло после того, как я сел в фонтане, я мало что знаю. Когда ты в воде с настоем из листьев, в голове слегка мутится - так что ты, вероятно, больше моего увидела, лучше знаешь, как я выглядел и как все было. Но мне известно, что там были Рекс и Флип. И Каталепсис - она сюжетчица, но из наших. Она часто летала с Флипом.
        Флип говорит, тут-то все и стряслось. Их было минимум четверо - этих убийц, головорезов Гадда: кто-то выбросил Эвмнестеса с верхнего этажа библиотеки, и почти в то же мгновение еще двое выбежали на террасу. Один из них всадил в тебя нож.  - Кэй сжалась, услышав подтверждение того, что она предполагала.  - Кэй, все будет хорошо. Фантастес многих знает в Александрии, и мы быстро доставили тебя в такое место, где о тебе позаботились как следует. Оказалось, у тебя все куда менее серьезно, чем мы боялись. У Флипа тоже легкая рана - в ногу. Он быстро поправляется.  - Вилли посмотрел ей в глаза и улыбнулся.  - Он в соседней комнате.
        - В ту же ночь мы покинули Александрию,  - продолжил он.  - Фантастес настоял. Оставаться было слишком опасно. Рекс и Кат отправились первыми - сюда, в Грецию,  - а мы следом на пароме, который нанял Фантастес. Прячемся тут, в Пилосе. Дом симпатичный, около главной площади - тебе понравится. Все улицы вымощены камнем.  - Он замолчал, и долгую минуту Кэй слушала свое медленное, тихое дыхание.  - Не волнуйся: мы отплыли из Александрии посреди ночи, и последовать за нами никто не мог. Мы пробудем тут сколько будет нужно, чтобы вы с Флипом получше выздоровели, а Фантастес между тем старается понять поточнее, что произошло, и планирует новую интеграцию.  - Вилли снова посмотрел на нее.  - Мы отыщем его, Кэй. И ее отыщем.
        Вопросы стучали в ее голове, лежащей на подушке. Хоть что-нибудь бы услышать об Элл! Знают ли они, где она? Как ее отыскать? Что она, Кэй, скажет маме? Как она ей объяснит, что потеряла младшую сестру? Мускулы лица почти не работали, до того Кэй была обессилена, но все-таки она рыдала, и громадные слезы, которые не могли бежать по щекам, рвались куда-то сквозь тело.
        Вилли много раз уходил и приходил - судя по всему, миновал целый длинный день. В комнате было окно с занавеской, но, похоже, ее вдобавок затеняло дерево или другое здание: прямого солнечного света Кэй не видела, вначале была сероватая пелена утра, потом, пока день набирал силу, медленно, но верно светлело, а темнота упала внезапно, разом. Кэй то спала, то бодрствовала, Вилли мягко поворачивал ее то на один бок, то на другой, и порой она нескончаемо долго глядела либо через комнату на окно, либо в другую сторону, на белую стену, у которой стояла кровать. Из-за окна, слегка, казалось ей, приоткрытого - хотя занавеска ни разу не колыхнулась от ветерка,  - время от времени доносились обрывки чего-то похожего на детский плач. На второй день, когда к ней вернулась былая восприимчивость, она поняла, что это не дети, а чайки.
        Вилли, войдя в комнату, широко улыбнулся.
        - Кэй, я думаю, ты достаточно окрепла, чтобы сесть. И, если все будет нормально, мы хотим вывести тебя на улицу.
        Кэй стиснула зубы и выпростала руки из-под одеяла, чувствуя, как скованность отступает из плеча в промежуток между лопатками, и ощущая тупую боль в верхней части спины.
        - Вилли,  - тихо спросила она,  - где Элл?
        - Мы работаем над этим,  - ответил он, бережно сажая ее, перенося нагрузку на поясницу, подкладывая Кэй под спину подушки. Ее голова поплыла.  - Попробовали найти выход из этой передряги с помощью фантазирования, но не получилось. Хотим еще раз попытаться построить сюжет.
        Мелко мотая головой, словно чтобы вытрясти воду из ушей, Кэй силилась сообразить, почему она не знает, о чем говорит Вилли. Она с болью надавила руками на поднятые колени.
        - Я не понимаю,  - медленно проговорила она.
        - Так,  - сказал он, садясь у кровати.  - Ты ведь, я думаю, неплохо понимаешь, как это делается - как разыгрываются сюжеты?  - Кэй кивнула, скорее от нетерпения, чем в подтверждение его слов.  - Почти все духи это умеют - одни лучше, другие хуже. И лишь немногим это совсем не дано - как Фантастесу. Он ни капельки не сюжетчик.  - Глядя Кэй прямо в глаза, Вилли прошептал:  - У него даже нет доски.  - Кэй опять кивнула: после разговора с Фантастесом в храме Осириса это не могло ее удивить.  - Дух, который не может разыгрывать сюжеты, не может этого делать по одной и только одной причине. Потому что он фантазер.
        - А Фантастес последний из фантазеров, или почти последний,  - тихо промолвила Кэй.
        Вилли бросил на нее острый взгляд.
        - Самый последний. Говорил он тебе про других?
        Кэй покачала головой.
        Вилли, хотя сидел молча, вдруг сильно взволновался, его молчание сделалось таким же громким, как звон в ее ушах, а то и громче.
        - Всегда было три великих фантазера,  - сказал он после паузы,  - всегда, сколько существовали фантазеры, во все времена, какие ныне помнятся: Асклепий, Фантастес и Свободное Сиденье. Асклепия погубила его заносчивость - мы про это не говорим, и на церемониях его место занимает дух правой стороны низшего ранга; а Свободное Сиденье - называли и по-другому…
        - Про Асклепия Фантастес мне рассказывал, но вот про Свободное…
        - Ему больно об этом говорить. О ней. В отличие от других двух фантазеров, Свободное Сиденье - это вакантное место, его занимает, когда нужно, один из меньших духов правой стороны, но ни в коем случае не во время Тканья; тогда ее место неизменно пустует. Я говорил тебе, что рыцарей тысяча и один, но это не совсем так. Рассказывают, что первая из фантазеров покинула Достославное общество давным-давно и с тех пор ее не видели - покинула, когда меня еще не было, а почему и куда она отправилась, никто не знает. Фантастес стал занимать первое кресло из отведенных для духов правой стороны, а свое оставлять незанятым; отсюда и пошло - «Свободное Сиденье», эта вакансия так, по большому счету, и осталось незаполненной, потому что в глубине сердца Фантастес верит, что она еще вернется.
        Кэй оперлась на локоть - от этого стало немного больно.
        - Она?
        - Говорят, что она была величайшей из всех,  - сказал Вилли.  - Говорят даже, что она-то и построила великий ткацкий станок. Ее звали Шехерезадой.
        Он испустил долгий вздох.
        Шехерезада, Мать Историй, именуемая Укротительницей Царей и Свободою Царств, Шехерезада тысячи сказок, целительница, соблазнительница, невеста. Туловище Кэй покачнулось, и она откинулась на подушку, устремляя взгляд в пустой потолок.
        - Ну так вот,  - продолжал Вилли.  - Фантастес, думаю, рассказал тебе про дерево в Библе и про храм Осириса. Это было тысячи лет назад, но память о старых местах для него священна, и, само собой, он туда вернулся. Я говорил тебе про листья, помнишь?  - Кэй неуверенно кивнула.  - Это дерево очень важно - было важно - для фантазеров, его листья, если их пожевать, приводили тебя в творческое, зрячее состояние, и фантазеры собирали их с земли, когда они падали, а иногда пробирались к дереву и рвали свежие листья, более действенные, когда это дерево еще росло в храме Осириса. Поэтому один из трех фантазеров почти все время проводил в Александрии. Не знаю, объяснил ли тебе Фантастес точно, чем по большей части занимаются фантазеры, но они часто используют для своих фантазий эти листья, и огромное везение было в том, что Фантастес так много их собрал и насушил, пока храм еще не разрушили и дерево не срубили. Все время с тех пор он пускал их в дело.
        Когда завоеватели жгли храм и строили на его месте церкви во славу своих слепых богов, нам следовало предвидеть, чем это обернется для фантазеров. Без дерева Фантастесу пришлось экономить листья. Без новых листьев Фантастес и другие едва отваживались фантазировать, и это их ослабляло, плохо влияло на их положение в сообществе духов. Именно в это очень трудное время Гадд, который всегда терпеть не мог фантазеров и их фантазии, впервые начал привлекать к себе внимание. Духи левой стороны из менее значимых потянулись к нему и увлеклись его идеями, и довольно скоро его восходящая звезда затмила фантазеров полностью. Гадд сюжетчик - но, если честно, весьма слабый, и он вряд ли сумел бы захватить власть во время Тканья, если бы не одно обстоятельство. Теперь, Кэй, слушай внимательно. Я имею в виду Дом Рацио в Риме.
        Тут Вилли, начавший делать паузы между фразами, чтобы поправлять под Кэй подушки и расправлять легкое одеяло, совсем умолк. Его пальцы сюжетчика запорхали над коленями. Он выглядел озабоченным.
        А Кэй, пока он говорил, чувствовала себя все более сильной, восприимчивой и уверенной.
        - Но как они могли его предпочесть им? Фантастес такой добрый!
        - Необходимость,  - промолвил Вилли просто, вскидывая брови, а голову, наоборот, горестно склоняя.  - Рацио - величайший из сюжетчиков, для них он такой же авторитет, как Фантастес для фантазеров: их духовный глава, если хочешь. В Риме у него громаднейшая доска на свете - для нее и двух залов бы не хватило, и ни у какого царства не достало бы казны купить даже десятую часть того великолепия, каким она украшена. Там по всему полу золотые и серебряные блестки, а сверху вьется живая крыша из веток и виноградных лоз, там из неувядающей зелени выглядывают гроздья неимоверной величины. Линии под ногами, кажется, уходят в вечность. И у него не камни по этой доске двигаются. Двести духов - он называет их причинами - перемещаются по ней туда и сюда, а он без конца между ними ходит, пробует разные варианты и рисунки, обдумывает взаимосвязи, прорабатывает сюжеты, постигает начала и концы всего на свете. Вокруг доски широко раскинулся огромный дворец, место чистого познания, где живет Ойдос, она движется там по тихим комнатам, к ней Рацио обращается, чтобы понять смысл увиденного на доске. А в центре доски,
на открытом возвышении под каменным сводом, второй из двух ладов, Онтос, безмолвно кружится в танце. Место чистого бытия - так оно называется, его возвышение, и, пока Рацио пребывает на доске, Онтос никогда с него не сходит. Работая с Ойдос и Онтосом, Рацио овладел всем, что следует знать о том, как причины порождают следствия и как следствия, в свой черед, становятся новыми причинами. Он может показать тебе миллион нитей, входящих в каждое событие, и миллион выходящих из него. Всё в Доме Двух Ладов происходит из чего-то и что-то за собой влечет. Все имеет смысл. Только там мои руки могут по-настоящему успокоиться.
        Рацио - великий гений. У него только один недочет. Он очень высокомерен. Он с самого начала, в незапамятные времена уверился, что понимает мир единственно правильным образом, и ни с Фантастесом, ни с кем бы то ни было из духов правой стороны не может даже рядом находиться. Как и все настоящие сюжетчики, роста он невысокого, но он широкий, крепкий, и говорят, он когда-то, давным-давно, победил Фантастеса в состязании по борьбе - хотя сейчас это трудно себе представить, оба такие древние. Правда это или нет, не знаю, но ясно вот что: ни Фантастес не выносит Рацио, ни наоборот. И поэтому, когда Гадд явился к Рацио и рассказал, как он планирует вытеснить великих фантазеров из Вифинии на веки вечные, Рацио, конечно, ухватился за эту идею. Из своего дома в Риме он послал целую армию своих приверженцев - искусных, видных духов левой стороны - в поддержку тем духам левой стороны, какими окружил себя Гадд. И вместе они начали верховодить на всех совещаниях, что происходили в нашем древнем зале.
        Когда духи еще обитали в Вифинии, раз в год - на двенадцать зимних дней - двенадцать вифинских рыцарей возвращались из своих странствий, где бы, в каких бы уголках земли они ни были, чтобы торжественно отметить праздник обновления. Из Александрии - три фантазера; из Рима - Рацио и два лада, Ойдос с Онтосом, старейшие из духов левой стороны; из Ливана на востоке - три младших духа левой стороны; от Атласских гор на западе - три младших духа правой стороны. Двенадцать праздничных дней двенадцать рыцарей заполняли состязаниями рассказчиков и стихотворцев, пением, танцами и, конечно, пирами - таких пиров, я думаю, больше нигде в мире не знали и не знают, несравненными по изобилию, по веселью, по пышности и по благородству, которое на них царило. Ох, Кэй, Челночный зал…
        Кэй смотрела вниз, на красную каемку своего одеяла. Но теперь, услышав, как голос Вилли дрогнул, она бросила на него очень короткий взгляд и увидела слезы, уже скатившиеся из обоих глаз до подбородка.
        Он плачет? Я этого не вынесу. Я не вынесу твоих слез.
        Помолчав, тяжко вздохнув, он продолжил:
        - В большом зале, в Челночном, где на потолке всю зимнюю ночь мерцают созвездия крохотных бриллиантов, где на полу волны мозаики пенисто набегают на галечные отмели мысли,  - там мы пировали, там пели, там топтали торные дороги древних стихотворных ритмов, там создавали и пересоздавали истории, над которыми, будь они рассказаны на каком-нибудь незнакомом, забытом языке, любой все равно плакал бы от радости, от страха, от радости пополам со страхом - плакал бы благодаря самим звукам. И все духи на свете бывали там раз в году, на празднествах двенадцати рыцарей.
        В последний из двенадцати праздничных дней, после пиров, устроенных по очереди всеми двенадцатью рыцарями, происходил общий совет. По одну сторону зала занимали свои ряды духи левой стороны, по другую - духи правой стороны. Первым делом звучал великий Рог Первоярости - это был голос, подобный хаосу. Казалось, все мировые шумы слились воедино, и сотрясался сам воздух, раздирало уши и сердце, и всякую мысль, всякую фантазию вычищала из ума эта какофония. Затем, когда яростный рог умолкал, все взоры обращались на процессию двенадцати рыцарей - они проходили через зал молча, каждый с эмблемой своего ордена, каждый нес в руке один из двенадцати жезлов Достославного общества - железных посохов, увенчанных извивающейся змеей и сюжетным камнем. Друг за другом рыцари втыкали свои жезлы в великое колесо посреди зала, где пол сапфирно играет синим светом, падающим из окон; друг за другом они садились на свои троны. Затем появлялся Первый Дух, он проходил через весь зал и получал от двенадцати рыцарей челнок, сработанный из самого светоносного, жемчужно блещущего камня, витой и желобчатый, точно раковина, с
углублением для шпульки - для катушки, а с ним получал и ткацкую нить для утка, который челнок ведет поперек основы, чтобы получалась ткань. Первый Дух дул в отверстие челнока, отвечая великому рогу голосом, полным гармонии, музыкой отвечая на ярость, и отверстие он выбирал такое, чтобы задать тон истории, которая будет рассказана, и последующему обсуждению: любовь или война, трагедия или поиски.
        Для таинства, которое теперь начиналось, этот звук был как объятие, он окружал его и укреплял во всей его полноте. Тебе, Кэй, дух вроде меня, должно быть, кажется чем-то странным. Мы и здесь и не здесь, мы большие, реальные, осязаемые и вместе с тем эфемерные, исчезающие. Мы как ночные огоньки - то светимся, то гаснем. Тебе мы, может быть, чем-то напоминаем ангелов: участвуем в твоей ежеминутности, а сами при этом в каком-то смысле вечные. Тебе трудно понять. Но, если подумать, не такие уж мы странные. Что такое любовь? Ее можно увидеть? Что такое справедливость, истина? Их можно потрогать? Их можно налить в тарелку или швырнуть о стену? Нет, но ты знаешь, что они есть. Вот так же и мы с Флипом. И вот так же, для нас, Невеста: поразительна, как откровение, прекрасна в наших помыслах и упованиях; она - Красота сама, явление, казалось бы, эфемерное и ускользающее, однако столь же реальное, как очевидные факты, столь же вечное и важное, как величайшие и неоспоримые истины. В большинстве своем люди все готовы сделать ради любви, ради истины, ради красоты. Это абсолютные, высшие ценности. Точно так же
духи и фантомы в жизни и смерти верны Невесте, ибо в ней, трогающей и воодушевляющей нас, делающей нас теми, кто мы есть, мы все участвуем, как цветок участвует в аромате, солнце - в яркости, небо - в синеве, деревья - в зелени. В ней мы повенчаны с нашим собственным бытием - больше того, с бытием в целом. В ней мы сочетаемся браком с временем и пространством, в ней мы соединены с истиной, в ней мы обручены.
        По этому зову челнока, если сердце духа чисто, приходит Невеста. Описать тебе ее явление я не смогу - скажу только, что оно подобно рассветной звезде, и ты, словно на рассвете, понимаешь: это всегда тут было, таилось, а теперь восходит как всезатопляющая весть. Ее явление охватывает тебя исподволь, как синий свет, падающий из окон Челночного зала, и этот свет вдруг собирается во что-то, будто в камень, будто в блистающий сапфир, который можно подержать на ладони,  - до того реально ее присутствие, до того убедительно. Этот момент в звуке челнока имеет название: мы называем его «Невестин камень», почему - никому не ведомо или давно позабыто, но он длится вечно, хоть и кончается в мгновение ока, хоть и проносится сквозь твое сердце, как ласточка через зал, влетела в окно, миг, трепет крыльев, бросок - и вылетела в другое. И все же этого мига достаточно, ибо в присутствии Невесты время делается бездонным и мельчайшая его доля заключает в себе вечность.
        В старые времена в день общего совета Первый Дух, подув в отверстие челнока, садился за станок и принимался ткать, а духи, пока он ткал, брали слово, и каждый, говоря, тем самым давал ему нить, и, пока длилось собрание, все звучавшие голоса управляли руками Первого Духа, и возникал гобелен, который отражал весь ход собрания и содержал суждение, к которому оно приходило, и в этом гобелене, если внимательно его читать, можно было увидеть все моменты дня и все его заботы, увидеть в ткани живыми и говорящими на языке цвета, фактуры, рисунка, контраста, темы. Как ты можешь догадаться, у нас их тысячи - думаю, ты заметила некоторые из них в гобеленном зале внутри горы?
        Кэй кивнула. Послышались легкие шаги, и, повернув голову на звук, она увидела Флипа, заглянувшего в дверь. Встретившись с ней глазами, он улыбнулся слабой улыбкой, а затем опять посмотрел на Вилли, который, забыв обо всем, продолжал:
        - Первый Дух был, можно сказать, душой собрания и его устами. Через него проходило все, через него все разрешалось, подытоживалось - через него и через движение челнока в станке, в его нитях. Но слово брали все, каждый дух имел голос, и, если даже и не было между голосами гармонии, симфония или полифония была. Мы сталкивались, схлестывались, не буду отрицать; но наши войны, наши кампании переходили в образы, которые мы творили, а оттуда в истории, которые мы рассказывали, и с ними распространялись по всему свету, чтобы каждый мог увидеть, узнать, пересказать, потрогать. Но Гадд - как он поступил - это почти непередаваемо.
        Потому что в том году, когда Рацио послал своих духов левой стороны из своего римского дома и они выстроили в горах сюжет ниспровержения старого порядка, праздник был устроен как обычно, мы пировали и веселились двенадцать дней и ночей, и вот в последний день, как всегда, собирается Тканьё, вот Первый Дух берет в руки челнок, вот он садится ткать - и тут наступает полная, неописуемая тишина.
        Тут Флип резко вдохнул воздух, Вилли судорожно крутанулся на стуле, вскинул руки, заслоняя лицо,  - и мигом осознал, что это всего лишь Флип. Он устало, сломленно повернулся обратно.
        - Несколько духов заговорили было - попытались начать историю, завязать обсуждение, найти тему, собрать нити,  - но подобно тому, как нельзя ничего соткать, не пропуская уток через основу, не пересекая нить нитью, так и при обсуждении, в песне никакой голос не звучит один, никакая песня не пустится в полет без сопровождающего контрапункта. Станок дергался, челнок пощелкивал внутри его, но к концу дня мы получили всего лишь какие-то невнятные, не связанные между собой клочья ткани - ни образа, ни рамки, ни структуры. Казалось, что-то тяжелое и громадное, что мы считали устойчивым и постоянным, вдруг сдвинулось с места и из-за своей тяжести смело все вокруг. С тех пор мы никогда не устраивали Тканья, и празднества год за годом отодвигаются в даль памяти. Я два или три столетия не слышал песни, достойной этого названия.
        Но это еще не все. Это были только цветочки. Потому что под конец того дня Гадд поднялся на возвышение, забрал челнок прямо из рук Первого Духа, и по его распоряжению челнок бросили в море. Ткацкий станок разобрали и, говорят, сожгли. Залы в том же году были закрыты и заколочены, и по указанию Гадда мы ушли в горы, варвары преследовали нас по пятам. Мы покинули шелковичные сады, покинули сюжетные площадки с их насаждениями, с извивами ручьев, покинули нашу громадную библиотеку, взяв только половину книг, и многое другое покинули впопыхах, бессистемно бросили в страхе и безнадежности. Празднества прекратились, Кэй, и двенадцать рыцарей были отправлены в двенадцать сторон света.
        - А Первому Духу Гадд велел заниматься заурядными перемещениями,  - тихо промолвил Флип.
        Кэй метнула взгляд на Вилли - он сидел в низком кресле весь смятый, сгорбленный, подтянув длинные ноги почти к самому подбородку и обхватив их безнадежными руками.
        - Вы,  - выдохнула она.
        Он. Это был он.
        Вилли медленно закивал всем телом, не глядя на нее. Казалось, он укачивает себя, усыпляет, и, когда он снова заговорил, его голос звучал как кошмарная колыбельная.
        - Вначале Гадд распорядился взять меня под стражу за то, что я будто бы вводил Достославное общество в заблуждение, создавая ложные образы. Ясно было, какова его подлинная цель,  - вполне очевидно. Все всё понимали. С древних времен, Кэй, для того, чтобы примирять между собой фантазеров и сюжетчиков, нужен был некий синтез. Искони между одним и другим зиял глубокий разрыв - между основой и утком,  - между теми, кто творит из ничего, и теми, кто верит только в причинность. Сюжетчикам трудно принимать вымыслы фантазеров, фантазерам тяжело терпеть стерильную механику сюжетчиков. Фантазеры кажутся сюжетчикам шарлатанами, сюжетчики фантазерам - машинами. Это великое разделение существовало всегда. Все наши гобелены тем или иным образом отражают этот конфликт, потому что моей обязанностью как Первого Духа было соединять одно с другим, осуществлять синтез. Гадд решил с этим покончить, решил использовать свой союз с Рацио, чтобы дать сюжетчикам превосходство. Он называл это «прогрессом». Называл «новой эпохой эффективности». Кэй, он многих фантазеров подверг разъятию.
        Кэй не сводила глаз с кожаной сумки, которую ей дал Фантастес; там, несомненно, покоился челнок, ожидая прикосновения хозяйской руки. Сумка лежала в ногах кровати - ничего не стоило протянуть руку, дать челнок Вилли и все переменить, пролить бальзам на его раны. Но что-то в ней не позволяло осмелиться. Может быть, то, что Фантастес велел ей подождать, предостерег ее, и она ему доверяла. Но было и нечто более глубокое: неправильно было бы доверить столь красивую вещь духу, который до сих пор так… так сломлен.
        Говоря, Вилли неотрывно смотрел поверх колен на кисти своих рук, обесцвеченные возрастом и страданиями, на этот грубый горный ландшафт с белыми вершинами костяшек. Кэй тоже на них смотрела - и думала о горах, откуда они улетели без Элл, улетели, не зная, где она, как к ней приблизиться, как ее спасти, как вернуть ее домой. Кэй попыталась представить себе, что Элл может чувствовать, переживать: пустота, страх - но также и изумление, ощущение свободы. Бывало, Элл нравилось теряться - на морском берегу иной раз проходили часы, прежде чем она появлялась, пролежав все время в тени каких-нибудь кустиков у вершины низкого утеса, где она преспокойно играла с головками чертополоха. Смотрела себе на проходящих мимо людей, на плывущие по морю суда и не думала плакать или беспокоиться. Может быть, подумала Кэй, и сейчас что-нибудь в таком роде. Может быть, она в каком-нибудь тихом, спокойном месте. Может быть, они хорошо с ней обращаются. Другой вариант… О нем и подумать невозможно.
        Она все еще смотрела на руки Вилли, когда в комнату энергично, большими шагами вошел Фантастес - вошел и заговорил, взволнованно жестикулируя:
        - Друзья, Рекс вернулся с пристани. Нам надо найти Кат. Рекс, похоже, видел рыскунов там, у гавани. Он не думает, что они уже нас нашли, но они в городе. У нас мало времени. Надо двигаться дальше - вероятно, сегодня же вечером или ночью.
        Вилли тут же выпрямил спину, взбодрился - никакой больше вялости.
        - Постой. Как они могли узнать, что мы здесь? Как они могли вообще оказаться в Пилосе? Когда мы ночью плыли на пароме, за нами никто не мог следовать. И когда мы прибыли сюда в эту грозу, в ливень, никто не мог нас увидеть.  - Резко поворачивая голову, он оглядел всех по очереди.  - Нет. Слишком они близко, слишком все быстро. Они нашли нас здесь так же, как нашли в Александрии. Тут не построение сюжета, этого было бы мало. Тут что-то другое.
        - Шпионаж?  - предположил Фантастес.
        - Утечка,  - сказал Вилли.
        - Но кто?  - спросил Флип и, полностью войдя в маленькую комнату, где теперь стало тесно, закрыл за собой дверь. Они с Фантастесом сели в ногах кровати Кэй.
        - Нужна какая-то зацепка,  - сказал Вилли.  - Надо как можно точнее вспомнить, что произошло в Александрии.
        - Вилли, мы уже об этом думали,  - промолвил Флип.  - Обмозговали вдоль и поперек. Новой информации у нас нет.
        - И тем не менее,  - сказал Фантастес,  - прежде, чем двигаться дальше, мы должны понять, что происходит. Если мы не будем действовать сообща, не может быть никаких надежд на восстановление.
        - На восстановление чего?  - вмешалась Кэй.
        - Вифинии, конечно,  - сказал Фантастес.  - Поэтому еще раз вернитесь мысленно к тому, что было. Если они не могли проследить за вашим перелетом и не могли построить сюжет вашего перемещения до вылета, то как они нашли вас в Александрии?
        - Но я не видел ничего необычного,  - пробормотал Вилли.  - Ни подозрительных лиц. Ни странных рисунков движения на улице. Никакие звуки нас не преследовали. А там, в доме и около него, были только Флип, Рекс, Кат, я - ну, и Кэй, конечно, и Эвмнестес, Анамнестес и ты.
        - Кат…  - Кэй приподнялась на локте.  - Это такая, с красивыми волосами?
        Вилли кивнул.
        Из соседней комнаты послышались шаги, дверь приоткрылась, и показалась массивная голова Рекса - лицо в морщинах, как старый кожаный плащ, спутанные волосы сметены на один бок.
        - Пойду поищу Кат у причалов,  - сказал он хрипло, мрачно.  - Буду очень осторожен.
        - Будь, пожалуйста,  - отозвался Фантастес.  - Будь, пожалуйста.
        Кэй вдруг подумала кое о чем.
        - Рекс…  - сказала она.
        Он уже закрыл было за собой дверь, но теперь его голова опять возникла в проеме.
        - Привет, дитя. Давненько не виделись. Я и не заметил, что ты очнулась и бодрствуешь.
        - Здравствуйте.  - Кэй было неловко, но она прикрыла это тем, что заговорила быстро:  - Рекс, если Кат пойдет сюда от причалов, там же рыскуны - ну, они тогда последуют за ней. Она очень заметная с этими волосами.
        - Она права,  - сказал Фантастес.  - Не возвращайтесь сюда - вы их прямо к нам приведете. Дождитесь темноты хотя бы.
        Рекс кивнул и ушел в мгновение ока. Вилли передвинул свое кресло к окну и слегка отвел занавеску.
        Фантастес встал и, подойдя к двери, в задумчивости принялся водить рассеянной рукой по дверной раме.
        - Вы уверены, что она не сюжетчица?  - тихо промолвил он, не обращаясь ни к кому по отдельности. Но взглянул на Кэй, и она поняла, что это он о ней.  - Подробности, рисунок событий.  - Он постоял неподвижно, обратив лицо к стене, а потом с досадой хлопнул по ней рукой.  - Я не могу строить такие сюжеты, Вилли. Флип, подумай. Найди причины.
        Несколько минут стояла тишина. Кэй боялась ее нарушить - до того глубоко и встревоженно они погрузились в свои воспоминания, в свой анализ. Пальцы Вилли и Флипа дергались, щипали невидимые нити сознания, которые вели к убийцам, к падению Эвмнестеса, к холодной стали в спине у Кэй. Она почти видела, как ветвятся, как разворачиваются в воздухе сети их мысли, и ей хотелось самой пройтись по ним пальцами. А что, может, и у меня, кто знает, эта способность развивается?
        Тишину нарушил Вилли.
        - Нет, то же самое. Все то же. До фонтана я ничего не видел и не слышал хоть чуточку подозрительного; а потом - потом я был как опечатанный дом: ни войти, ни выйти. Ты, Флип, точно ни про что не забыл?  - спросил он, отворачиваясь от окна.
        Флип покачал головой. Как-то неуверенно, подумала Кэй, но покачал.
        Вилли повернулся к ней.
        - А ты, Кэй, ничего не приметила? На берегу, на улицах? Внизу, в канализации? В доме? Может быть, на другой террасе? Никто не подсматривал?
        - Нет.
        - Просто ужас, как все это угнетает,  - сказал Вилли.  - Быть под воздействием листьев так и так приятного мало - но эта интеграция была безумно трудная, страшно болезненная. Я ничего не воспринимал, кроме боли. И ведь выбрали момент: под конец, когда мы были особенно поглощены интеграцией, когда я был в полной отключке,  - поразительно. Можно подумать, они сигнал какой получили.
        Что-то будто похлопывало Кэй по плечу. Что-то полузабытое шевелилось в ее памяти, какая-то подробность. Что-то важное, чувствовала она.
        Но если важное, то должно вспомниться, разве не так?
        И тут ей стукнуло в голову: Кат. Кэй влезла в разговор до того энергично, что в спине стрельнула боль:
        - Где вы берете листья для интеграции? И когда добавляете их в фонтан?
        - Ты знаешь, где мы их берем,  - ответил Фантастес.  - Я тебе показал: они лежат на столе. Это весь мой запас, все, что осталось. Мы добавляем их в фонтан за час-два до интеграции, чтобы вода настоялась. Я подготовил фонтан, как только мы увидели самолет.
        Кэй протяженно выдохнула.
        - Тогда что Кат добавляла в фонтан - я сама видела,  - пока Вилли… интегрировал? Я правильно это слово произнесла?  - Она переводила взгляд с лица на лицо.  - Когда я только пришла на террасу, я увидела, она вынимает что-то из кармана, а потом она уронила это в воду и посмотрела прямо на меня. Улыбнулась мне.  - Фантастес поднял руку и хотел что-то сказать, но Кэй не дала ему.  - Это было что-то маленькое, темное, блестящее - как шарик стеклянный или… сама не знаю. Мне не очень хорошо было видно, мешал бортик фонтана, так что я не знаю, что там с ним происходило в воде, но, когда она уронила, он упал как тяжелый. Это точно был не лист.
        Фантастес посмотрел на Вилли. Вилли поднял глаза.
        - Белладонна,  - сказал он.
        - Да, именно этот яд, без сомнения,  - согласился Фантастес. Он как-то обмяк теперь, но все же заговорил - обращаясь к Кэй, но таким тоном, будто разговаривал с самим собой.  - Симптомы отравления белладонной примерно такие же, как результат действия листьев: расширение зрачков, подергивание в кистях рук и ступнях, заторможенность и сонливость, потеря речи - но разница в том, что белладонна может убить. Мы и не заподозрили бы воду. Да, все сходится: Вилли жаловался потом - пока ты оправлялась от своей раны - на необычно сильные побочные эффекты интеграции. Апатия, потеря голоса, боли в суставах. Но еще важнее то, что мы знаем, как искусна Каталепсис в применении этого яда: увы, она занималась этим в прошлом по поручениям Гадда. Но мы и подумать не могли, что она поступит так с нами.
        Фантастес резко повернулся перед дверью, уперся локтями в дверную раму и устремил презрительный взгляд на Флипа, сидевшего в ногах кровати Кэй. А Флип - тот просто уронил голову в ладони и безмолвствовал. Молчание нарушил Вилли, и его речь наполовину была стенанием.
        - Флип, я не понимаю.  - Вилли протянул к нему сведенные ладони.  - Ведь Кат - твоя инициатива, твоя приятельница. Ты наверняка знал с самого начала, что она ведет двойную игру. Как ты мог позвать ее туда, позволить ей это сделать?
        Он умолк. Кэй подумала было, что он выстраивает пальцами сюжет, но тут же поняла, что его руки не думают сейчас, что они просто дрожат. Он рыдал телом - а лицо было бесстрастно, пусто.
        - Что тебе было известно, Флип? Про убийц? Про рыскунов? Про младшую сестру? Флип, что тебе было известно? Почему ты так с нами поступил?
        Он сверлил Флипа взглядом, но казалось - не сердится. Кэй страшно было смотреть на его окаменелое лицо; она опасливо забилась в угол кровати, подтянула к себе колени под одеялом.
        - Флип, мы могли погибнуть!
        Флип поднял голову. Кэй бы не удивило, если бы она увидела слезы на его лице,  - но нет, он весь был застывший, однако горя в нем не чувствовалось. Его лицо было на одном уровне с лицом Вилли, и обращался Флип только к нему.
        - Разумеется, я не знал, что она так поступит. Разумеется, я не знал, что Гадд так поступит. Он дал мне слово…  - Тут он осекся, и его веки опустились на секунду.  - И я на его слово положился.
        - Но нам, Филип, чьему слову верить?  - Фантастес был разозлен, он почти кричал, он словно боксировал зубами с воздухом.  - Нам - чьему? Какая правда в тебе? Как мы можем теперь называть тебя другом?
        - Не можете, конечно,  - промолвил Флип - ровно, негромко.  - Я это знаю. И знал. Хотя, по-хорошему, называть меня другом вам следовало бы - как раз теперь в особенности. Я никогда не был тебе лучшим другом, Вилли, чем сейчас, чем в этом.  - Вилли поднял глаза по настоянию глаз Флипа, и взгляды двух друзей надолго, непроницаемо встретились.  - Ты не можешь этого знать сегодня, но потом поймешь. То, что я сделал - всё,  - я сделал, чтобы защитить вас. Помни об этом, Вилли,  - Флип не сводил с него немигающих глаз,  - помни, что я тебе сейчас говорю; придет время - узнаешь, чт? я сделал и как. Помни.
        Флип сидел скованно, жестко, неподвижно. Он походил на камень или древесный ствол. Двое духов продолжали смотреть друг на друга - ни одно веко не дергалось, пальцы не шевелились, дыхание было незаметно, выпрямленные руки были окостенело опущены. Между ними шел безмолвный обмен - обмен дружбой, подумала Кэй; но ей было все равно. Предатель.
        Фантастес сделал два стремительных шага вперед, откинул голову и, щелкнув шейными позвонками, метнул плевок Флипу в лоб, которого тот не сдвинул ни на сантиметр.
        - Если в тебе хоть капля дружбы еще есть, ты оставишь это место и нас, ты никогда не вернешься ни в горы, ни в Вифинию, ты навсегда покинешь сообщество духов. Если в тебе хоть капля дружбы еще есть, ты не отправишься с этим к Гадду, ты не посвятишь его ни в какие наши планы. А теперь - вон.
        Флип с усилием, по-стариковски поднялся на ноги, как будто у него болели суставы. Расправил рукава балахона, разгладил его спереди - но лица не вытирал.
        - А тебе, Фантастес, я вот что скажу,  - проговорил он медленно.  - Я никогда не давал тебе повода ненавидеть меня и сейчас не дам. Я понесу твое презрение, но не как знак моего позора. А как знак твоего.
        И решительным, ровным шагом он вышел из белой, тихой комнаты, и стук его подошв постепенно замер.
        Кэй внезапно, рывком села вертикально, не понимая еще вполне, что она скажет. Она искала слова.
        Рекс.
        - Вилли… Рекс… Площадь… Окно…
        Вилли устало повернулся к ней, вся жесткость, вся сила противостояния улетучилась из него с уходом Флипа. Губы, язык едва его слушались.
        - Что?.. Кэй?..
        Она отыскала нить.
        - Кат не знает, что я очнулась, верно? Если Рекс скажет Кат, что я разговариваю, бодрствую, она поймет, что она в опасности. Она видела, что я вижу ее, перед тем как они меня ножом… Вилли, ему грозит беда.
        - Она права,  - сказал Фантастес - но все трое уже ринулись к окну. Кэй поморщилась от боли и резко вздохнула; Вилли с шумом отдернул занавеску. Сквозь боль Кэй с высоты третьего или четвертого этажа увидела переулок и угол ближайшего дома на той стороне. Дальше, ярко освещенная солнцем, лежала главная площадь городка с ее каменной мостовой и приземистыми, видавшими виды зданиями. Кэй видела почти всю площадь, о которой ей говорил Вилли, и, фокусируясь, обретая зоркость после лихорадки и сна, ее глаза стали различать людей. В первый момент она подумала, что они танцуют: они все прыжками неслись к середине площади - двадцать или тридцать человек, со всех сторон.
        - Клянусь музами…  - прошептал Фантастес - словно ножом полоснул.
        Люди остановились, образовав кольцо, а в нем Кэй поверх чьей-то головы увидела лежащее на мостовой неподвижное тело.
        Рекс.
        - Она убила его,  - тихо промолвил Вилли.
        И тут, как будто его слова были сигналом, от толпы отделилась одинокая фигура и без спешки, но целеустремленно направилась к дальнему углу площади. За мгновение до того, как она свернула в переулок и пропала из виду, Кэй заметила движение ладони вдоль густой массы темных волос.

        Бушуя, корчась, напрягая изо всех сил мышцы шеи и плеч, чтобы всю кровь, какую только можно, втолкнуть в багровеющее лицо, он на мгновение задался вопросом: может быть, ему и впрямь страшно? Звучало и выглядело, без сомнения, именно так. Его тон забирался на такие высоты ярости, что объяснить это можно было только страхом. Он видел, что собравшиеся духи левой стороны это понимают. Он наблюдал за ними из-за кулис своего же спектакля. И за своей игрой наблюдал. Он все отрепетировал от и до, а потом часами прокручивал в уме, пока барка медленно двигалась по реке в густеющих сумерках, столько раз повторил и так тщательно, что сейчас просто от зубов отскакивало. Страшно ему не было - то, что он слегка в себе усомнился, говорило лишь о качестве спектакля.
        Ему доводилось убивать. И еще доведется. Если уж на то пошло, в копях под горой он убивал ежедневно. У каждой истории есть начало - так почему у нее не должно быть конца? Убить - значит рассказать историю чьего-то конца, ничего больше. Это его не беспокоило. Мало того - он был готов принять свой собственный конец, когда он настанет. Ему известны были обычные признаки, то, чего следует ожидать, к чему нужно готовиться: дурные предчувствия, ослабление мощи, просчеты - и он знал, что будет им рад. Этому следует быть. Нет, мысль о смерти его не беспокоила - ни о своей, ни о чьей бы то ни было.
        Импровизация - вот что его беспокоило. То, что может натворить этим шальным ножом дух правой стороны. Мог натворить. Сейчас, разумеется, он уже мертв.
        Он снял толстую шерстяную фуфайку, повесил ее на штырь вешалки и начал расстегивать длинную хлопчатобумажную сорочку, чьи рукава, как всегда, соприкасались с кожей его рук, прикрывали ее. Сорочку он неизменно снимал одним и тем же манером, всякий раз замечал это и замечал всякий раз с удовлетворением. На ней было семь пуговиц, а значит, расстегнуть ее можно было несколькими тысячами способов. В детстве он провел очень много времени, экспериментируя с пуговицами, пока не нашел последовательность, которая устраивала его. Почему - его личное дело.
        Кожа его рук была для него священна. Ничья ладонь, кроме маминой, ни разу к ней не притрагивалась. Мама уже много лет как умерла, но он помнил, как она вела ладонью по легкому пушку его рук, словно начиная историю. Одним деликатным, бережным движением он спустил рукав с плеча, с локтя, наконец с предплечья, затем таким же образом спустил другой. В помещении было очень холодно, и он с удовольствием наблюдал за реакцией своей пористой кожи на внезапную студеную сухость воздуха. Он закрыл глаза и почувствовал, как ледяная ладонь перемещается по руке от плеча к запястью.
        Ни одно тело не может воспротивиться движению этой ладони. Не важно, что там в уме, какие пустые фантазии в нем пенятся. Тело - механическая вещь, составленная из причин и следствий. Лежа при последнем издыхании где-то на камнях, истекая кровью, лишаясь вместе с ней остатков тепла - не это ли ощущал сам великий импровизатор? Холодная ладонь проползла вдоль его рук, легонько коснулась запястий и отпустила его навсегда. Импровизатор не мог этому воспротивиться. И не воспротивился.
        Тело - механическая вещь, составленная из причин и следствий. Он улыбнулся. Пришлось использовать две сотни рыскунов, сотню других духов, плюс-минус пара десятков, и всю административную мощь Переплетной, но он добился-таки результата: доказал теоретически и экспериментально, что пресловутое воображение ребенка, основа и сердцевина того, что по наивности называют «человеческими качествами»,  - всего-навсего механизм вроде часового. Обильно корми его ощущениями - и получишь видимость цветения и творчества, потому что игра фантазии - не что иное, как механический распад былого ощущения: вначале оно помнится, но искаженно, как будто отразилось в треснувшем зеркале, затем - рассыпается, претерпевает разъятие, перекомпоновывается и наконец, со временем, теряется совсем. Лиши воображение ощущений - и оно угаснет. Выкручивай его безобразием, колоти по нему уродством - и оно сделается извращенным. Изолируй его полностью - и оно умрет, а с ним умрет и все тело. Холоду, ползущему по руке, никто не в состоянии воспротивиться.
        В движении по реке от горы к морю тоже было что-то механическое и потому приятное, оно рассказывало историю набирающей силу необходимости. Одно за другим Гадд вынимал из шкафа подготовленные для него тяжелые одеяла, вынимал и оборачивал ими, точно царскими одеяниями, свое приземистое тело, один, как царь, посреди сумрачной комнаты. Кровать ждала его - массивное резное ложе, принимавшее вес бесчисленных фантазеров, колыбель их фантастических сновидений. Слабый свет из окон падал на гротескный орнамент: на нескончаемо вьющееся растительное изобилие вперемешку с лицами людей и гаргулий, с человеческими, звериными и иными фигурами. Он знал, что святотатством будет улечься в эту кровать, руками убийцы осквернить исконное гнездо баснословного могущества. Духу левой стороны - спать на ложе сновидений.
        Он забрался в постель. Он знал, что будет спать без сновидений.

        11
        Карминная книга

        С трудом передвигая тяжелые, непослушные ноги, Кэй забралась на заднее сиденье видавшего виды седана; она постаралась как можно глубже утонуть в его расхлябанных пружинах. Ее резко разбудили, не дав толком поспать, и теперь она сражалась со своей мутной головой, пытаясь снова сфокусироваться на ситуации. Какой-то смысл, она знала, во всем этом есть. И знала, что сумеет собрать его по кусочкам.
        Рекс погиб. Но нам поможет Рацио.
        Поначалу она не могла вспомнить, почему. Ведь он же с Гаддом заодно, он не помочь им захочет, а помешать.
        Но Вилли сказал - Рацио нам поможет. Что-то сделать. И Рацио в Риме. Поэтому мы поедем на паром. Но почему Рацио захочет нам помогать, ведь он же…
        Тут водителю наконец удалось запустить двигатель: мотор с кашлем и одышкой заработал, наполнив машину медленным и трясучим тарахтением. Фантастес нанял этот автомобиль, чтобы доехать до Патр, оттуда морским паромом переправиться в Бриндизи и проделать на этой же машине остальной путь до Рима. Кэй методично приводила в порядок мысли, зрение тоже стало прочищаться. Фантастес перед поездкой заверил ее, что водитель примет их троих за английских туристов. «Не то чтобы они совсем не могли нас видеть,  - объяснил он ей.  - Они верят историям, которые мы им рассказываем». Вонь дизельного топлива и жестокая тряска от ревущего мотора заставили Кэй пожалеть, что она не туристка из Англии и не спит, как все туристы сейчас, в гостиничной постели. Вилли пришлось почти кричать, чтобы она его услышала. Она с удивлением поняла, что, должно быть, думала вслух: слова Вилли звучали как ответ на ее мысли.
        - Так оно и есть, хоть и не с очень уж давних пор. Да, Рацио, конечно, по-прежнему терпеть не может Фантастеса,  - тут Фантастес нарочито отвернулся к темному окну, а Вилли закатил глаза с ласковой театральностью,  - но союз с Гаддом не вполне оправдал ожидания Рацио. Во-первых, он думал, что празднества продолжатся, только он рассчитывал…
        - Он рассчитывал, что сам станет Первым Духом,  - проворчал Фантастес, внезапно повернувшись к ним. Его ладонь на краю сиденья побелела от напряжения.  - Можешь себе представить? Этот напыщенный примитивный паршивец!
        Он фыркнул и вновь демонстративно уставился в темноту за окном. Вилли глядел на него некоторое время - а в ночном окне плыли, глухо серея, мрачно синея, тошнотворно покачиваясь, голые поля, скалистые холмы, утесы.
        - Но дело даже не в этом,  - тихо сказал Вилли - так, что одна Кэй могла его слышать.  - Рацио так и так порвал бы с Гаддом. Других намерений у него никогда не было.
        Просто верните мне сестру. Больше ничего не желаю знать. Кэй вонзила ногти правой руки в тыльную сторону левой. Пять ночей.
        Они ехали, ехали, ехали: восемь или девять часов приморской дороги до Патр, бесконечных поворотов, замедлений и рывков, когда Кэй то держалась за живот, то подпирала больную спину. Порой задремывала, а, просыпаясь, оглушенно высматривала в окно дорожные указатели, смутно белеющие во тьме и пропадающие сзади: ФИЛИАТРА, ПИРГОС, АМАЛЬЯС. Когда поворачивали или тормозили на перекрестке, седан неизменно трясло так, что желудок Кэй ходил ходуном, и не раз ей казалось, что они так и встретят рассвет, еле ползя по аварийной полосе на запад, к морю, под налетающим сзади холодным ветром. Но потом водитель хлопал ладонью по приборному щитку, рявкал что-то сердито, и мотор, словно отзываясь на это, брался за ум, и они, качнувшись, ускорялись, а желудки их оставались где-то там, сзади, в нескольких шагах.
        С грехом пополам, то и дело куда-то сворачивая, час за часом то сбавляя, то набирая скорость, тарахтя и временами двигаясь под воздействием мало чего, кроме дующего в спину ветра, они доехали до Патр и остановились у пристани в долгих серых предрассветных сумерках. Когда Кэй вылезла из машины, ее сразу пробрало холодом. Вилли сказал, что отправится за билетами, но пойти с ним Кэй была не в состоянии; ее по-прежнему мутило, и она заставила себя подойти к краю причала, подальше от ждущих парома машин и автобусов, и принялась глядеть на темную воду, плещущуюся о цемент. Фантастес последовал за ней и теперь тихо стоял рядом - а она впускала в себя ритм морской ряби, слушала ее музыку, не ища в ней смысла.
        - Кэй,  - сказал он наконец.  - Не уверен, что момент самый подходящий, но кое с чем я хотел бы к тебе обратиться до того, как мы попадем в Рим, к Рацио.
        Она смотрела на воду. Ей не хотелось садиться, не было желания ни на чем сосредоточивать взгляд. Но Фантастес, похоже, хотел от нее и того, и другого. За паромом, за молом раскинулись горы; она не видела их, но знала, что они там. Мысль о них, об их высоте, об их массивности, упрочняющей невидимый горизонт, придала ей твердости. Ее желудок встал на место и начал успокаиваться.
        Она села на скамейку, к которой подвел ее Фантастес. За их спинами тускло светился и негромко шумел город, а впереди раскинулась темнота, опушенная легким туманом, поднимающимся от воды, густая, но протяженная, как покрывало фокусника, который вот-вот покажет таящиеся до поры сокровища.
        - Посмотри вокруг,  - сказал Фантастес.  - Видела ты в жизни что-нибудь красивее?
        В темноте за молом мигали несколько огней - как далеко, невозможно было понять. Вначале Кэй смотрела в их сторону, дивясь, что вид такой плоский - словно простыня огромного экрана, где все сокровища, ближние и дальние, вперемешку. Но, когда она позволила взгляду сдвинуться, стали вырисовываться силуэты - пока лишь смутно, намеками на глубину и цвет, но она знала, что это лишь начало, что со временем будут и горы, и океаны, и небеса, вся плывущая необъятная ширь. Это было как увидеть дуб в желуде или небо в капле воды, повисшей на листочке.
        - Нет,  - шепотом ответила Кэй.  - Прямо чудо какое-то.
        - Иногда самые убедительные картины - не те, что отличаются многоцветьем, глубиной и богатством материала, а те, что скрывают все это. Посмотри на этот черный холст: черная чернота, синяя чернота, зеленая чернота, звездная чернота, морская чернота, облачная чернота, древесная чернота, горная чернота. Мы знаем, что все это здесь и скоро пробудится, но пока оно медлит в разных оттенках черного, где чувствуется насыщенность, скрытая сила. Все, что ты видишь перед собой, это затемненный, затушеванный вид, который должен превратиться - и превратится, когда рассветет по-настоящему,  - в поразительную, от которой дух захватит, панораму гор, лесов, обрывов, долин, волн и неба. Но то, что тебе сейчас открывается, когда ты смотришь вперед, за гавань, намного мощнее. Я гляжу на воду и вижу ожидание, обещание, неизведанность. Мой взгляд в эту минуту полон страстного стремления.
        - Получается, что действительность не так красива?
        По непонятной для нее причине Кэй от слов Фантастеса ощутила какую-то досаду.
        - Она не менее красива, но по-своему, красотой полдня, которая со временем пресыщает, приедается, потому что она открыта. Ночная же красота никогда не вянет, ибо она еще не просияла, это красота надежды, ожидания, желания. Твой первый взгляд на полдневную красоту - всегда в каком-то смысле последний: она становится знакомой, привычной, безразличной тебе и потому постепенно перестает быть красотой, да и картиной, по большому счету, перестает быть.
        - Но тогда красивое… это всегда то, чего ты не можешь получить.
        Я хочу, хочу получить. Дайте мне светлый день. Дайте мне светлый день у нас дома.
        Фантастес протянул руку в темноту и выставил в ночь открытую ладонь, будто прислоняя ее к оконному стеклу.
        - Слишком ценное для нашего владения. Да, возможно. Но, Кэй, тебе ведь и другая красота понятна, да? Пожалуй, я поторопился. Есть красота знакомого, родного; красота дома, его освещенных комнат. Это красоты знания, и, хотя они пугают меня, душат, как если бы я был замурован в гробнице, их мощь ведома и мне. Это движущие силы любого сюжета, всякого повествования, которое вечно промахивает сквозь неуловимое настоящее к постижимому тогда: ко времени в прошлом или будущем, которое можно зафиксировать и удержать, даже присвоить. Духи левой стороны, сюжетчики - вот кому дороги эти красоты, вот кто их бережет и лелеет. Но мне дорого иное: образ, окутанный облаком всех его возможных смыслов, благородный туман настоящего…
        Он осекся. Волны легонько шлепались под ними о стенку причала.
        - Я слишком много болтаю,  - сказал Фантастес.  - Я хотел только сказать, что поторопился. Даже у воображения есть свои изъяны.
        Пока они разговаривали, шерстяная серая мгла обретала новые оттенки. Вид расчищался клочками, словно там и тут сдергивались отдельные покровы: вот возникла волна, вот появился склон дальней горы, вот померкла звезда, вот осветилось облако. Глядя на все это, Кэй позволяла иллюзиям и зрительным обманам играть с собой: вообразила, например, что вот эта серая масса - неуклюжий нос близко подплывшего корабля, а потом, минуты не прошло, убедилась, что это холм на дальнем берегу. Неподвижный пейзаж открывал себя ей, танцуя.
        - Какие изъяны?  - спросила она.
        - Образ нельзя и ухватить, и понять, нельзя его увидеть и осмыслить в одно и то же время,  - сказал Фантастес. Он говорил медленно, как будто вырезая мысль из куска дерева. Кэй слушала, стараясь идти за лезвием его ножа.  - В мгновенном акте фантазии, воображения мы воспринимаем нечто и, может быть, восхищаемся им; но чтобы истолковать образ, мы должны его разрушить. Истолкование идет во времени, это процесс, и в нем есть что-то повествовательное. Да, образ жизненно важен, и он дается нам непосредственно, сразу. Но вместе с тем он мимолетен и хрупок, не понят, не познан. Образ подобен тому, что мы называем словом «сейчас». Текущий момент - это когда? Можешь ли ты когда-нибудь сказать: вот оно - сейчас? И все-таки мы знаем, что оно есть, что, говоря о «сейчас», о настоящем, мы говорим о чем-то реальном. То же самое с образом: как только ты начинаешь сознавать, что восприняла образ, что у тебя возникла фантазия, тут же воображение перестает быть собой и становится истолкованием себя. Вот они в чем - изъяны нашей фантазии, изъяны воображения.
        Фантастес помолчал некоторое время - казалось, он был водной поверхностью, на которой еще не улеглись расходившиеся волны.
        - Вот, милая, возьми и сохрани у себя.
        Кэй взяла у него маленькую книжку. Едва обложка коснулась ее ладони, как узнавание ударом тока метнулось вверх по руке, и ей мигом почудилось в сумерках пристани, что она уже видит и обоняет благородного цвета кожаный переплет, слышит шорох древних страниц.
        - Я знаю эту книгу,  - сказала она. Слова выскочили из нее сами, рефлекторно. Книжица была действительно маленькая, она почти умещалась на ладони. Ее довольно гибкая обложка была равномерно окрашена в красный цвет глубокого, богатого оттенка, а белые некогда страницы, Кэй помнила, пожелтели. Она держала книгу в руке, припоминая, и рассветный полумрак помогал ей вызвать в памяти то утро неделю назад. Воспоминание, казалось, проистекало из книжки, которая была его источником и в то же время якорем, оно проходило сквозь Кэй, а затем возвращалось из нее обратно в книжку. Мглисто оглушенная, она и сидела на скамейке рядом с Фантастесом, и висела где-то над темной водой.
        - Я читал в ней кое-что по дороге сюда, пока ты спала,  - сказал Фантастес. Он опустил руку в один из карманов балахона, достал маленький фонарик и протянул ей.
        - Открой на странице, которую я заложил. Думаю, тебе будет интересно.
        Кэй положила фонарик на скамейку и бережно, двумя руками, открыла книгу, ровно надавливая пальцами на тугой переплет и разделяя плотный, слегка покоробленный пласт бумаги внутри. Хотя она думала, что знает, чего ожидать, она с удивлением обнаружила, что в том месте ближе к концу, которое Фантастес заложил закладкой, страница - и несколько страниц после нее - были густо исписаны корявым папиным почерком, его рукой, не жалеющей чернил.
        - Почитай-ка вслух, милая, будь добра,  - сказал дух.
        Кэй взяла фонарик и зажгла. Начав читать, почти сразу поняла, что все это уже знает.

        «Когда Кэй дойдет до верха лестницы и переступит порог крохотной комнаты-скворечника над фасадом дома, ее отец, она знала, будет сидеть и писать, склонившись над своей тетрадью. Письменный стол, слишком маленький для его длинных угловатых ног, мог бы дернуться, как потревоженная собака, повернись он поздороваться с ней, и всколыхнуть утренний чай, который она аккуратно поставит у его локтя, на таком расстоянии, чтобы его работа не пострадала, если что-то вдруг выплеснется. Это не потому, что он недобр или невежлив, думала она, поднимаясь по лестнице, просто он неизлечимо занят, вечно погружен то в одно, то в другое, а в последнее время дошло до того, что он даже есть перестал с остальными. Он ел остывшее (когда Кэй вспоминала и приносила ему тарелку) один в этом импровизированном кабинете. Плавно, осторожно остановившись перед дверью с кружкой в правой руке, Кэй негромко постучала в дверь свободной левой. Толкнула дверь.
        Сгорбленная спина под потертой шерстью серого джемпера была приветствием, которое она хорошо знала и которое обижало ее не так сильно, как маму,  - главным образом потому, что она ясно видела, как увидел бы почти каждый, сколько напряжения в этом приветствии. Она мягко положила ладонь на усталую массу мышц, которой было папино правое плечо, и поставила дымящийся чай под настольной лампой, чей свет на фоне холодной черноты оконного стекла, казалось, втягивал в себя пар. Папа молчал, но это было объяснимо: ручка в его руке яростно дописывала строку, и, без сомнения, он был в середине какой-то мысли. Некоторое время она стояла без движения, весь свой вес перенеся на выдвинутое вперед колено, и пыталась читать названия на корешках книг, как попало нагроможденных с вечера на заваленном столе. Сами шрифты, буквы иной раз были незнакомы, какое там читать, а несколько затхлых старых томов, вероятно, были «Трудами Королевского археологического общества»  - папа часто брал их из университетской библиотеки домой на выходные. Но лежала у папиного локтя одна книжка, которой она раньше не видела. Приглушенный
временем цвет ее матовой обложки можно было назвать темно-розовым или красным; не особенно толстая, она явно была выпущена очень давно. На обложке - никакой надписи. Несмотря на то, что книга была крохотная, она выглядела по-своему широкой и плоской; между двумя из пяти рельефных полосок, разделявших корешок, золотыми заглавными буквами значилось простое название: Образы.
        - Кэтрин…»
        Я не могу читать дальше. И перестать читать не могу. Папа.
        «Кэй вздрогнула: папа поднял глаза от своей тетради и посмотрел на нее, вскинув брови. Взгляд чуть насмешливый, но не недобрый. Она сообразила, что по-прежнему опирается, теперь довольно весомо, на его плечо, и отстранилась, слегка оттолкнувшись от старого, потертого и какого-то горбатого канцелярского шкафа, стоявшего вплотную к письменному столу.
        - Папа, эта красная книга - она библиотечная?
        Не взглянув на книгу и ни секунды не промедлив, ее отец ответил:
        - Библиотечная - ну… вроде того. Нет. Я взял ее на время у старого друга.
        Какое-то время он смотрел на нее, отодвинувшуюся на шаг,  - его явно интересовало что-то происходящее внутри ее головы. От этого взгляда насквозь ей захотелось поежиться».
        Папа.
        « - Какая красивая,  - сказала Кэй, неловко бросив еще один взгляд на книгу и надеясь, что больше не придется встречаться глазами с отцом.
        - А внутрь заглядывала, Кэтрин?  - спросил он. Его голос был ровным, но притом очень тихим, мягким.
        - Нет, конечно, нет.
        - А хочешь?
        У Кэй даже дух захватило от неожиданности. То, что отец вообще обратил на нее внимание, тем более так рано утром, было довольно необычно - до того поглощен он стал последнее время своими занятиями. Любой разговор был чем-то из ряда вон выходящим. А этот испытующий взгляд, этот неподдельный интерес… она стояла, стесненно опустив вдоль бедер плоские ладони с растопыренными пальцами, пока отец кое-как расчищал перед собой место на столе. Потом, намного более аккуратно, выпрямившись на стуле словно с намерением встать, он взял темно-розовую книжку. Бережно положив ее перед собой, он выровнял ее двумя руками и на особый, ласковый и чуть-чуть показной манер провел длинными средними пальцами вдоль ее краев. Теперь, когда книга была ближе, Кэй могла сполна оценить, как насыщен и богат красный цвет ее матовой обложки, сколько в нем сгущенной глубины, приводящей на ум живое, ранимое нутро вещей.
        - Это кармин,  - сказал ее отец.  - Еще говорят - кермес.  - Он произнес это слово по буквам.  - Красная краска, ее делали из насекомых - кермесов,  - которых собирали с дубов. Только самки вырабатывают этот цвет, и только когда беременны. Они похожи на маленькие ягодки. Их высушенные тела растирали в порошок, кипятили его в воде и этой жидкостью красили кожу. Когда-то кермесом многое красили, не только книжные переплеты. Но теперь он практически вышел из употребления.
        Кэй наклонилась посмотреть поближе и тоже провела пальцем по книге, которая оказалась на ощупь куда более гладкой, чем она думала, и прохладной.
        - Очень красивая,  - сказала она снова.  - Про что эта книга?
        Папа откинулся на спинку своего скрипучего стула, снял очки и болезненно потер костяшками пальцев морщинистый лоб. Боковой свет настольной лампы делал выпуклости и складки его лица рельефными, придавал ему сходство с теми резными каменными квадратными лицами, что Кэй видела порой на обложках папиных книг. Надев очки обратно, он вздохнул и положил на край стола кончики пальцев обеих расслабленных рук. Повернул голову и второй раз посмотрел ей прямо в лицо. Его красные изможденные глаза блестели даже в неярком свете, и Кэй вдруг пришло в голову, что он, вероятно, просидел за этим столом всю ночь.
        - А давай я просто покажу тебе,  - предложил он.
        Когда он открыл книгу точно посередине, Кэй тут же с удивлением поняла, что этот изящный, аккуратно изготовленный маленький томик в плотном кожаном переплете - не печатная книга, а манускрипт, что тут все выполнено от руки. Слева пожелтевшая страница была пуста, если не считать слабых потемнений из-за чернил, проступивших с оборотной стороны; но справа почти всю страницу занимал рисунок, тоже чернилами. Единственный глаз, лишенный век, смотрел с бумаги на Кэй, изображенный щедрым черным пером свободно, размашисто и вместе с тем скрупулезно, детально. По бокам от глаза отходили две мускулистые деятельные руки с непропорционально крупными, сильными, открытыми ладонями. Глаз был заключен в большую квадратную рамку, внутри которой по краю шел линейный орнамент из сплетенных листьев. Внизу страницы ближе к правому краю теми же чернилами были написаны несколько слов - написаны рукописными буквами, которых Кэй не могла распознать.
        - Это иллюстрация?  - спросила она.  - Но к чему, к какой истории?
        - Нет, эта книга не сборник историй, Кэтрин,  - ответил ее отец. Он взял пальцами левой руки более ранние страницы и не спеша полистал, давая ей убедиться, что не только на этой, но и на всех что-то изображено.  - Это сборник эмблем. Картинок. Каждая - что-то вроде истории, только здесь, в этих картинках, все происходит одновременно, а не сначала одно, потом другое. Чтобы понять такую картинку, ты должна сама рассказать ее историю.
        Кэй любила истории, и это странное глазеющее око поразило ее воображение.
        - А эти слова под рисунками - их названия?  - спросила она, поднеся палец к надписи на странице, которую он открыл первой, под рамкой с листочками.
        - Можно и так сказать. Прочесть ты не сможешь, потому что написано старыми буквами и, главное, не по-английски. Но, если попытаться перевести тебе эту надпись, получится примерно вот что: «Видеть, не видя».
        - Не понимаю, что это значит,  - сказала Кэй, помолчав.  - Ты либо видишь, либо нет. Разве можно видеть и не видеть в одно и то же время?
        - У этой картинки есть смысл, Кэтрин. Иногда, чтобы видеть то, что на самом деле, а не то, что кажется, нужно смотреть не двумя глазами, а одним. Когда смотришь двумя, ты способна воспринимать окружающий мир в перспективе, объемно; но это и ограничивает твое зрение, ограничивает как раз тем, что делает его более точным. Порой, говорит эта картинка, мы видим больше благодаря тому, что видим меньше, и, может быть, нам, чтобы проникать взглядом в глубину, лучше и вовсе не видеть в обычном смысле.
        - А почему у этого глаза руки?  - спросила Кэй.  - Это тоже что-нибудь значит?
        - Конечно. Руками мы изготавливаем вещи, творим, поэтому руки у глаза подразумевают творчество - определенный его вид. Символизируют такое зрение, которое можно назвать созидательным, творческим, деятельным. И, может быть, у глаза потому нет века, что такое зрение-созидание требует фокусировки, сосредоточенности - тебе нельзя моргать.
        Кэй еще некоторое время рассматривала рукастый глаз.
        - Тут все рисунки такие же?  - спросила она.  - Они все что-нибудь значат? Они все про зрение?
        - Да, они все что-нибудь значат, но есть такие, которых я не понимаю или мне кажется, что не понимаю. Нет, не все про зрение, только часть. Вот этот…  - он открыл другую страницу, где была нарисована полная луна над утихающим морем,  - тоже говорит о способах видения. Когда море успокаивается, вода дает идеальное отражение луны, которая на него светит; море воспринимает лунный лик, само становится им, и еще становится тем, что соединяет одно с другим,  - светом. Но только в тишине, в сосредоточенности могут созерцатель, созерцаемое и само созерцание стать одним целым. И есть у этого рисунка еще более глубокие значения, но я могу их нащупывать, не более того.
        - Более глубокие?
        - Да, я так думаю. Надпись под этим рисунком мне неясна. Она означает примерно вот что: «Глаз и его двойник - одно». Но тут каламбур - эти слова можно понимать и по-другому, приблизительно так: «Обвинить друга - значит простить его».
        Снаружи с каждой секундой становилось светлее, и Кэй уже не видела своего отражения в оконном стекле, которое перестало быть черным. Внезапным шумом на улице дала о себе знать утренняя доставка молока. Грузовичок остановился с мягким толчком, за которым последовал легкий звон бутылок. Папа встал у окна и вгляделся в сапфирную синеву востока. «И увидим на рассвете, как звезду зажжет восток»,  - сказал он еле слышно. Словно самому себе.
        - Что?
        - Ничего, ничего.  - Он, похоже, вдруг заметил парнишку, шаркающего в кузове молочными корзинами чуть дальше по улице.  - Который час?..
        Торопливо вернувшись к столу, он схватил сборник эмблем и пару других книжек и принялся запихивать их в свой потрепанный рюкзак. Повозился немного с ремешками застежек, подтянул их, а затем повернулся к Кэй и потрепал ей волосы - что-то, казалось, держало его, что-то не высказанное.
        - Ты про чай забыл,  - сказала Кэй.
        Он улыбнулся, но чай ему пить было некогда.
        - Мама еще сердится?
        - По-моему, она просто хочет, чтобы ты завтракал вместе со всеми, как нормальные папы.
        Он помолчал, глядя на какую-то книгу, лежавшую на столе. Постучал по ней пальцем - очень мягко, беззвучно.
        - Кэй, послушай,  - сказал он.  - Жаль, что тебе все время приходится быть посередине.
        - Я не посередине.
        - Боюсь, сейчас ты ошибаешься.
        Несколько секунд они смотрели друг на друга. Показалось - так долго, как только может быть, как только дано человеку чувствовать, знать.
        - Кэй, запомни, что я тебе показал, хорошо? Запомни накрепко, как ты умеешь.
        А затем, как будто ему пришла на ум старая шутка, он небрежно взял кружку и опрокинул чай себе в глотку. Кэй едва не рассмеялась.
        - Увидимся,  - сказал он.  - Пока, люблю тебя.
        Он повернулся, чтобы идти. В дверях обернулся.
        - Если понадоблюсь, сообразишь, где меня найти. И скажи маме, что у нас всегда есть и будет Париж. Это из старого фильма. Она его любит.
        - Ей это не понравится,  - сказала Кэй.
        - Пожалуй,  - согласился он.  - Но скажи все равно.
        И он ушел. Это было двадцать четвертого декабря, в первый день зимних каникул».
        Кэй закрыла карминную книгу, положила ее себе на колени и слегка отвела от нее руки, как от чего-то опасного или драгоценного. Она сидела очень тихо, вглядываясь в приглушенно-насыщенную красноту переплета; вопреки своей обманчивой одноцветности, он, казалось, творил щедрые поля яркости и глубины, ареалы колорита, возникающие и исчезающие одинаково быстро.
        - Эту книгу вам дал мой папа?
        - Нет. Он взял ее у меня на время, пообещав, что будет ее беречь. Это одна из самых старых моих бумажных книг, и перо не касалось ее больше пяти столетий.
        - Но все это написал в ней он - его почерк.
        - Да, я тоже узнал.
        Один из мигающих огней на воде оказался маленьким судном. Не было ощущения, что оно движется.
        - Так все и было,  - сказала Кэй,  - в то утро, когда он пропал… в смысле, когда его забрали. В то утро, когда Гадд его похитил. Больше мы дома его не видели.  - Кэй не смела опять притронуться к книжке… так все странно было.  - Тут все точно написано. Это было неделю назад,  - добавила она.
        Фантастес ответил сразу же, но как будто издалека:
        - Так я и подумал. Подумал и стал потом размышлять о случившемся. И пяти часов не прошло, как Вилли взял эту книгу для меня из кабинета твоего папы в университете, а потом он отдал ее мне в Александрии.
        Кэй даже дышать не смела.
        - Ничего не понимаю,  - только и смогла она вымолвить. Вдруг она опять почувствовала себя очень уставшей - ее сознание было волной, которая взметнулась высоко, ударилась о берег и тут же отхлынула обратно в море.
        - Что ж, значит - тайна,  - сказал Фантастес.  - Но я думаю, у тебя еще много мощных тайн впереди, так что пусть книга будет у тебя. Кто знает - может быть, сама эта история окажется эмблемой своего рода, великим прозрением, предвестьем.
        - Так, друзья,  - раздался позади бодрый голос Вилли.  - Я купил билеты. Пошли.
        Обойдя скамейку, он помахал перед ними билетами на паром и улыбнулся - но видно было, что улыбка вымученная, он искал что-то глазами, что-то отсутствующее или, вернее, кого-то.
        Флипа.
        Вилли заметил на коленях у Кэй карминную книгу. Какой-то узел прошел по его лицу - это длилось всего секунду, и вот он уже торопливо шагает обратно по светлеющей пристани, туда, где вереница машин и автобусов уже начала продвигаться к парому.
        Кэй посмотрела на Фантастеса.
        - Обвинить друга - значит простить его,  - сказал старый дух. Но сказал как-то без убежденности.
        Кэй сунула книгу в карман, вскочила и побежала за Вилли.
        Он почти ничего не говорил всю дорогу - ни на пароме, ни потом, когда причалили в Бриндизи и машина, съехав по мосткам, двинулась по бесконечным прямым древнеримским дорогам, рассекающим каблук итальянского сапога. Вновь Кэй то дремала, то смотрела на сжатые, покрытые низкой стерней поля, где там и тут строго высились величественные пинии, чернели приземистые голые оливы и рощи ореховых деревьев. И вновь, когда послеполуденное солнце стало клониться к западу, она выхватывала взглядом дорожные указатели, провожала глазами в убывающем свете высокие башни и укрепления древних городов, которые они проезжали. Таранто, Потенца, Салерно, Казерта… Сумрачно-заботливый, Вилли то и дело предлагал Кэй сушеные фрукты и сыр, воду из большой фляги и какой-то очень темный, несладкий шоколад. Фантастес игнорировал их обоих, хмурый и окаменелый,  - вероятно, устал, подумала Кэй, и озабочен тем, что их ждет в конце пути. Как только начали появляться указатели с надписью ROMA, он ощетинился, а когда машина сполна погрузилась в огни и движение большого города, ему перестало хватать воздуха. Его реплики, обращенные к
водителю, были резкими, отрывистыми; но вот наконец, после возгласов досады и нескольких опасных, захватывающих дух сближений с другими машинами, они проехали между двумя могучими каменными колоннами, а затем обсаженная деревьями дорожка вывела их на обширную лужайку, поросшую прекрасной травой. Город неожиданно растаял где-то вдалеке, и машина остановилась перед массивным представительным зданием, отделанным белым камнем.
        - Кэй,  - сказал Фантастес через несколько минут. Они стояли на усыпанной гравием площадке перед изящной каменной лестницей, которая вела к парадному входу. Машина уже уехала, огласив прохладный вечерний воздух вначале хрустом гравия, а потом своим собственным тарахтением. Оранжевый фонарь, под которым стоял Фантастес, бесцеремонно высвечивал складки, избороздившие его старое лицо.  - Я хочу показать тебе кое-что.  - Он сел на корточки и протянул ей ладонь. Она тоже была исчерчена глубокими линиями-трещинами, и чем больше она раскрывалась, тем отчетливей делались эти линии. Текучее движение кожи и мускулов завораживало.  - Открытая ладонь достойна доверия. Не забывай этого,  - сказал он, крепко взяв Кэй за плечо и глядя ей в глаза.  - Не забывай этого там.
        Кэй стояла с Вилли у подножия лестницы; Фантастес, поднявшись по ней, позвонил в звонок. Кэй оглядела дом. Лестница и дверь располагались посередине длинного двухэтажного фасада. Кэй насчитала двадцать пять окон на этаже с каждой стороны. Свет нигде не горел; деревянные украшенные переплеты имели в целом парадный, дворцовый вид, но краска потрескалась, кое-где облупилась. Белый камень фасада местами крошился, и чем внимательнее она вглядывалась сквозь густеющую темноту, тем больше замечала других недочетов: слуховое окно под крышей было заколочено грубыми досками, с карниза свисал конец треснувшего водосточного желоба, чугунная ограда между гравийной площадкой и зданием была в одном месте сломана. Дверь, у которой стоял - уже выказывая нетерпение - Фантастес, обрамляло изящное крыльцо на ветхих столбиках с перилами из сильно проржавевшего кованого железа, спускавшимися по обе стороны лестницы. Ее ступеньки, по которым, судя по всему, мало кто ходил, просели от времени, тут и там сквозь трещины проросла трава. После ночи и дня бензиновой гари, автомобильных рывков, морской качки и тошноты ветшающее
здание выглядело примерно так, как чувствовала себя Кэй. На грани безнадеги. Она посмотрела еще раз на ступеньки и подумала, что, может быть, даже и не сумеет их одолеть.
        Одна из двух створок черной двери наконец приоткрылась, и в щелку протиснулся некто малорослый, лысый, с брюшком, в черной жилетке и мятом галстуке. Он тихо заговорил с Фантастесом по-итальянски, до Кэй слова едва долетали сквозь мягкий прохладный воздух. Даже со спины старый дух выглядел угрюмым и непреклонным: морщины, прочертившие его шею под затылком, казалось, резко подчеркивали его решимость рассматривать этот визит как тяжелое нравственное испытание. Хотя руки были опущены и ладони разжаты, плечи он расправил и напряг, взгляд его, подумала Кэй, наверняка сейчас пронизывающий. Его собеседник, напротив, выглядел спокойным и невозмутимым, томно-ленивым, сонным даже, вязким, как масло, на мысль о котором наводил оливковый цвет его лица, и острые словесные выпады Фантастеса, похоже, не действовали на него вовсе. После одной такой язвительной вспышки Фантастес просто смотрел на него - а толстощекому и самодовольному хоть бы что, он не считал нужным отвечать. Подняв голову, он безмятежно глядел прямо в сердитое лицо Фантастеса, и Кэй не без восхищения отметила, что он не моргнул ни разу. Прошло
десять или пятнадцать секунд, и наконец пружина разжалась: Фантастес, вскидывая руку, ринулся к двери, толчком открыл ее ровно настолько, чтобы метнуться в дом мимо жилетки, и исчез внутри - а господин в жилетке, даже не оглянувшись на старого духа, театрально закатил глаза.
        - Che brutto[1 - Какое безобразие (итал.).],  - проговорил он, нахмурившись. Затем, соединив ладони перед собой и слегка наклонив голову, как будто решил помолиться, он с улыбкой повернулся к Вилли и Кэй, поднявшимся по ступенькам:  - Guglielmo, benvenuto[2 - Добро пожаловать, Вильям (итал.).].
        Он отвесил эффектный поклон, повернулся на каблуках и удалился в дом, оставив дверь, на которой лупилась краска, широко открытой.
        Над усыпанной гравием площадкой перед домом быстро густела темнота, и пятна мрака под вечнозелеными деревьями по одну сторону, казалось, колыхались волнами, идущими от стволов наружу. Но Кэй предпочла бы любое из этих деревьев непроницаемой тьме, ждавшей их за порогом здания. Она стояла как вкопанная.
        - Кэй,  - сказал Вилли. Его голос был мягким, тихим.  - Эта книга…
        - …моя,  - закончила она.
        - Странно…  - промолвил Вилли.
        Кэй невольно опустила руку в карман, где книга лежала, притиснутая к ее бедру. Ей вспомнился папин зуб мудрости - так много дней прошло с тех пор!  - и она почувствовала, что ее собственные зубы стискиваются от недовольства старшим другом.
        - Береги ее,  - сказал Вилли.  - Береги, вот и все.
        Он подмигнул ей и шевельнул ушами, а затем схватил свой мешок и легким прыжком перескочил массивный дверной порог: возвращение в этот дорогой его сердцу дом стало для него, поняла Кэй, лекарством от забот последних дней. Глядя ему вслед в темноту прихожей, где он исчез, она подбивала себя на то, чтобы приободриться, чтобы запрыгнуть в дом, как он, чтобы принять это новое место и возможности, которые оно открывает, с надеждой. Быть, подобно тому деревцу,  - как там сказал про него Фантастес?  - живучей.
        Ему, может быть, этот дом дорог, мне - нет. Кэй посмотрела на царапины на тыльных сторонах ладоней. Она сделала их себе сама за долгую ночь. Каждая линия на ее коже была тропой, ведущей куда-то.
        А потом она заметила, что сжала два кулака. Открытая ладонь достойна доверия. Она перешагнула порог и тихо затворила за собой высокую тяжелую дверь.

        12
        Дом Двух Ладов

        Кэй стояла в просторном вестибюле. Под ее ногами раскинулась каменная мозаика - не отпускающий взора геометрический орнамент вышагивал, поворачивал, клубился приглушенным бунтом цвета и формы. Стены высоко, круто вздымались во мрак под потолком, с которого свисала огромная хрустальная люстра, не зажженная и пыльная, похожая на хрупкий высохший труп паука, какой может висеть на паутине в дальнем углу. Стены вначале показались Кэй пустыми поверхностями из гладкого кремового камня, но, когда глаза привыкли к полутьме, она увидела, что там тоже есть своя фактура и свой рисунок. Прочерченные дуги и круги, завихрения и спирали напомнили ей то, как двигались над доской или в воздухе пальцы Вилли, когда он разыгрывал сюжет.
        Вилли и Фантастес давно уже исчезли где-то в глубинах здания, пройдя через какую-то из трех дверей - по двери в середине каждой из стен, отделявших вестибюль от других помещений. Кэй стояла в тишине и сумраке, не зная, какую дверь выбрать; и в какой-то момент, обретая дыхание и пытаясь обрести шаг, она обрела что-то в себе и начала замечать звучную и опрокидывающуюся красоту, которая, казалось, задавала сюжет окружающего ее пространства. Орнаменты на полу и стенах были полны такой двигательной энергии, что вначале она почувствовала, как в горле взбухает ее собственный голос, словно орнаменты побуждали ее к ответу, к песне. Но затем она ощутила что-то иное - ощутила, когда заметила, как это движение, этот поток, приближаясь к границе пола, стены, комнаты, заходя в углы, держится линии, идет вдоль края, касается его, заигрывает с ним, но никогда не пересекает его. Желудок Кэй начал успокаиваться, вдох, волной взметнувшийся в груди, сменился медленным откатом, выдохом, тихой мыслью, и она пришла в себя.
        Может быть, Вилли был прав, когда говорил об этом доме как о родном. Может быть, в этом что-то есть.
        Кэй повернулась направо и подошла к двери. Она неплотно прилегала к дверной коробке, и сквозь щели из комнаты за ней запускал в вестибюль свои тонкие пальцы свет. Кэй поднесла ладонь к круглой латунной ручке. Она повернулась легко. Кэй толкнула дверь.
        Помещение, куда она вступила, поразило ее размером и сиянием. Грандиозностью. Как великолепный зал из сказки, оно было наполнено таким светом, какого секунду назад Кэй и вообразить не могла: с высокого потолка свисали светильники всевозможных видов - и простые круглые лампочки под абажурами-колпачками, и деревянные фонари-шкафчики, и увесистые люстры из стекла и металла,  - и каждый источник света поддерживал соседа, подставлял ему плечо, перебрасывался с другими, чем был богат, и все эти пятна яркости, большие и малые, летали, отскакивая, от стены к стене, поскольку с трех сторон зал был увешан, казалось, многими десятками внушительного вида зеркал в замысловатых до гротескности рамах. Взор Кэй метался вместе с потоками света, которые дробились на лучи, рассыпались, отражались, и прошло несколько секунд, прежде чем она поняла, что все еще не отпустила дверную ручку, что все еще стоит в проеме. Она закрыла за собой дверь, придвинула к ней, шаркая, задники обуви и прислонилась к ней, твердой и надежной, а затем постаралась воспринять то, что было перед ней.
        Если не считать зеркал и огромных окон, господствующих на правой стене, комната была почти пуста. Посреди нее, сиденьем к Кэй, стоял пурпурный плюшевый диван, длинный и изысканный, а под ним лежал громадный ярко-алый персидский ковер. Пол был выложен паркетом. У двух противоположных стен ближе к дальнему концу блестели лаком, глядя друг на друга, два деревянных буфета, богато украшенных резьбой. Ничто не двигалось, кроме света, и Кэй вдруг почувствовала, что, несмотря на теплое желтое сияние, которым всё без конца обменивалось перед ее глазами, воздух тут чрезвычайно холодный. Скрестив руки, потирая плечи, она двинулась прямиком к двери в дальней стене и скользнула сквозь нее.
        Следующая комната была примерно такого же размера и формы. По правой стене величавые окна поднимались к потолку, под которым, белея, бежали к углам лепной карниз и скульптурные фризы; в противоположном конце помещения виднелась очередная дверь, похожая на предыдущие, в обширном же внутреннем пространстве мало что имелось. В отличие от той, эта комната была освещена тускло и неровно: помимо огромного дровяного камина слева, где ревел огонь, здесь горел только стоявший рядом стройный торшер с тремя лампочками, каждая - под своим элегантным абажуром. Под торшером располагалось каминное кресло с «ушами» и высокой спинкой, слева от него - низенький столик, на котором лежала книга. Вдоль стен стояли еще три стола, довольно простые, хоть и все с мраморными столешницами; на одном лежала другая книга, на втором стоял глиняный кувшин, на третьем - плетеная корзинка со спелыми яблоками. Сделав два десятка шагов, Кэй подошла к яблокам, взяла одно и поднесла к носу. Запах был несильный, но сладкий. Она откусила кусок - мякоть была крепкая, хрусткая и сочная. Жуя, она представляла себе эту комнату, как если бы
стояла снаружи дома; она считала окна, соизмеряя комнату с фасадом.
        Тут, должно быть, по двенадцати таких одинаковых комнат с каждой стороны от входа.
        Прихватив яблоко и не закрывая больше за собой дверей, она переходила под высокими потолками из помещения в помещение, где все было именно так, как она ожидала: одинаковый размер комнат и разное, хоть и не пышное, убранство, совсем по-разному действующее на органы чувств. В одной она обнаружила только десять парадных картин в нарядных золоченых рамах, и на мгновение ей показалось, что она в музее. Войдя в следующую, она чуть не упала, споткнувшись об игральные кости, рассыпанные по всему паркетному полу,  - их там было бесчисленное множество любых цветов и размеров, из всех материалов. Пробираясь среди них, она пыталась при этом уворачиваться от бумажных бабочек, тысячами висевших на эластичных нитях, прикрепленных к потолку, бабочек до того воздушных и невесомых, что само ее присутствие заставляло их дрожать и трепыхаться, а от ее дыхания и перемещения они принимались бешено вертеться и раскачиваться, тревожа соседей, распуская вокруг волны беспокойства, рябь хаоса. В последней из двенадцати комнат, в угловой, где большие окна высились и справа, и спереди, дверь была слева, и, миновав ее, она
решительно двинулась дальше, переходя из помещения в помещение - все они были разные и вместе с тем одинаковые.
        А потом все изменилось. Когда Кэй открыла третью или четвертую дверь этой новой анфилады, рьяное бесстрашие, которое вело ее по этому дому, мигом улетучилось, любопытство ко всему необычному и странному, что здесь встречалось, пропало. Перед Кэй под бой старинных часов возникла старуха - престарелый дух женского пола; она сидела на резном массивном деревянном троне - на троне строгого, внушительного вида, рельефном, местами перекрученном, гнутом. Ее волосы, пепельные с примесью восковой желтизны, сухим потоком обтекали лицо, которое притягивало взгляд, притягивало Кэй к сидящей,  - а дверь тем временем тихо поворачивалась, закрываясь. В гуще складок и морщин покоились два знающих глаза; линии на коже лица, изможденной и жесткой, врез?лись, казалось, глубже кожи, как будто всё - и кожа, и губы, и глаза - было вытесано из кости. Ее длинное согбенное тело было одето в простой серый балахон, чей капюшон лежал бесформенной массой на ее широких плечах. Выпрастываясь из-под свободных рукавов, сухие, оплетенные жилами руки духа, покрытые янтарной загрубелой старческой кожей с пятнами наподобие змеиных,
вцеплялись в подлокотники трона.
        Кэй обнаружила, что ноги сами несут ее к этому трону, к той, что сидит на нем. А трон - вот что там оказалось: высокие подлокотники были отделаны чеканным золотом, и деревянные выпуклости и выемки, гребни и бороздки шли вокруг золотых накладок, так что возникали разные фигуры, заостренные и округлые: мечи, стрелы, глаза, солнца, змеи. Кэй, чьи собственные глаза были примерно напротив одного из этих затейливых подлокотников, почувствовала какую-то невесомость в животе, когда увидела золотой меч в гуще деревянной змеящейся резьбы. Какая-то мысль просилась ей в сознание, но Кэй было не до нее, потому что она уже подошла, потому что старуха вдруг наклонилась вперед и двумя узловатыми, но по-своему изящными руками взяла Кэй за голову.
        - Девочка, ты знаешь, кто я?
        - Вы один из двух ладов,  - несмело ответила Кэй. Хоть я и не понимаю толком, что это значит.
        - Ты знаешь, кто я?  - повторила она вопрос - только это не было повторением, потому что на этот раз Кэй услышала вопрос иначе, услышала так, как, если лежишь тихо, слушая свое сердце или тиканье часов, начинаешь воспринимать ритм ударов. Удары кричали криком у Кэй в голове.
        Что я тут делаю?
        - Да.
        Глаза старухи, смотревшие на Кэй сверху вниз, не смягчились, но она отпустила ее голову и откинулась в свое прежнее положение. С неспешной и выверенной степенностью она положила руки на подлокотники трона. В долгой тишине Кэй отступила чуть назад, не сводя пристального взгляда с этих ладоней, лежащих на шишечках подлокотников; чьи-то ладони они ей напоминали, она совсем недавно их видела - но где? Она пыталась отмотать мысленно назад всю мешанину последних событий, а взгляд ее тем временем переместился на резьбу и отделку трона; вдруг одно совместилось с другим у нее в голове.
        - О…  - проговорила она вслух.  - Рекс. У вас похожие руки, и эмблема одна и та же: змея и меч.
        - Ты не отдавала себе отчета, как много ты знаешь,  - сказала сидящая.  - Что ты еще знаешь, не ведая, что знаешь это?
        - Я кучу всего знаю про то, как мало знаю,  - ответила Кэй.  - Особенно если подумать про последние дни.
        Все, что я хочу знать,  - это что мне делать. Все, что я хочу знать,  - это как вернуть папу и сестру. Все, что я хочу знать,  - это как вернуться домой.
        Старуха молчала. Она смотрела, заметила Кэй, на кисти своих рук. Спустя какое-то время ее правая рука двинулась к левой, и она принялась очень сознательно потирать большие серо-голубые жилы, резко выступавшие за острой грядой костяшек. Кэй вспомнила о царапинах на своих руках и спрятала ладони.
        - Рекс был моим братом,  - сказала сидящая. Ее голос лег в комнате так же тихо, как ложится на пол тканая подстилка, и так же неподвижно.  - Рекс и Ойдос, близнецы и телом, и мыслями, дети с одинаковыми сердцами, каждый другому - родной дом… пока Гадд не сгубил Рекса.
        Знойным летом в иные дни жара тяжелее всего давит в те долгие часы, когда солнце уже прошло высшую точку на небе. Здесь, подумала Кэй, боль без полыхания, долгая послеполуденная скорбь.
        - Значит, Фантастес уже рассказал вам, что произошло?  - спросила Кэй, все еще робея перед этой престарелой королевой на троне.
        Ойдос перевела взгляд со своих рук на Кэй. Ее дряхлое лицо было почти добрым.
        - Нет, дитя мое. Гадд сгубил Рекса много лет назад. То, что произошло в Пилосе, мы все предвидели: неизбежный раскат отдаленного грома. Но молния, которая породила этот гром, ударила давным-давно. Гадд думает, что оздоровляет больное тело, проливая испорченную кровь. Он рассчитывает очистить настоящее, избавляя его от грязнящего прошлого, выпуская его из тюрьмы его собственной истории.  - Она умолкла, и ее правая ладонь поднялась в воздух, потянулась, как намагниченная, к щеке Кэй и облегла ее чашечкой.  - Я не думала, что ты окажешься такой красивой, Кэтрин. Рацио и Онтос обещали жемчужину, но ты больше похожа на бриллиант.
        Похвала до того смутила Кэй, что она даже не покраснела. Вначале Вилли и Флип приняли ее за автора, хотя автор - Элл, а не она. Именно Элл духи должны были взять с собой, ее, Кэй, они прихватили непонятно почему. А теперь Ойдос говорит так, словно она, Кэй, имеет значение; а ведь она хотела иметь значение, хотела больше всего на свете.
        Кто я такая?
        Но задуматься об этом она не смела.
        - Ты знаешь, ведь это его комната.
        - Его комната?
        - Комната Рекса. Встань около меня и посмотри вместе со мной.
        Кэй встала слева от высокого трона и повернулась. Поглядев в сторону двери, через которую вошла, она увидела статуи, расположенные вдоль стены: слева, в углу, была огромная фигура из белого мрамора - ноги и туловище козла, а верхняя половина мужская, могучий торс с крупной рябью мышц, огромная раздвоенная борода вокруг лица, похожего на лик бога, вокруг оглушительной, ревущей улыбки, подобной солнцу в разрыве туч. Взметнувшись на дыбы, выбросив вперед, словно перед внезапным боем, передние копыта, он выглядел гордым, буйным, сильным - и вместе с тем изумленным. У поясницы в согнутой правой руке он держал рог, изваянный так точно и тонко, что на миг показалось - вот этот рог сейчас поднимется к его губам и позовет их обеих на охоту. Кэй чуть было не попятилась.
        - Сильван,  - сказала Ойдос.  - Начальная форма Первоярости. В ранние дни нашего Достославного общества, когда мир был молод и члены общества собирались для оргиастических таинств под налитой, тяжелой, беременной луной, он, Сильван, возвещал начало наших священных обрядов. Звук, который издавал его рог, изглаживал ум и стирал границы между нами, этот извечный диссонанс ломает и рушит все перегородки, налетает, как воплощение избытка, крайности, на мысль, на чувство, на личность с ее взглядом на мир. По зову этого рога, под эту музыку мы становились едины, мы сливались в хоре, первичном, как земля, могучем, как море, подвижном, как пламя, и бескрайнем, как воздух. То были дни кровавых ритуалов и жертв, когда войны терзали тела народов, когда истории звучали из уст певцов в военных лагерях и бражных залах, когда сказители были царями и их песни ценились дороже золота.
        Кэй дрожала - страх то был или волнение, она не знала. Белизна мраморной фигуры казалась не пустой, а насыщенной, чреватой чем-то, как будто она могла в любой миг расцвести красками, прийти в бурное движение и ввергнуть их в свой лесной, неистовый, залитый лунным светом мир.
        - Теперь туда посмотри,  - сказала Ойдос, протягивая руку в сторону двери.
        Над дверью Кэй увидела другую скульптуру, тоже из белого камня, и на сей раз ей было понятно, чье это изваяние. Не в черной шерстяной униформе университетских привратников, как при их первой встрече, а в таком же длинном балахоне, в какой была теперь одета Ойдос; не вяло опустив руки, а держа их наготове по бокам; моложе, полнокровнее, крепче лицом, чем она его знала, с лицом, в котором было что-то от ствола дерева,  - Рекс. С кольца в его правой руке свисало собрание ключей - она узнала эти ключи, все разной формы, квадратные, круглые, треугольные, со всевозможными зубцами и выступами. Она попыталась рассмотреть лицо Рекса, каким его запечатлел скульптор, но то ли из-за белого мрамора, то ли из-за чего-то присущего самим очертаниям этого лица она не могла задержаться ни на щеке, ни на носу, ни на губах: взор неумолимо притягивали его глаза - пустые, белые широкие порталы, такие же открытые и всеохватные, как ровный взгляд, в который чуть раньше ее втянула Ойдос.
        - Дух-Ключник, мой брат, Пирексис,  - тихо проговорила Ойдос. Голос явственно выдавал затаенную нежность, благоговейную мягкость любви.  - Пирексис, лихорадка ярости, в которой трубящий, уподобляясь тем, кто трубил под стенами Иерихона при Иисусе Навине, звуком яростного рога срывает двери с петель и отворяет все сердца.
        - А третья статуя?
        Кэй показала на правый угол комнаты, где плотной белой тканью была покрыта, судя по всему, еще одна скульптура.
        - Сильван был начальной формой, Рекс - следующей. Прошлое стоит позади, и оно видимо нам, настоящее - дверь, через которую мы приходим и уходим, но будущее окутано своей собственной мглой. Время может открыть, а может и не открыть то, что находится под этим покрывалом. Рекс - не знал, что там.
        - Он здесь бывал?
        - Да, дитя мое. Сюда, в место чистого познания, в Дом Двух Ладов, всякий дух приходит, чтобы найти себя, прочесть свою историю. Это комната Рекса, и здесь он часто уединялся для размышлений и самопознания.
        - А это его вещи?
        Кэй повернулась, оглядывая комнату. Помимо трех статуй, она увидела - в дальнем конце комнаты - высокий изящный круглый стол, на котором стояли песочные часы и лежал большой, но тонкозубый гребень, вырезанный, вероятно, из кости; под ногами, покрывая в огромной комнате большую часть пола, раскинулся тканый ковер, где преобладали пурпурные, голубые, красные и белые нити, где цвет пульсировал щедрыми артериями, где он тут и там взрывался участками густой, бьющей через край насыщенности. Ковер приковывал взгляд, гипнотизировал. Рядом с троном горел светильник. На стене - четыре большие картины, по одной с каждой стороны от огромного пустого камина. На полке над ним - несколько небольших предметов: книга в позолоченном переплете, пустой серебряный подсвечник и шарик размером приблизительно с кулак Кэй; под серебряной сеточкой, оплетающей шарик, блестело, похоже, чистое золото.
        - Каждая комната здесь, в месте чистого познания, содержит в себе двадцать существенных элементов. Каждое крыло дома содержит…
        - Двадцать пять комнат, включая вестибюль,  - сказала Кэй.
        Ойдос улыбнулась.
        - Очень хорошо, дитя мое. Очень хорошо. Но кроме комнат, которые идут по фасаду, есть еще комнаты с задней стороны. Есть второй этаж, у него такой же план, и есть цепочка комнат под крышей.
        - Значит, для каждой из этих комнат есть еще…  - Кэй прикинула в уме, мысленно загибая пальцы,  - четыре других, сзади и сверху? Получается,  - победно подытожила она,  - что в доме Рацио сто двадцать пять комнат!
        - Ты ведь повернула, чтобы попасть ко мне?
        Кэй задумалась. Она помнила угловую комнату. Но…
        - Дом Двух Ладов имеет форму квадрата, дитя мое.
        Кэй резко отступила от трона, внезапно поняв, какой огромный это дворец.
        Тогда получается пятьсот комнат. И если в каждой двадцать предметов, то…
        - Десять тысяч предметов.
        Дом десяти тысяч предметов.
        - И каждый из этих десяти тысяч что-то означает, имеет смысл, и в этих смыслах кроется секрет личности духа или, чаще всего, нескольких духов - потому что многие предметы имеют не одно значение.
        Кэй покачала головой, словно стирая все из ума, как с доски.
        - Я не могу насчитать двадцать в этой комнате,  - сказала она. Я насчитала семнадцать, включая ковер.
        Кэй встретилась с Ойдос глазами, и из трудной, горестной глубины старого лица проглянула улыбка. Оторвав одну руку от подлокотника трона - трона Рекса,  - Ойдос достала что-то из-под балахона и раскрыла ладонь.
        На ней лежали два миниатюрных резных каменных изделия, почти ювелирных по размеру и притом изготовленных так тонко и точно, что Кэй показалось, она никогда не устанет на них смотреть. Черные, как обсидиан или как ночь, они блестели на ладони, ловя верхний свет. Первое - малюсенький меч с нарядной двуручной рукоятью, где бриллиантово сверкали филигранно вырезанные крохотные ромбики, и узким лезвием длиной всего в пару дюймов, по которому шла надпись мельчайшим курсивом. Второе - двойная спираль, образованная парой змей, обвивающих одна другую; мастер, добиваясь безупречности во всем, переплел их тела до того изощренно и хитроумно, что у Кэй слезы навернулись на глаза. Она знала - можно было не проверять,  - что лезвие меча идеально вкладывается в вытянутую пустоту, на которую были навиты змеиные туловища.
        - Такие красивые,  - промолвила Кэй.  - Они что-нибудь означают?
        - Все на свете что-нибудь да означает, потому что все на свете либо обусловлено, либо обусловливает.
        - Тогда что означает вот это?
        Кэй пошевелила пальцем меч на ладони у Ойдос, пытаясь разобрать надпись.
        - Как я сказала, все в этом мире либо обусловлено чем-то, либо обусловливает что-то. Лезвие меча ты видишь в той мере, в какой не видишь змеи, которая вокруг него вьется, и точно так же змею ты видишь настолько, насколько ее позволяет увидеть меч. И то и другое существует: и меч, который означает действие, и змея, которая означает мысль. Но мы ничего не знали бы об одном, не будь другого.
        - Получается, этот символ - про мысли и действия? Его значение в том, что одного не может быть без другого?
        - Оно в том, что ты не можешь познать одно без другого. Действие определяется мыслями, которые направляют его и придают ему смысл; сходным образом, мысль выражается и реализуется только действием.
        - Почему не у всех духов есть предметы с этим символом? У Рекса я его видела на ключах, у Вилли и Флипа - на карточке, когда они папу и нас забирали. И у этой женщины я его видела, которая сидела в Сент-Никс в его кабинете.
        - Все они духи левой стороны, это их эмблема. Я хотела сказать - все они сейчас духи левой стороны.
        - Это вы про Вилли.
        - Да, дитя мое. Он не всегда был духом левой стороны - или, точнее, не всегда с ним обращались как с духом левой стороны. На самом-то деле он не в большей мере дух левой стороны, чем ты…
        Ойдос резко оборвала себя. У Кэй вдруг стали гореть корни волос, словно каждый из них был ухом, изо всех сил старающимся уловить какой-то голос вдали. Старуха вновь осознанно погладила левую руку правой и продолжила:
        - Но все это, дитя мое, не так важно. Задай мне вопросы, с которыми ты приехала сюда, в Рим.
        - Я хочу узнать, как мне найти папу и сестру. Я хочу, чтобы мы все вернулись домой. Вы мне поможете?
        Ойдос сжала в руке изделия из черного камня и опять спрятала их под балахоном. Затем взялась за подлокотники трона и повернула голову к двери. На секунду Кэй пришло в голову, что ее престарелая собеседница, может быть, не хочет продолжать разговор. Но лицо Ойдос не выглядело затвердевшим, выражение глаз было не суровым, а задумчивым.
        - Тебе надо выйти в сад,  - сказала Ойдос наконец.  - Ты должна побыть собой, дочь моя, прежде чем сможешь познать себя. Выйди в сад, а потом, когда будешь готова, вернись, и я тебе помогу.
        С огромным усилием, которое понадобилось не из-за слабости, а, похоже, из-за сильной усталости, она встала и взяла Кэй за руку. Вместе они прошли через комнату, через дверь, через еще одну дверь, потом через еще одну, и так далее, пока не оказались в вестибюле, очень похожем на тот, в который Кэй попала, войдя в дом. Тут Ойдос повернула и повела Кэй внутрь, в еще один величественный зал, откуда через огромные стеклянные двери можно было попасть в сад. Кэй увидела сквозь стекло большой внутренний двор с дорожками, вымощенными плитами и камнем, в промежутках заросший травой и виноградом. Духи сновали там повсюду.
        - Если вернешься, я покажу тебе то, что тебе надо увидеть,  - сказала Ойдос, кладя руку на дверь в сад.  - Ведь у тебя тоже есть комната здесь, в месте чистого познания.
        С этими словами она открыла дверь, и в помещение хлынула волна шума, жизни, энтузиазма и удовольствия, до того густая, теплая и соблазнительная, что Кэй, которую Ойдос мягко подтолкнула к выходу, в этом нисколько не нуждалась: ноги сами вынесли ее через порог в сад, и там она крутилась, и вертелась, и глядела во все стороны, дивясь, какая ее вдруг окружила полнота бытия, какой тут стоит гомон, сколько повсюду движения. Вначале это были обобщенные впечатления, не более того: кремовый свет, в бодром темпе прорезаемый слепяще яркими лучами-всполохами белизны; вихревое коловращение в непомерных масштабах, как будто тут массово упражнялись в катании на роликовых коньках носороги; паркое дыхание в воздухе, как перед грозой в летнюю жару; карнавальное нестройное дудение духовых инструментов; что-то мягкое под ногами, оказавшееся, когда она посмотрела, травой.
        Она все еще ошеломленно моргала, когда кто-то налетел сбоку,  - она пошатнулась и, может, упала бы, если бы не чьи-то руки, не их теплые объятия; это был Вилли, и виноватый, и смеющийся.
        - Что это здесь такое?  - прокричала ему Кэй, сверля его подбородок серьезным, насколько у нее получалось, взглядом.
        Он улыбался какой-то глупой улыбкой, и слова, казалось, проходили через эту улыбку насквозь, никак не отражаясь на лице.
        - Дом Двух Ладов, сад Рацио, самая большая и сложная сюжетная доска на свете, место чистого бытия!  - провозгласил он.
        Кэй едва его слышала - такая стояла какофония. Тромбонисты, подойдя играющей на ходу колонной, стали змейкой обходить Вилли справа, протискиваясь между ним и Кэй. Она прижалась к двери, бросая взгляды направо и налево, а Вилли тем временем, внезапно вновь преобразившись, последовал за музыкантами, пританцовывая на ходу. Его разбирал неудержимый смех, и Кэй, глядя на него, не могла удержаться от улыбки. Полностью стерлись, по крайней мере на эту минуту, все часы мучительного ожидания, долгие сумеречные промежутки в гостевом доме в Пилосе, нескончаемая ночная и дневная езда по Италии, призрачные подлунные придорожные силуэты, крутые тошнотворные повороты. Напряжение разговора с Ойдос тоже, она чувствовала, уходило, как уходит берег, когда твое суденышко, подхватив, начинают качать волны Атлантики. Минуту за минутой она бесцельно слонялась по огромному, но приветливому открытому саду, плыла по его волнам, вбирала в себя все. Набрела, разойдясь с группой оживленно болтающих духов во фраках, на большой овальный фонтан, окруженный водоемом, где на поверхности играли блики; чуть дальше - пальцы еще были
прохладные после фонтана - едва не столкнулась с официантками, которые шли вереницей через лужайку с громадными блюдами под крышками на приподнятых ладонях; еще дальше сидели на стульях, поставленных в ряд, детишки, они сжимали в руках звездочки джекс и смотрели, как две старшие девочки играют в эту игру; еще дальше, в кустиках, дух полулежал в шезлонге, а вокруг на ветках сидели экзотические птицы немыслимых расцветок, и он пел им на языке прищелкиваний и трелей. В одном месте она постояла несколько минут, глядя на плохо одетых духов обоего пола, которые сидели кружком с прямыми спинами на траве и, похоже, спорили на какую-то тему, связанную с сюжетными досками; Кэй с восторгом наблюдала, как их проворные и выразительные пальцы повторяют в воздухе извивы их мыслей. В другом месте она обнаружила тех самых тромбонистов - они уже не шли ни колонной, ни змейкой, но по-прежнему наяривали от души в составе огромной, оглушительно играющей группы духовых, которая сама была лишь частью оркестра, а дирижировал им, стоя на возвышении и размахивая в воздухе руками, некто высокий. Среди гремящих труб лежал,
распластавшись на траве, Вилли и отбивал ногой ритм, от которого некуда было деться.
        Кэй присела у его уха.
        - Это Рацио там?  - Она показала рукой.  - Это он дирижирует?
        Вилли изумленно уставился на нее, затем бешено покрутил головой, но, увидев, что этим только провоцирует ее на дальнейшие расспросы, взгромоздился на ноги и жестом показал ей, чтобы шла за ним. Он целеустремленно повел ее через скопления духов, минуя многочисленные препятствия - столы, стулья, кусты, деревья, фонтаны, шалаши,  - тут и там переходя каналы, и наконец, войдя с ней в тенистую виноградную беседку, нырнул грациозным, легким движением в укромный угол, где стояла скамейка. Кэй села рядом с ним, испытывая облегчение от прохлады, от полумрака и от того, что бравурная музыка и многоголосый говор звучали теперь приглушенно. Вилли улыбнулся, вытянул руки и ноги, потом дал им упасть и запрокинул голову. Сделал долгий, глубокий вдох и, кажется, задержал воздух в груди.
        - Там, доложу я тебе,  - мечтательно выдохнулось у него,  - то, что я называю бытием.
        - Там - бытие. А тут?  - спросила Кэй почти рефлекторно, не думая.
        Вилли сел прямо, глаза живые, блестящие.
        - Тут?  - Он обвел жестом виноградные лозы, создающие тень деревянные балки, прохладные кирпичные стены беседки.  - Тут жизнь настоящая.  - Игриво дернув бровями и расплывшись в улыбке, которая стала здесь его новой приметой, он откинулся на спинку скамейки, натянул капюшон на голову, а потом и на лицо и принялся довольно мурлыкать себе под нос какой-то мотив.  - Тут жизнь, жизнь, жизнь,  - повторил он после нескольких тактов.
        Глядя из беседки наружу, Кэй и теперь видела поверх десятков движущихся голов, как на возвышении под каменной сводчатой крышей, увенчанной шпилем, одинокий дух, казалось, дирижирует тем, что происходит в саду, словно каким-то образом держит все под контролем. Она наблюдала за ним некоторое время, а Вилли между тем дышал полной грудью, втягивая теплый, напоенный общением воздух. Он был нервно оживлен, беспокойно весел. Вдруг Кэй пришло в голову, что он тут не похож на себя. Доверять-то ему можно? Закрадывалось чуть ли не сомнение в нем, ощущение, что она чуть ли не брошена. А вокруг них в густом, насыщенном влагой, теплом, но по-своему прохладном воздухе виноградные лозы тянулись вверх, вниз, направо и налево, оплетали решетки, лезли, свисали, цеплялись - нежный, но мускулистый образец равновесия, балансировки. Кэй вела взглядом вдоль их извивов в тени беседки, выхватывая из переплетения отдельные пряди, жилы, отростки, вновь и вновь, насколько возможно, проделывая глазами путь от корня до плода. Она приободрилась.
        - Я думала, мы приехали сюда, чтобы еще раз попробовать сделать интеграцию. Вы сказали, у Рацио тут огромная сюжетная доска, самая большая в мире, сказали, что духи двигаются по ней вместо камней, что тут большие виноградники, живая крыша…  - Кэй осеклась, вдруг осознав, где она находится. Огляделась по сторонам, потом посмотрела вниз, ожидая увидеть под ногами, в беседке, где они с Вилли сидели, линии доски.  - Здесь,  - сказала она,  - и там, повсюду, все эти духи…
        - …передвигаются по доске!  - жизнерадостно закончил Вилли.
        - Но линии-то где?  - спросила Кэй, почти что сама себя.
        - О, так они повсюду вокруг тебя,  - ответил Вилли из-под капюшона таким же бодрым, жизнерадостным тоном.  - Но они малюсенькие, и ты их не увидишь, если не знаешь, на что смотреть. Каждая травинка - часть линии, каждый камешек, каждый кирпич, и не думай, что доска Рацио плоская, нет, она простирается во всех направлениях. В саду Рацио даже время встроено в сетку, тут каждая секунда включена в линию. Чтобы это понять, чтобы чуть-чуть забрезжило хотя бы, попытайся представить себя пауком, который плетет паутины из решений, из актов выбора, и развешивает их тут, тут, тут.  - Прижав на правой руке указательный палец к большому, он показал это.  - Но у Рацио самый острый глаз на свете, ему нипочем любые сюжеты, его не пересюжетишь.  - Вилли испустил счастливый вздох, и у Кэй мелькнуло опасение, как бы он опять не принялся мурлыкать песенку.  - Вот почему тут такой отдых, такое расслабление,  - добавил он чуть погодя.  - Пересюжетить Рацио? Даже и пытаться нечего.
        Кэй усердно помозговала некоторое время.
        - Получается,  - спросила она,  - мы прямо сейчас на доске? И наши движения, даже время, которое мы для них выбираем,  - все это что-то значит для Рацио?
        Выходит, я вроде пешки на огромной шахматной доске? Выходит, Рацио мной играет?
        - Да.
        - Как это может быть?  - Она нахмурилась.  - Как он может понять, что мы значим и что намерены делать, если мы сами себя не понимаем?
        Вилли рывком подался вперед - взгляд до того дикий, что Кэй пожалела о своем вопросе.
        - Вот именно!  - В его голосе играло потустороннее веселье.  - Вот именно! Наилучший для него момент понять, что мы значим, понять наши намерения - как раз тот, когда мы меньше всего себя понимаем. Ох, я только теперь чувствую, как я устал!
        И он опять сгорбился, обмяк, укрылся под капюшоном.
        Кэй помедлила минуту, не зная, чего ждать от Вилли. Это была долгая, безмолвная минута, и безмолвию добавляло томительности пульсирующее крещендо голосов и музыки, и звучало еще что-то, похожее на тихие шаги или морские волны, набегающие на берег, которым была беседка. Вилли сидел расслабленно, неподвижно, если не считать дыхания. Как их найти? Как я попаду домой?
        - Значит, вы помогать мне не собираетесь? Не собираетесь помочь мне найти Рацио?
        - Найти Рацио?  - запротестовал Вилли.  - Так мы нашли его уже. Он впустил тебя сюда. Или, лучше сказать, поместил тебя на доску.
        - Этот, похожий на дворецкого, и есть Рацио?
        Вилли хмыкнул.
        - На дворецкого! Скажешь тоже.
        Кэй обдумывала это какое-то время. Она ожидала большего и теперь из-за своей ошибки испытывала легкое раздражение.
        - А кто тогда этот высокий, который дирижирует оркестром?
        Вилли снова сел прямо, откинул капюшон и серьезно посмотрел ей в лицо.
        - Прости меня, Кэй. Я плохо тебе помогаю. Да, это дом Рацио, потому что все тут происходящее что-то для него значит. Он владеет этим местом. Но жить он тут не живет - только владеет. Живи он тут, Фантастес, может быть, не так бы его ненавидел. Все остальные - все здешние духи, они причинами называются - живут здесь, они на доске, как мы. Все на доске, кроме двух, они ближайшие советники Рацио. Ойдос - она где-то внутри, она…
        - Я ее видела,  - сказала Кэй. Ее голос был плоским, безжизненным. Вилли посмотрел на нее острым взглядом, как будто она была укушена змеей; но тут же его лицо смягчилось.
        - Хорошо,  - сказал он.  - Ойдос живет в месте чистого познания. А там, на том подиуме,  - он показал на возвышение, где стоял дирижер,  - там место чистого бытия, его занимает Онтос, второй из двух ладов. Он не на доске. То есть на доске, но его место фиксировано. Он не перемещается. Я не думаю, что он когда-либо сходил с того возвышения - по крайней мере в то время, пока Рацио разыгрывает сюжеты. Нет, он движется, но его движение есть отражение того бытия, что его окружает. Не только музыкальные инструменты с ним заодно, но и все остальное, все существующее.
        - То есть он дирижирует нами?
        - Да, именно так. Верно. Он дирижирует нами. И всеми остальными. И всем остальным. Или, может быть, всё и все дирижируют им.
        Кэй смотрела, как Онтос вращается и приседает, описывая руками широкие повторяющиеся дуги в противовес покачиваниям головы. По его телу прокатывались волны, и в то же время оно трепетало, как горло поющего скворца. Его медленный танец, ритмический, безмолвный, был красивей всего, что она когда-либо видела. Ей слово трудно было вымолвить.
        - Завораживает,  - сказала она наконец.
        - Еще бы,  - согласился Вилли.  - Это разыгрывание сюжета в наичистейшем виде, это полнейшее воплощение и отражение всего, что мы делаем на доске. Можно, пожалуй, сказать, что Онтос есть все то, что Ойдос знает. В месте чистого познания она хранит коллекцию предметов, в которых запечатлевается все, что можно познать о духах, ходящих по доске Рацио. А в саду Онтос воплощает, проживает это знание телесно, в движении.
        Кэй подумала об этом, подумала - и сдалась.
        - Что это значит? Не понимаю.
        - Он чувствует, кто мы есть,  - сказал Вилли наконец.  - Из чего мы сотворены, куда мы движемся, что мы значим. Я думаю, он один это знает - вернее, чует. Но я рад, что хоть кто-то.
        Он чует, из чего мы сотворены. Куда движемся.
        - Можно, я спрошу его? Спрошу, что он чует о том, куда я двигаюсь.
        - Нет, Кэй, нельзя, тут не так все устроено…
        Но Кэй уже встала.
        Подходя к возвышению, где кружился Онтос, в чьем худом теле отражалось столько звука, тепла, света и движения, она почувствовала, как все, чем пульсировал сад, запульсировало в ее собственной крови. Оно ринулось ей в уши, но не как звук - не звоном и не ударами; оно наполнило ей рот, хотя не имело вкуса; она не ощущала, подходя к платформе, ничего, кроме травы под ногами и воздуха, овевающего кожу,  - но этот воздух казался заряженным, насыщенным новым давлением; она закрыла глаза, защищаясь от запаха, и задержала дыхание, защищаясь от света, и последние остатки сознания подсказали ей, что она пересекла травянистую площадку и поднимается по обколотым каменным ступеням на возвышение.
        После этого не было ни после, ни этого. Она утратила чувство времени, не испытывала ни страхов, ни сожалений. Погрузившись в глубокий транс, она знать не знала, как подошла к центру платформы; она не видела, как Онтос поклонился ей, уступил ей место, отошел, спустился по ступеням и устроился на траве; она не ощущала сложных извивов своего тела, тех па, что оно проделывало три часа с лишним, пока она танцевала перед духами-причинами в саду Дома Двух Ладов, будучи сердцевиной их бытия и автором их движений.

        13
        Война

        - Кэй. Кэй.
        Я не Кэй… я не… я…
        - Кэй. Очнись.
        Кэй открыла глаза и увидела только дневной свет, от которого им стало больно. Она зажмурила их снова и почувствовала, что яростно мотнула от света головой.
        - Пусть поспит, Вилли.
        Фантастес. Вилли. Что я тут делаю?
        - Она тяжкое испытание перенесла,  - сказал старый фантазер.
        Кэй опять подняла веки - заставила себя смотреть.
        - Привет, как дела?  - сказал Вилли. Он ободряюще улыбался, его лицо было очень близко. Под рукой Кэй почувствовала траву, но голова лежала на какой-то подушке, и вся она была по плечи укрыта одеялом.
        Ты всегда рядом после того, как со мной что-то происходит.
        - Ты нас напугала,  - сказал Вилли. До Кэй дошло, что она лежит на земле, а Вилли лежит рядом и глядит ей в глаза.
        Сколько я проспала? Сколько, сколько…
        - Сколько?..
        - Всю ночь. Примерно девять часов. Но ты не все время спала.
        - Мягко говоря,  - промолвил Фантастес. Кэй увидела, что он сидит в нескольких шагах за большим столом с каменной столешницей. Сидит и пристально, обеспокоенно на нее смотрит.
        - Ты хоть что-нибудь помнишь о том, что было… раньше?
        Эти слова Вилли, казалось, проделали дыру в мироздании, и Кэй в нее ухнула - миля за милей пустого воздуха. Тело вышло из-под контроля, дернулось, рука метнулась схватиться за руку Вилли - за что угодно, лишь бы была опора в этом мире, лишь бы лежать тут на траве, на солнце.
        Помоги…
        - Все хорошо,  - сказал он мягко, успокаивающе.  - Я понял, понял. Не надо так усиленно про это думать. Медленно впускай, постепенно.
        Словно заглядывая за угол или приоткрывая глаз навстречу слепящему свету, Кэй понемножку, обрывочно позволяла себе припоминать вечернее: разговор с Вилли в беседке, свое внезапное решение поговорить с Онтосом, движение по траве к платформе, а потом - вот что странно, на сон похоже - чувство, что она видит или увидела множество всего разом, причем все это происходит не столько одно за другим, сколько одно вследствие другого. И посреди всего этого было яркое ощущение движения - движения внутрь себя: ее тело стало подобно цветку, распускающемуся не наружу, не к солнцу, а в толщу собственного стебля, как будто она сама была источником всего света, какой есть, и сама же была бутоном, раскрывающимся навстречу своей сердцевине. И там же сейчас, за этим самым углом, вращались, точно планеты в каком-то глупом бешеном танце, тогдашние впечатления - их было так много, что от попытки что-нибудь поймать, разглядеть мигом возникала усталость и головокружение, как возникает боль где-то глубоко между глаз, когда едешь в поезде и пытаешься прочесть название станции, мимо которой он пролетает на большой скорости.
        - Ты помнишь хоть что-нибудь?  - снова спросил Вилли.
        С усилием Кэй села.
        - Что случилось?
        Вилли взгромоздился рядом с ней на корточки и, мягко положив сильную руку ей на плечо, стал бережно вминать в него успокоение.
        - Ты заняла место чистого бытия,  - сказал он.  - Вот так. Просто, как не знаю что.
        - Беспрецедентно, как не знаю что,  - добавил Фантастес.
        - Беспрецедентно, потому что Онтос никогда не разрешал никакому другому духу занять его место на возвышении,  - сказал Вилли.  - Если честно, мы не думали, что такое возможно. И не знали, во что это выльется. А ты… нам, прямо скажу, неведомо, кто ты такая есть.
        Где-то в глубине живота Кэй ощутила гордость, которая странно переплелась с тошнотой.
        - Ты три часа, ни больше ни меньше, двигалась на возвышении точно так же, как мог двигаться Онтос,  - но при этом все было совершенно иначе. Когда там Онтос, всё и все вокруг перемещаются и ведут себя как обычно, как будто он просто зеркало. Но вчера вечером, когда там встала ты, каждый дух в саду, каждая причина - они, казалось, принялись смотреть внутрь себя. Никто не разговаривал, никто ни к кому не обращался. Выглядело так, словно все стали полностью поглощены собой.
        Вилли умолк. Помолчав, поднял на нее глаза от травинок, вдоль которых водил пальцем.
        - Ты можешь объяснить, почему? Что тебя ввело в транс? Что ты при этом чувствовала? Ты что-нибудь помнишь?
        Кэй сделала глубокий вдох. Закрыла глаза и откинула назад голову. Ничего. Подставила лицо утреннему солнцу, чувствуя сквозь веки его яркость, его тепло.
        - Помню только одно, момент один,  - сказала она.  - Момент, но длинный, как во сне. Когда я посмотрела Онтосу в глаза. Почудилось, это не глаза, а два глубоких бассейна, и они чуть-чуть светятся, как фосфор. И в этот же момент такое чувство, будто я - двести стрел, и они летят в двести сторон, но все из одного лука. Двести стрел вонзаются в двести духов, и во всех теперь была я, в каждом торчала я. Это было ужасно.
        Эти глаза я хорошо помню.
        Кэй почувствовала слезы, жаркие слезы в уголках своих собственных глаз.
        - И все эти стрелы… каждая прямо в живот, прямо в пупок кому-нибудь из причин. Только это не стрелы были. Это были осколки чего-то вроде стекла или зеркала, и это были шнуры, да, что-то такое, что всех нас друг с другом связало, и мне стало больно, жуткая боль, она рвалась из меня наружу, как будто все хотело выйти из меня вон, как будто я вот-вот вывернусь наизнанку и…
        - Кэй,  - сказал Вилли. Его рука крепче сжала ее плечо.  - Ты не обязана вспоминать.
        Эти глаза я хорошо помню.
        Кэй замолчала, открыла глаза, посмотрела на Вилли и Фантастеса. За ними, шагах в двадцати, виднелись причины - они просыпались, кружили по саду, собирались кучками, беседовали. Она увидела Рацио в его жилетке - он стоял там же, поодаль, и время от времени поглядывал на них троих у стола. Выглядел озабоченным, нервным.
        - А самое плохое то, что я этой страшной, терзающей боли - хотела. Ненавидела ее - и хотела. Потому что это не только боль была, но и радость. Они вместе там были, внутри меня, боль и радость, и воевали между собой.
        Придвинувшись к ней, Вилли наклонился и заключил ее в теплые объятия. Он стал раскачиваться вместе с ней из стороны в сторону - медленно, как высокое дерево под верховым ветром.
        - Вилли, что все это значит?
        Его голова почти покоилась на ее голове, и поэтому Кэй ощущала слова в его горле, глубинные вибрации, в которых, она знала, не было фальши.
        - Ты пошла к Онтосу, чтобы спросить его - спросить о том, что ты делаешь, что значишь, что тебе следует делать, что ты собой представляешь. И ты выстрелила этим вопросом в сотни целей. Даже я почувствовал. Вчера вечером все - все причины на доске - обратились каждый к своему «я», стали смотреть внутрь себя, вдруг сделались сами себе необычайно интересны. Надолго, на целые часы они все, казалось…  - Он приумолк, затем выдохнул:  - занялись самоисследованием.
        - Можно сказать,  - добавил Фантастес,  - что ты спросила не только о себе, но и обо всех духах в саду. В каждом из них вопрос повторился, как в зеркале. Каждый из них был с тобой связан.
        Кэй досадливо оттолкнула руки Вилли.
        - И какой был ответ? Что они потом стали делать?
        - Они уснули, Кэй, как и ты. В какой-то момент они все легли, кто где был, и лежали тихие и неподвижные, точно мертвые. Спали.
        Выходит, все это было впустую. Вся эта боль. Вся эта жуткая радость. Все это воздействие, вся эта связь. Вся эта война - впустую.
        И теперь слезы начали набухать в глазах Кэй так быстро, что даже рыдать было некогда. И, соприкасаясь с Вилли, который, сидя рядом, качал ее взад и вперед, она не утешение от него получала, а глубину печали, ставшей благодаря ему колодцем, откуда она ведрами черпала слезы, черпала и выливала, выливала и черпала без остановки, и казалось, что это бесконечное движение дается ей легче всего, что она делала в жизни.
        - Все, что в тебе, Кэй, выпусти наружу сейчас,  - сказал Вилли.
        - А если во мне совсем ничего нет?
        - Вот-вот!
        Это был Рацио. Прозвучало так, будто пес пролаял. Словно угроза перед дракой: отрывисто, категорично, яростно.
        Он стоял по ту сторону большого каменного стола, за которым сидел Фантастес. Несмотря на его малый рост, Кэй, сидевшей на траве, показалось, что он возвышается над столом, как башня, а увенчивало эту башню - презрение. От взгляда на его язвительное лицо, где смешались агрессия, горечь и возмущение, у Кэй стало резать глаза.
        - Возомнила себя жертвой,  - проговорил он.  - Как будто это имеет к тебе хоть какое-то отношение. Как такое в твою наглую голову могло прийти!
        Он плюнул на стол.
        - Рацио!..
        Вилли выставил руку в тщетной попытке нейтрализовать злость старого духа левой стороны, противостоять ей кружением пальцев сюжетчика.
        Рацио сжал кулак и поднял его на уровень лица. Он смотрел на кулак, стискивая его все туже. Казалось, хочет расплющить себе пальцы. Кэй почувствовала, что все в ней, и тело и ум, пятится от этой жуткой ярости - все, кроме глаз: взгляд оставался прикован к этому наливающемуся силой кулаку.
        Он обрушил кулак на каменную столешницу - обрушил с хрустом, раздавшимся, поняла Кэй, не из-за того, что стол надломился от удара, а из-за того, что столкновения с неподатливым камнем не выдержали кожа и кости. Она ожидала, что Рацио завопит или взвоет, но его лицо оставалось упрямо-бесстрастным. Казалось, ему не так больно, как любопытно, что теперь с рукой. Он стоял, глядя на поврежденный кулак, лежавший на столе, и, казалось, был, подобно остальным, ошарашен и парализован.
        - Вот как должно быть,  - произнес он тихим голосом, который, однако, был похож на тонкую нить гнева.  - Должно быть так. Есть границы. Есть нерушимые пределы. Сюжетчик не может разыгрывать сюжеты без этих гарантий.
        Духи-причины позади него перестали расхаживать туда-сюда. По всему саду они стояли теперь в неподвижном ожидании.
        Рацио распрямился во весь рост, сколько его было в полной приземистой фигуре. Поднял со стола правый кулак и левой рукой принялся его разжимать - палец за пальцем. По ребру ладони уже разливался синяк, и разгибание пальцев, похоже, требовало от духа всей сосредоточенности, на какую он был способен,  - он словно медитировал о боли, которую оно ему причиняло. Кэй ощущала на плече ладонь Вилли - ощущала как защиту от ярости Рацио. Слезы на ее лице высыхали; она чувствовала, как стягивается, твердеет после них кожа щек в прохладном, свежем воздухе зимнего утра.
        Рацио стоял неподвижно, разглядывая свою ладонь. Потом посмотрел на стол перед собой. И, внезапно вспыхнув опять, швырнул на стол всю руку ниже локтя и протащил по нему широкой дугой. Несколько тарелок, стаканов, подсвечник, книга, какая-то одежда - все полетело наземь, что-то разбилось. Он, казалось, не желал ничего замечать. Фантастес, чтобы его не задела рука Рацио, откинулся назад; теперь они смотрели друг на друга.
        - Я разозлен,  - промолвил Рацио.
        - Заметно,  - сказал Фантастес.
        - Извиняться за свою злость я не собираюсь.  - Рацио сел напротив Фантастеса и левой рукой стал разглаживать складки и замятины на одежде.  - Сядьте за стол, все,  - сказал он, не глядя на них. И, не дожидаясь, пока Вилли и Кэй сядут, заговорил:
        - Я следил за вашим приближением к Дому Двух Ладов. Следил с беспокойством, и оно все росло. Гадд не должен был обижать ту девочку, автора; ее следовало доставить сюда, где ей отведена комната в месте чистого познания. Гадд не имел права нападать на вас в Александрии, а убийство нашего брата Пирексиса - преступление, которого не вычеркнуть из нашей истории. Клянусь камнем,  - сказал он,  - этот рябой бородавчатый паршивец зашел слишком далеко. Пусть я никогда не питал дружеских чувств к духам правой стороны…  - он со значением посмотрел на Фантастеса,  - да, пусть я никогда не питал к ним дружеских чувств, но даже мне ясно, что мы должны вернуть нашему Обществу сплоченность, единство. Если бы вы видели то, что я много раз за последнее время видел на доске, вы, может быть, и не рискнули бы приехать сюда.
        Рацио повернулся к Фантастесу и обратился к нему непосредственно:
        - Ты самый древний мой противник, мы не разговаривали, даже через помощников, много веков. Ты претерпел тяжелейшие удары судьбы, их причиной в немалой степени было мое стремление к первенству в нашем собрании. Признаю свою роль без колебаний. Мне подумать страшно, каким горем была для тебя потеря храма, какие страдания ты каждый день испытывал из-за утраты этого неувядающего цветка, основы твоего искусства и твоих дел. Если бы меня лишили моей доски, я, безусловно, сошел бы с ума; этого события, впрочем,  - одного из всех,  - я в силу самой его природы не могу предсказать, сколько бы я ни разыгрывал сюжеты. Много лет это слепое пятно, единственное слепое пятно в моем искусстве, было предметом моих напряженных размышлений.  - Тут он повернулся к Кэй и обратил на нее такой сосредоточенный, так глубоко буравящий взгляд, что она поежилась.  - Я полагаю, ты знаешь, как Гадд интригами превратил в ничто Общество духов и фантомов и увел духов из Вифинии в изгнание. Возможно, тебе в какой-то мере известно и о моей прискорбной роли в возникновении этого гнойного волдыря, который теперь так отвратительно
раздулся и созрел. Но есть нечто такое, чего ты не можешь знать, чего все истории в мире не в состоянии связно передать, что даже последнему фантазеру александрийского храма не может пригрезиться, потому что я сам как был, так и остаюсь неспособен это толком увидеть. Я вижу только, что это во многом имеет отношение к тебе, наша новая юная подруга.
        Рацио опустил веки и сложил руки на животе. Кэй, напротив, подалась вперед на стуле, ее глаза заблестели, как у кошки во время охоты.
        - Я должен рассказать, что здесь произошло. Я не самый искусный рассказчик, так что потерпите уж.
        Кэй увидела, что Вилли бросил быстрый взгляд на Фантастеса, но тот не заметил - его глаза тоже были прикрыты.
        - Сюжеты всегда, сколько существует доска, претерпевали изменения. Духи ходят по саду, танцуют в нем, Онтос ими дирижирует, а я беру от него, от них и из места чистого познания оценку положения вещей. Эта оценка постоянно меняется, потому что меняется мир за пределами доски. Иногда Онтос танцует изощренно, достигая выразительности тончайшими движениями пальцев и глаз, и мне приходится часами ходить по комнатам чистого познания, и Ойдос выдвигает тысячу ящиков, прежде чем мне удается сделать длинный, сложный, закрученный сюжет отчетливым, разрешить его, подытожить. А иногда, наоборот, духи в саду молчат и еле передвигают ноги, и Онтос почти не двигается; тогда я сижу с Ойдос на одном из больших тронов, и мы час за часом смотрим, как меняется освещение голых стен в величественной комнате. Бывают дни, когда я должен бежать - да-да, бежать - по комнатам чистого познания и на бегу лихорадочно искать знаки, которые помогут связать между собой и истолковать движения духов в саду. Однажды я неделю просидел с пустым листом бумаги в руке, а Онтос все время беспробудно спал. Но даже тогда сюжет в конце
концов возник - возник из причин, из танца форм, из мест чистого познания; сюжет всегда возникает.
        Но два месяца назад это переменилось. Утром я, как всегда, обходил сад, замечая положение каждого духа - то есть каждой причины, каждого элемента, взаимодействующего с другими на доске. Ты примерно знаешь, как это работает: вместо камешков на доске я «читаю» живые и неживые элементы в саду, духов и предметы: я запускаю их в игру, а потом день за днем наблюдаю за их движениями. Все они так или иначе взаимодействуют с Онтосом, пусть даже тем хотя бы, что безразличны к нему и его дирижированию; я же, глядя на него, могу вдобавок к самому движению, к факту как таковому судить о тональности, о настроении: оно радостное, это движение? Печальное? Оптимистичное? Проникнуто страхом? Любовью? Итак, мне известно и движение, и его тональность; с этим я иду к Ойдос и, используя определенные ключи к разгадке, путеводные нити, которые имеются в саду, сопоставляю факт и настроение с одним или несколькими из тех десяти тысяч предметов, что она хранит в месте чистого познания. Союз движения, настроения и знания рождает понимание; и всякий раз такое понимание затем являет себя в повествовательной форме. Век за веком
я присматривался к Онтосу вечером, обходил сад утром, а середину дня проводил в доме десяти тысяч предметов. Каждый день - свое маленькое путешествие, поучительное, приносящее осмысление.
        Два месяца назад, обходя сад, я заметил кое-что странное. На траве около подиума один из духов-причин лежал и спал. Само по себе это было в порядке вещей: многие духи спят в саду. Некоторые только там и спят. Но этот дух спал в то время, когда Онтос извивался вовсю, проявляя чудеса акробатики. Все остальные духи в саду были полны бурной энергии. Этот не проснулся ни назавтра, ни через день. Тут явно был не просто сон, а что-то более глубокое. И, начиная с того дня, еще двадцать три причины, двадцать три духа один за другим погрузились в такую же необъяснимую спячку. Я наблюдал за каждым. Каждого поместил в нашу лечебную палату. За каждым обеспечил тщательный уход, делая все, чтобы они оставались живы. Если бы хоть один умер - что это означало бы для доски? Как бы я мог осмыслить исчезновение причины?
        Пока Рацио говорил, один из духов-причин поставил на стол блюдо с фруктами. Вилли взял двумя пальцами виноградину. Вновь и вновь он чуть-чуть приподнимал ее над блюдом и отпускал, приподнимал и отпускал. Кэй смотрела на виноградину, пока Рацио собирался с мыслями.
        - Вы должны понимать важность этого события. Я не могу выстроить связный сюжет; я не достигаю понимания, я остаюсь в неведении. Это беспрецедентно - ничего похожего не было никогда.
        Его веки по-прежнему были опущены, сцепленные руки по-прежнему покоились на животе; он сидел какое-то время молча, откинувшись на спинку стула. Другие два духа тоже молчали. Кэй переводила взгляд с лица на лицо, но оба ничего не выражали. Она села прямо и положила руки на стол.
        - Куда они пропадают, эти причины? И почему это так важно…  - Она осеклась, сообразив, что вот-вот скажет обидное для Рацио.  - Я хотела спросить: если вам не удается построить сюжет - что тогда?
        Какое это ко мне имеет отношение?
        Никто не ответил. Три духа продолжали сидеть в полнейшем безмолвии. Ничего не происходило. Кэй протянула руку и взяла веточку с несколькими виноградинами; одну за другой отрывала их, клала в рот, разжевывала и глотала. Положила руки на колени. Взялась ими за стул у себя за спиной. Без толку. Отрезки времени следовали друг за другом, похожие на фразы, начинающиеся одинаково, отрезок, еще отрезок, еще, что бы она ни делала… все то же. В ее руках, в ногах нарастало напряжение, но она не отдавала себе в этом отчета, пока не почувствовала, что вот-вот закричит.
        - Тебе понятно, что это означает,  - тихо промолвил Вилли.
        - Конец красоты,  - прошептал Фантастес.
        Кэй с размаху опустила ладонь плашмя на каменный стол. Звука почти никакого. Она не поднимала головы, но знала, что все трое на нее смотрят и всем троим в точности известно, чего она хочет. Вилли чуть отодвинулся от стола вместе со стулом, и краем глаза Кэй заметила, что он весь аккуратно поворачивается к ней. Дожидаясь от него пояснений, она увидела, что пальцы ее руки, лежащей на столе, скрючились до белизны в костяшках.
        Я видела такое уже. Извиняться за свою злость я не собираюсь.
        - Сюжетчики имеют дело с досками, Кэй,  - сказал Вилли.  - С досками определенного размера. Мы перемещаем по доскам камешки и следим за их общим движением. Наши мыслящие пальцы, которые направляют камешки и направляются ими, выстраивают повествование, связную цепь событий. При этом все камешки неизменно остаются на доске - действует, как мы говорим, закон сохранения. Если бы камешки могли слетать с доски или попадать на нее неизвестно откуда, то выстроить сюжет было бы невозможно. Поэтому главный страх сюжетчику внушает край, граница доски; он ни за чем так зорко не следит, как за сохранностью камешков. Причины должны порождать следствия, следствия - порождаться причинами; причина без следствия или следствие без причины - это нарушение закона сохранения и препятствие к построению сюжета.
        Величайшие из историй флиртуют с краем, и этот-то флирт и делает их великими. Они движутся вдоль края, трогают его, испытывают на прочность, постоянно играют с возможностью лишиться причины или получить самовозникающее следствие; но искусство величайших рассказчиков в том и состоит, чтобы удивить нас сохранением, доставить нам наслаждение от, казалось бы, разбившихся, но неожиданно сбывшихся надежд. Это правило выглядит примитивным, но, тем не менее, это правило.
        Одна из древнейших наших историй - история о возвращении. Человек куда-то отправляется, затем приходит обратно. Дома, может быть, оставляет жену и ребенка. Допустим, он уходит на войну и воюет десять лет. Допустим, его возвращение домой сильно затруднено. Зовут его, предположим, Одиссеем. Вообразим себе его жену Пенелопу, которая все эти десять лет, а потом еще десять каждый вечер сидит и сидит у их постели, дожидаясь мужа. В нижнем помещении, за двумя или тремя крепкими дверьми в каменных покоях, видим их сына Телемаха, его ведет в спальню старушка няня. Пенелопу преследуют глумливые возгласы сотни пьяных и разнузданных мужчин, ее женихов, которые кружат, как стервятники, над трупом ее разбитого брака, зарятся на опустевший царский трон Итаки, проматывают богатство Одиссеева дома. Их терпение кончается. Вообрази себе их недобрые ухмылки, острые зубы, грязные бороды; каждое утро они требуют от Пенелопы ответа: Долго еще? Долго еще нам ждать твоего решения? Когда ты перестанешь наконец дожидаться мужа, оставишь надежду на его возвращение? Она отчаивается. Ночами лежит в постели без сна, напряженно
вытянутая, мечтая уснуть и утром увидеть около себя Одиссея, мужа, причину, избавителя от отчаяния. Она пускается на хитрости: ткет погребальный покров для умершего свекра и обещает женихам, что согласится забыть Одиссея и выберет одного из них себе в мужья, когда окончит работу. Днем она ткет забвение; ночью, в часы тревоги и отчаяния, распускает нити, припоминает. Ткать, распустить, ткать, распустить; забыть, припомнить, забыть, припомнить. Между тем Одиссей движется морскими путями к дому. Нелегко ему достичь берегов Итаки; он задерживается в пути, но нигде не останавливается окончательно. И ей тоже нелегко; она может наткать много, но всегда вспоминает, распускает. Край, граница между забвением и памятью, между тканьем и расплетением становится чем-то привычным, обыденным для Пенелопы; для затерянного в морях Одиссея обыденной делается граница между спешкой и промедлением, и за долгие годы странствий эта обыденность, эта привычка становится его натурой. История начинает выглядеть так, будто ей суждено тянуться вечно, и наступает ночь, когда Пенелопа, плача в постели, понимает, что это примирение с
границей, обыденность ее перехода и есть отчаяние. Всю ночь она лежит вдоль нее, прямая, как нож.
        Кэй почувствовала, что зажмурила глаза, что крепко сжимает пальцами виски. Она думала о маме - одинокой, полной страха и тревоги.
        - Пусть история кончится,  - промолвила она слабым голосом.  - Пусть она кончится…
        Рацио резко встал, яростно проскрежетав ножками стула по каменным плитам.
        - Так ведь она кончилась, девочка,  - сказал он. Его голос вдруг опять стал жестким, железным.  - Она кончилась вчера, когда ты взобралась на подиум и все двадцать четыре духа разом очнулись. В одно и то же мгновение они открыли глаза. Одновременно, одинаковыми движениями они поднялись с кроватей и все потянулись в сад. Вот, посмотри на них сейчас.
        Поврежденной рукой он описал размашистую дугу. Подняв глаза, Кэй с изумлением увидела, что двадцать четыре духа тихо и бесцеремонно приблизились к столу и теперь, окружив его, смотрят на них. Лица совершенно пустые.
        - Я требую объяснений,  - сказал Рацио.
        Кэй была ошарашена. Вилли и Фантастес - тоже.
        - Но ты объяснений мне дать не можешь, потому что это не твоя история. Ты так же мало о ней знаешь, как о самой себе, а о себе, клянусь камнем, ты знаешь совсем немного. Это не твоя история, а моя. Это моя история, и я не намерен и дальше сидеть сложа руки и смотреть, как Гадд смеет вмешиваться в нее.
        Несколько последних лет я трудился тут, в этом саду, над одним проектом. Это великое начинание, труднейшая задача из всех, что я перед собой ставил. Истории, как мы знаем, бывают разного рода. Нам известны их источники, их характеристики. Мы знаем, как их развертывать. Во время Тканья, во время празднеств двенадцати ночей, мы вместе слагали истории многих типов: творили фантастические картины грез, мифы, великие панорамы исследований и побед, сочиняли грандиозные эпосы, повествования о любви и дружбе, истории поисков и приключений, битв, самопознания, повести о стойкости, надежде и выживании, об отчаянии, утрате и поражении. Но методы, которые мы при этом использовали, были небезупречны, и, хоть они и приносили громадное изобилие историй, ни одна из них не получилась совершенной. Сколько я состою в Достославном обществе, мне ни разу не встретилась идеальная история. Всегда что-то можно было улучшить. Всегда необходимо было трудиться дальше.
        Все последние годы я не покладая рук работал над сотворением самых совершенных историй, какие только могут быть, по одной каждого типа: о любви, о победе, об открытии, и так далее. Я пустил в оборот среди духов-причин такие красивые, такие точные идеи и поступки, что всякий их выверт, даже малейший, становился откровением. Мы многое открыли за это время, многое произвели на свет. В последние месяцы я приблизился к завершению своих трудов. Я посылал Гадду их плоды, потому что мы заключили сделку. Я ожидал от него повышения - не стыжусь в этом признаться. Он мне обещал, что в обмен на эти материалы, на руководства по изготовлению величайших в мире историй, сделает меня первым из двенадцати рыцарей. Мы не собирали Тканьё много лет, но теперь нужда в нем отпала окончательно: я разработал метод создания историй, намного превосходящих все, на что способно это крикливое собрание спорщиков.
        Вилли, сидевший сбоку от Кэй, побелел как бумага.
        - Но Гадд не выполнил условия сделки,  - продолжил Рацио.  - Я посылал ему свои разработки, предполагая, что он там, внутри горы, будет их проверять, тестировать. Это меня не заботило. Но он не проявил к ним уважения. Он нанял редакторов. Они переделывали мои истории. Драгоценные камни, которые я гранил, уродовали молотками. Тонкие детали, выведенные моей кистью, соскребывались и смывались. В этой гнилой, кишащей крысами мусорной яме, которую он называет Переплетной, его редакторы марали своими жирно пишущими перьями мои творения - за деньги! И в довершение своих предательств, продав труд моей жизни барышникам за презренный металл, Гадд, клерк,  - этот прыщавый косноязычный недоросток - обнаглел до того, что отправился на своей посудине в Вифинию.
        Рацио уже стоял перед столом, уперев в него ладони с растопыренными пальцами и являя взгляду такой синяк - лиловый, ползущий к запястью,  - что Кэй передернуло.
        - В Вифинию. Нет, не быть Гадду царем в Вифинии. Я не допущу, чтобы тайны и сокровища моего искусства становились добычей шакальей стаи, чтобы их дербанили и засаливали. Это война, и я ее выиграю.
        Кэй поглядела вокруг, и в двадцати четырех духах, обступивших стол, ей вдруг почудилось что-то угрожающее: слишком уж близко они стояли, слишком уж пустые у них были глаза, слишком уж сильны и ухватисты были руки, висевшие по бокам. Другие причины, стоявшие подальше, были столь же неподвижны и полны ожидания, и все глаза - сотни глаз - смотрели на Рацио. Все в саду, кроме Вилли, Фантастеса и самой Кэй, были, казалось, готовы к чему-то.
        - Что вы будете делать?  - спросила Кэй.
        - Я перемещаюсь из Дома Двух Ладов в гору,  - ответил Рацио, обращаясь именно к ней.  - Онтос, Ойдос и все причины отправятся со мной. Мы займем гору, овладеем ей и укрепим ее. Я не сомневаюсь, что духи левой стороны будут стекаться к нам. А духи правой, когда увидят, что я выступил против Гадда… ну, они скрепя сердце предпочтут меня его животному невежеству.
        У Кэй в голове крутилось и заедало, крутилось и заедало.
        Элл. Папа. Домой.
        - Мне обещали, что вы мне поможете,  - сказала она.  - Я за помощью к вам приехала.
        - Но эта история не твоя и никогда твоей не была,  - ответил ей Рацио.  - Это моя история. Ночью я отдал распоряжения. За ближайшие часы мои причины подготовят сто воздушных шаров, и завтра на рассвете мы отправляемся из этого сада. Вас я приглашаю вернуться вместе с нами в гору,  - сказал он Вилли и Фантастесу.
        Он посмотрел на Кэй. Его глаза досверливались до самого сердца.
        - Тебя не приглашаю.
        Вилли встал.
        - Рацио…
        Причины сами знали, когда им вступить в игру. Четверо из них шагнули вперед, двое заняли места по бокам от Вилли, другие двое - от Фантастеса. Кэй рванулась со стула испуганной кошкой, ожидая, что ее вот-вот схватят за руки, за плечи, поднимут, свяжут. Но никто ее не тронул.
        - Повторяю: Первого Духа и последнего из фантазеров прошу вернуться в гору вместе с нами,  - сказал Рацио.  - Прошу весьма настоятельно.
        Кэй побежала. Низко пригнувшись, камнем кинулась в промежуток между ногами причин, преграждавших путь, выкрутилась из их рук и метнулась мимо духов, которые стояли разрозненными группами и порывались ее остановить, вытягивали руки - но поздно. Ей нужна была дверь, любая дверь, любой способ проникнуть в место чистого познания. Обегая скамейки, кусты и воду, только что не летя по мощеным и травянистым участкам и, наконец, минуя кипы синтетической ткани, оборудование и прочее, что подручные Рацио уже подтаскивали и складывали по краям сада, она приблизилась к одной из огромных стеклянных дверей. Повернула ручку, с громадным усилием приоткрыла створку и втиснулась в щель. Внутри понеслась по комнатам, промахивая дверь за дверью, с одной-единственной мыслью: как можно больше шагов, как можно больше смятения оставить позади.
        Вы мне врали. Вы все лжецы. Все.
        Большие пустые комнаты, которые она пробегала, казалось, долго потом удерживали ее плач, ее крики.

        14
        Гробница

        Добежав до чердачной комнаты, Кэй залезла на узкую кровать, изножьем втиснутую в угол между полом и скошенным потолком. Съежилась на корточках и стала прислушиваться - не раздадутся ли шаги, голоса, любые звуки, исходящие от здешних обитателей. Она очень хотела, чтобы ее спасли, но не сомневалась, что если заслышит кого-нибудь, то либо затаится, либо побежит. За окнами небо медленно меняло оттенок, за сереньким полднем последовали долгие, все более сумрачные послеполуденные часы, и теперь уже она, забившаяся в угол, с тревогой предчувствовала наступление ночи.
        Как я найду в темноте дорогу назад?
        Она вспоминала узкую каменную винтовую лестницу, по которой неслась сюда, прыгая через ступеньку, пока бедра не начали гореть от усилий. Лестница не была освещена ничем, в комнате не видно было ни выключателя, ни лампочки. С одной стороны слуховое окно выходило на зеленую лужайку, через которую они подъехали накануне; напротив еще одно слуховое окно смотрело в сад. Побуждению выглянуть в него Кэй не поддалась.
        Назад - к чему?
        Вбирая в себя томительно меняющийся тусклый свет, она задавалась вопросом, кто из духов может назвать это неприглядное полутемное помещение своим домом. Помимо небольшой кровати в углу, тут был только длинный приземистый стол, разделявший комнату на две равные части; на нем лежали семнадцать больших острых нескладывающихся ножей и большой моток обильно просмоленного каната.
        Достав из кармана маленькую красную книжку, Кэй снова и снова перечитывала написанное папиной рукой. Было чувство, что она что-то ищет, но она не знала толком, что.
        Услышав наконец, что кто-то поднимается по лестнице, от которой она, миновав несколько дверей, прибежала сюда по коридору, Кэй не могла понять в точности, что ей говорят нервы. Может быть, это Вилли или Фантастес: шаги легкие, но осторожные, с остановками. Но вдруг кто-нибудь из духов-причин? Вдруг их послали прочесать место чистого познания, найти ее и привести? Может быть, спрятаться под кроватью? С ножом в руке. Или… ей представилось, как она убегает.
        Вместо всего этого она села прямо. В дверях появилась Ойдос; остановилась, глядя на Кэй, сухопарая, но крепкая. Ее царственная фигура, казалось, заслонила весь проем.
        - Ты же знакома с Каталепсис, насколько я знаю,  - сказала она.  - Странно, что из всех ты выбрала ее комнату. И она только ее. Ни один дух, ни один фантом сюда не заглядывает.
        - Одного ножа нет,  - сказала Кэй, показывая на стол, где среди ножей было пустое место.
        - Да,  - подтвердила Ойдос.  - После того, как она последний раз тут побывала, я почти сразу заметила, что он пропал. Это было несколько лет назад. Думаю, она хотела подготовить меня. Может быть, попросить прощения таким способом. Как я сказала тебе вчера, гибель Рекса - всего лишь отсроченный гром, порождение давней молнии.
        Кэй подтянула к себе колени и обхватила их руками.
        - Спроси меня о самом для тебя важном,  - промолвила Ойдос.  - Я дам тебе ответ.
        - Вы говорили мне,  - сказала Кэй,  - что у меня тоже есть комната в месте чистого познания. Отведите меня туда.
        - Хорошо, дитя мое, отведу. Хотя не могу обещать, что тебе там понравится. Следуй за мной.
        Ровными, выверенными шагами Ойдос пересекла комнату и вышла в дальнюю дверь. Кэй ждала и ждала, слушала ее удаляющиеся шаги, пока они почти не утихли, и тут она спрыгнула на пол, засунула красную книжку обратно в карман и ринулась следом. Пробежала несколько комнат, повернула в сторону. Ойдос ждала у двери, которая вела к винтовой лестнице.
        - У нас не очень много времени, скоро совсем стемнеет,  - сказала старуха.  - Мои ноги уже не такие крепкие, как раньше. Ты иди первая.
        Обойдя Ойдос, Кэй ступила на лестницу и начала спускаться. По большей части они перемещались в полном мраке; лишь время от времени через открытую дверь на серые каменные плиты падал прямоугольник света. Посередине круглого лестничного колодца шла вертикальная каменная колонна; ступени опоясывали ее тугой спиралью, колодец, казалось, делался тем уже, чем ниже они с Ойдос сходили в недра здания. Кэй насчитала три пройденных этажа, но движение вниз продолжалось. Воздух становился сырым, Кэй чувствовала это кожей, и между ее руками и лицом теперь висела непроницаемая темнота.
        - Ты ведь заметила вчера,  - промолвила Ойдос сверху, медленно следуя за Кэй,  - что в комнате Рекса чего-то не хватает, правда?
        Кэй подтвердила это.
        - Здесь, в месте чистого познания,  - сказала Ойдос,  - я иногда перемещаю что-то. У меня есть на то причины. Мы пришли, дитя мое. Там порог и дверь. Держись правее, и найдешь железное кольцо.
        Кэй нащупала кольцо, оно было огромное - широкое и тяжелое, как от кандалов. Она взялась за него обеими руками, повернула, и раздался скрежет дверной защелки. Ойдос нагнулась поверх нее и, упершись ногой в ступеньку позади себя, толчком сильной руки открыла массивную дверь. Воздух за дверью был холодный, земляной, затхлый.
        - Иногда я перемещаю что-то. А иногда, совсем изредка, у меня возникает необходимость что-то забыть. На той стороне комнаты должен быть фонарь, дитя мое.
        Кэй шагнула с каменного порога в темноту комнаты. Понять, какого она размера, Кэй не могла, но было чувство, что потолок тут низкий, и голосу Ойдос, казалось, негде тут было разогнаться, стены сразу его поглощали. Кэй выставила вперед руки, надеясь нащупать стол, фонарь.
        Что же я такое, получается? Что в моей комнате? В ней фонарь.
        - Сюда я перемещаю то, о чем хочу забыть,  - сказала Ойдос. Кэй крутанулась к ней так резко, что потеряла равновесие. Падая, она услышала, как поворачивается дверь.  - Мне очень жаль, дитя мое, но сейчас мне необходимо забыть тебя.
        Тяжелая дверь повернулась на петлях, и раздался звук защелки. Кэй была на полу - на земляном, пачкающем ладони.
        Выходит, нет у меня тут комнаты.
        Ползти к двери, она знала, смысла не было. Ручки на этой стороне все равно не окажется. Но добралась-таки до двери на коленках и, встав, обшарила ее, широкую, дубовую. Ручки не оказалось.
        Снова опустившись на колени, Кэй повернулась к двери спиной. В полной темноте встала на четвереньки и медленно двинулась через комнату.
        Она сказала, фонарь. Пусть тут будет фонарь.
        После пары минут осторожного движения по сырой зернистой земле кончики ее пальцев уткнулись в каменную стену. У стены была рельефная поверхность, гребни и ложбины шли по ней слева направо, сверху вниз, прямые, дугообразные. Ощупывая этот узор, Кэй попыталась - но не смогла - представить его зрительно. Медленно поднялась на ноги, боясь удариться обо что-нибудь головой, и все время вела по стене руками, описывая все более широкие круги по обработанному камню, осязая насыщенный текучий резной орнамент.
        И тут ее руки наткнулись на каменный выступ. На нем стоял фонарь. Рядом лежал коробок спичек.
        С третьей попытки Кэй зажгла спичку. Пока она горела, Кэй успела разглядеть фитиль масляного фонаря под стеклянным колпаком. В темноте она сняла колпак и поставила на выступ. После новой борьбы со спичками ей удалось-таки зажечь еще одну, а от нее и фитиль. Она увидела, что фонарь стоит в маленькой нише, выбитой в каменной стене. Кэй подняла фонарь за ручку и повернулась.
        Оказалось, это вовсе даже не комната. Впереди, в трех-четырех шагах, виднелась дубовая дверь, через которую она вошла. Дверь была плотно закрыта и без зазора переходила в камень. На внутренней стороне ни ручки, ни даже замочной скважины. Кэй знала, что бессмысленно теребить эту дверь, бессмысленно по ней стучать, бессмысленно дальше о ней думать. Ойдос предала ее, свою гостью, забвению. Кэй повернулась влево.
        Перед ней, сколько хватал глаз, тянулся узкий проход. Похоже, он очень полого спускался вниз, но в остальном выглядел безупречно прямым. На его стенах по обе стороны виднелся грубо вырезанный геометрический узор, очень похожий на тот, что она увидела накануне на стенах вестибюля. Резьба начиналась здесь почти от самого пола и кончалась намного выше ее головы; дальше смыкался грубый свод прорубленного под землей туннеля. Об узоре Кэй думать сейчас не хотела - прежде всего ей хотелось знать, куда ведет подземный коридор. Кровь стучала в ее висках, в шее. Держа фонарь перед лицом, она двинулась вперед.
        Пройдя шагов двадцать, заметила справа небольшое заложенное обтесанными прямоугольными камнями углубление в стене. Кладка была не идеально ровная, камни крупные, бледные, между ними увесистые комки застывшего раствора. Кэй попробовала толкнуть камни, но они не подались. Она пошла дальше. Миновала еще четыре подобных углубления, по два с каждой стороны, замурованные таким же образом. Теперь впереди показался конец коридора, там виднелась простая, грубо обработанная стена - земля и серый камень. Стена была влажная, склизкая, и, когда Кэй немного приблизилась, на нее пахнуло земляной сыростью и гнилью. Она чуть было не повернула назад.
        И что теперь?
        Но, подойдя еще ближе, она обнаружила, что перед ней не тупик, а угол туннеля. Повернув налево, увидела еще одну дверь - вернее, ее остатки в каменном проеме: от увесистой в прошлом двери сохранились лишь висящие на ржавых петлях гнилые куски дерева. Когда Кэй осторожно пробиралась через проем, что-то в запахе разложения испугало ее, и в теснящем безмолвии туннеля у нее вдруг возникло чувство, что она не одна. Резко обернувшись, она ненароком ударила фонарь о камень проема, стекло треснуло. Огонек затрепетал, затрещал, но не погас. Кэй подала голос, посылая звуки за пределы узенького светового кружка, назад, за угол, в надежде услышать… что?
        В надежде услышать духов, шаркающих коленями по черепице крыши.
        Она сделала глубокий вдох. Держа теперь фонарь около груди, ощущая сквозь рубашку его успокаивающее тепло, повернулась, чтобы идти дальше, идти вперед.
        И тут же задохнулась от изумления. Желудок, казалось, взлетел до горла, она едва не уронила фонарь. В подземном коридоре, как и раньше, через равные промежутки виднелись замурованные ниши. Но вокруг них обе стены были почти от пола до потолка беломраморные, и по всему этому мрамору шли скульптурные изображения, сцены, до того многосложные и точные, до того жизнеподобные и пластичные, что Кэй почудилось, будто этим фигурам, как натужно вытянутым гаргульям, совсем чуть-чуть не хватает, чтобы с криком вырваться из плена неподвижности. На одной стене - на левой - вдоль коридора шла процессия людей, которые вели к виднеющемуся впереди алтарю животных и других людей, закованных в цепи. Идя по прямому туннелю, Кэй подняла фонарь повыше, чтобы увидеть всю картину - людские вереницы, качающиеся деревья, дальние холмы; чтобы воспринять все - торжественную важность закутанных в плащи фигур, ужас и злость, которыми охвачены пленники и жертвенные животные; и, куда бы она ни посмотрела, нигде ни детей, ни смеха, ни любящих, ни признаков людской речи. При взгляде на лицо любого кандальника фактура твердого,
матового камня не мешала увидеть обуревающие его чувства, переданные так верно и в таких подробностях, словно стены были не стены, а подлинные, чуть уменьшенные и окаменелые, останки настоящей процессии жрецов и их сакральных жертв. В конце коридора изваянные сцены завершала кульминация - массивный алтарь, камень в камне, где была распластана жертва, ожидающая ножа. Лицо мрачное, члены одеревенелые. Но затем Кэй увидела нечто другое, как будто перед ней было не каменное изображение, а переменчивая картинка на экране,  - или ее взгляд сфокусировался иначе: вдруг это стала не жертва, лежащая на алтаре, а Онтос, развалившийся на своем подиуме, да такой похожий на себя, что ей на секунду показалось - сейчас он повернется и уставится на нее; а под ним сам этот алтарь-подиум начал вращаться, ввинчиваться в пространство, потянулся вверх, подобно огромному каменному цветку, и в неровном свете фонаря ей стало чудиться, будто он поднимается перед ее глазами все выше.
        Ощущая взбухающую тошноту, Кэй подумала о часах, которые провела на возвышении у Онтоса накануне вечером. Я лежала на этом жертвеннике. Я тут умру. Умру. Кружилась голова, ее мутило, в ушах колотилось скептическое предостережение Фантастеса. Открытая ладонь достойна доверия, сказал он, но глаза его говорили: Не доверяй им, Кэй; не подставляй открытое сердце сжатому кулаку. У нее все плыло перед глазами, и, тяжело дыша, она невольно взялась за большой камень в конце туннеля. На лбу выступили капли пота, туловище, опираясь на руки, бессильно нависло над камнем. Почему? Почему из всех мест на свете я здесь? Ум, ковыляя, странствовал по последним дням - воздушный шар, Каменоломни, Александрия, Пилос, Рим, лица, вопросы, злость Гадда, незлобивая сталь Флипа, открытые ладони Вилли, что-то детское в его мечтательной устремленности, библиотека, дерево из Библа, безмолвная кровь Рекса на каменной мостовой. И нигде, куда бы они ни направились, что бы ни делали, кого бы ни встретили, они даже на шаг не приблизились ни к Элл, ни к папе, ни к маме, льющей слезы в одиночестве. Все это было зря. Все это было
зря. Совсем зря.
        Она посмотрела вниз между своих рук. Посмотрела и вздрогнула, поняв, что поставила фонарь на землю и оперлась на алтарь, на настоящий алтарь, что положила руки на жертвенник, обагренный кровью невообразимого множества убитых. Она бы с отвращением отдернула руки, не будь она парализована, сама обращена в камень. Сердце забилось неистово, стало долбить грудь с тяжелой, тупой силой.
        Сколько тут было жертв… сколько жертвоприношений… и я очередная… это моя гробница…
        Это слово стало трещиной, из-за которой в Кэй прорвало какую-то внутреннюю дамбу. Вдруг она поняла, что этот туннель и правда гробница, древняя, похожая на те коридорные гробницы, что папа показывал им несколько лет назад, таская их по всей Ирландии. Низкий потолок, длинный проход, резьба - а в западном конце алтарь. Тут, должно быть, западный конец и есть. Мама… кошмар какой-то. Она стояла, долго стояла, раскачиваясь, жмуря глаза в попытке сдержать слезы. У ног забытый фонарь опять стал мерцать и потрескивать, но все же теплился еще.
        Когда наконец она открыла полузрячие глаза, ее чуть ли не удивило, что все осталось прежним. Проход сужался к западному концу, смыкаясь позади алтаря, и, когда в глазах прочистилось, она увидела совсем рядом с собой северную стену, не такую, сразу стало понятно, как южная, вдоль которой она испуганно сюда кралась. Первым, что она сейчас заметила, было то, что линии скульптур тут мягче, что они не так резко высечены из камня. В голове прояснялось, и, отступив от стены, она подняла фонарь и начала рассматривать эту вторую скульптурную композицию. Люди и животные в ней покидали теперь храм, пустой алтарь позади них не был окровавлен, тяжелые плащи и кандалы были сняты и отброшены с глаз долой. С каждым шагом назад, к двери, лица делались веселей и приветливей, брови приподнимались, на щеках появлялись ямочки, углы ртов поворачивались вверх, уши животных уже не стояли торчком; затем в глазах, казалось, появлялся блеск, ноздри раздувались, видны становились редкие белые зубы, в которых от фонаря искорками радостно вспыхивали кусочки слюды. Руки соединялись и вскидывались в воздух, ладони хлопали по
спинам, а одна группа даже образовала ликующее кольцо вокруг чана с полураздавленым виноградом, куда они с веселой безжалостностью окунули кого-то из своего числа. По длинным волосам и худым, изящным, узловатым рукам, схватившимся за край чана, она узнала Ойдос.
        Закон сохранения. Ну конечно. Они сохранны. А я… Все вело к этому. Все уперлось в это - то есть в ничто. Ни папы, ни мамы, ни Элоизы. И никакой меня.
        Вот он, конец, подумала Кэй. Настоящий конец. Да, ее, несомненно, будут искать. Обратятся к Ойдос и Рацио, потребуют у них объяснений. Но Кэй знала, какими неподатливыми могут быть эти двое, какими скупыми на слова; получить от них объяснения так сразу не удастся. Кэй нередко давала себе обещания. Обычно это были зароки: я не буду… я никогда… Но теперь ей захотелось дать себе другое обещание. Если я выйду отсюда, если просто сумею выбраться, я вернусь домой. Обещаю себе, что вернусь домой, и не одна, а со всеми своими. Ничто меня не остановит.
        Она тяжело опустилась на пол - съехала по стене, сдирая, показалось, клочки кожи с позвоночника. Но ей было все равно.
        Зачем мне теперь позвоночник?
        Фонарь начал мигать. Кэй опустила на него глаза, постучала по емкости для масла - и тут увидела, что один из прямоугольных камней, которыми была заложена ниша впереди, пришел в движение.
        Не помня себя, она вскочила на ноги. Не помня себя, стояла, полуприсев, пригнувшись, держась за стену. Почувствовала, как на лбу обильно выступил пот. Опять заметила, что фонарь мигает, и приказала ему светить ровно, приказала не гаснуть.
        И заметила, что этот камень в паре шагов от нее продолжает медленно ползти вперед. Она чуть придвинулась к нему.
        С неожиданной силой камень вылетел из стены и с хрустом свалился наземь. Упав, опрокинулся и одним из углов отколол кусок от скульптуры, высеченной на противоположной стене коридора. Кэй не было до этого дела. Она не сводила глаз с черной дыры в кладке, которой была замурована ниша, с дыры, откуда высунулся - всего на мгновение - конец железного посоха.
        Железного посоха, увенчанного змеей, которая, извиваясь, тянется к рукоятке меча.
        Я видела такое уже.
        И тут фонарь погас. Во тьме, которая окутала ее, как тяжелой тканью, Кэй закричала - стала издавать нечленораздельные звуки. Мрак, казалось, лез ей в рот большими комками, сгустками, душил, не давал произносить слова. Она тонула в нем, охваченная ужасом. Легкие отчаянно боролись за воздух. Немного погодя, все еще тяжело дыша, она приникла к камням, закрывавшим нишу, уперлась пальцами в кладку, прижалась к ней щекой, прислушиваясь. Ничего. Каждый мускул ее тела словно был обернут вокруг нерва, и она стискивала их все, точно кулак. Она опять закричала - на сей раз это был зов на помощь, мольба о спасении. Вновь прислушалась, и вновь только ее дыхание, а когда смогла его задержать, тишина - тот еле отличимый от настоящей тишины шелест, который, она знала, рождают ее собственные уши и кожа.
        Как вы могли так поступить? Почему меня бросили? Кто вы такие после этого?
        В темноте Кэй нагнулась к упавшему камню. Подняла его обеими руками и села с ним в пустом подземелье, прислонясь спиной к каменной стене, держа его на коленях, баюкая, как младенца.
        Прошел, может быть, не один час. Кэй стало холодно, руки и ноги одеревенели. Пальцы, которыми она держала тяжелый камень, и бедро, на которое он давил, давно онемели. Плакать она не плакала; щеки были сухие, как и горло. Не хотелось ни есть, ни пить. Самым острым, что она ощущала сейчас, было одиночество. Затопляемая, как тенью ночной, пустым временем, она отдавала себе отчет только в медленном притуплении чувств.
        Элоиза. Мама. Папа. Элоиза. Мама. Папа. Элоиза. Мама. Папа.
        Эти слова кружили и кружили у нее в голове, их ритм вобрал в себя все ее время, все ее пространство, все, что она чувствовала. Ей доводилось слышать от других детей, что перед умирающим проходит вся его жизнь. Неправда, подумалось ей.
        Что они знают? Не жизнь, а слова проходят. Имена.
        А потом только эти слова и остались. Элоиза. Мама. Папа.
        Когда зазвучали шаги, она не сразу их услышала. Потому что не прислушивалась. Она ни к чему не прислушивалась. Только после того, как шаги приблизились и начали удаляться, она внезапно поняла - поняла и воспряла, как умершая, которую оживили,  - чт? она едва не упустила.
        Кто-то шел по ту сторону стены.
        Суматошно, неловко она вскочила на ноги, повернулась и припала лицом к пробоине, беспрерывно крича, зовя на помощь, моля о ней, зовя и моля, требуя, чтобы эти шаги вернулись. Она кричала так громко и так долго, что не слышала голоса, отвечавшего ей из-за стены. Дико вопя, она зажмурила глаза, иначе увидела бы свет другого фонаря и увидела бы - раньше, чем почувствовала,  - ладонь, протянутую к ней через дыру в стене.
        - Кэй,  - проговорила ладонь. Ладонь не пыталась схватить ее. Плоская, твердая, повернутая вниз, она призывала к молчанию.  - Кэй, отойди от стены.
        Она отошла. Через несколько секунд что-то очень твердое ударило по каменной кладке с той стороны. Потом еще удар, еще. Камни содрогнулись. Еще удар. Застывший раствор начал крошиться, кладка вспучилась. Все сильней и сильней расшатывалась она с каждым ударом. Наконец, с хрустом и грохотом, большой кусок стены повалился в проход, превратился в груду камней. Яркий фонарь осветил белые стены коридора.
        Еще несколько секунд - и в проломе показалась длинная нога. Кэй кинулась к бреши. Нога принадлежала Флипу.
        И тут наконец пришли рыдания, которые она так долго, так долго задерживала.

        15
        Жертва

        Флип дал Кэй выплакаться. Они сидели рядом на куче камней. Флип взял ее ладонь в обе свои и держал так бережно, словно это была бабочка или воздушное облачко. Кэй знала, что он хочет поскорее уйти отсюда, перебраться на ту сторону бреши,  - но он ничего не говорил, только смотрел на ее руку и приподнимал брови при каждом ее всхлипе, при каждом судорожном вздохе, как бы вторя, почтительно вторя ее рыданиям.
        - Кэй,  - сказал он, когда ее рыдания наконец иссякли.  - Нам надо идти.
        Когда они полезли через обломки стены, Флип, аккуратно ведя Кэй за руку по каменной россыпи, начал ей рассказывать, что с ним было дальше в тот день в Пилосе: как он просидел у моря весь остаток дня и всю ночь, мокрый и дрожащий, мучась из-за обвиняющих слов Фантастеса, тревожась за Вилли; как на рассвете вернулся на городскую площадь и, казалось, случайно подошел к тому самому месту, где умер Рекс; как стоял там, глядя на каменную мостовую без единой мысли в голове, пока при первых лучах солнца не увидел нечто примечательное.
        - Своей кровью, Кэй, Рекс кое-что написал на камнях. Пальцем, вероятно. Может быть, это было последнее, что он сделал. Написал не очень отчетливо, но прочесть можно было. Я не один час там провел - все смотрел и старался понять, что это значит.
        Флип держал в руке свой фонарь. Они очень медленно шли по узкому проходу с низким потолком. Туннель был совершенно не похож на просторный коридор, где Кэй была до этого, и лишен каких бы то ни было украшений. Флипу приходилось пригибаться, чтобы не ударяться головой о грубый каменный потолок. Но Кэй заметила, что он все время смотрит на пол туннеля, разглядывает его на ходу.
        - Что там было написано?
        - Одно слово по-гречески. Тафой. Что по-гречески - это естественно, ведь мы были в Греции. Но слово указывает сюда, на это самое место.
        - На Дом Двух Ладов?
        - Нет. На эти туннели. На катакомбы. На место захоронения.
        - Почему вы их так называете?
        Флип остановился перед одной из замурованных ниш и провел пальцами по полоскам раствора между камнями кладки. И бросил на Кэй острый взгляд.
        - Так ты не знаешь, где мы находимся?
        Кэй только смотрела на него. Не говоря ни слова, Флип передал ей фонарь и присел на корточки. На песке и каменной крошке нарисовал пальцем сначала квадрат, а затем крест с центром посередине квадрата, рассекающий его стороны пополам. Все это он связал в одно целое окружностью, проходящей через углы квадрата и концы креста.
        - Квадрат - это Дом Двух Ладов,  - промолвила Кэй.
        - Да,  - сказал Флип и поднял на нее глаза.  - А внизу, под садом, катакомбы: два туннеля под прямым углом и большое внешнее кольцо. Катакомбы, где похоронены члены Достославного общества. Когда духи и фантомы умирают, когда их убивают, мы погребаем их тут.
        Кэй чуть не уронила фонарь. Для верности схватила его второй рукой. Он дрожал. Каждый волосок на ее теле вдруг показался ей червяком, и эти червяки ползали по ней всюду.
        - Вы не бессмертны?
        Флип приложил ладонь к локтю Кэй, унимая дрожь.
        - Конечно, нет. Мое тело может умереть и, когда умрет, будет похоронено здесь. Но, если повезет, Филип Лешши, вифинский рыцарь, не прекратит существование. В другом облике, в другое время какой-нибудь другой Филип появится в Доме Двух Ладов и найдет ту самую комнату - второй этаж, северо-западный угол, там днем солнце светит на солнечные часы, играет на затейливых сучках столешниц. Но тело мое будет мирно покоиться здесь, пока не доскажется последняя из историй.
        Когда я увидел, что написал Рекс, я вначале подумал - он хочет, чтобы я доставил его тело сюда. Этого он, конечно, хотел, как всякий дух бы хотел на его месте. Как я в том числе. Но что-то заставило меня задуматься, я сидел там и сидел час за часом, размышлял. Рекс должен был понимать, что мы так и так постараемся сюда его привезти. Написать это слово на камнях в такой момент - нет, тут что-то другое. Зачем ему перед смертью вдруг понадобилось, чтобы мы прочли это слово? Что он узнал? От кого?
        - От Кат,  - сказала Кэй.  - Она была последней из духов, кого он видел.
        - Вот именно. Кат, вероятно, сообщила ему что-то. А потом вонзила в него нож.
        Флип уже двинулся дальше, медленно, и Кэй пошла рядом. Она держала фонарь, как могла, высоко, а Флип все время изучал пол подземного коридора. Минуту за минутой шли они, неся сквозь мрак свой маленький светильник. Кэй каждый шаг, каждый участок стены и грубого, усыпанного мелкими камнями пола казался точно таким же, как предыдущий. Слева и справа через равные промежутки показывались заложенные камнями ниши; у каждой Флип останавливался, ощупывал пальцами скрепляющий раствор, качал головой и молча двигался дальше.
        - Без толку,  - сказал он наконец и остановился.  - Я уже раз десять прошел этот туннель, и нигде ничего.
        Он посмотрел на нее, и Кэй не стала отводить взгляда. По его глазам, по сгущенной глубине зрачков она поняла, как он напряжен, как сосредоточен; синяки под запавшими глазами говорили о бессонных ночах, об одиноком пути из Пилоса в Рим, об отчаянности поисков.
        Чего?
        - Флип,  - проговорила Кэй медленно.  - Что вы ищете?
        Он выставил вперед ладонь, плоскую как лист, тыльной стороной вверх. На пальце между костяшек, оседлав его, покоилась шестиконечная звездочка джекс. Ее металлические лучи поблескивали в желтом свете фонаря.
        Кэй издала звук. Он шел из ее горла. Он был у нее во рту. Звук, произведенный языком и сформированный губами. Но это не был человеческий звук. Все ее тело сотряслось, как при рвоте. Через несколько секунд она судорожно глотнула воздух и заговорила так быстро, что не успевала понимать свои собственные слова.
        - Это звездочка Элл. Она дала ее Рексу. Там, в Питте. В здании - где папина работа. Тогда, вечером. В сочельник…
        - Рекс, похоже, держал эту звездочку в руке, когда умирал,  - сказал Флип. Его голос звучал мягко, рука была неподвижна.  - Кэй, я думал, ты здесь потому, что ищешь Элл, как я. Но, кажется, я ошибался. Зачем ты спустилась в катакомбы, Кэй?
        - Ойдос меня тут заперла.
        Единым движением Флип подкинул звездочку в воздух за головой у Кэй, сжал ее плечо правой рукой, поймал звездочку левой, опустился перед Кэй на колени и заключил ее в объятия, надежнее и вернее которых Кэй даже вспомнить ничего не могла.
        - Бедное дитя. Прости меня,  - сказал он.  - Мне очень-очень совестно. Я понятия не имел. Я и подумать не мог… даже в голову не приходило.
        С внезапной решимостью он отстранил Кэй от себя. Его глаза под светом фонаря сами были фонарями.
        - Это очень важно,  - промолвил он.  - Что Ойдос сказала, когда привела тебя сюда? Сказала она тебе что-нибудь?
        Кэй постаралась вспомнить ту лестницу, тот спуск - как взволнована она была, как ей не терпелось узнать, кто она и для чего предназначена.
        Ничего она не сказала.
        - Сказала, чтобы я шла первая, потому что ее ноги уже не такие крепкие.
        - Кэй, подумай. Может быть, еще что-нибудь?
        Ничего не сказала - только…
        - Сказала, у нее есть место, куда она, совсем изредка, приносит то, что хочет забыть. А потом сказала, что ей нужно забыть меня. И захлопнула дверь.
        От самих этих слов у Кэй опять навернулись слезы.
        Темнота. Ужас.
        Флип не обратил на ее слезы внимания.
        - Какой же я дурак. Искал ее здесь, совершенно не в том месте. Я все время думал, что это Рацио, что это Гадд, что они хотят разъять Элл. Пошли, Кэй,  - бегом!
        Низко согнувшись, идя таким быстрым и размашистым шагом, каким только можно было в этих тесных проходах, Флип повел ее обратно тем же путем. Кэй, как могла, спешила за ним, фонарь в его руке мигал и бешено раскачивался, их торопливые фигуры отбрасывали на грубые стены удлиненные, искаженные тени. У груды камней, за которой был беломраморный туннель, Флип задержался перевести дух, поставил фонарь на пол и прислонился к стене.
        - Это Ойдос, это все она. Не осуждай ее, Кэй,  - не осуждай за это. Между ними были такие крепкие узы. Она не в силах повернуться лицом к будущему, в котором нет Рекса. Она не может заставить себя заглянуть под это покрывало, как я заглядывал. Как Рекс нередко заглядывал.
        У Кэй чуть не разрывались бока от бега, но голова была ясная, и она прекрасно поняла, о каком покрывале говорит Флип. Фигура в углу под белой тканью. Будущее, которого Ойдос не хочет видеть.
        - Почему не может? Что там, под покрывалом?
        - Так ты тоже не посмотрела? Там третья форма Первоярости. Элоиза Д’Ос-Тойна, Фея Джекс.  - Флип поднял фонарь и полез через брешь.  - Смотри под ноги.
        Он не стал ее дожидаться. Двинулся по мраморному коридору широкими поспешными шагами, держа фонарь в вытянутой руке. Он вглядывался в каждый дюйм пола, а когда добрался до последней замурованной ниши в самом конце, у белокаменного алтаря,  - тут-то он и присвистнул. Подойдя, Кэй увидела, что он ведет пальцем по резному белому камню над сводом ниши.
        - Она добавила это. Ойдос. Посмотри.
        Около его пальцев Кэй увидела три звездочки, кое-как выбитые на камне нетвердой рукой.
        - Она оставила тебе фонарь?
        Кэй кивнула.
        - Она хотела, чтобы ты нашла сестру. Я не думаю, Кэй, что это Кат убила Рекса в тот день в Пилосе. Что бы это ни значило. Я думаю, Кат сказала ему, что Элоиза тут, в Доме Двух Ладов, а потом, я думаю, Рекс принес себя в жертву.
        - Но зачем?
        - Затем, что твоя сестра должна сыграть роль в том, что близится, и он это знал. Настало время для ее истории.
        Теперь Флип ощупывал пальцами незастывший раствор между камнями кладки, ища место, где щель пошире.
        - У меня слишком толстые пальцы,  - сказал он.  - Придется тебе.
        Быстро, как только могла, Кэй принялась засовывать пальцы в узкие щели между камнями, смещать, вытаскивать, выковыривать сгустки сырого раствора. Они шлепались на пол, пока она работала пальцами, проходя кладку ряд за рядом. Понемногу камни сдвигались и опускались. Сверху открылся небольшой промежуток. Недолго думая Флип начал высвобождать верхний камень - тянул его, выворачивал, втискивая в зазор концы пальцев. Его лицо было таким же твердым и плоским, как этот камень. Кэй стояла чуть поодаль, нетерпеливая, на грани отчаяния.
        Мало-помалу, шатая камень, Флип выдвинул его на пару дюймов - а затем вытащил рывком. Камень свалился между его ног.
        Вытряхивая боль из пальцев и не отводя глаз от кладки, которую еще разбирать и разбирать, он сказал:
        - Ойдос на него сердита. На Рекса. За то, что покинул ее. Но твоей сестре она не желала ничего плохого. Она хотела, чтобы ты нашла ее.
        Один за другим он вытаскивал прямоугольные обтесанные камни и, оберегая ноги, давал камню упасть на предыдущие. Вот уже шестой, седьмой… Вот наконец пролом стал настолько велик, что Кэй смогла заглянуть в него, и с помощью Флипа она забралась на камни и перелезла на ту сторону - в небольшую нишу, где на беломраморной плите лежала ее сестра.
        Ее грудь медленно, мирно ходила вверх-вниз.
        Она была завернута в толстое шерстяное одеяло. На животе лежал серебряный рог.
        Пока Флип разбирал оставшуюся кладку, Кэй сидела у каменной кровати, держала ладонь Элл у себя на коленях, ласкала ее.
        - Она не просыпается,  - сказала Кэй.  - Почему она не просыпается?
        Флип кивком показал себе за спину. На той стороне прохода в белом камне стены была изваяна спящая - прекрасная женщина, чьи тяжелые пряди волос, словно ветви, отягощенные плодами и возможностями, свисали с ее каменного ложа. На ее животе лежал рог, подобный тому, что поднимался и опускался под действием дыхания Элл, а над ней на каменной табличке было высечено короткое стихотворение. Кэй прочла его вслух, пользуясь ровным светом фонаря:
        Рог сновидицу пробудит,
        и она подует в рог.
        Сердце, взмой! Подхватит ветер,
        и увидим на рассвете,
        как звезду зажжет восток.

        Со стены, подсвеченной фонарем, строки смотрели горделиво, и Кэй прочла их в полный голос, ровным тоном, как будто нанося твердой рукой краску на бумагу. Но что-то в них тревожило ее, точно неумолкающий звук дальнего колокола.
        - Рог Первоярости,  - сказал Флип.  - Самый звучный инструмент в нашем оглушенном гармониями мире. Его называли по-разному. Завершитель Битв. Великое Дыхание Парнаса. Чистый Шум. Жемчужина Десяти Тысяч. У него, разумеется, есть свои мистические и математические свойства, но в конечном счете важно одно: его красота, его мощь. Говорят, что Невесту нельзя вызвать, когда тебе хочется, что ею нельзя командовать. Она идет, куда сама желает. Но, трубя в Рог Первоярости, мы можем, скажем так, говорить с ней на ее языке.  - Затем, более мягким тоном, как бы окутывая слова ватой, Флип добавил:  - Он напарник челнока, чей голос сплетает нити, которые рог развеял по ветру. Они такая же пара, как солнце и луна, как берег и море, как знание и действие.
        Он взял рог двумя руками. Рог заблестел от света фонаря, который Флип поставил на последний ряд грубых камней кладки. Даже в этой гробнице, в пристанище смерти рог сиял.
        - Раньше он принадлежал Рексу,  - сказал Флип,  - а теперь перешел к ней. По-моему, пора пробудить сновидицу и дать ей рог, который принадлежит ей по праву.
        Он передал рог Кэй.
        Кэй поднесла его к губам и закрыла глаза. Сделав самый глубокий вдох, какой только могла, туго сомкнув губы вокруг мундштука, она заставила рог зазвучать так, что, казалось, камни вокруг них затряслись. Сам воздух, пока она дула, словно сгустился изнутри себя росой и потек вниз по мировому лику тяжелыми темными каплями. Звук ударил Кэй в уши с такой силой, будто прорвало плотину, и внезапно она почувствовала, что всю жизнь ждала этого пробуждающего зова, этого требовательного шума, который ворвется в нее со всей необоримой, оглушающей властностью.
        Когда воздух в груди кончился и Кэй опустила рог, Элл встрепенулась, села на своем ложе, выпрямилась, вскинула руки, обратила лицо к потолку, воспряла, как цветок, поднимающий голову из травы на рассвете, и вот она уже в объятиях Кэй, и вот уже они обе в объятиях Флипа, и посреди этих тугих объятий Элл дрожала, и плакала, и смеялась, и льнула, и теплый свет соединял их, пока их руки не устали, а не уставали они долго.
        К облегчению Кэй, Элл не помнила почти ничего из своих долгих мытарств, начавшихся внутри горы. Убаюканная бормотанием духов левой стороны, она если что и восприняла, то обрывками, будто сквозь сон, и последним было то, что Ойдос привела ее «в эту комнатку с жесткой кроватью». Тут они выпили по чашке шоколада, и Ойдос показала ей рог.
        - Она пообещала мне, что ты, Кэй, придешь за мной,  - сказала Элл.  - И сказала, что рог будет мой. Она правду сказала?
        Кэй завернула его в шерстяное одеяло и дала сверток сестре.
        - Нам пора уходить отсюда,  - сказал Флип, поправляя фитиль фонаря.  - Скоро начнет светать.
        Рассвет. Когда Рацио отправит к горе свои аэростаты.
        Сердце Кэй дернулось.
        - Флип, до того, как Ойдос… до того, как я пришла сюда, у нас было что-то вроде военного совета. Когда Вилли и Фантастес повезли меня к Рацио, они говорили, что он поможет мне найти Элл, что он поможет мне найти папу. Но он совсем не этого хочет. Он сказал, что возвращается в гору. Он забирает с собой Вилли и Фантастеса, Ойдос и Онтоса, и все причины забирает. На рассвете из сада должны полететь сто воздушных шаров. Рацио разозлился на Гадда и хочет с ним драться.
        Когда прозвучало это последнее слово, пальцы Флипа попали в огонь. Отчаянно выругавшись, он уронил фонарь, и тот погас. Тьма упала на них мгновенно, окутала целиком.
        - Кэй,  - сказала Элл.  - Мне страшно.
        - Не бойся,  - ответила Кэй, снова сжимая руку сестры.  - Флип, что не так?
        - Нельзя позволить ему отправить аэростаты. Это ловушка. Все это здание окружено рыскунами. Я большую часть дня потратил на то, чтобы проскользнуть через оцепление и попасть в катакомбы, и мне только случайно это удалось. Я не понимал, зачем их сюда пригнали, но теперь мне ясно, зачем: Гадд знает о намерении Рацио и хочет его остановить. Тем путем, каким я сюда проник, мы выбраться не сможем: все четыре выхода из катакомб тщательно охраняются.
        Говоря, Флип пытался наладить фонарь, но без толку. Он поставил его наземь медленно, с тихой выразительностью, понятной всем троим.
        - Я вижу выход,  - сказала Элл.  - Он там, где звезда.
        Вероятно, она показывала пальцем, но в темноте Кэй не сразу поняла, о чем она говорит. Но потом заметила на противоположной стене белого туннеля слабое световое пятнышко. Размером с ладонь, не больше, оно по очертаниям было пятиконечной звездой. Флип, сидевший в туннеле на камнях, увидел его мгновенно и, вскочив, пошел к ближнему концу прохода. Девочки, осторожно перебравшись через нижний ряд кладки, двинулись за ним.
        - Двадцать минут назад этой дырки не было,  - сказал Флип. Он ощупывал ровное звездообразное отверстие в тонкой каменной стенке над алтарем.
        - Может быть, ее проделал звук рога?  - спросила Кэй.  - Он был такой громкий - с потолка тут посыпалось что-то, я видела.
        - И увидим на рассвете, как звезду зажжет восток,  - продекламировал Флип.  - Да, возможно.
        Кэй замерла. Это было тут, в воздухе - она чувствовала,  - на рассвете… звезду…
        Папа. «И скажи маме, что у нас всегда есть и будет Париж».
        Но у Флипа было на уме совсем другое. Он поставил для удобства ногу на каменный алтарь, пригнулся и запустил в отверстие два или три пальца - явно искал что-то.
        - У нас в горе есть такая дверь - ей не одна тысяча лет, и открывается она…
        Он сделал, что надо было. Часть стены за алтарем распахнулась, как дверь, на двух огромных железных петлях. Воздух понесло сквозь проем в маленькое помещение, где в тусклом свете показалась винтовая лестница, ведущая вверх. Флип повернулся к девочкам, протягивая руки.
        - Сердце, взмой!  - промолвил он, улыбаясь.
        Они стали взбираться. Кэй казалось, что ее сердце - отбойный молоток, пробивающий дорогу из грудной клетки. Париж. Она пощупала карман, где лежала маленькая красная книжка. Если понадоблюсь, сообразишь, где меня найти. На верху лестницы Флип ударился бы головой о крышку люка, не будь она откинута. Над люком, вперяя в темноту, откуда они поднимались, взгляд громадных глаз с расширенными, как у опиомана, черными зрачками, стоял Онтос. Когда они выбрались из люка, расположенного в самом центре его возвышения посреди сада, он притронулся к рогу в руках у Элл, и из дальних глубин его океанических глаз всплыла улыбка.
        Он тоже его услышал.
        Надо же - услышал посреди всего этого, подумала Кэй, быстро оглядев происходящее вокруг. У каждой из ста комнат первого этажа по периметру сада имелась стеклянная дверь. Перед каждой дверью - вымощенная кирпичом или камнями площадка. Над каждой из ста площадок причины держали на привязи огромный тепловой аэростат. Все аэростаты были одинаковы: небольшая квадратная плетеная корзина на двоих-троих пассажиров, небольшое кольцо металлического снаряжения и громадная шарообразная оболочка - все оболочки насыщенного темно-синего цвета, какой сапфир приобретает вечером. Вокруг сновали причины - проверяли тросы и канаты, загружали в корзины все необходимое, готовились к отлету: небо уже бледнело, до рассвета оставались считанные минуты.
        В этот момент от одного из краев сада донесся громкий крик. Ответный крик раздался на противоположном краю. Кэй попыталась найти глазами источник сначала на одной, потом на другой стороне, ее взгляд метался туда-сюда, руками же она крепко держала сестру, прижимала ее к себе. С площадки ровно посередине стены, напротив главного входа в Дом Двух Ладов, один из воздушных шаров начал подниматься в воздух. Духи-причины на нем - двое - махали всем руками. С противоположной площадки тем временем взлетал другой аэростат.
        - Мы опоздали,  - сказала Кэй.
        - Может быть, мы ошиблись,  - промолвил Флип.  - Может быть, все будет отлично.
        - Как может все быть отлично, если Рацио и все духи Общества возвращаются в гору?  - сказала Кэй. Это, в сущности, не был вопрос. Она оглядывала лица в саду, ища Рацио, Вилли, Фантастеса. Наконец увидела в одном из углов всех троих. Они стояли вместе и наблюдали за отлетом.
        Кэй схватила Элл за руку, и они вдвоем помчались через сад. На сей раз никто не пытался преградить ей путь. Они с Элл огибали столы и стулья, неслись через затейливые насаждения кустов и маленьких деревьев и добежали до угла как раз в тот момент, когда Рацио собирался войти в одну из дверей.
        - Наша юная подруга,  - сказал он Вилли и Фантастесу.  - Я же говорил, она вернется, когда захочет есть.
        Кэй не было дела до его насмешек.
        - Рацио,  - сказала она. Серьезность ее тона заставила его остановиться на пороге.  - Вилли, Фантастес. Стойте. Отмените вылет. Верните аэростаты. Это ловушка. Гадд вас заманивает.
        - Кэй,  - сказал Вилли.  - Мы не хотим попасть в ловушку, но…
        - Нет,  - настаивала она. Она потянула Элл за руку, чтобы на нее обратили внимание. Все происходило так быстро, что ее еще не успели заметить.
        Ну! Хоть сейчас отнеситесь ко мне серьезно.
        Они уставились на Элл. Кэй смотрела на них.
        - Привет,  - сказала Элл.  - Я вернулась. Ух ты, какой сад огромный.
        - Гадд знает ваши планы. Дом окружен духами левой стороны. Они стерегут выходы из катакомб.
        - Из ката…  - Вилли ахнул.  - Кэй, где ты была?
        - Верните аэростаты!  - Она уже вопила. Несомненно, они услышали в ее голосе ярость и отчаяние. Рацио сошел с порога и отпустил дверную ручку. Позади него в окне показалась Ойдос, мертвенно-бледная. По ее лицу Кэй поняла, что она видит Флипа, что он подоспел и стоит сзади.
        - Ты…  - сказал Вилли.  - Как…
        - Она права,  - сказал Флип.  - Она правду говорит. Я прошел через катакомбы, там все входы и выходы оцеплены. Если бы кто-то не отправил в нокаут одного из патрульных, меня бы здесь не было.
        - Он спас Элл,  - сказала Кэй. Вилли шагнул к Флипу. Фантастес тоже.  - И меня спас.
        Но ей нечего было бояться. Трое духов обнялись так, что никаких сомнений не могло быть в горячих чувствах, которые они всегда питали и будут питать друг к другу. Их руки еще были сплетены, когда рассветное небо озарилось пламенем.
        Это был первый из воздушных шаров. Он успел подняться на четыреста-пятьсот метров. Двое духов в корзине кричали и размахивали руками. Корзина падала с такой же быстротой, с какой огонь пожирал оболочку. Шар исчез за дальним краем здания.
        Погибли.
        - Верните другой аэростат,  - потребовала Кэй. Ее тон был ровным, жестким, повелительным.  - Заставьте их приземлиться.
        Но поздно. В безмолвном воздухе над садом раздался громкий хлопок, и вспыхнул второй воздушный шар. Двести с лишним духов смотрели, как корзина несколько секунд плыла в воздухе, охваченная оранжевым сиянием, а затем рухнула за дом.
        - Как он смеет!  - завопил Рацио.  - Как он смеет!
        - Мы не летим к горе,  - сказал Вилли.  - Отмени вылет. Если аэростаты поднимутся, все причины в саду погибнут.
        Ойдос подошла к двери и открыла ее.
        - Это единственный способ выбраться, другого нет,  - сказала она.  - Нам что, жить пленниками в своем доме?
        - По-вашему, лучше умереть, да?  - крикнула в ответ Кэй.  - Лучше умереть, чем повернуться лицом к будущему?
        - Может быть, удастся проскользнуть мимо оцепления на выходе из катакомб,  - сказал Флип.  - Попробую вас провести.
        Рацио, Фантастес и Вилли все как один повернулись к Флипу. Ойдос, хлопнув дверью, ушла в дом. Кэй поняла, что Онтос внимательно смотрит на них со своего возвышения посреди сада: это было видно по тому, что все причины замерли и тоже повернулись к Флипу.
        - Это рискованно, да,  - признал он.  - Нам понадобится кое-что из дома, чтобы отвлечь их внимание. Причины можем пока оставить здесь, и вчетвером…
        - Вшестером,  - сказала Кэй.
        - …вшестером попробуем просочиться мимо патрульных через южный выход. Там лесок - сосна и ясень. Будет где укрыться.
        - Пусть мы выберемся - что нам делать потом?  - проворчал Рацио.
        - Я знаю, где мой папа,  - сказала Кэй.  - Отвезите меня в Париж. Нам всем надо туда. Отвезите. Флип нас выведет, а я найду папу.
        Крепко держа Элл за руку, Кэй вошла в середину маленькой группы ошарашенных духов. Она знала: настал ее момент, тот момент, когда она либо ухватится за свой шанс, либо потеряет его навсегда.
        - Это не ваша история, Рацио. Она никогда не была вашей, и это не моя история. Может быть, никто из нас не имеет права считать ее своей. Но одно я знаю точно: нам нельзя, нельзя, нельзя допустить, чтобы она была историей Гадда. Я знаю, что мой папа в Париже. Они там его оставили, я знаю это так же верно, как вы всё знаете про себя, когда находитесь в своих комнатах в этом доме.
        Кэй подняла руку сестры повыше, и Флип улыбнулся. Он полез в карман, вынул шестиконечную звездочку и вложил в ладошку Элл.
        Элл почти рассмеялась - улыбнулась проказливо, неотразимо,  - а затем высоко подкинула звездочку, заставила ее описать в воздухе дугу и эффектно поймала в карман пальто. Рог она держала под локтем другой руки и стояла теперь молодцевато, как военный, явившийся для несения службы.
        - Эта девочка - третья форма Первоярости,  - сказала Кэй.  - По-моему, она неплохо с этим справляется. Мой папа - Зодчий. Я думаю, он кое-что понимает про Вифинию. Помогите мне его найти. Мы созовем Тканьё. Мы все отправимся в Челночный зал. Если Гадд хочет воевать - отлично, мы с ним повоюем. И победим.
        - Мы не пройдем через лес, полный рыскунов,  - промолвил Вилли.
        - Ни за что,  - подтвердил Фантастес.
        - Пройдем,  - сказал Флип, уже повернувшийся в сторону сада. Такого усталого, такого надорванного голоса Кэй в жизни еще не слышала.
        Пока она говорила, все в саду переменилось. Все девяносто восемь синих аэростатов оторвались от земли и взлетали в тихое утреннее небо. Все духи-причины до одного, рассевшись по корзинам, поднимались в воздух.
        Нет.
        - Назад! Назад! Назад!  - кричал Рацио, помчавшись к Онтосу. Тот кружился на месте чистого бытия, вытянув руки в стороны на уровне плеч ладонями вверх, тесно соединив ноги и склонив голову. Он казался воздушным винтом, гнавшим причины вверх.
        - Онтос посылает их на смерть,  - сказал Вилли.  - Зачем, зачем он это делает?
        Флип смотрел на взлетающие аэростаты - на плотное кольцо синих гигантов, которое, поймав над зданием южный ветер, набирало высоту, уплывало в светлеющее небо. Прежде, чем ответить, он опустил голову и уставился в землю.
        - Они отдают свои жизни ради нас.  - Его голос стал бесцветным, понизился почти до шепота.  - Это отвлекающий маневр.
        - Это жертва,  - в один голос сказали Вилли и Кэй.
        - И мы должны ее почтить,  - отозвался Флип.  - Нельзя, чтобы она была напрасной. За мной. Быстро.
        Затолкав в мешки еду и одеяла, они со всех ног побежали к центру сада. Для Кэй каждый шаг был ударом ножа в сердце. Фантастес на бегу схватил Рацио за руку и втащил его на подиум. Минута - и они все, переводя дыхание, стояли с мешками на плечах на возвышении рядом с Онтосом, дергались, нервничали - и все же медлили, глядя, как над Домом Двух Ладов, колыхаясь синей волной, разворачивается долгая агония рассвета.
        - Я задержусь тут на минуту,  - сказал Вилли.
        - И я,  - сказал Фантастес.
        И я. Кэй взялась за их руки.
        Флип набрал в грудь воздуху - показалось, хотел возразить. Но не стал.
        - Ладно.  - Он взял Элл за плечи и начал спускаться с ней по винтовой лестнице.  - Но ее я забираю вниз. Недолго, хорошо? Южный туннель. Дорогу вы знаете. Смотрите в оба, и, музами заклинаю, бегом.
        Несколько секунд спустя начались вспышки. Криков на этот раз не было; даже с такого расстояния чувствовалась спокойная решимость, твердая целеустремленность почти двухсот духов, в последний раз взлетающих со своей сюжетной доски. Аэростаты все еще летели тесным кольцом, и потому огонь, полыхнувший в нескольких местах, казалось, прыгал с оболочки на оболочку, пока внезапно вся воздушная флотилия не превратилась в один огромный огненный шар - в громадную оранжевую звезду, воссиявшую на утреннем небе.
        - На плечах у ветра,  - прошептал Вилли. Он так стиснул ладонь Кэй, что ей почудилось, мог сломать там что-нибудь.
        Сердце, взмой. Музами заклинаю.
        И они побежали.

        - Я дал вам четкое указание разбудить меня.
        Гадд свирепо таращился на высокого духа, стоявшего над ним. Чуть раньше его разбудил немилосердный стук деревянных ставень, колотящихся о раму, неистово рвущихся с петель. Выбираясь из тяжкого оцепенения, он искал в?ками утренний свет, пытался силой их поднять, преодолевая ложную тьму. Должно было уже рассвести. Свет должен был сочиться в старую каменную комнату через тысячу трещин и щелей. Но ничего подобного не было - только дикий ветер и налетающие волны проливного дождя, который окатывал наружные стены. До него медленно доходила реальность: что еще ночь, что стоит мрачная ночь, бешеная, безжалостная ночь. Он подал голос, рявкнул - не отчаянно, а повелительно, и дверь спальни наконец распахнулась. Раболепный прислужник, подойдя к постели, поставил перед ним маленький светильник и замер в ожидании.
        - Поесть не желаете?  - спросил дух.
        Когда Гадд поднял туловище и сел на край кровати, тяжесть в руках и голове привела его в замешательство. Он сразу почувствовал, что оцепенение конечностей, ложность тьмы, ласковая угодливость прислужника - все это что-то значит. Постельное белье было пропотевшее, мятое, несвежее.
        - Я дал вам четкое указание разбудить меня.
        - Мы пытались вас разбудить,  - ответил дух.  - Но вы были не в себе.
        Гадд не отважился нахмуриться. Он знал, что и сейчас не в себе, и обрывки того, что ощущалось как жуткий кошмар, шевелились в памяти, как чудовища, поднимающиеся из океанских глубин. Он опустил взгляд на свою ладонь - она все еще двигалась вверх, хотя ему казалось, что он уже ее поднял. И дрожала. Он положил ее на лампу - ладони стало горячо. Он оставил ее там жечься.
        - Я поем фруктов,  - сказал он.  - Еще принеси вторую лампу и чистое белье.
        Дух вышел, и Гадду слышны были его торопливые шаги, удаляющиеся по длинному коридору, сливающиеся со звуками непогоды. Он снял руку с лампы и почувствовал слабый запах горелой кожи. Он ухватился за боль в ладони, как за канат, который должен вытянуть его из глубин, из наплывающих воспоминаний о своем голосе - о голосе, которым он кричал, требуя голов, требуя смертоубийства, требуя жадной толчеи стервятников, требуя хлопающих крыльев и раздирающих клювов.
        Что бы они тогда ни увидели, что бы ни услышали - это не имело значения. Даже лучше: те, кто еще сомневался, будут бояться его теперь.
        Поев немного фруктов и переодевшись в чистое, он завернулся в одеяло и сел за деревянный письменный стол в углу. Две лампы поставил справа и слева, и они давали ровный свет для работы. Свет и работа отгораживали его от порывов ветра, проносящегося через долину. Ему нужно было написать письма, важные, требующие его собственной руки. Терпеливо, одно за другим, он писал их и подписывал, порой рвал испорченный лист, когда рука, державшая ручку, его подводила и неаккуратность могла повредить его авторитету. Три часа прилежной работы. По-прежнему бурная ночь трясла ставни; по-прежнему свет ламп укреплял его, успокаивал.
        - Ты.
        Внезапное появление еще одной долговязой фигуры после стольких часов одиночества, когда так ненастно снаружи и такие думы внутри, удивило его. Этот не был ни ласков, ни угодлив. Серый рассвет обволакивал его каблуки, с которых на каменный пол натекала вода.
        - Ойдос отдала им ребенка. Автора. Которая сны видит.
        - Я знаю, кто она такая,  - прошипел он.
        - И рог отдала.
        - Что еще?
        - Мы разгромили сюжетчика окончательно.
        - Согласно моему указанию. Ничего другого я и не ждал.
        - Я думал, вы выше по реке, где болота…
        - А я здесь.
        Молчание. Что-то, Гадд знал, оставалось несказанным. Его мысль драла это, когтила, но лицо было каменным, как прежде. Он не опустится до вопросов подчиненному, который все должен сообщать сам.
        - Фантазер с ними.
        Вот как. Жив. Его решимость на миг дала слабину, затем снова окрепла. На лице ни один мускул не дрогнул.
        - Это ничего не значит сейчас. Я подготовил письма о созыве Тканья.
        - Я их доставлю…
        - В Париж.
        Не пройдет и часа, как барка двинется по реке дальше. Многие уже отправились вперед, чтобы подготовить вифинский чертог к его прибытию.
        - Мы теперь поплывем вдвое быстрее,  - сказал он.  - Времени осталось очень мало.
        Отдавая пакет с письмами Огнезмею, Гадд позволил взгляду остановиться на кровати позади него. И все же краем глаза успел заметить, как по лицу духа пробежала тень, что-то вроде мимолетной гримасы отвращения. Свет был ровный; глаз не мог его обмануть. Не бессильна она, выходит, эта девчонка-сновидица.
        Не имеет значения. В улей заложена приманка, и пчелы полетят на нее.

        Часть третья
        Ткань

        16
        Спарагмос

        Под стук и толчки вагонных колес, под шум движения Кэй барахталась между сном и явью. Ей что-то снилось, и в неспокойном потоке этих снов картины перемешивались с разговорами. Она была впереди себя самой и, оглядываясь на тяжелые события раннего утра, испытывала глубочайшую растерянность. И суток не прошло.
        Почему он так с ними поступил? Черный дым в рассветном небе…
        За окном одно поле сменялось другим, она дремала, привалившись головой к спинке сиденья, и порой что-то шептала протестующе. Поезд, она чувствовала, набирал ход, он ехал на северо-запад, отдаляясь от Рима и от Дома Двух Ладов, оставляя позади эти лужайки, почерневшие от огненной жертвы, покидая широкие речные долины и устремляясь к горам, к их прозрачному чистому воздуху. Просыпаясь от толчков, Кэй ощущала скорость и вспоминала, где она. Наконец-то я на верном пути.
        Из катакомб выбрались благополучно, и миновать рыскунов оказалось легче, чем они ожидали,  - незаслуженно легко. Когда спускались по винтовой лестнице с возвышения Онтоса, Кэй охватило чувство, что они суровые капитаны, обреченно уходящие с палубы внутрь корабля, который вот-вот затонет; но в туннелях они задвигались намного быстрее и целеустремленнее. Через эти могильные коридоры пронеслись пулей, выбросив вперед фонари, атакуя темноту их светом. Кэй как могла старалась не отставать от духов с их длинными, размашистыми шагами, пригнувшихся, но не сдавшихся; они решительно направлялись к малозаметному южному выходу из туннелей. Там темный каменный коридор заканчивался древней аркой на склоне небольшого холма; шагах в двадцати, не больше, начиналось обширное скопление высоких деревьев, зимой почти безлиственных, но все же обещавших укрытие благодаря вечнозеленым зарослям по краю.
        Под аркой их дожидались Флип и Элл. Когда они приблизились, Флип жестом дал знать, что надо двигаться осторожно, мягко и очень тихо.
        - Двое рыскунов.  - Кэй вспомнилось сейчас, в поезде, как он произнес это беззвучно, одними губами. Он показал рукой сквозь открытую арку - сначала влево, потом почти прямо. Заглянув за угол, Кэй заметила краем глаза какое-то перемещение слева, впереди же виднелось только что-то неподвижное, лежащее в траве,  - казалось, всего-навсего мешок или куртка; в серебристом бледном свете раннего-раннего утра все выглядело не тем, чем было на самом деле.
        Минуты напряженного выжидания дались нелегко. Флип шепотом сообщил, что почти все рыскуны ушли, переместились к северу, куда полетели воздушные шары, здесь остались только эти двое. Он, Вилли, Фантастес и Рацио, несомненно, могли с ними справиться, пусть даже они вооружены, но все зависело от двадцати шагов между аркой и лесом: позовут ли эти двое подмогу? И если позовут, то сумеют ли Элл и Кэй бежать так быстро, чтобы успеть нырнуть в лес? Элл била неостановимая дрожь, несколько суток беспрерывного сна сказались на ее мышцах. Флип достал из мешка и раздал еду, остальные тем временем смотрели, ждали, тревожились.
        И тут произошло необъяснимое. В лесу заухала сова - раз, другой, третий. Рыскун, прятавшийся слева в зарослях папоротника, тихо поднялся и растаял в ложбине, которая шла на восток мимо Дома Двух Ладов. Другая же фигура продолжала лежать без всякого движения.
        - Пора.  - Флип толкнул их вперед. Некогда было ни взвалить мешки на плечи, ни осмотреться. Пригнув головы, они гуськом рванулись прямо к безмолвной фигуре в траве.
        - Живой,  - лихорадочно прошептал Вилли, когда девочки поравнялись с Фантастесом.  - Но тот, кто ударил, знал, куда метить.
        На виске рыскуна виднелась ссадина дюйма в три длиной. Вокруг нее формировался продолговатый синяк.
        - Кто-то хочет, чтобы мы спаслись.  - Фантастес, сев на корточки, потрогал ушиб и получше закутал лежащего в сползший балахон.  - Уверен, ему окажут помощь, и скоро.
        Без лишних слов они все проследовали в лес, где, продравшись через густой колючий кустарник на опушке, погрузились в плотный туман, все еще лежавший там.
        Путь к центру города среди деревьев, холмов и домов, пешком и на автобусах, по бесконечным улицам вдоль ровной бурой реки занял целый день. Кэй думала, что они наверняка привлекут внимание, но духи в своих балахонах и плащах идеально вписывались в окружение, особенно когда маленькая группа, двигаясь хоть и устало, но быстро, добралась до древнего сердца Рима. Элоиза повисла на широкой спине Вилли, и так они шли, минуя церковь за церковью, минуя одряхлевшие, порой полуразрушенные античные святилища и памятники, и повсюду множество доброжелательных лиц - казалось, тут рады всему, никакого скепсиса не вызывали ни Фантастес с его морщинистой умудренностью, ни Рацио с его мрачной отчаянностью, ни Флип с его тревожной наэлектризованностью, ни Вилли…
        Кто ты там ни есть, невозможно увидеть тебя и не полюбить.
        Кэй пошевелилась на сиденье. Сев в поезд на закате, они нашли тихое купе на шестерых, и сиденья показались Кэй прямо-таки роскошными. После долгого ожидания в здании вокзала с его сумраком, с обилием магазинов и киосков, с неумолкающей дробью и шарканьем шагов, с запахом пота и резкими голосами бесчисленных чужаков, с ползущим холодом от неподвижного сидения на месте - после всего этого мирная атмосфера замкнутого купе стала для ее изнуренного тела чем-то вроде теплой ванны. Справа от нее Элл, уставшая от римских улиц, уютно привалилась к боку Вилли; напротив нее дремали Фантастес, Рацио и Флип.
        Кэй повернулась к окну, поглядела в него сквозь свое тусклое отражение - и внезапно, толчком пробудилась от дремоты и судорожно глотнула воздух: во сне она то ли натянула воротник куртки на лицо, то ли позволила лицу съехать в его складки. Мимо окна во мраке проносились силуэты - должно быть, деревья,  - и долго, вернувшись в настоящее, Кэй завороженно смотрела на них спросонья. Еще возникали более крупные промежутки черной пустоты, но вдруг все это сменилось ясной многозвездной ночью, и она сообразила, что поезд, вероятно, едет среди гор, через Альпы. Она напрягла зрение, чтобы разглядеть как можно больше, но без луны мало что можно было увидеть. Все дороги, какие они пересекали, были совершенно пусты.
        А потом это произошло. Открылись грандиозные ночные дали, горные кряжи и перевалы, и поезд среди этого великолепия двигался и быстро, и - если перевести взгляд на дальнюю панораму - очень медленно. Все близкое к путям - здания, деревья, улицы, дорожные знаки, припаркованные машины, перроны, заборы, туннели - промахивало мгновенно, черное и размытое, лишь кое-где, пятнами, тускло подсвеченное; но небо, полное звезд, горные склоны и пики - все это, объятое тьмой, казалось, висело в недостижимой, насыщенной неизменности, похожее - она искала, с чем сравнить,  - на загадки, на тайны, на все, что трудно, но истинно. Прижавшись щекой к стеклу, чтобы не отвлекаться на свое мутное отражение, Кэй так пристально, как только могла, вглядывалась во все за окном одним глазом - и тут поезд, вырвавшись из очередного туннеля, неожиданно очутился в просторной долине, громадной, гладко-раскатистой и почти пустой, почти девственной. Звездный свет, который в других местах был неярок, тут накапливался на заснеженных краях чаши, на зубцах утесов и, устремляясь с высоты, изливался, как молоко из блюда, на то, что было
внизу,  - на одинокий дом, на единственное темное строение, твердо поставленное в самую середину, на самое дно, помещенное в фокус всего спящего великолепия вокруг, в укромную сердцевину гигантской зимней розы. И там, на те короткие секунды, за какие они проехали долину, Кэй увидела свет, золотыми пятнами падающий на землю от дома, от фонарей на стене,  - теплый свет, плотный, густой, насыщенный, точно янтарь. Свет комнат, полных смеха и песен, комнат с шепотом тесных объятий, с неспешным смакованием радостей, комнат, где царят любовь, доброта, терпение, уважение и порядочность. Словно совсем ненадолго, на пять-шесть ударов ее собственного сердца, ей открылось неумирающее сердце всего прекрасного на земле.
        Жаркие слезы наполнили ее глаза, и она отпрянула от окна как укушенная.
        - Что ты там увидела в темноте?
        Это был голос Вилли. Чтобы не потревожить Элл, он почти не повернул головы, но в его глазах, смотревших, как всегда, будто издали, читалась доброта.
        - Дом,  - прошептала она.  - Чей-то дом.
        А потом мы его проехали. Был - и нет.
        - Скучаешь по дому?
        - Нет,  - ответила Кэй.  - Да. По-моему, я скучаю по дому, какого у нас нет. И никогда не было.
        Вилли молчал. Он опустил глаза на сонное лицо Элл, прижавшееся к его плотному плащу. В темноте Кэй почудилось, что она видит, как на щеках Элл заиграл теплый румянец.
        - Плохо, что мы не можем быть вместе. Всё в этом доме, который я сейчас видела, говорило: вместе. Его наполнял свет.
        - Кэй, мне очень жаль, что мы забрали твоего папу.
        - Нет.  - Она произнесла это решительно.  - Не надо извиняться. Он ушел намного раньше, чем вы его забрали. Все время, сколько я помню, мы все - все - были порознь.
        Вилли протяжно, с тихим присвистом выдохнул, чуть выпятив губы.
        - Иногда у людей, которые любят друг друга по-настоящему, не получается быть вместе.
        - Почему?
        - Потому что это мешает двигаться дальше.
        - А зачем двигаться дальше?  - спросила Кэй.
        - Ну, на это любой дух левой стороны тебе ответит,  - отозвался Вилли. Показалось, он едва удерживается от усмешки.
        Кэй снова повернулась к окну. Даже в темноте она не могла смотреть на Вилли и высказать ему то, что хотела.
        - Вилли, в тот день, когда вы его забрали, когда все стало плохо, папа утром перед работой сказал мне, что если он мне понадобится, то я соображу, где его найти.
        - И ты сообразила?  - спросил Вилли.
        - Нет,  - ответила Кэй.  - Он же не сказал, что я уже это знаю. Он сказал: сообразишь, в будущем. Я тогда пропустила мимо ушей - но он это написал в маленькой красной книжке…
        - Да.
        - Почему он так сказал? Как он мог знать, что мне понадобится его найти?
        - Ты же всегда это делаешь, разве нет?
        Кэй почувствовала, что Вилли не столько спрашивает, сколько направляет ее куда-то. Куда - она не знала.
        - Что я всегда делаю?
        Она вела рукой по оконному стеклу, ища рисунок, путь - желанный путь, которого там не было.
        - Находишь его. Разве не ты всегда его возвращаешь?
        - Я,  - сказала Кэй. Теперь она опять повернулась к Вилли и посмотрела ему прямо в глаза.  - Да, я возвращаю.
        - И как тебе это?
        - Я все время посередине,  - ответила она.
        - Как я,  - тихо промолвил Вилли.
        - Я не хочу больше быть посередине.
        - Знаешь, Кэй, что я всякий раз себе говорю? Всякий раз, когда мне надо одному проделать путь через наш обширный Челночный зал, когда мне надо оставить своих друзей - духов правой стороны и духов левой стороны,  - когда я должен пройти мимо двенадцати тронов к жесткому станку и жесткому сиденью перед ним, прикоснуться вот этими пальцами в синяках и волдырях к челноку и пустить его в ход, пустить его бегать поперек основы. Когда начинают раздаваться крики и тирады спорщиков, когда весь этот шум и гам вздымается волной у меня над головой. Когда разгораются перепалки, когда доводы приправляются язвительными насмешками и шутками - порой веселыми, порой убийственными. Я тогда склоняюсь над своей работой, один, отделенный от всех, зная, что, пока длятся празднества, пока духи вновь не рассеются по миру как единое сообщество, пока собрание не будет распущено, пока рыскуны не растворятся со своей поклажей в ночном воздухе - до той поры я и только я всех соединяю. Я их среда. Я их середина.
        - А пока есть середина, есть история,  - сказала Кэй.
        - Пока есть середина, есть история,  - подтвердил Вилли.
        - Вилли, я устала.
        - Хочешь поспать?
        - Нет, я не так устала. Спать мне не хочется. Я от всего устала, от всего этого. Хочу домой, в кровать.
        - И я устал, Кэй.
        Вилли немного помолчал, сидя в темноте. Под ними поезд уверенно стучал колесами.
        Но что дальше? Какая цель?
        - Этот поезд движется очень быстро,  - сказал Фантастес. Он зажег верхнюю лампу и, подавшись вперед, попал в ее малое сияние. Его лицо выглядело по-ночному изможденным.  - И это заставляет задуматься: что будет, если мы найдем твоего отца, а потом доберемся до Вифинии? Насколько мы готовы? Гадд внушил духам правой стороны благоговейный страх. Боюсь, мы и горстки не найдем таких, что согласятся выступить против него.
        Свет разбудил Рацио, сидевшего наискосок от Кэй. Он добавил то, что все и так знали:
        - Я бы с удовольствием объявил ему сейчас войну, даже перед лицом Тканья; но, может быть, слишком поздно. Духи левой стороны тоже долго пробыли под его властью, и сейчас он держит их на привязи. Держит страхом, а не любовью.
        Кэй тем временем смотрела в окно. Свет лампочки над головой Фантастеса создавал в стеклах удвоенное отражение ее лица, и она разглядывала эти два несовпадающих варианта самой себя.
        - Я смогу с этим справиться,  - заявила она бодро и живо, как будто отвечала на заданный ими вопрос. Может быть, сама себе его задала.  - Я смогу найти папу. Я смогу привести его в чувство. У нас получится интеграция. Я сумею это сделать.
        Вилли принялся возражать. Остальные ему вторили. Но Кэй не слушала. Она мысленно улыбнулась в ответ на их неверие и почти увидела эту улыбку в окне, в своем измененном лице.
        - Кэй.  - Голос Флипа. До этого он сидел молча, сидел и смотрел. Теперь заговорил из полумрака, как будто ему было невыносимо примкнуть к сидевшим в маленьком кружке света.  - Я читал распоряжение Гадда, когда регистрировал его в Комнате разъятий. Все дело в том, что это было не простое разъятие. Это был спарагмос в полном объеме. Необратимый. Неизлечимый.
        - Какое-то непонятное слово,  - сказала Кэй.  - Объясните. В Александрии все было излечимо. Объясните, что изменилось.
        Долго - очень, казалось, долго - глядел на нее Фантастес, окруженный полутьмой купе, в глазах никакой мягкости, никакого веселья, словно он опять был под сводами подземного храма Осириса в Александрии. Он вдруг приобрел несказанно древний вид, как будто события минувшего дня поставили его на край ужасающей скалы - и он упал с этой скалы. Когда он начал ей отвечать, Кэй заметила, что Рацио, сидящий рядом с ним, перебирает камешки, зажатые в кулаке.
        - Бывают разные степени разъятия, Кэй,  - можно даже сказать, спектр своего рода. В незначительных случаях достаточно тряхнуть человека и сбить его с пути. Мы берем нить его жизни и треплем ее, трясем, перекручиваем и, может быть, что-то с чем-то сращиваем. Меняем в какой-то степени русло, но не останавливаем поток. В других случаях мы идем дальше, вмешиваемся более существенно. Берем историю и ломаем ее, или присоединяем к новой истории, или даже совсем обрубаем. Но и эта крайняя форма - когда мы отламываем, отрываем у повествования будущее, заканчиваем его полностью - не абсолютно фатальна для нити человека, потому что, зная эту нить и зная, как плести историю, можно вернуться к ней и начать ее сызнова. Есть с чем работать. Но при спарагмосе нить не просто обрезается, течение этой истории не просто блокируется. Перекапывается сама грядка, сама клумба. Нить сжигается. Ничего не остается. Никакого пенька, из которого можно было бы извлечь жизнь после жизни или новое начало. Спарагмос окончателен. Даже Асклепий в горячие дни великих возрождений ничего не мог поделать с полным уничтожением. Бывало,
даже он в отчаянии опускал руки.
        - Но Вилли сказал…
        - Есть один и только один случай, когда полный спарагмос считают, возможно, обратимым. Если сама Невеста, дева-коса, соберет разбросанные фрагменты чьей-то жизни и вдохнет в них новое движение - тогда, говорят, она может создать нечто из ничего, привить бытие к небытию. Так некогда Исида собрала останки Осириса, убитого и расчлененного богом Сетом, которые он разбросал по свету. Говорят, она составила заново и возродила Осириса. Но мы просто-напросто не знаем. Это история, верование, миф, предположение. Но, с другой стороны, разве кому-нибудь ведома Невеста, ее обыкновения, ее возможности? Разве кто-нибудь сидел с ней под раскидистым платаном и познал ее тайны? Разве кто-нибудь обращался к ней с вопросами, как ты обращаешься ко мне сейчас? Разве кто-нибудь из нас, утопающих в нескончаемой безумной ночи, ощущал целебную мощь Невестина камня, видел молочный свет его двенадцатиконечной звезды? Нет. Ты слышала песню, ты ее пела: «И увидим на рассвете, как звезду зажжет восток». Но, кроме песни, у нас ничего нет. Мы только потому допускаем такую возможность, что у нас не было случая убедиться в
обратном.
        - Но как происходит разъятие? Как происходит спарагмос? Я хочу знать.
        Старый дух бросил на нее острый взгляд.
        - Ребенку не надо этого видеть, даже в воображении.
        - Я массу всего в эти дни видела, чего мне не следует видеть. Мне надо это знать. Пожалуйста, расскажите.
        Кэй переводила взгляд с лица на лицо. Все, казалось, хотели что-то сказать.
        - И не приукрашивайте.
        - Когда духу известно все, что необходимо знать о чьей-то жизни, о его образе мыслей, о его устремлениях, страхах, слабостях, о том, что он любит и что знает,  - тогда ему известно, как это все разрушить, подорвать, подвергнуть отрицанию. При разъятии дух берется за один, или за несколько, или за все эти элементы, как если бы они были отдельными жилками, волокнами в нити жизни,  - и тянет. Волокна расплетаются. Сознание, ум распадается.
        - Мой папа не… не умер же он?
        - Он хуже чем умер, Кэй. Его довели истязаниями до неспособности сопротивляться. Он лишился ума.
        - И ему нельзя помочь. Вы мне это хотите сказать: ему нельзя помочь.
        Тон Кэй был практичным, настойчивым, допытывающимся. Она хотела выжать из них все.
        Пусть постараются.
        - Я не говорю: «невозможно». Но если Чертобес и Огнезмей проделали полный спарагмос, это значит, что они ни в одном уголке его сознания живого места не оставили, в каждый из них всадили нож и повернули его там, все разодрали и разбросали.
        - А при интеграции обычно…
        - Ну, ты видела в Александрии. Дух - он должен быть умелым, искусным, как Вилли,  - предается медитации о чьей-то жизни, он движется назад по присущим ей мотивам, причинам и следствиям, как будто имеет дело с сюжетными камешками или нитями в узле, и находит историю, которая заново свяжет все воедино, прирастит друг к другу разъединенные и разбросанные чувства и мысли, допущения и исходные принципы. Вилли считал, что знает, как они поступили с твоим папой, и искал тот единственный ключик, ту зацепку, ту путеводную нить, что показала бы ему, какую историю выбрать. А затем, если бы мы нашли твоего папу, Вилли собирался рассказать ему эту историю и рассчитывал вывести его из безумия с ее помощью, как противоядием нейтрализуют яд, как мылом смывают грязь. Склеить этой историей разорванное, будто клеем. Вырастить дуб из желудя. Но Гадд пересюжетил нас, как зеленых юнцов. Видимо, кто-то умный помогал ему советами.  - Тут Фантастес вскинул брови и кивнул в сторону Рацио.  - Ладно, забудем. Что прошло, то прошло.
        - Флип и Вилли,  - продолжил он,  - конечно, не знали там, в Александрии, что за ними идут следом. Но более важно то, что мы совершенно не понимаем, как быть в случае спарагмоса. Мы хватались за соломинки. И мы хватаемся за них сейчас. Это очень серьезно, Кэй,  - тут почти заповедная, сакральная область. Тут не просто жизнь разрушена, тут мир разрушается. Несчастный спарагмотик не хранит свое безумие внутри себя, он распространяет его, вливает в каждую восприимчивую душу на своем пути. Он катится по миру не просто разбитый, но еще и разбивая. Тут что-то почти неуправляемое, отчаянное и ужасное, на это даже Гадд не отваживался в былые времена, в Вифинии. То, что он сделал это сейчас, означает, что он считает себя неуязвимым, неприкасаемым. И наводит на мысль, что он и вправду хочет разрушить мир вокруг нас,  - по меньшей мере хочет изменить его навсегда.
        - Но Невеста…
        - Невеста, дитя мое… Когда мы говорим о приходе Невесты, то имеем в виду чувство - чувство, разделяемое всеми, мы имеем в виду общее для всех духов в зале ощущение светоносного и объединяющего присутствия, ощущение открывшейся возможности. Момент, когда все разом поверили - поверили, что повенчаны с миром! Но нельзя заставить людей или духов поверить. Они должны прийти к этому сами. То, чего ты желаешь, Кэй, до ужаса маловероятно. Мы хотим, но не знаем, как.
        - Но скажите, что есть шанс, просто скажите, что он есть. Если бы мы примерно знали, где Чертобес и Огнезмей оставили папу, ведь можно же было бы его найти построением сюжета? И тогда Вилли начнет с ним говорить, расскажет ему истории, как тот старый поэт в мифах, и…
        Фантастес медленно покачал головой, охватив ладонями колени, нажимая на них длинными пальцами. Его лицо то освещалось, то затемнялось и походило на громадный маятник часов, отбивающих безоговорочный отказ.
        - Нет, дитя мое. Сюжеты строятся на разумных основаниях, на необходимых переходах от причин к следствиям. Они идут по определенным линиям. Даже мне, фантазеру, это понятно. Но в спарагмотике не больше разума, чем в диком хаосе. Его несет поток безумия, как безголового, и мелодия, которую он выводит, лишена формы. Построением сюжета до него не добраться.
        - Тогда сделаем наоборот: построим антисюжет. Пусть каждый шаг будет неверным. Можете вообразить, нафантазировать такой выход?
        - Вообразить я могу все что угодно. Но я не буду знать, что мне воображать. Безумие спарагмоса - не антисюжет, это отрицание всякого сюжета, это бескрайность небытия во всех направлениях, по отношению ко всему сущему. Это не просто тень, это всеобъемлющая тьма. Предсказать что-либо тут не легче, чем объяснить причину всех причин. Спарагмос окончателен. Это крайняя точка.
        - А Кэй не думает, что аспарагус окончателен. Не думает - и точка.
        Никто не заметил, что Элл проснулась, что она следила за разговором с завороженностью едва прозревшего котенка.
        Глядя на свое двойное лицо в окне, Кэй почти подумала, что смеется, и потому чуть было и в самом деле не засмеялась. Поезд отозвался на это длинным поворотом, от которого ее замутило. Она откинулась на спинку сиденья.
        Что Фантастес сказал тогда на пристани? Что ночь - это не совсем ужасно плохо. Что можно смотреть в ночь и видеть ожидание, обещание, неизведанность. Что ночной взгляд может быть полон страстного стремления. Звезду зажжет восток… а звезды - они есть, они на небе.
        Ей понадобилось всего несколько минут, чтобы убедить их. Она рассказала им, что с ней было тогда на возвышении, на месте чистого бытия, когда она увидела и почувствовала мощь причины всех причин. Как она оказалась на какое-то время не в одном месте, а сразу в двух, видела не один, а два мира, была одновременно и далеко и близко, и субъектом, и объектом своего рассмотрения. Она рассказала им, как была и не была в одно и то же время, как претерпела спарагмос.
        Я сделаю себе спарагмос. Я опять встану на месте чистого бытия, там, где все растворяется и становится одним, а потом я вернусь. Я буду знать, что знает мой папа. Я узн?ю, где он. Я найду его там и снова сделаю самим собой. А потом верну его домой.
        Вскоре они все уснули. А поезд спешил дальше.

        Причал был сооружен из камня, добытого в гор?. Барка мягко подошла к нему и тихо встала. После неуютных часов пути в непогоду эту тишину хотелось смаковать, и она стоила того. Гадд поэтому не торопил событий, сидя на своем троне. Скоро он получит титул, соразмерный трону. И тогда разрушит этот причал с затейливой резьбой по всей длине, с историями, запечатленными в камне. На восточных воротах, с какой стороны ни взгляни, танцевала фигура Первого Духа. Тут, несомненно, было его место, его святилище, средоточие его утраченного могущества. Будь Гадд способен на сильное чувство, этим чувством могла бы сейчас быть ярость. Но он испытывал лишь предвкушение окончательной победы. Она отдавала сталью.
        Изможденные духи вытащили из воды свои длинные шесты и, не дожидаясь, пока с них перестанет капать, пропустили их через отверстия, проделанные в троне справа и слева. Взявшись по двое за концы каждого шеста, они подняли трон и вынесли Гадда на причал; с трона, пока они шли, капала речная вода. Свет был вечерний, и на резных стенах восточных ворот то теснились, то отступали и рассеивались в полумраке гротескные каменные силуэты. Гадд, двигаясь мимо, принуждал себя смотреть на них. Прислужники понесли его теперь по древнему Кольцу - пологому кружному пути на самый верх по крепостным стенам. Второй, а затем и третий раз, идя по спирали, они пронесли его через темное нутро восточной башни, и он ощущал кожей холод темного камня. Силуэты, холод, темнота - все это было ему нипочем. Пусть себе щетинятся волоски на руках. Он идет как завоеватель и скоро получит корону; все это - и силуэты, и холод, и темнота - будет его царством, его владениями.
        С высоты крепостной стены он в последнем красном свете заката наконец оглядел чертог Челночного зала, библиотеку, Переплетную, Фантазиум и обширные спальни. Дальше лежали шелковичные сады, давно заброшенные и заросшие, густо опутанные нитями несобранного шелка. К этой шелухе, к этим ветхим остаткам отжившего порядка он никаких теплых чувств не питал. Скоро он все это разрушит. Возведет взамен более функциональные офисы, уже спроектированные его клерками. Ему будет нужно гораздо меньше духов, чем прежде. И обязанности их будут полегче: быть операторами машин по изготовлению историй.
        Он послал необходимые письма. Он представил себе, как они летят по воздуху, как опускаются в руки адресатов, призывая их в Вифинию. Он представил себе движение Тканья, челнок, снующий туда-сюда с нитью утка сквозь основу, бегающий так быстро, что глаз не поспевает. Это его рука, это его плетущее движение. Он посмотрел на свои ладони, красноватые в закатных лучах, и на мгновение они показались ему червями, ворочающимися в земле. Неприятно. Но он будет владыкой и этого тоже.

        17
        Лист

        Кэй посмотрела в окно. Похоже, они подъезжали: здания вдоль путей окутывала какая-то серость, и, хотя порой показывались деревья и открытые пространства, этим участкам явно была присуща городская упорядоченность, симметрия. Кэй толчком разбудила Элл, и обе принялись протирать глаза и потягиваться, избавляясь от скованности и мелких болей в ногах.
        - Элл,  - сказала Кэй.  - Я думаю, мы уже в Париже. Скоро выходить и опять топать пешком.
        - Окей, о Кэй,  - ответила Элл. Это была ее старая шутка. Вот ведь бесенок.  - Кэй,  - сказала она и взялась за обхватившую ее сестрину руку.  - Спасибо, что спасла меня. Я знала, что ты спасешь. А сейчас я знаю, что ты вернешь нас всех домой.
        Кэй крепко ее стиснула, побуждаемая не одной лишь нежностью. Если только смогу.
        Девочки встали и ухватились за чью-то одежду - то ли Флипа, то ли Фантастеса; Рацио и Вилли уже ушли вперед и ждали у двери вагона. Поезд замедлял ход, и за окнами, догадалась Кэй, были такие же мерзлые тротуары, как в Англии неделю назад, и такой же холодный и сухой воздух. Знакомая северная зима застала ее неподготовленной и тут же привела на ум маму - она наверняка уже лезет на стенку от тревоги за мужа и дочерей. Когда состав, тормозя, поехал вдоль перрона, Кэй увидела у противоположного пути пассажиров, скопившихся перед посадкой на другой поезд,  - они сбились кучками, ежились от утреннего холода и дожидались, когда наконец откроются двери и щекам станет полегче. Кое-где люди стояли семьями, держась за чемоданы, а порой и друг за друга. Кэй почувствовала, как набегают слезы, и отвела взгляд - стала смотреть на мигающее табло в дальнем конце вагона. Я знаю, что я должна сделать, сказала она себе. Должна его найти, только и всего. Найти, только и всего.
        Двери открылись, и в вагон хлынул наружный воздух. Было холодно, зрение Кэй не обмануло; даже в пухлых, опушенных мехом куртках, которые Ойдос для них с Элл откуда-то извлекла, обе они были всего-навсего уставшими маленькими девочками и не могли унять дрожь. Их окружал громадный вокзал, накрытый широким цилиндрическим сводом из стекла и стали, поминутно подъезжали и отъезжали поезда, теснились и сновали пассажиры, и духи постарались побыстрее провести девочек через толпы: сначала вверх по большой каменной лестнице, а потом на улицу, минуя череду магазинов. Флип шел впереди своей размашистой походкой, за ним, чуть отстав, Фантастес и Рацио, Вилли с девочками замыкали группу. Кэй заметила, что Флип прекрасно ориентируется на этих улицах,  - похоже, он ходил по ним много раз: он точно знал, где можно срезать угол, где надо беречься выезжающих машин, где нужно замедлить ход или остановиться, чтобы остальные его нагнали. Многие из зданий, приметила Кэй, имели гордый, неприступный вид - пустовали в это время года, стояли без жильцов, в окнах было темно; но вдобавок им была присуща какая-то человеческая
суровость, из-за которой дрожь Кэй еще чуть усилилась.
        Минут через двадцать пыхтящей ходьбы девочки пересекли широкую, но невзрачную площадь и вдруг оказались на берегу реки.
        - Сена,  - сказал Вилли, приподняв Элл, чтобы ей получше было видно.  - Названа в честь Секваны - нимфы или богини. Тысячи лет назад древние галлы молились ей об исцелении.  - Он показал на середину реки, где ее поток, гладкий и тяжелый, раздваивался, обтекая вытянутый остров.  - Там был ее храм.
        Кэй смотрела на камни и на невысокие безлиственные деревья в передней части узкого острова.
        - Очень милая была, как и положено нимфе,  - сказал Вилли.
        Кэй посмотрела на него сердито, и Вилли не смог сдержать улыбки.
        - Ладно, ладно, я никогда ее не видел. Но тут глядите в оба - начинается интересное, особенно если мы не одни.
        Кэй двинулась дальше, чтобы не замерзнуть; Вилли и Элл последовали за ней через мост. Остальные шли впереди по-прежнему чуть вытянутой цепочкой, которую возглавлял Флип; он уже поворачивал за угол, исчезая за величественным фасадом монументального белокаменного общественного здания. Шестьдесят шагов - и Кэй дошла до здания, а потом, повернув, увидела перед собой что-то вроде пустой парковочной площадки. Поблизости высилась массивная башня огромной церкви.
        - Нам сюда?  - показала она на нее Вилли, выходившему из-за угла.
        - Не сегодня,  - ответил он.  - Это собор. А нам нужна капелла.
        Флип, Рацио и Фантастес скрылись из виду. Вилли взял девочек за руки и, обойдя припаркованную машину, провел их через низкую и узкую деревянную арочную дверь в серой плоской стене, до того неприметной, что Кэй вряд ли сама обратила бы на нее внимание. Дальше - короткая лестница, другой низкий каменный дверной проем, а за ним тускло освещенная сырая комната с невысоким потолком.
        - Еще не пришли,  - сказал Вилли и открыл перед девочками еще одну крохотную дверь - такую маленькую, что Кэй на секунду усомнилась, что он сможет через нее протиснуться. Дальше начали подниматься, Элл впереди, по каменным, сильно истертым и как бы прогибающимся ступеням узкой винтовой лестницы. Кэй считала шаги: семнадцать снизу доверху.
        Высокая капелла, куда вывела лестница, была, показалось вначале, вся построена из цветного света: не только стены раскатывались каскадом, где сменяли друг друга насыщенные оттенки синего и красного, но и сам воздух был будто напитан цветом и сиял в теплых лучах неизвестно откуда взявшегося солнца. Потолок в этой продолговатой и узкой капелле был выше некуда. Со всех сторон - огромные витражи, через которые вливался свет. Девочки поворачивались туда и сюда, вбирая в себя тепло и бархатистую роскошь воздуха; их руки праздно висели по бокам, но глаза, уже не слезящиеся от резкого зимнего ветра, блестели зачарованно и изумленно. Изысканно сработанные каменные колонны создавали вдоль стен почти кружевной рисунок и продолжались уходящими далеко ввысь ребрами потолочного свода; кое-где гладкий поток прерывался каменным орнаментом или небольшим дефектом, но в целом возникало ощущение подвижности, легкости, гибкого изящества и мощи, которыми словно бы дышало здесь противоборство света и камня.
        - Сент-Шапель,  - сказал Флип, ринувшись к девочкам с дальнего конца капеллы, где он до этого заглядывал в еще один лестничный колодец.  - Обычно здесь не протолкнуться от туристов, но сейчас рождественские праздники, пусто. Это старинная королевская капелла, построенная при Капетингах…
        - И тихое место среди зимы, очень удобное для спарагмоса,  - закончил Вилли.
        Кэй перестала крутить головой.
        - Почему здесь?  - спросила она.
        - При разъятии нежелательны помехи со стороны,  - ответил Вилли. Рацио и Флип совещались шепотом поодаль; Фантастес шарил в своем мешке.  - Чтобы добраться до первопричин чьего-то бытия, нужно размотать назад, расплести множество историй, и это может занять немало часов даже у самого искусного расплетчика. Поэтому важно уединение. К тому же такое большое замкнутое пространство всегда усиливает эффект воображения.
        - Нет,  - настаивала Кэй.  - Я спрашиваю, почему здесь? Почему Париж? Почему они привезли его сюда? Если мне это предстоит - мне надо знать.
        Вилли поморщился.
        - Со вчерашнего дня я почти только об этом и думаю, Кэй. Может быть, это случайный выбор.
        - Нет. Не случайный.
        Вилли посмотрел на нее глазами ребенка, которого застали за кражей конфет.
        - Я знаю. Возможно, Гадд старается увести нас подальше от горы, подальше от Вифинии. Я думаю, он старается помешать нам созвать Тканьё.
        Кэй бросила на Вилли нечитаемый взгляд.
        - Или подбивает нас на что-то,  - сказала она.
        Ее плечи обмякли. Что я делаю?
        - Готова?  - спросил он.
        - Готова,  - ответила она. Я не готова.
        - Ты не готова, правда же?  - Вилли положил руки ей на плечи и улыбнулся с таким необъятным сочувствием, что Кэй охватило желание броситься ему на шею.  - Ты не обязана это делать,  - сказал он, ероша ей волосы.  - Может быть, это не лучшая идея.
        Кэй отстранилась от него.
        - Я уверена, Вилли. Я знаю, как потерять себя. Готова или нет - тут это роли не играет.
        Фантастес подошел к ней с пучком сухих листьев в руке. Кэй опустила взгляд к полу. Между их ступнями на каменном полу были изображены два волка, приглядывающиеся к гнезду с тремя яйцами. Сверху - летящий гусь.
        - Тебе нужно выбрать один,  - мягко промолвил Фантастес, приглушив всю резкость, какая была в его звучном басе.  - Я бы выбрал для тебя, но только тому, кто намерен раскрепостить свое воображение этим листом, может быть ведомо, какой для него правильный.
        - Как я узн?ю?  - спросила Кэй.
        - Смотри на них и думай о предстоящем. Может быть, ты даже не будешь знать, чт? ты знаешь и почему. Но лист возьмешь.
        Кэй посмотрела на большие, в жилках, оливково-зеленые листья, которые Фантастес разложил веером. Они немного походили на листья лавра, росшего в большом глиняном горшке у них за домом, но были крупней, более округлой формы и, даже высушенные, более насыщенного зеленого цвета, и на них млечно выступали беловатые жилки - как пенистые линии прибоя, пришло ей в голову. Кэй необходимо было найти отца, а для этого сделать его мысли своими… не мысли, нет. Сделать своими его грезы и видения, приобщиться к его лихорадке, пройти путь его исступления. Кое-где на листьях жилки выступали сильней, чем в других местах, и Кэй чудилась в их молочной белизне пена на губах беснующегося сумасшедшего. Она стала ощупывать листья, трогая рубчики жилок, ведя вдоль них пальцами, задерживаясь около узелков, где эти сосудики осязались наиболее явственно. Лист, у которого позвоночник был самым толстым на ощупь - хотя имелись листья и покрупнее,  - она взяла двумя пальцами и вытянула почти не глядя.
        - Хороший выбор,  - ласково сказал Фантастес и посмотрел на свои ладони - на их тыльной стороне Кэй тоже увидела жилы, далеко выступающие, голубеющие под кожей. Она перевела взгляд на лист, повернула его - он оказался свежим, гибким, вовсе не высушенным, невероятно сочным, и его покрывали крохотные волоски.
        - Но этот лист…
        - Я сорвал его с того самого деревца в Александрии - дома - ради этого…
        У него не нашлось больше слов. У Кэй каждый нерв тела гудел от напряжения.
        - О, Фантастес…
        Она вертела и вертела лист, его гибкую мякоть между большим и указательным пальцами, уже словно опьяневшая, одурманенная этой минутой.
        - Иди по жилкам к черенку, Кэй. Следуй за млечным соком листа.
        Сказав это, Фантастес тихо удалился.
        Вилли, сидя подле Элл, вполголоса рассказывал ей о колорите витражей наверху. В руке у него Кэй увидела рог - Вилли малозаметно держал его чуть в стороне от их беседы. Кэй знала, для чего он, знала, что Элл подует в него, когда придет время; и, желая, чтобы оно пришло как можно раньше, она опустилась на пол, скрестила ноги, зажмурила глаза и немедленно сунула лист в рот. Едва она после этого сложила руки на коленях, как металлическая горечь остро ударила ей под язык и пошла дальше по нервам, точно разряд электричества. Пальцы ног вдруг завибрировали.
        Какое-то время Кэй плыла, просто держа голову над поверхностью и вбирая в себя металлический вкус, который, постоянно усиливаясь, стал просачиваться вначале в суставы, потом в конечности, потом в таз и живот. Она не знала в точности, чего ждала от происходящего, но смутно думала, что начнется со зрения, с головы; оказалось, напротив, что это всего лишь вкус, но такой, который ощущался не только ртом, но и всем телом - как будто она окунулась в море, где вместо воды холодный электрический суп, а ступни стали языками. Она сознавала, что остальные окружили ее, смотрели на нее, уселись вокруг на полу, чтобы наблюдать за ней, переговаривались тихим шепотом; но они уменьшались в ее сознании, как свечи, заглушаемые рассветом,  - по-прежнему горящие, но не светящиеся. Их сводило на нет металлическое солнце, восходившее у нее в горле, оно пылало и начинало гудеть, рассеивая перед собой все облака и тени мысли, оставляя только единый свет сознания, единый протяжный и полнозвучный звон на ровной ноте, сгущая все причины и следствия в эту единую, мощную, нескончаемую вечность готового присутствия, мгновенно
вобравшую в себя все и всяческие причинно-следственные переходы.
        Но, при всем том, Кэй обнаружила, что в состоянии думать.
        В мыслях у нее была фигура отца, лежащего на этом полу и глядящего вверх, на цветные тени каменного свода; она двинулась к нему, неся свое сознание, отламывая и отбрасывая при каждом шаге долю расстояния с великим трудом, с содроганием. Дойдя, встала над ним и вперила взгляд в его запавшие глаза, в серую щетину на худых изможденных щеках, в крапинки и поры его костлявого носа, в бледные губы, еле заметно шевелящиеся при неслышных вдохах и выдохах. Как. Как увидеть, чт? он видел, почувствовать, чт? он чувствовал. Чувствует. Видит. Как. Словно подпрыгивая в воздух, чтобы нырнуть в яму, пробитую в земле, Кэй сложилась, скрутилась мысленно и позволила мысли упасть - но не рухнуть, опуститься ровно туда, где он. Ее глаза расширились; она глядела в потолок, обессиленная приближением и стараниями ни о чем не думать, нейтрализовать всякую мысль.
        Напоминая воздушный шарик, который держат в равновесии на кончике иглы, Кэй испытывала невообразимый, невыразимый страх перед всякой мыслью, перед любым шевелением восприятия: к катастрофе могло повести что угодно. Не позволяя этому опасению подняться на уровень сознания, она ощущала безмолвный приказ: сосредоточиться на одной, правильной мысли, на той, что позволит ей проследовать вдоль нити, проследовать не туда, где он был,  - она уже находилась там сейчас - а к тому, чем он был тогда, на краю обрыва, в последний миг перед тем, как они вытолкнули его на улицу. Она растянулась на полу, чувствуя холод пола - холод отца - сквозь металлический режущий гуд, который не прекращался в ее нервах. Что-то подсказывало ей: слишком тепла она все же, недостаточно опущена, слишком пока что собрана в пучок, недостаточно отвязана. Ей вспомнилось, что сказал Фантастес: надо идти по жилкам, следовать за млечным соком листа. С приглушенным, но внезапным удивлением она поняла, что лист все еще цел, все еще лежит между языком и нёбом; все то серебро, весь металл, что сочился по ее нервам, был вкусом его кожицы.
Мгновенно решившись, она вонзила в лист зубы и тут же ощутила, как потек по деснам его мясистый, древесный, кашицеобразный сок. Вкус теперь был богаче, глубже, что-то от чеснока и кореньев, и в голове у нее будто пошел ток, началось движение - от металла к древесине, от древесины к земле. И внезапно - черви. На каждом пальце по червю. Кэй почувствовала, как по телу прошло содрогание, рот будто отпрянул от листа. Уже было слишком, а что еще будет! В желудке, который казался неимоверно далеким, взбухла тошнота. Черви ворочались, тянулись вверх, как пальцы, из ее живота, вползали в мысли, толкались в горло едучими ртами. Поднимались, красные, в сияние красного солнца. В голове у нее состроился крик. Он длился без голоса, он не нуждался в дыхании, просто длился и длился. Она сглотнула, сталкивая лезущих червей вниз точно кулаком. Они опять полезли. Она сглотнула еще раз, смутно припоминая что-то - что же?  - но была полна решимости не допускать воспоминание до себя.
        Крик прекратился, сок ушел в землю, и Кэй наконец ощутила холод - ощутила как отчаяние своего рода, не окутывающее рассудок, а уплотняющее его, вводящее его в границы, проталкивающее, словно подвижные мелкие глиняно-песчаные гранулы через скопление небольших камней, холодные и непреклонные начатки мыслей - не ее и не его мыслей, а начатки самой возможности мышления. Думай. Прежде она была на поверхности листа - листа, подобного странице, книжной странице; затем, стягиваясь, уплотняясь, опустилась к черенку - пересекла внутреннее поле страницы; теперь она двигалась внутри трубчатого листового черенка, добравшись в книге до нитей брошюровки, петляя вместе с ними, идя с ними туннелем через неживую землю, сквозь переплет и наружу, закрепляясь якорем, рассеиваясь в стороны, уподобляясь корню. Тут оно начинается. Тут начинается. Тут.
        Это оно. Да, я понимаю. В тот момент он… он думал… только это…
        Думал, что он отграничен, отсечен, оставлен в одиночестве; но думал также, что этим расплетением, этим лишением стебля, черенка, истории был не только отъединен, но и присоединен к чему-то - к некой первопричине, первооснове, к первичной земной материи, ко всем и ко всему. Думал, что пребывает отдельно - и вместе; что немыслимо далек - и рукой подать. С одной стороны - отрезан, одинок, сам по себе; с другой - обрел реальность, вышел за рамки времени, уподобился духу, стал универсальным и всеобъемлющим, как идея. Неся единичность и универсальность на двух ладонях мысли, Кэй двинулась с ними вверх, обратно в ствол, в стебель, в черенок, туда, где причина соединяется со следствием, обстоятельство с его результатом, корень с плодом. Она знала, что надо взметнуться из черенка во все жилки сразу, одновременно; что надо соединять два потока везде, не только в срединном стержне, где так уютно, так компактно, где так легко их переплетать,  - нет, надо отправить их взрывчато и в ветвь, и в лист, и в текст, и в текстуру, во все жилки вплоть до мельчайших, в каждую жилку - то есть в каждый момент. Сделав
огромный вдох, она изо всех сил толкнула мысль наружу - разом во всё, во всякий доступный и вообразимый вкус, звук, вид, прикосновение и запах. Вернись домой.
        Перед тем, как она ощутила рог, самим звуком прободавший ей живот, звуком сломавший ее сосредоточенность, у нее возникло чувство, что она движется к себе издали, что она бежит к себе, что ее на бегу проскваживает ветер; и с собой она несла знание о месте, о положении, об атмосфере. Бормотание; уличная стена, в ней проход; свет, но также и смрад; дуновение ветра, но также и тяжесть; черный тротуар внизу, белый камень наверху; согласие.
        Со вздохом исчерпанной самоотдачи она опустилась на холодный пол, чувствуя боком, коленом, щиколоткой его отчетливую и угловатую жесткость. Лист все еще был во рту, и прежде, чем открыть глаза, она выплюнула его; изо рта вбок потекла струйка слюны, и она поняла, что лежит щекой на полу. Напрягла затекшую руку. Попробовала оттолкнуться от пола слабой ладонью. Возникли голоса, они добавились к воспоминанию о звуке рога, они тянули ее за подмышки - то один голос, то другой. Или это были руки? Она отдалась им и почувствовала, что садится. Открыла глаза - и увидела перед собой глаза Элл.
        - Кэй, ты слышала рог?  - жизнерадостно спросила она.  - Слышала, как я подула? Он свое дело сделал! Это я, я смогла!
        Кэй улыбнулась, и ей захотелось положить ладонь на щеку сестры; но ладонь удалось поднять только до ее локтя, и Кэй оставила ее там, пожала локоть.
        - Да, ты смогла.
        Духи дали ей, чтобы прийти в себя, несколько минут, дали воды и сушеных фруктов, а потом начали задавать вопросы, на которые ей так хотелось ответить. Фантастес желал знать обо всем, что она приметила, с самого начала, и, хотя Кэй была готова рассказывать, резко вмешался Флип. Вопросы, считал он, должны быть короткими и по делу.
        - У нее мало сил, а у нас времени. Если Гадд, или Кат, или еще кто из них, знает, что мы здесь, то должны сообразить, почему мы здесь; и если сообразили, то сделают все, чтобы помешать нам его найти. У нас уже сидели раньше на хвосте.
        Пристыженный, Фантастес предоставил расспросы Вилли и Флипу, а сам отошел к Рацио - тот, питая явное отвращение к происходящему, сидел в жесткой позе у дальней стены и праздно водил пальцем по линиям истертого каменного пола. Кэй, как могла, добросовестно воспроизвела свое последнее впечатление, попыталась как можно детальнее припомнить эту ясность, похожую на яркий белый свет - до того яркий, что почти невозможно смотреть, даже сейчас. Такая ясность может быть у поразившего тебя сновидения, которое помнишь, знаешь вроде бы досконально, но описать не можешь, потому что не находишь слов, потому что подобные вещи испытываются, но не дают изложить себя в деталях; и все-таки она старалась изо всех сил - старалась увидеть это так, будто была тогда, перед пробуждением, не внутри, а снаружи,  - и сообщила им сейчас все, что сумела.
        Они были явно озадачены. Она сказала им про скверный запах, как от гниющих листьев или, может быть, канализации; про ворота в уличной стене, обрамленные грубым камнем; про два вида камня - один, кажется, простой камень мостовой, другой скульптурный, почти мрамор - гладкий, словно просвечивающий. Вспомнила небольшой ветер, который вряд ли чувствовала, скорее видела - видела, как он шевелит что-то… старые газеты? Но и тяжесть в воздухе была, какая-то сдавленность. Ощущение движения - но одновременно и застоя. Духи ничего не могли из этого извлечь. Флип проявлял все большее нетерпение, он бесплодно водил ладонями в воздухе, напрягал их, растопыривал пальцы. Вилли, напротив, ждал без видимой суеты, хотя и он был, конечно, в смятении и задавался вопросом, думала Кэй, не следовало ли ему сделать новую попытку интеграции, не напрасно ли он подверг юную девочку такому риску с такими плачевными результатами. Кэй рылась в памяти, напрягала ее до предела, пыталась четче вспомнить момент, когда ей что-то открылось,  - но это было не легче, чем разодрать ногтями гранит. Хотя она сидела не двигаясь, ей не
хватало воздуха, легкие ее вздымались; в мускулах рук и плеч кружила слабость, голова болела. Все, что она смогла произнести, когда оставила наконец попытки что-то вытащить из памяти и проанализировать,  - это одно-единственное, забывшееся было, слово: согласие.
        Двое духов подняли на нее глаза с внезапным интересом; затем переглянулись. Что-то, поняла Кэй, они в этом слове услышали, что-то такое, о чем она не имела ни малейшего понятия; на обоих осунувшихся лицах она увидела волнение и надежду.
        - Кэй, ты увидела или услышала это слово во время разъятия?  - спросил Вилли тихо, но настойчиво.
        - Ни то ни другое… это слово как бы висело над всем, что я видела, что слышала, чувствовала кожей, над всеми вкусами и запахами… у всего была одна тема, один цвет - как раз то самое. Согласие. Это было последнее, что я подумала перед тем как поняла, что слышу рог.
        Флип уже стоял на ногах, и ловким плавным движением он поднял Элл за подмышки и вскинул себе на спину; она удивилась, но вцепилась в него с очевидным восторгом.
        - Пошли,  - громко скомандовал он; Фантастес и Рацио, бывшие поодаль, услышали и готовы были не раздумывая последовать за ним. Флип, нагнувшись, уже проходил через дверь к лестнице. Кэй умоляюще посмотрела на Вилли.
        - Площадь Согласия,  - сказал он.  - Она в центре города, недалеко отсюда. То, что ты говорила, может, не так уж и бессмысленно - как бы то ни было, попытаться стоит. В любом случае стоит.
        - Было еще кое-что,  - сказала Кэй.
        Вилли колебался. Флип уже вышел.
        - Там черви были. В листе. Это мне что-то напомнило…
        Вилли положил руку ей на плечо, широкую руку, словно укрывая ее одеялом, словно заверяя, что тревожиться не о чем. По ее боку разлился жар, как от камина или врачебного лезвия.
        Скорей вниз по лестнице из капеллы, скорей через тяжелую хлопнувшую за ними деревянную дверь, через двор и на улицу. Вилли держался рядом с Кэй, которой трудно было поспевать за Рацио. Ее ноги висели от талии, как поникшие сухие ветви, и какая-то пустота возникла в животе во время разъятия - если это было оно - в капелле. Она опять стала считать шаги, принуждая себя раз за разом выбрасывать ноги вперед и ставить на тротуар. Вилли, должно быть, заметил, как ей тяжело, предложил ей свою спину, и она не отказалась. После этого смогла обращать больше внимания на улицы и постройки: сначала - ряд за рядом массивных белокаменных зданий, даже в эти тихие выходные охраняемых людьми в военной форме и в штатском; затем - опять река, которую они перешли по старому мосту с узорчатой каменной балюстрадой по бокам. По реке в обе стороны лениво плыли низкие прогулочные суда, и, несмотря на закрытые в холод двери помещений, до Кэй доносились слабые звуки музыки и экскурсионных громкоговорителей. Затем, на другом берегу, они прошли мимо фасада Лувра; Вилли приостановился, чтобы Кэй могла покрутить головой во
внутреннем дворе, где, окруженная водой, строго высилась среди украшенных стен величественного дворца огромная стеклянная пирамида. Но другие уже ушли далеко, и Вилли пришлось чуть ли не скакать галопом, чтобы не потерять их из виду, когда они, миновав железную с позолотой ограду, двинулись через дворцовый сад. Под ногами у Вилли захрустели камешки и холодный песок, деревья сада стояли голые и окоченевшие под зябкой голубизной неба. На серо-зеленой траве кое-где пятнами лежал снег, виднелись кучки туристов, люди прогуливались парами по боковым дорожкам и около громадного колеса обозрения, которое вдруг выросло впереди, господствуя над садом. Дальше, за границей сада, Кэй увидела каменный обелиск, они подходили к нему все ближе, и по мере приближения что-то в цвете этого камня подсказывало ей: да, именно туда. Словно узнаёшь давно знакомый вкус. Без удивления она заметила, что сад заканчивается длинной лестницей, по обе стороны от которой вдоль улицы должна идти отвесная стена. Без удивления она увидела негустой, но постоянный поток транспорта вокруг обелиска в центре - спокойного, неподвижного,
устойчивого. Без удивления, когда они спускались по лестнице, она внезапно ощутила вокруг себя промозглую тяжесть, как будто они вступили в земляную сырую тень обширных газонов, которые только что миновали. Должно быть, здесь, подумала она. Точно здесь. Она соскользнула со спины Вилли, встала на ноги.
        И, пройдя ворота внизу лестницы и повернув за угол, они увидели его. Если бы Кэй не высматривала его, она прошла бы мимо, не узнав. Хотя стояла зима, его лицо под утренним солнцем было пылающе-красным, как будто оно жгло его; волосы, которые он всегда зачесывал назад, тут и там торчали грязными темно-русыми клочьями; в одежде, мятой и запачканной, только приглядевшись можно было узнать знакомые вещи; но, самое главное, его жесты и мимика были совершенно чужими, словно он нарочито изображал кого-то абсолютно на него не похожего. Его лицо и руки пребывали в движении: сидя у стены на невысоком ящике среди кучек нанесенного ветром мусора, он вел с самим собой неторопливый, монотонный, непрерывающийся разговор и жестикулировал так, что это выглядело пародией на разыгрывание сюжета. Если бы Кэй не знала, чт? он за человек, она могла бы принять его за какого-то рехнувшегося нищего артиста. И, желая броситься к нему, обнять и не отпускать, пока он снова не станет собой, Кэй сознавала, что и боится его при этом.
        Вилли и Флип стояли рядом с ней. Элл, все еще цеплявшаяся за плечи Флипа, тянула шею, разглядывая Неда Д’Оса.
        - А я… я так же выглядела?  - спросила Кэй.  - В смысле, тоже так делала лицом и руками… тогда?
        Вилли мягко положил ладонь ей на плечо, не сводя, однако, глаз с Эдварда Д’Оса.
        - Нет, Кэй, конечно, нет. Большей частью ты просто очень тихо лежала. Я по-прежнему думаю, что у тебя это было не совсем то же самое, что разъятие…
        - То же самое,  - решительно возразила Кэй.  - Когда Элл затрубила в рог, я еще чувствовала себя целой, слитной, но уже видела другое - вот это место видела, где мы сейчас,  - и, если бы на секунду расслабилась… Вилли, поверь мне, было то же самое. Просто я не дошла до конца.
        - Я думаю, лучше к нему не подходить,  - вмешался Флип.  - По крайней мере не быстро и не всем сразу. Не уверен, что стоит вообще сейчас показывать ему дочерей. Но если бы Элл взяла рог…
        - Рог сейчас бесполезен,  - тихо, но категорично промолвил Вилли. Флип спорить не стал, хотя Фантастес вскинул брови и испытующе посмотрел на остальных.
        - Что ты тогда предлагаешь?
        - Положиться на свои силы и действовать старым проверенным способом. Может быть, удастся совершить чудо.
        Флип досадливо поморщился.
        - Мы уже столько раз это обсуждали. Не может такого быть, чтобы она…
        - Вилли.  - Заговорив, Фантастес в один миг скинул с плеча мешок и стал в нем рыться. Кэй поняла, чт? он ищет, и ее глаза наполнились слезами.  - Вилли, у меня тут лежит одна твоя вещь, и я сейчас хочу ее тебе вернуть. Я долго носил ее с собой.
        Он достал из мешка маленькую сумку, про которую Кэй почти забыла. Аккуратно расстегнул пряжки, одну, потом другую, и вынул деревянный футляр в виде книги, который она впервые увидела у него в лодке, плывущей по озеру в подземелье под Александрией. Яркое дневное январское солнце придало футляру такой обыденный вид, что Кэй на секунду задалась вопросом, не играет ли с ней память странную шутку. Может быть, не было его тогда, этого футляра? Может быть, тот немыслимый предмет, что она поднесла к губам и заставила звучать под деревом из Библа в древней пещере,  - всего-навсего ложное воспоминание, греза?
        - Старина, сейчас не время для…
        - Возьми. Сейчас самое время.
        Вилли взял футляр. Сердце Кэй стало отвешивать ей удары в самое горло. Он расстегнул металлическую защелку и, бросив на старого духа последний непонимающий взгляд, поднял деревянную крышку. У Элл глаза полезли на лоб; даже Рацио удивленно воззрился на то, что лежало под крышкой. Но никто не смог бы прийти в большее изумление и возбуждение, чем мгновенно пришел Вилли, уставясь на челнок у себя в руке.
        - Но… но…  - бормотал он.  - Гадд же выкинул его в море. Он должен был лежать в иле на дне. Ничего не понимаю.
        - О, я слышал, как он похвалялся: станок сломаю, то и это выброшу в море,  - сказал Фантастес.  - Но до того, как я позволил тебе отдать ему челнок, я заделал все отверстия воском.  - Он проказливо наморщил лоб.  - Я надеялся, отчаянно надеялся. Ночью после варварских бесчинств Гадда я взял две лодки, и мы поплыли вдоль вифинского берега с сетью. Он, конечно, тяжелее воды, но пустота внутри придала ему плавучесть; нам понадобилось всего семь часов, чтобы его найти.
        Кэй видно было, что челнок Вилли по руке и что это обеспечила не только природа, но и практика. Тяжело дыша от волнения, не сводя глаз с челнока, он машинально крутил его в ладони большим пальцем - а потом посмотрел на Эдварда Д’Оса. Что-то сгоняло, как тучу, великую печаль с лица Вилли, и вдруг в нем проявилось что-то мальчишеское: к вискам и ушам прилила кровь, волосы серебристо заискрились, на одной щеке вздулся горбик. Впервые за эти дни Кэй испытала радостный прилив необузданной надежды.
        - Воспользуйся им, Вилли. Если кто-нибудь когда-нибудь заслужил стать чудотворцем, то это ты.
        Вилли посмотрел на Флипа, ища одобрения.
        - Давай. Это лучшее, что у нас есть сейчас.
        Вилли поднес челнок к губам и двинулся вдоль стены к отцу Кэй. Сейчас подует, подумала было Кэй, но после нескольких шагов стало ясно, что он шепчет челноку на ходу. Может быть, молится, подумалось ей. Флип бережно опустил Элл на землю, и две сестры, а за ними духи, осторожно последовали за Вилли и встали в пределах слышимости. До Кэй долетали теперь, перекрывая негромкий шум ближнего транспорта, те сердитые, отрывистые звуки, что произносил отец, ведя свой монолог. Отдельных слов она не различала, да их, может, почти и не было, но голос, тон, хоть и изменившиеся, были его. По нему не видно было, когда Вилли сел и прислонился к стене в паре шагов от него, что он знает о чьем-то присутствии рядом. Девочки немного отошли и вжались в стену, чтобы он их не заметил. Остальные расположились рядом с ними. И некоторое время все пришедшие пребывали в полной неподвижности и молчании.
        Когда наконец челнок зазвучал, Кэй смотрела на обелиск на той стороне дороги. Голос челнока так органично вложился в сам воздух вокруг, что вначале она решила - это чудит ее голова, заставляя ее как бы слышать завораживающее величие обелиска. Но чуть погодя стало ясно, что это настоящий звук - звук особого рода: высокий тон его не менялся, но в нем мощно пульсировали обертоны, они нарастали и ослабевали, нарастали и ослабевали, своевольные, как море. Лицо Вилли позади челнока было спокойно и бесстрастно, руки неподвижны, но звук полнился мукой выражения. Кэй он точно парализовал, как и ее отца, чей беспокойный, бессмысленный говор разом умолк. Он стал озираться - осторожно, словно бы украдкой.
        Фантастес наклонился к уху Кэй.
        - Хороший выбор!  - прошептал он.  - Я так и подумал, что он решит попробовать это отверстие. То же, в которое ты тогда подула вначале. Голос любви.
        Натянув одежду на подбородки, они сидели спинами к стене - и вот Вилли заговорил.

        18
        Путеводная нить

        - Когда Тесей прибыл в город Кносс, ему было всего восемнадцать, но от того, как он справится с опасной задачей, зависела будущность отцовского царства. Афины и их окрестности долгие годы пребывали в подчинении у критского царя Миноса, великого владыки волн и ветров. Над множеством людей и народов вершил он суд, сидя на своем острове. Он господствовал над ними, взыскивая тяжелую дань - не только деньгами, но и людскими жизнями. В его кносский дворец из богатейших городов Греции ежегодно везли масло, рыбу, сосуды и золото. А еще города посылали Миносу своих детей - лучших юношей и девушек от каждого, они входили в ворота его дворца в цепях и обратно уже не выходили. Говорили, что он отправлял их в свой легендарный каменный лабиринт, в глубине которого находилось логово Минотавра - огромного сказочного чудовища с телом человека и головой быка. Возможно, этот человекобык и правда существовал. Возможно, он и правда пожирал детей. Как бы то ни было, домой, к родителям они уже не возвращались.
        Царь Эгей правил в Афинах - в самом богатом и сильном городе греческого Пелопоннеса,  - и кровавое покорение Афин было ярчайшей жемчужиной в жуткой короне Миноса. Самому норовистому коню - самый жестокий хлыст, и так было с Эгеем: на него и на его город Минос наложил самую ужасную дань, требуя каждый год столько добра - драгоценного металла, обожженных сосудов, расписных ваз,  - что за недолгое время Афины обнищали. Бедность они еще могли бы стерпеть, но нестерпимы были ежегодные поборы юными жизнями: посланцы Миноса выбирали четырнадцать самых красивых и многообещающих юношей и девушек, вели их в цепях скорбной вереницей на корабли, и морская даль поглощала их. Пять таких лет - и Афинами овладели сумрак и безмолвие; еще пять - и город стал подобен пустыне. Люди, ходившие по своим повседневным делам, напоминали человечков из палочек, какие могут присниться в пустом сне. Рыбаки теряли свои уловы. Музыканты забывали ноты. Постройки начинали крошиться.
        Эгей ни на что не надеялся, но у него был сын, и на двенадцатом году критского владычества этого сына, Тесея, подручные Миноса выбрали, чтобы отправить через море, принести в жертву и скормить Минотавру. Тесей тоже не имел надежды, но у него была красота, и, когда корабли прибыли в Кносс и он попал в руки дворцовой челяди Миноса, случилось так, что на него обратила взор юная царевна Ариадна, единственная дочь Миноса. Ее взор упал на него, как бледное небо на утреннюю землю, которую сковал мороз и не оглашает пение птиц. Взгляд притронулся к нему тут и там, коснулся глаза, скользнул по точеному изгибу высокой скулы, по темным волосам, по молодым мышцам руки, по полным губам, по пушку на бедре. Но, подобно рассвету, ее взгляд еще и обволок его, окутал; и кто, явленный так, не примется искать светильник, сделавший это возможным? Она потянула его к себе, как нитью; высвеченный обнаружил, откуда исходит сияние. Их глаза встретились. Оба смотрели. Оба чувствовали на себе взгляд. Оба в тот миг только этим взглядом и были.
        В те дни ни одна девушка, ни одна женщина в греческом мире не славилась такой царственной красотой, как критская царевна Ариадна. Стихотворцы изощрялись в сравнениях: руки - лебяжье перо, глаза - яркие светочи, волосы - ослепительный блеск, пальцы - летучие стрелы, кожа - козьи сливки. Кольцо ее рук - царская колыбель, голос - настроенная лира, широкий и незамутненный лоб - благодатное поле счастья. Все это была поэтическая дешевка. Ее наружность и правда ослепляла; но, при всей ее внешней, говорящей красоте, подлинная основа и суть ее совершенств была внутри, в тесном переплетении богатых, нетронутых, неразработанных рудных жил. Она смутно, но понимала свою ценность; прочие же ухватывали только наружное, только тень.
        Превратнее всех судил об Ариадне ее отец. Родившись, она стала для него жемчужиной, которую он рад был носить в короне среди других жемчужин, демонстрируя свое царственное величие. Но по мере того, как она росла, он обожал ее все более раболепно, и, когда она стала взрослой девушкой, услуги и почет, которыми он ее окружил, дошли прямо-таки до идолопоклонства. Ариадна была самым драгоценным, что он имел в жизни. Она была средоточием его забот, олицетворением его достижений, территорией его счастья. Без нее он и шевельнуться не мог, без нее обед был не обед, игры были не игры. В делах государственных он был наг, если она не стояла рядом. В ее отсутствие ничто не могло решаться, всякое обсуждение застывало на мертвой точке. Она была его жизнью, зеницей ока.
        Когда тебя так обожествляют и лелеют, это может показаться благом. И это может быть проклятием. Для Ариадны любовь отца, восхищение его дворцовой челяди, преклонение ближних и дальних - все это было тюрьмой. Ни одна душа не видела в ней ту, кем она была, и - что еще хуже - ту, кем она могла стать. Даже Елену Прекрасную, чьи времена были еще впереди, не использовали так беззастенчиво в своих целях, не превращали в такую эмблему, в такой знак собственного величия. Ариадна проводила ночи во мраке сна, но просыпалась в еще большем мраке - более темном, более полном. Ее жизнь была лабиринтом, где она слепо скиталась без надежды на спасение. Говорили, что царица Пасифая, жена Миноса, родила, помимо Ариадны, еще одного ребенка, чудовищного Минотавра - родила не от мужа, а от быка, посланного Посейдоном. Ариадне этот зверь, устроивший себе логово посреди лабиринта, этот брат, этот жуткий полубог, пожиравший всю красоту отцовской державной власти, казался ее двойником. Она чувствовала себя пленницей этой власти, ее темных, ветвящихся, устрашающих коридоров.
        Когда Ариаднин взор упал на красоту Тесея, она увидела в нем всю глубину безнадежного притязания, подобного сокрушительному камнепаду. Он горел неизбывным желанием проявить свою силу, пережить Минотавра и избавить соотечественников от неволи. Но увидела она и свое освобождение, шанс сделать выбор, возможность стать чем-то большим, нежели орнамент или кумир, возможность выстроить сюжет. Она увидела шанс сотворить свою собственную историю.
        В ночь перед тем, как Тесея должны были отвести в лабиринт и отдать Минотавру, Ариадна в одну руку вложила ему путеводную нить, туго смотанную в клубок, в другую - нож. Тесей понял, что ему делать. Люди Миноса пришли к нему рано, до рассвета, и подняли юного царевича не пинком и не ударом по голове, а почтительным шепотом. Жрец возлил на его лицо и чресла молоко и масло, призывая богов, называя их диковинными именами, посвящая им плоть жертвы и ее жизнь. Тесей стоял в бледнеющем мраке, стоял неподвижно и молча, ибо во рту у него был тугой клубок, а у внутренней стороны бедра, под туникой, висел Ариаднин нож. Его взяли под локти и медленно повели вниз по длинной прямой лестнице, уходившей под дворец. Перед огромной бронзовой дверью, где была выбита поразительная голова Посейдонова быка, приплывшего по морю, его отпустили, а сами отступили обратно, на лестницу, где им ничто не угрожало. Жрец пропел молитву с третьей ступеньки. Тесей лишь на миг преклонил одно колено. Дверь, когда он толкнул ее, открылась на удивление легко. Внутри - кромешная тьма; когда он затворил дверь и запер ее на длинный
засов, тьма обволокла его, точно в гробнице. Но он смело двинулся в глубь лабиринта, в самую его сердцевину, разматывая за собой нить. Когда добрался до чудища, борьбы не было. Оно дожидалось его, как любовника, страстно дыша. Они обнялись, и Тесей убил его мягким толчком лезвия снизу вверх - а затем проследовал вдоль нити назад, к Ариадне, к свету и свободе, к отцовскому кораблю, чтобы отплыть обратно в Афины. Но Ариаднина нить была не человеческая. На Ариадну предъявили свои права боги.

        19
        Невеста

        Кэй обнаружила, что стоит перед отцом. Холодный ветер, дуя вдоль стены, кусал ей пальцы, и у нее кружилась голова, как будто она только что делала кувырки. Ей было невдомек, как она очутилась там - то есть тут,  - когда все время, казалось ей, она сидела с Элл у стены и слушала Вилли. Историю, которую он рассказал, она помнила сейчас дословно, каждый слог помнила, что тоже было очень странно: она каким-то немыслимым образом знала эту историю сама, всегда знала - не слова как таковые, а внутренние нити, за которые надо потянуть, чтобы извлечь из себя эти слова. Каждое слово, что он произнес, именно она побудила его произнести - так ей думалось, когда она стояла перед отцом и моргала слезящимися от холода глазами.
        Так погружена была Кэй в свои мысли, что вздрогнула, когда отец заговорил, резко повернувшись к Вилли.
        - Ты видел?  - потребовал он ответа своим обычным тоном. Без обиняков, настойчиво, авторитетно.
        - Я сам не знаю, чт? я видел. Я глазам своим не верю,  - мгновенно отозвался Вилли. Он сидел, опустив лицо на ладони, и Кэй увидела, как он отвел концы длинных пальцев от свисающих волос, а потом вдруг судорожно вдавил их в кожу головы. Он тихо всхлипывал, как мама Кэй неделю с лишним назад.
        - Папа,  - сказала Кэй.  - Папа, давай, пожалуйста, поедем домой.
        Больше всего на свете она хотела обнять его, зарыться лицом в теплую шерстяную затхлость его одежды. Отвези нас домой.
        Эдвард Д’Ос был высокий мужчина плотного сложения, но его мышцы, гибкие, несмотря на солидную массу, слушались его чутко, верно. Сейчас его тело на старом ящике противилось ей, мешало совсем приблизиться, не давало ей ничего. А взгляд с разделявшего их малого расстояния, напротив, был к ней прикован, взгляд не подозрительный, но пытливый, как будто он оценивал ее заново - как будто, с тревогой подумала Кэй, она уже не его дочь.
        - Папа, пожалуйста…  - начала она снова.
        - Нет, Кэтрин. Ты понимаешь или нет, что сейчас произошло? Ты чувствуешь, помнишь, что ты делала только что?
        Папа. Почему ты просто не отвезешь нас домой?
        Кэй огляделась вокруг.
        - Я, кажется, встала, пока он рассказывал… Встала и подошла, вот и все,  - неуверенно промолвила она. Она хотела показать ему на Элл, Фантастеса, Флипа и Рацио, но, когда повернулась к ним и начала поднимать руку, увидела: что-то не так. Элл съежилась под боком у Флипа, Рацио и Фантастес смотрели на Кэй ошарашенно, но смотрели совсем недолго: пара секунд - и отвернулись. Не глядя на нее прямо, с какой-то смущенной робостью в движениях Фантастес поднялся на ноги и молча прошел к тому месту, где сидели Вилли и ее отец. Очень осторожно, как-то опасливо он положил руку ей на плечо, словно желая убедиться, что оно все еще на месте и что оно все еще плечо.
        Почему?
        - И ведь Онтос пустил ее на возвышение,  - произнес Фантастес полушепотом.  - Мы тогда должны были понять, Вилли. Должны были. Как же это мы не подумали.
        Кэй опустила голову и посмотрела на себя; ее ощущение времени и места по-прежнему было расстроено. На потертых коричневых ботинках виднелись шрамы от мороза и льда, кое-где их поцарапали острые камни горы. К внутренней стороне стопы присох нильский наносный ил, оставив полоски, ставшие теперь на холоде почти белыми. Следы имелись и от соленых брызг на пристани в Патрах, и, на манжетах брюк, от травы… где? У Дома Двух Ладов. Вокруг талии она чувствовала хлопчатобумажный валик подвернутого вверх легкого халата, который Вилли дал ей в Александрии - нет, в воздухе над Александрией. В полете. А поверх халата - тяжелая куртка, которую Ойдос выкопала, порывшись в старом шкафу, немыслимо древнее одеяние со следами старухиных слез. Кэй не могла охватить все это умом. Она чувствовала себя какой-то отощавшей, ноги под плотной, запятнанной тканью брюк казались по-новому жилистыми. Она подняла кисти рук; они выглядели прежними, только кожа где-то слегка потрескалась, где-то заживала старая царапина, костяшки покраснели от холода.
        Фантастес, стоя чуть левее нее, выставил вперед свои неловкие старческие ладони, сложив их чашечкой, как если бы хотел взять ее руки в свои. Но он не стал их брать.
        - Дитя мое, помнишь ли ты что-нибудь из того, что сейчас говорила?
        Кэй наконец подняла на него глаза, щурясь от ветра.
        - Кэтрин,  - сказал ее отец,  - некоторое время назад ты встала, пошла прямо ко мне и положила ладони мне на лицо. Ты уверена, что не помнишь этого?
        - Нет, не помню.
        Почему никто не хочет до меня дотронуться?
        Ее отец повернулся и посмотрел на Вилли. Взгляд духа, когда он оторвал голову от рук, был таким изможденным, зрачки такими чернильными, щеки такими морщинистыми… Кэй почему-то это порадовало, даже хихикнуть захотелось.
        - Объясни ей, Вилли.
        Вилли выставил перед собой руки, приподняв горсти.
        - Кэй, я кое-чего не стал тебе рассказывать про Невесту, когда передавал старые истории о том, как она явилась Орфею. Почему не стал? Думаю, надеялся, что это правда, но боялся, что нет.  - Он умолк, сомкнул руки и довольно долго на них глядел.  - Говорили, что Орфей упоминал про ее шепот: ее губы, мол, загадочно шевелились, когда она скользила между деревьев или показывалась из-за угла. Говорили, что этот шепот притрагивался к нему, когда он спал: другие во сне видели и чувствовали свои мысли-грезы как движущиеся картины, он же их слышал, а если видел, то не вещи, а слова, вплетающиеся и выплетающиеся из него. И говорили еще, что, когда он научился призывать к себе Невесту, когда она стала приходить по его зову запросто, почти как близкая родственница,  - говорили, он понял тогда, что слова, которые она шепчет, это не что иное, как его собственные слова.
        Кэй стояла, дрожа на зябком ветру. Отец сидел очень близко от нее, сестра тоже, ее окружали друзья, которым она доверяла, к которым прониклась теплыми чувствами,  - но мгновенно в ней запульсировало одиночество, стало циркулировать по рукам и ногам, как холодный жидкий свинец, нагнетаемый из живота. Она отступила назад, к мостовой, по которой, она помнила, потоком двигался транспорт,  - но ей было все равно.
        - Я не понимаю. Вилли, почему ты мне это рассказываешь?
        - Последние несколько минут, Кэй - нет, дольше,  - ты рассказывала историю вместе со мной. Теми же словами. Ты не повторяла за мной - нет, ты произносила те же слова одновременно со мной. Все до единого. Не раньше и не позже. Ни слова не пропустила. Когда я пробовал прервать рассказ, изменить его, уйти в сторону, потерять нить - похоже было, что ты и это знаешь, и, что бы я ни делал, ты делала это вместе со мной. Казалось, тебе известно, почему я говорю то, что говорю. Мало того: казалось, ты произносишь эти слова через меня.
        - И что это значит?
        Всем своим истомленным телом Кэй стремилась к отцу, желая, чтобы он взял ее и отвез домой. Да скажите же мне кто-нибудь - что все это значит?
        - То, что я думаю, не имеет смысла,  - сказал Вилли.
        Кэй оцепенела.
        - То есть ты думаешь, что я…
        - Нет,  - сказал Вилли.  - Я …
        - Да,  - решительно проговорил Фантастес.  - Да, я так думаю.
        - И я,  - промолвил Рацио и встал на ноги.  - Хотя такого сюжета я не выстроил бы со всеми духами-причинами на свете.
        - Хотя такой картины я не смог бы нафантазировать со всеми листьями с дерева из Библа.
        - Похоже, мы… может быть, мы, наконец, знаем, кто ты есть,  - сказал Вилли.
        - Я знал, что ты отыщешь меня,  - сказал Нед Д’Ос.  - Теперь нам все по плечу.
        Кэй смотрела на отца, на его запачканную, мятую одежду, на грязные волосы, на небритое истощенное лицо, в глаза, где раньше было столько игры, щедрости, тепла. Теперь они, казалось, глядели холодно, оценивающе.
        Все это было подстроено.
        Она не могла к нему подойти.
        Ты подставил меня. Да? Подставил?
        Она содрогнулась. Ариадна. Ее непонимающий взор остановился на каждом из остальных по очереди. На Рацио она глядела дольше: старый дух левой стороны улыбался необычной для себя широкой и теплой улыбкой, и Кэй, понимая эту необычность, захотела улыбнуться в ответ, захотела взяться за его оливковые руки, и пуститься в пляс, и издать радостный крик, и запеть, ведь, что ни говори, это триумф, их победа, конец ее поисков, ведь все это было ради чего-то, и они это сделали… но нет. Какой-то мышечный комок сдавливал ей затылок, и вся голова была будто сжимающийся кулак.
        Ариадна. На нее предъявили свои права боги. Ее нить была не человеческая.
        У нее не было сил думать, и она не думала: просто повернулась и, ни секунды не мешкая, пошла по улице прочь от всех - двинулась к реке, туда же, куда ехали машины. Даже если бы задалась вопросом, последуют ли за ней остальные, это было бы ей безразлично; голова, пока она шла, была целиком занята другим, заполнена ощущениями: она чувствовала ветер, по-прежнему дувший в затылок, жесткость и холод тротуарных плит под тонкими подошвами, едкий, острый запах автомобильных выхлопов в ноздрях; и, под всем этим, было истончающее, обессиливающее ощущение тела, которое она раньше считала своим, но, выходит, считала напрасно. Ей хотелось, чтобы ветер перестал ее обдувать, чтобы он попросту дул сквозь нее. Ей хотелось, чтобы он отправил ее в черную пучину илистой реки.
        Она сворачивала за углы как попало. Выбирала направление, шла, а потом, когда возникало побуждение, намеренно наобум пускалась в другую сторону. Она была тверда в желании не дать им себя обнаружить - или хоть заставить их потрудиться, идя по следу. Иные из улиц, такие узкие, что, казалось, и тачка едва проедет, будто приглашали ее усесться на миниатюрном крылечке, примоститься на порожке - там, где белый глянец деревянной дверной обшивки соприкасался с тяжелым, затертым подошвами до желтизны камнем, где чернели крашеные лупящиеся перила, вделанные в выцветшие плитки. Она могла бы передохнуть, могла бы дождаться остальных, которые наверняка были где-то недалеко. Ее тянуло сесть на ступеньку и выплакаться. Но всякий раз она двигалась дальше - к очередному повороту, за очередной перекресток, сквозь очередной скверик с голыми деревьями. Остановиться - значило бы признать, что есть предел, граница; и она, хотя уже болели натертые ступни, хотя все чаще возникало желание сесть или просто прислониться к стене или дереву, двигалась дальше, наружу - за грань того, что она доныне называла собой. Мной.
        На широком и пустом бульваре, где лишь изредка с шумом промахивали такси, ноги Кэй вконец отказались идти и она, доковыляв до автобусной остановки, опустилась на сиденье. Несколько минут получала удовольствие от тишины и расслабления усталых мышц, слушала ритм своего сердца, который накладывался на замедляющееся дыхание. Несколько минут испытывала желание, чтобы остальные не появлялись еще несколько минут. А их все не было и не было: никакого намека на движение на периферии ее ожидания, никаких черных пальто и осторожных шагов. В животе завязался небольшой узел страха; она сидела на вращающемся сиденье под навесом остановки и смотрела на линии мостовой, неподвижно проходящие через ее поле зрения. Десять минут прошло. Она начала считать. Двадцать. Когда наконец набралась отваги и огляделась, то ничего не увидела, кроме пожилого пьяницы, который брел, удаляясь от нее, по ее стороне бульвара, вытянув одну руку и разглагольствуя во весь голос. Судорога прошла по ее туловищу, как от удара током. Она вонзила ногти одной руки в другую с тыльной стороны, но даже не поняла, какой из рук больно.
        Они не придут за ней. Она одна. И, поскольку она, двигаясь, нарочно избегала системы, нарочно не обращала внимания, куда сворачивала, нарочно даже не осматривалась на ходу, теперь у нее не было понятия, как она шла и как вернуться назад. Ей было позарез необходимо избавиться от историй, которые рассказывал Вилли, уклониться от всего, что эти истории с собой несли, от всего, что могло уменьшить ее, изгладить, обратить в тень. Но этот побег, подумала она, опять лишил ее отца. И он опять лишил ее Элл. Кэй заплакала, потому что вокруг никого и можно было не стесняться.
        Жаркие всхлипы выкипали из нее, слезы текли по лицу. Быть одной. Убежать. Лишиться всех. Быть одной. Она вытерла слезы. Нет, не этого она хотела. Плач продолжался. Прижимая к лицу мокрый рукав, чувствуя щекой его холод, она словно бы увидела что-то - что-то очень-очень далекое: темную комнату, чье-то замешательство при пробуждении, чье-то туловище в намокшей постели, лампу у двери - и тут она разом, мигом, как будто опять нахлынуло во рту от листа, вспомнила свои сны, приходившие ночь за ночью: сны об отце и Гадде, сны о плывущей по реке барке, об Огнезмее, о злости, о гордыне; сны о недоброй, холодной энергии. Сны о красном зареве, разгорающемся над Вифинией.
        Что это значит? Что все это может значить?
        И тут, внезапно, будто тоже во сне, произошло невероятное. На пустой мостовой возник автобус, он с шумом приблизился, и водитель, увидев Кэй в стеклянном укрытии, нажал на педаль визгливого тормоза. Автобус остановился, распахнулась дверь; Кэй нарочно отвернулась от нее - не было ни денег, ни представления, куда ехать, и она не знала французского. Глядя на хвост стоящего автобуса, она постаралась сообщить этим водителю, что садиться не намерена. В задней части автобуса тут и там сидели редкие пассажиры: в самом хвосте - старая женщина с седым пучком и темно-красной губной помадой; с дальней стороны, лицом к ней, темнокожий юноша в глаженой крахмальной рубашке и с рюкзаком на коленях; а близко, совсем близко - темная копна длинных черных волос, видимо, молодая женщина, она сидела отвернувшись. Кэй смотрела на нее, когда дверь закрылась и мотор автобуса снова взревел. И тут женщина повернулась к ней лицом.
        Это была Кат. Их глаза встретились, Кат вскочила с сиденья, но автобус уже набирал скорость, и все, что она могла,  - это ринуться к заднему окну, нащупывая кнопку звонка: она хотела, поняла Кэй, остановить автобус, не теряя из виду внезапно возникшую добычу. Ноги Кэй ударили по ее усталости, как разжавшиеся пружины, и она в панике метнулась с остановки. Поначалу просто хотела скрыться из виду, уклониться от этого взгляда; но, благополучно забежав за выступ большого офисного здания, сообразила, что ей необходимо знать, где и когда автобус остановится в следующий раз. Выглядывая из-за каменного выступа и видя, как автобус замедляет ход, она подумала было повернуться и броситься в противоположную сторону, но тут ее словно ударило: Кат - дух левой стороны, и в Париже она может быть по одной-единственной причине: ей надо добраться до остальных. В горле у Кэй взбух удушающий комок: она поняла и грозящую им опасность, и сложность того, что ей нужно сделать, чтобы избавить их от нее. Автобус, проехав с полмили по прямому широкому бульвару, остановился на остановке. Вышла только одна темноволосая
пассажирка и, разумеется, сразу понеслась, чуть ли не полетела, прямиком в сторону Кэй. Значит, впереди у нас кошки-мышки, подумала Кэй. Ловец и добыча.
        В тихие выходные дни в ноябре, когда туман за ночь накрывал скошенные поля точно сырым одеялом, они с Элл играли на границе поля и деревьев в игру, которая была не совсем салочки и не совсем прятки. Быстро перемещаясь, то мгновенно показываясь, то исчезая из виду, каждая и выслеживала другую, и скрывалась от другой. Правила были простые, но действия быстро становились сложными: каждая была и ловцом, и добычей, и, поскольку кончиться игра могла только взятием врасплох, каждая старалась держать другую на границе поля зрения, то внутри, то чуть-чуть вне его. Это была пограничная игра. И теперь Кэй решила в нее сыграть, используя логику, ставшую у нее инстинктивной. Она двинулась в сторону, по боковой улице, которая начиналась невдалеке позади нее, но вначале немного прошла по бульвару и повернула на виду у Кат. Важно было, чтобы Кат проделала весь путь по бульвару до этой улицы и не повернула раньше: Кат должна была следовать за ней, не перехватывая ее. Поэтому Кэй нарочно двигалась не спеша, стараясь показать, будто она не знает, что Кат сошла с автобуса и преследует ее. Она изображала беспечность и
надеялась, что уловка сработает. Свернув за угол, пропав из виду, побежала по улице во весь дух, а потом опять повернула налево и двинулась обратно, следом за автобусом, но в квартале от бульвара. Улицы - тот же туман, подумала Кэй не без удовлетворения, туман, где можно скрыться и откуда можно завлекающе выскочить.
        Следующий шаг - исчезновение. Это у Кэй была любимая часть игры, часть, где она лучше всего поднаторела. В поле за Портомойной Фермой, где они с сестрой чаще всего играли этой осенью, Кэй так отточила исчезновение, что даже начала колебаться, исчезать или нет, видя, как расстраивает Элл ее превосходство. Но там ей помогали деревья, туманы, живые изгороди, канавы, заборы с лесенками для перехода - а тут вместо всего этого дома, скопления людей, а еще - она как раз увидела впереди, в трех кварталах, овальный знак с затейливыми буквами - станции метро. Стоило ей увидеть знак, план действий возник сам собой. Она уже побудила Кат идти за ней в ту же сторону, куда та первоначально ехала на автобусе - не случайно ехала, надеялась Кэй. Если теперь она сумеет оторваться от преследовательницы, Кат вполне может клюнуть и вспомнить о своей прежней цели.
        Идя по сужающейся улице, минуя выдыхающих пар прохожих с покупками под мышками, Кэй противилась желанию обернуться, она верила, что Кат по-прежнему стремится ее настичь. Она изображала непринужденность, старалась выглядеть расслабленной - а ноги тем временем несли ее быстро. Машин на улице почти не было, и поэтому, переходя дорогу в квартале от метро, она позволила себе лишь коротко и как бы беззаботно оглядеться вокруг. Ей показалось, она успела заметить Кат - та, похоже, и теперь бежала, она сильно приблизилась, отставала всего метров на сто. Кэй чуть помедлила перед витриной кондитерской - отсчитывала секунды, делая вид, что смотрит на пирожные и пускает слюнки, а сердце между тем колотилось, два удара в секунду, потом три: надо было подпустить Кат еще ближе, поймать ее на удочку. Постояв, Кэй повернулась, дотронулась дрожащей рукой до фонарного столба и двинулась дальше, вниз, в глубину метро.
        Скрывшись из виду, она опять немного ускорилась; прыгая через ступеньку, вдыхая теплый, затхлый воздух, пахнущий гниением и мочой, она выигрывала время для исчезновения и чутко прислушивалась - не едет ли поезд. Все зависело теперь от выбора платформы - их, сообразила она, спускаясь, тут четыре: по две на каждой из двух линий. Билета у нее не было, но станция в полдень в один из первых дней года была почти пуста, и, набрав скорость, она сумела перемахнуть через турникет (как через заборчик на краю поля поблизости от дома), не привлекая особого внимания. Думать почти не думала, но в таких случаях это и не нужно; препятствие преодолела благополучно, отделавшись ушибленной коленкой. Теперь пошла медленнее, по-прежнему прислушиваясь, стараясь уловить шум поезда, выезжающего из туннеля. Откуда-то доносился слабый рокот, но с какого из двух направлений, понять пока было невозможно. Шаги между тем слышны были отчетливо - но слишком тяжелые, это не могла быть Кат. За ними, однако, другие, на этот раз легче, быстрее, и неравномерные, как будто рывками и в обход кого-то,  - и Кэй задержалась на секунду,
всего на одну, ни дать ни взять поплавок на леске перед самой поклевкой, а затем направилась к лестницам, ведущим на платформы.
        Рокот постепенно нарастал, но Кэй все еще не знала, откуда он идет. Что ж, угадывать так угадывать. Едва она перестала быть видна от турникетов, она ринулась вниз по одной из лестниц, скользя обеими руками по перилам, надеясь спуститься до конца и завернуть за угол до того, как подойдет Кат. Внизу она почти замерла: звук приближающегося поезда стал тут не громче, а слабее, но назад пути не было. Впереди видела прямой коридор - метров двадцать; направо и налево узкие проходы вели на платформы. Кэй слышала шаги позади себя. Делая вид, что читает указатели, она неторопливо двинулась к проходу, ведущему направо, и, стараясь выглядеть как можно естественней, вошла в него. Оказавшись вне поля зрения, снова пустилась во всю прыть. У нее было секунд семь преимущества перед преследовательницей, и каждую из них надо было использовать с толком. Платформа была почти безлюдна, но рокот, что странно, сделался, казалось, немного громче. Кэй огляделась, высматривая какие-нибудь световые сигналы или табло, пассажиров, ожидающих поезда.
        И тут она это увидела за парочкой подростков, держащихся за руки у дальнего конца платформы: вход в короткий сумрачный коридор, ведущий к маленькой лестнице, а сверху табличка, цветом показывающая, что здесь можно перейти на другую линию. Оттуда-то и долетал шум поезда. Она понеслась к переходу. Уже с лестницы услышала позади себя стук высоких каблуков Кат. В три прыжка одолела лестницу, ведущую вниз, пролетела по переходу, завернула за угол - и снова вниз. Поезд как раз подъезжал, времени должно было хватить, и расположение было какое надо. Пока Кат будет идти по переходу, ей несколько секунд будет видна платформа, а потом, когда она повернет за угол перед последним спуском, то ненадолго потеряет и ее, и Кэй из виду. Если сделать все вовремя, Кат увидит, как она бежит, и подумает, что она села в поезд. По какому из двух путей он подъезжает, Кэй не знала и, сбегая по лестнице, перекрестила пальцы. Поезд стоял, машинист вышел на платформу, и сердце Кэй упало - наверняка он проводит ее глазами, когда она метнется назад к лестнице?  - но он, кивком пригласив ее в поезд, вошел обратно в кабину. На
переходе-мостике над платформой застучали каблуки Кат. Кэй ринулась вдоль поезда, надеясь, что ее белая куртка достаточно заметна. Когда шаги вдруг стали намного тише, она нырнула в боковой проход. Двери у нее за спиной закрылись, и поезд тронулся. С пыхтением взбегая по лестнице, Кэй на мгновение обернулась и - блестяще!  - увидела движущиеся вагоны. Кат, чьи шаги были теперь почти не слышны из-за шума поезда, не успеет заметить, что вагон пуст, и не увидит - думала Кэй, торопливо сворачивая за угол на верху лестницы,  - тихо ступающую девочку в лабиринте проходов, ведущих обратно, на свет.
        Но охота была далеко не кончена, и Кэй быстро протрезвела. Ей надо было перевести дух и найти надежное укрытие, чтобы наблюдать оттуда за добычей. Поднимаясь из метро, Кат быстро покажет, сработала ли уловка: если пойдет главными коридорами, спокойно и неспешно выводящими на улицу, Кэй будет знать, что все в порядке; если же двинется узкими боковыми проходами и будет прислушиваться к шагам - значит, исчезновение не удалось.
        Кэй прыжками взбегала по длинной лестнице, стараясь делать это как можно быстрее и тише, раздувая щеки от усилия и так напрягая ноющие, шаткие ноги, как не может, казалось, их напрягать девочка ее возраста. Раз ты Невеста, мрачно думала Кэй, изволь исчезать как следует.
        Она поднялась наверх. Тут, подумалось ей, будет полегче: в вестибюле станции через равные промежутки стояли колонны, надо будет притаиться за какой-нибудь и начать новый этап игры. Колонны были чуть потолще деревьев, а уж в детском умении прятаться за стволами Кэй не знала себе равных; без предательского шороха листьев под ногами здесь будет еще проще, чем дома. Она выбрала колонну и стала ждать характерного стука каблуков.
        Предстояла заключительная, самая легкая часть игры: преследование былой преследовательницы. Еще немного тяжелых, частых ударов сердца, еще немного нервозности, переминания с ноги на ногу - и Кэй уверилась, что у нее получилось: шаги Кат, завернувшей за угол станционного выхода, постепенно затихали и устало замедлялись на последнем участке лестницы. Кэй подождала, пока шаги совсем не перестанут быть слышны, и ринулась следом. Добыча превратилась в ловца.
        Снова оказавшись на солнечной улице, Кэй постаралась сориентироваться. Она поднялась не по той лестнице, по какой спустилась, и теперь несколько секунд вертелась, с ужасом думая, что очутилась совсем не на той улице, что не знает, куда сейчас надо двигаться. Но затем в минуте ходьбы затрепетал тканевый навес, который хозяин заведения немного выдвинул от солнца, и Кэй вспомнила, что отметила его как ориентир перед тем как спуститься в метро. Далеко уйти Кат не могла, рассудила Кэй; если ее нет на этой улице, значит, пошла обратно к бульвару, может быть, хочет опять сесть на автобус. Кэй осмотрительно двинулась в путь, крутя на ходу головой, вглядываясь в каждую нишу, в каждую витрину, в каждый проулок. Ловец не должен терять добычу. Народу на улице стало теперь поменьше, или, может быть, просто меньше было магазинов в этой ее части; так или иначе, никакой Кат среди редких прохожих не наблюдалось. В панике Кэй поспешила к ближайшему углу: может быть, Кат просто повернула налево?
        Нет, не повернула: на обсаженной деревьями улочке с двумя рядами припаркованных машин и опрятными, будто наманикюренными входными дверями не было ни души. Кэй обернулась, но там, напротив, через более широкую улицу,  - та же картина. Она побежала обратно к перекрестку, коря себя, что дала рыбе шанс уйти с крючка, и в ужасе от мысли, что Кат может возникнуть у нее за спиной и тогда ловец и добыча снова поменяются местами. Она крутилась и крутилась. Мимо пронеслись несколько машин, угрожающе ревя моторами; какой-то старик, чуть не врезавшись в Кэй, идущую зигзагом, досадливо остановился, затем двинулся дальше. Ниже, приказала она себе; пригнуться, опустить голову, стараться сохранить преимущество. Она тяжело впихнулась в угол у кипы газет около киоска и сгорбилась, прислонясь спиной к алюминиевой стенке. Оттуда лихорадочно оглядела улицу.
        И ей улыбнулась удача. Из кафе за несколько дверей от нее вынырнула черноволосая голова, и Кат, пройдя в каком-нибудь шаге от нее, повернула налево там, где Кэй только что была. В руке у Кат был кусок пирога, завернутый в бумагу, и, откусывая, она двигалась медленно, неровными шагами. Кэй досчитала до двадцати, потом для верности еще до десяти и пошла следом. Припаркованные машины, она понимала, дадут ей укрытие, и пустота улицы теперь, когда она села Кат на хвост, будет плюсом.
        Кэй шла за ней по одной улице за другой: на бульвар, с четверть мили по бульвару, налево вдоль парка, через павильон со странными кубистическими скульптурами, через лабиринт улочек, частично вымощенных камнем. Она как могла старалась использовать любые укрытия, но волноваться было особенно не о чем: Кат давно перестала думать о Кэй и, похоже, не подозревала, что та движется следом. Когда они вышли к реке и Кат направилась к большому мосту, сердце Кэй упало и воспарило в одно и то же время: за мостом высился обелиск, который она видела утром, но пространство между мостом и площадью, где стоял обелиск, было совершенно открытым. Спрятаться негде. Идти за Кат через реку не было пока что никакой возможности, слишком рискованно, хотя она была уверена, что папа, Элл и остальные где-то недалеко. Кэй присела в углу, полускрытая фонарным столбом, и уповала на лучшее, глядя на медленно удаляющиеся черные блестящие волосы поверх черного пальто.
        Когда Кат почти исчезла на дальней стороне площади, Кэй по оживленной магистрали, где из-за обилия машин заметить ее было трудно, двинулась к стене, у которой они сегодня сидели,  - надеялась притаиться в ее тени. Но она не могла наверстать расстояние, а Кат, перейдя улицу, где ехал транспорт, повернула за стоявший автобус; когда автобус отъехал, ее уже не было - то ли вошла в него, то ли скользнула за ним в какой-нибудь из двух переулков, которые видны были Кэй через дорогу. Кэй готовилась уже пуститься бежать за ней, как вдруг чья-то большая рука ухватила ее справа, оторвала от земли, перенесла через тротуар и запихнула в открытую дверь припаркованной машины.
        Она закричала бы, но что-то жесткое закрывало ей рот и глаза. Тогда стала брыкаться, и сильно, но из-за того, что она не могла ничего видеть, ноги большей частью лупили воздух, коленкам было больно. Дверь машины захлопнулась, и после нового острого приступа ручного и ножного бешенства она достаточно освободила голову, чтобы смотреть и вопить.
        Вопить перестала, едва начала, потому что лицо, смотревшее на нее с переднего сиденья, принадлежало Фантастесу. Теплая рука, обхватившая ее посередине, была рукой Флипа, и она ощутила его мягкое пожатие.
        - Ты гораздо тяжелей твоей сестрички, Кэй,  - промолвил он тихим улыбающимся голосом.  - А теперь головы вниз. Быстро!
        Фантастес повернулся вперед и пониже сполз на сиденье. За рулем, определила Кэй по рукаву, сидел Рацио - он натянул на голову капюшон. Флипу трудно было стать таким же малозаметным, как они, но все-таки и он съехал вниз, протянул ноги по полу машины и, сколько мог, пригнулся.
        - Мы и не надеялись тебя найти,  - сказал Флип.  - Едва ты ушла, нас атаковали с той стены самые верные приспешники Гадда, их было с десяток. Тебя они, видимо, проглядели почему-то, но нас-то они заметили. Мы так и предполагали, что вокруг твоего папы будут скрытно крутиться духи левой стороны, но не думали, что в таком количестве, и, хотя мы подготовились,  - он прикоснулся к длинному ножу, висящему на бедре,  - но все же не настолько. Мы разделились. Вилли взял на себя твоего папу и сестру. Они побежали к реке, а мы трое назад по лестнице и врассыпную через сад. Должно быть, им нужен был прежде всего Вилли, потому что только двое обратили на нас внимание, и втроем мы от них отделались. Вернее сказать - мы их отделали.
        Кэй вскинула брови. Флип явно еще не все сказал.
        - Одно из преимуществ умного духа левой стороны,  - добавил он,  - в том, что умение аккуратно выстроить сюжет не так уж сильно отличается от умения хорошо организовать драку. Когда они оклемаются от своих сотрясений, они, думаю, плохо будут помнить маленькую ловушку, которую мы им подстроили,  - правда, Фантастес?
        - Бух-плюх,  - сказал Фантастес со смешком.
        - Но Кат…
        - Да, мы заметили ее. Но, конечно, не ожидали увидеть, как ты ее преследуешь! Как ты ее нашла?
        - Я не нашла. Мы просто увидели друг друга. Как будто сон какой-то. На автобусной остановке. Она пыталась меня поймать, но я оставила ее с носом. А потом тайком за ней сюда. Подумала - она, наверно, приведет меня к вам.
        - Умница. Кат много раз бывала в Париже и знает его лучше, чем любой из нас. Догадываюсь, она тут руководит рыскунами Гадда, может быть, не только тут, но и везде - но не так плотно руководит, чтобы узнать машину, которую мы позаимствовали у этой ее несчастной парочки бандитов. Так или иначе, она почти наверняка сейчас отправилась на Монмартр, в парижское логово помощников Гадда. Скорее всего, просто хотела пройти здесь и убедиться, что они сработали чисто.
        - Но почему она вас проглядела, если высматривала вас? Она же дух левой стороны, она должна была во всем этом разобраться, разве не так?
        Кэй, поерзав, сползла ниже, чтобы расслабить напряженную спину.
        - Конечно - но есть одно, чего духи левой стороны никогда не включают в свои сюжеты как возможность, но что перечеркивает все их умственные построения. Думаю, по этой причине Вилли, твой папа и Элл должны были благополучно уйти от них у реки.
        Кэй снова вскинула брови, но промолчала. Река…
        - У них и в мыслях такого нет, что Невеста может вернуться,  - сказал Флип, сияя, и энергично взъерошил ей волосы.  - Ты как бомба взорвешься у них перед глазами!
        Рацио на переднем сиденье кашлянул.
        - Хочу напомнить тебе, Флип, что ты, как и я, дух левой стороны.
        Флип улыбнулся шире, хотя шире, казалось, было некуда.
        - Кэй, они будут от этого в восторге. Когда до них дойдет как следует, Гадд не сможет положиться даже на последнюю вошь, ползущую по его паршивой шкуре. Когда до них дойдет, что Невеста вернулась! Мы его с горы кубарем спустим. Нет, лучше запрем его в горе и оставим там навсегда. Мы возвращаемся в Вифинию.
        Вифиния. Алое зарево над Вифинией.
        - Видимо, придется,  - сказал Рацио со вздохом.
        - «Видимо, придется»,  - негромко передразнил его Фантастес.
        - А как они узн?ют?  - спросила Кэй, краснея.
        - Мы им покажем, конечно. Рацио, поехали.

        Он стоял в зале, где, согласно его указаниям, были развешаны стяги. Очаг был подготовлен, дрова лежали, оставалось только разжечь. На возвышении в западном конце зала двенадцать тронов тоже были подготовлены, напротив них, вдалеке, как обещание, стояло его собственное почетное сиденье. Ближе к двенадцати тронам, возвращенное прислужниками на свое старинное место на полу, лежало железное колесо, готовое к началу великого совета. Одиннадцать раз он повернул его уже; впереди только одна ночь.
        Он прошел по всей длине зала, считая шаги. Вернулся, снова считая. На трон пока еще не сядет здесь, рано. Верный выбор момента - в этом все.
        Прочие духи спали. Была глубокая ночь. Но он ничего не оставит на волю случая, ничего не оставит импровизации - фантазеры возвели ее в ранг искусства, но на самом деле она не что иное, как случай.
        Один из тронов, конечно, останется пустым. Он посмотрел на него. Это было, в сущности, простое деревянное кресло, не широкое, с низкими резными подлокотниками, с невысокой, плавно изогнутой спинкой. Потемневшее дерево, из которого оно было сработано - красное, предположил он,  - поблескивало под лампой в его руке. Кресло пустовало, сколько он себя помнил; одно из самых ранних его воспоминаний, связанных с Челночным залом, было о том, как он смотрел на это сиденье недобрым взглядом - презрительным, понял он позднее. В кресле не было, в сущности, ничего особенного, дарованного, пожалованного; но, так или иначе, оно было ее, а она его покинула. Он стоял в юности почти на том же месте, что сейчас, и глядел на это кресло, пока остальные кричали наперебой, в муках рождая историю; стоял и глядел на этот изъян, на вымарку, на пробел, на маленькую рану.
        Только потом, став более зрелым и опытным, он понял, что это отсутствие - символ. Духи правой стороны могли, если бы захотели, заполнить пустоту, посадить в кресло кого-то другого. Но не стали. Предпочли, высокомерные, оставить сиденье пустым, чтобы оно, демонстрируя их беззаботную, нерушимую уверенность в себе, уязвляло этим духов левой стороны. Когда он видел, как Первый Дух в Двенадцатую ночь преклоняет колени перед пустым креслом и просит руководства у дезертирши,  - как же это его злило!
        Он повернулся налево, прошел двадцать восемь шагов, отделявшие его от скамей, и занял свое старинное место, одно из отведенных духам левой стороны. Он не сиживал здесь много лет. Во мраке глубокой ночи он видел сейчас не дальше, чем светила его лампа, но все равно чувствовал, сполна чувствовал былую атмосферу Челночного зала вокруг. Вспомнил, с какой гордостью вступил в Достославное общество и с какой злостью обнаружил, до чего низко ценятся в нем он и подобные ему; вспомнил, как поклялся отомстить, когда его пренебрежительно назвали писарем.
        О двенадцати источниках всех историй он знал все, что можно было знать. Поиски - три источника, три ветви; любовь - тоже три; хроника - три; открытие, приобретение и утрата - по одной. Ему ведомы были героические характеры, испытания любящих, уловки политиков, стратегии военачальников. И песни бардов, и праздные игры пастухов, и смех ловкачей, и ожесточение мстителей. Все формы поэзии были ему известны, и все разновидности прозы. Многие из величайших антологий, сборников, изложений мифов, которые стояли сейчас в библиотеке внутри горы, он переписал собственноручно. Он редко портил строку кляксой и испытывал сейчас последствия этой аккуратности: зрение стало нечетким, загривок - толстый комок напряженных мышц. Сколько он сделал для Достославного общества. Сколько он ему дал.
        Хоть он и считался духом левой стороны, он никогда высоко не ставил аффектацию сюжетчиков, их пристрастие к доскам и камешкам, их разговоры о нити, их благоговение перед своей маленькой коллекцией священных инструментов. Он терпел голос челнока, терпел дерущий уши рев рога, терпел стук ткацкого станка. Наедине с собой закатывал в молодости глаза, вспоминая разговоры о змеях и мечах. Он произносил положенные слова, хоть они и застревали у него в горле. Сносил надувательство Рацио с двумя ладами. Но его терпение имело свой предел.
        Он положил ладони на скамью под собой и провел ими по прохладному волокну старого дерева. Его бороздки и гребни раздосадовали его, как и еле ощутимая выемка, которая образовалась от того, что он сидел тут из года в год. Эти неровности не имели ничего общего с чистыми копиями, выходившими из-под его пера. Его копии всегда были точны, и теперь, запертые в горе, они останутся точны на веки вечные. Он все, что ему говорили, исполнял в точности. Его нельзя было упрекнуть ни в единой помарке.
        Гадд взял свою лампу и вышел в прихожую. Там, за шторами, потушил свет и стоял, окруженный пустым безмолвием. Оно было чистым, незамутненным и правдивым - его не тревожила ни боль сердец, ни стук кулаков, ни крики противников. Оно покоилось по-могильному тихо, готовое принять кровь, которую он в нем прольет.

        20
        Станок

        Тишина в зале была под стать громадным дубовым балкам, пересекавшим потолок, и свое дыхание Кэй подстроила под их ритм. Затолкав поглубже улыбку, которая томилась, причиняя легкую боль, где-то за глазами, она принялась считать деревянные сиденья вдоль двух противоположных стен по обе стороны от себя; перед сиденьями тянулись длинные скамьи - по пяти рядов во всю длину вытянутого зала с каждой стороны от центрального прохода, справа духи правой стороны, слева духи левой. Всего, прикинула Кэй, семьсот духов, если не больше,  - они сидели и еле слышно шептались, ожидающе шептались, даже взволнованно. И неудивительно - первая Двенадцатая ночь, первое Тканьё за три столетия. Кэй отбросила голову назад и, позволив волосам рассыпаться по плечам, выпустила улыбку к малюсеньким бриллиантовым огонькам, усеивавшим потолок. Надо же - вот мы и в Вифинии наконец.
        Два дня назад это казалось невозможным. Кэй рассеянно перевела взгляд к дальнему концу зала, где на возвышении стояли двенадцать тронов, и ей вспомнился суматошный приезд на Монмартр - как она, Флип, Рацио и Фантастес высыпались из машины в крохотном переулке на склоне крутого холма, как она вошла за Флипом через низенькие воротца в симпатичный мощеный булыжником двор, куда хоть и слабо, но доносились настойчивые голоса спорящих - и среди них голос ее отца. Слышно было, как спор ходил маятником - атака на атаку. По наружной лестнице в теплое, отделанное деревом помещение она поднялась мигом, не чуя под собой усталых ног, полная смутной надежды, ошеломленная мыслью, что сейчас она попадет в руки той, которая совсем недавно охотилась на нее, как на дичь. В руки врага. Их врага. Вдруг она осознала, до чего трудно это Флипу, Вилли и Фантастесу - встретиться лицом к лицу и заключить перемирие с убийцей Рекса.
        Но, возможно, сюжет, который их будоражил и влек, помогал им это преодолеть: в уютной комнате с низким потолком Вилли и Нед Д’Ос, увидела она, сидели перед горящим камином, потягивали горячий сидр и спорили - да, настойчиво, но и оживленно, но и уважительно - с Кат.
        Эти роскошные черные волосы. Эти цепкие глаза.
        Убийца, думала Кэй раньше и подумала теперь.
        Элл, сидя у окна на диванчике с подушками, якобы разглядывала картинки в огромной книжке, но на самом деле внимательно смотрела на Кат поверх страницы. Та сняла свое черное пальто, но одежда под ним тоже была черная, великолепные волосы блестели и поражали изобилием. Кэй хотелось и зарыться в них, и выдрать их клочьями. Все трое взрослых (но не Элл) подняли глаза на вошедших, однако разговор не прервали ни на секунду; Кэй и остальные сели на свободные места и стали внимательно слушать.
        - Гадд ничего не сможет против этого - не сможет после римских событий,  - сказал Вилли.  - Ты сама понимаешь, что даже Чертобес отпадет от него, раз Невеста вернулась. Рог у нас, челнок у нас, зал почти готов - Кат, мы успеем созвать Тканьё в этом году - мы сумеем это сделать, у нас целых два дня.
        - Сумеем,  - подтвердил Нед.
        - Вероятно,  - сказал Флип.
        - Ничего не получится без станка,  - возразила Кат негромко, деловито, категорично.  - Обработать дерево для станка только музе под силу - ты же помнишь старое речение, Вилли. Такое орудие…
        - Мы можем на худой конец обойтись и без станка, но мы не можем обойтись без тебя,  - сказал Нед. Кэй вдруг сообразила, что ее отец помылся и переоделся в чистое в доме Кат. Уговаривая Кат принять участие в Тканье, он был таким же, каким раньше,  - серьезным, уверенным, прямым, деловитым.  - Ты нам нужна, чтобы позвать всех рыскунов. Позови их в Вифинию, Кат.
        Кэй ненавидела ее до того момента, когда она ответила; но кто может ненавидеть такой голос? Он входит в уши нежно, как взбитые сливки, он горячит горло слуха, но бережно, так, что хочется замедлить до бесконечности звучание слов.
        - Не знаю,  - сказала она. А затем, чуть погодя:  - Несколько часов назад я с радостью приняла бы от Гадда благосклонную похвалу за то, что раздобыла и доставила эту девочку - младшую сестру; и что мне теперь - забыть про все это? Забыть, что Гадд - мой начальник, мой господин?
        - Да,  - ответил Нед Д’Ос.  - Забыть про господство вообще. И вспомнить про нить. Бери девочку, но бери и нас вместе с ней. Пусть Гадд прибудет в Вифинию. Пусть вместе с ним туда прибудут его войско, его телохранители, его клерки, его личные слуги. Пусть. Все, что нам нужно,  - это момент. Элоиза подует в рог - Кэтрин откликнется - Первый Дух выступит вперед - и тогда все духи и фантомы Достославного общества увидят то, что видели мы.
        Огонь камина, когда ее отец говорил, высвечивал все самые острые углы его лица и фигуры, на лице колыхались отсветы. Кэй содрогнулась, вспоминая это сейчас. Две ночи, думала она тогда.
        И с новым содроганием вспомнила сейчас гонца, который явился в ту самую минуту,  - подобострастного, трепещущего духа с письмом в руке. С личным распоряжением Гадда, требующим от Кат именно того, к чему Нед Д’Ос, уговаривая бросить вызов начальнику, только что ее склонял: прибыть на Тканьё самой и позвать в древнее гнездо всех рыскунов, которых насчитывались сотни. Каким изумленным, каким смятенным взглядом обвела их Кат! С каким страхом, с каким недоверием смотрел на них гонец! Как красноречиво говорили его глаза об ужасах, которые терпело Общество под властью Гадда!
        И Кат сделала это. Всех позвала домой - сотни и сотни рыскунов, по каким бы тайным путям они ни ходили. А из горы по реке прибыл Гадд, и с ним его войско, его телохранители, его клерки, его личные слуги. Все были тут. Фантастес извлек из укрытий духов правой стороны - тех, кого смог найти,  - а Рацио вызвал из Рима Ойдос, Онтоса и горстку духов-причин, которые каким-то чудом выжили в огне. В аэропорту Кэй и Элл тихо посидели с отцом, слушая истории, которыми их развлекал Флип, и вскоре их пригласили на стамбульский рейс. В самолете - он далеко не был заполнен - девочки всю дорогу проспали, а в турецком аэропорту Кэй, несмотря на головную боль и на дымный, тусклый свет, время от времени примечала то обгоняющую их высокую фигуру, то плащ или балахон среди костюмов и юбок в толпе пассажиров. Следующий день провели в сельской местности - девочки носились и играли в свежевыпавшем снегу, а остальные строили планы, просили об одолжениях, организовывали доставку необходимого и разговаривали, разговаривали… наутро снова в путь, на сей раз на машине - в Вифинию. Челнок лежал в мешочке на поясе у Вилли, рог
- в заплечном мешке у Фантастеса. Флип и Рацио вели две машины по извилистым, изрытым колдобинами дорогам. И вот они здесь.
        Здесь.
        Пировать, плясать, веселиться никто особенно настроен не был. Приказ всем был собраться; духи, сидевшие сейчас в зале,  - некоторые, Кэй видела, еще входили, по двое, по трое, по пятеро,  - явились не на праздник, а для разговора. На иных лицах Кэй читала надежду, ожидание, затаенную радость - это, видимо, были духи правой стороны. Они явно успели обменяться слухами, рассказать друг другу кое-какие истории. Другие выглядели более нервными, испуганными, и таких было много - это, догадывалась Кэй, были слуги Гадда, духи левой стороны и меньшие из духов правой. Гадд пока еще не показывался, хотя для него было поставлено сиденье в центре нижней, общей части зала, напротив возвышения. Кэй сидела на табуреточке в середине вытянутого зала, но ближе к скамьям духов правой стороны, вплотную к ним. Напротив нее, на другой табуретке, устроилась Элл, она нервничала, держа на коленях мешок Фантастеса с рогом. Она знала свою роль: когда пойдет процессия - издать, дуя в рог, один долгий звук, а затем ждать. Она вдоволь потренировалась в машине, чуть не сведя всех с ума и чуть не устроив аварию; зато, с
удовольствием думала сейчас Кэй, она справится отлично, можно не сомневаться.
        Надо же, подумала она опять про себя, вот мы и в Вифинии.
        Зал был мало чем украшен - всего по нескольку стягов с каждой стороны,  - и во многих местах серьезные повреждения от сырости и мороза были видны невооруженным глазом. Стены тут и там были выщерблены, мозаика пола кое-где сильно потрескалась или просто отсутствовала. Потолок, однако, был цел, и, несмотря на сквозняки, в зале было тепло, сквозь толстое стекло витражных окон не проникал ни дождь, ни снег, ни ветер. Окна из-за тяжелых туч были сейчас довольно темные; погода за ними стала еще хуже - холод, порывистый ветер, снежная крупа. Ничего страшного. С несколькими студентами и помощниками из местных ее папа трудился тут, приезжая и уезжая, почти восемь месяцев, и они по крайней мере сделали чертог водонепроницаемым и остановили гниение. Придет время - и больше стягов будет висеть тут на древках, воткнутых в старинные гнезда в стенах. Придет время - и пол будет отреставрирован. Придет время - и массивные деревянные сиденья почувствуют на себе острые лезвия резчиков, недостающие бриллианты будут вставлены в дубовый каркас потолка. Придет время - и сюда переместят из горы гобелены.
        Но есть одно, подумала Кэй с простой радостью, когда развели огромные шторы у входа в нижнюю часть зала,  - есть одно, чего не нужно дожидаться. То, что духи, по шестеро с каждой стороны, внесли сейчас на горизонтальных шестах, водруженное на платформу, пронесли к возвышению и поставили. Кто соорудил его заново, как он был сюда доставлен - этого не знал никто. Нед Д’Ос подозревал, что тут приложил руку его старший помощник,  - он, однако, это отрицал; другие высказывали предположение, что сам Гадд в насмешку над ними велел его смастерить и подержать до поры в прихожей Челночного зала. Как бы он туда ни попал, кто бы его ни построил, вырезав детали, как велит традиция, из сплошного ясеня, теперь он стоял на возвышении - великий ткацкий станок Первого Духа, навощенный как следует, снабженный основой и утком, готовый к началу собрания.
        Носильщики станка вынули из-под него шесты и заняли свои места. Тяжелые вышитые шторы, зеленые с золотом, пятнадцать футов в ширину и по меньшей мере столько же в высоту, снова развели, и Кэй вздрогнула, поняв, что вот она, процессия. Это простое, но величавое шествие через зал к тронам возглавлял Фантастес, а за ним следовал другой престарелый дух правой стороны - тот, кого он выбрал сегодня из числа вернувшихся из изгнания. На них были зеленые одеяния, шитые серебром, с крохотными бриллиантиками вокруг воротника; их головы не были покрыты. Дальше, на некотором расстоянии, шел Рацио, ведя за собой Ойдос и Онтоса, на всех были тяжелые балахоны и черные траурные плащи с пуговицами из гагата, на манжете каждого рукава виднелся одиночный камень цвета слоновой кости. Дальше, снова на небольшом расстоянии,  - трое самых молодых духов правой стороны в голубых одеяниях с золотыми запонками вокруг воротника; и замыкали шествие трое младших из духов левой стороны в серых балахонах и плащах, с черными сюжетными камнями на манжетах рукавов. Каждый нес в руке железный посох, увенчанный извивающейся змеей и
сюжетным камнем. Больше никаких украшений, и никаких церемониальных жестов - они шли через зал торжественным мерным шагом, и важность минуты была запечатлена на их лицах. Даже Фантастес, который еще утром, говоря о Тканье, только что не тараторил, охваченный радостным волнением, сейчас устремлял вперед до того строгий и решительный взгляд, что Кэй устыдилась своего восторга. Когда они приблизились, она опустила глаза, нахмурилась и перекрестила ноги.
        И тут Элл вскочила со своей табуретки и, когда процессия, возглавляемая Фантастесом, чуть не доходя до нее, остановилась, сделала то, в чем практиковалась весь день: подняла рог к губам и протрубила. Кэй не первый раз слышала рог, но в этом зале он зазвучал по-особенному, его голос усилился и изменился, отдаваясь от деревянного потолка, стен и сидений. Завывание сирены, львиный рык, плач ребенка - все это послышалось тут разом, и задолго до того, как рог замолчал, Кэй почудилось, что у нее кровь может пойти из ушей от настойчивости этого целеустремленного сверления, идущего вглубь, к ее сознанию. Все ее мысли легли и съежились перед этим звуком. Она видела и осязала его как взрыв между ее ладонями.
        Звук оборвался так же внезапно, как возник, и, не успел умолкнуть в ушах почти тысячи духов гул послезвучия, как Фантастес воззвал к залу густым басом, которого Кэй никогда еще не слышала из его уст:
        - Сердце, взмой!
        И все духи в Челночном зале отозвались как один:
        - Подхватит ветер!
        После этого старый фантазер возобновил строгое шествие к возвышению. Кэй всматривалась в каждого из проходящих. Фантастес - длинные волосы, лысая макушка, массивные виски, широкие плечи, толстые выступающие жилы на шее; старый дух правой стороны - огромные глаза-бассейны и, опять-таки, толстые жилы-канаты на шее и на руках; Рацио, Ойдос и Онтос - у всех оливковая кожа, но у каждого свой рост и своя походка; духи правой стороны из тех, что помоложе,  - широкоплечие и высокие, как Фантастес, но с землистыми, болезненными лицами после десятилетий - а может быть, и столетий - лишений в изгнании и подполье; и, наконец, младшие духи левой стороны, все маленького роста, как Рацио, один очень упитанный, но с длинными элегантными пальцами. Когда он миновал Кэй, Фантастес уже приблизился к колесу. Не останавливаясь, старый фантазер подошел к первому из двенадцати отверстий в нем, вставил в отверстие свой посох и позволил ему тяжело проскользить вниз между пальцев. Когда посох лязгнул, прочно опустившись на место, Фантастес повернулся и встал перед своим троном. Дух правой стороны, шедший за ним, проделал то
же самое, и так, вставляя посохи и вставая перед сиденьями, завершили шествие остальные. Когда все уже стояли перед своими тронами, они разом сели. По залу прошелестел говор, и Кэй поняла, что собрание официально считается теперь открытым.
        - Первого Духа - в зал!  - раздалось со скамей духов правой стороны, и многие, как справа, так и слева, принялись громко этому вторить.
        Из прихожей, никак особенно не наряженный, все в том же своем старом балахоне, в зал вошел Вилли. Он быстро, как-то торопливо даже, без всякой церемониальности, миновал весь протяженный зал; проходя мимо Кэй, вскинул брови и слегка дернул щекой, но глаз от пола не поднял. Вначале подошел к колесу и, взявшись двумя руками за два посоха, с силой протащил громадный железный обод по полу, поворачивая его на последнюю двенадцатую часть круга.
        Двенадцать ночей.
        Он немного постоял, глядя на колесо; грудь его ходила замирающими волнами. Затем, преклонив перед тронами одно колено, принял из рук Рацио челнок; подойдя к станку, повернулся к залу и поднял челнок повыше. Говор в зале сделался громче. Вилли поднес челнок к губам и извлек из него семисекундный звук - на этот раз не какой-либо из знакомых, а новый: низкий, режущий, но идущий вверх, под конец острый как нож, пронзительный и вместе с тем такой же суровый, мрачный, всеобъемлющий, как голос Первоярости. Кэй застыла; ей не нужно было объяснять, что это звук трагедии. Духи в зале заговорили теперь в полный голос, и в их репликах с обеих половин слышалась тревога, удрученность: почему Первый Дух выбрал ноту старинных трагедий? Что им всем предстоит сегодня?
        - Противоборца - в зал!  - прокричал кто-то из духов левой стороны, и хотя этот второй призыв подхватило не так много голосов, как первый, он продолжал звучать, пока из прихожей не появился Гадд. На фоне грандиозных вышитых штор он показался еще более приземистым и коренастым; неудивительно, подумала Кэй, что он захотел в прошлом покинуть это место,  - масштаб не тот совершенно. Вдруг на той половине, среди духов левой стороны, она заметила Флипа - он сидел рядом с Кат; встретившись с ним взглядами, Кэй улыбнулась ему. Он демонстративно закатил глаза - похоже, знал что-то о предстоящем.
        Но, переведя снова взор на Гадда, Кэй почувствовала, как в животе завязался узел. Он оглядел зал, и Кэй пришло в голову, что его взгляд отрепетирован.
        Перед глазами у нее вдруг пошли кадры: он идет через этот зал один, держа в темноте перед собой лампу. Мерит шагами пол, затем садится напротив нее на одну из скамей, отведенных духам левой стороны. Она увидела его мысли. Мне снится. Мое сновидение. Что мы тут делали - я и он? Она знала, что сновидение никогда не удержать, бесполезно, оно поднимается к поверхности, как пузырьки в пруду,  - только увидишь, и его уже нет. И сейчас, она знала, его не удержать: выскользнет из пальцев, едва попробуешь ухватить. Но она знала, что оно есть, что оно здесь,  - и живот не отпускало. Кровь на камнях.
        - Духи и фантомы!  - громко провозгласил Гадд.  - Много лет назад мы собрались в этом зале, как я думал, в последний раз. По вашей воле орудия старых времен были тогда сломаны, обломки их разбросаны, и для Тканья была спрядена другая нить - нить нового порядка вещей. С тех пор многое переменилось, и переменилось к лучшему.
        Он произносил слова медленно и отчетливо, и, хотя он стоял в дальнем конце зала, его глаза ходили туда-сюда по собранию тесно сидящих духов, вбирая в себя так много взглядов, как только можно было. Блики узнавания играли на его лице, пока он говорил, и Кэй стало ясно, что он мастерски изображает из себя политика. Она посмотрела на духов, выхватывая глазами немногих, кого знала: ближе к возвышению, среди духов левой стороны, сидел Чертобес, рядом с Флипом - Кат, по другую сторону от нее - Хоб и Джек. У Джека озабоченный вид, подумала Кэй, слушая Гадда дальше.
        - Потому что окружающий мир тоже переменился. Кто сейчас сидит у огня, впитывая слова поэта? Кто корпит при тусклых свечах над тяжелыми томами старинных преданий? Когда была пропета последняя сага? Кто штудирует Веды? Кто из детей думает сейчас об Александре? Где покоятся кости Гогмагога? Кто чтит останки Нефритовой царицы? Все это - утраченные заботы более мелких эпох, мечтания прошедших ночей. Кто знает все это сейчас? Филологи!  - Гадд обильно, театрально, утрированно плюнул на пол перед собой.  - Ученые филологи, которым нужно не чтить ту или иную историю, а присвоить ее, которые смотрят свысока на то, в чем лишены мастерства.
        - Это мир людей,  - продолжил он,  - загнал нас внутрь горы, это мир людей сломал нам станок, выбросил челнок, раздавил рог и сжег старинную нить. Кое-кто называл меня кровавым, иные безжалостным, но не я разогнал фантазеров, не я рассеял по свету духов правой стороны; моя рука, если она и была к этому причастна, послужила лишь орудием мира людей.
        Он помолчал, чтобы эта невероятная логика невероятным образом дошла до духов.
        Кэй посмотрела на Вилли, спрашивая глазами, не слишком ли долго это продолжается; но его лицо было наклонено вниз, взгляд был словно потерян в серых дугах орнамента, струившихся по каменному полу между скамьями.
        - Все истории уже написаны,  - прокричал Гадд,  - и нет ничего нового под солнцем! Великое дерево мертво, и вся листва на нем засохла! Болота, пустоши и горные края, где некогда рыскали наши рыскуны, осушены и распаханы. Для чего нам ходить теперь известными путями земли, напоминая неблагодарным о том, о чем они предпочли забыть? Даже мысль такая должна быть для нас унизительна. Иные думают, что нам следует беречь прошлое, быть музейными хранителями нашей исчезнувшей славы; но ради кого нам восстанавливать нашу великую библиотеку? Ради кого вновь увешивать наш громадный зал гобеленами? Нам самим в этом точно нет надобности.
        - Нет,  - проговорил Гадд. Он расхаживал теперь по залу между своим местом в задней его части и табуреткой в центре, где сидела, все сильней тревожась, Кэй. Он для этого явился сюда из горы? Это и есть ловушка, которая ей сейчас привиделась? Вилли не поднимал головы, он сидел, отвернувшись от станка, и рассеянно вертел в пальцах челнок. Кэй перевела взгляд на Флипа, который - странное дело - сиял, будто был посвящен в какую-то неизвестную пока что ей шутку. А где папа? За окнами и так уже скудный дневной свет - другого освещения в зале не было - мерк, словно только и ждал появления Гадда. Он молча ходил сейчас по залу между скамьями, вглядываясь в лица духов по обе стороны, вызывая своих противников на возражения. Что, приехали в Вифинию ради Невесты?  - требовали ответа его глаза. Что, и правда поверили в эту детскую сказку, поддались минутному увлечению?
        - Станок, говорят, снова построен - но кем построен и для чего? Да, вот он стоит перед нами, и я этому рад, хорошо, что мы встретились под его внушительной сенью. Но что мы получим от его грандиозной рамы, кроме добавочного утомления для рук? Я слыхал, что рог возвращен. Я слыхал, что челнок выковыряли с морского дна. Я слыхал про ключи, про плоды-раковины, про подземные листочки и цветочки - я чего только не слыхал! И зачем все это? Чтобы стать рабами пустых церемоний, отдать себя во власть чересчур плодовитой, мертворождающей бесплодности? Чтобы распахнуть двери гробницы и сгинуть в ней?
        Внезапно Гадд грозными шагами покрыл половину зала, подошел к Кэй и направил толстый палец-обрубок прямо ей в лицо. Из-за его малого роста их глаза были почти на одной высоте. Она отпрянула от его искривленных губ, испугавшись, что он плюнет теперь и на нее. Но вместо этого он заговорил, обращаясь к ней и впервые сегодня понизив голос:
        - Ты ведь не больше моего веришь россказням про плоды-раковины и про причины-следствия. Уж я-то тебя знаю. Тебе известно, что находится под Домом Двух Ладов. Ты видела скульптуры на стенах. Ты видела алтарь. Ты знаешь, как и я, что тот дом построен на огромной и всепоглощающей могиле. На смерти - вот на чем он построен. А через ту дверь,  - он повернулся и, снова крича, обращался теперь к Вилли, который сидел молча, со склоненной головой,  - нет обратного хода!  - Он вновь повернулся к Кэй и глумливо произнес, чуть ли не запихивая слова ей в горло:  - В той ночи нет звезд - один мрак.
        Кэй вдруг показалось, что в горле только сухой песок; живот скручивало и скручивало узлами.
        - Но у нас есть выход, альтернатива. Мы можем управлять нашими историями. Мы можем их формировать, придавая им рыночный вид. Мы можем их продавать. Надо ли нам идти обратно в Каменоломни? Нет, не надо. Стоит ли нам возвращаться внутрь горы? Нет, не стоит. Давайте запрем ее, запечатаем. Отлично. Но место, где мы сейчас находимся,  - не больше наш дом, чем те скалистые пустоты, потому что мир людей его забыл, вышвырнул его за дверь в бездонную могилу бесполезной истории, и если мы тут останемся - если, я хочу сказать, мы останемся тут в таком виде,  - то провалимся в могилу вместе с ним!
        Гадд, стоявший очень близко от Кэй, сделал паузу, чтобы его слова произвели должный эффект. Затем приглушенным голосом, наверняка еле слышным в дальних частях зала, он завершил свою речь:
        - Иные из вас, возможно, удивлены, что я здесь. Вы имели основания думать, что я не дам нашим правосторонним ретроградам себя заманить грошовыми сказками. Возможно даже, вы полагали, что я готовлю свой побег. Но я слишком уважаю Достославное общество, чтобы считать его пассивным придатком усохшей, увядшей философии. Вы нечто большее, нежели игрушки пресыщенных, больных воображений. Как бы то ни было, я рад, что мы снова здесь, что мы собрались в нашем старинном доме, что при этом соблюдены все наши игрушечные ритуалы. Давайте же решим раз и навсегда, что оставим этот путь. Давайте сформируем новое Тканьё, лучшее Тканьё, более эффективное Тканьё, более успешное, процветающее Тканьё. Сделаем же это - и закроем за собой эти двери навсегда.
        Гадд замолчал, стоя на месте, и все духи по обе стороны зала сидели безмолвно - возможно, каждый ждал, что выскажется его сосед. Там, где до появления Гадда духи свободно подавали голос, теперь, с отчаянием заметила Кэй, улыбки погасли, живые взгляды потускнели, глаза потупились. Застывшие гримасы духов левой стороны еще больше затвердели. А Вилли все смотрел вниз, все крутил в рассеянности челнок. Тем временем Гадд тихо прошел обратно в дальний конец зала. Там стоял стул - простой, обыкновенный стул. Кэй удивилась, что не обратила на него внимания раньше. Мясистой рукой Гадд взял его за спинку и потащил, царапая каменный пол, пока не добрался до самых низких, самых скромных сидений духов левой стороны. Там он поставил стул и встал перед ним.
        - Я все сказал,  - промолвил он напоследок и сел.
        Долгое молчание Тканья, которое последовало за этими словами Гадда, казалось еще более глухим, чем каменное безмолвие голых стен в концах зала, вздымавшихся от пола до дубовых балок наверху. Кэй боролась с подступающей паникой - а тишина между тем длилась, Вилли бездействовал. И тут внезапно из уст духа, сидевшего в трех шагах от ее табуретки, раздалось пугающее, створаживающее кровь:
        - В цари его!
        В сердце Кэй вместе со страхом взбухала ярость: крик не просто раздался, его подхватили - сначала двое-трое, потом пятеро, потом два десятка, и вот уже сотни духов это скандируют, причем все более и более дружно. Полнейший ужас, разочарование, отчужденность - вот что испытывала Кэй, сидя на своей табуретке и начиная сдуваться под давлением этого крика. Долго она не смела поднять глаз от пола, даже мельком взглянуть на Вилли или Флипа; а когда наконец взглянула, лучше бы она этого не делала.
        Потому что Флип уже не улыбался - он скандировал вместе со всеми. Мало того, он принялся стучать ладонями по скамье, выказывая яростное нетерпение. Попытавшись встретиться с ним взглядом, Кэй не нашла в его глазах узнавания. И что же, подумала она,  - все было только ради этого? Вся дружба, все предательства, все примирения, все истории, все доверие - только ради этого? Чтобы мы оказались здесь, перед лицом этих событий, этой судьбы? Вилли по-прежнему безучастно вертел челнок. Кэй вдруг мучительно пронзила мысль - она вспомнила, чт? ей говорили: Гадд и раньше хотел царской власти над Достославным обществом, но, согласно обычаю, для воцарения нужен автор. Элл сидела на своей табуретке, моргала и явно была в ужасе, явно очень-очень хотела перебежать через узкий проход и спрятаться в объятиях сестры. Никогда еще она не представлялась Кэй такой маленькой - и такой важной.
        Дальнейшее произошло, казалось, очень быстро: Гадд прошел со своим стулом через зал, поставил его и сел напротив станка, перед тронами двенадцати рыцарей; Флип поднялся со скамьи и принес Рацио бархатный мешочек, где - поняла Кэй по его форме и размеру - лежала корона; духи принялись скандировать еще громче; трое младших духов левой стороны, очень хорошо, судя по всему, зная свою роль, спустились с возвышения и, пройдя по проходу, вдруг схватили Элл, а потом вернулись к станку, неся ее на руках. У Кэй возникло побуждение броситься следом и попытаться любым способом вырвать у них Элл - но крики и жесткие вытянутые лица множества духов устрашили ее.
        Как будто во сне, под непрекращающееся скандирование, трое духов левой стороны поставили Элл на возвышение перед Рацио; тот, держа ее ладони в своих, помог ей поднять корону перед собравшимися. Флип занял место справа от станка, десять рыцарей сидели на тронах на возвышении, и все - включая Вилли, который наконец, слишком поздно, поднял свою изможденную голову,  - смотрели на происходящее. Рацио - он был на ногах - раздувался от высокомерия, которое Кэй увидела в нем еще тогда, в день их приезда в Рим. Он высоко вскинул подбородок, глаза под тяжелыми веками, казалось, нехотя смотрели на то, что мало его касалось. Кэй сверлила мысленно их сердца, глядя, как они предают себя, всю историю своих испытаний и перемещений, дружб и откровений, все, что они перенесли и перестрадали вместе. Теперь Рацио опустился на одно колено, а на другое показал Элл, давая ей понять, что она должна встать на него и с высоты возложить корону на голову сидящего Гадда, чье лицо было до последней складки, до последней волосатой бородавки воплощением полновластия.
        Как только Элоиза, подняв корону, которую украшал изысканный орнамент из слоновой кости, витых раковин и сюжетных камней, мягко водрузила ее Гадду на голову, скандирование переросло в дикое громовое ликование, от которого волосы на затылке у Кэй встали дыбом. Впервые за день она ощутила не злость, не гнев, а самый настоящий страх. Под радостные возгласы, под громкое «ура» со всех сторон Гадд поднялся на ноги, и теперь он стоял неподвижно, слушая, как духи продолжают дружно приветствовать его - не все, конечно, подумала Кэй, неуверенно оглядывая зал, но в достаточном количестве, чтобы звучало мощно, подавляюще. В достаточном, подумала она, чтобы заглушить остальных.
        Б?льшая часть духов в зале еще кричала, когда Флип, потянув Элл за маленькую ручку, медленно двинулся с ней от забытого станка обратно. Когда они, идя мимо Кэй в заднюю часть зала, приблизились к ней, она сполна почувствовала боль потери, как от ножа, выворачивающего ей нутро. Вот, оказывается, ради чего было все. Вот ради чего - все поиски, все открытия, все жуткие утраты и обретения. Чтобы пройти через все - и потерять ее в конце. У меня двенадцать ночей было, чтобы спасти вас всех, и в двенадцатую я спасовала.
        И какое-то время ей было безразлично.
        Я слишком устала.
        Когда Флип подошел совсем близко, она посмотрела ему в лицо. И в сердце сам собой вспыхнул гнев. У него было все то же выражение лица, веселое и какое-то развинченное, чем-то поглощенное и вместе с тем безбашенное, но теперь он, проходя, взглянул ей прямо в глаза удерживающим, неотпускающим взглядом, которого она, показалось ей, не сможет вынести. Все в ней напряглось и похолодело, голову расперло изнутри что-то невыносимо гудящее - кровь, она знала, ледяная вздымающаяся кровь.
        Но затем, внезапно и до того мимолетно, что Кэй тут же засомневалась, не привиделось ли ей, Флип… подмигнул. Ее мысли завертелись волчком. Она сидела онемевшая и неподвижная - приговорена, помилована, снова приговорена, снова помилована… то ли сгорбиться безнадежно, то ли расправить победно плечи?
        Флип между тем вышел из зала, Элл вместе с ним, и крики начали понемногу утихать, а потом, как будто не выдержав своего совокупного веса, и вовсе умолкли. Гадд, похоже, хотел заговорить; но, едва он воздел правую руку и многозначительно набрал в грудь воздуху, шторы позади Кэй раздвинулись и в зал решительной, целеустремленной походкой вошел ее отец.
        Пять десятков длинных шагов - и он, покрыв всю длину потрясенно молчащего зала, встал перед станком и свежекоронованным царем. Простым движением, без церемониальных прикрас, он опустился на одно колено и, прямо обращаясь к Гадду, попросил - опять-таки неприкрашенно,  - чтобы царь в торжественный день своей коронации даровал ему милость.
        Кэй отчетливо видела, что Гадду неуютно. Он по-прежнему стоял около станка, у которого безучастно сидел Вилли; одиннадцать рыцарей, включая Рацио, вновь занявшего свое место, сидели на тронах позади него; и всем было очевидно, что ему мало дела до просителя. Но, вместе с тем, это деяние должно было стать у него первым после коронации, и Гадд не мог позволить себе слишком грубо попирать чувства подданных. Почти вопросительно он повернулся к Рацио; его шея с головой, казалось, была намертво припаяна к плечам; казалось, он боится, что корона упадет с его мясистой головы. Рацио, взмахнув длиннопалой рукой, сделал знак Ойдос. Она встала.
        - Древнее правило Достославного общества,  - будничным тоном промолвила Ойдос,  - гласит, что царь духов не должен отказывать просителю во время Тканья.
        И она села на место.
        - Тогда все, чем могу поделиться,  - отозвался Гадд с деланным великодушием, обращаясь ко всему залу,  - в день моей коронации готов предоставить не скупясь.
        Нед Д’Ос, пока они обменивались репликами, стоял на одном колене непоколебимо, глядя на Гадда.
        - Я хочу, чтобы ты заставил меня плакать,  - сказал он. Гадд уставился на него.  - Или, если не плакать, то смеяться. Что-нибудь испытать - страх, радость, печаль, муку. Расскажи мне историю.
        Гадд обескураженно посмотрел сначала вновь на Ойдос, а затем в зал, на Огнезмея. И, вдруг приняв решение, произнес:
        - Я позову одного из моих духов…
        - Нет,  - возразил Нед Д’Ос тихо, но с напором.  - Моя просьба обращена именно к тебе.
        Гадд, уже поднявший было руку, чтобы вызвать одного из своих духов левой стороны, позволил ей медленно упасть. Его лицо вдруг сделалось пепельным.
        - Я не стану,  - сказал он.
        - Ты должен.
        Как шторы раздвинулись в последний раз, Кэй не видела. И никто не видел. И никому из духов не был знаком голос, произнесший эти слова властно, требовательно,  - ясное и звучное сопрано, которое рассекло воздух, будто меч, разом взлетающий и падающий, бьющий и парирующий,  - будто меч, пронзающий слух внезапным, острым неистовством, и притом заключенный, как в незримые ножны, в надежную оболочку неоспоримого авторитета. Но Кэй-то этот голос знала; едва она повернулась, как ее измученные глаза наполнились слезами, а руки - хоть она и побуждала себя их протянуть, хлопнуть в ладоши, обнять гордую фигуру перед ней - бессильно, парализованно повисли по бокам.
        Это была ее мать.
        Это ты, мама, это ты, ты… плачь, мое несчастное сердце. Мама, прости меня.
        Клэр Тойна была, как Фантастес, нарядно одета в зеленое с серебряным шитьем, на ткани сверкали крохотные бриллиантики. В руках держала стержень-посох из черного кованого железа - держала как биту, наперевес, словно пришла нарушить обычай, а не исполнить, словно в любую секунду могла решительно двинуться по залу с посохом наготове и начать им грозно размахивать. Она оглядела духов вокруг себя, равномерно поворачивая голову,  - сначала духов левой стороны, затем их антагонистов через проход, затем одиннадцать рыцарей на возвышении - и напоследок посмотрела на Гадда на своем стуле и на мужа, все еще терпеливо стоявшего перед ним на одном колене. В отличие от всех остальных в зале, он не повернулся и даже не вздрогнул при звуке нового голоса. Кэй сверлила взглядом его спину, не зная - то ли спина сердито напряжена, то ли облегченно расслаблена.
        А затем, твердыми и неторопливыми шагами, Клэр Тойна пошла по залу. Все духи провожали ее глазами. Все дышали в такт ее шагам. Все сердца колотились при виде железного посоха в ее руках - жезла, о котором тысячу, две тысячи лет ничего не было слышно, так долго, как только может длиться рассказанная история, с тех давних пор, до каких лишь великое воображение способно дотянуться. Дойдя до конца зала, она подняла посох над головой, держа его вертикально,  - а потом уверенно, целеустремленно воткнула его в древнее отверстие недалеко от ступицы огромного колеса.
        У Кэй екнуло в груди. Она увидела то, чего не могла понять, чего не смела осознать: железный посох ее матери, в отличие от остальных, был увенчан золотым наконечником.
        Это была ты. Все время - ты. Ты помогла мне в подземельях Александрии. Ты помогла мне с карминной книгой. Ты помогла мне в катакомбах. Все время это была ты.
        Фантастес встал со своего трона и шагнул вперед.
        Мама. Это ты построила станок.
        - Моя госпожа,  - промолвил Фантастес с поклоном. Кэй даже оттуда, где сидела, видела слезы, которые поползли по его внезапно ввалившимся щекам.
        Клэр не обратила на него внимания. Казалось, даже не слышала его. Она все еще не отпустила стержень, которым завершила круг из двенадцати воткнутых посохов. Все молчали. В самом воздухе висела неуверенность, колебание. Ее глаза были сосредоточены на чем-то дальнем - или давнем, на том, откуда она, казалось, вбирала нужные ей силы.
        Вдруг, натужившись и издав резкий крик, Клэр Тойна изо всех сил потянула посох к себе, держась за его верхнюю часть. Кэй почудилось на секунду, что она согнула его. Но нет - посох оказался рычагом своего рода, и, когда ее мать потянула его, он с жестким скрежетом, как от железа по камню, как от плуга, рыхлящего каменистую землю, отклонился от центра круга наружу, опустился и остался лежать. Обходя колесо, Клэр Тойна опускала все посохи один за другим, словно раскрывала по лепестку громадный цветок. И, когда она опустила последний, ступица железного колеса словно по волшебству распахнулась, и Клэр извлекла оттуда огромный сияющий темно-синий камень. В чашечке из двух ладоней она понесла его через зал по проходу.
        - Мама,  - сказала Кэй.  - Они взяли Элл, заставили. Я не могла…
        - Я люблю тебя,  - сказала ей Клэр, вкладывая камень в ее протянутые руки. Неизмеримая нежность была в глазах у обеих, когда взгляды встретились, но Клэр не улыбалась.  - Не убегай больше из дома, хорошо?
        В полной тишине она вернулась к возвышению. Когда она приблизилась, рыцари встали, приглашая Клэр Тойну занять почетный трон посередине; затем все двенадцать одновременно сели. Гадд пялился на них, на Кэй и, с очевидным ужасом, на тяжелый синий самоцвет у нее в руках - на самоцвет, чья округлая поверхность, испуская молочно-белые лучи, сияла двенадцатиконечной звездой.
        Звезды - они есть. Они существуют.
        Гадд посерел от страха. Но эта серость, подумала Кэй чуть позже, была ничто по сравнению с бледностью, которая разлилась по его лицу, когда Вилли - без всяких предисловий, без демонстративности - вставил шпульку в челнок и начал готовить нитки. После стольких лет у него будет что ткать, у него будет наконец история.
        - Рассказывай свою историю, Гадд из Переплетной, царь духов и фантомов.  - Клэр Тойна положила руки на подлокотники трона и закрыла глаза.  - Рассказывай свою историю, даруй просителю милость.
        После болезненно долгого молчания, когда ни один дух не смел даже кашлянуть, Гадд начал:
        - Жил однажды некто. Он желал одного: стать великим. Он мечтал о великих свершениях, но не так уж много умел и не так много знал. Ни способностей, ни возможностей. Год за годом он просыпался, ел, делал обычные дела, делал их еще, снова ел, спал; желание величия он спрятал в самом темном углу сознания. Спрятал потому, что, неисполнимое, оно могло причинить ему только боль. Годы копились, он зарастал ими, как землей, они пригнетали его все ниже, заталкивали его священный голод в холодное, безвоздушное, лишенное света прошлое. Если бы он вспомнил свое юное стремление, то обнаружил бы, что постепенное приобретение малозначимых наград и почти бесполезных навыков притупило его тягу к величию,  - но ему было недосуг разбираться в себе, тем более что сфера его ответственности расширялась, дел становилось все больше, клиентура возрастала.
        Гадд извлекал из себя слова медленно, но произносил их без запинки. Как и все, Кэй чувствовала, что такие речи ему несвойственны; однако его лицо и вся напряженная фигура выдавали, казалось, не только стесненность, не только сдавленность, но и какую-то презрительную энергию. Об отце Кэй, который по-прежнему с бесстрастным видом стоял перед ним на одном колене, он, похоже, напрочь забыл.
        - Настал день, когда кто-нибудь другой мог бы пересечь невидимую грань, перейти от жизни, полной неэффективного усердия, к заурядной недееспособности. Но он, к своему удивлению, обнаружил, что мир вокруг него сузился, усох, увял, деградировал. Умения, которые он некогда хотел и не смог приобрести; знания, которыми он некогда пытался овладеть и в которых запутался; возможности, которых он некогда так страстно жаждал, но которые упустил,  - все это исчезло из мира. Мало-помалу та тяга, тот голод, что неумолимо преследовали его в молодости, снова выбрались на поверхность его бытия и его дел, и ему становилось понятно, хотя поначалу только проблесками, что его тяга сама по себе - и есть все необходимое и достаточное, чтобы отграничить себя от мира и, более того, предпочесть себя ему. Что голод как таковой позволит ему выделиться. Понадобилось очень мало времени, чтобы он прослыл величайшим из живущих и тем самым удовлетворил свое желание.
        На этом Гадд кончил, сопроводив свою речь взглядом, полным вызова и направленным не только на Эдварда Д’Оса, но и на духов по обе стороны зала, чьи ожидания вынудили его умалить себя этим рассказом. Вряд ли, подумала Кэй, эта история может им понравиться - отвратительная, жалкая, бессмысленная, пустая история; и, переведя взгляд с его глаз на глаза слушателей, она увидела в них то самое недоверие, ту самую неудовлетворенность, то самое презрение, что он возвращал им в отраженном виде. Причем не только духи правой стороны, но даже и духи левой, даже те, кто только что скандировал с наибольшим энтузиазмом, восприняли скомканный, неумелый и безнравственный рассказ Гадда не просто скептически. Он вызвал у них и раздражение, и стыд, и даже (Кэй смотрела на лица и видела мысли, которыми эти лица творились) скрытую ненависть. Когда Гадд договорил, зал наполнило не молчание, а неуютная, медленно закипающая пустота. С правой стороны - недоброжелательный шорох, угрожающее топанье, многозначительное покашливанье, с левой - пристыженный вызов. Кэй чувствовала, что назревает столкновение между двумя сторонами
зала, хотя пока что было неясно, во что оно выльется в итоге: в сотрудничество или в откровенную драку.
        И тут Гадд снова заговорил - вернее, так Кэй послышалось, но, повернувшись к нему, она увидела, что его губы неподвижны, а на лице - плохо скрываемая ярость. Она не видела, не слышала, откуда идет голос, которому пунктирно аккомпанировало негромкое постукиванье, точно барабанное; хотя голос поднимался и опускался, как волна или как нити во время тканья, он был полон поступательного движения - ведь волна потому и катится вперед, что ходит вверх-вниз. Ошеломленно Кэй поняла, что это голос Вилли, что он подхватил, продолжил рассказ, одновременно работая над ним на ткацком станке.
        - Этот жадный, безрассудный носитель бедствия был подобен Фаэтону, сыну Гелиоса, который вознамерился управлять тем, что его ведению не подлежало, и, протянув безответственные руки, погубил многое. Юный Фаэтон хотел большего внимания к себе, ему мало было оставаться одним из благословенных сыновей Солнца, носить отцовскую печать на щеке или на плечах; он не мог успокоиться мыслями, пока не схватил поводья отцовской колесницы, пока не принялся править лошадьми единолично и не сделал так, что жаркое светило приблизилось к земле почти вплотную. Жестокое, катастрофическое притязание! Плодоносные лозы Италии и Греции вспыхнули пламенем, виноградники превратились в пепелища, море забурлило, точно котел над очагом, и выкипело досуха; деревья сделались факелами, поля - пеленами огня, люди бежали по ним, горя, целиком обращенные в волдыри, их глаза жарились в глазницах, кожа сползала с обугленных костей, как расплавленный воск. Кому слышны были вопли детей? Они заглушались ревом быков, конским ржанием, криками падающих на землю орлов. Повезло тем, кто успел перед приближением неумолимого огненного шара
упасть в какой-нибудь глубокий водоем или залитую водой пещеру, где можно было на время обрести спасение! Повезло червям, кротам, барсукам и лисам - они, зарывшись в прохладную землю, в глину, получали до поры защиту от испепеляющего огня, который свергался с неба. Повезло хищным птицам высокого полета - они отыскивали в горах лед и снег, куда можно было зарыться. Но водоемы выкипали, глина спекалась и превращалась в горячую пыль, горы оголялись - их покрывал теперь лишь сыпучий пепел от былых лесов. Нечего удивляться, что отец богов, увидев, что мир стал добычей пламени, нацелил свою громадную молнию и, метнув ее в Фаэтона, сбросил его с небес на землю. Части его тела рассыпались по ней.
        Так был поставлен мир и все в нем на грань уничтожения - поставлен детским выходом за пределы допустимого, безрассудной жадностью, побуждением скорей уничтожить желаемое, нежели мириться с тем, что оно доступно другим. Эта история - из самых старых, подобное рассказывают в каждом народе, тут и воспоминание о великих катаклизмах прошлого, и пророчество о тех, что еще предстоят. Но это не последняя история; ибо всякий раз, когда эгоистичная алчность, нарушающая все мыслимые ограничения, истощается, потребив себя, насытившись своим собственным крахом,  - тогда становятся слышны иные голоса, возможно, тихие поначалу; тогда иные ступни, сколь бы ни был легок их шаг, проходят по выжженной земле, ступни тех, кто готовит ее к новому рождению, к новому урожаю. Дочери Гелиоса, скорбя по Фаэтону, своему брату, отправились по равнинам и берегам Италии искать и собирать части его разорванного молнией тела. Из кусочков они составили его труп, пригодный для погребения, и тогда наконец брат, вышедший из одной с ними утробы - их плоть и кровь,  - получил последнее упокоение. Но горе сестер, их печальное и усталое
шествие с останками к могиле породило и нечто новое: едва они совершили над ними погребальное возлияние на берегу реки Эридан, едва они, причитая и плача, ос?пали их пеплом, как по воле богов ладони и пальцы сестер оделись тонкой листвой, тела покрылись корой, руки вытянулись и разветвились. Из их ступней в землю поползли корни, прикрепляя их к берегу; слезы, которые текли из глаз, затвердели и начали падать в воду сгустками янтаря.
        Подобным же образом Исида, богиня Луны, залила весь Египет слезами, когда после смерти своего мужа Осириса бродила по Нильской долине, ища части его расчлененного тела. Его смерть погасила свет великого Солнца, весь Египет претерпел потоп, гниение и мор, и казалось - все, что в мире есть хорошего, погибнет в беспощадных волнах разлившейся от слез реки. Но горе Исиды рассказало и другую историю: подбирая тут руку, там палец, тут часть ноги, там ребро своего возлюбленного мужа и повелителя, она мало-помалу восстановила его целиком, и настал день, когда, благодаря ее преданности и упорству, он снова воссел в Абидосе на царский трон и принялся вершить закон. Говорят, что эта египетская царица вдохнула жизнь в своего погибшего и разрубленного господина не только слезами, причитаниями и верой, но и историями: мифы и легенды о великих деяниях Осириса, о его родителях и предках, о его чудесном рождении, о его отличительных чертах, о его жизни, слетая с ее губ слово за словом во время ее скитаний, сшивали разъятое, как хирург сшивает плоть с плотью, чтобы исцелить рваную рану. Так, вновь рассказывая о нем,
она возрождала его. Так, вновь рассказывая его историю даже сейчас, мы не только вспоминаем его и ее, не только вспоминаем повесть и повествовательницу, но и наделяем их обоих новой жизнью и обновляем нашу собственную жизнь.
        Ибо нет такого поэта, нет такого рассказчика историй, который не был бы также целителем. Ибо сочинитель баллад, воскрешающий мертвых притчей и песней, подобен жрецу, который делает это наложением рук. Певец Орфей знал: рассказать хорошую, связную историю - это спуститься в преисподнюю за своей невестой, как спустился он сам, когда боги погубили его возлюбленную Эвридику, послав ядовитую змею, чтобы та ужалила ее в пятку. Орфей бросил вызов богам, укротив своим пением Кербера, трехголового пса подземного мира, и усладив слух ужасной Персефоны, царицы Аида, чтобы победно повести свою невесту обратно к свету. Итак, даже в смерти есть жизнь, даже в конце содержится начало, даже из пепла может родиться победа. Так роняйте же янтарные слезы, о Гелиады, дочери Гелиоса! Оставляй тут и там свои живительные истории, о Исида, верная супругу царица! А ты, Орфей, великий певец и сказитель,  - спускайся же в преисподнюю за прекрасной Эвридикой! Ибо, пока я тку, Невеста по-прежнему шепчет в рощах древней Вифинии!
        Едва прозвучало последнее слово, Кэй поняла, что это опять произошло: она, пока он говорил, пребывала в таком же трансе, как три дня назад в Париже. Потому что она теперь стояла не возле своей табуретки, не в середине зала, а перед самым возвышением, около станка, который ткал не переставая под руками Первого Духа. В ее ладонях, сложенных чашечкой, лежал, неярко светясь, Невестин камень, его звезда была тихим, спокойным обещанием нового рождения; челнок же, направляемый Вилли, наоборот, неуемно метался туда-сюда как живой. До завершения ткачу было еще очень далеко, но начатки гобелена уже обретали цвет под его легкими руками; челнок сновал меж ниток с такой быстротой, что воздух, проносясь сквозь крохотные отверстия в нем, негромко звучал в каждом, посвистывал и гудел, рождая тихую музыку, сопровождавшую работу Вилли. Кэй смотрела в полной тишине зала, как летают его изящные пальцы. Ей понятно было сейчас, чт? потрясло духов, почему они теперь сидят так тихо. Она знала, какие важные, сознательные, серьезные мысли тяжко шевелятся в их головах, но, как ни странно, понимание этой серьезности ее саму
от нее освобождало, и она целиком ушла в созерцание работы Вилли. Она любовно смотрела на танец его рук среди нитей, на то, как пальцы едва вообще касались челнока - будто они не за челнок брались, а за воздух вокруг этого юркого обтекаемого глянца, будто они не столько проталкивали его сквозь основу, сколько сопровождали, чуть-чуть отстав. Это был уклончивый, ничем не отягощенный процесс, игра пространства и промежутка, танец между формами.
        Но легкое движение челнока - это было еще не все; кроме него, было жесткое, неумолимое хождение гребня, раз за разом уплотняющего нити утка. Это напоминало дыхание: гребень то отходил, освобождая место для рук, то надвигался, подбивая к ткани протянутую нить. Отойдет - надвинется, отойдет - надвинется. Тихий голос челнока вплетался в эти вдохи и выдохи, и наряду с ним звучала музыка слов, которые ткали свое, и Кэй понимала, что истоки поэзии, всего, что ей пели с самого младенчества,  - здесь, в этом ткачестве, в этом скрещении глубины, движения, времени и цвета; а между тем позади нее в сотнях и сотнях распознающих умов шло перемещение тяжких масс, словно что-то вставало на место в морских глубинах. А затем до нее дошел еще один звук - он раздавался вблизи и не имел ничего общего ни с тишиной зала, ни с размытой поющей стихийностью челнока; он драл уши, возвещая о близкой смерти. Кэй не надо было оборачиваться - она знала, что Гадд лежит теперь на каменном полу зала и что этот хриплый, мелкий, клокочущий ритм задают его последние выдохи, слетающие с пенистых губ. Наверняка ее отец, стоя рядом с
ним на коленях, пытается ему помочь; может быть, Кат подбежала или еще кто-то - но помочь ему уже нельзя. Кэй не испытывала ни печали, ни радости; она ощущала только дыхание гребня, только движение пальцев ткача. Она наперед знала, какой образ возникнет внутри черного четырехугольника, которым будет обрамлена готовая работа, и улыбнулась сейчас, увидев возникающее лицо Эвридики, обвитой змеями.
        Оставалось только одно. Кэй знала, как это будет. Она повернулась к молчащему залу, и глаза всего Достославного общества духов и фантомов теперь были на ней. Она все еще улыбалась. Почти одновременно все духи в зале повернулись, проследив за ее взглядом, к дальнему входу, где вдруг возникло лицо Элл, окруженное зеленым вышитым бархатом штор, все еще скрывавших ее маленькое тельце.
        - Мама!  - воскликнула она, и этот крик пробежал по рядам духов, как рябь по воде, омывая все лица радостью возвращения, обновления, возрождения. Элл раздвинула шторы и, громко топая по мозаике, побежала по длинному проходу, потом - напрямик через железные лепестки огромного колеса-цветка. Духи сотнями, все как один, вставали ей навстречу. И, когда она бросилась в мамины объятия, все их голоса - и не только их, но и камней самих, витражей, деревянных скамей, украшений, всего древнем зале - распахнулись песней.

        Эпилог

        Пальцы набегали на фортепьянные клавиши, как рябь легких волн на камешки пологого берега. Кэй смотрела, как их плавный накат сменяется маленькими прыжками арпеджо, как пальцы расходятся веером, беря аккорд. Кисти маминых рук были продолговатые и тонкие, без видимых мышц, но она могла заставить маленькую комнату содрогнуться от звука. И она никогда не смотрела на них, пока они то катились, то кружились вихрем, то пикировали, то вились, то сновали по клавиатуре, пока они ткали на ней свою ткань; глаза были твердо сосредоточены на раскрытых нотах, стоявших на пюпитре перед ней. Могло показаться, это два человека в одном - созерцатель и деятель, глаза и руки. Когда прозвучали последние такты длинного вальса, Кэй, терпеливо стоявшая около высоких регистров, приподнялась на секунду на носочки и негромко кашлянула.
        - Мам.
        - Что, Кэтрин?
        Клэр Тойна ровно положила руки на бедра и повернулась к дочери на крутящейся табуретке.
        - Ты когда-нибудь смотришь на руки, когда играешь?
        - Нет, Кэтрин, разве только коротко взгляну. А что?
        - Мне кое-что вспоминается. Многое даже.
        Челнок, белый, словно чистейшая слоновая кость; гладкая чернота сюжетного камня; пальцы, танцующие в воздухе; раскрытая ладонь; ткань, которая шьет иголку.
        Клэр Тойна молчала, не слышно было даже ее дыхания. За окном проворковал лесной голубь - а мама просто смотрела на Кэй, спокойно глядела ей прямо в глаза, и на мгновение Кэй почудилось, будто весь мир натянул на себя капюшон, весь мир, кроме этого лица, которое являло ей себя во всей своей простой и древней бесхитростности, во всей своей немногословной доброте, во всей своей математической материальности.
        - Клянусь музами, Кэй, мне тоже все это вспоминается,  - промолвила наконец Клэр Тойна.  - Я так рада, несказанно рада, что вы опять дома.
        Не добавив к этому ни слова, она встала, подняла крышку рояля и подперла ее штицем. С таким же тихим изяществом движений убрала ноты и пюпитр. Обнажив деку инструмента, а над ней все его струны и молоточки, она села и заиграла пьесу сначала; и, пока музыка вила свою нить, они обе смотрели единым взглядом на ее длинные проворные пальцы - на пальцы арфистки и строительницы станка.

        Благодарность

        Первые читатели - Джейсон Скотт-Уоррен, Дебора Мейлер, Джонатан Сиссонс, Адам Гонтлетт и Давара Беннет - помогли мне достать «Двенадцать ночей» из пыльной обувной коробки и довести их до ума. Я бесконечно благодарен им за поддержку и ободрение!
        Вновь и вновь Эмили Саакян возвращала меня на верную дорогу, когда я терял сюжетную нить; поистине она та самая «надежная звезда, что путь указывает над морями».
        Я и вообразить не могу, сколь многим я обязан Рут Ноулз и всей команде издательства Penguin Random House.
        Всем упомянутым - и тебе, нынешний читатель,  - мои объятия и благодарность.
        notes

        1

        Какое безобразие (итал.).

        2

        Добро пожаловать, Вильям (итал.).

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к